Book: Пятый уровень



Пятый уровень

Сергей ВЕСЕЛОВ

ПЯТЫЙ УРОВЕНЬ

«Фонари» бывают разными. У мальчишек на Газопроводе, например, существует такая классификация:

— они могут быть похожи на два правильных полумесяца и напоминать таинственный массивный знак — это когда тебе врежут точно промеж глаз;

— они бывают расплывчатыми, бесформенными, будто за нижнее веко капнули фиолетовые чернила — это когда подерешься со старшеклассником; а старшеклассники (особенно Генка-Будильник из девятого) — народ дикий, без комплексов, — могут запросто влупить и ботинком, росту у них для этого хватит;

— они бывают аккуратными, круглыми — если попадут в глаз снежком;

— они бывают оторочены по краям сиреневой каймой — это когда школьная уборщица тетя Маша или физрук Борис Борисович застанут в туалете с сигаретой;

— они, наконец, бывают похожи на след грифеля от простого карандаша — и в большинстве случаев это и в самом деле оказывается просто грифель, потому что Сема Дворский перед министерской контрольной по алгебре сам нарисовал себе такой «фонарь» и сказал учительнице, что его избили пьяные дядьки во время перемены и у него жестоко болит голова.

Конечно, с каждым годом классификационный список пополняется, потому что драк и приключений на Газопроводе хватает.

Большую работу здесь проводит Сережа Светлов — у него что ни день, то новый синяк. Откуда он их берет, никому неизвестно. Вот недавно Серега явился на Кольцевую (здесь, на бензозаправке, местные мальчишки подрабатывают мойкой машин), а у него «фонарь» светится почему-то не под глазом, а над ним. Это, можно сказать, настоящий переворот в медицинской науке о синяках (ведь должна быть такая?).

— В чем дело? — спросили его.

— Отстаньте, — сказал Серега. И до самого вечера не издал больше ни звука; молча и скучно, как взрослый, работал — и все.

Все и так давно от него отстали: две последние недели июня он, что ни день, приходит с новым «украшением». В конце концов не хочет человек делиться опытом — его дело. Только Тимофей Медведев не отстает, все продолжает подкатываться к нему со своими «что» да «почему». Но Тимофею можно, потому что они со Светловым — друзья. Может, уже бывшие друзья, но все равно не самые чужие на свете люди.

Однако Серега, наверное, так не думал.

— Еще раз спросишь меня про «фонарь» — у тебя точно такой же появится, — пообещал он Тимофею.

И показал кулак — костистый, весь в ссадинах.

— Дурак, — сказал Тимофей. — Я же тебе помочь хочу.

Все газопроводские его мысленно поддержали: другу, даже бывшему, нужно помогать. Но если при этом схлопочешь по уху — твои проблемы. Се ля ви — как говорят французы.

Часть 1

КВАШЕНЫЙ И КАЮК-КОМПАНИЯ

Глава 1

Сквозь дрему Тим слышал обрывки разговоров на кухне, сопровождаемых стуком ложек в кофейных чашках, бодрыми аккордами «Радио Рокс» и запахом подгоревших бутербродов.

Родители, как водится, потолковали сначала о погоде («Такой жары не было с 75-го…»), потом — о Тиме («Я как-то видела, что мальчишки на автозаправке курят…»), потом разговор зашел о ком-то из родительских знакомых.

— Она просила не говорить никому… По-моему, это глупо, — говорила вполголоса мама.

Глупо, — как обычно, согласился папа. И, как всегда, спросил: — А почему?

— Диагноз окончательно не подтвержден.

Громко засвистел чайник на плите.

— …разбудишь Тимку, — донесся папин голос, когда чайник сняли с плиты.

— До одиннадцати его и цыганский хор не разбудит. Не представляю, как он опять будет вставать осенью в школу…

— Не думаю, что ей стоит на что-то надеяться, — вернулся папа к основной теме разговора.

— Восемнадцать тысяч, — загадочно промолвила мама.

Папа присвистнул.

— Возможно, именно поэтому она не хочет распространяться, — сказал он. — Чтобы никто не чувствовал себя виноватым.

— Был бы Степан дома…

— Ему оставалось бы только ограбить банк.

— Он поленился бы даже перейти улицу на красный свет ради нее.

— Возможно… А как же ее мальчишка? Он тоже не знает?

Тихо и настойчиво запищал электронный будильник на кухне — родители заводят его, чтобы вовремя выйти из дому. В этом писке потонуло чье-то имя, которое произнесла мама. А потом они встали и молча начали обуваться. Громко зашуршала пергаментная бумага, в которую мама заворачивает папины обеды. Затем раздалось невыразительное позвякивание, означающее, что папа хлопает себя по карманам, проверяя, на месте ли ключи и сигареты.

Потом мама сказала: «Ты долго будешь копаться?»

Потом папа сказал, чтобы мама не суетилась.

Потом коротко лязгнул дверной замок.

Тим натянул одеяло до самых ушей, мысленно прикидывая, как здорово было бы подремать еще часок-другой. Но в восемь часов на градуснике за рамой будет уже под тридцать, а просыпаться в жару под ватным одеялом — удовольствие так себе.

В общем, разлеживаться было некогда.

* * *

Если бы дело происходило зимой, наверное, было бы легче. Тим был уверен, что зимой шпионам вообще живется припеваючи: каждый след хорошо виден на снегу, а зимняя одежда чаще всего имеет траурный цвет, резко выделяющийся на белом фоне; к тому же деревья и кустарники стоят голые, любой объект просматривается за километр.

Осенью, когда дождь и слякоть, — тоже неплохо. Тим и сам толком не знал — почему. Наверное, погода как-то вдохновляет.

Но на дворе стоял июль. Жаркий, пыльный, удушливый июль. С самого раннего утра воздух был серо-коричневым, словно над горизонтом опустили грязную тюлевую гардину. Тимин папа называл такую погоду «тушеной».

— Для поджаристой корочки нужна не только высокая температура, но и сухой воздух, — говорил он. — А у нас в Москве для этого слишком влажно. Как в гусятнице.

Самая что ни на есть нешпионская погода.

Летом мальчишки-семиклассники, подрабатывающие на мойке машин, редко выбирались на работу раньше десяти утра. Они понимали, что каникулы дано почувствовать лишь тому, кто спит до упора и никуда не спешит. Однако сегодня разлеживаться и в самом деле было недосуг.

Тим встал и прямиком направился в пропахшую хлоркой ванную. Потом без всякого выражения сжевал два остывших бутера, попутно натянул на себя любимую коричневую футболку — такую же выцветшую, истончившуюся, бывалую, как у Роберта Планта на плакате, висящем в спальне. Осторожно, чтобы джинсовая ткань не шумела, Тим влез в голубые «ливайсы» (конечно же, подделка, на Белорусском вокзале таких пруд пруди).

Тим слушал.

Внимательно слушал.

Серега Светлов жил этажом выше. Звук его открываемой двери Тим мог бы узнать из тысячи других звуков: он помнил его так же хорошо, как и номер Серегиной квартиры — «56», выбитый на потрескавшемся черном дерматине.

Когда-то он, услышав знакомый тягучий скрип, хватал школьную сумку и выбегал на площадку, чтобы вместе с Серегой дотопать до школы. Тим реагировал на этот звук даже тогда, когда смотрел «Погонщиков динозавров» и не собирался никуда бежать; даже тогда, когда родители принимались громко выяснять, кто из них в доме главный, а на кухне вовсю гремело радио, и в гостиной разрывался на части телевизор, вдобавок ко всему в уборной конвульсивно всхлипывал протекающий унитаз.

Но это было давно. Теперь Тим слушал… как бы это сказать? По-воровски. Или по-шпионски. И он боялся прослушать.

Тим взял стопку комиксов и уселся на свою кровать, ногой толкнув дверь в прихожую.

Он услышит.

Конечно же, услышит, черт побери.

Комиксы были тупыми. Тупыми даже для самых дешевых комиксов на самой дешевой бумаге. Про лупоглазых подземных мутантов, которые по ночам вылезают из канализационных люков и похищают людей. А потом поедают их. Поедают, поедают и поедают — на протяжении девяти серий. Очень остроумно.

Тим швырнул под кровать последний, девятый, номер и уставился на Роберта Планта.

Здесь, на плакате, он молодой, — наверное, лет двадцать. Сидит себе прямо на асфальте, приперевшись спиной к стене красного кирпичного дома, на нем коричневая майка и выцветшие, как московское небо в жаркую погоду, голубые джинсы. Он смотрит в сторону — на проходящую мимо девчонку в короткой юбке. Девчонка ничего себе. У Планта таких, наверное, целый курятник был. Родители стараются не говорить детям о таких вещах, но Тим знает, что музыканты дня прожить не могут, чтобы не охмурить кого-нибудь из поклонниц. Даже лысый Лев Шаинский (это который песню придумал про голубой вагон), наверное, тоже отрывается после каждого концерта.

Сейчас Роберт Плант уже старый. Ему, наверное, под пятьдесят. Тим видел его в «Каунтдаун», голландской дискотечной передаче. У него серое лицо, а кожа стала пористой, как губка. И сразу видно, что в молодости Плант принимал наркотики. Может, он и сейчас тайком глотает какую-нибудь гадость? Ничего удивительного. «Цеппелинов» сейчас никто не слушает. А вот Тим с Серегой…

Тут Тим услышал долгий и далекий звук.

Звук открываемой двери.

Он приподнялся на кровати, слушая шаги на лестничной площадке. «Раз-два-три-четыре…»

Это Серега. Его мама спускается по лестнице медленно, тяжело: «и-раз… и-два…»

Спустя мгновение Тим был в прихожей. Он ждал, когда хлопнет дверь парадного, запихивая в карман полторы тысячи рублей и ключи от квартиры.

А потом прыгнул в стоптанные кроссовки и отпер дверь.

Глава 2

Серега Светлов торопился. Выйдя из дома, он скорым шагом направился к автобусной остановке. Если бы он хоть раз обернулся, то мог бы увидеть крадущегося в тридцати шагах от себя Тима. Но он не обернулся.

По дороге Серега остановился у таксофона и снял трубку с рычага. Говорил он совсем недолго — за это время можно было успеть сказать только: привет, как поживаешь?.. Тим даже не успел подойти поближе, чтобы расслышать хоть часть разговора. Но он видел бледное Серегино лицо, на котором четко проступали лиловые синяки. Серега, похоже, плюнул на все и уже перестал замазывать их маминой крем-пудрой.

Потом Серега повесил трубку и чуть ли не бегом побежал дальше, и Тим заметил, что к остановке приближается автобус. Тим тоже побежал. Серега влетел в переднюю дверь, а Тим — в заднюю. И они поехали.

Тим терпеть не мог автобусную давку, тем более в июле. Но сейчас он был даже благодарен тем людям, которые набились в салон, и пыхтели, и толкались, и увлеченно переругивались между собой, — потому что Серега не мог видеть его. Правда, и он Серегу, можно считать, не видел, а только слышал иногда его голос: «нет, не выхожу», «извините»…

Главное, что он не выходил.

У Кольцевой дороги народ дружно высыпал из автобуса, и Тим пропустил вперед себя несколько нетерпеливых теток. Потом он заметил, что Сереги в салоне нет, и быстро выскочил наружу. Вдалеке, у самой дороги, мелькала желтая Серегина тенниска. Хорошая тенниска, яркая.

«Он приехал на бензоколонку», — разочарованно подумал Тим, потому что бензоколонка, где местные газопроводские мальчишки мыли машины, находилась неподалеку от остановки и они с Серегой часто ехали на работу этим маршрутом.

Но он ошибался. Серега шёл, никуда не сворачивая, а потом пересек черную, липкую от жары ленту шоссе. Тим подождал, когда Серега оторвется на безопасное расстояние, и последовал за ним.

Асфальт клеился к подошвам кроссовок, и казалось, что сейчас он окончательно пристанет и, сморщившись, потянется за Тимом, словно ковровая дорожка. Перейдя на другую сторону, Тим вытер кроссовки о траву. Желтая Серегина тенниска время от времени выпрыгивала из высокой травы — далеко отсюда, метров за сто. А может, и больше. Серега шуровал напролом, в обход всех тропинок, — как настоящий кенгуру. И Тиму следовало вовсю шевелить поршнями, чтобы не упустить его окончательно.

От травы шел густой тяжелый запах солнца и кузнечиков. И от этого запаха тело сразу зачесалось. Тим прошел несколько сот шагов, затем забрался на кочку и сверил свой маршрут. Серега забирал чуть левее, к железнодорожному полотну. Расстояние между ними продолжало увеличиваться.

«Может, хватит играть в прятки? — вдруг подумал Тим, чувствуя, что его футболка под мышками стала влажной и горячей — и тут же почудилось тупое гудение слепня. — Не по душе мне это, честное слово. Можно представить себе, что будет, если Серега заловит меня здесь. Вот сейчас ка-ак вынырнет из травы…»

Серега все не выныривал. Теперь он двигался вдоль железнодорожного полотна, пи пути обрывая метелки дикого овса и кроша их в ладонях. Потом он пересек полотно. За насыпью обнаружились те же девственные заросли остролистника и пырея… И — что-то такое впереди.

Что-то ТАКОЕ.

Что именно? Тим, который уже готов был повернуть обратно и с позором удалиться на родной Газопровод, решил, что узнает это. Узнает — и вот тогда можно будет со спокойной совестью поворачивать оглобли.

Через десять минут торопливой ходьбы неизвестный объект вырос до размеров пачки жевательной резинки «Love is…», и теперь Тим мог с уверенностью сказать, что это дом из красного кирпича — вроде того, на плакате в его спальне. Четырехэтажный особняк.

Потом Тим оступился, попав ногой в небольшую, прикрытую травой ямку. На коленях и ладонях остался едкий травяной сок. Когда Тим поднял голову, то с удивлением обнаружил, что ярко-желтая тенниска пропала из виду. Серега успел куда-то скрыться.

— Черт…

Тим побежал со всех ног. Одно дело — когда ты сам отказываешься от преследования, и совсем другое когда тебя обводят вокруг пальца, словно второклассника… Остроконечная фигурка дома перед его глазами прыгала, словно поддразнивая.

И вдруг он увидел. Дом стоял на холме, а перед ним расстилалась небольшая ложбинка. Серега спустился туда, и потому его не было видно; теперь желтое пятно его тенниски замелькало снова. Серега замедлил шаг, видимо, не желая, чтобы кто-то обнаружил его спешку.

Кто-то… Кто же?

Сейчас уже Тим не сомневался, что Серегина цель — этот странный кирпичный дом. Он вел себя так, словно явился на педсовет, где самое главное — упрятать свои эмоции подальше. Вот Серега быстрым движением вытер потные ладони о тенниску. Тим пожалел, что не может увидеть сейчас его лицо. «Все нормально…» — Тим тоже попытался успокоиться (а что? Серега никуда не делся — верно ведь? А сейчас можно хорошенько рассмотреть, что это за дворец такой, и — спокойно потопать домой).

Успокоиться не получалось.

Возможно, дело было в этом доме. Он и в самом деле похож на дворец. Или, скорее, на замок — потому что к этому слову больше подходит эпитет «зловещий». Не скажешь же ведь — «зловещий дворец», верно? Дворец может быть прекрасным. А если у него окна похожи на глаза дяди Семена, когда тот на работе хватит лишку и гоняется по двору за сыном Лешкой, — это уже замок. Зловещий замок.

Вытянутый вверх пятиугольный фасад, обвитый жидким плющом, высокая островерхая крыша, взбирающаяся в тусклое небо крутыми ступеньками. Из-за крыши выступают две полукруглые башни, опоясанные по краям хромированными перилами, которые нестерпимо блестят на солнце. Там оборудовано что-то вроде террас (Тим увидел столики на растопыренных ногах), какие, наверное, бывают в экзотических кафе Санта-Барбары.

Примечательная хибара. Тиму вдруг показалось, что он уже видел этот дом где-то раньше. Узнавание длилось какую-то секунду, не больше, но оно было острым, ярким. Впрочем, потом Тим пытался вспомнить это чувство — и не смог. Пустота… Может, приснилось когда-нибудь?

Вдоль Варшавского полно всяких особняков, но — они какие-то другие. Уродливей, дешевле на вид: один из силикатного кирпича с каким-то дурацким орнаментом, другие сплошь утыканы башенками, зубчиками, рюшечками — сразу видно, что там живут или азербайджанцы, или бывшие второгодники… А этот дом — он взаправдашний какой-то. Вот на Газопроводе есть пацаны, которые мечтают стать ворами или киллерами, когда вырастут. Они вовсю корчатся, будто родились такими блатными, с окурками в зубах — даже смешно порой становится. Но живут на Газопроводе и настоящие воры. И эти уже ни под кого не косят и наколками своими перед носом у тебя не размахивают. Вот так примерно и отличался этот дом от остальных — тех, что на Варшавском шоссе. Тим вспомнил почему-то один из рассказов Эдгара По — «Дом Ашеров». Что-то в этом есть.

«Дом Ашеров».

Какое-то движение. Тим даже не сразу понял, откуда оно исходит. Потом он заметил уплывающие вверх ворота гаража, они находились у самого подножия замка. Из ворот показались две движущиеся точки. Мотоциклы. Спустя минуту до Тима донеслось их тяжелое рассерженное гудение — словно оводы, которым воткнули травинку в задницу.

Сергей тоже заметил мотоциклистов. Он остановился и еще раз потер руки о тенниску. Поза его была напряженной, воинственной. До Тима с опозданием дошло, что он сейчас стоит перед спуском в ложбину, где его легко заметить со стороны дома. Он чертыхнулся и опустился в траву. Мотоциклисты, подъехав к Сергею, лихо затормозили, описав вокруг него полукруг. Тачки были явно непростые — черные, холеные, с высоко задранными щитками, похожие на понтовых десятиклассниц, что ходят, отставив корму… Видимо, какие-то спортивные модели.



Серега первым протянул руку мотоциклистам. Те сдержанно поздоровались. Потом поболтали от силы минуты полторы. Вдруг Серега вскочил на заднее сиденье мотоцикла, и вся троица прытко умчалась в сторону дома. Тим подождал, когда ворота гаража закроются, и отполз назад. Потом приподнялся и внезапно почувствовал оглушительный звон в голове — словно по медному колоколу со всей силы врезали железной трубой.

Тим, пошатнувшись, обернулся.

Перед ним стоял высокий рыжеволосый парень в спортивных брюках и черной майке с глубокими вырезами. Лет четырнадцать-пятнадцать, не меньше. У него были рыбьи глаза и бледный губастый рот. Парень нетерпеливо перебирал ногами, словно боксер, рвущийся в бой. Позади маячили еще какие-то малосимпатичные рожи.

— Ну что, сосунок, — произнес рыжеволосый, — мама не дождется тебя к обеду, верно?

Глава 3

Он сделал обманное движение и неторопливо, с расстановкой, ударил Тима под дых. Тим молча дернулся, челюсть его сразу отвисла, плечи свернулись вперед. Боль — дикая. Изнутри что-то напирало, выталкивая наружу глазные яблоки и внутренности… Парень, не отпуская руку, с улыбкой смотрел на Тима.

— Так это ж Чак Норрис, пацаны, — сказал он громко. — Во как держит удар… Я прям ничего поделать не могу.

И он еще раз ткнул кулаком в то же место. Желудок, который уже потихоньку становился на место, вдруг снова испуганно прыгнул вверх. Перед глазами Тима пробежала какая-то куцая тень.

Но он молчал.

Кто-то обошел Тима сзади. Он даже не мог заставить себя обернуться, хотя знал, что ничего хорошего такие маневры не сулят. Рыжий приподнял голову, взглянул куда-то за спину Тима. Ясно, сейчас толкнет. А сзади какой-нибудь шестерка стоит на карачках и довольно скалится.

Тим сделал все, что мог, — он отступил назад и наугад лягнул ногой. Пятка уткнулась во что-то мягкое. Послышался сдавленный крик. Ага, попал… Потом Тим пригнулся (боль взорвалась внутри, словно тротиловая шашка), и как раз вовремя: над его головой просвистел кулак рыжеволосого. Фф-ых!.. Тим, не разгибаясь, отступил в сторону и увидел парня, который стоял на корточках позади него. Это был полный мальчишка, стриженный под полубокс. На его светлой в полоску рубашке виднелся широкий грязный след его, Тима, ноги.

Последнее, что успел Тим, — это вернуть рыжеволосому его оплеуху. Когда тот подался вперед, вслед за своим кулаком, Тим спокойно влепил ему в левое ухо. Нет, рыжий не упал, как это обычно показывают в боевиках, однако голова его заметно откинулась назад. И то хлеб.

— Коз-з-зел-л вонючий… — прошипел кто-то.

Тим решил, что больше ему здесь делать нечего. Он откинул руку назад, расчищая себе дорогу, — та наткнулась на пустоту. Тим развернулся и побежал. Но пробежка была недолгой. Сзади ему врезали по щиколотке — ноги заплелись одна за другую, словно двое пьянчужек, и Тим загремел на траву. Кто-то с разбегу уселся на него верхом и вцепился в руки, которыми он закрывал лицо.

— Убери руки!.. Убери, урод!..

Тим попытался перевернуться на живот — не дали. Тот, кто сидел на нем, имел, наверное, килограмм шестьдесят весу. Сверху, сбоку посыпались удары. Били грамотно, подлецы. Когда терпеть стало совсем невыносимо, Тим выгнулся дугой и сбросил-таки с себя тяжелую ношу. На какой-то миг он увидел над собой полное раскрасневшееся лицо того самого парня в полосатой рубашке. Парень перелетел бы через Тима, если бы Тим не вцепился зубами ему в нос.

— МА-МА-МА-МА-МА-МА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А! — заорал толстый.

Тим согнул большой палец и ткнул косточкой ему в бок. Толстый подавился собственным криком. В его глазах светилось бешенство и глупое безграничное удивление.

— Теперь отвали, — процедил Тим и оттолкнул толстого от себя.

Он рывком вскочил на ноги, вполне готовый к тому, что сию же секунду снова окажется на траве. Его обступили человек пять: класс седьмой-восьмой. Может, и девятый.

Рожи грубые, хмурые, недоделанные какие-то. Бандитские рожи, одним словом. Все острижены под Витька из «Дюны». Рыжий стоял в метре от Тима. Он продолжал улыбаться и сучить ногами. «Сейчас пяткой врежет», — подумал Тим.

— Пачка! — неожиданно выкрикнул рыжий.

Откуда-то снизу донеслось глухое ворчание.

— Чего?

Это был толстый. Он медленно поднимался с колен, сверля Тима злыми поросячьими глазками.

— Этот хмырь тебя обидел? — спросил у него рыжий.

Пачка молча оскалился.

— Я его тебе дарю. Можешь закопать на месте.

И рыжий отступил в сторону. «Поединок чести, — усмехнулся про себя Тим. — Знаем мы эти игры…»

Он быстро оглянулся, еще надеясь убежать, но наткнулся на ухмылки стоявших сзади парней. Пачка, не отрывая взгляда от Тима, провел рукавом под носом, оставив на рубашке красную полосу. Потом громко фыркнул и сплюнул, стараясь попасть на Тимины кроссовки. Тим отступил.

— Я ему глаза на задницу натяну, — пообещал Пачка и шагнул вперед. — Я ему ноги повырываю. Я ему…

Тим прикинул, что у него пять шансов из пятидесяти. Пачка раза в полтора тяжелее его. И этим все сказано. Один хороший удар — и Тим будет размазан по траве, словно масло по хлебу.

— … я ему голову отверну…

Значит, что?.. Значит, Тим сам должен начать отстрел диких бешеных поросят. Сам. И чем быстрее, тем лучше.

— … я его землю есть заставлю…

Он одолел расстояние до Пачки в один прыжок. И — прыгнул снова. Когда красные, трясущиеся от злости щеки Пачки оказались чуть ниже уровня Тиминой груди, он выбросил вперед правую ногу. БА-АХ… С глухим стуком нога врезалась в грудную клетку.

— … я ему-у… ы… ы… ы…

Пачка осекся на полуслове и неожиданно отлетел назад шага на три. И когда он бухнулся на землю, словно мешок с цементом, Тиму стало по-настоящему страшно.

Он увидел лица остальных ребят. Те равнодушно смотрели на поверженного Пачку и с каким-то нехорошим предвкушением — на Тима. Улыбался только рыжий — хотя лучше бы он не улыбался вовсе.

— Ну что? — хриплым голосом спросил Тим. — Кто записывался следующим?

Рыжий перешагнул через Пачку.

— Чак Норрис, — ухмыльнулся он. Короткий замах, выпад; у самого лица — кулак с побелевшими костяшками пальцев. Тим увернулся. Потом — резкий неожиданный толчок в грудь. Сзади обнаружилась пустота, абсолютная, словно в вакуумной камере, — она втягивала в себя, она перевернула Тима через голову, отчего у него перед глазами остались мелькать зеленые полосы.

Громкое ржание. Тим лежал на траве, раскинув в стороны руки. Рядом что-то шевелилось. Значит, его все-таки бортанули через шестерку. Невысокий парень с треугольным лицом поднялся с колен и потрепал Тима по щеке.

А потом ударил ногой под дых.

* * *

— … Еще раз намылишься в эту сторону, сопляк, белые тапки сразу заказывай. Понял?

Тим последний раз взглянул на рыжего — чтобы запомнить. И, повернувшись, пошел к Кольцевой. Сзади слышалось веселое похихикивание.

Дома Тим с остервенением стянул с себя джинсы и швырнул их в бак. Потом подошел к зеркалу и посмотрел на себя. На правой скуле — темное пятнышко, под носом — чешуйки засохшей крови. Могло быть и хуже. Серегино лицо в сравнении с этим — настоящая батальная картина рядом с белым листом бумаги. Или даже морская картина. Или даже натюрморт. Потому что за последние две недели Серегино лицо стало синим. Как баклажан.

Глава 4

Газопровод — это глухая зачуханная улочка на южной окраине Москвы. С высоты птичьего полета она и в самом деле напоминает изогнутое под тупым углом колено трубы. Возможно, что настоящее название улицы звучит несколько иначе — «Газопроводная», а на табличке обшарпанного автобуса, который курсирует по Варшавскому шоссе, просто не хватило места для последних трех букв — кто знает… Никто из местных мальчишек этим особо не интересовался. Газопровод — так Газопровод. Рабочая слободка. Спальный район. Край, открытый всем ветрам. Несмотря на относительную близость к экватору, здесь гораздо холоднее, чем в Медведково или на Красной Пресне — опять-таки из-за проклятущего ветра.

Жители Газопровода обладают несколькими чертами, разительно отличающими их от остальных москвичей. Например, водители автобусов, утюжащих Варшавское шоссе, Россошанскую и другие улицы, прилегающие к Газопроводу, принципиально не объявляют остановок — даже в разгар зимы, когда стекла в салоне покрываются толстой ледяной коркой. Поэтому местные жители научились ориентироваться в пространстве без помощи зрения, слуха, обоняния, осязания и даже вкуса.

ОНИ НИКОГДА НЕ ПРОПУСКАЮТ СВОЮ ОСТАНОВКУ.

Возможно, газопроводские аборигены ориентируются при помощи почек. Или рудиментарного отростка на кончике позвоночника. Или среднего уха. Никто этого никогда не узнает — если, конечно, ученые не заинтересуются необычным феноменом.

Во всем остальном это был обычный глухой район и обычная глухая улица, где повседневной формой одежды были китайские и тайваньские брюки-слаксы, самым популярным блюдом — яичница с жареной картошкой, самым популярным сериалом — «Петербургские тайны», самыми горячо любимыми народными героями — Маша Распутина, Мишка Япончик и генерал Лебедь.

Здесь жили и воспитывались два старых (а может, уже бывших) друга — Сергей Светлов и Тимофей Медведев. Конечно, кроме них тут жили и воспитывались еще много других мальчишек: Витька Снегирев, например, а еще Дима Смольский, Дима Комлев по прозвищу Шарло; обитали на Газопроводе и девчонки — Алла Рассолько и Наташа Решетникова, ну, и много других, конечно. Кто их считал? Да и речь, честно говоря, пойдет здесь вовсе не о девчонках.

Тимошина и Сережина мамы познакомились давным-давно, еще в Медведково, когда снимали там квартиры в одном дворе и время от времени выходили прогуляться с колясками, в которых лежали, укутанные в пеленки, два будущих бывших друга — Тим и Серега. Тимошина мама была высокая, под метр семьдесят пять, у нее были длинные волосы и большие невыспавшиеся серо-зеленые глаза; мама Сереги Светлова была маленькая и полная, а под подушкой в коляске у нее всегда лежала начатая плитка шоколада и журнал «Работница».

В то время было хорошо — по крайней мере так утверждали мамы, — не хватало только памперсов и собственных двухкомнатных квартир.

Потом их папы получили квартиры на Газопроводе, а потом появились памперсы (и еще много-много всяких полезных вещей), но мамы все равно были недовольны. Видно, потому, что мамы всегда бывают чем-то недовольны. А может, потому, что с тех самых пор деньги у них почему-то перестали водиться. Да и памперсы теперь были им как-то побоку, потому что будущие бывшие друзья Тим и Серега уже вышли из грудного возраста.

Серегины семейные дела вскоре как-то хронически не заладились. Его папа однажды улетел в командировку в Новороссийск и больше оттуда не вернулся. Сначала он присылал деньги и копченую треску, потом — только копченую треску, а потом и треска у него, видно, кончилась.

* * *

Когда они перешли в шестой класс, Серега сказал Тимофею, что им пора самим позаботиться о себе. Так прямо и сказал — скучным и деловым тоном, как взрослый. И они после уроков стали ездить на бензозаправку — недалеко от того места, где Варшавское шоссе пересекается с Кольцевой дорогой, образуя неправильный, словно пританцовывающий, крест.

Больше недели они просто стояли как дураки и смотрели, как моют машины другие мальчишки.

Стояли и смотрели.

Иногда им разрешали поднести воду.

Однажды Серега, решив сэкономить время, набрал ведро из-под старого проржавевшего крана, который торчал из земли рядом с эстакадой. Когда опытные мойщики-семиклассники взглянули на его воду, то, ни слова не говоря, тут же вылили ее Сереге на голову. А потом еще и в ухо дали. Оказывается, не любая вода подходит для мытья машин: если там окажется хотя бы десяток-другой песчинок, можно будет поцарапать корпус, и тогда мало того, что место потеряешь, — с хозяином автомобиля вовек не расплатишься.

Но со временем их приняли в «бригаду». Работали по двое, в порядке живой очереди. Вот приехал добитый «жигуль» — его драят Витька и Шарло, потому что первыми пришли сегодня на заправку. Потом прибыла «девятка» — к работе приступают Дима Смольский и Коля Барбус. Наконец тормозит какой-нибудь крученый «крайслер» или «альфа-ромео», и он достается Тиму и Сереге, потому что их очередь подошла. А то, что они сегодня позже остальных явились на работу, никого не должно волновать — очередь есть очередь.

Между собой ребята обычно никогда не дрались, ведь все были свои, газопроводские, да и стоят ли деньги того, чтобы из-за них драться? Даже сопливых второклашек, которым иногда приспичивало подработать на мороженое, — и тех не трогали.

Ну, а если кто-то из чужаков пытался наложить лапу на их общий бизнес, тогда к делу приступали ребята вроде Генки-Будильника и Семы Дворского из девятого класса. Они паслись недалеко от бензоколонки, присматривая, чтобы все было тип-топ, а мойщики платили им за это пятую часть своей дневной выручки. Дрались Генка и Сема — будь здоров. Говорили, что однажды они вдвоем завалили Валерку Лосика, а Валерка (об этом на Газопроводе все знают) «держит» улицу академика Янгеля. И как держит!.. Еще говорили, что у Генки под мышкой есть неприличная татуировка, что он потихоньку курит анашу и что в милиции на него и на Сему Дворского заведено по личному делу.

Как пес-охранник Генка был вполне даже ничего.

Но это — после уроков, во время работы. А встречаться с ним в школе было крайне нежелательно. Ему может не понравиться твоя прическа, или сумка, или даже аккуратно застегнутая верхняя пуговица на рубашке — и тогда он спокойно возьмет тебя за нос, большим и указательным пальцами, и будет больно сжимать, пока из носа не потечет теплая красная юшка. А потом вытрет руку о твой костюм и пойдет дальше. При всем этом Генка не произнесет ни слова. Он забудет о тебе прежде, чем отойдет хотя бы на шаг.

В общем, Генка — это болото. Мальчишки относились к нему примерно так же, как партизаны во время Великой Отечественной относились к родным болотам: воняет, но иногда защищает.

Заработок на бензоколонке был не ахти какой. В хорошие дни выходило долларов семь-восемь на нос. Из них половина уходила Генке и хозяину бензоколонки, еще доллар — в общий котел, на всякий непредвиденный случай. Оставалось совсем немного.

Сначала Тим и Серега раз в неделю объедались «Хершиз» и бананами.

Потом имели неосторожность купить по пачке «Лаки Страйк», отчего их целый день выворачивало наизнанку.

Потом покупали перочинные ножики, дешевые зажигалки, красочные журналы (Серега как-то пытался приобрести у лоточника на станции метро «Пражская» эротический «Кэтс», у него отобрали деньги и прогнали взашей).

Но в конце концов это надоело. Они решили: слишком грязная у них работа, чтобы тратить горбом добытые деньги на всякую ерунду. Серега начал копить на куртку и кроссовки; Тим — на компьютерную приставку.

Они здорово дружили. Крепко. Без дураков дружили, по-настоящему — сейчас так уже не дружат, наверное. Внешне это особо не проявлялось, но до последнего времени даже Будильник не рисковал делать «сливу» Тимофею, если где-то вблизи маячила Серегина физиономия, и — наоборот.

А потом… Потом Серега как-то в одночасье изменился.

Он стал напускать на себя вид.

Он перестал водиться с друзьями и дрожал за каждый вшивый цент — не так, как дрожат остальные мальчишки (деньги и в самом деле не любят дураков), а как-то иначе, по-стариковски.

Однажды Серега отказался давать деньги на охрану и в общий котел. Генка-Будильник в своей обычной флегматичной манере пообещал, что уроет его. И урыл бы, потому что остальные мальчишки (если не считать, конечно, Тима Медведева) наверняка не рискнули бы ему помешать. Видели бы вы Серегино лицо, когда он отстегивал Генке положенные тому двадцать процентов!..

На переносице у него со временем появилась еле заметная морщинка — оттого что он все время хмурился и почти не разговаривал с друзьями.

Потом появились и синяки.

Все новые и новые.

И это не казалось чем-то удивительным. Серега стал похож на индейца в боевой раскраске. Или на заболевшего бубонной чумой. Кто его так футболил — неизвестно, но Будильник сказал, что хотел бы встретиться с этим человеком, перенять опыт. Будильник, конечно, болото, это все знают. Но газопроводские мальчишки почему-то были уверены, что Серега Светлов получает по заслугам…

Все, кроме Тимофея.

Но тому и положено думать иначе — ведь они со Светловым друзья. Хоть и бывшие… Короче, Тимофей решил выяснить, что за ерунда происходит с его другом.

Если все газопроводские мальчишки смотрят на Серегу без особого участия, как-то отрешенно — это нормально. Правда, нормально. Тимофей понимает их. Просто во всякой мальчишеской компании есть свой кодекс поведения, а они лишь стараются вести себя вежливо и не лезть в чужие дела. Все равно ведь помочь не смогут, верно?

Верно.

А Тимофей — сможет.

Должен. Если даже Серега набьет ему морду. Или вообще уроет к чертовой бабушке.



Ведь у каждого человека должен быть друг, который в случае чего может наплевать на все внешние приличия и нахально соваться в его личную жизнь — если ей, конечно, угрожает опасность. Вот тут дружба и проверяется на липовость. Липовый друг вежливо ткнется разок-другой: «Прости, я не могу чем-нибудь помочь?». И если в ответ у него под носом окажется кулак, то он побежит со всех ног к маме и никогда больше не появится на жизненном горизонте своего бывшего товарища.

А настоящему другу наплевать: он не позволит себе обижаться из-за всякой ерунды. Он будет тыкаться десять, пятнадцать, восемнадцать тысяч раз, пока не сумеет помочь или пока не окажется, что в данной ситуации даже Совет Безопасности ООН помочь не в силах.

Тимофей нисколько не задавался, когда думал, что они с Серегой — настоящие друзья и липы между ними никакой нет. Потому что это и в самом деле было так.

И поэтому Тим собирался шпионить за своим другом. Как ни гадко это звучит.

Глава 5

Ближе к вечеру, когда родители должны были вернуться домой, Тим поехал к ребятам на бензозаправку. Чем объясняться со стариками по поводу подбитой скулы, так уж лучше драить буржуйские машины.

Но объясняться все равно пришлось.

— Вместе с Серегой на передовую ходил? — заулыбался Дима Комлев.

Он вместе с Витькой Снегиревым отмывал замызганный до невозможности «запорожец». И где только водилы умудряются в такую погоду грязь отыскать?

— Ты лучше не отвлекайся, работай, — посоветовал ему Тим. — А то клиент по шее надает.

Он присел на бордюр рядом с Барбусом и Смольским. Барбус деловито пыхтел окурком «Магны».

— Сереги не было? — спросил Тим.

Не-а, — без выражения отозвался Смольский. — Ты что, с крыши упал?

— Почти. Познакомился с одним хорошим человеком. Рыжий такой, глаза, как у дохлой рыбы.

— Я знаю только одну рыбу — Барбуса.

— Усохни, — сказал Барбус. — А где его откопал, этого рыжего?

— За Кольцевой встретил, недалеко от железной дороги, — ответил Тим. — Их человек пять было. Один толстый, Пачкой звать.

Барбус усмехнулся и растер окурок о бордюр.

— Это качаловские, — сказал он. — Квашеный и каюк-компания. Так это они тебя?..

Он кивнул на Тимину скулу.

— Они.

— Неплохо отделался… А чего ты туда вообще совался? В Качалове никаких архитектурных памятников нет.

— Зато приключений хватает, — хмуро ответил Тим. И, кашлянув, добавил: — Кстати, в Качалово я и ногой не ступал.

— Так они и не ждут обычно, пока кто-то ступит. Квашеный всю территорию от Кольцевой до самого Вилара пасет. Он даже сюда, на заправку, являлся пару раз, когда денег на кока-колу не хватало.

— Ну и что, разжился? — поднял голову Тим.

Барбус невозмутимо уставился на горизонт.

— Генки-Будильника тогда на месте не было… А их человек восемь заявилось.

— Понятно.

Истерично взвизгнули тормоза. У заправки остановился «вольво-950» с псковскими номерами. Долларово-зеленый корпус едва просвечивался сквозь толстый слой пыли. Из машины выскочил молодой человек в шортах и торопливо направился к стеклянному окошку.

— Дяденька, не желаете?.. — поднялся с места Смольский.

Тот даже не посмотрел в его сторону.

— Ладно, давай рискнем, — сказал Барбус, тоже поднимаясь. — С виду мужик не жмот.

Он схватил ведро с водой и подбежал к машине. В руках Смольского оказалась пластмассовая бутыль с «кастроловским» чистящим средством. К тому моменту, когда хозяин вернется, машина должна сиять всеми цветами радуги; и когда он не узнает свой автомобиль, можно будет наверняка сказать, что деньги он заплатит. А если не заплатит… Что ж, если он еще когда-нибудь остановится здесь, то опять не узнает свою машину — но только она будет раза в два грязнее, чем была. И камеры будут проколоты.

— Присоединяйся, — кивнул Барбус Тимофею. — Сереги все равно нет. Третьим будешь.

Через полторы минуты они были насквозь мокрыми от пота и воды, но зато на «вольво» не найти было ни одного пыльного пятнышка. Еще через минуту вернулся водитель. Он удивленно застыл перед машиной, потом зло зыркнул на мальчишек, рывком отворил дверцу. Убедившись, что ничего не пропало, он жестом подозвал к себе Барбуса и небрежно сунул ему пять долларов.

— Вот так, — усмехнулся Барбус, снова усаживаясь на бордюр. — Ни один вшивый лоточник не заработает пять монет за полторы минуты. Если нас завалить работой, через месяц скупили бы эту заправку вместе со всей обслугой.

— Еще никто не разбогател на дурной работе, — отозвался Смольский.

— Разбогатеть — нет, а вот стартовый капитал…

— Кстати, — вдруг что-то вспомнив, перебил его Тим. — Ты говорил, что архитектурных памятников в Качалове нет. А я видел неподалеку оттуда четырехэтажную домину с башнями.

— Ну и что? — Барбус как-то отстраненно посмотрел на Тимофея, продолжая думать о товарно-денежных отношениях.

— Так, ничего, — пожал плечами Тим. — Думал, может, кто-нибудь знает, что за дом…

— Резиденция Квашеного, — предположил Барбус. — Хотя скорее всего Квашеный живет в обыкновенной собачьей будке, где-нибудь рядом с этим домом.

Часов в восемь заявился Серега. Свежих синяков на нем видно не было — только ссадина на лбу. И вид у него был, как всегда, хмурый.

— Работать еще будешь? — буркнул он Тимофею, даже не поздоровавшись.

— До десяти, — сказал Тим. Хотя только что уже собирался намылиться домой.

— Ладно, — поморщился Серега.

Он не произнес больше ни слова, а ровно в десять часов, когда в стороне города вспыхнуло оранжевое сияние уличных фонарей, молча, не попрощавшись, ушел.

Все остальные тоже разошлись. По дороге Тим думал о том, что Квашеный со своей компанией почему-то не тронул Серегу, позволив ему беспрепятственно дойти до «Дома Ашеров». А вот к нему, к Тиму, — прицепился. Почему?

Глава 6

На следующий день Серега не поехал в «Дом Ашеров». Вместо этого он отправился в аптеку — все той же торопливой, нервной походкой. Тим зашел за ним внутрь и встал за массивной колонной, обклеенной рекламой пана-дола, байеровского аспирина и презервативов от «Плейбоя».

Продавец долго и с явным сомнением изучал замызганный рецепт, который вручил ему Сергей. Потом о чем-то спросил его. Тим услышал только одно слово:

— … Элениум.

Элениум. Во дворе у них жил парень по кличке Кот. Он работал секретарем в заводской многотиражной газете и глотал транквилизаторы — «колеса», как их еще называют. Однажды утром мать его не добудилась. Вызвала «скорую». Кота увезли и целую неделю продержали в реанимации, но так и не откачали. Однажды вечером к Тиминым родителям зашла заплаканная соседка, она собирала деньги на похороны. Соседка сказала, что мать Кота нашла под его кроватью пустую упаковку от элениума.

Серега подошел к кассе и расплатился. Вытаскивая деньги из кармана, он хмуро и сосредоточенно смотрел на кассира. Та сказала ему что-то, покачав головой, — наверное, о синяках. Серега ничего не ответил и пошел с чеком в отдел. Продавец вручила ему коричневый бумажный пакет с лекарствами, и он торопливо отчалил.

Тим рассеянно вышел на улицу, никак не решаясь поверить в свою догадку. Серега — наркоман?! Что угодно, только не это. Но Тим чувствовал, как его мозговые клетки жадно переваривают информацию, а факты сами выстраиваются в безупречную ровную линию — неумолимые, страшные, словно отряд баркашовцев.

Черт… А ведь все Серегины закидоны вполне укладываются в рамки поведения наркоманов — по крайней мере какими их изображают российские и американские киноленты. Стремительное привыкание, хроническая озлобленность, суетливость, разрыв со старыми знакомыми…

И деньги ему, оказывается, нужны лишь для того, чтобы покупать эту дрянь.

И в «Дом Ашеров» Серега ходит только затем, чтобы притащиться там в компании каких-нибудь подонков — своих новых дружков.

Стоп. А синяки? Синяки, синяки… Тим задумался. У опиоманов на лице появляются прыщи и язвы. У гашишистов морды становятся желтыми, словно их травили дустом. Может, от элениума кожа становится лиловой? А почему бы и нет?

Тим вскинул голову, отыскивая среди прохожих Серегину фигуру. Он должен сейчас же поговорить с ним. Поговорить во как — по-мужски… Тим знал, что если дело дойдет до драки, то Серега обязательно вобьет его в стену: на физкультуре Светлов пять раз подряд мог сделать подъем-переворот, а Тим — ни одного.

Но ничего. Сегодня вобьет, завтра вобьет, а послезавтра Тим его самого уроет. И будет так делать до тех пор, пока Серега не поклянется ему бросить глотать всякую дрянь.

Но его нигде не было. Тим метнулся на остановку — пусто. Серега как сквозь землю провалился.

— Автобус давно ушел? — спросил Тим полного дядьку в бейсбольной шапке.

— Если бы он ушел недавно, я бы ушел вместе с ним, — печально ответил дядька.

Тим постоял немного, рассчитывая, что Серега забежал еще куда-то по пути и сейчас его фигура появится из-за обшарпанного рекламного щита «Покупайте одежду second hand!»… Но Серега не появлялся. Потом, лязгнув дверями-«гармошками», остановился автобус. Когда он уехал, Тим неторопливо пошагал домой, оглядываясь по сторонам.

Поднимаясь на свой этаж, он решил на всякий случай заглянуть к Сереге. Вряд ли Серега у себя — не явится же он пред мамины очи нагруженный «колесами». И все же… Может, он запрятал таблетки где-нибудь в подвале? Или в другом укромном месте?

Дверь открыла Серегина мама.

— Добрый день, тетя Женя, а Сергей дома?

— Дома, проходи.

В нос сразу шибанул резкий больничный запах, Тим даже невольно сморщился. Тетя Женя проводила его в Серегину комнату. Когда они вышли из полутемной прихожей, Тим взглянул на ее лицо — и почти не узнал. В последний месяц они редко виделись на улице, и тетя Женя заметно сдала за это время. Она была бледна как полотно, черты лица непонятным образом заострились, стали жесткими, колючими, словно Серегина мама постоянно злилась на кого-то. Злилась и злилась… Хотя голос у нее был обычный — мягкий, спокойный.

Серега распахнул дверь, не дожидаясь, когда Тим войдет в его комнату.

— Чего надо?

Он стоял на пороге, явно не расположенный пускать Тима внутрь. Раньше Тим не замечал, чтобы Серега как-то особо походил на мать, и теперь был поражен: их лица странным образом изменились, словно стремясь перенять черты друг друга. Может, так выглядят все изможденные люди?

— Как ты разговариваешь, Сережа? — удивилась тетя Женя.

— Мама, у нас свои дела, извини, — сдержанно отозвался Серега, продолжая пялиться на Тима. — Чего пришел? — снова спросил он.

— Просто так, — сказал Тимофей. — Поговорить хотел.

— Проходи, Тимоша, — сказала Серегина мама, мягко освобождая дверь. — Сейчас я тебе чаю налью.

— Спасибо, я… — попытался отговориться Тим, но тетя Женя уже направилась на кухню.

— Вали отсюда, понял? — тихо и зло прошептал Серега. — Я тебя не звал.

И тут Тим увидел коричневый бумажный пакет. Он открыто стоял на трюмо, прислоненный к зеркалу. Из-за зубчатого края пергамента выглядывал край упаковки с надписью «Элени…». Тим на секунду растерялся. Сергей, воспользовавшись этим, сильно толкнул его в грудь тыльной стороной ладони.

— Ты не понял, да?

— Серега, я подумал, у тебя проблемы… — ошеломленно пробормотал Тим, отступая назад. Еще совсем недавно он наивно полагал, что задавать вопросы тут будет он — и никто другой.

— Сейчас главная моя проблема — это ты. Сваливай на фиг.

— Не кипятись, Серега. Я хочу…

Еще один мощный толчок. Тим отлетел к телефонной полке, чудом умудрившись не обрушить ее на пол. Его наконец разобрало.

— Деловой, да? — угрожающе прошипел он, вставая на ноги.

— Деловой, — вяло согласился Серега. — Вали отсюда по-хорошему.

Тим попытался ударить его в плечо, но Серега увернулся и еще раз врезал Тимофею — на этот раз уже со всей силы. Тим с грохотом распахнул головой дверь и вылетел на лестничную площадку.

— Сережа, — донесся изнутри обеспокоенный голос тети Жени, — что там у вас происходит?

— Ничего страшного, мама, — ровным голосом ответил Серега.

И захлопнул дверь перед самым носом Тимофея.

* * *

Этим вечером Тим почти не разговаривал с родителями. Вернувшись домой, он заперся в своей комнате и никому не открывал. Мысли путались в голове, беспомощно тыкаясь в стенки черепной коробки. Стройное логическое каре, выстроенное им в аптеке, рассыпалось на тысячу маленьких беспризорных вопросов. Нельзя сказать, чтобы это было совсем неприятно. Но все-таки Серега… Он мог бы вести себя приличнее, честное слово.

Тим улегся на кровать, пытаясь привести мозги к общему знаменателю.

— Ты в порядке? — спросил из-за дверей папа.

— Ага.

— По московскому каналу «Некуда бежать» показывают, с Ван Даммом.

— Ну его.

— Не уговаривай, — послышался из зала раздраженный голос мамы. — Ужин на плите! — добавила она громче.

— Ага.

Отстали. Вот и хорошо. Вот и прекрасно. Тим протянул руку и нащупал панель магнитофона. Теперь будет совсем хорошо.

Роберт Плант взвыл, скребя пальцами волосатую грудь, провожая вдаль грохочущие вагоны, в которых вместо кокса и минеральных удобрений находилась его, Роберта Планта, неразделенная любовь. «Бум… Бум-бум… Бум-бум… БУ-БУ-БУ… Whole Lotta love… УА-А-А-А-АУУУ (грохот проезжающего товарного состава)… Whole Lotta love… УА-А-А-АУУУ (еще один товарный состав, под самую крышку груженный неразделенной любовью)… Whole Lotta love…»

Под гипнотическим воздействием ритма мысли, неприкаянные и беспризорные, сами собой рассредоточились по своим ячейкам.

Мысль номер один: Серега — козел.

Мысль номер два: возможно, помимо того, что Серега — козел, он еще «сел» на элениум.

Мысль номер три: возможно, и не сел. Уж больно лояльно его мама относится к бумажным аптечным пакетам, напичканным транквилизаторами.

Мысль номер четыре: запах лекарств в Серегиной квартире — какой-то он подозрительный.

Мысль номер пять: значит, тетя Женя тяжело больна.

Мысль номер шесть: может, именно она и «села» на элениум?

Мысль номер семь: тогда все понятно.

Мысль номер восемь: понятно все, кроме основного — кто же все-таки изо дня в день метелит Серегу?

Мысль номер девять: и все-таки Серега — козел. Не просто козел, а ка-а-азел.

Потом Тим вдруг вспомнил подслушанный разговор родителей о каком-то неподтвержденном диагнозе и загадочных восемнадцати тысячах. «Был бы Степан дома…» — сказала тогда мама. А как звали Серегиного отца? Тимофей выключил магнитофон и включил память.

Степан Владимирович. Точно…

Еще несколько ценных и неожиданных мыслей прыгнули по местам, в свои уютные ячейки. Тим отпер дверь и прошел в родительскую спальню. Папа уже спал, уткнувшись в стену; мама, нацепив очки на нос, читала «Дикую розу».

— Мам, а тетя Женя принимает элениум? — спросил Тимофей.

— Что? — По ее лицу пробежала быстрая тень — словно верткий черный краб. — Какая тетя Женя? Какой элениум?.. И откуда ты слов таких набрался?

— Тетя Женя — мама Сереги Светлова, — терпеливо пояснил Тим, успев за это время раз пятьдесят пожалеть о том, что обратился со своим дурацким вопросом. — Я хотел просто узнать, принимает она элениум или нет… Ладно, ма, я пошел.

И он повернулся, собираясь улизнуть в свою комнату.

— Постой, Тим.

Мама смотрела на него как-то странно, словно впервые увидела. И она казалась напуганной. Здорово напуганной.

— Я не знаю, принимает элениум Евгения Львовна или нет, — непривычно растягивая слова, произнесла она. — Но… Почему ты спрашиваешь меня об этом? Тебя кто-то просил об этом узнать?

— Нет, мам. Честное слово. — Тим испытал внутреннее облегчение от того, что ему не приходилось врать. — Никто не просил.

И, ни слова больше не говоря, он ушел к себе.

Глава 7

— Смотри, кто пожаловал. — Барбус толкнул Тимофея в бок и кивнул в сторону дороги. — Узнаешь? Тим поднял голову от горячего, как сковорода, капота «фольксвагена», который он усердно надраивал ветошью, и увидел небольшую живописную группу на другой стороне шоссе. Пятеро. Все коротко острижены — кроме одного, на чьей голове яркое солнце устроило богатую рыжую иллюминацию. Тим заметил еще один знакомый силуэт, напоминающий ходячий кулек из гастрономического отдела.

Компания ждала, когда прервется фырчащий поток автомашин, чтобы перейти дорогу.

— Тот самый, — сказал Тим.

— Квашеный, — мрачно произнес Барбус. — И его каюк-компания.

И тут же перевел взгляд в сторону ларька экспресс-кафе, где минуту назад ошивался Генка-Будильник. Вспотевший и злой, он вливал в себя стакан за стаканом «Фанту», громко сетуя, что пропивает здесь больше, чем зарабатывает.

Будильника на месте не было. Дима Смольский пронзительно свистнул, однако никакого ответа не последовало. Тим внимательно посмотрел на Серегу. Тот, не обращая ни на кого внимания, наклонился и выплеснул на «фольксваген» ведро чистой воды.

— Готово, — спокойным голосом произнес он.

Тем временем Квашеный уже перешел дорогу. Он двигался неспешным, упругим шагом, поворачивая ступни внутрь и загребая пыль. Походка ротвейлера. Или питбуля. Пачка торопливо семенил за ним, стреляя колючими глазками по сторонам.

— Как работается, пролетарии? — издалека поинтересовался Квашеный. — Что-то вас сегодня негусто…

«К твоему большому сожалению», — подумал Тим. Сегодня они были только вчетвером: Будильник, как назло, так и не показывался.

— Ну что молчите? — поднял брови Квашеный. — Сколько заработали, спрашиваю?

— Опять мелочи, на колу не хватает? — отозвался Барбус.

— Обижаешь, — осклабился тот, — Годы мои уже не те, чтобы колой травиться… А вот от баночки пива не откажусь.

— Так сходи и купи. — Барбус сделал каменное лицо.

— А я думал, что гостей принято угощать, — прищурился Квашеный,

— Незваный гость хуже татарина.

— А хочешь, я тебя асфальт грызть заставлю? — нахально высунулся вперед Пачка. Он был мокрый как мышь и, разговаривая, постоянно сдувал пот с верхней губы. На майке под мышками отпечатались широкие соляные разводы.

В воздухе повисло тяжелое молчание. Прямой вопрос Пачки требовал такого же прямого ответа: или ребята покорно скинутся Квашеному на пиво, или сейчас будет драка.

— Пиво пить вредно, — неожиданно для себя и всех остальных сказал Тим (по правде говоря, его папа утверждал маме как раз обратное).

Не успел он произнести последнее слово, как небольшая заасфальтированная площадка напротив бетонной эстакады превратилась в поле боя… Квашеный первым же ударом свалил с ног Димку Смольского. Димка молча рухнул на колени, схватившись дрожащей рукой за ухо. Тим мельком увидел лицо Квашеного: оно стало похожим на сжатый кулак, кровь отхлынула от щек, веснушки, словно грязно-рыжие острова, обнажившиеся во время отлива, проступили вдруг ярко и отчетливо.

— Димка! — крикнул Тим, догадываясь, какие действия последуют сейчас со стороны Квашеного.

Он метнулся вбок, уворачиваясь от тяжелого кулака Пачки; тот, оступившись, по инерции подался вперед. Тим врезался плечом в Квашеного, который уже готов был пнуть ногой Димку Смольского, и опрокинул его на спину.

— Молись, сосунок… — прорычал Квашеный.

Тим знал, что главное сейчас — не дать ему встать. Он схватил Квашеного за запястье, пробуя вывернуть ему руку, но рука оказалась жилистой, крепкой, словно морской канат.

Квашеный пнул сзади Тима коленом. Потом выдернул руку, и в ту же секунду Тим почувствовал, как его голова отлетает от кулака Квашеного, словно волейбольный мяч… А тут подоспели Пачка и еще один парень из каюк-компании. Они схватили Тима под мышки и отшвырнули к эстакаде. Тимофей врезался боком в бетонный столб и, не удержавшись, вскрикнул.

— Готов, — сказал кто-то.

В голове царил непрерывный шум и кавардак. Тим приподнялся на руках и увидел перед собой перекошенное от злобы веснушчатое лицо. Квашеный сидел перед ним на корточках. Ни слова не говоря, он накрыл лицо Тимофея своей потной ладонью и сильно сжал, словно это была мокрая мочалка. Тим выбросил вперед кулак, но ровным счетом ничего этим не добился; в ответ послышался тихий подлый смешок.

— Проси прощения, сопляк.

Тим укусил его за руку и тут же получил такую увесистую оплеуху, что тусклое небо закружилось перед ним, постепенно уменьшаясь в размерах, пока не превратилось в маленькую точку и внезапно исчезло, будто вытекло в канализацию.

Видимо, Тим потерял сознание всего на минуту, не больше. Когда он пришел в себя, то увидел, как Барбус, схватив толстый резиновый шланг, отчаянно отбивается сразу от четверых противников.

— Не подходи, гады-ы-ы-ы! — кричал он, размахивая черной кишкой.

А в дальнем уголке площадки беседовали Квашеный и Серега Светлов. В первый миг Тимофею показалось, что они и вправду тихо-мирно беседуют (и это в то время, когда остальные пацаны чуть ли не в полном вырубе!..). А потом ленивый ветерок донес до него слова:

— А тебя, боец, предупреждаю особо, — каким-то противным, мурлыкающим голосом проговорил Квашеный. — Я повторяться не люблю, ты же знаешь.

Тут Тим увидел, что он держит Серегу за ворот тенниски, нахально накручивая ее на палец.

— А мне твои предупреждения… сам знаешь, — хрипло отозвался Серега.

Квашеный сделал быстрое неуловимое движение и ударил Серегу локтем в висок. Потом, рисуясь, сделал ложный замах и провел прямой правый. Послышался неприятный звук, словно наступили на кулек с воздушной кукурузой. Серега отступил на шаг, потом еще…

— Стой, где стоял, Квашеный! — заорал Тим, с трудом поднимаясь на ноги.

Он рассчитывал, что тот оглянется на него, и тогда Серега сможет влепить ему от души. Но Серега, видно, что-то не понял. Он продолжал отступать дальше и дальше, закрыв руками лицо. Квашеный удивленно взглянул на Тима, сплюнул и вразвалку направился к нему.

Тим пригнулся и нащупал рукой короткий арматурный прут. Краем глаза он заметил, что Барбус выдохся, опустил свой шланг, и его в тот же миг опрокинули на асфальт. Пачка, который минуту назад прятался за чужими спинами, теперь старался больше всех… Димка Смольский, так и не оправившись от первого удара, отполз к траве.

— Отчаянный, да? — В пустых бесцветных глазах Квашеного отражался облупленный дорожный знак «STOP».

— Да уж неквашеный в любом случае, — как можно спокойнее сказал Тим.

— И что ты собираешься этой штукой делать? — Квашеный кивнул на арматуру.

Внезапно откуда-то донеслось:

— Эй там, полегче… оглоеды!

Тим осторожно глянул в сторону. Несколько водителей и служащих заправки все это время с интересом наблюдали за схваткой. На некоторое время даже прекратилась отгрузка бензина. Теперь публика, видно, заволновалась, почувствовав, что дело заходит слишком далеко.

— Брось железку, малец! — крикнул какой-то усатый водила. — А не то вас всех быстро к ногтю… Ну — кому говорено?

Усатый перешагнул через бензиновый шланг и направился в их сторону. Тим ругнулся про себя и швырнул арматурину как можно дальше. Квашеный улыбнулся. Он лихо цвыркнул сквозь зубы на Тимин ботинок, развернулся и пошел прочь.

— Айда. Оставьте этого заморыша, — он кивнул своим ребятам на распластанного на асфальте Барбуса, — в другой раз добьем…

Когда каюк-компания приблизилась к шоссе, Квашеный обернулся и громко сказал:

— Все-таки зря вы не скинулись на пиво, засранцы. ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ ЗРЯ.

Глава 8

Если бы случилось так, что дети сами выбирали себе мам, то Тим, естественно, выбрал бы свою маму.

Ну, а если бы его мама оказалась уже занята (Тим не сомневался, что ее акции пользовались ажиотажным спросом), то он выбрал бы Ларису Васильевну — маму Аллы Рассолько.

Лариса Васильевна — заведующая в поликлинике. Ей всего тридцать два года, а выглядит она еще моложе. Тимин папа как-то сказал, что она похожа на теледиктора Татьяну Миткову, и мама странно так посмотрела на него, и они долго после этого не разговаривали. У Ларисы Васильевны легкий характер, она не давит на психику, как остальные взрослые. Запретных тем для нее не существует, и в трудную минуту к Ларисе Васильевне можно обратиться с любым вопросом. Тим своими ушами слышал, как она произнесла в разговоре слово «пенис», причем сказала просто, не хихикая, не прикрываясь ладошкой, — она в самом деле считала, что пенис надо называть пенисом, а папу Леши Морозова (который по пьяни гоняется за сыном с электрошокером) — органическим олигофреном.

— Здравствуйте, мальчики, — сказала Лариса Васильевна, увидев Тима и Серегу.

Она была одета в спортивный костюм с каким-то сногсшибательным австралийским рисунком, — видимо, совершала вечерний моцион.

— Здравствуйте, — вяло поздоровался за обоих Тимофей.

Они с Серегой брели домой с заправки, угрюмо рассматривая асфальт под ногами, напоминающий изъеденный кратерами лунный ландшафт. За всю дорогу они не сказали друг другу ни слова.

— Подождите-ка…

Взгляд Ларисы Васильевны задержался на баклажанно-лиловой Серегиной физиономии.

— Вы подрались с кем-то?

Серега поднял на нее глаза и снова молча уткнулся в землю.

— Чепуха, Лариса Васильевна, — отмахнулся Тим. — В нашем возрасте даже полезно…

— Не говори ерунды, — сказала Лариса Васильевна.

Она подошла к Сереге, приподняла его лицо за подбородок и заставила его смотреть себе в глаза.

— Как мама себя чувствует? — неожиданно спросила она.

Серега вздрогнул.

— Спасибо, — тихим, каким-то чужим голосом ответил он.

— Мне не нужно навестить ее?

Лариса Васильевна не давала Сереге опустить глаза.

— Нет, не надо…

— Я не хотела бы, чтобы ты расстраивал ее еще больше, — негромко произнесла она.

До Тима вдруг дошло, что у нее с Серегой какой-то сугубо личный разговор и что ему следует отойти в сторонку. Тим отступил к краю тротуара и уселся прямо на траву, прислонившись спиной к боку застывшего на газоне «жигуля». Интересно, а у Роберта Планта в молодости были такие знакомые, как Квашеный? Или как Пачка?..

Лариса Васильевна что-то тихо говорила Сереге, на что он изредка и явно нехотя кивал головой. В конце концов он выдавил из себя единственную фразу, по всей видимости «до свидания», и стремительным шагом направился дальше.

— Cepera! — крикнул Тимофей, поднимаясь.

Тот даже не обернулся и только прибавил шагу.

— Дурной какой-то, честное слово…

Лариса Васильевна с улыбкой подошла к Тиму. Она медленно, с наслаждением распрямила ноги. Тим подумал, что никто из телезрителей не видел, какая фигура у Татьяны Митковой, и еще он подумал, что Лариса Васильевна в любом случае дала бы ей сто очков вперед.

— У вас междоусобный конфликт? — спросила она, показывая на вспухшую губу Тимофея. — Или был кто-то третий?

— И третий, и четвертый, и пятый…

— От мамы тебе влетит, — серьезно сказала Лариса Васильевна.

Она уже перестала улыбаться. Тим пожал плечами.

— Обязательно влетит. Будь я на ее месте — влетело бы по первое число.

— Не в первый и не в последний раз.

— Может, зайдешь к нам на минутку? — вдруг предложила Лариса Васильевна. — Я попытаюсь чем-нибудь помочь.

— Поздно уже, — скривился Тим.

— Вот еще, — она сделала вид, будто поняла его буквально. — Летом нормальные дети засыпают не раньше полуночи… К тому же Алла будет рада.

Вот еще, будет он радовать Аллу Рассолько!.. Несмотря на то что ее мама считалась самой эмансипированной женщиной во всем микрорайоне, сама Алла была тихоней из тихонь. И красотой пока что не блистала. Возможно, когда-нибудь, лет через десять, она и прорвется в «Мисс Вселенная», но многие мальчишки во дворе сомневались на этот счет.

— Я пойду, пожалуй, домой, — твердо сказал Тим.

И в тот же миг его внутренний голос завопил: «Ты последний идиот! Ведь кому, как не Ларисе Васильевне, знать о том, что происходит в семействе Светловых!.. И если мама Сереги больна, то Лариса Васильевна наверняка знает — чем именно! Соображаешь, дурья башка?..»

— Дело хозяйское, — она пожала плечами. — Приходи как-нибудь в другой раз. Я расскажу тебе, что делать, чтобы синяк рассосался за две минуты.

— Серьезно? — неожиданно заинтересовался Тим. И, помявшись, добавил: — Может… вы мне расскажете немножко сейчас?

Лариса Васильевна снова улыбнулась, будто ни на минуту не сомневалась, что Тим согласится как миленький. Кивнув ему головой, она направилась к своему подъезду.

— В первую очередь для этого необходимо заварить свежий чай, — сказала она.

* * *

Она действительно заварила чай, а потом достала свежее печенье с корицей и вишней, а еще миланский шоколадный пирог фабричной выпечки.

А потом на кухню приплелась Алла с «Поющими в терновнике» под мышкой. За первый месяц каникул с ее лица сошла болезненная зеленоватая бледность, а волосы отрасли чуть не до середины спины и выгорели добела. Ей это шло.

— Привет. Я слышала, ты на мойке работаешь? — сказала Алла.

— Работаю, — ответил Тим, погрузив лицо в чашку.

— И много зарабатываешь?

— Страшное дело, — кивнул Тимофей.

— Не донимай гостя расспросами, — сказала Лариса Васильевна, подкладывая печенье в корзину. — Это невежливо.

— Я пытаюсь его развлечь, только и всего, — пожала плечами Алла.

Тим почувствовал, как от крепкого чая его прошиб пот. «Если бы эта Алка убралась куда-нибудь…»

— Ты не знаешь, что происходит с Сергеем? — словно прочитав его мысли, спросила Лариса Васильевна.

Тим сделал большой глоток.

— Ничего хорошего.

И, обжигаясь, глотнул еще раз.

— Возможно, он переживает из-за мамы, — осторожно добавил он.

— Так ты… знаешь? — как-то странно удивилась Лариса Васильевна.

— Все только и говорят об этом, — ни с того ни с сего ляпнул Тимофей.

— Не может быть… — Кофейные от загара щеки Ларисы Васильевны побледнели. — Откуда они узнали?

Тим промолчал.

— Евгения Львовна не хотела никому говорить об этом. Даже Сереже. Может, это он в конце концов проболтался? — Лариса Васильевна в упор посмотрела на Тимофея.

— Нет.

Она оглянулась на дочь.

— Да ты что, мама, — прощебетала Алла, — мне сто лет не нужно выдавать чужие секреты.

— Впрочем, — Лариса Васильевна махнула рукой и мягко улыбнулась, — не думаю, чтобы из этого на самом деле следовало делать страшную тайну… Заболевание костного мозга — это, простите за выражение, не гонорея. Такая история может произойти с каждым… Но, честно говоря, — добавила она минуту спустя, — я не совсем понимаю связь между болезнью Евгении Львовны и Сережиными синяками. Он что, дерется с вами?

— Нет, — замотал головой Тимофей. — Да я и сам толком не понимаю, в чем там дело.

«Заболевание костного мозга…» Тим вспомнил, как папа читал маме заметку в «Известиях», где говорилось о какой-то девчонке-чеченке, которой требовалось делать пересадку костного мозга. Теперь становилось понятным, почему их заинтересовала именно эта статья… Кстати, там говорилось о какой-то бешеной сумме долларов, необходимой для операции.

— Ей будут делать пересадку? — спросил Тим.

— Почему ты так решил? — удивилась Лариса Васильевна. — До этого дело пока не дошло. Правда, через месяц-другой может наступить резкое ухудшение… Я не знаю… — Она встала и оперлась о кухонный столик. — В хирургическом центре, куда я направила Евгению Львовну, сказали, что, если будет сделана небольшая упреждающая операция, все еще может обойтись…

Лариса Васильевна тряхнула густыми каштановыми волосами (кадр из рекламы «Пантин Про-Ви») и усмехнулась.

— Да я и сама могу разболтать что угодно, — сказала она. — Непонятно, зачем я это вам рассказываю… Одна из тяжелых форм стресса — это когда человек начинает обсуждать с посторонними свои профессиональные проблемы.

— Мы не посторонние, — зевнула Алла и, сунув под мышку «Поющих в терновнике», удалилась.

— Я пойду, пожалуй, — сказал Тимофей.

— Не оставляй Сергея, — сказала Лариса Васильевна на прощание. — Я прошу не ради него самого — ради себя. Ради меня то есть. Евгения Львовна — мой пациент, и я не хочу, чтобы у нее был лишний повод для расстройства. Тогда и у меня все будет хорошо.

— Я понял.

— Будь рядом с Сергеем. Вы как-никак друзья.

Лариса Васильевна улыбнулась. Улыбка у нее получилась какой-то усталой.

Часть 2

ИГРА НАЧИНАЕТСЯ

Глава 9

Папаша Зельнов отгрохал этот особняк меньше года назад. Сколько стоило это удовольствие — никто вам не скажет. Но некоторые особо информированные люди утверждают, что на деньги, которые он сюда ухлопал, вполне можно было бы купить небольшой городок на западном побережье США.

Проект был заказан у набирающего в ту пору известность московского архитектора по фамилии Цигельбаум. Этот Цигельбаум был помешан на компьютерах и виртуальной реальности; в Качалове и Битце ходили легенды, что проект особняка Зельнова родился под впечатлением одной из компьютерных игр (о какой именно игре идет тут речь, опять-таки неизвестно).

О внутреннем убранстве резиденции судить было трудно, так как никто из местного бомонда сюда приглашен не был. Легендарную славу Самого Понтового Дома поддерживает подземный гараж на шесть машин, откуда периодически выруливают то «олдс-мобил», то «альфа-ромео», а то и коллекционный «мазерати»; местных зевак также впечатляют две летние террасы, украшенные фонтанами с подсветкой. Летними вечерами, когда Зельнов с сыном ужинают на террасе, жители Качалова глазеют на эти фонтаны, как раньше глазели на салют в честь Дня космонавтики.

Зельнов-старший занимает видный пост в одном из коммерческих банков Москвы. Кроме того, он является учредителем и президентом нескольких промышленных и торговых ассоциаций, вторым лицом во влиятельной политической партии, а также участником воровских сходок, где сливки воровского общества присуждают друг другу звания «заслуженных воров в законе» и выдают денежные премии… Дома Зельнов-старший бывает редко, уезжая по делам на месяц, на два, порой даже на полгода.

У него есть сын — Ростислав Зельнов, Ростик. С его матерью Зельнов-старший развелся, когда Ростику было четыре года. Сейчас Зельнову-младшему четырнадцать лет, он учится во Флориде, в привилегированной школе для детей российских дипломатов и бизнесменов. Во время рождественских и летних каникул Ростик живет в отцовском роскошном особняке.

Во Флориде скучно. Прошлой зимой кубинцы навели шмон — сбили два американских прогулочных самолета, и курортный сезон на Ист-Кейпе, похоже, полетел кобыле под хвост. Ист-Кейп — крохотный мыс на южной оконечности полуострова, без особых достопримечательностей — если не считать военный гарнизон и русскую школу-пансион с тремя десятками задолбаных интенсивной программой учащихся. Львиную же долю населения здесь составляют пенсионеры, приезжающие со своими семействами на Ист-Кейп погреть пузо. У этих стариканов бывают смазливые внучки — и это единственное развлечение, которое можно придумать… Только в этом году курортного сезона не будет. Ни одна смазливая (да хотя бы и самая страшная) американская внучка не сунется сюда: янки боятся кубинцев примерно так же, как россияне — чеченцев.

Именно по этой причине Ростик Зельнов сознательно завалил на весенних экзаменах биологию и английский — чтобы его отправили домой готовиться к переэкзаменовке. Но в доме отца Ростик тоже быстро заскучал. Зельнов-старший подарил ему новенький мотоцикл «харли-дэвидсон», мощный, как бульдозер, однако пробыл с сыном от силы неделю, после чего в очередной раз смылся по своим делам.

Когда же он вернулся, нагруженный фруктами и дорогими подарками (чтобы через день исчезнуть опять), Ростик поставил перед ним следующие условия:

во-первых — убрать к чертовой бабушке туповатых охранников, рассредоточенных вокруг дома; Ростик сам наберет себе охрану;

во-вторых — рассчитать к чертовой бабушке гувернера, нанятого Зельновым-старшим в начале мая (а это был старый школьной учитель Михаил Борисович, который учил Ростика в первом и втором классе, пока его папаша не стал «новым русским» и не увез сына во Флориду);

в-третьих — оставить в полное распоряжение Ростика необходимую сумму (ее размер оговаривался особо) для самостоятельной организации досуга, учебы и охраны дома.

Папаша-Зельнов внимательно изучил страховой полис на дом, кое-что подсчитал на калькуляторе и… согласился.

Спустя несколько дней в распоряжении Ростика имелась собственная каюк-компания охранников-головорезов, нанятых им из числа качаловских и битцевских трудных подростков. О, с ними юный отпрыск не скучал!

Они играли в сицилийскую «каморру», разбившись на две команды и истребляя друг друга при помощи водяных пистолетов; играли в вооруженный налет, в масонскую ложу, в разгон Государственной думы, в сербов и боснийцев…

Они установили «государственную границу» вокруг особняка, наказывая «нарушителей» по законам военного времени — выбитый зуб котировался наравне со скальпом; они даже предприняли настоящую операцию по захвату овощного ларька в Виларе, напугав до полусмерти пожилую продавщицу.

Потом объедались молочным шоколадом и «шеллеровским» мороженым — до горькой отрыжки, до опьянения. Два видеомагнитофона работали сутками, без перерыва. Телефонные счета, приходящие на адрес Зельнова-старшего, были испещрены семизначными цифрами, потому что некоторые ребята, вроде Квашеного и Стиморола, накручивали номера, указанные в газетных объявлениях типа «Твои самые смелые фантазии».

Так длилось до тех пор, пока…

…пока Ростик Зельнов не объявил начало Главной Игры.

* * *

— Топает, голубец.

Квашеный отложил полевой бинокль и нашарил на подоконнике оставленный кем-то окурок.

— Значит, бизнес у малыша идет в гору, — веско заметил Стиморол. — В этот раз на Червонец у него ушло каких-то два дня.

Квашеный растянул бледный бескровный рот в хищной усмешке, явно копируя Де Ниро из просмотренного вчера по видео «Франкенштейна».

Они сидели у огромного, во всю стену, окна, выходящего в сторону города, затерянного где-то за зарослями пырея и дикого овса. Сегодня они были наблюдателями. Наблюдателями, ха!.. Чертова работа. Скукотищ-ща. Однако денежки (и немалые денежки), которые выплачивал им Ростик Зельнов за охрану, нужно было как-то отрабатывать.

— А тот придурок — он с ним? — поинтересовался Стиморол.

— Крадется, — хохотнул Квашеный, приставив бинокль к глазам. — Следопыт, елы-палы…

В окуляре бинокля виднелась подпрыгивающая при ходьбе фигура Сереги Светлова. Он торопился сюда, словно влюбленный на свидание, словно наркоман к заветному тайнику с героином. В нескольких метрах позади него крался, прячась в складках местности, Тимофей Медведев.

— Кто его встретит? — равнодушно поинтересовался Квашеный.

— Подгузник встретит, — сказал Стиморол. — С Пашкой Немировым.

— А что со вторым будем делать? Я в прошлый раз сказал ему, чтобы белые тапки заказывал, чуть что… Нехорошо обманывать парня.

— А-а… Сейчас у шефа поинтересуемся.

Стиморол поднял с пола засыпанный шелухой подсолнуха радиотелефон и, смахнув рукавом мусор, нажал на зеленую кнопку.

— Ростик, — сказал он в трубку. — Боец наш, похоже, опять сыграть желает… Ага… Живой. И за ним снова тот красный следопыт крадется. Помнишь?.. Может, зуб у него стребовать за нарушение государственной границы?.. Или сразу — всю челюсть?

Глава 10

Бесконечные травяные джунгли оглашались воплями, гудением и стрекотом представителей насекомого мира. Потому Тим не сразу выделил этот низкий звук среди беспокойной луговой какофонии. И только когда он увидел плывущую вниз створку подземного гаража, живописно разрисованную нитрокраской из баллончика, слух уловил рассерженное «ур-ур-ур-ур»… Впереди показалось рваное сизое облачко выхлопного газа.

Мотоциклисты в черных блестящих шлемах и черных куртках (как они только таскают их на себе в такую жару?) показались Тимофею до странности похожими на каких-то жесткокрылых членистоногих. Так легко было представить, что под куртками на спине у них спрятаны яркие крылышки, а в шлемах томятся без дела острые, страшные челюсти…

Стрекот стих. Мотоциклисты развернулись рядом с Серегой и остановились. Они сняли шлемы, обнажив на удивление маленькие, словно у богомолов, стриженые головы. Серега снова первый протянул им руку… Но не для приветствия, как оказалось. Теперь Тим видел, что в руке у него были узкие зеленоватые полоски бумаги.

Деньги.

Доллары.

Тим приподнялся. Ему вдруг показалось, что один из мотоциклистов смотрит, в его сторону. И даже головой зачем-то кивнул. Неужели вправду заметили?.. Тим снова спрятался в траве.

— Ладно ваньку валять. Вставай.

Чья-то рука схватила Тимофея за шею, не давая повернуть голову назад. В затылке вспыхнула острая как бритва боль. Тим ожесточенно мотнул головой и стремительно перевернулся на спину.

Его встретило дружное ржание.

— Поднимайся, поднимайся, следопыт, — улыбаясь во весь рот, сказал Пачка. Чтобы стало понятнее, он небрежно пнул Тима ногой в бок. — Помнишь, о чем тебя предупреждали?

Как же, забудешь тут… Тим попробовал, не вставая, лягнуть его ногой, но Пачка на этот раз оказался да высоте. Он перехватил ногу и вывернул ее назад. Тимофей с криком крутнулся на траве.

— Будешь рыпаться — к мотоциклу привяжем, — сказал Пачка.

В тот же миг на Тима набросились человека четыре из каюк-компании, связали ему руки крепкой бечевой и заставили подняться.

— А теперь — вперед…

Ни мотоциклистов, ни Сереги уже видно не было. Тим сплюнул себе под ноги.

— Я не по форме одет, — зло прищурившись, сказал он. — Белые тапки забыл прихватить.

— Обеспечим, — успокоил его Пачка. — А пока что — шагай.

— Куда?

— Вперед.

Пачка показал на «Дом Ашеров». В руках у него оказался длинный конец бечевы, которой был связан Тим. Пачка с видимым удовольствием намотал ее на кулак и, выкрикнув: «Но-о-о! Пшел!..», толкнул пленника в плечо. Тимофей попробовал сопротивляться, но после нескольких жестоких зуботычин был вынужден повиноваться.

* * *

У самых ворот железной ограды Пачка вдруг подсек Тимофею ноги, отчего тот сразу потерял равновесие и полетел головой вперед. «Каюк», — только и успел подумать Тим. Он невольно зажмурился. Руки его были связаны, и ничем не защищенная голова вот-вот должна была врезаться в решетку… Неожиданно раздалось тихое гудение, и металлическая дверь резко отъехала в сторону.

Тим грохнулся на песчаную дорожку под дикий гогот всей каюк-компании. Пачка тоненько всхлипывал от смеха, собственное остроумие привело его в полный восторг.

«Дверь на фотоэлементах… Видно, они с каждым новичком разыгрывают эту глупую шутку».

Бечевка натянулась, не давая Тимофею разлеживаться.

— Шне-ель, шне-ель… — сдувая пот с верхней губы, понукал Пачка.

Они прошли через жидковатый, видимо, недавно посаженный парк: несколько рядов саженцев ясеней, кленов и пихт, образующих какой-то сложный геометрический рисунок. Неприжившиеся саженцы почернели, испепеленные безжалостным солнцем. Дубовая входная дверь выглядела вполне традиционно — на ней даже висело массивное бронзовое кольцо, однако она тоже с гудением отъехала в сторону, когда Пачка приблизился к ней.

— Смотри, Квашеный, кого мы привели!..

Тим увидел знакомую физиономию. Квашеный сидел в глубоком кресле у окна, увлеченно дымя сигаретой. Рядом с ним устроился коренастый паренек с перешибленным носом, как у Майка Тайсона. Вся стеклянная полукруглая прихожая, напоминающая капитанскую рубку космического корабля, была наполнена клубами вонючего дыма.

— Мы тебя видели, когда ты еще из автобуса выходил, дурилка картонный, — небрежно бросил Квашеный Тимофею.

В руках у него был мощный армейский бинокль.

— Стол накрыть, надеюсь, успели? — хладнокровно поинтересовался Тим.

— С тебя и стула хватит, мальчик мой, — в тон ему ответил Квашеный. — Электрического.

Затем был глухой коридор с зеркальным потолком, в котором Тим, подняв голову, увидел свое хмурое, настороженное лицо. Они пересекли огромный зал, посередине которого был установлен круглый стол размером с танцевальную площадку. «Артур и рыцари Круглого стола…» — вспомнилось Тимофею. Пол был похож на каменный, однако то была лишь искусная синтетическая имитация: шаги практически не были слышны.

Неожиданно дверь напротив ушла куда-то вверх, и в зал, отчаянно фырча, въехал оранжевый «судзуки» — джип-коротышка. За рулем машины, выставив худые колени, сидел парень в линялой ковбойке и с длинной дымящейся сигарой в зубах. Его остриженную под «ноль» голову украшала пестрая тюбетейка; лицо было очень бледным (даже зеленоватым, как у Аллы Рассолько в разгар учебного года), правильным, может, даже красивым — какая-нибудь девчонка, наверное, решила бы так.

Парень объехал стол кругом и притормозил, не доехав до Тима и Пачки несколько метров. Он долго рассматривал Тимофея, ожесточенно перекатывая сигару из одного угла рта в другой.

— Ну? — произнес он наконец низким хрипловатым голосом и выплюнул окурок на пол.

— Ага, — торопливо кивнул несколько опешивший Пачка и сильно дернул конец бечевы, предлагая Тиму подойти поближе. — Вот, привел.

— А чего он такой худой? — поинтересовался парень.

— Да черт его знает. — Пачка выдавил из себя булькающий нервный смешок. — Трудное детство.

— Развяжи его.

Пачка засуетился возле Тима, распутывая бечеву; он пыхтел и шепотом чертыхался. Наконец руки оказались свободными, и Тимофей невольным жестом, — видно, подсмотренным в боевиках, — потер запястья.

— Тебя как зовут? — спросил бледный парень.

— Лайма Вайкуле, — хмуро ответил Тим.

— Я его убью, а? — вызвался Пачка.

— Остынь, — поморщился бледный и снова повернулся к Тиму. — Тебя зовут Тимофей, — ровным голосом сказал он. — И фамилия твоя Медведев. И еще ты сопляк. И задохлик. И кусок собачьего навоза… А еще ты нарушил государственную границу, — добавил бледный после небольшой паузы. — И будешь серьезно наказан.

Он подпер рукой голову и уставился на Тима.

— А ты — цыплячья задница, — ответил ему Тимофей. — Где Серега?

— Ты его еще увидишь, — почему-то усмехнулся парень. — Так я опять насчет наказания, если позволишь. Предлагаю на выбор: или публичная ампутация зуба, или… — Тут его губы снова дернулись в странной усмешке. —Или ты сыграешь с нами в игру.

— Какую игру? — насторожился Тимофей.

— Игра называется «Закачаешься», — встрял неугомонный Пачка. — За уши не оттянешь.

Бледный сделал какой-то знак рукой, и один из сопровождавших Тима мальчишек куда-то исчез. Спустя минуту он появился, толкая перед собой зубоврачебное кресло. К спинке и ручкам были приделаны прочные кожаные ремни. На столике, привинченном к креслу, зловеще сверкали никелированные щипцы.

— Орудие казни, — сказал бледный. — Наш «электрический стул». Намного гуманнее, чем выбивать зубы в драке — не правда ли?

— Еще бы, — враз охрипшим голосом произнес Тимофей. Он вдруг подумал, что его собеседник вовсе не намерен шутить. — Боюсь, мне слишком дорог каждый мой зуб.

— Ерунда, они у тебя наверняка еще молочные! — беспечно махнул рукой парень. — Но если ты категорически против… тогда — сыграем?

И он в упор посмотрел на Тима. Пачка отвернулся и тихо захихикал в кулак.

— Что за игра? — сглотнув, спросил Тим.

Глава 11

— Все очень просто. Твоя задача — подняться на верхний этаж. Первый, второй, третий. И так далее. Считать умеешь, надеюсь? Если выберешься на крышу — значит, твоя взяла. Если нет… Тогда ты, братец, проиграл.

Бледный достал из бардачка, расположенного на приборной панели машины, новую сигару и откусил кончик. Пачка услужливо поднес ему зажигалку.

— И что со мной тогда будет? — поинтересовался Тимофей.

— Пойдешь домой, — парень пожал плечами и выпустил в потолок густое облако дыма. — Только перед этим заплатишь десять баксов — это плата за участие в аттракционе. Зато в случае выигрыша получишь новенький «харли-дэвидсон». Слыхал, надеюсь, о такой тачке?

— Не пудри мозги… — фыркнул Тим.

— Заткнись, — сухо оборвал его бледный. — Если бы я хотел тебя обмануть, то посулил бы сразу весь Диснейленд. Хотя… — Он прищурил глаза, словно что-то высчитывая в уме. — Думаю, папаша мой, поднатужившись, мог бы купить и Диснейленд.

Тим смотрел на него и пытался угадать, что именно стоит за этим странным предложением. Скорее всего за каждым углом будет стоять какой-нибудь накачанный придурок из каюк-компании… Ну да. Сколько же их тут всего? Тим видел семерых. Семь человек на четыре этажа. Замочить он их, конечно, не замочит, а вот убежать, пожалуй… Да, убежать можно. Насчет «харли-дэвидсона» парень, конечно, загнул. На всю Москву вряд ли наберется и дюжина таких крученых мотоциклов… Ну и черт с ним. Главное — это как-нибудь выбраться отсюда. Вместе с Серегой.

— Я хочу сыграть, — сказал Тим.

Пачка громко прыснул и зажал себе рот.

— Прекрасно, — кивнул бледный. — Тогда…

— Только я хочу увидеть своего друга. Серегу.

Парень по-кошачьи сощурил глаза и передвинул сигару в другой угол рта.

— Я устрою тебе свидание, — сказал он. — И даже более того… Вы будете играть вместе.

— Ростик, так это ж против правил! — выдохнул Пачка.

— Закройся. Правила здесь устанавливаю я, — резко сказал бледный.

— Серега приходит сюда играть? — удивленно спросил Тим.

— Твой Серега СПЕЦИАЛЬНО приходит сюда только для того, чтобы сыграть с нами в игру.

Ростик пошарил в бардачке и извлек наружу радиотелефон. Он несколько раз дунул в трубку, ругнулся, не дождавшись сигнала, треснул пластмассовым Корпусом по бортику машины, и наконец Тимофей услышал из трубки далекий потрескивающий голос:

— Квашеный на проводе!.. Але!.. Але!.. Чего надо?..

— Приведи сюда бойца, — раздраженно сказал Ростик. — Мы в круглой гостиной. И скажи остальным, чтобы приготовились. Через пятнадцать минут начинаем.

Вскоре из коридора вышел Серега Светлов. Вместе с ним был Квашеный. Увидев Тимофея, Серега остолбенел.

— Ты-ы?.. — протянул он, вытаращив глаза. — Какого черта?..

Лицо Сереги густо покраснело.

— Мне грустно говорить об этом, — сказал Ростик, — но твой дружок натурально шпионил за тобой, боец. Может, он намеревался настучать твоей мамаше? Или — классному руководителю?.. Нынче такая молодежь пошла, боец, — от них всего ожидать можно.

— Коз-зел. — Серега медленно, по слогам произнес это слово, глядя Тимофею прямо в глаза.

Тим дернулся, словно в него плюнули.

— Я…

— Все, кончаем разговоры! — крикнул Ростик, и на его бледном лице появился легкий румянец. — Время пошло!.. Бойцы готовы! Игра начинается!..

И тут все забегали, засуетились. Пачка, рисуясь, достал из кармана смятую сигарету, торопливо закурил… И вдруг шторы на окнах с шипением поползли вниз. Через минуту в зале стало темно, как в мышиной норе.

— Эй!.. — негромко произнес Тим.

Ему ответило только приглушенное эхо.

Потом под потолком зажглась яркая люминесцентная лампа. Тим оглянулся. В зале остался лишь Серега — он стоял вполоборота к Тимофею, нервно сжимая кулаки и напряженно прислушиваясь.

— Серега…

— Уйди, гад.

Сергей даже не обернулся к нему.

— Я не хотел…

— Лучше молчи. Ты мне испортил всю игру.

Он неожиданно напомнил Тимофею мальчика Кая из «Снежной королевы», сосредоточенно складывающего фигуры из льдинок в холодных чертогах.

— Какая, к черту, игра, Серега? Ты сдвинулся, что ли?..

Неожиданно Серегино лицо оказалось совсем рядом.

— Если сейчас же не заткнешься — я тебе башку отверну, — прошипел он злым, чужим голосом.

За его спиной Тимофей заметил осторожное движение. Чья-то фигура. На стене промелькнула тень — быстрая, как летучая мышь.

— Смотри! — крикнул Тим,

Серега резко обернулся. В противоположном конце зала появилось двое ребят, — судя по росту, лет четырнадцати. На их лица были надвинуты черные спортивные шапочки с прорезями для глаз. Узнать их по одежде Тим не мог — он не видел их в каюк-компании.

Ребята молча, не спеша приближались к ним. Серега наклонил туловище вперед и шумно задышал.

— Так что, уже началось?.. — неуверенно пробормотал Тим.

Серега вдруг метнулся вбок и стремительно побежал вдоль стены. Личности в масках угадали его маневр и кинулись наперерез, и Серега, недолго думая, вскочил на стол. Один из преследователей взмахнул рукой, пытаясь подсечь его ногу, но не успел.

Маски немедленно рассредоточились: один запрыгнул на стол вслед за Серегой, другой стал обегать стол кругом, пытаясь угадать место, где преследуемый захочет спрыгнуть…

— Эй, ребята, что вам от него нужно? — крикнул Тим.

Он увидел, что второй парень бежит ему навстречу и сворачивать, по всей видимости, не намерен. Тим наклонил голову, собираясь протаранить преследователя, — и спустя секунду покатился по полу. Его шея горела огнем, словно по ней проехался гусеничный трактор.

Шутить ребята явно не собирались.

— Вы что, с дуба упали?!

Серега тем временем как-то умудрился спрыгнуть на пол, опрокинув на ходу одного из противников, — и со всех ног устремился к двери, из которой выезжал Ростик. Тим побежал за ним следом. Возможно, на сей раз он поступил правильно, поскольку вторая маска была вынуждена переключить внимание с Сереги на него.

Перед Тимофеем белой молнией мелькнул кулак — он успел лишь отметить про себя этот факт: на то, чтобы среагировать времени не оставалось. ГP-PA-X!! Яркая вспышка. Темнота, негативное изображение лица за черной маской. Тим опрокинулся на пол, закрывшись руками. Нос, черт побери! Нос!!! Он, казалось, был смят в лепешку… Тим посмотрел на свои руки — и увидел кровь.

Противника нисколько не смутил этот факт. Парень рывком приподнял Тима за волосы, Тим увидел жесткие серо-голубые глаза. Из-под спортивной шапочки донесся приглушенный шепот:

— Умылся, щенок?..

Его ударили под дых. Тим вытаращил глаза и инстинктивно приподнялся, чтобы вздохнуть. Он увидел, как перед Серегой открылась дверь, как две темные фигуры метнулись за ним следом. И, превозмогая боль, поковылял следом.

* * *

Он потерял их. Он попал в ловушку. Тимофей видел перед собой зеркальный коридор — точно такой же, по которому он прошел в круглую залу (Тим, не удержавшись, снова глянул вверх, и то, что он увидел в зеркале, не обрадовало его). Гладкие стены, ни одной двери, вдали — глухая стена. На ней плакат: певица Мадонна в чем мать родила целуется с мужиком на оживленной улице.

— Серега!

Вдруг кусок стены в одном месте бесшумно уехал вниз — и из проема появился парень в спортивных штанах, без майки. На лице — картонная маска Деда Мороза. Тим инстинктивно шарахнулся в сторону, но парень успел схватить его за руку и, развернув, ударил лицом о стену. Тим охнул. Утратив на миг координацию, он осел на пол. Жестокий удар ногой в бок заставил его охнуть еще раз — но уже куда громче.

— Не спи! — прорычал «Дед Мороз». — Замерзнешь!

Тим, сжав зубы, наклонил голову и резко рванулся вперед. Голова врезалась в голый живот «Деда Мороза». Раздалось короткое хрюканье. Не дожидаясь, когда противник отреагирует, Тимофей бросился в темный проем, и…

… полетел куда-то вниз…

… вниз, вниз…

Он приземлился на что-то мягкое, шуршащее. Сено. Темно, хоть глаз выколи.

Совсем рядом раздался оглушительный рев, от которого волосы на голове встали по стойке «смирно». Над головой вспыхнул яркий свет.

Первое, что увидел Тим, — это высокая пирамида из спортивных матов, на которой он сидел. Потом он увидел размалеванное под индейца одутловатое лицо.

Пачка.

Он продолжал самозабвенно орать на самое ухо Тимофею: А-А-А-ААААААААА!.. В нескольких метрах впереди, по периметру заваленного всяким хламом подвала, расположилось еще несколько человек. На всех были новогодние и хэллоуинские маски (одна из них довольно натуралистично изображала лицо полуразложившегося трупа) или черные спортивные шапочки с прорезями, натянутые до самого подбородка.

Тим, не рассуждая, сунул в ухо Пачке. Тот опрокинулся и съехал с пирамиды головой вниз. Задрав голову, Тимофей глянул над собой — вверху виднелся квадратный люк, в который он имел несчастье угодить. Добраться туда без крепкой веревки было невозможно.

Тогда что?.. Бежать навстречу этим «дедам морозам», «айболитам» и «фредди крюгерам»?

Он затравленно оглянулся. И увидел брезентовый рукав пожарного шланга, смотанный в бухту и болтающийся на железном крюку. Наконечник, которым шланг должен крепиться к водопроводной трубе, походил на металлический цветочный бутон с толстыми, загнутыми лепестками. Если бы его зацепить за что-нибудь…

Тим рванул шланг на себя. Тяжелая бухта, подняв облако едкой пыли, упала ему под ноги. Он схватился за наконечник и стал лихорадочно разматывать шланг. Вдруг — бамц! — рядом с ним в стену ударился размочаленный бейсбольный мяч. Тим оглянулся — и увидел целую эскадрилью таких мячей, летящих ему навстречу.

Бамц! Бамц! Бамц!.. БУМ!

Один из мячей угодил под лопатку; другой влепился в затылок и, кажется, оставил там глубокий кратер размером с кофейное блюдце.

— Есть! — истошно завопили за спиной. — Мочи его! Мочи!

От боли и ярости изображение перед глазами Тимофея на какой-то миг пропало. Он видел лишь довольную физиономию Пачки с широко открытым ртом — картинка была застывшей, словно кто-то нажал на кнопку «пауза». На этой физиономии было написано: ОХ, ДО ЧЕГО МНЕ ЭТО НРАВИТСЯ!.. Пачка ликовал. Пачка чувствовал себя настоящим охотником.

Потом изображение и звук вернулись. И Тим увидел, как хищно метнулся из его рук брезентовый пожарный шланг, похожий на истощавшего питона, — вперед! Вперед! Железный наконечник просвистел в воздухе, заставив Пачку и стоящего рядом с ним парня в маске Фредди Крюгера испуганно пригнуться.

— Дурной, да?! — взвизгнул Пачка, подняв побледневшее под краской лицо.

Шланг беспомощно вытянулся на полу.

И тяжелые мячи снова застучали в стену. Тим перестал обращать внимание, когда мяч попадал в тело, главное было защитить голову.

Делать было нечего. Единственный путь — это желтый треугольник чуть приоткрытой двери в дальнем конце подвала. И бежать следовало именно туда, прямо через цепь опьяненных охотой мальчишек. Тим наклонил голову, прикрыв темя ладонями, и, спрыгнув на пол, со всех ног побежал вперед. Он был похож на регбиста, совершающего проход через площадку противника; только вместо продолговатого мяча в руках он держал собственную голову.

— Ра-а-аз-з-з-зайди-и-и-ись! — вопил он.

Ему подставили ножку. Тело Тимофея приняло опасный угол наклона («Не падать! Ни в коем случае не падать!..»), он вытянул руки вперед и несколько метров пробежал на карачках, обдирая ладони о жесткий цементный пол.

Он протаранил кого-то головой, он получил от кого-то ногой по почкам и едва успел увернуть лицо от чьего-то колена. Его схватили за футболку, Тим лягнулся и ударил назад локтем; потом в ухе противно зазвенело — видно, кто-то врезал.

«… мне не выбраться отсюда!..»

«… да они же закопают меня в этом чертовом подвале!..»

И вдруг — дверь! Тим подставил руки, чтобы не открыть ее лбом, и когда та распахнулась, увидел на деревянной поверхности красные отпечатки ладоней.

Где-то глубоко, в области желудка, наверное, Тим почувствовал антарктический холод. Он пожалел, что ввязался в эту игру.

Глава 12

Шаги отдавались торопливым цокающим эхом под низким, небрежно оштукатуренным потолком. Огромный подземный гараж (Тим видел силуэты трех или четырех автомобилей) освещался тусклыми, работающими вполнакала лампами.

Несколько раз Тим оглядывался назад. Погони почему-то не было. После минутного облегчения пришла неясная тревога, под ложечкой засосало.

Возможно, они растягивают удовольствие.

Возможно, они на сто двадцать процентов уверены, что Тим не сможет выбраться из гаража и вернется обратно.

Все было возможно.

Тим шел вдоль стены, приближаясь к металлическим створкам, которые могли быть дверцами лифта. Справа от двери находилась запаянная в пластик панель с сенсорным управлением. На некоторых полукружиях, очерченных жирными линиями, стояли цифры — от единицы до пятерки. На других — непонятные символы: извилистые линии, стрелки, точки, разделенные знаком дроби. Все это здорово смахивало на дистанционное управление видеомагнитофона.

«А как вы посмотрите, ребята, если я решу подняться сразу на четвертый этаж?»

Оглянувшись еще раз, Тим нажал на кнопку с цифрой «4». Разумеется, никакой реакции. Этого и следовало ожидать. Он стал барабанить по другим кнопкам, хотя надеяться на что-то уже перестал. Ростик не был похож на человека, который дает противнику фору.

Тим попробовал раздвинуть створки своим перочинным ножиком. Он просунул лезвие между двумя половинками дверей и повернул его, постепенно отводя ручку к двери. Левой рукой нашарил небольшой камешек и просунул его в образовавшийся зазор. Потом отыскал деревяшку и с ее помощью раздвинул дверцы еще шире. Потом осторожно заглянул в лифтовую шахту: глухая темнота и тишина — как в мертвецкой.

Через несколько мгновений, когда глаза привыкли к темноте, он заметил какой-то мерно раскачивающийся предмет. Раздалось тихое металлическое позвякивание… Блок. Оборвавшийся блок, через который перебрасывают трос. Почему он оказался внизу? И почему он раскачивается? Его кто-то тронул, или?..

Мысль так и осталась незаконченной. Что-то громко лязгнуло, и тяжелый металлический круг внезапно метнулся навстречу Тимофею. Спустя мгновение он оказался совсем рядом — огромный, покрытый бурыми лишаями ржавчины, грозящий превратить лицо в кровавую лепешку!.. Тим с криком отшатнулся и упал. Блок, увлекая за собой стальной трос, тянулся за ним, словно лапа железного монстра.

Тим попробовал отползти назад, лихорадочно отталкиваясь ногами, однако нутром чувствовал, что это бесполезно. Он завопил что-то нечленораздельное.

И тут створки с отчаянным звуком захлопнулись, зажав трос. Подавшаяся в ловушку сталь заскрежетала, напоминая гитарное соло в дзеппелиновских «Танцующих днях». Блок дернулся, на долю секунды завис почти над самой головой Тимофея — и полетел назад. Он врезался в дверцы лифта, оставив глубокую вмятину и густо посыпав пол ржавой пылью; потом ударился еще и еще, словно мстя за упущенную жертву… и наконец безжизненно повис.

Несколько мгновений стояла полная тишина. Тим лежал неподвижно; страшная железяка все еще стояла перед его глазами. Потом раздался негромкий гул — и правее лифтовой двери открылся ярко освещенный четырехугольный проем. Оттуда доносились голоса.

Тим поднялся на ноги и, шатаясь, направился к проему.

* * *

Небольшая прямоугольная комната была завалена цветными журналами («Пентхауз» вперемешку с «Пифом» и старыми номерами «Мурзилки») и толстыми спортивными матами. У противоположной стены стояли телевизионная подставка с видеодвойкой и низкий кожаный диванчик. На диванчике сидели Ростик, Квашеный и парень с перешибленным носом, которого Тим видел в стеклянной прихожке. Они молча смотрели на Тимофея, растянув рты в улыбке.

На полу, уткнувшись лицом в пол, лежал Серега Светлов. Правая рука была вывернута за спину, штанина на ноге задралась до колена, обнажив широкую красную ссадину. Серега напоминал человека, минуту назад вывалившегося из окна небоскреба.

За последние полтора часа Тим научился ничему не удивляться. Он подошел к другу и, склонившись, перевернул его на спину.

И увидел, что заплывшие кровоподтеками Серегины глаза открыты. Он равнодушно смотрел сквозь Тимофея. Из носа сочилась кровь, следы ее виднелись на шее, на рубашке.

— Свали, — тихо сказал Серега.

И резко мотнул головой, сбросив руку Тимофея. Потом уселся, подтянув колени к подбородку и продолжая смотреть в пустоту.

— Что вы с ним сделали, придурки? — произнес Тим, взглянув на Ростика.

— Что Бог с черепахой… — хохотнул Квашеный.

— Да ничего особенного, — пожал плечами Ростик. — Твой дружок закончил игру. Ему, конечно, хотелось бы поиграть еще, но он устал. И немножко нервничает.

— И ты можешь доиграть за него, — сказал Квашеный, — раз на ногах еще стоишь.

Парень с перешибленным носом тут же поднялся с места и сделал несколько шагов навстречу Тиму. Потом неожиданно подпрыгнул, перевернувшись в воздухе и прочертив ногой над головой Тимофея широкую дугу.

— Стукнемся, боец? — произнес он, скаля мелкие зубы.

Тим без рассуждений влепил ему размашистый рабоче-крестьянский хук, но парень легко перехватил запястье, секунду полюбовался на озадаченное лицо Тимофея — и резким движением вывернул ему руку.

От дикой боли лицо залил холодный пот.

— Отпусти, гадина…

— Тогда ты проиграл, боец.

— Ну и черт с ним. Отпусти, говорю…

— Хорошенько подумай. Когда еще придется сыграть?

— Отпусти!!!

Ростик и Квашеный заржали.

— Ладно, Стиморол, — сказал Ростик, — боец готов. Отпускай…

— Мелкота. Корюшка. — Парень с перешибленным носом сделал брезгливое лицо и отпустил руку. — Эти засранцы и двух часов продержаться не могут. Только потеешь зря.

— А ты не потей. — Ростик привстал с дивана и включил телевизор. Там начинался сериал «Зорро». — И не привередничай.

Спустя минуту он рассеянно и немного удивленно оглянулся на Тима.

— Чего стоишь? Сваливайте домой, — сказал он. — И не забывай: с тебя червонец за аттракцион.

Тим попытался приподнять Серегу, но тот оттолкнул его и встал сам. Потом медленно направился к двери, расположенной по правую руку от диванчика.

— Только без глупостей, ладно? — не оборачиваясь, бросил им вслед Ростик. — Мамы там всякие, папы, милиционеры… Не суетитесь. Себе дороже обойдется.

— А фугасную бомбу — можно? — мрачно поинтересовался Тим.

— Рискни, — кивнул Ростик.

Стиморол и Квашеный проводили их к винтовой лестнице. Лестница упиралась в глухой коридор с зеркальным потолком. Они снова прошли круглую залу, потом — еще один коридор и, миновав прихожую, смахивающую на рубку космического корабля, оказались у выхода.

Квашеный легонько ткнул Тима по почкам.

— Еще не поотваливались?

Резко обернувшись, Тим встретился с пустыми рыбьими глазами и… промолчал. Дверь бесшумно отъехала в сторону.

— Заходите к нам еще, — сказал Квашеный.

— И не стесняйтесь, — добавил Стиморол. — Помните: главное — не результат. Главное — участие.

Глава 13

Вместо того чтобы отправиться к Кольцевой, Серега свернул в противоположную сторону.

— Ты куда? — спросил Тим.

— Не твое дело.

Он прошуровал через высокую траву, прихрамывая на одну ногу и бормоча под нос ругательства. Тенниска на спине была насквозь мокрой от пота, к ней прилип какой-то мусор, ржавая труха.

Тим стоял на месте, не решаясь последовать за ним. Он не думал сейчас о том, липовые они с Серегой друзья или нелиповые… Больше всего на свете ему не хотелось, чтобы Квашеный, который наверняка сидит в эту минуту у окна с армейским биноклем, имел случай полюбоваться на потасовку между ними. А чутье подсказывало Тиму, что Серега находится в том состоянии, когда способен броситься на него с кулаками.

И вдруг фигура, постепенно сливающаяся с горизонтом, остановилась.

— Пошли, — обернулся Серега и сморкнулся в траву чем-то красным. — Там речка. Умоемся.

Тим выдержал паузу (он помнил, что всегда надо держать паузу, если хочешь, чтобы тебя уважали) и не спеша поковылял к Сереге. Он заметил во рту у него жалкий окурок сигареты, который Серега пытался прикурить, не опалив себе брови и ресницы.

— Елки, — прохрипел Серега и закашлялся, — какая отрава!..

Он затянулся еще раз, но кашель опять скрутил его. Окурок полетел в траву.

— Никогда не научусь курить, — сказал Серега обреченно.

— Невелика потеря, — сказал Тим.

— Может, эти гады легкие мне отбили?

Тим резонно подумал, что когда-нибудь Серега, возможно, будет благодарен им за это, но вслух ничего не сказал — держал паузу.

Серега тоже умолк. Молча они подошли к речке и молча умылись.

— Смотри, — сказал Тим, — у тебя тенниска похожа на половую тряпку.

— Гады, — коротко сказал Серега, осмотрев свою одежду.

Он постирал майку, а заодно и брюки и разложил их на солнце сушиться. Тим тоже решил за компанию постираться. Потом они искупались в речке, позагорали и снова искупались.

Солнце перестало быть нестерпимо жарким.

Боль в ссадинах стала понемногу утихать.

И жизнь каким-то непостижимым образом перестала казаться безнадежной, будто игра в дурака без единого козыря.

А ещё Тиму показалось, что его бывший друг опять становится настоящим. Настоящим другом.

— Тебя неплохо разукрасили, — сказал Серега, когда они лежали на траве, подставив солнцу спины.

Тим осторожно потрогал свое лицо и подумал, что как минимум три синяка он за сегодняшний день заработал.

— Это в круглом зале, — сказал он. — Один из твоих спарринг-партнеров на кулак меня поймал.

— Зря ты лез, — лениво проговорил Серега. — Толку все равно никакого.

— А какой должен быть толк? — Тим приподнялся за локте.

—Успокойся… Думаешь, что я и в самом деле хожу к этим придуркам, чтобы здоровья набраться? «Главное — не результат, а участие…»

— Не знаю, — сказал Тим.

Он снова опустился на траву. Некоторое время они продолжали лежать молча, прислушиваясь к нарастающему ропоту своих желудков.

— Мне деньги нужны, — вдруг сказал Серега.

Тим кивнул и ничего не ответил. А кому они не нужны? К тому же если человек решил выговориться — ему лучше не мешать.

— Этот «харли» на авторынке можно за двадцать тысяч спихнуть, — продолжал Серега. — С руками оторвут.

— Двадцать тысяч — хорошие деньги, — философски заметил Тим.

— Ты что думаешь: я конфеты на эти двадцать тысяч кинусь покупать?.. Или ларек открою? — ни с того ни с сего заорал на него Сергей.

Он долго смотрел на Тима желтыми, злыми глазами, потом обессилено опустился на траву.

— У меня с матерью нелады, — тихо сказал он.

— Я знаю, — ответил Тим.

— Да что ты можешь знать?.. — Серега поморщился, словно от зубной боли.

— Все… Восемнадцать тысяч. Срочное лечение. Операция, — отрывисто произнес Тим, в упор глядя на друга.

Серега бросил на него удивленный, недоверчивый взгляд и уселся на траве.

— Откуда ты знаешь? — спросил он осипшим голосом.

— Знаю.

— Кто сказал?..

— Это мое дело, — сурово ответил Тим. — Догадался.

Серега громко запыхтел. Потом поднялся, достал из кармана измятую, порванную сигарету, оторвал фильтр и прикурил. Не докурив и до половины, с отвращением швырнул окурок в речку.

— Отец ни копейки не прислал за последние два года. Даже открытку не потрудился подписать… Я когда-то думал, что смогу заработать эти деньги па мойке. Черта с два! Глухой номер. Как в танке. Мать десять раз успеет помереть, прежде чем я наскребу хотя бы две сотни.

— А что врачи говорят?

Врачам до лампы. Предлагают ложиться в обычную клинику, обещают обезболивающее колоть. Чтобы умирать было не больно… Мать по нескольку суток не спит, у нее ноги крутит. И то она радуется — потому что через месяц этих ног вообще чувствовать не будет.

Сорвав стебелек дикого овса, Серега сунул его в рот. И, прищурившись, уставился на причудливый силуэт «Дома Ашеров». На его переносице четко обозначилась горизонтальная морщинка.

— А операция?

— Операция… — Серега сплюнул. — Тридцать процентов гарантии, что мать на следующий день после этой операции не окажется в гробу.

— А при чем тогда эти восемнадцать тысяч?

— Тогда она сможет лечиться в Германии — хоть с операцией, хоть без. Опасности никакой, стопроцентная гарантия. У немцев все на конвейер поставлено. Там большие спецы работают.

— Ты уверен?

Серега только махнул рукой: не задавай глупых вопросов.

— У меня есть четвертной, — сказал Тим.

— Сверни его в тонкую трубочку и… сам знаешь, что дальше, — пробормотал Серега и покраснел. — Вообще-то спасибо тебе, — добавил он торопливо. — Но… ты же сам все понимаешь. Твой четвертной мне как мертвому припарка. Лучше прибереги его, чтобы с Ростиком, Квашеным и Стиморолом расплатиться.

— За что? — удивился Тим.

— А ты забыл? Ты им десять долларов должен.

— Да шли бы они!..

— Нет. Я советую тебе заплатить, — серьезно сказал Серега. — Хотя у этого Ростика денег куры не клюют, Квашеный вот на днях несколько сотенных бумажек у него из кармана потянул, а тот даже не чихнул но этому поводу и не вспомнил о них ни разу… Но эту десятку несчастную он из тебя вытрясет — попомни мое слово. Из принципа. Ростик — принципиальная сволочь.

Тимофею вдруг вспомнился визит Квашеного на заправку, их с Серегой негромкий разговор…

— Значит, Квашеный тогда за деньгами приходил?

Серега отвернулся.

— Если бы ты сказал заранее — мы бы отметелили их как сукиных сынов, — сказал Тим. — Шарло со Снегиревым были бы на месте. Будильника предупредили бы, Сему Дворского привели.

— Ерунда, — без выражения сказал Серега. — Ни черта ты против них не сделаешь, Ростик Качалово на корню скупил. Против него хоть весь Газопровод выстави — не поможет.

— И это — из-за какой-то десятки?

— Да не в десятке дело, дурья твоя башка. — Серега вздохнул и повернулся к Тимофею. Черные сузившиеся зрачки растворялись в радужке, словно «байеровский» аспирин. («Серега смертельно устал», — подумал Тим.) — Ростик играет, понимаешь? Он подыхает от скуки и, чтобы совсем не подохнуть, играет с нами в свою идиотскую игру!.. Мы для него — маленькие нарисованные уродцы из какой-нибудь компьютерной игры, которых необходимо загасить!.. Конечно, можно и не гасить — но так будет неинтересно… Ты играл в «Принца» или «Дину»?

— Ну, — кивнул Тим.

— Гасил в «Дине» всяких таракашек и осьминожек?

— Ну…

— А они тебе что-нибудь плохое в жизни сделали?

— Так ведь…

— Вот то-то и оно — понял? У Ростика точно такой же интерес к тебе. Загасить. Ради удовольствия.

* * *

Потом они натянули джинсы на гудящие от солнца и усталости ноги и побрели домой. Близился вечер, чудесный вечер, когда не надо делать уроки — что может быть чудеснее? — но настроение было препоганым.

Тим перебрал сотни способов заработать деньги, начиная от торговли «Гербалайфом» и кончая экспедицией в Бодайбо, на золотые прииски.

— Чушь собачья, — прокомментировал Серега.

Сначала Тим кипятился, полагая, что Серега просто привередничает.

— Дурак. «Гербалайфом» торгуют только умственно неполноценные, — сказал Серега, — или откровенные жулики. А золотоискателям самим зарплату по полгода не выплачивают — я по телевизору вчера видел… Да и все равно не то это. Мне нужно много денег, понимаешь? И сразу.

— Тогда только инкассатора взять, который по обменным пунктам разъезжает, — сказал Тим.

— Можно еще финансовую пирамиду отгрохать.

— А еще…

— Хватит, — сказал Серега. — Тошнит уже.

До самого подъезда они больше не разговаривали. Во дворе встретили Кольку Барбуса, он сидел верхом на столике, где обычно сражались местные доминошники, нахохлившийся, как воробей.

— Выручайте, мужики, — сказал он. — Мамаша ревизию навела в личном сейфе. Выгребла все подчистую. Трояк не одолжите до послезавтра?..

И тут Барбус рассмотрел лицо Тимофея.

— Вы что, маханулись между собой? — удивленно протянул он, на время позабыв о деньгах.

— С Квашеным повстречались, — сухо ответил Тим.

— Ну-ну. — Барбус недоверчиво глянул на него. — Так как насчет трояка?

— Глухо, — сказал Тимофей.

Барбус огорченно махнул рукой и направился на поклон к Алле Рассолько: мама ее деньги считать не любила, и Алла, пользовавшаяся этой слабостью, обычно располагала некоторой суммой на карманные расходы.

— Знаешь, о чем я подумал? — сказал Тим, когда сутулый силуэт Барбуса растворился в сумерках.

— Ну?

— Можно попробовать одолжить деньги.

— Одолжить? У кого?

— Не знаю. Может, у Лосика. Может, еще у кого-нибудь.

— Ты сразу к Мавроди иди, — сказал Серега. — Не ошибешься.

Часть 3

МИША КУН-ФУ — ПОСЛЕДНИЙ МОСКОВСКИЙ НИНДЗЯ

Глава 14

Прошло несколько дней, а может, даже и недель, в течение которых многое успело измениться: лето перевалило за половину, а еще прошел сильный ливень, Димка Смольский уехал с родителями к родственникам в Кемерово, а Наташка Решетникова безнадежно втрескалась в Майкла Джексона, еще в Тимином доме начали проводить капитальный ремонт, из-за чего отключили на несколько дней газ, канализацию и холодную воду.

Менялось все.

Все — кроме одного: ни Тим, ни Серега так и не придумали, где взять восемнадцать тысяч.

«Моечный» бизнес оправдывал себя все меньше и меньше; иногда Тимофею казалось, что он с гораздо большей пользой потратил бы время, просто загорая на Битце. В конце концов Серега сказал:

— Ладно, давай попробуем одолжить у кого-нибудь.

И они отправились сначала к Будильнику, который, будучи заядлым, хотя и не слишком удачливым игроком в «храпа» (у него дома даже проводились «чемпионаты» с призовым фондом в несколько десятков долларов), водил знакомство с местными ростовщиками.

— Да кому вы упали? — пренебрежительно сморщился Будильник. — И под какие гарантии вы собираетесь брать деньги?.. Каждому из вас со всеми потрохами красная цена — тысяча рублей, и то в красивой упаковке… Вот эту сумму кто-нибудь, возможно, и рискнет вам одолжить. Хотя я бы лично не рисковал.

— У нас большие проблемы, Гена, — с чувством произнес Тим.

Серега накануне запретил ему говорить о матери.

— Начхать, — кратко заметил Будильник.

И Тим с Серегой отправились к Семе Дворскому.

Сема Дворский, как более удачливый игрок и более лояльный человек, благосклонно выслушал их и даже назвал в качестве путеводной звезды имя одной известной на Газопроводе (хотя и не слишком уважаемой) личности — Ахмета Бердыева.

— Ахмет дает деньги под двадцать процентов в месяц. Но он выживет из ума не раньше чем лет через шестьдесят. А пока что не даст вам ни копейки.

— А ты поручись за нас, — посоветовал Тим.

— Я ведь тоже не дурак, — усмехнулся Сема. — Сколько вам нужно-то?

Когда Серега назвал цифру, тот перестал усмехаться и выразительно покрутил пальцем у виска.

— Если кто заикнется Ахмету, что это я вывел вас на него, — головы поотворачиваю, — пообещал он.

И показал огромный кулачище — страшный, костистый, весь в засохших царапинах.

Потом Сема Дворский ушел. По его вытянувшемуся лицу было видно, что он все-таки считает себя дураком — потому что сразу не послал Серегу и Тимофея подальше.

* * *

Между друзьями произошел короткий спор, в результате которого дружба чуть было не расстроилась опять; дальше было решено все-таки сунуться к подозрительной личности по имени Ахмет Бердыев — больше для очистки совести, чтобы не думать потом, будто ничего не пытались сделать.

Ахмет проживал на углу Газопровода и Дорожной. Тим хорошо знал его адрес, потому что у подъезда Бердыева часто собиралась местная газопроводская шушера — выпивали, резались в «храпа», дрались или просто стояли с умным видом и плевали на асфальт. Этот пункт сбора назывался «у Ахметки».

Сегодня тусовщики, видно, устроили себе выходной. Или отправились в магазин. Тим с Серегой беспрепятственно поднялись на третий этаж (именно из этого окна обычно торчала лохматая голова Бердыева) и позвонили в дверь.

Долго не открывали. Потом послышались осторожные шаги, чья-то тень заслонила свет в дверном глазке, и глухой голос спросил:

— Чего надо?

— Мы к Ахмету.

Дверь распахнулась настежь, и чья-то рука схватила Серегу за волосы и втянула внутрь. Тим не успел даже пикнуть, как ворот его майки оказался намотан на чей-то кулак. Послышался треск рвущейся ткани. Тимофея грубо втолкнули в квартиру вслед за другом.

Трое незнакомых мужчин в прихожке: черные суконные брюки (не иначе как от «Неккермана»), тонкие дорогие рубашки — но руки синие от наколок, и глаза крохотные, мышиные, а челюсти — во!.. Ахмет, весь серо-белый, как мартовский снеговик, сидел в гостиной в одних трусах, привязанный к стулу ремнями. На его кудлатой голове виднелась странная широкая проплешина — от затылка до лба, напоминающая медвежью таежную тропу… Высокий незнакомый господин в черном смокинге возвышался над Ахметом с опасной бритвой в руках, словно художник с кистью перед мольбертом.

— Кто такие? — спросил он спокойным голосом, обернувшись через плечо на Тима и Сергея.

— Мы к Ахмету, — упорно повторил Серега.

— Понятно, — сказал мужчина, отступая и кивая в сторону Бердыева. — Вот вам Ахмет. Что дальше?

Тим и Серега промолчали. Они уже не сомневались, что снова влипли в историю.

Один из «конвоиров» наклонился к Сереге и прошептал ему на ухо:

— Отвечай, когда тебя спрашивают, щенок.

От него здорово несло спиртным (Серега так полагал, что это виски) и еще чем-то колючим, едким, — наверное, одеколоном.

Тут на помощь друзьям неожиданно пришел Ахмет. Он вдруг заскулил высоким бабьим голосом:

— Не нада-a-a-a-aL. Мужики-и-и-ы-ы-ы!!..

В ту же секунду лезвие бритвы оказалось у него под подбородком.

— Тебя побрить, Ахмет? — поинтересовался высокий.

Бердыев промычал в ответ что-то нечленораздельное: если бы он раздвинул челюсти, бритва проехалась бы по его горлу.

— Мальчишек — на кухню, — скомандовал мужчина в черном. — И поживее.

«Поживее»… Это слово (вернее, его буквальный смысл) прозвучало жестокой насмешкой. Серега захлопал глазами и скрутил ноги жгутом — жизнь и уборная сравнялись для него по своей значимости; он попытался было закричать, но огромная синяя, в наколках, ладонь мягко легла на его лицо. Другая ладонь обхватила тонкую шею Тимофея, словно ствол молодого деревца. Пальцы с холеными ногтями сомкнулись на его горле.

— Один звук — и вы оба трупы, — раздалось над его ухом.

Тим все понял.

На кухне их усадили на табуреты у противоположной от окна стены. Один из громил остался с ними и принялся чистить ногти миниатюрной пилкой, насвистывая под нос «Бесамо мучо». Серега бросил на Тима выразительный взгляд.

«Какие мы с тобой идиоты!..»

Тим кивнул в сторону гостиной и незаметно провел пальцем по горлу.

«Они хотят грохнуть Бердыева».

Серега зажмурил глаза и покачал головой.

«Тогда и нам крышка».

Тим отвернулся к окну.

«Все может быть».

— Разговорчики, — лениво протянул громила, не переставая любоваться своими ногтями.

Из гостиной доносилась торопливая сбивчивая речь Ахмета. Он что-то доказывал мужчине в черном, о чем-то умолял, что-то обещал. То и дело слышалось по-восточному темпераментное: «слюшай, дарагой!..», «мамой клянусь, слюшай!..» Суровый голос его собеседника звучал редко, но веско.

Наконец высокий мужчина появился на кухне.

— Воды, — коротко приказал он.

Громила резво вскочил на ноги и, схватив с полки полуторалитровую бутыль минералки, наполнил высокий стакан. Главарь отпил немного и поставил стакан на стол.

— Уходим, — сказал он. Мальчишек быстро подняли на ноги и повели к выходу. «Сейчас…» — подумал Тимофей, имея в виду, что самое время убирать свидетелей. Но один из бандитов широко распахнул перед ними дверь и сказал:

— Спокойно спускаетесь вниз. Не бежать, не дергаться, не визжать.

Тим оглянулся и увидел Ахмета. Тот сидел в прежней позе и остановившимся взглядом смотрел на стену перед собой. Его голову украшал единственный пучок курчавых волос надо лбом. Вся остальная площадь черепа была грубо обскоблена и представляла собой черную унылую зябь.

Заметив взгляд Тимофея, Ахмет оскалился и высунул длинный язык.

— Шевели поршнями, щенок, — последовал резкий толчок в спину.

Они спустились в сопровождении суровых дяденек. Едва мальчишки вышли из подъезда, как напротив затормозил серый «чероки».

— Полезай, — скомандовали сзади.

Тим и Серега, ни слова не говоря, погрузились в машину. Их усадили прямо на пол, а рядом, на сиденьях, расселись бандиты. Главарь в черном смокинге сел сзади. Он отодвинул носком туфли Серегину ладонь в сторону, чтобы поставить свою ногу.

— Позвольте, молодой человек.

Серега прижался к дверце автомобиля.

Водитель о чем-то негромко переговорил с главарем, потом чиркнула зажигалка, салон наполнился терпким дымом — и машина мягко тронулась с места.

— Вы куда нас повезете, дяденьки? — спросил Тим, с потерянным видом глядя на бандитов.

— В дремучий-дремучий лес, — сказал один из них. — И закопаем.

Серега побелел как ватман. Бандиты громко засмеялись. А потом они дружно, как по команде, закурили длинные вонючие сигары.

— Вы должны что-нибудь Ахметке? — неожиданно спросил главарь, наклонив к Тимофею широкое лицо с хищными раскосыми глазами.

Тот отчаянно замотал головой, в глубине души надеясь, что, может, хотя бы это как-то отсрочит их смерть.

— А зачем приходили?

— Мы… мы хотели одолжить у него… Только хотели… Мы даже не успели…

— Ахмет — нехороший человек, — назидательно произнес главный бандит.

Тим закивал.

— Никогда не одалживайте у него деньги. Ахмет обманывает.

Тимофей тут же мысленно поклялся никогда в жизни не одалживать деньги у нехорошего человека Ахмета Бердыева — даже если он будет давать их даром.

— Передайте всем, что Ахмет — банкрот, — продолжал главарь. Перед глазами Тима замаячил указательный палец с огромным перстнем. — Передайте, что так сказал сам Миша Кун-Фу.

Тим продолжал кивать, не сводя глаз с маячившего перед ним пальца. Потом замер.

Миша Кун-Фу… Об этом человеке ходили легенды. И не только на Газопроводе — по всей Москве.

— А как мы, собственно, будем передавать, если нас закопают? — послышался мрачный голос Сереги Светлова.

Бандиты снова заржали.

— С меня достаточно того, что вы напоминаете сейчас пару жалких обмочившихся щенят, — веско сказал Миша Кун-Фу.

— Ты сам… большая разъевшаяся гиена, — прошипел из своего угла Серега.

Бандиты неожиданно развеселились, и один из них схватил Серегу за нос, и Серега тут же укусил его за палец.

— Оставьте его, — сказал Миша Кун-Фу. — Этот волчонок мне определенно нравится. Я занесу его в свою Красную книгу… — Потом он перевел взгляд на Тимофея. — И этого, пожалуй, тоже.

Тим подумал, что Серега имеет шанс остаться в истории: шутка ли, принародно обозвать знаменитого бандита и остаться в живых.

Потом он вспомнил эпизод из учебника по русской истории, где каким-то мятежникам объявили смертный приговор и привели на место казни и даже накинули мешки на головы, а потом в самый последний момент объявили, что заменили смертную казнь на пожизненную каторгу, — и он понял, что чувствовали эти мятежники, и как им хотелось прыгать, петь и размахивать в воздухе своими мешками.

Глава 15

А потом Тим и Серега неожиданно оказались в гостях у знаменитого Миши Кун-Фу.

Случилось это после того, как Миша поинтересовался, зачем им нужны деньги, а Тим не выдержал и все рассказал: и про Серегину маму, и про операцию, и про то, какой Серега отважный человек и как он ради больной мамы пошел драться с Ростиком, Квашеным, Стиморолом и всей каюк-компанией. Тим даже заплакал. И Серега тоже заплакал и рассказал, какой Тимофей хороший друг, и как он пошел в «Дом Ашеров», и как они дрались там плечом к плечу.

А бандиты притихли и молча смолили свои длинные вонючие сигары, задумчиво стряхивая пепел на Серегины и Тимины джинсы.

— Стоп, — вдруг сказал Миша Кун-Фу. — Что это за «Дом Ашеров»? И что это за замечательный мальчик, который придумал такое замечательное развлечение?

Серега немножко рассказал про Ростика Зельнова и про то, как ему, «бедняге», скучно в отцовском дворце.

— Зельнов? — вдруг удивился Миша Кун-Фу, и его монголоидные глаза еще больше сузились.

— Зельнов, — кивнул Серега.

Миша Кун-Фу повернулся к бандиту, который сидел рядом с водителем, и о чем-то пошептался с ним.

— А какую сумму вы намеревались поиметь с Ростика Зельнова? — обернувшись, спросил он Серегу.

Серега, видимо, вспомнил, как отреагировал на эту цифру Сема Дворский, — и замялся.

— Не ломайся, — наставил на него длинный палец Миша.

— Восемнадцать тысяч, — выдавил мальчишка после минутной паузы.

О чудо! Бандиты не попадали со своих сидений и даже нисколько не изменились в лице. И Тим вдруг понял, что восемнадцать тысяч для них не деньги. Подумаешь: КАКИЕ-ТО ВОСЕМНАДЦАТЬ ТЫСЯЧ!.. И он представил себе, как Миша Кун-Фу достает из кармана тугую пачку пятисотенных бумажек и протягивает ее Сереге… Тим вспотел от волнения.

— Отвези меня на Тверскую, — сказал Миша Кун-Фу водителю.

Тот молча кивнул. Тимофею и Сереге сказали, что теперь можно не прятаться и что они могут подняться и устроиться на сиденьях. Бандиты подвинулись, уступая им место. Когда Тим посмотрел в окно, то обнаружил, что они находятся где-то в районе Химок.

Может, их и в самом деле собирались везти в дремучий-дремучий лес?

А потом «чероки» мягко притормозил в запыленном чумазом дворике на Тверской, и Миша Кун-Фу вышел из машины и велел Тиме и Сереге идти за ним.

— Есть мужской разговор, — небрежно бросил он.

И добавил:

— Если вы, конечно, мужчины.

Некоторые мальчики из тех, чьи фотографии расклеены на столбах под заголовками: «Московским УВД разыскивается…», тоже, наверное, думали, что их приглашают на серьезный мужской разговор.

Но отказаться — значило признать себя жалкими обмочившимися щенятами. И Тим с Серегой вышли вместе с Мишей Кун-Фу и еще одним бандитом. А остальная компания поехала дальше.

— Считайте, что я пригласил вас в гости, — сказал Миша, когда они подошли к подъезду неприметной с виду трехэтажки, которой определенно требовался капитальный ремонт.

Миша набрал код на охранном устройстве, дверь щелкнула — и вдруг вместо обычной загаженной площадки они очутились в просторном белом холле с широкой мраморной лестницей. Тим посмотрел вверх и удивленно замер: вместо положенных по проекту шести лестничных маршей он увидел высоченный стеклянный потолок, за которым пылали освещенные солнцем перистые облака.

В стороне от лестницы находился громадный стол. Закинув ноги на столешницу, здесь сидел квадратный детина в светлом летнем костюме. «Вахтер», — подумали мальчишки. Из-под пиджака у него выглядывала короткая портупея с кобурой. Тим заметил отполированную до блеска деревянную рукоять пистолета (хотя, судя по размеру, это мог оказаться и ручной гранатомет).

— О, шеф!.. — воскликнул детина и с грохотом вскочил с места.

— Мечтаешь, — покачал головой Миша Кун-Фу и, не останавливаясь, проследовал к лестнице. — Меня никто не спрашивал?

— Факс из Багдада. Саддам опять чего-то удумал. Михаил Катаямович, если он опять будет по-арабски писать, я ему такое отвечу…

— Отфаксируй, что меня нет дома, — бросил Миша.

Его сопровождающий забежал вперед и отпер перед ним тяжелую дверь. За ней оказалась комната размером с теннисный корт. Вдоль стен стояло несколько книжных шкафов, в стену был вмонтирован настоящий закопченный дочерна камин, а ближе к окну застыли, словно голосуя «за», игральные автоматы — «однорукие бандиты». Но самое большое и, надо думать, самое почетное место здесь занимали всевозможные спортивные тренажеры.

— Присаживайтесь, — сказал Миша Кун-Фу, кивнув на высокие брезентовые маты, что валялись в центре комнаты.

Тим и Серега, немного помявшись, уселись. Миша о чем-то вполголоса переговорил со своим сопровождающим, и тот моментально испарился.

— Ну что? — словно продолжая прерванный разговор, поинтересовался Миша Кун-Фу и опустился на мат рядом с мальчишками.

— Ничего, — пожал плечами Серега.

— Ничего, — сказал Тим.

Миша внимательно посмотрел на них.

— Это хорошо, — значительно кивнул он после паузы.

Тут пришел громила-адъютант и прикатил на тележке поднос, уставленный низкими широкими чашками.

— Сакэ употребляете? — поинтересовался Миша.

— А что это?

— Японский шнапс. Для настоящих мужчин.

Миша Кун-Фу подмигнул Сереге.

— Нет, — сказал Серега. — Не хочу.

— И я не хочу, — эхом отозвался Тимофей.

— А «чанконале» когда-нибудь пробовали?

Тим открыл рот, чтобы спросить, что это такое, но Серега сразу ответил за обоих:

— Нет. И не хотим.

— Тогда обычного чаю, — Миша кивнул своему громиле-адъютанту.

Тот снял с тележки две чашки с чаем и подал их мальчишкам. Потом он укатил вместе со своей тележкой, а Миша Кун-Фу нашарил на полу небольшой пульт с кнопочным управлением и направил его на левую от входа стену. Стена разъехалась в стороны, словно ширма, открыв гигантский мерцающий телеэкран.

Послышалось шипение, на экране замелькали белые полосы, потом появилось изображение тигра, застывшего в прыжке. Вокруг тигра появилась круглая рамка, а под ней — иероглиф, похожий на человечка, танцующего на вершине дерева. Послышался монотонный сюсюкающий голос диктора, говорящего на каком-то из восточных языков.

— Вы знаете, кто я такой? — неожиданно спросил Миша Кун-Фу.

Тим и Серега оторвались от экрана, где уже вовсю носились, горланили и метелились между собой спортсмены в пестрых кимоно, и посмотрели на Мишу.

— Я последний московский ниндзя, — сказал он.

Глава 16

Все словно сговорились.

Колька Барбус позвонил как-то Тимофею и говорит:

— Куда это вы с Серегой пропали? Сема Дворский говорил: вы к Ахмету собирались на поклон. Вы что — совсем свихнулись?

— Ничего серьезного, — сказал Тим. — Поклонились и ушли.

— На Ахмета наезд был, — страшным шепотом сообщил Барбус. — Его чуть не прирезали. Он девятерых скрутил, насилу отбился. А потом череп себе выбрил.

Тим с трудом удержался, чтобы не засмеяться.

— А зачем он брился-то?

— Денег много увели. Чужих денег. Убивается Ахмет — вот и побрился. А может, повырывал себе все волосы… Мы с пацанами думали: может, и вас с Серегой там случайно зарезали. Или в заложники взяли.

— Делать нам больше нечего. Мы в спортивную секцию записались. По боксу.

— Спятили, — немедленно поставил диагноз Барбус. — Так что же — заправка теперь побоку?

— Не знаю, — сказал Тим.

И только он с Барбусом распрощался, как из гостиной выплыли мама с папой (у них выходной был) и решили устроить ему допрос.

— Ты целыми днями шляешься черт знает где, — сурово сказал папа. — В чем дело?

— Лето, — сказал Тим. — Каникулы.

— Раньше, когда ты на заправке пропадал, я хоть точный адрес знала, где тебя искать, — металлорежущим голосом заговорила мама. — А сейчас? Вчера вечером я вдруг спохватилась, всех твоих друзей обзвонила: где Тимоша? где Тимоша?.. И все как воды в рот набрали — все до одного! Что это значит?

Тим вспомнил, в котором часу он вчера вернулся домой (кажется, было около двенадцати; родители уже спали — или делали вид, что спят), и ему расхотелось продолжать разговор на эту тему. Все равно им ничего не докажешь.

— Я же говорил вам, что в спортивную секцию записался, — сказал он, отвернувшись в сторону.

«Есть ли на свете хоть парочка родителей, которым не нужно врать?» — подумал он с тоской,

— Я десять раз слышал о твоей секции, — рявкнул папа. — И десять раз просил тебя познакомить меня со своим тренером! Где он? Где?.. Я что-то не вижу его!.. — Папа сделал вид, будто ищет тренера. — У нормальных людей принято, чтобы родители знали, с кем их сын проводит время!

— Ты посмотри на свои руки! — воскликнула мама. — И на свое лицо!..

Она развернула Тимофея к зеркалу.

— Где ты заработал эти фонари? Кого, скажи на милость, ты дубасишь так, что руки твои уже который день не заживают?!

Тим глянул на свои опухшие ладони. Подумаешь… По сравнению с тем, как они выглядели неделю назад, — это еще ничего.

— Это все Сережка твой! — продолжала набирать обороты мама. — Этот баламут!.. Раньше он один ходил подбитый, улицу освещал, а теперь скучно ему стало, видишь ли!.. Мать болеет, а он, вместо того чтобы поддержать ее в трудную минуту…

Тут папа выразительно посмотрел на маму, и она, замолчав, вышла на кухню. Папино лицо стало чернее тучи,

«Сейчас скажет, что мама извелась совсем», — подумал Тим.

— Видишь, до чего мать довел? — сказал папа.

— Все будет хорошо, папа, ты же сам знаешь.

— Я ничего не знаю. И откуда мне знать?.. Ты начинаешь рассказывать нам о своих делах, только если на тебя хорошенько насесть.

— Это возраст такой, переходный.

Папа пропустил реплику мимо ушей.

— Если ты еще раз… — угрожающе начал он.

— Я буду приходить домой вовремя, — быстро сказал Тим. — Честно. Я… я очень постараюсь.

Он и вправду намеревался очень постараться.

* * *

Миша Кун-Фу сказал им тогда: «Деньги у меня есть. Много денег, гораздо больше, чем может себе представить семиклассник» — и добавил: «Только денег моих вы не увидите, потому что вы их не заработали, а я — заработал». Серега спокойно сказал: «А мы у вас их и не просили». Миша никак не отреагировал и продолжал: «Но зато я могу научить вас драться». Тим спросил: «А зачем?» А Миша удивился и ответил: «Разве вы не собираетесь еще раз наведаться в гости к Ростику Зельнову? По-моему, идея с „харли-дэвидсоном“ не так уж и плоха». На что Тим и Серега сказали, что могли бы попробовать еще разок, вот только синяки немного подживут. «А нечего ждать, — сказал Миша. — Надо тренироваться. И если через месяц регулярных тренировок вы не сможете разобрать по кирпичикам ваш „Дом Ашеров“ — то я не последний московский ниндзя, а последний дурак».

Он показал мальчишкам несколько фильмов, только это были не «Зеленый шершень» и не «Путь дракона», а любительские фильмы, снятые в одном из древних японских кланов. Седенький старичок в черном глухом костюме двигался, словно танцуя, по спортивному залу и 'что-то бормотал себе под нос.

— Это сэнсэй Такэнаучи, — сказал Миша. — Его далекие предки служили правителю Окинавы. До последней поры он был единственным хранителем фамильных секретов стиля Такэнаучи-рю.

— Он танцор? — спросил Серега.

Старичок описал еще один круг по залу и вдруг легко подпрыгнул вверх. Он сделал какое-то быстрое неуловимое движение — камера даже не успела проследить за ним. Крупный план: легкая щепка «вертолетиком» спускается к полу; рядом с ней еще одна и еще… Целый десант щепок. Потом камера поехала вверх. Баскетбольный щит был проломлен в центре, словно в него попало чугунное ядро.

— Этот танец называется саенара-джитсу, — не поворачивая головы, сказал Миша. — От пола до баскетбольного щита не меньше двух с половиной метров. Несколько лет назад сэнсэй Такэнаучи мог поразить цель и на высоте трех метров.

Ритм странного танца ускорялся. Старик играючи разбил в щепки баскетбольный щит в противоположном конце зала. Потом, сделав невероятный кульбит (камера опять заметалась в стороны), он переломил «хребет» спортивному коню. Металлические ноги снаряда беззвучно разъехались в стороны, а старичок продолжал самозабвенно выписывать круги.

— Обратите внимание, — сказал негромко Миша Кун-Фу, — сэнсэй не напрягается. Он двигается, как кошка, которая гуляет сама по себе.

Старик, казалось, лишь тронул пальцами ноги стену, рядом с которой находился оператор, — ив ней тонкими трещинами обозначился круг размером с «тарелку» спутниковой антенны. Еще одно прикосновение — и кусок стены рухнул, взметнув вокруг себя красную пыль. Оператор вышел наружу через отверстие, а спустя несколько секунд мальчишки увидели залитый солнцем осенний сад на вершине холма. Камера неторопливо развернулась. На экране появился домик, спрятавшийся в полуголых зарослях вербы. От стены отлетел толстый пласт штукатурки, и движение на экране замедлилось — Миша включил покадровый просмотр. Тим с Серегой видели, как плоскость стены постепенно вздувалась, словно гигантский фурункул; швы кирпичной кладки, обнажившейся под штукатуркой, расходились в стороны. Внезапно навстречу камере вылетел фонтан ярко-красной пыли: несколько кирпичей буквально превратились в туман, сквозь который проглядывали очертания кулака.

Стена рухнула. Когда пыль осела, мальчишки увидели фигурку старика, как ни в чем не бывало продолжающего свой танец.

— Понравилось? — спросил Миша Кун-Фу.

— Да, — сказали Тим и Серега. — Такого мы еще не видели.

— Этот комплекс сэнсэй Такэнаучи называет «саенара-джитсу для умственно отсталых». Смотрите, сейчас будет самое главное.

Старик остановился, глядя куда-то вверх. С верхушки вербы сорвался лист и, кружась, медленно поплыл вниз. Сэнсэй, застыв на месте, следил за его полетом, затем поднял вверх ладонь правой руки, выставив два пальца — указательный и средний. Когда лист приблизился к руке, старик вдруг оглушительно закричал (что-то вроде «яяяй!») — и листок, коснувшись его пальцев, вдруг распался на две половинки, словно разрезанный бритвой.

Тим и Серега приходили на занятия к Мише Кун-Фу каждый день, за исключением выходных, когда бдительные родители Тимофея были дома. Они брали с собой только тренировочную форму — Миша сразу предупредил их: «Никаких конспектов!»

А также — никаких разговоров и намеков в присутствии посторонних («Если кто-нибудь что-нибудь пронюхает — головы пооткручиваю», — пообещал он. Понимать его здесь следовало буквально).

На некоторое время мальчишкам пришлось перейти на одноразовое питание. Миша Кун-Фу запретил завтракать и обедать — только легкий ужин и чай в течение дня. Зато на вторую неделю тренировок он чуть не силой заставлял съедать в неимоверных количествах жирное рагу «чанконале» — излюбленное блюдо японских борцов сумо, которое готовил им молчаливый громила-адъютант.

— Вы согласились учиться у меня, — сказал Миша Кун-Фу в первый день тренировки. — На некоторое время вы поступаете в полное мое распоряжение. Если я буду недоволен кем-то, мое право его наказать. Наказать так, как я сочту нужным.

Миша заставлял их целыми часами неподвижно сидеть на корточках, уставившись перед собой. Это называлось «дза-дзэн». «Вы должны уметь слушать свое тело», — говорил он.

Ежедневно с десяти утра до полудня Тим с Серегой, застыв в позе дза-дзэн, занимались мысленными поисками загадочной точки «ки» — источника жизненной энергии.

— Почувствуйте ее так, словно там у вас лежит кошелек с восемнадцатью тысячами! — орал Миша Кун-Фу.

Спустя несколько дней он показал простые на вид упражнения, заставляя отрабатывать их до полного изнеможения. Приставной шаг — и удар. Приставной шаг — и удар. Приставной шаг — и…

— Лажа! — в тысячный раз кричал Миша Сереге. — Удар должен на сотую долю секунды опередить ногу иначе это будет ПРОСТО УДАР, какой может выполнить любой уличный мальчишка!

В зал принесли тяжеленный мешок, наполненный песком (его тащили четверо здоровенных громил), и поставили стоймя.

— Смотри! — сказал Миша.

Он ступил — и ударил. Мешок даже не пошевелился, кулак словно врезался в каменное изваяние.

— Видел?..

А затем Миша снова ступил — и одновременно выбросил руку. Послышалось глухое БУХ — и мешок опрокинулся.

— В первом случае била только рука. Во втором — рука плюс тело. Вместе они могут равняться энергии движущегося поезда — при соответствующей тренировке, конечно. Все уловил?

Серега торопливо кивнул. .

И снова пошло-поехало: приставной ша-а-(удар!)-аг… приставной ша-а-(удар!)-аг…

Ближе к вечеру — лошадиная доза рагу «чанконале», и снова тренировка. Мальчишки в кровь разбивали руки и ноги о макивары — доски, покрытые грубой кожей, и тяжелые пуки соломы, подвешенные к потолку.

— Не скулить! — прикрикивал на них Миша Кун-Фу, когда кто-нибудь начинал с сомнением разглядывать появившееся на ребре ладони или костяшках пальцев живое мясо.

Он заставлял их прыгать на гимнастическом бревне, раскачивающемся на канатах. Падения и ушибы нисколько не смущали его. С каждым днем бревно становилось все уже и поднималось все выше.

Однажды Тим отказался забираться на бревно, сказав, что не собирается ломать себе шею, и Миша Кун-Фу схватил его шею своими железными пальцами и сказал: «Бели полезешь, то, может, еще и не сломаешь. Не полезешь — я тебе гарантирую летальный исход». И Тим полез.

Друзья не раз говорили между собой о том, что, если бы знали, на что их подбивает Миша Кун-Фу, — они бы ни за какие коврижки не согласились на тренировки.

— Этот урка точно повыламывает нам руки, пооткручивает головы и закопает в лесу.

На следующий же день Миша сказал им:


Если кто-то из вас захочет уйти не попрощавшись, то может уже сейчас начинать обход соседей по подъезду и собирать деньги на собственные похороны. Запомните: я вас из-под земли достану.

Плохо было то, что мальчишки совершенно перестали понимать, когда Миша шутит, а когда говорит серьезно.

Глава 17

В один из выходных Димка Шарло принес плохую новость: Квашеный снова появился на заправке.

— Барбуса отметелили так, что его родная мама не узнала. И остальным тоже досталось. Витьке Снегиреву бровь рассекли, Смольского ногами запинали. Я даже зубы почистить не могу — челюсть болит… Короче, труба дело.

— А Генка с Семой где были? — спросил Тим.

— Сема давно уже не появляется. А у Будильника сигареты кончились, он в город поехал. И тут сразу — эти…

«Будильник определенно темнит, — подумал Тимофей. — Он прямо как летучий голландец, только наоборот: тот появляется накануне беды, а этот — исчезает».

— Квашеный дань требует. Десятку в месяц с носа, — продолжал Шарло.

— Именно десятку? — уточнил Тим.

— Думаешь, мало?

— Нет, не думаю. А что ребята?

— Я ж говорю — труба дело. Надо давать, иначе с заправки нам придется убраться, — Шарло поморщился. — Да и не в ней дело — ну ее к лешему, эту заправку! — тут обидно просто: Квашеный нас за мамкиных сынков держит, понимаешь?

— А сколько их человек было?

— Много. Человек восемь. Бритоголовые битюги. Здоровые, сволочи…

Нетрудно было догадаться, почему Квашеный определил именно такой размер дани. Ростик напоминает Тимофею о его долге за прошлую игру.

И Тим решил отдать долг — благо что у него были и другие причины появиться в «Доме Ашеров».

Он поднялся этажом выше и позвонил в Серегину дверь. Открыла Евгения Львовна. За последний месяц она постарела лет на десять, вдобавок почему-то перестала красить волосы, и Тим обнаружил, что они стали наполовину седые.

Серега с аппетитом уписывал на кухне макароны с огурцом. Вилку он держал, далеко оттопырив указательный палец: на днях он разбил его, отрабатывая удар с труднопроизносимым названием «дзедангяку-цуки»… Кстати, Тим заметил, что с некоторых пор они с Серегой стали гораздо больше съедать за обедом — и это хоть немного успокаивало родителей.

— Привет. Я и не слышал, как ты позвонил, — сказал Серега, продолжая сосредоточенно жевать. — А ты зря вставала, мам, — повернулся он к Евгении Львовне. — Я бы сам открыл.

— Ничего страшного, — сказала она.

Тим заметил, что Евгения Львовна все время поднимает брови, чтобы не видны были тонкие морщинки под глазами.

— Но я, пожалуй, и в самом деле пойду… — тут же добавила она. — Напои гостя чаем. — Она строго глянула на Серегу и вышла.

— Ей становится хуже? — спросил Тим.

— Не знаю, — огрызнулся Серега. — Она мне ничего не говорит. Чего пришел?

— Надо с Ростиком потолковать. Квашеный снова с цепи сорвался, к нашим пацанам на заправке цепляется. Деньги требует.

Тим вкратце рассказал о последних новостях,

— А я тебе говорил, — подняв вверх опухший палец, сказал Серега. Он вообще-то любит строить из себя провидца. Хотя здесь он был полностью прав. — Ростик никому ничего не спускает просто так. И ничего не забывает.

— Ага. Понял, — кивнул Тим. — Ты со мной пойдешь?

Серега добил последнюю макаронину и подвинул к себе чашку с дымящимся чаем, накрытую огромным ломтем батона с сыром.

— А куда ж я денусь? — вздохнул он. И развел руками, демонстрируя, что ему и в самом деле деваться некуда.

Но в тот день они так и не добрались до «Дома Ашеров». Заявился Снегирев со своей рассеченной бровью («Четыре шва наложили!» — с гордостью сообщил он) и сказал, что сегодня в здании кинотеатра «Импульс» проводится компьютерный фестиваль «Денди» и «Сега».

— Вход бесплатный! Пятьдесят восемь приставок! Работают с десяти утра до десяти вечера — садись и играй!.. Честное слово. Я сам слышал. По московскому каналу передавали.

— Так ведь туда народу, наверное, слетелось, как мух, — неуверенно сказал Тим.

— Пятьдесят восемь приставок, балда! — Витька постучал пальцем по вспотевшему лбу. — Это ж сто шестнадцать человек одновременно играть могут!.. Дошло?

И Тим с Серегой не устояли. И пошли пешком до метро и отправились в кинотеатр, а по пути за ними увязались еще Наташка Решетникова и Барбус. Барбуса и в самом деле было не узнать, потому что у него распухла губа и заплыл глаз.

Они приехали на метро и убедились, что вход в кинотеатр и в самом деле бесплатный; и народу, надо сказать, в самом деле было, как мух. У входа стояло человек пятьдесят, и в основном это были малыши, которые плакали и кричали: «Купи Денди-и-и-и-и-и!», а еще их мамы, которые этих малышей успокаивали и говорили им: «Тшш-ш-ш!». А Колька Барбус сказал, что этот фестиваль нарочно был устроен для того, чтобы малыши так кричали, потому что какая-нибудь из мам наверняка не выдержит и купит своему малышу «Денди», чтобы он наконец заткнулся.

— Это называется рекламное мероприятие, — сказал он веско.

А по вестибюлю расхаживал бородатый дядька в чалме и шлепках, и Барбус сказал, что это волшебник Джафар из игры «Персидская принцесса». Тим заметил еще несколько похожих дядек в чалмах, только вместо шлепок на них были тяжелые ботинки, и Барбус сказал, что это переодетые омоновцы, которые следят за порядком.

Напротив дверей, ведущих в зал, стояла очередь. Витьку Снегирева оставили там, а все остальные пошли пропустить по стаканчику «Спрайта», потому что в кинотеатре было страшно душно. Возле буфета на стене висело объявление:


«СУПЕРПРИЗ!

Мальчик или девочка, которые выиграют

ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ СРАЖЕНИЙ,

получат в награду

ПРИСТАВКУ «СЕГА»

И ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ КАРТРИДЖЕЙ К НЕЙ!»


Колька Барбус, конечно же, сразу заявил, что он выиграет эту приставку и подарит ее Наташке Решетниковой. Никто ему не поверил, а больше всех не поверила сама Наташка Решетникова, потому что Колька Барбус был ни капли не похож на ее любимого Майкла Джексона.

Они выпили по два стакана прохладительного, взяли еще стаканчик для Витьки и пошли обратно. Витька стоял злой и красный, потому что очередь двигалась очень быстро, и он уже оказался у дверей, но ему пришлось пропустить несколько человек вперед себя. Он даже пить не стал, а только молча посмотрел на всех исподлобья.

В зале было немного потише. Здесь люди играли, а не занимались ерундой. Столы были выстроены кругом, как на каком-нибудь политическом заседании, а на каждом столе мерцал маленький монитор с приставкой, и у каждой приставки сидели, ерзали, шипели, ругались, плевались, дрались — играли, короче, — мальчишки и девчонки.

Чуть в стороне стоял отдельный стол, на котором висела табличка «Суперигра». Здесь находился компьютер, у которого следовало выиграть пятьдесят восемь сражений, чтобы заработать себе приставку и картриджи. У компьютера сидел мальчишка в панаме, а около него стояла полная тетя, — видимо, мама. Она повторяла мальчику: «Я верю, Роман, ты сможешь». А рядом с ней стояли еще мальчишки, которые заняли очередь поиграть в суперигру, и они из-за маминой спины строили Роману дикие рожи и грозили кулаками.

Потом к Тимофею подошел дядька в картонных доспехах, как у «Терминатора», с надписью «Сега» на шлеме, и сказал, чтобы все рассаживались на освободившиеся места, иначе он выгонит их к чертовой бабушке. Тогда Витьку Снегирева сразу отправили к столу с суперигрой, чтобы он занял очередь, а все остальные отыскали свободные места за обычными столами и расселись.

Тим, конечно, играл в паре с Серегой. Им досталась игра, где надо было перебрасываться круглыми снарядами от одной башенки к другой. Когда башенки взрывались, было красиво, — хотя в общем и целом игра оказалась на редкость тупой. Потом Тим достал картридж и увидел надпись на корпусе: «5 age & more».

— Это для пятилетних, — сказал он.

И они поменялись местами с Барбусом и Наташкой, потому что у тех была игра «Battle», где надо было стрелять из танка, а Наташка заявила, что не хочет стрелять. Тим и Серега минут пятнадцать, не отрываясь, шпулялись друг в друга, а потом Серега тронул Тимофея за рукав и кивнул куда-то в сторону. Тим подумал, что подошла их очередь играть в суперигру. Но мальчик Роман со своей полной мамой все еще торчали у компьютера, а Витька Снегирев стоял рядом злой и красный.

— Да не туда, — прошептал Серега и показал на выход. Он выглядел каким-то задумчивым.

Тим повернулся к входу и увидел, что в зал ввалилась шумная компания, человек пять-шесть, и дядька-«терминатор» суетится вокруг них и ругается, а они не обращают на него внимания и громко смеются.

Это были Ростик, Стиморол, Пачка и кто-то еще.

— На ловца и зверь бежит, — сказал Тимофей.

Только в этот момент он мало походил на ловца.

* * *

Ростик сразу заметил их, хотя и не подал виду. Его компания нахально оккупировала столик с суперигрой, и никто особо не протестовал, потому что упорный мальчик Роман и его мама давно уже всех достали. Один только дядька-«терминатор» продолжал сердито пыхтеть, хотя на него всем было наплевать.

И вот Ростик уселся за компьютер и начал играть. Скоро вокруг него столпились почти все, кто был в зале. Потому что играл он и в самом деле классно и посмотреть на это стоило. Тим, Серега и Барбус с Наташкой не выдержали, бросили свои танки и башни и тоже пошли толпиться около столика с суперигрой.

У Ростика был подгружен «Золотой топор». Барбус сразу сказал, что это очень древняя игра, он еще в четвертом классе в нее играл… Старик с огромной секирой, мужчина с мечом, девушка в купальнике и тоже с мечом — ими управляет игрок. А против них воюют гоблины, амазонки, скелеты и великаны. И нужно всех их уложить, чтобы освободить короля и принцессу. Тимофею игра сразу понравилась, даже если она и была древняя, как утверждал Колька Барбус.

Ростик лихо прошелся по вражеским тылам и мгновенно проскочил три уровня, и даже дяденька-«терминатор» сказал, что Ростик молодец, потому что компьютер, на котором он играет, очень мощный и поэтому гоблины реагируют и соображают страшно быстро. Он еще сообщил по секрету, что компания «Сега» специально выставила для суперигры такой компьютер, чтобы никто у него не выиграл.

Потом игру перезагрузили, и теперь Ростик играл в режиме «дуэль», где его игрок (он выбрал для себя старика с топором) встречался с неприятелями на крепостной стене. Сначала против него выходил один гоблин. Потом — два гоблина. Потом — гоблины и амазонка. Потом — великаны и амазонки верхом на огнедышащих драконах…

Всего пятьдесят восемь поединков должен был провести Ростик. И он выиграл все пятьдесят восемь. И ему вручили приставку и огромную упаковку с картриджами, и все хлопали, а Пачка глупо хихикал каким-то неестественным смехом, словно его щекотали.

А потом все расселись по своим местам и продолжили играть по парам.

— Он классно играет, — сказал Барбус. — Вот только его приятели мне не нравятся, потому что этот толстый вместе с Квашеным приходил на заправку, и он мне в прошлый раз ударил ногой в живот.

Тут рядом с ними оказался Стиморол и сказал Тимофею:

— Отойдем на пару минут. Дело есть.

— Один он никуда не пойдет, — сказал на это Серега.

И они пошли вдвоем. Стиморол проводил их к столику на противоположной стороне зала, где сидел, развалившись, Ростик, а рядом с ним устроилась его компания.

— За тобой должок, — сказал сразу Ростик. — Ты помнишь об этом?

Тим посмотрел на него, и ему сразу стало плевать, что Ростик классно играет, потому что морда у этого Ростика была такая нахальная и самодовольная, что дальше просто некуда.

— Конечно, помню, — сказал Тим. — Я тебе отдам эти деньги, когда приду в следующий раз играть.

— Играть? — переспросил Ростик, скорчив гримасу.

— Во дурак, — сказал Пачка и снова захихикал. — Если у тебя зубы чешутся, так я могу обслужить хоть сейчас. И даже бесплатно.

Конечно, разумнее всего было бы просто промолчать в ответ на глупую реплику Пачки, но у мальчишек есть свой неписаный кодекс, которому надо следовать, если не хочешь прослыть трусом или дураком. И поэтому Серега сказал Пачке:

— Кишка тонка.

— Может, стукнемся? — оскалился Пачка.

— Ты ж скорее сдохнешь, чем один на один пойдешь, — сказал ему спокойно Тимофей.

Но когда он посмотрел на свои разбитые во время тренировок руки, а потом еще на Серегин опухший палец, то его спокойствие быстро улетучилось. А вдруг и в самом деле придется драться сейчас?.. И Барбус со Снегирем ничем помочь им не смогут — ближайшие два-три дня они не бойцы.

Ростик, кажется, догадался, о чем подумал Тим. И тоже посмотрел на его руки.

— Я ожидал увидеть трудовые мозоли, — сказал он. — Но вижу боевые раны. Ты что, стенку кулаками долбишь?

Тим невольно спрятал руки за спину. Ростик удовлетворенно усмехнулся.

— Хорошо, — сказал он. — Приноси деньги и играй… на здоровье (тут Пачка опять захихикал). У меня будет только одно условие.

— Говори, — сказал Тимофей,

— Вы никому не заикнетесь о том, куда собираетесь идти. — Ростик перестал гримасничать и серьезно посмотрел на Тима и Серегу. — Я найду способ догадаться, нарушили вы мое требование или нет. И если что — вам никто на этом свете не позавидует. Никто.

— Как страшно, — сказал Серега и повернулся, чтобы идти.

— Может, сыграем? — неожиданно предложил Ростик, кивая на компьютер.

Серега неуверенно покачал головой.

— Нет, — сказал он. — Я не умею.

— Хорошо, — сказал Ростик. — А ты?

И он посмотрел на Тима.

А Тим неожиданно для себя кивнул головой. И Стиморол, который сидел рядом с Ростиком, медленно встал и уступил ему место. Когда Тим садился, Стиморол неожиданно выдернул из-под него стул, и Тим чуть не полетел на пол.

— Поосторожнее, — заботливо сказал Ростик. — В следующий раз мальчик Тимоша может больно стукнуть тебя за такие проделки.

Стиморол с важным видом почесал бритый затылок — он неожиданно напомнил Тимофею чухающегося пса.

Ростик вставил картридж с «Золотым топором» и предложил выбрать себе игрока: старика, мужчину или девушку. Хоть старик был и хорош, но Тимофей почувствовал к нему какое-то недоверие: это ЕГО старик… И он выбрал мужчину с длинным мечом.

— Хорошо, — сказал Ростик.

Они играли в режиме «дуэль», и Тим продержался не больше минуты.

— Повторим?

Повторили. Результат получился еще более плачевным. Тим ни разу не смог ударить старика. Тот высоко подпрыгивал, ложился на землю, кувыркался и все это время умудрялся поражать Тиминого игрока; Тимофей даже невольно вспомнил сэнсэя Такэнаучи.

— Повторим?

Теперь старик не атаковал. Он позволял игроку Тимофея сколько угодно нападать и размахивать своим мечом — он только уходил от ударов. Уходил спокойно, без суеты, И вдруг, когда Тим делал очередной замах, старик на секунду остановился — и топор, прочертив дугу, заставил мужчину согнуться в три погибели.

— Что ж ты, внучок?.. — проговорил с улыбкой Ростик.

Он повторил этот финт еще несколько раз — и громкий сигнал возвестил об очередном поражении Тимофея.

— Ты хоть понял, в чем загвоздка? — спросил Ростик.

— В том, что ты гоняешь эту игру каждый день с утра до вечера, а я увидел ее в первый раз, — сказал Тим.

— Ни фига ты не понял, парень, — важно сказал Ростик. И, откинувшись на спинку стула, сложил руки на груди — совсем как физрук Борис Борисович, когда у Тима в очередной раз не получалось сделать подъем-переворот.

— Это МОЯ игра, — сказал Ростик. — МО-Я!.. Вот в чем загвоздка, малыш.

А еще он вот что сказал:

— Любой солобон может насобачиться ловко работать с управлением. Но это ерунда. Главное — это секрет. В любой игре есть секрет, который не прочитаешь ни в одном проспекте, ни в одном описании. До этого секрета надо ДОДУМАТЬСЯ.

И морда у Ростика была такая довольная, такая вся из себя умная, что Тим с трудом удержался, чтобы по ней не съездить. Но удерживаться было очень трудно, и потому Тим с Серегой быстренько оттуда ушли.

— Ты играл с чемпионом? — спросил потом Витька Снегирев.

— Да, я с ним играл, — ответил Тим.

— И выиграл? — спросила Наташка Решетникова.

Тимофею хотелось промолчать или сказать просто «нет», но вместо этого он сказал:

— Пошли вы все!..

И Барбус, конечно же, сказал, что он-то уж точно бы выиграл. Если бы у него не распухла губа и если бы глаз его не заплыл, Тим точно врезал бы ему. И чтобы случайно все-таки не врезать, он сказал, что хочет побыть один, и отправился бродить по улицам. Домой он приехал часов в одиннадцать, и папа с мамой, конечно же, здорово ругались.

Глава 18

Миша Кун-Фу не соврал, когда назвал себя последним московским ниндзя. Он вообще редко врал, следуя древнему самурайскому правилу: «Лучше убить собеседника, чем обмануть его». Московский уголовный мир был много наслышан о Мише, но не более того. Кун-Фу игнорировал уголовников — если только они не были его клиентами. Он не входил ни в какие группировки, ни с кем не тусовался, работал по индивидуальным заказам — в одиночку или с помощью нескольких своих учеников-подручных.

Настоящее его имя — Михаил Катаямович Гурнов-Фунакоси. Он был внуком низшего офицерского чина японской Квантунской армии, попавшего в советский плен в 1945 году и после освобождения женившегося на уроженке совхоза «Красная заря» Орловской области. Отец Михаила Катаямовича был обычным инженером, хорошим семьянином, ничем особым в жизни и быту не отличавшимся.

Но все это было только внешней оболочкой, тонкой скорлупой. На самом деле клан Гурновых-Фунакоси являлся династией потомственных наемных убийц, династией ниндзя.

Давно прошло то время, когда ниндзя жили в непроходимых чащобах, словно дикие звери или лесные демоны. Современные ниндзя научились растворяться среди обычных людей, перенимать их привычки и обороты речи. Они даже внешне похожи на нас — в китайских брюках-слаксах, в майках с надписью «Гуччи» и с юношескими прыщиками на лбу. Они могут оказаться рядом с нами на футбольном стадионе, дискотеке и в школьной раздевалке. Они могут поддержать разговор об Эксле Роузе, Федоре Черенкове и последних компьютерных играх, появившихся этим летом в Москве… Единственное, чем может себя выдать ниндзя во время мирной беседы, — это нечаянный зевок и несколько сонный вид, так как, подобно вампирам и стрелкам вневедомственной охраны, ниндзя вынуждены работать в ночную смену.

Схема работы профессионального ниндзя проста: сегодня — деньги, завтра — труп.

Дедушка Миши Кун-Фу сначала сомневался: удастся ли наладить работу со специфическим советским клиентом, но быстро успокоился — заказов оказалось столько, что они были расписаны на многие пятилетки вперед. Кому только не желали смерти!.. И председателям месткомов, и приемщицам стеклотары, и общественным контролерам, и спившимся мужьям, и членам экзаменационных комиссий, и… Но что больше всего поразило патриарха клана Гурновых-Фунакоси — так это обилие заказов на ликвидацию продавщиц гастрономических магазинов.

Он работал не покладая рук. Работал, работал… Однако продавщиц от этого меньше не становилось — и это поразило дедушку Фунакоси самым серьезным образом. Он даже умер от этого в конце концов. Мишин папа продолжал выкашивать густые ряды работников торговли, и самому Мише на роду было написано заниматься тем же самым, но неожиданно конъюнктура рынка изменилась.

Место продавщиц заняли банкиры, мелкие ростовщики и крупные политические деятели. Заказы нередко поступали даже от ближневосточных правителей. Миша работал в три смены без перерывов на обед, и нередко случалось так, что он даже не успевал поздороваться со своей очередной жертвой и вежливо представиться — что было нарушением неписаных правил клана Гурновых-Фунакоси… Правда, когда Мише приходилось работать с такими личностями, как финансовый жулик Ахмет Бердыев, то последний московский ниндзя находил даже какое-то удовольствие в попирании фамильных моральных ценностей.

Но это было ненормально — и Миша отлично это понимал. Ведь что такое неписаные правила для представителя вымирающего рода ниндзя? Это то, что всегда выделяло его среди вульгарной толпы киллеров и хиттеров, наводнивших просторы Российской Федерации.

Трудовую деятельность Миши Кун-Фу омрачал и другой факт. Однажды он получил заказ на ликвидацию человека по фамилии Зельнов — человека коварного, зажиточного и могущественного. И этот заказ оказался единственным, который Миша не смог выполнить. Он периодически посыпал дорожку возле «Дома Ашеров» свинцовыми шариками и металлическими «ежиками»; плевался в Зельнова-старшего отравленными стрелами из трубочки; швырял в него металлические звездочки-«сюрикэны», острые как бритва… О, что он только не делал!.. Но Зельнов был словно заговорен. Каждый раз он уходил от Миши живым и невредимым, — похоже, он даже не замечал грозящей ему опасности.

И Миша в конце концов сдался. Он вернул деньги заказчику со словами:

— Это выше моих сил. Я ступил в область, в которой ни черта не смыслю.

Это был очень неприятный для Миши Кун-Фу момент. Он не любил проигрывать — как любой потомственный ниндзя.

… Нет смысла говорить о том, насколько Миша был заинтригован рассказом Сереги и Тимофея об их приключениях в мрачном «Доме Ашеров». Жгучий гнев оскорбленной профессиональной чести разгорелся в Мишиной груди с новой силой. Зельнов снова возник на горизонте, — значит, сама судьба бросила ему вызов.

И Миша принял его.

Принял по-своему — со свойственным восточному человеку коварством.

Он не смог достать Зельнова своими руками? Ничего. Искусство ниндзя состоит еще и в том, чтобы уметь использовать в качестве оружия любой предмет, попавшийся под руку. Мальчишки вполне годились на роль такого оружия — два маленьких «сюрикэна», которые могут причинить семейству Зельновых серьезные неприятности.

Если их хорошенько поднатаскать…

На вид мальчишки были довольно дохлыми. Но Миша не собирался делать из них спортсменов. Для саенара-джитсу достаточно было хорошей реакции, ловкости и цепкой памяти тела. Мастеру нет никакой нужды тягать гири и пробегать по двадцать километров в день. Он может одним прикосновением пальцев отключить человека — на миг, на неделю, на всю жизнь.

Педагог из Миши Кун-Фу был плевый — если не сказать больше. Никакими человеческими качествами, выходящими за рамки фамильных неписаных законов, он не отличался. Миша был циничен, груб и беспощаден. Но, как ни странно, именно эти свойства его мрачной души оказали мальчишкам неоценимую услугу в постижении тайн саенара-джитсу.

Около недели Миша мариновал Тимофея с Серегой в положении дза-дзэн, приучая их к максимальной собранности. Точка «ки», без сомнения, являлась для них недосягаемой высотой (хотя и должна была находиться где-то в области пупка), но Миша справедливо полагал, что человек, за плечами которого есть хотя бы одна попытка осознать себя носителем вселенской энергии «ки», — это уже потенциальный победитель.

— … Дохлые крысята! Цыплячьи потроха!

Он ругался и покруче. Вообще Миша, как с каждым днем все больше убеждались мальчишки, был типичным восточным человеком. Деспотом.

… Не допрыгнешь — я тебя наизнанку выверну!..

… Не попадешь — я тебя самого в стену вобью!..

Им так и не удалось узнать, пугает он их или на самом деле собирается сделать то, что говорит, потому что и Тим, и Серега НЕ СМЕЛИ ОСЛУШАТЬСЯ НИ ОДНОЙ ЕГО КОМАНДЫ. Он помечал карандашом линию на стене (с каждым днем выше на три с половиной сантиметра) — и они допрыгивали до нее, касаясь сначала ладонью, а потом, пальцами ног. Он подвешивал на нитке шарик от пинг-понга — и они попадали в него в прыжке.

Перед началом тренировок Миша включал огромный телеэкран, где знакомый уже мальчишкам сэнсэй Такэнаучи демонстрировал основные стойки и удары саенара-джитсу. Миша говорил, что большой экран и наличие функции покадрового просмотра позволяют копировать движения с экрана в мельчайших подробностях… Наверное, это было так. Только Тим и Серега полагали (вполне справедливо, наверное), что скопировать «Утро стрелецкой казни» Сурикова было бы намного легче.

* * *

Минимальный комплекс саенара-джитсу, по словам Миши Кун-Фу, насчитывал около восьмидесяти ударов и приемов. Миша успел преподать мальчишкам не более двадцати — и вдруг куда-то исчез.

Однажды Тим с Серегой позвонили в знакомую им обшарпанную дверь, и растерянный гориллоподобный привратник сообщил им, что хозяин отсутствует: «Он ушел вчера вечером и не вернулся…»

Не вернулся он и на следующий день, и через неделю. Миша Кун-Фу не вернулся никогда.

Одни говорили, что Мишу ликвидировал московский синдикат киллеров; другие говорили, будто Миша получил секретное правительственное задание по ликвидации Джохара Дудаева. Но наверняка ничего никому неизвестно.

Нельзя сказать, чтобы мальчишки сильно расстраивались по этому поводу: Тим, например, к тому времени уже серьезно подумывал о том, чтобы сбежать от Миши Кун-Фу к родственникам в Питер, а оттуда «зайцем» проникнуть на корабль, плывущий куда-нибудь поближе к берегам Индонезии, где Мишина длинная рука (он как-то показал мальчишкам, как можно удлинять свою руку на несколько сантиметров, доставая ее из сустава) если и достанет его, то не раньше чем лет через сорок… По сантиметру в минуту — как раз и получится сорок лет. Тим высчитал это на мамином калькуляторе.

Часть 4

ЧУДОВИЩЕ «ДОМА АШЕРОВ»

Глава 19

Тим и сам не знал, что это с ним происходит. Ему казалось, что внутри у него завелся человечек, который все время подпрыгивает и размахивает кулаками — совсем как Квашеный. Этому человечку хотелось драться. Молотиться. Гаситься. Махаться. Метелиться. Черт знает что…

Тим стал плохо спать, потому что руки и ноги гудели, словно провода высокого напряжения, — они требовали действия, движения. Хоть ты начинай стенку спальни дубасить. И сны снились какие-то странные, детективно-приключенческие: кто-то за ним постоянно гонялся, а он убегал, убегал, а потом с разворота — р-раз! Тейсе-дзуки!.. Кудзами-гэри!.. И еще — р-раз!.. Киа-а-а-а-ай!..

Однажды они с Серегой ходили на речку ловить карасей, и Серега признался, что ему в этот самый момент кажется, что кто-то за ними идет следом. Они обернулись — никого. Но Серега сказал, что у него в последнее время такое чувство бывает постоянно. А еще он сказал, что ему хочется, чтобы кто-то выскочил из кустов и полез на них с кулаками.

— Честное слово, — сказал он. — Прямо чесотка какая-то.

Потом Серега сообщил, что ему тоже снятся сны на японском языке. И он решил, что все это, наверное, от тренировок. Мышцы за три недели привыкли к постоянной нагрузке, а тут — полное бездействие. Вот они и бунтуют.

Но Тим сказал ему на это:

— Ерунда. Я по себе не чувствую, чтобы хоть на грамм поздоровел. И, ты меня зарежь, так и не понял, что такое саенара-джитсу.

— Ты дурак, — авторитетно сказал Серега. — Ведь мы тренировались, мышцу наращивали. А бицепсы — это не загар. И не макияж. Они долго не проходят. Может, даже никогда.

Серега закатал рукав майки и поиграл своими бицепсами. Тим посмотрел на его лицо и увидел, что оно очень серьезное. А потом посмотрел на его бицепсы и подумал: «А может, они и в самом деле увеличились?»

— А ты не пробовал листок разрубить на лету ладонью — как сэнсэй Такэнаучи? — спросил Тим.

— Пробовал. Не получается, — очень серьезно сказал Серега.

— Миша говорил, что только через пять лет упорных тренировок человек может сказать, что он чему-то научился, — сказал потом Тимофей.

— Мне эти три недели показались тремя пятилетками, — ответил Серега.

Тим тогда положил удочку на землю и ударил его легонько в плечо.

— Ты чего? — не понял Серега.

— Ничего, — сказал Тим. — Просто хотел проверить — стал мой удар сильнее с тех пор, как мы встретили Мишу Кун-Фу, или нет.

И Серега, подумав, сказал:

— Нет.

А потом он тоже ударил Тима. Было больно, потому что Серега ударил в предплечье, а Миша Кун-Фу говорил, что там находится зона повышенной болевой чувствительности. Но Тим сказал:

— Слабый удар.

Тогда Серега ударил его сильнее, и — снова в предплечье. И Тим не выдержал, он хотел сразу провести дзедан-гяку-цуки, но забыл, как это делается, и потому просто толкнул Серегу в грудь.

— Ты чего? — взвился Серега.

— А вот того, — сказал Тим.

Они чуть не подрались тогда. Тим первым опомнился и сказал:

— Хватит. Мы с тобой сейчас как два подзаряженных аккумулятора, хотя я и не знаю точно, чем это нас подзарядили. И все равно нам нужно беречь ЭТО, чтобы осталось на Ростика, и на Квашеного, и на Пачку, и на Стиморола.

— Мне тоже жалко расходовать на тебя мою спортивную злость, — сказал Серега.

Тогда они совсем плюнули на рыбалку и на карасей, а, усевшись на траву, стали думать, как они будут завоевывать «Дом Ашеров».

* * *

До последнего визита к Ростику, когда в игру неожиданно вмешался Тимофей, Серега успел побывать в «Доме Ашеров» пять раз. Пять раз он возвращался домой чуть ли не на карачках и по утрам наблюдал в зеркало, как его лицо все больше становится похожим на маску Фантомаса. Серега неохотно рассказывал об этом Тимофею, но теперь настала пора поделиться опытом.

И он рассказал все, что знал.

Оказалось, что знает Серега не так уж и много. Максимум, чего ему удалось добиться, — это пройти четыре комнаты на втором этаже. Во время последней игры он не сумел преодолеть даже первый уровень.

Игра, как уже понял Тим, начиналась в круглой зале, где игроку предстояло сразиться с двумя «черными масками» (или убежать от них) и выйти через западные двери, ведущие в глубь помещения. Противоположный выход был наглухо заблокирован, двери включались только после окончания игры.

Из круглой залы игрок попадал в зеркальный коридор, который следовало пробежать как можно быстрее — иначе открывалась потайная дверь и в коридоре появлялся «дед мороз». Он может утащить в подземелье, где водятся другие «деды морозы», «трупы», «хихикающие доктора» и «орущие индейцы».

— Но куда бежать-то? — спросил Тим. — Ведь впереди — глухая стена!

Серега объяснил, что глухих стен в «Доме Ашеров» не бывает. По крайней мере так ему кажется. Плакат с Мадонной — это закамуфлированная дверь. Нужно только посильнее толкнуть плечом мужика, целующегося с Мадонной, и дверь уедет вверх.

За этой дверью следуют три темные смежные комнаты. В каждой комнате стоит письменный стол, а на столе — небольшой компьютер (из них включается только один, все остальные заблокированы). Все это можно обнаружить, конечно, только при включенном свете. Поэтому следует сразу отыскать спрятанный в нише электрический рубильник и поднять его — иначе дело может закончиться плачевно. Затем в каждой комнате нужно найти на ощупь выключатель. Как только свет загорается, перед игроком появляются «черные маски» — по одной в каждой комнате. Убежать от них теоретически возможно, потому что каждая «маска» имеет право дубасить игрока только в «своей» комнате.

— Но мне удавалось убегать лишь тогда, когда «маскам» уже надоедало со мной возиться, — вздохнул Серега.

Другая причина, по которой следует принять бой с «черными масками», — это то, что в одном из компьютеров находится информация, при помощи которой можно будет беспрепятственно пройти одну из последующих ловушек.

— И ты пользовался этой информацией? — спросил Тим.

— Ни разу, — сказал Серега. — Мне удавалось включить компьютер, но разобраться в той галиматье, что появляется на экране, я не смог.

Итак, если три комнаты уже позади, для игрока наступает «обеденный перерыв». «Это самое мерзкое, что удалось придумать Ростику», — поморщился Серега. Игрок оказывается в небольшой комнатке, окнами выходящей в парк. На столе стоит огромная тарелка с холодной манной кашей. Это — «жизнь». Кашу надо съесть. Всю до последней крошки. Если каша остается недоеденной, а игрок пытается пройти в следующую комнату, то перед ним появляются пятеро «хихикающих докторов». Они заставляют игрока съесть ее. Причем делают это довольно грубо.

— А если сам съешь?

— Тогда они будут просто ждать тебя в следующей комнате.

Следующая комната — «комната отдыха». Здесь стоит кушетка, а на кушетке — чемодан-«дипломат» с секретом. Если игрок сумел предварительно раздобыть необходимую информацию в компьютере, то чемодан можно открыть. В чемодане — коробка с сигарами. Этими сигарами следует угостить каждого из «хихикающих докторов», а также покурить самому — тогда «доктора» тебя не тронут.

— Я их ни разу не угостил, — с гордостью сказал Серега. — И они меня за это лупили. Здорово лупили. Но я все равно как-то уходил.

После «комнаты отдыха» путь игрока лежит через коридор, который делает поворот на девяносто градусов. Слева и справа по коридору — двери. По три двери с каждой стороны. За дверями стоят «черные маски» и «деды морозы», вооруженные длинными бамбуковыми палками. Выходить из своих комнат они не имеют права, но тыкать в тебя палками из-за дверей — сколько угодно. Одной скорости при прохождении этой ловушки недостаточно — потому что пробежать весь коридор (а особенно поворот) со сверхзвуковой скоростью — это нереально. Выход один — обмануть «маски».

— И тебе удавалось это сделать? — спросил Тим.

— Ты же видишь — я до сих пор живой, — сказал Серега. — И даже не инвалид.

Если игроку удавалось отобрать палку у «маски» или вытянуть его из комнаты — «маска» считался убитым. То же самое касалось всех остальных персонажей этой игры: оказавшись за пределами «своих» комнат, они автоматически выбывают из игры.

Пробегая по коридору, нужно еще как-то умудриться прихватить с собой пустую бутылку, которая должна валяться у одной из стен. Бутылка понадобится для следующей комнаты — «комнаты бомжей», которая является завершением первого уровня игры.

В конце коридора находится потайной люк; если ты не знаешь о нем — ничего смертельно опасного, в худшем случае немного ушибешься. «Бомжи» ожидают игрока в комнатке, заваленной спортивными матами и всяким хламом.

— Журналами «Мурзилка»? — спросил Тим.

— Да. Именно там я погорел в прошлый раз, — хмуро ответил Серега. — Я не успел прихватить в коридоре пустую бутылку.

Дело в том, что «бомжи», увидев пустую стеклотару, могут отпустить игрока с миром. Если же игроку нечем их порадовать — следует жестокая драка. Одолеть всех «бомжей» — нереально. Игрок может только вырваться из комнаты и закрыть за собой дверь.

В коридоре, ведущем к винтовой лестнице, находится еще одна тарелка с «жизнью» (то есть манной кашей). Нужно найти ее — иначе «хихикающие доктора» не позволят подняться на второй этаж.

— Лифт в доме не работает? — спросил Тим.

— Если он когда-то и работает, то не во время игры, — сказал Серега.

— Ну и черт с ним. А если подняться по лестнице сразу на крышу, не выходя за пределы лестничной площадки?

Серега усмехнулся.

— Во-первых, на каждой лестничной площадке — заблокированная решетка. И три бойца в масках «веселый роджер». Они разблокируют решетку — только одну решетку! — если ты ответишь на их вопрос.

— Какой еще вопрос? — удивился Тим.

— Дурость разная. Могут спросить, сколько стоит вход в платный туалет на Казанском вокзале, а могут и что-нибудь покруче загнуть.

— Ты хоть раз ответил? — спросил Тимофей.

— Один раз — да… — Серега помялся. — Про Казанский вокзал.

— А потом — что?

— Потом надо обойти следующий этаж и двигать к лестнице, находящейся в другом конце дома.

На втором этаже Серега успел изучить только четыре комнаты. В одной из них имеется устройство, которое опрокидывает на игрока платяной шкаф, как только он входит в эту комнату.

— Это ерунда, — сказал Серега. — Надо только увернуться, а потом, когда будешь выходить, оттащить его от дверей.

— А если вообще не входить? — спросил Тим.

— В этой комнате спрятана схема маршрута, по которому надо обойти этаж. Если пойдешь не по схеме, тогда — кранты. Игра не засчитывается.

Три следующие комнаты — смежные. В первой игрока ожидает парень в мотоциклетном шлеме и в кожаных крагах. У него есть спортивная сумка. Если забрать у него эту сумку — там окажется такой же шлем и такие же краги. Их нужно надеть, иначе на третий этаж игрок попадет уже с сотрясением мозга.

— Там есть еще металлическая цепь, — добавил Серега. — Я ее не брал.

Во второй и третьей комнатах — уже по два «рокера». Никаких других секретов там нет.

— Я, во всяком случае, не заметил. — Серега задумчиво почесал подбородок. — Хотя, по правде говоря, мне было не до того. Там меня здорово отметелили.

— Послушай, — сказал тогда Тим, — одна вещь кажется мне очень странной… Получается так, что весь «Дом Ашеров» состоит из одних только ловушек. А где же спальня, гостиная, кухня в конце концов?., Не дом, а игрушка какая-то. Как же там люди живут?

— Туалет там есть, — ответил Серега. — А что касается всего остального — не знаю. Мне кажется, что там и не живут. Там только играют.

Потом они долго думали, что им нужно сделать, чтобы оставить Ростика с носом.

— Обмануть его можно даже не пытаться. Глухой номер. Я в самый первый раз попытался срезать маршрут, так свет сразу вырубился. И двери заблокировались. Полчаса стоял в полной темноте, аукал.

— Интересно… — Тимофей озадаченно хмыкнул. — Наверное, в доме установлены скрытые видеокамеры. Я об этом подумал, когда ты еще рассказывал о комнате с манной кашей и «хихикающими докторами». Откуда они знают — съел ты кашу или нет?

Серега неопределенно пожал плечами.

— Ростик будет контролировать каждый наш шаг, — уверенно сказал Тим.

— Пусть. Главное — чтобы нам дали дойти до крыши дома.

— Только и всего. — Тим невесело усмехнулся. — Раньше я думал что в «Доме Ашеров» нам понадобятся только кулаки…

— А что еще? — удивился Серега. — Или ты имеешь в виду тех раскрашенных придурков, которые стоят на лестничной площадке и задают свои дурацкие вопросы?

— Я не знаю точно, — сказал Тим. — Но мне кажется, что нас ожидают головоломки и покруче.

— Почему ты так решил?

— Потому что этот дом и в самом деле слишком напоминает игрушку… Вернее — компьютерную игру. А игр без головоломок не бывает.

Тут Тим осекся и пустым взглядом уставился перед собой. Молниеносное узнавание — то самое, которое он испытал, впервые глядя на «Дом Ашеров», — снова вспыхнуло в мозгу.

«Замок»…

«Замок на холме»…

Тимофей, кажется, успел ухватиться за тонкую ниточку. Он вспомнил высокий холм, ощерившийся колючим кустарником и напоминающий вздыбленную кошачью спину. И дом на вершине холма — точь-в-точь похожий на «Дом Ашеров»…

Только это было не в Качалове. И не на острове Сааремаа, где Тим вместе с отцом отдыхал у каких-то его друзей в прошлом году. Это было похоже на сон, но это был даже не сон.

Это была компьютерная игра. Он видел эти титры в рекламной заставке по телевизору. Или в каком-то фильме?..

«Замок на холме — II»

Игра, в которую ему так и не дали поиграть.

Глава 20

Мама не хотела покупать Тимофею тот плакат с Робертом Плантом. Не нравится ей Роберт Плант, хоть ты тресни. Но Тим все равно упросил ее. Не ради самого Роберта Планта, конечно, — ведь музыканта, а тем более певца, лучше слушать, чем смотреть на него, — нет, дело было в той девушке, что проходит рядом с ним вдоль красного кирпичного дома.

Тим сразу понял, на кого она похожа. Правда, об этом он не сказал никому, даже Сереге Светлову. Боялся, что мальчишки станут смеяться, а девчонки… Девчонки станут думать про него неизвестно что.

Она была похожа… Тим даже себе иногда стеснялся говорить об этом. Короче… она была похожа на Ларису Васильевну. Да, черт побери. На ту самую Ларису Васильевну — маму этой дуры Аллы Рассолько.

Это удивительно, конечно, что никто из тех ребят, которые бывают у Тима в гостях, еще ни разу не сказал:

— Эй, слушай! А что это Алкина мама делает на твоем плакате?

Нет. Они только спрашивали, показывая на Планта:

— А это кто? Ванилла Айс?

А про девушку никто ни разу не спросил. Может, потому, что она сфотографирована со спины?.. Ну и что? Можно подумать, что со спины Ларису Васильевну никто не видел. А ведь каждый мальчишка из Тиминого класса раз по пятьдесят бывал в поликлинике. А еще она на каждом родительском собрании бывает. А раньше в педсовете заседала, пока наконец не сказала, что ничего не понимает в воспитании, и не отказалась заседать дальше.

Так вот. Могло случиться так, что, повернись девчонка к фотографу лицом, — и оказалось бы, что она страхолюдина какая-нибудь и вовсе на Ларису Васильевну не похожа. А со спины — очень похожа. Даже походка.

Девчонке на плакате лет восемнадцать. А может, двадцать. И ноги у нее… Да, красивые ноги. У Ларисы Васильевны тоже красивые ноги. Иногда (конечно, только не на работе) она ходит в мини-юбке, и Тимофею нравится смотреть на нее. Он даже согласился бы, чтобы зима никогда не наступала (и даже Новый год!), и чтобы все время было жарко, и чтобы Лариса Васильевна круглый год ходила в мини-юбке — вот до чего Тимофею нравились ее ноги.

А по телевизору недавно показывали один норвежский фильм. Про мальчишку, который втрескался в свою учительницу. Вусмерть втрескался пацан. И она в него — тоже. Вусмерть. Они даже целовались на задней парте после уроков. Тим посмотрел это кино и подумал: какая лажа. Он бы не стал целоваться с Ларисой Васильевной. Ни за что. Тим вообще не понимал норвежского режиссера, который снял этот свой дурацкий норвежский фильм: ну на кой черт взрослой красивой женщине сдался пацан, у которого даже период полового созревания еще не кончился?.. Что — мужчин мало на свете? Или это только в норвежской столице с ними туго? А пацан этот, между прочим, — сам дурак, раз ничего не понимает. Она же только ради режиссера с ним целовалась…

Вот у Ларисы Васильевны есть мужчины. Мужа нет, а мужчины есть. Тим уже знал, что так бывает. Раньше ее один доцент все время подвозил до дома на кургузом «опельке». У него еще был черный берет. А «опелек» его был похож на замусоленную тирольскую шляпу с маленькой уродливой тульей, только без ястребиного пера. Сейчас к Ларисе Васильевне другой дядька клинья подбивает — у него шоколадный «мустанг» и тонкие усы, как у Ретта Батлера. И наверняка он весь волосатый, как обезьяна.

Вот если бы Ларисе Васильевне было сейчас лет двенадцать — тогда другое дело. Двенадцать лет… Только этого не будет никогда, ведь она тогда не сможет работать заведующей поликлиникой. И вообще ни на какую работу ее не возьмут. А оказаться безработным — это плохо. Очень плохо. Чем она тогда будет кормить эту дуру Алку?

По идее, Тим мог бы приударить за Алкой, ведь дочки всегда бывают похожи на своих мам. Но Алка — это тяжелый случай. Она совсем не похожа на Ларису Васильевну, Тим ни разу не видел ее отца, но сразу почувствовал к нему какое-то… недоверие. Если не сказать больше. Это был мерзкий тип. Точно.

Один детский писатель в своей книжке написал, что изнеженные люди чаще всего бывают недобрыми. Алка — она злопамятная. Хотя тихоня. И неженка. Вот Наташка, например, Решетникова — про нее никто не скажет, что она добрая-предобрая. Если ей мелом стул измазать, то она встанет и при всех ахнет тебя книжкой по башке. И еще скажет что-нибудь обидное и постарается, чтобы весь класс услышал. А Алла Рассолько — не ахнет. И не скажет. Но та же Наташка через пять минут подскажет тебе, если ты будешь погибать у доски. А Алка — ни в жизнь. Будет сидеть как ни в чем не бывало, а ты — тони себе на здоровье.

Тимофей заметил, что стал больше думать о девчонках в последнее время. И о женщинах — тоже. Не о том, как они устроены и все такое — нет. Это все мальчишки знают, даже второклассники. Тим думал о них просто. И много. Такого раньше не было. Может, это опять как-нибудь сказываются тренировки у этого Миши Кун-Фу? Тим не знал.

Генка-Будильник как-то сказал, что когда начинаешь много думать о «бабах» (он так называет), то на лице вылезают прыщи. Тим недавно заметил прыщик на лбу и подумал: ну их на фиг, прыщи эти. Лучше уж о девчонках не думать. Не думать, не думать, и все тут. Это легче, во всяком случае, чем ходить потом к дерматологу (а все дерматологи, как назло, сидят рядом с венерологами в соседних кабинетах) и выписывать себе всякие притирания. Тим видел одного девятиклассника, у которого морда аж желтая от лекарства и вся в прыщах. Сам Генка-Будильник, кстати, тоже смахивает на кого-то из «Восставших из ада» — только об этом все предпочитают молчать в тряпочку.

И вот Тим вовсю пытался перестать думать о женщинах и девчонках. И, как назло, на глаза ему все чаще стала попадаться Алка Рассолько. Эта дура Алка Рассолько. Раньше она проходила себе мимо, пробормотав что-то вроде «здрвств…», а теперь почему-то стала останавливаться, и спрашивать про всякую ерунду: «А как у тебя дела?», «А как дела у того-то и того-то?», «А ты смотрел вчера по телеку то-то и то-то?». Достала, короче.

Еще Тим заметил, что она стала смотреть на него как-то по-другому. Словно ей интересно, что Тимофей говорит в ответ на ее дурацкие вопросы. Словно она что-то понимает. Он хотел пару раз сказать ей: «Скройся». Но не смог. Потому что это было бы невежливо, а еще потому, что он подумал: а вдруг ей и в самом деле интересно? А вдруг она в самом деле начала что-то понимать?

* * *

Всем известно, чем кончаются все эти «а вдруг». Как-то раз (Тим с Серегой тогда вовсю готовились к завоеванию «Дома Ашеров») Алка сказала Тимофею:

— У меня сегодня день рождения. Ты не мог бы прийти хотя бы ненадолго?

Она снова посмотрела так, что Тим почувствовал себя Реттом Батлером (мерзкое чувство), и добавила:

— Мне было бы очень приятно.

Тимофей хотел сказать ей, что она дура, но вместо этого неожиданно произнес:

— А в котором часу?

Но она сказала:

— Когда тебе будет угодно.

Тимофея чуть не вырвало прямо на асфальт, потому что эту фразу Алка наверняка услышала где-нибудь в телесериале, но он почему-то сказал:

— А мне все равно.

— Тогда в четырнадцать часов, — сказала Алка.

Тим подумал, что она так специально сказала, чтобы он не приперся в два часа ночи, но вместо того, чтобы рассмеяться ей в лицо, он сказал:

— Ладно.

И он приперся как дурак ровно в «четырнадцать часов», в дурацкой белой рубашке и с коробкой прибалтийских конфет — мама купила, чтобы отдать зубному врачу, который ставил ей коронку.

А у Алки было полно народу, и все почти что парни лет по пятнадцать. У каждого по полкило бриллиантина по волосам размазано, и все понтовые такие, что Тим хотел сразу уйти, но Лариса Васильевна усадила его за стол. И в дальнем конце стола Тим увидел Стиморола.

Стиморол был в тонкой «рибокской» тенниске, и короткие волосы у него были напомажены и тщательно зачесаны назад, а еще он золотую цепочку с крестиком на шею повесил, и морда у него была просто умилительная. Тим подумал, что он даже не на Майка Тайсона похож, а на кота Тома в той серии, где Том подбивает клинья к кошке-миллионерше, а потом Джерри натравливает на него другого помойного кота.

Стиморол тоже его заметил, И все его умиление в один миг улетучилось, словно у него живот заболел. Он опять стал похож на Майка Тайсона, и даже нос его на сторону свернулся еще больше.

— А ты что здесь делаешь? — спросил он громко через весь стол.

Все замолчали. И Тим так же громко ответил:

— Клинья подбиваю. К имениннице.

Он думал: все поймут, что он пошутил, но никто, кажется, не понял. Народ продолжал с умным видом жевать и смотреть на него, на Тимофея. И Стиморол — тоже. А рожа у него была, это что-то…

И Тимофею сразу расхотелось сидеть за этим столом. Он подумал, что здесь определенно что-то не так. Алка, кстати, ни разу к нему не подошла, даже коробку с конфетами пришлось оставить на столике в прихожей. На ней были белые штаны в обтяжку и белая кофта, через которую торчали соски, потому что она была без лифчика (все-таки будь Тим на месте Ларисы Васильевны, он бы надавал этой дуре по шее). И она все время тараторила со Стиморолом и остальными парнями и называла их «пац-цаны», а они ее называли «Аллочка». А с Тимом она не заговорила ни разу.

Что-то не то. Не то… И откуда она знает Стиморола?..

Тим встал из-за стола и пошел обуваться. А Лариса Васильевна (она стояла у окна на кухне и курила длинную коричневую сигарету) увидела его и сказала:

— Ты куда?

— Домой, — сказал Тим.

— Почему так рано?

— У меня живот крутит.

Тим понимал, что можно было придумать и что-нибудь поизящнее, но ничего такого в голову не пришло. Лариса Васильевна только улыбнулась и сказала:

— Ты можешь задержаться на пять минут? Я хотела бы поговорить с тобой.

Она спросила так, что отказаться было бы просто невежливо. Даже если у тебя и в самом деле в животе труба трубит.

— Ладно, — сказал Тим. — На пять минут я могу остаться.

— Вот и прекрасно, — сказала Лариса Васильевна и снова улыбнулась так, что Тим невольно позавидовал этому ее хахалю, у которого шоколадный «мустанг», а еще он впервые подумал, что был бы не прочь, если бы ему было сорок лет. Или тридцать. Тридцать, конечно, лучше.

Она провела Тима в комнату, заваленную пакетами с подарками в шуршащей обертке. Это была, наверное, спальня. Там прямо на трельяже стоял маленький телевизор «Gold Star» и компьютерная приставка. Так себе приставка, честно говоря. «Сюбор» какой-то. Тим если бы покупал, то уже что-нибудь получше — «Сегу», например. Или скопил еще немного и купил бы четыреста восемьдесят шестой IBM.

Лариса Васильевна сказала:

— Я отойду на одну секунду. Подожди, пожалуйста.

Ну вот тебе и раз. Тим, конечно, вежливо кивнул — но это было настоящее нахальство с ее стороны. Только что сама же сказала: на пять минут… Да ладно. Пять минут и одна секунда — какая разница?

— Ты пока поиграй.

Она включила приставку и телевизор.

— Умеешь обращаться?

— Да, — сказал Тим. — С первого класса.

Лариса Васильевна вышла, и, когда она приоткрыла дверь в коридор, из гостиной донесся громкий рогот.

Тим смотрел на экран, где коротышка-марсианин мочил направо и налево космических конкистадоров с Земли и вяло ворочал джойстиком. Он думал о том, что все это похоже на сцену из взрослого фильма, которые крутят по НТВ ближе к полуночи в выходные дни, и когда женщина говорит, что она вернется через секунду, то это значит, что она пошла в душ и вернется закутанная в махровое полотенце, а мужчина должен будет обернуться к ней и сказать: «О, дорогая, как ты прекрасна!..»

Потом он подумал о том, что все это дурость собачья и что Лариса Васильевна усадила его за приставку, потому что думает, что он маленький и у него никогда не было такой приставки и что он просто мечтает поиграть на долбаном этом компьютере.

Потом мысли перескочили на ту игру, в которой Тим видел дом, похожий на «Дом Ашеров». И он подумал, что нужно обязательно найти эту игру и хотя бы краем глаза посмотреть на нее.

Что-то тут не так…

— Тебе нравится?

Тим поднял голову и увидел, что Лариса Васильевна стоит рядом и смотрит на него. Одета она как обычно — в костюм и блузку, и волосы у нее не мокрые, и губы она не облизывает, как Ким Бессинджер, когда собирается взасос целоваться с Микки Рурком. Ей просто нужно было куда-то выйти. Может, горячее на стол подавала. Может, Алку воспитывала. Может, просто в туалет ходила, в конце концов.

— Ничего, — сказал Тим.

Лариса Васильевна присела рядом и уставилась на компьютерный экран.

— Тебе никогда не хотелось попасть туда? — вдруг спросила она и кивнула на монитор.

Взгляд у нее при этом был загадочный-загадочный, словно у учительницы по физике, Марии Иосифовны, когда она говорила на первом своем уроке: «Добро пожаловать, ребята, в чудесную страну под названием „Физика“…»

— Там ничего интересного нет, — сказал Тимофей мрачно. — Бегающая точка. Куча проводов и микросхем. Вот зеркало — это интересней. Там ничего нет, а тоже показывает.

Он помолчал немного, и она тоже молчала, видно, немного обескураженная. И тогда Тим сказал:

— Вы о чем-то поговорить со мной хотели, Лариса Васильевна?

И Лариса Васильевна встрепенулась, словно замечталась о чем-то.

— Да, Тимоша… Вернее, я хотела предупредить тебя.

— О чем же?

Она еще ничего не успела сказать, а в животе у Тима уже поселился знакомый антарктический холод.

— Я хотела сказать, что на свете есть мальчики, которые слишком серьезно воспринимают всякие игры.

— Да, — сказал Тимофей. — Со мной это тоже иногда случается.

— Нет. Я не то имела в виду. Есть мальчики, которые уходят из реальности и поселяются в виртуальном мире. — И Лариса Васильевна снова кивнула на экран, словно коротышка-марсианин и был тем самым мальчиком.

— Ты слышал когда-нибудь такую фразу: «Жизнь копирует кино?» — спросила она.

— Не знаю, — Тим пожал плечами. — Может, и слышал, но не запомнил.

— Жизнь копирует не только кино.

— Компьютерные игры — тоже? — спросил Тим.

— Да, — сказала Лариса Васильевна. — Иногда очень страшные компьютерные игры.

Тим посмотрел на нее в упор, чтобы она не думала, будто он совсем дурак. Но вышло скорее наоборот, потому что Тим был здорово ошарашен. И вид у него, надо полагать, был дурацкий.

— Вы хотите мне сказать что-то про Ростика? — выдавил наконец из себя Тимофей.

— Про Ростика? — Лариса Васильевна даже не стала делать вид, что она удивляется. — Я не знаю никакого Ростика.

Тим отвел глаза в сторону.

— Я знаю только то, — сказала она, — что один мальчик, — может, его зовут Ростик, а может, еще как-нибудь, — которому было скучно в нашем мире, решил уйти из него в мир виртуальной действительности. Это ему удалось. И он поселился в одной игре, где стал… ну, скажем… Черным Королем. Черный Король иногда приглашает в эту игру других мальчиков, только другим мальчикам от этого становится очень плохо.

— Почему? — тихим, каким-то чужим голосом спросил Тимофей.

— Потому что они не знают СЕКРЕТ.

— Какой еще секрет? — Тим почувствовал, что голос его окончательно куда-то запропал, а над верхней губой высыпали бисеринки пота — совсем как у Пачки.

И тут дверь приоткрылась, и в проеме показалась голова Алки. Щеки у нее раскраснелись, и глаза от этого казались не просто голубыми, а прямо-таки синими-синими. Надо было признать, что она все-таки ничего. Честное слово, ничего. И тем не менее никогда еще Тимофею так не хотелось сказать ей: «Смойся, дура ты такая».

— Мам, — сказала она, надув губы, — ну чего ты?.. Мы давно хотим попить чаю и пойти прогуляться, а ты тут шушукаешься…

— Иду, доча, — сказала Лариса Васильевна ласково. И поднялась.

Тим чутьем понял, что она сейчас уйдет и ни слова ему больше не скажет. Но он все-таки спросил ее:

— Какой СЕКРЕТ?

Лариса Васильевна посмотрела на него удивленно, словно впервые увидела, и развела руками: о чем вы таком говорите, молодой человек? Потом молча перевела взгляд на дочку… и вдруг они обе рассмеялись.

А Тим окончательно понял, что здесь ему делать больше нечего. Он выключил приставку и телевизор, поднялся и пошел обуваться. По пути он хотел что-нибудь сострить, чтобы не чувствовать себя полным дураком, но побоялся, что вместо шутки у него может получиться что-нибудь грубое. Очень грубое и совсем несмешное.

И он так и ушел. Молча.

Глава 21

Тим не стал рассказывать Сереге всех подробностей, но суть донес верно:

— Мама Аллы Рассолько что-то знает о Ростике. И еще она знает, что мы туда собираемся идти.

— Ну и что? — вытаращился Серега. — Нам-то какое дело?

— Я ходил на день рождения к Алке. У нее был Стиморол, собственной персоной. Они знакомы.

— Ничего удивительного, — спокойно сказал Серега. — В тихом омуте черти водятся… У Алки извращенный вкус.

Вообще Серега в последнее время стал какой-то интересный. Он здорово изменился. Стал оглядываться на себя в витринах магазинов, а еще у него появилась такая походочка — «врастопырку», расставив ноги, будто у него на бедрах такие офигенные мышцы завелись, что прямо ноги свести невозможно… Или будто трусы склеились в одном месте. Тим видел, что так ходят штангисты и культуристы. Дураки всякие, короче.

— Она предупреждала о каком-то секрете, — сказал Тим.

— Баб хлебом не корми, — сказал Серега авторитетно, — дай только посекретничать. Сейчас сериал новый начался, «Секрет тропиканки» называется. Все прямо сдвинулись на этой почве. Вот и Алкина мамаша туда же.

— А Ростик?

— Что Ростик?

— Он тоже говорил о секрете.

— Достали, — вздохнул Серега. — Ох и достали вы меня с этими секретами. Вот пойдем к Ростику и на месте во всем разберемся. По мне, так прямо сейчас и отправился бы. Кулаки чешутся.

И Серега еще раз уважительно посмотрел на свои бицепсы. В последнее время он стал называть их ласково — «битки».

— Одними кулаками Ростика не одолеть, — сказал Тимофей. — Он что-то задумал.

— Я знаю, что он задумал. — Серега выдул большой шар из жевательной резинки. — Он задумал отметелить нас. Но ни фига. Кишка тонка. Вот увидишь — «харли-дэвидсон» наш будет. Хоть они все там в лепешку расшибутся.

На днях Серега созвонился с Ростиком, и они договорились, что игра состоится через день — 22 августа. Это будет последняя игра сезона, потому что потом приедет папаша Зельнов, а еще через неделю-другую Ростику нужно будет улетать во Флориду.

— Может, ты предлагаешь отказаться от игры? — вдруг спросил Серега угрожающе.

— Нет, — подумав, ответил Тим. — Наверное, нет.

— Что значит «наверное»?

Серега запыхтел, как паровоз.

— Мне нужно отыскать одну компьютерную игру, — сказал Тимофей. — Пока я ее не найду, нам лучше не соваться в «Дом Ашеров».

— Что-о-о?.. Сказать тебе, кто ты? — прорычал Серега.

По его виду Тим сразу понял, что ничего остроумного на этот раз он не выдаст.

— Ты — тряпка. Вот ты кто.

* * *

Легко сказать — «найти компьютерную игру». Если бы Газопровод не являлся рабочей слободкой, где все денежные излишки привыкли вкладывать в выпивку и лишнюю палку-другую колбасы, где даже видаки еще не утратили своей экзотичности, — то особых проблем не было бы.

Однако проблемы были. Тим знал, например, только одного местного жителя, у которого имелся IBM-компьютер, собранный из ворованных на какой-то фирме деталей.

Этим местным жителем был Генка-Будильник.

Генка-Будильник, который мог подойти к тебе и просто так свернуть твой нос на девяносто градусов.

Генка-Будильник, у которого под мышкой, говорят, есть неприличная татуировка…

Допустим, думал Тим, ему все-таки удастся уговорить этого монстра дать посидеть за компьютером часик-другой. Что дальше?

Где же взять саму игру?

Тим отправился в салон оргтехники на Варшавском, где торговали программными компакт-дисками, и спросил их о «Замке на холме».

— Нет, — сказали ему, — нет у нас такой игры. А она входила в хит-парад журнала «Пи-си-мэгэзин»?

Тим пожал плечами, потому что до этой минуты даже не догадывался о существовании журнала с таким двусмысленным названием.

— Да наверняка не входила, — добавил кто-то из-за прилавка. — Я знаю все хитовые игры наперечет.

— Тогда извините, — сказал Тим.

Конечно, можно было бы плюнуть на эту игру и со спокойной душой отправиться послезавтра к Ростику и дать наконец волю этому странному чувству, заставляющему руки и ноги гудеть, словно провода линии электропередачи… И еще можно думать, что если повезет (а Серега, судя по его виду, даже не сомневался, что устелет все четыре этажа «Дома Ашеров» поверженными противниками), то они заработают этот чертов «харли-дзвидсон» и спихнут его на авторынке за бешеные деньги, потом Серегина мама отправится в Германию, и ноги у нее никогда больше не отнимутся…

Но Тим чувствовал, что это СЛИШКОМ ПРОСТО для того, чтобы быть правдой. Насколько Серега уверен в себе — настолько Ростик уверен в том, что они облажаются.

Ростик определенно что-то задумал.

Ночью Тимофея бросало то в жар, то в озноб. Наутро он не мог вспомнить ни одного отрывка из своих снов, он проснулся с гудящей головой и с твердой уверенностью, что ему срочно — срочно! — нужно идти и тормошить Генку-Будильника до тех пор, пока он не пустит его к своему компьютеру.

У Генки есть эта игра.

«Почему ты так думаешь?» — удивленно спросил сам себя Тимофей. Ответа не последовало. Таинственный мыслительный процесс, который, надо думать, продолжался во время сна, выдал ему именно такой результат — словно он подсмотрел ответ задачки в конце учебника… И тем не менее решение осталось загадкой. А Тимофей с подозрением относился к таким решениям.

У Генки есть эта игра.

Просить что-то у Будильника — дело безнадежное. Но Тим даже не раздумывал над этим. Он быстро оделся и выбежал на улицу. В голове почему-то вертелось дурацкое слово — «тахикардия». При чем тут оно?.. Потом Тим вспомнил, что это название сердечной болезни. У него и в самом деле колотилось сердце. А волосы были мокрые от пота.

То, что вы не выиграете «харли-дэвидсон», — это еще не самое страшное.

Тим не понял — он сам придумал это или ему кто-то нашептал. Он замечал, что когда сидишь в ванной, а вода льется вовсю, то в этом шуме можно расслышать много необычных звуков: например, крики птиц. Или музыку. Или чье-то монотонное бормотание… Шум улицы, наверное, тоже рождает всякие слуховые галлюцинации. Или, может, это снова отголоски снов?

По пути к Генкиному дому Тим составил примерный план беседы. План, который при известном стечении обстоятельств поможет ему добраться до компьютера. С одной стороны, это был чистый блеф. Но с другой… Тимофей, окажись он на месте Будильника, сам поверил бы в то, что намеревался рассказать. Не посмел бы не поверить. Даже если бы это оказалось неправдой.

* * *

— А?..

Лицо у Генки было заспанное, помятое, с коричневыми следами лосьона против угрей. Он стоял в дверном проеме, тупо уставившись на Тима, и щелкал резинкой трусов.

— Чего приперся?

— Разговор есть, — сказал Тим.

— Па-ашел ты…

Генка хотел захлопнуть дверь, но Тим схватился за ручку. Генкино лицо вытянулось от удивления.

— Страх позабыл, малява?..

Он сильно дернул дверь на себя. Тим уперся в косяк и не выпускал ее. Из-за двери на сверхзвуковой скорости вылетел кулак, который должен был сделать Тимофея добычей стоматологов.

Тим увернулся от удара.

— Генка, это очень серьезный разговор… — успел он произнести до того, как кулак Будильника произвел очередной боевой вылет.

Будильник не слушал его. Он матерился и вовсю махал своими граблями. Тим дождался, когда Генкин кулак снова выпихнется наружу, и, мысленно перекрестившись, отпустил дверь…

Бамц.

— Ггрррррыыыынаааааа-а-а-а!!!

Генка Будильник орал так, словно ему по меньшей мере защемило пенис.

Схватившись за ушибленную руку, Генка шагнул назад. Тим, не теряя ни секунды, вошел вслед за ним в квартиру и захлопнул за собой дверь. Генка продолжал выть и оплакивать свою правую граблю. Взгляд Тимофея лихорадочно заметался по прихожей.

Металлическая ложка для обуви… Нет.

Телефонный аппарат на палочке… Нет.

Переполненное мусорное ведро… Да нет же, черт побери!..

Теперь Будильник во все глаза смотрел на Тимофея и приходил в себя. Через секунду он бросится на него и разорвет на мелкие, микроскопические клочки, в которых даже родная Тимина мама не узнает своего сына.

— Стой, — сказал Тим. — Стой, где стоишь.

Полка для обуви… Нет!

Ящик с инструментами…

Рядом с полкой стоял раскрытый столярный ящик-этажерка. Три металлические полочки, на которых аккуратно разложен инструмент. Каждый на своем месте.

В следующую секунду от этого патриархального порядка не осталось и следа. Бабах!.. Тим выхватил из ящика первое, что попалось под руку.

— Стой, где стоишь, — повторил он.

Генкин взгляд был тяжелым, словно чугунная заготовка. Раньше, когда на Тимофея смотрели ТАКИМ взглядом, он чувствовал в затылке какое-то противное дребезжание, от которого голова начинала мелко дрожать, словно гнилое яблоко на ветке.

Теперь Тим не чувствовал никакого дребезжания. Вернее, дребезжание было — но где-то далеко. К Тимофею оно, во всяком случае, не имело никакого отношения.

— Ты что, спятил?..

Будильник смотрел на Тимофея влажными кроличьими глазами. Тим на мгновение опустил глаза и посмотрел на предмет, который сжимала его рука.

Отвертка. Увесистая плоская отвертка с потрескавшейся деревянной ручкой на заклепках.

Генка тоже смотрел на нее, и глаза его увлажнялись все больше и больше. Только теперь Тим понял, откуда раздается дребезжание… Дребезжал будильник. Тим чуть не рассмеялся в голос — БУДИЛЬНИК ЗАДРЕБЕЗЖАЛ!..

— Тебе привет от Ростика Зельнова, — сказал Тимофей. — И еще от Квашеного.

— От… какого?

Генка никак не мог оторвать взгляд от отвертки.

— От Квашеного, — повторил Тим. — И можешь не рассказывать мне басни, будто ты с ним незнаком.

Генка громко сглотнул.

— Я не знаю никакого Зельнова. И никакого Квашеного.

— Врешь, — жестко сказал Тим. — Почему же ты тогда драпал каждый раз, когда каюк-компания Квашеного собиралась на автозаправку?

— Я не знаю.

Морда у Будильника была такая, словно его вызвали на педсовет.

— Хочешь, чтобы я рассказал нашим ребятам о том, как ты ходил в гости к Зельнову? — тихо сказал Тим.

Он скосил глаз на отвертку — она нисколько не дрожала, честное слово!

— Хочешь, я расскажу им, как ты хотел заработать «харли-дэвидсон»? — продолжал Тим все тем же ледяным тоном. Он вдруг понял, что именно чувствует солист диксиленда, когда во время импровизации его заносит все дальше и дальше… Так далеко, что под ложечкой образуется воздушная яма. — И как тебя там отметелили?.. И как ты боялся с тех пор даже на километр подходить к Ростику и Квашеному?.. Так боялся, что каждый раз подставлял наших пацанов, которые тем временем горбатили на тебя?.. Гад.

Будильник рассмеялся. Но глаза его оставались пустыми, словно намалеванными черной краской. И смех его был смехом утопленника.

— Да что вы мне сделаете, мал-лявы?.. — проскрежетал он. — Мои дела с Ростиком — это мои дела, понятно? Это не твое свинячье дело.

Тим вдруг понял, что он угадал.

Угадал.

Генка-Будильник и в самом деле скрывался от Квашеного. Он в самом деле когда-то позарился на «харли», и его в самом деле когда-то отметелили в «Доме Ашеров»… Тимофея даже слегка качнуло от этого открытия. Серега, в котором здоровья намного меньше, чем у этого гада, — он ПЯТЬ РАЗ ходил драться с каюк-компанией! А Будильник, этот газопроводский тиранозавр — он струсил после первого же раза!

— Ну?.. Что вы сделаете мне? — Генка выпятил нижнюю челюсть.

— Сделаем, — сказал Тим спокойно и положил отвертку на место.

Генка дернулся. Дернулся, но не более того.

— Конечно, ты можешь выловить нас по одиночке и поотрывать нам руки-ноги, как кузнечикам… — продолжал Тимофей. — Но если мы соберемся вместе — ВМЕСТЕ, Генка! — если мы встретим тебя в укромном месте с хорошей звукоизоляцией — ты на следующее же утро попросишь маму разменять эту квартиру на какой-нибудь другой район. Желательно в противоположном конце Москвы.

— Врешь, — сказал Будильник.

Но по его виду было понятно — он уже готов поверить, что так все и будет. Будильник знал, на что способна дюжина разъяренных семиклассников. Потому что сам не так уж и давно был семиклассником.

— Если ты решишь, что этого мало — а ты ведь нежадный, Генка, признайся? — то я найду способ натравить на тебя Квашеного и всю качаловскую группировку. А они ребята простые, ты знаешь. Им бы только поиграться, позабавиться… Они устроят на тебя охоту с флажками…

Генкина голова еле заметно раскачивалась в стороны, словно гнилой плод.

— Чего ты хочешь от меня? — хрипло спросил он. — Денег?

— Нет, — сказал Тим. — Мне нужен твой компьютер. Ненадолго. А еще — компьютерная игра.

— Рехнулся?.. — Будильник растопырил на него удивленные глаза. Последнее известие, кажется, поразило его больше, чем все остальное. — Ты хочешь сыграть в игрушку?

— Да. «Замок на холме».

— У меня такой нет, — быстро сказал Генка.

Слишком уж быстро.

Тим усмехнулся ему в лицо.

— Не ври. Я ведь пришел не для того, чтобы воспитывать тебя.

— Ладно. — Генка пожал плечами и тоже усмехнулся. — Найдешь — твоя будет.

— Найду. Будь спокоен.

Глава 22

Канареечно-желтые шторки в комнате Будильника постепенно приобретали ядовитый, зеленоватый оттенок, какой появляется на плавленом сырке, если его пару дней подержать на солнышке. Это они проходили еще в третьем классе на уроке рисования: желтый плюс синий равняется зеленый. А улица за окном становилась все более и более синей. Deep blue. «Глубокий синий». Так называется шахматный компьютер, с которым когда-то сражался Гарри Каспаров. Ай-би-эмовский суперагрегат весом в несколько тонн.

Компьютер, с которым весь день сражался Тимофей, был намного проще. И все-таки он оказался куда более опасным противником.

— Сколько времени? — спросил Тим.

— Десятый час, — зевая и растягивая слова, сказал Генка Будильник. — Детям пора спать.

— Тогда иди и ложись, — сказал Тимофей, не отрывая взгляд от экрана.

За десять часов Тим успел просмотреть не более дюжины компакт-дисков. Осталось еще восемь. А рано утром им с Серегой надо идти в «Дом Ашеров». Последняя игра сезона, черт побери.

Если бы игрушки были поскучнее и пооднообразнее, Тим просмотрел бы всю пачку до полудня. Но, как назло, ни одну из них нельзя было пролистать с сухим безразличием, словно учебник по математике.

Они околдовывали. Натурально околдовывали. Они заставляли забывать о времени.

«Space Quyst — III». Тим с самого начала знал, что это не то, что ему нужно, но выбрался оттуда лишь спустя час с небольшим, опомнившись на планете под названием Флибхат.

«Syndicate». Здесь он застрял еще дольше, хотя думал глянуть лишь на первую заставку. Все время в голове вертелась дурацкая мысль: «Слушай, а вдруг ты что-то напутал с названием? Может, тебе нужен не „Замок на холме“, а что-то другое?..»

Коробки с дисками не были подписаны. Однако они были аккуратно уложены в ячейки специальной пластиковой полочки. Генка сказал, что его личных дисков здесь нет — он постоянно меняется с кем-то.

— Я даже сам не успел просмотреть весь этот хлам, — сказал он.

Будильник все время маячил где-то за спиной, и первое время Тимофею было от этого не по себе. Думал: а вдруг шарахнет чем-нибудь?.. Потом успокоился. Генка присмирел. Возможно, ему было стыдно вести себя так, словно какой-то дохлый семиклассник взял его в оборот. И поэтому он вел себя так, будто сам великодушно разрешил младшему товарищу понажимать на кнопки.

— А вот классная игра, — говорил он время от времени, подсовывая Тимофею очередную игрушку.

И он не ошибался. Плохих игр здесь не было. И когда Тим в очередной раз возвращался из королевства Давентри или из страшного особняка Деркето в Луизиане, часовая стрелка будильника, стоявшего на книжной полке, сдвигалась на одно или даже два деления.

Потом время от времени в прихожей раздавался звонок, доносились какие-то разговоры. Пришел с работы Генкин отец, плотный мужчина с широким красным лицом. Потом — Генкина мать, нагруженная авоськами с яблоками и капустой.

— Здравствуйте.

— Здравствуйте, — бормотал Тим.

— Яблочко хотите?

— Спасибо.

Потом Генка сказал, что ему надо идти по делам. Тим ничего не ответил. Он ему уже все сказал. Генка так никуда и не пошел.

— Сколько времени?

— Половина двенадцатого, — сказал Будильник. — Мои старики укладываются спать. Вали отсюда.

— Еще немного, — сказал Тим. — Пожалуйста.

Генка матюкнулся себе под нос.

«The 7th Quest». Тим заставил себя нажать кнопку «Esc» и перевел дыхание. Это был последний диск.

— Все, — сказал Генка. — Уже ночь. Твоя мамаша наверняка подняла вой на всю округу.

— Где остальные игры? — спросил Тим.

— Да пошел ты! — зашипел Будильник. — Какие еще игры?!

Тим утопил кнопку на корпусе, и диск с мягким гудением выплыл наружу. На столе у Генки царил беспорядок: пачки с фотографиями, дешевые книжонки по астрологии и боевым искусствам Востока, цветные вырезки, какие-то фигурки из пластилина… И диски, покоящиеся на аккуратненькой полочке.

Диски, покоящиеся на аккуратненькой полочке…

«У него должен быть еще один компакт, — подумал Тим. Вернее, не столько подумал, сколько попытался себя в этом убедить. — Один, последний. Тот, с которым он играет постоянно. Все игрушки, которые он мне подсовывал, его не интересуют, иначе они валялись бы кучей на столе, как и все остальное».

Тим пошарил рукой по столу, раздвинув в стороны бумажный хлам.

— Что ты там ищешь, малява?..

Ага. Сейчас у него начнется истерика.

— Вот что.

Из-под вырезок с автомобилями и голыми тетками показался серповидный край диска, переливающийся всеми цветами спектра. Тимофей смахнул на пол еще несколько глянцевых журнальных листов и взял пластмассовую коробку. Потом молча раскрыл ее.

— Ты..!

— А теперь помолчи, — сказал Тим, вставляя диск в компьютер. — Еще полчаса. А потом я уйду.

* * *

Экран несколько раз торопливо моргнул, и наконец показалась картинка. «Castle on the Hill. Vol.2». Тим перестал дышать.

Да. Это был тот самый дом. «Дом Ашеров». Холм. Ложбинка перед холмом, где Серега обычно дожидался мотоциклистов. А вот и ворота подземного гаража, расписанные краской из пульверизатора… Только все это уменьшено до мультяшных размеров компьютерного экрана. И парк вокруг дома не такой жидкий. Компьютерному парку как минимум двадцать лет.

Перед глазами прошла какая-то бесцветная волна, словно сгусток плазмы. Голова закружилась. Тимофей лихорадочно потер виски.

Галлюцинации?..

Невероятное совпадение?..

Или Ростик Зельнов в самом деле время от времени эмигрирует в виртуальный мир, где правит под именем Черного Короля?..

Черт побери, значит, это возможно?!

Значит, если сейчас нажать «Enter», то появятся мотоциклисты, а вслед за ними Ростик, и он прогундосит металлическим бесцветным голосом: «Елы-палы! Договаривались же на девять утра! Чего приперся так рано?»

Нет. Тим мысленно натянул вожжи, чувствуя, как бешено храпят черные кони, стремящиеся унести его воображение дальше, дальше, дальше — пока не расшибутся в лепешку.

Спокойно. Все нормально. Это… это какое-то дурацкое совпадение.

Тим нажал на «Enter». Ворота подземного гаража поднялись, и из них выехали два мотоциклиста. Главный герой — маленький человечек с непропорционально большой головой — беспокойно вышагивал по траве напротив дома. Тимофей как завороженный смотрел на экран. Его пальцы, лежащие на кнопках курсора, заметно подрагивали.

— Завязывай, слышишь?.. — бубнил Будильник.

Тим видел знакомые очертания комнат. Зеркальный коридор. Круглая зала. «Черные маски». «Дед Мороз». Компьютер издавал хрюкающие звуки, означающие, что главный герой очередной раз получил в челюсть. В конце концов на красном фоне запрыгала надпись «GAME OVER». Он не дошел даже до второго уровня.

Проклятие!.. Тимофей вышел из игры и открыл файл-подсказку, Та-ак… «Клавиша F7 — свободное перемещение с уровня на уровень». Тим отчаянно забарабанил по клавишам. Большеголовый уродец носился как угорелый, сшибая на ходу мебель. «Зеленые маски». «Рокеры». Черт… Дальше. Дальше.

Третий этаж. Четвертый. Тим старался запомнить расположение комнат и ловушки. Однако стараться — этого мало… В голове плыл туман. Мозги отчаянно лихорадило.

Все! Громила, вооруженный металлической цепью, с размаху двинул человечку по голове. Экран заморгал. Конец игры.

Рука Тимофея снова автоматически нажала на клавишу F7. И вдруг он снова увидел человечка. Тот стоял по стойке «смирно» в полутемном помещении на дощатом полу. А на экране вспыхнула большая цифра пять.

Так это еще не конец?..

Пятый этаж. В доме Ростика Зельнова их только четыре. Несоответствие? Не может быть. Если даже ложбинка похожа, если на воротах гаража одни и те же разноцветные разводы… И все-таки — пять этажей!..

Стоп. Тим внимательно всмотрелся в экран. Но ведь это не этаж, а всего лишь чердак. В доме Ростика тоже наверняка есть чердак — не правда ли?

… Из-за огромного шкафа на человечка смотрело чье-то лицо. Угрюмое обезьянье лицо, Тим пошарил в меню и нашел имя этого героя: «Cobold». Огромное уродливое тело медленно выплывало из-за шкафа. А человечек беспомощно перебирал ногами.

— Генка, — негромко позвал Тимофей. — Что это такое?

Будильник уже успел задремать на стуле и сейчас вскинулся, словно ему воткнули булавку в мягкое место.

— А?..

Тим показал на экран.

— Что это за монстрина?

Генка лихорадочно тер глаза. «Сейчас драться полезет…» — подумал Тим и с тоской посмотрел на часы. Половина второго ночи.

— Так это же кобольд, — неожиданно сказал Генка.

— Это я без тебя знаю. Что он здесь делает?

— Как что? — Генка пожал плечами. — Жрет. Жрет всех подряд… Его ничем не возьмешь. Он непрошибаемый.

— Непрошибаемый? — смысл сказанного доходил до Тимофея с черепашьей скоростью.

— Непрошибаемый. — Будильник зевнул и добавил: — Только осиновый кол. Если в темя вбить… А твои старики сейчас наверняка в милицию звонят.

Да, наверное, звонят. Только Тим думал вовсе не об этом.

Что же за «кобольд» ждет их с Серегой на чердаке «Дома Ашеров»?

… Компьютерный человечек сделал неосторожное движение и вдруг провалился в глубокую шахту, соединяющую все пять уровней. Он летел, широко открыв рот и растопырив руки.

И снова оказался на первом этаже.

Глава 23

От утренней росы не осталось и следа. Высохла. Уставшая за лето трава, примятая кроссовками, выпрямлялась медленно, судорожно, по-старчески. В июне она это делала куда быстрее и изящнее. След в траве исчезал за каких-то пять минут.

Тим оглянулся и увидел серо-коричневую тучу, опустившуюся на город. Смог. Его рваные края колыхались над Кольцевой дорогой.

— Чего оглядываешься? — сплюнув, произнес Серега. — Хочешь вернуться к мамке с папкой? Валяй.

— Не хочу, — сказал Тим.

Он не выспался. От этого казалось, что по коже то и дело пробегают мурашки. А лицо опухло.

Родители тоже не спали эту ночь. Когда Тимофей вернулся в третьем часу утра, мама сидела на трюмо, а на коленях у нее стоял телефонный аппарат. А лицо у нее было… Нет, про лицо лучше не надо. Увидев Тима, мама вскочила на ноги, а телефон грохнулся на пол и разлетелся на мелкие куски. А папа выскочил из кухни (облако дыма за его спиной было таким же густым, как этот утренний московский смог) и закричал: «Какого черта, я спрашиваю?!!» И Тим подумал, что сейчас его закопают на месте. Но вместо этого папа схватил его и обнял так крепко, что чуть кишки наружу не вылезли. Мама стояла и ревела в три ручья. А потом отец поставил Тимофея на пол и один только раз молча врезал ему по шее. Один раз. И не больно совсем. И Тим видел, что отец плачет, только не хочет этого показывать. И поэтому Тимофея отправили спать. А потом пришел милиционер, и папа пил с ним водку до самого утра, и они о чем-то негромко разговаривали. А в шесть часов папа залез в ванну, и в семь они с мамой пошли на работу. Перед тем как уйти, они зашли в спальню и смотрели на Тимофея, думая, что он спит. Долго смотрели. Тим даже чуть не моргнул пару раз.

…Серега шуровал впереди, «врастопырку» расставляя ноги, и всем своим видом показывая, что готов драться с Квашеным, Стиморолом и даже с этим «долбаным кобольдом» (как он его называет) — и просто счастлив от этого,

Тим даже забеспокоился, что тренировки у Миши Кун-Фу каким-то роковым образом сказались на Серегиных мозгах: его теперь невозможно было ничем удивить. Когда Тим рассказал ему об игре, в которой один к одному скопированы не только фасад «Дома Ашеров», но и расположение комнат, и даже окружающий ландшафт, — Серега выдал свое коронное:

— Ну и что?

— Как «ну и что»?! — заорал Тим. — Ведь этого не может быть!..

— Ну так и успокойся, — сказал Серега. — Не может быть, — значит, не может.

Тим говорил ему о пятом уровне, о «кобольде» — никакой реакции. Более того, Серега долгим взглядом посмотрел на Тимофея и сказал:

— По-моему, на тренировках у Миши ты отбил себе последние мозги. Хочешь доказать мне, что в доме Зельнова пять этажей, вместо четырех?

— Да, — сказал Тим. — Но…

— Подожди, — остановил его Серега и посмотрел так, как психиатры обычно смотрят на пациентов. — А теперь подумай хорошенько и скажи: сколько, по-твоему, пальцев у меня на руке? Шесть?

Тимофей ничего не сказал на это и пошел молча дальше. Потом они пересекли железную дорогу, и тогда только Тим не выдержал.

— Нам не следует ходить туда, Серега, — сказал он. — Там серьезная опасность — я нутром чую. Квашеный, Пачка, Стиморол — все это ерунда по сравнению с этой опасностью… Они просто дешевки. Они просто… — Тим не знал, как выразить то, что он только смутно-смутно чувствовал. — Нам нужно хотя бы предупредить кого-нибудь.

— Вот-вот, — сказал Серега. — Пора общественность поднимать на ноги. Иди, поднимай. Милиционеров, дворников — всех поднимай. Только сначала дай мне сыграть.

— Ты дурак, — сказал Тим.

Он не просто так сказал, чтобы обидеть его, а сказал, чтобы Серега понял: он сам для себя сейчас представляет опасность, потому что не хочет пошевелить мозгами.

А Серега остановился и схватил Тимофея за майку.

— Ты знаешь какой-нибудь другой способ заработать деньги? — крикнул он истерическим голосом (совсем как у физички Марии Иосифовны, когда ей сзади к юбке прицепят взрывпакет). — Знаешь?!. Знаешь, я спрашиваю?!

— Нет, — сказал Тим честно. — Не знаю.

— Вот и заткнись!

Серега все-таки свинья. Знает ведь наверняка, что Тим все равно не бросит его одного, что все равно пойдет с ним куда угодно, — вот и изгаляется. Героя корчит. Супермена. Непонятую личность. Только разве маме его станет лучше, если Серега пропадет на веки вечные в этом чертовом «Доме Ашеров» или вернется со свернутой на сто восемьдесят градусов шеей?

Но Тим ничего не сказал об этом, потому что не хотел драться с Серегой. И вообще не хотел с ним больше спорить. Молча они поднялись на невысокий курган, с которого «Дом Ашеров» был виден как на ладони. И все-таки здесь было четыре этажа… У Тимофея снова закружилась голова, когда он увидел перед собой картинку, неведомо как перекочевавшую из виртуальной действительности в действительность настоящую.

В его, Тимофея, действительность.

Серега достал из кармана дешевые электронные часы и скучным голосом сказал:

— Без трех девять.

А потом они спустились в ложбину перед этим чертовым домом.

Глава 24

Ростик подвигал «мышкой», и изображение на экране запрыгало. Миниатюрная видеокамера, спрятанная в верхнем, дальнем от входа углу «комнаты отдыха» на первом этаже, один к одному повторила движения «мыши». Угол обзора — неограниченный. Единственное, что он не мог захватить, так это только саму камеру.

Ростик набрал несложную комбинацию на клавиатуре, и теперь все мониторы, занимающие целую стену кабинета, разом ожили.

Вот стеклянный холл. Квашеный и Стиморол режутся в «дурака», забыв о том, что нужно наблюдать за территорией. Два оболтуса. Ничего, Ростик еще напомнит им об их обязанностях.

Вот гараж… Спортивная «хонда» лежит на полу, словно стреноженная антилопа. Пашка Немиров сосредоточенно копается в железках, на его руках — грязные полосы солидола.

А вот — кухня. Пачка с головой залез в холодильник. Что он там делает?.. Ростик слегка передвинул «мышь». Ага. Шоколад лопает, конечно.

Спортивный зал. Сюда понемногу стекаются «игроки», то бишь качаловские «трудные» подростки. Их уже довольно много (но это еще далеко не все. В Качалове каждый второй подросток — «трудный». Хэви-подросток). Человек тридцать, не меньше. Обезьяньи рожи. Двоечники. Кирюха Кашпай по кличке Подгузник проводит с ними инструктаж, баночным пивом угощает…

Каждая комната в доме была снабжена видеокамерой. А то и двумя — там, где интерьер особенно сложен и заковырист. Изображение с каждой камеры выводится на мониторы в уютном кабинете, расположенном по соседству с подземным гаражом. В этом самом кабинете и сидит сейчас Ростик Зельнов.

К половине девятого, пока остальные обитатели «Дома Ашеров» еще только продирали заспанные глаза, кашляли, сморкались и ругались спросонок, он успел проверить все камеры. Огромный особняк с сорока четырьмя комнатами был перед ним как на ладони. Это рождало чувство уверенности. Прекрасное чувство — прекраснее его может быть только азарт. Однако и он в значительной мере основывается на уверенности в своем успехе, уверенности органической, естественной, заложенной где-то в подкорке.

На свете нет людей, которым нравилось бы проигрывать. Даже самые азартные преферансисты, которые способны за ночь спустить все состояние, — думаете, они не уверены в своей счастливой звезде?.. Уверены, еще как! Отличие игроков-неудачников от всех прочих игроков состоит лишь в том, что у одних чувство уверенности ложное, а у других — настоящее, real. Суметь отличить одно от другого — вот и весь секрет успеха.

Ростик любил играть. Он неплохо разбирался в шахматах (по крайней мере так утверждал его папаша); преподаватели в его флоридской школе, которые от скуки иногда перекидывались с учениками в картишки, уважительно называли Ростика вундеркиндом.

Но это было не то. В карты и шахматы могли играть и его отец, и его дедушка, и все его прапрапрародственники. Ростику же посчастливилось родиться в то время, когда игра стала чем-то большим, чем развлечение. Чем-то большим, чем гимнастика ума. Игра стала жизнью для многих людей. Иногда даже больше чем жизнью. Это не касается тех личностей, которые каждое утро шатающейся походкой бредут из казино к стоянке такси… Ростик имел в виду многомиллионную армию программистов, художников, дизайнеров, продюсеров, которые ежегодно производили на свет сотни и тысячи новых компьютерных игр. А еще тех, кто с нетерпением ждал их появления. Все вместе они составляли огромную армию, куда более огромную, чем население любого государства. Они жили в игре. И умирали — иногда по десять раз на дню. Они кормились игрой. Они существовали не в обычном времени, по Гринвичу, а в другом — по Уильямсу (это основатель компьютерной компании «Sierra On-Line», производящей игры), где падение и возрождение королевской династии могло уместиться между завтраком и обедом; где можно было состариться, умереть и возродиться к новой жизни, пока мама с папой в соседней комнате успевают обменяться всего несколькими фразами.

Благодаря игре Ростик научился мыслить в планетарном масштабе (в этой своей способности он даже не сомневался). И видел жизнь в масштабе, через квадратное окошко монитора. Она ему нравилась такой.

Ростик щелкнул клавишами, и жующая физиономия Пачки отдалилась в глубь экрана. Пачка стал маленьким, смешным, почти игрушечным. Классический персонаж «Замка на холме».

Теперь это уже не Борька Климов по кличке Пачка, учащийся 8-го класса, двоечник, хулиган и тем не менее любимый сын своих родителей, а просто — «Орущий Индеец», один из второстепенных героев увлекательной игры. Стоит нажать клавишу — включится миниатюрное переговорное устройство, закрепленное у Пачки на вырезе майки, и тогда «Орущим Индейцем» можно будет свободно манипулировать.

— Пачка, сукин ты сын! — оглушительно закричал Ростик в микрофон.

— А?!!

Пачка чуть не упал от неожиданности.

— Что?..

— Хватит лопать шоколад, — спокойно сказал Ростик и, отключив связь, рассмеялся.

* * *

Он сохранил в компьютере параметры настройки и отключил все мониторы. Все, кроме одного. Самого главного.

Сейчас там не было видно ничего, кроме бесформенной груды одеял и мелкой пыли, повисшей в столбах солнечного света. Даже совершенная японская оптика не позволяла уловить хотя бы малейшее движение. Но движение было. Размеренное. Бессознательное. Осторожное. И Ростик чувствовал его — кожей, внутренностями, каким-то рудиментарным органом чувств, доставшимся, видно, еще от предков-питекантропов.

Ростик улыбнулся, почувствовав щекочущий холодок под рубашкой. Сегодня он, возможно, увидит то, что пока не может предложить ни одна компьютерная компания, даже такая крученая, как «Sierra On-Line»… Если, конечно, бойцы не облажаются еще на подступах к третьему этажу. Солобоны, черт их дери.

Туп… Туп… Туп…

Глухой невыразительный звук раздался в наушниках. Так мог бы ходить лесной зверь, не привыкший скрывать свое присутствие и в то же время не желающий спугнуть добычу. Ростик бросил быстрый взгляд в сторону единственного работающего монитора. Затем невольно отвернулся. На его лице промелькнула тень страха, хотя, возможно, это было что-то другое… Сам Ростик был уверен, что неспособен испытывать никаких чувств, кроме азарта. А азарт — слишком сложный коктейль чувств, и страх является одним из главных его компонентов. Тут легко передозировать.

Туп… Туп… Туп…

Он выключил последний монитор и вышел из кабинета. Когда Ростик поднялся в стеклянный холл, Квашеный и Стиморол с самым серьезным видом обозревали окрестности. Потрепанная колода карт заговорщически выглядывала из-под кресла.

— Как дела? — спросил Ростик.

— В норме, — солидно сказал Стиморол.

— О, глянь… — Квашеный заерзал на кресле и передал ему бинокль. — Кажется, идут.

Глава 25

— В общем так, бойцы, — сказал Ростик, скептически разглядывая тощие фигуры Тимофея и Сереги. — Сегодня вас опять двое. И поэтому задание несколько усложняется.

— У нас такого договора не было, — настороженно сказал Серега,

— Хорошо. Почему же ты не привел с собой в таком случае папу с мамой, и всех двоюродных и троюродных родственников, и отделение милиции, и весь московский гарнизон с танковой дивизией в придачу?.. — поинтересовался Ростик. — Надо было собрать целую армию и взять этот дом приступом, — глядишь, «харли» был бы твой.

— Мне не нужна целая армия, чтобы обставить твоих разгильдяев. — Серега попривычке поиграл бицепсами.

— Я рад за тебя, — кивнул Ростик. — Только правила в этой игре устанавливаю я… Усек?

— Короче, — вмешался Тим. — Говори, что ты там надумал, и не размазывай кашу по длинному столу.

— Ничего особенного, — сказал Ростик. — Противников у вас будет побольше, чем в прошлый раз. И еще несколько головоломок добавится. Вот и все.

— Каких таких головоломок? — Серегино лицо вытянулось.

— Самых элементарных. Из программы по подготовке детей с дефектами умственного развития.

— Иди ты знаешь куда!.. — вскипел Серега.

— Заткнись, — оборвал его Ростик. — Я не собираюсь никого уговаривать. Хочешь играть — играй. Не хочешь — так вали домой, пока тебя не урыли на месте.

Тим, в душе которого неожиданно блеснул луч надежды, глянул на Серегу: «Ну что же ты? Они ведь хотят надуть нас, давай смываться отсюда!..» Но на Серегином лице можно было прочитать только упрямое: «Ну и что?»

— Мы будем играть, — сказал Серега. — Если все будет по-честному.

— А как же иначе? — удивился Ростик. — В нечестной игре все известно заранее. Это было бы скучно.

— В таком случае я хочу узнать, — сказал Тим, — сколько этажей нам предстоит пройти для того, чтобы выиграть игру?

Серега недовольно поморщился, Ростик удивленно, по-птичьи наклонил голову.

— Что значит «сколько»?

Было видно невооруженным взглядом: он мог и не задавать этот вопрос — во всяком случае ответа на него Ростик давать не хотел… Он соображал. Ему нужно было время, чтобы продумать ответ.

— В условиях игры такого понятие, как «этаж», вообще нет, — сказал он наконец. — Вы должны обойти все комнаты и добраться до крыши… До крыши — вам понятно? И еще учтите: если вы пройдете только половину дистанции, я не стану распиливать «харли-дэвидсон», чтобы отдать вам половинку мотоцикла. Или полная победа — или полное поражение. Апелляции не принимаются. Все ясно?

Хотя Серега лишь смутно догадывался, что означает слово «апелляция», он согласно кивнул головой. Тим понял, что Ростик намеренно уводит разговор в сторону. Он открыл было рот, чтобы уточнить свой вопрос, как появился Кирюха Подгузник и сказал Ростику:

— Все готово. Все на местах.

— Ага, — кивнул ему Ростик. — Тогда поехали.

— Подожди… — сказал Тимофей.

— Закройся, — рявкнул на него Стиморол. — Игра пошла.

Ростик закурил вонючую сигару и пошел к лестнице, ведущей в подземный гараж; все остальные бегом устремились в круглую залу, Тимофею и Сереге пришлось следовать за ними. Как только Тим переступил порог залы, свет погас. Еще некоторое время раздавались неясные шорохи, перешептывания, торопливый деревянный стук… Потом все смолкло.

Тим мысленно досчитал до трех, и над головой вспыхнула яркая люминесцентная лампа. В нескольких метрах от него, небрежно опершись на круглый стол, стояли трое парней в черных масках.

— Бойцам ирландской республиканской армии — горячий привет, — сказал Серега.

* * *

«Черные маски», переглянувшись между собой, оттолкнулись от стола и пошли им навстречу. Двое «масок» держались вдоль стен, перекрывая Тимофею и Сереге пути отхода. Третий, самый здоровый, наступал по центру.

Тим не отрываясь смотрел на них.

Три пары глаз тоже внимательно изучали его — три пары глаз, глядящих из-под масок, словно из прорезей оптических прицелов. Или из танковых бойниц.

К черту!.. Тим сказал себе: «Надо постараться все сделать так, как учил когда-то Миша Кун-Фу». Вдох… выдох. Вдох… выдох. «Они — лишь кучи прошлогоднего собачьего дерьма». Вдох… выдох. «Они — лишь тренажеры для отработки ударов, ходячие макивары». Вдох… выдох. «Справиться с ними будет несложно, но не это для меня главное — ведь таких засранцев я обычно раскидываю целыми пачками». Вдох… выдох. «Главное для меня — не просто выиграть, а продемонстрировать искусство боя» (какая чушь, Господи). Вдох…

Один из «черных масок» высоко подпрыгнул и выбросил вперед ногу в грубом тяжелом ботинке. В момент прыжка он находился за добрых пять метров от Тима, и Тим не ожидал, что этот акробат когда-нибудь долетит до него. Однако он здорово ошибался. Тимофей не успел поставить даже простейший блок — подошва ботинка чиркнула по уху, а потом последовал сильнейший удар в бок.

Первые несколько секунд казалось, что на ухо плеснули кипяток, а в бок всадили вилы — по самую рукоятку. Тим судорожно перевел дыхание, чувствуя, как ребра после удара медленно расправляются под кожей, словно примятая трава. И тут он увидел, что его противник нападает снова.

Тихо зашуршала одежда. «Маска» снова подпрыгнул и попытался в полете выполнить «ножницы», чтобы вырубить Тимофея окончательно. Но на этот раз Тим успел наклониться. Стремительная тень на долю секунды накрыла его, донеслось тяжелое дыхание противника. «Лети, лети, сокол ясный…» Тим стремительно выпрямился, развернулся и наугад ткнул кулаком.

Он, без сомнения, попал. Но куда — неизвестно, потому что в ту же секунду перед глазами полыхнула яркая красная вспышка. Тим закрыл лицо руками и отступил назад… «Маска» тоже бил наугад, скользящим, однако его кулак задел по носу, а нос — это слабое место Тимофея.

Ему хотелось плакать от боли. А еще от злости и обиды. Огромной обиды, какую может вызвать только болючий-преболючий удар по носу и которая гораздо больше, чем может вместить в себя худое мальчишеское тело.

Коз-з-з-з-зел!

Тим открыл глаза. Он почему-то сидел на полу, приперевшись спиной к стене. Автоматическим движением провел пальцем под носом. Крови не было. Неплохо… Между столом и ближайшим оконным проемом шла потасовка — там трое «масок» били Серегу Светлова. Били молча, упорно. Слышались лишь звуки ударов («бамц», «бум», «кргх») и тяжелое сопение противников. Серега, согнувшись в три погибели, прикрывал лицо и живот. Он уже не отвечал на удары. Он только защищался.

— Э-эй! — закричал Тим.

Тим и сам не знал, что хотел сказать этим «э-эй!» — то ли просто отвлечь «масок», то ли намекнуть им, что он, Тимофей Медведев, пока еще жив. Он поднялся, придерживаясь за стену (голова почему-то здорово кружилась), и, шатаясь, пошел вперед.

Вдох… выдох. Вдох… выдох. «Они — лишь кучи прошлогоднего собачьего дерьма». Вдох… выдох.

— П-пацаны, — сказал Тим, запинаясь. — Нехорошо…

На него удивленно посмотрели. «Центровой», который самый здоровый, отлепился от Сереги и быстрым шагом направился к Тимофею. Сердитый такой, пыхтящий. Деловой. Тим мысленно прикинул расстояние между ними и торопливо, скороговоркой, крикнул:

— Ходячая макивара!..

Словно хотел убедить в этом кого-то.

«Центровой» вряд ли понял, о чем это он. Приблизившись к Тимофею на расстояние вытянутой руки, парень в маске сделал резкий выпад. Тим наклонился. Кулак просвистел где-то рядом, и «центровой» на какое-то мгновение оказался в позе рабочего с молотом со знаменитой скульптуры «Рабочий и колхозница». Если бы Тим не врезал ему по ноге, тот благополучно вернулся бы в исходное положение и снова принялся бы за свое… Но Тим врезал. И «центровой» полетел по дугообразной траектории вслед за своим кулаком — пока не врезался в пол, как подбитый самолет.

Тим, не оглядываясь на него, устремился вперед, к Сереге.

— Серега-а-а?!

«Маски» удивленно оглянулись на него: «Ты еще жив?» Тим увидел Серегины глаза, сверкающие между сведенных в блоке локтей.

— Серый!.. Aп!

Серега все понял. Он воспользовался секундным замешательством противника и ударил локтем по чьей-то скуле. Послышался сухой, немузыкальный звук. «Маска» взвыл от боли и, схватившись за челюсть, присел на корточки. Серега тут же провел серию ударов, заставив отступить на несколько шагов второго «маску».

Сейчас… сейчас!.. Тим приблизился к этому второму «маске» настолько, что мог бы достать его в прыжке. Была не была… Тим подпрыгнул и вдруг почувствовал, что мир перед его глазами переворачивается с ног на голову. Один раз, второй. Перед глазами мелькнула черная трикотажная рожа «центрового». Б-а-а-ах!!! Сделав сальто в два с половиной оборота, Тим упал на пол и, продолжая по инерции скользить, врезался в ножку стола — того самого стола, от которого они начали сегодняшнюю игру.

Его тут же схватили за майку, снова подняли на воздух и хорошенько встряхнули.

— Еще дышишь?

Это был тот самый бугай, «центровой». Успел подняться-таки… Тим пошевелил разбитыми губами, но ничего членораздельного ему не сказал.

Его, словно щенка, швырнули в угол. Спустя секунду рядом приземлился Серега. Трое «черных масок» стояли над ними, широко расставив ноги. Один из них продолжал держаться за челюсть. Отогнув край маски, он сплюнул Тимофею на штанину.

— Дерьмо, — сказал «маска». — Выродки. Насекомые…

«Кажется, мы вчистую продулись, — подумал Тим. — Может, оно и к лучшему?.. Поболит-поболит и перестанет. Зато избавились от визита к „кобольду“.

— Уроды… Козлопасы…

Раненный в челюсть «маска» продолжал размеренно выплевывать ругательства. Похоже, он специально заводил себя, перед тем как обрушить на мальчишек заключительный залп ударов.

Серега больше не был похож на Джеки Чана в молодости. Его настолько ошарашило откровенно неудачное начало игры, что он готов был ущипнуть себя, чтобы проснуться, — только это было бы уже лишним. Над Серегой и так достаточно потрудились, чтобы вернуть его к действительности.

— Сукины сыны… Цыплячьи потроха…

Вдруг Тим почувствовал, как его тело содрогнулось, словно от прикосновения холодной стали.

«… Дохлые крысята! Цыплячьи потроха!»

От кого Тим уже слышал эти слова? Миша Кун-Фу. Так он ругался на мальчишек, когда хотел, чтобы они достали в прыжке пальцами ноги отметку на высоте в полтора метра и выше.

«…Не допрыгнешь — я тебя наизнанку выверну!..»

О, как они с Серегой тогда выкладывались!..

И сейчас Тим вдруг вспомнил то состояние, когда он НЕ МОГ НЕ СДЕЛАТЬ того, что от него требуется, когда допрыгнуть до двенадцатого этажа казалось значительно проще, чем ослушаться и не прыгать. Мастера саенара-джитсу называют это памятью тела.

Тимофею показалось, что вдалеке, за спинами «масок», замаячил танцующий силуэт сэнсэя Такэнаучи.

И все встало на свои места. Два слова, совершенно не похожие на волшебное заклинание, открыли неведомые клапана, за которыми таилась сокрушительная энергия.

Тим молниеносным движением вскочил на ноги, даже не успев удивиться, откуда у него взялись силы. Рядом, словно ванька-встанька, возник Серега. Волосы его встали дыбом, глаза были бешеные. Тим выглядел не менее эффектно.

«Маска» застыл с открытым ртом, почуяв что-то неладное, — будто он оказался перед горловиной пылающей доменной печи.

— Продолжай, — тихо ему сказал Серега.

Гробовое молчание, Серега не стал его нарушать и, крутнувшись на месте, влепил дуговой удар пяткой — «ура-маваси» (хорошее все-таки название, черт возьми!). Фигура парня в маске стала какой-то вогнутой, похожей на раздуваемый ветром парус. Серега повторил удар. В ту же секунду «парус» улетел чуть ли не к противоположной стенке.

«Маски» удивленно проследили за полетом своего товарища. Когда же они снова обернулись, то увидели, что Тим и Серега со всех ног бегут к западному выходу.

— Стоя-а-а-а-ать! — заорали «маски».

— Киа-а-а-а-ай! — заорал им в ответ Тим и на прощание двинул «центровому» ногой в ухо.

«Центровой» бухнулся на четвереньки и очумело замотал головой. Западная дверь тихо открылась, и, как только Серега с Тимофеем пересекли ее порог, можно было считать, что первое испытание они преодолели.

Только первое. Сколько же их еще впереди?

Глава 26

— К чертовой бабушке, — сказал Тим и, взяв Серегу за запястье, глянул на часы. — Половина одиннадцатого. Если и дальше продвигаться такими темпами, то на крыше мы окажемся не раньше завтрашнего вечера.

Они на минуту остановились отдышаться. Дверь в круглую залу закрылась за ними, сейчас они находились в самом начале зеркального коридора. Вдалеке виднелся плакат с Мадонной, целующейся на тротуаре с мужчиной в сером мешковатом костюме. На Мадонне костюма не было.

— Ничего. Дальше веселее пойдет. Вот увидишь. — Серега вытер пот со лба. — А все-таки классно я его убрал, скажи?

— Замечательно убрал, — согласился Тим.

— Впереди нас еще ждет «Дед Мороз». Что с ним будем делать?

— Ну его… Времени жалко,

— Хочется еще кого-нибудь убрать, — сказал Серега, махая кулаками. — Удержу просто нет.

— Потерпи. Скоро тебе дадут оторваться на всю ивановскую.

Легкой трусцой они побежали по коридору. Короткие тени путались у них под ногами, словно злые сказочные уродцы. Они приблизились к середине коридора, где в прошлый раз обнаружился замаскированный проем — обиталище «Деда Мороза». И Тимофей прибавил скорости.

— Серега, не отставай… — сказал он негромко.

Сереги рядом не оказалось.

Тим быстро обернулся. О, Господи!.. Этот придурок специально затормозил!

И обещанный сюрприз не заставил себя ждать. Огромный кусок абсолютно гладкой стены вдруг провалился вниз, а из него показалась фигура в яркой картонной маске… Серега стоял в стойке «хангецу», прижав локти к бокам и расставив ноги, и с идиотской улыбкой смотрел на все это.

Тим пробормотал себе под нос что-то непечатное и бросился на выручку.

Однако беспокоился он зря. «Дед Мороз» не успел даже толком повыпендриваться, как Серега молниеносным ударом в переносицу задвинул его обратно в стенной проем.

— Кргхх!! — донеслось мгновение спустя откуда-то снизу.

— Работает! — в полном восторге крикнул Серега и с удивлением посмотрел на свои руки. — Я так и думал — работает!

* * *

Тим ни разу не видел людей, которым удалось сказочно разбогатеть за считанные минуты. Не водилось таких людей на Газопроводе — и ничего тут не поделаешь. Однако детально представить себе их поведение Тимофей уже мог. Честное слово — мог. Потому что такие счастливчики наверняка вели себя точь-в-точь как Серега Светлов, который вдруг почувствовал в себе несокрушимое здоровье («Здоровье — наше богатство» — помните?) и необыкновенные бойцовские качества.

Ведь еще вчера он был просто мальчиком — одним среди множества московских мальчиков, которые втихаря думают, будто они чем-то похожи на Брюса Ли или Джеки Чана, и, оставшись дома одни, иногда становятся перед зеркалом в прихожей, напрягают цыплячьи бицепсы и корчат зверские рожи. Но это было вчера. А сегодня Серега собственноручно уложил двух парней, каждый из которых был старше его на год или даже на два года… Девчонкам этого никогда не понять, не-ет. Впрочем, если какая-то девчонка однажды ложилась вечером спать последней уродиной в классе, а просыпалась наутро в образе Изабель Аджани — вот эта девчонка поймет. Наверное.

Миша Кун-Фу, если бы он не сгинул в ненасытной утробе московского синдиката киллеров или не пропал где-то в горах Кавказа, — он наверняка порадовался бы успеху своих учеников. И наверняка разъяснил бы Сереге и Тимофею, что никакого чуда здесь нет.

«Все очень просто, крысята вы мои дохлые…»

Потому что точка «ки» — это источник вселенской энергии, своего рода электронная карточка, которая делает своего обладателя абонентом сверхмощной трансгалактической энергетической сети.

«Сколько раз вам говорил — ищите точку „ки“, олухи!»

* * *

Серега хищной рысцой подбежал к плакату с Мадонной и с грохотом опустил кулак на ее партнера в мешковатом костюме.

— Осторожнее, — сказал Тим. — Сломаешь еще что-нибудь, заблокируешь — будем неделю тут куковать, пока выпустят.

— Не трепещи, — небрежно ответил Серега, поглядывая на дверь.

Внутри что-то стукнуло. Плакат затрещал, выгнулся и вдруг разорвался по вертикальной оси на две аккуратные половинки. Левая половинка с Мадонной отъехала в сторону, а правая, с мужиком, осталась на месте.

— Вот как он все придумал, — усмехнулся Серега. — За чистоту нравов, значит…

За дверью царила кромешная тьма. Не успели мальчишки перешагнуть порог комнаты, как свет в зеркальном коридоре стал постепенно меркнуть.

— Поторапливайся, — сказал Серега, подталкивая Тимофея. — Нужно рубильник искать.

Тим захлопал руками по кирпичной стене, представляя, что будет, если Ростик, желая пошутить, оставил здесь оголенный провод. Кстати, он вполне мог подвести его и к ручке рубильника, не так ли?

— Давай я!.. — Серега стал отпихивать Тимофея в сторону, пробиваясь вперед.

В этот миг Тим нащупал прохладную металлическую ручку с круглым набалдашником на конце. Он потянул ее на себя. Щелк!..

— Почему нет света? — спросил Тимофей.

—Надо еще выключатели искать.

—Тогда идем искать.

—А почему ты шепотом говоришь?

— Я не говорю шепотом. Откуда ты взял?

— Слышу. И потому хочу сказать тебе — разговаривай нормально.

— Да пошел ты знаешь куда? Сам сначала научись нормально разговаривать!

— Ладно, ладно…

— Что ладно-то?

Все это время Тим с Серегой на ощупь пробирались вперед. Их руки шарили по сторонам, пытаясь нащупать стены.

— Ну и тьмина! Как в подземелье, — сказал Тим.

— Здесь окон нет, — ответил ему Серега.

— На кой черт было строить комнату без окон?..

— Стоп, — произнес вдруг Серега. — Кажется, нашел.

Тим и в самом деле увидел вспышку света. Только это было не электричество. Это были искры, брызнувшие из Серегиных глаз.

— Ты где, козел?! А ну покажись! — заревел Серега, тыча кулаками в темноту так, что даже до Тимофея долетали порывы ветра.

В комнате кто-то был. Кто-то ударил Серегу.

Какая-то сволочь пряталась в этой темноте.

Кргх! Снова вспышка!.. На это раз досталось Тимофею. Он успел заметить тень, метнувшуюся от него прочь, однако достать ее рукой уже не смог.

— Гады! Так нечестно! — взвыл Тим.

Он чувствовал, что подбитый глаз наверняка скоро распухнет. Теперь поисками выключателя была занята лишь одна рука, другую руку он держал на уровне лица, защищаясь от возможного нападения. Но — увы! Пока что Тим не нашел даже стены, на которой мог находиться этот чертов выключатель.

— Ты как там? — спросил он Серегу.

Серега долго не отвечал. Тим даже не на шутку забеспокоился… Лишь глухая темнота кругом. И — глухая тишина.

— Серый?

Вдруг где-то рядом послышалось шипение. Тим дернулся и отпрыгнул в сторону.

— Тш-ш-ш-ш-ш-ш!.. Чего распрыгался? — сердитым голосом прошептал Серега.

— Чего-чего! Почему ты шипишь? И почему шепчешься, как на уроке?

— Дурак! Они же нас по голосам вычисляют!.. — продолжал остервенело шептать Серега.

Раздался частый стук. Видимо, это Серега стучал себе по голове, желая показать, какой Тимофей дурак. Потом снова все погрузилось в тишину.

БАМЦ! БАМЦ!

Тим получил два торопливых удара в челюсть, однако на этот раз подлому врагу не удалось уйти безнаказанным. Тим не стал тратить время на широкий замах и сразу ткнул кулаком в темноту перед собой. Кулак попал во что-то мягкое и мокрое (может, глаз?.. Ха-ха, тогда в расчете!), но тут же Тим снова почувствовал на себе чей-то предательский удар из темноты…

Драка становилась нешуточной. Тим уже не тратил силы на восклицания и ругательства — не до того было. Он махал кулаками, не переставая, и на него в ответ сыпался целый град предательских ударов. И с каждой секундой этот предательский град, казалось, становится все гуще и обильнее.

— Серега! — не выдержал наконец Тим. — Их тут много! Они ведут нечестную игру! Мы так не договаривались!..

Удары моментально прекратились.

— Что?.. — Голос друга раздался совсем рядом. — Что ты сказал?!

— Их много… — неуверенно произнес Тимофей.

Кажется, он начал смутно догадываться о подлой проделке хозяина «Дома Ашеров».

И тут вспыхнул свет. После глухой темноты он показался таким ярким и громким (даже оглушительным!), что Тим зажмурился и долго не мог открыть глаза — несмотря на нешуточную опасность, угрожающую отовсюду.

Потом он открыл глаза и увидел Серегу. Тот тоже стоял и жмурился. И смотрел на него. Серегино лицо было помятым и каким-то… не таким. Впрочем, Тимофей выглядел, наверное, не лучше — потому что Серега странно так заулыбался. И тут они оба окончательно поняли, в чем дело.

— Болван, — первым сказал Серега.

— Это ты болван, — ловко парировал Тим.

— Нет, — стоял на своем Серега. — Если кто из нас и болван, так это ты. Потому что ты первый начал драться со мной.

— Нет, — сказал Тим. — Ты сам болван. Потому что ты молча ко мне подкрался. Ты соображал хоть, что ты делаешь?

— Да, соображал, — признался Серега. — И поэтому я не болван. А ты — болван.

— Дурак.

— Сам дурак!..

Потом они осмотрелись и увидели, что находятся в огромной и пустой комнате — если не считать простого школьного стола и портативного компьютера-notebook на нем.

— А где эти три смежные комнаты, о которых ты мне рассказывал? — спросил Тим.

— Не знаю, — сказал Серега, удивленно оглядываясь. — Может, я тогда входил через другие двери?

— Может, мы с тобой просто зашли в другой дом? — в тон ему спросил Тимофей.

Комната была сверху донизу заклеена белыми обоями и чем-то походила на студию фотографа-авангардиста.

— Не авангардиста, а порнографиста, — уточнил Серега.

— Наверное, здесь просто сломали перегородки, — сказал Тим. — Или, возможно, перегородки, которые ты видел в прошлый раз, были ненастоящими — как в западных офисах, видел?

— Видел, — проворчал Серега. — Что дальше будем делать?

Он стоял в противоположном конце комнаты и с остервенением пинал ногами дверь.

— Закрыто, — сказал Серега. — Вот блин.

— А ты думал.

— Ничего, через минуту здесь станет черным-черно от «черных масок», — бодро сказал Серега. — Они через стены начнут ломиться. Стены наверняка тоже фальшивые.

— Не думаю, — сказал Тим, внимательно разглядывая компьютер.

— Что ты не думаешь?

— Не думаю, что к нам кто-то станет ломиться. По крайней мере не сейчас… Посмотри-ка.

Тим показал на экран компьютера. В нижнем углу была пришлепнута наклейка: кружок с равнобедренным треугольником внутри.

— Ну и что? — не понял Серега. — Мы по геометрии это еще не проходили.

— Такой значок ставят на магнитофонах напротив клавиши воспроизведения, — объяснил Тим. — Это можно перевести как «включи меня».

— «Алиса в стране чудес», — кивнул Серега. — Это я знаю. Проходил.

Тим пошарил по корпусу компьютера в поисках сетевой кнопки. Наконец раздался щелчок, компьютер загудел, а на экране появилась светлая полоска, похожая на зажмуренный глаз. «Глаз» несколько раз моргнул и засветился ярким голубым светом.

— Ерунда, — хмыкнул Серега. — Такой фокус и я могу проделать. А вот что дальше?

— Подожди…

Тим пробежался курсором по списку файлов и субдиректорий. Ага… Файл «BOYTSY». «Бойцы» — надо понимать. Это, значит, для них. Тим нервно усмехнулся и нажал клавишу обзора.

— Что это такое? — Серега придвинулся поближе и уставился на экран.

— Послание.

Вот что они там прочитали:


« Орлы! Орлы, честное пионерское!

Особенно приятно было наблюдать, как вы метелите друг друга в темноте. Я понимаю, конечно, что вы оба болваны, но помочь в вашем споре и выявить, кто из вас БОЛЬШИЙ болван, не могу. Дальнейшая игра, думаю, покажет.

А теперь — не хотите ли поработать мозгами? У меня есть кое-что специально для вашего уровня развития… «Алису в стране чудес», говорите, проходили? А «Алису в Зазеркалье»?.. Надеюсь, тоже. В таком случае вот мой вопрос:


КАК ЗВУЧАЛИ БЫ ВАШИ ИМЕНА В ЗАЗЕРКАЛЬЕ?

Все понятно?

Воспитанники спецшкол для «трудных» детей отвечают на этот вопрос за пять минут. Я даю вам десять минут. Ответ занесите в компьютер, в этот же файл. О дальнейших действиях сообщу позже».


Тим с Серегой раз за разом перечитывали написанное. Вопросов в этой записке оказалось гораздо больше, чем могло показаться на первый взгляд.

— Это Ростик, — нарушил наконец молчание Серега. — Только он может так по-дурацки разговаривать. Но… — Он вдруг обескураженно завертел головой. — Но откуда этот придурок знает про все наши дела: про споры, про драку в темноте?.. Мы сами ни черта не видели, а он — видел!

— Я ведь говорил тебе уже, — произнес Тим, — что Ростик будет следить за каждым нашим шагом. Здесь установлены системы наблюдения, как в супермаркетах — видел, наверное? Видеокамеры записывают изображение и звук. Очень просто.

— Камеры — это любому дураку понятно, — с досадой протянул Серега. — Но откуда все это знает компьютер?

Словно реагируя на его слова, экран компьютера мигнул, и вдруг Тим с Серегой увидели, как на нем появляются буквы — одна за другой, словно какой-то невидимка уселся за клавиши.


«А времени вам не жалко, орлы?.. Вспомните про шляпника и мартовского зайца».


И тут же на экране возникло изображение песочных часов. Песку в верхней части осталось не так уж и много.

Серега застыл с открытым ртом.

— Он… он САМ?! — прошептал он, показывая рукой на компьютер.

Да, выглядело и в самом деле эффектно. В глазах Сереги появился какой-то священный ужас.

— Успокойся, — сказал ему Тим. — Ничего необъяснимого здесь нет. Техника, техника, и ничего кроме техники…

Он наклонился и глянул на заднюю панель компьютера. Кроме шнура, оканчивающегося обычной электрической вилкой, он обнаружил там толстый серый провод с широким разъемом.

— Видел рекламу в «Час пик»? — спросил Тим, показывая на провод.

— Какую рекламу?

Серега с опаской глянул туда, куда показал ему Тимофей.

— «Фирма „Альбатрос“ — лучшее сетевое оборудование для офисов». Заставка там еще была, мультик: два компьютера в любви признаются друг другу. По сетевым кабелям.

— Ну и что? — Серега начал нервничать.

— А ничего, — сказал Тим. — Вот это — тоже сетевой кабель. По нему можно качать информацию с одного компьютера на другой. Сейчас, к примеру, Ростик сидит в какой-нибудь комнате за своим компьютером, стучит по клавишам, а текст появляется на нашем экране. Врубился теперь?..

Серега врубился. Или по крайней мере сделал вид, что врубился.

— Ладно, — сказал Тим. — Пора отвечать на вопрос. Времени у нас почти не осталось.

— Вопрос? Так это же элементарно! — вдруг ожил Серега. — Любой дурак поймет, в чем здесь дело… Я книжку читал, называется «Королевство кривых зеркал». Так там школьница Оля попала в это самое королевство. И у нее двойник появился по имени Яло. Ага?..

Серега засуетился возле компьютера.

— Ну?.. Как там нужно делать? — подгонял он Тимофея. — Давай скорее!

Тим включил режим редактирования.

— Диктуй, — сказал он Сереге. — Сначала твое имя.

— А… г… е… р… е… с… — продиктовал Серега по буквам. — «Агерес». Красиво звучит, елки-моталки!..

Потом Тим быстро набрал зеркальный вариант своего имени: «Мит». Он уже не стал писать полное имя, потому что времени не оставалось. Песок в песочных часах практически закончился.

Но только он набрал последнюю букву, как компьютер издал тонкий раздраженный писк, и текст, набранный Тимофеем, исчез. На его месте начали неторопливо выскакивать буквы нового послания Ростика.

— Эй, ты! В чем дело? — с вызовом обратился Серега к компьютеру.


«Болваны. Меня интересует не Королевство кривых зеркал, а Зазеркалье. Ответ неправильный».


— Чего это он выступает?.. Все правильно, не надо заливать!.. Сам ни фига не знает! — Серега запыхтел, переполненный чувством справедливого гнева.

— Не знаю… — задумчиво произнес Тим. Однако минуту назад он был уверен, что ответ они нашли правильный, ЕДИНСТВЕННО ВОЗМОЖНЫЙ ОТВЕТ. Или все-таки нет?

— Что же теперь будем делать? — спросил он.

— Сейчас наш шулер по-новому раскинет колоду, — проворчал Серега, с недоверием поглядывая на экран компьютера. — Письмецо нам свое тиснет — и тогда увидим…

Потом он еще раз прошелся к двери и проверил, не разблокировалась ли она. Нет, не разблокировалась.

— Сейчас «черные маски» вломятся, вот увидишь, — сказал он, меряя комнату шагами. — Целая дивизия. Ха-ха. Только мало им не покажется. Не-ет… Вот увидишь.

Но целая дивизия «черных масок», видно, задержалась в пути.

— Я долго буду ждать? — заорал Серега, встав посреди комнаты и уперев руки в бока.

В этот момент над их головами что-то громко треснуло. Посыпалась штукатурка.

Тим с Серегой, как по команде, задрали головы и увидели, что обои вверху как-то странно топорщатся и болтаются, словно они стали великоваты для этой комнаты… Точно. Наташка Решетникова как-то заявилась в школу в маминых колготах — эффект примерно тот же.

КР-Р-Р-Р-РАК! Широкая полоса белой бумаги на их глазах сморщилась в гармошку, с треском отлипая от стены.

КР-Р-Р-РАК!..

КР-Р-Р-РАК!..

— Серега, — тихо произнес Тимофей, — кажется, я понял, в чем дело.

— А?.. — Серега продолжал не отрываясь наблюдать за странной метаморфозой.

— Потолок опускается, Серега.

— Потолок? — удивился он. — Почему именно потолок?

Было похоже, что, если бы начал подниматься пол, Серега счел бы это нормальным.

— Потому что потолок, елки-палки!.. Сейчас нас раздавит!..

Глава 27

Огромное потолочное перекрытие медленно сползало вниз, сминая и разрывая обои на своем пути. Оно двигалось маленькими, короткими рывками, покрывая за один рывок сантиметра три, не больше. И тем не менее оно двигалось. И лохмотья бумаги на его краях медленно шевелились при каждом движении, словно хищные щупальца…

Серега, задрав голову, смотрел на все это и соображал.

— Эй! — наконец крикнул он в потолок. — Что за ерунда!.. Такого уговора не было!

Под потолком что-то ярко вспыхнуло. Раздалось шипение, громкий треск, на голову Сереге посыпались яркие фиолетовые искры и стеклянные осколки плафонов.

— Отойди! — крикнул ему Тимофей.

Видно, порвалась электропроводка. Свет пропал. Единственным источником освещения остался голубой компьютерный экран. Тим обернулся к нему и обнаружил, что там успела появиться новая надпись:


«У вас есть еще немного времени, чтобы правильно ответить на вопрос. Желания, надеюсь, не занимать? Через четырнадцать с половиной минут перекрытие опустится до метровой отметки и компьютер выйдет из строя. Тогда вам можно будет уже не беспокоиться».


— Бли-ин… — присвистнул Серега, замерев на месте. — Этот Ростик свихнутый, да? Он серьезно собирается нас здесь прихлопнуть, как тараканов, да?

— Вот именно, — сказал Тим. — Как тараканов…

Он снова включил режим редактирования и лихорадочно застучал по клавишам. На экране появилось:


«ПОДСКАЗКА! Нужна подсказка!!!»


— Фиг там, — потерянным голосом пробормотал Серега.

— Не даст он нам никакой подсказки. Небось сидит себе там и посмеивается…

Серега, пригнув голову, глянул вверх, где в кромешной темноте к ним хищно и неотвратимо подкрадывалось потолочное перекрытие, и вдруг закричал:

— Подсказку давай, придурок?!

Некоторое время компьютер молчал, словно наслаждаясь их паникой. Потом выдал:


«ПРЫНФЯЧФЯ!!!»


— «Прын»… Что?! Он еще ругается?! — выдохнул Серега. — Эта скотина еще…

— Тихо! — закричал Тим. — Не мешай!

Серега умолк и, пригнувшись, снова принялся нервно мерить комнату шагами. Тимофей несколько мгновений молча изучал надпись на экране, будто пытаясь загипнотизировать компьютер, который с полным безразличием продолжал негромко гудеть. А потолок продолжал себе потихоньку опускаться, осыпая плечи мальчишек мелкой цементной пылью.

«Прынфячфя»… «Прынфячфя»… Что это может означать? — соображал Тим. — Ругательство? Наверняка Ростик мог загнуть что-нибудь покруче. И подоходчивее. Большой мальчик уже. Да и какой смысл ругаться, если тот, кого ты хочешь обругать, ни бельмеса не понимает?.. Нет. Не то».

Тим перевел взгляд выше и снова глянул на свое воззвание. «Подсказка!!!» Какой же все-таки козел этот Ростик. Ох, козел… К тому же еще больной. Больной козел.

И вдруг Тимофей что-то заметил. Сначала даже не поверил: уж слишком простым оказалось это «что-то»… И все-таки!

— Карандаш или ручка есть? — спросил он охрипшим голосом.

Серега остановился.

— Нет, — подумав, сказал он.

И зашагал снова.

Тим с грохотом рванул на себя ящик стола и запустил туда руку. Пусто, черт возьми! Он ожесточенно захлопал себя по карманам — хотя точно знал, что там ничего пишущего быть не может… Ключи. Деньги. Спички. Грязный платок… Стоп!

Зачем ему нужна ручка, если есть компьютер?!

Тим забарабанил по клавишам.

— Что ты делаешь? — раздался из темноты Серегин голос.

— Думаю, — сказал Тим.

— О чем ты еще можешь думать?

Тим не ответил. Он продолжал с остервенением стучать пальцами по клавиатуре, Серега не выдержал, подошел нему и заглянул через плечо на экран.

— Ты сдвинулся, — констатировал он спокойным голосом. — Зачем тебе алфавит?

— Затем, чтобы нас с тобой не раздавило, как тараканов.

Потолок успел благополучно преодолеть треть расстояния, отделяющего его от пола. Голоса мальчишек звучали глухо, безжизненно, плоско; казалось, будто они разговаривают под одеялом. Было жарко и очень душно.

Наконец Тим сумел выстроить в два длинных ряда буквы алфавита:


А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П

Я Ю Э Ь Ы Ъ Щ Ш Ч Ц Х Ф У Т С Р


Ладони его взмокли, пальцы дрожали. Он знал, что эта попытка — последняя. Если он не угадает, то им с Серегой предстоит выяснить: Ростик и в самом деле больной и собирается сделать из них гербарий — или он просто пугает их?

— А теперь помоги мне, — сказал Тим, стараясь сохранять спокойствие. — Я должен буду считать буквы в алфавите.

— Заче-ем? — просипел Серега.

— Само слово «прынфячфя», наверное, и является подсказкой, — терпеливо объяснил Тимофей. — Оно именно так и переводится: «подсказка». Здесь последняя и четвертая с конца буквы одинаковые — это буква «А». И в слове «прынфячфя» они тоже одинаковые — это буква «Я»… «А» и «Я». Врубаешься? «Я» — это зазеркальное «А». Они находятся на противоположных концах алфавита!

— А-а-а!.. — протянул Серега и почесал за ухом.

И вдруг заорал на Тимофея:

— Так что ты тогда стоишь?! Скорее пиши ответ!

— Ответ надо еще найти, — сказал Тим и вытер пот со лба. — Теперь называй мне наши имена по буквам — я буду искать их зазеркальных двойников. Если буква «Т» — четырнадцатая с конца алфавита, мы должны будем подставить на ее место букву, которая стоит четырнадцатой с начала — и так далее… Поехали!

И работа пошла. Поехала. Имя ТИМ в Зазеркалье зазвучало как МЦТ. Серега не удержался и съязвил, что оно напоминает ему название какого-то чистящего средства. Однако слово СЕРЕГА в зеркальном переводе обратилось в нечто совершенно запредельное: НЪОЬЪХ. Когда Серега попытался произнести его вслух, у него получилась какая-то отрыжка.

— Если этот чертов потолок все-таки опустится на нас, из меня вылетит точно такой звук, — мрачно заключил он.

Тем временем мальчишкам уже приходилось стоять, согнувшись в три погибели. Передвижная потолочная балка нависла над самым столом, и Тим осторожно переставил компьютер на пол, чтобы его не раздавило в самый последний момент. Он отстучал ответ. И с нетерпением ждал реакции.

Потолок, однако, продолжал опускаться.

— Отойди! — крикнул Серега и оттащил Тима в сторону от стола. В этот момент перекрытие с хрустом опустилось на столешницу. По ушам резанул пронзительный скрежет — это корежились и ломались металлические стойки стола. На мальчишек полетели брызги из щепок и остатков железных креплений. Тим с Серегой поскорее забились в самый дальний угол.

— Ложимся!..

Вокруг что-то поминутно вспыхивало (видимо, остатки электропроводки), освещая комнату ядовито-зеленым светом. Тим распластался по полу. Он вдыхал едкую пыль и оцепенело наблюдал, как неумолимо сокращается расстояние между полом и потолком. Серега что-то кричал ему, но Тим не слышал. Он смотрел, как потолочное перекрытие буквально пожирает пространство сантиметр за сантиметром. И глаза Тимофея округлялись все больше и больше. Сейчас… Сейчас!.. Сейчас!!!

И вдруг все смолкло. Потолок застыл на месте, словно задумавшись. Потом послышалось громкое надрывное гудение. Перекрытие качнулось несколько раз, стряхивая вниз остатки пыли и штукатурки, а потом стремительно поплыло вверх.

— Есть! — хрипло прокаркал Серега.

Тим поднялся на колени и приперся к стенке. «Угадали, черт побери. Угадали. В самый последний момент».

* * *

Однако игра еще только началась.

Раздался еле слышный щелчок — и снова ожил экран компьютера (он отключился в момент, когда потолочное перекрытие крошило стол в мелкие щепки). Тим поднялся на ноги, с наслаждением расправил спину — потолок к тому времени успел стать на свое обычное место — и подошел к компьютеру.


«Как вам понравилась СОКОВЫЖИМАЛКА?

Надеюсь, игра не успела надоесть? Если все-таки успела — дайте знак. Ваши мамы будут счастливы».


Тим прочитал послание и вопросительно глянул на Серегу. Серега исподлобья смотрел на экран. Он тяжело оперся руками о колени и шумно дышал.

— Еще чего… — сказал Серега. — Да пошел он!..

— У этого человека не все дома, — сказал Тимофей. — Учти это.

— Я не собираюсь решать за тебя, Тим, — неожиданно спокойно ответил Серега. — И даю тебе самое честное благородное слово: если ты сейчас уйдешь, я тебя пойму — вот увидишь. И ты все равно останешься самым лучшим моим другом на всю жизнь.

— Да мне плевать, — как можно небрежнее сказал Тимофей. — Просто… игра ведь только началась, а мы с тобой уже мокрые как цуцики. А что нас ожидает впереди — можно представить…

— Я буду продолжать игру, — решительно произнес Серега.

Тим сплюнул под ноги; он хотел, чтобы получилось лихо, эффектно, но слюна предательски повисла на подбородке. Тимофей со злостью смахнул ее рукой.

— Тогда я тоже буду играть, — сказал он.

И только он приготовился отстучать соответствующий текст на компьютере, как на экране засветилось следующее послание:


«Я все понял. Надеюсь, ваши мамы тоже поймут. В любом случае теперь вам не мешает подкрепиться. В соседней комнате смелых и находчивых бойцов ожидает веселая ЖИЗНЬ. Приятного аппетита, орлы».


Дверь в дальнем конце комнаты тут же отъехала в сторону. Из открывшегося проема ударил яркий дневной свет, заставивший друзей крепко зажмуриться.

Спустя пять минут они давились манной кашей в следующей по маршруту комнате. Три из пяти стен здесь были, по сути, огромными — от пола до потолка — окнами.

И эти окна выходили в парк. Парк был чахлым, а манная каша — невкусной и холодной, как остывший труп. Однако здесь было светло и не так душно, как в «соковыжималке». И настроение у друзей начало потихоньку выходить из штопора.

— Каши он не жалеет, — произнес Серега с набитым ртом. — В этом доме, наверное, хранится фамильный рецепт, как сделать из обычной манки рвотное средство.

— Угу, — кивнул Тим. — И «жизнью» он ее назвал не зря. Со смыслом.

— Точно, — поддержал его Серега. — Жизнь как она есть. Особенно по утрам в начале сентября, когда еще вся первая четверть впереди, а учебному году так вообще конца-краю не видно — вот тогда каждый день такой же невкусный. Давишься, давишься — ну такая гадость! — и хочется запихнуть два пальца в рот: прощай, значит, чертова манная каша.

— Ничего, — философски сказал Тимофей. — Прожуем.

А потом они доели кашу (всю, до последней крошки), и побежали дальше, в «комнату отдыха», где их уже с нетерпением ждали пятеро качаловских «трудных» подростков в дурацких картонных масках, изображающих «хихикающих докторов» (хотя, возможно, на самом деле там был нарисован обыкновенный доктор Айболит). Тим с Се-регой отыскали на кушетке чемоданчик с «секретом». Но секрет оказался таким простым, что никакого секрета, можно сказать, и не было — комбинация насчитывала всего-навсего шесть цифр. Тим, задумавшись на полторы секунды, набрал: «20-10-14», потому что это были порядковые номера букв алфавита, из которых состояло его, Тимофея, имя.

И чемодан открылся.

Там, как и ожидалось, находилась коробка с вонючими сигарами, но Серега не стал угощать никого из «хихикающих докторов», и не потому что он очень заботился об их здоровье, а потому что, как он объяснил позже Тимофею, ему «очень уж хотелось кого-нибудь отмолотить», «Доктора» попались не слишком накачанные, к тому же они умели лишь бездумно махать кулаками в разные стороны, и Серега добился того, чего желал: он отмолотил их всех. Или почти всех. Кое-кого из «докторов» Тим просто выпихнул за пределы комнаты, после чего те по правилам игры считались «убитыми».

Все это время Тимофей смотрел на Серегу и удивлялся, как здорово стал драться его друг, а Серега смотрел на Тимофея и тоже удивлялся. И оба они решили, что все-таки не зря натерпелись страху от Миши Кун-Фу и что Миша не зря с ними возился.

Потом они попали в коридор, загнутый, словно наполовину съеденная баранка. И перед ними было несколько дверей, из которых доносились всякие ругательства и оскорбления. А еще оттуда угрожающе торчали длинные бамбуковые палки. А Тим с Серегой хорошо знали, как больно бьются бамбуковые палки, потому что Миша Кун-Фу однажды показывал им прием из японской борьбы кэмпо, в которой положено метелиться на бамбуковых палках.

Серега сказал, что он, так и быть, обошел бы этот коридор стороной и не стал бы никого трогать, но «черные маски» и «деды морозы» в ответ на его слова захохотали, словно голодные гиены. И Сереге с Тимофеем пришлось идти. Сначала было трудно и больно — но только до тех пор, пока Тимофею не удалось отобрать у одного «маски» бамбуковую палку. И теперь уже трудно и больно стало самим «маскам» и «дедам морозам».

Пустую бутылку в коридоре, которую следовало передать «бомжам», мальчишки взять не сумели, потому что в суматохе кто-то разбил ее о стену. И тогда Тим предложил перепрыгнуть потайной люк. Они пошли вперед, тыча в пол перед собой бамбуковыми палками, и в одном месте здоровенная плитка с грохотом провалилась вниз, а внизу, как и положено по сценарию, обнаружились орущие, свистящие и нецензурно выражающиеся «бомжи», которые на самом деле были качаловскими «трудными» подростками (или «хэви-подростками», как они себя сами называли).

И Серега сказал им тогда:

— Если бы у меня даже была эта бутылка, я бы вам ее ни за что не отдал.

Они не стали трогать орущих и выражающихся «бомжей» и пошли дальше, к узкой винтовой лестнице, где их ожидали «хэви-подростки» в масках с нарисованными черепами. Это была команда «веселых роджеров».

— А ну-ка скажите нам, — просипели прокуренными голосами «веселые роджеры», — в каких единицах измеряется кефаль?

Тим сначала подумал, что ребята обо что-то ударились. Потом он вспомнил одну известную песню и сказал:

— В шаландах.

«Роджеры» здорово удивились, что Тимофей такой умный, потому что сами они соображали из рук вон плохо, а все, что они умели, — так это только бездумно размахивать кулаками, сорить в автобусе шелухой подсолнечника, цеплять к юбкам одноклассниц взрывпакеты на проволочках и мучить домашних животных. Да еще задавать всякие дурацкие вопросы.

Однако дверь на второй этаж была разблокирована, и Тим с Серегой могли двигаться дальше.

Глава 28

Ростик оторвался от мониторов и обеспокоенно глянул на дверь кабинета. Ему послышался тихий, вкрадчивый звук. Тихий, как шорох слетающего с дерева листа… Грохот, ругань, дикий хохот, которые обычно издавали при своем появлении члены каюк-компании, нимало не беспокоили Ростика. За три с половиной месяца, проведенные в отцовском доме, он настолько привык к шуму, что совершенно перестал реагировать на него. Зато тишина почему-то стала его тяготить.

— Эй, кто тут? — громко крикнул Ростик.

Нет, он не боялся. Он настолько не умел бояться, что иногда даже начинал подумывать о том, чтобы научиться это делать. Однако намерения его были несерьезными… Потому что бояться Ростик все-таки умел. И первым доказательством этого было то, что он БОЯЛСЯ себе в этом признаться.

— Кому тут делать нечего?

Он с неохотой приподнялся с кресла, повисел секунду на вытянутых руках, опираясь о подлокотники, — и, спрыгнув на пол, прошел к двери.

Открыл.

Пусто…

— Придурки, — пробормотал Ростик неизвестно кому и со злостью подфутболил валяющуюся на полу обертку от шоколада.

Когда Ростик снова занял свой наблюдательный пост, взгляд его поневоле уткнулся в Самый Главный Монитор. Здесь было тихо. Подозрительно тихо. И подозрительно спокойно, Ростик нервно подвигал «мышью», метр за метром прочесывая тускло-серое пространство. Ага, все в порядке. Тот, кого он искал, сидит на своем месте. В своей вонючей конуре… Размеренное, бессознательно-вкрадчивое движение.

Ростик иногда думал: а что, если ОН заметит камеру? Что же он сделает, интересно?.. Разобьет ее к чертовой бабушке? Или постарается сделать вид, будто ничего не знает, а сам сыграет с Ростиком или его приятелями какую-нибудь злую, кровавую шутку?

ОН может. Еще как может. Однако не сделает этого — Ростик почему-то был уверен. Почему? Да хотя бы потому, что камеру ОН скорее всего заметил уже давно. Да-да. Отец предупреждал Ростика, что с НИМ лучше не играть в прятки, потому что у НЕГО — нюх. Он читает не только по глазам, как опытный психолог, и не только по внутренностям — как оракул. Он читает прямо в воздухе, как собака. Или, вернее, как антенна, которая ловит человеческие мысли так же легко, как обычный приемник Би-Би-Си и «Ностальжи». Возможно, даже в стереорежиме.

…Знакомый, родной грохот.

— Они оборзели! — Стиморол зашел в кабинет и, сорвав с головы черную трикотажную шапочку, уселся в мягкое кресло у входа.

— Кто оборзел? — сухо поинтересовался Ростик.

— Курить есть? — вместо ответа спросил Стиморол. — У Квашеного все курево кончилось, у меня — тоже. Черт-те что. Пачка прикладывал к роже лед из морозильника, так все свои сигареты залил водой, дурак. Целую пачку!

Ростик молча выдвинул ящик своего стола, где хранилась коробка дешевых сигар — специально для таких гостей, как этот. Стиморол взял сигару, неумело откусил кончик, выплюнул его на пол и торопливо закурил.

— Хорошо… — протянул он, рисуя в воздухе замок из сизо-коричневого дыма.

— Прекрасно, — согласился Ростик, не отрываясь от экранов. Затем, усмехнувшись каким-то своим мыслям, пробежался пальцами по клавишам компьютера. — Вот так, пожалуй, даже еще лучше будет.

— И все-таки они оборзели, — вспомнил вдруг Стиморол и заерзал на кресле. — Эти два бойца. Два товарища… Два оглоеда. И что это на них нашло такое?..

— Ты же давно мечтал, чтобы в твои сети заплыла не мелкая корюшка, а рыба покрупнее.

— Да, — согласился Стиморол. — Мечтал. Но что касается меня, то я уже размялся. Тот, коренастый, мне два раза по черепу съездить успел. А на втором этаже меня выперли из комнаты. «Убили» — ты представляешь, а?.. Квашеный только-только очухался — он с цепью на кого-то из бойцов кинулся, а они ему палкой бамбуковой перетянули — той самой, которую у него же и отобрали этажом ниже, — чуть пополам парня не переломили, целых полчаса встать не мог. А Пачка… — Стиморол неожиданно громко рассмеялся. — Пачка килограмм на двадцать похудел, — представляешь, а?.. Зато морда в два раза больше стала. Распухла. И рокерский шлем его не спас. И цепи не помогли. А на четвертом этаже эти оглоеды его в шкафу заперли, — представляешь, а?

Стиморол перестал смеяться так же неожиданно, как и начал.

— Короче, пора оглоедов гасить, — сказал он и глубоко затянулся.

— Так гасите, кто вам не дает? — пожал плечами Ростик.

Он с загадочной улыбкой следил за событиями, разворачивающимися на экранах мониторов, и время от времени двигал «мышью», выбирая наиболее выгодный ракурс.

— Гасить можно по-разному, — неторопливо произнес Стиморол. — Можно подкатиться компанией в пять человек… — Он выразительно глянул на Ростика. — А можно и по десять. И по двадцать.

— Ты что — правила забыл? — Ростик оторвался от экрана и с деланным удивлением воззрился на него. — Даже в самой тупой компьютерной игрушке никто не выставит против одного игрока целую армию. Кому же будет интересно в нее играть?

— Ну так их же двое. — Стиморол ослепительно улыбнулся.

— Не пудри мне мозги, — ровным голосом произнес Ростик. — Не можете одолеть двоих засранцев-семиклашек — так и скажи. Я сразу врублю туш на полную катушку и торжественно вручу им «харли-дэвидсон».

— Ты что — дурной? — Стиморол даже привстал. — «Харли» — этим упырям?..

Ростик засмеялся.

— Это ты дурной, Стиморол, — сказал он, — раз поверил.

— Ты так больше не шути. Скажешь тоже… Да они сегодня словно с цепи сорвались! — Стиморол со злостью выплюнул окурок за дверь. — Словно у них по две лишние ноги выросло.

— Руки, видно, тоже лишние выросли?..

— И руки!.. И еще черт знает что! Их кто-то натаскал, я точно тебе говорю! Какой-нибудь дзюдоист или самбист. Или даже каратист… Вот Квашеный — он же грамотно удар держит, я тебе отвечаю! — а они его сегодня как щенка отметелили. А я?.. Ты же меня знаешь! Меня в Качалове пальцем тронуть боялись, да ты что-о! И вдруг этот Тимофей, или как там его, в круглой зале поймал меня на кулак так, что до сих пор в ухе стреляет… Ты представляешь, а? Ну а эти тридцать качаловских уродов, которые сегодня приперлись, — о них вообще разговору быть не может. Они только и умеют «стенка на стенку», где спрятаться за кем-то можно, а сейчас — ты посмотри на экран! — они летают там, как теннисные мячики!..

— Летать тоже полезно… — медленно произнес Ростик, выстукивая что-то на клавишах компьютера.

— Нет, — сказал Стиморол. И еще раз повторил: — Нет, Ростик. У этих двоих бойцов определенный зашкал случился. И если они сами не утихомирятся и не сдадутся — пацаны здорово обидятся на них. И соберутся вместе где-нибудь на четвертом этаже, и тогда…

— Тогда я урою вас всех. — Ростик резко обернулся. Лицо его было искажено злостью. — В братской могиле. Ты понял?

— По-онял… — Стиморол невольно вжался в кресло.

— А раз понял, так вали отсюда.

— Я… это… — замялся Стиморол. — Пацаны курева просили принести.

— Бери. — Ростик, не оборачиваясь, выдвинул ящик стола с сигарами. — Забирай все.

— Да нам-то нужно всего…

— Вас на два раза затянуться осталось — ты это хочешь сказать?

Стиморол нервно хихикнул.

— Они уже перешли на четвертый этаж, — произнес Ростик, показывая на экран монитора. — Так что пошевеливай поршнями. А то не угонишься потом за своей крупной рыбой.

* * *

Ростик с отрешенным видом наблюдал, как парочка «веселых роджеров» о чем-то спрашивает Тимофея с Серегой. «Опять что-нибудь о Казанском вокзале или вишнях в саду у дяди Вани», — подумал он. Подвигав «мышью», Ростик поближе взглянул на маску «роджера». Даже через картон было видно, какая тупая рожа у этого парня.

И все-таки сегодняшняя игра пока что удается на славу. Ни разу еще в этом сезоне не было такой напряженной игры. Да и вообще… Нигде и никогда еще не было ТАКОЙ игры. Такой игры, какую придумал он, Ростислав Зельнов. «Гладиаторы», «Брэйн-ринг», «Поле чудес», футбол, хоккей, теннис, даже лучшие компьютерные хиты… Все это мура. Пресная каша на тухлой воде. Еще никому не удавалось влезть внутрь компьютерного экрана, в это полное приключений (опасных приключений!) «Зазеркалье». Никому. А вот он, Ростик, смог. Теперь он сам — и сэр Грэхем из королевства Давентри, и Ворошилов, и Якубовский, и Мостовой, и Грецки, и Беккер — все вместе! И даже больше! Больше! Он сам!.. И никаких тебе посредников.

Ростик давно подозревал, что он гениальный мальчик. Только никому об этом не говорил. Да и зачем? Зачем напрягаться и доказывать всему миру то, что для себя давно уже доказано?..

Туп. Труп. Туп. Труп.

Серая, безжизненная гладь экрана Самого Главного Монитора взволновалась, словно болото, в которое угодили камешком. Там что-то забурлило. Огромная тень на мгновение закрыла изображение и метнулась в сторону.

Игроки уже близко, на четвертом этаже. Он слышит их. Он вообще очень хорошо слышит.

Ничего, скоро они встретятся.

Ха! Да разве Ростик не мог сделать так, чтобы двое худых газопроводских подростков давным-давно убежали к своим мамам, размазывая сопли пополам с кровью? Мог бы. Достаточно было произнести два слова… Даже одного хватило бы.

Но он этого делать не стал. И, конечно, не потому, что правила игры были для него священны. Правила нужны. Но лишь до тех пор, пока они не начинают размывать суть игры. А суть-то и заключается в том, чтобы мальчишки докарабкались до самой вершины, чтобы они ПОВЕРИЛИ, что это — все… А игра только тогда и начнется.

«Поверили…» А вдруг не поверят? Этот мозгляк Тимофей, похоже, давно что-то заподозрил. Еще внизу, в стеклянном холле. Он довольно странно повел себя. «Сколько этажей?..»

Да если бы тебе сказать, мальчик, всю правду — ты все равно не поверил бы. Сам Ростик, возможно, знает еще далеко не все об этом доме, а ну как папаша забабахал себе еще несколько подземных уровней, где втихаря складирует всякий левый товар? Или оружие? Или желтокожих тайбейских наложниц?..

«Папаша… — Ростик усмехнулся, вспомнив что-то свое. — Тот еще жук».

Ладно. Если какие-то подозрения у мальчиков и были, то они должны вскоре рассеяться. Человеческий организм все время работает с оглядкой на воображаемую планку, которую ему предстоит одолеть. Опустишь планку пониже — и организм расслабляется, в голову лезет всякий вздор. Ну а если планка стоит достаточно высоко — тогда человека хватает лишь на то, чтобы эту самую планку преодолеть. Тут уже не до рассуждений. Вот и все.

Ростик смотрел, как Тимофей с Серегой медленно, осторожно продвигаются по коридору четвертого этажа. Ребята хорошо потрудились сегодня, каюк-компания долго будет помнить их визит… Пот и усталость сделали лица мальчишек похожими на грязные обмылки — но это ничего. Здоровья у них еще хватит на пару-другую раундов.

Тим с Серегой остановились перед заблокированной дверью и о чем-то заспорили.

— Ну вот, солобоны, ваш последний шанс, — вслух сказал Ростик. — Продуете этот раунд — так и быть: выброшу вас отсюда к чертовой маме.

Его компьютер загудел, посылая в черный лабиринт сети очередное послание.

Глава 29

— Раз дверь заблокирована, — значит, нечего и ломиться! — воскликнул Тим. — Уже половина шестого, через пару часов темнеть начнет!.. Нужно скорее выбираться из этого проклятого дома!

— Ладно, — сдался наконец Серега. — Пошли…

И тут дверь, словно она дожидалась именно этого момента, вдруг тихо отъехала в сторону, приглашая их войти.

— Тьфу ты! — сказал Тимофей и выразительно посмотрел на Серегу.

— Сам ты… дурак, — вяло отозвался Серега.

Прежде чем ступить за порог комнаты, Тимофей пошарил за дверью длинной бамбуковой палкой — потому что на третьем этаже они попали в комнату-ловушку, где их чуть не сбил малолитражный автомобиль, снабженный каким-то хитрым разблокирующим устройством, которое реагировало на свет, падающий из дверного проема.

— Мин нет, — доложил через минуту Тим. — Можно идти. Когда ребята ступили внутрь, под потолком вспыхнул яркий белый свет. Дверь за ними закрылась мягко и бесшумно, однако когда Серега попробовал открыть ее, то у него ничего не получилось. Он с досадой присвистнул.

— Ну конечно, — сказал он. — Опять замуровали. Значит, снова будут загадки загадывать. А потом потолок опускать.

Эта комната (одна из последних в маршруте, который друзьям следовало пройти) здорово напоминала «Соковыжималку» на первом уровне. Те же белые обои, тот же стол. Тот же компьютер-notebook. Единственное, что отличало эту комнату от «Соковыжималки», — небольшое зашторенное окно, расположенное напротив входа. И еще: почему-то здорово воняло хлоркой — как в школьной уборной…

— Попались, — сказал Тим. — У меня, наверное, клаустрофобия сделалась.

— Что такое «клаустрофобия»? — безучастным тоном поинтересовался Серега.

— Это аллергия на потолки.

— Чуть что, мы сможем выпрыгнуть через окно, — сказал Серега, откидывая в сторону штору и выглядывая на улицу.

— Или потолок на тебя обрушится, или ты обрушишься на землю с четвертого этажа — какая разница? — сказал Тимофей.

Кроме аллергии на потолки, у мальчишек развилась аллергия на белый цвет, потому что он напоминал им о манной каше. За время блужданий по «Дому Ашеров» они успели слопать, наверное, по центнеру этой гадости.

Компьютер загудел и замигал зелеными лампочками. Тим пробежался курсором по экрану, нашел директорию «BOYTSY» и заглянул туда.


«Как вам здесь нравится, орлы? Может, потолок все-таки спустить чуть пониже?

Хочу развлечь вас очередной задачкой. На сегодня она — последняя.

Сначала несколько неожиданный вопрос: вы часто пробиваете талончики в общественном транспорте? Если да, то решить задачку вы сможете без труда. Ну а если нет — что ж, могу только посочувствовать.

Итак, сейчас на экране перед вами появится шесть пробитых талонов. Вам предстоит определить, какой из них был пробит в автобусе, на котором вы ехали сюда утром.

Элементарно, не правда ли?

На раздумья вам отводится пятнадцать минут московского времени (которое, как помните, всегда в цене)».


Текст переместился в небольшое окошко в нижней части экрана, а на его месте появились шесть прямоугольников, на каждом из которых имелось по четыре-шесть черных точек, расположенных в определенной последовательности. Надо понимать, что это и были талоны, о которых говорил Ростик.


— Да я сроду не пробивал никаких талонов, — обескураженно произнес Серега. — Он что, специально издевается над нами?

— Нет, это у него нечаянно получается, — съязвил Тим. — Ладно. А теперь — тихо. Давай думать…

— Думать! Думать! Думать тут даже нечего! — воскликнул Серега. — Ты хоть примерно помнишь, как выглядит пробитый талон? Я, например, хоть убей, — не помню.

— Рожи всех контролеров, что пасутся на Варшавском шоссе, — вот это пожалуйста, я мог бы даже с завязанными глазами на ощупь узнать. Но талоны… безнадежное дело.

— Не кипятись раньше времени, — сказал ему на это Тим. — Я, например, тоже не помнил, когда в последний раз оплачивал проезд, но знаю точно: ни один компостер не бьет талон по самым уголкам, как здесь, на третьем справа — видишь?

— И что из этого? — буркнул Серега.

Тим задумался.

— А ничего, — сказал он. — Ни в одном из московских автобусов нет такого компостера. Значит, третий справа талон отпадает.

— Почему только он? Остальные тоже никуда не годятся. Посмотри: и второй справа, и четвертый — у всех пробиты уголки! Первый, между прочим, тоже подозрительно выглядит. И последний. И все они, короче, какие-то… туфтовые.

— Все это странно, — сказал Тим. — Да и Ростик, который сроду, наверное, не пользовался общественным транспортом, — откуда он может знать рисунок компостера, причем именно на том автобусе, на котором мы приехали?.. Тут что-то не так. В общем… Попробуем поговорить с ним, — Он отстучал на клавишах:


«Наш ответ: ни один из этих талонов не был пробит в автобусе, которым мы приехали сюда».


На экране тут же появилась следующая надпись:


«Ответ не принимается. Думайте мозгами, орлы. У вас осталось десять с половиной минут».


— Даже так, да? — задумчиво пробормотал Тимофей и почесал нос.

Он снова пробежался пальцами по клавишам:


«Нам нужна подсказка!»


«Подсказка находится в самом ответе» — выдал компьютер.


— Вот тебе и раз, — сказал Серега. — Интересно, чем он нас на этот раз давить будет?

Тим забрался на стол и, напряженно наморщив лоб, уставился на экран. Времени оставалось все меньше и меньше. Его так и подмывало ткнуть пальцем наудачу в любой из прямоугольников и сказать: «Вот этот»… А дальше — пусть оно все огнем горит… Впрочем, нет, нет — только не это. А вдруг Ростик на этот раз и в самом деле вздумает их поджечь? Похоже, ему это ничего не будет стоить.

— Ладно, — сказал Тимофей. — Давай хоть что-нибудь соображать. Например на что похожи эти точки?

— На домино, — тут же ответил Серега.

— Похожи, — согласился Тим. — Только не совсем. Таких костей на самом деле не бывает. Может, это игральные карты? Четыре — это король, три — дама, два — валет… Как в «тысяче».

— Здесь нету троек, — сказал Серега. — И двоек нету. Только четверки, шестерки и пятерки. Что означают пятерки?

— Не знаю. Нет, нет… Опять не то, — махнул рукой Тим. — Может, здесь зашифрован номер маршрута? Вспомни, на каком автобусе мы сюда ехали?

— На сто четырнадцатом, — мрачно промолвил Серега.

Было очевидно, что сто четырнадцать точек здесь никак не наберется. Тим подсчитал количество точек в каждом из прямоугольников и составил следующую комбинацию: «4-6-6-4-5-4».

— И что получилось?

— Четыреста шестьдесят шесть тысяч четыреста пятьдесят четыре, — сказал Тим. — Может, это чей-то телефон?

Серега засмеялся икающим нервным смехом.

— Точно, — сказал он, — телефон, по которому знают правильный ответ.

Тим сложил эти шесть цифр и получил ответ: «29».

— Ничего не понимаю, — сказал он.

Затем сложил двойку и девятку. Получилось одиннадцать.

— А вдруг «29-11» — это номер того самого автобуса? — предположил Серега.

— И что из этого следует? — развел руками Тимофей. — Ведь нам нужен не номер, не автобус, а талон!.. Какой-то один из этих чертовых талонов!

И тут он заметил то, чего раньше не замечал: круглые лепестки бумаги рядом с пробитыми отверстиями.

— Слушай, — сказал он Сереге. — В этом что-то есть. Смотри… Ведь Ростик не нарисовал бы эти лепестки без особой нужды — главное-то не в них, а в самих отверстиях, верно?

— Верно, — сказал Серега. — Только лучше было бы, если бы он эти талоны вообще не рисовал.

Лепестки имелись не на всех отверстиях. К тому же они «смотрели» в разные стороны. Почему?

— Я понял, на что еще смахивают эти дырки, — сказал вдруг Серега. — На детские контурные рисунки для малолеток, которые нужно обводить.

Тимофей с минуту угрюмо молчал, а потом вдруг завопил так, что потолок чуть не поднялся:

— Точно, Серега! Надо их соединить между собой!

Он переключил программу в графический режим, подергал «мышку», проверяя, работает ли она, и начертил на экране вот что:

Он посмотрел на то, что получилось, и сказал:

— Нет, белиберда какая-то. Может, эти лепестки выполняют роль стрелок?..

И на этот раз он соединил их следующим образом:

— Опять ерунда получилась, — сказал Серега.

— Не-ет… — тихо произнес Тимофей. — Смотри внимательно, что тут написано. Видишь — S латинское? А за ним — Е. Потом — С. Получается — SECOND. Чувствуешь?..

Чувствую, — пробормотал Серега и, пошмыгав носом, вдруг скривился. — Чувствую, нас начинают чем-то травить!

И он был на все сто двадцать процентов прав. Из вентиляционной решетки за их спинами повалил густой бледно-зеленый дым. Он сползал вдоль стены длинными закрученными локонами и медленно расползался по полу. В воздухе стоял одуряюще резкий, удушливый запах общественного туалета, возведенный в квадрат энной степени.

— Это хлорка! — закричал Тим. — Они хлорку гасят в соседней комнате!..

Серега смотрел на него, широко открыв рот и выпучив глаза. Он успел вдохнуть лишь немного зеленого дыма, но ему показалось, что он принял внутрь кило ржавых, острых обломков лезвий-безопасок.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

Серега загудел от боли, как пикирующий самолет.

— Держи платок, дурья башка! — крикнул ему Тимофей и бросил свой носовой платок.

Серега схватил его на лету и, прижав ко рту, сипло закашлялся.

Окошко в нижней части экрана компьютера тем временем ожило, и в нем замигала новая надпись:


«Осталось только три минуты, орлы. За стенкой у вас, в вентиляционном отсеке, находится вместительный резервуар с хлоркой, которую в этот момент отважные люди в противогазах заливают водой. Если через три минуты вы не дадите правильный ответ на мой вопрос, вам придется покидать это уютное помещение через окно. Так что на всякий случай — GOOD-BUY».


— Ничего, ничего, — шептал себе под нос Тимофей. — Еще неизвестно, кто кого отсюда вышвырнет…

Он закрыл глаза и нарисовал в воображении: «SECOND… SECOND… SECOND…» Знакомое слово, знакомое до чертиков — вот только что оно означает?.. «Секунда»? Нет, нет. Совсем не то.

На языке вертелось какое-то привычное, расхожее словосочетание. SECOND… SECOND… Где он мог его встречать? В кино? В мультиках? В газетах? В рекламе?

Тим со всей силы хлопнул себя по лбу.

«Секонд хэнд». Точно. Он вспомнил рекламный щит на автобусной остановке — «Оптовая торговля ношеной одеждой „second hand“. А что там было еще? „Первая рука дороже второй. Вторая — дешевле и практичнее. Покупайте одежду second hand!“

Значит, «SECOND» означает «ВТОРОЙ»! Второй талон! Только… в диаграмме две стороны. С какой считать? «О Господи, — подумал Тимофей, — ну конечно же, с левой! Мы же не в Арабских Эмиратах находимся?»

Дым, густой, как зеленое молоко, тем временем успел подняться до самого стола. В их с Серегой распоряжении осталось не больше минуты. Тим отстучал ответ:


«Второй слева талон — наш! Скорее открывай двери!»


Компьютер проглотил информацию и молча уставился на Тимофея невинным голубым глазом.

— Открывай же! — прорычал Тим.

Серега успел открыть окно и высунул голову наружу, перевалившись через подоконник. Он кашлял и плевался. Тимофей врезал по экрану кулаком.

— Двери открывай, сукин ты сын!

Компьютер отлетел на край стола. Окошко на экране часто замигало. «Все, — подумал Тим. — Сейчас отключится. И — каюк…»

Однако входная дверь вдруг издала тихий щелчок и поплыла в сторону. А на голубой глади компьютерного экрана появились буквы:


«Ответ принимается. Можете подниматься на крышу. Лестница и дверь в конце коридора. Последняя дверь, орлы. Единственная… Смотрите, не ушибитесь».

Глава 30

Из коридора донесся лошадиный топот, крики и свист. В приоткрытую дверь просунулась чья-то голова в противогазе и громко ругнулась.

— Сейчас я до вас доберусь, химики… — прохрипел Серега и бросился к выходу.

Голова моментально исчезла.

Когда друзья вышли в коридор, шум уже утих. Было пусто и безлюдно. Под ногами змеились редкие пряди хлороводорода. Отражаясь в зеркальном потолке, они казались похожими на зеленоватые перистые облака.

— Пошли отсюда, — сказал Тим.

Его лицо было бледным. И решительным. И еще он казался очень похож на смертельно уставшего взрослого, а точнее — на своего папу. А еще — на индейца. Грязный пот проложил на щеках индейский боевой рисунок: отчетливые бороздки, смазанные ближе к скулам, — это Тим вытирал рукой под носом.

— Куда? Куда пошли-то? — Серега присел на корточки, сплюнул на пол и поморщился. — Ну они и твари все-таки…

— Надо делать отсюда ноги, Серега. На чердак нам идти нельзя. Там слишком опасно.

— Ты с дуба свалился, что ли?.. Опять за свое? Мы прошли эту скачку с препятствиями, отметелили пол-Качалова, и теперь ты предлагаешь развернуться и убежать домой? — Серега исподлобья глянул на друга. — Да ни в жизнь.

Тимофей опустился на пол рядом с ним. Он снова о чем-то задумался. Крепко-крепко. Еще крепче, чем тогда, когда разгадывал головоломку про зазеркальные имена. Еще крепче, чем пять минут назад, когда пытался угадать компостер талончика, который никогда в жизни не пробивал. Тим думал, думал, а потом встал на ноги и сказал:

— Ладно, эту головоломку мне никогда не решить. Пошли вперед. Чему быть, того не миновать.

Они прошли в конец коридора и увидели прислоненную к торцевой стене деревянную лестницу — совершенно обычную лестницу, которая если куда-нибудь и могла вести, так только на чердак.

Однако эта лестница почему-то упиралась в потолок. В зеркальный потолок, где ее перевернутое отражение в соответствии с законами физики упиралось в пол… Тим отметил про себя, что Ростик определенно зациклился на всяких «зазеркальных» штучках.

— Очень весело, — сказал Серега. — Это и есть ЕДИНСТВЕННАЯ дверь, о которой нам толковал этот сукин сын?

— Тш-ш. Смотри… — прошептал Тимофей.

С зеркальным потолком происходило что-то непонятное, Тим с Серегой увидели, как их отражения вдруг перечеркнула тонкая линия. И тут же — еще одна. Лица мальчишек в зеркале постепенно вытягивались, и было непонятно: то ли это от удивления, то ли это — какой-то непонятный оптический эффект.

— Кре-ест… — протянул Серега замогильным голосом.

Тимофей невольно вздрогнул. На зеркальной поверхности над их головами ясно обозначился огромный черный крест. Его крылья с каждой секундой становились шире и шире, словно наливаясь черным соком.

— Все но-ормально, — произнес Тимофей дрогнувшим голосом. — Это… Это…

Это был люк. Проем. И мальчишки скоро об этом догадались. Четыре зеркальные створки постепенно раздвигались в стороны, обнажая густую темноту. Через минуту в потолке зазияло широкое, квадратное отверстие.

— Последняя, единственная дверь, — вздохнул Тим, — Полезем?..

И он с затаенной надеждой глянул на друга. Это был последний шанс повернуться и уйти; возможно, последний шанс спастись. Спастись, навсегда оставив открытым вопрос: «Существуют ли кобольды на самом деле?»

— Полезли, — сказал Серега. — Полезли скорее. У нас мало времени.

* * *

— Эй, ты здесь?

Голос Тимофея прозвучал где-то рядом.

— Здесь.

Серега протянул руку и коснулся плеча друга. Плечо было горячим.

Столб света, бьющий снизу, из проема, загнал темноту в углы, но держал ее там всего минуту, а может, и того меньше. Едва Тим с Серегой забрались наверх, как створки люка бесшумно двинулись навстречу друг другу. Мальчишки снова увидели крест — на этот раз белый, стремительно тающий в темноте. Свет становился все более жидким, синим. А потом исчез — быстро, будто его всосали, как макаронину.

Мальчишки успели лишь в самых общих деталях рассмотреть место, в котором они оказались. Небольшая комнатка, обшитая древесиной, — без мебели, без осветительных приборов, вообще без ничего. Совершенно нетипичный для «Дома Ашеров» интерьер. Что это? Кладовка? Чулан? Своеобразный шлюз-«предбанник»?

— Здесь есть дверь, — глухо произнес Тимофей. — Я видел.

— Тогда пошли.

Тим вытянул вперед руки и на ощупь, мелкими шажками пересек комнату. Он навострил уши и старался не дышать, чтобы успеть хотя бы на долю секунды предупредить нападение чудовища.

Существуют ли кобольды на самом деле?

Пальцы коснулись шершавой твердой поверхности. Правее. Левее.

— Нашел. Есть.

Тим нащупал дверную ручку — заурядную железную скобу, знакомую, почти родную — такую же, как на двери его квартиры.

— Открывай, — сказал Серега. — Я ничего не вижу.

Тим дернул дверь на себя. Не поддалась. Он подергал ее в разные стороны — с тем же результатом.

— Ну что?

— Глухо.

— Дай-ка я…

Они минут пять возились с дверью, пока Тимофей наконец не додумался поискать обычные задвижки-шпингалеты в нижней и верхней части двери (за этот день мальчишки, видно, слишком привыкли к дверям на фотоэлементах). Едва металлические штыри вышли из пазов, как дверь со скрипом распахнулась.

Тусклый свет, выбивающийся из дверного проема, осветил бледные напряженные лица Тима и Сереги. Они переглянулись.

— Вот теперь-то мы попали именно туда, куда надо, — сказал Серега.

… И все-таки чердаком это помещение нельзя было назвать. Скорее мансарда, кое-как приспособленная для жилья. Два полукруглых окна, забранные снаружи решеткой. Стол. Табурет. Огромный дубовый шкаф, вероятно, еще сталинской поры. Железная кровать, заваленная грудой ватных одеял. Под кроватью стояли грязные, чудовищно огромные ботинки — размера, наверное, сорок седьмого. Заметив их, Тим застыл на месте.

— Полюбуйся-ка. — Он кивнул Сереге на свою находку.

Серега удивленно поднял брови.

— Мне бы не хотелось встречаться с тем, кто носит такую обувь, — тихо сказал Тимофей.

— А что, он тебе встречу здесь назначил? — прищурился Серега. — Не надо ничего выдумывать, Тим… Наша главная задача — выбраться на крышу, понятно? А ты все занимаешься поисками сказочных чудовищ.

— Я? Поисками?! Чудовищ?!

— Ты. Поисками. Чудовищ. Ты все время только и ждешь, что кто-то на тебя набросится из-за угла, — вместо того, чтобы заняться делом.

— Ну ты и болван, Серега!..

Незаслуженная обида заставила Тимофея позабыть обо всех своих недавних опасениях… Ну Серега! Ну дает!.. «Вместо того, чтобы заняться делом?!» Да он бы без Тимофея застрял еще на первом этаже! Он бы…

— Смотри, чем твое чудовище на досуге развлекается, — раздался Серегин голос из дальнего конца мансарды.

Он поднял перед собой большой фанерный щит, испещренный столбиками цифр.

— Твой кобольд в «храпа» сам с собой режется!

И тут они оба услышали тоскливый, протяжный скрип. Дверь, через которую они вошли, медленно закрылась, и шпингалеты с той стороны повернулись и вошли в пазы с отчетливым стуком. А еще они услышали шаги. Чьи-то тяжелые шаги в «предбаннике».

Серега уже не улыбался. Его глаза выехали из орбит, словно кто-то воткнул ему иголку в ягодицу. Фанерный щит в руках ходил ходуном.

— Это… это же Ростик! — вдруг заорал он. — Это же Ро-о-о-остик!!!

По его тону можно было подумать, что Ростик — лучший Серегин друг.

Серега бросился к двери и стал молотить по ней руками и ногами. Тим, слабо соображая, что он делает, бросился вслед за ним.

— Откро-ой! Откро-о-ой!

А потом их накрыла тень. Огромная, как туча. Или как плащ-палатка. Тень положила на плечи мальчишкам свои тяжелые руки и развернула их к себе.

Глава 31

Из горла сам собой вылетал какой-то жалкий скулящий звук. Тим пытался проглотить его, но у него не получилось, потому что горло не слушалось. Оно болело. Горловые хрящи саднили и похрустывали, судорожно расправляясь после жестокой, звериной хватки. Тим с Серегой валялись на полу, скомканные, помятые, как два пластилиновых человечка, из которых решили сделать что-то другое, более подходящее. А перед ними на табурете сидело угрюмое существо в теплом ворсистом пиджаке, грязных спортивных брюках и белых носках. Ноги у существа были и в самом-деле огромными. Как лыжи.

Существо задумчиво курило крохотный бычок, бережно сжимая его кончиками толстых, синих от татуировок пальцев. Ногтей на пальцах не было. Существо сгрызло их под самый корень.

— Чего моргалы пялишь? — прохрипело оно Тимофею, поймав его испуганный взгляд.

Тим торопливо отвернулся. Он вспомнил то страшное мгновение, когда увидел это лицо в первый раз, и поблагодарил Бога за то, что это мгновение уже позади.

Все-таки кобольды существуют. На самом деле. Неизвестно, из какой страшной сказки эти твари эмигрируют сюда, но они ЕСТЬ. У них типичные уголовничъи рожи и обычные штаны турецкого производства, но это кобольды. Кобольды.

Все произошло быстро, как в кино. Пока мальчишки молотили в дверь, существо неслышно подкралось к ним сзади. Оно развернуло их к себе, схватило за горло и приподняло над полом. Так несмышленые дети берут цыплят в руки, чтобы полюбоваться на них вблизи, — и цыплята чаще всего погибают после такого знакомства.

Они трепыхались, размахивали кулаками, дрыгали ногами, пуская в ход все свои «тейсе-дзуки», «ой-цуки» и «маваси-гэри», но «существо даже не моргнуло лишний раз по этому поводу. Оно слегка помяло их в своих лапах, промычало что-то, а потом швырнуло их на пол. Вот и все. С них этого хватило.

Теперь существо сидело, курило свой бычок и раздумывало, наверное, что делать с этими птенцами дальше. Тим украдкой глянул на скошенный череп, остриженный «бобриком», и сразу понял, что ничего хорошего в этом чайнике не сварится. Ничего хорошего для них с Серегой.

— Ша!.. — по-змеиному выдохнуло существо, внезапно развернувшись к Тимофею, словно ему удалось прочитать мысли мальчишки.

Тим вжался в пол и больше не смел поднять голову.

Существо тем временем затушило окурок о ладонь, затем почесало ступню, поскребло под мышкой и, широко зевнув, что-то извлекло из кармана пиджака. Это был нож с выкидным пятидюймовым лезвием. На эбонитовой ручке красовалось мастерски выгравированное изображение барсука, стоящего на задних лапах и обряженного в тюремную робу. Передними лапами барсук делал неприличный жест.

— Дяденька, — раздался тихий Серегин голос, — мы, может, пойдем… Ладно?..

Существо скосило на него маленькие колючие глазки. В этих глазках светился ум — острый, изощренный, как у старой крысы. И еще — полное равнодушие. Глазки походили на кладбище человеческих чувств.

Раздался громкий щелчок. Из эбонитовой ручки выскочило длинное, стальное жало. Серега перестал дышать, его заколотило, как в лихорадке. А существо вдруг улыбнулось.

— Тебя как звать, малец? — спросило оно.

— Се… Се… Се-ережа.

— А меня — дядя Витя. Тебе нравится эта игрушка?

И «дядя Витя» вытянул вперед руку с ножом. Сначала нож лежал себе спокойно на раскрытой ладони, а потом неожиданно начал вертеться, переворачиваться, скользить между толстыми пальцами — словно живой… Это было похоже на гипнотический змеиный танец, который удав Каа исполнял перед притихшими бандерлогами. Серега смотрел перед собой, словно зачарованный; Тим приподнял голову и тоже уставился на сверкающий нож, не в силах отвести глаза.

Из оцепенения их вывел отчаянный грохот, раздавшийся со стороны окна. Ба-бах! Гргх-х!.. И слабый крик, доносящийся как через вату. Кто-то дергал оконную решетку снаружи, пытаясь вломиться в мансарду.

«Дядя Витя» медленно отвернул голову от мальчишек и встал. Когда Серега попытался приподняться, чтобы рассмотреть, в чем дело, — в его сторону тут же метнулась рука с ножом.

— На две дольки разделаю, — негромко пообещал «дядя Витя».

Двигаясь вдоль стены пружинистым кошачьим шагом (его огромные ступни мягко перекатывались с пятки на носок, словно полозья кресла-качалки), он приблизился к окну. В этот момент чье-то лицо прижалось к решетке с наружной стороны.

— Эй… Блин… Кому сказал… — еле донеслось из-за стекла (хотя, судя по эмоциональному напору, обладатель лица орал во все горло).

Это был Генка-Будильник. Натуральный Генка-Будильник собственной персоной!

— Генка! — завопил Тимофей. — Дурак! Беги!

Но Генка не услышал его. И скорее всего не увидел. А «дядя Витя» посмотрел на Тима так, что у того язык присох к гортани. И неторопливо, размеренно погрозил пальцем.

Потом он, уже не таясь, подошел к окну и развернулся к нему лицом. Генка-Будильник в ту же секунду умолк с открытым ртом. И морда у него стала такая, будто он смотрел ужастик по видеомагнитофону, а Дракула вдруг возьми да и высунь башку из телеэкрана… «Дядя Витя» резким движением поднял вверх раму (мансарду тут же наполнил умиротворяющий птичий щебет, далекий шум электропоезда и нервное икание Будильника), потом одной рукой схватил Генку за волосы, а другой полез в карман спортивных брюк, достал оттуда длинный блестящий ключ и отпер решетку.

— Эй… Я не понял… — тихо пролепетал Будильник.

— Усохни, — сказал «дядя Витя».

Слегка приоткрыв решетку, он перехватил Генку в другую руку и легко, как щенка, втащил его внутрь. Генка неуверенно ткнул кулаком раз, потом — еще раз и еще… И вдруг по-девчоночьи впился зубами в запястье «дяди Вити».

«Дядя Витя» не произнес ни звука и стряхнул Генку на пол, словно прилипший мусор. Генка вскочил на ноги, метнулся к табуретке, замахнулся, и… Пролетев метров десять, он с грохотом приземлился рядом с Тимофеем и Серегой. На его скуле алел отчетливый след «дяди Витиного» кулака. Даже кольцо-печатка проступило — словно штамп отдела технического контроля.

Некоторое время вся троица с безмерным удивлением рассматривала друг друга. Потом они, как по команде, глянули на «дядю Витю». Тот стоял напротив — огромный, молчаливый, уродливый и в самом деле похожий на героя страшной сказки. Нож в его толстых, ловких пальцах вертелся и кувыркался, словно верткая стальная ящерица.

Лезвие отбрасывало на лица мальчишек красные блики заходящего солнца.

«Дядя Витя» думал. Он прикидывал: кто первый? Этот коренастый малец? Или тот — ушастый? А может, сразу прихлопнуть самого старшего — чтобы не мешал заниматься остальными?.. Цепкий крысиный ум непрерывно моделировал ситуацию, просеивая тысячи вариантов в секунду. Кто же? Кто же?.. «Дядя Витя» снова улыбнулся и посмотрел на Тимофея.

Тимофей все понял. Приподнявшись, он сделал осторожный шаг назад.

* * *

— А теперь послушай сюда, да? — бархатным голосом говорил «дядя Витя», приближаясь к нему. — Ты большой мальчик. Я ведь могу поговорить с тобой как мужчина с мужчиной, да?..

Тим отступал вдоль стенки, прижимаясь спиной к шершавой деревянной поверхности. Серега попытался вскочить, но «дядя Витя», даже не обернувшись, буквально срезал его быстрым движением ладони. Генка заорал что-то ругательное и вскочил на ноги, однако огромная ступня в грязном белом носке тут же прижала его к полу.

— Ну как не стыдно бояться, да?.. Ба-алыпой мальчик…

«Дядя Витя» был совсем рядом. Нож в его руке вдруг перестал кувыркаться, он хищно метнулся вперед. Тим с криком отпрянул в сторону и, споткнувшись, упал. Его майка с левой стороны разошлась, на боку появилась длинная царапина.

— Нехорошо-о прятаться от дяди, ма-лец…

И в этот самый момент что-то вдруг произошло. Слащавая маска неожиданно слетела с лица «дяди Вити». Он напрягся и застыл на месте, словно гончая, почуявшая след. Глазки заметались по сторонам. «Дядя Витя» несколько раз потянул носом, сморщился… И бросился к окну.

Что он там увидел? Несколько мгновений Тим, Серега и Генка-Будильник молча наблюдали его квадратный зад. Сейчас бы подойти незаметно да как…

«Дядя Витя» метнулся от окна обратно, заставив мальчишечьи головы вжаться в плечи. Он был чем-то встревожен. Нож застыл в его огромной лапе, будто ожидая, что прикажет хозяин: этого? Этого? Или, может, того?.. Но «дядя Витя», похоже, вдруг утратил весь интерес к мальчишкам. Он еще секунду что-то соображал, а потом махнул рукой, схватил свои огромные ботинки и со всех ног бросился в противоположный конец мансарды, будто собираясь протаранить стену лбом. Крррах! Он и в самом деле влепился в стену, но квадратный кусок стены покорно отошел в сторону, пропуская могучее тело «дяди Вити».

Потом потайная дверь встала на место и громко щелкнула.

Он убежал!

Тим перевел дух и встал на ноги. Царапина почти не кровоточила, однако руки и ноги тряслись, как у маразматика. Серега положил руку ему на плечо.

— Ты как?..

— Порядок. Только перепугался здорово.

И тут они вспомнили о Генке.

— Будильник, а ты что здесь делаешь?

Генка с беспокойством исследовал свою грудную клетку, слегка примятую ногой «дяди Вити».

— Что, что!.. — проворчал он. — Вас, дураков, выручать пришел. Я же думал: после того, как Тим посмотрел этот «Замок на холме», вы все поймете и не сунетесь сюда… Но вы же тупые, как два бревна!

— Так ты знал, про… ЭТОГО?! — вытаращил глаза Серега. — И ничего не сказал?!

— Да там и говорить нечего было, и так все ясно, — пробормотал Будильник. — Как говорили древние египтяне: «Кто не дурак, тот поймет».

— А ну повтори, — запыхтел Серега. — Повтори, кому говорят!

— Хватит, — сказал Тим. — Сейчас не время выяснять отношения. К тому же Генка как-никак тоже вместе с нами рисковал… Надо выбираться отсюда.

Когда они подошли к окну, то неожиданно для себя обнаружили, что возле дома полно народу, причем почти сплошь в милицейской форме. И этот милицейский народ быстро-быстро бегает и суетится, словно выполняя какое-то задание.

Но еще больше они удивились, когда заметили языки пламени, которые выбивались из окна на первом этаже. Большие такие языки, мощные. И до мальчишек сразу дошло, из-за чего так быстро ретировался «дядя Витя» и из-за чего он был так спокоен за их будущее.

Они попробовали сначала отпереть решетки на окнах, но у них ничего не получилось, потому что решетки были заперты на здоровенные (гаражные, наверное) замки с такой толстой железной трубой, а ключ «дядя Витя» забыл оставить.

Потом мальчишки бросились к потайной двери, но там тоже оказалось заперто. Тогда они стали кричать через окно дяденькам в милицейской форме, но, пока те их услышали, дым с первого этажа поднялся так высоко, что отгородил Тимофея, Серегу и Генку от всего окружающего мира.

Серега принялся громко ругаться, и Тимофей напряг свои мозги, чтобы принять какое-нибудь гениальное решение. А Генка сказал:

— Теперь замолчите, малявы, и послушайте, что вам скажет взрослый, опытный человек, ветеран и инвалид компьютерных войн. Если я что-то понимаю в этой жизни, то этот домина — точная копия «Замка на холме». Так?

Тим кивнул, потому что это и в самом деле было так.

— Скажу больше, — продолжал Генка, подходя к потайной двери, в которой скрылся «дядя Витя». — Компьютерный кобольд обитает примерно в такой же комнате, только, ясное дело, табуреток там нет и железных кроватей — тоже. И там, на пятом уровне, есть ТОЧНО ТАКАЯ ЖЕ потайная дверь. Улавливаете?..

— Не тяни кота за хвост! — зарычал на него Серега. — Говори скорее!

— Я понял! — вдруг крикнул Тимофей. — В игре есть секрет, который открывает эту дверь!

— Элементарно, — развел руками Будильник.

— Опять головоломки придется разгадывать? — с подозрением уставился на него Серега.

— Нет, — сказал Генка. — В игре достаточно щелкнуть «мышью» по плитке на стене.

— По какой плитке? — спросил Тим. — Где? Здесь же вагонкой все обшито!

Генка в раздумье глянул на стену.

— Ну, это…

— Ты — балда! — заорал на него Серега.

Между тем запах дыма становился все тяжелее и удушливее. Мансарда затянулась лиловой дымкой, и даже слышно было, как где-то на нижних этажах неистово трещит огонь; там что-то гремело и рушилось.

Пока Генка с Серегой ругались и толкались, Тим принялся ощупывать стену. Сначала он не заметил ничего необычного в просмоленных планках вагонки, которыми была обшита мансарда. Потом Тим обнаружил, что одна из планок немного выступает над остальными. Совсем немного — полсантиметра, не больше. Он попробовал на нее надавить, но планка не поддалась. Ударил — никакой реакции. Черт. Нет, не то… Кулак Тимофея скользнул по планке, и она неожиданно легко подалась внутрь, словно клавиша. За стеной тут же что-то заскрипело и задвигалось.

— Смотрите! Она открывается! — крикнул Тим. Серега и Генка удивленно уставились на расширяющийся проем. И все трое, ни слова друг другу не говоря, устремились внутрь…

Но тут же остановились как вкопанные.

Там кто-то был!

Глава 32

Пока Тим и Серега обследовали мансарду, в «Доме Ашеров» произошло множество необыкновенных событий.

Около шести вечера к дому подрулила целая кавалькада милицейских машин, и в одной из них сидел папаша Зельнов, мрачный и злой, как Саддам Хусейн, потому что еще утром этого дня он находился в Кингстоне, на Ямайке, где море, песок и весело, а два часа назад в пыльном Шереметьево ему предъявили ордер на арест и нацепили наручники.

Но вся эта милицейская рать собралась здесь не ради папаши Зельнова. По правде говоря, папаша Зельнов был лишь пешкой в этой игре. Когда ему предъявили обвинение по семидесяти двум пунктам и объяснили, что только чистосердечное признание сможет поправить его положение, он тут же рассказал, что на чердаке его дома скрывается злостный рецидивист по кличке Барсук, за которым вся советская, а позже — российская милиция гоняется уже без малого десять лет. На Барсуке «повисло» более трех десятков одних только убийств, а уж сколько на нем ограблений и случаев злостного и мелкого хулиганства — так это вообще астрономическая цифра получится. Барсук был трижды приговорен к смертной казни и трижды бежал из «одиночки». Вот какой опасный человек был этот Барсук.

Когда тормоза милицейских машин завизжали у самых дверей «Дома Ашеров», там началась дикая паника. Каждый из качаловских «трудных» подростков был уверен, что «оперы» приехали брать именно его. С криками: «Уходите, кореша! Я им живой не дамся!» — они стали метаться по комнатам и в полной растерянности переворачивать мебель. Пачка, решив подкрепиться перед долгой отсидкой, забежал на кухню и стал запихивать в рот плитки молочного шоколада. Когда он сожрал весь шоколад в холодильнике, то полез в полку, которая висела над электрической плитой, и для этого додумался встать на край плиты. Плита, по законам физики, не выдержала и перевернулась, ушибив Пачку по коленке. Коленка-то потом зажила, а вот в электропроводке что-то испортилось: зашипело, зафырчало, и вдруг ка-ак вспыхнет!.. И начался пожар.

Ростик до последнего момента сидел в своей операторской комнате и, грызя от волнения ногти, наблюдал, как Тим и Серега проводят время в обществе «дяди Вити» (который на самом деле, конечно же, был Барсук). Оторвался от экрана Ростик лишь в тот момент, когда капитан милиции похлопал его по плечу и сказал, что папа хочет поговорить с ним.

Ну а что же сам Барсук?.. Ясно, что первым же делом штук десять самых отборных милиционеров сквозь огонь и дым побежали на чердак добывать Барсука. Но когда они через потайной ход влетели на мансарду с пистолетами навытяжку, то увидели там только троих парней, двое из которых, конечно же, были Тимофей и Серега, а один, конечно же, натуральный Генка-Будильник. И парни сказали милиционерам, что, во-первых, они их очень напугали, а во-вторых — что Барсук смылся отсюда через ту же дверь, через которую милиционеры сюда вошли.

На этот раз паника началась среди милиционеров, потому что дом был оцеплен с той самой минуты, когда первая милицейская машина пересекла владения Зельновых, и тем не менее никто из оцепления Барсука не встречал. Часть милиционеров тут же бросилась лихорадочно прочесывать окрестности, а часть — сидеть и чесать затылки, чтобы вычислить наконец такое место, куда мог скрыться этот чертов Барсук.

Однако на улице смеркалось, а милиционеры так ничего и не нашли. Более того, обнаружилось, что куда-то пропал Тимофей Медведев — один из мальчиков, который последним видел Барсука. Кто-то из милиционеров решил, что он убежал домой, и додумался позвонить его родителям, после чего у родителей Тимофея тоже началась дикая паника. Хотя нет… Паника — это не то слово.

* * *

Тим ругал себя последними словами. Он даже попробовал пару раз стукнуть себе кулаком в челюсть, но, во-первых, руки его были скованы наручниками, а во-вторых, челюсть и так здорово болела.

«Я ведь должен был догадаться, черт побери!.. Должен был!.. Ведь не маленький уже!» — твердил он, беззвучно шевеля губами.

Тимофей сидел на переднем сиденье коллекционного «мазерати» (модель «свинчатка», ручная сборка, выпуск 1980 года, серия — 96 автомобилей), который несся по дороге со скоростью сто пятьдесят километров в час. Несмотря на бешеную скорость и на то, что дорога явно не соответствовала европейским стандартам, салон лишь слегка покачивало в вальсирующем ритме. Руки Тимофея, сведенные вместе, были задраны вверх и прикованы наручниками к гибкой пластмассовой ручке, находящейся над дверью.

Слева от него сидел Барсук. Тим к тому времени уже знал, что это — не кобольд и не «дядя Витя», а именно Барсук. Барсук молчал всю дорогу — начиная еще с того момента, как они ступили в подземный тоннель. Когда ему что-то требовалось от Тимофея, он только кивал или больно толкался.

Барсук придерживал руль одной рукой, а в другой держал зажигалку, стараясь попасть огоньком в черный кончик окурка дешевой «Примы». Без сомнения, этот Барсук был странным человеком: он курил только окурки (причем только от «Примы») и в то же время ездил на автомобилях мощностью не менее 260 лошадиных сил.

— Мне больно, — сказал Тим.

Барсук даже не глянул в его сторону. Он спрятал зажигалку в карман и уставился на дорогу. Дорога вела в сторону Полян, Бутова и Новокурянова. Неизвестно, какие родственники имеются в той стороне у Барсука, однако у него был вид человека, который твердо знает, что делает. И твердо знает, что ни одна милицейская машина не догонит коллекционный «мазерати» модели «свинчатка». К тому же ручной сборки.

Тим все продолжал проклинать себя последними словами, потому что он и в самом деле был уже не маленький и понял: из этой машины он сможет выбраться только на небо. В виде худого, ушастого, белобрысого ангелочка.

И что ему стоило немного раньше вспомнить об этой треклятой лифтовой шахте, которую он видел уже, слава Богу, не один раз: и в компьютерной игре, когда человечек кувыркнулся в шахту с пятого уровня, и в действительности, когда его в этой самой шахте однажды чуть не пришибло здоровенным стальным блоком!.. Тогда Тим мог бы спокойно поведать о ней милиционерам еще на мансарде. Да он мог бы рассказать им и позже — когда они спустились вниз. Но он не сказал ни слова, черт побери!

«О-о, идиот…» — простонал Тим.

Не понятно, что дернуло его бежать в подземный гараж, не предупредив никого, даже Серегу. Ведь сам весь сегодняшний день ныл: «Нам следует быть поосторожнее, Серега-а!..» Тьфу ты. Просто Тим до самого последнего момента всерьез не верил, что Барсук на самом деле рискнет воспользоваться шахтой.

Дыма в гараже было не слишком много, и видимость была порядочная. Тим сразу отыскал двери лифта, на которых виднелись царапины и глубокие вмятины от ударов тяжелого блока. А еще он увидел «харли-дэвидсон», который скромно стоял у стены, и Тимофей подумал тогда, что «харли» — очень необычный мотоцикл, потому что он наполовину состоит из густой чернильной темноты, а наполовину — из ослепительного блеска хрома. Честно, «харли» смотрелся очень здорово. Он был похож на дикого зверя. На буйвола скорее всего. И даже на рулевом управлении у него были прикреплены огромные загнутые рога. Только теперь этого «харли» им с Серегой не видать как своих ушей… Вот о чем подумал тогда Тим.

И так как ничего нельзя было поделать, он просунул между лифтовых дверей обрезок доски и широко раздвинул их. Потом заблокировал двери тем же самым обрезком и заглянул внутрь. И еще зачем-то плюнул вниз. И еще зачем-то крикнул: «Есть кто живой?,.»

В этот самый момент его схватили чьи-то сильные, прямо-таки железные руки и потянули вверх.

Это был Барсук — кто ж еще? Когда он выбежал из мансарды и попал в шахту, то хотел, видимо, потихоньку соскользнуть вниз по тросу на руках — но сорвался и полетел вниз. Лишь у самой земли он зацепился одеждой за ощетинившуюся во все стороны стальную проволоку троса и повис вниз головой. Барсук так и не смог подтянуть свое тело вверх и долго — минут, наверное, десять, а может, и двадцать — висел молча. Ждал. Другой на его месте давно бы стал звать на помощь, а этот — нет. Он словно знал, что Тимофей придет сюда. А может, даже как-то специально загипнотизировал его…

Тим невольно вскрикнул, когда навстречу им вырулил огромный, как слон, рефрижератор, и Барсук резко крутанул руль влево. Машина легко и грациозно обогнула препятствие, разминувшись с бортом рефрижератора всего на несколько сантиметров,

— Мне больно, — снова сказал Тим. — Руки затекли.

Барсук молча достал из пиджака свой нож и положил рядом с собой.

Тогда, в шахте, Тимофею пришлось разрезать этим ножом штаны Барсука, чтобы он мог выпутаться, в противном случае Барсук обещал тут же оторвать ему голову. Он бы смог — Тимофей не сомневался. Даже если бы Тим захотел пырнуть бандита ножом, то его собственная голова на долю секунды раньше отделилась бы от тела. Тим видел, как некоторые мальчишки (очень глупые мальчишки) отрывают головы голубям: зажимают их между двумя пальцами и со всей силы встряхивают… Вот так Барсук поступил бы и с ним. Это точно.

Вот что удивительно — когда Тимофей разрезал штанину, лезвие один раз случайно соскользнуло и чиркнуло по проводке. Крепкие стальные жилы легко разлетелись на части, словно гнилые нитки. Таким ножом, наверное, можно было бы распилить весь трос. Если захотеть, конечно. Барсук мог бы, поднапрягшись, освободиться сам — но не захотел этого делать. Он предпочел подождать, когда Тимофей попадется в его ловушку. Что ж, он не просчитался.

Потом они бежали по подземному ходу, который начинался в лифтовой шахте и кончался где-то аж под Виларом, почти в таком же подземном гараже. Главное его отличие состояло в том, что дома над ним не было — только одна трава; и вообще гараж этот был хорошо замаскирован. Все-таки жук этот папаша Зельнов, что и говорить: вон каких ходов себе понавыкапывал. Словно короед какой-нибудь.

А в гараже стоял «мазерати» модели «свинчатка» с полными баками. А еще там были деньги спрятаны в шкафчике — Тим видел, как Барсук прячет их в карман. Ну, а потом они сели и поехали…

Да, еще вот что. Когда Барсук в машине приковывал Тимофея к пластмассовой ручке, Тим решил так просто не даваться и дернулся пару раз. А потом вцепился зубами Барсуку в ухо. И удивительное дело — Барсук закричал от боли в полный голос!.. Тимофей помнил, как равнодушно отреагировал Барсук, когда его укусил за запястье Генка-Будильник, и поэтому думал, что у него очень низкий болевой порог — как у питбуля или у другого зверя какого-нибудь. И хотя Барсук здорово тогда врезал Тимофею, тот был доволен. Честное слово. Хоть как-то сумел отомстить.

Ну вот, пожалуй, и все. Дорога вела все дальше и дальше, но никакой погоней даже и не пахло. Никто, видно, так и не догадался о шахте, о подземном тоннеле и замаскированном гараже под Виларом. Возможно, судьба Барсука и Тимофея отныне станет одной из самых мрачных тайн века. Вот так.

Тим прикидывал, сколько ему предстоит еще висеть на этой дурацкой пластмассовой ручке. Вернее — сколько еще он будет нужен Барсуку живым. Километр? Два?.. Вот как интересно — оказывается, жизнь можно измерять не только в годах и минутах, а еще и в километрах. Сначала — километры, потом — сантиметры, миллиметры, микроны.,. Лучше об этом не думать.

Вместо этого Тим стал думать о том, как интересно переплелись в его жизни игра и действительность. Он еще раз прокрутил в мыслях последний день своей жизни и удивился тому, до чего точно копирует «Дом Ашеров» виртуальный мир «Замка на холме». Почему так получилось? Даже панель, открывающая потайную дверь, даже шахта… И чудовище на пятом уровне — вот что самое поразительное.

А что Генка-Будильник рассказывал той ночью о кобольде? Ну-ка, ну-ка. «Непрошибаемый», — сказал он. А что еще? «Только осиновый кол его возьмет. Если в темя». Ага… Тим даже нашел в себе силы тихонько рассмеяться. Значит, только осинового кола ему и не хватает. Ха-ха… Кстати, уж не осинник ли протянулся там, за дорогой?

В роскошной машине незнакомой большинству жителей Москвы марки ехали двое — мужчина и мальчик; нельзя было сказать, что они испытывают большое удовольствие от совместной поездки, так как мальчик был прикован наручниками к поручню. Перед поворотом на Бутово машина притормозила. В этот момент мальчик попытался ударить мужчину в бок. Мужчина, отнял правую руку от руля, схватил мальчишку за горло и что-то сказал ему. Несколько мгновений мальчик оставался неподвижен. А потом внезапно укусил мужчину за мочку уха. Он не разжимал зубы до тех пор, пока мужчина не закричал и не выпустил руль. Потерявший управление автомобиль съехал с шоссе и, соскользнув в кювет, влетел в расположенный в придорожной полосе осинник и врезался в дерево. Мужчина, принципиально пренебрегавший ремнями безопасности, по инерции вылетел из салона, разбив головой лобовое стекло. Упав на капот, он ударился головой о древесный ствол и потерял сознание. Мальчик также находился в бессознательном состоянии. Некоторое время жизнь мальчика находилась в серьезной опасности из-за возможности возгорания бензина, вытекающего через пробитый бак. Однако спустя несколько минут мальчика и мужчину подобрал водитель проезжавшего мимо грузовика. Мальчик в бреду твердил, что он НИКОГДА НЕ ПРОПУСКАЕТ СВОЕЙ ОСТАНОВКИ.

Эпилог

Спустя неделю после всех этих событий Тимофея (все еще находящегося под домашним арестом) навестил капитан милиции Седов. Капитан этот был тем самым дедуктивным гением, который в роковой вечер 22 августа позвонил родителям Тима из «Дома Ашеров», посеяв среди них дикую панику.

Тиминой маме капитан Седов преподнес букет пурпурных роз, а папе — бутылку пива «Монарх» и пакет подсоленных орешков. Он сказал родителям, что для Тимофея у него тоже кое-что есть, но об этом пока — тш-ш-ш.

Потом он прошел в комнату к Тиму и спросил, отчего он такой мрачный, на что Тим ответил, что об этом ему пришлось бы слишком долго рассказывать.

— Ладно, если ты не хочешь рассказывать, тогда расскажу я, — сказал капитан Седов.

Он и в самом деле собрался рассказать мальчику удивительную историю об известном московском архитекторе по фамилии Цигельбаум, о том самом, который выстроил особняк по заказу Зельнова Георгия Ивановича (ныне находящегося под следствием).

Этот Цигельбаум в свое время закончил архитектурный институт, а затем руководил частной компанией, специализирующейся на выпуске компьютерных технологий и игр. Компания разорилась, а сам Цигельбаум буйно помешался на почве виртуальной действительности. Архитектор по образованию, он стал брать заказы на изготовление проектов жилых домов, чем впоследствии и прославился, так как несколько особняков, выстроенных Цигельбаумом, являются точной копией «виртуальных» замков, причем не только по части фасада, но и по части интерьера, а также всяких секретов и штучек.

— Говорят, на Волоколамском шоссе стоит дом, который Цигельбаум «срисовал» с игры под названием «Один в темноте», — улыбнулся капитан Седов. — Что это за игра?

— Ужастик с трупами и внутренностями, — сказал Тим.

Капитан перестал улыбаться и покачал головой.

— А что теперь будет с «Домом Ашеров»? — спросил Тим.

— Ты хочешь сказать: с тем, что от него осталось? — сказал капитан. — Возможно, новой хозяйкой этого пепелища станет бывшая жена Зельнова. Если, конечно, уголовный розыск не будет иметь к ней никаких претензий.

— А кто она?

— Разве ты не знаешь? — удивился милиционер. — Ведь вы почти соседи. Ее дочь Алла учится с тобой в одном классе.

Тимофей молча уставился на него.

— Лариса… Васильевна?.. — пробормотал он.

— Для нас она не Лариса Васильевна, а гражданка Рассолько, — сурово сказал капитан Седов.

И он рассказал Тимофею еще одну удивительную историю.

Зельнов и Лариса Васильевна в самом деле были когда-то женаты. Зельнов развелся с ней, когда их сыну Ростику было шесть лет, а дочке Алле — четыре года. Они поделили поровну детей, но так и не сумели поделить поровну деньги. Лариса Васильевна несколько раз подавала в суд на бывшего мужа, но ничего не смогла добиться, потому что львиная доля состояния Зельнова была «теневой», неучтенной. В МУРе предполагают, что она даже наняла профессионального убийцу, известного на всю Москву как Миша Кун-Фу, чтобы тот расправился с ее мужем. Эта версия усиленно прорабатывается следствием. Скорее всего Миша спустя некоторое время вернул деньги и отказался от заказа. И у Ларисы Васильевны осталась одна надежда — на то, что Зельнов погорит на каком-нибудь из своих грязных криминальных делишек.

Это было все, что знал капитан Седов. Тимофей, вспоминая последнюю встречу с Ларисой Васильевной на именинах у Аллы, мог лишь догадываться о том, каким образом ей эту надежду удалось осуществить и какую роль во всем этом сыграли они с Серегой.

— Ну, а теперь, — загадочно произнес капитан, — мероприятие входит в решающую фазу.

Он зачем-то подмигнул Тимофею, подошел к окну и сделал знак кому-то на улице. В ту же минуту оттуда донесся громкий сигнал — низкий, с хрипотцой. Тим никогда раньше такого сигнала не слышал и даже подумал: может, в их дворе завелся бык?.. Он тоже подошел к окну и увидел, что внизу стоит «харли-дэвидсон» собственной персоной, а рядом с ним — милиционер в белом шлеме и еще сотни полторы мальчишек и девчонок, которые молча и благоговейно смотрели на это чудо техники.

— Он твой, — сказал капитан Седов, кивнув на мотоцикл. — Это подарок от всего нашего следственного отдела. За помощь в поимке опаснейшего преступника.

— Вы бы этот подарок лучше Сереге отдали, — небрежно сказал Тим. — Ему он нужнее.

— Это уже твои проблемы. Решай их сам.

Тим только улыбнулся и кивнул. И еще сказал «спасибо». Он ни капли не сомневался в том, что они с Серегой честно заработали этого красавца. Что, скажете нет?

* * *

Через три месяца, в самый разгар учебного года, Серегина мама вернулась из Дортмунда, где ей сделали операцию, и пообещали, что еще лет тридцать ей не понадобится ходить даже в поликлинику — это у них срок гарантии такой. Возможно, они что-то приврали, но лет пятнадцать, думается, Серегина мама уж точно сможет спать спокойно.

Примерно в то же время Тим купил себе небольшую компьютерную приставку и кучу кассет к ней. Только в его коллекции не было ни одной игры, где кто-то кого-то убивает или даже просто бьет. Газопроводских мальчишек, которые приходили к нему в гости, это никак не устраивало. Они думали, что Тим просто ничего не понимает в жизни. Однако Тим понимал. Понимал как никто другой: игра — это что-то большее, чем просто стандартный набор ситуаций. С игрой нельзя шутить. И если кто-то в ответ на эти слова махал рукой и не верил ему, то Тим показывал обломок ветки с осины, в которую врезался головой Барсук.

А если все равно не верили — он показывал свою майку, которую Барсук полоснул ножом, а потом — плакат Роберта Планта, у которого на майке Тим обнаружил (уже после событий в «Доме Ашеров») точно такой же порез. На том же месте — слева, на боку.


home | my bookshelf | | Пятый уровень |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу