Book: Алмаз королевы



Алмаз королевы

Игорь ВОЛГИН

АЛМАЗ КОРОЛЕВЫ

Пролог

Четверо вооруженных налетчиков в черных масках ворвались в выставочный зал спустя минуту после отключения сигнализации.

— Это ограбление! Всем отойти от витрин! — раздался хриплый крик.

На запястьях охранника защелкнулись наручники. Публика отпрянула к дальнему от грабителей углу. Двое налетчиков встали перед сгрудившимися людьми, держа их под дулами автоматов, в то время как двое других занялись большой, подсвеченной изнутри витриной, в которой были выставлены драгоценности.

Сокровища принадлежали британскому королевскому дому и постоянно хранились в одной из башен Тауэра, называемой «Кровавой». Всего дважды за всю историю они вывозились из Англии. В первый раз — на Всемирную выставку в Париж, во второй раз — в США. Таким образом, нынешняя выставка в Дюссельдорфе была их третьим путешествием. Показ драгоценностей, приуроченный к годовщине окончания Первой мировой войны, пользовался огромным успехом у публики. Выставочный зал всегда был полон.

Грабители, как видно, неплохо подготовились к своей акции. Механизм замков пуленепробиваемой витрины был им хорошо известен. Низкий коренастый крепыш за две минуты справился с левым запором и перешел к правому. Его высокий сообщник на несколько секунд задержал взгляд на расставленных за бронированным стеклом шедеврах ювелирного искусства. В центре витрины покоилась украшенная жемчугами и бриллиантами корона Эдуарда Святого. Рядом сверкала корона Британской империи, изготовленная по заказу королевы Виктории. Эту корону украшало свыше трех тысяч драгоценных камней, среди которых выделялся огромный рубин неправильной формы — в битве при Азенкуре он блистал на шлеме Генриха I. Тут же были выставлены золотые шпоры, меч из дамасской стали в золотых ножнах, усыпанных бриллиантами, золотые браслеты, перстни, обручальные кольца, королевский скипетр с голубем. На правом конце витрины красовались корона королевы Марии, ее диадема и скипетр из слоновой кости, увенчанный алмазом величиной с куриное яйцо. На левом — корона королевы Елизаветы, лунный камень из несохранившейся короны Джеймса II… Было отчего разбежаться глазам! Коренастый наконец покончил со вторым замком, стеклянная створка была опущена, и под жадными взорами притихшей публики грабители начали сгребать содержимое витрины во внушительных размеров сумку. Все видели, как придерживавший ее высокий налетчик свободной рукой в черной перчатке дотянулся до скипетра королевы Марии и засунул его не в сумку, а к себе в карман. Его сообщник никак не прореагировал на это, словно так было спланировано заранее.

Грабители уже выбегали из зала, как где-то вдали завыла сирена. Выскочив из здания ратуши, в котором проводилась выставка, они уселись в поджидавшие их джип и «Фольксваген», после чего машины разъехались в разные стороны.

Низкому налетчику с сумкой и двум его напарникам, находившимся в джипе, не повезло с самого дачала. В первые же минуты им на «хвост» прочно вела полицейская машина. Еще две, предупрежден-дые по рации, мчались наперерез. Пытаясь сбить догоню, бандиты стали избавляться от похищенных Вещей. Полетела на асфальт, кувыркаясь и звеня, корона Эдуарда. Искрами брызнули отскакивавшие от нее бриллианты. За короной последовали диадема, меч и перстни. Джип визжал шинами, на скорости сворачивая во встречные переулки. Одна из Полицейских машин вынуждена была остановиться возле выброшенных драгоценностей. Вскоре это сделала и вторая. Но к этому времени к погоне уже подключились все патрульные службы города. Джип остановили на площади, взяв в кольцо сразу пятью машинами. На запястьях преступников сомкнулись наручники.

За «Фольксвагеном», в котором удирал высокий грабитель, не было погони, и водитель даже несколько сбавил скорость. В условленном месте его поджидала «Тойота». Бандит пересел в нее и покатил дальше. Однако уже спустя минуту позади засверкали мигалки полицейской машины.

Блюстителей порядка вывел на след грабителя миниатюрный .радиомаяк размером не больше клопа, прикрепленный к штырьку скипетра. Такими радиомаяками были снабжены экспонаты, представлявшие наибольшую ценность. Лепились они к изделиям так, чтобы их не могли заметить посетители, — обычно на тот бок или на ту сторону, на которых изделие лежало на витрине. И цвета они были такого, что практически полностью сливались с поверхностью экспоната.

Высокий, заметив погоню, чертыхнулся. — Фараоны все-таки вышли на нас!

— До госпиталя два квартала, док, — сообщил водитель.

— Вилли, быстрей двигай туда. Как свернешь за угол — сразу тормози. Я постараюсь смыться. А ты поедешь дальше. «Тойота» чиста, они ничего не смогут тебе пришить… Пару месяцев посидишь в каталажке — и выпустят, никуда не денутся. Мы наймем тебе хорошего адвоката.

— O'кей, шеф.

И тут высокому пришла в голову поистине счастливая мысль. Скипетр был слишком длинен, его конец высовывался из кармана и мог привлечь к себе внимание. Грабителю нужен был только алмаз, остальная часть изделия его не интересовала. Он вытащил скипетр и отломил от него камень. Ненужный штырь выкинул в окно. При этом, сам того не подозревая, он расстался и с радиомаяком…

«Тойота» свернула за угол. Здесь находился задний вход в огромное здание городского госпиталя. Высокий, уже без маски, на ходу надевая пиджак, вылез из машины и устремился в дверь.

Створка уже закрылась за ним, когда из-за угла выскочила полицейская машина, развернулась и помчалась за уходившей «Тойотой»., Проехав пару кварталов, «Тойота» отреагировала на приказ остановиться и затормозила у обочины.

Однако не прошло и нескольких минут, как вокруг госпиталя начали скапливаться полицейские автомобили. Блюстители порядка оцепили здание. Функу — главарю налетчиков, вошедшему в госпиталь, было невдомек, что один из его напарников, захваченных в джипе, уже начал давать показания…

Без малого пятнадцать лет доктор Клаус Функ жил двойной жизнью. Для сотрудников дюссельдорфского госпиталя он был знающим свое дело хирургом и образцовым семьянином, для уголовников из банды Кривого Фрица — ловкачом, своим парнем, гениальным разработчиком дерзких преступных акций. В этот вечер в кармане у доктора лежал похищенный алмаз. Во время чистки витрины он специально отделил скипетр с ним от других драгоценностей, поскольку именно в этом камне было заинтересовано некое влиятельное лицо, профинансировавшее ограбление. За алмаз королевы Марии бандиты собирались сорвать солидный куш.

Вошедшие в здание полицейские быстро выявили местонахождение преступника. Тот находился в операционном зале.

У Функа на этот час была намечена плановая операция по поводу аппендицита. Больного на носилках вкатили в операционную и уложили на стол. Доктор, облачившийся в белый халат, в перчатках и в марлевой маске, взялся за скальпель. В эту минуту ассистировавшую ему медсестру попросили на секунду выйти из операционной по срочному делу.

— Госпожа Хельга Ремберг? Криминальная полиция.

Двое мужчин в строгих черных костюмах показали ей удостоверения. Женщина побледнела.

— В чем дело?

— Попросите доктора Функа не начинать операцию. Через полчаса здесь будет другой хирург, который проведет ее вместо него.

Хельга испуганно смотрела то на одного, то на другого.

— Ничего не понимаю… Вы хотите что-то от господина Функа?

— У нас к нему срочное дело, сударыня, — сказал один из детективов.

— Не терпящее отлагательств, — прибавил его спутник.

Между тем коридор перед входом в операционную быстро наполнялся полицейскими и мужчинами в штатском. На лице ассистентки отразилось смятение, однако в следующую секунду она справилась с собой.

— К сожалению, господа, вам придется подождать, — сказала она, стараясь говорить твердо. —Доктор уже начал операцию. Брюшная полость вскрыта, и теперь задержка на полчаса неминуемо вызовет смерть больного.

Оба детектива посовещались с одним из полицейских. Тот кивнул.

— Хорошо, сударыня, — обратился к медсестре детектив. — Пусть господин Функ закончит операцию. Прошу вас.

И галантно распахнул перед ней дверь в операционную. Хельга прошла туда, дверь за ней закрылась.

Через час с четвертью в коридоре загорелась лампочка, извещавшая о том, что операция закончена и больного можно увозить. Вместе с двумя санитарами, вкатившими носилки, в зал вошли детективы и полицейские. На глазах изумленных санитаров хирурга поставили лицом к стене и тщательно обыскали. Женщины-полицейские увели Хельгу для обыска в другую комнату. Детальному осмотру подверглась вся внутренность операционной. Больного, находившегося под наркозом, разрешили вывезти только через двадцать минут, осмотрев на всякий случай его ротовую полость и даже анальное отверстие. Алмаза нигде не было. Доктора в наручниках увели.

Спустя полчаса арестовали Хелыу. В налете на выставку она не участвовала, но сообщник Функа показал, что она была любовницей доктора и знала о готовящемся ограблении.

Сфера поисков расширилась — детективы искали бриллиант в коридорах и комнатах госпиталя, по которым мог пройти доктор, а затем и на улицах Дюссельдорфа, на всем пути следования «Фольксвагена» и «Тойоты».

Утренние газеты вышли под сенсационными заголовками, сообщавшими о дерзком налете на выставку драгоценностей. Поскольку полицейские от интервью отказывались, журналистам ничего не оставалось, как питаться слухами. Сведения поступали самые разноречивые. В некоторых газетах говорилось, что грабителям удалось по дороге спрятать почти половину награбленного. Другие утверждали, что все найдено, вплоть до мелких камешков, выдавших из короны Эдуарда при ее ударе об асфальт. Разноголосица в сведениях продолжалась до вечера, пока наконец не стало ясно, что из сокровищ про-пал только алмаз «Сарацин», украшавший скипетр королевы Марии. Посетители выставки свидетельcтвовали, что высокий налетчик положил его к себе в карман. Хотя тот был в маске, большинство из них по внешнему виду готово было признать в нем доктора Функа. Сам же доктор, как и его сообщника, начисто отрицал свою вину.

Старший полицейский инспектор Конрад Бауэр не без некоторого волнения вошел в огромный кабинет федерального министра. Впервые за свою многолетнюю службу он удостоился чести предстать перед столь высоким начальством. Министр безопасности фон Бюлов посмотрел на него сквозь маленькие очки в тонкой золотой оправе.

— Итак, господин старший инспектор, найти бриллиант по горячим следам не удалось, — констатировал хозяин кабинета. — Английский посол сегодня сделал представление канцлеру. Дело принимает нежелательный оборот. Прежде всего — для вас, сударь!

Полицейский скорбно наклонил голову. — Функ упорствует, господин министр…

— Вы уверены, что он знает, где алмаз?

— Абсолютно. Он его где-то спрятал. Видимо, тайник был им приготовлен заранее на случай погони.

— А что говорят детективы из Скотланд-Ярда?

— Они согласны с нами. С англичанами мы работаем в самом тесном контакте.

Министр с минуту молчал, барабаня пальцами по крышке стола.

— Прошло пять дней, а алмаз еще не найден, — пробурчал он. — Насколько я понимаю, дело уперлось в этого доктора?

— Не только в него, господин министр, но и в Хельгу Ремберг. Есть веские основания считать, что она тоже знает, где алмаз.

— Но она молчит?

— Да… — Бауэр шагнул к столу. — Насчет госпожи Ремберг у нас имеются некоторые планы… Министр посмотрел на него вопросительно.

— Посоветовавшись с нашими английскими коллегами, — продолжал инспектор, — мы решили освободить ее под залог, как на этом настаивает ее адвокат.

— Надеетесь, что она выведет вас на камень?

— Именно. За ней будет установлено круглосуточное наблюдение.

— А она не скроется с алмазом?

Бауэр улыбнулся такому наивному вопросу.

— От нас уйти не так-то просто…

— Хорошо. Я подпишу санкцию на ее освобождение. Но под вашу личную ответственность, учтите!

Хельгу, выходившую из здания тюрьмы, сопровождал адвокат. Он любезно предложил подвезти ее на своей машине, но она отказалась. Оставшись одна, она направилась к себе пешком, благо отсюда было недалеко. О ее внезапном освобождении газетчики, как видно, пронюхать еще не успели. Ни одного из пишущей братии не было у ворот тюрьмы. Что ж, это неплохо. Их назойливое внимание было бы сейчас некстати. Хельга знала, что согласие выпустить ее означало одно: за ней будут следить. Она шла по залитым утренним солнцем улицам Дюссельдорфа, всей кожей чувствуя устремленные на нее взгляды замаскированных соглядатаев. У нее не было опыта конспиративной работы, и тем не менее она понимала, что сейчас, по крайней мере — в первые дни после освобождения, ей нельзя делать резких движений, суетиться, а о загородном логове Кривого Фрица лучше и вовсе забыть. Если ему необходимо, то пусть сам ищет способ связаться с ней, не привлекая внимания полиции.

Она побывала в госпитале. Сослуживцы отнеслись к ней сочувственно, полагая, что ее короткий зареет — чистое недоразумение. В госпитале за Хельгой из всех углов следили скрытые кинокамеры. Ее ни на секунду не упускали из виду, снимая одновременно с нескольких точек — особенно в тех помещениях, по которым в ночь ограбления мог пройти доктор Функ. Расставленные повсюду «жучки» фиксировали даже ее дыхание. Однако женщина вела себя так, словно и не было никакого ограбления и исчезнувшего алмаза. Она дружески поговорила с медсестрами, справилась о здоровье пациентов и отправилась домой в свою квартиру на Виллемсхайнцштрассе, где жила одна. Излишне упоминать, что и здесь ее поджидали подслушивающие устройства.

На следующий день, посмотрев в окно, Хельга увидела прохаживающегося по улице долговязого Дитера — одного из людей Фрица. Дитер не осмеливался зайти к ней. Возможно, его появление внизу было знаком, который подавал ей Фриц. Она могла только догадываться об этом.

Когда и на третий день он показался под окнами, Хельга решилась. На виду у Дитера (и, возможно, полицейских шпиков, которые ничем не выдавали своего присутствия) она вышла из подъезда и села в свой «Пежо». На сообщника она даже не взглянула.

Хельга ехала, временами поглядывая на зеркало заднего вида. Далеко позади маячил «Мерседес» Дитера. Ясно, что с ней ищут встречи. Лучше всего сделать это за городом, где-нибудь в пустынном месте. Она выехала из Дюссельдорфа и покатила по сельским дорогам, выбирая наименее оживленные районы. «Мерседес» продолжал идти за ней, а вскоре к нему прибавился изумрудный «Шевроле». Это машина Фрица!

Оба автомобиля постепенно нагоняли ее, а Хельга понемногу тормозила. Улучив момент, когда других машин на шоссе не было, она свернула в рощу и остановилась. По бокам от нее встали «Мерседес» и «Шевроле». Фриц выскочил, прикладывая палец к губам. На голове у него были наушники, в руке — какой-то прибор наподобие миноискателя. Он сделал Хельге знак вылезти. Она, молча подчинилась. Кривой поднес сетчатый веер прибора к ее голове и тотчас свободной рукой вынул у нее из прически булавку. Хельга пожала плечами. Это ее любимая вещица, она не расставалась с ней даже в тюрьме. Кривой показал пальцем на какой-то странный бугорок, неизвестно откуда появившийся на булавке, с усмешкой покачал головой и снова приложил палец к губам. В течение пяти минут он снял с Хельги два миниатюрных paдиомаяка и четыре таких же «жучка», замаскировaнных под цвет ее туфель, платья и даже серег.

Сельге оставалось только изумляться.

Очистив ее от электронных «прилипал», бандит кивком велел ей пересесть в «Шевроле». Она устроилась на заднем сиденье. Спустя минуту две машины сорвались с места, взяв курс на виллу Кривого фрица.

В темном помещении с плотно завешенными шторами светился экран, озаряя голубоватым светом лица Хельги и пяти мужчин. Cеанс спутниковой связи начался точно в назнaченное время. На экране перед бандитами предcтaл заказчик ограбления английской выставки. Из приcутствовавших его знал только Фриц. В целях coxранения инкогнито лицо заказчика дробилось маскирующими квадратами.

— …Нас с доктором преследовала полиция, — оправдывалась Хельга, глядя на экран. — Они появились в госпитале совершенно неожиданно. Окружили операционную…

— Где камень? — раздраженно перебил ее заказчик. — Функ сказал вам, куда он его запрятал?

— Выслушайте меня. Доктор слишком поздно пoнял, что окружен. Я сообщила ему об этом, когда , он уже приступил к операции…

— Меня это не интересует! Мне нужен алмаз!

—Функ зашил его в живот оперируемому, — резко сказала Хельга, и в комнате на целую минуту воцарилась тишина.

— Как — в живот? — опомнился босс. — Уникaльный бриллиант стоимостью в двенадцать миллиoнов долларов — в живот?

— Поймите, в ином случае алмаз неминуемо бы нашли! Функу просто некуда было его деть!

Босс засопел, приходя в себя после такого оглушительного известия.



Практичный Фриц первым освоился с ситуацией.

— А тот тип, оперируемый, не подох после этого? — осведомился он.

— Что вы! — Хельга даже обиделась. — Доктор Функ — достаточно опытный хирург. Еще не было случая, чтобы его пациент умер на операционном столе! К тому же если бы больной скончался, то алмаз обнаружили бы при вскрытии, а в планы доктора это никак не входило.

Фриц посмотрел на экран.

— А что, босс, может быть, во всем этом есть резон. Тот тип еще поживет какое-то время, а мы его успеем зацапать.

— Хорошо. — Голос босса, измененный модулятором, звучал надтреснуто и казался металлическим. — Если дела обстоят так, как вы говорите, то нашего доктора можно поздравить. Надеюсь, больной ни о чем не подозревает?

— Откуда ему? — сказала Хельга, — Он был под общим наркозом!

— В таком случае, Фриц, срочно установите личность этого человека и разработайте план выводa за его из госпиталя. Может быть, удастся уговорить его родственников или его самого перевестись в другую больницу, а уж по дороге…

— Мы вспорем ему брюшину и вынем камень! — закончил за него догадливый Фриц.

— Функ получит свою долю полностью! — гаркнул босс. — Он ее заработал!

Хельга беспокойно огляделась и даже слегка привстала на стуле.

— Но, вы знаете… — начала она неуверенно. — Еще в тот день, когда меня выпустили из тюрьмы, я пошла в госпиталь и узнала… Одним словом, случилась досадная неприятность…

— В чем дело? — спросили с экрана.

— Он все-таки помер? — нахмурился Фриц.

— Нет, — запинаясь, продолжала женщина. — Как раз даже наоборот… Доктор Функ так мастерски провел операцию, что больной уже на третий день почувствовал улучшение…

— С камнем в желудке? — изумился Фриц.

— В этом нет ничего удивительного. Доктор вложил его в тот отдел кишечника, где он, по идее, дoлжен причинять минимум неудобств. Он может вообще не чувствоваться…

— Не понимаю! — взревел босс. — Его что — уже нет в госпитале?

— Вообще-то больные после операции по удалению аппендицита лежат у нас еще семь-десять дней, но этот, сославшись на неотложные дела, ушел уже на третий день… Я не могла подробно расспрашивать о нем, поскольку это вызвало бы подозрение у полиции. Все, что мне удалось узнать, — это то, что он почувствовал себя лучше и, дождавшись, когда зарубцуется шов, выписался из госпиталя…

— Тем хуже для него, — буркнул Фриц. — Он облегчил нам задачу.

— Боюсь, что, наоборот, усложнил, — возразила Хельга. — Он иностранец. Его доставили в госпиталь с острым приступом, и понадобилась срочная операция. Никто даже не знает толком, кто он такой. Известно, что он русский, ему двадцать семь лет, зовут Алексей Петров. Покидая госпиталь, он говорил, что не может здесь задерживаться, у него неотложные дела в Москве и он должен немедленно уехать…

Лица бандитов обескураженно вытянулись.

— Как же вы додумались подсунуть доктору тaкого больного? — почти простонал Фриц.

— Ни до чего я не додумывалась! Это была обычная плановая операция, в которой выбор пациента не зависит от доктора, тем более от меня…

— Будем его искать, — проскрежетал босс. — Не иголка, найдется! Фриц, направишь людей в госпиталь, пусть откопают все, что возможно, об этом Алексее Петрове. И аккуратнее, чтобы не пронюхали фараоны! Я возьму на себя министерство внешних сношений и отдел виз. Возможно, удастся кое-что узнать о нем там…

— Босс, а если он уже того… Утек в Москву?

— Достанем и в Москве! Наш главный козырь — полное неведение Петрова! Фриц снова обернулся к Хельге:

— Все-таки камешек величиной с кучное яйцо — не такая уж незаметная ноша для желудка…

— Действительно, госпожа Ремберг, как долго Петров сможет носить его в себе, не чувствуя боли?

— Неизвестно, — ответила Хельга. — Человеческий организм — вещь сложная, малопредсказуемая. Тут ничего нельзя утверждать наверняка. Петров может год ходить с камнем в животе, не испытывая от этого неудобств, а может свалиться от рези в желудке уже на второй день…

— И тогда он обратится к врачу, ему сделают рентген и сразу просекут алмаз, — с невеселой усмешкой констатировал Кривой.

— С, поисками Петрова придется поторопиться, — сказал босс. — Как, по-вашему, госпожа Ремберг, хотя бы месяц у нас есть? Я имею в виду — до тех пор, пока у него не прихватит живот?

— Думаю, есть, но гарантировать не могу. Камень способен вызвать болевой приступ в любой момент… К тому же, поймите, доктор Функ никак не мог ожидать, что пациент покинет больницу уже на третий день! Он рассчитывал, что Петров, как и вcякий больной, выпишется через полторы недели, а за это время он или я нашли бы способ известить о местонахождении бриллианта…

— От этих русских никогда не знаешь, чего ожидaть, — проворчал Фриц.

— Обыщем все гостиницы, все отели, —заговорил босс. — Где-нибудь да должeн он «наследить». Чем быстрее мы возьмем след в Германии, тем быстрее найдем его в Москвe. Если, конечно, он уже смылся туда.

—Я думаю, босс, одновременно с поисками в Германии нам надо сразу, не теряя времени, отправить человека в Москву. Знаем мы о Петрове мало, но и этих сведений хватит для того, чтобы пустить на его розыски русских частных детективов.

— Отличная мысль, Фриц! Ты прав, время терять нечего. Где Шредер?

Светловолосый верзила с волевым квадратным лицом, до этой минуты молча сидевший за столом, вздрогнул и выпрямился на стуле.

— Я здесь, босс!

— Ты неплохо знаешь русский язык, при коммунистах учился в Москве. Так что поиски Петрова в России возлагаю на тебя. Используй все средства, вплоть до незаконных. Не стесняйся давать взятки — русские это любят. Ты, Фриц, будешь искать его следы в Германии. Если узнаешь что-нибудь — немедленно сообщишь Шредеру.

— Будет исполнено, босс! — ответил Фриц.

— С Шредером в Москву полетят Штольц, Йост и Гизе. На случай, если потребуется помощь в боевой силе.

— Не волнуйтесь, босс, — оскалился в улыбке светловолосый бандит. Алмаз я из его брюха зубами выгрызу!.. И он захохотал.

Прослушав запись до конца, начальник федеральной уголовной полиции Роммерсдорф некоторое время сидел неподвижно. Потом попросил прокрутить ленту еще раз. Рыжеволосый шотландец Мак-Кэтчон — детектив из Скотланд-Ярда — сидел по другую сторону стола и невозмутимо сосал пенковую трубку. На столе стоял магнитофон. Из динамика доносились то резкий, дребезжащий голос бандитского босса, то хрипловатый баритон Фрица, то торопливый, испуганный говорок Хельги, В заключение все голоса потонули в раскатистом хохоте Шредера.

— Запись, как я уже докладывал, сделана пять часов назад, — сказал Бауэр, — а сам разговор имел место на вилле «Рыцарские дубы» в пригороде Дюссельдорфа.

— Знаю такую, — кивнул начальник. — Это вилла небезызвестного Фрица Тейхмана по кличке Кривой. Но ведь ее, насколько мне известно, практически невозможно прослушать! Там стены из изолирующего материала и отражающие жалюзи на окнах!

— Нам удалось привлечь к сотрудничеству одного из его людей, а именно Вилли Крюгера, — объяснил Бауэр. — Непосредственного участия в налете он не принимал, его содействие преступникам ограничилось только тем, что он подвез Функа до госпиталя. В тюрьме он сделал признание и ответил на все интересующие нас вопросы. Его выпустили за день до Хельги Ремберг. Как видно, Тейхман еще не утратил доверия к Крюгеру, иначе вряд ли тому удалось бы пронести подслушивающее устройство в помещение, где происходил этот разговор. Роммерсдорф задумчиво пожевал губами.

— Да-а… — протянул он. — При обыске мы совсем упустили из виду, что Функ вскрывал пациента…

— Но мы же не Шерлоки холмсы, чтобы сразу обо всем догадываться! — воскликнул старший полицейский инспектор.

Мак-Кэтчон, подтверждая его слова, кивнул.

— Но это же оказалось так просто! — разочарованно продолжал Роммерсдорф. — Алмаза нигде нет, абсолютно нигде, и если он словно сквозь землю провалился, то где же ему быть в таком случае, как не в желудке у больного, которого оперировал Функ… Это элементарно, инспектор!.. Нет, все-таки согласитесь, это просчет!

— Мы были убеждены, что у Функа тайник где-то в госпитале. Что ж, ему удалось провести нас…

— А что это за «босс»? Если судить по записи, то голос явно изменен с помощью механического модулятора.

— Вы правы, сударь. Из всех членов бинды вживую его видел только Тейхман и еще, возможно, Функ. Крюгер утверждает, что босс общается с ними через спутниковую связь, при этом всегда изменяя голос и искажая свое изображение на экране. Очень велика вероятность того, что этим боссом является Джерри Хан, авантюрист с мировым именем, чей бизнес связан с торговлей наркотиками и нелегальной продажей краденых драгоценностей. Интерпол охотится за ним по всему миру, но Хан неуловим. Преступным группировкам, связанным с ним, он отдает приказы, зачастую находясь на другом конце земного шара. Его очень трудно взять с поличным. Трижды он находился под судом, и каждый раз ему удавалось выйти сухим из воды. Госпoдин Мак-Кэтчон абсолютно убежден, что это именно Джерри Хан.

Шотландец вынул трубку изо рта и сказал тайным голосом:

— О да!

— Хорошо. — Мельком взглянув на него, Роммерсдорф снова повернулся к инспектору. — Вернемся, однако, к алмазу. Точнее — к Алексею Петрову, что сейчас, кажется, одно и то же… Действительно ли так скудны сведения о нем, как это утверждает Хельга Ремберг?

— Похоже, да. В настоящее время наши сотрудники заняты его интенсивными розысками в Германии, а также сбором любой информации о нем. Но пока ничего конкретного по сравнению с тем, что уже известно, обнаружить не удалось. Петров был доставлен в госпиталь не на «Скорой помощи», а на частной машине. Что это за машина — еще не установлено. Фамилия его друга, который привез Петрова в госпиталь, также осталась неизвестной. Петров был доставлен в полубессознательном состоянии, с острой болью в правом боку. Ему сразу поставили диагноз: приступ аппендицита. Требовалась срочная операция. Этот друг сообщил только самый минимум сведений о больном: имя, фамилия, возраст — двадцать семь лет, в Германию прибыл из Москвы по коммерческим делам. В послеоперационный период этот друг дважды навещал его, а на третий день они вместе покинули госпиталь. Дежурный врач настоятельно советовал Петрову продолжить курс реабилитации, но тот заявил, что обстоятельства, вынуждают его торопиться в Москву. Вот практически все, что нам известно. У нас нет даже фотографии больного. Нам придется просить персонал госпиталя оказать помощь в составлении фоторобота.

— Да-да, надо заняться этим как можно скорее, — кивнул Роммерсдорф.

— фоторобот будет готов в ближайшие часы, — заверил его Бауэр. — Мы разошлем его по всем полицейским участкам Дюссельдорфа, по всем отелям, кемпингам и частным домам, где сдаются квартиры. Федеральное бюро розыска распространит портрет среди служащих аэропортов, железнодорожных вокзалов и таможни. Если Петров еще здесь, то покинуть страну ему будет непросто.

— Включите в этот список фирмы и коммерческие организации Дюссельдорфа, — посоветовал начальник уголовной полиции. — Если Петров действительно прибыл сюда по делам бизнеса, то его портрет должны где-нибудь узнать.

— Не дожидаясь фоторобота, мои люди уже навели некоторые справки, — продолжал старший инспектор. — Оказалось, что фамилия «Петров» весьма распространена в России. Это может затруднить поиски. В Дюссельдорфе обнаружили трех Петровых, но одному из них под шестьдесят, а двое других операцию аппендицита не делали…

— В этой записи, которую мы только что прослушали, — Роммерсдорф кивнул на магнитофон, — упоминается министерство внешних сношений…

— Мы уже отправили туда человека, а также разослали во все аэропорты факс с запросом, не было ли среди авиапассажиров, покинувших страну в последние пять дней, некоего Алексея Петрова.

— Он мог уехать в поезде или в машине, — заметил Роммерсдорф.

— Это уже сложнее проконтролировать, но мы сделаем все возможное.

— И не забывайте, Бауэр, что, по неофициальной статистике, до четверти всех русских, прибывающих в Германию, пересекает границу нелегально! Кто знает, может быть, этот Петров связан с русскими преступными группами, обосновавшимися у нас? В этой связи мы должны постоянно иметь в виду, что фамилия может быть фальшивой. В пользу этого, кстати, свидетельствует то, что она распространена в России. Ведь ни Петров, ни его друг не предъявляли каких-либо документов?

— Никаких. Сведения о больном занесены в регистрационную книгу только со слов его друга.

—Вот видите! Дело это сложнее, чем кажется на первый взгляд. — Начальник уголовной полиции' откинулся в кресле и закурил сигарету.

— Если в ближайшие два дня поиски не дадут результатов, то придется объявлять Петрова в открытый общефедеральный розыск, — сказал Бауэр.

Роммерсдорф кивнул:

— Я испрошу на это санкцию министра. Только учтите, об алмазе в желудке Петрова не должен знать никто! Если об этом разнюхают газетчики, то с камнем мы можем распрощаться. За Петровым начнут охотиться все кому не лень.

— Вы правы, сударь. Поэтому в общефедеральный розыск мы его объявим как подозреваемого в совершении тяжкого преступления. С расклейкой его портрета на улицах, показом по телевидению и так далее. Об алмазе, само собой, ни слова.

В комнате на какое-то время установилась тишина. Мак-Кэтчон посасывал свою трубочку и с невозмутимым видом смотрел на обоих немцев.

Начальник уголовной полиции стряхнул с сигареты пепел.

— В планы Петрова явно не входило ложиться в госпиталь, — сказал он. — Все говорит за то, что его действительно очень поджимало время. Только острый приступ вынудил его обратиться к врачам, и госпиталь он покинул практически сразу, как смог подниматься с койки… После его поспешного ухода прошло без малого пятеро суток. Как хотите, господа, но интуиция мне подсказывает, что этот парень к настоящему моменту находится уже вне пределов Германии. Но продолжайте искать его здесь, Бауэр. Может быть, я ошибаюсь и он где-то недалеко. Однако шансов на это мало… — Сигарета Роммерсдорфа погасла. Бауэр услужливо поднес зажженную зажигалку. — Спасибо. — Начальник уголовной полиции затянулся и выпустил дым. — По-видимому, нам, по примеру налетчиков, надо подумать о его поисках в России.

— Да, господин Роммерсдорф, вот об этом-то мы и хотели с вами посоветоваться. Следует ли сообщить о Петрове и зашитом в него алмазе русским правоохранительным органам, или провести розыск втайне от них, задействовав нашу секретную агентуру?

— А вы сами как думаете?

— Не исключен вариант, что потребуются масштабные поиски, с которыми агенты могут не справиться… — осторожно ответил старший инспектор.

Роммерсдорф скептически покачал головой.

— Мне уже приходилось сталкиваться с русской милицией, и впечатление, доложу я вам, осталось весьма скверное. В настоящее время она практически полностью срослась с мафиозными структурами. Обратившись в милицию по поводу исчезновения «Сарацина», вы в ту же минуту поставите об этом в известность и преступные элементы. А после этого можно смело распрощаться с камнем. Криминальные авторитеты России, когда им выгодно, проявляют поистине фантастическую расторопность. Вот увидите, сразу после обращения к русским правоохранительным органам труп этого Петрова извлекут из мусорного бака или выловят из реки!

Мак-Кэтчон кивал, слушая начальника уголовной полиции.

— Неужели дела так плохи? — спросил Бауэр.

— Гораздо, гораздо хуже, чем вы это себе представляете, господин старший инспектор! — Роммерсдорф потушил сигарету в пепельнице и продолжал: — Вспомните хотя бы историю с украденной в Мюнхене картиной Ренуара, которая неожиданно всплыла у какого-то коллекционера в России. Если бы наши люди в Москве в приватном порядке договорились с ним и выкупили картину, то она бы давно вернулась сюда. Но мы сделали глупость и сообщили о ней русским властям. Картина исчезла в тот же миг, а коллекционер взлетел на воздух в собственной машине! — Роммерсдорф встал и, заложив руки за спину, прошелся по кабинету. —А чемодан с десятью миллионами марок, которые по заданию гамбургского фабриканта Мюллера надо было перевезти в Саратов? Если бы мы поручили это нашим секретным агентам, то не было бы проблем. Но мы наивно обратились за содействием в ФСБ! И где чемодан? Исчез по дороге, а конвоиры ничего не видели и ничего не знают! Но самый вопиющий случай произошел с туристкой из Дортмунда госпожой Голлербах. В Москве она купила себе колье и обратилась в органы с просьбой предоставить ей охранника. Не в какую-нибудь частную охранную контору, а в МВД! Причем, заметьте, о покупке, кроме московских правоохранительных органов, никто не знал. И что же? Голову несчастной госпожи Голлербах нашли в целлофановом пакете на свалке, а тело до сих пор ищут…



— Вы правы, господин Роммерсдорф, все это наводит на размышления…

— Просто я не хочу в очередной раз наступать на одни и те же грабли! Жизнь этого Петрова представляет для нас слишком большую ценность, чтобы мы могли ею рисковать. Да вы и сами прекрасно знаете, господин старший инспектор, что чем меньше людей посвящено в тайну, тем дольше она будет оставаться таковой. Поиски Петрова в россии, а заодно слежку за группой Шредера, необходимо поручить опытным, надежно законспирированным агентам.

— Пожалуй, это разумно, — согласился Бауэр.

— А вы что думаете, господин Мак-Кэтчон? — Роммерсдорф посмотрел на детектива. — Или, может, все-таки привлечь к поискам русскую милицию? Шотландец возмущенно фыркнул.

— Милицию? Бр-р-р! — И он мотнул головой так, что трубка едва не выпала у него изо рта.

— Значит, решено, — сказал Роммерсдорф. — Я сегодня же связываюсь с соответствующими органами. А вы, Бауэр, продолжайте «копать» здесь. Любая, даже самая ничтожная информация, добытая в Германии, может помочь нам напасть на след Петрова в России.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Свет в комнате был потушен, горела только настольная лампа на тумбочке. За окном чернело обложенное тучами небо. В тишине слышался глухой звук бьющих в стекло дождевых капель. Алексей посмотрел на часы. Уже четыре утра. Всю ночь ему так и не удалось сомкнуть глаз. Вика приехала час назад, отпросившись с ночного дежурства, и тоже не спала. Ее вызвал телефонный звонок мужа. Теперь она молча сидела рядом с ним и курила. Увеличенные тени супругов застыли на стене. В сумерках тлел огонек Викиной сигареты.

— Может быть, их найдут, — прервала наконец молчание Вика.

Алексей поднял на нее затуманенный взгляд.

— Ерунда все это. Их никто и искать не будет. Два трейлера, набитых классной немецкой обувью! Менты наверняка куплены, и ворюги поделятся с ними добычей, надо быть дураком, чтобы не понимать этого!… Нет, все пропало, все… — Он снова опустил голову на руки. Потом резко встал и подошел к окну. — Ума не приложу, что теперь делать! Ездил в Германию, мотался там как чумовой, закупал обувь, два трейлера набил кроссовками и женскими сапогами, и на тебе: трейлеры ограблены, не доезжая Смоленска!

— А может, в сообщении что-то перепутано? Может, это другие трейлеры ограбили?

— Нет. Я уже проверил и перепроверил. Это трейлеры с обувью, которую я купил в Германии. Все, Вика. Бизнес летит псу под хвост. Я банкрот. «Мелина» меня теперь за жабры возьмет… Чем я буду с ними расплачиваться?.. А ведь дела шли так хорошо…

За окном сквозь туман проступали силуэты московских многоэтажек. Из-за хмурой пелены туч в город просачивался рассвет.

Алексей задумался. Мысли его на минуту унеслись в недавнее прошлое. Начинал он три года назад с одной-единственной палатки на Измайловском вещевом рынке. Торговал одеждой, парфюмерией, радиоаппаратурой, но в основном — обувью. В конце концов он полностью переключился на обувь, завязал отношения с оптовыми поставщиками и постепенно расширил дело. Появились у него палатки в Лужниках и в Конькове. А к нынешнему лету у него уже были ларьки на всех крупных вещевых рынках Москвы. В них торговали бойкие украинки и молдаванки, называли Алексея «шефом» и вовсю строили ему глазки, поскольку он был молод и недурен собой. Он даже название для своей фирмы придумал — ТОО «Андромеда»! Генеральный директор — Алексей Михайлович Петров! Правда, все ТОО состояло из десятка палаток, разбросанных по Москве, но тем не менее выглядело солидно. В последние месяцы он даже арендовал офис на Варшавском шоссе, служивший одновременно складом, и уже подумывал о покупке крытого грузовичка… И вот все в одночасье пошло прахом. Какая-то банда, орудовавшая на дорогах Смоленской области, остановила колонну трейлеров, отогнала машины на проселочную дорогу, выгрузила товар и скрылась. Шоферов и охранников, привязанных к деревьям, нашли только через пять часов после того, как бандиты удрали вместе с добычей.

Алексей узнал об этом вчера вечером и всю ночь сидел, подсчитывал убытки. Прикидывая так и этак, удастся ли ему выкрутиться. Получалось, что не удастся. Перед поездкой в Германию он взял крупный кредит в финансовой группе «Медина». Даже если он свернет всю торговлю и все продаст, он не расплатится. Все-таки зря он связался с такой крупной партией товара, вложив в нее почти все, что у него было. Теперь он на собственной шкуре убедился в правильности поговорки о яйцах, yложенных в одну корзину.

— Проклятие, я даже забыл застраховать груз! —Алексей в сердцах ударил себя по лбу.

— В «Мелине» знают об ограблении? — спросила Вика.

— Пока нет, но узнают обязательно и в самое ближайшее время. С недавних пор они взяли моду постоянно совать нос в мои дела. Может, уже завтра узнают. И сразу потребуют вернуть им деньги!

— А ты им объясни ситуацию. Пусть подождут. Алексей невесело усмехнулся:

— Как же, будут они ждать!…

— Я как предчувствовала, что сегодня должно случиться что-то нехорошее. — Вика подошла к кровати. Перед тем как лечь, она расправила и раскинула по плечам свои крашеные в серебристый цвет волосы. — У нас в палате умер больной, и пришлось его с другой дежурной везти в морг. А туда как раз в это время трупы привезли… Где-то в Москве произошла бандитская разборка, трупов привезли одиннадцать штук. Все в наш морг. Милиционеры, которые их сопровождали, говорили, что тут двое случайных прохожих есть, которые под шальные пули попали…

Она лeгла и потянулась, раскинув руки.

— Не страна, а черт-те что, — проворчал Алексей. — Грабят, убивают, а менты, вместо того чтобы искать преступников, только взятки с торговцев вымогают…

— Тебе надо поспать. Может, завтра, на свежую голову, что-нибудь придумаешь.

Алексей вздохнул и начал раздеваться. В последнее время ему не часто случалось проводить с женой ночи. То он допоздна засиживался в офисе, то у Вики ночное дежурство. Жена была младше его на четыре года. Прошлой весной она закончила училище и теперь работала по специальности в больнице. Петров познакомился с ней три года назад, когда лечил вывихнутую ногу. Из шести мужчин, лежавших с ним в одной палате, молоденькая практикантка только его катала в кресле по больничному саду. Вскоре это заметили соседи, и Алексей превратился в объект постоянных шуток и подначек. Ему уже из одной гордости, чтобы не уронить свое мужское достоинство, пришлось заигрывать с девушкой. Шутки шутками, а дело очень скоро зашло слишком далеко. В один прекрасный день Вика объявила ему о своей беременности. Женитьба на ней принесла Алексею, уроженцу Петербурга, московскую прописку. А вот с ребенком вышла неудача: младенец появился на свет мертвым. Впрочем, Петров недолго горевал. В то время он начинал разворачивать свое дело, и ему было не до детей.

— И часто тебе приходится таскаться в морг? — хмуро спросил он, ложась рядом с женой.

— Вообще-то не часто. Только когда в палате кто-нибудь умрет.

— Ну и работенка у тебя. Морг!

— Ничего в этом особенного нет. Да ты послушай, что сегодня со мной случилось. Ведь бывают же предвестия несчастий!

— У тебя скоро от этих трупов совсем крыша поедет.

— Ты не веришь в приметы, а я верю! Вот мне сегодня была верная примета…

— Ну, что за примета? — Алексей перевернулся на спину. На душе кошки скребли, а тут еще Вика со своими глупостями…

— Пошла я посмотреть на убитых, — приподнявшись на локте, заговорила она, — и чуть, представляешь, в обморок не грохнулась. В морге места им не хватило, они в прозекторской лежали. Только я туда вошла и вижу: твоя желтая рубашка, джинсы, и голова в точности твоя — только все лицо в крови. У меня аж сердце оборвалось. Ну, думаю, Петров мой под пулю попал! Гриша меня потом полчаса валерьянкой отпаивал…

— Какой еще Гриша?

— Бутыкин. Парень один, который в морге работает.

.

— Чего это он тебя валерьянкой отпаивал? Добренький такой, что ли?

— А ты ревнуешь? — Она ущипнула его за ляжку. — Я же не спрашиваю тебя про твоих хохлушек, с которыми ты любишь запираться в ларьках…

— Отстань, и без тебя тошно. У меня с.ними ничего не было!

— Неужели? То-то я смотрю, ты очень разборчив при приеме девиц на работу. Толстушек не берешь, все они у тебя длинноногие, с огромным бюстом, все красятся в блондинок.

— Вика, прекрати эти разговоры, слышишь? Я с ними не трахаюсь, и без того дел по горло! А вот что ты поделываешь на этих своих ночных дежурствах — это еще вопрос!

— Я ухаживаю за больными, мне на минуту из корпуса отлучиться некогда! Спроси у кого хочешь! А ты лучше скажи, что это за новую секретаршу ты взял?…

— Ладно, Виктория, завязывай базар! — У прогоревшего бизнесмена вскипало раздражение. — При чем здесь секретарша? Тем более с сегодняшнего дня абзац и секретарше, и хохлушкам, и торговле, и вообще всему абзац! Поняла? Всему! — почти прокричал он на ухо жене и откинулся на подушку, уставившись в темный потолок. Вика обиженно умолкла.

— Ну так что там у тебя в морге было? — буркнул супруг, желая разрядить создавшуюся напряженность. — Что за покойник?

Она еще с минуту дулась, потом придвинулась к нему.

— В общем, тот парень, который там лежал, очень на тебя был похож. Я, правда, так испугалась! И главное, понять невозможно — ты это или нет. Лицо у него все разбитое было… Только по часам на руке поняла, что не ты. И кроссовки не такие…

— Часто к вам в морг возят убитых?

— Каждый день по нескольку штук. С автомобильных аварий, с бандитских разборок, умерших бомжей — всех к нам везут… Так вот, значит, когда я поняла, что это не ты, я сперва обрадовалась, а потом такое нехорошее чувство на душе появилось… Ну, думаю, не к добру это. Ох не к добру… И как в воду глядела: тут ты вдруг звонишь. Вот и не верь после того в приметы!

Алексей молчал, задумавшись. Дождь за окном перестал. В сумеречную комнату медленно вползал серый рассвет.

Сегодня утром Петров впервые добрался до своего офиса на метро — решил сэкономить деньги. Открыв входную дверь, он спустился по лестнице в арендуемое им полуподвальное помещение.

В коридоре после вчерашнего лихорадочного подсчитывания остатков обуви валялись пустые коробки и обрывки бумаг. Узкая комната слева пустовала. Алексей усмехнулся. Еще вчера там сидела секретарша. В последние недели он, наверное, чувствовал себя Рокфеллером, если позволил себе такую роскошь, как секретарша. Всю нехитрую бухгалтерию фирмы вел он сам, сам же был и грузчиком, и иногда — шофером. Просто девчонка симпатичная подвернулась, жаль было такую упускать. Куда Вике до нее! Он и трахнуть успел эту секретаршу всего пару раз. Вчера пришлось дать ей расчет…

На небеленом потолке желтели разводы. Краска во многих местах облупилась. Алексей давно собирался сделать ремонт, да, как видно, уже не судьба. Этим займутся новые хозяева подвальчика.

Он подошел к двери, на которой висела гордая табличка: «Петров Алексей Михайлович. Генеральный директор». За дверью был его кабинет. Алексей вместе со стеклом сорвал табличку и разорвал в клочья. Стекло зазвенело у него под ногами, туда же полетели обрывки бумажного прямоугольника. Это было похоже на разбившиеся вдребезги надежды.

Он толкнул дверь, вошел в кабинет и остолбенел от изумления. В его кресле сидел, развалившись и задрав ноги на стол, очень плотный коротко стриженный детина с кирпично-красным лицом и мутными глазами хронического алкоголика. Алексей еще не успел толком понять что к чему, как какие-то люди, бесшумно подойдя к нему сзади, грубо взяли его под руки и подтолкнули к столу.

— Ну что, барыжка, платить будем али нет? — рявкнул детина.

Алексею показалось, что он уже видел его однажды. Кажется, на каком-то вещевом рынке… Ну да, этот краснорожий бугай с братками выколачивал с кого-то долг. Но как они здесь очутились?

Дверь-то была заперта! Хотя это уже не имело значения.

Бизнесмен угрюмо посмотрел на незваного гостя.

— Чем платить? Все пусто, сами видите… Бандит по кличке Бульдозер самодовольно засмеялся и спустил ноги со стола.

— А пятьдесят штук гринов, которые ты слупил с «Мелины»? Уже забыл? Так я те счас живо напомню! Мозги те вправлю, говнюку!

— Я с «Мелиной» расплачусь, тут нет вопросов, — ответил Алексей, стараясь держаться с достоинством.

— X… тебе, а не «Мелина». — Бандит показал ему кукиш. — О «Мелине» забудь, понял? Твой должок они перекинули мне. Теперь ты должен пятьдесят штук гринов мне, а не им, понял, нет?

У Алексея словно что-то оборвалось внутри.

— Понял, — сказал он дрогнувшим голосом и с тоской посмотрел на узкое оконце у самого потолка. В нем синел кусочек утреннего неба, такого чистого после ночного дождя…

Бульдозер явно наслаждался его подавленным видом.

— Ну ты, короче! — гаркнул он. — Когда платить будем?

«Хорошенькую свинью подложила мне эта чертова „Мелина“, — подумал Алексей. — Прислали крутых выбивать из меня долг. Надо как-то отбрехаться от них».

— За пару-тройку недель распродам остатки товара, — пробормотал он торопливо. — Ну, одолжу у знакомых, квартиру продам… Деньги будут, вы не беспокойтесь.

— Ты мне эти грины достань к пятнице. В пятницу не будет — включим счетчик. Каждый день долг будет расти вдвое. Понял, нет?

— Да вы что, с ума сошли? — не сдержался Алексей. — Как это — вдвое? С продажей квартиры я к пятнице точно не обернусь!

— Что-о-о? — Лицо Бульдозера перекосилось от ярости. — Еще вякать мне будешь? Под придурка косить? Киря, вломи ему!

Алексей опомниться не успел, как мощнейший удар в затылок заставил его ласточкой взлететь на стол, навалившись на его крышку. Голова бизнесмена едва не уткнулась в грудь Бульдозеру. Бандит с рычанием схватил его за шею и затряс.

— Не знаешь, с кем связался, сопляк! И не таких обламывали! Все мои клиенты либо в крематорий упаковались, либо на аптеку пашут! Никто не открутился, понял, нет?

— Понял… — сдавленно прохрипел Алексей, чувствуя, что задыхается.

Бульдозер давил на кадык и злорадно скалился, заглядывая в мутнеющие глаза своей жертвы. Петров часто задышал, тело его судорожно напряглось… Бандит оттолкнул его. Алексей сполз со стола и рухнул на пол. Подручные Бульдозера поставили его на ноги.

— Один пидор тоже тянул с уплатой, пришлось отхреначить ему локатор. — С этими словами бандит водрузил на стол сумку и расстегнул на ней «молнию». — На, зырь! — Он вытащил из сумки какой-то предмет и шмякнул его на стол. Алексей напряг помутившееся зрение. Плечи его непроизвольно дернулись от отвращения. Перед ним лежало отрезанное человеческое ухо!

Бульдозер недобро расхохотался.

— Зыришь? А это что? — И он вытащил из той же сумки почерневшую, с какими-то мерзкими лиловыми разводами часть руки, отрубленной по локоть. Мертвые пальцы были скрючены, под черными ногтями запеклась кровь. Видимо, обладателю руки загоняли иголки под ногти. — И учти, гнида, долго я бегать за тобой не буду! Вздумаешь драпануть — разговор будет коротким!

Алексей, подавляя подступавшую к горлу тошноту, замотал головой.

— Нет-нет, я заплачу…

— А то попадались мне шустрые, и ментам на меня стучали, и драпать пытались… — Он вдруг схватил отрезанную руку и ударил ею Алексея. Черные ногти процарапали лицо, на щеках и носу пленника выступили капли крови. — Что? Тоже стукнешь на меня в ментуру?

— Нет, нет…

— Я тебя насквозь вижу, падлу, все твои паскудные мыслишки читаю! Ведь хочешь стукнуть, падла, хочешь! Скажи сразу!

Он снова взмахнул обрубком. Алексей вовремя успел убрать голову — мертвые пальцы зацепили лишь кончик носа.

— Знай, козел, что все менты давным-давно куплены! Стукнешь им — можешь сразу паковаться в крематорий! Загибаться будешь долго и мучительно, вот как эта гнида! — Бульдозер потряс отрубленной рукой. — И не вздумай смыться, еще раз предупреждаю. Мне все твои адреса известны, всех твоих шалав, родителей, дружков и даже дружков жены! Полное досье на тебя, мудака!

— Я заплачу, клянусь, — побелевшими губами прошептал бизнесмен. — Обернусь с деньгами быстро…

Бульдозер снова пошарил в сумке.

— И знай, чмо, счетчик я тебе включу, но долго ждать не буду. Счетчик отстучит три дня, и тебе будет первое предупреждение. — Он достал из сумки и выложил на стол глазное яблоко со зрачком. — Знаешь, что это такое? Чего морду воротишь, ты зырь! Это и есть первое предупреждение. Не нравится? Глаз выдавливаю одним пальцем! Могу прямо счас показать! Киря, держи его, гниду!…

— Я же сказал, что заплачу!… — провыл пленник, чувствуя, что теряет сознание.

Красное лицо бандита расплывалось перед его глазами, рычание вымогателя доносилось как сквозь слой ваты. Толстый палец потянулся к Алексею, почти коснулся его века, пленник дернулся и, судорожно ахнув, перестал дышать.

Мертвенно-бледное лицо Петрова развеселило Бульдозера. Он захохотал, трясясь своим массивным телом.

— Так что секи, говнюк! — гаркнул он почти в самое ухо Алексею. — Грины должны быть в пятницу! Понял, нет?

И в подтверждение этих слов он ударил пленника ладонью в лоб, опрокидывая его на руки Кири и Сайда. Киря с оттягом вмазал полубесчувственному бизнесмену в челюсть, Сайд отвесил ему пинок в зад. Бедняга полетел на пол, и тут Сайд заехал ему ногой в грудь, а Киря добавил, долбанув носком кроссовки по позвоночнику…

Алексей очнулся, когда за окном уже вовсю сиял день и в кабинет потоком вливалось солнце. Голова гудела, саднили ребра. Пересохший язык прилип к гортани. Петров поднялся на колени и подполз к креслу.

Бандиты, видимо, давно ушли. В опустевшем кабинете царил полный разгром. Бумаги, вынутые из стола, были разбросаны по полу. Со стола исчезла антикварная бронзовая пепельница, отсутствовали также малогабаритный японский телевизор и видеокассеты.

Немного переведя дух, Петров встал с кресла и вышел в коридор. Там тоже все было перевернуто и опрокинуто. Он прошел в комнату секретарши. Пишущей машинки не было. Зиял пустотой распахнутый шкаф. Хорошо хоть бутылку минералки оставили, подумал бедолага. Он напился, остатки воды вылил себе на лицо и на грудь, потом устало опустился на стул.

Такого поворота он никак не ожидал. Оказывается, его дела обстоят хуже, чем он думал еще сегодня утром. Гораздо хуже. И что теперь делать? Как выкручиваться? Пуститься в бега? Будут искать, наверняка и ментов к поискам привлекут. Возможность же обращения в милицию он сразу отверг. Алексей по опыту своих друзей-бизнесменов знал, что это ни к чему хорошему не приведет. Бандит не зря советовал ему не соваться к блюстителям порядка. Менты еще никогда никого не защитили от крутых…

Тогда что же делать?… Пятидесяти тысяч долларов к пятнице ему не найти. Ни к пятнице, ни к какому другому дню… Алексей обхватил голову руками. Что же делать? Что делать?…

К вечеру идея оформилась окончательно. Ему должна помочь жена с этим ее Бутыкиным! Полагаться на незнакомого человека рискованно, но ничего другого не остается.

Он вернулся домой в восьмом часу вечера, когда Вика уже собиралась ехать на работу.

— Что с тобой? — испугалась она, вглядываясь в его разбитое лицо. — Где ты был?

— Пустяки… — Трясущейся рукой Алексей коснулся рассеченной губы. — Это все пустяки по сравнению с тем, что может случиться через неделю.

Глаза жены еще больше округлились.

— А что может случиться?

— Эти гады из «Мелины» уже обо всем разнюхали и перекинули мой долг одному крутому. Он с братанами наехал на меня сегодня в офисе. Так легко заломать меня не удалось, я тоже вломил им неплохо… — соврал Алексей, направляясь в ванную. — Но их было трое, а я один!

В квартире сгущались вечерние сумерки, и Вика включила в прихожей свет. Петров резко обернулся к ней.

— Выключи! — Он взглянул на нее так пронзительно, что она снова щелкнула выключателем.

— Ой, ты что, Алеша? Почему выключить?

— Значит, так. С сегодняшнего дня переходим на осадное положение. На телефонные звонки ты не отвечаешь, вообще не снимаешь трубку. Не отзываешься на звонки в квартиру. Дверь не открывать никому, поняла? И никакого света в квартире! Нас наверняка будут пасти…

—Кто?

— Да бандюги, я тебе объясняю! Если к пятнице я не отдам баксы, пятьдесят кусков, то они включат мне счетчик! А откуда я возьму пятьдесят кусков? Эта кодла на все способна… Они и ухо могут запросто отрезать, и глаз выдавить… — Алексей начал умываться впотьмах.

— Надо заявить в милицию, — выдохнула жена. — Их обязательно поймают!

— Не пори ерунды! Может, их и поймают, но вначале они мне голову отрежут и подкинут тебе под дверь… Кстати, тебе тоже надо их опасаться…

Вика, уже одетая, с сумочкой в руках, опустилась на табурет.

— Пятьдесят тысяч долларов… — пролепетала она. — Может, все-таки удастся собрать?…

— Если бы в «Мелине» знали, что я смогу собрать хотя бы тридцать штук, то они не стали бы натравлять на меня крутых. Но я не смогу собрать тридцати штук и десяти не смогу! У нас ничего нет, даже эта квартира нам не принадлежит! Мы еще только начали выплачивать за нее взносы!..

— Тогда уедем!

— Вика, у меня есть другой план. — Отбросив полотенце, он подошел к жене и уселся перед ней на корточки. — Знаешь, я сегодня весь день вспоминал твою вчерашнюю историю — про покойника, похожего на меня. Ведь это отличная возможность исчезнуть! Исчезнуть совсем! С концами! Для «Медины», для бандюг, для ментов…

— Что-то я тебе не понимаю.

— Не доперло еще? Но ведь это же проще пареной репы! К вам в морг каждый день привозят покойников. Тебе надо только выбрать какой-нибудь неопознанный труп, без документов, желательно с изуродованным лицом, чтобы был примерно моего возраста и роста… Ну, поняла? Ты мне тут же звонишь, и я исчезаю.

Вика задумалась.

— Вообще-то, наверное, это возможно… Но без Бутыкина это вряд ли удастся сделать.

— Понятно, что не удастся. Ты вроде с ним в хороших отношениях? Я даже готов ему заплатить. Но не очень много. Денег, сама знаешь, в обрез.

— Гриша и так согласится. Он свойский парень. Я объясню ему, что твою фирму по-крупному ограбили, что на тебя наехали рэкетиры и тебе надо срочно исчезнуть… В общем, он поймет.

— Как ты думаешь, долго придется ждать подходящий труп? Хорошо бы провернуть это дело до пятницы.

— Не знаю… Даже не знаю… Я в морг редко захожу, а Бутыкин там через ночь работает. По ночам он в морге самый большой начальник.

— Постарайся с ним договориться. Иначе мне кранты!

— А что, он может быстро подобрать неопознанный труп! В морг таких полно привозят! Алексей нетерпеливо поморщился.

— Пойми, здесь нельзя пороть горячку. А то разыщете труп какого-нибудь бомжа, и менты тут же липу унюхают… Это должен быть нормальный труп, более-менее прилично одетый, и найденный не в коллекторе и не у мусорных баков, а желательно погибший в автокатастрофе, или убитый и ограбленный неизвестными преступниками, или какой-нибудь утопленник, который по пьянке свалился в Москву-реку… Нет, утопленник — это хуже, потому что у него лицо останется целым… Ну, короче, ты поняла!

— Понять-то поняла… А тот труп, про который я тебе вчера рассказывала, не подойдет?

— Исключено! Тот тип погиб вчера, а меня сегодня видели уже десять человек! Нужен тепленький мертвец, только привезенный. Чтобы ты мне тут же звякнула насчет него, и я исчез.

— Какой ужас… — Вика вздыхала и качала головой. — Что же ты будешь делать, когда… ну… тебя не будет?

— В первую очередь я для всех должен умереть. Главное — для «Медины». Сейчас только это важно. Ну, а потом… — Он придвинулся к ней. — Есть у меня одно соображеньице… Мы с тобой за границу махнем.

— Ты что? Без денег?

— Я был дураком, что не застраховал те трейлеры с обувью. Но теперь я такой ошибки не повторю. До пятницы есть еще несколько дней. Я одолжу деньжат… Народ еще ничего не знает, так что мне поверят… И застрахую жизнь. В нескольких страховых агентствах. Придется страховаться на небольшие суммы, чтобы не вызвать подозрения… Ну, в oдних агентствах побольше, в других — поменьше, зависит от того, как разживусь с деньгами. А потом, кoгда мы провернем это дело с покойником, ты получишь свидетельство о смерти и, как вдова, пойдешь получать денежки…

Алексей говорил шепотом и почему-то оглядывался на дверь, словно за ней могли подслушивать.

— Ох, все это так страшно, мне даже не по себе становится… — тоже шепотом ответила Вика, переводя дух. — Тебя ведь могут посадить за это!

— Если ты все сделаешь правильно, то никто меня не посадит. Мы сразу двух зайцев убьем: и от «Мелины» слиняем, и денежки получим по страховкам. Поди плохо?

— А меня посадят как твою сообщницу!

— Вика, за такие вещи уже давно не сажают. Люди миллиардами воруют, и ничего, на Канарах отдыхают… Ты знаешь, что мне бандюга сегодня показал? Отрубленное ухо. В натуре! И тебе, говорит, мы тоже ухо отхерачим, если грины не выдашь.

— Говорила я тебе, не езди в Германию, лучше здесь покупай у оптовиков…

—Да ведь у немцев дешевле в пять раз… — Алексей обреченно махнул рукой. — Ну кто мог знать, что все так получится?…

— А может, все-таки в милицию сообщить?

— Хочешь , чтобы мы оба остались без ушей? В общем, так. Езжай к себе в больницу и потолкуй с Бутыкиным. Аккуратно потолкуй, без свидетелей… Кстати, что он за человек? Сколько ему лет?

— Да столько же, сколько тебе. Нормальный парень, веселый… Несмотря на то, что у него работа с трупами связана…

— Ему верить можно? Он не протреплется?

— Не думаю…

— Ладно, лишь бы дело удачно провернулось, а там, в случае чего, мы этого Бутыкина за зебры возьмем. Припугнем его. Ведь он наш соучастник!

— Ну, я пойду. — Вика встала. — А то опоздаю сменщица опять ворчать будет.

Она привычно потянулась к выключателю, но Алексей перехватил её руку.

— Никакого света!

Кандидат в покойники заглянул в дверной «глазок» и только потом открыл дверь. Бесшумно выйдя из квартиры, он оглядел лестничные марши.

— Вроде никого. — Он нажал на кнопку вызова лифта. — Давай быстро сюда! — Вика, опасливо озираясь, вышла из квартиры. — По дороге нигде не задерживайся. И не садись в первую подъехавшую машину.

— Почему?

— Это может быть слежка. И вообще, тебе пора привыкнуть добираться до работы на метро. Так безопаснее. Кстати, и деньги сэкономишь. А они тебе понадобятся на похороны.

— Чьи похороны? — пролепетала она, входя в лифт.

— Чьи! Еще не доперло? Мои, конечно! За Викой автоматически закрылись двери, и кабина пошла вниз.

* * *

Прибыв в Москву, Ганс Шредер и его группа незамедлительно приступили к поискам Петрова. Первым делом, едва вселившись в гостиницу «Орленок» на Воробьевском шоссе, Шредер потребовал себе газеты с коммерческими объявлениями. С чисто немецкой пунктуальностью он просмотрел их все ц выписал телефоны и адреса охранно-сыскных агентств. Этим же вечером на авторынке в Южном порту он приобрел по сходной цене подержанный «жигуль» шестой модели. Машину Шредер выбрал самую невзрачную, такую, которая бы не бросалась в глаза гаишникам. По своим прошлым приездам в Москву немец знал, как они падки на поборы, особенно с владельцев иномарок. На другой день с утра он вместе со своими спутниками отправился по указанным в газетах адресам.

Охранно-сыскных агентств в Москве оказалось множество, но всюду Шредера ждал отказ. Их директора дружно отмахивались или разводили руками, услышав, что надо искать какого-то Алексея Петрова, о котором почти ничего не известно. И тут же предлагали «надежную» охрану, состоявшую из качков-мордоворотов (работа почасовая, цены самые умеренные), или быстрое улаживание отношений со строптивыми клиентами, намекая при этом на свое знакомство с воровскими авторитетами. Попадались агентства, которые специализировались исключительно на внутрисемейных отношениях — брались установить слежку за женой, мужем, их любовниками и любовницами. В одном агентстве предложили совсем уж оригинальную услугу: внедрение подслушивающих устройств в офисы любых коммерческих организаций и фирм. Но искать, то есть выполнять собственно сыскную работу — за это не брался никто. Работа сыщика трудоемка и кропотлива, требует прежде всего умной головы, а в расплодившихся как грибы после дождя «охранно-сыскных агентствах» сидели в основном бывшие менты, погнавшиеся за длинным рублем. Максимум, на что они были способны, — это охранять и в редких случаях шпионить.

— Сдается мне, что в Москве нанять приличного сыщика нельзя ни за какие деньги, — проворчал Йост, когда они ни с чем вернулись вечером в гостиницу.

— Но мы еще не объехали все адреса! — возразил неунывающий Гизе.

— Может, мы мало даем? — засомневался Штольц.

— Даем достаточно! — рявкнул Шредер. — А что они не берутся за наше дело — так это их проблемы. Ничего, завтра нам повезет больше!

На следующее утро они покатили по очередному адресу. В полуподвальном помещении на Большой Дмитровке директор сочувственно развел руками, услышав просьбу немца, и, как это уже бывало в других местах, принялся уговаривать обзавестись вооруженной охраной. Шредер недовольно фырк-нул и отказался.

Выйдя на улицу, он направился к припаркованному у обочины «жигулю», где его ждали напарники. Внезапно к нему подскочила дама в обтягивающих джинсах и ярко-розовой блузке.

— Не хотите ли провести часик-другой в обществе девушки? — игриво сощурившись, проворковала она.

— В другой раз, красотка, — буркнул Шредер. Но дама не отставала. Когда он подошел к машине, она вдруг охнула и, словно теряя сознание, повалилась прямо на Шредера. Тому ничего не оставалось, как подхватить ее.

Обморок был явно разыгран. Путана даже не потрудилась захлопнуть свои черные, беспокойно бегающие глазки. Шредер выругался по-немецки и подтащил проститутку к фонарному столбу.

— Пусть он тебя держит, милашка, а у меня нет времени. Чао!

— Как, ты уходишь? — слезливо завопила женщина, сразу приходя в себя, но Шредер уже повернулся к ней спиной.

Он нырнул в машину. «Жигуль» сорвался с места.

— Проклятие, — проворчал Шредер. — Я думал, что проститутки тут тусуются исключительно по вечерам!

— В Москве только и остается, что удивляться, — заметил Штольц и посмотрел на часы. — Еще десяти утра нет, а шлюхи уже на боевом посту!

— Они здесь работают в три смены! — хохотнул Гизе.

Следующее сыскное агентство размещалось в подвале одного из домов на Ленинском проспекте, по соседству с универмагом «Москва». Оно называлось «Поиск-плюс». Судя по названию, агентство должно было заниматься именно поиском, а не охраной или слежкой. Правда, несколько смущал этот «плюс», наверняка заключавшийся в предложении охранных услуг, что начисто могло перевесить «поиск»…

— Боюсь, что так оно и будет, — сказал Шредер. Машина свернула в арку восьмиэтажного дома, въехала во двор и остановилась возле невзрачной двери рядом с двенадцатым подъездом. На двери сквозь слой краски проступала тисненая надпись: «Пункт охраны порядка», оставшаяся еще с коммунистических времен. Маленькая черная табличка под надписью извещала, что здесь действительно находится учреждение с названием «Поиск-плюс», лицензия номер такой-то.

Шредер позвонил, дверь автоматически открылась, и он по узкой лестнице спустился в офис. За столом перед директорским кабинетом сидела секретарша — двадцатипятилетняя крашеная блондинка со вздернутым носиком. При появлении посетителя она растянула губы в заученной улыбке.

— Доброе утро.

— Доброе утро. Мне нужен ваш… На столе захрипел селектор, и приглушенный голос произнес из динамика:

— Зина, я освобожусь через две минуты.

— Директор освободится через две минуты, — повторила секретарша. — Пожалуйста, присядьте.

— Спасибо. — Шредер сел.

Директор агентства «Поиск-плюс» Михаил Константинович Воротников в эти минуты ничем особенно срочным занят не был. Он мог бы и сразу пригласить клиента к себе, но, поскольку тот явился впервые, решил выдержать паузу. Посетителю с самого начала нужно дать понять, что здесь солидное, загруженное работой учреждение, в котором на счету каждая минута.

В кабинете, помимо самого директора, находился один из его детективов — Анатолий Максудов, молодой человек двадцати четырех лет, загорелый и крутолобый, с недавно отпущенной черной бородкой. Перелистывая потрепанный блокнот, он уже полчаса втолковывал директору, что дело с поисками угнанного «Мерседеса» — глушняк, не удается найти никаких концов. Невысокий полноватый Воротников слушал его с кислой миной на лице. Клиенту, заказавшему розыск «Мерседеса», придется отказать и вернуть аванс. Дела и так идут ни к черту, а если вернуть эти три тысячи долларов, то ничего другого не останется, как уволить секретаршу или кого-нибудь из детективов, которых и без того осталось двое…

Появление нового клиента его оживило. Когда охранное устройство на наружной двери известило его о приходе Шредера, он вздрогнул и выпрямился в кресле. Загорелись глаза и у Максудова, Рот детектива сам собой вытянулся в широкой улыбке. Воротников погрозил ему пальцем:

— Ты того, малость успокойся. Нельзя показывать клиенту, что мы ему до чертиков рады. Спокойствие, вежливость и внимание — вот все, что сейчас от нас требуется. — Он наклонился к микрофону: — Зина, я освобожусь через две минуты.

Ровно через две минуты дверь раскрылась, и в кабинет шагнул высокий светловолосый мужчина в желтом пиджаке. Голубые как лед глаза сразу вперились в директора.

— Мне нужно найти одного человека, — с легким акцентом сказал вошедший. — Я знаю о нем слишком мало, чтобы обращаться по этому вопросу в адресное бюро.

Иностранец, подумал Воротников. Это хорошо. С него можно взять по полной ставке. — Вы сначала присядьте, — вкрадчиво сказал oн, показывая на кресло перед собой.

— Так вы в принципе можете взяться за это дело, или мне не стоит терять тут время?

— Само название нашего агентства говорит о том, что поиск — это наш основной профиль, — с мягкой улыбкой ответил директор.

— Ну, слава Богу! — Шредер уселся в кресло. — Вы уже одиннадцатая или двенадцатая контора, в которую я обращаюсь, и только у вас я слышу что-то похожее на положительный ответ.

Директор засмеялся.

— А что, разве в тех местах вам отказывали?

— В том-то и дело. Зато почти повсюду меня убеждали, что в Москве невозможно обойтись без охраны.

— Те конторы, в которых вы были, к сыскному делу не имеют никакого отношения, поверьте мне. — На губах Воротникова играла довольная улыбка. — Все это странные учреждения, большинство из них, как показывает опыт, связано с криминальным миром. Следствие вести они не могут. Их основное занятие — выбивать долги или создавать так называемые «крыши». Вы правильно сделали, что обратились к нам. Из нескольких десятков сыскных агентств, действующих в Москве, всего два или три занимаются собственно сыском. «Поиск-плюс» принадлежит к их числу.

— Рад это слышать. Позвольте в таком случае изложить суть дела. Мое имя — Руссель. Иохаим Руссель. Я гражданин Германии. В России нахожусь по туристической визе. Целью моего приезда в Москву является розыск некоего Алексея Петрова. Ему двадцать семь лет, рост примерно сто восемьдесят сантиметров, телосложение среднее, волосы темно-русые. Фотографии его я не имею. Сразу могу сказать, хотя это, наверное, и не относится к делу, что сам я его в глаза не видел…

— Почему же, господин Руссель. Все имеет отношение к делу, особенно мелочи… Но продолжайте, пожалуйста.

Максудов раскрыл блокнот и начал записывать. Немец покосился на него.

— Так вот, — заговорил он, — этот Алексей Петров предположительно покинул Германию в двадцатых числах прошлого месяца…

— Позвольте, почему — предположительно?

— Потому что я не могу утверждать наверняка, что он вообще покинул Германию. Но его возвращение в Россию весьма вероятно. Даже очень вероятно. Скорее всего он здесь уже по меньшей мере неделю.

Максудов утвердительно кивнул, продолжая писать.

— Значит, он недавно вернулся из Германии, — сказал Воротников. — Как долго он там пробьи и до какому делу он туда ездил?

— Мне это неизвестно.

— Двадцать семь лет — это точный возраст? — вмешался Максудов.

— Скорее всего — да, но точность я гарантировать не могу.

Детектив недоумевающе скривил рот.

— Что еще вам известно об Алексее Петрове? — продолжал допрос Воротников.

— Перед самым возвращением в Россию он сделал операцию аппендицита. Какой-то русский, видимо, его друг, доставил его в госпиталь с острым приступом…

— Как зовут этого друга? Чем он занимается?

— Об этом человеке мне ничего не известно.

— М-да… — Директор откинулся в кресле. — Не густо. Хотя операция аппендицита — довольно существенная зацепка… — Он переглянулся с Максудовым, и тот кивнул. — Пожалуй, мы возьмемся за ваше дело, господин Руссель, хотя оно чрезвычайно сложное. Розыск интересующего вас человека обойдется вам в тридцать тысяч долларов, причем аванс — шесть тысяч наличными — вы должны выплатить сегодня либо в ближайшие два дня.

Ни слова не говоря, Шредер достал из внутреннего кармана пиджака бумажник и отсчитал шесть тысяч долларов. Воротников извлек из ящика стола два экземпляра договора. Быстро заполнив обе бумаги, он придвинул их клиенту. Шредер расписался.

— Еще несколько вопросов, господин Руссель, — сказал директор. — Нам неплохо бы знать отчество вашего Петрова…

— Тут я ничем не могу вам помочь.

— Вы что-нибудь знаете о его связях в Германии или в России?

— Абсолютно ничего.

— Может быть, он приезжал в Германию по коммерческим делам?

— Вполне возможно, хотя определенно утверждать не берусь.

— Вам известно, каким транспортом он вернулся из Германии?

—Нет.

Воротников помолчал, задумчиво пожевал губами и задал наконец самый важный вопрос:

— Откуда в таком случае вы получили эти сведения — что ему двадцать семь лет, рост сто восемьдесят, что он делал операцию аппендицита?…

— А вот это вас, господа, не должно касаться.

— Хотя бы в каком городе он делал операцию? — спросил, оторвавшись от блокнота. Максудов.

— На этот вопрос я отвечать не уполномочен, подумав, ответил Шредер.

Раскрывать название города опасно, oни могут связать операцию аппендицита с докторе» Функом и ограблением английской выставки, a значит, понять, какого Петрова он ищет…

— Операция сделана в Германии перед самым убытием Петрова в Россию, — повторил он уже сказанное.

— М-м-м… — Воротников взялся за подбородок. — Что-нибудь еще о внешности Петрова вы можете сообщить? Цвет глаз, борода, какие-то характерные приметы?

— Глаза светлые, но точно цвет указать не могу. Бороды не было. Что касается примет… то примета, пожалуй, только одна: послеоперационный шрам на правом боку.

Директор улыбнулся.,

— Ну, про шрам мы могли бы и сами догадаться…

— Семейное положение Петрова? — спросил Максудов.

— Ничего не знаю.

— Как он был одет? Что-нибудь было при нем — часы, перстень, нательный крест? Может, внешне он походил на бомжа?

— Ни в коем случае! Про перстни и нательные кресты я не в курсе, а наручные часы при нем были. Но что это за часы — тоже не знаю.

— Стрижен он был коротко?

— Пожалуй, да. Прическа была довольно аккуратной, он зачесывал волосы назад… Внешне на бандита он не походил.

— Его привезли в госпиталь без вещей и документов?

— Без всего. Кстати, имя и фамилия известны только со слов его друга.

— Хм, получается, что это абсолютно незнакомый вам человек, никак не связанный с вами, — подперев рукой подбородок, промычал Воротников. — Для чего в таком случае он вам понадобился?

— Это тоже вас касаться не должно. Я плачу вам деньги только за то, чтобы вы нашли мне этого Алексея Петрова, двадцати семи лет, приехавшего из Германии с вырезанным аппендицитом. Все.

Воротников поднялся. Шредер тоже встал.

— Не много вы нам сообщили, господин Рус-сель, но мы будем искать. Это наша работа.

С широкой улыбкой директор протянул гостю руку, и тот пожал ее.

— Прошу вас поторопиться, господа, — прибавил Шредер уже в дверях. — Я готов увеличить гонорар до сорока тысяч, если вы найдете Петрова в ближайшие две недели.

— Но для этого нам нужны дополнительные сведения, хотяы те, которые вы не пожелали нам сообщить.

— Даже если бы я их сообщил, они бы ровным счетом ничего не прибавили. Так что ищите, господа, желаю успеха. Я буду вам звонить. Возможно, и сам заеду в ближайшие дни. До свидания.

— Всего хорошего, господин Руссель. Приложим все усилия, не сомневайтесь!

Проводив клиента до выхода из офиса, Воротников вернулся в кабинет. Максудов сидел, просматривая свои записи.

— Парень неделю назад вернулся из Германии со свежевырезанным аппендиксом, — сказал директор, усаживаясь в кресло. — Мы его найдем.

Детектив кивнул.

— Заняться этим придется тебе, — добавил Воротников.

— А как же угнанный «мере»?

— Вернем клиенту аванс. — Директор похлопал себя по пиджаку, где у него во внутреннем кармане лежал бумажник. — Баксы-то есть!

Не прошло и четверти часа, как сигнализация возвестила о прибытии еще одного клиента. Сыщики взглянули на экран монитора. На этот раз за наружной дверью стояла дама весьма вульгарного вида, смахивающая на проститутку.

Воротников включил селектор:

— Пусть войдет.

Через минуту запыхавшаяся взволнованная красотка влетела в кабинет. Невысокая, плечистая, в узких джинсах и ярко-розовой блузе, она явно принадлежала к числу тех женщин, которые с помощью огромного количества косметики научились тщательно скрывать свой возраст. На вид ей можно было дать и двадцать пять, и сорок.

Она сразу бросилась к столу и навалилась на него, уставившись на Воротникова своими черными пронзительными глазами.

— Пропал кот! — с ходу заверещала она. — Мой любимый кот Барсик! Найдите, умоляю! Я заплачу любые деньги, клянусь, любые!..

— Какой еще кот? — буркнул Воротников. — И не ложитесь, пожалуйста, на мой стол, это вам не стойка бара!

— Где он пропал? — поинтересовался Максудов.

— Я живу на Профсоюзной улице, дом двадцать шесть, вот мой паспорт! Барсика украли старухи из соседнего подъезда. Он, видите ли, будит их по утрам своим мяуканьем! Мяуканьем будит, а? Что вы на это скажете? Котов крадут, воблы старые!.. — Она помахала кулаком, грозя невидимым старухам: — В крематорий пора паковаться, а они невинных животных воруют!…

— Значит, кот исчез в вашем дворе? — уточнил Максудов, раскрывая блокнот.

— Погоди, Анатоль. — Директор жестом остановил его и обратился к клиентке, которая достала платок, видимо, собираясь зарыдать: — Вы знаете, что услуги нашего агентства вам обойдутся в тридцать тысяч долларов, причем шесть вы должны выплатить сразу в качестве аванса?

Из горла дамы исторглось нечто похожее на всхлип. Она вытерла платком сухой правый глаз и полезла в подвешенный к поясу кожаный кошелек. Их ожидало разочарование. Из кошелька посетительница извлекла несколько весьма потрепанных одно— и пятидесятысячерублевых купюр, посыпались оттуда и весьма засаленные двухсот— и сторублевки.

Воротников начал багроветь.

—Мадам, вы обратились не по тому адресу. У нас только и дел, что заниматься вашими кошками!

— А чем мой Барсик хуже других? — с вызовом крикнула «мадам».

— Шесть тысяч долларов авансу! — рявкнул Воротников.

— Какие доллары? У нас не Америка! Вы обязаны брать рубли! Я жаловаться на вас буду!

— Хорошо! Давайте в рублях. Шесть тысяч долларов по курсу — это тридцать пять миллионов!

— Какие такие тридцать пять миллионов? — уперев руки в бока, заверещала посетительница. — Зарплату месяцами не платят!…

Услышав шум, в кабинет заглянули секретарша и второй детектив — Шулыгин, рыжеволосый здоровяк с конопатым деревенским лицом.

Воротников показал на даму.

— Николай, выведи ее!

Шулыгин взял даму под локоток. Она завизжала.

— Мы не занимаемся котами! — гремел Воротников. — Убирайтесь.! Убирайтесь отсюда!…

— Мой Барсик! — выла посетительница, воздевая руки к потолку. — Как же я теперь буду без тебя?…

К Шулыгину присоединился Максудов. Вдвоем они вывели безутешную хозяйку кота из офиса.

— Наширялась, стерва, сразу видно! — кипел раскрасневшийся от негодования Воротников.

— А я думал — валютная, — сказал Шулыгин. — Прикид у нее зашибись.

— Куда ей до валютной! — отмахнулся директор. — Старуха! Бикса вокзальная!

Покуда сыщики обсуждали ее визит, странная посетительница быстрым шагом пересекла двор, вышла в переулок и отперла дверцу припаркованного здесь серого «Москвича». Усевшись за руль, она нажала на газ.

Дама, явившаяся в сыскное агентство «Поиск-плюс», не интересовалась котами и никогда не имела никакого Барсика. Это была даже и не дама вовсе. Глубоко законспирированный резидент немецкой разведки Гельмут Липке явился в агентство с единственной целью — установить там «жучок». А за пару часов до этого, на Большой Дмитровке, он прилепил миниатюрное подслушивающее устройство к пиджаку Шредера…

Все началось три дня назад, когда Липке извлек из тайника шифрованную депешу, заложенную туда курьером из Берлина. В депеше содержался приказ взять под контроль группу Шредера, которая завтра прилетает в Москву с целью найти похищенный алмаз. Резидент следил за немецкими бандитами с момента их высадки из самолета в аэропорту Шереметьево. Его серый «Москвич» неотступно двигался за их «Жигулями». В первый день слежки за рулем «Москвича» сидел невзрачный темноглазый мужчина. Простая рубаха и ветровка делали его похожим на дачника, возвращающегося с участка. На второй день «дачник» превратился в вызывающе одетую даму с большим количеством косметики на лице» Накладная грудь выглядела как натуральная. Специальная мембрана, взятая в рот, позволяла говорить писклявым женским голосом. Шредер ничего не заподозрил, когда на нем повисла уличная проститутка. За несколько секунд объятий Липке ухитрился прикрепить к внутренней подкладке его пиджака миниатюрную капсулу с микрофоном. Через четверть часа под воздействием окружающего тепла капсула изменила свой цвет, почти слившись с цветом подкладки, и стала походить на случайное пятно. Она же, эта капсула, увеличила чувствительность микрофона в несколько раз и начала снабжать его питанием за счет преобразования тепловой энергии в электрическую. Сидя в своем «Москвиче», «проститутка» слушала разговоры Шредера с его подручными. «Жучок» работал также и в режиме радиомаяка. Резиденту теперь не нужно было следовать за интересующими его «Жигулями», рискуя «засветиться». Он ехал на приличном расстоянии от них, ориентируясь на пеленг. Остановив «Москвич» в окрестностях дома, где располагалось агентство «Поиск-плюс», Липке надел плейерные наушники и выслушал разговор Шредера с сыщиками. Затем, дождавшись, когда Шредер покинет агентство, он явился туда и разыграл комедию с пропавшим Барсиком. «Жучок» застрял на специальной липучке под крышкой письменного стола. С этой минуты резидент имел возможность слышать как разговоры группы Шредера в «Жигулях», так и совещания детективов в кабинете Воротникова.

Отъехав на несколько сот метров, он остановил машину и, стараясь не попортить свою дамскую прическу, снова надел наушники. Настроенный на сигналы обоих «жучков» приемник был вмонтирован в панель управления «Москвича». Повертев рукоятку, резидент услышал хрипловатый голос Шредера.

— …Отлично! Один крючок закинули! — говорил бандит. — Но одного мало. Надо найти еще хотя бы пару сыскных агентств, которые взялись бы за это дело.

— А если они насуют тебе целую кучу Петровых? — спросил Гизе.

— Хрен с ними! — рявкнул Шредер. — Пусть будет куча! Пропорю всем Петровым живот и об-шмонаю кишки!…

И он захохотал. Напарники, сидевшие с ним в «Жигулях», подхватили смех.

Резидент переключился на кабинет Воротникова.

— …Ясно, что этот немец — коммерсант. — Он узнал голос директора агентства. — Причем коммерсант, который явно не в ладах с законом, иначе он был бы с нами откровеннее. Анатоль, возьмешь под колпак все фирмы, имеющие дела с Германией. В списках сотрудников ищи Петровых, ну а установить, кто из них в последний месяц побывал за границей, труда не составит…

— Придется снова давать на лапу Аграновскому из налоговой инспекции! — заметил Максудов.

— Само собой. — Послышался щелчок зажигалки. Воротников закурил. — Без него нам не получить этих сведений…

— А если фирма, от которой Петров приезжал в Германию, — фиктивная?

— Тогда будем плясать от аппендикса. По возвращении в Россию он мог обратиться за консультацией к врачу. В некоторых медучреждениях данные о пациентах и их болезнях заносят в компьютер. Возможно, нам придется пошарить и там… И вот еще что. Хорошо бы как-нибудь стороной, не . привлекая внимания, узнать побольше об этом немце… Тогда, наверное, и с Петровым картина прояснится.

— Трудновато будет это сделать. Он не дал нам своего адреса…

— Завтра с утра обзвони гостиницы. Наступило молчание. В кабинете шуршала бумага, слышалось сопение Воротникова.

— Нашим барыгам палец в рот не клади, — снова раздался голос директора. — Только тем и занимаются, что подставляют и кидают партнеров. А на Западе народ, известное дело, доверчивый, его охмурить — раз плюнуть. Вот те потом и едут сюда как этот немец, — искать своих кидал… — Ворот ников хмыкнул. — Немчура за сведения о Петрове целых сорок штук баксов выкладывает, не слабо, а?

— Видать, здорово его обули, — согласился Максудов.

Резидент перевел приемник в режим автоматической записи, снял наушники и взялся за руль. «Москвич» тронулся с места.

За окнами чернела ночь. Вика сидела в больничной палате за маленьким столиком в углу и при свете настольной лампы читала любовный роман. В палате стояло шестнадцать коек с больными, не говоря о восьми в коридоре, которые тоже входили в ведение Вики. Временами то там, то здесь начинали скрипеть матрацные пружины: больные, ворочались на койках.

— Девушка… Девушка… — снова застонала старуха Зиненко.

Вика, заложив страницы шариковой ручкой, недовольно вздохнула и встала из-за стола.

— Ну, что там опять у вас? — строгим шепотом спросила она, подойдя.

— Болит бок, сил нет…

— Перевернитесь на спину.

— Да переворачивалась, уж вся испереворачивалась, не проходит…

— Девушка, живот прихватило… — послышался шепот с соседней кровати.

— Тише вы, а то других разбудите! — прикрикнула Вика. — Можете пять минут полежать спокойно? Не палата, а наказание, честное слово! — Она повернулась к Зиненко: — Сейчас сделаю укол, терпите.

На столе чуть слышно затренькал телефон. Вика подошла и сняла трубку.

— Викусик? — услышала она знакомый голос. — Как ты там, еще не зачахла со своими старухами?

—Они, чувствую, всю ночь меня доставать будут!

Бутыкин засмеялся.

— А ко мне на огонек заглянуть не хочешь?

— Рано еще. Может, часика через два, когда старухи заснут…

На том конце провода смачно чмокнули в трубку.

— Ты моя милашка! Так бы и облизал тебя всю! Она усмехнулась.

— Прошлого раза не хватило?

— Конечно, не хватило! Я не то что твой муженек-импотент! Могу трахать тебя через каждые полчаса! Ты знаешь, как повышается мужская потенция от трупного запаха?

— Муженек мой не импотент, он просто занятой… — попробовала возразить Вика, но ее слова вызвали новый взрыв хохота.

— Тогда он дурак! Я бы на его месте с тебя просто не слазил бы!… Короче, Вика, тут реанимация подъехала, привезла трех мертвяков. По-моему, они по твоей части.

— Документов при них не нашли?

— Никаких. Я поговорил с парнем, который их привез. Неслись на «Вольво» с превышением скорости и врезались в «КамАЗ». В общем, всем троим сразу каюк!

— Сколько им лет?

— А кто же их знает, когда документов нет? — Бутыкин засмеялся. — Не бойсь, молодые все, как раз под твоего муженька подходят…

— Отлично, Гриша! Тогда я прямо сейчас подойду, ладно? .

Взволнованная Вика положила трубку.

— Девушка… — надрывно прохрипела Зиненко. Медсестра негодующе мотнула головой, выхватила из ящичка шприц и наполнила его болеутоляющим.

— Лягте на живот! — приказала она старухе.

Пока та, кряхтя, укладывалась, Вика выпустила с кончика иглы каплю. Потом наклонилась и с размаха впорола шприц в голую ягодицу. Поршень двинулся вниз, выдавливая содержимое шприца в немощное тело.

Спустя две минуты Вика уже шла по темному больничному саду к одноэтажному флигелю, в котором размещалось патологоанатомическое отделение. Светила луна, показываясь и исчезая в облаках. На утрамбованных дорожках лежали узорчатые тени. В траве на обочинах вовсю заливались кузне— чики. Дойдя до развилки, Вика повернула налево. В конце дорожки светил фонарь, освещая часть рещетчатой ограды и угол морга. Оттуда отъезжала белая машина с красным крестом. Бесшумным призраком проплыв за деревьями, она свернула в ворота и исчезла.

Когда Вика подошла к флигелю, здесь уже никого не было. Она нажала на кнопку звонка. Дверь открыли почти сразу. Из темноты за дверью высунулась курчавая голова Бутыкина, глаз на его круглом лице заговорщически подмигнул.

— Прошу, мадам, — игриво кланяясь, пропел санитар.

В сопровождении Бутыкина Вика вошла в просторную и пустую сумеречную приемную. У стены стояли тележка-катафалк и два обитых красным крепом пустых гроба. В дальнем конце виднелась полуоткрытая дверь в прозекторскую, откуда на темные плиты пола падала полоса желтого света.

—Вика и Бутыкин пересекли приемную и вошли в освещенное помещение без окон. Вдоль стен на низких кушетках или просто на полу лежали трупы. Мертвецов было около десятка. Посреди прозекторской под лампой высился накрытый клеенкой продолговатый стол. Угрюмый помощник Бутыкина — рабочий морга Разгоняев, обрюзгший, очень бледный мужчина лет тридцати, с тусклыми глазами навыкате и черной гривой нечесаных сальных волос, возился с одним из покойников, укладывая его на тележку. Труп был женским и абсолютно голым. Присмотревшись, Вика узнала старуху из соседней палаты. Видимо, та умерла минувшим днем, до заступления Вики на дежурство. Сладострастно щурясь, Разгоняев мял и тискал огромной ручищей дряблые ляжки покойной, щипал ее груди, засовывал палец ей в рот. Вике было противно на него смотреть, но Бутыкин хохотал, наблюдая за действиями помощника.

— Лева у нас мужичок со странностями, — объяснил он, смеясь. — Ладно, давай быстрей уматывай отсюда, слышишь? — прикрикнул он на помощника. — У нас с девушкой рандеву!

Разгоняев ощерился в ухмылке, схватился за тележку и выкатил ее в коридор, ведущий в холодильное отделение. Бутыкин захлопнул за ним дверь.

Вика приблизилась к покойникам.

— Эти? — Она показала на окровавленную троицу, которая была уложена на две приставленные друг к другу кушетки.

— Они самые, — подтвердил санитар. — Подходят? На вид никому из них не дашь больше тридцати.

— А вдруг их фотографии поместят в газете? — все еще сомневалась Вика. — Знаешь, иногда печатают фотографии, если надо установить личность погибших…

— Фотографии печатают, когда рожи целы, — возразил Бутыкин. — А у этих, глянь, все всмятку. Вика обошла трупы кругом.

— Вот этот особенно похож, — показала она на крайнего справа. — Рост тот же, и волосы такого же цвета…. Но…

— Тебя что-то смущает?

— Все-таки лицо у него не так сильно разбито…

— Ну, это дело поправимое! — Бутыкин подошел к угловой кушетке и достал из-под нее лопату. — Чего не сделаешь для любимой девушки! — И с этими словами он хрястнул концом деревянного черенка по голове покойника, потом еще раз и еще, разбивая лицевые кости.

Вика сморщила нос и отвернулась.

— А теперь похож? — отдуваясь, спросил санитар. Она перевела взгляд на мертвеца и кивнула:

— Теперь больше похож. Если бы не одежда, я бы, наверное, и сама поверила, что это мой Петров!

Погибший лежал, запрокинув голову. Во время автокатастрофы он получил страшный удар в грудь, точнее — в верхнюю часть груди, в шею и частично в подбородок. Кости грудной клетки были продавлены и переломаны. Сквозь почерневшую от запекшейся крови рубашку виднелись клочья мяса и выпирающие обломки костей. Голова, казалось, соединялась с телом только одним сухожилием. Зато нижняя часть покойника, включая живот и ноги, сохранилась неплохо. Разве что ступни порезались о разбитое стекло при извлечении трупа из разбитой машины.

— Значит, дело обделано! — воскликнул Буты-. кин. — Теперь и по рюмашечке вдарить можно — за здоровье твоего муженька! — Он подмигнул Вике и достал из шкафа початую бутылку водки, маленькие стаканы и пакет чипсов. — Ты уже, стало быть, вдова, и я могут тебя трахать на законном основании! — И он захохотал.

— А раньше трахал на незаконном? — Вика тоже засмеялась.

Бутыкин разлил водку по стаканам.

— Ну, жахнем!

Когда они пили, в помещении на минуту установилась тишина, и Вика услышала за дверью стоны и всхлипывания. Губы санитара растянулись до ушей. Он на цыпочках подошел к двери, внезапным ударом ноги распахнул ее, и перед взором медсестры предстала тележка с мертвой старухой, на которой, задрав голый зад, лежал Разгоняев. Зад судорожно дергался, рабочий морга бурно дышал, видимо, находясь на грани оргазма. Он даже не прореагировал на звук раскрывшейся двери.

— Фу, какая гадость, — поморщилась Вика. Бутыкин толкнул тележку. Набирая скорость, она покатилась по наклонному коридору, ударилась о дверь холодильного отделения, и Разгоняев со своей мертвой партнершей с грохотом рухнул на пол. Санитар залился визгливым хохотом.

— Закрой дверь, — потребовала Вика. — Противно ведь!

Присесть в прозекторской было решительно не на что, и она с пакетом чипсов взгромоздилась на стол.

— А муженек твой случайно наркотой не балуется? — спросил Бутыкин, захлопывая дверь и возвращаясь к Вике.

— Не замечала, а что?

— Мне парень, который их привез, сказал, что экспресс-анализ крови показал наличие наркоты и алкоголя. Вообще веселые попались пацаны. — Он кивнул на покойников. — Гнали на полной скорости.

— Как же они машину не пожалели?

— С машиной тебе, считай, тоже повезло. — Бутыкин плеснул водки в стакан. — Менты с места аварии запрашивали компьютерный центр ГАИ. Оказалось, что номер «Вольво» фальшивый, а когда посмотрели на заводской номер, набитый на двигателе, то вообще чепуха какая-то получилась. «Вольво» этот угнанный и уже больше года числится в розыске. Так что никаких концов!

— Надо бы ему волосы набок зачесать, чтоб было больше похоже…

— Это мы сделаем в один момент… И еще погляди-ка сюда… — Он отвел в сторону клок окровавленной рубашки, и Вика увидела на бледно-синем плече мертвеца татуировку — распустившуюся розу. — Похоже, ребятки были из крутых… У его приятеля, — кивнул Бутыкин на средний труп, — еще больше наколок… Вор в законе, не иначе'

— У мужа наколок нет… — пробормотала Вика.

— Не имеет значения! Когда будешь заявлять в ментуру, скажешь, что была наколка на левом плече — распустившаяся роза… Ты запоминай, это тебе пригодится.

— Может, у него еще какие-нибудь приметы есть?

— Давай позырим, — согласился Бутыкин. — А вдруг у него на члене татуировка? — Он захохотал. — Микки Маус, как у Майклуши Джексона! А что, надо и на член позырить, вдруг он у тебя кастрат!

— Этого еще не хватало!

— Тэ-эк-с. — Санитар спустил с трупа штаны и плавки. — Секи, значит: делал операцию аппендицита, вот шрам…

— Мужу тоже вырезали аппендицит!

— Тем лучше. Смотри дальше. Тэк-с… Член не горбатый, в провисшем состоянии не меньше двенадцати сантиметров…

— Дурь какая-то, я и смотреть на него не хочу! — Вика, брезгливо поджав губы, отошла к столу. — В милиции об этом спрашивать не будут!

Бутыкин заржал, широко раскрыв рот.

— Сказать, о чем могут спросить у тебя в милиции?

— О чем?

— О болезнях твоего мужа! Вдруг он у тебя раковый?

.

— Милиции-то это зачем?

— А затем! Она сравнят твои показания с результатами вскрытия. Ты, например, скажешь, что Петров был здоров как бык, а у него, — кивнул санитар на труп, — при вскрытии найдут порок сердца или прободение желудка. И как ты потом будешь отбрехиваться?

— Значит, его будут вскрывать?… — Вика озадаченно посмотрела на покойника.

— А как же. И еще неизвестно, какие болячки у него обнаружат!

— Но муж на болезни вроде не жаловался… Он даже не простужался…

Бутыкин обнял ее за талию и притянул к себе.

— Впрочем, проблема не настолько серьезна… — Он коснулся губами ее шеи.

— Ты можешь сделать, чтобы вскрытие ничего особенного не показало?

— Я все могу, — самодовольно усмехнулся санитар. — В морге я царь и бог. Как захочу, так и будет. Я даже могу устроить так, чтобы его вообще не вскрывали. Только шов наложим для вида, и все.

— Это было бы замечательно! А то еще правда найдут у него прободение…

— Протокольчик вскрытия состряпаем в лучшем виде. Парень он молодой, что у него может быть кроме гастрита? Ну, придумаем еще какой-нибудь песок в почке, и хватит с него…

Он вдруг поднял Вику на руки и закинул на стол.

— Хватит о делах, пора и поиграть!

— Тебе неймется?

— Ужасно! — Санитар тоже взобрался на стол. — Я целый день ждал этой минуты!

Когда он налег на нее, Вика взвизгнула от удовольствия. Бутыкин принялся расстегивать на ней халат, затем занялся ее рубашкой. Вика изгибалась, давая освободить себя от одежды.

— Так бы до утра и держался за твое вымя… — урчал санитар, сжимая ладонями ее отвердевшие груди.

Он заметил рядом с собой наполовину наполненный стакан, схватил его и одним духом опрокинул в себя его содержимое.

— Хорошо пошло! — завопил Бутыкин, стаскивая с себя джинсы. — А теперь понеслась!…

—Девушка! Девушка!… — хрипела в углу Зиненко.

Из окон в душные сумерки палаты вливалась бледная утренняя синева.

—Девушка…

— Да прекратите вы! — раздраженным шепотом откликнулась наконец Вика. — Вам же сделали укол! Лежите спокойно и не будите людей…

Хрипы затихли, но вместо них послышался скрип матрацных пружин. Вика сидела за столом, отхлебывала из стакана чай и ждала звонка. После столкновения с бандитами муж звонил ей в каждое ее дежурство и всегда в одно и тоже время — под утро, узнавал, не появился ли подходящий труп. Дома он почти не бывал. Чем занимается, где ночует — Вике он этого не говорил, да она и не спрашивала. Ей и самой было страшновато все эти дни, хотя дела мужа ее вроде бы не касались…

Телефон затренькал. Она схватила трубку.

— Вика?

— Да, это я. Слушай, сегодня привезли! Недавно, часа четыре назад… — Она говорила шепотом, прикрыв трубку рукой, чтобы ее голос не долетел до ближайших кроватей. — Автомобильная Катастрофа. На «Вольво», ехали три парня и врезались в «КамАЗ». Все умерли…

— Документы при них нашли?

— Нет. Кто такие — неизвестно.

— Это самое главное! Кто-нибудь из них есть похожий на меня?

— Есть один. Твоего роста, и фигурой похож…

— А лицо?

—У него все лицо разбито…

— Тогда опознаешь меня по одежде. Говоришь, там было трое?

—Да…

— Тогда такую версию придумаем. Я обычно езжу на попутных машинах. Сегодня ночью я остановил попутку, в которой уже находилось двое незнакомых мужиков. Мы поехали и все разбились. Просекла момент? Так потом объяснишь в милиции.

— Мне прямо завтра туда идти?

— Нет. Завтра ты только спохватишься, что я не вернулся домой. В ментуру полагается идти только на третий день после исчезновения человека. Тогда они примут у тебя заявление. А пока ты начнешь обзванивать моих знакомых. Узнавай, не видел ли меня кто-нибудь, где я, не ночевал ли я у них. Сделай вид, что взволнована, что переживаешь очень, ну, в общем, сама знаешь!

— Хорошо… Но тебя самого-то никто не увидит?

— Об этом не беспокойся. Я еще со вчерашнего вечера исчез для всех…

— А что бандюги?

— Они, сволочи, установили слежку за нашим подъездом…

Вика испуганно ахнула.

— Да не бойся ты! — раздраженно буркнул муж. — Тебе они ничего не сделают, это они за мной охотятся…

— Они снова на тебя наезжали?

— Да, вчера. Взяли меня в подъезде и затолкали к себе в машину…

Вика беспрерывно ахала, ужасаясь.

— Они что-нибудь сделали тебе?

— На этот раз обошлось… Не считая пары синяков. Короче, их главарь, кличка его — Бульдозер, включил мне счетчик.

— Бульдозер! Надо ж такую кличку придумать!

— Они, гады, грозят через три дня отрезать мне ухо. Поэтому дома у нас я появляться не буду. Считай, что с сегодняшней ночи я исчез. Умер. Разбился в попутной машине.

— А где же ты будешь?

— Тебе лучше этого не знать.

— Почему?

— На всякий случай. И вообще, связь у нас теперь будет только односторонняя… У Вики перехватило дыхание.

— Ты думаешь… — пролепетала она. — Они и на меня могут наехать?

— Да нет же… А если наедут, скажешь им, что ты моих дел не знаешь, ты со мной в ссоре и вообще в последнее время со мной не живешь…

— Но это ужас, ужас! Бульдозер, какой кошмар!.. — — Вика, только давай без нервов. Мы с тобой не .в игрушки играем, тут дело серьезное. Вот что. Тебе придется выяснить, что это за машина.

— Которая разбилась?

— Да. Ведь по номерам они могут вычислить владельца, и тогда наша туфта раскроется.

— С машиной все в порядке. Бутыкин сказал, что она угнанная.

— А он откуда знает?

— Он разговаривал с санитаром реанимационной машины, который привез тела, а тот на месте происшествия протокол составлял вместе с милицией… В общем, милиционеры прямо там запрашивали какой-то ихний компьютерный центр, и оказалось, что «Вольво» — угнанный…

— Отлично! — не удержался от радостного восклицания Алексей. — Нам крупно повезло! Теперь все зависит только от тебя.

— Значит, я прямо сегодня должна звонить всем знакомым?

— Да, и разыгрывать беспокойство по поводу моего отсутствия. А на третий день пойдешь в милицию. Напишешь им заявление, дескать, так и так, такого-то числа ушел из дому и не вернулся, прошу принять меры к разысканию…

— И долго они тебя будут искать?

— Они меня вообще искать ни хрена не будут, как будто ты ментов не знаешь! Разошлют мое описание по больницам, по моргам, вот и все их поиски. Значит, так, слушай сюда. В заявлении ты напишешь, во что я был одет в последний раз… А во что я был одет?

— Там была рубаха белая, в крупную клетку, светлые спортивные штаны…

— Короче, все эти шмотки ты им в заявлении подробно опишешь! По ним меня должны опознать в вашем морге…

— Да, ты знаешь, у него на плече еще татуировка — роза!

— Отметишь татуировку особо, это важно.

— Ага.

— Так вот. Пока из ментуры пошлют бумагу, пока из морга придет ответ, ты должна каждый день заходить в милицию и интересоваться, как идут поиски. Разыгрывать из себя безутешную супругу, поняла?

— А потом чего?

— Потом тебя вызовут в морг на опознание. Прихватишь с собой кого-нибудь, кто меня знает… Но знает не слишком хорошо, а только чтоб мог подтвердить твои показания.

— Я захвачу с собой Синицыну.

— Можно. Она и видела-то меня всего пару раз… А когда составят протокол опознания, то считай, что дело в шляпе. Сразу требуй копию протокола, топай с ним в больничную контору, а потом в загс за свидетельством о смерти. А дальше… Ну, а дальше тебе придется быстро сварганить похороны. С ритуальными конторами не путайся, они обдерут как липку. Упакуй труп в самый дешевый гроб, найми какой-нибудь грузовик и сбагри к чертовой матери в крематорий. Чем быстрей ты провернешь похороны, тем нам же спокойней.

— Ты мне еще позвонишь?

— Да, но когда — пока не знаю. С этой ночи нам придется быть осторожными вдвойне. Опасаться нам сейчас надо не ментов — им я вообще до лампочки, — а наших знакомых. Никто не должен видеть моей рожи, поняла? Поэтому из Москвы я утекаю.

— В Питер?

— Нет, я в Подмосковье хату нашел. Буду здесь, недалеко от тебя…

— А что со страховыми документами?

— Все нормально. Бумаги у меня на руках. Когда закончишь с похоронами, я их тебе передам. Успел застраховаться в восемнадцати конторах! Тебе, как безутешной вдове, полагаются деньжата, и немалые…

— Все равно я боюсь…

— Чего ты трусишь, дуреха? Никто в нашей туфте копаться не будет.

—Я Бульдозера боюсь! Знаешь, я, наверное, в нашу квартиру приезжать не буду, если за ней следят бандиты… Я у подруги заночую…

— Ладно, как хочешь. Да, и вот еще что. Когда тебе в морге, в присутствии ментов, покажут для опознания труп, то ты не стой, как бревно с глазами. Зарыдай, что ли… А еще лучше — в обморок упади.

— О, я уж так упаду, что менты обалдеют! — Вика даже засмеялась, представив себе эту сцену.

— Тогда все. Бывай здорова.

— Звони!

В трубке потекли гудки.

—Девушка, живот прихватило… Болит — не могу… — донеслось из левого угла палаты.

— Девушка… — зашелестело из правого. Вика подперла голову рукой и устремила взгляд на окно. Сколько теперь хлопот предстоит, прямо ужас! И еще этот Бульдозер…

За окном вставало солнце. Легкий ветерок шелестел листвой деревьев.

—Девушка… Помираю…

— Ну сейчас, сейчас. — Вика с недовольным вздохом отставила в сторону стакан с остывшим чаем.

* * *

Позавтракав и выпив пару кружек пива, Шреде раскрыл газету с объявлениями.

— Чем больше здешних детективов будет искать Петрова, тем быстрей мы его зацапаем, — сказал он напарникам, которые, покуривая, сидели перед ним на диване. — Хотя, с другой стороны, перегибать палку в этом деле тоже не следует. Наша настойчивость может привлечь внимание русских спецслужб.

Напарники согласно закивали.

Просматривая объявления сыскных контор, Шредер досадливо морщил нос: всюду он уже успел побывать. Лишь в самом низу столбца он обнаружил нечто новенькое — телефон частного детектива по имени Дмитрий. Фамилии и адреса не указывалось. Пожав плечами, Шредер придвинул к себе аппарат и снял трубку.

На том конце провода откликнулся стариковский голос. Сначала собеседник Шредера вообще не понимал, какого Дмитрия ему нужно, потом как будто что-то вспомнил и попросил перезвонить через два часа. Дмитрий, по его словам, должен в это время выйти с ним на связь, а он только работает «на телефоне».

— Але, соединяю, — сказал старик, когда Шредер позвонил вторично.

— Алло, алло, — сквозь треск и помехи донесся до Шредера далекий голос. — Вам нужен частный детектив?

— Именно!

— Какое у вас дело?

— Надо найти человека.

— Это обойдется вам в пятьдесят тысяч долларов.

— В принципе я согласен. Только без предоплаты.

— Без предоплаты.

— Тогда договоримся о встрече.

Через три часа «жигуль» Шредера остановился на пустынном участке Ярославского шоссе в трехстах метрах от заправочной станции. Ровно в че-гырнадцать тридцать мимо него проехал огромный, сверкающий глянцем черный джип с затемненными cтеклами. Четверо немцев проводили его глазами.

— Это он, — сказал Штольц.

Шредер кивнул и нажал на газ. Джип свернул на проселочную дорогу, проехал немного и остановился. «Жигуль» затормозил в пяти метрах позади него. По обеим сторонам дороги тянулись заросшие поля. Кругом не видно было ни души.

Шредер вылез из машины и подошел к черному гиганту. Сквозь темное стекло он разглядел на переднем сиденье двух коротко стриженных мужчин в дымчатых очках.

— С вами говорит Дмитрий, — прозвучал из маленького динамика, укрепленного на правом крыле джипа, надтреснутый, механически измененный голос. — Простите за такую таинственность, но мне иначе нельзя. Я имею отношение к службе безопасности и поэтому вынужден соблюдать инкогнито.

— Меня не интересует, кто вы. Мне важно, чгобы вы выполнили мой заказ.

— Пока еще не было случая, чтобы кто-то из доих клиентов остался недоволен моей работой, — oтветили из машины. — У меня больше возможности, чем у всех сыскных контор, вместе взятых. Eсли мы будем сотрудничать, то вы очень скоро в этом убедитесь.

Шредер в сомнении покачал головой.

— Но я не знаю вашего адреса…

— Отношения с клиентами у меня строятся исключительно на доверии, — резко перебил его Дмитрий. — Вы мне изложите свое дело. Через день или два я дам ответ, смогу ли я за него взяться. Если смогу — то мы оговариваем сроки и сумму гонорара. Никаких авансов я не беру. Плата только по окончании работы. Как видите, все очень просто.

— Хорошо. Согласен.

— Я слушаю.

Шредер кратко изложил суть дела. В отличие от детективов «Поиска-плюс», Дмитрий вопросов не задавал.

— Это все? — только и спросил он.

—Все.

— Мне нужен ваш телефон. Шредер продиктовал цифры.

— Ждите моего звонка завтра в двадцать три пятнадцать, — сказал сыщик.

Не дожидаясь ответа, он взялся за руль. Джип рванул с места, развернулся и на скорости пролетел мимо «Жигулей». Через минуту он скрылся за поворотом.

— Ну, что? — Напарники Шредера высунулись из окон.

— Сдается мне, что эти ребята выложат нам Петрова, и очень быстро, — ответил немного ошарашенный главарь. — У нас в Германии такое было бы невозможно. Поистине Россия — страна чудес! Я, кажется, начинаю верить, что здесь действительно можно купить все, абсолютно все, были бы доллары!…

Телефонный звонок в номере Шредера прозвучал точно в назначенное время.

— Я берусь за ваше дело, — сказал заглушенный помехами голос. — Но нам необходимо встретиться, чтобы обговорить некоторые детали.

— Когда и где?

— Завтра в час дня следуйте в своей машине по вестному вам шоссе. Сразу за МКАД я вас догоню.

— Понял.

Джип обогнал «Жигули» Шредера и покатил вперед, видимо, высматривая подходящий поворот. Мемец следовал за ним. Как и в прошлый раз, машины остановились в безлюдном месте.

Щредер вылез и подошел к джипу.

— Ваше дело очень трудоемкое, — пророкотало из динамика. — Из одной только Москвы каждый месяц за границу выезжают тысячи коммерсантов. Взять на учет всех крайне сложно. Для поисков вашего Петрова нам придется задействовать ФАПСИ и Особый отдел ФСБ.

Что такое ФАПСИ, Шредер не знал, зато аббревиатура ФСБ вызвала в нем почтительный трепет. Как-никак это теперешнее название знаменитого КГБ!

«Ясно, что этот Дмитрий — большая шишка в русских спецслужбах, — подумал он. — Сыскной бизнес — его побочная работа. Такому человеку, понятное дело, нет смысла „засвечивать“ себя…»

— Как долго вы будете его искать? — спросил он.

— Если не возникнет ничего непредвиденного — две недели.

— А нельзя ли ускорить?

— Можно, но это будет стоить дороже.

— Как дороже?

— А как скорее?

— Скажем — неделя. А еще лучше — дней пять.

— Минуту.

Динамик умолк. Шредер видел сквозь затемненное стекло, как два сидевших в джипе детектива совещаются друг с другом.

— Если мы найдем Петрова через пять дней, —снова зазвучал голос в динамике, — то это будет стоить вам сто тысяч долларов. Если через неделю — то вы заплатите восемьдесят тысяч, если через две недели — пятьдесят, как было условлено с самого начала.

— Я должен обдумать ваши условия и кое с кем посоветоваться, — сказал Шредер.

— Хорошо. Мы подождем здесь.

— Я не это имел в виду. Мне нужно связаться с Германией. Все-таки сто тысяч долларов!

— Понятно. Когда вы сможете дать окончательный ответ?

— Скажем, часов через пять, если вы позвоните мне в номер.

— В двадцать ноль-ноль будьте у телефона.

— Договорились. —

Резидент снял с себя наушники. Его «Москвич» стоял на шоссе в двух километрах от места встречи Шредера с таинственным детективом. «Жучок» на пиджаке искателя алмаза исправно передавал информацию, которая тут же записывалась на портативный магнитофон.

В восемь вечера у себя на конспиративной квартире, специально снятой в окрестностях гостиницы «Орленок», Липке снова настроил приемник на волну шредеровского «жучка». Голоса звучали нечетко (видимо, Шредер снял с себя пиджак и повесил куда-нибудь в шкаф), но все же достаточно, чтобы можно было понять суть, происходящего.

Зазвонил телефон.

— Мы согласны, — громыхнул скрежещущий голос главаря. — Пусть будет пять дней!

Послышался звук брошенной на рычаги трубки и восторженный рев бандита:

— Отлично, ребята! Я печенкой чую, что эти фээсбэшники нам его достанут!.,.

Зашипели откупориваемые банки с пивом, звякнули кружки и раздался плеск льющейся жидкости.

— Нам надо как-нибудь убить эти пять дней, — сказал Иост. — Я слышал, что в Москве полно симпатичных баб по недорогой цене! Приятели ответили дружным хохотом. Резидент убрал звук и переключил магнитофон на режим автоматической записи.

* * *

В одной из комнат — той, что служила гостиной, — стоял гроб, накрытый крышкой. В квартире было людно. На похороны явились знакомые Алексея и Вики — медсестры, коммерсанты, ларечницы, даже какие-то школьные товарищи Петрова, прослышавшие о его смерти. В толпе Вика чувствовала себя в относительной безопасности. Несколько раз она подходила к окну. Во дворе, невдалеке от подъезда, стоял темно-синий «БМВ». Он стоял здесь уже третьи сутки, изредка сменяясь малиновой «девяткой». При одном взгляде на него Вику пробирал озноб. Скорей бы все кончилось, отвезти гроб в крематорий и не возвращаться в эту квартиру, которую пасут бандиты, уехать от нее подальше!…

Звонок в дверь заставил Вику вздрогнуть. Она поймала себя на мысли, что в последние дни стала бояться всего, особенно звонков. Наверное, кто-нибудь из запоздавших гостей. А может, сам Бульдозер решил пожаловать?

Но в квартиру вошла высокая элегантно одетая дама лет пятидесяти, с маленькой сумкой и зонтиком. Настроение у Вики упало почти до нуля. Это была Лидия Павловна, мать ее мужа! Но откуда старуха узнала о его смерти? Принесла нелегкая…

В прихожей Лидия Павловна огляделась с изумлением.

— Тут у вас что, торжество, что ль, какое отмечается?

Вика растерялась.

— А вы… разве ничего не знаете? — пролепетала она.

— Что я должна знать?

Мать Алексея наведывалась из Петербурга редко, раза два в год, и всегда являлась без предупреждения, сваливалась как снег на голову. Вика не раз высказывала мужу свое неудовольствие по этому поводу, но Алексей ничего поделать не мог. Мать есть мать. Если ей охота застигать супругов врасплох, то с этим надо смириться, и больше ничего. Тем более старуха здесь не задерживалась — на второй или на третий день она обычно уезжала.

— Ну… что… в общем… — замямлила Вика. На лбу у нее выступил холодный пот. Одна из подруг — рослая рыжеволосая Синицына — попыталась прийти ей на помощь.

— Вы мама Алексея, да? У нас, понимаете, несчастье…

Но Лидия Павловна, подойдя к раскрытой двери в гостиную, уже увидела гроб.

— Что это? — срывающимся голосом произнесла она. — Что?.. Кто?..

Надо же было ей именно сегодня припереться! Хоть бы на денек задержалась! Вика чуть не зарыдала от досады.

Синицына взяла Лидию Павловну под руку.

— Вы только не волнуйтесь, — заговорила она соболезнующим тоном. — Алеша погиб в автомобильной катастрофе… Возвращался с работы на попутной машине… Водитель, как выяснилось, был пьян и не справился с управлением… Врезались в грузовик… Алеша погиб сразу, не мучился, слава Богу…

—Когда?.. — простонала Лидия Павловна. — Когда это было?..

— В ночь на прошлую субботу… Это так ужас!… Мы все очень переживаем… Пожалуйста, приcядьте…

Петрова показала зонтиком на гроб.

— А почему он без крепа? Это же деревянный ящик какой-то, а не гроб!… Когда похороны?

— Через час должна машина прийти, — ответила Синицына.

— В какой церкви его будут отпевать? Рыжуха в недоумении пожала плечами и посмотрела на Вику.

— Видите ли, —запнувшись, проговорила та, — мы сейчас сразу отвезем его в крематорий…

— В крематорий?.. — гневно выкрикнула Лидия Павловна. — Теперь я окончательно убедилась, что вы никогда не любили моего сына!

И она взмахнула зонтиком, словно собираясь ударить. Вика отшатнулась. Гости притихли, окружив обеих женщин.

— Не будет никакого крематория, слышите? — Старуха вся тряслась от волнения. — Алеша будет похоронен по-христиански, с отпеванием в церкви и погребением на кладбище! Вам что, денег жалко? Неужели сын не заработал себе на человеческие похороны? Хотите поскорей избавиться от него? Да? Спихнуть его с плеч долой? — крича и размахивая зонтиком, она начала наступать на Вику.

— Да что вы такое говорите! — вступилась за подругу Синицына.

— Я знаю, — что говорю! Посмотрите на этот гроб! Жалкая дешевка! Где креп? Где цветы?.. — Она вдруг зарыдала. — Нет, я сама возьмусь за похороны Алеши, коли вам на него наплевать!.. На глазах у Вики тоже набухали слезы.

— Не наплевать нам на него, — лепетала она, — а цветы мы по дороге купим…

— Нет, нет, нет! — Лидия Павловна ничего не хотела слушать. — Никакого крематория! Я закажу Новый гроб! Сына будут отпевать в церкви, а потом…

Она вдруг умолкла, остановившимся взглядом уставилась на гроб. В комнате воцарилась тишина.

— Откройте крышку, — прошептала мать. — Я хочу посмотреть на него.

Сердце у Вики екнуло. А ну как она не признает покойника? Что тогда делать?

— Лучше не надо, Лидия Павловна, — пробормотала она, бледнея. — Он очень сильно расшибся…

Синицына снова взяла старуху под руку.

— Вы знаете, Алеша сидел на переднем сиденье и ударился лицом о стекло, — мягко заговорила она. — Зрелище очень тяжелое…

— Откройте! — Лидия Павловна вырвалась и схватилась свободной рукой за гроб. — Там мой сын!

Двое мужчин подошли и сняли крышку. Тело было накрыто белой материей. Лидия Павловна сдернула ее, и тишину прорезал жуткий, леденящий кровь крик. Сумка и зонтик выпали из рук несчастной старухи. Всплеснув руками, она повалилась на пол. Ее бросились поднимать.

— Воды! — закричал кто-то.

— Неотложку!

Вика поспешила закрыть покойника…

Сегодняшнее дежурство, казалось, не кончится никогда. Вика изнывала от нетерпения, дожидаясь рассвета. Наконец зазвонил телефон.

—Слушай, вчера все сорвалось, — торопливо заговорила она в трубку. — Ты в курсе, что твоя мамаша приперлась из Питера? Алексей сдавленно охнул.

— Что? Мама? Но откуда она узнала?..

—Ниоткуда не узнала, просто приперлась, и все, она всегда так делает!

— Не отзывайся неуважительно о моей маме, сколько раз тебе можно повторять! — вскипел Петров. — Что за выражение — приперлась? Не приперлась, а приехала!

Вика недовольно хмыкнула.

— Ну вот, еще и ты будешь меня учить! Вчера мамаша твоя меня весь вечер доставала, прямо сил никаких нету, а теперь еще ты!…

— Вика, ладно тебе, успокойся. Я, может, еще побольше тебя волнуюсь… Бедная мама!.. Как она пережила это?..

— Нормально пережила. Но если б ты видел, какую истерику она закатила! И гроб ей не такой, и крематорий она не хочет, и церковь ей подавай… Достала, одно слово — достала!..

— Но кто мог знать, что она приедет!.. — почти прорыдал Петров. — Прямо несчастье какое-то… А все у нас так хорошо складывалось… Опознание тела прошло как по маслу, свидетельство о смерти и деньги на похороны тебе выдали без задержки, труп отдали… И вдруг мама из Питера!..

— Когда она потребовала, чтобы открыли гроб, я так испугалась! Ведь она могла не узнать тебя! Ты представляешь, какой был бы скандал?

— Но ведь не узнала?

— Слава Богу, что не узнала. Она и не смотрела почти. Как увидела твою рожу, всю раздолбанную так сразу в обморок грохнулась.

— В обморок? Ужас! Бедная мама…

— Из-за твоей бедной мамы все дело встало, — прошипела Вика раздраженно. — Людей только зря вчера побеспокоили… В общем, она заказала новый гроб, венки, похоронный автобус и купила место на кладбище. Похороны послезавтра. Если б ты знал, как я замучилась с ней! Пилит меня без конца по любому поводу…

— Ну, потерпи. После похорон она сразу уедет.

— Да, вот еще что, — вспомнила Вика. — Рэкетиры твои до сих пор торчат у подъезда. Они разве не в курсе что ты умер?

— Понятия не имею.

— Я из-за них боюсь приходить туда.

— Скоро они уберутся. Все будет нормально, вот увидишь. Только не знаю, как с мамой быть… Надо ее как-то успокоить… Бедная мамочка! Я так волнуюсь за нее!

— Слушай, если ты появишься перед ней живой, то она может снова в обморок упасть. Ее надо сперва подготовить. И лучше, наверное, это сделать не сейчас, а когда уляжется вся эта канитель.

— Ты права, сейчас не надо… Но ее приезд меня просто убил! Я в шоке!

— А я что, не в шоке? Еще, может, побольше, чем ты!

Некоторое время Алексей мычал, словно у него заныл зуб.

— Ну хватит тебе, — не выдержала наконец Вика. — Ничего с твоей мамашей не сделалось, она у тебя крепкая старуха, еще и не такое выдержит. Ты лучше скажи, что мы дальше делать будем?

— Дальше?.. А! Хорошо, что ты мне напомнила, а то я так расстроился, что даже из головы вылетело… Короче, я говорил тебе, что застраховался в во— семнадцати фирмах? Завтра ты поедешь на Ленинградский вокзал и возьмешь из автоматической камеры хранения сумку со всеми документами. Ячейка номер триста шестнадцать, запомнила? Триста шестнадцать. Лучше запиши где-нибудь, а то забудешь.

Вика придвинула к себе листок бумаги. — Ладно, записываю…

—Код — «В» и год твоего рождения, четыре цифры, записала?

—Записала.

— Значит, возьмешь сумку и сразу дуй к нотариусу, оформишь копии свидетельства о смерти. И завтра же можешь начать объезжать страховые фирмы. Деньги особо не трать, они нам понадобятся.

— А как быть с квартирой? Может, сдать ее кому-нибудь?

— С квартирой потом разберемся, когда крутые отлипнут. А сейчас у тебя два главных дела: мои похороны и страховые фирмы. Похороны, говоришь, послезавтра?

Вика посмотрела на часы. Был четвертый час утра.

— Можно считать, что уже завтра.

— А где?

— На кладбище в Ромашкове. У знакомых твоей мамаши дача в Ромашкове, так она через них договорилась насчет места. Там, говорит, большое кладбище, хорошее. — Вика сунула в рот сигарету и щелкнула зажигалкой. — Ты знаешь, у нее даже была мысль везти тебя в Питер.

— В Питер? — умилился Алексей. — Бедная мамочка! Как она меня любит!..

В трубке раздался звук, похожий на всхлип. Вика выдохнула струю дыма.

Кладбище находилось рядом со станцией пригородной электрички, так что пассажиры проезжавшего поезда могли видеть, как из автобуса извлекают гроб. Громыхали колеса, убыстряя ход, солнце ослепительно сверкало в оконных .стеклах. Электричка промчалась, и снова наступила тишина. Гроб перенесли на тележку и покатили по аллее между могилами.

За гробом шла Вика в черной косынке, рядом с ней — Лидия Павловна в купленном вчера черном жакете и черной мантильке на голове. За ними нестройной вереницей тянулось с полдюжины друзей Вики и ее мужа. Тележка добралась до ограды и покатила вдоль нее. Остановились в самом конце кладбища, в углу, где на прогнивших досках забора была намалевана красной краской неровная надпись: «Спартак» — чемпион, ЦСКА — кони». Тут же, в самом углу, темнела небольшая группа из прошлогодних пожухлых листьев, сгнивших венков, обрывков бумаг, банок и другого кладбищенского мусора. Под спартаковской надписью была уже вырыта яма и высилась горка свежевыкопанной земли.

Место Лидии Павловне явно не понравилось. Она недовольно поджала губы и поспешила встать спиной к свалке и забору. Гроб опустили в могилу. Вика растрогалась и выжала из себя несколько слезинок. Лидия Павловна, стоя с высоко вздернутым подбородком, с достоинством подносила к лицу кружевной платочек.

Вовсю пекло солнце, и на раскидистых кладбищенских деревьях заливались птицы. Снова где-то невдалеке прогудела электричка.

— Несчастный мальчик! — с надрывом произнесла Лидия Павловна, когда кладбищенские рабо-. чие утрамбовывали лопатами могильный холм.

Провожающие скорбно молчали. Вдова вздыхала. Ей было жарко в косынке. Она думала о том, когда же все это кончится и свекровь наконец уедет К себе в Питер.

Постояв у могилы, процессия потянулась в обратный путь. Некоторые отправились на шоссе в надежде остановить попутку, другие вышли на станционную платформу. Здесь было безлюдно, поскольку электричка отошла совсем недавно.

Вика, потоптавшись на платформе, тоже направилась к шоссе. Она пересекла небольшой лесок и огляделась. Синицына с подругами, видимо, уже поймала попутку и уехала. Вика мысленно выругала себя: надо было и ей вместе со всеми пойти на дорогу, а не надеяться на электричку, которая подъедет только через полчаса!

Откуда-то справа, словно из-за деревьев, на пустынное шоссе выскочила машина. Вика подняла руку. И вдруг отпрянула в испуге: это был темно-синий «БМВ»! Она шагнула назад, повернулась и бросилась в лесок. Совсем недалеко, за редкими деревьями, виднелась платформа станции. Там находились люди, ожидавшие электричку…

Но она не добежала до платформы. Ее догнали, кто-то ударил ее в спину, и она упала, не удержавшись на ногах. Крик застрял в ее горле: чья-то громадная потная рука обхватила ее лицо, зажав рот. Ее подняли с земли и поволокли к машине.

— Не трепыхайся, крошка, — прошипел тащивший ее бандит.

— Гарик, давай ее сюда! — Из распахнутой задней двери высунулась красная рожа Бульдозера. — Попалась, сучка, теперь не уйдешь!

Слабо сопротивлявшуюся Вику втолкнули на заднее сиденье. Она оказалась рядом с Бульдозером. По левую сторону от нее уселся Гарик. Двер захлопнулась, и «БМВ» сорвался с места.

— Лом, поищи местечко поукромнее, — сказал главарь бандиту, сидевшему за рулем. — И там остановись. Надо побалакать с вдовушкой.

Он похлопал Вику по щеке. Она отвела голову.

— Не ерепенься, детка, — ухмыльнулся Бульдозер, — я пока еще добрый!

«БМВ» свернул в лес и остановился невдалеке от дороги.

— Короче, ты! — Лицо Бульдозера посуровело. Он дотянулся указательным пальцем до Викиного горла и слегка надавил. — Ты знаешь, что твой муженек задолжал нам пятьдесят штук баксов?

Вика отрицательно замотала головой.

— Не лепи горбатого, ты знаешь все! — Он еще сильнее надавил пальцем, и Вика судорожно закашлялась. — Мы ему включили счетчик, и к сегодняшнему дню накапало сто пятьдесят штук «зеленых»! Поняла, нет?

Вика закивала.

— Этот должок теперь на тебе. Ты выдашь нам все до последней копейки, иначе тебе не жить.

Он убрал палец, и Вика обрела наконец дар речи.

— Но у меня нет таких денег, клянусь!

— А квартира?

— Она не наша, мы еще не выплатили и половины ее стоимости…

— Короче, ты, сучка. Деньги ты достань. Где — твое дело, нас это не колышет. Поняла, нет?

— П-поняла…

— И не вздумай слинять. Твой муженек-раздолбай вовремя перекинулся, иначе бы уже счас ходил без уха!.. Сайд, дай сумку.

Сидевший рядом с водителем бандит достал откуда-то снизу и передал Бульдозеру небольшой баул. Главарь извлек оттуда темную сморщенную руку, отрубленную по локоть.

— Видишь это? — рявкнул он Вике в самое ухо. — Ты зырь, сучка, и кумекай!

На покойников Вика уже успела насмотреться в морге, и отрубленная конечность сама по себе не произвела на нее особого впечатления. Ее больше испугал злобный вид бандита, с каким он совал обрубок ей в лицо. Сглатывая слезы, она вжималась в спинку сиденья и отворачивалась.

— Короче, ты, соплюшка! Ты все усекла? И не вздумай настучать ментам, тогда разговор у нас будет короткий! Поняла, нет?

— Поняла…

— Муженек у тебя был богатый, — продолжал Бульдозер, обдавая ее чесночной отрыжкой, — барыга был у тебя муженек, и баксы он где-то должен заныкать!

— Честно, у нас не было денег… — умоляюще пролепетала Вика. — Он на все деньги накупил обуви в Германии, а потом все украли по дороге…

— Не дури мне мозги! Скажешь, что он в эту сраную обувь вбухал все, что у него было? — Он ухмыльнулся. — Так я тебе и поверил! И не коси под нищету! Сережки-то в ушах небось чистые брюлики?А?

Бандит схватил ее за мочку. Вика взвизгнула и протянула руки к уху.

— Не надо! Я сама! Сама сниму!

— Лады. Если ты желаешь нам их подарить, то давай, мы не откажемся.

Гарик и оба сидевших впереди бандита заржали. Вика вынула из ушей сережки и передала Бульдозеру. Затем в его необъятной лапе утонули обручальное кольцо и перстенек.

— Короче, детка, неделя тебе сроку. Не будет баксов — начнем расчленять. Сперва отрежем ухо. Потом зубы повыдергиваем. Знаешь, как это делается? Показать?

— Отпустите меня, я найду деньги, — взмолилась Вика. — Клянусь, найду!

— Где же ты их найдешь? — поинтересовался Гарик.

— У знакомых одолжу. Мне поверят!

— Этот хмырь, — Бульдозер помахал отрезанной рукой, — тоже клялся, что отдаст!

— Отдам же, говорю вам!.. — рыдала Вика.

— Так ты все просекла? — наклонился к ней главарь.

— Все, все…

Бульдозер оглядел своих братков.

— Что буркалы вылупили, ширялыцики! Хрен у кого-нибудь еще стоит или нет? Гарик и Лом заухмылялись.

— Слабы, — брезгливо поморщился краснорожий. — От «колес» вчистую импотентами заделались, обормоты!

— Босс! — гаркнул Сайд. — Дай я трахну! Вика взвизгнула. Бульдозер зажал ей рот. Сайд, тяжело задышав, перелез через сиденье, навалился на пленницу и дернул «молнию» на ее джинсах…

Через полчаса ее со спущенными штанами выкинули из машины.

— Неделя! — рявкнул главарь. — Поняла, нет? Дверь захлопнулась. «БМВ» умчался. Вика еще какое-то время лежала в траве, не в силах подняться и размазывая по лицу слезы. Услышав голоса проходивших за деревьями людей, она отползла в кусты…

Сначала Вика думала взять бюллетень или использовать имеющиеся у нее отгулы, но потом все-таки поехала на работу. Слишком велико было желание поделиться с мужем ужасными известиями. Телефон в больничной палате был единственной ниточкой, которая связывала их.

Алексей должен был позвонить под утро, но звонок раздался гораздо раньше.

— Вика! Что они от тебя хотели?

— Откуда ты знаешь?

— Я был вчера на кладбище!

— Как — был? Что ты там делал?

— Я, понимаешь, хотел на похороны поглядеть, на маму… Я за деревьями прятался. Думал, может, когда ты останешься одна, подойду к тебе…

— И чего же не подошел?

— Да потому что я «бээмвэшку» ихнюю увидел! Они тоже за похоронами следили! Хорошо хоть я первый их засек…

— Чего же ты меня не предупредил?

— А как? Они же тебя пасли, понимаешь? Если бы я подошел к тебе, они бы меня сразу увидели, и вся наша игра к черту! Не мог я тебя предупредить… Я видел, как они к тебе подбираются, но что я мог сделать? И ты тоже, как дура, поперлась одна к шоссе!

— Но откуда я знала?..

— Короче, что им надо? Ты выдала меня?

— Я ничего им не сказала!

— Вика, мне нужна правда, пойми. Если ты выдала — я не обижусь, я же представляю, каково тебе было!

— Алеша, я и говорю правду. Они уверены, что ты умер! И теперь они хотят, чтобы я вместо тебя выплатила твой долг. Сто пятьдесят тысяч долларов.

— Сколько? — ахнул Петров.

— Сто пятьдесят тысяч.

— Гады! Оборзели до последней степени!

— А этот их главный, краснорожий…

— Бульдозер, знаю.

— Так вот, он мне показывал отрезанную руку.

— Ну а ты?

— А что я? Обещала достать деньги. Что мне еще оставалось? Я готова была обещать все, что угодно, лишь бы отпустили.

— Ну и правильно. — Петров умолк, задумавшись.

— Алексей?

— Да, я здесь.

— Слушай, больше я в квартире не появлюсь. Буду у Синицыной жить.

— А сюда приходить будешь?

— Даже не знаю…

— Тебе надо увольняться отсюда. Есть там у вас охрана или нет?

— Да сидят внизу какие-то парни в камуфляж-ной форме. Но надежды на них мало… К концу недели уволюсь. Или бюллетень возьму, что ли… Мне краснорожий неделю сроку дал. Если, говорит, не заплатишь — начнем расчленять. Сперва, говорит, ухо отрежем… — Голос Вики задрожал от сдерживаемых рыданий.

— Мы уедем в Питер вдвоем, — сказал Алексей. — А пока тебе надо получить деньги по страховкам. Это главное, чем ты сейчас должна заняться. И вот еще какое дело… Надо следы ненадежнее замести.

— Что ты имеешь в виду?

— Мою могилу. Понимаешь, я подумал, мало ли что может случиться. Конечно, шансов на это мало, но все-таки лучше подстраховаться…

— Ничего не понимаю. Говори толком!

— На могиле есть что-нибудь?

— Да, дощечка временная. Лидия Павловна заказала крест с надписью, но пока он не готов. В мастерской обещали сделать через два дня. Тогда же сами рабочие и поставят его на могиле.

— Вот что. Вика. Тебе надо будет потом съездить на кладбище и переставить его.

— Зачем?

— Я тебе объясняю: для подстраховки, на всякий случай! Вдруг, допустим, менты следствие начнут, понадобится тело эксгумировать? Пойдут на кладбище, а могила — не та…

— Как — не та?

— Ты что, бестолковая или притворяешься? Другая бы уже сразу просекла! Объясняю еще раз: ты едешь на кладбище, вытаскиваешь крест из моей могилы и переносишь… Кстати, что там будет за крест? Большой?

— Метр, по-моему, в высоту.

— Ерунда. Перетащишь. Выберешь могилу поза-худ алей и воткнешь в нее.

— А на твоей могиле что останется?

— Ничего не останется. Пустота, безымянный холм.

— Меня могут увидеть!

— Кто там тебя увидит? Днем на кладбище не бывает ни единой живой души. Вытащишь крест из одной могилы и воткнешь в другую, всего делов. Как будто кладбищенские рабочие перепутали… Мама когда в Питер уезжает?

— Завтра.

— Отлично. Значит, в обозримом будущем на кладбище она не придет. А потом мы как-нибудь подготовим ее к моему воскрешению… Так ты просекла, что надо сделать?

— Просекла.

— И будь повнимательнее, опасайся слежки. В эти дни езди на троллейбусе или на метро…

— По-твоему, они все-таки будут за мной следить?

— Ты не паникуй, это не ФСБ, чтобы держать тебя в поле зрения каждую минуту. Скорее всего они будут пасти тебя только около квартиры. Но все же поглядывай вокруг, особенно когда по страховым конторам поедешь. Бульдозеру про мои страховки знать ни к чему.

— Я чувствую, что это дело — получение денег по страховкам, может затянуться. По крайней мере, за неделю мне точно не успеть собрать деньги со всех фирм.

— Почему?

— Перед похоронами я успела побывать в четырех фирмах, и нигде денег сразу не дали. Говорят, что еще должны проверить документы, навести справки… В общем, где сказали — придите через неделю, где — через две…

— Ясно… — Алексей умолк, задумался. — Придется нам в Москве задержаться… Но ничего, деньги они выдадут, не отвертятся! Документы у тебя железные!

— Через неделю Бульдозер отрежет мне ухо! — воскликнула Вика в отчаянии.

— Увольняйся быстрей и перебирайся ко мне. Прямо сегодня пиши заявление об уходе.

— Да уж придется…

— Будем жить на даче, покуда все деньги со страховых контор не выбьем, а потом махнем в Питер. Выправлю себе паспорт, откроем новое дело или за границу слиняем, там видно будет. Короче, все пока идет нормально, не бойся.

— Ты лучше скажи, когда мы встретимся. Мне надоело ждать твоих звонков.

— Я тоже по тебе соскучился… — Алексей засмеялся. — Непривычно как-то одному хозяйничать в доме… Ладно, встретимся послезавтра. Посмотришь, как я устроился.

Вика положила трубку.

Взволнованная разговором, она какое-то время сидела неподвижно. За окнами темнела ночь. В сумеречной палате ворочались старухи, страдающие бессонницей.

Наконец она вздохнула и придвинула к себе книгу. Чтение не шло. Мысли ее были далеко, строчки прыгали перед глазами. Она отложила роман и откинулась на стуле. До чего же скучно здесь по ночам среди больных старух! Зря, наверное, она вообще связалась с медициной. Лучше бы поступила на курсы переводчиц или секретарей-машинисток. ..

Начали слипаться ресницы. Не выспалась днем, вот теперь и тянет ко сну. Хоть бы Бутыкин, что ли, позвонил…

* * *

В номере гостиницы «Орленок» затрезвонил телефон.

— Господин Шредер?

— Да, я. А это Дмитрий?

— Вы угадали.

— Что нового?

— Мы нашли интересующего вас человека.

— Прекрасно. Но как я узнаю, что это он?

— Это уж ваши проблемы. Мы свою работу сделали. Имя, фамилия и возраст совпадают. Он приехал из Германии в конце июня и перед самым отъездом ему там вырезали аппендицит.

— Тогда это должен быть он!

— Все дело в том, господин Шредер, что вам будет довольно трудно с ним встретиться.

— Трудно? Почему?

— В настоящее время он сидит в тюрьме, в одиночной камере, и допуск к нему крайне ограничен. Он проходит по одному очень серьезному делу, связанному с серией заказных убийств. Его разрабатывает Генеральная прокуратура.

Шредер сник. Не выпуская трубки, он уселся в кресло.

— Очень сожалею, Дмитрий, но мне он нужен живым и невредимым, и главное — я должен иметь с ним разговор наедине, вне стен тюрьмы. И, разумеется, о моем с ним общении никто не должен знать… Так что, я считаю, работу вы до конца не выполнили.

— Вы недооцениваете наших возможностей, господин Шредер. Мы готовы изъять его из камеры и привезти к вам.

— Как вам это удастся?

— А уж это наше дело. Но бегство узника будет связано с дополнительными расходами.

— Сколько?

— Вам это обойдется в четыреста тысяч долларов. Вместе с обговоренными ста тысячами это составит полмиллиона.

— Я запрошу Берлин. Но в случае согласия сразу должен предупредить: деньги будут выплачены только после того, как мы убедимся, что это тот самый человек.

— Каким образом вы собираетесь в этом убедиться?

Я задам ему пару вопросов о его поездке в Германию. В зависимости от ответов я приму решение.

— А если он не захочет отвечать?

— Вы должны сделать так, чтобы захотел. Это ваша проблема. В конце концов, мы платим пятьсот тысяч долларов!

— Хорошо, — согласился Дмитрий после секундной заминки. — Он ответит на ваши вопросы.

— Если это действительно тот человек, то вы передадите его моим людям, а я выплачу вам деньги.

— Наличными, господин Шредер!

— Я понимаю.

— На операцию по изъятию его из следственного изолятора нам потребуется два дня.

— Отлично. Но помните, что мне он нужен живым и невредимым!

— Доставить его в наручниках?

— Желательно.

— Итак, можно считать, что мы договорились?

— Позвоните мне завтра в полдень. Я переговорю с Берлином.

— О'кей. Завтра в полдень.

Шредер положил трубку на рычаги и оглядел окруживших его напарников.

— Петров в тюрьме, — сообщил он. — Но эти ребята берутся вытащить его оттуда за два дня. Это обойдется боссу в лишних четыреста штук баксов.

Йост присвистнул:

— Четыреста штук!

— А босс согласится? — засомневался Гизе.

— Наверняка. Помните, что говорила Хельга? Камень в желудке может дать о себе знать в любой момент! Если Петрова с острой болью отправят в госпиталь, то все. На алмазе можно ставить крест. Поэтому у нас нет времени на поиски. Дорог каждый день.

— Но все-таки как мы узнаем, что это тот самый Петров? — спросил Штольц. — У нас даже фотографии его нет.

— О, — ухмыльнулся Шредер, — я задам ему два пустяковых и совсем невинных вопроса, на которые настоящий Петров должен ответить не моргнув глазом: в каком городе он делал операцию аппендицита и какого числа его привезли в госпиталь.

— Гениально, шеф! — восхитились сообщники.

— А когда он окажется у нас в руках, мы отвезем его в лес и вспорем ему живот… — добавил главарь.

Немцы загоготали, довольно зацокали языками и принялись откупоривать банки с пивом.

Бандит по кличке Крученый положил телефонную трубку и посмотрел на развалившегося в кресле Кащея.

— Отлично, Крученый, ты хорошо справляешься со своей ролью, — сказал Кащей. — Похоже, лох тебе верит!

Бандит засмеялся:

— И не таким мозги прочищали! Кащей снял с себя наушники, подключенные к телефону.

— Видать, здорово ему приспичило с этим Петровым, — проворчал он. — Тем легче будет его обуть!

Находившиеся в комнате Боб и Чурбан заухмылялись: дело пахло большими деньгами!

Затея с объявлением в газете принадлежала Кашею, который из своих тридцати двух лет ровно половину отсидел в местах не столь отдаленных. Освободившись по амнистии, он сколотил банду и продолжал заниматься излюбленным промыслом — извлечением денег из бумажников доверчивых простаков. Способы для этого он изобретал самые разнообразные — от вульгарного рэкета до подделок банковских векселей и организации несуществующих фирм. В последние годы Кащей не брезговал и грабежами, случались и мокрые дела. Но главным его пристрастием оставалось мошенничество. Перевоплощение в частного детектива было не более чем импровизацией свободного художника. Кащей и сам не рассчитывал, что из этой затеи получится что-нибудь путное. Появление немца, готового платить фантастические деньги за поиски какого-то Петрова, показалось ему даром небес.

— Жирный клюнул карась, ох жирный! — Смеясь, он сунул в рот сигарету с анашой и щелкнул зажигалкой.

— Шеф, заманим его куда поглуше и чпокнем! — Верзила Чурбан сделал жест, словно вбил молотком гвоздь. — И без хлопот возьмем лавы!

— Заманить в глухомань не солидно, мы же уважающая себя детективная фирма! — Кащей самодовольно прищурился. — Тоньше надо работать, и наживку подводить не спеша, чтобы не сорвалось!

— Жалко будет, если уплывут денежки! — пробасил Чурбан.

— А чтобы они не уплыли, надо как следует пошевелить мозгами, — сказал Кащей и закинул ногу на подлокотник кресла.

В комнате наступила тишина. Дым от сигареты Кащея плыл к потолку.

Кащей был невысок и жилист. Чрезмерное употребление наркотиков высушило его, сделав похожим на обтянутый кожей скелет. С голой головой, запавшими глазами и перебитым носом он и впрямь напоминал ожившего мертвеца, особенно сейчас, в сумерках полутемной комнаты, когда за окном сгущалась ночь.

— Значит, так, — снова заговорил он. — Немчура будет брать на живца. Притащим ему Петрова в наручниках, как он хочет…

— Но он будет задавать какие-то вопросы! — напомнил Крученый. — Это может все сорвать.

— Надо с умом подойти к делу, — возразил главарь. — Обдумать план, расставить, где надо, людей… А немца охмурить — как два пальца обоссать, они же все бараны!

Боб и Чурбан захохотали. Крученый в сомнении покачал головой.

— Короче, так! — рявкнул Кащей и показал сигаретой на Боба: — Петровым будешь ты!

Улыбка сползла с лица Боба, однако он согласно наклонил голову.

— Как скажешь, шеф!

— Мы доставим тебя в джипе и выдадим лоху. Пойдешь в обмен на пол-лимона баксов!..

Чурбан снова захохотал, но Бобу на сей раз было не до смеха.

— А потом, шеф?

— Что — потом? — Кащей посмотрел на него недовольно. — Когда эти хмыри просекут, что ты не тот, мы с баксами уже далеко. А ты как-нибудь выпутаешься, тебе не впервой. Скажешь, что знать нас не знаешь, тебя поймали на дороге, затолкали в джип, надели наручники и заставили изображать из себя какого-то Петрова… В общем, сваляешь им ваньку, напоешь что-нибудь, они тебя и отпустят.

— Не ссы, Боб! — гаркнул Чурбан. — Они ничего не докажут!

Постное лицо Боба ясно говорило о том, что настроение его упало до нуля. Кащей стряхнул с сигареты пепел и поманил Боба к себе.

— Слышь, ну-ка подойди. Тот приблизился.

—Лох наверняка потребует предъявить ему шрам операции, — сказал Кащей. — Тебе аппендицит резали?

— Не-а.

— Ну, это дело поправимое. — Главарь зловеще yxмыльнулся. — Крученый, есть в доме шелковые нитки?

— Есть, шеф! Должны быть!

— Боб, снимай рубаху и штаны. Шрам мы тебе соорудим! Чурбан расхохотался, а Боб побелел как полотно.

— Давай раздевайся! — рявкнул Кащей. — При рacчете накинем тебе три штуки!

— А может, как-нибудь попроще? — пробормотал Боб. — Например, нарисовать?

— Все должно быть в натуре! Чурбан! Бери перо и приступай.

Верзила, ухмыляясь, опрокинул Боба на пол и задрал на нем рубаху. Главарь удобнее устроился в кресле. Посасывая сигарету, он с садистской усмешкой наблюдал, как Чурбан ведет ножом по вздрагивающему телу. Боб тяжело дышал и царапал пальцами паркет.

Тем временем Крученый достал из шкафа коробку с набором ниток и игл. Боб истошно вскрикнул, не выдержав боли. Чурбан зажал ему рот рукой.

— Нормально! — хрипнул верзила, окровавленными пальцами сводя края раны. — Давай штопай. Я держу.

Крученый начал водить иглой с нитью, затягивая рубец. Боб мычал и судорожно вздрагивал.

— Лады. А теперь вколите ему порцию. — Кащей водрузил ноги на стол и выдохнул струю дыма. — Сегодня он заслужил.

— Раньше надо было вколоть, перед тем как резать! — проскулил Боб.

— Ах, забыли! — с притворным сожалением ответил главарь и засмеялся.

Через день Крученый набрал номер Шредера. Кащей надел наушники.

— Алло, Шредер? — сказал Крученый. — Это Дмитрий. Интересующий вас человек приготовлен.

Телефон был снабжен устройством, позволяющим изменять голос говорившего. Другим его ценным свойством была автоматическая блокировка попыток абонента определить номер. Кащею с братками довольно часто приходилось пользоваться подобной хитроумной аппаратурой, поскольку главное в работе кидал — это не оставлять после себя следов.

— Отлично! — откликнулись на том конце провода. — Когда и где?

— Мы догоним вас там же, где и в прошлый раз, — ответил Крученый. — Следуйте за нашим джипом.

— Петров будет с вами?

— Да. Вы сможете задать ему любые вопросы.

— Если это тот человек, то как я смогу его получить?

— Вы его получите сразу же, в обмен на обговоренную нами сумму. Детали мы обсудим на месте.

— Итак, мы встречаемся завтра?

— В половине седьмого утра.

— Понял.

Крученый положил трубку. Главарь, смеясь, потер руки.

— Карась сам плывет в сеть! — воскликнул он, срывая с себя наушники. — Итак, обсудим план.

—Все сюда! — Бандиты сгрудились вокруг стола, на котором лежал лист бумаги с набросанной схемой местности. — С шоссе свернем на эту дорогу и остановимся здесь. — Кащей шариковой ручкой сделал отметку на схеме. — Это — наш джип. А это — «шестерка» лохов. Клиент выйдет из машины и подойдет к джипу…

— Шеф, — пробасил Чурбан, — с ним будут еще трое парней.

—Крученый потребует, чтобы они остались в машине. К джипу подойдет только один…

— И начнет задавать вопросы, на которых я засыплюсь… — проныл Боб.

— Не скули, — оборвал его Крученый. — Еще неизвестно, что за вопросы. Я буду рядом и в случае чего подскажу. Может, выкрутимся.

— Немец потребует показать ему шрам! — догадался Чурбан.

Кащей в сомнении покачал головой.

— Надо быть готовыми к худшему варианту. Допустим, немец начнет задавать вопросы и почувствует, что его хотят кинуть. Что тогда?

— Он постарается быстренько сделать ноги к своим «Жигулям», — сказал Крученый.

— Правильно! — гаркнул Чурбан. — Поэтому надо пришить его сразу, как только он подойдет. Те, в «Жигулях», откроют огонь, но мы успеем обшмонать труп и смыться!

Главарь саркастически усмехнулся:

— Обшмонать труп! Ты думаешь, деньги будут при нем?

— А где же?

— Немец, конечно, дурак, но не до такой же степени, чтобы подтащить сумку с баксами прямо к джипу! Сначала он должен убедиться, что это тот Петров, который ему нужен, и только потом он вернется к «Жигулям» и возьмет у своих парней баксы.

— Замочим их всех к ядрене-фене! — Чурбан треснул кулаком по столу. — И делов никаких!

— Выходит, зря мне резали бок… — плаксиво скривился Боб.

— Ладно, глохни, — оборвал его Кащей и снова обратился к схеме. — В операции задействуем Митяя и Панаму. Они подвалят туда заранее и устроят засаду вот за этими деревьями, слева от дороги. — Он начертил на схеме кружок. — Ты, Чурбан, с двухстволкой заляжешь здесь. Тут овраг, схоронишься в нем. Секи: как только мы включим фары, сразу стреляй по «жигулю». Митяй и Панама откроют огонь из-за деревьев.

— Я лучше немца замочу! Одним выстрелом шмякну!

— Нет! Немца замочим, когда возьмем баксы. А. то он может нас наколоть. Приедет пустой!

— Тем хуже для него, — зловеще сказал Крученый. — Придется прижечь его утюгом.

— Вот именно! Поэтому он нам нужен живым. — Кащей обвел сообщников взглядом. — Поллимона баксов мы должны завтра взять, поняли? Месяц кайфа на Канарах!

— С девочками! — прибавил Чурбан, и бандиты загоготали.

Над крышами поднималось солнце, заливая ярким золотом московские многоэтажки. Безоблачное небо обещало еще один жаркий день. По пустынным улицам «жигуль» Шредера без помех добрался до МКАД. Сразу за Кольцевой позади замаячил знакомый джип.

—Этот Дмитрий, как всегда, точен, — сказал Шредер, посмотрев на часы.

Черный джип на скорости обогнал их и покатил впереди. «Жигуль» последовал за ним в пятидесяти метрах.

На этот раз они ехали дольше, чем в предыдущие встречи. Джип свернул с Ярославского шоссе, минут десять ехал по проселочной дороге, затем свернул и с нее. Ухабистая колея вела куда-то в пустынные перелески.

Немцы забеспокоились. Гизе и Штольц на всякий случай проверили свои «вальтеры», купленные недавно у азербайджанцев по сходной цене.

— Слишком глухое место, шеф, — сказал Йост.

— Ерунда, — ответил Шредер. — Он тоже рискует и хочет подстраховаться. Я его понимаю.

Джип наконец остановился. «Жигуль» затормозил в десяти метрах. Шредер вылез и не спеша направился к автомобилю детектива. Сквозь затемненное стекло он увидел те же две фигуры на переднем сиденье, только на этот раз ему показалось, что в джипе есть кто-то еще. Этого третьего пассажира разглядеть не удавалось: задние стекла джипа были непроницаемо черны.

— Мы привезли его, — прозвучал из динамика надтреснутый голос. — Вы, кажется, хотели говорить с ним?

—Да.

— На крыле машины рядом с динамиком есть микрофон.

Шредер подошел ближе.

— Алло, Петров? — спросил он, наклонившись к микрофону.

Через лобовое стекло он увидел, как один из сидевших в джипе повернулся назад. Вероятно, он протягивал микрофон пассажиру на заднем сиденье.

— Ну Петров я, Петров, — прокаркал динамик. — Чего еще вам от меня надо? На хрена вы вытащили меня из мешка, менты поганые?..

— Вы были в прошлом месяце в Германии? —спросил Шредер.

— А тебе что за дело? Кто ты такой? — И на немца обрушился поток грязных ругательств.

Динамик поперхнулся. Несколько секунд спустя заговорил Дмитрий:

— При изъятии клиента из следственного изолятора мы вынуждены были применить к нему физическую силу. Сейчас он находится в несколько возбужденном состоянии…

— Ни хрена я вам не скажу, менты! — услышал Шредер приглушенный вопль. Затем раздались звуки ударов.

Немец, вглядываясь в затемненное окно, видел, как один из детективов перевалился назад. Похоже, он бил сидевшего позади человека…

— — Он готов говорить, господин Шредер, — снова раздался голос Дмитрия. — Спрашивайте.

— Я повторяю вопрос: вы были в прошлом месяцев Германии?

— Ну, был!

— Вы там обращались в госпиталь?

—Да.

— В связи с чем вы обращались туда?

— Какого хрена тебе от меня надо?

— В связи с чем вы обращались туда? — повторил Шредер вопрос.

— Аппендицит надо было вырезать! И отвали от меня!

— В каком это было городе?

—Что?

— В каком городе вам была сделана операция по удалению аппендикса?

— Ты-что, мужик, совсем охренел? Откуда я помню?

Немец закусил губу и мельком оглянулся на «Жигули». В душу его закралось сомнение.

— Какого числа вас доставили в госпиталь?

— Но откуда я могу помнить? У тебя, мужик, совсем, что ль, крыша поехала? В июне это было, а какого числа — не помню, хоть расстреляй!

Шредер на несколько секунд задумался.

— Сколько дней вы пробыли в госпитале? Хотя бы приблизительно?

Последовала пауза, в течение которой из динамика вырывался какой-то невнятный хрип. Крученый и Кащей торопливо совещались.

— Дело дрянь, — прошептал Кащей. — Лох занервничал.

— Пусть Боб и дальше косит под придурка, — тоже шепотом ответил Крученый. — Может, выгорит дело?

— Нет. Духом чую — нет. Но попробуй! Динамик на джипе снова заговорил:

— Господин Шредер, не хотите взглянуть на шрам? Он еще свежий. Операцию делали недавно.

— Меня не интересует шрам, — проскрежетал искатель алмаза, теряя остатки доверия к «детективу». Пусть скажет, сколько дней он находился в госпитале!

— Неделю! — выпалил динамик.

— Хорошо. Я должен посовещаться со своими.

Шредер повернулся и быстрым шагом направился к «Жигулям». В эту минуту на джипе включились фары. Немец был еще на полпути к своей машине, когда из-за расположенных невдалеке деревьев застрекотали выстрелы. Пальнул и Чурбан, затаившийся в овраге.

В «Жигулях» разлетелись стекла. Шредер пригнулся и бегом бросился к машине. Взревел мотор «Жигули» рванулись навстречу главарю, но тут же встали: несколько метких выстрелов продырявили шины.

— Нас заманили в ловушку! — закричал Штольц.

Немцы открыли ответный огонь.

Тем временем оконные стекла джипа опустились и оттуда выставились дула автоматов. Грянули очереди.

— Проклятие! — взревел Йост. — Мы окружены!

— Надо уходить! — крикнул Гизе.

Открыв дверцу, он выпрыгнул из машины и побежал к ближайшим зарослям. Штольц собрался последовать за ним, но, едва высунувшись, получил сразу три пули. Из «Жигулей» вывалилось его мертвое тело. Йост остался в машине, стреляя через разбитые окна.

Гизе полз в высокой траве, рассчитывая добраться до леса. Из-за деревьев ему наперерез выбежали Митяй и Панама. Прицельным выстрелом Гизе скосил Панаму, но в следующую минуту получил пули в бок и в шею. Он сдавленно застонал и выронил пистолет. К нему подскочил Митяй — двухметровый бугай с маленькой приплюснутой головой.

— Ах ты, гнида! — Бандит с силой пнул немца ногой в раненый бок. — Замочил Панаму! Подохнешь у меня страшной смертью!..

— Ньет! Ньет! — на ломаном русском захрипел Гизе. — Я знать тайна! Балшой тайна! Знать, где есть альмаз!..

— Туфту лепишь, пидор! — И бандит ударил его ногой по лицу.

В это время «жигуль», поливаемый автоматными очередями, внезапно загорелся. Из него выскочил Йост. Пиджак на его спине пылал. Немец повалился на траву и начал кататься по ней, пытаясь сбить пламя. Подошедший Кащей хладнокровно добил ero двумя выстрелами.

Боб и Крученый подбежали к распластанному на дороге Шредеру. Крученый приподнял его и обрушил на его челюсть сильнейший удар кулака.

— Где баксы, гад? Давай колись быстро!

— Там… — шевельнулись рассеченные губы. Шредер смотрел на горящую машину.

Кащей, ревя от ярости, шагнул к «жигулю».

— Шеф, назад! Может взорваться! — крикнул Крученый.

— Падла! — Главарь повернулся к Шредеру и схватил его за грудки. — Баксы мы все равно из тебя выбьем, понял? Иначе загнешься!

На дорогу вышел Митяй, волоча за собой окровавленного Гизе.

— Шеф, он толкует про какой-то алмаз, — прогудел бугай. — Может, туфту лепит?

Кащей не мог отвести глаз от пылающей машины, в которой сгорали полмиллиона долларов. Он был в бешенстве. Все его усилия пропали даром!

— Какой еще алмаз? — Он раздраженно обернулся к Митяю. — Где алмаз? — Подскочив к Гизе, он сгреб его волосы в кулак. — Давай колись, падла, а то видишь это? — Дуло его пистолета ткнулось немцу в щеку. — Замочу сразу!

— Ми искать Петров… В живот Петров иметь, альмаз!… — бормотал Гизе. — Балшой альмаз! Цена два… надцать… миллионз доллас!…

— Алмаз за двенадцать миллионов баксов в животе? Дурь мне не пори!

— Альмаз украсть. Он есть принадлежайт кинг Англия… — продолжал немец, задыхаясь и кашляя кровью. — Ви оставить мой жизнь, я сказать вам об альмаз… Ми ехать в Россия искать альмаз…

— При чем тогда здесь Петров? — хмуро поинтересовался Кащей.

— Я сказать… альмаз есть… быть в живот Петров…

— Гад! Он смеется над нами! — рявкнул Чурбан. — Шеф, дай я его кончу!

— Погоди. — Главарь жестом удержал подручного, — Когда человек издыхает, ему нет смысла врать. — Он наклонился к Гизе. — Как алмаз попал в живот Петрову?

— Аппендикс. Оперирен… Резать аппендикс и леген… класть в живот. Альмаз не находить полиция… Понимайт?

Шредер, придавленный к земле Бобом, поднял голову.

— Гизе, молчи! — крикнул он по-немецки. — Если ты выболтаешь нашу тайну, то тебе не поздоровится!

Немецкого никто из бандитов не знал, поэтому вмешательство в разговор Шредера не понравилось Кащею.

— Крученый, Боб, наденьте на него браслеты и отведите в джип, — велел он.

Бандиты бросились исполнять приказ.

— Смотри, Гизе, мы тебя из-под земли достанем! — кричал Шредер с угрозой, когда Боб и Крученый вели его к джипу.

Кащей склонился над умирающим.

— Я так и не понял, как он попал к нему в живот.

— Ви обещайт ехат мне… меня… в госпиталь…

— Отвезем. — На лице главаря появилась дружелюбная улыбка. — И даже сами окажем медицинскую помощь. Среди нас есть доктор… — Он кивнyл на Боба и незаметно от Гизе подмигнул ему. — Oн перевяжет тебя, и все будет нормально.

Из пулевого отверстия на шее немца толчками вырывалась кровь. Каждое слово стоило ему больших усилий

— В Дюссельдорф… показывайт… альмаз… кольсоу… ценная вещь… Показ… Аустеллунг…

— Выставка, что ли? — догадался Кащей.

— Да, да, выс…тав… ка… Балшой альмаз украсть доктор Функ… Он иметь… делайт оперирен аппендикс. Альмаз его… ему… надо верберген… Как это по-русски?… А, прятать! И он класть в живот Петров… Понимайт? Функ не есть говорить полиция… что есть альмаз… в Петров… знать мы… И никто… другой… не знать…

— Значит, он спрятал алмаз в живот Петрову во время операции?

— Да,да!

— Почему же тогда вы сразу не вспороли ему живот, еще в Германии? Чего ж вы дали ему уехать?

— Функ… Арест… Тюрьма… Он сказать нам поздно. Петров уезжать из Дойчланд… Ми искать… ему… его… здесь, в Россия…

Кащей задумчиво поиграл пистолетом. «Жигуль» на обочине догорал, превращаясь в груду закопченного металла.

— Так, значит, Петров — это тот чувак, в которого ваш доктор зашил алмаз? — спросил он. — Это точно?

—Да, да… Правда!..

— Петров знает о том, что находится у него в животе?

Гизе отрицательно замотал головой.

— Нет… Он есть… спать…

— Думаешь, это не туфта? — Крученый посмотрел на шефа.

— Не знаю, но похоже на правду. Полмиллиона баксов за какого-то Петрова выкладывать не будут… Что ты еще знаешь о Петрове? — обратился он к умирающему.

— Я… Я… — прохрипел тот. Его тело вдруг сотрясла судорога, скрюченные пальцы заскребли землю.

— Так что? — Кашей наклонился к нему. Рот Гизе был полон крови, она перетекала через край и струилась по щеке. Немец силился что-то сказать, но вместо слов из горла вырывался хрип.

— Говори! — Бандит с силой встряхнул его, схватив за окровавленную куртку.

Гизе пробормотал что-то по-немецки, глаза его остекленели, и он откинулся навзничь. Главарь ударил его по щеке. Зрачки немца оставались безжизненными.

— Все. Кончился, — сказал Крученый.

— Чурбан, Боб, Митяй, трупы затащите в овраг, облейте бензином и подожгите, — распорядился Кащей.

— И Панаму тоже? — спросил Митяй.

— И его! — рявкнул главарь. — Шевелись, пока нас не застукали!

Бандиты разбежались собирать трупы. Спустя пять минут в овраге, куда сбросили тела Гизе, Поста, Штольца и Панамы, заплясало пламя. В безоблачное небо потянулся дым.

Братва уселась в джип, где за задним сиденьем, в наручниках и с кляпом во рту, лежал Шредер. Машина сорвалась с места и покатила по проселочным дорогам, уходя все дальше от места кровавой стычки.

Через сорок минут она остановилась возле одной Из пятиэтажек в Ногинске. Бандиты вылезли. Двое из них вытащили объемистый баул, внесли в подъезд и подняли на второй этаж. В бауле находился связанный Шредер.

Не снимая с него наручников и не вытаскивая кляпа, его втолкнули в ванную и принялись методично избивать. Чтобы не было слышно звуков ударов и мычания пленника, на всю мощь пустили воду. Били аккуратно, со знанием дела. Лицо старались не трогать.

— Лады, — сказал наконец Кащей, наблюдавший за экзекуцией. — Протрите на нем кровь и тащите в комнату.

Полубесчувственного немца проволокли по полу и приковали наручниками к батарее парового отопления. Вынули кляп.

Сквозь муть, наплывавшую на глаза, пленник оглядел помещение. Комната была почти пуста, если не считать кушетки и тумбочки, накрытой газетой. На тумбочке лежали нарезанная колбаса и хлеб. Кащей с бутылкой пива в руке уселся на кушетку.

— Твое счастье, что сейчас лето и батареи не топят, — сказал он Шредеру, — а то бы твои клешни быстро изжарились. Но они могут изжариться, если твои кореша в Германии не побеспокоятся о тебе… Ты ведь не хочешь торчать у этой батареи до зимы?

Пленник отрицательно качнул головой.

— Я так и думал, — сказал бандит. — Поэтому для тебя же лучше выложить нам всю правду. Итак, что там твой кореш вякал про алмаз?

— Это драгоценный камень, очень крупный, — после секундной заминки прохрипел Шредер. — Его показывали на выставке английских драгоценностей в Дюссельдорфе… Выставку ограбили. Руководил налетом доктор Функ, он работает хирургмo в госпитале. Сразу после ограбления, надеясь yйти от полиции, он поехал туда, но его все-таки застyкали. Он делал операцию аппендицита, когда в гocпиталь нагрянули фараоны… Доктору ничего не ocтавалось, как зашить алмаз в кишки оперируемому

— Когда обчистили выставку?

— Двадцать первого июня. Об этом писали все немецкие газеты. Вы можете проверить.

— Пожалуй, мы так и сделаем. — Кащей посмотрел на Крученого. — У нас, кажется, Очкарь пендрит по-немецки? Крученый кивнул.

— Тогда так. Свяжись с ним и командируй в читальню, где есть немецкие газеты. Пусть просмотрит подшивки за июнь.

— Заметано, шеф!

— Если выяснится, что выставку действительно обчистили и алмаз исчез, то нам, пожалуй, придется всерьез заняться этим делом… — Главарь снова повернулся к Шредеру. — Значит, в Москве вы искали Петрова, в живот которому зашили этот самый алмаз?

В тусклых глазах пленника застыл ужас.

— Да, — мучительно выдавил он. — Нас направил сюда босс, организовавший нападение на выставку. У нас была одна цель: найти Петрова. Мы только этим и занимались… Мы объездили все детективные агентства…

— Пока не наткнулись на нас… — ухмыльнул Кащей. — Так, понимаю…

— Вы можете спросить в агентстве на Ленинском проспекте. Они взялись за поиски…

— Где это?

— Где?.. — Шредер наморщил лоб, вспоминая.

—Лады. — Кащей встал. — Если понадобится, узнaем адрес твоего агентства, а пока займемся им. Сейчас ты напишешь письмо своим в Германию. Напишешь, что тебя держат в задниках чеченские боевики и требуют за тебя пятьсот тысяч долларов. Чурбан хохотнул:

— Правильно, шеф!

— Письмо можешь писать по-немецки. У нас человек, базарит по-вашему, так что смотри не дyмай приписать чего-нибудь лишнего. А впрочeм нет… — Кащей на минуту задумался. — намекнешь: дескать, дело тут я почти сделaл, находился у самой цели, но внезапно попал к боевикам. Если твоим корешам действительно нужен алмаз, то они быстро примчатся с деньгами… Я правильно рассуждаю?

— Да, они приедут, — закивал Шредер. — Я напишу как нужно… Они дадут пятьсот тысяч! Кащей отпил из бутылки.

— Твои кореша баксы через границу, конечно, не повезут, они их получат здесь, по банковской карте?

— Да, разумеется.

— Тогда напишешь им, что, как только приедут оскву, пусть заберут наличные из банка, понял? сами свяжемся с ними и уж тогда согласуем время… Надеюсь, тебя не надо предупреждaть насчет вмешивания в это дело полиции?

— О, все будет в полном порядке, уверяю вас!

Кащей усмехнулся, снова отпил.

— Отцепите ему одну руку, — велел он. — Поднимите тумбочку, дайте бумагу и ручку. Не будем тeрять время.

Невдалеке от пятиэтажки, куда привезли Шредера, стоял серый «Москвич». Он подъехал через три минуты после прибытия джипа. С плейерными наушниками на голове Лип сидел в машине и вертел рукоятку настройки. Слышимость была ни к черту. Различались только отдельные слова. По-видимому, пиджак с «жучком» сняли с пленника и теперь он висел где-нибудь на вешалке в прихожей или валялся среди других вещей. Но даже из отдельных слов, долетавших до слуха резидента, нетрудно было воссоздать картину происходящего. Бандиты узнали об алмазе в желудке Петрова. Также они требуют от немецких сообщников Шредера выкуп в пятьсот тысяч долларов. Пленник избит и деморализован, готов делать все, что ему прикажут. Судя по намекам главаря, Шредера собираются держать здесь довольно долго. Возможно, вплоть до получения выкупа.

Четыре охотника за алмазом выведены из игры, но появились новые игроки. Резидента это не могло не беспокоить. Сняв наушники, он взялся за руль. «Москвич» сорвался с места. Липке спешил в Москву, чтобы узнать свежие новости от «жучка» в агентстве «Поиск-плюс».

Воротников потушил сигарету и посмотрел на вошедшего Максудова.

— Как прошел разговор с Аграновским?

— Не без трений, — уклончиво ответил детектив. — Старик снова повысил таксу за сведения.

— Знаю. Три тысячи баксов. Меня интересует результат.

Кое-что удалось выловить. — Максудов уселся рядом с директором и раскрыл свой блокнот. — Но все-таки три тысячи баксов — многовато то чтобы порыться в компьютерных данных налоговой полиции и таможенной службы!

— Аграновский берет нас за горло, это ясно, но мы не можем добывать интересующие нас cвeдения. Поэтому приходится платить. — Воротков закурил новую сигарету и откинулся в креслe.

— Это дело, с поисками Петрова, пора закруглять. Наш немец может явиться сюда со дня на дeнь.

— Он не звонил? — полюбопытствовал детектив.

— Что-то в последние дни он куда-то пропал, — ответил директор. — Но он может нагрянуть в любую минуту, и нам придется давать ему отчет. Или возвращать аванс, что грозит нам полным крахом. Ну ладно, короче. Что ты раздобыл по Петрову?

— Людей, зовущихся Алексей Петров, в компьютерном банке оказалось немало, — начал Максудов, — но меня интересовали только те, которые имеют коммерческие связи с Германией…

Воротников кивнул.

— Таких в компьютере числится аж одиннадцать!

— Многовато!

— То есть одиннадцать Алексеев Петровых имеют связи с заграницей — в том смысле, что хотя бы в нынешнем году ездили туда. Когда же я обратился к компьютеру таможенной службы, в котором регистрируются все выезды и въезды наших сограждан, то количество интерeсующих нас Петровых сократилось до шести.

— Уже лучше, — пропыхтел, выпуская дым и ротников.

— Шесть Алексеев Петровых посещали Германию и вернулись в Россию в июне. Я умышленно не брал дату их приезда туда, поскольку клиент никаких сведений нам по этому поводу не сообщил

— Правильно. Этот Петров мог прожить там целый год и вернуться только в прошлом месяце Итак, ты выписал сведения о них?

— Да, все здесь. — Максудов хлопнул ладонью по блокноту. — Все шесть Петровых, которые прибыли из Германии в июне месяце. Сведения краткие, но достаточные, чтобы начать наводить справки

— Много среди них провинциалов?

— Только один. Из Саратова. Остальные пятеро проживают в Москве…

— Из Саратова? — Воротников недовольно по морщился: предстояли расходы, связанные с поездкой.

— Но он отпадает, шеф, — поспешил успокоить его детектив. — Саратовскому Алексею Петрову пятьдесят два года, и мы его сразу отбраковываем…

— А! Хорошо! — оживился директор. — Дальше?

— Также по возрасту мы отбраковываем еще одного Петрова… Возраст разыскиваемого человека не должен превышать тридцать лет, насколько я понимаю?

— Значит, осталось четверо.

— Возраст всех четырех колеблется от двадцати шести до двадцати девяти лет. И, видите ли, шеф, какая штука. Ни одному из них в июне не было полных двадцати семи. Кто-то на год старше, кто-то на три месяца младше…

— Немец, кажется, тоже сомневался, что его Петрову двадцать семь, — подумав, сказал директор.

— Надо бы уточнить это у клиента.

— Хорошо. Когда он позвонит, я задам ему этот вопрос. А пока займемся твоей четверкой. Что это за люди?

— Все бизнесмены. Менеджеры, торговые агенты. Есть директор фирмы. Воротников удовлетворенно кивнул:

— Чувствую, ты на правильном пути. Дело это явно связано с коммерческой аферой… Максудов перелистнул страницу блокнота и продолжил;

— Навел я о них кое-какие справки…

— Ты, главное, должен выяснить, делал кто-нибудь в Германии операцию аппендицита или нет.

— Понимаете, шеф… Из всей четверки в наличии только двое.

— Двое? А где два других?

— Это еще придется выяснять. То есть придется выяснять в том случае, если те двое, которые в наличии, операции не делали.

— Да уж, придется, — задумчиво пробормотал

Воротников. Наклонившись к столу, он нажал на кнопку селекторной связи: — Зина, принеси, пожалуйста, кофе!

— Минуту, шеф! — откликнулся динамик.

Связь отключилась. Воротников сунул сигарету. — Но куда они пропали, эти два Петрова? — поинтересовался он.

— Я пока располагаю только самыми общими сведениями, — ответил детектив, заглядывая в блокнот. — Алексей Андреевич Петров, менеджер фирмы Сагос, двадцать восемь лет. Вернулся из Германии в Москву двадцать пятого июня сего года, и и другой же день фирма «Сагос» прекратила свое существование… — Он оторвался от блоки многозначительно посмотрел на шефа. В глазах у Воротникова блеснул огонек.

— Интересно! — воскликнул он. — Продолжай.

— Все, что мне удалось пока узнать об этом Петрове, так это то, что примерно через полторы недeли после краха фирмы он покинул Москву. Диркетором фирмы «Сагос» является некий Яковенкo Он тоже уехал. Петров, похоже, составил ему компанию…

— Это может быть тот самый Петров, которого ищет немец! Куда он уехал?

— Я вышел на контакт с их бывшей сотрудницей. Это секретарша. Но ей мало что известно. Вроде бы менеджер и директор еще до поездки в Германию собирались лететь в Новосибирск…

— Решили дать деру, — резюмировал Воротников. — А нам их ищи!..

В кабинет вошла Зинаида, неся на подносе две чашечки с дымящимся кофе. Она переставила чашечки с подноса на стол.

— Спасибо, Зина, — сказал директор. — Сегодня тебе весь день придется держать кофеварку в рабочем состоянии. Нам с Анатолием предстоит большая аналитическая работа! — Он постучал себя пальцем по лбу.

Зинаида улыбнулась.

— У вас каждый день аналитическая работа!

— Профессия такая! — засмеялся Воротников. Секретарша вышла.

— Итак, что еще ты откопал об этом Петрове?

— Пока все.

— Значит, фирма прогорела, а сам смылся в Новосибирск? Не густо.

— Я же говорил, что сведения самые общие.

— Что известно о втором исчезнувшем?

— Этот не исчез, а умер, — ответил детектив, cнова обращаясь к блокноту. Директор поперхнулся кофе.

— Умер?

— Точнее — погиб. В результате автомобильной катастрофы. Алексей Михайлович Петров, двадцать шесть лет. Генеральный директор торгово-закупочной фирмы «Андромеда». В июне сего года с коммерческой целью выезжал в Германию. Вернулся авиарейсом двадцать четвертого июня.

— Любопытно. Пожалуй, этот тоже может нас заинтересовать.

— Но он мертв!

—Да, мертв… — Воротников задумчиво почесал подбородок. — Что из себя представляла его фирма? Как у него шли дела?

— Занимался торговлей обувью в Москве. Насчет того, как шли дела, — не знаю, еще не выяснили, могу. лишь сказать, что с его смертью фирма, похоже, прекратила свое существование.

— Когда он погиб?

— В ночь на девятое июля.

— Так. Это все?

— Все.

Директор отхлебнул из чашечки.

— Тоже не густо, но по крайней мере есть о чем сложить немцу…

Зазвенел звонок, извещавший о том, что в агентство кто-то хочет войти. Воротников посмотрел на кран маленького монитора. За наружной дверью cтоял полный лысоватый мужчина лет тридцати яти и вытирал платком вспотевший лоб. Директор включил селекторную связь.

— Пусть войдет, — сказал он секретарше.

— Новый клиент? — предположил Максудов.

— Хотелось бы.

В дверь кабинета постучали.

— Войдите! — крикнул Воротников. Спустя несколько секунд к директорскому ст приблизился мужчина, лицо которого минуту маячило на экране монитора. Мужчина был в свeтлой рубашке с короткими рукавами, под мышкой он держал пухлую папку.

— Присаживайтесь. — Широко улыбнувшись Воротников показал на кресло перед собой.

— Благодарю вас. — Незнакомец сел.

— Вам требуется помощь детектива? — спросил директор. — Наша фирма оказывает самый широкий спектр услуг.

— Вот именно, требуется помощь детектива — ответил гость. — Но не лично мне, а страховому обществу, которое я представляю… Моя фамилия — Левин, Григорий Львович. Вот моя визитная карточка.

Воротников взял у него визитку и положил на стол перед собой.

— Страховое общество «Бонако»… — пробормотал он, разглядывая карточку. — Стало быть, мы имеем честь беседовать с начальником юридической службы этого общества?

— Точно. Руковожу юридической службой страхового общества «Бонако» уже третий год, с момента основания этого общества…

— Что же привело вас к нам?

— Видите ли… — Толстяк ослабил галстук под подбородком. — Не так давно, а точнее — седьмого числа сего месяца, наша фирма заключила договор на страхование жизни некоего Петрова, Алексея Михайловича…

— Так… — Воротников кивнул и вдруг выпрямился, словно очнулся от дремы. — Петрова? Вы сказали — Петрова?

— Да. Почему это вас удивило?

— Нет, ничего… Продолжайте.

— Договор был заключен на довольно солидную cyмму — пятьдесят тысяч долларов…

— Для вашей фирмы эта сумма — солидная? —cпросил Максудов.

— Как вам сказать… — ответил Левин. — Нам приходится заключать страховые договоры и на крупные суммы, но тут речь идет о таком виде страхования, как страхование жизни… Вообще жизнь мы до этого случая никогда нe страховали больше чем на десять тысяч… Клиeнт — упомянутый мной Петров, сделал взнос, оформил договор, по которому деньги в случае его смерти должна получить жена, и умер…

Воротников согласно кивнул, словно другого и не ожидал.

— Но посудите сами! — воскликнул толстяк. —Человек умирает буквально на следующий день после того, как застраховал свою жизнь на пятьдесят тысяч долларов! Не кажется ли вам это странным?

— Кажется, и еще как кажется! — ответил директор.

— Петров погиб в автомобильной катастрофе, — продолжал юрист. Воротников и детектив переглянулись. — И вот к нам является вдова и требует дeньги по страховке. Для нашей фирмы это было как гром среди ясного неба! Мы, конечно, задержали выплату. Мне пришлось срочно наводить справки об этом Петрове и обстоятельствах его гибели. Это директор мелкой торговой фирмы. Дела его как будто шли успешно… Хотя в самые последние дни oн неожиданно начал сворачивать торговлю. Заметьте, весьма настораживающий фактор!

Воротников снова кивнул и глазами показал Максудову на его блокнот. Тот раскрыл его на чистой странице.

— Значит, так, Григорий Львович, — заговорил директор. — Суть вашего дела понятна. Вас интересует смерть Петрова.

— Да. Мне необходимо знать, была ли автомобильная катастрофа случайной или все это подстроено умышленно с целью отправить нашего клиентa на тот свет.

— Ваша фирма, конечно, заинтересована в том чтобы мы доказали это второе? — спросил Воротников.

Толстяк развел руками.

— Скрывать не буду… Конечно! Пятьдесят тысяч долларов для нашей фирмы — сумма довольно ощутимая. Если выяснится, что дело нечисто, то мы можем начать судебный процесс. Но сначала надо это доказать, получить факты, поэтому мы и обратились к вам.

— Мы сделаем все возможное, — заверил его директор.

— А в том, что дело нечисто, я более чем уверен! — добавил юрист. — Если судить по гаишным протоколам, то автокатастрофа абсолютно бесспорная. Помимо Петрова, в машине погибло еще два человека. Но все же, как мне кажется, остаются некоторые неясности.

— Какие?

— Меня, например, сразу насторожило, что все трое погибших не имели при себе документов и машина была угнанная. Личности обоих попутчиков Петрова, кстати, не установлены до сих пор. Это первое. Второе. Труп Петрова опознали его жена и подруга. Я внимательно прочитал патологоанатомическое описание и протокол опознания. Из описания следует, что лицо покойника было разбито, рсть неузнаваемо. Жена опознала его по одежде, татуировке и еще шраму от операции аппендицитa. Сыщики снова переглянулись. — К тому же заметьте, жена работает в той самой двадцать горбольнице, в морг которой привезли эти трупы сразу после автокатастрофы!

— Действительно, моменты любопытные, — соглaсился Воротников. — Тут есть за что зацепиться.

— Мне кажется, — добавил толстяк, — что наши прaвоохранительные органы слишком поверхностно отнеслись к расследованию обстоятельств автокатастрофы и установлению личности погибших и воспользовались случаем спихнуть труп с плечeй и отправили дело в архив!

— Такое случается нередко, — заметил директор.

— Вот почему я прошу вас разобраться во всей темной истории более досконально. Ведь это курам на смех! Сегодня застраховал жизнь на пятъдесят тысяч долларов, а завтра поехал и разбился!

Воротников улыбнулся:

— Вы правы, тут и дурак поймет, что дело не чисто. — Он отпил из чашечки остывший кофе, поcтавил ее на стол, выпрямился и посмотрел на клиeнта серьезно. — Должен сразу предупредить, что ycлуги нашей фирмы обойдутся вам в тридцать тысяч долларов. Дело весьма трудоемкое. Придется ycтановить круглосуточное наблюдение за вдовой, включая использование электронных средств слежения, понадобится наводить справки о ней и ее же. Готова ли ваша организация пойти на такие расходы?

— Ради установления истины мы готовы пойти на любые расходы. Притом если вскроется обман, это сделает нам рекламу и послужит предостережением для недобросовестных клиентов. А главное, тридцать тысяч — не пятьдесят. Мы согласны.

Когда толстяк, выписав банковский чек, покинул кабинет, Воротников подпрыгнул в креслe и хлопнул детектива по плечу.

— Ведь это тот самый Петров, которого ищeт немец! Надо же, даже шрам от аппендицита!

— Может быть, смерть Петрова как-то связана этим немцем?

— Ты думаешь? Максудов пожал плечами.

— Тут крайне запутанный случай. Допустим, Петров чувствует за собой слежку. Он что-то натвoрил в Германии, и теперь его ищут. Он знает с этом. Возможно, поездка отрицательно повлияла на дела его фирмы. Он в отчаянии, думает о самоубийстве. Но, как по-настоящему деловой человек, рeшает покончить с собой не просто так, а чтобы с этого была польза его близким, той же жене. Он страхует свою жизнь на крупную сумму, после чегo приводит в исполнение тщательно обдуманный план будто бы случайной смерти в автокатастрофе. Всe должно выглядеть естественно, иначе жена не полyчит денег по страховке. Он останавливает ночью попутную машину, просит подвезти, говорит, чтo очень торопится, и в тот момент, когда машина нaбирает максимальную скорость, набрасывается нa водителя, выворачивает руль, и — пожалуйста: нaтуральная автокатастрофа. Якобы шофер не спрaвился с управлением. А перед этим он мог, например, угостить попутчиков пивком — чтобы в крови нашли алкоголь…

— Ну что ж, версия выглядит убедительно… —Воротников нажал на кнопку селекторной связи: —Зиночка, еще кофейку!.. Но в ней есть слабые места, — продолжал он, выключив связь. — Как ты объяснишь отсутствие документов у всех троих. Допустим, такие попутчики попались Петрову. Но ему самому какой смысл не брать с собой документов? Наоборот, с паспортом в кармане было бы понятно уже в первые минуты, и не понадoбилось бы проводить хлопотных и нервных опознaвaний… Сразу было бы ясно, кто умер!

Секретарша внесла поднос с чистыми чашечками дымящимся кофейником.

— Спасибо, — сказал Максудов, когда Зинаида нaполнила его чашку дымящимся напитком. Воротников положил себе сахару.

— Ты поведешь это дело параллельно с делом.

— Хорошо, шеф.

—Прежде всего надо установить «жучок» в квартире вдовы. Это поручим Шулыгину.

— Ему очень удается роль жэковского электрика. — улыбнулась Зинаида, выходя из кабинета.

— А еще больше — участкового милиционера! — смеялся Воротников. — В крайнем случае, пустим в ход отмычку. Ты же займешься сбором свeдeний о Петрове и его супруге.

— Постарайся разобраться в делах его фирмы в последнее время — до поездки и после. Возможно, в процессе поисков всплывyт немецкие приключения. Нас они могли бы интересовать.

— А что делать с другими тремя Петровыми? Их пока отставить?

—Да. Не будем разбрасываться. Чутье мне подcказывает, что главный узел здесь, в автокатастрофe. Копай по смерти Петрова все, что можно. Кстати, очень неплохо бы заняться машиной. Хотя она угнанная, но заводские-то номера наверняка остались! Машина может вывести нас на попутчиков. Интересно выяснить, что это за люди…

Липке отмотал пленку назад.

— …лицо покойника было разбито, то есть … — снова зазвучал блеющий голос юриcта. — К тому же, заметьте, жена работает в той самой двадцать второй горбольнице, в морг котoрой привезли эти трупы сразу после автокатастрофы…

Нажатием на кнопку резидент остановил магнитофон. Достал электронную записную книжку «Двадцать вторая горбольница, Петрова» — отметил он. Затем прокрутил пленку вперед.

— …Ведь это тот самый Петров, которого ищет наш немец! Надо же, даже шрам от аппендицита…

* * *

На свое последнее ночное дежурство Вика явилась с полуторачасовым опозданием. Настроение у нее было подавленное.

Сегодня, как и вчера, она ездила по страховым конторам, и все без толку. Всюду либо требовали от нее какие-то справки, либо просили подождать. Денег нигде не дали. К тому же у Вики появилось чувство, будто за ней следят. Нет, какого-то конкретного шпика она не заметила, но чувство было. Хотя, может, у нее просто расшалились нервы?.. Дважды в разных местах ей подворачивался черноволосый курчавый молодчик. Потом — тоже в разных местах — блондин… У себя в квартире с того дня, как ее поймал Бульдозер, Вика не появлялась. Ночевала у Синицыной. Теперь она и в больницу приходить опасалась. Где же еще ее ловить бандитам, как не здесь? Сегодня, слава Богу, ее работа заканчивается. Больше она сюда не придет. Никакими калачами не заманишь!

В коридоре уборщица сообщила ей, что ее искал какой-то мужчина. У Вики екнуло сердце.

— И что… вы сказали? — запнувшись, спросила

— Да ничего не сказала. Откуда я знаю? Ты в последнее время тут и не бываешь почти… Вика согласно кивнула:

— Да, правильно… А как он выглядел? Молодой?

— Ой, старикашка! Еле ноги волочит! Говорит, муж какой-то больной из твоей палаты.

— А-а… — У Вики отлегло на душе. — Найдет, eсли ему надо.

— Да вон он!

В конце длиннейшего коридора брел, опираясь на палку, невысокий лысый старик в рубахе навыпуск и засаленных провисших штанах. Ему навстречу шла сотрудница больницы. Он остановил ее с каким-то вопросом. Та, оглядевшись, показала на Вику. Старик поблагодарил и быстрой, подскакивающей походкой, волоча ногу, устремился к Петровой.

— Что вам, гражданин? — с занятым видом обратилась к нему Вика.

— Погодите, девушка… — Он запыхался от быстрой ходьбы. — Значит, вы — Виктория Петрова? Это у вас муж в автокатастрофе погиб? Она насторожилась.

— Допустим. А в чем дело? Вы кто?

— Иванушкин моя фамилия. Помните меня? Год назад лежал у вас в палате! А сейчас снова пoпал сюда, только не к вам, а в третье терапевтическое. Случайно услышал о вашем горе и не мог не прийти. Такое горе. Бог мой, такое горе… — старик достал платок и громко высморкался.

Вике не понравились его глаза. Они были маленькими, черными и слишком уж быстро бегaли по сторонам. На сочувствие в них не было и намекa.

— Спасибо, — сухо сказала она. — Мне сейчас некогда.

— Голубушка! Я так вам сочувствую! — завопил старик и вдруг облапил Вику, уткнувшись носом ей в грудь. — У меня тоже умерла жена! Так сочувствую!

— Ладно вам, отстаньте… — Она отцепила от себя его руки. — Поберегите нервы.

— Ой ты, горе какое… — прибавил старик, повернулся и той же прыгающей походкой, стуча палкой по полу, полетел прочь по коридору.

«Ишь ты, прыткий какой! — зло подумала Вика. — Надо больно мне твое сочувствие!»

Она направилась в палату, а старик, спустившись вниз, вышел из больницы и, пройдя по улице, запрыгнул в серый «Москвич».

Резидент потрогал на голове аккуратно наклеенную плешь, оглядел себя в зеркале. Грим был в полном порядке, ни одна морщина не стерлась. Он надел наушники и повертел ручку радиоприемника. «Жучок», прилепленный к вдове, работал исправно.

В эту ночь у Вики не было никакого настроения заниматься больными. Дождавшись, когда за окнами стемнеет, она отправилась в морг к Бутыкину. В это время сюда привезли трупы каких-то людей, погибших при пожаре. Санитар и его помощник вытаскивали их из машины и, бесцеремонно сваливая на тележку, перевозили в морг.

Бутыкин улучил минуту, чтобы чмокнуть Вику в губы.

— Подожди немного, у меня сейчас работа, — шепнул он. — Пять минут!

Наконец машина, разгрузившись, уехала. Разгонoв принялся укладывать трупы на кушетки. Бутыкин достал из шкафа бутылку водки и стаканы.

— Ладно, все, хватит с ними возиться, — прикрикнул он на рабочего. — Свободен до следующей Повозки. Пойди погуляй!

Глупое лицо Разгоняева расплылось в ухмылке, искоса посмотрел на молодых людей и вышел . Бутыкин тотчас подскочил к Вике.

— Так ты, значит, сегодня последний день?

— Да. Но мы ведь будем встречаться?

— Будем, еще как будем! — Санитар обнял ее за тaлию и притянул к себе. — Я хочу, чтобы ты была Моей. Моей навсегда. А ты этого хочешь?

— Ужасно! Давай займемся любовью! Прямо ceйчас! Я так соскучилась по тебе!.. Бутыкин самодовольно засмеялся.

— Погоди. Сначала надо обсудить кое-чего.

— Обсудить?

Он посмотрел на нее, сощурив глаз.

— Как ты представляешь свое будущее с таким мyжeм, как этот твой Алексей?

Она пожала плечами.

— Ну, как… Вообще не знаю. Как-то не задумывaлась над этим. А что?

— А я задумался. Задумался еще тогда, когда ты пoпросила меня помочь с поисками подходящего трупa.

—Что-то я не пойму.

—Ты думаешь, — он многозначительно взглянyл в глаза, — я за просто так согласился помочь. Посочувствовал вашему несчастью, дружеские чувства решил проявить? — Толстые губы его скривились в ухмылке. — Как бы не так! Я все сделал тoлько для того, чтобы заполучить тебя. Заполучить насовсем. Стать твоим мужем. И избавиться от твоего Алексея, которого я в глаза ни разу не видел которого ненавижу всеми своими потрохами. На лице Вики отразился испуг.

— Что ты такое говоришь? Почему ненавидишь? За что?

— За то, что он твой муж! За то, что он обладает твоим телом, которое должно принадлежать мне. —Сказав это, Бутыкин с жадностью впился губами ей в рот.

Поцелуй длился добрых две минуты, в продолжение которых санитар стискивал женщину в объятиях.

— Короче, — прохрипел он, оторвавшись наконец от ее губ. — Когда ты мне сказала, что твоему Алексею надо исчезнуть и для этого требуется подходящий труп, я сразу смекнул, что это отличный способ избавиться от него…

— От трупа?

— Да нет, от мужа твоего!

— Как — избавиться?

— Очень просто. Еще не поняла? Вика перевела дыхание, почему-то огляделась по сторонам.

— Что ты задумал? — пролепетала она.

— Пришить его. В натуре. Чтобы он небо не коптил.

— Да ты что? — Она ужаснулась. — Тебя посадят! И меня вместе с тобой! Бутыкин рассмеялся.

— Глупышка. Ведь он же умер неделю назад. В машине разбился!

— Но все же… — Вика не могла опомниться. — Это будет настоящее убийство!

— Тебе надо выпить. — Он откупорил бутылку и разлил водку по стаканам. — Давай, это хорошо прочищает мозги!

Вика выдохнула воздух и залпом опрокинула в ceбя полстакана водки. Бутыкин тоже выпил. Утерся рукавом.

— Но как же это — убить Алексея? — опомнилась вдруг она. — Живой же человек!

— Живой… — Бутыкин ухмыльнулся. — Какой живой, когда вон, на кладбище в Ромашкове лежит? Короче. Я все сделаю аккуратно. А потом мы распишемся в загсе. Ты же хочешь этого. Ты сама говорила, что хочешь!

— Ну да… Но все же…

— Чего ты боишься, дура? Дело стопроцентное. Он же мертв! И похоронен!

Вика бурно дышала, чувствуя, как в ней разгорaется желание. Бутыкин с силой прижимал ее к ceбе.

— Но без твоей помощи мне трудно будет провeрнуть это дело.

— Я не смогу! — Она смотрела на него умоляюще.

— А от тебя ничего и не требуется. Я все сделаю сам. Ты сейчас расскажешь мне, где его найти.

— Я очень боюсь!

— Тебе-то чего бояться? Я же сказал — все будет aккуратно… — Он коснулся губами ее шеи. — Ну так что? Все еще думаешь? Она молчала, безвольно отдаваясь его ласкам.

— Ну, думай. Ты же сама рассказывала мне, как трахал продавщиц в своих ларьках. — Голос Бутыкина сделался жестким, требовательным. — Как oн принимал к себе в работницы только грудастых баб! Как ты однажды нашла у него в cyмке презервативы, вазелин и противозачаточные тaблетки! Что, уже забыла? Ты же сама говорила ! А секретарша? Красивую он подыскал шлюху, да?

— Гриша… Это все так противно…

— Еще бы не противно! — продолжал давить Бyтыкин. — А что ты рассказывала про Галину котoрая осталась в Питере? Ведь это была его любовь, она и сейчас пишет ему письма! И он отвeчает ей, значит, не разлюбил!..

Вика застонала, запрокидывая голову.

— Выпей еще, — сказал он и снова наполнил стаканы. — Держи. — Он сунул стакан ей в руку — Вот чипсы, закусишь. Тебе нет смысла цепляться за такого мужа, с какой стороны ни посмотри. Когда он занимался торговлей и проворачивал дела, то еще можно понять. Но теперь-то он кто? Бомж в натуре! И ты скоро станешь такой же, когда бандюги квартиру отберут!.. Ладно, жахнули!

Они выпили. Потом с минуту сосредоточенно хрустели чипсами.

— И учти еще одно, — добавил Бутыкин. — Пока он жив, нет гарантии, что это дело с фиктивной смертью не раскроется. А тогда менты за нас возьмутся. Поняла?

Вика задумалась. Скорее всего Григорий прав. Перспектива жизни с мужем, не имеющим документов, ото всех прячущимся, бездомным и безработным, ее совсем не вдохновляла.

— Бомжихой я, положим, не стану… — пробормотала она. — Муж перед смертью застраховал жизнь в нескольких фирмах. Я скоро получу деньги.

Бутыкин захохотал.

— Серьезно? А что, ловко придумано! — Он хлопнул себя по коленке. — Муженек у тебя не дурак! Оборотистый, сволочь!

— Очень оборотистый, очень, — закивала Вика. — Всю жизнь только тем и занимается, что прокручивает какие-то дела…Ничего, на том свете отдохнет! И мы ему в поможем! Кстати, на много он застраховался?

— Если сложить все страховки, то сто пятьдесят тыcяч долларов выходит. Но их надо еще получить.

Y санитара загорелись глаза. Он схватил Вику.

— Эти денежки нам пригодятся! Я выберусь из cвoей коммуналки, купим квартиру, за границу будeм ездить!… — Он снова впился губами ей в рот. — Как я тебя люблю! Обожаю!.. Bьшитая водка ударила Вике в голову. Она слабo вздoxнула, падая Бутыкину на грудь. Он поднял ее и положил на стол.

—Ну что, не созрела еще? Говори, где этот хмырь. Колись быстрей, и я тебя трахну.

—Он на даче под Москвой. Арендует такой маленький домик…

—Как туда проехать?

Bика была у мужа только один раз и теперь вспоминала дорогу от станции пригороднo й электрички.

Получив указания насчет местоположения дачи, Бутыкин деловито осведомился:

— Так он, значит, один там?

— Один… Но как ты его узнаешь, ты ведь его не видел?

— А мне и не надо его узнавать, раз он один.

— Но это ужасно!..

— Все будет нормально. А труп я уберу, и следов останется. Слава Богу не первый год с мертвяками работаю.

— А может, все-таки не надо?

— Хорош ныть! Будешь сидеть у своей Синицынoй и и ждать моего звонка, поняла? Да, еще один вопрос. Он там постоянно торчит или куда уходит?

— По вечерам он уходит в Одинцово, в пивбар. Завтра у нас пятница? Значит, он будет смотреть «Поле чудес», а потом сразу пойдет в бар.

— И долго он там пробудет?

— Он мне говорил, что обычно сидит до закрытия… То есть до одиннадцати. У него там уже какие-то приятели завелись…

— Стало быть, завтра после «Поля чудес» он пойдет в пивбар и вернется в двенадцатом часу?

— Может, и не в двенадцатом, не знаю. Но что он пойдет туда только после «Поля чудес», это точно. Он очень любит эту передачу.

—Ладно… — Бутыкин задумался. — Учтем…

— Гриша, ты правда решил сделать это?

— Что я, шутки, что ль, с тобой шучу?

— И ты пойдешь на это… ради меня?

— Только ради тебя, моя прелесть… Он с ногами взгромоздился на стол и, склонившись над ней, поцеловал в губы. Она обхватила его за плечи…

* * *

В комнате громыхал телевизор. Из всей видеопродукции Бульдозер отдавал предпочтение порнофильмам — наверное, потому, что из-за чрезмерного употребления алкоголя и наркотиков уже не способен был на связь с женщиной. Нагрузившись пивом, он сидел на диване. У его ног на ковре расположились Сайд и Лом.

— Во, сука, что делает! — поминутно вскрикивал Лом, глядя на экран.

Голова Бульдозера свесилась на грудь, потухшая сигарета выпала из его пальцев. Он издал зычный храп.

В квартиру позвонили, и все разом встрепенулись.

— Гарик, кто там? — прогудел очнувшийся пахан.

— Это Киря, — крикнул из прихожей Гарик.

— Давай его сюда.

В комнату проскользнул невысокий худощавый бандит по кличке Киря. Бульдозер удивленно уставился на него.

— Что это у тебя на тыкве?

— Паричок, — с ухмылкой объяснил вошедший. — Прибарахлился на вещевом рынке. В нем шалаву твою сподручнее пасти.

Бандиты загоготали.

— Ну, Киря, ты даешь! Ты прямо как пидор!

— У меня еще один есть! Блондинистый! — Киря снял с себя черный курчавый парик и нахлобучил другой, превратившись в длинноволосого хиппи.

Бульдозер хохотал до слез.

— Ну, прикол! Я торчу!..

— Шалава от меня не скрылась! — с гордостью сказал Киря, снимая и этот парик. — Но без волос она бы меня точно вычислила. Озиралась, стерва, когда шла, я уж и так прятался, и этак, но все равно она несколько раз чуть не засекла. Но все прошло путем! Она, дура, ничего в слежке не волокет!

— Давай докладывай, — сказал Бульдозер, от-смеявшись.

— Шаталась, как и вчера, по страховым конторам. Главарь кивнул. О том, что Вика пытается полу-.чить деньги по страховкам, ему уже было известно. Поэтому он ее пока не трогал. Пусть работает.

— Ну, дали ей где-нибудь?

— Судя по ее роже — нет. Вылазит она из страховых фирм с такой кислой физиономией, что сразу все ясно.

Бульдозер усмехнулся.

— А они никогда сразу денег и не дают. Получить лавы по страховке — это целое дело! Она всласть помыкается…

— Сегодня утром она ездила за город, —дoбaвил Киря с многозначительной интонацией и приблизился к главарю.

— С чего бы это — за город?

— Была на кладбище, чего-то там с крестом таскалась. Зачем-то выдернула его из могилы своей мужа. Не понравился он ей, что ли… Но главное нe это. После кладбища она села на электричку и поехала… Только не в Москву, а в другую сторону!

— Ты пас ее до конца?

— Босс, ты не поверишь! Мужик ее жив!

— Жив? — В первую минуту до пьяного Бульдо зера не дошла вся важность этой новости. — Почему жив?

Киря пожал плечами.

— Не знаю. Но это был он, лопни мои глаза! Бульдозер резко спустил ноги с дивана и осоловело вытаращился на подручного.

— Жив? — проревел он. — Он же в машине разбился! И похоронили его!

— Босс, гадом буду! Я ни на минуту не выпускал ее из виду! И где дача эта, на которой ее мужик прячется, я запомнил!…

— Так я не врубился: муж или мужик?

— Да муж, муж, мы ж еще его метелили в его конторе… ну, в этой… «Андромеде!»

Бульдозер тяжело засопел, пальцы его сжались в кулаки.

— Ах он паскуда, сопляк, фуфло паршивое!.. Так эта гнида наколоть меня вздумала?.. — Он схватил Кирю за рубашку и притянул к себе. Мясистое лицо Бульдозера побагровело от ярости. — Значит, он жив?..

— Жив! Я видел его! Она, сука, к нему приезжала.

—Yрою их обоих, паскуд! — прорычал главарь. Побалакаю с ним по душам, а насажу на перо. Очень мне хочется на его позырить!.. оттолкнул Кирю и начал подниматься с ди

—Tак эта гнида сейчас там?

—Tам, где ж ему еще быть?

Лицо Бульдозера скривилось в злобной ухмылке. —Решил наколоть меня, сопляк… Ничего, я ему выковырну… А шалава там?

—Вряд ли. Она в Москве ночует, у подруги.

Главарь посмотрел на часы. Был девятый час вечepa. За окном только начинало смеркаться.

— Едем прямо сейчас! — рявкнул он. — Киря, ты вроде не пьян, сядешь за руль. Лом, захвати парик!

—Сей момент, босс! —весело откликнулся Лом, a Сайд захохотал.

Когда подъехали, был уже поздний вечер. «БМВ» с бандитами остановился на обочине проселочной дороги, метрах в двухстах от уединенного дома. В cyмерках за деревьями дом был почти не виден. Бульдозер отправил Кирю на разведку. Тот подкрaлся, пригибаясь, к самому дому и осторожно заглянул в темное окно. С минуту он стоял, прислушивaясь. Потом подошел к другому окну, почти тут жe oтскочил от него и, стараясь не шуметь, юркнул в заросли малинника.

— Там он! — переводя дыхание, доложил Киря. — Стремный, зараза! Свет в доме не зажигaeт но он там! Я слышал, как он ходит!

— Пойдут Лом и Гарик, — определил Бульдозер. Лом, припечатай его от души, но аккуратно. Я хочу с ним побазарить.

— Припечатаю как надо, босс! — ухмыльнулся верзила. — После моих ударов люди шелковыми становятся!

— Приведете его сюда.

— В лес, что ль, повезем? — догадался Киря. Главарь кивнул:

— Лес — самое милое дело. Там мы погуторим с ним всласть!

— А может, в доме погуторим? — сказал Сайд. — А потом и дом вместе с ним подпалим.

— Нет. Шалава сразу просечет, что это мы. А так — как будто он куда-то ушел и не вернулся. Когда будете его брать, старайтесь, чтобы не было следов борьбы.

— Все будет культурно, босс, — пообещал Лом. — Отпечатки пальцев после себя вытрем!

И он захохотал. Спустя минуту они с Гариком скрылись за деревьями…

… — Это он был или нет? — прошептал Разгоняев, сжимая в обеих руках топор. — Я слышал, кто-то подходил к дому…

— Тес! — Бутыкин приложил палец к губам. — Стой тихо! Бар скоро закрывается, он может прийти в любую минуту!

В запыленные окна струился синеватый звездный свет, ложась на дощатый пол и угол кровати. Санитар и его помощник уже пригляделись к темноте, царившей в доме, и замечали в ней не только дверь и окна, но и тумбочку с телевизором, два стула, холодильник в углу. Бутыкин был вооружен большим, остро отточенным тесаком. Он и его помощник стояли по сторонам от двери.

— Снова идет!.. — едва слышно, одними губами, прошептал Разгоняев. — Вроде не один… С ним кто-то…

— Собутыльника прихватил из бара… — так же откликнулся санитар. — Мочить будем обоих.

Шаги снаружи приблизились. Дверная ручка остoрожно подалась вниз, потом вернулась в первоначальное положение.

Дверь открылась внезапно — ее выбили плечом, в темноту дома ввалились двое. Они остановилиcь в полосе звездного света, озираясь по сторонам, и внезапно один из них — высокий — глухо вcкрикнул.

— Лом, ты чего? — Изумленный Гарик увидел, как из груди сообщника высунулся острый конец лeзвия…

Это было последнее, что он успел увидеть. Занесенный топор с хряском обрушился на его стриженую голову.

— Который из них наш-то? — прошептал Разгоняев, вглядываясь в трупы.

— Вроде тот, что пониже, — ответил Бутыкин.

— Может, включим свет?

— Спятил? А вдруг кто мимо пойдет и наши рожи в окне увидит?.. Без света справимся. Давай сюда корыто, пока много крови не натекло…

Поднимая мертвецов за руки и за ноги, убийцы аккуратно уложили их в корыто, после чего Разгоняев тряпкой принялся вытирать кровь с пола…

…Бульдозер вскинул запястье и посмотрел на часы.

— Чего эти мудаки возятся? — пробурчал он. — Не могут какого-то паршивого пидора заломать? Саид, ну-ка слетай, подшустри их… …

— Опять кто-то идет! — Разгоняев замер с кровавой тряпкой в руках.

Бутыкин зашарил на полу в том месте кyдa положил свой тесак.

Неизвестный потоптался за дверью, прислушиваясь, потом раскрыл ее и заглянyл.

Убийцы увидели его голову в проеме.

Не решаясь войти, этот новый пришелец сколько секунд вглядывался в темноту. Вряд ли о мог что-то рассмотреть. Корыто с трупами былo отодвинуто к дальней стене. Бутыкин и Разгоняев таились по углам. В доме царила мертвая тишина

— Гарик! — тихо позвал он.

Постояв в двери еще немного, Сайд шагнул в дом. Ринувшийся на него Бутыкин толкнул его в спину, прямо на Разгоняева.

— Бей! — крикнул он.

Но топора в руках сообщника не было. Разгоняеву ничего не оставалось, как вцепиться Сайду в горло. Они повалились на пол. Пришелец стремительно высвободился из объятий и, изрыгая ругательства, нанес сильный удар по напавшему на неге человеку. В потемках он промахнулся. Кулак лиил задел лицо убийцы.

Сайд попытался вскочить на ноги, но Разгоняев крепко держал его за ворот рубахи. Затрещала раз рываемая ткань.

— Ах ты, гнида! — Второй удар бандита был точен.

Кулак угодил Разгоняеву в челюсть, и тот взвыл от боли. В эту минуту Бутыкин нашел наконец свся тесак. Перехватив рукоятку, он бросился на пришельца. Сайд вовремя заметил прыгнувшую на него фигуру и увернулся. Он был опытным бойцом, знал приемы самбо и дзюдо, в то время как убийцы ничего в единоборствах не смыслили. Повстречайся он с этой парочкой при свете дня, им обоим пришлось бы очень плохо. Но сейчас Саидом овладела паника. Сколько их — двое? — мелькнуло в его мыслях. А может, пятеро? Что они сделали с Ломом?.. Облившись холодным потом, он отcкoчил от летевшего на него тесака. Растянувшись на полу, Разгоняев схватил его за ногу, но удержать не смог.

И все же Сайд, не удержав равновесия, рухнул на пороге. В этот миг санитар с тесаком прыгнул на него и с размаху всадил огромное лезвие ему в нoгy. Металл прошел тело насквозь и вонзился в ки пола, буквально пригвоздив к ним Сайда.

Бандит глухо вскрикнул. Разгоняев с топором подбежал к умирающeмy и, яростно сопя, несколько раз опустил обух на нeбритый затылок. Затрещал проламываемый черeп.

Бутыкин так глубоко всадил тесак в пол, что ему пришлось приложить силу, чтобы вытащить его из спины покойника. Разгоняев повернул голову убитого на звездный свет.

— А это кто ж такой? — прохрипел он.

— Хрен его знает… Может, какой-нибудь дружок…

— А вдруг он сам?

Санитар в сомнении покачал головой:

— Bряд ли… На чечена похож… Помощник пальцами вытер сочившуюся из разбитои губы кровь.

— Надо же, как саданул меня, гад черножопый…

— Черт с ним… Одним будет больше… Кто-нибудь из них наверняка наш. Давай бeрись за ноги. Этого тоже в корыто!

Бульдозер нервничал, посматривал на часы.

Что они там возятся, обормоты?

—Может, они баксы нашли? — предположил Киря.-Барыга мог заначку оставить.

— Не болтай. Хотя баксы у него, может, и есть. Объяснение Кири показалось Бульдозеру впoлне правдоподобным. Его братки нашли деньги и сейчас делят их. Без него!

— Идем! — сказал он. — Возьми на всякий случай пушку. Что-то мне все это не нравится.

Киря щелкнул затвором «ТТ». Сам Бульдозер достал из-под сиденья «кольт». Бандиты вылезли из машины и бесшумно направились к дому, обходя его слева.

… — Вон еще идут! — в панике зашептал Разгоняев.

Бутыкин подскочил к окну и тоже увидел приближающиеся силуэты. Незнакомцы вышли из зарослей на звездный свет.

— У них пистолеты! — побелевшими губами прошелестел рабочий морга. — Это менты?

— Погоди ты, не ссы! Их только двое!

— Драпаем, Гриша, драпаем отсюда!.. Разгоняев схватил его за руку и потянул к двери.

— Поздно драпать! Они нас сразу засекут и подстрелят, как зайцев!

— Тогда что же делать?

— Что делать, что делать… Топор хватай и становись у двери! У нас теперь один выход: мочить всех подряд.

— Как бы это они нас не замочили! У них пушки.

— Тихо!

Убийцы метнулись в тень, затаившись по бокам от двери. В наступившей тишине они слышали, как появившаяся парочка обходит дом. То за одним окном, то за другим показывались лица незнаком цев — большое, небритое, с горящими злобой гла зами, и узкое, бледное, словно принюхивающееся чему-то своим длинным носом.

Дом казался безжизненным. Что-либо расcмoтреть в темных окнах было невозможно.

—Их вроде тут и не было, — озадаченно пробормотал Киря.

— Может, это не тот дом. — Бульдозер стволом от пистолета почесал в затылке. Киря огляделся.

— Вот там еще стоят дома. Они могли перепугать и туда попереть.

— На хрена им туда переть? В каком доме кантуeтcя барыга? В этом?

—В этом.

—Тогда они должны быть здесь…

—Может, в темноте перепутали…

—Могли по пьяни, — согласился Бульдозер. — Bce равно что-то тут не то.

—Барыга, наверное, лег спать…

— Сейчас проверим…

Главарь взялся за дверную ручку и осторожно подергал ее. Дверь подалась вовнутрь. Он кивнул на открывшийся проем:

— Пошел!

Тот включил фонарик и шагнул в дом. Луч метался по забрызганному кровью полу, на мгновениe задержался на корыте с трупами, и в этот миг на бандита обрушился топор. Удар Разгоняева был точен: вместо головы орудие убийства опустилось на плечо. Киря со сдавленным воплем рухнул на пoл. Фонарик выпал из его руки и погас.

Вошедший вслед за Кирей Бульдозер дважды выстрелил в темноту, в ту сторону, откyда появился топор. Обе пули попали в цель. Одна попалa Разгоняеву в грудь, другая — в живот. Но тут из тьмы на бандита прыгнул Бутыкин. C хряском, он всадил тесак в спину главаря. Накачанный пахан, однако, устoял на ногах и даже повернулся лицом к своему убийце. Бутыкин от неожиданности выпустил рукоятку. Тесак остался торчать в теле Бульдозера, заливая кровью рубашку. Бандит издал яростное рычание. На глаза его наплывала пелена, он почти ничего не видел перед собой. Санитар смотрел на него, оцепенев. Ему даже не пришло в голову лечь или отбежать в сторону, настолько он был поражен зрелищем пронзенного насквозь человека, который стоял на ногах и даже, похоже, ругался!

Бульдозер начал стрелять. Он палил в сгущающийся туман, не видя человека, всадившего в него нож. Две пули из выпущенных пяти попали в Бутыкина, тот упал, корчась в смертельных судорогах, а Бульдозер все стоял и стрелял, пока не кончились патроны в обойме. После этого он сделал шаг и рухнул на своего убийцу. Его массивная туша сократила агонию санитара. Спустя несколько минут оба они затихли.

В наступившей тишине раздавались лишь стоны Кири. Чудовищной силы удар Разгоняева почти полностью перерубил ему руку. Из страшной раны хлестала кровь. Бандит пополз к двери. За ним, держась на одном сухожилии, волочилась его отрубленная рука. Он выбрался на крыльцо, сполз со ступеньки и, оставляя за собой кровь, осилил еще три метра дорожки перед домом. Вместе с кровью стремительно уходила жизнь. В ногах и уцелевшей руке ощущался холод. Киря остановился. Конечности больше не слушались его.

Спустя какое-то время он дернулся, захрипел и, судорожно привстав, откинулся на спину. Его остекленевшие глаза уставились в ночное небо…

…Алексей, насвистывая, возвращался на дачу. В голове приятно шумело, в сумке погромыхивали банки с пивом — заначка на завтра. Маршрут ему был знаком, и он пошел напрямик, через огороды и рощу. Впереди за деревьями показалась дача. Алексей продрался сквозь заросли малинника, прошел под окнами и, обогнув угол, взбежал на крыльцо. И вдруг отпрянул, словно наткнулся на невидимое препятствие. Дверь была распахнута!

Петров остановился как вкопанный и прислушалcя. По коже ползли мурашки. Но вокруг царило безмолвие, свет не горел, и Алексей, переведя дыхание, решился войти. Неведомые грабители скорее вcero уже покинули дом. Вот гады, так и норовят залезть!

Он вошел, привычным жестом откинул в сторону руку, нащупал на стене выключатель и зажег свет…

Через несколько секунд, бросив сумку, он пулей вылетел из дома. Его мутило, желудок выворачивался наизнанку. Пробежав, спотыкаясь, по дорожке, он наткнулся на труп. Еще один! Сколько их тут? Его наконец стошнило. Он чувствовал, что сойдет с ума, если сейчас же, сию секунду, не унеcет ноги из этой проклятой дачи. Выбежав на проселок, беглец в отчаянии огляделся. В этом глухом углу попутку можно было ждать хоть до самого утра! Он снова побежал. Внезапно откуда-то слева вынырнула легковушка. Алексей бросился к ней, размахивая руками:

— Стой, стой, командир!

Серый «Москвич» притормозил. Алексей подскочил к дверце, и в эту минуту в окне машины показался нацеленный на него фотоаппарат. По глазам ударила магниевая вспышка. Он зажмурился, а когда снова разлепил ресницы, «Москвич» на бешеной скорости уносился прочь.

Петров ошарашенно посмотрел ему вслед.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Кащей выплюнул жвачку и прополоскал рот пивом.

— Ну что, немчура? Научился спать сидя? А то можем и стоя спать научить, как лошадь!

Шредер сидел на полу, прикованный наручниками к батарее парового отопления, и угрюмо смотрел на бандитов.

— Моли Бога, чтобы твои братаны не запоздали с баксами, — добавил главарь, откусывая от бутерброда. — Долго ждать мы не будем. На хрен ты нам такой сдался. Только жрешь на халяву.

— Они приедут, — буркнул Шредер. — Потому что им нужен алмаз.

— А вот если они приедут, то я окончательно поверю в твою сказочку, — с набитым ртом ответил Кащей. — X… тебя знает, может, ты мозги нам пудришь.

— Спросите в сыскной фирме «Поиск-плюс», я был там, они взялись найти Петрова. Кащей невозмутимо кивнул:

— Спросим, всему свое время. А пока меня интересуют пятьсот штук баксов, которые должны выдать мне твои кореша.

— Алмаз стоит двенадцать миллионов. Они заплатят!

Кащей доел бутерброд и отхлебнул из бутылки.

— Посмотрим, посмотрим…

В комнату ворвался Митяй со свежим номером Московского комсомольца».

— Шеф, кажется, клюнули!

— Дай сюда! — Кащей вырвал у него газету и быстро ее просмотрел, интересуясь лишь колонками объявлений. — А! Вот оно! Радуйся, фашистская морда. Может, будешь жить.

В письме, которое он после захвата Шредера отправил в Германию, предлагалось выйти с ним на связь посредством коммерческого объявления в газете. Текст должен быть строго определенным. Тут же надо дать номер телефона, по которому бандиты могут связаться с друзьями заложника.

— Быстро же они обернулись, гады! — воскликнyл Кащей.

Сделав сообщникам знак следовать за ним, он вышел в другую комнату, где его не мог слышать пленник.

— Значит, так, — заговорил главарь, оглядев свою немногочисленную братву. — Действовать будем, как с теми фирмачами из Сочи.

Все закивали.

— Боб, ты отвечаешь за гранату с часовым механизмом. Ты, Очкарь, — за ментовскую форму. Знаешь, где ее взять. Переговоры с терпилами будешь вести ты, Крученый. У тебя это хорошо получается.

Через четверть часа Крученый поставил к себе на колени «хитрый» телефон и набрал номер, указанный в объявлении.

— Алло, — сказал он. — Вам звонит Иван. Иван — это условное имя шантажиста, подписавшего письмо насчет выкупа.

— Вас внимательно слушают, — тотчас откликнулись на том конце провода.

— Вы согласны на наши условия?

— Если интересующий нас человек действительно находится у вас.

Кащей, который слушал разговор по спаренному телефону, подмигнул Крученому.

— Он у нас, — сказал тот. — Сейчас вы сможете поговорить с ним…

Он взял телефон и, раскручивая по полу провод направился к Шредеру.

— Ты, немчура, — с угрозой сказал Кащей. — Можешь побазарить со своими корешами по-немецки, но не вздумай ляпнуть чего лишнего! Разговор кончим сразу и ведем тебя в ванную, понял?

Очкарь, знавший немецкий, надел наушники спаренного телефона.

— Алло, — прохрипел Шредер в поднесенную к нему трубку.

— Ганс? Это Альбрехт.

— Кинкель? Это ты, дружище? Я тут влип в скверную историю…

— Ты нашел камень?

— Почти! Я был уже у цели, когда меня схватили местные уголовники…

— Что значит — почти? — включился Мюльбах. Его голос был холоден как лед. — Нам нужен камень.

— Я вышел на след нашего Петрова. Он здесь, в Москве. Я приведу вас к нему!

— Его адрес, — потребовал Мюльбах. Очкарь толкнул Крученого, и тот быстро отвел трубку от пленника.

— Требуют адрес Петрова, — сказал Очкарь.

— Никаких адресов! — крикнул главарь.

— Никаких адресов, уважаемый, — повторил в трубку Крученый. — Свои дела будете обсуждать с господином Шредером, когда получите его живым и невредимым.

— Когда мы можем его получить? — по-русски поинтересовался Мюльбах.

— Так вы готовы выполнить наши условия?

— Сбавьте цену.

— Нет!

— Хорошо. Мы принимаем ваши условия. Крученый взглянул на Кащея. Тот кивнул.

— В таком случае договоримся о встрече. Мы заxватим интересующего вас человека с собой. При вас должен быть кейс с наличностью. Где вы находитесь?.. Прекрасно. Одну минуту.

Крученый пошептался с Кащеем и Чурбаном. До Шредера долетали обрывочные фразы: «Он свернет в переулок…», «Нет, там ремонт, все перекопано…», «Он поедет по набережной, это самый короткий путь…», «А если он не знает Москвы?..», «Там он должен сворачивать направо, ему больше некуда деваться…»

Через пять минут Крученый снова взял трубку и объяснил Мюльбаху, как подъехать к нужному месту. Обмен пленника на кейс с долларами состоится ровно через три с половиной часа. Крученый положил трубку.

— Объявляю готовность номер один! — рявкнул Кащей.

Мюльбах и Кинкель на купленных накануне «Жигулях» свернули с Фрунзенской набережной на Хамовнический вал. Сразу за поворотом профессиональной отмашкой их остановил чрезвычайно худой желтолицый милиционер. Кинкель, сидевший за рулем, выругался, но к обочине свернул.

— Ничего, время еще есть, — успокоил его Мюльбах. — Этим русским фараонам нужно от нас только одно…

И он Полез в карман за бумажником.

Милиционер сделал Кинкелю знак вылезти из машины. Поскольку тот знал всего несколько слов по-русски, Мюльбах вылез вместе с ним.

— Мы что-то нарушили, гражданин милиционер? — спросил он.

— Инспектор ГАИ старший лейтенант Митков, —козырнув, представился блюститель порядка. — Ваши документы.

— Мы туристы! Только позавчера прибыли из Германии! Впрочем, пожалуйста, вот наши паспорта…

Рядом со старшим лейтенантом Митковым, словно из-под земли, выросли двое омоновцев в кепках и бронежилетах.

— На Кропоткинской произошло ограбление отделения Сбербанка, — жестко сказал гаишник. — Преступники скрылись на «Жигулях» темно-красного цвета.

Мюльбах побледнел. Их «Жигули» были именно темно-красного цвета!

— Мы не имеем никакого отношения, уверяю вас…

— Шире ноги! — рявкнул на него верзила-омоновец. — И ты тоже!

Мюльбах перевел требование на немецкий. Они с Кинкелем подчинились. На их запястьях защелкнулись наручники.

Омоновцы быстро и деловито обхлопали задержанных. Прохожие, оказавшиеся поблизости, смотрели на эту сцену без особого любопытства. Москвичи за последние годы уже успели привыкнуть к подобным картинам. Разве что на этот раз было небольшое отличие: обыскивали не «лиц кавказской национальности», а западных туристов.

Немцев поставили спиной к машине. Кащей, одетый в форму гаишника, залез в кабину. Ему и минуты не потребовалось, чтобы найти под сиденьем черный портфель-«дипломат». Достав нож с выдвижными лезвиями, он вскрыл замки. В портфеле лежали аккуратно упакованные пачки с пятидесятидолларовыми купюрами. Бандит наугад взял одну из пачек, просмотрел ее, затем положил на место и с портфелем под мышкой быстро вылез из «Жигулей».

— Повернулись лицом к машине! — потребовал Боб.

Кинкель и Мюльбах выполнили приказание. Руки в наручниках они положили на крышу. Чурбан ударами ботинка по щиколоткам заставил немцев раздвинуть ноги как можно шире. Боб передал eму сумку с миной. Чурбан крутанул рукоятку часового механизма, задав время — сорок секунд, кинул cумку в кабину и бросился вслед за сообщниками к припаркованной невдалеке «девятке». В ту же минуту она сорвалась с места и умчалась в направлении Комсомольского проспекта.

Немцы остались стоять с расставленными ногами, привалившись к крыше своих «Жигулей». Кинкель беззвучно ругался.

Возле них затормозил белый с синей полосой милицейский «воронок». Из него выбрался толстый румяный капитан и, недоуменно озираясь, направился к немцам.

— В чем дело, граждане?

— Это мы у вас хотим спросить, в чем… Мюльбах недоговорил. Оглушительно треснуло, яростно полыхнуло пламя, и обломки «жигуля» вместе с частями человеческих тел взлетели на воздух.

— Они должны были взять меня с собой! — проревел Шредер и задергал руками, забарабанил наручниками по батарее. — Они поехали менять меня на кейс с долларами! Они договорились об этом с Мюльбахом, так почему я еще здесь?

— Завязывай стучать! — крикнул Очкарь и швырнул в него банановой кожурой. — Шефу виднее брать тебя или не брать!

На лбу немца выступила испарина. Он переводил горящий злобой взгляд с Митяя на Очкаря, оставленных Кащеем в квартире, и ругался по-немецки.

— Закрой пасть! — гаркнул Митяй. — Шеф денежки возьмет и без тебя! Ему не впервой обувать таких лохов, как ты и твои фуфловые кореша!

Очкарь захохотал, а Шредер задергался еще сильнее.

— Грязно играете! Но у вас ничего не выйдет. Мюльбах не такой дурак, чтобы так просто отдать вам полмиллиона долларов. Вы получите их только в обмен на меня!

— А вот мы посмотрим, — ухмыльнулся Очкарь. Митяй взглянул на часы.

— Шеф уже остановил твоих лохов на дороге, — сказал он. — У него все рассчитано по минутам, у нашего шефа… Вот сейчас, в этот самый момент, твои кореша вылезли из машины, а Боб с Чурбаном ихшмонают…

— У Чурбана уже заготовлена для них бомбочка! — засмеялся Очкарь.

— Нет! — Шредер застучал кулаками по батарее. — Такого не может быть! Мюльбаха вам не наколоть! Он скорее замочит вашего шефа, чем…

Митяй шагнул к нему и оттягом врезал ребром ладони по скуле. Немец затих, со стоном откинувшись на пол.

— Так-то будет лучше, — сказал бандит. — А то развякался тут!

В эту минуту в квартиру позвонили. Звонок был длинным и породил в душах головорезов тревогу.

Никто из членов банды так не звонил — давали обычно два или три коротких звонка.

Митяй и Очкарь вскочили на ноги. Внезапно за окном показался человек. Он спускался с верхнего этажа на тросе. Бандиты и ахнуть не успели, как омоновец в каске и бронежилете, с автоматом на груди распахнул створку окна и встал ногами на подоконник.

— Стоять! Всем стоять! — закричал он. Батарея, к которой был прикован Шредер, находилась как раз под окном. Пленник втянул голову в плечи, чувствуя, что сейчас будет стрельба…

Омоновец отцепился от троса и спрыгнул на пол.

— Так, все правильно! В квартире заложник! — констатировал он, мельком оглянувшись на немца, и направил автомат на бандитов. Те бросились вон из комнаты.

— Стоять! — понеслось им вдогонку. — Вы окружены!

Митяй и Очкарь выбежали в прихожую. Чтобы открыть двойную металлическую дверь и все засовы , на ней, требовалось минуты три, не меньше, и бандиты, не сговариваясь, ринулись в другую комнату. Ее окно выходило на улицу.

— Второй этаж, можно сигануть! — шепнул на бегу Митяй.

Они подбежали к окну и в испуге отпрянули назад: на улице, перед подъездом, стояла милицейская машина.

Омоновец не стал преследовать бандитов, видимо, полагая, что они никуда не уйдут. Он достал из кармана ключ и быстро освободил Шредера от наручников.

— Не беспокоитесь, гражданин, — сказал он, стрельнув маленькими черными глазами в сторону двери. — Вам ничего не угрожает. Оставайтесь на месте. Сейчас поедете с нами в отделение.

И он бросился вон из комнаты вслед за убежавшими бандитами. Шредер вытер со лба холодный пот. На бандитов облава! Выходит, кто-то настучал что они держат заложника! A может, менты засекли их телефонные разговоры? Что толку гадать, надо быстрей смываться отсюда! У Шредера было так же мало охоты связываться с милицией, как и у державших его в плену бандитов. Он выглянул в окно. Оно выходило во двор. Внизу зеленел газон, вокруг было безлюдно. По крайней мере, ни одной мен-товской души не просматривалось… Сверху, от окна квартиры на третьем этаже, свешивался трос. Шредер вскочил на подоконник и спрыгнул на газон.

Резидент проводил взглядом его удаляющуюся фигуру. Шредер убегал, неся на рубашке подслушивающий «жучок».

Милицейская машина отъехала от подъезда, и Липке, обыскав связанных бандитов и найдя ключи от входной двери, покинул квартиру.

Сфотографировав ночью на безлюдной проселочной дороге одного из четырех подозреваемых Петровых, резидент сличил его изображение с фотороботом человека, которого оперировал доктор Функ. Этот Петров очень мало походил на фоторобот. Опытный криминалист, резидент понимал, что это еще ничего не доказывало. Фотороботы, составленные по описаниям немногих очевидц:в, зачастую разительно отличаются от своего оригинала. Липке в ту же ночь отправил фотографию в Германию. Там ее предъявили для опознания персоналу дюссельдорфского госпиталя. Ответ был единодушным: не тот. В связи с этим в шифрограмме из Берлина резиденту предписывалось срочно вызволить заложника из лап бандитов. Шредер должен продолжать поиски алмаза.

Прослушивая разговоры в бандитской квартире, Липке выждал момент, когда там осталось только двое подручных Кащея. О взломе металлической двери нечего было и думать. Проникнуть можно было только через окно. Резидент подобрал ключ к двери квартиры, находившейся этажом выше. Там, как он знал, в это время никого не было. Оттуда он позвонил в ближайшее отделение милиции, известив дежурного о пьяном дебоше на пятом этаже. Когда у подъезда остановился «воронок», резидент в форме омоновца начал спуск из окна на противоположной стороне дома. В эту минуту в квартиру бандитов позвонил мальчишка, получивший за это пачку жевательной резинки. Позвонил и тут же удрал. Появление омоновца за окном, звонок в дверь и милицейская машина у подъезда произвели на братков нужное впечатление. Они запаниковали. Шредер, как и рассчитывал резидент, поспешил удрать, унося под воротником «жучок». Липке подвесил его, когда освобождал пленника от наручников.

В последовавшей короткой схватке агент быстро успокоил обоих бандитов, послав их в глубокий нокаут. Потом дождался отъезда «воронка». А еще через пять минут он уже сидел в своей машине. Задание было выполнено.

Резиденту нетрудно было предвидеть следующий ход Шредера. Искатель алмаза в любом случае не минует агентства «Поиск-плюс»…

* * *

Он угадал: едва освободившись. Шредер сразу помчался к сыщикам.

Воротников изумленно уставился на клиента, который бесцеремонно ввалился в его кабинет. Со времени их последней встречи Шредер заметно похудел, под глазом у него темнел синяк, была рассечена бровь, скулы заросли недельной щетиной. Воняющая потом рубашка и грязные штаны делали его похожим на бомжа, но это, как видно, мало беспокоило упрямого немца.

— Вы нашли его? — нетерпеливо закричал он подскакивая к столу. — Адрес, мне нужен адрес!

— Да вы присядьте. — Директор показал на кресло перед собой. — Не хотите кофе?

— Так вы нашли его или нет? — выпалил Шредер еще громче и сел, сжимая кулаки. — Говорите сразу, не тяните! В конце концов, я выкладываю тридцать тысяч долларов! Имею я право за такие деньги знать, как идут розыски?

— Разумеется, господин Руссель.

Воротников сидел в кабинете один. Оба детектива разъезжали по городу, выполняя его поручения. За окном вечерело. Было душно. Перед появлением Шредера директор чуть не задремал за своим столом.

— Я слушаю! — гаркнул пришелец так, что Воротников невольно вздрогнул.

— Дело ваше движется успешно. — Он достал из ящика стола большую переплетенную тетрадь, похожую на амбарную книгу. — Нам удалось обнаружить четырех Алексеев Петровых… — Директор принялся перелистывать страницы. — Которые в июне месяце сего года вернулись из поездки в Германию…

— Что? — встрепенулся Шредер. — Четырех?

— Вас это удивляет? — Воротников с мягкой улыбкой пожал плечами. — Ну да. К сожалению, а может, к счастью — четырех… Это число, конечно, сократится, когда мы наведем о них более подробные справки. То есть, я имею в виду — выясним, кто из них делал в Германии операцию аппендицита.

— А разве вы этого еще не узнали?

— Мы сейчас как раз этим занимаемся. Но вы должны оценить объем проделанной нами работы, господин Руссель, ведь границы Германии ежемесячно пересекают тысячи российских граждан!..

— Вы сами оценили свою работу в тридцать тысяч долларов, и мне наплевать на ее объем и прочее. Мне нужен Петров!

— И вы его получите. Но пока придется подождать. Вот если вы зайдете к нам, скажем, через неделю…

— Когда? — Шредер недовольно засопел. — Вы что, целую неделю собираетесь выяснять, кого из них оперировали в Германии?

— Дело в том, господин Руссель, что тут есть некоторые сложности. Насчет двоих из этих Петровых, которые в настоящий момент проживают в Москве, мы все выясним быстро. С ними проблем не предвидится. Но вот с двумя другими, к сожалению, выходит некоторая заминка…

— Какая еще заминка? Вы же их нашли!

— Нашли мы их, как говорится, только теоретически, самих людей в наличии пока нет… He понимаю! Нельзя ли яснее?

— Ну вот, например, Петров номер три, бывший менеджер разорившейся фирмы. По сообщению секретарши той же фирмы, предположительно вылетел в Новосибирск. О том, делал он операцию аппендицита или нет, секретарша не знает, поскольку она в Германию с ним не ездила. Надо искать его самого, а на это нужно время… Почти аналогичная ситуация с Петровым номер четыре. Он… в общем, он тоже убыл.

Наверное, не следует посвящать клиента в странные обстоятельства смерти этого Петрова, подумал Директор. Хватит с него тех сведений, которые он yже сообщил.

— Не беспокойтесь, мы их будем искать, — с важным видом закончил он. — Это наша работа.

Но немцу всего этого было мало. Он подался вперед и вперил в собеседника угрюмый взгляд.

— Хорошо, продолжайте искать, — сказал он резко. — А пока выдайте-ка мне адреса всех ваших четырех Петровых!

— Зачем вам?

— А уж это мое дело.

Воротников откинулся в кресле. Какое-то время в кабинете висела тишина.

— Но ведь из этих четырех вам нужен только один… — в замешательстве проговорил директор. — Откуда я знаю, что вы предпримете, получив адреса всех четырех? Могут возникнуть неприятности, в первую очередь — для нашего агентства…

— Никаких неприятностей не будет. Выдайте адреса! Это пока все, что мне от вас надо!

Настойчивость Шредера объяснялась главным образом боязнью конкуренции. Он смалодушничал, выдав Кащею тайну бриллианта. Правда, осталось неясным, поверил ли тот в историю о камне, зашитом в желудок человека. Но что, если все-таки поверил и тоже начал искать?

Неделя — слишком большой срок. Русские могут его опередить. Охотнику за алмазом казалось, что, получив адреса, он обернется с поисками настоящего Петрова быстрее, чем сыщики, и в финальной гонке обойдет Кащея. Неизвестность, ожидание были невыносимы для его деятельной натуры.

—Вас, я вижу, поджимают сроки, — заметил Воротников.

— Вы угадали.

— Тогда давайте договоримся так. Поскольку двое из этих Петровых находятся в Москве, то мы об их аппендиците узнаем уже в ближайшие день-два. Позвоните нам насчет этой пары послезавтра вечером. Мы сами заинтересованы в скорейшем решении вопроса с ними. Может, ваш Петров — кто-то из этих двух, и нам не придется командировать человека в Новосибирск…

— У этого парня, который улетел в Новосибирск, остался кто-то в Москве? Я имею в виду — жена, родственники? Где он жил?

— Домашнего адреса как такового у него не было. Свою квартиру он продал еще зимой, задолго до поездки в Германию, и жил у директора фирмы, в которой работал…

— Тогда как можно найти этого директора?

— По имеющимся у нас сведениям, его тоже нет в Москве. Они с Петровым вылетели в Новосибирск вдвоем.

— Вот как? — Шредер недовольно нахмурился. — Ну, а четвертый Петров?

— С ним еще хуже. Вскоре после возвращения из Германии он погиб в автомобильной катастрофе.

— Что? — не удержался немец от восклицания. — Он что — так и погиб? Воротников скорбно кивнул.

— Увы. Его труп опознала жена.

— Как я могу ее найти?

— Мы сами ее ищем. До недавнего времени она работала медсестрой в двадцать второй горбольнице, но вскоре после смерти мужа уволилась. Где она сейчас — неизвестно, ее квартира пустует… Мы будем работать в этом направлении, господин Руссель, уверяю вас. Ведь не исключен вариант, что погибший и есть тот человек, который вас интересует. Мы во всем разберемся до конца.

— Значит, никаких адресов вы мне не дадите?

— Пока это тайна следствия… — Директор, сожалея, развел руками.

— Хорошо, — пробурчал Шредер, вставая. —Послезавтра я буду вам звонить.

— Всего наилучшего, господин Руссель. — Воротников тоже поднялся. — Уверен, все будет в порядке…

Выпроводив клиента, он устало свалился в кресло. Нажал на кнопку селекторной связи:

— Зиночка, кофе, пожалуйста! Но вместо секретарши в кабинет вошел Максу-дов в мокрой от пота рубашке.

— Говорили с немцем? — спросил он, усаживаясь в кресло сбоку от стола.

Воротников утвердительно кивнул.

— Я столкнулся с ним в дверях, — объяснил детектив. — Мне показалось, что он чем-то недоволен.

— Торопится. Ну ладно, Бог с ним. Подождет.

— Сейчас бы чего-нибудь холодненького. — Максудов обмахнулся листом бумаги.

— Есть пепси-кола, — сказала вошедшая Зинаида.

— О, не надо, — поморщился детектив. — Тогда уж лучше кофе.

Когда за секретаршей закрылась дверь, Воротников достал пачку сигарет и протянул детективу. Они закурили.

— Сегодня утром звонили из «Бонако», — сообщил директор. — Интересуются, как продвигается дело с автокатастрофой.

— Обломки «Вольво» еще целы. Я выяснил, куда их отвезли.

— Заводские номера, насколько я знаю, сохранились?

— Да. Кое-где их перебили, но не везде. Вчера я звонил Арсену…

— Это тому перекупщику на авторынке в Южном порту?

— Ему. Если угнанная машина проходил через его братву, то мы по заводскому номеру выйдем на покупателя. Но Арсена сейчас нет в Москве, он приедет завтра.

Воротников выдохнул дым.

— Сколько, по-твоему, он возьмет За информацию?

— В прошлый раз, когда мы вели дело с трупом, найденным в багажнике, он слупил с нас пять тысяч баксов. Но это было в том году. Сейчас сведения о покупателе угнанной машины могут стоить дороже.

— Черт, за все приходится платить… — Директор отпил из чашечки и поставил ее на стол. — Вот что. Ты сейчас полностью переключись на автокатастрофу. Делом немца займется Шулыгин. Что ты узнал о погибшем Петрове?

— Моя догадка оказалась правильной. У него украли большую партию товара, и его фирма обанкротилась. В последние дни перед смертью он много одалживал…

— Чтобы заплатить взнос за страховку, это понятно. Ты разговаривал с работниками морга, в который привезли трупы после автокатастрофы?

— Не успел. Они погибли.

Директор посмотрел на него удивленно.

— Чем больше копаешься в этом деле, тем больше возникает вопросов. — Максудов достал из сумки газету и бросил ее на стол. — Вот, взгляните. Их убили в каком-то дачном доме в Подмосковье. Помимо них, там же найдено еще пять трупов. Мне удалось кое-что разнюхать-в Одинцовском РОВД. Оказалось, что эти пятеро — преступная группировка, возглавляемая неким Бульдозером. Он, кстати, тоже в числе погибших. В последнее время они специализировались на выбивании долгов у мелких коммерсантов, не брезговали и рэкетом.

Воротников развернул газету. Детектив показал пальцем на столбец «Хроники происшествий».

— Может, они наезжали и на Петрова? — предположил директор.

— Может быть.

— Это надо выяснить. — Воротников внимательно прочитал заметку, отложил газету и снова взялся за кофе. — Но при чем здесь работники морга? Они-то откуда там взялись? Или они тоже Состояли в банде Бульдозера?

Максудов пожал плечами.

— Здесь любопытна такая деталь, — сказал он. — Один из убитых медработников — Бутыкин — был в близких отношениях с супругой покойного Петрова. Я узнал это в больнице, где она работала… Кстати, шеф, что-нибудь есть из ее квартиры?

— Тишина. Похоже, эта баба скрывается… Шулыгин поставил там «жучок» неделю назад, и за всю неделю в квартиру никто не зашел. Магнитофон не записал ни слова.

На столе Воротников зашипел динамик селектора.

— Шеф, — раздался голос секретарши, — новый клиент.

— Пусть войдет.

За дверью послышались шаги, она распахнулась, и в кабинет уверенной походкой вошел тощий жилистый мужчина с голой головой и иссохшим, пожелтелым лицом, на котором выделялись лихорадочно блестевшие глаза. За ним ввалились три коротко стриженных молодчика в адидасовских костюмах. Через открытую дверь сыщики заметили, что еще двое пришельцев остались в смежной комнате, где сидела секретарша.

Воротников и Максудов напряглись. Вид незнакомцев яснее ясного говорил о роде их занятий. Общение с ними работникам сыскного агентства не сулило ничего хорошего.

Директор выдавил любезную улыбку.

— Добрый вечер. Присаживайтесь.

— Короче! — гаркнул желтолицый пришелец, обеими руками навалившись на директорский стол. — К тебе приходил немец, который ищет чувака по фамилии Петров?

— Нет.

— Не лепи горбатого, сыскарь! Я знаю, что приходил!

— Вы, видимо, ошибаетесь. В Москве десятки сыскных агентств…

— Лапшу мне не вешай! — рявкнул Кащей. — А если мы перетряхнем твою контору и найдем записи насчет этого немца, что тогда?

К столу подошел Крученый.

— Шеф, можно сделать проще. Их шалава опупела от страха. Покажем ей перо, и она все нам выложит — и про немца, и про Петрова…

— Погодите-погодите! — Воротников примирительно поднял руку. — Не будем впутывать сюда женщину. Я готов предоставить вам информацию, хоть это и является служебной тайной…

— Давно бы так! — хмыкнул Кащей, разваливаясь в кресле.

— Вы имеете в виду господина Русселя?

— Его зовут Шредер!

— Нам он представился как Руссель…

— Короче! Это тот немец, который ищет Петрова?

— Да, он разыскивает человека, которого зовут Алексей Петров.

Бандит всем телом подался вперед и исподлобья посмотрел на Воротникова.

— Я тоже ищу человека, которого зовут Алексей Петров. Понял? А заодно и с этой немецкой гнидой потолковать не мешало бы…

— Вы его знаете?

— Вопросы буду задавать я. Итак, где он обретается? Адрес!

— Чей? Петрова?

— И его тоже!

— Ну, во-первых, это конфиденциальные сведения…

Подкравшийся к Воротникову Чурбан с силой саданул его ребром ладони по затылку. Крученый и Митяй навалились на Максудова и заломили ему руки.

— Конфиденциальные сведения, говоришь? — прохрипел Чурбан. — Давай колись, падла, а то после нас тут останутся три трупа. Третий — той девахи. — И он показал пальцем на соседнюю комнату.

— Мы не требуем у клиентов их адрес, если они сами не пожелают дать. Немец не пожелал…

Кащей двумя скрюченными пальцами, схватил Воротникова за нос и принялся вертеть его. Из ноздрей директора заструилась кровь. Бандит оттолкнул от себя его голову. Брезгливо кривясь, стряхнул кровавые капли со своих пальцев. Потом дотянулся до Максудова и вытер руку о его рубашку.

— Я говорю правду, — просипел побагровевший Воротников. — Он ничего не сообщил о себе, кроме того, что его зовут Иоахим Руссель. Он даже телефона своего нам не дал…

Кащей свистнул, и в кабинет вошел Очкарь.

— Позырь, тут в столе должна быть какая-нибудь тетрадь или книга, в которую они вписывают адреса клиентов…

— Один момент, шеф!

Спустя минуту переплетенная тетрадь оказалась в руках Очкаря.

— Посмотри последние записи, — сказал Кащей. — Немец назвался Русселем.

— О! Есть Руссель!

— Дай сюда!

Главарь выхватил у него тетрадь и вперился взглядом в страницу.

— Руссель… Алексей Петров… Прибыл из Германии в конце июня… Лады, немца мы и без вас найдем. А теперь, сыскарь, выкладывай, где Петров.

— Понимаете, в чем дело, — прогундосил директор, прижимая к носу окровавленный платок. — Руссель… или Шредер, уж не знаю теперь, как его называть… Он сообщил нам очень мало об этом человеке. Мы пока еще его не нашли. Это оказалось достаточно сложно сделать…

— Короче, ты, пидор! Мозги мне не пудри! Давай сюда адрес Петрова, которому в Германии сделали операцию аппендицита. И поживей. Мне некогда ждать, понял?

— Но я же говорю вам, мы пока его не нашли…

— Боб! — закричал Кащей. — Веди сюда шалаву!

— Хорошо! — нервно выкрикнул Воротников. — Я дам вам самую исчерпывающую информацию насчет Петрова, все, что мы имеем на данный час! Только оставьте женщину в покое!..

— Лады. — Главарь сделал знак своему подручному. Тот вместе с пленницей вышел из кабинета.

— Все сведения мы записываем сюда, вот, можете проверить…-Директор придвинул к себе переплетенную тетрадь и перелистнул страницы. — Мы выявили четырех Петровых, которые соответствуют приметам. Повторяю, Руссель сообщил нам о нем очень мало — фактически только то, что его зовут Алексей, в июне он вернулся из Германии и там ему перед отъездом сделали операцию аппендицита…

— И еще ему двадцать семь лет, — прибавил Кащей.

— Откуда вы знаете?

— Мы знаем об этом Петрове ровно столько же, сколько и ты, — усмехнулся бандит. — Так что давай короче. Диктуй адреса всех четырех. А ты, Очкарь, записывай.

— Я могу дать адреса только двоих. С двумя другими возникли проблемы…

— Диктуй! — рявкнул Кащей.

— Петров Алексей Владимирович, Дубнинская, тридцать четыре, квартира двести двадцать. Петров Алексей Николаевич, Дмитрия Ульянова, тринадцать, корпус один, квартира сорок пять.

— Дальше.

— А дальше адресов нет. У одного Петрова вообще не было своей квартиры в Москве, он жил у приятеля. Они вернулись из Германии и буквально через пару недель вылетели в Новосибирск. Другой Петров не успел приехать из-за границы, как попал в автокатастрофу. Разбился насмерть.

— Значит, тот чувак жил у приятеля? — Кащей угрожающе нахмурился. — Адрес приятеля!

— Пожалуйста. Серпуховский вал, дом пять, квартира сто двенадцать. Но там никого нет!

— Теперь — жены этого второго, который разбился.

— Мичуринский проспект, дом сорок пять, квартира двести семьдесят.

— Смотри, сыскарь, если ты нас наколол, то мы тебя из-под земли вынем! Отпустите его, — кивнул он браткам, державшим Максудова. — Петрова этого продолжай искать. Считай, что мы твои клиенты, которые не пожелали сообщить свой адрес!

Бандиты заржали. Кащей встал, опрокинув кресло.

Когда он выходил из дверей агентства, по тротуару брел старик в темных очках, ощупывая палкой асфальт перед собой. Братва направилась к «Жигулям» с залепленным грязью номером. Старик, который оказался у них на пути, вдруг споткнулся на ровном месте, со стоном повалился прямо на главаря и повис на нем.

— Ох, прошу прощения, прошу прощения, — забормотал слепой. — Без глаз прямо беда!

— Собаку заведи, старый хрен! — рявкнул Кащей, отталкивая его.

Старик продолжал бормотать извинения, но его никто не слушал. Бандиты забились в машину, она рванулась с места и скрылась в арке. Старик ускорил шаг, пересек двор и вышел в переулок, где его ждал серый «Москвич».

Сняв в машине темные очки и надев наушники, резидент повернул ручку настройки радиоприемника. В наушниках зазвучали голоса. Работал «жучок», прилепленный к подкладке кожаной безрукавки Кащея…

«Жигули» с бандитами катили по Ленинскому проспекту. Над Москвой сгущался жаркий летний вечер. Сегодня у Кащея выдался очень напряженный день. Он удачно провернул операцию по изъятию кейса с деньгами у двух приезжих немцев, но по возвращении в Ногинск напоролся на жуткую неприятность: Митяй и Очкарь лежали связанными, с кляпом во рту, а от прикованного к батарее Шредера и след простыл. Братва во главе со своим паханом снова помчалась в Москву — искать сбежавшего немца, а заодно наведаться в агентство «Поиск-плюс».

— Сворачивай на Воробьевское шоссе, — велел главарь. — Телефон, который он нам дал, это ведь телефон гостиницы «Орленок»? Так, Очкарь?

— Да. Я сам ездил на почту «пробивать» номер. Какое-то время ехали молча.

— А может, все это дело с алмазом — туфта?..

— Глохни, Чурбан! Ты потому и получил свое погоняло, что ни хрена не можешь соображать! Они готовы были выложить за Шредера пятьсот штук баксов. Это самый крутой аргумент в пользу алмаза! Понял?

— Я до сих пор не могу понять, как он ухитрился уйти, — признался Очкарь. — И почему нас в таком случае не замели менты?..

— Тут что-то нечисто, — сказал Крученый. — Нам обязательно надо найти немца.

— Мне все это тоже не нравится, — пробурчал Кащей после молчания. — Про квартиру в Ногинске с этого дня придется забыть.

В холле гостиницы «Орленок» Очкарь, выглядевший культурнее остальных братков, подошел к столу администратора.

— Будьте любезны, вы не скажете, господин Шредер у себя? Он недавно приехал из Германии…

— Сейчас узнаю. — Женщина в темно-синей униформе подняла телефонную трубку.

Через пять минут Очкарь вернулся к поджидавшим его бандитам. Вид у него был обескураженный.

— Немец съехал отсюда полчаса назад.

— Куда?

— Они не знают…

Липке облегченно вздохнул. Похоже, Шредер избежал крупных неприятностей. Найти его резиденту не составляло большого труда: под воротником Шредера работал «жучок»-радиомаяк. Липке взялся за руль и покатил по проспекту. Сигналы пеленга, то замирая, то усиливаясь, вели его куда-то на север Москвы.

На площади Гагарина он попал в автомобильную пробку. Пережидая ее, резидент настроился на «волну» агентства «Поиск-плюс».

— …Это им даром не пройдет! — шмыгая носом, сипел Воротников. — Найду гадов! Они еще пожалеют! Анатоль, ты запомнил их физиономии? — Как сфотографировал! Я вот что думаю, шеф. Им ведь тоже понадобился Петров, как и этому немцу. С чего бы, а?

— Меня интересует другое: откуда они узнали, что мы его ищем?

— Еще одна загадка! Об этом не знал никто, кроме нас двоих, Шулыгина и Зины…

— И немца!

— Шеф, надо бы снять отпечатки с крышки стола и дверных ручек.

— Займись…

— Варвары! Гнусные ублюдки! — всхлипывала секретарша. — Накачались наркотой до дрожи в руках! А тот, что с разбитой губой, меня чуть…

Липке выключил приемник, не дослушав: пробка рассосалась, машины впереди тронулись, и он снова взялся за руль.

Продвигаясь в направлении ВВЦ, застревая в пробках, резидент напряженно размышлял. Много зависело от того, как развернутся события в самое ближайшее время. Энергия, с какой Кащей взялся за поиски алмаза, встревожила агента. Во время остановки у очередного светофора он перемотал пленку с записью разговора бандитов с сыщиками и прослушал тот ее кусок, где Воротников диктует адреса. Липке занес их в свою электронную записную книжку.

На двух первых Петровых, которые живут в Москве, Кащею выйти легче всего, рассуждал резидент. Нет сомнений, что бандит нагрянет к ним уже сегодня ночью. В гонке за алмазом Кащей получил фору. Ситуация резко осложнится и станет непредсказуемой, если бандит завладеет камнем. Изъять у него алмаз будет значительно труднее, чем у Шредера. Поэтому шансы искателей бриллианта надо уравнять. И как можно скорее.

* * *

Когда Шредер покидал детективное агентство, у него и в мыслях не было съезжать из «Орленка». Он явился в гостиницу, взял у портье ключи от своего номера и поднялся на одиннадцатый этаж. Едва он вставил ключ в замочную скважину, как на его плечо легла чья-то рука. Шредер вздрогнул и медленно повернул голову. За его спиной стоял Кривой Фриц собственной персоной! За ним высились еще два немецких бандита, которых Шредер отлично знал — ведь он и сам состоял в той же шайке!

Сюрприз был малоприятный. Пальцы Фрица, как железные клещи, впились в плечо искателя алмаза. Главарь резко развернул Шредера лицом к себе.

— Где камень? — голосом, не предвещавшим ничего хорошего, поинтересовался Фриц.

— Я вышел на след, — пробормотал Шредер. — Еще пара дней — и Петрова найдут…

— Ты знаешь, что из-за тебя, гаденыша, мы лишились двух наших парней и потеряли пятьсот тысяч долларов?

— Я не виноват, клянусь! Меня самого здорово надули!…

Фриц грубо протолкнул его в дверь.

— Хватит трепаться! — пролаял, он. — Собирай вещички, и едем!

—Куда?

— К нам! С тобой хочет говорить босс! Да и мы имеем к тебе пару вопросов, поганец…

В четырехкомнатном номере гостиницы «Космос» собралась вся банда Фрица, приехавшая в Москву. Шредера вытолкнули на середину гостиной. Подручные Кривого расположились перед ним полукругом.

— Давай рассказывай, что ты здесь делал все эти дни! — потребовал главарь.

— Я обошел все здешние сыскные конторы, — забормотал Шредер. — Найти детектива, который согласился бы искать Петрова, оказалось чертовски трудным делом. Взялись только в одной фирме… А другая фирма нас по-крупному наколола… Это была не фирма, а жульническая панама. Нас заманили за город…

— Короче! — проревел Фриц. — Где Штольц, Йост и Гизе?

— Их… — пролепетал Шредер побелевшими губами. — Их убили те подонки, которым я должен был выдать пятьсот тысяч долларов в обмен на Петрова… Я сам чуть не погиб, клянусь! Они взяли меня в заложники и держали в какой-то квартире под Москвой. Я почти неделю просидел прикованным наручниками к трубе…

— В письме с просьбой о выкупе, которое ты нам отправил, ты писал, что практически нашел алмаз. Те парни, которые держали тебя, не могли это не прочесть. Значит, им все известно?

Шредер подавленно молчал.

Из соседней комнаты раздался голос одного из бандитов:

— Шеф, включи телевизор!

Фриц схватился за коробку включателя. В десятичасовом выпуске «Сегодня вечером» показывали сгоревшие остатки «Жигуля» и ошметья человеческих тел.

— …Взрыв произошел среди бела дня, на оживленной улице, — вещал диктор. — Как утверждают очевидцы, машину остановил патруль муниципальной милиции. Водитель и пассажир были обысканы. Бомба с часовым механизмом, по предварительным данным, находилась в салоне «Жигулей». Возможно, причиной взрыва послужило неумелое обращение с ней блюстителей порядка…

О кейсе с долларами диктор не сказал ни слова. Фриц злобно выругался и выключил телевизор.

— Мюльбах и Кинкель ехали, чтобы выкупить тебя, гада! — крикнул он. — А ты, оказывается, спокойненько гуляешь по Москве! Может, ты в сговоре с русской бандой? Может, ты теперь и алмаз ищешь для них?

— Ты что, Фриц! Как ты мог подумать такое? Но Кривой не слушал его.

— Они убили Мюльбаха и Кинкеля, а деньги прикарманили! — ревел он, наступая на Шредера. — И ты был у них наводчиком!

—Нет!

— Тогда почему они тебя отпустили?

— Я сбежал!

— Расскажи это своей бабушке, она тебе поверит! Где алмаз? Признайся, он уже у них?

— Они пытали меня, Фриц, — чуть не зарыдал Шредер. — Видишь синяк под глазом?

— Сейчас я тебе поставлю такой же под другим глазом!.. Так что — он у них?

— Нет, он не может быть у них, потому что Петров еще не найден…

— И сколько ты его еще собираешься искать? — Фриц схватил Шредера за грудки и начал трясти.

— Шеф… — Коротышка Кречмар показал на часы. — Пора выходить на связь с боссом!

Кривой не без сожаления отпустил Шредера и обернулся к экрану.

— Включай! — приказал он.

Только сейчас Шредер заметил за окном антенну, а возле телевизора — переносной декодер. Зажегся экран. На нем возникло изображение человека с лицом, составленным из движущихся кубиков.

— Алло, Фриц! — прогудело из динамика.

— Я здесь, босс! Вижу и слышу вас отлично!

— Как идут поиски?

— Пока ничего нового. Мы привезли сюда Шредера. Он тут!

— Значит, выкуп состоялся?

— Он утверждает, что сбежал!

— Тем лучше. Мы сэкономили полмиллиона.

— Босс, деньги пропали. Мюльбах и Кинкель, которые их везли, взорвались в машине…

— Что-о? Взорвались? И деньги вместе с ними?

— Пока трудно сказать что-то определенное. Похоже, долларов на месте взрыва не обнаружили, иначе об этом сказали бы в телевизионных новостях…

— Все ясно! — гаркнули с экрана. — Их кто-то прикарманил!

— Босс, может быть, их прикарманили сами Мюльбах и Кинкель? — предположил Кречмар.

— Кто же тогда взорвался в машине?

— Вместо себя они могли подсунуть кого-то другого, — пояснил свою мысль Коротышка. — Переодели в свою одежду каких-нибудь русских клошаров, подбросили им свои документы и взорвали в машине — так, что от тел одно месиво осталось… А сами смылись с деньгами…

— Что ты мелешь? — окрысился на Кречмара Фриц. — Мои парни никогда не пойдут на такую гнусность! К тому же они узнали о том, что поедут выкупать Шредера, только за три часа до назначенного шантажистами срока! За такое короткое время они просто физически не могли провернуть столь сложное дело в незнакомом городе. Им нужно было найти бомжей, достать мину, подготовить ее…

— Хватит препираться! — Босс на телеэкране треснул ладонью по столу. — Деньги пропали, и дело это с душком, Фриц! С нехорошим душком! И отвечать в первую очередь придется тебе!..

Руки Фрица сжались в кулаки.

— Босс, наверняка это русская мафия! У меня сильное подозрение, что Шредер связан с ней!

— Сейчас меня прежде всего интересует камень. Ганс, ты нашел его?

— Еще нет, — ответил Шредер, преданно глядя на экран. — Поисками Петрова занимаются детективы одного из лучших сыскных агентств Москвы. У них на примете несколько человек с такими именем и фамилией. Все эти люди ездили в Германию в июне…

— Ты продал нашу тайну русской мафии, — прорычал Фриц. — Поэтому они тебя отпустили! Ты и Мюльбаха с Кинкелем продал им!.. — Он схватил Шредера за горло. — Признайся, сколько они обещали отвалить тебе от этих пятисот тысяч?

— О камне узнали русские мафиози?… — разгневанно переспросил босс. — Шредер, лучше скажи сразу! Мы все равно выбьем из тебя правду!

Шредер захрипел, опустился на колени. Большой палец Фрица сдавил ему кадык.

— Босс… Я не виноват… Им проболтался Гизе, а потом они начали меня избивать…

Зазвонил телефон. Кречмар, который немного говорил по-русски, поднял трубку.

— Кого? Русселя? Вы ошиблись…

— Нет, нет! — встрепенулся Шредер. — Рус-сель — это я! Я так назвался в сыскном агентстве!

— Минуту, мадам. — Кречмар прикрыл трубку ладонью и обернулся к напарникам. — Звонит женщина.

— Женщина? — изумился Фриц. — Шредеру! Но откуда она узнала, что он здесь?

— Кречмар, прослушай разговор по спаренному телефону, — распорядился босс.

— Это может означать только одно, — прошипел Фриц. — За нашим дружком Шредером установлена слежка. Русские мафиози используют его как подсадную утку! Через него они вышли на нас…

Шредер взял трубку.

— Алло, — сказал он.

— Господин Руссель?

— Да, это я. Кто звонит?

— С вами говорит секретарша сыскного агентства «Поиск-плюс». Видите ли, меня попросил попытаться разыскать вас директор агентства господин Воротников. Даже не ожидала, что это получится. У нас есть осведомители среди персонала некоторых московских гостиниц. Я обзвонила их, описав вашу внешность… Вы меня простите, но главной приметой послужил синяк под вашим левым глазом…

— Оставим это. Значит, меня здесь кто-то засек?

— Сегодня вас видели в гостиницах «Орленок» и «Космос». В «Космос» вы вошли полтора часа назад в сопровождении трех мужчин.

— У вас хорошо поставлена разведка, мадам!

— Это всего лишь осведомители. Мой звонок вас, наверное, удивил.

— Не то слово. Но давайте перейдем к делу. Что нужно от меня господину Воротникову?

— Директор решил, что будет лучше, если вы узнаете адреса двух Петровых, проживающих в Москве.

— Почему это вдруг господин Воротников захотел мне их выдать?

— Возникла нештатная ситуация. Вскоре после того, как вы ушли, у нас побывали люди, тоже интересующиеся Алексеем Петровым, который был в июне в Германии и перенес там операцию аппендицита.

— Какие люди? Кто они?

— Они не представились.

— Был среди них очень худой, с бритой головой, похожий на череп и с перебитым носом?

— Вы довольно точно описали их предводителя.

— Так они, значит, тоже его ищут?

— Именно. Директор вынужден был сообщить им адреса подозреваемых Петровых.

— Понимаю… — Шредер задумался. — Его заставили?

— Причем в довольно грубой форме. Поэтому я вам и звоню.

— Все понял! Давайте сюда быстрее адреса!

— Вы готовы записывать?

—Да.

Резидент повесил трубку на рычаг и вышел из будки. В безлюдном переулке горели фонари. Невдалеке, на фоне бледно-лилового вечернего неба, сверкала многочисленными окнами громада гостиницы «Космос», Липке пересек тротуар и уселся в машину. Вынул изо рта электронный модулятор, позволяющий говорить женским голосом. Снова надел наушники.

— Нельзя терять ни минуты! — Шредер обвел собравшихся лихорадочным взглядом. — Эти бандюги явились к детективам и заставили их отдать адреса!

— Женщина дала тебе только два адреса, — металлическим голосом сказал босс. — Разве адресов больше?

— Они нашли четырех Петровых, но двое из них отсутствуют.

— Как — отсутствуют?

— Один вскоре после возвращения из Германий вылетел в Новосибирск, второй погиб в автокатастрофе. Сыщики их тоже будут проверять, но пока они дали только адреса московских Петровых.

— Если их адреса известны русским мафиози, то вы должны поторопиться! — рявкнуло из динамика.

— Босс, так как нам быть со Шредером?

— Вы должны верить мне! — провопил незадачливый заложник. — Кречмар, ты же слышал, что говорила эта женщина! Бандиты явились в сыскное агентство после того, как я оттуда ушел, они угрожали сыщикам…

— Пусть он подключится к поискам, — решил босс. — Но держите с ним ухо востро. Я выйду на связь завтра. Все.

По экрану пошли полосы, потом замерцала сплошная голубая пелена. Кречмар выключил телевизор.

— Ладно, — сказал Шредеру Фриц. — Поедешь с нами. Нам понадобится твой русский язык.

— Ты зря сомневаешься во мне… — начал Шредер и умолк: главарь демонстративно повернулся к нему спиной.

* * *

Все девять немцев, включая Фрица и Шредера, уселись в две подержанные «шестерки» и покатили на Дубнинскую улицу. Выруливая на асфальтовую дорожку перед подъездами тридцать четвертого дома, охотники за алмазом уже издали увидели под фонарем две машины «Скорой помощи», две милицейские машины и полсотни человек любопытствующих. Немцы на всякий случай остановились подальше.

Шредер и Кречмар вылезли из машины и подошли к толпе. Вскоре им стало ясно, что происшествие случилось в подъезде, где находилась двести двадцатая квартира.

Внезапно зрители заволновались и подступили ближе к дверям. Милиционеры раскрыли обе дверные створки. Показались четыре санитара, которые несли двое носилок. Лежавшие на них были накрыты простынями с головой.

В толпе тихо переговаривались. Народ не разошелся и после того, как «скорые» уехали. Толпа разделилась на маленькие группки. Шредер и Кречмар затесались в одну из них.

— Напала целая банда! — рассказывала пожилая женщина в цветастом платье. — Я тремя этажами выше живу, а и то крики слышала!

— Кого хоть убили-то? — спросил кто-то из только что подошедших.

— Петровых, — объяснила женщина. — Они недавно сюда переехали. У них машина иностранная, и ремонтом у себя в квартире месяца три занимались! Не квартира, а хоромы!

— Вот таких и убивают сейчас, — заметил тощий старик. — Это наверняка заказное убийство.

— Но сколько крику было! — продолжала свидетельница. — Филимон, сосед с ихнегоэтажа, рассказывал, что их ножами резали!

— Ужас какой! Совсем совесть потеряли!

— Одна мафия кругом, даже в собственной квартире достанут!

— Так их что — не из пистолета застрелили?

— Ножами, говорю вам, зарезали! Всю семью! Филимон видел, он в «глазок» своей двери смотрел! Хозяин квартиры вырвался от них и выбежал на лестничную площадку, так они его догнали и прямо кинжалами начали пырять!

— Ох ты, Господи!

— И ведь изверги! Нет бы просто убить, они ведь живот ему резать начали, кишки доставать! На шестом этаже вся лестничная площадка кровью и внутренностями забрызгана!…

— Ну, их поймали хоть? — спросил старик.

— Куда там! Человека распотрошили, как курицу, и сбежали. «Скорая помощь» и то раньше милиции приехала!..

Шредер вышел из толпы, увлекая за собой Кречмара.

— Все ясно, — сказал он. — Они уже были здесь.

— Проклятие, нас опередили! — заревел Фриц, когда ему доложили ситуацию. — Заказывай гроб, если они взяли камень! — И он поднес к носу Шредера кулак.

Время близилось к полуночи, когда они подъехали к пятиэтажке на улице Дмитрия Ульянова. На этот раз за Петровым отправились Фриц и Шредер. Они вошли у темный подъезд. В отличие от дома на Дубнинской, здесь царило затишье. Шредеру даже закралась мысль, что Кашей уже завладел алмазом и, значит, делать тут нечего, они проиграли.

Перед дверью сорок пятой квартиры немцы замешкались, раздумывая, под каким бы предлогом попасть в квартиру. Но ломать головы им не пришлось. В квартире Петрова, видимо, услышали их негромкие переговоры, потому что дверь открылась, и на пороге возникла беременная женщина лет двадцати восьми. Мятый халат и растрепанные волосы придавали ей неряшливый вид.

— Ну что, вернулись? — заговорила она раздраженно. — Все не верите? Я же вам ясно сказала: эту ночь он проводит в санатории под Москвой!.. — Она недовольно уставилась на Фрица. — Ну, что, опять будете под кроватью у меня лазить, Петрова искать?

— Просим прощения, — сказал Шредер как можно спокойнее, — но мы не собираемся лазить у вас под кроватью. Нам нужен Алексей Петров.

— Ох, ты… — Она вгляделась в гостей пристальнее. — Да это ж другие… Ну да, другие… Вы что, тоже его ищете?

— А разве здесь были люди, которые им интересовались?

— Они смотались минут тридцать назад. Я вообще впотьмах решила, что вы — это опять они… Ну и наглые же типы! До сих пор с души воротит, как вспомню о них! Бандиты, самые настоящие!

— Один, наверное, очень тощий, с лысой головой и перебитым носом?

— Вы их знаете!

— К сожалению, пришлось познакомиться. Но мы никакого отношения к ним не имеем, уверяю вас.

— Проходите, чего стоять на пороге. — Женщина посторонилась. — Вы культурнее их, это сразу видно. А, собственно, вы кто?

— Мы представители Интерпола, — соврал Шредер.

— А-а… То-то я заметила, что вы говорите с акцентом. Значит, Петрова ищет Интерпол? Докатался по заграницам! Что он хоть натворил?

Вслед за хозяйкой немцы вошли в сумеречную комнату, освещенную торшером.

— О, ровно ничего криминального, — сказал Шредер. — Нам он нужен исключительно как свидетель.

— Может, чайку поставить?

— У нас нет ни минуты. Скажите, где находится санаторий? Вы можете дать его адрес?

— Вы прямо сейчас хотите ехать туда, как те урки?

— Урки? — не понял Шредер. — Что такое «урки»?

— Бандиты, — объяснила женщина. Фриц, не понимавший по-русски, нетерпеливо поторопил сообщника:

— Проси адрес, быстрее. И выясни, получили ли его мафиози…

— Похоже, что получили… — тоже на немецком отозвался Шредер.

Женщина взяла со стола записную книжку и уселась на диван.

— Значит, вам нужен адрес санатория?

— Да, и желательно поскорее! Ее губы насмешливо скривились, когда она перелистнула страницы.

— Вот он, этот адрес, видите? — И она показала гостям то место в книжке, где был вырван лист. — Его сперли отсюда эти сволочи!

Лицо Шредера разочарованно вытянулось.

— Но нам непременно нужен адрес! Возможно, от этого зависит жизнь вашего мужа!

Лицо женщины вдруг перекосила горькая гримаса.

— Да какой он мне муж! — заговорила она дрожащим голосом, и на глазах ее выступили слезы. — Мы с ним не расписывались… Он и не распишется никогда, я знаю! А когда родится ребенок, отправит меня назад, в Архангельск, гад!

— Мы весьма сожалеем, но все же нам нужен адрес санатория, — поторопил ее Шредер. — Может быть, вы вспомните его без записной книжки? А может, он у вас записан где-то еще?

— Только не подумайте, что я собираюсь его выгораживать! — С этими словами она взяла с того же столика радиотелефон и постучала по кнопкам, набирая номер.

— Алло, Семен? Позови Артюхина. Поздно звоню? Ничего, небось еще не спит… Привет, хмырь. Выдай-ка мне адрес санатория, где мой Петров сегодня оттягивается. А что, может, прямо сейчас и поеду!.. Диктуй. — Она кивнула Шредеру, и тот вынул из кармана блокнот и ручку.

Неведомый Артюхин диктовал женщине адрес, и она повторяла его вслух. Немец записывал.

— Благодарю вас. Вы оказали нам неоценимую услугу.

— Спроси, есть ли у нее фотография? — прошептал Фриц ему на ухо.

— Нет ли у вас его фото? — поинтересовался Шредер.

— Я на его рожу смотреть не могу! — злобно выкрикнула она, отбрасывая радиотелефон. — И вообще — чего вы все ко мне пристали со своим Петровым? Чего он вдруг вам понадобился? — Она встала и, болезненно морщась, прошлась по комнате. — Он меня никогда не любил. Даже не скрывал от меня своих потаскух. Одна Раиска чего стоит!.. Думаете, я не знаю, почему он каждую ночь отсюда уматывает? Да потому, что мне рожать пора! А он, гад, с шалавами трахается…

— Так как насчет фотографии? — поторопил настойчивый гость.

— А! — вдруг вскрикнула женщина. Рот ее судорожно дернулся, она схватилась за живот. — А-а!

Фриц, уже успевший изучить обстановку комнаты, подскочил к шкафу и снял с полки альбом для фотографий. На большинстве снимков была запечатлена обитательница квартиры. Он передал альбом Шредеру. Тот наклонился к женщине.

— Это ваш муж? — Немец принялся тыкать пальцем в фотографии. — Или этот? Который из них Петров?

Но той было не до фотографий. Она рухнула на колени, а потом завалилась на пол. Халат на ней распахнулся, обнажив большой живот.

— Ой, мамочки!.. А-а-а!.. — Крик перешел в захлебывающийся визг. Она скорчилась, по ее телу прокатилась дрожь. Ноги засеменили по ковру.

Фриц выдернул из альбома снимок, где обитательница квартиры была сфотографирована в обществе двух мужчин, и крикнул Шредеру:

— Уходим! Быстро!

— Может, «Скорую» вызвать?

— К чертям!

Они опрометью выскочили из квартиры. Вдогонку им неслись истошные вопли.

Выбежав из подъезда. Шредер и Фриц нырнули в «Жигули». Обе машины дали задний ход и выехали со двора.

За рулем передней «шестерки» сидел Шредер.

— Русские опередили нас на сорок минут, — проскрежетал Фриц, глядя на часы.

— Это ничего не значит. По дороге их могла остановить милиция. Здешние фараоны останавливают машины без всякого повода, только для того, чтобы содрать с водителя доллары…

Когда выехали на МКАД, Фриц по просьбе Шредера развернул большую карту Москвы и области. «Жигули» остановились у обочины, Шредер с минуту изучал карту, потом машины покатили дальше.

За городом стало еще темнее. Во мраке тонули рощи и поля, и лишь где-то вдали мерцали редкие огни.

К воротам санатория «Мир» подъехали во втором часу ночи. К удивлению Шредера, ворота перед ними открылись, словно их тут ждали, и какой-то мужчина возле будки сторожа сделал им знак рукой; мол, проезжайте быстрей, не задерживайтесь.

Машины въехали на территорию санатория и остановились на открытой площадке, заставленной автомобилями. В основном преобладали иномарки.

Невдалеке, за деревьями, в небо взметнулась россыпь цветных огней.

Немцы вылезли из «Жигулей» и столпились вокруг Фрица и Шредера.

— Здесь, похоже, что-то празднуют, — сказал Фриц. — Нам не повезло. Лучше бы, если б здесь все спали.

Рядом'со стоянкой автомобилей виднелся небольшой одноэтажный дом с освещенными окнами. Шредер отправился туда на разведку, остальные остались у машин. Немец осторожно подобрался к приоткрытой двери и заглянул внутрь.

В обоих комнатах царил беспорядок, повсюду были разбросаны какие-то вещи, громоздились коробки с баночным пивом и упаковки бутылок пепси-колы. На полу в одной из комнат лежала груда одежды, в которой копались мужчина средних лет и женщина, немногим моложе его. Оба были заметно навеселе — громко разговаривали, хохотали и примеряли на себя костюмы. Шредер вытаращил глаза: это были маскарадные костюмы! В кучу были свалены мушкетерские камзолы, какие-то турецкие кафтаны, плащи рыцарей, индейские головные уборы из перьев и множество самых разнообразных масок.

Мужчина заметил Шредера и тут же закричал ему, замахал рукой, приглашая войти.

— Вы только что подъехали? — спросил он заплетающимся языком. — Выбирайте костюм! Без костюма вас не пустят!

— Вам подойдет костюм пирата! — сказала женщина. — А где ваши приятели? Вы что — один?

— А я вас знаю! — Мужчина поднялся на ноги. Но, видно, он слишком много выпил, чтобы долго находиться в вертикальном положении. Покачнувшись, он снова опустился на пол.

— Ну да, я видел вас, — пробормотал он, встряхивая головой. — Вы — клиент нашего банка. Поздравляю с юбилеем! Пять лет безупречной работы…

— Примерьте эту шляпу, она будет вам к лицу! — Женщина вытащила из вороха костюмов чалму.

— Я не слишком поздно подъехал? — спросил Шредер.

— Уже третий час отмечаем, а гости все прибывают и прибывают! Вот и до вас только что приехали. Целая компания…

— Постойте, я сейчас приведу друзей.

— А, друзья! Это хорошо! Костюмов на всех хватит и еще останется!

Шредер вернулся к своим.

— Здесь отмечают юбилей какого-то банка, — сообщил он. — В доме полно маскарадных костюмов. Надо использовать это обстоятельство. В масках мы растворимся в толпе…

— А мафиози здесь? — спросил Фриц.

— Узнаем на месте.

Отряд разделился: Фриц, Шредер, Кречмар и еще двое отправились надевать костюмы, остальные остались у машин.

Шредер надел турецкий камзол, нахлобучил на голову чалму, лицо спрятал под черной полумаской.

— Вы не знаете тут Алексея Петрова? — спросил он у женщины.

— Знаю, знаю, — пьяно закивала она. — Он оделся Кинг-Конгом!

И захохотала. Ее товарищ, даже не поняв, о чем речь, подхватил смех.

Немцы вышли из дома и направились к пруду и беседкам, между которыми сновали толпы ряженых.

Шумное общество состояло в основном из молодых банковских служащих — клерков, секретарш и бухгалтеров. Вечеринка была в разгаре. Ее участники еще не успели устать или слишком напиться, чтобы утратить вкус к развлечениям. Отовсюду доносились музыка и хохот. Некоторые лезли в пруд — прямо в маскарадных костюмах, другие танцевали под магнитофон. То тут, то там виднелись расте-ленные на траве покрывала с бутылками, стаканами и закусками.

Новые гости в своих нарядах сразу смешались с остальной публикой. Шредер взбежал на пригорок и огляделся. Кажется, на той стороне пруда среди масок мелькнула обезьянья голова… Сделав знак «мушкетеру», топтавшемуся поблизости, он обежал пруд. Действительно, в обществе, расположившемся на лужайке, оказалась одна «обезьяна».

Шредер украдкой достал из кармана фотографию, еще раз посмотрел на лица двух мужчин, затем приблизился к «обезьяне» и кивком сделал ей знак отойти в сторону.

— Прошу прощения, вы — Алексей Петров? — спросил он.

— Что-то мне твой голос знаком, — глухо проговорила «обезьяна» и вдруг резко сдернула с Шредера маску.

Не ожидавший такой бесцеремонности, немец в первую секунду оторопел, а затем и сам сорвал с головы незнакомца обезьянью морду. Перед ним был Кащей!

Бандит ринулся на Шредера, и они под визг женщин рухнули на покрывало, опрокидывая бутылки и стаканы. Пальцы Кащея тянулись к горлу немца. Шредер нашарил рядом с собой торт, схватил его и с размаху впечатал кремовыми розами прямо в лицо бандита. Раздался взрыв хохота. Кащей в ярости заревел, отпустил своего противника и принялся протирать заляпанные кремом глаза.

Когда он их протер и огляделся. Шредера нигде не было. Вокруг по-прежнему сидели, прохаживались или танцевали молодые люди в маскарадных костюмах. Наряд Шредера бандит не запомнил, в памяти сохранилась только чалма.

Оглядевшись, он —заметил несколько подобного рода головных уборов. Их обладатели скрывали свои лица под масками. Он подошел к ближайшей «чалме» и довольно грубо сорвал с нее маску. Это была женщина! Подскочил к другой — тоже не тот!

— Слышь, Чурбан, — зашептал он рыцарю в картонном шлеме. — Здесь наш немец! Ищет Петрова!

— Откуда он взялся?

— Хрен знает. Только ты теперь секи в оба. И другим пацанам передай, понял?

— Понял. Да, тебя Крученый спрашивал. Вроде нашел он его…

— Лады.

Кашей и его братва уже минут двадцать сновали в толпе ряженых, разыскивая Алексея Петрова. Они заговаривали со здешними парнями, особенно с теми, кто уже успел основательно набраться, и сообщали, что потеряли знакомого, Петров его фамилия. Но такого никто не знал. Похоже, он не был сотрудником банка, а являлся одним из приглашенных, каких здесь, видимо, было немало.

Обойдя пруд, Кащей заметил «индейца» в головном уборе из перьев. Тот стоял рядом с гномом. Оба были в черных полумасках, тянули пиво из банок и настороженно озирались. Бандит подошел к «индейцу».

— Слышь, Крученый. Чурбан сказал, что ты нашел его.

— Вас? — ответил тот. По-немецки это означает «что?».

— Раздолбай, — разозлился Кащей. — Уже нажрался?

Он сорвал с «краснокожего» маску и сплюнул в досаде.

— Тьфу, е…, не тот! — И побежал искать Крученого, который тоже был в наряде индейца.

Фриц и Кречмар проводили его недоуменными взглядами.

Кащей довольно быстро нашел «своего» «краснокожего». Крученый показал ему на парня в цветастом пончо, который сидел на берегу пруда, свесив ноги в воду, Молодой человек был здорово пьян и даже не прореагировал на обращение Кащея. Бандиту пришлось отвесить ему пощечину.

— Где Петров? Алексей Петров? Ты знаешь его!

—А?.. — Парень посмотрел на него мутными глазами. — Да… Знаю…

— Где он?

Тот начал вертеть головой, вглядываясь в окружающую публику.

— Петров? — сказал он, словно опомнился. — Вон там, видишь? — И показал на середину пруда, где в воде сидел какой-то толстощекий человек.

— Это Алексей Петров?

— Ну да. Леха это. Он и есть!

— Точно? Парень обиделся:

— Не веришь, командир? Принеси пивка, слушай. .

— Будет тебе пиво, — проворчал Кащей и сделал знак Чурбану и Крученому следовать за ним.

Спустя минуту троица скрылась в листве раскидистой ивы, росшей на самом берегу. Ее ветви образовывали над водой что-то вроде шалаша. Здесь Кащей стянул с себя обезьяний комбинезон. Потом, не показываясь из-за листвы, беззвучно вошел в воду.

Неподвижная поверхность пруда отражала черные ветви и фейерверочные огни. Вдоль берега бегали девушки в купальниках, за-ними гонялись «мушкетеры», и «космические пришельцы». Слышались смех и крики:

— Тортила! Плыви к нам!

Толстяк, выставив из воды голову, надувал щеки, громко фыркал и разводил руками, изображая черепаху. К нему под водой подплыл Кащей. На несколько секунд показался нос бандита и снова ушел в глубину.

Толстяк двинулся было к берегу, как вдруг неожиданно дернулся и нелепо забил руками по воде, вызвав смех девушек на берегу. Он погрузился весь, над поверхностью осталась только макушка его головы, потом ушла в воду и она, зато показались зад в плавках и ноги.

Вода вокруг «черепахи» обильно окрасилась кровью, но в темноте этого никто не заметил. Остро отточенным ножом Кащей вспорол толстяку живот и принялся торопливо шарить рукой в его внутренностях. Второй рукой ему приходилось поддерживать массивное тело, не давая ему опуститься на дно. Из раны полезли кишки. Кащей действовал ощупью, опасаясь только одного: как бы камень не вывалился вместе с содержимым желудка. Если он упадет на дно, то найти его там в темноте будет нелегко. Вспышки фейерверка, прорезавшие толщу воды, были слишком слабы, чтобы убийца смог что-нибудь рассмотреть в зияющей ране. К тому же ему приходилось действовать быстро: запас воздуха в легких стремительно иссякал. Рука бандита сновала внутри раны, пальцы ощупывали и мяли внутренности… Ничего похожего на алмаз в животе не было!

Кащей выставил из воды нос, набрал воздуху, затем снова нырнул под мертвое тело и поплыл с ним к иве. Со стороны казалось, что плывет толстяк. Над водой возвышалась его голова.

— Куда ты, Тортила? — кричали с другого берега. — Плыви сюда!

В небе непрерывно лопались цветные шары. Гремела музыка. Кто-то прямо в одежде плюхнулся в воду, и это вызвало новый взрыв смеха. Шредер метался в толпе танцующих. Большинство лиц было закрыто масками, остальные же никак не походили на мужчин с фотографии. Это бесило немца. Он торопился. Кащей где-то здесь и может его опередить. Возможно, русский мафиози уже нашел Петрова и извлек из его живота алмаз. От этой мысли Шредера бросало в дрожь. Он почти физически чувствовал, как стальные пальцы Кривого Фрица впиваются в его шею…

Искатель алмаза почти оглох от бьющих по мозгам жестких звуков металлической музыки. Лица танцующих заливал свет цветных фонариков, делая их мертвенно-синими, как у покойников. Шредер достал фотографию и снова вгляделся в нее. Наверное, можно найти способ как-нибудь хитростью заставить танцоров снять маски, но в этом случае он неминуемо привлечет к себе внимание людей Ка-щея…

Он выбрался из толпы. В полутемной беседке целовалась какая-то парочка. Шредер подскочил к ним и сдернул маску с кавалера. Не тот!

— Ты что, мужик? — прореагировала «дама» явно не женским голосом.

Шредер сплюнул и выбежал из беседки. На открытом пространстве перед главным зданием, возле цветочной клумбы, усатый здоровяк запускал в небо фейерверки. Возле него крутилась группка подростков, которые подносили ему ракеты из стоявших неподалеку коробок. На скамейке у веранды сидела пожилая женщина, наблюдая за работой усача.

— Петрова Алексея нигде не видели? — обратился к ней Шредер. — Потерялся он куда-то. Старуха с улыбкой покачала головой.

— Ребята! — Шредер свистнул, подзывая подростков. — Кого-нибудь из этих мужиков никто не видел? — Он показал им фотографию.

—Нет!

Шредер обогнул здание. Дальше начинался пологий спуск, заросший деревьями. Место было безлюдное и темное, музыка едва доносилась сюда.

Едва войдя в тень. Шредер наткнулся на очередную влюбленную парочку. Он не поверил глазам: вместо того чтобы искать алмаз, Кащей тискает какую-то девицу! А в том, что это именно главарь конкурирующей банды, сомнений не было: на мужчине был мохнатый комбинезон, голову закрывала обезьянья маска! Чтобы удобнее было целоваться, бандит приподнял ее…

К горлу Шредера подступила злость. Ему вспомнились побои и сидение в наручниках у батареи. Пальцы сами собой сжались в кулаки. Кащей увлекся бабой и ничего вокруг не замечает. Вот удобный случай рассчитаться с ним за все, а заодно убрать конкурента! Шредер начал осторожно приближаться. Девица громко смеялась и лезла к Кащею с поцелуями. Выждав момент, немец выскочил из-за дерева и сильнейшим ударом кулака опрокинул бандита навзничь. Девица завизжала.

— Конец тебе, гад! — Шредер прыгнул на противника и упер колено ему в грудь.

Голова «обезьяны» попала в пятно звездного света, и Шредер вдруг увидел, что это не Кащей! Смутившись, он ослабил хватку и окончательно сдернул маску с головы незнакомца. Тот осоловело хлопал глазами, видимо, еще не до конца осознав, что произошло.

Шредер слез с него и в следующее мгновение замер. Незнакомец был похож на одного из мужчин с фотографии!

— Чего ты пристал? — плаксиво кричала женщина, пытаясь оттолкнуть Шредера от возлюбленного. — Отпусти его, слышишь?

— Это вы? — немец протянул ему фотографию. Тот дрожащей рукой взял снимок и поднес его ближе к свету.

— Откуда это у вас? — пробормотал он.

— Вы — Алексей Петров?

— А что?

— Вы знаете, что эта женщина, — Шредер ткнул пальцем в фотографию, — в настоящую минуту рожает?

Он задал этот вопрос и пристально посмотрел на незнакомца, ожидая, что тот сознается. Но тут не выдержала подруга.

— Ну и что? — закричала она. — Еще неизвестно, от кого она прижила ребенка! Правильно я говорю, Алексюнчик? — И она зло посмотрела на Шредера. — А вообще — кто вы такой? Что вам от него надо? Чего вы вмешиваетесь в его личную жизнь?

Шредер ликовал.

— Вы обязаны быть в Москве! — продолжал давить он на Петрова.

— Ничего он не обязан! — вопила женщина. Привлеченные криками, к деревьям подошли несколько ряженых и остановились в отдалении. Шредер увидел среди них «индейца» и поманил его рукой. Но Фриц почему-то остался стоять на месте. Наверное, выпил слишком много пива.

— Я приехал специально для того, чтобы разыскать вас и вернуть в Москву. — Шредер поднялся на ноги и попытался поднять с земли Петрова. — С вашей стороны это просто свинство — оставить в такой час беременную женщину!

Но тот вставать явно не желал.

— Да ничего с ней не сделается. В крайнем случае вызовет «Скорую»…

— Алексей Петров! Нас ждет машина! Услышав фамилию, которую выкрикнул Шредер, «индеец» вздрогнул и бросился прочь. Искатель алмаза проводил его недовольным взглядом: Фриц совсем спятил!

— Он никуда не поедет! — грубо выкрикнула женщина.

Шредер демонстративно не обращал на нее внимания.

— Петров, долго вы будете испытывать мое терпение?

— Ну что ты привязался? — пробурчал «Кинг-Конг». — Ты брат ее? Папаша? Что тебе надо?

— Прошу нас оставить наедине, — повернулся Шредер к красотке. — Нам предстоит мужской разговор!

— Если снова будете драться — позову ребят! — пригрозила она, однако отошла в сторону.

— Ладно, пошли, — тоже разозлившись, сказал Петров. — Только знай, что я не люблю, когда вмешиваются в мою жизнь. Смотри, как бы тебе не заработать по хлебальнику!

Они с Шредером спустились ниже по склону, в самую гущу деревьев.

— Так чего тебе, я не понял! — Скрывшись от глаз зрителей, Петров схватил Шредера за грудки.

Тот ловкой подсечкой уложил его на землю и навалился на грудь.

— Аппендицит тебе вырезали?

— Чего?

— Аппендицит, говорю, тебе вырезали? — повторил Шредер громче.

Несколько секунд Петров тяжело дышал и моргал глазами, не понимая, о чем его спрашивают. Наконец до него дошло. Он вспомнил, что когда-то в ранней юности ему действительно делали такую операцию.

— Вырезали, — пробормотал он.

— В Германию ездил?

— Ездил. Но при чем здесь Германия, я не пойму! — закричал окончательно сбитый с толку Петров. — Тебе вообще чего надо, мужик?

Но Шредер уже выдергивал из его брюк ремень. Перевернув Петрова на живот, он принялся скручивать ему руки его же ремнем.

— Не ори, а то будет больно. — И он надавил пальцем на солнечное сплетение своего пленника.

Петров сдавленно охнул и затих. Шредер разорвал на нем обезьяний комбинезон, заголил ему живот и засмеялся. Русские мафиози остались с носом! Он вынул нож.

Но едва он замахнулся, как рядом послышались торопливые шаги и крик:

— Вот он!

На него несся «индеец», скинувший с себя перья и маску. Это был не Фриц. Шредер узнал Крученого! За бандитом еще кто-то бежал, кого немец в первую минуту не рассмотрел в потемках.

— Стоять! — заорал Крученый. — Стоять, падла! Шредер вскочил на ноги. В руке Крученого блеснул пистолет. Немец метнулся в сторону, и две пули, выпущенные бандитом, прошли мимо. Подручный Кащея стрелял на бегу, почти не целясь, да, впрочем, и не рассчитывая попасть. Он стремился прежде всего запугать противника. Но Шредер, когда цель близка, умел действовать как заправский спецназовец. Он метнулся к подбегавшему бандиту и подсек его ударом ноги. Крученый опрокинулся навзничь, выронив пистолет. Немец бросился искать упавшее оружие, нашел, но тут же получил сильнейший удар по затылку. На миг он нырнул куда-то в черную бездну, а когда сознание вернулось к нему, он увидел над собой бритую голову Кащея.

— Ну вот, хмырь, мы и встретились, — зловеще прошипел пахан. — Нашел, значит, Петрова? Спасибочки. Счас ты у меня сдохнешь!

Неожиданно Шредер обнаружил, что все еще держит в руке пистолет. Но осознание этого пришло слишком поздно. Резким взмахом руки Кашей выбил у него оружие. Пистолет улетел куда-то вниз по склону. Второй удар Кащей попытался нанести ногой, но Шредер успел перехватить его щиколотку и, зажав в «замок», вывернул ее. Со сдавленным воплем бандит рухнул, немец бросился на него, и они сцепились в яростной схватке.

Связанный Петров пополз в низину, где деревья росли чаще и темнота была особенно густой. Не в силах подняться на ноги, он ящерицей пробирался между разлапистыми корневищами старых сосен, стремясь убраться подальше от этих непонятных людей. Но, на его несчастье, вцепившиеся друг в друга Шредер и Кащей .тоже покатились вниз и в ту же сторону, что и он! Когда беглец попытался переползти большую изогнутую корягу, увлеченные дракой бандиты навалились на него и, в пылу схватки даже не замечая связанного, продолжали душить друг друга в объятиях.

На звуки выстрелов к месту происшествия бежали Фриц и Кречмар. Сюда же со всех ног несся Чурбан. Остальные представители враждующих банд находились слишком далеко, чтобы услышать стрельбу, которую заглушили музыка и фейерверк.

Крученый поднялся на ноги и огляделся в поисках своего предводителя. Но тут подоспели оба немца. Заметив, куда они бегут, Крученый попытался их задержать, однако совладать с двумя опытными в драке противниками он явно не мог. Ему на помощь неожиданно пришел Чурбан. В потемках под деревьями завязалась потасовка. Поскольку пистолетов ни у кого не было, в ход пошли ножи и баллончики с газом. Кащея и Шредера на какое-то время оставили одних.

Внезапно оба они осознали, что лежат на Петрове — живом сейфе, хранящем сокровище! Пораженные этой мыслью, они даже замерли на миг. Первым опомнился Кащей. Он обеими руками вцепился Петрову в живот.

— Уйди, гнида! — рявкнул он на Шредера. — Это моя добыча!

— Моя! — не согласился немец и попытался ударить противника по лицу, но тот уклонился и сам, в свою очередь, выкинул кулак.

— Удавлю, падла! — хрипел Кащей. — Замочу, как собаку! Зырь, пацаны мои сюда шпарят!

— Алмаз мой! — Шредер принялся отдирать руки противника от голого живота Петрова, но те словно прилипли к нему.

— Пусти-и-и-ите… — вздрагивая и извиваясь, выл пленник.

Оба бандита лихорадочно ощупывали, царапали и мяли его живот. Не в состоянии оторваться от этой тонкой стенки из кожи и мышц, за которой скрывалось сокровище, они готовы были перегрызть ее, разодрать ногтями, начисто забыв о ноже, который-имелся у каждого из них. Двадцать жадных пальцев ожесточенно рвали живое тело. Пленник ревел от боли. Где-то выше по склону кипела драка, визжала женщина, и весь этот шум перекрывал треск взрывающихся в небе шаров.

Шредер сильным ударом двух пальцев пропорол брюшину Петрова и рванул мышцу. Но в образовавшуюся рану нырнула рука Кащея.

— Не дам! — прорычал Шредер.

Кащей в ответ грязно выругался и мотнул головой, норовя ударить конкурента лбом. Одной рукой Шредер стиснул его лицо, другой попытался проникнуть в отверстие. Но дырой полностью завладел Кащей. Его рука просунулась туда чуть ли не по локоть и шарила среди горячих внутренностей. Шредер рванул на себя край раны, значительно расширив ее. Кровь брызнула фонтаном. Петров вытянулся и захрипел, голова его с разинутым ртом запрокинулась…

— Нет ничего, гад, — прошипел Кащей.

— Врешь! Алмаз должен быть там!

— X… тебе, а не алмаз…

Рана была уже настолько обширна, что и рукам Шредера нашлось в ней место. Из разорванного живота перли кишки. Кровавая жижа заливала одежду бандитов. Бдительно следя друг за другом, они перебирали уже выползшие внутренности, мяли их, ощупывали, даже шарили по земле, на которую вывалились кишки, и снова рылись в трупе измазанными кровью руками.

Внезапно где-то рядом грохнуло несколько выстрелов. Из кустов вывалился Кречмар с простреленной грудью и рухнул. Кащей и Шредер вскочили.

Подоспевший к месту событий Очкарь, у которого оказался пистолет, выстрелами в Кречмара сразу прекратил драку. Немцы бросились бежать. Очкарь стрелял, пока не израсходовал всю обойму, но единственной его жертвой остался Кречмар, если не считать двух задетых пулями посторонних парней, которые зашли под деревья посмотреть, что происходит.

Шредер помчался вслед за Фрицем.

— Эй, Кривой! Стой! Это я!

Тот обернулся, услышав немецкую речь, увидел Шредера и сразу схватил его за маскарадный камзол, чуть не порвав его.

— Где камень? Ты взял его?

— Это не тот Петров! У него ничего нет!

Фриц методично обхлопал его карманы.

— Нету, тебе говорят! — Шредер показал свои измазанные кровью руки. — Я обшарил его всего!

Со стороны центрального здания до них донеслись приближающиеся крики. В санатории явно начиналась суматоха.

— Уходим! — шепнул Фриц.

И они бросились бежать по едва заметной окольной тропе, извивавшейся между деревьями. Когда тропа вильнула в сторону, справа показалась танцплощадка. Молодежь на ней сбилась в толпу, что-то горячо обсуждая, и вдруг все дружно побежали в сторону центрального здания.

Охотники за алмазом благополучно добрались до автостоянки. Здесь их уже поджидали сообщники — включая тех, которые были с ними на маскараде.

Шредер и Фриц сбросили с себя маски и костюмы и нырнули в одну из «шестерок». Шредер уселся за руль. В эту минуту откуда-то слева, со стороны аллеи, послышался приближающийся рев множества глоток и шум десятков бегущих ног. Затаившись в машинах, потушив огни, немцы смотрели, как разгоряченная, подвыпившая толпа несется за Ка-щеем и его братками. У бандитов, по-видимому, уже не было пистолетов, они могли рассчитывать лишь на собственные ноги. Они подбежали к джипу, Крученый и Кащей вскочили в переднюю дверь. Крученый нажал на газ. Чурбану, Митяю и Очкарю пришлось впрыгивать в машину на ходу. Джип стремительно набирал скорость, несясь к воротам. Те в эту минуту начали автоматически открываться, чтобы впустить в санаторий приехавшую по срочному вызову милицейскую машину. Черный джип несся прямо на раскрывающиеся створки. По ту сторону ворот стоял «воронок». Джип должен был столкнуться с ним лоб в лоб. Милиция дала задний ход, одновременно забирая в сторону, но летевший на бешеной скорости джип все же задел ее правым крылом. От удара бандитскую машину развернуло и занесло, однако она удержалась на ходу. «Воронок» же отбросило в канаву у дороги. Он съехал туда задними колесами и увяз в жидкой грязи.

Ревя мотором, джип вырулил на середину дороги и ринулся прочь от ворот. Из «воронка» несколько раз выстрелили ему вслед. Но пули, по-видимому, не достигли цели, поскольку бандитская машина спустя минуту скрылась за поворотом.

Не успели милиционеры опомниться, как мимо них промчались две «шестерки». Опешившие блюстители порядка проводили их глазами.

— Я своими руками распотрошил его, — вцепившись в руль, Говорил Шредер. — Камня в нем не было.

— Ты уверен, что это тот самый Алексей Петров, который живет на улице Дмитрия Ульянова? — спросил Фриц.

— Он признался в том. Кроме того, я узнал его по фотографии. Я немного потолковал с ним, прежде чем вспороть ему брюхо… Он действительно ездил в Германию и делал операцию аппендицита.

— Тогда это должен быть он! — упорствовал Кривой.

— Алмаза в животе не было, уверяю тебя!

— Но кому же в таком случае Функ делал операцию? Или Хельга все набрехала? Шредер невесело усмехнулся.

— А ты думаешь, только в Германии делают такие операции?

— Уж не хочешь ли ты сказать, что аппендицит ему вырезали до поездки?

— Ты знаешь, Фриц, в такие тонкости я не вникал. С меня хватило того, что он был в Германии и ему делали операцию аппендицита.

Главарь промолчал. Шредер глядел на шоссе, освещаемое фарами.

— У нас осталось только два Петрова, — снова заговорил Фриц. — Тот, который попал в автокатастрофу, и тот, который вылетел в Новосибирск. Тебе придется взять за жабры своих детективов и вытрясти из них все, что им известно о втором Петрове.

— Через неделю они сами выложат нам все сведения о нем!

— Неделя — это долго. Нас могут опередить.

— Ладно, я поговорю с сыщиками. Но вначале надо проверить того, который погиб. Завтра я займусь им.

Фриц бросил на него пристальный взгляд.

— Мегила? — спросил он. Шредер кивнул.

Резидент уже несколько часов не имел возможности прослушивать немецких бандитов: перед выездом на поиски Петрова Шредер надел новую рубашку. Та, на которую Липке нацепил «жучок», отправилась в корзину с грязным бельем. Однако резидента это пока не особенно беспокоило. Информацию о развитии событий ему исправно поставлял «жучок» на безрукавке Кащея. Благодаря ему Липке стало известно, что оба московских Петрова пусты. Третьего Петрова — псевдомертвеца — он еще раньше вычеркнул из списка возможных пациентов доктора Функа. Значит, оставался только один. Тот, что в Новосибирске.

Поздно ночью по всемирной компьютерной сети «Интернет» Липке получил условный сигнал, который означал, что в тайник заложено очередное послание из Берлина. Резидент немедленно отправился на местность — пустырь в одном из окраинных районов Москвы. Уже брезжило утро, когда он извлек из тайника контейнер. Привезя его к себе он вскрыл цилиндрическую капсулу особым способом, чтобы не допустить самоликвидации посылки. Затем еще полтора часа расшифровывал послание, для чего прогревал его паяльной лампой и погружал в сложно составленный химический раствор. В шифровке Центр извещал своего резидента, что, по имеющимся данным, в Москву инкогнито прибыл международный супергангстер Джерри Хан. Есть все основания полагать, что именно он является главным организатором налета на выставку драгоценностей в Дюссельдорфе. Джерри Хан периодически связывается с бандой Тейхмана через спутник. В Москву он прибыл для осуществления более полного контроля над ситуацией. Не исключено, что в решительный момент он лично вмешается в события. Резиденту предписывалось выявить его и нейтрализовать. Гибель Хана крайне нежелательна: он слишком много знает. У сотрудников Интерпола накопилось к нему немало вопросов. Липке должен спровоцировать его на совершение преступления или хотя бы правонарушения, в результате которого гангстер (пусть временно) попадет за решетку. В этом случае Интерпол немедленно затребует его у МВД России. Джерри Хан владеет двадцатью девятью языками и почти свободно изъясняется по-русски. Может использовать разного рода яды и нестандартные виды оружия, как-то: стреляющие сигары, перчатки, бьющие электротоком, зонтики-пистолеты и т.п. При контакте с ним следует соблюдать чрезвычайную осторожность. Главное — не допустить, чтобы в его руки попал бриллиант.

* * *

Синицына уходила на работу в семь утра. Для Вики это было очень рано, но она всегда вставала вместе с подругой и помогала ей готовить завтрак. А когда та уходила, еще некоторое время спала. Но в последние дни, после непонятного исчезновения Бутыкина, спать она уже не могла. Неизвестность угнетала. Вика вздрагивала от каждого треньканья телефона, а звонки в квартиру и вовсе повергали ее в ужас. Она почему-то была уверена, что санитару удалось осуществить свой страшный замысел, но сам он, по-видимому, попался милиции. С той ночи ни он, ни Разгоняев в больнице не появлялись. Они отсутствовали без всяких объяснений. Не было их и дома. Оба как сквозь землю провалились.

Если они в тюрьме, то и Вике несдобровать. Они наверняка ее выдадут как свою сообщницу. Не выдержав неизвестности, она рискнула съездить на дачу к мужу. Дом был закрыт и опечатан. Поговорить с людьми, живущими в соседних дачах, она не осмелилась и сразу вернулась в Москву. Ясно, что преступление все-таки совершилось! Но куда в таком случае делись Бутыкин и Разгоняев?

Синицына не преминула отметить, что подруга стала хуже выглядеть, но приписала это на счет скорби по безвременно погибшему супругу.

— Тебе надо развеяться, — говорила она Вике. — Ты еще совсем молодая девчонка. Двадцать два года всего. Жениха тебе найти — раз плюнуть!

— Все-таки жалко Алешу, — бормотала та, а сама в страхе думала о том, что в квартире на Мичуринском проспекте ее скорее всего уже ждет милиция…

— А хочешь, я познакомлю тебя с одним парнем? — не унималась Синицына. — Отличный мужик, каратист, на руках тебя будет носить!

— Только не сейчас, ради Бога…

Утро выдалось теплым и ясным. Синицына только что ушла на работу. Вика бесцельно побродила по квартире, потом легла на кровать. Боже, и зачем только она согласилась на это идиотское предложение Бутыкина? Наверное, она слишком много выпила в тот вечер. Действительно, Гриша нравился ей больше, чем Петров, но неужели нельзя было уладить отношения с ними как-то иначе? Что ей теперь говорить на допросе в милиции? Наверняка всплывет дело и с фиктивными похоронами, и с этими мошенническими страховками…

Она только начала погружаться в тревожную дрему, как в квартиру позвонили. Звонок ее оглушил, заставив вскочить с кровати. Неужели это за ней?..

Она подкралась к двери и заглянула в «глазок». В следующий миг у нее едва не подкосились ноги. За дверью стоял Петров!

Несколько секунд она смотрела на него в «глазок», не зная, как поступить. Сердце билось как оглашенное.

Он еще раз позвонил.

— Вика, открывай же! Я знаю, что ты одна. Второй час околачиваюсь внизу, еле дождался, когда эта Синицына твоя умотает…

Она открыла. Небритый похудевший Петров ввалился в квартиру. Живой мертвец. Кажется, уже дважды мертвец!

— Уставилась, как будто в первый раз увидела! Пожрать есть чего? — Он заглянул в комнату, потом прошел на кухню. — Мне надо срочно драпать из Москвы, — сказал он, подсаживаясь к столу.

Вика начала доставать из холодильника еду. — Тут такие вещи творятся, что хоть беги без оглядки!…

— А что случилось? — спросила она, выдавливая улыбку. — Я думала, ты позвонишь мне сюда…

— Я потерял бумажку с телефоном… Ну да ладно. Вот что. Меня выследили.

—Кто?

— Бульдозер и его братва. Вика вздрогнула.

— Черт его знает, что тут происходит… — продолжал Алексей, откусывая от бутерброда. — В пятницу вечером они подвалили ко мне на хату. Хорошо, что меня не было. Не знаю, что у них произошло. Видимо, они устроили засаду, но, не дождавшись меня, начали выяснять между собой отношения… Устроили крутую разборку….

— С чего бы это? — пролепетала жена, наливая чай.

— Хрен поймешь, что на уме у этих бандюг. Короче, когда я пришел туда, они все валялись мертвые.

Вика ахнула.

— А это точно были парни Бульдозера? — спросила она и присела напротив мужа. Ноги уже не держали ее.

— Я видел Бульдозера собственными глазами! Вернее, его труп. И еще трупы мужиков, которые наезжали на меня. Я их всех запомнил.

— А больше… там никого не было?

— Живых — никого, только покойники. Если б кто из них живой остался,-я бы, наверно, не ушел оттуда так просто… — Алексей принялся открывать банку с кильками. — Их там было штук шесть или семь трупов. Вся кодла бульдозерская лежала… А может, на них напала какая-нибудь другая группировка? Ведь есть же у Бульдозера враги? Вот они их выследили и замочили всех до одного… А вообще не знаю. Темное дело… Я, конечно, быстренько сделал ноги. Хорошо хоть документов моих там не осталось, менты меня хрен найдут…

Вика тупо смотрела, как он поглощает рыбу прямо из банки.

— А ты не помнишь, — встрепенулась она, — не было ли там такого круглолицего, чернявого, с прыщами на лбу?..

Алексей закивал:

— Курчавый, на цыгана похож? Да, был! А ты откуда его знаешь?

— Он… — Вика запнулась. — Он был тогда в машине, когда на меня напали… Петров утвердительно кивнул:

— Замочили его.

Смутная Викина догадка подтвердилась. Она знала, что в пятницу вечером Бутыкин должен был дожидаться Петрова на даче. Получается, что санитар подвернулся бандитам под горячую руку и тоже погиб, и наверняка вместе со своим дружком Разгоняевым!

У Вики захватило дух. Хорошо, что муж не знает в лицо морговских санитаров! Он принял Бутыкина за одного из бандитов Бульдозера!

Алексей хлебной коркой выудил из банки остатки рыбы.

— Ума не приложу, как они меня вычислили… — добавил он с набитым ртом. — Я же вроде нигде не засветился. Сразу как у вас в морге появился труп, я ушел на дно. Нигде не бывал, ни с кем не контактировал… Вот только тебе пару раз позвонил в больницу… — Он перестал жевать и пристально посмотрел на жену. — А ведь они подвалили туда на другой день, как я показал тебе эту дачку!

— Не знаю, — растерялась Вика. — Я никому не говорила…

— Наверное, они тебя пасли.

— Да, наверное! — ухватилась она за эту догадку. — Мне показалось, что за мной ходит какой-то блондин. Но я все сомневалась: бандит это или нет?.. Я все делала, как ты говорил: ездила на троллейбусе, на электричке…

Он махнул рукой.

— Ладно. Чего уж теперь говорить. Может, все и к лучшему. — Алексей допил чай, встал и прошел в комнату. — Похоже, банде Бульдозера каюк. Даже если кто-нибудь из нее и остался, то им уже не до нас. Вчера весь день я крутился возле нашей квартиры на Мичуринском. Никакой слежки, все чисто…

— Ты не заходил туда?

— Понимаешь… — Он замялся. — Ключи я потерял.

Он не мог признаться, что всю ночь бежал, как трусливый заяц, настолько ошеломило его зрелище кровавых трупов, но больше всего — этот странный фотограф на шоссе. Магниевая вспышка повергла его рассудок в полнейшую панику, на какое-то время лишив способности рассуждать. До Москвы в ту ночь он добрался пешком. Ему всюду чудилась погоня. Два дня он ночевал в подъездах или на скамейках, благо ночи стояли теплые. Оставшиеся после пивбара деньги стремительно таяли, а на третью ночь его обчистила банда каких-то подростков, сняв с него куртку и часы. Петров остался совершенно без денег. К тому же в куртке находились телефонная книжка и ключи от квартиры.

В чувство его привел голод, прогнав страх и заставив трезвее взглянуть на ситуацию. Голод же пригнал его в это утро в квартиру Синицыной — хотя, по правде сказать, он не был до конца уверен, что его не ждет здесь какой-нибудь неприятный сюрприз. Его вполне могли караулить тут братки Бульдозера, которые не погибли в ту ночь, или милиция…

— У тебя пара сотен штук есть? — спросил он.

— Найдется, а что?

— Я быстро сматываюсь в Питер. Прямо сегодня.

— А как же я?

— Ты пока останешься здесь. Кто-то же должен получить деньги! Страховщики, конечно, будут тянуть, но рано или поздно заплатят. Слезать с них нельзя. Ходи и добивайся, все-таки сто пятьдесят тыщ баксов, не шутка! А потом тоже махнешь ко мне.

Вика раскрыла сумочку и достала бумажник.

— И ты… прямо так и уедешь? — спросила она, отсчитав деньги.

— Прямо так. Да, дай-ка мне ключи от квартиры на Мичуринском.

— Зачем тебе?

— Заберу барахлишко. Кожанку, дубленку, костюмы, компакты кое-какие…

— И ты все это повезешь в Питер?

— А тебе бы хотелось, чтобы я оставил шмотье здесь? — возразил Алексей насмешливо.

Но Вике было не до смеха. Перспектива расстаться с дорогой одеждой, пусть даже это одежда мужа, ее не радовала.

— Но послушай, куда ты столько вещей денешь в Питере? — Голос ее задрожал от волнения. — У тебя там есть где остановиться? Тебя ведь все считают умершим!

— Не все. Ну, а тех, кто считает, легко переубедить. Главным аргументом буду я сам!

— Но… может быть, на первый раз возьмешь туда только самое необходимое?

— Я возьму то, что сочту нужным. Давай ключи! Вика уперла руки в боки.

— Кажется, я знаю, к кому ты поедешь! К Галине! Представляю, как она тебе обрадуется. Она ведь до сих пор в тебя влюблена как кошка! Поэтому ты и вещи с собой берешь!

— За вещи я платил крутые бабки! — теряя терпение, закричал Алексей. — Один костюм от Версаче обошелся мне в две штуки гринов! А галстуки от Черутти чего стоят! И при чем здесь Галина, я не понимаю?

Вика, недовольно сопя, отвернулась к окну.

— Ты сама-подумай, когда мне еще все это забирать, как не сейчас, — проговорил Петров с нотками примирения. — Тем более в Москву в обозримом будущем я скорее всего не вернусь…

Она взглянула на него.

— Ты прямо отсюда поедешь на Мичуринский?

— А чего время терять?

— Тогда я еду с тобой.

— Зачем? Свои вещи я прекрасно заберу без тебя.

— Только не без меня! Откуда я знаю, может, ты прихватишь Галине в подарок что-нибудь из моего гардероба…

— Не пори ерунды!

— Это ты не пори ерунды! — взорвалась жена. — Думаешь, я забыла, как ты крал у меня колготки и раздаривал их бабам, которых трахал в своих ларьках?

— Вика, — поморщился Петров. — Во-первых, колготки эти гребаные ты покупала на мои деньги… А во-вторых… Почему ты решила, что я раздаривал их бабам?

Она натужно расхохоталась.

— Нет, ты жертвовал их в пользу беженцев! Алексей, щелкая пальцами, прошелся по комнате.

— Ну ладно, короче, — сказал он, останавливаясь. — Если ты хочешь ехать на Мичуринский, то поехали, нечего тянуть резину…

Он не договорил. В дверь резко позвонили. Супруги замерли, а потом в панике заметались по квартире.

— Кто там? — испуганно пискнула Вика.

— Я, — откликнулась из-за двери Синицына.

— Черт, она же должна быть на работе! — зашептала Петрова.

— Если она меня увидит, я погиб! — тоже шепотом откликнулся ее супруг. — Нам обоим кранты! Она сразу обо всем разболтает, я знаю ее, это такая дура!

— Люся, я сейчас… — жалобно заблеяла Вика. — Я моюсь!

Вбежав в ванную, она на всю мощь включила воду.

— Подожди минуточку!

— Придумай что-нибудь! — шипел Алексей. Он подскочил к окну. Седьмой этаж, не выпрыгнешь!

— Антресоль! — шепнула Вика.

Она встала на табурет и откинула занавеску, закрывавшую внутренность полки над коридором. Там лежали какие-то вещи — в основном старая одежда, пронафталиненные покрывала, шторы и большой металлический таз.

— Дай я! — Петров сам вспрыгнул на табурет, нырнул головой в ворох тканей, подтянулся на руках, забираясь на антресоль, сдавленно чихнул и поджал ноги.

Вика опустила за ним занавеску и убрала табурет.

— Иду, Люсечка, иду! — закричала она, закрывая воду в ванной.

С накинутым на шею полотенцем Виктория распахнула дверь. В прихожую ввалилась целая компания — шесть человек, почти все Викины знакомые, за исключением одного высокого парня в потертой кожанке с металлическими заклепками.

— Вика, я решила устроить тебе маленький сюрприз, — с порога заговорила Синицына. — У Паши сегодня день рождения, и мы решили отметить его у нас…

— Прекрасно… — пролепетала Петрова. В квартире сразу стало шумно, на столе появилось вино. Синицына и одна из пришедших с ней молодых женщин захлопотали на кухне, мужчины включили музыку. Вика принялась помогать накрывать на стол.

— Я сегодня взяла отгул и решила устроить тебе небольшое развлечение, — объяснила ей хозяйка квартиры. — Тебе надо развеяться, посидеть в дружеской компании… А то ты одна да одна… Чахнешь прямо на глазах!

— Компания — это хорошо… — пробормотала Вика с тяжелым вздохом.

— Его зовут Вадим. — Подруга наклонилась к самому ее уху. — Я говорила тебе о нем, помнишь? Отличный парень, он тебе понравится… Ты знаешь, он тебя уже видел издали, и ты на него произвела впечатление!

— Серьезно?

— Ну я-то знаю! Пойдем в комнату.

Скрючившемуся на антресолях Алексею бил в нос запах нафталина, смешанный с пылью. Он прилагал отчаянные усилия, чтобы не расчихаться. Вдобавок ко всему в бок давил край таза, и не было никакой возможности отодвинуться в сторону. До него доносились музыка и оживленные голоса. В комнате началось застолье. То и дело под антресолями кто-нибудь проходил.

— Может, прокатимся на мотоцикле? — услышал он негромкий басок. — Машина внизу.

— Прямо сейчас? — отозвался голос Вики, и Алексей насторожился.

— А чего тянуть. Ты симпатичная герла. Мы будем клевой парой.

—Даже не знаю… — Вика засмущалась. — Это так неожиданно…

— Да ерунда, не тушуйся.

— Но сегодня я точно не могу.

— Тогда я завтра за тобой заскочу.

— М-м… может быть. Но это правда так неожиданно…

Туфли Вики затопали в направлении комнаты, потом остановились. Послышалась приглушенная возня. Алексей отвел край занавески и выглянул. Длинноволосый верзила тискал Вику в объятиях…

Как раз в эти минуты Шредер вышел из стеклянных дверей гостиницы «Космос». По залитому утренним солнцем проспекту сновали толпы прохожих. Искатель алмаза передернул плечами и зевнул.

Сегодня он проснулся поздно, и все равно чувствовал себя невыспавшимся. Последствия минувшей ночи давали о себе знать. На виске и подбородке красовались ссадины, болел бок, по которому саданул вчера Кащей. Сейчас его главной задачей было найти и раскопать могилу погибшего в автокатастрофе Петрова, для чего требовалось разыскать его вдову или хотя бы того, кто знает, где эта могила находится. Кое-какая зацепка у Шредера имелась. Сыщик из детективного агентства проболтался, что вдова до недавнего времени работала в двадцать второй больнице. Шредер решил начать поиски оттуда.

Едва он отошел от дверей гостиницы, как с ним столкнулся какой-то прохожий, кативший сумку. Это был грязный, дурно пахнущий мужчина, по виду — бомж. Он с криком навалился на немца, сумка опрокинулась, и из нее, гремя, посыпались на асфальт пустые бутылки. Чертыхнувшись, Шредер оттолкнул бомжару.

— Смотреть надо, куда идете! — проворчал он и оглядел свои брюки и пиджак — не осталось ли на них пятен после прикосновений оборванца.

Убедившись, что одежда не пострадала, он направился к обочине ловить такси. Между тем бомж бросился подбирать бутылки и засовывать их обратно в сумку. Аккуратно собрав их все, он поспешил дальше и спустя минуту скрылся в толпе.

Шел он со своей сумкой недолго. Шмыгнув в щель между ларьками, «бомж» почистился специально припасенной щеткой, отчего приобрел более-менее пристойный вид. Уже без сумки, которую оставил в той же щели, резидент поспешил к автостоянке. Через пять минут он сидел в своем «Москвиче». Прицепленный к пиджаку искателя алмаза «жучок» начал передавать информацию.

Шредер только что поймал такси. В наушниках резидента зазвучали голоса:

— Мне в двадцать вторую больницу.

— Где это?

— Понятия не имею.

— Что ж вы едете, а не знаете куда?

— Я думал — вы знаете!

Возникла пауза. Видимо, таксист раздумывал.

—Можно позвонить в справочную, — сказал он. — У меня есть сотовый телефон.

— Хорошая мысль!

Прежде чем войти в больницу, Шредер купил в ближайшем гастрономе несколько шоколадок и пару коробок конфет. В отличие от стран Запада, в России не принято было благодарить за мелкие услуги живыми деньгами. А именно мелкая услуга сейчас нужна была охотнику за алмазом, всего-то — телефон Вики Петровой, на худой конец — сведения о кладбище, на котором похоронен ее муж.

Используя свой акцент, он представился девушке-регистраторше прибалтийским родственником Вики. Он только вчера узнал, что у нее умер муж, и немедленно прилетел в Москву. Шоколадка возымела действие. Все, что смогла сделать для него регистраторша, — это послать его во второе терапевтическое отделение, где до недавнего времени работала вдова.

В палате Шредер разговорился с молоденькой медсестрой, как выяснилось — сменщицей Вики, полностью ее очаровал и получил Викин домашний телефон. Полдня ушло на звонки по нему. Трубку на Мичуринском проспекте упорно никто не брал.

После третьей рюмки танцевали все. Стол был отодвинут к стене. Грохочущие звуки, вырывавшиеся из магнитофона, били по барабанным перепонкам. Мотоциклист в расстегнутой до пупа рубахе танцевал особенно лихо. Остальные старались от него не отставать.

Улучив момент, Вика собрала со стола грязные тарелки и под предлогом их мытья выскользнула из комнаты.

— Леша, — зашептала она, привстав под антресолью на цыпочки. — Я принесла тебе сосисечку!

— На хрена мне сосисечка! Ссать хочу, сил нет терпеть!

— Ой, ты что! — Вика растерянно огляделась. — Как же быть? Слушай, может, тебе бутылку пустую дать?

— Давай, только быстрей! Она вернулась в комнату.

— Герл, брось ты эту посуду! — Вадим подскочил к ней и схватил за руки. — Ты клево танцуешь!

— Правда, Вика, — подхватила Синицына, — брось, я сама все вымою!

Петровой ничего не оставалось, как начать танцевать. Вадим наклонялся к ней, обдавая запахами табака и бензина, и громко шептал:

— А то прокатимся с ветерком, а?

— Лучше в другой раз, — отвечала Вика. Синицына хохотала.

— Куда тебе «с ветерком», ты же выпивши!

— Что такое три рюмки? — Вадим высоко подпрыгивал и тряс руками. — В меня полбутылки водки нормально влезает, доказано многократно!…

Когда через четверть часа Вика наконец вырвалась в коридор, до ее слуха долетел дробный звук бьющей в таз струи…

Отчаявшись дозвониться, Шредер вернулся в больницу. Еще один разговор с Викиной сменщицей ничего не дал. Он поговорил с врачихой и медсестрой, но те знали не больше сменщицы. Медсестра предположила, что погибшего Петрова отвезли в крематорий. Шредера от ее слов бросило в холод. Он полчаса не мог опомниться и уже собрался было звонить в гостиницу — Фриц наверняка придет в бешенство от такой новости! — как в больничном коридоре наткнулся на только что пришедшую уборщицу. В первую же минуту разговора он выяснил, что старуха частенько оставалась здесь на ночь и неплохо знала Вику. Шредер поспешил сунуть ей коробку конфет и в следующие полчаса узнал множество самых разнообразных сведений о работавшей здесь медсестре и ее покойном муже. В основном это были сплетни. Старуха терпеть не могла новоявленных коммерсантов, в ее понимании все они были ворюги, и она была уверена, что и покойный Петров тоже воровал, а жена знала об этом и всячески его покрывала. Шредер терпеливо поддакивал ей и кивал, дожидаясь момента, когда можно будет задать вопрос насчет крематория. Сейчас это больше всего его волновало.

— В крематорий? Нет… — Старуха даже поморщилась. — Сюда мамаша его приезжала, совала всем деньги, распоряжалась, видно, что тоже буржуйка! Повезли на кладбище!

Уборщица, которая Викиного мужа и в глаза не видела и только распространяла слухи о нем, конечно, не могла отказать себе в удовольствии поглазеть на него, хотя бы и мертвого. Она рассказала Шредеру, как ходила в морг, когда там проводилось, опознание трупа.

— Его опознала жена, — тараторила она, не давая немцу вставить слово. — Как откинули с него простыню, Петрова вся затряслась, побледнела, закричала: «Это он! Леша! Лешенька! Что ж с тобой сделалось!» — и упала в обморок. Тут же милиция стоит, понятые, Петрову валерьянкой отпаивают…

— Вы лично видели этот труп? — спросил наконец Шредер.

— Вот как вас сейчас! Весь разбит, окровавлен, живого места нет…

— Как — живого места нет? — ужаснулся Шредер. — И живот пропорот?

Старуха на несколько секунд задумалась.

— Нет, живот вроде был цел… — Шредер облегченно вздохнул. — Но все лицо разбито до того, что нельзя узнать человека. И в груди вмятина…

— Бедная Вика! — притворно опечалился Шредер. — Так, говорите, в груди вмятина, а живот цел?

— Цел, цел живот, и ноги целы, вообще весь низ туловища уцелел, а верхняя часть разбита.

— Это хорошо… То есть, тьфу, бедный Алексей! Это ужасно!

— Как хотите, но я так думаю, что его Бог наказал. Они квартиру купили в рассрочку трехкомнатную, в богатом доме, сам за границу ездил чуть не каждый месяц. Жене изменял вовсю. Но и она-то, не будь дура, тоже водила его за нос…

И старуха пустилась в многословный рассказ о Викином хахале — морговском санитаре Бутыкине и о ее отлучках к нему во время дежурства, за что она не раз получала выговоры от главврача.

— Так вы точно знаете, что его не отвозили в крематорий? — перебил ее Шредер.

— Она ведь, скаредная баба, хотела его сжечь, потому что так дешевле выйдет, но мамаша его не дала. На кладбище повезли хоронить!

— Славная у Алексея мамаша! А на каком кладбище его похоронили, вы случайно не в курсе?

— В курсе, милый, отчего же. Под Москвой его хоронили, в Ромашкове. Там кладбище есть большое…

— В Ромашкове? — Искатель алмаза достал записную книжку. — Это точно?

— Точно, я случайно ее разговор по телефону услышала, она договаривалась с его мамашей насчет похорон…

Шредер взглянул на запястье.

— Пятый час! Извините. Мне надо срочно ехать…

Надобность в свидании с вдовой теперь отпадала. Лишний раз «светиться» незачем. Чем меньше народу будет знать «о прибалтийском родственнике», тем лучше.

Выбежав из больницы, немец бросился останавливать попутку. Машины подъезжали и уносились прочь: за город ехать никто не хотел. Лишь через полчаса он уговорил какого-то таксиста съездить в Ромашково за двести тысяч.

По дороге Шредер попросил остановиться у магазина, где продают садово-огородный инвентарь, и купил небольшую штыковую лопату. К самому кладбищу он подъезжать не стал, высадился метрах в пятистах от ворот. К ним вела утрамбованная колея. Пройдя немного и убедившись, что вокруг никого нет, немец свернул к обочине и спрятал лопату под кустом.

Перед воротами, справа, стояло маленькое деревянное здание, на двери которого чернела таблица с надписью: «Администрация кладбища». Шредер постучал. Никто не ответил. Дверь была незаперта, и он вошел.

Поскольку день подходил к концу, никого из начальства уже не было. В конторе находились только двое кладбищенских рабочих — Кондратьев и Заливако. Как всегда в конце дня, оба были основательно выпивши. Кондратьев лежал на скамейке, норовя сползти на пол, и что-то неразборчиво мычал. Заливако, которого водка брала меньше, пытался поставить его на ноги.

— Вам чего, гражданин? — спросил он, хмуро посмотрев на вошедшего.

— Мне надо найти могилу.

— Никого нету. Завтра приходите.

— Завтра я уезжаю. Мне сегодня надо с братом родным попрощаться, понимаете? Сегодня! Я только утром узнал, что он погиб!

— Ничем не могу помочь. Обратитесь в абдм… амдм… в амсрацию кладбища!

— Хорошо. В таком случае — где она, эта администрация?

— Я же вам объясняю: никого нету! Кондратьев снова замычал и начал валиться на пол. Заливако подхватил его под мышки.

— А вы не можете мне помочь?

— Мы — рабочие, — ответил Заливако грубо. — А ты бы, мужик, еще бы позже пришел! Восьмой час уже!

Он мутными глазами смотрел на Шредера и беззвучно ругался. Его землистого оттенка лицо заросло двухдневной щетиной, под вздернутой «заячьей» губой торчал желтый зуб.

Брезгливо принюхиваясь к запаху сивухи, Шредер приблизился и достал из бумажника две десятидолларовые купюры.

— Знаешь, что это такое? — Он поднес их к самым глазам Заливако. — Получишь еще пятьдесят баксов, если сегодня покажешь мне могилу.

Рабочий отпустил своего пьяного товарища и взял деньги. С минуту он рассматривал их, даже поднимал на свет.

— Пятьдесят говоришь, дашь?

— Дам, если поторопишься.

— Ладно… — Заливако убрал деньги в карман и подошел к столу. — Как, стало быть, фамилия брата?

— Петров. Алексей Петров. Он похоронен недавно…

— А точнее? — Заливако уселся за стол и достал из ящика амбарную книгу.

— Точно не знаю, но недавно. Неделю или две назад.

— Петров… Петров… — Могильщик дрожащими пальцами переворачивал страницы и, прищуриваясь, вглядывался в строчки. — А, вот. Есть такой. Петров, Алексей Михайлович… Пятнадцатого июля… Скончался девятого седьмого девяносто шестого…

— Это он! Он! — Шредер выхватил у него книгу. Напротив фамилии «Петров» стояли даты рождения и смерти. Покойнику было двадцать шесть лет, почти двадцать семь!

Немец вперился глазами в Заливако.

— Разыщи мне его. Пятьдесят баксов плачу!

— Да мы с Валентином его и хоронили, и могилку копали. Пойдем, командир, покажу, где это, коль тебе невтерпеж…

— Пошли!

Заливако усадил пьяного Кондратьева поудобнее.

— Слышь, Валентин! — закричал он ему на ухо. — Я через полчасика приду! Не уходи никуда, а то опять до дома не дойдешь!

Шредер нетерпеливо толкнул его в плечо:

— Не уйдет, не бойся. Потопали!

На кладбище сгущались вечерние тени. Солнце догорало где-то за сосновым лесом, начинавшимся сразу за кладбищенским забором. Тускло серебрились кресты и решетки оград. Вокруг не видно было ни одной живой души.

— Мы могилы сейчас копаем вон там, — махнул рукой Заливако. — Tам еще место есть. Значит, и вашего брата в той стороне похоронили. Хотя и в другом месте тоже могли…

Нетвердой походкой могильщик шел по узкой дорожке между оградами. Шредер следовал за ним.

— В другом месте — это где? — спросил он.

— Да где придется. Мы иногда ходим, смотрим… Если когда увидим — старая могила, ни памятника, ничего нет, так считаем ее как пустое место…

— А брата ты не на таком же пустом месте закопал?

— Нет, не должен… Да ты не волнуйся, командир, будет тебе могила в лучшем виде. Я помню, к ней еще крест заказывали с надписью…

— Какой крест?

— Известно какой — металлический, с завитками. А на нем фамилия, имя, как положено…

Они подошли к углу кладбища, где на заборе последние багряные лучи высвечивали надпись:

«Спартак» — чемпион, ЦСКА — кони». Здесь Заливако остановился и начал озираться.

— Ничего, ничего, найдем сейчас…

Он двинулся от одной могилы к другой, вглядываясь в надгробия. Его небритое лицо морщилось, заячья губа шевелилась, беззвучно читая надписи.

— Так… Не тут… Не тут…

Шредер, засунув руки в карманы, глядел на него исподлобья. Заливако пнул ногой свалку у забора, огляделся и снова зашагал между могилами.

— Значит, не здесь, а вон там, подальше… — Он озадаченно почесал в затылке.

Немец хмыкнул, но не сказал ни слова. Они медленно шли по кладбищенской дорожке. Заливако уже вслух читал фамилии на надгробных плитах Однажды он радостно воскликнул:

— О! Петров!

Шредер приблизился и вгляделся в надпись.

— Петров Семен Константинович, — прочитал он. — Скончался в тысяча девятьсот шестьдесят третьем году.

— Значит, Федот, да не тот. Ничего, командир, сейчас найдем!

Могильщик прошел дорожку до конца, потом повернул налево, уперся в тупик и двинулся в обратном направлении. Около часа они с Шредером бродили в этой части кладбища. Заливако трижды возвращался к углу с надписью на заборе про «Спартак» и «ЦСКА» и вновь принимался читать фамилии на здешних крестах. Потом уходил, недоуменно выпятив свою уродливую губу.

— Ничего не пойму… — бормотал он. — Вроде бы тут должно быть…

Шредера это бесцельное кружение по кладбищу начинало раздражать.

— Ты обещал ее найти быстро, — процедил он.

— Должно, закопали где-то в притыке.

— Каком притыке, что ты мелешь?

— Ну, нашли, значит, место свободное между могилами, и закопали. Землицы пустой на кладбище мало осталось, сами видите…

— Где этот твой «притык», говори толком!

— Да бис его знает… — Заливако остановился на пересечении дорожек и огляделся. — Тут и на трезвую голову не сообразишь сразу, а после стакана тем более…

— Так где эта могила? — рявкнул Шредер, окончательно теряя терпение. — Ты приведешь меня к ней или нет?

— Тут она, куда ей деваться… Где-то тут, значит… — Могильщик неопределенно развел руками. — Завтра Валентин проспите у него спросим. Он точно должен знать…

— Что ж ты мне голову столько времени морочил, козел?

— Мужик, ты языком-то не мели. — Заливако нахмурился. — Козла нашел!

С перекошенным от ярости лицом Шредер схватил его за грудки.

— Нажрался, руссиш швайн! Могилу найти не можешь!

Заливако замахнулся, но немец оказался проворнее. Аперкот правой в челюсть был настолько силен, что могильщик с громким криком опрокинулся на землю.

— Свинья! — проревел Шредер. — Ты еще вякать будешь!

Матерясь, пьяный начал подниматься и получил еще один удар — под дых. Чтобы удержаться на ногах, ему пришлось вцепиться в прутья могильной ограды.

— Что ты, что ты, мужик… — захрипел он примирительно.

— Надейся на вас, баранов! — Шредер пошарил по его карманам и вытащил свои доллары. — А теперь убирайся. Поговорим, когда прочухаешься!

Пинок в зад прибавил могильщику скорости. Спустя считанные секунды его удаляющиеся шаги стихли вдали.

Искатель алмаза, переводя дыхание, огляделся. Солнце окончательно погасло. Кресты и ограды угрюмо темнели под бледно-лиловым небом. Где-то здесь, совсем рядом, может лежать бриллиант стоимостью в двенадцать миллионов долларов. Эта мысль подстегнула бандита, и он торопливо двинулся вдоль могил, вглядываясь в надписи…

Липке чертыхнулся, снимая с себя наушники. Шредер идет по ложному следу. В могиле, которую он ищет, никакого алмаза нет. И вообще в ней похоронен не Петров, а какой-то неизвестный, погибший в автокатастрофе. Но и в том Петрове, который должен был, по идее, в ней лежать, тоже нет алмаза. Резидент это знал точно. Но как сообщить об этом Шредеру, не раскрыв свое инкогнито?

Поразмыслив, агент решил не суетиться и оставить все как есть. Пусть Шредер ищет могилу. Пусть он ее найдет и раскопает. Когда убедится, что алмаза в ней нет, он с еще большим рвением возьмется за поиски последнего, четвертого, Петрова!

Взглянув на экран компьютера, подключенного к сети «Интернет», Липке вздрогнул. В левом нижнем углу показался знакомый сигнал, означавший, что в ноль часов сорок пять минут по московскому времени он должен получить очередное послание из Берлина. Ввиду чрезвычайной срочности оно будет передано в шифрованном виде через всемирную компьютерную сеть.

Резидент вооружился фотоаппаратом и замер в ожидании. Текст появился на экране точно в назначенное время и держался ровно столько, сколько требовалось для нажатия на кнопку «Кодака».

Был уже поздний вечер, когда шумная компания наконец покинула квартиру. Гости и хозяйка долго прощались в прихожей. Подвыпивший Вадим настаивал на том, чтобы Вика пошла их провожать. Синицыной стоило немалых усилий утихомирить его.

Из прихожей прощание переместилось на лестничную площадку. Вика, вышедшая сюда вместе с гостями, вскоре незаметно от всех вернулась в квартиру.

— Они ушли? — зашептал с антресолей Алексей. — Я слезаю!

— Ты что! Они стоят за дверью…

— Мне всю ночь, что ли, тут торчать?

— Синицына может войти в любую минуту!

— Тогда забери отсюда этот таз, чтобы я мог хотя бы улечься нормально!

— Давай… — Вика поднялась на табуретку. Алексей передал ей вышеупомянутый предмет, осторожно держа его обеими руками.

— Смотри не облейся, — хмыкнул он.

— Придется тебе переночевать здесь, — сказала Вика. — Ты не храпишь, так что все будет в порядке. А Синицына как ляжет, сразу уснет. Она выпила много…

Алексей заворочался на антресолях, устраиваясь удобнее.

— Надо было мне тащиться сюда сегодня… — пробурчал он. — На улице ночевать и то лучше… Так ты точно знаешь, что завтра в семь она слиняет?

— Абсолютно точно!

— Тогда ладно. Завтра с утра мы заскочим к нам на квартиру за вещами, а оттуда я еду на вокзал. Нечего мне больше делать в этой Москве…

— Тихо! Синицына идет!

Петров умолк. Хлопнула входная дверь, и в квартире появилась запыхавшаяся хозяйка.

— Ну, как тебе Вадя? — с сияющими глазами бросилась она к подруге. — Классный парень правда?

— Только какой-то неуравновешенный.

— Когда ты познакомишься с ним поближе он тебе понравится. Ты на него произвела неотразимое впечатление, точно тебе говорю!

Вике очень хотелось сказать, что Вадим — козел, но она сдержалась, только улыбнулась и махнула рукой:

— Давай лучше спать, я так устала сегодня!

* * *

Скоро Шредеру стало ясно, что если он хочет что-то здесь найти, то должен действовать по определенному плану. Прежде всего кладбище надо разбить на квадраты (дорожки могу послужить границами). Затем наметить очередность обследования этих квадратов. И только потом начать методичный обход могил.

Он вернулся к воротам и мысленно выделил небольшой кусок кладбища слева от них. Вглядываясь в надписи, Шредер двинулся по периметру отмеченного участка.

Вокруг большинства могил стояли решетчатые ограды. Проходы между ними подчас оказывались настолько узкими, что искатель алмаза с трудом протискивался вперед. Небо быстро темнело. Вскоре Шредеру, чтобы прочитать очередную надпись, приходилось приближаться к ней почти вплотную, для чего каждый раз надо было перелезать через ограду. Это очень замедляло поиски. Он чертыхался, проклинал русские кладбища и русское разгильдяйство, но перелезал, зачастую не всегда удачно для своих брюк.

Время уже перевалило за полночь, а он едва закончил обследование первого участка. Это десятая часть кладбища, а то и того меньше. Сколько еще надо тут лазить, чтобы найти могилу этого проклятого Алексея Петрова?.. Но Шредер был упрям. Он мог искать до утра, и искал бы, если б не сгустившаяся темнота.

Немец брел вдоль могильных оград, когда справа от себя услышал негромкую возню и чьи-то голоса. Он остановился. Рассмотреть что-либо в полумраке было почти невозможно. Шредер двинулся дальше и вышел на дорожку. Вскоре в слабом звездном свете он увидел компанию бомжей, расположившуюся на двух стоявших рядом могилах. На одной из могил была расстелена газета, на ней лежала закуска, стояли бутылки и стаканы.

Шредера заметили.

— Эй, кто там? — хриплым басом спросил бородатый мужчина, привалившийся спиной к кресту.

Их трое, мысленно отметил Шредер, к тому же среди них женщина. Вряд ли они могут быть для него опасны.

— Не беспокойтесь, — ответил он. — Это не милиция.

— Менты здесь по ночам не шастают, — сказал второй мужчина. — Хочешь выпить? А то подходи, нальем.

— В другой раз, — откликнулся Шредер и поспешил скрыться.

Не хватало, чтобы его кто-то здесь видел. Он вышел из ворот и направился к шоссе. Несколько часов назад, вылезая из такси, он заметил у обочины какой-то сарай. Шредер разыскал его, взломал нехитрый замок и вошел внутрь. В сарае обнаружились лежанка, ветхие армейские бушлаты и нехитрый огородный инвентарь. Сквозь затянутые паутиной окна в узкое помещение сочился скудный свет Шредер устроился на лежанке, решив подняться с первыми лучами рассвета и продолжить поиски.

Поздно ночью, когда на антресолях, кое-как поджав под себя ноги-уснул Алексей, когда уснула Синицына и Вика, когда забылся сном Шредер в своем сарае, резидент наконец закончил расшифровку послания.

Центр извещал его, что доктор Функ признался в совершенном преступлении. На допросе он сообщил важную деталь, которую не заметили или упустили из виду другие сотрудники дюссельдорфского госпиталя, имевшие дело с Петровым. По свидетельству Функа, на левом плече у оперируемого была татуировка в виде распустившейся розы.

* * *

Утро выдалось солнечным и прохладным. Воротников отпер дверь офиса своим ключом и спустился в кабинет. Было еще очень рано. Зинаида должна прийти только через два часа.

Когда накапливались дела, директор предпочитал явиться на работу пораньше и посидеть за столом, поразмыслить в одиночестве за чашечкой крепкого кофе. В этом отношении Воротников был типичным «жаворонком». Но сегодня об одиночестве не могло быть и речи. Едва войдя, он сразу позвонил Максудову. Жена детектива сообщила, что Анатолий уже полчаса как выехал из дома. Воротников заварил кофе. Он переливал его из кофеварки в кружку, когда появился Максудов. Не говоря ни слова, детектив бросил на стол свою папку и селся в кресло.

— Ты выяснил, кому продали угнанный «Вольвo»? — без предисловий начал разговор директoр — Чеченец из Южного порта содрал с нас за формацию десять штук баксов. Не забывай, что деньги должны окупиться!

Сыщик торжествующе улыбнулся:

— Сведения стоят того, чтобы за них заплатить десять штук!

— Так что?

— Нам повезло в том отношении, что «Вольво» вcе-таки проходил через людей Арсена. Впрочем, через них проходит каждая вторая угнанная в Москве иномарка. Арсен ведет тщательный учет всех продаваемых им машин. Но делает он это, конечно, не для налоговой полиции. Он приторговывает сведениями, и довольно успешно…

— Я слышал, его бухгалтерией пользуется даже МУР, — заметил Воротников.

— Очень может быть.

— Ну так что ты узнал?

Детектив многозначительно посмотрел на директора.

— «Вольво» продали Яковенко!

— Что-то знакомое… — рука Воротникова с чашкой кофе замерла в воздухе. — Погоди… Уж не директор ли это фирмы «Сагос»?

— Он самый! — Максудов даже засмеялся от восторга.

— Не может быть. Какое-то дикое совпадение…

— Я тоже сначала не поверил, — заговорил дегектив, всем корпусом наклоняясь к директору. — Бросился наводить справки — точно, он! Тот самый Яковенко, менеджером у которого работал один из наших Петровых!

— Так это был «Вольво» Яковенко?.. Кто же тогда разбился в нем?

— Вчера вечером я тоже задал себе этот вопрос Я сразу поехал к его секретарше… — Максудов достал из папки три фотографии и разложил их на столе перед директором. — Известные вам снимки разбившихся в «Вольво» людей. Фотографии были сделаны в морге. Я предъявил их вчера старухе все три неопознанных трупа…

— Постой-постой. Какие же они «неопознанные»? Одного из них опознала как своего мужа Виктория Петрова!

Детектив улыбнулся.

— Это так. Но секретарше я об этом не говорил. Я показал ей фотографии погибших, попросив внимательно вглядеться в них. Ведь эти люди погибли, находясь в машине ее бывшего шефа…

Воротников поставил кружку и вытер платком вспотевший лоб.

— И что же секретарша? Она кого-нибудь узнала на снимках?

Максудов улыбнулся еще шире.

— Представьте, узнала. И ужаснулась. В одном из трупов она со стопроцентной уверенностью опознала своего бывшего директора, Яковенко Петра Леонидовича. В другом признала его приятеля, некоего Эдуарда. Фамилии его она не знает. Но уверена, что это он. В последнее время, перед крахом фирмы, она частенько видела его в обществе шефа..

— Ну и кому принадлежит третий труп? — Воротников наконец отхлебнул из кружки.

— У третьего трупа, как видно по фотографии, разбито лицо, и сказать что-то наверняка секретарша затруднилась…

— Труп с разбитым лицом — это тот, которого опознала Виктория Петрова?

— Да, именно тот. Так вот, секретарша, вглядевшись в него, заявила, что это может быть только Алексей Андреевич Петров, бывший менеджер фирмы и закадычный друг Яковенко… Она узнала его по деталям одежды и характерному овалу лица.

— Интересно! — Воротников поставил кружку на стол и откинулся в кресле. — Очень интересно! А Виктория опознала его как своего мужа! Выходит, он тоже Петров?

— Петров, — подтвердил Максудов. — Только другой. Мужа Виктории звали Алексей Михайлович, а этого — Алексей Андреевич.

— Значит, вдова смухлевала, и ее муж — Алексей Михайлович Петров — не погиб в ту ночь? Может, он жив?

— Абсолютно уверен в этом! Афера наверняка была продумана заранее. Чета Петровых решила выколотить из страховой фирмы приличную сумму, а для этого им понадобился неопознанный труп — похожий на Петрова по возрасту и внешним данным. Обратите внимание: Виктория работала в той больнице, куда эти трупы привезли. Этот факт о чем-то говорит?

Воротников наклонил голову.

— Пожалуй.

— Я даже думаю, что к этому делу они привлекли санитара морга…

— Это того, который погиб при странных обстоятельствах на какой-то подмосковной даче? Максудов кивнул.

— Мне кажется, Петров просто убрал санитара, как ненужного свидетеля, — сказал он. — Как гово рится — мавр сделал свое дело и должен уйти…

— Но там ведь еще нашли труп этого бандита как его?…

— Бульдозера, — напомнил детектив. — А с ним трупы его бойцов. При чем тут эта компания, я еще не знаю, но чувствую, что разборка на даче, убийство санитара и Бульдозера как-то связаны с аферой Петрова… Не исключено что она с самого начала была задумана именно Бульдозером, а не Петровым. Петров, его жена и санитар — только исполнители…

Директор задумался.

— Возможно, возможно… Но не будем гадать. Сейчас нам, по крайней мере, ясно одно: труп, в котором Виктория Петрова опознала своего мужа, Алексея Михайловича Петрова, таковым не является. Можно с большой степенью вероятности утверждать, что тело принадлежит Алексею Андреевичу Петрову, бывшему менеджеру фирмы «Сагос»… Но как, однако, интересно получается! — Воротников взял со стола фотографию трупа с разбитым лицом и вгляделся в изображение. — Покойник тоже оказался Петровым и тоже Алексеем!

— И тоже побывавшим в июне месяце в Германии! — добавил Максудов.

— Удивительное совпадение, — согласился директор.

— Когда старуха увидела эти фотографии, то страшно расстроилась и тут же выложила мне множество сведений о Яковенко и Петрове, — продолжал детектив. — Оказалось, что они были гомосексуалистами и последние лет пять жили вместе. Вместе вели бизнес, вместе ездили за границу, кстати, довольно часто. Секретарша считает, что эти заграничные поездки в конце концов и разорили их. во время последнего путешествия в Германию на фирму тут, в Москве, наехала налоговая поли-ия. Они вынуждены были прервать турне и срочно озвращаться. Но срочно не получилось. Что-то ам их задержало почти на пять дней…

— Операция? — спросил Воротников.

— Старухе причина задержки неизвестна. Они ничего не сказали. Видимо, им было не до этого. Cразу по возвращении из Германии Яковенко стал быстро сворачивать бизнес. Сотрудников поувольняли, в том числе и секретаршу. До вчерашнего разговора со мной она была уверена, что Яковенко и Петров находятся в Новосибирске. В последнее время ее шеф несколько раз говорил о том, что собирается вылететь туда и начать там новое дело. —ак само собой разумеющееся, с ним должен был лететь и Петров. Но тут возникла коллизия, которая, может быть, в какой-то степени стала причинoй автокатастрофы. У Яковенко появился новый любовник — Эдуард. Так, во всяком случае, считает ceкретарша. Вероятно, Петров ревновал, хотя теперь этого мы, наверное, уже никогда не узнаем. Вдобавок у него после возвращения из Германии начались боли в животе. Ультразвуковое обследовано выявило в желудке раковую опухоль величиной с куриное яйцо. Можете представить себе его душевное состояние! Парень в отчаянии начал интенсивно колоться. Он чувствовал себя уже стоящим одной ногой в могиле. Что с ними со всеми случилось дальше — секретарша не знает. Повторяю, она была уверена, что уж по крайней мере Яковенко точно вылетел в Новосибирск. Директор закурил.

— Вместо Новосибирска все они отправились прямиком в морг, где тело одного из них —а именно Петрова — стало добычей аферистов, — скачя он, выпустив дым.

— Шеф, теперь нам остается как следует прижать эту псевдовдову. Когда мы предъявим ей показания секретарши, она расколется!

— А что мы скажем немцу? Детектив развел руками.

— Но ведь мы нашли ему Петрова… Пусть в виде трупа, но нашли. Формально он не может предъявить нам претензий.

Воротников стряхнул с сигареты пепел.

— Странная, однако, история получается. Почему он ищет именно Петрова? Если фирма «Сагос» задела его финансовые интересы, то он должен искать Яковенко, ведь так? А крутые, которые подвалили сюда позавчера? Им-то зачем понадобился этот гомик?

— Я тоже думал об этом, когда разговаривал с секретаршей. Вы знаете, шеф, из ее рассказов я вынес впечатление, что Петров — абсолютно серый тип, который сам по себе вряд ли кого-то мог интересовать. Если, конечно, не иметь в виду его голубых друзей… Своими обязанностями менеджера занимался из рук вон плохо, любил выпить, употреблял наркотики… — Максудов пожал плечами.

В кабинете установилось молчание. Директор бросил окурок в пепельницу.

— Хорошо, — сказал он. — Займись подготовкой материалов для немца. Для него у нас осталось только двое Петровых. Один из них погиб…

— Но ведь именно ему сделали операцию аппендицита в Германии!

— Я тоже не сомневаюсь в этом, но все же это только наше предположение. Вопрос выяснится , когда мы найдем исчезнувшего мужа Виктории Петровой.

Он встал и подошел к приемнику, стоявшему на полке у стены. Нажал на кнопку.

— Анатолий! — вдруг обернулся он. — «Жучок» в квартире вдовы заговорил!

Максудов подбежал к нему. Миниатюрное подсушивающее устройство, которое Шулыгин установил в квартире на Мичуринском проспекте большe недели назад, до сегодняшнего утра хранило молчание. Передатчик автоматически включaeтся только при звуках человеческого голоса. Оба cыщика в волнении уставились на подмигивающую панели приемника зеленую лампочку. Это означaло, что работал магнитофон. Кассета крутилась! Воротников поворотом рукоятки усилил звук.

— …Позырь в холодильнике, есть ли чего пожрать, — зазвучал в динамике сиплый голос.

— Только масло подсолнечное и кефир… прокисший!

— Тоже мне «новые русские»! Жмоты!

— Слышь, Чурбан? Мы без жратвы тут много не накараулим!

— Шеф сказал, что вечером нас сменят Очкарь с Митяем. Так что, Сидор, перебьешься.

— Ты послушь, Чурбан, — продолжал после паузы тот, кого назвали Сидором. — Я не совсем врубился. Мы здесь бабу, что ль, ждем?

— Ты еще зелень, Сидор, салага, понял? Делай, что тебе приказано. А приказано тебе вязать всех, кто сюда войдет. Баба это будет, мужик — все Равно. Понял?

— Понял… А если менты подгребут? — Не подгребут. Прийти, по идее, должна баба, жена хозяина квартиры. Кащей велел ее сразу вязать, в рот затычку…

— В жопу член, понял!

— Глохни, кретин! Это жена Петрова, которого мы ищем!

— А правда, что ему в живот брильянт зашили? Чурбан удивился:

— Кто тебе вякнул такое?

— Очкарь. Вчера он мне по пьянке проболтался. Но ты не ссы. Я молчу как могила…

— Молчат только мертвые, секи это башкой своей дурной, понял, нет?

Воротников посмотрел на Максудова.

— Кащей? Их шеф — Кащей?

Детектив на несколько секунд задумался.

— Среди воров в законе таких нет, — ответил он. — Среди главарей группировок, по крайней мере известных, — тоже…

— Голос Чурбана мне как будто знаком… Не одна ли это из тех гнид, которые были здесь позавчера?

Максудов поднял палец, призывая к тишине. Сыщики, затаив дыхание, продолжали слушать разговор бандитов…

Липке лихорадочно соображал. «Жучок», установленный в кабинете Воротникова, принес совершенно неожиданные новости. Петров, в которого зашили алмаз, погиб в автокатастрофе и был опознан как совсем другой человек (удивительно, но тоже по фамилии Петров)! Выходит, Шредер на правильном пути! Если он найдет могилу и раскопает ее, то неминуемо завладеет алмазом. А уж тогда пусть начальство в Берлине решает, как действовать дальше: изъять бриллиант у Шредера здесь, в России, или дать ему контрабандой вывезти камень в Германию, чтобы конфисковать его там без всяких хлопот.

Сейчас резидента больше всего беспокоила невозможность прослушивания Шредера. В ближайшие часы решающие события должны произойти на кладбище, а «жучок», который он вчера так удачно прицепил к его пиджаку, либо молчал, либо хрипел грубыми голосами: «На эти баксы гудеть будем месяц! Подвезло нам с лохом!» — «Как бы он ментам не стукнул». — «А х… с ним. Загребут нас в ментуру, потом все равно отпустят… Давай подставляй стакан… А ты, милка, пока колбаску порежь…». Слушая это, Липке пожимал плечами. Похоже, шредеровский пиджак вместе с «жучком» попал к кому-то другому.

Резидент вышел из своей квартиры, спустился вниз и уселся за руль «Москвича».

Все объяснялось тем, что ночью Шредера основательно обчистили бомжи. Это были те бродяги, которых он застал на могиле. Увидев незнакомого человека, они удивились не меньше немца. Добро бы гулял по кладбищу днем, а то — в полночь! Тут наверняка что-то не так. Один из них проследил за подозрительным прохожим. Выявив место его ночлeга, он вернулся к напарникам, и все вместе они проникли в сарай.

Шредер сделался послушней ягненка, едва увидел над собой занесенный лом. У него конфисковали пиджак, ботинки с носками, часы и, разумеется, всю наличность — около двухсот долларов вместе с бумажником.

Искатель алмаза поблагодарил судьбу за то, что вообще остался жив. Остаток ночи он провел в лесу.

Босой, с исколотыми ногами, он вышел под утро нa станцию. На безлюдной платформе ему встретилась женщина — работница железной дороги. Шредеп представился ей иностранным туристом. Ездил любоваться фресками Загорского монастыря и на обратном пути был ограблен бандитами. Его избили раздели и выбросили из машины. У Шредера был такой вид, что не поверить было невозможно. Смотрительница вынесла ему из будки старые тапочки и позволила позвонить по служебному телефону.

— Фриц, это я! — заговорил он в трубку по-немецки. — Я на станции Ромашково, это рядом с кладбищем. Тут меня ночью ограбили какие-то свиньи. Сняли пиджак, ботинки, деньги вынули… Могила? Вчера не успел осмотреть все кладбище. Но он похоронен здесь, это совершенно точно! Я сам видел запись в конторской книге!.. Что?.. Есть могильщики, я уже пообщался с ними. Это хронические алкоголики. Сами себя не помнят, не то что могилу…

Фриц велел ему ждать. Братва немедленно садится по машинам и едет к нему. Если Петров похоронен там, то могилу они найдут.

— Купите по дороге ботинки, сорок четвертый размер! — взмолился Шредер. — И пару носков!..

— Хорошо — рявкнул главарь, заканчивая разговор.

Прежде чем войти в подъезд, Алексей на всякий случай позвонил в квартиру из автомата. Трубку никто не взял. Потом он прошелся вокруг дома, внимательно разглядывая припаркованные поблизости машины. Ничего подозрительного как будто не было.

Вика не отставала ни на шаг.

— Кто их знает, что на уме у этих бандюг, — пробурчал Петров. — Может, не все погибли в ту ночь. Если кто-то выжил, то могут начать мстить.

— Нам-то за что мстить?

— Найдут за что…

Они поднялись на восьмой этаж. Алексей оста— новился перед дверью своей квартиры. Прислушался. Все было тихо.

— По-моему, никого нет, — сказала Вика. — Тогда не будем терять времени. Я должен успеть к двухчасовому поезду. Возьму костюмы, плащ, кожанку и… пожалуй, оба золотых перстня.

— Но ведь ты покупал их мне! — возмутилась жена.

— В Питере мне надо на что-то жить! — возразил Петров. — Тебе и так останется полно барахла, можешь продавать что хочешь! Давай ключи.

Он отпер дверь, и супруги вошли в квартиру. В прихожей Алексей огляделся. Все вроде бы стояло на своих местах. Но что-то ему не понравилось. В первую минуту он даже не понял, что именно, но это «что-то» заставило его насторожиться.

Вика захлопнула за его спиной дверь и направилась в ванную.

— Ой, Алеша, а тут, по-моему, кто-то… — Она скрылась за углом коридора, и ее голос внезапно перешел в мычание.

Алексей не успел удивиться, как из-за платяного шкафа выскочил здоровенный стриженый молодчик.

— Молчи, падла, — шепнул он, свирепо оскалившись.

Незваный гость ударил Петрова под дых, хотя тот и не думал сопротивляться, а затем нанес удар ребром ладони по шее. Алексей, захрипев, осел на пол. Все поплыло перед его глазами. Стало трудно дышать.

Бандит заломил ему за спину руки и принялся их связывать.

— Не вздумай вякать, если хочешь жив остаться! — угрожающе прошипел он.

Тем временем Вика, визжа, старалась избавиться от насевшего на нее Чурбана. Бандит повалил ее на пол. Она извивалась, норовя оцарапать ему лицо.

Справившись с Алексеем, Сидор поспешил на помощь сообщнику. Вдвоем они уложили женщину лицом на паркет и связали ей за спиной руки. Чурбан затолкал ей в рот тряпку, потом достал из гардероба колготки и обмотал ей голову. Вика с завязанным ртом могла теперь только тихо мычать, беспомощно поводя глазами.

— Так-то лучше будет, — сипло сказал Чурбан, закончив с «упаковыванием» пленницы. — Затащим их в комнату, а то вдруг еще кто войдет.

Бандиты за ноги отволокли Петрова в спальню, подняли и грубо швырнули на кровать. Рядом с ним уложили связанную жену.

— По-моему, это та баба, которую мы ждем, — сказал Сидор.

— Сейчас посмотрим. — Чурбан подошел к тумбочке и достал альбом с фотографиями.

Наблюдавший за ними Алексей не мог не отметить, что бандиты уже успели похозяйничать в его вещах. Все в шкафу и тумбочке было перерыто.

Раскрыв альбом, Чурбан начал рассматривать снимки. Сидор присоединился к нему.

— Ну, она! Вот она, эта баба, на всех снимках! — воскликнул он нетерпеливо. — И мужик этот тоже…

— Погоди-ка… — Чурбан заинтересовался одной из фотографий. Что тут написано на обороте? «Вика и Алексей Петровы, годовщина свадьбы», —прочитал он. — Ну правильно, они и есть! — Чурбан ухмыльнулся, кивнув на пленников. — И он, и она! Оба, голубы, попались! Сидор спросил напрямую:

— Ты, значит, Петров?

— Петров, — тихо подтвердил пленник, почти не разжимая губ.

— Ништяк!

Чурбан подошел к телефону и набрал номер.

— Алло, шеф? — заговорил он в трубку. — Можешь приезжать. Они оба здесь — и она, и он. Вошли в квартиру пятнадцать минут назад. Мы их по-[вязали… Что?.. Нет, точно, это ее муж! Алексей Петров, мы с Сидором фотографии их сейчас смотрели, у них полно фотографий, и почти на всех — этот мужик, там даже надпись есть на одной… — Бандит на минуту замолчал, слушая голос в трубке. — Не знаю, откуда он взялся, но это он! Живехонький!.. Лады, шеф, будем ждать!

Чурбан положил трубку и обернулся к Сидору.

— Кащей сказал, что подвалит через полчаса. Ты знаешь, штука какая? Этот хмырь, — он кивнул на Алексея, — еще в начала месяца в машине разбился. Насмерть. А он живой!

Воротников выключил приемник и посмотрел на часы.

— Кащей приедет туда через тридцать минут. Мы должны успеть раньше. Двигаем, быстро!

Оба сыщика выбежали из офиса и вскочили в j припаркованный поблизости синий «Ауди».

Сидор уставился на Петрова.

— Насмерть разбился? — протянул он удивленнo. — Что-то непохоже.

— Я отдам вам деньги, — прошелестел Алексей пересохшими губами. — Все, что я должен «Медине», я отдам… А в смерти Бульдозера я не виноват клянусь…

— Чего он там мелет? — поморщился Чурбан. — Какой еще бульдозер?

— Он вроде кому-то деньги должен, — сказал Сидор.

После удара по шее мысли в голове Алексея шевелились с трудом. В первую минуту, увидев стриженых молодчиков, он был уверен, что это недобитые бойцы Бульдозера. Они его выследили и теперь собираются свести с ним счеты за своего босса. Но поведение бандитов сбило его с толку. Похоже, это не те. Тогда кто же? В конце концов он решил, что в данной ситуации ему, наверное, лучше всего помалкивать.

— Должен — значит, отдаст! — Чурбан с зловещей ухмылкой приблизился к пленнику.

Рука бандита устремилась к животу Петрова. Тот импульсивно напрягся. Но вместо того, чтобы ударить, Чурбан принялся щупать…

—Ты расслабь пузо, расслабь, не напрягайся… — прохрипел верзила.

— Мужики, вам чего? — пробормотал Алексей. — Берите все, клянусь, в ментуру я не накапаю!

— Глохни, — буркнул Чурбан.

Его пальцы, как железные клещи, продолжали сдавливать пленнику живот. Алексей морщился от боли.

У Сидора азартно блестели глаза.

— Ну, что? Есть?

— Хрен его знает… Здоровый боров, живот отожрал… Ни фига не нащупаешь…

— А может, ножичком его вспорем? Самое милое дело!

Это шеф решит — вспарывать или нет.

— Дай я пощупаю!

—Лучше пойди в «глазок» посеки…

В квартиру резко позвонили.

— Шеф! — встрепенулся Сидор и помчался к двери.

Он заглянул в «глазок», и сердце его екнуло: за дверью стоял какой-то незнакомый мужчина!

— Сидор, Чурбан, давайте открывайте живее, какого х… резину тянете! — послышался из-за двери грубый голос. — Быстро спускайтесь с обоими чуваками, шеф ждет внизу!

Бандит растерялся. Незнакомец явно был в курсе дела. Сидор, новичок в группировке Кащея, еще не слишком хорошо знал всех членов банды, и то, что незнакомцу были известны их с Чурбаном клички, произвело на него впечатление. Значит, это кто-то из своих…

— Времени нет ни минуты, открывайте, засранцы! — рявкнул гость. — Кащей вам голову оторвет!

Имя главаря окончательно рассеяло сомнения молодого бандита. Он открыл дверь. Воротников и Максудов ворвались в прихожую и в ту же секунду прижали Сидора к стене.

Действовали сыщики с профессионализмом бывалых омоновцев. Бандит не успел и глазом моргнуть, как на его запястьях защелкнулись наручники. На шум из комнаты выбежал Чурбан. Увидев на напарнике «браслеты», он сразу смекнул: менты!

— Стоять! — гаркнул на него Максудов. — Лицом к стене!

Чурбан поднял руки, подчиняясь. Внешний вид незнакомцев заставил его усомниться в правильности своей догадки. На «ментах» не было бронежилетов, к тому же они, по всей видимости, были безоружны. Он выше поднял руки и вдруг прыгнул на Воротникова, сбив его с ног. В тот же миг на него ринулся Максудов, резко выкинув кулак, но бандит уклонился от прямого удара и сам, в свою очередь, врезал детективу костяшками пальцев по переносице.

— Тебе сказано — стоять, гад! — хрипнул Максудов и двинул бандита ногой в пах.

Тот глухо вскрикнул и согнулся пополам. Поднявшийся Воротников двинул ему ребром ладони по затылку, и Чурбан окончательно свалился.

— Этот жлоб был у нас позавчера! — злобно прошипел детектив. — Что тебе надо было от нас, падла? Зачем тебе понадобился Петров? Ну-ка, колись живо!

Воротников дернул его за рукав.

— Анатоль, у нас нет времени. С минуты на минуту сюда подвалит кодла Кащея. Надо забирать вдову с чуваком и быстро уходить!

Максудов с силой пнул Чурбана ногой.

— Мы еще встретимся, гад!

Возня и крики в прихожей вселили в пленников надежду, но и встревожили их. К моменту появления в спальне детективов они сползли с кровати. Алексей, несмотря на связанные ноги, умудрился даже принять вертикальное положение.

— Уголовный розыск! — вбежав в спальню, крикнул Воротников. — Вы — Петров Алексей Михайлович?

— Да, да, — закивал пленник.

— А вы, стало быть, его жена? Вика тоже кивнула.

— Прекрасно. Значит, мы по ваши души. Анаголь, развяжи их!

Максудов быстро избавил пленников от веревок.

— Эти ублюдки могли меня убить! — возмущенно затараторила Вика, едва ее рот освободился от тряпки. — Какие же они гады, мерзавцы, сволочи! Мы им ничего не сделали! Ровно ничего! — На ее глазах заблестели слезы. — Они хотели нас ограбить, убить, паскуды! Они ждали нас в квартире, товарищ милиционер!

— Пройдемте с нами, и побыстрее, — деловито сказал Воротников. — Документы взять не забудьте. Петров заметно побледнел.

—Документы?.. — пробормотал он.

— Да. Желательно паспорт. Но можно и свидетельство о рождении, пропуск, водительские права — любые документы, удостоверяющие личность.

— Все мои документы — при мне! — сказала Вика, показывая свою сумочку.

— Быстрее, гражданин! — поторопил Алексея детектив. — Машина не может ждать!

— Да, да, сейчас… — Петров засуетился, выдвинул из стола ящик, потом подбежал к тумбочке, порылся там в каких-то бумагах.

— Идемте! — тревожно крикнул Воротников, выглядывая в окно. — Больше ждать мы не можем!

Когда они проходили мимо бандитов, лежавших связанными в прихожей. Вика не могла отказать себе в удовольствии погрозить Чурбану кулаком.

— Это ключи от квартиры? — Максудов показал ей связку.

— Да. Вы вернете их нам?

— Обязательно. А сейчас мы запрем дверь…

— Разве вы не возьмете с собой грабителей?

— Они пока останутся здесь. Быстро спускаемся вниз.

Вика направилась было к лифту, но Воротников знаком показал ей на коридор, ведущий к пожарной лестнице. Они почти побежали по ступенькам

— Слушай, парень, такой вопрос, — на бегу обратился Максудов к Алексею. — Тебе аппендицит вырезали?

— Вырезали, а что?

— Давно?

— Да уж порядком. Еще когда в институте учился, на втором курсе.

— Понятно…

Первым из подъезда вышел Воротников. Он огляделся, подошел к «Ауди» и широко распахнул заднюю дверь, приглашая супругов в машину. Все уселись, и «Ауди» рванул с места.

Воротников, не выпуская руля, вытер вспотевший лоб. Рядом облегченно вздохнул Максудов.

— Все-таки мы их опередили! — воскликнул он.

— Кого? — спросил с заднего сиденья Петров.

— Для вас это не имеет значения, — ответил директор.

— Как это — не имеет? — возмутилась Вика. — Это бандиты, они хотели нас ограбить! Для нас это очень даже имеет значение!

— За ваших бандитов нам никто денег не заплатил, — сказал Воротников.

— Мы сотрудники частного сыскного агентства, — добавил Максудов, — и расследуем только те дела, которые интересуют наших клиентов. А бандиты, которые наехали на вас, их не интересуют…

— Хотя, возможно, нам еще придется с ними разбираться, — сказал директор, трогая свой нос, который все еще болел после памятного щипка Кащея.

Алексей встрепенулся:

— Погодите… Значит, вы — частные сыщики? Тогда что вам от нас нужно? Мы ни в какие дела не замешаны!

Максудов усмехнулся.

— Так уж и не в какие? А вы вспомните получше.

— Вы не имеете права нас арестовывать! — воскликнула Вика. — Вы не милиция! Остановите машину!

Она попыталась открыть дверь, но та не поддалась. Петров вжался в спинку сиденья.

— Куда вы нас везете? — сдавленно проговорил он.

— Законный вопрос, — ответил Воротников. — Сейчас мы доставим вас в некую фирму под названием «Бонако». Слышали, надеюсь?

— Это страховое общество, — сказала Вика. — Но что нам там делать?

— В «Бонако» просто жаждут встретиться с вами, — с язвительной улыбкой объяснил Максудов. — Они уже неделю ждут вас, прямо заждались. Звонят почти каждый день.

— А в чем, собственно, дело?

— Там вам объяснят. Да вы не бойтесь, — засмеялся детектив. — Может, они просто поговорят с вами и отпустят. А может, ментам сдадут… Для вас, в вашем положении, это тоже неплохой выход.

Петров молчал, бледный как мел. Вика нервничала.

— Это возмутительно! — выпалила она.

— Ребята, вы бы лучше сказали нам спасибо, — заметил Воротников. — Иметь дело с охранниками страхового общества все-таки приятней, чем с банДой отмороженных…

Он вдруг умолк, словно осекся, и толкнул локтем Максудова. Тот проследил за его взглядом. Воротников смотрел в зеркало заднего вида. Тут уже и Максудов заметил большой черный джип, который ехал метрах в ста от них.

— По-моему, он сидит у нас на «хвосте» от самого Мичуринского, — процедил директор.

— Сверни-ка, — сказал Максудов.

Воротников налег на руль, и «Ауди» юркнул в первый подвернувшийся переулок. Джип повторил их маневр. Сквозь затемненные окна невозможно было разглядеть его пассажиров. Даже когда джип прибавил скорость и начал приближаться, фигуры за его лобовым стеклом казались смутными силуэтами.

— Это они, —сказал Воротников. — Что будем делать?

— Не дай им подойти. Они могут выстрелить в шину. — Детектив оглянулся. — А лучше всего — попробуй оторваться.

Волнение сыщиков передалось их невольным попутчикам.

— Этот джип имеет отношение к тем бандюгам, которые напали на нас в квартире? — спросил Алексей.

— Возможно, — ответил Максудов. — Пригнитесь, не закрывайте нам задний обзор.

Перепуганные супруги вжались в кресла. Директор начал прибавлять скорость. Джип сначала немного отстал, но вскоре тоже поддал газу.

Повороты в первые подвернувшиеся переулки увели «Ауди» далеко в сторону от намеченного маршрута. Сыщики очутились в местах, которые они знали плохо. Впереди замаячил светофор.

— Попробуй проскочить на красный свет, —сказал Максудов. — Может, за нами увяжутся менты?

«Ауди» на скорости объехал остановившуюся перед светофором легковушку и помчал дальше. Джип упорно следовал за ним.

Колеса запрыгали по трамвайным рельсам.

— Скорость здесь не выжмешь… — проворчал Воротников.

Ему приходилось то и дело выкручивать руль, обгоняя медленно катившиеся впереди машины. Джип снова начал приближаться. На пустынном отрезке улицы, когда ехали вдоль каких-то фабричных корпусов, в заднем стекле «Ауди» с негромким треском появилась маленькая круглая дырка. Выстрела никто не слышал. Должно быть, стреляли из пистолета с глушителем.

Вика взвизгнула и в страхе опустилась под сиденье.

— Проклятие! Они все-таки стреляют! — Воротников пригнул голову.

— Кто это? — нервно прокричал Алексей. — Почему они никак не отвяжутся от нас?

— Потому что дело серьезнее, чем мы думали, — сказал Максудов и вдруг пристально посмотрел на Петрова. — Те двое, что они от вас хотели?

— Не знаю! Клянусь! Я их впервые в жизни видел!

— Это грабители! — взвизгнула Вика. — Квартиру залезли чистить, разве не ясно?

— О чем они говорили с вами перед нашим приездом? — продолжал спрашивать детектив. — Что-то ведь им было нужно! Если это грабители, то они Должны были выпытывать у вас, где деньги, золото…

— Нет, — признался Алексей, — ни о чем таком они не спрашивали…

— Тогда что же? Ты сам-то что думаешь?

— Недавно один крутой на нас наезжал…

— Бульдозер?

— Откуда вы знаете?

— Неважно. Эти типы имеют к нему отношение?

— Понятия не имею! Этих конкретно я видел впервые в жизни, правду говорю!

— Они спрашивали у вас про долг?

— Нет… — Алексей на несколько секунд задумался. — Они, по-моему, вообще меня ни о чем не спрашивали… Интересовались только моей фамилией… Допытывались, правда ли, что я ее муж. Даже мое лицо по фотографиям сличали…

— Это натуральные бандиты, их кто-то на нас навел! — всхлипывала Вика.

Воротников ожесточенно крутил руль, обгоняя тихоходный трейлер.

— Выходит, они вас только связали, и все? — уточнил он.

— Алеша, скажи, что они тебе угрожали! — снова подала голос Вика. — Тот, конопатый, живот тебе хотел вспороть!

— Живот? — заинтересовался Максудов.

— Да садисты они, — ответил Алексей. — А один вообще, наверное, голубой. Начал щупать меня, как бабу. У меня весь живот в синяках от его пальцев…

— Ощупывал живот? — живо переспросил детектив и тут же пригнул голову: в заднем стекле «Ауди» появилась еще одна дырка.

Они с Воротниковым переглянулись.

— Бриллиант! — прошептал Максудов. Из бокового окна джипа высовывался молодчик с пистолетом. Третья пуля прошибла стекло и свистнула в считанных сантиметрах от головы директора.

— Константиныч, дави на газ! — скрежетал Максудов.

Все, чем располагали сыщики, — это газовый пистолет, игрушка в сравнении с бандитскими «кольтами» и «ТТ». Оставалось надеяться только на скорость и удачу.

— Вон светофор! — крикнул детектив. — Может, хоть сейчас нас заметят менты?..

Обе машины снова пролетели на красный свет. Как назло, на этих окраинных малолюдных улицах не видно было ни одной милицейской души.

Воротников прибавил скорость. Снова красный свет впереди. «Ауди» рванул на него, едва не сбив какого-то пешехода, и только тут наконец за преследующим его джипом пристроилась белая с синей полосой «девятка».

— Чувствую, не избежать нам сегодня оказаться в ментуре, — прохрипел директор.

— Лучше ментура, чем Кащей, — отозвался Мак-судов.

«Ауди», визжа шинами, свернул в глухой переулок. По сторонам потянулись бетонные заборы. Машину затрясло на ухабистом, покрытом трещинами асфальте. За «Ауди» в тот же переулок свернул джип, а следом — милицейская «девятка» с мигалкой на крыше.

Треснула автоматная очередь. Максудов оглянулся и присвистнул. Бандиты стреляли по машине блюстителей порядка. Все переднее стекло «девятки» изрешетили трещины. Одна из пуль угодила в водителя. «Девятка» вдруг резко свернула в сторону и на полной скорости врезалась в забор. Раздался глухой звук удара. Спустя считанные секунды искореженная милицейская машина скрылась позади за поворотом.

Бандиты снова сосредоточили огонь на автомобиле сыщиков. Пользуясь тем, что места вокруг безлюдные, они пустили в ход автомат. Вика закричала, когда заднее стекло разлетелось в осколки.

Неожиданно «Ауди» резко тряхнуло. Машина скрежеща шинами по асфальту, пошла юзом и встала: это Максудов дотянулся ногой до педали тормоза. Воротников, с пулевым отверстием в затылке лежал головой на руле.

Викин вопль смолк — Алексей ладонью зажал жене рот. Супруги затаились под задним сиденьем. По рубашке на правом плече Максудова быстро растекалось кровавое пятно. Тяжело дыша и сдавливая рукой рану, детектив откинулся на сиденье. Рядом остановился джип. Двери его открылись, и оттуда выскочили стриженые молодчики с пистолетами в руках.

— Всем сидеть! Не шевелиться! — рявкнул один из них — самый тощий и уродливый, с головой как череп. Он раскрыл переднюю дверь «Ауди» и приставил пистолет к виску Максудова. — Вылезай!

Детектив начал выбираться из машины. Одному из сообщников Кащея показалось, что он делает это недостаточно быстро. Бандит схватил его за ворот рубашки и грубо столкнул на асфальт.

Главарь взглянул на заднее сиденье.

— Алексей Петров? — поинтересовался он неожиданно любезно. — А вы супруга его, Виктория?

Алексей не успел ее одернуть. Она выпалила, радостно закивав:

— Да, да, мы Петровы! А в чем дело? Муж толкнул ее локтем:

— Молчи, дура!

Кашей осклабился в улыбке.

— Вот вы-то мне и нужны. Вернее, ваш супруг.

Он сделал знак браткам, и те вытащили обоих из «Ауди».

— Вас, мадам, нам тоже придется чмякнуть — как свидетельницу, — сказал бандит с холодным сарказмом, не переставая улыбаться. — Сейчас здесь будут менты, поэтому дело надо обделать быстро. — Он кивнул на Петрова: — Кладите его!

Бандиты опрокинули Алексея навзничь. По знаку главаря Очкарь взял на «мушку» Максудова, направив на него пистолет.

Кащей вынул из кармана нож. Митяй поспешил расстегнуть на Петрове рубашку и задрать на нем майку. Глаза главаря сузились, остановившись на голом животе пленника. Он удобнее перехватил рукоятку.

— Постой, Кащей! Это не тот Петров, который тебе нужен! — вдруг громко сказал Максудов. Бандит оглянулся на сыщика:

— Ты знаешь мое погоняло?

— Я знаю все! Я знаю, что ты ищешь бриллиант в животе у человека, которого зовут Алексей Петров! Он в июне приехал из Германии! — Голос детектива с каждой фразой приобретал уверенность. — Там во время операции аппендицита ему вшили алмаз! Чувак и сам не заметил, как ему вшили! Это как в «Бриллиантовой руке»: поскользнулся, упал, потерял сознание, очнулся — гипс!

— Откуда тебе все это известно?

— А ты думаешь, мы такие кретины, что нам можно дурить мозги? Говорю тебе, что этот Петров, — он кивнул на Алексея, — не тот! А Руссель, или Шредер, или как его там, уже, наверное, заполучил этот камешек!

Кащей несколько мгновений молчал, сверля Максудова глазами.

— Это как же — заполучил? — спросил он очень тихо, с затаенным бешенством.

— А вот как! Немец заплатил нам деньги, чтобы мы нашли ему Петрова, и мы нашли! Это менеджер фирмы «Сагос». Фирма обанкротилась, а менеджер с директором куда-то пропали. Их секретарша думала, что они улетели в Новосибирск. А они тут в Москве, попали в автомобильную катастрофу. Труп Петрова секретарша опознала по фотографии. Я говорил с ней вчера, и весь разговор записан на пленку. Она мне кое-что рассказала о нем! В Германии Петрову пришлось задержаться, а когда он вернулся, то стал жаловаться на боли в животе. Кассета в машине, в бардачке, можешь достать и послушать! И уберите пушку от затылка, она действует мне на нервы! —

Главарь движением руки приказал Очкарю отойти от сыщика.

— Петров делал ультразвуковое обследование желудка, — продолжал Максудов. — Оно выявило раковую опухоль величиной с куриное яйцо! Сечешь, Кашей?

— Он разбился насмерть? — рявкнул бандит.

— Еще две недели назад!

— Где труп?

— Спроси у них, — кивнул детектив на Вику и Алексея.

— В Ромашкове, на кладбище, — торопливо сообщила Петрова. — Вы отпустите нас? Мы не пойдем в милицию, честное слово…

— В Ромашкове?.. — Кащей сжал зубы. — Почему ты считаешь, что немец уже взял камень?

— Потому что он заплатил нам за работу. — И Максудов ухмыльнулся, глядя бандиту в глаза. Внезапно он отпрыгнул и ударил Очкаря кулаком в живот. Тот согнулся. Следующим ударом детектив выбил у него из руки пистолет. Кащей грязно выругался. Максудов упал, на лету подбирая с земли оружие. Пистолет появился и в руке Кащея, но самым проворным оказался Крученый. Его выстрел опередил всех. Максудов, уже почти скрывшийся за «Ауди», замер. В следующую секунду он рухнул навзничь, голова с глухим стуком ударилась затылком об асфальт и осталась лежать неподвижно.

— Этих двух связать и в джип! — крикнул Кащей. — Быстро! Может быть, мы еще успеем!…

Неизвестно, чему больше обрадовался Шредер — появлению сообщников или ботинкам, которые они ему привезли. Он восторженно приветствовал Фрица и тут же заверил его, что вместе они наверняка отыщут эту могилу. С Фрицем в Ромашково приехали шесть немецких бандитов, из которых четверо совершенно не говорили по-русски. Шредер написал для каждого из них на листке бумаги слово «Петров». Затем кладбище разбили на примерно одинаковые участки, распределили между членами банды, и все приступили к поискам. Каждый тщательно прочесывал свой участок. Если кто-то находил могилу с нужной фамилией, то по портативной рации связывался с Шредером. И четверти часа не проходило, чтобы с разных концов кладбища не поступал сигнал о наличии на каком-нибудь надгробии фамилии Петров. Взмыленный Шредер трусцой носился по погосту.

На одной из дорожек ему встретилась согнутая буквой «г» старуха, опирающаяся на клюку. Бабушка оступилась перед самым его носом. Налетев на нее, Шредер едва удержался на ногах.

— Доннер веттер! — закричал он.

Старуха выронила клюку и схватилась за его рубашку, едва не порвав ткань. Шредер фыркнул в досаде, однако проявил западную галантность: поднял клюку и протянул старухе. В следующую секунду он уже бежал дальше, а старуха резво заковыляла к воротам.

Выйдя за пределы кладбища, она разогнулась и почти бегом припустилась к шоссе. Там, на обочине, стоял серый «Москвич». Вскочив в него, Липке надел наушники. Прослушивание Шредера возобновилось. Проверив действие прицепленного к его пиджаку «жучка», резидент покрутил рукоятку и настроился на «жучок» Кащея.

Несколько минут он слушал. Похоже было, что русский мафиози находится в машине и куда-то едет. Но куда? Кашей и его люди ехали в полном молчании. Резидент снова переключился на Шредера.

Помимо Липке, за искателем сокровищ следили и двое кладбищенских рабочих. По случаю жары раздетые по пояс, они расположились на солнышке у задней стены конторы, обращенной в сторону кладбища.

— Чего это он так разбегался? — смоля сигаретку, лениво сказал Кондратьев.

— А бис его знает, — так же лениво откликнулся Заливако. — И вчера вечером он приходил. Могилу искал, раздолбай.

— Какую могилу?

— Брата, говорит, могила… Баран хренов! Заливако потрогал заплывший глаз — напоминание о вчерашних побоях. Рассказывать товарищу о своем позоре он не стал, про глаз сказал, будто споткнулся по пьянке и неудачно упал.

— Козел вонючий, — бормотал могильщик, наблюдая за немцем, пока тот не скрылся вдали за могильными оградами. — Фуфло поганое… Могилу ему, вишь ли, надо найти…

— А ты чего, не ходил с ним вчера искать?

— А… — Заливако махнул рукой. — Ходил… Да хрен ее знает, где она! Пусть сам ищет, пидор.

На конторское крыльцо вышла администраторша — тридцатилетняя толстуха в косынке и темно-синем халате. Лицо у нее было заспанное и недовольное.

— Вы все сидите? — строго окликнула она рабочих. — Забыли, что у нас похороны сегодня? В два часа должны привезти.

— А сейчас сколько? — спросил Кондратьев.

— Полпервого, — ответила администраторша. — А у вас яма еще небось не выкопана! Быстро лопаты в руки и пошли! Нечего рассиживаться. Люди деньги заплатили, приедут, а у вас ничего не готово!

— Где копать-то? — спросил Заливако, поднимаясь.

— Да там же, в углу, как будто не знаешь. Место там еще есть. Быстро, быстро, они могут и раньше приехать!

Она скрылась за дверью. Кондратьев пошарил у себя под задом, достал из свернутой телогрейки, на которой сидел, початую бутылку водки. Откупорил ее и с минуту пил. Остаток протянул товарищу. Заливако опорожнил бутылку и выбросил за ближайшую могилу.

— Братец ему понадобился, — хмыкнул он злобно, снова увидев немца. — Дурило гребаный.

— А он здесь вроде с дружками шастает, — заметил Кондратьев, беря лопату. — Ишь, ходят!

— Делать им нечего.

Они смотрели, как Шредер и его товарищ торопятся по узкой дорожке между оградами.

У немцев был повод торопиться. Похоже, Зигберт Клосс, который тоже знал русский, нашел нужную могилу. По рации он известил об этом сообщников.

Шредер и Фриц первыми прибыли на участок Клосса. Могила была самая затрапезная. Ограды вокруг нее не было. В изголовье был довольно небрежно воткнут крест с доской внизу, на которой значилось, что здесь похоронен Петров Алексей Михайлович. Судя по датам рождения и смерти, покойник всего месяц не дожил до своего двадцатисемилетия.

— Это она! — задыхаясь от волнения, закричал Шредер. — Та самая могила!

Датой смерти было указано девятое июля нынешнего года. Под фамилией и датами стояли слова: «Трагически погиб».

Через считанные минуты у могилы собралась вся группа. По приказу Фрица двое парней тут же заработали лопатами. Вскоре их сменили двое других. Яма росла, увеличивались холмики выброшенной земли по ее краям.

Работа двигалась споро. Яма была уже по грудь землекопам, когда лопаты глухо ударились о прогнившую крышку гроба. Фриц завыл от нетерпения. Немцы сгрудились вокруг ямы, вглядываясь в ее черную глубину. В своем «Москвиче» замер резидент…

И в эту минуту раздался рявкающий крик:

— Стоять, падлы! Всем стоять! К раскопанной могиле быстро приближались стриженые молодчики с пистолетами в руках.

— Во, как раз подходящее место! — сказал Кондратьев, приближаясь к углу забора. Под надписью «Спартак — чемпион, ЦСКА — кони» темнел продолговатый бугорок.

— Так тут могила, — возразил, подходя, Заливако.

— Какая те могила! Не помню, когда мы тут копали.

— А чего ты вообще помнишь? С пьяных глаз ты и Мавзолей можешь перекопать…

Заливако оглядел бугорок, пнул его ногой.

— Ни креста, ничего нет, — настаивал Кондратьев. — Давай, взялись. Работы всего на пятнадцать минут.

— Погоди ты… А вдруг все-таки могила? Могильщик с заячьей губой обошел бугорок кругом.

— Вот и дырка есть в земле, вроде крест тут торчал…

— А куда ж он делся?

— Хрен его знает. Может, украли. Они побродили возле забора, поминутно возвращаясь к бугорку.

— А с другой стороны, тут вроде и копать больше негде… — задумчиво сказал Заливако.

— Не зря нас Танька сюда послала, она-то лучше знает, где копать. Если она сказала — в углу, то значит, здесь.

— Ладно. — Заливако поплевал на ладони и взялся за лопату. — Погнали.

К забору полетели комья земли. Во время работы Кондратьев то и дело останавливался передохнуть. Выпитая водка и жара мутили голову. Дрожащие руки еле поднимали лопату. Запарившись, он вылез из ямы, между тем как напарник продолжал расширять ее стенки.

Внезапно лопата ударилась о доску.

— Эй! — удивленно крикнул Залйвако. — Я же говорил, тут могила!

Кондратьев слезящимися глазами уставился в черную глубину ямы.

— Может, старая какая-нибудь? Залйвако расчистил от земли крышку гроба. Затем поддел ее острием лопаты. Доска проломилась.

— Гроб вроде недавний… — пропыхтел он.

— Ну да, недавний, — не соглашался Кондратьев. — Труха!

— Да ты разуй гляделки! Какая тебе труха! — Могильщик наклонился и, взявшись руками за край пролома, выдернул сразу две доски. — Дерево свежее!

Обнажилась внутренность гроба. Среди гниющих останков, по которым еще ползали последние опарыши, что-то блестело. Залйвако ткнул покойника лопатой, и в солнечном луче сверкнули грани прозрачного камня.

— Ой, яичко хрустальное! — Небритое лицо могильщика расплылось в широкой улыбке. — Надо же, чего придумали! К покойнику хрусталь класть!

— Посмотри, может, там еще чего положили, — просипел Кондратьев.

Залйвако выломал еще одну доску. Показались изуродованная голова и проломленная грудь. Могильщик покопался лопатой в останках, перевернул труп набок, осмотрел днище гроба. Больше ничего интересного не было.

— Ксюшке своей подарю, — сказал Залйвако, разглядывая находку. — Она любит такие… Кондратьев завистливо поджал губы.

— Так мы, выходит, вместе нашли, — попробовал он заявить и свои права на вещицу. Но напарник его оборвал:

— Ладно, Валентин, не возникай! Бутылка будет с меня.

В эту минуту откуда-то с противоположного конца кладбища донеслись выстрелы, прокатилась автоматная дробь. Там же грохнул взрыв.

Работяги огляделись испуганно. Но за оградами и разросшимися кустами ничего нельзя было рассмотреть…

Фриц выхватил пистолет и выстрелил в Кащея, но в спешке промахнулся. Тот отпрыгнул в сторону, скрывшись за могилой.

— Это русские мафиози! — крикнул Фриц. — Всем занять оборону вокруг ямы!

Немцев было шестеро, включая Фрица и Шредера, и на шестерых — три пистолета. Между тем каждый из их противников имел пистолет с запасом патронов, а у Митяя был еще и автомат.

Бойцы Кащея приближались, перебегая от могилы к могиле и непрерывно стреляя.

— Шредер! — гаркнул Кащей. — Если ты нашел камень, то у тебя и твоих корешей есть шанс уйти живыми! Отдай его мне, и мы вас отпустим!

Вместо ответа в его сторону полетели пули. Немцы стреляли из-за могил и земляной насыпи возле ямы.

— Кажется, их всего пятеро… — шипел Фриц. — Бейте прицельно, не тратьте зря патроны! А вы, там, в могиле, копайте быстрее!

Лопаты землекопов вонзились в трухлявые доски и откинули их в стороны.

— Ройте, ройте! — торопил их Шредер. — Цель близка! Взламывайте гроб!

Показались сгнившие кости. Останки выглядели гораздо старше тех, которые должны были принадлежать Петрову, погибшему относительно недавно но в пылу боя и спешки искатели алмаза не обрати ли на это внимания. Не утерпев, Шредер сам спрыгнул в яму и принялся просеивать между пальцев пожелтевшие, перемешанные с землей кости.

Люди Кащея подступали все ближе. Пули почти непрерывно свистели над головами немцев, взрыхляли землю, с резким звоном ударялись о металлические прутья оград. Вскоре оба отряда сблизились настолько, что стрельба велась почти в упор.

Возле Кащея упал с пробитой головой Крученый.

— Падлы! — заревел главарь. — Мочи их всех, сук!

Он достал из кармана гранату и, размахнувшись, швырнул ее в сторону гробокопателей. Сразу двоих соратников Фрица изрешетило осколками, причем досталось и тем, которые находились в яме. Фриц бешено ругался.

— Ну что, нашли? — рычал он. Шредер высунулся из ямы. Его задетое осколком лицо было залито кровью.

— Шеф, здесь ничего нет! — прохрипел он.

— Точно?

— Абсолютно! По-моему, это даже не та могила!

— Как не та?

— Труп слишком старый! Кривой показал ему кулак.

— Ну, Шредер, мы еще потолкуем… Взорвалась вторая граната, взметнув фонтан земли. Рухнула ограда. Бойцы Кащея победно завопили. Решив, что противники уничтожены, они с криками: «Стоять! Всем стоять!» показались из-за укрытий, и тут же были встречены пулями.

Двое, в том числе Митяй, рухнули замертво. Кащей сплюнул с досaды.

— Гниды! — рявкнул он. — Боб, глуши их гранатами!

Через минуту возле выкопанной ямы прозвучал еще один взрыв. Кто-то из немцев бросился бежать.

— Не дайте ему уйти! — завопил Кащей. — У него может быть камень!..

Он трижды выстрелил вслед убегавшему. Тот упал. Кащей лично бросился обыскивать беглеца. За ним побежал Очкарь. Но тут, после короткого замешательства, вызванного взрывом, снова застрекотали выстрелы со стороны ямы. Очкарь истошно вскрикнул и вцепился в прутья ближайшей ограды. Хватаясь за них, он начал заваливаться на землю. Кащей мельком оглянулся на умирающего, пригнулся ниже и пополз к убитому немцу.

— Нету, гады! — Обыскав его карманы, он в ярости оглянулся.

Возле ямы прогрохотал еще один взрыв…

Администраторша в панике металась по конторе. Набрав номер и услышав в трубке сигнал «занято», она бросилась к двери, потом к окну и снова к телефону. На ее побледневшем лице блестели капельки пота. Замок на двери был слишком хлипким, чтобы задержать неведомых преступников. Ей казалось, что люди, затеявшие стрельбу, сейчас начнут ломиться сюда…

Наконец в трубке откликнулись.

— Алло, — закричала она, — милиция? У нас на кладбище стреляют! Бомбы взрывают! Кто?.. Бандиты! Банда! Мафия! Их человек пятьдесят не меньше! Стриженые, с татуировками, я сразу так и подумала — бандиты!.. Вот, сейчас! — Она подняла трубку, потом снова поднесла к уху: — Слышите? Опять бомба! Тут какой-то кошмар творится!..

Стрельба затихла, и Боб решился подползти к яме. Вокруг, насколько он мог заметить, никто не шевелился. Немцев, похоже, уложили всех. Никто не ушел. Но и группа Кащея понесла страшные потери. Боб не мог в точности сказать, кто из его братков остался в живых. Разве что уцелел Кащей, который обыскивал труп какого-то немца метрах в десяти, да еще длинный Назар, получивший рану в бедро.

Он и Назар с разных сторон приблизились к разрытой могиле. Боб первым заглянул в нее и присвистнул. На дне лежали изуродованные взрывами трупы. Зрелище было настолько дикое, что даже привыкший к убийствам бандит ощутил приступ тошноты.

— Обшмонайте яму! — крикнул Кащей. — Быстрее, пока нет ментов! Трупы тоже обшмонайте! Ищите камень!

Копаться в этом кровавом компоте? Боб передернул плечами от отвращения.

К противоположному краю ямы подполз Назар. С его стороны, на груде свежевыкопанной земли, лежал труп одного из немцев с окровавленной головой и перебитыми ногами. Боб показал на него Назару.

— Обыщи его.

Назар кивнул и взял лежащего под мышки, чтобы перевернуть на спину.

— Да это наш старый знакомый Шредер! — воскликнул Боб и вздрогнул. — Берегись!

Распластанный на склоне человек, которого они приняли за труп, вдруг вскинул руку и глубоко вонзил нож Назару в живот. Бандит захрипел, глаза его выпучились…

— Падла! — крикнул Боб.

Шредер ухмыльнулся. Его ухмылка была похожа на гримасу дикой боли. Он продолжал скалить зубы и после того, как Боб выхватил пистолет и всадил в него две пули подряд. Гримаса словно приклеилась к мертвому лицу. Назар с ножом в животе навалился на Шредера, и они медленно заскользили по земляному склону. Боб проводил их глазами. С чавкающим звуком оба рухнули на дно ямы, в мешанину изувеченных тел.

Боба привел в чувство грубый толчок в плечо.

— Пошел, быстро! — Палец Кащея показывал на заваленное трупами дно. — Обыщи всех, и пошустрее!

Боб, подавляя невольный вздох, спустил в яму ноги. Спрыгнув туда, он по щиколотку провалился в кровавое месиво.

— Шустрее, тебе сказано! — рявкнул главарь. — Ищи камень! Он должен быть тут!

Вдруг кто-то резким голосом произнес фразу на немецком. Главарь оглянулся. Из-за ближайшего надгробия поднялся Фриц. В руке он держал пистолет. Немец недобро смеялся, глядя Кащею в глаза.

— Гнида, — холодея, прошептал бандит и отступил на шаг.

Из ямы выглянул Боб и тоже увидел немца. Едва он успел выхватить пистолет, как раздался выстрел., Боб с пробитым черепом рухнул в могилу, ставшую братской для русских и немецких мафиози.

Голая голова Кащея покрылась крупными каплями пота. Он отступил еще на шаг, споткнулся и опрокинулся навзничь. С прежней своей дьявольской усмешкой, поигрывая пистолетом, Кривой приблизился к нему.

— Паскуда, ты убил всех моих людей, которых я привез в Москву, — заговорил он по-немецки. — Но это только часть моей группы. Из Германии прилетит еще десяток парней, и я продолжу поиски. Круг смыкается. Остался только один Петров. Я его найду. А ты, свинья, больше не будешь путаться у меня под ногами!

Кащей не знал немецкого, но и без перевода понял все прекрасно. Прощаясь с жизнью, он судорожно глотнул воздух… Фриц нажал на спусковой крючок. В пистолете щелкнуло. Немец выругался. Секунду Кащей лежал, вонзив ногти в землю, и вдруг вскочил, словно подброшенный пружиной. Кривой с силой запустил в него бесполезным пистолетом. Кащей увернулся, однако оружие попало ему в плечо. Лицо бандита исказила судорога боли.

— Замочу, гнида! — рявкнул он, бросаясь на противника.

Фриц встретил его прямым правой. Кащей отпрянул, и в следующий миг костяшками согнутых пальцев ударил немца в нижнюю челюсть. Во рту Кривого хрястнули выбитые зубы. Отступив, он сплюнул кровь и с перекошенным от ярости лицом ринулся на Кащея. Тот ударил ногой, но не попал. Мощнейший удар в грудь повалил русского мафиози на землю. Фриц прыгнул на него, но Кащей откатился. Кривой снова бросился на него. Увернувшись от удара, Кащей обеими руками вцепился противнику в горло. Немцу пришлось собрать все свои силы, чтобы отжать его от себя коленом. Тот отлепился, и Фриц принялся загребать землю и швырять в противника. Песок попал Кащею к глаза. Матерясь, он отбежал и уперся спиной в подвернувшуюся ограду. Кривой метнулся на него, но Кащею удалось юркнуть в калитку. Он оказался внутри маленького участка вокруг могилы, окруженного оградой, подскочил к земляному холмику и схватился за крест, перевитый бумажными цветами. В ту же минуту в калитку вбежал Фриц.

— С тобой кончено! — крикнул немец. — Умоешься кровью!

Он кричал по-немецки, но Кащею перевод не требовался.

— Глохни, падла! — прохрипел бандит и с силой дернул крест на себя.

Крест выскочил из земли.

— А это видел? — гаркнул Кащей.

Острый заржавленный конец нацелился немцу в грудь. Тот сделал обманное движение, но Кащей с крестом наперевес надвигался неумолимо. Фрицу пришлось отступить от калитки в дальний угол огороженного пространства.

Кащей осклабился в ухмылке:

— Абзац тебе, немчура!

— Стоять! Ни с места! — раздался откуда-то издалека усиленный мегафоном голос.

«Черт, менты!» — мысленно выругался Кащей. Фриц рванулся, но занесенный конец креста все же задел его бок. Немец со стоном упал, навалившись спиной на прутья ограды. Кащей снова поднял тяжелый крест и сo всего размаху обрушил его на противника. Острие прошибло грудную клетку, прошло насквозь и буквально пригвоздило Кривого к земле. Изо рта немца выплеснулся кровавый сгусток.

Кащей оглянулся. Вдали, полускрытый деревьями, виднелся вход на кладбище. Там маячила желтая милицейская машина. По узким дорожкам между могилами шли автоматчики в бронежилетах.

Бандит быстро обыскал убитого. Не найдя у того в карманах ничего стоящего, кроме нескольких пятидесятидолларовых купюр, Кащей выскользнул из калитки и устремился в кладбищенскую глушь.

— Стоять, тебе сказано! — неслись ему вслед крики из мегафона.

Наткнувшись на труп Очкаря, Кащей извлек у него из кармана нож. До забора было недалеко. Бандит бежал, озираясь. Никого из его группы в живых не осталось, если не считать Сидора и Чурбана, брошенных в квартире на Мичуринском проспекте. Но и немцам полный каюк. Здесь, на кладбище, полегли все, а поскольку живых свидетелей разборки нет, то у Кащея появился шанс выбраться из передряги. Но для этого надо уйти от ментов.

Изгороди смыкались так тесно, что Кащею приходилось перепрыгивать через них, раздирая в клочья штаны. Последний отрезок пути до забора напоминал бег с препятствиями. Возле бандита свистели пули, за спиной слышался приближающийся собачий лай. Кащей подбежал наконец к забору, взобрался на него, перекинул одну ногу за гребень, но тут во вторую со злобным рычанием вцепилась овчарка. Беглец взвыл от боли. К нему между могил, непрерывно стреляя, бежали автоматчики.

— Стоять! Стоять! — гремело из мегафона. Кащей наконец вырвал ногу из пасти собаки и рухнул в заросли крапивы по ту сторону забора. Секунду он переводил дух, а потом снова бросился бежать, скрывшись за густо разросшимися деревьями. Омоновцы с автоматами и в бронежилетах быстро через этот забор не перелезут, так что бандит мог поздравить себя с выигрышем нескольких минут.

Чтобы добраться до джипа, оставленного в лесочке, надо было обогнуть почти все кладбище. Это слишком долго, да и опасно: не было гарантии, что джип уже не обнаружили менты.

Впереди показалось шоссе. Кащей высунулся из-за дерева и огляделся. Милицейских машин здесь не было, зато у обочины стоял внушительных размеров голубой «Линкольн» с иностранными номерами. Передняя дверь его была распахнута, а водитель, раскрыв капот, сосредоточенно разглядывал мотор. Кащей устремился к нему.

Водителем «Линкольна» был невысокий крепкий мужчина лет пятидесяти, по виду иностранец. На его загорелом лице темнели дымчатые очки. Оглянувшись на салон и убедившись, что в машине никого нет, Кащей вынул нож.

— Слышь, ты, чувак, — тяжело дыша, прохрипел он. — Заводи свою тачку. Мы дергаем отсюда быстро. Понял, нет?

— Понял, очень хорошо понял, — почти без акцента сказал иностранец, захлопывая капот. — Вы не волнуйтесь, я вас отвезу, куда скажете. Вы, я смотрю, в затруднительном положении? Есть проблемы?

— Кончай базар! Тебе сказано — садись за руль и быстро дергай! А если попадутся менты, то ты меня не видел!

— Разумеется, не видел. — Иностранец косился на нож. — Прошу вас, можете расположиться на заднем сиденье.

Кащей держал нож в считанных сантиметрах от его груди.

— Ты тоже залазь. И не вздумай рыпнуться. Я подохну, но и ты загнешься, понял?

— Все будет в лучшем виде. Даю слово. Вам нужно поторопиться, поскольку сюда едет милиция!

Кащей оглянулся. Из-за поворота шоссе выезжала милицейская машина. Иностранец быстро распахнул заднюю дверцу, и в этот миг кисть его руки задела локоть Кащея. Перстень больно царапнул кожу.

— О, извините! — пробормотал иностранец.

— Залазь, паскуда, и давай газу! — злобно хрипнул Кащей.

Он нырнул на заднее сиденье. Владелец «Линкольна» уселся за руль.

Отъехать они не успели — «воронок» оказался проворнее, затормозив сбоку и чуть впереди. Из него вылезли водитель и омоновец, оба вооруженные автоматами. Подойдя к задней двери «Линкольна», они заглянули в салон. Кащей затаился под сиденьем.

— В чем дело, господа? — спросил иностранец, и акцент его стал заметнее.

— Мы ищем преступников, — сказал омоновец. — Выходите из машины.

— Но я не преступник! — ответил иностранец, раскрывая дверь. — Я остановился, потому что у меня что-то забарахлило в моторе.

— Выходите! — повторил омоновец. Вылезая, владелец «Линкольна» сунул в рот толстую черную сигару. Он щелкнул зажигалкой и подпалил ее конец.

— После курить будете, — грубо сказал милиционер. — А сейчас повернитесь спиной! Иностранец погасил зажигалку.

— Пожалуйста!

И в этот миг один за другим грохнули два выстрела. Приподнявшись над сиденьем, Кащей увидел обоих блюстителей порядка, с пробитыми головами растянувшихся на дороге. Во рту иностранец держал какой-то обгорелый, еще дымившийся металлический стержень. «Стреляющая сигара! — изумился бандит. — Ни фига себе!»

Иностранец выплюнул стержень и вернулся в машину. На этот раз его лицо выражало сосредоточенность и злобу. Кащей изумился еще больше. Он сжал рукоятку ножа и вдруг почувствовал, что не может поднять руку…

Иностранец схватил его за ворот рубахи:

— Где алмаз?

— Гнида, порежу! — просипел Кащей, но владелец «Линкольна» только усмехнулся.

— Где алмаз, говори быстро, иначе твой труп останется вместе с ними!

— Откуда ты знаешь?.. — прошелестели посиневшие губы бандита.

Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. По телу разливалось какое-то странное, леденящее онемение. «Яд!» — мелькнуло в сознании Кащея. Он вспомнил укол перстнем.

Иностранец тем временем быстро обыскал его. Не найдя камня, он наклонился над распластанным на сиденье бандитом.

— Если ты скажешь, где камень, то ты не умрешь. Мало того — ты получишь миллион долларов. Где он?

— Ты вместе с немцами?.. —только и смог вы давить Кащей.

Онемение охватило все его тело, не задев, однако, гортани и мышц лица. Он мог говорить и даже шевелить головой.

— Тебя это не касается, — процедил странный незнакомец. — Мне нужен алмаз, и это все. Я знал что вы будете искать его на кладбище, поэтому я здесь.

— Мы обыскали всех немцев… От меня ни один не ушел… Алмаза там нет…

— Тогда где он?

— Не знаю… Слушай, мужик. Ты бы лучше отъехал отсюда… А то тут трупы ментов лежат…

— Мне плевать на них. Ты понял мой вопрос? Где алмаз?

— Ну я-то откуда знаю? В могиле его точно нет!

— Знаешь, сволочь, и ты мне сейчас скажешь.

— Гнида очкастая. Чтоб ты сдох.

В руках у незнакомца появился какой-то черный аппарат, размером не больше зажигалки. На крышке аппарата зажегся красный огонек.

Иностранец приставил аппарат к шее Кащея, и бандит дернулся, внезапно окунувшись в океан боли. В мозг словно всадили большой ржавый гвоздь.

Джерри Хан выключил аппарат и снова наклонился над пленником.

— Итак, я слушаю. Где камень?

— Не знаю, мамой клянусь!

— Мамой? — проскрежетал убийца и снова ткнул в Кащея свой адский прибор. Бандита встряхнуло.

— Где? Где, говори!

— Скажу, только не надо больше этой штуки…

—Я жду!

— Понимаешь, мужик, такое дело… — Кащей говорил с открытым ртом, судорожно заглатывая воздух. Он был похож на рыбу, выброшенную из воды. При одной только мысли, что незнакомец снова пустит в ход свою дьявольскую игрушку, его начинало мутить, а сердце замирало от ужаса. — Я тебе все скажу, только не надо… Знаю я, где алмаз! Он в том чуваке, который остался у меня в джипе!

— Каком чуваке?

— Он Петров, Алексей Петров, тоже был в Германии! Я выслеживал его, своих пацанов заслал к нему в квартиру, а потом, понимаешь, те два хмыря — сыщики частные, у нас его перехватили…

— Что-то я не пойму, — сказал гангстер с угрозой в голосе и поднес аппарат к шее пленника. Кащей вскрикнул.

— Нет! Не надо! Я же все ясно объясняю! — заговорил он, захлебываясь, почти рыдая. — Я сначала думал, что алмаз у него в животе, а потом тот чувак говорит, что нет, алмаз в другом Петрове… То есть сыщик говорит. Шредер заказал ему найти Петрова… Он сказал, что алмаз в том типе, который погиб в автокатастрофе, и что искать надо на кладбище. Ну, мы все сразу рванули сюда. Но здесь алмаза нет… Немцы'его искали и не нашли… Теперь я понимаю, что тот чувак, сыщик, мне лапшу на уши навешал! Он нарочно сказал, что алмаз на кладбище, чтобы я не замочил парня с его шалавой! Он выгораживал его!

— Кого?

— Ну, Петрова, которого мы пасли на его квартире. Сыскарь задурил мне мозги, а я и поверил! А алмаз в том пацане остался!..

— Где пацан?

— Он и его телка в джипе! Мы их связали!. Надо было мне сразу вспороть ему живот, и хлопот никаких…

— В джипе, говоришь? — Джерри Хан взялся за руль.

— Он здесь, недалеко, в лесочке… Слушай, мужик. Теперь я знаю, что это тот самый Петров. Гадом буду, тот самый! Сейчас вспорешь ему живот и возьмешь камень! Только не надо больше тыкать в меня этой хреновиной…

— В каком лесочке?

— Поезжай вперед, я скажу, где свернуть… «Линкольн» плавно развернулся на шоссе. Не успел он сорваться с места, как позади показалась летящая на полной скорости милицейская «девятка».

Блюстители порядка сразу заметили «воронок» с распахнутыми дверцами и два трупа на дороге. С места происшествия быстро удалялся голубой «Линкольн». Они устремились за ним.

— Иномарка, встаньте слева! — потребовал усиленный репродуктором голос. — В случае неисполнения будет открыт огонь.

На пульте управления «Линкольном» зажегся небольшой экран. В ту же минуту из-под заднего бампера машины автоматически выдвинулся ствол гранатомета. Правая рука Джерри Хана легла на рукоятку электронного прицела. На экране возникло изображение милицейской «девятки». Перекрестие двух линий остановилось точно на ее центре.

Гангстер нажал на кнопку. Раздался приглушенный выстрел, и «девятка» с ужасающим грохотом разлетелась на сотни объятых пламенем кусков. Экран погас. Ствол ушел под бампер.

— Где сворачивать? — невозмутимо спросил Хан.

* * *

Связанные супруги задыхались от духоты. За окнами сиял жаркий, солнечный день, а здесь, в джипе с затемненными стеклами, царили сумерки. Все двери и окна были закрыты, кондиционер не работал. Джип стоял где-то в лесу, как догадывался Алексей, — поблизости от ромашковского кладбища. Бандиты во главе со своим страшным паханом уже полчаса как покинули машину, оставив их тут задыхаться.

Руки и ноги были стянуты лентами скотча, скотчем были обмотаны и рты. Единственное, что смог сделать Алексей, — это скатиться под сиденье, подползти к двери и потыркаться плечом в ручку. Бесполезно. Они заперты. Оставалось ждать, когда вернутся бандиты.

Вика мычала и время от времени поматывала головой. «Это ты втравил меня в эту историю!» — говорил весь ее возмущенный вид. Петров пыхтел и извивался, пытаясь подняться с пола. При связанных за спиной руках и связанных ногах это было не так-то просто.

Он все-таки влез на сиденье, и в эту минуту за окнами послышалось урчание автомобильного двигателя. Рядом с джипом остановился милицейский воронок. Из него вылезли три омоновца, вооруженных автоматами.

— Кажется, это их машина, — донеслись до пленников голоса. — Осторожнее, они вооружены… Эй, есть тут кто? Выходи по одному!

Старший из омоновцев приник глазами к темному стеклу.

— Кажется, там никого нет, — сказал он. — Барыбин, открой дверь, это по твоей части.

— Момент, товарищ капитан, — Барыбин откликнулся

С замком передней двери джипа он справился за три минуты. Капитан заглянул в машину.

— Э, да здесь люди! Смотрите, они связаны! Вы кто такие?

Вика и Алексей радостно замычали.

— Барыбин, придется открыть еще заднюю дверь. Вместе с распахнувшейся дверью на пленников хлынул поток свежего воздуха. Вика жалобно заскулила, с мольбой глядя на омоновца. Тот показал на нее.

— Сперва рты им надо освободить.

— Сейчас попробуем. — Третий омоновец достал из кармана складной нож и подрезал ленту скотча, которой была обмотана Викина голова. Затем принялся осторожно отдирать липучку от ее лица. Вика, стеная и морщась, терпела боль.

— Это бандиты, убийцы! — закричала она, получив возможность говорить. — Они поехали на кладбище, чтобы выкопать труп!

— Труп? — удивился омоновец. — Зачем он им понадобился?

— Тот парень, которого они убили, сказал, что в труп зашит алмаз!

— Что-то я не пойму. Кого .убили? Какой алмаз? Петров толкнул жену связанными ногами, но она на это не обратила внимания.

— Развяжите меня ради Бога! — захлебываясь, причитала она. — Руки болят ужасно!..

Рядом замычал Алексей, требуя внимания и к своей персоне.

— Алмаз в трупе, надо же! — хмыкнул блюститель порядка, окончательно освобождая Викину голову от скотча.

Капитана интересовали более конкретные вещи.

— Ладно, с алмазом потом разберемся. Сколько их всего?

— Шестеро! — ответила Вика. — Включая ихнего главаря!

— Они вооружены?

— У них были пистолеты! Так вы развяжете мне руки или нет?

— Не все сразу… постойте, сюда едет какая-то машина… Иномарка…

Едва командир омоновцев успел это произнести, как все трое на глазах пораженной Вики свалились в траву. Не похоже было, что они упали специально. Только через несколько секунд, присмотревшись, Вика увидела в их головах дырки… Взвизгнув, она отшатнулась в темную глубину джипа.

Выстрелов слышать она не могла, поскольку Джерри Хан стрелял из пистолета с глушителем. «Линкольн», переваливаясь на кочках, медленно приблизился к краю поляны, на которой стояли джип и милицейский автомобиль.

— Они там, в джипе, — еле ворочая немеющим языком, прогундосил Кащей.

Джерри Хан надел перчатки и достал нож.

— Если камня я не найду, то ты умрешь, — бесстрастно сказал он и вдруг ухмыльнулся: — Впрочем, ты все равно умрешь. Яд, который попал в твой организм, прикончит тебя через десять минут.

Он открыл дверь, собираясь вылезти, и в то же мгновение отпрянул назад. В бронированную обшивку «Линкольна» ударила пуля.

Подобравшись к краю поляны, резидент залег за корягами. Из его укрытия ему были отлично видны все три машины. Сейчас ему надо было как можно дольше продержать здесь Джерри Хана — до тех пор, пока не прибудет милиция. В его планы не входило убийство гангстера. Тот должен попасть в руки правосудия живым. Он сделал еще несколько выстрелов по «Линкольну», не давая Хану высунуться. Затем быстро откатился на несколько метров в сторону. Предосторожность оказалась нелишней: через минуту по тому месту, где он только что лежал, выстрелил вмонтированный в «Линкольн» гранатомет.

Липке вынул переносную рацию, настроенную на волну милицейских радиодонесений.

— Внимание! Всем постам! — заговорил он в микрофон. — Убиты трое бойцов ОМОНа! Убийца управляет голубым «Линкольном». В настоящее время находится в ста метрах к западу от ромаш-ковского кладбища. Добраться до него можно по шоссе на Усово. Вооружен гранатометом. Всем патрульно-постовым машинам! Немедленно направиться в указанный район! Перекрыть шоссе на Усово! Повторяю: всем постам! Преступник находится в ста метрах к западу от кладбища…

Джерри Хан сделал еще одну попытку выйти из машины, но снова был встречен пулями.

— Проклятие! — прорычал он и схватился за руль.

Подъехать к джипу было невозможно: узкую колею между деревьями перегораживала милицейская машина. А выйти из «Линкольна» значило попасть под пули неизвестного стрелка. Ругнувшись, гангстер дал задний ход. Надо уходить отсюда. Радиоприемник только что засек крик какого-то мента, вопившего на весь эфир о трех убитых омо-новцах и голубом «Линкольне».

Джерри Хан вырулил на шоссе. Остановившись у обочины, выкинул из машины труп Кащея. Дорога была пустынной, но через считанные минуты здесь появятся патрульные машины. Целая свора патрульных. Пока он разворачивался, чтобы направиться в сторону Усово, из-за поворота выскочил серый «Москвич». Хан проследил за ним взглядом. В «Москвиче» сидел только один человек, который с виду нисколько не походил на милиционера. Видимо, какой-то проезжий. Гангстер решил его проигнорировать. «Москвич», как и «Линкольн», катил по шоссе в сторону Усово.

Резидент чувствовал, что Джерри Хан может уйти. В иные моменты русская милиция бывает очень нерасторопной. Надо задержать его до прибытия блюстителей порядка. Преподнести им гангстера, что называется, на блюдечке.

Но резидент явно переоценил свои возможности. Пользуясь тем, что его «Москвич» шел впереди, он притормозил, загораживая «Линкольну» дорогу, и Хан сразу насторожился. Значит, в «Москвиче» все-таки мент! Из-под переднего бампера «Линкольна» выдвинулся ствол гранатомета. Зажегся экран с перекрестием прицела. Но стрелять пока нельзя. «Линкольн» идет за «Москвичом» почти впритык. Разлетающиеся обломки жертвы могут прикончить и самого охотника. Перед выстрелом надо отдалиться хотя бы метров на двадцать…

Хан надавил на тормоз. Расстояние между ним . и «Москвичом» стало увеличиваться. Он скосил глаза на экран и начал поворачивать рукоятку настройки. Перекрестие поползло по экрану, ловя «Москвич».

В эту минуту Липке, дернув рычаг, выплеснул на асфальт содержимое баков, установленных в багажнике. Огромное масляное пятно сделало шоссе скользким как лед. На этом строился весь расчет резидента. Въехав в пятно, «Линкольн» должен потерять управление и скатиться в кювет, в худшем случае — перевернуться или врезаться в дерево.

Гангстер уже собирался послать в «Москвич» снаряд, как вдруг почувствовал, что его машину начинает заносить. Он обеими руками вцепился в руль, но «Линкольн» не слушался управления, продолжая идти юзом. Его шины беззвучно скользнули по маслу…

Машину гангстера круто разворачивало, а когда она миновала участок шоссе, залитый маслом, то оказалась повернутой к «Москвичу» задом! Ее повернуло на сто восемьдесят градусов!

Хан мысленно поблагодарил Бога за то, что он остался на шоссе, а не съехал в придорожный овраг. Если бы масло пролилось на повороте, то он точно слетел бы с дороги. Он ткнул пальцем в кнопку. Выдвинутый ствол втянулся под передний бампер, и одновременно из-под заднего бампера начал автоматически выдвигаться второй гранатомет. Спустя несколько секунд «Москвич» оказался в его прицеле.

Липке заметил гранатомет слишком поздно. В последнее мгновение он попытался выскочить из машины, но не успел. Снаряд разнес «Москвич» на куски. Уже почти выпрыгнувшего из машины оглоушенного резидента вместе с обломками швырнуло на обочину. У него оторвало обе ноги и искромсало все тело, но он какое-то время еще жил, даже пытался бороться с охватившим его пламенем. Он скатился в овраг, в котором осталось немного влаги после недавних дождей.

В воде горящая одежда зашипела. Несколько раз резидент дернулся, голова его приподнялась над поверхностью гниющей жижи, потом он откинулся навзничь и затих навсегда.

Услышав гул отъезжающей машины, Алексей решился подобраться к открытой двери и выглянуть. В траве возле джипа лежали три трупа. Из пробитых голов сочилась кровь. Его замутило. Он глубоко вдохнул и отшатнулся от двери.

— Что там? — пролепетала Вика. — Они все мертвые, да?

Алексей кивнул. При всем желании он не мог ей ответить: его рот был залеплен скотчем.

Подозрительных звуков снаружи как будто не доносилось, и спустя какое-то время Петров снова рискнул высунуться. Поблизости стояла пустая милицейская машина. Голубой «Линкольн» куда-то пропал.

Алексей посмотрел на жену и мотнул головой в сторону раскрытой двери.

— Нет! — взвизгнула Вика. — Я боюсь! Лучше дождемся милиции!

Алексей вытаращил на нее глаза и громко замычал, весь побагровев. Он кричал ей, что она дождется не милиции, а бандитов. Да и с милицией им тоже связываться нельзя. Надо сваливать, и быстро! Он придвинулся к ней почти вплотную и сильно толкнул плечом. Потом снова мотнул головой на дверь.

— Нас могут застрелить… — всхлипывала она, выбираясь за ним из джипа.

У обоих были связаны руки и ноги, двигаться приходилось маленькими шажками или прыгая, наподобие бега в мешках. У Вики было то преимущество, что ей успели разлепить рот. Она вовсю пользовалась этим, скуля и обвиняя мужа. Алексею оставалось хранить молчание. Лишь иногда он возмущенно мычал в ответ. Через каждые два метра кто-нибудь из них падал и потом несколько минут поднимался.

Они облегченно вздохнули, только когда покинули опасную поляну и вошли в тень деревьев. Вика уселась под березой, заявив, что ей надо передохнуть. Вспотевший муж свалился рядом, однако через минуту поднялся и энергичным кивком потребовал продолжать путь.

— У меня руки болят, — заплакала Вика.

Алексей глядел на нее умоляюще и мычал только три слова: бандиты, милиция, дура. Они двинулись дальше и за четверть часа одолели еще тридцать метров.

Где-то вдалеке пронзительно загудела электричка. В небе реял вертолет. Добравшись до кладбищенского забора, беглецы скатились в ручей и долго карабкались на крутой противоположный склон. Ленты скотча на их ногах в результате непрерывных деформирующих усилий несколько растянулись, позволив шагать свободнее. Они снова вышли к забору, и тут Алексей обнаружил торчащий из досок острый конец гвоздя. Это было то, что нужно. Им можно пропороть скотч, который стягивал руки…

«Линкольн» на полной скорости мчался по шоссе. Летевший над ним вертолет иногда исчезал за деревьями, но неизменно возвращался. Нажатием на кнопку Джерри Хан привел в действие механизм портативной зенитной установки. Наружная поверхность крыши «Линкольна» сдвинулась в сторону, и из-под нее начал подниматься ствол. С минуту Хан ловил на экране локатора металлическую птицу, для чего ему пришлось резко сбавить скорость. Когда вертолет попал в перекрестие, он нажал на пуск. «Линкольн» встряхнуло, но машина продолжала мчаться вперед.

Реактивный радиоуправляемый снаряд попал в цель. На несколько мгновений в небе, на месте вертолета, завис огненный сгусток, от которого во все стороны разлетались обломки. И только потом прогрохотал взрыв…

Сержант с гаишного «уазика», стоявшего за кустами у обочины, не поверил глазам. Он в панике схватился за рацию…

Подъехавшее к кладбищу милицейское начальство пребывало в полной растерянности. О взрыве вертолета сообщили сразу двое патрульных, а сообщение третьего — о том, что вертолет подбили с проезжающей машины, — выглядело фантастикой. Еще через несколько минут поступили сведения о двух уничтоженных на шоссе легковых автомобилях. Характер обломков свидетельствовал о том, что их взорвали снарядами большой мощности. А вскоре по рации передали, что взорвалась еще одна милицейская машина, пытавшаяся преследовать «Линкольн» по шоссе в районе деревни Синюхино.

Дело принимало нешуточный оборот. Майор, руководивший бригадой омоновцев, связался с Одинцовским РОВД. Ближайшие отделения милиции и воинские части получили срочный приказ включиться в поимку преступника. Было поставлено в известность и руководство МВД Московской области. А спустя несколько минут поступила негласная установка из Москвы, от ФСБ: попытаться взять живым хотя бы кого-нибудь из экипажа голубого «Линкольна».

Прошло уже три минуты после того, как обломки взорванного милицейского «форда» остались за поворотом, а новые преследователи все не показывались. Похоже, блюстители порядка поняли, что связываться с «Линкольном» опасно. Зато в небе барражировало сразу два вертолета. Этим, как видно, урок впрок не пошел.

Хан прибавил скорость. Милиция наверняка попытается перекрыть шоссе. Судя по карте, впереди оно расходилось на две ветки, а значит, ждать его должны на развилке.

Гангстер уже не убирал из-под переднего бампера ствол гранатомета. Он так и мчался с пушкой на-перевес, готовый испепелить любого, кто встретится на его пути. Он уже прикинул возможный маршрут: в тридцати километрах есть мост, под которым проходят поезда. С моста можно будет спрыгнуть на крышу вагона. А пока надо уничтожить вертолеты. Они следят за ним.

Снова из-под отодвинувшейся крыши поднялась зенитка, и через минуту одна из «птичек» разлетелась вдребезги. Впереди показалась развилка. Шоссе перед ней перегораживали две милицейские машины. Свернуть было невозможно: цементные ограждения и деревья. Хан выстрелил по правой машине. В воздух взвился столб огня, разлетающиеся осколки ударили по крыльям и лобовому стеклу «Линкольна». Бронированная машина гангстера выдержала удары и продолжала нестись вперед. Протаранив горящий остов милицейской легковушки, она прорвалась сквозь образовавшуюся брешь, но ее передний бампер оказался смят, а находившийся под ним гранатомет выведен из строя.

Удар, потрясший «Линкольн», сказался и на зенитной установке, точнее — на управлявшей ею электронике. В этом Хан убедился через минуту, когда выстрелил по второму вертолету. Один снаряд прошел мимо цели, другой задел только хвост летающей машины. Но и этого оказалось-достаточно, чтобы нейтрализовать ее. Оставляя за собой полосу черного дыма, вертолет круто пошел вниз.

Шоссе пересекалось с железной дорогой. К переезду, свистя, на полной скорости приближалась электричка. Хан прикинул: если поддать газу, то можно проскочить, а дальше шоссе свободно.

Но неожиданно на подъезде к рельсам перед ним очутился какой-то «жигуленок». За рулем никого не было. Машину выкатили блюстители порядка в последней надежде хоть как-то его задержать. Гангстер взял влево, но все же ударился боком о «жигуль». «Линкольн» занесло, он на скорости вылетел на рельсы и перевернулся. Электричка, только в последние секунды начавшая тормозить, с силой ударилась об него.

Яростная вспышка на миг ослепила свидетелей ужасающего зрелища — это взлетели на воздух снаряды, которыми был напичкан «Линкольн». Взрыв был настолько мощным, что лобовой вагон приподняло и отбросило в сторону, а за ним, по принципу падающего домино, начали ударяться друг о друга и с шумом заваливаться остальные вагоны. Потерявший управление вертолет рухнул почти в эпицентр катастрофы. Его обломки, вместе с обломками «Линкольна» и электрички, стремительно охватило пламя.

Эпилог

Илья Ерохин, молодой человек двадцати двух лет, сидел, раздетый по пояс, на складном стульчике перед двумя столами и обмахивался газетой. Палящее солнце висело в самом зените, заливая просторную и немноголюдную в эти полуденные часы Университетскую площадь, выгоревшую зелень деревьев, серый асфальт и длинную вереницу столов, уставленных сувенирами. Илья торговал лаковыми шкатулками и стеклянными пепельницами. С самого утра сегодня торговля не шла. Иностранцы подъезжали редко, а, кроме них, такой товар никто не возьмет. Не лучше обстояли дела и у соседей. Только и оставалось, что загорать. Невдалеке несколько парней, пока не было покупателей, гоняли мяч.

Оживление наступило, когда подъехал автобус с японцами. Они переходили от стола к столу, вежливо улыбались и разглядывали сувениры. Илья встал со стульчика.

— Вот, пожалуйста… — Он показал на свой товар. — Нигде больше не купите таких…

Японцы кланялись, фотографировали Илью, но ничего не приобрели. Оглядев с высоты Воробьевых гор панораму Москвы, они вернулись в автобус, а Илья, вздохнув, снова уселся. Не идет торговля!

— Слышь, командир, — услышал он хриплый голос.

Высокий небритый мужик неопределенных лет остановился перед его столами.

— Чего тебе? — буркнул Илья.

В ношеном пиджаке поверх грязной рубахи, взъерошенный, с огромным синяком под глазом, заметно поддатый, незнакомец явно не относился к числу покупателей. Илья даже через стол почувствовал исходивший от него запах перегара.

— Купи яичко хрустальное, недорого отдам. — И незнакомец вынул из кармана штанов мелко ограненный прозрачный камень, засверкавший на солнце.

Ерохин так и вперился глазами в вещицу, но в следующую секунду снова принял лениво-безразличный вид, стараясь не показать свою заинтересованность.

— Плохо торговля идет, покупателей нет, — сказал он нарочито расслабленным голосом и протянул руку. — Дай глянуть.

Бухарик передал ему изделие.

— Ну и сколько ты хочешь?

— Не знаю, командир. Решай сам.

Странно, но «яйцо» почти не нагрелось в запотевшей руке Ильи. От его радужных граней исходил холодок.

— Двадцать баксов, — сказал Ерохин. Рот с заячьей губой растянулся в хитроватой улыбке.

— Обижаешь, командир! Ты на вещь посмотри, как сделана.

— Сейчас не пасха, чтоб яйца брали. Я и так ими затоварился.

— Но у тебя такого нет. Вишь, как оно огранено… Сверкает!

— Ладно, мужик, давай короче. Сколько ты хочешь?

— Если в долларах, то… — Заливако помялся. — Пятьдесят долларов, и разойдемся.

— Ты что, мужик, охренел? Двадцать пять, больше не могу.

— Ладно! — Алкаш махнул рукой. — Ни тебе, ни мне. Тридцать пять.

Илья отрицательно покачал головой и сделал жест, как будто намеревался вернуть изделие. Однако в последний момент он зажал его в кулаке.

Конечно, торговец не собирался выпускать из рук товар, на котором можно хорошо заработать!

— Двадцать пять, — настаивал он.

— Тридцать, командир!

— Дороже четвертака оно не стоит. — Илья осмотрел «яйцо». — Вон, и царапины есть…

— Где? — возмущенно прогудел Заливако. — Нет на нем никаких царапин!

— Лады, тридцать баксов. — Ерохин поставил вещицу на хрустальную пепельницу и отсчитал бу-харику деньги.

Тот взял их и нетвердой походкой направился к троллейбусной остановке, где его дожидались два таких же сумрачных субъекта. Торговец подумал мельком, что надо бы сказать алкашу, чтоб еще приносил, если у него будут, но тут его мысли перебили два подъехавших автобуса, из которых вывалила толпа туристов.

Шел второй день пребывания Виллема Бейкелара в Москве, а бельгиец все еще чувствовал себя неважно. Сказывался многочасовой перелет из Сингапура. Туристическое агентство приставило к нему молоденькую переводчицу Наташу, которая за сегодняшнее утро уже третий раз звонила ему в номер. А когда она в половине двенадцатого лично предстала перед ним, то Биллем Бейкелар неожиданно убедился, что девушка очень даже недурна собой. Он улыбнулся и прищурил глаз. Ему было пятьдесят пять. В Брюсселе его ждали жена и трое взрослых сыновей. Но все это не имело никакого значения, когда Бейкелар по делам фирмы отправлялся в командировку или, как сейчас, просто путешествовал. Он всегда был открыт и для любовной связи, и для легкого флирта.

— Натали, — сказал он, продолжая улыбаться. — Хорошее имя. Оно вам идет.

— Вообще-то имя самое обыкновенное.

— Мы поужинаем сегодня вместе? Она потупилась:

— Я на работе, мистер Бейкелар…

— А мы вашему начальству не скажем!

— Ну… Не знаю, свободен ли у меня сегодняшний вечер… Давайте пока решим, что мы будем делать днем. Вам надо выбрать программу.

— Мне все равно, лишь бы это не было связано с длительным хождением. Я еще не могу опомниться после такой резкой перемены климата…

— Тогда я закажу обзорную экскурсию. Побываем на Красной площади, на мемориале Победы и на Воробьевых горах. Хорошо?

— Всецело полагаюсь на вас.

Через два часа от подъезда гостиницы отчалил огромный сверкающий глянцем экскурсионный автобус. В мягких креслах расположилась дюжина туристов, прибывших из Сингапура вместе с Бейкеларом.

На Воробьевых горах бельгиец долго рассматривал панораму города. Потом, вслед за попутчиками, двинулся вдоль столов с сувенирами. Бейкелар любил красивые вещи и поэтому не мог не задержаться возле цветастых платков и поделок из янтаря. Разглядывая лаковые шкатулки, он подумал, что неплохо бы привезти одну такую жене. Через Наталью спросил торговку о стоимости. Отсчитав доллары и засунув шкатулку в карман, турист взглянул на часы. Пора было возвращаться в автобус. Но все же он решил дойти до конца торгового ряда — оставалось всего каких-нибудь пять столов.

На одном из них торговали изделиями из стекла и хрусталя. Бегло оглядев выставленный товар, бельгиец вздрогнул. Что-то насторожило его, но в первый момент он сам не мог понять, что именно. Он оглядел вещи внимательнее. И тут его наметанный глаз остановился на мелко ограненном прозрачном яйце, лежавшем на хрустальной пепельнице.

Бейкелар разбирался в бриллиантах — правда, немного, но достаточно, чтобы в бангкокских и каирских лавчонках нелегальных торговцев драгоценностями не налететь на подделку. Он целую минуту смотрел на странную вещь. Он готов был поклясться, что это бриллиант, и в то же время он не верил этому. Фантастически крупный алмаз на лотке торговца заурядными сувенирами! Бред какой-то. Наваждение. Бейкелар через переводчицу попросил у торговца разрешения посмотреть «яйцо» поближе. Молодой парень с выгоревшими на солнце волосами, раздетый по пояс, протянул ему изделие. Бельгиец взял камень в руки и почувствовал, как мороз пробежал по его коже. В мелких гранях дробилось радужное сияние. Алмазы имеют свойство всегда оставаться холодными. Они не нагреваются от солнечного света. Дрожащая рука Бейкелара ощутила прохладу и тяжесть карбункула.

— Пасхальное яичко из горного хрусталя, — сказал торговец и прибавил многозначительно: — Старинное.

— Натали, спросите, сколько он хочет.

— Фри хангрид доллас, — на ломаном английском ответил Ерохин и показал три пальца. — Триста!

— O'кей. — Бейкелар торопливо полез в карман за бумажником.

От продолжения экскурсии он решительно отказался, сославшись на самочувствие. С Воробьевых гор бельгиец на такси вернулся в гостиницу. Уединившись в номере, он еще раз осмотрел свою странную покупку. Это, несомненно, бриллиант! Но если это так, то не может быть, чтобы о таком крупном алмазе ничего не было известно. Он должен входить по крайней мере в десятку самых больших бриллиантов мира!

Бельгиец подсел к компьютеру. Из огромного массива имеющейся в «Интернете» информации он затребовал сведения о драгоценных камнях. На экране возникли изображения «Куллинана», «Кохинура», «Шаха» — наиболее крупных алмазов, известных человечеству. Каждое изображение сопровождалось пояснениями.

И вдруг — стоп! Бейкелар задержал появившуюся картинку. Фотография бриллианта на экране была точной копией того, что лежал сейчас перед ним на столе! Бельгиец вчитался в пояснительный текст.

Происхождение алмаза на скипетре королевы Марии теряется в глубине веков. Легенда гласит, что он был привезен царицей Савской в дар Соломону. Первое письменное упоминание о «Сарацине» относится к двенадцатому веку, ко временам мавританского владычества в Испании. От арабов алмаз перешел к испанской короне и хранился в королевской сокровищнице в Мадриде. После загадочного похищения, связанного с убийством наследника престола, он исчез на целое столетие. Обнаружился совершенно неожиданно в Вест-Индии. Какой-то английский моряк, чье имя осталось неизвестным, получил его от пиратов в обмен на жизнь одного из их главарей. Позже он преподнес его в дар королеве Марии Тюдор. С тех пор «Сарацин» находился в хранилище драгоценностей в Тауэре. Исчез после ограбления дюссельдорфской выставки в июне 1996 года. В настоящее время местонахождение неизвестно.

Бейкелар перевел дыхание. Бриллиант непостижимым образом «всплыл» в Москве! И где! У какого-то мелкого торговца сувенирами, не подозревающего о его ценности!

Мысль о том, чтобы присвоить алмаз себе, бельгиец отверг сразу. Во-первых, он, как и большинство западноевропейцев, уважает закон. А во-вторых, это было бы чистейшим безумием. Огромный риск заключался уже в самой попытке провезти такое сокровище через границу. Даже если его каким-то чудом не арестуют на таможне, то все равно продать этот сверхзнаменитый алмаз — практически неразрешимая задача. Такие вещи крадут, только когда есть конкретный заказчик, согласный выложить деньги…

Все это вихрем пронеслось в разгоряченной голове бельгийца. Он поднял трубку.

— Натали… — Его голос дрожал от волнения. — Вы не могли бы сейчас приехать ко мне?

— Сейчас?.. — Она запнулась. — Что-то случилось?

— Да. Так вы приедете?

— Минут через тридцать.

— Очень хорошо. Нам предстоит важное дело. Бейкелар откинулся в кресле и вытер вспотевший лоб. Решение могло быть только одно. Он сегодня же официально передаст бриллиант русским властям, а через них — английской королеве.

Он улыбнулся, представив свою фотографию на первой странице «Таймса». Пожалуй, этого для него вполне достаточно.

Вор в законе Прибамбас парился в сауне, когда зазвонил сотовый телефон. Держа в одной руке кружку с пивом, он другой рукой дотянулся до аппарата.

—Да!

Звонил Щпынь. Узнав его голос, вор слегка напрягся. В контролируемой им группировке Шпынь ведал контрразведкой. Осведомители, внедренные в конкурирующие банды, «смотрящие» в коммерческих организациях, подкупленные госслужащие, следователи, адвокаты, милицейские начальники и даже рядовые блюстители порядка — все это входило в епархию хитрого и оборотистого малого. Видимо, повод для звонка был достаточно серьезным, поскольку Шпынь не имел привычки беспокоить босса по пустякам, тем более в часы, когда тот отдыхал.

Как только «контрразведчик» заговорил, вор отставил кружку в сторону.

Через пять минут вместе с телохранителем он уже сидел в своем «БМВ», а еще через четверть часа входил в отделение милиции, расположенное на контролируемой его братвой территории.

В этот вечер здесь дежурил капитан Приходько — замученный запоями сорокадвухлетний здоровяк с серым лицом и обширной лысиной. Перед приездом Прибамбаса он всеми силами старался Удержать в отделении странного иностранца и переводчицу. Сразу после того, как те явились сюда и выложили алмаз с письменным заявлением о его находке, он позвонил Шпыню. А уже тот, примчавшись, немедленно соединился с боссом.

Дожидаясь вора, Приходько добрых полчаса задавал посетителям одни и те же вопросы: как, когда, где, неторопливо заполнял протокол, в третий раз требуя описать внешность торговца, у которого был куплен камень.

При появлении Прибамбаса он облегченно вздохнул:

— А вот и эксперт приехал!

«Эксперт» по-хозяйски вошел в дежурку и сразу направился в небольшой закуток, где за столом с рацией и телефонами сидел Приходько. Закуток отделялся от остальной части дежурки дощатой перегородкой и окном, через которое Приходько общался с посетителями.

Капитан с суетливой поспешностью придвинул вору стул. Тот уселся. Дряхлый казенный стул заскрипел под его массивным телом.

— Это в самом деле алмаз? — шепнул он Шпыню, беря в руки камень.

— Фирмач клянется, — тоже шепотом отозвался «контрразведчик». — Говорит, его украли с какой-то выставки в Дюссельдорфе…

— Как же тогда он очутился здесь?

— Хрен знает. Он его купил у торговца сувенирами.

Приходько посмотрел на Прибамбаса мутными, как у рыбы, глазами.

— Так какое будет заключение, товарищ эксперт?

— Надо подумать, — неопределенно ответил вор.

— Это настоящий алмаз! — взволнованно заговорила молоденькая переводчица. — Господин Бейкелар при мне купил его на Воробьевых горах. Торговец и сам не знал о его истинной ценности, иначе он ни за что не продал бы его за триста долларов.

— А чего же, если это алмаз, ваш Беке… Бейкелар заявился в милицию? —искренне изумился законник. — С алмазом? Такая штука стоит тыщ пятьсот, а?

Наталья перевела бельгийцу его слова. Тот что-то быстро заговорил.

— Господин Бейкелар наводил об этом камне справки по системе «Интернет», — сказала переводчица. — И выяснилось, что после пропажи камня страховые фирмы выплатили английской короне пятнадцать миллионов долларов!

— Пятнадцать миллионов? — Прибамбас присвистнул, а Приходько, оглянувшись зачем-то по сторонам, ухмыльнулся.

— Настоящая цена бриллианта может быть даже больше, — продолжала переводчица. — Вероятно, восемнадцать или двадцать миллионов. Но за такие деньги продать его невозможно, поскольку он слишком известен. Господин Бейкелар полагает, что обстоятельствами этого дела должны заняться российские компетентные органы.

— Обязательно займутся, — пообещал Прибамбас.

Приходько преданно заглядывал ему в глаза.

— Стараемся, как видите…

От блюстителя порядка разило одеколоном, которым он глушил сивушный запах.

«На благодарность набивается, — подумал вор. — А что, придется и правда подкинуть ему сверх регулярной платы, менту поганому. Тьфу, гнида, чтоб ты сдох!»

Однако на его бесстрастном лице подобные мысли не отразились. Даже наоборот — губы Прибамбаса растянулись в легкой покровительственной усмешке, как бы говоря: ладно, будет тебе благодарность.

Приходько подобострастно засмеялся:

— Удивительная ситуация, товарищ эксперт, прямо удивительная…

Вор поманил к себе Шпьмя:

— Кто-нибудь знает?…

— Никто. Дурак фраер сразу сюда примчался с камнем.

— Правда, дурак… — Прибамбас посмотрел на стоявшего за окошком иностранца. Тот скромно улыбался, видимо, приготовившись к отражению шквала благодарностей.

Вор пошептался с Шпынем, и тот вышел из дежурки.

— А вам, граждане, сейчас придется проехать в соответствующее ведомство, — официальным тоном обратился он к Бейкелару и переводчице, — Это займет полчаса, не больше. Поскольку дело международное, то вам надо оформить кое-какие бумаги.

— Мы едем в ФСБ? — спросила Наталья.

— Точно так, — с улыбкой ответил вор.

— Мы полностью в вашем распоряжении, — сказал бельгиец через переводчицу. — Я именно и хотел, чтобы все было официально и по форме.

— Благородный поступок, ничего не скажешь, — пробубнил Приходько. — Возвращение государству ценности… Наверное, и поощрение будет, как, по-вашему? — Он повернулся к Прибамбасу.

— Будет поощрение, — процедил вор, а про себя добавил: что я, зря, что ль, вам всем тут плачу, ментам поганым? Из нашего общака жрете и не подавитесь! Хорошо хоть за целый год что-то путное сделали… — Дайте мне все бумаги по этому делу, — потребовал он. — Я возьму их с собой.

— Пожалуйста, товарищ эксперт, все здесь. Заявление гражданина Бейкелара, протокол… — Пальцы Приходько тряслись от волнения, когда он передавал Прибамбасу бумаги.

В дежурку с улицы шагнул Шпынь:

— Готово!

Приходько поднялся со стула.

— Вот и отлично. Прошу вас, граждане, пройдите с этим товарищем.

Бейкелар и Наталья вышли на улицу. «Контрразведчик», забежав вперед, раскрыл перед ними дверь «Жигулей».

— Сюда, — сказал он. — Пожалуйста, располагайтесь. Ехать недалеко.

Несмотря на коротко стриженную голову. Шпынь производил впечатление вполне респектабельного человека. Он был в хорошем костюме, при галстуке, с лица не сходила предупредительная улыбка.

— Бриллиант остался у эксперта? — усаживаясь на заднее сиденье, спросил Бейкелар.

— Да… Нужна, понимаете, дополнительная экспертиза.

Шпынь взялся за руль, и машина покатила по вечерним улицам.

Девушка смотрела в окно.

— Разве мы едем не на Лубянку? — вдруг спросила она удивленно.

— ФСБ — это не только здание на Лубянке, — с улыбкой отозвался бандит. — Наши конторы разбросаны по всей Москве. Да мы уже приехали!

Машина свернула в переулок и вползла в подворотню какого-то старого дома. Колодец двора, где они остановились, был глух и пустынен. Безжизненно темнели окна.

— Что здесь такое? — недоуменно спросил Бейкелар, оглядываясь.

Шпынь выскочил из машины и любезно распахнул заднюю дверь.

— Филиал подотдела ФСБ по связям с заграницей, — пояснил он, кивая на утопавший в сумерках вход в правое здание. Рядом с входом висела доска с надписью: «АОЗТ „Лаверус“. Кредиты под залог недвижимости на покупку офисов и квартир». — «Лаверус» — маскировка. — Бандит подмигнул. — Но это строго между нами!

В подворотне, которую они только что проехали, возникли двое стриженых молодчиков в камуфляжной форме. Шпынь, улыбаясь, показал на вход в «Лаверус»:

— Сюда, пожалуйста.

Пропустив своих спутников вперед, он дождался, когда они войдут в офис, и быстро захлопнул за ними дверь. Почти в ту же секунду за дверью прозвучали глухие хлопки выстрелов.

Бельгийца и переводчицу уже поджидал киллер…

Примерно через месяц после описанных событий на ромашковском кладбище произошло одно странное происшествие, вызвавшее немало толков среди окрестных жителей. Ночью неизвестными злоумышленниками была разрыта могила некоей гражданки Семеновой, 78-летней пенсионерки. Ее похоронили в тот самый день, когда две бандитские группировки устроили на кладбище кровавую разборку. Это для нее выкопали тогда Заливако и Кондратьев могилу. И вот теперь она была разрыта, а гроб вскрыт. Мало того, неведомые гробокопатели не побрезговали разрезать мертвой старухе живот…

Собственно, разрезал его Алексей. Вика стояла в сторонке. Ночное кладбище и разрытая могила пугали ее до судорог. Однако она ни за что на свете не согласилась бы уйти — ведь именно в этой могиле похоронили незнакомца, попавшего в автокатастрофу. В животе у него должен находиться алмаз…

Читателю уже известно, что вскоре после похорон Вика выдернула из фиктивной могилы мужа крест с надписью и воткнула его в другой холмик, на противоположном конце кладбища, тем самым невольно направив Шредера и его сообщников по ложному следу. Сообразила она это не сразу, а лишь спустя несколько дней после бегства из бандитского джипа и, конечно, рассказала мужу. К тому времени они уже были в Петербурге. Они уехали туда в тот же день, когда так счастливо избавились от братков Кащея. Уехали поспешно, даже не заглянув к себе в квартиру. Выслушав рассказ жены, Алексей снова — в который уже раз — вернулся мыслями к той сумасшедшей поездке с сыщиками, закончившейся столь трагически. Детектив перед своей смертью толковал с бандитами о том, что в животе у чувака, погибшего в автокатастрофе, находится алмаз. Но в таком случае получается, что камень до сих пор лежит там, где того чувака закопали! Вряд ли бандиты нашли его, ведь могила после посещения ее Викой стала безымянной…

…Копавший без передышки Алексей был весь в мыле, когда лопата ударилась о крышку гроба.

— Ну, что? — Вика, у которой любопытство пересилило страх, приблизилась к краю могилы.

— Погоди… — перевел дыхание Петров. — Сейчас взломаю доски…

— Только не открывай его всего, я боюсь!

— Я тебя предупреждал. Если боишься, то нечего тебе здесь делать.

— Ты только живот его открой… У него такое страшное лицо.

Алексей надел резиновые перчатки и достал нож. Минут пять из ямы доносилось его сосредоточенное сопение.

— Черт, — наконец буркнул он. — Живот пустой,

— Не может быть. Это его могила!

— Ты уверена? А вдруг это правда Семенова?

— Но я точно помню, что того типа закопали здесь. Вот надпись — «Спартак — чемпион», и куча мусора…

— Почему тут тогда крест с надписью, что здесь похоронена Семенова? И вообще — откуда она тут взялась, эта Семенова?

— Не знаю… — всхлипнула Вика.

— Значит, напутала ты с могилой.

— Да нет же, клянусь…

Ничего не найдя, новоявленные искатели алмаза поспешили убраться от этого жуткого места…

Под утро они явились к себе на Мичуринский проспект, где не были почти целый месяц, и тут их ожидал еще один неприятный сюрприз. На полу прихожей, связанные, в наручниках и с кляпами во рту, лежали два трупа. Супруги узнали в них бандитов, которые в тот злополучный день подкараулили их в квартире…

У Кащея не было времени зайти за своими бойцами — в ту минуту, когда он подъехал к дому, отсюда отъезжала машина детективов. Он вынужден был броситься за ней в погоню. В тот день вся его группировка во главе с ним самим полегла на ромашковском кладбище. Еще раньше погибли оба сыщика. А хозяева квартиры, как уже было сказано, сразу после своего чудесного освобождения умчались в Петербург. О Чурбане и Сидоре все забыли, и они испустили дух, не выдержав сухой голодовки. Трупы доставили Петрову немало хлопот. Он целую неделю распиливал их в ванной и частями развозил по разным глухим местам Подмосковья.

Но в конце концов и им с Викой улыбнулось счастье. Страховые фирмы начали наконец раскошеливаться. Не все и не сразу, но начали. А с деньгами Петрову не составило труда выправить себе новые документы. У него даже появились планы возрождения своей торговой фирмы — на этот раз в городе на Неве…

В польских газетах прошло глухое сообщение о появлении на местном нелегальном рынке драгоценностей двух крупных алмазов, которые предлагали приезжие русские мафиози. В одной из статей утверждалось, что суммарная величина обоих камней как раз составляет объем похищенного английского бриллианта. Подтвердить или опровергнуть это известие оказалось невозможно: после первых же публикаций алмазы исчезли.

Фон Бюлов недовольно посмотрел на вошедших в его кабинет Роммерсдорфа и Бауэра.

— Сегодня я имел неприятный разговор с английским послом, — сказал он скрипучим голосом, внятно проговаривая каждое слово. — Опять по поводу этого злосчастного алмаза.

— Следствие располагает новыми данными, господин министр, — пробормотал Роммерсдорф. — Они сулят многообещающие возможности.

— То же самое вы говорили три месяца назад.

— И тем не менее сейчас мы определенно вышли на след.

Министр вытер вспотевшую лысину.

— Сколько еще вы будете искать? Год? Пять лет? Десять? Мне надоело оправдываться перед англичанами!

— Видите ли, господин министр, мы вынуждены негласно проверять большое количество лиц, носящих фамилию Петров, но круг поиска постоянно сужается…

Инспектор Бауэр помалкивал, предоставив отдуваться Роммерсдорфу, и лишь время от времени кивал.

По слухам, один из вышеупомянутых камней «всплыл» в Мексике у одного итальянца, связанного с русскими криминальными авторитетами. Судьба второго камня пока неизвестна…


home | my bookshelf | | Алмаз королевы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу