Book: Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2



Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Красная книга ВЧК

Том 2

ПРЕДИСЛОВИЕ

Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Во второй том «Красной книги ВЧК.» вошли следственные материалы за период с начала 1918 года по осень 1919 года.

Эти годы были периодами бешеного натиска международной буржуазии на первое пролетарское государство.

Контрреволюционное движение, начатое внутри страны социалистами (читай: мелкобуржуазными элементами), разрасталось по мере первых неудач «спасателей буржуазной революции от социалистической» – озлобившихся до беспамятства этих самозваных вождей крестьянства (эсеров) и пролетариата (меньшевиков). К началу 1918 года «спасатели отечества» обращаются к помощи войск иноземной буржуазии, и скоро начинают создаваться внешние фронты, пока к лету 1919 года вся Советская Россия не становится сплошным вооруженным лагерем, окруженным со всех сторон еще послушными армиями буржуазных стран.

Эта близость скорой помощи буржуазии окрылила надеждами осевшие внутри страны контрреволюционные элементы.

В надежде на эту приближающуюся помощь они напрягают все усилия, чтобы разрушить советский тыл и открыть ворота надвигающимся буржуазным армиям.

В начале 1918 года, как грибы, возникают подпольные военные организации, ставящие себе одну и ту же цель – свержение Советской власти. Но эти организации действуют еще вразброд, и генерал Алексеев дает директиву эсеру Савинкову объединить их и направить по одному руслу разрозненные действия контрреволюционеров. Савинков приезжает в Москву и организует боевую организацию «Союз защиты родины и свободы» (смотри 1-й том «Красной книги ВЧК»). С подавлением Ярославского и Муромского восстаний, с уничтожением ВЧК Московского и Казанского штабов этой организации последняя распадается.

Руководящая роль переходит к вновь народившимся организациям – «Национальному центру», «Союзу возрождения», а потом «Тактическому центру». Все эти перечисленные организации отличались одна от другой только своим разноцветным составом, цель же у всех была одна, общая. Эта цель – свержение Советской власти – и объединяла все эти разнородные элементы, начиная с меньшевиков и кончая монархистами из «Совещания общественных деятелей» – этой организации правых элементов, объединившихся еще в 1917 году для реставрации монархии.

К лету 1919 года, когда Юденич надвигался на Петроград, а Деникин устремлялся к Москве, эти организации начинают проявлять особенную живучесть, дабы облегчить задачу регулярным войскам царских генералов, наседающих извне.

Бдительность пролетариата дает возможность ВЧК своевременно ликвидировать эти организации и тем отвести удар, намеченный в самое сердце Советской России.

Показать во всей полноте этого внутреннего врага, его намерения и приемы борьбы – вот цель настоящей книги.

Но мы должны оговориться, что не все здесь помещенные документы являются исторически верными. Это особенно относится к историческим монографиям, написанным подсудимыми, желающими скрыть позор своей партии и поэтому многое утаившими. Но мы все же поместили и эти монографии, чтобы сорвать маски с этих «благородных» политических деятелей, которые своим шкурным интересам принесли в жертву историческую правду.

Происходящий сейчас процесс правых социалистов-революционеров вскрывает все, что было утаено, и скрытое становится явным.[1]

Мы старались сохранить и стиль авторов помещенных монографий, и редакцию документов, дабы нас не стали обвинять в искусственной подтасовке фактов. Единственно, что мы позволяем себе, это порядок размещения материала. Здесь мы руководствовались желанием дать читателю последовательную картину борьбы контрреволюционеров всех мастей с Рабоче-Крестьянским Правительством.

Мы уверены, что, ознакомившись с этими материалами, читающая публика, не принявшая еще до сих пор принципов Советской власти, наконец оправдает все ее действия и скажет, что в руках пролетарского государства в момент бешеной гражданской войны такой орган, как ВЧК, был необходим.

Москва, 10 июля 1922 года Лацис

ОБЩИЙ ОБЗОР

КАК БЫЛ ОТКРЫТ ЗАГОВОР

(Доклад тов. Л. Б. Каменева в Комитете обороны гор. Москвы)[2]

27 июля 1919 года начальник 1-го района советской милиции в селе Вахрушеве Слободского уезда Вятской губернии И. А. Бржоско, проверяя проезжающих через село граждан, задержал ввиду отсутствия проездных документов неизвестного, назвавшегося Николаем Карасенко. При обыске у Карасенко было обнаружено 985 820 рублей 20– и 40-рублевыми керенками и два револьвера. Милиция отправила Карасенко в Слободскую уездную ЧК, где он был в тот же день, 27 июля 1919 года, допрошен.

На допросе Карасенко показал, что вез указанную сумму денег в Москву по поручению киевского купца Гершмана. Слободская уездная ЧК сдала обнаруженные деньги в местное казначейство (1 августа сего года), револьверы конфисковала, самого же Карасенко препроводила в Вятскую губернскую ЧК.

Допрошенный в Вятке 5 августа Карасенко заявил, что желает дать правдивое показание, и заявил следующее: он в действительности Николай Павлович Крашенинников,[3] сын помещика Орловской губернии, бросивший фронт 24 ноября 1917 года и уехавший на Дальний Восток с целью поступить на американскую военную службу. Уехать в Америку ему не удалось, а после переворота в Сибири летом 1918 года он был мобилизован и зачислен в 1-й Бирский полковника Орлова полк. В мае 1919 года перечислен в разведывательное отделение ставки адмирала Колчака и в начале июля сего года получил поручение отвезти миллион рублей в Москву и сдать их там лицу, которое встретит его на Николаевском вокзале[4] назовет сумму денег и часть, откуда он послан.

После этого показания Вятская губчека, признав, что дело Крашенинникова имеет весьма важный характер, связанный с контрреволюционным заговором во всероссийском масштабе, и может быть выяснено вполне лишь Всероссийской чрезвычайной комиссией, 8 августа постановила: дело и арестованного препроводить во Всероссийскую чрезвычайную комиссию.

Заключенный в арестном помещении ВЧК Крашенинников передал на волю две записки, которые не дошли до адресатов, но оказались в руках караула, а затем и следователей ВЧК. Первая записка передана была 20 августа и гласила буквально следующее: «Я, спутник Василия Васильевича,[5] арестован и нахожусь здесь, прошу подательнице сего выдать 10 000. Все благополучно». Вторая записка передана была 28 августа и гласила следующее: «Прошу В. В. М. или, если нет его, то кого-либо заготовить несколько документов для 35–40 летн., 25–30 летн. и 24–25 летн. и передать их по требованию предъявительнице сего, кто знает условленный знак В. В. М. для меня. Прошу обязательно к 30 августа достать 1 гр. цианистого калия или какого другого сильно действующего яда, необходимо в интересах дела. Прошу также сообщить к 30 августа, арестован ли Н. Н. Щ.[6] и другие, кого я знаю, можно их вызвать (?) или нет, также прошу сообщить общее положение Н. Крашенинников. 31 августа».

Записки эти были предъявлены на допросе Крашенинникову, и Крашенинников показал следующее: «Из ставки Колчака с деньгами для Московской организации я вышел 13 июня 1919 года; границу в районе Кая, Пермской губернии, я перешел 29 июня по маршруту Кай – Дидаево – Юго-Восток лесами на реку Вятку – город Слободской – Москва.

27 июля я был задержан в селе Вахрушеве. Деньги были отобраны в селе Вахрушеве. По заданию ставки Колчака деньги в сумме один миллион я должен был передать Н. Н. Щепкину, по адресу: угол Трубного и Неопалимовского переулков; причем мне дали на всякий случай адрес Алферовых, содержателя и директора гимназии. Одновременно со мною до реки Вятки шел Василий Васильевич Мишин с другим миллионом для Московской организации. Начиная от реки Вятки, я дальше ехал уже один. Василий Васильевич пошел другим путем. Встреча, как обязательная, с Василием Васильевичем после расхождения от реки Вятки в дальнейшем не предполагалась. Я обязан был выполнить данное мне ставкой задание, то есть вручить Николаю Николаевичу Щепкину миллион, получить от него то, что он передаст, и возвратиться в Омск».


Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Н. П. Крашенинников


Тут же Крашенинников подтвердил принадлежность ему двух вышеприведенных записок. В дальнейшем Крашенинников указал, что всего отправлено было в Москву 25 миллионов рублей. Деньги эти направлялись в распоряжение «Национального центра» в Москву, причем часть их должна была быть направлена в Петроград через некоего Вика,[7] который, по словам Крашенинникова, связан с заграничной группой Савинкова. Крашенинников же показал, что «Национальный центр» является в Москве организацией центральной, признанной и широко субсидируемой как Колчаком, так и союзниками. Крашенинников слышал, что «Национальный центр» имеет также военную организацию, но подробнее о ней ничего не знал.

Так как записки Н. П. Крашенинникова были адресованы Н. Н. Щепкину или супругам Алферовым, то ВЧК в ту же ночь (с 28 на 29 августа) арестовала указанных лиц. Документы, найденные у Н. Н. Щепкина, вполне подтвердили указание Н. П. Крашенинникова на то, что привезенные им от Колчака деньги предназначались «Национальному центру», виднейшим деятелем которого в Москве и являлся Н. Н. Щепкин.

К моменту ареста Н. Н. Щепкина и обнаружения у него многочисленных документов, вполне характеризующих «Национальный центр» как военно-политическую организацию с заговорщическими и шпионскими задачами, ВЧК уже имела некоторые сведения о существовании «Национального центра». Эти сведения шли совсем из другого источника. В начале июня с. г. при переходе границы на Лужском направлении убит был бывший офицер Александр Никитенко. При обыске Никитенко у него в мундштуке папиросы обнаружена была записка на имя генерала Родзянко, подписанная – Вик. Записка содержала пароли и описание условных знаков, по которым войска Родзянки при продвижении войск к Петрограду могли бы узнать «наших» друзей (то есть друзей Вика).

Впоследствии, при попытке перейти финляндскую границу в районе Белоострова, были арестованы Ал. Ал. Самойлов и Боровой-Федотов, начальник и агент Сестрорецкого разведывательного пункта. При задержании Боровым был выброшен пакетик, содержавший в себе в зашифрованном виде письмо от 14 июля с. г. с обращением «Дорогие друзья» из сводки сведений о дислокации войск 7-й армии и о наличии в ее базах огнестрельных припасов.

Наконец, у арестованного в Петрограде инженера, владельца фирмы «Фос и Штейнингер», члена партии кадетов, было обнаружено письмо с обращением «Дорогой Вик» за подписью «Никольский», от 30 июня. Письмо от 14 июля, выброшенное Боровым, было ответом на письмо Никольского от 30 июня, найденное у Штейнингера.

На допросе 26 июля в ВЧК В. И. Штейнингер признал, что псевдоним «Вик» принадлежит ему, что письмо Никольского (псевдоним Новицкого[8]) получено им 12 июля и что ответом на это письмо является письмо от 14 июля, написанное на машинке в его квартире и переданное им Самойлову для передачи в Финляндию.

Вслед за тем В. И. Штейнингер был переведен в Москву и здесь подал в Особый отдел ВЧК собственноручное заявление, в котором изложил историю и деятельность «Союза возрождения России», «Национального центра» и «Союза освобождения России»[9] в Петрограде. В. И. Штейнингер не называл имен своих помощников и соучастников, кроме тех, кого он считал уже погибшими или перебравшимися за фронт. Однако сопоставление показаний Штейнингера, Борового и Самойлова и других арестованных по этому делу дало возможность установить ряд псевдонимов, упомянутых в письмах Никольского и Вика. Содержание самих этих писем установило с непреложностью, что в лице петроградской группы «Национального центра» мы имеем дело с организацией, связанной с военными кругами, систематически в продолжение нескольких месяцев передававшими по ту сторону фронта военно-данные и считавшими себя агентурой генерала Юденича. В письме к Вику Штейнингеру от 30 июня Никольский пишет:

«В ближайшие дни Юденич (с которым мы в полном единении) и все мы перейдем на русскую почву, на тот берег, чтобы целиком вложиться в непосредственную работу». Характер этой работы ясен из следующих слов того письма: «До сих пор нельзя сколько-нибудь верно установить возможный срок взятия Петрограда. Надеемся не позже конца августа, но твердой уверенности у нас в этом нет, хотя в случае наступления давно ожидаемых благоприятных обстоятельств в виде помощи деньгами, оружием, снаряжением в достаточном количестве этот срок может и сократиться». Тут же Никольский пишет: «Передаваемые Вами сведения считаем очень ценными и с чисто военной и с политической точки зрения».

Ответное письмо Вика-Штейнингера еще более выразительно. Упомянув о недостатке денежных средств, о том, что «Москва должна нам за три месяца, что в Москве говорят о каком-то миллионе» (это тот миллион, который через Крашенинникова шел из ставки Колчака Щепкину), Штейнингер пишет: «Мы взялись за объединение всех военно-технических и других подобных организаций под своим руководством и контролем расходования средств, и эта работа подвинулась уже далеко…

Мы встретили генерала Махрова*,[10] которого считаем начальником Иевреинова и представителем Юденича и агентом этой организации. С Махровым находимся в контакте, объединяя работу всех технических сил. Идет ответственная работа по организации исполнительных органов и набору технически опытных сил в области продовольствия и милиции. Показания Штейнингера на допросе 29 июля в Петрограде и его письменное заявление 1 августа Особому отделу ВЧК в Москве целиком подтвердили сведения, заключавшиеся в письме. Так, Штейнингер показал: «Национальный центр» ставил себе следующие задачи: фактическое свержение власти большевиков и признание неизбежности личной диктатуры в переходный период во всероссийском масштабе с последующим созывом Учредительного собрания. Личную диктатуру по идее признаем в духе Колчака. Экономическая платформа – восстановление частной собственности с уничтожением помещичьего землевладения за выкуп».


Таким образом, исследование группы Штейнингера, в существенном законченное в первых числах августа, установило: 1) военно-шпионский заговорщический характер петроградской группы «Национального центра», 2) наличность подобной же организации в Москве и 3) существование связанной с «Национальным центром» и работающей под его руководством и контролем военной организации.

Дальнейшее раскрытие этой организации задержалось почти на месяц, вплоть до того, как арест Н. П. Крашенинникова в Вятской губернии 27 июля и вслед за тем арест Н. Н. Щепкина 28 августа в Москве дали нити к дальнейшему раскрытию всей организации. Обыск у Н. Н. Щепкина был произведен 28 августа под личным наблюдением заведующего Особым отделом ВЧК. При обыске у Н. Н. Щепкина была обнаружена жестяная коробка, содержащая шифрованные и нешифрованные записки, шифр, рецепты проявления химических чернил и пять небольших квадратиков фотографической пленки. Оставленная в квартире Щепкина засада арестовала в ближайшие дни зашедших к Щепкину Г. В. Шварца, А. А. Волкова, Н. М. Мартьянова, Волк-Карачевского, жену генерала Стогова и других.

Записки, найденные у Щепкина в шифрованном и нешифрованном виде, содержали: 1) записку с изложением плана действий Красной Армии от Саратова, 2) сводку сведений, заключавшую в себе список номерных дивизий Красной Армии к 15 августа, сведения об артиллерии одной из армий, план действий одной из армейских групп с указанием состава группы, сообщение о местоположении и предполагаемых перемещениях некоторых штабов, 3) сводное письмо, содержащее подробное описание одного из укрепленных районов, точное расположение занятых батарей в нем, сведения о фронтовых базисных складах, 4) сводное письмо, писанное 27 августа с заголовком: «Начальнику штаба любого отряда прифронтовой полосы» – «Прошу в самом срочном порядке протелеграфировать это донесение в штаб Верховного разведывательного отделения, полковнику Хартулари». Это письмо содержит общие военно-шпионские данные с описанием отдельных армий, предположительного плана действий Красной Армии и сообщение об имеющихся в Москве силах деникинцев, 5) записку, содержащую сведения о кавалерийской армии, 6) письмо от 22 августа, озаглавленное: «От объединения «Национального центра», «Союза возрождения» и «Совета общественных деятелей», адресованное членам правительства Деникина – Астрову, Степанову и другим, содержащее как деловые сведения о сношениях, деньгах и планах Московской организации «Национального центра», так и указание на лозунги, которые должны быть усвоены при продвижении Добровольческой армии к Москве.

Найденные в той же коробке фотографические пленки были пересняты и увеличены, и тогда оказалось, что на них сфотографирован текст ряда сообщений и писем политических деятелей кадетской партии из штаба деникинской армии – Н. И. Астрова, В. Степанова, князя П. Долгорукова и других.



Все указанные выше сведения написаны на узких полосках бумаги в два пальца ширины и приведены таким образом в годный для перевозки через фронт конспиративный вид. Н. Н. Щепкин признал, что все эти документы переписаны лично им. В собственноручном показании Н. Н. Щепкина 5 сентября сказано: «На вопрос о том, кто писал листочки с информацией мелким шрифтом, найденные у меня, отвечаю: содержание этих информации было доставлено мне в готовом виде. Переписывал я их лично одним из тех карандашей, которые Вы мне предъявляете… Одним из этих карандашей, весьма твердым, писаны мной полосы».

В собственноручном же показании от 10 сентября Н. Н. Щепкин пишет: «В последнее время (так, с зимы 1919 г.), при лице, которое я заменил после его отъезда, как-то повелось, что депеши, отправляемые лицами, приезжавшими к нам, приводились в компактный вид, приспособленный для перевозки, моим предшественником, это продолжал делать я».

Наконец, на допросе 12 сентября Н. Н. Щепкин записал: «Вступил я в «Нац. центр» и стал к нему близко, когда его деловые обычаи уже сложились. Мне было поручено принимать депеши, приходившие от наших товарищей с юга, а когда мне приносили готовый текст депеши на юг – то приводить их в компактный для отправки вид. Если предстояли сношения с нашими товарищами по центру, то депеши составлялись совместно с кем-либо из членов «Нац. центра», депеши же для Добровольческой армии доставлялись готовыми. В этих депешах я позволял себе исключать места, сведения или неверные, или с политической точки зрения излишние… Лиц этих (тех, что приносили депеши для Добровольческой армии. – Л.К.[11]), со слов своего предшественника, считаю агентами Добровольческой армии».

Что же касается пленок, то арестованный 30 августа засадой на квартире у Щепкина юнкер Николаевского артиллерийского училища Георгий Вячеславович Шварц, служивший в Корнилов-ском полку, на допросе в тот же день показал, что ему было поручено в Екатеринодаре проехать по выданным ему там же подложным документам на имя В. Н. Клишина в Москву и передать там Н. Н. Щепкину комок тонкой бумаги. Далее Шварц показал: «В Екатеринодаре офицер, передавший мне комок бумаги (скатанный в трубочку), сообщил, что – это ответ[12] «Национальному центру», Щепкин меня ни о чем не расспрашивал. Комок бумаги он развернул при мне, в бумаге оказались показанные мне при допросе фотографические пленки. Щепкин предложил мне зайти в субботу для получения ответа».

У арестованного на квартире у Щепкина 1 сентября А. А. Волкова найден был отрывок сообщений, присланных в виде фотографических пленок, в переписанном уже на машинке виде, с нерасшифрованными еще местами. На допросе 1 сентября А. А. Волков показал, что взялся расшифровать нерасшифрованные места этого письма по просьбе Владимира Александровича Астрова, в виде личной услуги. При обыске же у Волкова найдено было начало его собственноручного письма с расшифровкой указанных мест.

29 августа был арестован на квартире у Щепкина же Павел Маркович Мартынов, бывший офицер при ставке главнокомандующего в империалистической войне, в последнее время окружной инспектор Всеобуча. В собственном заявлении в ВЧК от 1 сентября он показал: «Находясь в Бутырской тюрьме в 1918 году, я познакомился с Николаем Александровичем Огородниковым, который мне сказал, что он состоит членом «Национального центра» как объединения интеллигентных сил в России, стоящих за созыв Учредительного собрания, выкупное наделение крестьян землей и диктатуру военного авторитета… Когда его освободили, он приглашал меня заходить к нему, когда меня освободят. Когда меня освободили 8 декабря 1918 года, я зашел к нему, и он предложил мне примкнуть к их организации и предложил ежемесячное жалованье в 1200 рублей… После рождества он сказал, что желает ввести меня в военную организацию «Центра», и через несколько дней дал адрес генерала Соколова Владимира Ивановича, к которому я и пошел познакомиться. Соколов мне сказал, что организация желает получать от меня сведения военно-осведомительного характера о красных частях и о положении на фронтах. И так как ходить к нему небезопасно, то чтобы сведения давал генералу Левицкому Борису, с которым я познакомился».

Арестованный вторично 20 февраля Мартынов увиделся в тюрьме с арестованным Огородниковым, который сказал ему, что произошла выдача организации и в одиночке сидят Левицкий, Стогов, Иванов и многие другие. «На случай моего выхода из тюрьмы (показал далее Мартынов) он мне сказал, что я могу обратиться за материальной помощью к Щепкину Николаю Николаевичу, заведующему «Национального центра». После освобождения из тюрьмы, 25 июля с. г., я очутился без гроша в кармане и обратился к Щепкину, который дал мне тысячу рублей; затем я еще раз взял у него тысячу рублей, и третий раз он мне дал в расчет за время сидения в тюрьме 5200 рублей. Щепкин предложил мне свезти в разведывательное отделение штаба Деникина сообщение. Я сказал, что если послать некого, то я готов поехать… В субботу, 23-го, вечером я получил у Щепкина два маленьких сверточка, завернутых в цинковую бумагу, и ключ к шифру, с которого снял для себя копию, отобранную у меня при аресте, и, заклеив сверточки в бумагу, не просмотрев их, в воскресенье передал их Макарову (Макаров был рекомендован Мартынову как курьер упомянутым выше генералом Левицким. – Л. К.) и 2500 рублей из данных мне Щепкиным денег. Макарову мною были даны указания сдать в первый же штаб деникинской армии маленький сверточек для прочтения и получения пропусков и проездной помощи, а второй, большой, – сдать в разведывательное отделение штаба Деникина. Кажется, в среду, 27 августа, вечером я был у Щепкина и сообщил ему, что донесение с верным человеком послано». Относительно Мартынова Щепкин, вообще чрезвычайно осторожный в конкретных указаниях, показал, что Мартынов производил на него скверное впечатление, но подтвердил, что Мартынов предлагал ехать на юг, но это не состоялось. Почему не состоялось, объяснить Щепкин не нашел нужным.

Сведения, полученные, таким образом, Чрезвычайной комиссией в связи с арестом Щепкина, Мартынова и других, распадались на две части: с одной стороны, они приоткрывали завесу над шпионской организацией «Национального центра», систематически собиравшего военные сведения и пересылавшего из штаба Деникина; с другой стороны, они давали указания на деятельность военно-заговорщического центра, направленную к организации восстания в Москве. Объединяющим центром той и другой деятельности являлся Н. Н. Щепкин.

Что касается первой, шпионской отрасли деятельности «Национального центра», то усилия ЧК направились к тому, чтобы раскрыть информаторов Щепкина. Расследование донесений Щепкина Деникину нашими военными специалистами и сопоставление их с действительными данными командования Красной Армии привело Чрезвычайную комиссию к убеждению в том, что на службе у Щепкина находится ряд шпионов, забравшихся в те или иные военные и гражданские учреждения. Впоследствии удалось установить, что упомянутые выше при перечислении найденные у Щепкина сводные донесения редактировались сначала генералом Н. Н. Стоговым, а затем полковником генштаба В. В. Ступиным.

Что касается действий «Национального центра» внутри России, то они совершенно раскрываются политическими донесениями Щепкина своим друзьям на Юге, Добровольческой армии Деникина.

Очень важным материалом могут служить также собственноручно написанные показания и заявления Н. Н. Щепкина председателю Особого отдела ВЧК. Таковых имеется в деле четыре – от 3, 5, 10 и 12 сентября, представляющих в общей сложности 33 мелконаписанных писчих страницы.

Очень скупой на имена, конкретные факты, даты и цифры, глава Московской группы «Национального центра» широко и обстоятельно описал историю и деятельность контрреволюционной организации стилем политического деятеля, выполняющего свои политический долг перед классом. От этого тона открыто враждебной откровенности Щепкин отступал только там, где дело касалось организации, и усвоил себе в этом отношении тактику простого отрицания каких-либо связей с военной группой, разрабатывавшей план захвата Москвы. Этой тактике мешало то, что в бумагах (депешах), им же самим переписанных, находились прямые указания на военную подготовительную работу, на скупку оружия и захват радио, даже на срок восстания. Чтобы сгладить явное противоречие, Щепкин неосторожно прибегнул к приему, который доказал как раз обратное тому, чего он добивался. «Из найденных у меня депеш, – гласит показание Щепкина 12 сентября, – я намерен был исключить все, что касается вопроса о возможности устройства вооруженного восстания». Прием был неловок потому, что место вооруженного восстания и пр. находились как раз в тех двух депешах, которые были уже переписаны Щепкиным и им же приведены в «компактный» вид, годный для переотправки за фронт. А через некоторое время у ЧК были уже непреложные данные, что жалованье начальникам ударных групп белогвардейцев выплачивалось именно Щепкиным и что именно со Щепкиным начальник военной организации полковник В. В. Ступин редактировал тексты воззвания и приказов, подлежащих опубликованию в момент начала восстания. Что касается общих политических указаний, содержащихся в показаниях Щепкина, то здесь могут быть переданы несколько отдельных мест (остальное должно быть разработано в другой связи). «Россия, – пишет Щепкин в первом показании, – разделяется на два политических и экономических лагеря, таков исторический процесс, в ходе которого приняли живейшее участие «Союз возрождения» и «Нац. центр», сыгравшие роль кристаллизатора, кинутого в жидкость, готовую кристаллизоваться».

«Соответственно этому, – гласит показание Щепкина от 10 сентября, – «Союз возрождения» и «Нац. центр» относились к Добровольческой армии Деникина, к сибирской армии Колчака и русским силам около Юденича, как к факторам положительным в борьбе за смену Советской власти национальной, и потому признавали, что эти военные силы должны иметь политическую поддержку «Союза» и «Центра». Описывая далее взаимоотношения московских и зафронтовых организаций контрреволюционеров, Щепкин пишет: «Почти все основатели, инициаторы «С. В.» и «Н. Ц.» весной 1918 года разъехались из Москвы. В числе их был и генерал Болдырев, который намечен был одним из кандидатов в директорию. Уезжая, Болдырев оставил завет, более – прямой приказ, который организации обязаны были выполнять, подчиняясь директории».

Впоследствии подчинение директории сменилось признанием единоличной власти, а приказы Болдырева – приказами Деникина.

Переходим к данным, заключающимся не в показаниях Щепкина, а в найденных у него депешах.

Уже в письме от 1 мая в Московскую группу «Национального центра» Н. И. Астров пишет: «Пришло длинное письмо дяди Коки (Щепкина. – Л.К.), замечательно интересное и с чрезвычайно ценными сведениями, которые уже использованы… Наше командование, ознакомившись с сообщенными Вами известиями, оценивает их очень благоприятно, они раньше нас прочитали ваши известия и весьма ими довольны. Эта высокая оценка Деникиным, который первый читал донесения Щепкина, вполне соответствует той широкой организации собирания и доставки военных сведений, которую поставил «Национальный центр» в Москве».

В письме от 22 августа Щепкин сообщает: «В Петрограде наши гнезда разорены, связь потеряна». Действительно, в это время группа Вика – Штейнингера сидела уже в тюрьме. Что касается спутника Крашенинникова, названного им Василия Васильевича Мишина, то он добрался со своим миллионом до Москвы. Щепкин пишет: «Передайте Колчаку через Стокгольм: Москвин (Мишин. – Л. К.) прибыл с первой партией груза; остальных нет», то есть нет тех курьеров, которые должны были привезти остальные миллионы, на которые указывал Крашенинников. «Утешение, – продолжает Щепкин, – в посланцах Колчака». Этот миллион, попавший Щепкину, дал возможность Московскому центру не только усилить выдачу пособий и жалованье сотрудникам и агентам «Национального центра», как показывает цитированный выше Мартынов, но и произвести в широких размерах закупку оружия.

Сопоставляя различные данные, Чрезвычайная комиссия пришла к убеждению, что спутник Крашенинникова прибыл в Москву в начале августа. Впоследствии удалось установить, что жалованье агентам «Национального центра» было выплачено аккуратно за конец июля и за весь август. Размер выплат регулярного жалованья за две недели простирался до 80 тысяч. В то же время, то есть в начале августа, около 280 000 рублей было израсходовано Н. Н. Щепкиным на закупку оружия.

Все это, вместе взятое, а также начало продвижения Деникина дало возможность «Национальному центру» сообщить в письме от 22 августа, найденном у Щепкина, которое, вероятно, представляет подлинник того письма, которое было передано Мартыновым Макарову 23 августа для переправки Деникину: «Будет сделана попытка свергнуть иго. Это может быть недели через две. На этот случай вам надо подготовить нам помощь и указать, где ее найти и куда послать для установления связи на случай захвата нами (Москвы) власти (не разобрано. – Л. К.). Сообщите все технические данные для сношения по радио… Без денег работать трудно, оружие и патроны дороги».

Это явное указание на подготовку восстания, закупку оружия и патронов повторено и в донесении от 27 августа, которое упомянуто выше среди документов, взятых у Щепкина. В этом донесении уполномоченный «Национального центра» пишет: «Надо думать, что имеющиеся наши в Москве в момент переворота вполне справятся со взятием стихии в свои руки, оттого заинтересованные (см. выше письмо от 22 августа – (Л. К.)) спрашивают, в каком месте фронта можно будет найти подготовленную и правомочную связь с вами». Причем в распоряжении этого представителя Добровольческой армии должен находиться также излишек первосортной живой силы, который мог бы составить отряд особого назначения. Ответ требуется чрезвычайно срочно». «Ваш лозунг, – пишет Щепкин 22 августа, – должен быть: „Долой гражданскую войну“, „Долой коммунистов“, „Свободная торговля и частная собственность“, о Советах умалчивайте».

В те дни, когда составлялось это донесение, в распоряжении «Национального центра» имелась уже некоторая военная сила, при помощи которой и предполагалось справиться со стихией, наладить сношения по радио и ждать прихода от Деникина «первосортной живой силы». В те же дни составлялись начальником военной организации Ступиным совместно со Щепкиным воззвание и приказы от имени штаба «Добровольческой армии Московского района», которые подлежали опубликованию немедленно после начала восстания, а Щепкин предполагал его, как видно из сейчас цитированного письма, недели через две после 22 августа. Воззвание заключало в себе те самые лозунги, которые указал Щепкин.

Глава военной организации Ступин, а с ним вместе и все наиболее активные лица этой организации были арестованы 19 сентября. При этом обнаружены были и подлинники указанных сейчас воззваний. Полученные при этом данные раскрыли всю подготовительную военную работу заговорщиков в Москве.

ОБЗОР ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ПЕРИОД 1918–1919 ГОДОВ

Данными следствия, произведенного Особым отделом ВЧК, и показаниями обвиняемых установлена следующая картина возникновения и деятельности московских контрреволюционных организаций в 1918–1919 годах, поставивших себе целью свержение Советской власти путем вооруженного восстания, учреждения в стране военной диктатуры, активного содействия Колчаку, Деникину и другим белогвардейским генералам и путем политической и материальной поддержки вооруженного вмешательства Антанты в русские дела.

Русская буржуазия и тесно связанные с ней так называемые либерально-демократические круги (преимущественно кадеты), искавшие в Февральской революции 1917 года источники укрепления своей власти, уже в июле 1917 года, после распада первого коалиционного Временного правительства, разочаровались в ходе революции. Покинувшие правительство кадеты и представители торгово-промышленного класса собираются в Москве, где положили начало объединению всех несоциалистических элементов страны. Москва, таким образом, в противовес революционному Петербургу, делается зародышем и оплотом контрреволюции. Здесь в августе 1917 года собирается первое московское «Совещание общественных деятелей», возглавляемое бывшим председателем Государственной думы М. В. Родзянко, включившее в свой состав бывших членов Думы, виднейших кадетов с Милюковым, Маклаковым и Струве во главе, цвет московского крупного капитала (Рябушинский, Четверяков, Третьяков), цензовых земцев (С. М. Леонтьев, Грузинов и Д. М. Щепкин), профессуру, представителей некоторых свободных профессий и кооперации. Совещание сразу становится в оппозицию правительству Керенского и идейно опирается на вождей старой армии (Алексеев, Брусилов, Корнилов, Каледин, Рузский). Совещание определяет и подготовляет раскол в среде Государственного совещания, созванного Керенским в Москве 12 августа, а также в образованном им осенью предпарламенте. Члены его явно сочувствуют корниловскому выступлению и ставят себе определенную цель – объединение всех элементов, не входящих в руководимые меньшевиками и эсерами Советы рабочих депутатов. Совещание имеет целью воздействовать на правительство и добиться оздоровления армии, то есть ввести в ней старую дисциплину и сделать ее послушным орудием в руках буржуазии. «Совещание общественных деятелей», вторично созванное в середине октября 1917 года, и избранный ими совет к этому времени вполне выявляют свою политическую физиономию и враждебность к социалистическим партиям.



После Октябрьской революции сильно поредевшее за отъездом целого ряда крупнейших своих деятелей на юг и лишенное возможности открыто собираться, Совещание уже не собирается, но его заменяет избранный им еще осенью 1917 года «Совет», на собраниях которого участвуют находящиеся в Москве наиболее видные члены Совещания в числе 30–40 человек. Если «Совет», таким образом, численно уступает бывшим осенью 1917 года Совещаниям, то объединенный общей ненавистью к общему врагу – Советской власти и возглавляющей ее партии коммунистов, – он делается более сплоченным и забывает старые партийные разногласия. Входящие в его состав кадеты, промышленники,[13] бывшие октябристы и деятели старого режима в феврале – марте 1918 года сходятся на трех главных пунктах: 1) борьба с Советской властью и «анархией», 2) восстановление порядка и частной собственности, 3) признание единственно приемлемой в России формой правления конституционной монархии. Об объединении в то время с социалистическими партиями еще не может быть и речи: не только эсеры и меньшевики, но и наиболее «государственно» настроенные н. с.[14] и плехановцы, правда, одинаково враждебные к Советской власти, не представляют еще материала для соглашения и взаимной работы.

Для спайки несоциалистических элементов страны государственно мыслящие люди, как они себя называют, образуют в феврале – марте 1918 года объединение всех существующих и разделяющих их идеологию организаций под названием «Правый центр»; в состав его входят: «Совет общественных деятелей», «Торгово-промышленный комитет», «Союз земельных собственников», кадеты и правая группа. Руководителями и вождями «Правого центра» являются царский министр Кривошеин и профессор Новгородцев. Одновременно с этим социалистические партии и левые кадеты, не вошедшие в СОД,[15] также делают попытку сговориться между собою для выработки единой программы действий, и в итоге образуется надпартийное объединение, долженствующее включить «демократические круги русской общественности», в состав коего входят кадеты, народные социалисты, правые эсеры, группа «Единство» и правые меньшевики, – назвавшее себя «Союзом возрождения России».

Делу объединения всех антисоветских элементов препятствовало, однако, одно обстоятельство – Брестский мир и возникший в связи с ним пресловутый вопрос об ориентациях: «Союз возрождения», тяготеющий к «демократической» Антанте, остается верным союзникам без всяких оговорок; в среде же ПЦ происходит раскол, первоначально слабый, затем все усиливавшийся. Официальным поводом для него служит опасение внедрения Японии в Сибирь и в связи с этим необходимость высказаться против образования Антантой нового Восточного фронта[16] для борьбы с Германией. На самом же деле сперва смутно, а затем, в особенности после оккупации немцами Украины, уже гораздо откровеннее становятся надежды на сближение с Германией и ее помощь в сокрушении большевизма в Москве. Часть ПЦ определенно высказывается за германскую ориентацию; она находит идейную поддержку в Милюкове, перекрасившемся на юге в германский цвет; кадеты, шедшие и ранее на большие уступки в вопросах внутренней политики, верные «демократической» Антанте, на этот раз из ПЦ выходят. В лице виднейших своих, оставшихся в Москве, представителей они образуют в мае – июне 1918 года новое объединение, стоящее всецело на союзнической ориентации, – «Национальный центр». Большинство входивших в состав ПЦ*[17] представителей промышленников уехало на Украину; таким образом, «Торгово-промышленный комитет» фактически вышел из ПЦ; некоторые же промышленники вместе с кадетами приняли участие в образовании «Национального центра».

Зимой 1918/19 года НЦ входит в связь с существовавшей в Москве военной белогвардейской организацией, ранее связанной с «Правым центром» и имевшей значительные разветвления в частях и учреждениях Красной Армии.

Но за всем этим в Москве остаются незначительные группы бывших политических деятелей (преимущественно меньшевиков), формально не признающие возможным вступить ни в одну из указанных организаций; тем не менее страсть хоть как-нибудь столковаться, объединиться на почве ненависти к общему врагу приводит к образованию зимой 1918/19 года особых собраний, происходящих у Е. Д. Кусковой «за чашкой чая». Собрания эти, довольно многочисленные, охотно посещаемые как виднейшими кооператорами, так и представителями всех существующих в Москве контрреволюционных организаций, имеют в виду путем обмена мнениями найти общую политическую, приемлемую для всех платформу.

Успехи Колчака на Урале и в Заволжье окрыляют московских контрреволюционеров новыми надеждами; одни, потерявшие после Германской революции (ноябрь 1918 года) всякую надежду на помощь империалистической Германии, другие, сбитые с толку противоречивыми известиями о намерениях Антанты, забыв различие своих ориентации, жаждут вооруженного вмешательства Антанты в русские дела и в ожидании прихода Колчака забывают былые распри и заключают союз, долженствующий выяснить[18] «московскую общественность» к приходу Колчака и облегчить ему образование в Москве новой власти. Таким путем в марте – апреле 1919 года создается «Тактический центр», объединяющий СОД, НЦ и СВ; образуется единый антисоветский фронт, включающий в себя все политические группировки, начиная с черносотенных зубров и кончая меньшевиками-оборонцами и правыми эсерами. Для борьбы с общим врагом все идут на взаимные уступки и соглашения: монархисты соглашаются на национальное собрание, а социалисты-соглашатели признают военную диктатуру, восстановление частной собственности на землю; и те и другие ожидают прихода в Москву генеральской диктатуры и уничтожения столь ненавистного им большевизма.

Такова общая картина возникновения московских контрреволюционных организаций 1918–1919 годов.

Отсюда перейдем к характеристике каждой организации в отдельности, их состава и характера деятельности.

«СОВЕТ ОБЩЕСТВЕННЫХ ДЕЯТЕЛЕЙ»

ВОЗНИКНОВЕНИЕ

«Совет общественных деятелей» был выделен Московским совещанием в августе 1917 года; затем, после некоторого перерыва, «Совет» начал собираться лишь в феврале 1918 года, приглашая на заседания виднейших находящихся в Москве участников прошлогодних совещаний. В феврале – начале марта заседания его были довольно многочисленными, но количество участников стало постепенно уменьшаться. С образованием «Правого центра» деятельность «Совета» замерла, он в уменьшенном составе собирался редко, и лишь после распада ПЦ «Совет» вновь оживился.

СОСТАВ

В период февраль – март 1918 года «Совет ОД» включал в себя всех видных представителей буржуазных кругов Москвы; после отъезда Родзянко осенью 1917 года на юг председателем его стал Дмитрий Митрофанович Щепкин, заместителем его – Сергей Михайлович Леонтьев; членами совещаний тогда состояли: Владимир Иосифович Гурко, Владимир Владимирович Меллер-Закомельский, Евгений и Григорий Николаевичи Трубецкие, Сергей Дмитриевич Урусов, Иван Илларионович Шидловский, Николай Иванович Астров, Петр Бернгардович Струве, профессора: Новгородцев, Владимир Михайлович Устинов, Николай Александрович Бердяев, Сергей Андреевич Арсеньев, Валерьян Николаевич Лоскутов, Вячеслав Степанович Муралевич, Иосиф Богданович Мейснер, Нарожницкий, Василий Васильевич Вырубов, Виктор Николаевич Челищев, публицист Белоруссов, представитель кооперации Евдокимов, представитель «Крестьянского союза» Губонин и некоторые другие.

После принятия СОД резолюции о форме правления (конституционная монархия) из его состава вышли – Евдокимов и Губонин, а после отъезда многих на Украину и образования НЦ «Совет ОД» ко второй половине лета 1918 года определился в следующем составе: председатель Д. М. Щепкин и члены: С. М. Леонтьев (зам. председателя), В. Н. Лоскутов, С. Д. Урусов, С. И. Шидловский, С. А. Котляревский, В. М. Устинов, В. С. Муралевич, Д. Н. Каптерев, Н. А. Бердяев, В. И. Стемпковский. В феврале 1919 года в состав «Совета» вошел профессор Сергиевский. К разработке законодательных материалов и составлению разного рода записок был привлечен в качестве техника без права голоса Н. Н. Виноградский; проекты судебной реформы весной 1918 года разрабатывались В. Н. Челищевым и приглашенным в качестве технического сотрудника Ив. Ив. Шейманом, который с июля 1918 года в СОД не появлялся. На почве несогласия в ориентациях осенью ушел из «Совета общественных деятелей» С. И. Шидловский. Что касается С. А. Котляревского, то, несмотря на вхождение его в НЦ, он формально из СОД не выходил и посещал его заседания, хотя и изредка, до конца 1918 года.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОД

После образования НЦ деятельность «Совета» ограничивалась составлением различных записок и меморандумов по вопросам законодательства; актуальной работы он никакой не вел. Разработка законодательных материалов имела в виду, с одной стороны, способствовать более точному выявлению взгляда СОД по различным вопросам государственного строительства, с другой – подготовить проекты по важнейшим областям управления для пересылки их по возможности на юг или же для того, чтобы иметь под рукой на тот случай, если бы в Москве пала Советская власть. Таким образом, «Советом общественных деятелей» были составлены и заслушаны записки и проекты об избирательном праве, об автономии и федерации, о местном управлении и самоуправлении, о восстановлении деятельности судебных учреждений, о восстановлении деятельности министерств, о полиции, печати, собраниях, обществах и союзах, об управлении при оккупационном режиме. Все разработанные СОД материалы предусматривали в основе грядущей власти военную диктатуру и соответственно этому проектировали устройство местных и центральных учреждений (назначение органов местного управления сверху и пр.). Вопросы экономические и социальные СОД не разрабатывались, так как аграрная реформа подробно обсуждалась в «Союзе земельных собственников» и было предположено, что экономическими вопросами занимается «Торгово-промышленный комитет».

Наряду с этим в заседаниях СОД происходил обмен мнений по важнейшим вопросам политической жизни, но обмен этот происходил тогда в академической плоскости, так как «Совет» никакой реальной силой и никакими реальными средствами не обладал. Таким образом, в течение лета 1918 года постоянно имели место суждения об ориентациях; затем обсуждалось чехословацкое выступление, имевшее последствием образование Самарского правительства и Уфимской директории. В сентябре 1918 года состоялось многолюдное заседание СОД с участием некоторых членов НЦ и приехавшим с юга Григорием Николаевичем Трубецким для заслушания доклада приехавшего по делам в Москву и случайно приглашенного бывшего сенатора Гагарина (советника Министерства иностранных дел на Украине) и обмена мнений по вопросам политики Скоропадского; СОД признал эту политику крайне неудовлетворительной, как слишком самостийную.

Весь конец 1918 года и первые месяцы 1919 года прошли в полном затишье в связи с крушением надежд на германское вмешательство и успехами Красной Армии на фронтах. Заседания СОД созывались редко, преимущественно для взаимной «информации», а также для заслушания докладов Д. М. Щепкина о его переговорах с Д. Н. Шиповым, касающихся соглашения с возникшим летом 1918 года «Нац. центром».

Переговоры эти, неоднократно прерывавшиеся, до февраля – марта 1919 года были безрезультатны. Нужен был новый натиск на Советскую власть, внешнее давление, чтобы заставить буржуазию и соглашателей сговориться. Такими факторами явились радиотелеграмма Антанты о конференции на Принцевых островах[19] и наступление Колчака весной 1919 года (март месяц), которые оживили деятельность «Совета». К тому времени относится образование «Тактического центра», в который вошел СОД и делегировал туда двух своих представителей – Д. М. Щепкина и С. М. Леонтьева.

С развитием деятельности ТЦ оживились и собрания «Совета», на которых обсуждались вопросы, внесенные на его предварительное заключение. К таковым относится, во-первых, самое образование ТЦ и соглашение с другими вошедшими в его состав группами (НЦ и СВ), затем обсуждение декларации о признании Колчака «верховным правителем» (решено «Советом ОД» в утвердительном смысле); далее – выработка декларации по основным вопросам государственного строительства, для выявления отношения московских политических групп к методам управления Колчака, составление записок о современном состоянии Советской России для отсылки их за границу и, наконец, обсуждение (поставленного в июне 1919 года С. М. Леонтьевым) вопроса о вооруженном выступлении в Москве. На обсуждение СОД был поставлен вопрос о принципиальном отношении к вооруженному восстанию, не касаясь вовсе ни технической стороны дела, ни сил, которые могли бы предпринять его. «Совет общественных деятелей» высказался в том смысле, что всякие разрозненные действия вредны и такое выступление могло бы быть предпринято лишь в условиях приближения Колчака и Деникина к Москве и по соглашению с ними.

ЗАРУБЕЖНЫЕ СНОШЕНИЯ СОД[20]

СОД поддерживал связи с зарубежными контрреволюционными организациями. Отвечающее ему идейно за рубежом «Государственное объединение»[21] на юге, руководимое Кривошеиным, и «Государственное объединение Сибири» являлись наряду с «Нац. центром» Юга и Сибири политической базой «верховного правителя» Колчака и главнокомандующего «вооруженными силами Юга России» Деникина.

В марте – апреле 1919 года в «Совет общественных деятелей» явились: член «Совета общественных деятелей» Егор Яковлевич Азаревич (Назаров, пензенский земец), приехавший от «Государственного объединения» Сибири и «верховного правителя» Колчака, и полковник Хартулари – один из главных деятелей деникинской контрразведки. Указанные лица были представлены «Совету общественных деятелей» Леонтьевым. Они сделали информационные доклады о военном и политическом положении в Сибири и на Юге. Упомянутые лица состояли также в связи с НЦ и ТЦ. Таким образом, вся информация СОД шла через Леонтьева, отмечавшего политические события, новости и факты, иногда без указания источников их получения; кроме того, с информацией обыкновенно выступал Л. Л. Кисловский, глава монархической подпольной организации, не состоявший в то время членом СОД, но посещавший большинство его заседаний для поддержания связи.

ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ЧЛЕНОВ СОД

Наиболее активными членами СОД являются: Д. М. Щепкин, С. М. Леонтьев. Они руководили «Советом», являясь его председателями после отъезда из Москвы Третьякова. Оба они делегируются СОД в другие организации, как, например, «Тактический центр» и другие. Оба они персонально посещают так называемый клуб Кусковой и Прокоповича. Они как будто олицетворяют собою целое политическое течение. Они ведут переговоры с прочими политическими группами, являются представителями в военных объединениях. Д. М. Щепкин ведет переговоры преимущественно тактического свойства, С. М. Леонтьев, входивший в военную комиссию при ТЦ (см. ниже), ведет наиболее активную деятельность по военному заговору. Человек властный, он подчиняет своему влиянию не только своих политических единомышленников и друзей, но и политических противников, распространяя это влияние даже на «социалистов» из «Союза возрождения» (см. показания С. А. Котляревского). У Леонтьева же на квартире происходили заседания СОД, за исключением двух раз, когда они собрались у Стемпковского, Бердяева и Урусова. Несколько раз у него на квартире происходили заседания «Тактического центра».

Одним из наиболее активных членов СОД в 1918 году является С. Д. Урусов, входивший в ПЦ, принимавший участие в переговорах с германскими представителями в Москве. В 1919 году после тюремного заключения и болезни С. Д. Урусов проявляет несколько меньше активности и реже посещает заседания СОД. Урусов составил проект финансовой реформы.

Профессор Бердяев считался идеологом СОД, давал философски-религиозное обоснование монархических принципов и соответствующего государственного строя.

Елизавета Ивановна Малеина, переписчица в Плодовощи,[22] членом правления коего состоял С. М. Леонтьев, исполняла техническую работу, переписывала на машинке все материалы, касающиеся СОД и «Правого центра», расшифровывала секретные донесения из-за рубежа, письма шпионов Юденича и пр.; получала за это особую плату.

В. И. Стемпковский входил в состав «Совета» как представитель «Союза земледельцев», принял участие в работах «Совета» с весны 1918 года, разрабатывая вопросы, касающиеся аграрной реформы. Профессора Сергиевский, Муралевич и Устинов разработали вопросы школы. Устинову, кроме того, было поручено составление политической программы «Совета общественных деятелей»; Н. Н. Виноградский и И. И. Шейман членами «Совета общественных деятелей» не состояли. Оба они по своей специальности привлекались СОД для обсуждения и составления докладов общей программы: Н. Н. Виноградский – по вопросам местного управления и И. И. Шейман – по вопросам суда. Лоскутов и Каптерев принимали участие в обсуждении и составлении разных проектов по вопросам программы.

«СОЮЗ ЗЕМЕЛЬНЫХ СОБСТВЕННИКОВ»

Второй организацией, вошедшей в состав общего антисоветского фронта, был «Союз земельных собственников».

СЗС возник еще при Временном правительстве и имел своей задачей объединить не только крупных и средних помещиков, но и мелких собственников на почве борьбы с аграрными мероприятиями Временного правительства. Представляя собою организацию для защиты притязаний крупных аграриев на их поместья, СЗС не привлек большого числа мелких собственников и оказался лишь представительством помещиков черносотенного оттенка. Если в «союзе» и намечалось некоторое более умеренное течение, то рядовые деятели, преимущественно провинциальные делегаты, составляли крепко сплоченную правую группу.

Работа СЗС после Октябрьской революции заключалась в разработке проектов восстановления частного землевладения и возмещения помещикам убытков, причиненных им революцией. Во главе СЗС стоял А. В. Кривошеий, видными членами его были В. И. Гурко и И. Б. Мейснер, затем – М. Д. Ершов, Л. Л. Кисловский, В. И. Стемпковский и С. Д. Урусов. В него входил также Александр Павлович Морозов. СЗС входил в состав ПЦ. В конце лета 1918 года он прекратил свое существование.

«ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМИТЕТ»

ОБРАЗОВАНИЕ КОМИТЕТА

Образование «Торгово-промышленного комитета» относится к периоду Временного правительства. Московская крупная буржуазия в страхе перед нарождавшейся пролетарской революцией решила соорганизоваться для защиты своих интересов. Официальным мотивом образования комитета явилась необходимость «представительствовать» в нарождающихся общественных организациях и правительственных учреждениях, но, как будет видно из дальнейшего, московская буржуазия объединилась исключительно в профессиональных целях, для отстаивания своих фабрик, заводов и капиталов.

СОСТАВ КОМИТЕТА

Московский «Торгово-промышленный комитет» в 1918 году объединил все крупные отрасли промышленности Центральной России и оптовой торговли Московского района:

Союз хлопчатобумажной промышленности,

Союз шерстянников,

Союз льнянщиков,

Союз шелковых фабрикантов (Н. Н. Кукин),

Союз объединенной промышленности (С. А. Морозов),

Общество металлистов,

Общество заводчиков и фабрикантов,

Оптовых торговцев (П. А. Бурышкин).

Кроме того, в состав его входили представители розничной торговли, хлебной и других бирж и принимали участие, как специалисты по финансовым вопросам, бывшие банковские деятели.

Председателем комитета состоял С. Н. Третьяков и заместителем его Н. Н. Кукин. После отъезда С. Н. Третьякова на Украину и в отсутствие Кукина в комитете председательствовал С. А. Морозов.

Заседания комитета происходили летом 1919 года в доме Купеческого общества на Солянке, в кв. 27, где находился «Торгово-промышленный союз».

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОМИТЕТА

Работа «Торгово-промышленного комитета» в период 1918–1919 годов представляет крупный интерес с точки зрения закулисной борьбы московской буржуазии с Советской властью, и есть полное основание утверждать, что работа эта была крайне разносторонней.

Достаточно указать, что еще в середине 1918 года представители комитета внедрились в Московский районный экономический комитет, в учетные комитеты при Государственном банке, позднее – в Центротекстиль;[23] они действовали по указке «Торгово-промышленного комитета», собирались для выработки единообразного плана действий.

Несомненно то, что крупная буржуазия в 1918–1919 годах подготовлялась к захвату принадлежавших ей ранее фабрик и заводов после падения Советской власти, несомненно также и то, что ею прилагались все усилия, чтобы от этих фабрик не уйти в период их национализации. Представители «Торгово-промышленного комитета» входили в Центротекстиль и другие советские учреждения якобы для совместной работы. Действительной же их целью было всячески вредить мероприятиям Советской власти. Летом 1918 года «Торгово-промышленный комитет» избрал 5 человек (Кукин, Невядомский, Чемберс, Бурышкин и С. А. Морозов) для ведения переговоров с немецким представительством в Москве, с одной стороны, и союзниками – с другой. Кукин, Чемберс и Невядомский имели сношения с консулами Антанты, находившимися еще в Москве, относительно того плана действий, которого союзники намерены держаться по отношению к России. Причем выяснилось, что союзники решили поддерживать чехословацкое движение, высадить войска на севере и восстановить Восточный фронт. С. И. Третьяков вел переговоры с немецким посольством в Москве.

Крупная буржуазия не могла оставаться чуждой тому контрреволюционному движению, которое конечною целью имело восстановление буржуазно-помещичьей власти. Представители торгово-промышленного и финансового мира поддерживали связь с политическими группами под видом технической экспертизы, направляли их контрреволюционную деятельность в экономической и финансовой областях и поддерживали белые организации материальными средствами. Деятельность «Торгово-промышленного комитета» в контрреволюционных организациях несколько тормозилась тем, что члены его политически связывали себя с одной из враждовавших в Европе империалистических коалиций. Московский же крупный капитал расценивал ориентации исключительно с точки зрения собственной выгоды и, неуверенный в исходе европейской борьбы и ее последствий, колебался. Таким образом, «Торгово-промышленный комитет» весною 1918 года входит в «Правый центр», объединявший все «несоциалистические элементы страны», и делегирует для постоянного в нем участия С. А. Морозова, П. А. Бурышкина и А. М. Невядомского.

С другой стороны, активный представитель «Торгово-промышленного комитета» Червен-Водали в 1918году принимает деятельное участие в образовании «Нац. центра» и представляет ему целую программу экономических мероприятий представительства Деникина на юге, куда он вскоре уезжает. К обсуждению этой программы в «Нац. центре» привлекаются представители «Торгово-промышленного комитета» – С. А. Морозов и С. И. Четвериков.

Весною же 1919года с оживлением контрреволюционного лагеря С. А. Морозов появляется в «Совете общественных деятелей» и принимает участие в его заседаниях.

Что же касается материальной помощи московским контрреволюционерам, то установлено, что «Торгово-промышленный комитет» в 1918 году субсидировал «Правый центр». С. А. Морозов летом 1919 года передал С. М. Леонтьеву 90 000 рублей и в конце лета того же года Д. М. Щепкину – 100 000 рублей на организационные расходы «Совета общественных деятелей».

«ПРАВЫЙ ЦЕНТР»

ОБРАЗОВАНИЕ

Образование ПЦ относится, как уже было указано, к марту месяцу 1918 года. Он объединил в себе все несоциалистические организации Москвы в противовес нарождающемуся тогда сближению социалистических партий, которое не состоялось, но имело последствием учреждение «Союза возрождения». Основной целью образования ПЦ было сплотить русскую буржуазию и ее приспешников, дабы после ожидаемого падения рабоче-крестьянского правительства не допустить захвата власти социалистическими партиями даже самого соглашательского и умеренного оттенка, к которым ПЦ относился весьма враждебно.

СОСТАВ ПЦ

В «Правый центр» вошли следующие организации: 1) «Совет общественных деятелей» в лице Д. М. Щепкина, С. М. Леонтьева, Белевского (он же Белоруссов), С. Д. Урусова, кадетская партия в лице профессора Новгородцева, Н. И. Астрова, Степанова, Червен-Водали; 3) «Торгово-промышленный комитет» в лице С. А. Морозова, И. А. Бурышкина, А. М. Невядомского и М. М. Федорова; 4) «Союз земельных собственников» – А. В. Кривошеий, М. А. Ершов (ныне умерший), В. И. Гурко, И. Б. Мейснер (последний в конце лета 1918 года уехал на Украину и по возвращении в Москву в 1919 году связи с контрреволюционными организациями не поддерживал). Персонально в «Правом центре» участвовали Струве и бывшие князья Григорий и Евгений Николаевичи Трубецкие. От крайних правых входили Л. Л. Кисловский и Рогович (бывший обер-прокурор Синода).

Председателем ПЦ состоял профессор Новгородцев и отчасти А. В. Кривошеий, игравший в нем вместе с В. И. Гурко и С. М. Леонтьевым доминирующую роль.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПЦ

Главным вопросом, вокруг которого сосредоточилась работа «Правого центра», был вопрос о восстановлении Восточного фронта.

Представители Антанты в России и вся плеяда их шпионов прилагали все усилия к тому, чтобы создать благоприятные отношения «русских широких общественных и деловых кругов» к их плану продолжения войны с Германией на территории России с привлечением к этой борьбе разных военных групп, находившихся на этой территории, – чехословаков, польских легионов, разных добровольческих отрядов. Отрицательное отношение к этому плану Антанты и объединило вышеуказанные группы в «Правом центре». В то время (весна и лето 1918 года) в торгово-промышленных кругах происходила деятельная подготовка «общественного мнения» к необходимости отказаться от связывавших Россию обязательств исключительно с государствами Согласия[24] и к необходимости; усвоив политику «свободных рук», договориться с Германией, заинтересованной в дружественном отношении к ней России.

Германофильский «Правый центр», считавший возможным в случае вступления в переговоры с немцами добиться пересмотра Брест-Литовского договора, вступил летом 1918 года в переговоры с представителями германского посольства в Москве о возможности оккупации Центральной России, свержения Советской власти и образования дружественного Германии правительства.

Если переговоры эти не привели к определенным результатам, если германские империалисты летом 1918 года не обрушились на Москву, то произошло это исключительно под влиянием колебания немецкой политики. Поэтому наряду с указаниями о возможной военной помощи Германии, в случае активного выступления русских контрреволюционеров в Москве, наряду с уклончивыми ответами на поставленные немцам вопросы о возможности и условиях пересмотра Брестского договора германский представитель Ритцлер высказывался против оккупации Центральной России и обмолвился крылатой фразой: «Этого спектакля мы русской буржуазии не дадим». Несомненно, «Правый центр» к этому спектаклю готовился и делал заранее соответствующие выводы, так как разработал записку о взаимоотношениях новых русских властей с германским командованием в период оккупации. Из данных следствия также усматривается, что составленные в СОД записки по вопросам правления и самоуправления были направлены «Правым центром» на юг в штаб Алексеева при посредстве приехавшего в Москву начальника гражданской канцелярии Алексеева-Ладыженского.

Представители ПЦ в указанный выше период вели переговоры с представителями Антанты в Москве и Петербурге, причем с представителями Франции от имени «Правого центра» говорили В. И. Гурко и Е. Н. Трубецкой. Представитель французского правительства предлагал «Правому центру» через Е. Н. Трубецкого известную сумму денег, причем принятие этих денег было связано с необходимостью согласовать политику «Правого центра» с политикой Антанты.

«Правый центр» поддерживал регулярные сношения с зарубежными контрреволюционными группами и содействовал им в смысле сообщения сведений шпионского характера. На одном из заседаний ПЦ присутствовал бывший товарищ министра иностранных дел Украины Гагарин, который предложил «Правому центру» войти в сношение с немецким командованием на Украине.

«Правый центр» содержался на денежные средства, предоставлявшиеся в его распоряжение «Торгово-промышленным комитетом» при участии А. М. Невядомского. Откровенная германофильская ориентация «Правого центра» привела к выходу из его состава кадетов (конференция которых в мае 1918 года высказалась против каких-либо сношений с Германией), а также представителей «Торгово-промышленного комитета». (Так, М. М. Федоров и А. Червен-Водали, представлявшие в «Правом центре» русскую промышленность, были членами кадетской партии.) После выхода кадетов и упомянутых представителей «Торгово-промышленного комитета» «Правый центр» еще не распался, так как в это время в его состав вступили представители землевладельцев и новые представители «Торгово-промышленного комитета» – И. А. Бурышкин, С. А. Морозов, Чемберс, Невядомский, Кукин. «Правый центр», таким образом, просуществовал до осени 1918 года и распался, вследствие отъезда из Москвы на юг многих его видных деятелей. Оставшиеся же деятели приняли участие в антисоветской работе в иных белых организациях.

«СОЮЗ ВОЗРОЖДЕНИЯ»

ОБРАЗОВАНИЕ

После Октябрьской революции так называемые социалистические партии, враждебные коммунистическому строю, работали открыто, имея свою партийную печать; открыто же работали их организации во главе с партийными центральными комитетами. Когда же эта возможность была у них отнята и надежды их на быстрое сокрушение Советской власти не оправдались, в среде их возникает мысль о междупартийном объединении для общей борьбы с рабоче-крестьянским правительством. Таким образом, в мае 1918 года возникает «Союз возрождения», ставящий себе основной целью: а) вооруженное свержение Советской власти и учреждение вместо нее диктаториальной власти единоличного характера с последующим созывом Учредительного или Национального собрания; б) восстановление частной собственности; в) непризнание Брестского договора; г) создание при содействии союзников нового фронта для борьбы с немцами и д) создание новой армии, куда СВ призывал всех нежелавших примириться с «немецким ярмом». Задачей «Союза возрождения» было создать широкое национальное противосоветское движение.

СОСТАВ СВ *[25]

«Союз возрождения» основан представителями трех политических партий: кадетов, эсеров и энесов. Учредители его – Н. И. Астров, Н. Н. Щепкин, Н. М. Кишкин, Д. И. Шаховской (кадеты), Чайковский, Титов, Мякотин и Пешехонов (народные социалисты), Авксентьев, Аргунов и Бунаков (эсеры). В образовании его деятельное участие принимал С. П. Мельгунов; председателем «Союза» состоял Мякотин, а после его отъезда на юг лидерами СВ сделались Н. Н. Щепкин и С. П. Мельгунов. Затем в СВ последовательно вступают в мае – июне 1918 года Волк-Карачевский и Филатьев (народные социалисты), Левицкий-Цедербаум (социал-демократ), А. В. Бородулин (группа «Единство»). В июне 1918 года в «Союз» вступили эсеры Кондратьев, С. Л. Маслов и несколько позднее – С. А. Студенецкий. В СВ входит Алексинский, а в Петроградскую группу СВ – А. Н. Потресов и В. Н. Розанов (социал-демократы меньшевики). Из указанных лиц эсеры вошли в СВ с ведома своего ЦК, кадеты – с ведома и санкции ЦК партии кадетов; а народные социалисты – по постановлению Центрального Комитета народно-трудовой социалистической партии.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СВ

Летом 1918 года деятельность СВ протекала в тесном и постоянном контакте с НЦ (см. главу о НЦ), они устраивали совместные заседания. Лишь осенью совместные заседания прекратились, но тесная связь поддерживалась участием в обеих группах одних и тех же лиц (Н. Н. Щепкина, Н. И. Астрова). Во второй половине лета Мякотин, Титов, Пешехонов и Чайковский уезжают. Первые трое образуют СВ на юге, а последний – становится во главе Северного белогвардейского правительства[26] в Архангельске.

После отъезда этих лиц и ареста в 1918 году Мельгунова деятельность СВ в Москве осенью несколько затихает, но она оживает, подобно другим организациям, в начале 1919 года.

Еще летом 1918 года «Союз возрождения» посылает своих представителей в Сибирь, где, по словам Мельгунова, около Сибирской областной думы[27] создается государственное патриотическое настроение. По его же словам, в Москве в это время был намечен и персональный состав директории как новой государственной власти, причем «Союзом» была выработана форма создания директории. Деятельность СВ проявлялась, по мягким выражениям некоторых членов «Союза», «во взаимной информации и выявлении общих точек зрения», то есть попросту в собирании сведений о продвижениях белых армий, о положении внутри страны, о настроении в советских кругах и в обсуждении необходимых мероприятий для скорейшего сокрушения ненавистной Советской власти. «Союзом возрождения» обсуждались следующие вопросы: а) отношение к Уфимской директории, б) аграрный вопрос, в) рабочий и промышленный вопросы, г) финансы страны, д) отношение к интервенции.

По показанию Кондратьева-Китаева, СВ принимал интервенцию в той или иной форме как нечто неизбежное и стремился поставить ее в определенные рамки при условии, что она будет носить форму помощи русским контрреволюционным силам на определенно договоренных пунктах, охраняющих целость, суверенность и независимость России. Союз принимал меры к превращению своей организации в массовую организацию путем массовой пропаганды. По вопросу об отношении к окраинным движениям СВ было признано, что окраинные движения являются прогрессивными и приемлемыми, если они пойдут под лозунгом «демократии» и будут близки платформе «Союза».

С момента же вхождения в «Тактический центр» (апрель 1919 года) СВ обсуждает все те же вопросы, что и СОД и НЦ, и выносит аналогичные с ними решения. Связанная с московским СВ южная группа, руководимая вождем «Союза» Мякотиным, не только признала власть Деникина, но и открыто разделяла с ним ответственность за массовые убийства им рабочих и крестьян; вместе с Кривошеиным и Федоровым Мякотин подписывал и опубликовывал воззвания, приветствующие Деникина, признавшего власть «верховного правителя» Колчака.

Вступлением в Москве в ТЦ и принятием общей с монархистами СОД и кадетами платформы, признающей власть «верховного правителя» Колчака как Российскую общегосударственную власть, и СВ определенно поставил себя в необходимость военной диктатуры после свержения Советской власти; вместе с ними же СВ обсудил весною 1919 года письмо князя Г. Е. Львова и А. Ф. Керенского из Парижа, порицавших «слишком» реакционный режим Деникина, с ними же он протестовал против активного вмешательства в русские, то есть в деникинские, дела парижских эмигрантов, как оторванных от действительных условий русской жизни (подробности об этом изложены далее в главе о ТЦ). Своим вхождением в ТЦ «Союз возрождения», осведомленный о его мероприятиях через своих представителей Н. Н. Щепкина и С. П. Мельгунова, несет ответственность за деятельность ТЦ и избранной им военной комиссии, руководившей военным заговором в Москве. Через Щепкина и Мельгунова «Союз возрождения» был осведомлен о переговорах «Тактического центра» с представителем английской контрразведки Полем Дюксом[28] и обсуждал предложение последнего о денежной помощи контрреволюционным организациям в Москве.

ЗАРУБЕЖНЫЕ СНОШЕНИЯ СВ

Зарубежные сношения СВ происходили главным образом через Н. Н. Щепкина, в руках которого преимущественно были сосредоточены все сношения с белогвардейцами и Антантой, вся организация шпионажа. При этих условиях наличие особого технического аппарата для сношений представлялось излишним, так как СВ мог пользоваться курьерами НЦ, которые, таким образом, являлись совместной агентурой обеих организаций. От Н. Н. Щепкина СВ в заседаниях своих получал всю необходимую ему информацию.

Связь СВ с Югом, помимо этого, подтверждается обнаружением у С. П. Мельгунова протоколов заседаний белогвардейских организаций на юге, происходивших в марте 1919 года. Мельгунов получил летом 1919 года сведения и материалы от представителя южной организации С. В. Титова через деникинского шпиона ротмистра Донина, приехавшего для союза с «Тактическим центром» и явившегося специально к Мельгунову. Сношения с Западной Европой организованы были С. П. Мельгуновым. На происходившем в феврале у С. Н. Прокоповича совещании бывших министров Временного правительства Мельгуновым было заявлено, что постановление этого совещания по поводу конференции на Принцевых островах могло бы быть отправлено за границу Аксельродом. Принятая же весною 1919 года «Тактическим центром» записка Мельгунова о положении в Советской России тогда же была отправлена тем же Мельгуновым в Париж через Аксельрода. С юга «Союз возрождения» получал информации через члена партии В. Б. Станкевича.

ПЕТЕРБУРГСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СВ

Вскоре после образования СВ в Москве возникает и его петербургская группа (по показанию В. Н. Розанова – местная организация СВ для Петербурга и его области, фактически не распространившая своей деятельности за Петербург).

ОБРАЗОВАНИЕ И СОСТАВ

Точно так же, как и в Москве, начало петербургской группе СВ дают кадеты в лице П. В. Герасимова и К. К. Черносвитова. Последнего после ареста заменил Штейнингер, глава петербургской организации НЦ. И, таким образом, в Петербурге, как и в Москве, посредством личной переписки устанавливается теснейшая связь между обеими организациями.

В петербургскую группу СВ входят представители эсеров, энесов и меньшевиков, делегированные местными партийными комитетами; таким образом, в СВ участвуют от меньшевиков – А. Н. Потресов и В. Н. Розанов, от народных социалистов – Я. И. Душечкин, умерший в тюрьме, от эсеров – Левин и Бас (не разысканы).

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Состоя официально подчиненной главенствующей Московской организации СВ, петербургская группа СВ непосредственного контакта с другими контрреволюционными объединениями, за исключением НЦ, не имела, а сносилась непосредственно с Москвой, для чего несколько раз туда приезжали из Петербурга В. Н. Розанов и Потресов – «для взаимной информации», то есть попросту для получения директив центра. Штейнингер в Петербурге играл роль Н. Н. Щепкина, состоя одновременно в обеих организациях. Практически деятельность петербургского СВ аналогична работе многих контрреволюционных организаций 1918–1919 годов, и она заключалась в подготовительных к свержению советского строя действиях, в подготовке всех вытекающих из переворота мероприятий. В частности, СВ выяснил возможность возобновления деятельности «демократической» городской думы после прихода Юденича и реставрации избранной этой думой городской управы.

Заседания СВ происходили на квартирах Волк-Карачевского и Мельгунова.

ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЛЕНОВ СВ

Центральными фигурами Московской организации СВ являются Н. Н. Щепкин и С. П. Мельгунов. Оставляем пока в стороне характеристику Щепкина. Что касается Мельгунова, то он, по его собственным словам, состоял идейным руководителем СВ в Москве, принявшим руководство после отъезда Пешехонова; непримиримый враг советского строя, чающий и сейчас скорого его падения (собственное его показание), человек чрезвычайно активный и деспотически настроенный, он не ограничивает своей контрреволюционной деятельности СВ, а делегируется им в «Тактический центр» и берет на себя и лично, и в качестве главы кооперативного издательства «Задруга»[29] целый ряд ответственных заданий. Таковы отправка документов за границу, составление указателя имен коммунистов, контрреволюционного сборника, субсидируемого для этого НЦ (подробности об этом далее).

Наиболее активным после Мельгунова представляется А. В. Бородулин (представитель «Единства» в СВ), заместитель его в ТЦ и принимавший участие в военной комиссии.

Из остальных оставшихся в Москве и арестованных членов СВ – Левицкий-Цедербаум; принимал участие во всех его заседаниях и информировал «Союз» о настроениях рабочих, о положении в меньшевистских кругах. Кондратьев-Китаев принимал участие в заседаниях СВ и информировал его о настроениях в эсеровских и кооперативных кругах. С. Л. Маслов, С. А. Студенецкий, Филатьев принимали участие в работе «Союза» и наряду со всеми вышеуказанными членами «Союза» были в курсе всех дел СВ и его связей с родственными организациями страны, а также были точно осведомлены о положении его представителей (Щепкина, Бородулина и Мельгунова) в «Тактическом центре» и военной комиссии, возглавлявшей военный заговор против Советской власти в Москве, и об их связи с антантовским шпионажем. Все они воспринимали и разделяли политическую платформу СВ.

В петербургской группе СВ центральными фигурами являются Петр Васильевич Герасимов и Штейнингер (оба кадеты), причем ныне следствием выяснено, что первый в сентябре 1919 года расстрелян под фамилией Грекова. Затем видным и активным членом, несомненно, представляется В. Н. Розанов, привлеченный в августе 1919 года. На его квартире происходили заседания СВ в Петербурге, он же исполнял отдельные поручения «Союза» и ездил в Москву для поддержания связи с центром.

Потресов тоже принимал участие в работе СВ и был в курсе всех его дел и связей.

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР»

ОБРАЗОВАНИЕ ЦЕНТРА

Образование НЦ относится к маю – июню 1918 года. Непосредственным поводом возникновения его следует признать выход кадетов из состава «Правого центра» и СОД на почве несогласия с германской ориентацией последних. Таким образом, группа лиц, стоявших на точке зрения недопустимости какого бы то ни было сближения с немцами и, наоборот, считавших необходимым образование нового Восточного фронта, решили образовать новое политическое объединение, безусловно, верное Антанте, хотя в Москве такое объединение уже существовало в лице «Союза возрождения», в котором имелись даже некоторые кадеты. Было признано, однако, необходимым создать новую организацию, так как в «Союзе возрождения» значение имели социалисты, с которыми нельзя было сговориться по всем вопросам; в СВ к тому же входили кадеты несколько менее черносотенного толка, и, таким образом, для более правых элементов союзнической ориентации там не было места. Это не помешало, однако, некоторым лицам (Н. Н. Щепкин и Н. И. Астров) входить одновременно в обе организации. Более того, летом 1918 года, в период существования германофильского «Правого центра», обе организации, относившиеся к нему определенно враждебно, были между собой чрезвычайно близки, действовали часто сообща, имели совместные заседания и, преследуя общие задачи, предполагали лишь осуществлять их в различной среде.

Осенью 1918 года эта связь ослабла и совместные заседания занимались одновременным участием отдельных лиц в обеих организациях.

СОСТАВ НЦ

НЦ объединил в себе представителей всех несоциалистических политических партий, кроме крайних правых (монархическая организация Кисловского), и представителей всех течений, групп, отброшенных в сторону Октябрьской революцией (представители старообрядческих общин, пров. Онуфриев, некоторые члены церковного собора, «Торгово-промышленного комитета», земских и городских нереволюционных учреждений, кооперативных учреждений и др.) – см.: «Декларация «Национального центра», подписанная Мих. Федоровым, Котляревским и другими.

Персональный состав руководящего ядра «Национального центра», так называемого «Главного правления НЦ», находившегося в Москве (см. декларацию Федорова), определился следующим образом:

Во главе стоял Дмитрий Николаевич Шипов, занимавший в нем пост председателя вплоть до своего ареста (начало 1919 года), после чего председателем НЦ делается Н. Н. Щепкин; затем лидерами НЦ являются также его основатели и вдохновители Николай Иванович Астров, Степанов, Петр Бернгардович Струве и М. М. Федоров. Тогда же в «Национальный центр» вошли Червен-Водали, В. Н. Челищев, Карташев (видный кадет), Осип Петрович Герасимов, профессор Сергей Андреевич Котляревский, Огородников (кадеты), профессор Валериан Николаевич Муравьев, Николай Константинович Кольцов, Онуфриев (видный представитель старообрядчества), несколько позже (конец 1918 года и начало 1919 года) в состав «Национального центра» вошли бывший князь Сергей Евгеньевич Трубецкой и Михаил Соломонович Фельдштейн. Близкое участие в деятельности НЦ принимали Александр Григорьевич Хрущев и Четвериков.

Выработанная «Национальным центром» программа заключала в себе следующие основные пункты: а) свержение Советской власти и восстановление единой и неделимой России, б) учреждение единоличной диктатуры с чрезвычайными полномочиями в тесной связи с Добровольческой армией. Эта власть должна осуществлять свои задачи в границах устанавливаемого ею законодательного порядка, по нормам, ею самою определяемым. Эта власть в помощь себе образует правительство из лиц, пользующихся общественным доверием «по строго деловому принципу», главнейшей задачей власти является установление в стране твердого порядка и подавление и искоренение большевистской анархии.

Следующими, не менее важными задачами «Национального центра» являлись продолжение войны с Германией и создание нового Восточного фронта в тесной связи с союзниками, охранение верности к которым НЦ ставил во главу своей работы, а также всемерная поддержка Добровольческой армии.

В течение первого полугодия своего существования «Национальный центр» поддерживает самую тесную связь с Добровольческой армией Алексеева и других белогвардейских генералов, а также со своими местными комитетами в Советской России на юге, на Кавказе и в Сибири. «Национальный центр», само собой разумеется, все время находился в самом близком контакте с представителем Антанты в Москве и Петрограде. «Национальный центр» с самого начала своего зарождения вступает в сношение с «Союзом возрождения», «объединением государственно мыслящих социалистических партий» для достижения общих целей – борьбы с Германией и большевизмом и воссоздания единой, неделимой России (см. материалы М. М. Федорова). «Национальный центр» и «Союз возрождения» поддерживают Добровольческую армию и находятся для этой цели в постоянных сношениях с представителями союзников, совместно с которыми и вырабатываются планы удушения Советской власти, считавшихся ими тайным союзником[30] и создания Восточного фронта при поддержке войск союзников, занявших Архангельск, чехословаков, сибирских белогвардейцев и донских и кубанских белых генералов. «Национальным центром» и «Союзом возрождения» с одобрения союзников «намечается» Всероссийское правительство с главою Добрармии генералом Алексеевым во главе. Это правительство, по словам Федорова, должно было находиться за линией фронта.

В это время «Национальный центр» значительную часть своей работы переносит на юг, на Кубань, в сердце вотчины казачьих генералов, из которой он надеется создать колоссальную Вандею.

В целях борьбы с германофильством, «заразившим» Украину и Краснова, признано было необходимым прибрать к рукам Добровольческую армию, руководимую Алексеевым, и подчинить ее воле союзников. С этой целью во второй половине лета 1918 года командируются на Кубань Н. И. Астров, Степанов и М. М. Федоров. Там они образуют также НЦ, и с тех пор деятели его во главе с Астровым и Федоровым принимают самое деятельное участие в политической жизни Добровольческой армии сперва в качестве «политических советников», а затем – в составе и во главе деникинского правительства. С другой стороны, Федоров, считавший положение немцев и Скоропадского на Украине неустойчивым, полагает развить там политическую деятельность, дабы к моменту падения там немецкой власти захватить политическое влияние на всем Юге России.

«Национальный центр» в октябре 1918 года получает приглашение на известное совещание с представителем Антанты в Яссах,[31] где в полном согласии с «Союзом возрождения» и монархическим «Советом государственного объединения России»,[32] по своей идеологии и составу участников соответствующим «Совету общественных деятелей» в Москве, вырабатываются планы объединения белогвардейских армий, создания единого командования. Добрармия с ее вождем признаются ядром военного объединения России. Чрезвычайно законспирированный в Москве НЦ в октябре – ноябре 1918года приступает в Киеве, Яссах, на Кубани к открытой деятельности, центр коего переносится в район расположения Добрармии.

Таким образом, по мысли главных руководителей НЦ, в 1918году по мере продвижения Добровольческой армии на север автоматически распространялось бы политическое господство НЦ, и он вместе с Алексеевым и Деникиным оказался бы у власти в Москве. Политическая жизнь зарубежных белогвардейцев тесно связана с НЦ, и ни один их шаг не проходит без участия его. НЦ принимает участие в образовании Заволжской директории,[33] деятельно участвует в различных совещаниях с союзниками в Крыму, Киеве, Одессе и т. п.

ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ

Одновременно с этим НЦ предпринимается организация работ по составлению различных законопроектов или по выработке основных положений и тезисов по различным вопросам государственного строительства. Организация этих работ поручается профессору Котляревскому, который для этой цели привлекает профессоров Букшпана, Кафенгауза и Плетнева. Некоторые проекты, уже вполне разработанные, тут же отправляются на юг (ряд проектов, касающихся гражданского права и процесса, увезены летом 1918 года), другие ждут своей очереди для отправления туда же или прихода Деникина, чтобы дать его правительству готовый материал. Продовольственный вопрос разрабатывается Салазкиным, церковный – профессором Карташевым и т. д. Вопросам управления и самоуправления М. М. Федоров, инициатор этих работ, не придает значения, считая, очевидно, что они будут разрешены на месте по мере захвата Добровольческой армией советской территории и что лучше предоставить расправу с рабочими и крестьянами генералам без участия кадетов.

Если исключить эти полицейские меры, то нет, кажется, ни одной стороны государственного строительства, которая была бы оставлена без внимания. О. П. Герасимовым разработан план реорганизации народного образования, Котляревским – вопросы транспортный, национальный и федеративный; профессорами-экономистами даны главные основания для разрешения проблем финансовой и экономической, а также рабочего вопроса; вопросы международные освещаются Котляревским и Муравьевым. Лишь один аграрный вопрос не ставится на обсуждение, так как Н. Н. Щепкин опасается трений и разлада с «Союзом возрождения», а это в период необходимости сосредоточения всех сил «демократии» для борьбы с коммунистами недопустимо.

НЦ поддерживает связь с «Торгово-промышленным комитетом» и тратит немало усилий на то, чтобы возможно глубже разрушить наши хозяйственные ресурсы, расшатать с трудом налаживающийся хозяйственный аппарат и ускорить окончательный распад и крушение экономической политики Советской власти. «Национальным центром», несомненно, инспирировались и поддерживались вспыхивавшие в 1918 году в стране кулацкие восстания, практиковавшиеся белогвардейскими бандами порча железных дорог, взрывы мостов, а также злобный саботаж в советских учреждениях и предприятиях во всех отраслях хозяйственной жизни, направленный к усугублению разрухи.

По признанию члена ЦК к.-д. партии (занимавшего пост председателя правления Орехово-Зуевской группы текстильных предприятий) инженера Федотова, руководители «Национального центра» – Н. Н. Щепкин, Степанов и другие – ставили ему на вид необходимость содействия приостановке фабрик и ускорению хозяйственной разрухи для того, чтобы доказать бессилие Советской власти и вызывать волнения рабочих.

Вместе с тем НЦ поддерживает всякие начинания, направленные в Москве к подрыву Советской власти, являющиеся подготовительным к моменту ее падения. По инициативе НЦ редактором «Задруги» Мельгуновым предпринимается составление указателя всех коммунистов, с обозначением их имен, революционных псевдонимов и последовательно занимаемых в Советской России должностей. Ассигнуется на эту работу 10 000 рублей. Равным образом НЦ выдает через своего председателя Мельгунова 25 000 рублей на предварительные расходы (оплату гонорара) по составлению сборника, касающегося деятельности Советской власти, печатание и издание которого отложено до «лучших времен». Равным образом НЦ в лице Н. Н. Щепкина, С. Е. Трубецкого и других из своих средств субсидировал контрреволюционеров, заключенных в московских тюрьмах, при посредстве Лидии Николаевны Хрущевой и других лиц, следствием не установленных.

СНОШЕНИЯ НЦ С АНТАНТОЙ

Сношения «Национального центра» с находящимися в Москве союзными консульствами были оживленными, и НЦ, несомненно, в 1918 году ими субсидировался весьма широко, так как в расходах на содержание военной организации и на оплату специалистов-профессоров отнюдь не стеснялся.

С отъездом иностранных консулов из Москвы непосредственные сношения НЦ с Антантой на некоторое время прерываются; сношения эти, впрочем, гораздо более тесные, устанавливаются южными представителями НЦ в лице Астрова, который время от времени информирует Н. Н. Щепкина о международном положении.

С другой стороны, НЦ через петербургскую свою организацию входит летом 1919 года в сношение с главой английской контрразведки в России Полем Дюксом (Павел Павлович Дьюкс).

Последний, постоянно проживающий в 1919 году в Петербурге, узнав в Петербурге о существовании в Москве НЦ и других контрреволюционных организаций, в июне 1919 года приезжает в Москву и при посредстве ближайшей своей помощницы по русскому шпионажу Н. В. Петровской встречается с С. М. Леонтьевым, познакомившим его с Н. Н. Щепкиным, как с председателем

«Тактического центра», с которым Поль Дюкс виделся несколько раз. Беседы Н. Н. Щепкина и Поля Дюкса имели в виду, во-первых, информировать последнего о положении московских контрреволюционных организаций, об их отношении к английской интервенции; кроме того, Н. Н. Щепкин просил Поля Дюкса войти от имени НЦ в сношение с русскими комитетами в Лондоне и Париже и указывал на крайне отрицательное отношение московских организаций к мысли образования будущего правительства из парижских и лондонских эмигрантов, оторванных от России. Засим возник вопрос о деньгах. Поль Дюкс предложил Н. Н. Щепкину субсидию английского правительства в размере 500 тысяч рублей в месяц на поддержание деятельности организаций. Щепкин, ссылаясь на то, что посланный Колчаком в Москву курьер с миллионом рублей арестован, радостно ухватился за спасительное предложение английского шпиона. Ряд показаний обвиняемых говорят, что, докладывая в НЦ о своем свидании с Полем Дюксом, Н. Н. Щепкин указал на то, что сначала им было отклонено предложение Поля Дюкса о субсидии, указано последнему на чисто национальный характер организации, финансируемой якобы исключительно Колчаком. Из показаний Н. В. Петровской и С. Е. Трубецкого, впрочем, усматривается, что Щепкин запрашивал мнение НЦ по этому вопросу, причем Трубецкой и некоторые другие высказывались за принятие денег. Разноречие это находит объяснение в том, что, по показаниям тех же лиц, Н. Н. Щепкин многое скрывал от НЦ. Весьма вероятно, что он хотел придать иную форму и этому разговору. Разноречие это, впрочем, особого значения не имеет, так как из дальнейшего (см. «Тактический центр») будет видно, что после ареста Н. Н. Щепкина московские контрреволюционеры от английских денег не отказывались. Н. Н. Щепкин подробно информировал Дюкса о внутреннем, политическом, хозяйственном и особенно о военном положении Советской России, обнадежив его на неминуемое крушение Советской власти взрывом изнутри при содействии сил «Тактического центра», что не за горами. Дальнейшие переговоры НЦ с представителем английского шпионажа оборвались ввиду ареста Н. Н. Щепкина и отъезда Поля Дюкса в Англию.

Н. Н. Щепкин или Леонтьев, а через них и «Тактический центр», «Национальный центр», «Союз общественных деятелей» и «Союз возрождения», таким образом, были прекрасно осведомлены об истинной роли Поля Дюкса, как агента английской контрразведки в России, а также о его роли руководителя раскрытого в ноябре 1919 года в Петрограде военного заговора, поставившего себе целью свержение Советской власти в Петрограде и передачу последней Юденичу. Поль Дюкс развил в Петрограде и во всем районе Северо-Западного фронта широкую сеть шпионажа, завербовав в качестве своих сотрудников многих бывших деятелей бывшей царской охранки, контрразведки, черносотенных генералов, имел деятельных сообщников среди командного состава и некоторых воинских частей и тыловых учреждений Красной Армии. Поль Дюкс поддерживал тесную связь с «Национальным центром» и «Союзом освобождения» (см. ниже) в Петрограде и в согласии с ними и незадолго до раскрытия Петроградской чрезвычайной комиссией этой шпионско-заговорщической организации сорганизовал будущее правительство, в состав коего вошли некоторые кадеты (Быков), профессора и целый ряд деятелей старого режима. Через своих курьеров Поль Дюкс, а по его отъезде вышеупомянутая Надежда Владимировна Петровская поддерживали оживленную связь с штабом Юденича и агентами Антанты и Финляндии. Вся эта шпионская банда щедро оплачивалась английским золотом. Она была раскрыта и ликвидирована накануне того момента, когда она собиралась нанести Советской власти и Красной Армии предательский удар в спину.[34]

СВЯЗЬ НЦ С ВОЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ

Как видно из показаний профессора Котляревского, после своего образования «Национальный центр» в 1918 году вошел в сношение с московскими военными группами; сношения эти имели чрезвычайно конспиративный характер и велись вначале непосредственно Астровым и Шиповым, которые докладывали о них на заседаниях «Национального центра» лишь в общих чертах.

После отъезда Астрова и ареста Шилова все сношения «Национального центра» с военной организацией (до образования «Тактического центра», о чем будет речь далее) вел лично Н. Н. Щепкин. Связь между обеими организациями была прочно установлена, причем НЦ совершенно подчинил себе военную организацию. С образованием же «Тактического центра» политическое руководство организации переходит всецело к нему и образованной им «военной комиссии». Военную организацию «Национальный центр» получил в наследство от распавшегося «Правого центра» летом 1918 года. Организация эта, руководимая некоторыми царскими генералами и бывшими князьями (генералом Соколовым, князем Волконским, расстрелянными в свое время по постановлению ВЧК), вербовалась почти исключительно из кадровых офицеров и всяких сиятельных отбросов. Она имела ячейки во многих частях только что организовавшейся в то время Красной Армии. Имела связи со штабом Алексеева на Кубани и поддерживала сношения с представителями союзников в России. Главное ядро этой организации в Москве было ликвидировано и рассеяно известной регистрацией офицеров (июль, август 1918 года).[35] В конце 1918 года организация военного заговора вновь оживает, вербует в свои ряды целый ряд новых сторонников; развертывается в довольно значительную конспиративную организацию с централизованным руководством и широкими разветвлениями в разных военных учреждениях Красной Армии. Она получает название «Штаб Добровольческой армии Московского района». Одно это название указывает ее составной частью Добровольческих армий Колчака и Деникина. Эта организация возглавлялась бывшим генералом Стоговым, кандидатура которого была одобрена НЦ. Стогов именовался главнокомандующим Добрармии Московского района. После ареста Стогова его место занимает бывший генерал Кузнецов, а после ареста последнего – бывший полковник Ступин, состоявший начальником штаба.


Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Схема контрреволюционной белогвардейской организации «Штаб Добровольческой армии Московского района»


Организация была хорошо подготовлена, имела оружие, даже артиллерию. Организация представляла из себя кадр будущего корпуса. Штабом были выделены начальники, командиры дивизий, полков, бригад, рот, батарей и пр.

По выработанному плану штаба Москва была разделена на секторы, во главе которых стояли начальники. Была выделена особая часть связи, имевшая в своем распоряжении автомобили, мотоциклеты из разных автобаз и гаражей, преимущественно военных. Она имела даже броневики, принадлежавшие броневой школе при ГВИУ,[36] большинство преподавательского персонала которой были членами организации. Штабом был выработан детальный план вооруженного восстания, которое должно было произойти в последних числах сентября в 1919 году. Штаб предполагал при успехе восстания в Москве овладеть московскими мощными радиостанциями, сообщить всем частям Красной Армии на фронты о падении Советской власти, внести тем самым замешательство в ряды Красной Армии и открыть фронт армиям Деникина. Организация имела значительное количество участников и рассчитывала в случае выступления на участие некоторых школ командного состава Красной Армии – Высшей стрелковой школы, Высшей школы военной маскировки и окружной артиллерийской школы, состав курсантов которых состоял преимущественно из бывших офицеров. До образования «Тактического центра» в лице Н. Н. Щепкина субсидировал военную организацию на средства, получаемые преимущественно из Сибири через агента Колчака.[37]

СВЯЗЬ С ЗАРУБЕЖНЫМИ БЕЛОГВАРДЕЙЦАМИ

Постоянная связь НЦ с зарубежными белогвардейцами Колчака и Юденича (штабы Деникина, организация «Национального центра») вполне установлена. Вскоре после отъезда Н. И. Астрова на юг он «информирует» Н. Н. Щепкина о происходящих там событиях. Информации эти первоначально чисто политического свойства впоследствии получают совершенно иной характер. Сношения с зарубежом устанавливаются довольно прочно, в особенности во время вступления НЦ в связь с московской военной организацией. Курьеры ее являются вместе с тем гонцами НЦ. Наряду с политической информацией через курьеров передавались в штабы Деникина и Юденича сведения о количественном и качественном составе Красной Армии, дислокации войск, сведения о передвижениях Красной Армии, о ее вооруженном довольствии, командном составе и пр. Курьеров этих принимает глава НЦ Н. Н. Щепкин. Он в курсе всех передаваемых белогвардейскими штабами военных сведений. О получаемой информации из-за рубежа Н. Н. Щепкин докладывает «Национальному центру». Он докладывает также НЦ о состоянии Красной Армии, положении на фронтах, продвижении белых и пр.

Военная организация была раскрыта Особым отделом ВЧК в сентябре – октябре 1919 года, которым было установлено и арестовано несколько сот действительных участников этой организации, понесших заслуженное наказание за попытку свержения рабоче-крестьянской власти, ответственных за широко развитую сеть военного шпионажа, имевшего целью активное пособничество белогвардейским армиям в их борьбе с Советской Республикой.

Достаточно указать на получение НЦ летом 1919 года миллиона рублей от Колчака на расходы по содержанию военной организации через курьера под псевдонимом «Василий Васильевич», фамилию которого установить не удалось. Посланный Колчаком второй миллион не доставлен по тому же назначению исключительно ввиду ареста курьера из Сибири органами ЧК. Далее связь НЦ с Юденичем через Петербургскую организацию НЦ вполне установлена по данным сентябрьского расследования о Н. Н. Щепкине.

В материалах по настоящему делу имеется определенное признание С. М. Леонтьева о получении летом 1919 года «Н. центром» от штаба Юденича шифрованных писем для Н. Н. Щепкина через Н. В. Петровскую, агента английской контрразведки; с сообщениями о предполагаемом захвате Юденичем Петербурга и о приготовлениях в Петербурге к этому захвату.

Наконец, установлена непосредственная связь НЦ с главой деникинской контрразведки полковником Хартулари, специально приезжавшим в марте 1919 года в Москву для установления с московскими контрреволюционными организациями прочных сношений. Именно с этого момента сношения НЦ с Деникиным (Югом), по показаниям обвиняемых, приобретают более регулярный характер, и все отправляемые НЦ и московской военной организацией на юг сведения политического и шпионского характера попадают прямо к Хартулари. Шпионажем руководят в Москве Н. Н. Щепкин и его агенты из военной организации, на юге – Хартулари; это подтверждается, между прочим, шифрованной депешей Хартулари, рекомендующей относиться с недоверием к прибывшему в Москву летом 1919 года ротмистру Донину, о коем вообще речь впереди.

СВЯЗЬ «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА» С ЦЕНТРАЛЬНЫМ КОМИТЕТОМ КАДЕТСКОЙ ПАРТИИ

«Национальный центр» был создан Центральным Комитетом кадетской партии, и большинство его членов были членами партии кадетов. Если Центральный Комитет к.-д. партии, продолжавший существовать и после отъезда многих видных его членов из Москвы, вообще как будто бы стоял несколько в стороне от деятельной подготовки «Нац. центра» и его военной организации к вооруженному восстанию в Москве, то «Нац. центр», составленный персонально в большинстве из кадетов, усвоив идеологию и тактику этой партии, проявлял лихорадочную деятельность и энергично готовился к грядущим событиям. Центр тяжести кадетской политики и работы переместился в новое, казавшееся более жизнеспособным политическое образование. Связь «Нац. центра» с кадетской партией поддерживалась вплоть до ликвидации Особым отделом ВЧК этих организаций (подробнее см. главу о ЦК кадетской партии).

После ареста Н. Н. Щепкина и ближайших его помощников, а также ликвидации военной организации (июль – ноябрь 1919 года) «Нац. центр», однако, не распускается и продолжает регулярно собираться и обсуждать все важнейшие политические вопросы, вплоть до момента ареста всех его членов (февраль 1920 года). В этих заседаниях, происходивших преимущественно на квартире профессора Н. К. Кольцова и в его кабинете в Научном институте,[38] принимали участие О. П. Герасимов, С. Е. Трубецкой, С. А. Котляревский, Муравьев, Фельдштейн и Кольцов.

ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ЧЛЕНОВ НЦ

Центральными фигурами и главными действующими лицами НЦ, несомненно, являются после отъезда из Москвы Н. И. Астрова, М. М. Федорова, Степанова и Струве – Д. Н. Шипов и Н. Н. Щепкин. Крупный авторитет Д. Н. Шилова, стоявшего гораздо правее кадетов среди деятелей оставшихся в Москве разных буржуазных партий, много содействовал объединению в «Национальном центре» разнородных по своим политическим убеждениям элементов. Когда Шипов сходит со сцены и его заменяет Н. Н. Щепкин, «Национальный центр» сразу меняет физиономию. Он делается актуальной, боевой организацией, в которой Щепкин почти диктаторски принимает на себя обязанности по организации сети шпионажа, по укреплению военной организации, сношению с зарубежными белогвардейцами, посвящая, конечно, своих политических товарищей в эти дела и привлекая их к активной работе.

Наиболее деятельными после Н. Н. Щепкина лицами являются О. П. Герасимов и С. Е. Трубецкой, в особенности последний. Оба делегируются НЦ в «Тактический центр», а Трубецкой после ареста Огородникова является представителем НЦ в образованной весною 1919 года «Тактическим центром» военной комиссии. Герасимов пользовался в НЦ огромным влиянием, а С. Е. Трубецкой, типичный отпрыск помещиков-крепостников, фанатический ненавистник Советской власти, как нельзя более подходил к военной работе; он же по поручению Щепкина выдавал пособия семьям расстрелянных. Оба составляли в НЦ правое крыло (показания Котляревского).

Профессор Николай Константинович Кольцов вступил в «Нац. центр» в качестве его члена через Н. Н. Щепкина. Он предоставлял для заседаний «Нац. центра», а также для «Тактического центра» свою квартиру и свой кабинет в Научном институте, где он заведовал Институтом экспериментальной биологии. На его квартире происходили доклады НЦ и ТЦ и являлись приезжающие с Юга и из Сибири агенты деникинской контрразведки и штаба Колчака. Кольцов являлся хранителем денежных сумм «Нац. центра» на текущие расходы по организации и для пособий семьям пострадавших членов организации. Часть этих денег, в сумме около 36 000 рублей, обнаружена у него при аресте.

Профессор Сергей Андреевич Котляревский непосредственно руководил всей деятельностью «Нац. центра» по разработке различных положений и проектов, для каковой цели привлек ряд профессоров (Бориса Дмитриевича Плетнева, экономиста Букшпана, Леона Борисовича Кафенгауза), посвященных им в дело существования «Нац. центра» и в общие задачи последнего. Лично Котляревский все время был занят разработкой вопросов национальных и международных отношений.

Валериан Николаевич Муравьев, бывший начальник политического кабинета в бывшем Министерстве иностранных дел при Терещенко, вступил в «Нац. центр» летом 1918 года. Осень и зиму 1918 года он проводит на юге, где энергично поддерживает связи со штабом генерала Алексеева и деятелями «Нац. центра» и других правых политических групп на Юге России. В марте месяце 1919 года Муравьев возвращается в Москву и принимает участие в работах «Нац. центра». Считаясь знатоком международных отношений, имеет значительное влияние при обсуждении вопросов иностранной политики. Муравьев, как и профессор Михаил Соломонович Фельдштейн, вступивший в НЦ в начале 1919 года через профессора Котляревского, за все время существования «Нац. центра» находится в курсе всех дел последнего, присутствует на всех заседаниях НЦ, принимает участие в обсуждении докладов агентов Колчака и Деникина, докладов Н. Н. Щепкина о военном положении и о военной организации, переговорах с английским шпионом Полем Дюксом и участвует в разработке политической платформы «Нац. центра».


А. Г. Хрущев*,[39] бывший товарищ министра при 1-м Временном правительстве,[40] член Центрального Комитета партии к.-д. и бывший фабрикант Четвериков, не состоя формально членами «Нац. центра», принимают участие в его заседаниях в 1918 году и первой половине 1919 года, главным образом, при обсуждении вопросов об экономическом положении России и при выработке программы об экономических мероприятиях при падении Советской власти.

Что касается профессоров Букшпана, Плетнева и Кафенгауза, то, как уже было упомянуто, они являлись чисто техническими работниками и членами НЦ не состояли. Они, однако, были осведомлены, что их работы предназначаются для «Нац. центра», знали также о целях и задачах последнего.

В заключение следует упомянуть о жене А. Г. Хрущева-Л. Н. Хрущевой. Не являясь членом организации НЦ, но пользуясь своим положением члена политического Красного Креста, она, получая из НЦ от Н. Н. Щепкина деньги и вещи, передавала их заключенным в Бутырской тюрьме членам организации НЦ, являясь в этом деле посредницей между ними и НЦ.

ПЕТРОГРАДСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА»

Петроградская организация «Нац. центра» являлась местным отделом всероссийского «Нац. центра», находившегося в Москве, и подчинялась руководству последнего. Главными руководителями его в 1919 году были видные кадеты Штейнингер и Герасимов. Так же, как и в Москве, петроградская организация НЦ работает в полном контакте с «Союзом возрождения», имеет свою военную, боевую организацию, через целую сеть курьеров поддерживает интенсивные сношения со штабом Юденича, русскими белогвардейскими организациями в Финляндии, Эстонии, Латвии и пр. и агентами Антанты, доставляет им сведения о состоянии Красной Армии, военных планах красного командования и энергично готовится к сдаче Петербурга Юденичу, поднятию восстания к моменту наступления последнего. Петроградская организация «Нац. центра» была своевременно раскрыта и ликвидирована органами ВЧК незадолго до похода Юденича на Петербург (август – сентябрь 1919 года).

«ТАКТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР» И СОСТОЯВШАЯ ПРИ НЕМ ВОЕННАЯ КОМИССИЯ

ОБРАЗОВАНИЕ «ТАКТИЧЕСКОГО ЦЕНТРА»

«Правый центр» и после его распада СОД были откровенно монархическими организациями с германофильскими тенденциями. НЦ и СВ, верные Антанте, близкие друг другу в силу персонального участия в них одних и тех же лиц, (к) «Совету общественных деятелей» были враждебно настроены. После революции в Германии (ноябрь 1918 года) отпадает один из главных стимулов разобщенности и между НЦ и СОД, начинаются длительные, ведущиеся Н. Н. Щепкиным и Дмитрием Митрофановичем Щепкиным переговоры о взаимодействии и соглашении обеих организаций, не приводящие, однако, к определенным результатам. Но в феврале 1919 года начинаются события, заставляющие московских контрреволюционеров сблизиться, забыть разногласия, пойти на взаимные уступки, лишь бы добиться общего языка и найти общую платформу для совместной борьбы с Советской властью.

Таким импульсом прежде всего является радио Антанты о предполагаемом созыве конференции на Принцевых островах.

Отдельные правые политические организации сознают необходимость для укрепления своего авторитета за рубежом и за границей выработки единого образа действий по поводу этого радио, дабы выявить к нему отношение не разрозненных групп, а общий голос «русской общественности», то есть всего антисоветского фронта.

В феврале, таким образом, созывается предварительное совещание членов НЦ и СВ, на котором присутствуют от «Нац. центра» Щепкин, Кольцов, Котляревский, С. Е. Трубецкой, О. П. Герасимов, М. С. Фельдштейн; от «Союза возрождения» Мельгунов, Волк-Карачевский, Левицкий-Цедербаум, Филатьев, Студенецкий, Кондратьев; а затем – второе совещание, на которое, помимо вышеуказанных лиц, приглашаются лидеры СОД – Д. М. Щепкин и С. М. Леонтьев, присутствует также член НЦ – В. Н. Муравьев.

На этих совещаниях обсуждается вопрос об объединении всех трех организаций в тактическом отношении и в смысле выработки единого плана действий. В результате этих совещаний, а также последующих переговоров между названными организациями, подталкиваемых к тому же давлением на «Нац. центр» военной организации, настаивавшей через Н. Н. Щепкина на объединении всех противосоветских сил и признании «верховным правителем» Колчака, создается тесный заговорщический союз между монархистами, кадетами, эсерами, меньшевиками, энесами и группой «Единство». Откровенно монархический СОД соглашается на Национальное собрание, кадеты отказываются от директории и признают «единоличного военного диктатора», социалисты забывают об Учредительном собрании и отдаются под власть военных генералов. Таким образом, в апреле 1919 года образуется «Тактический центр», объединяющий СОД, НЦ и СВ, сохраняя за ними автономность и организационную обособленность, а также самостоятельность касс. Договорившиеся группы остановились на следующей общей платформе: «восстановление государственного единства России; Национальное собрание, долженствующее разрешить вопрос о форме правления в России; единоличная, диктаториального характера, военная власть, восстановляющая в стране „порядок“ и разрешающая на основе признаваемого права личной собственности ряд неотложных мероприятий экономического и социального характера». Вместе с тем ТЦ высказывается за признание Колчака «верховным правителем» России.

СОСТАВ ТЦ

В ТЦ входят: от НЦ – Н. Н. Щепкин и О. П. Герасимов, имея заместителем С. Е. Трубецкого; от СВ – Н. Н. Щепкин и С. П. Мельгунов, имея заместителя А. В. Бородулина, и от СОД – Д. М. Щепкин и С. М. Леонтьев.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ТЦ

ОБЩИЕ ЗАДАЧИ

Образованный в тактических целях ТЦ формально распорядительных полномочий не имел. Однако платформа, им принятая в чрезвычайно общих чертах, именно в силу этого привела к значительной солидарности входивших в его состав групп, благодаря чему ТЦ, естественно, сделался высшим органом, руководящим и направляющим деятельность контрреволюционных организаций Москвы. Занятый, с одной стороны, детальной разработкой общих, легших в основание его положений, ТЦ и по деталям, касающимся круга и направления деятельности военного характера, пришел к единодушным выводам. По вопросу о взаимоотношениях между «верховным правителем», облеченным диктаторской властью, и будущим правительством «Тактический центр» принял положение о том, что впредь до определения Национальным собранием будущего государственного порядка нет никакой нужды в создании временного правительства. Облеченный неограниченной властью, военный диктатор в переходный период по своему личному усмотрению, руководствующийся исключительно деловыми соображениями, а не указаниями каких-либо партий или групп, назначает или увольняет министерство, которое по его одобрению и осуществляет нужные государственные меропрятия. По решению «Тактического центра» впредь до установления нормального государственного порядка назначается военная власть. По вопросу о Национальном собрании «Тактическим центром» было установлено, что оно созывается правителем государства, но лишь в условиях полного подавления рабочего класса и всех его попыток сопротивления и установления в стране полного «спокойствия и порядка», причем в компетенцию Национального собрания должны были входить исключительно вопросы о форме правления и взаимоотношениях национальностей.

С другой стороны, все более или менее крупные вопросы политического характера – например, о признании власти Колчака, об отношении к его правительству и режиму, об отношении к выступлению русского комитета в Париже (князя Львова и Керенского)[41] и о деятельности эмигрантов, об информировании заграницы о положении в Советской Республике – все это решается ТЦ иногда по предварительному обсуждению в соответствующих организациях, причем ТЦ сглаживает противоречия, если они имеют место, и, таким образом, в полном смысле слова является антисоветским фронтом, объединяющим всех врагов рабочего класса в Советской Республике.

ЗАДАЧИ ВОЕННОГО ХАРАКТЕРА

Выше было указано, что ТЦ возник до известной степени под влиянием настойчивых требований московской военной организации, руководимой генералом Стоговым. Обстоятельство это само собой должно было иметь впоследствии переход политического руководства военной организации к ТЦ, и это вполне естественно, так как опытная деятельность офицерской военной организации без поддержки политических дельцов старого мира, без политической базы, в особенности в решительную минуту, представилась бы почти невозможной. Действительно, вслед за образованием ТЦ в заседаниях его последовательно участвуют руководители военной организации Стогов, Кузнецов, Ступин, делая информационные доклады и получая соответствующие политические указания.

ВОЕННАЯ КОМИССИЯ

Разрешение всех военных вопросов в ТЦ по техническим соображениям, однако, было признано неудобным, и он, оставляя за собой решение наиболее важных военных вопросов, выделяет из своей среды особую военную комиссию в составе Н. Н. Щепкина, С. М. Леонтьева и Н. А. Огородникова, которого после ареста его заменил С. Е. Трубецкой. После ареста Щепкина его заменил А. В. Бородулин. Названные лица вошли в состав военной комиссии по уполномочию от каждой организации, объединенной ТЦ.

«Тактический центр» и военная комиссия, по показанию их участников, не касались технической стороны организации и ее внутренней структуры, возлагая это всецело на главу военной организации. Даже, по показаниям членов военной комиссии (иначе называвшейся «комиссией трех» при «Тактическом центре»), последняя имела целью наиболее точное и полное осведомление представителей всех трех политических организаций об общем военном положении и подготовлявшихся последней шагах. Образованием военной комиссии «Тактический центр» стремился приблизить состоявшееся «тактическое» соглашение существовавшей ранее при «Нац. центре» военной организации, дабы не могло создаться впечатление, что без ведома всех трех групп, как бы за их спиной, делается что-то, за что этим группам пришлось бы нести ответственность, даже не находясь в курсе дела.

Следовательно, «Тактический центр» стремился ответственность за военную организацию возложить на все три объединившиеся организации: НЦ, СВ и СОД. По показанию Леонтьева и Трубецкого, члены военной комиссии должны были играть роль политических консультантов, которые должны были помогать военным разобраться в происходящих событиях ввиду неумелости руководителей военной организации самостоятельно ориентироваться в политических вопросах и настроениях населения и политических групп. Однако ход дела показывает, что члены военной комиссии отнюдь не ограничивались ролью консультантов, а являлись действительными руководителями военного заговора, направляя и корректируя работу военной организации. На последнее указывает также факт постоянного присутствия в заседаниях военной комиссии генералов Стогова и Кузнецова, полковника Ступина, сообщенные ими сведения о силах и численном составе и вооружении военной организации, предположение о плане вооруженного выступления в Москве и др.


Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Ордер на арест Н. Н. Стогова


Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Н. Н. Стогов


По предложению бывшего генерала Стогова члены комиссии должны были подыскать гражданских помощников военным начальникам участков, на которые должна была быть разбита Москва. Непосредственная связь между военной комиссией и штабом Добрармии Московского района и исполнение поручений первого и второго лежало на обязанности Ивана Николаевича Тихомирова, через которого Щепкин передавал деньги членам военной организации. Вместе со Щепкиным Ступин выработал текст прокламаций к моменту выступления организации в Москве. О своих переговорах с агентом английской контрразведки Полем Дюксом Щепкин и Леонтьев доложили как «Тактическому центру», так и военной комиссии, в которой при обсуждении этого вопроса присутствовал начальник штаба организации, бывший полковник Всеволод Васильевич Ступин.

Ими же было доложено, что через Поля Дюкса его помощницу Н. В. Петровскую (шпионская кличка «Мисс») можно установить связи со штабом Юденича.

В одном из заседаний военной комиссии Ступин заявил о том, что он указанным выше путем послал в штаб Юденича от имени «Объединенного центра» в зашифрованном виде сводку номеров дивизий по армиям, а также письмо агенту Колчака «Василию Васильевичу». С ведома военной комиссии штаб военной организации скупает оружие, устанавливает связи с генералом Мамонтовым (прорвавшимся тогда в тыл армий на Южном фронте) и вступает в связь с «зеленой армией»[42] в Московской губернии, Рязанской и в некоторых других местах. При участии военной комиссии был разработан план выступления в Москве, захвата Кремля, были установлены базы для начала операций, налажены пункты, подлежащие обстрелу, и пр.

Как «Тактический центр», так и военный штаб учитывали военную организацию, как подсобный орган Колчака и Деникина, сберегаемый для решительной минуты, когда при приближении одного из них к Москве организация должна была предательски, из-за спины поднять контрреволюционный мятеж и взрывом изнутри покончить с Советской властью в Москве или обессилить ее перед последним натиском белогвардейских армий.

ЗАРУБЕЖНЫЕ СНОШЕНИЯ ТЦ

Объединив в себе СОД, НЦ и СВ, «Тактический центр», конечно, принял на себя ответственность за сепаратные их действия, но близкая связь с военной организацией и представительство в «Тактическом центре» главы московского шпионажа Н. Н. Щепкина одновременно и от НЦ и от СВ привели к тому, что ряд сношений Москвы с зарубежными контрреволюционерами велись непосредственно ТЦ. Так, например, о переговорах Н. Н. Щепкина с Полем Дюксом «Т. центру» было известно, и трудно конкретизировать, вел ли Н. Н. Щепкин эти переговоры от имени «Тактического» или «Национального» центра. Поль Дюкс, во всяком случае, искал сношения с московским центром.

Затем установлено, что приезжавший в Москву в августе 1919 года из ставки Деникина по поручению главы контрразведки Добрармии Хартулари для подготовки московских контрреволюционных организаций к выступлению ротмистр Донин делал доклад свой в «Тактическом центре» о состоянии и планах Добрармии.

Далее из показания С. Е. Трубецкого видно, что Ступин после ареста Н. Н. Щепкина от имени «Объединенного центра» послал Юденичу зашифрованную сводку номеров дивизий по армиям и послал еще письмо «Василию Васильевичу». Далее, приехавшая в октябре в Москву после отъезда Поля Дюкса в Англию в качестве полномочной его представительницы Н. В. Петровская имела, по ее показаниям, с С. М. Леонтьевым переговоры о выдаче ему полмиллиона рублей, обещанных Полем Дюксом для «Тактического центра». Он же передал ей тогда зашифрованное письмо за границу. Равным образом переговоры с Петровской об отправке через границу Н. С. Арсеньева в октябре 1919 года вели С. М. Леонтьев и О. П. Герасимов (оба – члены ТЦ, единственные, оставшиеся в то время в Москве). Н. Н. Щепкин был расстрелян, Д. М. Щепкин жил на даче, а С. П. Мельгунов скрывался вне Москвы. Равным образом С. М. Леонтьевым и Д. М. Щепкиным уже осенью 1919 года было дано поручение Борису Робертовичу Гершельману, занимавшему видное положение в военной организации, доставить на юг сведения о создавшемся в Москве положении.

ХАРАКТЕРИСТИКА ЧЛЕНОВ ТЦ

Общая характеристика лиц, вошедших в ТЦ, была приведена выше, при обозрении отдельных групп. Из характеристики этой видно, что отдельные группы делегировали в ТЦ наиболее видных, энергичных и активных своих представителей. Между ними, однако, еще выделяются своей активностью, влиянием и авторитетом Н. Н. Щепкин и С. М. Леонтьев. Следует отметить особую импульсивность С. П. Мельгунова, фактического, непримиримого врага Советской власти, готового пойти на всякое соглашение и объединение с любым махровым черносотенцем, лишь бы достигнуть сплочения и укрепления всего контрреволюционного фронта.

Заканчивая обозрение ТЦ, необходимо упомянуть, что заседания ТЦ происходили у Н. Н. Щепкина, С. М. Леонтьева и С. П. Мельгунова. Несколько же раз ТЦ собирался на квартире Александры Львовны Толстой. В заседаниях на квартире Толстой принимал участие генерал Стогов, делавший «Т. центру» доклады о положении военной организации. А. Л. Толстая во время заседаний всегда бывала в квартире, раздавая присутствующим чай. Через С. П. Мельгунова она была осведомлена о характере и цели этих заседаний.

«СОЮЗ РУССКОЙ МОЛОДЕЖИ»

Выше уже было указано, что член военной организации Борис Робертович Гершельман, осенью 1919 года уехавший из Москвы на юг, должен был информировать зарубежные белогвардейские организации о политическом и военном положении в Москве. В Декабре 1919 года Б. Р. Гершельман уезжает в Польшу через Юго – Западный фронт в сопровождении своего ближайшего сотрудника по организации И. Ф. Фабрициуса и главы военного заговора генерала Стогова, который сопровождал Б. Р. Гершельмана под фамилией Ник. Ник. Семенова – служащего Трамота.[43] Отъезд этих лиц был совершен при ближайшем участии члена военной комиссии «Тактического центра» Бородулина, которому центром было поручено устроить побег генерала Стогова из концентрационного лагеря за границу. Б. Р. Гершельман был связан со штабом военной организации и главой НЦ Н. Н. Щепкиным. Он поддерживал также связи с Д. М. Щепкиным и С. М. Леонтьевым.

Осенью 1919 года (октябрь – ноябрь месяцы) Гершельман при участии Фабрициуса организовывает «Союз русской молодежи», который предназначается для организации связи с приезжающими в Москву из-за рубежа курьерами, то есть агентами Деникина, а также курьерами из Польши, которых должен был направлять в Москву Б. Р. Гершельман.

«Союз русской молодежи» имел также целью подыскание квартир для этих курьеров, доставание для них документов и собирание сведений по указанию Фабрициуса или его заместителя. В эту организацию Гершельманом были завербованы гр. Н. С. Пучков (25 лет), Жуковский Николай Юльевич (служащий Главвода[44]) и трое юношей, еще не достигших совершеннолетия, Д. П. Калистратов (15 лет), Б. А. Кошкин (16 лет) и Леша Плетнер (16 лет).

Указанная группа лиц несколько раз собирается, определяет свои ближайшие задачи и намечает практическую работу. Перед отъездом Гершельмана по его указанию заместителем председателя «Союза» избирается гр. Н. Ю. Жуковский, который должен был поддерживать уже наладившуюся связь. Калистратовым и Кошкиным были похищены из Региструпра[45] паспортные книжки и некоторые другие документы. Следствием установлена связь этой организации с членами «Тактического центра» С. М. Леонтьевым и Д. М. Щепкиным. Курьеры, направляемые Гершельманом, должны были через Н. С. Пучкова направляться к Леонтьеву и Щепкину. Был даже установлен пароль для этих курьеров – «транспорт». Следствием не установлено, велась ли активная работа «Союзом русской молодежи» после отъезда из Москвы Гершельмана и Фабрициуса. Из указанных выше троих несовершеннолетних двое – Б. А. Кошкин и Плетнер – не разысканы, а Д. П. Калистратов передан в комиссию по делам несовершеннолетних. Арестованные же Пучков и Жуковский в вышеуказанном сознались.

КАДЕТСКАЯ ПАРТИЯ

Из обзора деятельности контрреволюционных организаций Москвы 1918–1919 годов устанавливается, что виднейшие представители кадетской партии, как Н. Н. Щепкин, Н. И. Астров, Степанов, Струве, Д. И. Шаховской и другие, являются непосредственными участниками создания «Нац. центра» и «Союза возрождения». Показаниями арестованных в связи с раскрытием этих организаций членов Центрального Комитета к.-д. партии с несомненностью устанавливается, несмотря на некоторую разноречивость, что во время образования НЦ и СВ и первого периода их работы в 1918 году между ними и ЦК к.-д. партии существовала тесная прочная связь.

По настоянию ЦК партии к.-д. члены его летом 1918 года порывают с германофильским «Правым центром» и образовывают «Национальный центр» определенной союзнической ориентации.

Центральный Комитет кадетской партии еще до образования «Нац. центра» принимает деятельное участие в организации «Союза возрождения», делегирует в этот союз виднейших своих членов Н. Н. Щепкина, Н. М. Кишкина, Д. И. Шаховского, причем Н. Н. Щепкин по отъезде на юг Мякотина делается даже наравне с С. П. Мельгуновым заместителем председателя «Союза возрождения».

После отъезда на юг осенью 1918 года видных членов ЦК партии к.-д. (Новгородцева, Н. И. Астрова, Долгорукова и Степанова) деятельность ЦК кадетов несколько ослабевает. Хотя среди членов ЦК и возникает вопрос, могут ли они считать ЦК формальным представителем партии ввиду отъезда многих его членов, но ввиду условий момента, а также необходимости работать нелегально они продолжают считать себя Центральным Комитетом партии. В конце 1918 года и в 1919 году, до ликвидации ЦК кадетов Особым отделом ВЧК, этот ЦК продолжает собираться и заседать в лице оставшихся в Москве его членов Д. Д. Протопопова, профессоров Велихова, Н. Н. Щепкина, А. Г. Хрущева, Н. М. Кишкина, А. А. Кизеветтера, Д. И. Шаховского, Сабашникова, Федотова (бывшего сотрудника «Русских ведомостей»[46]), Комиссарова сотр. Московского художественного театра, Топорковой (Губаревой) и ректора Московского университета Новикова (о Новикове, впрочем, имеются сведения, что он с конца 1918 года в заседаниях ЦК участия не принимал).

Заседания ЦК в последний период происходят преимущественно на квартире Д. Д. Протопопова. Председательствовал на этих заседаниях Н. Н. Щепкин либо Д. И. Шаховской, причем наряду с обменом мнений по общим политическим вопросам Н. Н. Щепкин делал доклады о положении дел в «Нац. центре», о сведениях, получаемых им от Деникина и Колчака, не скрывал своей в качестве председателя «Нац. центра» связи с зарубежными белогвардейцами. Таким образом, оставшиеся в Москве члены Центрального Комитета к.-д. партии были точно осведомлены о сношениях, о роли своих членов в заговорщических организациях НЦ и СВ и об их связях с зарубежными врагами Советской власти.

Я. Агранов[47]

ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ ПОДСУДИМЫХ

КРАТКИЙ ОЧЕРК

возникновения и деятельности Московских совещаний и «Совета общественных деятелей»

Первые дни мартовской революции[48] показали, что принимавшие в ней участие общественные силы преследовали разнородные задачи и цели: так называемые либерально-демократические круги, возглавляемые кадетами, тесно связанными с крупной буржуазией, считали, что со свержением самодержавия революция кончена, они мыслили Россию конституционной монархией или, в худшем случае, республикой со всеми атрибутами буржуазной собственности, войну нужно было вести до победного конца. Социалистические партии, наоборот, стояли на почве углубления и расширения революции, окончания войны и рассматривали мартовские события лишь как первый этап революции.[49]

Временное правительство медленно, но неуклонно, нехотя сдавало свои позиции, не чувствуя под собою реальной почвы. Социалистические партии, объединенные в Советы, через них опирались на массы рабочих и солдат. Либеральная же буржуазия никакого представительного органа не имела; прошли первые месяцы – время иллюзий буржуазии о возможности сговориться с социалистическими группами, треснула после июльских дней первая коалиция, и в разных буржуазных кругах почти одновременно заговорили о необходимости объединения несоциалистических сил страны, считая, что Советы истинными выразителями всего народа не являются. Таким образом, в начале июля заговорила бывшая Дума (частное совещание членов Думы),[50] потом торгово-промышленный съезд в Москве в конце июля. На этом съезде впервые со времени революции раздались голоса о необходимости возвысить голос над Советами.

Между тем непрекращавшийся правительственный кризис вынудил Керенского, метавшегося между кадетами и Советами, инсценировать нечто вроде представительного собрания, где он думал найти опору и примирить оба лагеря (жест Бубликова – Церетели[51]). В августе (12?) в Москве было созвано Государственное совещание.

Покинувшие по мере разочарования в революции Петербург старые политические деятели стали группироваться в Москве, и здесь явилась мысль образовать не новую партию, а надпартийное объединение, долженствовавшее выявить лицо несоциалистической России. Объединение это мыслилось в виде периодических совещаний деятелей самых различных направлений, связанных общностью классовых интересов.

Таким образом, в конце июля (или начале августа) инициативною группою человек в 15–20 были разосланы приглашения прибыть в Москву всевозможным политическим и общественным организациям, университетам, кооперативам, земствам, городским думам. Совещание назначено было на 8 августа; так как оно предшествовало Государственному совещанию, то должно было носить характер генеральной репетиции перед сражением, которое предполагалось дать в Государственном совещании.

Первое Московское совещание общественных деятелей, как оно было названо, собрало до (?) человек, собрался «цвет» торгово-промышленной Москвы, кадеты, члены бывшей Думы во главе с Родзянко, представители некоторых кооперативов, высшей школы, союза инженеров, трудовой интеллигенции, казачества, союза офицеров и Георгиевских кавалеров; явились отдельные представители старого цензового земства. Московская городская дума, избранная по новому закону, от участия в совещании отказалась.

Совещание продолжалось (?)*[52] дня,[53] председателем его был избран бывший председатель Государственной думы Родзянко; были сделаны доклады по военному вопросу (причины разложения армии), экономическому, транспорту и общеполитический доклад Милюкова, который и явился репетицией его речи в Государственном совещании.

Все речи ораторов сводились к тому, что нужно выявить истинное лицо России, оздоровить народную душу, призвать население к увеличению производительности труда, укрепить армию, для чего восстановить полностью власть командного состава, упразднить в армии комитеты или, в лучшем случае, при невозможности, сохранить за ними лишь хозяйственные функции. Экономисты же и промышленники указывали на гибельность финансовой политики (поток и обесценение кредитных билетов) и на разорение промышленности благодаря чрезмерным требованиям рабочих, поглощающих основные капиталы, пресловутому 100 % обложению и т. д.

Резолюции совещания так и остались клочком бумаги; они вызвали пересуды в печати, но никакого значения иметь не могли, так как за ними не было реальной силы, ибо такой силой нельзя признать офицерский союз и идейно сочувствовавших совещанию вождей донского казачества.

В заключение совещание избрало из своей среды «Совет» из (?) человек, которому поручило созвать следующее совещание в Москве в октябре.

Если обратиться к книжке Керенского «Корниловское дело»,[54] то видно, с какой озлобленностью он говорит об августовском совещании, члены которого в Москве устроили овацию приехавшему на Государственное совещание бывшему тогда Верховным главнокомандующим Корнилову.

Керенский считал совещание оплотом реакционных элементов страны; после Государственного совещания, однако, он чувствовал себя настолько окрепшим, что мог с ним не считаться.

Деятельность выборного первым совещанием «Совета», по-видимому, ничем особенным не выявилась; он не имел печатного органа и проявил себя лишь в смысле влияния на торгово-промышленные группы Москвы во время переговоров их с Керенским о вступлении их представителей в состав третьего коалиционного временного правительства; влияние совета могло также еще сказаться на посылке делегатов от торгово-промышленников и кадетов в так называемый предпарламент, так как ни совещание, ни «Совет» в предпарламенте непосредственно представительства не имели.

Созванное «Советом» в Москве в середине (начале?)[55] октября второе совещание было уже малолюдное; оно насчитывало всего (?) человек; на нем обсуждались, конечно, те же вопросы, причем главное внимание было обращено на вопрос об армии; выступали генералы Брусилов, Рузский и (?), говорившие о том, что армия погублена и разложена; предлагались те же рецепты ее оздоровления, но возможность применить эти рецепты, как видно было из слов участников совещания, казалась им самим сомнительной. Точно так же, как и в августовском совещании, говорилось о кризисе правительственной власти, о ее неспособности вывести страну из тупика, о гибели промышленников, о разрухе транспорта и т. д. Совещание в заключение подтвердило полномочие избранного им «Совета».[56]

Октябрьская революция заставила многих участников «Совета» бежать из Москвы: уехали Родзянко, Милюков, Маклаков и другие. Деятельность «Совета» на некоторое время прекратилась, но в конце января или начале февраля 1918 года были собраны обломки «Совета» и обнаруженные в Москве участники совещаний для обсуждения создавшегося положения. В этих совещаниях, происходивших в Фуркасовском переулке, в помещении Всероссийского общества стеклозаводчиков, под председательством Д. М. Щепкина принимали участие следующие лица: С. М. Леонтьев, С. Д. Урусов, В. И. Гурко, В. В. Меллер-Закомельский, Н. Н. Кукин, Н. И. Астров, профессор Новгородцев, И. И. Шидловский, Белоруссов,[57] профессора С. А. Котляревский, В. М. Устинов и Н. И. Бердяев, В. С. Муралевич, В. Н. Муравьев, приват-доценты Ильин и Арсеньев, В. Н. Челищев, Б. Д. Плетнев, его брат (офицер), Г. А. Алексеев, присяжный поверенный Захаров, В. И. Стемпковский, Н. Н. Лоскутов, Нарожницкий, И. Б. Мейснер и некоторые другие; левое крыло составляли представитель кооперации Евдокимов и представитель крестьянства, как он себя назвал, Губонин. Первые шаги «Совета» заключались в выявлении своего взгляда на совершившиеся события, и, конечно, участники были солидарны в своей ненависти к вновь возникшей Советской власти. Затем «Совет» приступил к анализу прошедших с 1 марта 1917 года событий и к выводам. Обсуждение этого выявило действительную политическую физиономию его участников, единодушно признавших, что единственною приемлемою формою правления в России может быть наследственная конституционная монархия. Против этого возражали Евдокимов и Губонин. Доклад по вопросу о форме правления делал Белоруссов; обоснование вопроса с философской стороны принадлежало профессору Бердяеву; Белоруссов же состоял докладчиком по резолюции, определявшей взгляд совещания на политический строй России и заключавшей в себе отношение к церкви, аграрному вопросу, экономической политике и армии.

Октябрьская резолюция определила[58] единомыслие совещания лишь по двум вопросам: ненависти к Советской власти и признании конституционной монархии (если не считать Евдокимова и Губонина); при разнокалиберном, в смысле политического прошлого, составе участников совещания полного единства взглядов на прочие стороны государственного и социального устройства не могло быть, а потому упомянутая резолюция принята была в довольно неопределенных выражениях, составивших нечто среднее между старыми программами октябристов и кадетов.

Между тем февральский разгром Донской кампании генерала Алексеева,[59] исключавший тогда всякую возможность в ближайшем будущем ожидать помощи с Юга, обратил мысли совещания к поискам извне. Суждения по этому поводу тогда носили еще чисто академический или принципиальный характер; один только Плетнев (офицер) произнес горячую речь о необходимости перейти от слов к делу и предпринять что-либо, выходящее за пределы разговоров; ему ответили, что сочувствуют его побуждениям, но его речь в данных условиях только и может ограничиться словами. Таким образом, тем не менее возник пресловутый вопрос об ориентациях. Многие участники совещания, еще столь недавно ярые сторонники войны до победного конца, стали говорить о необходимости сближения с Германией (находившейся накануне мира с Советской Россией) и Японией; другие возражали. Последними, однако, была брошена знаменитая фраза Кавура:[60] «Хоть с чертом связаться». Тем не менее ни до чего не договорились. Это совпало с укреплением Советской власти (конец февраля или начало марта), и продолжать столь многолюдные совещания в общественном помещении было признано опасным. С тех пор «Совет общественных деятелей» стал собираться сам по себе на частных квартирах (Леонтьева, Урусова и раза два позднее – Бердяева и Стемпковского), кадеты отдельно: лидером их, после бегства Милюкова, был профессор Новгородцев.

Состав «Совета общественных деятелей» под председательством Д. М. Щепкина определился тогда в следующем составе: Леонтьев, Котляревский, Шидловский, Урусов, Устинов, Муралевич. Лоскутов, Бердяев, несколько позднее Каптерев; не принадлежа к «Совету», на заседания его приходили Мейснер и Гурко.

Не располагая реальными средствами политической деятельности и борьбы, «Совет» обратил свою работу на выяснение отношения своего к различным областям государственной и социальной жизни и к разработке соответствующих записок и положений на случай, если бы он с падением Советской власти получил доступ к действительной политической деятельности. Вместе с тем не прекращалось обсуждение вопроса об ориентациях, причем здесь господствовало уже полное единодушие (германская ориентация). Исключение составлял лишь Шидловский, верный союзникам, почему его посещения делались все более редкими.

Для разработки вопросов, связанных с законодательством и государственным управлением, был приглашен Н. Н. Виноградский; впоследствии Н. Н. Виноградский, не являясь членом СОД и не располагая в нем голосом, присутствовал почти на всех его заседаниях, так как было предположено, что он будет писать историю СОД. С другой стороны, он составлял записки по разным возникавшим в «Совете» вопросам. Судебное устройство разрабатывалось Челищевым и приглашенным им Ив. Ив. Шейманом. Таким образом, были последовательно составлены и заслушаны: положение о восстановлении деятельности судебных учреждений, записки об автономии и федерации, положение о печати, собраниях, союзах, об избирательном праве, о местном управлении и самоуправлении, о восстановлении деятельности министерств, о полиции. Вместе с тем был предпринят пересмотр законодательных актов Временного правительства в области управления для суждения о том, какие из них могли бы быть оставлены в силе. Здесь интересно отметить, что СОД стоял на точке зрения признания законодательства Временного правительства в его целом и предлагал идти путем исключения; правые же настаивали на том, что исходною точкою должно быть принято 1 марта и лишь некоторые законы Временного правительства могут быть восстановлены особым актом новой власти. На переговоры и сношение с другими политическими группами были уполномочены Д. М. Щепкин и С. М. Леонтьев.

Общественно-политическая ситуация контрреволюционных элементов Москвы по тому времени (март – апрель 1918 года) представляется в следующем виде: с одной стороны, социалистические партии со своими старыми партийными организациями и органами печати, с другой – разрозненные и сами по себе немногочисленные кадеты, «Совет общественных деятелей», торгово-промышленная группа «Союз земельных собственников» и крайние правые. Это наводило мысль руководителей этих групп объединиться на почве совместного признания самых элементарных, но необходимых оснований, как говорилось, «возрождения России». Таким образом, весною 1918 года возник «Правый центр», объединивший в себе все пять несоциалистических групп. (Ни точное время образования «Правого центра», ни инициаторов его учреждения автор не знает.)

Председателем «Правого центра» был А. В. Кривошеий; представителями от кадетов – Новгородцев, Н. И. Астров и Котляревский (?), от «Совета общественных деятелей» – Д. М. Щепкин, Леонтьев и Урусов (?), от торгово-промышленной группы… (автору это в точности неизвестно; он предполагает, что были Сергей Арсентьевич Морозов, несомненный лидер этой группы, и из слышанного им упоминания Н. Н. Кукина – что и он); от «Союза земельных собственников» – Гурко, Мейснер (позже, после выхода из «Правого центра» кадетов, был введен от «Союза» еще Ершов, принимавший участие и в нескольких заседаниях «Совета общественных деятелей» до отъезда на Украину в конце лета 1918 года) и от правых – Л. Л. Кисловский; секретарем был Г. А. Алексеев.

Руководящую роль в «Правом центре», очевидно, играли Кривошеий, Гурко и Леонтьев. Образованный из разнородных политических групп, связанных старыми идейными традициями каждая, ПЦ собою, безусловно, сплоченной среды не представлял. Первые недоразумения возникли на почве отношения к вопросам самоуправления – здесь кадеты отстаивали всеобщее избирательное право, прочие же, особенно Гурко, настаивали на цензовом земстве. Но отношения еще более обострились из-за ориентации «Совет общественных деятелей», «Союз земельных собственников» и правые высказывались за германскую ориентацию, промышленники были нейтральны, кадеты оставались верны союзникам. На этой почве произошел в июне 1918 года раскол; кадеты ушли, торгово-промышленная группа распылилась. Выход кадетов был Довольно длительным, вопрос об удержании их в ПЦ рассматривался в СОД, причем наибольшие усилия к их удержанию проявлял Котляревский, бывший в переговорах посредником. Астров был непримирим. Таким образом, ПЦ, ослабленный численно, выявил свою настоящую физиономию и сильно подался вправо.

Работы «Правого центра» велись крайне конспиративно. В СОД докладывались лишь общие вопросы принципиального характера; вся активность была сосредоточена в ПЦ, а СОД представлял принем скорее политическую декорацию. Так, например, СОД никаких сношений с провинцией не имел, ПЦ же был с нею связан, по-видимому, через местные отделения СЗС; отношения эти вел Леонтьев. Равным образом сношения, установленные летом 1918 года с германским посольством, исходили от ПЦ. Наконец, ПЦ имел связь с какой-то военной организацией, сношения с которой велись Гурко. Субсидировался ПЦ торгово-промышленной группой при посредстве С. А. Морозова, причем отпускались, по-видимому, крупные суммы денег.

Останавливаясь на переговорах ПЦ с германским посольством, следует прежде всего отметить, что поручены они были Леонтьеву и Урусову. Переговоры происходили с советником германского посольства бароном Рицлером и касались возможности инамерений немцев вмешаться в русские дела иоккупировать Москву. Рицлер, по-видимому, затягивал переговоры, был уклончив и предлагал помощь, но при обязательной инициативе русских сил; предполагалось будто с наступлением Краснова на юге двинуть немецкие силы с Запада, дабы этим ослабить центр и одновременно произвести в Москве переворот посредством двух латышских полков и военных. «Правый центр» со своей стороны обсуждал роль русской власти, могущей возникнуть при оккупации, то есть взаимоотношения ее с немецким командованием, юрисдикцию последнего и т. д.

Переговоры эти, тянувшиеся долго, характеризуют колебания германской политики со времени заключения Брестского мира до Ноябрьской революции; немцы водили ПЦ за нос, не желая рвать с ним на всякий случай связи, но партия канцлера, стоявшего за вмешательство, брала верх. По крайней мере, после убийства Мирбаха приехавший на две недели посол д-р Гельферих не изъявил ни малейшего желания видеться с политическими деятелями старого порядка и уклонился от свидания с ними, а чуть ли не одновременно немецкая миссия во главе с майором Шубертом, сидевшая в том же Денежном переулке,[61] принимала живое участие в отправке офицеров на Украину для образования так называемой Южной армии.

С отъездом в июле или начале августа Кривошеина на Украину ПЦ прекратил свое существование. К этому же времени относится и прекращение деятельности СЗС, имевшего последнее собрание с участием провинциальных делегатов в середине июля. Видные представители торгово-промышленного класса в течение лета уехали на Украину, и местная торгово-промышленная группа, если не распылилась совсем, то сократилась и перестала давать деньги.

Таким образом, из всех организаций, входивших в состав ПЦ, остались кадеты, СОД и правые. С тех пор в качестве представителя от них для «контакта» постоянно участвовал Л. Л. Кисловский, в «Совет ОД» окончательно перекочевали Стемпковский и Ершов, до его отъезда.

В сентябре на Украину уехали Гурко и Меллер-Закомельский, принимавший также участие, кажется, в СЗС. До отъезда их в конце августа или начале сентября состоялось заседание СОД при участии Гурко и Меллер-Закомельского; на заседаниях присутствовали также С. А. Морозов и Григорий Николаевич Трубецкой – идейный представитель СОД в течение зимы в Новочеркасске, вернувшийся на некоторое время в Россию и затем осенью уехавший опять на юг. Заседание было созвано для заслушания доклада Б. С. Гагарина (советника украинского Министерства иностранных дел) о положении дел на Украине. Присутствовавшие жестоко обрушились на украинофильскую политику Скоропадского и самостийность; Гагарин указывал на необходимость и прибавил, что курс политики Скоропадским значительно меняется.

К этому же времени относится обсуждение СОД вопроса о чехословацком движении и установлении на Востоке власти Уфимской директории Авксентьева. СОД к чехословацкому движению, как несущему за собою возврат к старому Учредительному собранию, отнесся, безусловно, отрицательно. С этим не согласился Шидловский, который после этого ни разу более не показывался.

Между тем кадеты, выходя из состава «Правого центра»,[62] почувствовали себя изолированными, так как примкнуть к социалистическим партиям не могли. Тогда они задумали образовать со своей стороны надпартийную организацию для объединения общественных и политических сил, стоящих на союзнической ориентации *.[63]

Докладывая в СОД об образовании НЦ, Леонтьев и Д. М. Щепкин относились к нему сперва скептически; они указывали на то, что это, строго говоря, те же кадеты, так как туда идти больше некому, что наименование «Национального центра» они ему дали, чтобы импонировать Антанте, и что удивляются, как мог туда пойти Д. Н. Шипов; это они объясняли его старостью. Стремление же кадетов заполучить Шилова вполне понятно, так как они надеялись, что благодаря его старому обаянию в общественных кругах Москвы за ним пойдут другие. Председателем НЦ первое время был Шипов, а Котляревский, по словам Леонтьева, должен был организовать такие же работы, какие были в СОД в 1918 году (управление, суд и т. д.). Между тем в деятельности СОД с середины сентября наступило окончательное затишье: собирались редко (раз в 2–3 недели) для обмена мнений о текущих событиях и «информации». В порядке этого обмена взглядами участники заседаний «Совета» делились мнениями и определяли политическое настроение близких им кругов, причем более всего на эту тему говорили Муралевич, Каптерев и Сергиевский (вступивший в «Совет» в январе или феврале), как лица, вращающиеся в наиболее обширном кругу учительского и преподавательского персонала. О каких-либо взаимоотношениях с НЦ не было речи. В одном заседании СОД был даже поднят вопрос, не распуститься ли, спрашивали себя, кого и СОД из себя представляет, но решено было продолжать собираться иногда для обмена мнений.

Когда произошла революция в Германии и немецкая ориентация, составлявшая главную препону для возможности какого-нибудь сговора, потеряла значение, был возбужден вопрос о переговорах с НЦ *.[64]

Переговоры с Шиповым вел Д. М. Щепкин и указывал на крайнюю несговорчивость старика: с одной стороны, Шипов говорил, что не представляет себе, как они, то есть Шипов и Щепкин, не находятся в одном лагере; с другой стороны, письмо его оставил без ответа более месяца, далее, требовал, чтобы СОД просто вошел, влился в НЦ. Шипов указывал, что СОД является, строго говоря, пустым местом; комментируя это, Д. М. Щепкин указывал «Совету», что НЦ собою немногим больше представляет, чем СОД, с тою только разницею, что «Совет» денег не имеет, а в НЦ имеются какие-то остатки денег, полученных от Антанты.

Переговоры эти казались бесконечными, и вся зима вплоть до февраля **[65] прошла в обмене мнений и информации. К последней, между прочим, относились осведомительные сообщения Д. М. Щепкина и Леонтьева о «контактных» совещаниях, происходивших у Кусковой по инициативе ее и Прокоповича, где участвовали главным образом меньшевики оборонческого типа (Кускова, Прокопович), затем бывшие эсеры и энесы – Семен Маслов, Зельгейм, Беркенгейм, Коробов. Происходил там также обмен мнений, взглядов, то есть создана была политическая говорильня, причем в одном заседании Леонтьев выразился, что они «выздоравливают», даже идут на диктатуру. К тому времени (а это время также совпадает с временем опубликования радио о конференции на Принцевых островах) относится образование новой организации – «Тактического центра»*.[66] В одном из заседаний СОД Леонтьев и Д. М. Щепкин заявили, что НЦ и «Союз возрождения» в конце концов сознают необходимость каким-то образом установить взаимодействие между собою, что возникает мысль создания механического объединения этих трех организаций с сохранением автономности каждой из них, и испросили согласие СОД на соответствующие переговоры. О НЦ в СОД было представление: это был синоним остатков кадетской партии; когда же один из участников спросил, что представляет собою СВ, Леонтьев ответил, что, по его мнению, это почти пустое место, что там имеется несколько человек из бывших народных социалистов.

Переговоры, как всегда в этих случаях, несомненно, затянулись бы надолго, если бы не два обстоятельства: радио о созыве конференции на Принцевых островах поставило перед московскими политическими организациями вопрос о необходимости совместного выступления, дабы выявить Антанте мнение не отдельных партий и групп, а всей «русской общественности». С другой стороны, в следующем заседании СОД, докладывая о ходе переговоров, Леонтьев указал, что на объединении в той или иной форме настаивает «военная группа». На вопрос одного из участников, что это за военная группа, Леонтьев ответил коротко и уклончиво: «Там при НЦ имеется что-то, очевидно, соответствующие переговоры. О НЦ в СОД было представление Антанты».

Затем с проектом образования «Тактического центра» выступил Котляревский, специально для этого приехавший. Проект его, очевидно, уже обсуждался в НЦ и представлял три пункта, трактовавшие о том, что СОД, НЦ и СВ создают такое-то объединение для совместного выявления своего отношения к крупнейшим политическим вопросам, в одинаковом понимании необходимости отказаться от разногласий перед лицом общего врага (то есть Советской власти). Редакция была СОД признана приемлемою.

Здесь необходимо упомянуть об отношении правых к ТЦ. Вхождение их туда представлялось СОД очень желательным с целью усилить правый элемент и ослабить влияние СВ. Переговоры от имени правых вел Леонтьев *;[67] но непримиримость правых, с одной стороны, и выдвинутая ими кандидатура Роговича, признанная представителями НЦ и СВ абсолютно неприемлемою, помешали правым войти в ТЦ. Обстоятельству этому, впрочем, не было придано особого значения благодаря постоянному присутствию «для контакта» в СОД представителя их Л. Л. Кисловского.

Таким образом, ТЦ образовался в следующем составе: от НЦ – Н. Н. Щепкин (он же председатель) и Герасимов, от СОД – Д. М. Щепкин и Леонтьев, от СВ – Мельгунов **.[68] Заместителем Герасимова был С. Е. Трубецкой.

Образование ТЦ поставило СОД по отношению к нему в положение приблизительно одинаковое тому, которое наблюдалось в 1918 году по отношению к ПЦ, с тою только, пожалуй, разницею, что СОД сохранил несколько большую самостоятельность. ТЦ – подобно ПЦ оказался организацией актуальной, СОД оставался политической базою, он давал Леонтьеву и Д. М. Щепкину свое мнение по вопросам общеполитического значения, но активности не имел. За все время совместного существования ТЦ и СОД их сношения определяются четырьмя вопросами: декларацией в ответ на предложение Антанты образовать на Принцевых островах конференцию; запиской о современном состоянии России при Советской власти, которую предполагалось отправить за границу; декларацией, определяющей отношение московских политических групп к системе управления, долженствовавшей применяться Колчаком при наступлении из Сибири в глубь России, и принципиальным заключением по внесенному Леонтьевым вопросу об отношении к вооруженному выступлению в Москве.

Когда возник вопрос о Принцевых островах, СОД прежде всего полагал необходимым послать представителей от всех трех объединений, но краткость времени и затруднительность выезда за границу тут же заставили отказаться от этой мысли. Тогда решено было составить декларацию, «Совет» дал свой текст и обсуждал принесенный Д. М. Щепкиным проект НЦ и СВ. В следующем заседании СОД дал свое согласие на новый согласительный текст, выработанный в ТЦ, не признававший никакого соглашения с Советской властью и призывавший Антанту оказать вооруженную и материальную силу борющимся на окраинах против Советской власти армиям.

Когда выяснилось, что конференция на Принцевых островах не состоится, в СОД возникла мысль информировать заграницу о действительном положении вещей в Советской России. Было предположено составить записку, характеризующую все стороны государственной и общественной жизни страны *.[69] Общую часть о Советской Конституции и власти, а также о дифференциации политических групп после Октябрьской революции написал Н. Н. Виноградский, финансовую и экономическую сторону – С. Д. Урусов, аграрный вопрос и крестьянство – Стемпковский, народное образование – Муралевич. Записка была написана и обсуждалась в марте и первой половине апреля 1919 года. О намерении СОД информировать заграницу таким путем Д. М. Щепкиным и Леонтьевым был поставлен в известность ТЦ, причем НЦ и СВ ввиду начатой СОД уже работы соглашались, чтобы она была им доведена до конца и затем уже подвергалась обсуждению в ТЦ. Позднее Леонтьев докладывал СОД, что записка принята ТЦ с небольшими лишь изменениями.

В конце марта (во всяком случае, до пасхи) состоялось заседание СОД, на которое Леонтьевым были приведены некий Азаревич, приехавший из Сибири, а также приехавший из Сибири офицер и прибывший с юга Хартулари. На этом совещании присутствовал также С. А. Морозов. Это совпадало с первыми успехами Колчака. Приехавшие сделали подробные доклады о положении дел на окраинах; кратким докладам о военном положении они противопоставляли подробные данные, характеризующие общее политическое положение, каковые наиболее интересовали СОД, и отвечали на задаваемые им из этой области вопросы. Сибирские представители определяли положение Колчака чрезвычайно устойчивым как в военном, так и политическом отношениях (благоприятное отношение к нему крестьян и рабочих, овации во время предшествовавшей поездки на фронт). Однако состав правительства Колчака, состоявший в значительной мере из социалистов, и отношение его к органам самоуправления, избранным по законам 1917 года с небольшими отступлениями, вызвали в СОД разочарование; признавалось, что по мере продвижения за Урал органы самоуправления восстанавливать на первое время нельзя.

Представитель Юга дал характеристику общего там положения и указал, что на активность Добровольческой армии рассчитывать нельзя: она может лишь оттягивать советские силы, этим облегчать продвижение Колчака, что она по мере сил и делает. На заданный одним из членов СОД вопрос, когда же можно рассчитывать на продвижение Колчака в глубь России до Москвы, приехавший из Сибири офицер ответил неопределенно и указал, что в апреле – мае предполагается мобилизация еще нескольких возрастов и что, если она пройдет так же благополучно, как предыдущая, они надеются в июне добиться решительных результатов.

Политическая информация, как сказано было, СОД не удовлетворила; он опасался, что Колчак, окруженный социалистами, хотя бы и «выздоровевшими», держит не надлежащий курс, политику, может быть, подходящую для Сибири, но неприемлемую для Европейской России. В этом заседании это, впрочем, не высказывалось, но в следующем заседании вопрос подвергся подробному обсуждению и признано было необходимым послать декларацию о том, как в Москве понимают строй, долженствующий быть установленным на местах немедленно после освобождения их от Советской власти.

Для того же, чтобы декларация эта имела больше веса, Леонтьеву и Д. М. Щепкину поручено было сговориться с другими группами, то есть внести вопрос в ТЦ. Обсуждение проекта декларации в ТЦ затруднилось благодаря непримиримому отношению СВ к тексту СОД в части, касающейся аграрного вопроса, и здесь пришлось уступить с тем, что формулировка сделана была в довольно неопределенных выражениях. По остальным же пунктам, как-то: военной диктатуре до Национального собрания (без упоминания, однако, состава его и порядка собрания) – возражений со стороны СВ не было.

Тут же в СОД было предложено примкнуть правым, но одно упоминание о Национальном собрании и формулировка аграрного вопроса заставили Кисловского тут же наотрез отказаться от этого.

Обсуждение этой декларации относится к апрелю. После этого в СОД наступило затишье, заседания его стали созываться реже. Лишь в мае или в июне в одном заседании Леонтьев заявил, что хочет знать мнение «Совета» по одному вопросу, подлежащему обсуждению в ТЦ, – принципиальное отношение «Совета» к внутреннему перевороту (вооруженному выступлению) в Москве.

Прения были очень короткие, и все присутствующие единогласно признали в принципе несвоевременность такого выступления, даже если оно в самой Москве имело бы успех, ввиду отдаленности Колчака и Деникина и совершенной неизвестности о том, входило ли бы такое действие в их планы и намерения.

В это же приблизительно время Леонтьев поручил Виноградскому вновь обдумать вопрос о первых шагах новой власти в Москве в случае падения Советской власти, отнюдь не считаясь с тем, каким образом эта власть возникла, а имея в виду совершившееся событие. Он предложил предусмотреть опять вопрос о полиции и т. д. Такая записка была составлена; она имела в виду также отношение к обществам, собраниям, профессиональным союзам, домовым комитетам, правительственным учреждениям; однако в СОД она не обсуждалась и была внесена Леонтьевым непосредственно в «Такт, центр».

Летние месяцы затем прошли в затишье. СОД иногда собирался для «обмена мнений» и «информации», которую обыкновенно делали Леонтьев и Кисловский; последние никогда не указывали источников получаемых сведений; самые же сведения подчас носили самый фантастический характер, например указания на появление в Финском заливе эскадры из 120 с чем-то вымпелов, сосредоточение в июне – июле на западной границе 14 германских дивизий под командой Гинденбурга (сообщения Кисловского), пересуды о воображаемых силах Колчака и Деникина, определяемых в различных, достигавших громадной амплитуды цифрах, предположения о причинах отхода Колчака от Самары («крупный стратегический маневр»?), о положении в оккупированных Деникиным местностях, внушавшем СОД большие опасения ввиду непрекращавшихся слухов о неумении организовать управление и промышленность, о неосторожном разрешении аграрного вопроса, наконец, о грабежах, чинимых солдатами и даже офицерами, считавшими себя вершителями судеб и хозяевами положения. Последнее заседание СОД состоялось в конце июня 1919 года, как это по крайней мере известно автору; после ареста Н. Н. Щепкина он больше не собирался.

Н. Виноградский

ИСТОРИЯ «СОЮЗА ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ»

СПРАВКА С. П. МЕЛЬГУНОВА

І

«Союз возрождения России» возник приблизительно в мае 1918 года. Его возникновению предшествовала попытка устроить официальное соглашение всех антисоветских политических партий для выработки единой программы действий. Попытка эта была сделана по инициативе народных социалистов. Первоначально было устроено совещание представителей Центральных Комитетов народных социалистов и социалистов-революционеров. Затем аналогичное же совещание Центральных Комитетов энесов и кадетов. Марксистские группы были оставлены пока в стороне в предположении, что с «Единством» сговориться будет легко, так как точки зрения на политические воззрения были довольно общи у народных социалистов и в «Единстве». С меньшевиками же, как с партией, нам, то есть народным социалистам, казалось, сговориться будет трудно при разности точек зрения в самой их партии. Думалось, что в случае сговора с социал-революционерами легче будет найти общий язык и с меньшевистскими партиями. С меньшевиками были лишь частные совещания.

Но указанные совещания представителей Центральных Комитетов показали невозможность установить ту среднюю линию, которую предположили народные социалисты: между социал-революционерами и кадетами была пропасть в виде старого Учредительного собрания. Идея объединения оказалась бесплодной. Результаты переговоров были опубликованы в 1-м номере московского «Народного слова», кажется от 11 апреля.

Я, Мельгунов, принимал в этих переговорах ближайшее участие, так как полагал, что только объединение демократических сил может вывести Россию из того тупика, куда ее заводила политика Советской власти.

После неудачи политического объединения партий нами решено было попытаться подойти к этому объединению с другого конца. Создать объединение, так сказать, персональное, то есть привлечь к тому или иному временному союзу лиц, соглашающихся встать на объединенную позицию. Так возник «Союз возрождения».

В него вошли лица, принадлежащие к партиям социал-революционеров, народных социалистов и народной свободы. Представителей с.-д. меньшевиков, насколько мне известно, не было в организации, по крайней мере на первых порах.

«Союз возрождения» по идее своей не должен был представлять непосредственно действующей организации, а тем более организации, имеющей какие-либо разветвления. Здесь должна была вырабатываться точка зрения, а затем член «Союза» должен был пытаться эти точки зрения проводить в своих партиях. Насколько мне известно, с.-р., входившие первоначально в «Союз», входили без санкции на это своей партии. Центральный Комитет к.-д. был осведомлен о лицах его партии, вошедших в «Союз»; что же касается нар. соц., то представители были уполномочены Центральным Комитетом, а именно: Чайковский, Мякотин, Пешехонов и Титов.

Организации был придан столь конспиративный характер, что, осведомляя Центральный Комитет о точках зрения, возникающих в «Союзе», и фильтруя их в своей уже среде, представители нар. соц. не сообщали поименно, кто из лиц других партий участвует в «Союзе». Я, Мельгунов, отрицательно относился к этой конспирации, так как полагал, что при тех задачах, которые должен был себе поставить «Союз», получить реальные результаты можно было только при широкой общественной агитации.

Задачи «Союза» были: объединить всех тех, которые не признавали Брестского мира, всех тех, кто отстаивал единство России и стоял на демократической платформе; попытаться создать новый фронт при содействии союзников для борьбы с немцами. Задача «Союза» заключалась в агитации против той немецкой ориентации, которая определенно стала замечаться в некоторых общественных кругах, а равно и против Брестского мира. «Союз» должен был повести агитацию за создание новой государственной власти за пределами территории Советской России, новой армии, куда звать всех не желавших примириться с немецким ярмом, – другим словом, создать широкое национальное движение. Мы все решительно были против назначенного выступления в самой Советской России.

Я участвовал ближайшим образом лишь в продолжавшихся от времени до времени частных совещаниях представителей различных партийных группировок, разделявших платформу «Союза». Здесь участвовали представители всех партий включительно до к.-д. Выяснились основные точки зрения по вопросам организации государственной власти и по вопросу земельному. Но это не были заседания «Союза», который не выходил из рамок весьма узкого круга людей. Это было летом 1918 года.

Для нас, разделявших точку зрения «Союза», ясно было, что немцы скоро станут хозяевами положения в России. И это было бы, если бы не последовал неожиданный разгром военной Германии, а за ним – революция: пример Украины был налицо.

Обсуждая вопрос о создании государственной власти, «Союз» выработал форму создания директории, и делегаты его были посланы в Сибирь, где, казалось, около Сибирской областной думы создается нечто государственное и патриотическое настроение.[70] В Москве, насколько мне известно, был намечен и персональный состав директории. События, бывшие на Востоке в связи с Самарским правительством, Уфимским совещанием и т. д., известны. Осуществление идей создания директории провалилось. Никто из нар. соц. фактически до Сибири и не доходил.

С отъездом делегатов «Союз возрождения», как таковой, в сущности, перестал существовать в Москве. Партия народных социалистов лишилась в сентябре возможности открытого существования; большинство активных ее членов разъехались. Остались только отдельные ее представители, по существу своему мало пригодные для деятельности конспиративной, неизбежной при создавшихся политических условиях.

Что же касается до меня лично, то сентябрь – ноябрь с небольшим перерывом я сидел в тюрьме. При той общественной прострации, которая наблюдалась под влиянием террора, никакой политической работы, в сущности, вести нельзя было, и партия наша, можно сказать, вполне бездействовала. Мы не имели никакой информации от наших товарищей и только весной, по приезде А. Д. Бородулина, узнали, где они и что они думают.

До нас доходили слухи о колчаковском перевороте; при этих условиях мы тщательно избегали определить свою позицию и ждали прежде всего сообщений о фактах.

В целях информации и выявления общих точек зрения мы возобновили до некоторой степени прежнюю работу «Союза возрождения» и стали собираться вновь, пригласив с.-д. «Единства». Ни я, ни Карачевский не были уполномочены кем-либо. Никаких организаций, а тем более военных, мы не создавали.[71] Мы считали вредными всякого рода партизанские выступления, полагая, что время карбонарских заговоров прошло.

Я считаю необходимым усиленно подчеркнуть это.

Были попытки наметить программу возможного в будущем демократического союза, но из этой попытки ничего не вышло. (Те 4 пункта, на которых создавался «Союз возрождения», конечно, были недостаточны, тем более что при новой конъюнктуре отпадала Германия.)

Преимущественно мы занимались обсуждением той записки, которую предполагается подать Бернской делегации,[72]

Через Н. Н. Щепкина мы вошли в сношение с так называемым «Национальным центром», с организацией которого были весьма мало знакомы. Никто из социалистов, конечно, в «Национальный центр» не входил. Мотивами для такого рода сношений были следующие.

Приехавший с юга Бородулин нарисовал нам крайне мрачную картину Добровольческой армии, особенно ее верхов, прозванных там «Звездной палатой». Ясно было из его доклада, что оттуда ждать здоровое государственное начало не приходится. Полученные нами из Одессы газеты давали подробные сообщения о деятельности товарищей на Юге. Попытки их найти путь согласия между «Союзом возрождения» и «Национальным центром», так называемым Государственным объединением и «Земским городским бюро»[73] – вновь не увенчались успехом, наткнувшись на препоны в виде земельного вопроса и организации государственной власти. «Национальный центр» и Государственное объединение стояли на точке зрения необходимости военной диктатуры, с чем наши товарищи не могли согласиться. Обсудить те же вопросы и в Москве мы считали крайне целесообразным. На этой почве и возникли наши сношения с «Национальным центром».

О первом таком совещании, вероятно, и говорит С. А. Котляревский. Наиболее крайних взглядов держался Карачевский, – показывает Котляревский. Да, В. В. Волк-Карачевский высказался решительно против какой-нибудь диктатуры, вспоминая роль Кавеньяка и Мак-Магона[74] во Франции. Мою позицию Котляревский характеризует как более правую. Я считал невозможным высказаться против диктатуры в данный момент, когда мы не знаем, что делается у Колчака. Мотивировал тем, что диктаторов не создают, а они появляются сами. Их не признают, а они заставляют себя признать. Нам придется считаться с фактом. И, если факт будет налицо, наша задача, чтобы та или иная диктатура считалась с общественным мнением. До нас доходили сведения, что в правительстве Колчака находятся социалисты и «кооператоры». При таких условиях осуждения колчаковского переворота необсуждение конкретных условий, по моему мнению, было бы неправильно – мы в то время не знали о тех реакционных течениях, которые возобладали у Колчака.

Я всегда полагал своим долгом считаться с фактом и, учитывая уже совершившееся, определять тактическую позицию. Так и в октябре 1919 года при всем моем крайне враждебном, конечно, отношении к большевистскому перевороту я выступил в меньшевистском «Вперед»[75] с открытым письмом с призывом пойти на тот или иной компромисс. Для меня невозможны никакие соглашения лишь с тем, кто осуществляет террор, и красный, и белый – все равно.

Моя главная цель на указанном совещании была уведомить членов «Национального центра» не высказываться определенно за диктатуру, так как подобное осведомление нового Омского правительства[76] о мнениях некоторых общественных кругов Москвы могло бы только поддерживать авторитет правого течения Омского правительства. Цель моя была достигнута, так как в неофициальной резолюции совещания вопрос о диктатуре был обойден – следовательно, «Национальному центру» пришлось пойти на уступки.

Затем мне казалось, что расходиться в Москве из-за вопросов об образовании государственной власти где-то еще очень далеко от Советской России означало делить шкуру не убитого еще медведя. Неизвестно было, не будет ли правительство Колчака политической авантюрой. Мне казалось более важным обсудить ту социальную платформу, на которой мы можем сойтись, ибо здесь труднее всего было сговориться социалисту с представителями иного, так называемого буржуазного миросозерцания. Между тем без такого соглашения не мыслилось национальное единство. Отход демократии от более правых групп означал бы непременную реакцию в будущем. На юге это произошло.

Мы знали, что у «Национального центра» есть некоторые проекты государственного устройства в будущем. Мне казалось в высшей степени целесообразным обсудить их, дабы на реальных вещах выяснить свои разногласия и попытаться, если возможно, найти будущую позицию. Как показало совещание на Юге, это именно и было самое трудное.

Таким образом, выяснилась возможность некоторого контакта, по крайней мере, временного с «Национальным центром», если не в сфере действия, то в сфере переговоров. Мне представлялось крайне важным, так как те или иные уступки более правых элементов обязывали их, конечно, только до некоторой степени, в будущем (это мы прекрасно понимали – все дело было бы в силе демократии). Такое моральное обязательство связывало более или менее авторитетную группу, которой в случае изменения политических условий предоставлялось играть значительную роль, по всей видимости.

В это время Колчак становился реальной силой. Шло его головокружительное наступление. Происходило как бы признание его «верховным правителем» Антантой и подчинение ему Деникина. Мы хотели по этому вопросу скорее договориться с людьми из «Национального центра». Кажется, было еще одно или два аналогичных совещаний – хорошо не помню. Но, в сущности, мы никаких проектов не обсуждали и даже не стали вырабатывать какой-либо общей декларации.

Представителем «Национального центра» было признано опасным устройство таких больших собраний и было предложено делегировать от каждой группы по два человека, причем было предложено пригласить представителей бывшего «Совета общественных деятелей», державшегося точки зрения государственного объединения на юге. Отсюда и появилась та «шестерка», которая действительно фигурирует в показаниях, как «Тактический центр» – наименование совершенно неправильное.

Предполагалось, что представители групп будут здесь передавать точки зрения своих групп для осведомления и для передачи на обсуждение групп. Никаких решений здесь принимаемо не могло быть, да и фактически не принималось. Все сводилось, в сущности, к информации, так как и в данном случае тезисов социальных, экономических почти не обсуждалось. Я, впрочем, редко бывал, так как с апреля, говоря языком римлян, стал уходить в частную жизнь по причинам:

1) Три раза сидел уже в тюрьме – и мне надо было уезжать из Советской России, если я хотел заниматься политикой, так как был слишком на виду у ЧК. Но уезжать я не хотел, так как слишком органически был связан здесь делами, которые я в течение длительных дней создавал («Голос минувшего»,[77] «Задруга», свой архив), не видя себе применения на Юге, где «Звездная палата» решительно брала верх (например, расстрелян мой товарищ С. И. Ладинский), и, наконец, заканчивал большую историческую работу по эпохе Александра I;

2) Совещания «шестерки» были малоцелесообразны, то есть социалистам. Потому я и участвовал в этих беседах, что благодаря старым личным связям со всеми входившими в «шестерку» во мне видели не только социалиста, но и просто известного им Мельгунова. Никакого совместного действия при взаимном недоверии быть не могло;

3) Наблюдалась, в общем, полная апатия – и, в сущности, я не мог представлять собой никакой группы, даже энесовской, тем более что при отсутствии информации совершенно нельзя было выработать линию поведения: неясна была прежде всего позиция Западной Европы, решающая, с моей точки зрения, в окончательном счете. Быстрое уничтожение Колчака показало, что на Востоке не создалось народного движения.

В «шестерке» бывали Щепкин и я. Отнюдь нельзя сказать, что Щепкин был уполномоченный «Союза возрождения». Утверждаю еще раз, что «Союза возрождения» в Москве, как организации, в сущности, не было. Щепкин входил в «Союз» при его организации в 1918 году – он был как бы связью. В то же время Щепкин входил в «Национальный центр» и, как видно было из газет, играл там первенствующую роль. Роль Щепкина в «Национальном центре» была для нас недостаточно известна. Когда до нас дошло сообщение одесских газет, что наши товарищи на Юге протестовали против того, что одни и те же люди входят в разные политические организации и что после этого все к.-д. ушли из «Союза возрождения», мы не считали нужным протестовать против этого, то есть против участия Щепкина, именно потому, что мы здесь не представляли из себя какой-либо правильно сконструированной организации. Иметь через Щепкина сношения с другими группами нам, наоборот, представлялось желательным, так как Щепкин для нас был более своим человеком; между тем Щепкин был человек действительно демократический, готовый на широкие социальные реформы, бывший решительный противник аграрной контрреволюции, и с ним было довольно легко сговориться и найти подчас общий язык.

От Щепкина мы узнали, что при «Национальном центре» существует военная организация, имеющая целью не участвовать в перевороте, но подготовить кадры на случай изменения политических условий. Узнали мы это весной 1919 года. Я заинтересовался этим вопросом в значительной степени после своего апрельского сидения в Особом отделе ВЧК, где вследствие доноса Ткаченко выяснилось многое, прежде мне лично неизвестное, так как я, да и мои товарищи весьма отрицательно относились к существованию каких-либо военных конспиративных организаций как по причинам общего характера, ранее указанным, так и потому, что нам хорошо известно было из всего, что происходило в 1918 году, как эти аморфные организации были пропитаны провокаторскими элементами, как некоторые из них в свое время были связаны с немцами, сами подчас того не зная, как к ним присоединяются крайние элементы, то мы просили Бородулина пойти со Щепкиным познакомиться с сущностью. В этом, полагаю, и выражалось участие Бородулина в «военной комиссии». Едва ли он был там один раз, так как вскоре уехал и никакой информации нам не давал.

Что же касается моего участия в «шестерке», где был сделан доклад о военной организации, то на таком совещании я действительно был и высказывал на нем в еще более решительной и резкой форме, что изложено выше по отношению к военным организациям.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА В. Н. РОЗАНОВА[78]

I. Политическая платформа меньшевиков правого крыла вырабатывалась в Петрограде в ноябре и декабре прошлого года. Она была напечатана в воронежском меньшевистском журнале, название которого не помню. Основные ее положения следующие.

Происходящие в Западной Европе события не есть социальная революция. В Германии эта революция, прежде всего, политическая (низвержение остатков феодализма – полуабсолютистской власти короля и господства юнкерства), сопровождаемая, конечно, социальной реформой, ввиду огромного значения немецкого пролетариата, даже широкой и имеющей глубоко пойти социальной реформой. Но это – не социалистический переворот.

В обстановке экономического истощения и военного разгрома Германии невозможно организовать социалистическое производство. Германия должна будет вести жестокую борьбу за свое экономическое существование и приспособляться в этой борьбе к условиям мира. В странах же победивших не только не приходится работать на социальную революцию, но, наоборот, нужно ожидать националистической реакции, которая захватит частью и рабочий класс. Во Франции, Англии и Америке, особенно в двух последних, буржуазия, благодаря чудовищному миру, будет иметь возможность сделать пролетариату своих стран значительные экономические уступки и тем успокоить его, а английский и американский пролетариат, согласно своим традициям, несомненно, пойдет этим путем наименьшего сопротивления и наиболее близких выгод. При таких условиях социальная революция невозможна в Германии и невозможна в России.

Социалистическая Россия экономически немыслима в мире капиталистических стран. Кроме того, психологически огромная масса русского населения абсолютно не подготовлена к социализму. Поэтому и господство Коммунистической партии в России так или иначе окажется невозможным; либо она будет ниспровергнута, либо изнутри выродится в господство мелкой буржуазии. Рабочему же классу предстоят величайшие разочарования и поражения, поскольку он держится иллюзиями немедленной социальной революции. В России зреет реакция, которой тем легче справиться со своей задачей, что благодаря отсутствию свободной прессы, собраний и союзов все другие силы, кроме коммунистов, распылены, сведены на нет. Задача социал-демократов – сохранить от революции то, что можно сохранить. Надо раскрыть глаза и признать, что Россия еще долго будет существовать как страна буржуазной частной собственности, особенно мелкобуржуазной крестьянской, что она не будет в состоянии обойтись без иностранного капитала, что экономическая связь с более культурными странами ей сейчас до зарезу необходима, а поскольку там капитализм, а не социализм, связь эта невозможна в иных формах, кроме форм капиталистической торговли, допущения к нам иностранного капитала, может быть, даже новых концессий. При таких условиях рабочий класс может рассчитывать в самом благоприятном случае на социалистическую реформу, но не на социалистическую революцию и классовое господство в стране, где он и раньше составлял меньшинство и где он теперь численно уменьшается. Поэтому необходимо образование новой партии, социалистической по своему идеалу, но в то же время твердо смотрящей и сознательно ограничивающейся в своих практических задачах социальной реформой, по возможности широкой. В аграрном вопросе надо признать, что ничего ныне, кроме мелкой частной собственности, крестьянством принято не будет и никакой другой реформы, кроме передачи всей земли крестьянству в частную собственность, провести не удастся никому – ни коммунистам, ни реакции, если бы последняя докатилась до попыток реставрации прежних аграрных отношений.

II. Очередные тактические задачи должны были бы состоять в том, чтобы, выступив с новой платформой, повести соответственную агитацию в самых широких размерах и создать силу, на которую могла бы новая платформа опираться. Но при отсутствии свобод такая тактическая задача невозможна. Поэтому внутри Советской России мы вынуждены ограничиваться пропагандой в партийных кружках, поддержанием связей с рабочими, сохранением хотя бы небольшой своей организации, включающей в себя[79] только наиболее интеллигентных рабочих, и поддержанием связей с провинцией. Во внесоветской России меньшевики должны прежде всего закрепить возможность легального существования, создать свою прессу, организацию и входить в соглашения с другими партиями, в том числе и буржуазными, на предмет совместного отстаивания политической и гражданской свободы от покушения справа. Вопрос о поддержке или неподдержке того или иного правительства может решаться только на местах, но, во всяком случае, поддержки не может быть оказано, если власть не свяжет себя обязательством созвать Учредительное собрание на основе всеобщего избирательного права. Конкретные вопросы о поддержке или неподдержке правительств Колчака, крымского, деникинского, кубанского в меньшевистских группах Петрограда и Москвы никогда не обсуждались, ибо мы никогда не были достаточно информированы, это – во-первых, а во-вторых, московская и петроградская группы меньшевиков правого крыла никогда не присваивали себе смешной роли Центрального Комитета без местных организаций или без связи с ними.

III. Отношение к походу на Петроград Юденича и финнов, формально этот вопрос в петроградской группе никогда не обсуждался, так как мы о Юдениче имели весьма смутные представления, а о его намерениях и намерениях финнов – только сплетни. В это время (начиная с весны) группа собиралась крайне редко. Разумеется, каждый раз ставился вопрос о Юдениче в порядке «информации», к которому всегда относились, впрочем, иронически. В последнее время все мы были почти уверены в том, что Финляндия не выступит, а без нее Юденич, Родзянко и Балахович представляют собой только вредную авантюру или, может быть, стратегическую доверенность более крупных сил Колчака и Деникина. Занятие Петрограда Юденичем казалось нам маловероятным или возможным только временно. При таких условиях большинство из нас считало, что Петроград – просто погибший город, и всеми силами стремилось уехать из него. Однажды был даже поставлен вопрос об организованном отъезде из Петрограда. Другие, наоборот, находили, что, если Петроград будет занят Юденичем, нужно немедленно выступить со своим органом и попытаться образовать свою открытую организацию и бороться за ее легальное существование. Вопрос об отношении к правительству Юденича, естественно, и не возникал, пока не было такого правительства и не было даже программы предполагаемого правительства. (К распространяемым в Петрограде спискам с прокламацией Родзянко и Балаховича никто из нас, конечно, не относился как к серьезным явлениям программного свойства, а только как к агитационным изданиям, предпринятым по военным соображениям.)

IV. «Тактические задачи, вытекающие из отношений к Юденичу». Из последнего ясно, что в этой связи никаких тактических задач группа меньшевиков в Петрограде не ставила. Кроме разве того, что была выбрана комиссия из двух лиц – меня и еще одного товарища, которой было поручено искать средства и технические возможности (типографии) для издания собственного партийного журнала и общедемократической газеты. По этому поводу я имел разговор с отдельными людьми, но разговоры эти оставил ввиду их явной ненужности. Как я уже указал, поднимался вопрос о том, чтобы уехать из Петрограда всем, потому что осенью все равно все будут стараться уехать, и в таком случае, чтобы не перестать существовать совершенно, нужно сохранить связь – учредить где-нибудь бюро. Был поднят и вопрос о распущении группы. Оба вопроса должны были обсуждаться в воскресенье, 27 июля, а я был арестован в пятницу, 25 июля.

V. Вхождение в «Союз возрождения», а) История этого вхождения. Образование «Союза возрождения» относится ко времени, непосредственно примыкавшему к Брестскому миру. Весною прошлого года, приблизительно после пасхи, в связи с Брестским миром, в Москве происходил ряд междупартийных совещаний в различных группировках. Тогда выяснилось, что некоторая часть цензовой буржуазии склоняется к германской ориентации и к признанию Брестского мира. Соц. – рев., трудовики и меньшевики были резко против этой линии. Выяснилось, что большинство кадетов также против германской ориентации и тогдашнего поведения Милюкова. Тогда и было решено в Москве основать «Союз возрождения» со следующей платформой: 1) непризнание Брестского мира и восстановление России в границах 1914 года, за исключением Польши и Финляндии; 2) возрождение русской государственности путем созыва Учредительного собрания. На этом согласились с.-р., меньшевики-оборонцы, трудовики и часть кадетов. Названные группы и решили образовать «Союз возрождения» как организацию, временно объединяющую участников ее для достижения названной платформы, но без ограничения их автономного существования и полной свободы действий и пропаганды. В Петроград об этих совещаниях было сообщено со значительным опозданием (насколько помню, в июне месяце) и было предложено образовать в Петрограде местную группу «Союза возрождения». На междупартийное совещание, созванное с этой целью, от меньшевиков правого крыла были приглашены я и еще товарищ, но присутствовал только я. Мысль об устройстве такой междупартийной кооперации на указанной выше платформе была принята всеми присутствовавшими сочувственно. Я, участвовавший там не по избранию группы, заявил, что принимаю ее только «ad referendum».[80] Такое же заявление сделали с.-р. Я доложил об этом собрании своей группе, мое поведение было одобрено, и мне же было поручено дальнейшее ведение этого дела со стороны меньшевиков. Но в Москву я мог по личным своим делам выехать только в начале осени. Тогда оказалось, что ядро «Союза возрождения» из Москвы уехало в Самару или на юг и фактически «Союза возрождения» не существовало.

Осень 1918 года и зиму 1918 года «Союз возрождения» существовал в двух различных видах: вне Советской России, например, в Киеве и Одессе он существовал как организация действующая (в Киеве выпускал прокламации, созывал митинги, то же, кажется, и в Одессе). Впрочем, о деятельности «Союза возрождения» за пределами Советской России я имею очень слабые информации: только один раз за всю зиму мы имели из Киева подробные освещения через одного из приезжих товарищей. Наша группа принципиально одобряла участие меньшевиков в «Союзе возрождения» в Киеве, Одессе и Симферополе, но не считала для себя возможным давать какие-либо директивы, ни судить их конкретные шаги. (Поэтому мы также должны были просить принять к сведению и молчаливому одобрению известие, что наши киевские товарищи вышли из этого «Союза» в момент падения Скоропадского, – как и почему, я до сих пор не знаю.)

В Советской же России, то есть в Москве и Петрограде, «Союз возрождения» существовал не как самостоятельная организация, а только как междупартийный контакт на предмет взаимного обмена информациями и выработки, если возможно, общего отношения к важнейшим вопросам текущей жизни. Никогда при «Союзе возрождения», по крайней мере в Петрограде, с тех пор, как я мог знать и наша группа одобрила вхождение в «Союз», при нем не было никакой военной организации, и даже, наоборот, когда в порядке информации стало известно, что имеется (прошлой осенью) военная организация с.-р., было решено никакой военной организации не иметь и никаких технических контактов такого типа не устраивать. (Насколько я знаю, с.-р. военная организация в Петрограде прекратила свое существование совершенно мирно и добровольно.)

Но «Союз возрождения» не мог воспретить входящим в его состав партиям иметь свои военные организации. Что касается нашей группы, то она не имела ни одного знакомого офицера или солдата и менее всего жалела об отсутствии таких знакомств.

Существующая как междупартийное совещание петроградская группа «Союза возрождения» осенью обсуждала вопрос об отношении к самарскому Учредительному собранию, временному правительству Авксентьева – Болдырева[81] и правительству Колчака. Первые два вопроса исчерпались ходом событий; последний же до сих пор никак не дискассирован ввиду недостатка и постоянной изменчивости информации, а также и потому, что практического значения вопрос для нас не имел.

б) Одним из таких же текущих вопросов был вопрос об обращении к союзникам по поводу их приглашения на Принцевы острова. Это было даже единственным актом «Союза возрождения», доведенным до конца.

Обращение это было принято в Москве, причем в прениях, как предпосылка этой совместной ноты (компромиссного характера), было выяснено, что все, подписавшие ее, принимают два требования, которые должны быть представлены на Принцевы острова, именно: внутреннего строя через Учредительное собрание. (Я на этом собрании не был и возможно, что здесь не точен.) Как известно, обращение это совершенно разошлось с мнением заграничных выразителей «Нац. центра» и кадетов, и теперь остается только удивляться, как «Нац. центр» мог иметь два столь противоположных мнения единовременно. Это обстоятельство может указывать только на то, что в ненормальных условиях подполья и «Нац. центр» состоит из различных, вовсе не однородных частей.

в) Политическая платформа объединения с другими группами. О политической платформе «Союза возрождения» я сказал.

Политического объединения с другими группами еще нет. В нашей группе имелось еще только в виду обсудить платформы «Нац. центра» и «Союза освобождения», но мы их еще и не получили. Только имелось в виду подвергнуть совместному обсуждению с «Нац. центром» и «Союзом возрождения» некоторые вопросы, например вопрос коммунальный и продовольственный, на случай, если бы Петроград действительно подвергся оккупации, но никакого сношения с этими организациями еще не было. Совершенно неверно было напечатано недавно в «Петроградской правде», что в «Союз освобождения», издающий в Петрограде какие-то листки, входят меньшевики. В «Союз освобождения» не входят ни меньшевики, ни эсеры, ни трудовики и никакие вообще социалисты. Даже контакта с этой организацией не было.

г) Как следует согласовать, что входящие в состав «Союза возрождения» политические группы способствовали захвату Юденичем Петрограда с нахождением в этом «Союзе» меньшевиков?

Формально это можно согласовать тем, что входящие в состав «Союза возрождения» партии не лишались своей автономии и ничем себя не связывали, кроме обязательства бороться за неделимость России и Учредительное собрание. Фактически же мне о содействии Юденичу ничего не известно. Речь могла бы идти только о к.-д. Но я не думаю, что этот факт имел место. Насколько я имею представление о кадетской организации в Петрограде, она не может ставить себе серьезно такой тактической задачи.[82] Если такие организации существовали или существуют, то это, вероятно, организации политически более правые или беспартийные или специальные военные организации, не имеющие к «Союзу возрождения» никакого отношения. Если такие организации существуют в Финляндии и ведут там соответствующую агитацию, то о существовании их нам ничего не было известно.

О конкретном случае, по поводу которого возникло настоящее дело, должен сказать, что только после своего ареста узнал о компании офицеров, беспартийных, по их словам, с которой как-то (не знаю, в какой степени и насколько случайно или не случайно) был связан Штейнингер. Узнал об этом я только тогда, когда при переводе из Петрограда в Москву очутился в одном купе с двумя другими арестованными, которых раньше никогда не видал я, о которых ничего не слыхал.

VI. Как следует согласовать подготовительную работу входящих в «Союз возрождения» групп с отношением меньшевиков к Юденичу?

Подготовительная работа может быть двоякого рода:

а) Одна подготовительная работа может считаться с оккупацией Петрограда просто, как с возможностью. Так, например, наша группа обсуждала вопрос о том, как в таком случае существовать: нелегально или легально и как выступить: с собственным органом или путем общедемократического органа стараться обеспечить свои интересы? Кооперативы могли обсуждать и, наверное, обсуждали вопрос о том, как им обеспечить свое существование и свои коммерческие функции, снабжение и продовольствие, какие предлагать требования оккупирующей силе по части городского самоуправления и т. д. Такая постановка вопросов и такая подготовительная работа вполне согласуются с отношением меньшевиков к Юденичу как к власти, с которой, может быть, просто придется иметь дело нам с не зависящим от нас фактом.

б) Другого рода – такая подготовительная работа, которая означает содействие великому предприятию. Такая работа могла бы вестись, очевидно, только группами, либо находящимися в прямых технических отношениях с Юденичем, либо, по крайней мере, договаривавшихся с ним относительно будущего режима, программы власти и ее тактике.

О такой подготовительной работе мне и моим партийным товарищам ничего положительно не было известно. Только теоретически и по сообщениям «Правды» (петроградской), мы полагаем и (?), конечно, будут существовать люди соответствующей линии политического спектра и пока вообще существует реальная возможность, что Юденич будет пытаться взять Петроград.

Если бы какая-либо из партий, входящих в состав «Союза возрождения», заявила, что она преследует такого рода организационные и тактические задачи, то, конечно, вопрос о «Союзе возрождения» надлежало бы пересмотреть. Но, повторяю, что в «Союзе возрождения» всеми предполагалось, что никакой связи у «Союза» с такого рода техническими организациями нет и быть не должно и не может.

При этом еще раз позволяю себе заметить, что не следует преувеличивать самой реальности «Союза возрождения». Оь внутри Советской России не есть самостоятельная организация, а только форма контакта совершенно самостоятельных групп, существующих на предмет взаимной политической инфомации и общих выступлений в защиту неделимости России и народного суверенитета через Учредительное собрание. Поскольку отдельные партии, входящие в «Союз возрождения», распыляются или изменяются, и существование «Союза возрождения» может прекратиться. Достаточно, например, чтобы какая-либо партия пересмотрела свои отношения к Учредительному собранию, отказалась от этого обязательства, – «Союз возрождения» тем самым распадется, если только не все партии одновременно и в одинаковом смысле пересмотрят этот вопрос, что, очевидно, маловероятно.

Розанов

ВОСПОМИНАНИЯ В. И. ИГНАТЬЕВА*[83][84]

В конце марта 1918 года ко мне однажды явился молодой человек, представивший мне рекомендации, оказавшийся Л. А. Каннегисером, и заявил, что он обращается ко мне персонально, а не как к члену ЦК и председателю ПК партии труд-н-сов от имени группы беспартийного, демократически настроенного офицерства с просьбой организовать для них и военный и политический штаб. Группа офицерства, довольно многочисленная, поставила своей задачей бороться с большевиками; имея в каждом районе города свои комендатуры, занята установлением дальнейшей связи с воинскими частями, накапливанием сил. Прежде всего я пригласил на совещание комендантов районов и наиболее видных членов организации, чтобы познакомиться с их политической физиономией и изложить свой взгляд на настоящее и будущее положение вещей. Основным лозунгом был созыв нового Учредительного собрания на основе четыреххвостки.[85] Мою политическую платформу они приняли без оговорок. Тогда я решил сначала организовать для них военный штаб, а политическое руководство временно оставить за собой.

Военные круги я знал плохо. Кому из специалистов поручить составление военного штаба, чтобы не попасть впросак с черносотенным генералом, – вот вопрос, волновавший меня. Для авторитетных указаний я обратился к своему товарищу по ЦК трудовых энесов В. Б. Станкевичу, бывшему верховному комиссару при Ставке, который, конечно, должен был знать генералитет и офицерство и именно с политической точки зрения. В. Б. Станкевич незадолго до этого по собственному желанию вышел из состава ЦК партии в связи со своим поступком, красочно красивым, к сожалению, неоцененным в свое время Советской властью: при наступлении германцев В. Б. Станкевич, вопреки стоявшему тогда твердому партийному курсу – полной непримиримости по отношению к власти, исключающей всякую возможность совместной работы с нею, явился к главкому Крыленко и передал себя в его распоряжение для работы по обороне против наступающего врага. В период моего обращения к нему с просьбой указать идейных генералов сам он был занят литературной работой – «С Россией или Германией»; лично войти в штаб отказался, но указал мне на двух генералов – Болдырева и Суворова, как подходящих для этой цели.

Генерал М. Суворов согласился участвовать в организации, приняв ее политические предпосылки. Генерал Болдырев заявил, что он переезжает в Москву, где с ним ведутся переговоры о работах совместно с демократическими организациями, что он вполне сочувствует организации, будет поддерживать с ней связь и переговорит с генералом Суворовым. В качестве руководителя военной части изъявили желание работать генерал А. И. Верховский и генерал М. Н. Суворов.

К этому времени относится образование в Москве «Союза возрождения России». Очевидно, ведение «борьбы» с большевиками «Комитетом спасения родины и революции» и межфракционным совещанием Учредительного собрания не удовлетворило наиболее активные партийные элементы, и они решили вести дальнейшую кампанию в условиях, при которых слова бы и призывы не расходились с делом, не связывая себя с официальным партийным представительством, но в то же время осведомляя свои центры о ходе работы. Я уже указывал, что нами, то есть и трудовыми энесами, и меньшевиками, и эсерами, была тогда допускаема помощь союзников и силою и материальными средствами. Кроме того, мы считали необходимым в целях единства фронта против Советской власти идти совместно с буржуазной группировкой – кадетами, поскольку они примут наши политические лозунги и основной из них – вся власть новому Учредительному собранию, избранному по четыреххвостке.

Временную власть «Союз возрождения» проектировал строить по принципу коллегиальности и вручить верховные права директории из нескольких лиц; иностранная же помощь мыслилась как временная, без всякого вмешательства в наши внутренние дела. Более подробно и об организации «Союза возрождения», и о том, во что вылились наши идеологические предпосылки и какую роль здесь сыграли отдельные группировки блока, будет сказано дальше. Сейчас же мне только нужно упомянуть о том, что «Союз возрождения» сорганизовался в Москве по персональному принципу из кадет, трудовых энесов, эсеров, меньшевиков и что его основными посылками были: коалиция социалистов с буржуазией до переворота и после, при организации временной власти, признание интервенции, созыв нового Учредительного собрания.

Ознакомившись с этими основными посылками организующегося в Москве «Союза возрождения», я решил руководимую мною беспартийную военную организацию влить в «Союз» и действовать под его знаменем. И генерал Суворов, и А. И. Верховский, и все мои наиболее видные члены организации с этим согласились, и организация стала действовать под флагом «Союза возрождения», о чем был уведомлен генерал Болдырев, руководитель центральной военной организации «Союза» в Москве.

В самом непродолжительном времени двое из комендантов районов заявили мне, что они сталкиваются на местах с сетью другой военной организации, которая, по их сведениям, является военной организацией партии эсеров, что они говорили с некоторыми ее представителями и последние изъявили желание работать на более широкой базе «Союза возрождения». По опыту прежних месяцев я не особенно-то верил в способность эсеров организовать какой бы то ни было вооруженный переворот против власти и поэтому остался весьма недоволен тем, что эсеры вновь призывают массы к активной борьбе, так как в нужный момент у партии не хватит воли привести слова в действие. Кроме того, партийная военная работа эсеров вне коалиции, вне «Союза возрождения» могла создать, да и создавала, уже совершенно ненужную и вредную конкуренцию в работе. Поэтому я согласился повидаться с представителями эсеровской военной организации и предложил официальным ее представителям прийти ко мне для переговоров о совместной работе. Вскоре ко мне явились эти представители – полковник Постников (ныне умерший) и упоминаемый в брошюре Семенова броневик Шкловский.[86] Во время обмена мнений выяснилось, что и Постников, и Шкловский, а по их словам, и громадное большинство членов военной организации эсеров желают работать и бороться за возрождение России под более широким флагом, а не под партийным знаменем, приветствуют образование военной организации «Союза возрождения» и готовы немедленно идти на совместную с ней работу. Я спросил делегатов, являются ли они представителями военной организации эсеров и могут ли принять тут же окончательное решение от имени организации, и получил на это положительный ответ. Тогда, чтобы не терять времени, я предложил Постникову и Шкловскому немедленно же фактически слить наши организации, объединив их по районам и подчинив единому военному штабу, в который пока входили я, генерал Суворов и А. И. Верховский и куда от организации эсеров должен был войти полковник Постников. Организация эсеров оставалась самостоятельной в сфере внутреннего распорядка, расходования средств, но руководство должно быть единое, как в центре, так и в районах. Постников и Шкловский согласились, и мы тут же вновь произвели разбивку районов, назначили в них комендантов, причем в одних районах, как, например, Выборгский, Литейный, Василеостровский, были оставлены коменданты «Союза возрождения», и местные ячейки военной организации эсеров подчинялись им; в других, например Петроградский, Невский, остались коменданты из организации эсеров, и наши были им подчинены. Центральный штаб сформировался из меня, полковника Постникова, генерала Суворова, А. И. Верховского, а через несколько дней в него вошел и член ЦК партии эсеров А. Р. Гоц как второй представитель военной организации эсеров. Как я понял, Гоц не особенно доверял принятой линии поведения; с другой стороны, хотел усилить влияние эсеров в штабе.

На первом же совещании мы выяснили наши общие силы они состояли из броневого дивизиона, который содержался на наш счет, отдельных ячеек в частях, рабочих ячеек, охранного караула при литейно-пушечном заводе, организованного офицерства. Денег было мало, рассчитывали на помощь из союзнических источников, переговоры с которыми вел и «Союз возрождения» в Москве, и должен был повести Петроградский военный штаб.

Дня через четыре после совещания с Постниковым и Шкловским, как я уже упоминал, ко мне зашел А. Р. Гоц, который подробно ознакомился с положением вещей и заявил, что он также входит в военный штаб «Союза возрождения», а еще дня через три состоялось первое заседание военного штаба, на котором присутствовали генерал Суворов, А. И. Верховский, полковник Постников, А. Р. Гоц и я. Здесь мы обменялись взглядами на поставленную задачу борьбы с большевиками, на конструкцию будущей власти, на военное командование, на методы работы, район ее, на необходимые для этого средства. Прежде всего констатировали, что все мы являемся сторонниками соглашения, положенного в основу коалиции («Союза возрождения»). Район нашей деятельности был определен в границах Петроградской, Новгородской, Олонецкой, Вологодской и Архангельской губерний. В качестве будущего главнокомандующего говорили о кандидатуре генерала Лечицкого, выдвинутого Суворовым, но окончательного решения не приняли, поручив Суворову снестись с ним. Денежные средства решили брать от центральной военной организации «Союза возрождения» из Москвы и, кроме того, непосредственно от союзников, поручив генералу Суворову войти в переговоры с ними. Методы работы должны были свестить к накапливанию сил по всей области, к разложению воинских, красногвардейских частей, к добыванию оружия из частей и учреждений. Обязательным условием признавалась помощь союзников вооруженной силой, через высадку десантов, так как расшатанность дисциплины, по мнению военных, не обеспечивала возможности создания надежного военного кадра без иностранной помощи. Генерала Суворова выбрали казначеем, а мне было поручено быть посредником между военным штабом и всеми, с которыми пришлось бы иметь дело, политическими группами и партиями.

Весьма быстро генерал Суворов раздобыл первую сумму, очень небольшую, от генерала Герца из английского источника, которая была разделена между обеими составными частями военной организации «Союза возрождения» – коренной ее частью и военной организацией эсеров, через полковника Постникова.

Затем генерал Суворов вошел в переговоры с представителями французской миссии о денежных средствах. Ему там было сказано, что значительная сумма, в количестве нескольких сотен тысяч, будет на днях передана «Союзу возрождения» в Москве через генерала Болдырева. Действительно, вскоре от него поступило известие о том, что деньги получены и будут нам переданы; затем дополнительное извещение от Моисеенко, что 200 или 100 тысяч рублей (точно не помню) через эсеров посланы из Москвы мне и генералу Суворову. Из них тысяч 30 рублей я получил через незнакомого мне эсера с паролем из Москвы, а дальнейшая сумма не приходила. Деньги были нужны, организация ширилась.

Генерал Суворов пригласил двух генералов, которым дал задание разработать план по части снабжения и путей сообщения будущей армии; я с А. И. Верховским выезжал в некоторые районы для наблюдения за ходом работы. А. Р. Гоц выразил мне неудовольствие по поводу того, что из 30 тысяч слишком мало уделено эсерам, всего 10 тысяч, за которыми ко мне была прислана Коноплева. Я его попросил представить смету, по которой будут покрываться расходы военной организации эсеров. Смета эта была представлена (кажется, через Семенова).

Однако затерявшиеся где-то деньги все не поступали ни ко мне, ни к генералу Суворову. Так как лицо, передавшее мне 30 тысяч от Моисеенко, заявило, что остальная сумма передана через эсеров, то я обратился к А. Р. Гоцу, собиравшемуся поехать в Москву с просьбой выяснить, куда эти деньги делись, и направить их по адресу, на что Гоц и согласился. По поводу этих денег (так как я непрестанно напоминал о них через Постникова и Гоца) ко мне зашел член ЦК эсеров Иванов, который заявил, что деньги, действительно, посланы из Москвы, но почему-то в Петрограде не получены, но по назначению дойдут. Должен, к сожалению, констатировать, что так они к адресатам и не попали.

На эти получки содержались все наши военные районы. Других средств из отечественных источников у нас не было. Слышал только, что у Н. В. Чайковского были еще какие-то источники в Москве, но думаю, что до нас они не дошли, так как нам суммы из Москвы шли через военный штаб – Болдырева и Моисеенко, которые имели средства от союзников (главным образом).

Что касается методов борьбы с большевиками, то они сводились к подготовке вооруженного выступления против Советской власти собственными силами, если окажется возможным, или при посредстве союзнического десанта. Поэтому военный штаб интересовало, с одной стороны, все, что могло служить к накоплению боевых и материальных средств внутри северного плацдарма, и, с другой стороны, все, что могло обеспечить реальную помощь союзников.

Для достижения первой из указанных целей мы прежде всего стремились пополнить свои ряды воинскими частями, для чего в последние, а также в военные учреждения вливали своих соратников (один из таковых, например, впоследствии расстрелянный, капитан Гуровский, занял довольно видное положение в ведомстве Дзевалтовского,[87] так что я в Москву ездил по литерам, даваемы? им).

Затем мы интересовались теми районами Петрограда, которые могли дать нам демократическую боевую силу, – Нарвским, Выборгским и особенно Невско-Заставным, где район Обуховского завода был нам близок по своему настроению. Сюда я неоднократно выезжал, был такжесовместно с А. И. Верховским и Семеновым, причем последний своим ЦК даже не был осведомлен о том, что над партией эсеров стоял военный штаб «Союза возрождения». Говорил я также с Семеновым о военной работе и о денежных средствах и должен по совести сказать, что автор нашумевших разоблачений об эсерах производил на меня впечатление на редкость искреннего, чистого, несколько фанатичного работника. Подобной фигурой являлся и один из моих сотрудников по военной организации, ведавший связью, – Л. А. Каннегисер, будущий убийца Урицкого, только с большей выдержкой и твердостью характера, чем Семенов, но такой же энтузиаст.

В июне месяце прибыла в Петроград и стала у Обуховского завода морская минная дивизия, настроенная не в пользу Советской власти. Мы немедленно завязали с ней связь и ввиду исключительной важности района назначили сюда комендантом упоминаемого в брошюре Семенова штабс-капитана Ганджумова, энергичного работника. Вскоре представилась возможность испробовать наше влияние на обуховских рабочих и матросов минной дивизии: на завод должны были прибыть представители Петроградского губисполкома для агитации по созданию продотрядов; рабочие предупредили меня и провели как рабочего на общее собрание на завод, где были также и матросы минной дивизии. Своей речью я сорвал посылку продотряда, а матросы насильно удалили с собрания представителя губисполкома.

В это время шла усиленная эвакуация из Петрограда снарядов, пушек и другого военного имущества в огромном количестве по Мариинской системе. Имея в виду переговоры с союзниками в Москве и согласие последних на высадку в Архангельске, а также шедший набор офицерства на Мурмане английским генералом Пулем, мы проектировали еще до десанта захватить в свои руки военные грузы, шедшие по системе, создать здесь свою операционную базу. Агенты наши тут были, и сведения о передвижении грузов к нам регулярно поступали. Одновременно мы старались раскинуть сеть своих агентов и ячеек по линии Северной ж. д., что нам и удалось, с целью воспрепятствовать продвижению войск большевиков из Петрограда, если бы район Мариинской системы нами был бы захвачен раньше Петрограда. К тому же времени относится движение крестьян в Новгородской губернии (кажется, около с. Медведь), откуда нами был вызван полковник Г., который был снабжен деньгами, и ему было дано поручение продолжать организацию крестьянских отрядов для борьбы с продотрядами.

В отношении Петрограда мы ждали окончания организационной работы в морском дивизионе, опираясь на который, а также на броневой дивизион и наши районные дружины мы считали возможным устроить переворот.

Вот в общих чертах схема выполнявшейся тогда нами работы. В военном штабе велась информация, ставился вопрос о времени выступления, причем А. Р. Гоц всегда рекомендовал более осторожный удар, удар наверняка при учете всех сил, а генерал Суворов особенно опасался выступления без помощи союзников.

При дальнейшем обсуждении вопроса о будущем главнокомандующем окончательно остановились на генерале Лечицком (для северного района), хотя Гоц и высказывался за большую пригодность для этого поста генерала Суворова. С Лечицким так никто из нас и не виделся, жил он где-то под Лугой, и к нему я с Суворовым так и не удосужились съездить.

Вскоре штаб наш понес потерю – был арестован А. И. Верховский, принимавший, таким образом, в работе штаба участие лишь в первый период его оформления и выявления к жизни.

Иногда на заседания штаба я приглашал комендантов районов, чтобы они имели представление о наших делах.

І

Наряду с работой по организации и накоплению сил внутри военной организации «Союза возрождения» в Петрограде шла работа по завязыванию связей с союзническими кругами и по выявлению конкурирующих организаций, с одними из которых мы поддерживали контакт, а в отношении других стремились к их распылению и уничтожению; в то же время шла выработка дальнейшей линии политического поведения, для чего у нас в Петрограде образовался политический центр «Союза возрождения».

Генерал Суворов неоднократно встречался с представителем Французской миссии, но основные переговоры с ними вела центральная организация «Союза возрождения» в Москве.

Я не присутствовал в Москве в момент образования там Центральной организации «Союза возрождения» и поэтому не знаю, кто в нее входил, но знаю, что были и трудовые энесы, и эсеры, и кадеты, причем последние одновременно входили и в так называемый «Правый центр», состоявший из кадетов и группы общественных деятелей во главе с Родзянко; кадеты служили связью между «Союзом возрождения» и «Правым центром». Если «Союз возрождения» только еще оформлялся, то «Правый центр» являлся организацией, уже законченной и свою военную работу ведшей через генералов Алексеева и Корнилова, где Алексеев был председателем совета, а Корнилов главнокомандующим.

И «Правый центр», и «Союз возрождения», и организация Савинкова одновременно вели переговоры с союзными миссиями (главным образом, французской и английской) о денежных субсидиях для борьбы с Советской властью.

Союзники всех их принимали, всем обещали и всем открывали кредит. При этом не обходилось и без некоторых попыток дискредитировать своих конкурентов в глазах союзников. Мне передавали, что «Союз возрождения» решительно возражал против поддержки союзниками сепаратной организационной работы Савинкова, доказывал, что только «Союз» является истинным представителем настроений народа; в отношении «Правого центра» выдвигались обвинения в реакционности его. Н. В. Чайковский и Н. Д. Авксентьев вели эти переговоры с миссиями, вел их также и генерал Болдырев. Союзники (Нуланс) обещали помощь, высадку в Архангельске, занятие Вологды для создания плацдарма, в сфере которого могло бы производиться формирование русских противоболыиевистских сил, давали деньги. В то же время и Савинков получил от Нуланса категорическое заверение о поддержке его союзниками с севера; на основании этих заверений, несомненно, и произошло преждевременное выступление Ярославля, ответственность за жертвы которого в большей своей части падает на тароватого на посулы Нуланса, а затем уже на Савинкова. «Правый центр» ввиду слишком неопределенной, многообещающей и мало осуществляющей политики союзных миссий стал разочаровываться в них, и в его среде наступил раскол на почве отношения к союзникам, выявилась германофильская группа во главе с Кривошеиным и Леонтьевым. Течение это совпало с пребыванием Мирбаха в Москве и Эйхгорна[88] – на Украине и не лишено было практической целесообразности, – даже антантофил Милюков тогда предпочел в борьбе против Советской власти опереться на германские официальные круги.

Вместе с тем «Союз возрождения» вступил в переговоры с Савинковым, стремясь подчинить его сфере своего влияния, но из этого ничего не вышло. Таким образом, в то время в центре, в Москве, шла усиленная обработка союзных миссий со стороны этих трех организаций для получения реальной помощи в борьбе против большевиков.

Я до сих пор достаточно определенно не усваиваю, от имени кого действовали эти отдельные представители дипломатического корпуса, давали обещания поддержки, выдавая субсидии. Так, например, Нуланс давал категорическое заверение о союзническом десанте в Архангельске, о продвижении на Вологду, так что можно было думать, что он действует в контакте с представителями других союзных стран и в согласии со своим правительством. Назначалось даже время высадки. Каково же было изумление Н. В. Чайковского, приехавшего в Архангельск для предварительных переговоров с союзниками, когда командующий английской эскадрой на предложение Н. В. приступить к конкретному выполнению задания – произвести высадку, заявил, что ему ничего о переговорах не известно и он снесется со своим правительством на предмет получения инструкций. Получается картина разнобоя в деятельности союзников за этот период, вызванного, очевидно, колебаниями и неуверенностью в способности социалистических группировок совершить переворот: все симпатии, как мы потом увидим, союзников лежали на стороне кадет и правых группировок, а общая политическая конъюнктура заставляла идти их на подмогу социалистам, которым они не верили.

Союзники разменивались на мелочи, обещая, давая мелочь, оттягивая окончательное решение.

В это время я и петроградская группа «Союза возрождения» и понятия не имели о подготовке эсерами движения в Самаре под флагом Комитета членов Учредительного собрания старого состава. Наметившаяся комбинация в Самаре противоречила принципам «Союза возрождения», опиралась на власть старого Учредительного собрания и строила будущую власть на партийной диктатуре партии эсеров, так как с устранением из Учредительного собрания большевиков – одной третьей части всего его состава, конечно, отпадал принцип народоправства в предполагаемом строительстве власти, третья часть голосов избирателей аннулировалась. «Союз возрождения» же стоял на точке зрения временной коллективной диктатуры (директории) из представителей всех группировок, кроме большевиков. Я не могу утверждать, вел ли ЦК партии эсеров также переговоры с союзниками по поводу помощи при образовании самарского выступления Комуча, но так как там было «действо» чисто партийное эсеровское и с чехами вел разговоры Комуч, а чехи без согласия Антанты едва ли бы выступили, то следует, без боязни впасть в ошибку, предполагать, что и тут не обошлось, вернее не могло обойтись, без переговоров с дипломатическими миссиями.

Следовательно, в самом процессе организации борьбы под флагом «Союза возрождения» уже крылись внутренние противоречия, которые, помимо неправильных идеологических предпосылок, привели к краху всего предприятия: союзники одновременно давали заверения справа налево – и Алексееву, и Корнилову, и «Правому центру», и «Союзу возрождения», и Савинкову и эсерам, поддерживая своими обещаниями и денежными субсидиями эти группировки и тем поощряя их разрозненные, изолированные попытки строить организацию переворота и будущей власти, разъединяя, раздробляя те силы, которые могли бы быть брошены на борьбу с большевиками. Это первое противоречие. Второе заключалось в том, что наиболее видная, ответственная и руководящая группировка – партия эсеров одновременно также работала на два фланга – и направо, и налево, принимая участие в «Союзе возрождения» и готовясь к борьбе под его лозунгами и в то же время организуя свое партийное выступление в Самаре, обеспечивающее диктатуру партии, диктатуру части Учредительного собрания под маской народоправства; я думаю, что именно здесь был заложен фундамент того, что именуется политическим двурушничеством и что характеризует всю дальнейшую работу партии эсеров в процессе русской революции.

Я, повторяю, как и все работники «Союза возрождения», искренне думал, что с организацией «Союза возрождения» устранены все недостатки работы «Комитета спасения родины и революции»,[89] что объединились, наконец, активные элементы, способные не только к словам, но и к делам, что отпала дирижерская палочка центральных комитетов, что все мы идем к единой цели под признанным нами общим знаменем. Мы не подозревали, что в наших рядах есть двуликие политические Янусы,[90] готовые нас предать и отмежеваться от нас. Если при работе в «Комитете спасения» сказались недостаток воли, стремление и воевать и не воевать, и тем объективно предавалась шедшая за выброшенными лозунгами масса, то в «Союзе возрождения» сказалась воля и кадетов, и эсеров к подготовке сепаратных тайных комплотов,[91] и тем уже и субъективно, и объективно предавались все искренно работающие в «Союзе возрождения» и верящие в политическую честность своих соратников.

Я в Москву приехал в первых числах июня 1918 года, где был приглашен на заседание центральной группы «Союза возрождения». В числе присутствующих были Н. Д. Авксентьев, Аргунов, Н. Н. Щепкин, кажется, Астров, генерал Болдырев, Моисеенко, Л. М. Брамсон. Я сделал информацию о работе в Петрограде, а затем был поставлен вопрос о конструкции будущей временной власти. Н. Н. Щепкин от имени кадет и «Правого центра» настаивал на единоличной диктатуре, причем в качестве кандидата выдвигал генерала Алексеева. Остальные высказывались за коллегиальное устройство верховной власти в виде директории, перед которой отвечает министерство. В качестве компромиссного решения была предложена Щепкиным директория, но председателем ее обязательно – военный генерал, Верховный главнокомандующий. Возражал особенно решительно против этой комбинации Н. Д. Авксентьев; генерал Болдырев склонен был принять эту формулу.

На следующем заседании вопрос был, насколько мне помнится, разрешен в смысле предложения левой части «Союза возрождения», и затем приступили к персональному намечанию кандидатов; кандидатуры Милюкова и генерала Алексеева не прошли, и в состав будущей директории были намечены Н. Д. Авксентьев, Н. В. Чайковский, Аргунов, Кишкин, Астров и генерал Болдырев. Причем хотя состав директории и был определен в числе пяти человек, но было намечено шесть человек, так как ввиду трудности перехода через фронт (Сибирский) не рассчитывали, что всем кандидатам удастся туда пробраться. Сибирь же была намечена как база, в которой должна строиться новая власть. Намеченным членам директории было дано задание проехать туда.

На дальнейших совещаниях ввиду отъезда в Петроград я не присутствовал. В это время, по-видимому, союзники уже обещали в принципе признать директорию за всероссийскую власть.

Некоторое время спустя политический центр «Союза возрождения» образовался и в Петрограде; в совещаниях его участвовали Л. М. Брамсон, я (энесы), А. Р. Гоц (с.-р.), В. Д. Пепеляев (кадет, будущий глава правительства при Колчаке), Потресов, Розанов (с.-д. меньшевики). Этот политический центр активности не проявлял, не чувствовал единства мысли, дела. Собирались, Делились информацией на тему о промахах и ужасах большевиков, о помощи союзников, о настроении рабочих и солдат. Дальше этого почти не шли.

Как раз в это время приехал представитель вологодского отдела «Союза возрождения» с просьбой к нам дать министров для будущего архангельского правительства; разрешением этого вопроса и занялся петроградский политический центр «Союза возрождения», но об этом будет сказано ниже.

II

При ведении военной работы в Петрограде, как я уже упоминал, приходилось сталкиваться, вернее, нащупывать различные подпольные организации, ведущие также подготовку переворота. К сожалению, прошедшие четыре года не дают возможности отчетливо припомнить все группировки, с которыми так или иначе пришлось встречаться.

Первая организация, с которой я получил связь (через генерала Суворова), была организацией генерала Геруа, занимавшегося переброской офицерства на Мурман – через Петрозаводск и через Финляндию. Офицеры перебрасывались в распоряжение английского генерала Пуля за счет английского правительства. С генералом Геруа я вел беседу, причем последний уклонялся от ответа на вопросы, касающиеся будущего политического устройства, ради которого он ведет работу, и ставил беседу исключительно в плоскость практическую, деловую: англичане, мол, заинтересованы в переброске возможно большего количества офицеров на север, в Мурман и Архангельск, а поэтому готовы оказать содействие и военному штабу «Союза возрождения», о котором слышали здесь от генерала Суворова, и выдать денежные средства на ведение его работы. Не входя в организационную связь, мы взяли от Геруа небольшую сумму денег (количества не помню – тысяч пятнадцать).

Недели через три один из наших районных комендатов привел ко мне доктора Ковалевского, впоследствии расстрелянного. Оказалось, что он руководит организацией, направляющей офицеров тому же английскому генералу Пулю через Вологду, и имеет своего представителя в Архангельске, работающего под фамилией Томсона, находящегося там в тесном контакте с английской миссией.

Из беседы с Ковалевским я вынес впечатление о том, что организация эта правого устремления и стоит за диктатуру генерала (по-видимому, Алексеева), а пока что является агентом генерала Пуля и набирает главным образом гвардейское офицерство непосредственно в распоряжение генерала Пуля. Поэтому от совместных действий с ней я отказался, но мы решили регулярно информировать друг друга о положении дел, не предпринимать выступлений без предварительного осведомления другой стороны. Были также объединены некоторые конспиративные квартиры под Вологдой.

Я не знаю, являлись ли организации Геруа и Ковалевского вполне самостоятельными или составляли звенья одной цепи.

За обеими этими организациями стояли группировки «Правого центра».

В дальнейшем мы еще встретимся с их агентами в Вологде и Архангельске.

Линия поведения по отношению к ним военным штабом «Союза возрождения» была одобрена. Вскоре же ко мне стали поступать предложения войти в переговоры с организацией, возглавляемой эсером, бывшим верховным комиссаром при Ставке М. М. Филоненко. Много о нем мне говорил его родственник Л. А. Каннегисер и, характеризуя Филоненко как человека исключительной воли и энергии, просил меня согласиться на свидание с ним. Для меня не было сомнения в том, что Л. А. Каннегисер по родственным ли чувствам или по личным отношениям был под влиянием Филоненко, и поэтому, прежде чем решиться на свидание с ним, я хотел от кого-либо другого получить характеристику его организации. Кроме того, личность Филоненко после его двуличного поведения в корниловском заговоре вызывала у меня сомнение (первоначально Филоненко вошел в кабинет Корнилова как министр внутренних дел, а через три дня в Петрограде уже вооружал петроградских рабочих против Корнилова от имени Петроградского Совета – к этому времени крах авантюры Корнилова был уже ясен).

Мне пришлось встретиться с одним из влиятельнейших руководителей Преображенского полка, который в это время был в определенной оппозиции к власти. От него я узнал, что и он, и командный состав полка, и часть солдат состояли в организации Филоненко, подготовляющей выступление против Советской власти; содержится на суммы, данные Филоненко буржуазными финансовыми кругами; тут фигурировала фамилия Карташева. Будущее временное правительство им мыслилось под председательством Филоненко, который должен был соединить в своих руках и портфель военного министра. Последнее условие – роль Филоненко в будущей власти – ставилось как обязательное.

Такая постановка вопроса сводила, по моему мнению, всю работу организации Филоненко к достижению его честолюбивых замыслов, а не общественного блага, поэтому от знакомства с военными спецами, членами его организации, как и от встречи с ним самим, я уклонился. Знакомство наше произошло уже в Архангельске после переворота.

Встречался я еще с представителями двух каких-то военных организаций; одна из них вела работу в районе станций Торошино и Луги, но физиономии не только организаций, но и ее представителей показались мне настолько подозрительными, что я отказался от политических бесед с ними. Здесь было что-то похожее на германский шпионаж. Другая организация, по-видимому, находилась под руководством кадета В. Н. Пепеляева, так как он весьма интересовался впоследствии, чем кончилась моя беседа с ними. Кончилась она ничем, так как мы хотели еще раз встретиться, но не успели вследствие ареста ее представителя полковника П.

Наконец, мне пришлось столкнуться еще с организацией некоего Иванова, бывшего присяжного поверенного, кажется, владельца банкирской конторы. Однажды комендант Невско-Заставного района Ганджумов сообщил мне, что среди матросов минного дивизиона ведется работа какой-то организацией под руководством некоего Иванова. Я не обратил на это серьезного внимания, так как ни одна из известных мне политических группировок работы там не вела и поэтому я считал сведения об «организации» Иванова сплетнями. Однако через несколько дней Ганджумов вновь заявил мне об этой организации и сообщил, что, по его информации, организация эта дала пробный приказ по минной дивизии выставить два миноносца к Литейному мосту (стояла она у Обуховского завода). На другой день я, действительно, увидел два миноносца у Литейного моста. Меня это встревожило; я опасался какого-нибудь преждевременного провокационного выступления и поэтому принял предложение Ганджумова повидаться с Ивановым. На другой день я и А. И. Верховский от имени военного штаба «Союза возрождения» встретились на квартире Ганджумова с Ивановым, причем последний не знал, с кем он персонально имел дело. Иванов заявил, что их организация поддерживается рядом демократических земских, городских организаций.

Из дальнейших расспросов удалось совершенно определенно установить, что ни одна из перечисленных Ивановым организаций за ними не стоит, что существует она на германские деньги, что главковерх их – генерал Юденич, с которым, однако, нам в свидании Иванов отказал под предлогом его отсутствия в Петрограде, чем дал нам повод сомневаться в правдивости своих слов и думать, что он спекулирует именем генерала Юденича. Выяснившаяся физиономия организации, личное неприятное впечатление, произведенное на нас Ивановым, заставили нас решительно отказаться от всяких сношений с его организацией и поручить Ганджумову разъяснить через нашу связь матросам о сущности г. Иванова.

Сравнительно скоро после этого минная дивизия была разоружена.

Впоследствии в Архангельске я столкнулся с одним из руководителей этой дивизии, с которым случайно не успел встретиться в Петрограде, – лейтенантом Л., по духу скорее большевиком, чем правым социалистом, от которого узнал, что в то время в Петрограде матросы и он были введены в заблуждение рассказами Иванова о демократическом антантофильском характере его организации.

Как видит читатель, в описываемое время Петроград кишел всякими организациями, поставившими своей задачей борьбу с большевиками, организациями, в своем большинстве питающимися из одного и того же союзнического кармана и, несмотря на общность непосредственной цели – сломить большевиков, ненавидящих друг друга, не верящих друг другу, готовых при первом устремлении к дальнейшему строительству России, которую каждая организация понимала по-своему, перегрызть друг другу горло, что потом и случилось.

III

В июле месяце в политический центр «Союза возрождения» в Петрограде приехал представитель вологодского отделения «Союза возрождения». Он заявил, что в Вологде подготовка к перевороту почти закончена, все готово, ждут только высадки союзнического десанта в Архангельске. Намечена также конструкция временной власти в Северной области, но не хватает только будущих министров, так как на месте у них, кроме Сергея С. Маслова, Дедусенко, Питирима Сорокина, других кандидатов нет, и вологодский отдел просит Петроград дать других членов Северного правительства.

Обсудив этот вопрос, политический центр решил в Архангельске строить правительство временное, окраинное, без титула министров, учитывая постановление «Союза возрождения», о строительстве центральной власти на Урале или в Сибири. Затем было решено послать военного руководителя в Вологду от петроградского военного штаба «Союза возрождения», каковым и был послан в Вологду генерал X. Недели через полторы политический центр просил меня проехать в Вологду переговорить о времени ожидаемой высадки союзников, о первых шагах будущего правительства; вместе с тем я решил произвести смотр военной организации «Союза» в Вологде по поручению военного штаба.

В Вологде я застал генерала X., который информировал меня о степени подготовки военной организации Совозроса[92] к выступлению. Оказалось, что военная организация «Союза возрождения» в Вологде является фактически военной организацией эсеров, так как, кроме эсеров, в ней никто не работал. Средства шли через С. Маслова непосредственно партийным руководителям организации. В средствах не нуждаются, так как имеют местный источник – английскую миссию (в то время иностранные посольства находились в Вологде). Вся организация сводилась к партийной организации эсеров в железнодорожных мастерских, группе офицерства, небольшому складу оружия. Районная организация существует только в Череповце. Надеяться при таком положении вещей на переворот невозможно; следует прежде всего расширить работу за пределы партийной организации. Я собрал совещание эсеров, работников в военной организации, указал на недопустимость замыкания в рамках партии, когда работа ведется от имени и на средства «Союза возрождения», и предложил ряд конкретных мер для расширения работы. За выездом Маслова и Дедусенко в Архангельск военной работой в это время руководил в Вологде эсер А. В. Турба, впоследствии расстрелянный.

Политический центр «Союза возрождения» в Вологде пребывал в нетях, так как военный отдел, руководимый Масловым, почти не ставил его в курс дела, и центр совершенно пребывал в неведении, чего-то ждал, ждал и высадки союзников, и переворота в Вологде, но практической работы не вел. Не застав Маслова и Дедусенко в Вологде, я выехал к ним в Архангельск.

В Архангельске я, к глубочайшему своему удивлению, застал Н. В. Чайковского, который должен был, как намеченный член директории, выехать и пробраться в Сибирь. Оказывается, С. Маслов с друзьями убедили Н. В. переехать в Архангельск и возглавить будущее правительство Северной области. Доводом для убеждения послужило обстоятельство, что Н. В. является членом Учредительного собрания от Вятской губернии, а последняя должна была войти в состав Северной области, и, следовательно, он обязан был быть среди своих избирателей. Конечно, Маслову и компании попросту хотелось иметь во главе правительства человека с крупным общественным именем, чем, конечно, никто из бывших там эсеров похвастаться не мог.

В Архангельске я с Масловым, Дедусенко и эсером, членом Учредительного собрания от Архангельской губернии А. А. Ивановым обсудили текст будущей декларации правительства; решено было его именовать «Верховным управлением Северной области», а членов правительства – не министрами, а управляющими отделами. На вопрос их о кандидатах в члены правительства я сообщил им, что петроградский политический центр «Союза возрождения» кандидатов не назначил, а только называл в беседе лиц, которые могли бы взять ту или иную отрасль управления (так меня упоминали, как лицо, подходящее для управления внутренними делами области).

В Архангельске велись усиленные переговоры с союзниками, которые к тому времени уже перекочевали туда из Вологды. И англичане, и французы обещали «Союзу возрождения» свою поддержку, настаивая на одновременной высадке десанта и перевороте посредством организованных сил отдела «Союза возрождения». Маслов вошел в контакт с организацией, руководимой доктором Ковалевским (в Петрограде), через ее представителя в Архангельске, проживавшего под именем Томсона, – капитана 2-го ранга Чаплина и через полковника Чарковского; и вся подготовительная работа по перевороту шла совместно у обеих организаций. Вооруженную силу составляли: конный дивизион под командой офицера Берга и небольшие крестьянские отряды. В деньгах недостатка не чувствовалось, так как источник их миссии – находился тут же.

Вскоре после возвращения в Петроград приехал в военный штаб руководитель военной организации в Вологде генерал X. и заявил, что он не считает возможным готовить в Вологде выступление до союзнического десанта, без фактического содействия союзников вооруженной силой; что военная организация «Союза возрождения» в Вологде по-прежнему слаба, по-прежнему работают эсеры одни, достаточно изолированно от других общественных группировок; что он ездил в Архангельск, встретился с Томсоном-Чаплиным, фактическим руководителем военной организации, совместно с Масловым подготовлявшим переворот, и что Томсон произвел на него впечатление человека несерьезного, малоопытного в военном деле, с замашками Хлестакова; от дальнейшей работы в Архангельске в контакте с Томсоном генерал X. отказывался.

Я навел справку о Томсоне у доктора Ковалевского, сообщил ему мнение о Томсоне генерала X.; доктор В. П. Ковалевский мне ответил, что Томсон-Чаплин, действительно, несколько легкомыслен и авантюристичен и он его из Архангельска уберет. Сделать, однако, это ему ввиду происшедшего переворота в Архангельске не удалось.

Тогда военный штаб «Союза возрождения» в Петрограде счел необходимым делегировать меня в Вологду для непосредственного руководства военной работой там «Союза возрождения». Одновременно петроградский политический центр «Союза возрождения» просил меня, А. Р. Гоца и В. Н. Пепеляева проехать в Вологду и взять на себя общее руководство всей работой «Союза возрождения» в вологодском плацдарме; мы все трое изъявили согласие. Однако когда я дня через три-четыре выехал в Вологду, то ни Гоца, ни Пепеляева я там не дождался; А. Р. Гоц выехал в Москву, В. Н. Пепеляев – в Сибирь, где сыграл впоследствии реакционную роль в правительстве Колчака, сначала как министр внутренних дел, а потом как председатель совета министров.

Вологодский плацдарм приковывал в это время наше особое внимание, мы придавали ему огромное значение. В Петрограде только что было произведено разоружение минной дивизии, а без нее делать выступление в Петрограде мы не считали возможным. Кроме того, в это же время эсеры тайно от «Союза возрождения» уже направляли организованное офицерство в Самару, где ими был создан партийный политический центр в лице Комуча. Таким образом, наши силы в Петрограде оказались недостаточными. В связи же с нашими планами о захвате Мариинской системы с эвакуировавшимся по ней из Петрограда военным грузом, а также с твердым заявлением союзников о том, что они произведут высадку в Архангельске и самое позднее дней через десять после высадки будут в Вологде, мы решили на Вологде сосредоточить центр нашего внимания, всю нашу работу.

Дня за два до моего отъезда в Вологду ко мне заходил член ЦК партии эсеров Лихач, предлагавший мне посылать офицеров, членов военной организации «Союза возрождения», на юго-восток, в Самару, что таково распоряжение ЦК партии эсеров. Я ему ответил, что решение ЦК эсеров для меня не обязательно, что я ничего не знаю о намерении эсеров в Самаре, но что имею определенные директивы военного штаба «Союза возрождения» сосредоточить силы в Северном районе, о чем осведомлен и член ЦК эсеров Гоц, не возражавший против организации боевого северного плацдарма. Лихач выехал в Архангельск, а через два дня я уехал в Вологду.

В Вологде, как я уже упоминал, военной работой за отъездом Маслова в Архангельск руководил эсер А. В. Турба. С ним и эсером Талицким, заведовавшим связью, мне и пришлось больше всего иметь дело.

Со мной приехали в Вологду несколько офицеров, членов нашей петроградской организации, которым я немедленно дал задания. Целью нашей работы было в течение десяти дней приготовить Вологду к перевороту и сохранить военное имущество на складах от разрушения его отступающей Советской властью. В день моего приезда в Вологду в Архангельске высадился союзный десант и произошел переворот. Образовался фронт по линии железной дороги у станции Обозерской, на Северной Двине, ниже Котласа, и в районе города Вельска. Силы Советской власти, которые она двинула против десанта, были ничтожны; через неделю на всех трех участках фронта было не более трех тысяч человек. Я быстро нашел сотрудников в штабе главкома большевиков Кедрова[93] и все военные сведения и сводки получал регулярно. В самой Вологде находился только один стрелковый латышский полк.

Ожидая союзников согласно их обещанию дней через десять под Вологдой, мы решили принять меры к охране огромнейших военных складов в Котласе, Сухонских складов и, кажется, в гор. Буе; в складах этих хранилось резервное военное имущество всей русской армии и исчислялось в миллионах штук и пудов. В Вологде же, по нашему предположению, восстание должно было произойти, когда союзники и архангельское правительство будут в верстах ста от Вологды. На Сухонские склады были посланы организаторы; череповецкой организации было дано задание мешать продвижению поездов с эшелонами из Петрограда; одновременно принимались меры к недопущению начавшейся интенсивной эвакуации Сухонских складов; был испорчен железнодорожный путь на пути из Вологды на юг и юго-восток.

Первое время работа шла на лад, потребовались новые денежные ресурсы. Денег в кассе вологодского военного штаба «Союза возрождения» уже не было – часть увез их для Архангельска Маслов, вологодская часть была израсходована. А. В. Турба и Талицкий свели меня тогда с проживавшим нелегально в Вологде представителем английской миссии Гелеспи, который выкопал оставленные в условном с миссией месте деньги и передал мне для нужд военной работы. Получал от него я деньги раза три, всего на общую сумму тысяч полутораста, двухсот; на эти средства было куплено оружие, содержались члены организации, бывшие на нелегальном положении. Среди эсеров возникло определенное недовольство тем, что союзная субсидия стала проходить уже не через их руки, а мои, а я выдавал им деньги только для эсеров, работников «Союза возрождения», не давая возможности тратить эти суммы на партийные нужды.

Прошло две недели. В советских газетах мы прочли, что в Архангельске образовалось правительство с Н. В. Чайковским во главе, что военным министром в нем Маслов, но никаких вестей непосредственно от них не получали.

Союзный фронт все оставался на том же расстоянии, продвинувшись лишь до станции Плесецкая. В Вельском направлении, где весь большевистский фронт состоял из 300 человек, правительство архангельское также оставалось на месте. Все это говорило нам, что у наших друзей по ту сторону фронта сил мало и нужно им помочь. Решили выступить в Вологде. К этому времени из Петрограда в Вологду прибыло два полка для переброски на фронт. Ко мне приехал Л. А. Каннегисер и передал связь с командным составом этих полков; оказалось, что командный состав и часть солдат – члены организации «Союза возрождения» и готовы выполнять наши поручения, но ближайшее знакомство с ними убедило меня, что полагаться на активное выступление можно только немногих, остальные останутся «нейтральными». В полках этих велась слишком откровенная противосоветская агитация, и каждую минуту можно было ожидать их разоружения. Штаб Кедрова знал об их ненадежности.

В один из этих полков, отправлявшийся на фронт, мы ввели несколько человек из нашей организации, которые по прибытии на железнодорожный фронт, разложив значительную часть полка, перешли на сторону архангельского правительства; впоследствии я их встретил в Архангельске.

Подготовка к выступлению стала тормозиться вследствие репрессий по отношению к Вологде; массовые аресты, поквартальные обыски и облавы нервировали работников «Союза возрождения», ряды их редели за счет тюрем. Был арестован, а потом расстрелян А. В. Турба. Мне без документов пришлось три недели почти ежедневно менять место ночлега, рискуя ежедневно попасться не только самому, но и подвести под репрессию граждан, принимавших меня ночевать. В таком же положении находилась часть офицерства, документы которых, как и мои, были провалены.

Руководитель организации на Сухонских складах, один эсер, выехав туда для работы, по дороге раздумал и, не предупредив меня, уехал в Тотьму; работа на Сухоне не удалась. Члены штаба Кедрова, работавшие в «Союзе возрождения», жили под страхом ежедневного ареста, как бывшие офицеры. Нужно было решить – или выступать в Вологде, или перекинуть силы по ту сторону фронта.

Тогда я решил сделать последнюю попытку для производства выступления в Вологде – получить из Петрограда в Вологду наши броневики; если бы они прибыли в Вологду, успех выступления был бы обеспечен. В штабе Кедрова удалось провести эту мысль, и Кедров послал в Петроград телеграмму, прося прислать для подкрепления несколько броневиков, но Зиновьев ответил отказом.

После этой неудачи надежды на успешное выступление не оставалось, нужно было своевременно спасти наши силы от окончательного разгрома и вывести их из Вологды. Для разрешения этого вопроса было созвано совещание под Вологдой, на котором присутствовали представители военной организации «Союза возрождения» и английский представитель Гелеспи. Эсеры выразили недовольство тем, что работой руководит беспартийный военный штаб, заявили о своем желании вести работу самостоятельно; также недовольны они были тем, что в случае удачного переворота в Вологде я проектировал сосредоточение местной власти, подчиненной архангельскому правительству, не в руках эсеров.

На совещании я предложил всем членам организации выступить вооруженными в Кадников (где было около 20 человек вооруженной охраны), занять город, взять там небольшие склады оружия, два пулемета, мобилизовать население, перерезать линию железной дороги на Архангельск и тем отрезать от фронта железнодорожный фронт большевиков, который, несомненно, остался бы в очень тяжелом положении, находясь за 500 верст от своей базы, среди болот, будучи от этой базы отрезан. Однако эсеры решили, что они пойдут отдельно от «Союза возрождения». Таким образом, на совещании было решено одно – выступление в Вологде не организовывать, работу в ней «Союза возрождения» ликвидировать и вывести остатки наших сил из Вологды, спасая их от разгрома со стороны Кедрова.

Через два дня назначен нам был выход из Вологды; средства на переход были получены мною от Гелеспи.

В конце концов вышло со мной из Вологды 15 человек офицеров, в том числе члены штаба Кедрова со всеми материалами, касающимися фронтов Советской власти.

Вышли мы в начале сентября, одетые в солдатские шинели, вооруженные винтовками, револьверами, ручными гранатами, с подложным документом на отряд какого-то несуществующего коммунистического полка.

Предстояло пройти пешком не менее пятисот верст, так как нужно было обойти Вельский фронт.

В первую ночь мы прошли вдоль реки до Сухоны, переправились через нее на сопровождавшей нас лодке. Утром мы были уже верст за 70 от Вологды.

Через Кадников мы проехали днем на подводах, были остановлены в городе политкомом, который пожелал нам удачи по ловле белых беглецов.

Я не буду здесь описывать нашего 23-дневного пути. Скажу только, что путь был тяжелый, по болотам; все 23 дня мы были насквозь мокрые, а просыпались при инее; ноги так разболелись, что некоторые не могли идти ни в сапогах, ни в лаптях, ни в обмотках. После перестрелки около села Келорева Горка, где погиб наш товарищ Борис Садоков, мы голодали дней пять. Наконец мы вышли на Шенкурский тракт, а затем добрались до Шенкурска.

Никакие трудности и тяготы нас не в состоянии были остановить – такова была сила веры в то дело, ради которого мы пошли, вера в необходимость борьбы за возрождение России, борьбы против захвативших власть большевиков.

Не думалось, что вскоре придется переживать моральные страдания, еще более тяжелые и утомительные, чем наш путь на Архангельск. Не думал я, что таково будет реальное воплощение нашей веры, наших идей, которые пришлось увидеть в Архангельске…

До сих пор мне пришлось писать о подготовке к новой жизни, о теории борьбы и первых организационных шагах к ее осуществлению. Дальше придется говорить о нашей практике, о том, как мы начали строить эту новую жизнь, когда от оппозиции перешли к власти.

IV

В Шенкурске нас поразило краткое сообщение местных газет о том, что в Архангельске только что произошел новый переворот – правительство во главе с Чайковским было арестовано, отправлено в Соловецкий монастырь, но через сутки снова возвращено в Архангельск. Подробностей никаких не было, и в Шенкурске недоумевали, что это могло означать. Впечатление же от этого сообщения было сильное, у всех как-то опустились руки, значительно сбавились настроение и подъем, которые были до этого в городе.

Из Шенкурска мои спутники на пароходе отправились в Архангельск, я же их догнал на лошадях у Северной Двины, где впервые встретился с английскими военными властями. После переговоров с последними нас посадили на пароход, отправляющийся в Архангельск.

Наконец-то мы у цели нашего путешествия – вдали, в сумерках наступающего вечера показались колокольни архангельских церквей, лес мачт и труб стоящих на Двине судов. С нетерпением ждали мы высадки на берег, возможности отдохнуть, поделиться своими новостями из России, узнать положение вещей на Севере. Чувствовали себя почти героями, перенесшими трудные тяготы во имя той цели, которая вот через какие-нибудь четверть часа будет уже достигнута; ждали ласкового привета и сочувствия нашим трудам. Пароход проходил около архангельских складов – Бакарицы, расположенной версты на две выше Архангельска, на противоположном ему берегу Двины. Пароход пристал к Бакарице, и нам совершенно неожиданно англичане предлагают на ней высадиться. Мы отказываемся, говоря, что нам нужно быть в Архангельске. Нас не слушают и требуют немедленной высадки. Подчиняемся, взволнованные, недоумевающие. Я успеваю переговорить по телефону с Архангельском – с Гуковским, сообщаю ему о нашей принужденной остановке на Бакарице, прошу немедленного распоряжения правительства о нашем беспрепятственном пропуске в Архангельск.

Тем временем нас ведут в какие-то бараки, полные одетых в английскую солдатскую форму россиян, как оказывается, бывших офицеров. Мы попали в помещение так называемого славянобританского легиона, о роли которого я через несколько дней узнал довольно подробно. Минут через десять нас принудительно, несмотря на наши протесты, разбили по ротам и взводам легиона, зачислив в него на службу, и сообщили, что теперь мы без разрешения начальства легиона не имеем права выезжать в Архангельск. Тщетно протестую, мне предлагают обратиться к командиру легиона; в ожидании его прихода я знакомлюсь с легионерами. В воздухе слышен стон от политических разговоров, вернее от ругани по адресу правительства Чайковского, по адресу социалистов вообще. Выявляется определенное настроение легионеров построить совместно с англичанами новую, буржуазную, правую власть, расправиться с социалистами, которых они не различают от большевиков.

Славяно-британский легион составился из реакционного офицерства на Мурмане, которое из Петрограда направляли английскому генералу Пулю доктор Ковалевский и генерал Геруа, черпая это офицерство из гвардейских полков. Появление после десанта союзников у власти правительства Чайковского было им не по нутру; чтобы обеспечить себя от воздействия русского правительства и иметь возможность свободно политиканствовать и выявлять свои черносотенные взгляды, они по инициативе полковников Вульфовича и князя Мурузи организовали славянобританский легион, подчиненный английскому командованию, находившийся на английской военной службе, с английским строем, чинами и т. д. Мы оказались в ядре черносотенцев, взятых под свою защиту и на свою службу английским командованием; русскому военному командованию батальон не подчинялся. Особенно много резких выпадов было в речах легионеров по адресу Маслова и командующего войсками полковника Дурова и его помощника генерала Самарина; легионеры заявили, что им русское офицерство не подчинится и с ними работать не будет.

Я продолжал требовать предоставления мне возможности немедленно выехать в Архангельск, и наконец уже к ночи мне удалось с полковником В. и капитаном Г., моими спутниками из Вологды, отправиться в Архангельск. Остальных же моих товарищей так и не отпустили.

Таково было мое первое вхождение в политическую жизнь Северного края – через принудительный, из эпохи негритянских наборов, набор (зачисление в славяно-британский легион), осуществляемый просвещенными англичанами в XX веке в тесном контакте с русскими реакционерами.

Наконец я в Архангельске. Разыскал общую квартиру членов правительства – Н. В. Чайковского, Гуковского, Мартюшина, Маслова и Зубова.

Маслова, Дедусенко и Лихача я уже не застал в Архангельске – они утром дня моего приезда выехали на пароходе в Печору, а оттуда – в Сибирь.

Информировав Н. В. Чайковского о положении в России, о полномочиях, предоставленных ему центральной организацией «Союза возрождения» – право от ее имени вести переговоры с Антантой, рассказав о начале враждебного отношения в России к союзникам в связи с невыполнением ими обещанного продвижения вперед, передав о привезенных с собой военных материалах, я заслушал, со своей стороны, информацию членов правительства, так называемого «Верховного управления Северной области».

Положение оказалось не из блестящих. Переворот в Архангельске (свержение Советской власти) произошел при помощи союзного десанта, городского конного дивизиона в Архангельске под командой штабс-капитана Берга и вооруженными крестьянскими отрядами. Союзнический десант состоял из трех-четырех сот человек в Онеге и Архангельске, то есть в количестве, которое скорее говорило об авантюре, чем о серьезных намерениях. Главнокомандующим союзными войсками был английский генерал Пуль, вокруг которого сорганизовались русские реакционные элементы. Для генерала Пуля явилось полной неожиданностью образование одновременно с переворотом правительства Н. В. Чайковского (трудовой энес) в составе С. С. Маслова (эсер) – военного министра, Я. Т. Дедусенко (эсер), А. А. Иванова (эсер), Лихача (эсер), А. И. Гуковского (эсер), Г. А. Мартюшина (эсер), П. Ю. Зубова (к.-д.) и Старцева (к.-д.).

Пуль, информированный, очевидно, Томсоном-Чаплиным, ожидал не социалистического министерства, а определенно буржуазно-кадетского. Для него, по его выражению, это правительство было точно «ножом по сердцу». Естественно, что генерал Пуль всячески старался в дальнейшем ставить препоны работе правительства, не давал ему заняться формированием воинских частей, был в тесном контакте с правыми группировками. Конный дивизион во главе с Бергом, фактически совершивший переворот в самом Архангельске, также не ожидал появления у власти Н. В. Чайковского.

Берг немедленно после переворота провозгласил себя главнокомандующим и отказался подчиниться правительству Н. В. Чайковского. Правительство же в лице управляющего военным отделом С. С. Маслова назначило командующим войсками капитана 2-го ранга Чаплина (Томсона), а комендантом города Архангельска – полковника Чарковского – членов организации доктора Ковалевского, а не «Союза возрождения», хотя для должности коменданта и находился в Архангельске специально для этого присланный мной по предварительному уговору с Масловым Ганджумов.

Дипломатический корпус в лице Нуланса, Линдлея, маркиза де ля Торрета, Сполайковича и главным образом американского посла Френсиса поддержал первоначально Чайковского. Генерал Пуль (а с ним, очевидно, Нуланс и Линдлей), капитан Берг стояли за правое правительство; с Пулем же находились в связи Чаплин, Марковский и к.-д. Старцев, которые явились посредниками между правыми группировками (Пулем – с одной стороны, и «Союзом возрождения» – с другой), вошли в доверие к последнему, разделили с ним власть, а через месяц совместно с Пулем арестовали Чайковского вместе с его правительством.

Берг и его офицеры (первый – устраненный от захватного главнокомандования) с первого же дня заняли открыто враждебную позицию по отношению к правительству Н. В. Чайковского. Эта милая теплая компания офицерства во главе с Бергом и графом Ребиндером похитила во время переворота ящик с полковыми деньгами на сумму около миллиона рублей (дело было в 1918 году), кутила на эти деньги в гостиницах и на квартире графа Ребиндера и его сожительницы баронессы Медем, а чтобы обезопасить себя от преследования правительства, часть этих офицеров поступила в славяно-британский и французский легионы, которые и отказались их выдать судебным властям, когда возникло дело о присвоении ими указанных полковых денег. У Берга с генералом Пулем была большая дружба; я сам читал приказ генерала Пуля, в котором он Берга производил в полковники и предписывал его именовать графом X. (к сожалению, данную ему графскую фамилию не помню).

Здесь все характерно: и связь английского главнокомандующего с уголовным офицерством, и хлестаковщина генерала Пуля, выразившаяся в производстве Берга в полковники и даровании ему графского титула, и всем этим проявленное полное неуважение к серьезности того дела, которому он призван был содействовать и из которого он строил трагикомический фарс с переодеванием.

Во главе русских элементов, группировавшихся вокруг генерала Пуля, стояли лидер их М. М. Филоненко (бывший эсер, верховный комиссар при Ставке в корниловские дни), к.-д. Старцев (вошедший первоначально в правительство Чайковского, а через несколько дней занявший должность архангельского губернского комиссара), полковники Вульфович и князь Мурузи, капитан 2-го ранга Чаплин и контр-адмирал Иванов. Через Вульфовича с этой группой был связан политиканствующий славяно-британский легион. Группа эта имела свои корни и в союзной контрразведке, руководителем которой был английский полковник Торнхилл, а наиболее активным ее членом – французский представитель в контрразведке граф де Люберсак, известный во Франции роялист. Наряду с контрразведкой действовало «гражданское отделение» главкома генерала Пуля, которое было частью той же контрразведки. Во главе этого отделения находились корнет Половцев и Филоненко, обычно занимавшиеся в помещении союзной контрразведки; оба они числились на английской службе и субсидировались контрразведкой. Филоненко с первого же дня своего появления еще на Мурмане подал генералу Пулю план организации власти на Севере и неуклонно старался проводить этот план в жизнь, всячески втягивая союзников в наши внутренние дела для борьбы с социалистическими элементами.

Такова была стая славных союзных и русских орлов, мечтавших о власти, когда совершенно неожиданно, в силу дипломатических капризов миссий, у власти оказались не они, а левое, эсеровское в большинстве своем правительство Н. В. Чайковского. Нет ничего удивительного, что эта публика руками Старцева и Чаплина, с благословения генерала Пуля, Филоненко, Нуланса и Линдлея арестовала через месяц после переворота правительство и отправила его в Соловецкий монастырь, а к.-д. Старцев объявил себя главноначальствующим по гражданской части, плехановца Постникова – своим помощником, а Чаплин себя – главнокомандующим. Арестовать удалось не всех членов «Верховного управления»: А. А. Иванову и Дедусенко удалось скрыться и быстро организовать отпор черной своре. Ими было выпущено воззвание о том, что переворот и арест правительства совершен для Михаила Романова, который якобы скрывается в Архангельске; рабочие объявили всеобщую забастовку, отряды крестьян пошли к Архангельску на выручку Н. В. Чайковского, и, наконец, не осведомленный заранее о перевороте американский посол Френсис потребовал немедленного возвращения правительства из Соловков в Архангельск, что генерал Пуль и вынужден был исполнить.

Возвратившись, «Верховное управление» пришло к заключению, что в Архангельске фактически осуществлена оккупация англичанами, что правительству здесь делать нечего. К этому же времени относится назначение союзниками французского военного агента полковника Донопа военным губернатором Архангельска. Уволить Донопа союзники соглашались только при одном условии – если «Верховное управление» назначит генерал-губернатора из военных для удобства сношения с английским главнокомандованием. Правительство решило не только назначить генерал-губернатора, но и предоставить ему всю власть на Севере, а самому распустить себя.

Воспользовавшись слухом об образовании в Самаре Комуча, «Верховное управление» в воззвании к населению сообщило, что ввиду образования в Самаре всероссийской власти оно себя распускает, передает всю полноту власти только что им назначенному генерал-губернатору Северной области генерального штаба полковнику Дурову; помощниками его были назначены: по военной части – генерал Самарин (известный по делу генерала Крымова), а по гражданской – определенный черносотенец, бывший товарищ прокурора Петроградской судебной палаты де Боккар, свой человек у графа де Люберсака и К0. И Дурова, и Самарина, и де Боккара члены «Верховного управления» знали меньше месяца, и это не помешало им вверить этим лицам верховную власть в крае. Назначив, таким образом, диктатора в лице полковника Дурова, эсеровское правительство решило, что оно сделало все, что было нужно, ушло от власти, и Маслов, Дедусенко и Лихач в день моего прихода уже выехали на отдых в Сибирь.

Ознакомившись с положением вещей, я, как член «Союза возрождения», решительно запротестовал против установления в области единоличной диктатуры и потребовал совещания бывших членов «Верховного управления». Совещание это состоялось в составе Н. В. Чайковского, А. И. Гуковского, Г. А. Мартюшина, А. А. Иванова и П. Ю. Зубова. На совещании я им предложил вопрос, от имени кого они образовали власть в Архангельске, и получил ответ: от имени «Союза возрождения», внеся лишь один корректив в структуру правительства – все члены его, по их мысли, должны были носить на себе печать всеобщего избирательного права: быть или членами Учредительного собрания, или гласными земства или города (все члены «Верховного управления» были членами Учредительного собрания, за исключеньем П. Ю. Зубова – товарища городского головы в Вологде). Тогда я указал им, что «Союз возрождения» организовался на определенной политической платформе, исключавшей диктатуру, вследствие чего они не имели права устанавливать диктатуру в лице генерал-губернатора и должны пересмотреть этот вопрос. Хотя Гуковский и возразил мне, что о праве их здесь не может подниматься вопрос, так как «Верховное управление» суверенно в своих действиях и не связано директивами «Союза возрождения», но тем не менее оставшиеся члены «Верховного управления» решили у власти остаться и генерал-губернатора включить в состав правительства, поручив ему заведование военными, внутренними делами, путями сообщения, почтой и телеграфом (должность управляющего внутренними делами ввиду этой комбинации была упразднена).

На следующий день состоялось совместное совещание «Верховного управления» с полковником Дуровым, генералом Самариным и де Боккаром. Все трое не выразили особенного удовольствия от перспективы работать совместно с правительством и под его руководством; Дуров решительно отстаивал свои правомочия. У всех нас осталось от этого совещания одно ощущение – нужно ждать нового ареста правительства. Для предупреждения этой возможности А. И. Гуковский предложил назначить меня архангельским губернским комиссаром, дабы у меня находилась в непосредственном ведении милиция военная и гражданская, с помощью которой я смог бы предотвратить попытку нового переворота; я согласился и в эту же ночь получил назначение губернским комиссаром.

На другой день «Верховное управление» решило вновь уйти в отставку, передав верховную власть Н. В. Чайковскому и А. И. Гуковскому для организации нового состава правительства с включением в его состав большого представительства торгово-промышленных буржуазных слоев населения. Усиленно настаивали на этом все послы, включая и Френсиса. Чайковский смог вдвоем поработать с Гуковским только несколько часов, так как последний был, действительно, невероятно придирчив к мелочам и был большой буквоед. Гуковский тоже ушел в отставку, поручив одному Н. В. Чайковскому строить новую власть, но верховные функции были завещаны персонально Чайковскому, как будущему представителю нового правительства. В самую сложную и тяжелую минуту, когда нужно было дать твердый отпор домогательствам союзников, эсеры, члены «Верховного управления», сочли за благо удалиться от дел, взвалив всю формальную ответственность за дальнейшие шаги на одного Н. В. Чайковского. Можно не согласиться с его дальнейшими шагами, критиковать его, даже ругать – это дело взглядов, но, во всяком случае, можно одно сказать: старик один не бежал с поля сражения, не предал в руки иностранцев и военщины массы, над которыми бы иначе пронесся жесточайший шквал террора и репрессий. Эсеры позорно бежали, не дав боя.

В эти же дни меня пригласили в союзную контрразведку для выполнения формальности – дать свои показания, как вновь прибывшего с той стороны фронта. В своих показаниях там я красной нитью провел мысль о поднимающемся возмущении союзниками за невыполнение ими своих обязательств со стороны тех, кто до сих пор шел в России с ними и кто теперь уже склонялся в сторону Германии.

Кажется, в тот же вечер меня просил сделать доклад о положении в России некий беспартийный клуб. Прибыв туда, я застал довольно значительную группу военных во главе с контр-адмиралом Ивановым, председательствовавшим на этом собрании. Тут же я впервые лично встретился и познакомился с М. М. Филоненко. После моей информации взял слово Филоненко и, со своей стороны, информировал меня о положении в Северной области, причем особенно сильно досталось Чайковскому, Маслову, Лихачу и полковнику Дурову. Как потом я узнал, клуб этот был клубом «Национального союза» в Архангельске, о котором речь будет идти дальше.

Н. В. Чайковского чуть ли не ежечасно торопили в миссиях с составлением нового кабинета. После переговоров с торгово-промышленными кругами он наконец составил его в следующем составе: Н. В. Чайковский – председатель, иностранные дела и земледелие; П. Ю, Зубов (к.-д.) – народное просвещение и секретарство; полковник Дуров (беспартийный) – генерал-губернатор, внутренние и военные дела, пути сообщения, почта и телеграф; С. Н. Городецкий (к.-д.) – юстиция; князь И. А. Куракин (беспартийный) – финансы и Н. В. Мефодиев (к.-д.) – торговля и промышленность и вопросы труда (но без организации специального отдела труда). Нелегко далось Чайковскому это формирование, много бессонных ночей провел он до этого… Городецкий и Мефодиев были ставленниками торгово-промышленного класса. Я же вступил в должность архангельского губернского комиссара.

Прежде чем говорить о правительственной деятельности, я хочу остановиться на характеристике существовавших в Архангельске общественных организаций и группировок и на их работе.

Идейным руководителем правых, несоциалистических группировок являлся так называемый «Национальный союз». Лидером его был М. М. Филоненко, а наиболее влиятельными членами – к.-д. С. Н. Городецкий, к.-д. Старцев, Е. П. Семенов, плехановец Постников, корнет Половцев, полковники князь Мурузи и Вульфович, контр-адмирал Иванов. Тайными вдохновителями его были генерал Пуль, Нуланс, Линдлей, полковник Торнхилл и граф де Люберсак. Но нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и всем было хорошо известно, что Филоненко и Половцев служат в контрразведке союзников, что Филоненко, сверх того, субсидируется Нулансом и что газета «Отечество», издаваемая при ближайшем участии Филоненко и Е. П. Семенова – бывшего редактора «Вечернего времени» в Петрограде, субсидируется союзной контрразведкой, а сотрудники ее и редакция получают союзные пайки.

За этой группой «Национального союза» шли славяно-британский легион, о котором я уже упоминал, и все воинствующее правое офицерство.

Группу же «Национального союза» поддерживали и биржевой комитет, и торгово-промышленный союз; последний в особенности любил пополитиканствовать во главе со своим председателем Перешневым. Местные к.-д. – Старцев, Городецкий, Мефодиев, Берсенев – целиком примыкали к «Национальному союзу». Я называю их кадетами только потому, что они сами себя так именовали, да, сверх того, Старцев и Мефодиев были членами Государственной думы и состояли во фракции к.-д. По существу же это была публика без всяких общественных традиций, безо всякой, даже чисто условной демократической идеологии старых цензовых, земских и городских деятелей. Это были попросту обыватели, испугавшиеся русской революции, для которых царизм мерещился раем по сравнению с перспективой основных социальных реформ. Видную роль среди них играли и «мартовские» кадеты, вроде Городецкого, председателя местного окружного суда.

Социалистические партии – с.-д. меньшевики, эсеры, трудовые энесы – работали в Архангельске слабо. Наибольшей по своему удельному весу была партия эсеров, в руках которой было земство. Лидером местных эсеров являлся А. А. Иванов, член Учредительного собрания, молодой, довольно энергичный, но умудрявшийся все время как-то сидеть между двух стульев; он же состоял фактическим редактором газеты «Возрождение Севера», органа социалистической мысли, обслуживающей социалистов-народников и марксистов.

Крайний левый фланг составлял Совет профессиональных союзов первоначально во главе с Наволочным, а затем с Бечиным; состав совета оставался до марта 1919 года почти тот же, какой был при большевиках.

К моменту моего прихода в Архангельск борьба между правым флангом и левым кипела вокруг выборов в Архангельскую городскую думу. С обеих сторон действовали блоки, выставившие по списку. Правый блок объединил кадетов, домовладельцев, торгово-промышленный класс, местное духовенство, которое во главе с настоятелем собора Лелюхиным изрядно политиканствовало. Во главе правого списка стоял Филоненко. Слева блокировались социалисты-меньшевики, эсеры и Совет профессиональных союзов (говорить здесь о большевиках не приходится, так как, конечно, не только легально, но и нелегально им работать было весьма трудно, с ними велась борьба). Во главе второго списка стоял А. А. Иванов. Борьба кончилась победой социалистического блока, но победой не крупной – большинством в думе пяти-шести голосов.

«Национальный союз» проявлял себя организацией клубных заседаний, а также докладами на военные темы для военных; была ясна тенденция его привлечь к себе возможно большее количество офицерства. Орган его – газета «Отечество» вела довольно правильную осаду левой части правительства, к которой она причисляла и кадета П. Ю. Зубова, в этот период своей деятельности оставшегося верным началам «Союза возрождения».

Меньшевики ничем себя не проявляли. Эсеры имели связи с крестьянством, пользовались влиянием на партизан-крестьян, старались проводить своих кандидатов в волостные земские управы. Совет профессиональных союзов политическую борьбу вел подпольно, а открыто неустанно выступал с требованиями организации самостоятельного, независимого от отдела торговли и промышленности отдела труда, выполнения предпринимателями коллективного договора, который всячески старались обойти предприятия.

Крестьяне строили земскую работу, а наиболее активные из них составляли ряды партизанских отрядов, бывших опорой некоторых серьезных участков фронта. Руководило партизанами демократическое офицерство, бывшее в загоне у штаба, главным образом жители Шенкурского уезда.

Не найдя организованной левой общественности, я решил объединить ее в «Союз возрождения». Собрал совещание сочувствующих, сделав предварительно доклад о «Союзе возрождения» в зале городской думы. Совещание окончилось образованием «Северного областного отдела «Союза возрождения», в исполнительный орган которого вошли: я как председатель его, П. Ю. Зубов (к.-д.) и И. В. Багриновский (беспартийный) как товарищи председателя и членами – А. А. Иванов (с.-р.), Мацкевич (с.-р.), Новиков (т-н-с), Капустин (т-н-с), Дацкевич (с.-р.), М. М. Федоров (с.-р.), Старокадомский (с.-д. меньшевик), Маймистов (с.-д.), Порецкая (группа «Единство»), Кубачин (беспартийный кооператор). Почетным председателем был Н. В. Чайковский.

Вскоре «Союз возрождения» открыл свои отделения по уездам. Работа «Союза возрождения» протекала в организации публичных докладов, заседаний, из которых следует отметить два (о них более подробно речь будет дальше): по случаю перемирия с Германией и по случаю образования Юго-славянекого государства.[94]

Мероприятия, которые «Союз возрождения» считал необходимым провести, подробно в нем обсуждались, а затем давались соответствующие директивы Н. В. Чайковскому и П. Ю. Зубову для проведения их в правительстве. Согласно решению «Союза возрождения», я вошел в состав правительства в декабре 1918 года, и впредь до своего выхода в отставку обо всех предполагаемых мною мерах я предварительно сообщал в «Союз возрождения» и после одобрения эти меры проводил.

Союз был организацией, которая должна была дать политическую линию правительственной политики и создать опору для левой части правительства. Впоследствии «Союз возрождения» значительно отошел от тех кругов, выразителем которых он должен был быть. Основной причиной этого была близкая его связь с членами правительства (и ошибки последнего также обращались и на «Союз») и отсутствие твердости в проведении намеченной линии поведения; в частности, эсеры хотя и принимали участие в решениях «Союза возрождения», но в то же время играли в оппозицию к его представителям в правительстве. Так, например, когда

«Союзом» мне было предложено назначить по ведомству внутренних дел социалистические элементы и я предоставил в этом вопросе «Союзу» полную свободу – давать мне деловых кандидатов с обещанием их немедленного назначения, то мне назвали всего двух кандидатов: Сосунова, которого я взял к себе помощником губернского комиссара, и рабочего Серикова, которому я дал назначение в Холмогорский уезд; других кандидатов у эсеров не нашлось. Здесь сказалась старая закваска: не то воевать, не то не воевать; критику наводить мы будем, в частных организациях вас поддерживать будем, но идти на реальную правительственную работу в этой же области – лучше уклониться, оглядеться, отсидеться.

Такая же картина получилась, когда я вздумал при отделе внутренних дел организовать агитационный подотдел. А. А. Иванов мне заявил, что отдел необходимо предоставить в ведение социалистического лагеря (это было уже в 1919 году), я ответил согласием и предложил ему и тем, кого он найдет нужным привлечь к этой работе, полную свободу в организации этого подотдела. Однако после нескольких дней колебаний он отказался от этого; я вынужден был пригласить в качестве спеца человека правых устремлений – Семенова; и частным образом Иванов и ряд других его единомышленников в подотдел ходили и вели работу. Нечего и говорить, как пагубно для нас отразилась эта боязнь открытых действий. В данном случае эсеры равнялись по меньшевикам, меньшевики – по совету профсоюзов, но только равнялись – не больше, так как фактически только болтали да работали в земстве, притом работали слабо.

Военщина продолжала политиканствовать, заявляя, что она с полковником Дуровым работать не будет; мотивом для этого служило получение Дуровым визы в Лондоне у Литвинова, в то время как русское офицерство в Лондоне приняло решение такой визы не делать. Кроме того, Дуров оказался действительно колеблющимся в вопросах, которые требовали энергичного, быстрого действия. Так, при первых беспорядках в Архангельском стрелковом полку он не предпринял нужных мер к прекращению беспорядков. Это подорвало его кредит и в более демократических слоях офицерства. Самарина правое офицерство за генерала не признавало, так как производство он получил не при царе, а при Керенском. Будировал офицерство Филоненко. Я решил повидаться с наиболее видными из руководителей офицерства и выяснить, что у них своего в этом походе против правительства и Дурова и что от «лукавого», то есть от Филоненко и К0, играющих порывистым офицерством в своих личных политических видах.

По моей просьбе (я тогда был губернским комиссаром) ко мне зашли полковник Вульфович, капитаны 1-го ранга Медведев и Шевелев. Из беседы с ними я вынес впечатление, что они далеко не совсем солидарны с «Национальным союзом» и при некотором воздействии со стороны Чайковского, а также при условии создания при Дурове военного совета из старших военных чинов смогут начать работу по организации армии без дальнейшего политиканства. Я предложил им сойтись для разговора с Чайковским; они согласились, Чайковский – также. Филоненко, не приглашенный мною на совещание мое с этими тремя офицерами, буквально ворвался ко мне в кабинет для того, чтобы помешать соглашению. Однако свидание этих лиц с Чайковским состоялось, последний сделал им внушение и в значительной мере устранил возможность в дальнейшем каких-либо эксцессов со стороны военной группировки.

Вскоре после выборов в городскую думу ко мне явился Филоненко для политической беседы, в которой он указал на необходимость считаться с ним, как с лидером правого крыла городской думы, и что пора Н. В. Чайковскому вместо второстепенных персонажей (Мефодиева, Городецкого) пригласить в состав кабинета его, лидера этих группировок, и просил меня устроить ему свидание с Н. В. Я отказался, а когда в частной беседе сообщил об этом Чайковскому, он также отклонил просьбу Филоненко о свидании.

Я невольно останавливаюсь больше, чем хотел бы, на фигуре Филоненко, но он у нас на Севере был лидером правых группировок, опорой и надеждой Нуланса и генерала Пуля и союзной контрразведки, и поэтому не упомянуть о нем нельзя. Это совершенно беспринципный человек, но несомненно талантливый, энергичный. Он не брезговал никакими средствами для достижения карьерных своих целей. Видя, что союзники поддерживают правых, он быстро из эсеров стал не то правым кадетом, не то октябристом; видя злобствующее против большевиков бывшее гвардейское офицерство, он в целях поднятия своего престижа среди них распространил версию о своем совместно с Корниловым выступлении, об участии своем в убийстве Урицкого совместно со своим родственником Л. А. Каннегисером. Я не знаю, чего здесь больше было – истины или бахвальства.

Месяца через два Филоненко, поняв тщету своих стремлений войти в правительство или по крайней мере попасть в архангельские городские головы, собравшись в один день, исчез из Архангельска, увезя с собой, во всяком случае, нечто реальное в виде отпущенных французских субсидий.

После его отъезда деятельность «Национального союза» основательно замерла, выявившись только в травле левого крыла правительства через газету «Русский Север».

Вскоре я задумал создать более широкую, объединенную общественную группировку для проведения в жизнь конкретной задачи – поддержания крестьян-партизан, взять их содержание на общественный счет. Этим я думал вовлечь все общественные круги в активную борьбу с большевиками и снабдить всем необходимым партизан, которые устали в борьбе, были плохо одеты, так как союзное командование систематически отказывало нам в отпуске для партизан обмундирования и пайка.

Я, как губернский комиссар, пригласил к себе на совещание представителей Совета профессиональных союзов, с.-д. меньшевиков, эсеров, трудовых энесов, кадетов, «Союза возрождения», «Национального союза», губернского земства, городской думы, «Северного союза кооперативов», «Торгово-промышленного союза», биржевого комитета и редакций всех газет и предложил им создать объединяющий их всех орган для конкретной цели – поддержки крестьян-партизан. Первоначально пошли разговоры о невозможности вести работу совместно тем или иным лицам, но в конце концов совещание со мной согласилось и постановило образовать из представителей указанных группировок объединенный комитет общественных организаций, председателем которого тут же по моему предложению был выбран представитель «Союза возрождения» И. В. Багриновский.

Комитет сконструировался, начал работу. Я проектировал в случае успешного хода его работы создать из него нечто вроде предпарламента. Сам выступал на его заседаниях, информируя о внутренней политике, выступали там Н. В. Чайковский, генерал Марушевский. Но из этого моего начинания ничего не вышло. Правда, объединенный комитет остался существовать еще и после моего отъезда, но фактически он мало сделал – собрал очень незначительную сумму для партизан; отдельные группы, входившие в его состав, постепенно стали переставать посещать его, все реже появлялись на его заседаниях представители совета профсоюзов, меньшевики, эсеры, принимая в последовательном порядке решения не участвовать в объединенном комитете, и всецело предоставляли его в руки правых группировок, хотя, повторяю, задача у комитета была только одна – помощь крестьянам-партизанам.

В вопросе о помощи партизанам ярко сказалась помощь в борьбе против большевиков, в частности, двух организаций – биржевого комитета и «Союза кооперативов».[95] Как к наиболее денежным организациям я уже как управляющий внутренними делами области обратился к каждой из них в отдельности с просьбой организовать свои собрания для заслушивания моего сообщения. Перед обеими организациями я поставил вопрос весьма конкретно: «Вы обязаны дать денег на помощь крестьянам-партизанам, так как во имя многих из наших интересов идет сейчас борьба с большевиками. Решайте же, сколько вы можете дать на это дело?» Биржевой комитет обещал произвести сбор между своими членами и, кажется, собрал около двухсот тысяч рублей, а «Союз кооперативов» после моего отъезда с его собрания долго дебатировал вопрос, открыто выступить в интересах партизан отказался, ссылаясь на свою «аполитичность», но денежные сборы все же решил организовать. Особенно рьяно там выступал против помощи партизанам один из организаторов Капустин, который за эту речь был исключен из членов «Союза возрождения».

Еще раз мне пришлось столкнуться с нашими Миниными XX века в Архангельске по вопросу об устройстве русских кантин для солдат на фронте взамен закрываемых английских. Кантины – это маленькие солдатские лавочки на фронте, которые за гроши продавали солдатам папиросы, табак, сласти, всякую мелочь. Англичане закрывали свои (в предвидении эвакуации области) и предлагали русским военным властям за валютный миллионный фонд необходимые для кантин товары. У правительства денег было мало. Тогда я решил возложить на банки и крупных торговцев повинность собрать этот миллион. Переговорил с главнокомандующим генералом Миллером, согласившимся со мной. Я созвал представителей банков и «Торгово-промышленного союза», пригласил на это совещание и генерала Миллера. На мое предложение разверстать этот миллион пошли разговоры, что принудительно разверстывать – это недопустимый большевистский прием, этого они сделать не могут, нужно добровольное соглашение на внесение денег, но что денег ни у банков, ни у «Союза» сейчас нет и едва ли возможно будет собрать этот миллион. Даже генерал Миллер сильно одернул этих господ, сказавши им, что ему стыдно за их отношение к армии, к солдатам. После вторичного заседания началась очень слабая подписка на кантинный фонд.

Таковы картинки активной помощи общественных капиталистических группировок в борьбе с большевиками на севере.

Общественное мнение в эту эпоху выражала и городская дума, где первоначально городским головой был Гуковский, но затем его ушли и выбрали в головы Багриновского. Дума все время делилась на два лагеря, целого ничего из себя не представляла. В работе ее требовалась правительственная субсидия; плох был ее продовольственный отдел, над деятельностью которого я назначил правительственную ревизию.

Губернское земское собрание было созвано, кажется, в марте – апреле 1919 года; большинство прошло эсеров. Онежское земство просило меня выставить свою кандидатуру в губернские гласные, я согласился и был избран в губернское земское собрание, что в то время начавшейся моей борьбы с Миллером и Зубовым для меня было крайне важно как наглядный факт общественной поддержки моей политической линии поведения.

Губернское земское собрание носило деловой характер, хотя и чувствовалась оппозиция правительству. Председателем собрания был А. А. Иванов, а председателем губернской земской управы был выбран эсер Скоморохов.

Рабочий класс и совет профсоюзов все больше отходил от меня и от правительства, хотя беседы я с ними имел часто. Нерешительность правительства в проведени отдела труда особенно оттолкнула от него рабочих.

Совет профсоюзов просил у меня разрешения на устройство в годовщину Февральской революции митинга. Я разрешил, и на этом митинге Бечин и ряд других ораторов определенно призывали рабочих встать на сторону Советской власти. Те же призывы и теми же ораторами были произведены и на заседании городской думы по случаю дня революции.[96] Был произведен обыск в совете профсоюзов, найдены спрятанные винтовки; по городу раскинуты были прокламации большевиков. И на совет посыпались репрессии, за следствие по этому делу взялась военная власть.

Таковы вкратце были те общественные организованные силы, с которыми пришлось иметь дело в Архангельске во время борьбы с большевиками. Что же касается отдельных граждан, то красною нитью проходило нежелание имущих классов подчиняться каким бы то ни было ограничениям, нести какие бы то ни было жертвы во имя предпринятой борьбы; если бы взять мои постановления за нарушение обязательных постановлений по квартирному вопросу (уплотнению), по увертыванию (от) несения службы в охранной дружине и т. п., то составился бы солидный проскрипционный список готовых отдать все «животы» свои для блага родины, как они тогда его понимали.

Правые общественные группировки, почуяв силу в союзниках, в политиканствующем правом офицерстве, решили, что их дело и так уже сделано, что им ничем жертвовать в борьбе против большевиков не придется (союзники и военщина обеспечили им существование их социального господства) и что крестьяне и рабочие подставят свои головы и спины за них в борьбе, – отсюда преждевременное открытие своих карт правыми кругами, обнаглевшими от безопасности в союзническом бесте,[97] отсюда цинический отказ от минимальных даже имущественных жертв на то дело, о великом значении которого они и их газеты трубили на весь мир. А левые общественные группировки при первом же столкновении с союзниками сдали свои позиции, а в дальнейшей борьбе с правыми течениями также без боя отступили, имея полную возможность или захватить в свои руки влияние на власть, или, раз они решили отойти от борьбы с большевиками, протянуть им руку. Но ни того, ни другого господствующая по своему влиянию в то время в массах партия эсеров на Севере не сделала, а предпочитала глядеть сложа руки, как переваривала в своем желудке буржуазия демократических и социалистических работников. Взялась же за дело, за борьбу тогда, когда она уже не имела смысла, когда вся власть была уже в руках генерала Миллера и его штаба.

Игнатьев

ИСТОРИЯ «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА»

Когда произошла Октябрьская революция, в различных общественных группах, враждебных большевизму, господствовала уверенность, что вновь установленный порядок не будет долговечным. С одной стороны, на значительной части русской территории власть находилась в руках групп и лиц, которые, можно было рассчитывать, вступят рано или поздно в активную борьбу с Советской властью, утвердившейся в центре России. Сюда относились Белоруссия, Украина и особенно области на юго-востоке России, населенные казаками.

Уже в конце 1917 года и в начале 1918 года там, на Дону и на Кубани, зарождается военная организация, которая впоследствии развивается в Добровольческую армию. Уже в это время многие военные, а отчасти и гражданские лица из Петербурга, Москвы и других мест, где установилась Советская власть, направлялись туда – на Дон и на Кубань к генералу Алексееву, который стоял в центре указанной военной организации, возглавляя и организовывая ее. Последняя, правда, была очень незначительна: она представляла из себя скорее штаб, чем хотя бы и маленькую армию; в ней сравнительно было много офицеров, особенно штабных, но весьма мало солдат. С такими силами нельзя было, конечно, и думать о походе в Центральную Россию. Да и само казачество даже в опоях его, весьма враждебных большевизму, решительно не сочувствовало подобным замыслам. Оно желало сохранить создавшийся порядок у себя только, а не вмешиваться в дела Москвы и Петербурга.

Так смотрел на дело или должен был в таком духе, во всяком случае, высказываться Каледин, которому пришлось даже вести из-за этого известную борьбу с Алексеевым и особенно с Корниловым, нетерпеливо ждавшим возможности похода на Москву. Впрочем, и в тех кругах, из которых пополнялся состав указанной военной организации и которые снабжали ее деньгами, господствовал взгляд, что она важна как зародыш, находящийся на территории вне пределов досягаемости Советской власти: нужно ее беречь и развивать.

Лишь немногие верили, что новая армия уже в ближайшие месяцы втянет казаческую массу и придет освобождать Москву и Петербург. Большинство считало, что и политически сейчас было бы достаточно образование так называемого «Юго-восточного союза», объединяющего казаческие земли, и что нужно там создать прочную административную организацию, для чего и призывались в Новочеркасск и Екатеринодар люди, которые могли быть полезны своим опытом и своими знаниями. Надеялись на поддержку, особенно финансовую, которую встретит «Юго-восточный союз» у Антанты после того, как большевистская власть начала переговоры о мире с Германией; надеялись на соглашение этого союза с Украиной, которая хотя объявила свою самостийность, но в то же время еще не отказывалась принципиально стать частью общерусской федерации.

Эти расчеты не оправдались. Союзники отнеслись к предприятиям на юго-востоке равнодушно, даже недоверчиво; американцы – прямо отрицательно. А главное, сама масса казаков совершенно не поддерживала планов Алексеева и Корнилова, отчасти опасаясь осложнений из-за них, отчасти была прямо враждебна, усматривая в них замыслы монархической и социальной реставрации.

А затем началось наступление Красной Армии на юго-восток, взяты Новочеркасск и Ростов, и остатки военной организации должны были убраться в Кубанские степи и Кавказские предгорья – и в вышеуказанных общественных и политических кругах наступило глубокое разочарование в этих расчетах на казаков и добровольческие силы. Если в декабре 1917 года и январе 1918 года много народа ехало на юго-восток, то с февраля начинается обратная тяга на север.

С другой стороны, казалось, что сама международная обстановка исключает возможность длительного существования Советской власти в России. Отношения ее с союзниками были порваны и аннулированием иностранных займов, что поражало особенно Францию, и особенно сепаратными переговорами о мире с Германией, что затрагивало всю коалицию. Но и Германия не могла не относиться к установленному в России политическому исоциальному порядку крайне враждебно. Особенно это сказалось в начале февраля 1918 года, когда после долгих и безуспешных переговоров о мире началось германское наступление на восток, провозглашенное как своего рода крестовый поход против русской анархии. Ясно было вообще, что Россия должна сделаться ареной ожесточенной международной борьбы. И вот, естественно было думать, что для судьбы большевизма в России решающее значение будет иметь эта самая борьба. Понятно, что политические круги, которые ставили своей единственной целью уничтожение какой бы то ни было ценой Советской власти, стремились к тому, чтобы использовать наличное международное положение. Одни склонны были обратиться с этой целью за помощью к союзникам, другие – к немцам.

Здесь надо сделать оговорку. Далеко не все партии и группы, боровшиеся с Советской властью, стояли за активное вмешательство иностранцев в русские дела. Многие были решительно против такого вмешательства, но и среди них росло убеждение, что так или иначе русский вопрос становится международным и что нужно сэтим сообразовать свою тактику. Противниками большевизма в это время оказывались группы, которые в прошлом ничего не имели общего между собою, да и сейчас совершенно расходились в своих положительных стремлениях. С другой стороны, все эти новые отношения, между ними возникшие, решительно не укладывались в старые партийные рамки. Эти рамки нужно было поддерживать в период выборов в Учредительное собрание, где самый избирательныйзакон предполагал партийные списки. Но уже в период выборов было немало случаев крушения партийной дисциплины, соглашений между партийными противниками и борьбы в среде партийных единомышленников. Особенно это имело место у эсеров. Крушение Учредительного собрания еще укрепляло мысль, что партии себя изжили: в новых условиях нужно искать и новых объединений.

Наиболее важным таким объединением явился «Союз общественных деятелей», с которым косвенно связано и возникновение НЦ. СОД возник еще при Временном правительстве – в июле – августе1917 года. Он был задуман как представительство различного рода профессиональных организаций и интересов, объединенных стремлением довести войну в единении с союзниками До победного конца, противодействовать социалистическим течениям в области хозяйственной жизни и восстановить крепкий и упорядоченный административный строй, в разрушении которого обвиняли Временное правительство. В то же время «Союз» Должен был отстаивать реформы в области рабочей и аграрной, а в сфере политической – отмежеваться от крайне правых кругов, отстаивая верховенство Учредительного собрания. В общем его программа была близка к программе, которой держались тогда кадеты и, в частности, их представители во Временном правительстве. И на первом съезде «Союза», в августе, к.-д. играли большую роль, особенно Милюков.

Большое впечатление производило участие на съезде и речь Алексеева. Вообще, здесь создавалась почва для сближения между к.-д. и различными общественными группами, а особенно между к.-д. и известной частью командного состава, возглавляемой Алексеевым. Съезд, несомненно, подготовил объединение правой половины Государственного совещания, собранного Керенским в середине августа 1917 года. На съезде выбран был комитет, куда входили, между прочим, Родзянко, Милюков, Алексеев, Третьяков и другие; многие были кооптированы позднее (Леонтьев, Щепкин).

Вообще комитет мало себя проявлял, отказался от выставления самостоятельных кандидатур в Учредительное собрание и главным образом подготовлял 2-й съезд в октябре. Съезд был довольно многочисленен, особенно много было военных, которые давали ему тон. Действия Временного правительства, особенно Керенского, подвергались здесь жестокой критике: его обвиняли в разложении армии, капитуляции перед всякими анархическими движениями, даже в выступлении Корнилова. Главная надежда возлагалась на выборы в Учредительное собрание. Наиболее враждебно было отношение не к большевикам, а к с.-р., особенно к Чернову. Он являлся как бы символом государственного разрушения России.

С другой стороны, на съезде выражалась необходимость объединить все так называемые государственно мыслящие элементы, начиная от монархистов-конституционалистов и кончая умеренными социалистами (энесы, «Единство»), Всего ярче было выступление военных – Брусилова, Рузского, Зайончковского. С большим вниманием выслушивали Леонтьева. Много было кадетов. Впрочем, большая часть присутствовавших представляла из себя скорее зрителей и слушателей, случайно попавших на съезд, чем его активных участников.

Октябрьская революция, по-видимому, на некоторое время приостановила деятельность «Союза». Некоторые его видные члены вообще покинули Советскую Россию (Родзянко, Милюков, Алексеев), другие просто выжидали событий. Но с начала 1918 года эта деятельность опять стала расширяться. Нельзя было созывать съездов, но можно было увеличить состав комитета, собирать при нем совещания и т. д. Комитет вошел в более тесные и правильные сношения с ЦК кадетов (эту связь особенно поддерживал Новгородцев) и с московской торгово-промышленной средой (через Третьякова, Геляшкина, Червен-Водали), с земледельческими кругами («Союзом земельных собственников» – Гурко), с кооператорами. Приглашались на совещания и публицисты (Белоруссов) и представители академического мира (Арсеньев, Ильин, Котляревский, Устинов). Далее на совещаниях появлялись Кривошеин, Кистяковский, Е. Н. Трубецкой и многие другие. Организационная часть лежала на Д. Щепкине и Леонтьеве. Главной задачей своей «Союз» ставил тогда осведомление и выработку общественного мнения по вопросам внутренней и особенно внешней политики. Последней в первые месяцы 1918 года был посвящен ряд заседаний.

В это время вопросы внешней политики связаны были прежде всего с Брест-Литовским миром. Основы мира были известны еще в то время, когда Троцкий вел переговоры с представителями Германии и Австро-Венгрии. Когда после февральского немецкого наступления эти переговоры возобновились, условия мира оказались еще более тяжелыми (достаточно указать на предъявленное в последнюю минуту требование об уступке Турции Батума и Карса), и все-таки Советская власть заключила мир. Узаконялось отделение Украины, которая должна была попасть под австро-германский протекторат; Россия отрезывалась от Балтийского моря под предлогом самоопределения народностей, которое, в свою очередь, казалось, лишь прикрывает виды германского империализма; наконец, экономические условия для России были гораздо хуже, чем те, которые устанавливал русско-германский торговый договор 1904 года.[98]

В рядах самой Коммунистической партии в этом вопросе далеко не были единодушны; многие считали, что подобного мира заключать нельзя, а нужно было вести войну. Эти разногласия имели место и в ВЦИК. Левые эсеры тоже решительно протестовали. Нечего говорить, у партий более или менее ей[99] враждебных условия мира, когда они выяснились еще до его формального заключения, вызвали самую резкую критику. Вся несоветская печать была здесь единодушна. Устраивали заседания ученых обществ, например, в конце января в университете было устроено совместное заседание ряда обществ с докладами Кафенгауза и Котляревского о предполагаемых мирных условиях и с резолюцией осуждения этих условий. Различные организации стали вырабатывать меморандумы и докладные записки на ту же тему, рассчитывая их передать представителям иностранных держав. Такие меморандумы вырабатывали ЦК кадетов, объединение левых групп, стоявших на оборонческой точке зрения, «Союз торгово-промышленников», «Союз земельных собственников» и т. д. Признавалось, что агитация в этом смысле полезна уже тем, что она может произвести некоторое впечатление в Германии и отразится на окончательных условиях мира, а с другой стороны, покажет бывшим союзникам России, что русское общество не разделяет здесь действий своего правительства. Многие были искренне убеждены, что это правительство связано какими-то тайными обязательствами по отношению к Германии, которая всячески помогала подготовке Октябрьской революции в России.[100] По Москве ходил текст тайных условий, заключенных будто бы Советской властью с германским правительством и направленных на всяческие политические и экономические угнетения Польши. Другие просто видели в агитации против мира политическое оружие против Советской власти.

Среди других организаций обсуждал этот вопрос и готовил меморандум также СОД; впрочем, меморандум не был составлен. Между тем Брест-Литовский мир стал свершившимся фактом. Спрашивалось, как к нему отнестись? В то время в правых кругах распространена была мысль, что нужно использовать самих немцев, которые в силу договора стали почти хозяевами России. Нужно добиться их вмешательства в целях ниспровержения Советской власти. СОД не стал на такую точку зрения, и некоторые видные его представители (Новгородцев, Гурко) решительно против нее протестовали. Но считалось все же желательным вступить в общение с представителями Германии, особенно когда стал известен предстоящий приезд Мирбаха в Москву. Можно было дать им правильное осведомление о русских делах и исправить односторонность осведомления официального, а также воздействовать на немцев в смысле будущего пересмотра Брест-Литовского мира. Во всяком случае, весной 1918 года СОД не считал, что немцы должны быть игнорированы и бойкотированы русской общественностью; по крайней мере, так думало большинство. Но уже здесь начинался резкий антагонизм между сторонниками двух ориентации. Большинство членов «Союза» с Леонтьевым во главе полагало, что на отношение к прежним союзникам следует смотреть совершенно трезво и реалистически. Обязательства России перед ними кончились, да она и не могла бы их выполнить фактически. Сближение ее с Германией неизбежно. Наконец, и сами союзники своими непомерными требованиями к России были не без вины в создавшейся разрухе.

Но эти взгляды встретили энергичные, часто негодующие возражения, прежде всего среди кадетов. Огромное большинство их считало, что и после Брест-Литовского мира, который заключен самовольно людьми, не имевшими полномочий, союзные обязательства остаются; Россия должна их выполнить. Всякие со стороны русского общества шаги в сторону Германии крайне вредны. Несмотря на весь авторитет Милюкова у кадетов, когда он высказался в пользу немецкой ориентации, от него отступились. В особенности непримирима была кадетская масса, собирающаяся на конференциях. Она была воспитана с начала войны на взгляде, что благо России лишь в полном единении с союзниками; и теперь при всех изменившихся обстоятельствах она оставалась при нем. Так же в этом смысле были настроены и оборонческие левые группы (энесы, «Единство», правые меньшевики, эсеры). Для них Германия представляла прежде всего символ империализма и абсолютизма. Союзническая ориентация отстаивалась здесь во имя свободы и демократии. Торгово-промышленная среда разделялась не только идеологически, но и в смысле оценки своих интересов. Были сторонники сближения с Германией, были и решительные противники его (Коган, Чемберс), последние особенно подчеркивали важную, незаменимую роль для России американского капитала. Говорили, что так настроен и крупный финансовый и банковый деятель Второе. Наконец, разделена была и военная среда, поскольку она хотела идти против Советской власти. Идти с кем – с немцами или союзниками? По-видимому, в Москве летом 1918 года были военные организации того и другого направления. Преобладало союзническое.

Представители заинтересованных государств тоже не оставались здесь безучастными. После Брест-Литовского мира они, особенно в ближайшее время, возлагали надежду на то, что сама Советская власть принуждена будет порвать с немцами, и даже сочувствовали с этой стороны укреплению Красной Армии (больше всего американцы), отчасти обращались и к русским антибольшевистским группам, преимущественно левым. Французы, по-видимому, всего более рассчитывали на эсеров, эти расчеты связывались с именем Савинкова. Большое влияние в смысле роста союзнической ориентации оказало выступление чехословаков, которое было неожиданно и имело сразу довольно крупные успехи.

И вот, уже в апреле – мае 1918 года определяется программа союзнической ориентации. Война должна продолжаться до разгрома Германии. Раз Россия пока вышла из войны и Восточный фронт обнажен, нужно, чтобы он был восстановлен. Это могут сделать только японцы, и они должны двинуться через Сибирь. Известно было, что союзники разрабатывают план такого японского движения, хотя американцы его опасаются.

Немцы, с другой стороны, поддерживали возлагавшиеся на них в правых кругах надежды своим участием в перевороте Скоропадского. Но вскоре начались разочарования, и Мирбах и, особенно, Рицлер обливали правых парламентеров холодной водой, решительно отрицали возможность немецкого вмешательства в русские дела. Разговоры с представителями русского общества носили характер простого осведомления. Да они и не были склонны верить в искренность пробудившихся немецких симпатий. Более они были заинтересованы промышленниками, но и тут разговоры не давали ничего положительного. В самой Германии и правительство, и рейхстаг были решительно настроены против вмешательства, и опыт Украины только укрепил это настроение.

О взглядах немецкого посольства в 1918 году всего лучше можно было судить по отзывам Рицлера (который имел большое влияние на Мирбаха), хотя бы по его разговору в мае 1918 года при встрече в частном доме с профессором Котляревским. Котляревский знал отца Рицлера, знаменитого баварского историка, когда работал над своей диссертацией в Мюнхене, был у него в доме; поэтому встреча являлась более непринужденной. Сначала говорили об академических делах (Рицлер сам также историк и написал работу по экономической истории Греции), а затем, естественно, перешли и к политике.

Рицлер, конечно, был весьма осторожен в выражениях, но все же довольно откровенен. Он говорил, что надежды некоторых русских кругов на германское вмешательство совершенно иллюзорны. Советская власть как-никак заключила с Германией мир; новое правительство не будет ли весьма скоро втянуто в войну? Протестуя против агитации большевизма в Германии, немецкое правительство не может себе позволить агитации в России; оно будет сохранять полный нейтралитет. К тому же Советское правительство и не дало никакого повода для вмешательства.

Далее Рицлер признал, что, по его взгляд), правые круги России вообще совершенно бессильны и к тому же германское правительство вовсе не сочувствует им, как не сочувствовало и царскому строю, разрушенному революцией. Русская монархия лишь компрометировала монархические начала. Напрасно в России думают, что Германия поддерживала реакцию в России; ей гораздо более содействовали миллиарды французских займов. Кадеты все заражены ненавистью к Германии, находятся под полным влиянием англичан и, даже если бы Германия хотела низвергнуть Советскую власть, работать на передачу власти в их руки значило бы работать на англичан. Что касается левых, то с.-р. тоже враждебны к Германии, а это единственная серьезная сила, кроме большевиков.

Вообще же Рицлер думал, что для России возможно правительство лишь весьма левое. На вопрос Котляревского о Брест-Литовском мире Рицлер отвечал довольно уклончиво, однако признал, что создание самостийной Украины отвечает более требованиям Австрии, чем Германии. Во всяком случае, можно думать, что при окончательной ликвидации войны Брест-Литовский договор будет пересмотрен в духе, отвечающем длительным добрососедским отношениям Германии и России. Пока же нужно укреплять экономические и культурные связи, особенно последние. Поэтому Рицлер желал познакомиться с московским академическим миром. На экономическое сближение он смотрел с сомнением, говоря, что здесь все уже захвачено американцами. Борьба против немецкого засилья целиком пошла им на пользу – Рицлер в конце еще раз указывал, что и рейхстаг совершенно против вмешательства в русские дела, и общественное мнение, особенно Южной Германии – Центральной Баварии, откуда он сам (как и Мирбах); о вмешательстве могут думать лишь восточно-прусские аграрии, но их влияние в Германии чрезвычайно уменьшилось

Заявления несколько иного характера, приписываемые представителям немецкого командного состава, ни к чему не приводили. Ясно было, что, помимо прочего, Германия, устремивши все свои усилия на Западный фронт, где решалась судьба войны, в ближайшее, по крайней мере, время, не захочет предпринять ничего в России. Ее не подняло даже убийство Мирбаха, когда, по-видимому, Рицлер оказал известное влияние на то, чтобы это событие не привело к конфликту. Число сторонников германской ориентации, понимаемой в смысле вмешательства, уменьшилось С. другой стороны, многие, нападавшие на Советское правительство за Брест-Литовский мир, теперь признавали, что оно было право. Это был единственный выход.

Столкновение двух ориентации и послужило поводом зарождения НЦ. Еще в марте – апреле 1918 года организовано было объединение ЦК кадетов, СОД и торогово-промышленных кругов. Каждая группа посылала по нескольку человек (по 3–4) в «Центр»*.[101]

В конце концов совещания, собираемые СОД, были именно только совещаниями, торгово-промышленные группы Москвы были организованы лишь профессионально; в ЦК кадетов многие отсутствовали; «Центр» же получил известное политическое значение действующей группы, поддерживаемой и кадетами, и торгово-промышленниками. Среди его членов называли Д. Щепкина, Леонтьева, Кривошеина, Новгородцева, Астрова, Третьякова и т. д. Впрочем, состав его менялся. Но здесь с самого начала и возник конфликт из-за ориентации. Большинство, особенно Кривошеий и Леонтьев, решительно восставало против идей нового Восточного фронта, который образуют японцы, и вообще против обязанностей всегда и во всем идти с союзниками. Но на этом настаивали кадеты; особенным сторонником подобной тактики, не опасавшимся даже японской интервенции, оказался Астров. Он получил поддержку ЦК кадетов, и, когда «Центр» все же не согласился с ним, Астров и другие кадеты (Степанов) подали заявление об уходе. Они указали, что всякое сближение с Германией, всякие действия, которые могут иметь видимость такого сближения, кажутся им гибельными. Во имя победы союзников нужно было бы примириться и с тем, что война продолжится год и больше.

Трудно сказать, какого рода были сношения у «Правого центра» с немецкими представителями. Это были сношения отдельных лиц, в него входящих.

Кривошеий, который сам считал эти сношения желательными, лично в них не входил и говорил, что немцы считают его даже своим противником. По-видимому, эти сношения усилились после того, как из «Центра» ушли кадеты и часть промышленников и состав «Центра» стал однороднее. Одновременно велись сношения и на Украине, где это было, конечно, технически легче. Но и там представители германского правительства были решительно против вмешательства. Однако они не возражали против вербовки в Киеве и других местах русских отрядов, которые предназначались для борьбы с Советской властью. Вообще же летом 1918 года многие сторонники немецкой ориентации в смысле активной помощи со стороны немцев уезжали на Украину.

В мае – июле 1918 года и образовался НЦ. Первоначально он составился из группы лиц, которые считали недопустимым какое бы то ни было сближение с немцами и сочувствовали более или менее образованию Восточного фронта; хотя в этом пункте не было прямого согласия. Инициаторами НЦ, по-видимому, были кадеты Астров, Степанов и Щепкин; они, впрочем, не хотели придавать новой ориентации одностороннего партийного характера. Они не считали возможным сделать из нее нечто подобное тому, что задумано было СОД, – представительство профессиональных групп и интересов. Новому кружку придан был личный характер.

В его ядро вошли Шипов и Федоров. Шипов уже давно не занимался политической и общественной деятельностью. Теперь, кроме личных дел, он занят был обработкой и печатанием своих мемуаров. Его политические взгляды были довольно своеобразны. С одной стороны, у него оставалось глубокое нерасположение ко всякой политической борьбе. На нем можно было видеть даже большое влияние Л. Толстого, оно сказалось и на его книге. Все свои надежды он возлагал на нравственное перерождение русского общества, что, очевидно, исключало стремление к внешним насильственным воздействиям. В вопросах социальных он шел далеко, много дальше кадетов, считая, например, крайне пагубной частную собственность на землю. Но в то же время он был фанатическим сторонником союзнической ориентации. В его глазах союзники являлись носителями некоего религиозно-нравственного идеала, а данная война превращалась в своего рода священную войну против насилия и империализма. Он преклонялся перед Вильсоном,[102] в котором видел глашатая всеобщего мира. Поэтому, по его взгляду, война должна быть доведена до конца, то есть до разгрома германского империализма и милитаризма. Милитаризма и империализма негерманского он как бы не опасался. Шипов был важен для инициаторов НЦ как человек, пользующийся крупным нравственным авторитетом. Его очень уважали даже люди, политически с ним весьма не согласные. Он сразу стал как бы председателем и руководителем кружка. Его влияние в течение всего 1918 года было очень сильно. Что касается Федорова, то он имел большие связи с торгово-промышленным миром (он был в 1906 году министром торговли и стоял теперь во главе общественных продовольственных организаций; он также всецело разделял крайнюю союзническую ориентацию, был непримиримым врагом Германии и Австрии, ожидая разложения последней на национальные государства).

К ним примкнули летом 1918 года Червен-Водали и Карташев, видный к.-д. и церковный деятель. Примкнул Герасимов, бывший товарищ министра народного просвещения при Временном правительстве, очень уважаемый Шиповым, человек самостоятельный и упорный. Он также пользовался большим влиянием среди участников НЦ, беспартийный индивидуалист по настроению, государственник по убеждению, с большим бюрократическим опытом, не чуждый некоторых националистических предубеждений. Вошел, по-видимому, довольно случайно, профессор биологии Кольцов, по взглядам левее к.-д., но более интересующийся вопросами культуры материальной и духовной, чем чистой политикой, прежде всего научный и академический деятель. Он предоставлял совещаниям НЦ как свою квартиру, так и возможность собираться в Научном институте (где вообще происходили собрания разных научных обществ и кружков).

Кружок НЦ едва ли вначале задавался определенными действиями. В особенности Шипов ставил его задачей пропаганду и противодействие германофильским течениям, в частности «Центру»*.[103] Надо сказать, что отношения между НЦ и «Центром» сразу стали почти враждебными, причем нападающей стороной оказался НЦ. Имелось в виду также войти в сношение с представителями союзников в смысле осведомления их о положении русских дел. Как раз в это время занятие англичанами Архангельска и поддержка французами чехословаков показали, что эти дела деятельно их интересуют. Главное же, предполагалось, что работа НЦ будет не в Москве, а на Юге, противодействуя там германскому влиянию. Оно господствовало на Украине; Краснов примкнул к нему на Дону. Оставалась лишь Добровольческая армия и ее база – Кубань, но и там положение колебалось, тем более что сами союзники показывали слабый интерес к Добровольческой армии.

Для установления связи с ней и для упрочения союзнической ориентации и участия в организационной работе летом 1918 года Астров и Степанов уехали на Кубань. Предполагался осенью отъезд Федорова и Червен-Водали. План Федорова был несколько иной. Он считал, что режим Скоропадского на Украине обречен благодаря его реакционности и зависимости от немцев, которые неминуемо будут разбиты, и тогда им придется очистить Украину. Федоров думал, что важным этапом по пути оздоровления России будет создание на Украине правительства, не держащегося за самостийность, признающего принципиально единство России, а главное, свободного от всяких связей с немцами и пользующегося доверием и поддержкой союзников. Для этого нужна была подготовительная работа в Киеве и вообще на юге. Он хотел привлечь из Москвы разных лиц, чтобы они вместе поехали на эту работу, раскрывая перед ними перспективы возможного участия в новом правительстве. Так, Котляревскому он указывал на возможность там стать товарищем министра иностранных дел и секретарем правительства. Но желающих не нашлось, кроме Челищева, который, впрочем, был более связан с СОД, чем с НЦ, и который действительно в октябре уехал на Кубань, где и стал местным министром юстиции. Вообще же предполагалось, что центр тяжести будет на юге. По-видимому, в этот первоначальный период были уже некоторые сношения с московскими военными группами; впрочем, как и впоследствии, они велись совсем отдельно от совещания

НЦ и происходили через Астрова и Шилова. Речь могла тогда идти лишь о привлечении отдельных офицеров, которые хотели бы уехать на юг. Таковых летом 1918 года в Москве оказалось довольно много в связи с разочарованиями в возможности и готовности немцев прийти в Москву, а также со слухами о предстоящей регистрации и т. д. Средств для этого больших не требовалось, и они могли быть получены от представителей союзников или даже от русских групп, разочаровавшихся в немецкой ориентации, хотя бы торгово-промышленных. Основание НЦ, несомненно, подорвало вообще положение «Центра»; из него ушли вслед за кадетами и часть торговопромышленников. Кривошеий, влияние которого в «Центре» было очень большое, уехал на юг. К осени 1918 года «Центр» замирает, что, в свою очередь, дает некоторый толчок СОД, руководимому опять Леонтьевым и Д. Щепкиным.

Одновременно с НЦ возник «Союз возрождения». С начала 1918 года в партиях и группах левее кадетов растет стремление к возможному широкому объединению на почве борьбы с немцами, большевизмом и монархизмом. Предполагалось даже восстановить тот «Союз освобождения»,[104] который сыграл известную роль в подготовке революции 1905 года. Большинство считало неудобным объединяться с кадетами и предпочитало наличность двух параллельных организаций – более правой и более левой, которые, однако, в ряде вопросов могут идти рука об руку. Необходимость подобного объединения особенно отстаивали Мельгунов и вообще народные социалисты, считавшие, что их партия может стать его ядром. Кроме Мельгунова, участие в образовании «Союза» приняли особенно Титов и Волк-Карачевский, деятельным членом его стал Кондратьев. Из к.-д. мысль о «Союзе возрождения» особенно поддерживал Щепкин, который сам стал его членом. В «Союз» кадеты могли входить не как к.-д., а персонально. Первоначально НЦ и СВ действовали часто сообща и имели совместные задания. И члены СВ считали необходимым развить деятельность на юге, куда летом 1918 года уехал видный энес и сотрудник Пешехонова по Временному правительству Титов. Цели СВ ставил себе, в общем, те же, что НЦ, но имел в виду проведение их в несколько иной общественной среде. Он нашел сочувствие не только в энесах и в «Единстве», но и в меньшевиках и в эсерах. Позже, осенью 1918 года, эта связь НЦ и СВ ослабла и совместные совещания заменились участием отдельных лиц (Щепкин) и здесь, и там.

Отъезд Федорова и Червен-Водали несколько изменил характер совещаний НЦ. На них стали разбираться больше вопросы общей программы и отдельных преобразований. Для участия в этих работах Федоров и Шипов привлекли профессора Котляревского, который считался специалистом по вопросам внешней политики, международного права, а также окраинным и национальным. Еще раньше привлечен был Муравьев, который имел дипломатический стаж и хорошо был знаком с вопросами внешней политики; причем в это время – осенью 1918 года – он почти не посещал совещаний НЦ за отъездом в деревню. Привлекались лица и на отдельные заседания. Когда обсуждались вопросы промышленные и рабочие, участвовали Морозов и Четвериков, авторитетные представители московского промышленного мира. Когда разбирались вопросы вероисповедные и брачные, присутствовал видный старообрядческий деятель Онуфриев. По продовольственному вопросу выступал Салазкин, кажется, бывший раньше уполномоченным по продовольствию. Позже, осенью, на заседаниях стал бывать Огородников.

Мысль Федорова заключалась в том, что НЦ в Москве должен не столько вырабатывать уже готовые законопроекты, сколько составлять конкретные мнения по вопросам государственного строительства и политики; на Юге же нужно готовиться к практическому разрешению этих вопросов сначала в местном, затем, быть может, в общерусском масштабе. Разработка, однако, шла неравномерно. Так, остались почти не затронутыми вопросы управления и самоуправления, которым Федоров придавал особое значение, полагая, что в ближайшее время придется проводить реформы управления и самоуправления и в казачьих областях, и на Украине. Очень мало касались аграрного вопроса. Федоров увез проект, вышедший из кадетских кругов, но переработал его на Юге. Более детальное обсуждение аграрного вопроса вскрыло бы, вероятно, большие разногласия среди самого НЦ. Шипов был вообще противником частной собственности на землю, сторонником национализации земли и горячо отстаивал общину, почти в духе народнической литературы, в разгар борьбы с марксистами. Весьма опасался он своекорыстных и классовых притязаний землевладельцев, требования с их стороны преувеличенного выкупа; сам он находил, что выкуп должен быть самым умеренным и что землевладельцы должны принести жертвы умиротворению России, тем более что раньше государственная власть так часто отстаивала их интересы в ущерб интересам масс. Щепкин, который особенно дорожил отсутствием разногласий между НЦ и СВ, вообще старался по возможности снять с обсуждения аграрный вопрос, который всего легче может вызвать такие разногласия, и говорил, что южане должны его сами разработать в связи с местными условиями; у них для этого найдутся и теоретики, и практики. Единодушно признавалось лишь, что без серьезной аграрной реформы невозможно вообще ничего сделать на Юге, в частности на Украине. Федоров полагал, что именно эта реформа, произведенная правительством, которое станет у власти после Скоропадского, должна показать крестьянскому населению различие между старой, классовой и новой, демократической властью.

Гораздо больше НЦ занимался вопросом рабочих. На этом настаивали и Федоров, и Червен-Водали, который, по словам Федорова, предполагался к роли товарища министра промышленности и торговли в Южнорусском правительстве. Червен-Водали, хотя и был выдвинут торгово-промышленными кругами, довольно сильно расходился с мнениями, обычно распространенными в этих кругах. Он доказывал необходимость многое сохранить из приобретений революций, прежде всего в смысле рабочего контроля. Его поддерживал и Федоров, который очень осуждал поведение промышленников на Украине (особенно так называемого «Протофиса»[105]). Если невозможно осуществление социалистического строя, то невозможен после пережитой войны, революции и промышленный индивидуализм, хотя бы скрашенный скромными реформами в пользу рабочего класса.

Нужно сделать рабочего участником того предприятия, в котором он работал; самый рабочий контроль, если он не становится вмешательством в технику производства, только полезен. Принципиально с этим соглашались и Морозов и, особенно, Четвериков. Но практически они считали предположения Червен-Водали неосуществимыми. Сильнее они возражали против его проекта примирительных камер и третейского суда, указывая, что промышленник не обеспечивается здесь от несправедливого на него давления, что такая постановка поощряет, а не улаживает конфликты. Вместе с тем они утверждали, что московские промышленники тоже не одобряют образа действий промышленников на Украине, особенно в их стремлении понизить заработную плату. Шипов отстаивал новозеландскую систему обязательного третейского суда[106] с устранением как стачек, так и локаутов. Обсуждение этих вопросов было довольно подробное и содержательное.

По продовольственному вопросу довольно поверхностную записку представил Салазкин, который еще раньше Федорова уехал на юг. Он предлагал нечто среднее между свободной торговлей и монополией. Федоров хотя бы на ближайшее время отстаивал монополию государства в смысле заготовки хлеба, но при участии кооперативов и частных предпринимателей, сохранении хлебных карточек, но рядом – допущение свободной розничничной продажи; правительство же, обладая хлебными запасами, всегда может предупреждать вздутие цен при этой продаже, продавая хлеб дешевле. К определенным выводам не пришли.

Федоров также хотел рассмотреть вопрос о восстановлении транспорта, но не нашлось специалистов, и предполагалось им заняться в Киеве. По поводу вопроса о транспорте Котляревский был у Еремеева, которого он знал как преподавателя Коммерческого института, не предлагая ему выступать на совещании НЦ и даже не говоря об этом совещании, а просто спрашивал его мнение, особенно по вопросам железнодорожного строительства, различных линий, которые нужны в первую очередь, о возможности их строить средствами казны или же о неизбежности обращения к частной инициативе. Он спрашивал также о сравнительных результатах казенного и частного хозяйства на железных дорогах.

Котляревский был у Еремеева один раз и после к нему не обращался, тем более что вопрос о железнодорожном строительстве вновь не поднимался; он был затронут лишь в докладе Кафенгауза об основах экономической программы. Котляревский представил соображения о железнодорожном строительстве, кладя в основу план, выработанный в 1916 году совещанием Борисова:[107] нужно планомерное развитие сети, особенно в трех видах: 1) обеспечение промышленных центров топливом и сырьем; 2) обеспечение экспорта, особенно морского, в частности черноморского и 3) создание пионерных линий. Он предлагал соответствующий план для Южной России в связи с оборудованием водных путей (прежде всего днепровских порогов).

Целый ряд законопроектов, касающихся гражданского права и процессов и притом совсем готовых даже в редакционном смысле, увез Челищев. Некоторые он предложил НЦ для обсуждения. Обсуждался лишь законопроект о гражданском браке и разводе, весьма технический и представляющий переделку ряда статей из бывшего нашего 10-го тома Свода законов. Онуфриев не возражал лично, с точки зрения старообрядческих кругов, выражая сомнение, насколько в России своевременно введение гражданского брака и особенно облегчение развода, но совещание с ним не согласилось; решительно ему возражал Герасимов. Высказывалось, что декрет о браке и разводе уже установил эти институты, и они должны сохраниться, даже если и эта власть уступит место другой. Законопроект об аренде не рассматривался совсем отчасти потому, что совещание сомневалось, насколько нужно поддерживать аренду вообще и может ли оставаться у владельца земля, на которой он не ведет своего хозяйства. Против этого многие возражали, указывая на сдачу в аренду земель крестьянам, которые в данное время сами не могут ее обрабатывать, но к определенному заключению не пришли.

Карташев представил почти законченный законопроект относительно положения православной церкви и других церквей и исповеданий. Он тоже имел в виду особенно Украину, предполагая, что украинская церковь составляет автономную часть общерусской, но он[Законопроект.] мог быть распространен и на другие части России. Основой должны явиться автономия в государстве всех церквей и исповеданий, их равноправие и надзор государства лишь за тем, чтобы эти религиозные организации и общения не нарушали закон. Карташев заявил себя противником отделения церкви от государства в России, по крайней мере в настоящее время, но считал необходимым всяческую охрану свободы совести; впрочем, в этом отношении мало что оставалось прибавить к законодательству Временного правительства. Декрет Советской власти об отделении церкви от государства,[108] по Карташеву, страдает прежде всего отсутствием всяких переходных и подготовительных мероприятий; он несправедливо отказывается признать за церковными обществами права юридических лиц и препятствует им получать средства, приносимые добровольно, в частности же воспрещает всякие субсидии со стороны местных органов. В пример иного отношения он приводил французский закон об отделении, широкий и терпимый, и ссылался на статью Советской Конституции о свободе совести. Более всего собрание интересовалось вопросом, нужно ли отстоять все же отделение церкви от государства, хотя бы проведенное иначе, чем по декрету, и как будто склонилось скорее в пользу отделения.

Котляревский представил записку по национальному вопросу и законопроект о языке, также имеющий в виду украинские отношения. По мысли докладчика, если нельзя идти так далеко, как это делает ноябрьский декрет о правах народов на самоопределение вплоть до отделения от России, то нужно дать возможность и широкий путь в пределах государственного единства для удовлетворения национальных стремлений, широко допустить местные языки в местные государственные и общественные учреждения, широко поставить их преподавание в школах.

Для Украины можно было бы признать государственными и украинский, и русский язык, с субсидиарным употреблением[109] и польского, и еврейского. Нужно создать закон о национально-персональной автономии, особенно важный для национальностей, которые не живут на определенной отдельной территории (евреи), причем образцом мог бы служить изданный в начале 1918 года закон о положении великороссов на Украине.[110] Все это было принято совещанием, хотя отдельные его члены несколько опасались искусственного развития национализма среди мелких народностей и вообще сомневались, не преувеличивает ли докладчик значение национального вопроса в России. И впоследствии совещание не раз высказывалось в том смысле, что нужна здесь большая осторожность, дабы не колебать единства России. Эти оговорки делал и Щепкин.

Герасимов дал план реорганизации народного образования на началах самой широкой децентрализации, план, составленный в довольно демократическом духе. Кольцов дополнил его докладом об организации научных и научно-технических работ в государстве и о поддержке их со стороны государственной власти.

По иностранной политике сделал сообщение Котляревский; оно вызвало большие споры. Докладчик находил, что окончательное поражение и разгром Германии не в интересах России, как и полный развал Австрии. Нужно, чтобы Англия и Франция имели в Европе свои противовесы. Политика России в Азии не может не сталкиватья с английской, поскольку Россия будет искать сближений с самими азиатскими народами; опыт англо-русского соглашения о Персии[111] это подтверждает. Нужно укрепить связи с Америкой и Скандинавскими странами. Против этого особенно возражал Федоров, а также Щепкин и Шипов. Они решительно отстаивали незыблемость, прочность союза России, Франции и Англии. Чем больше будет разбита Германская империя, тем для России лучше; и после этого поражения Россия, Франция и Англия должны следить за тем, чтобы в Германии не возобновился милитаризм. Обе спорящие стороны не предвидели, что Германия так близка к революции, хотя и считали в будущем ее вероятной. Более сочувствия встретил докладчик в предложениях касательно способов мирного разрешения международных конфликтов и роли здесь России. Котляревский делал также сообщение о Финляндии и Польше, но бегло, так как материалов в Москве не оказалось. По вопросу об экономической связи России и Польши предполагалось созвать особое совещание с участием экономистов и поляков, но оно не состоялось. Мысль докладчика о независимости Финляндии, которая совершенно не нарушает интересов России, если будет дополнена торговой и военной конвенцией (разумеется, что оборонительной), встретила серьезные возражения, особенно со стороны Герасимова. По отношению к Польше Котляревский предлагал при наличности таможенной черты особые взаимные преимущества по ввозу и вывозу. Но и здесь высказывались сомнения, не будут ли такие льготы более в интересах Польши, чем России. Вообще в совещаниях НЦ не раз высказывались известные опасения, что бывшие наши окраины, терпевшие угнетение, сами весьма поддаются соблазну использовать трудное положение русского центра. Нужно бдительно охранять интерес этого центра. Рассмотрение этих вопросов было главным предметом совещаний НЦ в последние месяцы 1918 и в начале 1919 года. С другой стороны, естественно, там стремились получить осведомление о том, что происходит на Юге, что делают уехавшие. Но это осведомление было поставлено чрезвычайно плохо. Приходили письма с огромными опозданиями, большей частью из Киева, посылаемые с оказией, гораздо реже – с Кубани. Киевские письма содержали все больше общие фразы. Были письма, как будто написанные кем-нибудь из уехавших, но неясно было, кем, ибо подписывались псевдонимами, которые не всегда могли разобрать ни Щепкин, ни Шипов. Астров и Степанов совершенно молчали, к особенному неудовольствию Шипова. В известиях были большие противоречия, особенно по поводу совещания в Яссах, где должны были встретиться представители различных организаций и представители союзников. На него возлагались большие ожидания. По одним известиям выходило, что там достигнуто полное соглашение союзников с политическими группами, по другим – даны самые уклончивые и неопределенные ответы и как будто бы союзники совсем не пришли к решению, как они будут действовать в русском вопросе. Неясно было, говорили ли там французы лишь за себя или за союзников вообще. Сами политические русские группы то представлялись сплоченными и соглашавшимися на некоторых положениях, то разномысленными и даже враждующими. И вообще нельзя было себе уяснить, что делают уехавшие. Еще гораздо меньше было известий с Востока; иногда они приходили даже как-то через Юг, как весьма важные известия об Уфимском совещании, где выбрана была общерусская директория и в то же время возвещалось возобновление в начале 1919 года Учредительного собрания. Также запоздалые известия получал и СВ. В общем, письма с Украины приходили обычно с опозданием в 3–4 недели, с Кубани – много больше. Некоторые сведения о Добровольческой армии, о положении Деникина, который заступил место умершего Алексеева, об отношениях его с Кубанской Радой, более конкретные и живые, стали приходить лишь в 1919 году.

Надо думать, что и сведения из Москвы шли также медленно. Были ли здесь виноваты уехавшие, не сумевшие наладить связь, как думал Шипов, или просто условия передвижения, сказать трудно. Во всяком случае, быстро обнаружилось, что поддержка какой-либо правильной связи между Москвой и Югом невозможна. В общем, более содержательны, чем письма, были номера южных газет, случайно к нам сюда попадавшие. Поражали в них фантастические сведения о положении в Центральной России, крайне тенденциозные и изображавшие ее сплошным кладбищем. Особенно фантастичны были цифры эпидемических заболеваний и смертей в Москве; очевидно, на Юге так же мало знали о положении в Центре России, как и обратно. Так как уехавшие южане просили более точных сведений об экономическом положении центра, совещание решило послать им номера «Экономической жизни»[112] от 1 января 1919 года, где имелся беспристрастный и в то же время весьма содержательный отчет о состоянии различных отраслей народного хозяйства Советской России, посланы были также отчеты о съезде губсовнархозов.

Очевидно, при такой разобщенности НЦ из Москвы не мог оказывать влияние на тактику уехавших. Известие, например, о выборах на Уфимском совещании Астрова в состав директории возбудило большой интерес и обсуждалось в совещании НЦ. Одни (особенно Герасимов) думали, что он не должен входить в директорию, где большинство будет эсеров и примыкающих, при обязательстве явно неосуществимом созвать в ближайшие месяцы Учредительное собрание, которое, впрочем, если бы даже оказалось возможным, могло бы принести лишь вред. Другие (Кольцов) находили, что все же Астрову следует принять избрание. Выражалось желание сообщить Астрову мнение совещания, но, очевидно, если бы даже оно сложилось более определенно, то прошло бы столько времени, пока оно достигло бы Астрова, что практического значения оно бы уже не могло иметь.

Вероятно, эта оторванность сообщала совещаниям НЦ некоторый академизм, на который отдельные члены (Шипов) даже жаловались. Поневоле даже надо было сосредоточиваться на выработке некоторых общих и принципиальных положений, которые не могут устареть за несколько недель.

Насколько известно, то же самое было и в СВ, хотя последний гораздо меньше интересовался программными вопросами и особенно дорожил информацией. Чувствовался уже тогда и большой недостаток осведомления о том, что происходит в самой Советской России, как в смысле хозяйственного положения (здесь главным источником оставалась «Экономическая жизнь»), так и психологического состояния разных слоев населения. Много раз шел разговор, каково настроение у московских рабочих, но ясно было, что никакой связи с этой средой у НЦ, а по-видимому, и у СВ не имелось.

Военная сторона по-прежнему была совершенно отделена. Совещание ее не знало и не касалось, кроме Щепкина и Шипова, в руках которого была, по-видимому, денежная часть. Как после выяснилось, к ней имел отношение и Огородников. Последний на совещании появлялся сравнительно редко – он был арестован, затем уезжал из Москвы. Производил впечатление человека искреннего и очень убежденного, но совсем не представляющего сложности проблем, встающих перед Россией в ее новых условиях, всего значения пережитой революции. Очень в нем чувствовался правоверный кадет. То обстоятельство, что он оказался связанным с военными кругами, очевидно, было случайным, ибо ничего военного в Огородникове не было, никакого знания военных вопросов, как и военной среды, в нем не чувствовалось.

Приблизительно с конца января 1919 года деятельность совещания НЦ несколько меняется. Прежде всего в смысле личного состава. Председательствует на совещании обычно не Шипов, а Щепкин. Шипова деятельность совещания все менее удовлетворяла, и наконец он перестал их вообще посещать, кроме редких случаев, например на пасхе 1919 года, когда приехавший с юга (Хартулари) делал подробное сообщение. Шипов желал, чтобы московское совещание обслуживало уехавших, но это оказалось невозможным уже из-за длительности и затруднительности всяких с ними сношений. С другой стороны, его прямо возмущало молчание уехавших. Точно они даже и не особенно интересуются оставшимися в Москве. Самые совещания казались ему достаточно академическими и бесплодными. Далее, его все более пугали тревожные признаки, что в местах, где в военном смысле господствует Добровольческая армия, политически начинает устанавливаться реакция. Он ожидал большего от Астрова в смысле влияния на политический курс там, и он с самого начала опасался, что этот курс пойдет слишком вправо. В разговорах с членами совещания Шипов больше ссылался на свое здоровье, но не скрывал и своих разочарований. Не чувствовалось у него и особого согласия со Щепкиным, с которым он во многом составлял прямую психологическую противоположность.

Руководителем НЦ стал Щепкин. Внешним образом это, впрочем, не проявлялось. Он производил впечатление человека прежде всего коллегиального, чрезвычайно терпимого, с большим интересом выслушивающего всякие мнения. Но постепенно он все более проводил определенную программу, которая сама не была программа совещания и им не обсуждалась. Он действовал и как представитель НЦ, и как видный член ЦК кадетов, вел переписку с Югом, а на совещаниях НЦ его главной задачей было сохранить возможное единство. Для него как будто было даже не столь важно, что думают и решают окружающие лица, сколько то, чтобы они думали и решили приблизительно одинаково в результате обмена мнений. Отсюда – необходимость постоянных компромиссов, которые его не смущали.

В совещание входят новые лица. Входит профессор Фельдштейн, теоретик-государственник и историк, научный исследователь, но с живым интересом к политическим проблемам. Как делопроизводитель комиссии 1917 года по выборам в Учредительное собрание, он собрал богатый материал, который мог быть полезен и для совещания. Кроме того, он много занимался историей Французской революции. Несколько застенчивый, со склонностью наблюдать события, а не принимать в них участие, он на совещаниях выступал мало, но подготовлял материал, нужный для разных программных вопросов и т. д. Вошел С. Е. Трубецкой, человек большого политического темперамента, с сильным, но несколько доктринерским и малоподвижным умом, мужественный и прямой. В совещании он представлял скорее правый оттенок, часто примыкал к Герасимову. Умом он вполне признал силу в настоящее время демократических начал, но не всегда ее чувствовал и не всегда оценивал размеры совершившегося в России политического и социального сдвига. На отдельных совещаниях очень редко (не больше двух раз) появлялся кадет Хрущев чисто в качестве зрителя. Человек практического склада и дела, он, по-видимому, не вынес впечатления, что здесь есть что-то серьезное: совещания ему показались совсем академическими.

Между тем содержание этих совещаний все же меняется. Прежде всего с конца января начинают поступать более точные сведения о положении на Юге. Оказывается, что там, собственно, ничего не сделано. Союзники, прежде всего французы, в сфере влияния коих как бы считается Юг, весьма равнодушны к задачам, которые ставят себе НЦ и СВ.

В Добровольческой армии и вокруг нее они влиянием не пользуются. Деникин среди окружающих его генералов и лиц, обслуживающих гражданские управления, кажется самым левым. Астров и Федоров, планы коего относительно Украины потерпели полную неудачу, являются своего рода политическими экспертами, мнения которых ни для кого не обязательны. И наконец, попытки объединить общественные группы, действующие на Юге, приводят лишь к вящим раздорам. Там вели переговоры четыре организации: «Государственное объединение» (из членов Думы и совета, близкое по направлению к СОД), НЦ, СВ и «Земско-городское объединение» (несколько левее СВ, с сильным влиянием с.-р., большую роль в нем играл Руднев). Дело кончилось разрывом. «Земско-городское объединение» повело агитацию против Добровольческой армии. С другой стороны, южные кадеты отмежевывались от всяких социалистических партий и даже постановили о выходе из СВ. Если бы союзники и хотели помогать более осязательно, они не знали бы, к кому обратиться: кто представляет подлинную русскую общественность, подлинную русскую демократию?

В это самое время русский вопрос вошел в новую международную стадию. Сделано было предложение держав о конференции на Принцевых островах. Предложение это сразу разделило русские круги, разделило и совещание НЦ. Одни отнеслись к нему безусловно отрицательно (Герасимов), другие – весьма положительно (Котляревский). В глазах первых это было признание со стороны Европы большевистского режима, в глазах вторых – здесь открывалась возможность прекращения гражданской войны и мирного, хотя бы и постепенного, разрешения русского кризиса. Ясно казалось одно: будет ли принято решение ехать на Принцевы острова или нет, необходимо установить здесь единство образа мыслей и действий; еще необходимее это, если конференция состоится, иначе все эти местные правительства, политические и национальные организации, участие коих предполагалось, явят лишь картину полного разброда. Особенно Щепкин призывал совещание искать единение с другими организациями, прежде всего с СВ, а затем и с СОД. С последним пока не было никаких связей, на нем тяготело обвинение в германофильстве, и даже неизвестно было, в чем выражалась его деятельность. Теперь Щепкин вступил в переговоры с Д. Щепкиным и Леонтьевым и нашел их вполне расположенными к совместному обсуждению. Надо сказать, что в СОД эти два лица как-то заслоняли остальных членов, может быть, этим даже предупреждалось оглашение его состава. По направлению СОД был правее НЦ, относился определенно отрицательно ко всему, что связывалось с Учредительным собранием, и отстаивал в управлении начало единоличной твердой власти. Но и Д. Щепкин, и Леонтьев подчеркивали, что «Совету» чужды какие бы то ни было реставрационные тенденции. Щепкин считал, что с СОД вполне возможно общение и соглашение, так как ни Д. Щепкин, ни Леонтьев не стоят за возвращение к старому, за восстановление в скрытой хотя бы форме абсолютизма и т. п. Идти же далее направо он считал невозможным: например, на сближение с кругами, в качестве представителя коих он называл Кисловского. О нем отзывался и лично неодобрительно. Он в то же время считал, что правые круги в Москве сами по себе не имеют никакой силы, но что они имеют известное влияние в военной среде, и не раз высказывал предположение, что если вообще верить в возможность военных выступлений в Москве, чему лично он, по его словам, не верит, то более всего со стороны этих правых элементов.

Таким образом, во всех организациях начинается обсуждение положений, которые могли бы стать общими. Началось и в совещании НЦ. Выдвигались здесь единство России, диктаториальный характер власти в переходный период и будущее в той или другой форме волеизъявление народа, которое и определит политические судьбы России. Разногласия были большие. Котляревский, например, находил, что требование единства России сейчас есть требование гражданской войны; кроме того, нужно знать, какое это будет единство. В общем, однако, совещание склонилось к этим положениям. Что касается до вопросов социальных, то Щепкин был решительно против их включения: как достичь здесь согласия между СВ и СОД? Когда выражались сомнения, особенно Герасимовым, так ли уже нужно подобное согласие, которое все же останется словесным, Щепкин с большим жаром доказывал его необходимость. В конце концов собрано было совместное совещание членов СОД, НЦ и СВ. На совместном совещании присутствовали от СОД – Д. Щепкин и Леонтьев, от НЦ – Щепкин, Герасимов, Кольцов, Трубецкой, Котляревский и Фельдштейн, от СВ – Мельгунов, Волк-Карачевский, Кондратьев, Филатьев и Цедербаум. И здесь разногласий оказалось еще более; было все-таки признано, что можно сойтись на указанных трех пунктах, но лишь в самой общей форме. Никаких резолюций принято не было. Ясно было, что единогласие может быть достигнуто лишь употреблением очень абстрактных формул, в которые можно вкладывать весьма различное содержание. Единство России, – но его можно понимать в духе и централизма, и широкого федерализма.

Диктаториальный характер власти, – но она может быть и единоличной, и коллективной; в известном смысле сюда мог подойти даже советский строй. Национальное собрание – термин, употребленный, по-видимому, впервые в прокламации Колчака по принятии им диктатуры, – не есть ли оно все то же Учредительное собрание, только с другим именем; затем, можно его избрать по самым различным способам – от представительства восстановленных сословных групп до самого широкого всеобщего избирательного права. Все это вполне обнаружилось на совместном совещании, и опыт его не обещал, чтобы при дальнейших таких совещаниях можно было столковаться лучше.

Тогда и возникла мысль о «Тактическом центре». Нужно предоставить соглашение немногим лицам, наиболее авторитетным представителям каждой организации. Пускай это не будет формальная делегация, а просто собрание людей, через которых идет взаимное осведомление и соглашение. Большего первоначально от «Тактического центра» и не ожидалось. От НЦ в него вошли Щепкин *[113] и Герасимов, в качестве заместителя – Трубецкой, от СОД – Д. Щепкин и Леонтьев, от СВ – Щепкин и Мельгунов. Таким образом, Щепкин представлял как бы две организации. Действительно, в «Тактическом центре» скоро была принята формула соглашения, все же довольно абстрактная и содержащая три указанных положения. Молва приписывала участие в ее выработке Алексинскому, который, действительно, уехав из Советской России, сообщил в интервью с местным журналистом об этом участии и заключенном соглашении. Само собой разумеется, принятые формулы особых практических последствий не имели, тем более что и давший повод (к соглашению. – Ред.) вопрос о конференции на Принцевых островах был снят с очереди. Советская власть согласилась послать представителей, но ее противники отказались это сделать. То же самое случилось и с примирительным американским предложением. Здесь предполагалось остановить гражданскую войну в России, каждому правительству остаться пока в его наличных географических пределах, общую амнистию, взаимные экономические сношения и, наконец, снять блокаду и открыть сношение России с остальным миром. Опять согласие исходило от Советской власти, а противодействие – от ее противников. Россия вновь была обречена на гражданскую войну. Значение «Тактического центра» лежало в другом. Он представлял из себя гораздо более приспособленный орган, уже в силу своей малочисленности, к принятию практических решений и действию. Пускай он был образован лишь для осведомления и соглашения, силою вещей он превращался в решающий центр. В сущности, он представлял большое сходство с «Центром»[114] 1918 года, куда входили представители к.-д., СОД и торгово-промышленных групп. Постепенно он принял и характер несколько более конспиративный, чем отдельные организации, в нем представленные. Отчетов и сообщений о его деятельности на заседаниях НЦ не делалось. Вообще он быстро превращался в орган, как независимый от входящих в него организаций, с которыми имели дело и приезжавшие с Юга. Наконец, впоследствии он вошел и в военную часть, связанную с НЦ, если не непосредственно, то через военную комиссию. Тем не менее и здесь, несомненно, личные влияния были не равновелики. Руководящая роль, по-видимому, принадлежала Н. Щепкину и Леонтьеву. Щепкин не только представлял две организации, но что гораздо важнее, он был несравненный мастер сглаживать различия и приводить их к единству. Кроме того, за ним стоял очень большой политический вес в глазах и НЦ, и СВ. Леонтьев считался человеком исключительно сильной воли и ясного практического ума и импонировал даже более левым членам СВ, которые существенно расходились с ним в программных вопросах. В самой манере его говорить было нечто властное и в то же время совершенно определенное. Леонтьев при своей кажущейся относительной правизне относился к большевизму как к государственной силе с уважением, но его возмущал полубольшевизм эсеров и меньшевиков. Прочие члены «Тактического центра» лишь дополняли этих двух главных действующих лиц.

В этот период на совещаниях НЦ продолжают разбираться и программные вопросы. По предложению Щепкина Котляревский сделал сообщение об основах федеративного строя в России, где указывал на его исторические основы и на современные условия. Он предложил схему географического разделения территории России по областям, изложил различие в их положении относительно центральной власти и культурно-экономических и этнографических областных делений, функции государственной власти, остающиеся за центром, и организацию самих областей. Сообщение вызвало много возражений, особенно со стороны Герасимова и Трубецкого, отчасти и других, которые находили, что в настоящее время неблагоразумно идти далее расширенного местного самоуправления, что нужно думать о единстве, а не о расчленении. Докладчик указывал, что федерализм именно необходим во имя единства, которому угрожает прямо отторжение части областей, и что федерализм вполне совместим с единством в том, в чем это единство сейчас государственно необходимо. Совещание предложило докладчику далее разработать вопрос, но он не обсуждался.

Вообще же здесь сказывались известные практические разномыслия.

Осведомление за этот месяц было несколько полнее. Особенно подробный доклад был сделан приехавшим с юга Хартулари. Борьба групп и партий продолжалась. Французская оккупация Одессы оставила глубокое разочарование сторонников интервенции, так как Одесса под властью этой оккупации представляла зрелище полной анархии; самый же французский гарнизон всецело оказался под влиянием большевистской пропаганды, что отчасти объясняло и внезапный уход французов. Поэтому в белогвардейских кругах было большое разочарование в французах, но тем более рассчитывали на англичан. Добровольческая армия в это время была в положении, которое решительно не позволяло от нее ожидать быстрых движений. Ей очень повредили действия ее частей в Крыму, где произошли грабежи и бесчинства. Много Хартулари говорил об экономическом положении Юга, железных дорог, угольных копей и т. п. Кроме сообщений с Юга, рассказывалось и о том, что происходило в Москве и вокруг нее. Обычно Щепкин делал эти сообщения относительно роста зеленой армии, дезертирства, волнений на фабриках и заводах и т. п.

Сведения были случайные и отрывочные, показывающие, как ненадежны источники. Чрезвычайно преувеличенное значение было придано самим Щепкиным (по-видимому, на основании данных СВ) забастовке на Александровской ж. д. Крайняя и очевидная неудовлетворительность всей этой информации заставляла поставить вопрос: нельзя ли ее улучшить и пополнить? Но все это оказывалось неосуществимым. Щепкин же передавал и слухи с фронта, впрочем, и сам предостерегая против того, чтобы им слишком верить. Он сообщал, например, о сожжении Колчаком Волжской флотилии, зимовавшей в затоне, о взятии Астрахани, которое не подтвердилось. Вообще военные известия довольно обывательского типа исходили почти исключительно от него; источников он не указывал. Очевидно, однако, у него уже в этот период был ряд сношений с военными кругами, совсем не известных НЦ. На это, между прочим, жаловался Шипов. Он находил, что Щепкин вообще не сообщает многих известий, которые он имеет относительно военных дел, что он единолично принимает приезжающих с юга и т. п. Другие члены совещания видели здесь некоторую мнительность со стороны Шилова, который в мае окончательно перестал бывать на совещаниях НЦ и совсем от него вообще отошел.

Последние месяцы жизни НЦ – с конца апреля до конца августа – опять отличались своими особенностями. Заседания ввиду летнего времени стали менее полными. Отдельные члены часто отсутствовали. С другой стороны, в них деятельное участие стал принимать Муравьев. Несомненно, он вносил в совещания эти нечто новое. Он не раз ставил вопрос о пересмотре всей деятельности совещаний. Не исходит ли она из ложных предпосылок? В самом большевизме происходит глубокая перемена. Создается Красная Армия, которая постепенно превращается в подлинную русскую армию. Муравьев чрезвычайно предостерегал против ее недооценки. Он и в других отношениях указывал на рост государственности в Советской России. Большевизм осуществляет дело объединения русской земли. С другой стороны, Муравьев очень сомневался в материальных и моральных силах Юга с их эмигрантской психологией. Эти мнения вызывали споры, но к ним более или менее присоединялись Котляревский, Фельдштейн и Кольцов. Щепкин очень внимательно к ним прислушивался, возражал, но не раз говорил, что, быть может, Муравьев и его сторонники правы. Но практического заключения из этого все же не делалось, как и сам Муравьев не предлагал таких заключений; он как бы призывал лишь к размышлению и проверке. Далее, в совещаниях участвовали экономисты-профессора Кафенгауз и Букшпан. Собственно, это были неформальные совещания, и Букшпан и Кафенгауз приглашались не в НЦ, а просто для обсуждения вопросов, связанных с экономической программой. В разработке ее, производимой Кафенгаузом и Букшпаном, вероятно, принимали участие и другие экономисты, к которым они обращались.

Можно было бы думать, что в эти месяцы, когда деникинское наступление шло успешнее, чем это предполагалось по известиям с юга о Добровольческой армии, можно было бы думать, что для совещания НЦ станут на первую очередь вопросы тактические. Но они сосредоточивались в «Тактическом центре»; совещание же могло обсуждать лишь общее направление тактики. Прежде всего оно по-прежнему не допускало мысли о каком-либо вооруженном выступлении в Москве и вообще в Советской России. С особой энергией и категоричностью об этой недопустимости говорил Герасимов, полагая, что оно привело бы лишь к бесплодному кровопролитию. Речь может идти лишь о том, не произойдет ли такое выступление стихийно. Но в это не верили ни Герасимов, ни Щепкин. Вообще, из слов Щепкина получалось такое впечатление, что в Москве не имеется военного материала для подобных выступлений. Щепкин как-то сказал, что, если бы большевики покинули Москву, а другая армия ее бы не заняла, он сомневается, возможно ли было бы в городе поддержать элементарный порядок.

Далее вообще совещание не останавливалось на вопросе, что будет, если Москва окажется в руках Деникина. Трудно сказать, кто из членов верил в эту возможность, кто нет. Скорее господствовало чувство, что здесь все неожиданно и неучитываемо. И вопрос о новой власти, новом правительстве никогда серьезно не ставился. Как-то раз Щепкин в шутливой форме его поставил. Названо было имя Леонтьева как подходящего человека для устройства управления и организации продовольствия. Назван был далее Герасимов, который заявил, что ни в какое правительство не пойдет. Он даже сделал поход и против Леонтьева, и против себя: по его словам, лица, прикосновенные к Временному правительству, должны были бы пожизненно лишиться права участия в какой бы то ни было власти. Щепкин, между прочим, говорил, что его личной мечтою было бы вернуться к муниципальной деятельности, к городскому хозяйству. Все это говорилось за чаем, совсем не в серьезном тоне, и сам Щепкин обратил разговор в шутку. Во всяком случае, никаких правительственных списков (как говорят, обращались по Петербургу, когда ему угрожал Юденич) ни в НЦ, ни в смежных организациях не ходило. Да и совсем не чувствовалось желание попасть во власть, если бы таковая и образовалась. Может быть, здесь сказывалось и инстинктивное чувство ее неизбежной непрочности.

С другой стороны, как раз академическая дятельность совещания в это время оживилась. По предложению Герасимова было решеноуяснить самые принципы возможной экономической программы. Имели в виду не конкретные законопроекты или отдельные мероприятия – вопрос ставился иначе. Какое направление народнохозяйственной политики может быть противопоставляемо политике коммунистической, в каком направлении эта последняя должна быть изменяема? Совещание признавало единодушно, что в сфере экономической все наши партии оказались несостоятельными, а между тем все развитие русской жизни в ближайшее время должно исходить под знаком экономики.

Кафенгауз дал характеристику экономической политике, руководимой принципом, важность которого для России сейчас не может быть преувеличена, принципом подъема производительных сил. Ему всецело должен подчиниться и вопрос, в каких пределах может признаваться частная собственность на землю и на орудия производства, и вопрос о социальных реформах. Он отсюда заключал, например, что нужно мириться с растущей дороговизной: законодатель должен поддерживать не потребителя, а производителя или, точнее, производство. Иностранный ввоз должен быть весь направлен на техническое оборудование русского народного хозяйства, а не на доставку предметов потребления, хотя бы и весьма нужных. С этой точки зрения Кафенгауз рассматривал и сельское хозяйство, и горное дело, и обрабатывающую промышленность, и транспорт, и торговлю. Необходимы большие жертвы от всех слоев населения, от всего наличного поколения, чтобы выйти из тяжкой хозяйственной разрухи, которая в конце концов сводится к катастрофическому падению производительности и производства: подъем их – первое условие социального и культурного прогресса. Возражая против социалистических мероприятий, которые не имеют в данное время необходимых народнохозяйственных предпосылок, докладчик предостерегал против того, чтобы отсюда делались выводы в пользу классовых интересов землевладельческих и торгово-промышленных.

Букшпан дал характеристику современного хозяйственного строя и в особенности подробно и объективно изложил устройство и деятельность Высшего Совета Народного Хозяйства с его столь многочисленными разветвлениями, его различных главков и центров. Далее он остановился на государственном регулировании хозяйственной жизни, которое становится неизбежным в силу самого факта мировой войны, а также связанных с нею глубоких социальных сдвигов; на пути такого регулирования стоят и европейские страны, и даже Америка. Задача лишь в том, чтобы при этом не угасить личной энергии и инициативы. Подробно он останавливался на политике внешней торговли, которая сейчас так важна для России: она также требует коренного государственного регулирования ввоза и вывоза, разрешительно-запретительной системы, которая позже сочетается с рядом частных краткосрочных соглашений между заинтересованными государствами. Для России в ближайшее время внешний оборот может быть лишь товарообменом, и Букшпан указывал на его основы: нужно, чтобы, вывозя необходимое сырье, Россия не получала взамен вещей, без которых в хозяйственном смысле можно обойтись; разрешение на вывоз этого сырья должно быть выдаваемо лишь под условием обратного ввоза эквивалентно необходимых, а не просто полезны> предметов. Для вывоза сейчас первенствующее значение имеет лес, и Букшпан, подобно Кафенгаузу, видел основную задачу в подъеме производительных сил.

Все эти сообщения живо обсуждались и вызвали большой интерес. Щепкин говорил, что экономическая политика есть все же часть общей политики, и здесь часто нельзя проводить начало исключительной хозяйственной целесообразности; нужно считаться и с взаимоотношением классовых сил, и с психологией момента. Так, аграрный вопрос в России стал более политическим, чем экономическим, и это отразилось на всех программных его решениях. Признана была желательной дальнейшая разработка экономической программы и в то же время – на этом настаивал Букшпан, поддержанный особенно Муравьевым и Котляревским, – действительное, объективное уяснение экономического положения Советской России и экономической политики Советской власти; эта политика сама не представляет чего-либо неподвижного и существенно меняется, например, в области земледелия; она также все более и более признает необходимость подъема производительных сил. При обсуждении докладов выдвинут был ряд и других вопросов, которые подлежат разработке, например о формах и характере иностранных концессий в России, полезных и даже необходимых, но представляющих свои политические и экономические опасности.

Естественно, большое место на заседаниях занимала информация, но она не становилась полнее, скорее напротив: она сосредоточивалась теперь в «Тактическом центре». За эти месяцы уже на совещании не появлялись приехавшие с юга лица, письма тоже были редки и скудны. Военные сообщения, которые делал Щепкин, мало прибавляли к материалу, даваемому «Известиями ВЦИК». Из них, между прочим, нельзя было даже представить, какими в конце концов силами располагает Добровольческая армия и как велика Красная Армия. Щепкин иногда говорил, что такая-то (по номеру или по командующему лицу) армия находится там-то, но не говорил, что она из себя представляет в смысле численности. Точно так же оставалось весьма неясным, насколько Красная Армия была хорошо вооружена. Здесь замечались прямые противоречия, которые могли объясняться или противоречиями источников, коими пользовался Щепкин, или неосведомленностью тех, кто ему говорил. Иногда выходило, что Красная Армия совсем не вооружена и что через несколько недель ей не из чего будет стрелять; иногда – что у нее избыток всякого, особенно артиллерийского, снабжения, что и в смысле винтовок и патронов она снабжена удовлетворительно. Весьма противоречивы были данные и о психологическом состоянии обеих сторон. Несомненно, лица, осведомлявшие Щепкина, в общем, склонны были преуменьшать материальные и моральные силы Красной Армии, что сознавал, по-видимому, и Щепкин, который вообще менее производил впечатление человека легковерного.

Скудны были известия и о политическом положении Юга. Совещание не знало даже точно состава правительства, которое окружало Деникина, ни организации его. Было известно, что Деникин назначил министром юстиции Винавера, и можно было видеть в этом акте его желание отклонить от Добровольческой армии обвинение в антисемитизме. Впоследствии само известие опровергалось. Неясно также было, в качестве кого находится там Астров: в качестве министра внутренних дел (он, по-видимому, был им, но очень короткое время), министром без портфеля или просто политическим советником? Однако даже отрывочные сведения показывали, что политически и НЦ, и кадеты бессильны на Юге и что власть находится в гораздо более правых руках. Начинает упоминаться даже такое одиозное имя старого порядка, как Стишинский, правда, не в составе правительства, но все же оказывалось возможным какое-то влияние, возможен самый слух о лице, которое в 1906 году оказалось слишком правым для Столыпина. Несомненно, уже очень большим политическим влиянием располагал Лукомский, он впоследствии был и во главе правительства; по общему отзыву он стоял значительно правее Деникина. Но всего показательнее были назначения в занятых Добровольческой армией областях. Там появлялись старые губернаторы и т. п. Замечательно, что известия обычно подчеркивали, что Деникин не солидарен с этими правыми течениями, которые все более вокруг него берут верх, что он даже с ними борется, но безуспешно. Получалось впечатление, что общественные элементы, представленные в Добровольческой армии наиболее сильно, завоевывая области, вовсе не хотели передавать власть в руки тех, кто в их глазах, подобно кадетам, все же не свободны были от известной левизны, как и от вины в содействии революции. Власть переходила к кадровому офицерству, и оно приносило всю горечь пережитых обид и социальной деградации. Сказывалось это и в известиях об аграрных отношениях, хотя и здесь как будто Деникин понимал последствие, которое будет иметь отнятие земли у крестьян. Сообщалось о бесчинствах и насилиях, особенно над еврейским населением, хотя, по-видимому, Добровольческая армия не доходила до эксцессов, которые над евреями совершали петлюровцы, и командный состав Добровольческой армии с такими эксцессами боролся. Вместе с тем обычно передавалось о большом падении цен на хлеб и вообще на съестные припасы, о появлении этих последних в большом количестве на рынке в результате занятия данного города Добровольческой армией (Харьков, Белгород).

Информация о настроениях в Советской России – она по-прежнему касалась настроения рабочих и крестьян. Указывалось на недовольство их Советской властью, но и в то же время совещания не показывали противоположных симпатий. Котляревский, бывший в июле в деревне (в Московской губернии), указывал, что недовольство у крестьян чувствуется главным образом наборами[115] и мерами против дезертирства, отчасти и советскими хозяйствами, но что ему не приходилось слышать пожеланий прихода Деникина; если бы пришлось выбирать, он думает, что большое большинство в деревне этих местностей стояло бы за Советскую власть. То же приблизительно сообщалось и относительно рабочих: в конце концов и их недовольство Советской властью не принципиальное, а практическое, вызванное прежде всего продовольственными трудностями. Нельзя придавать серьезного значения тому, что большевистские ораторы на митингах, на отдельных фабриках и заводах встречали несочувствие и осуждение аудитории. По-видимому, уменьшалось и дезертирство, против которого, правда, явно Советская власть выступила с мерами суровыми и даже беспощадными.

Очень чувствовался недостаток информации относительно иностранных дел. В каком отношении находятся европейские государства к гражданской войне, раздирающей Россию, какое участие склонны они в ней принять? Муравьев особенно указывал, что «Известия ВЦИК» дают в общем верную, хотя, конечно, одностороннюю картину. Нужно только более вчитываться в отдельные сообщения, их сопоставлять, вообще применять известный критический метод, что он и делал.

По-видимому, на Юге продолжалось охлаждение к французам и тяготение к англичанам, которые поддерживали денежными средствами и снабжением всякого рода Деникина. Разочарование во французах у военных пробуждало немецкие симпатии, которые, однако, не встречали никакого отклика в высшем командном составе; вероятно, там опасались поссориться с англичанами. Общее же впечатление было такое, что в русском вопросе державы ни к чему определенному до сих нор не пришли. Непонятно было, почему они признали «верховным правителем» Колчака (даже Америка, которая так долго в этом вопросе колебалась), когда он уже стал терпеть решительные поражения. Всего определеннее все-таки казалось отношение правительства Ллойд Джорджа. По Москве ходил перевод его парламентской речи, где он говорил об активной интервенции в русские дела. Неизвестно было, насколько это перевод, а не апокриф, так как английского текста никто не видел. Но вообще и здесь, по Москве, ходили фантастические слухи, и они достигали совещания НЦ. Их также обычно передавал Щепкин, оговаривая сомнения в их достоверности.

Однако и он был склонен поверить слуху о начале враждебных действий со стороны Германии против Советской России на основании неопубликованного в России параграфа Версальского договора, по которому на Германию возлагается обязанность восстановить порядок в России. Понимая хотя бы несколько отношения между Германией и Антантой в это время, нельзя было не видеть здесь явной выдумки. Кроме того, полный текст Версальского договора был напечатан в номере «Тайме», который находился в читальне Народного комиссариата иностранных дел, и там можно было воочию убедиться, чго никакого подобного параграфа не имеется. Далее Щепкин указывал на ту тревогу, которую вызывают в Англии планы Советской власти в Азии, широкая пропаганда советского строя, которая там ведется из России на местных языках, политика Советской власти в Персии и особенно в Афганистане, приемы представителей народов Индии и Китая. Об этом он говорил довольно подробно, как бы придавая большое значение. Впоследствии выяснилось, что у Щепкина летом 1919 года были сношения с представителем английского правительства в России (Полем Дюксом), и, быть может, здесь отразились указания этого представителя. Но возможно и то, что Щепкин здесь просто делал вывод из данных, которые печатались в «Известиях». Могло, действительно, казаться, что страх перед русско-большевистским влиянием на Востоке вообще заставит их более энергично действовать в русском вопросе. Были также данные, что в иностранных кругах, расположенных так или иначе помогать в борьбе с большевиками в России, существует большое опасение реакции, которую принесет победа Деникина. В совещании «Центра» читалось опубликованное в «Правде» письмо князя Львова, председателя Русского комитета в Париже, к Деникину, где Львов, предостерегая его против реакционеров, советовал привлечь в правительство социалистов и т. д.; иначе друзья Добровольческой армии за границей могут оказаться совсем бессильными. Ответ Деникина, также напечатанный в «Правде», был весьма сух. Быть может, он в это время больше интересовался поддержкой Англии, чем Франции, где эти опасения перед грядущей русской реакцией были особенно сильны, как и в Америке, которая вообще держалась иного взгляда на внутреннее положение в России, чем Англия и Франция. Каких-либо известий о деятельности Русского комитета в Париже[116] и подобных ему русских эмигрантских организаций не было. Лишь из «Известий ВЦИК» можно было узнать, что Струве входит в парижский комитет в качестве представителя НЦ. Кто его назначил, было неизвестно. Вероятно, южане, о чем, впрочем, они не извещали.

В этой связи вставал другой вопрос, на который обращал особое внимание Муравьев. По-видимому, восстановление единства России в смысле возвращения ее к довоенным границам не входило в виды союзников. Независимость Польши стала совершившимся фактом, но кроме нее, державы признали независимость Финляндии и склонны были признать независимость Прибалтийских государств и Закавказья, даже брали под свою защиту самостийность Украины и поощряли виды Румынии на Бессарабию. Ни Франция, ни Англия вовсе не заинтересованы в особом усилении России, когда Германия для них уже неопасна. Муравьев говорил, что с этим русское общество обязано бороться совершенно независимо от своих отношений к большевизму и Советской власти. Совершенно недопустимо, чтобы успехи во внутренней борьбе покупались ценою расчленения России. При таком ходе дел сама Советская власть обращается в хранительницу нашего государственного единства, и тогда ее должны поддерживать и те, кто в очень многом другом против нее. Эти мысли поддерживал и Котляревский. Он только указывал, что различные части России находятся тут в различном положении. Независимость Финляндии есть тоже совершившийся факт. Его признала и Европа, и Советская власть. Независимость Прибалтики не может быть прочной. Ни Эстония, ни даже Латвия, ни, особенно, Литва не могут сделаться действительными независимыми государствами. Они соединятся или с Германией, или с Польшей, или с Россией, что для них всего естественнее, в особенности при проведении в государственную жизнь России федеративных начал.

Гораздо опаснее отторжение Закавказья и виды англичан на Туркестан. Одна потеря Баку наносит непоправимый удар русскому народному хозяйству. Вообще, наши политические и экономические интересы ориентированы сейчас больше на Юг и на Восток, чем на Запад. И с этим надо считаться и в оценке этого значения, которое представляют для России различные ее бывшие окраины. Поэтому было бы так важно вернуть к единству с Россией Грузию и Азербайджан, что опять-таки требует политики признания широких прав за всеми народностями России при сохранении ее государственного единства. По поводу Польши Котляревский сообщил свой разговор с Венцковским, польским уполномоченным, у которого он был по делам Великого Северного пути. Из этого разговора выходило, что в Польше есть довольно сильное течение в пользу расширения ее границ к востоку за счет не только Литвы, но и белорусских областей – стремление к границам по Западной Двине и Березине, и даже по Днепру. И это стремление находит поддержку во Франции: французы не прочь были бы дать полякам границы 1772 года.[117] Поэтому они сочувствуют движению польской эмиграции на восток. Сам Венцковский вовсе не солидаризировался с этим течением, говоря о своих симпатиях к России; относился с большим уважением к Чичерину, но указанные выводы из его слов можно было сделать. Котляревский доказывал ему, что подобная политика неминуемо толкает Россию на сближение с Германией. И Герасимов, и Муравьев, и Трубецкой, и Кольцов говорили, что такие планы французской политики должны встретить самое резкое осуждение в России. Масса белорусского населения тяготеет к России, а не к Польше. Муравьев и Кольцов особенно указывали, что в борьбе с Польшей сама Советская власть будет осуществлять общенациональные начала.

Все эти известия показывали, насколько запутан с международной стороны русский вопрос. Власть, насажденная в России поддержкой Антанты, несомненно, будет находиться под ее влиянием и в полной от нее зависимости. С другой стороны, и Деникин, и Колчак эту поддержку получали если не в смысле человеческого материала, то деньгами, вооружением всякого рода, снабжением и т. д. Гражданская война неразрывно сплеталась с борьбой международной. Тут создавалась тяжкая проблема для всякого, кто ради устранения большевистской власти не шел с легким сердцем на иностранное вмешательство. Для совещания, по крайней мере, его большого большинства, становилось все яснее, что возрождение России может быть лишь результатом внутреннего развития, а не внешнего воздействия. У всех был в памяти опыт Скоропадского. С другой стороны, совещание теперь уже было свободно от идеализации Антанты, особенно после Версальского мира. О сближении с Германией говорили и Муравьев, и Котляревский, и Трубецкой. Никакой предвзятой враждебности к Германии, которая так сильна была в НЦ при его основании, не было. Все это, конечно, являлось лишь мнением отдельного кружка, ибо в это время всякая связь с НЦ на Юге прекратилась. Неизвестно было, как он организован, из кого состоит, в каких отношениях находится с к.-д. (по-видимому, ранее эти отношения были весьма близки), с СВ и другими организациями. По отдельным, правда, весьма запоздалым сведениям можно было заключить, однако, что у отдельных его членов, особенно у Федорова, несмотря на эти разочарования, принесенные французами, сохранилась старая вера в Антанту. Уход французов из Одессы, действия в Крыму, нежелание помочь беженцам из русской буржуазии – все это казалось ему мимолетным недоразумением: более же всего он опасался, что подобные недоразумения пробудят на Юге германофильские настроения.

По-прежнему для него Германия представлялась исконным врагом. Конечно, здесь нужно было принять во внимание и другое: южане, стоящие более или менее близко около Добровольческой армии и видящие оказываемую ей англичанами помощь, могли опасаться, что всякие немецкие симпатии могут совершенно изменить готовность англичан.

Этот период закончился арестом Щепкина, который произошел 28–29 августа. В сущности говоря, здесь оканчивается история московских совещаний НЦ даже внешним образом; правильных совещаний после этого не было, некоторые члены совсем их не посещали, и, по-видимому, не было даже для них содержания. Некоторое время продолжал действовать «Тактический центр», но военные организации были разгромлены, положение в Москве чрезвычайно обострилось после расстрела Щепкина и взрыва в Леонтьевском переулке.[118] Впрочем, «Тактический центр» же давно совершенно отделился от совещаний НЦ и вел обособленное от них, как, вероятно, и от СОД и СВ, существование. Но для НЦ арест Щепкина имел и огромное внутреннее значение.

Данные, опубликованные в связи с арестом Щепкина, и позднейшее разоблачение показали всю широту его военных связей. Это были его личные связи. Можно сказать категорически, что совещание НЦ, как таковое, никакого отношения к военному заговору не имело. Эти военные связи были ему неизвестны, как неизвестно и участие целого ряда лиц, арестованных вместе со Щепкиным и оказывавших ему техническое содействие, – Алферова, Волкова, братьев Астровых и т. д. Относительно Алферова члены совещания, знавшие его ближе, были уверены в его совершенной непричастности (до такой степени он казался вообще далеким от всякой политики), и долгое время они оставались под впечатлением, что здесь имела место какая-то роковая судебная ошибка. Создавалось впечатление, что НЦ – мощная организация, опирающаяся на значительные военные силы и снабжаемая большими средствами, которых эти силы требовали. В действительности фирма НЦ была связана с совершенно различными организациями, которые друг друга не знали, да и по самому духу были достаточно далеки друг от друга. Но их связывала личность Щепкина. Несомненно, он был выдающийся организатор. Даже на совещаниях НЦ можно было наблюдать, как он умел приводить к единству взгляды и положения достаточно противоположные. Он был не только руководителем НЦ, он, в сущности говоря, и составлял его ядро. Можно, конечно, сказать, что отдельные члены совещания НЦ, как Шипов, и отчасти Герасимов, вошедший в «Тактический центр», более других могли считаться входящими в такое ядро. Но все же значение Щепкина оставалось совершенно преобладающим даже и при наличности «Тактического центра», где был такой сильный, авторитетный человек, как Леонтьев. Вероятно, Щепкин во многом давал тон и «Союзу возрождения», будучи неизмеримо крупнее Мельгунова, и, быть может, этим объясняется, что в Москве НЦ и СВ, довольно разнородные по составу, как-то не сталкивались наподобие того, что происходило на Юге.

Лишь благодаря Щепкину НЦ мог совмещать такие разнообразные формы деятельности – от почти чистого академизма до военного заговора. Это было бы невозможным, если бы во главе его остался Шипов с его принципиальностью, непоколебимыми убеждениями, которые принимали облик религиозной веры, с малой способностью при всей его личной терпимости представлять себе чуждые ему точки зрения и чуждую психологию. Понятно, что НЦ его не удовлетворил, не удовлетворял и образ действий Щепкина. Понятен и психологически, с другой стороны, и этот последний образ действий. У Щепкина был свой личный план разрешения русского кризиса, который он вовсе не считал нужным подвергать коллективным обсуждениям. Будучи вообще большим скептиком, он не ожидал многого от таких обсуждений, и в смысле консервативном он не хотел этого делать – не раз он высказывался, что русские вообще плохие конспираторы и не умеют молчать. Замечательно, что вместе с этим собственные совещания НЦ он вовсе не стремился обставлять какой-либо конспиративностью, охотно шел на присутствие лиц, могущих в качестве специалистов известного вопроса принять участие в прениях, и т. п. Беря на себя осуществление своего плана с наиболее опасной стороны, в смысле сношения с военной средой и ее организацией, он заранее брал на себя и все возможные последствия. Часто выражалось удивление, что Щепкин был до такой степени неосторожным, как это обнаружилось при его аресте. Ужели он не предвидел его возможность? Думается, что неосторожность была своего рода фатализмом, который он себе позволял, полагая, что, никого не посвящая в свои действия, он никого и не подведет. Могли тут сказаться и личные обстоятельства. Осенью 1918 года он потерял жену. Эта смерть, по рассказам лиц, близко его знающих, очень его потрясла, и он не раз говорил, что и по своему возрасту и по самочувствию жизнью он не дорожит. Правда, на людях он был бодр, спокоен, даже весел, но все это могло быть внешностью. Он всегда хорошо владел собою, и знавшие близко его люди говорили, что он умеет принимать на себя различные роли – способность, которую он получил как бы по наследству от своего предка знаменитого актера Щепкина.

С другой стороны, можно себе представить, какое впечатление произвели на участников совещания, и в особенности на тех, кто не входил в «Тактический центр», данные, обнаружившиеся в связи с арестом и гибелью Щепкина. Они увидали, около какой пропасти они стояли. Действовал здесь, конечно, и простой инстинкт самосохранения, но действовало и сознание, что работа НЦ пошла по совсем иному пути, чем это им представлялось, а между тем хотя бы моральная ответственность остается, и это одно приостанавливало всякую дальнейшую работу. Если бы они видели смысл НЦ в том, чтобы каким угодно путем устранилась Советская власть в Центральной России, то казалось, именно теперь перед НЦ открывались широкие перспективы. В короткое время Добровольческая армия заняла Киев, Курск, Воронеж, Орел, дошла в пределы Тульской губернии, которая смежна с Московской. На севере войска Юденича подходили к Петербургу. Но эти успехи не дали никакого толчка совещанию и не подействовали на его членов. А вслед за этим с конца октября начинается полный неуспех белых и на юге, и на севере и быстрое продвижение Красной Армии и здесь, и там, и в глубь Сибири. Уже в конце 1919 года исход гражданской войны определился. Победила Советская Россия. Среди тех кругов, которые всего ожидали от прихода Деникина в Москву, уже наступило полное разочарование. Они готовы всячески были бранить Деникина за его неспособность, за то, что он, не взвесив своих сил, бросился в авантюру. В то же время они жадно прислушивались к известиям с Западного фронта и к слухам о предстоящем наступлении польских войск – не придет ли избавление отсюда?

Гражданской войне виден был конец, крах, но перед Россией, особенно Центральной, особенно перед русским городом, вставали другие бедствия: голод, холод, полное расстройство транспорта, паралич промышленной жизни. С востока приходили ужасающие вести о распространении сыпного тифа. Приходилось уже бороться не с политическими или классовыми противниками, а с самой природой. Быть может, самые эти стихийные бедствия смягчали старую вражду. Чувствовалось, что спасти может лишь общая, самая напряженная работа, спасать приходилось уже физическую жизнь – свою и своих близких.

Наконец, и внешнее положение России изменилось. В январе 1920 года было опубликовано решение держав снять блокаду. Решение, правда, обставленное рядом оговорок о признании Советской власти, об ограниченных формах и размерах товарообмена. Но все же здесь пробивалась брешь в блокаде, которая являлась одним из основных условий бедственного состояния России. То, что могло быть достигнуто еще в начале 1919 года, когда встал вопрос о Принцевых островах, то начало осуществляться после года гражданской войны и всяческого разрушения.

Совещания НЦ в то время не было. Но прежние его сочлены встречались и обменивались мыслями. У большинства из них уже раньше сложилось убеждение, что русская интеллигенция вообще должна встать в совершенно лояльное отношение с Советской властью и вложиться в действительную созидательную работу. Военные успехи Деникина при установившейся политической обстановке не могли разрешить русского кризиса и только бы до бесконечности затянули бы гражданскую войну. Впрочем, эти успехи скоро кончились. Наступление же поляков есть прежде всего наступление на Россию и должно быть всеми русскими гражданами встречено как таковое. Чувство долга перед Россией с ее тяжкими бедствиями должно превозмочь всякие антипатии к большевизму. Впрочем, большевизм сам эволюционирует в направлении государственности, и эта эволюция пойдет тем быстрее и прочнее, чем скорее кончится гражданская война, прекратятся разговоры, прекратятся всякие виды сознательного и бессознательного саботажа. В настоящее время в России плодотворно можно работать лишь при известном лояльном отношении к Советской власти. Нейтралитет здесь неосуществим. Эта власть слишком связана со всеми сторонами не только государственной, но и народной жизни. Самый опыт работы в советских учреждениях некоторых членов бывшего совещания НЦ мог их убедить, что здесь есть достаточно широкое поле для применения своих сил. А общение с коммунистами важно не только для целей работы: здесь могут устраниться много недоразумений, и обе стороны лучше поймут и узнают друг друга.

К подобным взглядам пришли Муравьев, Котляревский, Фельдштейн и Кольцов. Одни раньше, другие позже. Практически это особенно проявилось в связи с вступлением Муравьева в Комиссариат иностранных дел, куда он был приглашен Чичериным и Караханом. Среди его знакомых некоторые находили этот шаг своего рода капитуляцией, признанием солидарности с внешней политикой Советской власти. По этому поводу члены бывшего совещания – Герасимов, Трубецкой, Муравьев, Котляревский, Кольцов и Фельдштейн – решили обменяться мнениями. Тут обнаружились значительные разногласия. Муравьев энергично отстаивал принципиальную правильность своего шага (ибо внешняя политика Советской власти есть в настоящее время русская внешняя политика) и вместе с тем необходимость вообще стать на новый путь не только для отдельных лиц, которые это и сделали, а вообще для кругов, из которых вышел НЦ. Его поддерживали Кольцов, Котляревский и Фельдштейн. Весьма возможно, что при дальнейших разговорах с ними в известных пределах согласились бы и возражавшие, особенно Трубецкой, который признавал серьезность доводов и за последнее время сам не чужд был больших сомнений в этом вопросе. Но разговор остался незаконченным потому, что разные случайности задержали новую встречу, а затем все эти лица в феврале были арестованы. Конечно, эти разговоры тоже не были формальными совещаниями НЦ. Последних тогда вообще не происходило. Правда, не было формального закрытия, но оно представлялось и неосуществимым (в каких, собственно, формах оно могло произойти?), да и ненужным. Оставалось несколько лиц, которые принимали раньше участие в этих совещаниях и которые уже в силу этого факта представляли друг для друга и при разногласиях известный интерес. Впрочем, у большинства и не было существенных разногласий.

НЦ возник в период, когда Советская власть считалась временной и переходной уже в силу международного положения России между воюющими странами. Он возник в связи с борьбой немецкой и союзнической ориентации. Он не имел определенно классового отпечатка и даже впоследствии не получил определенного политического облика; в этом смысле он отличался от СОД и от СВ. Это, быть может, привлекало к нему людей, которые не хотели себя связывать уже определенными решениями политических вопросов, для них самих спорных; это, с другой стороны, неизбежно сообщало ему некоторый академический характер. Действия же, которые связаны с именем НЦ, в сущности, были лишь действиями отдельных его членов, прежде всего Щепкина.

Со времени возникновения НЦ прошло меньше 2-х лет, но условия совсем изменились. От старых ориентации почти не осталось следа. Советская власть оказалась гораздо прочнее, чем можно было думать летом 1918 года. При самых тяжелых условиях она создала настоящую армию, и эта армия победила в гражданской войне. И как ни тяжело экономическое положение России, работа над его улучшением идет, создается трудами и слагается сознанием необходимости общих усилий. Самый советский строй оправдал себя уже своей длительностью, и в то же время в рамках его возможна и неизбежна эволюция, которая уже совершается. Советская Конституция сама по себе не есть нечто раз навсегда законченное, как склонны были представлять конституции в эпоху Великой французской революции их авторы. Лучшим же симптомом изменений является декрет об отмене смертной казни.[119]

При таких условиях НЦ уже принадлежит истории. Путь, по которому пошли общественные круги России, создавшие его, пройден до конца. Он принес лишь жертвы и разочарования. Но, быть может, такой предметный урок, хотя и купленный слишком дорогой ценой, оказался необходимым. Во всяком случае, мерилом жизнеспособности указанных общественных кругов является то, насколько они воспримут этот урок и сумеют стать на новый путь общенародного творческого труда, чуждого политиканства, классовых расчетов и затаенных вожделений мести. Можно еще отрясти прах от России, можно эмигрировать из нее. Но для тех, кто не может и не хочет этого сделать, другого пути нет.

24 марта 1920 года С. Котляревский

ВОЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА»*[120]

I

(Показания В. В. Ступина)

Я вошел в организацию Добровольческой армии Московского района через Ивана Николаевича Тихомирова, проживающего: Новослободская, 11, кв. 9, в октябре или декабре 1918 года. В то время в организации состоял Сергей Иванович Талыпин. С Талыпиным мы начали работать, ему досталась организационная работа по набору кадрового состава части (первоначально полка) и изучение районов Москвы – Пресненского, СущевскоМарьинского и Бутырского.

Мне же лично ставилось задачей привлекать других руководителей, которым можно было поручить набор таких же кадровых составов. Долгое время я не мог найти подходящих и желающих взять на себя такую роль лиц. Только весной 1919 года я уговорился с Миллером, который согласился взять на себя роль такового лица, и ему был дан район Лефортово для изучения его и поручен был набор кадрового состава. Все дело организации было основано на том, чтобы не делать преждевременных изолированных выступлений, а решено было их прежде всего согласовать с общим настроением населения и возможностью в случае успеха в Москве возможно скорее соединиться с приближающимися к Москве частями Добровольческой армии Колчака или Деникина в зависимости от того, кто будет ближе к Москве.

План восстания следующий.


Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

В. В. Ступин


Начало выступления – одновременно в двух секторах: Лефортовском и Пресненском – Сущевско-Марьинском. Так как все выступление базировалось на присоединении масс, то по пополнении кадрового состава части сектора эта часть должна была немедленно наступать по направлению к центру Москвы – Кремлю, а своими флангами секторы должны были стремиться соединиться, с тем чтобы по кольцу «Б» (трамвайное кольцо «Б») во время наступления выставить заставы, которые выделяются из состава выступающих частей. Кольцо «Б» этими заставами должно было быть приведено в оборонительное состояние. Приведение в оборонительное состояние кольца «Б» вызывалось необходимостью дать отпор наступающим частям в случае неудачи в дальнейшем их продвижении. Приведение же в оборонительное положение кольца «Б» явилось бы боевой блокадой центра Москвы.

Каждый начальник сектора в захваченных районах города действует согласно приказу № 1 командующего Добровольческой армией Московского района.

Оперативная сторона предоставлялась исключительно начальнику сектора.

К моменту разработки оперативного плана каждый из начальников секторов должен был посвятить меня во все детали, то есть со всеми средствами, необходимыми для выполнения боевой задачи.

Что же касается организации, могу показать, что из членов организации мне известны Алферов, Талыпин, Миллер и Иван Николаевич Тихомиров.

Возможно, что членов организации было больше, но мне известны только эти лица.

II

ПРИКАЗЫ И ВОЗЗВАНИЯ ВОЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

ПРИКАЗ № 1

КОМАНДУЮЩЕГО ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИЕЙ МОСКОВСКОГО РАЙОНА


Частям Добровольческой армии и населению приказывается принять к исполнению нижеследующее:

1) Все, борющиеся с оружием в руках или каким-либо другим способом против отрядов, застав или дозоров Добровольческой армии, подлежат немедленному расстрелу; не сдавшихся в начале столкновения или после соответствующего предупреждения в плен не брать.

2) Все, вооруженные винтовками, револьверами, ручными гранатами, шашками, кинжалами или финскими ножами, добровольно сдавшиеся без оказания предварительного сопротивления отряду, заставе или дозору Добровольческой армии, могут быть уверены в своей личной безопасности. По распоряжению начальника отряда, заставы или дозора эти лица по отнятии оружия и патронов отправляются при охране в пункт, назначенный в каждом районе, для проверки документов задерживаемых и сдачи оружия. Красноармейцев и слушателей командных курсов, сдавшихся в начале столкновения или после предупреждения и затем вызвавшихся добровольно принять участие в борьбе с коммунистами, по принятии их согласно указаниям п. 4 считать добровольцами.

3) Все без исключения лица, имеющие при себе на квартире пулеметы, винтовки, револьверы, патроны к ним, взрывчатые вещества, ручные гранаты, шашки и кинжалы, обязаны сдать все перечисленное оружие и патроны немедленно по занятии частями Добровольческой армии района их проживания, для чего надлежит у ближайшего отряда или дозора Добровольческой армии справиться о местонахождении пункта сдачи оружия.

4) Всем, желающим оказать содействие Добровольческой армии активным участием в борьбе или каким-либо другим способом, предлагается в ближайшем отряде или дозоре справиться о местонахождении военного начальника района, к коему и надлежит обратиться за указаниями. Вооруженным огнестрельным оружием добровольцам предлагается обращаться с просьбой о принятии их непосредственно в ближайший отряд или дозор. Отрядам или заставам иметь специально назначенных лиц для опроса являющихся добровольцев и решения о принятии их в отряд или направлении к военному начальнику района. Добровольцы принимаются по их желанию – или только на время борьбы в г. Москве и ее окрестностях, или на определенный срок. Семьи всех добровольцев (жена и родители – пожизненно, сестры, братья и дети – до совершеннолетия), погибших в борьбе или утративших не менее 70 % трудоспособности, обеспечиваются: служащих и рабочих – 100 % зарабатываемого разряда тарифной ставки, неслужащих – по определению особого органа, применительно к служащим. Добровольцам, утратившим трудоспособность менее 70 %, устанавливается пожизненная пенсия по тем же правилам оклада в 70 % разряда тарифной ставки. По смерти добровольца семья его на указанных выше основаниях пользуется пенсией в 50 % от следуемой добровольцу. Жалованье, кроме полного содержания, обеспечивается в месяц: рядовому добровольцу – 500 рублей, бывшим старшим унтер-офицерам или подпрапорщикам – 800 рублей. За семьями добровольца сохраняется право получения содержания по ныне занимаемому добровольцем месту его службы.

5) По занятии Добровольческой армией все, проживающие в нем, без исключения, – офицеры, военные чиновники, врачи, юнкера из 6-го и 7-го классов – обязаны явиться немедленно к военному начальнику района для получения соответственных назначений. Неявившиеся подлежат преданию военно-полевому суду.

6) Лица, упомянутые в п. 5, будут признаны добровольцами только в том случае, если они примкнули к движению до закрытия за Добровольческой армией их района и содействовали этому закрытию. Добровольцы-офицеры получают право на полное восстановление их прежнего служебного положения в армии. Добровольцы-юнкера и кадеты получают право на производство в офицеры без особого испытания. Добровольцы из слушателей всех командных курсов получают право также на производство в офицеры без особого испытания. Вообще же все добровольцы, принявшие участие в активной борьбе, получают право в будущем навсегда быть освобожденными от воинской повинности.

7) По занятии какого-либо района Добровольческой армией все находящиеся в этом районе правительственные или общественные учреждения, склады всякого рода имущества и продовольствия и организации обязаны не позднее как через 6 (шесть) часов зарегистрироваться со сведениями о деньгах, ценностях и имуществе, находящихся в регистрируемом помещении, у военного начальника района, под ответственностью председателя домового комитета или, если такового не имеется, то под ответственностью старшего из служащих, живущего при учреждении или складе, или кассиров и бухгалтеров учреждений.

8) Все части Добровольческой армии должны стремиться к скорейшему восстановлению порядка в занимаемых ими районах

9) Все ныне существующие государственные, казенные и общественные учреждения обязаны продолжать свою работу, и служащие обязаны являться на занятия. Если начальник не назначен, то в должность вступает старший по должности.


1. ВОЗЗВАНИЕ

Коммунисты! Прежде всего Добровольческая армия обращается к вам.

Довольно лжи! Вы в своих газетах и на митингах не перестаете самым бесстыдным образом обманывать народ, говоря, что за вами стоит большинство, что вас поддерживают рабочие и крестьяне. Между тем в действительности вы прежде всего гнетете тех же крестьян, отбирая у них продовольствие и скот, мобилизуя их на братоубийственную войну и расстреливая их, если они отказываются от призыва.

В России нет места, где не было бы недовольных вами, чему неопровержимым доказательством служат восстания с участием всех слоев населения, вспыхивающие во всех углах России.

Большинство из вас попали в коммунисты благодаря обману и обещаниям, которые не оправдались. Вы теперь сами сознаете, что так существовать государство больше не может.

Добровольческая армия гарантирует вам жизнь, если вы не окажете сопротивления и добровольно сдадитесь ее частям.

Красноармейцы и матросы! Вас насильно мобилизовали для того, чтобы вы усмиряли и расстреливали бы своих же отцов и братьев.

Вас беспрестанно обманывают, говоря и внушая вам, что Советская власть сильна; вы сами на себе чувствуете положение Советской власти – вы голодны, ибо вас нечем кормить; вы раздеты, так как вас не во что ни обуть, ни одеть; вас заставляют драться против вашего желания да еще и дают мало патронов, так как патронов далеко нет столько, сколько нужно; лошадей нет, а которые есть, те дохнут с голоду; обоза нет, и вы принуждены отбирать у своих же подводы; железные дороги настолько плохо работают, что продовольствие и другие запасы подвозятся с величайшим трудом и с каждым днем и даже часом все меньше и меньше. На что надеются коммунисты, опираясь на вас? Им не на что больше надеяться. Все, что они теперь могут, – это, пользуясь вами, как орудием, защищаясь вашей кровью и бросая вас насильно на фронт, возможно дольше продержаться у власти только для своих личных и партийных интересов. Красноармейцы и матросы! Вы сразу можете от этого освободиться и вернуться домой к мирному труду. Присоединяйтесь к Добровольческой армии с лозунгами: «Долой кровавых коммунистов!», «Долой гражданскую войну!»

Командный состав и слушатели командных курсов! Добровольческая армия обращается к вам потому, что одни из вас уже теперь ответственны перед своей Родиной за действия Красной Армии, а другие – слушатели курсов – готовятся к этому. Добровольческая армия предупреждает вас, что в настоящую минуту, когда дело идет о том, чтобы вырвать Родину из рук людей, вконец разоряющих ее и предающих ее этим всему миру, вы должны помнить, что ваше сопротивление Добровольческой армии будет беспощадно наказано, как измена перед Родиной и предательство ее в грязные нерусские руки теперешней власти. Примкните к Добровольческой армии, и тогда вы получите право наравне со всеми работать на защиту родной Великой России, которую многие из нас не перестали любить беззаветно, несмотря на весь обман и ложь коммунистической агитации. Долой Интернационал, губящий Великую Россию из-за выгод, мести и потехи кого угодно, только не искренне любящих Родину и русских.

Рабочие и железнодорожники! Всем известно, что вам постоянно твердят, что нынешняя власть – это ваша власть. Почему же коммунистам приходится усмирять рабочих, почему большинство из вас недовольны создавшимся положением и вы все трепещете перед маленькими кучками людей – коммунистическими ячейками, и повинуетесь им, созданным помимо желания большинства из вас? Вы, давно работающие в промышленности, прекрасно понимаете, что для развития ее нужны свободный труд и порядок. Возможно ли это теперь, когда, несмотря на большие получаемые деньги, вы не можете спокойно заняться своей работой, а должны сами обеспечить себя всем, иначе вам грозит голод и холод. Коммунисты закрыли много фабрик и заводов не только из-за отсутствия сырья и топлива, но закрытие каждой фабрики и завода, где настроение рабочих для них ненадежно, им дает материал для фронта в виде оставшихся безработных. Многие из вас прекрасно знают, что промышленность гибнет, гибель промышленности – ваша гибель, и вместе с гибелью промышленности должна неминуемо окончательно разориться и погибнуть страна, и ваша прямая, святая обязанность, как русских, – не дать погибнуть русской промышленности, а с тем и своей стране. Добровольческая армия, борясь за возрождение страны при условии свободы труда и наличия разумного порядка, призывает вас примкнуть к ней. Арестуйте те малочисленные кучки людей – коммунистические ячейки, под гнетом которых вы находитесь! Железнодорожники и трамвайные служащие, прекратите движение на время борьбы и не перевозите по железным дорогам воинские части коммунистов!

Телеграфисты! Не передавайте распоряжений коммунистов! Рабочие водопровода! Добровольческая армия просит вас не прекращать работу, чтобы этим не оставить население без воды!

Подмосковные крестьяне! Вы частью уже примкнули к рядам Добровольческой армии. Ваше поголовное недовольство коммунистами известно. Идите в Москву! Поступайте в ряды Добровольческой армии! Организуйте в районе деревень заставы для задержки всех автомобилей, скрывающихся с коммунистами из Москвы! Арестуйте своих коммунистов! Сообщайте об отрядах, двигающихся к Москве! Заставьте живущих у вас красноармейцев примкнуть к рядам Добровольческой армии!

Обыватели и все служащие! Вы наиболее обездоленные и наиболее терпящие голод и нужду, вы вертитесь в своей нужде как белка в колесе – городским пайком не прожить, ибо ничего не дают, жалованья не хватает, так как все безумно дорожает, и вам предстоит голодная и холодная зима, для вас давно понятно, что всякая жизнь в стране замирает, и страна гибнет в пожаре гражданской войны. Будьте мужественны, идите в ряды Добровольческой армии! Арестуйте известных вам коммунистов! Прекратите работу во всех учреждениях на время острого периода борьбы! Рвите в своих районах телеграфные и телефонные провода!

Милиция! Ваша обязанность – поддержание порядка – ставит вас вне борьбы. Если вы не будете оказывать сопротивления, то личный состав, за исключением коммунистов и сочувствующих им, будет оставлен на службе.

Боритесь все под своими лозунгами за одну общую мысль – избавление своей страны от чуждого нам, русским, интернационального засилья.

Добровольческая армия борется за лозунги:

«Да здравствует Единая Великая Россия!»

«Да здравствует Народное собрание на основе всеобщего избирательного права!»

«За поруганную Православную Церковь!»

«Долой братоубийственную гражданскую войну!»

«За свободный труд каждого по своему почину!»

«За свободу и неприкосновенность личности!»

«За свободу передвижения по стране!»

«За неприкосновенность частной собственности и жилища и обеспечение пользования результатами своего труда!»

«За справедливое решение земельного вопроса в пользу трудящихся над землей!»

«За обеспечение рабочих от эксплуатации их труда капиталом и государством!»

«За свободу торговли!»

«Только развитие мелкого кредита, кооперативов и самостоятельных мелких хозяйств поможет стране!»

«За широкое развитие частной инициативы в промышленности!»

«За немедленный возврат мобилизованных домой к мирному труду!»

«Долой кровавую, голодную, лживую и чуждую для нас, русских, власть коммунистов!»


2. ВОЗЗВАНИЕ

Настало время, когда всему населению стало ясно, что благодаря коммунистам Россия как государство перестала существовать, что страна обнищала до последней степени и продолжает разоряться гражданской войной и внутренней политикой коммунистов.

Коммунисты, овладевши властью силой, созданной ими путем обмана народа, много обещавшие, но ничего не давшие, разоряли все время, как разоряют и теперь, страну только ради своих партийных и личных интересов, мобилизуют население только для своей защиты – защиты интересов своей партии и расстреливают тех, кто не хочет ради этой узкой и низкой цели проливать свою кровь и кровь своих же братьев – русских.

Как бешеная собака ни с кем не может ужиться и кусает всех, встречающихся ей на пути, так и коммунисты никому не дают сказать слова правды и разоряют и расстреливают несогласных с ними. Вот почему они выбросили лозунг: «Да здравствует гражданская война».

Коммунисты прекрасно знают, что существовать у власти они могут только при полном подавлении свободы слова, при полном уничтожении свободы личности, так как если бы они хоть раз по справедливости провели бы выборы по всеобщему избирательному праву, то им бы у власти не бывать. Порукою этому тысячи расстрелянных и остатки сотен деревень, сожженных и разоренных коммунистами. Так только коммунисты удерживают свою власть и говорят, что «это власть рабоче-крестьянская». Такой обман только и возможен при тех приемах управления, какие применяют коммунисты, и при той бессовестной, наглой лжи, которую они всюду говорят и пишут. Коммунисты, сами не имея ни в чем недостатка и устроившись в тылу, зная давно, что громадное большинство населения городов и деревень не за них, проводят обманом и силою на выборах своих людей и, не будучи в состоянии избавить население от голода и холода, заставляют еще сражаться за их личные и партийные интересы под флагом демагогических и лживых лозунгов. На такое насилие может быть ответом только сила. Добровольческая армия Московского района призывает всех покончить с этим обманом и сбросить чуждую для нас и не подходящую нашим укладам и обычаям интернациональную власть коммунистов.

Боритесь все под своими лозунгами за одну общую мысль – избавиться от темного кошмара насилия, который душит нашу страну!

Добровольческая армия борется за лозунги:

«Да здравствует Единая Великая Россия!»

«Да здравствует Народное собрание на основе всеобщего избирательного права!»

«За поруганную Православную Церковь!»

«Долой братоубийственную гражданскую войну!»

«За свободный труд каждого по своему почину!»

«За свободу передвижения по стране!»

«За неприкосновенность частной собственности и жилища и обеспечение свободного пользования результатами своего труда!»

«За справедливое решение земельного вопроса в пользу трудящихся над землей!»

«За обеспечение рабочих от эксплуатации их труда капиталом и государством!»

«За свободу торговли!»

«Только развитие мелкого кредита, кооперативов и самостоятельных хозяйств поможет стране!»

«За широкое развитие частной инициативы в промышленности!»

«За немедленный возврат мобилизованных домой к мирному труду!»

«Долой кровавую, голодную, лживую и чуждую для нас, русских, власть коммунистов!»

III[121]

При вступлении мне было объяснено, что организация не преследует самостоятельных боевых целей, а имеет задачей: 1) сплочение имеющегося в Москве офицерства и оказание материальной поддержки наиболее нуждающимся из него; 2) в случае анархии в Москве, могущей быть по той или другой причине, использовать сплоченную группу офицерства как кадр лиц, могущих организовать охрану порядка. Из перечисленных заданий видно, что работа вся пока сводилась к набору личного состава.

Я лично в это время познакомился со Стоговым, при котором я и должен был исполнять роль начальника штаба. Связью с ним мне служил Владимир Львович Вартенбург.

Больше я в это время сведений об организации не имел.

По существу дела, вплоть до марта никакой работы мне выполнять не приходилось, да и по данным о личном составе той части организации, которой я ведал, видна была малочисленность группы (не более 60–70 человек), причем эта малочисленность имела тенденцию скорее еще уменьшаться, чем увеличиваться.

В марте в связи с наступлением Колчака мне было Стоговым предложено представить мои соображения о мерах, которые надо было бы принять, дабы увеличить интенсивность работы организации не только в исполнении указанных выше задач, но и предвидеть возможность активного выступления, причем последнее считалось возможным лишь как вхождение в начатое другими (рабочими или другой организацией) восстание.

Кроме того, мне было пояснено, что мы должны стремиться создать дивизию (то есть кадр ее) и что параллельно нам существует такой же, как и мы, зародыш другой дивизии.

Мои соображения сошлись с соображениями Стогова и свелись к принятию следующих мер: 1) в личный состав организации набирать только лиц, способных быть ударниками; 2) ударники обязаны были среди известных им лиц, не говоря им ничего об организации, наметить: а) сочувствующих, то есть лиц, которых по тем или другим причинам осведомлять преждевременно, но которые подходящи для набора их в последний момент и привлечения к активной работе, б) пассивных, то есть лиц, негодных для активной работы, но порядочных и годных для привлечения их к будущей организационной работе после одержанного успеха; 3) Ивану Николаевичу Тихомирову поручалось ведать изучением Москвы с целью определить местонахождение правительственных, гражданских и военных учреждений, а также воинских частей, 4) принять меры к быстрому оповещению и сбору членов организации в случае необходимости. Четвертый пункт на практике оказался совершенно неосуществимым благодаря необходимости соблюдать конспирацию.

Главный недостаток был в том, что не было оружия, а потому и боеспособность организации была, по существу, равна нулю. Средств и способов для приобретения оружия не было.

Особого плана тогда не вырабатывалось, так как было признано, что организация может лишь к чему-нибудь примкнуть.

В это же время организации было сообщено, что она считается частью Добровольческой армии, это обстоятельство в дальнейшем имело большое значение при наборе личного состава.

В понедельник на страстной неделе был арестован Стогов. Я остался один, приходилось решать вопрос о судьбе организации. Как раз за несколько дней до ареста Стогов мне сообщил, что он держит связь с членом политического центра, при котором

мы состоим, – Н. Н. Щепкиным, и собирался меня познакомить, но не успел.

Я и Иван Николаевич решили, несмотря на то, что не имели общих со Щепкиным знакомых, постараться каждый в отдельности связаться с ним. Мне это не удалось, Ив. Ник. связь установил. Выяснилось, что одновременно установил связь со Щепкиным начальник кадра второй дивизии С. А. Кузнецов, который и взял на себя поддержание связи со Щепкиным. Иван Николаевич, продолжая работать со мной, поступил в распоряжение С. А. Кузнецова для помощи ему в смысле связи со Щепкиным, мое же знакомство с последним не состоялось за ненадобностью.

В дальнейшем работа, по существу, шла в том направлении. Через Ивана Николаевича было выяснено, что весь кадр второй дивизии насчитывает около 20 человек.

Когда был арестован Кузнецов, то мною было решено присоединить кадр второй дивизии к первой, а с начальником этой группы, Савицким, держал связь Иван Николаевич. В скорое время Савицкий был передан Иваном Николаевичем Миллеру.

После ареста С. А. Кузнецова я остался совершенно один. Я связался со Щепкиным для выяснения положения. Щепкин дал мне ответ через несколько дней. Ответ был таков: 1) не предрешая вопроса о главе организации, мне предлагается вести дело дальше; 2) взять в свое ведение также разведку; 3) иметь постоянно связь со Щепкиным, с которым разъяснять все возникающие вопросы.

Первый и третий пункты я принял, от второго категорически отказался, мотивируя это тем, что боевое дело организации ни в коем случае нельзя смешивать с разведкой. В сношениях со Щепкиным мне продолжал помогать Иван Николаевич, взяв в свои руки денежную сторону дела.

Согласившись на руководство подготовительной работой организации, я предложил Щепкину вновь обдумать и конкретизировать цель существования организации.

Поводом к этому послужили тогдашние события в Петрограде. Вполне являлось вероятным, что в Москве будут сделаны аналогичные петроградским повальные обыски. И естественно, что при такой обстановке стоит рисковать вскрытием организации лишь в том случае, если организация преследует самостоятельную серьезную цель. При наличии же только указанных выше пассивных задач риск вскрытия организации не может быть оправдан. На основании сказанного спрашивалось: признается ли желательным, чтобы организация готовилась бы к максимуму, то есть к самостоятельному выступлению. Если последнее не признается желательным, то предполагалось организацию распустить. Вместе с тем указывалось, что население Москвы и ее гарнизон настолько запуганы и инертны, что к самостоятельным выступлениям совершенно не подготовлены и не способны. Но настроение все-таки таково, что при энергичной, бьющей на психологию вспышке присоединение масс вполне вероятно. Ответом послужило указание готовиться к максимуму, то есть к самостоятельному выступлению. Таким образом, организация вступила в новую фазу своего существования.

Положение дела организации после июня.

Для выполнения поставленной организации задачи мною был выработан план, к осуществлению которого и надлежало подготовляться.

Сущность плана изложена в первом показании. К изложенному могу добавить, что одновременно с выступлением предполагалось некоторые железные дороги, ведущие к Москве, подорвать не более 2-х переходов, дабы затруднить подачу в Москву подкреплений. Недостаток взрывчатых веществ, по-видимому, принудил бы это сделать даже кустарным способом – механической порчей. Организация этого дела, порученная Миллеру, налаживалась плохо.

В указанных двух боевых секторах главнейшей задачей ставилось захватить броневики. Разработка этого вопроса была поручена Звереву совместно с Талыпиным в Бутырском районе и с Миллером в Лефортовском районе.

Для руководства быстрой организацией стрельбы из орудий, захваченных на Ходынке, предназначалось Е. А. Флейшеру, личный состав для которого должен был набираться из оказавшихся под рукой артиллеристов во время захвата орудий. Д. Я. Алферов вступил в организацию в июле. Его квартира служила местом встреч. Кроме того, он иногда служил для связи.

Начальники секторов мною указаны в первом показании.

Кроме перечисленных лиц, мне другие лица неизвестны, чтобы я мог их указать.

В середине июля выяснилось, что на работу организации денег нет. Работа организационная продолжалась.

В августе Щепкин было мне сообщил, что получился неожиданный прилив денег, привезенных неким Василием Васильевичем.[122]

С получением этих денег явилась возможность развить работу. Миллеру было поручено подготовить типографию и по возможности изыскивать способ по покупке оружия. Как то, так и другое увенчалось успехом, но подробностей этих дел я не знаю.

Арест Щепкина прервал всякую связь с источником денег и с самим политическим центром.

В таком положении застал как раз организацию разгром.

В августе и сентябре дважды приказывалось в особенности тщательно перебрать состав ударных групп, чтобы освободиться от дутых цифр. Последнее в этом отношении предупреждение еще не вполне было проведено в жизнь. Можно предполагать, что в обоих секторах было бы в каждом ударников и сочувствующих примерно от 150 до 200 человек.

27 сентября 1919 года Ступин

IV

В начале пояснения схемы организации необходимо дать дополнительные сведения о ее развитии.

Я уже показал, что примерно в марте мне было сообщено Стоговым о желательности из бывшей под его начальством группы образовать дивизию, причем говорилось, что существует еще зародыш второй дивизии. Вся организация, таким образом, якобы представляла корпус.

Территория Москвы была поделена между дивизиями так, что восточная ее половина (исключая Замоскворечье) должна была изучаться второй дивизией, а первой дивизии дан был район – все Замоскворечье и западная половина. Точное направление разграничительной линии не помню.

Район каждой дивизии был распределен между полками дивизии. В первой дивизии (Стогов) это было сделано так: Толыпину дан район Пресни, Бутырки и Сущевско-Марьинский; Филипьеву – Хамовники и Дорогомилово; Найденову – Замоскворечье. У первых двух границей в сторону центра должно было служить трамвайное кольцо «Б».

Такой порядок сохраняется примерно до середины июня. Фактически он ничего реального не дал, главным образом потому, что, по существу, расплывчатая задача «изучения района» при инертности исполнителей была для них непонятна. Очевидно, требовалось ставить вполне определенные задачи, например: «определить месторасположение такого-то караульного батальона» и т. д.

Когда фактически после ареста С. А. Кузнецова во главе организации остался я один и вместе с тем определилось новое задание для организации – «готовиться к самостоятельному выступлению», я, естественно, должен был отказаться от бывших громких названий: «корпуса», «дивизии» – и перейти к более простой схеме.

Кроме того, я пришел к убеждению, что прежде всего необходимо задаться каким-либо планом, а в нем – возможным минимумом и готовиться прежде всего к последнему, а затем, при нарастании сил, развивать в пределах того же плана.

Время для подготовки еще было, т. к. самое выступление ставилось в зависимость от общей обстановки и настроения масс.

Сущность плана мною уже была изложена. Считалось необходимым начать одновременно в двух, по возможности диаметрально расположенных, районах. Таковыми районами были Лефортовский и Бутырский, потому что в них были расположены броневики, которыми и надлежало прежде всего овладеть. По овладении броневиками в обоих районах должны были ударные группы поднять стоявшие вблизи войсковые части и затем в зависимости от притока пополнений образовать атакующие колонны, которые немедленно и направить в атаку в направлении на центр Москвы (район Кремля).

Необходимо подчеркнуть, что план действий был еще в периоде подготовки, поэтому точно порядок выступления еще не был установлен, а направления атаки на центр еще совсем не обсуждались.

В частности, по районам пункты выступлений пока наметились следующие: у Миллера – в районе Николаевского вокзала, если группа 35-го полка будет достаточно сильна, в Лефортове и в Новогирееве (Высшая стрелковая школа), из Новогиреева восставшие должны были идти к Москве для захвата Рогожско-Симоновского участка; у Талыпина пока получился лишь один пункт – гараж формирования, где стояли броневики; Филипьеву было передано, чтобы он изучал Пресненский район и Александровский вокзал,[123] но пункт выступления еще не был указан. *** должен был обдумать захват артиллерии на Ходынке.

В дополнение к этим указаниям было передано: 1) как в момент выступления, так и атаки каждая ударная группа или атакующая колонна должна сама позаботиться о разведке и охранении; 2) иметь в виду, что кольцо трамвая «Б» следует считать как линию, на которой каждая атакующая колонна по проходе ее должна оставить части, а последние на соответствующем участке кольца «Б» должны образовать оборонительную линию как опору Для атакующих на случай неудачи в центре; 3) в зависимости от числа захваченных пулеметов и грузовиков надлежало в помощь броневикам вооружить грузовики пулеметами; 4) в инженерном отношении должны были быть Миллером сформированы партии Аля порчи железных дорог не ближе 2-х переходов; эти же партии Должны портить телеграф; саперы должны были составить соображения по обороне трамвайного кольца «Б»; по автомобильной части следовало обдумать: какие легче захватить гаражи; по железнодорожной части надлежало подготовиться к тому, чтобы по захвате какого-либо вокзала можно было легко сформировать поезд для высылки его вперед с соответствующей воинской силой для прикрытия Москвы от попытки оказать помощь извне.

Из изложенного в плане видно, что для подготовки к нему прежний порядок распределения организации по Москве не подходил. Самое большое, что можно было от прежнего порядка сохранить, – это название полка, но и это было бы неправильно, а потому я и стал называть бывшие полки ударными группами. Эти ударные группы, по мере выяснения обстановки, каждая должна была получить вполне конкретную задачу и к ней готовиться. Для объединения же и руководства этими ударными группами были назначены начальники районов – Миллер и Талыпин. Название дивизии здесь не подходит потому, что в дивизии всегда должно быть определенное число единиц, а в районах может быть произвольное число ударных групп в зависимости от намеченных пунктов выступления.

Лица, известные мне точно по организации, указаны на схеме. То же относительно связей с частями – показаны те, которых существование было твердо установлено.

Управление организацией было безусловно несовершенно. Оно, в сущности, воплощалось во мне одном. Произошло это потому, что еще попытки Стогова показали о невозможности пополнить штаб соответствующими лицами, главным образом благодаря несообразным претензиям тех, кому это предлагалось. Я в этом отношении попыток не делал.

О главе организации мне известно, что для этого предназначался Стогов. Других же имен я никаких не знаю.

О связях с подмосковными окрестностями могу показать, что попытки связаться с зелеными не имели успеха, так как: 1) зеленые, как явление временное, исчезли; 2) не с кем было связываться. О каких-либо теперь устанавливаемых связях твердо не знаю. Миллер говорил, что он намечает что-то в этом отношении.

Относительно теперешнего военного командования армией ничего фактического показать не могу. Могу лишь изложить один мой разговор со Щепкиным. Щепкин мне сказал, что некоторые лица ищут якобы связи в целях в нужный момент оказать услуги. Я ответил, что, поскольку слыхал у стоящих у власти, доверяться этому не следует, ибо ничего серьезного сделано быть не может и что такие намеки являются скорее просто кивком, который делается на всякий случай. Никаких имен при этом разговоре не называлось.

Считаю необходимым вновь категорически отвергнуть показание Миллера, что штабом ему была передана таблица с численностью войск. Помимо того, что совершенно нелогично было бы из штаба передавать такую таблицу лицу, которое ведало только районом, я еще укажу, что и таблица сама по себе никакого смысла не имеет, а является какими-то теоретическими измышлениями, ни на чем не основанными.

В штабе никаких связей с частями на фронте и провинцией не было.

Я позволю себе привести пояснение двух выражений: 1) связь с частью и 2) ячейка в части. Надеюсь, что это пояснение поможет разобраться.

Под «связью с частью» следует понимать тот случай, когда сама часть дает ударную группу не менее 30–40 человек. Эти ударные группы должны быть способны к самостоятельному выступлению и первым ее шагом, конечно, будет подъем своей же части или, по крайней мере, овладение по возможности всем оружием.

«Ячейка же в части» всегда малочисленна и даже может состоять из одного человека. Ячейка к самостоятельному выступлению не способна, всегда входит в состав какой-либо основной ударной группы организации.

В оперативном отношении это различие имеет также громадное значение. Дело в том, что ударную группу части в 40 и больше человек для выступления никуда не передвинешь, ибо это было бы слишком заметно. Такая ударная группа для первоначальных действий привлечена к месторасположению своей части. Ячейка же в составе основной ударной группы может действовать и не в местонахождении своей части.

Благодаря приведенному пояснению становится ясным, что если служащий или несколько служащих части или учреждения персонально и входили в организацию, то это еще не значит, что сама часть или учреждение примыкало к организации как определенная сила.

V

На предложенные мне вопросы могу пояснить нижеследующее:

1) По поводу связи с «зелеными» я уже показал, что к моменту ареста такая связь результата не дала. За последние дни мне было передано, что у Лейе начинается связь в районе северных железных дорог, что там есть какой-то владелец хутора, который может организовать около себя группу лиц. Я приказал, чтобы это было проверено посылкою туда надежного человека. Была ли фамилия этого хуторянина Овчинников, я твердо не помню.

Посылка лиц через Лейе для установления связи с зелеными в районе Рязанской жел. дор. результата не дала, так как оказалось, что не с кем связываться.

2) По поводу расходов организации могу показать, что таковые слагались из двух статей: одна – это выдача пособий, производившаяся каждые две недели, и другая – это расходы на организационную работу.

Первая сумма, требовавшаяся каждые две недели, была очень различна и только в августе достигла до 78–80 тысяч в полумесяц.

Отпуск же на вторую статью фактически начался только в августе, причем на покупку оружия и устройство типографии Миллеру было дано около 300 тысяч и Найденову в последние дни 15 тысяч.

Я только знаю, что Василий Васильевич привез миллион. О каком-либо другом способе переправки в Москву денег я не слыхал.

Для ясности считаю необходимым пояснить, почему именно выдавались пособия нуждающимся членам организации. Объявление организации частью Добровольческой армии и выдача пособий были двумя осязательными фактами, доказывавшими серьезность всего дела. Необходимость придать вескость всему делу была крайне важна, так как это способствовало набору личного состава. Выдача пособий, конечно, базировалась на добросовестности лиц, их требовавших. Мне достоверно известно, что лица, зарабатывавшие службой достаточное содержание, никаких пособий не получали.

3) Все сношения с Деникиным велись через Н. Н. Щепкина, ко мне лично никто не приезжал и явок для посылаемых на меня не было.

Никаких приказаний от Деникина организация не получала. Да и при существовавшем способе связи такие приказания были бы нецелесообразны, ибо получались бы всегда несвоевременно.

Организация работала самостоятельно.

4) По поводу указаний политического центра необходимо сказать, что такие указания вырабатывались после соответствующего освещения вопроса со стороны военной организации.

Но вместе с тем необходимо подчеркнуть, что военная организация не имела права решать самостоятельно каких-либо основных вопросов.

Все переговоры велись через Н. Н. Щепкина.

5) Относительно таблицы с численностью войск, найденной у Миллера, я никаких объяснений по ее содержанию дать не могу.

Замеченная мною подпись на оборотной стороне этой таблицы «Константин Константинович» напоминает мне следующее: при одной из встреч Миллеру было сказано, что вопросы по технической части, могущие возникнуть в его районе, должны обдумываться Константином Константиновичем. Миллер вынул из кармана какую-то бумажку и на ней записал это имя и отчество. Есть полное вероятие предполагать, что эта бумажка и была названной таблицей. Почерка, коим написана таблица, не знаю.

Константин Константинович ведал исключительно техническими вопросами, и в круг его обязанностей ни в коем случае не входило поддержание связи с частями на фронте и в провинции, да такой связи и вовсе не было.

Предположение, что вторая графа таблицы есть данные о числе сочувствующих на фронте, полученные на основании донесений, по-моему, совершенно невероятно, так как для этой статистики пришлось бы иметь особое бюро и массу агентов, что, конечно, на практике неосуществимо.

Считаю необходимым пояснить, что Миллер в организацию вступил не персонально, а как лицо, объединяющее уже целую группу лиц. Произошло как бы слияние двух групп. Если это принять во внимание, то станет ясным, что целый ряд вопросов может и не быть известным.

6) Я предполагал послать связь к Мамонтову. Людей для этого должен был дать Лейе, но посылка не состоялась, ибо в ней миновала надобность, так как Мамонтов в это время повернул на юг, в район станции Касторная.

Лиц, приехавших от Мамонтова в Москву, я не видал и связи с ними не имел.

7) Относительно Федорова могу показать, что Владимир Данилович Жуков мне передавал о желании Федорова, чтобы во время выступления к нему явилось бы несколько вооруженных лиц, которые заставили бы его работать. В подготовительной же работе Федоров, по-видимому, не отказывался участвовать.

Ступин

VI

Н. Н. Щепкин предлагал мне ведать разведкой, полагаю, что это значило бы, что мне придется принять целый ряд лиц, уже имеющихся у него. Я не считал это возможным, так как смешивать Дело организации с разведкой было нельзя.

Желая найти себе помощника, я попросил Ульянина – заведующего курсантами Академии Генерального штаба зайти со мной на совещание к Талыпину. Познакомившись с положением Дела, Ульянин, однако, определенного согласия не дал, уехал на занятия с курсантами на Ходынку, и связь с ним фактически прервалась, и для организации он никакой работы не выполнял. Ульянина знаю с детства.

Предложение подорвать железные дороги в районе Пенза – Рузаевка возникло в связи с перебросками войск с Восточного фронта на Южный. Задача подрыва была дана заведующему инженерной частью – Владимиру Даниловичу Жукову, который поручил Миллеру набрать личный состав партии.

Возможно, что о технической выполнимости этой задачи Жуков советовался с Федоровым. Жуков служил в управлении жел. – дор. войск. Посылка партии не состоялась ввиду явно выраженного нежелания ее ехать. Константин Константинович является преемником Жукова по организации.

Константину Константиновичу ставилась задача: разведка телефонной сети Москвы, цель – выяснить, каким образом остановить работу Центральной телефонной станции и изолировать в смысле телефонного сообщения Кремль и оперативный штаб отрядов особого назначения (Б. Чернышевский пер.,[124] 22); (кроме задач, изложенных выше, – телеграф, радиостанция, саперная часть и железнодорожная).

О телефонах. Предложил нападение на Центральную телефонную станцию.

Ударной группы для этой цели намечено не было.

Об изолировании Кремля и штаба особого назначения говорил, что разведка произведена.

О Сучковых слышал как о людях непорядочных, с которыми нужно быть осторожными.

Лейе ставилась задача – только занятие (Николаевского и Северного[125]) вокзалов и способствование атакующим вокзалы частям.

Связь с авиацией я считал поставленной хуже всего. Слышал, что имеется в виду человек, могущий быть пилотом.

О заводе «Амо». Признавалось необходимым его захватить, однако штаб сведений о связи с заводом не имел.

С Ланкевичем добивалось знакомства какое-то лицо, приехавшее из района Могилева (Гомеля), которое хотело обязательно связаться с московской организацией, предлагая услуги [от] якобы имеющейся в Могилеве организации. Но я от этой связи отказался, так как считал поддержание связи со столь отдаленной организацией нецелесообразным.

Относительно связи организации с Тихвиныммне ничего не было известно.

1 октября 1919 года Ступин

VII

Из вопросов, предложенных мне в предыдущих допросах, я вывел заключение:

1. Меня считают главой организации, возможно, и лицом, создавшим ее.

По этому вопросу я считаю необходимым пояснить, что в организацию я вступил тогда, когда она уже имела высшее управление, в виде управления корпуса. Я же вступил как обыкновенный рядовой член.

В дальнейшем ряд арестов высшего управления привел в июле сего года положение организации к тому, что я на правах преемственности, как старший, оказался в роли руководителя.

Так как вопрос о главе организации оставался все время открытым, то и руководство всем делом продолжало оставаться за мной.

2. Меня считают принадлежащим к кадетской партии или, во всяком случае, лицом, поддерживающим исключительно кадетскую программу.


Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Ордер на арест В. В Ступина


Такое заключение, по-видимому, выведено из того, что спроектированные приказ и приказание командующего Добровольческой армией носят в политической своей части отпечаток взглядов кадетской партии.

По этому поводу я могу показать, что проекты приказа и приказания, а также лозунгов, помещенных в конце воззвания, были первоначально набросаны мною.

Этот набросок затем обсуждался мною совместно со Щепкиным, который и ввел свои поправки, главным образом в политическую часть приказания и лозунги.

Только после этого обсуждения была окончательно выработана редакция приказа, приказания и лозунгов.

Таким образом, при участии в этом деле Щепкина неизбежно и должен был получиться отпечаток взглядов кадетской партии.

Кроме этих двух вопросов, считаю необходимым вновь подчеркнуть, что военная организация объединялась не какой-либо политической программой, а, как воинская часть, только сознанием, что она является частью Добровольческой армии.

О том, что военная организация состояла при определенном политическом центре, было известно только ограниченному числу лиц высшего управления. То же и относительно указаний, получаемых от центра, а также относительно того, что связь с Добровольческой армией поддерживалась центром, а не самой военной организацией.

8 октября 1919 года Ступин

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА Н. Н. ЩЕПКИНА[126]

На предложенное мне требование дать исторический и политический очерк «Союза возрождения», «Национального центра» и «Союза освобождения» должен объяснить, что как простой практический общественный деятель я не в состоянии дать то, что, может быть, от меня ожидается. К тому же обстановка, в которой приходится писать и думать, настолько необычна и унизительна для моего человеческого достоинства, что я не в состоянии предаваться спокойному историческому и политическому исследованию.

После Октябрьской революции коммерческие дела, бывшие у меня на руках, вынудили меня поехать в Киев, где я и задержался на все время вооруженных столкновений между Украиной и Советской Россией. После занятия Киева советскими войсками и незадолго до занятия Украины немцами я смог выбраться в Москву, куда и прибыл примерно в половине февраля.

Жизнь политических партий к этому времени еще не замирала, и руководители их еще не пришли к выводу, что разрушительный процесс, которому подверглась Россия под влиянием длительной войны, революции и катастрофически разрушительной деятельности советских властей всяких рангов, вплоть до Советов в самых глухих местах, не может быть остановлен и исправлен силами одной или даже союзом партий.

Я застал в Москве момент, когда думы всех лучших русских людей были сосредоточены на мучительной мысли об унизительном ударе, нанесенном России Советской властью с германским правительством заключением так называемого мира в Бресте, отдававшего страну фактически на разграбление немцев и ничуть в то же время не освобождавшего Россию от войны. В то же время в некоторых политических партиях горячо обсуждался вопрос о предположительном соглашении с Германией на предмет уничтожения в России всего, что связано с Советской властью и партией большевиков (впоследствии коммунистов).

Вопрос этот был умело подсунут агентами графа Мирбаха различным группам через лиц, мечтавших почти исключительно о возврате хотя бы в некоторой степени того, что было до революции, и думавших лишь о своих эгоистических интересах. Несмотря на то, что Украина стала именно на эту точку зрения и, как потом выяснилось, нашла в этом поддержку на Юге России, даже среди некоторых обычно демократически настроенных деятелей, Москва и Средняя Россия в этом отношении остались тверды на своей позиции ведения борьбы с Германией до конца в согласии с союзниками, оказывая для этого хотя бы пассивное сопротивление.

И угнетение и разрушение России, производимые диктатурой партии большевиков, представлялись для Средней России меньшим и притом более или менее временным злом, чем то, что обещало соглашение с Германией. На такое соглашение были склонны идти только лица и группы, примыкавшие к самым правым течениям, и соглашение не состоялось, так как германское правительство, исследовав почву, признало, что, опираясь на группы антидемократические, нельзя завоевать мирно коренную Россию.

Эта борьба мнений по поводу Брестского мира и возможного соглашения с германским правительством содействовала высокому подъему национального чувства даже в тех группах, которые были ранее совершенно равнодушны к национальному вопросу, особенно это сказывалось среди отдельных представителей ЦК партии эсеров (правых), для которых вопросы о национальном достоинстве России впервые стали практическими. Таковы были условия, побудившие искать сил и приемов для борьбы со всеми, кто унижал это национальное достоинство, и толкования для объединения этого людьми, одинаково мыслящими по этому вопросу.

Было и другое обстоятельство, побудившее искать объединений уже не партийных, а каких-то новых, стоящих по задачам своим под партиями. К этому времени политика партии коммунистов, захватившей всю власть в стране и диктовавшей свою волю всему населению под предлогами, что эту власть поддерживают рабочие и трудовое крестьянство, выяснилась вполне.

Прежде всего в этот период, несмотря на внешне видные нелады между Советским правительством и Германией, внутренне согласие и соглашение их были достаточно полны, и, как выяснит в будущем история, Советская власть являлась фактической союзницей Германии в борьбе с державами Согласия, а у себя внутри шла навстречу желаниям и указаниям, шедшим из дома, занятым графом Мирбахом.

Эти обстоятельства приводили к выводу, что в вопросе о борьбе с Германией не представляется возможным отделить Советскую власть от Германии. Затем беспримерное бесправие и гнет, которому подвергалось население всей страны, жестокости и эксцессы, применяемые по самым незначительным случаям, отобрание имущества под видом реквизиций и конфискаций, иногда ничем не отличавшихся от налетов и грабежей, воцарившееся в стране полное отсутствие гарантий не только неприкосновенности личности, но даже возможности сколько-нибудь спокойной жизни и хотя бы некоторой уверенности, что у тебя не будут отняты плоды трудов твоих, наконец, экономическая политика, направленная под лозунгом национализации, социализации и муниципализации всего производства и торговли, а в действительности приводившая к полному разрушению экономического быта и повергавшая страну в голод, холод и обнищание, – все эти явления давали ясную картину, что после года-двух такой внутренней политики Россия превратится в редко населенную пустыню, раздираемую внутренними кровавыми распрями взаимной ненависти, распадется и сделается по частям добычей более сильных соседей.

Все это ставило перед людьми, не отвыкшими любить свою Родину, вопрос: не является ли власть Коммунистической партии сама по себе злом, с которым необходимо бороться ради сохранения России, как единой нации, и ради ее возрождения? Можно было бы колебаться относительно этого, если бы эта власть давала что-либо созидательное, ценное стране, но обещания ее – мир, хлеб и свобода – остались словами, висящими в воздухе. Вместо этого, играя на низменных инстинктах масс, коммунистическая власть порвала тот тонкий, почти незаметный налет культуры и духа общественности, имеющийся у людей, и открыла выход для эгоистических стремлений человека; рядом с гражданской войной, голодом и бесправием, развились беспримерно хищничество и стремление к легкой наживе и использованию чужой нужды. Это стремление к наживе и возможность осуществления ее, а также захватывание всего чужого под предлогом уравнивания первые месяцы людям из масс рабочих, крестьянства казались осуществлением заветной мечты о равенстве имущественном, но скоро угар классовой ненависти стал ослабевать, а люди прозревшие стали убеждаться, что они стали в положение тех, за счет которых нажились, и подверглись, в свою очередь, ограблению, а главное – при той разрухе и бесправии, которые их окружали, были не в состоянии использовать нажитое и жить спокойно.

Широкие массы стали отходить от сочувствия коммунистической власти и становиться на сторону водворения в стране примитивного порядка, прекращения гражданской войны и опыта водворения в стране коммунизма. Этот процесс стал быстро развиваться и задерживался лишь некоторым опасением крестьянства, что захваченная ими земля будет отобрана. Мероприятия власти, захваченной Коммунистической партией, с каждым месяцем усиливали этот процесс, озлобляя население против этой власти. Таким образом, интересы народных масс уже не расходились с воззрением на власть Коммунистической партии, как на зло, подлежащее устранению ради спасения России, ее политического и экономического возрождения. Современное отношение крестьянства и значительной части рабочих к этой власти лучше всего подтверждает сказанное.

Таковы условия, при которых возникла мысль о создании «Союза возрождения». Не знаю, откуда пошла инициатива, но, насколько я мог выяснить, она шла из социалистических групп. Была ли при этом у кого-либо из инициаторов мысль о захвате власти какой-либо из партий, не знаю, да и не думаю. Последующее показало, что среди правых эсеров была действительно такая группа (учредиловцы), но эта группа не заключала в себе инициаторов «Союза возрождения». Что касается до «Партии народной свободы», к которой я принадлежу со дня ее возникновения, то у нее не только не было такой мысли, но она даже ни в целом, ни в лице высшего исполнительного органа ЦК не знала о создании этого «Союза». «Союз» был создан персонально, а не путем партийного представительства.

Руководители всех партий начали уже сознавать, что гибель или спасение России – вопрос не партийной программы, а вопрос, стоящий выше всех программ и партий. По условиям времени «Союз» этот не мог действовать иначе, как конспиративно, а «Партия народной свободы», как партия исключительно парламентская и приспособленная только для открытой деятельности, никогда не только не принимала участия в конспиративных организациях, но даже осуждала такого рода деятельность для партии в целом и для ее партийных органов. Отдельные члены партии, принимавшие участие в каких-либо конспиративных действиях, были вольны в своих действиях и не докладывали о них партии. Если впоследствии открывалось, что они своими действиями существенно нарушили программу или принесли вред партии, то суждение о них передавалось ЦК и съезду. Лично я примкнул к «Союзу» прежде всего как свободолюбец по всей моей природе, ненавидящий угнетения, откуда бы они ни происходили. Мой дед, знаменитый актер М. С. Щепкин, был крепостным и преемственно завещал нам идею борьбы со всяким крепостничеством, какими бы красивыми лозунгами оно ни прикрывалось.

Основными положениями практической платформы «Союза возрождения» были: доведение Россией борьбы с Германией до конца в союзе с державами Согласия, полное уничтожение власти партии большевиков (позднее партии коммунистов) и замена ее временно верховной директориальной властью из трех лиц, обязанной тотчас после окончания войны с Германией и освобождения страны от власти партии большевиков произвести на основах всеобщего избирательного права выборы в Учредительное собрание, которое и должно будет решить вопросы о форме правления в России, об основах государственного сожительства с отдельными областями, обладающими национальными особенностями, земельный и рабочий вопросы.

Упоминалось ли еще что-либо, не припомню. Время возникновения СВ относится к концу февраля или марта 1918 года.[127]

Приблизительно в то же самое время большая коалиционная группа, в состав которой входит много лиц, стоявших за союз с Германией, распалась именно на разногласии по этому вопросу, и на месте этой группы и возникла та группа, которую стали называть «Национальным центром». С представителями этих групп я почти не имел сношений до заключения первого периода деятельности, примерно до мая 1918 года. Я не могу поэтому сказать, чем в то время эти группы резко отличались от «Союза возрождения» по своим платформам. Различие это не было настолько существенно, чтобы препятствовать вхождению одновременно в «Союз возрождения» и в «Национальный центр». По-видимому, различие было прежде всего в отношении к социализму. В «Национальный центр» социалисты не входили, а затем различия сводились к оттенкам в отношении к Учредительному собранию, полноты проведения идеи всеобщности в избирательном законе, к форме будущего землевладения и т. п. Главные вопросы, интересовавшие обе группы, – это возрождение политическое и экономическое России и как вывод отсюда – борьба с Германией, устранение в стране власти коммунистов и замена ее народной властью, созданной Учредительным собранием, – разрешались ими одинаково. Первоначально «Нац. центр» мыслил временно власть, переходную до Учредительного собрания, в форме единоличной военной диктатуры, но затем в интересах объединения пошел на компромисс и принял как переходную форму директорию из трех лиц без подчинения остаткам Учредительного собрания, избранного при Временном правительстве. Местом пребывания директории «Союзом» и «Центром» была избрана Сибирь, так как предполагалось в то время, что именно из этой коренной русской области может пойти возрождение России на демократических основах, ибо здесь, в Сибири, всякое правительство должно будет прежде всего опираться на крестьянские массы. Пока велись между этими группами переговоры, в Москве произведен был полный разгром организаций «Партии народной свободы». Партия эта вела себя в отношении Советской власти до щепетильности лояльно. Тем не менее в мае в помещение ЦК и областного комитета партии (партийного) клуба явилась вооруженная стража с представителем ВЧК вечером и задержала в помещении клуба (это был очередной клубный вечер) что-то свыше 80 человек, в том числе много университетской молодежи обоего пола и несколько человек видных работников партии. Партийное помещение было занято, литература, имущество, деньги и даже припасы фактически уничтожены и расхищены. Деятельность партии до этого ограничивалась легальными видами агитации и стала невозможной тем более, что началось преследование по городу некоторых более видных членов партии. Из числа арестованных в мае 1918 года некоторые лица пробыли в заключении до мая 1919 года. Почти год! Партийным деятелям было сообщено из достоверного источника, что намек на необходимость разгрома партии сделан был из немецкого посольства, что объяснялось отместкой за отказ более демократических групп под влиянием «Партии народной свободы» от союза с Германией. В провинции при всяком случае местных волнений всегда гибло несколько местных деятелей «Партии народной свободы». Несмотря на такое нелояльное отношение со стороны власти к «Партии народной свободы», она осталась по-прежнему лояльной. Было условлено прекратить всякую деятельность партии, кроме благотворительности, что и выполнено. Деятельность партии за рубежом текла самостоятельно. Эти обстоятельства, показавшие, что деятельносгь политических партий, даже таких, как «Народная свобода», невозможна в Советской России, побудили «Союз возрождения» и «Нац. центр» перенести свою деятельность за рубеж Советской России. Часть членов уехала на север, часть – в Сибирь, а часть – на юг. В Москве решено было оставить лишь агентства для сношений. Все участники «Союза возрождения» и «Нац. центра» этого периода выбыли из Москвы и благополучно прибыли в намеченные ими места.

О политической группе, именовавшей себя «Союзом освобождения», за этот период я ничего не знаю.

Дальнейшая деятельность «Союза возрождения» и «Национального центра» развивалась без всякой связи с Москвой. Предполагалось, что Москва политически мертва. Об этой деятельности мне известно только по случайным и отрывочным сведениям, доходившим из советских газет и от случайных приезжих. В общем представляется, что «Союз возрождения» и «Национальный центр» в Киеве слились в тесный блок, объединив с собой «Союз земств и городов» и так называемое «Государственное объединенное совещание», согласив эти разнородные группы на общей платформе. Все эти группы при Скоропадском должны были уйти в подполье, а после падения Скоропадского – уйти совсем из Киева. После взятия Одессы коммунистами деятельность «Союза возрождения» на юге, по-видимому, прекратилась, а «Национальный центр» занялся разработкой местных реформ для местностей, занимаемых Добровольческой армией. Отдельные лица «Центра» вошли в состав совещания при Деникине, но до последнего времени «Центр» не имел особого влияния на дела.

Группа, уехавшая на север, сумела организовать там совещание в Уфе, которое избрало директорию из пяти лиц и связало эту директорию обязательством ответственности перед старым Учредительным собранием, то есть фактически перед частью партии правых эсеров с Черновым во главе, чем коренным образом нарушило московское соглашение. Это нарушение оттолкнуло от директории местные собрания и организации «Союза возрождения» и «Национального центра», что, вероятно, и послужило причиной замены директории единоличным управлением. После этого значительная часть эсеров Средней России заняла другую позицию, тогда как сибирские эсеры присоединились к решению «Союза возрождения».

Московские агентуры «Союза возрождения» и «Нац. центра» до получения сведения о замене директории единоличным правительством, а главное, до окончания войны Германии с державами Согласия, ограничивались сами незначительной деятельностью, так как главные центры их были за рубежом и до изменения политических условий не являлось надобности в каких-либо новых шагах. Распространение идей «Союза» и «Центра» шло как-то само собой постоянно так, что в печати иногда совершенно неожиданно сообщалось об обнаружении то там, то здесь по провинции организаций с такими же целями и с аналогичными наименованиями, хотя и не имевшими никакой связи с Москвой. После заключения мира и падения Уфимской директории приходилось определить свое отношение к этим событиям и последствиям. К этому времени совершенно выяснилось, что об изменении внутренней политики руководителей партии коммунистов не может быть и мысли, что они по-прежнему в ожидании поддержки путем всемирной революции продолжают и даже усиливают свой образ действия, ведущий Россию к окончательному экономическому и политическому падению и разложению, утверждая на словах, что их цель – объединение России. Положение, в которое приведены города, промышленность и крестьянство, прогрессировало в худшую сторону настолько, что люди, помышляющие о возрождении России, становились в тупик. Ввиду этого московские отделения «Союза» и «Центра» признали, что цель, намеченная при их создании, еще не достигнута и должна быть осуществлена властью, возникшей в России, а кроме этой власти переходного времени, уже не представляли первой возможности, тем более что остановить исторический процесс ее организации едва ли кто в силе, почему являлось необходимостью признать исторически сложившуюся власть (если она будет способна выполнить намеченные задачи, то есть заменить власть партии коммунистов народной властью, созданной Учредительным собранием, избранным на основах всеобщего избирательного права), прежде всего установить примитивный порядок и гарантию личной и имущественной неприкосновенности и возродить Россию политически и экономически. Причем устанавливалось, что возрождение это мыслимо только на основах широкой частной инициативы и восстановления частной собственности и предполагалось, что до Учредительного собрания будут проведены законы, обеспечивающие рабочим профессиональным организациям свободу, а им самим – достойное человека существование, и предприняты меры для перехода земель сельскохозяйственного пользования в руки трудящихся за определенное вознаграждение. Учредительное собрание должно было явиться завершением этой предварительной работы правительства промежуточного периода, после того как будет внесено известное примирение между гражданскими классами взамен ненависти и гражданской войны.

Эта платформа была принята и группами более правыми, примыкающими к взглядам так называемого «Государственного совещания Юга России». Дальнейшая деятельность членов «Союза» и «Центра» была направлена к созданию общественного мнения в пользу такой платформы и к побуждению отдельных социалистов по разным отраслям экономии, финансов, промышленности и торговли, к разработке в кругу специалистов практических программ для скорейшего упорядочения всех этих отраслей и для выработки мероприятий для переходного периода. Агитационные задачи облегчились тем, что к этому времени громадное количество большинства всех классов населения уже разделяло взгляды, изложенные в приведенной платформе, так что главные подготовительные меры для встречи власти, о которой говорится в платформе, как бы уже приняты и притом без всякой агитации со стороны «Союза» и «Центра», только одними действиями и распоряжениями советских властей, доведением населения страны до отчаяния.

Теперь всюду даже у рабочих и крестьян словно отошли на второй план все вопросы, недавно еще столь тревожные и больные. Все это стало бледным перед реальной опасностью гибели, если продолжится существующий порядок. Как будто сглаживаются партийные перегородки, и перед нацией ставятся задачи надпартийные, требующие решения общими усилиями. Россия разделяется на два политических и экономических лагеря – таков исторический процесс, в ходе которого приняли живейшее участие «Союз» и «Центр», сыгравшие роль кристаллизатора, кинутого в жидкость, готовую кристаллизоваться. В одном лагере провозглашают свободу, равенство, братство и ведут к нескончаемой гражданской войне, разжиганию классовой ненависти и гибели, в другом – не дают невыполнимых обещаний, не требуют невозможного, но стремятся создать условия для сносного и культурного существования путем внесения примирения между классами и политического и экономического возрождения нации, потрясаемой сложным катаклизмом.

3/IX 1919 года


В дополнение к данным мною объяснениям об истории возникновения и политического значения «Союза возрождения» и «Нац. центра» добавляю: в самом начале возникновения «Союз» делал попытки распространить свою деятельность по провинции, но за трудностью сношений и отсутствием людей от этого пришлось отказаться и ограничиться отправкой всех членов за рубеж Сов. России для работы там, как я упомянул ранее. Так возникли самостоятельные ячейки в Киеве, на севере, на юге и в Сибири.

Мне известно, как уже объяснял раньше, как возникали ячейки «Союза возрождения» и аналогичные им по задачам в отдельных городах, но без связи с Москвой, а самостоятельно. «Нац. центр» даже не задавался целью организации провинциальных оТ делений. В самом начале его деятельности в Петрограде образовался петроградский «Нац. центр», инициаторы которого в своей главной массе переехали в Сибирь ко времени Учредительного собрания, а в Петрограде осталась ячейка.

Как были организованы провинциальные ячейки обеих организаций, мне мало известно, так как до осени 1918 года я стоял довольно далеко от этих организаций, а к осени 1918 года всякая связь с провинцией сделалась настолько затруднительной, что фактически можно было считать, что живыми остались только московская и петроградская ячейки (или, как я называл ранее, агентства). Между этими двумя ячейками сношение было, они представляли собой обмен информационными сведениями, так как предпринимать внутри Советской России что-либо для проведения в жизнь целей обеих организаций не было возможности: все ограничивалось незаметным вначале распространением платформы в самых разнообразных кругах, причем дело это шло как бы лавиной, распространяясь в верхи, и в низы, и во всех политических партиях и деловых группировках; настолько повсюду сознавалась необходимость в осуществлении того, что намечено было платформой.

Кроме коммунистов, левых эсеров, значительнойчасти правых эсеров, меньшевиков-интернационалистов и бундовцев, вес остальное население города и деревни постепенно усваивало платформу и становилось в ряды «Союза» и «Центра», даже не подозревая иногда о существовании этих организаций. Эти политические надпартийные штабы были бродилом, брошенным в благоприятную и созревшую среду.

В первом периоде деятельности внутренняя организация этих штабов была обычная: были председатель, деловое бюро и пленум. С отъездом за рубеж всех участников (весною 1918 года), повторяю, в Москве осталась малочисленная по составу ячейка (агентство) почти исключительно для взаимоотношения с зарубежными организациями. Правильных собраний пленума уже не происходило, не было надобности в президиуме и секретариате; от времени до времени немногочисленные[128] члены ячейки виделись друг с другом, обменивались информационными данными, а если имелись запросы из-за рубежа (что было чрезвычайно редко), то условливались относительно содержания ответов. Иногда, тоже чрезвычайно редко, решалась отправка гонца с информациями. Фактически деловую часть часто принимал на себя один из сотоварищей, причем лица эти менялись.

Внутренняя организация петроградской ячейки мне неизвестна. Именно на основании моего знания внутренней организации ячеек (их малочисленности – личного состава, по свойствам отдельных лиц, входящих в них) я имею полное основание подтвердить, что я сказал на допросе, что с моим арестом фактически всякая деятельность ячеек обеих организаций прекратится, так как, кроме меня, все остальные оставшиеся ограничивали свою деятельность совещаниями и распространением идей об объединении на общей платформе. Найти лицо для замены меня в такие моменты, когда производятся аресты, едва ли будет возможно. Этим заканчиваю записку о политических штабах. Повторяю, что о петроградской организации «С оюза освобождения» ничего не знаю.

Н. И. Щепкин

ТАКТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР[129]

О состоявшемся в Москве весной 1919 года тактическом соглашении между «Национальным центром», «Союзом возрождения» и «Советом московских совещаний общественных деятелей» и об образовании этими группами так называемого «Тактического центра». Характеристика «Тактического центра» с момента его возникновения и до прекращения его существования в сентябре 1919 года.

Настоящая справка имеет своей целью охарактеризовать лишь один из этапов в непрерывной цепи событий, последовавших после Февральской революции 1917 года, в общем процессе формирования новых условий политической жизни, возникновения новых политических группировок среди крушения старых рамок государственной жизни и прежних социальных отношений. Ограничивая свое изложение поставленной мне целью, я тем не менее, чтобы подойти к возникновению соглашения между НЦ, СВ и СМСОД, не могу не сказать несколько слов о том, что предшествовало этому соглашению.

Мысль о необходимости перегруппировки ранее существовавших политических партий и об образовании новых приняла уже более или менее реальную форму во время существования так называемого предпарламента, созванного правительством Керенского осенью 1917 года. Уже в составе этого учреждения были группы, настаивавшие на образовании широкого демократического блока так называемых государственно мыслящих элементов, который мог бы, с одной стороны, служить опорой власти в ее мероприятиях по защите страны во время еще продолжавшейся войны и по борьбе со все возраставшей общей экономической разрухой, с другой – явиться организующей силой при предстоявших тогда выборах в Учредительное собрание. Созывавшиеся в Москве два совещания (в августе и сентябре[130]) многих общественных деятелей, беспартийных или принадлежащих ранее к разным партиям, сыграли известную роль в подготовке общественного мнения к необходимости этой широкой кооперации общественных сил, ставящих себе целью возрождение России и восстановление ее национального могущества. Увлечение руководивших в то время судьбами России партий крайними политическими и социальными лозунгами и стремление к интернационализации испытываемого страной революционного потрясения не могли не служить поводом к попытке противопоставить этому явлению программы действительно осуществимых широких государственных мероприятий, которые бы восстановили национальное могущество России, собрав воедино ее распадавшиеся части, и примирили бы все обострявшуюся классовую борьбу.

Кооператоры, представители «Совета московских совещаний», группа деятелей земских и городских органов самоуправления, представители части к.-д. партии, торгово-промышленная группа, представители науки – вот те элементы в составе предпарламента, которые составляли ядро предполагавшегося объединения. Октябрьская революция прервала только что начавшееся сближение. Этим кончился, я бы сказал, первый этап в интересующем нас процессе концентрации общественных сил.

Последовавшие затем провал Учредительного собрания, упразднение выбранных на основе всеобщего избирательного права органов местного самоуправления, фактический выход России из войны, продвижение неприятельских войск далеко в глубь страны, наконец, заключение Брестского мира и ратификация его съездом Советов, разрыв вследствие этого дипломатических сношений с бывшими союзниками России – все эти события не могли не поставить на очередь в самой острой форме вопрос о пересмотре идеологии: надо было сделать выводы из совершившегося и определить позиции.

Полная раздробленность уже упомянутых мною выше общественных элементов, а также проявившаяся крайняя партийная нетерпимость, своего рода сектантство политических групп делали попытки по объединению общественных сил совершенно лишенными результата. Между тем стране угрожала перспектива продолжения войны держав Согласия с Германией уже на территории России, блокада ее, вовлечение в эту борьбу находившихся в России чехословацких частей, а также формирование для той же цели – продолжения войны с Германией – русских добровольческих армий с образованием нового Восточного фронта, отрезавшего центр России от хлебородных губерний, от источников нефти, залежей угля, мест добычи металла, лишающего страну такой важной, питающей артерии, как Волга.

Вот в этот момент вокруг вопроса о необходимости добиться как от Антанты, так и от Германии (при условии согласия ее на известный пересмотр условий Брестского мира) признания полного нейтралитета России вновь оживает стремление общественных сил к объединению ради спасения страны от неисчислимых бедствий, неизбежных в случае осуществления этого Восточного фронта, и вообще от продолжения войны.

«Совет московских совещаний» первый поднял свой голос против этого плана держав Согласия и сделал со своей стороны все, чтобы в протесте против него объединились возможно более широкие круги. Предполагавшееся обращение с особым меморандумом как к Антанте, так и к Германии, завязавшиеся после долгих предварительных обсуждений в разных группах сношения с представителями германского посольства в Москве, начавшиеся по инициативе Германии и имевшие целью выяснить, согласна ли будет Германия на пересмотр продиктованных ею в Бресте условий мира, если Россия, выйдя из сферы влияния Англии, гарантирует ей полный нейтралитет в продолжавшейся на Западе борьбе, – все эти шаги могли бы рассчитывать на успех лишь при широкой и прочной их поддержке объединившимися общественными и деловыми группами. Такое объединение постепенно и выковывалось, и те же, мною упоминавшиеся, группы составляли его ядро.

Однако под влиянием взаимной недоверчивости, при стремлении и «верность союзникам» сохранить, и войти в соглашение с Германией, а главным образом из соображений, что якобы выход России из войны и ее нейтралитет, то есть известное как бы признание Брестского мира, укрепит Советскую власть, а образование Восточного фронта якобы приведет к ее падению, при самой оживленной агитации в этом смысле представителей держав Согласия, не скупившихся и на обещания, и на помощь необходимыми средствами, налаживавшееся объединение общественных сил развалилось, не давши положительных результатов. Так в первую половину лета 1918 года закончился второй этап занимающего наше внимание процесса.

В вышеизложенных политических событиях я принимал участие, как член «Совета московских совещаний», избранный в соетав его осенью 1917 года; в последовавших затем политических комбинациях, вплоть до весны 1919 года, я никакого участия уже не принимал. Между тем за этот период образовались и «Нац. центр», и «Союз возрождения» – организации, которые и взяли на себя задачу служить политической базой при осуществлении вышеупомянутого плана борьбы с Германией.

Стал образовываться Восточный фронт, осуществляться блокада центра России. Принятые решения, сулившие «Центру» самые ужасные лишения, вызвали тем самым перенесение политической работы из Москвы на окраины, куда и стали уезжать главные руководители указанных мной организаций, а затем начался и массовый отлив из Москвы общественных сил. Какие задачи ставили себе в это время в Москве «Нац. центр» и «Союз возрождения», я не знаю, так как не имел повода входить в какой-либо контакт с этими группами. Этот третий этап в развитии интересующего нас процесса главным образом и определил программу и тактику «Нац. центра» и «Союза возрождения». Из газет известно, что официальные представители этих организаций принимали участие в образовании заволжской директории, политического совещания при верховном командовании Добровольческой армии на Юге, в разнообразных совещаниях с союзниками в Крыму, Одессе и Яссах. К этому же периоду относится и декларация «Национального центра», о факте существования каковой я узнал позднее уже в «Тактическом центре», но самый текст которой так и остался мне неизвестным.

Новая попытка к расширению общественного фронта была сделана в связи с появлением в «Известиях ВЦИК» радио о конференции на Принцевых островах. К «Совету московских совещаний» обратились представители «Нац. центра» с предложением присоединиться к заявлению, адресуемому державами Согласия по поводу этого радио. Я совершенно не помню содержания этого документа; помню только, что нам сообщалось о тех больших затруднениях, с которыми текст заявления был установлен «Нац. центром» по соглашению с «Союзом возрождения», и что «Совету московских совещаний» остается лишь или дать, или не давать своей подписи. «Совет московских совещаний», не принимавший никакого участия в обсуждении текста, решительно отказался присоединиться к этому заявлению. Имело ли место в конце концов что-либо по поводу этого радио, я не знаю. Позднее, приблизительно в марте или апреле 1919 года, «Совету московских совещаний» было доложено Дм. Митр. Щепкиным о новом обращении к нему Ник. Ник. Щепкина с предложением обсудить вопрос о желательности сделать попытку достигнуть некоторого, более общего тактического соглашения между «Нац. Центром», «Союзом возрождения» и «Советом московских совещаний», что, с одной стороны, вызывается, как говорил Ник. Ник. Щепкин, настояниями военной организации, связанной с «Нац. центром», с другой – событиями в Сибири, где образовавшееся Всероссийское правительство Вологодского передало власть «верховного правителя» государства адмиралу Колчаку, причем сообщалось, что эта политическая конъюнктура поддерживается там группами, аналогичными тем, которые в Москве объединяются НЦ, СВ и CMC, а что на Юге такого соглашения еще не достигнуто, наблюдается значительный разброд политических течений, почему и желательно выяснить, каковы настроения в среде московских группировок. Вот, собственно, с этого момента и начинается четвертый этап в развитии политических группировок, приведший к образованию в Москве в апреле 1919 года так называемого «Тактического центра».

CMC по поводу состоявшегося к нему обращения уполномочил Дм. Митр. Щепкина и меня принять участие в совместном с представителями НЦ и СВ обсуждении той платформы, на которой могло бы состояться соглашение, подчеркнув, что, высказываясь вообще за желательность соглашения, «Совет» действует вне всякой связи с настояниями каких-либо военных организаций, а исключительно преследует общегосударственные интересы, так как считает, что лишь при возможно более широком объединении всех государственно мыслящих элементов страны возможно ее возрождение, каковое объединение всегда и было основной задачей «Совета».

На состоявшихся затем совещаниях членов НЦ, СВ и CMC, из которых я был лишь на одном, выяснилось, что соглашение, по-видимому, невозможно, так как сознание его необходимости еще недостаточно созрело. Все признавали необходимость соглашения, все указывали, что недопустима разноголосица по основным вопросам текущего исторического момента, но когда обсуждение касалось пути, который надлежит избрать для восстановления государственного единства России и возрождения ее из переживаемой общей разрухи, то каждая из представленных на совещании групп, считая свои мнения единственно правильными и не допуская возможности других путей, не желала идти на какие-либо взаимные уступки. Если представители СВ не говорили об Учредительном собрании прежнего состава, то ими указывалось на необходимость Учредительного собрания как лозунга, которому все остальные должны быть подчинены. Немедленное восстановление органов местного самоуправления для осуществления ими всей полноты власти на местах противопоставлялось ими предлагаемой другими «Совету московских совещаний» системе назначения нужных органов власти; директория как организация власти до момента созыва Учредительного собрания выяснилась более приемлемой, чем создавшаяся в Сибири конъюнктура с «верховным правителем» во главе. Представители НЦ, высказываясь за единоличную, диктаториального характера власть и за созыв ею Национального собрания, возражали против Учредительного собрания; и в том и в другом их мнения совпадали с мнениями представителей CMC, но, с другой стороны, они не могли согласиться с выдвигавшейся представителями CMC необходимостью декларирования этой диктаторской власти и проведения ею целого ряда общегосударственных мероприятий, которые имели бы целью восстановление в стране элементарных условий порядка и установление социального мира путем разрешения неотложных социальных вопросов; земельного, взаимоотношений труда и капитала и других. И, как я уже сказал, первые попытки найти общий язык для формулировки тактической платформы окончились неудачно.

Однако обсуждение поднятых вопросов продолжалось, но подробности мне неизвестны, так как в имевших место переговорах принимал участие от CMC Дм. Митр. Щепкин.

Наконец все-таки выяснилась возможность соглашения всех трех вышеназванных групп на следующей самой общей платформе: восстановление государственного единства России; Национальное собрание, долженствующее разрешить вопрос о форме правления; единоличная, диктаториального[131] характера военная власть, как необходимая переходная форма власти, восстанавливающая в стране элементарные условия порядка и разрешающая на основе признаваемого права личной собственности ряд неотложных мероприятий общегосударственного характера.

CMC нашел возможным на основе вышеизложенной платформы войти в тактическое соглашение и избрал в состав имевшего образоваться «Центра» Дм. Митр. Щепкина и меня. При образовании «Центра» на предварительных совещаниях было решено, что вступающие в тактическое соглашение группы сохраняют свою полную самостоятельность и организационную обособленность. Таким образом, в апреле 1919 года сформировался так называемый «Тактический центр» в составе шести лиц, избранных НЦ, СВ и CMC: Ник. Ник. Щепкин, С. П. Мельгунов, О. П. Герасимов, кн. С. Е. Трубецкой, Д. М. Щепкин и С. М. Леонтьев.

Переходя, далее, к характеристике «Тактического центра», я полагаю, что лучше всего сделать это, указав те вопросы, которые при моем участии обсуждались им. Но прежде чем сделать это, отмечу лишь несколько общих, характеризующих «Тактический центр», обстоятельств.

Во-первых, «Тактический центр» за все время существования никаких денежных средств не имел в своем распоряжении. Каждая из вошедших в соглашение организаций, сохраняя свою самостоятельность, сохраняла и полную обособленность касс и право по собственному исключительно усмотрению расходовать имевшиеся у нее средства. Ввиду этого обстоятельства «Тактический центр» никаких финансовых вопросов не обсуждал и распределением денежных средств не занимался. Во-вторых, будучи совершенно почти лишен информации о том, что делается за рубежом РСФСР, «Тактический центр» не мог координировать свои решения с теми, которые принимались аналогичными ему организациями, находящимися за этим рубежом, почему работа его шла самостоятельно, на основании учета тех политических течений и настроений, которые были представлены в Москве. Иными словами, «Тактический центр» не может рассматриваться ни как орган, руководящий директивами, получаемыми извне, ни как «Центр», со своей стороны руководящий зарубежными выступлениями родственных ему групп. Наконец, созданный исключительно в целях тактического согласования мнений московских политических групп, орган этот не играл какой-либо распорядительно-исполнительной роли, вопросы такого рода, если они и были, то каждая организация их обсуждала и решала совершенно самостоятельно у себя. С другой стороны, некоторые вопросы, возникавшие в «Центре», до принятия по ним решения откладывались для предварительного обсуждения каждой организацией.

За сделанными замечаниями общего характера перечислю те вопросы, которые были предметом обсуждения «Тактического центра» на тех же заседаниях – пяти или шести, на которых я принимал участие. Заседания эти созывались нерегулярно, созывал их Ник. Ник. Щепкин в зависимости от того, когда у него имелись вопросы, подлежащие совместному обсуждению.

Как я уже сказал выше, в основу состоявшегося соглашения была положена программа, формулированная чрезвычайно кратко и в самых общих чертах; «Тактический центр» и был занят главным образом установлением деталей этой платформы, ее развитием. Необходимо было прежде всего договориться о согласном понимании взаимоотношений лица, облеченного диктаториального характера властью, и правительства. После продолжительного обсуждения было решено, что до того времени, когда Национальное собрание определит форму правления и установится соответствующий государственный порядок, нет нужды в создании какого-либо временного правительства. Вся полнота власти в переходный период должна быть сосредоточена в руках одного лица, который по своему усмотрению, руководствуясь исключительно деловыми соображениями, а не указаниями каких-либо партий или групп, назначает и увольняет министерство, которое по его одобрению и осуществляет нужные государственные мероприятия. Так был разрешен вопрос о центральной власти. Далее обсуждался вопрос: тактически правильно ли и целесообразно ли назначение выборов в органы местного самоуправления в период еще продолжающихся военных действий и не следовало ли бы впредь до установления нормального общегосударственного порядка прибегнуть к назначению всех необходимых органов гражданского управления. Вопрос был решен положительно в смысле назначаемости. В связи с только что указанным вопросом «Тактический центр» обменялся мнениями о возможности восстановления в правах каких бы то ни было ранее избранных органов местного самоуправления, как существовавших до революции, так и избранных при Временном правительстве. По этому поводу совершенно единодушно было решено, что нигде, ни при каких условиях подобное восстановление не может иметь место, как за истечением полномочий избранных в свое время лиц, так и за совершенно изменившимися условиями сравнительно с тем временем, когда происходили выборы.

Второй ряд вопросов, обсуждавшихся «Тактическим центром», касался Национального собрания. Было установлено, что правитель государства созывает Национальное собрание в наискорейший срок, но в условиях, когда вся страна действительно может принять участие в выборах, когда нет места уже для междоусобной гражданской войны и враждовавшие классы общества все совместно могут заняться мирным государственным строительством. Далее было установлено, что в задачу центральной власти вовсе не входит довести лишь страну до Национального собрания, а рядом проводимых ею общегосударственных мероприятий создать указанные выше условия, при которых Национальное собрание вообще возможно, и передать власть лишь тому государственному установлению, которое явится результатом определения Национальным собранием формы правления. При этом было решено, что Национальное собрание никаких других вопросов, кроме вопросов о форме правления и о взаимоотношениях национальностей в связи с общим строем государства, решать не должно.

Третий ряд вопросов касался тех оснований, на которых должны покоиться мероприятия диктаториального периода власти для разрешения разных экономических задач. «Тактический центр», исходя из основной платформы соглашения, признал, что должен быть декларирован и проводим в этих мероприятиях принцип личной собственности. Далее было решено, что центральная власть в переходный период не должна уклоняться от разрешения земельного вопроса и вопроса о взаимоотношениях труда и капитала, так как только соответствующее общенародному и государственному интересу разрешение этих вопросов сможет вернуть страну в условия, когда мирное сотрудничество всех классов станет возможным. Не касаясь абсолютно никаких деталей, «Тактический центр» установил, что мероприятия переходного периода отнюдь не должны носить характера мести за прошлое и вообще являться полной, без разбора ломкой порядка, установившегося в Центральной России при Советской власти. Ни о немедленной денационализации промышленности, ни об открытии банков, ни об отмене продовольственной системы до восстановления условий, когда частный аппарат сможет заменить государственный, ни о возврате всех земель помещикам речи быть не может. Подобные мероприятия могли бы, по мнению «Тактического центра», лишь усилить общую разруху, а не служить к укреплению власти. Предполагалось необходимым овладение уже существующим аппаратом власти и использование его в полной мере. «Тактический центр», как я уже сказал, деталей совершенно не касался, но достигнутое, вышеизложенное мною, полное согласование мнений по основным принципам должно было вылиться в более конкретную форму при предполагавшемся обсуждении общего проекта главных пунктов программы; проект этот должен был быть внесен на обсуждение представителями «Национального центра», но сделать это не удалось за прекращением существования «Тактического центра» после происшедших в августе – сентябре арестов.

Четвертый ряд вопросов, обсуждавшихся «Центром», касался состоящей при «Национальном центре» военной организации. При мне три раза на заседаниях «Центра» принимали участие представители этой организации: один раз генерал Стогов, затем генерал Кузнецов и, наконец, полковник Ступин. Оставляя за собой решение наиболее важных вопросов, могущих возникнуть в связи с существованием военной организации, «Тактический центр» образовал комиссию из трех лиц: Н. Н. Щепкина, С. Е. Трубецкого и меня, назвав ее военной. Перечисленные лица вошли в состав комиссии по уполномочию от каждой организации, объединенных тактическим соглашением.

Комиссия эта была создана, конечно, не для руководства действиями военных в их специальном деле; в круг вопросов, ею обсуждавшихся, не входили и вопросы организационные или оперативные; наконец, это не была комиссия и по управлению делами военной организации. Организация эта существовала и действовала до образования «Тактического центра», и ее уже сложившаяся структура не была предметом нашего суждения. Затем, не имея в своем распоряжении каких-либо денежных средств, ни «Тактический центр», ни состоявшая при нем комиссия, естественно, не имели повода касаться внутренней жизни военной организации и распоряжения средствами. Далее, не имея в своем составе военных, «Тактический центр» и его комиссия и по принципиальным соображениям не касались существа каких-либо оперативных предположений организаций, считая, что это всецело и исключительно лежит на ответственности лица, стоящего во главе организации.

Целью образования комиссии было: во-первых, по возможности наиболее точное и полное осведомление представителей всех трех политических групп с общим военным положением. Информация и в «Центре», и в комиссии всегда занимала первое и больше место. Во-вторых, образуя комиссию, «Тактический центр» стремился приблизить состоявшееся тактическое соглашение к ранее существовавшей при «Национальном центре» военной организации, дабы не могло создаться впечатление, что без ведома группам пришлось бы нести ответственность, не будучи даже в курсе дела. Наконец, третьей чертой, характеризующей отношение «Тактического центра» к военной организации, была та наша – членов комиссии трех – роль политических консультантов, которые должны были помогать военным разбираться в происходящих событиях и предотвращать их от роковых решений. Ориентироваться же в политических вопросах и в настроениях как населения, так и политических групп для военных, по-видимому, было очень трудно.

Считая, что в задачу мою не входит в данной справке подробно излагать вопросы, возникавшие в военной комиссии, я укажу лишь, как смотрел «Тактический центр» на военную организацию, какое место отводилось ей в общем ходе событий. Организация эта не имела самостоятельного значения; и по своему незначительному численному составу, и по всей структуре она не ставила себе задачи вооруженного восстания в Москве с целью захвата власти. Она могла бы сослужить службу лишь при условии, если бы какая-нибудь регулярная армия, разбив Красную Армию, подошла к Москве и здесь под влиянием этого факта началось бы какое-нибудь массовое движение населения, красноармейских частей, рабочих. Только при подобной общей конъюнктуре, как это категорически установил в своем докладе «Центру» генерал Стогов, возможно было бы ее использование, как хотя и небольшой, но организованной силы среди уже наступившего хаоса. Этот взгляд на военную организацию и был руководящим для военной комиссии и остался неизменным до момента ликвидации и «Тактического центра», и его комиссий, и самой военной организации.[132] Вот почему, когда в связи с продвижением к Орлу Южной армии генерала Деникина появились упорные слухи о возможном военном выступлении в Москве и «Совет московских совещаний», а затем и «Тактический центр» вполне единодушно и весьма категорически высказались в том смысле, что если указанные слухи имеют какое-нибудь основание, то все три политические группы, объединяемые «Центром», снимают с себя всякую ответственность за последствия подобного выступления, считая недопустимым делать Москву ареной вооруженной борьбы при полном отсутствии всех тех условий, которые в свое время были указаны генералом Стоговым.

Чтобы закончить эту часть моей характеристики «Тактического центра», должен упомянуть, что ни у «Центра», ни у военной организации, как это выяснено было в комиссии, не было до последнего момента их существования постоянной сколько-нибудь регулярной связи ни с адмиралом Колчаком, ни с генералами Деникиным и Юденичем, не было и осведомленности о планах этих руководителей военными действиями на рубеже РСФСР, не говоря уже о том, что совершенно отсутствовали, насколько мне это удалось установить, какие-либо конкретные директивы, переданные ими в Москву для исполнения.

Наконец, отмечу еще, что связь с военной организацией поддерживал исключительно Н. Н. Щепкин, который и был всегдашним докладчиком по всем вопросам, вносимым на обсуждение как в комиссию, так и в «Центр». Какого-либо распределения обязанностей между членами комиссии трех не существовало, так как это и не вызывалось самим характером связи «Тактического центра» с военной организацией. После ареста генералов Стогова и Кузнецова военная организация, как это доложил нам Н. Н. Щепкин, никем достаточно авторитетным не возглавлялась, а незадолго до массовых арестов среди военных в среде членов комиссии трех в связи с обнаружившимся неуспехом наступления генерала Деникина возник вопрос о ликвидации военной организаиии, но обсудить его не пришлось, так как организация была ликвидирована уже в ином порядке, а «Тактический центр» распался.

Чтобы закончить характеристику «I актического центра», мне остается указать еще два вопроса, обсуждавшиеся им. Когда в «Известиях ВЦИК» появились сведения об образовании в Париже «Русского комитета»[133] под председательством кн. Г. Е. Львова и была опубликована депеша этого комитета командованию Южной армии,[134] в каковой депеше заметно было стремление руководить из Парижа действиями, происходящими в России, то «Тактический центр», как помнится, по инициативе CMC признал, что московские объединенные тактическим соглашением политические группы не считают себя ни в какой мере связанными с вышеупомянутым комитетом и снимают с себя всякую ответственность за выступления далеких от России эмигрантских кружков, подчеркнув при этом отсутствие за границей уполномоченных представителей, могущих быть выразителями мнений «Тактического центра».

Наконец, касаясь своей структуры, «Тактический центр» несколько раз возвращался к вопросу о желательности расширения вправо состоявшегося соглашения. Было признано тактически целесообразным сделать шаги для выяснения возможности привлечь в состав «Центра» представителей правых политических течений, что принципиально было решено в положительном смысле. Однако довести это решение до практического осуществления «Тактическому центру» неудалось за невозможностью установить правильное сношение с достаточно организованным объединением этих течений русской политической мысли.

Исчерпав весь имеющийся в моем распоряжении материал, могущий характеризовать «Тактический центр», в заключение должен сказать, что перечисленные мною вопросы обсуждались «Тактическим центром» в самой общей форме и сами по себе носили отвлеченный характер. Но это и естественно: образовавшийся после значительных разногласий и затруднений, объединяя в своем составе представителей недавно лишь резко расходившихся политических течений, «Тактический центр» за очень короткое время своего существования и не мог перейти к обсуждению каких-либо иных вопросов или деталей. Независимо от сего, мне представляется, что это и не входило в задачу при решении образовать «Тактический центр». Важно было, чтобы его работой достигалось известное единение и единомыслие по принципиальным вопросам, что само по себе давало некоторое основание предполагать, что если бы общим ходом событий московские политические группы были призваны на арену практической работы, то в их среде не было бы разногласий хотя бы по основным вопросам государственного строительства.

Образовавшись в апреле 1919 года, «Тактический центр» закончил свое существование в сентябре того же года.

Этим завершился четвертый этап в развитии того процесса объединения наших общественных сил, посильную попытку охарактеризовать который ставила себе настоящая справка.

30 марта 1920 года Сергей Леонтьев

МАТЕРИАЛЫ АРЕСТОВАННЫХ. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ГУСЕВА

Материалы, обнаруженные у арестованных

Заключение члена РВСР т. Гусева

ОТ «СОЮЗА ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ» И «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА»*[135]

6 марта н. с. 1919 года

Мы, представители различных партий и групп населения, живущего на территории той части России, которая до сего времени за власть так называемого правительства большевиков, приветствуем заявление держав об их неизменной готовности прийти на помощь русскому народу в настоящую трудную минуту его исторической жизни. Мы слышали от представителей держав, что они не намерены использовать современное положение России в каких бы то ни было своих интересах, что они признают российскую революцию, ниспровергают всякие попытки к прямой или замаскированной реставрации и приглашают делегатов от организованных частей и групп России с целью точного установления желаний всех этих частей и групп и достижения какого-либо соглашения и мира. Ибо без этого последнего, говорят державы, не может быть мира и в Европе, не могут быть закончены кровавые бедствия войны.

Но именно ввиду таких заявлений, сделанных представителями держав, нужно, чтобы они, принимая такое ответственное решение, услышали и голос из сердца той России, которая придушена небывалым в истории кровавым террором, изнемогает под ярмом деспотизма, истомлена войной и беспримерной анархией, поражена голодом и болезнями, обессилена полным расстройством своей хозяйственной жизни. Она находится в таком состоянии, что ее население в ближайшее время не может свергнуть власть господствующего в ней насильнического меньшинства одними своими собственными силами. Но одно мы можем заявить от лица той России представителям держав. Чтобы ваша помощь оказалась реальной и ваши намерения осуществились, вы должны понять, что с властью этого насильнического меньшинства не может быть никакого соглашения.

Эта власть уже показала пред лицом всего мира, к чему приводит ее господство. Первый шаг к спасению России есть освобождение от власти большевиков. Пусть народы России в составе всех своих раздробленных частей объединятся вокруг единой подлинно национальной власти. Пусть эта власть установит в России свободу, право и порядок, приступит к восстановлению разрушенного народного хозяйства и создаст условия, когда народ, имея перед собой открытый путь экономического и духовного возрождения, выскажет в Национальном собрании свою волю о государственных судьбах России. Только смена насильнического меньшинства правительством, одушевленным стремлением довести страну до этого волеизъявления, имеющим материальные и моральные силы это сделать, способно распустить узлы противоречивых притязаний. Только восстановление русского государственного единства способно создать условия, обеспечивающие развитие всех народностей и сочетать начала их самоопределения с началом в политической крепости и экономического процветания России. И только державы в настоящее время способны помочь образованию такого национального правительства, поддерживая его всею мощью своих международных сил и своего авторитета. Но необходимо, чтобы силы эти и авторитет появились безотлагательно. Каждый день продолжающегося в России хаоса есть вместе с тем и лишний день неисчислимых бедствий и отсрочки нашего возрождения, которое необходимо и для Европы и для всего культурного человечества. Как ни тяжелы испытания, переживаемые Россией, державы знают о ее неисчерпаемых богатствах естественных и о полноте духовных сил русского народа. Перед ним великое будущее в мирном общении с другими великими народами человечества. Пусть же представители держав, решающие в настоящее время судьбу всего мира, своею деятельностью и незамедлительной помощью приблизят России наступление этого будущего.

П р и м е ч а н и е: Обращение это, подлежащее передаче представителям союзных держав и опубликованию в заграничной прессе, исходит от двух названных в заголовке политических объединений, включающих в своем составе авторитетных представителей нижеследующих политических партий и общественных и профессиональных организаций: а) «Союз возрождения России», партии правых социалистов-революционеров, социал-демократов оборонцев, народных социалистов (трудовая партия), радикальных демократов, Партии народной свободы (конституционно-демократической);


б) «Национальный центр» – Партии народной свободы, «Совещания московских общественных деятелей», организации членов законодательных палат России, торгово-промышленных кругов, земских и городских деятелей.

Обращение подлежит передаче представителям союзных держав и предназначено для опубликования в русской и заграничной прессе.

10-е ЗАСЕДАНИЕ БЮРО ЧЕТЫРЕХ ОРГАНИЗАЦИЙ: «СОВЕТА ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ», «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА», «СОЮЗА ВОЗРОЖДЕНИЯ» И «СОВЕТА ЗЕМСТВ И ГОРОДОВ ЮГА РОССИИ[136]

6 марта н. с. 1919 года

Председательствующий излагает точку зрения всех четырех организаций, как они были выявлены в процессе работы на заседаниях пленумов и в согласительных комиссиях.

Все организации стоят на почве признания начал народовластия и считают, что временная южнорусская власть должна стремиться довести страну до высшего органа народного волеизволения – всероссийского Учредительного собрания, причем «Совет государственного объединения» оставляет открытым вопрос о наименовании этого органа.

Все четыре организации стоят на почве признания при выборах во всероссийское Учредительное собрание, равно и в местные органы самоуправления, всеобщего, прямого, равного и тайного избирательного права с оговоркой «Государственного объединения», что оно считает необходимым в деревне двухстепенные выборы в Учредительное собрание; вопрос о прямых выборах в местные самоуправления для деревни оставлен в «Государственном объединении» открытым.

Затем председательствующий излагает установленные точки зрения по аграрной политике. Все организации признали, что коренное разрешение земельного вопроса и, в частности, окончательное установление форм землевладения и землепользования, а также условий перехода земли к крестьянам должно принадлежать Учредительному собранию или созданным им законодательным органам. Поэтому южнорусская власть, принимая все меры к подготовке данных для окончательного разрешения вопроса в Учредительном собрании, должна организовать временный порядок земельных отношений, исходя из необходимости внести успокоение в деревню, а также предотвратить дальнейшее разрушение народнохозяйственных ценностей и обеспечить стране продукты сельского хозяйства.

Расхождение обнаружилось во взглядах на пути, которые могли бы обеспечить достижение означенных целей. «Союз возрождения» полагает необходимым, чтобы власть была связана обязательством не восстанавливать помещичьего землевладения и не решать окончательно вопросов о прекращении или приобретении вечных прав на землю. Формула «Государственного объединения» внесена на обсуждение согласительной комиссии и вместе с вышеуказанной формулой «Союза возрождения», наряду с общими для всех организаций положениями, выдвинула пункты о незыблемости основных норм права собственности на землю до решения Учредительного собрания об обязательстве власти не стеснять осуществления сделок по продаже и аренде земель. Соглашения по этим вопросам достигнуто не было. В то время как «Союз земств и городов» и «Союз возрождения» настаивают на том, чтобы в области земельных отношений до Учредительного собрания было сохранено создавшееся положение и не восстанавливалось помещичье землевладение и, в частности, были определенно запрещены сделки по продаже земель с предоставлением государственной власти делать исключение в отдельных случаях в интересах общегосударственных, «Совет государственного объединения» и «Нац. центр», обратно тому, считают необходимым принять все меры к охране частных прав собственности, восстановить права земельных собственников и не стеснять распоряжения землею, предоставляя власти ограничение этих прав в отдельных случаях, вызываемых государственной необходимостью.

Л. Е. Эльяшев оглашает документ, излагающий мнение «Нац. центра» по аграрному вопросу. Текст гласит нижеследующее:

«Не предрешая основ земельной реформы, которые могут быть определены только будущим законодательным собранием и которые, по мнению «Нац. центра», должны привести к принудительному отчуждению частновладельческих земель, временная власть принимает неотложные меры к тому, чтобы хотя и временным строением земельных отношений прийти на помощь земельной нужде и продовольственным затруднениям сельского населения и уже теперь предоставить земледельцам возможность приобретать землю на право обеспеченной собственности и создавать на ней крепкие, мелкие и средние хозяйства. Вместе с тем при восстановлении старых прав земельных собственников власть не допускает проявления классовой мести и вражды, столь опасных и гибельных для прочности государственного порядка».

И. Н. Коварский излагает результаты работ согласительной комиссии. На рассмотрение последней были поставлены следующие вопросы: о правах главнокомандующего по назначению и увольнению лиц высшего командного состава армии; правах его по установлению района театра военных действий как в войсковом, так и в тыловом районах.

Комиссия не могла прийти к соглашению. «Совет городов и земств» и «Союз возрождения» считают прерогативой высшей коллегиальной власти определение театра военных действий, где главнокомандующий обладает чрезвычайными полномочиями, равно как объявление тех или иных территорий на военном положении, а также право назначения и увольнения лиц высшего командного состава (начальника штаба, командующих армиями и корпусных командиров). При этом не исключается право главнокомандующего допускать указанных лиц к временном] исполнению обязанностей, но при условии обязательного утверждения их директорией, а также устранять их. Обратное положение означало бы установление диктатуры и полное уничтожение реального значения верховной коллегиальной власти.

«Государственное объединение» и «Нац. центр» заявили, что никакое ограничение прав главнокомандующего в делах, имеющих военное значение, недопустимо и что поэтому вся вышеуказанная сфера вопросов должна входить исключительно в компетенцию главнокомандующего. Вмешательство других членов директории в область военных вопросов может лишить главнокомандующего свободы действий и неизбежно поведет к ослаблению борьбы, которую ведет армия.

Существенное схождение точек зрения наметилось в установлении того, что главнокомандующий должен входить в состав директории; кроме тою, по предложению бюро «Совета земств и городов» было признано, что право назначения генерал-губернаторов должно принадлежать директории.

По вопросу о конструкции власти председательствующий устанавливает, что все организации признали нижеследующие положения: образуемая власть Юга России является временной, сдающей свои полномочия Учредительному собранию; эта власть должна быть этапом на пути создания всероссийской власти; она должна образоваться соглашением, а не путем одностороннего провозглашения и явиться в результате сговора народных правительств и правительств отдельных областей, а также цензовой общественности; она должна быть создана на определенной платформе; она должна быть коллегиальной, а не единоличной: в состав этой коллегии должен входить и главнокомандующий всеми вооруженными силами Юга России (положенный в основу работ проект «Союза возрождения» о Государственном совещании ни в коем случае не связывает организации по всем его отдельным пунктам).

Постановление «Нац. центра» по этому вопросу имеется и гласит следующее:

1. Основная задача, стоящая ныне перед Россией, заключается в спасении Родины от губящего ее засилья большевиков, от междоусобий, разъединения и бесправия, вконец разоряющих русский народ. Раздору классов и гражданской войне должна быть противопоставлена общая для всех патриотическая задача возрождения единой и великой России, восстановление в ней социального мира и государственного порядка, утверждающегося на примирении всех классов и всех групп населения.

2. Задача борьбы с большевиками и анархическими силами, поддерживающими гражданскую войну, ложится на доблестные армии Юга, Востока и Севера России, успех которых будет возрастать по мере объединения их действий под одним общим командованием.

3. По ходу событий на высшее командование этих армий выпадает и осуществление гражданского порядка в освобождаемых от большевизма областях, причем в условиях военного времени, общего государственного растройства и длящейся гражданской войны успешного выполнения высших функций гражданской власти можно ожидать лишь от единоличной военной власти, обладающей чрезвычайными полномочиями.

Эта власть осуществляет свои задачи в границах устанавливаемого ею закономерного порядка по нормам, заранее определенным и объявленным во всеобщее сведение.

В помощь себе она образует правительства из лиц, пользующихся доверием, по строго деловому принципу, независимо от их партийной принадлежности.

ПОСТАНОВЛЕНО: Ввиду обнаружившегося непримиримого расхождения точек зрения по столь важным пунктам, как происхождение власти путем общественного сговора или путем установления военной диктатуры, а также по вопросу земельному признать, что в данных условиях соглашение на определенной платформе невозможно, и дальнейшие переговоры прекратить.

ОСНОВНАЯ РЕЗОЛЮЦИЯ ВРЕМЕННОГО ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА «СОЮЗА ВОЗРОЖДЕНИЯ РОССИИ» ПО ТЕКУЩЕМУ МОМЕНТУ

Выслушав в заседаниях 10 и 12 марта 1919 года: а) доклад делегации, ведшей переговоры с другими общественными организациями по вопросу о создании общегосударственной власти на Юге России, и б) доклады возвратившихся из-за границы делегатов А. А. Титова и К. Р. Кровопускова об отношении правительств и общественного мнения союзных стран к русской проблеме. Временный центральный комитет «Союза возрождения России» признал необходимым обсудить на основании выслушанных сообщений прежде всего вопрос об общем направлении дальнейшей деятельности «Союза» и по обмене мнениями в заседании 15 марта пришел в заседании 25 марта к следующим заключениям:

1. Стремясь к основной своей цели – к воссозданию единой, независимой и свободной России, «Союз возрождения России» одну из первых и главных задач на этом пути всегда видел в воссоздании общерусской государственной власти. Наиболее успешно эта задача до созыва нового Учредительного собрания могла бы быть разрешена, по мнению «Союза», путем соглашения местных правительств и общероссийских государственно настроенных партий. К этому «Союз» и направлял до сих пор главные свои усилия. В этих же видах на Юге России «Союз возрождения» вступил в переговоры с «Советом земств и городов Юга России», с «Национальным центром» и с «Советом государственного объединения», рассчитывая, что соглашение на общей демократической платформе четырех организаций, стремящихся к воссозданию единой России и в то же время отражающих разные интересы и разные течения политической мысли, облегчит более широкий сговор по вопросу о создании общегосударственной власти на Юге России. Такое соглашение оказалось, однако, невозможным главным образом из-за позиции, занятой «Национальным центром», который в конце переговоров, тянувшихся свыше двух месяцев, ультимативно заявил, что он считает необходимой военную диктатуру, причем ясно было, что он имеет в виду диктатуру главного командования Добровольческой армии. Не касаясь других разногласий, в некоторых отношениях очень существенных, в частности разногласий по аграрному вопросу и по вопросу о правах верховного командования, какие обнаружились между «Союзом возрождения» и «Советом земств и городов Юга России», с одной стороны, и «Национальным центром» и «Советом государственного объединения» – с другой, Центральный комитет СВР находит, что продолжать переговоры со сторонниками военной диктатуры, осуществляемой явочным порядком, было бы совершенно бесцельно, и потому одобряет действия своей делегации, признавшей соглашение несостоявшимся.

2. Констатируя неудачу переговоров, Центральный комитет СВР убежден, что основная причина этой неудачи не в ошибочности этой задачи, которую поставил перед собою «Союз возрождения России», и не в ошибочности методов, которыми он пытался ее разрешить, а в недостаточной подготовленностидля этого некоторых слоев и групп населения, еще не склонных свои частные интересы подчинить общегосударственным. Большевистские настроения, которые заметно усилились за последнее время в широких массах на Юге России; реставрационные замыслы и вожделения, которые до сих пор сильны в среде земельных собственников и других имущих классов; центробежные стремления, которые заметны в некоторых из южных краевых правительств и, наконец, явное нежелание военных кругов и, в частности, Главного командования Добровольческой армии войти в соглашение с организованными силами – все это до крайности затрудняло и затрудняет соглашение и, несомненно, оказало сильное влияние на общий ход и конечный результат переговоров между четырьмя организациями. Очевидно, нужны еще новые факты, быть может, очень горькие разочарования и очень тяжелые испытания, чтобы все живые силы, способные создать общегосударственную власть, поняли и убедились в необходимости общего соглашения на широкой демократической платформе. Центральный комитет СВР надеется, что правительства союзных стран, желающие направить свои усилия в эту именно сторону, избегнуть роковых ошибок и, отказывая в своей помощи и в своем признании сепаратистским реставрационным и большевистским течениям, облегчат необходимую для возрождения России концентрацию ее государственных сил.

3. Оставаясь при прежнем своем убеждении, что попытки военного командования осуществлять государственную власть без организации южнорусской власти путем общественного сговора, питая большевистские настроения в народных массах и поддерживая реставрационные вожделения правивших до революции классов, ни в коем случае не могут дать благоприятных результатов и могут оказаться даже гибельными для возрождения России, Центральный комитет находит, что «Союз возрождения России» должен решительно противодействовать реакционным тенденциям и вместе с тем сосредоточить свои усилия на подготовке таких условий, при которых возможно было бы возникновение приемлемой для широких кругов населения и чуждой всяким реставрационным замыслам государственной власти.

В этих видах «Союз возрождения России» должен:

а) усилить свою агитационную деятельность и организационную работу по сю и по ту сторону большевистского фронта, стремясь на своей платформе и таким образом привлечь к делу возрождения России наибольшее количество демократических сил, с тем чтобы, опираясь на эти силы, взять на себя активную роль в деле воссоздания русской государственности;

б) вступить в сношения с краевыми правительствами и национальными партиями и организациями, признающими воссоединение России, стремясь привлечь их к совместной и согласованной с «Союзом» работе по возрождению России;

в) усилить при посредстве своих заграничных отделов, специально посылаемых за границу делегаций свою деятельность по информированию общественных и правительственных кругов Западной Европы и Америки о русских отношениях в целях привлечения их симпатий и активной с их стороны помощи делу русской демократии в ее борьбе за народовластие и свободу;

г) оказывать при наличности достаточно благоприятных политических условий свою поддержку новым русским военным формированиям, образуемым на демократических основаниях, как для того, чтобы увеличить количество сил, борющихся с большевиками, так и для того, чтобы обеспечить будущей общегосударственной власти на Юге России кадры для создания народной армии.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ, ВЗЯТЫХ ПРИ РАСКРЫТИИ ПЕТРОГРАДСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА»[137]

ПИСЬМО НИКОЛЬСКОГО, ПРЕДСТАВИТЕЛЯ «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА» ПРИ ШТАБЕ ЮДЕНИЧА, К ШТЕИНИНГЕРУ ОТ 30/VI [1919 года]

Дорогой Вик.! Нас очень огорчило, что у Вас могла зародиться мысль об отсутствии у нас желания связаться с Вами. Если Вы это почерпнули из письма 2К., имейте в виду, что он не вполне введен нами в наши интимные дела и собственную неосведомленность о них может принять за отсутствие таковых. Равным образом лишь отчасти посвящены в них хромой приятель и старый Йог ввиду необходимости по местным условиям соблюдать величайшую осторожность, с ними же ее осуществить невозможно. Между прочим, последний, несмотря на наши разъяснения, долго не мог согласиться с тем, что он является не хозяином Ваших посылок, а лишь передаточной инстанцией. Поэтому использование содержимого было произведено недостаточно рационально, о чем мы Вам и писали, прося прибегать либо к системе двойных конвертов с запиской к нему во внешнем и пересылке внутреннего Никому, либо к какому-нибудь другому способу, преследующему ту же цель. Мы сами весьма удручены бесплодностью наших многих попыток снестись с Вами. Просим Вас верить, что причиной тому не наше бездействие, а невероятно тяжелые условия работы в этом направлении, чему печальным подтверждением служит катастрофа с одним из Ваших друзей. Вы не можете себе представить, до какой степени наше пребывание здесь в отношении подобной работы близко к плену, в коем пребываете Вы. Но мы будем упорно продолжать свои попытки, пока не достигнем цели. В этот раз мы более, чем когда-либо, надеемся на успех и, отвечая на Ваш вопрос от 9/V, считаем, что единственный верный путь для регулярных сношений с Вами – это через друзей покойного Валерсона.[138] Поговорите с его заместителем совершенно откровенно. С нашей стороны этот путь уже налажен, так как вполне интимным членом нашей семьи и моим близким сотрудником по этой части является «спутник в одну темную ночь»[139] упомянутого заместителя. Этот спутник был до этой ночи близким другом Валерсона. Все это абсолютно надежный народ. Теперь мы знаем об их работе гораздо больше, чем когда были с Вами, и ясно видим, что они вовсе не виноваты в той лжи, которая так нас бесила, путая наши расчеты. Кроме того, совершенно отпадают предположения об их стремлении завязать здесь самостоятельные связи – с февраля мы в полном единении с С. Они сделали, что было в их силах, и возникшие недоразумения (теперь это для нас ясно) были плодом взаимной недоговоренности. Мы очень просим Вас укрепить с ними связь и поддерживать их, т. к. считаем их работу необходимой, а Вами пересылаемые сведения – очень ценными и с чисто военной и с политической точек зрения. Но нас они достигают также очень редко, попадая подчас не вполне по назначению. Это будет устранено, если Вы воспользуетесь рекомендуемым путем с наказом заместителю направлять почту своему спутнику в одну и т. д. Вы нам писали об усилении им поддержки за наш счет до двойного размера, но Вы не смогли тогда взять в толк наше письмо и даже сомневались, наше ли оно. Неужели Солнцев[140] не мог Вам в таком случае помочь? Почему Вы не обратились соответственно к нему? Простираем к Вам нити с того конца, где живут родители Острова.[141] Последний командирован недавно туда с намерением повидаться с Вами, но первая его попытка в этом смысле кончилась неудачей – и он пока ограничился посылкой Вам записки. Будет стараться наладиться вновь; думаю, что ему мог бы протянуть руку навстречу Немокринский[142] – тезка ведь ловкач. Политическое положение в двух словах таково: здешняя обстановка до того сложна и запутанна, в игре участвует такое количество местных и международных сил, друг друга парализующих или, во всяком случае, друг с другом враждующих, что до сих пор нельзя сколько-нибудь верно установить возможный срок взятия П [етрограда]. Надеемся, не позже августа, но твердой уверенности в этом у нас нет, хотя в случае наступления давно ожидаемых благоприятных обстоятельств в виде помощи деньгами, оружием, снаряжением в достаточном количестве этот срок может и сократиться. До сих пор трудно сказать, будут ли с нами в кооперации местные силы или действия будут ограничены собственными силами. Относительно союзников знайте, что, коротко и грубо говоря, их отношения к России таковы – Америка больше всего боится, как бы в освобожденной России не произошли еврейские погромы и как бы в ней не установилась твердая национальная власть, препятствующая мечтам о беспардонном хищничестве. А кроме того, вся помощь должна быть оплачена наличными; таким образом, нам она плохой попутчик. В Англии все время боролись два течения – за активную помощь и за воздержание от нее. Активистом и горячим другом является Черчилль, Ллойд Джордж двусмыслен и соглашатель. В последнее время возобладала линия Черчилля, но сопротивление, им встреченное, еще очень велико. Франция – наш верный и искренний друг, но она сама страшно измучена и обессилена. Вообще же, все они опутаны по рукам и ногам собственной проклятой сволочью – довильсонились. Поэтому их помощь материальными ресурсами всякого рода, во первых, дается в недостаточных порциях, а во-вторых, безнадежно запаздывает. Весьма вероятно, что в ближайшие дни Ю.[143] (с которым мы в полном единении) и все мы переедем на русскую почву, на тот берег, чтобы целиком вложиться в непосредственную работу. Но хвост для почты здесь оставим. Поэтому пишите во всяком случае. Через неделю напишу вновь. Сердечный привет всем от всех. Дай Вам Бог перенести все мучения и невзгоды.

Ваш Никольский.

ПИСЬМА ШТЕЙНИНГЕРА К ГЕНЕРАЛУ РОДЗЯНКО И ДОНЕСЕНИЯ В ШТАБ ЮДЕНИЧА

5 МАРТА 1919 ГОДА


Дорогие друзья, мы все еще в полном неведении о том, что вами предпринимается там, за границами Совдепии. Со своей стороны делаем всякие попытки связаться с вами и не теряем надежды получить вести от вас. Ныне посылаем вам: 1) сведения о дислокации и составе войск петроградской группы к 25 февраля – 1 марта с. г. и 2) столбик документов (фотографий), полученный из Москвы. Мы не имели времени познакомиться с их содержанием, ибо спешим отправить их, пользуясь удобной оказией. Если окажется возможным, то тем же путем вы получите в то же время то, что нами направлено уже иным путем в Куоккало для вас. Не будет только фотографий, упомянутых в сообщении.

В дополнение к сведениям, имеющимся в приложении, сообщаем:: по отделу снабжения армии винтовочных патронов на тыловых складах Советской Республики нет вовсе и их не изготовляют заводы. В небольшом числе патроны имеются еще в армейских и дивизионных базах прифронтовой полосы, в окружных же базах и в тыловых складах их уже нет. В некоторых войсковых частях Петроградского округа имеется всего по две обоймы на красноармейца. Патронные двуколки и артиллерийские передки имеются в крайне ограниченном количестве и лишь старые, оставшиеся от прежней регулярной армии. Заводы изготовляют лишь походные кухни и санитарные повозки, что при остром недостатке в продуктах и полном отсутствии медикаментов и медицинских средств не может играть серьезной роли для улучшения быта и снабжения армии. Шинельного сукна, по последним подсчетам, недостает около 7 % потребности. Сапог может быть поставлено 3 миллиона пар при условии, однако, невозможности поставить починный материал. Что касается прочности этих сапог, то она выражается цифрою 30 % по сравнению с прочностью сапог, поставлявшихся армии в мирное время.

4000 чел. матросов, по 2000 от Петрограда и Кронштадта, назначены к отправлению на фронт. Первоначально их предполагали отправить на Карельский фронт, но там от них отказались. Тогда их решили отправить на Южный фронт, а оттуда перевести на Северный фронт равное количество красноармейцев. Отправка до сих пор, однако, не состоялась, отчасти по нежеланию матросов, отчасти – из-за вопроса об их обмундировании, снаряжении и проч., так как матросы имеют собственное обмундирование. Принципиально признано невозможным оставить собственное обмундирование на людях, отправляемых на фронт, и возник вопрос, следует ли выкупить их обмундирование в казну и, выдав за него деньги на руки матросам, самое обмундирование оставить на них или же заменить его обмундированием казенного образца и, в последнем случае, где произвести замену: здесь ли, в Петрограде, или же по прибытии их на место из армейского интендантского магазина. В настоящее время заняты решением этого вопроса. К быстрому выяснению встречаются серьезные препятствия в трудности и медленности телеграфного сношения с интендантством Южного фронта.

По непроверенным еще сведениям, германскими войсками занята станция Биттен, в 30-ти верстах южнее Слонима, гор. Шавли и др. места того района. В большевистских морских кругах говорят о какой-то английской оперативной сводке русского фронта, в которой сообщается, что Виндава взята англичанами и что на Украине добровольческие французские отряды (?) одержали крупную победу и заняли якобы Екатеринослав, Полтаву и Харьков. На Восточном фронте, по сведениям нашей военной организации, намечается переход противника (Колчака) в наступление от Перми на юг вдоль Камы, причем взята с бою Оса. Эти сведения находят себе полное подтверждение и в сообщении железнодорожной агентуры, причем определенно указывается, что у Боткинского и Ижевского заводов идут бои и крестьянские беспорядки. Оттуда якобы шесть санитарных поездов направлено в Москву и один в Петроград. Между Вяткой и Пермью положение без перемен. Но на железных дорогах комиссары прогнаны и железнодорожники завладели управлением движения. Скопившиеся в Вятке военнопленные (свыше 10 000 чел.) и солдаты в гор. Тихвине заняты поголовно спекуляцией. Командир Тихвина горько жаловался нашему агенту на разбежавшихся солдат. Солдаты на этом фронте решительно отказываются от наступления. Не составляют исключения и латышские части. Замечается активность со стороны Колчака и в районе Уфы. У Череповца вновь крестьянские беспорядки, и довольно в большом масштабе.

Во флоте перемен нет. Важно, однако, что в Кронштадте фактически уже нет судовых комитетов и вся власть сосредоточена в руках командного состава и комиссаров. За неповиновение угрожают расстрелом на месте. Исправляем еще нашу ошибку в одном из предыдущих сообщений, в котором Главковерх Вацетис назван Лацетисом. Лацетис – комиссар одной из армий.[144] Ждем вестей от вас.

ПРИЛОЖЕНИЕ К ПИСЬМУ ОТ 5 МАРТА 1919 ГОДА

СВЕДЕНИЯ О ДИСЛОКАЦИИ И СОСТАВЕ ВОЙСК ПЕТРОГРАДСКОЙ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ГРУППЫ К 25 ФЕВРАЛЯ 1919 ГОДА

Из 7-й армии выделена Петроградская оборонительная группа со штабом в Петрограде и Эстонская армия со штабом в Луге. Обе названные группы в оперативном и в другом отношениях подчиняются штарму-7,[145] из чего можно заключить, что штарм-7 вскоре будет штасевом.[146]

Высший штасев из Ярославля переехал в Старую Руссу 18 февраля и переименован в штазап.[147] Северный фронт представляет собою ныне 6-я армия со шабом в Вологде.

Петроградская группа. Командующий – Жданко. Начальник штаба – Люндеквист.[148] (офицер генерального штаба). Квартира штаба – Морская, 47. В состав группы входят: Карельский участок, крепость Кронштадт и небольшая полоса южного побережья финского залива, начиная от Петергофа к западу.

[А.] Карельский участок. Начальник участка – начдив 19-й стрелковой Солодухин. Начальник артиллерийской обороны участка – Васильев. Штаб их обоих в Шувалове.

Карельский участок представляет собою участок с естественными оборонительными линиями. Всего линий – 3.


Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Вся эта артиллерия к вечеру 1 марта стала на вышеуказанные позиции и готова к открытию огня.

Со 2 марта ожидается прибытие дивизиона 3 батарей 4,2"[149] гаубиц и 9 легких батарей 10-й артиллерийской бригады, всего 65 орудий.

Боевые склады находятся в дер. Кушелевка и на «Пороховых». Эти склады будут охраняться от воздушных налетов 6-ю зенитными пушками (все в ремонте на Путиловском заводе, 2 из них уже готовы), которые будут поставлены на железнодорожные платформы. Есть требование на 8 пушек «Канэ», которые могут прибыть не раньше, как через месяц, так как тоже находятся в ремонте.

Все орудия засыпаны снегом, так что при отступлении в настоящее время вывезены быть не могут.

На Карельском фронте требуются еще 2 полка. Вероятно, будут отправлены 4-й стр. и 2-й стр. (4-й сформирован, 2-й же еще формируется).

Б. Крепость Кронштадт. Комендант крепости – молодой артиллерист Артамонов. Цель Кронштадта – препятствовать с моря захвату Петрограда и помогать огнем артиллерии крупных калибров 19-й стрелковой дивизии.

В случае занятия Петрограда противником Кронштадт должен продержаться два месяца до выручки его сосредоточенными силами Советского правительства. (Хлебных запасов в Кронштадте на 12 дней, консервов достаточно.)

Гарнизон:

1-й морской пехотный полк. Расположен по южному побережью Финского залива от «Красной Горки» на запад. (1500 штыков 3-й морской пехотный полк формируется в Ораниенбауме из кадра 3-го морского пехотного полка (300 штыков) и 2-го рабоче-крестьянского Петроградского полка (число штыков неизвестно).

2-й морской пехотный полк. Расположен в крепости. 1500 штыков.

Артиллерия пока неизвестна.

Судов, могущих принять участие в обороне Кронштадта, – 3: «Петропавловск», «Андрей Первозванный» (в настоящее время в доке) и «Олег» (находится в Петрограде). Все эти суда имеют наблюдение только в море (пока лед) и существенной помощи

19-й дивизии принести не могут. Сама крепость Кронштадт особой помощи 19-й дивизии принести не может, так как 6, 10 и 12-дюймовые орудия фортов со стороны Финляндии могут обстреливать лишь узкую прибрежную полосу Карельского участка до жел. дор. включительно.

В личном составе артиллерии ощущается большой недостаток, выражающийся в некомплекте солдат (в 30 % и начальников

Затребованы 100 пулеметов «Кольта» и 3-дюймовые снаряды (шрапнель и гранаты) до доведения цифры снарядов на каждое орудие до 500 штук.

Форт «Красная Горка», на котором находится 2-дюймовая батарея и 2 противоштурмовые батареи, минирован и долгое сопротивление оказывать не будет.

[В.] Олонецкий участок.

164-й Финский стрелковый полк. Штаб Петрозаводск. 802 штыка, 17 пул.

3-й Коммунистический полк. Штаб Шуйск. 544 штыка, 8 пул.

40-й Железнодорожный полк. Штаб Петрозаводск. 1025 штыков, 27 пул.

41-й Железнодорожный полк. Штаб находился в деревне Надвойцы до занятия ее противником. Где находится теперь – неизвестно. Полк разбит. Командир ранен. Состав полка до поражения – 363 штыка, 8 пул.

171-й Стрелковый полк. Штаб Олонец. 821 штык, 10 пул.

1-й Пограничный полк; посты и заставы: Люхты, Эйхола, Сарг-озеро, Поданы, Селецкое, Янгозеро, Сегозеро, Линдозеро, Вей-гара. 700 шт., 2 пул.

2-й Пограничный полк. Посты: посад Сармаги, Видлица и южнее по Ладожскому озеру до Новой Ладоги. Состав неизвестен.

Артиллерия:

2-я батар. 1-го дивиз. 19-й стр. див. Медвежья Гора. 4 орудия.

3-я батар. 1-го дивиз. 19-й стр. див. Медвежья Гора. 4 орудия.

3 легкий дивиз. 19-й стр. див. Александрово-Свирский монастырь. 7 орудий.

Гаубичный 4,2 [дюймовый] взвод. Место расположения неизвестно. 2 орудия.

Горный (легкий, 3-дюймовый) взвод. Место расположения неизвестно. 2 орудия.

По секретной сводке за подписью Аралова (член Реввоенсовета Республики), наступление барона Маннергейма нужно ожидать 15 марта.

В противовес маневрам Маннергейма на будущей неделе будут маневры в районе Черной Речки – Парголово с участием с одной стороны 1-го и 3-го полков и одной легкой батареи, с другой стороны – петроградских курсантов и также одной батареи. Первый маневр – атака курсантами оборонительной Парголовской позиции для перехода в контратаку. Это последний маневр с боевой стрельбой по мишеням.

Что касается упомянутых сейчас маневров Маннергейма, то советской разведке удалось получить следующий разработанный финским штабом план предполагаемого наступления на Петроград. Наступление должно развиваться из начинающихся на русской границе маневров финских войск. Первый по времени удар должен быть нанесен финскими войсками, двигающимися по шоссе от местечка Иоутсельски на Белоостров. Однако этот первый удар должен играть лишь роль демонстрации для отвлечения на себя тактических резервов красных войск. Главные же силы финнов, состоящие преимущественно из кавалерии, должны, свернув влево с шоссе Иоутсельски – Белоостров, не доходя до реки Сестры, пройти целиной и выйти на шоссе Лемболово – Станки, севернее дер. Станки, и отсюда, продвигаясь на юг сначала по шоссе до дер. Станки, затем по левому берегу реки Охты, взять Колтуши и далее, продвигаясь по дороге на Ижору – Царское Село, отрезать Петроград по всем жел. – дор. линиям с востока и юга. Финский штаб полагает, что при удачном и быстром выполнении этой диверсии Петроград не сможет защищаться и вынужден будет сдаться без боя. Всей этой операции, направленной непосредственно на Петроград, будет предшествовать нажим со стороны Пскова на Бологое для оттяжки стратегических резервов Красной Армии из района Петрограда. Перед самым занятием Петрограда над городом будут летать аэропланы и разбрасывать прокламации с целью подготовить общественное мнение к предстоящей оккупации. Для содействия успешному развитию военных действий в Финском заливе и на Ладожском озере у финнов имеются аэросани (новое изобретение, представляющее собою вооруженный броневик, поставленный на полозья и приводимый в движение пропеллером). По мнению начальника штаба 19-й стрелковой дивизии Кадникова (Озерки), в случае приведения в исполнение такого плана Петроград в первые же часы после начала наступления окажется беззащитным, так как весь Карельский фронт при первых же признаках прорыва обратится в бегство.

В середине прошлого года в 3-й штаб сформирования Красной Армии наряду с оставленными революционными частями армейского фронта вошло сформирование регулярных дивизий на добровольческом принципе. В числе таковых должны были быть сформированы, между прочим, 3 пехотные дивизии: Рязанская, Тамбовская и Тульская – по одной в каждой соответствующей губернии и каждая в составе 2 бригад, 3 полков состава, все следовательно, в составе 18 полков с артиллерией и частями вспомогательного назначения. Дефекты добровольческого принципа и недобор людей заставили Советскую власть отказаться от таковой при формировании регулярных дивизий и перейти к системе набора, причем ввиду недостатка обмундирования и снаряжения пришлось уменьшить соответственно число частей, благодаря чему каждая из упомянутых дивизий была переименована в стрелковую дивизию (2-ю), причем командир бывшей Рязанской бригады, генерал Мерр, назначен начальником дивизии, штаб которой расположен в Рязани. Ныне состав 2-й дивизии, составленной из бывших 3 пехотных дивизий – 9 стрелк. полков с артиллерией и частями вспомогательного назначения, что уменьшило численность предполагаемого формирования почти вдвое. Но не полностью, так как штаты частей увеличены примерно на 1 тыс. чел. (ранее 8 полк. 3 тыс., ныне около 4 тыс.). Упомянутое переформирование имело место в октябре месяце прошлого года, причем прежний кадр добровольцев был передан в другие части (не дивизии), а части дивизии стали комплектоваться исключительно набранными при прежнем командном составе. Затруднения продовольственные, с размещением людей, недостаток обмундирования, снаряжения заставили снова несколько сузить предполагаемое формирование, соответственно с чем 2-я и 3-я бригады дивизии должны усиленно формироваться за счет 1-й (10, 11 и 12-й стрелковые полки), которая остается на местах и формируется во вторую очередь, предоставив все имеющиеся в ее распоряжении вооружение и обмундирование, снаряжение, обоз и лошадей в распоряжение 2-й и 3-й стрелковой бригад (13, 14, 15, 16, 17 и 18-й стр. полки) 2-й стрелковой дивизии. В настоящее время даже вошли специальные штаты для 1-й бригады, оставшиеся на месте. Формирование частей зиждилось на территориальной системе, которая позднее была признана непригодной, почему и решено было дивизию (то есть, вернее, 2 и 3-ю бригады дивизии) передвинуть в том составе, в котором она в настоящий момент находится в районах Гомель, Конотоп, Бахмач для дальнейшего укомплектования в прифронтовой полосе. Переброска частей в указанный район должна была начаться 20 сего февраля, но события на Украине и непосредственная угроза Петрограду заставили в корне изменить решение, и дивизию, укомплектованную примерно до половины штата и ослабленную, кроме того, отправкой 20 маршевых рот в район Балашов (9-я армия) на Южный фронт, перебросить для дальнейшего формирования в район Гатчина, Стрельна, Царское Село, между прочим, из тех соображений, что в силу плохого состояния транспорта переброска войск весной или при возникновении надобности в том отныне не представится возможной. Планы перевозок с показанием пунктов назначения уже заканчиваются печатанием, и с момента их получения в штабе дивизии должна начаться погрузка частей по истечении 10-дневного срока. Число эшелонов исчислено в 60, а для перевозки рассчитана на 20 дней, так что если предположить начать отправку 1 марта, то дивизия на местах в указанном районе будет сконцентрирована числа 20 марта. Помимо 2-й стрелковой дивизии, одновременно будет переброшена еще одна стрелковая дивизия, которая должна занять район к востоку от Петрограда, упираясь своим флангом в район ст. Званка.

Относительно того, что из себя эта дивизия будет представлять, можно с уверенностью сказать, что она будет, по существу, вполне аналогична 2-й стрелковой, сведения о которой даются более точные, исчерпывающие. Для личного доклада посему предполагалось командировать специальное лицо, но в силу затруднений с его доставкой в связи с происходящими событиями, а особенно с его возвращением обратно в Петроград пришлось отказаться и ожидать или точных указаний от вас письменно, или возможности снестись лично, но при условии хотя бы малейшей возможности надеяться на успех возвращения лица, командированного для личных переговоров. В последнее время 2-я стрелковая дивизия представляет из себя следующее: штаб дивизии, 2 штаба бригады, 6 стрелковых полков (примерно 1500–1000 человек каждый), 2 кавалерийских дивизиона, 2 легких артиллерийских дивизиона, тяжелый дивизион (без орудий, одна прислуга), мортирный дивизион и прочие части вспомогательного назначения.

Численность дивизии можно оценивать к моменту прибытия в свой район общей цифрой в 10 тыс. человек. Дивизия всецело находится в руках людей, состоящих в нашей организации, вполне преданных и идейных работников, берущих на себя всецело ответственность за направление дивизии по указанному ей пути. Все теперь в том, чтобы указать дивизии точно задачу, которую она должна выполнить на месте по прибытии в свой район, а главное, в точном указании, как выполнить возможно более целесообразнее и безболезненнее переход дивизии на вашу сторону. Весь старший командный состав (исключительно кадровые офицеры) косвенным путем состоит в нашей организации, равно как и младший, за некоторым исключением. Командный состав пользуется бесспорным влиянием и популярностью среди солдатских масс, настроение которых явно антисоветское и в то же время против каких-либо военных действий. Вся работа на местах членов организации велась к тому, чтобы в нужную минуту произвести переворот, но теперь задача эта полностью отпадает и весь центр тяжести именно в планомерном соединении дивизии с вашими отрядами. Ввиду резко антисоветского настроения мобилизованной молодежи можно твердо рассчитывать на то, что она, влившись в состав здоровых частей, будет прекрасно работать и вполне проявит и дисциплинированность и боеспособность, так как весь вредный элемент при переходе будет устранен. Численность здорового элемента можно определить в 75 %, что даст 7–8 тыс. человек при 300–400 человек командного состава. Давать какую-либо определенную задачу дивизии едва ли целесообразно: нежелание воевать, боязнь ответственности перед большевиками, вредная агитация всевозможных ячеек и значительный процент негодного элемента, ведущего усиленную агитацию, почти наверное погубит дело и повлечет только несметные жертвы, в то время как после перехода в частях дивизии дней 10–14 с обучением и организацией таковые могут быть использованы как прекрасный боевой материал, особенно ввиду значительного количества опытных боевых кадровых офицеров, в большинстве своем ценных идейных работников.

Поэтому, казалось бы, в первую голову должна быть возможно точнее разрешена задача о переходе дивизии, а затем уже об использовании ее как боевой силы. Наиболее целесообразно, казалось бы, в этом отношении оказать с вашей стороны поддержку к переходу, протянув как бы щупальцы в направлении к тому пункту, который должен быть точно установлен и в котором должен произойти переход частей дивизиона. Это крайне необходимо как внешний импульс, который вынудит людей пойти за теми, кто ими руководит, без колебаний и сомнений, столь неизбежными в наше время общей нервности и неустойчивости.

Всю недостающую материальную часть дивизии, равно как и людской состав, предположено придать уже на местах. Уже то, что имеется в дивизии в смысле вооружения и обмундирования, дает готовых бойцов, почему ждать на местах получения недостающей материальной части нет никакой необходимости, так как медлить в смысле перехода кроется огромнейшая опасность; некомплект людей в частях дивизий, возможно, почти неизбежно будет заполнен элементами безусловно вредными, вроде партийных работников, рабочих и иного уголовного элемента, наиболее устойчивых в защите Советской власти. Вот почему надо признать переход дивизии желательным в возможно ближайшее время, даже немедленно по прибытии на места. Ввиду более успешного разрешения вопроса о практической невозможности командирования от самой Дивизии лица для переговоров желательно командирование именно от вас особо уполномоченного лица, которое бы и руководило переходом дивизии, строго соответствуясь с Вашими интересами и условиями в данный момент.

Командующим 7-й армией, на место Искрицкого назначен Ремизов (штаб армии продолжает пребывать в Новгороде). Бывший начальник штаба армии Шишкин назначен состоящим при командующем армией. Начальником штаба армии назначен Цыгальский, бывший начальник Псковского района.

Дислокация и боевой состав 6-й дивизии (Нарвский фронт) к 10 февр. Штаб дивизии – Ямбург. Начальник дивизии Иванов. Штаб 1-й бригады – дер. Дубровка (около станции Сала). Начальник бригады К [еппен] (офицер ген. штаба). Штаб 2-й бригады – станция Поля. Начальник бригады Скоробогач (бывш. полк.).

Штаб 3-й бригады – дер. Куровцы. Начальник бригады командир 166-го полка Попов. 166-й стр. полк, дер. Куровцы. Командир полка – Попов (бывший кадровый офицер 116-го Малоярославского полка), 500 штыков. 70 рт.[150] 17 пул. 488 стр. полк. Фолварк Марингоф (близ дер. Пулково).

Командир Косминский. 889 шт. 1816 рт., 19 пул. 168-й стр. полк, дер. Кобылянки. Командир Сурков. 784 шт., 1564 рт., 18 пул. 51-й стр. полк, дер. Комаровка. Командир полка арестован, Командует полком его помощник Михайлов. 796 шт., 1096 рт., 3 пул. Батальон Новгородской ЧК – Ст. Низы. Командир Лихачев. 380 шт., 500 рт. 5 пул. 1-й образцовый полк деревенской бедноты. Дер. Кривая Лука. Командир Мустафей. 750 шт., 1143 рт., 14 пул. 50-й стр. полк из дер. Комаровка направлен на ст. Поля. Командир Тампофофальский. 613 шт., 965 рт., 12 пул. 7-й полк направлен на ст. Поля. 47-й стр. полк, резерв, деревня Колмотка (близ Ямбурга). Командир Франк. 1830 шт., 1418 рт., 17 пул. 87-й стр. полк, резерв, Большой Луцк (предместье Ямбурга). Командир расстрелян. 900 шт., 1614 рт. В районе ст. Поля курсирует 3-й Кронштадтский бронепоезд. Начальник поезда – Новицкий. Людей 115. 4 орудия (3") 4 приспособленных к стрельбе пулемета, всего на поезде 16 пул., но остальные не приспособлены. Снарядов 800. Поезд состоит из простых платформ, забаррикадированных мешками с землей. Вдоль пути у поезда есть отмеченные пункты – груды камней, от которых он пристреливается к близлежащим деревням. От этих пунктов бьет метко. 6-й дивизии придана следующая артиллерия: 3 легких 3" батареи по 4 орудия в каждой. Каждая батарея имеет приблизительно по 600 снарядов. 1 мортирная 6" батарея (2 орудия). 1 батарея 42 лип. (4 орудия). Определить место стоянки батарей невозможно, так как их постоянно перебрасывают с одного участка фронта на другой. Артиллерийская, инженерная и санитарная база – ст. Сала. На складах базы нет ничего. Настроение дивизии самое скверное: сильно развиты дезертирство и хулиганство. Дисциплина поддерживается лишь весьма суровыми мерами, применяемыми военно-революционными трибуналами, как расстрелом лиц командного состава, так и красноармейцев. 47-й и 48-й полки отведены в резерв из-за происшедших в них беспорядков, и теперь в них производится расправа самого жестокого свойства. (В 47-м полку на митинге была вынесена резолюция с требованием прекращения войны.) Командный состав – ниже всякой критики. Офицеров нет. Взводные и отделенные не обучены и весьма часто сменяются. Комиссары живо чувствуют недостаток офицеров и считают их изгнание из армии крупной ошибкой, допущенной большевиками. Специально обученных разведчиков нет вовсе: в некоторых же полках, как, напр., в 168-м, даже нет сформированной команды разведчиков и разведка производится добровольцами из рот. Обоза нет почти совершенно. В большинстве полков даже пулеметы возятся на обыкновенных обывательских подводах; в некоторых же полках, как например, в 51-м нет ни одной повозки казенной. Лошади теперь кованы, но все больны чесоткой.

Санитарная часть поставлена весьма плохо. Из-за плохого питания сильно развита цинга (до 70 заболеваний в день на полк), кроме того, сильно развиты венерические болезни. Довольствие плохо: горячая пища выдается лишь один раз в день – два дня, выдается рыба, часто гнилая и с червями, и лишь на третий – мясо. Обмундирование очень плохо: сильный недостаток в сапогах и белье. Винтовки сплошь не чищены (смазочного масла нет вовсе) и сильно заржавлены. Приблизительно на 1/3 винтовок отсутствуют штыки. Телефонного имущества нет почти совершенно. В 51-м полку, считающемся богатым телефонным имуществом, имеется вместо 75 положенных по штату всего лишь 15 верст провода. Биноклей почти нет; так, например, в 169-м полку всего лишь один бинокль. Ручных гранат в полку мало. Ракет и противогазов нет вовсе. Шанцевый инструмент имеется приблизительно на половину людей и то все без чехлов. Лишь в одном батальоне Новгородской ЧК шанцевый инструмент имеется полностью.

Краткое сведение о дислокации Карельской группы. Штаб особой бригады – Озерки. Начальник бригады – Солодухин, бывший офицер, 167-й стр. полк – в районе Мурино. 169-й стр. полк – в районе Левашово. Управление начальника артиллерии – Шувалове 1, 2 и 3-я легкие 3" батареи. Гаубичные 6" батареи. Тяжелая 42 лин. бат. Подвижная группа. 6" батарея пушек Кан, взвод противоштурмовой 75 мм батареи. Взвод 3" батареи. Позиционная группа.

14 ФЕВРАЛЯ 1919 ГОДА

Дорогие друзья, мы обеспокоены дважды неудавшейся попыткой послать к вам вести от нас и очень ценные документы, теперь, к сожалению, потерявшие, благодаря запозданию, свое значение. Еще более нас тревожит невозвращение к нам Никольского и Павловой. Боимся, не случилось ли с ними какой-либо беды. Не допускаем мысли об отсутствии у вас потребности иметь связь с политическими элементами, находящимися в пределах Советской России. Полагаем, что в интересах целесообразности ведения общего дела, а не только в силу формальных и моральных требований вы как и мы, считаете себя обязанными принять все меры к установлению постоянного и организованного общения с нами. К сожалению, наших курьеров в последнее время Ф [инляндия] возвращает с границы обратно. Нельзя ли принять меры, чтобы направляющиеся к Антону Владимировичу[151] с паролем по делу Каменева пропускались в Гельсингфорс?

При неудачной переправе пришлось уничтожить присланный документ, теперь запоздавший, и, может быть, вследствие отсутствия правильной информации от вас не вполне удачно редактировано обращение к союзникам НЦ и СВ. Документы мы обязались через вас сделать достоянием зарубежной прессы и сообщить во Францию и Англию. Кроме того, посылаем вам уже утерявшие значение сведения военно-технические и обращения к Ленину и Троцкому большевика Шумяцкого,[152] привезенные делегатом, членом Учредительного собрания Святицким,[153] ведущим переговоры с Советской властью о борьбе с Колчаком. Это последняя весть[154] из Сибири. Добавим, что, несмотря на этот документ, народные комиссары, не делая социалистам уступки, намеренно затягивают переговоры о соглашении. Эсеры со своей стороны настаивают: 1) на отказе от последовательной диктатуры; 2) на признании верховного права Учредительного собрания. Центральный Комитет эсеров осуждает до сих пор инициативу сибирских эсеров. Левые эсеры, стремясь использовать неблагоприятное настроение масс, вновь организовались. Но большевики их предупредили, все лидеры эсеров (левых) снова арестованы. Подпольные листки их, однако, продолжают выходить. Выходит и листок правых эсеров, где порицается соглашательство с большевиками. Меньшевики-оборонцы занимают твердую позицию, остаются в «Союзе возрождения», высказываются за интервенцию. ЦК меньшевиков ведет кампанию против союзников и склонен идти на соглашение с Советской властью. Но дело до сих пор дальше разговоров с обеих сторон не подвинулось. Наоборот, между «Нац. центром» и «Союзом возрождения» достигается полная возможность единства выступлений и общей работы. Все партии и группы, входящие в эти организации, сознают, что сила – в объединении, и сошлись в двух существенных пунктах: 1) признание диктатуры до созыва Нац. собрания; 2) умолчание о сроке и условиях созыва этого последнего. Соглашение объединяет в общей работе, задача которой – поддерживать организационную связь со всеми антибольшевистскими элементами и организациями внутри Совдепии, укреплять и углублять антисоветское настроение в самых разнообразных слоях населения путем агитации, осведомления, устройства.

(14 ИЮЛЯ 1919 ГОДА)

14 июля 1919 года. Дорогие друзья, читайте Евангельский в дальнейшем так: последняя цифра каждого числа обозначает букву стиха, указанного предшествующими ей цифрами этого числа. Мы получили в начале июля письмо от Острова, о котором говорит письмо Никольского от 30 мая 1919 года, полученное нами двенадцатого. Завтра увижусь с Солнцевым, которому передам это письмо, направленное нами для верности также и через Острова. Первый наш ответ ему уничтожен его почтальоном, задержанным на обратном пути, но затем бежавшим и ныне направляющимся к нему вторично. Немокринский деятельно работает, и мы его услугами часто пользуемся; здесь работают в контакте три политические организации: НЦ и СВ и неизвестный нам еще «Союз освобождения России» (ядро кадетское), который, между прочим, издает листовки, играющие немаловажную роль. Препровождаем несколько его последних листовок. В «Нац. центре» все прежние люди, так как к нам вернулся пробиравшийся к Колчаку П. В. Г.,[155] коего временное отсутствие чувствовалось очень сильно. Все мы пока живы и поддерживаем бодрость в других. Черносвитов арестован и содержится в Москве, где было несколько провалов тамошней военной организации. Огородникову, арестованному по доносу или вследствие оговора кого-либо из военных, предъявлено обвинение в замешательстве Волкова. В Москве безлюдье, так что нет надежды на переезд кого-либо сюда. Москва даже не отозвалась на наше письмо-приглашение, согласно указаниям Карташева. Со смертью Валерсона и с израсходованием средств прекратилась наша связь с остатками этой военной осведомительной организации. Москва нам должна за три месяца. Остров и Москва говорят о каком-то миллионе. В вашем и ген. Ю[денича] письме, на которое намекают Остров и Никольский, сказано лишь, что здешний центр может на 20 тысяч в месяц увеличить расходы на работу Валерсона и комп. за счет Ю[денича], но не указано, как получить эти деньги. Просим экстренным порядком все выяснить нам и, если можно, немедленно переправить деньги, иначе работа станет. Между тем наша работа сейчас могла бы быть особенно полезной и ценной. Мы взялись за объединение всех военно-технических и других подсобных организаций под своим руководством и контролем расходования средств, и эта работа подвинулась уже далеко. Везде крик: деньги, средства… Здесь три военных организации: 1) та, о которой говорилось выше и которая вам известна; 2) организация, которая была с Дурново и брошена им три-четыре месяца тому назад. В нее входят интересующий вас Ховен и Куропаткин, сын друзей Валерсона. Эти люди работали, думая, что связаны с Ю [деничем], так как встречались у Валерсона и беседовали с ним, когда они, к своему огорчению, узнали о зарубежных связях. Эти люди связаны теперь с третьей здешней военной организацией, опирающейся на правые политические круги и имеющей, по-видимому, больше возможности информировать и прочные связи в советских учреждениях. Гатчинский фронт в лице Щуровского из штаба второй дивизии сносится именно с ней. К тому же Щуровскому дан и наш пароль. Мы встретили генерала Махрова, которого считаем начальником Иевреинова и представителем Юденича, у агента этой организации. С Махровым находимся в контакте, объединяя работу всех технических сил. Идет оживленная работа по организации исполнительных органов и подбору технических опытных лиц в области продовольствия, топлива и транспорта, милиции. Продовольствие и топливо в катастрофическом положении. Выдается 1/8 фунта хлеба с примесью дуранды и овса. Иссякли все другие продовольственные запасы. Голод самый настоящий. На рынках – волнения, на фабриках и жел. дор. – забастовки, временно ликвидированные выдачею рабочим продовольствия на несколько дней. В Москве тоже волнение. В провинции – восстания крестьян. Здесь топливо продается только вязанками. Если нескоро наступит свержение большевиков, возможность для подвоза дров водой будет упущена. Настроение здесь сплошь антибольшевистское, но придавлено террором, не знающим границ. Усталость всех растет, как и смертность, с каждым днем. Отступление от Гатчины повергло массы в крайнее уныние, с которым бороться становится все труднее. Большевизм здесь изжит давно. Надо немедленно сделать все к занятию вымирающей столицы. Сестра Карташева здорова, случайный арест кончился благополучно. Сергей Яковл. здоров, кланяется Никольскому. Посылает для сведения: наличность огнеприпасов в базах 7-й армии на 1 июля.

Лучше обеспечены огнеприпасами: 10-я див. (штаб Дно) с базами Дно, Порохов, Морино, Карамышево, Шумково и село Александровское (полевые посты). 6 див. (штаб Гатчина) с базами в Тосно, Кипени, Елизаветино, Ропше, Ораниенбауме и Петергофе и 19 див. (штаб в Петрограде, Фонтанка, 90) с базами Кушеловка (арт. база), Чудово, Ржевская и Тосно (подв. база). Хуже обеспечены: 1-я дивизия (штаб Лодейное Поле) с базами Тихвин (тыловая) подв., Свирская (промежуточная база) и Петрозаводск 3-я бригада 4-й дивизии (штаб Луга), которая не освещена официально и имеет базы в Луге, Новгороде и Батецкой. Она вместе с Эстонской и иными данными дивизиями (ст. Поля) образует сводную дивизию.[156] Наконец, армейская база (Куженкино) также обеспечена плохо. Сведения говорят лишь о 1,5 миллионах 3-линейных патронов русских. Пустые графы прилагаемой таблицы означают отсутствие сведений. Материальная часть артиллерии почти не изготовляется. Патроны к трехлинейным винтовкам тоже готовят два завода: Тульский и Новгородский. Очень незначительное количество. На сей предмет катастрофическое положение. Ныне приступленно к перевооружению, частью японские (6 див. белорусско-литовской армии), частью австрийские. Положено иметь на стрелка: носимый запас 120 патронов на винтовку. Возимый – 50 и в прочих базах – 50. Всего 220 патронов. Но этого запаса нет. Положение с трехдюймовыми орудийными патронами сносно. Нужды нет. Хуже с тяжелыми 6-дюймовыми – 48 [линейными] гаубичными. Положение на дивизию – трехдюймовых орудий – 36, 48-линейных ор. – 8, 42-линейных ор. – 2 и 6-дюймовых ор. – 2. Относительно находящейся на Карельском фронте 19-й дивизии можно сообщить, что на 1 июля было роздано: пехоте – 120 револьверов, винтовок пех. – 12 000, патронов – 2500, пулеметов – 127, пулеметных лент – 1800, патронов ружейных – около 2 миллионов. Арт. части роздано: винтовок – 1400, пулеметов – 13 и лент – 158. Револьверов – 33 и патронов – 276. Патронов ружейных – около 100 тысяч. Трехдюймовых орудий – 7, к ним шрапнелей – 256 и гранат – 62; 48-линейных орудий – 30, к ним шрапнелей – 6000 и бомб – 5000, 6-дюймовых орудий Кано – Ю, к ним патронов бомбовых – 1000 и шрапнелей – 1980. С пищевым довольствием армии сейчас крайне острое положение. Для Петроградского района требуется 260 вагонов в месяц, а прибытия нет совершенно. Рассчитывают на осенний улов рыбы (20 000).

ВИК.


ГЕНЕРАЛУ РОДЗЯНКО ИЛИ ПОЛКОВНИКА С.

При поступлении в Петроградскую губернию вверенных Вам войск могут выйти ошибки, и тогда пострадают лица, секретно оказывающие нам весьма большую пользу. Во избежание подобных ошибок просим Вас, не найдете ли возможным выработать свой пароль. Предлагаем следующее: кто в какой-либо форме или фразе скажет слова «Во что бы то ни стало» и слово «Вик» и в то [

же

] время дотронется правой рукой до правого уха, тот будет известен нам, и до применения к нему наказания не откажитесь снестись со мною. Я известен г-ну Карташеву, у него обо мне можете предварительно справиться. В случае согласия Вашего благоволите дать ответ по адресу, который Вам передаст податель сего.

ВИК.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ, ВЗЯТЫХ ПРИ ЛИКВИДАЦИИ МОСКОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ [ «НАЦИОНАЛЬНОГО ЦЕНТРА»]

ДОКУМЕНТЫ, ВЗЯТЫЕ У Н. Н. ЩЕПКИНА[157]

№ 1

Главный резерв весь сосредоточен в Саратове. Ближайший план – спуститься до Камышина и не доходя до Царицына повернуть весь фронт на запад на – Урюпинская, Усть-Медведицкая с исходным пунктом от Балашова, причем должна быть создана угроза станицам по Хопру и по Дону, что заставит казаков этих станиц оставить ряды Деникина и возвращаться обратно в станицы. Углубление к югу помечено, минуя Царицын. Бонч-Бруевич настаивал на помещении главного резерва в Брянске, но взяло верх мнение Каменева, а особенно Гусева.


№ 2

Состав армии к 15 августа н. ст. по номерным дивизиям, есть еще много импровизационных формирований:

Запфронт – VII армия – 19, 6, 2 и 1-я пограничная; XV армия – Великие Луки, 10-я, 11-я латышские; IV, XVI армии – 17, 52, 8, 2-я погран.; XII армия – 44, 45, 47, 58, 60, 1-я бриг. 4-й див.; Эстонская бриг., бриг. 3-й див., бриг. 1-й дивиз. Южфронт – XIV армия – 57, 46, 41-я; XIII армия – 3, 7, 9, 42-я; VIII армия – 12, 13, 15, 31, 33, 40-я; IX армия – 14, 23, 26, 56-я; II и X армии – 22, 28, 32, 37, 38, 39, 21, 4-я кавал., 6-я кавал. казачья бриг., саратов. кон. бригада.

Туркестанский фронт – I армия – 20, 24, 49, 3-я кавал. див. и особ. Туркест. бригада; IV армия – 25, 30, ½ 47-й [див.], Московская кав. див., киргизская конная бригада; Астраханск. группа – 34, Ѕ 35-й и 7-я кавал. дивизия.

Востфронт – III армия – 29, 30, 51-я; V армия – 5, 20, 27, ½ 35-й.

Всего считается 54 дивизии, 424 000 винтовок, из них на Юж-фронте – 187 000.

Отдано приказание везти с востока, запада все на Южфронт, что только могут перевезти железные дороги. Есть указание на сбор главного резерва у Саратова (II и X армий) с целью возможно скорее выйти на линию Усть-Медведицкой.

Ныне доводят артиллерию на Южфронте до следующих цифр: 3-дюймовых – 600, 48-лин. – 80, 42-лин. – 40, 6 дюйм. гауб. – 48. Недостатка снарядов нет.

Селивачеву (XIII и VIII армии) приказано взять Корочу и оказать помощь Обояни.

Старый штаб Востфронта переводится в Брянск.

Начальником Туркфронта назначен генштаба Климович, начальник штаба у него генштаба Шварц.[158]


№ 3

Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Начдив б. офицер артиллерист Голиков – дрянь, как и вся дивизия – разбойники. Все кавалеристы – казаки донские, самые отбросы.

14-я стр. дивизия

1-й кав. полк, б. офицеров 3, всего 48, строевых людей 714. Всего людей – 1061.

Лошадей верх. 486, обозных 136, седел 104, винтовок 256, шашек 133 и пулеметов 4, пик нет.

2-й кав. полк, б. офицер – 1. Всего 32. Строевых людей 472. Всего людей 752, лошадей верх. 443, обозных 136, седел – неизв., винтовок 373, шашек 443, пулеметов 8, пик нет.

Начдив б. офицер пехоты шт. – капит. Иванов генштаба, направление наше. Кавалерия одета, обута, обучена очень плохо. Вооружение в общем ничего не стоит. Седел нет, а которые есть, собраны какое русское, кокандское и т. д. разных типов. Лошади плохие, уход, ковка, корм, тела ни черта не стоят и больших переходов не вынесут. Обоза своего нет и при переезде пользуются обывательскими. Комсостав исключительно почти из унт. – офицеров, очень слабый во всех смыслах.

36-я стр. див.

Сведения получены из Инспекции кавалерии IX армии к 1 августа с. г. Сам там не был и ничего лично от себя сказать не могу. Цифровые данные надо считать верными. Из всех этих отдельных частей получится 4 полка. Теперь переформирование их закончено, но сведение дано еще существ [овавшее] к 1 августа.


Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Так было предположено соединить мелкие части в полки. Вся кавалерия 36-й стр. див. меньше, возможно, но больше ни в коем случае.


56-я стр. див.

Кавалерии не будет иметь совсем. Было 3 отд. части по названиям Отдельный эскадрон, 2-й кав. дивизион и 5-й кав. дивизион. Первый пошел на пополнение 2-го полка 14-й стр. див., а 2 вторых вольются в ряды кавалер. 23-й стр. див.

Вот вся кавалерия, находящаяся в распоряжении IX армии:


Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

РАСПОЛОЖЕНИЕ IX АРМИИ

Штаб армии – Пенза.

Части – от 3-х Островов (23-я див.) до деревни Ивановка (Балашов); 14-я дивизия до Тамбова; 36-я дальше к Козлову до соединения с VIII армией.


№ 4

Карта 3 версты: план укрепления района Тулы (начат осуществлением). 4-й кр. район делится на секторы: 1) южный – к югу от р. Упы, 2) северный – к северу от Упы. Южный делится на отделы: 1) «Пятый» (по названию) – от деревни Минская на юг по высотам до дер. Ратова, далее по высотам к Левашево (мыза), откуда по высотам северо-восточнее дер. Хорина. 2) «Первый» (по названию) – юго-западнее дер. Прудное, южнее дер. Елькино и Пирова, южнее пересечения шоссе и ж. д. 3) «Второй» (по названию) – далее между деревнями Погово и Рудаково по высотам к северной окраине дер. Ларинская, откуда уступ к югу, к высоте севернее дер. Крутая, затем по высотам и фронтом на юго-восток на дер. Пительня, дер. Тантыково, сев. – восточнее которой упирается в Упу. Вторая линия обороны южного сектора намечена по окраине предместья Мленово (Клин, станция Тула, город Тула, вплоть до р. Упы по восточной окраине города). Северный сектор делится на отделы: 1) «Третий» (по названию) – от р. Упы у дер. Присады прямо в направлении до отметки Сар., что сев. – зап. дер. Сигитово, откуда фронт делает угол в 90° к дер. Высокое и далее через лес и по высотам, по ю.-з. мызы Долбиловка, Медвинка и упирается в реку Тулица Синяя, по высотам сев. – вост. дер. Ивановки. К станции Хомяково, далее по высотам, прилегающим к шоссе у Дер. Семеновская, западнее шоссе, переходит на высоты южнее берега р. Волота до ее устья, откуда фронт поворачивает на юг по высотам восточ. берега реки Нюловки, вплоть до дер. Барсуки. Вторая линия обороны по окраине города. Работы начаты пока в районе


Красная книга ВЧК. В двух томах. Том 2

Н.Н. Щепкин


Судакова на южном секторе и по южной окраине города. Остальные еще в проекте: возможны изменения. Зенитные батареи стоят: 1) на шоссе на южной окраине города – 4 орудия, 2) на западной оконечности предместья Мленово (Клин) —4 орудия, 3) на сев. окраине города у пересечения шоссе с ж. д. – 4 орудия. Состояние гарнизона: 19, 20 и 21-й стр. полки, 7-я отд. бр. ушли на фронт, остались б-н ВЧК – формируется в полк, 1-й кар. б-н, формир. 2-й кар. б-н, рота в окраине меднопрокатн. завода, кар. рота по охр. оруж. завода, рота по охр. арсенала, командные курсы, есть военная партийная организация. Рабочие (большинство настроено антибо