Book: Диалоги о гвоздях



Веларий Валерий

Диалоги о гвоздях

ВЕЛАРИЙ Валерий

Из цикла "ДИАЛОГИ О ГВОЗДЯХ,

которыми душа приколочена к телу, а тело к космосу."

Принято думать, что быт отвлекает от высот бытия. В текучке житейской суеты слишком часто заглядываются на чужое - ибо только чужое побуждает к сравнениям, плодом которых является и сама житейская текучка; это замкнутый круг, в котором глядят на чужое лицо, в чужой карман, в чужой роток, иногда - отвлекаясь ради безопасности, посматривают под ноги, но редко поглядывают вверх, в высь, так сказать, горнюю. Да и что туда смотреть: вдруг там отверзется вопрошающий лик или подзависнут над головой какие-нибудь скрижали. Надо же их прочесть! А потом еще и выполнять начертанные там заветы! Это ж тогда вся предыдущая жизнь псу под хвост всего лишь ради благой вести... Однако, эта боязнь посмотреть вверх, на звезды, как раз и говорит о том, что мы всегда, в самом завихренном водовороте житейской мелочности помним о возвышенных философских эмпиреях и нравственных категорических догматах. Они всегда с нами. Они в нас. И, хотя мы упорно загоняем их в подсознание, но нередко именно какая-то житейская дребедень, какой-то бытовой случай заставят о них вспомнить. Бывает, что таким напоминанием о Высшем становится житейская катастрофа; тогда мысли ни о чем другом уже не приходят в голову, и эти мысли неподъемны, как жернов, необъезжаемы, как огромный валун на дороге, и мы ищем собеседника, который отпустил бы наши грехи сомнений. Ведь мы сомневаемся: правду ли говорят исповедники и проповедники? Нам бы такого собеседника, который пламенной речью и молниями инвектив взбодрил бы нас и уничтожил бы червя сомнений и страхов, облегчил бы нашу совесть - но при этом оставил бы целенькими и подновленными нас самих. Интимный собеседник, как дизайнер внутреннего макияжа, мастер интерьерного евроремонта души и совести - это такая, право, редкость! Чаще они так и норовят глаголами пережечь все предохранители, гореть-то не им, а глаголют и вещают!..

Но иногда судьба, словно от неисчерпаемых своих случайных избытков, подбросит Собеседника... В разговор-спор с ним хочется вступать вновь и вновь. Это как наркотик, как извращенная любовь с первого взгляда, и других взглядов уже не будет. Кажется, что ты получаешь все новые ответы на все свои тайные вопросы. Ты словно открываешь то тайное в себе, о чем не знал, и ответы словно радостно узнаваемое, но подзабытое до времени знание. Разве способен кто-нибудь заметить в завораживающем мареве такого диалога, что вопросы возникают неизвестно откуда, ответы даются неизвестно на что, открываемые истины - двусмысленны, снизошедшие озарения - ослепляют, но не освещают. А итог разговора оказался совсем не тот, который мог ожидаемо следовать из начала. Итог - неузнаваем и для того, кто жаждал откровений, и для его Собеседника. Ощущение знания - всего лишь результат равновесия слов, долгое время так и сяк переставляемые и тасуемых в диалоге. И как бы забывается, что повод для диалога - потрясение от житейской реальности, и что диалог рано или поздно закончится - иначе среди диалога и умрем от истощения и обессиливания, и что придется же, наконец, снова сделать шаг, совершить поступок. Как итог. И как первое движение на новом пути. Впрочем, как итог диалога тут сгодится и равновесие слов. Ибо любой новый шаг, любое новое движение лучше начинать в равновесии, или в ощущении, будто ты - в равновесии, будто ты управляешь нарушением этого равновесия и его восстановлением в других условиях.

Ниже - один из диалогов двух людей, одного из которого удобнее обозначить Скептиком, а другого - Просветленным. Впрочем, в этом разговоре как бы присутствует третий, тот, из-за которого состоялась встреча. Собственно, есть здесь и четвертый участник - молчаливая, но очень внятно реагирующая своими ремарками Помощница Просветленного. Благодаря ее записям эти диалоги стали доступны для обнародования.

ДИАЛОГ ПЕРВЫЙ: О ДУШЕ И КОСМОСЕ

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Ты явился неожиданно...

СКЕПТИК. Скажи попросту - не вовремя. Если судить по сумрачному взгляду твоей Помощницы, который он бросила на меня...

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ (оглянулся на Помощницу, та вызывающе вскинула голову). Пришел нежданным, так не обижай домочадцев... Ну-с, если выражаться высоким штилем, что привело тебя ко мне в столь неурочный час? Неужто заботы твоего скептического ума оказались все-таки не по силам твоей душе?

СКЕПТИК. На этот раз - не мои заботы. Но мне нужен твой совет. Дело идет о смерти, о душе и об утешении. Мой друг, видимо, вскоре умрет. Его болезнь не поддалась врачам. Но он невыразимо мучается на грани между жизнью и смертью. Его пугает небытие. Он не может думать ни об устройстве прав наследования, ни о чем-либо другом, неизбежно связанным с уходом из этого мира. Он не способен заниматься устройством своих последних земных дел - даже ради спокойствия своих близких. Я не знаю, как его утешить и успокоить в этот час. Если можешь - помоги мне. И ему.

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ (усмехнувшись ироническому хмыканью Помощницы). Но сперва установим ясность по отношению к твоим желаниям. Ты действительно хочешь, чтобы я помог тебе, как его научить, чтобы он утешился? Или тебя лишь заботит необходимость утруждать душу ради того, чтобы кто-то обрел предсмертный покой? Ну, хорошо. Извини... Но то, что ты можешь передать ему с моих слов, ты знаешь и без меня. Он не умирает. Он только переходит в другое бытие. Как убедительно сказать ему об этом? Так, чтобы, он поверил и успокоился. И перестал столь панически и мучительно страшиться этого перехода...

СКЕПТИК. Я знаю, что могут сказать по этому случаю те, кто верит, как ты. Но и ты знаешь, что сам я не очень в это верю.

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Твой скептицизм - препятствие убедительности твоих слов, даже если ты будешь повторять сказанное мною. (С мягкой укоризной посмотрел на опять хмыкнувшую Помощницу.)

СКЕПТИК. Я хочу всего лишь успокоить его. Чтобы он не терзался сам и не терзал близких сверх того, что им и так приходится переживать. Он всегда старался беречь других от своих проблем... А тут...Он очень страдает душою. Молча. Но я вижу... И чувствуют другие. Его страх и его страдания мучают его близких! (Резко поворачивается к открывшей было рот Помощнице; страстно) Нет, в его молчании нет демонстративной укоризны. Но как-то так получается, что... Близким кажется, что они безмерно виноваты перед ним, хотя в чем же их вина... и...Его жена смотрит на меня глазами, полными ужаса. Ожидания, веры. И необъяснимой надежды. Ее взгляд меня преследует. Я не пойму, что за надежда живет там?

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ (Покосившись на возмущенно цокнувшую языком Помощницу). Женщины прозорливы... иногда не в меру и чрезвычайно преждевременно... (Словно предостерегая Помощницу) Но не будем спешить с выводами. Что тебя пугает в ее надежде? Ты думаешь что вопреки очевидности, она надеется на выздоровление и попусту тешит себя...

СКЕПТИК. Нет, тут что-то другое. Она очень страдает. Но к ее страданию и надежде что-то примешивается. Словно она не может чего-то высказать, запретного. (Тоже смотрит на хотевшую что-то сказать, но смолчавшую Помощницу) Он мучается. Она страдает. Ты не представляешь, как...

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Ты самонадеян и нечуток в высокомерии твоего скепсиса! Я знаю, как могут страдать твой друг и его близкие. Я знаю, отчего страдают и он, и они. Поверь мне в этом - и твой скептицизм не помешает тебе передать твоему другу утешение. Если ты вправду хочешь ему помочь!

СКЕПТИК. Я очень хочу помочь моему ослабевшему другу и его близким. Ведь они тоже слабеют... Но кто ж не слабеет перед лицом смерти!..

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Я знаю, что ты не ослабеешь. Поэтому надеюсь, что ты поймешь меня. Ты сам сказал два важных слова и сам определил ими два важных понятия: Душа и Сила. С них и начнем. Как будто нечто высшее, предопределенное подсказало тебе их в эту минуту. И об этом мы тоже сейчас будем говорить...

СКЕПТИК. Я весь внимание. Но помни - времени у нас немного.

***********************************************

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Твой друг боится физической боли?

СКЕПТИК. Нет. Ему терпел сильную боль. Когда его мучили другие люди... И когда несколько раз попадал в аварии... Однажды он пережил уже тяжелейшую болезнь - и, вопреки ожиданиям врачей, обошелся без обезболивающего. Он тогда сказал, что не унизится до того, чтобы глотать таблетки ради подкрепления терпелки. Хм... Тогда его жена посмотрела на него вот так же, как сейчас глянула твоя Помощница: осуждающе, как на глупого ребенка, - и восхищенно... Я знаю, о чем ты еще хочешь спросить, и я опережу твой вопрос: мой друг не страшится неожиданной, жертвенной смерти! Он спасал других людей из огня и от ярости водной стихии. Он не раз бросался навстречу нападавшим зверям и людям. Но вот так, умирать не от опасности. Не от старости. От болезни!.. Преждевременно!

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Кто знает свое время... Впрочем, конечно, речь сейчас не о мгновенной неожиданной и неосознаваемой гибели. Испугаться не успеешь! Даже и не поймешь ничего. И часто это случается безболезненно. Разве что лишишься возможности исповедоваться, если это для тебя важно...

СКЕПТИК. Да. Но вот когда мой друг думает о дом, что можно просто перестать быть не по своей воле... С этим он не может смириться.

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. А умереть по своей воле?

СКЕПТИК. Это сложный вопрос. Броситься в огонь пожара, или защитить кого-то от нападения, или отправиться в опасную экспедицию - это ведь тоже ясно осознаваемый риск для собственной жизни. Это сродни спровоцированному самоубийству. Но часто решение тут приходит неожиданно. Даже, если решение рискнуть принято осознанно - поддерживает мысль о высокой цели или о жертвенности. И даже если опасность безгранична или предприятие безнадежно, - это все-таки всего лишь риск. Опасность согревает и возбуждает многих. Опасность - это еще не сама смерть. Всегда есть надежда: а вдруг? Мысли заняты тем, ради чего ты рискнул. О последствиях некогда думать. Или, точнее, раз ты думаешь о том, как преодолеть опасность, значит, твое воображение показывает тебе возможные удачные преодоления риска. Безнадежное оттесняется за границы сознания... Но вот так, умереть в постели, от бессилия... Болезнь иногда так изнуряла терпение моего друга болью, что на этот раз он готов был просить запредельную дозу обезболивающего. Но что-то останавливало его. Не потому, что терпение позволяет найти выход почти из любого положения... или дождаться перемены участи... Он не мог представить: как это он своею рукою или своей волей оборвет свое существование?! Сам он иногда называл это трусостью. Но, по-моему, это, скорее, невозможностью вообразить, что все в мире будет идти и меняться без него! Парадоксальным образом его мучило богатство фантазии: он так легко воображал себе все, что будет без него - и даже свои похороны. Но только его самого не было в этом последующем воображаемом мире. И это страшит его... Нет, я даже не могу подобрать определения его состоянию. Ведь это же не обычный страх? Не просто животный ужас. Это сознание страшится того, что исчезнет!

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Ты назвал еще одно ключевое слово - Терпение. И сам связал его с понятиями бытия, жизни, воли, сознания. Твой друг... Его подводит не воображение. Нечто иное мешает как раз его воображению представить, что границ бытию сознания нет. И там, за переходом в другое состояние, его душа, его сознание не перестают быть. Они не исчезают из этого, видимого, вещественного мира - хотя и осознают свое освобождение от временного телесного пристанища и радуются новому слиянию с миром невидимым.

СКЕПТИК. Знаешь ли, умозрительно я могу себе все это представить, хотя и не знаю - так ли все обстоит на самом деле? Но как убедительно сказать об этом моему другу?

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Да. Тут бессмысленно напоминать о Чижевском и Вернадском, о ноосфере и едином человеческом разуме или сознании, в котором накапливается все, созданное и осмысленное всем человечеством и каждым человеком. Когда так страдают от неопределенности душа и ум на грани перехода... Неубедительны примеры верующих ученых - Галилея, Бэкона, Мечникова, Павлова, Циолковского, Фламмариона, Пирогова, Вирхова. Как неубедительны и примеры могучих научных самодостаточных скептических умов. Или книги вроде "Жизни после жизни" или "Жизни после смерти". И различные записи впечатлений тех, кого вернули из состояния клинической смерти или комы, - о туннелях света и перехода. Попробуй привлечь его внимание следующими сопоставлениями - какими бы парадоксальными они ему не показались. Первое: смерти или физического небытия боится не наше тело, а эгоизм и эгоцентризм нашего сознания. Второе: наша смерть - физическая смерть - благо для тех, кто моложе нас, ибо мы должны освобождать место для других, иначе перестанет развиваться как раз тот мир, которым мы так дорожим, но который создан не нами и пути развития которого нам неизвестны. Терпение не в том, чтобы жить без конца, а в том чтобы увидеть смысл и в смерти тела - даже если нам не дано знать: зачем все это вокруг? И, если есть высшая предопределенность, то тайну своего провидения она нам не открывает. И третье: есть некий, не нами начатый порядок, который изменяется и находит новое равновесие на каждом новом уровне своего развития. И только по отношению к этому порядку или нарушению его гармонии возникают понятия положительного или вредного знания, вины, блага, справедливости, воздаяния и смысла. И поэтому смерть имеет высший, благостный, положительный смысл - ибо смерть каждого из нас есть не только освобождение пути для идущих следом. Смерть - это даже не новое рождение; это перерождение, возрождение души в новом качестве. И смерть-освобождение-возрождение имеет физический смысл, поскольку неуловимая субстанция души обладает массой. По крайней мере, так позволяют думать последние опыты некоторых наших и зарубежных ученых, опирающихся на возможности современной техники и аппаратуры. Именно это удивительное допущение - о том, что душа может иметь массу, - и подтверждает связь порядка и предопределенности во всем, что случается в видимом и невидимом мире.

СКЕПТИК. Да, я что-то такое слышал об этих опытах с душою... Это когда путем непрерывных и очень тонких и точных измерений массы и био-электрического состояния умирающего организма удавалось уловить миг, когда душа якобы покидала тело. На кратчайшую долю времени менялись показания всех приборов, особенно измерителя массы... Я могу рассказать моему другу об этих опытах. Но убедят ли они его хоть в чем-нибудь? Но даже если эти опыты имеют хоть какой-нибудь положительный физический, метафизический и философский смысл, я все равно не очень улавливаю связь между ними и тем, что ты говорил о предопределенности. Для моего друга предопределенность имеет смысл только в виде причинно-следственной связи.

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. О да, разумеется. Для кого-то причинно-следственной связи не существует вообще. Кто-то считает ее легко обратимой. И потому мало убедительной, и... (поневоле его внимание отвлекается на вызывающе пробарабанившую пальцами какую-то трель Помощницу) Впрочем, у нас тут свои представления о причинно-следственной связи. Многое зависит от точки отсчета.

СКЕПТИК. Только не надо приводить глупейшие аргументы необразованных святош!

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Что ты имеешь ввиду? (Успокаивающе глянул на возмущенно сдвинувшую брови Помощницу).

СКЕПТИК. Целые наборы бессмысленных с точки зрения науки и здравого смысла доводов в пользу того, что мир не таков, каким мы его видим, и, следовательно душа, то есть иррациональное и мистическое значит в нем больше, чем законы, управляющие материей! Самый расхожий довод - в отличие от арифметики механика, якобы, утверждает, что от перемены мест слагаемых меняется их сумма. Нельзя же так примитивно воспринимать графическое, условное, векторное изображение на плоскости взаимодействия механических сил в пространстве! Сумму их взаимодействия определяют и другие величины расстояние до центра массы, величина угла между вектором силы и радиусом, соединяющим точку воздействия на тело с центром его массы. Так что, когда меняются точки приложения сил к телу, то изменяется много линейных и угловых размерений, хотя бы величина сил и их направление остались прежними. Потому и сумма - в данном случае, сумма сложения сил при перемене точки приложения меняется! Если только речь не идет о частном случае приложении непосредственно к центру массы!

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Сила твоего темперамента убеждает сама по себе. (Смотрит на скептически поджавшую губы Помощницу) Хотя далеко не все могут оказаться на высоте твоей аргументации. Хотя бы потому, что не так глубоко знакомы с предметом...(Видя, как Помощница сердито показывает на часы, а потом воздевает озабоченно руку к небу, кивает) Но мы слишком увлеклись схоластикой спора, времени у нас - и у твоего друга мало. Раз уж ты сам заговорил о Пространстве и Силах, то попробуй сказать твоему другу вот о чем. Пусть попытается представить себе Космос... Вселенную... Вот это безграничное пространство, полное планет, солнц, астероидов, межзвездной пыли и газа. Пусть попробует представить себе все это в упорядоченном движении, в каком-то гармоничном взаимовлиянии. Пусть сумеет нарисовать перед своим внутренним взором пульсирующее пространство, пронизанное силовыми линиями, энергетическими потоками, Словно канатами или нитями - и они связывают все со всем. И малейшее изменение в каком-то одном месте заставляет колебаться и вибрировать эти силовые линии и потоки. И все, что задето или соединено этими силами энергии - тоже колеблется и меняется. И сгустки вещества и потоки энергии, выбрасываемые центрами галактик и ядрами звезд влияют на все дальнее и ближнее окружение. Вспышки на нашем Солнце влияют на наш климат и наше психическое состояние - то есть на душу. Ведь Космос, такой, каким мы его сейчас знаем, - это картина, нарисованная современными приборами. Наши органы чувств эту картину не видят - но мы представляем ее себе в нашем воображении. Случившееся где-то - неведомо нам сейчас. Но волны тайных энергий домчатся сюда - и что-то изменят в энергетике окружающего мира. И в нас тоже. И в наших поступках. Разве это не одна из форм предопределенности, имеющая вполне причинно-следственную форму - и при этом совершенно не осознаваемая нами заранее, хотя мы и понимаем, как нам кажется на основе наших нынешних знаний, механизм действия этой связи. Но во что выльется эта предопределенность конкретно мы вычислить, угадать или предвидеть с полной точностью не можем. Более-менее приближенный прогноз - вот наш предел.



СКЕПТИК. Какая же связь между душой, потусторонним миром и предопределенности действий Высшей силы? Я что-то утерял логику твоих рассуждений. Или она просто недоступна мне...(Умолкает под взглядом сдвинувшей брови Помощницы).

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Мир существует долго. Мы не говорим о безграничном или конечном во времени грядущем существовании этого физического мира. Для нас безгранично даже время его прошлого существования, не только до нашего рождения, но и до возникновения человечества. Этот мир видоизменялся по каким-то своим внутренним законам, в которые вписаны и законы нашего существования. Любая попытка нарушить равновесие, гармонию этого мира есть вина. Такая попытка образует вину того, кто это делает. Но гармония мира подвижна. И, быть может, какая-то сила все время пытается нарушить эту гармонию, это равновесие. Можно назвать эту силу "зло". Можно понимать ее как неизбежное, как ту необходимость, которая все время нарушает гармонию чтобы мир не застыл в неподвижности. Ибо если он остановится в своем движении, то разрушится. И тогда это будет всеобщим и непоправимым злом...

СКЕПТИК. Ты говоришь какие-то неортодоксальные вещи... (Помощница напряженно смотрит на него так, словно говорит - да, ну и что?)

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Мы с тобой сейчас спорим не об ортодоксальных взглядах той или иной группы людей. (Напряжение во взгляде Помощницы словно ослабло.) Нам важно, чтобы твой друг сердцем принял саму возможность небездушности мира. Мир - небездушен. И потому небессмысленен. И потому не бессмысленны понятия греха, вины, ошибки... Просто их истинный смысл в каждом конкретном случае неочевиден и часто не тот, что видится большинству окружающих... Но - продолжим. Так или иначе, те, кто помогает или противится силам, движущим и меняющим мир и восстанавливающим его гармонию и равновесие, нарушают справедливость и порядок и обретают чувство вины.

СКЕПТИК. Но мы не можем знать - на чью сторону встали! Во зло или в добро наш поступок или наша мысль? И к тому же то, что является добром в одной ситуации, - в другой оказывается злом. Что хорошо для одного губительно для других. Мы можем только надеяться, что не ошиблись в своих моральных устремлениях и встали на правую сторону!

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Ты сам все сказал. Разве то, что ты ко мне пришел сегодня, могли предугадать заранее ты, или я, или твой друг, или его близкие? Разве его жена... (Запинается, глядя на помрачневшее лицо Помощницы, но продолжает) Его жена - разве она может представить, что последствия твоего прихода ко мне... (Опять смотрит на Помощницу, словно пытаясь понять - что она предчувствует и как ее предчувствие может повлиять на разговор.) Эти последствия, скорее всего, будут совсем не теми, каких жаждет ее невыразимая надежда. (Опять пытается понять по глазам Помощницы каковы ее подспудные ожидания, и все же продолжает) Зная тебя, я могу предположить, что при любом исходе дел, самые дальние последствия будут не те, что... Мы пытаемся как-то повлиять на обстоятельства, на других людей, назначаем множество встреч, ищем варианты... но в результате всех усилий самое большее, что мы можем сказать, так это "срослось!" или "наконец-то дождались" или "как сложилось - так сложилось". Нам кажется, что нашими и чужими усилиями или ошибками можно объяснить удачу или неудачу, Или в лучшем случае свалить все как раз на волю случая, игру Судьбы... Но как только мы говорим - Судьба! Фортуна! - так сразу это значит, что неосознанно мы признаем силу некоей предопределенности. Или, вернее, действие Силы, которая наперед знает и предопределяет все. А наши усилия нужны всего лишь для того, чтобы совесть наша была спокойна. И чтобы у нас не было перед этой высшей Силой вины бездействия. Ибо видимая свобода нашей воли состоит в том, чтобы постоянно делать выбор - даже в самой полной неопределенности и непредсказуемости результата. У нас нет права вообще ничего не выбирать и ничего не делать. Мы просто не всегда понимаем, что нежелание совершать поступок в иных случаях является очень важным поступком.

СКЕПТИК. Подожди. Твоя мысль ведет тебя дальше, чем позволяет мне сейчас время. Позже, при случае, мы еще поговорим о свободе воли и выбора, о природе Высшей Силы и о том, есть ли что-либо, что являет нам свидетельства действия этой Высшей Силы. А пока, извини, я покину тебя и с тем, что ты мне сказал, поспешу к моему другу - быть может, я сумею утешить его и облегчить его душевные муки...Хотя все, к чему мы пришли - это к известнейшему утверждении: Душа и Космос - равновелики, Душа черпает силу в воображении - так же, как и слабость, а мысль может помешать или помочь Душе почерпнуть силу.

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Будем надеяться, что твоему другу она поможет. Поспеши.

*******************************************************

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Тебя не было всего два дня. Я ожидал тебя - но ты вернулся гораздо быстрее, чем я думал. Твой друг?..

СКЕПТИК. Нет, он жив еще. Ему даже немного лучше. Врачи не обольщаются. Больше, чем еще три - четыре недели, они ему не обещают - хотя до позавчерашнего дня ждали кончины с минуту на минуту.

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. (Посмотрев на Помощницу) Как его жена?

СКЕПТИК. Странно, что ты задал этот вопрос. Вообще-то, по-человечески, не странно, но... (Тоже смотрит на Помощницу) В глазах его жены радость какая-то сумбурная. А надежда угасла. Почти... (Смотрит на не то злорадно, не то горестно потупившуюся Помощницу) Не то, чтобы она испугалась, что он вроде как пойдет на поправку, но на самом деле - нет, и это будет все еще неопределенно долго... Конечно, она устала. И не каждому такое испытание по силам, хотя, я уверен, она способна очень многое вытерпеть...

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Как хорошо ты ее понимаешь. (Обменивается взглядами с Помощницей, или, скорее, изучающе смотрит на нее) Ты чуток и прозорлив, я всегда это знал. Ко всем ли прозрениям ты готов? Своим и чужим? (Помощница скептически фыркает).

СКЕПТИК. Его жена словно испугалась каких-то своих предчувствий. А каких - в том боится признаться самой себе.

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Вернемся к твоему другу. Ему стало физически лучше вслед за снизошедшим на него спокойствием души?

СКЕПТИК. Ты правильно догадался. Но я бы сказал иначе: не знаю, что снизошло на моего друга, но он обрел спокойствие ума - а это дало мир его душе, и вслед за ней меньше стало страдать его тело, и остатки его сил не растрачиваются теперь столь быстро в бесплодных мучениях.

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Вот видишь, в этом можно было бы даже усмотреть дополнительное доказательство материальности души: ее страдания или утишение ее страданий требуют гораздо больших трат энергии, чем мучения тела...

СКЕПТИК. Ты знаешь, мой друг о наступившем облегчении сказал почти теми же словами, что и ты. Правда, как-то неопределенно усмехнулся при этом.

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Он пока еще боится честно вглядеться в свое новое состояние. Он опасается, что новыми выводами предает прежние знания своего ума... Но оставим пока это в стороне. Что именно успокоило твоего друга?

СКЕПТИК. Прежде всего твои слова, что его страх смерти - это его эгоизм. И в некотором смысле, нарушение покоя и прав его наследников и близких. Нет-нет, он никоим образом не обвинял тебя в черствости: хотя, в некотором смысле, из твоих слов следовало, что новым поколениям будет лучше, если старшие вовремя покинут этот мир, и в этом ощущается правда некоей первобытной жестокости... но эту мысль он принял даже с легкой улыбкой. Он просто попытался представить себе ту картину подвижного и изменчивого Космоса, что ты нарисовал... он как то очень внятно осознал, что картина эта - воображаемая, но точно передающая, что одно постоянно меняет другое. И эта вечная смена и вечная переменчивость как раз и означает постоянство существования и предопределенность внутри такого переменчивого и подвижного постоянства. Вещественный мир должен меняться, не накапливая избыточных форм и отслуживших свое предметов. А знания... знания духовные, душевные, интеллектуальные... Они и вправду никуда не исчезают. Возможно, накапливаются в невидимом тонком мире. И там, может быть, накапливаются ушедшие души...Ведь тот мир безграничен так же, как мир воображения. Возможно, воображение - и есть единственный знак, который показывает существование того мира этому... Заметь, я не утверждаю, что мой друг поверил в существование души, высшей силы, тонкого невидимого мира. Но необходимость ухода - коль уж его тело больше не способно удерживать в себе его душу... Необходимость ухода, чтобы не создавать вину перед остающимися и перед законами мира... Вот это его как-то очень сильно впечатлило. Это умиротворило его. Я думаю, он все же долго не протянет. Но он успеет завершить все свои земные дела, чтобы после его ухода путаница в них не отравляла жизнь его близких и не затемняла добрую память о нем. Он, все с той же своей новой легкой, неопределенно-бегучей улыбкой, обмолвился, что желание оставить по себе добрую память - это такой же эгоизм, как и страх смерти. Но такой эгоизм он считает простительным - с точки зрения законов Высшей Силы, перед которой мы ответственны - если, конечно, она существует...

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Да, никогда не знаешь, от чего именно придет к человеку спокойствие души и ума... Что окажется убедительным для лукавого человеческого интеллекта?.. Но мне сдается, что улыбка твоего друга, о которой ты так много сегодня говорил, свидетельствует: он гораздо дальше продвинулся в принятии снизошедшего на него откровения, чем тебе кажется. Он еще стесняется выказать свое новое душевное знание. Но вот что меня задевает: не знаю, насколько повлияли на твоего друга мои рассуждения. Но ему принес их ты. Ты сумел убедительно передать их для него. Может быть даже, что твоя логика скептика была сильнее и стройнее моих силлогизмов. И перемена в душе твоего друга произошла на твоих глазах и при твоем участии. Но ты...

СКЕПТИК. Мы говорим о том, чего нет. Душа... Слово, удобное для обозначения чего-то такого, чему мы пока не можем найти объяснения и доказательства. Чтобы помочь, чтобы быть нравственным... как это принято понимать... как это понимаю я... чтобы обрести душевное равновесие и помочь другому обрести его... Видишь, я тоже употребляю это общепринятое обозначение! "Душа", "душе", "душевный"... Лучше бы употребить обозначения из психологии, ну да ладно! Я не знаю, материалист ли я. Но я остаюсь неверующим. Мне нет необходимости верить, что у нас есть душа - как часть Высшей силы. Мы - часть природы. Мне этого достаточно. И меня не пугает, что природа и ее силы нами все еще не познаны. Это не препятствие для того, чтобы жить в ладу с природой и космосом. И не причина для обращения к мистицизму. Или к вере в...

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ (жестом останавливает Помощницу). Но твой друг явно перешел в своем душевном преображении некую границу.

СКЕПТИК. Ты хочешь сказать, что он стал верующим?

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Он ощутил, как мне кажется по твоему рассказу, в себе нечто, что не поддается логике и научному объяснению, но он это принял. Это еще не вера...

СКЕПТИК (тихо, но твердо, так, что Помощника потупилась). Я же не говорю, что никто верить не должен только потому, что не доказано... Если ему стало легче...

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Значит, он переступил незримую черту в душе? А ты нет?.. Как это странно... Хотя и неудивительно...

СКЕПТИК. Ты бы хотел мне что-то еще сказать?

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. После прозрения, снизошедшего на твоего друга, ты, видимо, еще больше укрепился в своем скептицизме?

СКЕПТИК. Боюсь. Что ты торопишь события, до прозрения в том смысле, какой ты имеешь ввиду, еще явно далековато... Что же до меня, я и так ощущаю душу и ум равновеликими космосу. Я вполне ясно представляю себя и каждого из нас песчинкой... меньше, чем пылинкой, в мироздании. И так же ясно я сознаю, что все мироздание вмещается в воображаемом пространстве моего внутреннего мира... внутреннего мира каждого из нас! И каждый из нас по-разному представляет себе этот невообразимый и непостижимый простор. Но, однако, мы находим общие основания для взаимопонимания. Меня не пугает отсутствие внятных научных объяснений существующих парадоксов и той гармонии, в которой воплощено зыбкое и подвижное равновесие мира. Научные объяснения всегда не полны - и всегда оставляют место догадкам и домыслам (он предостерегающе поднял ладонь, и Помощница промолчала). Мне нет необходимости думать, будто это равновесие и гармония устроены кем-то высшим. Я и без этого нахожу основания для самодостаточности, для внутреннего равновесия и для взаимопонимания с миром (он снова поднял ладонь, и Помощница опять промолчала). Есть природа, есть этот мир - они мне нравятся такие, какие есть. В этом мире есть мы - и мы не всегда в ладу с этим миром. Это мне не очень нравится - как всякому здравомыслящему человеку. Но это не повод, по-моему, искать объяснений и утешений в надеждах на высшие силы. Впрочем, если кому-то так легче, то... Но мне это ненужно. Можешь считать меня самонадеянным!

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Да, ты был очень убедителен с твоим другом. Передавая ему мои слова. Возможно, его спокойствие пока еще не связано впрямую с прозрением...

СКЕПТИК. Тебе... Такому несуетному, несуеверному, обладающему почти магической силой утешения... тебе надо, чтобы мой друг успокоился? Или чтобы он пришел к вере?

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ (теперь он жестом остановил возмущенную Помощницу). Да, ты очень силен без веры... без той веры, о которой говорю я. Но иногда мне кажется что ты так убедителен, так силен и, как ты говоришь, самодостаточен, потому, что ты веришь. Ты не осознаешь этого в себе. И если бы ты даже признал, что веришь, в словах твоя вера была бы совсем не похожа на мою...вообще на то, что понимают под верой. Но мне почему-то кажется, что верим мы с тобой в одно. Только по-разному. И... хм...

СКЕПТИК. Да? Ну-с, открой мне то, что я о себе пока сам не знаю.

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Сейчас я хотел бы кое-что обдумать наедине с собой... (Смотрит на Помощницу) и с тем Высшим, существование и силу чего ты пока не признаешь... (Опять смотрит на Помощницу.) Иногда мне кажется, что тебе и не надо этого признавать - ты ведь сумел повлиять на своего друга (Заслонив от него Помощницу, смотрит на нее и предостерегающе прижимает палец к губам).

СКЕПТИК. Я всего лишь передал ему то, что ты сказал...

ПРОСВЕТЛЕННЫЙ. Некоторые не умеют передать даже простую записку. А ты сумел передать ему не только сами незаписанные слова, ты передал ему их дух... (Помощница над чем-то задумывается - и эта мысль неожиданна для нее самой.) Не пропадай надолго. Мне кажется, что нам с тобой еще есть о чем поговорить. А вскоре, может быть, новая встреча окажется настоятельно необходимой и неизбежной...




home | my bookshelf | | Диалоги о гвоздях |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу