Book: Муж напрокат



Муж напрокат

Алекс Вуд

Муж напрокат

1

— Тони, точно тебе говорю, ты совершаешь ошибку! Величайшую ошибку и своей жизни!

— Ты как всегда преувеличиваешь.

— Я знаю, что говорю! Алисон будет ехидничать и злословить за твоей спиной всю неделю.

— Пускай.

— Пускай? Когда же ты поймешь, что эта женщина приносит тебе одни неприятности? Давно пора выкинуть ее из головы!

— Господи, Берни, я уже давно забыл о ней. По-моему, это тебе она до сих пор не дает покоя…

Энтони Грейвуд лукаво усмехнулся. Внезапно побагровевшие щеки его давнего друга и компаньона Бернарда Мелчета указывали на то, что в этих словах есть доля правды.

— Ерунда! — негодующе фыркнул Берни. — Ты как всегда все переворачиваешь с ног на голову!

— Прости. — Энтони изобразил надлежащее раскаяние. — Но я все равно поеду к Диллингам. Соберутся все, и было бы глупо с моей стороны отказываться от возможности провести время с нужными людьми из-за того, что там будет моя бывшая жена.

— Как хочешь, — вздохнул Берни. — Но не говори потом, что я тебя не предупреждал…

Полгода назад весь лондонский высший свет только и судачил, что о скандальном разводе Энтони Грейвуда, будущего графа Норфольского, и его жены леди Алисон, урожденной Дипплдери. Газетчики буквально сошли с ума и охотились за злосчастной парой повсюду. В каждом утреннем выпуске «Ньюсуик газет», весьма популярном бульварном листке, выдвигались разные версии развода самой красивой пары этого десятилетия. Вначале утверждали, что Энтони Грейвуд, в прошлом известный плейбой, измучил жену постоянными изменами. Потом все были склонны винить в разрыве леди Алисон. Поговаривали, что ее склочный характер довел Энтони, обладающего импульсивным и взрывным нравом, до такой крайней меры, как развод. Но дальше гаданий на кофейной гуще дело не пошло. Никто, даже самые близкие друзья Энтони и Алисон, не знали наверняка, что же произошло между ними на самом деле.

Даже Берни Мелчет не был ни в чем уверен. Единственное, и чем он не сомневался, так это в том, что Тони до сих пор питает нежные чувства к жене. Иначе как объяснить тот факт, что за эти холостяцкие полгода он не только не завел себе постоянную подружку, но и не завязал ни одной мало-мальски стоящей интрижки? А ведь многие, Берни был готов руку дать на отсечение, горели желанием утешить Энтони Грейвуда!

И вот теперь Тони собирается к Диллингам, к этой отвратительной парочке, на целую неделю, а ведь всем известно, что миссис Диллинг — кузина Алисон Дипплдери по материнской линии. Все эти рассуждения о выгоде и необходимости поддерживать знакомство с нужными людьми ни на секунду не обманули Берни. Тони едет туда повидаться с Алисон. Кого-кого, а Берни ему провести не удастся!

— Послушай, дружище, ну на что тебе сдалась эта дамочка? — попробовал Берни еще раз. Его верное сердце обливалось кровью при мысли о том, что другу придется снова страдать. — Не пора ли покончить с прошлым?

Зеленые глаза Энтони блеснули насмешкой.

— С прошлым давно покончено, — терпеливо произнес он. — Почему ты настолько не доверяешь мне? Кажется, я давно уже не мальчик и в состоянии справиться с собственными чувствами! Не нужно меня постоянно опекать.

Энтони Грейвуд говорил совершеннейшую правду. Мальчиком он перестал быть лет пятнадцать назад. Сейчас это был вполне взрослый, самостоятельный мужчина, при одном взгляде на которого у женщин подкашивались коленки и кружилась голова. Энтони никогда не считал себя красавчиком. Его чуть раскосые глаза, длинный породистый нос с тонкими крыльями ноздрей и тяжеловатый подбородок не соответствовали общепризнанным канонам мужской красоты. Но в то же время он знал, что стоит ему только бронью повести, и любая женщина с радостью прыгнет в его объятия. И великосветские дамы, и продавщицы, и горничные замирали при виде Энтони Грейвуда.

О любовных победах Тони складывались легенды. Берни знал, что, по крайней мере, половина из них — выдумки. Но реальность тоже впечатляла. К тридцати четырем года за Энтони Грейвудом укрепилась слава неотразимого покорителя женских сердец, и многие скучающие замужние дамы из высшего света изнывали от желания подтвердить репутацию Энтони.

Сэр Чарльз, отец Тони, безумно гордился сыном, видя в нем свое второе воплощение, но мать, леди Маргарет, дальновидная и проницательная женщина, огорчалась. Она считала, что сыну давно пора жениться, завести детей. Должен же кто-то унаследовать титул! Бесконечное порхание от одной красотки к другой не приведет ни к чему хорошему! Сэр Чарльз, скрепя сердце, был вынужден признать правоту жены. Победы на любовном фронте — прекрасная вещь, но пора бы и остепениться…

И словно отвечая на мысленные просьбы родителей (потому что обсуждать с сыном вслух подобные проблемы робкая леди Маргарет не решалась), Энтони внезапно женился. Сэр Чарльз и леди Маргарет могли вздохнуть спокойно. Их опасения, что единственный сын женится на какой-нибудь длинноногой безмозглой манекенщице или смазливой официантке, не сбылись. Избранницей Энтони стала девушка очень хорошего происхождения, из приличной семьи. Алисон Дипплдери была отменно воспитана и прекрасно образована. К тому же она была ослепительно хороша собой. Родители Энтони были в восторге.

Энтони и Алисон действительно были прекрасной парой. Он — высокий, темноволосый, с постоянной насмешкой в зеленых глазах и язвительной остротой на устах; она — стройная, статная женщина с густыми пепельными волосами и огромными фиалковыми глазами. Он — воплощенная мужественность и надежность; она — женственность и мягкость. Оба были известны, знатны и богаты. Неудивительно, что их семейная жизнь, а потом и развод вызывали такое количество сплетен и кривотолков.

Через полтора года после образцовой свадьбы молодые попали в автомобильную аварию. Никто серьезно не пострадал, лишь Алисон пришлось некоторое время понаблюдаться у врача. Однако их глянцевое счастье рассыпалось как карточный домик. Буквально через четыре дня после аварии Энтони переехал к родителям. А вскоре состоялся тот самый знаменитый развод. В суде супруги выразили желание расстаться по обоюдному согласию, но, видя их мрачные лица, знакомые судачили, что не все так просто, как кажется.

Родители Энтони, если и знали что-то, то усердно это скрывали, и сплетникам пришлось довольствоваться чтением желтой прессы и собственными домыслами. Постепенно развод Энтони Грейвуда и Алисон Дипплдери перестал занимать умы их знакомых. Происходили новые события, требовавшие неусыпного внимания.

Берни был на сто процентов уверен, что после расставания с Алисон Энтони ударится во все тяжкие. Он видел взгляды, которые посылали его другу многие прекрасные женщины, и даже несколько досадовал, что не находится на его месте.

Однако Тони и сейчас всех удивил. Он стал уделять гораздо больше внимания корпорации, которой управлял его отец, почти все время пропадал на работе и совсем не интересовался заманчивыми предложениями, которые сыпались на него со всех сторон. Берни не сомневался, что у Энтони время от времени случаются легкие интрижки на стороне, ведь он мужчина, в конце концов, но никаких прямых доказательств у него не было. Берни старался развлекать Энтони, но тот стал на удивление равнодушен к их совместным эскападам. Оставалось только проклинать коварную Алисон и давать себе страшную клятву никогда не жениться!

— А ты разве не приглашен? — спросил Энтони, надеясь отвлечь друга от душеспасительных нотаций. — Кажется, Бланш пригласила всех…

— Естественно, — фыркнул Берни. — Хочет лишний раз похвастаться, какого муженька она себе отхватила! Ее домище в состоянии вместить население всего Лондона!

— Ты становишься настоящим великосветским сплетником, — с улыбкой заметил Энтони. — Бланш не виновата, что ее муж так богат… К тому же Диллинг славный малый, мы планируем с ним совместный проект, так что будь любезен отзываться хорошо о моем будущем компаньоне. Берни вытаращил глаза.

— Ты и Сэм Диллинг? Ты хочешь с ним сотрудничать? Впервые слышу об этом…

— Что тебя так удивляет? У Сэма есть свободные средства, а мне их катастрофически не хватает сейчас. Новые вложения будут очень кстати…

Берни обреченно вздохнул. Ну вот, со мной как всегда никто не посоветовался, подумал он.

— Диллинги хотят, чтобы ты вернулся к Алисон, — упрямо произнес он. — Для этого все и устраивается: и проект, и вечеринка, и приглашение.

— Зачем им это? И вообще, Берни, я не вижу никакого повода скрываться от бывшей жены. Почему я должен от нее бегать? — с некоторой досадой проговорил Энтони. — Полгода я вел затворнический образ жизни, пора наконец развлечься немного…

Энтони встал и потянулся. Потом подошел к окну и пошире распахнул тяжелые бордовые портьеры. Яркий солнечный свет залил библиотеку. Берни, чьи глаза успели привыкнуть к щадящему полумраку, растерянно заморгал. Энтони же счастливо жмурился и улыбался.

— Я поеду к Диллингам, Берни, и если хочешь отдохнуть, последуй моему примеру! Лично мне не помешает даже целая толпа бывших жен.

Энтони повернулся к другу и подмигнул ему. Неужели я ошибся, думая, что Алисон все еще небезразлична ему? — нахмурился Берни. Надо же так просчитаться…


Двадцать первого июня Бланш Диллинг исполнялось тридцать три года, и она хотела отпраздновать это событие как следует. Сэм Диллинг, добродушный толстяк, намного старше жены, не смел ни в чем ей перечить. С первого дня их совместной жизни Бланш постоянно давала ему понять, что невероятно опозорила себя, согласившись стать супругой американского мыловаренного магната.

Подумать только! Она, Бланш Атринс, состоявшая в дальнем родстве с самой герцогиней Кентербери, пошла на такую жертву! В то время, как она изучала Китса и Шелли в обществе таких же знатных и изысканных особ, ее будущий муж вовсю надрывал спину на какой-то американской фабрике. Потом каким-то чудом ему удалось сказочно разбогатеть и с помощью денег приблизиться к ней. Сэм Диллинг чувствовал собственную ничтожность и старался потакать всем капризам жены, чтобы искупить неблаговидное прошлое. И когда Бланш заикнулась о том, чтобы празднование ее дня рождения длилось целую неделю, он беспрекословно согласился.

Один только список приглашенных составлялся несколько дней. Бланш и ее многочисленные подруги и родственницы старательно прикидывали, кого следует почтить приглашением, а кого можно и не звать.

— Кстати, а что делать с Грейвудом? — протянула Бланш, делая вид, что имя Тони только что пришло ей в голову. — Приглашать его или нет? Что скажешь, Алисон?

Ее кузина Алисон, которая уже давно гостила у Диллингов, поморщилась.

— Это твой праздник, Бланш, ты можешь приглашать кого угодно. В том числе и Тони.

— Но мне бы не хотелось, чтобы тебе было неприятно встречаться с кем-нибудь из моих гостей, — пропела Бланш, не сводя с кузины глаз.

Ее милая улыбка никого не обманула — все прекрасно знали, что за внешним дружелюбием скрывается вечная вражда и зависть.

— С чего ты взяла, что мне будет неприятно встречаться с Энтони Грейвудом? — хладнокровно спросила Алисон. Она владела собой лучше Бланш, и ее красивое лицо не выражало ничего, кроме легкой скуки. — Наоборот. Он очень мил. Иногда. К тому же я уверена, что все приглашенные женщины будут на седьмом небе от счастья, если увидят здесь Тони.

Алисон многозначительно посмотрела на Бланш, намекая на то, что хозяйка дома сама неравнодушна к Грейвуду. Бланш чуть покраснела.

— Тогда я записываю Энтони Грейвуда, — сказала она.

На самом деле Тони был бы приглашен, даже если бы Алисон на коленях умоляла ее не делать этого. Накануне Сэм Диллинг лично попросил жену об этом, упомянув, что у них с Энтони общие дела. Бланш просто не могла устоять перед искушением немного подразнить Алисон.

Между кузинами с детства существовало некое соперничество. Алисон была на три года моложе Бланш, гораздо красивее и богаче ее. Она вышла замуж за красавца Энтони Грейвуда, а незаметной Бланш, видимо, была уготована роль старой девы. Все это давало Алисон право относиться к кузине с добродушной снисходительностью. Однако как по мановению волшебной палочки они поменялись ролями. Сказочный брак Алисон был расторгнут, денежные дела ее семьи пошатнулись. Бланш же встретила пятидесятилетнего американского богача Сэма Диллинга и к собственному удивлению вышла за него замуж. Неограниченные средства мужа, а главное, его любовь превратили Бланш в привлекательную, уверенную в себе женщину. Теперь она могла оказывать покровительство бедняжке Алисон, принимая ее в роскошном загородном доме, который Сэм выстроил специально для молодой жены.

Алисон ничуть не обманывалась насчет напускного радушия кузины, но ничего не могла поделать. Все денежные авантюры, затеваемые ее отцом, заканчивались крахом. Казалось, что развод с Энтони Грейвудом послужил сигналом для всех деловых людей держаться подальше от Дипплдери. Горько было сознавать, что если бы не Бланш и ее муж, ей бы пришлось продать все свои драгоценности и отказаться от светских вечеринок!

Погоди, Бланш, будет и на моей улице праздник. Я тебе все тогда припомню, хмуро думала Алисон, наблюдая за ужимками кузины. Приглашай побольше денежных мешков, чтобы я могла выбрать достойнейшего. Слава Богу, я пока еще неплохо выгляжу!

Алисон явно прибеднялась. Она выглядела до такой степени обольстительно, что даже Сэм Диллинг, души не чаявший в жене, невольно краснел, когда разговаривал с Алисон.

Ничего, еще посмотрим, кто будет смеяться последним, утешала она себя. Подумать только, она еще спрашивает меня относительно Тони! Как будто мое мнение имеет значение… Алисон злилась еще и потому, что на самом деле ей до безумия хотелось увидеть бывшего мужа и проверить, действуют ли еще на него ее чары… Что бы там она ни утверждала, Алисон Дипплдери горячо сожалела о том, что се брак с Энтони Грейвудом так печально и быстро закончился.



2

Бернард Мелчет, который чувствовал такое отвращение к вечеринке по поводу дня рождения Бланш Диллинг, все-таки согласился составить своему другу компанию.

— Если не ты, то кто же предостережет меня от уловок коварной Алисон? — с легкой насмешкой спросил Энтони.

Берни издевки не заметил, и этот простой довод перевесил все минусы. Но наблюдая за Энтони, который уверенно вел низкий спортивный автомобиль, Берни засомневался в своей способности утихомирить этого человека или вытащить его из какой-нибудь передряги. Даже обычная просьба не гнать на такой сумасшедшей скорости вызвала у Энтони лишь ухмылку. — Ты полагаешь, что я покупал эту машину, чтобы плестись как черепаха? — осведомился Энтони у несколько позеленевшего друга. — Ты мог бы воспользоваться общественным транспортом…

Берни обиделся и целый час молчал. Энтони не делал ни малейшей попытки вовлечь приятеля в беседу. Как и следовало ожидать, Берни тишина надоела и он снова заговорил.

— Кстати, Тони, думаю, тебе будет интересно узнать, кто еще приглашен к Бланш, — небрежно начал он.

— Я знаю обо всех, кто мне нужен. Джереми Уоткинс, сэр Родерик и его сомнительный племянник, Энджел Файервел… Ах, да, еще и Сэм Диллинг. Надеюсь, Бланш не забыла пригласить его…

Энтони сверкнул белозубой улыбкой. Берни тоже не мог удержаться от смеха. Пренебрежение, с которым Бланш Диллинг относилась к мужу, не было ни для кого секретом.

— Но ведь мы едем развлекаться, а не работать, — с упреком проговорил Берни. — Неужели тебе не интересно, какие женщины будут у Бланш?

— Нет. В любом случае она соберет весь цвет, поэтому в обилии красавиц я не сомневаюсь…

Сказано это было с неотразимой мужской самоуверенностью. Берни невольно позавидовал другу. Да, Тони не надо ни в чем сомневаться — ни в наличии прекрасных женщин, ни в том, что они все падут к его ногам.

— А сколько человек вообще планируется? — наконец спросил Энтони.

Он чувствовал, что Берни не терпится вывалить на него ворох сведений о вечеринке.

— Около шестидесяти ожидается на самом празднике и не меньше двадцати проведут неделю в доме Диллингов. Почти все наши знакомые.

Энтони присвистнул. Он надеялся пожить недельку в тишине и покое, заодно обсудить все важные дела с Сэмом Диллингом и другими, а получается, что все это время ему придется выносить толпу гостей…

— Наверное, я зря согласился быть одним из этих двадцати, — с досадой сказал он.

— Зато там будет Алисон, — многозначительно произнес Берни.

Энтони промолчал, только руки его еще крепче вцепились в руль. И все-таки она ему не совсем безразлична, подумал Берни. Я ни капли в этом не сомневался…

Через два часа, к великому облегчению Берни, их рискованное путешествие закончилось. Они проехали сквозь высокие резные ворота, и местность сразу как-то неуловимо изменилась. Нет, это по-прежнему был зеленый английский пригород, буйная яркая растительность радовала глаз, но повсюду были заметны следы человеческого вмешательства. Небольшие пригорки были слишком симметричны и одинаковы, трава аккуратно подстрижена, деревья рассажены по определенному плану. Даже не зная, что вы находитесь в частных владениях, об этом было очень легко догадаться. Это был типичный парк, который изо всех сил старался прикинуться небольшим диким лесом.

— Жаль, что у Бланш не хватило ума оставить все, как было, — с раздражением проговорил Энтони, глядя по сторонам.

Он видел этот кусок земли еще до того, как его приобрел Сэм Диллинг, и всегда восхищался первозданностыо этого уголка.

— А по-моему, мило… — возразил Берни. — Везде чувствуется хозяйский глаз.

Энтони презрительно фыркнул, но говорить ничего не стал. В конце концов, он здесь гость и обязан хорошо отзываться о хозяевах. Даже если это Бланш Атринс…

Вдали показался особняк. Невозможно было представить себе, что всего лишь полгода назад на месте этого дворца стоял покосившийся дом, который постепенно разрушался под воздействием времени, дождя и снега. Любовь и деньги Сэма Диллинга сотворили настоящее чудо. Сейчас перед друзьями возвышалось огромное светло-серое здание с широкой подъездной аллеей, помпезной каменной лестницей и выложенным мраморными плитками двориком, в самом центре которого располагался фонтан с серебристой нимфой. Наблюдательные люди утверждали, что лицо нимфы имеет отдаленное сходство с чертами Бланш Диллинг.

Энтони подъезжал к дому, и с каждой минутой лицо его мрачнело. В поместье Диллингов он не был ни разу, и то, что он видел, очень ему не нравилось. Он заглушил мотор и вышел из машины, хлопнув дверцей. Энтони смутно предчувствовал, что в этаком замке Бланш будет разыгрывать из себя настоящую королеву, а она и без этого была ему глубоко неприятна…

— О, Энтони, Бернард, я так рада вас видеть!

Тони повернул голову и увидел, что по парадной лестнице почти бегом спускается к ним невысокая коротко стриженая блондинка.

— Доброе утро, Бланш! — приветствовал он хозяйку дома.

Бланш Диллинг подскочила к нему и буквально повисла на его шее, Энтони ничего не оставалось делать, как обнять ее и поцеловать в подставленную щеку.

— Я счастлива, что вы приехали раньше всех, — продолжала ворковать она. — Значит, у нас будет время всласть поболтать…

Энтони чуть скривил губы. От него не укрылся ни энтузиазм Бланш в отношении него, ни весьма холодное рукопожатие, которым она одарила Берни.

— Разве мы первые? — спросил Берни, указывая на спортивный автомобиль, стоявший неподалеку. По странному стечению обстоятельств он был той же модели, что и машина Энтони. — Чья эта красавица?

Бланш состроила презрительную гримаску.

— Это машина Келли, дочери моего мужа…

— Странный выбор для девушки, — нахмурился Энтони.

Ему совсем не понравилось, что у кого-то на этом празднике будет такая же машина, как и у него. Он так гордился тем, что никто из его знакомых не осмеливается сесть за руль практически гоночного автомобиля…

— Для того, кто хорошо знает Келли, ничего странного тут нет, — отрезала Бланш.

От ее угодливой вежливости не осталось и следа. Сразу чувствовалось, что падчерица не пользуется ее расположением.

Выйдя замуж за Сэма Диллинга, Бланш к собственному неудовольствию обнаружила, что у него есть дочь от первого брака, двадцатитрехлетняя Келли Джо. Конечно, в период ухаживания Сэм неоднократно упоминал о том, что у его двоюродной сестры на севере Америки живет его ребенок, но Бланш думала, что, во-первых, ребенок маленький, а во-вторых, после свадьбы отца девочка вес равно останется у тетки. Ее надежды не оправдались. Сэм Диллинг был уверен, что нашел не только жену для себя, но и мамочку для своей дочурки.

Бланш придерживалась другого мнения по этому вопросу и даже пыталась воздействовать на мужа. Но мягкий Сэм был непреклонен — его дочь будет жить с ним, и точка. Тем более, что он построил великолепный дом в Англии. Было бы жестоко лишить девочку возможности наслаждаться такой красотой и роскошью. Бланш пришлось примириться, но она не старалась скрыть от знакомых, сколько хлопот ей доставляет Келли Джо и с каким удовольствием она избавилась бы от нее.

— Вы даже не представляете себе, до чего не сносна бывает порой эта девчонка, — рассуждала Бланш, поднимаясь перед ними по лестнице.

Берни казалось, что она специально шагает не спеша, каждый раз медленно занося ногу над ступенькой, чтобы Энтони, который шел сразу за ней, мог понаблюдать за ее обтянутыми тугим шелком бедрами. Однако Энтони вертел головой по сторонам и обращал очень мало внимания на прелести Бланш и ее болтовню. Бернарду приходилось отдуваться за двоих. Он хмыкал и поддакивал в нужных местах, проклиная про себя архитекторов, которые строят такие бесконечные лестницы.

— … а недавно она притащила в дом крысу! Только представь себе, Энтони, живую крысу!

Лестница наконец закончилась, и они остановились у парадного входа. Бланш повернула к Энтони свое негодующее остроносое личико.

— Крысы, гоночные автомобили… Необычные увлечения для такой взрослой девушки, — сказал Энтони, видя, что Бланш ждет от него ответной реплики.

— Ох, так приятно, когда тебя понимают. — Бланш широко улыбнулась, демонстрируя великолепные зубы.

Если бы Сэм Диллинг видел, как его супруга млеет от одного взгляда на Тони, то их сделка могла бы сорваться, невольно подумал Берни, наблюдая за кокетливыми ужимками Бланш.

Но нельзя было сказать, что уловки Бланш производят на Энтони какое-либо впечатление. Он был вежлив, как того требовали приличия, но не более. Казалось, ему абсолютно безразлично, что хорошенькая женщина рядом с ним буквально не сводит с него глаз. Берни наблюдал за приятелем и ждал, когда же в Тони проснется хищник. Ладно, размышлял он, Бланш слишком бесцветна, чтобы привлечь его, посмотрим, что будет, когда на сцене появится Алисон…

Они вошли в просторный холл. Судя по его размерам, в нем можно было бы проводить балы. Огромная хрустальная люстра вполне подошла бы для лондонского театра, во всем остальном тоже чувствовался размах.

— У вас здесь можно проводить спортивные состязания, — тут же сказал Энтони.

Бланш скривилась.

— Я люблю простор, — высокомерно заявила она. Видимо, ей уже намекали на неприличные размеры ее холла. — Между прочим, Алисон сказала то же самое, когда впервые попала сюда…

Если Бланш хотела досадить Энтони, то она просчиталась. Тот и ухом не повел при упоминании имени бывшей жены.

— Это естественная реакция любого человека, — кисло заметил он, предчувствуя град намеков на тему Алисон.

— Ах, вот и она сама! — вдруг воскликнула Бланш. — Алисон, дорогая, видишь, Тони и Бернард приехали.

Энтони и Берни как по команде подняли головы. На лестнице, ведущей на второй этаж, стояла Алисон с книгой в руках. Лицо ее выражало легкое удивление, как будто она совсем не ожидала увидеть сейчас гостей, а уж тем более бывшего мужа и его приятеля.

— Доброе утро, — произнесла она низким грудным голосом и стала неторопливо спускаться вниз, давая мужчинам возможность как следует разглядеть ее и насладиться ее красотой.

Алисон немного располнела за те полгода, что Тони не видел ее, но казалось, что от этого ее статная фигура только выиграла. Простое темно-зеленое платье из плотного трикотажа подчеркивало все изгибы ее соблазнительного тела. Густые пепельные волосы были коротко подстрижены, пухлые чувственные губы тщательно накрашены. Алисон Дипплдери была так же хороша, как и два года назад, когда Энтони только познакомился с ней, а по мнению Берни, стала даже лучше.

— Привет! — небрежно сказал Энтони, когда Алисон подошла к ним. — Прекрасно выглядишь.

И Бланш, и Берни, затаив дыхание, наблюдали за первой встречей бывших супругов. Энтони вел себя безупречно. Ни один посторонний человек не сказал бы, что его с Алисон когда-то связывала любовь. Однако на щеках Алисон проступили красные пятна, хотя взгляд ее был спокоен и холоден.

— У тебя превосходный дом, Бланш, но, может быть, ты покажешь нам с Берни наши комнаты? — несколько невежливо напомнил Энтони хозяйке дома об ее обязанностях.

Бланш встрепенулась и покраснела. Она так увлеклась разглядыванием Алисон, что позволила тишине неприлично затянуться.

— Конечно, извини меня, Тони, — сладко улыбнулась она. — Ваши комнаты на втором этаже в левом крыле. Рядом с комнатой Алисон. Надеюсь, ты не возражаешь?

— Ни в коем случае. Находиться рядом с красивой женщиной всегда приятно.

Алисон закусила губу, а Берни чуть не расхохотался, видя ошеломленное личико Бланш. Подобного ответа она явно не ожидала…


— Вот не думал, что здесь будет так противно, — раздраженно бросил Тони, когда зашел в комнату друга через полчаса.

Он успел принять душ и переодеться и выглядел великолепно в светлых джинсах и ярко-голубой тенниске.

— Местные дамы разорвут тебя на части, — улыбнулся Берни. — Бланш сходит по тебе с ума… И Алисон, кажется, тоже, захотелось ему добавить.

— Бланш глупа как пробка, — пожал плечами Энтони. — Не понимаю, как Сэм мог на ней жениться.

— На что не пойдешь ради любви! — пафосно произнес Берни.

Энтони только рассмеялся.

— Ради любви! Какая чушь. Что такое любовь, скажи мне, пожалуйста?

Просто химическая реакция в крови, которая бесследно исчезает, как только желание удовлетворено. Для этого вовсе необязательно жениться и связывать себя какими-либо обязательствами…

Верни смотрел на друга, открыв рот. Они редко разговаривали с Тони на подобные темы, но никогда Грейвуд не высказывался с таким откровенным цинизмом.

— Бери от женщин все, что тебе надо, — продолжал Энтони, — и не позволяй им вторгаться в твою душу. Забудь про любовь, потому что это миф, иллюзия. Даже если тебе кажется, что ты безумно влюблен, это сказка, придуманная твоим же воспаленным мозгом. От этого надо избавляться как можно скорее…

Бам! На улице послышался удар от падения чего-то тяжелого, а потом звон разбивающегося стекла. Мужчины подскочили к окну и выглянули.

— Так, а вот, кажется, и наша несчастная падчерица, — с сарказмом проговорил Энтони. — Я рад, что девчонка дает прикурить этой Бланш…

— Келли Джо! Келлииииииии! — верещала Бланш, сбегая по ступенькам во двор. — Я же предупреждала тебя! Как можно быть такой не уклюжей!

Бланш до такой степени рассвирепела, что совсем забыла, что окна комнат ее недавно прибывших гостей выходят на центральный двор. Дело было в следующем. Келли Джо пообещала привезти из Лондона огромную картину, специально заказанную ко дню рождения Бланш, и теперь, вытаскивая ее из багажника, уронила ее, и стекло треснуло. Чуткое ухо Бланш немедленно уловило звуки разбивающегося стекла. Вне себя от ярости, она выскочила на улицу, чтобы задать «этой паршивке» хорошую взбучку.

— Ничего тебе нельзя поручить, — вопила Бланш, и из-за ее криков голоса Келли совсем не было слышно.

Энтони и Берни с удовольствием наблюдали за беснующейся Бланш.

— Так ей и надо, — сказал Тони. — Но девочку жалко. Эта мегера, должно быть, крепко ей досаждает. Подумаешь, что-то разбилось…

Келли Джо пыталась что-то возразить Бланш, но та не желала ничего слушать. Лица девушки им было не видно, но по тому, как она встряхнула копной кудрявых, отливавших медью волос, и отвернулась от мачехи, было ясно, что ее положение не из приятных.

— Кажется, нам пора вмешаться, — сказал Энтони, и прежде чем Берни успел понять, что он собирается сделать, он распахнул окно пошире, уселся на подоконник, перегнулся через него и во все горло крикнул:

— Бланш, хватит кипятиться! Тебе это не идет!

Голос Энтони подействовал на Бланш как удар хлыста. Она вздрогнула и на мгновение оторвалась от бедной Келли.

— Это просто… пустяк… — пробормотала она.

Келли Джо с любопытством смотрела на мужчину, свесившегося из окна. Одной фразой он утихомирил Бланш, которая не боялась вообще ничего на свете. Интересно… Она перевела глаза на мачеху. Бланш густо покраснела и кричала что-то незнакомцу, пытаясь оправдаться. Проступок Келли был полностью забыт в эту минуту. Келли Джо, будучи девушкой сообразительной, не могла не сделать соответствующие выводы…

— Кто это? — спросила она у Бланш, как только Энтони исчез.

— Это? — Бланш медленно приходила в себя. — Энтони Грейвуд, он был женат на Алисон…

— Понятно, — хмыкнула Келли.

Бланш закусила губу. Эта девчонка позволяет себе слишком много в последнее время!

— А с картиной твоей ничего страшного не случилось, — продолжила Келли Джо, используя временное замешательство мачехи. — Подумаешь, стекло разбилось. Вставим новое. Ехала бы сама за своей драгоценной картиной, Бланш, раз ты мне настолько не доверяешь. Хотя, как же я могла забыть… Ты ведь ждала гостей… Как там его… Энтони Грейвуд?

И лукаво усмехнувшись, Келли Джо села обратно в машину, чтобы отогнать ее в гараж. Бланш осталась на месте, оцепенев от злости. И когда только она избавится от этой наглой девицы?

3

Келли Джо причесывалась перед огромным зеркалом, оттягивая неприятную минуту, когда ей все-таки придется сойти вниз к гостям. Комнаты Келли располагались на последнем, третьем этаже, и если бы ей предоставили выбор, она переселилась бы вообще на чердак, чтобы быть как можно дальше от Бланш.

Келли Джо и ее мачеха враждовали с первого дня знакомства. Бланш не могла простить Келли ее молодость и красоту, а Келли раздражало высокомерие и глупость жены отца. Она даже пыталась разговаривать с ним на эту тему, но достучаться до ума влюбленного Сэма Диллинга оказалось невозможно, и Келли Джо вскоре бросила это бесперспективное занятие.

Конечно, она с гораздо большим удовольствием осталась бы в Америке, на ферме тети Лу, но отец так радовался тому, что они наконец будут жить вместе, что у Келли не хватило духу разочаровать его.

И теперь ей предстояло самое тяжкое испытание из всех, что выпадало на ее долю в последнее время. День рождения Бланш. Соберется множество гостей, надменных светских дам и нудных мужчин, всем надо будет мило улыбаться и делать вид, что они с Бланш лучшие друзья. И никуда не денешься — если па празднике будет отсутствовать дочь Сэма Диллинга, то все начнут задавать ненужные вопросы, а ведь Бланш так дорожит общественным мнением!



Келли презрительно фыркнула, вспомнив, каким тоном Бланш просила ее «придерживаться приличий» хотя бы на ту неделю, когда у них будут гости. Какой бред! Если бы у Келли был выбор, она предпочла бы уехать куда-нибудь на все время празднований. Однако придется терпеть и «соблюдать приличия»…

Келли Джо в последний раз провела расческой по непослушным волосам, кинула ее на туалетный столик и решительно вышла из комнаты. Надо собраться с духом и с честью вынести это испытание!

Энтони очень не хотелось принимать участие в ужине, о котором его заранее предупредила Бланш. Он с гораздо большей охотой побродил бы но окрестностям или просто побеседовал с Сэмом. Но как выяснилось, этот ужин устраивали в честь прибывших сегодня гостей — его, Берни и какой-то дальней родственницы Сэма, приехавшей с сыном. Видимо, Бланш желала пустить пыль в глаза американской родне. Становиться драгоценным музейным экспонатом Энтони не хотелось, но как отказаться от приглашения? В конце концов, они ведь приехали сюда, чтобы развлекать хозяйку…

— Господа, позвольте представить вам сэра Энтони Грейвуда, будущего графа Норфолькского, — помпезно объявила Бланш, когда Энтони спустился вечером в гостиную. — А также Бернарда Мелчета, нашего дорогого Берни!

У Берни не было громких титулов, и его представили вторым. Берни и Энтони обменялись насмешливыми взглядами, по одновременно склонили головы перед седовласой дамой, которая благожелательно разглядывала их, остановив свой взгляд на Энтони па секунду дольше, чем на Берни.

Это была Ребекка Сазерлеид, двоюродная тетка Сэма Диллинга, старейшая в роду. Неличное состояние оценивали в несколько десятков миллионов долларов, и это заставляло всю родню относиться к пожилой леди с особой благожелательностью. Один Сэм Диллинг, не нуждавшийся в наследстве и подачках, мог позволить себе роскошь поспорить с тетушкой и даже поругаться с ней. Поэтому из всех родственников Ребекка больше всех любила Сэма, который ничего от нее не ждал. На свадьбе Сэма Ребекка присутствовать не могла по состоянию здоровья, поэтому воспользовалась днем рождения Бланш, чтобы познакомиться с новой женой любимого племянника.

Вместе с миссис Сазерленд прибыл ее сын Эрик. Ему было около тридцати лет. Эрика Сазерленда можно было бы назвать красавцем, если бы не настороженный взгляд маленьких глаз, придававший ему сходство с некрупным диким зверьком.

Сазерленды приехали через два часа после Энтони и Берни и сейчас с любопытством разглядывали бывшего мужа красотки Алисон, настоящего английского лорда да еще и миллионера. Бланш суетилась вовсю. Покончив с представлениями, она принялась болтать о великосветских пустяках, кидаясь титулами и запросто упоминая герцогинь и маркизов. Миссис Сазерленд внимательно слушала и покачивала головой, а Эрик пожирал глазами Алисон, которая в этот вечер была особенно хороша. Энтони воспользовался тем, что Бланш не липнет к нему, и заговорил с Сэмом Диллингом о делах, полностью игнорируя всех присутствующих женщин.

— Келли Джо, наконец-то! — послышался капризный голосок Бланш, — где ты ходишь столько времени?

Энтони стоял спиной к входу в гостиную, но, услышав слова Бланш, тут же повернулся. Девушку, способную вывести из себя миссис Диллинг, надо было рассмотреть как следует.

Келли Джо Диллинг была совершенно не похожа на отца. Это была изящная девушка среднего роста с длинными кудрявыми волосами, которые в искусственном освещении гостиной казались темными, но, как Энтони доподлинно знал, отливали на солнце медью. На девушке были узкие черные брючки и ярко-синяя блузка, из-за которой ее серые глаза приобрели оттенок небесной голубизны.

— Это моя дочь, — с гордостью проговорил Сэм Диллинг за спиной у Энтони.

Энтони невольно хмыкнул. В это верилось с трудом. Глаза мисс Диллинг горели таким воинственным огнем, что было тяжело представить себе, что она состоит в родстве с мягкотелым Сэмом.

— Келли Джо. — Девушка смело шагнула к Энтони и протянула ему руку, не дожидаясь от Бланш официального представления.

Энтони пожал узкую крепкую ладонь.

— Энтони Грейвуд, — в ответ сказал он, с удивлением замечая, что в устремленных на него глазах Келли нет ни обычного восхищения, ни потаенного призыва, а одно лишь легкое любопытство.

— Это вы сегодня спасли меня от гнева Бланш? — внезапно спросила Келли и прыснула. — Она бы растерзала меня, если бы не ваше своевременное вмешательство…

Энтони улыбнулся. Такой свежестью и энергией веяло от Келли Джо, что настроение невольно поднималось. В гостиной сразу стало светлее и просторнее с ее приходом. Все оживились и зашевелились. Миссис Сазерленд посадила ее рядом с собой и засыпала вопросами, забыв о существовании Бланш.

— Она не тянет на традиционную Золушку, тебе не кажется? — К Энтони незаметно подошел Берни. — Я был уверен, что Келли Джо — серое, незаметное создание, над которым измывается Бланш. А на самом деле, кажется, все совсем по-другому…

Энтони кивнул, продолжая наблюдать за Келли Джо. Она мило болтала с миссис Сазерленд, чувствуя себя вполне непринужденно. Зато Бланш явно была не в своей тарелке. Она ежеминутно оглядывалась на падчерицу, словно проверяя, ведет ли та себя как следует.

— Келли Джо, когда ты наконец покатаешь нас на своей шикарной машине? — внезапно спросил Эрик Сазерленд.

— Когда Бланш перестанет бояться шума мотора, — с невинной улыбкой ответила Келли, Бланш вспыхнула.

— Совершенно не понимаю, как тебе могут нравиться подобные машины, — сухо произнесла она. — Когда Келли Джо едет куда-нибудь, мне кажется, что наш парк превратился в гоночный трек!

— Это было бы здорово, — заявила Келли, не сводя с мачехи вызывающего взгляда. — Разогнали бы всю эту скуку…

— Келли, ты как ребенок… — Бланш чуть зевнула, изящно прикрыв накрашенный ротик рукой.

Гостям давали понять, что Келли Джо еще совсем малышка и не понимает, что говорит.

Келли Джо обиделась, но, памятуя об обещании, решила ничего не говорить. У нее еще будет возможность отомстить Бланш!

Помощь пришла неожиданно.

— А по-моему, мисс Диллинг совершенно права, — проговорил Энтони. — Скоростной автомобиль — самое прекрасное изобретение человечества.

— Ах, Тони, как мило с твоей стороны, — захихикала Бланш. — Но не забывай, то, что нравится мужчине, не всегда годится для женщины.

— Почему? Каждый вправе выбирать…

Бланш пожала плечами. Спорить с Энтони она не хотела, к тому же ей было очень неприятно, что он бросился на защиту этой несносной девчонки.

— Келли Джо, тебе следует поблагодарить мистера Грейвуда за его слова, — раздался спокойный голос Алисон.

Она в упор смотрела на Тони, и в ее взгляде читалась насмешка.

— Я всего лишь высказал свое мнение, — проговорил Энтони, стараясь не смотреть на Алисон.

Атмосфера моментально накалилась. Все почувствовали, что между этими двумя еще не все сказано…

— Прошу всех к столу! — жизнерадостно объявили Бланш, прервав неловкую паузу.

Она злилась на Алисон за то, что та не в состоянии скрыть свои чувства. Как будто мало мне этой Келли Джо, хмуро размышляла она про себя за ужином. Неужели придется и за Алисон наблюдать?

Бланш никогда не слышала, чтобы кузина выражала какие-либо желания на этот счет, но в глубине души она подозревала, что Алисон совсем не прочь вернуться к мужу. Если бы речь шла о любом другом мужчине, Бланш охотно поддержала бы ее, но Энтони Грейвуд… Он был слишком хорош. Алисон упустила свое счастье, причем по глупости, и она не заслуживает второго шанса…

За столом Тони обнаружил, что Бланш отвела ему место рядом с собой. С другой стороны восседала миссис Сазерленд, так что Энтони был надежно отгорожен от Алисон Дипплдери, которая разместилась рядом с молодым Сазерлендом, и от Келли Джо, сидевшей напротив.

Энтони отдал должное великолепному ужину и любезности хозяйки, но его глаза периодически оглядывали Келли Джо. Девушка вела себя на редкость спокойно, лишь иногда она насмешливо посматривала на Бланш, которая изо всех сил старалась обратить на себя внимание своего неотразимого соседа. Порой на долю Энтони тоже доставался пытливый взгляд серых глаз Келли Джо. И каждый раз ему становилось не по себе. Энтони Грейвуд привык к тому, что женщины смотрят на него благосклонно, с нежностью и откровенным любованием, но эта юная американка, похоже, была не слишком высокого мнения о достоинствах будущего графа Норфолькского. Энтони мог поклясться, что читает в глазах Келли Джо презрение, хотя и непонятно, чем оно было вызвано. Это было настолько непривычно, что Энтони снова и снова вглядывался в Келли Джо, пытаясь отыскать причину такого отношения.

После ужина Келли поднялась и во всеуслышание заявила:

— Я пойду к себе.

Бланш поморщилась. Как она ни старалась привить Келли Джо хорошие манеры, у нее ничего не выходило. Келли подошла к отцу и поцеловала его в щеку, помахала рукой всем остальным гостям и скрылась. Энтони показалось, что в комнате внезапно выключили свет.

— Прошу вас простить Келли Джо, — жеманно произнесла Бланш. — Она никак не поймет, как надо себя вести. Я надеюсь, что со временем…

— Келли Джо уже не подросток, — возразила Алисон. — Пора бы ей научиться…

Женщины понимающе посмотрели друг на друга. Келли в сто раз привлекательнее и естественнее вас, мои дорогие, захотелось сказать Энтони, но он промолчал. К чему настраивать этих дамочек против Келли, которой и так, судя по всему, живется несладко!

— Келли — милая девочка, — с нажимом проговорила миссис Сазерленд.

Энтони почувствовал симпатию к пожилой леди. Вот она точно не станет кривляться, собрав у себя гостей.

Они побеседовали еще немного, а потом разошлись по своим комнатам. Завтра ожидалось прибытие остальных гостей, и день обещал быть весьма тяжелым. Келли Джо — милая девочка, звучали в голове Энтони слова миссис Сазерленд. Слишком мирное описание для этой рыжеволосой бунтарки. Милая девочка. В это с трудом верилось.

4

Утром Энтони проснулся в превосходном настроении, хотя для этого у него не было ни одной причины. Вечером будет большой бал, на котором придется танцевать со всеми и говорить массу комплиментов хозяйке дома. Реакцию Бланш предугадать не трудно. Опыт Энтони Грейвуда в обращении с противоположным полом явно указывал на то, что миссис Сэмюэль Диллинг не прочь закрутить с ним роман. В любое другое время Тони, может быть, и откликнулся на этот призыв, но только не сейчас. Может быть, присутствие Алисон мешало ему расслабиться? Или дело было совсем в другом?

Тони встал с кровати, потянулся, подошел к окну и открыл его. Теплый летний воздух, напоенный ароматами лесных трав, ворвался в комнату. А вместе с ним громкие крики и отчаянный лай собаки. Энтони, заинтригованный, высунулся из окна.

По роскошному дворику Бланш Диллинг, вокруг серебристой нимфы, носился, задрав хвост, огромный пес неизвестной породы. Он оглушительно лаял, словно отвечая на команды своей хозяйки, которая стояла рядом и пыталась управлять своим подопечным. Не стоит и упоминать, что хозяйкой была Келли Джо. Энтони уселся на подоконник и стал наблюдать за неуклюжими попытками дрессировки.

— Джек, стоять! — надрывалась Келли Джо, а лохматый Джек продолжал носиться вокруг фонтана.

На девушке были короткие джинсовые шорты и ярко-красная майка. Белая бейсболка на голове придавала Келли Джо исключительно задорный вид. Энтони устроился поудобнее, чтобы не пропустить ни одного выразительного момента представления, но только через десять минут до него дошло, что он наблюдает не столько за дрессировкой упрямого Джека, сколько за загорелыми коленками Келли Джо. Это открытие немного поколебало его веру в собственную невозмутимость и беспристрастность, и он оторвался от стройных ног девушки и перевел глаза на лохматую собаку. Бесполезно. Снова и снова его взгляд возвращался к Келли Джо…

— Лежать! Сидеть! Ко мне! — Команды одна за другой сыпались на бедного пса. Видимо, не подчиниться было невозможно, и вскоре Джек с радостным лаем выполнял все приказания.

Тони уже начал догадываться, что вся эта возня с дрессировкой якобы непослушной собаки была сплошным притворством. Джек был отлично вышколен, а его непослушание являлось, скорее всего, элементом игры. Неужели все это затевалось лишь для того, чтобы позлить Бланш, которой вряд ли понравится беготня и лай рядом с ее фонтаном?

Но… возможно, Келли Джо устроила все это в расчете на случайного зрителя? Хотя глаза девушки, казалось, совсем не обращались к дому, Энтони не сомневался, что его она заметила. И вскоре он получил этому реальное подтверждение.

— Мистер Грейвуд, — раздался задорный девичий голос, — вы любите подглядывать за другими?

Энтони расхохотался. Вот лицемерка! Последние десять минут притворялась, что пытается застегнуть ошейник на Джеке, а на самом деле глазела на окна!

— Нет, мисс Диллинг. Только за очаровательными дрессировщицами…

Но комплимент в цель не попал. Келли Джо отпустила собаку, выпрямилась и свысока (насколько это уместно по отношению к человеку, который располагается на два этажа выше вас) проговорила:

— Мы с Джеком играем так каждый день. Доброе утро, мистер Грейвуд.

И она повернулась к нему спиной, давая понять, что разговор закончен. Неужели она обиделась? — искренне изумился Энтони. Но что такого я сказал?

— Мисс Диллинг! — закричал он, но спина Келли Джо даже не дрогнула.

Энтони перестал для нее существовать. Однако он не желал, чтобы его игнорировали. Никто еще не обходился с Энтони Грейвудом подобным образом!

— Мисс Диллинг! Я не хотел вас обидеть! — Такой же результат. Келли Джо словно оглохла. Но и уходить она не собиралась, что на толкнуло Энтони на мысль о том, что раз она не замечает его наверху, то он спустится к ней вниз и заставит ее обратить на себя внимание. Через секунду Энтони уже натягивал джинсы и легкую рубашку с коротким рукавом. Через пять минут он уже стоял перед Келли Джо, которая несколько опешила от такой скорости.

— Вы позволите мне принять участие в тренировке Джека? — подчеркнуто учтиво обратился он к девушке. — Когда-то я увлекался дрессировкой собак.

Келли кивнула. Она никак не могла прийти а себя. Он только что красовался на подоконнике, а сейчас уже присел рядом на корточки и протягивает руку к Джеку…

— Осторожнее, он может укусить незнакомого человека, — предупредила она Энтони, видя, как смело тот обращается с псом.

— Меня любят животные, — улыбнулся Энтони и в доказательство своих слов запустил пальцы в густую шерсть собаки. Джек довольно заурчал, ласка пришлась ему по вкусу. — Вот видите…

Энтони исподлобья взглянул на Келли Джо.

Меня любят животные… Держу пари, что женщины тоже, — чуть не выпалила она, но вовремя сдержалась. Что он подумает, если она заговорит в подобном тоне? Решит, что она как и все остальные готова упасть в его объятия или, наоборот, причислит ее к несмышленым малышам, у которых что на уме, то и на языке?

— У вас замечательная собака, мисс Диллинг. Вот только никак не могу понять, что это за порода…

Энтони прекрасно видел, что Джек — обычная дворняга, но ему так хотелось, чтобы Келли Джо перестала смотреть на него с откровенной враждебностью и заговорила.

— Джек беспородный, — наконец произнесла девушка. — А он вас слушается…

Зависть прозвучала в ее голосе, потому что Джек беспрекословно выполнял команды Энтони.

— Никогда не думала, что он будет так послушен.

Хотя разве можно не повиноваться такому мужчине, невольно добавила Келли про себя, не сводя глаз с широкой спины Энтони. Она знала, что если он сейчас повернется и перехватит ее взгляд, то сразу поймет, о чем она думает. Но оторваться она не могла…

Келли Джо ни разу не встречала мужчин, похожих на Энтони Грейвуда. Она была уверена, что подобные типажи существуют лишь на страницах книг и в кино, и совершенно не переживала по этому поводу. Она не грезила ночами об идеальном принце, предпочитая жить в реальном мире, а не витать в облаках. Келли Джо была с лихвой наделена практической сметкой и рассудочным подходом к жизни. Ее подруги по частной школе вызывали у нее смех своими бесконечными вздохами и разговорами о вечной любви.

Келли Джо не признавала любви. Нет, она очень любила родителей и животных, гордилась своим городом, штатом, страной, на ее верное сердце и трезвый ум можно было положиться. Но Келли не могла понять, как взрослые люди могут сходить с ума из-за таких пустяков, как любовь. Когда ее лучшая подруга Даниэла попыталась отравиться из-за того, что ее бросил любимый, Келли пришла в ярость и прочитала той целую лекцию о том, что мужчину всегда можно заменить и что ни один из них не стоит того, чтобы проливать из-за него слезы, а уж тем более умирать.

— Вот погоди, влюбишься сама, тогда поймешь, — предрекала несчастная Даниэла, которая, впрочем, ничего не имела против того, что ее откачали.

Келли Джо только презрительно фыркала, когда ей говорили нечто подобное. Влюбиться! Что за чушь! В кого? В этих маменькиных сынков в круглых очках, которые в изобилии проживали по соседству? Или в грубых неотесанных парней, которых она встречала в свои редкие вылазки в город? Единственный раз, когда она почувствовала нечто вроде привязанности к существу мужского пола, которое не приходилось ей близким родственником, было пять лет назад, когда она вместе с отцом приехала погостить у его двоюродной тетки, миссис Сазерленд.

Келли Джо было тогда восемнадцать лет, а в этом возрасте даже самые толстокожие натуры не лишены определенной тонкости и чуткости. Она же, несмотря на упрямство и буйный нрав, толстокожей никогда не была, поэтому чары Эрика Сазерленда, отметившего недавно свой двадцать пятый день рождения, произвели на нее неизгладимое впечатление.

Эрик был надменен и немногословен, но порой в его обращении с Келли проскальзывала теплая нотка. Испытывал ли он какую-либо симпатию к девушке, так и осталось тайной, хотя миссис Сазерленд с интересом приглядывалась к этой паре, надеясь, что из этого может что-то получиться. Но за три летних месяца, проведенных у Сазерлендов, ничего не произошло. Келли Джо была в отчаянии и решилась перед отъездом признаться Эрику в своих чувствах. Однако ей не пришлось выдавать свою сокровенную тайну. В день их отъезда Эрик торжественно объявил всем, что вскоре женится на миссис Лили Брент, их соседке.

Вся семья была в шоке, потому что миссис Брент была на добрых семь лет старше Эрика и потому что она успела отправить на тот свет двоих мужей. Это была несимпатичная крупная громкоголосая женщина, вряд ли способная вызывать глубокие чувства у столь привлекательного молодого человека, как Эрик. Все терялись в догадках относительно такого выбора, лишь миссис Сазерленда Сэм Диллинг, отец Келли Джо, не выказывали особенного удивления.

На обратном пути, когда Сэм вез полуживую от горя Келли Джо домой, он решил рассказать дочери правду об этой внезапной помолвке.

— Дела Сазерлендов идут не так хорошо, как хотелось бы. Лили страшно богата, и Эрик надеется таким образом поправить пошатнувшееся положение.

— Но это отвратительно! — воскликнула Келли с негодованием. — Значит, он женится на ней только из-за денег? Они вполне могли бы жить поскромнее, и ему бы не пришлось…

— Никому не хочется терять деньги, детка, — мягко сказал Сэм. — Эрик привык к своему положению и нашел самый простой выход из сложившейся ситуации. Это его выбор, дорогая.

Сэм тоже не одобрял поспешного решения, но Эрик был вправе сам распоряжаться своей судьбой. Их дела действительно пошли на поправку, а семейная жизнь его продлилась не более четырех месяцев, после которых Лили и Эрик расстались.

За эти пять лет Келли Джо почти не виделась с Эриком, но никогда не страдала из-за этого. Его поведение открыло ей глаза на многое — все люди, даже самые привлекательные, ищут в этом мире свою выгоду. Каждый готов влюбиться и жениться, если это принесет прибыль. Бескорыстных чувств в природе не существует, и надо постоянно держаться начеку, чтобы не стать жертвой подобных страстей.

У самой Келли Джо неплохо получалось обороняться, однако ее отец поддался на уловки Бланш и женился на англичанке. Келли была в шоке — отец не сумел разгадать притворство этой особы, которой нужны лишь его деньги. И с самого первого дня в Англии Келли Джо удвоила усилия — теперь ей надо было стоять на страже и своих собственных интересов, и интересов отца.

Однако Энтони Грейвуд не подпадал ни под одну известную Келли классификацию мужчин. Он не вписывался ни в одни рамки. Он был безумно красив. Неплох, как говорила наедине с собой Келли, до последнего не желая признавать, что Тони необыкновенно привлекателен. Он был знатен и богат и, следовательно, ни в чем не нуждался. Ему не нужна была жена ради титула, богатства или славы, и Келли настороженно присматривалась к Энтони как к существу неизвестной ей породы.

Еще до личной встречи с Грейвудом Келли Джо немало наслушалась о нем от Бланш и Алисон. Бывшая жена Энтони практически поселилась у них после развода, и они с Бланш постоянно обсуждали его. Келли Джо иногда присутствовала при этих беседах — женщины обращали на нее не больше внимания, чем на комнатную собачонку — и каждый раз Энтони Грейвуд представал перед ней другим человеком. То это был жестокий тиран, который не давал Алисон спокойно жить, а потом бросил ее. То баловень судьбы и женщин, изводивший жену постоянными изменами. То образцовый семьянин, разлука с которым была вызвана непреодолимыми обстоятельствами.

Келли Джо терялась в догадках. Она всегда придерживалась о человеке одного мнения, и эти печные перемены удивляли ее. Лишь в одном сходились Бланш и Алисон — в том, что Энтони Грейвуд — воплощение мужской красоты и обаяния. И одного этого было достаточно, чтобы восстановить Келли Джо против него. Но когда она познакомилась с ним, то была вынуждена признать, что Энтони действительно красив и обаятелен. Он не разыгрывал из себя красавца-мужчину, на Бланш и Алисон, таявших от одного его присутствия, даже не смотрел. И Келли Джо, к собственной досаде, обнаружила, что постоянно думает об Энтони…

— У вас очень милый пес, — сказал Энтони и выпрямился.

У Келли перехватило дыхание. Кажется, мистер Грейвуд стоит слишком близко, чтобы она могла сохранять присутствие духа.

— Я знаю, — не приветливо буркнула она и подозвала Джека. — Нам пора.

Энтони не успел и слова произнести, как она уже побежала вверх по ступенькам. Собака послушно семенила рядом, тоскливо оглядываясь на него.

— Пока, Джек, — произнес Энтони. — Похоже, я очень тебе нравлюсь, чего не скажешь о твоей хозяйке…

И он никак не мог понять, почему открытие, что он не очень симпатичен некой мисс Диллинг, было способно до такой степени испортить ему настроение.

5

Такого количества гостей загородное поместье Сэма Диллинга не видело ни разу. Когда Келли решила прогуляться по дому и посмотреть заодно на вновь прибывших, она была потрясена до глубины души. Как будто весь Лондон съехался к ним на этот уикенд — в каждой комнате были посторонние люди. Они смеялись, разговаривали, потягивали напитки или курили, флиртовали или обсуждали деловые вопросы. Келли чувствовала себя потерянной. Никогда еще она не ощущала так остро свою ненужность в этом доме…

Зато Бланш была на седьмом небе от счастья. Все вертелось вокруг нее. Это ей говорили комплименты, ев разглядывали и ею восхищались. После тридцати с лишним лет забвения, приправленного легким презрением, она упивалась всеобщим вниманием и поклонением. Разве не в ее честь Стэнли Уайт сочинил великолепный сонет? И не ей посвятил свою новую песню Джереми Лэнс? И, в конце концов, не ее ли провожают завистливые женские взгляды, потому что на шее у нее висит бесценное бриллиантовое колье — щедрый подарок мужа?

В атмосфере всеобщего обожания Бланш Диллинг не хватало лишь одного — чтобы один зеленоглазый мужчина перестал смотреть на нее со снисходительной усмешкой. Но Энтони Грейвуд, несмотря на все усилия Бланш, не желал присоединяться к толпе ее поклонников. Она ужасно злилась, видя его равнодушные глаза.

Неужели он до сих пор влюблен в Алисон? — размышляла она про себя, принимая новых гостей. Я руку готова была дать на отсечение, что между ними все кончено… Неужели я так жестоко ошиблась?

Но особенно предаваться грустным размышлениям было некогда — роль хозяйки дома требовала от Бланш полной самоотдачи. И она трудилась вовсю, ведь отчет о праздновании ее дня рождения обязательно попадет во все газеты! Пусть те, кто не удостоился чести быть приглашенным, кусают локти от злости и зависти!

Вечером Бланш в облегающем платье из парчи персикового цвета с поистине королевской грацией встречала гостей на пороге бальной залы. Ей вздумалось устроить не просто вечеринку, а настоящий прием в духе начала столетия. Рядом с пей стоял Сэм, на котором немного неуместно смотрелся сшитый специально для сегодняшнего праздника фрак. Гости в вечерних нарядах подходили к хозяевам, здоровались, перекидывались парой фраз и проходили в огромный, сияющий огнями зал.

Торжественный ужин закончился три часа назад, поэтому на балу планировались только легкие закуски. По углам стояли изящно сервированные столики с аппетитными крошечными бутербродиками и пирожными. Стройные официанты, юноши в белых пиджаках и с безупречными проборами, бесшумно сновали взад-вперед, разнося искристое шампанское в высоких бокалах. Также гостям предлагался великолепный коньяк, виски, вино — спиртное на любой вкус.

— Милочка, все идеально. — Алисон улучила минутку и подошла, чтобы сказать кузине комплимент. — Все от тебя просто без ума…

Бланш уловила в голосе Алисон толику зависти и поняла, что та говорит искренне. Раз уж сама красотка Алисон завидует ей, значит, все действительно великолепно! Бланш была так тронута, что решила отплатить кузине той же монетой.

— Ты сегодня божественна, — улыбнулась она. — Кое-кто совсем потерял голову из-за тебя. Намек был на Эрика Сазерленда, который в открытую ухаживал за Алисон.

— Ах, Эрик… — Алисон едва заметно поморщилась. — Знаешь, Бланш, он, конечно, очень мил, но так скучен… К тому же мне совсем не хочется нажить врага в лице твоей очаровательной падчерицы…

— Что ты имеешь в виду? — изумилась Бланш.

Келли Джо влюблена в Эрика, — непринужденно объяснила Алисон. — По крайней мере, была влюблена пять лет назад. Эрик сам мне рассказывал… Ты же знаешь, что эти первые влюбленности — страшная вещь, тем более что Келли Джо весьма серьезная молодая особа, так что ты понимаешь… — Бланш скривилась.

— Мужчины вообще ее не интересуют!

— Это ты так думаешь.

— Ох, Алисон, перестань выдумывать! — возмутилась Бланш. — Эрик Сазерленд — чудесный молодой человек. Он красивый и… богатый.

Она так многозначительно посмотрела на кузину, что та невольно покраснела.

— Мне нет до этого никакого дела, — с излишней горячностью проговорила она. — Эрик мало меня интересует.

Бланш поджала губы. В словах Алисон она усмотрела явный намек на то, что уж ради денег ее привередливая кузина ни за что не свяжется с мужчиной.

— Вполне понимаю тебя, Алисон, — криво усмехнулась она. — После Энтони Грейвуда тяжело увлечься другим мужчиной…

Алисон вздрогнула. Стрела попала в цель.

— Я пойду выпью глоток шампанского, — произнесла она с вымученной улыбкой.

— Конечно, дорогая.

Последнее слово осталось за Бланш. Ты еще надеешься его вернуть, думала она, со злостью разглядывая Алисон, которая медленно шла к столику с шампанским. Только вот он что-то не горит желанием падать в твои объятия! Лучше бы обратила внимание на Эрика…

Вспомнив про Эрика Сазерленда, Бланш вспомнила и возмутительные слова Алисон насчет Келли Джо. Неужели это правда? Бланш гордилась своей проницательностью в сердечных делах, но разве могла она что-нибудь заметить, если Сазерленды приехали только вчера? Это надо было срочно выяснить, и Бланш принялась искать глазами Келли Джо.

Келли сидела на маленьком диванчике у балкона и развлекала беседой миссис Сазерленд. Бланш сразу показалось подозрительным, что молодая девушка на балу проводит время с пожилой дамой, а не своими подругами; Наверняка обсуждают Эрика, предположила Бланш. Кто лучше родной матери может рассказать о нем?

Бланш была заинтригована. Она вглядывалась в Келли Джо, которую привыкла считать маленькой несносной девчонкой. Оказывается, она уже вполне взрослая женщина, причем прехорошенькая…

Особенно наряжаться по поводу дня рождения Бланш Келли не стала. Для нее сегодняшняя вечеринка далеко не праздник, а скорее суровое испытание, так зачем же из кожи вон лезть, чтобы хорошо выглядеть?

Келли Джо не сознавала одного — что в своем простом черном платье по колено, со строгой ниткой жемчуга на шее она была в сто раз красивее любой женщины на празднике, включая Алисон Дипплдери. Келли не кокетничала, не бросала призывные взгляды, не лгала ради того, чтобы произвести впечатление. Она никогда не смеялась, если ей было не смешно, но уж если она находила чью-то остроту забавной, то рассказчик был вознагражден взрывом самого искреннего смеха.

Бланш с удивлением отметила, что вокруг Келли Джо не вьется рой поклонников только потому, что она сама не удостаивает мужчин лишним взглядом. Девушка абсолютно не замечала.

что многие сгорают от желания наговорить ей массу комплиментов, но от внимательного взора Бланш Диллинг не укрылось ничего…

Но не только Бланш пристально наблюдала за Келли Джо. Еще одна пара глаз исподволь следила за каждым движением девушки. Энтони Грейвуд удивлялся самому себе. Что такое есть в этой рыжеволосой американочке, что заставляет его вглядываться в нее снова и снова? Он видел, что многих мужчин не оставили равнодушными се чары, но казалось, что ее саму нисколько это не волнует. Она обращалась просто и по-дружески с самыми привлекательными молодыми людьми. Многие записные донжуаны отходили от Келли Диллинг со смущенной улыбкой на губах, сбитые с толку ее непринужденным тоном. Келли не собиралась ни с кем кокетничать, и они уходили к другим женщинам, с которыми было гораздо проще найти общий язык…

— Келли, неужели вам не скучно в обществе миссис Сазерленд? — заговорил Энтони с девушкой, когда она на секунду отошла от своей родственницы, чтобы взять пирожное.

— Н-нет. — Келли Джо разом проглотила воздушное лакомство. — С ней интересно…

Она уставилась прямо перед собой, стараясь не смотреть на мужчину, стоявшего в опасной близости от нее. Почему у нее не получается вести себя с ним так же свободно, как с другими? Почему она так напрягается каждый раз, когда Энтони Грейвуд заговаривает с ней? В чем дело?

— Но здесь полно молодых людей, а вы упорно избегаете их общества, — продолжал Энтони. Он чувствовал, что говорит что-то не то, что такими словами он лишь оттолкнет от себя Келли Джо, но ничего поделать не мог. Пустая светская болтовня — вот и все, что приходило ему в голову в настоящий момент.

И Энтони получил по заслугам.

— Общество здешних молодых людей мне неинтересно, — отрезала Келли Джо и отвернулась от Энтони, давая понять, что причисляет к этим молодым людям и его.

Энтони закусил губу. Нахальная девчонка! И почему он продолжает стоять рядом с ней как последний дурак, предоставляя ей возможность оскорблять его?

— А ваши подруги? — терпеливо спросил он, как будто Келли Джо только что не намекала на то, что разговор окончен.

— Здесь у меня подруг нет, — буркнула Келли.

Когда же он от меня отвяжется? — в отчаянии думала она. Большое спасибо, добрый мистер Грейвуд, вы уделили бедняжке Келли Джо минутку своего драгоценного времени. Она не чувствует себя больше одинокой и никому не нужной. А теперь проваливайте поскорее и оставьте ее в покое!

Она едва сдерживалась, чтобы не выпалить эти оскорбительные слова ему в лицо. Отвяжитесь от меня, мистер Великолепие, хотелось сказать ей, но она понимала, что, во-первых, это будет неприлично, а во-вторых, слишком красноречиво. Ведь на самом деле она не испытывает никакой неприязни к Энтони Грейвуду. Просто ей противно, что он относится к ней как к маленькому ребенку, с которым можно поболтать, а потом пойти к другим женщинам. Роскошным и соблазнительным. Таким, как Алисон Дипплдери…

Неожиданно вспомнив, что Алисон была женой Энтони, Келли Джо чуть не застонала. Боль придала ей сил. Она стиснула зубы, повернулась к Энтони и, глядя прямо в его невероятно зеленые глаза, произнесла:

— Если вы не возражаете, мистер Грейвуд, я отнесу это пирожное миссис Сазерленд. Нехорошо заставлять старших ждать…

Недоумение, промелькнувшее в глазах Энтони, немало позабавило Келли. Раз ты считаешь меня маленькой девочкой, значит, я и вести себя буду соответственно.

Келли шла к миссис Сазерленд с тарелкой в руках, и слезы застили ей глаза. Этот короткий бессмысленный разговор с Энтони на многое открыл ей глаза. Неужели все это возвращается? Острая боль в сердце, которая мучает и днем, и ночью, приступы сумасшедшей ревности, бессонные ночи и мокрая от слез подушка… Она же была уверена, что покончила с этой дурацкой любовью раз и навсегда! Разве так может быть? Энтони Грейвуд приехал к ним только вчера, а она уже безумно ревнует его!

Глупая девчонка! Энтони с плохо сдерживаемым раздражением смотрел вслед Келли Джо. Надо же так задирать нос! Что она о себе возомнила?

Энтони пытался убедить себя, что ничего страшного не случилось, что Келли Джо еще слишком мала, чтобы понимать что-либо, но рука, державшая бокал с шампанским, все равно чуть подрагивала, когда он поднес его к губам и сделал глоток.

Что-то невероятное с ним творится! Все вокруг неожиданно теряет значение, когда уходит она. Они познакомились только вчера, а он уже повсюду ищет ее глазами и невероятно злится, когда какой-нибудь юнец пытается беседовать с ней. Энтони Грейвуд умел разбираться в своих чувствах, и то, что он сейчас ощущал, очень ему не нравилось. Неужели его сердце, вынеси столько разочарований, в состоянии снова чувствовать?

Энтони залпом допил шампанское и с размаху поставил бокал на поднос. Келли Джо Диллинг обыкновенная девчонка, не хуже и не лучше сотен других, которые умерли бы от счастья, стоило ему обратить на них внимание. Так из-за чего ему расстраиваться? Подумаешь, она не желает смотреть в его сторону. Пожалуйста. Он найдет десяток таких Келли в этом доме и неплохо проведет время.

Но несмотря на принятое решение и радужную перспективу, настроение Энтони Грейвуда резко испортилось. Не желая признавать, что проблема заключается в одной рыжеволосой девице, Энтони принялся высматривать в толпе нарядных женщин ту, которая поможет ему развеяться.

— Скучаешь, Тони? — Хрипловатый, до боли знакомый голос оторвал его от увлекательного исследования.

Энтони медленно повернулся, собираясь с мыслями. Из всех присутствующих дам Алисон Дипплдери была ему наименее интересна…

— Вовсе нет. — Он вежливо улыбнулся.

Алисон повела бронями, давая понять, что очень сомневается в его искренности. Она не видела бывшего мужа полгода и сейчас с жадностью разглядывала его. Энтони показался ей красивым. Очень красивым. Гораздо привлекательнее всех присутствующих на празднике мужчин. Алисон в который раз почувствовала, какую глупость она совершила, допустив этот злополучный развод…

— А вот мне совсем не весело, — откровенно произнесла она, чуть качнувшись в его сторону.

На него повеяло ароматом ее духов.

Энтони тоже рассматривал бывшую жену. Он беспристрастно отмечал, что Алисон очень хороша собой. Она была в сильно декольтированном серебристом платье, и нескромным взглядам были открыты прекрасные белые плечи и почти вся пышная грудь. Аккуратно подведенные глаза придавали взгляду особую глубину и выразительность. Алисон Дипплдери была неотразима и прекрасно знала это. Но на Энтони ее чары уже не действовали.

— Ты же знаешь, я всегда скучаю в подобных компаниях, — продолжала Алисон, небрежно проведя пальцем по подбородку.

Смотри, как я хороша, говорили ее слова и жесты.

— Да, тебе всегда не нравилось, когда в центре внимания была другая женщина, — жизнерадостно сказал Энтони и чуть не расхохотался, увидев, как фиалковые глаза Алисон потемнели от злости.

— Прости, мне надо переговорить с Сэмом.

Алисон едва успела придумать колкий остроумный ответ, как Энтони, приветливо помахав ей рукой, уже шел по направлению к Сэму Диллингу. Первый раунд она проиграла. Алисон скривилась. Ничего, у нее впереди целая неделя, и кто знает, не повернется ли время вспять… Однако если бы Алисон могла прочитать мысли Энтони в эту минуту, ее уверенность в своих силах поколебалась бы. Потому что Энтони сейчас искренне недоумевал, как его угораздило жениться когда-то на Алисон Дипплдери.

6

Келли так и просидела весь бал в углу. Ей совершенно не хотелось танцевать ни с одним мужчиной, и она неустанно отклоняла все приглашения. Впрочем, ради одного человека она была готова сделать исключения, но когда Энтони пригласил ее на танец, ее вдруг обуял бес противоречия, и она высокомерно отказалась.

— Благодарю вас, мистер Грейвуд, но сегодня я не танцую, — произнесла она твердо.

Энтони еле заметно пожал плечами, и Келли на секунду показалось, что его очень задел ее отказ. Так вам и надо, мистер Совершенство, злорадно добавила она про себя. Я точно не буду падать к вашим ногам!

Но на душе все равно было мерзко, и стало еще отвратительнее, когда Энтони с ласковой улыбкой подхватил Бланш, и они самозабвенно закружились в вальсе. И чего ты добилась этим, дорогая моя? — ехидно спросил кто-то внутри Келли. Больше он тебя не пригласит… И не надо. Келли гордо выпрямилась. Она в одолжениях не нуждается…

Праздник удался. Гости бесконечно благодарили Бланш и восхищались размахом торжества. Основная часть разъехались по домам, кто-то остался переночевать, а избранные должны были задержаться на всю неделю. Многие завидовали этим счастливчикам, но Энтони с удовольствием нарушил бы правила приличия и уехал бы одним из первых. Увы, об этом нельзя было даже мечтать…

— Знаешь, Энтони, по-моему, здорово, что мы погостим здесь еще недельку, — мечтательно произнес Берни на следующее утро.

Все в доме отсыпались после вчерашнего бала, и друзья завтракали вдвоем в комнате Энтони.

— Ты так считаешь? — пожал плечами Энтони, намазывая апельсиновый джем на булочку. — А я готов уехать прямо сейчас…

Берни вздохнул. Нет, Тони определенно изменился. С каких это пор его перестали интересовать хорошенькие женщины?

— Неужели объединенные усилия Бланш и Алисон не произвели на тебя впечатления? — спросил Берни друга. — Да и многие другие женщины были неотразимы…

— Господи, Берни, когда же ты перестанешь меня сватать, — улыбнулся Энтони. — Это уже смешно.

— А когда ты станешь похожим на себя? После развода с Алисон ты сам не свой. Нельзя же все время только работать! Надо когда-то и развлекаться …

— Берни, ты словно моя матушка. Когда я менял подружек каждую неделю, она с молчаливым упреком не сводила с меня глаз. Когда же я образумился, занялся делами и позабыл о женщинах, она стала переживать еще сильнее, считая, что со мной не все в порядке. Как же, по-вашему, должен вести себя Энтони Грейвуд? Кстати, помнится, совсем недавно ты вообще отговаривал меня сюда ехать, уверял, что это будет величайшей ошибкой в моей жизни. — Берни надулся. В насмешливых словах Энтони была изрядная доля правды, а ему вовсе не хотелось это признавать…

— Ладно, не обижайся. Я пошутил. — Энтони хитро прищурился. — Лучше расскажи, кто понравился тебе…

— То есть теперь ты решил заняться моими сердечными делами? — усмехнулся Берни.

— Почему бы и нет? Здесь столько красоток, что было бы странно, если бы ты остался равнодушным. Бланш, Алисон, Кейт Симс, Эшли Беренвойс… Келли Джо Диллинг, наконец.

Если бы Берни действительно отличался проницательностью, он бы обязательно заметил, что голос Энтони чуть дрогнул, когда он произносил имя Келли.

— Да, достойные девушки, — улыбнулся Берни. — Но Келли Джо явно не вписывается в этот ряд.

— Почему?

— Она больше напоминает озорного мальчишку. До женщины она еще не доросла, — небрежно заметил Берни, не видя, что Энтони хмурится.

Много ты понимаешь, чуть не выпалил Тони. Но выдавать свои чувства до такой степени было не в характере Энтони Грейвуда.

— Но нельзя отрицать, что она красива, — как можно более равнодушно произнес он.

— Да, — протянул Берни. — Но больно уж дика. Я попробовал немного поухаживать за ней…

Кровь бросилась Тони в лицо. Перед ним по-прежнему сидел его друг Берни, но ему внезапно показалось, что это его злейший враг.

— … но она посмотрела на меня так, как будто я — ящерица!

Красная пелена постепенно спадала с глаз Энтони. Он глубоко вздохнул, стараясь унять сердцебиение. Если он будет каждый раз так реагировать, когда на Келли Джо будут обращать внимание другие мужчины, он заработает инфаркт.

— С Бланш гораздо проще, — продолжал болтать Берни, не замечая, что творится с Энтони. — Она весь вечер так и липла к тебе. Стоит только руку протянуть, и она твоя…

— Неужели ты думаешь, что я могу соблазнить жену своего компаньона? — с негодованием спросил Энтони.

— Когда-то это тебя не смущало, — подмигнул Берни.

— Я ничего не понимал в женщинах тогда… Доступность казалась мне наилучшим качеством.

— Слушайте все! — прыснул Берни. — Энтони Грейвуд рассуждает о морали!

— Да ну тебя, — махнул рукой Энтони. — Вечные шуточки…

— Прости меня, благородный Энтони. — Берни шутливо поклонился, чуть не опрокинув кувшинчик со сливками. — Значит, тебе больше не интересны женщины, которые сами прыгают к тебе в постель. Погоди-ка…

Берн и прищурился.

— Слушай, я, кажется, понял. Теперь ты попытаешься взять осадой неприступную крепость, не так ли? Разработаешь план кампании и вперед… Да, точно. А ценным призом будет… Келли Джо Диллинг!

Во время проникновенной речи Берни Энтони становился все мрачнее и мрачнее. Он уже проклинал себя за то, что начал этот разговор. Слушать, как Берни переворачивает все с ног на голову, было невыносимо, но объяснять, как обстоят дела на самом деле, Тони не хотелось.

— Я прав? — спросил Берни, несколько обескураженный мрачным молчанием приятеля.

— Примерно, — уклончиво ответил Тони. — Но ты не сказал мне ни слова о себе. Не пытайся заговаривать мне зубы. Алисон Дипплдери по-прежнему нравится тебе?

Берни густо покраснел. Келли Джо была моментально забыта, чего Энтони и добивался.

То, что Берни Мелчет был влюблен в жену Энтони, ни для кого секретом не являлось. Он вздыхал и бледнел в ее присутствии, однако не делал ничего, чтобы завоевать красавицу. Он был верным другом Тони, и при одной только мысли о посягательстве на его жену Берни становилось плохо. Алисон использовала его беззаветную преданность в своих интересах и часто высмеивала его в разговорах с подружками. Во время развода Берни после долгих мучений принял сторону Энтони и ни разу с тех пор не видел Алисон.

— Она ведь теперь свободна, — продолжал Энтони. — Ты мог бы попытаться…

— Ничего я не мог бы, — буркнул Берни. — Она мне больше не нравится.

— Неужели? — Энтони злился из-за Келли и не сдерживал ехидства.

— Твоя бывшая жена мне не нужна, — упрямо повторил Берни.

— И правильно. — Энтони посерьезнел. — Она не стоит твоего внимания. Я наделал ошибок за нас двоих, когда женился на ней…

— Слушай, а почему вы все-таки развелись? — спросил Берни.

Он никогда не спрашивал друга об этом, но теперь, кажется, наступил подходящий момент…

Энтони задумчиво посмотрел на него.

— Почему бы и не рассказать всю правду? — сказал он тихо, как бы разговаривая сам с собой. — Может быть, это спасет его от ошибки… Ну ладно, слушай.

— Моя роль в этой истории настолько неблаговидна, что я предпочитал никому не говорить об этом, — начал он свой рассказ. — Если бы у меня хватило ума не жениться на Алисон, все было бы замечательно. Но я решил, что с меня хватит трехдневных связей, что мне пора остепениться и завести семью. А она была идеальной кандидатурой. Красива, состоятельна, из хорошей семьи. Поначалу я с ума по ней сходил. Надо было этим и ограничиться, но я вбил себе в голову, что люблю ее, хочу прожить с ней всю жизнь и…

— А разве ты не любил ее?

— Алисон чертовски привлекательна… Я относился к ней не хуже, чем к любой другой женщине, а порой она казалась мне совершенством… Впрочем, сейчас это уже не имеет значения…

Энтони задумчиво помолчал. Потом вдруг встал и подошел к окну. А вдруг сейчас он снова увидит Келли, играющую с собакой? Но дворик был пуст… И он продолжил рассказ:

— Наша семейная жизнь была неплоха, особенно медовый месяц. Мы с Алисон очень старательно играли роли влюбленных молодоженов. Но вскоре это наскучило и ей, и мне… Странно встречаться каждый день за завтраком и понимать, что твоя жена — абсолютно чужой тебе человек. Сейчас мне смешно вспоминать, что я искренне старался наладить контакт, как-то пытался сделать вид, что у нас настоящая семья…

Энтони скривился. Было видно, что ему нелегко говорить об этом.

— Ты же знаешь, Берни, что моих родителей связывает всю жизнь самая искренняя любовь и нежность. Они всегда заботятся друг о друге. Я хотел, чтобы у нас с Алисон было нечто похожее. Глупо требовать от бесчувственной женщины какого-то душевного отклика! Ей было нужно мое положение, мои деньги и мое тело. Больше ни в чем она не нуждалась….

— Для многих браков этого достаточно, — заметил Берни.

— А я не хотел такого! — Энтони ударил ладонью по столу. — Мне нужна не бездушная кукла, а живая женщина! Понимаешь?

Берни послушно закивал. Он никогда не видел, чтобы Энтони так бурно выражал свои эмоции.

— А самое смешное случилось потом. Помнишь нашу аварию? Мы с Алисон возвращались от моих родителей, лил дождь, и я не справился с управлением?

— Да.

— Мы врезались в дерево, Алисон ударилась головой о стекло и потеряла сознание. Я безумно перепугался тогда, стал вызывать скорую, но мой телефон разрядился, и тогда я стал искать ее мобильный…

Берни наклонился вперед. Кажется, сейчас он услышит нечто действительно интересное.

— Я ни за что не стал бы рыться в карманах жены, — спокойно продолжал Энтони. — Но в подобной ситуации как-то не думаешь о приличиях… Я вывернул ее пальто, достал телефон, вытащил его, зацепив несколько бумажек. Вызвал скорую, а потом… Потом попытался положить все на место и случайно развернул одну бумажку… Короче, это была милая любовная записка для моей жены. В ней ее любовник назначал ей свидание. Забавно, да?

— Записка? Но зачем? — Берни смутился. — В смысле… Так просто позвонить и… понимаешь?

— Естественно, — усмехнулся Энтони. — Но Алисон обожает все таинственное. Франсуа Виллен работает в салоне, где она стрижется. Вот он и написал ей свое послание на визитной карточке. Все очень просто…

— Парикмахер? — недоверчиво переспросил Берни. — Я правильно тебя понял?

— Да, наша утонченная и изысканная Алисон не гнушалась изменять мне с официантами, портье, парикмахерами, платными танцорами и прочей мелочью, которая спит и видит, как бы запрыгнуть в постель к богатой дурочке.

— Откуда ты знаешь?

Она сама мне рассказала. В больнице, куда ее привезли. С ней не было ничего серьезного, она вскоре пришла в себя. Я просто задавал ей вопросы, а она отвечала.

— Отвечала?

— Да. — Энтони горько усмехнулся. — Она не находила ничего удивительного в том, что время от времени развлекается на стороне. Если бы я уделял ей больше внимания… Она чувствовала себя покинутой… И все в таком духе. И потом, оказывается, она не сомневалась, что я тоже позволяю себе интрижки в том же духе. «Тони, верность нынче не в моде», заявила она мне…

— А ты?

— Я? Я потребовал развода. Если бы ты видел, как она разозлилась… Я быстренько втолковал ей, что в моем понимании супружеская жизнь — это нечто совсем другое. Предложил разойтись по обоюдному согласию. Она попыталась устроить истерику, повлиять на меня, но я пригрозил, что опозорю ее перед всеми. В конце концов, я поступил даже благородно, не став вытаскивать ее грязное белье.

И тебе самому не хотелось выглядеть рогоносцем в глазах публики, добавил про себя Берни. Конечно, Энтони можно понять. Любой был бы в ярости на его месте…

— И ты не скучаешь по ней?

— Я забыл о ней в тот самый момент, когда вышел из зала суда, — отчеканил Энтони. — Теперь ты понимаешь, что о возобновлении наших отношений не может быть и речи?

— Да, теперь я понимаю… — кивнул Берни. — Но это еще не повод отказываться от всех женщин.

— Наверное, — улыбнулся Энтони. — Но только тратить время на пустяки не хочется…

— Ты противоречишь сам себе, — Берни чувствовал, что Тони уже успокоился, и можно немного пошутить. — На днях ты уверял меня, что любви не существует и женщин надо использовать, а не боготворить. А сегодня ты утверждаешь, что больше не желаешь размениваться по мелочам. Как тебя понимать?

— Когда это я такое говорил? Не помню… — улыбнулся Энтони. — И потом, разве у человека не может поменяться мнение?

Берни многозначительно хмыкнул. Энтони пожал плечами. Конечно, до приезда сюда вес было иначе. Ведь он еше не был знаком с Келли Джо Диллинг…

7

После обеда Энтони с облегчением узнал, что сегодня не планируется никаких увеселений. Гости были вправе выбирать себе времяпрепровождение по вкусу. Кто-то отправился исследовать парк, кого-то потянуло к озеру, кто-то решил как следует отоспаться перед ожидаемыми развлечениями. Энтони радовался, что он наконец может заняться тем, ради чего он, собственно говоря, сюда и приехал.

— Энтони, как вы смотрите на то, чтобы обсудить сегодня наши планы более детально? — спросил его Сэм Диллинг за послеобеденной сигарой.

Тони с облегчением кивнул. Теперь ему не придется выдумывать предлог, чтобы отказываться от прогулки по парку, на которую его так настойчиво приглашала Бланш.

Мужчины уединились в прохладном кабинете Диллинга и разложили на столе бумаги. Через час Энтони настолько увлекся работой, что позабыл о существовании всех женщин на свете. Предложения Диллинга превзошли его самые смелые ожидания…

— Дорогой, тебе не кажется, что вам пора сделать небольшой перерыв? — В дверях кабинета стояла нарядная Бланш с небольшим подносом в руках. На подносе красовался кофейник, две чашки и вазочка со сдобным печеньем. — Уже шесть часов…

Энтони глянул на часы и рассмеялся.

— Да, Сэм, мы что-то с тобой увлеклись…

— Зато все обсудили. — Диллинг довольно потер руки.

— Значит, пора прерваться и выпить чашечку кофе с вкусным печеньем, — просюсюкала Бланш, ставя поднос на стол.

Энтони невольно поморщился. К чему бы это кривляние? Разыгрывать из себя заботливую жену и хозяйку у Бланш получалось не очень хорошо. Даже Сэма смутил ее тон.

— Спасибо, дорогая, — пробормотал он, суетливо разгружая поднос, — большое спасибо. Чашка кофе как раз то, что нам сейчас надо…

— Надеюсь, что вы больше не будете сегодня работать, — продолжала Бланш тем же сладким голоском. — Я хочу устроить небольшой ужин с шарадами и играми… Ваше присутствие на нем необходимо…

Энтони чуть не застонал. Видимо, он рано радовался свободному вечеру. Упустив его днем, Бланш решила взять свое за ужином.

— Как интересно, — радостно проговорил Сэм. — Ты такая выдумщица, Бланш.

А ты слепец, со злостью подумал Энтони, подметив презрительный взгляд, который Бланш бросила на мужа. Но не мне раскрывать тебе глаза…

— Мы начинаем через час… — томно проронила Бланш уже у дверей. — Заканчивайте все свои деда и присоединяйтесь к нам…

— Обязательно, дорогая. — Влюбленный Диллинг послал жене воздушный поцелуй и снова вернулся к бумагам.

Чашка кофе была безжалостно отодвинута в сторону. Даже странно, что такой хладнокровный и успешный бизнесмен превращается в близорукого рохлю, когда речь идет о его семье, невольно подумал Энтони. Но «скоре ему пришлось убедиться, что и в домашних делах Сэм Диллинг способен проявлять жесткость. Через десять минут после ухода Бланш в дверь постучали.

— Кто там? — раздраженно крикнул Сэм.

— Это я, папа.

У Энтони моментально перехватило дыхание. Он не видел Келли Джо весь день, это неожиданное вторжение было так приятно…

— Что ты хочешь? — с напускной суровостью спросил Сэм.

Дверь тут же отворилась, и в кабинет вошла Келли. Увидев Энтони, она густо покраснела и отступила назад. Он сдержанно наклонил голову, приветствуя девушку.

— Заходи, Келли Джо, — уже сердито прикрикнул Сэм, видя колебания дочери. — Мистер Грейвуд тебя не съест…

Келли Джо покраснела еще сильнее, если такое было возможно, и робко шагнула вперед. — Прости, что помешала вам, папа… Энтони не понимал, почему Диллинг не говорит дочери, что они уже закончили, а вместо этого сурово смотрит на нее, как будто она действительно прервала исключительно важный разговор.

— Я тебя слушаю.

— Я хотела бы съездить сегодня в город. Можно?

Энтони опешил. Взрослая девушка спрашивает позволения?

— Зачем?

— Мне нужно кое-что купить и навестить подругу…

— Это не может подождать до завтра? Скоро стемнеет, и на дорогах будет опасно…

Келли стиснула зубы. Какое унижение! Выпрашивать разрешение в присутствии этого Энтони Грейвуда, который с превеликим удовольствием посмеется потом над маленькой девчонкой!

— Папа, я не первый год за рулем, — выпалила Келли Джо.

— Не говори мне об этом, — хмыкнул Диллинг. — Я до сих пор не могу прийти в себя после нашей последней поездки.

Уловив шутливый тон отца, Келли приободрилась. Она выпрямилась и свысока глянула на Энтони. Смотри, мол, я и не на такое способна…

— Значит, можно?

— Нет.

У девушки вытянулось лицо.

— Но почему?

— Во-первых, незачем тебе самой садиться за руль. Завтра с утра тебя отвезет шофер. А во-вторых, Бланш устраивает сегодня ужин с шарадами. Я думаю, ей будет очень неприятно, если ты уедешь.

Энтони усмехнулся. Бланш будет только счастлива, если Келли Джо исчезнет из поместья. Об этом знали все, кроме Сэма Диллинга.

— Папа, но я ведь обещала Айрин! — вспыхнула Келли. — И мне нет никакого дела до шарад Бланш!

Диллинг нахмурился, Энтони отвернулся и принялся разглядывать корешки книг в шкафу напротив. Ему не были понятны причины, по которым Сэм вдруг принялся разыгрывать роль сурового отца. Зрелище было не из приятных…

— Ладно, — согласился Сэм. — Забудем о шарадах. Но я против того, чтобы ты гоняла на этой ужасной машине по нашим узким дорогам. Не женское это дело, Келли Джо…

Энтони чуть не присвистнул. Ему на мгновение показалось, что он слышит голос Бланш Диллинг. Так вот откуда ветер дует! Бланш, видимо, всеми силами пытается рассорить отца с дочерью, и у нее, надо сказать, неплохо получается!

И тут Энтони осенила блестящая идея.

— Послушай, Сэм, я могу отвезти Келли в город.

— Ты? — удивился Диллинг.

— Да. Мне самому надо съездить, и я с удовольствием подвезу мисс Диллинг…

Лицо Сэма выражало недоумение, лицо Келли — ярость. Она совсем не обрадовалась неожиданной помощи, но Энтони это не испугало. Главное, что он сможет провести с ней некоторое время наедине вне поля зрения ревнивой Бланш.

— Ох, мне так не хочется тебя утруждать, — протянул Сэм. — И потом этот ужин с шарадами…

— Я действительно собирался отъехать сегодня вечером, — уверенно лгал Энтони. — Бланш будет рада, если Келли поедет не одна, а с кем-нибудь из старших.

Энтони подмигнул Келли, но если он надеялся таким образом смягчить ее ярость, он просчитался.

— Никуда я не… — начала она, гневно раздувая ноздри.

— Прекрасная идея, Энтони, — перебил ее Диллинг. — Иди собирайся, Келли Джо!

Келли сжала кулаки и, судя по ее лицу, собралась высказать отцу и Энтони все, что она о них думает. Но по неизвестной причине вдруг передумала и выскочила из кабинета.

— Я буду ждать вас у главного входа через пол часа, мисс Диллинг, — крикнул Энтони ей вслед.

— Девчонка становится своевольнее с каждым днем, — пояснил Сэм с неловкой улыбкой. Ему было не по себе за эту некрасивую сцену. — В Штатах она такой не была…

Держу пари, что и ты в Штатах был другим, подумал Энтони. Эта бледная поганка веревки из тебя вьет!

— Не думаю, что двадцатитрехлетняя девушка нуждается в особенном контроле, — негромко заметил Энтони.

Конечно, не его дело давать советы по воспитанию детей, но Сэм явно несправедлив к Келли Джо…

— О, Келли сущий ребенок, — махнул рукой Сэм. — Глаз да глаз за ней нужен…

— На меня мисс Диллинг произвела впечатление вполне самостоятельной молодой особы.

— Даже чересчур, — хохотнул Сэм. — Бланш утверждает, что девушки ее круга не должны вести себя подобным образом…

Сэм осекся, сообразив, что брякнул лишнее, но Энтони великодушно сделал вид, что не придал значения этим словам. Значит, я был прав, и без Бланш тут дело не обошлось, подумал он. Бедная Келли…

— Сэм, у тебя изумительная дочь, — вкрадчиво сказал Энтони. — По-моему, ты к ней несколько несправедлив.

— Наверное, — сокрушенно вздохнул Диллинг. — Я вижу, что они с Бланш не очень ладят между собой, и это меня очень печалит. Моя жена — идеал женщины, и Келли Джо должна бы брать с нее пример.

Энтони фыркнул.

— Келли Джо в сто раз лучше Бланш, — отрезал он с такой горячностью, что Сэм с подозрением покосился на него.

Скорее всего, это и бесит нашу милую Бланш, ехидно добавил Энтони про себя, но благоразумно не стал выражать эту мысль вслух. — Знаешь, Энтони, какая у меня заветная мечта? — благожелательно спросил Диллинг, откинувшись назад в кресле. — Я бы очень хотел, чтобы Келли Джо удачно вышла замуж…

К такому повороту Тони готов не был. Он буквально вытаращил глаза на заботливого папашу.

— Удачно вышла замуж?

— Да. Каждый отец хочет, чтобы его ребенок был счастлив… Келли Джо очень милая девочка, только немного необузданная. Я бы очень хотел, чтобы о ней заботился достойный человек…

Энтони внимал этим отцовским откровениям со смешанным чувством жалости и недоумения. Диллинг явно любит дочь и беспокоится из-за нее. Ее распри с Бланш, несомненно, причиняют ему боль… Но почему он делает выбор не в пользу дочери? Почему он встал на сторону жены в этой схватке? И, главное, зачем он пускается в такие откровения?

— Да, я понимаю тебя. — Энтони многозначительно кивнул, словно и он был отцом, на котором лежит забота о взрослой дочери.

Они помолчали еще с минуту, каждый занятый своими мыслями.

— Ладно, не буду тебя больше задерживать, — наконец сказал Сэм. — Келли рассвирепеет, если ты придешь позднее назначенного времени…

Энтони вскочил с неприличной поспешностью. Опаздывать он и сам не хотел.

— Завтра продолжим, — сказал он, собирая бумаги. — Желаю приятно повеселиться на ужине…

Энтони вышел из кабинета и аккуратно притворил за собой дверь. Уф, неужели у него получилось сегодня убить двух зайцев одним ударом?

Вдруг какой-то приглушенный стук привлек его внимание. Тони прислушался. Словно кто-то быстро убегает по коридору. Он оглянулся и увидел, как мелькнуло что-то цветное, прежде чем скрыться за попоротом. Похоже на нарядное платье Бланш, но Энтони не был уверен. Кто-то подслушивал у дверей! Но зачем?

Несмотря на то, что Энтони очень торопился, он все равно пришел позднее Келли Джо. Когда он спустился вниз по каменной лестнице, она стояла у фонтана и кидала монетки в журчащую воду.

— Келли, простите, — выпалил запыхавшийся Энтони.

Ему пришлось подняться к себе, чтобы захватить кое-какие бумаги. В конце концов, ему нужен был предлог, чтобы оправдать свой визит в город…

— Все нормально, — ответила девушка.

Энтони успел заметить, что у нее покрасневшие глаза.

В машине Келли Джо подтянула ноги к подбородку и обхватила их руками. На ней были потертые джинсы и легкий красный свитер, волосы перехвачены ленточкой в тон. Она выглядела настолько несчастной, что у Энтони сжалось сердце.

Пока они не выехали за пределы поместья, Келли не раскрывала рта, а Энтони лихорадочно придумывал темы для разговора. Он, который всегда так гордился своим умением поддержать любую беседу, внезапно обнаружил, что у него не хватает слов… Однако когда поместье Диллинга осталось позади, Келли Джо заговорила первой.

— Наверное, я должна поблагодарить вас, — сухо произнесла она, — Если бы не ваше великодушное предложение, я бы участвовала сейчас в дурацких шарадах…

— Если честно, то у меня тоже не было ни малейшего желания принимать в них участие, — беззаботно отозвался Энтони, — так что еще неизвестно, кто кого выручил.

Келли Джо немного расслабилась. Все это время она ненавидела Энтони за то, что он посмел оказать ей услугу, и ненавидела себя за то, что согласилась поехать с ним. Но если это путешествие ему тоже выгодно… Это меняет дело.

Келли опустила ноги вниз. Энтони покосился на нее. Келли смотрела прямо перед собой, ее губы были упрямо сжаты. Интересно, как она отреагирует, если он остановит машину, развернет ее к себе и попытается стереть упрямое выражение с ее лица поцелуями…

Энтони тряхнул головой. Так недолго и врезаться во что-нибудь. Главное — следить за дорогой и не отвлекаться на свою потрясающую соседку. Кстати, она ведь водит точно такую же машину… Было бы интересно посмотреть на Келли Джо за рулем.

— Послушайте, Келли, — заговорил Энтони, — давайте поменяемся местами?

— То есть? — Голос девушки звучал заинтригованно, несмотря на все ее попытки сохранять бесстрастность.

— У вас же точно такая машина, правда? Хотите сесть за руль?

Келли стиснула руки. Почему он разговаривает с ней таким тоном? Делает одолжение? Или просто решил пойти наперекор ее отцу? Она посмотрела на Энтони. Ни насмешки, ни снисходительности она не увидела в его глазах. Совсем наоборот. Келли не помнила, чтобы на нее когда-либо смотрели с таким искренним восхищением. Это смутило ее, и она снова опустила глаза.

— Я… не знаю, — промямлила она неуверенно, чувствуя, что где-то допустила ошибку по отношению к Энтони.

Она была уверена, что он, как все остальные в поместье, считает ее глупой маленькой девчонкой, и вела себя соответственно. Но сейчас… нет, конечно, ей показалось, ведь этого не может быть на самом деле… Но все-таки она на секунду поверила, что Энтони Грейвуд испытывает к ней определенный интерес…

— Да бросьте, Келли, я уверен, вам понравится.

Тони не понимал, почему Келли Джо вдруг притихла. Ему было бы спокойнее, если бы она по-прежнему возмущалась и бунтовала, противопоставляя себя всему миру. В этом случае ему было бы гораздо легче справляться со своими эмоциями. Но тихая и задумчивая Келли Джо, такая хрупкая и беззащитная, вызывала в кем непреодолимое желание прижать ее к себе покрепче, защитить от всех… К чему может привести такая защита, было страшно даже представить себе.

— Хорошо, — выдохнула Келли Джо. Ее глаза загорелись. — Это очень любезно с вашей стороны…

Она хитро улыбнулась, и Энтони стало не по себе. Что задумала это девчонка? Но деваться было некуда, и он остановил машину. Через минуту Келли Джо уже сидела на его месте и с наслаждением сжимала руль.

— Сколько времени? — спросила Келли.

— Без двадцати семь.

— Через полчаса мы будем на месте.

— Но, Келли, здесь езды как минимум на час, — запротестовал Энтони, — и то если очень торопиться…

Она кровожадно расхохоталась и повернула ключ зажигания.

— Пристегните ремни, мистер Грейвуд, — торжественно объявила она, и Энтони ощутил легкий холодок. Пожалуй, в том, что отец запрещает ей водить машину, что-то есть…

Келли с детства обожала скорость. Она могла часами кататься на аттракционах — чем быстрее, тем лучше. Но машины были ее мечтой. Как только ноги достаточно выросли, чтобы доставать до педалей, Келли Джо села за руль. Она бесстрашно гоняла на раздолбанном драндулете по ферме тети Лу, наводя ужас на местных коров. Ни о чем Келли Джо не мечтала так неистово, как о правах и собственной машине. Время для нее тянулось ужасно долго, но все-таки наступил момент, когда отец торжественно вручил ей ключи от новехонького автомобиля. Келли Джо чуть с ума не сошла от радости, но ее восторг несколько уменьшился, когда она увидела подарок. Сэм постарался на славу. Миниатюрный ярко-зеленый «форд» словно просился на обложку женского журнала. Келли без труда представила себе куклу Барби за рулем этого великолепия, и ей стало плохо. Однако огорчать отца она не могла. Пришлось притворяться, что его выбор пришелся ей по вкусу.

Келли хотела настоящую машину, стремительную и мощную, чтобы никто не морщился презрительно, завидев ее на дороге. Сколько мучений ей пришлось пережить из-за насмешек над ее кокетливым транспортным средством! Неудивительно, что Келли Джо выдержала только несколько месяцев, а потом старалась как можно меньше ездить на собственной машине. Казалось, выхода нет. Личных средств для покупки автомобиля у нее не было, а просить отца она не решалась. И потом вряд ли он разрешит ей приобрести автомобиль гоночного класса…

Но совершенно неожиданно Келли Джо нашла союзника там, где меньше всего ожидала. Когда Сэм женился на Бланш Атринс и они переехали в Англию, Келли потребовала другую машину, объясняя это тем, что не может перестроиться на левостороннее движение. К ее удивлению, Бланш горячо поддержала ее. Новоиспеченная миссис Диллинг всячески пыталась упрочить свое положение и поэтому встала на сторону падчерицы. Под двойным натиском Сэм сдался и выделил необходимую сумму. Келли было позволено самой выбрать себе машину — Сэм уже успел забыть о ее любви к скорости. Единственным минусом было то, что он попросил Бланш съездить вместе с Келли Джо. Девушка поначалу испугалась, что ее заставят купить очередную игрушечную модель, но, во-первых, Бланш абсолютно не разбиралась в марках автомобилей, а во-вторых, она предпочла провести свободное время за болтовней с подругами, чем мотаться по автосалонам с Келли Джо.

Результатом стала изумительная красная «феррари». Теперь, когда Келли мчалась на ней, никто не провожал ее снисходительными смешками. Все водители не сомневались, что за слегка затемненными стеклами прячется настоящий гонщик, и только самые наблюдательные могли разглядеть хрупкую девушку за рулем.

Сэм был в ярости. Он-то знал, что будет творить Келли Джо с этой машиной, и только безграничная любовь к Бланш удержала его от того, чтобы высказать ей все, что он думает по поводу их совместной покупки. Но Келли клятвенно уверяла, что будет очень осторожна, что никогда не станет нарушать правила и вообще будет паинькой. Отцовское сердце дрогнуло, и «феррари» заняла достойное место в гараже Диллингов. Но покоя Сэм с тех пор не знал. Каждый раз когда Келли куда-то выезжала, он не находил себе места. А уж после того, как она однажды прокатила его (причем, судя по словам самой Келли, она ничуть не ускорялась!), он вообще запретил ей ездить одной на дальние расстояния.

Поэтому предложение Энтони пришлось Келли Джо по вкусу…

8

— Приехали, — радостно сообщила Келли. — Двадцать восемь минут.

Энтони перевел дух. Он и сам был не прочь погонять иногда и смеялся над Берни, который не переносил быстрой езды. Но то, что проделывала сейчас Келли Джо, не укладывалось ни в какие рамки!

— С вами все в порядке, мистер Грейвуд? — лукаво спросила Келли Джо. — Кажется, вы побледнели.

— Если честно, я только сейчас понял, что испытывает мой друг Берни, когда жалуется, что я еду слишком быстро, — признался он.

Келли улыбнулась и впервые посмотрела на него без враждебности.

— Я старалась, — прошептала она, и Энтони спросил себя, не было ли это представление затеяно специально для него. Но Келли быстро вернула его с небес на землю. — Давайте договоримся, когда мы встретимся и где, — сказала она деловито.

Энтони открыл было рот, но вовремя вспомнил, что они приехали сюда не для романтического ужина. Келли, кажется, собиралась навестить какую-то подругу…

— Я не тороплюсь и могу подвезти вас к дому вашей подруги, — спокойно произнес он, стараясь скрыть свое разочарование.

— Не надо, спасибо, — почему-то смутилась Келли Джо. — Я выйду здесь. Давайте на этом же месте через два часа, хорошо?

Энтони кивнул. Мгновение — и она уже выскочила из машины. Помахав Энтони рукой, Келли быстро скрылась в каком-то переулке. Он нехотя перебрался на водительское сиденье, сжал руль, который хранил еще тепло ее рук.

Как мне понять тебя, Келли Джо? Почему ты так упорно сторонишься меня?

Мысли были не из приятных. Энтони медленно ехал по городу и размышлял, чем бы занять эти два часа. Время словно издевалось над ним. Каждая минута превращалась в час. Вот бы Берни посмеялся, думал Энтони с мрачной насмешкой, если бы узнал, что я отправился неизвестно куда, покинул общество прекрасных женщин и все из-за каких то несчастных получаса наедине с Келли Джо Диллинг! Впрочем, есть еще обратная дорога…

До назначенного времени оставалось не больше десяти минут, когда Энтони выехал на тихую улочку с двумя рядами аккуратных домов. Он уже думал развернуться и поехать обратно, чтобы не заставлять Келли ждать, как внезапно увидел ее. По правой стороне улицы шла Келли Джо рядом с высоченным парнем. У него в руках были тяжелые пакеты, Келли шла налегке. Они оживленно что-то обсуждали.

Подруга Айрин! — с презрением вспомнил Энтони. Так вот как она выглядит. Конечно, Келли не хотела, чтобы он подвозил ее до дома. Как бы она объяснила своему дружку его присутствие? Притворщица!

Даже когда Энтони узнал, что жена изменяет ему, он не испытывал такой жуткой, а главное, абсолютно беспочвенной ревности. Какое право он имеет судить Келли Джо? Она взрослая женщина и сама решает, с кем дружить, кого любить. Представив Келли в объятиях этого парня, Энтони застонал. Лучше бы он остался в поместье, играл бы в глупых шарадах и тешил себя надеждой, что Келли Джо когда-нибудь начнет относиться к нему по-другому. Сейчас он понял четко — рассчитывать ему не на что.

Келли и ее спутник тем временем остановились у дома. Она стояла спиной к Энтони, и он не видел ее лица, зато мужчина был как на ладони. Это был совсем юный мальчик, вряд ли старше самой Келли, светловолосый и симпатичный. Он с обожанием смотрел на Келли, которая размахивала руками, что-то ему объясняя.

Они так красиво выглядели вместе. Красиво и гармонично. Одинаковые потрепанные джинсы, один возраст и, несомненно, одни и те же вкусы и взгляды. Им есть о чем поговорить. Рядом с этим долговязым парнем Келли Джо не станет молчать или дуться или обижаться на все подряд. С ним она может быть откровенной и спокойной, к нему она может прислониться и закрыть глаза…

Энтони закусил губу. Самоистязания были ему в новинку. Никогда раньше он не чувствовал себя до такой степени далеким от интересной ему женщины. Хотя, надо признать, его еще ни разу и не тянуло с такой силой ни к одной женщине…

Он попробовал заставить себя отвести глаза. Бесполезно. Даже отвернувшись, он четко видел перед собой эту парочку. Парень немного сутулится и перекладывает тяжелые пакеты из одной руки в другую. Келли Джо стоит рядом и делает вид, что не замечает его горящих глаз. Может быть, он сейчас лихорадочно подыскивает слова, чтобы пригласить ее на первое свидание. А может быть, между ними уже давно все решено, ведь не зря же она солгала отцу, чтобы вырваться сегодня вечером в этот проклятый городишко!

А ты разыгрывал из себя благородного рыцаря, терзался Энтони. Мечтал о том, что сможешь подобрать к ней ключик! Она же просто воспользовалась возможностью увидеться со своим возлюбленным…

Нет, это невыносимо! Энтони сцепил руки и откинул голову назад. Какое право он имеет возмущаться? Они едва знакомы, и Келли не виновата, что он размечтался, как незрелый юнец! Она ни словом, ни жестом не дала ему понять, что он ей небезразличен, а уж Энтони собаку съел на распознавании любовных знаков. Что же ему остается делать? Стиснуть зубы и терпеть, а также надеяться, что его внезапное чувство к Келли Джо Диллинг окажется столь же несерьезным и быстротечным, как и многие другие его увлечения.

Ничего, эта неделя пролетит быстро, я вернусь в Лондон и забуду о ее существовании, утешал себя Энтони, но сердце все равно болело и не желало прислушиваться к голосу разума.

А Келли все разговаривала со своим приятелем, и Энтони снова принялся наблюдать за ними. Ревность — не самый лучший бинокль, и все увиденное представлялось Энтони как неоспоримые доказательства нежных отношений между молодыми людьми. Вот Келли Джо ласково потрепала его по руке, вот он, поставив пакет на землю, схватил ее за плечо… Каждое вольное движение причиняло Энтони адовы муки, и все же он очень жалел о том, что не видит лица Келли. Он не сомневался, что по ее глазам сразу бы понял, что она испытывает по отношению к своему собеседнику. А так он мог только наблюдать за ее кудрявым затылком…

Наконец их десяти минутная беседа, показавшаяся Энтони вечностью, закончилась. Парень подхватил пакет и наклонился, чтобы поцеловать Келли. У Энтони потемнело в глазах, и он что есть мо, чи ударил кулаком по рулю. Результат напугал даже его, не говоря уже о нескольких прохожих и Келли Джо с её спутником. Сигнал клаксона, раздавшийся внезапно посередине этой сонной улицы, прозвучал как гром среди ясного неба. Келли повернула голову и тут же определила источник звука. Кивнув молодому человеку, она быстро пошла к машине.

Первой реакцией Энтони было немедленно завести мотор и уехать, но он сообразил, что это выглядело бы, по меньшей мере, глупо. Келли Джо узнала его машину, и спасаться бегством бесполезно. Хотя ему хотелось очутиться в настоящий момент как можно дальше от нее — Келли Джо явно гневалась, а в ярости она была страшна…

— Вы следили за мной? — сразу спросила она, скользнув в салон. Она смотрела на него строго и сердито. — Что вы тут делаете?

Лгать не хотелось. Да и… Энтони чувствовал себя слишком измотанным, чтобы придумать какое-нибудь правдоподобное объяснение.

— Я случайно проезжал мимо и увидел вас, — сказал он устало.

— Это отец вас отправил следить за мной? — Келли не слушала его, поглощенная собственными эмоциями.

Сколько страданий может выпасть на долю одного — единственного человека за несколько дней? Как будто мало ей всех этих гостей и пышных празднеств! Обязательно надо было появиться этому плейбою, чтобы попадаться ей на каждом шагу и раздражать ее! Везде только и слышно: Тони то, Тони се. Ах, какой он красавчик, ах, сколько сердец разбил. Смотри, Келли Джо, не влюбись… Вот еще глупости! О какой любви может идти речь в конце двадцатого века! Пусть даже Энтони невообразимо хорош собой, это еще не повод падать к его ногам…

Удивительно, сколько мыслей может промелькнуть в одной голове за столь небольшой промежуток времени. Однако буквально за несколько секунд в машине Энтони Келли Джо успела о многом передумать. И о своей неразделенной любви к Эрику, и о надоедливой Бланш, и о загорелых сильных руках Энтони Грейвуда, которые находились у нее прямо перед глазами, потому что посмотреть ему в лицо Келли больше не решалась. Ей было страшно. Она старалась уверить себя, что Энтони ни капли ее не интересует, но впервые в жизни она чувствовала, что совсем не поддается внушению. Вселенная вокруг нее была в данный момент ограничена пределами этой машины, которая так напоминала ее собственную. А этот мужчина, о существовании которого она еще недавно знала только понаслышке, мешает ей сосредоточиться, сбивает с мысли, все путает. О чем она говорила? Что она хотела сказать? Поцелуй меня, Тони… Нет, нет, ни в коем случае. Это было бы катастрофой!

Келли чувствовала, что ее гнев буквально испаряется, Увидев машину Энтони, она рассвирепела, но стоило ей оказаться рядом с ним, как стало ясно, что это единственное место, где ей по-настоящему хорошо. Ей надо вообще не покидать его. Как они могут терять столько времени?

Келли Джо Диллинг, всегда знавшая, чего она хочет и как ей следует поступить, в первый раз понимала, что иногда не все зависит от нее. Ощущение полнейшей беспомощности было ей до сих пор незнакомо, сердце замирало от мысли о том, что она полностью во власти мужчины, который сидит рядом…

Однако Энтони об этом даже не догадывался.

— Я случайно увидел вас, мисс Диллинг. Можете думать, что хотите, но я ни за что не стал бы за вами следить, — сухо произнес он и завел машину.

Сердце Келли ухнуло глубоко вниз. Только сейчас она осознала, что наговорила.

— Я… я… — залепетала она, надеясь, что время вдруг как по волшебству повернет вспять, и она промолчит вместо того, чтобы говорить эту глупость про слежку. — Я не хотела…

— Не сомневаюсь. — В голосе Энтони явно прозвучала издевка. — Я, конечно, не требую, чтобы вы были высокого мнения обо мне, но, по крайней мере, о собственном отце не стоит думать так плохо…

Обида и боль душили его. Похоже, эта девочка настолько зациклена на самой себе, что ей кажется, что все вокруг тоже только и думают, что о ней. Сэм пытается ее выследить, Бланш ее угнетает… Что ж, невольно усмехнулся Тони. В чем-то она права. Я точно ни о ком другом и не помышлял все это время…

«Феррари» неслась по пустынным улицам города. Энтони и Келли молчали — каждый был оскорблен и боялся выплеснуть обиду на другого. Келли Джо не догадывалась, что Энтони терзает ужасная ревность, а Энтони не подозревал о том, что его страдания абсолютно надуманны…

— Энтони, я не хотела вас обидеть, — наконец произнесла Келли Джо.

Она чувствовала свою вину и пыталась извиниться. Беда была в том, что Энтони меньше всего были нужны ее извинения…

— Я понимаю, — холодно сказал он, делая вид, что всецело поглощен дорогой.

— Энтони! — взмолилась Келли. Ощущать тяжесть вины было невыносимо, и она принялась торопливо объяснять ему: — Отец совсем измучил меня в последнее время, я не могу и шагу ступить без его разрешения… Увидев вашу машину, я так разозлилась… Подумала, что вы специально поехали за мной… Я знаю, это глупо, но…

Голос Келли сорвался. Она чувствовала, что вот-вот разрыдается, а этого ей очень не хотелось бы. Почему он сидит как истукан и ни слова не вымолвит? Что такого ужасного она, в конце концов, ему сказала?

— Все нормально, Келли, — нехотя ответил Энтони. Он даже не заметил, что она называет его по имени. Какая разница… — Ваш друг очень огорчился, что вы так рано его покинули?

Каждое слово с трудом давалось Энтони, но он заставлял себя говорить. Он испытывал какое-то болезненное удовлетворение, спрашивая Келли Джо о ее приятеле.

— Да нет, мы уже все сделали, — равнодушно пожала плечами девушка.

Горло Энтони издало булькающий звук. Все сделали! Интересно, что она имеет в виду?

— Ваш приятель очень симпатичный парень, — небрежно заметил он, надеясь, что его голос не дрогнет в самый неподходящий момент. — А почему вы не пригласили его на праздник?

Потому что она явно скрывает его от Сэма, идиот, грубо напомнил он себе. И подтверждение этому не замедлило последовать.

— Понимаете… — Келли замялась. — Папе не очень нравится, что я общаюсь с Блэквилами… Джейки Айрин не принадлежат к кругу Бланш, а с тех пор, как мы переехали в Англию, папа стал излишне внимателен к моим знакомым…

Келли говорила с горечью, и Энтони почувствовал, как на него накатывает новая волна ревности. Отец не разрешает ей встречаться с любимым человеком! Как трогательно и романтично! И как отвратительно!

— Но ведь вы уже совершеннолетняя, — сказал Энтони спокойно, удивляясь собственному хладнокровию, — как отец может вам запрещать встречаться с людьми, которые вам не безразличны?

Запрещает вам любить мужчину, которого выбрало ваше сердце, хотелось добавить Энтони. Но произносить такие слова было слишком страшно.

— Формально совершеннолетняя, — признала Келли, — но фактически я ни на что не имею права. До знакомства с Бланш он был совсем другим, и жизнь наша была иной. А сейчас я не могу и пальцем пошевелить без ее позволения! «Келли Джо, благовоспитанные девушки так себя не ведут»

Келли так здорово передразнила поучительную манеру Бланш, что Энтони невольно улыбнулся.

— И отец стал брать с нее пример, — продолжала Келли, радуясь тому, что у них завязалась беседа. Раз Энтони интересуется ее жизнью, значит, он уже не сердится на нее за неосторожные слова… — Он постоянно ограничивает мою свободу, и в то же время, вы не поверите, Энтони, он начинает меня сватать!

Келли фыркнула, а Энтони от неожиданности резко рванул руль вправо. Машина качнулась, расслабившуюся Келли кинуло на Энтони. На мгновение он ощутил ее горячее тело, но через секунду Келли уже сидела на месте.

— Осторожнее! — упрекнула она незадачливого водителя. — Я везла вас аккуратнее!

— Простите…

Энтони было неудобно, но он с удовольствием еще бы раз повторил такое, чтобы почувствовать Келли Джо так близко от себя.

— Так за кого же сватает вас Сэм? — спросил он, желая продолжения разговора.

— А, за всех подряд , — улыбнулась Келли. — Ему кажется, что мир населен исключительными молодыми людьми, которые только и мечтают, что о женитьбе на мне!

Келли Джо явно шутила, но Энтони было не до смеха. Он-то прекрасно понимал, что в ее насмешливых словах куда больше правды, чем она думает. Молодая, красивая, богатая — чем не приманка для многих мужчин? С ужасом Энтони сознавал, что не прочь присоединиться к числу этих соискателей…

— Значит, он хочет выдать вас замуж, — шутливо проговорил он, поддерживая тон девушки.

— Да. Бланш тоже постоянно твердит об этом.

— Тогда в чем дело? Я уверен, что у вас будет гораздо больше свободы, если вы выйдете замуж…

Сейчас она скажет мне, что давно уже обручена с тем долговязым парнем, и мне останется только высадить ее и пустить машину под откос, с мрачной ухмылкой подумал Энтони.

— Я знаю, — протянула Келли. — Было бы здорово…

— Но в чем тогда проблема? — настаивал он. — Например, ваш приятель, как его… кажется, Джейк… из вас бы вышла хорошая пара…

Энтони судорожно облизнул губы. Все, он высказался. Яснее ясного. Действительно непонятно, почему она не сбежит тайком с любимым. От девушки с характером Келли Джо надо ожидать именно таких поступков.

— Джейк? — переспросила Келли и расхохоталась. — Нет, это невозможно!

Как небрежно это было сказано! Самые очевидные доказательства не убедили бы Энтони лучше в том, что Келли Джо абсолютно равнодушна к этому Джейку.

— Но ведь вы ему нравитесь… — настаивал Энтони, хотя сердце радостно затрепыхалось в груди.

— Может быть, — неохотно согласилась с ним Келли Джо.

Говорить с Энтони о Джейке ей было неприятно. Словно опять взрослый мужчина расспрашивает маленькую девочку о се первых друзьях и детских влюбленностях.

— И почему тогда вы скрываете от отца, что встречаетесь с Джейком? — продолжал допытываться Энтони.

Он приписал уклончивость Келли ее нежеланию говорить о сердечных делах, и демон ревности вновь овладел им.

— Я не скрываю. Просто ему не нравится, что я общаюсь с Айрин, а Джейк ее брат. Но она действительно хорошая…

— В чем же дело? Сэм не производит впечатления самодура…

— Айрин раньше употребляла наркотики, — выдавила Келли Джо. — Теперь нет, но она… больна, и я помогаю ей. Вместе с Джейком. Она бы пропала без нас, а папа никак не желает это понять!

Энтони хотелось запеть. Какую дурную шутку сыграло с ним богатое воображение! Келли Джо и не думает об этом парне, а он уже чуть ли не поженил их!

— Очень благородно с вашей стороны помогать больной подруге, — тихо сказал Энтони, от души надеясь, что его голос звучит не слишком радостно.

— Айрин пропадет без нас, — с легким удивлением повторила Келли, как будто это все объясняло. — Но отцу, вернее Бланш, кажется, что я вращаюсь в неподходящем для меня обществе, и мне приходится каждый раз выдумывать предлоги, чтобы ускользнуть из дома. На этот раз мне помогли вы…

— Это просто случайность, мне тоже надо было по делам, — улыбнулся Энтони.

Только бы она не начала расспрашивать, как он провел это время!

Но Келли Джо молчала и смотрела в окно, словно жалея о том, что разоткровенничалась с малознакомым человеком. Энтони постепенно сбавлял скорость, хотя на дороге почти не было машин и можно было разогнаться по полной. Однако он не спешил доказывать Келли Джо, что умеет водить «феррари» не хуже нее. Наоборот, хотелось растянуть это молчание для двоих как можно дольше, чтобы вокруг не звучали голоса посторонних людей.

Вот если бы уехать сейчас куда-нибудь далеко и не возвращаться в поместье, размечтался Энтони. Интересно, что она скажет, если я предложу ей сбежать?

9

Тишина действовала Келли Джо на нервы. Словно Энтони выполнил свой долг, побеседовал с ней и забыл о ее существовании. Наверняка ждет не дождется, чтобы поскорее вернуться в поместье, к женщинам, которые постоянно вьются вокруг него. И пожалуйста. Лично она не собирается присоединяться к толпе его обожательниц!

Келли наклонилась, расстегнула босоножки и поджала под себя ноги. Потом стянула с волос ленточку и отгородилась от Энтони каштановой гривой. Так было легче — не видеть его совсем и представлять себе, что ее везет Алистер, шофер отца.

Но из-за Алистера она никогда бы не чувствовала себя так некомфортно. Ей отчаянно хотелось побыстрее выскочить из машины, которая превратилась в настоящую ловушку, но, с другой стороны, у нее ведь больше не будет возможности побыть с Энтони наедине. Дома он едва на нее смотрит, а вскоре и вообще уедет навсегда…

Надо воспользоваться возможностью. Пусть она наговорит всяких глупостей, но это будет настоящая беседа. Он будет отвечать на ее вопросы, сам спрашивать, улыбаться. Ему так идет улыбка… Почувствовав, что ее мысли принимают опасное направление, Келли Джо напряглась. Если она сейчас не заговорит, то их путешествие может плачевно закончиться!

О чем там они беседовали? Ах да, о свадьбах и сватовстве!

— А знаете, было бы здорово, если бы существовала какая-нибудь контора, где можно было бы брать супругов напрокат! — громко заявила Келли.

Энтони вздрогнул. Никогда не знаешь, чего ожидать от этой девушки!

— Зачем?

— Всякие бывают в жизни ситуации, — туманно ответила Келли Джо. — Вот я, например. Могла бы сбежать из дому, но боюсь огорчить отца. Бланш и так его измучила. Значит, чтобы вырваться на свободу, мне надо выйти замуж. Как было бы просто: приходишь, заключаешь контракт, по которому мистер Такой-то обязуется некоторое время изображать перед всеми твоего мужа…

— Это легко проверить, — перебил ее Энтони. — И потом, возможно, ваш отец захочет сыграть свадьбу… Что делать тогда?

— Ну тогда можно было бы действительно заключить брак, — пожала плечами Келли. — Какая разница. И никто не остался бы в накладе. Папа был бы счастлив, что его дочь пристроена, у Бланш я тоже не путалась бы под ногами, у меня была бы свобода, а у так называемого мужа приличная сумма денег. Все законно и безопасно… Вот было бы здорово!

— Неужели среди ваших знакомых нет ни одного человека, который согласился бы на этот маленький обман?

— Н-нет… — пробормотала Келли. Не говорить же ему, что идея о муже напрокат только что пришла ей и голову! — Страшно. А вдруг кто разболтает…

— А вы действительно хотели бы провернуть нечто подобное?

Келли не понимала, почему Энтони так серьезен. Она была уверена, что он начнет смеяться над ней и шутить, а он скрупулезно выясняет обстоятельства, о которых она сама не имеет понятия!

— Д-да.

— Тогда я предлагаю вам свои услуги в качестве мужа напрокат.

Келли решила, что она ослышалась.

— Что?

— Вы хотите вырваться на свободу, — невозмутимо пояснил Энтони. — Я вас понимаю. Вы придумали остроумный способ избежать отцовской опеки, и я предлагаю вам свою помощь.

— Но… — Келли во все глаза смотрела на Энтони. Это не укладывалось в голове! — Но… вам-то зачем это надо?

— Допустим, по определенным причинам мне тоже в данный момент нужна жена, — тут же ответил он, чуть усмехнувшись.

Представляю ее удивление, подумал он, если — бы я сказал ей, что влюбился и действительно предлагаю ей стать моей женой. Пожалуй, она способна открыть дверцу и на полном ходу выпрыгнуть из машины…

— Ваша идея изумительна, Келли, — продолжил Энтони, видя, что девушка слишком ошеломлена, чтобы говорить. — Двое хороших знакомых заключают взаимовыгодную сделку на определенный период. Больше ничего. Развод сейчас не проблема, и никто не догадается, что это был самый настоящий спектакль.

Келли облизнула неожиданно пересохшие губы.

— И никаких… — Она запнулась. — В смысле семейных отношений…

Девушка густо покраснела.

— Естественно, Келли, — поспешил Энтони ее заверить. — Это тоже часть сделки. Ничего не изменится в отношениях между нами. Никаких супружеских обязанностей, не волнуйтесь.

Неужели ты думаешь, что я способен навязываться женщине, которая меня не хочет? — с невольной горечью добавил он про себя. А так идея великолепна. Она ведь станет миссис Грейвуд и будет вынуждена носить это имя некоторое время. А там кто знает, многое может произойти…

И почему я до сих пор не умерла от изумления? — думала Келли Джо. Фактически он предлагает мне стать его женой. Пусть не настоящей, пусть на некоторое время… Она будет миссис Энтони Грейвуд, и ему придется обращать на нее внимание! Но зачем ему это надо? Чтобы досадить кому-то? Но ведь Энтони стоит только свистнуть, и к нему сбегутся все девушки Англии. Зачем ему она, Келли Джо Диллинг? — Потому что ты только что сама сказала, что тебе нужен муж напрокат, с которым у вас будут деловые отношения, не без горечи напомнила она себе. Зачем Энтони сложности? С этими влюбленными девицами не оберешься хлопот, а с тобой ему гарантирован развод…

— Ну что, Келли Джо, как вы думаете, такой зять как я подойдет вашему отцу? — улыбнулся Энтони.

— Он будет в восторге, — печально сказала Келли. Дошутилась, называется…

— А вы? Что скажете вы? Мы договорились?

Келли молчала. Стоит ли растравлять себе душу? Все вокруг примутся поздравлять ее и завидовать ей, будут оглядывать ее с ног до головы, спрашивая себя, что Энтони Грейвуд нашел в этой девчонке. А ей придется улыбаться и притворяться, что она безумно счастлива и что это действительно любовь с первого взгляда. Келли усмехнулась. Уж по крайней мере с ее стороны это будет чистая правда, лгать ей не придется… И потом, отец с ума сойдет от радости, и она получит долгожданную свободу. А сердце потерпит равнодушие Энтони и его показную заботу и внимание.

— Я согласна, — выдохнула Келли.

— Отлично.

Энтони, похоже, ни капли не сомневался в ответе. Он ловко выхватил мобильный телефон из нагрудного кармана и набрал одной рукой номер. Ошеломленная такой скоростью, Келли молча смотрела на него. Как он хорош! Красивый, уверенный в себе… Невероятным усилием воли Келли подавила в себе глупое желание дотронуться до его крепкой загорелой руки. Не хватало еще, чтобы он догадался о ее чувствах! Вот смеху-то будет. Хороша деловая сделка, где один из партнеров буквально умирает от любви! Нет, если она хочет выделиться из толпы его поклонниц, ей надо вести себя так, как будто ей нет никакого дела до блистательного Энтони Грейвуда. Тогда он хотя бы будет уважать ее и вспоминать о ней без презрения…

А Энтони тем временем беседовал со своим адвокатом.

— Джерри, привет!

Трубка булькнула в ответ.

— Да, все нормально. С Диллингом обо всем договорились, но я звоню не поэтому… Я знаю, что сейчас уже поздно, но если ты очень поторопишься, ты успеешь…

Келли затаила дыхание. Что Энтони имеет в виду?

— Помнишь Роджера Крейпола? Да, тот, у которого связи в мэрии… Он как-то хвастался, что без проблем может организовать любую свадьбу в течение пяти часов. Позвони ему, хорошо? Я сейчас выезжаю, завтра буду в Ипсвиче, мне нужна самая ранняя церемония. Все очень просто, никаких газетчиков и приглашенных.

Трубка снова забулькала. Собеседник Энтони явно не понимал, о чем речь.

— Я женюсь, — ответил Энтони на вопрос Джерри. — Организуй все необходимое, хорошо? Невесту зовут Келли Джо Диллинг…

Келли всегда гордилась тем, что не теряла присутствия духа ни при каких обстоятельствах. Даже когда ее с друзьями однажды остановил полицейский за превышение скорости, а в багажнике был спрятан килограмм марихуаны, она не впала в панику, а вполне достойно вышла из ситуации. А сейчас она едва могла унять дрожь.

Наверное, я сплю, решила Келли Джо. И мне снится сон, ужасающе-прекрасный. Я слишком много думала об этом Энтони Грейвуде, и вот результат…

— Нет, я не собираюсь ни от кого ничего скрывать, — терпеливо объяснял тем временем Энтони. — Просто мне не нужна особенная огласка… Да, я хочу, чтобы это произошло как можно скорее… Мы с моей невестой очень торопимся…

Тут Энтони развернулся к Келли и залихватски подмигнул ей. Келли сжала руки с такой силой, что ногти больно впились в ладони. Боль несколько отрезвила ее. Нет, это не сон. Все происходит на самом деле — она сидит в машине Энтони Грейвуда, они возвращаются к ней домой, а он между делом договаривается о свадебной церемонии в пригороде Лондона.

— Господи, Джерри, что же тут непонятного! — рассмеялся Энтони. — Я и не догадывался, что мой адвокат до такой степени несообразителен… Хорошо, перезвони мне как только все выяснишь. Жду.

Энтони закрыл телефон и сунул его обратно в карман.

— Джерри был потрясен, — конфиденциально поведал он Келли Джо.

Я тоже, сказала про себя девушка. Она рассчитывала, что теперь Энтони даст ей какие-либо объяснения, но он принялся пространно рассуждать о достоинствах и недостатках своего давнего приятеля Джеральда Каннига, делая вид, что не замечает вопросительных взглядов Келли. Она же не осмеливалась ни о чем спросить. Вдруг это видение можно разрушить словами. Лучше уж подождать, пока оно само рассеется…

Внезапно зазвонил телефон. — Алло… Да, Джерри… Отлично. Спасибо большое. Завтра в девять… Да, я все понял, мы будем на месте. До встречи.

Еще не закончив разговаривать, Энтони крутанул руль и резко развернул машину. Келли следила за его действиями круглыми от удивления глазами.

— Что… что вы делаете? — пробормотала она, когда стало ясно, что они кардинально поменяли направление.

— Мы едем в Ипсвич, — невозмутимо ответил Энтони. — Завтра в девять часов у нас там свадьба.

Вечером этого дня Сэм Диллинг спустился в столовую к ужину. Настроение было превосходным — Бланш весь день была очень мила, да и обсуждение дел с Энтони Грейвудом привело к весьма удовлетворительным результатам. К тому же Бланш обещала устроить весьма занимательный вечер…

Бланш остановила его на лестнице.

— Ты не видел Энтони? — требовательно спросила она. — Все уже собрались, только его нет. В комнате его тоже нет, Берни ничего не знает. Куда он мог пропасть?

Если Сэму и показалось странным, что его жена с такой настойчивостью расспрашивает его о постороннем мужчине, то он ничем этого не показал.

— Энтони уехал в город. К ужину он вряд ли вернется, — хладнокровно ответил он.

— Что? — Бланш схватилась за сердце. — А как же мои шарады?

— Бланш, дорогая, у тебя помимо Энтони полно гостей, — начал успокаивать жену Сэм.

— Ах, ты ничего не понимаешь! — вспылила Бланш. — Без Энтони ничего не получится!

Она настолько разозлилась, что совсем забыла, что разговаривает с мужем.

— С какой стати он собрался в город? Почему он ничего не сказал мне, когда я зашла к вам сегодня?

— А он был обязан это сделать? — иронично спросил Сэм. Неподдельный гнев его супруги очень ему не нравился. — У него какие-то дела в городе, и к тому же он предложил подвезти Келли Джо…

— Келли? Она поехала с Энтони? — Бланш вытаращила глаза.

Сэм кивнул. Растерянная физиономия жены немало позабавила его.

— Что ей там понадобилось?

— Кажется, она хочет навестить подругу, — пожал плечами Сэм.

— Держи карман шире, — фыркнула Бланш. — Все это выдумки! Наглая ложь. Наша милая девочка просто очень захотела покататься с Энтони.

Вот дрянь, злобно добавила Бланш про себя. Прикидывалась такой тихоней, а уже укатила с Энтони в город. Мне надо у нее учиться!

— Энтони сам предложил, Келли тут ни при чем, — сказал Сэм удивленно.

Бланш опомнилась. Она наговорила много лишнего, это надо было срочно исправлять!

— Ах, я не это имела в виду, — прощебетала Бланш. — Я хотела сказать, что не очень хорошо было отпускать девочку одну с Энтони. Ты же знаешь, у него такая репутация…

Бланш понизила голос и многозначительно закатила глаза. Сэм покраснел. Об этом он не подумал.

— Я не хотел, чтобы она вела машину, — пробормотал Сэм. — Ты же знаешь, как она гоняет. Когда Энтони предложил подбросить Келли, я был рад…

— Сэм! — воскликнула Бланш укоряюще. — Твоя дочь уже взрослая. Понимаешь, подобная поездка может навести на мысль…

Какой же ты негодяй, Тони, размышляла Бланш про себя. От меня шарахаешься как от чумы, а с этой никчемной девчонкой потащился неизвестно куда. Хотела бы я знать, зачем…

— Ты правда считаешь, что я совершил ужасную ошибку? — робко спросил Сэм.

Он полностью доверял суждениям Бланш в области нравственности, и раз она находила неприличным то, что Келли поехала с Энтони в город, значит, так оно и есть.

— Не знаю. — Бланш покачала головой. — Энтони, конечно, славный, но он соблазнил и покинул многих… Мне меньше всего хочется, чтобы наша Келли Джо пережила подобное разочарование.

Ты преувеличиваешь, — засомневался Сэм. — Грейвуд славный малый, он не будет обижать нашу малышку…

Диллингу особенно польстило, что Бланш назвала его дочь нашей. Ради этого он был готов закрыть глаза на многое…

— И потом, Келли Джо уже двадцать три года, — продолжал Сэм смущенно. — Конечно, для меня она всегда будет маленькой, но ведь это сути дела не меняет. Она взрослый человек и…

Он замялся.

— Что? — грозно спросила Бланш. Ход мыслей мужа ей совсем не нравился…

— В ее возрасте пора бы уже встречаться с мужчинами! — выпалил Сэм. — Энтони Грейвуд мне очень симпатичен. Он недурен собой, из семьи очень хорошей, будущий граф, между прочим. К тому же парень с головой и состоянием… Такая редкость в наше время…

— На что ты намекаешь? — багровея, потребовала Бланш.

— Ничего такого, дорогая, — испугался Диллинг. — Просто я подумал, что он был бы подходящей партией для нашей девочки.

Сэм замолчал, преданно глядя на Бланш. Он ожидал, что она немедленно одобрит его, так как неоднократно уже заикалась о поисках мужа для Келли Джо. Но Бланш, если и чувствовала востор, выражать его явно не торопилась. Она яростно кусала губы, еле сдерживая рвущийся наружу гнев.

С ума можно сойти! Подходящая партия для Келли Джо! Надо же быть настолько слепым относительно этой невоспитанной девчонки! Теперь понятно, почему он так настаивал на приглашении Энтони. Все эти деловые вопросы всего лишь прикрытие…

Энтони Грейвуд и Келли Джо Диллинг! Смешно даже представить себе их вместе. Разве она может стать женой Энтони после Алисон? Разве их можно сравнивать?

— Ну что ты думаешь? — робко спросил Сэм, — озадаченный молчанием жены. — Разумеется, я не собираюсь ни на чем настаивать, как было с Генри Карсоном, пусть Келли решает сама, но это было бы здорово…

Бланш по-прежнему молчала, и Сэм решился.

— Знаешь, дорогая, было бы изумительно, если бы ты поговорила с Келли Джо на эту тему.

— Я? — выдохнула Бланш.

— Да. Тебе как женщине было бы легче… Я, конечно, не прошу, чтобы ты как-то на нее воздействовала, но ты можешь хотя бы указать ей на несомненные достоинства Энтони. Она же так молода, совсем не разбирается в мужчинах! Где ей понять… А ты, с твоим умом и опытом…

Сэм запнулся. Глаза Бланш метали молнии. Она явно не была в восторге от его предложения.

— Я не собираюсь беседовать с Келли Джо на эту тему, — отрезала она. И чтобы как-то объяснить свой отказ, добавила: — Не забывай, он ведь был женат на моей родственнице, Алисон живет в нашем доме, и ей может быть неприятно, если я начну сватать Келли и Энтони!

Сэм почесал затылок. Это обстоятельство он в расчет не принял.

— Так это же было давно, — протянул он. — Не думаю, что Алисон будет против. К тому же она вовсю занята Эриком Сазерлендом.

— Неужели ты думаешь, что, побывав замужем за Энтони Грейвудом, его можно просто так выкинуть из головы и заменить каким-то Эриком? — вспылила Бланш.

Слова мужа встревожили ее. Она-то была уверена, что он ничего никогда не замечает. Оказалось, что легкий флирт Алисон и Эрика не ускользнул от его внимания. Значит, он мог увидеть и многое другое…

— Да, я сказал глупость, — смешался Сэм.

Когда Бланш напускала на. себя такой важный, горделиво-оскорбленный вид, он всегда терялся.

— И ты упустил из вида еще одно обстоятельство, — добавила Бланш уже мягче. С суровостью, никогда не следовало перегибать палку. — К чему мне рассказывать Келли Джо о достоинствах Энтони? Даже если она прислушается ко мне, не факт, что он обратит на нее внимание… Любая женщина была бы счастлива с Энтони, это бесспорно. Но далеко не каждый мужчина будет в восторге от Келли Джо!

Этого Сэм проглотить не мог.

— Возможно, — заявил он с деланным равнодушием. — Но тогда как объяснить то, что он глаз с нее не сводит с тех пор, как приехал сюда?

Бланш задохнулась от возмущения. Этот Сэм Диллинг! Как вобьет себе в голову какую-нибудь чушь, так его уже ничто не может разубедить! Надо же, выдумать такое!

— Мистер Диллинг, вас спрашивает мистер Грейвуд!

Их милую беседу прервала горничная с трубкой радиотелефона. Она протянула ее Сэму, а сама скромно встала в стороне. Бланш с жадностью глядела на телефон, словно надеясь проникнуть в тайну этого звонка. Сэм отошел подальше, чтобы избавить жену от соблазна подслушивать.

— Да, хорошо. Я все понял. Желаю вам хорошо пронести время…

Сэм протянул трубку горничной и повернулся к жене.

— Энтони просил передать, что они с Келли сегодня не вернутся.

— Что? — Бланш не верила собственным ушам.

— Келли вдруг что-то понадобилось в Лондоне, и Энтони решил составить ей компанию. Завтра утром он привезет ее обратно. Согласись, что глупо было бы им возвращаться ночью. Мало ли что может случиться по дороге… Бланш, Бланш, что с тобой?

У Сэма были все основания для беспокойства — горячо любимая жена вдруг смертельно побледнела и стала оседать на пол. Он едва успел подхватить ее.

10

Раньше Келли Джо четко знала — свадьбе предшествует тщательная подготовка. Нужно заказывать воздушное подвенечное платье, составлять списки гостей, планировать вечеринку, угощение, музыкантов. Перед свадьбой обязательно должен быть девичник, где с подружками и последний раз можно предаться всяким безумствам. Венчание в красивой церкви, торжественная музыка, слезы на глазах у родителей. И клятва, еле слышное «да», слетающее с нежных губ невесты. Жених поднимает прозрачную вуаль и поцелуем скрепляет вечный союз.

По крайней мере, так показывают в старых фильмах и пишут в книгах. Келли Джо порой примеряла эту церемонию на себя и находила ее довольно старомодной и забавной, но никогда она не думала, что ее собственная свадьба будет до такой степени иной…

Рано утром по сонным улицам Ипсвича промчался свадебный кортеж, хотя таковым его можно было назвать с большой натяжкой. Черная «феррари» Энтони, изрядно запыленная после долгого путешествия, и строгий «ровер» Джеральда Каннинга. В ровере сидела притихшая Келли Джо и каждые пять минут говорила себе, что не спит. Джеральд Каннинг сидел за рулем и время от времени поглядывал на невесту. Он не задавал лишних вопросов Энтони, а тот не счел нужным посвящать его и детали этой скоропалительной свадьбы, но Джеральда терзало любопытство. Однако выбор друга он одобрил. Мало того, что девочка дочь самого Сэма Диллинга, так еще безумно хороша собой. Конечно, Сэм далеко не аристократ, и Грейвуды вряд ли будут в восторге, но эта Келли Джо такая прелесть, что не понять Энтони невозможно…

Келли Джо чувствовала, что Капнинг изучает ее, и злилась из-за этого. Это Энтони настоял на том, чтобы она ехала в другой машине. Когда Келли Джо попыталась указать ему на ненужность всех этих церемоний, он лишь рассмеялся.

— Я хочу хотя бы в чем-то соблюсти ритуал. Не упрямься, Келли…

И Келли сдалась. В последнее время она слишком часто соглашалась с Энтони, сил противиться ему у нее не было. Например, когда он заговорил о покупке свадебного платья, она возразила ему лишь для приличия, зная, что в конечном итоге он все равно победит.

— Келли, пусть для нас эта свадьба не настоящая, но почему бы не повеселиться как следует? Ты хочешь красивое платье?

Келли нерешительно кивнула.

— Значит, вопрос закрыт. Я высажу тебя у самого большого магазина, и ты выберешь себе все необходимое…

И он протянул ей свою кредитную карточку. Первым порывом Келли было гордо отказаться. У нее достаточно денег для покупки! Но потом подумала и приберегла красивый жест на потом. Во-первых, с собой у нее было очень мало денег, а во-вторых, крупные суммы она могла тратить только с разрешения отца…

— Хорошо, — буркнула она, засовывая золотистый пластиковый квадратик в карман.

Стремительность, с которой разворачивались события, ошеломляла даже ее. Как только роковое «да» было произнесено, Энтони развел кипучую деятельность. Он немедленно развернул машину, позвонил Сэму и предупредил, что они вернутся завтра утром, снова связался со своим Джерри и принялся уточнять детали предстоящей церемонии. Келли только диву давалась. Она считала Энтони ленивым себялюбцем, которого женщины избаловали до неимоверной степени. Сейчас она поняла, насколько ее выводы были преждевременны. Ей предстояло еще многое узнать об Энтони Грейвуде…

— Ваш отец был очень удивлен, — сказал Тони с улыбкой, поговорив с Сэмом Диллингом. — Держу пари, что он весь вечер будет гадать, что вам понадобилось в Лондоне…

— И Бланш будет гадать, почему вы согласились подвезти меня туда, — колко ответила Келли Джо. — Все наши дамы умрут от ревности.

Красивое лицо Энтони потемнело. Он совершенно не нуждался в напоминаниях о своей «счастливой» жизни в поместье.

— Представляю себе их реакцию, когда завтра мы вернемся мужем и женой, — беззаботно продолжал он, сделав над собой усилие.

Но Келли не желала поддерживать его веселый тон. Наоборот, в каждом его слове она видела доказательства того, что вся эта суматоха со свадьбой затеяна им лишь для того, чтобы досадить кому-то в поместье.

— Они умрут от смеха, — мрачно изрекла она. — И от удивления тоже. Как я сама до сих пор жива, не знаю, добавила она про себя.

— Не переживайте, мисс Диллинг, — поддел ее Энтони. — Ни одна живая душа не посмеет обидеть миссис Грейвуд…

У Келли защемило сердце. Так легко было представить себе, что все это настоящее… И ласковые слова Энтони, и завтрашняя свадьба. И что это не просто взаимовыгодная сделка, а логичное развитие отношений… Келли искренне верила в то, что замужество поможет ей обрести желанную свободу, но вот только она и не подозревала, что это может быть настолько болезненно…

Когда они добрались до Лондона, уже стемнело. Последний час каждый был погружен в свои мысли, и разговор не клеился.

— Келли, завтра придется очень рано встать. — Энтони наконец нарушил тишину. — В девять часов нам надо быть в Ипсвиче, а до этого мы еще должны купить платье…

А где мы будем ночевать? — хотелось спросить Келли, но она не решалась.

— Я встану, когда надо, — вместо этого решительно сказала она. — Хоть в шесть.

— В самый раз. Правда, магазины открываются в десять… Но Джерри устроил так, что вас будут ждать в магазине Палермо в половине восьмого…

— Но ведь тогда придется больше платить! — возмутилась прагматичная Келли.

— Ну и что, — пожал плечами Энтони. — Зато все будет красиво.

Зачем такие траты ради фальшивой свадьбы? — задумалась Келли. Разум твердил ей, что она совершает ужасную ошибку, и что завтра, когда пройдет опьянение моментом, ей будет невыносимо стыдно из-за того, что она приняла участие в этой авантюре. А сердце упрямо не соглашалось. Ну и пусть, твердило оно. Можно вообразить, что этот мужчина действительно мой. И для всего мира я буду законной женой Энтони Грейвуда…

Миссис Грейвуд. От этого словосочетания сладко кружилась голова, и Келли решила: будь что будет. Они зашли уже слишком далеко, чтобы поворачивать назад!

— Приехали. — Энтони остановил машину.

Сердце Келли подпрыгнуло. Куда приехали?

— У меня в Лондоне есть квартира, — начал Энтони. — Но я думаю, будет не совсем удобно вести вас туда…

Келли Джо кивнула, не понимая, что она испытывает — радость или разочарование.

— Поэтому сейчас я устрою вас в гостинице, а сам поеду домой. Хорошо?

— Да.

Значит, эту ночь она проведет одна в гостинице. Прекрасно. А вы на что рассчитывали, мисс Диллинг? — ехидно спросила она себя. На то, что вам будет предложена ночь страстной любви? С какой стати?

— Ровно в шесть утра я буду ждать вас в холле.

— Договорились. — Келли старалась говорить как можно радостнее и спокойнее.

В конце концов, это задумывалось как остроумная шутка, как легкий выход из положения. Почему же ей так тоскливо, как никогда не было в жизни? — Тогда идем.

Но Энтони по-прежнему сидел на месте. Было невыносимо трудно открыть дверь, выйти из машины… Не хотелось отпускать ее от себя. Шутливый разговор о свадьбах и мужьях напрокат приобрел внезапно серьезный оттенок.

Но оставаться в машине до бесконечности было нельзя. Они вышли, Справа возвышалось величественное здание Шератон-Отеля. Одна из лучших гостиниц Лондона… Какая ирония, размышляла Келли, когда Энтони беседовал с портье. Накануне свадьбы я остаюсь одна в этих хоромах… Наверное, так полагается. Невесте нужно время, чтобы все обдумать. Интересно, Энтони не боится, что я изменю свое решение и откажусь в последний момент? Его планы тогда сорвутся…

Энтони действительно боялся. Лучше всего было бы увезти сейчас Келли к себе и не отпускать до самого утра. Потом быстренько в Ипсвич, а потом снова домой, уже законными супругами. И тогда бы она перестала смотреть на него так холодно и равнодушно. Но, увы, неотразимый Энтони Грейвуд впервые в жизни сомневался в своем обаянии. Эта непокорная американская девчонка так непохожа на женщин, к которым он привык… Что делать неизвестно, но ясно одно — надо удержать ее подле себя любыми способами, вплоть до фальшивой свадьбы…

Ну не знаю как для нее, а для меня эта свадьба будет самой настоящей, решил про себя Энтони, наблюдая за тем, как Келли Джо идет к лифту в сопровождении посыльного. Ее скромная одежда резко контрастировала с пышным интерьером отеля. Она казалась случайным человеком с улицы, который ненароком забрел в это царство плюша и позолоты.

Вот так и в мою жизнь она случайно вошла, невольно подумал Энтони. И я сделаю все возможное, чтобы она не стала для меня обычной прохожей…

Келли была уверена, что не сомкнет глаз всю ночь, однако как только ее голова коснулась подушки, она моментально погрузилась в мир сладких грез. Ей снились диковинные страны, эльфы в нарядных полупрозрачных одеждах, высокие горные водопады с хрустальной водой:.. Образ Энтони не тревожил ее, и проснувшись утром от настойчивого телефонного звонка, Келли не сразу поняла, где она и что она здесь делает. Это был портье, который безупречно вежливым голосом проинформировал ее, что мистер Грейвуд настойчиво просил разбудить ее в это время. Келли спросонок чертыхнулась. Вчера было легко обещать, что ровно в шесть она спустится вниз. Зато сейчас категорически не хотелось вылезать из теплой мягкой постели…

Но данное слово приходилось держать. Келли приняла душ и быстро оделась. Критически оглядев себя в зеркало, она нашла, что сойдет для невесты. Особенно, если купит себе красивое платье…

Спускаясь вниз на лифте, Келли абсолютно неприлично волновалась. Сейчас она увидит Энтони, поедет с ним в магазин, а потом, страшно даже представить себе, станет его женой, пусть только на бумаге. Как же так получилось? В какой момент она потеряла контроль над собой и ситуацией?

Может быть, повернуть назад, заговорил предательский голосок внутри нее. Просто скажешь Энтони, что передумала, и дело с концом…

Но нет, я сама это начала и не отступлю, хватит хныкать, приказала она себе. Но волнение не отпускало, заставляя ежесекундно смотреть на часы.

— Все будет хорошо, мисс, — конфиденциально заметил мальчик-лифтер. Келли вздрогнула и удивленно посмотрела на него.

— Простите, что заговорил об этом… — До парня дошло, что его поведение может быть неправильно истолковано. — Конечно, это не мое дело, но не надо вам так волноваться. Все обязательно наладится!

Сказано это было с таким убеждением, что Келли Джо невольно улыбнулась.

— Я сегодня замуж выхожу, — неожиданно для себя произнесла она.

— А я знаю, — хихикнул мальчик. — Ваш жених… то есть мистер Грейвуд вчера сказал, что…

Тут он сообразил, что зашел слишком далеко в своей откровенности, и замолчал, надув щеки.

— Что он сказал? — потребовала Келли.

Энтони уже обсуждает свои личные дела с персоналом гостиницы! Хорошенькое дело!

— Ну что вы волнуетесь… — пробормотал парень, потупясь. На испуганную невесту Келли Джо в данный момент никак не походила, — и что вас надо беречь…

Келли только рот раскрыла. Значит, весь отель в курсе их предстоящей свадьбы. Интересно, о том, что кроется за этим событием, Энтони им тоже поведал?

— Я знаю, женщины вообще сильно переживают из-за этих пустяков, — продолжал парень авторитетно, ободренный подавленным молчанием Келли Джо. — Сестра моя старшая, когда замуж выходила, так, наверное, целую неделю ревела… А сейчас счастлива, только и болтает, что о своем дорогом муженьке! Так что и у вас все будет хорошо, мисс!

— С-спасибо, — заикаясь, проговорила Келли.

На ватных ногах она вышла в холл. Энтони словно издевается над ней! О каком волнении может идти речь, если предстоящая свадьба всего лишь пустая формальность? Но, несмотря на это, Келли все равно ощущала дрожь в коленях, и вроде бы неуместные слова поддержки от мальчика-лифтера пришлись как нельзя кстати…

Как и следовало ожидать, в холле почти никого не было, если не считать зевающего за стойкой портье и нескольких заспанных коридорных. Возмущенная отсутствием Энтони, Келли уже собралась как следует разозлиться, когда тяжелые двери отеля распахнулись, и в холл влетел Грейвуд с охапкой роз. Гневные слова застыли на губах Келли. Цветы? Для нее? Немыслимо! — Прости, я на минутку задержался! Энтони подлетел к ней, обнял совершенно возмутительным образом и нежно поцеловал в щеку на глазах у умиленного персонала.

Лучше всего было бы влепить наглецу пощечину, но Келли решила не драматизировать ситуацию. Подумаешь, ему захотелось поцеловать ее, невинный детский поцелуй и щечку, ничего в этом такого нет. Она сто раз так целовалась со своими многочисленными кузенами и дядьями, и никогда это ничего не значило… Однако щека предательски горела в том месте, где ее коснулись губы Энтони.

— Н-ничего страшного, — буркнула Келли, старательно избегая его взгляда.

Еще не хватало, чтобы он прочел в ее глазах то, что она тщательно скрывает от самой себя.

— Пойдем быстрее, Джерри уже ждет. — Энтони подхватил ее под локоть и практически поволок к выходу.

Келли утратила всякую способность соображать. Она планировала встретить Энтони с достойной холодностью, сразу давая понять, что для нее эта свадьба действительно деловая сделка. А теперь получалось, что Энтони снова взял все в свои руки и не дает ей даже словечка вставить. И обращается с ней гораздо фамильярнее, чем вчера! Как будто она уже принадлежит ему… От этой мысли у Келли закружилась голова. Она никогда не считала себя впечатлительной слабонервной девушкой, но сейчас она полностью потеряла представление о времени и пространстве. Дом, отец, подруги, машины, прежние симпатии и огорчения — все осталось во вчерашнем дне, а сегодняшний длится бесконечно, и в нем есть только Энтони Грейвуд… На ступенях отеля их поджидал высокий худой господин с меланхоличным выражением липа. Он с интересом разглядывал Келли Джо.

— Келли, познакомься, это мой давний друг и помощник Джерри Каннинг, — представил его Энтони. — К сожалению, я не смогу поехать с тобой сейчас в магазин, но Джерри с удовольствием меня заменит.

— А потом? — непонимающе спросила Келли.

Она отказывалась воспринимать информацию, главным было то, что Энтони сейчас покинет ее…

— А потом он привезет тебя в Ипсвич, и мы там поженимся, — улыбнулся Энтони. — Не скучай без меня…

Он стремительно наклонился к Келли, она зажмурила глаза. Энтони затеял веселую игру, но ей это совсем не кажется забавным… Конечно, этот Джерри не в курсе, что их свадьба — блеф, а значит, поведение Энтони вполне объяснимо. Но ей-то от этого только хуже. Равнодушие и точное следование правилам она бы еще пережила, но это притворство, игру в истинные чувства… В голове вертелся только один вопрос: зачем ему все это надо?

Келли немного пришла в себя только в машине Джерри. Он тактично усадил ее на заднее сиденье и без лишних расспросов повез в магазин. Растерянность невесты не укрылась от него, но он предпочитал пока не знать о ее причинах. Зато, что касается Тони, никаких сомнений не было — таким влюбленным Джеральд Каннинг его не помнил. Глаза блестят, голос срывается, только и разговоров, что о Келли Джо. Малышка и вправду хороша, в ней чувствуется характер, в который раз сказал себе Джерри. У них должно все получиться, она подходит ему гораздо больше, чем Алисон…

В магазине их встретили улыбающиеся девушки, которые окружили Келли и наперебой принялись предлагать ей свадебные наряды один пышнее другого. От обилия шелка и кружев у Келли Джо закружилась голова. Она перемерила несколько платьев, но все они казались ей слишком пышными, слишком вычурными.

— А нет ли чего-нибудь попроще? — робко заикнулась она. — Обычное вечернее платье…

Девушки непонимающе переглянулись, но просьбу Келли исполнили.

— Вот это. — Келли указала на кремовое платье. — Я хочу вот это.

Она скользнула в платье и подошла к большому зеркалу. Да, это именного, что надо. Сдержанно и достойно. Платье облегало стройную фигуру девушки. Длинные рукава, воротничок маленькой стоечкой, небольшой разрез на юбке слеш — труднее было представить себе более целомудренный и в то же время интригующий наряд.

— Я его беру, — решительно сказала Келли. — Вот только… У нас есть какая-нибудь вуаль к этому платью или шляпка?

Она запнулась. Что ей делать с волосами? Просто распустить — слишком обыденно, а ничего другого в голову не приходило.

Нашлась и шляпка, и вуаль. Келли заколола пышные волосы и водрузила сверху кокетливую шляпку в тон платью. Вуалетка закрывала половину лица, но Келли и этого было достаточно. Она расплатилась кредиткой Энтони, ощутив привычную дрожь. Вот, теперь она покупает вещи на его деньги, совсем как настоящая жена…

— Келли, вы просто чудо. — Джерри Каннинг не скрывал восторга.

Он был действительно поражен. Симпатичная девушка в обтягивающих джинсах и легкой кофточке превратилась в настоящую светскую даму, рожденную, чтобы пленять с первого взгляда.

— Тони обязательно понравится, — с убеждением произнес он. — Это платье идеально бы подошло и для более пышной свадьбы…

В словах Джерри Келли почудился упрек. Он-то явно рассчитывал на то, что вторая свадьба Энтони Грейвуда превратится в такое же светское мероприятие, как и первая…

Джерри посмотрел на часы.

— Нам пора. До Ипсвича еще долго ехать…

— А Энтони… когда он к нам присоединится? — с трудом выговорила Келли.

Ей постоянно нужно было его видеть, чтобы знать, что все это происходит с ней на самом деле.

— Думаю, уже в Ипсвиче, — задумчиво ответил Джерри.

Его удивляло, что Келли с таким волнением говорит об Энтони. На любовь счастливой невесты это было так мало похоже, что Джерри уже начал упрекать себя в том, что не расспросил Энтони о подробностях этой скоропалительной свадьбы. Ничего, решил он про себя. Через два часа все прояснится…

11

Энтони присоединился к ним уже на подъезде к Ипсвичу, Откуда ни возьмись, перед ними появилась его машина, и у Келли потеплело на душе. Что бы там ни было, Энтони Грейвуд существует на самом деле, и этого уже достаточно, чтобы чувствовать себя безмерно счастливой…

Энтони обогнал их, и когда «ровер» Джеральда подъехал к зданию мэрии, он уже стоял на ступеньках с цветами в руках. Келли бросила взгляд на свои порядком увядшие розы и порадовалась, что па свадебной церемонии у нее будет свежий букет. Внимание Энтони приятно грело душу, и Келли выпорхнула из машины с сияющими глазами.

Странно выглядела эта пара, встретившаяся на ступеньках серого каменного здания в половине девятого утра. Редкие прохожие с удивлением оглядывали стройную девушку в кремовом платье и маленькой шляпке и высокого мужчину в безупречно сидящем фраке. Их легко было вообразить себе на страницах глянцевого журнала, но видеть их утром в абсолютно не фешенебельном пригороде Лондона было по меньшей мере странно. Где толпы нарядных гостей и ворох цветов? Фотографы с камерами и растроганные родители? Их не было и в помине, но единственный гость и свидетель Джеральд Каннинг невольно отметил про себя, что ни разу в жизни не видел более счастливых жениха и невесту…

— Это тебе… — Энтони протянул Келли букет.

— Спасибо… — Девушка взяла маленький букет из кремовых розочек. Он идеально подходил к ее платью. Она подняла на Энтони изумленные глаза. — Но откуда…

Он улыбнулся.

— Джерри позвонил мне и сказал, какой цвет ты выбрала, — пояснил он.

Келли невольно покраснела. Это объяснение было слишком просто… Если бы Энтони сказал, что следовал за ними все время и видел ее, она бы поверила ему, Не было сейчас ничего, в чем он не смог бы ее убедить…

— Ты очень красива, — тихо продолжал он, не отрывая глаз от зардевшейся Келли. — Ты самая красивая невеста, которую когда-либо здесь видели…

— Думаю, такого жениха здесь тоже ни разу не было, — ответила Келли со смехом, стараясь скрыть свое смущение. Да, их свадьба притворство, но почему тогда он смотрит на нее так? — Спасибо. — Энтони отвел глаза. Он видел, что Келли смущена, и не хотел напугать ее. Ничего, пройдет время, и он заставит ее понять, что их свадьба — настоящая…

Они прошли внутрь. Джерри намеренно держался чуть в стороне. Келли старательно оглядывалась, но почти ничего не видела. Она надеялась, что таким образом ей удастся избежать разговора с Энтони. Поддерживать прежний дружеский тон у нее сил не было. Эта ночь лишила ее всякого самообладания. Сэм Диллинг не узнал бы свою воинственную дочь в этой прекрасной оробевшей девушке, которая боялась глаза поднять на мужчину…

К ним вышел маленький толстенький человечек. Он встал около стола и скучным голосом проговорю! необходимые слова. Келли едва слышала его и лишь по воцарившейся тишине поняла, что ей пора сказать обязательное «да». Ощущение неправильности всего происходящего охватило ее, но обратного пути не было — Энтони крепко сжал ее руку, и она скорее выдохнула, чем произнесла свое «да».

Зато Энтони не растерялся, и его согласие прозвучало в полную мощь, заставив вздрогнуть сухопарую дамочку в пенсне, которая старательно записывала их имена в толстую книгу.

Церемония подходила к концу, и Келли была безумно этому рада. Но, оказывается, ее испытания еще не закончились. Энтони внезапно приобнял ее за плечи и развернул к себе. Келли так растерялись, что не могла даже пошевелиться. Энтони приподнял ее голову за подбородок, наклонился и прильнул к ее рту горячими губами. Вот я и пропала, с безразличием подумала Келли. Теперь он обязательно поймет, что я чувствую по отношению к нему. Любая нормальная женщина на моем месте тут же оттолкнула бы его, а я…

Впрочем, Келли Джо Диллинг несколько заблуждалась. Ни одна женщина в здравом уме и твердой памяти не смогла бы оттолкнуть от себя такого мужчину, как Энтони Грейвуд, и поступила бы точно так же, как и она — закрыла бы глаза и полностью отдалась этому волнующему ощущению, первому поцелую любимого мужчины…

— Эхм… гхм… — За их спиной Джерри старательно прочищал горло.

Энтони очнулся. Кажется, он целую вечность стоит здесь и целует Келли Джо. Даже чиновник, привыкший к разным проявлениям чувств, был поражен. Он смотрел на них с раскрытым ртом, и Энтони едва удержался от соблазна прямо сейчас посмотреть на часы. Неужели он так долго целовал Келли? Но это было божественно…

Они попрощались, забрали свидетельство о браке и вышли на улицу. Людей на улице прибавилось, и многие пристально поглядывали на нарядную пару. Но Энтони было все равно. Он даже не боялся, что кто-нибудь из прохожих может оказаться журналистом, узнать его и сделать соответствующие выводы. Он был готов сказать всему миру, что только что женился на самой прекрасной женщине в мире!

— Спасибо тебе, Джерри! — Энтони энергично пожал руку Джеральда. — Огромное спасибо.

Каннинг чуть поклонился. Он начал догадываться, что Энтони было важно провести эту церемонию именно сегодня утром, что завтра свадьбы уже могло и не быть… Но в чем дело? Неужели невеста могла передумать? Джерри был уверен, что Келли Джо без ума от Энтони, все говорило об этом — ее волнение, нетерпение, щечки, заливавшиеся краской при каждом упоминании имени Грейвуда. Но сейчас она была на редкость холодна и равнодушна, словно поцелуй Энтони заставил ее переменить к нему свое отношение. Что же происходит?

— Куда вы сейчас? — спросил Джеральд.

— Вернемся к отцу Келли, — улыбнулся Энтони. — Пора мне обрадовать тестя…

Келли недовольно поморщилась, и счастливая улыбка сползла с лица Энтони. Наконец-то и он заметил, что настроение его жены отнюдь нельзя назвать безоблачным.

— Хорошо… — пробормотал Джерри.

Он чувствовал себя неловко. Сейчас полагалось приносить поздравления и дарить цветы, но, глядя на хмурое личико Келли Джо, язык не поворачивался сказать «поздравляю».

— Еще увидимся. Я позвоню тебе, Джерри. — Энтони прекрасно понял затруднения друга. — До встречи!

Джерри кивнул.

— До свидания, Келли! — Назвать ее миссис Грейвуд Джеральд не решился.

— Подождите. — Голос Келли был сух и не приветлив. — Джеральд, в вашей машине сумка с моей одеждой. Я бы хотела переодеться, прежде чем ехать домой.

— Конечно! — Джеральд выразительно постучал себя указательным пальцем по лбу. — Как я мог забыть…

— Я заберу их.

Энтони с неприличной поспешностью бросился к «роверу». Джерри последовал за ним, Келли Джо осталась стоять на ступеньках.

— Тони, ты можешь объяснить мне, что происходит? — спросил Джерри.

Он нарушил свое правило никогда не задавать личных вопросов. В конце концов, он обязан знать, ведь Энтони не только его приятель, но и клиент… Может быть, ему вскоре придется снова заниматься громким бракоразводным процессом.

— Все в порядке. — Энтони попытался улыбнуться, но у него получилась натянутая гримаса.

— Но что это за свадьба такая? — настаивал Джеральд. — Зачем тебе эта девочка? Она, конечно, мила, но ведь ей нет до тебя никакого дела…

Энтони дернулся, как будто его ударили.

— Это временно, — процедил он сквозь зубы. — Через месяц у меня будет самая любящая жена в мире!

Джеральд вытаращил глаза. Нет, теперь он решительно отказывался что-либо понимать!

— Зачем тебе это? — только и смог выговорить он.

— Зачем? — Энтони горько усмехнулся. — Наверное, это звучит глупо… Я знаю Келли Джо всего несколько дней и… уже успел влюбиться в нее!

Джерри выразительно покрутил пальцем у виска.

— Я тебя не понимаю, Тони, — честно признался он. — Первый раз ты женился, потому что пришло время. Не буду напоминать, чем это закончилось. А сейчас у тебя внезапная сумасшедшая любовь, и ты… Вообще… как она согласилась выйти за тебя замуж? Что ты ей пообещал?

— Это долгая история, — лукаво улыбнулся Энтони. — Нельзя заставлять миссис Грейвуд ждать… Но я обязательно расскажу ее тебе, когда мы с Келли будем отмечать нашу золотую свадьбу!

— Если вы до нее доживете, — пробормотал Джерри, доставая с заднего сиденья сумку Келли Джо. — Все равно, поздравляю и удачи тебе.

Джерри помахал Келли Джо, сел в машину и уехал. Энтони вернулся к девушке.

— Я хочу немедленно снять с себя это, — глухо проговорила Келли, теребя рукав своего великолепного платья.

Энтони хотел было пошутить на эту тему, но, увиден напряженный взгляд Келли Джо, передумал.

— Хорошо, давай я отвезу тебя в гостиницу…

— Не надо, — поморщилась Келли Джо. — Здесь наверняка есть какой-нибудь туалет, я без труда переоденусь там.

— Как хочешь, — пожал плечами Энтони. — Я буду ждать тебя в машине.

Келли выхватила у него из рук сумку и скрылась в здании. Что это на нее нашло? — с тревогой подумал Энтони. Неужели я был слишком груб и напорист, когда целовал ее? Наверное, не надо было… Но как устоять перед таким искушением?

Он сел в машину и торжественно пообещал себе не допускать больше никаких вольностей в отношении Келли Джо. Она ведь доверилась ему, и теперь он просто обязан соблюдать условия их соглашении. Это просто деловая сделка, и ничего больше. Муж напрокат! Умереть от смеха можно. Энтони вот только никак не мог понять, почему ему совсем не смешно…

Келли Джо лихорадочно переодевалась, нарядное платье словно жгло ее кожу, ей не терпелось побыстрее избавиться от него. Если бы можно было так же просто отделаться от всего, связанного с Энтони Грейвудом! Но теперь кольцо на пальце и ее собственная фамилия буду напоминать ей о нем…

Но недолго, утешала себя Келли. Вот только она утвердится но мнении отца как самостоятельный человек, и прощайте, великолепный мистер Грейвуд!

Келли небрежно запихала платье в сумку. Оно больше не нужно. Спектакль закончен, актерам можно снять костюмы и смыть грим. Келли закусила губу, стараясь подавить рыдание, но предательские слезы все равно закапали из глаз. Превосходно, теперь она выйдет к Энтони с заплаканными глазами, и он моментально обо всем догадается. С его-то опытом! Удивительно, как он до сих пор не понял, что она больше не играет в свадьбу… Неужели он ничего не почувствовал по тому поцелую?

Сладкое тепло охватило Келли Джо при воспоминании о губах Энтони. Конечно, и до этого момента ее целовали мужчины, но никогда она не испытывала ничего подобного. Она была готова пойти на все, лишь бы снова ощутить нежность его прикосновения, дразнящую ласку его губ, настойчивых и в то же время мягких…

Остановись, приказала себе Келли Джо. Нельзя принимать уловки прожженного ловеласа за искренний пыл возлюбленного. Энтони хочет досадить своей очередной любовнице, вполне возможно, что даже Алисон Дипплдери. А заодно пользуется возможностью немного поразвлечься. Почему бы не испытать свое мужское обаяние на глупышке Келли Джо, которая смешно рассуждает о свободе и независимости, а сама абсолютно ни в чем не разбирается? Келли подошла к раковине, открыла кран и пустила холодную воду. Только таким кардинальным средством можно остановить слезы. Она набрала в ладони ледяной воды, наклонилась, зажмурилась и храбро окунула лицо в импровизированный водоем. Потом она несколько раз повторила процедуру, надеясь привести себя в приличное состояние, но слезы каждый раз упорно наворачивались на глаза, сводя все ее усилия на нет.

— Эй, простите, с вами все в порядке? — спросил кто-то Келли и осторожно тронул ее за плечо.

Девушка резко обернулась и увидела невысокую женщину средних лет в строгом деловом костюме.

— Д-да, — пробормотала Келли, запинаясь. Она представила себе, как выглядит сейчас со стороны — заплаканное лицо, залитая водой кофта, покрасневшие глаза. — Что-то в глаз попало…

Женщина недоверчиво покачала головой. Келли Джо вздохнула. Врать она никогда особенно не умела.

— Вы ведь миссис Грейвуд? — спросила не знакомка.

Келли кивнула. Миссис Грейвуд… Как красиво звучит…

— Ваш муж очень беспокоится, — продолжала женщина. — Он сказал, что вы ушли переодеваться час назад и не выхолите… Попросил меня пойти посмотреть.

Келли покраснела. Неужели прошло так много времени?

— Все нормально. — Она попыталась улыбнуться. — Я задумалась и…

Она беспомощно развела руками.

— Тогда бегите скорее к нему, деточка, — сказала женщина. — Он уже весь извелся, бедняга. Такого мужа нельзя оставлять одного надолго…

Женщина лукаво улыбнулась. Келли подхватила сумку и стремглав выскочила в коридор. Даже уши ее полыхали краской стыда. Посторонние люди говорят ей такие вещи! Как только Энтони осмелился просить эту женщину! Как у него язык повернулся…

— Куда это мы так торопимся?

Поток возмущенных мыслей Келли Джо, так же, как и ее суетливый бег, был прерван неожиданным препятствием в виде двух сильных мужских рук. Келли попробовала вырваться, но Энтони крепко держал ее.

— Немедленно отпусти меня, — прошипела Келли. — Не смей меня хватать!

— Даже если ты собираешься свернуть себе шею? — серьезно спросил Энтони, но руки опустил.

Он уже успел сменить смокинг на светло-голубые джинсы и бежевую рубашку, и Келли подумала, что никогда еще не видела его таким красивый…

— Да! — Келли немедленно отскочила от него.

— Я всего лишь хотел убедиться, что с тобой все в порядке. Ты ушла час назад и пропала, — невозмутимо пожал плечами Энтони. — Я уже успел переодеться сам, а ты все не появлялась. Я волновался…

— Я жива и здорова, — буркнула Келли.

Она чувствовала себя неловко. Энтони так спокоен и вежлив, а она ведет себя как капризная девчонка. Но что делать, если невозмутимый взгляд его зеленых глаз действует на нее как удар хлыста? А ведь они женаты всего каких-то полтора часа… Что же будет дальше? Зачем она ввязалась в эту авантюру?

— Келли, что происходит? Я чем-то обидел тебя? Почему ты вдруг стала смотреть на меня как на врага?

К такому повороту Келли Джо была не готова. Эти проникновенные слова, печальные интонации, неподдельная грусть в глазах — все это задевало за живое и заставляло Келли в сто раз острее ощущать отвратительность собственного поведения.

— Я… я… — залепетала Келли. Она намеренно отвернулась от Энтони, чтобы быть в состоянии произнести хотя бы что-то. — Я растерялась… Я не думала, что все это будет так…

Энтони закусил губу. Так и есть, дело в этом проклятом поцелуе.

— Келли, если ты имеешь в виду тот поцелуй… — Энтони запнулся. В горле неожиданно пересохло. — Прости меня, пожалуйста. Я был не прав и вышел за рамки нашего с тобой уговора. Мне просто не хотелось показывать Джеральду, что наша свадьба всего лишь игра…

Келли горько усмехнулась. Надо же, ее даже удостоили объяснения. Какая честь!

— Все хорошо, — выдавила она из себя. — Я в порядке.

— Значит, мы едем домой? — бодро спросил Энтони.

— Да. Здесь нам больше делать нечего.

Энтони взял у Келли Джо сумку и пошел вперед. Ей ничего не оставалось делать, как следовать за ним и невольно любоваться его легкой походкой и широким разворотом плеч. Рядом с этим мужчиной любая женщина могла бы быть самой счастливой… Дома все умрут от зависти, когда узнают об этой свадьбе…

Келли Джо усмехнулась. Слабое утешение, но хоть какое-то.

12

Всю дорогу Энтони предпринимал героические попытки разговорить Келли Джо, но девушка была на редкость несловоохотлива. Когда они подъезжали к поместью, Энтони был уже на грани отчаяния: Конечно, Келли Джо и раньше не отличалась особенным дружелюбием, но сегодня она превзошла саму себя. Неужели все дело в этой злополучной свадьбе? Наверное, ему не следовало так торопиться… И за поцелуй Келли Джо явно его не простила. Может быть, он просто противен ей?

От этой мысли Энтони стало совсем плохо. Он никогда не сомневался в своей мужской привлекательность, и до сих пор не встречались ему женщины, которые неблагосклонно относились бы к нему. Но Келли Джо Диллинг не такая, как все… Как найти ключик к ее сердцу? Энтони Грейвуд даже не представлял. Может быть, она уже влюблена? — невольно думал он, и сердце сжималось от ревности и боли.

Въехав в парк Диллингов, Энтони резко затормозил.

— Нам надо поговорить, Келли Джо. — Келли кивнула, не поворачивая головы.

Все, сказка закончилась. Сейчас он скажет, что все это детские глупости, развернет машину и отвезет ее обратно и Ипсвич, чтобы расторгнуть этот нелепый брак. Хотя как же тогда его планы?

— Мы оба знаем, на каких условиях заключен наш брак, — начал Энтони.

Снова молчаливый кивок.

— Но и глазах других людей мы настоящие муж и жена. Понимаешь?

— Да, — прошептала Келли.

— Значит, ты должна хотя бы иногда смотреть на меня и разговаривать со мной. Даже если тебе этого совсем не хочется делать. Иначе нам никто не поверит. Твой отец далеко не дурак. Если ты будешь сторониться меня, его трудно будет убедить в том, что ты действительно больше не маленькая мисс Диллинг, а самостоятельная миссис Грейвуд.

— Я постараюсь вести себя как следует.

Но должного энтузиазма в ее голосе не было, и Энтони продолжил увещевания:

— Лично я не прошу у тебя ничего… Но положение обязывает…

— Я буду изумительной женой, — широко улыбнулась Келли. — Не волнуйся, мы сумеем всех провести.

Даже ту, ради которой ты и затеял весь этот спектакль, добавила она про себя. Пусть мысли твои заняты другой, но свою минуту триумфа я все равно получу! Пусть хотя бы Эрик Сазерленд убедится, что я больше не сохну по нему, как раньше.

Келли невольно усмехнулась. Как давно это было! Когда-то Эрик казался ей совершенством, а сейчас смешно вспоминать, сколько слез она пролила из-за него. Детские глупости, не больше. Сейчас все гораздо серьезнее. С мукой в сердце Келли Джо сознавала, что выкинуть Энтони Грейвуда из головы будет не так легко…

— Я правда постараюсь, — нежно повторила Келли Джо и дотронулась до мускулистой руки Энтони.

Его словно током пронзило от этого легкого прикосновения.

— Хорошо, — с усилием проговорил он и завел мотор.

Если Келли Джо действительно попытается вести себя как настоящая влюбленная жена, он не ручается за собственное корректное поведение…

К дому они подъехали незамеченными. Бланш давала прислуге указания для обеда и не заметила машину Энтони, хотя утром периодически выглядывала в окно, чтобы не пропустить их возвращение. Ей не терпелось узнать причину, по которой состоялась эта внезапная поездка… Сэм сидел как всегда в библиотеке, гости разбрелись по огромному дому и парку. Тишина встретила Келли и Энтони. Девушка стояла на ступеньках дома, щурилась от яркого солнца и удивлялась, почему все не сбегаются посмотреть па нее. Ведь она ездила в Лондон с самим Энтони Грейвудом, провела там ночь и вернулась сейчас его супругой!

— Хочешь, поговорим с Сэмом сейчас же? — спросил ее Энтони.

Они лукаво переглянулись. Обо всех сомнениях и переживаниях было на время забыто, чувство шаловливого восторга переполняло их обоих.

— У папы будет инфаркт, — серьезно сказала Келли.

— Мне кажется, Сэм гораздо крепче… В конце концов, неужели мы с тобой не подходим друг другу?

Келли невольно опустила глаза. Ох, лучше бы он не задавал таких провокационных вопросов…

— Пойдем скорее, — шепнул Энтони. — Как бы нас тут не застукали…

Он взял Келли за руку и потянул за собой. Девушка повиновалась. Ее ладонь горела в его руке, и ей хотелось идти так вечно, Вместе, вдвоем, только он и она…

Они добрались до библиотеки быстро, слишком быстро, по мнению Келли.

— Я сама скажу ему, ладно? — тихо спросила она.

Энтони кивнул. Они постояли минуту у закрытой двери, прислушиваясь к тому, что происходит в библиотеке, а на самом деле слыша только биение своих сердец.

— Вперед, — скомандовал Энтони и решительно постучал в дверь.

Келли облизнула пересохшие губы. Сейчас ей предстоит самая важная речь из всех, какие она когда-либо говорила.

— Войдите, — послышался голос Сэма.

Энтони толкнул дверь, и они дружно шагнули в библиотеку.

— Вы, вы вернулись! — обрадовался Диллинг. — Наконец-то. Бланш рассвирепела вчера, когда узнала, что вы уехали в Лондон. Интересно, что это вам там понадобилось, юная леди?

Сэм приобнял Келли Джо и звонко чмокнул ее в щеку. Энтони ощутил нечто вроде зависти. Так спокойно подойти к ней, поцеловать ее… Мечта, да и только. Хотя, конечно, он ни в коем случае не желал бы оказаться на месте отца Келли Джо.

— Папа, мне надо кое-что сказать тебе, — начала Келли.

Ее голос дрожал, и Энтони решил прийти ей на помощь.

— Мы хотим сказать тебе, Сэм, — заговорил он.

— Я сама, — прервала его Келли. — Папа, я… мы…

Изумленный Сэм переводил взгляд то на Энтони, то на Келли. Все это было так странно. Что девочка хочет сказать? Почему она запинается и мямлит? Почему глаза Грейвуда так сверкают? Что произошло у них там в Лондоне, черт возьми?

— Надеюсь, ничего страшного не случилось? — встревоженно спросил он. — Только не говорите мне, что вы сбили какого-нибудь бедолагу на своей сверхскоростной машине!

Испуг Сэма был настолько комичен, что Энтони и Келли рассмеялись.

— Мы никого не сбивали, — поспешил успокоить его Энтони. — Келли, может быть, ты все-таки позволишь мне?

Келли беспомощно кивнула. Ее голос отказывался повиноваться ей.

— Дело в том, Сэм, что мы с Келли сегодня утром поженились.

Сэм ойкнул. Если бы вдруг заговорило папье-маше в форме африканского льва, которым он пользовался уже десять лет, он и то меньше удивился бы.

— Вы… что?

Диллинг так забавно таращил глаза, что Келли едва удерживалась от смеха.

— Поженились, — невозмутимо подтвердил Энтони.

Он уже предчувствовал, что сейчас ему придется подробно объяснить, что толкнуло его на этот шаг, Надеюсь, Келли не будет считать меня после этого лицемером, обреченно подумал он, хотя скажу я сейчас чистую правду…

— Наверное, это кажется со стороны странным, — продолжил он после некоторой паузы, — но я успел понять за эти дни, что твоя дочь для меня — все на свете…

Сердце Келли подпрыгнуло. Объяснение в любви! Об этом они недоговаривались. Она боязливо посмотрела на Энтони. Он даже не глядел в ее сторону. Конечно, всего лишь маленький спектакль для неискушенного зрителя. И тут ей впервые пришло в голову, что их затея весьма жестока не только для нее, но и для других людей.

— Я… я очень рад. — Сэм расплылся в улыбке. Он перевел дух. — Ну и удивили вы меня, дорогие мои. Тони, ты не представляешь себе, как я счастлив… Келли, ах ты проказница!

Он обнял дочь. Келли прижалась к отцовской груди, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Какой стыд! Отцу даже в голову не придет, что все это позорный фарс…

— Замечательно, замечательно, — бормотал Сэм.

Он признавался себе, что его мечты о таком зяте, как Энтони Грейвуд, казались ему самому нелепыми. И тут вдруг такой сюрприз!

— Но почему вы ничего мне не сказали?

— А мы сами еще ничего не знали, — абсолютно искренне признался Энтони. — И потом, ни Келли, ни я не хотели пышной великосветской свадьбы. Скромная церемония нас вполне устроила.

— Так неожиданно… Я и подумать не мог…

— Мы тоже. Нелюбовь не разбирает дорог.

Келли вспыхнула. Это уже слишком! Никого не интересует любовная философия мистера Грейвуда!

Знаете что, — произнесла она, — я очень устала… Я, наверное, пойду, прилягу. А ты, Тони, расскажи пока папе подробности, хорошо?

— Я провожу тебя.

Келли вздумала было возразить, но, натолкнувшись на непреклонный взгляд Энтони, осеклась. Из роли выходить нельзя.

— Возвращайся быстрее, Энтони, — хохотнул Сэм. — Нам надо о многом поговорить.

— Он вернется через минуту, — язвительно сказала Келли и с грохотом захлопнула за со бой дверь.

Выйдя в коридор, она почти бегом бросилась к лестнице.

— Келли, не спеши! — Энтони в два счета нагнал ее. — Так не пойдет. Ты же обещала…

— Конечно! Я же не знала тогда, что ты начнешь сочинять всякие небылицы! — гневно выпалила она.

— А что я должен был сказать? — устало спросил он. — Правду?

Келли постепенно остывала. Разумеется, Энтони прав. Но что делать, если она никак не может заставить себя спокойно играть свою роль?

— Да, прости меня, — прошептала она. — Я просто плохо себя чувствую… Мне тяжело притворяться.

Она старательно избегала взгляда Энтони, презирая себя за малодушие. У нее не хватает сил ни для того, чтобы продолжать этот фарс, ни для того, чтобы прекратить его. Было так противно сознавать свое малодушие, но Келли Джо не могла заставить себя проявить твердость и оборвать тоненькую ниточку, связывающую ее с Энтони.

— Тебе надо отдохнуть как следует, — твердо сказал он. — Я слишком много требую от тебя после всего, что произошло сегодня.

— Да… — Келли Джо несколько растерялась.

Она не была готова к заботливости Энтони.

— Пойдем.

— Я знаю дорогу, — улыбнулась она. — Наедине нам нет смысла притворяться…

Энтони нахмурился. Вот упрямая девчонка!

— Ты можешь хотя бы изредка не спорить со мной?

Келли Джо вспыхнула. Если перед его мягкостью она была безоружна, то сейчас для нее явственно прозвучал сигнал к атаке.

— Знаешь что, Энтони… — начала она, гневно раздувая ноздри.

Но договорить ей не дали. В коридоре появились Бланш и Алисон, и Энтони предостерегающе сжал ее руку. Келли замолчала.

— О, Тони, как я рада тебя видеть! — Бланш буквально бросилась к Энтони.

Алисон остановилась чуть поодаль. Она с неизменной усмешкой разглядывала бывшего мужа и его растрепанную спутницу.

— Доброе утро, Бланш, — вежливо ответил Энтони, но в его голосе послышалась досада.

— Куда же ты пропал? — ворковала Бланш, в упор не замечая Келли Джо.

Келли нахмурилась. Она и раньше не испытывала к мачехе особой симпатии, но сейчас Бланш была отвратительна. Она заигрывала с Энтони, никого не стесняясь, не обращая внимания даже на собственную кузину, бывшую жену Грейвуда.

Вспомнив про бывшую жену Энтони, Келли уже не могла думать ни о чем другом. Наверняка он затеял все это ради Алисон, размышляла она. Она так красива… Ее невозможно не любить… Беспросветное отчаяние охватило душу Келли. Бессмысленная болтовня Бланш сразу потеряла всякое значение. Ревновать к Бланш было смешно и недостойно, а к Алисон глупо. При одном взгляде на эту несравненную красавицу становится ясно, что с ней никто не выдержит никакого сравнения…

— Тони, дорогой, ты обязательно должен пойти посмотреть мои розы, — тем временем говорила Бланш, успев уже затронуть, по меньшей мере, пять тем.

Энтони еле сдерживался. Только воспитание не позволяло ему прямо высказать Бланш все, что он думает о ней и ее поведении.

— Пойдем. — Бланш без зазрения совести подхватила Энтони под руку и потянула за собой.

Видимо, ее совсем не волновало, что во время ее монолога Энтони не проронил ни слова.

— Погоди. — Энтони снял руку Бланш со своего локтя. — Келли Джо устала после долгой дороги и хочет отдохнуть. Вначале я провожу ее до комнаты, потом поговорю с Сэмом, а после уже погляжу на твои розы.

Такой отпор ошеломил Бланш. Она беспомощно открыла и закрыла рот, не зная, что ответить. Даже Алисон, старательно делавшая вид, что ей безразличен этот разговор, не удержалась и подошла поближе.

— Келли Джо… — пробормотала Бланш. Она воззрилась на девушку с таким удивлением, как будто только что ее увидела. — С какой стати ты должен провожать Келли Джо?

Алисон поморщилась. Бланш слишком изумлена, чтобы соображать. Как можно задавать такие неприличные, а главное, глупые вопросы! Энтони будет вправе сказать ей в ответ какую-нибудь гадость. Однако слова Энтони превзошли самые худшие ожидания Алисон.

— Бланш, я бы попросил тебя говорить о моей жене в более уважительном тоне, — отрезал он.

Если бы где-нибудь поблизости оказался диван или хотя бы стул, Бланш с удовольствием упала бы на него. Но так как вокруг не было ничего, кроме ковра, ей пришлось на ногах переваривать эту потрясающую новость.

— Жене? — прошептала она, не сводя глаз с Энтони.

Как он может так жестоко шутить над ней?

— О чем ты говоришь, Энтони! — воскликнула Алисон.

Она настолько потеряла самообладание, что подошла совсем близко и заговорила. С нескрываемым презрением она осматривала Келли Джо, и девушка невольно поежилась под этим враждебным взглядом.

— Ты прекрасно слышала, Алисон, — хладнокровно ответил Энтони. Властным движением он привлек к себе Келли Джо. — Мы поженились сегодня утром.

Недоверие, изумление, потрясение и еще масса разнообразных эмоций были написаны на лицах женщин. Келли была готова истерически захохотать. Да, они явно считают, что Энтони слишком хорош для нее. Что ж, так оно и есть…

— Но, Тони, как это может быть… — буквально простонала Бланш. — Это невозможно…

— Твоя реакция меня удивляет. Неужели у тебя не находится для нас поздравлений?

Ни в коем случае, — прозвучал холодный голос Алисон. — Наша милая Бланш просто очень растерялась. На самом деле мы счастливы, что ты наконец нашел себе… достойную пару.

Келли Джо вспыхнула до кончиков волос. У Алисон Дипплдери особенно хорошо получалось унижать людей одной лишь интонацией. Рука Энтони на ее плече дрогнула, но Келли Джо опередила его.

— Да, Алисон, ты абсолютно права. — Келли выдала самую ослепительную из всех улыбок. — Я подхожу Энтони гораздо больше чем…

Она смерила надменную красавицу глазами и замолчала на секунду, чтобы все слушатели осмыслили сказанное и сделали выводы.

— Большое спасибо за поздравление. Пойдем, Тони, я так устала… — Она склонила голову ему на плечо, от души надеясь, что он не отодвинется.

Но здесь Энтони удивил и ее.

— Простите, мы вынуждены вас покинуть, — обратился он к Бланш и Алисон, чуть наклонился и поднял Келли на руки. — Думаю, так будет быстрее и удобнее…

Бланш и Алисон, несомненно, были в шоке. Келли не могла сказать точно, потому что как только руки Энтони подхватили ее, остальной мир перестал для нее существовать. Она чувствовала себя так спокойно и защищенно, что ей хотелось замурлыкать как кошка.

Изумление Бланш и Алисон стоило того, чтобы разыграть перед ними этот небольшой спектакль, но, тем не менее, легкое недоумение не покидало Келли. На что еще готов этот мужчина ради своей затеи? Ведь после такого никто, даже Алисон, не будет сомневаться в искренности их чувств… Чего Энтони добивается?

И невероятная, невозможная, самонадеянная мысль впервые посетила Келли Джо — может быть, он действительно испытывает что-то по отношению к ней? Он так внимателен, так терпелив… Но нет, это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Не стоит настраивать себя, неминуемое разочарование будет слишком горьким…

— Пусти меня, — прошептала Келли, как только Бланш и Алисон скрылись из вида.

— Вот сейчас дойду до твоей комнаты и отпущу.

— Не надо тащить меня наверх словно мешок, — запротестовала Келли. — Зрители остались позади, можно расслабиться.

Но Энтони даже не отвечал. Он лишь крепче прижимал к груди драгоценную ноту и неторопливо поднимался по лестнице. Комната Келли Джо находилась на третьем этаже, и у него было время как следует насладиться близостью ее тела…

— Левая дверь в конце коридора, — угрюмо проинформировала его Келли Джо, когда они поднялись на третий этаж. — Но я бы предпочла дойти туда своими ногами.

На этот раз ее голос звучал напряженно и угрожающе, и Энтони понял, что пора остановиться. Он осторожно поставил девушку на ноги. Келли немедленно отскочила от него.

— В следующий раз, пожалуйста, предупреждай меня заранее, если вздумаешь провернуть нечто подобное, хорошо? — прошипела она, отступая к комнате.

— Да, но… — начал Энтони и шагнул к девушке, но Келли проворно отпрыгнула и захлопнула дверь у него перед носом.

Вредная девчонка! — с огорчением подумал Энтони. Что с ней творится? Неужели я настолько выдаю себя, что она догадалась о моих чувствах и испытывает ко мне отвращение?

Он тряхнул головой, отгоняя неприятные мысли. И почему Келли Джо ведет себя как дикий котенок?

А Келли тем временем рыдала в подушку. Все ее решения вести себя в соответствии с их уговором рассыпались в прах. Она не может контролировать себя в присутствии Энтони, а значит, рано или поздно выдаст себя, если уже не выдала. Представляю, как он посмеется! Она рассуждает о свободе, гоняет на скоростной машине, а на поверку оказывается такой же наивной и доверчивой дурочкой, как и все остальные женщины…

И зачем я только согласилась? — в который раз спрашивала себя Келли, орошая слезами подушку, не знавшую до сих пор такого обращения.

13

Усталость все-таки взяла свое, и Келли уснула. Она проспала до обеда, а проснулась оттого, что кто-то настойчиво стучал в ее дверь.

— Келли Джо, ты слышишь меня?

Келли узнала голос отца. Какой ужас, сейчас ей не ускользнуть от откровенной беседы… Келли вскочила с кровати, натянула первую попавшуюся юбку и рубашку и пошла открывать дверь.

— Как можно так крепко спать! — удивлялся Диллинг. — Я уже подумал, что ты опять сбежала…

Он легкомысленно хихикнул и подмигнул дочери.

— Я так счастлив…

— Папа! — Келли чувствовала себя слишком измученной и опустошенной, чтобы спокойно выносить радостные излияния отца.

— Ладно, Келли Джо, не скромничай. — Сэм явно неправильно истолковал нежелание дочери говорить о своей скоропалительной свадьбе. — Вы идеальная пара, лучше и представить себе трудно… Если честно, то я не понимаю, как такой славный парень, как Энтони Грейвуд, мог жениться на такой женщине, как Алисон Дипплдери…

Келли вздрогнула.

— Папа, не надо!

— Прости, — смешался Сэм. — Конечно, не удобно, что она живет в этом же доме, но я же не выгоню ее на улицу из-за того, что вы с Энтони поженились…

— Естественно, нет, — чуть улыбнулась Келли.

Тебе придется выгонять тогда и Бланш, ехидно добавила она про себя. Миссис Диллинг явно пришлось не по вкусу мое замужество.

Келли поймала себя на мысли, что думает о том, что стала женой Энтони, как о свершившемся факте. Она теперь миссис Энтони Грейвуд, и с этим приходится считаться… Интересно, когда он потребует развода? Келли впервые отчетливо осознала, что уж она точно не будет инициатором…

— Но кое-какую перепланировку придется сделать, — продолжал Диллинг. — Вам вдвоем будет тесно в этой комнате. Как ты смотришь на то, чтобы переоборудовать покои для гостей на втором этаже? Те, которые парадные? Вот закончим с празднованием, и я сразу вызываю мастеров…

Во время этой речи Келли не могла пошевелиться. Леденящий ужас охватил ее. Раз в глазах общества они теперь женаты, значит, они и слать должны вместе!

— Папа, не торопись, — затараторила Келли Джо, собираясь с мыслями. — Давай пока оставим все как есть. Энтони же здесь только на неделю, которая скоро заканчивается, и ему надо будет вернуться в город… Ты же не думаешь, что он переедет сюда?

— Я на это даже не рассчитываю, — улыбнулся Сэм. — Но вам в любом случае нужно отвести уголок в этом доме, ведь вы же будете навещать старика-отца?

Он подмигнул дочери и с любованием оглядел ее. Да, Грейвуд знает толк в женщинах! Из всех в этом доме выбрал самую лучшую…

— Вот и хорошо! — Келли с облегчением вздохнула. — Но пока не надо ничего менять. Пусть все остается, как есть, а вот когда мы снова приедем сюда…

— Но в твоей комнате все равно придется кое-что поменять, — перебил ее Сэм, придирчиво оглядывая интерьер. — Вот этот столик убрать, сюда передвинуть шкаф и…

— Зачем? — изумилась Келли Джо.

Вдвоем вам будет тесно. Пусть даже несколько дней…

— Папа, Энтони останется в своей комнате, — сообщила Келли Джо. Диллинг расхохотался.

— Ох, и насмешила ты меня, девочка, — пробормотал он, утирая слезы. — Только не говори мне, что Энтони Грейвуд согласится провести без тебя хотя бы одну ночь.

Он игриво подмигнул Келли. Она покраснела. Какой ужас! Провести ночь с Энтони в этой комнате? Невозможно!

— Знаешь, пап, я подумала, может все-таки устроить нас внизу? — невнятно сказала она. — Ты прав, здесь будет слишком тесно…

А там, по крайней мере, две большие смежные комнаты, и я смогу отгородиться от него запертой дверью, добавила Келли про себя.

— Как скажешь… — Диллинг был несколько удивлен противоречивостью Келли Джо.

Но ведь она только сегодня вышла замуж, наверняка не может еще прийти в себя… Ее поведение легко объяснимо…

— Пойдем обедать, — сказал Сэм, — а потом посмотрим, что можно сделать на скорую руку…Подумать только! Моя маленькая дочка вышла замуж!

И ужасно сожалеет об этом, мрачно произнесла Келли Джо про себя. Как огорчился бы отец, если бы узнал, что на самом деле кроется за этим счастливым событием! Как я могла быть до такой степени безответственной, сокрушалась Келли, спускаясь за Сэмом в столовую. Для Энтони это всего лишь очередное приключение, а я испортила себе всю жизнь. Потому что как я буду существовать после того, как мы разведемся, я уже не представляю себе…


Но пока о разводе не было и речи. В столовой было полно народу, и Келли Джо встретил невнятный гул голосов. Каждый хотел поздравить ее, что-то спросить, о чем-то рассказать. Келли отвечала всем с вымученной улыбкой, желая только, чтобы ее оставили в покос. Она досадовала на себя за то, что не сообразила запереться в своей комнате. В поместье слишком много любопытных, а ей так тяжело находиться сейчас под прицелом стольких глаз!

— Тяжело принимать поздравления? — пропел у Келли над ухом ехидный женский голос.

Алисон Дипплдери, кто же еще может вкладывать столько яда в простые слова!

— Не тяжелее, чем приносить их, — отрезала Келли.

— Что-то ты не похожа на счастливую новобрачную, милая Келли Джо, — невозмутимо продолжала Алисон, — Я была на седьмом небе, когда вышла замуж за Энтони…

— Я не люблю афишировать свои чувства, — Келли очень не хотелось разговаривать с Алисон, но она не знала, как от нее отделаться.

— Неужели? — Гадкая улыбка на ярко накрашенных губах Алисон говорила о том, что самое неприятное еще впереди. — А вот Эрик рассказывал, что когда ты питала к нему нежные чувства, об этом знали все.

Кровь бросилась Келли Джо в голову. Алисон угадала ее больное место.

— У Эрика слишком длинный язык и нехватка мозгов, — грубо сказала она, сознавая, что лишь выдаст себя с головой.

— Для жены Энтони Грейвуда ты слишком неотесанна, моя дорогая, — удовлетворенно заметила Алисон. — И как только ты подцепила его?

Алисон хмыкнула, и Келли поняла, что ее собеседницу терзает самая настояния ревность. Алисон, бесспорно, красива и соблазнительна, но она бывшая жена Энтони, в то время как она, Келли, — настоящая!

А вот и нет, напомнил ей безжалостный внутренний голос, Алисон, но крайней мере, была его истинной супругой, они женились по любви, а вот ее отношения с Энтони гораздо более прозаичны.

— О чем спор? — откуда ни возьмись, рядом с ними появился Энтони.

Келли точно знала, что его не было в столовой, когда она туда вошла. Зато теперь он стоял рядом, и она чувствовала, что он готов защитить ее от любых нападок.

— Алисон считает, что я не самый удачный выбор, — нахально сказала Келли, смотря прямо в глаза Энтони.

Ей хотелось увидеть его реакцию. Как он будет выкручиваться в присутствии той, ради кого и был затеян этот спектакль?

Алисон обомлела. Она считала себя мастером интриг. Нашептать слова лести или очернить человека, испортить настроение, унизить — в этом она была непревзойденным специалистом. Однако открыто ссориться она не любила. Зачем? Лучше и мудрее сохранять со всеми доброжелательные отношения. А эта глупая американка готова устроить скандал из-за пустяка! Насколько Алисон знала бывшего мужа, Энтони обладал нравом горячим. Вряд ли он позволит, чтобы его избранницу оскорбляли!

И Алисон была совершенно права в своих догадках. Энтони пришел и ярость. Эта женщина еще и унижает Келли Джо! Мало того, что она попросту посмеялась над ним в свое время, так теперь ей не дает покоя его счастье…

— Я думаю, что Алисон вряд ли является достойным судьей в этом вопросе, — ледяным тоном проговорил он, метнув на Алисон уничтожающий взгляд.

Она поняла, что если немедленно не скроется с глаз, Энтони из утонченного джентльмена превратится в разъяренного дикаря.

— Если вы не возражаете, я пойду выпью немного воды, — сказала Алисон и изобразила жалкую улыбку.

Энтони величественно кивнул головой. Келли завороженно следила за ним. Одной только фразой он утихомирил Алисон и избавился от ее общества. И ему не пришлось кричать или ругаться с ней. Келли чувствовала, что ей не мешает поучиться у него выдержке и умению вести себя.

— Ты в порядке? — озабоченно спросил Энтони.

— Нормально, — кивнула Келли. — Но здесь так шумно… Мне абсолютно не хочется обедать здесь, где все разглядывают меня словно музейный экспонат…

— Боюсь, путей к отступлению больше нет, — вполголоса заметил Энтони, видя, что Сэм приглашает всех пройти к столу. — Но я буду рядом, не переживай.

Он чуть согнул руку в локте, и Келли ничего не оставалось делать, как взять его под руку. Он довел ее до стола, усадил на обычное место и сам опустился рядом. Келли бросало то в жар, то в холод. Об Алисон она и думать перестала. Главным было то, что Энтони сидел рядом, ухаживал за ней весь обед, беседовал с ней, ласково смотрел на нее и, казалось, не замечал ничего вокруг.

Хотя в этом Келли не была уверена. У нее настолько кружилась голова, что она сама едва смотрела по сторонам. Сознание того, что она законная жена Энтони Грейвуда, пьянило сильнее любого вина, и Келли едва не пропустила тост Сэма, провозглашенный за здоровье молодых.

Она почувствовала, что Энтони подхватил ее под руку и тянет вверх. Прежде чем она успела опомниться, она уже стояла рядом с ним, и три десятка глаз с нескрываемым любопытством смотрели на них. Келли смутилась.

— … поэтому я безумно счастлив за вас, мои дорогие дети, — донесся до нее голос отца откуда-то издалека. — Хочу выпить за вашу любовь!

Энтони развернул к себе Келли, которая по-прежнему находилась в ступоре.

— Ты не против, если я тебя сейчас поцелую? — шепнул он.

Глаза Келли вспыхнули, и это лучше всяких слов сказало ему, что она не против. Энтони привлек девушку к себе, и их губы встретились второй раз за день. Но в этот раз Келли была готова к тому, что сейчас произойдет. Что поцелуй Энтони заставит ее забыть обо всех печалях, что его неистовые губы зажгут в ней неугасимое пламя и заставят жаждать большего…

Энтони не ожидал, что Келли с такой страстью ответит, на его поцелуй. Он морально готовился к сопротивлению и последующему возмущению, но ее губы оказались на редкость мягки и податливы. Если бы они были наедине в этот момент! У него нашлись бы веские аргументы, и он смог бы убедить ее в искренности своих чувств. Их брак из фальшивого моментально стал бы настоящим…

Но к чему травить душу! Когда Энтони наконец оторвался от раскрасневшейся Келли Джо, первое, что он увидел, — смертельно бледное лицо Бланш. Впрочем, сидящая рядом Алисон выглядела не лучше. Не надо было мне привозить Келли в это логово гадюк, с раскаянием подумал он. Почему я не предложил ей уехать куда-нибудь?

Но Энтони прекрасно знал, что это вопрос риторического характера. Ни о каком свадебном путешествии и речи быть не могло. По крайней мере, в тот момент…

Остаток обеда прошел спокойно, без поцелуев и потрясений, Сэм периодически заговаривал о том, что свадьбу его единственной дочери надо бы отметить как следует, но Энтони каждый раз искусно уводил разговор в сторону, Келли едва дождалась конца обеда. Но быстро скрыться в спасительной тишине собственной комнаты у нее не вышло. Сразу после того, как все встали из-за стола, ее остановила миссис Сазерленд. Она проницательно посмотрела на Келли Джо и отозвала ее в сторону.

— Я не успела поздравить тебя как следует, дорогая, — начала она, — но сейчас мне кажется, что с поздравлениями не стоит торопиться .

Келли закусила губу. Она знала, что от проницательных глаз миссис Сазерленд не скроешься…

— Может быть, это не мое дело, — продолжала та. — Но здесь некому больше говорить от лица твоей матери. У меня создалось впечатление, что твои чувства к Энтони Грейвуду далеко не любовь…

Губы Келли сами сложились в презрительную усмешку. Тетушка совсем не так проницательна, как считают все. Проблема не в ее чувствах, а в его.

— Замужество — очень серьезный этап в жизни женщины, и такие вещи нельзя делать только из-за желания досадить кому-то или из-за неразделенной любви…

Миссис Сазерленд смущенно опустила глаза. Келли была искренне удивлена. Что имеется в виду?

— Я н-не понимаю…

Миссис Сазерленд совсем смешалась.

— Келли, деточка, ты же знаешь, как я к тебе отношусь… Я боюсь, что ты поспешила… Мистер Грейвуд, несомненно, достойный человек, но если твой выбор был сделан не по сердечной склонности, а по каким-либо другим причинам…

Келли на секунду показалось, что миссис Сазерленд ездила вместе с ними в Лондон. Неужели она догадалась о чем-то? Но это невозможно!

— Я… я люблю Энтони, — пробормотала Келли.

— Да? — миссис Сазерленд ободряюще улыбнулась. — Ах, Келли, это все так неожиданно… Обещай мне, что если у тебя когда-либо возникнут проблемы, ты придешь с ними ко мне…

Келли кивнула.

— Я так рада, что ты сумела позабыть Эрика и снова полюбить…

Келли онемела. Так вот о чем говорит миссис Сазерленд! Она решила, что Келли настолько переживает из-за ее сына, что приняла предложение первого попавшегося мужчины. Воистину матери слепы! Келли хотелось расхохотаться. Неужели миссис Сазерленд не видит, что Эрик и в подметки Энтони не годится?

— Эрик был всего лишь детским увлечением, — весело сказала она. — Энтони — совсем другое дело!

Хотя с ним я тоже веду себя как ребенок, добавила она про себя.

— Вот и славно. Но ваша свадьба — это так внезапно…

Миссис Сазерленд была не прочь немного поболтать, выяснить дополнительные подробности этой загадочной свадьбы, но Келли не была настроена на подобную беседу. Сославшись на головную боль, она быстро вышла из столовой, надеясь ускользнуть в свою комнату незамеченной. Не тут то было.

— Келли Джо, ты же не оставишь меня на растерзание гостям? — Энтони схватил ее за руку и остановил в дверях, когда она была практически на свободе.

— Почему бы и нет? — язвительно спросила Келли.

— Потому что ты моя жена и обязана заботиться обо мне.

Келли покраснела. Могла и предугадать, что Энтони ответит именно так.

— Думаю, ты в состоянии позаботиться о себе сам, — холодно произнесла она. — Я больше не могу выносить этот шум. Пойду проведаю Джека, я давно не видела его.

— Джека? — Энтони нахмурился, но через секунду вспомнил, о ком идет речь. — А, тот забавный пес. Что ж, я тоже буду рад повидаться с ним. Можно составить тебе компанию?

Келли закусила губу. Отказываться было глупо и смешно…

— Мне все равно. Поступай, как хочешь.

Энтони пришлось удовольствоваться этим равнодушным отпетом.

Они вышли на улицу. Конура Джека располагалась позади дома, и им пришлось довольно долго обходить его. Келли Джо упорно молчала, не желая заводить дружеский разговор. Энтони поглядывал украдкой на ее точеный профиль, плотно сжатые губы и копну медных кудряшек. Его не оставляло чувство, что он упускает самое важное в своих отношениях с Келли Джо, что когда-то в его плане произошел сбой, и с тех пор все идет наперекосяк. Но что делать? Как остановить это? Вернуться назад и начать все с нуля? Так не бывает…

Джек встретил их радостным лаем. Келли наклонилась к нему и стала гладить его лохматый загривок.

— Соскучился, бедняга… — ласково приговаривала она. — Никто тут за тобой не ухаживает…

Джек повизгивал от удовольствия и махал хвостом.

— Познакомься, Джек, это теперь твой новый хозяин, — внезапно сказала Келли с иронией. — Мой муж.

Джек отрывисто тявкнул и стал махать хвостом еще яростнее.

— Он одобряет, — произнесла Келли с лукавой улыбкой, глядя на Энтони снизу вверх.

Она не могла понять, зачем говорит все это. Но сейчас, вдали от всех гостей, от их завистливых и недоумевающих взглядов она больше не хотела притворяться. Ее безумно тянет к Энтони, и пусть он знает об этом. К чему пытаться сохранить гордое достоинство, если сердце разрывается от боли и сомнений?

Энтони опустился на корточки рядом с Келли.

— Значит, он очень здравомыслящий пес, — вполголоса сказал он и накрыл рукой ладонь Келли. — У него есть голова на плечах, у этого Джека…

Как получилось, что они оба вновь оказались на ногах, а Джек был полностью забыт, Келли Джо не поняла. Но вышло именно так, и прежде чем она опомнилась, Энтони властно обнял ее за талию и привлек к себе. Здесь не было ни адвоката, ни чиновников, ни любопытствующих гостей, и целовать ее было вовсе не обязательно. Единственным зрителем был огромный лохматый пес, который инстинктивно, чувствовал, что с его хозяйкой происходит сейчас нечто очень важное…

Келли открывала для себя новый мир, полный совершенно незнакомых ей ощущений. Близость любимого и желанного мужчины, его ласки пробуждали в ней дремавшие до сих пор инстинкты. Голова шла кругом, и Келли к собственному ужасу поняла, что больше всего на свете хочет оказаться сейчас в своей комнате… С Энтони…

— Хочешь, пойдем в дом? — спросил Энтони хрипловатым полушепотом.

Он не спрашивал себя, чем вызвана такая неожиданная податливость Келли. Как только он сжал се в объятиях, все связные мысли вылетели у него из головы. Существовала только она и нестерпимое желание завладеть этим прекрасным существом полностью. В конце концов, они женаты, и нет ничего более естественного, чем превратить их формальный союз в истинный…

Келли и Энтони, обнявшись, направились к дому. Они не видели, что занавеска в спальне Сэма и Бланш чуть дрогнула, словно ее отпустил человек, прятавшийся некоторое время за шторами и наблюдавший за целующейся парой.

— Эрик, дорогой, я только что узнала кое-что очень важное, — нежно улыбнулась Алисон Дипплдери.

Эрик Сазерленд сидел рядом с ней на диване и нежно сжимал ее руку. Алисон безумно нравилась ему, и чутье подсказывало ему, что его симпатия не останется без ответа.

— Что же именно? — томно спросил он, впрочем, не особенно вникая в смысл ее слов.

— Я узнала, почему Келли Джо вышла замуж за Энтони.

Эрик встрепенулся. Известие об этой свадьбе неприятно поразило его. Хотя Келли Джо не очень интересовала его, он привык считать ее своей законной добычей и даже подумывал иногда о том, что эта милая девочка могла бы стать когда-нибудь его законной супругой. Видеть ее рядом с Энтони Грейвудом, к которому Эрик отнюдь не испытывал дружеских чувств, было ему весьма неприятно…

— И в чем же дело? — небрежно осведомился он, но Алисон почувствовала его напряжение.

Она даже ощутила некоторую толику досады. Неужели он тоже влюблен в эту несносную девчонку, хотя только и твердит, что о чувствах ко мне? — с раздражением подумала она.

— Я знаю из достоверного источника, — продолжила Алисон, подавив растущее раздражение, — что Келли Джо решилась на этот безумный поступок лишь для того, чтобы привлечь внимание одного жестокосердного молодого человека…

Алисон со смехом вырвала у Эрика свою руку. Тот озадаченно улыбнулся.

— Какого молодого человека?

— Ну не притворяйся таким недогадливым…

Эрик слегка покраснел. Он был очень тщеславен и считал себя неотразимым. Его самолюбие, несколько пострадавшее после неожиданного замужества Келли Джо, ожило после целебных слов Алисон.

— Какая ерунда, — проговорил он, красуясь. — Ты преувеличиваешь…

Как же он глуп, подумала Алисон с раздражением. Но все равно, он нужен мне пока…

— Ничуть, — пожала она плечами. — Ты можешь доверять мне, я в таких вещах разбираюсь.

Эрик оценивающе оглядел Алисон. Да уж, в любовных делах она точно знает толк!

— Кстати, можешь и сам в этом убедиться, — вскользь заметила она. — Попробуй поговорить с ней по душам. Я уверена, что Келли не будет притворяться перед тобой…

Эрик самодовольно хмыкнул. Было бы здорово превзойти в чем-то самого Энтони Грейвуда. Подумать только! Он может стать любовником не только его бывшей жены, но и теперешней. Об этом стоило хорошенько подумать!

— А Грейвуду понравится, что я веду подобные разговоры с его женой? — спросил он с сомнением.

Было приятно считать себя выше Энтони, но испытать на себе его настоящий гнев Эрик не желал.

— Во-первых, Тони совсем не обязательно об этом знать, — фыркнула Алисон. Вдобавок ко всему, Эрик Сазерленд еще и трус! — А во-вторых, я сильно сомневаюсь, что Энтони так уж влюблен в Келли Джо.

— Что ж, в этом, вероятно, есть доля истины, — протянул Эрик.

Алисон с радостью отметила, что ее слова попали в цель.

Теперь остается только выждать подходящий момент, сказала она себе с потаенной злобой, и пригласить Энтони полюбоваться этим восхитительным спектаклем. Насколько я знаю своего бывшего мужа, он придет в ярость. И тогда их развод будет еще более стремительным, чем свадьба…

14

У дверей комнаты Келли немного отрезвела и попыталась остановиться. Она сняла руку Энтони со своей талии и твердо сказала:

— Кажется, мы зашли слишком далеко.

Келли тешила себя надеждой, что говорит сурово и достойно, но на самом деле ее голос прозвучал довольно жалобно.

— Если хочешь, я немедленно уйду.

Энтони прислонился к дверному косяку и демонстративно отвернулся. Виски бешено пульсировали, и он старался не смотреть на девушку, чтобы держать себя в руках. Меньше всего ему хотелось, чтобы Келли Джо обвинила его потом в насилии. Все будет так, как захочет она…

Келли чувствовала себя опустошенной. Ей чудилось, что целую вечность она сражается с призраками — внезапно вспыхнувшей любовью, ревностью, сомнением, раскаянием, неуверенностью. Совета попросить было не у кого, да и кто бы решился помочь в таком деле? — Келли, — позвал ее Энтони. Девушка подняла на него глаза. По его отрешенному лицу она поняла, что он действительно сделает все, что она скажет. Уйти ему или остаться — решать ей… Воспоминание о страстном поцелуе Энтони заполнило ее. Неужели она откажется от продолжения и позволит ему уйти? Нет, даже если ей придется заплатить за это счастье великой болью. Сегодня она его жена, и какая разница, что будет завтра!

Вместо ответа Келли шагнула к нему и обхватила руками за шею. Лицо Энтони загорелось радостью. Правой рукой он обнял Келли, а левой захлопнул дверь.

— Подожди, я закрою, — шепнула Келли.

— Я сам.

Энтони ловко щелкнул замком, не отпуская от себя Келли, словно боясь, что она может исчезнуть прямо на глазах.

Запертая дверь отгородила их от всего мира. Келли никогда не думала, что ее комната способна вместить так много…

Энтони медлил. Он до сих пор не мог поверить в то, что Келли не прогнала его. Одно неосторожное движение — и сладкий сон закончится, не успев начаться. Но Келли не думала испаряться. Она стояла рядом, прижималась к нему, и в ее сияющих глазах не было видно ни страха, ни колебаний.

Она принадлежит ему! Энтони прекрасно понял это по ее взгляду. Восторг горячей волной затопил его. Неужели сказка нежданно стала явью?

Руки Энтони внезапно отказались подчиняться сдержанным приказам его разума. В одно мгновение Энтони расстегнул рубашку Келли. Ее нежная бархатистая кожа обожгла его ладони. Он гладил ее плечи, спину, шею. Возбуждение нарастало с каждой секундой, но оно стало совсем невыносимым, когда проворные пальчики девушки потянулись к нему. Она медленно, словно дразня его, принялась расстегивать его рубашку, каждый раз ласково дотрагиваясь подушечками пальцев до его груди. Вскоре они оба были обнажены по пояс. Одним судорожным движением Энтони привлек Келли к себе. Их дыхание смешалось, они растворились друг в друге.

Келли дрожала. Везде был один Энтони. Она ощущала его каждым дюймом своей кожи, вдыхала его головокружительный запах. Куда бы она ни посмотрела, она видела его лицо, горящее неприкрытым желанием. Энтони Грейвуд желает ее. Лишь от одной этой мысли подгибались колени, и Келли едва сознавала, что делает.

— Я хочу увидеть тебя всю, — прошептал Энтони и, подхватив Келли на руки, поставил ее на кровать. Он уверенно расстегнул молнию на ее юбке, и ткань мягко упала к ее ногам. — Ты прекрасна, — выдохнул Энтони. Девушка, стоявшая перед ним, была совершенством. Длинные стройные ноги безупречной формы, изящные округлые бедра, маленькая крепкая грудь. Келли медленно подняла руку и сняла заколку, еле сдерживавшую густые волосы. Они немедленно хлынули ей на плечи каштановым водопадом. Это было уже слишком! Энтони нетерпеливо протянул руки, и совершенное существо скользнуло в его объятия.

Он безжалостно терзал ее губы, утверждая свое право на нее. Келли отвечала ему с не меньшим жаром. Она словно старалась всем своим поведением доказать, что больше не маленькая девочка, а вполне взрослая женщина, способная доставить мужчине наслаждение.

Энтони прижал ее к себе еще крепче. Сквозь плотную ткань его джинсов она ощутила возбужденную мужскую плоть. Келли внезапно стало очень жарко. Она невольно потянулась к источнику своего беспокойства. Энтони тихо застонал, когда робкие девичьи пальцы коснулись его в столь чувствительном месте. Если до сих пор он едва сдерживался, чтобы не накинуться на Келли подобно первобытному человеку, то теперь рухнули последние преграды.

В одно мгновение он опустил Келли на кровать, потом стал расстегивать джинсы. Она не делала попыток помочь ему, но оперлась на локоть и внимательно наблюдала за ним. От ее пристального взгляда сердце Энтони забилось еще сильнее, и он еле справился с коварной молнией.

— Давай, я помогу, — сказала Келли и потянулась к Энтони.

Он опустил руки, позволяя ей делать все, что угодно. Вначале она осторожно провела ладонью по набухшему бугорку. С губ Энтони слетел легкий стон. Келли чуть склонила голову, оценивая произведенный эффект. Потом онадо конца расстегнула молнию и аккуратно стянула джинсы с Энтони, Она делала все это слишком медленно, слишком осторожно, но в то же время он не мог не признать, что ее аккуратные и боязливые движения раззадоривали его гораздо сильнее самых смелых ласк. Но все имеет свой предел…

— Келли, не мучай меня, — хрипло простонал он, когда терпеть больше не было сил.

Она лукаво усмехнулась и упала обратно на кровать, раскинув руки в знак, полной покорности. Энтони откинул в сторону джинсы и, дрожа от нетерпения, лег рядом с ней. Солнечный лучик, пробившийся сквозь тяжелые шторы, играл с волосами Келли, и Энтони запустил в них пальцы и стал нежно массировать затылок девушки. Келли зажмурилась от удовольствия…

Сейчас ей казалось самой естественной вещью на свете лежать обнаженной рядом с Энтони Грейвудом и позволять ему ласкать себя. Их губы снова встретились. Больше между ними не было никаких препятствий — ни предрассудков, ни сомнений, ни враждебности, ни даже клочка ткани. Существовали лишь они и их чувства, и Келли Джо не могла поверить тому, что сбывается то, о чем она не смела и мечтать…

Когда все закончилось и они, обессиленные, оторвались друг от друга, им обоим казалось, что прошла целая вечность. Так много отделяло их от вчерашнего дня или даже сегодняшнего утра! Что бы ни было потом, они оба точно знали, что теперь ни о каких дружеских отношениях не может быть и речи…

Келли прильнула к его плечу. Но Энтони не мог понять, поступила ли она так из-за прилива чувств или лишь для того, чтобы не смотреть ему в глаза.

— А ведь у нас с тобой настоящая брачная ночь, — улыбнулся Энтони.

Келли лежала на его груди, закрыв глаза, но он не сомневался, что она прекрасно слышит его.

— Скорее, брачный день, — вполголоса заметила она. — Или вечер.

— Ты что-то имеешь против?

— Ни в коем случае…

Энтони насторожил ее равнодушный тон. Неужели теперь, когда прошло минутное возбуждение, она сожалеет о том, что уступила ему? И сегодняшняя любовь вовсе не начало сказки, а ее завершение? Но ведь теперь он точно уверен в том, что до него Келли Джо не знала мужчин… Неужели то, что случилось, для нее настолько безразлично?

Надежда и отчаяние разрывали Энтони на части. Ласки Келли были волшебны, и он ни на секунду не усомнился, что она действительно получает удовольствие от его объятий и поцелуев. Он слишком хорошо знал женщин, чтобы его можно было обмануть. Но можно ли рассматривать это как доказательство любви? Ему ли не знать, сколько страстных ночей заканчивались небрежным «созвонимся»! Но Келли… Она совсем другая. Она стала его женой вначале на бумаге, потом по-настоящему, и Энтони твердо знал, что до него ею не обладал ни один мужчина. Ведь это что-то да значит!

Но сейчас она не торопилась объявлять о своей любви. Наверное, он должен сделать это первым… Но Энтони не привык говорить о чувствах…

Келли боялась пошевелиться или посмотреть на Энтони. Все произошедшее казалось сном, сказочно-прекрасным, и оттого еще более нереальным. Они любили и ласкали друг друга как настоящие муж и жена. Неужели для него это всего лишь очередное приключение? Скольких женщин он обнимал так же нежно, чтобы потом распрощаться с ними без сожаления? Келли почувствовала, что ее глаза наполняются слезами и вонзила ногти в мягкую ладонь, чтобы хоть как-то привести себя в нормальное состояние. Еще не хватало разрыдаться!

— Келли… — тихо позвал ее Энтони.

Она не отвечала. Если она сейчас начнет говорить, то не сможет сдержать рыдания. Еще не хватало шокировать Энтони! Достаточно того, что теперь он знает, что он ее первый мужчина. Не надо рассказывать ему о том, что он к тому же любимый и единственный.

— Ты в порядке? — осторожно спросил он.

Ему пришло в голову, что ее упорное молчание может быть вызвано обидой или болью.

— Я… я не причинил тебе боли?

— Все в порядке, — сухо рассмеялась Келли. — Взрослая жизнь началась успешно.

Она старалась говорить со всей возможной небрежностью. Из роли выходить нельзя. Если она правильно разыграет свои карты, то Энтони не догадается, какую ужасную боль ей причиняет его равнодушие… Но равнодушие ли? Его голос был нежен и заботлив, его действительно волнует, что с ней происходит! А какой он восхитительный любовник! Келли чувствовала необыкновенную легкость во всем теле. Разве он стал бы так расточать свои ласки женщине, которая для него ничего не значит? От смелых предположений у Келли закружилась голова. Но здравый смысл взял верх. У Энтони Грейвуда было столько женщин! Наверняка он может без труда прикинуться самым заботливым и искусным любовником на свете! И нечего примешивать сюда чувства! Он просто совмещает приятное с полезным — в то время, как неведомая красавица, ради которой он женился на Келли, терзается ревностью, он решил вознаградить себя немного и развлечься с законной супругой… Вполне логично и правдоподобно… — Слушай, а сколько времени? Келли приподнялась на локте и потянулась к тумбочке, чтобы взять будильник. Она намеренно не смотрела на Энтони, чтобы не провоцировать себя. Он был слишком красив, Келли боялась выдать себя взглядом.

— Так, без двадцати пять. Пора вставать. А то нас потеряют…

Келли говорила нарочито бодрым тоном, чтобы Энтони ни в коем случае не заподозрил, что он так много для нее значит. Подумаешь! Поженились, переспали…

— Они вряд ли удивятся, что молодожены решили уединиться, — с кривой усмешкой ответил Энтони.

Келли могла гордиться собой — ей вполне удалось обмануть его. Энтони не сумел разглядеть любви за ее бравадой…

— Все равно, — пожала плечами Келли. — Пора показаться людям, иначе Бланш начнет нас разыскивать с собаками.

Она откинула простыню и поставила ноги на пол. Немедленно осознание собственной обнаженности настигло ее. Она спиной ощущала взгляд Энтони, и ей захотелось закутаться в самое толстое одеяло, чтобы его глаза не могли потревожить ее. Келли потянулась к рубашке Энтони, которая была отброшена им так безжалостно, и быстро завернулась в нее.

Энтони наблюдал за ее манипуляциями, скривив губы. Никогда еще он не чувствовал себя так плохо. Келли явно сожалеет о том, что произошло, теперь в этом нет никаких сомнений, А ведь был момент, когда он почти был уверен в ее чувствах…

Он решительно поднялся. Не стоит травить себя. Надо как следует все обдумать, дать ей время прийти в себя. Не надо торопиться с выводами. Он поспешно натянул джинсы.

— Рубашку вернешь как-нибудь, — небрежно бросил он в сторону девичьей фигурки, которая по-прежнему стояла к нему спиной.

Келли кивнула, не оборачиваясь. Лишь когда за ним захлопнулась дверь, она повернулась. Его имя было готово сорваться с ее губ, но она сдержала неблагоразумный порыв. Глупостей на сегодня хватит. Горестно вздохнув, она сняла его рубашку, бережно сложила ее на стуле, оделась и вышла из комнаты. Оставаться одной там, где только что они были вдвоем, где она успела побывать и на вершине блаженства, и в пучине отчаяния, было выше ее сил.

15

Келли бесцельно бродила по дому. Ей повезло, что она никого не встретила. В ее теперешнем состоянии ей меньше всего хотелось отвечать на глупые вопросы и мило улыбаться. Но все время ходить как привидение не годится, рано или поздно она все равно налетит на кого-нибудь. Немного поразмыслив, она решила укрыться в библиотеке. Возможно, ей даже удастся почитать немного и успокоиться.

Келли проскользнула в библиотеку. Слава Богу, там никого не было. Она взяла с полки первый попавшийся том и забралась в большое кожаное кресло с ногами. Но не успела она прочитать и первую страницу, как дверь библиотеки открылась, и на пороге появился Эрик Сазерленд собственной персоной.

— Привет! — радостно сказал он. — Не рассчитывал увидеть тебя здесь…

Но Келли чувствовала, что он лжет и что он ни капли не удивился, увидев ее в библиотеке.

— Привет, — неохотно ответила она.

Если она права, то Эрик заметил ее во время ее одиноких блужданий по дому и намеренно последовал за ней в библиотеку. Что бы это могло означать?

Келли опустила глаза в книгу, давая понять, что совсем не желает разговаривать, но Эрик невозмутимо опустился в кресло напротив и закинул ногу на ногу. Келли вздохнула и отложила книгу. Видимо, ей все-таки придется уделить ему некоторое время.

— Келли, малышка, ты чудесно выглядишь, — начал Эрик. — Замужество пошло тебе на пользу.

— Спасибо, — холодно ответила она.

Эрик Сазерленд был последним человеком в поместье, от которого она ждала комплиментов. Тем более что самонадеянная улыбка на его красивом лице не обещала ничего хорошего.

— Честное слово, не ожидал такого от тебя, — продолжал Эрик, словно не замечая реакции Келли. — Не обижайся, но я привык считать тебя маленькой наивной девочкой…

— Не понимаю, на что я должна обижаться, Я и есть маленькая наивная девочка.

— Я хотел сказать, что ты не производишь впечатления женщины, способной охмурить такого парня, как Грейвуд, — ухмыльнулся Эрик, — Честь тебе и хвала.

Лицо Келли исказила гримаса. Так вот как они все думают! И Бланш, и Алисон, и Эрик. Возможно, ее отец и миссис Сазерленд тоже…

— Я никого не охмуряла, — сухо сказала она, с отвращением произнося неприятное слово, — Смею тебя заверить, что все произошло с обоюдного согласия.

— Конечно, конечно. Но я все равно не понимаю, зачем понадобилось устраивать эту таинственную свадьбу. Всем доставило бы гораздо больше удовольствия выдать тебя замуж как следует. Я уверен, что Сэм мечтал собственноручно вести тебя к алтарю… А ты лишила его такой радости…

— Зато доставила радость себе, — парировала Келли.

Еще не хватало видеть на свадебной церемонии твою противную физиономию, гневно добавила она про себя.

— Значит, вы не хотели огласки, — задумчиво произнес Эрик. — Скажи, Келли, а вы вообще женаты? Или это просто милый розыгрыш? Зная тебя, не сомневаюсь, что это вполне возможно…

Келли молчала. Этот разговор не нравился ей все больше и больше. Она поглядывала на спасительную дверь, надеясь, что кто-нибудь войдет и избавит ее от необходимости отвечать. Конечно, можно было бы уйти самой, но тогда Эрик получит неоспоримое подтверждение своим догадкам, а это было бы очень нежелательно.

— Ерунда, — пожала плечами Келли, но Эрик был непреклонен.

А что, вполне вероятно. Тебе захотелось привлечь всеобщее внимание, досадить Бланш…

Не красней, моя дорогая, все знают, что твоя милая мачеха без ума от Энтони… А Грейвуд известный любитель приключений и нестандартных ситуаций, и его участие в этой очаровательной шутке вполне объяснимо. Да к тому же, кто бы отказался побыть супругом такой красавицы, как ты…

Кровь бросилась Келли в голову. Вкрадчивый голос Эрика вытаскивал на поверхность все ее былые страхи и сомнения. Разве она сама не подозревала, что Энтони Грейвуд легкомысленный человек? Что теперь, когда он получил достойное вознаграждение за свое участие в их «очаровательной шутке», он попросту исчезнет из ее жизни?

— Скажи мне, Келли, я прав? — настаивал Эрик, раззадоренный ее молчанием. — Мы так давно знаем друг друга, ты можешь мне довериться…

Эрик встал с кресла, шагнул к ней, взял ее за руку. Келли была слишком удивлена, чтобы сопротивляться. Что он хочет от нее?

— Ты очаровательна, Келли Джо, — продолжал Эрик, наклонившись над ней и глядя ей в глаза. Его взгляд становился все более интригующим и призывным. — Не понимаю, как я раньше не замечал этого…

Келли охватила паника. Если бы Эрик сказал ей такое несколько лет назад, она бы умерла от счастья. Но сейчас его нежные слова и многозначительные взгляды только пугали ее.

Отняв у него руку, она вскочила с кресла и отступила на шаг. Между ними должно быть приличное расстояние! Но ее спина тотчас уперлась в каминную полку. Эрик подошел к. ней почти вплотную. Все с той же игривой улыбкой он поднес ее руку к губам и нежно поцеловал, не отрывая глаз от лица Келли.

— Прости меня, Келли…

— За что? — Девушка несколько воспряла духом.

Слана Богу, он одумался и понял, что его поведение по меньшей мере неуместно!

За то, чти так долго не замечал твоей красоты и тебе пришлось прибегнуть к столь остроумной уловке, чтобы привлечь мое внимание…

Это было уже слишком. Если до сих пор Келли пребывала в некоторой растерянности, не совсем представляя себе, как она должна вести себя, то теперь все стало на свои места. У Эрика хватило наглости предположить, что она устроила эту свадьбу с Энтони Грейвудом, чтобы обратить на себя его внимание. Вот дурак!

Келли презрительно расхохоталась. От былого смятения не осталось и следа.

— Эрик, ты меня поражаешь, — насмешливо сказала она. — Я считала тебя более умным и проницательным человеком. Что ж, видимо, я еще слишком молода, чтобы хорошо разбираться в людях.

Эрик дернулся как от удара и немедленно опустил руку Келли.

— Что ты такое говоришь!

— С чего ты взял, что я хотела привлечь твое внимание? Какая глупость, — с упоением продолжала Келли. Она не могла упустить прекрасную возможность отомстить ему. — Неужели ты не понимаешь, что Энтони Грейвуд достаточно хорош для того, чтобы просто влюбиться в него, не оглядываясь на остальных мужчин? В конце концов, Алисон, за которой ты так усиленно ухаживал в последнее время, тоже когда-то была его женой. Неужели ты думаешь, что она тоже выходила за него замуж, чтобы привлечь чье-либо внимание?

Эрик мрачнел на глазах.

— Даже странно, что у такой умной женщины, как миссис Сазерленд, такой сын! — презрительно усмехнулась Келли.

— Не смей меня оскорблять! — взвизгнул Эрик.

Но не успела Келли возразить, что даже не собиралась этого делать, как он схватил ее за плечи, рванул к себе и впился губами в ее рот. Буквально через секунду ошеломленная Келли принялась колотить его кулаками, но все равно ей удалось освободиться не так быстро, как ей того хотелось — хватка у Эрика была поистине железная.

— Ты сошел с ума! — воскликнула она, как только обрела способность говорить. — Что ты себе позволяешь!

— Хотел доказать тебе, что ничем не хуже Энтони Грейвуда, — ответил Эрик с кривой усмешкой. — А если бы ты позволила, то убедилась бы, что во многом я гораздо лучше…

Келли расхохоталась, вложив все свое презрение к этому человеку в свой смех.

— Какая самонадеянность! — воскликнула она. — Да я бы не подошла к тебе, даже если бы ты был последним мужчиной на планете!

И, почувствовав, что больше ей сказать нечего, Келли вышла из библиотеки с гордо поднятой головой. Она была рада, что Эрик высказался до конца. Теперь, по крайней мере, она знала, что он собой представляет и чего от него можно ожидать. Конечно, поцелуя можно было бы не допускать… Келли покраснели при одной мысли о том, на что осмелился этот мерзавец. Ничем не хуже Энтони Грейвуда! Какое самомнение! Энтони никогда бы не стал нанизываться женщине, которая им не интересуется. Келли переполнило возмущение. Больше всего ей хотелось пожаловаться Энтони, но она не была уверена, что он спокойно отреагирует на рассказ о поведении Эрика Сазерленда. Ничего, она немного потерпит. Через несколько дней они с Энтони уедут, а потом и Сазерленды вернутся в Штаты. Тогда Эрика можно будет спокойно выкинуть из головы навсегда…

Но показываться на глаза Энтони в таком состоянии не годилось. Он сразу заподозрит, что произошло что-то неприятное, ведь мерзкие слови Эрика до сих пор звенели в ее ушах. Надо успокоиться, решила про себя Келли Джо. И так как лучшим способом успокоения — объятиями Энтони — ей нельзя воспользоваться, остается только игра с Джеком или… Как она могла забыть! Ее чудесная машина! Стоит немного погонять в окрестностях поместья, и все печали как рукой снимет!

Келли быстро побежала наверх, чтобы переодеться. В комнате до сих пор питал едва уловимый аромат одеколона Энтони, и она с наслаждением вдохнула воздух. Она никогда не забудет того, что произошло в этой комнате. Даже если увлечение Энтони завтра закончится, она сохранит свое чувство к нему на всю жизнь…

Через десять минут Келли уже сидела в машине. Скоростная езда всегда помогала ей расслабиться и прийти в себя, Конечно, здесь особенно не разгонишься, но это все же было лучше, чем сидеть взаперти или скрываться от Энтони.

Через полчаса Келли Джо возвратилась. Она совершенно успокоилась и теперь уже с улыбкой вспоминала наглые слова Эрика Сазерленда. Может быть, потом она расскажет Энтони об этом разговоре… Не сразу, а когда они станут хорошими друзьями… Если у нее получится относиться к нему как к другу…

Напевая веселый мотив, Келли вошла в холл. Там сидела Бланш и листала журнал. Келли невольно поморщилась. С тех пор, как они с Энтони вернулись из Лондона мужем и женой, она ни разу не оставалась с мачехой наедине. Наверняка у той припасена для нее какая-нибудь гадость…

— Ах, Келли, дорогая… Я так рада тебя видеть, — заговорила Бланш нарочито добродушным тоном, который не смог обмануть Келли.

Бланш нарочно дожидалась ее здесь. Интересно, зачем?

— Как ты покаталась?

— Хорошо, — сдержанно ответила Келли. Она терялась в догадках по поводу такой елейности.

— А мы все в недоумении, — продолжала Бланш. — Твой муж куда-то уехал, никого не предупредил и испортил тем самым нам планы на вечер. Я не теряла надежды на шарады, а он снова улизнул… Только на этот раз без тебя.

Бланш кинула на Келли пытливый взгляд. Девушка не сумела скрыть замешательства. Энтони уехал? Что это значит?

— Ты случайно не в курсе, что случилось? — спросила Бланш. — Конечно, ты знаешь. Ведь жена не может не знать о намерениях мужа.

Вызывающая улыбка Бланш говорила о том, что она наслаждается реакцией Келли. По растерянному лицу девушки было видно, что она понятия не имеет о том, куда уехал Энтони.

— Я не знаю, — честно призналась Келли. — Он ничего не говорил мне. Наверное, какое-нибудь срочное дело…

— Или он решил сделать молодой жене приятный сюрприз… Подарок, например…

— Может быть. — Келли пожала плечами. И тут Бланш нанесла решительный удар.

— Но в таком случае человек обычно не уезжает с чемоданами!

Келли вздрогнула.

— Что? — Новость была слишком ошеломляющей, чтобы пытаться сохранить хладнокровие. — Энтони уехал совсем?

Она немедленно пожалела о сказанном, потому что лицо Бланш исказила сладчайшая гримаса.

— Я хотела спросить об этом у тебя, Келли. Но ты, видимо, знаешь еще меньше, чем я… Когда Алисон была миссис Грейвуд, она всегда была в курсе, где ее муж и с кем… Келли, куда ты?

Но Келли уже не слышала ее. Энтони собрал вещи и уехал! Не предупредил ее, не объяснил, ничего не сказал. Ни записки, ни звонка! А ведь они договаривались уехать вдвоем через несколько дней. Что все это значит? Неужели у него что-то случилось? Или… это логичное продолжение нелепой шутки, которая началась только вчера, но тянется уже целую вечность? Келли перешла с бега на шаг. Такой вариант казался ей все реальнее… Она тряхнула волосами. Нет, нельзя поддаваться панике. Вначале надо все выяснить. Какой бы горькой ни была правда, ее надо знать! И единственный человек, который в состоянии помочь ей, это Берни Мелчет…

К счастью, Келли сразу нашла его. Берни был и своей комнате. Келли постучала в дверь и спросила:

— Мистер Мелчет, я могу с вами поговорить?

— Д-да, конечно… — Дверь распахнулась, и ее взору предстал растрепанный Берни.

Он явно чувствовал себя неловко, его бегающий взгляд выдавал волнение.

Келли очень мало общалась с Берни, как, впрочем, и с Энтони, но она чувствовала, что сейчас не время для соблюдения приличий.

— Мне надо спросить у вас кое-что… — Она запнулась. Готова ли она услышать правду? — Почему уехал Энтони?

— Он уехал? — с фальшивым изумлением воскликнул Берни. — В первый раз слышу!

Келли решительно шагнула вперед и с силой захлопнула за собой дверь. Берни невольно попятился.

— Вы не могли этого не знать, — отрезала она. — Его комната — соседняя. Неужели он не зашел попрощаться?

— Вы ошибаетесь, мисс Диллинг, — упорствовал Берни. — Кто вам сказал, что Энтони уехал?

— Миссис Грейвуд, — поправила его Келли. — Я только что встретила в холле Бланш. Вы же не станете утверждать, что она ошиблась!

Берни почесал в затылке. Весь его вид выражал смущение. Энтони строго-настрого запретил ему распространяться о причинах его отъезда, и Берни был полностью согласен с другом. Но выдерживать беспощадный натиск Келли Джо было нелегко…

— У него ч-ч-то случилось? — продолжала допытываться Келли, — Это, в конце концов, невежливо! Что о нем подумает мой отец?

Отчаяние захлестывало Келли с головой. Речь идет о жизни и смерти, а этот дурачок, лишь таращится на нее своими круглыми глазами и выдаст какие-то невнятные отговорки!

— Я должна знать, почему он уехал! — воскликнула она в бессильной ярости. — Я же его жена!

Этого Берни уже не мог вынести.

— Если бы вы действительно помнили о том, что вы его жена, — с убийственной вежливостью произнес он, — то ему бы не пришлось срываться с места!

16

Келли похолодела. В чем дело? Выражение лица Берни моментально изменилось. От замешательства не осталось и следа. Откровенное презрение читала она теперь в его глазах.

— Только представить себе! — покачал головой Берни. — Обманывать такого мужчину, как Энтони Грейвуд! И у вас еще хватает наглости спрашивать, почему он уехал! Вы поражаете меня, Келли! Я, конечно, не могу похвастаться, что хорошо знаю вас, но я был о вас другого мнения…

Келли потеряла дар речи. Все это было настолько несправедливо, что у нее даже не было сил возразить.

— А ведь поначалу я так обрадовался, — с горечью продолжал Берни. — Когда я узнал о том, что вы поженились… Энтони ведь влюбился в вас как мальчишка, с первого взгляда. Подумать только! Еще несколько дней назад он и не подозревал о вашем существовании, а сегодня вы нанесли ему неизлечимую рану…

— Какую рану?

Келли была ошеломлена. Известие о том, что Энтони Грейвуд влюблен в нее, застигло ее врасплох. События развивались с ошеломляющей скоростью.

— Какую рану… — передразнил ее Берни. — Она еще спрашивает! Думаете, Энтони было приятно застукать жену с другим мужчиной спустя несколько часов после свадьбы? «Не хочу ей мешать!» — вот что он сказал мне…

— С каким другим мужчиной? — прервала его Келли. — Объясните мне наконец, Берни!

Она даже не заметила, что впервые назвала его по имени. Но сейчас ей было не до церемоний. Берни внимательно поглядел на Келли. Несмотря на предубеждение против нее, он не мог не чувствовать ее искренности. Она действительно не понимает, о чем речь.

— Ладно, — вздохнул Берни. — Расскажу. Хотя Энтони настаивал на том, чтобы вы ничего не узнали. Он увидел вас сегодня в библиотеке с этим смазливым хлыщом… Эриком Сазерлендом… Вы…

Берни запнулся и многозначительно посмотрел на Келли. Она залилась краской стыда. Так ей и надо за то, что она выслушала весь этот бред Эрика, а не ушла сразу!

— Любой был бы в ярости, — продолжал Берни. — А Тони особенно. Такого предательства с вашей стороны он никак не ожидал…

— Ничего не было… — обессиленно прошептала Келли и закрыла лицо руками.

Берни усмотрел в этом жесте прямое подтверждение ее вины и заговорил с большей непримиримостью.

— На нем лица не было, когда он зашел ко мне. Сказал, что немедленно уезжает отсюда и что желает вам всяческого счастья. Я стал расспрашивать его, и он неохотно рассказал, что видел, как Сазерленд…

— Господи, какой бред! — закричала Келли. — Ничего не было! Я сидела в библиотеке и читала, когда зашел Эрик. Он принялся осыпать меня комплиментами, а потом попытался насильно поцеловать меня. Я тут же вырвалась! Что мог увидеть Энтони? Все это произошло в одну минуту!

Келли говорила с таким жаром, что Берни начал сомневаться в собственной правоте.

— Да, но Тони сказал, что теперь понял, почему вы согласились стать его женой, — проговорил он в замешательстве. — И что у него есть неоспоримые доказательства…

— Какие еще доказательства! — воскликнула Келли.

Она была на грани истерики, причем от радости или от горя, она не могла понять сама. Энтони любит ее и ревнует! О большем она и мечтать не могла.

— Он определенно высказался насчет нежелания быть третьим лишним, — пожал плечами Берни.

Он совсем запутался во взаимоотношениях Келли и Энтони. — И вам бы, Келли, имея любовь такого человека, как Энтони, не надо было давать ему повод для ревности…

— Он любит… меня? — робко спросила она, уловив из речи Берни только это.

— Конечно, — фыркнул Берни. — Даже если бы он ничего не сказал на эту тему, я бы все равно не сомневался в этом. С какой стати ему бы тогда жениться?

Келли открыла рот, ошеломленная простой логикой этого вопроса. С ее глаз словно спала пелена. Все встало на свои места. Нежные взгляды Энтони, его заботливость, настойчивое желание жениться на ней, его ласки… Келли чуть не застонала. Какой же дурочкой она была! С самого начала их знакомства все говорило о его любви. Почему же она была так слепа? Как глупо было предполагать, что Энтони Грейвуд свяжет себя с одной женщиной, чтобы досадить другой! Как низко было считать, что Энтони способен на такое!

— Куда он поехал? — решительно спросила Келли. Самоистязаниями она займется потом. Сейчас надо спасать положение…

— В Лондон, наверное.

Перемена в настроении Келли удивила Берни. Ее глаза загорелись решительным огнем, чувствовалось, что такая женщина не остановится ни перед чем.

— Я еду за ним, — объявила Келли. — Если я не нагоню его раньше… — Как мне найти его в Лондоне?

— Я могу дать адрес его лондонской квартиры, — предложил Берни.

Он не был уверен, что друг одобрит его поведение. Энтони горяч, Келли упряма, но он так любит ее… И она, кажется, отвечает ему взаимностью…

— Но что вы ему скажете? — спросил Берни. Он должен был твердо знать, что это маленькое предательство не причинит Энтони лишнюю боль.

— Только то, что безумно люблю его и не могу без него жить, — широко улыбнулась Келли. — Большое спасибо, Берни!

С этими словами она обняла опешившего Берни за шею и звонко чмокнула его в щеку. Через секунду ее уже не было в комнате, лишь легкий запах сирени доказывал, что их разговор Берни не привиделся…

Келли неслась по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки. Любая задержка приводила ее в отчаяние. Хорошо, что она не ставила машину в гараж! Главное — поскорее догнать Энтони. Конечно, у него двадцать минут форы, но она приложит максимум усилий, чтобы догнать его. Как она заставит его поверить в то, что между ней и Эриком Сазерлендом любви нет и никогда не было, Келли не знала. Она смутно надеялась, что когда она увидит Энтони, то нужные слова сразу найдутся сами собой.

Однако на улице у фонтана ее поджидало препятствие в виде Алисон Дипплдери. Келли поморщилась и невольно замедлила шаг. Видеть Алисон ей сейчас хотелось меньше всего. Она надеялась просто пройти мимо нее и ограничиться кивком, но Алисон думала иначе. Она явно подкарауливала там Келли Джо…

— Келли, дорогая, мне надо с тобой поговорить, — дружелюбно произнесла Алисон.

Ее обезоруживающая улыбка совсем не вязалась с теми ревнивыми, полными ненависти взглядами, которыми Алисон одаривала се буквально пару часов назад за обедом.

— Я тороплюсь, — невежливо буркнула Келли. — Мне надо съездить кое-куда…

— Куда же? — спросила Алисон, намеренно вставая на пути у Келли.

Келли совершенно не хотелось ссориться с этой холеной дамочкой. Каждая секунда была на счету. Но выбора у нее, по-видимому, не было.

— Тебя это не касается, Алисон, — с убийственной холодностью произнесла она. — А поговорить мы сможем и потом, когда я вернусь.

Если я вернусь и захочу тратить на тебя время, добавила она про себя. Но Алисон Дипплдери было не так-то легко смутить.

— Боюсь, тебе придется выслушать меня сейчас, моя милая Келли, — недобро усмехнулась Алисон. — Не думай, что раз ты стала замужней дамой, то тебе можно все. Учти, это состояние может продлиться очень недолго…

Келли уловила в словах Алисон намек. Неужели она знает, почему уехал Энтони? Вполне возможно, что без нее тут не обошлось.

— Говори, — решительно сказала девушка. — Только побыстрее. Я спешу.

— Я только хотела предупредить тебя. Энтони Грейвуд весьма ревнив, как, впрочем, все мужчины… Будь очень осторожна… — Алисон понизила голос. — Если вдруг тебе захочется поразвлечься… Понимаешь, все приедается, даже совершенство… В этом случае постарайся не возбудить подозрений Энтони. Элементарные меры предосторожности — ничего не записывать, не давать номер телефона, запирать двери…

Взгляд Алисон был настолько многозначителен, что не понять ее было невозможно. Келли побагровела. Она так и знала, что Алисон приложила руку к отъезду Энтони!

— Что ты ему наговорила? — требовательно спросила Келли.

Алисон удивленно подняла тонко очерченные брови.

— Что ты наплела моему мужу?

Келли была рассержена и не собиралась соблюдать приличия. Из-за интриг Алисон она рискует самым дорогим, что у нее есть, — любовью Энтони. За это она была готова горло перегрызть любому человеку!

— Келли, ты заблуждаешься. — Алисон фальшиво рассмеялась. — Я не понимаю, о чем речь…

— Прекрасно понимаешь. Энтони вздумал ревновать меня к Эрику Сазерленлу. Это дело твоих рук, не так ли? Ему самому этот бред и в голову бы не пришел. Зачем тебе это надо? Чего ты добиваешься?

— Какая глупость, — продолжала протестовать Алисон. — Ты меня удивляешь…

— Ты просто завидуешь и ревнуешь, — перебила ее Келли. — Тебе невыносимо видеть счастье других людей. Неужели так трудно поверить в то, что Энтони разлюбил тебя?

— Но это еще не значит, что он полюбил тебя! — выпалила Алисон. Ее гладкий лоб прорезали поперечные морщины, безупречный рот искривился в безобразной гримасе. — Не думай, что ты все можешь, Келли Джо Диллинг! Не так уж и сильна любовь Энтони к тебе, раз было достаточно всего лишь пары слов, чтобы он поверил в твою измену!

Келли побледнела от ярости. Она была совершенно права, когда подозревала Алисон. Как же она может быть такой безжалостной…

— Но ты должна быть благодарна мне, Келли, — продолжала Алисон. Молчание Келли провоцировало все новые откровения. — Ты ведь когда-то сохла по Эрику. Я подарила тебе несколько приятных минут с ним. Не правда ли, он божественно целуется? Вы очень мило смотрелись вместе в библиотеке, когда мы с Энтони случайно увидели вас. Такая трогательная сценка. Жаль, не предназначенная для посторонних глаз! Но ты и там умудрилась сделать глупость. Тебе надо было позволить Эрику большее… Наслаждение, которое он способен подарить женщине, стоит того, поверь мне… А ты его оттолкнула… Как наивно… Энтони все равно этого уже не видел…

Келли сжала кулаки. Теперь она ясно понимала, что произошло. Алисон и Эрик договорились разыграть небольшую сценку в исполнении четырех актеров, вот только она и Энтони об этом не знали…

— Какая же ты дрянь! — в сердцах бросила Келли.

Как ни странно, но безумной ярости, которая терзала ее еще минуту назад, она уже не ощущала. Наоборот, спокойствие и решимость теперь полностью овладели ею. Загадок больше не осталось. Она точно знает, что случилось и что ей теперь надо делать.

— Уйди с дороги. — Она буквально оттолкнула Алисон, которая по-прежнему загораживала собой путь. — Мне жаль терять время на пустую болтовню.

Алисон попыталась сказать еще что-то, но Келли уже нe слушала ее. Она села в машину и повернула ключ зажигания.

— Что ж, по крайней мере, если бы не Алисон и ее затея, я бы не узнала, что Энтони на самом деле любит меня, — философски произнесла она вслух. — Любимый, дождись меня, пожалуйста…

Алисон Дипплдери наблюдала за машиной Келли Джо, пока та не скрылась из вида. Она понимала, что Келли отправилась за Энтони, и всем сердцем желала, чтобы примирение не состоялось. Ведь она столько труда вложила в эту ссору. Но в то же время внутренний голос твердил ей, что все уловки бесполезны. У нее перед глазами до сих пор стояло лицо Энтони, когда он увидел Келли Джо в объятиях Эрика. Такую боль можно испытывать только если очень сильно любишь…

17

Когда Келли Джо впоследствии вспоминала эту безумную гонку, ей становилось не по себе. Ее ангелу-хранителю пришлось в тот день как следует постараться — она не влетела ни в один столб, не врезалась ни в одну машину и даже ни разу не попалась на глаза дорожной полиции. Хотя за подобную езду ее следовало лишить прав на всю оставшуюся жизнь. Но Келли было все равно. Она горела желанием рассказать Энтони об интригах Алисон и уверить его, что он никогда не был для нее мужем напрокат, и что быть его женой — величайшее счастье, какое только может выпасть на долю женщины…

Келли била дрожь, и перед каждым крутым поворотом сердце ухало куда-то в пятки, но она надеялась на свою счастливую звезду и летела за Энтони. Ей казалось, что она отстает от него по меньшей мере на час, и надежда догнать его таяла с каждой милей. Поэтому когда впереди замаячила точная копия ее машины, только черного цвета, она не могла поверить собственным глазам. Может быть, зрение обманывает ее? Или на этой дороге про прихоти капризной судьбы оказалась еще одна такая же машина? Келли нажала на газ. Еще чуть-чуть, и ее сомнения развеются…

Энтони был уверен, что человек в принципе не способен страдать больше, чем страдал он, когда узнал о многочисленных изменах Алисон. Однако сейчас он понял, как велика разница между уязвленным самолюбием и оскорбленной любовью. Женщина, которая ему дороже жизни, позволяет другому мужчине обнимать и целовать себя в день их свадьбы! Энтони был готов выть от тоски. Он только-только начал надеяться на то, что не совсем безразличен Келли…

И обвинять Келли в недостойном поведении было глупо. Ведь она с самого начала предупредила его, что это всего лишь игра. Муж напрокат! Пусть она утаила от него свои чувства к Сазерленду, но в остальном — то была искренна. Не ее вина, что он дал волю бурной фантазии и вообразил этот шуточный брак реальным. Вовсе не от отца она хотела убежать, ее целью было другое — заставить Эрика ревновать…

Глаза Энтони застилала пелена, и он едва разбирал дорогу. В таком состоянии не стоило вести машину, но он ничего не мог поделать — ему надо было как можно дальше оказаться от Келли Джо. Пусть она будет свободна и счастлива и никогда не узнает, сколько горя и блаженства одновременно принес ему этот единственный день их супружества…

Едва ощутимый толчок привел Энтони в чувство. Он скорее интуитивно ощутил, чем услышал, противный скрежет металла. Его мысли на секунду приняли другое направление. Кто-то посмел приблизиться к нему и поцарапать его красавицу! Да за это убить мало! Энтони глянул в зеркало заднего вида, ожидая увидеть там колымагу какого-нибудь местного фермера. Но к его величайшему ужасу, изумлению и восторгу сзади ехала знакомая красная «феррари». Сердце Энтони забилось быстрее. Келли догнала его… Зачем?

Красная машина свернула на обочину, Энтони последовал за ней. Сил устраивать гонки не было. Энтони был слишком измучен душевно, чтобы состязаться с Келли в скорости. Разговора и объяснения не избежать. Пусть будет так. Он возьмет себя в руки, сошлется на какое-нибудь срочное дело и не даст ей догадаться, что ему пришлось пережить по ее вине.

Келли первой выскочила из машины. Она боялась, что Энтони не пожелает остановиться. Но он остановился, и она теперь с подгибающимися коленками ждала, когда он подойдет к ней. — Келли, не ожидал увидеть тебя здесь, — бодро заговорил Энтони, но в его голосе чувствовалась некоторая напряженность.

Келли судорожно облизала пересохшие губы. Вся ее решимость куда-то подевалась. А вдруг Берни ошибся?

— Надеюсь, ты не слишком поцарапала свою машину?

Келли набрала в легкие побольше воздуха и вместо ответа выпалила:

— Почему ты уехал?

Энтони помрачнел. Вот как раз об этом ему и не хотелось говорить. Он мог выдумывать любые предлоги, но лгать Келли Джо в лицо у него не получалось.

— Срочное дело, — уклончиво ответил он, — Мне позвонили и…

— Берни рассказал мне, что ты видел меня и Эрика в библиотеке, — безжалостно перебила его Келли.

Гримаса боли исказила лицо Энтони.

— Если этот предатель все тебе рассказал, зачем ты задаешь вопросы мне? — с вызовом спросил он.

Энтони больше не боялся смотреть Келли в лицо. Откровенного разговора не избежать. Что ж, он всегда умел признавать свои ошибки. Пусть она знает, каким дураком может быть Энтони Грейвуд!

— Я хочу знать, что тебе наплела Алисон, и почему ты уехал, — спокойно повторила Келли.

Она не знала, откуда у нее взялись силы. Она лишь чувствовала, что Энтони не зря отводит глаза и говорит с такой бравадой, что за этим скрывается что-то глубокое, важное. И она обязана докопаться до этого, иначе они оба будут всю жизнь сожалеть о том, что не были до конца искренни друг с другом.

— Я уехал, потому что не желаю быть третьим лишним, — сдержанно сказал Энтони. — Я всегда считал, что моя жена должна быть только моей…

И тут Келли не выдержала. Ведь он любит ее, любит, зачем же они мучают друг друга? Ведь и ее сердце готово разорваться от прилива чувств! Ведь и она умирает от желания прикоснуться к нему, ощутить его близость, услышать ласку в его голосе!

— Энтони, ничего не было! — воскликнула она. — Алисон и Эрик специально подстроили все это. Они договорились, что Эрик насильно меня поцелует, а Алисон в этот момент приведет тебя… Она сама призналась мне…

Недоверие пополам с надеждой читалось в глазах Энтони. Келли прижала руки к груди и заговорила с удвоенной силой. Она должна его убедить. Обязана!

— Алисон сказала, что я изменяю тебе? Что я люблю Эрика? Это неправда! Я, я…

Глаза Келли наполнились слезами. Почему он так отрешенно смотрит? Неужели ему все равно?

— Но ведь раньше ты была влюблена в него, — твердо произнес Энтони.

— Мне же было только восемнадцать! Ты даже не представляешь, какой дурочкой я тогда была! Это прошло, совсем прошло…

Келли беспомощно замолчала. Как заставить его поверить?

— Сейчас все совсем по-другому, — прошептала она и покраснела.

Неужели ей придется признаваться ему в любви первой? Что ж, если другого выхода не будет…

— Да, наверное, я погорячился, — с трудом проговорил Энтони.

До него постепенно доходило, какую глупость он совершил, послушав Алисон и поддавшись порыву гнева. Надо было переждать, успокоиться, а потом просто поговорить с Келли. Но о чем? О том, что муж напрокат не имеет права ревновать?

— Но ты могла и позвонить мне… Ни к чему было срываться за мной…

Энтони чувствовал, что говорит совершенно не то. В нем как бы было два разных человека. Один умирал от желания рассказать Келли Джо о своей любви, а другой мог спокойно беседовать с ней о посторонних вещах. Один был готов разорвать соперника голыми руками, а у другого хватало сил признать, что он погорячился. И второй, похоже, одерживал победу над первым. Энтони небрежно крутанул ключи от машины на пальце.

— Ладно, раз мы во всем разобрались… — Он заставил себя непринужденно улыбнуться. — Я поеду… Тебе ничего не надо в Лондоне?

Келли замотала головой. Рыдания рвались наружу, но она из последних сил сдерживала себя. Зачем все это? Бессмысленная гонка за счастьем, за ускользающей любовью. Ведь на самом деле ничего этого нет. Лишь плод ее воспаленного воображения. Этому человеку нет до нее никакого дела, Берни просто ошибся. Если бы Энтони любил ее, разве мог бы он сейчас уйти от нее? Мог бы рассуждать с таким равнодушием? Случайное стечение обстоятельств, которое она посмела истолковать как неоспоримое доказательство любви…

Энтони медленно повернулся и пошел к своей машине. Келли не могла пошевелиться. Слезы застилали глаза, и она уже с трудом различала стройную фигуру Энтони. И зачем только она познакомилась с ним! Если бы можно было повернуть все вспять! Она бы забилась в самый дальний угол и не показывалась до самого его отъезда.

Келли всхлипнула. Что делать? Позвать его, остановить? Или дать ему уйти и потом всю жизнь жалеть о том, что что-то между ними осталось недосказанным?

Однако Энтони избавил ее от необходимости делать выбор. Он дошел до своей машины, открыл дверцу и тут же с силой захлопнул ее. Безумие собственного поведения только сейчас дошло до него. Что он творит? Ведь если он сейчас уедет, то потом никогда не сможет быть рядом с Келли. Слишком много взаимной обиды. Сейчас последний шанс разобраться во всем раз и навсегда. Ослепленный ревностью, он упустил из вида одно важное обстоятельство. Если Келли влюблена в Эрика Сазерленда, то зачем она помчалась за ним, чтобы опровергнуть его подозрения? А если она сказала правду, и это ловко подстроенная ловушка, то тем более, зачем она последовала за ним? Мужу напрокат можно потом объяснить это маленькое недоразумение, совсем необязательно было гнаться за ним, подвергая себя опасности.

Энтони остановился. Сейчас или никогда. Он решительно развернулся и увидел, что Келли стоит по-прежнему на том же самом месте. До нее метра три-четыре, не больше, но как тяжело сделать первый шаг, обнаружить свои чувства…

Энтони глубоко вздохнул, как перед прыжком в воду.

— Келли, ответь мне, пожалуйста, — заговорил он громко. Сил подойти к ней ближе не было. — Почему ты поехала сейчас за мной?

Теперь оставалось только надеяться на милосердие судьбы и собственное везение, хотя подсознательно Энтони чувствовал, что не сделал ничего такого в своей прошлой жизни, чтобы заслужить такой подарок — любовь Келли.

— Потому что я твоя жена, — последовал немедленный ответ.

Наверное, если бы у Келли была возможность подумать, она бы нашла лучшие слова. Но вопрос был задан настолько неожиданно, что она выпалила первое, что пришло на ум. Но Энтони не были нужны лучшие слова. Ему вполне хватило этих. Мир вокруг него закрутился вдруг с головокружительной скоростью, а в центре этого безумного водоворота была изящная фигурка Келли Джо. Как утопающий Энтони потянулся к ней, и она протянула ему руку… Не замечая ничего вокруг, полностью игнорируя проносящиеся мимо машины, забыв о том, где они находятся, Келли и Энтони замерли в объятиях друг друга. Нежданное блаженство казалось таким хрупким, таким эфемерным, что любое неосторожное движение или слово могло все разрушить. После стольких сомнений и недоразумений они наконец обрели друг друга. Еще сутки назад они были никем, а сейчас уже не мыслили жизни друг без друга. Чувства переполняли их. Ни Келли, ни Энтони не могли найти нужных слов, чтобы выразить их. Хотя в этом не было необходимости. Любовь сама говорила за них — биением сердец, дрожью рук, нежностью взглядов…

Машины мчались мимо, многие водители обращали внимание на пару на обочине. Сгущались сумерки, но Энтони и Келли словно выпали из времени и пространства. Не существовало ни этой дороги, ни зеленого луга, ни машин, ни неба, ни деревьев. Только любовь, огромная, как вселенная, и бурная, как океан. Их губы слились в поцелуе страсти. Теперь не было необходимости скрывать свои чувства, и они могли не разыгрывать равнодушие. Теперь они оба точно знали, что любят и что это чувство взаимно, и от этого их поцелуй не был похож ни на что, испытанное ранее…

Внезапно запищал мобильный телефон Энтони. Он вполголоса выругался, но нежная ручка закрыла ему рот.

— Можно, я не буду отвечать? — спросил Энтони умоляюще, по Келли строго покачала головой.

— Хотя бы посмотри, кто это, — прошептала она. — Ведь многие волнуются…

Энтони вздохнул, но подчинился. Как он мог спорить с ней?

— Алло. Привет, Берни. Все в порядке. Я сказал, все в порядке…

Келли со счастливой улыбкой спрятала лицо на груди Энтони. Все действительно в порядке. Она внезапно почувствовала, что безумно устала. Сегодня был самый сумасшедший день в ее жизни! Утренняя свадьба, реакция отца и остальных, ревность, страсть, отвратительная выходка Эрика, разговор с Берни и Алисон, гонка за Энтони… Достаточно, чтобы ощущать себя полностью опустошенной. Но Келли не жаловалась. Она была готова пережить все это еще раз, лишь бы и конце пути ее ожидало такое же блаженство, как сейчас.

— Берни беспокоится, — сказал Энтони, закончив говорить. Он небрежно сунул телефон в задний карман джинсов и снова обнял Келли обеими руками. — Куда ты хочешь поехать?

— Сейчас?

— Да, — рассмеялся Энтони. — Но если ты желаешь пронести ночь здесь, на этом поле, я против не буду. Оно мне теперь особенно дорого…

— Я поеду с тобой, — сказала Келли. — Все равно, куда.

— Тогда давай доедем до Лондона. Мне совершенно не хочется возвращаться в ваш замок с вредными привидениями. Думаю, они вполне проживут и без нас. А нам надо немного побыть вдвоем… — Энтони многозначительно понизил голос, и Келли невольно покраснела.

Ее бросило в жар при одной только мысли о том, какой смысл он вкладывает в эти слова.

Он обнял ее за талию, но не успели они сделать и шага, как Келли споткнулась и чуть не упала. Энтони едва успел поддержать ее.

— Меня уже ноги не держат, — улыбнулась Келли.

— Какой же я болван! — огорченно воскликнул Энтони. — У тебя и так был невыносимо тяжелый день, а я собрался снова тащить тебя в Лондон! Доедем до ближайшей гостиницы и там переночуем, хорошо?

— Хорошо…

Было так приятно чувствовать его беспокойство и заботу, что она с удовольствием прикинулась бы более уставшей, чем на самом деле. Но этого не потребовалось. Как тогда, перед Бланш и Алисон, Энтони поднял ее на руки и понес. Келли прижалась к нему посильнее и замерла в блаженном покос, В этом положении она была готова оставаться вечно…

Энтони быстро вернул ее с небес на землю.

— Келли, дорогая, ты в состоянии вести машину? — спросил он. — Будет неразумно оставлять ее здесь.

— Конечно, — со вздохом ответила она. — Только жаль, что ты будешь так далеко от меня…

Энтони опустил Келли на землю, взял ее подбородок двумя пальцами и повернул ее лицо к себе.

— Я никогда не буду от тебя далеко, — серьезно сказал он. — Ты всегда со мной, и так будет всю жизнь. Ты меня понимаешь?

Сердце Келли неистово заколотилось. Еще бы она не понимала!

Энтони наклонился к ней и снова прижался губами к ее трепещущим губам.

— Подожди, — остановила его Келли. — Не думаю, что ты имеешь право говорить о целой жизни.

Энтони напрягся, но лукавая усмешка на губах Келли ясно показывала, что девушка шутит.

— Вряд ли где-то сдают вещи напрокат пожизненно, — сказала Келли. — А ведь ты мой муж напрокат…

Энтони запрокинул голову и расхохотался.

— Я никогда себя таковым не считал, дорогая. Для меня все было по-настоящему!

Келли счастливо зажмурилась. Ничего другого она и не ждала.

— Я люблю тебя, Энтони, — шепнула она.

— Любишь мужа, взятого напрокат? — Теперь была его очередь издеваться над ней.

Келли энергично кивнула.

— Вы меня удивляете, миссис Грейвуд. У меня есть основания сомневаться в ваших словах. Я должен все немедленно проверить на деле. Думаю, ближайший отель предоставит нам возможность всесторонне исследовать этот вопрос…

И с галантным поклоном Энтони распахнул дверцу своей машины.

— Не откажите мне в любезности сесть за руль моего автомобиля, миссис Грейвуд. Пусть привыкает к новой хозяйке.

Келли звонко рассмеялась и скользнула на переднее сиденье.

— А вот ключи от моей малышки, — сказала она, протягивая ему свою связку.

— Здесь одного не хватает. Ключа от твоего сердца.

— Тебе не нужен ключ, — прошептала Келли. — Для тебя в моем сердце нет ни одного замка.

Энтони поцеловал ее еще раз перед тем, как захлопнуть дверцу. Потом он сел в машину Келли, и они помчались навстречу блаженству.


home | my bookshelf | | Муж напрокат |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу