Book: Лики зла



Лики зла

Тереза ВЕЙР

ЛИКИ ЗЛА

Глава 1

Под лезвием плуга земля распадалась двумя иссиня-черными полосами, и из раскрытой почвы поднималась волна тепла.

Допотопный трактор, дребезжа и раскачиваясь, то упирался в землю с напряжением старой измученной клячи, то опять шел вперед, и каждый новый его рывок отдавался почти нестерпимой болью в голове Натана Сенатры.

Работа не была бы для него сейчас таким адом, если бы накануне вечером он не пошел в салун и не надрался там до чертиков, что, впрочем, было для него довольно необычно. Он не относился к разряду горьких пьяниц или даже просто любителей выпить. Но прошлым вечером тоска и одиночество вдруг стали так невыносимы, что он не нашел ничего лучше, чем отправиться в ближайший паб лечить свою душевную боль при помощи виски.

И не то чтобы он не знал другого способа. Можно было бы пойти в игорный зал или, на худой конец, на дискотеку — не танцевать, конечно, а так, просто посмотреть на людей, чтобы отвлечься от тоски. Тогда не пришлось бы пить так много, — по крайней мере, не до такой степени, чтобы потом не помнить, что с ним происходило и как он добрался домой. Но так или иначе дело было сделано, и сейчас он не мог восстановить в памяти почти десять часов своей жизни. В поисках лекарства от душевной боли он нашел больше, чем искал, — он обрел полное забвение.

Резко кольнуло в пояснице, Натан поморщился и выпрямил спину.

“Вот дрянь”, — подумал он. Тридцатидвухлетний мужчина чувствовал сейчас себя дряхлым стариком.

Площадь его поля составляла всего пятьдесят акров — что, по понятиям штата Айова, не так уж много — но если у тебя не трактор, а развалюха, не годная даже на металлолом, которая с трудом тащит плуг всего с одним лемехом, то и дело грозя перевернуться и угробить своего водителя, то работа, с которой другой управился бы за один вечер, превращается в двухдневную пытку.

Этот маленький старый трактор, который Натан про себя честил и в хвост и в гриву то убийцей, то “брыкучим мустангом”, то еще какой-нибудь чертовщиной, был частью того немногого, что бывшая жена Натана оставила ему после развода. “Должно быть, не без умысла”, — подумал он и усмехнулся.

748-я модель фирмы “Томсон” со слишком маленькими передними колесами и слишком высоко расположенным центром тяжести выпускалась только полгода. За это время несколько таких тракторов успели перевернуться и задавить своих владельцев насмерть. Тогда фирма пересмотрела проект и начала с нуля, но еще через год признала свое поражение и закрылась.

Вот и ему, наверно, тоже пора перестать переливать из пустого в порожнее и поискать себе более прибыльное занятие. Например, устроиться на работу в городе.

Так-то оно так, но что-то все-таки его не отпускало отсюда.

Было время, когда работа на земле, возня с лошадьми, с телятами были для него всем. Но теперь эти занятия начали тяготить его.

Трудно быть в хорошем расположении духа, если то, что ты любишь, находится под угрозой, а тебе вдобавок приходится заниматься тем, что ты ненавидишь.

Дело даже не в том, что не сбылись его мечты о счастливой и спокойной семейной жизни, а в том, что чем дальше, тем больше он становился изгоем и белой вороной среди своих же собратьев — местных фермеров. “Собратьев”, — с иронией подумал он и снова горько усмехнулся.

За глаза они давно уже называли его сумасшедшим — за то, что между клиньями возделанной земли он оставлял нетронутые полосы, где бы могла найти убежище дикая жизнь, и специально сажал там деревья, вместо того чтобы безжалостно их выкорчевывать, освобождая площадь для посевов.

Может быть, они и правы, может быть, он действительно сумасшедший. Он сам чувствовал, что похож на героя, вышедшего на битву с деревянным мечом в руках. Смешно, конечно. Что он может сделать один? Опустошение края идет продуманно и планомерно. Кто он такой, чтобы остановить это бедствие?!

Начался подъем. Натан притормозил и порылся в левом кармане старых джинсов. Он достал картонную коробку с таблетками аспирина, почти развалившуюся, высыпал таблетки на грязную ладонь и быстро закинул их в рот. Потом он достал из-за сиденья термос, но по весу догадался, что тот пуст.

— Дерьмо, — выругался он вслух и запихнул термос на место.

Тогда он достал из кармана рубашки несколько семян подсолнечника и разжевал их вместе с таблетками — так горечь лекарства чувствовалась меньше.

По левую руку от него сейчас находилась земля, некогда его собственная, но после развода доставшаяся его бывшей супруге. Всякий раз, когда он глядел на эту землю — а случалось это несколько раз в день, — ему становилось не по себе. Эта женщина не только сумела присвоить себе то, что на протяжении поколений принадлежало его семье, она сумела в одночасье опустошить эту землю, уничтожить все, что создавалось там трудом поколений и его собственным трудом. Уничтожить его мечту.

Гадюка приказала выкорчевать все деревья, запахать посадки подсолнечника и снести старый двухэтажный дом, в котором Натан родился и рос. На месте снесенного дома она поставила жилой автоприцеп. И все это из одной только чистой злобы, потому что это она была истцом, а он — всего лишь навсего ответчиком.

Натан посмотрел направо, где за прудом и пастбищем виднелся домик арендатора, ставший теперь его обиталищем. Там жилось не так уж плохо во время жарких летних месяцев, но было совершенно невыносимо холодно зимой. Там стояла только печь с длинным коленчатым дымоходом, которая топилась дровами, и с помощью этой печи зимой дом никак не удавалось толком прогреть.

Натан смотрел туда, ожидая, пока пройдет головная боль. Вдруг на грунтовой дороге, ведущей к его новой усадьбе, появился автомобиль. Небольшой, белый, относительно новый, иностранный автомобиль. Кто бы это мог быть? Наверно, налоговый инспектор или какой-нибудь коммивояжер, но сейчас ему не хотелось вообще никого видеть, а уж тем более налогового инспектора.

Натан включил сцепление, прибавил оборотов, и его трактор медленно двинулся вперед.

Через пятнадцать минут он достиг края своего поля, заученно поднял лемех плуга, развернул трактор, опустил плуг и направился в обратную сторону.

На противоположном краю невспаханного поля показалась фигура женщины. Испугавшись, что, видно, до конца не протрезвел еще после вчерашнего, Натан потер глаза кулаком. Она была еще далеко от него, фигура ее слегка плыла в волнах нагретого воздуха, поднимавшегося от земли. По ветру развевались ее длинные волосы цвета спелой пшеницы.

Он остановил трактор и выключил мотор. Ожидая, когда она подойдет к нему, Натан почувствовал, как онемели от постоянной вибрации трактора руки, все еще сжимающие руль. Он облизнул пересохшие губы и ощутил на них горький вкус пыли.

Приблизившись, молодая женщина посмотрела на него снизу вверх, прикрыв глаза от солнца ладонью. Одета она была в домашний джемпер персикового цвета и длинную юбку из какой-то тонкой материи, которая под ветром лепилась к ее ногам, очерчивая бедра. На ногах у нее были туфли из коричневой кожи, по виду совсем новые, но уже сильно испачканные. Конечно, по полям бегать — это тебе не по асфальту. Иными словами, весь вид ее словно говорил ему: “Эта ягодка не твоего поля”.

— Не скажете, где я могу найти Натана Сенатру? — обратилась к нему незнакомка, стараясь перекричать ветер, свистевший на открытом месте.

Натан сразу почувствовал в ее голосе нездешнюю городскую интонацию. Интонацию культурного человека. Такого, который специально учился вот так разговаривать, которого учили хорошим манерам.

Взявшись одной рукой за руль, другой — за спинку сиденья, он поднялся с места и спрыгнул с трактора, забыв про больную голову. Когда его подошвы стукнулись о землю, боль мгновенно резким ударом отдалась в затылке. Пару секунд он стоял зажмурившись.

Ветер забрался под его клетчатую фланелевую рубашку и приятно похолодил разгоряченную спину. Натан двумя пальцами подтянул свои сползающие рабочие штаны, в то время как незнакомка, ожидая от него ответа на свой вопрос, с каким-то странным выражением, словно зачарованная его видом, следила за его действиями.

Оттягивая время, чтобы точнее оценить ситуацию, Натан снял кепку, вытер лоб рукавом, потом снова надел кепку, потом потер пальцем подбородок, вспомнив, что не брился уже три дня.

— Так вам нужен Натан Сенатра? — спросил он. Девушка молча кивнула.

Он мгновенно уловил исходящий от нее свежий запах туалетного мыла, или шампуня, или чего-то там еще в таком роде — легкий и тонкий запах чистоты. Он еще раз с удивлением взглянул на ее волосы, подумав, как не вяжется ее облик с прозаическим пейзажем его фермы, и только тогда заметил, что в руках незнакомка сжимает кожаную папку наподобие тех, в которых судейские обычно носят свои бумаги.

Натан поморщился. Вот уж некстати. Что еще за сюрприз заготовила для него Мэри-Джейн, его “бывшая”?

— Натан Сенатра, — кивнула незнакомка. — Вы его знаете?

— Да как не знать.

Он подумал еще немного или просто притворился, что задумался. Потом, нарочито растягивая слова на манер того, как, по представлениям городских, это делает деревенская беднота в глухой сельской местности, сказал:

— Давне-е-енько его не видел.

Его собеседница нахмурилась и закусила нижнюю губу.

— Но если я его вдруг повстречаю, что-нибудь передать ему, мэм? — спросил он все в той же манере и мысленно похвалил себя за сообразительность. Похмелье похмельем, но котелок у него пока варил что надо.

— Тогда, пожалуйста, передайте ему, что его ферма включена в федеральную программу изучения условий содержания сельскохозяйственных животных.

От неожиданности он поперхнулся.

— Моя ферма что?! — воскликнул он, тут же забыв про свой деланый “деревенский” акцент и начисто потеряв всякое желание прикидываться кем-то другим.

— Вижу, вы и есть мистер Сенатра, — мягко сказала незнакомка и продолжила: — Мы наблюдаем за коровами с целью определить, в насколько удовлетворительных условиях они содержатся.

“Черт меня возьми”, — подумал он.

Сейчас ему было жизненно важно как можно быстрее сообразить, чем вся эта бодяга может для него обернуться, но новое умственное усилие оказалось непомерным для его больной головы. Мозг отказывался работать. Только одно желание было сейчас актуальным — избавиться от боли любым способом, хоть повеситься.

Его собеседница между тем раскрыла свою папку и перелистала бумаги.

— Вашу ферму включили в эту программу по рекомендации мистера Нельсона из городского банка Елизаветы, — сообщила она.

Ах вот оно что, Нельсон из кредитного отдела банка! Видимо, тем фермам, за которыми ведется наблюдение, федеральное правительство платит какие-то деньги и идиот Нельсон, зная, что Натан сейчас в сложном положении, хотел таким образом оказать ему услугу, но на самом деле подложил хорошую свинью.

Ведь этому с виду безобидному созданию, которое сейчас стояло перед ним, достаточно было только черкнуть пару соответствующих строчек в своем блокноте, чтобы санитарная инспекция штата навсегда запретила ему держать скот. Опять кто-то, выглядящий, словно не может самостоятельно стряхнуть мочу с ботинка, держал в руках его судьбу.

“Надо избавиться от этой девицы, и как можно скорее, — подумал он. — Надо чем-то обидеть ее, и так, чтобы она со всех ног побежала отсюда прочь”.

— Меня зовут Ларк. Ларк Леопольд, — представилась она и протянула ему руку.

Он посмотрел на ее протянутую ладонь и скрестил руки на груди.

— Ларк, — повторила она и подождала еще пару секунд.

— Ах, Ларк — то есть жаворонок. Это что, у вас такой сценический псевдоним? — вдруг спросил он и увидел, как изменилось прежде такое приветливое выражение ее лица — на нем были теперь написаны растерянность и обида. — Или, может, это надо понимать в том смысле, что вы, словно птичка, вечно веселитесь и порхаете, не заботясь о последствиях?

От неожиданности Ларк потеряла дар речи. Некоторое время она все еще держала свою руку протянутой к нему, потом опустила, медленно и безвольно. Какая чудовищная, ничем не оправданная грубость! Но, оказывается, он еще не все ей сказал.

— Федеральному правительству во все надо сунуть нос, — продолжил он. — А дальше они станут указывать, с кем и когда мне спать.

— Вы не так поняли, — пробормотала она, чувствуя, как покраснели ее щеки. — Это всего только научное исследование, сэр, никто и не думал вас проверять.

— Как бы это там у вас ни называлось, — ответил он, — я все равно не потерплю здесь никаких ищеек. Никто не смеет совать нос в мои дела. Особенно такой, как ваш, мэм.

Натан с головы до ног окинул ее недовольным взглядом. В ее облике все — аккуратная одежда, дорогие туфли, ухоженные волосы — лишний раз напоминало ему о городе и тем самым еще больше усиливало неприязнь к чужому и наверняка опасному человеку.

Чего она совсем не ожидала — так это натолкнуться на такой откровенно враждебный прием, — ведь ей объяснили, что все, кому была предложена программа, добровольно согласились на участие в ней. Растерянность Ларк была тем больше, что этот парень — до того, как открыл свой рот, — успел ей понравиться. Одет он был, конечно, бог знает во что и то и дело подтягивал сползающие, непомерно широкие брезентовые рабочие штаны, но фигура его была вся такая ладная, мускулистая, и двигался он, когда прыгал с трактора на землю и шел ей навстречу, легко и точно. Она поймала себя на мысли, что любуется им.

Лицо у парня тоже было заметное, хотя дизельная копоть и трехдневная щетина на щеках никого не украшают, но прямой нос “классической” формы и крепкий подбородок сразу выдавали энергичный, своенравный характер. Уголки его губ кривились вызывающей иронией, а прямой и пристальный взгляд голубых умных глаз буравил ее и, казалось, вполне мог пробраться в самый дальний уголок ее души.

В общем, он производил странное впечатление: фермер, загрубевший от тяжелой жизни, трудной работы, и одновременно тонкая, чувственная натура. “И почему только эти симпатяги всегда такие грубияны”, — едва успела подумать она, как он огорошил ее очередным вопросом:

— А позвольте узнать, какая у вас специальность, если не секрет? Вы изучали поведение животных?

“Да, именно так, — захотелось ответить ей. — И сейчас передо мной — самый лучший пример скотского поведения”.

— Или, может быть, вы дипломированный животновод? Или ветеринар? — Он презрительно фыркнул: — А, понял — вы так просто, никто, ни рыба ни мясо! Или я не прав?

— Условия программы оговаривают, что работники, задействованные в ней, должны прежде всего обладать наблюдательностью. И я уже сделала кое-какие наблюдения в связи с вами, но пока оставим это. Если вам действительно интересно, то последние несколько лет я работаю на частную исследовательскую фирму.

Судя по настроению этого типа, сейчас не следует упоминать о том, что ее работодателем на самом деле является ее собственный отец.

— Ах вот как, — понимающе кивнул он. — Вы конторский работник — специалист по перекладыванию бумажек на столе! Люди, которые просиживают всю жизнь в конторах, — продолжил он, не делая паузы и не позволяя ей вставить и слова, — в конце концов теряют чувство реальности и начинают гнить заживо.

Она обеими руками крепко прижала свою кожаную папку к животу.

— Ну, и вам потребовалось развеяться, съездить куда-нибудь поглазеть на аборигенов. Понимаю. — Представитель неизвестно чем обиженных аборигенов не собирался останавливаться на достигнутом.

Ее надежда, что он вот-вот иссякнет, по-видимому, было тщетной, парень только-только входил в раж.

— Как же вы рассчитываете составить это ваше “небольшое исследование” — и заодно интересно провести летний отпуск, — если вы ничего не смыслите в нашем деле? Это моя жизнь! — Он хлопнул себя по груди растопыренной пятерней. — Моя! Убирайтесь прочь с моей земли! — угрожающе произнес он, ткнув в ее сторону указательным пальцем. — И не смейте даже приближаться к моему скоту.

Не дожидаясь, пока он применит силу, Ларк развернулась и, прижимая к себе папку, быстро пошла прочь. Она знала, что он будет провожать ее взглядом, и поэтому хотела удалиться с достоинством, но в такой грязи это было не так-то просто. Ларк поскользнулась, и ей пришлось, балансируя, долго прыгать на одной ноге, пока наконец не удалось подцепить потерянную туфлю. В этот момент она заметила, что у нее дрожат руки.

Что за отвратительный тип! Или они все здесь такие? Может быть, здесь, на природе, они все потихоньку превращаются в неандертальцев?

Хуже всего было то, что он оказался прав — она действительно с трудом отличала корову от кошки, а вымя от хвоста. Рога от копыт. Титьку от тятьки. И она действительно думала, что все это будет легко и приятно, вроде экскурсии во время летних каникул. А что в этом плохого? За стенами родительского дома было хорошо и надежно, с родителями ее связывали самые теплые отношения, но надо же было хоть однажды, хоть ненадолго покинуть родное гнездо, под защитой которого она провела так много — слишком много — времени.



Безвыездно сидя дома, Ларк действительно потеряла счет дням, неделям, месяцам, пока однажды не вспомнила, что ей уже перевалило за тридцать, а она все еще живет с родителями. Тогда она быстро смирилась с мыслью, что ей уже все поздно и что уже не стоит никуда стремиться, или что-то менять, или пытаться найти в этом мире что-то другое, отличное от того, что у нее уже и так есть. И уж совсем не ожидала повстречать нечто вроде этого Натана Сенатры.

По крайней мере она проявила чуточку самообладания, чего не скажешь о нем, и смогла удержаться от того, чтобы не запустить ему в лицо комком грязи. Как говорится, око за око, зуб за зуб, грязь за грязь.

Когда Ларк добралась до пастбища, где паслись все те же коровы, которых она уже видела, когда шла сюда, она оглянулась через плечо. Трактора уже не было видно — он скрылся за бугром, до нее доносился только шум мотора. Над кромкой холма поднималось облачко выхлопного дыма.

“В любом случае, — раздраженно подумала Ларк, стараясь убедить себя в том, что ее упрямство никак не связано с той грубостью, на которую она здесь неожиданно для себя натолкнулась, — никто не снимал с меня моих обязанностей. Раз я потратила время на то, чтобы добраться до этой проклятой фермы, то я все равно буду делать свою работу”.

Прежде чем она смогла попасть на пастбище, ей довольно долго пришлось искать проход в изгороди из нескольких рядов колючей проволоки, прикрепленных к столбам. Калитка представляла собой грубо сколоченную деревянную раму, густо опутанную колючей проволокой, непонятно как закрепленную. К своему глубокому неудовольствию, Ларк, как ни старалась, так и не смогла ее открыть. “Черт бы его побрал, этого человека на тракторе, — подумала она, — разве нельзя было сделать нормальной калитки — на петлях и со щеколдой!” Теперь у нее было три пути — прыгать через забор, лезть под ним или попытаться пробраться сквозь него, раздвинув проволоку руками. Ларк выбрала третий путь. Пролезая между рядов колючки, она про себя заметила, что слово “фермер” отныне перестало для нее ассоциироваться с кудрявыми барашками на изумрудно-зеленых лужайках. Теперь оно словно отдавало желчью, отравой и болью в животе.

Конечно, она была далека от того, чтобы ждать, что настоящие фермеры будут выглядеть так, как их изображают в пасторальных телешоу, и что повсюду, куда она ни заедет, они будут встречать ее простодушной белозубой улыбкой, крепким пожатием мозолистой руки и традиционным вежливым “хау-ду-ю-ду, мэм”. Но этот Сенатра! Он даже на фермера не похож, вообще ни на какого, даже на самого плохого — а скорее на бродягу. Этакое злобное перекати-поле. Отвратительный монстр. Может быть, даже вампир. А что, здесь можно и не такое встретить. Одно слово — глушь.

“Вот тебе и сельские забавы, — с горьким сарказмом подумала она. — Вот тебе и патриархальные одежды, жилистые руки, сжимающие вилы и грабли, строгая, словно палка, жена, чьи волосы расчесаны на прямой пробор! Есть ли у такого жена? Если да, то ей жаль бедную женщину”.

Проволочные колючки зацепились за свитер на спине, за подол юбки и не отпускали. Бормоча сквозь зубы проклятия, Ларк наклонилась ниже и, освободив спину, протиснулась внутрь, разрывая подол юбки. Нет, ну надо же, в двадцатом веке, в Америке и — словно заключенный, бежавший из нацистского концлагеря. Кошмар!

Волоча разорванный подол по земле и набрав полные туфли грязи, Ларк направилась к стаду, которое мирно паслось рядом с прудом. Коровы все как одна повернули головы в ее сторону и некоторое время рассматривали ее своими большими, несколько навыкате глазами с длинными ресницами. Наконец, почуяв, что она не собирается причинить им вреда, снова принялись жевать траву. А телята — телята были просто очаровательны! Они прыгали и скакали вокруг так, словно у них в ногах были пружинки, словно они были переполнены радостью и жизнелюбием настолько, что не могли себя сдержать.

Очарованная этим зрелищем, Ларк забыла, зачем пришла сюда, забыла даже о недавней неприятной встрече с мистером Фермером.

Из кустов возле пруда доносилось щебетание птиц, в траве, присаживаясь то и дело на цветки одуванчика, гудели шмели и пчелы. Солнце выглянуло из-за облака и стало пригревать, нагоняя на нее дрему. На секунду откуда-то вдруг потянуло густым запахом торфа, как с грядок в парнике.

“Да, здесь настоящий рай, — подумала она. — Почти что рай”.

Посреди пруда плеснула рыба. От этого места круги по поверхности воды побежали до самого берега, а там, у берега, что-то было — в воде виднелось что-то темное.

Напрягая зрение, Ларк подошла поближе. Теперь было видно что-то синее, довольно большое, но все равно совершенно непонятное. Приглядевшись, Ларк увидела мокрую траву, колышущуюся на волнах. А вот рядом сквозь слой воды просвечивает еще что-то, похожее на человеческую руку.. Это не трава, это волны… Ларк испустила душераздирающий крик. Ноги у нее подкосились, и, зацепившись каблуком за кочку, взмахнув от неожиданности руками, она шлепнулась на землю, не в силах оторвать взгляд от того, что лежало на мелком месте у берега пруда.

Стадо, испуганное ее криком, мыча и мотая головами, снялось с места и медленно направилось прочь, убыстряя свой ход тем больше, чем больше от нее удалялось.

Череда страшных, невесть откуда взявшихся образов пронеслась у нее в голове бешеным колесом, сменяя друг друга так быстро, что у нее просто не было никакой возможности осознать, что же, собственно, она думает — настолько все это было страшно. Вдруг ее мысли так же внезапно замерли. Все вдруг стало ясно и очевидно. Перед ней там, в воде, было мертвое тело, труп.

Боже мой, стоило ей только покинуть надежные стены, все сразу пошло наперекосяк. Не то чтобы ее преследовали неудачи, просто все, ну абсолютно все оказывалось не таким, как она себе представляла. Разве кто-нибудь ее предупредил, что жизнь бывает так ужасна?

Разве хоть что-нибудь предвещало, что она будет сидеть в нелепой позе, уставившись на мертвое тело! Там, совсем близко, в воде пруда.

Она, не отворачиваясь, смотрела туда, и ее разум отказывался верить ее глазам, пока наконец за ее спиной не послышался шелест травы.

Она снова закричала, вскочила на ноги и обернулась.

Ниже кромки холма показался Натан Сенатра. По высокой траве пастбища он широкими шагами направлялся в ее сторону, и на его лице было еще более суровое и решительное выражение, чем при их первой встрече. Через несколько минут oн был уже рядом с ней.

— Мистер Сенатра! — воскликнула Ларк, не вольно протягивая руку в его сторону. — Как хорошо, что вы пришли!

На этот раз она действительно была рада его видеть. Еще десять минут назад она презирала и ненавидела этого человека, но сейчас и его трех дневная щетина, и эта решительная походка, и суровое выражение лица словно говорили ей о том что перед ней тот, кто привык действовать в сложной ситуации и знает что почем.

Он остановился в нескольких шагах от нее держа руки в карманах комбинезона и расставив в сторону носки своих огромных грубых башмаков.

— Кажется, здесь кое-что не совсем в порядке, мистер Сенатра, — сказала она, причем голос у нее был такой тонкий и срывающийся, словно у водолаза, на глубине отравившегося азотом.

— Я сам это вижу. Какого черта вы распугали мой скот?

На этот раз он говорил без притворного “деревенского” акцента, и по его выговору можно было узнать уроженца Калифорнии.

— У меня просто в голове не укладывается, мэм, что нашелся какой-то простофиля, который платит вам за то, что вы делаете. За то, что вы здесь делаете. Вы имеете хоть какое-нибудь понятие, как надо обращаться со скотом? Вы вообще хоть раз в жизни видели корову?

— Нет. То есть да, — услышала она свой голос словно со стороны.

Да, видела — по телевизору и еще в учебнике на картинке. Не в силах заставить себя еще раз посмотреть на этот ужасный пруд, она указала направление рукой.

В его глазах мелькнуло удивление. Он посмотрел туда, куда указывал ее дрожащий палец. Кровь отхлынула от его лица, по мере того как до него начало доходить, что речь здесь идет о гораздо более серьезных вещах, чем несколько испуганных телят.

— Будь я проклят!

Скользя по грязи и мокрой траве, он приблизился к кромке воды.

Ларк отвернулась, сцепив руки на груди, и старалась не пропустить ни одного звука, ни одного всплеска, которые доносились из-за спины. Ей не было нужды смотреть, потому что ее воображение рисовало перед ее мысленным взором картины, не менее страшные, чем те, что она могла увидеть своими глазами.

— Боже мой! — послышался его шепот.

Она слегка повернулась, так, чтобы видеть его краешком глаза.

Он неподвижно стоял по пояс в воде и, нагнувшись, рассматривал то, что там было. Ничто теперь не нарушало тишину, только прощебетала птица, пролетевшая над ними, и изредка мычали коровы. Стадо уже начало успокаиваться, и матери подзывали своих телят.

Наконец он выпрямился, повернулся и пошел к ней из воды. Он шел с каким-то отрешенным видом, и взгляд его был пустым.

Она посмотрела ему в глаза, неожиданно оказавшиеся ярко-голубыми. Папа как-то показал ей яйцо дрозда — оно было такого же цвета.

— Мертвое тело? — спросила она, понимая, что глупо спрашивать, но она просто не знала, что сказать.

— Да, — выдохнул он, вытирая ладонью пот со лба. Он был бледен, руки его дрожали.

“А какого еще ответа следовало ждать? — подумала она. — Что какие-то шутники бросили в пруд манекен? Что это просто утонувший мешок с мусором?”

Вдруг невесть почему она подумала, надо ли ей отметить в своем отчете факт обнаружения мертвого тела и вообще имеет ли эта история отношение к ее исследованию.

За всю свою жизнь она ни разу не видела мертвеца. То есть, конечно, и ей, как и всем, тоже приходилось участвовать в похоронах кое-кого из почивших родственников, но то было совсем другое дело, там покойники выглядели так, словно они просто заснули. Иногда даже и лучше, чем при жизни.

— Надеюсь, вы не собираетесь упасть в обморок?

В его немного ехидном вопросе чувствовалось искреннее беспокойство и столь характерная для жителей Среднего Запада простота и сердечность, одной капли которой было достаточно для того, чтобы снова почувствовать невольное расположение к этому человеку. Но спустя мгновение Ларк вспомнила, что он говорил ей всего десять минут тому назад — о ее якобы желании срывать цветы удовольствия, не думая о последствиях, и о том, какое странное у нее — словно псевдоним поп-звезды — имя. Действительно, многие смеялись над ней из-за ее имени, но назвать его сценическим псевдонимом — это было что-то новое.

А грубому фермеру было явно нехорошо. Удивительно, что этого, видимо, много повидавшего мужчину происшедшее буквально сбило с ног.

— Меня зовут Ларк — как птицу, — вдруг сказала она, просто для того, чтобы что-нибудь сказать, ей хотелось отбросить в сторону весь этот ужас, хоть на секунду сделав вид, что ничего не произошло.

Ее слова вернули его к жизни. На лице проступила живая краска, и он, словно младенец, которому сунули в руку погремушку, мгновенно переключился на новый предмет.

— Кто это придумал вас так называть?

— Мой папа — он орнитолог.

Он коротко хохотнул. И в который раз Ларк подумала, как всегда, когда ее имя кого-то смешило, что, слава богу, любимой птицей ее папы оказался жаворонок, а не, к примеру, дятел.

Ее мысли снова вернулись к мертвому телу в пруду — она просто не могла не думать об этом. А как только она задумывалась, то сразу начинала представлять себе, как это тело выглядит там, под водой. А как только она начинала себе все это представлять, ей становилось страшно, как в детстве, когда казалось, что кто-то сидит под кроватью.

— Может быть, вызвать полицию? — спросила она, чтобы отогнать видение.

В глазах Натана Сенатры мелькнуло смятение, потом их цвет изменился, словно стал каким-то ядовитым, и только тут до нее дошло, что из них двоих скорее именно он сейчас ближе к тому, чтобы грохнуться в обморок.

Он медленно потер затылок и уронил на землю свою кепку.

— Я не знаю, — сказал он бесцветным голосом.

— Все-таки нужно вызвать полицию, — настаивала Ларк.

— Да, да, — произнес он совершенно растерянно. — Да, конечно.

Натан нагнулся и подобрал кепку. Волосы на его голове, похоже давно не мытые, да и расчесанные пятерней, слиплись и выглядели весьма неважно.

— Вы знали покойного? — спросила Ларк, едва удержавшись от того, чтобы не сказать “труп”.

Натан молча кивнул и натянул кепку, кадык на его шее дернулся.

— Мэри-Джейн, — едва смог выговорить он.

— Мэри-Джейн? — спросила Ларк. — Кто это? — Моя бывшая жена.

В глазах у него потемнело.

Ларк увидела, как его всего затрясло. Прикрыв глаза правой ладонью, другой рукой он словно бы попытался ухватиться за что-то в воздухе, зашатался и упал в обморок.

Глава 2

“Вставай, вставай, ну же, вставай!” — приказал он сам себе.

Стоя на четвереньках среди густой травы, он пытался подняться на ноги. В ушах словно шумел морской прибой, перед глазами качался куст чертополоха, который становился то четко видимым, то снова расплывался. Натан почувствовал, как струйки пота стекают у него по лбу. Вдруг земля перед ним резко наклонилась, и все вокруг потемнело, как во время полного солнечного затмения.

Надо было дышать, — вернее, надо было заставлять себя не забыть, что нужно дышать. Он вдохнул так глубоко, насколько хватило легких, потом уперся лбом в холодную мокрую траву, дожидаясь, пока снова сможет видеть.

Звон в ушах перешел в быстрое, навязчиво бормотание, в котором он поначалу не смог различить ни слова. Голос доносился словно издалека, откуда-то сзади, словно какая-то сумасшедшая старуха беспрерывно тарахтела, словно сорока, бранила его, обзывала последними словами.

“Нет, не сорока, — мелькнула мысль в его за туманенном сознании, — а жаворонок”. Он внутренне усмехнулся своей шутке и похвалил себя за способность сохранять юмор даже в такой пугаю щей ситуации. Постепенно отходили сведенные мышцы спины и рук, и в голове стало проясняться.

Понемногу возвращалось зрение, тошнота в желудке улеглась. Натан глубоко, с облегчением вздохнул и в изнеможении повалился на траву опираясь лбом на кулак правой руки. Надо был отдохнуть, просто немножко отдохнуть. А чтобы отдохнуть, надо было хоть на секунду забыть про Мэри-Джейн. Не думать о том, какая она теперь бледная, распухшая, с безобразной гримасой на лице. И эти посиневшие губы. Он со стоном перевернулся на спину, прикрываясь от света рукой.

Кто-то легонько коснулся его плеча, и он подумал, что теперь, когда в его жизни все рушится, капелька сочувствия ему совсем не помешает.

Он лежал перед ней, запрокинув голову и выгнув спину. Прикоснувшись к его плечу, Ларк ощутила, как напряжены его мышцы. Он был словно каменная статуя, внезапно рухнувшая на землю.

Она понятия не имела, что делают в случае подобных припадков и чем она могла сейчас ему помочь. Ларк в оцепенении сидела с ним рядом, с ужасом наблюдая, как овладевший им неведомый демон рвал и корежил его тело, в отчаянии прислушивалась к его дыханию, прерывающемуся ужасным хрипом и клокотанием, вылетавшим из его горла. Она чувствовала себя совершенно беспомощной и вдруг подумала, что эта хрипящая каменная статуя может сейчас затихнуть и стать вторым мертвым телом рядом с ней. И она так и будет сидеть на этой земле в окружении мертвых тел.

Словно загипнотизированная своим кошмаром, она наблюдала, как его правая рука ухватила пучок травы, вырвала с корнем, развеяв клочья по ветру. Вдруг он испустил похожий на рычание крик, в котором слышалась отчасти мольба, отчасти агрессия, отчасти агония, неожиданно повернулся и вцепился в нее с пеной у рта. Ларк опрокинулась на спину, больно ударившись затылком. В следующее мгновение он придавил ее к земле всей тяжестью своего тела.

Теперь это стало похоже на секс — секс с совершенно незнакомым человеком. Она пару раз вздрогнула, потом обмякла. Его жесткая грудь больно давила ей на соски, его дыхание обдавало ее лицо горячей смесью непонятных запахов.

От удара у нее потемнело в глазах, и некоторое время она лежала, силясь вспомнить, как, собственно, его зовут, потом осторожно попыталась приподнять и оттолкнуть его. Он не шевельнулся. Тогда она решила, схватив его за руки, хорошенько тряхнуть этого психа, но у нее это вышло так слабенько, что можно было считать попытку неудавшейся, а то и несостоявшейся.

Ларк изо всех сил пихнула его в плечо. Он приглушенно застонал. Прошло еще несколько секунд, и он, наконец, оторвал свою поникшую голову от ее груди и мутным взором посмотрел ей прямо в глаза, не узнавая.

Сейчас он снова был без кепки. Она слетела с его головы во время припадка. Его темно-каштановые волосы были мокры от пота и перепачканы дорожной грязью. Вдруг он затряс головой и оскалился. И с этим странным, если не сказать хуже, выражением лица он спросил ее:

— Надеюсь, вы в порядке, мэм? Как вам все это понравилось?



В ответ она пронзительно завизжала. Он тут же скатился с нее, предоставляя ей свободу.

В следующее мгновение Ларк уже стояла на ногах — пульс молотом стучал в ушах, ноги тряслись и подгибались, а руками она инстинктивно старалась прикрыть самые уязвимые места своего тела.

— Что с вами было? — спросила она дрожащим голосом. — Вы, часом, не сумасшедший?

Ее вдруг осенило. Вот же! Она сама только что нашла ответ на свой вопрос. Конечно, он сумасшедший. Опасный сумасшедший. Так просто — и это все объясняет.

Вот почему он попытался прогнать ее с фермы. Если он прячет покойников в пруду, то не стоит позволять посторонним шататься по своим владениям.

Он сидел на траве, не в силах пока приподняться с места.

— А что со мной случилось? — спросил он.

Надо было отдать ему должное, он был превосходным актером — даже в такой невыгодной ситуации, как эта, ему удавалось изобразить обиженного.

Дыхание его все еще было неровным, но теперь в нем уже явно чувствовалась злоба. Злоба и отвращение.

Если он убил однажды, то сможет сделать это еще раз. Почему нет? Что ему мешает? Можно ли от него убежать? Сможет ли она добраться до своей машины и запереться внутри раньше, чем он успеет схватить ее за руку или за волосы?

Есть ли у него огнестрельное оружие, нож, топор? А как он расправился с той несчастной, чье тело плавает сейчас в пруду, — задушил? Или утопил — держал под водой до тех пор, пока она не захлебнулась? Если у него есть пистолет, то не важно, как быстро она побежит, — пуля все равно догонит.

— Похоже, вы только что умудрились долбануть меня током в семь тысяч вольт. Слышите вы, проказница из города, — сквозь грохот пульса в ушах донесся до нее его голос.

Она не поняла его, и ее мысли продолжали вертеться в том же направлении.

За что он убил эту женщину? Из ревности? Из-за денег?

— Что? — растерянно спросила она.

Со второй или третьей попытки он наконец поднялся на ноги. Встав, он размял плечи и потряс ладонями, словно стряхивая с них воду. Потом потрогал свою шею, потер ее сначала одной рукой, потом другой.

— Что-что! Из-за вас меня ударило током! — сказал он, указывая на место, где они только что катались по земле. — Видите этот провод там в траве? Он под напряжением.

Там, куда он указывал, виднелся растянутый в траве тонкий провод, выглядевший совсем невинно, словно обычная не очень толстая нейлоновая леска.

Она покачала головой, не в силах поверить его невероятным словам.

— Не может быть — я ничего не почувствовала, — сказала она.

Это была не совсем правда — она почувствовала какое-то странное покалывание, непонятному происхождению которого сама удивилась.

— Ну-ну, — ответил он. — Когда вы наклонились надо мной и прикоснулись ко мне, какая-та часть вашего тела, — может быть, край одежды, может быть, плечо, или задница, или еще что — коснулась этого провода.

Она смотрела на него с непонимающим выражением — его слова ничего ей не говорили.

— Вижу, электротехника не относится к области вашего профессионального опыта. — Он взглянул на нее так, что в его взгляде абсолютно ясно читалось, насколько глубоко он презирает всяких там разных белоручек с высшим образованием. — Что ж, придется вас немножко просветить. Так вот, сначала вы дотронулись до меня, а потом до провода — так что вышло, что я — заземление, и весь удар током пришелся на меня.

Она подумала еще немного, и до нее наконец дошло, о чем он говорит.

— Ох, — только и смогла ответить она.

“Этим своим электричеством он только дурачит меня, — подумала она, — пытается сбить с толку. Хочет заставить забыть про мертвое тело, которое плавает сейчас в пруду всего в двух десятках метров от них. А когда я ему поверю, тогда…”

Видимо, он понял ее сомнения — ведь она никогда не умела притворяться.

— Если не верите, могу продемонстрировать наглядно, — сказал он, угрожающе шагнув в ее сторону. — Но только на этот раз заземлением будете вы.

Она рванулась с места, но он оказался проворнее и успел схватить ее за руку, не дав сделать и пару шагов.

— Значит, вас никогда не било током от электрической изгороди для скота? Что, нет? Ну, я вам расскажу, как это бывает. Бьет не по рукам и не по ногам. Достается спине и шее, словно вас огрели брусом два на четыре дюйма.

Он подтащил ее к проводу, вид которого на этот раз показался ей весьма зловещим. Она завизжала, что есть силы упираясь ногами в землю.

— Верите мне? — грозно спросил он.

— Да, — солгала она, так как была глубоко убеждена, что все, даже это, надо проверять и никогда не следует принимать на веру.

— А вы, кстати, не забыли, что труп вашей жены все еще в пруду?

Она мотнула головой в сторону пруда, так, чтобы не отрывать взгляда от его лица и еще раз ненароком не увидеть мертвеца.

Он фыркнул и пробормотал что-то в таком духе, что, мол, Мэри-Джейн, как всегда, появляется не вовремя.

— Мы должны вызвать полицию, — напомнила Ларк.

— Время терпит, — ответил он.

“Его время терпит, — подумала она, — но не мое, надо поскорее убираться отсюда”.

— Кажется, она никуда не торопится, — сказал он.

— С вашего позволения я воспользуюсь вашим телефоном, — сказала Ларк.

Кто-то должен был действовать, если не он, так она сама.

— У меня нет телефона, — ответил он.

— Как это — нет телефона? — удивилась Ларк. — Как можно жить без телефона? Сейчас у всех есть телефон.

— У тех, кто за него не платит, нет, — ответил он.

Опять это было что-то невероятное.

— Ближайший к нам телефон есть у Рекса, владельца заправки в Елизавете. Спросите, где заправка, и найдете быстро. А я пока покараулю тут, — сказал он.

Эта фраза показалась ей самой осмысленной из всего того, что он произнес со времени их встречи. Она быстро, почти бегом, пошла по пастбищу к тому месту, где оставила свою машину, поскорее прочь от сумасшедших и покойников, на этот раз совершенно забыв про щебетание птиц, весеннее солнце и распускающиеся полевые цветы.

Хотя до заправки было всего пару миль, ей показалось, что она ехала все десять. Стараясь не пропустить нужного дорожного знака, она вцепилась в руль мертвой хваткой. Почувствовав, что пальцы онемели, она ослабила руки, и тогда ее затрясло.

Когда она только собиралась ехать в эти края, ее первоначальной мыслью было найти маленький провинциальный городок, тихий и зеленый, где возле каждого дома есть сад и жители консервируют на зиму овощи со своего огорода и пекут пироги на праздники. Где не знают, что такое угон автомобилей, или уличные ограбления, или убийства. Не знают, что такое изнасилования. Тихое, надежное и безопасное место, где люди никогда не запирают двери на ночь и оставляют ключи зажигания в машине. Всего несколько часов она провела среди сказки своей мечты, и вот тебе — убийство, какой-то ненормальный фермер, удар током — и все это разом.

Заправка оказалась совершенно типичной для провинциального захолустья — с покрытой пыльным гравием площадкой и без козырька, который мог бы прикрыть посетителей в случае дождя. Внутри ангара сквозь распахнутые ворота был виден грузовик на домкрате. Она припарковалась у приземистой постройки из бетонных блоков, дверь которой была приоткрыта. Из-за нее доносился оживленный разговор и смех. Внутри пахло прокисшим табаком и автомобильной смазкой, но, как только она прикрыла дверь за собой, разговор разом оборвался. Трое мужчин, только что поглощенных карточной игрой, повернулись и смотрели на нее не мигая секунд пять, потом снова вернулись к своему занятию и прерванному разговору, но только на этот раз их интонация стала ужасно деловой. За кассовым аппаратом сидел подросток лет четырнадцати.

— Можно позвонить с вашего телефона? — спросила Ларк, обращаясь к нему.

— У нас местный, — ответил он и достал телефон из-под стойки. На тыльной стороне его правой руки она успела заметить татуировку, явно самодельную, изображающую пронзенное стрелой сердце и слова “любовь и смерть”. Видимо, мальчик был не из тех, кто помогает маме печь к праздникам пироги.

Она сняла трубку и только тогда сообразила, понятия не имеет, куда ей надо звонить. Кашлянув, она снова обратилась к подростку:

— Простите, не подскажете, куда следует звонить, если найден труп?

Разговор за ее спиной снова резко оборвался, она бросила короткий взгляд через плечо. Если в первый раз трое мужчин за карточным столом были полны подозрения и удивления, то теперь в их глазах ясно читались злоба и испуг. “Какого еще черта?” — словно бы говорили их взгляды.

Между мужчинами произошло короткое обсуждение, кому именно надо в этом случае звонить, причем имелись две главные кандидатуры: городского пристава, то есть служащего мэрии, который не носил оружия и чьей главной обязанностью было следить за состоянием домов и улиц, и местного шерифа. Наконец все сошлись на том, что шериф округа Метафора в данном случае подойдет больше.

Подросток за кассой оказался не в состоянии отыскать нужный номер в телефонной книге, поэтому одному из игроков, уже немолодому и одетому по патриархальной моде, чего Ларк первоначально ждала от местных жителей, и с зеленой сеткой для разбрызгивания пестицидов на голове, которую он не снимал во время игры, пришлось подняться из-за стола. Он покопался в справочнике и набрал нужный номер.

— А где труп? — спросил он, ожидая, пока на другом конце ответят.

— На ферме Натана Сенатры. Все снова замолчали.

— Опять этот мечтатель, — раздался чей-то голос.

“Натан Сенатра — мечтатель? — подумала она. — Это еще почему?”

Она в нескольких словах объяснила, что только что обнаружила труп бывшей жены Натана Сенатры в пруду.

На другом конце провода отозвались, и человек у телефона передал им ее слова.

— Нет, это не шутка. Пошлите туда кого-нибудь прямо сейчас, — сказал он и повесил трубку.

Все присутствующие заговорили одновременно, перебивая друг друга.

— Ну вот он наконец и решился, — сказал один.

— Я всегда знал, что он рехнутый, — сказал другой.

— Рано или поздно он все равно переступил бы черту.

— Странно, что этого не случилось раньше.

— Одно слово — мечтатель!

— Именно — любитель природы!

— Подождите! — закричала она. — О чем вы говорите?

Но они не слушали и не слышали ее. Они продолжали оживленно разговаривать о чем-то понятном только им.

— Помните овраг, который он не стал засыпать — это, видите ли, природная среда обитания каких-то там мелких животных. А по-моему, ему просто было лень.

— А тот дурацкий журнал про природу? Как бишь он назывался? “Континент”, что ли?

Послышалось презрительное фырканье, а затем дружный смех.

Наконец Ларк решила, и не без основания, что все эти люди не очень ей по нраву. Одеты они были как раз в те самые костюмы, которые она ожидала увидеть на героях этой пьесы, но их реплики были совсем не теми, что она ожидала услышать. Эти люди производили на нее даже более неприятное впечатление, чем сам этот пресловутый Натан Сенатра. Слишком много глупых разговоров.

Она изо всех сил топнула ногой, чтобы наконец привлечь к себе внимание.

— Я не говорила, что это убийство, — громко заявила она, когда эти несносные болтуны обернулись к ней. Ей приходилось почти кричать, чтобы они ее услышали:

— Это мог быть и несчастный случай.

— Если это действительно его жена, это никакой не несчастный случай, — ответил кто-то.

Теперь, когда она наконец сумела завладеть их вниманием, они все как один уставились на нее, стараясь понять, кто она такая и почему она здесь. Конечно, ей совсем не хотелось, чтобы они неправильно ее поняли и решили, что она имеет какое-то отношение к этому Сенатре.

— Я приехала наблюдать за коровами, — объяснила она.

— Как?

— Что-что? Ну-ка еще раз.

— Я приехала, чтобы провести здесь исследование, я изучаю удовлетворенность скота.

Они на мгновение замерли, потом дружно расхохотались ей прямо в лицо — все четверо. Смеялись долго, от души, до слез, до красноты в лицах. Когда она покидала здание заправки, на прощание хлопнув дверью, они все еще продолжали смеяться.

Натан Сенатра сидел на вершине холма и смотрел в сторону шоссе. С момента отъезда этой девицы прошел почти час, и вот только сейчас он увидел у горизонта облачко пыли, которое двигалось через невспаханное поле по направлению к нему.

Это был огромный кортеж, целый парад автомобилей с огромным джипом во главе, но среди них не было ни одной полицейской машины или хоть чего-нибудь в этом роде.

Кортеж приблизился к подножию холма и остановился. Дверцы хлопали, открываясь, люди выходили наружу. Ему показалось, что половина Елизаветы прибыла сюда раньше полиции — и неудивительно, ведь в таких местах слухи передаются быстро.

Глава 3

Полицейский Адам Трент был на посту — он патрулировал главную улицу Елизаветы, Мейн-стрит: медленно ехал вдоль тротуара, время от времени заставляя подростков-скейтбордистов уйти в другое место и проверяя счетчики на парковках автомобилей. Именно в этот момент ему позвонили со станции и сообщили, что на его участке найден труп.

Адам Трент любил проверять счетчики и одергивать подростков, но мертвые люди — это уже слишком. Особенно мертвые женщины. Хотя, собственно, почему он решил, будто это женщина? Разве диспетчер что-то говорил?

В свое время Тренту пришлось убраться из Чикаго, так как от покойников там просто не стало житья. Чего только он не нагляделся за время службы в большом городе. Чудовищные преступления так угнетающе действовали на его нервы, что он решил вернуться на родину в Елизавету. К тому же родители недавно скончались, и его сестре был нужен уход.

Это был его первый день на новой службе, и подумать только — сразу же ему на шею повесили убийство! А как было бы хорошо, если бы и сегодня, и всегда все ограничивалось бы только проверкой счетчиков.

До сих пор ему не приходилось расследовать ничего серьезнее, чем кражи со взломом и угоны автомобилей.

Он заметил еще один просроченный счетчик и с сожалением вздохнул. Придется на какое-то время забыть о счетчиках, равно как и о том, чтобы, припарковавшись у заправки, выпить баночку шипучки и закусить бисквитом. Да и рыбалка, на которую он весь день мечтал пойти сегодня, скорее всего тоже отменяется.

В прошлом году один знакомый предложил ему поработать агентом по продаже автомобилей, но Адам Трент даже и представить себя не мог в роли продавца. Многие “знатоки” разводят так много шума вокруг мотора, стильности линий корпуса и качества шин, но для Трента автомобиль всегда был только средством передвижения. Но сейчас, когда ему сообщили о найденном трупе, он даже пожалел, что в прошлом году отказался от этого предложения. И вот, вместо того чтобы продавать “Мазды” местным фермерам, он должен сейчас направиться в участок, чтобы взять чемоданчик, где есть все необходимое для сбора вещественных доказательств, который он надеялся больше никогда в своей жизни не увидеть.

* * *

Поначалу Трент даже и не думал торопиться, но по мере того, как он приближался к ферме Натана Сенатры, движение становилось все более оживленным. Под конец дорога стала напоминать федеральное шоссе, но все машины двигались только в одну сторону.

Тренту пришлось включить сирену. Едущие впереди с явной неохотой, но все же уступали ему дорогу.

По масштабам Чикаго один труп был сущей мелочью, никто даже не обращал внимания на такие пустяки. Но в этом округе, где дела соседа были многим интереснее их собственной жизни, большим событием было даже споткнуться на улице, а уж труп, плавающий в пруду на соседней ферме, — с таким событием можно было сравнить разве только визит президента или чемпиона по боксу

Трент тихо выругался — по всему было видно, что без подкрепления с зеваками не справиться.

— Эй. Да здесь половина города! — сказал он в микрофон рации. — Пришлите добровольцев, чтобы перекрыли дорогу. Надо очистить место происшествия от зевак. — Диспетчер ответил, что подкрепление будет, и Трент положил рацию на место.

Натан Сенатра.

Трент про себя усмехнулся. Прошли годы, и парень, похоже, все-таки не ушел от того, что было ему предначертано.

Трент вспомнил о тех временах, когда он еще не покидал Елизавету, не стал еще полицейским и даже не кончил школу. Вспомнил о том дне, когда он, Адам Трент, крепко отдубасил этого самого Натана Сенатру. В тот день Трент пришел на ферму Сенатры ранним утром из города пешком, остановился перед крыльцом его дома и громко позвал Натана. Солнце только-только взошло. Сенатра появился на крыльце, заспанный, с мутными глазами. Наверно, со стороны Трента было нечестно вот так напасть на него, но “приличия” тогда волновали Трента меньше всего — он жаждал крови, и он получил то, чего хотел.

Вспоминая сейчас об этом происшествии, Трент понимал, что Сенатра тогда совсем не хотел драться, после первых ударов он повалился под дерево и уже не сопротивлялся. Трент так и оставил его лежать там с разбитым в кровь лицом.

Тогда приятное ощущение чего-то твердого под кулаком быстро развеялось, но сейчас судьба предоставила Тренту редкую возможность по-настоящему разделаться с Сенатрой, наказать его за то, что он когда-то сделал с сестрой Трента, доведя ее до сумасшедшего дома.

* * *

Грунтовая дорога, ведущая к усадьбе Сенатры, была настолько забита машинами, что Тренту пришлось съехать на целину. Иначе пришлось бы тащиться невесть сколько в общем потоке. Но чем ближе он теперь становился к цели, тем больше портилось его настроение. Когда его терпению пришел конец, он остановил машину, взял мегафон, при помощи которого он обычно разгонял скейтбордистов, и выбрался наружу.

— Всем, кроме непосредственных свидетелей происшествия и лиц, намеренных сделать официальное заявление полиции, — покинуть эту территорию и вернуться в город. Немедленно. Иначе вы будете арестованы за намеренное уничтожение вещественных доказательств и противодействие правосудию, — объявил он в мегафон.

Угроза возымела действие — уже через десять минут большинство машин уехало, а с ними исчезла и большая часть зевак. Еще через пятнадцать минут на месте происшествия остались только полицейские-добровольцы, дознаватель, подозреваемый и труп женщины.

Дознавателя звали Джон Кларк. С ним Трент был знаком еще со времен воскресной школы. Кларк встретил его на краю пастбища. Обменявшись приветствиями и несколькими ничего не значащими фразами, они перешли к делу.

— Налицо случай насильственной смерти, — сказал Кларк. — Я уже вызвал машину, чтобы забрать труп в морг. Сенатра нашел труп в пруду в погруженном состоянии, но к моменту нашего приезда уже вытащил его на берег.

Вокруг все дышало весной и покоем — такой приятный, теплый и солнечный день! Пригревало. Пели птицы. Живи и радуйся, так нет же!

— До твоего приезда мы пока не клали ее в мешок, — сказал Кларк.

Трент кивнул и начал играть отведенную ему роль, стараясь за непринужденностью скрыть от коллеги нежелание участвовать в этом спектакле.

— Вероятная причина смерти? — спросил он.

— Я уже говорил, смерть, по всей видимости, насильственная, скорее всего ее задушили. На шее у жертвы видны синяки. После вскрытия можно будет сказать точнее.

— Сколько времени труп пролежал в пруду?

— Полагаю, все произошло не раньше, чем прошлой ночью, труп еще достаточно свежий.

Они потихоньку пошли в сторону пруда.

— Что ее бывший муж?

— Говорит, что знает только то, что она мертва и ее труп плавал в пруду.

Трент ни секунды не сомневался, что именно бывший муж и есть убийца — надо только собрать доказательства, а это всего лишь дело времени.

Когда они подошли к пруду, его настроение нисколько не улучшилось.

— Уберите отсюда скот и позаботьтесь об оцеплении, — распорядился Трент, давая указание добровольцам. — Я буду промерять это место.

Боже правый, коровы исходили здесь все вдоль и поперек. Все вещественные доказательства, должно быть, втоптаны в грязь! Хочешь не хочешь, нет доказательств — нет обвинения, какой бы очевидной ни казалась тебе чья-то вина. Все просто, как дважды два.

Трент заметил, что двое добровольцев переглянулись с раздраженным выражением. Он знал, эти люди недолюбливали его за то, что он всегда педантично придерживался процедуры. Он знал, что за глаза они издеваются над ним, говорят, что он считает себя большой шишкой, потому что пару лет поработал в Чикаго.

На самом деле Трент вовсе не считал себя большой шишкой, просто он собирал доказательства, как положено. Он твердо знал, как это надо делать, и ни на йоту не отступал от правил

Добровольцы закричали и замахали руками, пытаясь отогнать скот, но этим только еще больше напугали животных, которые, вместо того чтобы уйти с места происшествия, стали беспорядочно метаться туда-сюда, жалобно мыча. Сенатра наконец вышел из оцепенения и решил прийти на помощь — он сумел быстро успокоить стадо и через ворота погнал его на другое пастбище.

Адам Трент пошел осматривать место, где был найден труп, и с ужасом обнаружил, что оно затоптано окончательно. Тем не менее он все тщательно сфотографировал, потратив три рулона пленки, промерил место рулеткой и начертил схему в блокноте, посмотрел на часы, записал время и не забыл про дату. Он собрал и запечатал в пластиковые пакеты кое-какие предметы, которые, как он считал, все-таки могут помочь расследованию, а потом показал добровольцам, какой участок огородить лентой для дальнейшего сбора вещественных доказательств.

— Сделайте отпечаток этого следа, — сказал он, указывая на след большого ботинка, который, скорее всего, принадлежал Сенатре и поэтому вряд ли представлял какую-то ценность для следствия.

Теперь настал черед записать первичные показания Натана Сенатры. Этот парень выглядел гак ужасно, что Тренту на какое-то мгновение даже стало его жалко. Почти жалко.

С тех пор, как они виделись последний раз, прошло много, очень много лет. Трент заметил, как сильно изменился за это время Сенатра — стал старше, выше ростом, но цвет его глаз, которые, казалось, видели тебя насквозь, остался таким же голубым. И изгиб губ был все такой же вызывающе-дерзкий.

Сенатра был бледен, он вспотел из-за того, что должен был долго бежать вслед за стадом, перегоняя его на другое пастбище, вспотел, но не запыхался. Было видно, что он не брился по крайней мере три дня, вокруг глаз были фиолетовые круги, — значит, накануне он плохо спал.

По опыту работы Трент знал, что убийцы, как правило, в течение нескольких ночей после совершения убийства спят плохо. Трент раскрыл свою папку, достал бланк формы согласия на совершение обыска и протянул его Сенатре.

— Нам придется осмотреть твой дом, — сказал Трент. — Можешь подписать это сам, или мы запросим ордер на обыск.

Сенатра равнодушно взял листок. Трент начал задавать вопросы, стараясь установить все детали как можно точнее, но почти сразу же был вынужден остановиться.

— Стой-стой, так это не ты нашел тело? — Карандаш заплясал в руке у Трента. — А кто же? Кто здесь был?

— Ее зовут Ларк Леопольд. — Трент слышал это имя впервые.

— Она приехала проводить какое-то глупое обследование скота, — пояснил Сенатра.

Трент оглянулся, но единственной женщиной, которую он смог увидеть, была полицейский-доброволец, занимавшаяся сбором образцов почвы.

— Где, черт возьми, другой свидетель?! — вдруг заорал Трент, исчерпав весь запас терпения.

Все удивленно повернулись к нему.

— Ради бога, — сказал Трент с выражением отчаяния, — пошлите кого-нибудь разыскать ее.

Не в силах унять дрожь в руках и во всем теле, Ларк ехала прочь из города, сама не имея понятия, куда направляется. Главное — надо было поскорее убраться отсюда, из города, где ее освистали и осмеяли, где, как оказывается, все эти патриархальные фермеры отлично умеют издеваться над незнакомыми людьми.

Через опущенное стекло переливался теплый весенний ветер, приносящий с собой свежий запах пашни и новых всходов. Вскоре Ларк была вынуждена сбросить скорость, так как дорогу занимал большой, медленно едущий трактор, заднюю часть которого украшал знак, обозначающий медленно движущееся транспортное средство. Трактор был такой большой, что его правая шина терлась о бордюрный камень, а левая перекрывала разделительную линию. Ларк не рискнула обгонять его, чтобы не выехать на встречную полосу узкого местного шоссе. Спидометр показывал двадцать миль в час. Это был удачный момент, чтобы подумать о том, куда направляться дальше. Вернуться в Санта-Барбару и признать поражение?

Она была единственным ребенком у своих родителей, расставание с которыми, пусть даже на недолгий срок, далось ей непросто. Им тоже было непросто отпустить ее, и при расставании с обеих сторон было пролито немало слез. И что же, вернуться домой после трехдневного отсутствия несолоно хлебавши? Стоило ли тогда все это затевать? И все же искушение вернуться домой было велико.

Она вернется, и снова, как прежде, они с мамой будут сидеть теплыми вечерами в садовой беседке, пить душистый кофе, наблюдать за порханием колибри над гирляндами цветов, по утрам станут очищать яблоки от кожуры и сердцевинок и готовить тесто для пирога, а перед обедом будут выходить прогуляться.

Бедная событиями, но такая мирная, спокойная жизнь. Спокойная и безопасная. Ей нравилось чувствовать себя защищенной. Нет, ей просто жизненно необходимо было это чувство.

После знака, обозначающего границу округа Метамора, трактор свернул с шоссе на проселок, и человек в кабине приветливо улыбнулся ей. Так она себе еще недавно все и представляла, наивно ожидая такой улыбки от Натана Сенатры. Ее машина сама, словно без ее участия, везла ее домой, к вечерам, занятым вышиванием и приятными разговорами.

Довела ли она в своей жизни хоть что-нибудь, что называется, до ума? В ее комнате нижний ящик шкафа был набит незаконченными вышивками крестом и гладью и недорисованными батиками.

Наверно, не стоило сразу отправляться в Айову, которая так далеко от дома. Лучше бы поработать некоторое время в какой-нибудь закусочной в своем же квартале. “Нет, — подумала она, — рано сдаваться — ведь она даже еще толком не начала. Надо попробовать еще раз. Провести здесь еще несколько дней, и тогда будет видно”.

Ларк остановила машину и сделала разворот в три приема. Едва она успела развернуться, как появился полицейский автомобиль. Проехав мимо, он затормозил, развернулся, догнал ее и включил сирену. Ее сердце екнуло.

Вот еще одно неприятное испытание — никогда прежде ее не останавливал полицейский.

Она встала на обочине, сквозь клубы пыли наблюдая за приближающимся к ней полицейским. Он был молод и, подойдя к ней, заговорил весьма любезно, — видимо, не из местных уроженцев, в грубости которых Ларк уже имела возможность убедиться.

Она уже приготовилась давать объяснения по поводу внезапного разворота, хотя он был совершен по всем правилам, но услышала совсем другой, неожиданный для нее вопрос.

— Скажите, мэм, это вы нашли труп на ферме Натана Сенатры? — спросил молодой полицейский.

Она вздрогнула. Сколько еще времени ее будет преследовать эта ужасная история? Она прочитала имя полицейского на его бирке — офицер Харрис. “Надо спросить, в чем дело, — подумала она, — так независимо и равнодушно взять и спросить. Какое они имеют право задерживать ее в дороге? Мало ли что? А если у нее срочные дела и она безумно спешит, например, опаздывает на самолет?”

— Вам придется вернуться и ответить на несколько вопросов, — сказал полицейский. Ее ладони стали мокрыми от пота. Ларк испугалась, как девчонка. Неужели они действительно считают, что она имеет какое-то отношение к этому происшествию? Она все-таки собралась с духом и спросила об этом офицера Харриса. Вопрос прозвучал не столько независимо, сколько жалобно.

— Ни в коем случае, мэм, — заверил ее полицейский. — Но нам нужны ваши свидетельские показания — вот и все.

Ну конечно! Глупо было беспокоиться — ей самой следовало об этом подумать и подождать на месте до прибытия полиции.

— Простите, я сейчас плохо соображаю, — сказала она, прикоснувшись ладонью ко лбу.

— Вполне вас понимаю, — сказал он, дружелюбно улыбнувшись.

Почти мальчик, он выглядел совсем не угрожающе. Страх ее постепенно исчезал. Ларк вытерла мокрые ладони о юбку.

— Я как раз еду в участок, и вы можете ехать за мной следом, мэм.

Она кивнула, тайно надеясь, что полицейский, который будет записывать ее показания, окажется таким же любезным, как и офицер Харрис.

* * *

Но одной минуты, проведенной в обществе офицера Трента, ей было достаточно, чтобы решить, что он ей не нравится. Не то чтобы он был груб, нет, этого не было, но он был просто страшен. Огромный, словно Кинг-Конг, форменная рубашка плотно обтягивала его необъятную грудь. И темный — его кожа, волосы, глаза и вообще все было не смуглым, а именно темным.

— Где вы остановились? — спросил он, откинувшись на спинку кресла.

Ларк, сидевшая с другой стороны его стола, судорожно теребила ремень своей сумочки.

— Я забронировала комнату в Ривер Оакс, в местном приюте для путешественников и туристов.

Он улыбнулся или, вернее, сделал вид, что улыбается, белые зубы жемчужно заблестели на его темном лице.

— Это единственная гостиница в нашем городе, — сказал он.

По его акценту ей трудно было определить, откуда он, но точно, что не с Восточного побережья и не со Среднего Запада. Он спросил, не хочет ли она чего-нибудь выпить. Ларк попросила стакан воды.

Он принес воды, поставил стакан на стол перед ней и уселся на прежнее место. Дождавшись, пока свидетельница отставит стакан в сторону, он начал с вопроса, как давно она знает Натана Сенатру.

— В тот день я впервые его увидела.

Она снова взяла стакан, и зубы ее застучали о стекло. Ужас, до чего она разволновалась. Офицер Трент молча наблюдал за ней. С его точки зрения, она вела себя так, словно ей было что скрывать.

— Чем именно вы здесь занимаетесь? — спросил он. — В чем заключается ваша работа?

Ларк вдохнула поглубже и постаралась как можно доходчивее разъяснить ему суть ее работы, ожидая, что он, как и остальные, начнет хохотать. Он, однако, не засмеялся, а понимающе кивнул.

Ларк немного успокоилась и продолжила свой рассказ, описывая, как она приехала на ферму Сенатры, как нашла его в плохом расположении духа и как он постарался выдворить ее со своей территории. Когда она закончила, Трент сказал:

— Я бы не хотел, чтобы вы подвергали себя опасности, но мешать вам работать я тоже не хочу. Продолжайте свое исследование согласно плану, но держите глаза и уши открытыми. Если увидите или услышите что-то, что вас насторожит, как бы незначительно это само по себе ни было, свяжитесь со мной. — Он передвинул к ней по столу свою визитку. — Здесь все мои телефоны — дома, в участке и в патрульной машине.

— Скажите, вы подозреваете Сенатру?

Казалось, вместо ответа комнату наполнил ледяной холод. Впервые за все время их общения Адам Трент проявил какое-то подобие эмоции.

— Я уверен, что он убийца, — медленно произнес он, и его глаза застыли, а рот вытянулся в жесткую линию.

“Он его ненавидит”, — поняла Ларк, и это открытие потрясло ее.

— Должен вас предупредить об одной вещи, мэм, — сказал на прощание Трент. — Сенатра умеет произвести впечатление на женщин. Он может охмурить так, что очутишься в его постели быстрее, чем успеешь сказать “да”.

Это было уже слишком. Ларк поднялась со стула и решительно повесила сумочку на плечо.

— Мистер Трент, я совсем недолго в этих местах, но глотаю оскорбление за оскорблением и должна признать — вы превзошли всех.

Он машинально отодвинулся от стола, и у нее по какой-то непонятной причине возникло ощущение, что офицера Трента давно никто так не удивлял.

Впрочем, ей до этого не было никакого дела.

* * *

Приют для путников, работавший по системе “постель и завтрак”, находился в самом центре городка неподалеку от главной улицы.

Начиная привыкать к местным нравам, Ларк уже не удивилась, что хозяйка заведения оказалась такой же “очаровательной” личностью, как Трент и Сенатра. Нечленораздельно хмыкнув, дама, которая представилась ей как “миссис Би”, повела Ларк показывать комнату. В этой каморке, которая, скорее всего, раньше использовалась в качестве стенного шкафа, вместо кровати стояла раскладушка. Завтрак при ближайшем рассмотрении оказался просто возможностью пользоваться общей кухней, где жильцы сами готовили для себя из своих продуктов.

Впрочем, при полном отсутствии конкурентов процветал и такой бизнес.

Ларк потащила вверх по лестнице свой огромный чемодан, от которого уже давно отвалились колесики. Она с трудом переволакивала его со ступеньки на ступеньку, в то время как миссис Би терпеливо ожидала ее на лестничной площадке наверху. Когда Ларк наконец добралась туда, настроение миссис Би совершенно изменилось — прежде безучастная и почти враждебная, она буквально выхватила чемодан из рук Ларк и, улыбаясь, сообщила, что по ошибке показала ей не ту комнату.

Ларк совершенно растерялась. Она внимательно посмотрела на миссис Би, пытаясь сообразить, что к чему. Вроде бы все там было то же самое — лицо, прическа, халат. Но сейчас перед ней была совсем не та женщина, что только что встретила ее у дверей, а ее сестра-близнец. Абсолютно такая же, только приветливая, милая, внимательная. Вот именно — близнец, только так можно было объяснить столь значительную перемену в характере, при абсолютно идентичной внешности. Одна сестра встретила ее внизу, и уже другая проводила по дому.

Между тем хозяйка заведения, или кто там еще, распахнула дверь другой комнаты и водрузила чемодан на кровать. Теперь это оказалась настоящая деревянная кровать, не раскладушка. На столе стоял телефон, с которого, как объяснила ей миссис Би, она сможет позвонить домой. Дела, похоже, пошли чуть лучше.

— Правда, что это вы нашли тело Мэри-Джейн Сенатра? — спросила миссис Би. Ларк наконец поняла, в чем все дело.

Поведение хозяйки изменилось просто потому, что она была в курсе городских новостей. И если постоялица будет недовольна, она, пожалуй, ничего не расскажет.

— Да, — ответила Ларк не в силах скрыть нетерпения. Ей безумно хотелось наконец остаться одной.

— Ее убил Нат Сенатра? Я всегда говорила, что он со странностями.

— Я не знаю, — Ларк в очередной раз подивилась быстроте и уверенности.

Получив несколько уроков местной грубости, она без церемоний подошла к двери, давая женщине понять, что ждет, когда та покинет помещение.

— Боюсь, мэм, мне совершенно нечего вам об этом сказать.

— Но ведь сейчас об этом говорят все. Абсолютно все, — возразила миссис Би.

Ларк ничего не ответила, и миссис Би поняла, что навряд ли сможет соблазнить Ларк посплетничать вместе с ней, после чего ей оставалось только уйти.

Казалось, городок все это время умирал со скуки, и Ларк было неприятно сознавать, что именно от нее они ждут теперь шикарного развлечения.

Глава 4

Итак, пять ферм высказали свое согласие участвовать в программе мониторинга содержания скота. Три из них, включая ферму Натана Сенатры, находились в округе Метамора, а две остальные — в соседнем округе Сэксон. На двух фермах скот кормили комбикормом на специальных откормочных площадках, на двух других сочетали откорм на площадках с естественными пастбищами. Сенатра же держал свое стадо на пастбище и никогда, даже в непогоду, не загонял его под навес. Это было странно. Но, согласно программе исследования, она должна была оставаться беспристрастной и только регистрировать происходящее, хотя ее сердце и болело за несчастных животных.

Посетив остальные фермы, Ларк обнаружила, что их хозяева гораздо приветливее Сенатры. Одна молодая пара даже пригласила ее выпить холодного чая с бисквитами. Но едва только Ларк уселась за круглый стол из настоящего дуба, как они с жадным блеском в глазах принялись засыпать ее вопросами по поводу случившегося на ферме Сенатры.

* * *

Жизнь Ларк скоро вошла в определенную колею, дни стали похожи друг на друга. Каждый день она согласно графику посещала какую-либо ферму, где проводила примерно четыре часа, наблюдая за очередным стадом. Вместе с дорогой и перерывом на обед это составляло в общей сложности восьмичасовой рабочий день.

Поначалу мысль о том, что она может случайно встретить Сенатру, нервировала ее. И действительно, посещая его пастбище с блокнотом в одной руке и фотоаппаратом в другой, она время от времени издалека видела его — он по-прежнему не слезал с трактора, вспахивая свою землю. А иногда проезжал куда-то на грузовике, но никогда не останавливался. Вообще он вел себя так, словно не видел Ларк.

Ее внутреннее напряжение начало спадать, и она перестала все время оглядываться через плечо, вскакивать при каждом шорохе. Она даже начала забывать, что Натан Сенатра подозревается в убийстве.

Животные совершенно очаровали ее, что оказалось для нее неожиданным подарком. Ларк даже не предполагала, что коровы настолько обаятельны. Ее знакомство с миром, в том числе и сельскохозяйственных животных, ограничивалось рамками популярных телепрограмм. Из них можно было узнать, что корова все время жует, мычит и дает молоко.

Разумеется, это правда, но было и что-то большее. Она и представить себе не могла, что животные способны не только испытывать разнообразные эмоции, но и выражать их.

Заядлый собачник поймет все по выражению глаз своего пса. Он назовет его морду то лукавой, то злобной, то веселой, то печальной. Собаки весело колотят хвостом по полу или поджимают его. И все это можно понимать, как люди понимают речь друг друга. Коровы тоже умели выражать свои чувства, чему Ларк сначала удивлялась, а потом научилась их понимать. Они были спокойные, вальяжные создания, но если они чем-то были взволнованы, то мотали головой из стороны в сторону. Так, они довольно долго реагировали на появление Ларк, видимо, помня, как она их напугала. Но постепенно они начали к ней привыкать, подходили ближе и тянули к ней морды, словно приветствуя ее. В коровьих глазах, огромных, опушенных великолепными ресницами, заключена вся лень мира. Они медленно передвигались с места на место, трава хрустела у них на зубах, потом они долго и задумчиво жевали ее, уставясь прекрасными глазами куда-то в пространство.

Вскоре Ларк почувствовала, что любит их, тучных, медлительных, наделенных особой грацией животных, с всегда печальными глазами.

Как только Натан Сенатра замечал, что машина Ларк приближается к его владениям, он сразу удалялся в противоположном направлении, но к тому моменту, как он закончил сев на своих полях, любопытство все-таки одолело его. Он поставил свой трактор под навес у амбара, напился воды из-под крана и направился посмотреть, чем занимается Ларк Леопольд.

Дни стояли жаркие и сухие, от его шагов в воздух поднимались облачка пыли. Пыль проникала повсюду, забивала поры, оседала на волосах, от нее першило в горле и слезились глаза. “Плохо, — подумал Натан, — нужен дождь”. Засевать последние двадцать акров в такую сушь было особенно неприятно, но, несмотря на погоду, он довел все работы до конца. Если сейчас грянет ливень, он утрамбует почву до плотности бетона, и посевы не взойдут. Поэтому нужен не просто дождь, сейчас нужен легкий, нежный дождик, но природа — не добрый дяденька, ее не попросишь. Слишком часто она бывает жестока и безжалостна.

Впрочем, если он загремит в тюрьму, все это будет уже неважно.

По делу об убийстве Мэри-Джейн пока не было видно никаких сдвигов. Ничего, за что следствие могло бы зацепиться, никаких улик. Это сильно беспокоило Натана. Ведь все считали убийцей его, даже его собственная бабушка.

Несколько дней тому назад он заехал к ней, чтобы завезти ящик бананов, без которых она не могла жить, и теша себя надеждой рассказать ей эту историю всю, как было, без всяких прикрас, до того, пока она не услышала ее от кого-то еще. Но было уже поздно — новости, особенно плохие, распространяются в округе Метамора со скоростью молнии.

Его бабушка развешивала белье на заднем дворе. Несмотря на сухую и жаркую погоду, она была в калошах на босу ногу. Платье из набивного ситца, которых у нее должно быть было не меньше миллиона, сидело на ней мешковато. В углу рта она держала зажженную папиросу, и ее глаза за толстыми стеклами очков щурились от табачного дыма.

Взяв из корзинки влажную простыню, Натан сложил ее вдвое и перекинул через веревку. Бабушка закрепила ее деревянными прищепками.

— Я слышала, эту ведьму кокнули, — сказала она.

Натан утвердительно хмыкнул — ему было уже тридцать два, но старушка то и дело удивляла его.

— Я говорю всем, что это не ты, что мой Нат и мухи не обидит. Но, между нами, — бабушка подмигнула ему правым глазом, вынула папиросу изо рта, выдохнула табачный дым, бросила папиросу на землю и потушила ее ногой, обутой в калошу. — Если бы это был ты, я бы тебя не осудила.

Сейчас она словно забросила наживку, используя тот же прием, которым она пользовалась еще тогда, когда он был ребенком. Я-де на твоей стороне. Спустя годы он понял, что она действительно всегда на его стороне, что бы ни произошло.

— Я привез бананы, — сказал он, пытаясь сменить тему разговора.

* * *

— От нее было одно беспокойство — словно у нее блошки в штанах прыгали. И не только, — старушка хохотнула, радуясь своей шутке.

Она вообще любила соленое словечко.

После этого визита Натан Сенатра решил, что ему надо будет сесть за стол и с листом бумаги и карандашом в руках хорошенько все обдумать. Во-первых, надо составить список потенциальных убийц, и список этот не будет таким уж коротким.

Мэри-Джейн использовала мужчин, а потом, когда получала то, что ей было нужно, выбрасывала их. Так что обиженных могло быть много.

Начать, наверное, следует с тех, с кем она последнее время встречалась. Первым в этом скорбном перечне должен был быть Денни Дэвис, отставной моряк, довольно приятный парень. Он напоминал Натану старенький транзистор, который он возил с собой в тракторе. Когда трактор подбрасывало на кочке, окислившиеся контакты замыкались, и радио начинало говорить, а потом так же внезапно замолкало.

Дэвис и Мэри-Джейн вместе пили и делали много других разных вещей, но однажды он ей надоел и она его выставила за порог с ботинками в руках. Дэвис хотел повеситься, но веревка оборвалась, и он ударился в религию.

Следующим по списку шел Хэнк Митчелл — этот человек довольно долго жил у нее в доме, потому что у него был бульдозер, а ей непременно хотелось выкорчевать все деревья на участке.

Когда Хэнки вывел растительность и вместо нее посеял кормовую траву, Мэри-Джейн выгнала его пинком под зад. А ведь бедняга Хэнки мечтал сначала жениться на ней, а потом продать ее землю.

Натан с ужасом вспомнил, что и Адам Трент не обошел ее своим вниманием.

При всем при этом следовало учитывать и то обстоятельство, что Натана здесь не любили, потому что в его новациях многие видели угрозу для себя. Возможно, что тело Мэри-Джейн для того и бросили в его пруд, чтобы он оказался в глазах местных жителей опасным сумасшедшим, от которого надо избавиться любой ценой.

И, наконец, последний вариант заключался в том, что это он сам убил Мэри-Джейн.

* * *

Увидев Ларк, Натан не смог сдержать усмешки. День был теплый. Даже больше, чем теплый, и она, одетая в шорты и майку без рукавов и в белые кроссовки, сидела на траве. Ее пропитанные солнцем волосы волновались, точно поле спелой пшеницы, — для него это было настолько необыкновенно, что Натану показалось мало только видеть это и сразу захотелось запустить в них пальцы и смотреть, как волосы струятся сквозь них.

Ларк не почувствовала его приближения и, только когда тень упала на страницу ее блокнота, подняла голову.

С усталым вздохом Сенатра опустился с ней рядом в тени клена и вытянул ноги. Штанина его брезентового комбинезона была надорвана, и сквозь дыру светило острое голое колено. Он снял кепку, повесил ее на сучок и ладонью убрал волосы со лба. Под комбинезон он в этот раз надел выцветшую футболку, которая не скрывала его мощную мускулатуру. На этот раз он был чисто выбрит, и на его лицо было приятно посмотреть.

Она тут же вспомнила о том, что говорил ей Адам Трент, и насторожилась.

— Видите, у коров между рогами чубчики? — сказал он, указывая рукой на стадо.

Она пригляделась. Действительно, на лбу ближайшей коровы, над самыми глазами, виднелся завиток волос.

— Вот по этому самому хохолку можно определить темперамент коровы, — сказал он.

— Только не надо меня дурачить, — фыркнула Ларк.

Сейчас он ей расскажет, что видел кролика с рогами или еще какое-нибудь диво.

— Это чистая правда, — сказал он и кивнул, видимо, для подтверждения своих слов. — Чем выше этот хохолок, тем животное более возбудимо.

— А что вы скажете вон про ту корову. — Она показала ему, какую именно она имеет в виду. — У нее вообще нет никакого хохолка.

— Эта? — ответил он, ничуть не смутившись. — Эта смирная, как ягненок.

— Я не такая дура, чтобы верить в ваши сказки, — сказала Ларк.

Он пожал плечами:

— В городе теперь весело, все рассказывают друг другу, что вы сантиметром меряете быкам яйца.

— Мне неинтересно знать, что они там говорят, — ответила она и сразу уткнулась в свой блокнот.

— Ну, так и какие выводы? “Господи, ну неужели нельзя поговорить на какую-нибудь другую тему?” — с досадой подумала Ларк.

— Я имею в виду, что вы выяснили — мои коровы удовлетворены или нет?

Поразительно! Он что, пришел над ней издеваться?

— Послушайте, мистер Сенатра, — начала она, решив наконец поставить его на место.

— Зовите меня Натан или лучше просто Нат, — лениво предложил он.

— Так вот, я понимаю, что вы считаете блистательной шуткой то, что вы только что сказали, но проблема гуманного обращения с животными не кажется мне такой уж забавной. Я установила наблюдение за пятью фермами, и только на вашей животные постоянно находятся под открытым небом, не имея хотя бы даже временного укрытия. Знаете, мне трудно оставаться только лишь беспристрастным наблюдателем. А что, если вдруг польет дождь, наступят холода? Куда подевалась его вальяжность?! Он выпрямился и заговорил холодно и резко:

— Сразу видать, что там, откуда вы к нам свалились на голову, вы просто обсмотрелись телевизора. Я не настолько темен, чтобы позволять поучать себя девицам, чьи мысли витают бог знает где!

Вот оно — всего одно ее слово, и он уже взбесился.

— Почему ваши конторские теоретики не следят за теми, кто не кормит свою скотину в холода, кто не поит ее и не укрывает от солнца в жару, кто не зовет ветеринара, когда животные болеют? То есть за теми, кто действительно плохо обращается со своим скотом?

Он грубо вырвал у нее из рук карандаш и блокнот и начал что-то рисовать, яростно нажимая на карандаш.

— Поймите же, животные — не люди, они требуют совсем иного обращения.

За словами последовали резкие движения руки, карандаш быстро бегал по бумаге. Закончив рисунок, он сунул ей блокнот и карандаш и вскочил на ноги.

— Вас послали следить не за тем человеком, — сказал он.

— Меня не посылали ни за кем следить, — ответила она срывающимся голосом.

На странице блокнота, под надписью большими печатными буквами, гласящей АЗБУКА ОБРАЩЕНИЯ С КОРОВАМИ, была нарисована длинноногая женщина в огромных ботинках, подносящая пучок сена к коровьему заду.

— Нахал! — закричала Ларк вслед невозмутимо удаляющемуся Натану. Он не обернулся.

Рисунок между тем был совсем неплохой — корова смотрела назад с таким выражением, словно спрашивала: “Ну что там еще за идиот?” “Вот только волосы у меня не такие всклокоченные, и ноги не такие страусиные, и коленки не такие острые, и ступни не такие огромные, — подумала Ларк и посмотрела на свои ноги. — Или я ошибаюсь?”

Глава 5

Натан добавил в бак кипятка так, чтобы вода стала чуть теплой. Потом он наполнил пластиковую бутылку до красной отметки, обозначающей объем в две кварты, насыпал туда же порошкового заменителя молока и плотно натянул на горлышко резиновую соску. Когда приспособление для кормления молочного теленка было таким образом готово, он вышел за дверь, направляясь к пастбищу, и у порога своего дома, можно сказать, столкнулся с подъезжающей полицейской машиной.

“Вот еще один подарок судьбы с доставкой на дом”, — подумал Натан.

Стоя на крыльце, он наблюдал, как полицейская машина остановилась перед крыльцом и из нее вышел Адам Трент, освещенный косыми лучами утреннего солнца, весь увешанный оружием и сверкающими бляхами, так что Натану даже показалось, что Трент, словно огромный магнит, притягивает металл.

Трент.

Но почему именно Трент? Почему вышло так, что расследованием по этому делу занимается человек, с которым они, мягко говоря, не были друзьями еще со школьных времен, с тех времен, когда Натан дружил с его сестрой. Должно быть, судьба. Злая судьба.

Иначе не скажешь.

В то время сестра Трента еще была нормальной или казалась такой, но и тогда уже вела себя странно — то была абсолютно раскованна, весела, то, наоборот, уходила в себя, и вытащить из нее хотя бы слово было сущей мукой. Он перестал с ней встречаться, решив, что так будет лучше для них обоих, тем более что их отношения не успели зайти далеко.

Однако все вышло ему боком. Она начала следить за ним, записывала в блокнот каждый его шаг — потом в ящике ее шкафа нашли больше десятка исписанных блокнотов. Потом она заявила всем, что он обещал на ней жениться и что она от него беременна.

До этого случая жизнь Натана Сенатры была легкой и беззаботной, словно летние каникулы или вечеринка в теплой компании, но Нэнси Трент научила его тому, что все твои слова и поступки имеют значение и за них придется рано или поздно отвечать.

Он предпринял попытку поговорить с Нэнси, напомнив ей, что между ними не было близости, но она ответила, что он лжет, и зарыдала. При этом она выглядела настолько убедительно, что он сам чуть было не поверил ей.

— Я беременна! — всхлипывая, повторяла она. — И ты отец моего будущего ребенка!

Он посоветовал ей обратиться к психиатру и ушел. Через час она попыталась покончить с собой.

С того времени и до сих пор ее рассудок так и не прояснился. Последние пятнадцать лет своей жизни она не выходила из разных психиатрических больниц. Думая об этом, Натан всегда спрашивал себя, виноват ли он. Если бы он сразу понял, в чем дело, догадался бы, что ей нужна помощь, и, соответственно, повел себя иначе в тот день, то все могло бы быть по-другому, не так печально.

Но Адам Трент за все, что произошло с его сестрой, винил только Натана и с тех пор возненавидел его на всю жизнь. Трента, конечно, можно было понять, но кому от этого легче?

Вот почему Натану Сенатре было очень неприятно, что расследование поручено Тренту, который, конечно, постарается сделать все, чтобы навсегда упрятать его за решетку. Сейчас Трент, вероятно, жалеет, что в штате Айова отменена смертная казнь.

Пока Трент приближался, его форменные ботинки и низ его синих отутюженных брюк намокли от густой росы, покрывавшей траву. Подойдя к крыльцу, он огляделся вокруг.

— Вижу, у тебя старенький “Томсон”, — сказал Трент, заметив трактор Сенатры, стоящий под навесом возле амбара, — “Трактор-убийца”. Сейчас уже ни у кого такого больше не найдешь.

Это была реплика, типичная для обитателя маленького городка, которому просто необходимо было потрепаться ни о чем, прежде чем перейти к сути дела. Но Сенатра ничего не ответил. Совершенно ясно, то, что жена обобрала его после развода, оставив без всего, в данном случае нисколько не облегчит его положения.

— Я не — хочу быть как все, — ответил Натан. Это вдруг оживило в его мозгу воспоминание, давно погребенное в глубине памяти: отец Трента погиб, когда именно такой трактор перевернулся. Причем, если он не ошибался, это случилось на глазах у Адама и его сестры. От такого, конечно, крыша могла поехать у кого угодно.

— Я разговаривал с Беверли Бейкер из бара “Фло и Эдди”, — сказал Трент, объясняя причину своего визита.

У Натана упало сердце. В глубине души он знал, что события бурно проведенной ночи когда-нибудь вызовут интерес полиции. Не знал только, как скоро это случится.

— Она сказала, что в ту ночь, когда была убита Мэри-Джейн, ты был у них.

— Так оно и было, — признался Натан, так как все равно не было смысла этого отрицать. Но только он сам хотел бы знать, в каких еще местах он успел побывать в ту ночь.

— Она еще сказала, что Мэри-Джейн тоже была у них в тот вечер.

Натан пожал плечами, пытаясь выглядеть невозмутимым. Он поставил бутылку с молоком для теленка на пол и обеими руками уперся в перила крыльца.

— Ну и что? — как можно равнодушнее спросил он.

Все, что он помнил про тот вечер, — это что он сидел в этом баре и пил виски в компании каких-то пьяниц. Он помнил, как Мэри-Джейн вошла в зал, но не больше.

— И еще она говорит, что уже часам к восьми вечера ты здорово набрался, а когда появилась

Мэри-Джейн, вы стали с ней о чем-то спорить. Когда она ушла, ты ушел вслед за ней.

“Плохи мои дела”, — подумал Сенатра. Все это больно уж смахивало на блеф. На ловушку, которую пытался подстроить ему Трент. Разве они спорили тогда с Мэри-Джейн — ведь между ними все давно уже было решено? Действительно ли он тогда пошел вслед за ней? Боже мой! А если он и вправду пошел? Способен ли он на убийство? И так ли хорошо он знает сам себя? Может быть, он именно потому ничего и не помнит, что тут сработали защитные механизмы самосохранения и он забыл именно тот эпизод, который хотел, причем совершенно искренне и начисто. Говорят, так бывает.

— Мне надо идти, — сказал Натан, беря с пола приготовленную для кормления бутылку с соской и стараясь сделать это так, чтобы Трент не заметил, как у него задрожали руки. — Мне надо работать.

— Куда ты пошел из бара? — спросил Трент, не двигаясь и не меняя позы, тем самым показывая, что разговор еще не закончен.

“Если Трент поймет, что он не в состоянии ничего вспомнить, то, несомненно, сочтет это достаточным основанием для ареста, — подумал Сенатра. — Пожалуй, придется позаботиться об адвокате, а может быть, лучше просто бежать отсюда со всех ног”.

— Я должен опросить не меньше восьмисот человек, каждый из которых в принципе мог бы видеть, куда ты тогда пошел из бара. Но пока что никто из тех, кого я уже успел опросить, не сказал, что видел тебя тогда.

— Послушай, ты, Лисий Нюх, я ее не убивал, — сказал Сенатра, стараясь придать голосу уверенность, которую в душе совсем не чувствовал.

— И еще я побывал в суде. И знаешь, что я там выяснил? Что поскольку у вас не было совместных детей, то все, что отошло к ней при разделе имущества, после ее смерти будет возвращено тебе, — сказал Трент, глядя куда-то за спину Сенатре. — И дом, и земля, и сельскохозяйственная техника.

Натан понял, что его приперли к стенке. Даже если он и не убивал Мэри-Джейн, при таком раскладе дел ему мало кто поверит.

— Давай-давай, Трент. Я ее убил, а потом сам же бросил труп в свой пруд, прямо под окнами своего дома?

— Не исключаю, что в этом и состоял расчет. “Проклятье, — подумал Сенатра, — может быть, он прав — я сам теперь не знаю, что думать и кому верить. Я не уверен даже в себе самом”.

Последняя фраза Трента было одновременно и прощанием — такова манера вести разговоры, привычная для глубинки. Через секунду он, развернувшись, уже шел к своей машине, уселся в нее, завел мотор и уехал.

В возбужденном сознании Натана Сенатры реальность смешалась с воспоминаниями. Пятнадцать лет назад, спустя несколько дней после того, как Нэнси Трент попыталась покончить с собой, Адам однажды ранним утром вот точно так же пришел сюда. Тогда, не зная, что случилось с Нэнси, Натан ожидал упреков за то, что послал сестру Трента к психиатру, но вместо этого обычно спокойный Трент вдруг ударил его по лицу. Натан упал, из носа у него потекла кровь. Разъяренный внезапным нападением, Натан вскочил на ноги, готовый вышибить из Трента душу, несмотря на то, что тот был старше и крупнее его, как вдруг Трент, весь красный от гнева, объяснил, а точнее, выплюнул Натану в лицо причину своего нападения. Представший перед внутренним взором Натана вид Нэнси, лежащей в ванне с перерезанными запястьями, был настолько яркой и впечатляющей картиной, что его руки опустились и боевой пыл разом иссяк.

Сейчас, глядя вслед удаляющейся машине Трента, Сенатра чувствовал то же, что и тогда, пятнадцать лет назад, — он разбит и унижен. Непонятно за какие грехи жизнь повернулась к нему черной стороной.

Кружка пива, которую он едва был способен удержать двумя руками, такая огромная, словно бадья, из которой он поил свой скот, была чьим-то тайным знаком. Каким-то намеком, который ему делал некто неизвестный. Это было так невероятно, нереально, что могло быть только во сне. Лучше сказать — в кошмарном сне.

Натан сидел у “Фло и Эдди”, поглощая пиво пополам с виски порцию за порцией. Мэри-Джейн тоже была здесь — громко хохотала у стойки, заказывала напитки, сорила деньгами, то есть на широкую ногу отдыхала. Рядом с ней торчал какой-то парень, но Натан не мог рассмотреть его лицо. Он вгляделся более пристально — и понял, что это Трент. Трент! Что за чертовщина!

Голос Мэри-Джейн долетал до ушей Натана, словно звон стеклянных рюмок, отдельные слова он не мог разобрать, но его мутило от ее голоса, а от злобы темнело в глазах. Все, кто был вокруг Мэри-Джейн, включая Трента, растаяли в воздухе и исчезли.

— У-у-у сука-а-а! — закричал Натан своей бывшей жене.

Она вышла из зала. Он пошел за ней следом. Он шел за ней по полутемному коридору, которому, казалось, нет конца, но вдруг он кончился глухой стенкой. Мэри-Джейн повернулась, и впервые за все то время, что он знал ее, он увидел страх в ее глазах. Она вдруг дико захохотала. Натан обеими руками схватил ее за горло, за шею, которую когда-то целовал, и сжал что было силы.

В коридоре стало темно. Он приподнял с пола ее обмякшее тело, которое казалось тяжелым, как мешок с песком, и потащил, понес, покатил его к пруду и спихнул в воду. Послышался всплеск, и тело стало погружаться на дно, провожая его из-под воды взглядом остановившихся глаз.

Натан вскочил с постели, ничего не видя в полной темноте, весь покрытый холодным потом. Пульс молотом стучал в ушах, и единственным звуком, который он мог слышать во мраке ночи, был звук его же собственного хриплого дыхания.

Он вспомнил — он сам убил ее! Это он убил Мэри-Джейн!


Примерно через час, когда вместе с дневным светом к нему вернулась способность нормально рассуждать, этот сон показался ему бредом. Для того чтобы избавиться от кошмара раз и навсегда, надо было раз по-настоящему пережить его. Так он словно бы сам промыл себе мозги.

Глава 6

Двумя днями позже Ларк снова оказалась на пастбище Натана Сенатры, но только погода сегодня была совсем другая — с утра шел холодный дождь. Крупные капли барабанили по капюшону прозрачного полиэтиленового плаща, который Ларк накануне купила в лавке хозяйственных товаров в Елизавете.

Блокнот промок, и писать на его влажных страницах было невозможно. Смирившись с этим,

Ларк запихнула шариковую ручку за проволочную спираль, которой были сшиты листки блокнота, размышляя, не стоит ли ей возвратиться домой. Дилемма заключалась в том, что сегодня были как раз те самые “крайне неблагоприятные погодные условия”, наступления которых она так долго дожидалась. Сейчас ей представлялась долгожданная возможность пронаблюдать, как стадо Натана Сенатры ведет себя под непосредственным воздействием этих самых “крайне неблагоприятных погодных условий”. В общем, именно сегодня можно было проделать ту работу, которую рано или поздно ей все равно пришлось бы проделать.

Реакция животных на непогоду заключалась в отсутствии всякой реакции. Как и прежде, они спокойно паслись, не обращая ровно никакого внимания на ледяной дождь.

Ларк смотрела на них, восхищаясь их закалкой. Или, может быть, эти коровы просто не знали, что бывает лучшая жизнь. Тот самый случай, когда неведение бывает лучше божьего благословения.

Кто-то легонько похлопал ее по плечу, и она вскочила на ноги, испуганно вскрикнув.

Рядом с ней стоял Натан Сенатра, улыбаясь и протягивая ей чашку кофе. Было невозможно понять, улыбался ли он ей благожелательно или же с насмешкой, как и большинство местной публики, забавляясь тем, как глупо выглядит она здесь под дождем в этом нелепом плаще со слишком короткими рукавами и тесными проймами. Он-то на этот раз принарядился — был в зеленом пончо и высоких коричневых сапогах. Капюшон пончо оставлял лицо открытым дождю. Пряди волос на лбу насквозь промокли. Капли воды сбегали по щекам, падая с подбородка.

Ладно, пусть будет кофе — почему бы нет? Но откуда такая странная перемена в его отношении к ней? Возможно, из двух предыдущих встреч он сделал вывод, что в его интересах теперь, когда она дает показания полиции по его делу, вести себя с ней получше.

Но, безотносительно к любым соображениям, она была сейчас безумно рада горячему кофе — ее пальцы так задубели от холода, что она едва смогла согнуть их, чтобы взять кружку. С трудом шевеля посиневшими губами, она поблагодарила Натана Сенатру за его любезность.

— Не знал, что вам так нравится кофе. Извините, молока не захватил.

— Н-н-ичего, черный тоже хорошо.

Капли дождя падали в кружку, на которой была надпись, рекламирующая обогреватель для хлева. При ближайшем рассмотрении кофе показался ей действительно очень черным. Хорошо хоть с сахаром. А может, он и сахар не положил. Это было бы грустно.

Ларк осторожно отхлебнула из чашки.

— Слишком крепкий? — спросил он и добавил, не дожидаясь ответа: — Я приготовил его вчера. Или нет — позавчера!

Она отхлебнула еще раз, отчасти из вежливости, отчасти из-за того, что просто не могла поверить в существование на земле такой ужасной бурды, такого отвратительного пойла. Чтобы приготовить такое, надо иметь особый талант.

Повторная попытка убедила ее в том, что в первый раз она не ошиблась. Вкус действительно был чудовищный — это даже нельзя было назвать кофе, скорее это был какой-то отстой со дна пруда.

Она в растерянности посмотрела на чашку, не зная, как теперь поступить, не могла просто так выплеснуть ее содержимое хотя бы даже из благодарности за заботу, да к тому же ее замерзшие пальцы начали приятно согреваться от этой теплой керамической чашки. Но он все понял сам, взял чашку у нее из рук и выплеснул так называемый кофе на землю.

— Пойдемте в дом, немного обсушимся. Я сделаю новый кофе.

* * *

“Не ездить автостопом.

Не садиться в автомобиль с незнакомым человеком.

Не носить одежду вызывающих цветов.

Не показывать, где держишь наличные деньги.

И не пить кофе в доме подозреваемого в убийстве”, — мелькнули в голове Ларк главные заповеди безопасности.

— Ах, н-нет, спасибо, в другой раз.

— Да у вас же зуб на зуб не попадает!

Она постаралась сдержать предательскую дрожь.

— И нос у вас красный.

Не только красный, он от холода почти потерял чувствительность.

— И губы синие.

— Сейчас это модно.

Он рассмеялся. Ей понравился его смех — открытый и естественный. За их спинами в небе блеснула вспышка, и через секунду удар грома потряс землю. Затем хляби небесные разверзлись и дождь хлынул потоком. Больше не было времени думать, Натан схватил ее за руку и потащил вслед за собой.

Они побежали, оскользаясь в размокшей земле. Когда они наконец достигли спасительного крыльца, Натан выпустил ее руку, и только тогда она заметила, какой теплой была его ладонь. Прислонившись к крашеному столбу, она постаралась отдышаться. Ее обувь, носки и нижняя часть джинсов были мокрыми насквозь.

Натан через голову стянул свое пончо, его зеленая футболка тоже насквозь промокла и облепила торс. “До чего все-таки у него скульптурные формы, — в очередной раз заметила Ларк, — хоть сейчас в натурщики”. Он бросил пончо в угол крыльца и стряхнул с ног сапоги. В таком виде — босой, мокрый и веселый — он показался ей просто неотразимым красавцем.

— Снимайте ваш плащ, — сказал он.

— Нет уж, я лучше пойду, — ответила она.

За пеленой дождя едва можно было разглядеть ее автомобиль, сиротливо стоящий прямо посреди быстро разрастающейся лужи.

— Ну хоть переждите дождь. Это предложение имело смысл.

Она медленно сняла плащ, повесила его на перила крыльца. Потом с трудом развязала намокшие шнурки своих кроссовок, сбросила кроссовки на пол, сняла носки, выжала их и повесила на перила рядом с плащом.

Дождь между тем нисколько не утихал, из водосточной трубы на углу дома хлестало, как из пожарного гидранта.

Раздался звонкий удар по жестяной крыше, потом еще и еще. Вот напасть! Град, да какой!

Барабанная дробь постепенно перешла в оглушающий сплошной гул.

Вцепившись в перила обеими руками, Ларк изумленно взирала на разгул стихии.

— Никогда в жизни не видела такой грозы! — крикнула она.

Град прекратился так же внезапно, как и начался, перейдя в обыкновенный дождь. Теперь не надо было больше кричать, чтобы услышать друг друга.

— Сейчас вокруг ничего не видно из-за дождя, — сказал Сенатра. — Но когда-то вон гам, — он указал направление, — стоял дом. Однажды появился торнадо, подхватил этот дом и целым опустил его в полумиле отсюда.

— Словно ураган в “Волшебнике из страны Оз”, — восхитилась Ларк, вспомнив любимую книгу детства.

— Причем внутри оставался парень, так он совсем не пострадал. Пойдемте в дом, я приготовлю кофе.

Натан стоял рядом с ней, и, если бы она сейчас повернулась, они бы столкнулись взглядами глаза в глаза. Поэтому она продолжала смотреть прямо перед собой в колеблющуюся завесу дождя.

— Дождь стихает, — сказал он.

Было по-прежнему сумрачно, но поднимался ветер. Так не хотелось тащиться по грязи к автомобилю. Дождь не заливал на крытое крыльцо, и так заманчиво было совсем забыть об осторожности.

— Думаю, скоро я уже смогу добраться до машины, — ответила она.

Ларк чувствовала, что Натан смотрит на нее. Не надо поворачиваться. Если она сейчас обернется, то мгновенно попадет в чарующую ловушку его голубых глаз. Он дотронулся до ее волос.

Ларк отступила чуть в сторону и все-таки обернулась — теперь она смотрела ему прямо в лицо.

— Вы меня боитесь?

Такой прямой вопрос обезоружил ее. Конечно, она боится. Ну и что? Страх — вещь полезная, он способствует выживанию индивида.

— Скорее я проявляю разумную осторожность. — Натан Сенатра шагнул к ней, неотрывно глядя ей в глаза.

— Вы здесь уже две недели?

— Да.

— Полагаю, вы слышали, — произнес он вкрадчивым шепотом.

— Слышала — что?

— Что я сумасшедший.

— Вы явно хотите меня напугать — но зачем? Зачем вы принесли мне кофе? Только для того, чтобы потом завести этот странный, нелепый разговор?

— Ну, это вы точно подметили, — действительно, такой уж у меня характер. Должен признаться — вы мне интересны, но вы представляете угрозу для меня. Вы можете дать показания против меня, и потом эти ваши дурацкие наблюдения — вы безо всяких усилий можете сделать так, что мою лавочку закроют. Достаточно только написать несколько слов на клочке бумаги.

— Я не из тех, кто так поступает.

— Откуда мне это знать?

— Ниоткуда.

— Ну ладно. Так что вы надумали? Зайдете в дом или пошлепаете по лужам?

— Я осторожна и недоверчива, — ответила она. — В вашем городке эти качества совершенно необходимы.

Он улыбнулся и пожал плечами.

— А чем вы занимались до того, как приехали сюда? — спросил он после паузы. — Вы говорили, что работаете для исследовательской организации. Что она изучает?

— Не для организации — я работаю для одного исследователя.

Если она сейчас скажет, что прослеживала маршруты миграции птиц, он догадается, что она работает на своего отца. В конце концов, ему, наверное, все равно, чем она занималась — сейчас он просто подлизывается к ней. Но, пожалуй, эту тему лучше закрыть.

— Вы были правы в одном, это по сути дела конторская работа, — сказала она. — С вашей точки зрения, это должно быть скучно.

— В скучных занятиях есть своя прелесть, — возразил он.

— Но только не в конторской работе.

— Да бог с ней, с вашей работой, — ответил он, наконец сообразив, что она больше не желает развивать, эту тему. — Скажите лучше начистоту, разве похоже, что я способен убить человека?

При этих словах в его глазах мелькнуло отчаяние, словно он сам не был в этом уверен и опасался подтверждения своих страхов. Однажды в своей жизни она уже повстречалась кое с кем, кто выглядел абсолютно безобидно. Это был первокурсник из их колледжа, который однажды проводил ее до дома, а потом приставил ей к горлу нож и изнасиловал. Через несколько лет шрамы от раны на шее рассосались, исчезли, но душевные рубцы остались навсегда.

При мысли, что она никогда не сможет это преодолеть, никогда не сможет жить нормальной жизнью, Ларк приходила в отчаяние.

— Внешность еще ни о чем не говорит, — услышала она свой голос, словно со стороны. — Думаю, каждый способен на убийство, в зависимости от обстоятельств.

Произнося эти слова, она все еще вспоминала тот случай. Она сопротивлялась изо всех сил. Ей доводилось слышать, что некоторые люди в экстремальной ситуации проявляют неимоверную силу, могут приподнимать автомобили, но к ней это, увы, не относилось.

Когда студент сделал свое дело, он бросил ее на месте, решив, что она умерла. И так и случилось бы, если бы ее мать, решив, что у Ларк испортился телефон, не позвонила в деканат и не попросила кого-нибудь зайти к дочери.

Потом рассказывали, что, когда полиция университетского кампуса нашла Ларк, один полицейский не смог сдержать слез.

Натан смотрел куда-то вдаль, и пред его взором проносились видения из прошлого. Он кивнул в знак согласия с ее словами, и Ларк бросило в холодную дрожь. Неужели сейчас у нее перед глазами лицо убийцы? Неужели насилие снова войдет в ее жизнь? Неужели она так никогда и не сможет избавиться от этого кошмара?

Натан опять дотронулся до нее.

Словно заяц, попавший в свет фар, она была не в силах бежать. Он провел кончиками пальцев по ее шее.

— Для чего ты приехала сюда, Ларк Леопольд? — спросил он. — Чтобы распять меня?

Он был так близко, что она чувствовала его дыхание на своем лице, так близко, что виден был крохотный шрам на его виске, так близко, что она вся целиком погрузилась и утонула в бездонной глубине его зрачков. В глубине его “я”. Но Ларк вовсе не хотела погружаться так глубоко и не хотела знать, что из этого может получиться.

Собрав все свои силы, она выползла из этой бездны, схватила свои вещи и босая под ледяным дождем побежала к машине. Его громовой хохот перекатывался у нее за спиной.

Машина была не заперта, ключи оказались на месте. Слава богу! Слава богу!

Трясущимися руками Ларк защелкнула дверь на секретку, завела мотор и поехала.

Сюда она больше не вернется. Она просто не могла еще раз сюда вернуться.

Глава 7

Проливной дождь, как и опасался Натан, утрамбовал землю так, что спустя четыре дня она стала тверже бетона. Если росткам не помочь, они не смогут пробиться наружу. Как это ни смешно, для того чтобы размягчить землю, нужен был другой дождь, но сводка погоды осадков не предсказывала.

Выход был один — применить роторную борону. И это, помилуй бог, означало, что снова придется обработать поля. Все принадлежащие ему поля. Предстояли большая трата времени, расход топлива, дополнительный износ его ветхого трактора, который и так был уже почти просто кучей металлолома.

В день, когда Натан решил все же приступить к делу, он встал рано утром. Небо только начинало светлеть на востоке. Он накормил молочного теленка, насыпал в ясли все необходимые подкормки: и минеральную, и предназначенную специально для молодняка, — пересчитал свой скот, убедившись, что все пятьдесят две головы на месте, заправил трактор топливом, прицепил борону и выехал на поля.

Работа на тракторе — не увеселительная прогулка, которую можно совершать в полурасслабленном состоянии. Она требует постоянного физического напряжения и начисто отбивает слух не хуже, чем работа с отбойным молотком. Через полчаса руки Сенатры, сжимающие руль, онемели от вибрации, сам он весь покрылся тонким слоем пыли, не чуя уже больше никаких других запахов, кроме запаха дизельного топлива, на котором работал его трактор. Прошло еще немного времени, и Натан вообще перестал что-либо чувствовать — наступило состояние освобождения духа от бесчувственного тела. Его мысли, словно птицы, выпущенные из клетки, разлетелись в разные стороны.

В прежние времена Натан любил помечтать, но сейчас его мысли опять вернулись к обстоятельствам убийства Мэри-Джейн. В который раз он пережевывал эту тему. Итак, теперь он главный подозреваемый. И еще эта Ларк Леопольд, загадочным образом увеличивающая общую неразбериху и сумятицу в его собственной душе.

Вот уже четыре дня, как он ее не видел — со времени большого дождя она здесь ни разу не появлялась. Его попытки наладить с ней отношения не слишком удались. Более того, он, кажется, насмерть перепугал ее. Теперь он понял, что вел себя неправильно, но он не мог заранее знать, что она так пуглива. Конечно, невозможно спокойно воспринимать, когда к тебе относятся как к беглому каторжнику. Вроде бы ничего такого ужасного он не сделал, но, несомненно, какие-то его действия оттолкнули ее.

Должно быть, он сморозил глупость. Почему ему так важно, что она о нем думает, ведь такие вещи его никогда не волновали? Но по какой-то причине, которая была ему до сих пор непонятна, ему хотелось, чтобы Ларк не верила в то, что он и есть истинный убийца. Ему хотелось, чтобы она была на его стороне.

Впрочем, все это чушь собачья, нелепа сама мысль, что он может быть преступником.

Неужели она действительно была так наивна, как это казалось со стороны, или это все игра? Ни один человек на свете не может быть настолько наивен, если только он не провел всю свою жизнь за стенами монастыря. И он правильно сделал, что испугал ее как следует — ни к чему ей околачиваться возле таких людей, как он. И все-таки ему бы очень хотелось, чтобы она вернулась.

* * *

С утра ртуть на градуснике, приделанном к большой бочке для дизельного топлива, неумолимо ползла вверх. Похоже, что жара собиралась обрушиться страшенная. Что и подтвердилось к полудню. Натан не стал перекусывать, он только дозаправил трактор, попил воды из-под крана, стащил с себя пыльную и потную футболку, бросил ее прямо на землю возле бочки и снова отправился на поля.

Нынешняя работа была все-таки полегче, чем пахота или сев. Нельзя сказать, чтобы она близилась к концу, но половину-то он точно сделал и, признаться, утомился. Совсем скоро он снова впал в блаженный гипнотический транс, управляя трактором, словно на автопилоте.

Но, видимо, автопилот дал сбой. Натан, как обычно, сидел на сиденье, и его “мустанг”, как всегда, шел вперед, при этом то и дело резко подбрасывая его вверх, но вдруг трактор резко накренился. Ощущение было точно такое, как будто лошадь выбрасывает наездника из седла. Или, лучше сказать, такое, словно тобой вместо ядра выстрелили из пушки.

Натан перекувырнулся в воздухе, земля завертелась у него в глазах, и он ударился о нее грудью с устрашающим хрустом. Его трактор, рыча, как хищный зверь, навис над ним, словно убийца над очередной жертвой. Горячий выхлоп мотора опалил Натану затылок. Сенатра умел выпутываться из разных ситуаций, и реакция у него была, дай бог каждому.

Он мгновенно перевернулся, не обращая внимания на боль. Рубчатые протекторы накатывающихся на него задних колес трактора были у него прямо перед глазами. Мгновенный выброс адреналина вздернул на дыбы его нервную систему, и мозг за доли секунды выдал правильное решение.

Он приподнялся, дотянулся до рычага сцепления и что есть силы потянул его на себя. Трактор встал.

Адреналиновый шторм спадал — теперь, чтобы сообразить, что делать дальше, нужно было подумать. Пока решение не приходило, можно было просто висеть на рычаге сцепления.

“Хорошо, — подумал он, — пока расслабься, отдохни”. Все просто — надо подобрать ноги и, по возможности не отпуская рычага, выскользнуть из-под трактора, а потом снова забраться на него и выключить мотор. Но когда он попытался сделать это, он понял, что заднее колесо придавило его правую ногу и что сейчас его тело вытянуто, словно тушка кролика на вертеле.

* * *

Ларк продолжала заниматься своим исследованием. После большого дождя скотина на многих фермах заболела, и она наблюдала, как ветеринары колют коров антибиотиками и запихивают им в глотки пилюли. Теперь ей было крайне любопытно посмотреть, что происходит со стадом Натана Сенатры. Но, представьте себе, как трудно ей было решиться поехать туда после всего случившегося во время ливня несколько дней назад.

Сомнения, впрочем, отпали, как только у нее созрело новое решение — она изменит свой обычный график и поедет туда вечером. Так как она всегда встречала Сенатру по утрам, то вечером она скорее всего с ним не столкнется.

* * *

Наверное, все, что с ним сейчас происходило, было наказанием за то, что он убил Мэри-Джейн. Выходит, он действительно убил ее. Натан висел под трактором уже так долго, что давно перестал чувствовать свои пальцы, вывихнул плечевые суставы, и каким образом еще держался, было одному богу известно. Но факт оставался фактом, он все еще висел на рычаге сцепления и все еще был жив.

От звука работающего мотора, который был в полуметре над ним, раскалывалась голова, от выхлопных газов мутилось сознание. Было просто ужасно столько времени вдыхать этот запах. Наверное, теперь он никогда в жизни больше не сможет от него избавиться, никогда больше не сможет ощущать других запахов — ни полевых цветов, ни мокрой после дождя травы. И запаха этой женщины — Ларк, — она хорошо пахла, словно цветущая люцерна или, скорее, как лесной ландыш, — он тоже больше никогда не сможет почувствовать. Что-то капнуло ему на голую грудь. Что это: вода, солярка, кислота из аккумуляторных батарей? Боже мой, пусть будет все, что угодно, но только не аккумуляторная кислота. Упала еще одна капля, она была горячей. Если это действительно кислота из аккумулятора, то она должна обжигать. Но что дальше? Кислота разъест кожу, прожжет дыру в его теле. Похоже, смерть решила добраться до него так или иначе.

Надо как можно скорее выбраться отсюда. Но как?!

Ларк не могла поверить своим глазам, но ни одна из коров Натана Сенатры не заболела — ни кашля, ни текущих носов, словом, ничего такого, с чем мучились на других фермах. И главное — животные выглядели очень довольными, ну просто совершенно счастливыми, причем поголовно все — кроме одного маленького теленочка, который, увидев ее, устроил какие-то дикие пляски, он молчал, метался, как будто был нездоров.

Беспокоясь о том, как бы снова случайно не встретиться с Сенатрой, она записала в блокнот свои наблюдения о состоянии его стада, не забыв при этом упомянуть и о странном поведении теленка, и торопливо пошла к машине, чтобы поскорее убраться отсюда.

* * *

Мышцы на его руках окончательно окаменели. Он закашлялся от ядовитого выхлопа, облизнул пересохшие губы, на которых ощущался только горький вкус дизельного топлива.

Какое-то время назад Натан попытался прикинуть, сколько топлива осталось в баке и сколько времени мотор еще будет работать. Расход топлива на холостом ходу гораздо меньше, чем при работе с бороной на всхолмленном поле, но, поскольку он впал уже в такое состояние, что полностью потерял ощущение времени, в этих расчетах не было никакого смысла. Он уже не мог сказать, сколько времени он так висит — дни, часы или минуты.

Может быть, все это действительно продолжается всего несколько минут? Он содрогнулся от этой мысли — это было не менее страшно, чем сочащаяся по капле кислота, которая должна была рано или поздно прожечь его тело насквозь.

Из создавшегося положения было два выхода — висеть на педали до тех пор, пока в баке не кончится топливо, на что потребуется несколько часов, или отпустить педаль и позволить трактору переехать его. Второй способ был менее привлекательным, но с каждой минутой казался все более вероятным.

Похоже, что это последнее несчастье должно окончательно поставить точку в его жизни.

* * *

Ларк уже почти выехала на шоссе, как вдруг у нее мелькнула мысль, что несчастный теленок на пастбище так беспокоился потому, что он просто-напросто голоден. Во-первых, этот теленок никогда прежде так себя не вел, и, во-вторых, она не раз видела, что Сенатра кормит его из соски.

Она остановила свою машину у обочины и поймала себя на мысли, что начинает рассуждать как человек, сведущий в сельском хозяйстве. Как профессиональный наблюдатель!

Что случилось, почему теленок оказался ненакормленным? И, видимо, он голодает очень давно, раз он такой беспокойный. Ларк развернула машину и поехала по грунтовке обратно в сторону усадьбы.

Приехав туда, она никого не нашла. Валялась на земле небрежно брошенная футболка, грузовичок стоял под навесом. Вот только трактора не было на своем обычном месте.

Между тем беспокойное мычание теленка доносилось даже сюда, и голос бедного малыша уже начинал хрипнуть от непрерывного крика. Но был еще один приглушенный звук — звук работающего где-то мотора. Прислушавшись, она определила, что трактор скорее всего должен был находиться за ближайшим холмом. Значит, этот человек возится там с какими-то своими делами и не находит времени накормить животное.

Ларк направилась на звук мотора, с каждым шагом становясь все злее, готовая спустить с Сенатры шкуру, как только его повстречает.

Глава 8

Трактор вырисовывался темным силуэтом на фоне багрового заката, мотор работал, но самого Сенатры не было видно нигде. Сердце Ларк сжалось предчувствием беды, в животе похолодело, словно она проглотила кусок льда.

А чего, собственно, она так испугалась? Наверное, у него какие-то проблемы с мотором, стоит себе с другой стороны трактора, чинит поломку. Поломки случаются время от времени — зачем же пугаться чуть ли не до потери сознания?

Она потихоньку пошла в сторону трактора. Чем ближе она подходила, тем более ускоряла шаг, потом побежала и у самого трактора резко остановилась.

Никого.

“Как глупо я выгляжу! — подумала она, — задыхающаяся, вся в поту от страха! Сейчас Натан Сенатра высунется откуда-нибудь с гаечным ключом в руках и спросит, с какой это стати я тут бегаю трусцой посреди его владений”.

Ларк обошла вокруг трактора, успокаивая дыхание, потом остановилась и, уперев руки в бедра, осмотрелась вокруг. Ни рядом с трактором, ни где-нибудь еще, насколько она могла различить в наступавших сумерках, не было никого.

Может быть, он не выключил мотор, а сам пошел принести что-нибудь — необходимую деталь, инструмент, проголодался, наконец. Наверное, тракторный мотор сложно запустить, поэтому его лучше лишний раз не останавливать. Или, может быть, они с ним просто разминулись, и в эту самую минуту он как раз кормит теленка.

Ну конечно! Она, словно ее мама, беспокоится о том, чего просто не может произойти. Она готова уже была повернуться и уйти, как вдруг краем глаза заметила что-то, не согласующееся с цветом почвы и выцветшей зеленой краской, покрывавшей трактор. Увиденное напомнило ей тот день, когда она нашла труп. Опять синее, но это синее на этот раз было не в пруду, а под трактором.

— Натан… — тихо позвала она. Ответа не было.

— Натан! — снова позвала она, на этот раз громче.

Снова тишина.

Она нагнулась и сразу увидела его под трактором, полуголого, в неестественной напряженной позе. Провалившийся живот и ходившие ходуном, выпирающие ребра были, как у распятого Христа. Натан Сенатра тяжело дышал — голова откинута назад и рот широко открыт, зубы оскалены — но все звуки заглушал шум мотора. Наверное, поэтому он и не слышал ее.

— Натан! — закричала она во весь голос, но и этот крик потонул в грохоте мотора.

Она легонько дотронулась до его руки, мышцы были как камень. Он очнулся, поднял голову, открыл глаза и посмотрел на нее мутным взором.

— Л-ларк? — спросил он, словно не веря своим глазам, не веря, что она вправду могла оказаться здесь.

— Натан! Боже мой! — воскликнула она, не зная, что еще может сказать или сделать.

— Д-держитесь п-подальше, — произнес он, и было видно, что говорить ему стоило чрезвычайных усилий.

Он снова закрыл глаза, по его телу волной пробежала судорога.

“Что мне делать?” — подумала она.

Тысячи мыслей в паническом вихре пронеслись в ее голове, но ни одну она не могла остановить хотя бы на мгновение. Ларк стояла рядом с Сенатрой на коленях, и мотор, словно дьявольская печь, обдавал ей лицо своим жаром. Постепенно первый испуг прошел, но, как помочь Натану, она так и не придумала.

Натан давно потерял счет времени и ощущение реальности, он не мог сказать, сколько он уже провисел на рычаге педали сцепления и сколько еще сможет продержаться. Силы, которые еще оставались в его руках, были тем единственным, что отделяли его от смерти, но они иссякали.

Ларк снова дотронулась до его плеча.

— Натан, скажите, что мне делать? — спросила она, собравшись духом и стараясь не выдать своего ужаса. — Что я должна делать?

Он не ответил, и она снова коснулась его, и снова через слой парусины ощутила камень его сведенных судорогой мышц. Он почувствовал это прикосновение.

Его глаза снова открылись, на этот раз в них был заметен блеск живой мысли. В ее взгляде он прочел немой вопрос. Сама она не может сообразить, что делать. Он должен ей сказать.

— Вы-клю-чи мо-тор.

Она тут же посмотрела наверх. Ну конечно! Вот маленький медный ключик — надо повернуть его, остановить мотор — только и всего. Только и всего. С чувством облегчения, сознавая, что от нее требуется вполне посильная помощь, всего лишь повернуть ключ, она взобралась в кабину. Дрожащей рукой она ухватилась за ключ, зажмурилась и повернула его.

Мотор не остановился.

— Натан! — закричала она, не сводя глаз с приборной панели, — я повернула ключ! Мотор не останавливается!

Ответа не было. Она свесилась из кабины и заглянула под трактор.

Все оставшиеся силы Натан сосредоточил на том, чтобы не выпустить педаль. Все его тело покрылось потом, сухожилия напряглись так, что едва не разрывали кожу. Весь его вид словно просил ее — поторопись!

Она еще раз осмотрела приборную доску в поисках того, чем можно остановить этот проклятый мотор, пока не обнаружила красную круглую рукоятку с надписью “ход”. Сейчас этот рычаг стоял в выдвинутом положении, — значит, надо его задвинуть.

“Помоги, господи”, — подумала она и задвинула рычаг.

Ничего не случилось, ничего!

Но в следующий момент, когда она хотела уже закричать от отчаяния, мотор фыркнул и заглох.

Наступила тишина. Ларк услышала, как кровь стучит в ее висках.

Она соскочила с трактора на землю. Опасность миновала, но Натан висел в прежнем положении, уцепившись за педаль сцепления, словно потерял сознание.

— Теперь вы можете отпустить педаль, — сказала она.

Он не ответил.

Она присела с ним рядом и снова дотронулась до него.

— Натан, можно отпустить педаль! — повторила она.

Он посмотрел на нее, потом на педаль и пошевелил губами.

“Он меня не слышит! Он не слышал ни единого моего слова!” — догадалась она.

* * *

Натан видел, как двигаются ее губы, но не мог понять ни слова из-за грохота мотора, который ревел прямо над его ухом. Надо было держаться — он еще мог держаться.

Он почувствовал ее прикосновение к его лицу, потом к щеке. Ларк заглянула ему прямо в глаза. Он должен держаться. Он хотел, чтобы она поняла это. Она снова что-то сказала, но из-за грохота мотора он не услышал. Надо наконец объяснить ей.

— О-той-ди, — едва выдохнул он.

Вместо того чтобы отойти в сторону, она взяла его голову обеими руками и, глядя ему прямо в лицо, опять что-то произнесла. На этот раз он понял ее по губам — она заглушила мотор. Теперь все ясно — он просто оглох. Оглох оттого, что мотор столько времени грохотал у него прямо над головой.

Поняв наконец, что мотор больше не работает, Натан попытался отпустить рычаг, расцепить пальцы, но не смог — они не слушались, не разгибались. Ларк сообразила, в чем дело, и начала разгибать его пальцы один за другим, словно куски медной проволоки. Рычаг выскользнул из его рук, и Натан упал на землю. От удара у него в голове зазвенело. То ли действительно здорово стукнулся об землю, то ли настолько ослабел.

Натан долго лежал неподвижно, с закрытыми глазами, приводя в порядок дыхание и наслаждаясь надежным ощущением тверди. Теперь, когда опасность миновала, его тело обмякло. Весь он был словно кукла, набитая ватой. “Ну да! Полежал и будет, — подумал Натан, — ведь сделано только полдела, он все еще в ловушке, его нога все еще придавлена колесом”.

Ларк была рядом, она тянула его за руку, что-то говорила ему, но в его ушах продолжал грохотать мотор, и с этим пока ничего нельзя было поделать. Только когда Ларк встала и пошла прочь, он понял, что она хотела ему сказать.

— Не уходи! — крикнул он ей вслед, не слыша собственного голоса.

Но она услышала и вернулась.

Надо было объяснить ей про аккумуляторную кислоту, капающую ему на грудь, и про то, что нога придавлена колесом трактора и что без ее помощи он не выберется отсюда, но Натан мог только молча смотреть на ее милое, ангельское лицо. Она что-то сказала, и ему показалось, что он слышит ее, различает мелодию ее голоса, похожую на журчание тоненького ручейка. Он еще не разбирал отдельных слов, но понял, что она хочет идти за помощью.

У него уже не оставалось сил, чтобы умолять ее остаться, и он просто протянул в ее сторону свою трясущуюся руку и согнутыми пальцами приподнял прядь ее волос и поднес к своему лицу. Он попытался вдохнуть запах ее волос, но ощутил только запах дизельного выхлопа.

Тут он вдруг почувствовал боль в груди, но на самом деле это просто была вселенская тоска, невыразимое чувство полного одиночества и страшная боль утраты — три чувства в одном.

Кадык на его горле задергался, губы задрожали, и по щеке поползла слеза. Он не мог говорить, он находился на грани между жизнью и смертью, будь он в другом, менее беспомощном состоянии, ему бы стало неизмеримо стыдно, так как, по его мнению, настоящий мужчина не мог и не должен был проявлять при посторонней женщине такого рода слабость. Сейчас он дорого дал бы за то, чтобы она не видела и не слышала его.

Но она все видела и слышала. Ларк не сводила с него своих огромных, лучащихся, исполненных сострадания глаз.

— Не уходи, — прошептал он, глотая слезы, и выпирающий кадык на его горле снова заходил вверх-вниз.

В ушах у него затрещало, словно в динамике испорченного радиоприемника, и первый раз он разобрал ее слова.

— Я должна сходить за помощью, — сказала она.

— Не надо никуда ходить Ты справишься сама, — ответил он.

Она вдруг испугалась — в ее взгляде отразилась паника.

— Но я ничего не понимаю в тракторах! — воскликнула она с непритворным ужасом.

— Я сам расскажу тебе, что делать, — с трудом произнес он.

Она растерянно посмотрела на него, и Натан понял, что она не переменила решения. Но он не мог позволить ей уйти просто так.

Где-то неподалеку завыли койоты, из наступающего сумрака повеяло смертью. Он вдруг осознал, что его рассудок висит на волоске, таком тонком, что вот-вот порвется. “Еще чуть-чуть, и тебе крышка, Сенатра”, — подумал он.

— Я не могу больше оставаться здесь, — прохрипел он.

Такое признание было для него большим позором, и, сделав его, он мгновенно поник голо вой.

Несомненно, она осознала всю глубину его нравственного падения, потому что, сжав губы, мужественно кивнула ему в ответ. Она, конечно, не хотела так долго оставаться в темноте с незнакомым мужчиной, но решила все-таки помочь ему сама, без посторонней помощи.

Натан в изнеможении опустился на землю почти счастливый от того, что она осталась. Что бы ни случилось, в любом случае она не должна пострадать — это было исключено. Он начал объяснять ей, что надо делать. Он объяснял медленно, часто останавливаясь, подробно описывая шаг за шагом.

Если она сейчас что-то не так поймет и трак тор в итоге пойдет не в ту сторону и задавит его, он будет виновна в его смерти. Или, наоборот, он может перевернуться вместе с трактором и сам погибнуть. Поэтому все должно было получиться правильно с первого раза, другого раза может не быть.

Но самое сложное было в том, что до того, как она начнет выполнять его указания, он сам должен был оттянуть вниз, до пола, педаль сцепления, а руки больше не слушались его, он просто не мог ими пошевелить.

Как он ни старался, руки были, как две плети безжизненно висящие по сторонам его ослабшего тела.

Между тем Ларк ждала его указаний, готовая в точности исполнить их.

— Я не могу пошевелить руками, — пристыженно признался он.

— Я немедленно иду за помощью, — тут же отозвалась она, словно только и дожидалась такого признания.

Но он проигнорировал ее слова.

— Подними мои руки, — приказал он.

— Что за глупости! — возмущенно отозвалась она.

— Давай, подними, — сказал он. — Я сделаю все, что надо. Просто подними вон к тому месту, и все.

— Да это же ненормально, — ответила она. — Просто бред какой-то.

Однако, склонившись к нему, она сделала так, как он просил. Она подняла его руку и положила кистью на рычаг сцепления. Плечо пронзила острая боль, и Натан судорожно сглотнул.

— Вот рычаг, — сказала она. — Вы его чувствуете?

Его пальцы автоматически сомкнулись вокруг рычага.

Аналогичным образом она подняла вторую его руку, все время недовольно ворча, что лучше было бы привести людей с лопатами, чтобы они его откопали.

Теперь он снова был в том же положении, что и вначале, когда сорвался с трактора. Его внезапно пронзило острое чувство страха. Не исключено, что она была права. Лучше бы она привела помощь, а он бы немного подождал.

Но то, что он задумал, во всяком случае, будет быстрее, а ждать он действительно уже не мог. Он просто дошел до ручки, еще немного, и он совсем сорвется с катушек и зарыдает, словно ребенок.

Ларк поднялась на ноги.

Вдохнув поглубже, Натан снова потянул рычаг на себя, разъединив сцепление. Над его головой в кабине Ларк орудовала рычагами, переключая трактор на задний ход. Слышался стук и бряканье металлических деталей.

— Рычаг не идет! — крикнула она сверху.

Да, его трактор был с норовом, никто не знал этого лучше, чем Натан.

— Прямо и назад, — сказал он. — Прямо и назад!

— Теперь получилось, — отозвалась она.

— Вытяни на себя рычаг хода, поверни ключ и нажми кнопку запуска!

— Натан! Как мне убедиться, что это действительно задний ход? Вдруг я сделала что-то не так?

Черт! Что она там копается! Вряд ли он сможет долго провисеть на этом рычаге.

— Делай, как я сказал, и все будет в порядке, — хрипло крикнул он.

Что ж, если она не смогла правильно включить задний ход, то трактор просто переедет его.

Незнакомое ранее чувство покорности судьбе овладело им. Будь что будет, в конце концов, это не самая плохая смерть — от своего собственного трактора, прямо посреди своего же поля. Одно только плохо — она увидит его смерть собственными глазами, более того, можно сказать, что он умрет от ее собственной руки.

— Как только мотор заведется, сразу выпрыгивай и держись подальше, ты меня слышишь?

— Да, — ответила она, всхлипывая.

Наконец до его ушей донеслось знакомое бормотание оживающего двигателя, которое быстро перешло в оглушающий рев на полных оборотах. Ларк спрыгнула на землю и попятилась, глядя на него и от ужаса прикрывая рот ладонью. Натан улыбнулся ей, возможно последний раз в своей жизни, и отпустил рычаг.

Шестерни зацепились, металл лязгнул о металл. Заднее колесо трактора скатилось с его ноги, и он тотчас перевернулся, раз, и еще раз, и еще, мгновенно откатившись в сторону.

Никем не управляемый трактор на полном ходу покатил в сторону крутого склона холма. Его задние колеса наткнулись на роторную борону, подмяли ее, передние колеса резко вывернулись, и трактор вместе с бороной с грохотом перевернулся.

Глава 9

Натан лежал ничком на высохшей пыльной земле. Ларк присела с ним рядом, чувствуя, что напряжение все еще не отпустило ее.

— Натан! — тихо позвала она.

Он, не открывая глаз, со стоном перевернулся на спину. Его лицо, его одежда — все было одного ровного цвета земли, той земли, в которую вдавил его трактор. Ларк спасла ему жизнь. Она спасла его. Это было новое чувство, которое почти невозможно выразить, ощущение, как будто теперь он принадлежал ей.

Натан посмотрел на нее, и белки его глаз замерцали в темноте. И, глядя в его глаза, Ларк почувствовала, что между ними установилось некое сродство, какая-то крепкая связь. Но сразу же вслед за тем она ощутила беспокойство — в глубине его расширенных зрачков таилась паника.

— В чем дело, Натан? — обеспокоенно спросила она.

Он приподнялся и сел. Испытывая облегчение, она решила, что теперь самое время позаботиться о медицинской помощи.

— Натан, надо вызвать “Скорую помощь”, — сказала она и тут же оборвала сама себя: — Ах, я забыла, у вас же нет телефона! Тогда я поеду на заправочную станцию, — сообразила она, собираясь подняться на ноги. — Я быстро!

Не говоря ни слова, он пошевелил ногой, осмотрел ее. Похоже, все было в порядке.

— Не надо никого звать, — мрачно произнес он.

— Но ваша нога.

— А, — безразлично отозвался он. — Ерунда. У меня ботинки с металлическими вставками, а земля здесь мягкая. Кости остались целы. Не беспокойтесь. Немного болит, но и только.

Ей показалось, что, стараясь убедить ее в том, что все обошлось, он немного переигрывает.

Явно переоценивая свои силы, он попытался встать и тут же бессильно плюхнулся на землю. Ларк придвинулась к нему, чтобы помочь ему подняться, но он отрицательно покачал рукой, отстраняя ее.

— Пожалуйста, прошу вас, вернитесь в дом и приготовьте питательную смесь для молочного теленка, накормите его, а потом возьмите мой грузовик и приезжайте за мной.

Она медленно поднялась на ноги. Ничего себе! Никакой благодарности с его стороны, никакой благодарности за спасение его жизни! Только иди туда-то, сделай то-то. Если бы не тот несчастный теленок, которого ей было жалко до слез, она высказала бы Натану все, что она о нем думает, и ушла. Ушла бы, и все!

Не дожидаясь, пока она выразит согласие или несогласие, он продолжил инструктировать ее, словно ее готовность услужить ему была чем-то само собой разумеющейся. Он объяснил ей, где найти бутылку, в которой надо разводить сухое молоко, и в какой пропорции это делать. Потом он задумался ненадолго и многозначительно произнес:

— Поторопитесь. Скоро будет темно, хоть глаз выколи. Я не хотел бы, чтобы вы снова наткнулись на электрическую изгородь.

“Какое бестактное поведение! — подумала она. — Самым правильным сейчас было бы оставить его там, где он лежит”.

— Что бы я еще могла сделать для вас? — спросила она с нарочитым сарказмом, который он, как ей показалось, не понял.

— Кусок пиццы был бы в самый раз.

— Ну, раскатал губы! — Она тут же прижала ладонь ко рту, сама не в силах поверить, что способна была ляпнуть такое, но он не отреагировал на ее слова, только с досадой махнул рукой и сказал, чтобы она скорее шла отсюда.

Минуту она еще колебалась, не зная, как оценить его грубость. Может быть, так и следует вести себя настоящему мачо — не показывать своих страданий, даже когда тебя мучает боль. Такое геройство со стороны выглядит просто смешно, а он этого, по-видимому, не понимает. Может быть, он просто в шоке, а раз так, то ему действительно нужна медицинская помощь. А она пререкается с ним как девчонка.

— Мне кое-что надо сделать, — вдруг сказал он и начал расстегивать брюки.

“Ах вот как! — подумала она. — Ну пожалуйста!”

— Может быть, я не вернусь и оставлю вас лежать здесь. Может быть, у меня есть более важные дела, — выпалила она вдруг, как ни глупо это было в данный момент.

— Это какие, например? — спросил он.

— Ну, скажем, педикюр, — ответила она.

— Ты вернешься, — сказал он уверенно.

— Откуда вы знаете? — спросила она.

— Просто знаю, — сказал он, продолжая расстегивать брюки.

Она замолчала, лихорадочно придумывая еще более страшную угрозу.

— Подождите еще пять секунд и сейчас отсюда выпорхнет птичка, — произнес он насмешливо.

Не дожидаясь птички, она развернулась и побежала прочь через поле. Ее лицо горело, залитое краской стыда, зубы были так стиснуты, что челюсть свела судорога.

* * *

Бутылка для молока была такая большая, что ей пришлось держать ее двумя руками. Ларк наполнила ее теплой водой из кухонного крана, засыпала внутрь сухое молоко и натянула на горлышко резиновую соску.

Жаль, что сейчас у нее совсем не было времени осмотреть дом, в котором она была совсем одна.

Она давно уже изнывала от любопытства. Ужасно было интересно, как выглядит изнутри жилище Натана Сенатры. Поскольку никакой надежды попасть внутрь не было, оставалось только фантазировать. Но теперь, когда дом можно было беспрепятственно осмотреть, у нее возникла масса неотложных дел. Решив все же оставить осмотр дома до лучших времен, она отправилась на пастбище, ориентируясь по мычанию голодного теленка.

Малыш так проголодался, что в нетерпении едва не сбил Ларк с ног. Он сразу схватил соску, в упоении поглощая теплое молоко. Через пару минут бутылка опустела, и он начал лихорадочно искать добавки, тыкаясь повсюду мокрым носом.

Ей было его очень жалко, но добавка, наверное, будет ему вредна, иначе Натан велел бы сделать большую порцию. Ларк на прощание погладила его по вихрастому лбу, но он в ответ сначала замычал, задрав кверху морду, а потом больно боднул ее в колено.

— Ах ты неблагодарный сопляк! — воскликнула она, отскочив в сторону.

“Какой хозяин, такие и его животные”, — думала она, пробираясь сквозь высокую траву к тому месту, где под навесом стоял грузовичок Сенатры. Этому грубияну просто повезло, что ему повстречался такой добрый, отзывчивый человек, как она. Любой другой на ее месте давно бы послал его к черту. И этому типу самому пришлось бы ползком добираться до дома. Она представила себе, как это могло бы происходить, и почувствовала удовлетворение. Между тем мрак стал совсем непроглядным, как Сенатра и предупреждал.

Ларк почти ощупью нашла грузовик, обнаружила на сиденье кучу какого-то тряпья и выбросила его наружу. Она взобралась в кабину, и высохшая шелуха от подсолнечных семечек захрустела у нее под ногами. Она попыталась отгрести ее к выходу, и вскоре влажные туфли Ларк оказались облепленными подсолнечной шелухой. “Как мило! — подумала она. — Это же сколько времени надо было выплевывать шелуху прямо на пол и не убирать ее? Наверное, годами”.

Порядком повозившись с рычагом передачи, она наконец вывела задним ходом грузовичок из-под навеса. Теперь включить первую передачу — и вперед.

И вот она уже ехала по укатанной грунтовой дороге, идущей вдоль края вспаханного поля в поисках “виновника торжества”. Машину подбрасывало на дорожных ухабах, и пятна света от фар скакали по ближним холмам.

Наконец Ларк добралась до места, где, по ее расчетам, должна была оставить Сенатру. Она резко затормозила, и облачко пыли поднялось до самого окна кабины. Место было то самое. В свете фар были хорошо видны пара тяжелых рабочих башмаков и пара носков, когда-то белых, а теперь невообразимо грязных, но сам Натан Сенатра куда-то пропал.

* * *

Почему он не стал ее дожидаться? Она про себя обругала его последними словами. Вообще, все это было очень странно, ведь она отсутствовала чуть больше часа. Ему что, не хватило терпения, и он отправился домой самостоятельно?

Ларк поставила машину на ручной тормоз и выпрыгнула из кабины. Уперев руки в бока, она огляделась, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь за пределами света фар. Из мрака доносилось пение цикад и стрекотание ночных кузнечиков. Над ее головой было черное беззвездное небо, начинал собираться туман — типичная картина из фильма ужасов. Туман клубился у нее прямо под ногами, извивался, словно живое существо. В темноте раздался душераздирающий вой.

“Сенатра, черт бы тебя побрал, где же ты?!”

Стараясь сохранять спокойствие, она вернулась в кабину, выключила фары, отключила зажигание и в углу сиденья нащупала фонарь, который заметила еще раньше — дешевенький пластмассовый фонарик. Она включила его, и фонарик тускло засветился — батарейки садились. Но и это лучше, чем ничего.

С этим жалким подобием фонаря она выбралась наружу и громко позвала Сенатру. Он не отозвался. Вместо ответа из темноты снова раздался душераздирающий вой какого-то животного.

“Сейчас он благополучно сидит дома и смеется надо мной”, — подумала Ларк.

Она снова позвала. Вот оно! Какой-то звук слева от нее, словно всплеск воды.

Она пошла на этот звук, водя перед собой тощим желтым лучом. Вой во мраке стал теперь повторяться чаще и больно хлестал ее по нервам. Ночь была теплая — земля, словно радиатор, отдавала тепло, которое вобрала за день, но Ларк то и дело обдавала струя холодного, почти ледяного воздуха. Кто-то когда-то говорил ей, что на самом деле это духи, летающие над землей в поисках покоя.

Ей показалось, что волосы у нее встали дыбом, хотя она и не знала, как это бывает. Она еще раз поймала себя на мысли, что Сенатра, должно быть, уже дома и наслаждается сейчас горячей ванной, пока она без толку рыщет в темноте.

Внезапно земля под ногами резко пошла под уклон, и, соскальзывая вниз, Ларк увидела на фоне неба череду черных деревьев. Снизу снова отчетливо послышался плеск воды, словно там какое-то животное купалось в ручье. Если это дикий зверь, то вряд ли ему придутся по душе визитеры.

— Натан? — позвала она, рассчитывая, что если это действительно животное, то оно испугается ее голоса и убежит.

Она провела лучом фонаря вниз по крутому склону. Под ногами заскользила земля, и Ларк побежала, чтобы не упасть. С разбега она наткнулась на ствол большого дерева. Обняв его руками, она выглянула из-за него и в нескольких шагах перед собой в свете фонаря увидела Натана Сенатру стоящим по колено в воде. Его дыхание было тяжелым и прерывистым, как у безумца во время припадка или как у человека, находящегося на грани психического срыва.

Глава 10

Он пригоршнями набирал воду из ручья и поливал себе грудь, лицо и руки, словно пытался смыть с них что-то невидимое ей. “Он обманул меня”, — поняла она. Его самоуверенность и бахвальство — только игра, дымовая завеса, только пыль в глаза.

— Натан? — позвала она, не надеясь, что ее тихий голос окажется способным проникнуть в его затуманенное сознание. — Натан, что вы делаете?

— Кислота, — непонятно пробормотал он. — Надо ее смыть.

Уж не помешался ли он в самом деле? От прежнего Сенатры теперь не осталось и следа. Ларк поняла, что в нем что-то сломалось. Он израсходовал все жизненные силы. И, похоже, находится на грани безумия.

Ларк вышла из-за дерева и осторожно, так, чтобы не дай бог не испугать Сенатру, подошла к ручью, на всякий случай стараясь держать фонарь направленным вниз. Луч света запрыгал на искрящейся поверхности ручья.

— Дайте я посмотрю, — сказала она, стараясь успокоить его.

— Надо ее смыть, — снова пробормотал Сенатра.

Решив действовать, Ларк без колебаний вошла в воду. Дно было покрыто крупной галькой, которая прекрасно чувствовалась под подошвами ее туфель. Пришлось изрядно постараться, чтобы не упасть. Ледяная вода поднималась все выше.

Ручей был не широк — не более двадцати футов, и до Сенатры было всего несколько шагов. Добравшись до него, Ларк, чтобы не упасть, схватила его за руку.

— Дайте я посмотрю, Натан, — сказала она. — Осталось ли что-нибудь или вы все уже смыли.

Он медленно повернулся в ее сторону, словно просыпаясь после глубокого забытья.

— Ларк? — неуверенно проскрипел его голос словно со дна колодца.

Вся сцена напоминала ей ночной кошмар.

Пару часов назад этот человек дотронулся до ее волос с такой невыразимой нежностью и скрытой тоской, что в этот “момент истины” Ларк поняла: она готова сделать для него все, о чем он ее попросит. Но сейчас, сейчас ее внезапно озарило, и она поняла, почему он до сих пор был так ей страшен — просто этот человек способен разбить ей сердце.

— Натан, позвольте, я вас осмотрю? — попросила она.

Она схватила его за руки. Он все еще пытался стряхнуть что-то с груди, возя ладонями возле сердца. Его руки были по-прежнему словно сведены судорогой. Ларк заставила его опустить руки, и он поддался, уступил.

Она стала щупать его грудь, но под густой растительностью чувствительные кончики ее пальцев не нашли ничего похожего на ожог или раздражение. При этом она старалась не думать, что в других условиях ее движения вполне можно было бы принять за интимные ласки, но если и так, то это тоже было необходимо, чтобы привести его в чувство, вытащить из той пропасти, куда провалилось его сознание.

— Ничего страшного, — сказала она, стараясь, чтобы ее слова прозвучали как можно убедительней. — Ничего. Ни раны, ни ожога.

— Правда? — отозвался его дрожащий голос, в котором она с радостной надеждой ощутила проблеск сознания.

— Точно.

Он прерывисто вздохнул.

Ларк собиралась уже предложить ему выбираться из ручья на сушу, как вдруг его руки сомкнулись, он обнял ее, в то время как ее руки все еще покоились у него на груди.

Инструкции по самозащите не предусматривали такую ситуацию. Тем более там ничего не говорилось о том, что надо делать, если ты оказалась в обнимку с малознакомым мужчиной посреди ручья.

Ларк вздрогнула и ощутила ответную дрожь его тела.

— Дай мне до тебя дотронуться, — прошептал он. — Мне надо до тебя дотронуться.

И она, вместо того чтобы оттолкнуть его, откликнулась на его зов. Она обняла его той рукой, в которой держала фонарь, а другая заскользила по его груди и плечу.

Кончики его пальцев охватили ее затылок, и он прошептал ее имя прямо ей в ухо так, что у нее по коже побежали мурашки.

— Я не мог тебя отпустить, — снова прошептал он прямо ей в ухо. — Почему я не мог просто отпустить тебя?

В то же мгновение она поняла, что он имеет в виду не ее, вовсе не ее, Ларк, а педаль сцепления своего трактора.

— И все было бы так просто, — снова пробормотал он.

Его тело вновь затрепетало, а потом внезапно стало холодным и обмякло. Его немедленно надо было вывести на сушу.

— Натан, нам нельзя больше оставаться здесь, — мягко произнесла она, стараясь его убедить.

Но едва только она произнесла это, как его ноги подломились и он, словно подкошенный, повалился в воду, увлекая ее за собой. От неожиданности она выронила фонарь.

Их сразу окутал мрак. Ларк истошно завопила, и в следующее мгновение вода сомкнулась над ее головой. Она стала отчаянно бороться, чтобы отцепиться от Сенатры. Наконец ей удалось вынырнуть и вдохнуть.

Но он держал ее за руки и тянул вниз. Она попыталась вырваться из его мертвой хватки, но у нее не хватило сил. Боже правый, несомненно, он решил утопить ее точно так же, как он утопил свою бывшую жену, Мэри-Джейн!

* * *

Натан крепко встряхнул ее, пытаясь привести в чувство, в то время как она неистово колотила его по рукам, по груди и вообще по всему, до чего могла дотянуться.

— Ларк! — крикнул он. — Боже ж ты мой, Ларк! Очнитесь! Что вы делаете, вы же утонете!

Постепенно смысл его слов с трудом просочился в ее затуманенное, возбужденное сознание. Действительно, что это с ней происходит? Они присели на корточки лицом к лицу. Ларк закашлялась, конвульсивно сжимая его запястья.

— Вы в порядке? — спросил он, когда она наконец перестала кашлять.

Она кивнула, потому что не могла пока произнести ни слова. Горло сжало как веревкой.

И тогда случилась еще одна вещь, не менее странная, чем все, что происходило последнее время, — он расхохотался. Расхохотался громко, от души, словно в смехе освобождался от напряжения предшествующих переживаний. Ее первой реакцией было защищаться, немедленно придумать какую-нибудь колкость, дерзость, ну хоть что-нибудь. Ларк выпрямилась, готовая разразиться гневной тирадой, но тут она вдруг представила, как только что боролась с ним на дне этого ручья, где воды было по колено, и при том в полной темноте, и сама расхохоталась.

В самом деле, какая это все глупость, даже идиотизм!

Но, почувствовав вдруг его руку у себя на шее, она резко оборвала смех.

Но в его жесте не было никакой угрозы — не подумайте ничего такого! Наоборот, его движение было нежным и мягким, как тогда, когда он притрагивался к ее волосам. Оно расслабляло и успокаивало — успокаивало душу, сердце и каждый ее мускул.

Они сидели в воде в тишине беззвездной ночи, и кончики его мозолистых пальцев мягко и любовно заскользили по ее шее и дальше туда, где билось и пульсировало ее сердце. Все ее чувства сосредоточились теперь на этом новом для нее ощущении, в то время как его рука скользила все дальше.

Он придвинулся ближе, и она ощутила влажное тепло его тела, почувствовала его свежее, прохладное дыхание. Но когда обжигающе-горячая плоть его губ коснулась ее рта, в низу ее живота лопнул и раскрылся бутон желания.

— Ларк, — прошептал он, и в его шепоте прозвучали отзвуки страстного стона, таинственного, неизведанного страдания.

Его губы целиком завладели ее ртом.

Это было то, чего она боялась всю жизнь и о чем избегала думать, — в то же время это было чудесно! Но затем вдруг случилось нечто, что разрушило этот поток чистого восторга, — его правая рука внезапно и смело сжала ее левую грудь. Ее сосок затвердел и напрягся, и на секунду Ларк сковал паралич страха.

Она вывернулась из его объятий и вскочила на ноги. Задыхаясь, она побрела в воде, выбралась на берег, споткнулась, упала и снова поднялась.

За ее спиной раздался саркастический хохот Натана.

— Достаточно было бы просто сказать “нет”, — крикнул он ей вдогонку.

В темноте он не мог видеть, как она испугана, не мог понять, что она только что испытала, — и слава богу! Пусть у него не возникнет на этот счет ни малейшего подозрения. Никогда.

— Простите, — сказала она, стараясь не глядеть на него и пытаясь проглотить комок в горле, и сама удивилась своим словам.

За что это он должен был простить ее? За то, что она остановила его на самом интересном месте?

— Простите, я потеряла ваш фонарь, уронила в воду. Он бы пригодился, ведь сейчас так темно. Но ваш грузовик совсем рядом. Вы сможете добраться? Если нет, я могу все-таки сходить за помощью. А фонарь, наверное, можно найти. Сейчас я его найду, — вдруг затараторила Ларк, словно говорящий попугай.

Она боялась, что если станет говорить нормально, то не сможет сдержать слез. Но она и так не смогла их сдержать.

Надо было найти какое-то занятие, чтобы скрыть плач, и она снова забралась на середину ручья, стараясь плескать водой как можно громче, чтобы он не услышал ее всхлипываний. Потом она опустилась на корточки и поползла по дну, ощупывая руками впереди себя камень за камнем. Слезы текли по ее лицу и падали в темную воду.

— Ларк, — послышался сзади его мягкий спокойный голос.

Она оглянулась. О боже, Натан стоял совсем рядом!

— Фонарь должен быть где-то здесь. Его нельзя оставлять в воде — это вредно, вредно для рыбы, — заявила она, стараясь говорить как можно уверенней.

Это у нее получилось. Ее реплика вышла точь-в-точь как у дерзкой девчонки-скаута. Похоже, ее так тщательно скрываемая истерика становилась совершенно явной. Она поняла, что такой игрой его не проведешь и не избавишься от него. Они окончательно обменялись ролями — теперь он был в своем уме, а она — вне себя.

Он взял ее за плечи и поставил на ноги. Он больше не смеялся, даже не улыбался. Если бы он сейчас засмеялся, она совсем бы сошла с ума. Но лучше сойти с ума, чем позволить ему видеть, что она плачет.

Нет, сейчас он был серьезен, и сдержан, и корректен — и от этого она разрыдалась в голос, бормоча что-то совершенно невразумительное.

— Я приду днем и найду фонарь, — произнес он медленно и внятно, словно говорил с испуганным ребенком.

Ларк постаралась подумать о каких-нибудь совершенно обыкновенных вещах. Это всегда успокаивало ее.

— Ну да, конечно, — всхлипнула она и потерла ладонью кончик носа. — Как глупо с моей стороны.

Он обнял ее и повлек на берег, и его объятие было крепким и надежным. Выбравшись на берег, они оба повалились на траву. Слава богу, что в такой непроглядной темноте он не мог видеть ее красное, распухшее от слез лицо.

Из мрака снова донесся зловещий вой.

— Койот, — сказал он.

— Какой грустный звук! — воскликнула она.

— Вам жаль его? — спросил он.

Она недоуменно посмотрела на него.

— Я про мистера Койота, — пояснил Натан. — Иногда он ведет себя абсолютно неприлично. Вы только послушайте, что выделывает, пройдоха, но я снисходителен к нему, потому что понимаю, это инстинкт.

Она догадалась, что он пытается развлечь ее веселой болтовней. Действительно, нести всякую чушь — самое подходящее сейчас занятие.

— Мне очень жалко святого Валентина, — ответила она. — В его день всегда творится такое, а потом говорят, что он всему виной. А разве он что-нибудь обещал?

— Точно, — сказал он и зевнул. — Ну да все мы не без греха.

Она почувствовала укус комара, и в ту же секунду он резко хлопнул себя по плечу. Значит, комаров много. Натан быстро вскочил и потянул ее за руку.

— Все, пошли, — сказал он. — Пора выбираться отсюда.

Глава 11

“Какая темная, влажная ночь! — думал Натан, ощупью во мраке пробираясь к грузовику. — И не припомню, в каком еще году была такая!” Темнота давила на него словно груз, заставляла спотыкаться и петлять.

Его глаза болели от тщетных усилий рассмотреть хоть что-то, а кожа, как это бывало обычно в те дни, когда он не высыпался, как будто висела на нем, словно старые лохмотья. Во всяком случае, ему так казалось. Каждая мышца его тела словно умоляла его прекратить терзать ее, остановиться и отдохнуть.

Знакомый пейзаж во мраке стал неузнаваемым и чужим. С каждым шагом, отдававшимся болью, Натан чувствовал, что отплывает из мира реальности в страну забвения, и единственным связующим звеном с миром реальности была ладонь Ларк в его руке. И пока эта связь оставалась достаточно крепкой, чтобы удержать его.

Так они шли в темноте почти четверть часа, не зная куда. Не то в Мексику, не то в Антарктиду, страну его детской мечты.

Вдруг ему захотелось лечь на землю, просто лечь, прямо там, где он в тот момент стоял. Рухнуть на землю прямо посреди поля и проспать до утра. Даже если они сейчас стоят на середине шоссе. Даже если его, сонного, загрызут койоты. Натан стал подыскивать слова, чтобы сказать об этом Ларк.

Она потянула его за лямку комбинезона и остановилась, давая знать, что они сбились с дороги.

— Нам надо левее, — сказала она.

Но Натан был больше не в силах ни идти дальше, ни говорить с ней. Только спать, спать и спать до самого восхода. Именно так ему и надо поступить, именно так он и сделает.

Его ноги подломились, и он мешком повалился на землю. Земля показалась ему мягче любой перины.

“Земля — мое ложе, и небеса — мой покров…” — пробормотал он, засыпая, слова из церковного песнопения, которые вдруг пришли ему на ум. Он отключился раньше, чем успел закончить фразу.

Он уже не почувствовал, как рука Ларк выскользнула из его ладони. Он хотел попросить ее, чтобы она осталась рядом с ним, но это было уже во сне.

* * *

Ларк горько упрекала себя за то, что так глупо впала в панику — ведь если бы этого не случилось, сейчас бы у них был фонарь. Неужели она будет падать в обморок или впадать в истерику всякий раз, как только мужчина дотронется до нее? Скорее всего да. Ей никогда в жизни от этого не избавиться. И поскольку у нее нет братьев и сестер, ей не грозит превратиться в чью-нибудь тетушку — старую деву. Она закончит свои дни в полном одиночестве, и соседские дети из баловства будут звонить ей в дверь и разбегаться. А если будут встречаться с ней на улице, то будут переходить на другую ее сторону.

Дуновение влажного ветра напомнило ей о том, где она сейчас находилась. Этот ветер вдруг донес до ее обоняния знакомый запах бензина и машинного масла. Она пошла прямо на этот запах, стараясь, чтобы упавший Натан оставался точно позади нее.

Она и маленький грузовичок Натана “нашли” друг друга в темноте. Ларк больно ушиблась о него коленом, но радость от находки была больше, чем огорчение от боли. Она нащупала ручку двери и потянула ее на себя. Дверь подалась, несмазанные петли заскрипели. Ларк включила освещение в кабине — лампочка загорелась тусклым желтым светом. Видимо, аккумуляторы тоже были на пределе. Тогда она включила дальний свет, но лучи фар уперлись в сплошную стену тумана прямо перед радиатором машины.

Над его ухом заблеяла коза. Нет, это не коза, это кричит сова в амбаре — замерзла ночью, вот и кричит. Или даже это больше похоже на пастушеский рог, которым Вильгельм Телль собирал свое стадо. Звук пробивался к сознанию Натана, словно сквозь толщу тумана.

“Отстань от меня, оставь меня в покое!” — подумал он.

— Натан! Натан! — услышал он голос Ларк. — Вставайте! Я нашла грузовик!

Ах, Ларк — какие мягкие волосы, просто невероятно! А какие мягкие губы! Она спасла ему жизнь, а вот сейчас еще и нашла грузовик. Но ему хотелось спать и еще хотелось, чтобы его оставили в покое.

— Это совсем рядом, — сказала она. — Двадцать шагов, не больше.

Она потянула его за руку, но он даже не пошевелился. Ему и так было хорошо. Он словно бы выставил табличку с надписью “НЕ БЕСПОКОИТЬ”. Женщины никогда не удовлетворены тем, что имеют, всегда ищут лучшего. А к чему, разве здесь так плохо? Человек не обязан все время спать в постели или есть за столом, но крайней мере его собственные жизненные правила не предписывали ему этого категорическим образом.

— Натан, пошли. — Ларк продолжала тянуть его за рукав. — Я нашла ваш грузовик, он недалеко.

Он лежал ничком, но Ларк упорно тянула его руку вверх на себя, пытаясь заставить его встать, еще немного, и она вывернула бы ее из плечевого сустава. Кажется, она не собиралась сдаваться, поэтому уступить придется ему. Обидно. Ему так и не удалось по-хорошему отдохнуть. “Что за беда, — подумал он, — если я не полезу в этот проклятый грузовик, ведь это всего лишь автомобиль, а не машина времени”.

Сделав страшное усилие, Натан с помощью Ларк поднялся на ноги. В согнутой позе и с висящими руками он был похож на неандертальца, как он изображен на иллюстрации в Британской энциклопедии. Тело слушалось его лишь частично.

Шаг за шагом они добрались до грузовика. Она приоткрыла для него дверцу кабины и помогла ему забраться. Потом обошла автомобиль и села в кресло водителя. Она включила свет в кабине и, к своему удивлению, обнаружила, что их положение сильно осложнилось, так как туман стал еще гуще. Ветровое стекло машины покрывала густая роса.

Натан заерзал на сиденье.

— Какого черта вы не даете мне спать! — пробормотал он.

— Я не могу оставить вас одного неизвестно где, — ответила она и включила “дворники”.

“Дворники” со скрипом заходили, стирая со стекла густые тяжелые капли.

— Бросьте, в таком тумане мы никуда не доедем, — сказал Натан.

Он вдруг завалился на бок, его голова упала ей на грудь, он закрыл воспаленные глаза и тут же заснул. Не обращая на это внимания, Ларк завела мотор.

Подчиняясь внутреннему чутью, она медленно поехала туда, где, по ее расчетам, должна была идти вдоль распаханного поля грунтовая дорога, по которой Ларк еще до захода солнца приехала сюда. Туман искажал восприятие пространства, каждые десять ярдов казались длиннее целой мили.

Наконец в разрыве тумана она увидела знакомый заборный столб и сразу повернула направо, теперь она точно была на дороге, которую искала. Внутреннее чутье не подвело. Еще через десять минут она миновала изрядную выбоину, а вслед за ней — одинокий дуб, похожий на гигантский бонсай. После этого дорога должна была повернуть влево. Вдруг Ларк вскрикнула и резко нажала на тормоз.

Натан проснулся и приподнялся на локте, ошалело глядя в ветровое стекло — за ним сквозь клочья тумана проглядывала ржавая рама основания ветряной мельницы. Это могло означать только то, что они находились уже во дворе его усадьбы.

Он повернулся и с улыбкой посмотрел на Ларк, испытывая по отношению к ней теплое приятельское чувство. Ему вдруг захотелось снова потрогать ее, но не как женщину — упаси бог! — а как товарища, доброго друга. Впрочем, к чему себя обманывать, он не прочь ее потрогать и как женщину.

Она заглушила мотор.

— Простите, — сказала она.

До крыльца его дома оставалось примерно двадцать шагов. Он открыл дверцу грузовика и почти выпал наружу. Ларк выключила фары и последовала за ним.

Вот откуда этот мистический свет. Противотуманная лампа, установленная на телеграфном столбе, освещала окутанный клубящимся туманом двор усадьбы. Ларк подставила Натану плечо, и он оперся на него. У крыльца она остановилась. Натан понял, что она не хочет идти дальше. Ларк посмотрела в сторону своей машины.

— Уже поздно ехать в город, — сказал он.

— Но я же нашла дорогу сюда, — возразила она.

— Ехать по шоссе не то же самое, что по чистому полю, — ответил он.

Сделав над собой последнее усилие, он подошел к ее машине, вытащил ключи из замка зажигания и бросил их в карман комбинезона. После этого он протопал на крыльцо, где последние силы покинули его тело, он с грохотом упал и заснул прямо на месте.

— О господи, — пробормотал он в последнюю секунду, закатив глаза к небу. — Все, что я хочу, — это заснуть! А я не смогу заснуть, если еще придется беспокоиться о вас…

Еще мгновение — и он мирно спал, лежа на боку и поджав к животу колени.

Сначала в мозгу Ларк мелькнула мысль воспользоваться его грузовиком, но потом она поняла, что, увы, Натан прав и придется остаться. Ехать одной в такую пору чрезвычайно опасно. Но и торчать здесь тоже ужасно глупо. Можно, конечно, скоротать ночь в своей машине, свернувшись калачиком в кресле в мокрой одежде, но в этом было мало радости.

Ларк сбросила свои мокрые и грязные туфли и переступила через лежащего Натана, удивляясь, как человек может спать вот так — мокрый и на дощатом полу. Но как бы там ни было, она ему не мама. Хватит, ей-богу, нянчиться с ним, достаточно того, что она уже для него сделала. Теперь пришло время позаботиться о себе.

Справа за дверью она нашла выключатель и щелкнула им — лампочка без абажура, висящая на проводе посреди комнаты, тускло засветилась неярким светом. Внутри пахло запустением. Дом был маловат для сельского коттеджа, на нижнем этаже только кухня с кладовкой, и больше ничего. В кухне — две фаянсовые раковины и эмалированная газовая плита с шестью горелками, которой, казалось, уже лет сто. На плите стояла кастрюля с какой-то жидкостью, в которой она узнала давешний кофе. Видимо, спальня и ванная находились наверху. Ларк поднялась на второй этаж.

Помещения верхнего этажа были обшиты панелями, что в ином случае могло создать уют, но вся остальная обстановка больше напоминала мастерскую, чем жилую комнату, где вместо мебели, дивана и стульев она обнаружила столярный верстак и инструменты, а также рассыпанные в обилии неубранные стружки. Она вспомнила разговоры местных о том, что после развода Натан потерял родительский дом, и поняла, что он просто был вынужден поселиться там, где действительно была мастерская. У стен стояли пустые цветочные ящики, которые он, видимо, изготовил на этом верстаке, и мешки со стерильной почвой. Но Ларк была слишком утомлена впечатлениями минувшего дня и ночи, чтобы долго рассматривать все это, и потому прошла дальше, обнаружив за дверью ванную комнату.

Там были краны с горячей и холодной водой и фаянсовый унитаз, что в данный момент было очень кстати. И, наконец, еще две двери — одна открытая и другая закрытая. За открытой виднелась неприбранная двуспальная кровать с подушкой и одеялом из шерстяной клетчатой ткани, а рядом с кроватью — бельевая корзинка, куда были набросаны его вещи. На первый взгляд они казались чистыми, хотя были страшно мятыми.

Она быстро переоделась, удивляясь тому, какое это блаженство — сухая одежда, и перед тем, как отправиться спать, заглянула в последнюю, закрытую комнатку, совсем маленькую. В ней на козлах, накрытых фанерой, стояло несколько цветочных ящиков, вроде тех, что она видела в переднем помещении, только на этот раз они были наполнены землей, из которой пробивались ростки какой-то рассады. С потолка свисала самодельная рама с прикрепленными к ней несколькими лампами — это сооружение должно было давать росткам свет и тепло, а к стене, оклеенной обоями в цветочек, был прикноплен плакат с изображением листа конопли и надписью: ЦВЕТИ ТАМ, ГДЕ ПОСАЖЕН.

Она замерла, потрясенная своей неожиданной догадкой так, как будто ее ударили громом. Здесь, в этой тайной каморке своего дома, этот человек выращивает марихуану! Сейчас ей некуда деваться — она слишком устала, и кругом туман, но завтра чуть свет надо бежать отсюда со всех ног.

Глава 12

Ее разбудил солнечный свет, льющийся из окна, на котором не было занавесок. Оглядевшись, она с удивлением обнаружила, что находится в комнате Натана Сенатры, а не в своем “номере” в гостинице в Елизавете, как ей это показалось в первые минуты. Табло цифровых часов на стене показывало 7:45 утра.

Ларк вскочила с постели, одетая в джинсы и ковбойку Сенатры. Она влезла в них вчера вместо своих промокших вещей, в таком виде и спала. Ее вещи, мокрые и грязные, лежали бесформенной кучей на полу посреди комнаты, потому что вчера ей просто не хватило сил повесить их на вешалку. Дверь комнаты была по-прежнему закрыта.

Она подняла с пола одежду. Не могло быть и речи о том, чтобы одеться в это сейчас. Значит, на некоторое время ей придется позаимствовать одежду здесь. В конце концов, Сенатра уже так многим ей обязан, что небольшая услуга с его стороны сама собой разумеется. Она вернет ему его джинсы и рубашку после, в городе, а если они больше не встретятся — то вышлет их ему по почте.

Взяв свои вещи, она спустилась вниз. Положив под голову согнутую руку, Натан все еще спал на крыльце, и ключи от ее машины все еще оставались в кармане его комбинезона.

Не сводя с него глаз, Ларк сунула ноги в грязные туфли, которые вчера вечером сбросила на крыльце. Натан лежал на спине, правая, согнутая, рука под головой, а левая с широко раскрытой ладонью откинута в сторону, одна нога вытянута, другая согнута в колене. Его комбинезон, который уже просох, не скрывал мускулистой волосатой груди, и загорелой кожи, и сосков — плотных, словно вырезанных из красного дерева. В этой странной позе Натан вовсе не выглядел растерзанным и изможденным, наоборот — казался собранным, бодрым, набирающимся сил, и это неожиданное наблюдение заставило ее ощутить к этому человеку уважение и симпатию.

Но ключи от ее машины все еще оставались в кармане его штанов.

Вчера он как убитый упал и уснул на месте, да и сейчас, наверно, его не разбудишь и пушечным выстрелом. Она подошла ближе — так близко, что стала отчетливо слышать его ровное, спокойное дыхание и могла без труда рассмотреть каждый отдельный волосок его начинающей пробиваться щетины.

Под правым глазом у него был маленький шрам, похожий на след от детской оспы. Если так, то оспа вовсе не обезобразила его, скорее наоборот — добавила в его облик маленькую пикантную черточку.

Некоторое время Ларк стояла рядом со спящим Натаном, внимательно рассматривая черты его лица, любуясь его телосложением. Потом ее взгляд остановился на кармане его комбинезона и снова вернулся на его лицо.

Улыбаясь, он встретил ее взглядом широко открытых глаз. Ее сердце от неожиданности скакнуло — как когда-то, когда она впервые осмелилась нырнуть с вышки в бассейн. Тогда опасность была не в воде и не в вышке — опасность была в тех футах высоты, пространстве, которое отделяло ее от воды. Пространство и ужас падения были неотделимы друг от друга. Вот и сейчас ей было невообразимо трудно удержаться и не упасть в бездонную голубизну его глаз.

“У него же трупы плавают в пруду! — подумала она. — Он же анашу выращивает!”

Головокружение быстро прошло.

— Мне нужны мои ключи, — пробормотала она.

— Не уезжайте, — ответил он с ленивой улыбкой.

Что ее больше всего сейчас поражало — так это как очевидный злодей по своей сути способен выглядеть настолько привлекательно внешне. Несоответствие формы и содержания, так сказать. Ведь на его месте любой, даже она сама должны были бы выглядеть ужасно. Злодейская сущность обязательно проявилась бы внешне.

Натан слегка потянулся.

— Где вы спали? — спросил он.

— На вашей кровати, — созналась она, понимая, что врать бесполезно.

Он снова улыбнулся, давая понять, что ему понравился ее ответ.

— Вы взяли мои вещи, — сказал он, делая знак глазами в ее сторону.

— Надеюсь, вы не против? — спросила она.

— Наоборот, мне нравится.

— Я их вам верну, — поспешила она добавить.

— Вы не надели белья?

— Что? — удивилась она.

Он протянул руку и схватил край ее рубашки.

— Готов биться об заклад, что вы не надели белья, — сказал он и потянул ее к себе.

Под его взглядом она почувствовала себя голой.

— Не уезжайте, — повторил он томным после сна голосом, взял ее за руку и нежно погладил ее пальцы.

Ощутив пожатие его руки, она почувствовала, что он еще слаб, и дрожь его руки передалась ей.

— Я бы хотел просыпаться рядом с вами каждое утро, — вкрадчиво произнес он.

Здесь было уже что-то не то, между ними начиналась какая-то не такая игра. Конечно, как и всякая другая женщина, она мечтала о том, что у нее будет друг, хотя не могла представить себе его лица или имени, он будет дарить ей цветы, и не обязательно одни только дорогие розы, пусть что-нибудь попроще и подешевле. Они бы с ним встречались, ходили гулять и в кино, через какое-то время они могли бы поцеловаться, а еще года через два… Боже мой! Но только не этот подозрительный Сенатра! И не таким нелепым, безумным образом!

И все же… Может быть, надо, как тогда в бассейне, просто вдохнуть поглубже и нырнуть? Нет. Она не из тех женщин, кто поступает так.

— Не уверена, что это было бы правильно, — сказала она и осторожно освободилась из его рук, удивляясь, как она сама разочарована своим же отказом.

Натан вздохнул и поднялся, двигаясь так, как если бы все его тело болело. Она про себя воздала ему должное за то, что он очень точно определил момент, когда следует прекратить попытки. Он сунул руку в карман, где лежали ее ключи, но вынул ее без ключей. “Нет, — подумала Ларк, — пожалуй, он не так уж хорошо знает меру”.

— Вы собирались вернуть мне ключи, — напомнила она.

— Я не могу этого сделать, — ответил он, произнеся это так, что нелепое заявление прозвучало совершенно серьезно. — У меня просто пальцы сейчас не гнутся после того, что я столько времени провисел на этом проклятом рычаге. Они как деревянные.

Он показал ей растопыренную пятерню.

— Минуту назад ваши пальцы действовали нормально, — заметила она, вспоминая его поглаживания.

— Так это на другой руке, — ответил он, не запнувшись.

Этот парень не лез за словом в карман, и она даже растерялась, не зная, верить ему сейчас или нет. Во всяком случае, эта версия выглядела весьма правдоподобной, как и всякая хорошая ложь.

— Можете сами достать их из кармана, — сказал он.

Это была очевидная дерзость, независимо от того, лгал он до этого или нет, и ему было крайне любопытно посмотреть, как она на это отреагирует. Как странно — забраться в карман чьих-то штанов!

Ларк шагнула к нему и после мгновенного колебания запустила пальцы в его карман, пытаясь нащупать его содержимое.

— Глубже, глубже, — сказал он, наблюдая за ней с насмешливой улыбкой.

Его карман оказался бездонным. Рука погрузилась в него почти по локоть, пока наконец не удалось нащупать зазубренную кромку ключа, нагретого теплом его тела. Схватив ключи, Ларк стала вытаскивать руку, в то время как Натан наблюдал за ней все с тем же выражением.

— Вы мне нравитесь. Мне хочется вас поцеловать, — вдруг сказал он.

Она посмотрела ему в глаза и снова почувствовала себя на вышке над краем голубой бездны. Он был прекрасен, и она внезапно поняла, что не хочет уезжать и что вдали от него она будет ощущать внутреннюю пустоту. Но на такой прыжок она еще не могла решиться.

Она вырвала руку из его кармана и опрометью бросилась прочь.

Он окликнул ее по имени.

Она остановилась и оглянулась.

Он стоял на крыльце, босой и всклокоченный, и иронично улыбался ей, сверкая безупречно ровным рядом белых зубов.

— Спасибо за помощь, — сказал он. — И можете пользоваться моей кроватью всегда, когда вам это понадобится.

Она нырнула в свою машину, и только уже на шоссе, когда ее смятение немножко улеглось, она вспомнила, что забыла свою одежду и белье на крыльце его дома. Но возвращаться было уже невозможно.

Глава 13

Прохожие на улицах провожали ее взглядами, и водители встречных машин тоже. Когда она только появилась здесь, в округе Метамора, штат Айова, ее поразило, что все встречные, совершенно незнакомые ей люди, машут ей. Но сегодня ей никто не махал, все только провожали ее взглядами. Но, может быть, это ей просто показалось, потому что накануне она плохо спала.

Вернувшись в свой приют, ей первым делом надо будет хорошенько помыться.

Подъехав к гостинице, она увидела миссис Би, которая прилежно терла шваброй серокаменные ступени входа. Ларк осторожно обогнула ее и поздоровалась, направляясь в дом.

— Я беспокоилась, куда это вы подевались, — сказала миссис Би, не разгибаясь и продолжая тереть ступени шваброй. — До сих пор вы всегда ночевали дома.

Она выпрямилась и посмотрела на Ларк с выражением классной дамы, ожидающей оправданий от опоздавшей ученицы. Возможно, что, как следует поев, вымывшись и выспавшись, Ларк и могла бы снизойти до того, чтобы обратить внимание на состояние хозяйки гостиницы, которая на ее глазах прямо изнывала, истекала слюной в ожидании очередной, как она считала, по праву причитающейся ей порции сплетен.

— Мне пришлось ждать, пока рассеется туман, — сказала Ларк, показывая нетерпение всем своим видом.

— Но вы могли бы позвонить.

“Это она забросила наживку”, — подумала Ларк.

— Миссис Би, я признательна вам за беспокойство, но, надеюсь, вы понимаете, что я не обязана перед вами отчитываться.

Поняв, что Ларк не купится на эту уловку, миссис Би заговорила прямо:

— У Натана Сенатры нет телефона, ведь так?

— Почему вы решили, что я была у него?

— Когда вы не пришли домой ночевать, я позвонила офицеру Тренту, он осмотрел свой участок, заметил вашу машину на дворе у Натана Сенатры, позвонил мне и сказал, что все в порядке.

— Верю, что это известие вас успокоило.

Миссис Би ничего не ответила и с понимающим выражением оглядела Ларк — всклокоченные волосы, рубашку с чужого плеча и джинсы, грубо обрезанные ножницами пониже колен. Вот тебе раз! Так вот что означали эти косые взгляды, эти понимающие улыбки — все считают, что она переспала с Натаном Сенатрой. В таких городках слухи распространяются мгновенно, и, как правило, эти слухи ложные.

— Простите, я тороплюсь, — сказала Ларк и направилась в свою комнату.

За ее спиной раздалось недовольное фырканье и злобное бормотание миссис Би. Столь резкий отказ посплетничать не мог добавить Ларк популярности в глазах ее квартирной хозяйки. Но в такие игры Ларк не играла принципиально.

* * *

Через час, помывшись и переодевшись, Ларк стала думать о том, где ей поесть. Для этого были две возможности — пойти в ближайшую продуктовую лавку и приготовить еду самой или отправиться в городское кафе “Рог Изобилия”, где еще не имели понятия о холестерине и в зале пахло горелым маслом. Визит туда определенно стоил бы ей пары лет жизни, а запах жира не выветрился бы из ее волос несколько месяцев. Она подумала еще. И вспомнила, что в магазине “Бобе Маркет” есть кафетерий. Но в любом случае придется на время покинуть комнату и оказаться под обстрелом взглядов местных жителей. Как интересно! Неужели все разговоры с местными будут у нее отныне проходить в том же духе, что недавняя беседа с миссис Би?

Она уже готова была уйти, как вдруг зазвонил телефон. Это были ее родители.

— Привет, дорогая! — заговорила ее мать, в то время как отец дышал в трубку другого аппарата. — Как твои дела?

— Да как мои дела, конечно, хорошо.

“Как мои дела? — Я, кажется, влюбилась в парня, который выращивает у себя в спальне анашу, и еще его подозревают в убийстве”.

— Там действительно так тихо и мирно, как ты ожидала?

Это спросила ее мать, женщина, которая даже после того, как ее дочь изнасиловали, сумела сохранить самый наивно-идеалистический взгляд на мир. Но Ларк совсем не хотела разрушать ее иллюзий.

— Там, наверно, скука смертная, — сухо заметил ее папа. — Тебе ведь там скучно, дорогая?

Он все еще не мог смириться с тем, что этим летом она не стала, как обычно, работать вместе с ним.

— Ну, я бы не сказала, — ответила Ларк.

— А там действительно все время сыро, как это утверждает твой отец.

Слава богу, они сами нашли безопасную тему.

— Да, да! — обрадованно воскликнула Ларк. — Здесь действительно очень влажный климат.

— А я тебе говорил, — заявил папа.

Он сказал что-то мимо трубки, обращаясь к ее матери.

— Папа каждый день смотрит сводку погоды, так что он точно знает, что у вас там происходит каждый день. Вчера, например, сообщили, что вероятен густой туман. У вас правда вчера был туман, дорогая? — спросила ее мать.

— Все так и было, — ответила Ларк.

— Надеюсь, ты вчера сидела дома и никуда не выезжала? — расспрашивала ее мать. — В туман ездить опасно.

Прежде чем Ларк успела придумать в ответ какую-нибудь правдоподобную ложь, ее мать продолжила свой монолог:

— Ты не поверишь, но твой папа предлагает мне навестить тебя. Разве это не говорит кое о чем? Он ведь никуда не ездил уже лет десять. Помнишь, как я пыталась уговорить его съездить в Аризону? Тогда он ответил, что не может прервать свои наблюдения на такой долгий срок.

— Ты наблюдаешь там птиц? — раздался в трубке голос ее отца. — Ты видела птицу-кардинала? А североамериканскую крякву? А как насчет большеголового сорокопута?

— Прости, папа, — ответила Ларк. — У меня было так много дел с животными, что я забыла про птиц. Но я исправлюсь, я обещаю. Уже на этой неделе.

— Ты не забыла, что я дал тебе свой телеобъектив? — спросил ее отец.

— Нет, папа, не забыла, — ответила она. — Он у меня в чемодане.

— И обязательно используй высокочувствительную пленку, — напомнил он ей.

— Обязательно, папа.

Все было сказано, и пришло время прощаться.

— Мы будем по тебе скучать, — сказали ее родители.

— Я буду по вас скучать, — ответила она. Повесив трубку на рычаг, она некоторое время сидела на краю кровати.

Ей, взрослой тридцатилетней женщине, вдруг страшно захотелось домой.

Видимо, она слишком долго ждала чего-то, что так и не пришло и не придет никогда. Наверно, ее попытки изменить свою жизнь несколько запоздали, и лучше всего будет просто собрать чемодан и возвращаться домой, в Калифорнию. Ее родители с каждым годом не молодеют, и ей лучше оставаться с ними.

Но это будет равносильно бегству, равносильно капитуляции. Равносильно признанию, что такие, как миссис Би, могут заставить ее свернуть с пути.

Ларк достала из сумочки кошелек и отправилась в продуктовую лавку. Лавка была всего в четырех кварталах отсюда, так что она решила идти пешком. В нынешних обстоятельствах это было слишком смелым шагом, но она не хотела прятаться. В противном случае все могли бы решить, что она чувствует себя виновной и, следовательно, действительно таковой является.

Несколько минут прогулки убедили ее в том, что прятаться все-таки имело смысл.

Сначала ей показалось, что проезжающие мимо нее автомобили притормаживают и пассажиры поворачиваются в ее сторону. Но когда идущая ей навстречу женщина остановилась, во все глаза вытаращилась на нее и, стоя, поворачивалась за ней, как подсолнух за солнцем, Ларк поняла, что ей ничего не кажется, что все так и есть.

В магазине было не лучше. Когда она вошла, все посетители искоса бросили на нее долгие взгляды. Пара миловидных старушек поздоровались с ней, а потом обе отвернулись, словно сгорая от стыда. Мужчины открыто глазели на нее и шепотом обменивались между собой впечатлениями.

Все эти люди думали одно: что минувшей ночью она и Натан Сенатра слились в страстном экстазе.

Под перекрестным обстрелом их взглядов было невозможно ни о чем думать, ей хотелось крикнуть им, чтобы они прекратили это дурацкое занятие. Тоже мне, нашли развлечение. Она что-то схватила с полки и помчалась к кассе, находившейся у выхода из торгового зала.

— Какой вам пакет, пластиковый или бумажный? — спросил ее сидящий рядом с кассой Брет Жиллет, продавец из этого магазина, мужчина примерно одних лет с Натаном, традиционной и приятной внешности, с которым она познакомилась еще во время ее первого посещения этого магазина.

— Так бумажный или пластиковый? — переспросил он, не дождавшись ее ответа.

Сегодня его тон был менее приветливым, чем обычно. Видимо, и он тоже был в курсе слухов.

Все спуталось у нее в голове: пластик — значит химия, бумага — погубленные деревья.

— Как хотите, — ответила она.

Он пожал плечами и молча сложил ее покупки в пластиковый пакет. Она расплатилась, кассир отсчитал ей сдачу.

Брет пошел вслед за ней, держа пакет.

“Они все думают, что я переспала с Натаном Сенатрой!”

Ларк протянула руку за своим пакетом.

— Я донесу его до вашей машины, — сказал Брет.

— Не стоит беспокоиться, я пришла пешком, — ответила она.

Глядя куда-то вниз, примерно в сторону ее туфель, он протянул ей пакет с покупками. Ларк почти вырвала его у продавца и поторопилась покинуть магазин. В этот момент она вполне понимала леди Диану относительно того, что нескромное внимание может довести человека до крайности.

Ларк вдруг начала понимать, что стала вести себя так, словно она действительно в чем-то виновата, и ей стало понятно, почему люди так часто сознаются в преступлениях, которых не совершали. Только два часа тому назад она покинула дом Натана Сенатры, и вот она сама уже почти верит в то, что у нее был с ним страстный секс.

На кухне своей гостиницы она раскрыла пакет и удивилась тому, что принесла: банку анчоусов, которых на самом деле никогда не любила, и огромную коробку сушеного чернослива, такое количество она бы не съела и за всю жизнь.

* * *

Через три дня, снова придя в этот магазин за продуктами, она неожиданно встретила там Натана — тележка для покупок, которую он катил, выехала из-за колонны, и они едва не столкнулись.

— А, Ларк! — приветливо махнул он ей рукой, словно был рад ее видеть.

Она ответила на его приветствие сдержанным кивком.

Ларк уже несколько дней не была на его ферме, и страницы, отведенные в ее блокноте для записи наблюдений за его скотом, оставались пустыми. Но, к счастью для нее, она была далеко не единственным наблюдателем, работающим на программу исследования условий содержания скота. Всего по стране таких, как она, было несколько сотен человек, и в конечном итоге было абсолютно неважно, будет ли она и дальше наблюдать его скот.

Она сжала ручку своей тележки так, словно это была тачка с кирпичом, которую ей надо было затащить на вершину холма, но он не понял ее намека,

— Мне надо кое-что вам вернуть, — сказал он. Весь магазин следил за ними с таким напряженным вниманием, словно они были сейчас двумя актерами, разыгрывающими захватывающую сцену на театральных подмостках. “Сейчас он у всех на глазах объявит, — подумала она, — что именно он должен ей вернуть — ее трусы и лифчик”.

— Оставьте это у себя, — сказала она.

Его брови поднялись в гримасе преувеличенного удивления.

— Зачем мне ваш блокнот? — спросил он.

— Какой блокнот? — удивилась она.

— Вы забыли у меня блокнот с записями ваших наблюдений, — сказал он и наклонился к ней.

— А что я еще могу сказать? — озабоченно прошептал он ей на ухо.

— Не знаю, — ответила она, заметив, что Брет Жиллет, делая вид, что расставляет товар на полке в другом конце зала, все время косит взглядом в их сторону.

— Заезжайте и возьмите их в любое время, вы ведь еще приедете?

— Не уверена.

— Коровы по вас скучают, — сказал он.

— Ха-ха, — ответила она.

— Они все время спрашивают, когда вы приедете.

— Неужели, — ответила она, недоумевая, что за игру он опять затеял.

— Чистая правда.

— Правда так правда.

Она уже решила уйти, когда он вдруг прищурился и сказал:

— Мы бы и вправду могли этим заняться.

— Оставьте меня в покое! — сердито выкрикнула она, схватила с полки французскую булку и бросила ее в свою тележку.

Булка упала рядом с коробкой с гигиеническими прокладками.

Он стоял и спокойно рассматривал содержимое ее тележки.

— Вижу, вы не в духе, — сказал он.

— Дайте мне дорогу.

— Что это там у вас? А, слава богу, не набор для самостоятельного определения беременности.

— Пошел ты к черту!

Она грубо оттолкнула его тележку своей и быстро зашагала к выходу. Заднее колесо тележки, словно нарочно, противно заскрипело, сообщая о ее местоположении всем присутствующим в зале.

“У них с Натаном Сенатрой был страстный секс!” — читалось в каждом взгляде.

В этот раз Брет все-таки донес ее покупки до машины и сложил пакеты на заднее сиденье.

— Я бы хотел вас спросить об одной вещи, — сказал он, захлопнув дверцу и повернувшись к ней.

Выражение его лица было серьезным и каким-то преданным, что ли. “Ну вот, начинается, — подумала она, — сейчас он спросит, правда ли то, чем все говорят”.

— Не хотите ли куда-нибудь сходить? — спросил он. — Например, в кино?

За его спиной из дверей магазина появился Натан.

— Почему бы и нет? — суетливо воскликнул она. — Буду очень рада. Правда, буду очень рада.

Ровно через пять дней Брет заехал за ней н; своем стареньком голубом “Шевроле”, который восстановил своими руками. Он подарил ей цветы и, поскольку никто никогда не дарил ей цветов она чуть не расплакалась.

После долгих поисков, куда бы приткнуться они наконец заехали в открытый кинотеатр, где кино смотрят из автомобилей. Звук был плохой, изображение еще хуже, а эту картину Ларк видела лет пять назад на видео, но все равно ей было приятно из-за ощущения новизны, рожденного посещением этого заведения. Она словно стала на пять лет моложе.

Брет ее приятно удивил. Как выяснилось, он окончил университет штата Иллинойс по специальности “психология”.

— Вы, конечно, ожидали, что я один из местных дикарей? — спросил он по пути обратно в гостиницу “Прибрежный Дуб”.

— Нет, вовсе нет, — ответила она, хотя и в самом деле не ждала от него так уж много.

— А в продуктовом магазине я работаю потому, что мне так нравится. Потому что я однажды осознал, что не хочу усложнять свою жизнь.

Когда они уже подъезжали к гостинице, Ларк заметила, что возле нее под сенью огромного раскидистого дуба припаркован знакомый грузовичок. На его подножке, скрестив руки на груди и положив ногу на ногу, сидел Натан Сенатра. Заметив его, Брет припарковался на противоположной стороне улицы. Он остановил мотор, выключил свет, и они с Ларк вышли из машины.

На капоте грузовика Сенатры стоял бумажный пакет, верхняя часть которого была аккуратно загнута.

— Раз вы все не едете ко мне, — небрежно произнес Натан и, не оборачиваясь, протянул руку за пакетом, — я сам решил забросить его, когда случится быть в городе по делам.

Ларк выхватила пакет из его рук прежде, чем он мог догадаться открыть его и продемонстрировать ее вещи Брету, который шел за ней следом и сейчас стоял сразу за ее левым плечом.

Складывалась неловкая ситуация. .

— Вы знакомы? — спросила она Сенатру.

— Привет, Брет, — сказал он, засунув руки в карманы джинсов, и кивнул.

— Привет, Нат, — ответил другой мужчина.

Ларк почувствовала, что тут есть подводное течение. Они, несомненно, хорошо знают и недолюбливают друг друга. Вот так штука. Одним словом — прекрасное завершение прекрасного вечера.

Все трое некоторое время стояли и молчали. По правилам, была очередь Натана сделать ход. Там, где люди ведут себя по правилам хорошего тона, Натан должен был бы извиниться за причиненное беспокойство и уйти, но он то ли не знал таких правил, либо не хотел их знать.

— Мы были в кино, — сказала Ларк, махнув рукой в сторону кинотеатра.

Натан кивнул, и по его выражению она почувствовала, что в ее словах не было ничего, чего бы он не знал заранее.

Все снова замолчали. Ситуация зашла в тупик.

— Сегодня утром я поднялся очень рано, — вдруг сказал Брет, неожиданно оказавшийся среди них единственным джентльменом, способным разрядить неловкую ситуацию. — Я, пожалуй, пойду, а вам двоим есть о чем поговорить.

Во всяком случае, не могло быть и речи о том, чтобы в присутствии Натана договариваться о следующей встрече.

Брет пошел к своей машине.

— Нет-нет, Брет, — воскликнула Ларк, — подождите.

— Увидимся позже, — сказал он, открывая дверцу.

— Спасибо за кино, — крикнула Ларк вслед его отъезжающей машине.

Он в ответ помахал ей из окна.

* * *

— Не стоит с ним встречаться, — сказал Натан после того, как автомобиль Брета скрылся за поворотом.

— Что-что? — фыркнула Ларк, возмущенная таким бесцеремонным вмешательством в ее личную жизнь. Потрясающе, он еще будет указывать ей, где и с кем ей встречаться.

— То, что слышали: вам не стоит встречаться с этим парнем.

— Это почему?

— Он псих, — ответил Сенатра, пожимая плечами с деланным безразличием.

Она расхохоталась. “Еще бы: учился в университете и торгует в магазине. Чем не псих?!”

— Он не дурак.

— Вы можете объяснить, почему дипломированному психологу могло понадобиться сортировать банки в “Бобе Маркетс”?

“Ну вот, все, как я и предполагала”, — подумала Ларк, а вслух сказала:

— Потому, что он хочет простоты в жизни — не вижу в этом ничего странного. Люди часто со временем понимают, что то, чего им так безумно хотелось, на самом деле им вовсе не нужно. А то, что они до сих пор отвергали, и есть настоящий смысл их жизни.

Казалось, он пропустил ее слова мимо ушей, глядя куда-то в одну точку.

— А это что такое? — вдруг спросил он, кивнув в сторону клочковатого букета, подаренного ей Бретом.

— Это? Это цветы, — произнесла она мечтательным тоном.

— Цветы, — фыркнул Сенатра. — Скорее это похоже на пучок сорняков.

— Это не сорняки, а ромашки, — возразила она и пощекотала себе щеку белыми лепестками. — Такие милые цветы.

— Милые, как мой зад, — мрачно бросил он. Его настроение постепенно начало передаваться ей.

— Я все думаю, — сказала она, — не стоит ли сообщить о вас полиции.

Она попала в точку — он аж привстал с сиденья своего грузовика.

— Что вы имеете в виду? — осторожно спросил он.

— Я имею в виду ваши изыскания в области ботаники.

Он — что за актер! — продолжал смотреть на нее все с тем же непонимающим видом.

Поскольку миссис Би вполне могла подслушивать их разговор из-за окна, Ларк подошла к нему поближе и прошептала:

— Я видела, что за рассаду вы выращиваете у себя наверху — это конопля. Так что если мне с кем и не стоит встречаться, так это с вами.

Он понимающе вздохнул, но было видно, что ее слова заметно его задели. Но он это и заслужил за то, что так бесцеремонно обошелся с добрым и беззащитным Бретом.

— Вы правы, — сказал он после некоторого размышления. — Вам не стоит со мной встречаться. Сам не знаю, что это на меня нашло.

На этот раз всполошилась она, почувствовав, что ее слова вызвали эффект, на который она не рассчитывала. Он обиделся! Но она совсем не хотела его обидеть, она только хотела сказать правду!

Прежде чем она успела что-то добавить, он снова сел на сиденье, завел мотор, развернулся так, что только шины заскрипели, и умчался в темноту.

* * *

Миссис Би встретила ее у дверей.

— Должна вам сказать, дорогая, — произнесла она, придерживая у горла края своего цветастого халата, — что я не хотела бы снова видеть здесь этих мужчин. Мне небезразлична репутация моего заведения. Могут пойти слухи.

— Но мне казалось, — ответила Ларк, хоть вовсе не была сейчас в настроении разговаривать с миссис Би, — что вы сами иной раз не прочь посплетничать.

— Но я никогда первая не распускаю слухов! — возмутилась хозяйка гостиницы.

У себя в комнате Ларк села на край кровати и заглянула в бумажный пакет, который привез Сенатра. Ее вещи все были там, к тому же еще и чисто выстиранные. Там же был и один из ее блокнотов, который она считала потерянным. Его последние страницы, исписанные твердым мужским почерком, содержали записи наблюдений за те даты, которые она пропустила. Кроме того, там были еще и рисунки, изображающие коров и телят, — очень забавные и очаровательные.

Сырой ветер ночи врывался через раскрытое окно и трепал Натана по щеке. Это же надо было додуматься самому поехать к ней! Чего он там не видал?

Последние две недели Натан то включал Брета Жиллета в свой список подозреваемых, то снова его оттуда вычеркивал, но антипатия при этом все равно оставалась. Натан пытался убедить себя, что все дело в том, что этот человек — помешанный, но в действительности причина неприязни была в образовании Брета, которого не было у Натана.

Натан после школы собирался поступить в колледж, но, когда его родители внезапно скончались один за другим, его жизнь сразу превратилась из легкой и приятной в сложную и тяжелую. Двадцати четырех часов в сутках теперь не хватало даже на то, чтобы проделать все необходимые полевые работы, не говоря уже о том, чтобы ходить в школу. Буквально за несколько дней он из подростка превратился во взрослого мужчину, и его прошлая жизнь так больше и не вернулась.

Что вышло, то вышло. Он не жалел об этом, но ему бы не хотелось, чтобы Ларк узнала, что он так и не кончил школы. Поэтому, когда его бабушка, старая сплетница, сказала ему, что Ларк встречается с Бретом Большие Мозги, он не удивился. А чего еще он мог ждать?

Глава 14

После недавней неприятной встречи Ларк трудно было вернуться в свою обычную колею, но она старалась как могла. Весь день она объезжала подопечные фермы, наблюдала, записывала. Животные, заболевшие после дождя, поправлялись, но до конца еще не выздоровели.

Наконец она решилась съездить на пастбище Натана. Понаблюдав за коровами часа два, она уехала, так и не повидавшись с ним, и от этого еще больше расстроилась.

Она припарковала свою машину у “Прибрежного Дуба” и заглушила мотор. На газоне перед домом валялось что-то знакомое, подозрительно напоминавшее ее чемодан. Рядом была разбросана какая-то одежда — ее одежда.

Ларк выпрыгнула из машины, захлопнула дверцу и бросилась на крыльцо. Входная дверь была закрыта на замок.

Она замолотила по двери кулаками, и занавеска над окошком чуть приподнялась изнутри.

— Миссис Би! Миссис Би! — закричала Ларк, и занавеска отодвинулась в сторону.

За стеклом появилось лицо хозяйки гостиницы. Оно было абсолютно бесстрастно.

— Что все это значит?! — закричала Ларк, указывая в сторону своих вещей, в беспорядке валявшихся на газоне.

Миссис Би чуть приподняла подбородок.

— Уличным девкам не место в моем заведении, — произнесла она совершенно равнодушно.

Все это было похоже на тяжелый бред. Ларк захотела возразить ей, что не была с мужчиной с тех пор, как ее изнасиловали, а по сути, вообще ни разу не была с мужчиной, но вовремя сдержалась.

Расстройство, страх и злоба, которые копились в ее душе несколько предыдущих дней, наконец прорвались наружу.

— Ты старая сплетница! — заорала она, тыкая пальцем в сторону миссис Би. — Если тебе не хватает слухов, ты сама их придумываешь!

Миссис Би, которая и так стояла, словно проглотила аршин, выпрямилась еще чуть-чуть.

— С тех пор, как вы появились в нашем городе с этими вашими бесстыжими волосами, всеми этими вашими шортами и кроссовками, наши мужчины только о вас и говорят. Слава богу, никто пока еще не разбил свой автомобиль, хотя дело почти доходило до этого. И я не могу позволить, чтобы кто-то возвращался в мое заведение посреди ночи — лучше пусть совсем не будет таких постояльцев.

— Хотите знать, что я делала прошлой ночью? — закричала Ларк, хотя ее внутренний голос снова подсказывал ей, что и тут будет лучше сдержаться. — Я занималась с ним сексом! Много! И везде — на кухонном столе, на полу, в его тракторе! И знаете, это было отлично, просто потрясающе! Я ведь, собственно, для этого сюда и приехала. Эти дурацкие животные — просто прикрытие. Я приехала сюда заниматься сексом!

Ларк сбежала по ступенькам крыльца, собрала в охапку разбросанные вещи и бросила их вместе с чемоданом на заднее сиденье машины. Потом она снова вернулась на крыльцо, к миссис Би, которая надменно смотрела на нее через стекло. Этого происшествия ей теперь наверняка хватит, чтобы сплетничать много недель или, может быть, даже месяцев.

— Принесите сейчас же мои продукты, — потребовала Ларк.

Миссис Би не пошевелилась.

— Мои продукты, живо, — повторила Ларк.

Миссис Би скрылась, и через некоторое время дверь приоткрылась и рука миссис Би протянула Ларк мятый бумажный пакет. Ларк взяла его. Рука в то же мгновение скрылась, и дверь захлопнулась.

— Проверим, все ли на месте. — Ларк порылась в пакете, достала оттуда нетронутую пачку чернослива и положила ее на крыльцо. — Это вам — вы выглядите так, словно у вас запор.

Когда Ларк отъехала от гостиницы, ее первым ощущением было, что она словно бы только что освободилась из тюрьмы, выброс адреналина закончился, и возбуждение улеглось. Началась депрессия.

В течение последней недели ей казалось, что она уже достигла твердого дна и что дальше опускаться некуда, но с каждым днем она падала все ниже и ниже.

Она пришла в себя, только когда дорожка, по которой она въехала в загородный парк, закончилась тупиком. В свете фар показались стол для пикников, пожарный гидрант да одноместный нужник, за которыми деревья высились сплошной черной стеной. Ларк выключила мотор и грустно уставилась на открывающуюся перед ее взором картину.

Надо бы искать новое пристанище, но куда теперь идти? Ведь она остановилась в “Прибрежном Дубе” не потому, что ее так привлекли чудачества миссис Би, а потому, что в радиусе пятидесяти миль просто не было другого места для ночлега.

Нежелание сдаваться было понятно, но приходилось признать, что она дошла до точки, после которой уже бессмысленно продолжать дальнейшие попытки. Что она делает в этом городе Елизавете, штат Айова? Она здесь совсем чужая.

Ларк явилась сюда в надежде разрешить свои внутренние проблемы, снять душевную тяжесть, избавиться от тяжелого груза прошлого, но вместо этого попала в реальный мир людей, живущих своей собственной реальной жизнью. Жизнью, в которой для нее нет места.

Начало темнеть. Ларк почувствовала усталость. Накануне она плохо спала и поэтому была слишком утомлена, чтобы ехать дальше или даже просто о чем-нибудь думать.

Она опустила спинку кресла, скрестила руки на груди и закрыла глаза. Если бы только сейчас удалось немного отдохнуть, то потом проще было бы сообразить, что делать дальше.

Ее разбудил стук в стекло — прямо у нее над ухом. Она сразу проснулась, словно подскочила на месте. Фонарь был направлен ей прямо в глаза и неимоверно слепил их, затем его яркий луч ощупал салон ее автомобиля. За снопами искр она разглядела полицейский бэйдж и синюю рубашку.

Это был офицер Трент.

Двух предыдущих встреч с ним ей было достаточно для того, чтобы отныне всегда его бояться.

Она попыталась опустить стекло, но кнопка не работала. Она вспомнила, что сначала надо повернуть ключ, повернула его, и стекло опустилось.

— Мисс Леопольд, — поприветствовал ее Трент.

— Здравствуйте, офицер, — ответила она, пытаясь собраться после сна. Видимо, она действительно спала, если судить по ноющим суставам и одеревеневшей шее.

— У вас все в порядке? — спросил он.

— Я просто заснула, — ответила она и потерла лоб над бровями в месте, где чувствовалась тупая боль.

— Эта зона отдыха не предназначена для ночевок.

— Но я и не собиралась здесь ночевать, — произнесла она с отчаянием в голосе.

— Будет лишним говорить вам, что не стоит проводить ночь в таком месте, особенно после того, как в нашей округе произошло убийство.

Он сказал это так, словно в их местах на свободе гуляет серийный убийца. Она всегда думала, что убийство бывшей жены Натана Сенатры было результатом всплеска эмоций, что его мог совершить только кто-то из ее близких знакомых, и поэтому не рассматривала ни себя, ни любую другую местную женщину как потенциальную жертву.

— Хорошо, — сказала она, — я уезжаю немедленно.

— Должен сказать вам еще кое-что, мисс Леопольд, — продолжил Трент. — Миссис Баррингтон подала на вас жалобу.

— Жалобу? — воскликнула Ларк. — В чем она меня обвиняет?

— В том, что вы ей угрожали и нанесли словесные оскорбления. А поэтому в интересах всех сторон я делаю вам предупреждение о нарушении границ частных владений. Вам не следует более приближаться к ее дому, и вообще вы должны избегать встречаться с ней где бы то ни было. Вы поняли меня?

Ларк задохнулась от негодования.

— Но это она оскорбила меня и без предупреждения выбросила меня на улицу, — воскликнула она. — Выбросила мои вещи в буквальном смысле! Эта женщина — зловредная сплетница, и все, что она говорит, — настоящая клевета!

Он слегка усмехнулся — это было первое проявление человеческого чувства, которое она увидела на его лице.

— В здешних краях это называют просто разговором, не клеветой. Я вполне понимаю, что с этой дамой трудно иметь дело, поэтому сразу постарался успокоить ее, чтобы она, не дай бог, не наломала дров. Например, не потащила вас в суд.

— Но это я могу — и должна — подать на нее в суд — за злостную клевету!

— Если вам сейчас негде остановиться, я мог бы подыскать кого-нибудь, кто сдал бы вам комнату.

— Да нет, спасибо, — сказала она.

Ей совсем не хотелось принимать от него помощь и еще меньше хотелось, чтобы он присматривал за ней.

— У нас уже есть ваши показания, и, если вам больше нечего нам заявить, вы можете уезжать.

Значит ли это, что он выпроваживает ее из города? Если это так, то это просто смешно.

— Оставьте только адрес, где было бы можно вас найти, когда дело этого Сенатры окажется в суде.

Ей стало не по себе от мысли, что дело дойдет до судебного расследования и что самые мрачные ее подозрения осуществятся. Убийцу поймают или что он сам признается — и этим убийцей окажется Натан.

— У вас уже достаточно доказательств, чтобы арестовать его, офицер Трент? — спросила она.

— Пока нет, но это только дело времени, — ответил он весьма уверенным тоном. — Я подожду в своей машине, пока вы уедете.

У Ларк мелькнула мысль, что было бы неплохо сейчас воспользоваться здешним туалетом, но приходилось уезжать.

Она повернула ключ, но стартер не сработал. Еще одна попытка — и снова ничего.

— Поднимите капот, я посмотрю, в чем дело, — раздался голос Трента.

Она вышла наружу и подняла капот. Трент заглянул внутрь, подсвечивая фонарем.

— Понятно, — наконец сказал он. — Исчезли провода зажигания.

— Как это — исчезли? — удивилась Ларк.

Он выпрямился и посмотрел в ее сторону с весьма серьезным выражением на лице.

— Пока вы спали, кто-то потихоньку вытащил из вашего мотора провода от свечей зажигания. Этот некто воспользовался тем, что вы крепко спите.

— Кому это могло понадобиться и зачем? — воскликнула Ларк, чувствуя, что у нее дрожат колени, а во рту пересохло от одной мысли, что она только что чуть не стала жертвой неизвестного злоумышленника.

— Кто-то не хочет, чтобы вы отсюда уезжали.

— Не понимаю, — сказала она.

— Есть и другой вариант, — сказал он и посмотрел ей прямо в глаза. — Что вы сами это сделали.

— Что за ерунда! — возмутилась Ларк. — Зачем мне самой портить свою машину?

— Запчасти для такой иномарки сразу не найдешь, их пришлось бы заказывать, а это еще несколько дней как минимум. Вот вам и уважительная причина для того, чтобы остаться здесь еще на какое-то время, — разъяснил он свою гипотезу. — Я слышал, что вы с Сенатрой очень пришлись друг другу по душе, а если женщина хочет мужчину, то она способна на любые глупости.

Она хочет мужчину! Трент всегда говорил ней неуважительно, свысока, но сейчас она был усталой и раздраженной, и ей не было большей охоты терпеть его выходки и церемониться с ним

— Вы свинья, — спокойно сказала она. Самоуверенная гримаса на его лице сменилась на удивленную, его щека дернулась.

— Вы правильно меня расслышали, но мог повторить еще раз — вы свинья. Не в том смысле что я имею в виду полицейского по должности по званию, боже упаси! Я имею в виду конкретную недостойную личность.

— Я бы мог вас арестовать, но не буду, — мрачно сказал он, и его лицо приняло свое обычное бесстрастное выражение. — Садитесь в мою машину — я довезу вас до автомастерской, где вы сможете заказать буксир.

Он повернулся и пошел, ожидая, что она последует за ним. Но ей совсем не хотелось следовать за ним, и, даже если бы она и не называла его свиньей, ей бы все равно не захотелось следовать за ним.

— Почему бы вам не позвонить им, чтобы они приехали за мной?

— Я не могу вас здесь оставить одну, — сказал он.

— Но ночь уже кончилась.

Действительно, пока они разговаривали, заметно посветлело, и розовый свет зари отражался в капельках росы и в мигалке на крыше машины Трента.

— Не в этом дело. Тот, кто вытащил провода из вашей машины, может вернуться и днем. Он вообще может скрываться где-нибудь поблизости.

Казалось, он поверил, что это не она испортила свою машину. Место, где они с Трентом сейчас находились, было окружено достаточно густым лесом, и злоумышленник мог легко спрятаться там. Но, как бы то ни было, она все равно не хотела идти куда-либо с Трентом и тем более не хотела садиться к нему в машину.

Это было удивительно ей самой.

Она взяла свою сумочку и ключи, закрыла двери на секретки и последовала за Трентом. Может быть, он сам все это сделал — сам вытащил провода, а теперь завезет ее в какое-нибудь тихое место, убьет, а труп где-нибудь утопит. Потому что ему проще было бы вызвать буксир по радиотелефону из своей машины.

“Но он же полицейский”, — возразил ей ее внутренний голос.

Ну и что? Полицейские тоже, как и все остальные, сходят с ума.

Сзади послышался шум приближающейся машины. Она замедлила ход и съехала на обочину, гравий зашелестел под шинами. Ларк обернулась и увидела маленький голубой “Шевроле”. Его дверь открылась, и из него выскочил Брет Жиллет.

— Ларк! — закричал он, тяжело переводя дыхание. — Я искал вас всю ночь!

Он был весь всклокоченный. И его безупречно отутюженная визитка, которую он неизменно надевал на службу в магазин, была страшно измята.

— Я случайно узнал, что вас выгнали из “Прибрежного Дуба”, и очень за вас испугался.

Какое облегчение! Ларк была приятно удивлена и тронута тем, что кто-то о ней беспокоится и главное — теперь не надо было садиться в машину к Тренту. Брет, конечно, не откажется подвезти ее.

* * *

По дороге в город Брет рассказал ей историю жизни Трента.

— Трент когда-то работал в полиции Чикаго, но сбежал оттуда — стал сильно психовать. Потом провел несколько месяцев в больнице, подлечился.

— Я сразу почувствовала, что он какой-то странный. Что же на него так подействовало? Вы знаете?

— Думаю, у него с детства была к этому предрасположенность. К тому же, когда ему было лет десять, у него на глазах погиб его отец — перевернулся на тракторе. Трактор упал и задавил его насмерть.

— Какой ужас! — воскликнула она, вспоминая, что такое чуть было не случилось с Натаном.

— Да, хорошего мало.

— В то время вы уже здесь жили?

— Да, но я был еще маленький и почти ничего не помню про те годы.

— А что же случилось в Чикаго?

— В Чикаго он принимал участие в охоте за серийным убийцей, который убивал главным образом женщин. В общем, тоже неприятная история. Не знаю, правда это или нет, но говорят, что в конце концов одной из жертв оказалась его подруга.

Ларк вспомнила, как отстраненно всегда держался Трент, и внутренне согласилась, что у него должны быть веские причины для такого поведения.

— Прямо какой-то злой рок его преследует, — сказал Брет. — Вам не кажется?

Ларк вздрогнула и возблагодарила судьбу за то, что Брет оказался рядом и не пришлось ехать вместе с Трентом.

Трент оказался прав — в автомастерской ей сказали, что у них таких проводов нет и что их надо заказывать. Это займет несколько дней. Тогда Ларк попросила отправить тягач и отбуксировать ее машину на охраняемую стоянку.

— Похоже, вам придется тут задержаться, — сказал Брет, когда они, покинув гараж, направлялись к его голубому “Шевроле”.

— Даже не знаю, куда мне теперь деваться, — вздохнула Ларк, потирая голову, которая не переставала болеть с самого момента ее пробуждения. — Может быть, вы что-нибудь посоветуете?

— А почему бы вам не остановиться у меня? — спросил Брет.

Она удивленно посмотрела на него.

— Я сам могу спать на диване.

— Я прямо даже не знаю, — ответила она, почти поддаваясь искушению.

Брет смотрел на нее с преданной искренностью сельского священника.

— Мне безразлично, что будут говорить люди, если это вас беспокоит.

Резкий звук полицейской сирены заставил их обернуться. Это был Трент — его машина резко затормозила, поднимая клубы пыли. Через минуту он вышел из нее, сжимая в руке пару резиновых трубок с металлическими наконечниками.

— Где вы достали эту штуку? — удивленно спросил Брет.

Оказалось, Трент привез провода зажигания.

— На автомобильной свалке, — безразличие произнес Трент и, обращаясь к Ларк, добавил: — Через пятнадцать минут ваша машина будет в исправности.

Казалось, он всеми силами хочет выпихнуть ее из города. Или, может быть, он старается, чтобы она осталась одна? Но какой бы ни была его цель Ларк все равно не сядет к нему в машину.

И снова Брет пришел к ней на выручку.

— Я могу сам это сделать, — сказал он, указывая на провода.

— Ну хорошо, — ответил Трент и безразличие пожал плечами.

* * *

Через полчаса автомобиль Ларк был в порядке.

— Спасибо, вы меня спасли, — сказала она Брету, который только что закончил работу.

— Я бы не сказал.

— Ну, почти что спасли.

— Когда я предложил вам воспользоваться моим домом, я говорил вполне серьезно. Мое приглашение остается в силе.

— Очень любезно с вашей стороны, но я решила возвратиться домой.

— То есть в Калифорнию?

— Да. В действительности все вышло не так, как я рассчитывала.

— В жизни так обычно и происходит. Но, может быть, стоит попробовать еще раз.

Он посмотрел на нее изучающим взглядом, от которого ей стало немножко не по себе. Не оттого ли, что он в курсе всех сплетен о ней? И не потому ли он так настойчиво зазывает ее к себе, что у него какие-то свои виды на нее?

Но он сразу улыбнулся ей уже знакомой застенчивой, смущенной улыбкой.

“От всего этого можно запросто свихнуться”, — подумала Ларк.

Она села в свою машину, захлопнула дверцу и опустила стекло.

— Спасибо за все, — сказала она Брету.

— Пожалуйста, — ответил он. — Если вдруг надумаете, то я вас жду. В любое время.

Когда она поехала, Брет остался стоять возле площадки для пикников. В зеркальце она могла еще долго видеть его удаляющуюся фигуру.

* * *

До того как окончательно покинуть этот город, ей надо было сделать еще два дела: во-первых, успеть сфотографировать каких-нибудь диких птиц, чтобы не слишком расстроить папу, и, во-вторых, вернуть Натану Сенатре его вещи.

Всю светлую часть дня она провела за городом, пытаясь обнаружить каких-нибудь диких птиц, но сегодня все они, как назло, прятались. Когда она добралась до дома Натана Сенатры, уже начинало темнеть. Пока она ехала по знакомой грунтовой дороге, этот дом издалека казался ей таким уютным. Его окна словно излучали теплое сияние.

Трактор, который чуть не убил Сенатру, помятый и погнутый, стоял возле ветряной мельницы. “Будет лучше, — подумала она, — если он не станет чинить этот трактор и вообще никогда больше не сядет на него”.

Ларк постучала в дверь, ведущую на кухню, отступила на шаг и стала ждать.

Вскоре он появился, — видимо, прямо из ванны, босой, с влажными волосами. Его футболка была вся в мокрых пятнах. В таком виде он выглядел весьма сексуально. Натан был приятно удивлен ее появлением.

— Вы победили, Трент и миссис Би тоже. Я уезжаю, — сказала она, протягивая ему пакет с его вещами.

Сказав это, она почувствовала, что ее душевные силы иссякли, что она внутренне опустошена. Ну и разве она была в состоянии преодолеть такие трудности, обладая столь скудным запасом душевных сил? Ей не следовало сюда приезжать.

— Я хотела спросить вас об одной вещи, перед тем как уеду.

Натан стоял и молча слушал ее.

— Скажите, это вы убили ее?

Он ничего не ответил. А что она хотела бы от него услышать? Слово “нет”? А если он и произнесет это слово, разве она поверит ему? Она постарается поверить, очень, очень постарается.

Он задумчиво почесал в затылке и откинул со лба прилипшую влажную прядь.

— Я ли убил ее? — переспросил он и грустно усмехнулся. Его ответ оказался совершенно неожиданным.

— Я бы сам хотел это знать, — произнес он задумчиво.

Такой ответ совсем ее не устраивал, потому что нисколько не мог ей помочь.

— Как это — вы не знаете? — удивилась Ларк.

— Очень просто, — спокойно объяснил он. — В ночь убийства я был сильно пьян. Я ничего не помню. Абсолютно ничего.

Это было потрясающе! Это было что-то! То, что он сейчас сказал, сразило ее наповал. Но, собственно, почему она так остро восприняла его слова?

Неожиданно для себя она рассмеялась. Нет, ну надо же. Он, оказывается, был пьян. Не в силах больше смотреть на него, она отвернулась и пошла прочь, с трудом передвигая ноги, вдруг ставшие тяжелее свинца. Она приехала сюда, в Айову, чтобы избавиться от камня на душе, но вместо этого камень стал еще больше. Этот груз оказался настолько велик, просто невыносимо велик. Он едва не переломил ей хребет.

Она вдруг споткнулась и упала.

— Я слышал, вы сказали миссис Би, что спали со мной, — послышался сзади голос Натана.

— Да, но… — Слова застряли у нее в горле комом.

Она сглотнула и вновь обрела возможность говорить.

— Небольшое преувеличение с моей стороны, — сказала она.

Преувеличение или, может быть, принятие желаемого за действительное.

— Еще я слышал, что вас выбросили из “Прибрежного Дуба”?

Ей вдруг захотелось плакать, но только здесь, перед ним, она не могла себе этого позволить. Где угодно, только не здесь, не сейчас и не перед ним.

Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Это помогло — ее голос уже почти не дрожал.

— Вот тут вам сказали абсолютную правду.

— Вы, конечно, знаете, что представляет из себя эта миссис Би?

— Догадываюсь.

— Не нахожу для нее другого слова, кроме слова “тварь”.

Но, пытаясь подбодрить ее, он только еще больше растравил ее душу. Все поплыло у нее перед глазами, горло перехватило, и, чтобы не разрыдаться у него на глазах, она вскочила и побежала прочь по направлению к своей машине.

Лихорадочно дергая ручку дверцы, она вдруг почувствовала на своих плечах его руки. Она отвернулась, скрывая текущие слезы.

— Оставьте меня в покое, — прошептала она, всхлипывая.

— Ладно, ладно, успокойтесь, — сказал он и притянул ее к себе.

Ларк обернулась и уткнулась лицом в его грудь, зная, что когда-нибудь наверняка пожалеет об этом, но сейчас ей было с ним так хорошо, так покойно. Он слегка покачал ее в своих объятиях. — Да вы просто устали, — сказал он. То, что он так прекрасно ее понимает, было ей еще более приятно и еще больше согрело ее. Ее всхлипывания стали реже, и вдруг ее словно прорвало — она начала быстро, скороговоркой, рассказывать ему все — и о том, как кто-то намеренно испортил ее машину, и что Трент решил выставить ее прочь из города, и о том, что ее фотосъемка перелетных птиц ни насколько не продвинулась.

— Я сумела сделать только один снимок, — пожаловалась она. — Да и тот — обыкновенного воробья, в городе. Ни тебе техасского пересмешника, ни мексиканской мухоловки!

— Если вам так нужны птицы, я покажу их вам, — пообещал он.

— Правда? — обрадовалась она.

Ее истерика как-то незаметно прошла, так и не успев разыграться в полную силу.

— Пару дней назад я, например, своими глазами видел пестрого тетерева.

— Не может быть! — восхитилась она.

— Истинная правда, — улыбнулся он.

Взяв ее под руку, Натан повел ее к дому. Она шла, чуть пошатываясь. То, что случилось наверху, она уже плохо помнила — она как-то очутилась в его теплой постели, а то, что он поцеловал ее в лоб, она совсем не почувствовала, потому что уже спала.

Глава 15

Проснувшись, Ларк почувствовала вкусный запах. Пахло не то яичницей, не то оладьями. Здесь, в Елизавете, она с первого дня жила на строгой диете из йогурта, каши и холодных сандвичей и поэтому теперь умирала от голода. Натянув джинсовые шорты и белую футболку, она босиком прошла в ванную, где поплескала себе на лицо холодной воды и потерла зубы салфеткой из махровой бумаги. Потом она попыталась расчесать свои спутанные волосы маленьким черным гребнем, который нашла на полке над раковиной.

Не преуспев в приведении волос в порядок, Ларк спустилась по деревянным ступеням на первый этаж, бесстрашно ступая босыми ногами по накопившейся здесь пыли и грязи.

На кухне стол был уже накрыт. На нем стояли какие-то фантастические, страшно старомодного фасона блюда, словно это был бабушкин сервиз. Имелись и столовые приборы, каждый из которых состоял из вилки, ножа и набора салфеток, апельсиновый сок в бокалах и горка французских тостов, которые она так любила.

Натан, одетый в джинсы и футболку, с лопаткой в руке колдовал над своей древней плитой. Он слегка повернул голову, поприветствовал Ларк и снова сосредоточился на своем занятии.

— Сейчас будет еще один, — сказал он таким будничным тоном, словно они с ним каждый день просыпались под одной крышей.

Все это было так прекрасно — и постель, и этот завтрак, — слишком прекрасно, чтобы быть реальностью.

— В чем дело, Натан? К чему все это? — удивилась Ларк, опершись обеими руками на верхнюю перекладину спинки стула

— Это все — к заправке, то есть к еде, — ответил он, не отвлекаясь от своего занятия.

Он разбил яйцо о край сковородки и разломил его пополам так, словно открывал устрицу. Содержимое шлепнулось на сковороду и зашипело в масле. Вслед за первым яйцом туда же отправились и три других.

— Я не ахти какой повар, но, думаю, есть это будет можно, — бодро произнес он.

Ларк присела к столу.

Рядом с дверью в металлической коробке гудел вентилятор, втягивая внутрь помещения влагу утра и свежий аромат росы. Запахи с улицы обещали очередной жаркий день, но в этот ранний послерассветный час тепло было вполне переносимым, даже приятным.

Натан положил ей на тарелку два поджаренных яйца, а вернее сказать, то, во что они превратились после его кулинарных манипуляций, — нечто среднее между омлетом и глазуньей. Но в его фирменном способе приготовления яичницы, как и в такой манере сервировки стола, было своеобразное очарование.

Натан сел за стол напротив нее. Косой луч солнца, падающий через окошко над раковиной, выгодно подчеркивал рельеф его лица. В косом солнечном свете его глаза казались еще голубее, а его темные волосы — черными как уголь. После хорошего сна его взгляд был мягким и зовущим и в то же время невинным.

— Спасибо вам, — сказала она и развернула салфетку на столе перед собой, — за то, что приютили меня на ночь.

— Можете жить у меня сколько хотите, — ответил он.

Он приглашает ее поселиться у себя? Интересно, но уже, к сожалению, не актуально.

— Я решила, что сегодня уеду домой.

Он пожал плечами, словно говоря “поступай, как знаешь”. Потом он взял в руку вилку, попробовал свою стряпню и снял с языка кусочек яичной скорлупы.

— Не думал, что вы из тех, кто легко сдается. “Все, — подумала она, — перемирие кончилось”.

— И вы сильно ошибались — я именно из тех, кто пасует с пеленок. В детстве, например, я очень хотела стать герлскаутом, но двух недель в этой безобразной коричневой униформе мне хватило на всю оставшуюся жизнь. Пару лет спустя я начала заниматься верховой ездой, но через месяц постоянных падений на землю я поняла, что с меня хватит. В последнем классе школы я захотела научиться играть на пианино, но смогла одолеть только первую часть самоучителя.

Она неестественно засмеялась: то, что она сейчас рассказала ему в качестве шутки, забавной истории, вдруг убедило ее саму, что она действительно слабак, неспособный ничего довести до конца.

Когда они поели и он покончил со своими ежедневными утренними заботами, он повел ее смотреть диких птиц.

Они пошли к другому пастбищу, расположенному на том конце его владений, где Ларк до сих пор не бывала. Только сейчас она начала замечать, насколько сильно его земля отличается от владений его соседей. Главное отличие было в том, что его пастбища не были выровнены так, как это делали его соседи. Там, казалось, некая гигантская рука сгребла с площадки на ее край все — каждый куст, каждый бугор, каждый столб. Они шли, поднимаясь на холмы и спускаясь в ложбины, пока не добрались до большой нетронутой рощи в промежутке между двумя холмами. Роща оказалась настоящим птичьим раем. Ее пернатые обитатели, оказавшиеся весьма многочисленными, то и дело порхали с ветки на ветку, наполняли рощу веселым трезвоном своих голосов. Ларк заметила самодельные скворечники, кое-где прикрепленные на стволах деревьев. Вот так раз! Выходит, Натан любит и оберегает дикую природу. А если так, то разве может такой человек быть убийцей?

Не приближаясь к роще, они присели на краю пастбища, наблюдая движение птиц между ветвей. Даже не пользуясь телеобъективом фотокамеры, Ларк невооруженным глазом смогла разглядеть, как золотистый дятел долбит кору, добывая жучков, как пара американских дроздов вьет себе новое гнездо и как какая-то птица с ярким, радужным оперением тащит огромного жирного червя. Там же было множество других птиц, названия которых она даже не знала. Она начала фотографировать, едва успевая переводить камеру с одной птицы на другую.

— А вон щур-дубонос, — сказал Натан, указывая на крупную птицу с красновато-коричневым хохолком.

Ее очень удивило то, что он, оказывается, так много знал о птицах, но ни одно слово удивления так и не слетело с ее языка — потому что его лицо было очень близко к ее лицу, и она испугалась, что может потеряться в этом человеке, как песчинка в бездонном море.

— Странно, никогда не замечал этого раньше, — сказал он шепотом, чтобы не распугать птиц.

— Не замечали чего? — тоже шепотом ответила она.

— Что у вас веснушки. — Он дотронулся до ее переносицы. — Вот здесь.

Она от неожиданности нажала на кнопку затвора, и камера, направленная вниз, зажужжала. Ларк отвернулась и стала вывинчивать телеобъектив.

— Нам пора, — сказала она, уложив все принадлежности в футляр. — Время идет, а мне еще добираться до дома.

Они медленно пошли обратно. Натан лениво шел сзади нее, словно не хотел, чтобы она уезжала. Вдруг он достал из кармана перочинный нож, срезал с дерева ветку в форме буквы “игрек” и очистил ее от листвы.

— Вы когда-нибудь что-нибудь слышали о лозоходцах? — спросил он.

Ларк утвердительно кивнула.

— Между прочим, я действительный член АОЛ — Американского общества лозоходцев, — сказал он.

— Никогда о таком не слышала, — ответила она.

— Неудивительно, не всякому дано быть лозоходцем — сказал он, взял лозу, как это обычно показывают на картинке, за концы, держа ее так, чтобы она находилась параллельно земле и указывала прямо, и пошел вперед мелкими шагами. — Я сам не знаю, в чем здесь дело, может быть, все зависит от какого-то таинственного физического начала в человеке. В общем, это как шестое чувство.

“Что за дурацкое представление, — подумала Ларк, с недоверием глядя на него, — зачем ему это понадобилось? Наверное, он все-таки действительно сумасшедший, как про него здесь говорят, а раз так, то он может быть опасен”.

Между тем он успел пройти шагов десять-пятнадцать, и лоза в его руках начала раскачиваться и трястись. Его пальцы побелели от усилия, с которым он сдерживал лозу, но вот, несмотря на его заметное сопротивление, в какой-то момент лоза резко повернула вниз, указывая точку на земле.

Это зрелище показалось ей странным и неприятным.

— Здесь есть подземный ключ, — сказал он таким обессиленным голосом, словно этот эксперимент совершенно опустошил его.

— Не думайте, что я в это поверю, скорее я поверю в то, что вы… — не договорила она, поправляя ремешок от фотокамеры у себя на плече.

— Что я сумасшедший? Вы это хотели сказать? — спросил он.

“Именно это я и хотела сказать”, — подумала она.

— Поверю в то, что вы заодно еще и приторговываете средством от всех болезней, — продолжила она. — Вот что я хотела сказать.

Его губы сжались в жесткую прямую линию. Он протянул ей лозу.

— Можете попробовать сами.

— Я не хочу, — ответила она. Выражение его лица страшно изменилось, брови насупились, на лбу собрались морщины, в уголках рта залегли глубокие складки — и все только потому, что она не поверила этому розыгрышу! Только она начала искренне ему симпатизировать и верить, как он вдруг выкинул этот номер! Да он явно сумасшедший — без всякого сомнения!

“Ладно, тем лучше, — подумала она, — тем проще будет его забыть. Да она, можно считать, уже его забыла”.

Он тряхнул протянутой к ней рукой, которая сжимала лозу.

— Попробуйте, — настойчиво повторил он.

— Нет, — ответила Ларк, отстраняясь от него.

— Весь секрет в том, чтобы держать лозу прочно, а не вяло, — он показал как. — Причем запястья должны быть слегка повернуты.

— А, понимаю, — кивнула она, — так вы поворачиваете ее вниз.

Его глаза сузились от злобы.

— Она поворачивается сама, — раздельно произнес он.

— Почему же она тогда сейчас не поворачивается?

— Я не знаю, почему. Может быть, это связано со спецификой протекания электрических процессов в теле каждого отдельного человека. Что-то имеющее отношение к положительному и отрицательному полям.

— Ну-ну, — только и смогла она ответить.

— Попробуйте сами, — он снова протянул ей лозу.

— Вы сказали, что не у всякого это может получиться.

— Не у всякого.

— Поэтому, если у меня не получится, это ничего не опровергнет и не докажет. Кроме одного, что я легковерная дура.

Она взяла в руки лозу. Это была обычная свежесрезанная ветка, покрытая корой. Сегодня был такой прекрасный день, зачем Натану потребовалось его портить?

— Зачем вам все это? — сердито спросила она. Из его горла вырвался клокочущий звук, он вырвал лозу из ее рук, повернулся и быстро пошел прочь, потом остановился и снова повернулся к ней.

— Вы вообще хоть во что-нибудь верите? — почти закричал он. — Можете вы поверить просто так, не задавая вопросов?

Он снова повернулся и пошел прочь и вскоре исчез за холмом.

Ларк стояла и раздумывала над тем, что он сейчас сказал. Нет, пожалуй, она не способна никому и ничему поверить на слово, просто так, без сомнений, без того, чтобы были предъявлены. доказательства.

Она пошла к дому вслед за Натаном, чуть не споткнувшись о ветку, которую он бросил на землю. Она нагнулась и подобрала ее — это просто ветка, ничего больше. Что он там говорил о том, как надо ее держать?

Может ли она поверить без размышлений?

Она повернула запястья так, чтобы во всей ветке почувствовалось напряжение, и медленно пошла вперед, потом изменила направление и прошла десятка полтора шагов, но ничего так и не почувствовала. Просто ветка у нее в руках, вот и все. Она попробовала еще одно направление, и через несколько шагов ветка вдруг начала заметно подрагивать. Она ухватила ее покрепче, но и дрожание тоже усилилось, и вот уже конец ветки начал заметно двигаться, поворачиваясь к земле. Несмотря на то что Ларк изо всех сил старалась удержать ветку, усилие, которое поворачивало ее, было так велико, что буквально вырвало лозу из ее рук, оставив на ладонях ссадины.

Ларк долго стояла, с удивлением глядя на безжизненную ветку, лежащую на земле, разглядывала ссадины на коже ладоней. Ее взгляд устремился в направлении, в котором ушел Натан. Он давно уже скрылся из вида.

Итак, ветка двигалась. Неизвестно, указывала ли она на воду, но она, несомненно, двигалась, Натан говорил правду. Она только что провела что-то вроде опыта по телекинезу — сгибание столовой ложки силой мысли.

Когда Ларк добралась до дома, Натана уже там не было, и грузовичка на обычном месте под навесом не было тоже. Чувствовалось, что он хочет избежать дальнейшего общения с ней. Но Ларк надо было сказать ему, что он оказался прав и чудеса случаются. Или, может быть, ей это только показалось? Да нет же, вот они — ссадины на руках. Чудеса, да и только.

Ларк остановилась во дворе и окинула взглядом двухэтажный дом. Окно верхнего этажа было открыто, и занавеска волновалась на сквозняке. Она улыбнулась самой себе — до того, как она отсюда навсегда уедет, ей надо сделать еще одно очень важное дело.

Глава 16

Натан подъехал как раз вовремя, чтобы увидеть, как из окна второго этажа его собственного дома один за другим вылетают какие-то предметы. “Что еще за чертовщина?” — подумал он.

Он заглушил мотор, поставил машину на ручной тормоз и выбрался наружу. Окно верхней комнатки, где он держал рассаду и которое должно было быть постоянно открыто, теперь темнело провалом. Минуту-другую он рассматривал это зрелище, пытаясь понять, в чем дело.

Неожиданно в темноте мелькнула рука и прядь светлых волос, и из окна на землю, переворачиваясь в воздухе, полетел один из его самодельных деревянных ящиков с рассадой. Ящик упал со стуком и раскололся, грунт посыпался наружу. Находившиеся в нем нежные, только что пробившиеся ростки не могли пережить такое обращение — теперь можно было считать их погибшими.

Он замер, пораженный этим зрелищем, между тем из окна вылетел еще один ящик. Она уничтожала его рассаду!

Меньше чем за секунду его удивление переросло в ярость. Кровь закипела у него в жилах, и, без крика и шума, он сорвался с места и побежал наверх, топая тяжелыми башмаками по деревянным ступеням и сам не зная, какую расправу он ей сейчас устроит.

* * *

Ларк уже почти закончила задуманную операцию по уничтожению ростков конопли, когда с лестницы донесся топот тяжелых шагов. Только шаги, и больше ничего. Но в них злобы и ненависти было больше, чем в любом угрожающем крике.

Она почувствовала, что волна удушающего жара обдала ее. В ее мозгу вдруг проснулись давние кошмарные воспоминания, которые до сих пор хоронились в самых глухих тайниках ее сознания, и жуткие, зловещие тени забегали у нее перед глазами. Многие годы Ларк пыталась обманывать себя, что страхи побеждены, что страшное прошлое забыто. Но, оказывается, они прятались не так уж глубоко и снова ожили при первой же возможности.

Шаги грохотали на лестнице все громче и чаще, они оглушали ее, словно удары гигантского колокола. Ларк заметалась по комнате, толкаясь руками о стены, как будто хотела просочиться сквозь них и исчезнуть.

В дверном проеме появился он.

— Какого черта ты здесь делаешь?! — заорал он дурным голосом.

Она шарахнулась и опрокинула стол, на котором еще оставалась пара ящиков с рассадой. Все с грохотом посыпалось на пол.

“Беги, — сказала она себе, прижавшись к подоконнику раскрытого окна, — беги”.

Он бросился к ней через комнату и схватил ее за руки, его пальцы больно впились в ее кожу. Его рот открывался и закрывался, он что-то яростно кричал ей, но она не слышала слов — в ее ушах стоял шум. Он несколько раз встряхнул ее, добиваясь какого-то ответа. Ларк хотела что-то объяснить ему, открыла рот, но только жалостный, испуганный вой вырвался из глубины ее души.

Он еще раз встряхнул ее, потом отпустил ее руки и продолжал что-то кричать, яростно жестикулируя.

— Только не бейте меня! Пожалуйста, не надо меня бить!

Сенатра вдруг замолчал, его руки опустились, а глаза широко раскрылись. Гневное выражение на его лице сменилось испуганным и грустным. Немая сцена продолжалась несколько секунд.

Ларк поняла, что он больше не держит ее, и, перевалившись через подоконник, она упала на крышу кухни.

* * *

Натан выглянул из окна. Ларк лежала на покрытой гофрированным листом крыше, на самом краю, уцепившись за карниз. Ее лицо было скрыто волосами, она тяжело дышала.

— Ларк, — тихо позвал он.

Слава богу, что она не сиганула вниз, на землю. Не стоит и пытаться вытащить ее оттуда силой. Похоже, она уверена, что он хочет убить ее и утопить тело в пруду.

— Ларк, — сказал он, — только не двигайтесь. Я ухожу, ладно? Когда я уйду, забирайтесь обратно, хорошо?

Натан подождал. Она никак не отреагировала.

— Я ухожу! — воскликнул он. — Спускаюсь вниз!

Он отошел от окна и остановился у двери, но никаких звуков не услышал. Тогда он пошел вниз по лестнице, стараясь топать как можно громче, а потом еще и хлопнул нижней дверью. Остановившись посреди разбитых ящиков, рассыпанной земли и погубленной рассады, он посмотрел наверх. Она все еще лежала на крыше, пряча лицо.

— Я уезжаю! — крикнул он снизу. — Когда услышите шум мотора, знайте, что все в порядке! И тогда забирайтесь назад через окно.

Никакого ответа.

Тогда он сделал, как сказал, — сел в грузовик и потихоньку поехал прочь, надеясь, что Ларк сейчас наблюдает за этим представлением, которое он разыгрывал ради нее.

За холмом он остановился, вышел из машины и лег под деревом, надеясь, что с минуты на минуту она проедет мимо в своем маленьком белом автомобиле. Так прошел час, но ничего не произошло.

Тогда он вернулся к дому. Ее маленький белый автомобиль был все на том же месте, а она все еще была на крыше. Правда, теперь она сидела, прислонившись спиной к стене рядом с окном и подобрав ноги. День был теплый, но она обхватила себя руками, словно ее знобило. Теперь она следила за ним, не пряча своего лица.

— Привет! — крикнул он снизу, глубоко засунув руки в карманы своих джинсов.

— Привет, — тихо и виновато ответила она.

* * *

— Когда я был маленький, — сказал он так, словно собирался поболтать с приятелем, — я любил забираться на крышу и смотреть оттуда на закат.

Она не ответила, но слегка улыбнулась.

— Иногда я забирался туда, когда что-то меня беспокоило или когда хотел спрятаться от мамы.

Она улыбнулась еще раз, и он почувствовал надежду убедить ее, что он не убийца, а нормальный человек.

— Можно мне подняться? — спросил он. Она кивнула.

По пути он задержался на кухне и заглянул в холодильник. Немного молока, пара банок пива, несколько яиц, еще какие-то объедки — вот и все, что там было. Немного. Но на нижней полке он обнаружил кулек с подсолнечными семечками, которые сам нажарил на прошлой неделе.

Он осторожно, чтобы, не дай бог, не спугнуть ее, подошел к окну, пряча кулек за спиной, выглянул, осмотрелся, потом выбрался на крышу, подошел к Ларк, не спеша ступая подкованными башмаками по скользкой жести, и присел рядом. С крыши открывался потрясающий вид на подступавшие к его двору со всех сторон поля, изумрудно-зеленые ковры молодой пшеницы. Близкое к заходу солнце было красным, как рубин.

Он прилег возле Ларк на железо крыши и протянул ей кулек с семечками. Не понимая, что это, она машинально взяла кулек. Натан протянул руку и раскрыл кулек сверху так, чтобы было видно, что в нем внутри.

— Подсолнечные семечки, — пояснил он. — Я сам их испек. Сначала вымочил в соленой воде, потом пожарил на сковородке. Должно быть вкусно.

Она осторожно взяла несколько штук перепачканными в земле руками и уронила. Тут он заметил, что она, оказывается, успела разодрать коленки, пока ерзала по крыше. Ларк сложила руку горсточкой, и Натан, зачерпнув семечек из кулька, насыпал ей в ладонь. Он не пытался дотронуться до нее, просто лежал рядом, и они вместе смотрели на закат.

— Простите меня, что я так поступила. Ваши растения… — она растерянно замолчала.

— Ничего, — бодро ответил он, — пустяки. Пять лет работы насмарку — и из-за чего? Действительно пустяки!

— Я испугалась, что их может найти полиция, если бы они вдруг решили осмотреть ваш дом. Простите меня. Конечно, это не мое дело,

— Ларк, ладно, хватит об этом.

Хватит об этом — растения уже погибли, и больше нечего об этом говорить. Что толку. Просто все придется начинать с нуля.

Солнце садилось, и башни элеватора вместе с церковной колокольней чернели на фоне огромного красного диска.

— Как может случиться, что человек напивается до потери сознания и потом совершенно ничего не помнит? — спросила она вдруг дрожащим голосом.

— А, это, да очень просто.

Она молчала. Видимо, ей трудно было его понять. Она сама была не из тех людей, которые способны довести себя до полной потери самоконтроля.

— Раньше я много пил, — сказал он и сам удивился, как убедительно прозвучали его слова. — Но однажды почувствовал, что дошел до ручки, и после этого сразу бросил. До той ночи, когда убили Мэри-Джейн, я, можно сказать, уже многие годы был настоящим трезвенником. Даже не знаю, как это объяснить, но именно тем утром я проснулся у себя на крыльце с дикого похмелья и не помню ничего.

Он взял из ее рук опустевший газетный кулек, скомкал его и засунул себе в карман. Скверная история, в которой ему абсолютно нечем гордиться.

Начало темнеть. Фонари наружного освещения автоматически включились. Стало слышно, как гудят провода. В траве застрекотали кузнечики, со стороны пруда донеслось кваканье лягушек. В ветвях деревьев запели цикады.

— Извините, что испугал вас, — сказал Натан, — мне надо было вести себя поделикатнее.

— Дело не в вас, а во мне, — мрачно произнесла она, непонятно зачем одергивая шорты. — Меня изнасиловали. Это было давно, очень давно, но иногда мне кажется, что это случилось чуть ли не вчера.

Он замер, потрясенный. Его сердце, казалось, остановилось. Он думал, что она боится его, считая убийцей, а оказывается… Теперь ему ясно, почему она так заметалась, когда он попытался поцеловать ее у ручья.

Она вздохнула, ощутив странное облегчение, и продолжила свой рассказ, наполняя сердце Натана горечью.

— Примерно десять лет назад я поступила в колледж в штате Техас. На моем курсе учился парень. Я даже не знала его имени, мне не приходилось с ним разговаривать, я только иногда видела его на общих лекциях — издали. Тогда я жила в университетском кампусе, в однокомнатном номере с кухней. Однажды он выследил меня, ворвался ко мне домой и… — она перевела дыхание. — Он угрожал мне ножом. А когда получил то, чего хотел, попытался убить меня. Когда я вышла из больницы, то сразу же вернулась к родителям в Калифорнию. С тех пор я больше никогда не покидала родительского дома. Никогда.

Работала для моего отца, помогала наблюдать птиц.

Теперь ему стало понятно, откуда у нее такие странные представления о жизни — ведь последние десять лет она была от нее полностью изолирована!

Некоторое время оба молчали в темноте.

— Я бы хотела вас попросить сделать мне одолжение, — вдруг сказала она.

Он молча ждал, что она скажет дальше.

— Дайте мне вашу руку.

Он охотно дал бы ей не только свою руку, но и всего себя, но пусть пока будет рука. Он осторожно сжал ее ладонь.

— И еще кое-что, — сказала Ларк.

— Говорите, — ответил он.

— Я бы хотела с вами переспать.

Глава 17

Ее слова словно повисли в воздухе. Она почувствовала, как кровь приливает к ее лицу, но, слава богу, благословенная темнота укутывала ее своим покрывалом, скрывая от его взгляда.

Время шло, но Натан ничего не отвечал. Это показалось ей так унизительно, что она уже стала горько жалеть, что осмелилась сказать такое. Тишина была невыносима, и Ларк решила наполнить ее болтовней, чтобы хоть как-то смягчить напряженность.

— Когда я была маленькой, — заговорила она, глядя куда-то в пространство, — дорога, по которой я каждый день ходила в школу и обратно, проходила мимо одного странного дома. Это был маленький домик из красного кирпича под крутой черепичной крышей. За забором виднелся запущенный сад, весь заросший бурьяном. Мне казалось, что там живет ведьма, и я так боялась этого дома, что переходила на другую сторону улицы.

Она облизнула сухие губы. Собственный рассказ чуть успокоил ее. Мир вокруг продолжал жить своей жизнью — светлячки тучами кружили над травой, а кузнечики хором пели в свете месяца. Минувший день был невыносимо жаркий, но эта ночь была просто прекрасна.

— Когда я рассказала папе, что боюсь этого дома, мой папа решил, что мы обязательно должны сходить туда в гости. Я испугалась еще больше и умоляла его не водить меня туда, но он не хотел и слушать.

Оказалось, что в этом домике живет слепая старушка, живет совершенно одна. Она приняла нас очень любезно и угостила чаем с печеньем — я до сих пор помню ее чашки настоящего китайского фарфора, других таких я нигде не видела. На моей чашке были следы губной помады, и я очень расстроилась, потому что понимала, что старая леди никогда бы не подала гостю чашку со следами губной помады, если бы только могла видеть. А когда мы уходили, она подарила мне букет фиалок.

Это было все, что она хотела ему рассказать, и ей самой было непонятно, почему вдруг вспомнилась эта история.

— Все мы чего-нибудь боимся, — отозвался он из темноты.

Это было точное замечание.

— А чего боитесь вы? — спросила Ларк, чувствуя, что он имеет в виду в том числе и самого себя.

— Когда вы сиганули из этого окна, я просто до смерти испугался, — ответил Натан.

Ха-ха! А чего еще она ожидала — долгой исповеди, выворачивания души наизнанку? Не стоит ждать от мужчин таких вещей — они не соответствуют их природе.

— Ларк, — вдруг сказал он, — наверное, я не скажу вам ничего нового, но вы не пробовали проконсультироваться у психиатра? Это то, что вам сейчас нужно.

Его слова всколыхнули ее память, и перед ее внутренним взором лавиной понеслись воспоминания — воспоминания о тех часах, днях и неделях, сливавшихся в месяцы и годы, которые она провела в кабинете доктора Мэри Свани. Она сидела за столом напротив врача и все говорила, говорила. Последние события ее жизни еще раз подтвердили, что эта “терапия” ничего ей не дала.

Сейчас она боится мужчин не меньше, чем сразу после того, что произошло.

— О да, я уже обращалась к психиатру, — сказала она.

Натан Сенатра по-настоящему растерялся — впервые за всю свою жизнь. Трудно было понять, чем он мог бы ей помочь, но только ее унылый ответ сказал ему больше, чем он спрашивал.

Хотелось ли ему любить ее? А то как же! Но только не так — не пользуясь ее слабостью, потому что он будет чувствовать себя последним подлецом, а она еще" раз станет жертвой. Он встал, стараясь удержать равновесие на скользкой, покатой крыше, и протянул ей руку.

— Пойдем, — сказал он ей голосом, полным тихой и теплой ласки и бог знает каких еще других чувств, которых он в себе раньше не замечал.

В данный момент его планы не шли дальше того, чтобы вытащить ее с этой крыши. Она подала ему руку и осторожно шагнула. Натан помог ей перебраться через подоконник.

Пол в комнате после недавнего разгрома был засыпан садовой землей — грустное напоминание о бездарно пропавших годах работы. При виде этого зрелища он почувствовал горечь утраты. Это показалось ему странным. Он уже привык считать, что ему давно все безразлично и он потерял способность что-нибудь чувствовать. Огорчение словно расшевелило его душу, и это было даже забавно. Он усмехнулся.

Натан посмотрел на Ларк и увидел, что она уставилась на него большими и испуганными, как у кошки в темноте, глазами.

Хотел бы он любить ее? О да! Он делал бы это медленно, нежно и благоговейно — как и следует любить женщину. Он бы медленно раздел ее и сам на руках отнес на ложе. Но решать таким путем чьи-то психиатрические проблемы — увольте. Вряд ли он сможет быть лекарством для нее, и вообще — это не его дело.

Он только хотел ее, хотел почувствовать ее тело под собой — и все. Ничего, кроме взаимного удовольствия. Что-то большее подразумевало бы возникновение привязанности и взаимных обязательств, а это ему было совершенно ни к чему.

И вместо того, чтобы дотронуться до нее, он сделал шаг назад. Шаг символизировал бегство, и Ларк поняла это. Она почувствовала, как кровь отлила от ее лица.

Мысли Натана заметались в поисках нужных слов, от которых Ларк не впала бы опять в истерику. Но, чтобы с честью выйти из такой ситуации и подыскать нужные слова, ему не хватало жизненного опыта, ибо не каждый же день женщина обращается к мужчине с такими просьбами!

Словно прочитав его мысли, Ларк бросилась прочь.

Она побежала в ванную и попыталась закрыться там, но деревянная дверь, разбухшая из-за постоянной влажности, не входила в паз. Натан для приличия подождал минут пять, потом деликатно постучал и заглянул внутрь.

Ларк сидела на краю ванной и размазывала по лицу слезы выпачканными в земле пальцами, отчего все ее лицо было в грязных потеках.

— Мне лучше уехать, — сказала она сквозь рыдания.

Он молча взял с вешалки полотенце, намочил его под краном, присел перед ней на корточки и стал медленно вытирать ей лицо.

— Я грязная, — вдруг безучастно произнесла она.

Он принялся тереть и умывать ее с удвоенным старанием, но оказалось, что она имеет в виду совсем другое.

— Я грязная — и поэтому вы боитесь до меня дотронуться. Я вас не осуждаю. В том, что со мной случилось, нет моей вины, но, если носишь пятно год за годом и не можешь его смыть, оно постепенно срастается с тобой.

— Бога ради, Ларк, не надо так говорить! — ужаснулся он.

— После того как это случилось, я не могла избавиться от ощущения нечистоты, и у меня появилось навязчивое желание все время мыться. Я становилась под душ и терла себя, пока моя кожа не начинала кровоточить. Но как бы я ни старалась, я никак не могла почувствовать себя чистой.

Натан смотрел на нее снизу вверх, удивляясь таким признаниям и пугаясь их. Наконец он опомнился и заговорил.

— Знаешь, что я подумал, когда первый раз здесь тебя увидел? — спросил он, улыбаясь. — Ты показалась мне принцессой, чистой и недоступной, словно ангел.

— Тогда ты ничего про меня не знал, — ответила она и грустно улыбнулась. — Я же все вижу и понимаю, что произвожу на тебя отталкивающее впечатление.

Он бросил испачканное полотенце в ванну и обнял ее колени. Отстраненность, которую он до сих пор чувствовал по отношению к ней, улетучилась без следа.

— Ты спрашивала, чего я боюсь? — спросил он, и его голос дрогнул. — Я боялся дотронуться до тебя, боялся, что если только раз прикоснусь к тебе, то не смогу остановиться…

В уголках ее глаз, к его утешению, еще пряталась искорка печали. Ему было видно, что она хочет и не может, не осмеливается ему поверить.

— Не может быть, — сказала она.

— Но это так. Я боюсь тебя.

— Но почему?

— Потому что я не могу быть ни для кого лекарством от его проблем.

— Почему? — опять спросила она, нежно дотронувшись до его щеки.

Спросила с выражением такой невинной простоты, словно ребенок, который пытается узнать, почему небо голубое.

— Может быть, поцелуемся на прощание? — спросила она.

Эта просьба напугала его. Речь шла не только о прикосновении губ, но и о прикосновении души к душе.

— Лучше не надо, — пробормотал он.

— Вы не хотите? — спросила она, глядя на него с недоверием.

— О, хочу, да еще как! — страстно простонал он.

— Ну так давайте.

Она коснулась головой его подбородка, потом заглянула снизу вверх ему в лицо. В ее просящем взгляде он прочитал мольбу не смущать ее отказом. Ее губы, набухшие после плача, словно весенние почки после первого дождя, были тем приглашением, от которого невозможно отказаться. Но почему именно он, почему она избрала именно его тем героем, который должен изгнать демона, поселившегося в ней? Ведь он, Натан Сенатра, с трудом справлялся с собой самим, где уж ему пользовать других.

— Я хочу попробовать, как это бывает, — сказала она.

Ну, он-то прекрасно знал, как это бывает! Впрочем, с ней у него все было словно впервые.

Ее губы отдавали горьким и таинственным вкусом незнакомых трав, растущих возле заброшенных канав в тени изгородей из живого кустарника. В них чувствовалась сокровенная пульсация самой жизни. Когда Натан впервые увидел ее, она плыла над его полем, словно восходящее солнце над просыпающейся весенней землей, и он испугался, что бредит. Сейчас он точно так же испугался, что все это, словно сон, исчезнет в одночасье. Он покрепче прижал ее к себе, наслаждаясь теплом ее мягкого и податливого тела.

Он может и должен любить ее, он должен познать ее — ее тело и душу, и не просто познать ее, а в каком-то смысле и стать ею.

— Ты веришь в предопределение? — спросила она, точно прочитав его мысли.

Предопределение? Это слово вызвало в его памяти образы тех, кто покупает гороскопы и посещает гадалок. С теми, кто постоянно ищет причину своих неудач в чем угодно, только не в себе самом. У него были когда-то такие знакомые.

— Нет, — резко ответил он.

— А я верю. Вернее, совсем не верила до сих пор, но сейчас почти поверила. Я приехала сюда, в Метамору, думая, что снова бегу от чего-то, а вместо этого нашла здесь тебя.

— Не думаю, — ответил он. — Я не могу быть ничьим предопределением.

— Ты сделаешь меня лучше.

Ее слова снова напугали его, напугали перспективой какой-то страшной ответственности.

— Я ничего не могу тебе обещать, — сказал он стараясь уберечь ее от крушения напрасных надежд — Запомни! Я ничего тебе не обещаю.

— Я и не жду никаких обещаний, — сказала она.

— Тем лучше, — с сомнением произнес он. Он глубоко вдохнул, втягивая в себя ее запах.

Его пальцы пробежали по шелку ее волос.

— Это может быть больно, — предупредил он.

— Это уже больно — вот здесь, — она положила руку на сердце.

— Я не хочу причинять тебе боль.

— Я знаю, — ответила она с печальной улыбкой и вдруг неожиданно объявила: — Я другой веры.

“Ну вот, опять начались причуды!” — подумал он.

— Я не принимаю противозачаточных средств, — пояснила она и нервно сглотнула, — я захватила с собой из дома упаковку, но срок годности вышел, я ее выбросила, а новыми обзавестись не успела.

— Не беспокойся, — он обнял ее за плечи и притянул к себе, — я обо всем позабочусь.

Глава 18

Он устал и прекратил бороться с собой. Может быть, это и называется капитуляцией, но он не думал об этом. Сейчас он хотел только слиться с ней. Раствориться в ней.

В ванной было сыро и душно, и он предложил Ларк перебраться в спальню, что они и сделали. Натан щелкнул выключателем, и неяркий, мигающий свет флуоресцентной лампы осветил его комнату: ободранная кровать с пухлым матрасом и кучей неразобранного белья на нем, на полу сшитое его бабушкой лоскутное одеяло, которое всегда напоминало ему фотоснимок засеянных полей, сделанный с самолета.

Здесь все еще сохранялась жаркая духота дня. Некогда Натан держал здесь кондиционер, но он быстро забился пылью и вышел из строя, и поэтому давно уже покоился на самом дне оврага, который Натан засыпал мусором и камнями в процессе землеустройства своих владений.

Натан распахнул окно, и влажный, тяжелый, пахнущий сырой землей и свежей зеленью воздух хлынул в комнату. На улице было жарко, но все-таки по сравнению с духотой комнаты воздух показался им свежим и прохладным.

Снаружи донеслись ночные звуки: пение цикад, стрекотание кузнечиков и шелест листвы. Чтобы ставни случайно не захлопнулись, Натан закрепил их каким-то огрызком палки, который валялся на полу, потом включил настенный вентилятор.

— Вряд ли это можно назвать пятизвездочным номером, но все же, — сказал он, повернувшись к ней.

Вся сжавшись, Ларк стояла в дверях с таким видом, словно в любой момент могла передумать и выскользнуть наружу. Она настороженно оглядывала комнату. Там было не так уж много вещей, я красота их была более чем сомнительна: плафон лампы под потолком, полный дохлых насекомых, обои в мелкий цветочек, наклеенные не меньше чем тридцать лет тому назад, под которыми наверняка был еще один слой точно таких же обоев, пол из некрашеных досок, двуспальная кровать, в углу — полупустой шкаф, куча постельного белья. Вот, собственно, все. Небогато.

Вряд ли хозяин этой комнаты часто перелистывал страницы журнала “Домашний уют”.

Ларк перевела свой взгляд на Натана и улыбнулась, но, когда она заговорила, выражение ее лица стало строгим и серьезным.

— Мне нравится ваш дом, — сказала она.

— Что, действительно? — усомнился он. Теперь, когда он увидел свой дом ее глазами, ему стало стыдно за убогий вид собственного жилища, и он не мог понять, то ли она пошутила, то ли просто не хочет его расстраивать.

— Здесь чувствуется характер.

— Может быть, что это за характер? Разгильдяй, бездельник и неряха?!

— Нет-нет, — ответила она и засмеялась. “Слава богу, она смеется”, — подумал он.

— Если выразиться точнее, все это выглядит оригинально, — добавила она.

Слово “оригинально” всегда ассоциировалось у него со старухами, старыми девами и всем, что так или иначе могло быть связано с такими существами, — запахом нафталина, криво намазанной яркой губной помадой и кухонными ситцевыми передниками, напоминающими детские пеленки. Оригинально. Но чем больше он повторял про себя это слово, тем больше оно начинало нравиться ему. Он улыбнулся и шагнул ей навстречу. — Вот уж не думал, что кому-нибудь придет в голову назвать это так. Свинство — пожалуй. Оригинальность — вряд ли.

Ларк улыбнулась в ответ, и это тоже было очень хорошо.

Но она все еще стояла в дверях, не решаясь войти. Когда он подошел к ней ближе, то увидел мелкие капельки пота над ее верхней губой. Ларк растерянно развела руками и переступила с ноги на ногу. Она была взволнована. Она стеснялась. Натан никогда не любил и не ценил женского кокетства, но то, как сейчас держала себя Ларк, произвело на него куда более глубокое впечатление, чем уловки самой изощренной соблазнительницы. — Я всегда стеснялась раздеваться на глазах у посторонних, — сказала она и снова развела руками, а потом крепко прижала их к груди. — Даже при женщинах, даже до белья. Наверное, я родилась одетой. — Она коротко и нервно хохотнула. — Я стесняюсь своей фигуры, ведь она у меня скорее мальчишеская, чем женская.

Она еще раз взмахнула руками, словно регулировщик на перекрестке.

Ее признание заставило его еще острее почувствовать симпатию к ней.

Она склонила голову набок и, жестикулируя, снова что-то затараторила. Но Натан уже не слушал и не хотел понимать ее слов и, чтобы остановить лившийся из нее словесный поток, взял ее за руки. Она замолчала и уставилась на него.

— Ларк, — спросил он, — вы пробовали это до того, как с вами случилась беда?

— Нет, — ответила она.

Боже мой! Он посмотрел на потолок, заметил дохлых мотыльков в плафоне лампы, потом окинул взглядом обои в мелких цветочках. Это была ответственность, которую он не мог на себя взять.

— Ларк, я боюсь, что не подхожу для этого.

— Можете посоветовать кого-нибудь, кто подошел бы лучше?

Ему на ум тотчас же пришел этот помешанный Брет Жиллет. “Нет, только не это”, — подумал Натан.

Между тем Ларк приникла к нему, но не сладострастно и возбуждающе, а так, чтобы ему стало понятно, что она его больше не боится или, по крайней мере, боится гораздо меньше, чем раньше, и голосом, от которого у него по коже побежали мурашки, прошептала:

— Я знаю такого — это ты.

“Что ж, может быть, и я”, — подумал он.

Он вдруг почувствовал себя, словно подросток, который собирался в первый раз переспать с подружкой. И от этой встречи, от того, получится ли у него все как надо, зависит, будет ли у него — да и у нее тоже — в этом смысле все в порядке, или кто-то из них свихнется.

— Скажи мне, что я должна делать, — прошептала она.

Это было похоже на ставший действительностью сон старого эротомана.

— В этом деле главное правило — отсутствие правил. Но для начала неплохо было бы раздеться, — сказал он и, протянув руку, щелкнул выключателем. Свет погас.

— Так хорошо. Без света хорошо, — прошептала она.

Он повлек ее к кровати, стоящей в прямоугольнике лунного света, льющегося из окна. Они присели на край.

— Теперь обувь, — сказал он.

Она быстро скинула свои легкие туфельки, в то время как он, нагнувшись, тщательно и неспешно развязал шнурки тяжелых башмаков — сначала одного, потом другого, потом аккуратно поставил их рядом, словно вернувшись с поля после тяжелого рабочего дня, и положил на них свои почти чистые носки, вид которых напомнил ему, что он уже неделю как хотел собрать белье для стирки.

Некоторое время они молча сидели, в темноте глядя друг на друга.

— Теперь все остальное, — сказал он, быстро снял свою одежду и бросил ее на пол.

Она бросила свои вещи вслед за ним в одну кучу. Теперь она стояла перед ним в одном лифчике и трусах, но распущенные волосы окутывали ее, словно мантия из воздушной ткани, под которой в лунном свете белым мрамором просвечивала и искрилась ее кожа. Ее пышная грудь выпирала из белоснежных кружев.

Он застонал от мучительного, непреодолимого желания увидеть больше и, зайдя к ней за спину, расстегнул ее лифчик и снял его. Бюстгальтер полетел в общую кучу.

Натан взял ее за плечи и повернул к себе, и, завороженный увиденным, ахнул от невольного восхищения. Сначала он попробовал на ощупь нежный бархат ее торчащих врозь, набухающих сосков, потом провел кончиками пальцев по округлой поверхности груди.

Она стояла молча и, казалось, не дышала.

Он приподнял ее подбородок и поцеловал в губы, она с готовностью ответила, положив свои руки к нему на плечи. Его плоть стала наливаться и вдруг резко напряглась в тесных спортивных трусах.

Увлекая ее за собой, Натан повалился на матрас. Вентилятор в углу тихо жужжал, посылая легкий ветерок, который приятно холодил их разгоряченные тела. “Ну, теперь пришло время для самого главного, — подумал он, — сейчас она либо испугается и убежит, либо все будет нормально”. Он стащил с себя трусы и забросил их в угол комнаты, потом приподнялся и сел на край постели, и в лунном сиянии ее взгляду предстал его член, огромный, словно телеграфный столб, установленный еще его прадедом посреди зарослей кудрявой ржи.

Ее глаза заблестели.

Она протянула руку и кончиками пальцев провела по нему. Натан резко выдохнул сквозь сжатые зубы.

— Какой огромный и какой горячий. Удивительно, — сказала Ларк, — мягкий, как бархат, и твердый одновременно.

Натан вздрогнул, и она отдернула руку.

— Тебе больно? — спросила она.

— Это приятная боль, — пробормотал он, и пот заструился по его спине.

Она снова начала трогать и ласкать его член, словно невинное дитя, изучающее необыкновенный цветок. Похоже, она не подозревала, что играет с заряженным оружием. Натан боялся пошевельнуться, чтобы самому потрогать ее.

Убаюканный лаской, он начал уже забывать о том, что от него здесь ожидали роли ведущего, как вдруг она прервала свою игру, сняла трусики и легла на спину.

— Я готова, — сказала она.

Он окинул взглядом ее жертвенную позу, напряженно вытянутые ноги и плотно зажмуренные глаза.

— Не спеши. Должен тебе сказать, что в этом деле значительная часть удовольствия именно в подготовке. И ты далеко еще не готова.

— Правда? — спросила она и удивленно открыла глаза.

Ее тело несколько расслабилось.

— Правда, — ответил он, зачарованный невероятно прекрасным зрелищем ее обнаженного, прикрытого волнистыми волосами тела.

— Научи меня любить это, — попросила она. Конечно. Надо ее учить — последовательно, шаг за шагом, ничего не пропуская. Сначала то, потом это. Словно учишь кого-то, как надо обрабатывать землю — пахать и сеять.

— Самое главное, — мечтательно повторил он, — это подготовка. Тут важно все сделать правильно. Вот, например, если ты собрался сеять, но забыл вспахать землю, можешь сеять сколько хочешь, но все будет напрасно.

— Мне не нравится это сравнение, — ответила она. — Я не земля-кормилица, которая ждет, когда ее вспашут и засеют.

— Но представь себе, что это так.

— Тогда я бы ждала, пока настанет время. Пока придет мое время.

Облако закрыло луну, и в комнате потемнело.

Ларк приникла к его бедрам и щекой потерлась о кончик его члена. Он почувствовал, что вот-вот взорвется и что его оружие вот-вот выстрелит.

— Я готова, — прошептала она. — Теперь я по-настоящему готова.

— Подожди, — пробормотал он, вспомнив, что обещал поберечь ее, — я должен надеть презерватив.

Он отстранился от нее и несколько секунд, показавшихся им обоим вечностью, в темноте шарил в тумбочке, нашел и дрожащими руками натянул резинку. Он вернулся к ней, медленно погладил ее плечи, грудь, живот. Между бедрами у нее было жарко и влажно. Все его намерения учить ее медленно и постепенно полетели к черту — он никак не ожидал, что она может так быстро довести его до последнего момента, и, пока он окончательно не потерял самоконтроль, надо было успеть хоть что-нибудь.

— Ты действительно готова? — спросил он, и, когда из темноты раздался шепот “да”, он, как только мог медленно, вошел в нее.

Внезапно ее тело напряглось, словно не желая его принять.

— Расслабься, — сказал он.

— Не могу! — воскликнула она. — Не могу, не могу, не могу…

“Всему виной темнота, — догадался он, — темнота делает его похожим на насильника”. Натан протянул руку и зажег настольную лампу, стоявшую на тумбочке.

— Теперь открой глаза и смотри на меня, — сказал он.

Она заморгала, силясь разглядеть его в полумраке.

— Натан, — прошептала она, и он ощутил, как какое-то неведомое чувство, словно бутон фантастического цветка, раскрывается в его груди. “Что это, — подумал он, — неужели та самая любовь?”

Он почувствовал, что ее тело расслабляется под ним — мягко, легко и томительно. Он поцеловал ее и еще глубже вошел в нее, и на этот раз ее тело действительно приняло его.

Он оторвал свои губы от ее рта и посмотрел ей в глаза, словно спрашивая, хорошо ли ей. Она легонько кивнула — хорошо.

Ему захотелось снова поцеловать ее, но надо было, чтобы она постоянно могла видеть его лицо.

— Смотри на меня, — сказал он. — Не своди с меня глаз.

Она еще раз кивнула, глядя на него так, словно источник ее силы был в том, что она может видеть его.

— А теперь я буду двигаться, — предупредил он и, все так же не сводя глаз с ее лица, почти совсем вышел из нее, а потом медленно начал входить обратно.

Выражение ее лица резко изменилось — глаза расширились, ресницы затрепетали, а с губ сорвался страстный, восхищенный стон. Он снова вышел и снова вошел, одновременно лаская ее заветный бугорок, спрятавшийся под золотисто-курчавыми зарослями. Она стала коротко постанывать, время от времени вслух шепча его имя, но вдруг выгнулась дугой и без сил упала на матрас.

Он сделал еще несколько движений, дернулся и рухнул на нее сверху.

Глава 19

“Bay, — сказала она про себя. — Bay!” Кто бы мог подумать, что это так прекрасно! Она рассчитывала получить лекарство от своих проблем, но получила гораздо больше. Как гласит старая истина, главные события происходят, когда меньше всего их ждешь.

“Странно, — подумала она, — почему цивилизация до сих пор не развалилась, — видимо, люди чего-то недопонимают. Если бы они поняли, как это здорово, то не вылезали бы из постелей и мир бы погиб”.

Натан все еще лежал на ней, потный и расслабленный, как после стайерской пробежки, и тяжело дышал. Она все еще чувствовала его внутри себя, уже не такого огромного, но он все еще был там, все еще был частью ее. Она бы хотела, чтобы это продолжалось вечно, но все однажды должно кончиться.

Он приподнялся и сполз с нее. Из окна подул прохладный ветер. Кровать скрипнула — Натан встал и потихоньку вышел из комнаты.

Просто взял и вышел — ни слова, ни поцелуя. Впрочем, чего еще она ждала? Чтобы он лег рядом с ней, обнял и попросил остаться? Да, именно этого она и хотела. Но есть одно “но”. Они вовсе не были любовниками. Ведь она не просила его о том, чтобы их отношения продолжились после. Она только просила его помочь ей преодолеть навязчивый страх мужского члена, страх перед сексом — и больше ничего.

Свет лампы резал ей глаза, и она выключила ее. Вот, так все просто. А теперь надо вставать, одеваться и уходить отсюда, уходить самой, пока ее не выгнали. Поблагодарить его за урок и уходить. Ведь сейчас он скорее всего ждет, что она быстренько исчезнет. Может быть, он сейчас вернется и спросит, почему она до сих пор валяется в его постели.

Но куда же она пойдет — ей просто некуда идти! Ей стало жалко саму себя, и по ее щекам потекли слезы. Какое странное чувство! И тут ей в голову пришла одна просто страшная мысль — мысль о том, что он, должно быть, просто ненавидит ее!

Стесняясь подниматься с постели обнаженной, она завернулась в простыню и подошла к окну. Ветер разогнал облака, и вновь показались звезды и луна. Ларк утерла разгоряченное лицо прохладной простыней. Да, она не смогла показать высокого класса в сексе — для нее это слишком сложно.

Кровать скрипнула за ее спиной.

— Спасибо вам, Натан, — сказала она слегка дрожащим голосом, стараясь не выдать своих истинных чувств.

— Спасибо? За что?

— За помощь. Мои страхи исчезли.

— Действительно? — В его голосе слышалась ирония.

— Да.

— Но я знаю еще кое-какие средства.

Она повернулась к нему лицом. Он протянул ей одноразовый пластиковый стаканчик с какой-то жидкостью.

— Зачем? — удивилась она.

— Просто так, — сказал он. — Выпейте.

— Я не пью, — возразила она.

— Это вода.

Она взяла стаканчик и отхлебнула. Вода была ледяной. Ах, вот оно что. Он просто пошел принести воды. Итак, он, видимо, не хочет, чтобы она уехала немедленно, он даже, кажется, хочет еще, и это прекрасно. Немножко еще совсем не помешает.

Ларк вернула ему недопитый стаканчик, и Натан выплеснул остатки воды прямо на пол. Она посмотрела на него — он, весь залитый лунным светом, был прекрасен. Хорошая фигура, бугристые мышцы, крепкая челюсть, — в общем, настоящий мужчина. Такой вполне мог бы позировать для рекламы нижнего белья. Женщины должны просто вешаться на такого. Ей самой не верилось, что только что у них что-то было. И это что-то, похоже, понравилось им обоим.

— Ты выключила свет, — заметил он.

— Луна опять появилась, — сказала Ларк. Теперь она уже вполне могла обойтись без света, такой она стала храброй и уверенной.

Натан коснулся ее бедра, и волна желания пробежала по ее телу. Ларк оказалась совершенно ненасытной. И сама этому удивилась.

— Тебе понравилось? — спросил он низким и хриплым голосом.

— Да, — ответила она, и ее голос был, как сорванный ветром лист, ожидающий и желающий следующего движения.

— Все?

— Все.

— А что тебе понравилось больше всего?

Это был такой странный вопрос. Разве так спрашивают? Слава богу, в темноте он не видел краску, бросившуюся ей в лицо.

— Чувствовать тебя внутри себя, — шепотом призналась она.

Он прикоснулся к треугольнику волос между ее бедрами, который опять стал влажным.

— А тебе, тебе понравилось? — вдруг спросила она срывающимся голосом и зажмурилась.

— Понравилось ли мне? Ах, Ларк! — воскликнул он. — Моя Ларк! Ты — самая прекрасная женщина на свете! Я люблю тебя!

И в подтверждение своих слов он начал осыпать ее поцелуями с головы до ног, а потом она вдруг почувствовала его влажный и горячий язык у себя между бедрами.

— Но, Натан, не знаю, прилично ли это? — смущенно спросила она.

— Верь мне, дорогая, и расслабься. — Почувствовав себя полностью в его власти, она расслабилась, и последние содрогания не заставили себя долго ждать. Она откинулась на матрасе, переводя дух и чувствуя себя на седьмом небе, когда услышала знакомый уже звук — это ее настоящий мужчина вскрывал упаковку с презервативом.

И он снова вошел в нее, и все повторилось снова, пока они полностью не слились в экстазе.

— Я бы убил этого негодяя, — услышала она его голос сквозь полусон.

— Какого? — спросила она, удивляясь тому, как агрессивно прозвучал его голос.

— Того ублюдка, что причинил тебе боль.

Тут она проснулась и подняла голову с его

— Он уже мертв, — сказала она, глядя ему в лицо.

— Вот как? Тем лучше.

— Его, конечно, посадили, но вскоре он вышел. Его выпустили за хорошее поведение, — она горько рассмеялась. — Я боялась до смерти, что он снова придет, но примерно через две недели после того, как он вышел из тюрьмы, он врезался на своей машине в бетонную стену и погиб. Но, несмотря на это, моя проблема осталась со мной.

— Если бы он был жив, мне бы доставило исключительное удовольствие как следует отделать его.

То, как были произнесены эти слова, отнюдь не успокоило и не утешило ее, а совсем наоборот. Эта фраза напомнила ей об одной вещи, которая уже начала было сама собой забываться. Натан Сенатра мог быть убийцей.

Глава 20

Громкий хлопок автомобильной дверцы разбудил ее. Потом послышались голоса — мужские, низкие.

Проснувшись столь внезапно, Ларк с трудом понимала, где она и что с ней происходит.

Утро. Она в комнате Натана Сенатры, в его постели. Одна. И голая. Снаружи снова послышался громкий разговор.

Пригибаясь на всякий случай, чтобы снаружи не заметили ее в окне, она быстро оделась. Ее вещи совершенно отсырели. Что-что, а влажность здесь была просто из ряда вон выходящая. Даже волосы были совершенно мокрыми, как после бани. Разлитую в воздухе влагу она чувствовала всеми порами тела.

Ларк встала у стены сбоку от окна и осторожно выглянула наружу. Посреди заросшего дикой травой двора усадьбы Натана Сенатры, весь увешанный металлическими бляхами, рядом со своей патрульной машиной стоял Адам Трент, униформа которого тоже казалась влажной. Здесь же был и его молодой помощник, которого она однажды видела раньше. “Офицер Харрис”, — вспомнила она.

— Ты знаешь, что это такое? — донесся до нее голос Трента, в руке у которого были две резиновые трубки с металлическими наконечниками, в которых она узнала провода зажигания своего автомобиля.

Оттуда, где она стояла, она не могла видеть Натана, и, когда он что-то ответил Тренту, его голос прозвучал как глухое бормотание. Слов она не разобрала.

— Провода, которые я сейчас держу в руках, точь-в-точь такие же, как и те, что были украдены из автомобиля мисс Леопольд два дня тому назад.

Ларк затаила дыхание и вся превратилась в слух.

— Я бы даже сказал, — снова заговорил Трент, — что это как раз и есть те самые провода, которые пропали из машины мисс Леопольд.

Натан что-то ответил, но Ларк снова не расслышала.

— Нам позвонил кто-то, не назвавший себя, — продолжил Трент, — и сказал, где их надо искать, под сиденьем твоего грузовика. Там мы их и нашли.

Ларк в ужасе прикрыла ладонью рот и отошла от окна. “Не может быть, — подумала она, — я отказываюсь верить, что это был Натан”.

— Ах ты сукин сын! — раздался внизу бешеный крик.

Ларк снова рванулась к окну и увидела, как Натан сорвался с крыльца, налетел на Трента и опрокинул его на землю, но тот тут же вскочил и ударил Натана кулаком по лицу. Голова Натана откинулась назад, но он снова вцепился в Трента, и через мгновение они превратились в катающееся по земле, орущее и хрипящее сплетение рук и ног. Харрис стоял в стороне с выражением крайнего удивления и бездействовал. При иных обстоятельствах его позу можно было бы назвать комичной.

Ларк вдруг захотелось выпрыгнуть из окна и рвануться к ним, но вместе этого она бегом помчалась на первый этаж. Когда она выбежала на крыльцо, схватка еще продолжалась, но ни одна из сторон не смогла добиться видимого преимущества. Наступило временное равновесие. Тогда помощник Трента достал из кобуры пистолет.

Это было безумие, чудовищный бред. Время для Ларк словно остановилось.

— Довольно! — крикнул Харрис, приставив пистолет к виску Натана.

Прежде чем Ларк успела подумать, что вряд ли Натан послушается этого молокососа, Натан внезапным броском выбил пистолет из рук Харриса. Пистолет описал в воздухе широкую дугу и упал на землю. Харрис отшатнулся.

В мгновение ока Натан схватил пистолет и поднял его, держа обеими руками, а потом и сам, полуголый и весь окровавленный, пошатываясь, поднялся на ноги. Трент и Харрис замерли на месте. Сцена стала напоминать композицию из музея восковых фигур.

Натан пощупал свой нос, из которого все время шла кровь, потом, морщась от боли, дотронулся до плеча. Трент тоже встал, медленно, не спуская глаз с Натана. Натан, тяжело дыша, переводил пистолет с Харриса на Трента и обратно.

— Натан! — неожиданно для себя закричала Ларк, не в силах дальше выносить чудовищного напряжения, не столько умоляя его бросить орудие, сколько в надежде, что этот кошмар как-нибудь прекратится, развеется, словно дым.

Ее голос повис в тишине утра.

Полицейские одновременно повернулись, и две пары глаз уставились на нее. Ее внезапное появление удивило их не меньше, чем ее — все происходящее.

— Ларк, — медленно и спокойно произнес Натан, не меняя позы и не поворачиваясь в ее сторону, и его спокойный тон странно контрастировал с его ужасным видом. — Ларк, иди в дом.

— Нет, — сказала она и сделала шаг вперед.

— Уходи, — повторил он.

— Нет, — снова ответила она.

Он повернулся к ней, и в его умоляющем взгляде она прочитала просьбу уйти, чтобы не видеть его унижения.

— Делайте, как он говорит, мисс Леопольд, — сказал Трент. — Уходите в дом. Иначе вы можете пострадать.

Но она вдруг почувствовала, что имеет над ним какую-то власть.

— Натан, пожалуйста, положи пистолет на землю, — сказала она более настойчиво.

Он снова оглянулся на нее, и в его глазах блеснула неуверенность. Не одна она заметила это выражение — от Харриса оно тоже не ускользнуло. Он схватил что-то, висевшее у него на поясе, раздался легкий хлопок, тело Натана дернулось раз, потом другой, глаза его закатились, и он тяжело осел на землю.

Ларк, не помня себя, опрометью бросилась с крыльца и опустилась перед ним на колени. Несмотря на то что его лицо было все в крови, было видно, что его кожа стала пепельно-серой.

Ларк попробовала пульс у него на шее — пульс был нормальный. Дышал он ровно. Раны тоже нигде не было заметно. Она в недоумении повернулась в сторону Харриса.

— Пневматический пистолет, — пояснил тот, пряча что-то в карман. — Стреляет иглами.

Нагнувшись, Трент подобрал с земли выпавшее из рук Натана оружие.

— Через несколько секунд он начнет приходить в себя, — сказал Трент.

Через несколько секунд Натан пошевелился и открыл глаза, бессмысленно переводя взгляд с одного предмета на другой. Солнечные блики играли в его голубых глазах. Потом он повернул голову, отыскивая ее взглядом, позвал по имени и протянул к ней руку в умоляющем жесте, от которого ее сердце стало рваться на части.

“Я о тебе позабочусь”, — только что говорил ей этот человек. Когда это было — несколько часов тому назад или в прошлой жизни? И было ли вообще?

Кто-то грубо приподнял ее сзади и поставил на ноги. Это был, конечно, Трент. Один его глаз заплыл, нижняя губа была разбита, форменная рубашка вся забрызгана кровью, но только это была кровь Натана. Из схватки Трент определенно вышел победителем, потому что сохранял хладнокровие, в то время как Натан потерял голову.

— Держитесь от него подальше, — сказал Трент, крепко держа ее за руку.

— Он не сделает мне ничего плохого, — возразила она. — Он даже не понимает, где находится.

Она оглянулась. Натан все так же умоляюще протягивал к ней руку.

— Подойди, — пробормотал он. — Мне надо тебе сказать…

Но Трент не отпускал ее.

— Он может оказаться не столь уж безобидным, как это кажется.

Не сводя глаз с Натана, Ларк отступила. Полицейские перевернули его на живот, завели руки за спину и надели на него наручники. Он застонал от боли.

— Прекратите! — закричала она. — Ему же больно!

— Вы арестованы за нападение на офицера полиции, — сказал Трент, обращаясь к Натану, — и по подозрению в убийстве Мэри-Джейн Сенатра. Харрис, зачитай ему его права.

Ларк продолжала пятиться, пока не споткнулась о ступеньку крыльца. Ухватившись за перила, она медленно опустилась и села на землю, ее ноги мелко дрожали. На ее глазах полицейские подняли Натана и поволокли в машину. Харрис распахнул дверь, и Натана впихнули внутрь. Но до того, как дверь захлопнулась, он успел высунуть голову наружу и посмотрел на нее.

— Убирайся отсюда ко всем чертям! — крикнул он, и в его голосе было что-то деревянное, неживое.

Трент положил ладонь ему на голову, с силой пихнул его на заднее сиденье и захлопнул дверцу, после чего, вместо того чтобы сесть за руль, направился к ней. С огромным синяком вокруг глаза и распухшей нижней губой он был еще страшнее, чем прежде.

— Сожалею, что вам пришлось это увидеть, — сказал он и обеими руками оперся о перила крыльца. — Не причинил ли он вам вреда?

Не причинил ли он ей вреда? Она посмотрела в сторону полицейской машины, где у зарешеченного окна сидел Натан и смотрел прямо перед собой. Она не знала, что и подумать и что сказать Тренту. Она не могла поверить в то, что Натан пытался испортить ее машину, и все же он направил оружие на полицейского. Она сама это видела.

— Он не причинил мне никакого вреда, — ответила она.

— Он горячий парень, даже слишком, и не умеет обращаться с женщинами. Вы совершенно уверены в том, что он не причинил вам никакого вреда? И не заставлял вас делать то, чего вы не хотели? Не было ничего, за что вы могли бы предъявить ему обвинение?

— Ничего.

— Потерпевшие иногда не хотят заявить о насилии над ними, потому что их запугали, и их можно понять. Но этому парню мы собираемся предъявить обвинение в убийстве, от которого он вряд ли отвертится. Все, что нам для этого надо, — это получить результаты исследования ДНК, которые должны прийти со дня на день. Когда мы их получим, он надолго окажется за решеткой, и вам нечего будет бояться.

— Он не причинил мне вреда, — ответила она.

— Иногда женщины думают, что способны перевоспитать таких ребят, как этот Сенатра. Но правда в том, что ничто и никто уже не может их исправить.

Он выдохнул и отбросил прядь волос со лба.

— Полагаю, вам имеет смысл последовать его совету. Лучше всего вам будет вернуться домой, прямо сейчас.

— Офицер Трент, вы намекаете, чтобы я убиралась из города?

— Да, — ответил он, глядя на нее холодными глазами.

Не говоря больше ни слова, он пошел прочь, и вскоре его автомобиль скрылся из вида, увозя с собой Натана.

Ларк не провожала их взглядом. Чувствуя себя постаревшей на сорок лет, она пошла в дом, еле передвигая ноги.

Мог ли Трент оказаться прав? Может быть, она ошибалась в Натане? Действительно ли она хотела спасти его, изменить его, или она просто создала его в своем воображении, наделив его теми качествами, которые нравились ей в других людях? Кто ты, Натан Сенатра?

“Он поднял оружие на полицейского”, — сказал ее внутренний голос.

Ее взгляд бесцельно блуждал по стенам кухни. Рядом с раковиной стояла пластиковая бутылка, полная готового заменителя молока, резиновая соска была натянута на ее горлышко — он собирался выйти покормить теленка, но не успел. Рядом с бутылкой, в чистой стеклянной банке из-под маринованных томатов, стоял букет крохотных, нежных фиалок.

Глава 21

Всякий раз, когда автомобиль встряхивало на неровной дороге, боль в плече становилась просто невыносимой, ослепляющей, но все это не шло ни в какое сравнение с тем страданием, которое вызывало в его душе воспоминание о том, как испуганно кричала Ларк и с каким ужасным выражением мольбы она смотрела на него, когда он направлял пистолет на полицейских.

В этот момент ему оставалось только удивляться, как он дошел до такого безобразного Конца. Вспоминая тяжесть пистолета в своей руке, он искренне не мог припомнить, откуда этот пистолет взялся. Несомненно, это было какое-то временное помрачение ума.

В какой-то момент его конфликта с Трентом его сознание сузилось настолько, что остался один инстинкт выживания. Если в таких случаях кто-то угрожает оружием, то инстинкт подсказывает избавиться от нападающего как можно скорее.

То, что он подобрал оружие после того, как Харрис уронил его, уже труднее объяснить. Тут дело было скорее всего в том, что его зажали в угол, загнали в ловушку, и, чтобы выбраться из нее, следовало избавиться от полицейских. Разум молчал, над ним властвовала кровь предков, дравшихся за жизнь, честь и собственность до конца.

Но когда появилась Ларк, ее испуг, ее крик привел его в себя и заставил понять, как он выглядит в ее глазах. Это было — о господи! — просто ужасно.

Ну ладно драка — они с Трентом сцепились, словно два подростка, вспомнившие старые счеты. Натан начисто забыл, что тот теперь носит полицейский бэйдж. Но пистолет!

Натан никогда в жизни не имел огнестрельного оружия и не любил его. В детстве он попробовал было охотиться, но ему на всю жизнь хватило одного раза — тогда он просто не смог заставить себя нажать на спусковой крючок, чтобы выстрелить в беззащитное животное.

Ужасно было и то, что она собственными глазами видела его беспомощным и избитым, в наручниках, — это самое страшное унижение, какое только может испытать мужчина.

И, наконец, для себя он уже практически решил, он действительно убил Мэри-Джейн, хотя так ничего и не смог вспомнить.

Машину еще раз подбросило, плечо еще раз пронзила боль, и перед глазами у него стало расползаться красное пятно. Секунду или чуть больше он был готов потерять сознание. Он с силой зажмурил глаза, откинул голову назад и постарался дышать неглубоко, но часто.

Ларк.

Он не жалел себя, он жалел лишь о том, что невольно втянул эту женщину в неразбериху своей уже потерянной, как он считал, жизни. Она должна возвратиться домой, и со временем она, возможно, забудет его. Впрочем, не стоит себя обманывать — она его не забудет. После того что случилось, она уже не сможет верить никому. Потому что он успел изрядно накуролесить в ее жизни.

Когда он приходил в себя после выстрела пневматического пистолета, ему стало казаться, что вся эта история с Трентом — просто ночной кошмар. И тогда же, приходя в себя, он почти признался Ларк, что любит ее.

Машину снова подбросило, и он закусил нижнюю губу, чтобы не закричать. По его спине потекли струйки пота. А перед закрытыми глазами снова поплыли красные пятна.

Машину подбросило еще раз, в глазах у него потемнело, и он повалился на пол.

* * *

— Он прикидывается, — сказал Харрис и встряхнул Натана.

Голос Харриса слышался сквозь густую завесу боли, слов Натан не разбирал.

— Очнись, Сенатра, — повысил голос Трент. — Мы приехали. Вылезай.

Натан попытался, но тело не слушалось, в голове был какой-то туман, и лица Трента и Харриса качались и расплывались.

“Страшное дело”, — подумал он.

Кто-то подхватил его за вывернутую руку и потащил, обломок кости зацепил за обломок кости. Ноги Натана обмякли и переплелись, словно он был тряпичной куклой, но, несмотря на туман и грохот в голове, он не потерял сознания и чувствовал, как они тащили его куда-то, и услышал, как, обращаясь к напарнику, Трент сказал:

— Он не прикидывается.

Доктор Бейли, тот самый, что принимал младенца Натана у его матери, когда она рожала, неожиданно оказался очередным свидетелем его унижения.

— В который раз ты уже ломаешь эту ключицу? — спросил он, заканчивая бинтовать Натану грудь и предплечье.

Натан закрыл глаза и, откинувшись на койке, прислонился к бетонной стене тюремной камеры.

— В третий, наверное, — пробормотал он.

— Давай посчитаем. Первый раз ты сломал ее, когда упал с лошади. Второй раз — когда ты попытался поставить на ноги новорожденного теленка и корова набросилась на тебя. Тогда еще у тебя было повреждено несколько ребер.

— Верно.

— Болеутоляющие пилюли я оставлю у Адама, потом возьмешь.

Натан чуть-чуть приоткрыл глаза. Доктор Бейли с интересом читал нецензурные надписи, которыми были испещрены стены камеры.

— Никогда бы не подумал, что мне придется лечить тебя в таком месте, — вздохнул старичок. — Мне довелось принимать роды в сотнях семей, очень разных, но ты был моим первым опытом в этом деле. Я был тогда совсем молоденький и жутко боялся. Тогда я думал, что каждый младенец — это чудо, дар божий. И в тот день, когда я принимал тебя, мне и в голову не могло прийти, что на свет появился преступник.

Он захлопнул свой кожаный докторский саквояж.

— Моя жена мне плешь проела — все требует, чтобы я ушел на пенсию. Я думал, еще рановато, поработаю. — Он подошел к двери позвал надзирателя. — Но теперь вижу, что, пожалуй, пора.

Он говорил больше сам с собой, его плечи словно сгибались под тяжестью прожитых лет.

— Да-да, пожалуй, пора, — повторил он.

* * *

Через час, когда боль начала помаленьку успокаиваться, Натан вспомнил, что так и не успел накормить теленка. Сейчас бедняга, наверное, мычит и мечется. А Ларк? Она, должно быть, уже на полпути к дому, если уехала сразу.

Эти проклятые провода зажигания, которые нашли в его грузовике, — кому-то понадобилось подставить его. Он ничего не помнит, что делал в ночь, когда была убита Мэри-Джейн. Тогда он был мертвецки пьян, тут уж ничего не попишешь. Но он абсолютно уверен в том, что не крал эти идиотские провода. Но тогда кто же?

Понятное дело, что Трент уже многие годы ненавидит его, не может простить ему помешательства сестры, в котором он, кстати, и не виноват, но пойди убеди этого тупицу. Трент решил воспользоваться удобным случаем, чтобы упрятать его за решетку. И когда он ткнул ему в лицо эти провода, Натан вышел из себя, решив, что

Трент это все и подстроил. Но теперь, когда Натан немного поостыл в камере, ему пришло в голову, что существует еще и третья возможность, о которой он раньше не догадывался, — провода в его грузовик подкинул некто третий. Специально, чтобы Трент их там отыскал. Этот третий и позвонил в полицию.

* * *

Чтобы найти городскую тюрьму, которая располагалась всего в нескольких кварталах вниз по улице от полицейского участка, много времени не потребовалось. В таком городке, как Елизавета, все можно найти быстро и просто.

Ларк осведомилась о Натане на посту дежурного надзирателя.

— Последняя камера налево по коридору, — ответила женщина, сидевшая за столом, и снова углубилась в свое чтение.

— И вы не дадите мне провожатого или чего там требуется в таких случаях? — удивилась Ларк.

— Это округ Метамора, дорогая, а не Лос-Анджелес, — недовольно буркнула женщина, не поднимая головы.

Ларк прошла по коридору, пока не нашла последнюю камеру, закрытую решетчатой дверью. Внутри в тусклом свете лампочки было видно чугунный умывальник, койку и унитаз из нержавейки. Невозможно никуда скрыться от посторонних глаз — как говорил Натан, не пятизвездочный номер.

Услышав шаги в коридоре, Натан поднялся с койки и вышел из полумрака на свет.

— Ларк? — удивился он, увидев ее, и его голос прозвучал испуганно и стыдливо.

— Сломал ключицу, — пояснил он, заметив, что она смотрит на его повязку.

Он подошел еще ближе и взялся за прутья решетки обеими руками. Вот еще одна картинка, которую она увезет из этих мест, словно сувенир.

Натан выглядел ужасно, его лицо было во многих местах залеплено лейкопластырем, а под глазами были такие огромные синяки, словно он не спал неделю. Правда, умыться и как-то почистить одежду ему удалось. Крови и грязи почти не было.

— Зачем вы приехали? — спросил он хриплым голосом.

Ларк хотела его кое о чем спросить, но при виде такого зрелища ее решительность улетучилась.

— Не для того, чтобы помочь вам бежать, если вы надеялись на это, — ответила она.

Он расхохотался, но вдруг сморщился и схватился за плечо.

— Я не могу уехать просто так, потому что тогда некому будет ухаживать за животными. Вы-то что собираетесь с ними делать?

— О них позаботится Трент. Я предупредил его, что, если он не займется ими, я спущу на него общество защиты животных.

— Ну, это когда еще будет. А что делать сейчас? Как поступить с теленком? Я нигде не смогла найти молока.

Натан отпустил прут решетки и рукавом утер пот со лба.

— А его и нет, сегодня я как раз собирался пойти купить новый пакет.

Все же находиться здесь было так невыносимо, что хотелось поскорее уйти, пусть даже многие вопросы, которые она собиралась задать Натану, останутся без ответа.

— Я куплю его сама, — сказала она, — и сама накормлю теленка.

И не дожидаясь обморока, который грозил последовать, если она еще немного здесь побудет, Ларк повернулась и поспешила прочь.

* * *

Натан продолжал стоять, прислонившись лбом к прохладному металлу решетки. Закрыв глаза, он старался успокоиться, отбросить все посторонние мысли и подумать о себе, о своем нынешнем положении и о том, как из него выбираться. Он простоял так несколько минут, как вдруг услышал, что она вернулась. Ларк встала в нескольких шагах от решетки, прижав сомкнутые руки к груди, как в тот вечер, когда он учил ее любви. Он почувствовал, что его сердце рвется на части.

— Неужели все это происходит на самом деле? — спросила она надтреснутым голосом, и, приглядевшись, он заметил, что ее глаза покраснели.

Ему показалось, что точно, как тогда, он и сейчас может обонять ее запах и ощущать ее вкус, словно она прижалась к нему, а не стояла за этой ужасной решеткой.

— Неужели все это случилось с нами на самом деле? — повторила она. — Неужели все, что мы делали и что чувствовали, на самом деле было? Неужели ты действительно такой, как я о тебе думаю, или я просто придумала тебя?

“Я нарушил ее покой, она страдает, — подумал он, — но я не хотел этого”.

— Я все время спрашиваю себя, что я должна думать? — продолжила она. — У меня не идет из головы, что ты угрожал им пистолетом. Каким человеком ты должен быть, чтобы оказаться способным на такое?

“Она права”, — подумал он.

— Но знаешь что? — сказала она дрожащим голосом.

Ей потребовалось все ее мужество, чтобы вернуться ради этого объяснения с ним, и теперь ее оставляли последние силы.

— Что? — спросил он, глядя ей прямо в глаза.

Он почувствовал, как она напряглась при этих словах.

— Ты мог выхватить у Харриса пистолет, но ты не крал проводов зажигания из моей машины. И ты не убивал Мэри-Джейн.

— Что-что? — переспросил он ее так, словно плохо расслышал.

— Ты меня спрашивал, могу ли я поверить во что-нибудь просто так, не требуя доказательств, — она на мгновение замолчала. — Я верю в тебя.

— Я тогда имел в виду совсем другое, — например, то, что мы верим, что Земля круглая, хотя она кажется плоской, или в то, что люди побывали на Луне, — сказал он.

“Да, — подумал он, — и все это из-за меня. Ей здесь не место, она сломается. Жизнь ее станет еще тяжелее, зачем я разрушил ее привычное существование? Может, она не верит в то, что я убил Мэри-Джейн, но сам-то я в этом не уверен”.

— Если вы такая умная, — сказал он вслух, — то лучше всего вам было бы уехать домой, и как можно скорее. Со мной вам лучше не связываться.

Она улыбнулась ему доброй, нежной улыбкой.

— Я знаю, — сказала она и притронулась к его щеке, — и именно поэтому я остаюсь.

Сказав это, Ларк повернулась и ушла — на этот раз окончательно.

Он отпустил решетку, побрел к койке и упал на нее. То, что сейчас произошло, надо было переварить. Как она могла верить ему, если он сам себе не верил?

Глава 22

Когда Ларк вошла в магазин, там сразу прекратились все разговоры. Около дюжины фермеров, которые искали там тени, кондиционированной прохлады и приятного общества, сидели на раскладных стульях вдоль стены. У всех на головах были кепки-бейсболки разной расцветки, с застежкой сзади, так, чтобы один размер подходил всем. В итоге, правда, выходило так, что один размер не подходил никому.

Говорили они о том, о чем в этом городе сейчас говорили все, — ведь не каждый день одного из местных парней арестовывали по подозрению в убийстве. По всей видимости, они только что пришли к выводу, что для такого дела здесь просто не было другой, более достойной кандидатуры.

Дойти до прилавка под их взглядами было все равно что пройти сквозь строй. Не глядя по сторонам, Ларк чувствовала их взгляды кожей. Подойдя к прилавку, она сказала продавцу, что ей нужно.

— У Натана Сенатры больше нет кредита в нашем магазине, — предупредил продавец.

Напряженный, острый интерес аудитории к их разговору повис и растворился в воздухе.

— Я заплачу наличными, — сказала она. За ее спиной завозились и засопели.

Ларк расплатилась и подождала у прилавка, пока продавец принесет мешок из кладовой.

— Положить его вам в машину? — спросил он, держа мешок с сухим молоком на плече.

— Я сама, — ответила она.

Он с бесстрастным выражением поставил мешок на прилавок, и Ларк потянула его к себе, надеясь, что он не окажется слишком тяжелым. Так и вышло — двадцать фунтов самое большее. Она подняла его и, держа в объятиях, словно дитя, вышла.

Оказавшись снова на ослепляющем солнце и под жарким ветром дня, она почувствовала страшное облегчение и, бросив мешок с сухим молоком в багажник, стряхнула с ладоней белую пыль.

Кто-то позвал ее. Подняв глаза, она увидела, что в нескольких шагах от нее из своего голубого “Шевроле” появился Брет Жиллет. Он приветливо помахал ей.

Почти никого не зная в этом городке, она не рассчитывала, что столкнется с каким-нибудь знакомым, да и в данный момент была совсем не расположена к светским разговорам.

Брет заглянул в ее багажник и увидел сухое молоко.

— О, да у вас новая диета! — воскликнул он.

— Простите, Брет, я тороплюсь, — сказала Ларк, не желая отвечать шуткой на шутку.

Она захлопнула багажник и, обогнув свою машину, уселась за руль. Она не успела еще захлопнуть дверь, когда Брет, шагнув к ней, оперся одной рукой о стекло, а другой — о крышу машины. Она повернула ключ зажигания, надеясь, что он поймет намек

— Мне надо кормить теленка, — сказала она.

— Чьего теленка? Натана? Я слышал — Натан в тюрьме?

— Совершенно верно, — сказала она. Что-то сверкнуло в его глазах, но тут же погасло. Или ей показалось?

— Не хотите еще раз сходить куда-нибудь? — спросил он.

Ей не хотелось огорчать его, но она чувствовала себя чересчур уставшей для того, чтобы рассыпаться перед ним в реверансах, так что некоторое время она даже не могла найтись, что ему ответить.

— Похоже, ваш ответ — “нет”?

— Брет, я… — ей все-таки хотелось как-то смягчить отказ.

— В тот раз, когда мы были в кино, вам понравилось?

Он пристально посмотрел на нее.

— Все было прекрасно, Брет, — сказала она и не соврала — но только это было до Натана.

Он кивнул с озабоченным выражением, потом сказал что-то, но она не поняла.

— Что? — переспросила она, думая о том, что где-то надо будет доставать хорошего адвоката, поручителя и вообще предпринимать все, чтобы вызволить Натана из тюрьмы.

— Я могу заехать на ферму к Натану по пути с работы. Вы будете там?

— Да, но я буду занята.

— О да. Конечно. Ладно.

Он попятился. Ларк захлопнула дверцу и поехала.

* * *

Жара стояла уже долго, и дом Натана раскалился, как духовка. Даже с раскрытыми окнами внутри было по меньшей мере вдвое жарче, чем снаружи.

Фиалки все еще стояли в стеклянной банке возле раковины и выглядели так, словно их только что сорвали с клумбы. И, несмотря на то, что дом выглядел заброшенным, так, словно кто-то, начав переселяться в него, исчез, не доведя дела до конца, здесь все равно чувствовалось присутствие Натана.

Ларк тщательно выполнила все инструкции по приготовлению сухого молока, указанные на пакете, наполнила бутылку, натянула на нее соску и направилась на пастбище.

Теленок увидел ее раньше, чем она успела увидеть его. Когда она подошла ближе, он, пытаясь дотянуться до бутылки, почти сбил ее с ног. Бутылку объемом в две кварты он опустошил меньше чем за тридцать секунд, а потом боднул Ларк, требуя еще.

Она погладила его по курчавому лбу, стараясь успокоить, но он абсолютно не пришел в восторг. Он хотел еще, а все остальное просто глупости.

— Материнские чувства никогда должным образом не ценятся, — сказала она неблагодарному малышу.

Он еще раз боднул ее, а потом стал тереться мокрым носом о край ее шорт, оставляя на них влажные следы.

Остальные коровы казались абсолютно спокойными — одни лежали группами, другие стоя жевали свою жвачку, третьи бродили среди травы. В общем — полное довольство. По крайней мере, хоть кто-то доволен. Ларк пошла к дому, осторожно переступив через провод электрической изгороди.

То, как Натан выглядел в тюрьме, не шло у нее из головы — униженный, избитый. На подходе к дому она почувствовала легкое головокружение и вспомнила, что сегодня целый день не ела.

Она поставила пустую бутылку на крыльце и присела на качели, сиденье которых было сплетено из ивовых прутьев, а вместо веера взяла журнал из стопки на полу. Журнал назывался “Континент”.

Ей почему-то вспомнился разговор местных жителей на заправочной станции, куда она еще в первый день заехала позвонить. Люди говорили, что Натан принимал участие в издании какого-то экологического журнала, и даже произнесли вслух его название “Континент”.

Она перелистала журнал. Он был напечатан на грубой бумаге, сделанной, скорее всего, из отходов, краска пахла, значит, скорее всего, она содержала соевое масло. Статьи представляли собой сообщения разных фермеров о своих успехах в разведении каких-либо видов животных или растений, встречались всякого рода рецепты и полезные советы. Была одна статья о почвосберегающем земледелии, и одна — о гуманном обращении с животными, и еще одна — о посадке деревьев. Были статьи о ротации сельскохозяйственных культур, о защите почвы от ветровой эрозии, о зонах охраны дикой природы.

Все статьи казались разумными, проникнутыми любовью к природе и вместе с тем — полезными, практичными. Но, насколько она смогла убедиться из собственного опыта пребывания здесь, все это было страшно далеко от среднего обывателя. Натан Сенатра и тут пытался плыть против течения.

Она еще раз перелистала журнал. На последних страницах была статья самого Натана — он писал о том, что последние несколько лет работал над выведением нового сорта карликового подсолнуха, который будет способен успешно переносить как жару, так и повышенную влажность и при этом иметь удвоенную продуктивность. Еще он писал, что семена для дальнейшего отбора проращивает в деревянных ящиках у себя дома в отдельном помещении.

“Боже мой”, — охнула она и снова перечитала эти строчки.

Чтобы вывести этот гибрид, он уже потратил несколько лет. Он уже почти получил то, что хотел, но надо было еще проделать кое-какую работу.

Боже мой! Ларк вспомнила об уничтоженной ею рассаде. Это была вовсе не марихуана, это были годы его напряженной работы. Понятно теперь, почему он был вне себя. И, несмотря на все это, он не только не убил ее на месте, он еще и возился с ней, как с ребенком.

Ей стало так стыдно за себя, что она не услышала, как рядом с домом остановился автомобиль и из него вышел Адам Трент.

Впервые за все время он был не в полицейской форме — он был в джинсах, ковбойских сапогах и рубашке-безрукавке из ткани “шамбрэ”. Его голые руки бугрились устрашающими мышцами.

До сих пор Ларк думала, что его форменная одежда была столь пугающа, но без нее он оказался еще страшнее. Он быстро огляделся, пересек двор, подошел к крыльцу и встал, поставив на него ногу и опершись рукой о перила.

“Какой суровый вид, — подумала она, — неужели он никогда не смеется? Невероятно. Он, кажется, не может себе позволить даже на мгновение, хоть на чуть-чуть утратить самоконтроль, никак не иначе”.

— Я чувствовал, что вы все еще здесь, — сказал он.

— Натана отпустят под залог? — спросила она, не обращая внимания на его замечание.

Она плохо представляла, как это делается. Знала только, что его не выпустят, пока кто-то не внесет залог.

— Нет. По крайней мере в течение еще трех дней.

Трех дней! Ей было отвратительно думать, что Натан может находиться там еще три дня.

— А поскольку речь идет об обвинении в убийстве, судья вообще может не разрешить отпустить его под залог, — добавил Трент.

Из зарослей вечнозеленого кустарника донеслось щебетание дроздов. Начинало темнеть. В последний раз Ларк сказала Натану, что не намерена помогать ему бежать, но сейчас эта идея показалась ей не такой уж плохой и к тому же вполне осуществимой. За ним ведь почти не следят, и она могла бы быстро и незаметно провести его мимо поста дежурного и…

— Вам нельзя больше оставаться здесь. — Реплика Трента прервала поток ее мыслей.

Ларк стала раскачиваться на качелях, пытаясь притвориться спокойной.

— Куда же мне деваться после того, как меня так грубо выставили из единственной гостиницы в городе?

— В заведении миссис Баррингтон строгие порядки.

— Глупые порядки.

— Но здесь не Голливуд или откуда еще вы там, и, чтобы не привлекать к себе внимания, надо вести себя как все. В маленьких городах порядки гораздо более строгие, чем в других местах, некоторые вещи, которые там допустимы, здесь просто неприемлемы.

Она перестала раскачиваться.

— Если кто-то родом из Калифорнии, вовсе не обязательно, что он склонен к беспутной жизни.

— Наконец, нам может потребоваться опечатать дом, — сказал он, не обращая внимания на ее реплику.

“Какой смысл опечатывать дом спустя несколько недель?” — подумала Ларк.

— Мне некуда больше идти, — сказала она вслух.

— Перебирайтесь ко мне, — ответил он, как будто предложил ей сходить в кино.

Она ошарашенно посмотрела на него. Глядя на пол, он коротко вздохнул и провел большим пальцем руки по перилам.

— У меня уже столько времени не было женщины.

Он поднял взгляд на нее, и ее потрясло выражение голодного животного в его глазах.

— Я каждый вечер буду готовить вам на ужин жареное мясо. Вы любите жареное мясо? Обещаю, вы не пожалеете, — добавил он после паузы.

Она вся сжалась, и в его глазах блеснула злоба.

“О боже, — подумала она, — я его разозлила!” Не стоило делать этого, сейчас они здесь одни, и он может сделать с ней все, что захочет. Мысли бешеным колесом завертелись у нее в голове.

Странно, что Трент появился как раз тогда, когда из ее машины украли провода зажигания. Как он сумел тогда найти ее в глухом месте? Он почти было уговорил ее сесть к нему в машину, но, к счастью, рядом оказался Брет.

Неужели это Трент вытащил провода, потом вернул их, а потом нашел другие, которые использовал для того, чтобы взвалить вину на Натана? Другая догадка поразила ее еще больше. Раз Натан не помнил, что с ним происходило в ночь убийства Мэри-Джейн, то он просто идеальная жертва для Трента.

— Вы что-то имеете против полицейских? — спросил Трент, возвращая ее назад к реальности, к его злобе, которая была все еще весьма очевидна.

— Нет, — сказала она, стараясь больше не злить его. — Если я правильно понимаю, что именно вы мне предлагаете, то это мне не подходит. Боюсь, я не из тех женщин.

Он попытался улыбнуться, но у него это не вышло. Лицо его настолько отвыкло улыбаться, что получилось какое-то похоронное выражение.

Мурашки побежали у нее по спине.

— Вы были с Сенатрой, так почему бы вам не попробовать меня?

Это была уже настоящая паранойя. До прошлой ночи она вообще не знала мужчин, а теперь вот этот ведет себя с ней, словно со шлюхой.

— У меня это неплохо выходит, уверяю вас, — сказал он.

Глядя на него, вполне можно было этому поверить. Пусть так, но только не с ней. Ей было достаточно одного взгляда на это чудовище.

— Или вы собрались хранить ему верность? — Трент презрительно фыркнул. — Этот парень вообще не уважает женщин, он ими пользуется. А потом выбрасывает. Пятнадцать лет назад это случилось с моей сестрой, когда она от него забеременела, он ее бросил.

У Ларк перехватило дыхание. Сестра Трента была беременна от Сенатры? Ей казалось, что ничто уже не способно потрясти ее, но, выходит, она была не права.

— Знаете, что было дальше? — спросил Трент. — Моя сестра попыталась покончить с собой.

Ларк тряхнула головой. Не слишком ли много сообщений в единицу времени? И как отделить правду от лжи? Было невыносимо выслушивать все это, но Трент продолжал свой рассказ:

— Ее спасли, но ребенка она все-таки потеряла.

— Как ужасно, — пробормотала Ларк.

— И с тех пор ее не выпускают из психиатрической клиники.

Теперь все вставало на свои места, по крайней мере, в отношении того, что касалось мотивов Трента, — это была месть.

— Мне очень жаль, — прошептала Ларк.

— Мне тоже, — согласился Трент.

“Он убил Мэри-Джейн, — подумала Ларк, — а теперь использует ее смерть для того, чтобы свести счеты с Натаном”.

— Забудьте Сенатру, он — отрава, — сказал Трент. — Ну что, пойдете со мной?

Она еще раз посмотрела на его устрашающие мышцы и вспомнила, как он отделал Натана. Натан сам был не из слабых, и все же Трент вышел из схватки почти без потерь. Теперь, когда Трент возвышался над ней, словно башня, ей было страшно до смерти, и от страха она начала качать головой из стороны в сторону.

С замиранием сердца она следила, как он борется со своей злобой, стараясь унять вскипающую ярость.

— Я не из тех, кто может позволить себе совершить насилие над женщиной, — наконец сказал он. — Но я еще вернусь проверить, уехали вы или нет.

Слава богу, он уходил. Вскочив с места, Ларк долго следила, как удаляется прочь его машина. Как только автомобиль скрылся из вида, она быстро побежала в дом, захлопнула дверь и, заперев ее на все запоры, бессильно прислонилась к ней спиной.

Ларк закрыла глаза. Теперь ей стало абсолютно ясно, что именно Трент и есть настоящий убийца. И что же теперь делать? Звать полицию? Но он сам и есть полиция.

К тому же в этом доме нет телефона, и ей снова придется отправляться на знакомую заправку. Надо кому-нибудь все рассказать. Внезапно в дверь постучали, и снаружи донесся знакомый голос — голос Брета.

Он постучал еще раз. Ларк быстро отперла дверь и широко ее распахнула.

На крыльце стоял Брет, такой знакомый и безобидный. Она обрадовалась ему как родному. Кажется, никогда в жизни она так не радовалась.

— Брет! — воскликнула она, хватая его за руку.

Он вошел в дом, и Ларк быстро захлопнула и заперла дверь.

Глава 23

Путаясь в словах и перескакивая с темы на тему, она принялась рассказывать ему все разом, оживленно жестикулируя.

— Не так быстро, не так быстро, — остановил Брет, хватая ее за руки.

— Трент только что был здесь! — объявила она. — И говорил очень странные вещи! Скажу вам по правде, Брет, я думаю, что это он убил Мэри-Джейн!

— Надеюсь, вам он не причинил вреда? Забота и сочувствие Брета тронули ее. Только сейчас она почувствовала, насколько была до сих пор одинока.

— Нет, все в порядке, — сказала она и подумала о страшном взгляде Трента и о том, что он обещал вернуться.

— Но он напугал меня, — призналась она.

— Что он сделал? Что он вам сказал? — живо поинтересовался Брет.

От него исходил хорошо ощутимый запах алкоголя. Он был пьян, и сердце ее упало. Может ли человек в таком состоянии хоть чем-то ей помочь?

— Он рассказал мне о своей сестре, — ответила она.

— Нэнси? — удивился Брет и сразу отдернул руки.

Ларк машинально потерла ладони.

— Не помню, чтобы он упоминал ее имя, — сказала она, расхаживая по комнате. — Он только рассказал, что его сестра забеременела от Натана, а потом попыталась покончить с собой.

Брет ничего не ответил.

Она остановилась, не в силах свести с него глаз — так ее поразило странное выражение его лица. Его рот был открыт, а взгляд блуждал в пространстве.

— Вы знали ее? — спросила она. — Я имею в виду сестру Трента.

Ее вопрос вернул его к действительности.

— О да, — ответил он.

Его взгляд снова стал почти осмысленным, но в его голосе продолжали слышаться странные интонации, словно его сознание было здесь только отчасти.

— Да, можно так сказать. Она старше меня, и в школе мы учились в разных классах.

Он покачнулся, но схватился за стену и выпрямился.

— Да вы совсем пьяны! — не удержавшись, воскликнула она с испугом и раздражением одновременно.

“Похоже, — подумала она про себя, — что вот-вот отключится”.

— Ну и что? — возразил он. — В наших местах и заняться-то больше нечем.

Эти слова удивили ее.

— А я думала, что вам здесь нравится.

— Да вы что? Я терпеть не могу эти места! Это же Айова, господи ты боже мой!

При их первой встрече он говорил совсем другое. Или это сказывается алкоголь? Или Брет действительно так недоволен своей жизнью? Почему же он тогда торчит здесь? Он одинокий человек, его никто и ничто здесь не держит, и он всегда мог бы уехать.

— А вы не поняли? — сказал он, словно угадав ее мысли. — Здесь то место, где собираются неудачники.

О чем он говорит? Она покачала головой.

— Я не считала вас неудачником. Он саркастически засмеялся:

— Вы ничего обо мне не знаете — вот что замечательно. И вы ничего не хотите обо мне знать — разве не так?

— Нет, — сказала она, но почувствовала, что в его словах есть доля истины.

Она вспомнила, с каким нетерпением старалась избавиться от него днем, и поняла, что в общем, если по правде, он ей безразличен. У него свои проблемы, у нее — свои. Так что в проницательности ему не откажешь. Похоже, Брет не зря окончил факультет психологии.

— Вы, например, не знаете, что я начал работать в университете, преподавать студентам? Не знали, правильно? Но когда я оказывался перед аудиторией, во мне что-то происходило, словно внутри все замерзало, и я не смог это преодолеть. Как же можно быть преподавателем, если ты так теряешься перед людьми? Я бежал оттуда и спрятался здесь.

— Но есть же способы преодолеть эти страхи?

— А вы думаете я не пробовал? Я испробовал все — гипноз, таблетки, алкоголь. И ничего не помогло.

Он махнул рукой.

— А, это все неважно. Я наконец понял, что принадлежу этим местам. Я понял, что невозможно покинуть место, где ты когда-то был несчастлив. Труднее, чем то, где ты был счастливым. Вы не замечали?

На самом деле он не ждал ответа и продолжал свой монолог:

— Большая часть моей души похоронена здесь, и переезд в другое место сделал бы меня никем и ничем, просто формой без содержания. И в этом-то и заключается причина, почему я не смог преподавать, — меня на самом деле там не было. Разве это не заметно? Моя сущность всегда находится здесь, в округе Метамора, штат Айова.

* * *

Фары патрульной машины рассекали тьму. На спидометре было точно пятьдесят пять миль в час.

Адам Трент сразу же почувствовал влечение к Ларк Леопольд. Она выглядела старомодной, что было в его вкусе. И чистой, по-настоящему чистой. Это ему особенно понравилось. Но потом Брет рассказал ему, как они развлекались в его машине после поездки в кинотеатр, так что даже стекла запотели изнутри. Потом она переспала с Сенатрой.

Сенатра, опять Сенатра, почему только его так любят женщины? Разве они не видят, что он собой представляет?

Сначала Трент был разочарован тем, что она совсем не такая, какой показалась ему сначала, но потом он принял все как есть. К тому, что вещи имеют неприятную сторону, изнанку, он давно привык. Но что плохого в том, если бы двое взрослых людей по взаимному согласию хорошо провели время?

Чем больше он об этом думал, тем лучше мог представить в своем воображении ее белые ляжки, обхватившие его бедра. Чем больше он об этом думал, тем больше ему хотелось включиться в игру самому.

Когда он сказал, что у него давно не было женщины, он сказал правду, а когда он услышал то, что про нее говорили, он решил, что это именно то, что ему нужно, — есть партнер на одну ночь. Он страшно удивился, когда она его отбрила.

Перед тем как ехать домой, Трент решил заскочить в участок — еще раз убедиться, что Сенатра на месте — за решеткой и под замком. Предосторожность совсем не лишняя, потому что парень с его очарованием вполне мог бы удрать и не из такой тюрьмы.

Сенатра оказался там, где ему и полагалось.

Проклятый сукин сын выглядел просто ужасно. На минуту в душе у Трента шевельнулась жалость. “Плохо, — подумал Трент, — когда ты начинаешь их жалеть и воспринимать как человеческие существа, тогда-то они и садятся тебе на шею”.

— Что, объявил голодовку? — спросил он Сенатру.

Сенатра медленно поднял голову, его глаза глубоко запали. Надзиратель предлагал ему электробритву, но он ею не воспользовался, так и сидел, по глаза заросший щетиной.

— Пошел к черту, — сказал Сенатра, и хотя слова и были крепкими, но голос его был полон усталости и разочарования. Жизнь потихоньку начинала его обламывать.

— Сожалею, что повредили тебе ключицу, — сказал Трент.

— Ничего, не волнуйся. Вообще-то я не сутяга, но думаю, что судебный иск будет здесь в самый раз.

— Но ты первый напал на меня.

— Меня нельзя держать в тюрьме по состоянию здоровья, это предусмотрено законом.

“Какой упрямец”, — подумал Трент.

— А я-то думал, ты уже приготовился сознаться.

Сенатра презрительно фыркнул.

— Я слышал, сегодня твоя бабушка заходила навестить тебя? — спросил Трент.

Сенатра промолчал.

— Но ты, конечно, не знаешь, что после свидания с тобой она зашла и ко мне в участок.

Было видно, что на этот раз Сенатра заинтересовался.

— И что же ей было надо от тебя?

— Оживить в памяти кое-какие воспоминания. Ты сам, наверное, уже не помнишь, что она вела мой класс в воскресной школе, так что мы поговорили о старых добрых деньках. Но она приходила не для этого.

— Ближе к делу.

— Она призналась, что совершила убийство.

— Никак не могу взять в толк, что ты мелешь. — Трент оттягивал этот момент как только мог, чтобы подольше посмаковать реакцию Натана. Он не сомневался в том, какой именно она будет.

— Она призналась в том, что собственноручно убила твою бывшую жену, — сказал Трент.

Сенатра не разочаровал его — через долю секунды он уже был на ногах, молнией подлетел к решетке и схватился за прутья.

— Ах ты сукин сын, ты все врешь! — закричал он. — Ты все врешь, проклятый ублюдок!

— Ты так думаешь? — спросил Трент, подняв брови, и достал из кармана диктофон.

Он поднес его к решетке так, чтобы Натан смог хорошо слышать запись, и включил.

Из крохотного динамика послышался голос Милли Сенатры, объясняющей, как и зачем она убила несчастную Мэри-Джейн. Трент выключил диктофон и вопросительно посмотрел на Натана.

Тот был взбешен, оскалившись, словно собака, готовая укусить, он вдруг потряс решетчатую дверь так, словно хотел сорвать ее с петель. Потом его рука молниеносно просунулась в щель между прутьями, намереваясь вырвать у Трента диктофон, но тот успел вовремя отпрыгнуть в сторону, и пальцы Сенатры сомкнулись вокруг пустоты.

Добрая старушка Милли любила своего внука и хотела спасти его, но вышло так, что она, сама того не подозревая, подыграла Тренту. Возможно, что Сенатра и преступник, но всем было известно, что он просто боготворит свою бабушку. Он никогда не допустит, чтобы она села в тюрьму из-за него.

— Ну, что скажешь? — спросил Трент, показывая Натану диктофон. — Будешь сознаваться?

Сенатра зарычал, как зверь, и еще раз потряс решетчатую дверь.

Тренту было приятно смотреть, как он корчится, до того приятно, что он позволил себе нанести ему еще один удар.

— Помнишь ту дамочку из Калифорнии? — спросил Трент.

Сенатра перестал трясти решетку и уставился на Трента с выражением загнанного зверя.

Чтобы ранить Сенатру побольнее, Трент закрыл глаза и представил себе то, о чем так страстно мечтал в последнее время.

— Она такая горячая. Я этого не ожидал. — “Чтобы добиться правды, иногда приходится лгать”, — подумал Трент.

— О чем ты говоришь? Что ты с ней сделал? Если ты ее тронул хоть пальцем, я убью тебя! Убью, клянусь!

— Увы, твое положение не предоставляет тебе больших возможностей в этом отношении. Но если ты признаешься добровольно…

— Что ты с ней сделал?

Тренту хотелось терзать Сенатру так долго, как только можно, но теперь, когда он был готов “повернуть в ране воткнутый нож”, у него вдруг мелькнула мысль, что в таком состоянии он не слишком отличается от них, то есть от тех человекоподобных нелюдей, которых он поклялся сажать за решетку.

— Скажи мне правду, подонок, и я сделаю признание. Только скажи правду, и я признаюсь. Расскажу все, что было в ту ночь, когда убили Мэри-Джейн, — твердил Сенатра.

Эти слова были для Трента слаще меда.

* * *

— Вам лучше уйти, — сказала Ларк, уперев руки в бока и глядя прямо на Брета.

Он никак не отреагировал на ее заявление. Он открыл холодильник, порылся там, небрежно опрокидывая и разбрасывая что-то, и вытащил банку пива. Он вскрыл ее, а потом уселся на стул, положив ноги в мягких кожаных туфлях на кухонный стол. Ларк вырвала банку из его дряблых пальцев и сбросила его ноги на пол.

— Немедленно уходите! — возмущенно воскликнула она.

— Я думал, я вам нравлюсь, — произнес он тоном обидчивого маленького мальчика.

— Не здесь и не сейчас.

Она повернулась к раковине, чтобы вылить туда пиво, но прежде, чем она успела вылить хоть каплю, он внезапно схватил ее за руку. Ларк удивилась силе, которая на этот раз чувствовалась в его руках. Несколько мгновений она пыталась бороться, но почти сразу поняла, что победить ей не удастся. Она выпустила банку, тем более что ей казалось странным бороться из-за такого предмета.

Брет с гордым видом выпил все до капли, потом бросил пустую банку на пол и, топнув ногой, раздавил ее, после чего снова повалился на стул.

“Что за отвратительное представление!” — подумала Ларк.

— Он вам нравится, — неожиданно сказал Брет.

— Вы о ком? — нахмурилась она.

— Да о Сенатре. Он всем нравится, я имею в виду женщин.

— Что в этом плохого?

Он убрал ноги со стола и наклонился вперед.

— О, клянусь — это плохо! Для меня. “Он ревнует к Натану”, — подумала Ларк.

— Вы с ним спали? — спросил он.

Такой прямой вопрос придал ей решительности.

— Это не ваше дело, — сказала она.

— Вы с ним спали, я знаю.

— Не думаю. Убирайтесь вон.

Она подошла к двери и открыла ее, продолжая стоять возле нее и держаться за ручку, таким образом приглашая его покинуть помещение.

— Ну вот, всегда так, — сказал он развязным тоном, не проявляя никакого намерения уходить, — в школе, например, если мне нравилась какая-нибудь девочка, ей обязательно нравился Сенатра. Девчонки просто вешались на него — все, кроме Нэнси. Нэнси Трент. Ей нравился я.

Ларк отпустила дверную ручку.

— Вы дружили с Нэнси Трент?

Брет кивнул. Его взгляд снова затуманился, устремившись куда-то в пространство. Он вдруг затряс головой, словно увидел какое-то невероятное зрелище.

— Потом оказалось, что она только использует меня, использует для того, чтобы заполучить Сенатру. И знаете еще что? Она была беременна, но это был не его, это был мой ребенок.

У Ларк перехватило дыхание. Брет ударил себя в грудь.

— Это был мой ребенок! Но она объявила всем, что это ребенок Сенатры. Она думала, что если поступит так, то он будет вынужден на ней жениться, но уловка не сработала. Сенатра только посмеялся над ней. Он смеялся!

Ларк уже больше не могла его слушать, но он еще не кончил, он только-только вошел в раж.

— Она совершила попытку самоубийства, вскрыла себе вены, но Трент вовремя нашел ее и отвез в больницу. Она выжила, но ребенка потеряла. Моего ребенка!

“О боже, — подумала она, — какая ужасная, душераздирающая история! И этот человек был вынужден носить ее в себе столько лет! Неудивительно, что, когда он попытался уехать отсюда, у него ничего не вышло”.

— Вы кому-нибудь это рассказывали? Делились с кем-то своей проблемой? — участливо спросила она,

— Зачем? Мой ребенок-погиб, не родившись, а женщина, которую я любил, предала меня. Погубила меня. Зачем и кому я должен был об этом рассказывать? Или я должен был сам рассказать всем этим местным сплетникам и злопыхателям о том, как меня оставили в дураках?

Никто лучше нее не знал, что груз прошлого может быть так тяжел, что способен однажды раздавить тебя. Это груз, который ты обречен всегда тащить с собой, но надо пытаться от него избавиться. Есть способы от него избавиться.

— Брет, я вам очень сочувствую. — Она дотронулась до его плеча.

Он резким движением отбросил ее руку. Он посмотрел на нее глазами, полными слез и обиды.

Пораженная, она отступила на шаг.

С видимым удовлетворением от того, что близкий физический контакт ему больше не грозит, Брет возобновил свой монолог, словно нуждался в том, чтобы очистить свою душу от того, что столько лет вынужден был в ней скрывать.

Ларк не обрывала его, в надежде, что это ему как-то поможет.

— Потом в моей жизни появилась Мэри-Джейн. Она очень мне подходила, она увидела во мне человека. Она искренне была ко мне привязана.

“Вот те на, — подумала Ларк, — и Мэри-Джейн тоже здесь!”

— С ней мне было хорошо, с ней я снова почувствовал себя мужчиной. — Он вдруг потер глаза и пустил слезу. — Я предложил ей выйти за меня замуж.

— Что?! — воскликнула Ларк.

Чтобы удержаться на ногах, она ощупью нашла спинку стула и ухватилась за нее.

— Я сделал предложение как положено, принес цветы, двенадцать красных роз! — Он снова уставился в потолок со страдальческим выражением. — И спросил, не хочет ли она ребенка от меня.

Он зажмурился, словно это воспоминание доставляло ему нестерпимую боль.

— Она засмеялась! — закричал он. — Она смеялась надо мной!

* * *

“Надо вызвать стенографистку и найти двух понятых, — подумал Трент, — все должно быть по закону, и так, чтобы не дать парню никакой возможности вывернуться”.

Он успел уже отдать соответствующие распоряжения Харрису, как вдруг стоящий в углу факс загудел, и из него полезла бумага. Из лаборатории пришли результаты анализа ДНК.

* * *

Ларк попыталась заткнуть уши, но и это не помогало.

— Я просил ее перестать смеяться надо мной, но она не послушалась. Она заявила, что я маленький мальчик в теле мужчины и что я нужен был ей только для секса, для развлечения. Она сказала, что спала с летчиком и с водопроводчиком, с адвокатом и дворником, но с мальчишкой на посылках еще не спала. Мальчишка на посылках — так она меня назвала! А еще она сказала, что ей так и не удалось захомутать Сенатру. Можете вы этому поверить? Снова этот проклятый Сенатра. Он всегда появлялся, когда не ждешь, и портил мне жизнь. Случайно заглянув ему в глаза, Ларк заметила в них какой-то неестественный блеск, как при высокой температуре.

— Мне снова хочется спросить вас, — сказал он медленно и спокойно. — Вы с ним спали?

“Брет, — поняла вдруг она, — это все Брет”. Как это она раньше не заметила?

— Это вы вытащили провода из моей машины, — уверенно сказала она.

Он и не пытался этого отрицать.

— Я так не хотел, чтобы вы уехали, мне нужно было еще несколько дней, чтобы показать себя, доказать вам, что между нами что-то может быть. Но Трент появился так некстати!

— И вам пришлось самому ставить на место провода, которые вы только что украли!

— Именно. Ну не насмешка ли это?

— Я бы сказала — это справедливость.

— А вы были так прекрасны, когда спали в машине там, на обочине! Такой глубокий, безмятежный сон! Совсем как смерть!

Он улыбнулся ей улыбкой, которая была одновременно сладкой и зловещей, отчего волосы у нее на затылке начали шевелиться. Она в ужасе посмотрела на него. Кажется, она попала в беду.

— Я уже видел на твоем лице это выражение, Мэри-Джейн! — воскликнул он.

Казалось, он уже не различал прошлого и настоящего.

— Я не Мэри-Джейн, — еле произнесла она онемевшими губами, чувствуя, каким холодным стал дом, в котором ей только что было нестерпимо жарко.

Она буквально чувствовала холод пальцами, губами и щеками.

— Я не насильник, — вдруг заявил он, качая головой из стороны в сторону. — Я даже боролся за права животных. Я участвовал в демонстрациях против абортов. Я люблю жизнь. Но можешь ли ты понять, что я чувствую, когда ты смеешься надо мной. Это меня обижает!

— Я не смеюсь, — пробормотала Ларк. — Я не Мэри-Джейн.

— Я не могу все время стоять рядом и следить, как ты обманываешь сама себя, следить со стороны, как ты снова волочишься за этим Сенатрой. Как ты не можешь понять, что я не желаю видеть, как ты перед ним пресмыкаешься!

— Я не Мэри-Джейн! Я Ларк! Ларк! — закричала она.

— Ларк? — недоуменно переспросил Брет и опустил руки.

Его лоб сморщился в гримасе удивления и снова разгладился.

— Ларк, когда ты только появилась здесь, ты была другой. Ты не была похожа на них. У них обеих темные волосы и загорелая кожа. Но, в конце концов, вся разница между вами только в цвете волос и кожи.

В коридоре послышался топот кованых форменных ботинок по плитке, которую положили более пятидесяти лет назад. “Это Трент идет принимать мое признание”, — подумал Натан, не желая даже поднимать на него глаза.

— У нас проблемы, — сказал Трент.

На этот раз его голос звучал не высокомерно, как обычно, а так, словно кто-то ему только что хорошенько наподдал.

— Мы только что получили из лаборатории результаты анализов ДНК, — начал Трент, и Натан выпрямился, медленно поднимаясь на ноги. — ДНК частиц кожи и крови, которые мы извлекли из-под ногтей у Мэри-Джейн. Они не твои.

Сначала Натану показалось, что он плохо расслышал, но вдруг неожиданно для самого себя он закричал:

— Я же говорю, что не убивал ее! — И вдруг, словно спохватившись, спросил: — А если не я, то кто?

— Я сам бы хотел знать, — покачал головой Трент. — Они определили еще одну вещь.

— Какую?

— Мэри-Джейн была беременна.

Глава 24

Брет стоял посреди кухни, слегка расставив ноги, и раскачивался из стороны в сторону.

— Ты использовала меня, чтобы заставить Сенатру ревновать! — закричал он.

— Это не так.

“Он хочет убить меня”, — подумала она. Xoтя он не говорил ей этого, но она ясно видела и чувствовала его намерение. Он собирался убить ее, как убил Мэри-Джейн.

Хотя ей надо было в первую очередь подумать о том, как унести ноги, она почему-то подумала Натане: как он выглядел, когда она первый раз увидела его, идя к нему через поле. Он сидел н тракторе. Полуголый. В брезентовом комбинезоне и кепке. Потом она вспомнила его окровавленного и в наручниках, а потом — в тюрьме, за решеткой.

Почувствовав на себе взгляд Брета, Ларк подняла лицо и увидела его сверкающие лихорадочным блеском глаза. Держа голову набок, он шагнул к ней, протянул руку и провел кончиками пальцев по ее шее. Выражение его лица было тоскующим и одновременно каким-то хитрым, отчего ей стало еще страшнее.

— Ларк, — произнес он, неестественно выворачивая голову.

“Тебе нужна помощь? Ты не одна, и все не так безнадежно, как кажется на первый взгляд”. — Это ей вспомнились слова из какого-то забытого телевизионного триллера.

— Вы убили ее. Вы убили Мэри-Джейн, — произнесла она вслух.

— Я оказал ей услугу, — ответил он, не моргнув глазом.

— Вы отняли у человека жизнь. Несколько секунд он обдумывал эту мысль.

— Мне нравится быть похожим на бога, — устрашающе бесстрастно ответил он после недолгого размышления. — Это очень приятное дело.

Он был явно болен, но до сих пор ухитрялся хорошо прятать свою болезнь. Несмотря на то что она была в курсе местных слухов, ей не хотелось верить в то, что про него говорили. “Он тихий, хотя и ненормальный”, — говорили про него. “Этот парень помешанный”, — сказал Натан. Где же были ее собственные глаза?

— Пока не сделаешь этого сам, никогда не сможешь оценить, насколько хрупка человеческая жизнь, — спокойно сказал Брет.

Он больше не казался пьяным, наоборот, он выглядел пугающе трезвым.

— Это намного проще, чем думают, — добавил он и шагнул еще ближе.

Теперь он был всего в нескольких дюймах от нее. Ларк отступила на шаг и прижалась к кухонному шкафу. Все, она была в ловушке.

Он сладко улыбнулся ей, глядя на нее глазами, подернувшимися гипнотической дымкой.

— Это так просто, — сказал он и обхватил ее шею так, чтобы большие пальцы легли на дыхательное горло. — Это будет поцелуй смерти.

Он склонился к ней, словно действительно собирался поцеловать ее, и сжал пальцы, воздух перестал поступать в ее легкие. Ее реакция была абсолютно инстинктивной: схватив его за плечи, она ударила его коленом в пах так, как ее учили на курсах самообороны для женщин. Брет сразу отпустил ее.

Хватая ртом воздух, она сквозь темный дом побежала к лестнице, ведущей наверх, и одним махом взлетела по ней. На двери в комнату, где у Натана был парник, с которым она так варварски расправилась, был тяжелый металлический замок. Она захлопнула дверь, нащупывая ключ в темноте. Но ключ был какой-то странный, он болтался в скважине, и когда она поднесла его к глазам, чтобы лучше понять, в чем дело, то поняла, что это отмычка, согнутая из толстой железной проволоки. Видно, Натан потерял нормальный ключ и взамен сделал отмычку из проволоки. Отмычка вместо ключа! Она не сможет закрыть этот замок!

Она все-таки сунула отмычку в скважину, пытаясь зацепить механизм замка. Снизу послышались шаги, и деревянные ступени лестницы заскрипели.

“Торопись, торопись, — сказала она себе. — Ну пожалуйста, поворачивайся”, — умоляюще попросила она ключ.

Но, может быть, отмычка вовсе и не должна была поворачиваться, может быть, она была там только для вида. Надо бежать.

На лестничной площадке за дверью послышалось сопение, и в тот же миг замок лязгнул и дверь заперлась. Ларк бросилась к окну, и за ее спиной послышался удар тела о дверь.

— Открывай, тварь! — крикнул Брет и заскулил, как собака.

Она выглянула наружу. Земля показалась ей страшно далекой, хотя до нее было каких-нибудь девять-десять футов. За ее спиной раздался еще один удар тела о дверь. Она медленно, стараясь не покатиться, подошла к краю крыши, потом глубоко вдохнула, и через секунду ее ноги ударились о землю, и она упала на вытянутые перед собой руки. Ларк вскочила, и резкая боль пронзила ее левую лодыжку.

Хромая так, что приходилось двигаться почти ползком, она побежала к своей машине. Забравшись внутрь, она первым делом нажала электрическую кнопку, запирающую двери и стекла, и потянулась к ключам зажигания.

Но ключей на месте не было — вместо них зияла пустая дыра. Она быстро ощупала все свои карманы, заглянула под сиденье, хотя никогда не оставляла ключей там. Ключей не было.

Сквозь покрытое мошкарой и мотыльками ветровое стекло она увидела, что Брет ковыляет к ней через двор.

“Двери заперты, — подумала она, — он не сможет добраться до меня, если только не разобьет стекло”.

Подходя, он вытянул свою руку перед собой, и что-то блеснуло в ней — что-то знакомое. Ее ключи!

Он подходил все ближе, теперь их разделяло только стекло, и все зависело от быстроты ее реакции.

Он наклонился и вставил ключ в замочную скважину на двери. Он повернул ключ, и Ларк тут же нажала на кнопку “Заперто”. Он снова повернул ключ, и она снова опередила его на долю секунды.

Он рассмеялся.

— Не играй со мной, Мэри-Джейн, — сказал он и погрозил ей пальцем.

Одновременно раздался щелчок замка, но на этот раз Ларк опоздала. Дверь распахнулась, и Брет схватил ее за руку. Ларк вскрикнула и ударила ногой по чему-то мягкому, подтянулась к противоположной двери и вывалилась из нее на землю.

Она побежала по грунтовой дороге, но вдруг сообразила, что лучше будет спрятаться в густых зарослях травы на обочине, споткнулась и упала, и снова поднялась.

— Мэри-Джейн! — раздался его крик вдалеке у нее за спиной.

Казалось, она оторвалась от него, и, значит, есть надежда скрыться. Она побрела по высокой траве, не понимая, куда направляется, выбилась из сил, поползла, потом остановилась.

Внезапно темноту разрезал луч фонаря, послышался хруст, и Брет навалился ей на плечи. Он перевернул ее на спину, и его тяжелое дыхание обдало ее лицо. Краем уха она уловила неподалеку беспокойное мычание коров, разбегающихся в разных направлениях.

Неожиданно для себя она почувствовала прилив силы и пнула его обеими ногами. Брет охнул от удивления и откатился назад. Она поползла, и он снова схватил ее за плечо. Ларк повернулась и укусила его за ладонь. Брет отдернул руку, и тогда она поднялась и побежала, но вдруг земля ушла из-под ног.

Некоторое время Ларк кувыркалась в воздухе, пока не шлепнулась о землю, казалось, всем телом сразу, и покатилась вниз по склону, тщетно пытаясь за что-нибудь зацепиться. Потом ее затылок ударился о что-то твердое, в глазах у нее вспыхнул фейерверк искр, а потом все погасло.

— Ларк! Где ты? — послышался голос Брета откуда-то сверху из темноты.

Он назвал ее Ларк, не Мэри-Джейн, но все равно — ни звука. Боль железным острием пронзила ей череп. Ларк прикоснулась к затылку и почувствовала, что ее волосы перепачканы чем-то липким.

— Ларк! Где ты? — снова позвал он.

Она замерла, боясь, что он услышит звук ее дыхания.

Внезапно ее ослепил направленный ей прямо в лицо луч фонарика. Прикрыв лицо от света ладонью, она поняла, что не в силах больше бежать. Видимо, ей на роду написано погибнуть здесь, посреди пастбища Натана Сенатры. А потом маньяк, наверное, бросит ее тело в пруд, как он сделал это с телом Мэри-Джейн. Слезы навернулись ей на глаза. “Натан”, — подумала она. Она никогда, никогда его больше не увидит!

Между тем Брет Жиллет спускался к ней по крутому склону, и камешки катились вниз из-под его ног. Звезды висели у нее над головой. Много-много, целые миллионы звезд. “Какая тишина, — подумала она, — и какой покой!” И тут ее ухо уловило знакомый легкий звук — не то потрескивание, не то гудение, — он слышался совсем близко.

“Это электрическая изгородь”, — вспомнила она. В тот раз она не поверила Натану, но сейчас она ему верит. “Надо встать и идти”, — подумала она с улыбкой, вернее — с тенью улыбки на губах. Но это было трудно, трудно было все — дышать, смотреть, даже думать, а не только встать и пойти. “Я не могу, не могу”, — словно говорило ее тело, но, как бы там ни было, Ларк перевернулась и встала на колени. “Теперь ползи”, — сказала она себе и поползла. Куда? Туда, вперед, к гудящему звуку. Ее голова внезапно закружилась, и она чуть не потеряла сознание. Потом вдруг что-то потекло ей на глаза, она протерла их ладонью, испачкав ее кровью, ибо эта теплая и липкая влага могла быть только кровью.

Забыв, куда она так стремилась и для чего, Ларк остановилась и стала вспоминать. Куда и зачем? Кажется, она придумала что-то, какую-то уловку, но какую? Ей вдруг захотелось упасть и уснуть на месте, положив кулак под голову, но ведь было что-то, что она должна была обязательно сделать. Но что? Она не могла вспомнить.

Она стала всматриваться в темноту, но ничего не разглядела.

— Спасибо за помощь, — раздался голос прямо у нее над головой.

Это был Брет Жиллет.

— Вышла прогуляться, упала в темноте с обрыва и ударилась головой — на меня никто и не подумает.

— Брет Жиллет, Брет Жиллет, — произнесла она нараспев. — Валет, штиблет, синий драндулет.

— Прекрати! — выкрикнул он.

— Опа-па. Ни слова больше. Тощий шкилет.

— Заткнись, я сказал! — снова заорал он. Теперь она снова услышала гудение — из травы не более чем в полуметре от нее. Теперь она вспомнила, зачем ползла сюда: сначала надо коснуться Брета, как это ей ни отвратительно, а потом другой рукой взяться за провод.

Она потянулась и схватила его за щиколотку, а другую руку с растопыренными пальцами сунула туда, откуда доносилось низкое гудение

Глава 25

Решетчатая дверь со скрипом распахнулась — он на свободе. И, как был, в арестантской робе с надписью “Тюрьма округа Метамора” на спине, Натан бросился по коридору к выходу.

Следовало отдать Тренту должное, он действовал оперативно: Натану потребовалось всего несколько минут, чтобы убедить его в том, что Ларк в опасности и надо спешить.

На улице Натан вспомнил, что приехал сюда не на своей машине, и выругался от досады, но в то же мгновение патрульный автомобиль остановился перед ним, и дверь распахнулась.

— Залезай, поехали, — сказал Трент. При иных обстоятельствах Натан послал бы его к черту, но убийца гулял на свободе, и с Ларк могло случиться все, что угодно. Поэтому Натан без колебаний сел к Тренту в машину.

Трент, несомненно, тоже понимал, что надо торопиться, — они тронулись и вскоре выехали из города. На шоссе Трент нажал на акселератор, и они помчались со скоростью девяносто миль в час. Оба молчали. Вскоре в свете фар показался поворот на грунтовку, ведущую к ферме Натана, а через пять минут они были уже перед домом.

Во дворе стоял автомобиль Ларк с распахнутыми дверцами, а рядом с ним — голубой лимузин.

— Жиллет, — сказал Трент и выключил фары. — Интересно, что ему здесь понадобилось?

— Он встречался с Мэри-Джейн, — произнес Натан.

— Сукин ты сын, — воскликнул Трент с таким выражением, словно хлопнул себя по лбу. — Мне так хотелось засадить тебя, что я упустил из виду очевидную вещь!

Теперь, когда мотор был выключен, им стало хорошо слышно испуганное мычание коров, доносившееся с восточного пастбища. Что-то там было не в порядке.

Натан распахнул дверцу.

— Проверь дом, а я пойду на пастбище.

— Подожди, — ответил Трент и открыл бардачок. — Возьми кое-что, тебе может пригодиться.

Он достал из бардачка сначала фонарь, а потом черную кожаную кобуру и вынул из нее пистолет. Трент передал фонарь и пистолет Натану.

— Умеешь им пользоваться? — спросил Трент.

— Нет, — ответил Натан. Он сказал чистую правду, хотя только минувшим утром наводил на Трента точно такую штуку.

Трент взял пистолет у него из рук.

— Здесь нет предохранителя, — начал Трент свой короткий урок. — Сначала взводишь вот так, — он показал, как это делать. — А потом жмешь на курок. Понял?

Натан кивнул.

Трент вытащил обойму и проверил патроны.

— Шесть выстрелов, — сказал он, вогнал обойму на место и вернул пистолет Натану.

Чувствуя в руках неприятную тяжесть оружия, Натан поежился.

— Да, Натан, и еще… Натан остановился.

— Я ее не трогал.

— Я знаю, — ответил Натан и крепко сжал рукоятку пистолета. — Иначе ты был бы уже мертв.

Натан поспешил в сторону пастбища, а Трент пошел к дому.

“Надо двигаться, — подумала Ларк, — надо ползти. Надо выбираться отсюда”. Силы снова покинули ее, руки подломились, и она упала на мокрую траву. Хотелось отдохнуть, уснуть, и больше ничего.

Внезапно кто-то схватил ее за руку, и от неожиданности она вскрикнула. Чужая рука грубо потащила ее вверх, чьи-то пальцы впились ей в волосы и запрокинули голову назад.

— Проклятая тварь! — прошипел Брет Жил-лет. — Ты ударила меня током!

“Этот голос не похож на голос Брета, — подумала она, — того Брета, которого я знаю. Это не он, а кто-то другой — чудовище, дьявол, сумасшедший”.

* * *

Ларк закричала, и у Натана, услышавшего этот крик, застыла в жилах кровь. Он быстро сбежал вниз по крутому склону, скользя по осыпающемуся песку и мокрой гальке, и внизу, на берегу ручья, в свете мощного полицейского фонаря перед ним предстало страшное зрелище.

Ларк, вся залитая кровью, стояла на коленях. Кровь была везде — на ее волосах, лице и одежде, а Жиллет, держа ее одной рукой за волосы, другой поднес к ее горлу нож.

“У него был нож”, — вдруг вспомнил Натан слова Ларк о том, что с ней случилось в прошлом.

— Натан, — едва слышно прошептала Ларк, — пожалуйста, уходи.

— Ты слышал, Сенатра? — заорал Жиллет срывающимся голосом, голосом человека, дошедшего до последней черты. — Делай, что она просит. Она не хочет, чтобы ты был здесь.

В этих условиях нечего было и думать о том, чтобы применить оружие. Это было бы рискованно даже в более благоприятной обстановке. “Надо чем-то отвлечь его, — подумал Натан, — попытаться заговорить”.

— Зачем ты это делаешь, Жиллет? — заговорил Натан, стараясь, чтобы его голос звучал ровно, несмотря на то, что ему нестерпимо хотелось выстрелить. — Почему ты хочешь ее убить?

— Потому что она меня обманула! — завизжал маньяк.

— Она никого никогда не обманывала, — спокойно возразил Натан.

— Нет, обманула! — крикнул Жиллет. — Она спала с тобой!

— В таком случае тебе нужен я, а не она. Она-то тут при чем? Подумай об этом. Потерпи немного, дорогая, — сказал Натан, обращаясь к Ларк.

— Не называй ее “дорогая”, зови ее лучше шлюхой, — огрызнулся Жиллет и резким движением прижал ее голову к своему бедру.

— Ларк! — испуганно воскликнул Натан. Из ее горла раздался клокочущий звук.

— Дорогая, ты меня слышишь? — позвал ее Натан, не обращая внимания на реплику маньяка.

— Да, — ответила она одним движением губ. Надо было что-то придумывать. Быстро. Ум!

Натана лихорадочно заработал в поисках чего-нибудь, что могло бы сбить маньяка с толку.

— А ты знаешь, что Мэри-Джейн, когда ты убил ее, была беременна? — спросил он.

— О чем ты говоришь? — Брет, похоже, ему не верил.

— Она была беременна, — произнес Натан как можно убедительнее.

— Ты лжешь, — ответил маньяк после паузы, и в его голосе послышалось сомнение.

— Нет, это правда, — уверенно произнес Натан. — Трент только что получил из криминалистической лаборатории результаты анализа. Она была беременна.

Натан замолчал, чтобы убедиться, что Ларк еще в сознании и чтобы его последний удар после небольшой паузы стал еще сильнее.

— Ты убил своего ребенка, Жиллет. — Маньяк отпустил руку, и Ларк упала ничком на землю. Подняв лицо к небу и вытянув руки перед собой, он издал жуткий, нечеловеческий вой.

— Нет! — орал Жиллет. — Нет, нет, нет!

Его крик перешел в тихие всхлипывания. Он стал медленно наклоняться, одна его рука опять потянулась к Ларк, а другую, с ножом, он начал заносить для удара.

С момента своей первой и последней, неудачной, охоты Натан больше никогда не брал в руки оружие. Сегодня оно оказалось в его руках второй раз за один день.

Прогремел выстрел, и маньяк рухнул на землю, как тряпичная кукла.

* * *

Звезды мельтешили пред глазами Ларк, словно шустрые светлячки. Кто-то склонился над ней и произнес ее имя испуганным, дрожащим голосом. Наверное, это был уже сон. Наверное, все это было сном. Кошмарным сном. Надо избавляться от него, надо подниматься и бежать. Бежать.

Кто-то нежно опустил ей руки на плечи, и голос Натана произнес:

— Ларк, дорогая, не двигайся. Ты можешь пораниться.

— Надо бежать, — пробормотала она, вздрагивая.

— Мы здесь! — крикнул кому-то Натан. — Вызови “Скорую”, ей необходима медицинская помощь!

Сверху ему что-то неразборчиво ответили.

— Он хочет убить меня, — прошептала Ларк.

— Я знаю, дорогая, — ответил Натан, и по его голосу она поняла, что он тоже чем-то глубоко потрясен. — Не бойся, он уже не сможет сделать тебе ничего плохого.

— Нет, может. Он где-то здесь, он прячется, слушает.

— Нет, дорогая, он уже мертв.

— Но как?

— Я убил его.

— Ты?

“Это я во всем виновата”, — подумала она. У нее перехватило горло, горькие слезы потекли по ее лицу и закапали в черную ледяную воду. Холодная дрожь охватила ее тело.

Далекий, но смутно знакомый голос в стороне что-то опять сказал про “Скорую помощь”.

— Ей холодно, — крикнул Натан через плечо. — Принесите одеяло.

Волна подхватывала и уносила ее прочь, далеко-далеко. Она почувствовала щекочущее прикосновение шерстяной ткани.

— Натан.

— Что, родная?

Но почему это он назвал ее так — “родная”? И что значат эти новые, незнакомые интонации в его голосе?

Она чуть приоткрыла глаза. Светлячки исчезли, они больше не плавали у нее перед глазами. Натан черной тенью возвышался на фоне звездного неба.

— Я люблю овец.

— Овец? — удивился он.

— Но я не люблю шерсти.

Он усмехнулся, потом вдруг громко, неудержимо расхохотался, пока этот смех не перешел в какой-то странный звук. Казалось, Натан сдерживал рыдания. Но ведь этого никак не могло быть.

* * *

Санитары уложили Ларк на носилки и понесли к машине. На прощание он успел поцеловать ее и погладить по спутанным, запекшимся кровью волосам. Стоя на краю обрыва под приятным освежающим ветром, он наблюдал за двумя отъезжающими медицинскими каретами — одна из них увозила Ларк, другая — тело убитого маньяка.

“В это время года надо осторожней ездить по траве, — подумал он, — семена созрели, а они — смерть для радиатора”.

— Ничего, она поправится, — сказал Трент, стоящий у него за спиной.

“Знакомые слова”, — подумал Натан. Люди говорили точно так же накануне смерти его отца, а потом накануне смерти его матери.

Натан достал из кармана пистолет и посмотрел на него, удивляясь, как это люди умудрились изобрести такую вещь.

— Давай, — сказал Трент и забрал пистолет из его рук.

— Ненавижу оружие, — сказал Натан.

— Я тоже.

— И хорошо делаешь.

— Я считаю оружие злом, но злом необходимым. И ты все сделал правильно. Ты спас ей жизнь.

Натан посмотрел вслед удаляющимся автомобилям. У его ног под свежим ветром шелестела высокая трава.

— Я надеюсь, что так оно и есть. Очень-очень надеюсь.

— Иди домой. Ты ужасно выглядишь.

— Нет, я поеду за ней в больницу.

Трент не стал возражать, скорее всего, понимая, что Натана не удастся переубедить.

* * *

Не заходя в дом, Натан сел в свой грузовичок и отправился прямо в окружной госпиталь.

— Допуск разрешен только ближайшим родственникам, — сказали ему в приемном покое. — Мы уже известили ее родителей.

Медсестра посмотрела на часы.

— Раньше утра они сюда не успеют, а к этому времени операция уже закончится.

Операция! А он надеялся, что все обойдется ушибом или, самое большее, несколькими стежками.

— Хирург, доктор Марта Францис, должна прибыть с минуты на минуту. Мы не уверены, но доктор Бейли подозревает у больной сотрясение мозга. Необходимо принять какие-то меры для того, чтобы снизить внутричерепное давление.

— Боже мой! — воскликнул Натан.

Закрыв глаза, он, чтобы не упасть, прислонился к ближайшей стене.

— Что-то ты плохо выглядишь, — продребезжал в ушах Натана знакомый стариковский голос.

Открыв глаза, Натан увидел стоящего перед ним доктора Бейли, который рассматривал его с выражением довольного веселья.

— Дай-ка я посмотрю твою ключицу, — сказал доктор и, отвернув воротник Натана, пощупал его повязку.

Натана передернуло от боли.

— Как там Ларк, доктор? — обеспокоенно спросил Натан.

— О, она в хороших руках! — воскликнул старичок, лукаво покосился на Натана и, уходя, распорядился: — Сестра! Сделайте ему ледяной компресс.

Сестра быстренько поставила Натану на сломанную ключицу компресс со льдом, сделала в плечо укол болеутоляющего и дала проглотить какие-то две пилюли, которые были, как оказалось, сильным снотворным.

* * *

Натан проснулся в комнате ожидания, когда яркий полуденный свет потоком лился через окно. Его шея ныла, все-таки спал он сидя. Лед в компрессе давно растаял и лужей растекся по груди и животу.

Из коридора справа от него слышался приглушенный разговор. Он зевнул, поднялся, стараясь не шевелить больным плечом, и пошел в направлении голосов.

Он услышал, как кто-то сказал что-то про волосы и о том, что это необходимо было сделать, чтобы снизить внутричерепное давление.

— Ваша дочь скоро поправится. — Эту фразу Натан расслышал абсолютно ясно.

— Слава богу, — почти в унисон отозвались два голоса.

Заглянув за угол, Натан увидел пожилую супружескую пару. И он, и она были уже седые, оба одеты в одинаковые серые свободные брюки. Женщина в белом халате, с которой разговаривали старики, и была, видимо, та самая знаменитая доктор Францис.

Несомненно, перед ним стояли родители Ларк. Они были старше, чем он ожидал, но выглядели весьма благородно и держались внешне спокойно.

— Сначала мы пытались отговорить ее от этой поездки, — сказала ее мать, нервно теребя ремешок своей бежевой сумочки, — но она нас не послушала.

— Не то чтобы мы вмешивались в ее жизнь. Она, конечно, сама давно взрослый человек, — добавил ее отец, — но она испытывает определенные сложности в плане приспособления к окружающей действительности. Мы очень за нее беспокоимся.

— Все ее школьные подруги уже давно замужем, имеют детей. — Мать перехватила эстафету рассказчика из рук мужа. — Но мы до сих пор не знаем, сумеет ли наша дочь преодолеть свои затруднения…

Услышав шаги Натана, она замолчала, не закончив фразы, и обернулась. Доктор Францис, воспользовавшись так кстати подвернувшейся возможностью, извинившись, поспешила удалиться. Когда ее шаги стихли в конце больничного коридора, Натан оказался один на один с пожилой парой, которые выглядели так, словно случайно заблудились в гарлемских трущобах. Полными ужаса глазами они рассматривали его руки, лицо, одежду и снова руки.

Следуя за их взглядом, он посмотрел на себя и только сейчас заметил, что его одежда была вся в пятнах крови. Это была кровь Ларк. Он потрогал свои щеки и вспомнил, что не брился почти неделю, и тут наконец догадался, что выглядит так, как те, от которых они всеми силами стремятся защитить и укрыть свою дочь. Сейчас только не хватало попытаться представиться им и заявить, что он влюблен. в их драгоценное чадо!

Пряча голову в плечи, он быстро повернулся и заспешил, почти побежал, по коридору в противоположном направлении.

“Тюрьма округа Метамора”, — прочли пожилые супруги надпись на спине его арестантской робы и впали в столбняк.

— Боже мой! — воскликнула старушка, очнувшись. — Заключенный на свободе. В больнице! Джо, надо сообщить в полицию!

Натан с досадой подумал, что совсем напрасно он пожалел потратить несколько минут на то, чтобы забежать домой и переодеться до того, как отправиться вслед за Ларк в госпиталь.

Глава 26

Через неделю после этих событий Натан отправился с визитом в местный приют для душевнобольных. Оказалось, что Ларк успела рассказать Тренту о том, что отцом нерожденного ребенка Нэнси был Жиллет.

Многие годы назад Натан сам делал попытку убедить людей в этом, причем попробовал начать со своих собственных родителей, но и они слабо верили ему — настолько убедительно было поведение Нэнси. К тому же Натан был подавлен совершенной ею попыткой самоубийства. Он решил больше “не рыпаться”. “Чем меньше будет шума вокруг этого, — рассудил он, — тем лучше”.

В приюте сиделка сказала ему, что Нэнси Трент сейчас в музыкальной комнате. Пока он шел по коридору, он услышал, как кто-то “играл” на пианино, с интервалом в несколько секунд ударяя по одной и той же клавише. Когда-то Нэнси Трент была очень одаренной в смысле способностей к музыке, но это было уже очень давно, и с тех пор многое переменилось.

Не вынимая рук из карманов, Натан остановился в дверях и стал смотреть. Нэнси сидела у окна с витражом, и на фоне яркого света он не очень отчетливо видел ее черты.

Почувствовав его присутствие, она обернулась. На ее лице совсем не было выражения удивления — только покорность. Она выглядела одновременно молодой и старой, а вернее, была похожа на состарившегося младенца. Ее лицо сохранило младенческую округлость, как это бывает с теми, кто не живет активной и полнокровной жизнью, но ее глаза были окружены морщинами. Ее волосы, некогда отливавшие угольной чернотой, теперь были пронизаны седыми нитями.

Глядя на нее, Натан почувствовал глубокую печаль, настоящую скорбь.

— Хай, Нэнси, — сказал он, подходя ближе, чтобы лучше видеть ее.

— Адам сказал мне, что ты придешь.

Он действительно накануне говорил с Трентом о том, что хотел бы навестить ее. Трент сказал, что и Нэнси хотела бы его видеть, чтобы извиниться перед ним и тем самым снять тяжесть со своей души.

— Я хочу, чтобы ты знала, я никогда не испытывал к тебе ненависти, — тихо сказал Натан.

Она икнула и покосилась на клавиши пианино.

— Все так странно получилось, — сказала она. — Со временем я сама начала верить в свою ложь. Чем больше людей узнавало мою историю и чем больше говорили о ней, тем больше они мне верили.

— Я всегда к тебе хорошо относился.

— Я слышала про Мэри-Джейн. Я сочувствую тебе.

— В этом нет твоей вины, — сказал он, вспомнив, что на днях пришел к выводу, что вины Мэри-Джейн в происшедшем тоже не было.

Он не любил ее и женился на ней только потому, что считал ее достаточно сильным человеком, который не будет страдать в его обществе.

— Если бы не я, ничего этого бы не случилось, — сказала Нэнси.

— Это было много лет назад, тогда мы оба были еще детьми. А дети часто валяют дурака, впрочем, как и взрослые. Человеку вообще свойственно ошибаться. Не думай об этом.

Но, видимо, ей было необходимо еще поговорить.

— Я хотела заставить тебя полюбить меня. Разве это не глупость? Нельзя никому понравиться насильно.

— Ты мне нравишься. Нет, правда, ты мне нравишься. Хотя и не так, как ты это себе представляешь.

Она робко улыбнулась ему.

— Адам сказал, что скоро ты вернешься домой, — сказал он.

Она вздохнула и внутренне просияла.

— Я могу уйти отсюда прямо сейчас, просто я еще не готова. Я уже так давно здесь. Я привыкла. Мне дают лекарство, которое мне помогает. Мне правда становится лучше. Адам говорит, что я могу переехать к нему в любое время.

— Это было бы прекрасно, не только для тебя, но и для него тоже.

Когда он уходил, она снова вернулась к своей “игре”, от монотонных размеренных звуков которой душу Натана захлестнула безысходная скорбь.

* * *

Первые две ночи родители Ларк провели в больнице в креслах комнаты ожидания, после чего больничная администрация распорядилась, пока их дочь будет здесь лечиться, выделить им для проживания свободную двухместную палату. К счастью, провинциальный госпиталь не был переполнен пациентами. Мистер Леопольд, однако, очень быстро сошелся с пациентами и персоналом больницы, которых постоянно развлекал нескончаемыми рассказами про птиц. Когда пришло время расставания, все сказали, что будут скучать по нему.

— Как хорошо, что мы скоро окажемся дома все вместе! — сказала ее мама. — Когда мы вернемся к прежней жизни, ты скоро забудешь про весь этот кошмар.

Но ответ Ларк очень озадачил их. Она заявила, что перед тем, как окончательно покинуть эти места, ей необходимо кое-куда съездить, чтобы внести последнюю запись в журнал наблюдений.

— Ты сама поведешь машину? — ужаснулись родители.

Дело в том, что несколько дней тому назад Натан заехал в больницу и оставил ключи от ее машины в регистратуре, но сам к ней почему-то не зашел. Узнав об этом, она поняла, что он вообще не придет, и перестала его ждать.

— Да, я поведу сама, — твердо ответила Ларк.

— Лучше мы отвезем тебя.

— Нет, я поеду одна.

— Ну хорошо, как знаешь.

“Такой ответ дался им непросто”, — поняла она.

— Не волнуйтесь за меня.

— Мы не будем.

“Они будут волноваться, — подумала она, — пока я не вернусь. Только тогда они сочтут, что я в полной безопасности”.

* * *

Натан перевернулся в постели. Часы показывали 9. 00. Проклятье, он снова проспал.

Последнее время он чувствовал себя странно: всю ночь ерзал без сна, потел и вертелся, а при первых лучах утренней зари его одолевал беспокойный сон. И каждое утро он просыпался слишком поздно.

Стараясь не обращать внимания на головную боль, он вышел наружу. Времени на завтрак уже не было, потому что поливку овощей надо было закончить до того, как поднимающееся солнце нагонит жары.

У обочины грунтовой дороги неподалеку от его усадьбы стоял маленький белый автомобиль, и его сердце радостно встрепенулось. А он-то уже думал, что Ларк уехала вместе с родителями домой в Калифорнию! Забыв про дела, Натан бегом поднялся на вершину близлежащего холма и сразу же увидел ее — все в той же цветастой кисейной юбке, в которой она была в день их первой встречи, но вместо свитера на этот раз на ней была белая майка. Кроме того, в ушах у нее были сверкающие сережки, а на голове — низко надвинутая широкополая шляпа кремового цвета.

Сбежав с холма, Натан осторожно пошел по направлению к ней, но шелест травы выдал его приближение.

— Привет, Натан, — сказала она, оторвавшись от своих записей.

Сказала так, словно ничего не произошло, словно они расстались только вчера.

Он заметил, что она сильно исхудала и что вокруг ее глаз темные круги. Ее вид вызывал у него тревогу.

— Что это ты здесь делаешь? — спросил он с деланным нахальством. Это у него всегда хорошо выходило. — Ты же всегда все бросала и никогда ничего не доводила до ума.

— Точно, — ответила она и весело рассмеялась. — А теперь я бросила все бросать и не доводить до ума.

— Продолжаешь свое исследование? — уважительно осведомился он, чувствуя себя как под током высокого напряжения.

— Да, — ответила она, — но сегодня последний день. Сегодня вечером мы с папой и мамой улетаем в Калифорнию.

— Понятно, — кивнул он с серьезным видом, но его сердце заметалось в панике.

— Почему же ты не зашел навестить меня? — спросила она.

“Я очень хотел, — подумал он, — но я так напугал твоих родителей”.

— Просто я решил, что будет лучше, если я буду держаться в стороне, — сказал он вслух.

— А я ждала тебя.

— Извини.

— Я хотела поговорить с тобой о том, что с нами произошло.

— А я думал, что ты хочешь забыть об этом как можно скорее.

— Нет, вовсе нет.

“Я же все время только об этом и думаю”, — сказала она про себя.

— Во-первых, я должна поблагодарить тебя за то, что ты спас мне жизнь, — произнесла она вслух совсем не то, что хотела.

В ответ он только досадливо махнул рукой. Если бы не он, то ее жизни вообще бы не могла угрожать опасность.

— И я очень сожалею, что тебе для этого пришлось убить человека. Адам сказал, что ты ненавидишь оружие.

“Ах ты, — подумал он, — уже Адам, а не офицер Трент!”

Заметив слезы в ее глазах, он присел с ней рядом и потянулся к ее шляпе.

— Не надо, — сказала она, слегка отстраняясь и пытаясь отвести его руку.

— Дай мне посмотреть, — ответил он. Она покорно опустила руки.

Он медленно приподнял ее шляпу и не смог сдержать вздоха сожаления — вместо ее некогда великолепных волос там был короткий золотистый ежик.

— Твои волосы, — прошептал он, не отрывая от нее глаз.

— Я думала, ты знаешь и из-за этого не приходишь ко мне.

На ее затылке под пухом коротких золотистых волос просматривался не вполне еще затянувшийся красный рубец.

“Как ужасно, — подумал он, — она действительно была на волосок от гибели!”

— Мой папа говорит, что я стала похожа на птенца, — смущенно произнесла она.

— А знаешь, — сказал он, приглядываясь. — В нужном ракурсе, если смотреть против солнечного света, кажется, что вокруг твоей головы нимб! Точно — вокруг твоей головы нимб!

— Спасибо, — сказала она.

Он осторожно провел ладонью по ежику волос на ее затылке.

— Щекотно, — сказал он. — Можешь попробовать сама.

— Я верю, — ответила Ларк. Внезапно она расплакалась.

Обняв ее за плечи, Натан заглянул ей в глаза.

— Почему ты ничего не сказал мне про свои растения? — спросила она, всхлипывая.

— Какие растения?

— Ну, те, что ты выращивал у себя наверху. Я увидела плакат против марихуаны — и решила, что это конопля.

— Этот плакат остался там от последнего арендатора — я уже перестал обращать на него внимание. Да ладно, все ерунда.

Он пожал плечами.

— Не ерунда, — сказала она. — Я погубила годы твоей работы, а ты мне даже ничего не сказал.

— Не надо так расстраиваться, — ответил он. — Тебе это сейчас вредно. Кроме того, у меня остались семена, и мне в любом случае не придется начинать с нуля.

Она снова всхлипнула и покачала головой. Он будет ужасно скучать по ней, понял Натан, он уже начинал чувствовать в себе боль и пустоту! Если бы она осталась с ним, то для него это бы означало, что его жизнь станет другой, что он сам станет другим — станет лучше.

— Калифорния, — мечтательно произнес он, глядя в небо, — землетрясения, лесные пожары, смог.

— И еще океан, — ответила она, — огромные пляжи и прекрасная погода круглый год.

— Да уж, в наших местах погода не сахар: зимой слишком холодно, летом слишком жарко. Нам отсюда кажется, что там, в Калифорнии, погода словно в оранжерее, не в обиду будь сказано.

— Я никогда не видела снега, — сказала она тихо.

Он удивленно посмотрел на нее.

— Однажды мы ездили в штат Индиана навестить родственников на Рождество. Я надеялась увидеть снег, но его не было.

— Прямо не верится! А у нас зимой так холодно, что люди занимаются подледной рыбалкой. Это делается так — бурят во льду лунку, спускают в нее леску с крючком, садятся рядом на перевернутое ведро и ждут, — для наглядности он сопроводил свое объяснение жестами. — Правда, можно замерзнуть с непривычки. Зато ночами зимой так темно, что на небе видно каждую звезду.

— Каждую звезду! — ахнула она. Он кивнул.

Некоторое время оба сидели молча, погрузившись в свои мысли.

— Я сама не знаю, зачем я сюда приехала, — тихо сказала она. — Ты был прав, я ничего не понимаю ни в животных, ни в скотоводстве, ни в земледелии и ничего не знаю про Средний Запад. Но что-то подсказало мне, что я должна приехать. Я приехала, а потом, несмотря на то что обстоятельства все время выталкивали меня отсюда, я осталась. Потому что причина этого — ты. Ради тебя я сюда приехала и из-за тебя осталась.

Она нежно положила ладонь на его руку.

— Я все эти годы искала тебя, хотя сама этого не понимала.

Он склонился и поцеловал ее пальцы.

— Я прохожу по баллам? — спросил он, указывая на ее записи.

— О да! — воскликнула она.

— И коровы мои всем довольны?

— И это тоже. Но все, Натан Сенатра, мне пора.

Он надел ей на голову шляпу. Ларк поднялась и пошла прочь. Он смотрел ей вслед, не в силах вымолвить ни слова. Ему почему-то вспомнилось, что некоторые коллекционеры бабочек выращивают наиболее редких и красивых насекомых в полной темноте для того, чтобы насекомое меньше двигалось и тем самым феерическая красота их крыльев сохранилась неповрежденной. Вот и Ларк словно бабочка редкой красоты, выращенная в неволе.

— Эй, подожди! — крикнул он, поднимаясь на ноги и взмахнув рукой.

Она обернулась и остановилась в ожидании.

— Не уходи, останься, — попросил он.

Она бегом бросилась к нему и приникла к его груди.

* * *

Когда Ларк и Натан провожали ее родителей в аэропорту “Ле-Муан”, миссис Леопольд то и дело косилась на него, стараясь вспомнить, где она его видела.

— Звони нам, когда понадобится, — сказал на прощание ее папа, — днем или ночью.

— Не утомляйся и не забывай принимать витамины, — сказала мама.

— Не забуду, — ответила Ларк.

Пожилые супруги быстро поднялись по трапу и скрылись в салоне.

Ларк и Натан подождали, пока самолет взлетит, и сразу после этого вернулись на ферму.

В этот вечер, несмотря на то, что Натан был особенно нежен и предупредителен с ней, Ларк была печальна.

— Ты просто устала, — сказал он, — и тебе надо поспать.

— Никак не пойму, почему мне так грустно, — сказала она, прижимаясь к его широкой груди.

— Потому, что любовь и печаль часто бывают неразрывно переплетены, — ответил он.

“Как это верно! — подумала она. — И за это я люблю его еще больше”.

— Вставай, соня, — сказал Натан, толкая ее в бок. — Пойдем, мне надо кое-что тебе показать.

Чуть приоткрыв глаза, Ларк поняла, что еще даже не рассвело.

— А нельзя подождать до утра? — спросила она.

— Нет, нельзя, — строго ответил он.

Не проснувшись до конца, она натянула шорты и майку на голое тело и покорно последовала за ним в его грузовичок. Он быстро вырулил со двора и через несколько минут остановился на вершине одного из холмов. Они вышли из машины.

Небо на востоке начинало светлеть.

— Что я должна увидеть? — спросила она.

— Смотри на поле, — ответил он.

Звезды одна за другой гасли, свет все шире разливался по небу, и по зеленому полю одна за другой побежали волны — словно сказочный великан зашевелился на своем ложе после сна. Завороженная необычным зрелищем, Ларк не могла оторвать глаз от поля, убегающего за горизонт.

Это были подсолнухи — его подсолнухи.

И когда краешек солнечного диска показался над землей и первый его луч, словно острое лезвие, рассек небо пополам, все цветы одновременно подняли свои головки ему навстречу.

Ларк восхищенно обернулась к Натану, который молча стоял у нее за спиной. Он взял ее за руку.

— Они приветствуют солнце, — сказал Натан. — А вечером они будут смотреть уже в нашу сторону.

— Как это прекрасно! — воскликнула она.

— Мне нравится приходить сюда время от времени, — сказал он. — Знаешь, это как подтверждение того, что имеет смысл жить.

“Если человек, несмотря ни на что, способен чувствовать природу так, как ее чувствует он, — подумала Ларк, — то он все преодолеет, и все у него будет хорошо”.

— Э-э-э, — сказал он, — что за дела? Да ты плачешь!

— Нет, вовсе нет, — сказала она и потерла пальцами глаза.

Поднимающееся солнце своими теплыми лучами благословило их брак быть долгим и счастливым.

Эпилог

Жмурясь от удовольствия, Натан нежился на разогретых полуденным солнцем досках крыльца. Кто-то пощекотал его под носом, он приоткрыл глаза и увидел, что это двухлетняя Каталина склонилась над ним с цветком одуванчика в руках. Он быстро схватил дочку и высоко поднял над собой. Малышка завизжала от удовольствия.

Голубая сойка с криком пролетела высоко над ними.

— Зелтоблюхий делгась, — сказала Каталина, вынув палец изо рта и указывая им в небо.

Со времени последнего приезда дедушки Джо каждая птица была для нее желтобрюхим дергачом. Малышка сунула одуванчик в рот и, перекусив стебель, проглотила цветок.

Натан недовольно покачал головой. Вслед за дочерью по ступеням крыльца поднялась Ларк — она была в открытом летнем платье, ее лицо и руки сильно загорели. Приветливо улыбаясь Натану, она встала с ним рядом. Он приподнялся и обнял ее бедра.

— Не ждал, что вы так быстро вернетесь от бабушки Милли, — сказал он. — Я хочу тебя. Я хочу тебя все время.

Это было чистой правдой, и это неутолимое желание пугало его самого.

Они жили все в том же доме. Накануне рождения ребенка Натан утеплил и отремонтировал его. В верхней комнате, где раньше был его экспериментальный парник, теперь располагалась детская, а рассада благополучно заняла половину кухни.

Опыты по гибридизации еще не были доведены до конца, но уже близились к завершению.

Одно время Натана удивляло, как такая женщина, как Ларк, могла согласиться заточить себя в глухомани и с таким дикарем, как он. Но она, казалось, нисколько из-за этого не страдала и совсем не скучала, а, наоборот, всегда была энергична и деятельна. Кроме того, Ларк просто расцветала на глазах. Однажды он напрямик спросил ее об этом, и она ответила, что он говорит глупости. Что это за слова такие: “дикарь”, “глухомань”? Она гордится им, она счастлива с ним, и ей крайне интересно, почему он этим недоволен. Вот и все, что она сказала ему.

— Она что, совсем не хочет спать? — спросил Натан, указывая на их дочь, которая сидела на крыльце и сосредоточенно сосала палец. — Дорога же была неблизкой.

— Бабушка Милли перед отъездом угостила ее какао со сливками, — сказала Ларк. — Я ее, конечно, предупреждала, но стоило только мне отвернуться… Нуты понимаешь.

— Слава богу, что она пока не угощает ребенка сигаретами, — усмехнулся Натан.

Нагнувшись, он приподнял малышку и посадил ее к себе на колени.

— Поситай книску! — вдруг стала требовать Каталина, мотая из стороны в сторону шелковой головой.

— Какую же тебе почитать? — спросил Натан. — Хочешь, про большую пеструю корову и ее друзей?

— Му-у-у! — обрадованно завопила маленькая Каталина, и Натан вдруг подумал, что, должно быть, он всю жизнь метался в поисках именно этого. Этой женщины, понимавшей его с полуслова и умевшей радоваться красоте мира, которую он пытался сохранить и приумножить. Этой девочки, на кого он обрушил свою неумелую любовь.

Теперь все вокруг переменилось и засверкало иными красками. В конце концов, что такое счастье? Разве не это?..


home | my bookshelf | | Лики зла |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу