Book: По велению судьбы



По велению судьбы

Элизабет Огест

По велению судьбы

ГЛАВА ПЕРВАЯ

«Глупо, глупо, глупо, – твердила про себя Элен Риз. – Если принимаешь решение в два часа ночи, надо пересмотреть его при свете дня». Она попала в нешуточный переплет, и винить в этом приходилось только себя.

Когда сегодня утром она покидала Бостон, небо было совершенно ясным. Затем, ближе к полудню, пошел снег, но Элен это не остановило. Она дала себе слово во что бы то ни стало пересечь канадскую границу и потому продолжала путь на север по гористой местности, невольно любуясь нетронутой красотой зимней природы и убеждая себя не беспокоиться. Здесь снег уже покрывал землю весьма толстым слоем, но ведь местные жители к этому привыкли, думала она, и дорожный департамент, несомненно, имеет в своем распоряжении достаточно снегоуборочных машин для расчистки шоссе.

В конце концов, это страна лыжников, и люди здесь зарабатывают деньги обслуживанием туристов. Ну а если на дороге станет все же небезопасно, она всегда сможет найти мотель.

Ветер тем временем усиливался, а снега на шоссе все прибывало. Когда она проезжала пограничный городок, у нее мелькнула было мысль, возможно, следует остановиться здесь. Но до границы было уже рукой подать, а стремление достичь ее превратилось в какую-то навязчивую идею. И вот снегопад перешел в настоящий снежный буран, день превратился в вечер. И хотя «дворники» неустанно скользили по ветровому стеклу, Элен не видела дальше-автомобильного капота, и потому пришлось снизить скорость до минимальной. Она собралась было повернуть назад, но, согласно карте, расстояние до следующего населенного пункта было немногим больше, к тому же она просто побоялась делать разворот на сто восемьдесят градусов при такой видимости.

Тут, наконец, Элен осознала всю глубину совершенной глупости. Тщетно пытаясь разглядеть на дороге еще какой-нибудь автомобиль, Элен вдруг поняла, что давно уже едет в полном одиночестве.

«Всем прочим хватило ума заблаговременно позаботиться об укрытии», – устыдила она себя.

Продвижение вперед делалось все труднее. Уже близкая к отчаянию, Элен заметила почтовый ящик и свернула с главной дороги на боковую, надеясь попросить приюта в чьем-нибудь доме.

Но тут ее автомобиль увяз окончательно, а вокруг не было и намека на жилье. Дорога уводила в лес.

Пытаясь справиться с охватившей ее паникой, Элен напряженно всматривалась в мглистый сумрак. Эту дорогу, несомненно, чистили раньше – вдоль обочин тянулись высокие сугробы. Значит, поблизости кто-то все-таки жил.

– Может быть, дом уже за первым поворотом, – произнесла она вслух, чтобы подбодрить себя звуком собственного голоса.

Поплотнее запахнув шубку, Элен открыла дверцу и вылезла из машины. Ее приветствовал шквал ледяного ветра. Ноги у нее тут же закоченели, и Элен, поздравив себя с тем, что все-таки не окончательно лишилась рассудка, торопливо открыла багажник. За рулем она сидела в теннисных туфлях, но ботинки с собой захватила. Разыскав их, она вытащила чемодан и забралась на заднее сиденье. Тут, под крышей автомобиля, она скинула туфли и сняла мокрые носки. В этот миг сильнейший порыв ветра заставил машину покачнуться. Элен нашла пару теплых носков и натянула их, а следом и ботинки. Ветровое стекло совсем занесло снегом.

– Может быть, разумнее здесь обождать, пока снегопад не окончится? – пробормотала она неуверенно. Имея при себе чемодан с необходимыми вещами, она сможет постепенно надевать на себя все по очереди и сохранять тепло.

«Или же я замерзну до смерти на заднем сиденье, а жилье, возможно, всего ярдах в ста отсюда», – тут же возразила она себе, чувствуя, как температура в салоне неотвратимо понижается.

Внезапно автомобиль тряхнуло. Взглянув в окно, Элен увидела прижатые к стеклу две огромные лапы. Девушка испуганно вскрикнула, но тут же поняла, что лапы принадлежат собаке, и напомнила себе, что у собак есть хозяева. Между лапами показалась длинная морда наподобие волчьей с острыми обнаженными клыками.

«Теперь уж точно лучше остаться в машине и ждать, пока не появится хозяин», – решила она, надеясь на крепость стекла.

Когда собака отбежала от машины на несколько шагов, Элен приникла к окну, и тут у нее перехватило дыхание: при внимательном рассмотрении собака скорее походила на волка. – Да нет же, это собака, – твердо сказала себе Элен, пытаясь не поддаваться страху, который готов был всецело овладеть ею. Внезапно зверь поднял морду и завыл. «Это волк, он зовет сюда своих сородичей!» Девушка на мгновение приросла к сиденью, но тут в ней властно заговорил инстинкт самосохранения.

– Будем исходить из того, что дом находится за ближайшим поворотом, – пробормотала Элен сквозь зубы. Она перегнулась через спинку водительского сиденья и нажала сигнальную кнопку. Повторив сигнал четыре раза, девушка остановилась. Нельзя безрассудно расходовать заряд аккумуляторной батареи. Ничего, она подождет. Если никто не придет на помощь, попробует еще раз.

Теперь холод пробирал Элен до костей. Она заставила себя скинуть шубу, быстро натянула толстый свитер поверх того, что уже был на ней, а толстые спортивные брюки напялила прямо на джинсы, затем снова надела шубу.

А волк снаружи все продолжал выть.

«Если он решил, что нашел ужин для своей стаи, его ждет жестокое разочарование!»

Упрямо вздернув подбородок, Элен проверила, хорошо ли закрыты дверцы, и плотнее прижалась к спинке сиденья.

Внезапно ее слух уловил, помимо шума ветра и завывания зверя, какой-то новый звук. Это был рокот мотора. Элен торопливо потянулась вперед и включила фары. Вдоль дороги двигались аэросани. Водитель прикрыл глаза рукой, и девушка, осознав, что ослепила его фарами, выключила свет. Внезапно она вспомнила про волка и, испугавшись за своего спасителя, отыскала зверя глазами. Волк огромными прыжками несся к подъезжающим саням. Элен быстро открыла дверцу и выскочила из машины.

– Берегитесь! – закричала она изо всех сил и огляделась в поисках какого-нибудь предмета, которым могла бы отогнать хищника. Так как водитель не отреагировал, девушка решила, что ее предупреждение заглушил шум двигателя. Страх лишил ее всякой способности мыслить трезво. Но нельзя же было позволить, чтобы кто-то пострадал из-за нее! Элен бросилась вперед, но едва водитель остановил сани и спокойно выключил мотор, как хищник потерся носом о его ногу, а человек нагнулся и потрепал зверя по загривку.

Поистине у страха глаза велики. Волк оказался все же собакой.

Приблизившись, водитель оглядел сначала машину, а уже потом саму Элен. Высокий, крепкого телосложения, он был одет в тяжелую эскимосскую парку, густая борода и усы закрывали почти все лицо. На ум ей пришло сравнение – человек-гора.

Питер внимательно посмотрел на девушку. Замерзшая и испуганная, она походила на заблудшую овечку.

– Только круглый идиот может болтаться в лесу в такую погоду, – произнес он наконец.

Элен хотела возмутиться, но здравый смысл вовремя вернулся к ней.

– Вы правы, – согласилась она, и незнакомец, кажется, удивился, услышав такой ответ.

Он снова перевел взгляд на автомобиль.

– В ближайшее время вряд ли удастся им воспользоваться. – И добавил, повернувшись к ней: – Придется вам пойти со мной.

Он направился к аэросаням, но Элен не двинулась с места. Одним из главных ее правил было не заходить в дом к посторонним мужчинам.

Незнакомец, подойдя к саням, обернулся и, увидев, что Элен стоит не двигаясь, нахмурился.

– У вас есть только две возможности. Или вы остаетесь здесь и превращаетесь в ледяную статую, или едете со мной.

Элен была уже вся покрыта снегом. Это и порыв пронизывающего ветра, который едва не свалил ее с ног, заставили принять решение. Где жизнь, там и надежда. Остаться здесь означает гибель.

– Мне надо взять кошелек и чемодан, – отозвалась она.

Увязая в снегу, Питер подошел и забрал у нее чемодан.

– У вас всего две руки, и обе вам понадобятся, чтобы держаться за меня. А за ним я вернусь потом, – сказал он не допускающим возражений тоном и затолкал чемодан обратно в машину.

Следуя за ним к аэросаням, Элен заметила, что пес пристально за ней наблюдает. Это действовало ей на нервы.

– Кажется, я не понравилась вашей собаке.

– Это волк, и принадлежит он не мне, а моему другу. Так же, как и хижина, куда мы направимся. – Питер подозвал волка к себе, внушительно произнес: – Это друг, – и скомандовал: – А теперь быстро домой!

Волк сорвался с места и бросился бежать вдоль дороги. Питер смахнул снег с сиденья и сел за руль, а Элен примостилась сзади. Так как держаться ей было не за что, пришлось обхватить талию водителя. Сани устремились вперед. Элен отодвинулась было от своего спасителя на максимально возможное расстояние, но пробирающий до костей ветер быстро заставил ее передумать, и она прильнула к его спине.

Дорога петляла и кружила по лесу, казалось, ей не будет конца. Элен уже начала сомневаться в существовании хижины, но тут уловила запах дыма. Выглянув из-за широкого плеча мужчины, она увидела поляну с бревенчатым домиком в самом ее центре.

Волк на крыльце энергично отряхивался. Элен и ее спаситель поднялись по ступеням. Мужчина тоже задержался у двери, стряхнул с себя снег и потопал ногами, Элен последовала его примеру, и они следом за волком вошли в дом. Интерьер хижины приятно поразил девушку, ожидавшую увидеть нечто примитивное: уж очень незнакомец смахивал на дикого горца. Но домик был обставлен удобной мебелью, в нем царила атмосфера покоя и уюта. В камине ярко пылали поленья, напротив помещались диван и кресло. В глубине виднелась кухня с тяжелым деревянным столом и такими же стульями. Рядом с камином начиналась чердачная лестница. Три двери вели в соседние помещения. Одна из них была приоткрыта, и Элен увидела кровать.

– Ванная там. – Питер показал рукой в сторону одной из закрытых дверей. – А я пока съезжу за вашим чемоданом. Что-нибудь еще нужно взять из машины?

Элен чувствовала себя виноватой: ведь это из-за нее он вынужден возвращаться в объятия разгулявшейся стихии.

– Вам нет никакой надобности отправляться туда снова, – пробормотала она смущенно. – До утра я прекрасно обойдусь, а завтра продолжу свой путь.

Она, по крайней мере, не избалована, подумал Питер. Ему совсем не улыбалось остаться наедине с привередливой девицей.

– Пока нельзя сказать наверняка, когда расчистят дорогу. Снегопад, вероятно, продлится всю ночь, и, судя по направлению ветра, около вашей машины наметет огромный сугроб. Если сейчас промешкать, придется потом откапывать ее, чтобы добраться до вашего багажа. Так что еще захватить?

Она поняла, что спорить бесполезно.

– Там, в багажнике, сумка со спальными принадлежностями.

Он протянул руку за ключами и тотчас исчез.

Выглянув в окно, Элен увидела, как он снова оседлал свои аэросани и скрылся за снежной завесой в сгустившихся сумерках. Элен надеялась, что в хижине его жена и дети, но, судя по всему, никого, кроме нее, здесь не было. Она вспомнила, как он сказал, что дом принадлежит его другу, и на всякий случай произнесла: «Здравствуйте!» Ответа не последовало. Значит, они останутся здесь втроем – Элен, незнакомый мужчина и волк. От этой мысли ее охватило тревожное чувство.

– В хорошенькую историю ты попала, – упрекнула она себя.

Вдруг она испугалась, что волк, в конце концов, сочтет ее врагом, и повернулась к камину. Зверь лежал у очага, настороженно подняв голову, и зорко наблюдал за каждым движением девушки, словно решая, можно ли верить этой незваной гостье.

– Не волнуйся, я ничего здесь не трону и не задержусь надолго, – пообещала она.

Волк опустил голову на лапы, по-прежнему не сводя с нее тяжелого взгляда. Медленно, не желая давать ему повод для беспокойства, Элен сняла и повесила на один из прибитых у двери крючков свою шубу, потом освободилась от сапожек. Снимая спортивные брюки, она порадовалась, что догадалась надеть их.

Потом девушка проследовала в ванную. Она оказалась не такой уж маленькой и довольно опрятной. Тут помещались старомодная ванна на гнутых ножках и различные предметы первой необходимости. Слабый запах одеколона напомнил ей о ее спасителе. Когда они вошли в хижину, она не успела рассмотреть его как следует. Единственное, что заметила, – синие глаза, необычайно глубокие и яркие. Глаза эти глядели сурово и осуждающе.

Выйдя из ванной, девушка неспешно обошла жилище, оценивающе приглядываясь к окружающей обстановке. Приотворив вторую закрытую дверь, она обнаружила за ней кабинет. Две стены были заняты книжными полками, до отказа заполненными книгами. У окна стоял стол с дорогим компьютером, у противоположной стены – еще один стол с любительским радиоприемником. Поднявшись на чердак, Элен увидела там матрас и догадалась, что это и есть помещение для гостей.

– Чудное местечко, – обратилась она к волку, снова спустившись вниз. Все это время Элен не переставала чувствовать на себе сосредоточенный взгляд зверя.

Элен, наконец, согрелась, и второй свитер сделался ненужным. Стянув его с себя, она опустилась на диван. Но расслабиться ей не удавалось – мучила совесть: ведь из-за нее человеку пришлось снова выйти из дома в такой буран! Он, должно быть, привык к непогоде, утешала она себя, но тревога все нарастала. Ветер сейчас дул еще яростнее и гневно завывал при этом. Подойдя к окну, Элен вгляделась в темноту. Снег падал так густо, что она едва различила перила крыльца.

– С ним все будет в порядке, – произнесла она вслух, чтобы подбодрить себя, и, оглянувшись на волка, снова поймала на себе его взгляд. – Я, по крайней мере, говорила ему, что возвращаться к машине – необязательно, – сказала она в свое оправдание.

Внезапно волк вскочил на ноги, и у Элен задрожали колени при мысли, что он все-таки счел ее врагом. Но сквозь рев бури она расслышала шум мотора, а мгновение спустя увидела слабый свет и облегченно вздохнула.

Поспешив к дверям, Элен распахнула их. Мужчина как раз поднимался на крыльцо.

– Спасибо, – поблагодарила она, когда он вошел в комнату и опустил на пол ее чемодан и сумку.

Питер снял парку и, сев на ближайший стул, принялся сосредоточенно стаскивать ботинки.

– Не за что.

Под тяжелой паркой на ее спасителе поверх белой водолазки была плотная красная шотландская фланелевая рубашка, под которой угадывались мощные плечи; джинсы плотно обтягивали мускулистые бедра. Элен подумала, что рост его побольше чем метр восемьдесят.

На вид ему было лет тридцать – тридцать пять. Густые темно-каштановые волосы беспорядочными прядями падали на уши и закрывали сзади ворот рубашки. А когда он поднял голову и взглянул на Элен, пронзительная синева его глаз снова приковала ее внимание. На этот раз девушка отметила, что у него правильной формы нос и высокие скулы. Густые борода и усы, вероятно, скрывали худощавое лицо с волевым подбородком. Впрочем, возможно, она ошибалась и бороду он отрастил, чтобы скрыть слаборазвитый подбородок…

Элен старалась заглушить растущий внутри ее страх. Она очутилась в лесной хижине, наедине с незнакомым человеком и с волком, который, кажется, настроен к ней далеко не дружелюбно. Мужчина сделал шаг по направлению к ней, и Элен инстинктивно отступила назад.

Питер снисходительно взглянул на нее и нахмурился.

– Не бойтесь, я не свихнувшийся отшельник, который годами не видит женщин. Вам незачем меня опасаться.

Элен понимала, что выглядит не лучшим образом. Копна мокрых спутанных коротких кудрей. Ненакрашенное лицо – бледное и осунувшееся от пережитого волнения; даже темно-карие глаза, самое выигрышное в ее лице, казались сейчас непропорционально большими. Элен никогда не считала себя красавицей, хотя была весьма привлекательной… Но сейчас, под взглядом этого человека, она почему-то чувствовала себя одной из безобразных Золушкиных сестриц. Впрочем, мне, пожалуй, следует радоваться этому, подумала она, ведь его безразличие ко мне является залогом моей безопасности.

– Очень рада это слышать. – Она протянула руку. – Меня зовут Элен Риз, и я вам очень благодарна.

– Питер Уитли, – произнес он, отвечая на ее рукопожатие.

Элен здоровалась за руку со многими мужчинами, но никогда не чувствовала чужое прикосновение с такой отчетливостью. Его рукопожатие прежде всего свидетельствовало о недюжинной силе. Еще она отметила, что ладонь у него шершавая и мозолистая. Но самым удивительным было ощущение теплоты. Несмотря на то, что руки его еще не успели согреться после недавней вынужденной прогулки, по руке Элен пробежала горячая волна. Девушка быстро отдернула свою ладонь и отступила еще на шаг, а он снова помрачнел.

– Вы можете расположиться в спальне. Я переночую на чердаке.

– Я вовсе не хочу причинять вам неудобства, – сказала Элен и снова почувствовала себя незваной гостьей.

Питер уловил в ее словах потаенный страх.

– В двери спальни есть замок. Думаю, там вы будете чувствовать себя уютнее. Я бы не хотел, чтобы вы всю ночь не сомкнули глаз от беспокойства.



Элен собиралась было возразить, но слова застряли в горле. Похоже, он и в самом деле нисколько в ней не заинтересован, но последние события научили ее не доверять мужчинам.

– Спасибо. – И, как бы в свое оправдание, добавила: – Мне все-таки думается, что волк невзлюбил меня.

Питер не мог не признать, что зверь в самом деле способен внушить трепет. Он вспомнил свой первый вечер, проведенный в компании волка. Никто из людей никогда не изучал его так придирчиво.

– Ему требуется время, чтобы разобраться в своем отношении к человеку. Но он вас не обидит. Он уважает мое решение позволить вам остаться с нами.

– Это утешает, – сухо отозвалась Элен, явно не утешенная этим заверением. – А имя у него есть?

– Рок. – Зверь поднялся и теперь стоял рядом с Питером. Когда прозвучало его имя, он поднял голову, а Питер ласково погладил его. – Джек Гринривер – владелец этой хижины – наткнулся на него, когда тот беспомощным волчонком один блуждал по лесу, умирая с голоду. Джек решил, что его мать убил горный лев или охотник. Не найдя ее логова, он принес Рока домой и выходил, намереваясь выпустить на свободу, когда тот окрепнет. Джек даже научил Рока охотиться, чтобы он смог выжить в одиночестве. Тогда он еще не дал ему прозвища, а называл просто «волк». Но Рока не удавалось выгнать в лес – он продолжал возвращаться к хижине. Вот тогда Джек и назвал его своим «роком». Хотя на самом деле привязался к волку так же сильно, как тот к нему. Словом, Рок остался. – Питер игриво потрепал волка по голове. – Это ему вы обязаны жизнью. Он почуял, что кто-то свернул на нашу дорогу, и стал настаивать, чтобы я разрешил ему исследовать ситуацию. Потом я услышал его вой и понял: что-то произошло. А потом уже услышал ваши гудки.

– Спасибо, – обратилась Элен к волку.

Волк склонил голову набок, изучая ее, но не сделал попытки приблизиться. Минуту спустя он вернулся на свое местечко у камина, опустил голову на лапы и закрыл глаза, словно препоручая охрану хижины Питеру.

Питер отнес чемодан и сумку Элен в спальню и, вернувшись в гостиную, подошел к холодильнику.

– Как насчет ужина? Я как раз собирался приготовить кукурузные лепешки и разогреть вчерашнее чили, – предложил он.

– Звучит вкусно, – откликнулась Элен и только сейчас поняла, как сильно проголодалась. – Чем могу вам помочь?

«Тем, что будете держаться подальше», – промелькнуло в голове Питера. Он не был свихнувшимся отшельником, но оставался мужчиной, а свитер и джинсы гостьи обтягивали весьма женственную фигурку.

– Выложить все это на стол я и сам сумею, а вы пока располагайтесь поудобнее. – Он указал в сторону кабинета: – Там есть телефон, можете предупредить тех, кто вас ждет, что задерживаетесь. Если они из здешних мест, скажите, что вы в доме Джека Гринривера, а если нет, то просто сообщите, что вы находитесь сейчас между Колбруком и Западным Стюарт-Тауном.

– Меня никто не ждет. – Вымолвив эти слова, Элен тут же пожалела о них и мысленно выругала себя. Пусть бы лучше он думал, что кому-то есть до нее дело. Она взглянула на него и встретила недоверчивый взгляд.

– Погода не слишком подходящая для воскресной развлекательной поездки.

– У меня была цель, – возразила Элен, оправдываясь.

– И какая же?

– Мне захотелось уехать в Канаду. Я еще ни разу не была там.

Его лицо приняло подозрительное выражение. Выглядела эта особа как невинная школьница, но ему уже случалось обманываться.

– Вы скрываетесь от закона?

Элен сердито сверкнула глазами.

– Нет, конечно! – (Питер продолжал с сомнением смотреть на нее.) – Это из-за мужчины. Вам понятно? – Гнев, который Элен упорно подавляла в себе, вдруг прорвался наружу. – У меня есть жених, Чарльз. Так вот, мне не захотелось больше оставаться с ним в одной стране.

– И вы едва не погибли от холода из-за банальной размолвки?

Элен ясно прочитала в его глазах: «Ну и дуреха!» Ее охватило раздражение.

– Признаюсь, я поступила опрометчиво. О чем очень сожалею. Больше такого не повторится. Но может, мы оставим эту тему?

«Кем бы ни был этот самый Чарльз, малышка сумеет задать ему перцу», – подумал Питер.

– Я всегда придерживался того мнения, что не следует вмешиваться в ссору влюбленных.

Элен сдвинула брови.

– Это было нечто большее, чем банальная ссора… – И тут же сжала губы. Она и так уже сказала много лишнего.

Внезапно ей в голову пришла тревожная мысль. Перед отъездом она обратилась к Полу Сандерсу, своему начальнику, с просьбой дать ей несколько дней отпуска по семейным обстоятельствам. К ее большому облегчению он разрешил ей это, не задавая никаких вопросов. Но родителям Элен не позвонила: им надо было все подробно объяснять, а она не была к тому расположена.

– Я, пожалуй, все же воспользуюсь вашим разрешением позвонить. Чарльз, чего доброго, позвонит моим родным в Канзас, решив, что я поехала туда, и они станут беспокоиться. С вашего разрешения, я скажу им, что решила навестить подругу.

Он равнодушно пожал плечами и продолжил приготовление кукурузных лепешек, но краешком глаза успел заметить, как, повернувшись, она соблазнительно качнула бедрами, и угрюмо нахмурился. Она помолвлена, и только дурак станет добиваться внимания женщины, влюбленной в другого. Питер же себя дураком не считал.

Уединившись в кабинете, Элен набрала номер и бодрым голосом заверила родителей, что чувствует себя прекрасно, но просто ей захотелось уехать на несколько дней, чтобы развеяться. Взяв с них обещание, что они никому не откроют ее местонахождение, она назвала номер телефона Питера на случай, если им вдруг потребуется с ней связаться.

– Ты просто немного разнервничалась, – успокоила ее мама. – Это пройдет. В конце концов, ты так долго ждала своего принца…

– У меня нет сейчас настроения это обсуждать, – твердо ответила Элен и, быстро попрощавшись, повесила трубку, прежде чем мама успела что-либо из нее вытянуть. Обхватив себя руками за плечи, Элен устремила взгляд на плясавший за окнами снежный вихрь. Она солгала. И чувствовала себя далеко не прекрасно. Потому что, помимо гнева, испытывала душевные муки: сознание того, что ее предали, причиняло нестерпимую боль.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Элен вытерла последнюю миску и убрала ее на место. Она настояла на том, чтобы самой вымыть посуду после ужина – и просто из вежливости, и чтобы чем-то занять себя. Когда они сели к столу, она приготовилась твердо пресекать его попытки продолжить разговор о ее личной жизни. Но это не понадобилось. Питер явно расположен был ужинать в молчании. Их беседа свелась к тому, что Элен похвалила угощение, а он поблагодарил ее за комплимент. Рок поужинал вместе с ними и теперь спал на коврике перед камином, а Питер сидел в кресле, погрузившись в чтение. Элен еще раньше обратила внимание на его книгу – это был массивный том о цивилизации майя. Хотя на первый взгляд он не показался ей интеллектуалом. Впрочем, с горечью подумала Элен, она вряд ли может считать себя знатоком мужчин.

– У вас в кабинете большой выбор книг. Вы позволите мне взять что-нибудь почитать? – спросила она.

– Чувствуйте себя как дома, – ответил Питер, не поднимая головы от страницы. Он пытался сосредоточиться на карте древней империи майя, но нежданная гостья явно мешала ему. Он ловил себя на том, что исподтишка рассматривает ее и это доставляет ему удовольствие. Пусть бы нашла себе книгу и устроилась где-нибудь в уголке, чтобы не отвлекать его.

«Я определенно из числа тех женщин, которые мало интересуют мужчин», – кисло подумала Элен, входя в кабинет. Перед ее внутренним взором возник образ светловолосого, голубоглазого, красивого молодого человека, и под ложечкой противно заныло. Решительно отогнав видение прочь, она принялась изучать содержимое шкафов. Книги большей частью были публицистические и научные, встречались также труды по истории. Почти все они были посвящены коренным жителям Америки. Присмотревшись внимательнее, Элен обнаружила несколько книг об искусстве врачевания у разных индейских племен; на их корешках стояло имя Джека Гринривера; еще одна книга, об эскимосах, также принадлежала его перу. Взяв наугад первый попавшийся том, Элен хотела было остаться в кабинете, но одиночество упорно побуждало мысленно возвращаться к причине, заставившей ее так опрометчиво сорваться с места. Тогда как в обществе своего спасителя и волка Рока она отвлекалась от событий прошедшего вечера.

– Кажется, вы сказали, что этот дом принадлежит Джеку Гринриверу? – спросила Элен, вернувшись в гостиную.

Питер поднял глаза. Волосы у нее высохли и распушились мелкими колечками. Выглядело это очень забавно. Недовольный собой, он насупился. «Она принадлежит другому», – сурово напомнил себе Питер.

– Да.

Элен отчетливо почувствовала, что он не желает говорить.

– Мне просто стало любопытно, – произнесла она поспешно. – Я нашла на полке книги этого автора.

– Да, их действительно написал Джек. Сейчас он в Аризоне – гостит у родных и заодно собирает материал для новой книги.

Стекло в кухонном окне задребезжало от сильного порыва ветра.

– Там у них, наверное, погода получше, чем здесь. По крайней мере, теплее, – пробормотала она.

Не теплее, чем жар, в который его бросало в ее присутствии. Видимо, он слишком долго жил один. Питер снова обратил свой взор к карте.

– Вероятно.

Еще раз удостоверившись, что хозяин не намерен поддерживать разговор, Элен велела себе угомониться, села на диван и попыталась углубиться в чтение. Книга попалась весьма интересная, но ей никак не удавалось сосредоточиться. Девушка продолжала незаметно рассматривать Питера и машинально сравнивала его с Чарльзом.

Оба они были примерно одного возраста, одного роста и телосложения. Но явно принадлежали к двум различным типам. Питер, судя по всему, не был завсегдатаем парикмахерских салонов. Джинсы и фланелевая рубашка, вероятно, его обычная одежда. У Чарльза же был свой мастер, которого он неукоснительно посещал раз в неделю. Он никогда не надевал джинсы. Элен попыталась представить Чарльза в джинсах, но в образе сразу появилась фальшь. Джинсы не гармонировали с его личностью. На работу он всегда являлся в костюме, спортом занимался в модельных свободных брюках или шортах. Он выглядел утонченным, хорошо образованным человеком с безупречными манерами. А на самом деле был… отвратительным ничтожеством.

Девушка снова обратила взгляд на сидевшего напротив мужчину. За едой он продемонстрировал весьма приятные манеры и вообще был, кажется, весьма образован.

Питер честно пытался не обращать внимания на гостью. Но от ее пристального взгляда у него по коже поползли мурашки, и он резко поднял голову. Элен тут же снова уткнулась в книгу, но вникнуть в ее содержание не удавалось – перед ней стояли темно-голубые глаза хозяина. У Чарльза они тоже были голубыми, но бледного оттенка. Глаза Питера Уитли напоминали небо, потемневшее перед грозой.

Поняв, что дальнейшие попытки углубиться в чтение бесполезны, Элен отложила книгу, встала и подошла к окну. Буря продолжала свирепствовать.

– Может быть, стоит позвонить в ближайший гараж и договориться, чтобы прислали тягач, который сможет вытащить мою машину на дорогу, когда снегопад наконец окончится? – спросила Элен, неожиданно нарушив воцарившуюся в комнате тишину.

– Я это уже сделал, пока вы мыли посуду, – ответил Питер.

Элен полагала, что он, как и прежде, незамедлительно уткнется в свою книгу, но, обернувшись, встретилась с невозмутимым взглядом синих глаз.

– Спасибо.

Надеясь избавиться от всех искушений разом, Питер произнес:

– Если вы так стремитесь побыстрее выбраться отсюда, чтобы помириться с женихом, может быть, проще позвонить ему?

У Элен окаменело лицо.

– Я не могу с ним разговаривать, по крайней мере, пока.

Ее волнение начало действовать ему на нервы. А тут еще она принялась расхаживать по комнате. Питер был не в состоянии оторвать от нее глаз. Решив, что, если она сядет, ему будет легче держать себя в руках, он сказал:

– Извините меня за недостаток гостеприимства. Если хотите, можно сыграть в шахматы или в карты.

Кажется, он предлагал это искренне.

– Больше всего мне сейчас хочется кричать.

– Не стесняйтесь. Я приветствую все, что может разрядить обстановку.

Элен удивило, что ее переживания как-то его затрагивают. Ей-то казалось, что он обращает на нее не больше внимания, чем на стул или прочие неодушевленные предметы.

– Извините.

Питер невольно задержал взгляд на ее губах. Интересно, каковы они на вкус?.. Нет необходимо как-то отвлечься, чтобы пресечь подобные мысли. Может быть, ей надо выговориться?

– Я, как правило, не сую нос в чужие дела, но, если вам станет легче, когда вы расскажете, что заставило вас предпринять эту поездку, готов вас выслушать.

Элен представился Чарльз в купальном халате, и гнев ее разгорелся с новой силой.

– Вам, мужчине, это, скорее всего, покажется смешным!

Она, очевидно, подразумевала, что все мужчины – бесчувственные истуканы. Питер снова нахмурился.

– Не вижу ничего смешного в том, что человек подвергает себя опасности.

Элен залилась краской, спохватившись, что несправедлива к нему.

– Прошу прощения. Прежде я очень доверяла Чарльзу, а теперь не знаю, можно ли верить мужчинам вообще.

– Никто из нас не совершенен.

Элен была слишком взвинчена, чтобы оставаться на месте. Она широкими шагами прошлась по комнате и, остановившись у дивана, прямо взглянула ему в глаза.

– Я и не искала совершенства. И решила закрыть глаза на все увлечения, которые были у него, прежде чем мы начали встречаться. Но поскольку он заявил, что любит меня, и мы обручились, я имела основания ждать от него верности… – Ее глаза ярко вспыхнули. – Прошлой ночью я застала его с другой женщиной! Он рассчитывал, что я на всю ночь задержусь на заводе. Я инженер-механик, и мне необходимо было устранить причину выхода из строя автоматического рычага. Но я разобралась со всем быстрее, чем предполагала, и приехала к нему домой с едой из китайского ресторана. Думала, мы поужинаем вместе.

Питер поймал себя на мысли, что этот Чарльз, должно быть, круглый идиот.

– Возможно, он решил погулять последний раз, прежде чем вступить с вами под своды церкви. Некоторые мужчины чувствуют такую потребность.

– Вы говорите об этом так легко, словно он всего лишь устроил пирушку с приятелями. – Она холодно оглядела его. – Неужели вы, мужчины, не в состоянии понять смысл взаимных обязательств?

Питера покоробило ее обобщение.

– Я знаю цену обязательствам, и, если бы полюбил женщину, ей не пришлось бы опасаться неверности с моей стороны.

Глубокая синева его глаз неудержимо затягивала ее. Твердость, которую Элен увидела в них, была почти физически осязаема. Инстинкт подсказал ей, что он говорит абсолютно серьезно, и в ее голове вдруг мелькнула мысль: именно такого человека она ждала всю свою жизнь.

А Питер увидел, как смягчились карие глаза девушки. «Она сейчас оскорблена и очень уязвима. Нечестно будет воспользоваться ее состоянием». Он всегда старался поступать по возможности честно.

– А вы дали ему шанс объясниться? – спросил он отрывисто.

– Объясниться? Кому? – На миг Элен забыла обо всех и вся, кроме хозяина хижины. Сила мгновенно вспыхнувшего влечения потрясла девушку до глубины души. На его лице появилось отчужденное выражение – видимо, он все же заметил ее реакцию. Элен смутилась, щеки ее запылали.

– Чарльзу, – ответил Питер.

– Чарльзу… – повторила Элен. Ее глаза сделались холодными и колючими, как осколки льда. – Он попытался обвинить меня. Вы можете в это поверить? Он попытался обвинить, во всем меня!

– Обвинить вас в своей измене? – «Вот ловкач», – мысленно усмехнулся Питер.

Элен гордо распрямила плечи.

– Думаю, вы сочтете меня безнадежно старомодной, но я берегла себя для брака.

В его глазах промелькнуло удивление.

– Это правда. Перед вами стоит двадцатидевятилетняя девственница. Держу пари, вы вряд ли предполагали, что можно встретить нечто подобное в наше время… и в таком возрасте.

– Я, по правде сказать, как-то не думал на эту тему.

А она мило выглядит, когда сердится, подумал Питер. Элен вызывающе вскинула подбородок.

– Я считала, что веду себя правильно. Мне хотелось, чтобы это стало событием. К тому же так можно уберечь себя от СПИДа или… от не желательной беременности… – Она горячилась все больше. – И это было не так-то просто. Я не бесчувственная ледышка. Часто приходилось бороться с искушением.

Она болезненно сморщилась, и Питер отчетливо понял, что за ее гневом кроется страдание человека, впервые столкнувшегося с предательством.

– Множество людей сочло бы ваше решение достойным восхищения.

– Если так, то они хорошо это скрывают, – возразила Элен и снова прошлась взад и вперед по комнате. – Газеты, телевизор и журналы пропагандируют совсем другое.

Она тяжело вздохнула, подошла к дивану и, взявшись руками за спинку, взглянула на Питера.



– Но чужое мнение никогда не влияло на мой образ действий. Даже после помолвки я считала, что нам следует подождать до первой брачной ночи. Мне казалось, что это придаст нашей близости большей значимости. – В ее голосе зазвучали горькие нотки. – Он заявил, что это сказывается на его самочувствии. Что он здоровый мужчина и ему нужна женщина. И что я виновата в том, что ему приходится искать ее на стороне. – Элен негодующе выпрямилась. – И знаете, на кого пал его выбор? На двадцатидвухлетнюю рыжую секретаршу с завода. Я видела однажды, как она флиртовала с Чарльзом, но верила ему.

Питер, сам не зная зачем, словно бы взял на себя роль адвоката коварного Чарльза, хотя это ему совсем не нравилось:

– На происшедшее можно попробовать взглянуть иначе.

– Не могу поверить, что вы его защищаете! Неужели мужчины всегда и во всем стоят друг за друга?

Питер нахмурился.

– Я не защищаю его. Но, поскольку он, очевидно, вам дорог, следует рассмотреть все вероятности.

– Был дорог. Это уже в прошлом, – поправила Элен.

Питера ошеломило собственное жгучее желание поверить ей.

– Но если он сделался вам безразличен, почему вы так горюете?

– Потому что я чувствую себя униженной, осмеянной, одураченной.

– Мне кажется, вам следует расслабиться и хорошенько выспаться. Отдохнув, вы сможете рассуждать спокойно.

Элен мрачно уставилась на огонь.

– А я, может, вовсе не хочу рассуждать спокойно. Моя мама никогда не говорит об этом, но я знаю, она боится, что если я не выйду замуж за Чарльза, то не выйду замуж вообще. Должно быть, такой же страх сидит и во мне и может заставить меня простить Чарльза, даже не веря ему. – Она сжала зубы. – Но я не хочу становиться женой человека, которому не могу доверять.

– Но вполне возможно, что теперь он осознает, насколько сильно любит вас, и никогда больше не повторит подобного, – пробормотал Питер.

Элен устало вздохнула.

– Может быть.

В своей откровенности она зашла слишком далеко, и теперь ее сковала неловкость.

Питер понял, что диспут окончен, и снова переключил внимание на книгу. Его гостья все еще любит своего жениха, и поэтому любые греховные мысли о ней неуместны, сказал он себе, приказав сосредоточиться на чтении. А Элен обошла диван, села и устремила взгляд на огонь. То, что Рок никак не отреагировал на ее гневную вспышку, заставило девушку предположить, что он воспринимает ее как существо безвредное. Это было приятно.

Но напряжение не оставляло Элен. На этот раз потому, что сидевший напротив мужчина ненароком завладел всеми ее помыслами. Элен вспомнила о своем странном импульсивном влечении к этому бородачу. Что это? Вроде она не из тех женщин, чьи чувства способны меняться столь радикально. Но ведь она пережила ужасное потрясение, застав Чарльза с Дженет, а затем напугалась до смерти, решив, что обречена погибнуть от холода или послужить пищей волкам. Может, просто ее эмоции вышли из-под контроля? К тому же для пещерного человека Питер выглядел совсем неплохо. И главное – он спас ей жизнь! Разве не естественно с ее стороны испытывать к нему некоторую приязнь?

«Только не воображай, что это нечто большее, чем простая благодарность», – предостерегла себя девушка.

Решив, что она совладала со своими эмоциями, Элен нарушила молчание:

– А чем вы занимаетесь, когда не сидите в этой хижине в обществе волка?

Питер мысленно застонал. Он поднял на нее глаза; Элен прочитала в них досаду и почувствовала себя назойливой мухой.

– А впрочем, это не мое дело, – проговорила она извиняющимся тоном.

– В основном путешествую. Я геолог и еду туда, куда зовут меня работа и профессиональный интерес, – объяснил он и снова склонился над книгой, давая понять, что считает разговор оконченным.

«Не очень-то вы расположены к общению», – сказала про себя Элен. Питер прав, ей необходимо выспаться.

– Я, пожалуй, лягу, – сказала она, порывисто вставая. – Спокойной ночи и еще раз спасибо за гостеприимство.

В ожидании, пока гостья подготовится ко сну, Питер еще немного почитал, потом помешал кочергой дрова в камине. Он смог расслабиться только после того, как она вышла из ванной и, войдя в спальню, закрыла за собой дверь.

Питер наклонился и потрепал Рока по шее.

– Джек говорит, ты умеешь чуять несчастье. Он прав. Чем скорее мы пожелаем мисс Риз счастливого пути, тем лучше.

Закрыв и заперев дверь спальни, Элен забралась в кровать. Она слышала, как Питер Уитли бормочет что-то в гостиной, и догадалась, что он беседует с волком. «Наверное, подтрунивает над моей дуростью», – решила она. Но как осудить его за это? Она, в самом деле, вела себя глупее некуда. Если ей так захотелось пересечь границу, следовало направиться в сторону Мексики.

Хижина содрогнулась от очередного порыва ветра; Элен поплотнее закуталась в мягкое стеганое одеяло, и ее вдруг охватило чувство покоя и безопасности. Она закрыла глаза и немедленно провалилась в сон.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Разбудил Элен запах жареной ветчины. Она вспомнила о вчерашнем разговоре с хозяином, о том, что рассказала ему не только о позорных подробностях своего разрыва с Чарльзом, но и о том, как ее мать боится, что дочь останется старой девой. Элен застонала и уткнулась лицом в подушку. Остаться бы в спальне и не показываться ему на глаза! Но это же не выход… Она быстро оделась и небрежно провела щеткой по своим густым, коротко подстриженным волосам. Элен сейчас мало заботило, как она выглядит и какое впечатление производит на бородатого геолога, главное было поскорее вытащить машину из-под снега и вернуться в Бостон.

– Доброе утро, – сказала она, выйдя из спальни и быстрыми шагами устремляясь в ванную.

– Доброе утро, – ответил Питер, не поднимая глаз от плиты. Его тон был вежливым, но прохладным; вероятно, чем скорее она уедет, тем для него будет лучше. – Надеюсь, вы любите оладьи? – спросил он, когда через несколько минут Элен снова вошла в гостиную. Не ожидая ответа, он поставил на стол тарелку со стопочкой оладий и несколькими ломтиками ветчины. – Если захотите еще, пожалуйста, не стесняйтесь. В холодильнике есть масло, – добавил он, направляясь к двери. – Снегопад кончился, обещают ясную погоду. Я хочу заняться вашим автомобилем.

При виде оладий у Элен потекли слюнки. Но гордость не позволяла свалить на него всю работу.

– Я пойду с вами. – В этот момент в животе у нее забурчало от голода.

Питер помедлил, надевая парку. Он намеренно избегал смотреть на девушку. Прошедшей ночью она то и дело возникала в его снах. Рассудок советовал ему держаться от нее подальше, и он намеревался последовать этому совету. Но упорно отводить от нее взгляд было просто невежливо. Он повернулся к ней и тотчас подумал, что никогда не видел карих глаз такого темного оттенка. Питер досадливо нахмурился.

«Прекрати», – приказал он себе.

Элен двинулась было к вешалке, где висела ее шуба, но желудок снова отчетливо запротестовал.

Не мог же Питер допустить, чтобы она упала в голодный обморок.

– Сначала позавтракайте. Мне еще нужно перенести дрова на крыльцо.

Элен сдалась.

– Я вас долго не задержу, – пообещала она, возвращаясь к столу.

Поглощая оладьи, девушка думала, действительно ли они такие вкусные, или она так голодна, что любое блюдо показалось бы ей сейчас деликатесом? Ветчина тоже была поджарена на славу. А из этого Питера Уитли получился бы завидный муж. И неожиданно Элен представила себя в его объятиях…

– Я и сама неплохо готовлю, – заявила она вслух, велев себе не забивать голову нелепыми фантазиями. И без того она чувствовала себя сбитой с толку.

Стук поленьев о деревянный пол крыльца напомнил Элен, что она задерживает своего хозяина, который стремится побыстрее избавиться от нее. Она ополоснула тарелки и направилась было к вешалке, но, вспомнив о ледяном ветре, завернула в спальню. Натянув еще пару носков и свитер поверх рубашки, она поспешно вышла из дома.

Увидев Элен, Питер свалил охапку дров на крыльцо и сделал ей знак следовать за ним.

– Столько снега навалило, что нам придется откопать немного вашу машину, чтобы Джаспер смог ее хотя бы увидеть, – объяснил он, указывая на две привязанные к аэросаням лопаты.

Элен кивнула и села позади Питера. Неровная дорога заставила ее крепко схватиться за него, а холодный ветер – прижаться к его спине. Элен поймала себя на мысли, что никогда не встречала более сильного мужчины. Она представила его без неуклюжей парки… какие широкие у него плечи, какой подтянутый живот, какие крепкие, стройные ноги… и устыдилась самой себя. Странное дело, ей вовсе не свойственно было предаваться столь фривольным мыслям. Едва лишь сани остановились, она быстро соскочила на землю.

Питер облегченно вздохнул. Половину пути он мысленно раздевал ее, представляя, как касается мягких округлостей ее тела. И теперь смеялся над собой. Вот что значит долго жить без женского общества! Отвязав лопаты, он приготовился к работе.

Рок обежал вокруг автомобиля и удалился в лес по своим делам. Элен оглядела сугроб, бывший еще вчера ее автомобилем, взяла у Питера лопату и энергично принялась копать.

– Том Грейди регулярно чистит эту дорогу, – сказал Питер, разбрасывая в стороны снег. – Я попросил его проложить путь до вашей машины, чтобы Джасперу было легче ее вытащить. Но объехать ее он не смог. Придется ему закончить эту работу потом, когда вы уедете.

Элен снова уловила в его голосе нетерпение.

– Мне в самом деле очень неловко, что я причиняю такие неудобства, – сказала она сухо. – Вполне могла бы сама откопать свою машину. А вы бы занялись более важными делами.

Питер сдвинул брови. Она потревожила его покой, но несправедливо заставлять ее чувствовать себя обузой.

– Я вовсе не имел в виду, что вы мне мешаете. Но все же посоветовал бы не решаться на такого рода действия в состоянии возбуждения. Все могло бы окончиться для вас не столь удачно.

Элен не на шутку уязвило то, что он счел нужным напомнить ей о ее глупости.

– Я уже усвоила урок. Не могли бы мы прекратить этот разговор?

Питер услышал в ее голосе враждебность и мысленно обругал себя за то, что не придержал язык. В конце концов, он ей не нянька.

– Считайте, что уже прекратили.

Элен кивнула и продолжила копать дальше. Они почти освободили машину из снежного плена, когда увидели патрульный полицейский автомобиль.

– Доброе утро, – приветствовал их офицер полиции. Он оставил автомобиль с включенными фарами для предупреждения водителей и направился к ним.

– Доброе утро! – отозвался Питер и, воткнув лопату в снег, пошел навстречу полицейскому.

Элен не терпелось узнать о ситуации на южном участке шоссе; она тоже отложила лопату и последовала за Питером.

– Питер Уитли? – Полицейский протянул Питеру руку. – Я – Рик Мэк.

– Джек упоминал о вас. Говорил, вы отличный следопыт, – сказал Питер, отвечая на рукопожатие.

Офицер расплылся в улыбке.

– Из уст Джека лестно такое услышать.

В эту минуту к нему подбежал Рок.

– Привет, Рок. – Полицейский дружески, как старого знакомого, похлопал волка по голове. Рок воспринял это благосклонно и отошел в сторонку, а полицейский обратился к Элен: – С вами мы, кажется, не встречались?

– Меня зовут Элен Риз, – представилась девушка.

– Очень приятно, мисс Риз. – Офицер вежливым жестом коснулся козырька фуражки. Элен заметила в его глазах проблеск интереса и догадалась, что ее приняли за близкую знакомую Питера. Но девушку это ничуть не задело. Ей хотелось одного – побыстрее вернуться в Бостон. Однако она не успела справиться о дороге – полицейский снова повернулся к Питеру. – Джек Гринривер сказал, что в случае необходимости мы можем рассчитывать на вашу помощь. Здесь в лесу упал четырехместный спортивный самолет, на борту находились муж, жена, их трехлетний сын и годовалая дочка. Они вылетели сегодня утром, когда буран уже кончился. Час спустя пилот передал сигнал бедствия. Потом связь неожиданно прервалась. Должно быть, при падении пострадал радиокомпас, поскольку мы больше не получаем никаких сигналов. Если бы вы с Роком могли осмотреть территорию к северо-востоку от хижины, я был бы вам очень благодарен. Над лесом кружат вертолеты, но пространство слишком большое.

– Можете рассчитывать на меня, – сказал Питер.

Страх за людей в разбившемся самолете оттеснил на задний план все личные проблемы Элен.

– Я бы тоже хотела быть чем-нибудь полезной!

«Очевидно, она все же плохо усвоила вчерашний урок, если снова готова броситься очертя голову сама не зная куда», – скептически подумал Питер.

– Вы незнакомы со здешними горами. Все может кончиться тем, что нам придется спасать еще и вас.

– Это правда, – вежливо улыбнулся полицейский. – Я ценю ваш порыв, мисс Риз, но пусть все же действуют люди знающие. – Он протянул Питеру переносную рацию. – Если вы что-либо найдете, немедленно сообщите мне.

Покончив с первоочередным делом, полицейский взглянул на автомобиль Элен.

– Джаспер сказал мне, что вы просили прислать тягач.

– Мисс Риз не предполагала, что в наших краях погода может так внезапно испортиться, – небрежно произнес Питер и переглянулся с Мэком. В добродушном взгляде полицейского ясно читалось: «Чего еще можно ожидать от женщин?»

Элен с трудом подавила раздражение.

– Ну что ж, если моя помощь не нужна, то, как только мою машину вытянут на шоссе, я вернусь в Бостон, – сказала она, стараясь говорить ровным голосом.

Лицо Мэка приняло извиняющееся выражение.

– Дороги все еще в скверном состоянии, даже на грузовике трудно проехать. Мы рекомендуем водителям воздержаться от поездок еще в течение суток. А кроме того, Джаспер сейчас помогает нам в поисках. Он просил передать, что сможет заняться вашей машиной только завтра утром.

Все в Элен восставало против того, чтобы и дальше навязывать свое общество Питеру Уитли.

– Могу я как-то добраться до ближайшего мотеля?

Полицейский пристально посмотрел на Питера, во взгляде его на этот раз сквозило сомнение.

– Мистер Уитли – безупречный джентльмен. Я очень благодарна ему за то, что он приютил меня на ночь, – быстро сказала Элен. – Я просто не хотела бы обременять его дольше своим присутствием.

Складка на лбу полицейского разгладилась.

– Боюсь, что этого не избежать. Согласно последним сообщениям, все местные мотели и гостиницы переполнены. – Было очевидно, что ему хотелось побыстрее возобновить поиски; он снова протянул руку Питеру: – Желаю удачи. Если кто-то из людей в самолете и уцелел, они погибнут от холода, если мы не отыщем их в самое ближайшее время.

– Мы с Роком приступим к поискам немедленно, – пообещал Питер.

Офицер кивнул и вернулся к своему автомобилю.

– Я завезу вас в хижину, – сказал Питер Элен, подбирая лопаты и снова привязывая их к аэросаням.

Элен отчетливо сознавала, что, скорее всего, будет для него пятым колесом в телеге, но не сидеть же ей сложа руки!

– Я поеду с вами. Я немного умею оказывать первую помощь.

Питеру было вовсе ни к чему, чтобы она отвлекала его, но понимал он и то, что, возможно, будет нуждаться в помощи. К тому же девушка, похоже, настроена решительно. Если оставить ее в хижине, она, чего доброго, кинется на поиски на свой страх и риск.

– Прекрасно. Заедем только домой и захватим одеяла и аптечку. – Он повернулся к Року и, показав ему рукой направление, приказал: – Ищи!

Волк немедленно сорвался с места и большими скачками понесся в лес.

– Джек научил его по команде «ищи» искать людей, нуждающихся в помощи. Его нос стоит дюжины человеческих глаз, – объяснил Питер и запустил мотор.

Быстро избавившись от лопат, они прихватили одеяла и сумку с аптечкой и углубились в лес. Развивать большую скорость в лесу было невозможно. Время от времени Питер останавливал аэросани, выключал мотор, прислушивался, окликал и снова прислушивался. Но ответа не было, и они продолжали путь.

Дул колючий, пронизывающий ветер, и даже теплая шуба Элен не спасала от холода. Ноги у нее заледенели, замерзли и руки в варежках. Но при мысли о двух малышах она забывала об этом.

Внезапно с северной стороны появился Рок. Он несколько раз тявкнул и, убедившись, что его заметили, повернулся и побежал назад по собственным следам.

– Скрестите пальцы, чтобы это именно их он нашел, – крикнул Питер, поворачивая аэросани вслед за волком. – Они не продержатся долго на таком морозе.

– Я бы и на ногах скрестила пальцы, если бы только могла, – прокричала в ответ Элен.

Еще через несколько минут, которые показались им вечностью, они выехали на поляну и на дальнем ее конце увидели небольшой самолет со сломанными крыльями, застрявший между деревьями.

– Фюзеляж, кажется, не слишком поврежден, – бросил Питер, на большой скорости пересекая поляну. – Это обнадеживает.

Затормозив у самолета, он заглушил мотор и заговорил в микрофон рации. Элен поняла, почему вертолет мог пропустить место крушения. С воздуха видна была только часть хвоста, да и ее, возможно, скрывали от летчика верхние ветви деревьев.

Рок завыл, и тут Элен услышала детский плач. Пока Питер передавал по рации их координаты другим спасателям, она схватила одеяла в охапку и поспешила на помощь. Открыв дверцу, Элен залезла внутрь и увидела двух детишек, пристегнутых к сиденьям ремнями безопасности. Младший ребенок, девочка с посиневшими от холода губами безжизненно повисла на ремнях. Мать привалилась к спинке сиденья, кровь, струившаяся по ее голове, успела застыть и впитаться в меховой воротник куртки. Отец лежал грудью на приборной панели. Старший из детей поднял на нее глаза.

– Вы нас спасете? – спросил он с надеждой.

– Да, да, дорогой, – ответила Элен, сдерживая слезы. Девушка быстро закутала его в одеяло и переключила внимание на сестренку. Она прижалась щекой к ее щечке и затаила дыхание, пытаясь уловить хоть какой-нибудь признак жизни и вглядываясь в неподвижное маленькое личико. Потом она отстегнула девочку, завернула во второе одеяло и, распахнув шубу, прижала малышку к себе, надеясь согреть теплом своего тела.

Питер тоже забрался в самолет и склонился над женщиной.

– Она еще жива, – сказал он, накрывая ее одеялом. – А как маленькая?

Элен опять прижалась лицом к щечкам ребенка. Ухо ее различило едва слышный стон.

– Жива! – Элен проглотила комок в горле. – Но, кажется, совсем плохая.

– Вы нас спасете? – снова спросил мальчик.

Элен присела возле него на корточки и осторожно сжала его руку в своей.

– Сейчас сюда спешат очень много людей.

Но мальчик никак не отреагировал на ее слова. Его глаза остановились на матери.

– Мамочке плохо. – Он перевел взгляд на пилота. – Папе тоже.

– Мы сделаем все, что сможем, – сказала Элен, не желая лгать.

– Отец тоже дышит, но дыхание очень слабое, – сказал Питер, накрывая пилота одеялом. – Останьтесь здесь, а я выйду на поляну встретить спасателей. Вертолет будет здесь с минуты на минуту.

Питер вышел. Элен услышала, как он хвалит Рока за хорошую работу и велит ему отправляться домой. Продолжая прижимать к себе малышку, Элен натянула на нее полы своей шубы и, высвободив руку, поплотнее прикрыла одеялом мальчика. На лице его застыло болезненное напряжение, и, желая как-то отвлечь его, Элен спросила, как его зовут.

– Филлип, – ответил мальчик и посмотрел на сверток в ее руках. – А это Клара. Моя сестра.

Девушка ободряюще улыбнулась.

– Я очень рада с тобой познакомиться, Филлип. Меня зовут Элен, а того мужчину – Питер.

– Элен… Нас спасут? – снова спросил он.

– Да, – уверила его Элен. Она услышала шум вертолета и улыбнулась с облегчением. – Похоже, они прилетели. Сейчас тебя, сестренку и маму с папой быстро-быстро отвезут в больницу.

Мальчик серьезно кивнул. Она осторожно погладила его по щеке.

– Все будет хорошо.

Снаружи до нее донеслись мужские голоса, затем открылась дверь и вошел врач. Несколько минут все обсуждали, как быть: вертолет был слишком мал. Поскольку детей в больницу следовало доставить побыстрее, было решено, что с ними полетят Элен и Питер, а бригада врачей подготовит родителей к перевозке на следующем вертолете.

Когда вертолет оторвался от земли, Элен крепче прижала к себе девочку. Малышка дышала едва слышно. Озабоченное выражение на лицах врачей усилило тревогу Элен. Стараясь настроить себя на оптимистический лад, она взглянула на Питера, который держал на коленях мальчика. Он ласково смотрел на Филлипа и ободряюще ему улыбался – вел себя с ребенком очень естественно.

Не успел вертолет приземлиться на площадке перед больницей, как к нему устремилась группа людей в белых халатах с двумя каталками. Элен со вздохом облегчения передала девочку медсестре. Внезапно перед самым ее лицом возник микрофон.

– В каком состоянии находятся дети? – громко спросила высокая рыжеволосая женщина.

– Они живы. Мальчик чувствует себя достаточно хорошо. Насчет девочки я не уверена… – Тут Элен поняла, что говорит перед камерой, и сжала губы.

– А как их родители? – настаивала рыжеволосая.

Элен спряталась за спину Питера.

– Я возвращаюсь к месту катастрофы, – обратился к ним пилот. – Вы остаетесь или летите со мной?

– Летим с вами. И поскорее, – сказал Питер, не дожидаясь ответа Элен. Он не любил быть в центре внимания прессы, полагая, что подобная шумиха приносит несчастье. – Отойдите подальше! – крикнул он журналистке и ее съемочной группе. – Мы взлетаем.

Радуясь, что избавилась от бойкой репортерши и ее команды, Элен вернулась на свое место. Но страх, который она усиленно загоняла вглубь, овладел ею, по щекам покатились слезы. Смахнув их ладонью, она поглядела на Питера.

– Вы думаете, девочка выживет?

– Где жизнь, там и надежда. Дети – существа жизнестойкие.

На ее лице была написана такая тревога, что Питеру захотелось успокоить ее, прижав к груди, но он не мог ручаться, что эти объятия будут чисто братскими. Пришлось довольствоваться легким пожатием руки.

– Вы сделали все, что могли.

Он увидел, что шуба на ней все еще распахнута, ремень безопасности не пристегнут, и, потянувшись к ней, запахнул шубу и пристегнул ремень. Питер сделал это спокойно и деловито, но Элен его действия показались исполненными глубокого значения. Более того, от свидетельства его заботы ей вдруг сделалось нестерпимо жарко. Моя реакция на этого большого и сильного человека не поддается разумному объяснению, подумала Элен.

Питер снова сел на свое место и глубоко засунул руки в карманы. Почему его так взволновало прикосновение к ней?

Пытаясь не думать о своей спутнице, он вспомнил женщину-репортера, камеру и нахмурился. Он загородил собой Элен, но позволил камере запечатлеть себя во всей красе. Глубокая морщина прорезала лоб, и он невольно потрогал себя за бороду. Нет, его лицо теперь надежно укрыто за бородой и усами, так что инкогнито не будет нарушено. Питер усмехнулся, вспомнив, что десять лет назад был центральной фигурой телевизионных новостей. Впрочем, даже если кто-то и узнает его, теперь он научился защищать свое право на неприкосновенность частной жизни. Питер сжал зубы. И еще он научился не поддаваться так легко на обман… особенно если в этом замешана женщина.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Элен доела бутерброд и уставилась на горящие в камине поленья, чтобы только не смотреть на Питера. После того как вертолет вернул их на место крушения, они с Питером еще довольно долго оставались там, выяснили у одного из спасателей, что муж и жена, несмотря на критическое состояние, были живы, когда их доставили в больницу, а потом, убедившись, что ничем больше не могут быть полезными, на аэросанях направились домой. И теперь, был уже поздний вечер, совершенно обессиленные сидели перед камином и ужинали.

– Простите, что навязалась к вам еще на одну ночь, – сказала Элен, нарушив молчание.

– Навязчивостью это никак не назовешь, – ответил он и подумал: «Но напряжение предстоит нешуточное».

Девушка снова устремила взгляд на огонь. Ее мысли постоянно возвращались к несчастному семейству. Питер успел позвонить в больницу, но не смог узнать ничего определенного.

– Сейчас время вечерних новостей, – сказал он, – может быть, репортерам удалось добыть какую-нибудь информацию. Та рыжеволосая особа казалась весьма пробивной.

А он недолюбливает прессу, подумала Элен. Впрочем, для человека, который так ценит уединение, это в порядке вещей.

Питер подошел к высокому шкафу и открыл створки. Элен с удивлением увидела внутри телевизор.

– Мне еще вчера следовало бы предложить вам посмотреть его, но я знал, что из-за ветра будут сильные помехи. А сегодня мы что-нибудь да увидим. – Он включил телевизор и вернулся на свое кресло.

И тотчас они услышали голос рыжеволосой журналистки, а камера показала тот миг, когда Элен передавала маленькую Клару медсестре из больницы. Внезапно на экране появилось крупным планом лицо Элен – бледное и усталое, – и девушка услышала свои слова о самочувствии детей.

К облегчению Питера, несмотря на то, что камера потом наехала на него, борода и усы в самом деле прекрасно скрывали на экране черты его лица, а журналистка никаких имен не называла, только сказала, что эти люди нашли самолет.

В следующем сюжете показывали, как приземляется вертолет с родителями Клары и Филлипа. Телеведущая сообщила, что их зовут Джон и Бренда Пайерс. Джон – безработный летчик, и семья направлялась в Канаду, где Джон вместе с братом собирался заняться частными перевозками.

«Их спасение можно считать чудом. Ангел-хранитель, несомненно, позаботился о молодой семье», – заявила репортер и добавила, что мальчик отделался легкими ушибами и чувствует себя хорошо, да и девочка, несмотря на переохлаждение, тоже поправляется, и врачи считают, что все будет в порядке. Мать и отец находятся еще в тяжелом состоянии, но за их жизнь врачи не опасаются.

Глаза Элен наполнились слезами.

– Слава Богу!

– Им повезло, – кивнул Питер.

Осознав, что она помогла спасти жизнь четверых людей, Элен испытала бурную радость.

– Согласитесь, ребята, мы хорошо поработали! – счастливо улыбаясь, обратилась она к Питеру с Роком.

Рок лениво взглянул на Питера. Для него это были обычные будни, и он явно не понимал ее восторга. А Питер не мог оторвать глаз от взволнованного лица Элен. Ее радость неожиданно доставила ему несказанное удовольствие. Он услышал, как отвечает ей:

– Да, действительно неплохо.

Элен улыбнулась еще шире и, встретившись с ним взглядом, окунулась в голубизну его глаз, действующих на нее магнетически. А Питера переполняло желание взять ее лицо в ладони и коснуться губами ее губ. Он напомнил себе о своем правиле вести себя с женщинами осмотрительно. Но искушение отбросить к черту всякую осторожность было непреодолимым…

Внезапно стены хижины затряслись, стекла в окнах задребезжали. Рок проворно вскочил на ноги. Снаружи послышался шум мотора, и поляну озарил яркий свет, вспугнув искушение. «И очень кстати», – сказал себе Питер, вставая и направляясь к двери.

Элен перевела дыхание. У нее словно отняли что-то очень ценное. Но чувство это тут же угасло, и она тоже поспешила к двери узнать, в чем там дело.

На поляне близ хижины приземлился небольшой вертолет со включенным прожектором. Выйдя на крыльцо, Элен и Питер увидели уже знакомую им женщину-репортера в сопровождении телеоператора, которые высаживались из кабины. Женщина крикнула что-то пилоту, и тот заглушил двигатель.

– Крушение самолета всколыхнуло интерес жителей штата, – заговорила женщина, быстро подходя к ним. – Люди хотят увидеть пару, которая нашла пострадавших. И волка тоже. Когда местная полиция сообщила, что вам помогал волк, наш продюсер просто забегал по потолку.

– Мы не ищем популярности, – произнес Питер и сделал движение, чтобы вернуться в хижину. Элен тоже отступила назад.

Но Питеру не удалось закрыть дверь перед телевизионщиками, репортерша уже вступила на порог.

– Вы не представляете, с каким трудом я сумела до вас добраться. Дорогу занесло, и нам пришлось искать вертолет, который бы согласился совершить здесь посадку. Неужели вы хотите лишить людей сказочной истории со счастливым концом? – воскликнула она укоризненно.

– Если вы покажете им детей целых и невредимых, это и будет счастливый конец, – посоветовала Элен.

– Послушайте, мне вовсе не нужны ваши имена, – торговалась рыжеволосая.

– Вы пробудете на экране полминуты, – уговаривал мужчина с камерой.

– Босс так расщедрился, что снабдил нас уникальной техникой, – прибавила рыжеволосая многозначительно. – Вам всего только и надо рассказать, что вы почувствовали, когда добрались до самолета и нашли всех членов семьи живыми. – Она вдруг улыбнулась, и Элен, проследив направление ее взгляда, увидела, что у ног Питера в настороженной позе застыл Рок.

– Наведи камеру на волка, – велела журналистка своему спутнику.

– Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один, мы в эфире, – сказал мужчина, нацеливая объектив на Рока.

– Я нахожусь сейчас в глухой северной части Нью-Гэмпшира, где сегодня удалось чудом спасти семью, – заговорила женщина. – Спасители – мужчина, женщина и их ручной волк. – Она поднесла микрофон к губам Питера. – По нашим данным, вы проводите здесь свой отпуск и добровольно вызвались помочь в поисках. Вам есть что рассказать нашим зрителям, взоры которых прикованы сейчас к экранам.

Элен беспокойно переступила с ноги на ногу. Из слов репортерши можно было сделать вывод, что они с Питером – парочка. Элен хотела как-то опровергнуть это, но не нашла что сказать. Питер молча сверкнул глазами.

– Я слышала, что это ваш волк нашел обломки самолета и привел вас к нему, – торопливо проговорила женщина, поняв, что на первое ее предложение ответа не последует.

– Да, – угрюмо произнес Питер. Его тон абсолютно не располагал к общению и был почти угрожающим.

Женщина метнула на него взгляд, который ясно говорил: «Меня запугивали мужчины и пострашнее вас». И продолжила расспросы:

– Что вы почувствовали, когда забрались в разбитый самолет и обнаружили, что все члены семьи живы?

Молча проклиная напористость рыжеволосой журналистки, Питер ухватился за представившийся ему шанс:

– Первой зашла в самолет Элен.

Микрофон мгновенно переместился к лицу девушки.

– О чем вы подумали?

Увидев, что другого выхода нет, Элен ответила:

– Я почувствовала и облегчение и страх за них. Там было очень холодно.

– А что вы…

– Мы закругляемся, – предупредил оператор. – Все, конец. – Он ухмыльнулся. – Но и то, что снято, им понравится.

– Вот и избавьте нас теперь от вашего присутствия, – приказал Питер, – или я позвоню в полицию и вас арестуют за незаконное вторжение.

Рок зарычал, журналистка и оператор попятились к двери. Питер шагнул вперед, и они ретировались на крыльцо.

– Мне всего-то и нужно еще несколько слов интервью, чтобы пустить его в следующих «Новостях», – заискивающе произнесла женщина.

– Придется обойтись тем, что вы имеете, – прорычал Питер и резко захлопнул дверь.

Журналистка еще несколько раз стукнула в дверь, но, не получив ответа, она и ее спутник удалились восвояси и вскоре вертолет унес их в темноту ночи.

В хижине на некоторое время воцарилась тишина, которую внезапно нарушил телефонный звонок. Питер взял трубку, собравшись пригрозить репортерше судом, если это окажется она. В ответ на его грозное «алло» на другом конце провода послышался запинающийся женский голос, и Питер понял, что нагнал страху на звонившую, кем бы она ни была. Женщина втянула в себя воздух и дрожащим от волнения голосом произнесла:

– Я хочу поговорить с моей дочерью Элен Риз.

– Это вас. – Он протянул трубку Элен. – Кажется, я напугал вашу матушку.

– Мы с папой видели тебя по телевизору, – взволнованно заговорила мама, едва Элен успела с ней поздороваться. – Ты ничего не рассказывала мне ни о каком волке. И кто этот человек? Он производит впечатление грубияна.

– На самом деле он не такой. Это мой знакомый, а волк совсем ручной.

– Телеведущая назвала тебя и твоего знакомого парой… словно вы вместе живете.

В тоне ее прозвучал вопрос.

– Это не так. Мистер Уитли приютил меня, когда моя машина увязла в снегу. Я знала, что вы не одобрите, поэтому не стала говорить вам, что остановилась у одинокого мужчины.

Но тревога в голосе Рут Риз все нарастала.

– Этот человек не только разговаривает грубо, но и выглядит как дикарь. Он так свирепо смотрел на журналистку… Ты уверена, что тебе ничего не угрожает?

– Он ведет себя как джентльмен.

– Ну что же, тебе двадцать девять лет, мне приходится доверять твоему умению разбираться в людях.

Услышав по голосу, что мама продолжает сомневаться, Элен нахмурилась.

– Можешь быть совершенно спокойна за меня.

– А что, если эту программу видел Чарльз? Он и так уже звонил нам три раза и справлялся о тебе. Что я ему отвечу, если он снова позвонит и спросит, кто этот человек?

– Просто скажи, что я до своего приезда сюда, в Нью-Гэмпшир, ни разу не встречала Питера Уитли и что нам случайно представилась возможность принять участие в поисках.

– Я бы предпочла, чтобы Чарльз и дальше продолжал думать, что ты остановилась у подруги. Не вижу причины, из-за которой стоило бы разрушать ваше общее с ним будущее только потому, что тебя посетила предсвадебная лихорадка и ты сотворила какую-то глупость.

Элен осуждающе взглянула на трубку.

– Это вовсе не я поставила под угрозу наши с Чарльзом отношения. – Она затылком почувствовала направленный на нее взгляд Питера и, взглянув через плечо, убедилась, что так оно и есть. Он тут же отвернулся к камину. Судя по всему, она еще не приняла окончательного решения бросить этого типа, подумал Питер и мысленно похвалил себя за то, что держал с ней дистанцию. Видимо, она все еще любила своего жениха.

В трубке послышался тяжелый вздох.

– Прости, дорогая, – сказала Рут. – Я просто считаю, что вы с Чарльзом – восхитительная пара. Вы очень подходите друг другу. И он, помимо прочего, завидная партия.

«Но все же верить ему я больше не могу», – горько подумала Элен. А вслух сказала:

– Видимость порой бывает обманчива.

– Только не принимай поспешных решений. И мы с папой неоднократно ссорились до свадьбы. Но если бы я позволила какому-нибудь глупому случаю развести нас, ты никогда не появилась бы на свет.

– Обещаю тебе, что хорошенько все обдумаю. Ты же знаешь меня.

– Знаю, ты всегда была умницей, – заключила Рут все так же, впрочем, неуверенно.

И снова Элен почувствовала на себе взгляд и краешком глаза увидела, что и Рок и Питер оба наблюдают за ней. Рок слегка склонил голову набок, словно никак не мог взять в толк, из-за чего весь сыр-бор. Питер смотрел мрачно. Не опасается ли он, чего доброго, что ему, как честному человеку, придется жениться на ней?

– Не беспокойтесь обо мне, спокойной ночи, – сказала Элен в трубку и повесила ее.

Питер решил никак не комментировать этот звонок. Ведь они с Элен Риз – чужие друг другу люди, два корабля, случайно встретившиеся посреди житейского моря. Чем меньше он будет вникать в ее проблемы, тем лучше. Но неожиданно для себя вдруг произнес:

– Кажется, ваши родители несколько расстроены тем, что вы здесь, со мной?

– В самом деле, нельзя сказать, что они очарованы вами, – согласилась Элен и усмехнулась. – Репортершу вам напугать не удалось, но вот на маму вы страху нагнали. Наверное, большая часть телезрительниц недоумевала, как это я с вами уживаюсь.

Он холодно приподнял бровь, и улыбка на лице Элен погасла.

– Теперь следует ожидать, что ваши родители примчатся сюда спасать вас? – спросил он угрюмо, представив, как в его дверь стучится пожилая супружеская пара с благородным негодованием на лицах.

– Нет, – сухо отозвалась Элен и опустилась на диван.

– Рад слышать.

Питер строго приказал себе закончить этот разговор. Частная жизнь Элен Риз нисколько его не касается. Завтра она уедет, и он больше никогда ее не увидит. А она, несомненно, простит Чарльза, выйдет за него замуж, они обзаведутся детьми и станут жить-поживать и добра наживать. Этот сюжет должен был принести ему облегчение, но, напротив, вызвал в нем раздражение.

– Они, кажется, беспокоились, как бы Чарльз не увидел последний выпуск «Новостей»?

Элен мрачно взглянула на огонь.

– Они оба думают, что Чарльз – мой последний шанс. Мама, должно быть, показала папе статистические данные о том, сколько образованных женщин моего возраста находят себе мужей. Процент, наверное, привел их в уныние.

– А что вы сами? Готовы выйти даже за мерзавца?

Питер тут же выругал себя. Она еще подумает, что он отговаривает ее от замужества с Чарльзом!

Глаза Элен остановились на нем.

– Нет. Но я хотела бы иметь и мужа, и семью и сама считала, что Чарльз идеально подходит для меня. Он добрый, романтичный, деликатный. – Она снова перевела взгляд на огонь, на лице ее застыло мучительное сомнение. – Но ведь он всего лишь человек… Может быть, я слишком требовательна? Может быть, он и правда поддался слабости и решил в последний раз развлечься? – Она вспомнила, как сама недавно испытала странное влечение к здешнему обитателю. – У каждого из нас случаются минуты необъяснимой слабости.

– Вы, видимо, все еще любите его, раз ищете ему оправдание.

– Может быть…

На Элен вдруг навалилась невыносимая тяжесть. Ей не хотелось ни минутой дольше обсуждать эту тему. Она устало поднялась на ноги.

– Я очень хочу спать. Спокойной ночи.

Она ушла, а Питер потянулся за книгой, которую читал накануне вечером, в который раз повторяя себе, что личная жизнь Элен Риз не имеет к нему ни малейшего отношения. Но ему никак не удавалось выкинуть Элен из головы. «Она по уши влюблена в своего Чарльза, забудь о ней», – ворчал он про себя.

А Элен улеглась в постель. Стоило ей закрыть глаза, как перед ее внутренним взором предстал Чарльз. К своему неудовольствию, она обнаружила, что ее все же тревожит, как он поведет себя, увидев ее в «Новостях». Уж кто-кто, а он не имеет никакого права судить ее!

Проснулась она от сильнейшей головной боли. Судя по темноте за окном, была глубокая ночь. Она включила стоявшую на тумбочке лампу: ровно три на часах. Следовало бы заснуть снова, но пульсирующая боль в голове все нарастала.

Встав с постели, Элен достала из сумки пузырек с аспирином, накинула халат и отворила дверь спальни. Питер не выключил свет в ванной и оставил приоткрытой дверь, поэтому гостиная была слабо освещена, и Элен быстро прошла через нее. В кухне она отыскала стакан и, вернувшись в ванную, закрыла дверь и пустила воду.

Проглотив таблетки, она взглянула на себя в зеркало.

«Я похожа на овцу, которую волк утащил в лес», – усмехнулась она, отмечая темные круги под глазами.

– Вы хорошо себя чувствуете? – внезапно нарушил тишину голос Питера.

Элен вздрогнула, обернулась и увидела, что он стоит у подножия лестницы, ведущей на чердак. На нем были только джинсы, и жаркий вихрь пронесся по телу Элен. Ей не приходилось раньше видеть мужчин с такой великолепной мускулатурой.

– Просто у меня во сне заболела голова.

– Вам, наверное, нужен аспирин?

Нетерпеливые нотки в его голосе снова за ставили девушку почувствовать себя обузой.

– Спасибо, у меня есть. Простите, что нарушила ваш сон.

Питер мысленно наградил себя тумаком. Снова он ведет себя как неотесанный мужлан. Но в данную минуту он героически боролся с желанием заключить ее в объятия, крепко сжать, ощутить прикосновение этих нежных округлостей. Кровь забурлила в его жилах. Нет, он определенно отвык от женского общества.

– Это мне следует извиниться. Я спросонья сущий медведь.

«Медведь» – вполне подходящее определение, подумала Элен, скользя глазами по бородатому лицу и темному вееру вьющихся волос на груди Питера. Температура ее крови, кажется, повысилась. Элен невольно представила, что касается его груди, погружает пальцы в густые, длинные, почти до плеч, волосы…

– Я и сама иногда люблю поворчать.

Ей хотелось произнести эти слова равнодушно-вежливо, но горло перехватило, и голос внезапно осип. Питер грозно приказал себе немедленно вернуться на чердак, но вместо этого сделал несколько шагов по направлению к ней.

– Один эскимосский целитель, по имени Джек, научил меня, как нужно массировать шею у затылка, чтобы унять головную боль. Обычно это помогает.

Элен собралась пожелать ему спокойной ночи и вернуться в постель, но ноги словно приросли к полу. От волнения у нее перехватило дух. Ей страшно хотелось, чтобы он дотронулся до нее…

– Может быть, вы покажете?

Питер понимал, что ступает на опасный путь, но остановиться уже был не в силах.

– Думаю, что могу. – Он обошел ее и начал осторожно массировать напряженные мышцы ее шеи и плеч.

Элен едва не замурлыкала.

– Удивительно приятное ощущение.

Питер почувствовал, как ее мышцы расслабляются под его пальцами, и велел себе остановиться, но ее тело было слишком соблазнительным, и он продолжал разминать поочередно то шею, то плечи.

– Вам самому следовало стать целителем, – пробормотала Элен.

Она слегка откинулась назад, и Питер принялся за ее спину. Когда он дошел до талии, Элен скомандовала себе немедленно отойти от него. Но ноги отказывались повиноваться. Он придвинулся ближе и коснулся грудью ее спины. Тепло разлилось по всем ее жилкам, пробуждая жгучее желание. А Питер уже массировал бедра. Вот он нагнулся, и его руки сомкнулись на ее талии, а борода защекотала шею.

– Кажется, вы уже исцелили мою головную боль, – произнесла она, удивляясь, что говорит членораздельно.

– Я рад, что сумел помочь. – Он ждал, что она отодвинется от него, но она не отодвинулась, и Питер сказал себе, что это должен сделать он. Но его руки сами собой скользнули вверх – видимо, чтобы поближе познакомиться с ее прелестными округлостями… Ладони его поверх халата легли ей на грудь.

Из горла Элен вырвался приглушенный стон удовольствия. Медленно, словно в забытьи, она кошачьим движением слегка потерлась спиной о его упругую грудь. Питер провел губами от впадинки за ее ухом до основания шеи. Ее кожа на вкус была просто восхитительной. Он услышал звук, очень напоминавший мурлыканье, улыбнулся и позволил своим рукам снова опуститься вниз, на этот раз к более интимным областям.

Дыхание Элен сделалось прерывистым, все тело ее горело, точно охваченное огнем. Она напомнила себе о своем обете хранить целомудрие до свадьбы. «Что хорошо для гусака, то сгодится и для гусыни», – возразил вкрадчивый голосок внутри ее.

Дыхание девушки и покорное принятие его ласк сказали Питеру, что она готова уступить. Он уже рисовал в своем воображении, как несет ее в кровать. В его мозгу вспыхнуло слово «девственница». На миг сидевший в нем сластолюбивый самец пришел в неистовство от мысли, что он будет первым мужчиной, овладевшим ею. Но тут по спине пробежал отрезвляющий холодок. Неужто он в самом деле готов принять на себя такую ответственность? Она долго ждала своего принца, разве он имеет право воспользоваться ее слабостью? Да она же возненавидит его, а ему придется жить с бременем вины, оттого что он похитил у нее то, что никогда не сможет вернуть.

Положив руки ей на плечи, он сделал шаг назад, потом совсем отпустил ее.

– Я уверял вас, что здесь вы в безопасности, а слово я привык держать. Вы пришли сюда невинной, такой и уйдете.

И прежде чем Элен успела что-либо ответить, стал быстро подниматься по лестнице на чердак.

«Из всего, что я сделал в жизни хорошего, это было самым трудным», – подумал он мельком и понял, что второй раз поступить так у него не хватит сил. И значит, к следующей ночи один из них должен покинуть хижину. Если это придется сделать ему, он уедет на аэросанях к Тому и скроется у него.

Элен некоторое время стояла, не трогаясь с места. Острое разочарование оттого, что он так внезапно ее покинул, сменилось стыдом и изумлением. После стольких лет ожидания брачной ночи с законным супругом она едва не отдалась едва знакомому мужчине, словно самая последняя распутница. Необходимо срочно вернуться в Бостон, в привычную обстановку, где она снова сможет мыслить здраво. Завтра она отправится домой, даже если придется бросить здесь свою машину и добираться до города на попутных.

Элен стремительно вошла в спальню, закрыла дверь, заперла ее на замок и, прислонившись к ней спиной, замерла. Она испытывала благодарность к Питеру, но собственное поведение повергало ее в ужас. Однако, даже забившись под одеяло, продолжала чувствовать дразнящие и томительные прикосновения рук Питера. «Просто я попала в романтическую сказку, – рассуждала Элен. Она оказалась оторванной от мира, наедине с красивым незнакомцем… Наверное, красивым, поправилась она, поскольку лицо Питера скрывала густая растительность. Но его нос был правильной формы, а глаза такого необычного цвета… И губы… мягкие, теплые. А борода и усы так соблазнительно щекотали ей кожу. Элен невольно затрепетала.

– А ну перестань немедленно! – грозно велела она своему телу. Итак, она оказалась в живописной уединенной лесной избушке вдвоем с незнакомцем… и волком в придачу. Свою роль сыграло здесь и участие в спасении людей, так благополучно завершившемся. И, наконец, надо принять во внимание ее не остывший еще гнев на Чарльза. Не удивительно, что в ней взыграли эмоции.

Элен взбила кулаком подушку, легла поудобнее и велела себе спать. Завтра предстоял напряженный, день. И, думая только о предстоящем бегстве отсюда, девушка снова погрузилась в сон.

На следующее утро за завтраком Элен решила сперва не упоминать о ночном инциденте.

Питер тоже о нем не заговаривал и, казалось, вовсе забыл о том, что между ними произошло. Но стыд за собственное поведение не переставал мучить Элен.

– Я хочу поблагодарить вас за то, что вы не воспользовались ситуацией, – проговорила она чопорно. – Ей Богу, я вовсе не развратна. И в самом деле не понимаю, что на меня нашло.

Вернувшись на свой чердак, Питер скверно провел остаток ночи. Элен являлась ему во сне, и он просыпался в лихорадочном возбуждении. Пересилив себя, он придал своему голосу спокойный тон:

– Я решил, что вы продолжаете злиться на Чарльза и захотели отплатить ему той же монетой.

– Наверное. – Элен кисло улыбнулась. – Но это пагубный способ.

– Да вы потом возненавидели бы себя, а в придачу стали бы презирать и меня, – повторил Питер довод, который остановил его прежде, чем оба они совершили непоправимое.

Элен облегченно вздохнула.

– Я очень рада, что вы все правильно поняли. – И, несколько успокоившись, принялась за еду.

Питер последовал ее примеру, но сам он не казался себе таким чутким и понимающим. Преобладающим чувством было разочарование. Как только она уедет, он закончит неотложные дела и отправится в город. Там, в одном кафе, работает хорошенькая официантка по имени Линда, которая в течение двух последних недель строит ему глазки. На сей раз он откликнется на ее призыв и пригласит к себе в гости.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Вы очень похожи на человека, который что-то замышляет.

Питер оторвал взгляд от чашки с кофе и увидел, что Линда стоит рядом у столика и смотрит на него с дружеским участием. Два часа назад они с Джаспером вытянули автомобиль Элен Риз на шоссе, и девушка сразу уехала. А он вернулся домой, доделал кое-какие дела и поехал в город. Но вместо того чтобы затеять флирт с миловидной официанткой, сидел погруженный в раздумья о своей недавней гостье. Он представил себе, как Элен возвращается в Бостон, мирится с Чарльзом и выходит за него замуж. На душе стало горько. А что, если тот тип – бессовестный подлец и клятвы ничуть не помешают ему вести разгульную жизнь? Это ее проблемы, возразил он себе. Но все же до конца убедить себя в этом не смог. Может быть, ему следует съездить в Бостон и взглянуть на этого Чарльза? Как беспристрастный наблюдатель он сумел бы более объективно разобраться в этом человеке.

– Вот и окончилось мое приключение, – пробормотала Элен, выходя из больницы. По пути в Бостон она заехала сюда узнать, как здоровье спасенного семейства. К ее облегчению, врачи уже собирались выписывать детей, взрослые тоже быстро поправлялись. Обе бабушки и оба дедушки не отходили от детей, выполняя любой их каприз, но Элен считала, что дети заслужили это после всех перенесенных испытаний. Еще она узнала от дежурной медсестры, что буквально за несколько минут до ее появления некий щедрый самаритянин, пожелавший остаться неизвестным, позвонил и сказал, что покупает мистеру Пайерсу новенький самолет взамен разбитого, чтобы они с братом могли основать собственное дело.

«Теперь мне предстоит вернуться к прежней жизни», – думала Элен, садясь в автомобиль. Ее поразила мысль, сколько всего успело случиться за эти несколько дней! Ей представилось лицо Питера.

– Вряд ли наши пути когда-нибудь пересекутся, – усмехнулась она, выезжая на шоссе и направляя машину на юг.

Когда Элен подъехала к своему дому, она совсем выбилась из сил. Дорога местами была ужасной, и ей приходилось концентрировать все свое внимание. Но едва девушка позволяла себе несколько расслабиться, как начинала думать о Чарльзе. Ухаживая за ней, он был очарователен и настойчив, но мысли неизменно возвращались к той ночи, когда она застала его с Дженет, и гнев вспыхивал с новой силой.

Войдя в свою квартиру, Элен увидела, как мигает лампочка на автоответчике. Она оставила сумку и чемодан у двери, нажала кнопку и опустилась в мягкое кресло.

«Элен, нам надо поговорить, – зазвучал взволнованный голос Чарльза. – Я люблю тебя. Но я ведь не ангел и поддался минутному искушению. Пожалуйста, не позволяй моему глупому поступку разрушить наше будущее. Я сделаю все, чтобы искупить свою вину».

Раздался щелчок, запись закончилась, но тут же включилась следующая. На этот раз Элен услышала мамин голос:

«Чарльз звонил нам и спрашивал о тебе. Он ничего не объяснил, но я поняла, что произошло что-то плохое. Пожалуйста, перезвони и успокой нас».

Хорошо, что она догадалась позвонить маме из хижины Питера.

Следующее послание тоже было от Чарльза. Он просил дать ему шанс оправдаться.

Элен откинулась на спинку кресла и устремила взгляд сквозь раздвижную стеклянную дверь на балкон. Звезды здесь были выше и мельче, чем в Нью-Гэмпшире. Квартира казалась непривычно пустой. Конечно, Питер своим присутствием заполнял все пространство хижины. И еще там был Рок.

Элен сдвинула брови. Уж не скучает ли она? Они-то, во всяком случае, нет. Впрочем, она вспомнила о них, только чтобы оттянуть решение, которое ей предстояло принять. Изгнав из своих мыслей лесную хижину с ее обитателями, Элен покосилась на телефон. Стоит ли звонить Чарльзу прямо сейчас, не откладывая? Уже довольно поздно… Если ответит женщина, вопрос решится сам собой. Заставив себя подняться, Элен прошла через комнату, сняла трубку и набрала номер. Чарльз ответил после третьего звонка. Элен собралась заговорить, но горло ее сжал внезапный спазм. Она бросила трубку, подхватила вещи и пошла в спальню. На туалетном столике лежало обручальное кольцо с бриллиантом в пять каратов – подарок Чарльза. Когда ночью Элен увидела Дженет – девица спускалась вниз по лестнице, едва прикрытая рубашкой Чарльза, весело осведомляясь на ходу, не принесли ли уже еду из ресторана, а то она просто умирает с голода после всех упражнений, которым они предавались с Чарльзом, – то была настолько потрясена, что смогла только повернуться и броситься прочь. На полпути к дому она заметила на пальце это кольцо и сдернула его у первого же светофора. Искушение вернуться и швырнуть его в Чарльза было сильным, но уж очень не хотелось снова видеть лживую физиономию своего жениха; уезжая из города, Элен оставила кольцо на туалетном столике.

И теперь ей противно было даже дотрагиваться до него. Она решила побыстрее лечь спать и встретиться с Чарльзом завтра.

На следующее утро Элен надела строгий серый костюм в полоску, в котором обычно ходила на работу, когда ей предстояли важные деловые встречи, туфли на высоких каблуках, подкрасилась и только тогда позвонила Чарльзу в его контору. Разумеется, он не мог сейчас видеть ее, но она почему-то лучше владела собой, когда была одета в свою «униформу».

– Элен? – В голосе Гарриет Мастере, секретарши Чарльза, прозвучало явное облегчение. – Как я рада вас слышать. Чарльз последние два дня просто сам не свой. Не знаю, из-за чего вы поссорились, но я от души надеюсь, что между вами все наладится.

– Он сейчас на месте? – спросила Элен уклончиво.

– Для вас – да. Подождите секунду. – Вскоре она услышала громкий голос Чарльза:

– Элен! Ты здесь, в городе?

Снова от обиды и гнева у нее перехватило горло, но Элен рассердилась на себя, и голос сразу прорезался.

– Да.

– Я буду у тебя через несколько минут.

Но Элен предпочитала встретиться на нейтральной территории.

– Нет! – воскликнула она, но было поздно, Чарльз отключился. Бросив трубку на рычаг, Элен глубоко вздохнула. Впрочем, нейтральная территория тоже не годилась. Элен меньше всего нуждалась в зрителях.

Она прошла в спальню, положила обручальное кольцо в красивую коробочку и, вернувшись в гостиную, ходила из угла в угол до тех пор, пока в дверь не постучали.

– Послушай, я знаю, что виноват, – выпалил Чарльз с порога, едва Элен открыла ему.

Она хотела тут же сунуть ему коробку с кольцом и захлопнуть дверь перед его носом, но не успела – Чарльз протиснулся в комнату. Элен закрыла дверь и повернулась к нему лицом.

– Не думаю, что смогу теперь верить тебе.

– Да нет же, можешь! – Он схватил ее за руку. – У каждого бывают минуты слабости. Но я теперь знаю, чем мне это грозит. И никогда больше не рискну сделать нечто такое, из-за чего могу потерять тебя.

Похоже было, что он говорил искренне, а мольба в его взгляде выглядела подлинной. Элен почувствовала, что колеблется.

Внезапно он нахмурился.

– Но я, по крайней мере, держу свои похождения в секрете, а ты свои демонстрируешь по национальному каналу. Я не снимаю с себя вины, но почему тебе понадобилось мстить мне с таким мерзким типом?

Элен вызывающе выпрямилась.

– Между нами ничего не было. И Питер вовсе не мерзкий тип.

– Прекрасно. Ну тогда хам. Я считал, что у тебя более утонченный вкус. Человек живет в обществе волка и выглядит как дикарь. Я, конечно, понимаю, почему тебе было не до разговоров. – В голосе Чарльза зазвучали обвинительные нотки. – Но если бы ты со мной позволила себе такое, ничего не случилось бы.

– Между нами ничего не было, – повторила Элен.

Но Чарльз явно не верил ей.

– Твои родители сказали, что ты поехала навестить знакомого. И давно ты с ним знакома?

Элен уловила в его глазах ревнивый блеск, и это доставило ей мимолетное удовольствие.

– Я солгала родителям, когда позвонила в первый раз, чтобы они не беспокоились. Питера Уитли я впервые встретила в воскресенье вечером. Он спас меня, когда я замерзала в машине, но воспринял мое появление в своей жизни как досадную помеху.

Лицо Чарльза несколько расслабилось.

– Значит, у тебя в самом деле ничего такого с ним не было?

Элен снова отчетливо вспомнила ночной инцидент.

– Ничего, о чем стоило бы говорить.

Чарльз насупился.

– Я так и думал. Он приставал к тебе!

– Ничего подобного. Мы с ним не нашли общего языка. – И, решив, что довольно она уже оправдывалась, Элен прибавила едко: – Не то что вы с Дженет.

Лицо Чарльза приняло виноватое выражение.

– Клянусь, ничего подобного больше не повторится. – Он взъерошил себе волосы. – Послушай, мы оба вели себя глупо. – Но, увидев, что в ее глазах вспыхнул опасный огонек, поспешно добавил: – Главным образом, конечно, я. Но нельзя допустить, чтобы это встало между нами.

Элен едва не поддалась желанию простить его. Чарльз выглядел сейчас как побитая собака. Но перед ее мысленным взором опять всплыла картина той памятной субботней ночи.

– Я не могу стать женой человека, который не внушает мне доверия.

И, взяв со стола коробочку с кольцом, она протянула ее Чарльзу. Тот испуганно отпрянул.

– Нет! Я не верю, что между нами все кончено. Оставь кольцо у себя. Можешь не носить его, если не хочешь, но дай мне только возможность доказать, что я смогу быть тебе хорошим мужем.

Элен растерянно молчала. Чарльз снова шагнул к ней и погладил ее по щеке.

– Любовь не умирает так быстро. Я знаю, что все еще дорог тебе. Иначе ты бы так не расстраивалась. Я намерен снова завоевать тебя.

И прежде чем она успела ответить, он вышел. Элен устало вздохнула. Быть может, следует простить его? Девушка поднесла руку к щеке. Когда-то от прикосновения Чарльза ей становилось тепло и уютно, теперь же ее передернуло.

Чтобы простить его, потребуется немало времени…

Неожиданно дверь отворилась, Чарльз просунул голову в щель и улыбнулся озорной улыбкой.

– Да, кстати. Я сказал своим родителям… словом, человека в хижине я выдал за твоего двоюродного брата. Все у нас на работе тоже так считают. Не мог же я позволить, чтобы из-за меня пострадала твоя репутация. Во всем, что случилось, я виню одного себя.

И, заговорщицки подмигнув, снова исчез.

Элен повертела в руках коробочку и понесла ее назад в спальню, вспоминая, в какой восторг пришла от этого подарка. Она открыла коробочку и, глядя на кольцо, попыталась снова пережить ту радость. Но вместо этого почувствовала только горечь обманутых надежд.

Громкий стук заставил девушку вздрогнуть. Элен вернулась в прихожую. На сей раз в дверях стоял посыльный с огромным букетом розовых роз. На карточке значилось: «Я люблю тебя и хочу начать все с самого начала, если это нужно для того, чтобы вернуть тебя. С любовью, Чарльз».

Она вспомнила, что их роман начался именно с букета розовых роз. И в тот раз они тоже были присланы, чтобы испросить прощение. Будучи вице-директором «Такер инкорпорейтед», Чарльз отвечал за соответствие качества продукции уровню, который устраивал потребителя. В то утро он вызвал ее в свой кабинет и пропесочил за хронические неполадки в одном из автоматических рычагов, из-за чего не была выполнена в срок программа. Но оказалось, что она тут вовсе ни при чем. Чарльз послал ей домой розы, а потом явился сам вместе с поставщиком из ресторана, который устроил им изысканный ужин со свечами.

На глаза Элен навернулись слезы. Чарльз покорил ее с невероятной быстротой. Она воображала, что они – идеальная пара. И находила его совершенным.

– Безгрешных людей не бывает, – с упреком напомнила она себе. Как могла она быть такой наивной дурочкой? Элен вдохнула сладкий аромат роз. А что, если она судит Чарльза слишком строго? Он-то готов был охотно простить ее… И девушка вспомнила мамины слова о том, что удачный брак строится на прощении и компромиссе.

Питер постучался в дверь высокого кирпичного дома, принадлежавшего профессору Яну Кокрану. Специальностью профессора была археология, предмет, который Питер находил не только увлекательным, но и полезным для своей работы. В бытность студентом он одолевал профессора расспросами о маршрутах, которые проделывали древние люди в поисках не только пищи и убежища, но также руд и поделочных камней, которые ими высоко ценились. Их долгие дискуссии перешли в близкую дружбу.

Ян – седой, изящный и очень подвижный для своих семидесяти с лишним лет – встретил бывшего ученика радостным смехом и крепкими объятиями.

– А вы, мой друг, являете собой приятное зрелище. Заходите, заходите. Я как раз затопил камин и варю кофе.

– Почту за честь, – откликнулся Питер, следуя за хозяином в гостиную.

– А теперь объясните, в чем, собственно говоря, дело. Вы сказали, что вам требуется предлог, чтобы приехать в Бостон. – В глазах Яна светилось живое любопытство. – Надеюсь, здесь замешана женщина. Нельзя же, чтобы из-за одного неудачного опыта вы остались обделенным на всю жизнь.

– Здесь действительно замешана женщина, но это не то, о чем вы думаете. – И Питер рассказал Яну об Элен Риз, не упоминая, однако, о влечении, которое испытал к ней, и о ночном эпизоде в гостиной.

– Так эта девушка и была с вами в хижине? Недурна, – одобрительно кивнул Ян и усмехнулся. – И теперь вы раскаиваетесь, что отпустили ее обратно к жениху?

– Просто мне не хотелось, чтобы она совершила ошибку, о которой потом пожалеет. Но и не хотелось, чтобы она подумала, будто я влюбленный дурак и преследую ее. Поэтому – на случай, если кто-нибудь спросит, – пожалуйста, говорите, что вы позвонили мне и пригласили к себе на несколько дней, чтобы обсудить работу, которой сейчас занимаетесь.

Ян улыбнулся еще шире.

– Ну, разумеется.

Питер строго нахмурился.

– Мое отношение к ней чисто платоническое. Я только боюсь, что она окажется в ситуации, которая снова вынудит ее рисковать жизнью.

Ян скептически приподнял бровь.

– Убедившись, что она ведет себя разумно, я тут же уеду в Гватемалу, – решительно закончил Питер.

– Я понимаю, что вы преданы своей работе, но она не заменит вам теплоты и любви, которые может дать только спутница жизни, – глубокомысленно заметил Ян. Питер сдвинул брови.

– Вы что-то говорили о кофе.

– Ах да! – Легко вспорхнув со стула, Ян поспешил в кухню, бросив на ходу: – Надеюсь, мне удастся познакомиться с юной особой, за которую вы чувствуете такую ответственность.

– Сомневаюсь, что это получится.

– Жаль, – вздохнул старый профессор.

Элен в нерешительности сдвинула брови. Завтра ей предстояло выйти на работу, но была одна персона, с которой она всерьез боялась встретиться… Дженет.

– У меня две возможности, – рассуждала она вслух. – Или я мирюсь с ее присутствием, или придется уволиться с работы.

Но увольняться только потому, что ей тяжело видеть Дженет, – это же трусость. Нет, эту горькую пилюлю лучше проглотить быстро.

Девушка вскочила с кресла и уже через несколько минут была на пути к заводу. Войдя в ворота, она улыбнулась охраннику и направилась в главный корпус. Проходя через двойную стеклянную дверь, она внутренне собралась и приготовилась к столкновению. Но Дженет на проходной не было. Вместо нее на Элен дружелюбно взглянула женщина с седеющими волосами.

Элен заставила себя улыбнуться в ответ и, поскольку повернуться и уйти было бы глупо, направилась в контору. Естественно, что Дженет, так же как и она сама, не заинтересована в этой встрече. Возможно, она сказалась больной. В Элен шевельнулась гордость. У нее-то по крайней мере хватило смелости не отсиживаться дома, а смело пойти навстречу неприятностям.

– Привет! – окликнула ее Мерилин Макмэрфи, пухленькая приятная женщина тридцати семи лет, замужняя, мать двоих детей. Мерилин была секретарем Пола Сандерса.

– Мистер Сандерс говорил, что у тебя возникли какие-то семейные проблемы. – В ее глазах вспыхнул интерес. – Это как-то связано с твоим кузеном, который живет в горах?

– Да, его отец заболел и захотел повидать меня, – солгала Элен, рассудив, что еще одна выдумка не помешает. По крайней мере все станут считать, что она не одна была в лесу с Питером. Спеша переменить тему, она сказала: – Официально я выхожу на работу завтра, а сегодня заглянула только на минуту. Ты не передашь это Полу?

– Конечно! – Мерилин наклонилась к Элен и понизила голос: – Ты обратила внимание на нашего нового дежурного секретаря?

– Между прочим, да, – ответила Элен как можно спокойнее.

– Она здесь только временно, но и Дженет больше не вернется.

Элен ощутила громадное облегчение. Она решила позволить себе некоторое любопытство.

– В самом деле?

– По словам Алисы из отдела кадров, Дженет позвонила в понедельник утром и сказала, что берет отпуск, но только для того, чтобы подать заявление об уходе и передать дела новому человеку.

Облегчение сменилось тревогой. Неужели Чарльз поставил Дженет перед выбором – увольнение или добровольный уход? Но ведь это ужасная несправедливость! Он не меньше Дженет виноват в случившемся.

– На мой взгляд, мы не много теряем, – продолжала Мерилин. – Дженет только и делала, что кокетничала с мужчинами – женатыми и холостыми, молодыми и старыми. – И снова с любопытством спросила: – Наверное, это очень увлекательно – участвовать в спасении людей?

– Я ужасно обрадовалась, обнаружив их живыми, – призналась Элен.

– Твой кузен выглядел несколько диковатым. Но и меня рассердило бы вторжение в дом компании репортеров, к тому же больной отец…

– Да, он не любит непрошеных гостей, – ответила Элен, вспоминая нетерпеливое выражение, которое она подметила на лице Питера, когда они с Джаспером откапывали ее машину. Не желая дольше говорить о нем, девушка виновато улыбнулась: – Мне и в самом деле нужно бежать.

– Увидимся завтра, – крикнула ей вслед Мерилин.

Элен снова вернулась мыслями к Чарльзу. Его раскаяние показалось ей абсолютно искренним, но что, если он использовал Дженет, а потом выбросил ее, словно ненужную вещь? Беспокойство нарастало.

Она связалась по внутреннему телефону с отделом кадров и попросила дать ей адрес Дженет, объяснив, что девушка оказала ей важную услугу по работе и она хотела бы написать ей благодарственную записку. Через несколько минут Элен выехала по полученному адресу.

Дженет жила в многоквартирном доме недалеко от завода. Заворачивая на стоянку, Элен увидела ее, она затаскивала в автомобиль большой цветок в кадке. Элен поставила свою машину на свободное место по соседству и, выбравшись наружу, оказалась лицом к лицу с Дженет.

– Послушайте, то, что случилось между мной и Чарльзом, всего лишь случайный эпизод. Ни для одного из нас он ничего не значит.

– Какая благородная позиция для человека, только что потерявшего работу, – сухо проговорила Элен.

Дженет сочувственно посмотрела на нее.

– Послушайте, я знаю, что вы сердитесь на Чарльза, но вы должны считать себя счастливицей. Он настоящий джентльмен. Если думаете, что это он меня выставил, вы ошибаетесь.

Элен снова вспомнила, как Дженет в рубашке Чарльза спускалась вниз по лестнице. Она перевела взгляд на ее автомобиль. Заднее сиденье было сплошь заставлено коробками и комнатными цветами.

– Вы, кажется, уезжаете? – Она снова взглянула в глаза своей рыжеволосой сопернице. – Может быть, Чарльз решил поселить вас в маленьком уютном гнездышке, о котором я не должна знать?

Дженет нахмурилась.

– Ничего подобного. Он любит только вас. После того, как вы тогда убежали, он ни слова не сказал мне, оделся и уехал. Я рассудила, что дожидаться мне нечего, и вернулась домой. На следующий день он пришел ко мне. Я ждала, он велит мне сегодня же убраться, да еще позаботится о том, чтобы я не нашла никакой другой работы в этом городе. Но все произошло не так. Он вел себя очень вежливо и предложил помочь мне найти другую работу. Сказал, что хочет вернуть вас, а вам будет легче простить его, если я не буду постоянно напоминать своим присутствием о его неверности. Я ответила, что мне не нравятся здешние зимы и я хотела бы перебраться в Калифорнию, и тогда он выписал мне чек, чтобы я смогла обосноваться там и начать новую жизнь. – В ее голосе послышались нотки человека, умудренного житейским опытом. – Послушайте, по-моему, вам лучше выкинуть из головы ту субботнюю ночь, как если бы ее не было вовсе. Вам достался богатый, красивый, щедрый парень, и он искренне вас любит. А теперь, если вы не возражаете, я хотела бы побыстрее уложиться и двинуться в путь, пока не замерзли мои цветочки.

Элен молча смотрела, как она садится в машину. Выезжая со стоянки, Элен вспомнила, каким подавленным выглядел Чарльз, когда примчался вслед за ней в ее квартиру. На лицо Элен набежала тень. Тогда он попытался переложить часть вины на нее. Разъярившись, она прогнала его прочь. Но он не ушел, а продолжал барабанить в дверь, пока кто-то из соседей не пригрозил вызвать полицию. Тогда Чарльз позвонил ей по телефону. Он пытался извиниться, но Элен была слишком расстроена, чтобы выслушивать его, и повесила трубку, не дав ему договорить. Он звонил еще несколько раз, но, слыша его голос, она сразу же бросала трубку и в конце концов отключила телефон.

Теперь Чарльз заплатил своей подружке, чтобы она удалилась с глаз долой и не служила ему живым укором. «Он, кажется, прилагает все усилия, чтобы снова завоевать меня», – признала Элен. Но розовые мечты, навеянные сказочным «И жили они долго и счастливо», ушли и воскреснуть уже не могли. Элен горько усмехнулась. Впрочем, мечтать о таком пристало разве что наивной школьнице.

Элен тяжело вздохнула и в который раз подумала, не слишком ли она придирчива. Чарльз готов был простить ее, даже вообразив, что она с отчаяния бросилась в объятия Питера Уитли. Кроме того, Чарльз получил полезный урок, который может пойти ему на пользу. К тому же они еще не женаты, так что формально он не нарушил обетов. Элен даже могла отчасти понять, почему он оступился. Она до сих пор отчетливо помнила, как сильно было охватившее ее искушение уступить Питеру. Она и сейчас чувствовала его ласкающие руки на своем теле… разбуженная им страсть снова вспыхнула в ней, и Элен затрепетала.

Позади раздался гудок автомобиля, и Элен увидела, что на светофоре зажегся зеленый свет. Нажав на газ, она попыталась вспомнить, ощущала ли что-либо подобное в обществе Чарльза? Он, несомненно, пробуждал в ней желание, но чтобы такое непреодолимое, сокрушительное, выбивающее почву из под ног?.. Впрочем, в ее реакции на прикосновения Питера Уитли виноваты, наверно, только взвинченные нервы.

– Больше я никогда его не увижу. А сейчас предстоит решить, не поступить ли так же и с Чарльзом, – пробормотала она по своей старой привычке разговаривать с собой вслух.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Решив, что хватит на сегодня баталий, Элен переоделась в джинсы, свитер, сделала себе бутерброд и уселась в кресло перед телевизором. Переключив несколько каналов, девушка остановилась на старом детективном сериале.

Она уже дожевывала бутерброд, когда кто-то постучал в дверь. В течение минуты Элен колебалась – а не сделать ли вид, что ее нет дома? Но стук настойчиво повторялся. Нехотя поднявшись, Элен прошла в прихожую и заглянула в глазок. За дверью стоял молодой человек с двумя громадными букетами роз – красных и желтых.

– Мисс Элен Риз? – спросил он, когда девушка открыла дверь.

– Да.

Его лицо выразило облегчение.

– Я все утро пытался вам это передать. – Он сунул один из букетов ей в руки, и Элен поневоле пришлось взять его. Посыльный с другим букетом прошел за девушкой в комнату. Теперь на кофейном столике стояло уже три букета, и он напоминал маленький сад.

– Я сейчас вернусь, – сказал молодой человек и поспешно вышел. Элен озадаченно нахмурилась. Через две минуты он в самом деле вернулся с двумя вазами. В одной были белые розы, а в другой – редкой красоты орхидеи.

– Надеюсь, это все? – спросила Элен.

– Пока да, – загадочно ответил он и удалился.

Элен прочитала первую карточку, вторую, третью и, наконец, четвертую. Все они были от Чарльза. В каждой упоминалась одна из дат, памятных им обоим, в каждой заявлялось о стремлении вернуть ее доверие. И все же, вместо того чтобы радоваться этому цветочному изобилию и отбросить все сомнения в ответ на свидетельство его искреннего раскаяния, она продолжала испытывать неловкость и беспокойство.

Элен сжала губы. Пора переговорить с мамой. Отключив у телевизора звук, она набрала номер. Когда в трубке раздался голос Рут Риз, Элен рассказала ей, почему так неожиданно уехала из Бостона в Нью-Гэмпшир.

– И Чарльз клянется, что больше никогда не загуляет? – спросила Рут, когда дочь окончила свое повествование.

– Да.

– Твоя бабушка сказала бы, что горбатого только могила исправит, но я бы не судила так категорично. Хотя раньше об этих вещах не принято было говорить, но мне кажется, что даже в дни нашей с папой молодости множество мужчин, прежде чем пойти к алтарю, позволяли себе погулять в последний раз. Я слышала разговоры о бурной ночи, которую накануне венчания провел твой дядя…

– А если бы ты узнала перед свадьбой, что отец встречался с другой женщиной, ты вышла бы за него замуж?

Рут некоторое время молчала, потом ответила:

– Думаю, что да. Я очень его любила.

– Значит, ты считаешь, что я слишком строга к Чарльзу?

– Мне кажется, тебе самой следует в этом разобраться. Но помни, что для мужчин физическая близость имеет большее значение, чем для женщин, а ты настаивала на том, что вы должны подождать до свадьбы.

Элен покосилась на телеэкран, где в этот момент беззвучно происходила любовная сцена.

– Чарльз в свое оправдание привел этот же довод. Но многие исследователи считают, что и для женщин физическая близость важна ничуть не меньше.

– Не сердись, – поспешила успокоить ее мама. – Я вовсе не намекаю, что ты в чем-то виновата. Мы с папой восхищены тем, что ты не поддаешься модным тенденциям и стойко следуешь своим принципам. Я только имела в виду, что тебе следует принять во внимание все факторы. К тому же Чарльз, как говорится, очень приличная партия… и вы ведь оба души друг в друге не чаяли.

Поговорив с мамой еще несколько минут, Элен повесила трубку и вспомнила, как в канун Нового года они с Чарльзом приехали на званый вечер к его родителям, которые владели большим имением в окрестностях Бостона. Все приглашенные были изысканно одеты, сверкали хрустальные люстры, шампанское лилось рекой. В гостиной для любителей классической музыки играл струнный квартет, а в зале маленький оркестр исполнял мелодии рок-н-ролла, джаза и популярных шлягеров.

Резкий стук в дверь заставил ее вздрогнуть и вернул к действительности. Предположив, что это Чарльз, Элен сначала решила не откликаться, но тут же нахмурилась – прятаться от него тоже не выход.

Но, открыв дверь, она изумленно округлила глаза.

– Как вы меня разыскали? – вскрикнула она, глядя в бородатое лицо Питера Уитли.

Питер снисходительно усмехнулся.

– Ваш адрес есть в телефонной книге.

Но Элен никак не верилось в реальность его появления. Из всех знакомых людей Питер был последним, кого она ждала сегодня в гости.

– И все-таки, какими судьбами? – спросила она уже более ровным голосом.

– Я приехал в город по делам и решил заглянуть к вам, убедиться, что вы благополучно добрались до дома.

Элен представлялось, что в городе Питер должен выглядеть нелепо и чувствовать себя не в своей тарелке, но и здесь его облик оставался не менее внушительным и несколько пугающим.

– Все в порядке, как видите.

Питер окинул ее взглядом. Соблазнительные округлости были на своих местах. Нет, не следовало ему приходить.

– Да, теперь я и сам это вижу.

Она заметила блеск в его глазах и вспомнила дразнящие прикосновения к своей коже. Но глаза Питера неожиданно потухли, и у Элен создалось впечатление, что он желал бы оказаться сейчас как можно дальше от ее порога. Но и для самой Элен его присутствие было вовсе нежелательно. И без того в ее жизни сейчас достаточно проблем.

– Ну, значит, теперь вам можно забыть обо мне.

Питер хотел бы, чтобы так оно и было. Но ему предстояло выполнить миссию до конца. Когда Элен уже собиралась закрыть дверь, он придержал ее рукой.

– А у вас тут довольно мило, – сказал он, бросая взгляд поверх ее плеча на внутреннее убранство квартиры.

Он, по-видимому, был намерен задержаться. Это озадачило Элен. Но девушка напомнила себе, что он спас ей жизнь и приютил ее, и сказала то, чего требовала элементарная вежливость, хотя и довольно холодно:

– Не хотите ли выпить чашечку кофе?

– Спасибо, не откажусь.

Он вошел в комнату, и Элен показалось, что на его лице промелькнуло недовольство. Она закрыла дверь и повернулась к нему.

– Зачем вы пришли, если вам этого совсем не хотелось? – спросила она в упор.

Он нахмурился, но скорее в ответ на собственные мысли.

– Я открыл в себе желание опекать вас. На верное, это связано с тем, что мне довелось спасти вам жизнь. Мне бы не хотелось, чтобы вы ее потратили впустую. Может быть, ваш Чарльз чудесный парень, который нечаянно оступился, а может быть – обманщик без стыда и совести. Я подумал, что кому-то стороннему следует попытаться в этом разобраться, прежде чем вы окончательно определите свое будущее.

Элен с трудом верила своим ушам.

– И вы, человек, который предпочел бы никогда не встречаться со мной, полагаете, что можете быть судьей в этом деле?

– Я рассудил, что в качестве незаинтересованного лица мог бы быть объективным.

Элен сдвинула брови.

– Предпочитаю сделать это сама.

Питер в который раз сказал себе, что лучше ему и впрямь предоставить ей такую возможность. Но ведь он проделал такой долгий путь, чтобы успокоить собственную совесть.

– Раз уж я здесь, то мог бы задержаться ненадолго и встретиться с Чарльзом.

– Ох уж эти мужчины, – пробормотала Элен и направилась в кухню. Доставая чашку, она краешком глаза наблюдала за Питером. Он остановился в дверях. Под его распахнутой курткой виднелся свитер крупной вязки, который был сегодня на нем вместо шотландской рубашки. Сама того не желая, она перевела взгляд на его мускулистые бедра, и по телу ее пробежала горячая волна. – Ваше присутствие здесь может причинить мне неприятности, – отрывисто проговорила она.

– Должен ли я понять ваши слова так, что Чарльз видел нас по телевизору и сделал неправильные выводы?

Питер внезапно испытал странное чувство удовлетворения. Но только потому, что этот тип действительно заслуживал, чтобы его попотчевали его же собственным блюдом, уверил он себя.

– Да, – ответила Элен, радуясь, что можно использовать Чарльза как предлог, чтобы отделаться от Питера. Меньше всего она хотела, чтобы он догадался об ее тайных ощущениях. – Я убедила его, что между нами ничего не было. Но, увидев вас здесь, он начнет сомневаться, и это осложнит и без того непростую ситуацию.

– Я уверен, что сумею доказать ему нашу безгрешность.

Произнести эти слова небрежным тоном оказалось непросто. Питер вспомнил, как тогда, в хижине, она прильнула к нему, и его охватило сильное желание убедиться, что ее тело по-прежнему такое же восхитительно мягкое. Это только реакция на «запретный плод», напомнил он себе.

Протягивая ему кофе, Элен случайно коснулась его пальцев, и по руке пробежал электрический ток. Питер Уитли становился для нее сильным и нежелательным источником возбуждения.

– Может быть, все же каждый из нас займется своими делами? И разве вы не боитесь надолго оставлять Рока одного? Или вы взяли его с собой? – спросила она.

– За ним присматривает сосед Джека.

Легкое прикосновение кончиков ее пальцев еще отчетливей вызвало в памяти их ночное рандеву. Может быть, он не был до конца честен с собой, когда анализировал причину, тянувшую его в Бостон? Если ее любовь к Чарльзу умерла, он мог бы попробовать начать ухаживать за ней…

– Кажется, в вашем телевизоре не работает звук, – заметил он, возвращаясь в гостиную.

– Я приглушила его, пока разговаривала по телефону, – отозвалась Элен и, взяв пульт, совсем выключила телевизор.

Но Питер не обратил на это внимания. Его взгляд устремился на цветы.

– Да у вас тут целый цветочный магазин.

– Это все от Чарльза. – Намереваясь держаться от гостя на безопасном расстоянии, Элен жестом пригласила его сесть в кресло, а сама расположилась в самом дальнем углу дивана.

– Дорогое извинение, – отметил Питер.

– Он может себе это позволить. Чарльз не просто вице-директор «Такера», его отец владелец всего предприятия. – Увидев на лице Питера саркастическую усмешку, поспешила добавить: – Но при этом Чарльз хороший специалист, он прекрасно разбирается в производстве.

Питер мысленно обозвал себя простаком.

– Теперь я, наконец, понимаю вашу проблему, – сказал он. – Трудно отказаться от такого состоятельного мужа, даже если сомневаешься в его надежности.

Элен распрямила плечи.

– Его состояние тут абсолютно ни при чем!

Питер недоверчиво поднял брови, и возмущение, которое вызвал в Элен его осуждающий тон, прорвалось наружу:

– Я не просила вас вмешиваться в мою жизнь! Будьте добры удалиться.

Она встала и решительно прошла в прихожую, намереваясь распахнуть перед ним дверь.

– Вы правы, моему носу нечего делать в ваших делах, – сказал Питер. Он поставил чашку на стол, мысленно поклявшись, что сегодня в последний раз позволил женщине лишить себя душевного равновесия.

Элен уже взялась за дверную ручку, но тут снаружи раздался стук.

«Кто на этот раз?» – со страхом подумала она, открывая дверь.

– Мистер Такер решил переключиться на комнатные растения, – сообщил знакомый уже девушке посыльный, приподнимая с пола кадку с пальмой. – Где мне ее поставить?

Элен почувствовала на себе критический взгляд Питера.

– У себя в магазине, – отрезала она.

Молодой человек взглянул на нее в замешательстве.

– За нее уже уплачено.

Но Элен тут же раскаялась в том, что выместила на ни в чем не повинном посыльном свое раздражение, и примирительно улыбнулась.

– Простите. Можете пристроить ее в углу гостиной.

Юноша занес пальму и быстро исчез, явно опасаясь, как бы хозяйка не передумала и не заставила его тащить ее обратно.

– Пальма в кадке? – саркастически пробормотал Питер. Элен сверкнула на него глазами.

– Чарльз в канун Нового года предложил мне стать его женой у такой пальмы. Но вам, по-моему, чужда всякая романтика!

Питер не успел ответить, его опередил женский голос:

– Надеюсь, я не слишком помешала?

Круто обернувшись, Элен оказалась лицом к лицу с матерью Чарльза. Миловидная, миниатюрная, всегда модно одетая и безупречно воспитанная Лоретта Такер была воплощением элегантности. Вряд ли она когда-либо повышала голос в гневе или устраивала публичные сцены. Щеки девушки залил румянец смущения.

– Миссис Такер… Лоретта… Я как раз объясняла, почему Чарльз прислал мне эту пальму, – проговорила она сдавленно.

Лоретта пристально взглянула на Питера.

– Я и не предполагала, что ваш кузен приехал навестить вас. – Она обошла Элен и протянула руку: – Мистер Уитли, не так ли? Я – Лоретта Такер.

Отвечая на рукопожатие, Питер уже собрался было поправить ее, но потом решил, что, если Элен Риз желает строить свою жизнь на лжи, не пристало ему разоблачать ее. Со временем всякая ложь так или иначе откроется.

– Как, должно быть, радостно сознавать, что вы спасли целое семейство, – заметила Лоретта, нарушая внезапное молчание.

– Да, безусловно, – подтвердил Питер. Лоретта повернулась к Элен:

– Для вас обоих.

– Да.

Лицо Лоретты оставалось невозмутимо-вежливым. Она взглянула на часы.

– Мне нельзя долго задерживаться. Я узнала, что вы с Чарльзом поссорились. Почему – он не сказал, но при этом страшно расстроен. Он попросил меня зайти к вам и замолвить за него словечко. Но я чувствую, что лучше вам самим выяснить ваши отношения.

Элен не смогла обнаружить ни в тоне ее, ни в словах ни малейшего любопытства.

– Спасибо, что вы заглянули, – вежливо сказала она, не зная, что прибавить к этому.

Лоретта сдержанно улыбнулась ей и повернулась к Питеру:

– Возможно, пока вы в городе, нам еще представится случай встретиться. Вы остановились у Элен?

Ее тон был самым непринужденным, но подтекст вопроса не остался для Питера незамеченным. Справедливость требовала оградить Элен от неприятностей.

– Нет. Как вы, очевидно, уже догадались, мы не очень-то ладим. Я остановился у моего старого университетского профессора.

Лоретта пристально вгляделась в него.

– Я всегда находила, что у Элен очень легкий характер. Моему сыну это особенно нравится в ней.

– В отличие от Чарльза мой кузен бывает самодовольным и не прочь осудить других, – ехидно вставила Элен.

Питер пожал плечами.

– Я просто называю веши своими именами.

– Тогда я посоветовала бы начать с себя. – Внезапно вспомнив, что они не одни, Элен вспыхнула и повернулась к Лоретте: – Извините. Как видите, нам трудно держаться друг с другом в рамках приличий, поэтому наши тропинки пересекаются очень редко. – И добавила многозначительно: – Если бы все зависело от меня, они больше никогда не пересеклись бы.

Лоретта снова переключила внимание на Питера.

– Я сама когда-то училась в университете, – сказала она. – Возможно, я знаю вашего профессора.

– Это Ян Кокран, – ответил Питер.

– О да. Профессор археологии. Чудесная наука. – Она протянула ему руку. – Может быть, вы зайдете к нам как-нибудь пообедать?

Элен наградила Питера таким взглядом, который едва не побудил его ответить согласием на приглашение Лоретты.

– Он не задержится в городе. – И, вспомнив свою выдумку, которую уже пускала в ход, Элен добавила: – У него болен отец. По этому я и ездила к ним на выходные.

Чувствуя себя участником какого-то нелепого фарса, Питер выдавил виноватую улыбку.

– Я в самом деле не могу надолго оставлять отца одного. Здесь я только затем, чтобы разрешить с Яном один возникший по работе вопрос. Навестить Элен я зашел из чувства долга, но она права – нам не стоит часто попадаться на глаза друг другу.

– Рада была познакомиться с вами. – Лоретта одарила его улыбкой и, улыбнувшись Элен, ушла, закрыв за собой дверь.

– Кузен? Больной отец? – ядовито спросил Питер, едва они остались одни. Элен ответила ему вызывающим взглядом.

– Я выдумала больного отца, чтобы объяснить свой внезапный отъезд. Но кузен – не мое изобретение. Сразу после той передачи, прежде чем я успела сказать Чарльзу, что между нами ничего не было, он сообщил всем, что вы – мой кузен. Таким образом он решил оградить меня от сплетен. – Она вскинула подбородок. – И я ему за это благодарна. Питер холодно взглянул на нее.

– Очевидно, кроме богатства, Чарльз обладает и всеми возможными добродетелями?

– Так и есть, – парировала Элен.

– Правда, я не уверен, что его мать клюнула на сказку о «кузене». А вы не считаете, что больной отец – слишком мелодраматический образ?

– Это представлялось мне единственным разумным объяснением того, что я оказалась под вашей крышей.

– Ложь всегда выходит наружу, – ядовито предостерег он.

– Наверное, вы правы, – признала Элен. Лгать она не привыкла. – А теперь будьте добры уйти, – и она открыла перед ним дверь.

– С удовольствием. – И, уверив себя, что будет счастлив никогда больше не видеть Элен Риз, Питер вышел вон.

Оставшись, наконец, одна, Элен глубоко вздохнула. Даже если Лоретта и не поверила в то, что Питер ее кузен, он все же недвусмысленно дал понять, что между ними ничего нет. Девушка говорила себе, что должна быть ему благодарна, но ей неприятно было чувствовать себя обязанной такому высокомерному самонадеянному грубияну.

– Скатертью дорога, – пробормотала она тихо.

Питер мрачно глядел на огонь, который развел в камине, ожидая возвращения Яна. Каким же глупцом он был, решив, что Элен Риз нуждается в его опеке.

– Не хотел бы я оказаться объектом вашего гнева, – сказал Ян, опускаясь в свое любимое кресло. – Могу я сделать вывод, что вы встретились с Чарльзом и он не пришелся вам по душе?

Питер так углубился в свои мысли, что не слышал, как хозяин вернулся домой.

– Нет, с Чарльзом я не встречался. Но я видел подлинную мисс Риз и теперь желаю Чарльзу удачи. Она ему очень понадобится.

– Звучит зловеще, – отметил Ян.

– Она лгунья и охотница за богатством. Не могу поверить, что снова позволил женщине одурачить себя.

– Лгунья и охотница за богатством? Серьезные обвинения.

– Ложь я еще как-то могу понять, – продолжал Питер ворчливо. – Но она авантюристка. Ее жених – Чарльз Такер, сын владельца «Такер инкорпорейтед». Она играет с ним, поддерживает в нем комплекс вины, чтобы еще глубже запустить в него коготки.

Ян смерил его задумчивым взглядом.

– Кажется, вас беспокоило, что обманщиком и негодяем мог оказаться жених. Вы говорили, что у него была интрижка с какой-то женщиной.

– Очень некстати для него, но весьма удачно для мисс Риз. Она сможет использовать этот проступок в своих интересах на всем протяжении их совместной жизни.

Ян сдвинул брови.

– А вы уверены, что не путаете эту Элен Риз с вашей бывшей женой? Когда вы женились на Нэнси, вы были еще очень молоды и наивны. Я всегда подозревал, что вы так и не исцелились от раны, которую она нанесла вам своим предательством.

Питер съежился на стуле.

– Элен застала своего жениха с другой женщиной. Это так потрясло ее, что она отправилась в рискованное путешествие. Я уверен, что, будь он человек небогатый, она бы и не подумала прощать его.

– Но, возможно, она любит его… или любила, а теперь, когда ее любовь подверглась поруганию, она растерялась и не знает, как ей быть дальше.

Но Питер продолжал хмуриться.

– Вы правы насчет Нэнси. Я был взбешен, узнав о ее измене, но еще больше злился на себя самого. Ведь я верил каждому ее слову и поэтому чувствовал себя полным идиотом. Вы предупреждали меня о ней, но я не хотел слушать.

– По виду она была настоящим ангелом. – Ян продолжал пристально смотреть на него. – Мисс Риз кажется более земной женщиной.

– Она довольно привлекательна. Ничего бьющего на эффект. Я никогда не встречал таких ярких карих глаз. И фигура у нее хорошая… – Питер внезапно почувствовал, что голос его сделался хриплым, и тотчас замолчал.

Ян улыбнулся.

– Значит, она вам понравилась?

– Я долгое время жил без женского общества.

– А она проявляла какие-нибудь признаки своего расположения к вам? – поинтересовался Ян.

– Если между нами и возникло определенное влечение, оно было чисто физическим. Но далеко дело не зашло: я вовремя понял, что ею руководит или перенесенный шок, или желание отомстить Чарльзу, отдавшись первому встречному.

– Но это могло означать, что она любит его, – высказал предположение Ян.

– Или она устала разыгрывать недотрогу и решила немного развлечься.

Ян приподнял бровь.

– Недотрогу?

– Мисс Риз сказала, что она девственница.

– Вы, кажется, успели довольно много узнать о ней, – отметил Ян.

– Более чем достаточно, – проворчал Питер.

– Если она девственница, тогда версия авантюристки не проходит, – заметил Ян. – Ну и как вы намерены поступить в отношении мисс Риз?

Питер вздернул подбородок.

– Никак. Каждый из нас пойдет своей дорогой. Встревать между ними я не намерен.

Ян одобрительно кивнул. Питер резко выдохнул воздух.

– А ведь она даже Рока сумела провести. Он перенес ее присутствие на удивление легко, а после ее отъезда вел себя так, словно скучает по ней.

– Мне всегда казалось, что звери умеют разбираться в людях.

– Женщины способны заморочить голову любому существу мужского пола, – буркнул Питер и поднялся. – Давайте поужинаем где-нибудь в городе. Плачу я. Поговорим об археологии, геологии и забудем наконец мисс Риз.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Элен сидела и ждала. В каждой записке, сопровождавшей очередной букет цветов и растение в кадке, кроме напоминаний о памятных встречах содержалась просьба о совместном ужине. Она бросила взгляд на часы. Он уже должен был появиться… если только не узнал от матери, что Питер в городе – а значит, она солгала ему, – и не решил, что она больше не стоит его внимания.

Нельзя сказать, чтобы это всерьез огорчило ее. Возможно, неделю спустя или даже завтра именно так и случится, но в данную минуту Элен находилась в каком-то странном оцепенении. В воздухе стоял густой аромат роз. Может быть, она все же преувеличивает вину Чарльза?

Если бы ее женихом был Питер Уитли и изменил бы ей, она не задумываясь рассталась бы с ним навсегда. Его цветы и пальма в кадке стояли бы сейчас на тротуаре и дожидались мусороуборочной машины. Этот человек просто несносен!

Ее совесть напомнила, что Питер обладает и кое-какими хорошими качествами. В самый разгар снежной бури он поспешил к ней на помощь, а когда они нашли упавший самолет, лицо его выразило искреннее сострадание к семье Пайерс. Девушка вспомнила, как он заявил, что никогда не предал бы свою невесту. Сама не зная почему Элен была уверена, что он сдержал бы слово.

«Может быть, потому, что никакая другая женщина не согласилась бы лечь с ним в постель», – пробормотала она, испугавшись, что начинает думать о нем слишком хорошо. Питер ведь ясно дал ей понять, что она просто охотится за деньгами Чарльза. Но тут возникли воспоминания о чувственных прикосновениях его рук. Застонав, Элен вжалась в кресло. Почему она вообще думает об этом бородатом медведе? Она прогнала его прочь из своих мыслей и снова сконцентрировалась на Чарльзе. Придет ли нет? Элен вытащила маргаритку из букета и принялась обрывать лепестки. Но вопрос «любит – не любит?» постепенно сменился в ее голове на «люблю – не люблю?».

В дверь постучали. Это был Чарльз.

– Ты плохо выглядишь, – обеспокоено произнес он, едва успев переступить порог, и положил ладонь ей на лоб. – Ты не заболела?

– Просто я устала и не в духе.

Прежде его прикосновение успокаивало ее, а теперь только вызвало раздражение; Элен отпрянула. Но заботливый тон Чарльза тут же сменился сердитым и укоризненным:

– Мама сказала, что твой «кузен» сегодня был здесь. Судя по твоему утомленному виду, ты не рассказала мне всей правды о том, что случилось в лесной хижине.

Глаза Элен возмущенно вспыхнули.

– Ничего там не случилось! Питер Уитли приехал в город, чтобы поговорить со своим старым профессором – кажется, его зовут Ян Кокран – о какой-то исследовательской работе… Он заглянул ко мне, чтобы узнать, благополучно ли я добралась до дома.

– Мог бы просто позвонить.

– Очень жаль, что он так не сделал. – Вспомнив обвинение, которое сегодня Питер бросил ей в лицо, Элен почувствовала новый прилив раздражения.

Лицо Чарльза прояснилось, и он погладил ей плечо.

– Он был груб с тобой?

Элен хотела отделаться уклончивой репликой и перевести разговор на другую тему, но вместо этого неожиданно сказала:

– Он, кажется, считает себя бойскаутом, защитником всех обиженных и угнетенных. Я рассказала ему про тебя и Дженет. После моего отъезда он произвел себя в мои старшие братья и приехал в город, чтобы проверить, не подлец ли ты, и убедиться, что ты будешь хорошо обращаться со мной, если мы поженимся. – Она взглянула Чарльзу в глаза. – Но когда он узнал, что ты богат, то обвинил меня в том, что я хочу стать твоей женой из корыстных соображений. Сказал, что твое богатство заставляет меня простить тебя. Но это неправда.

Чарльз успокаивающе улыбнулся.

– Ну конечно, неправда. Я не знаю женщин честнее и прямодушнее, чем ты.

В Элен шевельнулось чувство вины.

– Тем не менее, сегодня мне пришлось прибегнуть ко лжи.

Он вопросительно поднял брови.

– Я сказала Мерилин, что ездила в Нью-Гэмпшир потому, что отец мистера Уитли серьезно заболел и захотел повидаться со мной. И твоей матери я сказала то же самое. Это показалось мне самым простым объяснением. – Она тяжело вздохнула. – Но мне не доставляет удовольствия лгать. Особенно твоей матери.

– Ты нашла идеальный выход. Считай это не ложью, а восстановительными работами.

– Может быть, ты прав, – вяло проговорила Элен. Чарльз привлек ее к себе.

Элен вспомнила, каким надежным и уютным укрытием казались ей раньше объятия Чарльза.

Она прижалась к его плечу щекой и попыталась вернуть прежнее ощущение. Но оно не появилось.

– Я очень устала за день и хотела бы сейчас остаться одна. – И она отстранилась мягко, но решительно.

Чарльз вздохнул и разжал руки. Потом приподнял кончиками пальцев ее подбородок и заставил взглянуть ему в глаза.

– Я прошу у тебя прощения. Мне нужна только ты одна!

Элен хотелось верить ему, но она вспомнила улыбку на его лице, когда он открыл ей дверь в ту субботнюю ночь. Он тогда напоминал кота, поймавшего канарейку.

– Мне нужен муж, которому я смогу доверять.

– Ты можешь доверять мне. Клянусь, я усвоил урок.

Волна разочарования нахлынула на Элен. Она сделала шаг назад, провела рукой по волосам, пытаясь отбросить прочь всякие сомнения.

– Наверное, я слишком старомодна. Сейчас не викторианская эпоха. Мне следует мыслить шире.

Чарльз положил руки ей на плечи и увлек к ее любимому креслу.

– Позволь мне просто позаботиться о тебе. Садись и отдыхай, а я съезжу в китайский ресторан. Мы поужинаем, а потом ты ляжешь спать и хорошенько выспишься. А завтра я продолжу искупать свою вину. Я люблю тебя, Элен, и очень хочу жениться на тебе.

Дверь за ним закрылась. Девушка откинулась на спинку кресла и зажмурилась. Чарльз был искренен с ней, почему же она никак не может выбросить из головы тот жалкий эпизод? «Это потому, что я зануда и ханжа, – упрекнула она себя. Но тут же выпрямилась и вскинула подбородок. Нет! Я не хочу мучиться подозрениями, если мой муж скажет мне, что должен допоздна задержаться в конторе».

Она порывисто поднялась с кресла и принялась переходить от букета к букету. Потом еще раз перечитала все карточки и вспомнила, как ухаживал за ней Чарльз. Он был таким романтичным и обаятельным…

Вскоре Чарльз вернулся. Сперва Элен показалось, что она не сможет проглотить ни кусочка, но при виде еды в животе забурчало, ведь она почти ничего не ела с утра. К ее облегчению, Чарльз сдержал слово и больше не давил на нее. Ужин прошел в молчании, а потом Элен, сославшись на усталость, попросила его уйти.

– Ты завтра придешь пообедать ко мне в контору? – спросил он с надеждой.

– Завтра я выйду на работу. Если не случится чего-то непредвиденного, то приду.

Он лучезарно улыбнулся.

– Хорошо. – И, притянув ее к себе, поцеловал в губы. Элен не сопротивлялась. Когда Чарльз оторвался от нее, его улыбка сияла еще лучезарнее. – Могу я надеяться, что ты начинаешь меня прощать?

– Я хотела проверить, что почувствую, целуя тебя, – честно ответила Элен.

– И что же?

Элен поймала себя на том, что представляет, как он целовал Дженет, и ее охватило сильное желание вытереть губы тыльной стороной руки. Но она решила не признаваться в этом, а просто сказала:

– Не совсем то, что раньше.

Лицо Чарльза выразило твердую убежденность.

– Все непременно будет как раньше.

– Мне бы этого хотелось, – призналась Элен.

– А это самое главное! – Он подмигнул, чмокнул ее в кончик носа и ушел.

Вернувшись на кухню, чтобы убрать посуду, Элен неожиданно для себя попыталась представить Чарльза с бородой. В следующее мгновение она почти физически ощутила дразнящее прикосновение бороды Питера Уитли к своей шее… Разозлившись, что снова впустила его в свои мысли, она сунула картонные коробки в мусорное ведро и отправилась в душ.

– Кажется, к вам гость, – объявил Ян.

Питер поднялся с кресла, чтобы подбросить в огонь полено-другое, а Ян прошел в прихожую отпереть дверь. Кто бы это мог быть в столь поздний час? Спустя минуту Питер увидел красивого светловолосого молодого человека, который решительными шагами направился прямо к нему. Лицо незнакомца выражало холодный гнев.

– Я – Чарльз Такер, – коротко представился он.

«Он еще и недурен собой, – неохотно отметил про себя Питер. – Мисс Риз заполучила завидного во всех отношениях жениха».

– Здравствуйте, мистер Такер. – Он протянул гостю руку, но Чарльз от рукопожатия отказался и смерил Питера мрачным взглядом.

– Я хочу, чтобы вы оставили Элен в покое. Мы сами разберемся в наших проблемах, без постороннего вмешательства. Если бы я не сообразил вовремя, ее репутация была бы уже погублена.

Высокопарная и властная манера речи жениха Элен вызвала в Питере глухое раздражение.

– Ни репутация, ни жизнь мисс Риз не подверглись бы опасности, если бы не вы.

Чарльз усмехнулся уголком рта.

– Наивность и чистота делают ее еще более привлекательной. Вы, наверное, приехали сюда в надежде воспользоваться нашей размолвкой в своих интересах?

Питер решил не особо с ним деликатничать.

– А вам когда-нибудь приходило в голову, что вы нужны ей только из-за ваших денег?

Чарльз рассмеялся.

– Сразу видно, что вы совсем ее не знаете. Элен нельзя купить. Это одна из причин, по которой она заинтересовала меня. Кроме того, она умна… слишком умна для такого неотесанного варвара, как вы. Еще у нее преданная и честная натура. Эти два качества я чрезвычайно ценю в женщинах. Я собираюсь жениться на ней, так что держитесь от нее подальше.

Питер молча наблюдал, как Чарльз протиснулся мимо профессора и с треском захлопнул за собой дверь.

– Что он имел в виду, говоря, что его сообразительность помогла спасти репутацию мисс Риз? – спросил Ян, когда перестали дребезжать стоявшие на столе бокалы.

– Он рассказал всем, что я ее кузен. – Ян кивнул.

– Сообразительный молодой человек.

– Она, как видно, успела обвести его вокруг пальца, – буркнул Питер.

– Если и так, он этого заслуживает. – Ян снова устроился в своем кресле. – Не люблю людей, считающих себя выше других, а он, судя по всему, из их числа. Вторгся сюда, обозвал вас неотесанным варваром… – Ян неожиданно рассмеялся. – Внешне вы, правда, соответствуете этому образу. Кстати, вы заметили, что, описывая свои чувства к мисс Риз, этот Чарльз ни разу не произнес слово «люблю»? Он сказал, что она «заинтересовала» его своей неподкупностью. Еще он упомянул о том, что наивность и чистота делают ее привлекательной. А потом в заключение обронил замечание о ее «честной и преданной» натуре… Я не мог отделаться от мысли, что он говорит о домашнем животном, а не о будущей жене.

– Элен Риз способна сама о себе позаботиться.

Но тут Питер вспомнил, какой подавленной и растерянной выглядела Элен при первой их встрече. Ее гнев и разочарование в женихе казались подлинными. Откинувшись на спинку кресла, он устало вздохнул.

– Может быть, я слишком поддаюсь старым воспоминаниям. – Он нахмурился. – Но с какой стати женщина стала бы терпеть такого напыщенного осла, если не ради денег?

– Может быть, он утаивает от нее свою истинную сущность? – предположил Ян. – Стремясь добиться своего, мужчина не уступает в хитрости женщине.

– Возможно. В любом случае я собираюсь задержаться здесь еще ненадолго. Мне необходимо обговорить с вами некоторые вопросы.

Ян весело улыбнулся.

– Живите, мой друг, сколько вам будет угодно.

Лоретта Такер стояла у окна своего кабинета и, отпивая маленькими глотками вино, следила, как ее сын поднимается по ступенькам крыльца. Он выглядел человеком, вполне владеющим ситуацией. Она подняла бокал в молчаливом приветствии. Чарльз и его отец очень похожи. Пальма в кадке… это так характерно!

– Мама! – проговорил Чарльз, заглядывая в дверь. – Ты ведь собиралась сегодня пойти на вечер в благотворительное общество?

– Твой отец задерживается на работе, а одной мне идти что-то не хочется. – Она заставила себя улыбнуться. – Могу я предположить, что вы с Элен помирились?

– Она все еще сердится, – досадливо вздохнул Чарльз. – Вы, женщины, придаете слишком большое значение пустякам.

– Ты до сих пор не рассказал мне, из-за чего вы поссорились.

Сын снисходительно взглянул на мать.

– Сущий пустяк.

– Мистер Уитли имел к этому отношение? – спросила она прямо.

– Нет. Он просто назойливый невежа. Но сегодня я позаботился о том, чтобы он больше не лез не в свое дело.

Лоретта задумчиво сдвинула брови.

– Он не похож на человека, от которого так просто можно отмахнуться.

– Настоящий неандерталец. Тупица. Иными словами, он не стоит того, чтобы о нем думать.

Лоретта отпила еще немного вина – для храбрости.

– Знаю, тебе не нравится, когда я вмешиваюсь в твою жизнь, но уверен ли ты, что Элен впишется в нашу маленькую семью?

Чарльз нахмурился.

– Элен прекрасно в нее впишется. А ты снова в меланхолии и снова с бутылкой. – Он укоризненно прищурился. – Может быть, тебе все-таки стоит лечь в клинику?

Она ответила ему сердитым взглядом.

– Пусть я и в меланхолии, но не пьяна и напиваться не собираюсь. Этого бокала мне хватит на весь вечер.

– По-моему, тебе лучше пока не общаться с Элен. – Это прозвучало не просьбой, а приказом.

Лоретта подняла бокал в знак покорности. Чарльз прошел через комнату и поцеловал мать в лоб.

– Спокойной ночи, мама.

– Спокойной ночи, сын, – произнесла она вслед удалявшейся спине.

Когда шаги Чарльза затихли в холле, Лоретта отставила бокал в сторону. Сегодня она больше не станет пить. Завтра ей понадобится совершенно ясная голова.

Элен в простой ситцевой ночной рубашке ходила по комнате. Неужели в обвинении, которое предъявил ей Питер Уитли, есть доля правды и она позволила увлечь себя мишурным блеском богатства? И именно поэтому до сих пор не отказалась от мысли стать женой Чарльза? Да нет же! Ей правда нравились поездки, в которые брал ее Чарльз, нравились званые вечера. Но не из-за этого же она согласилась выйти за него замуж, а потому, что находила его искренним, добрым. Правда, те, кто общался с Чарльзом по работе, придерживались о нем другого мнения. Подчас он бывал резким и жестким. Таким он был с ней во время их первой встречи. Но он загладил свою вину. Чарльз доказал, что у него душа романтика. Чего стоят хотя бы эти цветы и пальма в кадке. Предположив, что она была близка с Питером Уитли, он готов был простить ее, даже принять вину на себя. Он великодушный, заботливый, чистосердечный. Да, он совершил оплошность. Но ведь они еще не женаты! Даже придирчивый мистер Уитли заметил, что многие мужчины позволяют себе согрешить напоследок.

Ей нужно радоваться, что Чарльз влюблен в нее. Он даже удалил Дженет из города, чтобы она не смущала ее напоминанием о происшедшем.

«Но почему же тогда я не чувствую себя счастливой? – снова и снова твердила про себя Элен. – Наверное, я слишком устала, чтобы рассуждать здраво», – решила она и, выключив свет, отправилась спать.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Утром Лоретта Такер постучалась в дверь профессора Яна Кокрана.

– Медведя лучше захватить в его берлоге, – пробормотала она едва слышно.

Питер был один и сам отворил ей дверь.

– Миссис Такер! – воскликнул он, не пытаясь скрыть свое удивление.

Дама улыбнулась.

– Здравствуйте, мистер Уитли.

Питер заметил серьезное выражение ее глаз и насторожился.

– Чем я обязан вашему визиту?

– Здесь довольно холодно. Вы могли бы пригласить меня войти, – предложила она.

Питер отступил в сторону и впустил ее в дом.

– Где мы можем сесть и поговорить? – спросила она, помедлив на ступеньках.

– В гостиной горит огонь в камине, – ответил Питер, указывая рукой на растворенную дверь. Самоуверенное поведение гостьи и не сходящая с ее лица улыбка смущали его. Питер не любил играть в кошки-мышки, особенно когда подозревал, что роль мышки отводят ему.

Войдя в гостиную, она села в кресло, а Питер остался стоять.

– Не знаю точно, что произошло вчера между моим сыном и вами, могу лишь догадываться, что вы огорчили Элен, и Чарльз посоветовал вам держаться от нее подальше. – Она расстегнула шубку и устроилась поудобнее. – И тем не менее, поссорившись с моим сыном, Элен бросилась к вам. – Явно ожидая, что он станет это отрицать, она подняла руку вверх жестом полицейского, останавливающего поток транспорта. – Только не пытайтесь уверить меня, что ее привело к вам беспокойство о больном дядюшке. Это слишком явный подлог. Чарльз чем-то ее расстроил, а она сорвалась с места и устремилась к вам.

Питер хмыкнул: эта женщина, очевидно, не верит тому, что он двоюродный брат Элен. К тому же Лоретта Такер, похоже, ищет оружие против мисс Риз. И его покоробила мысль, что его хотят использовать как пешку в непонятной игре, затеянной миссис Такер.

Питер не имел пристрастия ко лжи, но немного запутать следы и сбить преследователей с пути – почему бы нет?

– Элен не ожидала застать меня там. Хижина принадлежит старому другу нашей семьи, он сейчас временно живет в Аризоне. Элен не знала об этом.

– Понимаю. – Лоретта обвела взглядом комнату. – Я надеялась увидеть вашего волка. Он чудный.

– Волк на самом деле тоже не мой. Он считает своим хозяином Джека, домом – хижину и никогда не покидает леса.

Лоретта долго оценивающе разглядывала его, а затем поинтересовалась:

– Как вы зарабатываете себе на жизнь, мистер Уитли? Можно мне называть вас Питером? Я хорошо знаю собственного сына: если он что-то задумает, то непременно добьется. Значит, мы скоро станем родственниками.

Такая возможность не доставила Питеру удовольствия. Если его первое впечатление об Элен Риз все же окажется верным и Чарльз описал ее истинный характер, она заслуживает чего-то лучшего, чем властолюбивый муж и докучливая свекровь. Но с другой стороны, она, возможно, отлично понимает, на что идет ради того образа жизни, который обеспечит ей Чарльз.

– Я консультант.

– И в какой же области вы консультируете?

Несмотря на дружелюбный тон гостьи, Питер прекрасно сознавал, что его прощупывают.

– Я исследую горные и почвенные породы и ставлю в известность землевладельцев, если у них есть шанс найти на своих участках что-нибудь ценное, не видимое невооруженным глазом. А дальше, если они соглашаются на мои условия, я прилагаю старания найти это.

– Что-то ценное? – переспросила она.

– Золото. Поделочные камни. Серебро, медь. И т. д.

Ее глаза понимающе блеснули.

– Так вы старатель?

– Ну, можно и так сказать.

Она задумчиво сдвинула брови и слегка оттопырила губы.

– И это занятие дает вам средства к существованию? Или же вы, окончив очередной поиск, скитаетесь по друзьям?

Намек, что он может оказаться нахлебником, привел Питера в негодование.

– Я зарабатываю достаточно. Если вы боитесь, что после замужества Элен я стану обивать порог ее дома, уверяю вас: этого не случится никогда.

Она нахмурилась, словно бы недовольная собой.

– Ну разумеется, нет. Простите, мистер Уитли, невежливо было с моей стороны расспрашивать вас о ваших доходах. – Она мило улыбнулась, встала и застегнула шубку. – Я благодарна вам за то, что вы уделили мне время. – Она направилась к выходу. Когда Питер распахнул перед ней дверь, она помедлила и сказала на прощанье: – Может быть, если вы с Элен преодолеете ваши разногласия, я увижу вас на свадьбе.

– Может быть. – «Если солнце встанет на западе», – добавил Питер про себя, провожая глазами гостью, спускавшуюся вниз по ступеням.

Лоретта села в свой автомобиль. У первого же светофора она нашла номер в адресной книжке и набрала его по сотовому телефону. Ей ответил женский голос.

– У меня есть для вас весьма деликатное поручение.

– Мы всегда действуем деликатно.

– Мне нужна исчерпывающая информация о некоем Питере Уитли – о его финансовом положении, образе жизни, родственных связях и прочем. Все это требуется срочно. В настоящее время он живет у профессора археологии Яна Кокрана. – Она назвала адрес профессора. – И никто не должен об этом знать.

– Я сама займусь этим делом, – пообещала женщина.

Такеры все больше не нравились Питеру. Может быть, он все же несправедлив к Элен? Может быть, сказалось влияние его прошлого опыта?

Питер мысленно вернулся на десять лет назад и впервые пристально и холодно всмотрелся в их с Нэнси жизнь. Ее жадность всегда была на виду, он только отказывался замечать это. Он был молод и влюблен… «Век живи, век учись», – пробормотал Питер.

Неужели хорошенькое личико и соблазнительные округлости способны опять затуманить его мозг? Питер стиснул зубы. Нет, он не готов был поверить Элен Риз, но и не мог оставить ее одну наедине с Такерами. Пока еще нет.

Элен сидела на скамейке, а перед ней лежали два разобранных на детали насоса. Предстояло решить, которым из двух лучше заменить старую модель, постоянно выходящую из строя.

– Пора обедать, – нарушил ее мысли голос Пола Сандерса. – Чарльз просил меня передать вам, чтобы вы захватили шубу.

Элен вздрогнула от неожиданности, увидев на пороге своего непосредственного начальника.

– Неужели уже так поздно?

– Без четверти двенадцать. – Он смущенно переступил с ноги на ногу. – Чарльз ясно дал понять, что я рискую потерять место, если не позабочусь о том, чтобы вы вовремя пришли к нему в кабинет.

Такое уже было когда-то. Элен внезапно вспомнила эпизод, имевший место несколько месяцев тому назад, когда Пол нашел ее в цехе и сказал точно такую же фразу. Она возразила, что ей необходимо завершить работу, но он велел ей все бросить, добавив, что не подобает перечить тем, кто наверху. Тогда ей польстило, что Чарльз так жаждет ее общества. Но сейчас девушку посетила неприятная мысль.

– Вы же не думаете всерьез, что он рассчитает вас только за то, что я опоздаю на обед? – обратилась она к Полу. Тот пожал плечами.

– Предпочитаю не играть с огнем. У меня жена и трое детей.

Элен приходилось слышать, что Чарльз запугивает людей, пользуясь своим положением, но она считала это роптаньем разгильдяев, вызванных на ковер за недобросовестное отношение к работе.

– Я не хотела бы ничем повредить ни вам, ни вашему семейству.

Бледная улыбка на лице Пола сменилась откровенным беспокойством.

– Само собой, я вовсе не имел в виду, что считаю вашего жениха несправедливым человеком. Но он босс и привык к повиновению служащих.

И тут вдруг Элен осознала, что в последние несколько недель Пол переменился к ней. Он уже не обсуждал с ней ее идеи, не забегал запросто поболтать, как делал это раньше. Когда она позвонила ему в ту субботу и попросила дать ей несколько дней отпуска, он не посмел возразить ни слова. Теперь она прочитала в его глазах тревогу и поняла: он боится, как бы она не передала Чарльзу из их разговора нечто такое, что будет стоить ему места.

Элен успокаивающе улыбнулась.

– Непременно расскажу Чарльзу, как вы обо мне заботитесь и стараетесь, чтобы я не пропустила обеденное время.

– Да, спасибо, – ответил он и вышел.

Быстро ополоснув руки и сменив рабочий комбинезон на брюки и свитер, Элен захватила шубу и прошла в контору Чарльза. Может быть, она неправильно истолковала реакцию Пола? Может быть, Пол просто мнительный человек и беспокоиться понапрасну в его натуре?

Гарриет Мастере, секретарь Чарльза, встретила Элен теплой улыбкой.

– Он ждет вас!

Элен улыбнулась этой по-домашнему уютной пожилой вдове. Краешком глаза она заметила на столе Гарриет цветок. Каждую неделю Чарльз дарил своей секретарше свежую розу. Элен хорошо знала, что она предана Чарльзу, как комнатная собачонка. Никто не дерзнул бы сказать при ней что-либо критическое в адрес Чарльза.

Подобная преданность не может быть порождена одним только страхом, рассудила Элен, входя в кабинет.

– Как очаровательно ты выглядишь, – воскликнул Чарльз, вставая из-за стола и спеша к ней навстречу. Подойдя поближе, он достал из кармана белоснежный носовой платок. – Я не знаю другой женщины, которую бы так украшали пятна грязи.

Раньше Элен только беспечно рассмеялась бы, а пока он вытирал грязь платком, испытывала бы теплое и радостное волнение в крови. Но сейчас перед ее глазами всплыло лицо Дженет, и она отодвинулась от Чарльза.

– Думаю, что и Дженет… – Она замялась.

Орудиями труда Дженет были компьютер и телефон. Однако ей приходилось писать письма. – … были к лицу чернильные пятна.

Чарльз покорно кивнул.

– Правильно. Не сдерживай своего гнева. Я его заслужил.

– Я никогда не расспрашивала тебя о твоей личной жизни до нашей помолвки. Что было, то сплыло, – продолжала Элен отрывисто, выплескивая все, что накопилось у нее на сердце. – Но после помолвки я ожидала от тебя верности.

– И ты имела на это право. Когда ты уехала из города и я не мог разыскать тебя, мне показалось, я схожу с ума.

Он выглядел таким жалким, что Элен почувствовала угрызения совести.

– Мне необходимо было уехать.

– Я понимаю. – Он погладил ее по щеке. – Но признай, что мы оба были не правы. Хотя, конечно, моя вина несравненно тяжелее. Но я бы тебя простил, даже если бы ты бросилась в объятия Уитли. – Он посмотрел на нее с шутливым сладострастием. – Ты так прелестна, когда сердишься. Он нежно провел пальцем по ее подбородку. – Поверь мне. Я знаю, у тебя справедливый ум и доброе сердце. Ты должна понять, что никто из людей, и я в том числе, не может считаться совершенством.

– Может быть, я и правда идеализировала тебя.

Он мягко улыбнулся.

– Я буду стремиться стать таким, каким ты хочешь меня видеть. А теперь – как насчет обеда?

Она утвердительно кивнула.

– Просто я, наверное, не от мира сего… – сказала она, позволяя ему снять с нее шубу.

Он поцеловал ее в шею.

– Это я вел себя как болван.

Его губы были теплыми, но… не волновали. Элен вспомнила, как зажег ее Питер одним только поцелуем. А ведь прежде Чарльзу удавалось точно так же зажигать ее. Но, возможно, это был не огонь, а всего-навсего тлеющие угли. Впрочем, такое сравнение не было честным. Ведь той ночью в хижине она была сама не своя, нервы ее были на пределе, эмоции обострены. Так что переживания, связанные с Питером, нельзя принимать всерьез.

– Идем, – позвал Чарльз, и Элен подчинилась. Уже у дверей она услышала шум пропеллеров и теперь только поняла, почему на заводской автостоянке с самого утра была отгорожена обширная площадка. Выйдя из здания, они увидели вертолет. – Сегодня такой чудесный день. Я решил, что обед в «Приюте лыжника» с видом на горы доставит тебе удовольствие, – объяснил Чарльз, ведя ее под локоть к вертолету.

Забираясь в кабину, Элен твердила себе, что должна быть польщена. Но вместо этого она вспомнила, как жаловалась Стелла Дорвуд, что ей пришлось поставить свой автомобиль очень далеко от завода, потому что все ближайшие места парковки были оцеплены. Этим утром дул особенно пронзительный ветер, а Стелла была на седьмом месяце беременности. Элен представила, как Стелла сейчас глядит на них в окно и кипит от возмущения, поняв, что такие неудобства причинил ей каприз Чарльза. Эта мысль заставила Элен почувствовать себя не в своей тарелке.

– А после обеда немного покатаемся по склонам, – крикнул Чарльз ей в ухо, пока они пристегивали ремни.

– Я неподходяще одета для лыж, – напомнила Элен.

Он кивнул на два рюкзака.

– Один из них твой. Я попросил Марту сегодня утром купить для тебя кое-что.

Раньше Элен была бы польщена и растрогана его щедростью. Сейчас же ей вспомнилось суровое лицо Питера Уитли, который явно счел ее ловкой авантюристкой.

– Я ведь не начальник и не могу уходить с работы в середине дня.

– Зато я начальник и сказал Полу, что сегодня ты больше не вернешься.

Элен видела по его упрямо выдвинутому вперед подбородку, что спорить бесполезно. И она знала, что любую другую сотрудницу Пол назавтра вызвал бы к себе и объявил ей строгий выговор за самовольную отлучку развлечения ради. Но поскольку за ней стоял Чарльз, он ничего не скажет, оставит свои чувства при себе, и их отношения станут еще более натянутыми.

– Сегодня я с тобой поеду, но больше нам этого повторять не следует. Нечестно перекладывать свою работу на других.

Про себя она решила непременно поговорить с Полом, извиниться за свой сегодняшний уход и заверить, что не собирается превращать это в привычку.

– Тебе надо научиться расслабляться и радоваться выгодам, которые дает помолвка с боссом, – упрекнул ее Чарльз.

Элен собралась было напомнить, что пока еще не считает себя помолвленной, но мешал шум пропеллера. Она откинулась на спинку сиденья и принялась наблюдать, как земля уходит вниз.

– Как тебе нравится этот вид? – спросил Чарльз, когда они поднялись в воздух.

– Чудесный, – ответила Элен, преодолевая приступ страха. Она еще не говорила Чарльзу, что не любит летать. Хотя при необходимости и вступала на борт самолета, но удовольствия никогда не получала. Лишь один-единственный раз она хорошо себя чувствовала в полете. Это когда они с Питером спасали семью летчика Пайерса. Наверное, просто некогда было бояться. Да, но ведь и на обратном пути на место катастрофы она не испытывала страха, даже не нервничала, призналась себе Элен. Получается, что небывалым для себя спокойствием она была обязана присутствию Питера? «Ерунда, просто я слишком тревожилась о Пайерсах и забыла о себе», – решила она.

Чарльз принялся показывать ей различные достопримечательности и, к облегчению Элен, вполне довольствовался ее молчаливой улыбкой и кивками.

Когда они приземлились, Элен, все время полета крепко державшаяся за край сиденья, едва сумела разжать пальцы. Но все-таки справилась с этим и с достоинством покинула вертолет.

Пока лифт возносил их к ресторану на вершине горы, она пыталась вновь обрести чувство радостного волнения, которое раньше всегда испытывала в обществе Чарльза. Но ей по-прежнему было не по себе.

– Беру на себя смелость предположить, – сказал Чарльз, когда они разместились за столиком у окна и заказали напитки, – что ты готова меня простить. Другую возможность даже не хочу принимать в расчет. – Он наклонился к ней и подкупающе улыбнулся. – Где бы ты хотела провести медовый месяц? Я подумываю о Париже и Венеции. Оба эти города особенно хороши весной.

– Я не была ни в одном из них.

Элен представила, как они с Чарльзом прогуливаются по улочкам Парижа, а потом плывут в гондоле по Венеции. Но эти картины, вместо того чтобы привести ее в восторг, только еще больше смутили.

– Я не уверена, что готова строить планы на медовый месяц.

Чарльз насупился.

– Никогда не думал, что ты можешь быть такой ограниченной. В самом деле, ты ведешь себя как ребенок. Или тебе мало моего унижения? Чего ты еще хочешь от меня?

– Я не просила тебя унижаться, – возразила она сухо.

Он взглянул на нее умоляюще.

– Что мне еще сделать, чтобы загладить свою вину?

Элен пожала плечами.

– Не знаю. – Выражение раскаяния в его глазах заставляло ее чувствовать себя безжалостной. – Может, ты и прав, я и впрямь веду себя как ребенок. Но я ведь никогда не была «светской».

Он снова улыбнулся и погладил ее по щеке.

– Это одна из черт, которые так восхищают меня в тебе. Я ненавижу себя за то, что обидел такое невинное, доверчивое создание. Послушай, что, если мы перестанем сейчас обсуждать наши отношения, а просто будем наслаждаться едой и красотами пейзажа?

Элен сейчас больше всего хотелось остаться одной, но она уже пробовала избегать Чарльза, и это отнюдь не помогло ей принять верное решение. Если она проведет весь день с ним, возможно, это подскажет, как правильно поступить? Она выдавила улыбку.

– Я согласна.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Но день, проведенный с Чарльзом, так и не разрешил проблемы. Элен признала это несколько часов спустя, сидя одна в своей квартире. С тех пор как она вернулась домой, Чарльз успел уже дважды позвонить ей. Первый раз он хотел убедиться, что она благополучно добралась до дома, второй – удостовериться, что изысканный ужин, который он заказал для нее в ресторане, уже доставлен. Оба раза Элен благодарила за заботу и чувствовала себя негодяйкой, потому что никак не могла простить его.

Теперь, переодевшись в старый спортивный костюм, она сидела на диване и ела пирог с сыром, прибывший в числе прочих блюд. Перед ней на столике лежало обручальное кольцо, подаренное Чарльзом, и бриллиант в пять карат ослепительно сверкал при свете лампы.

Неужели она способна упустить самый выгодный шанс, который когда-либо выпадал ей? Чарльз сможет обеспечить ей жизнь, которой позавидует большинство женщин. Более того, если она не выйдет за него замуж, то, вполне возможно, больше не найдет никого другого и окончит свою жизнь в одиночестве… без детей, без мужа.

В дверь постучали, и у Элен вырвался стон. В ее теперешнем настроении ей было не до общения.

Стук повторился. Элен открыла дверь и в изумлении уставилась на посетителя. Если бы не запоминающиеся ярко-голубые глаза, она вряд ли узнала бы его. Волосы были коротко подстрижены, а борода и усы исчезли.

– Подозреваю, что выгляжу несколько иначе, – произнес Питер, потирая гладко выбритый подбородок.

– Да… – вот и все, что Элен сумела из себя выдавить. Питера, строго говоря, нельзя было назвать писаным красавцем, но у него были правильные черты лица, а его мужественный подбородок свидетельствовал о твердости характера.

– Через несколько дней я уезжаю в Гватемалу, а в том климате разумнее быть чисто выбритым. – Он кивнул головой в сторону комнаты: – Вы не против, если я зайду?

– Вообще-то я рассчитывала провести вечер в одиночестве, – сказала Элен, безмерно удивленная его появлением. Она была уверена, что он больше не захочет ее видеть.

Не обратив внимания на ее не слишком гостеприимный тон, Питер прошел в прихожую. Подождав, пока она закроет дверь и повернется к нему лицом, он сказал:

– Я пришел, чтобы извиниться. Наверное, вчера я был слишком циничным.

Стараясь не поддаваться непонятному беспокойству, которое охватывало ее в его присутствии, Элен досадливо вздохнула.

– Возможно, вы поспешили с вашими извинениями.

Удивившись, он вопросительно поднял брови.

Элен нервно улыбнулась и снова заняла свое место на диване. Похоже, ей не помешает сейчас дружеское участие, решил Питер.

Он стоял так, что, не поворачивая головы, Элен могла видеть его ноги в джинсах. И снова в ней начало разгораться пламя. Эти вспышки влечения ужасно мешали мыслить ясно; кроме того, они были абсолютно необъяснимы. Она и Питер Уитли совсем чужие люди, они даже не симпатизируют друг другу.

Тут Питер заметил бриллиантовое кольцо на столике.

– Красивое колечко, – отметил он сухо.

– Да, красивое.

Она так же расчетлива и корыстна, как и его бывшая жена. Что же пробуждает в нем желание защищать эту девушку?

– Решили, что все-таки не стоит от него отказываться?

Элен мрачно подняла глаза.

– Вы хоть представляете, сколько женщин захотели бы поменяться со мной местами? Чарльз красив, богат и обожает меня, по крайней мере утверждает это.

– Вы забыли добавить, что и сами любите его, – напомнил ей Питер.

– В том-то и трудность. – На глаза Элен навернулись слезы разочарования. – Неделю назад я была уверена, что влюблена в Чарльза. А теперь только и делаю, что придираюсь к нему. Сегодня, например, я даже посчитала его властолюбивым тираном.

Питеру отчетливо вспомнилась встреча с женихом Элен.

– А вам не приходило в голову, что, может быть, он и вправду такой?

И без того мрачные глаза Элен сердито сверкнули.

– Думаю, что впадаю в другую крайность.

Раньше я считала его совершенством, а теперь, как обиженный ребенок, приписываю ему всевозможные пороки.

– А может быть, вы наконец разглядели его истинную сущность?

– Вы ведь даже никогда его не видели! Чарльз обаятельный, приятный в общении, много тратит на благотворительность, ходит каждое воскресенье в церковь…

– Снова вы делаете из него перл творенья, – предостерег ее Питер.

– Я хочу иметь мужа, семью. Надо быть идиоткой, чтобы упустить такой шанс!

«Она хочет уговорить себя выйти замуж за Чарльза, и я не стану мешать ей, – подумал Питер. – Деньги Чарльза компенсируют необходимость терпеть его постоянное присутствие».

– Я не считаю вас идиоткой.

Элен со стоном провела руками по волосам.

– Невыносимо думать, но неужели я на столько ничтожна, что убедила себя, будто влюблена в Чарльза оттого лишь, что он хорош собой, обаятелен и богат? Наверное, если бы я любила его по-настоящему, любовь не умерла бы в одну ночь.

Сейчас, наблюдая за Элен, Питер вынужден был признать, что ошибался в ней. Она явно страдала.

– Есть и другая вероятность.

Девушка с надеждой взглянула на него.

– Может быть, вы никогда и не знали подлинного Чарльза Такера. Случай позволил вам застать его с другой женщиной и открыл вам глаза, и теперь вы видите совсем незнакомого человека, который прятался за элегантным фасадом.

Она свирепо поглядела на кольцо.

– Вот и получается, что я наивная, слепая идиотка.

– Некоторые очень удачно скрывают истинную свою суть, чтобы получить желаемое.

Его преисполненный горечью голос заставил Элен взглянуть на него в упор.

– Вы словно судите по собственному опыту. – Питер пожал плечами.

– Так оно и есть. – Элен прищурилась.

– В вашей жизни была женщина, правда?

– Моя жена.

– Жена? Неужели суровый стоик Питер Уитли взял в жены земную женщину? – За насмешливым тоном Элен попыталась скрыть нечто, подозрительно напоминавшее ревность.

– Правильнее будет сказать, что это она взяла меня в мужья. – Его глаза потемнели, словно море в штормовую погоду. – Мне казалось, что она влюблена в меня. Но ее единственной любовью были деньги.

Элен негодующе вспыхнула.

– Так вот почему вы с таким цинизмом судили о моих чувствах к Чарльзу? Вы теперь всех женщин считаете продажными.

– Этот мир вообще построен на корысти. Но еще я усвоил, что разумно побольше узнать о дороге, по которой собираешься пуститься в путь.

– С другой стороны, кто медлит, тот проигрывает, – устало возразила Элен. Продолжая глядеть ему в лицо, попыталась представить себе, что испытываешь, когда такой человек целует по-настоящему, в губы. Рассердившись, что эта мысль не дает ей покоя, Элен попыталась от нее избавиться, а когда ей это не удалось, спросила напрямик: – Вы не поцелуете меня?

Питер не стал признаваться, что жаждет сделать это. «У нее сейчас помрачен рассудок», – напомнил он себе уже в который раз. Сближение с ней не сулит ему ничего хорошего.

– Я не уверен, что это удачная мысль.

– Может быть, и нет, – признала Элен. – Но я в отчаянии. Я уже очень давно не целовала никого, кроме Чарльза. Мне не с чем сравнить его поцелуй. – Теперь, когда Элен выразила свою мысль вслух, краска стыда медленно залила ей лицо и шею. – Забудьте о моей просьбе…

«Соблюдай дистанцию», – приказал себе Питер. Но это не подействовало.

– Принято считать, что все познается в сравнении…

Он шагнул к дивану, взял ее за плечи и поднял на ноги. Элен показалось, что его руки навечно выжгли на ее коже огненные отпечатки. Жар разлился по телу, словно река пламени, и зажег ответное пламя страсти. Собственная реакция потрясла Элен до глубины души. Он еще даже не поцеловал ее, а все ее тело превратилось в расплавленную лаву.

Вот Питер нашел губами ее губы, и все вокруг исчезло. Остался только он один. Питер привлек ее ближе, их тела соприкоснулись… Ощутив настоятельную потребность в более полном соединении, Элен распахнула на нем пальто, Питер крепче обхватил ее, и у Элен подогнулись колени. Ласкающее тепло его настойчивых губ приглашало продлить поцелуй, и Элен не стала противиться.

Питер никогда прежде не испытывал такого жгучего желания. Ее близость возбудила его настолько, что он терял контроль над собой. Элен почувствовала это, и ей захотелось уступить ему. Даже Чарльз никогда не пробуждал в ней страсть такой силы. Она почти лишилась способности думать, обрывки мыслей, остававшиеся в голове, нельзя было назвать разумными. Понимала, что должна остановиться, но не хотела. Лишь бы этот экстаз длился и длился…

«Утром она тебя возненавидит, – крикнул Питеру его внутренний голос, когда его руки сами собой скользнули под свитер Элен. Но ведь она первая начала все это», – возразил он себе. По телу Элен пробежала дрожь. Чарльзу она никогда не позволяла подобных вольностей, а Питера, выходит, даже поощряла… хотя с этим человеком ее ничего не связывало. После долгих лет ожидания отдаться мужчине, который никогда не женится на ней, было безумием, возопил в ней здравый смысл.

– Нам надо остановиться, – выдохнула она, подавшись назад.

Еще мгновение он не отпускал ее, но испуг, прозвучавший в голосе Элен, достиг его рассудка, он освободил ее и попятился.

– Извините, – выговорила она дрожащим голосом. – Я не хотела… я не знала… Мы ведь даже не нравимся друг другу. Вы считаете меня корыстной, а я думаю, что вы самодовольный грубиян.

– Может быть, мы оба поспешили осудить друг друга? – Питер все еще продолжал чувствовать вкус ее губ и прилагал все усилия, чтобы вернуть себе способность рассуждать. У Элен ослабели ноги, и она упала на диван.

– Все это означает, что я не могу владеть ни своими чувствами, ни телом. – На ее глазах выступили слезы. – Раньше мне ничего не стоило остановиться, но сейчас вдруг захотелось, чтобы мы дошли до конца. – Она подняла на него глаза. – Это настоящий бред. Вы не собираетесь жениться на мне, а я не хочу выходить за вас. – Ей вдруг представилось, что Питер ждет ее у алтаря. К изумлению Элен, в этом образе не было ни малейшей фальши.

– Я подумал…

Он увидел, как в ее глазах промелькнул огонек интереса, и чуть было не сказал, что им следует поближе узнать друг друга, но остановился. Однажды он уже совершил ошибку и не имел желания повторять ее.

– Все дело в том, что вы сейчас сбиты с толку, – отрывисто произнес он, скорее предназначая свои слова себе, а не Элен. – В вас говорит обида на Чарльза. Лучше нам забыть о том, что случилось.

Не успела она ответить, как Питер стремительно вышел из ее квартиры и спустился на улицу. Подставив лицо холодному ночному воздуху, он несколько раз глубоко вздохнул, чтобы прийти в себя. Он сказал себе, что поступил правильно, покинув ее. Но его совесть тут же возразила, что теперь она снова попадет в лапы к Чарльзу Такеру, а следовательно, он поступил неправильно. Такеры не стоят Элен Риз.

– Можно подумать, что я влюблен в нее, – проворчал Питер, забираясь в автомобиль. Элен сейчас очень уязвима, и, если он приложит усилия, у него есть шанс завоевать ее. Но со временем она преодолеет шок, вызванный предательством Чарльза, и пожалеет, что вышла замуж так необдуманно. Он еще сильнее нахмурился.

Но если она выйдет за Такера, то явно будет несчастлива. Питер не сомневался в этом. «Или мне только хочется так думать?» Он помрачнел еще больше и поехал назад, к дому профессора.

Элен смотрела из окна на отъезжающий автомобиль Питера. Уже второй раз этот человек спровоцировал ее на совершенно несвойственное ей развязное поведение.

– Он прав, я просто сбита с толку, – пробормотала она, возвращаясь на диван. Питер Уитли – это не более чем экзотическое приключение, призванное несколько смягчить боль, которую причинил ей Чарльз. К счастью для нее, Питер оказался порядочным человеком. И сострадательным к тому же, добавила она, вспоминая, как они разыскивали в лесу Пайерсов. А теперь, узнав о его бывшей жене, Элен даже могла понять обвинения, которые он предъявил ей. С унылой гримасой она признала, что вообще-то Питер хороший человек, и это было самое приятное открытие за сегодняшний день.

Однако раздумья о Питере Уитли не помогут решить стоявшую перед ней проблему! Она попыталась сосредоточиться только на Чарльзе, но образ Питера устоял и, более того, снова принялся разжигать в ней пламя желания.

– Я совсем запуталась! – пожаловалась Элен и, схватив подушку, уткнулась в нее лицом, чтобы заглушить горестный стон.

Зазвонил телефон, и Элен, приподнявшись, покосилась на него одним глазом. Звонки продолжались, и девушка решила ждать, пока сработает автоответчик. Оказывается, это была мама. Устыдившись, Элен схватила трубку.

– Привет, мама!

– Значит, ты дома? – В голосе Рут Риз отчетливо звучало беспокойство. – Поскольку ты не отвечаешь сразу и явно выжидаешь, чтобы узнать, кто звонит, я полагаю, что вы с Чарльзом до сих пор не помирились.

– Пока еще нет.

– Ну что же, ты всегда поступала по-своему. Надеюсь, ты понимаешь, чего лишишься, если порвешь с ним. Я говорю не только о богатой жизни, которую он сможет тебе обеспечить. Чарльз – мягкосердечный, привлекательный молодой человек. Та женщина, скорее всего, сама на него набросилась.

– Он тоже это утверждает, – признала Элен.

– Так я и думала! – торжествующе воскликнула мама.

– Но как быть, если найдется еще женщина, готовая на него наброситься?

– Ну… к тому времени ты уже станешь его женой и сможешь позаботиться о том, чтобы он довольствовался законными отношениями. Я хочу переслать тебе парочку книг, на которые натолкнулась сегодня в магазине. Тебе не помешает немного просветиться перед первой брачной ночью.

Мягкая мамина настойчивость действовала Элен на нервы, но она понимала, что мама искренне желает ей добра. Представив, как воспитанная в строгих правилах Рут Риз просматривает пособия по сексологии, девушка невольно улыбнулась.

Элен знала, что мама вовсе не так меркантильна, как можно было бы судить по ее словам. Ее родители начинали с нуля: отец работал механиком на бензоколонке, а мать, чтобы свести концы с концами, пошла продавщицей в бакалейную лавку. Но она никогда не жаловалась на невзгоды, выпавшие на ее долю в молодости. Пусть они с папой и не имели в изобилии всяческих жизненных благ, союз их был счастливым. Теперь отец Элен владел автозаправочной станцией, а мама вела бухгалтерские книги. Жили они вполне прилично, но доходы их были ничтожны в сравнении с доходами Чарльза. Когда ее родители впервые явились с визитом к Такерам и своими глазами увидели окружавшую их роскошь, они сначала пришли в замешательство, а потом испытали благоговейный трепет перед перспективой, открывшейся их дочери.

Когда Чарльз и Элен объявили о своей помолвке, мама пришла в восторг. Она уже рисовала чудесное будущее, ожидавшее ее дочку. И, честно говоря, Элен тоже предвкушала это будущее…

– Спасибо, мамочка, за звонок, но я сейчас, правда, слишком устала, чтобы обсуждать все это, – вежливо, но твердо заявила Элен. Ей и наедине с собой нелегко было разобраться в своих чувствах к Чарльзу, а любой нажим извне только усложнял проблему… даже если это делалось с самыми благими намерениями. Поблагодарив маму за книжки и еще раз заверив ее, что она не станет поступать опрометчиво, Элен повесила трубку и снова сосредоточила внимание на кольце. Потом откинулась на спинку дивана и закрыла глаза. К ее досаде, перед мысленным взором возникла маленькая лесная хижина.

Элен сердито открыла глаза и выпрямилась. Итак, Питер Уитли сумел пробудить в ней сильное физическое влечение. Но одного этого абсолютно недостаточно для брака. И пожалуй, Питер прав, утверждая, что все ее ощущения только результат разочарования в Чарльзе. Да и какой муж из Питера? Насколько ей известно, у него даже нет собственного дома…

– Неужели я до того дошла, что думаю о нем как о потенциальном муже! – воскликнула Элен. Она всегда считала себя рассудительной, здравомыслящей, практичной. – Такой супруг не подходит мне ни по каким меркам!

И она велела Питеру оставить ее в покое, но он не послушался.

– Ах, так? Тогда я покончу с этим раз и на всегда, – заявила угрожающе Элен и, спрыгнув с дивана, принялась разыскивать телефонный справочник.

– Кажется, вы снова виделись с мисс Риз? – Питер оторвал взгляд от лежавшей перед ним карты, Ян наблюдал за ним с веселым блеском в глазах.

– Что заставило вас предположить это?

– Возвращаясь от нее, вы едва говорите мне два-три слова и кидаетесь к этим картам с таким жаром, словно вас посетило вдохновение. Потом вы внезапно замираете и минут пятнадцать смотрите в одну точку в состоянии, напоминающем коматозное, – объяснил Ян.

Питер выпрямился. Минуту он молчал, потом наконец произнес:

– Меня в самом деле все сильнее влечет к этой женщине.

– Я догадывался об этом. Никогда еще не видел вас таким взвинченным.

Питер нахмурился.

– Извините, если я оказался неприятным гостем.

– О, нет-нет. Напротив, вы доставили мне немало пищи для интересных наблюдений. Я все гадал, сколько еще вам потребуется времени, чтобы понять истинную причину того, почему вы приехали в Бостон вслед за мисс Риз.

– Я сразу открыл вам истинную причину. Я здесь вовсе не для того, чтобы ухаживать за ней. Мне не нужна жена, которая в одно прекрасное утро проснется, посмотрит на меня и воскликнет: «Как это я сюда попала?» А потом обвинит меня в том, что я воспользовался ее растерянностью.

Ян улыбнулся.

– Я посвящу вас в одну маленькую тайну. При каких бы обстоятельствах вы ни вступили в брак, будут дни, когда ваша жена, проснувшись, станет недоумевать, почему она вышла за вас замуж. Это в человеческой природе. Но вы минуете эти рытвины на неровном жизненном пути и пойдете дальше вдвоем.

– Но не тогда, когда она выходит за вас замуж сгоряча, а потом осознает, что вовсе вас не любит… что вы всего лишь послужили подпоркой, которая помогла ей преодолеть обиду и разочарование.

– Возможно, – признал Ян.

Громкий стук в дверь прервал их разговор. Ян пошел открывать и, с любопытством взглянув на молодую женщину, стоявшую на крыльце, улыбнулся ей.

– Вы – профессор Кокран? – спросила Элен и быстро добавила: – Я – Элен Риз. Мне необходимо поговорить с Питером Уитли.

– Да, конечно, прошу вас. – Посторонившись, он жестом пригласил ее войти.

– Извините, что я так поздно, – сказала она, проходя в дверь.

Ян улыбнулся еще шире.

– Не стоит извиняться. Честно говоря, я очень хотел встретиться с вами.

Элен покраснела при мысли, что Питер мог посвятить профессора в подробности их отношений. Впрочем, это не имеет значения, сказала она себе. Она пришла сюда с определенной целью, и только об этом ей надлежало сейчас думать.

– Питер в гостиной. – Ян кивнул на открытую дверь, и Элен решительными шагами вошла туда.

Питер посмотрел на нее с изумлением.

– Мне хотелось бы кое-что узнать о вас, – коротко бросила она.

Его удивление сменилось настороженностью.

– Что именно вы хотите узнать?

– Вы ведете скитальческую жизнь, не так ли? У вас, кажется, даже нет своего очага… дома или хотя бы пещеры, какого-то жилья, где бы вы были полноправным хозяином?

– У меня есть жилье, – произнес он спокойно.

Но такой ответ не устроил Элен. Она пришла сюда затем, чтобы избавиться окончательно от этого человека.

– То есть пещера? – спросила она скептически.

Питер не смог сдержать улыбки.

– Нет. Это дом.

Элен заметила в его глазах озорные искорки и почувствовала, как у нее подгибаются колени. Напряжение, которое нарастало внутри, прорвалось наружу.

– Оставьте свои улыбочки, мистер Уитли! Вы не имели никакого права врываться в мою жизнь и усложнять ее еще больше.

Улыбка сбежала с его лица.

– Это не я вторгся в вашу жизнь, а вы. Если кого-то здесь и можно обвинить, во вторжении в чужую жизнь, так это вас.

– Не помню, чтобы я просила вас приезжать в Бостон, – возмущенно парировала она.

– Тут вы правы, – согласился он.

Элен была сердита на себя. Она пришла не затем, чтобы спорить с ним. Ей нужна конкретная информация.

– Насчет вашего дома – он, должно быть, расположен в Богом забытой глуши, куда не ступает нога человека?

– Он и правда стоит особняком.

– Я так и знала. Такая же хижина, как в Нью-Гэмпшире, разве что более убогая. – Она смерила его гневным взглядом. – И работы у вас постоянной тоже нет, не так ли? Вы пользуетесь щедростью ваших друзей, а работаете, только когда нужда заставит.

Услыхав это обвинение, он нахмурился.

– У меня есть собственная консультационная фирма, и доходов вполне хватает, чтобы свести концы с концами.

Она смущенно покраснела.

– Хорошо. Извините, что приняла вас за иждивенца.

Питер продолжал выжидательно смотреть на нее.

– А вы не поясните, к чему все эти вопросы?

– Нет. – Ее взгляд снова стал сердитым. – Как-то вы упомянули, что много путешествуете.

– Этого требует моя работа.

– Значит, можно смело сказать, что вы почти не бываете дома… где бы он у вас ни был?

– Да, это можно сказать смело.

– Так я и думала! – На лице Элен появилось торжествующее выражение. – Вы не годитесь в мужья… для меня по крайней мере. Думаю, ваша первая жена оставила вас не потому, что нашла более состоятельного человека, а потому, что вас никогда не было дома. Нет, такая жизнь не по мне.

Элен круто развернулась и направилась к выходу. Проходя мимо профессора Кокрана, она бросила:

– Спасибо, и еще раз извините, что нарушила ваш вечерний отдых.

– Напротив, вы внесли в него недостающее оживление, – откликнулся он, провожая ее в прихожую. – Спасибо за то, что зашли.

Элен снова покраснела и быстро вышла на улицу. Садясь в машину, она сказала себе, что ей вовсе не стыдно за сцену, которую она закатила. Теперь она знает ответы на все свои вопросы, может вернуться домой и трезво, как положено взрослому человеку, распорядиться собственной жизнью.

Закрывая за гостьей дверь, Ян засмеялся тихим стариковским смехом. Обернувшись к Питеру, он сказал:

– Вот это женщина с огоньком. Она мне понравилась. И не ошибусь, если возьмусь утверждать, что она к вам неравнодушна. – В его голосе зазвучал отеческий упрек. – Вы могли бы нарисовать и более привлекательную картину вашего образа жизни.

– Я ответил ей честно, – возразил Питер. – Работа заставляет меня скитаться по всему земному шару.

– Но вы могли упомянуть, что и ей было бы позволено сопровождать вас… путешествовать по романтическим местам, любоваться чудесными пейзажами. Она могла бы даже стать вам помощницей. Вы всегда жалуетесь на поломки в механизме. А она, как вы говорили, инженер-механик. Может быть, она сумела бы усовершенствовать этот механизм?

Питер сдвинул брови.

– В другой ситуации я попробовал бы добиться ее расположения. Вы правы, между нами возникло сильное физическое влечение, но мне ясно, что она борется с ним когтями и зубами. Она мечтает о жизни, которую сможет ей дать Чарльз Такер… о загородных клубах, светских раутах, изысканных балах. Она пришла сюда в поисках фактов, которые свидетельствуют против меня.

– И кажется, почти убедила себя, что вы неподходящая на нее партия, – признал Ян. – Но ей не пришлось бы этого делать, если бы идея о браке с вами не пришла ей на ум.

– Я уже говорил вам, что она в замешательстве. Я не вправе воспользоваться ее теперешним состоянием. Мы оба потом можем об этом пожалеть.

– По-моему, если вы приложите старания и отобьете мисс Риз у мистера Такера, то спасете ее от участи, о которой она пожалеет позже гораздо больше. Для нее лучше проснуться «вашей постели и удивиться, как она в ней оказалась, чем осознать весьма неприятную правду в постели Чарльза, – не соглашался Ян. Его лицо постепенно мрачнело. – А сейчас вы сделали все возможное, чтобы толкнуть ее в объятия Чарльза.

Питер вынужден был признать, что профессор прав.

Вернувшись домой, Элен села на диван и сунула палец в обручальное кольцо Чарльза. Брак с ним – вот правильное решение. Так считает мама, и Чарльз дал обещание хранить ей верность. А что касается подозрений, которые возникли у нее сегодня на его счет, то это несправедливая оценка. Чару, как всякому руководителю производства, приходится проявлять твердость. И если он время от времени пользуется своим положением, то, несомненно, имеет на это право. Кольцо оттягивало руку, и решимость Элен поколебалась.

– Не будь дурочкой, – одернула она себя и оставила кольцо на пальце.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

На следующее утро Элен сидела за завтраком и рассеянно глядела на чашку с крепким черным кофе. Всю ночь ей снились сны. В основном это были неясные, расплывчатые тени, скрытые в тайниках подсознания. Но один сон сильно от них отличался. Ее обнимали руки Питера, и все ее тело трепетало от радости. Внезапно Питер исчез, и на его месте возник Чарльз. И она проснулась, продрогшая и несчастная.

– Я не верю в любовь с первого взгляда, – сказала она, обращаясь к своему отражению в чашке. – К Питеру Уитли я испытываю всего лишь мимолетное желание.

Тут совсем некстати ей пришло в голову, что, пока это состояние длится, оно могло бы принести много удовольствия.

Телефонный звонок заставил ее вздрогнуть.

– Здравствуй, дорогая, – услышала она голос мамы. – Я всю ночь о тебе тревожилась.

– Мама, ты веришь в любовь с первого взгляда? – устало спросила Элен.

– Ну, признаюсь, увидев впервые твоего папу, я сразу поняла, что это мой мужчина. Тогда ему было семь лет, а мне пять. – В голосе Рут Риз появились тревожные нотки. – Но при чем тут ты? Опять этот Питер Уитли?

– Он возбудил во мне довольно сильные эмоции, – признала Элен.

– Это только реакция на поступок Чарльза… или дань уходящей юности. Ты ведь никогда не предавалась обычным для подростков сумасбродствам. И возможно, желание сблизиться с Питером Уитли – это твой способ наказать Чарльза. – Тревога в мамином голосе усилилась. – Надеюсь, ты не наделала глупостей? Не позволила ему ничего лишнего?

– Нет. – Элен испытала острый укол сожаления.

Голос Рут сделался строгим.

– Обдумай хорошенько каждый из вариантов и представь себе свою жизнь лет, скажем, через пять.

– Через пять лет меня уже может не быть на свете.

– Именно! А что, если у тебя успеет родиться ребенок или даже два? Ты знаешь, что Чарльз обеспечит им достойное существование. А как насчет мистера Уитли? Думаешь, он сумеет вырастить их в одиночку?

– Это существенное замечание, – согласилась Элен. У нее вдруг сильно разболелась голова. – Мне надо собираться на работу. Не беспокойся: я буду вести себя осмотрительно.

Одеваясь, Элен обдумывала мамины слова. Она вспомнила, каким равнодушным и безучастным выглядел Чарльз, позируя с какими-то малышами на одном из благотворительных приемов, устроенных его матерью. «Это естественно для мужчины – испытывать неловкость, общаясь с маленькими детьми. С собственным ребенком он будет совсем другим», – уверила она себя тогда. Внезапно Элен вспомнила, как ласков был Питер с Филипом Пайерсом, как естественно он выглядел с мальчиком на руках.

– Питеру Уитли не нужны ни жена, ни дети, – заворчала Элен. – А даже если и нужны, после их вчерашнего вечернего разговора он вычеркнул ее из списка кандидаток.

– Думай о Чарльзе! – велела она себе. Ее глаза снова обратились на кольцо, и она вспомнила, какой восторг испытала, когда Чарльз впервые надел его ей на палец. Пора было бежать на завод. Сняв кольцо, она положила его в коробочку и уже направилась к двери, но на самом пороге вдруг резко остановилась, вернулась, достала кольцо, снова надела его на палец, а коробочку сунула в карман. Она решила выйти замуж за Чарльза и, значит, станет носить кольцо повсюду, где это позволено правилами безопасности.

Войдя в свою контору, она нашла на столе записку от Чарльза, где он сообщал, что весь день будет занят на деловых совещаниях, но в семь заедет за ней, чтобы поужинать вместе. Элен, узнав, что у нее в запасе несколько часов, почувствовала облегчение.

Она прошла дальше по коридору и постучала в дверь Пола.

– Войдите, – буркнул он.

– Извините меня за вчерашнее. Я не хотела создавать вам трудности, – произнесла она виноватым голосом.

Пол пожал плечами.

– Нам не хватало вас, но мы справились.

Сегодня Пол казался более непринужденным, каким Элен уже давно не видела его. Он кивнул на пачку бумаг, лежавшую на столе.

– Вы очень помогли бы мне, если бы просмотрели эти анкеты.

– Мы берем новых сотрудников? – удивилась Элен.

– Чарльз намерен до свадьбы найти вам замену.

Чарльз действительно говорил, что хочет, чтобы она оставила работу и полностью посвятила себя роли жены. Она еще не дала на это согласия, но, разумеется, согласится. К тому же в последнее время работа ей несколько наскучила. Элен предпочла бы, чтобы в ней было творческое начало. Хотелось самой проектировать механизмы или на худой конец чинить их. После свадьбы она сможет превратить в мастерскую уголок гаража Чарльза, рассчитанный на четыре автомобиля, и попробовать сконструировать что-то свое. Но ее неприятно кольнула мысль, что Чарльз принял решение, не посоветовавшись с ней.

Он просто заботится о том, чтобы предприятие работало без перебоев, рассудила Элен.

– Я с радостью помогу вам, – сказала она.

– Возьмите анкеты в свою комнату, просмотрите их и составьте перечень, начиная с самых, по вашему мнению, предпочтительных кандидатур. Тогда мы сможем приглашать их для собеседования, – проинструктировал ее Пол.

Чарльз, видимо, ничуть не сомневается в том, что сумеет снова завоевать ее, подумала Элен, забирая бумаги. Что же, он уверен в себе. Нечестно теперь ставить ему в укор то, что прежде ей так нравилось в нем. И ведь он прав, добавила она мысленно, покосившись на блестевший на пальце бриллиант. Накатила смутная тревога, но Элен намеренно оставила ее без внимания. Она сделала правильный выбор!

Просмотрела анкеты, разложила их в правильном, с ее точки зрения, порядке, и только принялась за отчет о достоинствах и недостатках двух моделей моторов для новой производственной линии, как в дверь постучали и вошла Лоретта Такер.

– Я хочу пригласить вас пообедать вместе, – сказала дама. Ее взгляд задержался на руке Элен. – Итак, вы все же решили выйти замуж за моего сына. Как это мило. Мы можем обсудить за обедом подготовку к свадебной церемонии.

Элен вяло улыбнулась.

– Я не уверена, что готова к этому. – Лоретта ответила ей материнской улыбкой.

– Заняться этим никогда не рано. Идемте. Сохраняя на лице улыбку, Элен выключила компьютер, взяла шубу и кошелек. У нее не было особого настроения обедать с Лореттой, но не хотелось обижать будущую свекровь.

– Я заказала столик в загородном клубе, – сообщила Лоретта на пути к выходу. Они сели в шикарный лимузин с шофером, и, когда вы ехали со стоянки, Лоретта открыла маленький холодильник. – Простите, что нет шампанского, чтобы выпить за ваше решение выйти замуж за Чарльза, но немного вина все же найдется.

– Мне нужна ясная голова, чтобы доработать до конца дня, – вежливо отказалась Элен.

Лоретта слегка оттопырила губы.

– Как досадно. – Но ее улыбка тут же вернулась снова. Она налила себе вина и, кивнув Элен, отпила большой глоток. – Я так рада за вас с Чарльзом. Эта новость очень оживит наш обед. Я, по правде сказать, чувствовала себя виноватой оттого, что не заступилась за него перед вами, но теперь в этом нет необходимости. Теперь мы наконец сможем начать подготовку к знаменательному дню.

Хотя Элен и повторяла себе миллион раз, что, соединяясь с Чарльзом, она поступает правильно и разумно, настойчивое желание Лоретты заняться свадебными приготовлениями вызвало у нее новый прилив беспокойства. «Видимо, я просто нервничаю, это свойственно людям перед резкими переменами в жизни», – рассудила она. Правда, до роковой субботней ночи она не испытывала ничего похожего… Снова в ее мысли вторгся Питер Уитли, но она поспешно прогнала его прочь.

В клубе их подвели к стоявшему особняком в оконной нише столику.

– Принесите шампанского, самого лучшего, какое у вас есть, – сказала Лоретта подошедшему официанту. – И не забудьте открыть бутылку. Терпеть не могу привлекать к себе внимание. – Она взглянула на Элен. – Вы уверены, что не хотите ко мне присоединиться?

– Я выпью только кофе, – ответила Элен. – Меня действительно еще ждет работа.

Официант отошел, а Лоретта понимающе улыбнулась.

– Вы еще научитесь пить шампанское в любое время дня. Невинные удовольствия делают жизнь гораздо приятнее.

Это замечание несколько удивило Элен. Она всегда считала Лоретту счастливой и всем довольной женщиной. Лоретта тем временем просматривала меню.

– Здесь восхитительно готовят лососину.

– Звучит аппетитно, – ответила Элен, не испытывая никакого желания заглядывать в здешнее меню. Она уже видела его однажды. Большинство названий давалось по-французски, а цены отсутствовали. «Интересуются ценами здесь только чужаки», – сказал ей однажды Чарльз. Тогда его слова произвели впечатление на Элен, а теперь показались снобистскими и только вызвали раздражение.

Принесли шампанское, и, делая заказ, Лоретта успела опустошить бокал. Перед тем как уйти, официант наполнил его снова. Вспомнив, как будущая свекровь пила вино в лимузине, Элен почувствовала себя неуютно.

– Я обещала мужу и сыну много не пить на людях, – призналась Лоретта, осушив второй бокал и наливая третий. – Но у меня выдалась бессонная ночь, а вы, кроме того, никакая не посторонняя, вас уже можно считать членом семьи.

Элен вовсе не улыбалось объяснять Чарльзу, как вышло, что она позволила его матери напиться за обедом.

– Может быть, вам перейти на кофе? – осторожно предложила она.

Лоретта подняла руку, приглашая ее не волноваться.

– Мне просто требовалось два бокала, чтобы снять напряжение. Третий я стану цедить по капле, обещаю.

«Хорошо еще, что она сегодня не за рулем», – подумала Элен.

Лоретта придвинулась ближе и понизила голос:

– Чарльз не захотел рассказать мне, из-за чего вы поссорились, но я полагаю, тут замешана другая женщина.

Вспомнив, как Дженет спускалась вниз по лестнице в рубашке Чарльза, Элен смущенно пошевелилась на стуле. Лоретта доверительно улыбнулась.

– Так я и думала.

Чувствуя себя неловко оттого, что невольно выдала тайну, в которую Чарльз явно не желал посвящать свою мать, Элен быстро проговорила:

– Он пообещал, что этого больше не повторится.

Лоретта погладила ее по руке.

– И вы, конечно, ему поверили.

Покровительственный тон собеседницы еще больше смутил Элен.

– Вы хотите сказать, что я слишком наивна?

– Милая моя, наивным было бы отказаться от всего этого… – Лоретта замолчала и широким жестом указала рукой на элегантную обеденную залу и гавань за окнами, – только потому, что ваш муж заглядывается на других женщин.

Она снова понизила голос и склонилась к Элен.

– Вначале всегда трудно, но постепенно привыкаешь. Устраиваешь истерику, грозишь разводом, он ублажает тебя каким-нибудь экстравагантным подарком, и ты живешь себе дальше.

До Элен доходили слухи о любовных похождениях Говарда Такера, но она не верила им, потому что Лоретта всегда выглядела безмятежной и удовлетворенной своим браком.

– Мне казалось, что вы счастливы с Говардом.

– Мы и счастливы, – лукаво улыбнулась Лоретта. – Он играет в свои игры, а я – в свои. Мне приятно сознавать, что мы стоим друг друга. Он, конечно, считает себя гораздо умнее, и я его не разубеждаю. Это дает мне преимущество.

Она снова ласково похлопала Элен по руке.

– Вам следует принять это к сведению. Полезно бывает разыгрывать эдакую святую невинность.

И она залпом осушила третий бокал. Элен вовсе не понравилась картина, которую нарисовала ей миссис Такер.

– Я очень благодарна вам за приглашение на обед, – сказала она, – но я вспомнила об одном важном деле, которое должна сегодня закончить в конторе.

Лоретта внезапно покраснела.

– Вы ведь не расскажете сыну о нашей беседе? Он будет недоволен, узнав, что я позволила себе кое-какие намеки. – Она прикрыла рот ладонью, подавляя икоту. – И о шампанском тоже не расскажете, правда?

– Я ни о чем не стану ему рассказывать, – пообещала Элен. – И еще раз большое вам спасибо, – добавила она искренне.

Выйдя из клуба, Элен решительно сняла с пальца кольцо и убрала его в коробочку. Лоретта Такер, может быть, и готова продать душу за земные удовольствия, но она на это не пойдет никогда.

Лоретта сидела за столиком одна с задумчивым выражением на лице.

– Ваша спутница скоро подойдет? – спросил официант, возвращаясь с заказанными блюдами.

– Не думаю. Я только что угостила ее хорошей порцией истины, и, кажется, она не пришлась ей по вкусу. – Лоретта улыбнулась. – А теперь я должна отметить доброе дело. Принесите мне настоящего шампанского, чтобы запить этот имбирный эль.

– Хорошо, мэм, – ответил официант с заговорщицкой усмешкой.

Элен передала Чарльзу через Гарриет, что хочет повидать его перед тем, как он уйдет с завода. На этот раз она твердо знала, что приняла верное решение.

Оставшееся до конца рабочего дня время Элен посвятила отчету, который начала делать утром. Она уже заканчивала его, когда в дверь постучали и вошел Чарльз.

– Надеюсь, ты не собираешься отменить наш ужин под предлогом срочной работы? – сказал он с самой очаровательной из своих улыбок. – Я не могу допустить, чтобы мои подчиненные лишали себя пищи и падали в обморок от изнеможения прямо на рабочем месте.

Элен поднялась ему навстречу.

– Я не поеду ужинать с тобой, но не из-за работы. Я не выйду за тебя замуж, Чарльз. Я все пыталась убедить себя, что снова смогу тебе верить, как раньше, но мне это не удалось.

Улыбка сбежала с его лица, брови сдвинулись.

– Ты несправедлива.

– Может быть, – согласилась она. – Но у меня никак не идет из головы эта история с Дженет.

– И все из-за того неандертальца, Уитли? Он приехал сюда за тобой, и ты обнаружила, что пещерный житель подходит тебе больше.

– Он никакой не неандерталец, – резко ответила Элен и сама удивилась собственной пылкой готовности броситься на защиту Питера.

Чарльз язвительно улыбнулся.

– В самом деле, Элен, я был лучшего мнения о твоем вкусе.

Его оскорбительный тон рассердил ее.

– Дело вовсе не в Питере Уитли, а в тебе самом, в твоей неспособности хранить верность.

Взгляд Чарльза стал холодным.

– Ты что, приняла окончательное решение?

Элен достала из кармана коробочку и протянула ее Чарльзу.

– Да. И мне очень жаль, что все так обернулось.

Он взял коробочку и опустил в карман.

– Надеюсь, ты сегодня же освободишь рабочий стол. Я распоряжусь, чтобы тебе выписали чек на сумму твоей трехмесячной зарплаты, его принесут завтра утром тебе на квартиру.

– Ты меня увольняешь? – Элен недоверчиво уставилась на него.

– Я не люблю видеть перед собой людей, которые напоминают мне о моих ошибках.

Элен не верила своим ушам и глазам. Чарльз, которого она знала раньше, исчез. Перед ней стоял незнакомец, в каждой черточке лица которого запечатлелось холодное презрение.

– Если хочешь получить приличные рекомендации, советую уйти без лишнего шума, – закончил он.

Элен вспомнила, как Дженет собиралась в Калифорнию, и усомнилась, так ли уж ей хотелось покидать город.

– Если не получается по-твоему, ты просто откупаешься от человека? – Судя по всему, она впервые увидела подлинного Чарльза. – А я думала, ты в самом деле любишь меня.

– Вот это как раз меня в тебе и привлекало… наивность и невинность. – Он надменно усмехнулся. – Мне всегда казалось занятным знакомить девственниц с миром чувственных ощущений. В общем, достаточно было бы просто соблазнить тебя, но ты твердо уперлась в свои принципы. Кроме того, мой отец считает, что мне пора жениться и создать семью, и я согласен с ним. А ты представлялась идеальной избранницей. Ты умна, привлекательна, но не столь эффектна, чтобы я ревновал тебя к другим мужчинам. Ты мечтала о доме и детях, и мне казалось, что ты довольно покладиста. Я ошибался и хочу, чтобы ты сегодня же ушла.

– Ты никогда не любил меня.

Он пожал плечами.

– Ты мне нравилась. Это самое большее, на что я способен.

– Очаровательный, любящий, заботливый мужчина, которого, как мне казалось, я хорошо знала, был только видимостью, – пробормотала она.

– Как сказал Шекспир, жизнь – это пьеса, а люди в ней актеры… или что-то в этом роде. – Он повернулся, чтобы идти, но, взявшись за дверную ручку, помедлил. – Ты скажешь всем, что мы расстались полюбовно. В противном случае на выходное пособие можешь не рассчитывать, а в характеристике я напишу, что ты неуживчива в коллективе и плохой работник.

Элен новыми глазами смотрела на этого стоявшего перед ней незнакомца.

– Одна вещь меня просто озадачивает, – сказала она прежде, чем Чарльз успел открыть дверь.

Он обернулся.

– Скажи, почему ты готов был посмотреть сквозь пальцы на мою интрижку с Питером Уитли, если бы она имела место? – И тут ее осенило: – Ты собирался напоминать мне об этом всякий раз, когда я узнавала бы о твоих похождениях?

– Это слишком банально. Если бы тебе не удалось убедить меня, что ты не позволила этому неотесанному дурню затащить тебя в постель, я уговорил бы тебя вернуться ко мне, а потом бросил бы, как горячую картофелину.

Лицо Элен осветила догадка.

– Чтобы покинутой оказалась я?

– Именно так.

Элен молча смотрела, как он уходит. По крайней мере, ей довелось познакомиться с истинным Чарльзом Такером прежде, чем она вышла за него замуж.

Спустившись на склад, Элен взяла там несколько коробок, потом отнесла анкеты Полу.

– Я ухожу, – сказала она просто, кладя стопку бумаг на его стол. – Я разложила их в порядке пригодности кандидатов.

Пол перевел взгляд с ее осунувшегося лица на безымянный палец.

– Вы порвали с Чарльзом?

– Это было наше общее решение, – натянуто ответила Элен. Хотела добавить, что рада была вовремя узнать, какой крысой оказался их общий босс, но промолчала. Она не сомневалась, что Чарльз сдержит слово и сделает все, чтобы помешать ей устроиться на новое место.

Пол посмотрел на нее с отеческим участием.

– Лучше до свадьбы понять, что вы не подходите друг другу, чем после.

– Вы совершенно правы, – откликнулась она. Он дружески улыбнулся ей, и Элен поняла по его глазам, что он-то прекрасно знает истинную цену Чарльзу. Она тоже улыбнулась ему. Затем, вернувшись к себе, принялась собирать вещи. Через несколько минут Пол вошел к ней и предложил помочь донести коробки до машины.

Выезжая с заводской стоянки, Элен увидела, как навстречу ей заворачивает лимузин Лоретты. Этой женщине она будет вечно признательна.

Лоретта нашла своего сына мрачно глядящим в окно кабинета.

– Я только что повстречала Пола. Он сказал мне, что Элен уволилась.

Чарльз обернулся.

– Она решила, что не выйдет за меня замуж, ну а я решил, что не хочу больше видеть ее.

– Словно одну из твоих игрушек, когда она ломалась или надоедала, – задумчиво произнесла Лоретта.

Он хмуро взглянул на нее.

– Я поступил справедливо. Выписал ей выходное пособие в размере трехмесячной зарплаты и собираюсь распорядиться, чтобы она получила самые благоприятные рекомендации.

– Разумеется, это вполне справедливо, – признала Лоретта, усаживаясь на один из вертящихся кожаных табуретов.

Чарльз презрительно усмехнулся.

– Она сказала, что тот неандерталец Уитли никак не повлиял на ее решение, но готов, спорить, это не так. Наверное, она вообразила, что жить в пещере очень романтично.

– Может быть, – допустила Лоретта.

– Вот пусть и наслаждаются там обществом друг друга.

– Я уверена, что Элен получит то, чего заслуживает, – мягко проговорила Лоретта.

Чарльз подозрительно взглянул на мать.

– Я полагал, что Элен тебе нравится.

– Это так. Но она, несомненно, не для тебя. Тебе нужна женщина, которую можно купить… так же, как меня.

Чарльз нахмурился.

– Ты знаешь, что я терпеть не могу твоих самообличительных речей.

– Это вовсе не самообличение, а правда. Я сознательно приняла такую жизнь и вполне ею довольна. Знаешь, как говорится… на деньги счастье не купишь, зато они позволяют как можно роскошнее обставить прозябание…

– Ты снова пила, – с досадой заключил Чарльз.

– Ничего подобного. Я выпила только бокал вина и еще бокал шампанского несколько часов назад. – Лоретта легко поднялась на ноги. – Весь день я просидела на скучнейшем собрании, посвященном организации благотворительного бала в будущем месяце. Так что будь лапочкой и отвези меня в какое-нибудь уютное местечко поужинать. Туда, где нам не грозит опасность столкнуться с твоим отцом и его последней малышкой.

– Если ты обещаешь, что будешь хорошо себя вести и не станешь притрагиваться к спиртному, – поставил условие Чарльз.

– Обещаю, – ответила она, беря его под руку.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Элен склонилась над картой Соединенных Штатов. «Где бы мне хотелось работать?» – размышляла она. Девушка твердо решила покинуть Бостон. Чем дальше от Чарльза, тем лучше. Канзас-Сити, где жили родители, гоже не подходил. Расторгнутая помолвка, несомненно, заставит маму броситься на лихорадочные поиски жениха для дочки, а Элен не имела ни малейшего желания в них участвовать.

– По крайней мере, я уезжаю, ни о чем не жалея, – добавила она, радуясь, что осталась верна принципам и не отдала Чарльзу свою невинность. Какую пустоту и отчаяние чувствовала бы она сейчас, если бы уступила ему!

Но все-таки что-то точило ее. Правда, к Чарльзу это не имело отношения. Причиной был Питер Уитли.

«Мы абсолютно не подходим друг другу», – твердила Элен про себя. Ей нужен семейный очаг, а оседлый образ жизни не в его натуре. Единственное, что есть у них общего, – слепая взаимная страсть. Впрочем, после вчерашнего он больше не захочет ее видеть, и это, пожалуй, к лучшему.

Стук в дверь удивил ее. Открыв, она потеряла дар речи, как если бы перед ней оказался призрак.

– Добрый вечер, – произнес Питер, нарушая молчание.

Его появление вызвало в ней всплеск радости.

– Я решила, что после вчерашнего вечера вы больше не захотите иметь со мной дела, – выпалила она, все еще с трудом веря, что это он. Но тут заметила в его глазах холодную решимость, и радость угасла.

– Я счел необходимым все же высказаться. – Питер вошел в прихожую, и Элен попятилась, чтобы дать ему дорогу.

Что-то в ней переменилось, подумал он, она стала более спокойной. Что, если он опоздал и Элен дала согласие стать женой Чарльза? Питер сжал зубы. А Элен собиралась с силами.

– Полагаю, вы здесь затем, чтобы сообщить мне, что, с вашей точки зрения, я была бы никудышной женой. Ну что же, начинайте…

– Я пришел не для этого. – Питер вовремя удержался и не добавил, что, по его мнению, из нее получилась бы отличная жена, но только не для такого человека, как он. – Вы были правы насчет меня. Я не вписываюсь в ваши представления о хорошем муже. Образ жизни я действительно веду неупорядоченный. Более того, и от своей жены я ждал бы, чтобы она разделила со мной мою жизнь. А это значит, что иногда пришлось бы жить в палатке в глухих местах, безо всяких удобств, среди насекомых величиной с палец и ядовитых змей…

Нарисованная им картина не только не вызвала в Элен отвращение, но и заинтриговала ее. То есть перспектива встречи с насекомыми величиной с палец и змеями не особенно пришлась ей по душе, однако жизнь вместе с Питером в палатке имела свою привлекательность.

– Впрочем, мои качества как мужа здесь ни при чем. Речь идет о Чарльзе Такере, и, по-моему, он будет не лучшим мужем. Если у вас есть голова на плечах, присмотритесь все-таки повнимательнее к этому парню, прежде чем окончательно связать с ним судьбу, – грубовато закончил Питер.

В этот момент Элен подумала, что ни у кого не видела таких ярких синих глаз.

– Здесь вы правы.

У Питера словно гора с плеч свалилась.

– Значит, вы решили не выходить за него замуж?

– Да, и вряд ли наши пути когда-нибудь пересекутся снова. – Элен кивнула на коробки, стоявшие в углу гостиной. – Он уволил меня.

– Уволил вас? Только потому, что вы не захотели стать его женой? – Так этот тип оказался еще большим ничтожеством, чем он думал!

– Я буду вам благодарна, если вы никому об этом не расскажете, – натянуто проговорила Элен, преодолевая смущение: ведь она не только обманулась в Чарльзе, но и согласилась на его требования, что было еще более унизительным. – Если я не стану разглашать истинную причину нашей размолвки, он выплатит мне жалованье за три месяца и даст хорошие рекомендации.

Питер нахмурился.

– Вы позволили ему купить себя?

Элен сердито сверкнула на него глазами.

– Я поступила практично, не более того. Мне хочется уехать как можно дальше отсюда, а для этого потребуются деньги и рекомендации, чтобы устроиться на новую работу.

Его миссия закончилась, пора было уходить и возвращаться к прежней жизни.

– Желаю вам удачи, – сказал он.

Питер взялся за дверную ручку, и Элен поняла, что стоит двери за ним закрыться, и она больше никогда его не увидит. Ее сердце болезненно сжалось.

– А вашей фирме не нужен инженер-механик? Или хотя бы просто хороший механик? – И тут же оцепенела от собственного нахальства.

Секунду он колебался. Покидать ее было мучительно трудно. Но это, по крайней мере, достойный поступок, повторял он себе, наверное, уже в сотый раз.

– Не думаю, что мне следует брать вас на работу. Не стану отрицать, что нахожу вас привлекательной… очень привлекательной. Я вовсе не уверен, что сумею держаться от вас на расстоянии, а вы только что пережили разочарование личного характера, вы можете оказаться легкой добычей. Я не хочу, чтобы между нами произошло что-то, в чем мы оба потом раскаемся.

Элен знала, что он прав. Сейчас ей следует быть особенно осторожной с мужчинами. Но в эту минуту ей больше всего хотелось поцеловать его в уголки губ, чтобы исчезли эти суровые складки и появилась мягкая улыбка. Но рассудительность взяла верх, и она не решилась…

– Моя мама считает, что вы моя дань юношескому сумасбродству. – Она вспыхнула, поняв, что произнесла это вслух.

– Сумасбродству? – криво усмехнулся Питер.

– Мне не удалось перебеситься в юные годы, а, наверно, следовало бы.

Лицо Питера стало серьезным.

– Я так не думаю. Вы хранили верность своим принципам, и я преклоняюсь перед вами за это.

Элен выглядела такой печальной, что его захлестнуло желание обнять ее, привлечь к себе. Но Питер знал, что на этот раз не сможет остановиться. Достав бумажник, он вынул визитную карточку.

– Через день или два я улетаю в Гватемалу.

Когда вы устроитесь на новом месте, напишите мне по этому адресу и дайте знать, где вас искать. На обратном пути я к вам заеду. Если наше влечение друг к другу не угаснет, мы поймем, что это нечто большее, чем запоздалое сумасбродство или следствие любовного разочарования.

– Что ж, это разумно. – Элен приняла карточку из его рук. Вместо точного адреса на ней стоял номер почтового отделения в Орегоне. Элен горько усмехнулась. Питер хочет вычеркнуть ее из своей жизни и нашел вежливый способ это сделать. Она гордо распрямила плечи. – У меня в самом деле сейчас в чувствах царит какая-то неразбериха. Скорее всего, мы с вами совершенно несовместимые люди.

– Напишите мне, – сказал он и поспешно ушел, чтобы не заключить ее в объятия, потому что воля уже готова была его покинуть.

Когда дверь за ним захлопнулась, у Элен задрожал подбородок. Это прощание причинило ей нешуточную боль, и она едва удерживала готовые хлынуть слезы. Что с нею происходит? Она знакома с Питером Уитли меньше недели, и большую часть этого времени они ссорились. Неужели не ясно, что лучше им идти по жизни разными путями? Девушка бросила карточку в корзину для бумаг. Никуда она писать, конечно, не станет…

А Питер в нерешительности стоял возле своего автомобиля. Внезапно он вздернул подбородок, вошел в подъезд и снова постучал в квартиру Элен. Когда она открыла, он вошел и толчком ноги захлопнул за собой дверь.

– Выходите за меня замуж!


Элен ошеломленно уставилась на него. Может, ей это только снится? Она зажмурилась и опять открыла глаза, но Питер никуда не исчез. Слова согласия уже готовы были сорваться с ее губ, но вместо этого она спросила:

– А что, если мы поймем, что не подходим друг другу?

– Я предпочитаю, чтобы вы задавались этим вопросом, просыпаясь рядом со мной, чем из-за неразберихи в чувствах бросились в объятия субъекта, который использует вас, а потом выкинет, как ненужную вещь.

– А я думала, вы ни за что не захотите обременять себя такой женой, как я, – сказала Элен, все еще не веря, что это происходит в действительности.

– Любой выбор, который нам приходится делать в жизни, до какой-то степени авантюра, так почему же брак должен быть чем-то другим? – Больше всего Питеру сейчас хотелось перекинуть ее через плечо и унести к себе домой.

– Ваше предложение – безумие, и мы оба это знаем, – смущенно пробормотала Элен. – Но… если вы говорите серьезно… – Она помедлила, чтобы дать ему последнюю возможность передумать.

– Я говорю серьезно, – твердо произнес Питер.

– Тогда хорошо, я выйду за вас замуж. – Элен ожидала, что после этих слов ее охватит паника, но вместо этого ощутила радостный трепет.

* * *

Три дня спустя Элен шла под руку с отцом по проходу между рядами в маленькой церквушке на окраине Канзас-Сити, которую она посещала еще в детстве. На ней было бабушкино венчальное платье, а в руках она держала букет маргариток и незабудок.

Из Аризоны прилетели родители Питера. Они, родители Элен да еще ее тетя и дядя, жившие по соседству, только и присутствовали на церемонии бракосочетания. Подружкой невесты была все та же мама, а шафером Питера – его собственный отец. Родители Питера вели себя с Элен вежливо и деликатно, но девушка читала в их глазах тревогу. Впрочем, тревога читалась и в глазах ее родителей. Элен несколько раз приходилось уверять их, что выходит замуж не по необходимости, а по велению сердца. Она догадывалась, что то же самое говорил и Питер своим родителям.

– Ты уверена, что в самом деле готова довести дело до конца? – прошептал отец ей на ухо, когда они приблизились к алтарю.

Элен посмотрела на Питера, который ждал ее у алтаря.

– Да.

– Кто поручители со стороны невесты? – спросил священник, когда Элен и ее отец остановились перед ним.

– Ее мать и я, – ответил Дэвид Риз.

Элен уловила неуверенность в его голосе и увидела, что он обменялся со священником быстрым взглядом. Потом священник взглянул на отца Питера, и Джон Уитли едва заметно кивнул. «Что здесь происходит?» – промелькнуло в голове Элен. Она снова посмотрела на Питера. Рот его был сурово сжат. У нее неприятно засосало под ложечкой. Что, если он счел за лучшее отменить венчание, но благородство не позволяет ему бросить невесту, уже стоящую у алтаря?

В этот момент заговорил священник:

– Я знаю тебя, Элен, с самого детства и не помню случая, чтобы ты поступила необдуманно и неразумно. – Он перевел взгляд на Питера. – Оба вы взрослые люди и понимаете, что такое чувство ответственности. Однако, поскольку от ваших родителей ко мне поступила совокупная просьба, продиктованная любовью и заботой, я считаю своим долгом выполнить ее.

Прежде чем мы приступим к обряду, я должен спросить вас обоих: уверены ли вы, что желаете заключить этот союз?

Элен в упор взглянула на Питера.

– Ты знал, что тут затевается, и не предупредил меня? – спросила она укоризненно.

– Я узнал об этом только несколько минут назад и уже не мог ничего изменить. – Его и без того мрачное лицо помрачнело еще больше. – Кроме того, я хотел увидеть твою реакцию.

– А может быть, ты передумал и хочешь выйти из игры? – напрямик спросила она.

Голубые глаза Питера потемнели.

– Я отступать не собираюсь, но если ты изменила решение, то хочу узнать об этом сейчас…

– Ну и я не отступлю.

Питер повернулся к священнику:

– Обвенчайте нас.

Но спустя несколько часов Элен действительно занервничала. По окончании церемонии в честь новобрачных был дан праздничный обед, после чего они вернулись в дом родителей Элен, где молодая жена переоделась в дорожный костюм и взяла собранный заранее чемодан.

Теперь они с Питером стояли у входа в номер люкс одного из лучших отелей Канзас-Сити. Элен по-прежнему держала в руках букет и делала вид, что заинтересованно его изучает, пока портье открывал номер. Едва он посторонился, пропуская их внутрь, как Питер подхватил ее на руки и перенес через порог. Когда он поставил ее на пол и повернулся, чтобы расплатиться с портье, Элен, нахмурившись, обвела глазами комнату. Номер был первоклассный и немыслимо дорогой.

– Я не ожидала подобного расточительства, – сказала она, когда они остались одни. – Если ты хотел произвести на меня впечатление, в этом вовсе не было необходимости.

– Я решил, что ты заслуживаешь немного роскоши. Когда мы отсюда уедем, ничего похожего долго не будет. – Питер ласково провел пальцем по ее щеке.

– Я никогда не была неженкой.

Элен даже удивилась, что смогла произнести фразу членораздельно: легкого прикосновения Питера было достаточно, чтобы тлеющие угли желания вспыхнули ярким пламенем.

Питер взял из ее рук букет и положил на столик.

– До отлета остается меньше сорока восьми часов, мне бы не хотелось тратить это время на светскую беседу.

– Я тоже не расположена к разговорам. – Элен бросила взгляд на чемодан. – Пойду переоденусь в ночную рубашку.

Она собралась уже идти, но Питер удержал ее за руку и мягко развернул к себе лицом.

– Зачем надевать то, что мне все равно придется снимать?

И он принялся расстегивать ее жакет.

– Да, пожалуй, это и правда будет бесполезной тратой времени.

Питер снял с нее жакет, и каждая клеточка ее тела будто встрепенулась. Он бросил жакет на диван, а Элен принялась стаскивать с него пиджак. Ей казалось раньше, что в такую минуту она будет испытывать ужасную неловкость, но ничего подобного не произошло.

Питер позволил ей снять с него рубашку, а затем продолжил раздевать ее. Каждое его прикосновение обостряло ее чувства, и скоро все тело Элен дрожало от сладостного ожидания.

Питер положил руки на ее изящно выгнутые бедра.

– Ты на ощупь еще мягче, чем я представлял.

Огонь, пылавший в ней, вспыхнул жарче, и она потянулась к пуговице на его брюках.

– Честно говоря, мне немного страшновато, – пролепетала Элен.

– Я постараюсь не спешить, – пообещал он и, взяв ее на руки, понес на постель.

– Но все-таки не слишком медли, – прошептала Элен, откидывая покрывало.

– Слишком медлить не получится, – хрипло ответил Питер, ложась рядом с ней на шелковые простыни. И они погрузились в мир чувственных наслаждений.

Элен задумчиво поднесла ко рту вилку с кусочком омлета. Они находились в номере отеля уже больше тридцати шести часов. Элен пребывала в состоянии томной неги и приятной расслабленности.

– О чем это ты размышляешь? – спросил Питер, сидевший напротив за столом.

– Никогда не предполагала, что интимная жизнь может быть такой захватывающей, – призналась она. И неожиданно рассмеялась. – И еще я не могу поверить, что оба мы ни капли не устали.

– Ну-у… не скажи… – усмехнулся Питер. Кровь прилила к щекам Элен.

– Неужели я такая ненасытная?

– Я наслаждался каждой минутой, – успокоил ее Питер. Она улыбнулась ему в ответ. Он с сожалением взглянул на часы, стоявшие на ночном столике. – Наш самолет улетает через шесть часов. Наверно, нам надо бы поспать.

Ее лицо приняло озорное выражение:

– Но это можно сделать и в самолете. – В глазах Питера вспыхнули огоньки.

– И правда.

И они, смеясь, направились к кровати. Внезапно став серьезным, Питер привлек ее к себе.

– На время моего отсутствия ты можешь остаться в моем… нашем доме, в Орегоне. Там ты будешь в большей безопасности.

– Ни за что. Мы заключили сделку, и я собираюсь выполнять все условия. Кроме того, мне не терпится увидеть своими глазами, как ты зарабатываешь себе на жизнь.

– Я тебе рассказывал. Ищу месторождения ценных минералов.

Элен поцеловала его в плечо.

– А сейчас что ты будешь искать?

– Золото или поделочные камни, – ответил он и потерся носом о ее шею.

– Звучит интересно.

– Но все же не так интересно, как исследовать тебя, – сдавленно пробормотал он, заключая ее в объятия.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Через два дня Элен и Питер прибыли на гасиенду сеньора Варьезе, расположенную в горном районе Гватемалы. На другое утро вертолет доставил их выше в горы, где уже дожидались снабженные продовольствием и необходимым снаряжением люди сеньора Варьезе, которые должны были сопровождать их на всем протяжении поисков.

Высокий худощавый человек лет сорока, в котором смешалась кровь древних майя и испанских завоевателей, первый подошел поздороваться с ними.

– Я – Карлос Гомес, старший штейгер сеньора Варьезе, – представился он. – Я и мои люди позаботимся обо всем необходимом для вас. – Его взгляд остановился на Элен, и приветливая улыбка сменилась озабоченным выражением. – Переход предстоит тяжелый. Джунгли могут быть очень негостеприимными. Попадаются ядовитые змеи, пауки, прочие насекомые. И дорогу прокладывать придется нам самим.

– Мой муж уже предупредил меня об этом, – ответила Элен. – Но я уверена, что выдержу.

Карлос посмотрел на Питера, ища поддержки.

– Она уже все решила. – Питер и восхищался смелостью жены, и в то же время боялся, что она не приняла всерьез его рассказ об ожидавших их трудностях. – Но если она передумает, мы всегда сможем вызвать за ней вертолет.

Карлос сказал что-то по-испански, и Питер кивнул. Элен догадалась: оба они сошлись на том, что уговаривать женщину бессмысленно. Но ее это не смутило. Что ей было делать на гасиенде, в окружении чужих людей?

– Может быть, двинемся? – Элен взвалила на спину свой рюкзак.

Карлос снова бросил на Питера вопросительный взгляд, в ответ тот лишь пожал плечами, словно говоря: «Ничего не поделаешь», и взялся за свой рюкзак.

Как и предупреждал Питер, в джунглях было жарко, душно, кругом кишели насекомые. Через несколько часов Элен вся взмокла, одежда липла к телу, руки устали отгонять мошкару, ноги ныли от непривычной нагрузки. Потихоньку она начала сомневаться в своем здравомыслии. И тут увидела свисавшую с ветки змею и застыла как вкопанная.

– Ну что, жалеешь, что пошла с нами? – спросил Питер, подходя сзади и прослеживая направление ее взгляда.

Элен посмотрела на него, и страх исчез.

– Нет, – ответила она и снова пошла вперед. Поразительно, но это было правдой. Не смотря на змей, жару, насекомых и усталость, Элен ни о чем не жалела. Да, ее поведение в последнее время было вовсе не в характере прежней благоразумной Элен Риз. Но к чему цепляться за старое?

На другой день ближе к вечеру Элен невольно открылась истинная причина ее поведения. Она сидела на валуне, дожидаясь, когда Питер выйдет из маленькой пещеры, в которую он протиснулся несколько минут назад. Элен хотела последовать за ним, но он решительно воспротивился. Пещеры, сказал он, совершенно непредсказуемы. Возможно, внутри она окажется такой узкой, как эта вот расселина в скале.

– Мне хорошо платят за то, что я залезаю в кроличьи норы, – сказал он. – А ты подождешь меня здесь вместе с Карлосом и остальными.

– Ты будешь осторожен? – тревожно спросила она.

Питер снисходительно улыбнулся.

– Я всегда осторожен.

И, быстро поцеловав ее, исчез.

Проходили минуты, Питер не возвращался, и нервы Элен начали сдавать. Ей пришлось сознаться самой себе, почему в действительности она отказалась остаться на гасиенде: ей просто не хотелось разлучаться с Питером. Неужели это продиктовано любовью?..

Элен обхватила колени руками и опустила на них голову. По сути дела, она не многого ждала от своего брака. Она стала женой Питера, во-первых, потому, что хотела замуж, а также потому, что никогда еще ее так сильно не влекло к мужчине. Но, как предсказывал сам Питер, однажды утром она проснется, искренне недоумевая, почему она тут, в его постели? Правда, до сих пор при виде Питера она продолжала испытывать радость и волнение.

– Но и физическое влечение гаснет не сразу, – пробормотала Элен едва слышно. Может быть, она испытывала бы страх, сжимающий сейчас ее сердце, за любого, кто полез бы в эту сырую черную дыру?..

Элен решительно стиснула зубы. Если он не выйдет через минуту, она полезет туда за ним. Взглянула на часы: секундная стрелка еле ползла по циферблату. И когда достигла двенадцати, Элен соскользнула с валуна и направилась к входу в пещеру. Но на полпути резко остановилась: из расщелины вылетел рюкзак для сбора пород, вслед за ним показались голова и плечи Питера, а затем и весь он целиком. От неимоверного облегчения у Элен даже подогнулись колени.

Питер встал на ноги, вскинул рюкзак на плечо и принялся отряхивать с себя пыль и грязь, которая пристала к нему в пещере.

– Продолжаем идти на север, – сказал он Карлосу.

Тот кивнул и сделал знак остальным: продолжать прокладывать дорогу через чащу. Элен несколько раз глубоко вздохнула, чтобы привести в порядок расстроенные нервы. Промолчать она не могла, но и не хотела, чтобы он догадался, как сильно она за него тревожилась, и потому произнесла сухо:

– А ты там порядком задержался.

– Ты скучала без меня? – Игривая беспечность в его тоне должна была скрыть тот факт, что ее ответ значил для него гораздо больше, чем он хотел признать.

– Да, – честно сказала Элен.

Это доставило Питеру несказанное удовольствие, и он широко улыбнулся.

– Как приятно слышать!

А Элен была рада, что заставила его улыбнуться.

– Нашел что-нибудь интересное? – Он быстро поцеловал ее.

– Ничего интереснее тебя я там найти не мог. – И в сотый раз не позволил себе надеяться, что их брак может оказаться прочным и продолжительным. Когда она захочет уйти, он, конечно, отпустит ее, но вряд ли когда-нибудь сможет забыть.

В груди Элен разлилось тепло, не имевшее никакого отношения к душной жаре джунглей. Она ответно улыбнулась мужу и проговорила томно:

– Какой ты лапочка, что говоришь такие милые вещи.

Может быть, она начинает понемногу привязываться к нему, взволнованно подумал Питер. Сам он не мог уже дольше отрицать, что не на шутку влюблен в свою жену. Раньше ему удавалось за работой забывать обо всем на свете, но теперь даже в черной глубине пещеры его не покидал образ Элен. «Не слишком обольщайся, – заговорил в нем здравый смысл, – ведь один раз ты уже обжегся». Питер указал в сторону тропинки, которую прорубали в зарослях рабочие.

– Нам лучше поспешить, прежде чем мы потеряем их из виду.

Кивнув, она последовала за ним в джунгли.

Через несколько дней Элен, опираясь на локоть, наблюдала, как Питер укладывается в спальный мешок. Он выглядел спокойным и уверенным, в то время как она боролась с приступом тошноты, вызванным нешуточным страхом.

– Ты все-таки сам собираешься завтра взрывать этот утес?


На четвертый день их путешествия Питер вызвал вертолет, который должен был вернуть их на гасиенду для короткого отдыха, но прежде велел пилоту облететь район высохшего речного русла и сделал несколько топографических снимков. Через несколько дней все участники экспедиции снова перенеслись по воздуху в джунгли и вот уже два дня двигались вдоль русла, а сегодня достигли отвесной скалы. Элен давно заметила среди поклажи, которую они несли с собой, взрывчатку, но не предполагала, что пустить ее в ход намеревался сам Питер.

– Разве не лучше вызвать для такого дела специалиста?

– Я и есть этот специалист.

Он не хотел пугать зря, но ее озабоченный тон подогревал в нем надежду, что и она начинает испытывать к нему нежные чувства.

– Ты никогда не говорил, что тебе приходится работать взрывником, – заметила она укоризненно.

Питер криво улыбнулся.

– Ты же не хочешь, чтобы я долбил эту скалу киркой?

– Киркой не киркой, но динамит меня тоже не устраивает, – ответила Элен.

– Я использую не динамит, а тротил. – Питер протянул руку и погрузил пальцы в ее волосы, потом провел ладонью по щеке. – Так я могу возомнить, что вы питаете ко мне сердечную склонность, мадам.

Его прикосновение вызвало в Элен желание замурлыкать от удовольствия, но пока что она не готова была признаться в глубине своих чувств. Разве истинная любовь может расцвести так стремительно?

– Я только что нашла мужа и еще не готова остаться вдовой.

«Нельзя торопить события! Всему свое время», – подумал Питер.

– Завтра нам предстоит великий день, – сказал он. – Похоже я нашел долгожданную жилу.

– Жилу? – переспросила Элен, стараясь отогнать упорно возникавшую перед глазами картину: он, весь израненный, лежит на груде щебня.

Питер вытащил из своего рюкзака продолговатый желтоватый камень и протянул ей.

– У большинства женщин при виде золота обычно загораются глаза, – заметил он с усмешкой.

– Даже золото не стоит того, чтобы рисковать жизнью, – возразила Элен.

В голове у Питера мелькнула мысль, что его опасная профессия может заставить ее подавить начавшее расти чувство к нему. Ее забота, которая только что так обнадеживала, теперь, напротив, встревожила его.

– Такова моя работа, Элен. И я делаю ее хорошо. Тебе в самом деле нет нужды волноваться.

– Только будь осторожен, – сурово потребовала Элен.

– Буду, – пообещал Питер и подумал, что она – это его самый непредсказуемый шанс. И как доказать ей, что отныне они – единое целое?

* * *

Элен с остальными находилась на безопасном расстоянии от скалы. Питер на ремнях спускался с вершины, задерживаясь на разных уровнях, чтобы установить заряды. Когда он никому не позволил подняться с ним наверх, чтобы помочь донести оснащение и взрывчатку, Элен поняла, что риск гораздо больше, чем он пытался ее уверить. За время экспедиции она успела убедиться, что сам Питер не избегал опасности, но никогда не рисковал людьми, за которых нес ответственность.

– Не бойтесь, – успокаивал ее Карлос. – Считается, что он самый умелый и самый удачливый.

И Элен надеялась, что так оно и есть, но воображение рисовало преждевременный взрыв, обрушивающий скалу на Питера, и сердце сжимала ледяная рука страха. Она посмотрела на часы. Вот уже почти час, как Питер минирует скалу.

– Сколько времени на это обычно уходит? – спросила она у Карлоса.

Тот пожал плечами.

– Я не специалист по взрывам. Сколько потребуется, столько и уйдет.

Элен почувствовала дурноту и поняла, что ей трудно дышать. Она набрала полные легкие воздуха, тревожно высматривая признаки неполадок. И внезапно увидела, что Питер уже завершил спуск. Едва он достиг подножия скалы, как у нее вырвался вздох облегчения. Питер направился к ней, разматывая провод. Поравнявшись с Элен, он прикрепил провод к маленькой коробочке – пульту.

– А ты сделаешь самое главное, – сказал он ей, надеясь, что, вовлекая ее в активные действия, поможет преодолеть страх.

Элен прочитала в его взгляде нетерпеливое ожидание. Теперь, когда он был в безопасности и стоял рядом, она и сама начала испытывать азарт. Взяв из его рук пульт, она нажала на кнопку. Раздался грохот, скала треснула и осела вниз. В воздухе сверкнули золотые искры.

Элен улыбнулась:

– Пойдем посмотрим, что там внутри?

Но Питер удержал ее. Как ни хотелось ему, чтобы Элен первая разделила с ним торжество, рисковать ею он не мог.

– Я пойду один.

– Но почему мне нельзя с тобой? – спросила она, уже предвидя ответ, но страшась его услышать.

– Может обрушиться какой-нибудь обломок. – Он быстро поцеловал ее. – Я только взгляну одним глазком.

– Только одним! – предостерегающе крикнула Элен ему вслед. Пока она дожидалась его возвращения, ее желудок снова сжало спазмом. Кажется, он был там целую вечность! Когда наконец Питер вернулся, в его глазах сияла радость и сознание безупречно выполненной работы.

– Сообщите сеньору Варьезе, чтобы он связался с геологами, – сказал Питер Карлосу. – Кажется, мы напали на главную жилу. – Карлос широко улыбнулся.

– Я немедленно сообщу ему это.

Элен никогда не думала, что возможность принять горячую ванну – такое счастье.

Едва Карлос передал Варьезе приятные новости, тот выслал за ней и Питером вертолет, и теперь они снова были на гасиенде. Питер задержался у Варьезе, а Элен сразу прошла в отведенные им комнаты. Ей очень не хотелось вылезать из ванны, но она понимала, что и Питер не прочь искупаться. Она вытиралась махровым полотенцем, когда он, прежде постучав в дверь, вошел в ванную.

– Как хорошо ты пахнешь, – сказал он, утыкаясь носом ей в шею. По телу Элен пробежала волна удовольствия.

– А ты ужасно.

– Потрешь мне спинку? – проворковал он.

– Для жен всегда находится какая-нибудь работа, – пошутила она, радуясь любому предлогу побыть с ним. Пока Питер раздевался, Элен обвязалась полотенцем и принялась наполнять ванну чистой водой.

Она намылила ему голову и вдруг отчетливо представила, что могла сегодня потерять его. Ее охватила дрожь, и, пытаясь отогнать тяжелые мысли, она игриво окунула его головой в воду, чтобы смыть мыльную пену. Вынырнув, Питер в отместку бешено замотал головой, обдавая ее брызгами.

– Я вся такая мокрая, словно сижу в ванне вместе с тобой, – заметила Элен, трудясь над его спиной.

– Великолепная мысль! – прорычал он, и в следующее мгновение, поднятая сильными руками, она шлепнулась в воду прямо на него.

Некоторое время спустя Элен облокотилась на подушку, чтобы видеть лицо Питера. События прошедшего дня переполняли ее.

– Сегодня я кое-что о себе узнала, – произнесла она.

Серьезное и озабоченное выражение ее лица возродило все скрытые опасения Питера. Он стиснул зубы и приготовился к худшему. Не в его привычке было отворачиваться от правды, какой бы горькой она ни была.

– Ты хочешь сказать, что неожиданно проснулась и спросила себя: «Какого черта я делаю в этой дыре с едва знакомым, почти посторонним мужчиной, влача жизнь, может быть, в чем-то и занимательную, но совсем не ту, на какую рассчитывала?»

– Ты для меня давно не посторонний. – Ее лицо оставалось сосредоточенным и торжественным. – Я знаю, что ты порядочный, честный и хороший человек.

Слова эти эхом отозвались в голове Питера, и он приготовился услышать прощальную речь. Он знал с самого начала, что их союз не прочен и не вечен. Но мысль о том, что он может потерять ее, потрясла его до основания. И тут же в сердце родилась решимость. Нет, он не отдаст ее без боя! Он сумеет доказать ей, что способен быть таким мужем, о каком она мечтала.

– Пока ты минировал скалу, я натерпелась такого страха, какого отроду не знала, – продолжала Элен все тем же сдержанным тоном.

– Я говорил тебе, что бояться, нечего.

– Да, говорил, и Карлос тоже сказал, что ты не только опытный специалист, но и удачливый. Однако несмотря ни на что, меня едва не стошнило от панического ужаса.

– Привыкнешь со временем, – сказал он, обнимая ее за плечи и привлекая к себе.

Элен печально улыбнулась.

– Ничего другого не остается. – Он увидел, как ее карие глаза засветились нежностью. – Сегодня я поняла, что вышла за тебя замуж во все не из-за разочарования или каприза. Я люблю тебя, – закончила она и нервно вгляделась в лицо мужа, ожидая его реакции на это заявление. – Как по-твоему – есть вероятность, что и ты сможешь меня полюбить?

У Питера дрогнул подбородок.

– Я полагал, что женюсь на тебе, только что бы спасти тебя от себя самой… – он внезапно усмехнулся уголком рта, – или чтобы утолить физическое влечение, которое к тебе испытывал. Но в день нашей свадьбы, когда священник спросил, твердо ли мы намерены заключить наш союз, все внутри меня перевернулось из страха услышать, что ты передумала. Я понял тогда, как сильно и искренне хочу, чтобы ты стала частью моей жизни… и что безнадежно полюбил тебя.

Счастливая улыбка осветила лицо Элен.

– Как же мне приятно это слышать! И несмотря на то, что сегодня ты здорово меня напугал, мне нравится помогать тебе в твоих изысканиях.

Уловив в ее словах двойной смысл, Питер засмеялся, и это был смех человека, испытавшего огромное облегчение.

Еще через два дня Элен смотрела из окна автомобиля на «хижину» Питера в горах. Она начала подозревать, что муж был не до конца откровенен с ней, когда увидела в Лос-Анджелесе арендованный им самолет, который должен был доставить их в Орегон.

– Когда человек на бензоколонке назвал эту гору твоей, он имел в виду это буквально? – спросила она, переводя глаза с солидного бревенчатого дома на покрытую лесом вершину.

– Мне принадлежит ее большая часть, – отозвался Питер, улыбаясь ее ошеломленному виду.

На лице Элен отразилось недоумение.

– Но ты говорил, что твоя первая жена ушла от тебя к какому-то богачу.

– Нет, я сказал, что мою первую жену интересовали только деньги, – поправил он. – Мои, если быть точным.

– О, – только и могла выдохнуть Элен.

– Когда мне исполнился двадцать один год, я на свой страх и риск приобрел участок земли на Аляске, надеясь найти какие-нибудь полезные ископаемые, и нашел золото. Деньги я вложил в поместье в Мексике и там наткнулся на залежи изумрудов. Тогда я понял, что имею некоторый дар находить подобные вещи. Пресса, узнав о моих успехах, назвала меня вторым царем Мидасом. Тогда меня и нашла Нэнси… Пожив с ней некоторое время, я решил, что хотя, возможно, и обладаю в какой-то степени способностью царя Мидаса превращать все в золото и драгоценные камни, но распознавать женщин совершенно не способен. – Тут Питер поцеловал ее. – Но я ошибался. Ты – самая драгоценная моя находка, на которую я мог когда-либо рассчитывать.

Элен внезапно озарило.

– Так ты и есть тот добрый самаритянин, который купил Пайерсам новый самолет?

– Некоторая поддержка им не помешала бы.

– А потом ты спас меня от Чарльза!

Питер произнес с шутливым сладострастием:

– Свидетельствую, что ни один хороший поступок не остается без награды, а я как раз сейчас в самом подходящем настроении, чтобы получить ее.

– А у меня нет желания спорить с теми, кто это свидетельствует.

И с радостным сознанием того, что судьба определила ей именно то место, для которого она была рождена, Элен выбралась из автомобиля и рука об руку с Питером взошла на крыльцо. Открыв дверь, он подхватил ее на руки.

– Добро пожаловать домой, миссис Уитли.

Элен весело рассмеялась.

– Мама будет счастлива узнать, что у нас есть холодная и горячая вода в кранах и даже электричество, – заметила она, когда Питер переносил ее через порог.


home | my bookshelf | | По велению судьбы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу