Book: Цена предательства



Вильямс Тони

Цена предательства

Тони Вильямс

ЦЕНА ПРЕДАТЕЛЬСТВА

Повесть

Серия "Спецназ"

Перевод с английского Ю. В. Устименко

1

Совещание проходило в помещении, которое в былые времена назвали бы бункером, но сейчас оно было известно как "подземное строение 101" и располагалось под небольшим неприметным зданием в маленьком городке в штате Вирджиния. На улице стояла невыносимая жара, а в конференц-зале, лишенном окон, поддерживалась температура чуть выше двадцати градусов по Цельсию.

В совещании принимали участие четыре человека: представители Федерального бюро расследований, Центрального разведывательного управления и Управления по борьбе с нелегальной торговлей наркотиками, а также правительственной службы, столь засекреченной, что никто толком не знал ее точного наименования.

На длинном столе, покрытом стеклом, стояли бутылки с минеральной водой и ваза с фруктами. Пепельницы отсутствовали, так как никто не курил. Все сидящие за столом были облачены в темные костюмы, белые рубашки, темные галстуки в полоску, ботинки были начищены до блеска. Со стороны сборище более походило на встречу руководителей похоронных контор. Впрочем, по существу так оно и было.

Ровно в шестнадцать часов представитель безымянной правительственной службы открыл совещание. Он вполне мог бы сделать это и раньше, но порядок есть порядок.

- Джентльмены, - провозгласил он, - мы все прекрасно знаем, зачем собрались здесь сегодня. Говорить мы можем откровенно: не далее как полчаса назад помещение проверили и подслушивающих устройств не обнаружили.

Наша беседа ведется без протокола, и, если завтра меня спросят, чел я занимался в это время сегодня и не встречался ли с вами, я дам отрицательный ответ. При этом нисколько не покривлю душой, так как в данный момент для сведения общественности мы с нашим обожаемым президентом разыгрываем партию в гольф в его загородной резиденции в Кэмп-Дэвиде.

Оратор с милой улыбкой обвел глазами присутствующих, что для него было большой редкостью, и вежливо поинтересовался:

- Надеюсь, у каждого из вас также есть твердое алиби, если возникнут нежелательные вопросы?

Вместо ответа он увидел улыбки, хотя и не столь милые, как его собственная.

- В таком случае, - продолжал совершенно секретный чиновник, - перейдем к делу.

Убежден, что все присутствующие здесь знают, что в войне с наркодельцами мы проигрываем.

Фактически, мы сдаем свои позиции с середины шестидесятых годов, и ситуация постоянно ухудшается. Приходится констатировать, что в отдельных районах нашей страны сложилось положение, близкое к анархии.

При этих словах участники совещания заерзали на стульях, и чиновник сделал непродолжительную паузу, чтобы дать слушателям возможность успокоиться.

- Знаю, знаю, - сказал он, - для вас это не новость. Но поверьте мне, джентльмены, если верить сведениям, поступающим с фронта боев, который обычно именуют центральными районами крупных городов, худшее еще впереди. Ежедневно на рынок выбрасывают все новые производные кокаина, и надо признать, что это еще более сильнодействующие препараты. Они оказывают настолько разрушительное воздействие, что по сравнению с ними крэк покажется коровьим молоком. Иными словами, джентльмены, мы находимся в кризисной ситуации, и я пригласил вас сюда сегодня, чтобы обсудить и выработать решение, которое поможет нам справиться хотя бы с частью стоящих перед нами острейших проблем. Боб, теперь слово тебе, - обратился председательствующий к представителю Управления по борьбе с нелегальной торговлей наркотиками.

Над столом навис Боб Танкертон по прозвищу Танк и неспешно оглядел своих собеседников. Его прозвище скорее всего происходило от фамилии, но оно и полностью соответствовало его внешнему облику: рост Танкертона достигал шести футов, а при тусклом освещении комнаты казалось, что и в ширину в нем не меньше шести. По крайней мере, один из участников совещания мысленно возблагодарил Бога, что Танк находится с ним по одну сторону баррикад.

- Господа, - начал Танк, - все, что сообщил наш друг, - сущая правда. Мы оказались по уши в дерьме, и надо признать, ежесекундно погружаемся в него все глубже и глубже. Каждый день в нашу страну через южную границу широким потоком льется кокаин. Он поступает самолетами, пароходами, легковыми и грузовыми автомобилями, его доставляют пешком и иными путями, о которых остается только догадываться. Нам удается конфисковать примерно десять процентов контрабанды. Так было и так будет, но по мере того как мы захватываем все более крупные партии, крепнет убеждение, что поток становится еще шире. Остается единственная надежда - перекрыть источник.

Главным производителем кокаина является лаборатория, расположенная вблизи Боготы, там листья коки перерабатываются в готовый к употреблению продукт.

Танк подметил, что при этих словах агент ФБР взглянул на представителя ЦРУ.

- Да, - подтвердил мысль своего коллеги Танкертон, - я знаю, что Богота - столица суверенного государства Колумбии. Но эта лаборатория торчит как ржавый гвоздь в моей заднице уже много лет. И надо понимать, что речь идет не только о моей заднице. С этим все согласны?

Сидящие за столом согласно закивали головами.

- Очень хорошо. В таком случае переходим к главному. Я знаю одного человека, которого двое из присутствующих здесь считают своим давним другом, а один из нас - заклятым врагом. Его зовут Вэлин. Полковник Джеймс Вэлин, в прошлом проходивший службу в САС, а ныне первоклассный "солдат удачи".

Агент ЦРУ немедленно вскочил на ноги.

- Ни в коем случае! - прорычал он.

- Успокойся, Джек, - посоветовал ему Танк. - Я знаю, что у вас с этим парнем свои счеты, но сейчас не время вспоминать прошлое. По моему твердому убеждению, лучше Вэлина нам никого не подыскать. Его нужно перебросить туда во главе отряда наемников, и они не оставят от этой лаборатории камня на камне.

- Это полное безумие! - Представитель ЦРУ стоял на своем. - Неужели вы в самом деле ожидаете, что я дам согласие на операцию, в которой примет участие кучка, психопатов, ради того, чтобы разрешить одну из серьезнейших национальных проблем Соединенных Штатов?

- Если бы у нас был под рукой флаг, я бы, ей-богу, отдал честь, - с издевкой заметил Танк. - Послушай, Джек, если у тебя есть идея лучше моей, причем такая, которая не чревата для нас серьезными международными осложнениями, я готов тебя выслушать. Если же тебе нечего предложить, тогда заткнись к чертовой матери!

Представитель ЦРУ сел на место, но не успокоился.

- А почему бы нам не послать туда взвод морской пехоты? - несмело спросил он.

- Господи, Джек! - взорвался Танк. - Если помнишь, в штате Канзас в подземных шахтах у нас сохранились кое-какие межконтинентальные ракеты с разделяющимися ядерными боеголовками. Если следовать твоей логике, мы вполне могли бы и их использовать, чтобы решить свои проблемы.

- Одну секунду, - встрепенулся агент ЦРУ. - Я же не предлагал бросать морскую пехоту на дело в полной боевой форме. Их можно переодеть.

- Прекрасная идея, Джек, - похвалил коллегу Танк. - Только не думай, что подобный вариант еще не обсуждался. Ты вот над чем пораскинь мозгами. Предположим, кого-то из этих парней убьют во время операции или возьмут в плен. Представляешь, какая тогда разразится буря и как она разбушуется от Вашингтона до штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке?

В разговор вступил представитель ФБР.

- Я согласен с Танком, - заявил он. - С Вэлином я незнаком, но мне о нем рассказывали, и создается впечатление, что он знает свое дело. Попытка - не пытка. Давайте попробуем.

Агент ЦРУ наотрез отказывался уступить и продолжал отрицательно мотать головой.

- По крайней мере давайте его выслушаем, - предложил Танк.

- Ты хочешь сказать, что он уже здесь? - возмутился цэрэушник.

- Да, он за дверью, - подтвердил Танк.

- Господи Боже мой! - воскликнул агент ЦРУ. - Нужно признать, ты все неплохо спланировал.

- У меня не было выбора. Когда-то надо принимать решение.

- Черт!

- Так, может, мне его пригласить? - осведомился Танк с невинным видом.

- Поступай как знаешь, черт возьми!

Танк подошел к двери, открыл ее и жестом пригласил войти человека, стоявшего неподалеку. Трое оставшихся за столом с интересом наблюдали за тем, как в комнату вошли двое мужчин и Танк посторонился, чтобы дать им пройти.

Первому было лет сорок пять. Он был высокого роста, с седеющей шевелюрой, держался очень прямо, будто аршин проглотил, отчего казался еще выше. Хотя мужчина и был в гражданском, его выправка создавала впечатление, как будто он в военной форме, с которой никогда не расставался. Гость обменялся теплым рукопожатием с Танком и повернулся к сидящим за столом. Тогда все увидели багровый шрам, изуродовавший правую его сторону лица и протянувшийся от края лба к мочке уха.

Его спутник был моложе и еще выше, но казался ниже ростом из-за опущенных плеч и какой-то расхлябанности. У него были светлые волосы, и прядь их падала на широкий лоб, почти прикрывая светло-голубые глаза. Он был без галстука, в клетчатой рубашке, джинсах и ковбойских сапожках на высоких каблуках.

Молодой человек выглядел так, что ему впору бы оказаться сейчас в парке, а не на совещании, где решаются жизненно важные вопросы войны с наркобизнесом.

- Джентльмены, - провозгласил Танк, - разрешите представить вам полковника Джеймса Вэлина и лейтенанта Марка О'Рурка. В прошлом оба служили в британской специальной авиадесантной службе. Полковник, если не ошибаюсь, вы знакомы с Джеком Бернардом из Центрального разведывательного управления. Рядом с ним Карл Ландерс из Федерального бюро расследований. А генерала Эвери вы, естественно, тоже знаете.

- Рад вас видеть, генерал, - вежливо приветствовал председательствующего на совещании Вэлин. - Господин Ландерс, весьма сожалею, что нам не доводилось встречаться ранее.

Рад видеть и вас, Джек, - улыбнулся он агенту ЦРУ, на лице которого застыло выражение недовольства и отвращения.

- Пожалуйста, присаживайтесь, господа, - пригласил гостей Танк. Минеральной воды не желаете?

- Я бы предпочел шотландского виски, - сообщил О'Рурк, - но боюсь, этого вы мне не предложите.

- Прошу прощения, - рассыпался в извинениях Танк, - мы здесь не держим алкогольных напитков.

- Ничего страшного, - успокоил его О'Рурк. - Я могу и подождать.

- Полковник, а вы как относитесь к минеральной воде? - поинтересовался Танк.

- Благодарю вас за предложение, - ответил Вэлин, - но я полностью разделяю отвращение к ней, которое испытывает мой молодой друг.

- Полковник, - приступил к делу Танк, - вы знаете, зачем мы пригласили сюда вас с лейтенантом О'Рурком. Мне бы хотелось воспользоваться этой возможностью, чтобы продемонстрировать вам цель, которую, как мы надеемся, удастся поразить с вашей помощью.

Он прошел к пульту управления в конце комнаты и нажал на кнопку. На противоположной стене раздвинулись шторы и открылся экран. Он нажал еще на одну кнопку, и погас свет, а затем на экране возникла карта Колумбии, на которой замигал огонек в районе Боготы. Красным крестиком на ней было обозначено место, расположенное примерно в двадцати милях от города.

- Красный крестик - это и есть искомая лаборатория, - пояснил Танк. Она находится возле небольшого городка Санта-Ана, где у нас имеются осведомители. Рядом дислоцирован батальон элитных частей колумбийской армии, в задачи которого, как нам представляется, входит охрана лаборатории.

- Элитные части? - с издевкой переспросил О'Рурк. - Изволите шутить?

Никто даже не улыбнулся.

Танк нажал еще на одну кнопку, и на экране появилось изображение индустриального комплекса, окруженного высоким металлическим забором с рядами колючей проволоки поверху.

- Это и есть лаборатория или завод по переработке листьев коки в кокаин, - сказал Танк. - Вход и выход - через единственные ворота, которые охраняются круглые сутки.

Через забор пропущен электрический ток под высоким напряжением, и если присмотреться, можно увидеть трупы различных мелких животных, которые, на свое несчастье, слишком близко подошли к забору.

Нажатие еще одной кнопки вызвало появление на экране крупномасштабной карты прилегающего к лаборатории района.

- Если вы согласитесь провести операцию, - обратился Танк к Вэлину, - я передам вам копии всех сообщений, полученных от разведки. Как я уже говорил, у нас есть на месте люди, тамошние граждане, хорошо знакомые с окрестностями. По их данным, самый удобный район высадки десанта с воздуха находится приблизительно в четырех часах езды на машине от Боготы. Ближе высаживаться небезопасно, чтобы не поставить под угрозу всю операцию еще до ее начала. Место высадки известно только мне и моим осведомителям. Мне думается, что пока никому больше об этом и не нужно знать, за исключением полковника Вэлина. Все присутствующие здесь прекрасно знают, что одно неосторожно сказанное слово может привести к человеческим жертвам.

- Сколько? - коротко бросил Вэлин.

- Не понял, - несколько растерялся застигнутый врасплох Танк.

- Сколько вы предполагаете заплатить нам за эту операцию?

- Один миллион.

- Доллары или фунты стерлингов?

- фунты.

- Наличными?

- Естественно.

- В какой валюте?

- Половина на половину: в долларах и фунтах стерлингов.

- Что скажешь, Марк? - спросил Вэлин у своего заместителя.

- Нет проблем, босс!

- Вот вам мнение молодого поколения, - улыбнулся в ответ Вэлин. Должен сказать, что я склонен разделить эту точку зрения.

- Значит, вы готовы принять на себя эту миссию? - спросил Танк.

- Вряд ли я бы решился на путешествие в это Богом забытое место да еще в такую невыносимую погоду, если бы у меня были иные намерения, - ответил Вэлин.

- Какой численности группу вы намерены взять с собой? - осведомился Танк.

- В общем и целом человек шесть.

- Это против целого батальона? - взревел агент ФБР.

- Так или иначе, преимущество на нашей стороне, - отрезал Вэлин.

- Я вынужден заявить протест, - вскинулся цэрэушник. - За всю мою долгую карьеру мне никогда не случалось быть участником столь бессмысленной затеи, чреватой непредсказуемыми последствиями.

- Почему же? - язвительно возразил Вэлин. - Разве вы не принимали участия во вторжении на Кубу при президенте Кеннеди? Или

забыли, чем закончилась высадка в заливе Кочинос десанта, организованного вашим ведомством?

- Лично меня там не было, - возмутился агент ЦРУ.

- Вы меня удивляете. Но я уверен, что во Вьетнаме-то вы наверняка побывали. Я тоже там был. Правда, недолго. Если не ошибаюсь, вы называли это то ли конфликтом, то ли полицейской акцией, но задержались, помнится, на годы. Между прочим, я своими глазами видел, к чему привело ваше пребывание во Вьетнаме.

Если ваши действия нельзя назвать бессмысленными и чреватыми самыми серьезными последствиями, то как еще их прикажете охарактеризовать?

Представитель ЦРУ промолчал.

- Кончай, Джек! Уж если на то пошло, это не твое решение, - снова вступил в разговор Танк.

- В таком случае я вас покидаю, - заявил цэрэушник, вставая с места и направляясь к двери. - Я изложу свое мнение в письменном виде и не позднее понедельника доложу министру обороны.

- Пусть будет по-твоему, Джек, - сказал Танк в спину не в меру разбушевавшемуся представителю ЦРУ, который не преминул на прощание громко хлопнуть за собой дверью.

После чего оставшиеся всерьез занялись делом. Танк предложил выплатить одну треть гонорара вперед и две трети - по окончании операции.

Вэлин принял эти условия.

- Когда отправляетесь? - спросил Ландерс.

- Сразу же, как только будем готовы, - ответил Вэлин. - О времени и месте будут оповещены те, кто непосредственно задействован в операции, и, честно говоря, я бы отнес к этой категории только Танка. Пожалуйста, не обижайтесь.

- Что вы! - смутился агент ФБР. - Какие могут быть обиды!

- Чем думаешь заняться в ближайшее время? - поинтересовался Танк.

- Как только получим деньги, отправимся в Англию и там подберем команду.

- А потом?

- Ты узнаешь об этом первым, Танк. Обещаю.

Тем же вечером Вэлин и О'Рурк вернулись на арендованной машине в Вашингтон и сели на первый самолет, вылетавший в Лондон. Валюта, составлявшая одну треть обещанного гонорара, была упакована в их багаже.

2

На рассвете дня, наступившего спустя ровно четыре недели после совещания в "подземном строении 101", старенький и изрядно потрепанный самолет "Дуглас С-47 дакота", щеголяя заплатами на изношенном фюзеляже, начал заходить на посадку со стороны восходящего солнца, держась на малой высоте, чтобы его не засекла система радаров Колумбии. Скорость вращения винтов была доведена почти до минимума, и, коснувшись земли, колеса подняли лишь небольшое облачко пыли на твердой как камень почве. Машина села в районе, расположенном в четырех часах езды на автомобиле от Боготы.

Самолет несколько раз подпрыгнул на самодельной посадочной полосе и остановился, упершись носом в густые заросли, окружавшие "аэродром", а потом медленно развернулся на восток.



Как только машина с еще работающими двигателями замерла, открылась дверца пассажирского салона и в дверном проеме появилась фигура человека. На нем была камуфляжная форма, отглаженная так, что о ее складки можно было, казалось, порезать ладонь. На рукавах красовались лычки сержанта, наряд дополняли начищенные до зеркального блеска сапоги. Вооруженный автоматом "хеклер-энд-коч" Джи-3 калибра 7,62 мм незнакомец внимательно осмотрелся.

Убедившись, что непосредственной угрозы не наблюдается, он спрыгнул на землю и еще раз огляделся по сторонам. Лишь после этого он поднял вверх обе руки, оттопырив большие пальцы, что послужило сигналом пилоту заглушить двигатели. В наступившей тишине сержант перекинул автомат за плечо, потянулся и недовольно повел носом от оседавшей пыли.

Это был очень крупный мужчина - ростом почти в шесть футов и шесть дюймов и соответствующего телосложения.

Он полез в карман и достал оттуда малиновый берет. Нахлобучив его на коротко остриженную светловолосую голову, сержант постучал кулаком по боку самолета и крикнул по-английски с сильным немецким акцентом:

- Все на выход! Вперед, лежебоки! Вылезайте из самолета, и начнем строиться! В каждом деле должен быть порядок.

По одному из самолета показались еще девять человек и сразу же начали строиться в неровную шеренгу. Их одежда представляла дикую смесь военной формы, по цвету различавшуюся от песочной и темного хаки до зеленой, как листва деревьев, и гражданского платья. Все были хорошо вооружены.

Светловолосый великан медленно прошел вдоль строя, сохраняя на лице выражение крайнего отвращения.

- Недоноски, - вынес он свое заключение. - Выродки.

- Вам лучше знать, сержант, - откликнулся с правого фланга солдат, стоявший первым в шеренге солдат. Он говорил с явным американским акцентом.

Сержант замедлил шаг, вернулся на правый фланг и неспешно смерил глазами фигуру этого чересчур прыткого солдата. Парень был молод, не старше двадцати пяти - двадцати шести лет, с длинными темными волосами, ниспадавшими до плеч. На нем была кожаная пилотская куртка, рубашка цвета хаки и зеленоватые брюки армейского образца, ноги были обуты в коричневые полусапожки. На его плече висел автомат "узи" калибра 9 мм, а на поясном ремне виднелась кобура с автоматическим пистолетом "кольт" 1911 А-1. На голове красовалась стальная каска, принятая в американской армии, но с надписью "МИР", выведенной крупными черными буквами, и символом движения, выступающего за полное запрещение ядерного оружия. В левом ухе болталось простое серебряное колечко, а с правого свисал костяной красный крест. Из бокового кармана куртки торчал портативный магнитофон "уокмэн", на шее висели наушники. Глаза прикрывали авиаторские солнцезащитные очки с зеркальными стеклами. Молодому человеку уже очень давно следовало бы побриться, и, когда он улыбался, на фоне темной щетины, обрамлявшей привлекательное лицо, сверкали белизной зубы.

- Ты чего это здесь вякаешь, Эйнджел? - рявкнул сержант.

- Ни слова лишнего, сержант, - скорчил невинную гримасу солдат. Просто хотел отметить, что сегодня чудесный день.

- Ты мне лапшу на уши не вешай, парень, - посоветовал сержант. - Если у тебя наболело на душе, выкладывай прямо сейчас.

- Вы ко мне не по адресу, сержант, - стоял на своем правофланговый. - У меня все исключительно просто: хочу как можно скорее сделать свое дело, вернуться домой и потратить часть заработанных сегодня денег.

- Ты пока что не заработал ни пенса, - сурово напомнил сержант. - А теперь приведи себя в порядок и постарайся хотя бы немного быть похожим на солдата.

- Нет проблем, сержант Келлер, - охотно согласился Эйнджел и попытался принять стойку "смирно", но потерпел неудачу. - Нет никаких проблем.

Келлер прошел в другой конец шеренги.

- Ладно, - смилостивился он. - Пойду доложу полковнику, а вы пока разгружайте самолет. Эйнджел, останешься на часах! - Сверившись с часами, он сообщил:

- Вскоре нам подадут транспорт.

Не говоря больше ни слова, он направился к самолету и исчез за дверцей пассажирского салона. Тем временем солдаты сложили в одну груду оружие, открыли люк багажного отсека и приступили к разгрузке, а Эйнджел снял с плеча "узи" и принялся рассматривать заросли.

Келлер проследовал в кабину пилотов, в которой Вэлин и О'Рурк провели последнюю часть пути. Они беседовали с пилотом.

- Сэр! - рявкнул Келлер. - Разрешите доложить? Наличный состав в сборе и в данный момент занят разгрузкой снаряжения. Вокруг все спокойно.

- Молодец, сержант, - похвалил его Вэлин. - Благодарю за службу. В котором часу должны подать транспорт?

- Ровно через пятнадцать минут, сэр, - отрапортовал Келлер, взглянув на часы.

- Однако, сержант, не будем забывать, что мы в Южной Америке, - ленивым тоном напомнил О'Рурк. - Не стоит удивляться, если они несколько опоздают.

- Ни в коем случае, сэр, - с готовностью согласился сержант. - Если позволите, я выйду и присмотрю за разгрузкой. Иначе эти болваны наверняка что-нибудь сломают или разобьют.

- Можете идти, сержант, - отпустил его Вэлин, и немец попятился задом в пассажирский салон.

- Значит, так, - сказал пилоту Вэлин поиспански, - вернешься завтра в это же время.

- Конечно, - усмехнулся в ответ пилот и подправил пальцем усы. В прошлом он проходил службу в военно-воздушных силах Боливии, и ему очень нравилось, что за один раз, перебросив с места на место кучку каких-то странных военных, можно было заработать больше, чем за неделю тяжелой работы, доставляя почту во все районы страны.

- Если нас не будет на месте, тебе нужно будет вернуться сюда еще раз на следующее утро.

Понял?

- Понял, - кивнул пилот. - Но если вас здесь не будет и во второй раз, я больше не возвращаюсь. В противном случае мне не поздоровится.

- Мы обязательно будем здесь, - заверил его Вэлин. - А ты думай только о том, чтобы нас не подвести. И если тебе придут в голову нехорошие мысли, имей в виду, что за нами стоят люди, которые тебя знают. Так что, если ты нас бросишь, тебе больше не придется заботиться о своем здоровье. Все понятно?

- Нет вопросов. Поверьте, сэр, я честный человек и в прошлом тоже офицер. Так что я буду здесь, как договаривались. Главное - чтобы и вы не подкачали. Что ни говори, а в этой стране небезопасно. Мне бы не хотелось, чтобы с вами что-то приключилось, ведь тогда мы не сможем встретиться. За вами должок, если помните.

- Как я могу забыть? - пришел в ужас от несуразности вопроса Вэлин.

Потрепав пилота по плечу, он пошел на выход, и за ним последовал О'Рурк, на прощание подмигнув боливийцу.

К тому моменту, когда офицеры вышли из самолета, солдаты разгрузили снаряжение, аккуратно сложив его у края взлетной полосы.

Сержант Келлер захлопнул дверцы багажного и пассажирского отделений и покрутил пальцем пилоту, наблюдавшему за происходящим через стекло кабины. Тот поднял вверх руки, оттопырив большие пальцы, и медленно отъехал, постепенно набирая скорость перед взлетом.

Когда самолет поднялся в воздух и повернул на восток, Келлер поделился с командиром своими сомнениями.

- Надеюсь, - сказал он, - этот парень нас не бросит. Если подведет, придется мне его разыскать и перерезать ему глотку.

- Если он нас бросит, будем надеяться, что ты останешься в живых, чтобы привести свою угрозу в действие, -добавил Вэлин.

Келлер крякнул и отправился осматривать ящики и сумки, выгруженные с самолета, а Вэлин и О'Рурк пошли к солдатам, устроившим перекур. Полковник окинул их взглядом и мысленно улыбнулся. Это были его солдаты, и он любил их всех, как любил всех солдат, попадавших под его команду.

- Все в порядке? - спросил он.

- Лучше не бывает, полковник, - ответил чернокожий уроженец Лондона, одетый в светлую камуфляжную форму. В заплечной кобуре он носил большой автомат "узи" марки "орел пустыни", а под мышкой другой руки - запасные обоймы. Но этим он не ограничился и еще сжимал в руке автомат "кольт" М-16 "коммандо" со складывающимся прикладом.

- Рад это слышать, Стонер, - заявил Вэлин. - Выходит, с нами тебе лучше, чем в Иностранном легионе?

- Хуже, чем там, просто не бывает, - признался Стонер с широкой улыбкой, продемонстрировав отсутствие передних зубов. - Когда на этот раз получу свои денежки, мне хватит на вставную челюсть и кое-что останется.

- В Иностранном легионе тебе не очень повезло?

- Нет, никак нельзя сказать, что повезло, - засмеялся в ответ Стонер, припомнив, как там было.

Джонни Стонер родился в Ист-Энде, где долгие годы не мог найти общего языка с законом и подвергался арестам за самые различные преступления: от угона дорогих автомобилей до организованной проституции. На каком-то этапе такая жизнь ему прискучила, и он покинул страну. Отсидев в тюрьме в Марселе, решил податься в легендарный французский Иностранный легион, но вскоре понял, что тамошние сержанты не разделяют его чувства юмора. С присущей кокни - уроженцам Лондона - смекалкой Стонер позволил себе пару раз поиздеваться над ветеранами легиона, за что ему устроили хорошую взбучку. В основном били ногами, лежачего, и лицо бедолаги превратилось в кровавое месиво. Тогда он дезертировал и "зайцем" вернулся на пароходе на родину, где вместе с группой дружков принял участие в ограблении банка на юге Лондона.

При этом тяжело ранили из огнестрельного оружия охранника. Через некоторое время грабителей поймали, и Стонера приговорили к тюремному заключению на десять лет. Оказавшись за решеткой, он сразу же обратился к стоматологу, и ему вставили зубы.

В тюрьме Стонер снискал славу образцового заключенного, но в том мире никто никогда ничего не забывает и не прощает. Охранник, раненный при ограблении банка, в свое время служил тюремщиком в Уондсуорте, и незадолго до того, как Стонера должны были выпустить на свободу досрочно за примерное поведение, в его камеру наведались поздно ночью трое дюжих надзирателей, которые свели на нет все старания тюремного стоматолога, так что Стонер теперь крайне неохотно открывал рот, в котором на месте передних зубов зиял провал.

За пределами тюрьмы Стонер не мог пожаловаться на нехватку свободы, но у него не было ни друзей, ни денег, и он долго плыл по течению в криминальных потоках Лондона, пока однажды случайно не оказался в пивной в районе Фулама, где вербуют наемников.

На этот раз ему привалила удача. Вэлин и О'Рурк как раз подбирали команду для операции в Колумбии. Хотя они впервые в жизни видели Стонера, не обладавшего опытом профессионального солдата, этот чернокожий кокни им так понравился, что с ним тут же был подписан контракт.

Примерно так же были завербованы восемь из двенадцати человек, ныне ожидавших у взлетной полосы прибытия автотранспорта.

Несмотря на то что Вэлин был твердо убежден в своей способности выполнить поставленную перед ним задачу, время для подбора кадров было самое неподходящее. Незадолго до того как началась подготовка новой операции, был полностью разгромлен отряд наемников в Южной Африке. Предложение, с которым выступили американцы, было крайне заманчивым, но найти нужных людей оказалось не просто.

Вэлин и сейчас невольно поежился при воспоминании о том, что из Африки довелось вернуться только ему, О'Рурку, Келлеру и еще одному члену отряда. Они не сумели даже похоронить погибших товарищей, и их трупы так и остались лежать в густой траве саванны.

- На этот раз тебе должно повезти, - пожелал удачи Стонеру полковник.

- Надеюсь, на этот раз нам всем повезет, - раздался за спиной Вэлина знакомый голос.

- Я тоже на это рассчитываю, - ответил полковник, повернувшись к высокому долговязому солдату, проверявшему крепление ящика с боеприпасами. - Поверь мне, я очень на это рассчитываю.

Крис Спенсер распрямился, слегка приподнял козырек бейсбольной кепки с надписью "Медведи из Бостона" и тяжелым взглядом уставился на командира. Спенсер был самым старым членом команды Вэлина - ему стукнуло уже сорок шесть лет, но выглядел он намного моложе. Он родился в Лос-Анджелесе в конце пятидесятых годов, когда Соединенные Штаты переживали бум деторождения, и подростком чуть не стал звездой рок-н-ролла в середине шестидесятых. Но, видно, была не судьба. Буквально у него на руках умер друг, принявший слишком большую дозу наркотиков, и тогда Спенсер пошел добровольцем в армию.

Его направили в морскую пехоту, где он с блеском закончил курсы подготовки и почти сразу же оказался во Вьетнаме. В 1968 году, в разгар войны, ему присвоили первый офицерский чин за бои в долине АН Хоа, когда его ранили и послали в Да Нан в качестве офицера связи. Позднее его повысили в звании и снова отправили на фронт. По окончании срока службы он остался в армии и не покинул Вьетнам до тех пор, пока американцы не начали выводить свои войска из страны в 1975 году.

Именно тогда Спенсер познакомился с пол.ковником Вэлином. Они много выпили тогда в баре отеля "Хилтон" и крепко подружились, обнаружив, что говорят на одном языке и оба недовольны ходом войны, которая зашла в тупик по вине политиков в Вашингтоне, не способных изначально понять, что одержать в ней победу просто невозможно.

По возвращении на родину Спенсер подал в отставку и попытался вернуться к прежней жизни. Ему не было еще и тридцати, и он предпринял новую попытку сделать карьеру в мире музыки: отрастил волосы и вступил в рок-группу. Однако удача снова повернулась к нему самым обидным местом, и, когда группа распалась, Спенсер остался в Нью-Йорке без цента в кармане и в полном одиночестве.

Однажды, сидя в баре на одной из первых улиц Ист-Сайда, он услышал, как молодой и по виду процветающий бизнесмен назвал ветеранов вьетнамской войны детоубийцами. К тому времени Спенсер уже изрядно набрался. Он влез в спор, и завязалась кулачная потасовка.

Годы пребывания в Юго-Восточной Азии не прошли даром, и Крис отлично владел мастерством рукопашного боя. В общем, ударом ребра ладони по носу Спенсер убил бизнесмена и, ошеломленный случившимся, просидел возле трупа до прибытия полиции. Его арестовали и предали суду, на котором он признал себя виновным в совершении непредумышленного убийства и был приговорен к двенадцати годам тюремного заключения.

Все эти годы, будучи за решеткой, Спенсер вел переписку с Вэлином. Он узнал, что его друг бьи серьезно ранен в голову во время уличного боя в Белфасте, демобилизовался из армии, покинув САС по болезни, и начал карьеру "солдата удачи". Когда Спенсера выпустили на свободу в 1988 году, он отправился в Европу, присоединился к Вэлину и был одним из немногих, кому довелось вернуться на родину живым, если не считать легкого ранения, из операции на юге Африки.

- Не знаю, как у вас, полковник, но у меня возникло подозрение, что на этот раз подобралась на редкость странная команда, - сказал Спенсер. - А вы, значит, считаете, что осечки не предвидится?

- Нужно свято верить мне и Господу Богу, - посоветовал Вэлин.

- Веры хоть отбавляй, - откликнулся Спенсер, - но я предпочитаю доверяться моему "малышу".

С этими словами он наклонился и потрепал рукой своего "малыша" шестиствольный "гэтлинг" М-134 калибра 7,62 мм с электрическим приводом, обладающий скорострельностью до шести тысяч выстрелов в минуту. Он был снабжен аккумулятором и специально переоборудован для стрельбы с плеча, что особенно нравилось Спенсеру, так как обычно такое оружие устанавливают на боевом вертолете или автомашине. В бою стрелок с "гэтлингом" был незаменим и играл роль пешей артиллерийской батареи.

- Мои "малыши" получше твоего, - вступил в разговор солдат, говоривший по-английски с акцентом жителя одной из стран Центральной Европы. Он был одет в темную камуфляжную форму и сидел невдалеке на груде ящиков с сигарой, издававшей запах крепкого табака.

- Взрывчатка, - презрительно усмехнулся в ответ Спенсер. - Слишком много шума.

- Ну, положим, твоя дурацкая пукалка тоже не отличается тонкостью голоса, - парировал Максим Резник. - Если хочешь, могу на спор срезать тебе прыщ с лица на расстоянии в тысячу ярдов и гарантирую, что даже шрама не останется.

Спенсер только ухмыльнулся, припомнив, как впервые встретил этого русского всего несколько недель назад, когда новоиспеченная команда собралась на небольшой ферме в Норфолке, которую Вэлин приобрел, как только расстался с САС, чтобы использовать в качестве базы для своей личной армии. На ферме солдат ввел в курс дела, и там же они прошли подготовку к предстоящей операции. С первых шагов Спенсер и Резник, ветеран афганской кампании, почувствовали взаимное влечение, почти родство душ. Это можно было объяснить то ли тем, что война в Афганистане была столь же порочной и обреченной на провал, как и вьетнамская, то ли тем, что настоящие профессиональные солдаты с полуслова понимают и ценят друг друга.

- Ладно, Макс, посмотрим, - ответил на вызов приятеля Спенсер. Поживем - увидим.

Резник бросил окурок, вдавил его в землю носком ботинка и встал на ноги. Оказалось, что он небольшого роста, примерно в пять футов и шесть дюймов, но хорошо сложен и крепко сбит. У его бедра висела кобура с девятимиллиметровым пистолетом чешского производства, а за плечо был переброшен автомат Калашникова АК-47 с обоймой в форме банана.



Русский стал жертвой драматических политических перемен на Востоке после падения Берлинской стены. Когда его полк расформировали, он подался на Запад, в Германию, и прошел всю Европу, пока не очутился в Лондоне. Поскольку у него был статус нелегального иммигранта, на постоянную работу рассчитывать не приходилось, но Резник обладал одним преимуществом: он прекрасно говорил по-английски, выучив язык на ускоренных курсах подготовки молодого солдата в старые недобрые времена, когда его хозяева в Кремле вынашивали мечту о вторжении на Запад. Так он оказался в пивной в Фуламе, где быстро сумел договориться с Вэлином и О'Рурком, набиравшим команду для операции в Колумбии.

Резник был классным специалистом по взрывному делу и однажды похвастался Спенсеру, что способен заложить заряд пластиковой взрывчатки "семтекс" и проделать дыру любого размера в любом объекте, большом или малом, либо разрушить его полностью. Сейчас все его припасы были аккуратно упакованы в десятке сумок, предусмотрительно сложенных в тени.

Хотя "семтекс" не подвержен воздействию высокой температуры, многие солдаты по опыту знали, как может повести себя взрывчатка на жаре, и никто не испытывал желания рисковать.

- Куда, черт побери, подевался наш транспорт? - раздраженно вопросил Спенсер. - В любую минуту нас могут здесь перестрелять, как в тире.

- Будет тебе транспорт, - попытался успокоить его Вэлин, но, взглянув на часы, и сам понял, что машины запаздывают уже на десять минут.

- Если машины не придут, мне отнюдь не улыбается тащить на себе весь этот груз по горам, - признался Спенсер. - Особенно если учесть, сколько дерьма мы сюда привезли.

- Не бери в голову, Спенс. Не волнуйся, - повторил Вэлин, и как бы в подтверждение его слов издалека послышался гул мощных двигателей.

По мере того как звук приближался, солдаты привели оружие к бою и заняли оборону.

Через несколько минут в прогалине между зарослей показались старая британская трехтонка марки "форд", кузов которой был прикрыт брезентом, и джип времен второй мировой войны.

Машины остановились в ста ярдах от отряда и заглушили двигатели. Наступившую тишину нарушили щелчки взводимых курков. Водитель джипа вылез из машины и направился к отряду Вэлина, держа руки вдоль тела. На нем был белый хлопчатобумажный костюм, который здесь обычно носят крестьяне, и кожаные сандалии. Оружия у него не было видно, но половина отряда все же держала его под прицелом, в то время как вторая половина не спускала глаз с трехтонки.

- Полковник Вэлин? - спросил водитель джипа, когда подошел ближе. Он говорил поанглийски с сильным испанским акцентом. Это был пожилой мужчина лет шестидесяти, под копной седых волос его лицо было изборождено глубокими морщинами, но даже под прицелом автоматов он шел по траве пружинистой походкой юноши.

- Да, это я, - подтвердил Вэлин.

- Меня зовут Хезус, - с улыбкой сообщил старик. - Я так понимаю, что у нас назначена здесь встреча.

- Абсолютно верно, - ответил Вэлин. - Вы прибыли вовремя, но, поскольку мы никогда раньше не встречались, вы уж простите, мы вынуждены принять меры предосторожности.

- Ничего не имею против, сеньор.

- Мне было велено задать вам определенный вопрос.

- Да, пожалуйста.

- Ваш армейский номер, даты вступления в армию и демобилизации.

- Такое не забывается, - усмехнулся в ответ колумбиец, назвав искомые цифры, которые Вэлин сверил с записями в блокноте.

- Все правильно, - заключил полковник. - У вас есть оружие?

- Нет, я посчитал, что без оружия будет меньше риска, но, если желаете, можете меня обыскать.

- Спасибо, - поблагодарил его Вэлин и профессионально быстро обыскал нового знакомого. Оружия у того действительно не было.

- Кто в грузовике? - спросил Вэлин.

- Там только Карлос, мой сын. У него тоже нет оружия.

- Попросите его выйти из машины.

Хезус скороговоркой прокричал несколько

фраз по-испански, и молодой человек лет двадцати с лишним в джинсах и клетчатой рубашке спрыгнул на землю из кабины водителя.

- Эйнджел, Стонер, обыщите грузовик! - скомандовал Вэлин.

Двое солдат прошли к трехтонке, обыскали водителя и кабину, а потом осторожно приподняли брезент на кузове.

- Все в порядке, полковник! - прокричал Стонер.

Только тогда Вэлин позволил себе расслабиться.

- Пожалуйста, примите мои извинения, - обратился он к колумбийцу, - но вы, надеюсь, понимаете, что нам нужно быть настороже?

- Конечно, полковник, - ответил Хезус. - Вы бы меня очень разочаровали, если бы не приняли мер предосторожности.

- Вот и хорошо. Боб Танкертон говорил мне, что вы свое дело знаете.

- Танк, - с улыбкой припомнил старого знакомого колумбиец. - Вы давно с ним виделись?

- Несколько недель назад.

- Если вам доведется с ним вскоре встретиться, передайте ему поклон от меня. Наверняка именно моему старому приятелю пришла в голову идея насчет моего армейского номера, дат вступления в армию и демобилизации, не так ли?

Вэлин кивнул.

- Идея хорошая. Такие вещи запоминаются на всю оставшуюся жизнь. Танк, конечно, хитрая бестия. А теперь, полковник, прикажите своим людям сложить груз в машину. В этом районе шастают армейские патрули, и, думаю, совсем не обязательно, чтобы о вашем прибытии прослышали раньше чем требуется.

- Правильно, - согласился Вэлин. Повернувшись к сержанту, он распорядился: - Келйер, организуйте погрузку!

- Слушаюсь, сэр! - рявкнул в ответ Келлер и приступил к делу. Слышали, что сказал полковник? Начали погрузку! Одна нога здесь, другая там.

Через пять минут все снаряжение оказалось в кузове трехтонки, и там же разместились Келлер и солдаты, за исключением Спенсера. Поскольку он довольно сносно говорил по-испански, ему велели занять место рядом с Карлосом.

Вэлин и О'Рурк сели в джип, а Хезус - за руль.

Он и поехал первым по узкой дороге через густые заросли, расходившиеся от взлетной полосы.

- Если верить Танкертону, до Боготы ехать часа четыре! - прокричал Вэлин в ухо Хезусу, стараясь перекрыть шум двигателя.

- Это так, полковник, но за последние недели военные усилили патрулирование дорог, как будто знали, что должно что-то случиться.

Придется подождать до сумерек, и тогда можно будет дойти до цели.

- Но мы так не планировали, - возразил Вэлин.

- Планы для того и разрабатывают, чтобы позже менять, - философски заметил Хезус. - Мне бы очень не хотелось, чтобы нас остановил армейский патруль. Я подыскал местечко, где мы перекантуемся до наступления темноты.

Поверьте мне, сэр, так будет лучше.

- Что скажешь, Марк? - спросил у своего заместителя Вэлин.

- Мне кажется, сэр, что следует доверять сведениям местной разведки, ответил О'Рурк. - Времени у нас достаточно - аж до послезавтра. Возможно, вообще операцию лучше всего проводить в полной темноте.

- Ладно, договорились, - уступил полковник. Повернувшись к колумбийцу, он добавил: - Хорошо, Хезус, поехали в то место, которое ты присмотрел. Но вначале надо ввести в курс дела сержанта.

Полковник достал из кармана небольшую рацию и сказал:

- Вэлин вызывает Келлера. Прием.

Сидевший у борта грузовика сержант тотчас откликнулся, воспользовавшись такой же рацией, прикрепленной к воротнику его рубашки:

- Келлер слушает. Прием.

Вэлин рассказал немцу о перемене в планах, и сержант передал команду солдатам, которые дружно подпрыгивали на ухабах, сидя на твердых скамьях вдоль бортов.

- Выступаем сегодня вечером, - сообщил Келлер.

3

Спустя четверть часа Хезус свернул с проселочной дороги на шоссе, покрытое неровными бетонными плитами с трещинами и провалами, которое прорезало густые заросли.

- Здесь поворачиваем на север, - сказал водитель, - и выезжаем к старому ранчо, где сможем спокойно переждать до наступления темноты. Там припасено продовольствие и Питье, и там нас ждут моя жена и дочери. Они о вас позаботятся.

- По-моему, лучше будет, если женщины не попадутся на глаза моим солдатам, - на всякий случай предупредил Вэлин. - К сожалению, я знаю далеко не всех из моей новой команды. Боюсь, среди них могут оказаться и такие, кто даст волю рукам.

- Я убежден, что вы сможете навести порядок, - совершенно спокойно отреагировал колумбиец. - На прошлой неделе я получил весточку от Танка. Он заверил меня, что вы человек чести и я могу полностью на вас положиться.

- Приятно сознавать, что мне доверяют, и я благодарен Танку и вам, Хезус, - ответил полковник. - Остается надеяться, что я смогу оправдать ваше доверие.

"Господи, помоги!"- пронеслось у него в голове, когда Вэлин вспомнил, чего ему стоили последние недели. На следующий день после совещания в штате Вирджиния он вернулся в Англию вместе с О'Рурком. Келлер и Спенсер отдыхали на ферме, и командируй его заместителю пришлось обойти немало пивных, где обычно собираются наемники, в поисках кадров для новой команды.

Слава Богу, у них были деньги, но даже одна треть миллиона фунтов стерлингов - это не так уж много, если учесть все обязательные расходы: задаток завербованным, их содержание, оружие и боеприпасы, транспорт, фальшивые документы для некоторых новобранцев и так далее и тому подобное. На подбор восьми новых членов команды ушла неделя, после чего Вэлин велел О'Рурку отправляться с ними в Норфолк, где Келлер занялся их боевой подготовкой.

В то время как О'Рурк с Келлером прилагали все усилия, чтобы их новым коллегам жизнь не показалась медом, Вэлин снова вылетел в Соединенные Штаты, где предстояло организовать транспорт, закупить оружие и договориться о прибежище для отряда на крайнем юге США. В конечном итоге он арендовал ранчо в штате Нью-Мексико вблизи границы с Мексикой, и там к нему присоединился О'Рурк.

Вдвоем они приобрели самое современное оружие и снаряжение, а также несколько раз пересекли границу в разных местах, тщательно помечая, какие дороги усиленно патрулируют американские пограничники и по каким маршрутам можно проехать беспрепятственно. Они не испытывали ни малейшего желания угодить в лапы властям США, когда придется пересекать границу всем отрядом. При необходимости Вэлин готов был разделаться с любым таможенным чиновником или пограничником, если те проявят излишнее любопытство, но это могло привлечь к операции ненужное внимание и осложнить ее проведение.

Вэлин и О'Рурк побывали также в мексиканской столице. Пустив в ход фальшивые документы, они арендовали в Мехико несколько автомобилей. Документы они приобрели у весьма приятного джентльмена, проживавшего в сельской местности. Потом они вылетели в Панаму, где раздобыли самолет с пилотом. По возвращении на ферму спустя две недели они с радостью обнаружили, что за это время Келлеру удалось сбить новобранцев в сносный единый отряд. Впрочем, только бой сможет показать, какие результаты принесли труды сержанта.

По мере того как солнце поднималось над горизонтом, под брезентом, покрывавшим кузов трехтонки, становилось все теплее. Келлер вытер рукавом пот со лба и окинул взглядом солдат, подпрыгивавших и качавшихся из стороны в сторону на жестких сиденьях вдоль бортов. "Боже, ну и рожи! подумал сержант. - Почему я не могу устроиться на нормальную работу и не связываться больше со всякими безумными затеями?" Мысленно улыбнувшись, он сразу же нашел ответ: "И чем я буду заниматься? Развозить молоко в Кельне? Женюсь на толстушке и буду вести домашнее хозяйство?"

Он снова принялся изучать солдат, которыми ему выпало командовать, и вновь горько пожалел о старых друзьях, погибших на его глазах в Южной Африке. Жаль, что сегодня никого из них здесь нет и приходится идти в бой с людьми, на которых не можешь полностью положиться. Сержант пробежал глазами по лицам своих новых товарищей и в который раз задался вопросом: как-то они проявят себя в настоящей драке?

На его взгляд, с Эйнджелом был полный порядок. Правда, у парня большое самомнение и он часто огрызается, получив приказ, но в период боевой подготовки на ферме показал себя хорошо. С другой стороны, нельзя было отрицать, что на мир он смотрит, как хиппи, хотя это не мешает ему быть прирожденным убийцей, если верить байкам о прохождении им службы в Форт-Брэгге.

Эйнджел, он же Джонни Анджело, молодого поколения, подался добровольцем в армию США, но угодил в вооруженные силы в мирное время, и из него попытались сделать связиста, поскольку в колледже ему выдали диплом специалиста в области электроники. Такой расклад не понравился деятельному Эйнджелу, который рвался в бой, и дабы доказать, на что он способен, солдат-недоучка затеял драку с двумя военными полицейскими, когда до окончания срока подготовки оставалась всего неделя. Его предали суду военного трибунала, признали виновным в нападении на блюстителей порядка, навесили "грубое нарушение устава"

и бросили за решетку.

По выходе на свободу Эйнджела с позором вышвырнули из армии, но вскоре он вернулся в знакомые места, разыскал одного из тех полицейских и, как было сказано в протоколе, "нанес ему тяжкие телесные увечья". На сей раз Эйнджел не стал ждать, пока его арестуют вторично, и сбежал в Италию, где неплохо устроился, так как прекрасно владел родным языком своего отца. Какое-то время работал он инженером на радиостанции, но это ему довольно быстро наскучило, и он, подобно другим членам команды Вэлина, бродил по Европе, пока не добрался до Лондона, а тяга к жизни профессионального солдата привела его в пивную, где и был подписан контракт на участие в операции в Колумбии.

Сержант считал, что нет оснований беспокоиться и за Резника. Это был настоящий профи, которого подготовили к службе профессиональные солдаты, и хотя отец Келлера сражался на восточном фронте и умер от открывшихся ран вскоре после того, как вернулся с войны, сержант не испытывал враждебности к русскому. По правде говоря, он втайне был даже доволен тем, что Резник оказался с ним в одной команде. Келлер был твердо убежден, что, если бы Гитлер не напал на Россию, а сохранил с ней союзные отношения, исход второй мировой войны мог быть совсем иным.

Еще одним членом отряда был Стонер. Вообще-то, Келлер не мог себе признаться в любви к черномазым, но этот парень казался добрым солдатом. А вот рядом со Стонером сидел француз, представлявший в какой-то мере загадку. Звали его Мессельер, если он, конечно, не врал. Ему было тридцать пять лет, он обладал приятной наружностью и держался особняком, крайне редко вступая в контакт с другими парнями. Иногда можно было поймать его взгляд, и тогда создавалось впечатление, что в прошлом Мессельер совершил какой-то дурной поступок, скорее всего нечто очень плохое, и мучался угрызениями совести. Впрочем, это было его личное дело.

Француз был одет в джинсы и форменную военную куртку. На коленях он держал автомат "инграм" MAC-11, а две обоймы были спаяны концами, что позволяло за шесть секунд расстрелять шестьдесят патронов. На боку он носил кобуру с пистолетом.

Мессельер встретился взглядом с сержантом и дружески ему кивнул. Он чувствовал, что Келлер изнывает от любопытства, но не испытывал ни малейшего желания ему помочь. В этом не было замешано ничего личного, просто так должно быть всегда. Мессельер вел жизнь наемника вот уже пять лет, с тех пор как покинул дипломатическую службу Франции, где на его долю выпала необычная работа. "Убийца, - грустно размышлял он. - Я стал убийцей. Диплом Сорбоннского университета по специальности в области изящных искусств принес мне только одну работу - профессионального убийцы".

Когда Мессельер закончил университет в возрасте двадцати трех лет и пытался решить, где наилучшим образом применить полученные знания, на помощь пришел его дядюшка Клод, предложивший постоянное, благополучное и хорошо оплачиваемое место на государственной службе, в системе которой он сам провел более тридцати привольных лет и за эти годы успел состариться, располнеть и донельзя облениться.

Мессельер так и поступил, но его сразу же вщделили из толпы претендентов и отправили на собеседование с представителями секретной службы. Психологический портрет, нарисованный обследовавшими его экспертами, давал довольно четкое представление о подлинной натуре и склонностях молодого француза. Ему сказали, что он прирожденный убийца. Для него это было большой новостью, так как раньше ему не случалось даже драться кулаками.

Представитель секретной службы выступил с интересным предложением. Он пообещал, что Мессельера научат искусству убивать, а в обмен на услуги в этой области ему предоставят хорошо оплачиваемую должность временного поверенного в министерстве иностранных дел в Париже.

Мессельер обеими руками схватился за это предложение. Ему забили голову рассказами о том, каким успехом пользуются дипломаты.

Дескать, они водят самые шикарные автомобили, крутят любовь с самыми красивыми женщинами, одеваются лучше всех и для них отведены лучшие места в оперном театре. В течение года из него готовили убийцу, и обучение было просто наслаждением. Затем его назначили на первую должность, и еще год он жил припеваючи, пока однажды с ним не вступил в контакт агент секретной службы, у которого Мессельер в свое время проходил собеседование.

Новоиспеченному дипломату назвали имя и адрес, выдали пистолет и велели убрать указанного человека, что и было сделано без лишних слов. В конце концов, не зря же его обучали этому мастерству.

В течение следующих пяти лет он выполнил еще восемь подобных заданий. Мессельер расправлялся с мужчинами и женщинами без разбора, не задумываясь. Но однажды ему довелось зарезать кинжалом любовницу высокопоставленного чиновника, которая в постели собирала разнообразную информацию и продавала тем, кто больше заплатит. Разбуженная шумом, в комнату вошла восьмилетняя дочь женщины, и Мессельер перерезал ей горло это было нечто само собой разумеющееся. Лишь значительно позже в нем пробудилась и стала отчаянно мучать совесть. Тогда он ударился в запой. Его предупредили, сказав, что нужно бросить пить, ибо в противном случае его постигнет та же участь, что и его жертв, и приговор приведет в исполнение его коллега, выпускник той же школы профессиональных убийц.

Мессельер предупреждение проигнорировал, а когда спустя несколько недель к нему заявился коллега по бизнесу смерти, он с ним легко совладал. После чего он исчез, как исчезали его жертвы. Все было спланировано за несколько месяцев до этого. Не прошло и часа после встречи с незадачливым убийцей, как Мессельер уже сидел в самолете, державшем "

курс на Канаду, и был счастливым обладателем фальшивого паспорта.

Однако он не сумел прижиться в местечке, где говорили исключительно по-французски и где он намеревался начать новую жизнь. Через год Мессельер принялся бродить по свету в поисках приключений и вошел в компанию наемников в Африке. Он объездил весь континент вдоль и поперек, брался за дело, когда оно само шло в руки, и постоянно выступал под разными именами. Мессельер стало одним из последних.

Если бы Келлер прознал про другие имена, под которыми ранее действовал француз, он бы сразу понял, почему Вэлин, ни секунды не раздумывая, подписал контракт с Мессельером.

Но француз потребовал, чтобы полковник поклялся хранить его тайну, а Вэлин свято держал данное им слово. По правде говоря, немец и француз не встретились раньше чисто случайно, хотя Мессельер всегда принимал меры предосторожности и старался не выделяться, памятуя, что у французского правительства долгая память и длинные руки. Он настолько преуспел в искусстве выглядеть безликим и ничем себя не проявлять, что в кругах наемников был известен как "человек-невидимка".

Француз мысленно послал к чертям немца, продолжавшего поедать его глазами. Мессельер знал сержанта как высокопрофессионального военного и был убежден, что, когда отряд войдет в соприкосновение с противником, забудутся все личные симпатии и антипатии, а проявлять любопытство будет некогда.

Рядом с Мессельером на скамейке, выбивавшей на каждом новом ухабе душу из тела, сидел еще один новый член частной армии Вэлина. Раньше просто не было случая познакомиться с ним поближе, и сейчас француз предложил соседу сигарету, которую тот принял с благодарностью. Это был совсем молодой парнишка, лет девятнадцати максимум двадцати.

Его звали Ленни Пакард, и он родился в Австралии.

- Какого хрена ты влез в это дерьмо? - спросил француз, когда оба закурили.

- Из-за своего отца, - ответил юноша. - Он воевал во Вьетнаме, и его убили. Я был самым молодым рекрутом в армии Австралии, но, знаешь, житуха там тошнотворная. Через три месяца меня демобилизовали как психологически непригодного, и я отправился в Англию. Мне говорили, что можно подписать контракт и неплохо заработать на службе наемным солдатом. Так вот и повстречался с этими ребятами в лондонской пивной. А ты откуда?

- Это длинная история, - уклонился от прямого ответа Мессельер. Когда-нибудь, малыш, я тебе, может, и расскажу. Ты впервые в такой операции?

Австралиец молча кивнул.

- Остается надеяться, что ты знаешь, на что идешь и чем это все может закончиться.

- Заработаю кучу денег и отлично проведу время, - петушился Пакард, но больше для виду. На душе у него было неспокойно.

- Хотелось бы, чтобы все было так просто, как ты говоришь.

- А ты давно играешь в эти игры?

- Давно. По-моему, слишком давно.

Француз оглядел новенькую военную форму

Пакарда, небольшую кобуру на боку, содержавшую скорее всего "беретту" модели 1934 года, и винтовку устаревшего образца калибра 7,62 мм с телескопическим прицелом, которую австралиец сжимал ногами.

- Где ты раздобыл оружие? - осведомился Мессельер.

- Все это принадлежало моему отцу. Его вещи переправили из Вьетнама, когда посылали гроб. Отец был сержантом, и его командир тоже приехал и передал все это "имущество"

моей матери. Вот с тех пор я и вооружен.

- Будем надеяться, что отцовское оружие принесет тебе удачу, - пожелал француз.

- Я тоже на это надеюсь.

Внезапно грузовик накренился и буквально заскакал по грунтовой дороге. Мессельер откинул край брезента и выглянул наружу.

- Кажется, мы вышли на финишную прямую, - сообщил он, ни к кому не обращаясь.

Сидящий в джипе Вэлин смотрел вперед вдоль узкой тропы, по которой осторожно вел машину Хезус. Полковник взял в руки и подготовил к бою винтовку М-16, а О'Рурк достал из кобуры полуавтоматический "браунинг* и тоже приготовился к любым неожиданностям.

- На всякий пожарный случай, - небрежно обронил Вэлин. - На мой взгляд, самое подходящее место для засады.

В грузовике, следовавшем за джипом, Келлер придерживался аналогичного мнения и приказал солдатам подготовиться к бою.

Машины проковыляли по рытвинам до конца тропы, выходившей на поляну, где находилась заброшенная ферма. В неглубокой впадине в полумиле от края поляны виднелся довольно большой жилой дом, а позади - полуразрушенный амбар.

- Мой дом - ваш дом, - с гордостью заявил Хезус. - Добро пожаловать в ваше временное пристанище!

Он отжал акселератор до пола, и джип рванулся вперед. Его примеру последовал Карлос в кабине грузовика. Когда они подъехали ближе, распахнулась парадная дверь и на пороге показалась женщина с двустволкой в руках.

- Моя супруга, - представил хозяйку Хезус. - Во всей Колумбии не сыскать лучшей поварихи и более меткого стрелка.

Машины приблизились к крыльцу, и женщина подняла вверх ружье в знак приветствия и что-то крикнула, обернувшись к дому.

- Мои дочери сейчас помогают готовить обед, - пояснил Хезус. - Мне кажется, что машины лучше поставить в амбар. Иногда заброшенными фермами интересуется армия с вертолетов.

Он провел джип вокруг дома, открыл створ - ки широких ворот и поставил машину вплотную к темно-зеленому микроавтобусу "фолькс - ваген", чтобы оставить место для грузовика.

Как только транспорт был припаркован и надежно укрыт от посторонних глаз, Хезус с удивительной легкостью выпрыгнул из джипа и объявил:

- Все, друзья, приехали. Пора перекусить.

Приглашаю всех.

Один за другим солдаты выпрыгнули из грузовика, а затем все направились к дому Последними покинули трехтонку братья Макгвайр, Джерри и Даниэль, ставшие профессиональными наемными солдатами после того, как побывали в подпольной Ирландской республиканской армии, в которую вступили еще в детстве, и Пэт Ньюмэн, англичанин, прослуживший в воздушно-десантном полку десять лет, а затем добровольно расставшийся с армией во время коренной реорганизации в британских вооруженных силах в начале девяностых годов. Джерри и Даниэль были похожи друг на друга, как близнецы, хотя Джерри исполнилось тридцать, а Даниэль был двумя годами младше. Это были высокие крепкие парни с румянцем во всю щеку и огненно-рыжими волосами, что подтверждало их ирландское происхождение.

Братья Макгвайр отличались добродушным нравом, любили выпить и посмеяться в компании друзей. В общем, производили впечатление простых и добрых ребят, но на самом деле они были хладнокровными и безжалостными убийцами, которые бомбами и пулями доказали свою преданность делу "временной" ИРА ["Временная" ИРА возникла осенью 1970 года, когда произошел раскол в республиканском движении Ирландии, выступающем за объединение страны. В отличие от "официальной", предпочитающей политические методы борьбы, "временная" ИРА убеждена, что изгнать англичан из Ольстера можно только вооруженным путем. (Здесь и далее примечания переводчика?)].

Они были вынуждены покинуть родину лишь после того, как их имена были внесены британской армией, силами обороны и королевской полицией Ольстера в списки самых опасных преступников, находящихся в розыске.

Оба были одеты в полевую форму британской армии и носили у пояса автоматические восьмизарядные пистолеты "кольт" калибра 0,45 дюйма, а за плечами - чешские автоматы "скорпион" V261 калибра 7,62 мм, снабженные устройством для бесшумной стрельбы. У братьев с самого начала установились довольно натянутые отношения с Ныомэном, которому довелось за время службы не раз побывать в Северной Ирландии, где на его глазах погибли от рук террористов ИРА многие его товарищи.

Однако он считал, что все это в прошлом и сейчас нужно думать только о настоящем, хотя временами в нем вспыхивал гнев при воспоминании о погибших. Бывший десантник предпочитал носить брюки навыпуск, полусапожки, форменную куртку, пистолет парабеллум "смит-энд-вессон" калибра 9 мм на поясе, а за плечом - восьмизарядное помповое ружье 12-го калибра "итака-медвежатник" с длиной ствола 18,5 дюйма.

В доме гостей встречала жена Хезуса, хлопотавшая над приготовлением обеда и командовавшая действиями своих трех дочерей.

- Полковник, - торжественно провозгласил Хезус, - разрешите представить мою жену Марию и моих дочерей Софию, Карлотту и Кармен.

- Рад с вами познакомиться, - заявил Вэлин и представил женщинам по одному членов своей команды.

Мария была высокого роста и отлично сложена. Ей можно было дать около пятидесяти лет, и в ее длинных темных волосах проглядывала седина. На ней было темное платье, напоминавшее наряд колумбийских крестьянок, и сапожки. Впрочем, гости не уделили ей особого внимания и во все глаза пялились на ее дочерей. Все три были на редкость хорошенькие девушки в возрасте от семнадцати до двадцати трех лет. Они были выше матери, с тонкими талиями, высокой грудью и стройными ногами, с длинными шелковистыми темными волосами, ниспадавшими ниже плеч. На старших сестрах, Софии и Карлотте, были простенькие белые блузки, темные длинные юбки и открытые сандалеты, а Кармен носила плотно облегающие бедра джинсы, сапожки и одноцветную розовую ковбойскую рубашку.

Две старшие сестры, нарезавшие овощи, не были вооружены, но у дверного косяка виднелась пара охотничьих ружей, а Кармен повязалась вокруг талии патронташем, на котором висела открытая кобура, как у героев голливудских вестернов, и оттуда торчала рукоятка старомодного "кольта".

Женщины немного говорили по-английски, и все, казалось, были рады приветствовать гостей. Итак, в тот день, которому было суждено перевернуть жизнь всех присутствующих, двенадцать наемников, составлявших команда Вэлина, повстречали шесть членов семьи Дельгадо.

Первый этаж жилого помещения фермы представлял собой одну громадную комнату, где ее обитатели общались, ели и готовили пищу.

В дальнем конце стояла печка, уставленная кастрюлями и сковородками, из-под крышек которых вырывался божественный аромат. Рядом располагалась раковина, оборудованная старомодным ручным водным насосом. Пол был тщательно подметен, а по центру разместились два длинных раскладных стола, вдоль них стояли простые скамейки. В противоположной от кухни стороне широкая лестница вела на второй этаж и скрывалась в тени.

- Джентльмены, предлагаю тост за ваше благополучное приземление, провозгласил Хезус.

Он поставил на стол бутылку мексиканской водки текила, солянку, тарелку с мелкими лимонами, стаканы и полдюжины упаковок по шесть банок американского пива "будвайзер".

Холодильника в доме не было, и пиво, к сожалению, было теплым.

- Наглядное доказательство преимуществ тихой семейной жизни, - заметил О'Рурк.

Он налил себе пива, сел за стол, закурил сигарету и принялся молча наблюдать за хлопотавшими вокруг него женщинами.

- У тебя еще будет время вкусить от прелестей домашней обстановки, лейтенант, а пока надо поставить часовых, чтобы нам не испортили ненароком аппетит, - напомнил заместителю о его обязанностях Вэлин. - Обедать будем по очереди, а часовых менять каждые два часа.

- Слушаюсь, сэр! - живо откликнулся О'Рурк, вскочив на ноги и встав по стойке "смирно". - Сержант, ты слышал, что сказал полковник?

- Слушаюсь, сэр! - рявкнул в ответ Келлер. - Братья Макгвайр заступают первыми.

Вы получите бутерброды, как только мы закончим обед, а через пару часов вернетесь и будете не спеша наслаждаться едой.

- Постарайтесь нам оставить как можно больше, - попросил Даниэль. - К моменту возвращения мы нагуляем отличный аппетит.

Пошли, Джерри. Надо подыскать парочку укромных мест, откуда можно вести круговое наблюдение.

- Мы с Карлосом оборудовали схоронки, откуда все отлично просматривается, и он вам покажет, где и что, - сообщил Хезус.

Он сказал несколько фраз по-испански, и его сын улыбнулся и открыл дверь, приглашая ирландцев наружу.

- Если увидите что-то подозрительное, немедленно свяжитесь со мной по рации, - приказал Вэлин братьям, уже направившимся к выходу. - Пока все спокойно, в эфир не выходить ни в коем случае! Ясно?

- Будет сделано, сэр! - лихо отрапортовал Даниэль, как если бы ему не случалось участвовать в жестоких стычках с полком, в котором некогда служил Вэлин, может быть, и в то время, когда сам полковник находился в Северной Ирландии. - За нас можете не беспокоиться.

- Ребята, оставьте нам хоть пару пива, - попросил на прощание Джерри и вышел из комнаты.

Как только братья Макгвайр вышли, остальные члены отряда сложили у стенки оружие и сели за стол. Нужно было отдать справедливость женской половине семейства Дельгадо: они постарались на славу. На стол подали две громадные кастрюли с мясным кушаньем, приправленным острыми специями, от которых слезы наворачивались на глаза, овощной салат и вареный рассыпчатый рис. Пока солдаты ели, Карлотга сварила крепкого горького кофе местного сорта, а Хезус подлил в чашки немного текилы.

Вернулся Карлос, которому дали поесть и сразу же отправили его с тарелками бутербродов для ирландцев. Хотя все проголодались и наложили себе на тарелки огромные порции, на столе осталось достаточно пищи для женщин и даже кое-что для первой смены часовых.

Во время еды Спенсер буквально не отводил глаз от Кармен, и девушка отвечала ему такими же знаками внимания. Он сам себе удивлялся. Прошло немало лет с тех пор, как он переспал с женщиной, и в последний раз, если память ему не изменяла, это была прожженная французская проститутка в каком-то портовом городе, но Спенсер тогда очень спешил, так как предстояло отправиться на трудную операцию.

Короче говоря, от той встречи у него осталось какое-то брезгливое чувство, и тогда же он принял решение навсегда завязать с женским обществом. Но при виде молодой девушки в плотно облегающих бедра джинсах и с кобурой на тонкой талии в нем взыграло ретивое, всколыхнулось нечто давно забытое, и это не прошло мимо внимания его соседа.

- Сладкая дамочка, не правда ли? - ухмыльнулся в свою тарелку Эйнджел. - Беда в том, старина, что она тебе в дочери годится.

- У меня нет дочери, - отрезал Спенсер, не желая быть втянутым в пустой спор.

- Шучу, старина, шучу, - сразу сбавил тон Эйнджел. - Черт побери, да я же просто ревную! Я уж напрочь забыл, когда на меня смотрела девушка такими глазами. Главное - ты смотри, чтобы не заметила мамаша, а то она, того и гляди, возьмет ружье и сделает большую дырку в твоей заднице.

- Я последую твоему совету, приятель, - улыбнулся в ответ Спенсер. Обещаю внимательно следить за своим поведением и быть паинькой.

- Правильно мыслишь, старина, - похвалил коллегу Эйнджел. - Мне бы очень не хотелось, чтобы тебя продырявили еще до того, как мы доберемся до этой кокаиновой лаборатории. Может, нам еще доведется вместе поработать.

- Вполне возможно, - согласился Спенсер, но продолжал пялиться на Кармен, стараясь, чтобы его поведение не бросалось всем в глаза.

Когда все насытились, а грязную посуду сложили в раковину, Вэлин закурил сигарету, что случалось крайне редко, и обратился к хозяину дома:

- Это ваша ферма, Хезус?

- Нет, сэр, - ответил колумбиец. - Владельцы фермы пропали года полтора назад.

Такое часто здесь происходит. Много лет назад исчез, к примеру, мой брат. До того я был настроен вполне дружественно к местному режиму, но сейчас готов на все, чтобы его уничтожить. Разве могут быть какие-то ,еще причины для человека, верой и правдой служившего долгие годы в армии, а теперь помогающего иностранной державе в борьбе с его собственной страной?

- Выходит, в этой борьбе вы сознательно встали на сторону иностранцев? - осведомился Вэлин.

- Выходит, так.

- А вы с вашим семейством живете далеко отсюда?

- Нет, километров восемьдесят или около того вдоль шоссе на Боготу.

- А что вы собираетесь делать сегодня ночью? Какие у вас задачи?

- Мы с Карлосом проведем вас до места и там оставим, а сами пойдем своим путем.

- А женская половина?

- Они поедут на "фольксвагене", который вы наверняка приметили в амбаре. Погрузят все свои причиндалы и отправятся в путь еще до полудня.

- А мы просто оставим джип и грузовик возле взлетной полосы?

- Правильно, полковник. Через день или два мы с Марией и Карлосом совершим небольшое путешествие, держась в стороне от дорог, чтобы посмотреть, какая судьба постигла машины. Если их никто не тронет к тому моменту, мы перегоним их домой. Ну а если их обнаружат... жалеть тоже не приходится. На наш век машин хватит.

- У вас очень верный взгляд на жизнь, Хезус, - вступил в разговор О'Рурк. - Я бы даже сказал, что вам следовало бы вступить в нашу компанию. Британские войска всегда жили за чужой счет.

В ответ Хезус улыбнулся и открыл было рот, чтобы дать достойный ответ, но в этот момент запищала рация Вэлина и из микрофона донесся голос Джерри Макгвайра, говорившего поанглийски с характерным акцентом уроженца Ольстера:

- Докладывает Макгвайр. На дороге показалась машина. Движется в нашу сторону. В ней четверо. Как будто военные.

Вэлин бросил на Хезуса испепеляющий взгляд и с угрозой в голосе сказал:

- Будем надеяться, что к вам это не имеет никакого отношения.

5

- Я здесь ни при чем, полковник. Клянусь! - перекрестился для пущей убедительности Хезус.

- Полковник, вы меня слышите? - доносился из рации голос Джерри Макгвайра.

- Слышу, слышу, - успокоил его Вэлин. - Что там у тебя происходит? Прием.

- Это военные, полковник. Теперь уже точно. Четверо в джипе, все с винтовками и пистолетами, а сзади присобачен легкий пулемет М-60. Приближаются очень медленно. Если хотите, я могу взять их на себя. Что скажете?

- Нет, не надо. Возможно, это всего лишь передовой патруль большого отряда. Пропусти их мимо себя. Когда их здесь ждать?

- Через две-три минуты.

- Оставайся на месте и проследи, кто пойдет за джипом. А этими ребятами мы сами займемся. В эфир больше не выходи, но обязательно дай знать, если появится еще кто-нибудь.

Конец связи.

Вэлин положил рацию в карман и отдал несколько распоряжений:

- Марк! Возьми Эйнджела и Ньюмэна и ступайте в амбар. При всех обстоятельствах надо сохранить транспорт. Келлер! Возьми Стонера и Мессельера. Займите позицию для обороны с фасада дома. Вперед! Живо!

Шестеро солдат схватили оружие и выбежали из дома. Полковник взял рацию и нажал кнопку вызова.

- Даниэль! Ты меня слышишь?

- Четко и ясно, - тут же отозвался Макгвайр-младший.

- Где ты находишься?

- За домом.

- Оставайся на месте и не высовывайся!

Конец связи. Остальных попрошу пройти со мной наверх, - скомандовал Вэлин. - К вам, Хезус, небольшая просьба: ведите себя так, будто все идет своим чередом. Военным скажите, что временно заняли пустующий дом или придумайте еще что-нибудь. Только уберите с глаз свое оружие.

- Кармен! - обратился он к младшей дочери Хезуса. - Снимите пояс с кобурой!

- Но...

- Никаких возражений!

Девушка неохотно повиновалась. После чего Вэлин повернулся к оставшимся солдатам.

- Так, все наверх! - приказал он и взбежал по лестнице вместе со Спенсером, Резником и Пакардом.

Они промчались по голым половицам мимо открытых дверей в три комнаты, находившиеся в полном запустении и заваленные поломанной мебелью, и выскочили в помещение, выходившее окнами на фасад дома. На бегу Вэлин, Пакард и Резник привели оружие к бою, а Спенсер достал пистолет, с которым не расставался со времен вьетнамской войны, и послал патрон в патронник.

Из окна открылся вид на новенький удлиненный джип "рэнглер", окрашенный в темносерый цвет, с открытым верхом и пулеметом на турели сзади. В машине сидели четыре человека в серой форме.

- Это полиция, - пояснил Вэлин. - Хотел бы я знать, кого они здесь ищут?

- Возможно, нас? - предположил Спенсер.

- Нет, я так не думаю, - возразил Вэлин. - В противном случае их было бы значительно больше. Правда, можно также допустить, что нас просто перестали бояться.

Машина медленно подъехала и остановилась, а пассажиры вышли и направились к дому. Командир патруля с погонами капитана был вооружен полуавтоматическим пистолетом "вальтер", а солдаты - полуавтоматическими винтовками "кольт". Они были явно настороже, но ферма, казалось, не вызывала у них больших подозрений.

В этот момент навстречу непрошеным гостям вышел Хезус. Солдаты тотчас взвели курки, а офицер крикнул по-испански:

- Ты кто?

- Меня зовут Дельгадо. Хезус Дельгадр.

- Что ты здесь делаешь?

- Моя семья... Мы потеряли все. Теперь ищем приюта.

- Этот дом перешел под управление полиции, и ты не имеешь права здесь оставаться.

- Прошу прощения, господин капитан.

Мы тотчас покинем помещение.

- Кто еще с тобой?

- Жена и четверо детей.

- Давай посмотрим на них.

Хезус поманил рукой, и Мария, Карлос и трое дочерей вышли из дома и стали рядом с главой семьи возле джипа под прицелом винтовок.

Офицер выступил вперед и многозначительно сказал:

- У тебя красивые дочери. Если мы найдем общий язык, возможно, удастся что-то придумать, чтобы вы могли здесь остаться.

- Спасибо, но мы предпочитаем перебраться в другое место, - возразил Хезус.

- Если я говорю, что ты остаешься, это означает, что никуда ты отсюда не денешься, - с угрозой в голосе заявил капитан и потрепал Кармен по голове. Вэлин услышал, как Спенсер шумно вздохнул.

- Как тебя зовут, девочка? - спросил офицер.

- Кармен, сеньор.

- Очень хорошо. В таком случае, с позволения твоего отца мы с тобой пройдем в дом и там познакомимся поближе.

- Нет, сеньор, пожалуйста, не надо, - запротестовал Хезус. - Разрешите нам просто уехать.

- Ни в коем случае, дорогой сеньор Дельгадо. Я возьму с собой сержанта и капрала, и мы все вместе пройдем в дом. Мои люди позаботятся о вашей семье. Тем временем мы с Кармен поднимемся наверх, а позже мы все снова встретимся.

- Сеньор, не надо! Пожалуйста, не надо! - взмолилась Мария. - Кармен моя младшая дочь.

- Заткнись, баба! - резко оборвал ее капитан. - Сержант и капрал, проводите этих людей внутрь дома. А ты, - обратился он к рядовому, сидевшему за рулем, - оставайся здесь на карауле.

- Слушаюсь, капитан! - вскинулся по стойке "смирно" солдат.

Тем временем сержант и капрал загнали винтовками семью Дельгадо внутрь дома. У крыльца остались капитан и Кармен.

- Вот гад! - не выдержал Спенсер.

- Успокойся, Крис, - шепотом посоветовал Вэлин. - Подожди, пока они поднимутся сюда, и тогда можешь им заняться.

Они слышали внизу голоса, а потом стук шагов по лестнице. "Солдаты удачи" плотнее прижались спинами к стене за дверью на тот случай, если капитан войдет в их комнату, но, как они и предвидели, он предпочел первое попавшееся на пути помещение.

- Да-а, с обстановкой здесь не очень, - мрачно заметил командир патруля. - Могли бы на худой конец тюфяк оставить. Но не беда.

Я уверен, что наша страсть сметет на своем пути любые преграды и неудобства.

- Сеньор, не надо! Вы делаете мне больно! - пожаловалась Кармен.

- Давай, Крис! - скомандовал Вэлин. - Только тихо!

Спенсер сунул в кобуру пистолет и достал из ножен под мышкой остро заточенный кинжал морского пехотинца, с которым он также не расставался со времен своей службы в армии.

Он выскользнул из комнаты, бесшумно ступая в ботинках на резиновой подошве.

Он прошел по коридору, держась ближе к стене, чтобы не наступить ненароком на скрипучие половицы, до первой от лестницы комнаты и осторожно заглянул внутрь через распахнутую дверь. Кармен лежала на старом замызганном матраце. Рубашка была разорвана, обнажив голую грудь. Одной рукой капитан придерживал девушку, а другой силился расстегнуть пояс на брюках. К двери он повернулся спиной.

Кармен заметила входящего Спенсера, но у нее хватило духа не выказать радости. В этот момент офицер высвободился из брюк. "Отлично!" пронеслось в голове Спенсера. Он ступил вперед, обхватил капитана рукой за шею, зажал ладонью ему рот, рванул на себя, всадил кинжал в правую почку и резко повернул внутри. Противник слабо дрыгнул ногами и беззвучно обмяк. Спенсер осторожно положил труп на пол.

- Благодарю вас, - сказала девушка. - Вы спасли мне жизнь.

- Благодарить будешь позже, - возразил Спенсер. - Мы еще только начали. А теперь прикройся!

Кармен опустила глаза, увидела свою обнаженную грудь, залилась краской и запахнула рубашку. Спенсер подал ей руку, чтобы помочь встать, и круто развернулся, заслышав позади шорох. Возле двери стоял Вэлин, накручивавший глушитель на ствол своего "смит-энд-вессона".

- Отлично сработано, Крис, - похвалил он товарища. - А теперь прикрой меня на лестнице.

Спенсер вытер лезвие кинжала о мундир офицера и вернул оружие в ножны. Затем достал пистолет и последовал за Вэлином к лестнице. За ними по пятам шли Пакард, Резник и Кармен.

Полковник сделал несколько шагов, остановился, держась в тени, и бросил взгляд вниз.

Семью Дельгадо рассадили на скамейке, где они находились под неусыпным присмотром капрала, а сержант стоял у двери, прислонившись к косяку плечом. Винтовку он поставил рядом у стены и с наслаждением дымил тонкой сигарой.

Первым выстрелом Вэлин угодил капралу в грудь, выбив облачко пыли из мундира, а вторая пуля вошла в дюйме от первой, и противник свалился на пол, как срубленное дерево.

Сержант еще не успел сообразить, что происходит, как третья пуля вошла ему в шею, и он упал, схватившись рукой за горло.

Вэлин сбежал по ступенькам вниз и увидел, что вся семья Дельгадо вскочила на ноги и в любую секунду начнет голосить. Полковник прижал палец к губам, призывая к молчанию.

- Тихо! - прошептал он. - Возле дома еще один.

- С Кармен все в порядке? - также шепотом спросила Мария, но, завидев свою дочь рядом со Спенсером, тут же успокоилась.

Вэлин осмотрел трупы, дабы убедиться, что признаков жизни они не подают, потом отволок тело сержанта от двери и выглянул наружу сквозь грязное стекло.

Молодой солдат уселся на передний бампер джипа, положив винтовку на колени, и лениво поглядывал вокруг. Он явно не догадывался о трагических событиях на ферме. Вэлин постучал костяшками пальцев о стекло, чтобы привлечь внимание рядового, высунул за дверь руку с таким расчетом, чтобы со стороны было видно только кисть руки и конец рукава, и повелительным жестом пригласил солдата в дом.

Тот перебросил винтовку за плечо и поднялся на крыльцо. Как только он приблизился, Вэлин пинком распахнул дверь и всадил солдату пулю меж глаз.

В наступившей тишине Вэлин немного постоял на крыльце, подставив лицо жаркому солнцу, почти достигшему зенита и заполнившему, казалось, все небо. При ярком солнечном свете окружавшие ферму густые заросли выглядели сухими и пыльными, а над трупами уже роились мухи.

Полковник достал рацию, нажал на кнопку общего вызова и приказал своим солдатам возвращаться на ферму. Вскоре все собрались и встали по краям площадки перед домом, молча глядя на труп, валявшийся у ног их командира.

6

- Чего стоите? - рявкнул Вэлин. - В доме еще три трупа. Ньюмэн и Стонер! Убрать! Братья Макгвайр, помогите им! Мессельер, отправляйся к дороге и веди наблюдение! Возможно, надо ждать и других гостей.

Солдаты разбежались выполнять задания, а тем временем Эйнджел, внимательно изучавший джип, поделился своими впечатлениями:

- Бронежилетов эти ребята не надели. Вон они валяются в машине вместе с касками. Мне кажется, колумбийцы просто искали тихое местечко, чтобы выпить и отдохнуть. - Он протянул руку и достал из багажного отделения бутылку текилы. - Смотрите, здесь еще один пузырек. Есть подозрение, что парни решили действовать по принципу "солдат спит, а служба идет". Да-а, не повезло ребятам. - Он горько усмехнулся. - Но надо признать, полковник, что повезло нам: мы стали счастливыми обладателями прекрасной машины. У нее даже сирена имеется.

- Да, со временем она может нам очень пригодиться, - согласился Вэлин и добавил: - У тебя глаз алмаз, Эйнджел. Кстати, попробуйка примерить форму рядового. По-моему, она тебе будет в самый раз, и на ней практически нет следов крови. Если подойдет, посадим тебя за руль, включим сирену и с шиком поедем в город.

- Фу, гадость какая! - запротестовал американец.

- Считай это приказом, Эйнджел! - жестко парировал командир.

Эйнджел печально покачал головой, положил автомат на землю, взобрался на крыльцо и уставился на труп рядового. Тем временем Ньюмэн, Стонер и братья Макгвайр перетаскивали трупы в доме, а Хезус присоединился к Вэлину, и они молча стояли рядом, подставив лица свежему ветру с севера.

- Вы спасли жизнь моей семье, полковник, не говоря уже о чести моей младшей дочери, - сказал Хезус.

Вэлин улыбнулся старику, мысленно отметив, что тот тщательно подобрал слова для выражения своих чувств.

- Я лишь выполнил свой долг, - возразил полковник. - Если бы нас здесь не было, то и вам нечего было бы здесь делать. Вся ваша семья была бы в другом месте.

- Тем не менее, - упорствовал колумбиец, - мы были здесь, а вы не допустили, чтобы женщин изнасиловали, а потом уничтожили всю семью. Военные здесь иначе не поступают И я глубоко благодарен вам за помощь.

- Могу лишь снова повторить, что я выполнял свой долг, но должен признать, что сделал это от всей души.

- Если можно так сказать, когда речь идет об убийстве четырех человек.

- С этим не поспоришь.

- Что дальше будем делать, полковник?

- Думаю, нам лучше уехать отсюда. Рано или поздно этих парней начнут искать. Вы свое дело сделали, Хезус, и в интересах общей безопасности нам лучше разделиться. Давайте разберемся на карте, что почем. Покажите направление к лаборатории, и мы ее сами найдем.

Последние три недели мы только тем и занимались, что изучали всю информацию, касающуюся лаборатории, так что если не сумеем ее разыскать собственными силами, можно считать, что зря вообще ввязались в эту операцию.

- Нет, сеньор, так не пойдет.

- Это еще почему?

- Мы обязаны вам своей жизнью и поэтому мы вас теперь не оставим. Пойдем все вместе. В конце концов, не надо забывать, что в казармах возле лаборатории по меньшей мере четыреста солдат, а вас всего чуть больше десятка. Мне кажется, что еще шесть штыков не будут лишними.

- Спасибо, Хезус, но я против, - стоял на своем Вэлин. - Из шести "штыков", как вы говорите, четыре - это дамы. И в то же время вы...

- Вы хотите сказать, что я старый дурак и что женская половина моей семьи - это слабый пол, не так ли? - перебил его Хезус.

- Этого я не говорил.

- Но именно это вы имели в виду.

Вэлин промолчал.

- В таком случае выслушайте меня до конца, сеньор. Возможно, я действительно стар, но отдал лучшие годы своей жизни службе в армии, и вы это знаете. Я был в армии, когда она служила народу, а когда все изменилось, я ушел в горы и моя семья последовала за мной.

Мои дочери учились стрелять еще в то время, когда они были ростом с винтовку, из которой Цедились в мишень.

- Ладно, ладно, Хезус, сдаюсь, - поднял вверх руки Вэлин в знак того, что спорить дальше не намерен. - Ваша взяла. Но сразу договоримся, что ваша семья будет беспрекословно подчиняться моим приказам. Это касается и лично вас. В моей команде приказы отдаю только я и мой заместитель. Остальные выполняют их без лишних слов.

- Понятно, - охотно согласился колумбиец.

- Вот и хорошо. В таком случае воссоединимся с нашей компанией. Вы, пожалуйста, сами проинформируйте моих людей о своем решении, а потом вместе подумаем, что делать дальше.

Тем временем Спенсер зашел в дальний угол за домом подальше от запаха смерти и закурил сигарету. Он услышал шаги на крыльце, повернул голову и увидел, что к нему приближается Кармен.

- Я хотела бы поблагодарить вас, сеньор, - начала она.

- Вы уже меня благодарили, - напомнил Спенсер, сохраняя суровое выражение лица. - Впрочем, не стоит благодарности.

- Нет, вы неправы.

Он отрицательно мотнул головой.

- Можно, я буду называть вас Крисом? - несмело спросила она.

- Если хотите.

Спенсеру стало неловко за себя и свое поведение. В кои-то веки у него появилось теплое чувство к женщине, а он ведет себя как последний дурак.

До него дошло, что с минуты на минуту он может все испортить, судя по выражению лица Кармен.

- Тпру, тайм-аут! - воскликнул он. - Прости меня, пожалуйста. Я немного не в себе. Давненько не случалось убивать человека таким способом.

- Я все понимаю, - тихо проговорила Кармен. - Мне тоже случалось убивать.

-Тебе?

- Не удивляйся, Крис. Мы живем в очень необычной стране.

- Да, я начинаю это понимать.

- Именно поэтому я еще раз говорю: спасибо.

- Ради тебя я готов повторить это в любое время.

- Знаю.

- Тебе не кажется, что ты слишком самоуверенна? - с улыбкой спросил Спенсер.

- Верно. Ты хочешь меня поцеловать?

- Как это ты догадалась?

Еще до того, как у него вырвался этот вопрос, Спенсер понял, что звучит он наивно и глупо. С первого момента встречи с этой девушкой всем было ясно, что он чувствует.

- Я ведь женщина, - с улыбкой напомнила Кармен, - и я видела, какими глазами ты смотрел на меня, когда... - она притронулась к груди, ...когда он порвал мою рубашку.

- На моем месте любой мужик смотрел бы точно так же.

- Нет, совсем не так. Ты смотрел иначе.

В твоем взгляде не было похоти. Я чувствовала, что тебе просто стыдно за меня. Ты переживал из-за того, что со мной случилось.

Спенсер молча кивнул, она прильнула к нему, и они слились в страстном поцелуе.

В этот момент послышался топот бегущего человека, и до того, как они отпрянули друг от друга, перед ними предстал Эйнджел в серой форме рядового, на которой почти не осталось следов от раны в голову. Он выскочил из-за угла и резко притормозил, взглянул на парочку и широко улыбнулся.

- Простите, ребята, - извинился Эйнджел. - Не хотел вам мешать, но босс решил созвать общее собрание.

7

Вэлин обратился с краткой речью к своей команде, собравшейся на площадке перед фермой вместе с семьей Дельгадо.

- Леди и джентльмены, должен вас порадовать: нашего полку прибыло. Возможно, позднее я буду горько раскаиваться в своем решении, но я дал согласие на то, чтобы семья Дельгадо приняла участие в нашей операции.

Солдаты недовольно забурчали, и полковник поднял руку, требуя тишины.

- Послушайте, - призвал он. - Согласитесь, что мы не вправе отказываться от любой помощи. Эти люди готовы вместе с нами рисковать своей жизнью ради общего дела, и я не потерплю никаких возражений. Они готовы свято выполнять любые приказы, как любой член нашей команды, и принимают на себя все вытекающие отсюда обязательства. Все ясно?

Из шеренги стоявших перед ним солдат донеслось бормотание, которое можно было расценить как общее согласие, и полковник продолжал:

- Наша первая задача - убраться отсюда как можно быстрее. Сержант, свяжитесь с Мессельером и передайте ему, что мы его прихватим по пути. Остальным приказываю не тянуть время и поскорее седлать коней. Считайте, что с этого момента мы находимся в состоянии полной боевой готовности.

Вэлин скомандовал разойтись, и солдаты направились к машинам. Мария и ее дочери забрали из дома оружие и сели в микроавтобус.

Карлос уселся за руль грузовика, и рядом с ним вновь устроился Спенсер. Хезус занял место водителя в своем джипе, как и раньше, а его пассажирами стали Вэлин и О'Рурк. Эйнджел сел за руль милицейского "рэнглера", а Стонер занял место возле пулемета.

Когда на старых ручных часах, с которыми Вэлин не расставался со времен армейской службы, стрелки показывали ровно одиннадцать утра, Эйндхел возглавил процессию из четырех машин, покидавших ферму. По пути они подобрали Мессельера и выехали на главную дорогу, ведущую к Боготе, где вновь повернули на север.

- Через три километра мы можем свернуть с шоссе на грунтовую дорогу и переждать там до темноты, - предложил Хезус.

- Отличная мысль, - отозвался Вэлин. - Нам не следует светиться на шоссе, потому что в любой момент мы можем нарваться на очередной патруль, а мне не хотелось бы без особой нужды ввязываться в бой.

Полковник связался по рации с Эйнджелом и велел ему уступить дорогу джипу Хезуса, чтобы тот показывал путь. Через сравнительно небольшой промежуток времени колумбиец повернул машину в сторону непроходимых с виду зарослей. Каким-то чудом они раздвинулись, и показалась тропа, на которую и съехала вся процессия.

Минут через пятнадцать Хезус остановил машину.

- На мой взгляд, проехали достаточно, полковник, - сказал он. - Не думаю, что нас будут преследовать и заберутся в эту глухомань.

- В любом случае часовых поставим, - ответил Вэлин, - а пока займемся проверкой снаряжения, оружия и боеприпасов.

В последовавшие четверть часа Стонера послали в дозор, а братья Макгвайр заработали челюстями, отдавая дань труду женщин, которые не забыли прихватить остатки обеда. В общем, каждый солдат занялся своим делом.

Резник расположился вдали от лагеря, проверяя взрывчатку и детонаторы. Спенсер распаковал "гэтлинг", снял лишнюю смазку и опробовал механизм, а потом тщательно перебрал патронные ленты.

За этим занятием его и застала Кармен, снова приладившая на пояс кобуру с "кольтом" калибра 0,45 дюйма.

- Вот это пушка! - восхищенно воскликнула она, уважительно посматривая на "гэтлинг".

- Последняя и самая лучшая модель, - горделиво улыбнулся Спенсер. - Я раздобыл эту штуку на оружейном складе британской армии в Сомали. Только не говори полковнику.

Впрочем, в то время британцев там не должно было быть. Как и меня, если уж быть честным.

- А как ее заряжают?

- Мне, кстати, нужен заряжающий. Наверное, придется просить Пакарда.

- Я посчитала бы за честь стать твоим заряжающим.

- В самом деле?

Кармен кивнула и попросила:

- Покажи, как это делается.

По другую сторону опушки Ньюмэн исподтишка подсматривал за братьями Макгвайр, которые как раз покончили с едой и проверяли оружие. "Сволочи! угрюмо думал Ньюмэн, вслушиваясь в болтовню ирландцев. - Сволочи и мерзавцы!" Он вдруг как бы выпал из этой реальности, из густых и душных джунглей Колумбии, где приходилось намазывать средством от насекомых все открытые части тела, но над головой все равно постоянно висела туча кусачих гадов.

Ньюмэн мысленно перенесся в промозглое февральское утро на улицы Дерри [Так называют в Ирландии второй по величине город Ольстера Лондондерри.]. Это было два года назад. Его отряд рассыпался в цепь позади бронированного "лэндровера" и медленно продвигался вперед мимо припаркованных с двух сторон у бровки тротуара автомобилей.

Сверху сыпался попеременно то дождь, то дождь со снегом, то просто снег. Рядом с Ньюмэном шли его лучшие друзья - капрал Джимми Рид и рядовой Ленни Мэлин.

Это был обычный, ничем не примечательный выход на патрулирование улиц. Попросту говоря, они прочесывали местность. Неожиданно раздался выстрел, и пуля насмерть поразила Рида, пройдя через бронежилет, как горячий нож сквозь масло. Ньюмэн видел, как его друг принял пулю на грудь, уже мертвый сделал еще пару шагов, потом будто споткнулся и упал на мокрый асфальт, покрывшийся льдом у кромки тротуара.

Десантникам так и не удалось разыскать стрелявшего. Они даже не сумели определить, откуда прозвучал выстрел, хотя и подозревали, что стреляли с крыши многоквартирного жилого дома, населенного сторонниками республиканского движения. Здание нависало над улицей, по которой брел британский патруль.

Ньюмэн решил остаться рядом с телом Рида, пока не прибыла машина скорой медицинской помощи. Молодой офицер, командовавший патрулем, велел ему уйти в укрытие, но впервые в своей военной карьере Ньюмэн отказался выполнить прямой приказ и прикрывал своим телом погибшего друга. Позднее он и сам себе не мог объяснить своего поступка, но внутренний голос скомандовал ему защитить окаменевшее лицо Рида от дождя и снега, и он повиновался.

На следующий день его вызвали к начальству и оставили без увольнительной на месяц за неповиновение приказу. А ему было наплевать.

Он и сам не хотел сопровождать своих друзей в поход в город. Тем более что на одного друга теперь стало меньше. Он ненавидел местных жителей, которые, в свою очередь, люто ненавидели британских солдат, плевали им в лицо, обходили стороной как зараженных в магазинах и пивных, а на улице кричали им вслед обидные ругательства.

Ленни Мэлин тоже не отбыл полностью трехмесячный срок службы в Северной Ирландии. Его ранил в ногу из охотничьего ружья четырнадцатилетний мальчишка, и солдата признали инвалидом и отправили на родину.

Ньюмэн был просто счастлив, когда ему представился случай достойно расстаться с армией.

Нельзя сказать, что он струсил, но он был очень близок к этому состоянию.

А сейчас, находясь от дома на расстоянии в тысячи миль, его снова заставляли слушать разговор людей, изъяснявшихся по-английски с этим характерным североирландским акцентом. Он потрогал пальцем медаль "За военные заслуги", которую получил за участие в фолклендской кампании. Она хранилась в нагрудном кармане форменной рубашки. Потом Ньюмэн положил руку на спусковой механизм помпового ружья, размечтавшись о том, как он мог бы разнести на куски обоих ирландцев.

"Нажать на курок и перевести ствол, - пронеслось в голове. - Снова нажать и перевести.

Всего-то и делов". Может, тогда исчезнет наконец многолетняя боль от утраты друзей?

Мессельер и Пакард сидели рядышком, прислонившись спинами к кусту могучего папоротника, и нещадно хлестали себя по щекам и шеям в борьбе с тучами летающих тварей.

- Вот такая нам выпала житуха, - сердито буркнул француз. - Такая мне выпала солдатская жизнь.

- Бывает и хуже, - философски заметил австралиец, закуривая сигарету. К примеру, сидели бы мы в конторе, платили бы нам гроши, и мы бы отчаянно трусили перед начальством.

- Ты совершенно прав, мой юный друг.

Совершенно прав.

- Так чем же ты все-таки занимался до того, как подался в наемники?

- Э-э, всякой ерундой, - уклончиво ответил Мессельер. - Я же тебе говорил: это длинная история.

- Прости, что вмешиваюсь, - извинился Пакард. - Не хочешь - не говори. Мне сказали, что здесь таких вопросов не задают, но мне показалось, что мы с тобой теперь друзья.

- Уверен, что мы подружимся, если проживем достаточно долго. Кстати, извиняться не надо. Иногда человек сам хочет выговориться.

Мессельер помолчал, вскинув голову и рассматривая густые заросли.

- Я был профессиональным убийцей, - признался он. - Убивал людей на законном основании по заданию правительства. В общем, как Джеймс Бонд в тупых фильмах. У меня была лицензия на отстрел нежелательных элементов.

Но так случилось, что однажды я перешел грань.

Я убил невинного ребенка. Прямо скажем, это был не лучший момент в моей жизни. Потом я... Как это по-английски?.. Я сошел с рельсов... Меня стали чураться. Тогда мое правительство решило от меня избавиться. Но я прикончил подосланного убийцу и бежал из страны. Однако у меня, видно, прорезался вкус к крови, что хуже наркотика. Возможно, и с тобой произойдет то же, Пакард, но будем надеяться, что тебя минует чаша сия. Так я здесь и очутился, вернулся, как говорится, на круги своя. Но на этот раз мои противники будут сопротивляться, стрелять. Будем надеяться, что убивать детей не придется. Второй раз у меня не получится.

- Но нельзя этого и исключить.

- Если придется, значит, буду убивать, но все же я надеюсь, что до этого дело не дойдет.

- Ты многих замочил?

- Достаточно. И давай закончим этот разговор, мой юный друг. Хотелось бы знать, не найдется ли здесь чего-нибудь выпить?

- Наверное, есть текила.

- Что может быть хуже теплой текилы! Но если нет ничего другого, сойдет и она. Пошли разыщем Эйнджела. Он наверняка знает, где припрятана бутылочка.

Они нашли Эйнджела за рулем "рэнглера".

- Послушай, приятель. И куда ты подевал выпивку? - спросил Мессельер.

- Рыбак рыбака видит издалека, - изрек американец, извлекая бутылку из-под сиденья. - Только вы, ребята, поосторожнее, чтобы босс не засек. У меня сложилось впечатление, что он пьющих не одобряет.

- Как у тебя идут дела, Эйнджел? - осведомился Пакард после того, как все трое по очереди приложились к бутылке.

- Особых жалоб нет, но подозреваю, что чувак, на котором раньше была эта форма, не мылся по крайней мере месяц.

- Да, мне тоже почудилось, что фиалками от тебя не пахнет, - согласился Мессельер, - но я решил, что было бы невежливо об этом говорить.

- Такова, видать, жизнь в местной милиции, - засмеялся в ответ Эйнджел. - Грязная работенка, но кому-то надо ее делать.

Троица закатилась хохотом, и по случаю доброй шутки все еще раз приложились к бутылке.

Вэлин молча наблюдал за происходящим, но не вмешивался. Пакард и Эйнджел еще не побывали в настоящем бою, и оставалось надеяться, что Мессельер за ними приглядит. Пара глотков мексиканской водки послужит цементом для дружбы, и по-своему полковник чутьчуть завидовал невинности молодых необстрелянных бойцов. "Им еще многому предстоит научиться, думал он. - Дай Бог, чтобы они постигли эту науку до того, как станет слишком поздно".

Так прошел день. Солнце достигло зенита и начало скатываться на запад, а команда Вэлина тем временем готовилась к ночи и неизбежности вновь смотреть в глаза смерти.

8

Во второй половине дня Вэлин созвал совещание, разложив на капоте "рэнглера" карты и схемы, и перед ними собрались все члены отряда. Карлос сменил Стонера в дозоре, и позднее Хезус должен был ввести сына в курс дела.

- Прошу внимания, леди и джентльмены, - обратился к собравшимся полковник. - Надеюсь, все понимают, что нам предстоит сделать сегодня вечером. - Он продемонстрировал не очень качественный фотоснимок лабораторного комплекса. - Это наш объект - небольшой завод, на вполне законных основаниях перерабатывающий листья коки в кокаин и расположенный на окраине города Санта-Ана, что примерно в двадцати милях от столицы; численность его населения приблизительно семь тысяч человек. Как видите, весь комплекс окружен металлическим забором, через который пропущен электрический ток. Существует только один вход - через ворота, которые охраняют с полдюжины солдат, живущих поблизости в казарме. - Вэлин показал другую фотографию, на которой было изображено мрачное здание барачного типа. - Здесь дислоцированы почти четыреста военнослужащих, и в связи с этим наша первоочередная задача - попытаться увести как можно дальше от казармы наибольшее число солдат. Эта задача возлагается на Резника. Максим, тебе слово.

Резник спрыгнул с подножки "рэнглера" и встал рядом с командиром.

- Как вы знаете, - начал он, - в моем распоряжении взрывчатка. Я намерен использовать часть своих запасов для организации отвлекающего маневра в Санта-Ане. Для этого необходимо найти подходящую бензозаправочную станцию в центре города и взорвать ее так, чтобы это наделало как можно больше шума.

Если солдаты не прореагируют на взрыв, не знаю, что еще можно придумать. Мне требуется доброволец в помощь и для прикрытия. Желающие есть?

- Я поеду с вами, сеньор, - подняла руку София.

- Машину умеешь водить?

Вопрос Резника вызвал улыбку у Марии.

- Во всей Колумбии вы не найдете лучшего водителя, чем моя дочь, - с гордостью сказала она.

- А угнать машину сможешь? - продолжал допрос Резник.

- Только покажите мне автомобиль, и я его угоню, - парировала София, не задумываясь ни на секунду. - Чтоб вы знали, меня называют королевой угонщиков машин.

- Признаться, не ожидал, что среди нас есть такие талантливые люди, заметил Вэлин. - Мне это нравится. Думается, вам лучше всего отправиться в город под видом любовной парочки, чтобы не привлекать лишнего внимания. Кстати, София, с автоматом ты, надеюсь, справишься?

Девушка молча кивнула.

- Прекрасно. У нас припасено несколько новых автоматов "хеклер-энд-коч" МР-5К.

Такое оружие тебе по душе?

- Покажите, и я смогу ответить на ваш вопрос.

- Лейтенант! - скомандовал Вэлин, и О'Рурк забрался в кузов трехтонки, откуда достал короткоствольный жутковатый на вид автомат со складным прикладом и глушителем в сборе с ремнем и чехлом.

- Приглашаю всех в светлое будущее, - пошутил О'Рурк, вынимая автомат из чехла и прищелкнув короткую обойму. - Тридцать патронов, - пояснил он по ходу дела. - Калибр 9 мм и неплохая убойная сила.

Перебросив оружие Софии, он посоветовал:

- Тебе надо бы попрактиковаться с этой штукой. Стрелять можешь сколько угодно и не бойся, что тебя услышат. Здесь замечательный глушитель.

- Спасибо, сеньор, - поблагодарила София и сделала небольшой книксен, на что О'Рурк не преминул ей подмигнуть.

- С отвлекающим маневром покончили, - подытожил Вэлин. - Пошли дальше. В то время как Резник и София проводят операцию в городе, Стонер с напарником уничтожат подстанцию, подающую электроэнергию в СантаАну, заодно и телефонный узел, расположенный рядом. Необходимо перерезать коммуникации и держать солдат в казарме в темноте во всех смыслах.

Полковник продемонстрировал снимок будки подстанции и стоящего рядом с ней темного строения из кирпича.

- Они поедут на этой машине, - указал Вэлин, похлопав ладонью по капоту "рэнглера", - и присоединятся к нам, как только справятся со своим делом. В прошлом у господина Стонера был кое-какой опыт обращения со взрывчаткой, и с момента нашего прибытия сюда Максим приложил немало усилий, чтобы освежить его знания. Что скажешь, Максим?

- Он все быстро схватывает, - ответил Резник. - Естественно, с большим удовольствием я бы произвел оба взрыва, но, к сожалению, никак не получится оказаться одновременно в двух местах. Но я просил бы Джонни запомнить одно: ничего не предпринимать, пока не заслышит взрыв на бензозаправочной станции.

- Как скажешь, - охотно согласился Стонер.

- Поедешь на задание с Эйнджелом, - продолжал Вэлин. - Он сядет за руль полицейской машины, естественно, в соответствующей форме, и это позволит вам подъехать к цели достаточно близко. Если верить разведданным, все объекты энергоснабжения и коммуникаций время от времени проверяются патрулями. - Он вопросительно взглянул на Хезуса, и тот кивком головы подтвердил справедливость слов полковника. - Но я просил бы вас не задерживаться и как можно скорее возвращаться. Этот джип нам нужен для маскировки - лучше ничего не придумаешь. Ведь необходимо каким-то образом проникнуть за ворота лаборатории, вот и используем "рэнглер" в качестве троянского коня. Поэтому очень прошу тебя, Эйнджел, побереги машину.

- Можете на меня положиться, босс, - ответствовал Эйнджел.

- Тем временем, - излагал дальше Вэлин, - сержант Келлер со своей снайперской винтовкой займет позицию на высотке, с которой открывается вид на завод и казарму.

В этот момент Келлер любовно чистил полуавтоматическую снайперскую десятизарядную винтовку "браунинг бэррэтт" модель 82 А-1 калибра 0,50 дюйма. Это оружие способно пробить броню БМП и снабжено оптическим прицелом "триджикон" 10 х 40 с химическим приводом из трития, который выводит красные и черные точки для стрельбы ночью и днем.

- Винтовка, которую наш сержант оглаживает с такой любовью, позволяет вести прицельную стрельбу на дистанции до двух с половиной километров, пояснил Вэлин, - но этой ночью расстояние до цели сокращается более чем вдвое, а сержант, поверьте мне, стреляет метко. Среди нас есть люди, которые обязаны своей жизнью снайперскому мастерству Келлера.

Сержант мрачно усмехнулся и продолжал заниматься своим делом.

- Джерри, - обратился Вэлин к старшему из братьев Макгвайр, - ты возьмешь прибор ночного видения и будешь наблюдателем при сержанте. А ты, Даниэль, останешься в составе главных сил. Мы выступаем, прихватив с собой взрывчатку, которую задействует Резник, как только с нами воссоединится.

- А если у него не получится? - вмешался О'Рурк и сразу же поднял руки, взглянув на русского. - Максим, я не хотел тебя обидеть.

- В таком случае я сам произведу взрывы, - резко ответил Вэлин. - Или это сделаешь ты либо кто-то другой, кто окажется поблизости.

Это не так уж трудно. Главное - грамотно заложить заряды, не так ли, Максим? - Резник согласно кивнул. - Но наш русский коллега, я уверен, обязательно вернется. Для человека, который три года воевал в Афганистане, не составит большого труда пройти насквозь дохлый городишко, который охраняет армия, состоящая из призывников, в основном стариков и молокососов, и потом вернуться. Я принял на себя команду этой операцией отнюдь не ради того, чтобы она закончилась провалом.

- Небольшое уточнение, сэр, не более того, - смущенно оправдывался О'Рурк.

- По-своему ты прав, Марк, - сухо заметил Вэлин. - Еще вопросы есть? Все промолчали, и командир продолжал: - Наша ударнал сила - Спенсер и его "гэтлинг" с задачей постоянно держать под прицелом казарму. Насколько мне известно, у нашего главного артиллериста появился новый заряжающий, точнее, перезаряжающая, и вся вторая .половина дня сегодня ушла на ее обучение. Твоя главная задача, Крис, - не допустить, чтобы солдаты вышли из казармы. Добиться этого нелегко, и поэтому ты получаешь в подкрепление Мессельера, Пакарда, Марию и Карлотгу. Троим выдадим автоматы "хеклер-энд-коч", а четвертый получит гранатомет.

Полковник поискал глазами двух девушек и обратился к ним:

- Это крайне опасная часть операции, возможно, самая опасная, и она требует огневой мощи. Если у вас есть какие-то сомнения или опасения, поделитесь ими со мной сейчас, так как позже будет слишком поздно. Поймите: из казармы не должна выйти ни одна живая душа.

Мария и ее дочь посмотрели друг на друга и обменялись улыбками.

- Один день похож на другой, сеньор, и умереть сегодня можно с таким же успехом, как и в любое иное время, - философски заметила Мария. - Мы сегодня уже повидались со смертью, и еще одна встреча не имеет никакого значения.

- Отлично. Так держать! - одобрил женщину полковник. - Что касается прорыва на территорию лаборатории, в нем примут участие Ньюмэн, лейтенант О'Рурк, ваш покорный слуга, а также Хезус и Карлос вместе с Даниэлем. Перед нами стоит самая простая'задача - проникнуть внутрь и все к чертовой матери уничтожить.

Вэлин обвел взглядом стоявших перед ним людей и заключил:

- После чего мы быстро уходим и возвращаемся на аэродром. Место сбора вот здесь. - Он склонился над картой, расстеленной на капоте "рэнглера", и показал соответствующую точку. - Это у перекрестка дорог к югу от города. Там и встретимся. Каждый добирается своим путем, но прошу не забывать, что оттуда . до аэродрома четыре часа езды на автомобиле, а самолет прибудет на рассвете. Значит, с СантаАной нужно расстаться не позднее двух часов ночи. Я не собираюсь никого бросать, и пилот обещал, что сделает еще одну ходку в то же время на следующий день. Однако у него это может не получиться. Если армия обнаружит аэродром, о посадке говорить не придется.

Именно поэтому прошу всех прибыть на место сбора вовремя. Для меня не имеет никакого значения, как вы будете добираться, при одном непременном условии - быть на месте вовремя. В этом случае можно смело поручиться, что завтра в полдень у нас будет повод выпить шампанского. Однако, подчеркнул полковник, - необходимо проявлять гибкость. Не следует забывать, что противник обладает огромным перевесом, хотя мы и получили подкрепление в лице семьи Дельгадо. Наше основное преимущество - элемент внезапности и самое совершенное оружие, которое можно приобрести на средства американских налогоплательщиков.

Нужно прорваться, сделать свое дело и отойти еще до того, как противник очухается. Держите это в уме, и все будет в порядке. А сейчас в грузовике есть продовольственные пайки, и я предлагаю всем поесть. Трудно сказать, когда еще у нас будет шанс подкрепиться.

После короткой паузы командир завершил свою речь:

- Вот, собственно говоря, и все, леди и джентльмены. Остается пожелать вам удачи и хорошей охоты.

С этими словами он начал собирать карты и прочие бумаги.

Резник отвел Софию в сторону и спросил:

- Хочешь попробовать автомат? Понимаешь, для меня очень важно быть уверенным, что у меня подстрахована спина.

- С удовольствием, - улыбнулась в ответ девушка. - Куда пойдем?

- Немного углубимся в заросли, - предложил Максим. - Ты пока постой здесь, а я принесу запасные обоймы. Поесть чего-нибудь не хочешь?

- Организуем пикник, - живо откликнулась София. - Мне это нравится. Принеси мне то же, что и себе возьмешь.

Резник отправился к грузовику, взял четыре полные обоймы для автомата, коробку, содержавшую сотню патронов калибра 9 мм, набил карманы консервными банками из продовольственного пайка и прихватил бутылку воды.

Сейчас уже было не время для крепких напитков. Затем он вернулся к девушке, успевшей пристроить оружие к бедру. Потом она разыскала мать, рассказала, куда и зачем идет, и вместе с Резником направилась к зарослям.

- Все, достаточно, - остановил ее русский, едва они прошли несколько ярдов. - Ты чего хочешь больше: вначале пострелять или поесть?

- Хочу стрелять.

Резник забрал у нее автомат и продемонстрировал его простое устройство.

. - Можно стрелять одиночными выстрелами или очередями, - объяснял он. - Тебе я бы рекомендовал стрелять очередями. Если даже ни в кого не попадешь, можешь быть уверена, что все вокруг наложат полные штаны... Ой, прости!

- За что?

- За грубое выражение.

- Подумаешь!.. Я слышала и покрепче.

- Это меня не извиняет, и я прошу меня простить.

- Я принимаю твои извинения.

Резник почувствовал, что краснеет.

- Ладно, - быстро заговорил он, чтобы скрыть свое смущение, - давай приступим к делу. Вначале снимем автомат с предохранителя. - Он передал ей оружие. - Теперь можно открывать огонь. Попробуй попасть вон в то желтое дерево. - Резник показал на ствол в тридцати ярдах от них.

София выставила приклад, приложила его к бедру и нажала на спусковой механизм. Покрытые тефлоном девятимиллиметровые пули прошили ствол дерева снизу вверх, а потом девушка повела дулом слева направо и аккуратно срезала дерево в пяти футах от корней. К тому моменту обойма опустела, и София ее сняла и засунула за пояс поверх юбки.

- Следующая мишень? - осведомилась она.

- Очень хорошо, - похвалил ее Максим. - Да, ты не шутила, когда сказала, что стрелять умеешь. Если у тебя так же хорошо получается с угоном автомобилей, можно считать, что мы в дамках.

- Не волнуйся, с автомобилями еще проще, - заверила его София. - Теперь можно перекусить?

Тем временем оставшиеся у машин солдаты обсуждали предстоящую операцию.

- Что скажешь? - спросил у брата Даниэль. - Какие прогнозы?

- Откуда мне, черт побери, знать? - огрызнулся Джерри. - Но, по правде говоря, мой юный братец, внутренний голос мне подсказывает, что добра нам нечего ждать. Крепко мы влипли.

- Что будем делать?

- А что, черт побери, мы можем делать?

Нас никто не обманывал, и мы влезли в это мероприятие добровольно. Если помнишь, податься нам, по сути, некуда. Либо идем с Вэлином, либо нас прикончат на месте. Сдается мне, что в нашей команде найдется не один охотник до нашей шкуры, пропахшей республиканскими убеждениями.

- Проклятые британцы!

- Ты удивительно точно охарактеризовал обстановку.

Мессельер и Пакард ковыряли ложками в банке свиной тушенки с бобами, усевшись на заднем бампере грузовика.

- Ну что, не жалеешь, что ввязался в эту историю? - поинтересовался француз.

- Не променял бы это приключение ни на что на свете.

- Странный ты парень, Пакард. Жаль, что я не могу познакомиться с твоим отцом.

- Мне говорили, что он тоже был человеком со странностями.

- Значит, наша задача - заградительный огонь у казармы. Это хорошо, сказал Мессельер. - Получается, что мы сможем поддержать друг друга. Мне хотелось бы выйти из этой истории живым.

- Я бы тоже не возражал, - согласился Пакард.

Однако он снова солгал. Он не хотел жить.

Именно поэтому и подписал контракт с Вэлином. По той же причине он вступил в австралийскую армию, а позднее добился мобилизации с помощью медицинской справки о психологической непригодности, когда понял, что за все время службы ему ни разу так и не доведется побывать в настоящем бою. Ленни Пакард хотел умереть, потому что он считал, что родился убийцей, и был твердо убежден, что таким, как он, не место в этой жизни.

Его первой жертвой стал шофер-дальнобойщик, перегонявший машины через всю страну. Он гнал свой "вольво" с прицепом по шоссе, поднимая тучи пыли, в пятидесяти милях от одинокой овцеводческой фермы, которую унаследовала после смерти мужа мать Ленни.

А"е сын с малых лет стрелял по мишеням из винтовки, которая ему досталась от отца, нелегально приобретая патроны, чтобы не прознала мать, у друга, покупавшего их, в свою очередь, у другого друга, и со временем он стал метким стрелком. Он уничтожал всех зверей, больших и малых, которые попадались ему на глаза, а потом решил поохотиться на более крупную дичь. Однажды утром он выехал из дома на семейном грузовичке, спрятал машину за кустами и занял позицию на холме, возвышавшемся у шоссе.

По згой дороге ездили редко, и Ленни пришлось ждать под палящим солнцем несколько часов, прежде чем появился нужный объект.

Но он набрался терпения и не сходил с места в уверенности, что дождется своего.

Вначале вдали показалось облако пыли, а потом, по мере приближения, можно было рассмотреть и огромную машину. Ленни радостно осклабился и навел винтовку, снабженную оптическим прицелом, на грязное ветровое стекло, за которым виднелись голова и плечи водителя. Пакард выдохнул и мягко нажал на спусковой крючок. Ощутил плечом отдачу и вначале подумал, что промахнулся. Но в это же мгновение увидел, как грузовик завилял из стороны в сторону, съехал на обочину, несколько раз перевернулся и вспыхнул ярким пламенем.

Ленни вставил винтовку в чехол и вернулся к своей машине. Ему было совсем не интересно, как сейчас выглядит дальнобойщик. Водитель погиб. Первый на его счету.

Мессельер назвал его странным парнем, и Ленни ответил, что его отец тоже был со странностями. Он сказал правду, хотя и сам не знал, что Пакард-старший частенько выходил на Охоту с ружьем, а потом закапывал в полях людей, которых пристрелил. Если бы Ленни это стало известно, он бы не очень удивился.

Вернее, совсем бы не удивился. Да и полиция не увидела никакой связи между тем фактом, что ей больше не довелось расследовать дела о таинственном исчезновении туристов и прочих пришлых людей, и тем, что Джо Пакард ушел воевать во Вьетнам, а вернулся уже в сосновом гробу. Полиция лишь тихо радовалась, что работы стало меньше. Естественно, никто не стал подозревать и Ленни, когда спустя четырнадцать лет вновь стали исчезать случайные в тех местах люди.

Но Ленни ненавидел себя за то, что ничего не мог с собой поделать. Он убил шесть человек за следующие пять лет. Впрочем, хотя он себя презирал и ненавидел, однако ничего не предпринимал, чтобы исправить ситуацию. У него не хватало храбрости, чтобы либо сдаться властям, либо покончить с собой. Он знал, что не перестанет убивать невинных людей, пока сам не погибнет. Сейчас, сидя рядом с Мессельером, Пакард втайне молился, чтобы на этот раз ему была уготована смерть.

На противоположной стороне опушки Спенсер и Кармен в очередной раз повторяли всю процедуру, которая обеспечивала бесперебойную работу "гэтлинга".

- Я зарядил ленты разными типами патронов, - терпеливо втолковывал американец. - Разрывные, бронебойные, трассеры - в общем, всякой твари по паре. Объясняется это просто: мы не можем заранее определить, что понадобится на месте, а рассуждать и выбирать времени у нас не будет. Остается надеяться, что ты справишься.

- Положись на меня, - заверила его Кармен. - Куда ты направишься после окончания этой операции?

- Бог его знает! Наверное, вернусь в Анг

лию. Там подожду, пока подвернется другая работа. А ты?

- Кто его знает!

- Ты в Англии бывала?

- Нет, я ни разу не выезжала за границу.

- Может, тебе хочется путешествовать?

- Мне говорили, что в Англии холодно и сыро.

- Бывает, но не всегда.

- Тогда может быть... - неуверенно проговорила она.

Эйнджел разлегся на переднем сиденье милицейского джипа, дымя сигаретой с марихуаной, а Стонер проверял легкий пулемет М-60, укрепленный сзади.

- Ты думаешь, он нам пригодится? - лениво спросил у него Эйнджел.

- Все может быть, - ответил Стонер. - Когда я служил во французском Иностранном легионе, меня обучили работе с подобным пулеметом.

- Что ж, очень хорошо. Не хотелось бы идти в бой с парнем, который не знает своего дела.

- Что, малыш, трусишь?

- Навалил полные штаны. Я только делаю вид, что мне наплевать.

- Тогда дай затянуться травкой. О себе тоже не могу сказать, что с нетерпением ожидаю начала операции.

Ньюмэн поймал Келлера в тот момент, когда тот аккуратно засовывал в чехол свою снайперскую винтовку.

- Послушай, сержант, ты не мог бы выдать мне гранат? - попросил Ньюмэн.

- Бери сколько хочешь, - равнодушным тоном бросил Келлер.

- Надеюсь, эта ирландская сволочь окажется хорошим наблюдателем, - зло обронил Ньюмэн.

- А как хе иначе? Вчера вечером я имел с ним беседу. Оказывается, он провел немало времени к югу от ирландской границы под видом янки и время от времени совершал вылазки на север, чтобы поохотиться на британских солдат, - мрачно усмехнулся Келлер. - Может, зацепил и кой-кого из твоих бывших коллег.

- Не надо мне напоминать о прошлом.

- А ты забудь! Мы сейчас все в одной лодке.

- Да, конечно, - буркнул в ответ бывший десантник и отправился к грузовику, чтобы набрать гранат и взять еще коробку патронов для своего помпового ружья. - О чем говорить!

Вдали от солдат полковник Вэлин инструктировал напоследок своего заместителя.

- Собственно говоря, Марк, вроде все.

- Да, сэр, кажется, все учтено.

- У меня создается впечатление, что ты чем-то недоволен.

- Честно говоря, я не уверен, что наша команда готова к бою.

- На мой взгляд, больше ничего не придумаешь.

- Боюсь, придется нелегко.

- Нам и в прошлом было нелегко. Главное - добиться согласованных действий, и все будет в порядке.

- Как скажете, сэр.

- Так я и говорю. А сейчас пойду перемолвиться парой слов с Хезусом. Знаешь, я до сих пор не уверен, что принял правильное решение, когда согласился на участие в операции семьи Дельгадо.

- По-моему, сэр, они вполне способны о себе позаботиться.

- За них я и не волнуюсь. Меня беспокоит судьба моих солдат.

Вэлин покинул О'Рурка и подошел к мирно беседовавшей семье Дельгадо.

- У вас все в порядке? - спросил полковник.

Хезус молча кивнул.

- Не переменили намерений? По-прежнему хотите пойти с нами?

- Конечно.

- Тогда имейте в виду: выступаем через два часа.

9

В лесах Колумбии сумерки начинаются рано и быстро темнеет. К шести часам вечера под густой листвой тропических зарослей уже практически наступила ночь, и Вэлин отдал приказ закончить сборы и выступать. На этот раз произвели кое-какие изменения в порядке распределения пассажиров: Кармен села в кабину грузовика вместе со своим братом и Спенсером.

До отъезда к Вэлину подошел Хезус.

- Скажите, кто такой этот Спенсер? - спросил он. - Что это за человек?

- Один из лучших, - ответил Вэлин. - Мы с ним знакомы много лет.

- Мне показалось, что он проявляет интерес к Кармен.

- При всем моем глубочайшем уважении к вам, Хезус, должен заметить, что в этом нетничего противоестественного. Любой другой на месте Спенсера повел бы себя точно так же.

Кармен - на редкость привлекательная девушка, и не надо забывать, что именно Спенсер расправился с офицером, который пытался ее изнасиловать. Такой поступок вызывает ответное чувство, не так ли?

- Она и вправду красавица, но иногда мне кажется, что у нее с головой не все в порядке.

Кстати, он женат?

- Нет.

- Сколько ему лет?

- Разве это имеет значение?

- В наше время, боюсь, что нет. Наверное, сейчас весь мир сошел с ума.

- В таком случае какая разница, если безумие охватит еще нескольких человек?

- Видимо, вы правы, - со вздохом признал старик. - А что вы можете сказать о русском?

- О Резнике?

- Да, о нем.

- Что вы хотите услышать?

- Так ведь София отправляется с ним в город, чтобы взорвать бензозаправочную станцию.

- Кому-то же надо это сделать.

- Не знаю, полковник, я уже ничего не знаю и не понимаю. У меня трое дочерей, которым давно пора замуж, но до последнего времени ни одна не интересовалась мужчинами.

А вот теперь две из них, насколько я могу понять, потянулись к мужикам, которым, возможно, не суждено дожить до утра.

- Могло быть и хуже.

- Наверное, вы правы. Одно утешает: ни одна из них не догадалась влюбиться в президента, - пошутил Хезус и весело рассмеялся.

Вэлин тоже улыбнулся и спросил:

- Значит, вы не возражаете?

Хезус пожал плечами.

- Надо полагать, нет, не возражаю. По крайней мере я убежден, что эти люди сумеют позаботиться о моих девочках.

- Как я и говорил, бывает и хуже, - подвел Вэлин итог беседы.

Одна за другой машины покинули опушку и выехали на тропу, которая вела к главной дороге. Только Хезус, сидевший за рулем возглавлявшего процессию джипа, включил подфарники, а остальные следовали в полной темноте, и поэтому продвигались мучительно медленно.

Но в конечном итоге они добрались до шоссе, и тогда Эйнджел с ревом мотора вышел вперед.

Еще до отъезда Эйнджел и его напарник внимательно изучили карту вместе с Хезусом.

Путь на Боготу был абсолютно прямым, как и все дороги в этом регионе, без крутых поворотов и объездов. Изначально планировалось, что идущий первым милицейский "рэнглер" обеспечит свободное и безопасное продвижение всей колонны.

Два джипа, микроавтобус и старый грузовик марки "форд" теперь с зажженными фарами держали среднюю скорость более тридцати миль в час. По мере приближения к столице дорожное покрытие стало лучше, появились встречные и попутные машины, но военных не попадалось до тех пор, пока они не провели трех часов в пути, и тогда команда Вэлина обнаружила, что движется в хвосте колонны армейских машин.

Эйнджел сбавил скорость до черепашьего шага и посмотрел через плечо на Вэлина, сидевшего в джипе, который следовал вторым.

Полковник дал знак остановиться. Водитель съехал на обочину и заглушил мотор. К нему тут же подбежал командир.

- Что делать будем, босс? - спросил Эйнджел.

- Обходи колонну и поезжай в город. Про

верь, как обстоят дела с электрической подстанцией и телефонным узлом. Если понадобится, можешь включить сирену. По словам Хезуса, это обычная армейская колонна, к полиции не имеет никакого отношения, и поэтому интересоваться тобой не станут. В этой стране армия и полиция живут, как кошка с собакой. Мы пойдем в хвосте колонны, а ты все разведаешь и сообщишь мне. Встретимся у перекрестка дорог, который мы назначили пунктом сбора. Короче, сам видел на карте. Да, еще одно...

- Слушаю.

- По словам Хезуса, в городе с полуночи действует комендантский час, его ввели сравнительно недавно. Все это мне очень не нравится. Вначале выясняется, что вокруг полнымполно военных, а теперь еще и комендантский час. Это дурно пахнет. Есть у меня подозрение, что местные власти осведомлены о нашем прибытии.

- Хана, босс! - оценил обстановку засевший за пулеметом Стонер. - Мне с самого начала казалось, что так оно и случится. А почему эта старая рвань раньше вам не сказала? Не может так оказаться, что мужик ведет двойную игру? И если выяснится, что он нас предал...

Стонер начал было выбираться из джипа.

- Он все мне рассказал еще рано утром, но я предпочел не делиться с вами этой приятной новостью. А теперь успокойся, - сдержал порыв чернокожего Вэлин. - Двигай, Эйнджел, и не думай о плохом.

- По природе я оптимист, - невозмутимо сообщил Эйнджел, завел мотор и погнал "рэнглер" вслед за колонной армейских машин, в пути переключил фары на дальний свет, врубил сирену и пошел на обгон.

"Я слишком стар для таких игр, - думал Вэлин, возвращаясь к своей машине. - Да, надо признать, что я слишком стар".

10

Эйнджел отжал акселератор до упора и пролетел мимо колонны военных машин со скоростью семьдесять миль в час, оглушая сиреной.

- Не гони ты так, ради Христа! - взмолился Стонер, стараясь перекричать гул встречного ветра и рев двигателя. - На такой скорости мы вылетим к чертовой матери на обочину!

- Успокойся, - обернулся к нему с улыбкой Эйнджел. - Мне случалось сидеть за рулем гоночных автомобилей на стадионе в Сан-Марино в старые добрые времена, когда я жил в Штатах.

- Это тебе не Штаты, - вопил в ответ Стонер, - и не забывай, что у меня нет ремня безопасности.

- Если ты так заботишься о своем здоровье, тебе следовало подыскать себе другую работу, - возразил Эйнджел, но все же сбросил скорость.

Тем не менее они выехали на окраину СантаАны через полчаса, поскольку их уже не сдерживала медленно двигавшаяся колонна военных машин. Так что первые члены команды Вэлина вышли на цель чуть раньше, чем пробило десять часов вечера, в первый день запланированной операции.

Как только показались городские дома, Эйнджел сбавил скорость до тридцати миль в час, чтобы не напороться с ходу на блокпост.

Стонер передвинулся вперед, устроился за сиденьем водителя и поделился своими впечатлениями:

- Довольно тихо. Ты что скажешь?

- Пока да, - согласился Эйнджел. - Послушай, Стонер.

- Чего тебе?

- По-испански говоришь?

- Нет, а ты?

- Тоже нет. Интересно, что будет, если кто-то с нами захочет поговорить?

- А мы его просто замочим. Чего с ним разговаривать?

Оба весело рассмеялись.

Они проехали до центра, и чем дальше углублялись в сплетение улиц, тем чаще им по пути встречались военные. На одном из перекрестков дорогу пересекла трехтонная боевая машина пехоты, битком набитая солдатами в полевой форме. Каждые четверть мили попадались пешие армейские патрули, но они не обращали никакого внимания на полицейскую машину.

- Хотелось бы знать, здесь всегда так бывает или военных нагнали ради нас? - задался вопросом Эйнджел. - И куда, интересно, подевалось все мирное население? На улицах практически ни души, а до комендантского часа еще два часа.

- Бог его знает! - откликнулся Стонер. - Не бери в голову, и, глядишь, пронесет.

В центре Эйнджел направился в сторону электрической подстанции и телефонного узла.

- Это должно быть где-то здесь, - сказал он, свернув на боковую улицу.

- Не останавливайся, - прошептал Стонер. - Мы не одни.

Между двумя зданиями, которые они искали, была припаркована еще одна БМП, и Стонер приметил огонек сигареты, мерцавший в задней части машины.

Эйнджел медленно проехал мимо и повернул, как только они достигли перекрестка.

- Черт! - выругался Стонер. - Боюсь, с ними будет не так легко справиться, как мы думали.

- Ничего, мы их достанем, - сказал Эйнджел. - Хочешь полюбоваться на лабораторию и казарму?

- Раз уж мы здесь, поехали!

Эйнджел вернулся в центр города и оттуда повернул на запад. По пути им попались два джипа с солдатами, следовавшие в противоположном направлении, и три пеших патруля.

Найти лабораторию не составляло большого труда, так как вся территория была ярко освещена и бросалась в глаза за милю. Эйнджел остановил машину примерно в полумиле от забора и вместе со Стонером принялся изучать окрестности.

Лабораторный комплекс и казарма располагались в ложбине между двумя холмами. На вершине первого стоял сейчас "рэнглер", а на втором, похоже, когда-то пытались вырубить заросли, но с тех пор появилась новая поросль.

- Мы можем съехать с дороги и перебраться на другую сторону? - спросил Стонер. - Мне кажется, что там можно найти идеальную позицию для снайпера, который мог бы держать под прицелом окрестности.

Эйнджел кивнул, включил передачу и стал медленно приближаться к лаборатории. Примерно в четверти мили от шоссе, которое вело прямо к цели, он заметил дорогу, уходившую вправо, и повернул туда, предварительно выключив фары. Подъем оказался крутым и дался нелегко даже вездеходу, но "рэнглер" вскарабкался на вершину. Оттуда открылся вид на лабораторный комплекс и казарму, однако самих наблюдателей скрывали молодые деревья, кусты и папоротники.

Стонер достал бинокль и стал внимательно изучать два ярко освещенных здания, находившихся в непосредственной близости друг от друга. Ответвление от главного шоссе плавно поднималось к воротам лабораторного комплекса, а дальше отходила еще одна дорога к казарме. На площадке перед ней стояли грузовики, джипы, БМП и несколько легковых автомобилей, окрашенных, как военные. Там наблюдалось интенсивное движение: перебегали солдаты, приезжали и уезжали машины, но не было никаких признаков усиленной тревоги.

Жила своей жизнью и лаборатория, где между зданиями сновали люди, а возле караульной будки Стонер приметил по меньшей мере шестерых хорошо вооруженных солдат и два припаркованных неподалеку джипа, водители которых не покидали своих мест.

- Идеальная позиция, - заключил Стонер. - Если сюда заберется Келлер со своей знаменитой винтовкой, он сможет контролировать всю территорию возле лаборатории и казармы.

- Это верно, - согласился Эйнджел. - А когда мы вдобавок перекроем подачу электроэнергии, там вообще начнется столпотворение.

- Но у них обязательно должен быть запасной генератор, - сказал Стонер. - Осталось только выяснить, куда они его, черт возьми, запрятали!

- Кто его знает! - ответил Эйнджел. - Скорее всего где-то в подвале. Может, нам повезет и Спенсер выведет его из строя, когда начнет пулять из своего "гэтлинга".

- Может, и повезет, - усмехнулся Стонер. - Нам пора возвращаться и рассказать полковнику, что мы видели. Вроде нам здесь больше нечего делать.

- Ладно, поехали, - сразу согласился Эйнджел, выехал на дорогу, вернулся в город и снова выскочил на шоссе. Место сбора разыскали сразу и загнали машину ближе к зарослям. Из темноты возник, как ночной дух, Мессельер и проводил разведчиков к остальным трем машинам, спрятанным в тени деревьев.

- Что скажете, следопыты? - осведомился Вэлин, оборудовавший командный пункт в джипе Хезуса.

- Народ не спит, все в движении, - доложил Стонер. - Повсюду патрули пешие и моторизованные. Хотя надо сказать, что гражданских практически не видно. У меня такое впечатление, что власти чего-то ожидают, но не знают, когда начнется. Телефонный узел обнаружили без проблем, но рядом с ним припаркована боевая машина пехоты с полным комплектом, и оттуда следят также за электрической подстанцией. Потом мы съездили посмотреть на лабораторию и нашли там идеальную позицию для Келлера. Это на вершине холма с отличным обзором. В общем, лучше не придумаешь.

- Хорошо! Молодцы! - похвалил разведчиков Вэлин. - Что скажешь, Хезус? - спросил он у колумбийца.

- Я так и предполагал, полковник, - ответил тот. - Если помните, именно об этом я и говорил вам утром.

- А не создалось ли у тебя впечатления, что власти ожидают чего-то именно сегодня ночью? - спросил Вэлин у Стонера.

- Нет, я так не думаю. Они, конечно, находятся в состоянии готовности, но не так, чтобы сразу в бой. Вроде как чего-то или кого-то ждут, но не более того.

- Хорошо еще, что только Танк и Хезус знали о времени начала операции. В этом отношении, можно считать, нам подфартило, - сухо заметил Вэлин.

- Значит, вы думаете, что кто-то предупредил колумбийские власти о вашем прибытии? - удивился Хезус.

- Их предупредили о том, что нас следует ждать, и это не вызывает у меня сомнений.

Однако точной даты они не знают, - ответил Вэлин. - В противном случае нас бы поджидали на аэродроме и просто сбили бы самолет в воздухе. Но в любом случае наша задача не облегчается.

- У меня есть предложение, полковник, - сказал Стонер.

- Выкладывай.

- Четырем машинам через центр города никак не проехать. Сейчас уже одиннадцать часов вечера, и местных жителей на улицах не видно. Когда мы там были, не заметили ни одного гражданского автомобиля. Я предлагаю проникнуть с "черного хода": Хезус отвезет Келлера и наблюдателя к холму, возвышающемуся над территорией лабораторного комплекса. Как я уже говорил, это идеальная позиция. Микроавтобус оставим здесь, а женщин пересадим в грузовик. В таком случае у нас будет в запасе машина, на которой мы сможем добраться до аэродрома после операции, если потеряем другие. Хотя я не думаю, что с ними что-то случится. Мы с Эйнджелом отвезем Резника и Софию в город, чтобы они сделали свое дело. После взрыва они угонят машину и соединятся с отрядом. Мы подождем минут пять, чтобы проследить за реакцией местной армии, потом взорвем электрическую подстанцию и телефонный узел и вернемся к вам. К тому времени вы установите контроль над территорией лаборатории, и мы все вместе прорвемся внутрь и разнесем там все к чертям собачьим.

- Что скажешь, Марк? - обратился Вэлин к своему заместителю.

- По-моему, неплохой план, - ответил лейтенант. - Давайте посмотрим по карте, по каким дорогам можно объехать город.

О'Рурк расстелил карту и стал ее разглядывать при свете карманного фонарика.

- Да-а, - протянул он, - вполне может получиться.

- Вот и хорошо, - заключил Вэлин. - Марк, скомандуй всем собраться на последний инструктаж, и отправимся в путь.

Через пару минут отряд был в сборе, женская половина семьи Дельгадо обрядилась в бронежилеты, которые полиция оставила в "рэнглере", и вооружилась автоматами "хеклер-энд-коч" МР-5К. Мессельер прихватил многозарядный гранатомет южноафриканского производства "армскор" калибра 40 мм, полуавтоматическое шестизарядное барабанное оружие с одним стволом и складным прикладом. Оно выглядит как обычный автомат и, если не считать цилиндрической обоймы, приблизительно того же размера, с двумя рукоятками спереди и сзади. При начальной скорости 80 метров в секунду цель можно поразить на дистанции 425 метров, используя разрывные, дымовые и осветительные заряды, а также гранаты, начиненные слезоточивым газом, лиоо болванки, предназначенные для разгона буйствующей толпы. С полным боекомплектом оружие весит всего семь килограммов, и вся тяжесть распределяется на две руки, как и должно быть. Гранатомет снабжен прицелом, который позволяет целиться двумя глазами, и выводит красную точку на дистанции 375 метров.

Оружие очень понравилось Мессельеру, и он любовно поглаживал гранатомет, закладывая в обойму разрывные гранаты, которыми намеревался стрелять в начале операции. В карманы жилета он засунул также дымовые гранаты. Спенсер был, как всегда, вооружен "гзтлингом", а сержант Келлер держал в руках свою верную снайперскую винтовку.

- Наши планы изменились, - сообщил Вэлин, - но ненамного. Наше дальнейшее продвижение возглавят Эйнджел и Стонер. Они предварительно разведали район и знают пути подхода. Затем они отвезут Резника и Софию в город. Сержант Келлер! Вместе с Джерри займете позицию на высотке над территорией лабораторного комплекса. Крис, подбери огневую позицию у подножия холма. Ничего не предпринимаем, пока не услышим взрывы в городе и пока не погаснет электричество, а потом перекрываем огнем все выходы из казармы и взрываем лабораторию. Место сбора здесь, и отсюда отправляемся на аэродром. Вопросы есть?

Вопросов не было.

- Тогда все. По коням! Займемся делом! - скомандовал Вэлин.

Отряд разместился в трех машинах, оставив позади "фольксваген", спрятанный в кустах.

Ключи от микроавтобуса положили в выхлопную трубу. Колонну возглавил трофейный джип, и они пересекли главное шоссе и направились в объезд Санта-Аны. О'Рурк присоединился к Эйнджелу и Стонеру в "рэнглере", чтобы на завершающем участке пути выступить в роли штурмана.

Примерно через двадцать минут лейтенант тронул Эйнджела за плечо и велел сбавить скорость. В четверти мили на карте был обозначен поворот к городу, и О'Рурк посоветовал ехать этим путем. Оба джипа и грузовик свернули к зарослям и, прорезая светом фар кромешную тьму, покатили в направлении лабораторного комплекса.

Дорога вывела к тыльной части лаборатории приблизительно в двух милях от центра Санта-Аны. Вэлин попросил Хезуса мигнуть Эйнджелу фарами и побежал к послушно остановившемуся "рэнглеру".

- Поезжай вперед, - приказал он водителю, - а мы последуем за тобой минуты через три, и за нами с таким же интервалом пойдет грузовик.

- Вам нужно сделать поворот через четверть мили после того, как проедете мимо ответвления к лаборатории. Ради Бога, не запутайтесь, попросил Эйнджел.

- Не волнуйся, - ответил Вэлин. - А теперь давай жми!

"Рэнглер" проехал мимо лаборатории, после чего Эйнджел выключил фары и направил джип вверх по холму.

- Прекрасно, - одобрил его маневр Стонер, глядя назад. - Вроде мы проскочили незамеченными.

Через шесть минут к ним присоединились две другие машины.

- Хезус! - скомандовал Вэлин. - Передай ключи от джипа Джерри. Он поведет его на высотку.

Ирландец сел за руль, рядом устроился Келлер, не расстававшийся со снайперской винтовкой, и они отправились в путь.

Тем временем Резник аккуратно положил в багажник "рэнглера" сумки с взрывчаткой, потом достал из бездонных кармашков своего жилета три дистанционных пульта управления.

Один передал Вэлину, второй перебросил Стонеру, а последний оставил себе.

- Лейтенант, посвети, пожалуйста, - попросил он О'Рурка, и тот включил карманный фонарик, направив луч на коробочку, которую держал Резник.

- Стонер и Эйнджел, слушайте меня внимательно и смотрите, как привести в действие заряды, которые я вам оставляю, - сказал Резник. - Полковник, а вы подмечайте, как нужно взорвать фугасы, если я вовремя не вернусь.

Это проще простого.

После короткой многозначительной паузы он продолжал:

- В правом верхнем углу находится кнопка переключателя. - Резник прикоснулся к кнопке, и на дистанционном пульте управления засиял крохотный зеленый огонек. - Теперь порядок. Только ты вот что имей в виду, Стонер.

Свою кнопку не трогай, пока не взлетит на воздух бензозаправочная станция и пока ты не заложил взрывчатку в том месте, где она даст наилучший результат. Полковник! - обратился он к Вэлину. - Надеюсь, я вернусь сюда вовремя чтобы внести свою лепту в общее дело, но на всякий случай и вы тоже на кнопку не нажимайте, пока не услышите серию из двух взрывов и пока не разместите фугасы с наибольшей эффективностью. А когда горит зеленый свет, достаточно нажать вот на эту красную кнопочку внизу, и все полетит к чертям.

Резник указал пальцем на нужную кнопку, но не прикоснулся к ней, а затем снова нажал на верхнюю кнопку, и зеленый свет потух.

- Прошу вас, будьте очень осторожны, - предупредил он. - Все пульты крайне чувствительны, и одним можно привести в действие все три. Приметив выражение лиц окружающих, он улыбнулся. - Не волнуйтесь, этого не случится. Пульт управления действует на дистанции в одну милю или около того, и всетри работают на разных частотах. Но ради собственной безопасности не жмите на кнопку с зеленым сигналом до тех пор, пока не решите, что пора взрывать. Всем все ясно?

Стонер и Вэлин пробурчали нечто нечленораздельное, что можно было расценить как знак согласия.

- Надо, чтобы все уяснили создавшуюся ситуацию, - подчеркнул Резник, поскольку никто из нас не знает, чего ожидать в ближайший час.

Слушатели согласно закивали головами, и Максим продолжал:

- Еще одно. Я снабдил каждый пакет взрывчатки детонатором, который срабатывает вручную. Это на тот случай, если кому-то захочется, чтобы его разорвало на месте на мелкие куски.

Открыв любую сумку, вы увидите короткий конец провода. Он играет роль чеки в ручной гранате. Достаточно потянуть, и произойдет взрыв. Причем времени на раздумья не останется. Поэтому убедительно прошу этого не делать, если нет иного выхода. - Он оглядел лица товарищей, слабо освещенные отсветом луча карманного фонарика. - Не горюйте. Вполне возможно, что никому не придется кончать жизнь самоубийством. Вот, собственно говоря, и все. Нам пора в путь.

Резник помог Софии забраться в джип и последовал за ней.

- Пожалуйста, храните взрывчатку вдали от линии огня, полковник, попросил русский. - Думаю, мы вполне можем обойтись без несчастных случаев.

- Ты прав, бродяга, - усмехнулся Вэлин. - Удачи!

- Спасибо, - ответил Резник. - Вскоре увидимся.

Эйнджел сел за руль и включил мотор.

- Веди машину с предельной осторожностью, - посоветовал О'Рурк, когда американец включил передачу.

- Всенепременно, - откликнулся Эйнджел. - А вы тут себя поберегите до нашего возвращения.

Он медленно развернул машину, проехал по мелким кустам и скрылся в ночи.

Как только вдали затих шум двигателя, Вэлин скомандовал:

- Так, ребята, занимайте позиции.

12

Эйнджел мастерски вел машину на большой скорости, чтобы как можно быстрее заложить и взорвать заряды, а потом успеть вернуться к месту предстоящего сражения. Ему не терпелось вступить в настоящий бой.

- Если хочешь, мы можем прихватить тебя на обратном пути, - предложил он Резнику.

- А ты что скажешь? - спросил русский у Софии.

- Не надо, - возразила она. - Я раздобуду машину. Можешь мне довериться.

- Не надо, - повторил Резник. - Мы сами доберемся.

Он придвинулся ближе к Софии и поинтересовался:

- У тебя нет на примете бензозаправочной станции?

- Конечно, есть, - усмехнулась она. - Я здесь бывала тысячи раз и приглядела как раз то, что нам нужно, прямо напротив полицейского участка. Я ненавижу этих мерзавцев.

- Замечательно! - похвалил девушку Резник. - Мы преподнесем им незабываемый подарок. Это будет вроде как довесок.

- Так и думала, что ты сразу согласишься, - обрадовалась София. Она потянулась вперед и тронула Эйнджела за плечо. - Следующий поворот налево, а дальше по правую руку будет и бензоколонка.

Джип попрыгал по булыжникам мостовой на боковой улице и остановился возле бензозаправочной станции, где не видно было ни души. Напротив сияло громадной подсвеченной вывеской с надписью "Полиция" мрачноватое здание из камня и дерева. Резники София выскочили из машины, прихватив две сумки с взрывчаткой.

- Удачи вам, ребята! - прокричал им вслед Эйнджел. - Поберегитесь!

С визгом шин джип исчез из виду.

- Все время спешит. Даже толком не попрощались, - пожаловался Резник.

- Нельзя его строго судить при таком соседстве, - возразила София, кивнув головой в сторону полицейского участка.

Резник привел к бою свой "Калашников" и улыбнулся девушке.

- О легавых можешь не думать, - сказал он. - С ними расправа короткая. Лучше пойди и подыщи колеса.

- Посмотрю вначале поблизости, - ответила девушка. - Наверняка здесь что-нибудь есть.

С этими словами она исчезла.

Резник отправился на поиски крышки подземных бензохранилищ, одновременно не спуская глаз со здания полицейского участка. Искомое обнаружилось сравнительно быстро.

В промежутке между двумя рядами бензоколонок он приметил чугунную плиту, с трудом сдвинул ее в сторону и увидел под землей четыре трубопровода, по которым из баков поступал бензин разных сортов и дизельное топливо.

Резник ухмыльнулся, опустил вниз одну сумку и задвинул плиту на место.

В этот момент послышался приглушенный рев мощного двигателя. Максим выпрямился и увидел, как из-за угла со стороны мастерских позади гаража выворачивает старинный "шевроле" нежно-розового цвета. Сидевшая за рулем София остановила машину, высунулась из окна и кокетливо спросила:

- Тебе нравится?

- Весьма любопытный экземпляр, - по достоинству оценил труды подруги Резник. - А мы доберемся на этой колымаге до места?

Она не рассыплется в пути?

- Можешь не волноваться, - заверила его София. - Ты готов?

- Буду готов буквально через секунду, - ответил русский. - Хочу оставить местной полиции прощальный сувенир.

Он забросил автомат в машину и побежал через улицу, перекинув за плечо вторую сумку.

Снаружи и внутри здания все было тихо, и Резник секунду поколебался, а затем перебросил сумку через шестифутовую металлическую ограду, отделявшую полицейский участок от улицы. Часовых не было видно. "Очень непредусмотрительно с их стороны", - подумал он, перелез через ограду, разыскал сумку и положил ее на решетку, которую посчитал выходом для системы кондиционирования воздуха.

После чего перемахнул через ограду, перебежал на другую сторону улицы и сел в "шевроле"

рядом с Софией. В машине воняло сыростью и кошачьей мочой.

В конце улицы Резник попросил девушку остановиться.

- Я здесь выйду, - сказал он, - а ты должна проехать по меньшей мере два квартала и тогда остановишься. Машину поставь за углом как можно ближе к домам. В противном случае взрывной волной вышибет все стекла.

Как только Резник покинул машину, София быстро отъехала, и "шевроле" скрылся за углом в тот момент, когда русский зашел в укрытие у ближайшего дома. Он вынул из кармана пульт дистанционного управления, осторожно положил его на тротуар, достал заглушки и вставил в уши. Резнику достаточно часто приходилось производить взрывы, и он знал, что мастерам подрывного дела, если не поберечься, грозит глухота. Потом он поднял пульт и нажал вначале на зеленую, а затем сразу же на красную кнопку.

Бензозаправочная станция и здание полицейского участка одновременно озарились снопом пламени. Из-за угла дома Резник видел, как столб огня прорезал козырек над бензоколонками, и сразу же последовал жуткий грохот.

В то же мгновение фасад дома напротив взлетел на воздух и рухнул вниз, похоронив припаркованные машины в грудах кирпича и человеческих останков. Через долю секунды под землей зарокотало, как при извержении вулкана, и прозвучал взрыв, по сравнению с которым предыдущий мог показаться легким шепотом. Сработали подземные баки с горючим, залившие улицу рекой огня, и ударной волной выбило оконные стекла на несколько кварталов.

Эхо взрывов докатилось до части отряда Вэлина, занявшего позиции возле лабораторного комплекса, и солдаты в ужасе уставились на грибовидное облако, повисшее над еще секунду назад сонным городом.

- Вот зараза! - выругался Пакард. - Надеюсь, это не атомная бомба?

- Отлично сработано! - воскликнул Вэлин. - Теперь народ зашевелится.

Его предположение вскоре оправдалось.

Казарма стала напоминать растревоженный муравейник. Из нее выбегали солдаты, спешно приводя себя в порядок. Они вскакивали в автомобили, джипы и грузовики, которые тут же срывались с места и мчались в сторону огневого облака.

- Прекрасно, - подытожил О'Рурк. - Таким способом мы избавились по меньшей мере от полутораста противников.

- Они вернутся, - сухо возразил Вэлин. - Так, нам пора передвигаться ближе к цели.

Пошли! Держитесь в тени зарослей! Надо подойти незамеченными.

После того как Резник и София вышли у бензозаправочной станции, Эйнджел помчался к телефонному узлу и резко притормозил на углу главной улицы и переулка, развернувшись задом к объекту. Это произошло как раз в тот момент, когда Резник заложил первый заряд и задвинул на место чугунную плиту.

- Ты хочешь пойти? - спросил Эйнджел.

- А как насчет охранников? - осведомился Стонер.

- Я ими займусь, - пообещал Эйнджел.

Не выключая двигателя, он переместился назад и устроился за пулеметом.

- В прошлом мне тоже случалось работать с такой штучкой, - пояснил американец. - А ты двигай туда и закладывай заряды. Если тебя заметят, я прикрою огнем. А когда вернешься, сядешь за руль. Давай быстрее! Мне кажется, что с минуты на минуту Резник сделает свое дел о.

Едва он это сказал, как взлетели на воздух бензозаправочная станция и полицейский участок. Зрелище было впечатляющее, и Эйнджел со Стонером некоторое время молча наблюдали за происходящим.

- Господи Боже мой! - воскликнул Стонер. - Вот это да! Хотел бы я знать, какую хреновину он прячет в своих сумках.

- А ты положи их куда надо, мы и узнаем, - охладил его пыл Эйнджел. Поберегись! Сейчас повалят зрители.

Заслышав грохот взрывов, из зданий электрической подстанции и телефонного узла выскочили охранники и столпились на улице, обалдев от невиданного зрелища.

Эйнджел прицелился и полил разрывными пулями группу солдат, а затем перенес огонь на боевую машину пехоты. Он попал в бензобак, и БМП вспыхнула ярким факелом. Американец аккуратно прикончил и двух солдат, вывалившихся из машины в пылающей одежде.

- Заложи заряды! - крикнул Эйнджел напарнику, который с трудом разбирал его слова из-за гула в ушах. - Двигай, пока не подоспело подкрепление!

Дважды ему повторять не пришлось. Со скоростью гончей, учуявшей зайца, Стонер метнулся по улице, распахнул дверь подстанции и бросил внутрь сумку с взрывчаткой. Со стуком захлопнул дверь, перемахнул через забор и проделал то же самое в здании телефонного узла. Развернулся и понесся к "рэнглеру", перепрыгивая через трупы солдат, а Эйнджел тем временем поливал огнем оба здания, в окнах которых стали появляться перепуганные лица. Американец громко рассмеялся, когда лица разом исчезли, и крикнул Стонеру:

- Давай, бродяга! Быстрее!

Стонер бросился на сиденье водителя, включил передачу и отжал до упора акселератор. Машина с ревом рванулась вперед, и Эйнджел послал напоследок длинную очередь вдоль улицы. Стонер резко притормозил посреди улицы, достал из кармана дистанционный пульт управления и нажал на кнопки. Улица позади буквально разлетелась в грохоте взрывов, и сразу же погасли огни в городе и на мили в окружности.

- Твою в Бога мать! - восхищенно завопил Эйнджел. - Теперь назад к своим!

Стонер вновь отжал педаль газа, и они понеслись прочь от облака пыли, медленно оседавшей в районе взрывов. В этот момент на улицах показались первые жители Санта-Аны.

Вначале казарма и вся территория лабораторного комплекса погрузились в темноту, а спустя мгновение донеслось и эхо второй серии взрывов.

Это послужило сигналом для Келлера. Первым выстрелом он поразил юного младшего офицера, только что заступившего на дежурство у ворот лаборатории. Это было его последнее дежурство: бедняга умер еще до того, как упал на землю.

Вторая пуля разнесла ветровое стекло джипа, стоявшего у ворот, и насмерть поразила водителя, а третья влетела в окно караульной будки, вынудив ее обитателей залечь на полу.

"Отлично работает мужик!" - восхитился Вэлин, наблюдая за тем, как стрельба Келлера повергла в смятение охрану у ворот. В этот момент полковник находился в укрытии неподалеку от дороги, ведущей к лабораторному комплексу.

- Крис, твоя очередь! - скомандовал он Спенсеру.

Тот усмехнулся и послал очередь по зданию казармы, вышибая окна. Кармен подавала патронную ленту так, будто занималась этим с детства.

Рядом заняли позиции Пакард, Мария и Карлотта, открывшие бешеный огонь из автоматов. Мессельер послал гранату, пробившую окно на втором этаже казармы, при этом взрывом вынесло раму. Остальные члены отряда стали выдвигаться вперед, прихватив сумки с взрывчаткой. Ими займется Резник, если вернется вовремя, а если нет, то на войне, как на войне. Келлер прикрывал огнем продвижение своих товарищей. Подойдя к воротам, они залегли и разнесли караульную будку автоматическим огнем и гранатой, метко брошенной Ньюмэном.

13

Ударной волной от взрыва подземных бензохранилищ Резника отбросило назад, и он упал яа спину, но тут же вскочил на ноги и побежал в ту сторону, где скрылась София в "шевроле", стараясь уйти как можно дальше от набегавшей волны пылающего бензина. Забежав за угол, он увидел поджидавшую его девушку. Она стояла возле машины с работающим мотором, открыв дверцу со стороны водителя. В свете настигавшей его стены жаркого огня, озарившего всю улицу мерцающим маревом, он заметил, что лицо девушки засветилось радостью.

- Возблагодарим Господа! - тихо сказала она. - Я уж было опасалась, что тебя крепко задело взрывной волной.

- И это ты говоришь такому мастеру своего дела, как я? - притворно возмутился Резник, устраиваясь на месте пассажира. - Со мной такие штуки не проходят. Как ты думаешь, нам удастся добраться до лаборатории? Ведь сейчас вокруг творится черт знает что!

- Не волнуйся, все будет в порядке, - заверила его девушка, включила передачу, и машина рванулась вперед. - Должна тебе сказать, что у тебя хорошо получилось. Если и на это солдаты не прореагируют, значит, ничто их не вытащит из казармы.

На высокой скорости она промчалась по узким улицам Санта-Аны, а потом выехала на главное шоссе. Проезжая по особенно узкому переулку, они услышали, увидели и ощутили взрыв, произведенный Стонером, от котор010 тотчас погас одинокий уличный фонарь. София переключила фары на дальний свет, взглянула на соседа и не удержалась от похвалы:

- Ты хорошо их обучил.

- Спасибо, - улыбнулся в ответ Резник.

В пути им встретилась колонна военных машин, двигавшихся в противоположную сторону, к городу, и Резник поднял большой палец.

- Как в сказке! - воскликнул он. - Дельно сработано! И судя по всему, наши начали раньше графика.

Со стороны казармы и лабораторного комплекса доносились разрывы гранат и треск автоматов.

София прогнала "шевроле" сквозь кусты и остановилась возле пустой трехтонки.

- Они забрали взрывчатку, - сообщил Резник, осмотрев машину. - Видимо, не очень надеялись на то, что мы вернемся. Пошли скорее, пока один из недоумков не подорвался по собственной глупости.

Они привели оружие к бою и побежали на звуки разгорающегося сражения. На ходу Резник сверился с наручными часами, которые сберег со времен службы в советской армии.

Они показывали четверть первого ночи.

Эйнджелу и Стонеру на обратном пути, когда пришлось пересекать Санта-Ану, повезло значительно меньше.

После взрыва, разрушившего городские линии коммуникаций и энергоснабжения, Стонер резко нажал на акселератор, и "рэнглер"

ринулся вперед, оставив позади черные следы протекторов. Поворот на главную дорогу водитель взял на такой скорости, что едва не потерял управление, но сумел выровнять машину и понесся на воссоединение с отрядом.

- Тпру! Потише, приятель! - крикнул Эйнджел. - При такой езде мы далеко не уйдем.

- А мне показалось, что тебе нравится, когда ветер свистит в ушах, насмешливо заметил Стонер. - Что с тобой? Неужели перепугался?

- Сволочь ты! - попытался урезонить его напарник.

Стонер оглянулся назад, перевел глаза на Эйнджела, и оба радостно рассмеялись.

- Ты видел, как там рвануло? - не унимался Стонер. - Я такого никогда в жизни не видел.

- Получилось действительно впечатляюще, - согласился Эйнджел. Потрясающе!

В общем, один - ноль в пользу команды гостей.

На подходе к очередному перекрестку справа показался джип с четырьмя солдатами регулярной армии. Сидевший на пассажирском месте впереди включил сирену и знаком приказал Стонеру остановиться. В ответ Эйнджел разрядил целую патронную ленту и сразу же перезарядил пулемет. Двое солдат были убиты, но третий успел все же дать несколько выстрелов из винтовки М-16. Пули ударили по "рэнглеру", но две пришлись по Стонеру. Первая угодила ему в левое плечо над краем бронежилета, забрызгав ветровое стекло каплями крови, а вторая вошла в левый бок. Еще три крупнокалиберные пули пробили ветровое стекло.

Тяжело раненный Стонер потерял управление, и "рэнглер" влетел на тротуар, ударился о фасад дома, отскочил, пересек улицу и притерся боком к запаркованному "ниссану", подняв тучу искр. Все это время Эйнджел продолжал обстреливать армейский джип, в конечном итоге потерявший радиатор и окутавшийся облаком пара. Машина остановилась, и из нее вывалились два солдата, неустанно поливавшие свинцом уходящий "рэнглер".

- Ну, ты как, мужик? - взволнованно спросил Эйнджел, когда машина на двух колесах повернула за угол, промчалась по дороге и резко притормозила возле многоквартирного жилого дома. Стонер бессильно упал грудью на руль.

- Меня ранили, парень, и мне нужен врач, - процедил сквозь зубы Стонер.

- Крепко досталось?

- Вляпался изрядно. Тут не найдется аптечки?

- Сейчас поищу, - пообещал Эйнджел.

Он разыскал коробку со знаком Красного креста, закрепленную цепью в багажном отделении, взломал цепь рукояткой "кольта", пошарил внутри, вынул несколько предметов и внимательно их изучил при свете зажигалки "зиппо".

- Нам повезло, - резюмировал Эйнджел. - По крайней мере здесь написано по-английски, так что разберемся. Давай посмотрим, что мы имеем. - Он поднес к глазам пригоршню одноразовых шприцов, наполненных какой-то жидкостью. - Вот это да! - удивленно воскликнул он. - Это же морфий! Желаете?

- Нет, не надо. А бинт там найдется?

- Есть немножко.

- Тогда осмотри мое левое плечо и бок, черт бы их побрал! По-моему, у меня сильное кровотечение.

Не произнеся больше ни слова, Эйнджел разорвал куртку и рубашку у плеча напарника и принялся осматривать раны. Первая пуля прошла через плечо навылет. Входное отверстие казалось посиневшим при свете зажигалки, а на выходе рана была величиной с кулак, и оттуда хлестала кровь. Внутри раны можно было рассмотреть рваные края пробитой кости.

- Я, конечно, сделаю все что могу, но тебе нужен врач, - заключил Эйнджел.

- А когда нужен врач, его поблизости не оказывается. У меня еще одна рана, в боку.

Эйнджел осмотрел и эту рану и понял, что пуля застряла внутри тела. Кровотечения почти не было, что могло свидетельствовать о серьезной внутренней травме и внутреннем кровотечении.

- Прости, друг, но с этим мне не справиться, - признался Эйнджел.

- Ладно, придумай что-нибудь и давай линять отсюда, пока не нарвались еще на один патруль.

- Сильно болит?

- Пока нет. Вот только онемело, как будто меня пару раз здорово хватили бейсбольной битой.

- Не горюй, битой тебе еще достанется.

- Спасибо на добром слове.

Эйнджел помог Стонеру лечь на сиденье, собрал все необходимое из аптечки и взялся за дело. Он присыпал рану на плече антисептическим порошком и туго обвязал бинтом, пропустив повязку под мышку. На рану в боку наложил только повязку и приклеил пластырем.

- Пока этого хватит, брат, - заключил он. - Позже найдем тебе лекаря. Как ты себя чувствуешь?

- Дерьмово.

- Это от шока. На, глотай пилюлю от боли.

- Это что, морфий? Я не хочу терять сознание.

- Нет, не морфий. Его я приберегу для себя. Это обычная аптечная таблетка. Давай, мужик, пошевеливайся! Нам нужно смываться отсюда!

- Я же тебе говорю, что у меня ничего не болит.

- А я тебе сказал, что боль еще придет.

Глотай пилюлю и заткнись.

Стонер бросил в рот таблетку, запив ее водой из фляжки, висевшей у него на груди, а Эйнджел сел за руль. Мотор работал нормально, и казалось, проблем не будет, но, как только они сдвинулись с места, стало ясно, что далеко не все в порядке. Водитель вышел из машины и обошел ее сзади.

- А, черт! - выругался он. - Колесо спустило.

- Что делать будем? - слабым голосом поинтересовался Стонер, который начал ощущать боль.

- Как тебе сказать... По механической части у меня всегда были нелады, и я вряд ли сумею поставить запаску. А поскольку мы с тобой не являемся членами местного отделения автомобильного клуба, придется ехать как есть. Конечно, будет трясти и удовольствия это тебе не доставит, но ничего не поделаешь. Прости, дорогой.

- Ты просто садись за руль и делай свое дело. Обо мне можешь не беспокоиться. Обещаю дожить до конца пути.

- Договорились.

Эйнджел отжал педаль газа, и джип тронулся в путь, постепенно набирая скорость, но спущенное колесо притормаживало, и водитель знал, что вскоре придется двигаться на голом ободе.

Скорость удалось довести до двадцати миль в час, но тряска становилась все более ощутимой, и пришлось сбросить газ, чтобы не растревожить раненого.

"Вот влипли! - думал Эйнджел, прислушиваясь к звукам отдаленного боя. При такой скорости мы и до утра не доберемся до места".

На часах у церкви, мимо которой они проезжали, была четверть первого ночи.

К полуночи солдаты, засевшие в казарме, организовались и начали отвечать огнем на огонь. Они также запускали ракеты, освещавшие окрестности красным светом, и в их отблеске казался розовым дым от взрывов других гранат, которыми забрасывал казарму Мессельер. Группа Спенсера была вынуждена отойти под прикрытие деревьев.

- Стрельбу не прекращать ни на секунду! - крикнул он. - Нужно отвлечь огонь из казармы на себя, чтобы босс мог пробиться на территорию лабораторного комплекса.

"Гэтлинг" сожрал еще одну патронную ленту, и в коротком затишье, пока Спенсер перезаряжал его, со стороны дороги рядом с казармой послышался лязг гусениц. Этот звук был до боли знаком Спенсеру, Мессельеру и прочим, и только Пакард бессмысленно таращился, не понимая, что происходит.

- Какого черта?.. - пробормотал он.

Грохот гусениц становился все громче, и из-за угла здания казармы вначале показался ствол орудия калибра 120 мм, а потом выполз американский танк последней модели М1А1, известный под прозвищем "шепчущая смерть".

Эта боевая машина весит 67 тонн, оснащена двигателем мощностью 1500 лошадиных сил с автоматической трансмиссией и на твердом покрытии может развить скорость до сорока миль в час. Танк способен оперировать в условиях ядерной либо химической войны и оборудован системой охлаждения воздуха, которая позволяет его использовать в странах с жарким климатом. С таким монстром лучше не связываться, что быстро уяснили лидер Ирака Саддам Хусейн и его приспешники во время войны в Персидском заливе.

Сейчас орудийная башня танка повернулась, и дуло орудия уставилось в сторону группы Спенсера.

- Отходи и ложись! - только и успел крикнуть Спенсер.

Атакующие рассыпались и начали отступать под защиту зарослей, и в этот момент раздался первый выстрел из орудия главного калибра. Земля, деревья и кусты взлетели в воздух на двадцать футов.

Группа Спенсера уходила все глубже в заросли, а танк дал еще один залп. Тогда вперед вырвался Пакард, выхвативший из-за пояса гранату. Казалось, всю жизнь он ждал именно этого мгновения, и его переполняло чувство дикого возбуждения и радости.

- Пакард, назад! - приказал Спенсер, но было уже поздно.

Австралиец вырвался из леса, проскочил открытое место, перебежал дорогу, перемахнул через невысокую стену, отгораживавшую казарму, и помчался к танку, поливавшему огнем из пулемета. Пули рыли землю и асфальт у ног бегущего. На ходу Пакард вытащил чеку, вспрыгнул на танк и ловко забросил гранату в амбразуру пулемета. Раздался глухой взрыв, и машину на дюйм приподняло над землей. Из всех отверстий повалил дым и показались языки пламени. Австралиец тем временем уже бежал назад.

Достигнуть цели ему не удалось. Засевший в здании казармы снайпер воспользовался кратким перерывом в стрельбе со стороны зарослей, тщательно прицелился и выстрелил. Пуля угодила в спину Пакарда и прошла сквозь бронежилет. Австралиец подпрыгнул на бегу, упал, покатился по земле и остался лежать неподвижно.

Спенсер выступил из зарослей и вогнал половину патронной ленты в окно, из которого прозвучал выстрел.

- Сволочи! - орал он, поливая огнем казарму. - Будьте вы все прокляты!

Группа Вэлина попала у ворот комплекса под огонь со стороны лаборатории и не могла сдвинуться с места. Либо в здании расположились солдаты регулярной армии, либо администрации и сотрудникам лаборатории выдали оружие, с которым они умели обращаться. В то время когда неожиданно появился танк и Пакард ринулся ему навстречу, Вэлин связался по рации с Келлером.

- Вызываю Келлера! Прием.

- Келлер слушает, полковник. У них там откуда-то прорезался танк. Прием.

- Танк не твоя забота. Спенсер сам справится. Ты мне можешь сказать, кто ведет огонь из лаборатории? Ты их видишь? Прием.

- Попробую, полковник. Конец связи.

Сержант повернулся к Макгвайру.

- Ты слышал, что сказал полковник? Что ты видишь?

- Ни хрена я не вижу, сержант... Подожди.

На втором этаже третье окно справа. Вспышки огня.

Келлер повел красную точку придела вдоль стены здания, пока не уперся в указанное окно, заметил тень, мелькнувшую в отсвете ракет и пылающего танка, и сделал выстрел.

- Срезал, - удовлетворенно крякнул Макгвайр. - Я видел, как он упал.

14

Тем временем Резник и София приближались к цели. Они слышали грохот выстрелов танкового орудия и последовавший взрыв гранаты, брошенной Пакардом.

- Что это? - воскликнула девушка, резко останавливаясь,

- Похоже на орудие, - ответил Резник. - Бог его знает, какие еще сюрпризы нам здесь приготовили. Пошли дальше, но соблюдай осторожность.

Они медленно продвигались сквозь заросли, пока София не столкнулась практически нос к носу со своей матерью, стоявшей у дерева с винтовкой наготове.

- Мама, что здесь происходит? - спросила девушка.

- О, дорогая моя! Ты вернулась! Слава Богу!

Сейчас же ложись! В нас стреляют из танка.

Резник всмотрелся вдаль и увидел пылающий танк, а невдалеке труп Пакарда.

- Повода для волнений нет, - успокоил он женщин. - Один из наших уже расправился с танком.

- Он жив? - поинтересовалась Мария.

- Нет, погиб. Заплатил самой дорогой ценой.

- Бедняга! Он был еще такой молодой и ничегошеньки в этой жизни не повидал.

- Он отдал свою жизнь, чтобы спасти нас, - возразил Резник, которому, естественно, были неведомы причины, толкнувшие Пакарда на подвиг. - Мы ему жизнью обязаны. А где остальные?

- Попрятались от танка. А его в самом деле уничтожили?

- Да. Теперь нечего бояться, сеньора Дельгадо. Идем разыщем Спенсера и будем надеяться, что больше никто из наших не пострадал.

Эйнджела всерьез волновало состояние Стонера. Раненый, кажется, потерял сознание, и даже жуткая тряска на дороге не могла привести его в чувство.

- Эй, Стонер, как ты там? Жив еще? - спросил Эйнджел.

Ответа не последовало, и пришлось остановить машину у края дороги. Эйнджел видел ракеты, взлетавшие над полем боя вдали, слышал треск винтовочных выстрелов, пулеметных очередей и грохот взрывов. Складывалось впечатление, что атакующим приходится нелегко.

А со стороны города доносились новые взрывы. Видимо, продолжалась серия разрушений, начало которым положили Резник и Стонер.

Одно было предельно ясно: солдаты, покинувшие казармы, чтобы разобраться с беспорядками в городе, вскоре должны вернуться.

Наверняка им уже сообщили о нападении на лабораторный комплекс, а их главная задача - охранять именно этот объект.

- Эй, Стонер! - позвал Эйнджел, встревоженный гораздо больше, чем ему хотелось казаться. - Эй, мужик! Поговори со мной.

Стонер открыл глаза и простонал:

- Господи! До чего же мне хреново!

- Послушай, парень, мы попали как раз между молотом и наковальней, продолжал Эйнджел. - Судя по всему, наши угодили в переделку. Я слышу, что там пошла в ход артиллерия, у нас ее, как ты знаешь, нет. Опять же с минуты на минуту нужно ждать возвращения солдат из города, а наша колымага едва движется.

- Сколько еще нам ехать? - спросил Стонер.

- Километров десять или меньше.

- Сколько осталось боеприпасов для пулемета в машине?

- Пара лент, то есть несколько тысяч патронов.

- Тогда посади меня у пулемета, и я постараюсь задержать солдат сколько смогу, а ты иди пешком. Все равно в бою от меня толку нет, так что лучше мне остаться здесь.

- Ты уверен?

- Конечно, уверен. Только оставь мне тех пилюль, и я уж постараюсь. Буду держать злодеев на расстоянии, пока ад льдом покроется.

А ты иди. Нашим сейчас нужен каждый штык.

- Ладно, пойду, если ты настаиваешь.

- Сигареты у тебя есть?

- Сигареты, травка, чего душа желает.

- Оставь мне.

- Обязательно. Только прихвачу парочку с травкой. Судя по тому, как идет дело, мне без этого не обойтись. А когда доберусь до своих, куревом разживусь.

- Ладно. Оставь что можешь и отправляйся.

Эйнджел вынул из кармана пачку "Мальборо", за которой последовало полдюжины самокруток из марихуаны, и передал Стонеру.

- Слушай, мужик, от твоей солдатской формы жутко воняет, - сморщил нос Стонер.

- Знаю, но приказ есть приказ. Остается надеяться, что кто-то позаботится о моей кожаной куртке. Я за нее заплатил пятьсот долларов.

Эйнджел поставил "рэнглер" задом к городу и наискосок в расчете частично заблокировать дорогу, а потом помог Стонеру перебраться к пулемету. Проверил пулемет, винтовку и пистолет напарника, положил рядом запасную патронную ленту, выпрыгнул из машины и встал рядом.

- Не шали, малыш, - тихо сказал Эйнджел.

- Только по делу. И спасибо, что перевязал раны. У тебя легкая рука.

- К твоим услугам. Только свистни.

- Будем надеяться, что на том свете мы еще не скоро свидимся.

- Будем.

- Огонек найдется?

Какую-то долю секунды Эйнджел колебался.

- У меня зажигалка "зиппо", подарок отца...

А, какая разница.1 Держи!

Он сунул зажигалку в руку Стонера, вытащил из пачки сигарету, и напарник дал ему прикурить.

- Спасибо, брат, - сказал Эйнджел. - До встречи.

- Может, и встретимся. Кто его знает!

- Я знаю, - ответил Эйнджел. - Не забывай, что я хотел бы вернуть свою зажигалку.

Забросив на плечо "узи", он рысцой побежал на звуки боя.

Группа Спенсера, получившая в подкрепление Резника и Софию, собралась у кромки леса.

Никто не был ранен, не хватало только Пакарда.

- А я обещал его подстраховать, - мрачно обронил Мессельер. - Ничего у меня из этого не получилось.

- Твоей вины здесь нет, - возразил Спенсер, не спускавший глаз с казармы, где после гибели снайпера наступила тишина.

- Что там происходит? Ты как думаешь? - спросил Резник.

- Думаю, они сейчас решают, не попытаться ли вырваться наружу и атаковать нас.

- Я тебя вот о чем хочу попросить. Прикрой нас огнем, а мы с Софией присоединимся к группе босса. Насколько могу судить, прорыв пока не получается.

- Без проблем, - ответил Спенсер. - Так, ребята, вы слышали, о чем нас просят? Пора за дело браться. Кармен! У тебя только одна забота обеспечить меня боепитанием.

Девушка сверкнула белозубой улыбкой и позвала Марию:

- Мама, нас зовут. Видно, без нас не могут обойтись.

Группа Вэлина действительно застряла на месте. Прорваться на территорию лабораторного комплекса было значительно сложнее, чем казалось вначале. Взрыв на электрической подстанции не помешал энергоснабжению комплекса, и через забор по-прежнему был пропущен ток. Видимо, где-то находился автономный генератор, но его местоположение было неизвестно. "Солдаты удачи" все еще не могли поднять головы из-за огня со стороны зданий лаборатории - не спасали даже меткие выстрелы Келлера с вершины холма. Раненых пота не было, но было ясно, что, если в ближайшее время ситуация не изменится к лучшему, потери неизбежны.

В районе казармы несколько минут стояла тишина, нарушенная группой Спенсера, который неожиданно вновь открыл огонь, и под его прикрытием подошло подкрепление: Резник и София присоединились к Вэлину.

- Почему стоим, полковник? - осведомился русский, упав на землю рядом с командиром.

- Забор, черт побери, все еще под напряжением, а со стороны лаборатории ведут плотный огонь.

- Передайте мне одну из моих сумок, и я с этим разберусь.

Получив искомое, Резник вытащил дистанционный пульт управления, изменил настройку, вскочил и побежал к забору, бросил сумку возле столба, прополз назад и нажал на зеленую кнопку.

- Всем прижаться к земле! - приказал он и нажал на красную кнопку.

Опорный столб вырвало взрывом из земли, а в заборе образовалась громадная дыра.

- Вперед! - скомандовал Резник. - Даешь лабораторию!

Вэлину, О'Рурку, Даниэлю Макгвайру, Ньюмэну и Софии повторять не пришлось. Они вскочили на ноги и помчались через дыру в заборе, ни на секунду не прекращая стрельбы.

Атаку возглавил русский.

Со своей позиции на вершине холма Келлер и Джерри Макгвайр могли наблюдать всю картину сражения, и пока их никто еще не засек и не попытался накрыть огнем.

- Наши прорвались! - радостно воскликнул Макгвайр. - Видно, вернулся Резник и заложил фугас где надо.

- Слава Богу, - откликнулся немец, - а то у меня уже возникло ощущение, что мы здесь просидим до утра. Нужно вскоре отсюда смываться, если мы хотим успеть на самолет.

Сержант посмотрел на светящийся циферблат наручных часов. Они показывали без четверти час ночи. Время бежало слишком быстро, и Келлер понимал, что солдаты, отправившиеся в город, должны вот-вот вернуться.

- Давай, полковник, двигай! - пробормотал сержант.

Келлер не ошибался. Только он подумал о том, что застрявшие в казарме солдаты вскоре получат подкрепление, как Стонер увидел свет фар машины, возглавлявшей колонну военных грузовиков, которые шли в направлении лабораторного комплекса.

Стонер отшвырнул окурок пятой сигареты, которую он выкурил после расставания с Эйнджелом, и придвинулся к пулемету. Из-за поворота в четверти мили от него вывернула передовая машина и сразу начала набирать скорость.

То ли Эйнджел вполне осмысленно выбрал позицию, то ли так уж случилось, но выведенный из строя "рэнглер" оказался в идеальном положении. В этом месте шоссе сужалось на подъеме, и по обе стороны высились густые заросли и тянулись ряды колючей проволоки.

Колонне военных грузовиков оставался только один путь - фронтальной атаки в надежде смять преграду превосходящим огнем.

Стонер нажал на гашетку и всадил первую очередь в передок приближавшегося грузовика.

Водитель и пассажир рядом с ним погибли, а машина съехала в сторону и уткнулась радиатором в колючую проволоку. Стонер продолжал стрелять по брезентовому покрытию кузова, где сидели солдаты. Те, кому посчастливилось уцелеть, пытались найти укрытие в кювете.

- И счет становится два - ноль в пользу команды гостей, - подытожил Стонер, прикуривая от "зиппо" новую сигарету.

Эйнджел услышал отрывистый лай легкого пулемета из "рэнглера", когда добрался до того места, где отряд оставил трехтонку. Рядом с ней был припаркован древний "шевроле" розового цвета. Свою кожаную куртку он нашел в кабине "форда", где сам ее и бросил. Мысленно пожелав Стонеру удачи, Эйнджел сорвал с себя вонючий мундир и надел куртку, предварительно проверив, сохранился ли в кармане портативный магнитофон "уокмэн". На секунду задержался, любуясь "шевроле" и его окраской.

"Чистопородный рок-н-ролл", - подумал он.

Потом подхватил "узи" и побежал на звуки боя.

Спенсер, Мессельер и три женщины занимали прежнюю позицию, откуда они держали под огнем казарму.

- Всем привет! - приветствовал их Эйнджел. - Как я вижу, вы неплохо потрудились.

- Где Стонер? - спросил Спенсер, давая передохнуть раскалившемуся докрасна "гэтлингу".

- Его ранили, и теперь он следит за шоссе, которое ведет от города к лабораторному комплексу.

- Тяжело ранен?

- Две раны: перебито плечо и вторая пуля засела в левом боку. Надежды нет практически никакой, и у него дикая боль.

- И ты его просто бросил?

- Нужно было делать выбор, Крис. Ты же знаешь, как это бывает. Он настаивал, чтобы я ушел. Стонер - мужественный парень. А как у вас дела?

- Отлично. Пойдешь на воссоединение с группой босса?

- Судя по всему, там я больше пригожусь.

А вы, мне кажется, со своей задачей справитесь и без моей помощи.

- Ладно. Тогда иди.

Воспользовавшись прикрытием огня, которое обеспечил Спенсер, Эйнджел проскочил через дорогу, с ходу прорвался на территорию лабораторного комплекса через пролом в заборе и побежал дальше, готовый дать отпор любому, кто встанет у него на пути. Возле угла здания он задержался и выглянул как раз в тот момент, когда Вэлин входил в дверь соседнего дома.

15

Стонер вытащил из пачки "Мальборо" еще одну сигарету, закурил и посмотрел вниз вдоль дороги. Там творилось нечто невообразимое.

Военные грузовики резко тормозили и сталкивались, образуя длинную очередь за подбитой машиной, перегородившей шоссе.

Солдат усмехнулся и тут же невольно поморщился от острого приступа боли. Пришлось проглотить несколько пилюль, и боль чуть отошла, затаилась. За спиной по-прежнему грохотал бой за овладение лабораторным комплексом.

"Влип по самую завязку, - невесело подумал Стонер. - Отсюда мне живым не выбраться". Как в горячечном бреду, перед его глазами вновь и вновь проносились события прошлого.

Впервые он не поладил с законом еще подростком, когда украл какой-то пустяк из "Вулворта" - одного из самых дешевых магазинов, а потом стал постепенно восходить по криминальной лестнице, совершая все более серьезные преступления. Одно время торговал наркотиками, был "шестеркой" в крупном наркосиндикате, так что участие в нынешней операции можно было считать иронией судьбы.

Кокаин был в моде в начале 80-х годов, и Стонер внес свою лепту, распространяя товар в лондонском Сити и Уэст-Энде, в центре города. Довелось ему и самому вдоволь нанюхаться белого порошка в компании с молодыми процветающими бизнесменами, которые в то время были его основными клиентами.

Позднее он организовал группу проституток, обслуживавших по непомерным ценам его бывших клиентов - любителей кокаина, все тех же предпринимателей, которым деньги некуда было девать. Тогда ему крупно повезло, и жил он припеваючи: полно денег, секса хоть отбавляй, шикарные автомобили и дурмана сколько пожелаешь. Но Стонер позволил себе жить на широкую ногу без оглядки, обзавелся врагами, и в конечном итоге кто-то настучал на него в полицию.

Пока он находился в бегах, пришла в дурью голову эта идиотская мысль вступить во французский Иностранный легион. И надо же быть таким болваном! Чернокожий кокни, уроженец Лондона, ни слова не понимавший пофранцузски и привыкший лениво просыпаться не раньше полудня, человек, который день и ночь предавался удовольствиям, а теперь на тебе - оказался среди самых жестоких в мире военнослужащих. Одно хорошо: они обучили его обращению с различными видами оружия и навыкам рукопашного боя. Если бы еще он научился держать язык за зубами, может быть, и сохранил бы передние зубы.

"В жизни спасает только чувство юмора", - решил для себя Стонер и закурил первую самокрутку из марихуаны, которую оставил ему Эйнджел. Потом устроился поудобнее на металлическом сиденье за пулеметом и мысленно попросил колумбийских солдат что-нибудь предпринять до того, как он умрет от скуки.

"Или от ран, - добавил Стонер. - Хотелось бы знать, насколько там все серьезно".

Нельзя сказать, что ему пошло впрок обучение в легионе и приобретенное там умение убивать с помощью холодного или огнестрельного оружия, а то и просто голыми руками. Если бы он не умел обращаться с пистолетом и не был бы готов пустить его в ход, возможно, он и не занялся бы вооруженным грабежом по возвращении в Англию. А это закончилось убийством охранника и тюремным заключением.

Мрачные воспоминания Стонера грубо прервали солдаты, открывшие бешеный огонь, и десятки пуль запели возле джипа. "Наконецто, - пронеслось в его голове. - Наконец-то проснулись". Он снял с пояса жилета пару гранат и бросил их к подножию холма. Одна разорвалась у передних колес подбитого грузовика, и он вспыхнул ярким факелом, а вторая скатилась в кювет, где прятались три солдата, и разорвала их на куски.

"Крушить и жечь! - повторял про себя Стонер под разрывы гранат. - Жечь и крушить!"

Тем временем в районе казармы произошли события, которые предсказывал Спенсер. Солдаты постепенно оправились от первоначального шока, вызванного внезапной атакой и кромешной тьмой, наступившей после взрыва на электрической подстанции. Кто-то догадался запустить автономный генератор, и теперь, когда они получили возможность видеть друг друга, они перегруппировались позади здания.

Командовавшему ими майору удалось, приложив немало усилий, успокоить и ободрить новобранцев, на глазах у которых погибали их то( варищи и сгорел танк - их главная надежда и опора. Он разбил солдат на две группы, начавшие выдвигаться с двух сторон казармы.

Там их ожидала неминуемая смерть под жестоким огнем Спенсера и его команды. Это было похоже на бойню, потому что солдаты выходили на открытое пространство между казармой и опушкой леса. Женщин начало тошнить от вида крови и изуродованных тел, и они чуть не прекратили стрельбу.

- Не прекращать стрельбы! - заорал Спенсер. - Огонь! Нельзя позволить им подойти близко.

Женщины неохотно повиновались, и сухой треск их автоматов слился с грохотом "гэтлинга", бившего тяжелым молотом, и разрывами гранат, которые посылал Мессельер из "армскора". Под градом пуль и осколков контратака захлебнулась.

- Молодцы! - похвалил свою команду Спенсер. - Прекратить огонь! Можно считать, что теперь мы почти сравнялись по численности.

Эйнджел помчался вслед за Вэлином в открытую дверь и попал в здание лаборатории.

Оно было погружено в полумрак, так как мощности генератора хватало только на слабое освещение. Вдали звучали выстрелы. Видимо, защитники комплекса решили дать последний бой. Оглядев помещение, Эйнджел увидел лаборанта и двух солдат, валявшихся на полу в окровавленной одежде, все еще сжимая в руках оружие. Он игнорировал погибших, будучи твердо уверенным в том, что Вэлин и его группа не прошли мимо, предварительно не убедившись, что позади остались только мертвые.

Гораздо больше Эйнджела заинтересовало оборудование, которым было заставлено все помещение. Вокруг стояли баки, опутанные сетью трубопроводов, о назначении которых невозможно было догадаться. Впрочем, одну вещь можно было распознать определенно - чистый кокаин. Эйнджел дал себе слово запастись порошком до того, как лаборатория взлетит на воздух.

Неожиданно он услышал шорох за деревянной скамьей, отодвинутой к стене, подошел ближе, держа палец на спусковом крючке "узи", и отшвырнул ногой скамейку. На полу лежал ничком небольшой смуглый человечек в лабораторном халате.

"А это еще кто такой? - подумал Эйнджел. - Этого наши почему-то пропустили. Неосторожно с их стороны". Носком сапога он пнул лежавшего, и тот приподнял голову с выражением панического страха на лице.

- Не бойся, - попытался успокоить его американец. - Я тебя не трону, если ты не попытаешься выстрелить первым. Оружие у тебя есть?

Человечек разразился длинной фразой поиспански.

- По-английски кумекаешь?

Лаборант отрицательно замотал головой и продолжал что-то говорить на родном языке.

"Черт! - подумал Эйнджел. - Надо было меньше валять дурака на уроках испанского в школе".

Американец поднял руку, призывая незнакомца к молчанию.

- Ладно, пошли со мной! - скомандовал он, поднял лаборанта на ноги за шиворот и повел перед собой, подталкивая в спину дулом автомата. По пути им встретился Ньюмэн, прикрывавший тылы наступления. Заслышав шаги, он круто развернулся, выставив помповое ружье.

- Спокойно, приятель! - остановил его Эйнджел. - Свои.

- Эйнджел! - радостно воскликнул бывший десантник, озарившись улыбкой, что случалось с ним крайне редко. В прошлом они перебросились буквально парой слов, но, несмотря на разделявшую их пропасть во взглядах на жизнь, Ньюмэн испытывал симпатию к этому представителю американских хиппи. Значит, выкарабкался? Ты со Стонером неплохо поработал на электрической подстанции.

А где твой напарник?

- Не знаю, приятель, - признался Эйнджел, нахмурившись. - В него попали пару раз.

Джипу тоже досталось. Стонер решил остаться на шоссе для прикрытия. Признаться, я бы с удовольствием вернулся, если сумею раздобыть колеса. Послушай, а ты не мог бы мне помочь с этим парнем? Я до сих пор не пойму, есть ли у него оружие.

Ньюмэн профессионально быстро обыскал пленника.

- Гол как сокол, - заключил он. - Нет даже пилочки для ногтей.

- Вот и хорошо. Пошли к боссу. Может, полковник чего-нибудь выпытает у этого хмыря.

Они двинулись вперед, миновали несколько трупов и груды искореженного оборудования, а потом воссоединились с главными силами отряда.

- Здорово, Эйнджел! - приветствовал его О'Рурк. - Рад тебя видеть.

- Я тоже.

- А это кто? - осведомился лейтенант, кивнув в сторону лаборанта, которого била мелкая дрожь.

- Бог его знает! По-английски ни гу-гу или представляется.

- Полковник! Хезус! - позвал О'Рурк. - Требуется переводчик.

К ним присоединились Вэлин и пожилой колумбиец.

- Эйнджел! Отлично сработано! - похвалил полковник. - Где Стонер?

Эйнджел коротко рассказал о том, как был подбит "рэнглер" и ранен Стонер.

- Мы здесь практически закончили, - сказал Вэлин. - Как только начнем отходить, бери Ныомэна, садитесь в машину и попытайтесь вызволить Стонера. А пока переговорим с нашим новым другом. Хезус, сделай любезность.

Колумбиец допросил пленника и внимательно выслушал его ответы. Через минутудругую он поднял руку, и лаборант тотчас захлопнул рот.

- Это ученый-химик, - перевел Хезус, - и здесь его содержат на положении заключенного. К тому же он пацифист и поэтому не стал стрелять, когда все взяли в руки оружие. Он ненавидит местное правительство, потому что власти уничтожили его семью. Между прочим, вы были правы, полковник. Кто-то предупредил администрацию о готовящейся попытке разрушить лабораторный комплекс.

- Да, большую часть я сам понял, - ответил Вэлин. - А откуда же власти прознали о нашем визите?

- Одну минуту, сейчас уточню, - пообещал Хезус и вновь обратился к пленнику.

Ученый злобно выплюнул ответ.

- Сюда приезжал какой-то американец.

- Я так и предполагал, - мрачно улыбнулся Вэлин. - Спроси его, не знает ли он имени гостя.

Колумбийцы опять затараторили по-испански.

- Он видел того американца, и вы слышали, как он его описал. Вы узнаете этого человека?

- Да, узнаю, - ответил Вэлин.

Он заговорил с химиком на его родном языке, и все поняли, когда тот дал утвердительный ответ.

- Когда будем уходить, прихватим его с собой, - распорядился Вэлин. Довезем его до Штатов. Лейтенант! Возьми его под свое крыло. Необходимо позаботиться о том, чтобы он был в полном порядке. Нам нужен этот человек в качестве живого свидетеля, способного опознать ту сволочь, которая нас предала. Не своди с него глаз! А теперь давайте заканчивать работу. Мы обеспечим прикрытие, а Резник заложит заряды. Всех убедительно прошу: соблюдайте максимальную бдительность и будьте осторожны.

16

О'Рурк остался с ученым-химиком, который назвался Рамоном Гарсия, а остальные продолжили "знакомство" с лабораторией, и Резник по мере продвижения устанавливал заряды. Местами отряд сталкивался с очагами сопротивления, но с ними удавалось справиться сравнительно быстро. Хотя Эйнджел и Ныомэн работали в паре, американец занимался своими прямыми обязанностями чисто механически и был всецело поглощен поисками наркотиков.

Наконец он нашел то, чего жаждал: они набрели на небольшое складское помещение. Это был настоящий рай для наркомана: от пола до потолка были сложены пластиковые мешки с белым порошком, и казалось, будто сам воздух напоен кокаином.

- Вот это да! - воскликнул Эйнджел. - Будто наступило Рождество, и земля покрылась снегом ["Снегом" на американском сленге называют кокаин].

Он прикинул в руке примерный вес небольшого пакета, заключил, что там около одного килограмма, сунул его за полу куртки и до горла затянул "молнию".

Ньюмэн вопросительно посмотрел на него.

- Исключительно для личных нужд, - пояснил Эйнджел, смочил кончик пальца, провел по полке, где просыпался порошок, и принялся втирать его в десны. - Вот это качество! Чистейший продукт на девяносто восемь процентов - или не сойти мне с этого места!

- Так оно и будет, если начнешь увлекаться.

- А ты не желаешь?

- Нет, спасибо, это не для меня.

- Как хочешь... Только знаешь что... Не говори боссу. Мне кажется, он это не уважает.

- Естественно, нет, - согласился англичанин. - А как ты думаешь, сколько это может стоить?

- У меня на родине в розницу на улице?

Кругом-бегом, думаю, потянет на четверть мидэ*"

лиона долларов. А то и больше.

- Так ты сюда ради этого и приехал?

- Конечно, нет. Я здесь из любви к путешествиям за границу, ради приключений и новых знакомств. А ты зачем влез в это дело?

В конце концов, будем считать пакетик премиальными. Если хочешь, возьми себе тоже.

- Нет, Эйнджел, покорно благодарю.

- Тебе же хуже. Ну ладно, пошли дальше.

Пора здесь кончать. Мне еще надо вызволить Стонера.

К тому моменту, когда они воссоединились с главными силами отряда, битва за лабораторный комплекс практически подошла к концу.

Последние защитники предпочли сложить оружие и тосковали в сторонке под охраной Карлоса и Даниэля Макгвайра, а тем временем Резник продолжал закладывать заряды в тех местах, где они могли дать наибольший эффект.

Эйнджел взглянул на часы, которые показывали двадцать минут второго. Время бежало с неумолимой быстротой.

- Эйнджел! Ньюмэн! Немедленно разыщите транспорт и отправляйтесь за Стонером! - приказал Вэлин.

- Слушаю и повинуюсь, полковник, - откликнулся Эйнджел.

- Оборачивайтесь скорее! - добавил Вэлин. - Нам пора уходить отсюда.

Стонер израсходовал все пулеметные ленты и полдесятка гранат, которые были у него с собой. Колумбийские солдаты не стали задерживаться у подножия холма и начали пробираться вверх сквозь заросли при свете пылающих грузовиков.

Раны в плече и боку причиняли страшную боль, но Стонер не сдавался. Он взял винтовку М-16 и автомат "узи" и с трудом вылез из машины. Ему не суждено было это знать, но он один убил или ранил тридцать солдат, уничтожил либо подбил шесть машин.

Он перебрался в канаву рядом с шоссе и огляделся. Его передвижение привлекло огонь противника, находившегося значительно ближе, чем того бы хотелось. Из-за спины доносились звуки боя, который вели его товарищи, и Стонер подумал, что с той стороны помощи ждать, видимо, бесполезно. Конечно, надежды терять не стоит, но за ним могут прийти еще не скоро.

"Бог помогает тем, кто на Божью помощь не надеется", - подумал Стонер и с этой мыслью стал потихоньку переползать к вершине холма. Она находилась от него в нескольких сотнях ярдов, и он рассчитывал занять новую позицию за гребнем.

Вблизи в землю впились несколько пуль.

Похоже, до колумбийцев дошло, что за пулеметом в "рэнглере" никого нет, и Стонер дал очередь из винтовки М-16. Воспользовавшись наступившим затишьем, прополз еще несколько ярдов.

"Ну же, Эйнджел, давай, брат! - понукал он напарника, глядя на часы. Пора бы тебе приехать".

Эйнджел и Ньюмэн вернулись к лесу, откуда группа Спенсера по-прежнему держала под огнем казарму.

- Как там у вас дела? - спросил ветеран вьетнамской войны.

- Все в норме, - ответил Ньюмэн. - Потерь с нашей стороны нет, и территория под контролем. У вас как?

- Можно считать, что нам крупно повезло.

Потеряли только Пакарда - он взорвал танк.

- Со стороны города все тихо? - поинтересовался Эйнджел.

- Пока тихо. По-видимому, Стонер запер им дорогу, но это не может долго продлиться.

- Нас послали его забрать, - сказал Ньюмэн, - и сейчас дело за транспортом.

- Ну, грузовик там, где мы его оставили, а еще рядом я видел старую колымагу, чудо техники. Такое теперь у нас увидишь только на экране, как, например, в фильме "Надписи на стенах по-американски". Видно, Резник со своей напарницей расстарались. Вот на этой диковине и поедем.

- Тогда пошли, - поторопил Ньюмэн. - Времени у нас в обрез. Если мы отсюда быстро не выберемся, можем опоздать на самолет и навечно останемся в этом Богом забытом месте.

- Пожелаем вам всяческой удачи, - сказал Спенсеру на прощание Эйнджел и вместе с Ньюмэном скрылся в темноте.

Несколько минут они бежали по мелким кустам, бряцая на ходу амуницией, но их продвижению помешали выстрелы, внезапно прозвучавшие с левого фланга.

- Бля! - дуэтом выдохнули "солдаты удачи", дружно падая на землю и приготовившись к бою.

- Кто бы это мог быть? - шепотом спросил Эйнджел.

- Бог его знает! - ответил Ныомэн, тщетно пытаясь определить позицию противника. - Либо Стонера прикончили, либо просочились солдаты из казармы и теперь хотят взять нас в окружение.

- Будем надеяться, что это из казармы.

В противном случае здесь скоро будет народу, как на ярмарке, - сказал Эйнджел. - Давай двигаться дальше.

Едва они тронулись, как снова раздались выстрелы. Ныомэн открыл огонь на вспышки и в ответ услышал протяжный стон.

- Попал! - радостно воскликнул он.

С той стороны тотчас посыпался град пуль, прорезавших листву, впивавшихся в стволы деревьев и вгрызавшихся в землю. Они открыли ответный огонь в попытке обойти противника с фланга и прорваться к стоянке машин. Скорее всего этот маневр им бы не удался, если бы сзади не вышли на подмогу Мессельер и Мария Дельгадо. Гранатомет и еще один автомат сделали свое дело, и колумбийцы были вынуждены отступить.

- Спасибо, - поблагодарил товарищей Эйнджел. - Вы не знаете, кто это был?

- Только Богу это известно, - философски заметил Мессельер.

В этот момент донеслись звуки стрельбы со стороны шоссе, ведущего к Санта-Ане.

- Видать, Стонер зря времени не теряет, - уважительно сказал француз. Вот что, ребята, отправляйтесь-ка за ним, а мы вас прикроем если что.

Эйнджел и Ньюмэн не стали терять времени и одним броском добрались до того места, где в свое время отряд оставил машины. Вокруг было тихо.

Эйнджел сразу же направился к "шевроле".

Под приборной доской висели оголенные провода, которые София использовала во время угона машины. Американец соединил их, стартер завыл, мотор чихнул и заглох, а потом взревел, когда Эйнджел нажал на педаль газа.

- Фирма "Дженерал моторе" веников не вяжет, - с гордостью за своих земляков заявил Эйнджел. - Сделано на родине Свободы трудом членов профсоюза, а потому заводится с первого тыка, несмотря на преклонный возраст.

- Если не возражаешь, оставим дискуссию о достоинствах и недостатках американской демократии и проблемах ее автомобильной промышленности до другого раза, - предложил Ньюмэн. - Садись за руль и поехали!

Без лишних слов Эйнджел вывел машину на шоссе и помчался в ту сторону, где остался Стонер. В это время тот пытался отразить наступление колумбийских солдат, продвигавшихся вверх по склону холма. Они приблизились почти вплотную к вершине, из-за которой Стонер еще вел огонь, пустив в ход последние боеприпасы. Его не покидала надежда, что товарищи придут на помощь, и ради этого надо было остаться в живых.

Неожиданно сзади послышался рев мотора, и на шоссе показался "шевроле" в ярком свете фар. Машина приближалась на бешеной скорости. Стонер не знал, кто сидит за рулем, но считал, что любые перемены в его положении могут быть только к лучшему.

По мере приближения к месту, где он оставил Стонера, Эйнджел начал подавать сигналы.

Уроженец Лондона разрядил последние патроны в сторону атакующих, отшвырнул винтовку и встал на ноги, стараясь не обращать внимания на дикую боль. Держа в руке "узи" и продолжая вести огонь вниз по склону холма, он повернулся и побрел к приближавшейся машине.

Эйнджел заметил напарника, как только тот поднялся на ноги.

- Он там! - заорал он. - Мой брат жив!

Американец до упора отжал акселератор, и машина как будто прыгнула вверх к Стонеру.

В тот момент, когда Эйнджел и Ньюмэн наблюдали через ветровое стекло за ковылявшим к ним Стонером, из-за гребня холма показались колумбийские солдаты, сразу открывшие бешеный огонь. Эйнджел отжал тормоза, крутанул руль, поставил на ручной тормоз и почувствовал, как занесло задние колеса и тяжелая машина развернулась на сто восемьдесят градусов.

- Открой заднюю дверь! - крикнул водитель Ньюмэну, держа ногу на тормозной педали и ожидая приближения Стонера.

Раненый англичанин с огромным усилием продвигался вперед, не переставая стрелять через плечо из "узи", и ему помог Ньюмэн, пустив в ход помповое ружье.

- Давай, Стонер! - кричал Эйнджел в открытое окно. - Давай, брат! Осталось совсем немного.

Пули рыли землю у ног Стонера и попадали в багажник "шевроле". Под угрозой оказался бензобак, чего Эйнджел больше всего опасался.

- Давай, мужик! - еще раз крикнул он и увидел, что Стонер споткнулся от удара пули В бедро.

Как в замедленной киносъемке, англичанин поднял руку, потянулся к ручке дверцы, и в этот момент пули изрешетили ему спину, шею и голову. Он упал и распростерся на земле с вытянутой вперед рукой. Кулак разжался, и из него выпала зажигалка "зиппо".

- Поехали, Эйнджел! - скомандовал Ньюмэн, посылавший выстрел за выстрелом в сторону атакующих. - С ним кончено.

- Нет, погоди, он будет жить. Сейчас я его втащу в машину.

- Ты что, сдурел? Ему голову снесли.

- Хочу сам убедиться.

Ньюмэн повернулся и наставил помповое ружье на своего спутника.

- Мы опоздали из-за тебя, - прорычал он. - Если бы ты не копался там с наркотиками, мы бы давно уже были здесь. А теперь жми отсюда, пока и с нами не разделались.

Несколько секунд Эйнджел не сводил глаз с англичанина, и на его лице читались горе и раскаяние, а потом он отжал акселератор, и "шевроле" рванул с места, жалобно взвизгнув задними шинами, и помчался назад, где их ждали Вэлин и его команда.

17

Операция на территории лабораторного комплекса была практически завершена. Последних защитников, сдавшихся в плен, разоружили и отпустили на все четыре стороны. Меньше всего Вэлину требовался лишний багаж.

Ведь сейчас не могло быть и речи о том, чтобы оставить в Колумбии семью Дельгадо, так как действовавший в США предатель мог в любой момент сообщить местным властям имена американских помощников. Значит, Дельгадо нужно было взять с собой, равно как и Рамона Гарсию - единственного, кто мог сыграть роль свидетеля и опознать предателя. Впрочем, на сей счет Вэлину и так уже было все ясно, если судить по описанию, которое дал ученый. Онто и должен дать показания, и поэтому его жизнь представляла особую ценность.

- Все, полковник, пора уходить, - сообщил Резник, проверивший установку зарядов.

- Внимание! - скомандовал Вэлин. - Всем отходить к зарослям! Соблюдайте осторожность, поскольку сопротивление противника еще не сломлено. Слава Богу, потерь пока нет...

Хотелось бы, чтобы так шло и дальше.

Главные силы отряда покинули лабораторный комплекс. О'Рурк сопровождал Гарсию.

Они зигзагами перебежали дорогу, пригнувшись до земли. Со стороны казармы прозвучало лишь несколько выстрелов. Видимо, солдаты утратили всякий интерес к бою. Вскоре вся команда собралась под сенью деревьев, соединившись с группой Спенсера.

- Ну что ж, Резник, приступай к делу, - велел полковник, когда убедился, что все на месте.

- С моим большим удовольствием, - улыбнулся в ответ русский. Он достал пульт дистанционного управления и в третий раз за эту ночь по очереди нажал на зеленую и красную кнопки.

От последовавшего мощного взрыва под ногами дрогнула земля. Ставший за ночь привычным полумрак разорвала ослепительная вспышка, и раскаты грома пронеслись от края до края долины. Высоко в воздух взлетели кирпичи, керамические плитки, куски дерева и стекла, через мгновение посыпавшиеся вниз шумным дождем.

Все спрятались в укрытие, кроме Резника, с удовлетворением наблюдавшего за тем, как падает крыша на рухнувшие стены.

"Неплохо получилось", - подытожил он результаты своего труда.

Находившиеся на вершине холма Келлер и Джерри Макгвайр тоже наблюдали за взрывом, и ударной волной до них донесло его жаркое дыхание.

- Пора в путь, - сказал немец, упаковывая снайперскую винтовку. - Мы свое дело сделали.

- Но нам еще предстоит добраться до дома, - напомнил ирландец.

- Правильно мыслишь. Но по крайней мере мы уходим отсюда с чувством исполненного долга.

Эйнджел и Ньюмэн находились примерно на полпути между тем местом, где погиб Стонер, и районом парковки грузовика, когда раздался сильный взрыв. Они наблюдали за тем, как в воздух поднялся столб огня, дыма и мусора, на что Ньюмэн прореагировал предельно лаконично:

- Вот это да!

Возможно, впервые в своей жизни Эйнджел не нашелся, что сказать. Он осознавал, что несет долю вины за смерть напарника, и злился на себя. Нет, не только на себя. Его переполнял гнев к колумбийцам и тем, кто заставил его и Стонера рисковать жизнью ради денег. Он до упора отжал педаль газа, и машина рванулась вперед.

- Пошли! - скомандовал Вэлин, убедившись, что на территории лабораторного комплекса остались одни руины. - Возвращаемся к грузовику, но не забывайте, что по пути можно еще натолкнуться на противника.

Все тринадцать - Вэлин, О'Рурк, Спенсер, Даниэль Макгвайр, Мессельер, Резник, Хезус Дельгадо, его жена, сын и трое дочерей - пошли через лес в направлении боковой дороги, отходившей от шоссе. В их число входил и Рамон Гарсия, сбросивший лабораторный халат и теперь не выделявшийся в группе, так как остался в джинсах и темно-зеленой рубашке.

Казалось, им сопутствовала удача, но на самом деле трудности только начинались. Их встретил шквал огня, на белой блузке Карлотты под левой грудью внезапно расплылось красное пятно, и девушка упала на землю.

Отряд Вэлина угодил в засаду, устроенную солдатами, вырвавшимися из казармы, вместе с группой, которая ранее подстерегла Эйнджела и Ньюмэна, а потом распалась, когда на помощь своим товарищам пришли Мессельер и Мария.

- Доченька, что с тобой? - закричала Мария.

Она бросила автомат и побежала к лежавшей у куста девушке.

- Даниэль, давай аптечку первой помощи! - приказал Вэлин.

Он гордился тем, что всегда включал медика в свой отряд, вне зависимости от того, какое предстояло ему задание. Однако на этот раз все было иначе. Последний в команде полковника солдат, обладавший опытом оказания первой медицинской помощи на поле брани, погиб в Южной Африке от рук африканца, заряжавшего свое ружье с дула, во время крайне неудачной вылазки на вражескую территорию. Когда готовилась нынешняя операция, времени было мало и нанять специалиста не удалось. Поэтому роль медицинского брата выпала на долю Даниэля Макгвайра, которому не раз доводилось перевязывать раны своим коллегам из ИРА.

Не обращая никакого внимания на свистевшие вокруг пули, ирландец подбежал к Карлотте, сбросил с плеч рюкзак и достал медицинскую сумку, которой его заранее снабдили.

С помощью Вэлина и Марии девушку оттащили за дерево, стараясь не замечать ее жалобных стонов. Только за этим хлипким укрытием Даниэль позволил себе зажечь карманный фонарик, чтобы осмотреть рану.

Его глазам открылась картина, повергшая ирландца в уныние. Он знал, что при его опыте, знаниях и умении ничем не может помочь раненой. Пуля пробила бронежилет и задела артерию, откуда била густой струей темная кровь, пульсируя одновременно с биением сердца.

С каждой уходящей секундой ритм все больше угасал.

Даниэль разорвал тонкую ткань блузки, чтобы полностью открылась рана, и сразу понял, что он бессилен помочь раненой. Она уже едва дышала. Девушке срочно требовались больница, переливание крови, лечение от шока и квалифицированный хирург, способный зашить рану. Никого и ничего похожего не было, а были лес, полутьма, перепачканные грязью руки. Без необходимого оборудования и под огнем противника - Даниэль понимал - Карлотге осталось жить всего несколько минут.

- Полковник, - промямлил ирландец, - я не могу...

- Спасите ее! - закричала Мария. - Прошу вас, сеньор. Во имя всего святого!

На крик со стороны противника ударил новый залп, что вынудило всех низко склониться над землей.

- Я ничем не смогу помочь, - повторил Даниэль, пытаясь сдержать кровотечение тампоном. - У нее смертельная рана, и с ней ничего не поделаешь.

Как бы подтверждая его диагноз, девушка вскинулась, захрипела и окаменела.

- Господи! За что? - завопила Мария.

Она перекрестила дочь и грудью упала на ее тело.

- Простите, полковник, - оправдывался Даниэль, - но здесь действительно медицина бессильна.

- Да, понимаю, - согласился Вэлин. - Ты и впрямь ничего не мог сделать. А теперь пошли дальше. Нам нужно добраться до грузовика.

В этот момент к ним присоединился Хезус.

Увидев свою жену, лежавшую поперек тела дочери, он все понял и тихо заплакал.

- Хезус, примите мои соболезнования, - сказал полковник, положив руку на плечо колумбийца.

- Господи! Прими ее душу! - взмолился Хезус.

- Аминь! - подытожил Вэлин.

"О наших душах тоже не позабудь, Господи!" - подумал он.

Ситуация сложилась критическая. Его солдаты, а также гражданские, о которых Вэлин обещал позаботиться, оказались прижатыми к земле под огнем противника, сумевшего занять выгодную позицию и окопаться. Полковник посмотрел на часы, которые показывали почти два часа ночи. Они не могли позволить себе ни минуты промедления, но продвигаться вперед не было никакой возможности.

Эйнджел, Ньюмэн, Келлер и Джерри Макгвайр прибыли к месту сбора почти одновременно и стояли возле машин, прислушиваясь к выстрелам, доносившимся из леса.

- Нет, это не в районе казармы, - рассудил Келлер. - Гораздо ближе. Видимо, наши встретили сопротивление по дороге сюда.

- Мы с Эйнджелом уже как-то угодили в засаду в лесу, - сказал Ньюмэн. Мы их вроде отогнали, но, видимо, они перегруппировались и вернулись. Да и судя по кучности выстрелов, там больше народу, чем прежде. Надо пойти помочь ребятам. - Он достал из кармана ручную гранату. - Ударим с тыла. Покажем мартышкам, где раки зимуют!

Келлер согласно кивнул, взял с собой на этот раз автомат, и, растянувшись цепочкой, они стали продираться сквозь, заросли на шум боя.

Засевшие в засаде колумбийские солдаты действительно окопались и чувствовали себя почти в полной безопасности, никак не ожидая нападения с тыла. Поэтому когда их стали расстреливать в спины и забрасывать гранатами, они побежали куда глаза глядят. Их косили огнем спереди и сзади, и в течение нескольких минут на позиции остались только убитые и тяжелораненые. Путь для отряда Вэлина был свободен.

Потом все собрались возле тела Карлотты, и О'Рурк включил карманный фонарик. Его луч казался тонким и слабым в огромном темном лесу, а девушка - маленькой и беззащитной. Мария наклонилась и собрала воедино обрывки блузки, чтобы прикрыть нагую грудь и зияющую рану. По щекам Хезуса, Кармен и Софии бежали слезы, но глаза Марии были сухими.

- Надо бы ее похоронить, - предложил Вэлин.

- Нет, - отрезала Мария.

- Нет, - согласился ее муж. - Мы возьмем ее с собой и подыщем достойное место для захоронения.

- Возможно, никому из нас не суждено выйти отсюда живым, - возразил Вэлин. - Может быть, вам вообще не удастся ее похоронить.

- В таком случае мы все вместе встретим смерть, - заявила мать погибшей девушки.

- Карлос ее понесет, - решил Хезус. Он что-то сказал сыну на родном языке, и тот согласно кивнул. - А когда он устанет, я помогу.

Затем придет очередь Марии и так далее. Это место не годится для могилы. Мы найдем ей другое, хорошее место, где она обретет покой.

- Как скажете, - согласился Вэлин, понимая, что спорить бесполезно. Однако нам пора... Прошу не задерживаться.

Хезус и Мария помогли Карлосу взвалить на спину тело Карлотты, тотчас испачкавшее кровью его рубашку. Вэлин нашел и вернул Марии ее автомат, а Даниэль положил в рюкзак так и не пригодившуюся медицинскую сумку.

Когда все были готовы, шестнадцать оставшихся в живых участников битвы за лабораторный комплекс направились к месту сбора, где стояли машины. Карлос нес на плече тело погибшей сестры.

18

Семья Дельгадо держалась тесной группой.

Впереди шел Карлос, за ним Кармен и София, с двух сторон поддерживавшие мать, шествие замыкал Хезус со склоненной головой.

- Что произошло? - спросил Джерри Макгвайр у брата, который выглядел жалким и потрясенным.

- Она получила пулю в грудь, и я ничем не смог ей помочь.

- Бедняжка!

- Она истекала кровью, Джерри. Я пытался что-то сделать, но она умерла у меня на руках.

Совсем как наша с тобой Богом данная сестра много лет назад в районе Фоллз-роуд [Фоллз-роуд - район Белфаста, населенный католиками, которые симпатизируют ИРА.].

- Не надо, Дэн, не вспоминай.

- Но мы же там были, Джерри. Мы оба там были. Ты тогда тоже пытался помочь, но у тебя ничего не получилось. И ты же знаешь, как тяжело терять родных. Особенно когда чувствуешь, что их жизнь уходит, а ты бессилен помочь.

Джерри Макгвайр помнил все. Он ничего не забыл. Ему не нужно было напоминать о прошлом, и он знал, что младшему брату эти воспоминания доставляют страшную боль.

В самый разгар кровавых событий в Северной Ирландии старшему из братьев было всего тринадцать лет, и мать как-то послала его в магазин купить бекон, потому что на завтрак отец предпочитал яичницу с беконом.

- Возьми с собой сестру, Джерри. Пускай малышка немного прогуляется, предложила мать.

- Ма-а, не надо. Она еще совсем ребенок и будет путаться под ногами. Да и ребята увидят меня с ней и будут надо мной издеваться.

- Черт бы побрал твоих дружков! Тебе сказано: возьми с собой сестру! Пора привыкать заботиться о младших. Ты уже не маленький, Джерри, почти мужик, и надо думать не только о себе и помнить о своих обязанностях. Вот тебе конверт, а в нем список того, что нужно купить в магазине, и еще лишних двадцать пенсов, так что на обратном пути купишь себе конфет. Можешь поделиться с Брайди, но не давай ей слишком много, иначе у нее разболится живот.

У Джерри не было ни малейшего намерения делиться конфетами с сестрой. Если уж ему выпало стать объектом насмешек со стороны приятелей, когда он пойдет по улице, держа за руку чуть ли не младенца,, да еще и девчонку, то уж за этот подвиг он заслуживает вознаграждения сполна, без дележки.

- Ладно, ма, я возьму ее с собой, - поддался уговорам Джерри. Он взял конверт и пошел за сестрой.

Брайди играла на крохотном зеленом участке перед домом Макгвайров, который они получили милостью городских властей. Девочка с радостью вцепилась в руку Джерри. Она боготворила обоих старших братьев, хотя оба ее постоянно дразнили и старались подальше спрятать от нее сладости.

Еще больше Брайди обрадовалась, когда выяснилось, что ей предстоит прогулка с братом. Чего никак нельзя было сказать о ее спутнике, хранившем угрюмое молчание, пока она без умолку трещала по дороге к продовольственному магазину. А потом Джерри увидел своих мучителей полдесятка бедно одетых пареньков на велосипедах, собранных в основном из краденых запчастей. Они устроились на углу улицы, как будто поджидали именно его, чтобы посмеяться над ним.

"Только не это! - в ужасе подумал он. - Только не сейчас". Но когда они поровнялись, раздались улюлюканье, свист и хохот. Приятели от души измывались над незадачливым Джерри.

- Никак вышел прогуляться со своей дражайшей подружкой? А ты еще младше себе не мог подобрать? - издевательски кричал один. - Вы ничего не понимаете, пацаны, - возразил другой. - Он так любит свою младшую сестру, что не может расстаться с ней ни на минуту.

- Кончайте, ребята, - отрезал Джерри. - Меня мать послала в магазин. Что в этом плохого?

- Так кто спорит! - вовсю веселился один из дружков. - Осталось только выяснить, кто кого взял с собой на прогулку.

И банда мучителей разразилась хохотом.

- Да о чем с вами толковать! - взорвался Джерри и потащил сестру мимо ребят. У него пылали уши, будто их отодрали, и настроение было вконец испорчено.

В районе магазинов он увидел своего младшего одиннадцатилетнего братца, слонявшегося на противоположной стороне улицы возле газетного киоска.

- Эй, Дэн! - крикнул ему Джерри. - Идика сюда и присмотри за Брайди. Мать заставила меня взять ее с собой, а мне еще надо в магазин.

- Сам за ней присматривай, - возразил Даниэль. - Тебе поручили, ты и присматривай.

- Дэн, я тебя предупреждаю!

- Не смеши меня!

Джерри отпустил руку сестры и перебежал улицу, чтобы проучить брата, но девочка не поняла его намерений. Она решила, что ее хотят бросить одну, перепугалась и бросилась за братом, изо всех сил семеня крохотными ножками.

Она выбежала на мостовую, а в этот момент по улице ехал мотоциклист со скоростью двадцать восемь миль в час, которая вполне укладывалась в рамки законных ограничений. Завидев перед собой девчонку, он резко затормозил и вывернул руль, но на скользком после недавнего дождя покрытии мотоцикл занесло, и ударом заднего колеса Брайди отбросило головой на фонарный столб.

Черепная коробка лопнула со звуком, который производит бумажный пакет, наполненный водой, если его уронить с высоты на твердое покрытие. Женщины, бывшие свидетелями трагедии, подняли крик, что вынудило Джерри обернуться, и он увидел лежавшую в сточной канаве сестру. Из раскроенного черепа вывалились мозги и натекла большая лужа крови.

Вначале он не поверил собственным глазам и побежал к сестре, а за ним по пятам следовал младший брат. Джерри упал на колени рядом с девочкой и попытался запихнуть назад теплое месиво, вывалившееся из ее головы. Прохожие пытались его остановить, но он отчаянно сопротивлялся, кусался и царапался, а потрясенный младший брат безмолвно стоял рядом, широко раскрыв рот.

Нашлось больше десятка свидетелей, заявивших, что подросток бросил девочку одну на тротуаре, а она, невинная душа, не поняла, что происходит, и бросилась за ним вдогонку.

Еще десяток свидетелей клятвенно заверял, что мотоциклист двигался с разрешенной скоростью.

Именно поэтому, как бы Джерри ни старался позднее забыть о трагедии, он никогда не мог себе простить своего поступка, своей вины перед ребенком, погибшим по его неосмотрительности. Он нес полную ответственность за смерть младшей сестры, которую горячо любил, хотя и стеснялся в этом признаться, а теперь уже не было надежды увидеть, как она подрастает.

Нет, Джерри не нужно было напоминать, что чувствует человек, когда теряет кого-то из своих близких. И хотя с тех пор он был очевидцем смерти десятков своих товарищей в уличных боях, ничто не могло стереть память об ужасе, который он пережил в тот злосчастный день, когда мать послала его в магазин. Джерри знал, что те же чувства испытывает и его младший брат.

- Это была не твоя вина, - тихо сказал Даниэль, тронув брата за плечо. - Ты тогда сделал все что мог, не так ли?

- Конечно. Но сделать-то я ничего так и не смог.

Отряд вернулся к машинам, и все стали рассаживаться. Карлос положил тело Карлотты в кузов грузовика и сел за руль. В трехтонку погрузилась вся семья Делъгадо, за которой последовали Гарсия, Спенсер, Резник и Келлер, а Вэлин залез в кабину. Братья Макгвайр устроились в "шевроле" с Эйнджелом в качестве водителя. За руль старого джипа Хезуса сел О'Рурк, а вместе с ним Мессельер и Ньюмэн, и они возглавили колонну.

Когда процессия выехала на шоссе, О'Рурк увидел свет автомобильных фар со стороны города. Завал, возникший на дороге в результате действий Стонера, был расчищен, и вся колонна, включая грузовики, джипы и БМП, получила возможность продолжить путь к пылающему лабораторному комплексу. Колумбийские солдаты были преисполнены решимости разделаться с теми, кто нанес непоправимый ущерб национальной экономике.

- Черт! Они устроили погоню, - воскликнул О'Рурк, - а нам еще надо проехать мимо проклятой казармы.

Машины помчались в направлении окружной дороги вокруг Санта-Аны в надежде вырваться на свободу. Но, как справедливо заметил О'Рурк, в пути предстояла неприятная встреча с казармой.

На шоссе был оборудован блокпост, который охраняли остатки гарнизона. Солдаты рвались в бой, чтобы отомстить за павших товарищей и свою поруганную честь.

О'Рурк заметил блокпост почти одновременно с тем, как солдаты засекли приближающуюся колонну и открыли беспорядочную стрельбу. Лейтенант остановил открытую машину у обочины дороги вне досягаемости огня противника и подождал, пока подойдут "шевроле" и грузовик.

- Если не ошибаюсь, мы столкнулись с небольшой проблемой, - сухо заметил Вэлин с высоты пассажирского сиденья "форда".

- Нет причин для беспокойства, босс.

Я прорвусь, - заявил Эйнджел, не вылезая из "шевроле". - Что касается вас, ребята, - обратился он к ирландцам, - вы можете выйти, если желаете. Я поеду один, поскольку, к великому сожалению, не могу обещать приятного путешествия.

Братья обменялись взглядами, усмехнулись и хором проговорили:

- Чего там! Поехали! - У каждого были на то свои причины, связанные то ли с недавними событиями, то ли делами далекого прошлого.

- Вполне возможно, у нас ничего не выйдет из этой затеи, - предупредил пассажиров Эйнджел, надевая стальную каску, валявшуюся рядом на сиденье.

- Ну и хрен с ним! - расхрабрился Джерри. - Никому не дано жить вечно.

19

"Шевроле" рванулся вперед. Братья Макгвайр высунулись из задних окон, подставив встречному ветру "скорпионы" в готовности ответить на огонь, которым щедро поливали дорогу солдаты с блокпоста.

Тем временем Вэлин обратился за помощью к Резнику.

- Послушай, а у тебя не найдется ли чегонибудь, чтобы остановить колонну военных машин из города? - спросил он, указывая на полыхавшие вдоль шоссе автомобильные фары, свет которых неумолимо приближался.

- У меня в запасе как раз то, что доктор прописал, - с готовностью ответил русский. - Я прихватил с собой на всякий случай несколько мин. Честно говоря, я хотел их приберечь и заложить у перекрестка в том месте, где сворачиваем с шоссе. Нечто вроде подарка на прощание.

- Мне кажется, что такой подарок был бы сейчас в самый раз. Ты как думаешь?

- Как прикажете, - немедленно согласился Резник. Он схватил одну из своих сумок, вскочил в джип и попросил О'Рурка:

- Отвези меня чуть назад.

Лейтенант крутанул руль, и автомобиль помчался по шоссе так быстро, что пассажирам пришлось крепко вцепиться в борта машины, чтобы удержаться на месте.

"Шевроле" летел вперед под градом пуль навстречу пятитонному грузовику и штабной машине, стоявшим поперек дороги. Эйнджел низко пригнулся за рулем, а братья Макгвайр без устали давали залп за залпом из автоматов.

В полумиле от них по другую сторону шоссе Резник скомандовал О'Рурку остановиться, выпрыгнул из машины и достал из сумки три плоские в форме диска противотанковые мины М-19, принятые на вооружение в войсках НАТО.

Он расставил их на шоссе зигзагом, отшвырнул в кусты сумку, вернулся в джип и коротко бросил:

- Поехали! Скорей!

К тому моменту "шевроле" подошел к преграде на расстояние в двести ярдов с изрешеченным пулями передком. Вдребезги разлетелось ветровое стекло, взорвался клубом пара радиатор, вздыбилась крышка капота и были пробиты обе передние шины, но автомобиль упорно двигался вперед. Каким-то чудом пока никто из пассажиров не пострадал, но долго это не могло продлиться.

Пуля калибра 9 мм раздробила левый локоть Джерри Макгвайра, но он не прекратил стрелять, каждые несколько секунд меняя рожки. Не повезло и его брату, ощутившему сильный удар в грудь. Он взглянул вниз и увидел кровь, но посчитал, что бронежилет спас его от тяжелого ранения, громко рассмеялся и продолжал палить из автомата как ни в чем не бывало.

Вторая пуля угодила Даниэлю в пах, но в пылу боя он тоже ничего не почувствовал.

И только третья пуля, прошившая ему шею, отбросила его на спинку сиденья и вынудила замереть навсегда.

Еще одна пуля ударила по стальной каске Эйнджела, и у него зазвенело в ушах, но прочная сталь "шевроле" предохранила его тело, и он сумел направить уже непослушную машину в бок штабного автомобиля. От удара тот отлетел в сторону, а "шевроле" закрутился на месте, распугивая солдат, попал в канаву, вновь выскочил на шоссе, несколько раз перевернулся в туче искр и опять встал на колеса.

Какое-то мгновение Эйнджел не мог оторваться от руля и сидел в машине как завороженный. Дверцу с его стороны заклинило, но со стороны пассажира, где дверца осела вниз на петлях, путь был свободен. Эйнджел схватил "узи", валявшийся внизу у сиденья, выбил ногой дверцу и, прежде чем покинуть машину, поинтересовался судьбой пассажиров:

- Как вы там, братцы?

- Я ранен в руку, - слабым голосом оповестил его Джерри.

- Что с твоим братом?

- Он тоже ранен.

- Тяжело?

До того как Джерри открыл рот, с другого конца шоссе прогремел взрыв. Двигавшаяся первой в колонне боевая машина пехоты наскочила на мину, заложенную Резником, взлетела на воздух, свалилась на бок и воспламенилась. Водитель джипа, следовавшего за БМП, попытался объехать препятствие и угодил на вторую мину. Машину перевернуло колесами вверх и отбросило к пылающей БМП. Шоссе было прочно заблокировано.

- Это еще что такое? - спросил Эйнджел.

- Бог его знает, - ответил Джерри.

- Нам надо отсюда убираться, мой ирландский друг. Пошли и забирай с собой своего братца.

- Дверцу заклинило.

- Попробуй через окно.

Джерри притронулся к плечу брата, но тот не реагировал. Он отвалился на спинку сиденья с бессильно склоненной головой, и когда старший брат попытался прощупать его пульс, то ничего не ощутил.

- Даниэль! - закричал Джерри. - Даниэль! Что с тобой?

Ответа не последовало.

- Его убили, - простонал Джерри. - Эти сволочи убили моего младшего брата!

Взрыв мины на шоссе услышали и главные силы отряда. Работу Резника оценили по достоинству.

- Отлично сделано, - похвалил русского Вэлин, глядя на пылающую БМП.

- Ваше доверие вдохновляет меня на новые подвиги, полковник, - ответил мастер подрывного дела. - Но нам, видимо, пора разведать, чем закончился прорыв, организованный Эйнджелом со товарищи.

- Да, конечно, - согласился Вэлин, посмотрев в сторону блокпоста. Седлайте коней, люди! - скомандовал он. - У нас впереди еще масса дел.

Вначале Джерри наотрез отказался покинуть убитого брата, и Эйнджел был вынужден буквально силой тащить его из машины.

- Ты уже ничем не можешь ему помочь, парень, - внушал он ирландцу. - Он погиб, мертв.

- Я не могу его здесь оставить.

- А мы не можем взять его с собой.

"Господи! - подумал Эйнджел. - Если и дальше так пойдет, среди нас будет больше мертвых, чем живых".

- Пошли, Джерри. Нам нужно подыскать укрытие и подождать подхода главных сил, - настаивал американец.

Тем временем на "шевроле" обрушился новый град пуль, и Джерри наконец решился и выкарабкался через окно на дорогу.

- Иди сюда, - позвал Эйнджел и отволок ирландца за небольшой холмик, где они залегли и открыли огонь по остаткам защитников блокпоста, а в это время им на помощь уже мчались трехтонка и джип с главными силами отряда.

- Я пойду за ним, - неожиданно объявил Джерри, когда огонь в их направлении чуть ослабел, потому что колумбийские солдаты решили отразить атаку с шоссе. Ирландец встал на ноги и тут же был ранен в ногу.

- Ты совсем спятил! - кипятился Эйнджел, не прекращая стрельбы. - Не мог подождать подхода отряда?

В этот момент у блокпоста резко затормозили грузовик и трехтонка, откуда посыпались люди, на ходу открывшие огонь. Атаку возглавила Мария, решившая отомстить за смерть старшей дочери. В течение нескольких секунд оставшиеся на поле боя колумбийские солдаты были убиты либо позорно бежали. На какое-то время установилась тишина.

- Я сейчас вернусь, - пообещал Эйнджел. - А ты пока полежи здесь.

И он побежал к своим.

- Молодец, Эйнджел! - похвалил его О'Рурк. - Неплохо сработано. Где братья Макгвайр?

- Даниэль в машине, мертвый, а Джерри вон там, - махнул рукой в сторону холмика Эйнджел. - Его ранили, но пока не знаю, насколько серьезно.

- А сам ты как?

- Вроде цел.

- Тебе крупно повезло, - заметил стоявший рядом с лейтенантом Ныомэн. Я пойду посмотрю, что там с Макгвайром.

Он отправился к холмику, на который указал Эйнджел.

"Значит, один готов, - злорадствовал бывший десантник. - Что ж, туда ему и дорога.

Жаль, что не мне довелось его прикончить. Теперь поглядим, как второй поживает". И Ньюмэн достал кинжал "рэндэлл номер один" с острым как бритва лезвием, которое он бесконечно затачивал каждую свободную минуту.

Он нашел Джерри, лежащим на земле со "скорпионом" в руке. Ньюмэн опустился на колени возле ирландца, забрал автомат и ласковым тоном поинтересовался:

- Как ты себя чувствуешь?

Макгвайр взглянул на него глазами, затуманенными болью.

- Слава Богу, что ты пришел, - с трудом выговорил он. - Помоги мне добраться до машины. Там мой брат.

- Ты опоздал, старина, - возразил Ньюмэн. - Ему уже ничем нельзя помочь. Он в мире ином. - Он поцеловал клинок кинжала. - А тебе тоже пора туда. - Последние слова он произнес почти любовно и перерезал Джерри горло. - Это тебе за моих погибших ребят, - приговаривал Ньюмэн, вытирая лезвие о рубашку убитого. - Это тебе за ребят, которых ты и твои дружки убили во имя своего свинарника по имени Северная Ирландия. Будь ты проклят, республиканская гнида!

Он взглянул на труп, убрал кинжал и вынул из кармана несколько игральных карт. Их было около десятка, и все с разными рубашками, но все туз пик. Ньюмэн засунул одну из карт в карман ирландца и встал на ноги. Затем прошел к "шевроле" и прощупал пульс у Даниэля.

Убедившись, что тот мертв, бывший десантник засунул и ему в карман туза пик и вернулся к отряду.

20

Ньюмэн медленно брел назад, ощущая некую приподнятость духа после того, что он совершил. "Если мне не суждено вернуться домой, - размышлял он, все равно я сумел отомстить за всех моих друзей, которых доставили на родину из Ольстера в гробах либо уволили из армии по инвалидности, вынудив перебиваться с хлеба на воду на жалкую пенсию до конца своих дней и проклинать свою жизнь".

- Как он там? - спросил Эйнджел.

- Отдал концы.

- Этого не может быть.

- И тем не менее. Сколько тебе еще нужно увидеть сегодня трупов, чтобы успокоиться?

Его ранили по меньшей мере три раза, и ты ничем не мог ему помочь. Впрочем, никто из нас не мог бы ему помочь.

- Ладно, пойду посмотрю.

- Я же тебе сказал, что ты ничем не можешь ему помочь. Он отдал Богу душу, Эйнджел. Попытайся это понять!

- Что здесь происходит? - поинтересовался подошедший к ним Вэлин.

- Речь идет о братьях Макгвайр, - пояснил Эйнджел. - Ньюмэн утверждает, что оба мертвы, но, когда я уходил, Джерри точно был еще жив.

- Зачем ему лгать? - жестко спросил Вэлин, но заметил, что американец как бы не в себе. - Пора седлать коней, ребята. Мы опаздываем.

Уже была половина третьего ночи, а они все еще не расстались с Сайта-Аной, и впереди был длинный путь до аэродрома. Они опаздывали, и Вэлин знал, что пилот не станет задерживаться ни на минуту.

- Простите, полковник, - стоял на своем Эйнджел, - но вполне возможно, что Джерри еще жив.

- Они оба мертвы, - настаивал Ньюмэн. - Можете мне поверить на слово. Я повидал достаточно трупов на своем веку.

- Я просто хотел бы увидеть Джерри собственными глазами, - упорствовал Эйнджел.

- Ладно, пойди и посмотри, - сдался Вэлин.

Ньюмэн промолчал, когда американец отправился за холмик. Там Эйнджел обнаружил труп Джерри с перерезанным горлом и карту туз пик, торчащую из кармана рубашки. Он понял, что произошло, но прекрасно осознавал, что в данный момент ничего уже нельзя предпринять, и вернулся к Вэлину и Ньюмэну.

- Да, он мертв, - сказал Эйнджел. - Ньюмэн не соврал.

Он посмотрел на бывшего десантника, который не отвел глаз под его взглядом.

- Доволен? - спросил Вэлин.

- Да, вполне.

Ньюмэн сузил глаза, но снова промолчал, и все трое пошли к машинам. Трехтонка и джип сразу отправились в путь. О'Рурк двигался первым.

Они промчались по шоссе бампер к бамперу до пересечения с боковой дорогой, которая выводила на окружную магистраль. Несколько миль пришлось ползти на черепашьей скорости, и Вэлин, сидевший рядом с Карлосом в кабине грузовика, с трудом сдерживал нетерпение. Если удастся успеть к аэродрому вовремя, можно считать, что им крупно повезло. Однако, судя по прошлому опыту, рассчитывать на легкий и быстрый путь не приходилось.

Наконец достигли запланированного места сбора, которое им так и не пригодилось, и семья Дельгадо перебралась в поджидавший ее микроавтобус, куда Карлос перенес тело Карлотты, а затем вернулся и сел за руль грузовика.

Вэлин попросил старого колумбийца выйти на минуту для разговора.

- Что вы собираетесь делать с Карлоттой? - спросил полковник.

- Мы решили, что ее нужно отвезти домой.

- А я думал, что вы полетите с нами.

- Это невозможно, полковник. Я должен похоронить свою дочь.

- Но вы подвергаете себя смертельной опасности. Вы ведь знаете, что в Вашингтоне оказался предатель.

- Пусть будет, как будет.

- Хезус, я прошу вас пересмотреть свое решение. Я отнюдь не против достойных похорон, но вы можете выкопать могилу возле аэродрома и потом улететь вместе с нами.

- Значит, хоронить без священника?

- Если нет иного выхода. В конце концов, ее душа рассталась с телом, и слова не имеют сейчас для нее никакого значения.

- Нет, это не так. Эти слова очень много значат для меня и Марии.

Вэлин понял, что спорить бесполезно, и решил поменять тему разговора.

- Нам вскоре понадобится заправиться бензином и дизельным топливом.

- Мы припрятали кое-что про запас у шоссе, - ответил Хезус. - Первый тайник примерно в сорока километрах отсюда. Мы скоро там будем и сможем заправиться.

- Благодарю вас.

- Не стоит благодарности.

Вэлин посмотрел в окно микроавтобуса и увидел лежавшее на заднем сиденье тело Карлотгы. На его взгляд, не имело никакого смысла приносить в жертву всю семью ради простого ритуала.

- Может, вы разрешите вашим детям присоединиться к нам? Они получили бы возможность начать новую жизнь в Штатах.

- Если говорить о Карлосе, он сразу отпадает, потому что не знает и слова по-английски, - возразил Хезус.

Он увидел выражение лица Вэлина и поспешил исправиться.

- Хорошо, я поговорю с ними, но сейчас нам нужно спешить. Время идет, а на нашем пути встретится еще немало солдат. Между прочим, не надо забывать, что теперь нас повсюду разыскивают.

"Об этом ты мог бы мне и не напоминать", - устало подумал Взлин, а вслух сказал:

- Да, конечно.

И вернулся в кабину грузовика.

Колонна достигла тайника с горючим без приключений. Заправкой машин занялись Хезус и Кар л ос, которым помогали Ньюмэн, Мессельер и Эйнджел. Мария, Кармен и София остались в микроавтобусе. Спенсер, обменявшись парой слов с Вэлином, подошел к машине и робко постучал костяшками пальцев по стеклу, возле которого сидела Мария. Женщины повернули головы в его сторону, а Мария опустила стекло.

- Я хотел бы поговорить с Кармен, если позволите, - попросил американец.

- Ты хочешь с ним разговаривать? - спросила Мария удочери.

- Да, - ответила девушка.

- Тогда не возражаю.

- Я приношу вам свои искренние соболезнования в связи с гибелью вашей дочери, - вставил Спенсер.

- Благодарю вас, - кивнула в ответ Мария.

- Я буду молиться за нее.

- Молитесь за себя. Вам это может очень пригодиться еще до вашего отъезда.

- Мама, он не виноват в смерти Карлотты, - вступилась за американца Кармен. - Мы знали, на что шли.

Мария снова кивнула.

- Простите, - смягчилась она. - Я была не права. Когда вокруг погибает столько людей, еще одна смерть может пройти незамеченной, но это была моя старшая дочь, и я возлагала на нее большие надежды. А видите, как вышло?

- Я понимаю, - ответил Спенсер. - Мне тоже доводилось терять боевых товарищей, друзей и членов семьи. Многие ушли безвозвратно, слишком многие. Я знаю, как тяжело терять близких, и не смею упрекать вас ни в чем.

Мария потрепала Спенсера по руке, дав понять, что ценит его участие, а Кармен покинула микроавтобус и прошла к краю опушки вместе с американцем.

- Полковник сказал, что ваша семья решила остаться, хотя раньше вроде была договоренность, что вы улетите с нами. Это правда.

Кармен вскинула на него глаза и молча кивнула.

- Я хочу взять тебя с собой в Америку, - твердо заявил Спенсер. - Если другие не хотят, это их дело, а тебе нужно самой решить свою судьбу.

- Почему?

- Что почему?

- Почему ты хочешь взять меня в Америку?

- Ты сама знаешь, почему, и ты это знала с первого момента, как мы встретились.

- Да знаю. Но мои родители...

- Наверняка они желают тебе самого лучшего.

- А ты, значит, знаешь, что для меня лучше?

- Нет, я не могу взять на себя такой смелости, - улыбнулся Спенсер. Но я готов допустить, что со мной тебе будет лучше.

- С тобой? С "солдатом удачи"? С платным наемником, который готов жертвовать жизнью по прихоти владельца самого тугого кошелька?

- Да, именно со мной. Я слишком долго был одинок, Кармен. Я провел в одиночестве годы, а это очень много, поверь мне. Но мне не хотелось бы, чтобы одиночество вошло в привычку, стало моей второй натурой. А когда я увидел тебя, то понял, что мы должны быть вдвоем. Поэтому я тебя и поцеловал тогда. Мне показалось, что и ты ко мне неравнодушна. Во всяком случае я очень надеюсь, что мы найдем общий язык.

- Но ты ведь очень видный мужчина, Спенсер. Не может быть, чтобы все эти годы у тебя никого не было.

- Поверь мне на слово, что так оно и есть, и поверь, что я желаю тебе только добра.

- Я верю.

- Значит, ты полетишь со мной?

- Дай мне время обдумать твое предложение. Сам понимаешь, надо переговорить с матерью. Согласись, что ей будет нелегко потерять сразу двух дочерей за одну ночь.

- Да, конечно, с матерью обязательно нужно все обсудить.

Кармен встала на цыпочки и поцеловала Спенсера в губы.

- Дурачок, - с укоризной сказала она, - неужели ты до сих пор не понял, что я тоже хочу тебя целовать. И даже гораздо больше, чем ты думаешь.

- Спасибо. Я рад это слышать.

- Между прочим, ты мог бы при желании остаться здесь с нами.

- Ради того, чтобы по всей Колумбии были расклеены мои фотографии с надписью "Особо опасный преступник, которого разыскивает полиция"? Не говоря уж о том, что и местная армия проявит ко мне нездоровый интерес.

- Не совсем так. Я знаю места, где мы сможем спрятаться, и нас никто никогда не найдет.

- Начинаю подозревать, что ты меня соблазняешь.

- Значит, и ты подумаешь над моим предложением?

- Обязательно.

- А сейчас мне нужно вернуться к матери.

- Да, естественно.

Он не тронулся с места, молча наблюдая за тем, как она идет к микроавтобусу и по пути бросает через плечо задумчивый взгляд.

Спенсер принялся размышлять над предложением, которое обронила Кармен. Ради чего, собственно говоря, возвращаться в Штаты?

Ради денег? Да, это веская причина. Его ждал крупный гонорар. Весьма солидный. Конечно, при условии, что удастся выбраться из этой дыры. Допустим, жить можно и в Колумбии, но так как у него не было ни малейшего желания до конца своих дней ждать стука в дверь в полночь, и тогда, значит, нельзя связывать свою жизнь с Кармен, Спенсер озадаченно покрутил головой, осознавая, что принять то или иное решение будет крайне нелегко.

Тем временем Резник неспешно курил возле грузовика, который заправляли дизельным топ

ливом Хезус и Карлос. Русский видел, как беседовали Спенсер и Кармен и как они обменялись поцелуем. Ему стало чуточку завидно, что они не скрывают своих чувств, и он невольно взглянул в сторону микроавтобуса, где за стеклом вырисовывался четкий профиль Софии.

Хезус подметил его взгляд и не преминул спросить:

- Красивая девушка, правда?

- Вы говорите о Софии?

Хезус согласно кивнул.

- Да, очень красивая девушка, - печально промолвил русский.

- Жаль, что вы не встретились при иных обстоятельствах.

- Я тоже об этом думал.

- Твой друг, американец с грустными глазами... Как ты считаешь, у него такие же мысли в отношении Кармен?

- Думаю, да.

В этот момент к ним подошел Вэлин.

- Как дела, Хезус? Заканчиваете? - поинтересовался он.

Хезус и Карлос опустили тяжелый бак на землю и плотно закрутили крышку, а потом закатили его в яму, прикрытую камуфляжной сеткой, где стояли другие баки и канистры.

- Дело сделано, полковник, - отрапортовал Хезус, вытирая руки о штаны. - Заправлены все машины, и горючего должно хватить до места.

- Может, вы поменяете свое решение? - спросил Вэлин. - Я имею в виду: может, вы все же полетите с нами?

- Боюсь, что нет.

- Ладно, спорить не буду. Но прошу вас помнить то, что я сказал относительно вашего сына и дочерей.

- Спасибо, я помню, - ответил колумбиец. - А теперь нам пора в путь.

Все снова расселись по машинам перед долгой дорогой к аэродрому. Но уже пробило почти четыре часа ночи и оставалось лишь два часа, чтобы добраться до цели, реально же для этого требовалось по меньшей мере часа три. Когда Карлос вывел грузовик на ухабистую дорогу в арьергарде колонны, Вэлин в очередной раз посмотрел на часы и не мог избавиться от нехорошего предчувствия, что к самолету уже не успеть.

21

Три машины, мчавшиеся в сторону аэродрома, пожирали милю за милей. В кузове грузовика Келлер раздал продовольственные пайки Спенсеру, Эйнджелу, Резнику и Гарсии, не позабыв и о себе.

Задумчиво прожевывая консервированные сосиски с овощами и запивая водой из фляги, Спенсер неожиданно сказал:

- Сержант, знаешь, я, возможно, не полечу.

- Что? - изумился Келлер, чуть не выронив консервную банку.

- Вполне возможно, я не полечу со всеми, - повторил Спенсер. - Не исключено, что я останусь здесь.

- Ты что, совсем спятил, мужик? Остаться в этой Богом забытой дыре? И это после того, что мы здесь натворили? У тебя явно крыша поехала. Какого хрена тебе здесь оставаться?

- Ищите женщину, - привел Резник известную французскую присказку.

- Что? - не понял сержант.

- Мне кажется, что наш друг влюбился, - пояснил русский.

Теперь до сержанта, кажется, дошло.

- Ты имеешь в виду одну из дочерей Дельгадо? - осведомился он.

- Абсолютно верно. Где ты был все это время, сержант? Как это тебе удалось ничего не заметить? - издевался Резник.

- Если тебе память не отшибло, мог бы и сам догадаться, что в основном я сидел на той высотке и обеспечивал вам прикрытие, - обиженно заявил Келлер. - Но, Крис, я все равно ничего не понимаю. Что ты себе думаешь? Если хочешь влюбиться, кто же станет возражать?

Если приспичило с кем-то переспать, это тоже твое личное дело. Но зачем же связываться с бабами прочно и надолго? Куда мы придем, черт возьми, если все мужики запутаются в женских юбках?

Неподдельное возмущение сержанта немало развеселило Спенсера и Резника, даже Эйнджел слабо улыбнулся, хотя он до сих пор не мог прийти в себя после того, что случилось со Стонером и братьями Макгвайр.

- Нужно будет переговорить с боссом, - заключил Спенсер.

- Да уж, без этого никак нельзя, - согласился Келлер. - И чем же ты, интересно, думаешь заняться здесь?

"Бог его знает! - подумал Спенсер. - Только Ему это ведомо".

Он вспомнил Вьетнам. После краткой подготовки их должны были забросить на рассвете в деревню, утопавшую в такой же сочной зелени, как эта, проносившаяся сейчас перед глазами за бортами грузовика. Их отряд высадился тогда с вертолета недалеко от деревни, которая называлась... Да какое это имеет значение, как называлось это убогое местечко! В конце концов, это было очередное селение, приют косоглазых: десяток жалких лачуг, роющиеся в пыли куры и староста деревни, заверявший, что жизни не мыслит без янки. Конечно, он любил американцев. Все они нас любили.

"Джи-ай1, первый номер!" [Джи-ай - прозвище американских солдат] кричали вьетнамцы, когда мимо маршировали солдаты, а потом стреляли им в спину. Но, черт бы их побрал, обвинять их тоже нельзя. Ведь это их страна, их родина.

Отряд подошел к деревне, когда пели первые петухи, залег на окраине и связался с минометчиками, чтобы те подали огоньку. В деревне засели партизаны. Во всяком случае такие данные сообщила разведка. Но она ошибалась в прошлом, и вполне могла ошибиться опять.

Лейтенант Кристофер Спенсер в возрасте двадцати одного года командовал отрядом из шести солдат с задачей обнаружить и уничтожить противника. Радист пристроил наушники к стальной каске. Когда он потянулся к ним рукой, там что-то крякнуло.

- Давай, десятый! - скомандовал он, выслушал ответ, сказал: "Ясно" и обратился к командиру: - Полная готовность, лейтенант.

- Передай им, чтоб начинали.

- Десятый, здесь пятый. Поехали кормить зверей.

И тогда на деревню посыпались мины. Запылали хижины, из которых выскакивали с криками мужчины и женщины. Хозяйки выносили грудных младенцев, дети постарше спасали домашнюю утварь, и только мужчины ничего не держали в руках.

Как только обстрел прекратился, отряд Спенсера поднялся в атаку. Ее возглавил лейтенант. Справа от него бежал один из ветеранов этой кампании сержант Хоуп, а слева - рядовой первого класса Бомонт. За ним мчались радист Хопкинс и трое рядовых: Беннет, Кавольски и Симпсон. Бомонт и Симпсон - негры, а Кавольски - поляк по происхождению во втором поколении. Нельзя сказать, что это имело какое-то значение. Просто так было. В равной мере не имело значения, что Бомонту и Симпсону сравнительно недавно стукнуло всего восемнадцать лет.

По мере приближения к цели Кавольски заметил какое-то движение в траве и, не задумываясь, дал короткую очередь из винтовки М-16.

Он попал в собаку, и она умерла, как и приличествует собаке, с большим шумом.

Когда они ворвались на главную улицу, если можно так назвать узкую тропу, выбитую в глине ногами крестьян, из-за пылающей хижины навстречу выскочила фигура в черном.

Спенсер разрядил в ту сторону чуть ли не всю обойму, и фигура исчезла в дыму.

- Беннет! Симпсон! Вперед! Проверить! - крикнул Спенсер.

- Лейтенант, ты не промахнулся, - оповестили они дуэтом, прокрались за угол и осторожно выглянули.

- Лейтенант, это баба! - завопил Симпсон. - Между прочим, беременная. Во всяком случае была беременной.

Спенсер сам пошел посмотреть и убедился, что фигура в черном - это действительно беременная женщина. Пули вошли ей в живот, и теперь у нее был выкидыш. Одновременно она билась в предсмертных судорогах.

- Твою мать! - не сдержался Спенсер. - Врача надо!

В роли врача выступал Бомонт, но в данном случае признал он свою полную беспомощность. Единственное, на что он был способен, так это накачать женщину морфием, положить ее голову себе на колени и ждать, пока она отойдет в мир иной вместе с младенцем, бессмысленно глядя на поднимавшееся солнце и провожая глазами дым, стелившийся над рисовыми полями.

Вокруг столпился весь отряд. Все молчали, пока женщина не испустила дух.

- Твою в Бога мать! - взорвался Симпсон. - Какого, спрашивается, хрена мы залезли в эту проклятую дыру? Еще пару месяцев назад я был в Филадельфии и моей единственной заботой было решить, какую пластинку купить в субботу. Или какую телку пригласить на танцы. Вы только посмотрите, что со мной сделали! В кого меня превратили! Меня ткнули носом в грязь и вонь ради того, чтобы убивать беременных женщин во имя спасения Соединенных Штатов!

- Ты ее не убивал, - напомнил Спенсер. - Я убийца.

- Да пошел ты, лейтенант! - не унимался молодой чернокожий. - Мы все перепачканы Дерьмом.

Он закурил сигарету "Лаки страйк" и предложил пачку командиру. Когда Спенсеру дали прикурить, он заметил слезы на глазах парня.

"Мальчишка, - проносилось в голове Спенсера, пока грузовик скакал по ухабам колумбийской дороги. - Я сам тогда был пацаном, но даже в моем щенячьем возрасте на моих руках была кровь беременной женщины и ее неродившегося ребенка. Это если считать только их двоих".

Позже выяснилось, что вьетконговцев в деревне не было и в помине. Деревня оказалась настроенной дружественно к американцам.

Просто разведка в очередной раз допустила ошибку. Отряд покинул селение в девять утра, оставив после себя груды пепла и развалин.

Крестьянам предстояло начинать жизнь с самого начала. Последнее, что увидел Спенсер с борта вертолета, был легкий дымок на фоне голубого неба, а потом они вернулись в лагерь и как раз успели к позднему завтраку.

Лагерь представлял собой небольшой кусочек Соединенных Штатов, перенесенный на землю Юго-Восточной Азии. Здесь солдаты могли чувствовать себя как дома и приобрести привычное пиво марки "будвайзер", кока-колу, леденцы и журнал "Плейбой". Они могли сутками наслаждаться пластинками фирмы "Тамла моутаун", которые бесконечно крутили по радио, и слушать любимых исполнителей: Смоуки и Марвина, группы "Сюпримз" и "Айслиз".

Фирма похвалялась, что поставляет музыку, которую "любит вся молодежь Америки". По сути, это была злая шутка, потому что для Спенсера, Симпсона, Бомонта и других солдат молодежной мелодией Америки служил грохот М- 16 в автоматическом режиме.

Видимо, Спенсер задремал, и ему приснилось, что над головой ревет вертолет, заходящий на посадку. Он вскинулся и открыл глаза от пинка Келлера по ноге.

- Вставай, парень! - кричал сержант. - Над нами зависла вертушка. Доставай свой пулемет, черт возьми!

Спенсер еще не успел дотянуться до "гэтлинга", как первые очереди из пулеметов вертолета накрыли колонну машин.

22

Hа отряд Вэлина обрушился "сикорский"

HH-S ЗС - боевой вертолет, известный под названием "Веселый зеленый гигант" из-за его размеров. Эти машины отлично проявили себя на службе в американской армии, которая использовала их в Ливии в 1986 году. Экипаж вертолета состоит из пяти человек, и он оснащен тремя мини-орудиями калибра 7,62 мм, подобными "гэтлингу" Спенсера. В данном случае машина принадлежала ВВС Колумбии и имела соответствующую маркировку.

Первой жертвой мощного огня стал микроавтобус, двигавшийся вторым в колонне, и Хезус круто повернул руль, когда перед его глазами вдребезги разлетелось ветровое стекло.

Снаряды прошлись по центру машины, уложив насмерть Марию, мимо Кармен и Софии, изрешетив тело Карлотты. При виде кровавого месива вместо лица жены Хезус дико закричал, бросил руль, и микроавтобус врезался в лесную чащу.

Вертолет развернулся и сделал второй заход, но к тому моменту Келлер и Резник сорвали брезентовое покрытие над головами, а Спенсер открыл огонь из "гэтлинга". Он использовал трассеры, помогавшие прицелиться, и пилот круто ушел от разрядов. О Рурк загнал джип под деревья у края дороги, а Вэлин приказал Карлосу по-испански остановить и грувик.

Тем временем боевая машина вновь пошла в атаку, освещая путь прожектором "ночное солнце" мощностью тридцать миллионов свечей, что превращало ночь в день. О' Рурк, Ныомэн и Мессельер перебрались в заросли, откуда повели огонь по вертолету. Спенсер попал в корпус, и одно из мини-орудий умолкло.

Но больше всех повезло Мессельеру. - Запущенная им граната влетела в открытые дверцы вертолета, ударилась о крышу и разорвалась в кабине. Боевая машина пустила черный след, ушла в сторону и неожиданно упала камнем на землю и взорвалась.

- Знай наших! - закричал Мессельер, подняв руку, как победивший боксер. - Мы еготаки доконали!

И он пустился в пляс.

Карлос подогнал грузовик к джипу и остановился.

- Доложить обстановку! - приказал Вэлин, выскакивая из кабины трехтонки. - О'Рурк!

Келлер! Потери есть?

- Мы потеряли микроавтобус, - доложил О'Рурк. - Эйнджел! Ныомэн! Разыщите машину!

Американец и бывший десантник выпрыгнули из грузовика и побежали назад, где помятый кустарник указывал на след пропавшего в зарослях микроавтобуса. Они обнаружили Хезуса, сжимавшего в объятиях мертвую супругу, и их двух дочерей, бледных и насмерть перепуганных.

- Только не это... - простонал Эйнджел, распахивая дверцу. - Неужели она...

- Ее убили, - тихо обронил Хезус. - Моя семья распадается.

"Солдаты удачи" молча стояли у машины.

Им нечего было сказать, потому что никакие слова не могли вернуть к жизни Марию.

- Нет, я не могу так жить! - рыдал Хезус. - Я больше этого не вынесу!

- Я очень сожалею, что так случилось, господин Дельгадо, - промямлил Эйнджел и прикоснулся к плечу убитого горем колумбийца, но тот сердито стряхнул его руку.

- Оставьте меня! - закричал он. - Оставьте всех нас в покое!

- Простите, сэр, это невозможно, - возразил Ныомэн. - Противник знает, где мы находимся. Значит, как только рассветет, они поднимут в воздух боевые самолеты, а от них нам не уйти. И даже если у них нет под рукой самолетов, нам все равно несдобровать. Пилот вертолета наверняка сообщил по рации, что обнаружил нас, и за ним теперь последуют его коллеги либо придут наземные войска. Нам нужно двигаться, и чем скорее, тем лучше.

- Нет, оставьте нас в покое, - стоял на своем Хезус. - Или вы считаете, что мало причинили нам зла? Вначале погибла моя девочка, а теперь и жена. Мне нужно было послушаться вашего полковника и еще вчера вернуться домой, пока была такая возможность.

- Но вы же вовремя не прислушались к его совету, сэр, - напомнил Ныомэн, - а сейчас, боюсь, слишком поздно давать задний ход.

У вас машина на ходу?

- Не знаю.

- Тогда позвольте мне, - попросил Эйнджел, занял место водителя, которое освободил Хезус, и включил стартер. Двигатель сразу заработал. Если хотите, я могу повести машину, - предложил американец.

Колумбиец в ответ молча кивнул.

Эйнджел вывел машину задним ходом из зарослей и присоединился к поджидавшим его товарищам. Ныомэн выскочил из микроавтобуса и пошел доложиться Вэлину.

- А черт! - выругался полковник. - Я же уговаривал его, чтобы он не лез в чужую драку.

- Теперь он горько раскаивается, что не последовал вашему совету, сэр.

- Теперь уже поздно сожалеть или раскаиваться.

Ныомэн дипломатично промолчал.

Вэлин пошел к микроавтобусу. За ним по пятам следовали Спенсер и Карлос. Когда последний увидел мертвую мать, он упал на колени и разрыдался.

"Господи, только этого нам не хватало! - подумал Вэлин. - Водитель закатил истерику.

Что будет дальше?"

Спенсер сунул голову в окно, чтобы разглядеть Кармен. Она окинула его пустым взглядом и не сказала ни слова. Он тоже промолчал, повернулся и вернулся к грузовику, где попросил У Резника сигарету.

- Сурово, - заметил русский.

- Дальше еще круче будет, - ответил Спенсер.

Тем временем Вэлин распорядился, чтобы Карлос сел в микроавтобус, и попросил Эйндхела остаться за рулем.

- Слушаюсь, сэр! - откликнулся тот.

Затем полковник провел небольшую реорганизацию.

- Ньюмэн, ты с грузовиком совладаешь?

- Нет проблем, сэр. У меня права на вождение любых машин.

- Это хорошо, хотя сомневаюсь, чтобы здесь кто-то стал проверять твои права.

Вэлин посмотрел на часы. Они показывали пять, и оставался ровно час до встречи с самолетом. На востоке уже слегка забрезжил свет.

- По коням! - скомандовал полковник. - Но мне кажется, что мы-таки оказались в глубокой...

23

Сидя за рулем микроавтобуса, следовавшего вторым в колонне, Эйнджел впервые за последнее время всерьез задумался над происходящим. Он оказался буквально перепачкан в крови, и вокруг было навалено слишком много трупов. Среди них были и невинные жертвы.

Эйнджел никак не ожидал, что все сложится именно так, когда подписывал контракт с Вэлином. "Господи! - мысленно взывал он. - Господи, помоги!"

Всю жизнь он мечтал о военной карьере, хотел быть членом регулярной армии Соединенных Штатов, по примеру своего отца и деда.

Сонни Анджело участвовал в битве за Гуадалканал, а его сын Бобби, отец Эйнджела, воевал во Вьетнаме. Но к тому моменту, когда Эйнджел вступил в армию, боевых действий нигде не предвиделось. Остались в прошлом высадка на Гренаде и операция "Буря в пустыне" у Персидского залива. Исчез "железный занавес", и за границей можно было побывать только в составе американских войск, дислоцированных в Германии. Если не считать, конечно, решения президента Билла Клинтона ввязаться в какоенибудь дерьмовое мероприятие под эгидой ООН вроде операций в Боснии и Сомали. Но последней соломинкой, сломавшей хребет верблюда, был приказ о переводе Эйнджела в батальон связи, а он всегда видел себя в самой гуще сражения с винтовкой в руке, в камуфляже и жвачкой в зубах, как выглядел на фотографиях образца 1970 года его отец.

Тогда он решил изыскать способ, который позволил бы ему покончить с армейской службой. Такую возможность предоставила драка с военными полицейскими, хотя вполне можно было обойтись и без отсидки в военной тюрьме. Если уж быть предельно честным, драка началась не по его инициативе. Так случилось, что он связался с компанией молодых солдат, постоянно пьянствовавших, куривших всякую дрянь и потреблявших любые наркотики, которые только можно было раздобыть. Эйнджел залез в большие долги, которые мог постепенно выплачивать лишь одним путем - на службе шофером у одного из наркодельцов, которому донесли о его мастерстве за рулем автомобиля.

По пятницам и субботам Эйнджелу доводилось вечерами возить своего босса по питейным заведениям для военнослужащих и гражданских в окрестностях Форт-Брэгга. Наркоделец очень гордился своей машиной - "плимутом"

выпуска 1959 года вишневого цвета с обитыми белой кожей сиденьями, который прошел капитальный ремонт и бегал, как молодой. Автомобиль, естественно, бросался в глаза и никак не годился для тех целей, в которых его использовали, но и владелец, и водитель до такой степени одурели, что не задумывались о конспирации и не помышляли о бдительности.

В ту пятницу Эйнджел только-только освободился от караульной службы и даже не успел снять с себя военную форму. Где-то около десяти часов вечера он сидел за рулем напротив бара с пикантным названием "Обслуживаем стоя", прихлебывая из банки с пивом и покуривая самокрутку из марихуаны. В этот момент перед "плимутом" запарковался джип с двумя военными полицейскими.

"Влип!" - пронеслось в голове Эйнджела, когда полицейские вышли из машины, оправили портупеи и направились в его сторону.

- Эй, солдатик! - позвал первый. - Ты чего здесь делаешь?

Эйнджел покрутил головой и сообщил:

- Любуюсь закатом.

- Да ты, оказывается, у нас большой шутник, малыш, - обрадовался второй полицейский, чернокожий крепыш, у которого плечи, казалось, расходились на пять футов.

- Ты прав, приятель, - ухмыльнулся Эйнджел, приложившись к банке с пивом и окутавшись облаком марихуаны. - Я большой шутник.

- Это кто тебе сказал? Уж не от мамочки ли слышал?

- Она тоже так говорила.

- Так, парень, сообщи-ка нам свой номер, имя и полк, - вступил в разговор первый полицейский.

Эйнджел охотно поделился запрошенной информацией.

- Это твоя машина? - спросил чернокожий.

- Нет, приятель, не моя. Машина друга, а я только водила.

- Хотелось бы знать, что это за друг, который может позволить себе такие колеса?

- У моего друга куры денег не клюют.

- Откуда у него такие башли?

- Он работорговец, - отрезал Эйнджел в надежде, что негр поймет намек.

- Вылезай из машины, твою мать!

- Ты хочешь познакомиться со мной поближе?

- Анджело, ты арестован!

- Да пошел ты куда подальше!

Когда чернокожий полицейский стал силой вытаскивать Эйнджела из "плимута", солдат не на шутку рассердился. Он схватил бейсбольную биту, которую хранил под сиденьем на случай, если придется отбиваться от врагов хозяина, и врезал негру по шее. Чернокожий кулем свалился на землю, и Эйнджел принялся пинать его ногами. Другой полицейский вытащил из кобуры пистолет и встрял в драку.

Эйнджел попытался и его достать бейсбольной битой, но тот увернулся и нанес солдату рукояткой "кольта" страшный удар по голове.

Эйнджел потерял сознание.

За эту выходку Эйнджел отсидел полгода в военной тюрьме, а потом его с позором уволили из армии. Как только его выпустили на свободу, он вернулся в Форт-Брэгг, горя желанием отомстить обидчикам. У него еще оставались кое-какие приятели в городе, включая бывшего хозяина, и они устроили засаду возле того же бара. Наркоделец позвонил в военную полицию и сообщил о драке, якобы происходящей между солдатами и группой местных парней.

Предварительно Эйнджел навел справки и выяснил, что в тот вечер как раз дежурил тот белый полицейский, который ударил его в свое время по голове.

Когда с воем сирены к бару подкатил джип, его уже поджидал Эйнджел, одетый в гражданское. Полицейский его не заметил, пока бывший солдат не набросился на него с кастетом.

Одним ударом он размозжил блюстителю порядка нос и проломил челюсть.

Напарник полицейского хотел было дать сдачи, но тут в дело вмешались приятели Эйнджела и дали ему возможность скрыться. Первым же рейсом он отбыл в Нью-Йорк, а этот эпизод вошел в легенды военного лагеря.

Вскоре после этого до Эйнджела дошли слухи о похождениях лихих "солдат удачи" за океаном, и он отправился в Европу, где повстречался с Вэлином и О'Рурком и подписал контракт на участие в операции в Колумбии.

Правда, сейчас он уже крепко сомневался в правильности принятого решения.

...Всходило солнце, и его лучи начали слепить глаза. Эйнджел достал из кармана темные очки, водрузил их на нос и предался невеселым размышлениям. Больше всего, конечно, хотелось бы знать, удастся ли кому-то из членов команды Вэлина выбраться живым из Колумбии.

24

В пять сорок пять Вэлин вызвал по рации О'Рурка.

- Нам никак не успеть вовремя, - недовольным тоном сказал он. Прижимайся к обочине. Конец связи.

О'Рурк повиновался. Его примеру последовал и Эйнджел, остановив за джипом микроавтобус, внутри которого становилось трудно дышать из-за густого запаха крови и смрада трупов, быстро разлагавшихся во влажной атмосфере. За ними припарковал грузовик и Ньюмэн.

Вэлин выскочил из кабины и поспешил к микроавтобусу.

- Как далеко еще нам ехать? - спросил он у Хезуса.

Колумбиец повел на него глазами, подернутыми непроходящей болью.

- Еще далеко, - мрачно поведал Хезус. - По крайней мере еще час езды.

- Черт! - выругался Вэлин. - Значит, сегодня нам не успеть к самолету.

- Не беда. Он вернется завтра.

- Будем надеяться. Как вы думаете, нет ли поблизости местечка, где мы могли бы схорониться до вечера?

- Мой дом примерно в сорока пяти минутах езды отсюда. Если хотите, можем направиться туда, а я смогу там похоронить жену и дочь.

- После этого вы готовы последовать за нами?

- Все может быть.

- В таком случае поехали к вам. У вас много соседей?

- Нет, это очень уютное и уединенное место.

- Эйнджел, поедешь первым! - скомандовал Вэлин. - Кто-нибудь покажет ему дорогу?

- Я покажу, - вызвалась Кармен.

Вэлин передал О'Рурку содержание беседы с Хезусом и вернулся в кабину грузовика. Его удивляло и весьма настораживало то обстоятельство, что в пути они больше не встретили сопротивления. Но волноваться попусту полковник не привык. Он занял свое место рядом с Ньюмэном, внешне сохраняя полное спокойствие.

Ровно в шесть утра, когда три машины с командой Вэлина были еще в часе езды до цели, древний самолет С-47 сделал заход над полосой, где за сутки до того высадил "солдат удачи", выпустил шасси и совершил посадку. Пилот довел машину до края зарослей и развернулся, чтобы при необходимости сразу взлететь. Какоето время он не расставался со своим латаным кожаным сиденьем, внимательно осматривая окрестности. Однако, кроме края леса, смотреть было не на что, и оттуда никто не показывался.

Пилот вытер пот со лба, снял наушники и прошел в салон, где сидели десять мужчин в камуфляжной форме. Никаких знаков различия на них не было, все они были вооружены автоматическими винтовками "галиль" израильского производства, снабженными глушителями, а на поясе у каждого висела кобура с пистолетом "зигзауэр" Р-228. Один из них держал в руках мощную рацию, по которой он вел переговоры с той минуты, как самолет пересек колумбийскую границу.

Человек, с которым пилот имел дело с самого начала и который, судя по всему, был командиром группы, отвернулся от окна и коротко спросил:

- Ну что? Никаких признаков?

Как и другие члены группы, он говорил поанглийски с американским акцентом.

- Нет, ничего не видно, - ответил пилот.

Нельзя сказать, что он очень обрадовался,

когда вечером предыдущего дня на аэродроме, где он базировался, неожиданно приземлился транспортный военный самолет без опознавательных знаков и оттуда вышли четырнадцать незнакомцев в камуфляжной форме. Они окружили его С-47 и, угрожая оружием, потребовали, чтобы пилот забрал с собой десять солдат для встречи с командой Вэлина, а четверым оставшимся велели заняться иными делами. Вопервых, они должны были взять заложников, чтобы обеспечить полное послушание пилота, а во-вторых, гарантировать "горячий" прием в Панаме команде Вэлина, если она, конечно, сумеет справиться с десятью солдатами еще на территории Колумбии.

Командир группы отвалил огромную сумму, но даже при виде такого большого количества американских банкнот пилот не мог избавиться от страха. Он подозревал, что Взлин будет возражать против нового плана и так или иначе примет меры. Физические.

- Ситуация складывается следующая, - сказал командир группы, к которому солдаты обращались просто: "номер первый". - Они свое дело сделали и смылись. Во всяком случае в живых осталось большинство. Кроме того, с ними гражданские. Какой-то болван на вертолете вознамерился их штурмовать с воздуха, и на этом, естественно, его летная карьера закончилась. Это произошло не так давно, а с тех пор их продвижению никто не препятствует. Я об этом позаботился. - Он махнул рукой в сторону рации. - Эти дубаки-колумбийцы так и не поняли, с кем они имеют дело.

- Полковник говорил, что может задержаться, - вставил пилот.

- Хорошо сказано, - усмехнулся командир.

- Еще он говорил, что если сегодня они не придут, то мне нужно быть завтра здесь в то же время.

- Ты мне все это уже рассказывал, - отмахнулся от него командир. - Я хочу завершить всю операцию не позднее утра завтрашнего дня. А ты не можешь с ними связаться по своей рации?

- Я не знаю, на каких частотах они работают.

- Тебе нужно было спросить.

- Да, сеньор. Конечно, сеньор.

- Ладно, поступим так. Подождем еще пятнадцать минут, и если они не появятся, ты отправляйся назад через границу и возвращайся завтра, как вы договаривались с полковником.

Мы остаемся. Конечно, они могли столкнуться с какими-то трудностями, о которых нам пока ничего не известно. Возможно, наскочили на патруль или что-то в этом роде. Откровенно говоря, здесь полный бардак. И какого черта Вашингтон решил послать их сюда?.. - Он закрыл рот, прервав себя на полуслове, когда осознал, что болтает лишнее. -- Ладно, приятель, садись на свое законное место и внимательно смотри вокруг. Если что-то увидишь, я имею в виду все, что может показаться подозрительным, - немедленно докладывай.

- Да, сеньор. Конечно, сеньор.

Когда пилот ушел к себе и закрыл за собой дверь, командир группы встал и обратился к своим людям с краткой речью:

- Внимание! Вы все отлично знаете, зачем нас запихнули в эту чертову дыру и чем мы должны заняться по прибытии. Не могу сказать, что нам предстоит приятная работа, но она должна быть сделана. В данный момент по этой, если ее можно так назвать, стране рыщет банда совершенно одуревших наемников, которые устроили здесь черт знает что от имени Соединенных Штатов. Некие болваны, засевшие на больших постах в гражданских ведомствах, приняли дурацкое решение, а теперь нам приходится расхлебывать кашу, которую они заварили. Для нас это не внове, потому что мы подчищаем за другими вот уже пятьдесят лет.

Когда сидишь в глубокой... остается только один выход - звать на помощь армию.

Вы также знаете, - продолжал "номер первый", - что официально мы не имеем никакого права находиться на этой территории, и, если кто-то угодит в плен, наши власти никогда не признают, что такой человек вообще существует. Пока мне удается поддерживать неплохой контакт с местными военными, о чем вы наверняка догадались, поскольку были свидетелями моих переговоров по рации. Однако одному Богу ведомо, как долго продлится наше сотрудничество с местными властями. Эти гады могут предать в любой момент. Да вы и сами понимаете, что они не испытывают большого удовольствия, выполняя мои приказы.

Единственная причина, по которой у нас пока все складывается гладко, это поддержка со стороны очень и очень влиятельной фигуры в Вашингтоне. Настолько влиятельной, что этот человек способен заставить латиносов плясать под его дудку. Не знаю, какие у него козыри, и не думаю, что мне нужно это знать.

Поэтому хочу вас снова предупредить, - заключил командир группы. - Если у нас пойдет все наперекосяк и если кто-то из нас - повторяю: любой из нас, - попадет в плен к колумбийцам, можно считать, что этот человек просто испарился. Между прочим, не советую сдаваться, поскольку у местных граждан богатый опыт жестокого обращения с пленными.

Мой совет: держаться вместе, подстраховывать спину, оружие держать в постоянной готовности и не доверяйте никому, кроме членов нашей десятки. Вопросы есть?

Вопросов не было.

- Очень хорошо, - удовлетворенно сказал "номер первый". - Тогда с Богом!

25

Кармен показала поворот с шоссе на дорогу, ведущую к дому Дельгадо, почти в тот самый момент, когда С-47 пересек границу Колумбии на пути в Панаму. Микроавтобус скакал по буграм залитой грязью дороги, которая, казалось, уходила в никуда, но внезапно она вывела к плоской долине, на краю которой виднелись небольшие холмы, а за ними громоздились высоченные горы. Большой участок расчистили от зарослей и создали поливную систему для земледелия, а на берегу ручья расположилось низкое строение фермы с обширным амбаром позади.

Перед взором Эйнджела предстала сельская идиллия, и впервые за долгие часы у него полегчало на душе. Следуя указаниям Кармен, он загнал машину в амбар. За ним последовали джип и грузовик, и пассажиры получили возможность размять ноги.

Взлин сразу же отправил Мессельера в дозор на дорогу, которая вела к ферме Дельгадо.

Французу был отдан строжайший приказ не выходить на связь по рации без острой нужды.

Остальные молча наблюдали за тем, как Хезус и Карлос переносят из микроавтобуса тела Марии и Карлотты. Вэлин предложил было помочь, но его предложение вежливо отклонили.

Когда мертвых женщин доставили в дом, Кармен обратилась к полковнику:

- Как только мы обмоем и приведем в порядок мать и сестру, мы приготовим еду, но до того момента я просила бы вас в дом не заходить. Вы можете идти куда хотите, но только нам пока не мешайте. Семья сейчас должна побыть без посторонних. Надеюсь, вы нас понимаете?

- Конечно, - кивнул Вэлин. - Пожалуйста, еще раз примите наши искренние соболезнования. Мы далеко не пойдем. К сожалению, все может случиться. К примеру, не исключена возможность появления второго вертолета.

- Я приношу свои извинения, но для всех в доме не хватит места для ночлега. Впрочем, у нас амбар достаточно просторный, и можно разместиться там.

- Мы вам очень признательны за все, - поблагодарил девушку Вэлин.

После того как колумбийцы скрылись в доме, солдаты закурили, достали консервы и принялись чистить оружие. Эйнджел нашел укромное местечко и вынул из-за пазухи мешочек с кокаином. Несмотря на все передряги, он остался цел. Эйнджел проткнул пластик концом лезвия кинжала и попробовал содержимое мешочка на язык. Да, работники бывшей лаборатории постарались на славу. Ему никогда еще не случалось иметь дело с наркотиком столь высокого качества, и почти сразу же он почувствовал прилив бодрости.

В этот момент его и обнаружил Ньюмэн.

- Вкушаешь от военных трофеев? - насмешливо спросил он.

- Осади, приятель! - посоветовал Эйнджел.

- Да мне в высшей степени наплевать! - заверил его англичанин. - Каждый человек катится в бездну своим путем, и мешать ему не нужно. Единственное, что от тебя требуется, так это быть в строю, если снова завяжется драка.

- Не волнуйся. Я в полном порядке.

- Вот и хорошо.

- А как насчет тебя?

- Ты что имеешь в виду?

- Не забывай, что я видел труп Джерри Макгвайра. Это твоих рук дело.

- Моих? - притворно удивился бывший десантник.

- А больше некому.

- Может, сработал кто-то из колумбийских солдат.

- Не морочь мне голову.

- Ты Вэлину ничего не говорил?

- А какой смысл?

- Допускаю, что он бы просто пристрелил меня на месте, не задавая лишних вопросов.

- Это так, но пока что отряд нуждается в тебе и твоей "итаке".

- Значит, заботишься о собственной шкуре, Эйнджел?

- Братьев Макгвайр больше нет, а ты есть.

Мне просто хотелось, чтоб ты знал, что я все знаю. Да и мне, видно, следует поберечься в бою, если ты окажешься сзади.

- Ты итальянец, не так ли? - спросил Ньюмэн.

- В четвертом поколении.

- В таком случае, сынок, тебе не о чем волноваться, - сказал англичанин с недоброй усмешкой. - Этих двоих давно следовало отправить на тот свет. Именно такие подонки убивали моих боевых товарищей. С самого начала нельзя было допускать, чтобы они находились рядом с настоящими солдатами. Это же отбросы из вонючей Ирландской республиканской армии. - Он снова усмехнулся. - Единственное, о чем я сожалею, так это о том, что младший брат умер еще до того, как я до него добрался.

- Ладно, проехали, - успокоил его Эйнджел. - Ты молчи насчет этого, он многозначителъно постучал пальцем по мешочку с кокаином, - а я буду молчать насчет братьев.

- По рукам, - сразу же согласился Ньюмэн. - Пойду закемарю, пока есть время. А ты, как я вижу, спать не хочешь?

- Нет, я отлично себя чувствую, - ответил американец. - Просто замечательно.

На взлетно-посадочной полосе, прорубленной в зарослях, командир снова собрал свою группу. Становилось очень душно. Со всех сторон навалились летающие твари, решившие использовать людей в камуфляжной форме в качестве полигона для испытаний своего оружия.

- Наша задача вам известна, - начал "номер первый", вытирая мокрое лицо зеленой тряпицей, которую тут же повязал вокруг головы, чтобы пот не стекал на глаза. - Мы сидим здесь до рассвета завтрашнего дня. К этому времени сюда снова должен прилететь самолет, в последний раз. Так пилот договорился с Вэлином. Если бандитов опять не будет на месте, в третий раз уже никто сюда не прилетит. На этом все. Тогда можно сделать только один вывод: у них ничего не вышло. "Солдаты удачи" - это грязь под ногами честных людей, и никто не станет переживать, если они не вернутся. Наша главная задача - обеспечить, чтобы все было чисто, никаких огрехов. Мы должны гарантировать, что ни один из них и никто, кто был с ними связан, не останется в живых и не сможет разболтать о том, что произошло прошлой ночью возле Санта-Аны.

- А почему, спрашивается, никому не пришло в голову принять меры до того, как эти бандиты прибыли сюда? - спросил один из солдат.

- У Вэлина полно друзей, занимающих довольно высокие посты. Если бы они не появились в Колумбии, то наверняка в Вашингтоне задались бы неудобными вопросами. Думаю, они справились со своей задачей отнюдь не потому, что обладают силой и умением. Им просто подфартило. Поэтому если они не вернутся, все встанет на свои места: их добила местная армия.

Солдат, задавший вопрос, молча кивнул.

Тем временем на ферме Дельгадо Кармен смотрела из окна второго этажа в сторону амбара, в тени которого скрывался Спенсер. Он курил сигарету за сигаретой и не спускал глаз с дома. "Интересно, придет ли он за мной? думала девушка. - Я очень надеюсь, что придет.

Господи, помоги! Пускай он сюда поднимется и заберет меня с собой. Мне все равно, что бы ни случилось. Если даже нам не суждено встретить новый день, я хотела бы провести свои последние часы с моим милым".

Но Спенсер не спешил на ее зов. Он бросил на землю окурок, втоптал его в пыль, повернулся и скрылся в амбаре. Там он увидел Вэлина, беседовавшего с О'Рурком и Келлером, и присоединился к ним.

- Что новенького, полковник? - поинтересовался Спенсер.

- Как говорят в таких случаях герои старых кинофильмов, мне все это очень не нравится.

Слишком тихо.

- Слишком тихо для меня никогда не бывает, - возразил американец.

- Выслушай меня, пожалуйста, Крис, - попросил командир. - Если помнишь, на главном шоссе, ведущем к Боготе, нас засек вертолет, который удалось сбить. И не пытайся меня заверять, что пилот не передал в штаб информацию о нашем местонахождении до того, как поцеловал землю. С тех пор нас оставили в покое, хотя в пути могли устроить нам засаду не один раз. Так почему же этого не произошло? Мне кажется, вокруг нас творится что-то такое, о чем мы и не догадываемся. Именно поэтому мы обязаны жестко охранять подходы к ферме.

- Но подозревать Хезуса, на мой взгляд, бессмысленно. Особенно если учесть, что он пережил, потеряв жену и дочь.

- Нет, конечно же, я его ни в чем не подозреваю. Если бы он вел двойную игру, нас давно бы всех прикончили. Хезус - один из немногих, кто вне всяких подозрений.

- О присутствующих, естественно, не говорят, - не преминул вставить О'Рурк.

- Во всяком случае о присутствующих здесь в данную минуту, - уточнил Вэлин. - Вам троим я готов доверять, пока в преисподней не наступит ледниковый период. Однако должен признать, что остальных я знаю плохо.

Мы знакомы всего несколько недель, и, как вы знаете, не требовали рекомендательных писем и прочих бумаг, когда подписывали контракты.

"Это верно", - подумал Спенсер и тут же решил, что сейчас не самый подходящий момент, чтобы сообщить полковнику о своем решении остаться в Колумбии.

- Тогда зачем вы послали в дозор француза, если он один из тех, кому нельзя полностью доверять? - спросил Келлер.

- Ему-то я как раз доверяю целиком и полностью, - ответил Вэлин, припомнив боевое прозвище Мессельера - "человек-невидимка". - Этот парень везде побывал и пользуется отличной репутацией. Да и все равно кого-то надо было послать первым в дозор. Если хочешь, можешь пойти его сменить, когда придет время.

- И пойду, - обиженно буркнул немец. - Пойду с удовольствием. Я никогда не отлынивал от самой грязной работы, и вы это знаете лучше других, полковник.

- Знаю, Франц, знаю, - поспешил успокоить его Вэлин. - Никто в твой огород камешки не бросает. Если кого-то и можно в чемто упрекнуть, то только не тебя. А теперь все отправляйтесь спать. Я вас разбужу, если понадобится.

- Отличная идея, полковник, - обрадовался Келлер и пошел устраиваться на отдых.

- Так кто же ставит нам палки в колеса? - спросил Спенсер.

- Мы это узнаем, ковда вернемся в Штаты, - убежденно сказал Вэлин.

- Если вернемся, - поправил его американец.

- Ты неисправимый пессимист, - пожурил его полковник, - всегда склонен видеть теневую сторону.

- Поэтому мне и не приходится ни в чем позднее разочаровываться, возразил Спенсер.

- По этому поводу мне нечего сказать, - вмешался в разговор О'Рурк. Но кое-что не помешало бы довести до конца. У меня сложилось впечатление, что ты и некая леди в данный исторический момент серьезно переживаете и, если не принять срочных мер, наступит горькое разочарование.

- Ты что имеешь в виду?

- Судя по тому, как ты ешь глазами этот дом, а Кармен все время выглядывает из окна, я бы сказал так: если в самое ближайшее время вы не воссоединитесь, не оберешься моря слез еще до того, как надо будет идти спать.

- Не смешно.

- Действительно, не смешно, если смотреть на вещи со стороны. На мой взгляд, грядет трагедия.

- Марк, оставь его в покое, - одернул своего заместителя Вэлин.

- Простите, полковник, но мне кажется, что наша жизнь слишком коротка, чтобы позволить себе понапрасну терять время.

Подмигнув на прощание Спенсеру, О'Рурк удалился.

- Он правду говорит? - спросил Вэлин после ухода лейтенанта.

- Полковник, согласитесь, что сейчас не время и не место говорить об этом, - запротестовал американец.

- В Сайгоне, помнится, ты рассуждал иначе.

- Это было в другой жизни.

- А сколько длится одна жизнь?

Спенсер долго молча смотрел на своего старого друга, а потом решился:

- Ты считаешь, что мы отсюда вряд ли выберемся, не так ли?

- Все возможно.

Спенсер задумчиво кивнул.

- Картина ясна, полковник. Встретимся позже.

С этими словами он покинул амбар, поднялся на крыльцо жилого дома и громко постучал в дверь.

Ее открыла Кармен.

- Я видела, что ты идешь сюда, - тихо сказала она.

- Я знаю, что это звучит крайне глупо, но невозможно предугадать, кто сегодня придет за нами по этой дороге и что нас ждет впереди.

В общем, мне нужно с тобой переговорить...

как бы тебе это сказать?.. Ну, на всякий случай.

- На случай чего?

- На случай того, что я могу не дожить до вечера.

- А ты, значит, считаешь, что если ты умрешь, то я останусь жить?

- Ты должна жить. Ты обязана принять все меры к тому, чтобы выжить.

- Мое место здесь, с моей семьей, вернее, с теми, кто остался из моей семьи.

Спенсер согласно кивнул.

- Как скажешь. Но я все равно хотел бы переговорить с тобой.

- Одну минуту, - попросила она и ушла в дом, осторожно прикрыв за собой дверь.

Спенсер повернул голову и посмотрел на убегавшую вдаль дорогу.

- Давайте, гады, выходите, где бы вы ни были, - тихо сказал он.

Дверь вновь открылась, и на пороге показалась Кармен.

- Пошли, - предложила она. - Сюда.

Она провела его с другой стороны дома вниз по ступенькам, и они остановились под сенью громадного одинокого старого дерева.

- В детстве я любила здесь" играть, - сказала Кармен и показала глазами вверх на колышки в стволе, образовавшие грубую лестницу. - Полезли!

- А меня эти штуки вьщержат?

- Еще как! - заверила она.

Спенсер вскарабкался по колышкам вверх, где увидел сбитую из досок площадку, закрепленную на опоре из четырех могучих ветвей.

- Вот видишь, - улыбнулась Кармен, легко поднявшаяся вслед за ним. Все оказалось очень просто.

- Ты прекрасно говоришь по-английски.

- Я занималась английским много и упорно. В нашей семье одни говорят лучше, другие хуже. - Секунду она колебалась, потом все же закончила свою мысль: - Во всяком случае так раньше было в нашей семье. - И она расплакалась.

Спенсер тяжело вздохнул и нежно обнял Девушку. Она тихо плакала, уткнувшись ему в плечо, а он легко поглаживал ее кудри цвета черного дерева.

Потом она отклонилась, вытерла глаза и извинилась:

- Прости, пожалуйста. Я не хотела, но так получилось.

- Ты просишь прощения? За что? Тебе не за что извиняться передо мной.

- Ты искал счастья, а я причинила тебе горе.

- Горе с тобой - это как счастье с какой-то другой.

- О Крис, - проворковала Кармен, - никто никогда не говорил мне такого ни по-испански, ни по-английски.

Он покраснел под ее взглядом и промямлил:

- Вот и хорошо. Я рад за тебя.

Кармен потянулась к нему и крепко поцеловала, и Спенсер прижал ее к своей груди.

26

Мессельер избрал позицию для наблюдения за дорогой, которая вела к ферме Дельгадо, забравшись на пятьдесят ярдов в глубь леса. Прислонившись плечом к стволу дерева, оп обдумывал сложившуюся ситуацию. По его мнению, пока ничего интересного не просматривалось, Француз закурил сигарету и подобно его товарищам, оставшимся на ферме, принялся размышлять над тем, удастся ли кому-то из них выбраться живым из Колумбии.

Естественно, ему не впервые доводилось смотреть в лицо смерти. Далеко не впервые. Он стал вспоминать всех, кого пришлось убить по заданию французского правительства, позднее - по собственной инициативе, в качестве наемника, готового быть слепым орудием в руках любого, кто способен оплатить его услуги.

Смерть была постоянной спутницей Мессельера. Он чувствовал ее присутствие, как плотник чувствует разные породы дерева, и знал ее запах, как знает запах моря рыбак. Но был в его жизни случай, который запомнился навсегда.

Та самая трагедия, в результате которой он отказался от привольной жизни во Франции и в конечном итоге очутился в этих душных смердящих джунглях. Это было то роковое убийство маленькой девочки - дочери шпионки низкого пошиба и проститутки. И с тех пор он не раз убивал детей, уже в качестве "солдата удачи", в той или иной степени был причастен к гибели детей, но в тот злосчастный день он очень остро пережил чужую смерть.

В тот день в Париже стояла замечательная весенняя погода. Мессельер полной грудью вдыхал аромат цветов и зеленой листвы деревьев на набережной Сены. Он неспешно запарковал "ситроен" на платной стоянке и отправился прикончить женщину, торговавшую секретами своего любовника направо и налево, в зависимости от того, кто больше заплатит.

Мессельер прогулялся по бульвару, у которого находился ее дом, часто задерживаясь перед витринами небольших дорогих магазинов, где он обычно делал покупки, приобретая исключительно самую модную одежду. Он никуда не спешил. Выдался на редкость приятный день Для прогулки, а согласно полученной им информации, его будущая жертва редко вылезала из постели раньше полудня, а потом прихорашивалась и чистила перышки до самого вечера, когда ждала на ужин своего любовника.

На углу авеню он купил букет цветов - гвоздики, розы, лилии и нарциссы. Букет обошелся ему в кругленькую сумму, что соответствовало требованиям, которые выдвигала репутация дамы. Мессельер спрятал лицо за цветами, когда подошел к нужному кварталу, на случай, если консьерж следит за всеми посетителями, подглядывая из-за ставен. Парадная дверь была широко распахнута, и он поднялся на лифте на четвертый этаж, прошагал по широкому коридору, покрытому ковровой дорожкой, до двери и постучал.

- Кто там? - спустя минуту прозвучал за дверью женский голос.

- Посыльный из цветочного магазина, мадам.

- Одну минуту.

Хозяйка поставила дверь на цепочку, чуть приоткрыла ее и выглянула в образовавшуюся щель. Мессельер увидел копну белокурых волос, слегка поклонился и протянул цветы.

- Очень мило, - восхитилась дама, прикрыла дверь, сняла цепочку и на этот раз широко распахнула дверь.

- Входите, месье, - пригласила она.

Мессельер вошел в прихожую. Перед ним стояла очень красивая женщина лет тридцати в длинном черном пеньюаре.

- Отнесите букет на кухню, - попросила она. - Когда вернется горничная, она им займется.

"Выходит, в квартире больше никого нет, - заключил Мессельер. - Вот и чудненько".

Он прошел в указанном направлении и оказался в просторной светлой кухне с большим окном, из которого была видна Эйфелева башня.

Он положил цветы рядом с мойкой для посуды, повернулся и невольно залюбовался хозяйкой квартиры. Она действительно была очень хороша собой, и казалось непростительным испортить такую красоту смертью. Но ему предстояло сделать свое дело.

- Прекрасный день, не правда ли? - сказал он с лучезарной улыбкой.

Она автоматически согласилась, но не смотрела в его сторону, пытаясь разглядеть визитную карточку или записку в ворохе цветов.

Вооруженный автоматическим пистолетом калибра 0,38 дюйма и ножом с выскакивающим лезвием, Мессельер обвел глазами кухню.

На стене он приметил целую коллекцию кухонных ножей для резки мяса, овощей и тому подобного и решил, что лучше всего воспользоваться одним из них. Рукой в тонкой перчатке из черной кожи он потянулся к самому длинному и ужасному на вид ножу, пока хозяйка квартиры искала в цветах записку.

- От вашего любовника? - лениво спросил он.

Она круто повернулась.

- Что? Что вы сказали? - переспросила женщина и тут увидела нож в его руке. На глазах она постарела буквально на десять лет.

- Букет не от министра, - пояснил Мессельер. - Скорее, от группы его коллег. Тех самых, кому очень не нравится, что с вашей помощью на сторону уплывают государственные тайны.

- Я никогда... - пролепетала она и тут же прикрыла ладонью рот.

- Прошу прощения, - сказал он, всадил ей нож в живот и пару раз повернул его.

Женщина тонко вскрикнула, как свинья на бойне, и сделала шаг назад. С длинного лезвия оставшегося в руке Мессельера ножа капала кровь на безупречно чистый пол из чернобелой плитки. Женщина обеими руками зажала рану, но сквозь пальцы била кровь, и при виде крови она потеряла сознание.

Мессельер склонился над телом своей жертвы, приподнял ее голову и завершил начатое, перерезав горло хозяйке квартиры. Он тотчас отошел в сторону, чтобы не испачкаться.

Потом вымыл нож под краном в кухне и собирался повесить его на место, но в этот момент заслышал шаги в коридоре.

"Видимо, горничная, - решил он. - Но я не слышал стука входном двери".

В кухню вошла маленькая девочка с льняными волосами.

- Мама... - начала она, но тут увидела распростертое на иолу и истекающее кровью тело матери и закричала. Мессельер грубо схватил ее и зажал ей рот рукой в перчатке.

Он знал, что девчонку придется прикончить. Глядя в ее широко раскрытые от ужаса глаза, он понимал, что она навсегда запомнила человека, которого застала на кухне рядом с трупом матери. Одной рукой Мессельер поднял ребенка в воздух, а другой перерезал ему горло.

Потом отшвырнул тело к трупу матери, где девчонка дважды содрогнулась, но очень скоро сердце ее перестало биться и кровотечение прекратилось.

На этот раз он уже не стал мыть нож, а просто бросил его на пол рядом с двумя трупами и не спеша покинул квартиру.

Очутившись на свежем воздухе, Мессельер глубоко вздохнул и направился вдоль авеню к первому попавшемуся на глаза кафе. Там он сел за столик и заказал двойную порцию бренди.

Спустя час, когда перед ним на столике стояли три пустых бокала, издалека послышалось завывание сирен машин "скорой помощи" и полиции, и он понял, что горничная вернулась и сообщила о своей жуткой находке. Мессельер не сдвинулся с места и молча наблюдал за тем, как с визгом шин машины резко притормозили у входа в жилой дом, где он совершил свое злодеяние.

Он был так поглощен воспоминаниями, что напрочь забыл о своих нынешних обязанностях и не услышал легких шагов по мягкой почве за спиной и, когда его сзади схватила за волосы голая темнокожая рука, а вторая перерезала ему горло длинным кинжалом, очень похожим на тот, которым он воспользовался для расправы с матерью и дочерью много лет назад, он чуть ли не обрадовался.

Как только минуло ровно два часа с того момента, как Мессельера отправили в дозор, Вэлин позвал Ньюмэна и приказал ему сменить француза.

Бывший десантник рысью пробежал к лесу и вскоре скрылся в листве. Пять минут спустя он вызвал Вэлина по рации.

- Полковник, говорит Ньюмэн. Вы меня слышите? Прием.

- Ньюмэн, говорит Вэлин. Я ведь приказал не выходить в эфир. Прием.

- Вам надо бы здесь разобраться, полковник. Чем скорее, тем лучше. Конец связи.

- Черт! - встрепенулся Вэлин. - Теперь еще что?

Он взял автомат и пошел разыскивать О'Рурка.

Они двинулись по пути, которым проследовал Ньюмэн, и вскоре заслышали его свист, направились на звук и нашли поджидавшего их бывшего десантника. Он стоял перед деревом, с ветви которого свисал труп Мессельера, привязанный за горло толстой проволокой. Резаная рана выглядела, как кровавая усмешка.

Брюки внизу были вспороты, и детородный орган торчал у него изо рта.

27

Они не тронули тела француза и скрылись в лесу.

- Кто бы это мог быть, черт возьми? Как они сумели к нему подобраться? - удивлялся О'Рурк. - Я-то думал, что Мессельер специалист своего дела.

- В этих зарослях специалистами можно считать только туземцев, возразил Вэлин. - Я не думаю, что здесь поработали солдаты.

- Тогда кто же?

- Бандиты, - пояснил Вэлин. - Пошли назад. Быстрее!

Со стороны фермы послышался треск выстрелов.

- А, черт! - выругался Вэлин. - Давайте, ребята! Рысью!

Трудно сказать, как долго бандиты следили за фермой и оказались ли они здесь по собственной инициативе либо кто-то поставил перед ними соответствующую задачу. Их появление можно было также объяснить чистой случайностью, но одно было ясно: в бой с командой Вэлина ввязалось больше полудесятка темнокожих существ небольшого роста, одетых в лохмотья и вооруженных "Калашниковыми"

АК-47, пистолетами, мачете, кинжалами, луками и стрелами. Казалось, у них на уме была лишь задача уничтожить все и всех на своем пути.

Первый залп пришелся по амбару и дому, и Келлер, прикорнувший на снопах сена, вскочил, схватил автомат и ринулся к двери, на ходу отдавая распоряжения. Он еще не знал, что происходит, но понимал, что пришла беда.

При первых выстрелах Спенсер, все еще сидевший в обнимку с Кармен на дереве, выругался и стал быстро одеваться, что на небольшой площадке давалось ему нелегко.

- Черт! Что происходит? - чуть растерянно вопрошал он.

- Не знаю, - ответила Кармен, тоже начавшая быстро одеваться.

- Сиди здесь и не высовывайся! - велел ей Спенсер, доставая пистолет из кобуры. - А я пойду посмотрю, что там творится.

- Я пойду с тобой.

- Ни в коем случае! Оставайся на месте!

Американец буквально свалился вниз и выглянул из-за дерева. Он увидел выскочившего из амбара Келлера, который поливал атакующих огнем из автомата, а потом открылась дверь дома и на пороге показался Карлос с пистолетом в руке, но его сразили наповал выстрелами из леса.

На какое-то мгновение Спенсер смешался, и ему почудилось, что он снова во Вьетнаме и отражает нападение вьетконговцев, но он взял себя в руки, сосредоточился и разрядил полобоймы в направлении противника.

Один бандит вскинул руки вверх и упал лицом на землю, но двое других сразу же развернулись в сторону Спенсера, и пули начали рыть землю у его ног и впиваться в ствол дерева.

"Черт! - пронеслось в его голове. - Мне бы "гэтлинг" сейчас!"

На пороге дома показался Хезус, оттащивший труп Карлоса внутрь. Потом он вернулся и с колена повел огонь из автомата. Еще один бандит свалился на землю, и в этот момент в ста ярдах от фермы из леса выбежали Вэлин, О'Рурк и Ньюмэн, атаковавшие бандитов с правого фланга. Те открыли ответный огонь, и пришлось искать укрытие, не прекращая стрельбы. Еще один бандит был смертельно ранен, и Спенсер слышал его пронзительный крик из зарослей.

Для него это был самый ужасный момент любого сражения, самые тяжелые воспоминания о войне: когда лежишь в укрытии и слышишь, как раненый товарищ или враг зовет на помощь. Иногда крики продолжались часами, или это казалось, что прошло несколько часов, пока раненый не терял сознания или умирал.

Спенсер прикинул на глаз расстояние до амбара, где остался его верный "гэтлинг". Получалось приблизительно пятьсот ярдов. Тогда он решился. Пока внимание атакующих было поглощено отражением нападения с фланга, американец вскочил на ноги и помчался зигзагами к амбару. Его маневр заметил один из бандитов и открыл огонь. Спенсер увидел, что пули роют землю впереди, упал и почувствовал, как на спину посыпались комья земли. Он тут же поднялся и снова побежал, воспользовавшись передышкой, пока стрелявший менял рожок. Американец прибавил скорости и увидел, что Келлер, Резник и Эйнджел стараются прикрыть его огнем. А затем он достиг угла амбара, вскочил внутрь и прислонился к стене, пытаясь отдышаться.

- Как вам понравился моцион? - будничным тоном осведомился Эйнджел.

- Да пошел ты!

- Я тоже рад тебя видеть, Крис. А куда ты подевал любимую женщину?

- Будем надеяться, что она осталась на дереве и не станет оттуда спускаться, - ответил Спенсер и поспешил к кузову трехтонки, чтобы забрать "гэтлинг".

- Теперь покончим с этими сволочами, - пригрозил он. - Откуда они взялись, черт побери, и что это за люди?

- Кто знает! - ответил Эйнджел. - Судя по тому, как они одеты, скорее всего это какаято шайка местных головорезов.

- Ты мне поможешь? - спросил Спенсер.

- С превеликим удовольствием, - откликнулся Эйнджел, подсоединяя патронную ленту к патроннику "гэтлинга".

- За мной, Эйнджел! Бегом! - крикнул Спенсер.

Они выскочили наружу и повели огонь в том направлении, где укрылись бандиты. Снаряды косили кусты и деревья, превращая густые заросли в сплошное месиво. Еще двое бандитов были убиты, и сквозь грохот слышался крик Эйнджела:

- Прибавь огонька, приятель!

Не отставали от Спенсера Келлер, Резник, Аезус, Вэлин, Ньюмэн и О'Рурк, и остатки шайки они уложили на месте. В живых остался лишь один. У него заклинило затвор АК-47, и он отшвырнул автомат, выхватил из-за пояса кривое мачете и бросился в атаку в одиночку по примеру японских камикадзе. Солдаты открыли по нему огонь и видели, как пули рвут на части его тело, но он продолжал идти вперед.

Его расстреливали практически в упор, однако бандит почти достиг их позиции и свалился на землю в десяти или пятнадцати ярдах от цели.

Он ткнулеялицом вниз и зарылся в кусты, но перед смертью все же успел бросить мачете.

Сверкнув на солнце лезвием, оружие зарылось в шею Ньюмэна. Англичанин уронил "итаку" и обеими руками схватился за рану.

28

В наступившей тишине послышалось вначале несмелое, а потом все более звучное чириканье птиц, примолкших при первых звуках боя.

Вэлин уронил на землю винтовку и поспешил на помощь Ньюмэну, но было уже поздно.

Бывший десантник вырвал мачете из шеи, и теперь из рваной раны мошной струей била кровь.

Вэлин закрыл горло раненого ладонью, но понимал, что зря теряет время. Ньюмэн умер у него на руках.

Полковник чертыхнулся и вытер окровавленную руку о мундир Ныомэна.

О'Рурк поднял помповое ружье, подошел к трупу колумбийского камикадзе и выстрелил ему в голову.

- Он отдал концы. Зачем стрелять? - с укором спросил Вэлин.

- Отдал, но не все, - мрачно буркнул О'Рурк и выстрелил еще раз, наблюдая за тем, как бандит дернулся и затих.

- Пошли, Марк, - позвал его командир. - Надо посмотреть, что там на ферме.

Они вернулись к дому, где узнали, что погиб Карлос, получивший пулю в сердце. Казалось, семью Дельгадо в тот день преследует злой рок.

Полковник рассказал о том, как погиб Мессельер.

- Надо бы похоронить наших мертвых, - предложил командир.

- Нужен священник, - тут же вставил Хезус.

- Никаких священников, Хезус, - возразил Вэлин. - Прошу прощения, но это исключено. Мы похороним своих, бандиты пусть гниют в лесу, а потом нужно отсюда уходить.

Чем быстрее, тем лучше.

- Нет, - коротко отрезал Хезус.

- Простите, - вмешался О'Рурк, - но приказы полковника Вэлина не обсуждаются.

- Спенсер и Резник! Займитесь могилами!

Эйнджел, Келлер и О'Рурк! Пойдете со мной!

Надо принести Мессельера и Ньюмэна.

- Я сам вырою могилы для членов моей семьи, - твердо заявил Хезус.

- Как пожелаете, - холодно ответил Вэлин, и все отправились по своим делам.

Работу удалось завершить только к полудню. Каждый внес свою лепту, даже Гарсия, а Кармен и София тем временем приготовили обед. Теперь Велин взял на себя обязанности часового и все это время держал под наблюдением дорогу и небо. Он знал, что противник может появиться в любой момент и с самой неожиданной стороны.

Посматривая время от времени на своих солдат, потевших под жарким солнцем, Вэлин подумал, что ему уже не раз приходилось копать могилы. Хоронили аргентинцев на Фолклендских островах, в промерзшей земле, под жестоким ледяным ветром, дувшим из Антарктики, рыли могилы у Персидского залива, где хоронили местных жителей, ставших жертвами безумного режима в Ираке, и глубоко зарывались в землю в Британии, чтобы достойно похоронить солдат, погибших в Северной Ирландии.

Полковник прикоснулся рукой к шраму на своем лице, который постоянно напоминал ему о годах жизни, отданных службе своему отечеству, пока его не вышвырнули, как изношенный ботинок, когда власти посчитали, что больше не нуждаются в его услугах...

Казалось, все произошло только вчера. Белфаст. Рождество. Три года тому назад. Колонна машин возвращалась в казармы, где дислоцировался батальон, в котором он служил. Первым шел бронированный "лендровер" с пуленепробиваемыми стеклами и стальной юбкой, которая не позволяла забросить под машину гранату. За ним следовал темно-синий "ровер", набитый представителями Королевской полиции Ольстера в черных мундирах, а далее министерский "ягуар", в котором сидели Вэлин и некий политический деятель. Последний привез солдатам подарки и пожелания счастливого Рождества от избирателей, комфортно устроившихся в Англии. Колонну замыкал еще один "лендровер", ощетинившийся стволами пулеметов и автоматов.

Когда они проезжали район, населенный католиками, которые придерживались республиканских убеждений, то есть желали видеть на земле Ирландии единую республику, залетный политик повернулся к Вэлину и изрек:

- Знаете, здесь все не так плохо, как утверждают многие мои коллеги в Англии. К примеру, вот эти дома представляются мне вполне респектабельными.

Именно в этот момент передовой "лендровер" наскочил на мину, от которой его не могла спасти даже стальная юбка, и машина упала на бок, а темно-синий "ровер" круто повернул, чтобы избежать столкновения.

- Ложитесь, сэр! - заорал Вэлин, одной рукой пригибая политика к полу машины, а другой выхватывая из кобуры "браунинг" калибра 9 мм. Водитель резко затормозил, и в это время они оказались под бешеным огнем из засады.

"Ягуар" тоже был оборудован пуленепробиваемыми стеклами, но они не могли защитить от огня из крупнокалиберного оружия. Вэлин вел огонь по вспышкам выстрелов, пока влетевшая в салон пуля не прорыла рикошетом глубокую борозду на его лице. Он потерял сознание. В передовом "лендровере" один человек был убит и двое серьезно ранены. Ольстерские полицейские отделались легкими ушибами, и не пострадал ни один из пассажиров замыкающего "лендровера". У министра позднее обнаружили незначительные порезы, равно как и у шофера "ягуара".

Больше всех досталось Вэлину, и его отправили на лечение в Англию. Насладиться рождественским обедом ему не довелось, но ущерб поспешил возместить О'Рурк, находившийся дома в отпуске. Он пронес тайком бутылку бренди в госпитальную палату Вэлина в ночь под Новый год. С тех пор Вэлин ни разу не был в Ирландии и нисколько об этом не жалел.

Когда могилы были готовы, Хезус вынес из дома Библию и зачитал на испанском заупокойную молитву, пока предавали земле тела Марии, Карлотты, Карлоса, Мессельера и Ньюмэна.

Наемники стояли с непокрытыми головами, подставив лица легкому ветру, дувшему из леса в сторону гор, и Вэлин прочитал молитву, когда на тела погибших сверху посыпалась земля.

В небольшие холмики воткнули кресты, которые смастерили Кармен и София из деревянных обломков, обнаруженных в амбаре. Дело было сделано. Они выполнили свой долг перед погибшими товарищами.

Помолчав несколько секунд, Вэлин негромко сказал:

- Пора двигаться.

- Куда? - растерянно спросил Хезус.

- В любое место, где можно переждать до вечера. Ведь отсюда уже недалеко до аэродрома?

- Где-то около часа езды.

- Мне бы не хотелось до поры до времени привлекать чужое внимание к аэродрому, и поэтому надо бы схорониться в непосредственной близости, но не очень близко. Какие есть предложения?

- Можно поехать в горы, - сказал Хезус. - Там я знаю пещеры, о которых никому не известно.

- Надеюсь, вы поедете с нами?

- А что нам остается? - вопросом на вопрос ответил колумбиец. - Теперь нам здесь задерживаться незачем.

- А как насчет путешествия в Америку?

- В землю обетованную, страну неограниченных возможностей?

- Абсолютно верно.

- И там мы отомстим человеку или тем людям, кто нас предал?

Вэлин улыбнулся, от чего покраснел шрам на его лице.

- Всенепременно.

- Если мы отсюда выберемся.

- Пока у нас неплохо получалось.

- Но какой ценой?

- Вы заплатили наивысшей.

- Значит, месть будет особенно сладкой.

Вэлин прикоснулся к плечу колумбийца и негромко ответил:

- О да, мой Друг, месть будет сладкой.

29

Телефонные линии в Вашингтоне раскалились докрасна.

Боб Танкертон по прозвищу Танк позвонил генералу Эвери по служебному телефону в кабинет, расположенный недалеко от Белого дома.

- Спешу порадовать вас, генерал, - сказал он. - У них все получилось. Задача выполнена.

Меня информировали, что лабораторный комплекс и большую часть Санта-Аны сровняли с землей.

- Надеюсь, Танк, ты говоришь по спецсвязи?

- Естественно.

- Хорошая новость. Они выбрались из страны?

- Не знаю, генерал, - ответил Танк, - никакой иной информации у меня пока нет. И до сей минуты нет никаких вестей от Вэлина и членов его команды.

- Потери есть?

- Мне сообщили, что тамошние власти велели протащить по улицам чьи-то трупы и повесить их на телеграфных столбах.

- Сколько? Живых или мертвых?

- Подробной информацией не обладаю.

Но в любом случае о живых говорить сейчас не приходится.

- Боже!

- Вэлин изначально предполагал, что так может случиться. В конце концов, его работа сопряжена с риском.

- Если поступят новые сведения, держи меня в курсе событий.

- Слушаюсь, сэр. Вы у меня стоите первым в списке.

После чего Танкертон набрал номер телефона Карла Ландерса в ФБР и передал ему ту же информацию.

- Новость вдохновляет, - заявил Ландерс.

- Еще бы, - горделиво откликнулся Танкертон.

- Не зря денежки, выходит, потратили.

- Нет, не зря.

- А еще лучше, если можно будет сэкономить и не выплачивать остаток гонорара.

- Что ты этим хочешь сказать?

- Я хочу сказать, что, если они не выберутся из Колумбии, мы никому ничего не должны и казна сохранит две трети миллиона фунтов стерлингов.

- Признаться, Карл, эта идея мне не по Душе.

- Но согласись, она неплохая.

- Идея хорошая, но ты не знаком с Джеймсом Вэлином так хорошо, как я. Готов поспорить на свою пенсию, что он выкарабкается.

- Будем надеяться, что тебе не придется рисковать своей пенсией.

- Надеюсь, и у тебя все будет в порядке.

- Ладно, не забывай старых друзей, Танк, звони.

- Обязательно позвоню.

Наконец Танкертон позвонил в штаб-квартиру ЦРУ в Лэнгли, штат Вирджиния, и попросил к телефону Джека Бернарда.

- Значит, у них-таки получилось, - несколько удивился Бернард, выслушав Танкертона. - Откровенно говоря, я не ожидал от них такого подвига.

- А вот я ожидал именно такого результата.

- Ну, ты всегда был поклонником сомнительных талантов Вэлина.

- Да уж, тебя к их числу никогда нельзя было причислить.

- Не спорю.

- Может быть, теперь ты изменишь свое мнение?

- Все может быть. Но должен тебе сказать, что в данном случае речь идет не о личных симпатиях и антипатиях. Мне всегда казалось, что этот проклятый англичашка летает по округе на помеле.

- У них это принято.

- Где у них?

- В британской армии.

- Ах, там! Конечно.

- Послушай, Джек, я буду держать с тобой связь, чтобы мы сообща могли ускорить события.

- Почему бы и нет? Не возражаю.

Танкертон ухмыльнулся, чрезвычайно довольный собой, положил трубку, откинулся в кресле и стал вспоминать, как произошла их первая встреча.

Это было в Сайгоне в мае 1970 года. В то время Танк служил капитаном в морской пехоте, Джек Бернард входил в состав спецгруппы ЦРУ, обслуживавшей воздушные рейды в Камбоджу по проекту "Эйр Америка". А старший лейтенант Джеймс Вэлин был одним из многих офицеров САС, прикомандированных к войскам США. Он носил тогда форму американской армии и нелегально принимал участие в боевых действиях в Юго-Восточной Азии.

Дело не ограничивалось британцами. Французские и немецкие военнослужащие тоже сражались в те годы бок о бок с американцами, в основном выполняя секретные задания, в то время как их сограждане пребывали в твердой уверенности, что правительства их стран не причастны к дорогостоящей военной акции во Вьетнаме.

Тогда все они были еще молодыми людьми, для которых возможность участвовать в настоящей войне имела первостепенное значение.

Им было в высшей степени наплевать на то, что эта война велась из рук вон плохо и фактически дело шло к поражению. Они старались не замечать вполне очевидного: нельзя выиграть войну без должной поддержки и обеспечения боевых действий личным составом, техникой, оружием и боеприпасами и невозможно одержать победу, когда президент ведет двойную игру в конгрессе и с каждым днем в Америке усиливаются и крепнут антивоенные настроения.

Это было райское место и время для профессиональных солдат. Полно оружия для любых экспериментов. Полно косоглазых, на которых можно испытать это оружие. И полная свобода действий для любого маньяка, которому взбредет в голову попробовать свои силы на войне.

Правда, не испытывали большого удовольствия призывники, оказавшиеся в армии не по своей воле, но так уж сложилось в этой жизни.

Не всем везет.

Танк, Бернард и Вэлин встретились впервые на утреннем совещании, а оттуда отправились в соседний бар, где можно было позволить себе все что угодно. В помещении отчаянно воняло жареной рыбой и застоявшимся человеческим потом. Оно было битком набито девицами, которые вешались на шею всем вновьприбывшим, торговцами наркотиками и дешевыми сувенирами, валютными спекулянтами - в общем, представителями всех разновидностей мрази с самого дна общества. Игральный автомат изрыгал мелодию группы "Роллинг стоунз", пиво продавали по дешевке, и лучшего места было не найти.

- Вам никогда не выиграть эту войну, пока она не получит полную поддержку всех ветвей власти в вашей стране, - убежденно говорил Вэлин. А пока этого нет, оппозиция ширится и активизируется. Вашему президенту следует использовать всю полноту своей власти ради победы. В противном случае вам придется убраться отсюда, поджав хвост. Но сейчас, похоже, иного результата и быть не может. Ведь вы пытаетесь сломить сопротивление людей, фанатично преданных своему делу и сражающихся на своей собственной территории. Не нужно забывать, что для девяноста девяти процентов ваших военнослужащих это неведомая и чужая земля, а северные вьетнамцы считают за честь умереть в боях за каждую пядь своей земли. Вот вы мне скажите: какие чувства испытывают ваши солдаты? Готовы ли они отдать свою жизнь за дело, ради которого их сюда прислали?

Вопрос остался без ответа, и англичанин продолжал:

- Конечно же, никто из ваших не хочет умирать. То же самое грозит британскому правительству в Северной Ирландии, если оно не извлечет урок из событий последних трех лет.

Если вы мне не верите, полистайте книги по истории военной науки. Одержать победу над врагом на его собственной территории можно только одним путем - путем полного уничтожения либо с помощью угрозы полного уничтожения, за чем должна последовать быстрая и полная экономическая интеграция. В доказательство достаточно привести пример Германии и Японии после второй мировой войны.

А путь, которым вы следуете, не может привести к победе, и, уверяю вас, вы скоро сами это поймете. Самое большее - через год или пару лет.

- Конечно, если мы будем полагаться на Никсона, то проиграем, - признал Танк. - Нашей страной сегодня правит круглый болван.

- Не смей так говорить о своем президенте! - напыщенно заявил Бернард, сумевший к двадцати двум годам вырасти в закоренелого консерватора. - Не забывай, что ты в военной форме. И зря мы сюда пришли. Здесь опасно.

Наверняка вокруг полным-полно вьетконговских шпионов.

- Ну прямо как у нас на базе, - весело заметил Танк.

Вэлин усмехнулся и заказал еще пива.

- Когда люди начинают рассуждать так, как ты, это можно квалифицировать лишь как пораженческие настроения, - распекал своего соотечественника Бернард.

- Нет, - возразил Вэлин. - Поражение в этой войне скорее принесут операции, подобные тем, которые вы проводите в Камбодже.

- Не надо так громко, - испугался Бернард, оглядываясь. - Нас могут подслушать, а ты выдаешь секретную информацию.

- Если это действительно большая военная тайна, - вставил Танк, - то как ты объяснишь, почему каждый уличный мальчишка в Сайгоне осведомлен об операциях в Камбодже?

- Все очень просто, - разозлился Бернард. - Когда подобные тебе болтуны начинают нести невесть что в барах, естественно, нельзя ничего сохранить в тайне.

Танк и Вэлин понимающе переглянулись.

Им стало предельно ясно, с кем они имеют дело.

Время перевалило за час дня, и на улице стояла удушающая жара. Танк и Вэлин пропотели насквозь в военной форме из тонкой ткани, предназначенной для тропиков, и Бернарда не спас от той же участи легкий летний костюм.

Бесконечно крутившийся над их головами громадный вентилятор мало чем мог помочь и только гонял из стороны в сторону влажный воздух.

В игральном автомате сменили пластинку, и на этот раз поставили "Сержанта Пеппера".

Танк тихо подпевал и под новую музыку заказал еще холодного пива.

Шло время, а они продолжали спорить все об одном - следовало ли Соединенным Штатам ввязываться в эту войну, обсуждали преимущества и недостатки подобного решения, приводили аргументы за и против. Танк знал, что Бернард старается запомнить все, что говорят его собеседники, с тем чтобы при случае использовать эту информацию, но чем больше он пил пива, тем меньше обращал внимания на агента ЦРУ.

Где-то в половине третьего у двери бара резко притормозил мопед, и в дыру в стене, служившую окном бара, влетела осколочная граната. Она ударилась о стену, покатилась по полу и улеглась возле столика, за которым сидела троица спорящих.

Завизжали девицы, все вскочили с мест, и в одно мгновение бар практически опустел.

Джек Бернард нырнул под стол, а Танк с Вэлином просто уставились друг на друга.

Потом англичанин спокойно поднял гранату.

- Должен вам сообщить, - сказал он будничным тоном, - что очень часто любители забывают вынуть чеку. - С этими словами Вэлин потянулся к стойке бара и взял бутылку рисовой водки. - Мне кажется, что проявленные нами стойкость и мужество заслуживают вознаграждения. - После чего он вынул зубами пробку, сделал глоток из горлышка и передал бутылку Танку, который последовал его примеру.

Вэлин оглядел помещение, ища глазами представителя ЦРУ.

- Эй, Джек! - позвал он. - Ты как насчет глотка водки?

Этого Бернард никогда не мог простить Вэлину. Не мог простить англичанину и его точный прогноз относительно исхода войны. Не простил он и Танку, который просто случился тогда рядом.

Однако время от времени двум американцам не раз доводилось сотрудничать после возвращения на родину. Танк пошел на службу в Управление по борьбе с нелегальной торговлей наркотиками, и в их отношениях с Бернардом установилось нечто вроде перемирия.

Танк и сейчас невольно улыбался, когда вспоминал выражение лица Бернарда, вылезавшего на четвереньках из-под стола, и как Вэлин доконал агента ЦРУ, небрежно бросив ему гранату, прекрасно зная, что она не может причинить вреда, но Бернард сжался в комок и, казалось, ждал неминуемой смерти.

Как только Танк положил трубку на рычаг телефонного аппарата после одного из своих звонков, его собеседник сразу же набрал номер телефона в Ливенуорте, штат Канзас, и его соединили с человеком, за которым числился не один должок личного порядка.

- Все в ажуре? - спросил бывший собеседник Танка.

- Насколько нам известно, да.

- Дай мне знать, если что случится.

- Обязательно.

30

Команда Вэлина решила бросить изрешеченный пулями микроавтобус. В путь отправились на стареньком джипе и трехтонке "форд".

В первой машине за руль сел О'Рурк, а места пассажиров заняли Келлер и Хезус. Грузовик повел Эйнджел, рядом сел Вэлин, а в кузове устроились сестры Дельгадо, Гарсия и остальные. Все оружие проверили и прочистили. В запасе у Резника осталась последняя сумка с взрывчаткой.

Они продирались сквозь густые заросли по узкой тропе, в любую секунду готовые дать отпор, но пока им ничто не угрожало. Когда повернули на запад, дорога пошла на подъем.

Низкие холмы сменились горами, а дорога стала еще более узкой и теперь изобиловала крутыми поворотами. При дыхании чувствовался разреженный воздух, стало значительно прохладнее, и чем выше они поднимались, тем более красочная открывалась внизу панорама.

В течение первого часа на дороге практически не было движения, если не считать попадавшихся по пути осликов, впряженных в тележки, сельскохозяйственной техники и редких пеших путников. Но когда они пересекли еще один перевал, навстречу вырвались два черных "бьюика" с надписями серебром по бокам, сине-красными флажками на капоте и длиннющими антеннами сзади. Они неслись на бешеной скорости с включенными фарами, хотя стоял ясный солнечный день.

- Черт! Фараоны! - выругался Эйнджел.

О'Рурк вопросительно оглянулся на Хезуса.

- Полиция, - пояснил колумбиец. - Сволочи!

Полицейские машины скрылись за поворотом и неожиданно резко затормозили. После непродолжительного обмена мнениями по рации они неуклюже развернулись на узкой дороге и двинулись в противоположном направлении.

Эйнджел в кабине грузовика и Спенсер, наблюдавший за дорогой из кузова, первыми заметили погоню. Еще раз посмотрев в боковое зеркальце, водитель доложил:

- У нас проблема, полковник. Нам на хвост сели легавые.

Спенсер крикнул Резнику, расположившемуся ближе к кабине, чтобы он сообщил об этом Вэлину.

- Вас понял, - спокойно ответил полковник, который и сам видел в боковое зеркальце настигавшие грузовик машины.

Эйнджел нажал на клаксон и помигал фарами О'Рурку, чтобы тот прибавил ходу, затем постарался выжать максимум из тяжелой трехтонки на крутом извилистом подъеме. В свою очередь, и джип стал набирать скорость.

Но обе машины уже фактически отжили свой век и, хотя за их двигателями хорошо следили и регулярно ремонтировали, они все же не могли соперничать с мощными легковыми автомобилями. Полицейские же ехали в новых машинах, практически только что сошедших с конвейера и оборудованных восьмицилиндровыми пятилитровыми моторами. Они быстро сокращали расстояние.

Спенсер и Кармен зарядили "гэтлинг" и установили его на заднем борту.

- Отправляй их к праотцам, - посоветовал Резник, и Спенсер открыл огонь.

Снаряды вырыли глубокую борозду в асфальте, подобрались к переднему бамперу "бьюика", разнесли в клочья радиатор, мотор и ветровое стекло. Водитель и сидевший рядом пассажир погибли на месте. Тяжелая машина ушла круто в сторону, с ходу перевалила через защитный забор у края дороги, взлетела в воздух, несколько раз перевернулась и ударилась о горный склон, объятая пламенем.

- Все предельно просто, - подытожил Спенсер, весело подмигнув Кармен.

Второй "бьюик" резко притормозил. Глядя в боковое зеркальце, Вэлин представил себе, с какой лихорадочной поспешностью переговариваются по рации пассажиры машины со своим штабом.

- Быть беде, - предупредил полковник. - Надо разделаться и со второй машиной. При желании они могут преследовать нас, куда бы мы ни поехали, и держаться при этом вне пределов досягаемости огня. И тем временем будут информировать своих друзей о нашем передвижении.

- Что ж, раз надо - значит, надо, - откликнулся водитель.

- Очень точно сказано.

- Можете на меня рассчитывать, босс.

- И как мы это сделаем?

- Переговорим с джипом и попросим двигаться быстрее, а я тем временем спешить не стану. Эти парни позади постараются несколько отстать, чтобы избежать участи своих друзей. За ближайшим поворотом джип остановится и прижмется к краю дороги, а когда фараоны проскочат мимо, пойдет за ними.

В общем, возьмем их в "коробочку". Я сбавляю скорость, джип прибавляет, я перегораживаю дорогу, О'Рурк подпирает их сзади, и мы их накрываем огнем с двух сторон.

- Идея неплохая, Эйнджел, - похвалил его полковник, - но ее можно осуществить при условии, что полиция не прослушает наши переговоры в эфире. Впрочем, можно допустить, что английского они не знают.

- В конце концов, полковник, полной гарантии никто не может дать. Все возможно.

Вэлин мрачно улыбнулся и вызвал по рации Келлера. Тот его внимательно выслушал, поднял правую руку в знак согласия, потянулся вперед и объяснил ситуацию О'Рурку. Лейтенант снял руку с руля, и Эйнджел тотчас сбавил скорость, позволив джипу уйти вперед.

Увидев, что "бьюик" отстал, как .только упала скорость грузовика, Эйнджел покрутил в воздухе большим и указательным пальцами.

- Попались на удочку, полковник, - сказал он. - Водитель машины фараонов не прожил бы и дня в восточном Лос-Анджелесе, и он, видать, незнаком с одним из старейших в мире трюков. У нас всегда так было: зажать с двух сторон и одним махом вышибить мозги.

- Сразу видно, Эйнджел, что ты был в хорошей компании.

- Да, я всюду побывал. На Восточном побережье, на Западном побережье. Вы же знаете, как бывает?

- На полшага впереди блюстителей закона.

- А зачем мы себе обувь покупаем, полковник? - со смехом воскликнул Эйнджел, не спуская глаз с бокового зеркальца.

Тем временем О'Рурк вел машину на максимальной скорости, ожидая команды от Хезуса, которого Келлер посвятил во все детали плана, предложенного Вэлином. Наконец колумбиец крикнул:

- Еще двести метров, и там справа будет дорога к горным выработкам.

О'Рурк мастерски сманеврировал, и в туче пыли и мелких камешков джип заскочил на тропу, больше похожую на канаву, которая вела к заброшенному руднику. Водитель поставил машину за поворотом и скомандовал:

- Сержант, проследи за движением полицейской машины!

Келлер выпрыгнул из джипа и, отбежав назад, устроился в укрытии у развилки с таким расчетом, чтобы его не видели с дороги.

Вначале мимо прогромыхала трехтонка, а минуту спустя промчался "бьюик" с четырьмя полицейскими.

Келлер бегом вернулся к джипу, жестом показал О'Рурку, что все в порядке, и занял свое место. Машина развернулась и снова выбралась на дорогу.

- Мы подготовили им отличный сюрприз! - крикнул сержант О'Рурку.

- Будем надеяться, что им не пришло на ум что-нибудь в этом же роде и за нами не увяжется еще одна полицейская машина, - охладил его пыл лейтенант. - Ты, главное, следи за тем, что у нас за спиной.

Келлер повиновался, и О'Рурк сообщил по рации Вэлину, что план сработал.

Полковник обменялся торжествующим взглядом с Эйнджелом и информировал Спенсера о развитии событий. Американец стал готовить "гэтлинг" к бою.

- Начинай тормозить, - велел Эйнджелу Вэлин. - Надо, чтобы их догнал джип.

Эйнджел сбросил скорость, дав отдохнуть перегруженному двигателю.

"Бьюик" последовал примеру грузовика, и вскоре из-за джипа стали видны красные огни тормозящей полицейской машины.

- Они у меня на мушке, босс, - передал по рации лейтенант.

- Стоп! - крикнул Вэлин, и Эйнджел поставил грузовик поперек дороги. Спенсер, Кармен, Резник и София высыпали из кузова и заняли позиции для стрельбы. К ним вскоре присоединились Вэлин и Эйнджел, а Гарсия подыскал себе надежное укрытие в стороне от дороги.

Когда водитель полицейской машины увидел, что происходит впереди, он резко затормозил и стал разворачиваться. В эту минуту из-за поворота сзади выскочил джип, прижался к краю дороги, и на ходу из него выпрыгнули оба пассажира.

Спенсер открыл огонь, как только распахнулись четыре дверцы "бьюика" и оттуда показались полицейские, тщетно пытавшиеся найти укрытие у дороги. Первые же снаряды ударили в бок автомобиля, и он осел на два обода, а изпод капота вырвался язык пламени. Тогда Спенсер перевел огонь на полицейских, которых поливали огнем также его товарищи, а с противоположной стороны добавляли пассажиры джипа.

Первый полицейский вскинул руки и кулем свалился на асфальт с перебитыми крупнокалиберными пулями коленями. Второй угодил под выстрелы Келлера, О'Рурка и Хезуса и истек кровью на месте. Третьему и четвертому повезло больше, и они успели вскарабкаться на склон горы, откуда повели ответный огонь.

Вэлин уже собрался отдать по рации приказ О'Рурку садиться в джип и догонять грузовик, как в этот момент взрывом разнесло "бьюик" и дорогу перекрыло морем бушующего огня.

- Молю Бога, чтобы им удалось проскочить через огонь, - сказал Взлин Эйнджелу, лежавшему рядом с ним под свистом летящих со склона горы пуль. На том участке очень узкое место. А мне бы не хотелось здесь задерживаться ни секунды дольше, чем требуется.

- Ничего страшного, - успокоил его Эйнджел. - Если не проскочат, сядут в грузовик.

А разве вы не собираетесь их позвать? Мы

можем прикрыть их огнем. Фараоны и головы не смогут поднять.

- Да, конечно. Спасибо, Эйнджел, - сухо поблагодарил полковник. - Мне бы такое и в голову не пришло.

- Простите, босс, - извинился американец. - Не удержался.

- Не за что извиняться. Идея хорошая. Если выберемся отсюда живыми, я из тебя, может быть, сержанта воспитаю, если ты того хочешь, естественно, - пообещал Вэлин, настраивая рацию на связь с О'Рурком.

Было решено, что лейтенант попытается добраться до грузовика на джипе под прикрытием огня со стороны группы Вэлина. Если же проскочить на машине сквозь огонь не удастся, джип придется бросить и дальше следовать на своих двоих, хотя полковнику очень не нравилась перспектива остаться с одной машиной.

Он прекрасно понимал, что в случае нового нападения с воздуха стрелки из вертолета смогут нанести больший урон, имея перед собой лишь одну мишень. О возможности поломки маши- ны в дороге он не хотел даже думать. В корпусе грузовика уже сейчас было столько дыр - следов предыдущих схваток, что только чудом можно было объяснить тот факт, что он еще двигался.

- Так, ребята! Поехали! - скомандовал Вэлин и взял под прицел кучу камней, за которой скрылся один из полицейских.

От камней полетели осколки, когда огонь открыли другие члены группы. Только Гарсия, убежденный пацифист, еще теснее прижался к земле, прикрыв голову обеими руками. Далеко не в первый раз он пожалел, что нет рядом молодого английского лейтенанта, взявшего на себя роль его телохранителя.

При первых выстрелах О'Рурк, который заранее отошел к джипу, вскочил за руль, завел мотор, включил передачу и погнал машину вверх по дороге. В пути он притормозил, чтобы подобрать Келлера и Хезуса, и стал набирать скорость в надежде миновать "бьюик", горевший уже не столь яростно, как прежде. В этом месте проезжая часть была очень узкой, и дорога расширялась только дальше, где сейчас стоял грузовик.

Джип ударил крылом в задний бампер "бьюика" и чуть его отодвинул, но полицейская машина была слишком тяжелой, и джип отскочил, вышиб передним колесом край ограждения и завис над пропастью. Наблюдавшая за происходящим группа Вэлина затаила дыхание в ожидании того, что будет дальше.

С одной стороны джип лизало пламя, а другим боком он все больше наклонялся, но вдруг переднее колесо вновь обрело опору. О'Рурк поддал газу, и машина рванулась вперед, чтобы наскочить на автоматную очередь одного из полицейских.

Келлер был ранен в обе ноги и пах, а группа Вэлина открыла бешеный огонь, вынудив полицейского вновь уйти в укрытие. О'Рурк объехал грузовик, остановил машину и помог Хезусу перевязать раненого немца.

Вэлин и его группа побежали к грузовику.

София тащила за собой Гарсию, а Спенсер остановился на полпути и разрядил всю обойму по позиции противника, чтобы прикрыть товарищей огнем.

Эйнджел и Вэлин вскочили в кабину, а остальные вскарабкались в кузов. Эйнджел знаком предложил Спенсеру соединиться с группой, что тот и сделал. Водитель подал звуковой сигнал, и О'Рурк предоставил Келлера заботам Хезуса, включил передачу и понесся по дороге.

За ним по пятам следовал грузовик, и обе машины провожали автоматные очереди двух полицейских.

31

Они проехали с четверть мили, и О'Рурк остановил джип за новым поворотом, вне досягаемости огня со стороны полицейских, чтобы еще раз осмотреть раны Келлера. Они были в ужасном состоянии. Видимо, пули вошли в тело рикошетом от металлических частей машины, судя по кривым рваным бороздам, которые они проделали на входе и выходе. Все раны кровоточили, и лицо сержанта было покрыто смертельной бледностью от пережитого шока и страшной боли.

- По-моему, все очень серьезно, - заключил Хезус, закрутив потуже повязки вокруг бедер, которые он смастерил из рукавов своей куртки, в попытке остановить кровотечение. - А с этим я вообще ничего не могу поделать, - добавил он, указав на раны в паху. - Его нужно показать врачу.

Вэлин выпрыгнул из кабины грузовика и поспешил к джипу.

- Как там у него? - требовательно спросил он.

- У меня полный порядок, - процедил немец сквозь крепко сжатые зубы.

- Нет, - возразил О'Рурк, - ничего хорошего нет. Его нужно срочно показать врачу.

- Где? Здесь? - удивился Вэлин, оглядываясь вокруг. - В этой беспросветной глуши?

Не говоря уже о том, что он в списке особо опасных преступников, которых разыскивает местная полиция. Что вы предлагаете? Чтобы мы оставили его в ближайшей больнице в надежде, что о нем проявят трогательную заботу? Это вам не Эджвэр-роуд в Лондоне в субботу вечером.

- Нет, сэр, это не Лондон,- сказал О'Рурк, - но нам нужно сделать все, чтобы спасти ему жизнь.

- Прости, Марк, - извинился Вэлин, придя в себя. - Справедливое замечание. Ты прав,

конечно. Хезус, есть ли здесь больница поблизости?

- Больница есть только в Боготе, но нас не подпустят к ней и за сотню километров.

- Может, есть врач?

- В тридцати километрах отсюда расположена деревня, и там есть врач. Но там же находится и военный пост.

- Что ж, с постом придется разделаться, а потом будем просить врача заняться Келлером.

- Но...

- Никаких возражений, Хезус. Это один из моих солдат, и я не позволю, чтобы он истек кровью на горной дороге в Колумбии. Мы отправимся в деревню за врачом. А теперь, Хезус, полезай в машину и укажи Марку дорогу.

Только, пожалуйста, соблюдайте осторожность.

Ведь мы не знаем, кого успели предупредить те полицейские и чего нам следует ожидать.

Вэлин побежал к грузовику, а О'Рурк под руководством Хезуса поехал к деревне.

За милю до окраины селения Хезус попросил О'Рурка остановить джип на пустынном перекрестке. Келлер лежал на спине. Его лицо было искривлено гримасой боли, а из штанин стекала кровь, образовавшая небольшую лужиДУ на полу машины. Колумбиец вышел из Джипа и направился к грузовику.

- Военные дислоцированы с этой стороны селения, - пояснил он Вэлину. Народу там немного. Просто караульная будка и спальное помещение на четырех или пять человек.

- Хорошо, - сказал Вэлин. - Возвращайся к джипу и передай О'Рурку, чтобы убрал машину с дороги и по возможности спрятал ее.

Мы сейчас подъедем.

Так и сделали, и лейтенант нашел укромное место в стороне от дороги за полуразрушенным домом - первым признаком цивилизации, попавшимся им на глаза за последнее время. За джипом последовал Эйнджел на грузовике, и все вышли наружу, чтобы получить инструктаж до начала операции.

- Келлер остается здесь, в джипе, - распорядился Вэлин. - София, я попросил бы и тебя остаться. Думаю, Гарсии тоже лучше так поступить.

Хезус перевел химику слова командира, и Гарсия с готовностью закивал головой.

- Остальные отправляются в деревню, - продолжал полковник. - Наша задача - ликвидировать военный пост и привезти сюда врача. - Он снова обратился к Софии: - Если у нас ничего не получится и мы не вернемся, постарайся позаботиться о себе, Келлере и Гарсии. Я знаю, что тебе придется нелегко, но ни в коем случае не следуй за нами. Поезжай отсюда как можно дальше и попробуй помочь сержанту. Скорее всего мы со своей задачей справимся, но если все полетит к чертям, по крайней мере есть шанс для вас троих остаться в живых.

София кивнула.

- Я все понимаю, - ответила она. - Желаю удачи.

На прощание девушка крепко обнялась и расцеловалась с отцом и сестрой.

Гарсия приветственно поднял руку и сказал по-испански:

- До встречи. Бог в помощь, товарищи.

После чего уселся за руль джипа, а София устроилась возле Келлера и взяла его за руку.

Остальные вернулись к грузовику, но до посадки Вэлин задал неизбежный вопрос:

- Что у нас с боеприпасами?

- Не очень хорошо, - ответил Спенсер, и остальные согласно закивали. Ведь мы не ожидали, что нам так часто придется открывать огонь.

Вэлин печально покачал головой.

- Ладно, нужно экономить, - попросил он.

- Да уж, - заулыбался в ответ Эйнджел, - не хотелось бы идти в бой, угрожая врагу исключительно мужским достоинством. - Искоса взглянув на Кармен, он поспешно добавил: - Прошу прощения за грубость, мадам, но к вам это не имеет отношения.

- Думаю, картина ясна, - улыбнулась в ответ Кармен.

- Тогда по коням! - скомандовал Вэлин. - Пора делом заняться! Хезус, садись с нами в кабину. Покажешь, как лучше проехать.

Сидя в кабине грузовика, колумбиец пояснил, что военный пост находится у главной дороги, солдаты охраняют деревню от бандитов, с которыми команда Вэлина столкнулась у фермы. Такие шайки, по словам Хезуса, бродяг по всей округе в поисках новых жертв.

Трехтонка неспешно громыхала по дороге, пока вдали не показался военный пост, расположенный прямо на пути к главной улице деревни, лениво дремавшей под полуденным солнцем. Эйнджел остановил машину перед шлагбаумом, и из караульной будки вышел солдат в форме национальной гвардии. На его мундире не хватало пуговиц, он широко зевал и небрежно нес в руках автомат "томпсон".

Эйнджел вынул из кобуры пистолет, пока часовой шел к машине со стороны водителя.

На вопрос по-испански, который остался ему неясен, американец ответил на том же языке:

"Не понимаю" и выстрелил солдату в лицо, В тот же момент Вэлин и Хезус выпрыгнули из кабины, а остальные высыпали из кузова.

На звук выстрела из караульной будки выглянул еще один солдат и туг же схлопотал пулю из М-16. Сопротивления практически не было.

Двое солдат спали, а их товарищ сразу же поднял руки, как только увидел ворвавшихся в помещение вооруженных людей.

- Спроси у него, есть ли здесь еще солдаты, - попросил Хезуса Вэлин.

Солдат в ответ отрицательно мотнул головой

- Ладно. Этих надо связать, и пошли искать врача, - распорядился полковник. - Заодно обыщите помещение. Может, удастся найти что-нибудь из боеприпасов.

32

Незадачливым стражам мира и покоя деревни скрутили ноги и руки, изъяли из их арсенала все боеприпасы и отправились на поиски врача.

Его дом был расположен в стороне от главной улицы, если можно было так назвать узкую пыльную тропу, пересекавшую селение из конца в конец. Стрельба возле караульной будки, видимо, не встревожила обитателей небольшой кучки хижин, во всяком случае по пути солдаты не встретили ни души.

- Ничего себе городок, - презрительно буркнул Эйнджел. - Можно сказать, Лас-Вегас Колумбии. Городишко на одну лошадь, да и та окочурилась,

- Заткнись, Эйнджел, и следи за дорогой, - резко оборвал его Вэлин.

- Слушаюсь, полковник,- присмирел Эйнджел. - Трудно было удержаться от комментариев.

- Жителей наверняка напугала стрельба, - решил разрядить атмосферу Хезус. - В подобных обстоятельствах у нас не рекомендуется проявлять излишнее любопытство. Скорее всего они залезли под кровати и лежат в пыли, зажав уши руками.

- Будем надеяться, что там они и останутся, - сухо заметил Вэлкн.

Следуя указаниям Хезуса, Эйнджел остановил грузовик перед небольшим кирпичным домиком, на фасаде которого красовалась позеленевшая от времени бронзовая дощечка. Вэлин и Хезус вышли из машины.

Они поднялись на крыльцо, и полковник принялся дубасить кулаком в дверь. Он стучал с короткими перерывами до тех пор, пока дверь не открыла морщинистая старуха в длинном черном платье, поверх которого был повязан белый фартук.

- Врача! - потребовал Вэлин по-испански. - Мне срочно нужен доктор!

Перепуганная женщина убежала в дом, и через полминуты на пороге показался видный пожилой мужчина в темном костюме, белой рубашке и темном галстуке.

Хезус сказал врачу, что в его помощи нуждается раненный в ноги, который находится на окраине села.

Доктор удивленно посмотрел на незнакомца и пожал плечами, за чем последовал оживленный обмен длинными испанскими фразами.

- Он отказывается идти с нами, полковник, - сдался наконец Хезус.

- Вы меня удивляете. Объясните ему, что у него нет выбора.

- Он утверждает, что давно уже не практикует.

- Скажите ему, что теперь он снова практикующий врач.

Хезус опять перешел в атаку, но без успеха.

- Он категорически отказывается помочь нам, полковник.

Вэлин вынул из кобуры "смит-энд-вессон"

и ткнул ствол в живот врача.

- Передай ему, что сейчас мы войдем в дом, чтобы взять с собой необходимые перевязочные материалы и медикаменты, - приказал Вэлин. - Если он и дальше намерен упрямиться, ему придется самого себя перевязывать.

Выслушав перевод, доктор вновь пожал плечами, и все трое вошли в дом. Спустя несколько минут они показались на крыльце, но врач теперь был одет в темное пальто и держал в руке медицинский саквояж.

Все трое с трудом втиснулись в кабину грузовика, и Эйнджел повернул за угол, вернулся на главную улицу и поехал прочь из селения мимо военного поста. Через несколько минут они остановились рядом с джипом.

Келлер метался в бреду, и София нежно поглаживала его волосы, положив голову раненого себе на колени. Рядом стоял Гарсия, растерянно глядя по сторонам.

- Слава Богу, что вы пришли, доктор! - воскликнула девушка. - Ему становится все хуже.

Врач осмотрел раны, безнадежно покачал головой и открыл свою сумку, но его остановил Вэлин.

- Нам нельзя здесь задерживаться, - сказал он. - Слишком велик риск. Вы что-то говорили, помнится, о пещерах, Хезус?

- Да, примерно в пятнадцати минутах езды отсюда в том направлении, махнул колумбиец в сторону дороги, пересекавшей шоссе.

- Тогда поехали, - решил Вэлин. - Там врач и сделает свое дело. В конце концов, несколько минут роли не играют.

Хезус перевел доктору слова полковника и сел рядом с О'Рурком, взобравшимся на сиденье водителя. Врач устроился сзади вместе с Софией и сделал Келлеру обезболивающий укол.

Перед ними высилась гора, и Хезус указал на тропу, отходившую от дороги.

- Вон туда, - подсказал он. - Через несколько минут будем на месте.

Вскоре они приблизились к горному склону, изрытому внизу и повыше жерлами пещер.

- Поехали туда, - пригласил Хезус, показывая пальцем на одну из пещер. - Под горой здесь природный туннель. Мы можем проехать вглубь, а от его дальнего конца до аэродрома рукой подать.

- Мне это нравится, - охотно согласился О'Рурк, включил фары и въехал в темноту. За ним медленно последовал Эйнджел на трехтонке. В желтом свете фар можно было разглядеть покатые своды, и наконец джип остановился на гладком каменном полу.

Врач что-то сказал Хезусу, и тот попросил Эйнджела поставить грузовик с таким расчетом, чтобы посветить доктору фарами. Как только врачу создали условия для работы, он разрезал брюки Келлера и тщательно осмотрел раны, не прекращая беседы с Хезусом.

- Он говорит, что раны очень тяжелые, - переводил колумбиец, пока доктор перевязывал раны. - Перебиты кости, большая потеря крови.

- Резник, пойди к входу и посторожи, - распорядился Вэлин. - Если что увидишь, тут же информируй.

- Слушаюсь, полковник, - откликнулся русский и побежал к входу в пещеру.

Доктор перевязал раны на ногах и в паху, критически изучил плоды своих трудов и сказал по-испански:

- Это все, что я могу сделать. Возможно, он выживет, а может, и нет. На все воля Божья.

Теперь я могу вернуться домой?

Вэлин понял его без перевода и покачал головой.

- Прошу прощения, - ответил он на родном языке доктора, - но вам придется остаться, пока мы отсюда не уйдем. Мой солдат нуждается в помощи, и вам придется ее обеспечить.

Врач взорвался фейерверком испанских фраз, в котором Вэлин не смог разобраться, но общий смысл до него дошел, и он с улыбкой сказал Хезусу:

- Попросите его замолчать. Иначе нам придется заткнуть ему рот.

Пока Хезус в мягкой форме объяснял соотечественнику, как себя нужно вести в подобных обстоятельствах, Вэлин перекинулся парой слов с О'Рурком и попросил всех собраться вместе.

- Мы останемся здесь до утра, а потом отправимся к аэродрому, - пояснил полковник. - Видимо, пройдем под горой по туннелю и спустимся вниз.

- С моей стороны никаких возражений нет, - тут же встрял Эйнджел. - У меня единственное желание - как можно быстрее добраться до дома.

- Я разделяю эти чувства, - вступил Спенсер.

- Да, скоро, очень скоро мы окажемся дома.

Это я могу вам обещать, - заявил полковник. - А там у нас появится возможность обменяться парой теплых слов с человеком, который так испоганил операцию, обещавшую быть чистой и непорочной.

- Заодно получим денежки, - добавил Эйнджел.

- Это тоже, - согласился Вэлин. - Это обязательно.

Тем временем в США человек, предавший команду Вэлина, вновь решил позвонить в Ливенуорт.

- Есть новости? - спросил он.

- Самолет вернулся в Панаму пустой. Мои люди остались в Колумбии. Завтра на рассвете пилот сделает еще один рейс, а мы его будем сопровождать.

- А что там сейчас происходит?

- Остатки отряда сумели уйти из СантаАны и позднее сбили вертолет ВВС. Между прочим, "веселого зеленого гиганта".

- Им чертовски везет.

- Полоса удачи закончится завтра, если не раньше.

- Будем надеяться.

- Можете быть уверены.

- Нет, это тебе нужно обо всем позаботиться. И не забывай, что, если у тебя ничего не получится, я буду очень сердиться.

После чего трубку повесили.

33

Незаметно подкрался вечер, и команда Вэлина скудно пообедала остатками сухого пайка, оставив немного еды, чтобы легко закусить перед тем, как покинуть пещеру.

Спенсер, сидевший рядом с Кармен, заметил, что девушка зябнет, и отдал ей свою куртку. Она долго и упорно его рассматривала, прежде чем заговорить.

- Ты меня не обманул, когда давал обещание?

- Конечно, нет.

- Тогда, как мне кажется, у нас нет большого выбора. Мне придется последовать за вами.

- Ты имеешь в виду: со всеми нами или лично со мной?

- Не понимаю.

- Ты хочешь уехать отсюда как часть группы или в паре со мной?

- Ты и сам знаешь.

- Тогда все в порядке.

Он наклонился к ней и крепко поцеловал.

Впервые за долгие годы Спенсер обратился к Богу с молитвой. Он просил, чтобы все обошлось и чтобы им с Кармен можно было начать новую жизнь в Америке.

София продолжала ухаживать за Келлером, вытирая пот, обильно выступавший на лице слабо стонавшего раненого. В горячечном бреду он снова оказался в Восточном Берлине в первые годы после войны. Родившийся в семье нацистов, он был вынужден искать пропитание для себя и матери и постоянно рылся в развалинах домов, усыпавших в то время весь город.

Отец Франца Келлера вернулся из русского плена лишь тенью горделивого офицера СС, некогда отправившегося на восточный фронт в твердой уверенности, что вскоре сокрушит сталинскую армию. Он прожил недолго и умер от туберкулеза в насквозь промерзшей квартире, которую занимала тогда его семья. У Франца не было детства, и когда ему было всего пять лет, он уже попрошайничал у Бранденбургских ворот, которые охраняли американцы, а у них всегда чем-то можно было поживиться. Добытую таким путем жевательную резинку, сигареты и нейлоновые чулки мальчишка обменивал на черном рынке на еду и керосин для примуса, который помог фрау Келлер и ее сыну пережить суровые зимние месяцы.

Мать умерла, когда ему было одиннадцать, и он остался круглым сиротой. Это была середина пятидесятых годов, когда весь свободный мир затаил дыхание в предчувствии экономического чуда, а молодой Франц ночевал в пустующих бункерах, где попадались обгрызанные крысами останки его соотечественников, дрался с подобными себе за гниющие отбросы и постигал искусство постоять за себя в борьбе с монстрами и вурдалаками, бродившими по городу в поисках новых жертв.

К тому моменту, когда воздвигли Берлинскую стену, Франц был уже подростком и до того, как власти запретили всякие контакты между жителями восточной и западных зон, перебрался в Западный Берлин и вступил в банду, орудовавшую на черном рынке, в качестве связного. Годы недоедания не сказались на его физическом развитии, и для своего возраста он был необыкновенно сильным юношей. Если к этому присовокупить прирожденную хитрость и жесткость, привитую жизнью одинокого волка, самостоятельно добывающего себе пропитание, то можно понять, почему довольно быстро Франц привлек внимание своих боссов и начал продвигаться вверх по криминальной лестнице.

Он объездил всю страну, контролируя доставку контрабандных грузов. Естественно, чаще всего приходилось бывать в морских портах, и однажды вечером Франц познакомился в "Звездном клубе" Гамбурга с парнем из Ливерпуля, который играл на гитаре в тамошнем оркестре. Они сразу подружились и по этому случаю гуляли ночь напролет в компании двух проституток, которыми постоянно обменивались, а наутро проснулись с тяжелыми головами от выпитого спиртного и наркотиков. Они позавтракали в кафе в районе доков, поклялись в вечной дружбе и расстались, чтобы больше никогда не встретиться. Музыканта звали Джон Леннон, и Келлер на всю жизнь запомнил ту ночь.

К двадцати годам Франц носил оружие и служил телохранителем у одного из самых влиятельных гангстеров того времени. У него была уютная квартирка в одном из фешенебельных районов города, "мерседес", красивые девки, полно костюмов и обуви из самых модных магазинов, но что особенно важно для круглого сироты из восточной зоны - еды и питья хоть завались.

В конце шестидесятых годов, когда операции на черном рынке начали постепенно сворачиваться, в Западном Берлине разразилась настоящая война между преступными группировками за зоны влияния, поскольку контроль над территорией обеспечивал сногсшибательные прибыли в новом деле - торговле наркотиками.

Однажды вечером Келлер посетил модный ресторан со своим боссом, которого сопровождала девица из числа проституток. После ужина они должны были вернуться в квартиру босса, известного своими необычными сексуальными пристрастиями. Он любил привязывать девушек к кровати ремнями, издеваться над ними и бить плетью. В таких случаях Келлер сидел в соседней комнате с журналом в руках или смотрел телевизор, не обращая никакого внимания на истошные вопли, доносившиеся из спальни.

Для Келлера все это было в порядке вещей, всего лишь очередной вечер из сотни ему подобных. Ему предстояло сесть за соседний столик и слушать, как босс станет бахвалиться перед продажной девкой своими успехами и рассказывать о том, как много он заработал.

А Франц снова будет наблюдать за тем, как его босс набьет полный рот кусками жареного гуся и картофеля, а потом начнет лапать проститутку жирными руками, хватать ее за коленки и залезать под юбку, нисколько не задумываясь над тем, что привлекает внимание посетителей за ближайшими столиками. Босс Келлера был боровом, но боровом с таким обширным корытом, что оставалось кое-что хлебнуть оттуда и его приближенным.

Однако в тот вечер события развивались по иному сценарию. Когда они ожидали в фойе, пока их проведут к лучшему столику, в дверь позади вошли трое парней с автоматическими пистолетами и сразу открыли огонь. Девица получила три раны в живот и одну в шею. Боссу досталось восемь пуль: две в голову, пять в тело и одна в правую руку. Каким-то чудом Келлер остался цел и невредим, но убийцы исчезли до того, как он успел вытащить из кобуры под мышкой "кольт" калибра 0,45 дюйма, который достался ему от американского военнослужащего.

В ресторане началось столпотворение. Прозвучал в общей сложности двадцать один выстрел. Был убит официант пулей в сердце, другой ранен в ягодицу. Истекала кровью смертельно раненная женщина, лежавшая на красном ковре, который впитал ее кровь так, что не было видно пятна. Мужчина, ужинавший с дамой, которая не приходилась ему женой, поперхнулся куском бифштекса и задохнулся. За одним из столиков, где сидели шесть человек, был убит хозяин званого ужина. Он умер от раны в печени еще до того, как успел заплатить по счету, чем крайне раздосадовал своих гостей.

Босс Келлера умер еще до того, как упал на пол, а его спутница прожила еще несколько минут. Келлер сбежал до появления полиции.

Предварительно он убедился в том, что босс действительно мертв, но для этого не понадобилось много времени. Он достаточно повидал трупов на своем веку.

Теперь Келлер оказался в очень трудном положении. Другие главари его банды, естественно, заинтересуются,, почему он сам не стрелял, и вряд ли удовлетворятся его объяснениями. Если бы его пару раз ранили, это могло бы несколько оправдать проявленную им небрежность, но скорее всего не смогло бы извинить его поведения. Единственным оправданием могла послужить только его собственная смерть.

Он обязан был заплатить своей жизнью, спасая босса. Однако на его теле не было ни царапины, и Келлер знал, что этого ему не простят.

Наверняка вскоре его коллеги начнут задаваться вопросами, в том числе весьма неудобными типа: сколько ему заплатили за то, что он остался в стороне, когда стреляли в его босса?

Скорее всего ему не дадут прожить достаточно долго, чтобы он сумел объяснить и оправдать свое поведение. Как только станет известно о выстрелах в ресторане, коллеги Келлера сами откроют пальбу, а вопросы оставят на потом.

Оставалось одно - бежать, и как можно скорее.

Лимузин, доставивший босса Келлера и его спутников в ресторан, исчез к тому моменту, когда Франц выбежал на улицу. Впрочем, он бы и не воспользовался столь престижной машиной. Он взял такси, поехал домой, упаковал вещи и через двадцать минут оказался в аэропорту. Там у него хранилось немного денег и фальшивый паспорт. Все это было заготовлено несколько месяцев назад на случай, если придется бежать второпях.

В шестидесятых годах жизнь человека в Западном Берлине стоила недорого, а Келлер всегда исповедовал принцип быть в постоянной готовности к любым неожиданным поворотам судьбы. Он взял билет в одну сторону на первый же рейс в Мадрид, и, насколько мог судить, никто его не преследовал. Он избавился от пистолета, когда пассажиров пригласили на посадку, так как не испытывал ни малейшего желания вступать в объяснения с обслуживающим персоналом либо таможенными чиновниками по поводу наличия у него огнестрельного оружия. Кроме того, он был уверен, что обзаведется новым пистолетом в Испании в течение нескольких дней. Единственной проблемой оставались деньги, поскольку Франц не решился снять деньги со своего счета в банке. Все основные банковские служащие находились под контролем банды, и Келлер знал, что, как только он попросит перевести ему деньги, за ним устроят погоню.

В испанскую столицу он прибыл не отягченный багажом и всего лишь с несколькими тысячами марок в кармане. Келлер угнал автомобиль, выехал на побережье и там постарался затеряться среди отдыхающих, вкушавших от прелестей побережья, которое тогда еще только начинали осваивать иностранцы. Потом он занялся вооруженным грабежом и кражами со взломом, и со временем у него появилась возможность снова снимать номера в самых дорогих гостиницах и арендовать "мерседес".

Однако ему снова не повезло. Немцы тоже отдыхали в Испании, и однажды вечером, когда Келлер наслаждался бокалом бренди после ужина, его опознал один из его бывших коллег.

Франц тоже его узнал и покинул город, даже не заплатив по счету в гостинице. Он проехал вдоль побережья, бросил машину и договорился с контрабандистами, которые перевозили сигареты, золото, медикаменты и оружие, что они перебросят его в Африку. На следующий день он оказался в Марокко практически без цента в кармане. Келлер отправился в дальнее путешествие на юг континента, в пути обзавелся машиной и деньгами, пустив в ход те же методы, что и в Испании, и оставляя позади убитых и умирающих.

В конечном итоге он попал в Бурунди, ныне независимое государство, до 1962 года входившее в состав Бельгийского Конго, где угодил в плен к шайке туземцев, грабивших окрестные селения. Освободиться ему удалось лишь после того, как бандиты потерпели поражение в бою с группой белых наемников, которых пригласил в страну ее президент.

Келлера поставили перед выбором: либо присоединиться к этой группе, либо пойти под расстрел. Естественно, он избрал первое и в течение последовавших пяти лет сражался в Африке под руководством бывшего майора в полку шотландской гвардии. Командир отряда присвоил немцу почетное звание сержанта и обучил его обращению со всеми видами оружия, существующими в мире.

Майор погиб от шальной пули на границе с Южно-Африканской Республикой в 1974 году, и тогда Келлер сел на пароход, который шел в Соединенные Штаты, вновь использовав фальшивые документы. В Новом Орлеане иммиграционные чиновники не стали придираться к визе, проставленной в его паспорте, и он в одиночку погнал криминальную волну с Восточного на Западное побережье, пока не очутился в Калифорнии. В Голливуде он устроился на работу на киностудию в качестве консультанта по оружию и каскадера.

Но жизнь на Западном побережье показалась немцу однообразной и скучной, и через несколько лет Келлер вновь отправился в путь, пересек Средний Запад, временами устраиваясь на случайную работу, и в конечном итоге добрался до Нью-Йорка, а там ему попала вожжа под хвост, и он сел на пароход, следовавший в Европу. Однажды холодным зимним вечером сержант повстречался в Лондоне с Вэлином и О'Рурком. С тех пор они были неразлучны.

Сейчас Келлер лежал на заднем сиденье джипа, затерянного в Колумбии, страдал от тяжелых ран, темноты и прохладной атмосферы пещеры, и ему представлялось, что он встретил своих друзей лишь вчера, а не несколько лет назад.

- Полковник! Вам еще стаканчик бренди? - закричал Келлер, заставив задремавшую было Софию вздрогнуть и открыть глаза. - А для вас, лейтенант, еще пинту пива? - громко предложил он, как если бы обращался к друзьям с противоположной стороны бара.

- Тихо! - мягко сказала девушка и вытерла раненому пот со лба. Успокойтесь. Все будет в порядке.

Резник, которого сменил у входа в пещеру Эйнджел, молча наблюдал за тем, как София нежно ухаживает за раненым. Он не спускал глаз также со Спенсера и Кармен. Резник тоже ощущал одиночество: последние годы в его жизни не было постоянной спутницы. "Если мы оба выберемся отсюда живыми, думал он, глядя на девушку, - может быть, удастся сыграть двойную свадьбу".

Недолгие сумерки сменила чернильная темнота, и с наступлением ночи Эйнджел разыскал Вэлина.

- С той стороны, где мы побывали, сейчас много шума и света, - доложил он. - Если не ошибаюсь, там несколько вертолетов с прожекторами.

- Естественно, - ответил Вэлин. - Они никак не могли пройти мимо того факта, что мы уничтожили две полицейские машины, а потом еще напали на военный пост. Если они подойдут ближе, тотчас доложи мне.

Эйнджел козырнул и вернулся на свой пост.

Грохот вертолетных винтов удалялся, а затем снова приближался, но американец знал, что они не представляют опасности, пока свет прожекторов остается вдали от пещеры.

Хезус и Вэлин сидели рядом на выступе скалы, и колумбиец говорил, что до аэродрома не больше часа езды, а поэтому нужно выезжать не раньше половины пятого утра.

- Как у нас с горючим? - поинтересовался Вэлин.

- Горючего хватит, - заверил Хезус. - У грузовика и джипа есть дополнительные баки.

- Значит, если по пути домой мы никого не встретим, через три-четыре дня мы вернемся в Соединенные Штаты, - заключил Вэлин. - В Панаме нас ждут три машины и еще три - в столице Мексики, и в обоих случаях там есть все документы.

- А что будет с нами? - спросил Хезус. - Я имею в виду себя, моих дочерей и Гарсию.

Как мы проникнем на американскую территорию?

- Думаю, мы провезем вас нелегально, но пускай эта проблема вас не волнует. Мы знаем обходные пути. Ведь на границе США в свое время нам бы никто не позволил провезти многое из оружия и снаряжения, которое мы сюда доставили. Так что кое-какой опыт незаконного пересечения границы у нас имеется.

- Что будет, то будет, - философски заметил Хезус.

- А потом мы займемся делом. Прежде всего нужно будет получить деньги. Я думаю, мои коллеги согласятся, что вы тоже должны получить свою долю. Вы и ваши дочери.

- Неужели вы думаете, что деньги могут возместить нашу потерю?

- Конечно, нет, но они помогут вам начать новую жизнь. Кроме того, насколько я понимаю, одна из ваших дочерей уже готова к этому.

Хезус посмотрел в сторону Спенсера и Кармен, печально покачал головой и сказал:

- Безумие какое-то! Но когда речь идет о женщинах, лучше не пытаться понять их поведение.

34

Для одиннадцати человек, засевших в пещере, время тянулось томительно медленно.

Луна, светившая с небосвода, едва двигалась с места, а температура воздуха быстро падала.

Спенсер и Кармен укрылись вместе под его тонкой хлопчатобумажной курткой. Вскоре он мерно задышал, а она никак не могла уснуть, по-прежнему остро переживая потерю родных.

Эйнджела сменили на часах, и он втягивал понюшку кокаина, спрятавшись за выступом скалы. Вход в пещеру сторожил Вэлин. Резник возился с часовым механизмом взрывного устройства при свете крохотного карманного фонарика, устроившись недалеко от джипа, где София не отходила от Келлера, забывшегося в тревожном полузабытье. О'Рурк дремал в кузове грузовика напротив спящего Гарсии. Доктор сидел особняком, не снимая пальто и поставив свой саквояж между ног, а за всей этой картиной наблюдал Хезус. В одной руке он держал автомат "хеклер-энд-коч", а в другой дымилась сигарета.

Кармен взглядывала в сторону отца каждый раз, когда он затягивался и его лицо освещал огонек сигареты. Казалось, его черты вырезали из темной слоновой кости. "Бедняга, - думала она. - Какие жуткие испытания выпали сегодня на его долю! Чего только всем нам не пришлось пережить!" По ее щекам заструились слезы, когда она вспомнила, как хоронили мать, сестру и брата, и подумала, что, наверное, никогда не посетит их могилы. Она вспомнила также Мессельера и Ньюмэна, похороненных рядом с ее родными, и еще четверых солдат, трупы которых остались лежать в районе СантаАны.

Она вспомнила изуродованные тяжкой работой руки матери, нежно заботившейся о своих детях, и сильные руки брата, благодаря усилиям которого семье удавалось собрать небольшой урожай и выжить. Кармен вспомнила, что Карлотта была для нее не только старшей сестрой, но и близким другом, и еще сильнее заплакала, а потом теснее прижалась к Спенсеру в поисках тепла и поддержки в этом суровом и холодном мире.

У входа в пещеру Вэлин смотрел в сторону деревни, из которой был похищен доктор, потом переводил взгляд на горы, где не так давно им довелось дать бой полицейским. Оттуда попрежнему доносился гул вертолетов и вовсю светили прожекторы, но полковник считал, что колумбийцы не догадываются, где укрылись "солдаты удачи".

"Пока нам везет, - думал он, - но и в дальнейшем нам нужна удача".

Ночь прошла, как проходят все ночи, и за несколько минут до четырех часов утра Хезус и Вэлин стали будить своих товарищей.

- Передай врачу, что теперь он может идти, - попросил Хезуса Вэлин. Скажи ему, что, к сожалению, добираться ему придется пешком. Передай мои глубочайшие извинения и скажи, что я ничего не могу поделать. Мне совсем не хочется, чтобы он поведал властям о том, где мы провели ночь, и пусть это случится, когда мы уже будем в пути.

Хезус повиновался, и врач разразился ругательствами, но вскоре осознал, что иного выбора у него нет, забрал свой саквояж и двинулся к выходу. На прощание О'Рурк подарил ему карманный фонарик.

- Не хочу, чтобы старик упал в пути и сломал ногу, - пояснил он свой поступок.

Перед уходом доктор снова осмотрел Келлера, который пришел в сознание и испытывал страшную боль. Диагноз был малоутешительным.

- Он никогда не сможет ходить самостоятельно, - сказал Вэлину врач. Кроме того, существует опасность гангрены. Я бы даже сказал, это более чем вероятно.

Доктор сделал еще один укол и оставил таблетки, пояснив, что их нужно дать раненому при новом приступе боли.

Как только врач их покинул, полковник приказал всем занять свои места. В джип сели Хезус и София, ухаживавшая за Келлером, а за рулем устроился О'Рурк. Остальные разместились в кузове грузовика, а в кабине, как и прежде, - Эйнджел и Вэлин. В двадцать минут пятого включили двигатели и тронулись в путь.

Как и предсказывал Хезус, дорога была приятной, и они выехали на горное шоссе ровно в четыре часа сорок пять минут, что зафиксировали ручные часы всех членов отряда, которые они сверили накануне.

35

Машины начали спускаться по крутой извилистой дороге к темным зарослям внизу, рассекая предрассветную тьму желтым светом фар.

- Теперь уже недолго осталось, - сказал Эйнджелу Вэлин. - Будем надеяться, что вертушки не проявят излишнего любопытства и вернутся на базу.

- По мне, - ответил американец, - чем раньше, тем лучше. Очень хочется чистого постельного белья и льда в стакане.

- Так ты себе представляешь цивилизацию?

- Абсолютно точно, полковник.

- Тогда как же тебя сюда занесло?

- По сравнению с подобными приключениями цивилизация ничто.

- Да, это затягивает, как наркотик, - признался Вэлин. - А уж тебе рассказывать о наркотиках не приходится.

Эйнджел с подозрением взглянул на соседа, лицо которого невозможно было рассмотреть в у тусклом отсвете лампочек на приборной доске.

- Что вы этим хотите сказать?

- Ты и сам прекрасно знаешь. Я имею в виду небольшой пластиковый мешочек, который ты хранишь за пазухой с того времени, как мы взорвали лабораторию.

- Вот это да, черт бы меня побрал! Оказывается, вы гораздо умнее, чем я предполагал. И в проницательности вам нельзя отказать.

- Видишь ли, я привык держать глаза открытыми. Ты собираешься продать кокаин по возвращении в Штаты?

- Есть у меня на примете люди, которых это может заинтересовать.

- Да, я не сомневался, что среди твоих знакомых найдутся такие люди.

- А что плохого в желании заработать бабки? Мы потому и рискуем здесь жизнью, чтобы нам хорошо заплатили.

- Я мог бы тебя заставить выбросить мешочек, - напомнил Вэлин.

- И я его выброшу, сэр, если вы мне прикажете.

- Да какая разница! - воскликнул Вэлин. - Что от этого изменится? Мы живем далеко не в лучшем из миров.

- Рад, что вы меня поняли, полковник, - облегченно вздохнул Эйнджел и вставил в рот сигарету.

- Но вполне возможно, что однажды я могу обратиться к тебе с просьбой, - продолжал Вэлин. - Ты готов выполнить мою просьбу?

- Зависит от того, что вам потребуется.

Вэлин покачал головой.

- Нет, так дело не пойдет. Ты просто сделаешь то, о чем я попрошу, и не станешь задавать вопросы. Мы можем договориться только на таких условиях.

В кабине грузовика наступила тишина, нарушаемая лишь натужным ревом изношенного двигателя.

- Усек, полковник, - прервал молчание Эйнджел. - Я согласен. Вам достаточно будет сказать, и я сделаю.

- Я скажу, можешь не сомневаться, - ответил Вэлин.

Эйнджел переключил на низшую передачу по мере того, как спуск становился все более крутым, и больше не сказал ни слова.

Небо на востоке посветлело, и в отряде воцарилось приподнятое настроение. Солдаты считали, что ничего плохого уже не может случиться. Если, конечно, самолет прилетит вовремя.

За час до этого командир разбудил солдат, расположившихся в лесу возле аэродрома. Они внимательно вслушивались и вглядывались в темноту, ожидая появления на тропе команды Вэлина.

- Что скажете, сэр? - спросил один из них у "номера первого".

- Кто его знает! - неопределенно ответил тог. - Может, что-то случилось в пути. Может, они вообще здесь не появятся. Совсем недавно все полицейские и военные частоты были забиты переговорами. Судя по всему, наши ребята устраивают погромы где бы ни оказались. Впрочем, пока нет никаких указаний на то, что их где-то остановили. Во всяком случае пока.

- Они вполне могли остановиться у придорожного "Макдональдса", чтобы слегка подзаправиться, - насмешливо предположил другой солдат.

- Боже! - простонал его сосед. - Будем надеяться, что они решили не засиживаться и взяли еду с собой.

- Я согласен, - откликнулся третий. - Хотелось бы знать, из какой гадости готовят наш сухой паек?

- Нашей молодежи требуется много калорий, - назидательно заявил "номер первый" и тут же закрыл рот и поднял руку, призывая к вниманию. - Вы ничего не слышите?

Из-за леса доносился с шоссе отдаленный гул автомобильных двигателей, а с противоположной стороны из рассеивающейся тьмы по направлению к восходящему солнцу послышался рев самолетного мотора.

В этот момент на тропе показался солдат, которого отправили в дозор. Он подбежал к отряду, козырнул и выпалил:

- Кто-то едет, сэр.

- Пора пришла! - радостно заулыбался "номер первый". - К бою!

Спуск с горы прошел незаметно, без приключений, и вначале Эйнджел, а потом и О'Рурк выключили фары, как только достаточно рассвело.

Поворот к тропе, которая вела к аэродрому, они нашли без труда, и О'Рурк въехал в лес. За ним по пятам следовал Эйнджел. Это произошло как раз в тот момент, когда поджидавшие их солдаты вначале услышали гул двигателей машин, а затем и рев мотора самолета "Дуглас С-47 дакота".

Солдаты рассыпались в цепь, как и было приказано, чтобы взять противника в клещи.

Машины появились перед их глазами почти одновременно. Впереди шел джип, раздвигая бампером заросли, а за ним вплотную грузовик.

Лучи восходящего солнца отразились от фюзеляжа самолета, заходившего на посадку.

Согласно приказу, огонь следовало открыть лишь по сигналу командира, и солдаты не сдвинулись с места, пока самолет не стал сближаться с землей.

Как только машины команды Вэлина остановились, все вышли. О'Рурк и Хезус подняли Келлера, который пришел в сознание и, кажется, чувствовал себя несколько лучше, и осторожно уложили его позади джипа. Остальные вынесли оружие и снаряжение и стояли группой в ожидании, когда сядет С-47. Все улыбались друг другу в предвкушении того момента, когда они покинут наконец это проклятое место.

Никто не чувствовал усталости, поскольку все трудности и страхи были позади.

В этот момент один из солдат, засевших в засаде, которому осточертели долгое ожидание, невыносимая духота, въедливые насекомые и бесконечное напряжение, случайно нажал на курок и дал короткую очередь. Пули прошлись по боку грузовика, и "солдаты удачи" бросились врассыпную в поисках укрытия.

- А теперь кто к нам пожаловал? - спросил О'Рурк, лежавший рядом с Вэлином за задним колесом трехтонки. - Что здесь, черт возьми, происходит?

- Трудно сказать, - невозмутимо признался Вэлин.

Он дал очередь по фигуре в зеленой форме, пытавшейся переменить позицию, а потом послал последний заряд из гранатомета. Взрывом разметало кусты, вынудив прятавшихся за ними солдат искать новое укрытие.

Тем временем пилот С-47, которому с самого начала не понравилась идея возвращаться в Колумбию под угрозой со стороны Вэлина, а позднее - и командира группы солдат, все больше нервничал. Создавшаяся ситуация была ему явно не по душе. Если бы не четверо солдат, которых "номер первый" оставил на базе, чтобы убедить пилота, будто полет рано поутру прибавит ему здоровья, он бы пошел на риск и не стал бы делать второй рейс. Но в данную минугу один из солдат сидел на месте второго пилота и недвусмысленно уткнул дуло пистолета в живот летчику. Другой осматривал окрестности, устроившись позади. Еще двое солдат остались в Панаме на тот маловероятный случай, если случится непредвиденное и команда Вэлина сумеет-таки прорваться к самолету и вернуться.

- Сам понимаешь, это для подстраховки, - объяснил сидевший рядом с пилотом солдат, продемонстрировав ему свой пистолет еще на пути в Колумбию. - Между прочим, имей в виду, что мне случалось сидеть за штурвалом самолета. Не сомневайся, при необходимости я буду стрелять.

В момент приземления пилот заметил вспышки огня, когда солдат преждевременно открыл огонь, и увидел, как команда Вэлина ушла в укрытие. Он сразу же отжал тормоза и погнал самолет к краю посадочной полосы, затем круто развернулся в противоположную сторону и мысленно взмолился, чтобы хватило места для разгона перед взлетом. Он бы тут же и взлетел, если бы не приставленный к животу пистолет.

Резник, естественно, не знал, что у пилота большая компания сопровождающих. Он был убежден, что огонь из леса открыли колумбийские солдаты, национальные гвардейцы или Полиция, а в этот момент увидел, как самолет развернулся, и услышал взревевшие двигатели.

Русский решил, что пилот намерен взлететь и бросить их на произвол судьбы. Его нужно было остановить во что бы то ни стало. Он подхватил свою последнюю сумку с взрывчаткой, поднялся, пробежал к джипу и помчался к С-47.

Он остановился рядом с самолетом, выпрыгнул из машины, не выключая двигателя, забросил на плечо сумку и потянул на себя дверцу, держа в левой руке пистолет. Резник вскочил в кабину в тот момент, когда рядом с ним по обшивке застучали пули.

- Не стреляйте по самолету! - закричал своим солдатам "номер первый". Без него мы до дома не доберемся!

Солдат, сидевший на месте второго пилота, с улыбкой наблюдал за действиями Резника и встал, как только русский влез в кабину, таща с собой сумку. Ветеран афганской кампании нутром почуял врага и поднял глаза. Выстрелы прозвучали одновременно. Раненного в грудь Резника отбросило в сторону салона, а солдат был убит наповал.

Второй солдат пинком ноги распахнул дверцу салона и увидел мертвого товарища и лежавшего на спине Резника, у которого била кровь из многочисленных ран. Солдат обругал наемника, выбил из его руки пистолет и собирался уже его прикончить, но в этот момент ожила рация и хорошо знакомый голос произнес:

- "Номер первый" вызывает С-47. Прием.

Солдат оставил Резника и подбежал к рации.

- С-47 слушает "номера первого", - отрапортовал он. - Прием.

- Что там у вас происходит? Прием.

К тому времени команда Вэлина укрепилась на своих позициях и повела стойкий ответный огонь, а Спенсер готовил к бою "гэглинг". Проблема состояла в том, что боеприпасов у него было мало, поскольку патронные ленты были очень тяжелыми и нельзя было взять с собой на операцию большой запас. Поэтому Спенсер всегда очень бережно расходовал боеприпасы.

Рядом с ним сидела Кармен, и они обменивались улыбками как ветераны, каковыми по сути они и были.

Они расположились в неглубокой сухой канаве возле взлетно-посадочной полосы и, когда оружие было готово к бою, вместе встали на ноги и полили огнем позиции солдат, засевших в укрытии, а как только те ответили огнем, тут же упали на землю.

В этом сражении солдатам "номера первого" пришлось нелегко. Уже трое из десяти схлопотали пули: один был убит, другой получил серьезное ранение, а третий был ранен навылет.

Командир был крайне разозлен, разговаривая по рации с группой на борту самолета, в то время как радист сидел рядом на корточках. По его мнению, все прошло бы замечательно, если бы какой-то болван не открыл огонь преждевременно. В этот момент и загрохотал "гэтлинг".

Под градом огня посыпались срезанные ветви деревьев и раздался крик раненого. Впервые командиру пришла в голову мысль, что операция по ликвидации команды Вэлина может не принести желаемого результата.

Тем временем Резник открыл глаза, обнаружил, что лежит на полу самолета, и почувствовал сильную боль в груди. Рядом с ним валялся незнакомец в камуфляже, уставившись невидящим взглядом в потолок. Рубашка русского пропиталась кровью, но от серьезных повреждений его спас бронежилет, и раны выглядели гораздо хуже, чем были на самом деле. Второй незнакомец стоял на пороге кабины пилотов, держа в одной руке пистолет, нацеленный на летчика, а в другой - микрофон рации, по которой вел с кем-то переговоры.

Пистолет Резника валялся на полу примерно в ярде от его правой руки. Максим поднял оружие, медленно встал на ноги, стараясь не шуметь, и сразу почувствовал, как боль пронзила все его тело. Видимо, ранили его все же серьезно. Он не хотел открывать стрельбу в самолете, чтобы не повредить чего-то жизненно важного, и взял пистолет за ствол, как молоток, а потом стал продвигаться в сторону противника.

Он был приблизительно на расстоянии в один ярд от кабины пилотов, когда незнакомец в камуфляже начал подозревать, что за его спиной творится что-то неладное, и стал поворачиваться. Из последних сил Резник бросился вперед и ударил противника рукояткой пистолета по шее ниже края каски, и тот упал на пол.

Резник положил свой пистолет в кобуру, поднял оружие, выпавшее из руки врага, прислонился плечом к стенке для опоры и посмотрел на пилота. С ним был полный порядок.

Привыкший к превратностям судьбы, летчик хладнокровно наблюдал за тем, как власть переходила из рук в руки.

Русский связал незнакомцу руки за спиной его собственным ремнем и отправился посмотреть на ход боя, заставив пилота следовать с ним. К тому времени стреляли уже редко и неохотно, и все старались не попасть в самолет, что вполне устраивало Резника.

- Нам обязательно нужно добраться до самолета, - сказал Вэлин, делавший одиночные выстрелы по зарослям. - У меня практически кончились патроны.

- У меня тоже, - ответил О'Рурк. - Но хотелось бы, чтобы машина нас дождалась.

Вэлин не знал, что произошло на борту С-47, и уверенно заявил:

- Резник забрался на борт, а уж он позаботится о том, чтобы самолет никуда не делся.

Давай-ка заберем Келлера и попробуем добежать до машины.

Они проползли под брюхом грузовика к передним колесам, где лежал сержант. Он был в сознании и держал на груди автомат "хеклерэнд-коч".

- Пора двигаться, - сказал Вэлин. - Сейчас мы тебе поможем.

Келлер отрицательно мотнул головой.

- Вы идите, а я прикрою вас огнем.

- Не говори глупостей, - возразил О'Рурк. - Или все вместе, или никто.

- Я не могу идти.

- Мы тебя понесем.

- Нас всех перебьют до того, как мы пройдем десять ярдов. Оставьте меня. Дайте мне гранатомет, а у меня есть боеприпасы и гранаты, и я прикрою вас огнем. Погрузите первыми гражданских.

- Я тебя не оставлю, - отрезал Вэлин.

- У вас нет выбора, потому что я остаюсь.

Я знаю, что скоро умру. Даже если случится выжить, я останусь без ног. Я слышал, что сказал доктор. У меня нет будущего. Мне лучше умереть так, как я жил, - с оружием в руках.

Боеприпасы еще есть. А теперь уходите.

- Келлер! - взмолился Вэлин.

- Идите, полковник. Спасибо за все хорошее, что вы для меня сделали. Былое не вернуть.

С этими словами сержант повернулся на бок, уперся локтем в землю и выставил дуло автомата из-за колеса грузовика.

Вэлин еще раз посмотрел на немца и принял решение. В сходных обстоятельствах он бы поступил точно также, и сержант это знал. Положив гранатомет рядом с Келлером, полковник негромко сказал:

- Прощай, Келлер. Я высоко ценю нашу дружбу. Ты мужественный человек. Пошли, Марк. Надо выбираться из этой дыры.

Он притронулся рукой к плечу сержанта и двинулся к канаве, где залегли остальные члены отряда.

О' Рурк предпринял еще одну попытку уговорить сержанта.

- Послушай, Келлер. Откуда у тебя такая уверенность, что доктор не соврал? Может, он ничего не знает.

- Нет, знает, - упорствовал сержант. - Я сам это чувствую. Уходи, Марк. Выпьешь за мое здоровье, когда доберешься до Лондона.

Подними за меня чарку в пивной Пэддингтона, где мы впервые встретились.

- Обязательно, - пообещал О'Рурк, сжал руку Келлера и последовал за командиром.

36

Вэлин бросился в укрытие, когда вокруг засвистели пули, и открыл огонь вместе с другими членами своей команды, а О'Рурк перебежками пересек открытое пространство и свалился в канаву. Полковник коротко и сухо обрисовал ситуацию, выдвинув план дальнейших действий. Судя по выражению его лица, спорить с ним было бесполезно, и никто не пытался ему возражать. Это была война, в которой главную роль играли сильные личности, война на личной основе, когда погибали друзья, о смерти которых вспоминали и сожалели значительно позднее.

Вэлин увидел, как Келлер чуть приподнялся и махнул рукой, и отдал приказ:

- Пошли! Все к самолету!

По его команде Эйнджел, О'Рурк, Спенсер, Кармен, София, Хезус и Гарсия вскочили на ноги и помчались к самолету. Шествие замыкал Вэлин.

Келлер тотчас открыл огонь, и остальные расстреливали свои последние патроны в сторону леса. Сержант зарядил гранатомет и стал посылать в заросли осколочные и дымовые гранаты. Он готов был пустить в ход все, что было под рукой, лишь бы дать друзьям несколько драгоценных секунд, которые требовались для достижения цели.

"Номер первый", залегший за толстым корневищем на краю леса, разгадал маневр противника и приказал оставшимся пяти солдатам бежать к самолету. Они выскочили из укрытий, и Келлер довольно ухмыльнулся, завидев фигуры в камуфляже, ринувшиеся в его сторону, , сквозь тонкую пелену дыма.

- Давайте, гады! Подходите ближе! - кричал сержант.

Он вогнал свежую обойму, прицелился и открыл огонь, забыв о боли от ран в пылу сражения. Первой очередью он сразил трех атакующих, а остальные были вынуждены залечь и вести огонь по Келлеру. В этот момент в бой вступил Резник. Он открыл стрельбу из двух пистолетов, стоя в двери самолета, а у его ног сжался в комок пилот.

Команда Вэлина приближалась к самолету, а Келлер прикрывал их огнем. "Солдатам удачи"

повезло в том отношении, что атакующие избегали стрелять в сторону С-47, опасаясь взрыва баков с горючим, что вынудило бы их остаться в Колумбии без надежд на возвращение домой.

Когда Келлер увидел, что его товарищи почти у цели, он встал во весь рост, не обращая внимания на страшную боль, и повел прицельный огонь по противнику. Он был радостно возбужден и почти ничего не почувствовал, когда первая пуля ударила его в плечо, но вторая угодила ему в руку и выбила автомат, а когда сержант наклонился, чтобы поднять оружие, третья пуля разнесла ему череп.

Командир атакующего отряда увидел, как сержант ткнулся в землю и застыл, и крикнул солдатам:

- Скорее! За ними!

Они вскочили на ноги и помчались вслед за командой Вэлина.

Резник спрыгнул на землю и от толчка понял, что ранен гораздо серьезнее, чем показалось вначале. Все поплыло у него перед глазами. В голове шумело, бежавшие к нему люди казались его друзьями, погибшими в Афганистане, и он звал их бежать быстрее. Они проскочили в кабину один за другим, а позади виднелись враги, и русский знал, что их нужно обязательно уничтожить.

Пилот занял свое место и прибавил обороты двигателям, опасливо поглядывая на приборную доску. Он боялся, что шальной пулей самолету могли причинить непоправимый ущерб и в этом случае не удастся взлететь. Но, судя по всему, ничего страшного не произошло. Показания датчика давления масла не внушали опасений, а баки с горючим на три четверти были полными.

- Поехали! - крикнул Вэлин, заскочивший в кабину последним. - Резник! позвал полковник. -- Залазь назад!

Но к тому времени русский был уже на иной планете и жил по своим законам. Он отлично понимал, что, когда самолет пойдет на взлет, атакующие расстреляют его из злости и отчаяния, и Резник пошел навстречу врагам.

По пути он отшвырнул оба пистолета и засунул руки в сумку с взрывчаткой, нащупал шнур икрепко сжал его в кулаке.

Трое пробегавших мимо солдат пристрелили русского походя, но в тот момент, когда они поровнялись с ним, раздался страшный взрыв.

Резник и два солдата были убиты на месте, а "номер первый" смертельно ранен.

В момент смерти перед глазами Максима пронеслась иная картина. Ночь. Аэродром.

Афганистан. Вместе со своими товарищами Резник только что закончил погрузку громадного транспортного самолета, прозванного за свою окраску "черным тюльпаном". Каждый вечер, едва спускались сумерки, его загружали цинковыми гробами с телами погибших солдат, которые доставляли на родину.

Работа была тяжелой и муторной. Многие трупы пробыли на воздухе не один день и начали разлагаться. Вонь стояла чудовищная и привлекала несметные тучи черных жирных мух, впивавшихся мертвой хваткой в лица, руки и шеи грузчиков. Им выдавали противогазы и маски, но и с наступлением вечера начиналась дикая жара, так что никто не мог долго оставаться с закрытым лицом, и обычно противогазы снимали.

В ту ночь Резник переносил гроб в паре с пехотным сержантом, а тот поскользнулся и упал. Гроб грохнулся на землю, крышка отлетела, и наружу вывалился жутко изуродованный труп совсем молоденького солдата. Когда Резник со своим напарником принялись заталкивать тело в гроб, отвалилась одна рука и стала видна масса лениво шевелившихся трупных червей. Впоследствии Резник не раз видел в кошмарных снах эту сцену: как запихивали в гроб гниющие останки того, кто еще недавно был молодым и здоровым парнем.

Во время взрыва Резник вновь смотрел смерти в лицо, но на этот раз это была его собственная смерть.

Вэлин был свидетелем трагедии. Он прекрасно осознавал, что никому бы не удалось спастись, если бы Келлер и Резник не решили принести себя в жертву.

Он захлопнул дверцу и крикнул:

- Все, поехали!

Пилот поддал газу и повел С-47 на взлет. Они расставались с Колумбией.

Вэлин провожал глазами дымок, струившийся над воронкой, где Резник отдал жизнь, спасая своих товарищей, потом перевел взгляд на летчика, за которым присматривал О'Рурк, занявший место второго пилота. С-47 оторвался от земли, накренился и взял курс на Панаму.

Корпус самолета содрогался и вибрировал.

Грохот спаренных двигателей и свист воздуха не позволяли вести беседу. Полковник прошел в салон.

- Что с этим будем делать, босс? - спросил Эйнджел, ткнув стволом "узи" в бок валявшегося на полу солдата со связанными руками.

- Думаю, нам нужно с ним кое-что обсудить.

Пленник окатил наемников презрительным взглядом.

- Зря тратите время, - хорохорился он.

Вэлин покачал головой.

- Нет, я так не думаю.

- Тогда валяйте.

- Я полагаю, что ты был частью отряда в засаде, - сказал Вэлин, махнув рукой в сторону иллюминатора, за которым убегал вдаль их "аэродром". - Кто вас послал сюда?

- Отвали.

- Хорошо. Начнем с самого простого. Твое имя, звание и служебный номер.

- Да пошел ты!..

Вэлин наотмашь ударил его по лицу.

- Терпеть не могу матерной ругани. Не забывай о присутствии дам.

- Это дамы? Шлюхи это, вонючие твари.

Спенсер чуть приподнялся, но его остановила Кармен.

- Не обращай внимания, Крис, - попросила она.

- А ты его не трогай! - орал солдат. - Мы с ним сейчас на равных. У него оружие, а у меня руки связаны. Ты никак Спенсер? Офицер, предавший своих солдат! Убийца!

- Иными словами, ты хочешь сказать, что, когда вы устроили нам засаду, ваши действия можно было квалифицировать как желание дать бой на равных условиях? - пытался выяснить Вэлин.

- Да пошел ты!..

- Оказывается, ты знаешь по крайней мере одного из нас, - заметил Вэлин. - Очень интересно.

Солдат отвернулся, давая понять, что разговор окончен, но Вэлин крепко ухватил его за подбородок и повернул голову назад. Глядя ему в глаза, полковник твердо сказал:

- Я с тобой не шучу. Мне надо знать, кто вас сюда прислал.

- От меня ты ничего не узнаешь.

- В таком случае можешь навсегда распрощаться со своим домой и семьей. Кстати, семья тебя есть?

Пленник промолчал. Вэлин взглянул на труп его товарища. Тот по-прежнему лежал на спине, уставившись невидящими глазами в потолок, вокруг раны на его шее запеклась кровь.

- Эйнджел! Выбрось труп наружу! - скомандовал Вэлин. - Нам не нужен лишний мусор в помещении.

- Слушаюсь, сэр! - рявкнул в ответ Эйнджел.

- Этого туда же, - добавил полковник, указав на пленного. - Этот нам тоже не нужен.

Эйнджел уставился на командира широко раскрытыми глазами.

- Что?

- Ты слышал приказ? Открывай дверь и выбрасывай обоих!

- Здесь нет парашютов, - несмело возразил Эйнджел.

Вэлин скорчил гримасу, которая говорила о том, что его не волнует отсутствие парашютов.

- Все равно выбрасывай. Это лишний багаж.

- Если позволите, я с удовольствием этим займусь, - вмешался Спенсер. Мне все больше нравился Резник, а Келлер вообще был моим старым другом. Кроме того, этот парень позволил себе грубость в присутствии Кармен и ее сестры, оскорбил девушек. Терпеть не могу таких типов. Особенно когда это американцы.

Давайте избавимся от дерьма и очистим воздух.

- Не надо, Крис, - возразил Вэлин. - Эйнджел все сделает сам. Не правда ли? Не будем забывать, что тебе нужно еще заслужить свои премиальные.

Спенсер, София, Кармен и Хезус не могли понять, что происходит, а Гарсия вглядывался в лица говоривших, пытаясь разобраться, к чему ведет дело.

Эйнджел припомнил сделку, которую он заключил со своим командиром в кабине груэовика, пожал плечами и покорился судьбе.

- Хорошо, полковник, - вымолвил он и небрежно пнул ногой пленного. Вставай, бродяга!

- Вы этого не сделаете! - закричал солдат, на его лице впервые отразился испуг. - Так не бывает.

- Отчего же? - зло усмехнулся Эйнджел. - Еще как бывает! Ты слышал, что тебе приказали?

- Эй, послушайте! Я же ничего не знаю. Я всего лишь солдат.

- Но ты же узнал Спенсера, - парировал Вэлин. - Могу поспорить, что ты знаешь каждого члена моей команды, прибывшей в Колумбию два дня назад.

- Это все слухи, сплетни, - оправдывался пленный. - Вы же сами знаете, как бывает. Мы просто болтали...

- Мы?

- Я из спецназа, из Ливенуорта.

- Далеко же ты забрался от дома, солдат.

- Послушайте, полковник Вэлин...

- Значит, и меня знаешь?

- Конечно, знаю. Я всех знаю. Нас тщательно проинструктировали до вылета с базы.

- И выдали вам форму без знаков различия, и даже заставили снять с шеи солдатские медальоны.

Рука пленного невольно потянулась к шее.

- Не ищи, там ничего нет, - сказал Вэлин. - Или ты потерял свою визитную карточку?

Солдат хмуро молчал.

- Тайные операции, - насмешливо проронил Взлин, осуждающе покачав головой. - Нехорошо. Прямо скажем: некрасиво. Теперь рассказывай, кто тебя послал.

- Господи! Откуда мне знать? Мы просто выполняли приказ.

- Чей приказ?

- Капитана Скелтона. Он остался там среди убитых.

- Безобразие! Кто же так поступает с боевыми офицерами! - насмешливо заметил Спенсер. - Так в чем, собственно говоря, состояла ваша задача?

- Уничтожить всех и не жалеть патронов.

- Всех? - удивленно переспросил Вэлин.

- Всех до единого.

- Включая гражданских?

Солдат кивнул.

- Ты прилетел из Панамы вчера?

- Нет, вчера прилетели десять других, а мы с другом, - он кивнул в сторону погибшего напарника, - оставались в Панаме. Там сидят еще двое для встречи самолета, а у меня есть лицензия на вождение самолетов.

- Значит, нам приготовили в Панаме встречу?

Пленный промолчал. И так все было ясно.

- Черт возьми! - выругался Вэлин. - Придется подыскать другое место для посадки.

- Проклятие! - вторил полковнику Спенсер. - Неужели в этой операции все так и будет до конца? То одно, то другое.

- Не волнуйся, и это переживем, - успокоил его Вэлин. - Это еще цветочки.

Полковник строго посмотрел на солдата и отдал приказ:

- Эйнджел, приступай!

- Вставай, ублюдок! - скомандовал Эйнджел. - Спенсер, открывай дверь!

- Нет! - взмолился солдат. - Пожалуйста, не надо! У меня семья!

- У всех семья, - резонно возразил Эйнджел. - Сам подумай, каково было бы моей матери, если бы вы всех нас перестреляли? По крайней мере можешь утешиться тем, что твоя мать не получит официальную бумагу от твоего непосредственного начальника, с прискорбием извещающего, что произошел несчастный случай и ее сын погиб. Давай, шевелись!

- У меня жена! Дети!

- Ты меня очень растрогал, - заверил его Эйнджел. - Крис! Дверь!

- Погоди секунду, - остановил его Вэлин. - Надо предупредить пилота.

Он прошел в кабину и сообщил, что кое-что надо выбросить по дороге, а по возвращении дал знак Спенсеру. Тот поднялся и потянул на себя дверцу. В салон ворвалась тугая струя встречного ветра.

- Двигай! - командовал Эйнджвл, подталкивая солдата автоматом к выходу. - Молись!

- Сволочь ты! - кричал солдат, медленно приближавшийся к двери. Пожалуйста!

Прошу вас! Не надо!

- Приятного путешествия, - пожелал Эйнджел, выталкивая его наружу.

Пленный схватился за край борта, но Эйнджел перехватил автомат и прикладом двинул по побелевшим от напряжения суставам пальцев.

Солдат вскрикнул и исчез. Его крик поглотил рев влетавшего в салон воздуха. Эйнджел проводил глазами быстро таявшую фигуру, а Спенсер вышвырнул наружу труп погибшего солдата.

Эйнджел задвинул дверь, повернулся и доложил:

- Ваш приказ выполнен, сэр.

- Молодец, Эйнджел! - похвалил его полковник. - А теперь я пойду к пилоту. Надо перемолвиться с ним по поводу нового места посадки.

Он прошел в кабину к пилоту и плотно закрыл за собой дверь.

Спенсер взглянул на Эйнджела.

- Добро пожаловать в реальный мир, юноша, - саркастически заметил он.

- В последние дни ничего не видел, кроме грубой реальности, - пробурчал Эйнджел.

- Как ты себя чувствуешь?

Эйнджел пожал плечами и скорчил гримасу.

- По-всякому, - отрезал он и плюхнулся на свое неудобное сиденье, положив_на колени "узи".

Вэлин расположился между сиденьями пилотов.

- Наши планы изменились, - сухо сказал он по-английски пилоту.

Тот вскинул голову и недоуменно спросил:

- Как изменились?

- Нам кажется, что в Панаме нас ждут с распростертыми объятиями, но ты, естественно, ничего не знаешь. Или все-таки что-то тебе известно?

- Мне, сеньор? - изумился пилот, широко раскрыв глаза.

- Да, сеньор. Наш новый друг, который только что отправился прогуляться на свежем воздухе, поведал нам, что, когда мы приземлимся на твоем аэродроме, нас там будут ждать.

- Я ничего не знаю...

- Конечно. Ты знаешь только двойную игру. Ты только умеешь стравливать две сторочтобы получить с обеих.

- Мы живем в трудные времена, сеньор.

- И они становятся все труднее. Но ты в курсе, что случилось с нашим новым другом?

Тебе, кстати, не хочется прогуляться в ту же сторону?

- А кто посадит самолет?

- В ходе последней операции мы понесли тяжелые потери, но это отнюдь не означает, что на борту этого самолета нет талантливых людей.

Короче, у них хватит умения, чтобы справиться с этим корытом.

Даже под загаром было видно, как смертельно побледнел пилот.

- А-а, вижу, до тебя постепенно доходит, - злорадствовал Вэлин. - Ну, не буду тебя томить. Нам надо совершить посадку в Мексике.

- В Мексике? Это исключено.

- Все возможно.

- Но есть же диспетчерская служба!

Вэлин злобно рассмеялся.

- Ты пытаешься меня убедить, будто никогда не занимался контрабандой? Иди на небольшой высоте и пройдешь под радарами незамеченным. Ты это уже проделывал по пути в Колумбию и на обратном пути.

- А что с горючим? Для посадки в Мексике нужно дозаправиться.

- На какое расстояние рассчитаны твои баки?

- Полторы тысячи миль, - ответил пилот, - но сейчас у меня горючего всего на тысячу.

- Как далеко отсюда до Мехико?

- Примерно тысяча шестьсот миль.

- Значит, надо сделать одну остановку.

- Но мне потребуются деньги.

- У меня кредитная карточка фирмы "Америкэн экспресс", - невозмутимо заявил Вэлин.

О'Рурк возвел очи к небу. "Боже! - подумал он. - Только Взлину придет в голову мысль угнать самолет и расплатиться за горючее пластиковой карточкой".

38

- Я вскоре пришлю кого-нибудь тебе на смену, - сказал Вэлин О'Рурку. Но пока не спускай глаз с нашего друга. Того и гляди, он еще чего-нибудь выкинет.

- Он-то вряд ли, - усмехнулся в ответ лейтенант. - А тех ребят вы уже выкинули, и, надо сказать, с приличной высоты. Если приборы на этом корыте не врут - примерно с двенадцати тысяч футов.

Пилот еще больше побледнел, а полковник отправился в пассажирский отсек.

- Счастлив порадовать приятной новостью, - объявил он. - Нам не придется добираться на машинах от Панамы до Мехико.

- Какая жалость! - откликнулся Спенсер. - Я-то рассчитывал отдохнуть за рулем и Насладиться видом живописных окрестностей.

- Прости, Крис, что обманул твои ожидания, но так получилось. Мужественный капитан нашего авиалайнера вызвался доставить нас на место, не требуя дополнительной платы.

Я не смог ему отказать.

- Ты хочешь сказать, что останется с носом комитет по организации нашей команде радушного приема в Панаме?

- Абсолютно верно. Впрочем, когда мы будем пролетать над ними, у тебя есть шанс приветственно помахать им рукой.

- Однако нам придется пересечь немало государственных границ.

- Не беда. Большую часть пути мы пройдем над водой. Там открывается отличная панорама, так что не все потеряно, и ты еще насладишься видами.

- Остается надеяться, что никому не придет в голову, будто мы транспортируем наркотики, - вставил Эйнджел.

Вэлин одарил американца лучезарной улыбкой и небрежно заметил:

- Кто не рискует, тот не пьет шампанского.

- Но если какой-нибудь латиноамериканской стране взбредет в голову поднять в воздух военные самолеты, нас просто собьют, - мрачно промолвил Спенсер.

- Ты неисправимый пессимист, Крис, и я тебе уже об этом говорил, напомнил Вэлин.

Звук работающих двигателей убаюкивал, и в ожидании смены караула О'Рурк начал клевать носом. Прошло пятьдесят шесть часов с того момента, когда ему удалось вволю поспать.

Он смертельно устал и незаметно задремал.

Ему привиделось, будто он сидит рядом с водителем в машине, неспешно движущейся по улицам Дублина. В кармане у него крохотный плоский пистолет русского производства, оснащенный пулями, способными пробить практически любой бронежилет. Это оружие произвели на свет исключительно на потребу отдела особых операций КГБ, в задачи которого входят и "мокрые" дела.

Последним и намеревался заняться молодой лейтенант. Вместе с девушкой, сидевшей за рулем, предыдущим вечером они пересекли границу Северной Ирландии, выдавая себя за туристов. Теперь они искали по имевшемуся у них адресу дом, в котором проживал известный убийца из ИРА. Он нашел убежище на юге острова, в Ирландской Республике, в надежде избежать возмездия за преступления, совершенные в Ольстере. Британские власти обратились к правительству Ирландии с просьбой выдать убийцу для предания его суду, но он знал, что даже если его арестуют, то вряд ли вышлют из республики.

- Нечего ждать, - заключил непосредственный начальник О' Рурка. Отправишься на юг и разделаешься с мерзавцем. Он слишком Долго водил нас за нос и уходил от правосудия.

Слишком часто ему удавалось пересекать границу в обоих направлениях, будто это проходной двор. Он нам осточертел. Отправляйся и кончай с ним.

- Вот этот дом, - сказала девушка за рулем, указывая на здание с небольшой террасой и кирпичной кладкой на фасаде. За углом она остановила машину.

О'Рурк вышел из машины, повернул за угол, прошел к дому и нажал на кнопку электрического звонка.

За стеклом верхней панели двери загорелся свет, и мужской голос вопросил:

- Кто там?

- Gaida [В переводе с ирландского - полиция], - ответил О'Рурк.

Зазвенела цепочка, и дверь чуть приоткрылась.

- Покажите документы, - попросил хозяин.

Лейтенанта снабдили фальшивым удостоверением на имя полицейского инспектора Хардмана, и он просунул в щель документ.

После чего дверь захлопнули, цепочку сняли и на этот раз дверь широко распахнули.

- Чего надо? - грубо спросил мужчина, стоявший на пороге.

О'Рурк узнал его по фотографиям, которые рассматривал в Белфасте.

- Пэт Дэвис? - уточнил он.

- Да, это я, - ответил хозяин дома. - Что вам нужно?

- Только это, - сказал О'Рурк, выхватил пистолет и трижды выстрелил. На таком расстоянии промахнуться было невозможно, и Дэвис упал на спину. Выстрелы прозвучали не громче, чем хлопок в ладоши. О'Рурк спокойно закрыл дверь и, не оглядываясь, пошел к машине.

- Дело сделано, - коротко бросил он, усаживаясь на место пассажира, и машина тотчас тронулась в путь.

По дороге назад в Белфаст девушка поинтересовалась:

- Послушай, а как оно было? Что ты при этом чувствуешь?

Вопрос простительный, если учесть возраст и звание сержанта.

- Чувствуешь себя так, будто нажрался дерьма, - ответил О'Рурк и закурил сигарету. - Я не для того вступал в армию, чтобы убивать безоружных людей по заказу.

- Но это надо было сделать.

- Ты в самом деле так думаешь? Во имя чего? Во имя великой британской общественности? Если бы меня поймали на месте преступления, я бы запросто угодил в тюрьму, а наши повелители на Уайтхолле [Уайтхолл - улица в центре Лондона, где расположены основные министерства.] стали бы утверждать, что никогда обо мне не слышали.

- Все равно это лучше, чем патрулировать улицы под огнем снайперов ИРА.

- Неужели? Я бы так не сказал. По крайней мере я мог бы спать спокойно и не чувствовать себя платным убийцей.

- Не стоит из-за этого переживать, Марк.

- Меня тревожит другое: они снова могут послать меня на такое же задание.

- На нашей службе без риска не обойтись.

И никак нельзя исключить возможности, что получишь приказ, от которого душу воротит.

Спорить не приходилось. Девушка была совершенно права.

- Знаешь, мне что-то захотелось выпить, - признался он. - Подыщи, пожалуйста, какоенибудь приличное местечко.

Такое место нашлось в непрезентабельном мотеле из разветвленной сети сходных заведений по всей стране. Стакан следовал за стаканом, и незаметно пришла пора ужина, после чего О'Рурк предложил в этом же мотеле переночевать. Получив согласие сержанта, он снял два соседних одиночных номера.

В три часа ночи он проснулся от застрявшего в горле собственного крика. Ему приснилось, будто окровавленный Дэвис гоняется за ним по какой-то кошмарной местности. Он вытер простыней со лба холодный пот и попытался снова уснуть.

Спустя минуту раздался легкий стук в дверь.

Он включил настольную лампу, вылез из постели, накинул на плечи халат и открыл дверь.

На пороге стояла девушка-сержант с распущенными светлыми волосами, ниспадавшими на воротник халата.

- Мне показалось, что ты кричишь, - пояснила она свое появление.

- Кошмар привиделся, - смущенно признался он. - Входи. Чаю хочешь? спросил О'Рурк, когда девушка села на единственный стул в комнате.

- Да, пожалуйста.

Он взял чайник, которыми администрация мотеля снабдила все номера, наполнил его водой в крохотной ванной, включил в сеть и положил пакетики с заваркой в две чашки.

Когда вода закипела, он заварил чай и отнес чашку своей спутнице, устроившейся на крайне неудобном стуле с прямой деревянной спинкой. Сам О'Рурк сел с чашкой чая на кровать.

- Дэвис, очень неприятно? - спросила она, когда оба закурили.

Он кивнул.

- Достаточно.

- Я тебе сочувствую.

- Мне тоже себя жалко.

Она отставила чашку, поднялась на ноги, развязала шнур, стягивавший халат, легким движением плеч избавилась от своего одеяния и встала перед О'Рурком абсолютно нагая. Теперь он мог с полной уверенностью утверждать, что его спутница - натуральная блондинка.

- Я попробую тебе помочь, - предложила она и пошла к кровати.

Сладкую дрему О'Рурка грубо прервал пилот.

Он приметил, что лейтенант посапывает с закрытыми глазами, и попытался выхватить пистолет, чуть не вывалившийся из руки спящего.

Лейтенант сразу пришел в себя и замахнулся на боливийца. У того дрогнула рука, лежавшая на штурвале, и самолет вошел в пике. Пока они вдвоем решали, кому достанется пистолет, машина неуклонно сближалась с землей.

В пассажирском отсеке воцарился хаос, и все семь человек свалились со своих мест.

- Черт! Что происходит? - заорал Эйнджел.

В кабине пилотов боливиец перестал сопротивляться и взялся за штурвал. С огромным трудом ему удалось вывести машину из пике, когда шасси находилось всего в сотнях футов над кронами деревьев.

- Ты совсем одурел, болван! - подытожил события О'Рурк, усаживаясь на свое место.

В этот момент в кабину ворвался Вэлин с пистолетом наготове, готовый тотчас открыть стрельбу.

- Что здесь произошло? - потребовал он объяснений.

- Наш общий друг неожиданно решил совершить геройский поступок, хладнокровно пояснил лейтенант.

- Это старое корыто чуть не врезалось в землю! - возмущался полковник.

- Не нужно мне напоминать о плохом.

Вэлин склонился над пилотом.

- Ты что, совсем спятил?

Боливиец повел плечами, давая понять, что последнее слово еще не сказано, но лежавшие на штурвале руки заметно дрожали.

- Пойди отдохни, Марк, - велел полковник. - Я сам здесь посижу.

39

Промежуточную остановку сделали в Панаме, но в двухстах милях от аэродрома, где базировался боливиец. Однако его, видимо, хорошо знали и в этом месте, судя по тому, как отозвались на его просьбу о посадке. В ходе радиопереговоров над ним нависал Вэлин с пистолетом в руке, а Хезус внимательно вслушивался, устроившись рядом с ними, чтобы не допустить нового предательства. Впрочем, пилот явно извлек урок из недавней потасовки в кабине и лишь попросил разрешения сесть для заправки.

Без лишних слов авиадиспетчер дал "добро", самолет приземлился, когда на часах перевалило за восемь утра, и покатился к заправке, где его ожидали двое отчаянно зевавших от скуки парней в спецовках.

Они с готовностью приняли предъявленную Вэлином пластиковую кредитную карточку фирмы "Америкэн экспресс" в качестве оплаты за горючее, и через полчаса С-47 взмыл в воздух. Теперь рядом с пилотом сидел Хезус, и между ними ничего не произошло, кроме обмена крепкими мужскими выражениями.

Пилот прошел над побережьем Гондураса и взял курс на Мексику. Он держался на малой высоте, и рация помалкивала.

Они приземлились на взлетно-посадочной полосе на окраине Мехико. Пилот сообщил авиадиспетчерской службе, что совершает чартерный рейс на небольшое расстояние, что у него отказал компас и в связи с этим требуется непредвиденная остановка.

Посадку разрешили, и пассажиры покинули самолет. Оружие разобрали и рассовали в чехлы, так что чисто внешне команда Вэлина выглядела, как группа охотников, вылетевших на прогулку и слегка заблудившихся по дороге домой.

Вэлин арендовал три такси в аэропорту, и они проехали к гаражу, где стояли их машины, не забыв прихватить с собой пилота. Их неожиданное появление на дремлющем под жарким солнцем аэродроме, казалось, никого нисколько не удивило и не встревожило, что как нельзя лучше отвечало их интересам.

- У них уходит столько энергии на соблюдение сиесты, что не остается сил ни на что иное, - весело заметил Эйнджел. - Люди, погруженные в полуденный отдых, не способны волноваться из-за прибытия непрошеных гостей.

В гараже Вэлин расплатился с пилотом, прибавив кругленькую сумму в качестве премиальных. Его команда уселась в машины и отправилась на север к Штатам. Они проехали по главной дороге через Дуранто и Чихуахуа, но вблизи границы свернули в пустыню. Тем же путем, каким прежде попали в Мексику, но в обратном направлении, на второй день "путешествия" группа Вэлина пересекла американскую границу по грунтовой дороге, на которой не встречалось пограничных патрулей.

40

По прибытии на временную базу в НьюМексико, где Вэлин арендовал ранчо, появилось ощущение, что можно позволить себе несколько расслабиться. Все отчаянно устали и сразу завалились спать. Но как-то не спалось, и через пару часов все снова собрались в громадной кухне в задней части здания, где О'Рурк едва успевал справляться с заказами на крепкий кофе.

- Что теперь, полковник? - спросил Эйнджел, закуривая сигарету. - Куда теперь путь держим?

- Первым делом отправляемся в Вирджинию за деньгами, которые нам остались должны за проведенную операцию. Заодно разыщем человека, предавшего нас и пославшего солдат, чтобы не дать нам уйти из Колумбии.

- И что тогда?

- Мы его прикончим.

- Снова убивать? - недовольно пробурчал Хезус. - Неужели мало трупов?

- Трупов хватает, - согласился Вэлин, - трупов более чем достаточно. Но мы потеряли отличных солдат в Колумбии, и я не успокоюсь до тех пор, пока не отомщу за их смерть. Если кто-либо из присутствующих откажется пойти со мной, я не возражаю. При необходимости я готов пойти один. В любом случае каждый получит свою долю гонорара. В конце концов, вы мне больше ничем не обязаны. Все выполнили свой долг сполна, а точнее - сделали в десять раз больше, чем требовалось изначально.

- Я пойду с вами, сэр, - сказал О'Рурк.

- Я тоже, - вторил ему Эйнджел. - Из-за этого подонка мне чуть задницу не отстрелили.

Да и чем еще заняться?

- На меня тоже можете рассчитывать, - вставил Спенсер.

- А я его никуда не отпущу одного, - добавила Кармен, обнимая Спенсера за плечи.

- Ну а я вряд ли отпущу свою дочь, - сказал Хезус. - Кроме того, и мне тоже нужно кое-что довести до конца.

- Я от своих не отстану, - заявила София.

Она подошла к отцу и обвила его шею руками.

- Что скажете вы, Гарсия? - спросил поиспански Вэлин и обрисовал сложившуюся ситуацию колумбийцу. Тот не замедлил с ответом.

Вэлин улыбнулся.

- Рамон с нами, - перевел он. - Выходит, мы снова все вместе. Я горжусь вами. А сейчас я предлагаю следующее. Перед поездкой на север разобьемся на три группы. Мне кажется, что за нашу безопасность нельзя поручиться, пока мы не разделаемся с предателем. Я поеду с О'Рурком и Районом, а Спенсер возьмет с собой Хезуса, Кармен и Софию. Согласен?

Американец молча кивнул.

- Что касается Эйнджела, то, как мне представляется, он предпочитает действовать в одиночку, не так ли?

- Вы абсолютно правы, сэр, - подтвердил тот.

- Позднее мы встретимся в определенное время в заранее оговоренном месте и доведем начатое до логического конца.

- Пойду проверю машины, - вызвался Эйнджел.

- Молодец, правильно, - поддержал инициативу полковник, и Эйнджел через заднюю дверь прошел к подсобному помещению, где были припаркованы машины, с которыми они начинали операцию.

Эйнджел тогда прилетел обычным рейсом в Финикс, административный центр штата Аризона, и арендовал "лексус" для переезда в НьюМексико. Вэлин, О'Рурк, Келлер и Спенсер прибыли в Альбукерке все вместе, а потом арендовали у фирмы "Хертц" пикап "шевроле каприс", на котором доставили из аэропорта всех членов команды, прибывавших обычными рейсами внутренних авиалиний.

Эйнджел проверил наличие горючего в баках обеих машин, уровни масла и охлаждающей жидкости, с удовлетворением убедившись, что все в норме. Но им требовалась еще одна машина. Три автомобиля, которые были вполне законным образом арендованы для поездки в Мексику и обратно, сейчас были припаркованы под сенью деревьев недалеко от дома, и Эйнджел решил, что придется воспользоваться одной из этих машин. Он вернулся на кухню и поделился своими соображениями с полковником.

Вэлин дал согласие.

- Вначале мне надо завернуть в Майами, - сказал Эйнджел. - У меня там кое-какие дела.

- Сколько это у тебя займет времени? - спросил Вэлин.

- Пару дней. Может, три, но не больше.

Там я оставлю машину и прилечу в Вирджинию на самолете.

- Очень хорошо, - одобрил Вэлин. - А у тебя какие планы, Крис?

- Мы отправимся в Альбукерке, там сядем на самолет и в Нью-Йорке поселимся в отеле.

Покажу нашим гостям город, а потом полетим в Вирджинию, там и встретимся с вами.

- Хорошо. Думаю, назначим встречу ровно через неделю в баре отеля "Хилтон" в Ричмонде. Номера в отеле заказывать не надо. Просто арендуйте машину и подыщите мотель поблизости. Мы проведем там не более суток.

"Или останемся там навсегда", - подумал Спенсер, но ничего не сказал.

41

Когда все разъехались, Вэлин отправился на бензозаправочную станцию и позвонил по телефону-автомату в Вашингтон. К аппарату подошел Танк.

- Черт побери, Джеймс! - воскликнул он. - А мы-то думали, что вас никого нет в живых!

- Будем считать, что тем, кто так думал, просто не повезло.

- Не понимаю.

- Нас подставили.

- Что ты этим хочешь сказать?

- Проще говоря, предали.

- Кто?

- Скоро все узнаешь.

- Но этого не может быть! Ведь только твои люди, Хезус Дельгадо и его семья да еще нас четверо, кто решил принять вас на службу, знали...

- Правильно, - прервал его Вэлин. - Теперь сам пораскинь мозгами. В предательстве никак нельзя подозревать моих людей и семью Дельгадо.

- Что с ними?

- Все, кто выжил, вернулись и находятся в Штатах.

- С тобой?

- Не в данную минуту.

- Черт! Что ты имеешь в виду под оставшимися в живых?

- Жена Хезуса, одна из его дочерей и сын похоронены в Колумбии. Там же осталась и часть моих солдат. На мой взгляд, потери тяжелые. Некоторых мы не смогли даже достойно похоронить.

- Господи! Значит, ты хочешь сказать...

- Пока я ничего не говорю. Мы можем получить причитающийся нам остаток гонорара?

- Естественно.

- Между прочим, операция прошла успешно.

- Я знаю.

- А ты не собираешься поздравить нас с успешным завершением операции и поблагодарить за проделанную работу?

- Прости, Джеймс. Просто ты застал меня врасплох.

- В таком случае надо понимать, что к нам претензий нет. Значит, я могу получить деньги?

- Конечно. Когда тебя ждать?

- Скоро. Я еще позвоню. Только постарайся, чтобы все были на месте. Мне бы очень не хотелось, чтобы кто-то уклонился от встречи под благовидным предлогом. Встретимся там же, где и в прошлый раз. Просто сообщи своим, что мы уже в городе. Надеюсь, никто не откажется от встречи.

С этими словами Вэлин повесил трубку.

Танк сразу же позвонил Ландерсу, Бернарду и генералу Эвери и поделился с ними новостями. Через пятнадцать минут зазвонил телефон в Ливенуорте.

- Что происходит?

- Они все еще в Колумбии.

- Как бы не так. Вэлин уже в Штатах и собирается приехать в Вирджинию.

- Но самолет не вернулся. В Панаме его поджидает пара моих ребят.

- Прикажи JIM возвращаться. Думаю, об остальных можно забыть. Все полетело к чертям собачьим! Надо бы тебе разобраться, что у вас там лопнуло.

- Обязательно.

На этом связь прервалась.

42

В тот день, на который была назначена встреча, в коктейль-баре отеля "Хилтон" в Ричмонде царила уютная полутьма и было прохладно, чем бар выгодно отличался от улиц административного центра штата, где до сих пор не спала жара, и дышалось с трудом.

Первыми прибыли на место Вэлин, О'Рурк и Гарсия. Покинув ранчо в Нью-Мексико, они проехали до Лос-Анджелеса, поселились в отеле "Замок Мармон" и целую неделю наслаждались роскошью, получая все необходимое непосредственно в номер, отсыпались и приходили в себя. Затем они вылетели в Вашингтон, и оттуда за ночь добрались на машине до Ричмонда, где заказали номера в отеле "Говард Джонсон".

Спенсер и семья Дельгадо вошли в бар полчаса спустя. Как и планировалось, они посетили Нью-Йорк, где сняли квартиру в жилом здании, из окон которого открывался вид на Центральный парк. Крис и Кармен приняли решение пожениться в этом городе, как только операция завершится. Эйнджел подкатил к месту сбора через двадцать минут после них.

Теперь все выглядели совсем не так, как прежде. Стройную фигуру полковника Вэлина плотно облегал элегантный двубортный костюм с жилетом из тонкой светлой ткани, который пошил его старый знакомый - портной с улицы Сэвил-Роу в Лондоне, славившейся большими мастерами своего дела. Вэлин прихватил с собой эту тройку из Лондона, куда заезжал перед началом операции.

На О'Рурке отлично сидели полинявшие джинсы, их дополняли ковбойские сапожки на высоких каблуках, снежно-белая рубашка и коричневый замшевый жилет. Наряд завершали темные очки с пурпурными стеклами. Гарсия представлял точную копию преуспевающего выпускника престижного американского колледжа. На нем был синий костюм из дорогого магазина "Брукс бразерс", нежно-голубая рубашка "Оксфорд" с пристегивающимися кончиками воротника и простой вязаный темно-синий галстук. Ноги были облачены в сверкающие неземным блеском лакированные туфли.

Спенсер по-прежнему носил бейсбольную кепку, кожаную куртку и мокасины, что составляло разительный контраст с нарядами сестер Дельгадо, которые были одеты по последней моде и из самых шикарных магазинов.

На Кармен был костюм от Версаче, черные колготки и розовые туфельки на низком каблуке под цвет костюма. Ее волосы были собраны сзади в пучок, а глаза скрывались за огромными темными очками.

София являла настоящую картину в желтых тонах: платье от Альбертини и бижутерия от Шанель. Спенсер явно не жалел денег. На Хезусе был строгий черный костюм, белая рубашка и тонкий черный галстук. Видимо, он все еще оплакивал погибших членов своей семьи. Его волосы были коротко подстрижены, и он производил впечатление "крестного отца" мафии на пути в церковь.

Кармен и София вначале тоже настаивали на том, что им следует быть в трауре по погибшим матери, сестре и брату, но Спенсер решил, что не стоит привлекать к себе слишком много внимания. Он заказал номера в отеле "Холидей инн" и в конечном итоге убедил сестер, что их наряды должны соответствовать роли приехавших поразвлечься девушек. Хезус неохотно согласился с доводами Спенсера, но отстоял свое право сохранить траур, и Крис был вынужден уступить.

На Эйнджеле была нежно-голубая гавайская рубаха, розовый костюм по моде из телевизионной серии "Полиция нравов Майами", белые туфли, полюбившиеся яхтсменам; он был без носков, а завершали его облик темные очки с зеркальными стеклами. Нижнюю часть его лица обрамляла двухдневная щетина, волосы были не мыты и не стрижены. Он снял номер в отеле "Шератон" на окраине Ричмонда.

- Поберегись! - насмешливо провозгласил Спенсер, завидев молодого коллегу. - Перед вами сам Дон Джонсон [Актер, играющий главную роль в телесериале "Полиция нравов Майами".].

Эйнджел раскланялся перед компанией, присел за столик и заказал бурбон [Выдержанное американское виски, получившее свое название от места производства - округа Бурбон в штате Кентукки.] с водой и льдом, не забыв подмигнуть официантке, предварительно сняв темные очки.

Он чувствовал себя богачом после того, как продал колумбийский кокаин знакомому подпольному дельцу в Майами, и теперь надеялся еще больше разбогатеть, получив свою долю гонорара за операцию в Колумбии. Однако богатство не ударило ему в голову, и он не забыл людей, ставших его близкими друзьями, когда всем им грозила смертельная опасность.

- Прекрасно выглядишь, - сухо заметил Вэлин.

- Стараюсь, сэр, - весело парировал Эйнджел. - Вот только никак не могу привыкнуть к тихой жизни.

- Не волнуйся, это можно быстро исправить, - заверил его полковник.

- Как насчет еще одной операции? - осведомился Эйнджел.

- Видно, тебе мало досталось в прошлой, - вмешался в разговор О'Рурк. Может, ты вообще мазохист по натуре?

- Твоя новая операция начинается прямо сейчас, - остановил шутливую перепалку Вэлин. - О будущем, возможно, поговорим несколько позже.

- Заранее на все согласен, полковник, - откликнулся Эйнджел.

- Встреча назначена? - спросил Спенсер.

- Да, - ответил Вэлин, - сегодня утром мне подтвердили по телефону, что все на мази.

- Когда?

- Завтра в два часа дня.

- Они очень удивились, когда вы им позвонили? - поинтересовался Эйнджел.

- Я бы сказал так: для них это было сюрпризом.

- А с кем ты говорил? - спросил Спенсер.

- С Танком Танкертоном. Трижды. Первый раз - в пути, как только мы покинули ранчо, второй - вчера во второй половине дня и третий - сегодня утром.

- Танк - мой старый друг, - вставил Хезус.

Взлин кивнул.

- Между прочим, я и словом не обмолвился о Гарсии.

Колумбиец вскинул голову при упоминании его имени, и Хезус перевел ему содержание беседы.

- Никто не знает, что он вылетел из Колумбии вместе с нами. Более того, никто вообще не догадывается о его существовании.

Хезус шепотом продолжал синхронно переводить.

- И на эту встречу придут все ее прежние участники? - продолжал уточнять Спенсер.

- Да, все те же четверо, - подтвердил Вэлин.

- И принесут наши деньги? - не удержался Эйнджел.

- Во всяком случае так мы договаривались, - ответил Вэлин. - Треть гонорара в качестве задатка, вы ее получили, а остальное - по завершении операции.

- Танк что-нибудь говорил о солдатах, ко

торых послали организовать нам встречу на аэродроме? - спросил Спенсер.

- Словом не обмолвился. Но я не думаю, что ему что-либо известно на сей счет.

- Все равно одному из этих ублюдков придется дорого за все заплатить, с угрозой в голосе сказал Эйнджел.

- У тебя оружие при себе? - спросил Вэлин.

Эйнджел похлопал ладонью по левому плечу и мрачно заметил:

- Я теперь всегда имею при себе оружие, полковник. В наши дни трудно быть чересчур бдительным.

- Завтра прихвати пушку с собой, - сказал Вэлин. - Надо, чтобы все были вооружены, кроме Гарсии. В прошлый раз нас тщательно обыскали и к тому же пропустили через детектор металла. Возможно, придется брать помещение штурмом.

- Я не против, - согласился Спенсер. - Главное, что завтра день получки. Я весь горю в ожидании счастливой минуты.

Они встретились снова во второй половине следующего дня в небольшой забегаловке на углу улицы, ведущей к зданию, где под землей находилось то самое "помещение 101", где однажды уже довелось побывать Вэлину и О'Рурку. Все были одеты, как для загородной прогулки, кроме Хезуса и Гарсии, которые были в костюмах и при галстуках. На Софии и Кармен были джинсы и кожаные куртки. Все, кроме Гарсии, были вооружены пистолетами, которые скрывали под одеждой. Объединенными усилиями они могли начать небольшую войну, чем и собирались заняться при необходимости.

Прибывшие первыми поджидали остальных, неспешно потягивая через соломинку кокаколу со ладом и наслаждаясь прохладой, создаваемой громадным вентилятором, крутившимся под потолком. Как только все собрались, они расплатились и гурьбой вывалились на улицу.

В просторном вестибюле действовали две пары телекамер. Одна просматривала вход, а вторая позволяла контролировать двери к лифту, который обслуживал верхние и нижние этажи. Перед лифтом был установлен детектор металла наподобие тех, которые стоят в аэропортах. За столиком в вестибюле сидели два крепких парня в плотно облегавших тело темных пиджаках, которые недвусмысленно оттопыривались под правым рукавом. Оба встали, когда зуммер у двери оповестил о прибытии команды Вэлина.

- Полковник Джеймс Вэлин со своими спутниками, - оповестил Вэлин, выговаривая каждое слово с характерным британским акцентом.

- Вас ожидают, сэр, - сообщил первый охранник. - Но вначале мы вынуждены вас обыскать.

- Да, конечно, - охотно согласился Вэлин. - Видимо, вы это хотите от меня получить.

С этими словами он достал из кобуры под мышкой пистолет и направил его на охранников.

- Марк! - коротко скомандовал полковник, и О'Рурк схватил стул, приставил к стене, вынул банку с черной краской и быстро замазал объективы телекамер. Пока он занимался своим делом, Эйнджел и Спенсер забрали оружие у охранников, а Кармен вызвала лифт.

- Поедем все вместе, - спокойно предложил Вэлин.

Когда дверь лифта открылась, на нее были нацелены шесть стволов, но кабина оказалась пустой. Всем удалось разместиться в ней, и Вэлин нажал на кнопку с надписью "помещение 101", куда они и спустились. В коридоре их также никто не ждал, и вся группа проследовала к нужной двери, держа оружие наготове.

Звуки шагов заглушала ковровая дорожка, и был слышен лишь легкий гул системы кондиционирования воздуха.

Перед дверью с табличкой "101" охраны не было. Полковник жестом велел одному из парней в темном костюме, которого он все еще держал под прицелом, открыть дверь...

...За тем же столом, как и прежде уставленным бутылками с минеральной водой и вазами с фруктами, сидели все те же четверо представителей правительства США, удивленно вскинувшие головы, когда на пороге без стука появилась группа людей. Первым вошел Вэлин с пистолетом в руке, а за ним по пятам следовали семь его спутников и двое пленных.

- Черт побери, Джеймс! - воскликнул Танкертон, привстав с места. - Что здесь происходит?

- Мы прибыли, чтобы получить по счету, - негромко проговорил Вэлин.

- Но почему с оружием? Что с тобой, черт возьми, стряслось?

- С нами все в полном порядке, чего я никак не могу сказать о наших товарищах, которых мы были вынуждены оставить в Колумбии стервятникам. А с нами что могло случиться? Стали, наверное, чуть старше, и мудрости слегка прибавилось, но не более того. Однако я забылся, за что приношу глубочайшие извинения. Позвольте прежде всего представить всех друг другу. Заранее прошу меня простить, если услышите имена уже знакомых вам людей.

Итак, человек, который только что перед вами выступал, это Боб Танкертон по прозвищу Танк, представляющий Управление по борьбе с нелегальной торговлей наркотиками. Рядом с ним Джек Бернард из Центрального разведывательного управления со штаб-квартирой в Лэнгли.

Далее - Карл Ландерс, агент Федерального бюро расследований, и, наконец, генерал Этан Эвери, почтивший нас своим присутствием, ради чего ему пришлось покинуть на время Белый дом.

После этого Вэлин представил по одному всех членов своей команды и семьи Дельгадо, но обошел вниманием Рамона Гарсию.

Танкертон бросил взгляд на Хезуса Дельгадо и тепло его приветствовал:

- Хезус, мой старый друг! Мы очень давно не виделись. Мне рассказали о трагедии, постигшей вашу семью. Примите мои соболезнования. Я очень сожалею, что так случилось.

- Я тоже, - ответил Хезус.

- А ваши дочери... - продолжал Танкертон. - Они были совсем еще девчонками, когда я их видел в последний раз.

- Да, я вас помню, мистер Танкертон, - вставила София.

- Нет-нет, зовите меня Танк. Все мои друзья называют меня Танком.

- Танк, - послушно сказала София.

- Мы не знали, кому из вас удалось выбраться, пока не позвонил полковник. До его звонка мы вообще не были уверены, что комуто удалось выбраться оттуда, - говорил Танкертон. - Из Колумбии поступали крайне противоречивые сообщения.

- Мы действительно были на краю гибели, - признал Вэлин. - Одно время казалось, что ни одному из нас не удастся выбраться.

- А это кто? - спросил Танкертон, указывая на Гарсию.

- С этим человеком мы познакомились в ходе операции. Его зовут Рамон Гарсия. Он работал химиком в лабораторном комплексе. Колумбийские власти силой заставили его работать на них. А мы взяли его с собой.

- Вы провели отличную операцию, Джеймс, - похвалил полковника Танкертон. - Нам сообщили из Колумбии, что лабораторный комплекс разрушен до основания.

- Они его восстановят, - вмешался О'Рурк, - потому что могут рассчитывать на помощь со стороны.

- Что вы имеете в виду под "помощью со стороны"? - моментально заинтересовался агент ЦРУ.

- Я имею в виду помощь со стороны американского правительства, пояснил О'Рурк. - Подобно той помощи, которая была оказана властям Колумбии во время операции, а в результате мы все едва не погибли.

- Не понимаю, на что вы намекаете, - резко оборвал его Танкертон.

- Ты, Танк, возможно, и не понимаешь, - сказал Вэлин. - Но по меньшей мере один из присутствующих отлично все понимает.

- О чем ты говоришь?

- Я говорю о предателе, который вылетел из США в Боготу, посетил лабораторию и рассказал о предстоящей операции. Он лишь не смог назвать точной даты, времени и места нашей высадки. Слава Богу, это было известно ограниченному кругу людей, в том числе и тебе, Танк, и поэтому ты вне подозрений. В противном случае колумбийцы могли просто сбить наш самолет в воздухе и мы бы сегодня не встретились. Но как только мы прибыли на место, о наших передвижениях становилось известно всем, и, кроме того, была организована операция с целью помешать нашей группе покинуть Колумбию и всех нас уничтожить.

- Я по-прежнему ничего не могу понять, - твердил Танк, глядя на сидящих за столом людей.

- Видимо, ты утратил былое чутье, Танк, - упрекнул его Вэлин. - Или состарился? Когда за нами пришел самолет, на его борту были американские военнослужащие. Без знаков отличия. Без солдатских медальонов. Но это были американские солдаты. Из спецназа в Ливе нуорте.

- Если вы говорите правду, - вмешался агент ФБР, - то, на мой взгляд, было бы значительно проще просто задержать самолет и оставить вас с носом. Другой вариант - информировать колумбийские власти о местонахождении аэродрома и предоставить им возможность разделаться с вами на месте.

- Нет, такой сценарий не подходит, - возразил Вэлин. - Нельзя полагаться на колумбийцев, потому что кому-то из нас удалось бы все-таки спастись, вернуться в Штаты и поведать историю, которую я вам только что рассказал. К счастью, наши предполагаемые убийцы не оправдали ожиданий. Они оказались хуже нас в бою. Но должен признать, что нам пришлось очень и очень тяжко.

Его последняя фраза повисла в воздухе, как дым от сигареты.

- Так кто же вас предал? - спросил Танкертон.

- Как я уже говорил тебе по телефону, это один из сидящих за этим столом. Больше некому.

- Мне все это не нравится, - заявил представитель ФБР, - совсем не нравится. Я пришел на эту встречу отнюдь не ради того, чтобы выслушивать всякие глупости. - И он слегка привстал.

- Не двигаться! - рявкнул Вэлин, и дуло пистолета уставилось на агента ФБР.

- У тебя есть доказательства? - спросил Танкертон.

- Да. Испанский знаешь?

- Немного.

- А вы, джентльмены? - обратился Вэлин к другим. Агент ФБР отрицательно покачал головой, а двое других кивнули.

- Когда предатель приехал в Санта-Ану, его там видел Гарсия, продолжал Вэлин. - Все, о чем гость из Вашингтона рассказал властям Колумбии, было доведено до сведения сотрудников лаборатории. По понятным причинам никто, включая американца, не мог тогда предположить, что мы проведем успешную операцию. И уж, конечно, никому не могло прийти в голову, что мы вернемся домой и привезем свидетеля, способного опознать предателя. - Он сделал эффектную паузу и обратился к Хезусу: - Твоя очередь.

Хезус повернулся к Гарсии и спросил поиспански:

- Скажи, пожалуйста, не видишь ли ты в этой комнате того человека, который приезжал в Санта-Ану?

- Вижу, - ответил Гарсия.

- Расскажи, чем он занимался у вас.

- Он переговорил с начальником лаборатории и командиром воинской части города.

- Что он говорил?

- Он сказал им, что скоро в Колумбию прибудет группа солдат, но не настоящих военных, а наемников, и попытается уничтожить лабораторию.

- Он назвал дату их прибытия?

- Нет. Он не знал. Не знал точной даты, но утверждал, что это произойдет очень скоро.

- Что было дальше?

- В лаборатории объявили тревогу, а командир воинской части прислал подкрепления.

- И этот человек точно здесь?

- Да.

- Укажи его.

Все это время Хезус переводил на английский вопросы и ответы, с тем чтобы не знающие испанского языка могли понять, что происходит. В ответ на просьбу указать предателя Гарсия поднял руку и показал пальцем на генерала Звери.

- Дикость какая-то! - возмутился генерал. - Кому вы больше верите: мне или какому-то пришлому колумбийцу, которого мы раньше в глаза не видели? Не забывайте, что я защищал нашу отчизну в трех войнах! У меня десятки наград за мужество, проявленное в сражениях.

- Я бы рекомендовал вам заткнуться, генерал, - посоветовал Спенсер. - Я верю Гарсии.

А вас я помню по Вьетнаму. Всегда вдали от горячих точек, всегда в свежеотутюженной форме и всегда в компании пары девочек в военной форме. Конечно, вам нравилось воевать, потому что вы сами никогда не участвовали в боях.

За вас воевали другие.

- И с тех пор все так и пошло, - вставил Вэлин.

- Танк! - вскричал Эвери. - Но ты же не веришь этим людям?! Они нагло лгут!

- А ты проверь, Танк, - посоветовал Вэлин. - Свяжись с Ливенуортом. Даже наш блестящий генерал не мог отправить группу солдат в Колумбию, не оставив следа. Наверняка есть бумаги, где все расписано. Между прочим, часть этой группы осталась в Панаме, чтобы организовать нам встречу, если мы каким-то чудом выберемся из Колумбии. Можно допустить, что они все еще там в ожидании новых распоряжений.

В этот момент один из охранников изловчился и напал на Вэлина, попытавшись вырвать у него оружие. Но Спенсер ударил его по шее рукояткой пистолета, и парень со стоном свалился на пол. Воспользовавшись суматохой, генерал Эвери вскочил с места, держа в руке автоматический пистолет, и сграбастал Кармен, выбив из ее рук оружие. Он использовал девушку как щит, обхватив рукой за шею и приставив пистолет к ее виску.

- Сложите оружие! - приказал генерал, и все повиновались. Презрительно глядя на Вэлина, Эвери прошипел: - Считаешь себя умнее всех, не так ли?

- Ни в коем случае, генерал, - возразил Вэлин. - Ив мыслях такого нет. Однако вам следовало бы признать, что мы свое дело всетаки сделали, несмотря на все ваши старания нам помешать.

- Будь ты проклят! - загремел генерал, еще сильнее сжимая горло Кармен. - Мне надо бы пристрелить тебя на месте, как бешеную собаку. - Он мотнул головой. - Нет, в другой раз, полковник. Думаю, мы еще встретимся.

- С большим удовольствием, - поклонился в ответ Вэлин.

- Сейчас я уйду отсюда, - сказал Эвери. - А если кто-то попытается меня преследовать, я убью эту шлюху.

- Живым вам отсюда не выбраться, - предупредил Танкертон.

- Ошибаешься, - парировал генерал. - Но если я погибну, девке тоже не жить.

- Ах ты, гад! - взревел Спенсер и бросился на Звери, но тот выстрелил и ранил солдата в плечо.

В тот момент, когда раздался выстрел и внимание Эвери было отвлечено, Хезус наклонился, поднял свой пистолет и, казалось, не целясь, один раз нажал на курок. Пуля пробила генеральский череп, забрызгав стену позади кровью, месивом из костей и мозгов. Эвери отпустил Кармен и тяжело упал на пол. Девушка тотчас подскочила к Спенсеру, прислонившемуся к стене. Рукой он пытался остановить кровотечение из раны.

- Я отомстил за свою семью, - сказал Хезус.

- Неплохо стреляете! - сухо прокомментировал события Вэлин. - Теперь ты мне веришь, Танк?

Танкертон повел глазами на труп генерала и печально покачал головой.

- Знаешь, Джеймс, я все равно никогда бы тебе не поверил, если бы он сам не признался.

- Все хорошо, что хорошо кончается, - заключил Вэлин. - Крис, ты как? Справишься?

- Спасибо за заботу, полковник, - силился улыбнуться в ответ Спенсер. Тем временем Кармен оторвала край своей рубашки и наспех перевязывала плечо любимого. - Ранили меня не впервые, но в данном случае не помешает вызвать врача.

- Думаю, за врачом дело не станет, как только Танк выполнит свои обязательства,

- О чем ты? - удивился Танкертон.

- Деньги на бочку, приятель, - скомандовал Вэлин. - Прошу учесть, что мы не только уничтожили лабораторию по производству кокаина, как договаривались, но и сэкономили твоему правительству кругленькую сумму, которая ушла бы на содержание за решеткой в течение двадцати лет заслуженного генерала, а ему положено кабельное телевидение в камере и трехразовое питание в сутки из лучших ресторанов. Не говоря уже о том, какой бы разразился скандал, если бы общественность прослышала о генеральских проделках. Так что давай, Танк, раскошеливайся!

Танкертон достал из-под своего стула туго набитый портфель и бросил его на стол.

- Вот твои денежки, Джеймс, - вздохнул он. - Можешь их тратить на здоровье.


home | my bookshelf | | Цена предательства |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу