Book: Испытание воли



В. С. Бойко, И. П. Веревкин

Испытание воли

НА СЕВЕР ДАЛЬНИЙ

День отъезда выдался ясный, солнечный, не по-мартовски теплый. Казалось, даже природа после суровой и жестокой зимы решила тепло проводить воинов в далекий край. С утра летчики и штурманы получили в штабе полетное задание. Маршрут пролегал в Заполярье.

Еще раз тщательно осмотрев машины, экипажи заняли свои места. Взвились над командным пунктом сигнальные ракеты. Один за другим взревели двигатели. Последний раз прорулили по московской земле, подтягиваясь в установленном порядке к старту.

Первым взлетел командир полка майор А. В. Жатьков. За ним парами поднялся весь полк. Построившись в две колонны, прошли строем над аэродромом и взяли курс на север.

В том же направлении ушел эшелон с личным составом, полковым имуществом.

Несколько часов продолжался полет по незнакомому маршруту. Вот широкой снежной лентой по серому фону сплошного лесного массива устремилась на Север большая река. Лед еще скрывает ее величавость и могущество, то карта подсказывает масштабы реки и самого края, который она пересекает. Почти на весь путь она стала надежным ориентиром.

Вскоре экипажи увидели продолговатый, возвышающийся над ледяным покровом остров. Четко выделялась прямая, укатанная полоса. Это был промежуточный аэродром, на котором полку предстояла посадка.

Майор А. В. Жатьков дал команду перестроиться в пеленг, рассредоточиться и заходить на посадку парами, с минимальным интервалом между ними. Несмотря на поземку, пары одна за другой выдержали интервалы и благополучно приземлились. Командир сел последним.

Зарулив по сигналам стартовой команды на указанные стоянки, прилетевшие впервые ступили на северную землю. Отсюда предстоял перелет на аэродром достоянного базирования в Заполярье.

Но вылет, назначенный на послеобеденное время, не состоялся: разыгралась метель — и не на день, а на неделю.

…Шел март 1942 года. Выиграв битву за Москву, советские войска организовали наступление. Большую помощь в боевых действиях наземным войскам оказывала авиация, в числе которой активно участвовал 6-й корпус ПВО Москвы. В его составе сражались летчики 208-го и 95-го авиационных полков. Отстояв московское небо, они переключились на бомбовые и штурмовые удары в тылу врага.

В напряженных воздушных боях авиация теряла людей и машины. К середине января в 208-м полку осталось в строю менее трети самолетов. Командующий корпусом принял решение отправить полк в тыл для получения авиационной техники и пополнения личным составом. Произошла и реорганизация подразделений: 208-й полк влился с экипажами и самолетами в состав 95-го авиационного полка.

Пополнение приняли радушно. Летчики обоих полков не раз участвовали в совместных вылетах на врага, много слышали друг о друге. В день прибытия пополнения с летчиками беседовали командир полка майор А. В. Жатьков и комиссар Н. Е. Россов. Обстоятельно с каждым знакомясь, они присматривались к новичкам: ведь теперь это был единый боевой коллектив.

— Какие есть вопросы? — спросил майор Жатыков.

— Разрешите? Лейтенант Стрельцов, — поднялся стройный, среднего роста крепыш с открытым, веселым взглядом. Майор видел его и в соседнем полку, и среди своих экипажей. Слышал о его любознательности, настойчивости в освоении техники и тактики воздушного боя.

Получив разрешение, летчик сказал:

— Я несколько раз летал ведомым у старшего лейтенанта Пузанова. Прошу вашего разрешения постоянно летать с нам в паре.

— Ваше желание одобряю, — ответил командир. — Когда экипажи лучше знают друг друга, больше взаимопонимания у них и в бою. Направим вас в звено Пузанова. Летчик он хороший и воздушный боец замечательный Пузанов искренне обрадовался новому экипажу своего звена. Это уже была обстрелянная молодежь: на счету экипажа Стрельцова имелось около 30 боевых вылетов. Старшему лейтенанту Льву Пузанову Виктор Стрельцов не просто нравился, он уважал его. Это чувство по отношению к молодому пилоту пришло к опытному, рассудительному летчику после того памятного боя, в котором Стрельцов сбил первый фашистский самолет.

Пара Пузанов — Стрельцов тогда вышла первой.

Погода была по-ноябрьски пасмурной. Плотные облака снижали видимость и облегчали противнику подход к цели. Наши истребители должны были помешать ему прицельно сбросить бомбы.

Долгое время барражирование проходило спокойно. На станцию подходили и уходили тяжелые эшелоны, а в небе не появлялся ни один фашистский самолет. Время барражирования близилось к концу. Стрельцов сказал своему штурману лейтенанту Кравцову:

— Видать, погода для фрицев трудновата. Так и дойдем домой, проутюжив впустую три с лишним часа.

Вдруг ведущий дал короткую очередь, что означало сигнал. «Внимание, вижу противника». Начал разворот. Стрельцов не отставал. Из облаков выскочило звено «Ю-88» и легло на боевой курс. Но Пузанов уже вывел самолет на сближение и пошел в лобовую атаку, передав своему ведомому:

— Атакую, ваше место слева! Берите второго.

Самолеты быстро сближались.

Фашисты не выдержали лобовой атаки. Первым бросился наутек левый ведомый фрицев. Он сбросил бомбы в лес и нырнул в облака. Остальные некоторое время шли на сближение, но потом начали отворачивать, надеясь также уйти в облака.

Пузанов внимательно сладил за противником и ждал, когда фашист возьмет штурвал на себя и полезет вверх. И только нос «юнкерса» задрался кверху, как Пузанов немедленно взял кабину летчика в перекрестие прицела и ударил сразу из всех передних пушек и пулеметов Огненные трассы мгновенно прошили «Ю-88», он задымил, резко накренился на левое крыло и, перевернувшись, пошел стремительно к земле.

— Как на горизонте? — спросил Пузанов у своего штурмана, разворашивая самолет на объект.

— В воздухе чисто, — доложил старший лейтенант Н. Н. Сова, — но нигде не видно ведомого, время на исходе, горючего только на обратный полет. Справа вижу пару самолетов Видимо, наша смена.

— Продолжай круговое наблюдение, — приказал командир штурману. — Иду на сближение с парой.

Вскоре Пузанов увидел условные сигналы. На смену пришла новая пара. Покачав им на прощанье крыльями, он взял курс на свой аэродром.

Вою дорогу тревожила мысль: почему ведомый не вернулся к объекту? Где он? Хорошо, если ушел домой. Молодой, неопытный, в горячке боя мог и забыть, что обязан возвратиться в строй и идти на свой аэродром только с ведущим.

Вот показался аэродром. Произведя посадку, Пузанов с горечью увидел, что стоянка лейтенанта Стрельцова пуста.

Выйдя из самолета, он спросил дежурных техников:

— Стрельцов сел уже?

Кго-то ответил:

— Вы первый сели.

Пузанов и Сова бросились на командный пункт к руководителю полетов.

Ответ был все тот же: «Стрельцов пока не садился».

Прошло еще несколько минут. Руководитель полетов все чаще посматривал на часы: горючее на исходе, а Стрельцова все нет и нет.

Вдруг послышался гул моторов. Над лесом показался самолет. Все вздохнули: свой, «ПЕ-3» — значит, Виктор.

Чем ближе был самолет, тем больше удивлялись присутствующие какому-то невероятному крену. Шел к летному полю он под углом 90 градусов, и с ходу начал снижение на посадку, странно вздрагивая. Четко уже видны шасси, еще миг — и летчик взял штурвал на себя, а до земли еще было 5 — 10 метров . Все, кто находился на аэродроме, так и ахнули: впереди была стоянка самолетов, дежуривших в полной готовности. Вот-вот свой же самолет врежется в боевые машины. Руководитель полетов только и успел крикнуть:

— В своем ли он уме?

Но в этот момент «ПЕ-3» коснулся земли, несколько раз подпрыгнул, как стрекоза, и, сделав невообразимого «козла», с остановленными моторами застыл на месте буквально в метре от ближайшего самолета.

К нему бежали все, кто был на аэродроме. Что случилось?

Кабина не открывалась, никто из самолета не выходил.

Механики сами открыли кабину, и многое сразу стало ясно. В кабине стонал штурман Кравцов, на израненных руках у него лежал без сознания летчик.

Их осторожно вытащили на поле. У лейтенанта Стрельцова лицо было неузнаваемо: на лбу сильно кровоточила большая рана, глаза залиты кровью, над бровями и переносицей обрывки кожи.

Подошла санитарная машина и увезла обоих в медицинский пункт. С ними уехали Сова и Пузанов. Все с нетерпением ожидали их возвращения. Как только они вернулись, их обступили плотным кольцом.

— Можете поздравить, — сказал штурман. — Виктор сбил первого стервятника. Врачи привели его в чувство и обещают скоро вернуть в строй. Кравцов ранен несколько серьезнее, но опасного ничего нет. К новому году должны уже летать.

Подробности случившегося сообщил Пузанов. Стрельцов атаковал второго «юнкерса» с левого разворота и поджег его левый мотор. Немец попытался уйти в облака, но не хватило мощи, и его потянуло вниз. Виктор неотступно следовал за ним и несколькими очередями повредил левую плоскость. Набирая скорость, «юнкерс» несся к земле. Сопровождая его до конца, чтобы не позволить уйти на бреющем, Стрельцов, видимо, оказался в прицеле фашистского стрелка-радиста, и тот полоснул последней в своей жизни очередью Разрывной снаряд попал в кабину. Многочисленные осколки металла впились Стрельцову в щеки, веки, лоб. Кровь залила глаза. Привычным движением штурвала Стрельцов все же вывел самолет в горизонтальный полет.

— Игорь, — крикнул он штурману, — я ничего не вижу!»

Ответа не было. «Игорь убит», — пронзила Виктора мысль.

Его правая рука скользнула со штурвала, чтобы нащупать штурмана. Машинально поправив ларингофоны, Стрельцов вдруг обнаружил, что шнур перебит. И в этот момент с радостью ощутил рядом дыхание штурмана, услышал его крик:

— Как ты ведешь самолет? Смотри за курсом, так ведь недолго и за линию фронта перемахнуть. Захотел к фрицам в гости?

Когда Стрельцов повернулся лицом к Кравцову, тот отшатнулся Стрельцов крикнул ему:

— Игорь, я ничего не вижу! Но самолет вести на свой аэродром надо. С парашютом прыгать нам нельзя, малая высота. Садись рядом и будешь кричать мне на ухо, куда вести. Мы должны сесть у себя дома, иначе погибнем.

Кравцов продвинулся к нему вплотную.

— Веди, командир, — сказал он. — У меня осколок в правом глазу, и нам на двоих всего один мой левый глаз да две твои руки. У меня обе повреждены, штурвал держать не могу.

— Как удалось довести и посадить самолет, это известно лишь им одним, — сказал Пузанов. — Только необыкновенная сила воли и мужество спасли им жизнь в безвыходном положении. У этих ребят в скором времени многим из нас не стыдно будет поучиться.

И вот они снова вместе — командир звена Пузанов и его ведомый Стрельцов Напряженные, полные тревог вылеты ложились короткими записями в разделе летной книжки:

«Бомбардировал скопление автомашин на дороге в пункте В. Прямым попаданием вызвал несколько пожаров».

«Штурмовал колонну войск на дороге в пункте Г. Уничтожил 15 автомашин с войсками и боеприпасами».

«Бомбардировал железнодорожную станцию Н. Прямым попаданием взорвал эшелон с боеприпасами».

«Бомбардировал аэродром в районе города Ю. Отмечены прямые попадания по стоянкам вражеских самолетов. Вызваны пожары»

Скупые строки рождали общий итог. К концу января на личном счету лейтенанта Стрельцова числилось уничтоженных 2 железнодорожных эшелона, 39 автомашин с войсками и боеприпасами, 9 танков и много других целей.

К тому времени советские войска под Москвой прочно закрепились на занятых рубежах, установилось относительное затишье.

В морозном и суровом феврале воздушная разведка объектов врага стала важнейшей задачей летчиков 95-го авиационного полка дальних истребителей. Сотни вылетов на разведку совершили они, глубоко забираясь во вражеский тыл и доставляя оттуда ценные сведения. Летали в одиночку. Часто подвергались обстрелу зенитной артиллерии, схватывались с немецкими истребителями.

Несколько таких вылетов на воздушную разведку совершил и экипаж Виктора Стрельцова.

…В начале марта в часть поступил приказ направить 95-й истребительный авиационный полк в Заполярье для выполнения задания государственной важности — прикрытия союзных караванов судов на северном морском театре.

Наступала весна, а с ней приближалось начало второй военной арктической навигации. Уже осенью 1941 года северные порты Советского Союза с портами Англии и Исландии связал транспортный морской путь. По этой магистрали страны антигитлеровской коалиции осуществляли между собой основные военно-экономические связи, включая и поставки вооружения для советских войск по ленд-лизу. Северный путь был самым коротким, то и самым опасным. Он проходил по суровым Северному, Норвежскому, Баренцеву морям, здесь постоянно патрулировали корабли и самолеты противника, базировавшиеся в портах и на аэродромах севера Европы.

Сложные условия плавания караванов транспортных судов по этому маршруту требовали надежной боевой охраны как на воде, так и в воздухе. Ответственность за безопасность конвойных рейсов в своих зонах несли британское адмиралтейство и командование Северного флота.

95-й истребительный полк, прибывший в Заполярье, стал одним из авиационных подразделений военно-морского флота, который нес охрану неба над Белым и Баренцевым морями.

К концу марта полк полностью сосредоточился на аэродроме назначения.

Здесь еще вовсю хозяйничала зима с метелями и морозами. На обочинах аэродромных дорог сугробы напоминали стены огромных тоннелей. Но все это сгладилось теплой встречей с североморскими летчиками, которые вели непрерывные и тяжелые бои с превосходящими силами врага. Они искренне радовались пополнению.

Многоцелевое назначение самолета «ПЕ-3», его высокие боевые качества, а также богатый опыт летного состава, приобретенный на фронтах Великой Отечественной войны, значительно усиливали боевые возможности ВВС Северного флота, имевших до прибытия пополнения в своем составе два истребительных полка. Бомбардировочная авиация была представлена эскадрильей «ПЕ-2», входившей в один из истребительных полков.

95-й авиаполк перебазировался скрытно. Фашисты не узнали о его появлении, и это дорого им стоило.

Сразу же экипажи приступили к детальному изучению района будущих боевых действий. Командир полка предупредил: к полетам будут допущены только те, кто на «отлично» сдаст экзамен на допуск к самостоятельным вылетам в новом районе.

Тяжелая воздушная обстановка в Заполярье настоятельно требовала сократить сроки ввода в боевой строй вновь прибывших.

Планировалось провести двухнедельную подготовку на земле, прежде чем вылетать на маршруты.

Трудностей встретилось немало. Предстояло решать совершенно новые задачи: прикрывать корабли в море. Летчики и штурманы не только не умели обнаруживать цели на море, но и ориентироваться над безбрежными морскими просторами. Инженерам и техникам также требовался определенный опыт по эксплуатации самолетов и оружия в сложных северных условиях.

Сам аэродром представлял собой небольшую продолговатую площадку, стиснутую со всех сторон скалистыми сопками. С такого поля, не имея соответствующих навыков, взлететь еще можно, а вот сесть не так просто. Поэтому вначале пришлось воевать не с немцами, а с природой — противником не менее коварным и опасным.

Часами боролись летчики со снежными заносами, вьюгами, ожидая прояснения. Первое время удивлялись: бушует стихия, в метре ничего не видно — и вдруг затишье, тихо и ясно, видимость отличная. А через десяток минут аэродром опять закрывало. То туман наползал с залива или низин между сопками, то неожиданно налетал снежный заряд.

Вот эта неустойчивость, мгновенная изменчивость метеоусловий представляла наибольшую опасность. Взлетит самолет при нормальной погоде, подходит к аэродрому — посадки нет. Летчик не видит ни сигналов, ни ориентиров. Сесть некуда, под плоскостями толпятся сопки и острые скалы. Даже снизиться до бреющего, чтобы попытаться сориентироваться, опасно: можно врезаться в вершину горы. И кружит самолет в районе аэродрома, ловит миг, когда прояснится, чтобы зайти на посадку. В таких условиях требовались выдержка, особое летное мастерство, чтобы преодолеть препятствия и освоиться с капризами заполярной погоды.

В числе первых освоил полеты в сложных условиях Севера экипаж Стрельцова.

Уверенно выдержав проверку на земле, Виктор и его штурман Игорь Кравцов получили разрешение «сходить в море». И хотя это еще был только полет за лидером, радости не было предела.

Утром пораньше отправились на аэродром. Первым их встретил механик старший сержант А. Д. Дементьев. Как всегда, доклад был краток:

— Товарищ командир! Машина к вылету готова!

Стрельцов и Кравцов поздоровались с механиком, осмотрели самолет. Виктор неожиданно спросил:

— Саша, как работают моторы?

— Как часы, командир. Можете не сомневаться, всю ночь подогревал. Запустятся мигом.



— Спасибо, Саша. Я и не сомневаюсь. Но ведь полет необычный. Волнуюсь вдвойне.

Летчик и штурман заняли свои места. Набирая обороты, с шумом рассекали морозный воздух винты, которые вскоре слились в сплошной вращающийся диск.

Рядом прорулил, трижды мигнув аэронавигационными огнями, «ПЕ-2». Это был их лидер. Приглашая за собой на старт экипаж соседнего полка, он, не останавливаясь, вырулил на полосу и пошел на взлет.

Виктор и Игорь услышали в наушниках свой позывной и долгожданное «Разрешаю взлет».

Взлетели легко и уверенно.

Набирая высоту, последовали за лидером. Пристроились к нему. Самолеты перешли в горизонтальный полет. Над головой, едва не касаясь машины, расстилалась оплошная белая пелена облаков. С земли они были темно-синие, а вблизи — белые. Такую плотную облачность экипаж не часто, но встречал ранее в других районах.

Куда интереснее было внизу. Открылись гряды сопок. Более высокие из них прорезали снежную гладь черными глыбами скал. Осмотревшись, Виктор и Игорь стали различать разной формы белые пятна среди тор. Догадались — озера. Их поверхность отличалась ровным покровом.

Пересекли узкий, врезавшийся между гранитными берегами залив и повернули вдоль противоположного берега на юг. На карте он выглядел обычно синей полоской. О нем, Кольском заливе, говорили много, а вот видели впервые. На левом берегу залива между горами и водой раскинулся город. Так вот он какой!

Стрельцов, наблюдая за землей и воздухом, изредка поглядывал на Игоря. Штурман непрерывно смотрел то вниз, то на карту, сосредоточенно что-то прикидывая и высчитывая. Виктор знал — Игорь занят своим штурманским делом и вряд ли многое замечает. Сам он сегодня в полете чувствует себя свободнее. Впереди идет опытный экипаж, только следуй за ним и наблюдай. Оттого и рассматривает внимательно все вокруг, не спуская глаз с горизонта. Здесь в любой момент может появиться враг.

В стороне прошли две пары краснозвездных ястребков. Они закружили по ярусам. Виктор догадался — соседи-гвардейцы вышли на барраж в зону. Возможно, для их безопасности они утюжат небо, чтобы в нужную минуту прийти на помощь.

Пройдя вдоль залива, повернули к городу. Обогнули его с севера. Издали Виктор видел, как сильно разрушен Мурманск. До этого летчики соседних полков рассказывали о непрерывных массированных налетах гитлеровских бомбардировщиков на деревянный город. Сотни фугасных, тысячи зажигательных бомб сбросили стервятники на жилые дома и промышленные предприятия. Вид сожженного и разрушенного Мурманска больно сжал сердце.

Город остался позади. Теперь уже шли вдоль другого берега залива. Внезапно скалы словно бы расступились и открылась величественная панорама моря. В стороне проплыли высокие обрывистые берега продолговатого острова.

— Остров, — уточнил штурман. Стрельцов уже знал, что это их главный ориентир при подходе к аэродрому с моря.

Дальше шли на Север над бескрайними морскими просторами. С высоты трудно было представить, что происходит на его поверхности. Но Виктор безошибочно определил, что море неспокойно: крупная серая чешуя — это перекаты волн.

Уже на обратном маршруте, у входа в Кольский залив, на темно-зеленом фоне Стрельцов увидел продолговатый серый силуэт. Чем ближе подходили, там четче вырисовывался корпус корабля.

— В такую коробочку не так просто попасть, — подал голос Игорь.

— Ничего, это только первое впечатление. Приглядимся. По танкам били, а здесь все-таки покрупнее габариты.

На подходе к аэродрому лидер уступил дорогу. Виктор сам вышел на посадочный. Приземлил машину точно по правилам.

Вскоре оба были на командном пункте. Туда же прибыли штурман и летчик лидера. Высокий худощавый капитан в ладной морской форме доложил командиру, Герою Советского Союза майору Б. Ф. Сафонову:

— Товарищ майор! Задание на полет выполнил. Ведомый уверенно чувствует себя в воздухе. Можно выпускать.

Затем Стрельцов и Кравцов по карте, по своим наблюдениям рассказали о пройденном маршруте, основных ориентирах, подходах к аэродрому. Сафонов и Жатьков внимательно выслушали доклад экипажа. Сафонов одобрительно поддакивал, кое-где поправлял. Чувствовалось, что весь маршрут он знает наизусть.

Потом сказал Жатькову:

— Анатолий Владимирович, пусть завтра слетает у меня ведомым. Погляжу, как пойдет за истребителем. Справится с задачей — уверенно выпускай на боевое. Нечего засиживаться.

Стрельцов не сразу понял, что оказал Сафонов.

А когда командир полка отдал распоряжение включить экипаж Стрельцова на полеты, даже не поверил.

В эскадрилье Виктор не мог скрыть своей радости.

— Смотри, не потеряй Сафонова в воздухе. Тогда тебя придется искать всем полком, — острили однополчане.

Виктор отшучивался, но к вылету готовился еще более тщательно, чем накануне.

Метеорологические условия в тот день оказались идеальными. От взлета до посадки сопутствовала устойчивая погода. Проглядывавшее сквозь тонкий слой облаков солнце рассеивало дымку. Видимость была прекрасной.

После полета Виктор получил от самого Сафонова весьма высокую оценку…

Вслед за ним приобретали навыки полетов над морем и другие экипажи. Большую помощь новичкам в освоении неба Заполярья оказали летники гвардейского истребительного авиационного полка, их командир Борис Феоктистович Сафонов.

Через десять дней пребывания в Заполярье командир доложил командованию о готовности полка.

Перед вылетами часть посетили командующий Северным флотом вице-адмирал А. Г. Головко, член Военного совета дивизионный комиссар А. А. Николаев и начальник политуправления дивизионный комиссар Н. А. Торик. Они рассказали об обстановке на фронте, ознакомили с особенностями боевой деятельности на северном театре, разъяснили государственную важность задач по прикрытию конвоев с воздуха.

И вот 15 апреля 1942 года первый боевой приказ: нанести бомбовый удар шестеркой по крупной военно-морской базе и порту противника в Заполярье.

Группу возглавил В. А. Куликов. Правым ведомым у него был Стрельцов. К вылету готовились, как к празднику. Помогали все, кто оставался в тот день на аэродроме.

В едином строю группа вышла на цель. Мощный заградительный огонь встал на ее пути, но авиаторы уже бывали в такой ситуации. Ведущий, умело маневрируя среди разрывов, повел группу в атаку. Первое звено основной удар направило на самое крупное судно в порту — двухтрубный транспорт, стоявший на рейде под охраной кораблей. Второе звено сбросило бомбы на причалы.

Замыкавший строй экипаж сфотографировал результаты удара. Самолеты легли на обратный курс.

Проявленные пленки подтвердили точность удара. Вскоре по поступившим разведданным стало известно, что в результате налета потоплен транспорт водоизмещением четыре тысячи тонн, повреждено несколько других кораблей, нанесен ощутимый урон причалам и портовым сооружениям.

Спустя несколько дней, 20 апреля, экипаж Стрельцова вновь отличился. «ПЕ-3» вылетел на разведку норвежского побережья с задачей нанести удар по обнаруженным одиночным кораблям противника.

На такие задания «ПЕ-3» уходили с бомбами и полным комплектом реактивных снарядов.

Внимательно осмотрели заданный район, но на море ничего не обнаружили.

— Придется везти гостинцы домой, — досадливо троившее штурман.

— Не спеши с выводами, — успокоил его командир. — Смотри внимательней. Справа осиное гнездо — Киркенес. Сейчас мы на солнечной стороне. Наблюдать за нами неудобно. Воспользуемся этим.

Показался Киркенес. Надежды оправдались: на фоне залива четко вырисовывалось транспортное судно.

Стрельцов вел самолет на приглушенных моторах. Выйдя на расстояние атаки, дал полные обороты.

— Штурман, приготовились! Если не ошибаюсь, перед нами крупный танкер. Цель вполне подходящая для наших реактивных снарядов и бомб!

Стрельцов вывел самолет на наиболее выгодную дистанцию огня и дал первый залп двумя крупнокалиберными реактивными снарядами.

Теперь слово штурману, который сосредоточился на расчетах, то и дело припадая к прицелу. Около минуты держал машину в строгом горизонтальном полете.

— Готово! — быстро доложил Кравцов. — Довернуть вправо. Так держать!.. Сброс!

Виктор привычным движением нажал кнопку сбрасывателя. По тому, как вздрогнул самолет, убедился — бомбы пошли к цели.

И тут открыли яростный огонь опомнившиеся фашисты. Сотни огненных трасс неслись навстречу самолету. Шапки разрывов зенитных снарядов возникали вокруг.

Ободряюще прозвучал голос штурмана?

— Цель накрыта! Судно горит.

Лавируя между разрывами, Стрельцов круто взмыл вверх, чтобы снова выйти на боевой курс. Для верности решил нанести еще один удар по танкеру. Но как это сделать безопаснее в зоне интенсивного противовоздушного огня противника? Нужен был сложный маневр. Крутых разворотов «ПЕ-3» зачастую не выдерживал.

Летая еще недавно в небе Москвы и встречаясь с истребителями противника, Стрельцов неоднократно убеждался, что те легко выходили из боя, пользуясь своей маневренностью и тем, что «ПЕ-3» порой терял время на разворотах. В воздушном бою успех решают секунды, и если эти секунды «ПЕ-3» легко выигрывал у фашистских бомбардировщиков, то также легко проигрывал в схватке с истребителями. Правда, фашисты обычно использовали это свое преимущество не для того, чтобы выиграть бой, а чаще всего, чтобы удрать с поля боя.

У Стрельцова родилась дерзкая мысль: уменьшить время разворота за счет применения фигуры переворота самолета через крыло. Он уже раньше думал над этим, много читал, прикидывал, проверял отдельные расчеты в полете. Мысленно отрабатывал все элементы, собираясь обсудить их с товарищами и командирами. И одновременно боялся ошибиться.

И вот наступил момент, когда раздумывать было некогда. Он видел в перевороте спасение и возможность нанести противнику смертельный удар.

Враг сосредоточил весь огонь впереди по курсу самолета. Ню Стрельцов не оправдал надежд противника, выбрав иной курс.

— Игорь, держись, — крикнул он штурману, — атакую с переворотом через правое крыло!

Летчик взял на себя штурвал. Самолет круто полез вверх. Казалось, не хватит сил удержать его в вертикальном подъеме, потемнело в глазах. Еще миг — и самолет послушно перевернулся. Разрывы вражеских снарядов остались позади.

Пока немцы переносили огонь, Стрельцов пошел в атаку на судно, над которым уже поднимался огромный столб черного дыма и пламени.

Как орел, стремительно ринулся вниз наш краснозвездный самолет на фашистский транспорт и разрядил в него весь запас снарядов. Танкер заполыхал с новой силой.

Виктор плавно вывел самолет в горизонтальный полет и на бреющем пошел в море, подальше от берега.

— Этот больше не послужит своим хозяевам, — весело крикнул Стрельцов. — Пора домой.

— Поздравляю, командир, с новым успехом в Заполярье! Не надеялся, что выберемся из этого пекла. Если бы не твой маневр…

— Игорь, следи за маршрутом. Поговорим дома о подробностях, но прошу — никому ни слова о перевороте. Надо еще хорошенько все проверить.

Посадив самолет на аэродром, Стрельцов ушел на командный пункт докладывать о результатах полета. А в это время Кравцов под смех и шутки друзей рассказывал о фейерверке, который они устроили на виду у всего Киркенеса.

Вскоре штаб части получил подтверждение о потоплении танкера с горючим водоизмещением 5000 тонн.

В тот день экипаж был именинником. Поздравлениям не было конца.

Возрастала интенсивность боевой работы. Прибавилось и трудностей: в Заполярье наступила весна, летное поле покрылось талой водой. Зато дни становились «круглее», летать можно было и в светлые ночные часы.

23 апреля Стрельцов вновь отличился при выполнении боевого задания.

С утра поступила команда подвесить бомбы и быть в десятиминутной готовности. Командир эскадрильи, возвратившись из штаба, собрал личный состав. Подъехавший майор Жатьков объяснил задачу:

— Ваша эскадрилья в составе десяти «ПЕ-3» по приказанию командующего ВВС Северного флота наносит удар по аэродрому фашистов Луостари, где базируется от семидесяти до ста истребителей. Аэродром имеет сильную противовоздушную оборону. Успех операции зависит от внезапности удара на низкой высоте.

Уточнив детали полета, экипажи разошлись по самолетам.

Ждать пришлось недолго. Сигнальная ракета взвилась в воздух. Первая пара пошла на взлет, за ней — остальные. Собравшись над аэродромом, группа взяла курс на запад.

Шли за облаками, и это, видимо, обеспечило подход к цели незамеченными.

Построившись пятерками, подошли к аэродрому с тыла. На бреющем полете две пятерки широким фронтом внезапно атаковали фашистов. Удар оказался настолько неожиданным, что зенитные средства открыли огонь лишь тогда, когда самолеты освободились от бомб.

В составе второй группы с заданием зафиксировать удар шел капитан В. А. Куликов. Но и до проявления пленки всем уже было ясно, что результаты отличные: на земле пылали десятки вражеских самолетов.

Всего один истребитель «МЕ-109» взлетел с аэродрома в момент удара.

— Виктор, — крикнул Стрельцову штурман, — «мессер» заходит в хвост самолета Куликова!

Стрельцов мгновенно оценил ситуацию: самый подходящий момент повторить маневр с переворотом и атаковать сверху фашистский самолет. Он рванул штурвал до отказа на себя и, сделав резкую горку, перевернулся через крыло, оказавшись выше и позади «МЕ-109». Немец от неожиданности растерялся и, отказавшись от атаки, бросил свой самолет вверх. Но было уже поздно. Старший сержант А. Д. Золотухин, штурман Куликова, из турельного пулемета длинной очередью прошил брюхо «мессера», подставленное ему фашистом при попытке набрать высоту.

«МЕ-109» пошел к земле и вскоре врезался в сопку. Стрельцов пристроился к Куликову. Оба самолета быстро догнали строй.

Через полчаса без потерь эскадрилья приземлилась на аэродроме. После доклада ведущего командир части поздравил экипажи с победой.

На разборе боевого вылета капитан Куликов доложил об опасности, которая грозила его экипажу, сообщив о самоотверженном поступке лейтенанта Стрельцова, занявшего очень выгодную позицию и сорвавшего атаку немецкого истребителя.

Виктору пришлось подробно объяснять суть своего маневра.

Подводя итог, командир части сообщил о том, что уничтожено на земле 16 немецких истребителей, более двух десятков повреждено, нанесен ущерб аэродромному оборудованию и взлетной полосе.

В заключение он оказал:

— — Маневр лейтенанта Стрельцова нов и оригинален. Но применять эту фигуру летному составу, пока не изучим ее в деталях, не убедимся в ее надежности, запрещаю. Лейтенанту Стрельцову приказываю изложить свои соображения в рапорте по команде.

Всем экипажам, участвовавшим в нанесении удара по аэродрому Луостари, командование объявило благодарность. На боевой счет части было записано еще 17 немецких самолетов. Возрос и личный счет Виктора Стрельцова. Ему и Кравцову засчитали 4 фашистских самолета и 4 аэродромных автомашины.

Спустя несколько дней в составе звена старшего лейтенанта Пузанова Виктор участвовал в повторном налете на аэродром Луостари. Его экипаж снова уничтожил 4 немецких истребителя. В тот же день в групповом налете на военно-морскую базу Киркенес точным бомбометанием Стрельцов с Кравцовым разрушила причал.

НЕ ЧИСЛОМ, А УМЕНЬЕМ

Апрель, как утверждали старожилы соседнего полка, выдался не из лучших, особенно последняя декада. То моросил мелкий неверный дождик, то сыпал мокрый снег. Зябко и неуютно работать в такой сырости на открытом воздухе у самолетов. Зато спокойнее: гитлеровцы тоже сидят на земле.

В последние дни апреля летный состав 95-го истребительного авиационного полка начал готовиться к выполнению своей главной задачи — прикрытию конвоев в открытом море от бомбардировщиков и торпедоносцев противника. Отрабатывались поиск и обнаружение судов (в целях маскировки они ходили при полном радиомолчании), опознавание и взаимодействие с кораблями охранения при отражении атак немецких самолетов, тактика воздушного боя над конвоями. Занимались от подъема до отбоя в укрытиях неподалеку от самолетов, готовые по команде вылететь на задание.

Воздушная обстановка в Заполярье с наступлением полярного дня осложнилась. Над Мурманском и объектами Северного флота шли ожесточенные неравные воздушные бои. По напряженной жизни соседних истребительных полков летчики видели, как им тяжело. Обидно было, находясь рядом с ними, не летать и целыми днями заниматься теорией. Пришлось провести специальную разъяснительную работу. Комиссар полка Н. Е. Россов говорил:

— Если в такой тяжелой воздушной обстановке нам разрешили только готовиться к прикрытию конвоев, значит, это очень важно для страны. Наша обязанность — утроить усилия в учебе, а когда наступит время, выполнить свой долг перед Родиной.

Комиссара знали и любили в полку, ему безгранично верили. Сказал комиссар — значит, так надо. К занятиям летники стали относиться старательнее, понимая важность предстоящего дела.



29 апреля наступил долгожданный час: пришел боевой приказ прикрыть крупный конвой.

В этот день тройка «ПЕ-3» вылетела для прикрытия с воздуха союзного конвоя «PQ-15» в Баренцевом море. Первый вылет на предельный радиус над морем возглавил командир полка майор Жатьков. С ним ушли в полет опытные летчики: командир 1-й эскадрильи майор С. С. Кирьянов и его заместитель старший лейтенант Н. Ф. Кириков.

Группа воздушного прикрытия успешно оправилась с заданием. Дальние истребители обнаружили конвой в тот момент, когда он вел тяжелый бой с вражескими торпедоносцами. Тройка «Петляковых» залпами реактивных снарядов отогнала гитлеровцев. Покружившись на дальних подступах, немецкие самолеты ушли ни с чем.

Погода резко ухудшилась. Группа прикрытия из-за ненастья вынуждена была возвратиться на аэродром. Но он не смог принять самолеты. Густая пелена облаков и снежные заряды закрыли полосу.

По команде с земли группа направилась на запасной аэродром. Ведомый старший лейтенант Кириков доложил, что горючего не хватит до запасного аэродрома. Ему разрешили садиться у себя. Почти вслепую, ориентируясь сквозь едва уловимые проблески в зарядах, он с трудом произвел посадку. Остальные сели на запасном аэродроме.

До самого прихода конвоя в порт назначения погода больше не позволила прикрывать его с воздуха. Вражеская авиация над ним также не появлялась.

1 Мая авиационный полк получил пополнение — бомбардировочную эскадрилью, состоящую из летного и технического состава и двух самолетов «ПЕ-2». Это была эскадрилья с богатым боевым опытом. Ее экипажи вели бои против финских милитаристов в 1939 — 1940 годы, а с первых дней Великой Отечественной войны участвовали в непрерывных боевых вылетах, представляя собой бомбардировочную авиацию Северного флота. В боевой обстановке эскадрилья перевооружилась на пикирующие бомбардировщики «ПЕ-2» и в неравной борьбе с господствовавшей в воздухе фашистской авиацией добилась убедительных результатов.

Влившихся в полк летчиков и штурманов И. В. Горкушенко, Б. Г. Хомдохова, М. И. Шамаева, А. В. Осокина, В. А. Фирсова, С. А. Порошина и других здесь хорошо знали. Это они не так давно обучали экипажи полка искусству полетов в условиях Севера. Поэтому их встретили с особой радостью.

На митинге, посвященном международному Дню солидарности трудящимся, майор Жатыков зачитал приказ Народного Комиссара Обороны СССР. С затаенным дыханием слушали бойцы и командиры волнующие слова, вселявшие уверенность в завтрашний день…

Все увереннее чувствовал себя и Виктор Стрельцов. Когда число боевых вылетов перевалило за шестьдесят, командование полка представило его к награждению орденом Красного Знамени. Это и окрыляло, и ко многому обязывало.

Главным мерилом Стрельцов по-прежнему считал повышенную требовательность к себе, творческий подход к делу. Выполняя задачи по прикрытию объектов или перехвату вражеских самолетов, он всегда искал эффективные способы отражения атак противника. У него выработалось твердое правило: не применять в боевой обстановке одни и те же приемы. Немецкие летчики тоже не лыком шиты, они быстро осваивали нашу тактику. И это надо было учитывать. Поэтому каждому вылету предшествовали тщательная подготовка, продумывание всех деталей боя до мелочей, с учетом особых условий Заполярья. В этом теперь заключалась повседневная учеба.

Правда, по вечерам среди летчиков и штурманов нередко разгорались споры о необходимости дальнейшего совершенствования мастерства. Во главу угла некоторые ставили храбрость. Мол, воевать мы умеем, доказали это в боях, надо теперь только летать почаще и бить врага. Среди противников такой точки зрения был лейтенант Стрельцов. Как-то в споре он заявил:

— Будь мое право — не допустил бы вообще зазнаек к вылетам. Что значит летчику или штурману остановиться на достигнутом, не обогащать себя знаниями каждый день? Да это же самоуспокоение…

Кое-кого эти справедливые слова задели за живое. Виктор был убежден в том, что коль им дана в руки эффективная боевая техника, владеть ею надо мастерски. И полагаться на поговорку: храбрость города берет — следовало лишь отчасти. Вскоре он это доказал.

16 мая поздно вечером в помещении летного состава раздался телефонный звонок. Дежурный, приняв распоряжение, громко крикнул:

— Капитан Кириков, срочно на КП к командиру части. Экипажам капитана Кирикова, старшего лейтенанта Пузанова, лейтенанта Стрельцова и лейтенанта Сыроватко по тревоге к самолетам, подвесить бомбы я быть готовыми к вылету.

Через несколько минут летчики и штурманы были у своих самолетов. Авиамеханики и техники уже хлопотали возле бомб. Подвеска заняла тоже считанные минуты.

В 23.00 прибыл капитан Кириков. Вместе с ним — начальник штаба полка майор Муратханов. Собрав экипажи, он поставил задачу:

— Четверке «ПЕ-3» в составе экипажей Кирикова, Пузанова, Стрельцова и Сыроватко — ведущий группы капитан Кириков — произвести разведку моря вдоль норвежского побережья и подходов к военно-морским базам Варде и Вадсе. По данным разведки, в наших водах появились вражеские миноносцы. При обнаружении их — нанести бомбовый удар с высоты 2500 — 3000 метров .

Быстро надели парашюты, запустили моторы. Взлетели парами: капитан Кириков и лейтенант Сыроватко, старший лейтенант Пузанов и лейтенант Стрельцов.

Удачно обошли наблюдательные посты врага: помогла тонкая слоистая облачность. В 23 часа 40 минут прошли вдоль полуострова Рыбачий на значительном удалении от берега. Солнце хорошо освещало водную поверхность и не мешало наблюдению с большой высоты.

Летчики и штурманы, впервые видевшие море таким тихим, невольно любовались его бархатной изумрудной поверхностью.

Самолеты шли сомкнутым строем. Экипажи были готовы в любую минуту отразить нападение фашистских стервятников с воздуха и нанести мгновенный удар по врагу на море.

На подходе к военно-морской базе противника Варде Кириков заметил километрах в двадцати белую змеевидную полосу. Не было сомнения в том, что это след быстро идущего крупного корабля. Ведущий дал команду следовать за ним и со снижением пошел в направлении следа.

Вскоре на горизонте четко стал вырисовываться миноносец врага. По мощи огня он свободно мог противостоять атаке четырех бомбардировщиков, представляя для них серьезную угрозу. Но летчики полка не спасовали перед опасностью. В части свято соблюдались традиции, рожденные в первые дни войны: с боевого курса не сворачивать и бомбы сбрасывать только на цель.

Используя солнце, приглушив моторы, четверка сомкнутым строем пошла на снижение. Штурман ведущей группы старший лейтенант Д. И. Федоров произвел расчеты. Ведомые четко следовали за ведущим и точно повторяли все его маневры. Противник никак не реагировал на подготовку атаки, видно, надеялся на свою хорошую вооруженность.

Лишь когда самолеты вышли на расчетный угол прицеливания, гитлеровцы заметили реальную опасность. Миноносец начал циркулировать вправо. Пушки корабля открыли яростный огонь. Но то был уже запоздалый ответ.

Самолеты заходили с носа корабля, что не позволяло противнику отражать атаку всей мощью огня и успешно маневрировать.

В момент подхода миноносца к курсовой черте штурман ведущего группы поймал немецкий корабль в прицел и дал команду летчику довернуть самолет так, чтобы маневрирующий корабль сам шел на перекрестие прицела.

Сброшенные по команде ведущего одновременно со всех самолетов бомбы двумя сериями полетели вниз. Сомкнутый строй обеспечил кучность бомбометания, точность удара по крупному боевому кораблю фашистов. Через мгновение раздался огромной силы взрыв — будто все сброшенные бомбы попали в одну точку.

— Ура! — закричал Кравцов. — Огонь на корме. Вот это взрыв!

— А ну, Игорь, добавим фрицам жару, — с задором подхватил Стрельцов.

Привычным движением он повел самолет, на горку, а затем, перевернувшись, снова оказался на курсе к цели. Снизившись до 1500 метров , экипаж разрядил свой дополнительный смертоносный груз — 8 реактивных снарядов.

Три минуты длился бой, и фашистский корабль скрылся в пучине Баренцева моря.

Экипаж лейтенанта Сыроватко произвел фотосъемку.

Самолеты легли на обратный курс.

На подходе к аэродрому старший лейтенант Федоров сообщил по радио на КП полка о потоплении вражеского корабля. Майор Жатыков немедленно доложил об этом в штаб ВВС флота, где в это время находился командующий Северным флотом вице-адмирал А. Г. Головко.

Прежде чем зайти на посадку, экипажи по традиции четким строем прошли на бреющем над аэродромом. Над командным пунктом сделали горку и пушечными выстрелами возвестили всех о победе.

Садились кильватерным строем — вплотную один за другим, заруливая на стоянки, укрывавшие самолеты от воздушных бомбардировок врага.

Возбужденные летчики и штурманы, выйдя из самолетов, спешили поделиться своей радостью со встречавшими их техниками.

Не успели снять парашюты, как подъехала легковая машина. Из нее вышли моряк в черном реглане и командир полка майор Жатыков. Когда они подошли поближе, прилетевшие узнали в моряке командующего флотом.

Докладывал ведущий группы капитан Кириков:

— Товарищ адмирал! Группа в составе четырех самолетов, выполняя приказ командования, на подходе к Варде обнаружила немецкий миноносец. Корабль в результате прямых попаданий в течение трех минут затонул. Вернулись на свой аэродром без потерь.

— Говоришь, миноносец, капитан? В течение трех минут? — переспросил командующий. Обернувшись к командиру полка, с усмешкой добавил: — Не сомневаюсь. От таких орлов трудно уйти. Интересно бы взглянуть на пленку.

Пленку тут же отправили в штаб для обработки.

Хотя и позднее было время, возвратившиеся из полета экипажи не ложились спать. Им и самим не терпелось взглянуть — теперь уже на земле — на результаты своей боевой работы.

Через час всех участников вылета вызвали на КП. Там они увидели склонившихся над столом вице-адмирала и полковых командиров. Из рук в руки переходила проявленная пленка.

Старший группы капитан Кириков доложил о прибытии.

Вице-адмирал А. Г. Головко поднялся из-за стола. Его усталые глаза засветились радостью.

— Молодцы, летчики! Всех восьмерых представить к ордену Красного Знамени. Пиши, командир, на своих орлов наградные листы. Они этого заслужили.

Счастливые вернулись летчики и штурманы в эскадрилью. Долго в эту светлую ночь они не могли уснуть.

А утром их ждал сюрприз: на видном месте висел красочный плакат с надписью. «Бей фашистов без пощады в воздухе, на море и на суше!» В нем рассказывалось о том, что летчики Н. Ф. Кириков, Л. Г. Пузанов, В. С. Стрельцов, И. Д. Сыроватко, штурманы Д. И. Федоров, Н. Н. Сова, И. Г. Кравцов, В. В. Самсонов проявили высокое летное мастерство, образец точного бомбометания с горизонтального полета и с первой атаки прямым попаданием потопили вражеский миноносец у ворот его базы.

Это был третий корабль, потопленный летчиками части за короткое время пребывания в Заполярье.

О потоплении фашистского миноносца в очередной сводке сообщило Совинформбюро, появились статьи в «Правде» и других газетах.

Об отважной четверке «ПЕ-3» узнала вся страна.

Радуясь успеху товарищей, однополчане стали готовиться к предстоящим боевым заданиям. Третья декада мая обещала быть до предела напряженной. С 20 мая по 2 июня 1942 года союзным командованием планировалась проводка в Мурманск и Архангельск крупного конвоя.

В связи с этим 95-й авиационный полк дальних истребителей получил боевой приказ о прикрытии в своей зоне конвоя с воздуха.

В дни подготовки ни один экипаж полка на другие задания не вылетал. Но люди круглосуточно находились на аэродроме. Экипажи четверками посменно дежурили в кабинах самолетов.

А в это время конвой, вышедший из Рейкьявика, держал путь к нашим северным портам. Он состоял из 34 транспортов и 16 боевых кораблей различного класса, осуществлявших непосредственное охранение.

24 мая конвой обнаружила немецкая воздушная разведка и не упускала его до прибытия в пункты назначения. В течение шести дней конвой подвергался непрерывным ударам авиации и подводных лодок противника.

Вначале погода мало благоприятствовала авиации той и другой сторон. Налеты на конвой совершали лишь одиночные самолеты противника или небольшие группы. Их атаки легко отражались зенитными средствами кораблей охранения.

С улучшением погоды активность немецкой авиации возросла. Так, 27 мая в налете на конвой участвовало 108 бомбардировщиков и торпедоносцев, которые потопили четыре транспорта и судно ПВО.

С подходом конвоя к оперативной зоне Северного флота командование приняло необходимые меры для спасения судов. Главная из них — непосредственное воздушное прикрытие. Основная тяжесть в первые дни легла на экипажи дальних истребителей «ПЕ-3», которые имелись на вооружении 95-го авиаполка.

Ранним утром 28 мая в полку была объявлена повышенная готовность. Несколько минут — и все в сборе. Начальник штаба майор Муратханов зачитал приказ о прикрытии с воздуха союзного конвоя.

Изложив порядок прикрытия и смены групп над кораблями, вопросы взаимодействия в ближней зоне с истребителями других полков авиации флота и Карельского фронта, Муратханов сообщил о том, что часть конвоя, следующую в Архангельск, экипажи полка будут прикрывать до прибытия судов в конечный пункт. Для решения этой задачи придется перемещаться на промежуточные аэродромы.

Командир полка объявил экипажам:

— С улучшением погоды пойдет на разведку конвоя пара с ведущим командиром 1-й эскадрильи, капитаном Кирьяновым. Последующие вылеты — по моей команде. Готовность к вылетам — в любую минуту.

Но в этот день из-за метеоусловий вылеты не состоялись. Пара «ПЕ-3», ведомая капитаном Кирьяновым, вылетела на следующий день. На последних каплях горючего вернулись экипажи, а конвой в предполагаемом районе не обнаружили. В целях маскировки конвои не передавали в эфир свое местонахождение. Вторая пара также возвратилась ни с чем.

На командном пункте обстановка накалилась. Из вышестоящего штаба непрерывно следуют звонки: где конвой? На каждом шагу его подстерегает враг. Помощь летчиков особенно нужна.

Летчики, штурманы, техники не отходят от самолетов.

Приумолк даже всегда жизнерадостный и общительный Виктор Стрельцов. Как никогда, серьезен и суров Пузанов. Задумчивы и сидящие под крылом самолета штурманы Игорь Кравцов и Николай Сова.

— Интересно, откуда у немцев при подходе конвоев к нашей зоне набирается столько самолетов? — задал друзьям вопрос Стрельцов. — Их аэродромы на Севере мы знаем, в обычные дни там столько боевых машин никогда не обнаруживали. А тут — на тебе: налетают как саранча. Наверно, фрицы под землей машины укрывают. Вот мы их и не видим.

— Не сочиняй небылиц, — возразил Пузанов. — В скалах не так-то просто укрыть большое число самолетов. Это, во-первых. А во-вторых, наши разведчики давно бы это установили.

— Я встречался со штурманами воздушных разведчиков, — заметил Кравцов, — у немцев по всему норвежскому побережью расположены многочисленные базы и полевые аэродромы. Это и позволяет им держать под контролем движение конвоев на всем маршруте.

— Надо же учитывать и особенности маршрута кораблей, — дополнил Николай Сова. — Из Исландии они идут вдоль кромки льдов и практически для ударной авиации недосягаемы. Зато, когда поворачивают к Мурманску и Архангельску, немцы тут как тут.

— Верно, Николай, — поддержал Пузанов. — С северо-западных аэродромов фашистская авиация перемещается на аэродромы северной Норвегии. Таким образом и сосредоточиваются крупные силы.

— И я так считаю, — подтвердил Стрельцов. — Помните, как перед апрельским конвоем мы появились над Луостари? Яблоку тогда негде было упасть — так много там стояло самолетов.

Каждый из них тотчас же вспомнил подробности того памятного вылета и удара по вражескому аэродрому.

Их беседу прервал посыльный. Он передал приказание командира: Пузанову в паре со Стрельцовым по сигналу с командного пункта вылететь на разведку и поиск конвоя.

Мигом все оказались на своих местах. Подбежали дежурные техники. Они быстро подготовили самолеты к вылету. Из кабин их торопили взглядами летчики, с нетерпением ожидавшие команды.

Моторы работали на полную мощь, когда над аэродромом взвилась зеленая ракета.

По курсу строго на север вышли в точку ожидания. Здесь пара начала галсировать.

Время шло, а конвоя все не было. Скоро и на обратный курс пора.

Ведущий дал команду пройти по большой «коробочке».

На одном из разворотов штурманы заметили на воде масляные пятна. Их могли оставить недавно проходившие корабли. Повернув самолеты в направлении предполагаемого движения конвоя, летчики увеличили обороты двигателей. Скорость быстро возрастала.

Через две-три минуты полета они увидели впереди клубы дыма, а затем показались и сами корабли. Несколькими колоннами двигалась целая армада. В середине медленно, как огромные жуки, ползли транспорты-великаны, которых с боков прикрывали боевые корабли.

Самолеты развернулись от конвоя строго на юг и взяли курс к береговой черте, чтобы зафиксировать местонахождение кораблей.

Уточнив необходимые данные, Пузанов и Стрельцов повернули в сторону своего аэродрома.

После посадки командир звена немедленно доложил результаты разведки.

Началась обычная боевая работа: вылеты четвериками на барражирование над конвоем. С приближением конвоя к Мурманску активность авиации противника возросла. Воздушные налеты следовали один за другим. Фашистские бомбардировщики и торпедоносцы стаями появлялись в районе каравана судов. Но встречаемые смело идущими в атаку нашими самолетами, бесцельно сбрасывали свой груз в море и уходили.

Как-то в одной из групп прикрытия вылетела пара Пузанов — Стрельцов. Кравцов, первым заметив со стороны норвежского берега группу неизвестных самолетов, предупредил ведущего об опасности сигнальной ракетой.

Пузанов передал ведущему группы: «Иду с ведомым навстречу противнику».

Развернувшись, пара краснозвездных «ястребков» стремительно пошла на сближение. «Юнкерсы» — восемь звеньев — не ожидали дерзкой атаки. Строй смешался. Некоторые начали сбрасывать бомбы в море и поворачивать назад.

Приблизившись на дистанцию эффективного огня, Пузанов и Стрельцов одновременно атаковали ведущих передовых звеньев. Длинными очередями прошили «юнкерсов». Обе вражеские машины рухнули в море.

Отличился в первом воздушном бою над морем и штурман Игорь Кравцов. Из турельного пулемета он подбил «Ю-88», который разворачивался, чтобы удрать с поля боя.

Хотя рассыпающиеся в разные стороны бомбардировщики врага удобно было преследовать, авиаторы помнили, что их главная задача — обеспечение безопасности конвоя. Несмотря на соблазн, приходилось занимать свое место в строю.

Вернувшись к конвою, Пузанов и Стрельцов увидели, что их товарищи ведут бой с группой торпедоносцев, пытавшихся на низкой высоте атаковать корабли. Их помощь была кстати. Враг не смог нанести удара.

Неоднократные попытки фашистских самолетов прорваться к конвою не имели успеха. Только за воловину дня 30 мая летчики полка провели 5 групповых воздушных боев, сбили несколько вражеских самолетов. С нашей стороны потерь не было.

Когда корабли выстроились в одну колонну для прохода по протраленному фарватеру Кильдинского плеса и входа в Кольский залив, на смену «Петляковым» пришла группа истребителей гвардейского Краснознаменного истребительного авиаполка.

И вот Кирьянов услышал знакомый голос командира полка Героя Советского Союза гвардии подполковника Б. Ф. Сафонова:

— Прикрытие взяли, счастливого возвращения!

С сознанием выполненного долга летели на свой аэродром: конвой передан в надежные руки гвардейцев.

На подходе к аэродрому отсалютовали в честь одержанных побед.

На земле самолеты тотчас же перешли в руки техников для подготовки к новым вылетам. Экипажи делились впечатлениями проведенного напряженного боя. Чувствовалась усталость.

Вдруг тревожный сигнал приготовиться паре к вылету. Свободной оказалась только что вернувшаяся четверка. Остальные прикрывали транспорты, идущие в Архангельск.

Подъехали начальник штаба и командир. Они объявили:

— Двум экипажам немедленно выйти в море, квадрат… произвести поиск места посадки самолета Сафонова. При обнаружении летчика сообщить координаты эсминцу, позывной…

Все четыре экипажа попросили разрешения на вылет.

— Ваши экипажи сегодня уже дважды вылетали на продолжительное время. Вам, ребята, следует отдохнуть, — сказал комиссар Россов, обращаясь к экипажу Стрельцова. — На поиски Сафонова пойдут капитан Кирьянов с ведомым.

Взлетев парой, истребители взяли курс в море и быстро скрылись из виду.

Томительно тянулось время. Никому не хотелось верить в случившееся. Ведь Борис Сафонов — отважный воздушный боец, через три месяца после начала войны удостоенный высокого звания Героя Советского Союза, выросший менее чем за год от командира звена до командира полка. Его неизменным правилом было бить врага не числом, а умением. Правило, о котором так и говорили «воевать по-сафоновски».

Все с надеждой ждали возвращения пары капитана Кирьянова. Когда экипажи сели, на аэродроме не было человека, кто бы не бросился к ним. Доклад командиру был кратким: обнаружить не удалось.

Поиски, проведенные летчиками сафоновского полка и моряками эсминца «Куйбышев» из охранения конвоя, тоже результатов не дали.

Но никто не мог примириться с мыслью, что Борис Феоктистович Сафонов погиб. Все еще надеялись: возможно его подобрали корабли конвоя или другие случайные суда.

Время шло, а ободряющих известий не поступало.

Это был его 224-й вылет, 34-й воздушный бой. Три гвардейца — Б. Ф. Сафонов, П. И. Орлов и В. П. Покровский (оба позднее были удостоены звания Героя Советского Союза) — отбили все атаки 45 бомбардировщиков врага и, несмотря на пятнадцатикратное их превосходство, не дали ни одному фашисту прицельно сбросить бомбы. В коротком ожесточенном бою Б. Ф. Сафонов сбил три вражеских машины, его товарищи — по одной. Во время атаки на третий бомбардировщик на командном пункте ВВС приняли последнее слова героя: «Подбил третьего, мотор!», что по условленному сигналу означало вынужденную посадку.

На некоторых кораблях конвоя сигнальщики заметила краснозвездный ястребок, который, теряя высоту, планировал в направлении эсминца из боевого охранения. Но, не дотянув до него 3 — 4 километров , приводнился и затонул.

Североморский ас погиб, выполнив до конца свой долг.

Менее чем за год войны Б. Ф. Сафонов лично сбил 25 самолетов врага и 14 в групповых боях. Такого личного счета в то время не имел никто из летчиков. Ему одному из первых в ходе войны 14 июня 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание дважды Героя Советского Союза.

Авиаторы североморцы понесли тяжелую утрату. В ответ на его гибель они умножили силу ударов по захватчикам, блестяще выполнив задачу по прикрытию союзного конвоя «РQ-16». К 1 июня все транспорты и корабли конвоя прибыли в Мурманск и Архангельск. Если до начала прикрытия конвоя морскими воздушными силами Северного флота потери составили 7 транспортов, то в последующем потерь не было.

Неоднократным налетам вражеской авиации подвергались 30 мая и корабли, отделившиеся от конвоя и взявшие курс на Архангельск. Прикрывавшая их группа «Петляковых» под командой капитана Куликова провела несколько напряженных воздушных боев, не допустив немецкие бомбардировщики к кораблям. Командир группы в паре с А. И. Катышевым в одном из этих боев сбил «Ю-88»

В содружестве с истребителями гвардейского полка летчики 95-го полка отбили 30 атак немецкой авиации. Английские моряки с изумлением наблюдали за тем, как решительно шли в атаку четверки и шестерки краснозвездных ястребков на фашистские самолеты, налетавшие группами в несколько десятков боевых единиц. За невиданный героизм, проявленный в сражениях с превосходящими силами немцев при защите конвоя, английское военно-морское командование выразило всему летному составу части горячую признательность.

После завершения конвойной операции командование 95-го полка провело разбор и обобщило накопленный опыт, отметив высокое мастерство экипажей капитанов С. С. Кирьянова, В. А. Куликова, старшего лейтенанта Л. Г. Пузанова, лейтенанта В. С. Стрельцова и других.

Стрельцов тяжело переживал гибель командира соседнего гвардейского авиаполка. Для него Сафонов был не только героем-летчиком, выдающимся мастером воздушного боя, но и первым наставником в Заполярье.

В те дни знакомства он сразу вызвал у Виктора симпатию. Широкоплечий, неторопливый, обстоятельный во всем, с открытым взглядом больших темно-серых глаз, Борис Феоктистович покорял собеседников искренностью и добротой.

Уже после первых совместных вылетов Б. Ф. Сафонов стал относиться с большим уважением к Стрельцову, а командиру полка сказал:

— У этого парня настоящая хватка летчика. Самолетом владеет отменно, техника пилотирования чистая. Имеет завидное чувство времени и расстояния.

Лейтенант Стрельцов, стоявший в стороне и слышавший сказанное в его адрес, покраснел от похвалы. Борис Феоктистович подозвал Стрельцова.

— Откуда сам-то?

— Тамбовский, из Моршанска.

— Гляди-ка, считай, земляки. Я — тульский. При редких встречах Сафонов обязательно останавливал Стрельцова словами: «Как воюется, сосед?» Расспросит, подбодрит, даст совет, делая это без нажима, ненавязчиво, душевно.

Таким он запомнился многим, близко знавшим его.

Каждый новый день был богат событиями, радостными и печальными. Таков неумолимый закон войны.

3 июня 1942 года командующий Северным флотом вице-адмирал А. Г. Головко, член Военного совета А. А. Николаев и начальник политуправления Н. А. Торик с группой офицеров флота прибыли в часть для вручения правительственных наград штурманам и летчикам, потопившим 16 мая немецкий миноносец.

На митинге личного состава части в честь награжденных слово взял вице-адмирал А. Г. Головко. Надолго запомнился всем конец его речи: «Если все будут бить гитлеровцев так, как ваши товарищи Кириков, Пузанов, Стрельцов, Сыроватко, Федоров, Кравцов, Сова, Самсонов, то враг долго не выдержит!»

Особо памятным этот день был для Стрельцова, которому командующий флотом вручил два ордена Красного Знамени. Первым его наградили за успешные боевые вылеты по защите Москвы и несколько апрельских вылетов в Заполярье. Вторым — за участие в потоплении миноносца, танкера и транспорта противника.

Награды Родины звали молодых летчиков к новым подвигам. Многим из них в ту пору, как и Виктору Стрельцову, едва перевалило за двадцать.

А ведь не так давно эта дружба с небом была всего лишь мечтой мальчишек…

В тот мирный летний вечер солнце клонилось к закату. На берегу Цны под ветвистой ивой сидели неразлучные друзья — Гоша Сабуров, Слава Рензяев, Витя Стрельцов, Толя Троицкий. Завтра они пойдут в седьмой класс, а сегодня провожают последний день каникул.

Ребята переговаривались, а Витя Стрельцов, задрав голову, внимательно смотрел вверх.

— Что ты там увидел? — толкнул его локтем Слава Рензяев.

— Смотрите, над полем парит какая-то птица. Она, распластав крылья, все ходит и ходит кругами, медленно снижаясь.

— Ну и что же в этом интересного? — разочарованно протянул Толя. — На то она и птица.

— Здорово, наверное, полетать, как птица. Посмотреть на небо вблизи, увидеть землю с высоты облаков…

У Вити Стрельцова, сына паровозного машиниста из небольшого городка на Тамбовщине, рано пробудился интерес к авиации.

Классный руководитель Мария Александровна Смесова вспоминает: «Характерными чертами Вити были честность, уважение товарищей, учителей. Особую любовь и склонность с восьмого класса он проявлял к занятиям по физкультуре и военному делу. Тогда он и решил после девятого класса поступить в военное авиационное училище».

Неизгладимый след в душе подростка оставило беспримерное мужество летчиков при эвакуации из суровых просторов Ледовитого океана героического экипажа ледокола «Челюскин». Портреты Героев Советского Союза М. В. Водопьянова, И. В. Доронина, Н. П. Каманина, С. А. Леваневского, В. С. Молокова и М. Т. Слепнева он бережно вырезал из газет и приклеивал на первую страницу самодельного альбома, куда записывал песни и собственные стихи, а также разные памятные события. Вот одна из первых записей, сделанная аккуратным детским почерком:

«5-го октября 1934 года. Я, Стрельцов Виктор, начал строить планер».

Ровно через два месяца рядом легли новые строчки:

«5 декабря 1934 года в 4 часа 35 минут вечера был первый запуск летающей аэромодели. Стрельцов Виктор, помощник — Троицкий Анатолий».

В сентябре 1937 года по комсомольской путевке Виктор Стрельцов был направлен в авиационную школу, вскоре преобразованную в училище.

С завидным упорством преодолевал он сложную программу летной учебы. Как и все будущие летчики той поры, свое первое в жизни путешествие в небо совершил на учебном самолете «У-2». Ветеран нашей авиации, созданный еще в 1927 году выдающимся конструктором Н. Н. Поликарповым, более 20 лет давал советским летчикам путевку в воздушные просторы. Затем освоил боевые разведывательные самолеты «Р-5», «Р-6». В специальной учебной эскадрильи стал готовиться на летчика-бомбардировщика, изучая скоростной самолет-бомбардировщик «СБ-2». На этих боевых самолетах за курсантские годы Виктор совершил свыше двухсот пятидесяти взлетов-посадок. В конце октября 1940 года сдал последний экзамен.

В январе 1941 года Стрельцов прибыл рядовым пилотом в резервный авиационный полк Московского военного округа. С первых же дней службы в строевой части понял: еще многое надо сделать, чтобы стать искусным бомбардиром.

В напряженной боевой учебе молодой авиатор приобрел летную закалку. Здесь в совершенстве овладел авиационной техникой, освоил тактические приемы нанесения бомбового удара и ведения воздушного боя с истребителями «противника». Его усердие по службе было отмечено благодарностями командира эскадрильи.

Запомнился праздничный день 1 мая 1941 года. Перед строем полка объявили, что ему, Виктору Стрельцову, как и прибывшим в полк вместе с ним выпускникам училища, приказом Народного Комиссара Обороты СССР присвоено звание «лейтенант». Охотно поменял на петлицах сержантские треугольники на лейтенантские кубики.

Последний мирный вечер был обычным. После насыщенной полетами недели пилоты радовались выходному, готовились к отдыху. В воскресенье должны были состояться соревнования. В них намеревался участвовать и он, лейтенант Стрельцов, лучший гимнаст части.

Но тишину наступающего июньского воскресного утра в авиационном городке внезапно нарушил сигнал боевой тревоги. За последнее время авиаторов тревожили часто. Только на этот раз тревога была не учебной.

Через несколько дней полк перебазировался на прифронтовой аэродром. А Стрельцову и еще нескольким летчикам и штурманам приказано было явиться в управление кадров за новым назначением. Вручили направление в авиационный полк, формировавшийся в глубоком тылу. Там. и встретились они впервые с новейшими, самыми совершенными в ту пору дальними истребителями «ПЕ-3», которые предстояло освоить в сжатые сроки и ввести в бой.

Позже, вспоминая о том, что несколько месяцев находился не очень-то далеко от Моршанска, но так и не смог навестить родных, удивлялся. Не до этого было. Не то что день, каждый час был на учете. Не зная устали, все готовились к предстоящим боям.

В МОРСКИХ СРАЖЕНЬЯХ

Надо же, какие в Заполярье бывают порой прекрасные теплые дни. На дальних вершинах сопок еще белели остатки снега, а на аэродроме уже так пригрело, что инженеры и техники работали раздетыми по пояс.

Летчики и штурманы находились на отдыхе. Миша Корнилов, весельчак и балагур, не расстававшийся в свободную минуту с гитарой, взял привычный аккорд, заявил безапелляционно:

— Отдых на войне — затишье перед бурей!

Спорить с ним никто не стал. Каждый понимал: коль дают передохнуть, дела предстоят горячие.

Виктор Стрельцов перебирал в памяти последние события напряженной боевой работы. После проводки майского конвоя экипажи полка непрерывно участвовали в боях, нанося бомбовые удары по гитлеровским военно-морским базам Линахамари, Петсамо, Варде, Вадсе, по аэродромам и другим вражеским объектам, вели воздушную разведку на море и на суше. Вылеты следовали один за другим.

Командование пристально следило за жизнью вражеских аэродромов, на которых интенсивно наращивались силы.

В последний вылет его экипажу было приказано любой ценой пройти над аэродромом Луостари и визуально выяснить обстановку.

Взлетели с минимальной заправкой. До вражеского объекта рукой подать — всего сотня километров. Набрав заданную высоту, пошли к цели.

Виктор ни на секунду не забывал об опасности встречи с врагом в светлом и безоблачном небе. Поэтому внимательно наблюдал за сектором летчика и готов был в любую минуту дать отпор. Атаки с тыла не опасался. Там был начеку штурман. Изредка его приглушенный мягкий голос раздавался в наушниках, давая поправки к курсу. Жалуясь на безоблачность, Игорь пробурчал:

— В небе ни крупинки. Засекут нас фрицы еще на подходе.

Стрельцов улыбнулся, припомнив, с каким восторгом штурман вскрикнул, заметив на горизонте белые копны:

— Командир, нам, кажется, повезло! — докладывал радостно штурман. — Впереди кучевые облака. Можно скрытно подойти к цели.

Навстречу плыли вначале одиночные клочья ваты. Но за ними виднелись разбросанные пучками все новые и новые гряды.

К вражескому аэродрому подошли над кромкой сплошных облаков, готовые в любую секунду нырнуть в самую гущу. Выбрали курс прохода над целью.

Виктор резко пошел на снижение и выскочил под кромку облаков почти у границы летного поля. Здесь все было видно как на ладони.

Взглядом охватил все, что находилось в районе аэродрома, стараясь как можно больше запомнить. А Игорь молниеносно наносил одному ему понятные значки на лист бумаги, заправленный в планшет.

Только когда миновали почти всю полосу, их обстреляли беглым огнем, а с земли пошли на взлет два вражеских истребителя. Но они опоздали. Виктор вошел в облака и отвернул в сторону от вражеского аэродрома, прямо на юг.

В штаб доставили подробные данные, составленные по заметкам Игоря и дополнительным наблюдениям Виктора…

Начиналась новая конвойная операция. Германская воздушная разведка обнаружила конвой «PQ-17», состоявший из 37-ми транспортов, 1 июля. Для атаки фашисты нацелили 23 подводные лодки и более 200 бомбардировщиков и торпедоносцев.

В нашем распоряжении имелось больше самолетов. Объединившись, союзные силы вполне могли отразить нападение фашистских пиратов и до минимума свести потери судов. Однако это не входило в планы некоторых английских влиятельных кругов, добивавшихся прекращения движения конвоев в Советский Союз.

Первыми обрушили удар по конвою 2 июля немецкие подводные лодки. В течение двух суток они непрерывно атаковали конвой, но смогли повредить лишь три транспорта. В их числе был и советский транспорт «Азербайджан». Английские экипажи оставили поврежденные суда. Советский экипаж отказался покинуть торпедированное судно и вел его в составе конвоя, борясь за плавучесть корабля и спасение груза.

Вскоре немецкая авиация начала наносить массированные удары. В тот момент, когда потребовалось сосредоточение всех усилий на защиту конвоя, поступил приказ английского адмиралтейства: отрядам ближнего и дальнего прикрытия «на полной скорости отойти на запад». А спустя несколько минут второй: конвою рассеяться и транспортам самостоятельно следовать в советские порты. Из непосредственного охранения конвоя вышли и эсминцы. В охране остались только малые корабли.

Самый опасный участок пути распавшемуся конвою предстояло пройти фактически без прикрытия. Лучших условий для уничтожения транспортов немцам и не надо было.

На перехват союзного конвоя вышла группировка германских надводных сил из Альтен-фьорда. 5 июля суда противника обнаружила подводная лодка «К-21» под командованием Героя Советского Союза капитана 2-го ранга Н. А. Лунина. Пошла на сближение и решительно атаковала линкор «Тирпиц». Выпустив четыре торпеды, подводники зафиксировали два взрыва.

Одной смелой атаки советской подводной лодки оказалось достаточно для срыва операции мощной немецко-фашистской эскадры Вся группа кораблей повернула обратно на свою базу. «Тирпиц» встал на ремонт.

Хотя угроза для советского конвоя со стороны германских надводных кораблей была снята, на трассе развернулись трагические события, приведшие почти к полному разгрому «PQ-17». Рассредоточившиеся суда стали объектом непрерывных атак подводных лодок и авиации противника. Слабо вооруженные одиночные транспорты нередко преследовало до трех подводных лодок.

Со стороны Северного флота были предприняты невероятные усилия по спасению конвоя. С 5 июля, когда командованию флотом стало известно о принятом англичанами решении, на обширных просторах Баренцева моря начался усиленный поиск затерявшихся судов. В нем участвовали боевые и спасательные суда, авиация. Одновременно наносились удары по аэродромам противника и осуществлялся непрерывный поиск вражеских подводных лодок на вероятных курсах движения одиночных транспортов.

Так как большая часть уцелевших судов шла к Новой Земле, то все обнаруженные суда сводились в этом районе в одно место, откуда они в дальнейшем следовали в Архангельск под эскортом боевых кораблей и воздушным прикрытием дальних истребителей.

Операция по поиску и охранению транспортов, следовавших одиночно, продолжалась до 24 июля. На нее было затрачено во много раз больше времени и средств, чем при проведении обычной конвойной операции.

Активно участвовал в поиске и прикрытии судов и 95-й авиационный полк дальних истребителей.

Накануне состоялось партийное собрание полка с повесткой дня: «О роли коммунистов в обеспечении выполнения боевого приказа командования по прикрытию конвоя». Началось рассмотрение заявлений о приеме кандидатами в члены ВКП(б). Секретарь партийной организации Ефим Львович Фонберштейн представлял одного за другим тех, кто в трудный час для страны решил связать свою судьбу с партией: летчиков Ивана Колонтая, Ивана Сыроватко, Виктора Стрельцова, штурмана Петра Зюкова, авиационного механика Архипа Кукшина.

Полк, подготовившийся к проведению конвойной операции, ранним утром 5 июля был поднят по тревоге.

— Получен приказ, — сообщил начальник штаба, — всем полком перелететь к новому временному месту базирования, сосредоточиться на полевой площадке и оттуда вести боевую работу.

Задача была поставлена трудная. В этом районе никогда не садились. Аэродромного оборудования не было.

— Садиться будем по посадочному «Т», — уточнив майор Жатьков. — Штурману полка оперативно проработать со всеми штурманами маршрут полета и изучить ориентиры подхода.

Приобретенный опыт полетов в Заполярье позволил быстро решить все организационные вопросы.

Отправляясь к машинам, летчики получили команду взять на борт каждого самолета для обеспечения вылетов на новом месте по два представителя инженерно-технической службы.

Взлетели парами и над морем взяли курс на восток. От мыса Канин Нос повернули на юг.

Прошли береговую черту, вышли в назначенный район, где вскоре четко обозначилась серая полоска полевого аэродрома.

Садились со значительным интервалом. После пробега немедленно выруливали в указанные встречавшими места, высвобождая полосу для других. Приемом самолетов руководили приземлившиеся первыми командир полка майор А. В. Жатьков и старший инженер полка И. А. Беланов. Все обошлось благополучно.

Ступив на землю, люди сразу почувствовали перемену климата. Пронизывающий холодок проникал всюду. В воздухе носились тучи комаров, мошек, облеплявшие все открытые места тела. После укусов мгновенно появлялась опухоль. Через несколько минут худощавый штурман Миша Корнилов стал неузнаваем. Доставалось и остальным. По очереди дымили папиросами и ветками разгоняли надоедливых насекомых.

Господство тундры и дыхание сурового моря чувствовались во всем. А вокруг — ни души. Невдалеке виднеется ряд самолетных контейнеров. Это все, что имелось из «аэродромных сооружений». Контейнеры приспособили под жилье.

Не успели оглянуться, как аэродром затянуло белой пеленой тумана. В нескольких десятках шагов трудно было что-либо различить. Такого плотного тумана экипажи в Заполярье еще не встречали.

В одном из контейнеров, превращенном в штаб, командир полка собрал прибывших. В тесноте сразу как-то стало теплее.

Командир объяснил предстоящую задачу: экипажам в течение всего светлого времени вести в море поиск своих транспортов и вражеских подводных лодок.

— Летать придется много, — подчеркнул майор Жатьков. — Условия суровые, трудности — на каждом шагу. Особо обращаю внимание на контроль за погодой в воздухе и на земле. Всегда помните о неприкосновенном запасе топлива с расчетом ухода на запасной аэродром.

Инженер полка И. А. Беланов объяснил сложность обслуживания самолетов в создавшихся условиях. Обменялись мнениями.

Огорчало лишь то, что немедленному вылету не всегда позволяла погода.

Люди заметно устали. В контейнерах имелись лишь голые нары, а у многих не оказалось даже шинелей.

Под шутки и смех улеглись спать.

Через два-три часа начали вскакивать один за другим, дрожа от холода. Натягивали на себя все, что можно. Затопили печку, подняли шум и возню. Разогревшись, до подъема еще вздремнули.

Предстоящий летный день не сулил ничего хорошего. Время от времени с залива наплывал вязкий туман. Требовалась обстоятельная разведка погоды.

Командир вызвал добровольцев — нужен был один летчик. Вторым членом экипажа шел штурман полка майор Георгий Варфоломеевич Бовкунов. В полет попросились все. Жатьков остановил свой выбор на заместителе командира 1-й эскадрильи капитане Николае Федоровиче Кирикове, который считался одним из лучших летчиков по технике пилотирования и самолетовождению в сложных погодных условиях. Полет предстоял на предельный радиус.

Экипаж ушел на задание. Погода ухудшилась. Истекло время, но самолет не возвратился. Не сел он и на другие аэродромы. Так и пропал без вести над просторами студеного моря.

Метеорологические условия настолько ухудшились, что в течение ближайших трех дней о вылетах не могло быть и речи. Мрачные серые тучи висели над головой. Над равнинной тундрой, однообразной и невыразительной, они смыкались у горизонта сплошным куполом. Подгоняемые ветром, перекатывались нескончаемым потоком. Ветер все-таки разорвал тучи сначала на огромные массивы, затем раздробил и размельчил их на куски, угоняя на восток. Проглянуло солнце. Все выскочили на улицу. Бесцельному ожиданию пришел конец.

Звеньями поднимались самолеты в воздух и уходили в море, на поиск затерявшихся судов.

На аэродроме оставалось всего два самолета, в задачу которых входил перехват немецких воздушных разведчиков в районе аэродрома.

Не успевал самолет приземлиться, как к нему устремлялись все свободные на земле. Засыпали вопросами.

Вскоре не хватило полетных карт — настолько частыми были вылеты. По предложению штурмана 1-й эскадрильи старшего лейтенанта Н. Н. Совы, пока не подвезли карты, чертили схемы маршрутов от руки. Отдыхали урывками.

Только 10 июля экипажи вошли в соприкосновение с судами, шедшими с небольшим охранением, к Новой Земле.

Первым их обнаружило звено старшего лейтенанта Пузанова. Вокруг кишели фашистские бомбардировщики и торпедоносцы. Но как только подошли «Петляковы» и Стрельцов дал залп реактивными снарядами, гитлеровские пираты удрали без оглядки, преждевременно сбросив свой смертоносный груз в воду.

В этот день фашистским стервятникам больше не удалось приблизиться к охраняемым кораблям.

Погода снова ухудшилась, и вылеты возобновились только 13 июля. Уцелевшие суда конвоя к тому времени собрались у берегов Новой Земли. Начался организованный перевод их в Архангельск.

Под воздушное прикрытие 95-й авиационный полк взял суда севернее острова Колгуев. У входа в горло Белого моря пролегал наиболее опасный участок проводки. Однако до самого Архангельска эта группа кораблей прошла без потерь, хотя активность противника с воздуха не ослабевала. Но ей противостояли решительность и мужество североморцев.

На траверзе мыса Канин Нос патрулировавший над конвоем ведущий четверки капитан К. В. Володин заметил выход в атаку группы «Ю-88». Оставив над конвоем пару старшего лейтенанта А. Н. Сучкова, он со своим ведомым младшим лейтенантом А. С. Рудаковым пошел на сближение с «юнкерсами». Залпами реактивных снарядов, пулеметными очередями они сбили по одному «Ю-88». Остальные начали уходить. Обстреляв удиравших фрицев, подожгли еще два «юнкерса».

Возвратившись к кораблям, они стали участниками жаркого воздушного боя, который вела оставшаяся пара с группой «юнкерсов». В первой же атаке Сучков поджег немецкий бомбардировщик реактивными снарядами, а затем добил его пулеметными очередями. Горящий фашистский самолет упал в море. Его ведомый повредил второй бомбардировщик, который не замедлил скрыться в облаках.

Старший лейтенант Сучков бросил свой истребитель на перехват ближайшей группы бомбардировщиков. Те струсили и, преждевременно освободившись от бомб, ушли в облака.

В шестой атаке Сучков обнаружил, что кончились боеприпасы. Но, продолжая сближаться с новой группой «юнкерсов», он вынудил их отвернуть с боевого курса. При развороте гитлеровские стрелки-радисты открыли интенсивный огонь по несущемуся на них краснозвездному истребителю. Штурман в это время приник к турельному пулемету. Вот фашистский стервятник оказался в перекрестии прицела. Секунда — и он будет прошит очередью.

В этот момент самолет странно качнулся, будто стал неуправляемым. Штурман Корнилов услышал слабый голос товарища:

— Миша, я… не могу…

В кабине запахло гарью. Михаил бросился на помощь. Осторожно снял руки летчика с рычагов управления, вывел самолет в устойчивый режим полета.

Прошли секунды, но кабина успела наполниться едким дымом. Штурман увидел, горят сигнальные ракеты, еще мгновение — и они начнут взрываться. Михаил резким жестом открыл створку кабины и, продолжая управлять одной рукой, второй выбросил ракеты за борт. Буквально под крылом самолета они рассыпались разноцветным фейерверком. И только теперь он ощутил ожоги на руке.

— Что у вас на борту? Почему в воздухе столько сигнальных ракет? — запрашивал ведущий.

Корнилов коротко ответил:

— Идем на аэродром.

Ликвидировав пожар в кабине, Михаил кое-как перевязал Сучкову простреленную ногу.

Наблюдая за удалявшимся в сторону берега самолетом Сучкова, капитан Володин вместе с ведомыми отразил все попытки гитлеровцев атаковать корабли с воздуха.

Вскоре он передал охранение пришедшей на смену четверке под командой командира полка.

Когда тройка «Петляковых» вернулась на свой аэродром, летчики с радостью увидели самолет Сучкова на своем месте.

Встретившийся на земле штурман старший лейтенант Корнилов доложил, что его командир тяжело ранен, направляется в госпиталь.

Как выяснилось при разборе воздушного боя, в создавшейся тяжелой обстановке мужество и находчивость проявил штурман Корнилов. Когда летчик, потеряв сознание, перестал управлять самолетом, Корнилов заменил его. Вскоре Сучков очнулся, подсказывал штурману, что и как делать.

Когда доложили руководителю полетов о том, что самолет посадил штурман, тот только руками развел.

В тот же день на ужине Виктор Стрельцов сказал сослуживцам:

— Сегодня Миша Корнилов преподал нам еще один урок: насколько полезно знать в совершенстве не только свое дело, но и в нужную минуту быть готовым заменить товарища.

Напряжение полетов не спадало.

Люди отправлялись на отдых настолько измотанными, что казалось, завтра трудно будет их поднять. Но каждый находил в себе силы преодолеть нечеловеческую усталость. Поддерживали и подбадривали отеческие слова командиров, комиссаров, личный пример коммунистов.

Живительной струёй явилась радиограмма: «Майору Жатькову. Передайте личному составу благодарность Военного совета за хорошую боевую работу. Поздравляем летчиков Володина, Сучкова, Пузанова, Рудакова, Стрельцова с большим успехом. Полк успешно выполняет боевую задачу в новых условиях базирования. Военный совет БВФ. 13 июля 1942 г .»

Здесь же авиаторам вручили подарки от трудящихся Куйбышевской области, доставленные транспортным самолетом.

Когда охраняемые корабли вошли в горло Белого моря, прикрывающие их с воздуха самолеты стали садиться на запасной аэродром.

В сумерки усталые летчики и штурманы направились на отдых в отведенную им землянку, где кроме голых нар ничего не было. В полной темноте начали располагаться на ночлег. В это время в землянку кто-то вошел. Вспыхнули карманные фонари, и авиаторы увидели моряков.

— Разве так встречают гостей, — обратился к сопровождавшим его командирам вице-адмирал, — а тем более таких орлов? Немедленно доставьте все необходимое.

Это были командующий Беломорской военной флотилией вице-адмирал Г. А. Степанов и бригадный комиссар В. Е. Анаиьич.

Пока шел задушевный разговор, землянка преобразилась. Появились керосиновая лампа, полный комплект постелей с чистыми белоснежными простынями и наволочками.

Уходя, адмирал заметил сопровождавшим:

— Заботу о людях надо проявлять всюду, не сваливая на трудности войны.

Обращаясь к авиаторам, он поблагодарил за образцовое выполнение заданий, пожелал новых боевых успехов.

Ввиду сильного шторма корабли остановились на внешнем рейде у входа в устье Северной Двины. Прикрытие с воздуха продолжалось непрерывно.

Боевую задачу экипажи решили успешно. Более полутора десятков фашистских пиратов они отогнали от судов. Три из них нашли свою гибель в пучине моря.

Бои над кораблями с небольшими перерывами продолжались два дня. В сражениях отличились многие экипажи. Наибольшая нагрузка пришлась на экипажи майора Жатькова и старших лейтенантов Пузанова и Стрельцова. Главную задачу — не допустить «юнкерсы» к кораблям — выполнили успешно. 11 транспортов вошло в порт и стало под разгрузку. В Архангельск на оставшихся судах было доставлено 87 самолетов, 65 танков, 896 грузовых автомашин и 56684 тонны грузов.

С момента обнаружения судов конвоя авиацией Северного флота ни одно из них не пострадало.

Завершив операцию по воздушному прикрытию остатков конвоя, экипажи 95-го истребительного авиационного полка снова возвратились на полевой аэродром. С аэродрома постоянного базирования привезли долгожданную почту.

В конце августа 95-й авиаполк получил срочное боевое задание: обнаружить в северных районах Карского моря и уничтожить фашистский тяжелый крейсер «Адмирал Шеер». По поступившим сведениям, он совершил набег на порт Диксон и курсирует теперь где-то северо-восточнее Новой Земли. В этом районе ожидалось прохождение экспедиции особого назначения в составе лидера «Баку», трех эсминцев и 19 транспортов, следовавших с Тихого океана по Северному морскому пути к нам на флот. Мы обязаны были перехватить фашистский рейдер.

— Вылетаем завтра утром, — объявил командир полка. — Наш маршрут — через промежуточные полярные аэродромы гражданской авиации с посадкой на них. Конечный пункт — в одном из районов Арктики. Оттуда и приступим к выполнению боевой задачи. Самолеты к вылету подготовить немедленно.

Однако из-за плохой погоды на следующий день вылететь не удалось. Только первого сентября оказались на аэродроме, где их ожидали знаменитые полярные летчики Б. Г. Чухновский и В. С. Молоков. Они дали экипажам ряд консультаций о полетах в Арктике, уделив особое внимание ориентировке в высоких широтах.

В ночь на 5 сентября командующий ВВС передал командиру полка распоряжение об отмене перелета. Фашистский рейдер к этому времени был обнаружен воздушной разведкой Северного флота на пути к своей базе.

6 сентября приняли короткую радиограмму: «Встречайте вторую эскадрилью. В полном составе перелет на полевой аэродром. Подготовиться к прикрытию очередного союзного конвоя».

Авиаторы обедали, когда услышали гул приближающихся самолетов. Все выскочили на улицу. Над аэродромом появилась группа «ПЕ-3». Двенадцать машин парами пошли на посадку. Принимавший самолеты командир полка услышал в эфире знакомые голоса капитанов И. В. Горкушенко, Б. Г. Хомдохова и других товарищей, в свое время улетавших в тыл на авиационный завод за получением самолетов.

Докладывая командиру, Горкушенко сообщил о том, что группа в первых числах августа задержалась на одном из аэродромов Поволжья, приняв участие в боевых вылетах на Сталинградском фронте. Потерь не имели. Все задания выполнили успешно.

В пополненном составе полк вернулся на полевую площадку. Задача предстояла ответственная: в сентябре после длительного перерыва в Архангельск направлялся очередной караван из десяти крупных транспортов с военными грузами. Конвой под условным названием «PQ-18» сопровождал 31 боевой корабль.

До подхода конвоя в зону прикрытия экипажи 95-го авиаполка вели непрерывный поиск фашистских подводных лодок. Вылетали парами: ведущими выходили экипажи первой эскадрильи, ведомыми были новички, которые одновременно осваивали новый район полетов.

В один из таких дней на поиск подводных лодок вылетела в море пара «ПЕ-3» с ведущим капитаном Пузановым и ведомым капитаном Хомдоховым. На первом же развороте штурман ведущего старший лейтенант Д. И. Федоров обнаружил фашистскую подводную лодку, идущую в надводном положении.

Экипажи знали, что медлить нельзя, пират скроется под водой. Положение для атаки было не из лучших: самолеты и лодка шли встречным курсом и быстро сближались: для выбора выгодной позиции не оставалось времени. Самолеты легли на боевой курс. Имея на борту только пушечно-пулеметный боекомплект, экипажи обрушили всю мощь огня на лодку. Пули и снаряды легли по рубке и корпусу. Лодка начала срочное погружение, но экипажи уже заметили левый резкий крен корпуса.

А затем на месте погрузившейся лодки осталось большое масляное пятно. Размеры его быстро росли. Еще несколько раз прошли самолеты над местом погружения, но добить врага в толще воды было нечем.

Возвратившись с задания, доложили командиру полка о встрече с подводной лодкой и результатах ее атаки.

Вскоре полк стал готовиться к встрече подходившего к зоне прикрытия конвоя.

С помощью воздушных разведчиков немцы обнаружили конвой уже на второй день после выхода его из Исландии. И хотя в составе конвоя был авианосец, английское командование не приняло решительных мер для отсечения неотступно следовавших за конвоем гитлеровских воздушных разведчиков. С 13 сентября немцы стали наводить на конвой ударные подводные и авиационные силы. Атаки следовали одна за другой. До подхода к зоне, в которой за прикрытие отвечал Северный флот, противнику удалось потопить пять малых боевых кораблей.

17 сентября к охранению конвоя присоединилось более 30 боевых кораблей Северного флота. С подходом судов к мысу Канин Нос гитлеровцы пытались атаковать конвой сначала подводными лодками, а затем несколькими группами торпедоносцев и бомбардировщиков (общей численностью около 80 самолетов). Корабли охранения в ожесточенных схватках отбили все атаки. Вражеская авиация потеряла 15 самолетов, а подводные лодки были отогнаны.

Заключительный участок пути конвой прошел в непрерывных боях, отбиваясь от атак воздушных и подводных сил гитлеровцев.

19 сентября он прибыл к месту назначения. Назавтра вышел на прикрытие и Стрельцов. Это был его первый боевой вылет в качестве ведущего пары, так как капитан Пузанов еще не вернулся с боевого задания.

В тот день Стрельцов почувствовал недомогание и вторично не смог идти на задание. Вместо него ведомым Пузанова был выделен другой экипаж. Погода в районе действий оказалась сложной. Надвигался циклон. Командир полка, вызвав командира звена капитана Пузанова, сообщил:

— По нашим предположениям, конвой проходит мыс Канин Нос. Осадки постепенно смещаются в нашу сторону. Немцы оказались в более выгодном положении: для них в районе цели погода улучшается, нам же надо преодолевать полосу дождей и тумана. Опасность большая, но обстановка требует — надо лететь. Доверяю это ответственное задание вам.

Летчик ответил коротко:

— Я готов. На бреющем пройдем опасный район.

А там разведаем погоду, тогда будет яснее, как действовать.

Командир полка одобрил его решение. Пара наших самолетов (ведущий капитан Л. Г. Пузанов и младший лейтенант А. С. Рудаков), несмотря на сложные метеоусловия в заданном районе побережья, вышла на поиск конвоя с намерением взять его под прикрытие. Конвой был обнаружен в разгар боя с фашистскими самолетами. Пузанов с ходу пошел в атаку на торпедоносцы врага, вынудив их сбросить торпеды вдали от цели. Одну из вражеских машин отправил на дно морское.

Вскоре Пузанов с ведомым отогнал еще одну группу торпедоносцев.

Видимость резко ухудшилась. Самолеты продолжали барражировать над конвоем, как вдруг отдельные английские боевые корабли, шедшие в охранении конвоя, открыли по ним огонь. Ведущий передал несколько раз установленные опознавательные сигналы, но зенитный огонь только усилился. Один снаряд разорвался в непосредственной близости от самолета ведущего. Капитан Пузанов дал команду ведомому следовать за ним на свой аэродром.

На подходе к побережью они попали в полосу сильного циклона. Видимость крайне ограниченная. Низкая облачность закрыла аэродром. Попытки найти его и произвести посадку не привели к успеху. И ведущий принял решение идти на запасный аэродром.

Над островом погода улучшилась. Самолеты шли на высоте 100 — 150 метров над морем.

— Командир, — доложил ведомый, — у меня горючего на несколько минут полета.

— Немедленно набирайте высоту, — приказал Пузанов, понимая, что до запасного аэродрома уже не дотянуть, — оставляйте самолет, выбрасывайтесь на парашютах. Я буду сажать самолет на отмели. Дима не может выброситься на парашюте, ранен.

Ведомый поднял самолет лишь на высоту 650 метров: остановились двигатели. Лейтенант А. С. Рудаков и его штурман лейтенант А. М. Стукалов выбросились на парашютах и приземлились в районе поселка Нижняя Золотица. Наутро с помощью местных жителей они разыскали самолет Пузанова. Всего в 2 — 3-х сотнях метров от берега он произвел посадку и, приводнившись, скапотировал — перевернулся вверх колесами. Так, до последней минуты борясь за жизнь своего товарища штурмана Д. И. Федорова, погиб коммунист капитан Лев Георгиевич Пузанов.

Виктор Стрельцов не мог смириться с мыслью, что больше уже никогда не вылетит со своим командиром и другом. Он с новой силой ощутил неизмеримую ненависть к врагу.

Вокруг все было спокойно. На рейде стояли, прижавшись друг к другу, большие океанские транспортные суда. Застыли в готовности в схватке с противником боевые корабли.

Один за другим они покидали стоянку и пристраивались к формировавшемуся ордеру транспортов, выходящих из-под разгрузки. На место разгрузившихся к причалу должны были встать прибывшие с грузом транспорты конвоя.

На горизонте вдруг появились какие-то точки. Стрельцов определил: идут неизвестные самолеты. С приближением их обстановка прояснилась: курсом на транспорты шла большая группа вражеских машин. Штурман насчитал двадцать четыре «юнкерса».

В это время Стрельцов услышал голос командира полка:

— Атаковать противника всей четверкой одновременно, в развернутом строю.

Четыре наших истребителя смело пошли в лобовую атаку против армады «Ю-88».

Фашисты не ожидали встретить отпор. Стремительная атака североморцев смешала их ряды. Метким огнем Жатьков и Стрельцов сбили по «юнкерсу». Часть бомбардировщиков, сбросив бомбы куда попало, развернулась на запад. Однако остальные, убедившись, что в воздухе всего четыре наших истребителя, остались в районе цели.

Жатьков приказал экипажам немедленно вернуться к конвою и построиться в круг над стоянкой судов.

Это было интересное решение. Гитлеровцы предприняли попытку с разных направлений и высот небольшими группами одновременно прорваться к транспортам. Подполковник Жатьков вспомнил, как год назад, в сентябрьские дни 1941 года, Б. Ф. Сафонов, применив такой же прием, выиграл воздушный бой семеркой истребителей против пятидесяти двух фашистских самолетов.

Наши истребители четко выдерживали строй, прикрывая друг друга. Как только вражеские бомбардировщики ложились на боевой курс, ближайший к ним истребитель выходил навстречу и открывал мощный огонь из всех пулеметов и пушек. Немцы бросали бомбы в стороне и уходили, а «ПЕ-3» снова возвращался в строй и занимал свое место.

По нескольку раз смело атаковал каждый из группы. И хотя на короткую дистанцию подойти не удавалось, немцы не выдерживали и отворачивали, уходя безнаказанно, но главная задача решалась — к цели пока ни один фашист не приблизился и не смог прицельно сбросить бомбы.

Стрельцов заметил, как один из вражеских бомбардировщиков, воспользовавшись тем, что ведомый командира полка пошел в атаку на звено бомбардировщиков, пытается проскочить в образовавшуюся брешь.

— Врешь, не выйдет! — крикнул Виктор, дав максимальные обороты двигателям.

Самолет рванулся вперед и с разворотом вышел в лоб фашисту. Тот сбросил бомбы и отвернул с боевого курса.

— Вот это мишень, — обрадовался Стрельцов, поймав в прицел кабину летчика. И нажав гашетку, закончил: — Это за Леву Пузанова.

Но пушки молчали. Виктор не ощутил привычного легкого содрогания машины и с сожалением смотрел, как уходит фашист. «Что же случилось, почему отказали пушки?» — с горечью думал он, возвращаясь в зону прикрытия.

И вдруг неожиданный доклад штурмана:

— Командир, у нас полностью кончился боезапас. Доложи «бате», и пошли на свой аэродром («Батей» в полку любовно называли Анатолия Владимировича Жатькова).

Виктор облегченно вздохнул. Значит, оружие его не подвело. Можно уходить домой, свою задачу они выполнили. Но как же транспорты, ведь они уже почти у причалов? С каким трудом шли они к месту назначения, а теперь отдать их на растерзание врагу? Правда, в воздухе остаются его товарищи. Но втроем будет еще труднее. Нет, так нельзя. Поле боя он не оставит! Нет снарядов — есть оружие смелых — воздушный таран!

— Штурман, продолжаем выполнять боевую задачу — передал Стрельцов Кравцову, — встанем на свое место в строю. Немцы не знают, что нам нечем стрелять и мы для них по-прежнему грозная боевая единица. Внимательно наблюдай за воздухом. Пока последний фашист не уйдет, будем сражаться и без оружия. У нас нервы крепче.

И самолет Стрельцова как ни в чем не бывало встал на свое место. Как только фашистский самолет выходил на боевой курс, Стрельцов, имитировав лобовую атаку, решительно шел на сближение, и враг не выдерживал. Сбросив бомбы далеко от цели, фашисты позорно бежали.

Не имея ни единого патрона и снаряда, Виктор отогнал от кораблей еще несколько «Ю-88», заставив их сбросить бомбы в море.

— Держись, командир! — радостно воскликнул Кравцов. — Подходит смена — наша шестерка.

— То-то «юнкерсы» бросились наутек. Смотри, как удирают.

Командир полка, передав прикрытие смене, повел свою четверку на аэродром. Сели буквально на последних каплях горючего.

На аэродроме подполковник Жатьков подозвал экипажи к себе и здесь же провел короткий разбор. Отметив слаженность действий всех экипажей, их выдержку и настойчивость при выполнении боевой задачи, командир спросил Стрельцова:

— Что случилось? Почему в выгодной позиции ваш экипаж не открыл огня и упустил противника?

— У нас кончились боеприпасы, — доложил Стрельцов. — Последние четыре атаки мы провели ложные.

— Вот оно что! — воскликнул командир. — А я уж думал, не с материальной ли частью что случилось? Ну, молодцы…

За смелость и находчивость старшему лейтенанту Стрельцову командир полка объявил благодарность и поставил в пример всему личному составу. Оперативно была выпущена «Боевая сводка», рассказавшая об отважных действиях Стрельцова и Кравцова. Это был хороший пример мужества для всех групп, уходящих на прикрытие наших судов.

В этот же день гитлеровцы неоднократно пытались совершить налет, но безуспешно. Летчики полка за весь день провели двенадцать воздушных боев, сбив всего два «Ю-88», но зато ни один фашистский бомбардировщик не смог сбросить свой груз над объектом. Задача по прикрытию конвоя была выполнена.

О победе североморцев сообщили краснофлотская газета и газета ВВС Северного флота.

На счету старшего лейтенанта Стрельцова появился третий «юнкерс», сбитый в открытом море.

До конца 1942 года 95-й авиационный полк участвовал в прикрытии еще пяти конвоев. Все они были проведены без потерь от воздушного противника в его зоне. В многочисленных боевых вылетах по сопровождению кораблей участвовал временно назначенный командиром звена Виктор Стрельцов, заменивший в небе своего друга и командира Л. Г. Пузанова.

«ФИГУРА СТРЕЛЬЦОВА»

Пассажирский поезд остановился на большой станции. Виктор Стрельцов, лежавший на верхней полке, определил это по многочисленным нитям рельсов.

— Куда приехали? — спросил Стрельцов.

— За полдня кое-как доползли до Рязани, — ответил капитан-танкист, — а до войны проезжали это расстояние за четыре часа.

Его поддержали:

— Трудно ехать в тыл, когда главные дороги ведут на фронт.

По вагону пробежала запыхавшаяся проводница:

— Наши! Наши! — ее голос звенел радостью. — Наши перешли в наступление под Сталинградом! Там, на вокзале, передают по радио!

Все бросились к выходу из вагона.

Виктор Стрельцов мгновенно соскочил с полки, быстро надел сапоги и, на ходу затягивая ремень, бросился вдогонку.

С поезда все бежали к вокзалу. Там, у единственного репродуктора, собралась толпа. С каждой минутой она росла. Пробиться ближе к репродуктору было невозможно. Виктор жадно ловил доносившиеся сквозь людской шум слова сообщения.

Диктор перечислял захваченные в ходе боев трофеи, называл потери фашистов. И каждому было ясно, что у стен Сталинграда началось мощное наступление советских войск.

Только когда закончилось сообщение Совинформбюро, до пассажиров дошли призывы дежурного по станции: пора отправлять поезд.

Вскоре Стрельцов уже знал все подробности о переходе в контрнаступление наших войск на участке фронта, к которому многие месяцы было приковано внимание всего мира.

Снова устроился на своей полке. Коротая время, перебирал в памяти тяжелые месяцы этого года…

Почти полгода, в самый трудный период светлого полярного дня, вся тяжесть боевой работы полка дальних истребителей лежала на плечах экипажей 1-й эскадрильи. Только в конце лета возвратились экипажи 2-й эскадрильи, получившие в тылу машины взамен потерянных в весенних боях. С сентября и они стали вылетать на задания. А вскоре в полк влилась эскадрилья из соседней части, направленной в тыл на переформирование.

В создавшейся обстановке командование сочло возможным предоставить летчикам и штурманам экипажей, вынесших в прошедших боях большую моральную и физическую нагрузку, месячные отпуска.

Отпраздновав в полку годовщину Октября, отпускники перегнали свои самолеты для ремонта и проверки двигателей.

В день отъезда, 13 ноября, товарищи горячо поздравили Стрельцова с днем рождения. Особенно его тронула забота друзей, когда за обедом на столе появился небольшой торт с цифрой «23». Виктор сердечно поблагодарил сослуживцев и работников столовой за внимание.

На следующий день, добравшись до станции, поездом выехал в Москву.

В столице остались майор С. С. Кирьянов, капитан Н. Н. Сова, старшие лейтенанты И. Д. Сыроватко, И. П. Колонтай, А. М Стукалов, младший лейтенант А. С Рудаков. Остальные разъехались по домам.

Вот уже скоро сутки, как Виктор в пути. Через несколько десятков километров — родная Тамбовщина, с которой расстался почти три года назад. От сестры Вали долго не было известий, но все же полевая почта принесла ее адрес. Служит в батальоне аэродромного обеспечения. Брат Дмитрий тоже на фронте. Из редких писем Виктор догадался, что он разведчик, ходит по немецким тылам. Дважды был тяжело ранен. Старший брат Борис — комиссар противотанковой роты, оказавшейся на переднем рубеже под Сталинградом. Конечно, строчки его писем не могли передать всего накала сражения. Запомнилось письмо, полученное накануне отъезда домой. Брат сообщал о непрерывных боях днем и ночью: «Нелегко вам воевать в небе, но здесь на земле ад кромешный. Вчера единодушно решили: с этого рубежа не сойдем! А фашисты будто слышали об этом и стараются нас смять. Второй дань не могу дописать тебе эту страничку. Сейчас отбили семнадцатую танковую атаку. Вчера нас было немного, а теперь осталось еще меньше. Тороплюсь, идет в тыл почта. Да и фрицы снова выдвигаются для атаки. Опишу в следующем. Прощай, твой брат Борис!» Особенно тревожило это «прощай».

Вскоре Стрельцов простился с попутчиками и направился к выходу. Не успел поезд остановиться, как он уже был на перроне.

К дому не шел, а летел.

Когда переступил порог в ладной летной форме, все притихли. Первой опомнилась сестренка Зоя. Вскрикнула и со слезами бросилась на шею:

— Мама! Витя приехал! И горе, и радость в один день!

Виктор успел осмотреться. В комнате были соседи.

Шагнул к ней, родной и близкой, обнял:

— Что же ты, мамочка, провожала — плакала, встречаешь — плачешь?

Мать прижалась к сыну, несколько минут не могла вымолвить слова. Затем молча протянула ему листочек. Как током пронзило Виктора — он видел в штабе эти форменные бланки, которые посылали семьям погибших. Сквозь туман, застлавший глаза, прочитал: «Ваш сын Борис геройски погиб в бою с немецко-фашистскими захватчиками».

Допоздна засиделись соседи в тот вечер в семье Стрельцовых, жадно слушая фронтовика, делясь своими горестями и заботами. Много говорили о начавшемся наступлении на Волге.

На второй день Виктор навестил семью школьного друга Гоши Сабурова. Он уже знал о горе, постигшем в первые же месяцы войны его бывшую учительницу Ольгу Васильевну.

Через несколько десятилетий Ольга Васильевна написала в обоих воспоминаниях:

«Витя Стрельцов в каждый приезд с фронта не забывал меня навестить. При первой встрече он сказал мне: „Вот погодите, закончится война и я слетаю с вами на рассвете. Так красиво лететь на заре!“ Да, этот человек любил жизнь, ценил и понимал красоту, был очень сердечным и чутким. До сих пор у меня сохранилась к нему нежная я глубокая любовь».

Как условились, все отпускники собрались в Москве. И обратно выехали вместе. Преодолев все дорожные трудности, без опоздания прибыли в часть.

С затаенным дыханием однополчане слушали отпускников. Их интересовали даже мельчайшие подробности столичной жизни. Каждый понимал, что пульс родной Москвы — пульс всей страны. Все, что видели на родине и в пути, пришлось пересказывать по нескольку раз.

В свою очередь, боевые друзья сообщали о том, что 1943 год для полка начался новыми конвойными операциями. Прикрывали два конвоя — и оба через нашу зону прошли без потерь, несмотря на многочисленные атаки «юнкерсов».

На второй день поступили указания о прохождении на месте специальной полетной программы по вводу в строй экипажей. В этой же телеграмме майору Кирьянову было приказано срочно направить в штаб полка боевую характеристику пилота Стрельцова, представляемого на должность командира звена. Вскоре эскадрилья подготовилась к выполнению боевых заданий. 23 января майор С. С. Кирьянов получил приказ перебазироваться на основной аэродром полка.

Экипажам 1-й эскадрильи поставили новую ответственную задачу — сопровождение торпедоносцев при нанесении ими ударов но противнику.

Не прекращая боевой деятельности, тщательно готовились к предстоящим вылетам совместно с соседом — 24-м минно-торпедным авиационным полком.

В эти дни Виктору Стрельцову объявили приказ о назначении его командиром звена своей эскадрильи. Теперь у него прибавилось обязанностей и ответственности.

Сохранилась за летчиками полка и прежняя боевая работа — организация воздушного прикрытия союзных конвоев. Один из них в составе 14 транспортов и 16 кораблей охранения уже следовал в Мурманск.

За три дня в сложных метеорологических условиях (частые снегопады и туманы) полк совершил шесть групповых вылетов четверками. И снова отличился Стрельцов. Виктор цепко взял на прицел «Ю-88». Как ни старался немецкий летчик оторваться и выйти из атаки, это ему не удалось. Умело маневрируя, Стрельцов сблизился на короткую дистанцию и из всех пушек и пулеметов ударил по кабине немецкого летника. «Юнкерс» как бы споткнулся, на миг остановился на месте, и, внезапно сорвавшись, камнем пошел вниз. Несколько секунд — и морские волны сомкнулись над ним. Друзья поздравили Стрельцова с четвертой победой над морем.

Конвой прибыл к месту назначения без потерь. Исторические победы Советской Армии на Волге эхом откликнулись и в далеком Заполярье. Начала существенно меняться оперативная обстановка на северном театре военных действий. Авиация Северного флота уже достигала численного и качественного превосходства над врагом. Ее главной ударной силой становится торпедоносная авиация.

В феврале 1943 года 24-й минно-торпедный авиаполк под прикрытием истребителей 95-го полка на побережье Норвегия нанес ряд результативных ударов по противнику.

Несмотря на улучшение воздушной обстановки в Северном Ледовитом океане в пользу союзников, англоамериканские правящие круги прекратили посылку конвоев в СССР задолго до наступления полярного дня. Такое решение союзников в условиях ослабления противодействия противника объяснялось односторонне выгодными политическими соображениями. Конвой, вышедший из Шотландии в середине февраля 1943 года, был одним из последних, направленных в северные порты Советского Союза.

С 26 по 27 февраля экипажи 95-го авиаполка непрерывным барражированием в светлое время суток четверками и парами прикрывали его, сделав 26 самолето-вылетов. Над конвоем неоднократно возникали воздушные схватки. Капитан Б. Г. Хомдохов, старшие лейтенанты Ф. И. Антонец, В. С. Стрельцов, С. Е. Костюк, И. Д. Сыроватко, младший лейтенант А. С. Рудаков провели 10 воздушных боев. Ни один гитлеровский самолет не сбросил бомбы на цель. Шесть «Ю-88» получили повреждения, седьмую машину противника сбил старший лейтенант Костюк.

Уходивший 1 марта в обратный рейс конвой в составе 51 транспорта и корабля охранения также был проведен без потерь. За успешное выполнение конвойной операции командование объявило благодарность всему летному составу 95-го полка.

С весны летчики дальних истребителей полностью переключились на сопровождение торпедоносцев. После нескольких таких вылетов по инициативе коммунистов 95-го авиаполка состоялась летно-тактическая конференция. Представители 24-го полка рассказали об особенностях своих самолетов, о тактических приемах торпедных атак, высказали пожелания истребителям прикрытия. В свою очередь, летчики истребители обсудили вопросы взаимодействия с торпедоносцами, наиболее эффективные тактические приемы отражения вражеских истребителей. Конференция сыграла важную роль в дальнейшем творческом развитии приемов и способов совместных действий.

Возвращаясь с задания то прикрытию торпедоносцев, Стрельцов каждый раз обстоятельно анализировал действия своей группы. После разбора друзья нередко слышали:

— Нет, не все мы еще делаем, что можем.

Некоторые возражали:

— Ведь мы же выполняем свои задания как положено. Наша задача — не допустить истребителей противника к торпедоносцам. Ни один из них в нашем присутствии не был сбит. Так в чем же дело?

Виктор соглашался:

— Да, для нас главная задача — прикрытие торпедоносцев. Вот и лозунги всюду: «Истребитель, помни! В твоих руках жизнь боевых товарищей!» Все это верно.

— Чем же ты недоволен? — спросил парторг эскадрильи Семен Костюк. — Что предлагаешь?

— В том-то и дело, — с огорчением отвечал Стрельцов, что ничего толкового предложить не могу. Чутьем улавливаю: есть у нас кое-что в резерве. После каждого вылета неудовлетворен собой, а выхода найти не могу.

Семен дружески обнял его:

— Ну, а в чем все-таки сомнения? Может, сообща разберемся?

— В самом деле, ребята, давайте порассуждаем, — оживился Стрельцов. — Приходим мы с торпедоносцами к цели. Они — в атаку, остаются один на один с сотнями стволов зенитных пушек и пулеметами кораблей, смело идут на стену огня и прорывают его, топят врага. А мы в это время уходим в зону ожидания и наблюдаем спокойно сверху.

— Так мы же отгоняем немецкие истребители, — бросил реплику Иван Сыроватко.

— Верно, Ваня, — парировал Стрельцов. — Но их или немного, или вообще нет. Получается, что мы в роли сторонних наблюдателей.

— Интересно, — вступил в разговор Игорь Кравцов, — что же ты хочешь, чтобы мы сопровождали торпедоносцев и на боевом курсе, через всю зону огня? Так сказать, для моралыной поддержки?

— Точно, — обрадовался Виктор. — Кажется, ты подал идею.

Пока друзья обменивались мнениями о предстоящих вылетах, Стрельцов что-то чертил на листке бумаги.

— Послушайте, ребята. Нашел интересный вариант, — раздался вскоре его возбужденный голос. — Вот смотрите. Когда торпедоносцы разворачиваются для атаки, мы не уходим в сторону, а остаемся на поле боя Часть наших сил занимает эшелон сверху, чтобы не допустить внезапной атаки немецких истребителей. А другая группа первой бросается на штурм вражеских кораблей.

— То есть, весь зенитный огонь вызвать на себя? — уточнил Сыроватко.

— Да, в этом вся соль: заставим немцев дать первый залп по нам и обеспечим подход к цели торпедоносцам. Конечно, огня будет много, но у нас преимущество. Во-первых, мы пикируем сверху со все возрастающей скоростью и угол обстрела будет небольшой. Во-вторых, мы малое время будем находиться в зоне огня. После первой штурмовки атаковавшая группа набирает высоту и занимает зону барража. В этот момент на штурмовку бросается вторая группа. И так повторяем до выхода торпедоносцев из атаки, а затем уходим вместе с ними на свой аэродром.

— Стоящее предложение, — поддержал Костюк. — Необходимо все тщательно продумать. Правда, есть ряд «но», но в целом разумно…

— Верно, Семен, — подтвердил командир звена Иван Колонтай. — Полный боекомплект реактивных снарядов в этом случае можно израсходовать весьма эффективно. А вот пушечно-пулеметный боекомплект надо расходовать осторожнее, он может пригодиться для воздушного боя.

Жизнь подтвердила реальную пользу нового тактического приема.

В очередном вылете летчики В. А. Куликов, В. С. Стрельцов, А. И. Катышев, прикрывая торпедоносцы в районе Варде повредили вражеский транспорт. Через несколько дней в аналогичной обстановке в районе Сюльтен-фьорда летчики В. А. Куликов и А. С. Рудаков также повредили сторожевой корабль из боевого охранения, а Б. Г. Хомдоков, С. Е. Костюк и И. П. Колонтай потопили сторожевик.

Вскоре торпедоносцы 24-го авиаполка нанесли удар по конвою врага у Сюльтен-фьорда. Прикрывая их, летчики В. С. Стрельцов, А. С. Рудаков, И. Д. Сыроватко, С. Е. Костюк атаковали три малых боевых корабля из состава охранения конвоя, два из который потопили, а один повредили.

Еще более значительных успехов добились авиаторы 28 марта при нанесении очередного удара по вражескому конвою в районе Конгс-фьорда. Штурмуя корабли охранения, экипажи капитана Б. Г. Хомдохова и сержанта В. И. Сачкова повредили два сторожевых корабля. В то же время группа, оставшаяся на прикрытии, связала боем появившиеся истребители противника. Капитан И. В. Горкушенко сбил «ХЕ-115». Торпедоносцы, надежно прикрытые с воздуха, потопили три транспорта общим водоизмещением 25 — 26 тысяч тонн.

Теперь в каждом вылете группа прикрытия на подходе к цели делилась на две группы. Одна оставалась барражировать над целью, а вторая штурмовала корабли охранения реактивными снарядами, отвлекая их огонь на себя и подавляя своим огнем. Затем штурмовавшие занимали место для барражирования, а их товарищи повторяли штурмовку.

Такая тактика давала положительные результаты: облегчался подход торпедоносцев к цели, повышалась результативность их ударов. А истребители прикрытия наносили ощутимый урон противнику.

В последний мартовский морозный день Стрельцов повел четверку «ПЕ-3» на бомбовый удар по военно-морской базе Варде. Стояла ясная солнечная погода. Видимость была отличной. Чтобы обеспечить внезапность атаки, вывел группу со стороны моря на малой высоте. Перед целью группа резко пошла на набор высоты. Фашисты, видимо, решили, что самолеты уходят от цели, и не открыли огня. А в это время штурман ведущего И. Г. Кравцов производил расчеты на бомбометание. По его команде летчик перевел машину в горизонтальный полет. Ведомые четко следовали за ним. Еще мгновение — и команда на сброс. Бомбы точно накрыли объект. Результаты удара зафиксировали фотографированием. Вражеские зенитчики обстреляли лишь на отходе.

Вернулись на свой аэродром без потерь. Проявленная пленка подтвердила прямые попадания в причалы, портовые сооружения и здания.

В эти дни Виктор ходил в приподнятом настроении. Во-первых, его приняли в ряды партии и вручили партийный билет под номером 5383508. Во-вторых, перед самым вылетом на боевое задание к самолету подъехала легковая автомашина. Из нее вышли адмирал, командир полка и его заместитель по политчасти. Виктор доложил адмиралу о готовности звена к вылету. Адмирал, поздоровавшись со всеми, объявил:

— Мне поручено вручить высокую правительственную награду — третий орден Красного Знамени вашему однополчанину старшему лейтенанту Виктору Сергеевичу Стрельцову. Рад, что вручаю ее накануне боевого вылета.

1 Мая для летчиков был обычным боевым днем. Выполняя приказ командования, шестерка «ПЕ-3», ведомая старшим лейтенантом Стрельцовым, прикрывала группу торпедоносцев. На голубой глади моря цель отыскали быстро. Но на пути к ней встала серьезная преграда: над транспортом барражировала восьмерка «МЕ-110» Этот многоцелевой немецкий самолет не уступал по своим боевым и тактико-техническим качествам самолету «ПЕ-3» и даже внешне был похож на него: имел два киля. В начале войны это доставляло немало неприятностей экипажам, летавшим на самолетах «ПЕ-2» и «ПЕ-3»: их часто путали с «ме-110» и свои встречали огнем.

Ранее летчикам полка иметь дело с «МЕ-110» в воздушных боях не приходилось. Первая встреча произошла пять дней назад…

25 апреля шестерка «ПЕ-3» прикрывала торпедоносцы, наносившие удар по транспортам у мыса Харбакси. Четыре вражеских транспорта в сопровождении 14 боевых кораблей шли в зоне огня своих береговых зенитных батарей. При появлении наших самолетов корабли охранения и береговые батареи противника со стороны моря создали сплошную завесу огня. Тогда ведущий группы капитан В. Киселев, сделав маневр, вывел свои грозные машины в атаку со стороны берега, где кораблей охранения оказалось значительно меньше, а расположенная на высоком скалистом берегу артиллерия противника не могла вести эффективный огонь по низко летящим торпедоносцам.

Но наибольшую опасность для атакующих представляла пятерка фашистских истребителей — 4 «МЕ-110» и «ХЕ-115», барражировавших в зоне конвоя.

Капитан Сыроватко передал ведущему ударной группы:

— Выходите на цель. Истребителей противника беру на себя.

«Петляковы» ринулись навстречу врагу. Фашисты не приняли боя и разошлись веером: «хейнкель» стал уходить под прикрытие зенитного огня кораблей охранения, а «мессеры» парами отвернули вправо и влево.

Когда торпедоносцы легли на боевой курс, вражеский снаряд поджег самолет ведущего. Несмотря на то, что машина пылала, Киселев не свернул с боевого курса и сбросил торпеду на цель. Самый крупный фашистский транспорт пошел на дно.

Воодушевленные подвигом командира, его боевые товарищи потопили еще три судна.

А в это время над морем вели поединок истребители, сыгравшие решающую роль в успехе торпедной атаки. Уже рухнул в море «хейнкель», прошитый очередью сержанта В. Сачкова. Но вот отвернувшая вправо пара «мессеров», сделав «горку», удачно сманеврировала и внезапно оказалась в выгодной позиции для удара по труппе капитана Киселева. Беззащитные в данной ситуации торпедоносцы были обречены на гибель. Оставалась только одна возможность спасти их. Ею и воспользовались Колонтай и Сыроватко.

Все решилось секундами. Когда фашистские летчики уже нажали гашетки, перед их носом пронеслись два краснозвездных истребителя. Свинцовые струи, предназначенные для торпедоносцев, впились в них. Фашистские истребители, не ожидавшие такой цели, взмыли вверх для повторного захода в атаку. Но было уже поздно. Подоспевшие старший лейтенант Федор Антонец и его штурман старший лейтенант Михаил Белоногов длинными очередями прошили открывшееся брюхо «мессеров». Оба фашиста камнем рухнули в море. Вторая пара «МЕ-110» поспешно снизилась и на бреющем скрылась в прибрежной зоне.

Федор Антонец с ведомым пристроился к торпедоносцам, взявшим курс к своим берегам. В его ушах все еще звучал голос боевого друга Вани Сыроватко: «Федя, береги „Илы“! Иду на перехват!» Это были его последние слова.

На родной аэродром вернулась лишь четверка истребителей. На земле Федор Антонец, как старший в группе, доложил командиру о воздушном бое и о подвиге молодых коммунистов летчиков капитана Ивана Даниловича Сыроватко и старшего лейтенанта Ивана Петровича Колонтая, штурманов старших лейтенантов Петра Трифоновича Зюкова и Вениамина Васильевича Самсонова. На разборе полета присутствовал весь летный состав. Ведущий труппы старший лейтенант Антонец наглядно начертил схему воздушного боя и подробно объяснил, почему немцы выиграли маневр.

Долго обсуждали летчики итоги этого боя. Некоторые считали, что трудно выиграть бой с «МЕ-110». Более легкие и маневренные, они будут навязывать свою волю.

Стрельцов, еще и еще раз мысленно разобрав сложившуюся в том бою ситуацию, возразил: и на горизонталях возможен поединок «ПЕ-3» с «мессерами».

Виктор до тонкости знал и любил своего «Петлякова»» которого все летчики любовно называли «наш Пешка». Не верил, что эта послушная, умная боевая машина не может на равных бороться с опасным противником.

Постепенно созрел четкий план. Он снова вспомнил о своем тактическое приеме, который уже применял. В тех случаях тоже складывалась обстановка, которая в обычных условиях казалась безвыходной…

В день Первомая Виктор с нетерпением ждал встречи с «ме-110», чтобы на практике проверить найденное решение. Так и случилось.

Имевшая численный перевес, восьмерка «МЕ-110» держалась самоуверенно. Быстро оценив обстановку, Стрельцов приказал экипажам лейтенанта С. Костюка и сержанта В. Сачкова охранять торпедоносцы, а четверку повел в атаку.

Немцы решили схитрить. Четверка их самолетов приняла воздушный бой, видимо, рассчитывая связать наши истребители боем, а вторая с разворотом ушла.

Стрельцов передал своему штурману:

— Игорь, внимательно следи за отошедшей четверкой «мессеров». Как бы она не пристроилась к атакующим торпедоносцам.

Он не зря беспокоился. Отошедшая группа «МЕ-110» разделилась на пары. Два «мессера» вступили в бой с Костюком и Сачковым, а другая пара ринулась к оставшимся без прикрытая торпедоносцам.

Стрельцов услышал тревожный голос штурмана:

— Виктор, «мессеры» атакуют торпедоносцы! Помещать им мы уже не успеем.

— И все-таки попробуем, — ответил Стрельцов. — Как только выйдем к ним в тыл — открыть огонь из всего оружия.

Своему ведомому лейтенанту А. Рудакову он передал:

— Принимай группу, я выхожу из боя. Не отпускайте фрицев от себя.

В следующий момент Стрельцов редко взял штурвал на себя. «Петляков» почти вертикально полез вверх. Набрав необходимую высоту, Виктор, сделав переворот через крыло, сразу оказался над «МЕ-110», начавшими атаку на торпедоносцы. Имея запас высоты, ринулся на гитлеровцев сверху, открыв мощный огонь из всех пушек и пулеметов. Под шквалом огня нервы у фашистов не выдержали, они прервали атаку и трусливо бросились к берегу под прикрытие зенитных батарей.

Торпедоносцы беспрепятственно вышли на цель и успешно завершили атаку, уничтожив два транспорта и танкер водоизмещением около 28 тысяч тонн. Костюк и Сачков продолжали неотступно идти за торпедоносцами. А Стрельцов в это время уже спешил им на помощь.

Увидев приближающуюся машину Стрельцова, фашистские летчики начали оттягиваться к берегу, надеясь увлечь за собой группу прикрытия. Разгадав намерение противника, Стрельцов вывел группу из боя и, присоединившись к торпедоносцам, обеспечил возвращение их на свой аэродром.

На разборе, проведенном командиром части, картина боя была восстановлена во всех подробностях! После доклада Стрельцова о ходе выполнения боевой задачи выступил сержант Сачков:

— Я в части новичок. Воевать начал только с осени прошлого года Мне пришлось участвовать в двух вылетах по прикрытию торпедоносцев. Мы вели бой с новым для нас противником — «МЕ-110». 25 апреля в первом бою мы понесли большую утрату: погибли коммунисты Колонтай, Зюков, Сыроватко, Самсонов. Если бы не самопожертвование наших боевых товарищей, то погибли бы торпедоносцы, не выполнив боевой задачи. Сегодня в бою сложилась ситуация еще более сложная. Тогда вели бои шесть против пяти фрицев, двух сбили и одного повредили, потеряв два своих экипажа. А сегодня вели бой шесть против восьми, не сбили ни одного самолета противника, но, несмотря на его численное превосходство, мы бой выиграли Торпедоносцы потопили три крупных транспорта, обе группы самолетов вернулись без потерь. Почему мы выиграли этот бой? Был момент, когда казалось, что торпедоносцы ничто уже не спасет. Пара «МЕ-110» повисла у них на хвосте, и мы уже не могли им помочь. Так нам всем казалось. Стрельцов спас их, поставив почти в безвыходное положение немецких летчиков. Теперь я знаю: против маневренности «МЕ-110» есть противоядие. Это убедительно продемонстрировал сегодня старший лейтенант Стрельцов. И теперь я никогда не соглашусь с высказываниями, что со «стодесятыми» нельзя выиграть бой на горизонталях.

Раздались одобрительные возгласы.

— Когда я прибыл в часть, то слышал много разговоров среди летного состава о боевой фигуре пилотажа на нашем самолете с переворотом, которую применял в бою старший лейтенант Стрельцов. Но до сего временя ее применять запрещается. Сегодня Стрельцов выиграл бой только благодаря применению этой фигуры. Мне кажется, что пора освоить эту фигуру наиболее подготовленным летчикам, она поможет нам побеждать любого противника.

Многие летчики поддержали Сачкова.

Командир полка, подведя итог разбору операции и дав высокую оценку действиям Стрельцова, поручил ему подготовить и провести занятие со всем летным составом по освоению новой фигуры высшего пилотажа.

Вскоре старший лейтенант Стрельцов доложил командиру полка о готовности провести занятие на тему: «Выход из-под атаки с переворотом через крыло на самолете „ПЕ-3“ с последующим переходом в контратаку».

На занятие прибыли представители штаба ВВС Северного флота.

После толково наложенной Стрельцовым теоретической части и объяснения на чертежах всех элементов фигуры представители штаба ВВС одобрили его предложение и разрешили продемонстрировать воздушный бой наглядно над своим аэродромом.

Стрельцов взлетел в паре с лейтенантом С. Костюком. Разыгрывая «воздушный бой», Стрельцов позволил «противнику» занять выгодную позицию в хвосте своего самолета. В такой позиции, летчики знали, атакованному уже не спастись, атакующий бил без промаха: в этом случае промахнуться практически было невозможно.

На земле с напряжением следили за поединком. И вот на глазах у всех наблюдавших Стрельцов совершил невозможное. Его самолет, задрав нос, почти по вертикали полез к облакам. Только проскочил под ним Костюк, как Стрельцов перевернул самолет через крыло и, оказавшись выше и в хвосте своего «противника», через мгновение пристроился к нему так, что, как тот ни маневрировал, оторваться от преследователя не смог.

Самолеты зарулили на свои стоянки. Первым подошел к Стрельцову лейтенант Костюк, несколько минут назад имитировавший «противника» в «воздушном бою». Он горячо пожал руку Виктору и поздравил с успехом:

— Пусть теперь попробуют «мессеры» атаковать нас с хвоста! Мы им будем навязывать свою волю в бою, хотя у них и более легкие машины.

Командир полка разрешил группе летчиков, имеющих высокую подготовку по технике пилотирования, применять маневр с переворотом в бою. Предварительно все они провели учебные тренировочные полеты и повторили «фигуру Стрельцова» в воздухе над своим аэродромом.

Этот прием боевого пилотажа прочно вошел в арсенал североморских летчиков.

Вскоре в боевой службе Виктора Стрельцова произошли перемены. Командира 1-й эскадрильи майора С. С. Кирьянова откомандировали на учебу командного состава. Замечательный человек, волевой командир с большим боевым опытом (летать начал в 1934, воевал с японскими захватчиками), Степан Степанович был всеобщим любимцем. С ним смело шли на любое задание.

Эскадрилью Кирьянов передал своему заместителю капитану Хомдохову, а на его место рекомендовал Стрельцова.

Выполняя основные задачи — прикрытие торпедоносцев при нанесении ими ударов и прикрытие конвоев в море, летчики полка попутно вели воздушную разведку, осуществляли специальные полеты в глубокий тыл противника. В июле 1943 года из одного такого задания не вернулся на свой аэродром парторг 1-й эскадрильи старший лейтенант С. Е Костюк и штурман старший лейтенант М. Г. Корнилов О дальнейшей судьбе экипажа никто ничего не знал. Сразу все ощутили тяжесть этой утраты. Экипаж пользовался в полку большим уважением.

Штурман Михаил Корнилов был не только знающим специалистом, но и превосходным гитаристом, умел в короткие минуты досуга поднять у всех настроение. Старший лейтенант С. Е. Костюк пришел в коллектив из соседнего полка осенью 1942 года. Боевых вылетов не имел. Однако после доподготовки, летая на задания, быстро утвердил за собой репутацию мужественного и настойчивого пилота. Его назначили командиром звена, а коммунисты избрали секретарем партийного бюро эскадрильи. Здесь он проявил себя строгим и принципиальным партийным руководителем, непримиримым к недостаткам в боевой работе. Именно за твердость, решительность и целеустремленность уважали его товарищи. Командование часто поручало ему наиболее трудные и ответственные задания, и он с ними успешно справлялся.

Во второй половине 1943 года начались перевозки морем грузов для создания необходимого зимнего запаса в частях Северного оборонительного района. Для защиты внутренних морских сообщений и конвоев привлекается и 95-й авиационный полк.

В августе-октябре 1943 года экипажи снова перебазировались на полевой аэродром, откуда прикрывали конвои на участке Белое море — Кольский залив, вели поиск подводных лодок врага в северо-восточной части Баренцева моря. Полеты на задания осуществлялись зачастую в сложных метеорологических условиях и требовали от всего личного состава большого мужества и бдительности.

Одновременно освоили площадку в районе одного из прибрежных поселков, используя ее как аэродром подскока. Это позволяло расширить район боевых действий по прикрытию конвоев и принимать участие в нанесении совместных ударов разнородными силами авиации по конвоям врага, обнаруженным разведкой ВВС флота.

Фашистское командование практически отказалось от использования авиации во всех других видах боевой деятельности, кроме прикрытия с воздуха своих морских перевозок, сосредоточив там все наличные воздушные силы. Поэтому авиаторам Северного флота приходилось действовать против вражеских конвоев в условиях массированной противовоздушной обороны.

Авиация флота в четвертый год войны значительно выросла количественно и изменилась качественно. Теперь в ударах по врагу участвовали тактические группы бомбардировщиков, штурмовиков и торпедоносцев, имевшие сильное истребительное прикрытие.

Из нескольких таких операций, в которых участвовали экипажи 95-го авиаполка, характерна проведенная 13 октября 1943 года южнее Варде.

Удар по конвою противника наносился в сумерки, участвовали четыре тактические труппы: 6 штурмовиков «ИЛ-2», 6 пикирующих бомбардировщиков «ПЕ-2», 3 высотных и 4 низких торпедоносца. Истребительное прикрытие состояло из 30 самолетов: 22 «ЯК-3» и «Аэрокобр» составляли группу боя, а 8 «ПЕ-3» — группу непосредственного прикрытия, ведомую капитаном Хомдоховым.

Видимость ограничивалась не только сумерками, но и еще десятибалльной облачностью с высотой нижней границы облаков до 200 — 250 метров . Истребители противника оказали сильное противодействие. И вот в пространстве между низкими облаками и водой Варангер-фьорда разгорелся ожесточенный воздушный бой, в котором участвовало до пятидесяти самолетов с каждой стороны.

Истребители группы боя вступили в схватку с самолетами «МЕ-109» и «МЕ-110», прикрывавшими конвой. В это время ударная группа последовательно выходила в атаку. Вначале штурмовики и бомбардировщики сбросили бомбы, расстроили боевой порядок конвоя, обеспечив выход в атаку торпедоносцев. Истребители непосредственного прикрытия не отрывались от ударных групп, готовые в любую минуту отразить атаки «мессеров».

Когда к низким торпедоносцам прорвались два «МЕ-110», их встретили дружным огнем экипажи Стрельцова и его ведомого лейтенанта А. С. Рудакова. Один «сто десятый» вспыхнул и скрылся в волнах, а второй поспешил удрать на бреющем. Закончился бой после выхода низких торпедоносцев, наносивших удар последними.

Истребителям противника не удалось атаковать результативно ни одну ударную группу. Наши потери — один штурмовик, сбитый зенитным огнем, и один торпедоносец, который, получив повреждение, сел на воду в районе Рыбачьего (экипаж его спасли).

А конвой противника потерял транспорт и сторожевик. Два других транспорта получили сильные повреждения, в результате которых возникли пожары. Наиболее ощутимый урон понесла авиация противника: в воздушном бою летчики-североморцы сбили 15 «мессеров».

С ноября снова возобновили движение союзные конвои. 1 ноября из Архангельска вышел в Англию конвой, а из Шотландии — к нам, большая часть которого следовала в Архангельск.

Экипажи 95-го полка активно участвовали в прикрытии обоих конвоев, обеспечивая надежное воздушное охранение.

При отражении одного из налетов немецко-фашистских бомбардировщиков получил повреждение самолет младшего лейтенанта В. И. Сачкова. Загорелся мотор. Летчик пошел на вынужденную посадку в горле Белого моря. Коснувшись воды, самолет скапотировал и мгновенно затонул. Летчик В. И. Сачков и штурман С. А. Порошин погибли, выполнив свой воинский долг.

До конца года полк участвовал в прикрытии еще трех конвоев, прибывший, из Англии, и четырех, вышедших из Архангельска в обратный путь. Кроме прикрытия решал задачи по обеспечению противолодочной обороны конвоев, разведке и поиску подводных лодок, надводных кораблей противника и плавающих мин в Баренцевом и Белом морях и на подходах к Карскому морю.

За год летчики полка прикрыли 39 конвоев (около 450 судов), обеспечили торпедоносцам потопление 14 транспортов, танкера, сторожевика, трех тралыциков. Штурмуя вражеские корабли, летчики полка уничтожили несколько сторожевых кораблей, катеров-охотников, повредили 2 транспорта, подводную лодку и 5 более мелких боевых кораблей.

В боевых успехах части был большой личный вклад коммуниста Стрельцова. Используя его опыт выхода из-под атаки с переворотом и последующим переходом в атаку, сбили не одну фашистскую машину подполковник А. В. Жатьков, капитан И. В. Горкушенко, старший лейтенант Ф. И. Антонец и другие летчики.

КУРСОВАЯ ЛИНИЯ

Под сводами зала гремит музыка. Возле пушистой елки в вихре вальса кружатся пары. Нарядные девушки — сегодня плавное украшение бала. В этот новогодний вечер многие из них впервые за последние годы пришли на торжество не в военной форме. Девушки из медсанбата, тыловых подразделений и связистки буквально преобразились.

А за стенами праздничного клуба, где проходит новогодний бал авиаторов, все погрузилось в темноту — нигде ни огонька. Мужчины все в форме, при оружии. Многие в летной форме — в унтах, меховых кожанках, при шлемах и рукавицах. Что можно снять с себя, сложили тут же вдоль стен. Этим недолго веселиться: скоро заступать на дежурство. Да и остальных может позвать в любую минуту сигнал боевой тревоги.

Рядом, в нескольких сотнях метров, продолжается будничная аэродромная жизнь. Нет-нет да и прочертит небо сигнальная ракета. Это не новогодний фейерверк. Там, на посту, несут свою непрерывную службу в новогоднюю ночь те, кому поручено стоять на страже воздушного рубежа заполярного города. Временами слышится то нарастающий рокот мотора — значит самолет пошел на взлет, то размеренно затихающий — вернулся с задания и спешит на стоянку.

У Виктора Стрельцова вылетов на сегодня не предвиделось. Вначале всеобщий шум веселья захватил и его. Один танец сменялся другим, приглашал и он, и его. Потом вдруг пропал интерес к вечеру. Стало душно Игорь тоже скучал, и Виктор предложил ему пройтись по улице. К ним присоединился Николай Сова.

В лицо ударил свежий морозный воздух. Всего несколько шагов прошли, а холод уже начал донимать. Пошли быстрее и сразу же согрелись. На ходу перекидывались фразами, но больше отмалчивались: каждый думал о своем. Стрельцов — о брате Дмитрии. Еще в середине декабря он получил письмо из Омска с обратным адресом госпиталя. Писал незнакомый ему лейтенант Андриенко — сосед Дмитрия по палате. Он сообщал, что Митя поступил после ранения в госпиталь в тяжелом состоянии, а затем положение усугубил столбняк. Только недавно миновал кризис. Сам Митя настолько слаб, что не может писать. Просит Виктора пока домой о его состоянии не сообщать. Теперь Виктор со дня на день ждал новых известий от брата, а их все не было. Мать жаловалась в письме, что от Дмитрия давно нет вестей. А разве мог он сейчас, после гибели Бориса, написать ей правду или неправду?

Сослуживцы знали о состоянии Стрельцова. У летчиков от друзей нет секретов: письма из дому читали обычно коллективно.

— Понимаете, ребята, — заговорил Виктор, — это у него уже четвертое тяжелое ранение. На нем места живого нет, а тут еще этот злополучный столбняк.

Николай и Игорь старались успокоить его и подбодрить.

Так начался для боевых друзей новый, 1944 военный год.

Летчики 95-го полка, как и прежде, воевали всюду: проводили караваны судов, прикрывали торпедоносцы, самостоятельно наносили удары по врагу, выполняли спецзадания.

В эти дни в полк прибыло пополнение: восемь молодых летчиков, выпускников авиационных училищ. Они рвались в бой, горя желанием поскорее встретиться с врагом. Удивить же они пока могли лишь неуемным рвением и бесшабашной храбростью. В училище, далеко от фронта, прошли программу полетов на пикирующем бомбардировщике «ПЕ-2». А летать надо на «ПЕ З» в основной роли дальнего истребителя. Да и аэродром здесь ограничен не только по размерам, но и подходами к нему. Сопки, обступившие плотным кольцом, затрудняли выход на посадочный курс. Особенно они коварны в зимних условиях, когда белизна снега намного скрадывала высоту.

Подполковник приказал дежурному вызвать капитана Хомдохова и старшего лейтенанта Стрельцова. В ожидании Жатьков задумчиво ходил по кабинету. Да, решение только такое — всех молодых летчиков зачислить в 1-ю эскадрилью. Здесь наиболее опытные кадры, здесь молодежь и получит все необходимое: практику полетов в сложных условиях, взлета парой, захода и посадки с малых высот, подход к аэродрому по общим ориентирам и многое другое.

Вошли Хомдохов и Стрельцов. Доложили. Жатьков пригласил офицеров присесть, несколько минут медлил с разговором. Командир полка уже не впервой признавался себе, что явно симпатизирует комэску и его заместителю.

Капитан Хомдохов, атлетического телосложения, с очень красивым лицом, черными как смоль волосами, большими и внимательными синими глазами, покорял всех с первой же встречи. Кабардинец по национальности, он был темпераментным и горячим в любой обстановке, но настолько умел управлять собой, что никогда не выходил за рамки, в бою был выдержан, хладнокровен, рассудителен и тактически грамотен. Любая задача такому по плечу.

Под стать ему был и заместитель, всегда спокойный и рассудительный.

Подполковник Жатьков, сам выходец из 1-й эскадрильи, бывший ее командир, ревностно следил за ее жизнью. Видел — эскадрилья в надежных руках, и в душе радовался этому.

— Хочу новичков направить к вам. Научите латать, пообкатайте как следует, а потом пустим в бой.

Комэск вспыхнул, краска залила его лицо:

— Товарищ командир! Это же нам почти полгода не участвовать в боях. Другие будут воевать, а мы? Жатьков улыбался:

— Башир Гидович! — обратился подполковник к командиру эскадрильи по имени и отчеству. — Летать на боевые задания экипажи эскадрильи будут. Правда, меньше, чем другие. Но кто лучше вас обучит?

И неожиданно задал вопрос Стрельцову:

— А ты как считаешь, заместитель комэска? Виктор, когда уловил смысл разговора командира полка, в первый момент мысленно запротестовал: «Как это сменить поле боя на учебное?» На днях он получил письмо от Дмитрия из госпиталя, который с горечью сообщал о том, что отвоевался совсем. Выходить-то его врачи выходили, но еще долго придется лечиться, по всей вероятности, и война закончится. Инвалидности не избежать. Просил Виктора воевать теперь за троих.

Вспомнились первые фронтовые вылеты. Трудное было время: враг стоял у стен Москвы, экипажи непрерывно уходили в бой. На свой аэродром возвращались уставшие, возбужденные, нередко удрученные потерей товарищей. Он же и его сверстники, только что приехавшие в боевую часть, с жадностью расспрашивали о вылетах, буквально засыпали вопросами. Их не гнали от себя бывалые фронтовики. Зачастую, не перекусив и не отдохнув до очередного вылета, пока техники подвешивали бомбы и заряжали боекомплект, охотно делились крупицами боевого опыта. Нынче же совершенно другая обстановка. Да и кому как не им учить? Преодолев последние сомнения, ответил:

— Без особого энтузиазма. Но если нам доверят, научим летать как следует.

Капитан Хомдохов добавил:

— Товарищ командир! Я понимаю, что надо. А вот не выдержал, высказался. Прощу извинить меня.

Командир полка поднялся, крепко пожал обоим руку. Подумав немного, добавил:

— Вы оба отменно знаете на самолете курсовую систему. Действует она безотказно. Поэтому и летаете уверенно в самых сложных метеоусловиях. Хорошо, если бы вы вот эту самую свою, выверенную, безотказную «курсовую систему» заложили в каждого молодого летчика. Чтобы он в деле почувствовал, что это его жизненный путь, раз и навсегда выбранная линия, чтобы с первых шагов испытаний нашел свое место в строю. Ведь любой успех определяют люди, вооруженные знаниями, в совершенстве владеющие техникой и оружием, убежденные в правоте дела, которое защищают. Сообща и займемся этим.

В тот день Виктор все еще находился под впечатлением беседы с командиром, которого искренне любил. Более того, даже кое в чем невольно подражал ему.

Требовательный, умеющий себя сдерживать в любой ситуации, обладающий талантом организатора, владеющий в совершенстве авиационной техникой, он пользовался всеобщим уважением. Анатолий Владимирович был всегда внимателен к каждому человеку, отзывчив.

Многому хотел Виктор у него поучиться. Догадывался, что, поручая ему подготовку молодых летчиков, подполковник думал не только о том, чтобы Виктор научил их хорошо летать. Это одновременно и проверка его командирских способностей.

Командир эскадрильи, собрав новичков, объявил им о том, что с этого дня они приступают к освоению программы допуска к самостоятельному вылету. Виктора представил как инструктора. Стрельцов заметил, с каким неодобрением встретили лейтенанты сообщение командира.

Оставшись с ними, познакомился с каждым, кратко рассказал о себе. Разговорились. И сразу посыпались жалобы:

— У нас же есть допуск к самостоятельным вылетам в качестве пилотов. Зачем же опять повторение?

Выслушав, спокойно разъяснил:

— Во-первых, повторенье — мать ученья. Во-вторых, здесь вы пройдете совершенно другую науку, науку умения летать на Севере, над сушей и над морем. Знаю, вы ехали с радужными мечтами, что, прибыв в действующую часть, сразу пойдете в бой. А тут разочарование: учиться заставляют. Сам это пережил. Могу только сказать: покорите северное небо — уверенно будете чувствовать себя всюду.

Постепенно нашли общий язык, установилось полное взаимопонимание. Сами за себя говорили и три ордена Красного Знамени на груди старшего лейтенанта.

С надеждой в голосе один спросил:

— А учить нас вы будете? Виктор ответил:

— Командир эскадрильи уже вам об этом объявил. Предупреждаю, скидок никаких не ждите, спрашивать буду строго. Летать придется над морем. Правда, и над сушей здесь не легче, ровной площадки и в полсотню метров не найдешь. Запомните: море ошибок не прощает.На воде вынужденной посадки не совершишь. Не спасет и парашют: в ледяной воде долго не продержишься. Отсюда и требования повышенные: жесткая летная дисциплина, мужество и хладнокровие в любой обстановке, надежное мастерство.

Для инструктора и для обучаемых занятия оказались не из легких. Выручало то, что помогал весь полк.

Трудность обучения молодежи усложнилась не только природными условиями, но еще и тем, что не было самолетов-спарок. Выходили из положения своими силами. Сначала летчика «провозили» на штурманском сидении. После нескольких вылетав молодой летчик садился за управление, а летчик-инструктор вылетал на месте штурмана и контролировал действия пилота. При необходимости инструктор мог взять у летчика штурвал. Но до этого не доходило.

Под руководством боевого летчика все учились старательно.

После допуска к самостоятельным вылетам экипажи новичков закрепляли за ветеранами, которые в качестве ведущих выходили с ними в учебные полеты, отрабатывали боевые порядки. Проводились учебные «воздушные бои» один на один, а затем пара на пару.

К весне экипажи новичков уже взлетали и садились с боковым ветром, при плохой видимости и в других сложных условиях. Затем перелетали на посадочную площадку в районе одного из прибрежных поселков.

Из-за отсутствии здесь системы привода учились опознавать очертания берегов в районе площадки, выходить на нее по мастным ориентирам. Изучив на карте расстояние по маршруту, в полете тренировались делать заход на малой высоте и посадку по расчету времени полета.

Постепенно задания усложнялись. Взлетали парами в сложных условиях, пристраивались на малые интервалы и дистанции с периодическим заходом в облака, с каждым полетом удлиняли время пребывания в них. Отрабатывали приемы захода в хвостовую полусферу «противника» и выход из-под его атак, бомбометание, стрельбы из пушек и реактивными снарядами.

Уже в первых вылетах хорошо зарекомендовали себя молодые летчики Б. Д. Коваленко, А. Н. Герасимов, П. Г. Сепов, В. С. Шептуховский, Ю. Л. Вартанов. Большая забота о подготовке пополнения дала свои результаты. Ни один экипаж из его состава не допустил в последующих боевых вылетах серьезных предпосылок к авариям и поломок авиационной техники.

В апреле подготовка группы была окончена. Молодых летчиков расписали по эскадрильям. А капитан Стрельцов — звание ему присвоили в канун 26-й годовщины Красной Армии и Военно-Морского Флота — приступил к исполнению своих прямых обязанностей.

Вылететь на задание — была первая его просьба. С увеличением светлого времени боевые действия авиаторов-североморцев активизировались. Всюду царил небывалый подъем, вызываемый все новыми и новыми радостными сообщениями с фронтов.

И вот полк облетела весть о подвиге экипажа соседней части. Уже несколько месяцев они живут рядом с 46-м штурмовым авиационным полком, питаются в одной столовой, по-фронтовому дружат. Хорошо знают друг друга. Немножко завидуют штурмовикам, которые летают на боевые задания значительно чаще. Ведь у них «ИЛы» — гроза для фашистов.

Это случилось 23 апреля, рано утром. По боевой тревоге подняли 2-ю эскадрилью 46-го полка. Поставили задачу нанести удар по конвою противника. Восьмерку штурмовиков повел заместитель командира эскадрильи капитан И. Б. Катунин. Это был его десятый боевой вылет.

Катунин длительное время был инструктором в авиационном училище, настойчиво просился на фронт и добился своего. Вскоре добился и первых боевых успехов: на счету его экипажа были четыре потопленных фашистских корабля и один сбитый самолет, который уничтожил стрелок — радист старший сержант А. М. Маркин.

Подробности последнего боя коммуниста Катунина и комсомольца Маркина рассказали очевидцы, вернувшиеся с задания.

Штурмовики точно вышли на караван, состоявший из 8 транспортов и 20 военных кораблей — в том числе 6 миноносцев. Его охраняли истребители. «ИЛы» устремились к конвою. Их встретили плотным огнем. Сотни разрывов встали на пути. Стреляла не только артиллерия миноносцев, сторожевиков, транспортов. Огонь вели и береговые зенитные батареи.

Ведущий распределил цели и напомнил по радио:

— Штурмовики с курса не сворачивают! Бомбы бросать с пикирования. Атакую головной транспорт!

Неожиданно его самолет резко бросило в сторону. Из мотора густо повалил дым, а затем вырвалось пламя.

В тот же момент в наушниках раздался спокойный голос Катунина:

— Бомбы бросать на цель. Выдерживать боевой порядок.

Первой вошла в пике командирская машина. Следом на цель один за другим стали пикировать ведомые.

Отделяются от горящего самолета черные точки — бомбы пошли в цель. Вот-вот ведущий возьмет штурвал на себя, и пылающий штурмовик пронесется над палубой транспорта. А там, в море, можно выброситься на парашюте или же приводнить самолет.

Но прежде чем вышли из пикирования остальные машины, самолет, направленный твердой рукой коммуниста Ильи Борисовича Катунина, врезался в огромный транспорт. Сильный взрыв потряс все вокруг. Столбы дыма и огня взметнулись над протараненным фашистским транспортом.

Еще один транспорт и сторожевик пошли ко дну, сильные повреждения получили два транспорта и сторожевой корабль.

…Всего несколько минут прошло с момента, как над, аэродромом взвилась сигнальная ракета на взлет. Набрав необходимую высоту, легли на заданный курс. Внизу проплывал привычный заполярный пейзаж: заснеженные сопки, на склонах покрытые низкорослым кустарником, бурые пятна заметанных снегом болот и озер. Грибами над покровом снега чернели разбросанные в беспорядке гранитные глыбы. На исходе второй весенний месяц, а заметных признаков наступления весны не видно. Ночью — мороз. Нередки заряды обильного снегопада.

Прошли береговую черту. Теперь впереди неспокойное Баренцево море. Оно кажется высеченным из гранита. Только накат волн изредка выбрасывает белый гребешок.

Стрельцов внимательно смотрит вокруг. Сегодня он должен в установленное время выйти на военно-морскую базу Киркенес и сфотографировать бомбовый удар штурмовиков. Появиться над целью он должен через три минуты после ухода штурмовиков.

Стрельцов ведет свой самолет все дальше в море. Кравцов периодически отсчитывает курс, дает поправки. Навстречу приближаются кучевые облака. Вначале проплывают отдельными разорванными кусками. Все чаще и чаще встречаются целые глыбы. Вскоре надвинулся огромный массив. Такие облака летчики, летающие в одиночку, любят. В их лабиринтах разведчику очень удобно маневрировать, легко подойти незамеченным к объекту.

Штурман точно вывел самолет на цель. Ударная группа уже отошла. Это было видно по разрывам снарядов, перемещавшимся на восток. Панорама для фотографирования соответствовала установленным требованиям.

Все необходимое зафиксировали на пленку. Задание выполнили хорошо.

В начале мая пришел приказ о назначении подполковника А. В. Жатькова командиром авиационной дивизии, в состав которой входил и 95-й авиаполк. Не знал тогда Стрельцов, что перед уходом Анатолий Владимирович написал представление на присвоение ему звания Героя Советского Союза.

Командир полка характеризовал Стрельцова как отличного летчика, растущего талантливого офицера, смелого, инициативного и грамотного воздушного бойца, на счету которого было 146 боевых вылетов.

В его боевом активе — прикрытие без потерь 94 отечественных и союзных конвоев, десятки полетов по обеспечению атак самолетов-торпедоносцев на корабли врага.

Заканчивалось представление так: «За 4 сбитых и несколько подбитых бомбардировщиков противника „Ю-88“ при прикрытии конвоев в море, за потопление 1 танкера, 1 транспорта, 1 мотобота, повреждение 1 миноносца и 1 мотобота, за уничтожение бомбо-штурмовымн ударами 9 танков, 45 автомашин с войсками и грузом, 2 железнодорожных эшелонов, 8 самолетов противника на аэродроме и другие успешные бомбардировки, за обеспечение потопления при взаимодействии с торпедоносцами 4-х транспортов общим водоизмещением 24 — 26 тыс. т, 1 танкера 4 — 6 тыс. т., 1 тральщика, за геройство и доблесть, проявленные в боях за Родину, достоин присвоения звания Герой Советского Союза».

Ходатайство поддержали командующий ВВС Северного флота генерал-лейтенант авиации А. X. Андреев, командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко и член Военного совета Северного флота контр-адмирал А. А. Николаев.

Май — единственный по-настоящему весенний месяц в Заполярье. После долгой зимней спячки просыпается природа, буйно тянется к изобилию света зелень. Солнце светит почти круглые сутки.

Естественно, с наступлением лета возрастая в этом суровом краю боевой накал сражений на земле, в небе и на море. Но 1944 год имел свои отличительные черты и на Севере.

Общая обстановка на северном театре позволила всю авиацию сосредоточить для боевых действий на морском направлении.

Положение на сухопутном фронте оставалось по-прежнему стабильным, а угроза вражеского нападения на наше побережье и базы практически исключалась из-за пассивности германского надводного флота и почти полного отсутствия у гитлеровцев ударной авиации, уничтоженной североморцами в прошедших боях. А восполнить потери фашистской Германии уже было не под силу.

Несмотря на ослабление авиации противника, в каждом вылете большое внимание уделялось истребительному прикрытию всех самолетов, даже одиночных.

В начале июня экипажи полка вылетали на прикрытие отряда боевых кораблей: крейсера «Мурманск», лидера «Баку» и трех эскадренных миноносцев. Отряд без потерь прибыл в назначенный пункт.

В двадцатью числах эскадрилья майора Б. Г. Хомдохова перелетела с полевого аэродрома на подготовленную площадку возле самой линии фронта. Через день туда же перебазировался весь полк. Отсюда экипажам во взаимодействии с 46-м Краснознаменным штурмовым авиаполком предстояло наносить удары по объектам противника.

В Заполярье наступило долгожданное лето. Хорошая погода, теплые дни и предстоящие боевые дела поднимали настроение у всего личного состава. Чувствовалось приближение решающих событий на этом отдаленном участке советско-германского фронта.

В эти дни Стрельцова назначили командиром эскадрильи (майор Хомдохов уехал на курсы в Москву). Молодой комэск, организуя боевую подготовку эскадрильи, много внимания уделял развитию спортивно-массовой работы. За два дня был оборудован спортивный городок, где 25 июня состоялся большой праздник. Открылся он массовым кроссом на 1000 метров , в котором участвовал весь личный состав полка. Центральным событием дня были соревнования по волейболу между командами подразделений.

Памятным для Стрельцова стал день 22 июня 1944 года. В составе делегации он выезжал на главную базу Северного флота для участия в торжественном открытии памятника героям-подводникам.

Авиация Северного флота в это время стала наносить бомбардировочные удары по портам и базам противника в Варангер-фьорде, при выполнении которых главную угрозу для наших самолетов представляла сильная зенитная артиллерия врага.

В течение полумесяца авиаторы-североморцы нанесли три мощных удара по Киркенесу.

В налетах участвовало от 100 до 130 самолетов.

После первого удара в районе Киркенеса стояла плохая летная погода. Противник, воспользовавшись этим, сосредоточия на базе большое число транспортов, мелких судов и кораблей охранения.

Воздушная разведка своевременно обнаружила скопление вражеских судов. 27 июня наша авиация под прикрытием истребителей нанесла массированный удар по Киркенесу восьмью тактическими группами бомбардировщиков.

Эскадрилья Стрельцова точно вышла на вражеский объект и в едином отрою легла на боевой курс. Наряду с опытными экипажами шло и несколько новичков. Летчики знали, что военно-морская база Киркенес имеет мощную противовоздушную оборону. В течение нескольких лет фашистские зенитчики хорошо пристрелялись во всех секторах, и первый их залп представлял особую опасность.

Командир уверенно вел эскадрилью. Его спокойные и четкие команды ободряли молодые экипажи, следовавшие в установленном для атаки боевом порядке.

До сбрасывания бомб оставались считанные секунды, когда гитлеровцы дали первый, наиболее мощный залп. Снаряды рвались точно под самолетами, но на несколько сот метров ниже. Большинство машин получило множество осколочных пробоин, а на самолете младшего лейтенанта Б. Д. Коваленко близким разрывом снаряда повредило мотор.

Стрельцов передал ведомым:

— Приготовились к залпу. Фрицы еще только примеряются, а мы уже у цели!

Через несколько секунд, строго выдержав боевой курс, все экипажи по команде ведущего освободились от бомб и, используя противозенитный маневр, вскоре вышли из зоны огня. Молодой летчик Борис Коваленко выполнил боевую задачу на поврежденной машине и обратно вел самолет на одном моторе. Командир эскадрильи шел все время рядом, помогая ему советами.

Эскадрилья нанесла удар по военным объектам в центре города. Сброшенные бомбы вызвали три крупных очага пожаров.

В июле — августе полк также вел напряженную боевую работу. Базируясь на одном из полевых аэродромов, летчики летали часто и много. В группах от двухсот до трехсот самолетов они участвовали в массированных налетах на порты и военно-морские базы врага.

В боевой обстановке 18 августа авиаторы отмечали День воздушного флота СССР. После торжественной части все свободные от службы собрались в клубе части на вечер боевого содружества. Летчики-истребители и штурмовики вместе воевали, вместе и отдыхали.

В разгар вечера дежурный офицер принес командиру дивизии полковнику А. В. Жатькову срочную телеграмму. Он пробежал ее глазами, поднялся на сцену и, призвав всех к тишине, зачитал:

«Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 22 июля 1944 года… капитану Стрельцову Виктору Сергеевичу за мужество и беспримерную отвагу в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками на фронтах Великой Отечественной войны присвоено звание Героя Советского Союза. Военный совет Северного флота поздравляет капитана Стрельцова с высоким званием Героя и желает новых успехов в его боевой деятельности и новых подвигов во имя полной победы над гитлеровскими фашистами.

Военный совет Северного флота».

Зал взорвался бурей аплодисментов.

— Качать Героя! — раздались голоса.

Взлетая в воздух и поглядывая на низкий потолок, Виктор чувствовал себя, пожалуй, в большей опасности, чем в боевом вылете.

Но однополчане вскоре бережно поставили на ноги любимца полка. Поздравлений и пожеланий в этот затянувшийся вечер Виктор Сергеевич получил бесчисленное множество.

Боевые задания следовали одно за другим. Экипажи 95-то авиационного полка надежно защищали морские коммуникации, внося свой вклад в подготовку Карельского фронта и Северного флота к решающему наступлению и полному разгрому немецко-фашистских захватчиков в Заполярье.

7 октября войска Карельского фронта перешли в наступление и, преодолевая упорное сопротивление врага, начали теснить его с захваченной советской территория. Части Северного флота развернули наступление 9 октября.

Перед началом операции в полку обсудили обращение Военного совета Северного флота, призвавшее североморцев с честью выполнить свою священную миссию: уничтожить немецко-фашистских захватчиков в Заполярье и освободить от оккупантов древний русский город Печенгу.

Стрельцов и в этот раз снова искал пути, обеспечивающие не только успешное решение поставленной задачи, но и нанесение противнику наибольшего урона.

21 октября 1944 года командир полка майор И. А. Ольбек, назначенный вместо полковника Жатькова, вызвал командиров эскадрилий майора Д. М. Кузнецова, капитана В. С. Стрельцова и их заместителей. Как только летчики узнали о том, кого вызвали в штаб для получения боевого задания, все поняли, что оно будет не из легких.

— По данным нашей разведки, — начал командир полка, — 21 — 22 октября с аэродрома Банак на аэродром Хебугтен должен вылетать немецкий транспортный самолет «Ю-52», на борту которого будут находиться представители гитлеровского генералитета. Они направляются в печенгскую группировку, отступающую под ударами советских войск. Приказано в течение этих двух дней в светлое время, с 11.00 до 16.00 патрулировать в районе горы Растегайсса и уничтожить «Ю-52». На задание будете ходить поочередно. В паре с каждым из вас пойдут ведомыми новички. Первая пара — Герой Советского Союза капитан Стрельцов — ведущий, ведомый — младший лейтенант Коваленко, время патрулирования с 11.00 до 13.00. В 13.00 вас сменит пара: ведущий — капитан Куликов, ведомый — младший лейтенант Торцан. Время патрулирования с 13.00 до 16.00. 22 октября с 11.00 до 13.00 патрулирует пара: ведущий — капитан Антонец, ведомый — лейтенант Сепов. Их сменят ведущий — майор Кузнецов, ведомый — лейтенант Герасимов. Маршруты полета: с аэродрома — курс в море на север до точки Н., поворот на запад, параллельно норвежскому берегу выйти в точку М. Здесь поворот строго на юг, выйти в бухту Тана-фьорд, вдоль реки Тана — в район горы Растегайсса и патрулировать на высоте 50 — 100 метров . Сменяться парами в указанном районе патрулирования, соблюдать полное радиомолчание, возвращаться обратно по тому же маршруту. Радиосвязь поддерживать только с моря. Вылет первой пары по моей команде. Объясните задачу экипажам, отработайте вопросы взаимодействия.

Не успел хмурый октябрьский день возвестить о себе серым рассветом, как утреннюю тишину разорвал хлопок выстрела ракетницы. Прорезая холодный воздух, яростно шипя и искрясь, в небо взметнулась сигнальная ракета.

Капитан Стрельцов передал ведомому:

— Двадцать шестой, за мной, на взлет! Взлетев, взяли курс в море. Видимость была почти нулевой. Самолеты шли на высоте 200 метров . Точность пилотирования ведущего и высокая подготовка штурмана капитана Кравцова, третий год летавшего бессменно с Виктором Стрельцовым, позволили безошибочно вывести самолеты в Тана-фьорд.

Два с половиной часа прошли незаметно: все внимание было приковано к тому, чтобы не упустить противника. А он так и не появился.

Как только подошла на смену пара капитана Куликова, Стрельцов лег на обратный курс.

— Игорь, взгляни на карту, что интересного имеется в районе противника по нашему курсу? Часть «гостинцев» с превеликим удовольствием можно отпустить фрицам. Не досталось генералам — пусть получают рядовые.

— Левее реки. Тана до одноименного местечка проходит шоссейная дорога, идущая до Варангер-фьорда, а там раздваивается: одна ветка на Варде, а другая — на Печенгу. Ложись, командир, на курс 280, посмотрим тыловую дорогу.

Отвернув влево, Стрельцов вышел на дорогу, подав ведомому условленный сигнал-команду: «Занять место в строю в кильватер».

Идя на высоте 700 — 800 метров , экипаж отчетливо видел полотно шоссейной дороги. Участок до местечка Тана был ровным как стрела. Еще издали заметили встречную колонну. Впереди шли четыре больших автобуса. Колонна двигалась плотно. Немцы не ожидали появления наших самолетов в этом районе, и нашу двойку приняли, очевидно, за «МЕ-110».

За время полета над сушей капитан Стрельцов дал ведомому по радио единственную команду:

— Атакуем с ходу!

Два краснозвездных самолета спикировали одновременно. И, открыв пушечно-пулеметный огонь, на бреющем пронеслись над оцепеневшими фашистами. Вмиг вся колонна была прочесана плотным огнем. Самолет Стрельцова взмыл вверх и с переворотом снова зашел на цель. Запечатлев все на фотопленке, снова занял место ведущего.

Впереди показалось местечко Тана. Правее от дороги Стрельцов увидел большое двухэтажное здание, во дворе которого стояло несколько легковых автомашин и крытые брезентом грузовики.

С близкого расстояния двумя сериями Стрельцов и ведомый разрядили весь запас реактивных снарядов.

Разворачивая самолеты на выход в море через фиорд, экипажи ясно видели на месте только что красовавшегося здания груду развалин в огне и дыму, а во дворе сполохи взрывов.

Удалившись в море, Стрельцов запросил ведомого:

— Как дела на борту?

— Докладывает двадцать шестой. На борту все нормально. Израсходовал три четверти боекомплекта. Зафотографировал ваш удар по зданию.

— Будь внимателен, следуй за мной в правом пеленге.

Совершив посадку, капитан Стрельцов доложил командиру о возвращении с задания, а также о проведенной штурмовке в тылу противника.

Когда в штаб доставили проявленные пленки, установили, что пара капитана Стрельцова взорвала двухэтажное здание, сожгла 4 автобуса, 2 автомашины, трактор, бензозаправщик, несколько автоповозок с боеприпасами, уничтожила пушку крупного калибра на гусеничной тяге. Это помимо живой силы противника.

Командир полка отметил разумную инициативу экипажей.

И «Ю-52» не ушел от возмездия. 22 октября в 11.25 его заметила пара, ведомая капитаном Ф. И. Антонцом. Атаковала и на втором заходе подожгла. Горящий самолет врезался в сопку и взорвался.

С фронта поступили радостные вести. Разгромленные фашистские части в районе Печенга и Линахамари поспешно отходили на Салмиярви и Киркенес. В этот же день, 22 октября, части 14-й армии Карельского фронта, преследовавшие отступавших егерей, овладели поселком Никель, перерезали узлы дорог Ахмолахти и Салмиярви. Успешно развивалось наступление наших войск и по дороге Петсамо — Киркенес.

А 25 октября наши войска освободили от оккупантов норвежский город и порт Киркенес, завершив Петсамо-Кирканесскую операцию.

В ней активно участвовали североморские авиаторы, действовавшие на всей коммуникации Варангер-фьорд — Хаммерфест. Объектами непрерывных атак были Киркенес и другие порты противника. Героические действия североморцев отмечались в приказах Верховного Главнокомандующего от 15, 25 октября и 1 ноября 1944 года.

Войска Карельского фронта и Северного флота в октябре 1944 года разгромили немецко-фашистских захватчиков в Заполярье, освободив исконно русскую Печенгскую область и часть территории Норвегии. Эта победа привела к превращению боевых действий на северном театре на земле и в воздухе за полгода до капитуляции фашистской Германии.

Торжественно отпраздновав 27-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции, полк приступил к выполнению боевой операции по прикрытию, в основном от подводных лодок, арктического конвоя, следовавшего из Карского моря в Белое на зимовку.

До конца 1944 года и в течение первых четырех месяцев 1945 года экипажи полка летали для поиска подводных лодок врага, продолжавших рыскать в водах Баренцева моря. Приходилось прикрывать и небольшие караваны судов.

На аэродроме базирования личный состав 95-то-авиаполка жил в землянках вблизи стоянок своих самолетов.

В ночь с 7 на 8 мая долго никто не спал: ждали важного сообщения Совинформбюро. Лишь под утро уснули, оставив включенными радиоприемники.

Когда в тишине раздались позывные московского радио, все мгновенно проснулись. Так в далекое Заполярье пришла радостная весть о капитуляции гитлеровской Германии. Эту долгожданную победу в небывало трудной борьбе добывали и летчики 95-го авиаполка. И те, кому выпало счастье дожить до нее, никогда не забудут этого памятного дня.

За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом доблесть и мужество Указом Президиума Верховного Совета СССР 95-й авиационный полк Северного флота был награжден орденом Красного Знамени.

ЭСТАФЕТА БОЕВОЙ СЛАВЫ

Все дальше отодвигаются в прошлое этапы борьбы и подвигов сынов Отечества, с оружием в руках отстоявших завоевания Великого Октября. Но их боевые дела не забыты, они стали частицей славной истории советского народа.

По инициативе комсомольцев-североморцев атомохода «Ленинский комсомол» началась эстафета боевой славы. Финиш ее был назначен на 9 мая 1965 года — дань 20-летия разгрома фашистской Германии. Боевым маршем прошла по всей стране эстафета, звавшая на поиски и восстановление героических страниц Великой Отечественной войны.

Эстафета боевой славы была горячо подхвачена авиаторами Краснознаменного Северного флота. Им есть чем гордиться. В их рядах воевали Герои Советского Союза, и среди них — капитан Виктор Сергеевич Стрельцов. Но материалов о его боевом пути сохранилось мало. Кроме скупых записей в официальных донесениях об отдельных событиях и эпизодах, в которых он лично участвовал, ничего фактически не было.

Начинать всегда трудно. Но вот после ряда поисков и запросов появились первые сведения. В Моршанске, на родине Стрельцова, свято чтут имя героя. Местный краеведческий музей подготовил экспозицию о боевом пути и подвигах В. С. Стрельцова. Она была открыта в пятидесятые годы, а затем пополнялась новыми материалами. Теперь музей располагает воспоминаниями родных, учителей, однополчан Виктора Стрельцова, фотографиями военного времени и другими документами. Его имя носит пионерская дружина железнодорожной школы № 140, в которой он когда-то учился. Здесь торжественно отмечается день его рождения, проводится сбор пионеров, на котором представители отрядов рапортуют о своих пионерских делах, успехах в учебе и труде.

С особым уважением к подвигам старшего поколения относятся в армии и на флоте. Воспитание на боевых традициях прошлого и героике настоящего — неотъемлемая часть коммунистического воспитания воинов.

Для комнаты боевой славы авиаторов воспоминания, документы, вырезки из газет и другие реликвии прислали генерал-майор запаса А. В. Жатьков, полковник запаса В. А. Куликов, И. Г. Кравцов, подполковники запаса Н. Н. Сова, А. С. Рудаков, И. В. Горкушенко, Н. П. Морозов, И. А. Жулай, майоры запаса С. И. Коняев, А. Н. Герасимов и многие другие.

Вон что пишет А. С. Рудаков: «Воздушный бой никогда не похож один на другой, имеет обязательно свои нюансы, в какую долю секунды какой начать маневр, в каком темпе его проводить и т. д. Во время боя, особенно в его начале, важно оценить мастерство и волю противника. Всеми этими качествами обладал капитан Стрельцов, у которого мы постоянно учились мастерству воздушного боя и побеждали».

В канун 20-летия победы Советского Союза над фашистской Германией группа ветеранов бывшего 95-го авиаполка побывала у авиаторов-североморцев. Состоялось множество сердечных встреч убеленных сединами, мужественных защитников Советского Севера с теми, кто зорко охраняет воздушные рубежи Родины сейчас. В одной из воинских частей ветераны участвовали в торжественном собрании, посвященном Дню Победы. Генерал-майор запаса А. В. Жатьков, подполковник запаса Н. Н. Сова, майор запаса А. Н. Герасимов и другие рассказали о мужестве однополчан, поделились воспоминаниями о подвигах Героя Советского Союза капитана В. С. Стрельцова. Живое слово бывалых воздушных бойцов, умудренных боевым и жизненным опытом, оставило неизгладимый след в сердцах молодых воинов.

Авиаторов и их гостей приветствовали представители области, которые вручили памятный адрес:


«Авиаторам Краснознаменного Северного флота! Областной комитет КПСС и исполком областного Совета депутатов трудящихся сердечно поздравляет воинов-североморцев со знаменательной датой — 20-летием Победы в Великой Отечественной воине.

В годы суровых испытаний авиаторы флота вписали славные страницы в героическую летопись Советских Вооруженных Сил. Подвиги летчиков-героев Б. Ф. Сафонова, И. Б. Катунина, В. С. Стрельцова и многих других, чьи имена стали бессмертными, служат для нашей молодежи примером беззаветной преданности любимой советской Отчизне.

В мирное время советские воины охраняют героический труд своего народа, строящего коммунизм. Выполняя наказ Родины, ветеранов армии и флота, вы свято храните и умножайте боевые традиции старшего поколения, надежно оберегайте завоевания Великого Октября.

Пусть еще зорче будут ваши глаза, пусть руки крепче держат оружие, врученное народом. Ваши успехи в ратном труде будут грозным предупреждением тем, кто еще не оставил надежд посягнуть на священные рубежи Советского государства. Пусть знает любой агрессор, что будет так же бит, как били врага в годы Великой Отечественной войны славные соколы Севера!

Областной комитет КПССИсполком областного Совета депутатов трудящихся»

Выступившие офицеры и матросы заверили, что эстафета боевой славы «Никто не забыт, ничто не забыто» будет продолжена, а традиции летчиков-североморцев сохранены и приумножены.

На площади поселка, носящего имя Героя Советского Союза Ильи Борисовича Катунина, установлен памятник (автор проекта В. А. Власов).

В торжественные дни перед памятником проходят взрослые и школьники. Они идут к нему с венками и букетами цветов. Устремленный ввысь обелиск напоминает каждому, кто проходит рядом, о суровых годах войны с фашизмом.

Материалы о жизни и подвигах летчика-североморца Героя Советского Союза В. С. Стрельцова на архангельской земле собирают пионеры восьмилетней школы № 31 поселка Первомайского. Они ведут переписку с родными героя, с его бывшими сослуживцами.

Пройдет немного лет. Из мальчишек и девчонок, восхищающихся героизмом летчиков-североморцев, вырастут такие же мужественные и самоотверженные сыны и дочери, какими были боевые друзья Виктора Стрельцова. Они продолжат дело, за которое сражались летчики 95-го истребительного полка, на боевом знамени которого символ коллективного подвига в годы Великой Отечественной войны — орден Красного Знамени.


home | my bookshelf | | Испытание воли |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу