Book: Сияющий ангел



Татьяна ВЕДЕНЕЕВА

СИЯЮЩИЙ АНГЕЛ

Говорят, если снится, что летаешь во сне, значит, растешь. И, наверное, касательно детей это абсолютная правда. А если такое приснилось взрослому? Есть мнение, что во время сна наша душа может покидать тело и отправляться в путешествие. И нет для нее преград ни временных, ни пространственных. Если предположить, что это правда, тогда отчего же вне сна эта возможность становится такой нереальной и фантастической. Впрочем, для йогов это вовсе не фантастика. Но йогов мало. Не так-то просто впасть в эту самую нирвану. Слово-то какое красивое: “нирвана”. Нет, пожалуй, нельзя, чтобы все умели осознано управлять перемещением своей души. Вдруг там не для всех есть место? А, с другой стороны, что значит «нет места» для понятия, не имеющего ни рамок, ни границ, а возможно, вообще состоящего из множества измерений. Все-таки неспроста существует этот запрет, это табу. Весь вопрос, надолго ли?

* * *

За последние лет семь Донецк изменился до неузнаваемости.

И если раньше он воспринимался, как продуваемый всеми ветрами голоштанный розбышака-Гаврош, то после того, как его облачили в серую монументальность зданий, разбавили гранитом с фонтанами и водрузили на макушку венчик из роз, Гаврош раздался в плечах, обрел солидность, обзавелся элементами роскоши и праздной жизни в виде элитных бутиков и супермаркетов. Его вымыли дочиста, вычистили добела, одели в дорогой цивильный костюм обновленных фасадов домов и отреставрированных заведений. Одним словом — вывели в «люди».

Смотрите, а ведь получился весьма современный мегаполис! Даст фору любому. И нарекли его в народе маленьким Лас-Вегасом.

Все это не могло не сказаться на новом ритме жизни, который не хотел отставать от внешних изменений, и поэтому с каждым днем все быстрее и быстрее набирал темп. И сейчас уже, никто бы и не вспомнил, как все начиналось. Впрочем, жить вчерашним днем не в правилах дончан. Нужно поспевать за жизнью, а не рассуждать о ее превратностях. Наверное, поэтому все как-то сразу привыкли, что город стал центром каких-то событий, каких-то происшествий, каких-то новшеств, а также достижений и побед. Всего этого, из вышеперечисленного, происходило целое множество в течение дня.

Само собой разумеется, что пробуждение этого самого дня, было так же стремительно и мгновенно, как и все остальное. Как будто невидимка щелкнул пальцами, и новое утро, а с ним и новые хлопоты, заботы, радости бурным потоком врывались в новый отрезок времени. И чтобы вписаться в этот отрезок, нужно успевать все делать на ходу, иначе — пиши пропало.

Зоя Васильевна сумела успешно вписаться и очень гордилась этим. Спеша на работу в маршрутном такси, она то и дело прислушивалась к разговорам пассажиров. А что здесь такого? Так можно узнать все последние новости, не прикладывая при этом никаких усилий. Но, слушать — это одно, а вот чтобы услышать среди всей этой болтовни, что-то стоящее — нужно иметь талант. И, конечно, чем-чем, а талантом Бог ее не обидел.

Не успела маршрутка тронуться с места, как Зою Васильевну привлек разговор двух женщин, которые горячо обсуждали увиденное ими происшествие. Вроде обнаружили труп мужчины. Вернее, что это труп, вначале не знали. Приехала «скорая» и отказалась забирать, так как это не их «клиент». Потом милиция, покрутившись, убралась восвояси. А, труп остался лежать в ожидании специальной машины. Главное, что все это произошло чуть ли не в центре, а никому нет до этого дела. Вот и лежит это несчастное тело, а мимо ходят люди.

Не дослушав до конца, Зоя Васильевна достала мобильный телефон и, дождавшись «слушаю», быстро отдала распоряжение:

— Юрчик! Руки в ноги и пулей в центр. Там труп. И чтобы через два часа у меня был репортаж. Все. Отбой.

Что ни говори, Зоя Васильевна просто обожала ездить в городском транспорте — вот где по-настоящему кипела жизнь. По пути на работу можно было собрать неплохой материал для очередного номера. Совершенно понятно, что работала она в газете. Там она была главным редактором и основным учредителем. Газета называлась “У всех на слуху”, но имела в народе более точное прозвище — “Свежие сплетни”.

Сама редакция размещалась в одном из тихих двориков центральной части города, и занимала первый этаж жилого дома. Это была пятиэтажная «хрущевка», типичный образчик архитектуры шестидесятых годов, рядом — еще несколько таких же. С непривычки было даже странно заходить в этот двор. Там, за его пределами, бурлила жизнь, время летело стрелой, обгоняя потоки несущихся иномарок. А, здесь, в этом маленьком оазисе, оно замерло. Здесь было все как в старые добрые времена: беседки, в которых по вечерам местные пенсионеры забивали «козла» и обсуждали очередное поражение родной футбольной команды, скамеечки, на которых вечерами посиживали сердобольные соседи, а днем, забежав украдкой во время переменки, курили студентки. Тут даже сохранилась детская площадка, правда, детей почти не было, так что в песочнице и на горках обитали местные подростки. И, конечно, главная достопримечательность, таких дворов — огромные тополя, которые в июне превращают лето в «снежную» пушистую зиму.

Абсолютно счастливая Зоя Васильевна влетела в стены родной редакции.

— Девчонки, не поверите, но сегодня с самого утра все идет как по маслу. — Она бросила на стул сумочку и подошла к зеркалу поправить прическу. — Как говорил Карабас-Барабас, это просто праздник какой-то.

«Девчонки», а в кабинете находилось еще три женщины, переглянулись.

— А что, собственно, случилось? — удивленно спросила Катюша, которая была замом Зои Васильевны, хотя прекрасно помнила, что Зоя утром встречалась с одним влиятельным предпринимателем.

— Случилось! Мы спасены! — воскликнула хозяйка.

— Неужели согласился? — спросили все одновременно.

— Согласился? — Зоина мимика была красноречивей любых слов. — Не просто согласился, но даже упрашивал. Решил проинвестировать нас на всю катушку…

— А условия? — замерли в ожидании ответа.

— Вот тут-то и начинается самое интересное. Собственно, поэтому и упрашивал. — Зоя Васильевна наконец-то оторвалась от зеркала и повернулась к коллегам. — Ему-то и нужно всего ничего. Попросил взять на работу собственную дочь, будто поинтересней не мог что-нибудь ей подыскать. Но нам, как говорится, не пристало обсуждать причуды богатых людей. Так что вечером пьем шампанское.

— Ой, Зоечка Васильевна, это же просто замечательно! — поспешила высказать свое мнение Катерина.

— Хорошо-то хорошо. А, вдруг эта дочка какая-нибудь дурочка? — засомневалась Лилия Филипповна, ответственная за рубрику под кодовым названием «01.02.03.»

— А тебе что, детей с ней крестить? — недовольно заметила Зоя Васильевна.

— Ну при чем тут это? — обиделась Лилия Филипповна. — Я имела в виду, может, она наркоманка какая, мало ли?

— Да хоть серийный маньяк-убийца, — вступилась Тома, корректор издания. — Главное, что наконец-то мы сможем развернуться. Я правильно рассуждаю, Зоя Васильевна?

— Родненькие мои, ну о чем вы спорите? Тут такие перспективы открываются, а вы «убийца, наркоманка». — Зоя Васильевна глянула в окно. — Кстати, если не ошибаюсь, это она пожаловала. Ничего себе машинка!

Все повскакивали со своих мест и бросились к окну. К бордюру припарковалась иномарка красного цвета. Через минуту из нее вышла молодая девушка. В принципе, ничего особенного. Невысокого роста, светленькая, худенькая. Одета… Впрочем, молоденькие девушки все одеваются модно, так что одета хорошо и со вкусом. Но странно было бы ожидать, чего-то другого от девушки, ездящей на такой машине.

Пока совершенно ничего не подозревающую «жертву» рассматривали «под микроскопом», та неспеша обошла машину, включила сигнализацию и вальяжно проследовала к входу в редакцию.

— Да… — выдохнула Тома. — Вот уж не думала, что такие еще могут и работать.

— Особенно у нас, — подхватила Катя.

— Спокойно, девочки, — сказала Зоя Васильевна. — Её отец утверждал, что нашу газету она выбрала сама. Так что с выводами подождем. А пока давайте по местам и достойно встретим нового сотрудника.

* * *

Анна стала готовиться к своему первому трудовому дню еще до того, как отец переговорил с хозяйкой газеты. Никаких сомнений в удачном исходе у нее не было. Если отец за что-то брался, значит, все заканчивалось «тип-топ». Правда, вначале ни мать, ни отец не могли понять выбора дочери.

Закончив Оксфорд, она имела неограниченные возможности. Анна получила по крайней мере три предложения от ведущих английских фирм. Но ни с того ни с сего она, отказав всем, вернулась в свою страну. На вопрос отца, что ею двигало, когда она принимала такое решение, Анна с пафосом ответила:

— Всё очень просто, папа. Те ребята, что со мной учились, в основном все вернулись к себе домой. Им важно, чтобы их страна получила хорошего специалиста, они хотят быть полезными своему народу. Хотят, чтобы нация ими гордилась. Они так воспитаны. И я просто в восторге от их решения. Поэтому поступила так же.

Разговор происходил в отцовском кабинете, в огромной квартире, что была в доме на набережной. Ее купили, когда Анна уезжала на учебу. Это была идея Аниной мамы — пожить в центре, да еще и на берегу реки. В то время ажиотаж на отдельные особняки-дворцы поутих, оставив, как память о себе разбросанные по всему городу коробки недостроенных «теремков», а мода на загородные усадьбы еще до конца не созрела в умах респектабельных горожан. Впрочем, дом, конечно, имелся, но с приобретением квартиры превратился в традиционную «дачу».

Рассуждения дочери поразили отца. Он с интересом посмотрел на нее, соображая, что ответить.

— У-у-у, откуда ветер дует. Если я правильно понял, ты решила поиграть в патриотку? Ты что там, марксистский кружок посещала? — с иронией спросил он. — Откуда были те ребята? Из Франции? Из Италии? Из Штатов? Мне интересно.

— Какая разница, откуда…

— Ну надо же! Действительно, никакой. Что Украина, что Америка. Два берега у одной реки. Только на нашем берегу то топь непроходимая, то пески зыбучие, так что добро пожаловать в реальность, доченька.

Анна возмущенно уставилась на отца.

— А я хочу и буду работать здесь.

— И в какой же отрасли ты хочешь быть полезной своему народу?

— Я буду журналистом, образование мне позволяет.

Она подошла к отцу и присела рядом.

— Так, может депутатом сразу? Законы там всякие будешь принимать.

— Я же сказала — журналистом.

— А, понимаю. Браво, — и он захлопал в ладоши. — Типа Сергея Доренко?

— При чем здесь Доренко?

— Ну, так только такие, как он, получают приличные деньги.

— Меня не интересуют деньги, — отрезала дочь.

— Действительно. Как это я не подумал! При чем тут деньги, ты же до сих пор их брала у меня.

— Могу и не брать.

— Да что ты? А, вспомнил, тебе же будут платить заработную плату, — отец потер лоб. — Анна, тебе не кажется, что ты, извиняюсь, оборзела?

Анна нахмурилась.

— Папа, не разговаривай со мной так, будто мне десять лет. Через три дня мне исполнится двадцать четыре, помнишь? — и она в упор посмотрела на отца. — Сделай мне подарок, устрой меня на работу, куда я попрошу, и ничего не спрашивай. Мне это очень нужно. Почему ты не хочешь понять? Мне важно найти себя. Разве мы не можем себе этого позволить?

В это время в кабинет робко постучали.

— Войдите! — жестким, недовольным тоном сказал отец.

— Александр Станиславович, извините, но вы просили напомнить вам, когда будет восемь…

— Я занят! Неужели не видно? Я помню. Закройте дверь, — резко ответил Александр Станиславович.

— А ко мне такой тон можешь не применять. Я тебя все равно не боюсь. — Анна изловчилась и поцеловала отца в щеку.

— Вот лиса. Узнаю свою дочь, — довольно закивал головой отец. — Ладно. Мы, как ты выразилась, можем себе это позволить. Но ответь мне на один вопрос. Работа — это что для тебя, жизненная необходимость? Тебе чего-то не хватает сейчас? Ты умираешь с голоду, у тебя родители прикованы к постели?

— А для чего я тогда столько училась? Па, я тебя тоже не пойму. Я отказалась работать в Англии — плохо! Хочу поработать здесь, и ты не поймешь, зачем?

— Бог с тобой, золотая рыбка. Хочешь попробовать поработать — пожалуйста. Только непонятно, почему ты не хочешь открыть свою газету?

Анну удивил вопрос. Как он, такой опытный бизнесмен, может не понимать?

— Если у меня будет получаться, то именно так я и поступлю. А пока я должна научиться этому ремеслу.

— Железная логика. Ладно, работай.

Спорить с Анной было делом неблагодарным.

— Так, может, еще есть какие пожелания, чтобы все одним махом?

— Угадал.

Александр Станиславович удовлетворенно кивнул головой — ему ли не знать! Смешная!

— Еще бы. Ну и…

Анна на секунду задумалась. Она прекрасно знала, что ей нужно, просто прикидывала, говорить ли об этом сейчас или подождать дня рождения. Все же собралась с духом и сказала:

— Я хочу жить отдельно.

— А на завтрак, обед и ужин будешь к маме приезжать? Или тебе по полной программе: с обслуживающим персоналом и взводом охранников?

— Нет. Этого ничего не нужно, — не без сожаления сказала Анна.

— То есть ты будешь сама убирать, стирать себе? Я правильно понял?

— А ты думаешь, я не умею? — вызывающе ответила дочь. — Если помнишь, во время учебы я жила в небольшой комнате с двумя другими студентками и, поверь мне, мы очень неплохо справлялись.

— Ладно, в качестве эксперимента можно попробовать, раз ты у меня такая самостоятельная. А то потом будешь упрекать меня, что жизни не знаешь и ничего не умеешь.

— Папа, у меня такое впечатление, будто ты сомневаешься в моей порядочности.

— Хм… Добро. Говори, куда ты хочешь? Заметь, я не интересуюсь, почему.

Анна назвала газету, которую давно присмотрела. Ей казалось, что там можно будет полностью раскрыть себя.

— Да уж, ничего не скажешь… Странный выбор. Посмотрю, что я смогу сделать.

* * *

После ухода дочери, Александр Станиславович, недолго думая, вызвал к себе секретаря. Продиктовав ему ряд вопросов, которые нужно будет выяснить в ближайшее время, отпустил, пригласил к себе начальника охраны.

— Ты это, Дмитрий Васильевич, продумай, как лучше сделать одно дело.

— Какое, Александр Станиславович?

— Тут, понимаешь, Анька моя чудит без баяна. Ей, видите ли, хочется пожить одной. Она там за границей нахваталась элементов капиталистической свободной жизни, вот и изъявила желание.

— Вы разрешили?

— Разрешил.

— Ой, зря вы это…

Александр Станиславович исподлобья посмотрел на охранника. Давненько ему никто не возражал.

— Ты не умничай, а лучше продумай, как обеспечить безопасность моей дочери. Только имей в виду, не дай Бог она вычислит твоих архаровцев. Пеняй на себя. Понял?

Дмитрий Васильевич, давно приученный к железной дисциплине, пропустив мимо ушей грубоватое замечание, утвердительно кивнул головой.

— Не переживайте, все будет в порядке. Что же тут непонятного. Большие дети — большие хлопоты.

— Правильно мыслишь, за это и ценю. А заодно подыщи-ка Анне подходящую квартиру. Чтобы и ей было удобно, и вам работалось хорошо.

— Сделаем.

— Вот иди и делай. На все про все у тебя три дня.

* * *

В принципе Анна осталась довольна разговором. Поэтому она со спокойной душой отправилась в ночной клуб, где ее поджидал Виталий и все ребята. Впрочем, ей больше нравилось проводить время за боулингом. Но каждый визит туда заканчивался бестолковой пьянкой. И когда вместо семи дорожек уже казалось как минимум десять, кто-нибудь из компании сокрушенно заявлял, что лучше бы они пошли в какой-нибудь кабак. Там, по крайней мере, не нужно гонять эти дурацкие шары.

Когда она пришла, все уже были изрядно веселы и разговорчивы. Анну встретили громкими воплями. Культурная клубная программа, в смысле — стриптиз, была в самом разгаре, но это уже давно было никому не интересно. Обсуждали Генкину поездку в Австралию. По его словам выходило, что ничего особенного, кроме кенгуру, обитающих повсеместно, он там не увидел. Поэтому переключились на новую суперувеличенную грудь Инги. Она наотрез отказывалась говорить, сколько заплатила, чем разозлила остальных девушек.

Анна заказала себе коктейль и, не торопясь, включилась в беседу.

Часа в два ночи Виталий предложил поехать к нему, и все, недолго думая, согласились. По пути заехали в ночной маркет и затарились спиртным. А дальше все как обычно. Кутеж и пьяные оргии. Часов в семь утра тусовка разъехалась поспать. Анна осталась у Виталия.

Они были знакомы месяца четыре. Может, не так много, чтобы друг друга хорошо узнать, но вполне достаточно, чтобы привыкнуть быть вместе. В принципе, они представляли собой вполне гармоничную пару, и подруги Анны уже жили в предвкушении фантастической свадьбы.

Виталик был на год старше своей девушки и, если честно, его это смущало. Хотелось, чтобы девушка была все же помоложе. Но его папа настаивал, что брак с Анной — это очень правильный выбор. Виталик доверял отцу, а как иначе? Отец был преуспевающим коммерсантом и никогда не ошибался. А еще он всегда добавлял к сказанному, что можно найти кого-то для развлечения — только пальцем помани… Но, потом. А вот жениться нужно на Анне.



С девушкой он это как-то не обсуждал. Успеется. То ли ему нравилось все как есть, то ли он не спешил обременять себя семейными узами. Они и так каждый день вместе, а иногда и ночь. Ему всего хватало. Можно было вести себя свободно, не ограничиваться какими-то рамками. Анна, по сути, вела себя так же. И как-то само собой вышло, что никаких пылких признаний или головокружительных объяснений даже не понадобилось. Просто однажды Анна осталась у него на ночь, вот собственно и вся романтика.

Анна все это видела и понимала, но такой ход событий ее не волновал. Пришло время выйти замуж, так почему не за Виталика? Довольно обаятельный и неглупый парень, ее круга. Она была не против, поэтому не забивала себе этим голову. Ее больше занимала новая работа. Ей хотелось проверить себя на деле. А замужество? Ну, не получится — не страшно. Подумаешь, разбегутся, делов-то.

* * *

День рождение Анны отмечали с размахом и помпой. Папа, как обычно, порадовал дочку подарком. Даже, можно сказать, на этот раз он превзошел все ожидания: вручил ключи от новенькой машины. Анна, поджав коленки, как в детстве, повисла у него на шее. А потом, опомнившись, заглядывая ему в глаза, строго спросила:

— А газета? Ты же обещал?

— Разве папа когда-нибудь не выполнял свои обещания? — отец отстранился от объятий дочери. — Можешь выходить хоть завтра. Удачи тебе. Главное, чтоб нация оценила.

— Спасибо, папочка! — взвизгнула Анна. — Только завтра я не смогу, мы же с ребятами на природу собрались.

— Выйдешь, когда захочешь, — отец махнул рукой. — Да, и найди время, чтобы посмотреть квартиру, я подобрал там несколько вариантов.

— Да ты что? Уже? — Анна закружилась по комнате. — Я тебя обожаю.

— Все нормально, дочка. С днем рождения!

* * *

Собираясь первый раз на работу, Аня очень тщательно выбирала, что надеть. К счастью, обучаясь за границей, она научилась разбираться, что и как носить. И сейчас ее выбор пал на строгий брючный костюм бежевого цвета, неброский и в то же время практичный и удобный. Слегка подкрасившись и поправив прическу, покрутившись минут пять перед зеркалом, Анна осталась довольна собой.

Подъезжая к редакции, она начала волноваться. Как-никак, а это был ее первый трудовой день. Вдруг у нее ничего не выйдет? Вдруг она с позором будет изгнана? Хотя отец ведь договорился… “Так, надо успокоиться и вести себя естественно. Побольше слушать и поменьше умничать. Я неглупая девушка, я справлюсь. Раз уж хочется попробовать себя в роли журналиста, значит, нужно идти и пробовать”. С такими мыслями она вошла в редакцию.

— Здравствуйте, мне нужна Зоя Васильевна Кружилина.

Анна быстрым взглядом окинула кабинет. Так, ничего особенного. Два стола, два компьютера, вдоль стены три книжных шкафа, заваленных папками. Обои, хоть и свеженькие, но явно не из дорогих, линолеум в нескольких местах приподнялся и треснул. Жалюзи на окнах пыльные и деформированные. На стенах множество разных календарей — лучше бы цветы разводили. Единственной вещью, которая привлекала взгляд и по-настоящему могла заинтересовать, было большое настенное зеркало в тяжелой деревянной раме в стиле «ретро».

— Я — Зоя Васильевна, — отозвалась женщина лет сорока пяти. Это была платиновая блондинка с очень короткой стрижкой, ярким макияжем, в пестрой одежде непонятного фасона и множеством браслетов на правой руке. Творческий человек, одним словом. — А вы, если не ошибаюсь, Анна Володина?

— Да, это я. — Анна замялась, не зная, как продолжить. На выручки пришла Зоя Васильевна.

— Познакомьтесь, девочки, это наш новый сотрудник. Наш новый журналист.

«Девочки» были приблизительно такого же возраста, как и редактор, может, даже и постарше. Они без стеснения пялились на девушку, рассматривая ее с ног до головы. Зоя Васильевна представила, каждую из них, заодно указав вкратце, кто чем занимается.

— Еще есть четверо ребят журналистов. Они сейчас все на выезде, с ними можно будет познакомиться в течение дня. В соседнем кабинете находится наш наборщик Володя, с ним агент по рекламе Даша, она же занимается и приемом объявлений. Еще один кабинет занимают программисты, они же верстальщики. Это Василий и Николай. Потом идет мой кабинет. Ты будешь в самом большом, где журналисты, он последний по коридору. Так что, как видишь, живем мы и работаем небольшой, но очень дружной семьей, — закончила свою речь хозяйка.

— Очень приятно, — ответила Анна.

— А вы уже работали журналистом? — не удержалась и задала вопрос Лилия Филипповна.

Зоя Васильевна одарила ее уничижительным взглядом, но вопрос уже был задан, и все уставились на девушку в ожидании ответа.

— Собственно, опыт у меня небольшой. — Анне стало неловко. Она никак не ожидала такого вопроса. — Я, когда училась, была ответственной за выпуск университетской газеты, которая выходила два раза в неделю.

— Ну и замечательно. Нам очень не хватает молодого свежего взгляда на происходящие события, — тут же нашлась хозяйка.

Понимая, что это дешевая лесть, Анна все же воспряла духом.

— А когда мне можно приступать?

— Давай сделаем так, — Зоя Васильевна подняла глаза к потолку. — Эту недельку ты просто походишь, полистаешь бумаги, пообщаешься с ребятами, посмотришь, что нас интересует, одним словом, войдешь в курс дела. А я за это время постараюсь понять, что тебе можно поручить. Найти твою тему, понимаешь?

— Да.

Пока Зоя Васильевна все это говорила, «девочки» с изумлением наблюдали за ней. Зоя поймала их удивленные взгляды и отвела глаза. Ей и самой было противно от той ерунды, которую она тут так сладко напела. Никогда в жизни она еще не позволяла себе такой бестолковой речи. “…Присмотришься, пообщаешься… найдем твою тему…” Бред. Стала бы она возиться! Но поделать ничего нельзя. Тут случай особый, да и деньги неплохие.

— Вот и хорошо. Так что стажируйся, а со следующей недели попробуем тебя в деле. Лады? — Зоя Васильевна расплылась на все тридцать два зуба.

— Спасибо, — Анна улыбнулась в ответ. — А можно, мне кто-то покажет все хозяйство?

— Катюша, — обратилась Зоя Васильевна к своему заму, — проведи экскурс, а потом мы все попьём кофе с печеньем.

* * *

Неделя, наполненная новыми впечатлениями и событиями, пролетела быстро. Ни в чем толком Анна еще не разобралась, но одно она поняла ясно. Из любого мало-мальски заметного происшествия можно сделать сенсацию. В общем, ей все тут нравилось. Да и помещение в целом было неплохим, не хватало только уюта. Но это дело поправимое. Она уже прикидывала, какой ремонт сделает в кабинетах, какие картины повесит. Сделает, повесит… Ага! Папу попросит. Ну, так это же обычное дело. Это же мелочи. Разве можно на них обращать внимание, когда она уже видела себя в лучах восходящей славы. Например, она — журналист года. Даже дух захватывает.

* * *

В воскресенье Анна не поехала к Виталику, сказав, что у нее завтра ответственный день и ей хотелось бы выспаться. Виталик слегка скривился, потом стал напрашиваться к ней, но она категорически отказала.

К своей квартире Анна еще не привыкла, все было какое-то новое и чужое. Не отцовские, конечно, хоромы, но если по-честному, то и три комнаты для нее было чересчур. Через три дня она уже стала подумывать, не сменить ли жилье на меньшее. А то она, кроме кухни и спальни, никуда не заходила. Кабинет, оборудованный для ее работы отцом, был пугающе огромным, да и неуютным. Хотя квартира была, конечно, хорошая.

Выпив кефира с галетами, она завалилась на огромных размеров диван и углубилась в изучение подшивки «У всех на слуху» за последний год. Пробегая какую-нибудь статью, она отмечала про себя, что смогла бы написать лучше, раскрыть тему глубже. Нет, что ни говори, Анна чувствовала, что это её дело. Интересно, что ей предложит Зоя Васильевна? А, какая разница! Профессионал ничего не должен бояться. Скорей бы наступило завтра.

* * *

Зоя Васильевна задерживалась, и Анна начала нервничать. Просто сидеть за столом и ждать — это невыносимо. Катя, видя такое, решила отвлечь молодого специалиста от мрачных мыслей:

— Анна, мне давно хочется у тебя спросить, все было неловко, но пока мы одни, можно?

Девушка, погруженная в свои мысли, не сразу сообразила, что обратились к ней.

— Конечно, Катерина Степановна, спрашивайте.

— Вот скажи мне, можно без тонкостей. Ты из такой состоятельной семьи, а не замужем? Это так сейчас модно, я имею в виду западный стиль поведения молодежи, или мужика подходящего нет?

— Странный вопрос. Я как-то не думала об этом. Модно? — Анна пожала плечами. — В принципе, не скрою, хотелось бы определиться в жизни. А касательно подходящего мужика… Ну, есть у меня молодой человек, мы встречаемся, может, и поженимся, я не знаю.

— Как-то ты об этом рассуждаешь без энтузиазма, — Катя покачала головой. — Ничего вы, молодые, в любви не смыслите.

— А что в ней смыслить? — не поняла Анна. — Встретились, понравились друг другу, захотели — поженились, не понравилось — разошлись.

— Ой, какой ужас ты сейчас сказала! — Катя от возмущения взмахнула руками.

— Катерина Степановна, зря вы так… близко к сердцу принимаете.

— А ты хоть любишь своего молодого человека?

— Он неплохой. Мне с ним комфортно. Мы вместе проводим время, нам весело. Да, пожалуй, я его люблю, — подытожила Анна.

Катя ничего не сказала в ответ, только пожалела про себя «бедную девочку». Возникшую паузу нарушила пришедшая наконец Зоя Васильевна.

— Всем привет! Почему такие грустные? Что тут у нас стряслось? Катя, материал готов? — Зоя Васильевна забросала всех вопросами.

— Ничего не случилось. Материал на столе под папкой. И не грустные мы вовсе, просто Анна заскучала, пока вас ожидала, — отрапортовала Катя.

— Ну и ладненько. Сейчас, моя девочка, — Зоя Васильевна обратилась к Ане, — я быстро разберусь здесь, и займемся тобой. Хорошо?

Анна кивнула головой. Ей нравилась хозяйка. Всегда такая живая, подвижная — совершенно ясно, что она была душой газеты. Она умела молниеносно принимать решения, и самое главное — всегда угадывала суть.

Час спустя Зоя Васильевна и Анна уже задушевно болтали, обсуждая направление работы девушки.

— Ну вот скажи, — допытывалась хозяйка, — ты уже видела всю нашу кухню, сама то что-нибудь выбрала для себя?

— В общем-то да. — Анна не собиралась лукавить.

— Так-так, интересно. И что же?

— Когда я просматривала статьи предыдущих номеров, мне показалось, что многое я смогла бы сделать лучше.

— А чьи статьи? Какого направления? — Зоя Васильевна с любопытством смотрела на девушку.

— Некоторые были Лилии Филипповны, но в основном Витькины или Юркины. — Анна задумалась, как бы определить направление. — Знаете, такие сентиментальные истории. Мне кажется, в них не хватает душевности, что ли.

— Да, — усмехнулась Зоя Васильевна. — Если я правильно тебя поняла, мечтаешь вышибить из читателя слезу? Неплохо. У нас с этим действительно как-то слабовато.

— Вы правда так считаете или хотите меня успокоить?

— Нет, ты все же молодец. Хвалю за откровенность.

— Спасибо, — Анна засмеялась. — А то я очень переживала, вдруг вы будете против. Только я не знаю, о чем написать. Вы мне тему подскажите?

“Вот наказание на мою голову! Что это за журналист, которому еще и темы подбрасывать нужно! Больше делать нечего!” — пронеслось в голове у Зои Васильевны. Но это в голове, а вслух произнесла:

— Подскажу, подскажу. Только дай мне подумать немного.

— Недолго?

— Ух ты, какая быстрая. Минут пятнадцать тебя устроит?

— Я тогда чаю выпью с «девчонками».

— Мне не забудьте налить, — вдогонку ей сказала хозяйка.

* * *

Анна еще не успела допить чай, когда Зоя Васильевна позвала её к себе.

— Значит, так, — объявила она. — Тем на самом деле много, но их можно объединить в три основные группы.

— Можно, я запишу? — Анна достала блокнот.

— Пиши, — Зоя Васильевна откашлялась. — Итак, первая «плаксивая» тема — это дети. Казалось бы, беспроигрышный вариант. Дети-сироты, дети-«отказники», дети-попрошайки, бомжи, преступники, тяжело больные дети. Кстати, лучше, если болезнь неизлечима, дети-инвалиды и много еще чего. Но предупреждаю: все это уже — пройденный этап. Народ «наелся». Ты для интереса в трамвайчике проедься, и все сама поймешь. Люди ныне черствые и бессердечные.

— Да, мрачно вы все описали.

— Это правда, милая. Так-то вот. Но переходим к другой тематике. Это пенсионеры и ветераны всевозможных боевых действий. Направлений здесь море, но тоже есть свои нюансы. Власти не всегда довольны публикациями. И чем статья искренней, тем больше она бесит. С другой стороны, молодежь пенсионеров не жалует. Жизнь какая вокруг, посмотри. Молодым негде работать, а тут еще эти старики недовольные своим существованием на нервы действуют. В общем, как у Тургенева: отцы и дети — вечные антагонисты. Хотя, конечно, тебя это не касается.

Анна промолчала. Распространяться о том, какие у нее противоречивые взгляды и как они порой раздражают отца, она не собиралась.

— Ну и наконец, пожалуй, самое сложное, объединяющее в себе все вышеперечисленное, плюс своя специфика. Это люди, которые родились инвалидами: глухие, немые, слепые, «дауны» всякие, калеки без конечностей или с церебральным параличом, лилипуты, да разве всех упомнишь. Вот об этом пишут очень редко, да и в дебри стараются не углубляться. Понимаешь, это совершенно параллельный мир, но в нем живут люди. Маленькие, взрослые, старые… Помимо проблем, что есть у всех, у этих людей существует еще и своя собственная трагедия. В ней не виновен никто, кроме Бога. Возможно, он и хотел бы помочь, но видно, никак не может достучаться до тех, кто здесь, на земле, особенно у нас, вершит судьбы. Вот такая печальная история. Так на чем остановишься? Или уже передумала?

— Я возьму последнюю тему, — голосом, лишенным эмоций, сказала Анна.

— Уверена? — Зоя Васильевна внимательно посмотрела на нее. — Может, что-нибудь попроще, например, будешь вести рубрику «На приеме у мэра»?

— Нет, я уже решила.

— Как знаешь. Хотя, думаю, у тебя получится. Хватка есть. Осталось найти какую-нибудь конкретную ситуацию — и вперед.

— Вы поможете мне найти эту ситуацию?

— Я тебе скажу, что делать.

— Что?

— Оставь свою красивую машинку, сядь в трамвай и покатайся часа три-четыре, желательно по всем маршрутам.

— И я найду тему?

— Ну, в том я не уверена, а вот идей появится много. Ну, и как тебе перспектива? Ты в трамвае хоть ездила когда?

— Да, за границей, — смутившись, ответила Анна.

— Тебе понравится. Удачи. Приедешь, поделишься впечатлениями. Договорились?

— Хорошо. Можно ехать?

Зоя Васильевна кивнула головой и подумала: “Тоже мне еще правдоискатель. Слезу она хочет вышибить… Да за одну твою машину можно полгорода накормить. Иди, иди, покатайся”.

* * *

Уже выйдя из редакции, Анна сообразила, что не знает, где ближайшая трамвайная остановка. Она подошла к женщине, которая торговала семечками.

— Простите, мне нужен трамвай, не подскажете, где здесь ближайшая остановка?

— А куда тебе ехать? — спросила женщина.

Анна захлопала глазами.

— Марка какая нужна?

— Марка? — переспросила Анна.

— Ну, ехать тебе в какую сторону? Туда или туда? — женщина начала жестами указывать направления.

— Туда, — Анна повторила за ней один их жестов.

— Так бы сразу и сказала, — торговка успокоилась. — Иди вниз по этой улице, там увидишь.

— Спасибо.

Идти было не очень-то приятно. Солнце стояло в зените и припекало что было сил. Раскаленный асфальт то и дело проваливался под узкой шпилькой. Дойдя, наконец, до остановки, Анна вся взмокла.

Трамвай показался минут через двадцать. За это время на остановке собралось несколько десятков человек. Анна с ужасом посмотрела по сторонам: “Неужели все на трамвай, а вдруг не хватит места?” Каково же было ее удивление, когда она увидела, что в подъехавшем вагоне мест уже не было. Она отступила назад — лучше подождать другого. Но поведение пассажиров ее изумило. Судя по всему, никто из них следующий трамвай ждать не собирался. Немного помявшись, Анна взялась за поручень. Ее тут же подхватила волна входящих сзади людей.

Профессионально потеснив старушек с баулами, последними в вагон юркнули два молодых человека. В костюмах от Кардена, расточая запах “Kenzo” и сверкая очками а-ля Матрица, они вертели головами в поисках “объекта” в беспокойной толпе пассажирского транспорта. А когда один из них, рьяно протискиваясь сквозь людскую массу, небрежно оттолкнул пожилую женщину, то тотчас получил от нее отпор.

— Эй! Куда прёшь! — заорала баба с красным лицом. — На таксях ездий…

Её возглас тут же поддержало ряд пассажиров:

— Галстук напялили и думают, шо господа!

— Ниде от вас покою нету!

— У-у-у, вражины! — накал толпы носился в воздухе.

Судя по всему, эта шумиха не входила в планы напористых парней. Брезгливо сунув двадцатку в потную ручищу самой орущей бабе, один наклонился и прошептал на ухо:

— Извините… Успокойтесь. Мы из милиции, ловим особо опасного преступника… Не шумите.



Женщина закивала головой, затем покосилась на мятую купюру в своих руках и тут же, наклонясь к продолжающим возмущаться пассажирам, стала что-то быстро им объяснять. Уже через минуту все молчали и с интересом пялились на двух странно одетых людей. Те, увидев “объект”, постарались раствориться в толпе. Пустая затея. Одетые с иголочки, здесь они выглядели неуместно.

— Чо, не в тему, братки? — всем было понятно, что никакие они не работники милиции. И беспокойство в их лицах говорило о том же. Но служба есть служба.

Конечно, куда приятней сопровождать солидного босса на мероприятие городского масштаба, чем «невидимыми» слоняться за его сумасбродной дочерью. Мало того, что они чуть не выпустили ее из поля зрения — кто же мог подумать, что она не поедет на своей машине. Совершенно случайно они увидели, что Анна направляется куда-то пешком. Но, как оказалось, это полбеды. До последнего они не могли поверить, что девушка поедет на трамвае. Знали бы они, что их ждет впереди! Но они не знали. Сейчас их задачей было не выдать себя, что было почти невозможно с их прикидом и периодически звонящим телефоном. На их счастье, девушка сама оторопела, попав в трамвай.

Вагон был переполненный и душный. А от устойчивого запаха пота и свежего перегара Анна съежилась. “Мама дорогая, папа родной. Куда я попала! Тут же можно задохнуться”. Проехав одну остановку, она уже готова была сойти. Но тогда получалось, что она не в состоянии преодолеть даже малейшую трудность. Она внимательно рассмотрела людей, которые были рядом. Ну едут же они как-то? Нет, она не слабачка. Сколько там Зоя Васильевна предложила ей покататься, кажется, часа три, четыре? Значит решено: она будет ездить пять, не умрет, в конце концов. Приняв такое решение, Анна успокоилась и стала ждать, когда возникнут идеи.

* * *

В редакцию она приехала спустя шесть часов, на такси. Зоя Васильевна встретила ее, улыбаясь. Видно было, что девушка очень уставшая, но довольная.

— Ну, рассказывай, красавица. Как впечатления? — Зоя достала из холодильника минеральную воду, налила стакан и протянула Анне.

Девушка выпила его залпом и попросила еще. Покончив с водой, она потянулась на стуле, потом расстегнула босоножки и сбросила их с ног.

— Ой, ну наконец-то. Это просто блаженство. Сейчас бы под душ.

— Не томи.

— А я оценила вашу шутку насчет того, что мне понравится, — Анна засмеялась. — Клянусь, в ближайший выходной потащу друзей кататься на трамвае.

— Начало обнадеживающее. Радуй наблюдениями, я вся — внимание.

— Я такого насмотрелась, что можно книгу писать.

Анна взяла газету и стала ей обмахиваться. Зоя Васильевна пультом увеличила на кондиционере поток воздуха.

— Так что ты там увидела?

— Все как вы сказали. Были дети, поющие песни, читающие стихи, рассказывающие, что «они сами не местные», дети-сироты. У одного сироты из нагрудного кармана рубашки выглядывала пачка «Мальборо», были мамаши с младенцами на руках, просящие на операцию. Были бабули и дедули, просящие на хлебушек. Побирушек сменяли продавцы газет и лотерейных билетов, они раздражали пассажиров не меньше. А еще напоследок у меня стянули кошелек и мобильник. Так что впечатлений море!

— Да ты что? И много денег было?

— Не особо. Сотня, может, чуть больше.

— А как же такси?

— Я его к маме в салон отправила. У водителя была мобилка, и я с ней созвонилась. Мама ему вдвойне оплатит.

— Сожалею, конечно, что все так вышло, — удрученно сказала Зоя. — Телефон жалко.

— Да ладно, — Анна махнула рукой.

— Ну раз так, то, может, вернемся к нашей теме. Говори, что задумала? Я же по тебе вижу. Или я ошибаюсь?

— Нет. Не ошибаетесь, — серьезно сказала Анна. — Я выбрала, о ком напишу.

— О ком же?

— На одном из маршрутов, кажется, десятом, я встретила странных пассажиров. Это было где-то за Кальмиусом, не знаю, какой это район. Они были ни пьяными, ни попрошайками, но их было много. Они выходили, заходили… Я, может, и не обратила на них внимания, если бы не одна девочка-подросток. Ей уступили место, но она отказалась присесть, просто крепче ухватилась за поручни и держалась изо всех сил. Но ее все равно болтало больше всех. Я потом догадалась, что ей не хотелось ничем выделяться. Девочка была слепая.

— Понятно, — Зоя Васильевна тяжело вздохнула. — Предупреждаю сразу: неблагодарная и сложная тема.

— Зоя Васильевна, ну пожалуйста, разрешите мне попробовать, — Анна умоляюще посмотрела на хозяйку.

— Хорошо, Анна. Запомни план действий, — и Зоя Васильевна привычным тоном начала отдавать ЦУ. — Завтра с утра возьмешь у Катерины удостоверение журналиста, она сегодня тебе его подготовит, и сразу отправляйся в УТОС — это общество слепых. Там найдешь Римму Викторовну, не знаю ее должности, но с таким именем она там одна. Скажешь, что от меня. Объяснишь, что нужна статья. Она тебе и тему конкретную подскажет, и направит, куда нужно. Все понятно?

— Да, спасибо, — Анна ликовала.

— Ну, а сейчас отправляйся домой принимать душ.

— Хорошо, Зоя Васильевна, до свидания.

Не обуваясь, с босоножками в руке Анна пошла к своей машине. И только выйдя на крыльцо, она сообразила, что ключи от машины были в кошельке, который украли. Постояв минуту в раздумьях, Анна вернулась в редакцию. Она позвонила Виталику и попросила его приехать. Он пообещал, что будет через пятнадцать минут.

— Я посижу еще у вас, ладно.

— О чем разговор!

— Может, вы мне что-нибудь порекомендуете? Какие вопросы задавать и все такое?

— Нет, не буду. Ты девушка толковая, сообразишь на месте. Лучше скажи: это правда, что ты сама выбрала нашу газету?

— Правда.

— Почему?

— Название понравилось, рубрики ваши. И то, что имеете свое лицо, не перепечатываете статьи из столичных или московских газет.

— А ты много читаешь периодических изданий?

— В принципе — нет. Когда я решила стать журналистом, то какое-то время покупала все издания, что выходят у нас в городе.

Зоя Васильевна, пока Анна рассказывала, внимательно рассматривала ее.

“А ведь действительно неглупая девчонка. И симпатичная какая, да еще и богачка. Надо же, она просто читала газеты и выбрала их. Да, у нее все просто”.

— Ну что ж, коллега, спасибо за высокую оценку. Думаю, что все у нас получится. Да, и в качестве утешительного приза я разрешаю тебе готовить статью неделю. Дерзай.

— А в какой срок обычно пишут?

— По-разному. Иногда за час, иногда за день. Зависит от материала.

— Значит, мой материал неактуальный? — насторожилась Анна.

— Да нет, важный. Но сложный и объемный. Я же думаю, ты одной колонкой не обойдешься?

— Я хочу целый лист, — потом испугалась. — Если у меня конечно выйдет?

— Постараешься — выйдет.

В это время к редакции подъехал Виталий и начал непрерывно сигналить.

— Ненормальный! Слышу, — и все так же босиком вышла из кабинета.

* * *

Вместо приветствия Виталик раздраженно спросил:

— Не понимаю, зачем нужно было отрывать меня от дел, если твоя машина стоит здесь?

— Что-то мне твой тон не нравится, — Анна открыла было дверь его машины, но остановилась.

Виталик среагировал молниеносно.

— Прости, это была шутка.

— Хорошая себе шутка! Не нужно со мной так шутить, — Анна продолжала стоять, раздумывая, ехать ей с Виталиком или позвонить отцу.

Виталик вышел из машины и подошел к девушке.

— Ну, не дуйся на меня, пожалуйста. У меня был тяжелый день. Поехали лучше поужинаем где-нибудь.

— А я, по-твоему, в опере отдыхала?

— Ну, Анечка, извини. Сорвалось. Вот уж не думал, что ты такая обидчивая.

— Мне нужно принять душ и переодеться.

— Ну, давай я отвезу тебя домой и подожду, а заодно посмотрю твою новую квартиру.

— Ладно, поехали.

После душа ехать никуда не хотелось. Да и ноги гудели. Шутка ли, столько времени стоять и ходить на шпильках. Анна заглянула в холодильник. Он был набит под завязку. “Видимо, мама кого-то присылала”.

— Знаешь, Виталик, я никуда не хочу ехать. Я устала. Если ты голоден, могу разогреть по-быстрому в микроволновке блинчики. Есть с мясом, с грибами, даже с клюквой. Греть?

— А ты будешь?

— А ты сам стесняешься?

— Аня, я обижусь в конце концов, — Виталик отвернулся от нее.

— Обижайся. Но имей в виду: если ты хочешь, чтобы у нас были какие-то отношения, никогда не смей больше разговаривать со мной в таком тоне, как сегодня. Ты понял?

— А какой у меня тон?

— Я спрашиваю: ты понял? — Анна буквально сверлила его взглядом. — Со мной отец так никогда не разговаривает…

Виталик медленно поднялся с дивана и, не оборачиваясь, молча пошел к входной двери. Анна не стала его останавливать, а спокойно пошла в ванную уложить волосы.

* * *

Виталик был в бешенстве. Он готов был удушить Анну.

“Подумаешь, тон ей не понравился. Вот сука! Видите ли, с ней даже отец так не разговаривает! Можно подумать, с ним кто-то так разговаривает. Да пошла она. Он ей что, лакей? Может, еще приседать перед ней прикажет? Ужас!”

Он так распалился, что даже не заметил, как спорит с Анной вслух, крича на всю машину. Но минут через пятнадцать, выпустив пар, испугался.

“Черт, что я наделал! А как же все планы?”

Виталик резко затормозил и развернул машину в противоположную сторону. Он ехал к отцу. “Надо что-то придумать”.

Отца дома еще не было. Мама предложила сыну покушать, он отказался и сел за компьютер поиграть.

Часа через два пришел отец, явно не в настроении. Виталик решил отложить разговор, но ничего не вышло.

— Что за дела? — отец подошел к сыну.

— Так, ничего.

— Прямо — таки и ничего, что ты приехал ко мне по ночи? Пошли, пожуем-покалякаем, — он обнял сына за плечи. — Надеюсь, ты никого не убил?

— Ты что?

— Ну и лады, а все остальное — чепуха.

После ужина они отправились в его кабинет. Когда закрылась дверь, Виталик сказал:

— Папа, я поссорился с Анной.

— С ума ты, что ли, поехал?

— Папа, ты не представляешь, какая она стерва! — Виталик вспомнил последний разговор и разозлился с новой силой. — Ей, видите ли, не понравился тон, которым я с ней разговаривал, — и он рассказал, как все было.

— Сын мой, ты — кретин. Такие бабы попадаются одна на миллион, понимаешь?

— Да она мегера! Она говорила со мной как с лакеем! Я ее видеть не могу!

— Ты хоть въезжаешь, сколько бабла у ее отца? Недоумок какой-то! Учишь, учишь — все без толку! — отец не стеснялся в выражениях.

— Да представляю, представляю! — закричал Виталик. — Ты бы видел, какую машинку он подарил ей на день рождения.

— И какую? — заинтересованно спросил отец.

— Кабриолет Мерседес, — медленно выговорил Виталик.

— Хм… Да… И после этого ты мне будешь рассказывать, что поссорился с этим «Клондайком»? И ждешь, что я назову тебя умным. Да я за такие бабки готов быть не только лакеем, но и золотарем!

Виталик сник. Он и сам все прекрасно понимал.

— Что мне делать? Сомневаюсь, что она растает от розочки.

— Ну да, розочкой ее не удивишь. Тут нужен крутой подходец.

— У меня ни одной мысли, — Виталик был очень расстроен.

Отец замолчал. Он анализировал ситуацию.

— Говоришь, очень разозлилась?

Виталик молча кивнул.

— Ах, Мерседес Кабриолет, Кабриолет Мерседес… — отец запел.

— Ты что-то придумал?

— Угу, — довольно ответил отец, — и пусть меня на пики подымут, если она не простит тебя.

* * *

Анна уже собиралась ложиться спать, когда услышала за окном непонятные звуки, как будто кто-то настраивал музыкальные инструменты. “Свадьба у кого-то, что ли?” — подумала она. Через пару минут зазвучала песня. Анна не знала, что это была очень известная в свое время песня Юрия Антонова «Не говорите мне „прощай“. Она дослушала ее и подумала, что очень здорово поет кто-то. Но тут её мысли прервал вопль с первого этажа: кто-то крыл отборным матом поющих полуночников. Но брань прервалась так же внезапно, как и началась, ее сменила новая песня. Эту она знала, потому что ее пел Александр Малинин, один из любимейших певцов Анны.


“…О Боже, какое чудо, даровано мне судьбой.

В лунном саду хочу я, в лунном саду хочу я

Мечтать о любви, мечтать о любви с тобой…”


Анна не вытерпела и вышла на балкон, благо, с третьего этажа можно все замечательно рассмотреть. То, что она увидела, ее очень развеселило. Пятеро ребят, виртуозно играющих на гитарах, образовали полукруг, а впереди стоял солист. Анна засмеялась. Водрузи на их головы сомбреро — и вылитый концерт ночных серенад. Она наклонилась пониже и хотела уже спросить, сколько стоит это удовольствие, как увидела Виталика. Он стоял немного в стороне с опущенной головой. Она нахмурилась, потом усмехнулась и, дождавшись когда закончат петь, обратилась к нему:

— Эй, Дон Жуан! Поднимайся. Только хор сводный распусти, а то всю округу распугаете.

— Иду, любимая, — Виталик поднял голову.

* * *

Анна не услышала звонка будильника и проспала. Вскочив в девять утра, она растолкала Виталика и сказала, что на сборы двадцать минут. Виталик нехотя поднялся, вышел на кухню. Убедившись, что кофе не готов, уныло поплелся в ванную.

В половине десятого Анна уже была в редакции и забирала у Кати свои «корочки».

— Виталя, ты меня еще в одно место отвези, а потом уже к себе, ладно? Надеюсь, отец не будет тебя ругать за то, что ты опоздал?

— Я ему перезвонил, пока ты была в редакции. Все в порядке. Не переживай. Лучше скажи, когда за тобой заехать?

— Не знаю. Черт, совсем забыла, мне трубу новую нужно, давай сейчас заедем?

— Хорошо.

* * *

Римма Викторовна встретила Анну очень радушно. Она давно дружила с Зоей Васильевной и очень обрадовалась, что та решила дать материал о проблемах слепых.

— Вы не представляете, Анна, как сейчас все сложно.

Они шли по длинному коридору в кабинет Риммы Викторовны, и всю дорогу та не умолкала.

— Но если я правильно поняла, то в большинстве своем эти люди работают на специальном заводе. Еще им платят пособия или пенсии. В чем конкретно трудности?

— Ах, милая, — сокрушенно сказала Римма Викторовна. — Это раньше можно было говорить о работе. У нас был план, мы выпускали огромное количество товаров, не было проблем со сбытом. А что сейчас? Смешно сказать — крышки для консервации штампуем. Все в упадке, все рушится…

— Я бы хотела пообщаться с кем-то из ваших подопечных. Узнать, как они живут, чем интересуются. Это возможно?

— Как живут? Обыкновенно живут, как все люди. Только, чтобы об этом рассказать, одной колонки не хватит.

— Зоя Васильевна обещала мне страницу.

— Какая она молодец, — они наконец подошли к ее кабинету, и Римма Викторовна любезно пропустила Анну вперед. — Ты подожди немного, я сейчас созвонюсь с Игорем Сергеевичем, он тебе во всем поможет.

* * *

Через час Анна уже была на заводе. В цех она не пошла, а осталась в приемной. К ней вызывали то одного, то другого сотрудника, и она беседовала с ними. Потом к ней вышел Игорь Сергеевич.

— Ну как, вы узнали все, что хотели?

Анна просмотрела свои заметки, которые успела набросать, во время бесед.

— Нет, это все не то, — она покачала головой. — Не интересно, понимаете? Я бы этого читать не стала — не берет за душу. Они все какие-то скованные. Я им задаю вопросы, а они долго думают, но отвечают как-то неискренне, что ли? Может, я вопросы не те задаю?

— А вы вот сами подумайте, — улыбнулся Игорь Сергеевич, — чего им перед вами откровенничать. Ваша статья ничего в их жизни не изменит. Вы никому не сможете помочь.

— Почему вы так считаете? — Анна была поражена.

— Потому, что это никому не нужно, и вам в том числе.

— Зря вы так говорите, вы же меня не знаете. Вдруг помогу!

— Если вы реально поможете хотя бы одному человеку, тогда я преклоню перед вами колени.

Анне не понравилась ирония, поэтому она перешла на другую тему.

— Я поработаю с тем материалом, который у меня уже есть, и, если вы позволите, я приду еще, может, завтра.

— Всегда пожалуйста.

* * *

Она спускалась вниз по ступенькам. Настроение паршивое. Все усугублялось еще и мрачным видом завода. Снаружи здание имело обшарпанный вид. Кафель отвратительного желтого цвета, которым были обложены стены здания, во многих местах давно отвалился. И, судя по всему, никто не спешил водворять его на место. Так и зияли облупленные места серыми неприглядными пятнами. Внутри было не лучше. Но все это ерунда по сравнению с тем, что она ощутила, после двухчасового общения с работниками завода. Все оказалось не так уж просто. В трамвае было легче. Все эти люди… Анна начала вспоминать их… Глаза. Очень противоречивое впечатление от того, как они беспрерывно моргают. От глазных яблок. В одном случае они видны, в другом нет. Белые или мутные, но в любом случае неживые…

“Боже мой, что же писать? Не про крышки же, в самом деле?”

Ведь она хотела услышать какую-нибудь душещипающую историю — такую, чтобы сердце замирало, чтобы жить не хотелось. Возможно даже, про трагическую любовь. И тогда, наверное, на этом фоне можно и про крышки, и про лекарства, и про жилье, и прочее, о чем рассказывали ей сегодня люди.

Анна так задумалась, что не заметила, как спустилась в подвальное помещение. Она даже сразу не поняла, что находиться в подвале. Вместо того, чтобы подняться на первый этаж, она решила найти здесь выход. Пройдя небольшое расстояние, остановилась: дальше было темно. На границе света и темноты появился силуэт человека. Он медленно направлялся в сторону девушки. Анна решила спросить у него, где выход, но не успела произнести и слова, когда услышала:

— Кто здесь?

— Простите, я, кажется, немного заблудилась, вы не проводите меня к выходу?

— Я вас? Шутите?

Анна не сразу поняла, почему так странно отреагировал человек. Ей было не очень хорошо его видно: он остановился в неосвещенном месте. И все же было понятно, что это молодой мужчина, с виду совершенно нормальный. Он сделал несколько шагов вперед, придерживаясь стены. Взгляд его был направлен куда-то мимо девушки. Только теперь Анна сообразила, что взгляд этот неподвижный и пустой.

— Извините, я не подумала… Простите, мне показалось, что вы не… — она замолчала. Ей не хотелось произносить это слово.

— Не слепой? Странно, а кого вы ожидали увидеть на заводе, где работают слепые?

— Я сама найду, — Анна обиделась на замечание.

— Конечно, найдете. Просто вернитесь назад на тридцать шагов, и будет лестница.

— Спасибо.

Анна уже было собралась уходить, когда услышала вопрос:

— А что вы здесь делаете?

— Я? Я журналист. Мне нужна статья о людях, которые не видят.

— Вы собрались писать ее в подвале?

— Я же пояснила, что заблудилась, — с вызовом ответила Анна.

— Не обижайтесь на меня. Я просто растерялся. Никогда не разговаривал с журналистами. Скажите, наверное, это интересно — быть журналистом?

Девушке стало неудобно за резкость.

— Не знаю. Не уверена. Что-то у меня ничего не выходит, — совершенно искренне ответила она.

— Почему?

Анна пожала плечами, а потом сообразила, что этого не увидели.

— Наверное, потому, что никто не захотел рассказать о себе.

— Хотите, я расскажу?

— Правда? — Анна подалась вперед.

— Да, только не сейчас, а после пяти вечера. Я буду уже свободен.

Было даже странно слышать, что наконец-то нашелся человек, который готов ей что-то рассказать.

— Почему не сейчас? — ей не хотелось приезжать сюда еще раз после пяти.

— А разве можно рассказать что-то за двадцать минут?

Она задумалась. Молодой человек был прав. Возможно, это ее шанс.

— Где я вас найду?

— Я подожду вас на скамейке у входа.

— Вы не могли бы выйти на свет, чтобы я вас рассмотрела и смогла потом узнать.

— Не переживайте, я вас узнаю.

— Вы? Как?

— По вашему запаху. По вашим духам. У вас очень приятные духи.

— По запаху узнаете? Договорились. Я непременно приеду. Да, а как вас зовут?

— Андрей.

— Ну что ж, до пяти, Андрей, — она развернулась и пошла к лестнице, до которой тридцать шагов. Она сосчитала. Получилось тридцать два.

* * *

Анна ушла, а Андрей продолжал стоять на месте. “Ну и чего ради, я спустился в подвал? Неужели, чтобы встретиться с журналисткой?” Не найдя ответа, он медленно пошел к выходу, считая про себя до тридцати.

Молодой человек почти не носил темных очков. Только если ему приходилось идти куда-нибудь одному, что происходило крайне редко. В таких случаях он пользовался тростью. Обычно на работу его провожала мама, а назад он возвращался с ребятами, которые работали вместе с ним, но были инвалидами второй группы и могли самостоятельно ориентироваться в пространстве. Андрей же не различал даже силуэтов. Он видел только или темноту, или слабый свет. Но так было всегда, и он слишком не переживал по этому поводу.

После работы, как обычно, все собрались расходиться по домам, но он попросил довести себя до лавочки и оставить, пояснил, что встречается с журналисткой.

— А если она не придет?

— Доберусь на ощупь, — улыбнулся он в ответ.

— Может, матери твоей сказать, чтобы через час подошла?

— Не надо. Я же слепой, а не тупой, — с грустью заметил Андрей.

— Как знаешь. Тогда до завтра.

— До свидания, мужики.

* * *

Анна подъехала на такси и еще с противоположной стороны заметила одиноко сидящего на скамейке мужчину. Ожидая, пока загорится зеленый свет светофора, она попыталась рассмотреть его. Но было далеко, и ей не удалось. Светофор переключился, и одновременно послышалось какое-то пикание. Рядом стоящий старичок, уловив ее удивление, прокомментировал:

— Здесь живет много людей, которые плохо видят или не видят совсем. Этот сигнал для них, чтобы они знали, что можно переходить улицу.

Она не дошла до скамейки метра два, когда Андрей повернул к ней голову и сказал:

— Я знал, что вы придете. Присаживайтесь. Кстати, вы не назвали ваше имя.

— Меня зовут Анна. — Она присела рядом, достала блокнот и ручку.

— Какое красивое имя.

— Спасибо, — Анна в упор рассматривала Андрея, до конца не веря, что он не видит.

На вид ему было около тридцати. Довольно приятной наружности. Смуглая кожа, длинные прямые волосы каштанового цвета, собранные в хвостик. В ухе серьга. Прямой, немного длинный нос. Огромные карие глаза, обрамленные густыми ресницами, смотрящие в одну точку. Одет он был в стильно потертые джинсы, темно-синюю майку с глубокими вырезами, позволяющими созерцать мускулистое тело. На ногах кроссовки.

Встреть Анна его в другом месте, она бы ни за что не подумала, что он слепой.

— Почему вы молчите? — обратился он к девушке.

— Я не ожидала, что вы такой. Там, в подвале, мне было трудно вас рассмотреть. Но то, что я видела на заводе, вернее, кого, никак не похоже на вас. — Анна почувствовала, что сморозила какую-то несуразицу.

— Понятно, — как ни в чем не быало сказал Андрей. — Можете не сомневаться: я именно тот, за кого себя выдаю. Так что можем приступать. Задавайте ваши вопросы.

Анна, конечно же, подготовилась и написала их не менее сорока. Но вопреки этому спросила совершенную глупость:

— Андрей, скажите, а как это — быть слепым?

Молодой человек ответил не сразу. Было видно, что он несколько озадачен вопросом. Брови удивленно взлетели вверх, уголки губ опустились. Все это придало лицу растерянный вид.

— А зачем вам это знать?

Теперь смутилась Анна. Она не любила, когда на вопросы отвечали вопросами. Но, с другой стороны, она понятия не имела, зачем об этом спросила. Так сорвалось.

— Я хочу понять, как вы воспринимаете мир. Я не могу представить себя на вашем месте, а значит, не могу понять вас по-настоящему.

— Вы про это хотите написать?

“Ну не про крышки же!”— чуть не сорвалось.

— Если честно, не знаю. Вообще-то не совсем про это. Но мне почему-то кажется это важным. — Анна замолчала.

— Положите то, что у вас в руках, блокнот, наверное, на скамейку, и закройте ладонями глаза.

— А откуда вы узнали, что у меня в руках блокнот?

— Когда вы его раскрыли, я слышал шелест бумаги, у вас там, наверное, вопросы записаны?

— Да, вы правы. А, что, просто закрыть глаза нельзя? — И, тем не менее, блокнот и сумочку положила рядом на скамейку.

— Просто сделайте, как я сказал. Да, и повернитесь лицом к солнцу.

Анна сделала все, как он попросил.

— Что вы видите?

Вопрос прозвучал с некоторой издевкой. Можно подумать, что такую процедуру Андрей заставлял проделывать уже не первого зрячего.

— Ну, ничего, — удивилась Анна.

“Хорошо сказала, — подумал молодой человек. — Вот именно, он видит «ну, ничего»“.

— Подумайте, прежде чем ответить еще раз. Что вы видите?

Девушка задумалась.

— Солнце просвечивает сквозь мои руки, делая их ярко-красными. Даже жутко как-то.

— А еще что видите?

— Кроме мутного света, ничего. — Анна с ужасом одернула руки.

— Так или немного иначе я вижу днем, — заключил Андрей. — А теперь зажмурьтесь, закройте глаза ладонями и опустите голову вниз. Что вы видите?

— Черноту, — тихо сказала девушка.

Сказала — и удивилась. Ей никогда не доводилось видеть такой густой мрак. Всегда был хоть какой-то свет. Даже когда засыпала.

— Ну да. Наверное, это и есть чернота — то, что я вижу, когда нет солнца или света. Понятно?

— Это ужасно. Никогда не думала, что это так! — воскликнула Анна.

— Это для вас ужасно, а для меня это норма жизни, — и Андрей улыбнулся.

— Но ваш мир, он совсем без красок? Он безликий, в нем нет движения, нет формы, — Анна буквально задохнулась от возмущения, что такое может быть.

— Нет, тут вы не правы. Если доведется, то я постараюсь показать вам свой мир, и вы удивитесь, какой он богатый. Конечно, не такой, как ваш, но и не хуже.

— Но это невозможно. И потом, как вы мне его покажите? Глаза выколете?

Молодой человек рассмеялся:

— Хорошо же вы обо мне думаете.

— Я пока ничего не думаю.

Повисла пауза.

— Скажите… Вы всегда… таким были?

— С рождения.

— А лечить это можно? Я спрашиваю, потому что у вас глаза визуально нормальные. Может, за границей?

— За границей… — Андрей ухмыльнулся. — Вполне возможно, что за границей это лечат. Не знаю. Не был.

— Извините, — девушке стало неловко. — А с кем вы живете, кто вам помогает?

Андрей вначале хотел солгать, а потом подумал, что незачем. А то получится нечестно. Сам напросился, а ответить не может.

— С мамой живу, папа умер несколько лет назад.

— И они тоже незрячие?

“Вот пристала!”

— Они обычные.

— А как же вы? Почему? — удивилась Анна.

— Видимо, по-принципу: «в семье не без урода».

— А какая причина? — не отставала девушка.

— Вы еще и окулист? Или просто в болезнях разбираетесь?

Анна покраснела. Хорошо, что он не видит.

— Ни то и ни другое. Я для достоверности. А то, что это получится, пишу про незрячих и не использую ни единого специфического слова.

— Ладно, записывайте.

Несколько минут Андрей перечислял сложные словосочетания. Получалось так, что причиной отсутствия зрения был целый букет болячек. Что-то там было недоразвито, что-то не обладало нужной пластикой, что-то было врожденным пороком, что-то приобретенным. А еще была какая-то дистрофия не то сетчатки, не то зрительного нерва. Даже голова закружилась. Анна не стала дописывать до конца. Для статьи вполне хватало и того, что есть.

Этот длинный список Андрей завершил словами:

— Вот, пожалуй, и все. Понятней стало? Или есть вопросы?

Девушка задумалась. Она многого не могла понять, но спросить стеснялась. Но если так, то любой вопрос на эту тему некорректный. О чем же тогда спрашивать? А чего она, собственно, стесняется? Он знал, на что идет.

— А как же вы бреетесь, например? — и опять Анну передернуло от собственной бесцеремонности. — Ой, извините за бестактный вопрос.

— Нормальный вопрос. Вы не против, если я закурю? — он достал сигареты и зажигалку.

— Пожалуйста.

Анна с интересом стала наблюдать, как он всунул сигарету в рот, а затем, проделав ряд манипуляций руками, ловко прикурил.

— Вот только не нужно меня убеждать, что и бреетесь сами, — поспешила вставить Анна.

— И не буду. Рядом с моим домом парикмахерская. Туда я и хожу через день. Правда, в парикмахерских сейчас мало кто бреется, поэтому я приношу с собой станок и другие принадлежности. — Андрей засмеялся. — Какая вы смешная, однако. И вопросы у вас смешные. Наверное, очень молоды?

Анна не стала отвечать. Она и сама понимала, что вопросы смешные и глупые. Её просто выводила из себя собственная бестолковость. Но еще больше её удручало то, что никак не удавалось понять, что же ее смущает. Потом поняла. Этот Андрей никак не вписывался в концепцию несчастного слепого. Обычный человек. Не скованный, не заторможенный, даже напротив, вполне уверенный в себе.

— Все? Вопросы закончились? — с иронией произнес молодой человек.

— Да я еще и не начинала.

Анна взяла в руки блокнот. Пробежала глазами по своим записям. Какие-то не те вопросы.

— Скажите…

“Черт, как же спросить?”

Все люди, которых она встретила на заводе, были очень просто, даже бедно одеты.

“ А во что должны одеваться люди, работающие на заводе? В смокинги, что ли? Думай, Аня, думай”.

Она лихорадочно соображала.

“Они были как-то неразговорчивы, замкнуты, пугливы… Нет, не то…”

И тут она сообразила…

“ Они были… Они выглядели как инвалиды. Вот! Точно! А он нет. Ну, и что спросить?”

— Спрашивайте, не стесняйтесь, — обратился к ней Андрей

— Знаете, у меня сложилось такое впечатление, что вы ведете достаточно активный образ жизни. Ваша внешность… Я чего-то не понимаю.

Андрей от удовольствия даже подался вперед.

— Рад, что произвел на вас хорошее впечатление.

— Я хотела сказать: у вас все в порядке с внешним видом, и меня это сбивает с толку.

Ну вот, наконец-то. А то он уже стал переживать, что не заметит.

— Видите ли, я подрабатываю массажистом, поэтому выглядеть должен хорошо.

— Кем вы подрабатываете? — Анна была поражена.

— Массажистом, — Андрею было приятно её удивление.

— Как, каким образом?

— Простым образом. Все больше ручками, — съехидничал.

— Но вы же не видите!

Анна так громко воскликнула, что проходящие мимо люди стали оборачиваться.

— При чем тут это?

— Как?!

— Все элементарно. Вот вспомните: когда вы занимаетесь сексом, у вас глаза закрыты или открыты?

— Что? — Анна даже поперхнулась.

“Однако, разговорчивый попался”.

— Я имею в виду, что человеческое тело можно ощущать, не видя его, — и совсем другим тоном добавил: — А вы думали, работая здесь, можно обеспечить себя? — он кивнул в сторону завода.

— Не знаю.

Это почему не знает? Разве ее не поразили сегодня днем суммы заработной платы работников завода?

— И кому же вы делаете массаж?

— Рядом с парикмахерской есть сауна, ее держит один богатый человек. Он искал массажиста, я предложил свои услуги, он согласился. Если клиенты заказывают массаж, то он звонит заранее и я прихожу. Обычно это бывает ночью. Не поверите, но клиентам, особенно молоденьким девушкам, которые приезжают туда, нравится, что я слепой.

“Ха-ха!” — усмехнулась она про себя.

— И где же вы научились? — удивлению Анны не было предела.

— Это долгая и печальная история, можно, я не буду рассказывать? — попросил Андрей.

— Ладно. Скажите, а кроме завода такие люди, как вы, еще где-то работают? — ну, наконец-то вспомнила, что нужно писать статью.

— Да. Их, правда, немного. Есть педагоги, причем даже в обычных школах, много музыкантов, юристов.

— Да ну? Вот бы пообщаться.

— Пообщаться? Это можно. У меня есть такие друзья, только вряд ли это получиться сегодня.

— Жаль, — печально сказала Анна.

В сумочке зазвонил мобильный телефон. Девушка ответила на звонок.

— Да, скоро. Еще полчасика. Я перезвоню. И я целую.

— Муж беспокоится?

— Друг, — а потом напоследок не удержалась и спросила. — Андрей, а почему вы не женаты? А у вас вообще есть… кто-нибудь?

И тут же покраснела от собственной бестактности. Боже мой, большей нелепости и выдумать невозможно?

“Я — чудо-журналистка! Мне бы за кинозвездами шпионить и выискивать «клубничку»”.

— Да, есть и всегда были… — сухо ответил Андрей. — Угадывая следующий ваш вопрос, отвечаю, что девушки зрячие. Что вы там еще спросили? Почему не женат? Не хочу.

— Почему?

Андрей не ответил на вопрос. Анна тоже замолчала. Так и просидели молча минут пять.

— Вы уже скоро уходите и, наверное, ничего толком для себя не узнали? — печально заметил Андрей.

— Пожалуй, что так. А может, мы встретимся еще раз? Как насчет завтра?

— Попробуйте мне позвонить.

— А друзей, о которых вы говорили, нельзя увидеть? — с надеждой спросила Анна.

— Может быть. Я не готов сейчас ответить, — Андрей задумался. — Анна, можно вас попросить об одной услуге?

— Да, конечно.

— Позвоните сейчас ко мне домой, заодно номер в память занесете.

— Зачем?

— Чтобы мама пришла за мной.

— Давайте я вас отведу или подвезу. За мной приедут, — предложила она.

— Не хватало, — зло ответил он.

— Хорошо, говорите ваш номер.

* * *

Виталик был необыкновенно любезен и мил. Всю дорогу рассказывал что-то забавное, но Анна его не слушала — думала о том, что же ей писать. Хорошо, что ей дали неделю. А если бы это было срочно? А у нее ни единой зацепки, ни единой мысли в голове. То, что наговорили работники завода, не отличалось особой оригинальностью. Любого рабочего волнуют сейчас примерно те же проблемы. А где изюминка?

— Анечка, ты где? — Виталик щелкнул пальцами перед ее глазами. — Я к тебе уже третий раз обращаюсь.

— Извини, Виталя, задумалась. Что ты спросил?

— Повторяю четвертый раз. Что с твоей машиной?

— Папа сказал, что нужно ставить новые замки и сигнализацию. Он уже послал кого-то из своих в Германию. Недели через две все привезут.

— А на чем ты сейчас передвигаешься по городу?

— На тебе, — Анна засмеялась. — Разве непонятно.

— Но я же не могу быть все время с тобой.

— Да не переживай. Отец завтра что-нибудь даст. А пока я и на такси неплохо езжу. Кстати, ты же так и не знаешь, что я имела удовольствие объехать город на трамвае. Там у меня и вытянули кошелек с ключами.

— Не напоминай о том дне. Мне за него очень стыдно. Ты не представляешь, как я испугался, что ты не захочешь со мной больше общаться.

— С этого места, пожалуйста, поподробнее, — попросила Анна.

— Ну, глупо все получилось тогда. Я не сдержался, — начал объяснять молодой человек.

— Я же не об этом, — возмутилась Анна.

— А о чем?

— Почему ты испугался?

Виталик растерялся. Было совершенно ясно, что от него ждали признания или трогательного объяснения. Он был не готов к этому. Да и не любил много болтать на такую тему. Что ей еще нужно? Разве после вчерашнего выступления не понятно, как он к ней относится? И разве это не он полночи рассказывал ей, что любит до беспамятства и все такое. Ох уж эти бабы!

— Ну, что замолчал?

— Вроде я все уже рассказал… Или ты хочешь по второму разу?

— И по второму, и по пятому, и по десятому, и при этом шесть раз в день, — Анна наклонилась к нему и вкрадчиво произнесла: — Тебе что, тяжело доставить мне удовольствие?

— Ладно, — прозвучало как «черт с тобой», — доставляю. Я тебя люблю.

— Неубедительно.

— Зайчик мой, но я не умею по-другому, — еще не хватало опять поссориться.

— Я не люблю, когда девушек называют «зайчик», «мышка», «кошечка», «рыбка» и прочим зверинцем.

— Всем девчонкам нравится, а тебе нет, — Виталик притормозил у бордюра. — Я очень прошу тебя, не издевайся надо мной. Мне не по себе, когда на меня наезжают, тем более ты. Если хочешь, напиши мне, какие слова ты бы хотела от меня слышать. Я их выучу и буду повторять сто раз в день. Пойми: не все же умеют быть краснобаями.

— Разве? — Анна прищурилась. — А кто только что целую тираду произнес? И слова нужные нашлись, и все было так естественно и живо.

— Ну, это из последних сил. И потом, ты меня вынудила. Это во-первых. А во-вторых, это не про любовь.

— Книжек больше читай, если словарный запас на исходе.

“Ну вот, опять взялась за воспитание”.

Виталик молчал. Он сосредоточенно считал про себя. Только бы не сорваться… Интересно, почему до сих пор от него ничего не требовали. А тут прямо за два дня он должен восполнить четырехмесячное молчание. Надо срочно переключиться на что-нибудь другое.

— Аня, ты бы лучше рассказала мне, как провела день. Как успехи на журналистском поприще?

— Хитрец! Ладно, расскажу, как на поприще. Но имей в виду — к этому мы еще вернемся.

— Можно не сегодня.

— Хорошо. Итак, что там у меня было? — Анна закрыла глаза. — Знаешь, было много чего, но все неинтересное. Я бы даже сказала, что день не очень удачный. Нужный материал почти не собрала. Что писать — не знаю, и уже не уверенна, выйдет ли у меня.

— Правда? Так, может, бросишь все? На кой черт тебе эта газета! Пусть папа тебе организует какой-нибудь бизнес. Держит же твоя мать салон-парикмахерскую. А ты займись, например, торговлей, если хочешь чем-нибудь заняться.

— Торговля — это не романтично. Стоило столько учиться, чтобы продавать яйца и хлеб? — Анна скривилась.

— Продавай меха.

— Очень умно. Мне вообще не нравится торговля.

— А я бы с удовольствием занялся, — не без гордости заявил Виталик.

— Разве у папы ты занимаешься чем-то другим?

— Так то у папы. У него сильно не разгонишься, он у меня еще сам не наигрался, — заметил молодой человек.

— А-а-а, ты видимо хочешь торговлей заняться вместе со мной?

— По-моему, было бы здорово, и зря ты иронизируешь, — с обидой сказал он.

— Я не иронизирую вовсе. Просто мне это не интересно, понимаешь?

— А газета — интересно?

— Да, — категорично ответила Анна.

— Боже мой, да занимайся, чем хочешь! Твои бабки! — Виталик все-таки не выдержал.

— В том-то и дело, что не мои. И тратить бездумно я их не буду.

— А сейчас у тебя все «думно»?

— Чего ты хочешь от меня? — Анна разозлилась. — Я тебе что, жена?

У Виталика все оборвалось внутри. Опять этот, ничего хорошего не предвещающий, тон. Еще парочка необдуманных фраз, и вечером придется нанимать мужской стриптиз — для выступления под балконом.

— Анечка, ты устала. Давай лучше успокоимся и подумаем, где отдохнем вечером. Пошли в джаз-клуб.

— Не хочу!

— Пошли, куда ты хочешь.

— Мне статью надо писать.

Виталик тяжело вздохнул и покачал головой.

— Послушай, что с тобой происходит? Ты же такой не была?

— Я переживаю, непонятно разве? Если хочешь, чтобы я не злилась, то оставь меня на пару дней в покое, пока я не определюсь, что мне писать. Не обижайся.

— Ну, если все так серьезно… Хорошо. Пиши. Я даже звонить тебе не стану. Когда захочешь, найдешь меня. Только не забудь обо мне.

— Не переживай, не забуду, — Анна наклонилась и поцеловала его в щеку.

— Давно бы так. А то от меня требует, а сама за вечер ни одного ласкового слова не сказала.

— Действительно, какая я… Извини. Ты очень славный и чуткий.

— Так что, домой тебя везти?

— Угу.

* * *

Статья не получалась.

Битых два часа сидя на полу и перекладывая с места на место исписанные листы, Анна пыталась хоть за что-то зацепиться. Но, увы. Как выяснилось, критиковать было легче. Анна вспомнила, с какой уверенностью заявила Зое, что может написать лучше, чем работники газеты. Тогда казалось все простым и понятным. Она чувствовала, какие слова нужно заменить, какие фразы дополнить, а какие и вовсе исключить в чужих статьях, чтобы они стали лучше и интересней. Но то в чужих… В чужих ошибках разбираться всегда легче.

А вот свое не рождалось. Ни хорошее, ни плохое…

Анна была в отчаянии. Ей уже стало казаться, что она взялась не за свое дело и ей никогда не написать и строчки. У нее даже возникла мысль, что нужно найти в себе смелости и отказаться от этой глупой затеи — стать журналистом. Захотелось сбежать от всего этого.

Но тут вспомнились люди, с которыми она общалась на заводе. Вспомнилось, с каким недоверием они отнеслись к её вопросам, вспомнилась реплика Игоря Сергеевича о том, что она, как журналист, ничего не изменит, а еще Андрей, решивший ей помочь… Ей стало стыдно. Она вдруг почувствовала, что действительно очень хочет помочь этим людям. Хоть самую малость. Нужно только придумать, как это сделать. А для начала — о чем написать.

У нее разболелась голова, и она решила немного отдохнуть. Включила телевизор. Шел какой— то эстрадный концерт. Петкун который раз пел о несравненной Эсмеральде. Когда она впервые услышала эту песню, мелодия ей понравилась и прочно засела в памяти. И все бы ничего, но бестолковые СМИ, по своему определению, раскручивая ее по всем каналам TV и радио, запилили песню буквально за месяц, вызвав у публики стойкий иммунитет к произведению. Анна щелкнула телевизор, но мелодия, глубоко засевшая в подсознании, продолжала звучать. Она встряхнула головой: “ Ну, проклятый горбун!”

И тут, как будто молнией ударило.

“Ну, конечно! Квазимодо — тот же инвалид. А какая трогательная любовная история. Как прошибает. Все понятно. Я должна сочинить свою трогательную историю. Ну и что, что будет вымысел? Героем будет Андрей, вполне подходящая кандидатура. Я вставлю туда реальные факты, и все будет как надо”.

Анна бросилась к компьютеру.

“С чего бы начать? Надо так, чтобы сразу привлекало внимание, нужна интрига. Есть!”


“После автокатастрофы Ирина перенесла три операции. Дольше всего заживала нога, которую пришлось собирать практически по частям. И это еще не все — впереди ее ждала пластическая операция. Смотреть на себя в зеркало не было никаких сил. С левой стороны лица от виска до подбородка шел огромный пунцовый рубец. Но думать об этом сейчас просто не было смысла.

Пусть скажет спасибо, что вообще выжила.

Пять месяцев она была прикована к постели, не имея возможности подняться самостоятельно. За это время зажили ключица, рука, пять ребер, а завтра ей снимали спицы с ноги. Только бы снимок показал, что все в порядке, а то придется ломать по-новому.

А сколько еще впереди: физиотерапия, массаж, куча других процедур. Профессор сказал, что ей нужно будет учиться ходить заново. А это не так-то просто с её атрофированными мышцами. Очень важно, чтобы массажист попался хороший. Ну а лицо… лицо можно будет исправить и потом”.


Анна оторвалась от клавиатуры. Перечитала текст. Не фонтан, конечно, но уже кое-что. А еще ей не нравилось имя героини — слишком простое. Решила, что нужно придумать другое. Какое-нибудь таинственное, редкое… Чувствовала, что это придаст изюминки. Стала перебирать в памяти имена. Вспоминались самые обыкновенные.

“Может, пусть будет Юнона, или просто Нона. Нет. Звучат как-то грубо. Или назвать ее иностранным именем? Что-нибудь… Тея, Тоя, Лия. Нет, не то. Может, просто Ия? Очень редкое и красивое имя ”.

Заменила Иру на Ию. Улыбнулась. Ия звучала лучше.

* * *

“Интересно, а Андрей смог бы делать такой массаж? А то она напишет, а выйдет ерунда. Надо у него спросить”.

Анна достала мобильник, нашла в его памяти номер и стала ждать ответа. Трубку сняла женщина, которая представилась мамой Андрея:

— Его нет дома. А кто звонит, может, что передать?

— Это его знакомая. Меня зовут Анна. Я — журналист, и ваш сын давал мне интервью. Дело в том, что у меня к нему возникла пара вопросов, — Анна объясняла очень быстро, боясь, что ее прервут.

— Андрюша давал интервью? О ребятах, что ли?

— Каких ребятах?

— Ну, как о каких? О своей группе, о музыкантах, — пояснила женщина.

— О музыкантах? — Анна быстро спохватилась. — Ну да, о группе. Так вы не знаете, когда он вернется? Мне он очень нужен.

— Если не будет массажа, то к часу. Он на репетиции.

— А если будет?

— Трудно сказать.

— Можно вас попросить… — умоляюще произнесла Анна. — Я дам вам свой номер, мне нужно, чтобы он позвонил. Не важно, сколько будет времени. Пожалуйста.

— Хорошо, давайте, Анна.

“Ну ничего себе слепой!” — подумала девушка после телефонного разговора.

“Теперь понятно, почему длинные волосы, серьга в ухе и потертые джинсы. А ведь он ничего об этом не говорил. А кто спрашивал? Ведь был же вопрос о досуге. А я: “Как бреетесь?” Еще бы спросила, как он моется. Эх ты — горе-журналистка. Так, значит, надо писать о музыкантах. А массаж? Я же и сюжет придумала… Ничего, другой придумаю. Ну надо же! Слепой, а такой продвинутый! Жаль, что вечер потрачен зря. Если бы знала об этом раньше, ни за что бы ни ушла от него так быстро. Теперь осталось надеяться, что он вернется рано и позвонит. Если захочет, конечно. Стоп. Но он же днем работает на заводе. Что же мне, до пяти изнывать? Ну, нет”.

Анна задумалась, как ей поступить завтра. Немного поразмышляв, она позвонила домой отцу:

— Папочка, добрый вечер. Это я.

— А, радость моя, рад слышать. Как там у тебя дела? Нация заждалась.

— Ну па!

— Шучу, шучу.

— Ты что, сговорился с Виталькой?

— С каким Виталькой?

— Да есть там один великий предприниматель.

— Ни с кем я не договаривался. А ты чего такая возбужденная? Что-то случилось? — поинтересовался отец.

— Мне завтра машина нужна не на девять, а на семь, хорошо?

— Так рано? Что-то изменилось?

— К маме заеду, укладку сделаю.

— Сейчас соображу, кто будет свободным, — Отец задумался. — Я тебе Толика пришлю на Опеле, сойдет?

— Да мне все равно. Лишь бы колеса, — довольно ответила Анна.

— А ехать далеко будешь?

— Планирую по городу, а там как выйдет.

— Ну, смотри, как тебе удобно. Одна просьба: ты в десять вечера машину отпусти. Толику послезавтра в Днепропетровск ехать, пусть хоть поспит до четырех утра. Не забудь.

— Спасибо, папочка, не забуду.

— Ну, а домой когда покажешься?

— Па, только не в ближайшие дни. Мне статью нужно написать. Я лучше к концу недели, ладно?

— Ладно, ладно. Все равно сделаешь по-своему.

— Ну, все тогда. Спокойной ночи. Мамуле привет.

* * *

В половине второго ночи Анна, не дождавшись звонка, уснула в кресле. Андрей позвонил в четыре.

— Анна, это Андрей. Мама сказала, что вы хотели у меня что-то спросить и передали, что я могу позвонить в любое время. Так что вам нужно?

— Спасибо, что позвонили, — Анна зевнула несколько раз. — Извините, я спала.

— Я догадался.

— Андрей, а вы не могли бы взять на завтра отгул? — спросила Анна.

— С какой стати?

— Мне нужно с вами о многом поговорить.

— После пяти у меня будет несколько свободных часов, пообщаемся.

— Нет, я хочу с утра, — невозмутимо сказала девушка.

— А мне нужны деньги, и я буду работать. И потом, меня не отпустят. Не думаю, что общение с журналистом есть уважительная причина.

Анна раздумывала ровно одну секунду.

— Отпустят, я договорюсь. А деньги… Вам сколько нужно?

— Много! — смеясь, ответил Андрей.

— Я не шучу. Наша редакция в своих интересах может заплатить вам за один рабочий день. Пятьдесят долларов вам хватит?

— Сколько?

— Ну, сто, — поспешила исправиться Анна.

— Хорошо, — ухмыльнулся Андрей. — Раз ваша редакция такая щедрая, так уж и быть, я возьму отгул, можете не беспокоиться.

— Тогда к девяти утра я подъеду к тому месту, где мы сегодня, вернее уже вчера с вами общались. Договорились?

— Ладно. А вы настырный журналист.

— А вы скрытный человек, — упрекнула его в ответ Анна. — Обещали рассказать все как на духу, а про группу умолчали.

— Все понятно. Мама проболталась. А вы об этом хотите поговорить?

— И об этом тоже.

— Да, вы еще та штучка.

— Спасибо за комплимент.

— Ну, до встречи, щедрый журналист.

— До встречи.

* * *

К восьми утра Анна уже была в редакции. Зоя Васильевна просматривала свежий номер и одновременно болтала по телефону. На появление Анны она отреагировала кивком головы. Девушка, не дожидаясь приглашения, прошла в кабинет и села напротив редактора. Завершив разговор, Зоя Васильевна приветливо улыбнулась и спросила:

— Что новенького? Как продвигается статья? —“Интересно, надолго меня хватит— возиться с этим самоуверенным «профессионалом»?”

— Пока хвастать не буду, — серьезно ответила Анна. — Но задумка уже есть.

“Боже мой, утешила. Хвастать она не будет”, — Зоя улыбнулась.

— Значит, поход к Римме оказался удачным?

— В общем, да. Кстати, вам от нее большой привет.

— Спасибо. Ну, а какие планы на сегодня, — полюбопытствовала Зоя Васильевна.

— У меня на девять встреча с одним незрячим. Обещал помочь разобраться в тонкостях.

— Ну, давай дерзай.

— Хорошо.

* * *

Усевшись в машину и сказав, куда ехать, Анна заметила водителю:

— Толик, я знаю, что вы человек неразговорчивый, но так, на всякий случай, хочу предупредить: эта машина принадлежит редакции, в которой я работаю. Понятно?

— Конечно, Анна Александровна.

— Замечательно.

Девушка довольно улыбнулась про себя. Пока ехали, она любовалась городом. Его новостройками, его зелеными парками, его широкими улицами. За годы учебы Анна совершенно позабыла, как он выглядел. Собственно, до отъезда на учебу, она застала изменения в центре города. Появились первые магазины, облицованные мрамором и гранитом, первые здания банков, построенные югославами и турками, первые казино. Все это радовало новизной и роскошью. Но тогда, пять лет назад, это были просто одинокие островки какой-то другой жизни. Теперь же город невозможно было узнать — так он преобразился и похорошел. Начал появляться некий стиль, какое-то свое направление. Возникла гармония в общей архитектуре, и все это в совокупности бросалось в глаза и, конечно же, радовало.

Анна с интересом рассматривала витрины мелькающих за окном магазинов, множество ярких рекламных щитов и бесконечные афиши о гастролях эстрадных звезд. Она с удовольствием отметила, сколько на улицах красивых и нарядных людей, особенно девушек.

Да, наши девушки — это что-то! Нет, что бы там ни говорили, она все же правильно поступила, вернувшись сюда. Теперь ей осталась самая малость: занятие по душе, а остальное у нее все есть или будет. В общем, все складывалось как нельзя лучше.

Солнечное безветренное утро еще больше усиливало хорошее настроение. “Сейчас бы на природу”, — промелькнуло в голове.

* * *

На этот раз машина подъехала с нужной стороны и Анне не пришлось переходить улицу. И хотя она спешила приехать пораньше, Андрей уже сидел на скамейке. Как и вчера, он первым отреагировал на ее появление:

— Доброе утро, Анна, — повернул голову в ее сторону и поправил солнцезащитные очки.

— Доброе. Как вы меня узнали? — удивилась Анна. — Я сегодня надушилась другими духами.

— Зато обувь на вас та же, и походка не изменилась. А это значит, что вы издаете при ходьбе характерные звуки, присущие только вам.

Анна поравнялась с сидящим на скамейке Андреем. “В очках вообще не похож на слепого. Обыкновенный парень и даже интересный”.

— Фантастика! Это каким внимательным нужно быть! — Анна подсела к нему.

— Ничего фантастического. Просто у меня обостренный слух и хорошо развито чувство ритма, — пояснил Андрей. — Это своеобразная компенсация за отсутствие зрения, если хотите.

— Чувство ритма, говорите. Так вы на чем-то играете? — девушка с интересом смотрела на Андрея.

— Нет, я не играю.

— А как же группа? Ваша мама сказала, что у вас своя группа.

— Но она же не сказала, что я играю.

— Значит, вы — художественный руководитель? — Анна удивилась еще больше.

— Да нет же.

— А кто тогда?

— Узнаете позже.

— Почему не сейчас?

— Потому, что вы хотели познакомиться с ребятами, если я не ошибаюсь, — напомнил Андрей, — А познакомиться с ними можно будет не раньше четырех. Вот тогда все и узнаете.

— Плохо, — огорчилась девушка.

— А я предлагал встретиться после пяти, помните? Но вам понадобилось, чтобы я взял отгул. Теперь я в вашем распоряжении за ваши же деньги. Кушайте меня хоть целиком, хоть частями, — Андрей усмехнулся.

Анна слегка растерялась. Её обескуражил такой прямой ответ.

Ну вот, зачем она сорвала человека на весь день? А ведь пока ехала, столько вопросов было. А он двумя фразами обрезал все концы. Что же придумать?

— Андрей, вы не обижайтесь, что я настояла на встрече, — у нее вдруг возникло острое желание сказать ему все, как есть. Он чужой, он не осудит. Да и вряд ли они еще когда-нибудь встретятся. Только сказать можно будет не сейчас. Потом. Нужно разговориться.

— Да нормально все, — поспешил ответить Андрей. “Расстроилась, что ли?” Повернул к ней лицо.

— Андрей, можно вас спросить?

— Спросите.

— Что вы имели в виду, сказав, что если доведется, вы покажите мне свой мир? Что значит “свой”?

— Вы же посочувствовали мне, что я не вижу красок, не имею представления о многообразии жизни. Вам стало жаль, что я ущемлен в чем-то. Но это не совсем так. Хотя, конечно, мой мир отличается от вашего. А показать? На это нужно время и воображение.

“Ура! Вот она, спасительная соломинка!”

— Так времени у нас полно. Может быть, сейчас? — осторожно спросила Анна.

— Здесь, в городе, его трудно показать. Здесь не «мир», здесь цивилизация, а это неинтересно, — пояснил он.

— Ну, так это же просто прекрасно! — воскликнула девушка. — То есть, я имею в виду, давайте поедем за город. Я как раз об этом думала, направляясь к вам.

Андрей пару раз кашлянул.

— Как у вас все просто!

— Ну, а что же тут сложного? Я на машине. Мне редакция выделила на целый день.

— Чудеса! Вы какой-то нестандартный журналист. И редакция у вас странная. Или я чего-то не понимаю, или не разбираюсь в жизни. Встречаетесь со мной, предлагаете деньги, приглашаете за город… Вы что же, хотите убедить меня, что я для вас незаменимый и очень важный кадр?

“Ну вот. Еще не хватало, чтобы он отказался”.

— Да, кадр. Я объясню вам по дороге. Поехали, — она встала и сделала несколько быстрых шагов. Андрей по-прежнему сидел. Анна вернулась назад. — Вот вам моя рука, идемте, здесь недалеко.

Андрей медленно поднялся, сделал неуверенный шаг.

— Анна, возьмите меня, пожалуйста, под руку и просто идите, но не очень быстро, — тихо попросил он.

— Да, да, конечно, я не подумала, — Аня смутилась из-за своей оплошности.

До машины было метров десять. Андрей шел очень аккуратно, как будто пробовал землю шагами. Уже перед самой машиной немного оступился, девушка вцепилась ему в локоть.

— Извините, я неуклюже хожу.

— Все хорошо, мы уже подошли. Я сейчас открою дверь, и вы присядете на заднее сиденье, я рядом.

Она не успела дотянуться до двери, как Толик уже любезно сделал это за нее.

— Как можно, Анна Александровна, я же здесь, — с обидой заметил он.

Аня глянула на него в упор и, приложив указательный палец к губам, показала, чтобы молчал. Толик ничего не понял, но спорить не стал.

Как только Анна села рядом с Андреем, тот в ту же секунду отодвинулся, оставив между ними пространство. Девушка с удивлением пожала плечами.

“Скажите пожалуйста, какие мы деликатные”.

— Толик, давайте за город, куда-нибудь на природу. Места вы знаете. Где это будет, мне все равно. Поехали, — отдала распоряжение девушка.

— И все же вы не простой журналист, Анна Александровна. Сколько вам лет, если не секрет? — с любопытством спросил Андрей.

— Двадцать четыре. И что? Вас смутило обращение ко мне по отчеству? Толик просто очень воспитанный человек, — потом помолчала и спросила. — А вам?

— Тридцать.

— Да? Выглядите моложе.

— Спасибо. А что это за иномарка? Я их не очень различаю по звуку. Мне они неинтересны.

— Ничего особенного. Просто Опель.

— Действительно, ничего особенного, — улыбнулся Андрей.

— Толик, притормозите у магазина. Я тут подумала, что можно взять пива и чипсов.

Толик кивнул.

— Только не говорите, что будете сами покупать, — заявил Андрей.

— Я куплю за деньги, которые причитаются вам как гонорар. Сдачу верну, — Анна развеселилась. — Я привыкла, что за меня всегда платят мужчины.

— Хорошо, что я не ваш мужчина, — заметил Андрей, — а то, судя по вашим духам, мне пришлось бы грабить банки.

Анне понравился ответ. “Надо же, мы еще и шутить умеем?”

— Ладно, в следующий раз я ограничусь дезодорантом “Rexona”.

— В следующий раз? — Андрей хрустнул косточками пальцев. — Анна, объясните, что происходит? Что вам от меня нужно? Вы что, решили взять надо мной шефство?

“Господи, что же такой прямолинейный!”

Внимательно посмотрела на Андрея. Но его лицо не отражало ни единой эмоции.

— Нет, — Анна подумала, что сейчас самое время все рассказать. — Понимаете, вы моя единственная зацепка. Я совсем недавно работаю в газете и мне во что бы то ни стало нужно себя зарекомендовать. Но, если честно, лично мне это нужно даже больше, чем газете. Я имею в виду мою статью.

— И при чем здесь я? — недоуменно спросил Андрей.

— Я сама напросилась написать про слепых. Но не просто статью, а такую, чтобы за душу взяло. Чтобы, читая ее, люди задумались над сложностями жизни, чтобы стали внимательнее и добрее относились к таким, как вы.

— Неужели вы сами верите в то, что говорите? Зачем вам это?

Анна сделала глубокий вдох. Как объяснить? Не начинать же с Англии, где она неожиданно для себя заразилась патриотизмом. А, может, она ошибается и никакой это не патриотизм? “Нация заждалась”. Может, она все это себе придумала? Может, это прихоть от избытка энергии и незнания жизни?

— Не могу объяснить. Может, мне просто хочется сделать что-нибудь полезное. Не знаю. Только за два дня я не написала толком ни единой строчки. У меня ничего не получается. Я совершенно ни в чем не разбираюсь. А тут вы. Такой… не совсем вписывающийся в «ваши» рамки. Мне нужна помощь. Помогите мне, пожалуйста.

— Я не понимаю, чем конкретно могу помочь?

— Вы можете, я чувствую, — Анна стала нервничать. — Знаете, чтобы было интересно, нужно придумать какую-нибудь историю. И на ее фоне можно будет высветить ряд проблем. Что-то такое, как я себе представляю.

— Ну, и какую историю тут можно придумать?

— И думать нечего. Конечно, про любовь. Вначале трагедия, какие-то мытарства, проблемы, болезни, может, несчастный случай. Влюбленные страдают и так далее… Людям обычно такое нравится. Но конец должен быть безумно счастливым.

— Верите в счастливые концы? — с иронией спросил Андрей.

— Конечно.

— Ну, а я как вписываюсь в вашу историю?

— Так вы же и будете ее героем-любовником! То есть, я хотела сказать — его прототипом, — быстро добавила Аня.

Андрей нахмурил лоб. Видимо, примерял на себя роль героя-любовника.

— Вы хотя бы сами поняли, что сейчас сказали? Какие сложности? Пишите без меня, ведь все равно все вымысел, — удивленно сказал Андрей.

— Но герой-то должен быть слепым. Я же не слепая, я не смогу написать это без вас. Пожалуйста, помогите.

“Идиотская ситуация! Нелепей просто не выдумаешь!” Андрей не успел ничего ответить, машина остановилась возле большого магазина.

— Подождите, я быстро. Вы какое пиво любите?

— Что? — оторвался от своих мыслей. — Мне все равно. Я не люблю пиво.

— А что же тогда взять? — растерялась Анна.

— Что хотите. Вы же идете покупать.

“Да что же это такое? Что ни скажешь — все не так! Что ни предложишь — все не по нем! ”

— Давайте сходим вместе, — Анна сделала еще одну попытку подобрать нужную интонацию.

— Не хочу.

“Ничего себе! Ну это уже хамство! Хорошо, мистер строптивый, попробуем поукрощать.”

— Ладно. Я спрошу по-другому. Что бы вы купили, если бы шли ко мне в гости?

— Французское шампанское.

— Вряд ли здесь найдется настоящее французское шампанское, но все равно спасибо. Я куплю белое сухое вино. Подойдет?

— Нет, белое вино пьют из высоких узких бокалов. Только так можно ощутить неповторимый букет и аромат вина, вы бокалы не захватили? — высокомерно закончил он.

Анна разозлилась.

— Экий вы гурман, как я посмотрю, вам не угодишь. Все, мне надоело. Я покупаю пиво. Толик, пошли со мной, — и Анна быстро направилась к входу в магазин.

* * *

Андрей был растерян, а еще больше зол на себя. Никак не мог понять, что его так раздражает. Эта девушка как-то не была похожа на журналиста.

“Хотя кто их знает, какие они бывают”.

Но зато он хорошо знал, какими бывают его богатые клиентки. Капризными, вздорными, своенравными. Все должно быть только так, как решили они, и не иначе.

“А Анна? Как она разговаривала с водителем! Будто всю жизнь только и делала, что отдавала распоряжения. А мне по телефону: “Хочу поговорить с утра. Заплачу”. Сто долларов. Запросто так отстегнула, не советуясь с начальством. Машина — «ничего особенного», на целый день… Хотя сама же сказала, что работает недавно. Интересно, с каких это пор в редакциях принято новичков отправлять за город, чтобы те подышали свежим воздухом. Что же за этим кроется? Статья? Какая же это статья, если она собирается все придумывать! Бред! “За меня всегда платят мои мужчины”. Ну, в это я уж точно поверю. Что же ей нужно? Скорее всего, какая-нибудь богатая сумасбродка. Журналистка! И надо же было мне напроситься. Мало приключений в жизни? Может, уйти, пока ее нет? И что? Она приедет опять. Судя по всему, настырная. Ладно. Будь что будет. Что это я, действительно, так переживаю?”

— Надеюсь, не скучали? — Анна прервала размышления Андрея.

— Скучал. А что, будете веселить?

— Что-то не так? — девушку расстроил тон Андрея. Она только стала отходить от предыдущей пикировки.

Он не ответил.

— Толик, откройте багажник и положите туда пакет, пожалуйста.

Толик быстро исполнил просьбу.

Какое-то время ехали молча. Анна не выдержала и спросила:

— Андрей, что-то случилось? Я же вижу.

На вопрос девушки ответил надменно, повернув голову в ее сторону.

— А я не вижу.

— Глупый каламбур, — Анна уже было хотела по привычке обидеться, но вовремя спохватилась. — И все же, может, объясните, в чем дело? Я не люблю, когда кто-то чего-то не договаривает.

— Вы мне лжете, — резко заметил Андрей.

Анна опешила.

— Почему вы так решили?

— По ряду причин. Во-первых, я очень сомневаюсь, что у рядового журналиста может быть в распоряжении машина, причем целый день, да еще и с водителем. Вряд ли ваша газета настолько богата.

Анна снисходительно улыбнулась. Ну, на это она уж точно найдет что ответить.

— Все вполне объяснимо — моя машина сейчас не на ходу. А касательно служебной машины… Я, когда училась в Англии… — и осеклась.

Андрей тут же оживился.

— Ну да. Конечно, в Англии. Где же учатся рядовые журналисты, у которых свои машины не на ходу, только в Англии.

Девушка какое-то время не могла прийти в себя.

— Не пойму, что вас так задело, — говорила она тихо. — Да, у меня есть машина. Да, я получила образование за границей. У вас что, предвзятое отношение к людям, у которых есть машина?

— Нет. Просто сомневаюсь, что вы журналист. Тем более, если вы учились за границей.

— Но это мое право работать тем, кем я хочу.

— Зачем вам слепые?

— Я хочу написать статью. Я же объяснила.

— Какой знакомый тон! «Я хочу». Хотите помочь, так помогите реально, а не статьей, если деньги некуда девать. Есть всякие фонды и прочая дребедень, — грубо предложил Андрей, фактически дословно повторив слова Игоря Сергеевича.

Теперь замолчала Анна. Ее раздирали эмоции.

”Да кто он такой? Что он себе позволяет? ”

Она уже готова была попросить Толика повернуть назад, но опять вспомнила про газету, про отца — «нация заждалась» и промолчала. Ей стало невыносимо обидно.

Почему он так зло на все реагирует? А может, он прав — она действительно перебрала в своих полномочиях? Может, она просто не с той стороны за все взялась? Действительно, пристала к Андрею. Вдруг у него были какие-то свои планы, а она все решила за него? Но так было всегда. Все, чего она хотела, непременно исполнялось.

Но чем больше она размышляла над возникшей ситуацией, тем сильнее было ощущение, что она ведет себя неправильно. Действительно, какой журналист может себе такое позволить? Может, Виталик прав, и это не ее дело? Может, и впрямь лучше заняться мехами? А то получается, что, придя в газету, она вынуждена заниматься совершенно непривычным для нее делом, а главное — незнакомым и не всегда приятным. Но ей же нравится! Она же хотела…

Анна так расстроилась, что неожиданно для себя заплакала. Слезы полились тихо, беззвучно. Только дыхание стало неровным.

— Вы плачете?

— Нет, вам показалось.

— Нет, не показалось. Вы плачете. Не надо. Я не хотел обидеть вас. Извините. Я просто не понимаю вашего интереса ко мне, — Андрей сам очень расстроился.

— Я не из-за вас.

— Но при мне.

Ему стало жаль Анну.

“Зря я так… В конце концов, ничего плохого она мне не сделала, да и вряд ли сделает. Напористая слишком. Но, возможно, так и надо. С другой стороны, милая, порой забавная девушка. С ней интересно. А я как дурак! Машина не такая, пиво не пью… ”

— Ладно. Я помогу вам. Ведь ничего такого невыполнимого вы не просите. Только, пожалуйста, успокойтесь, — он подсел к ней ближе, протянул руку — она уперлась в плечо девушки. Потом осторожно несколько раз провел по нему.

— Не плачьте.

Реакция девушки была совершенно противоположная, но предсказуемая. Она заплакала навзрыд. Андрей обнял ее и тихонько прошептал:

— Я прошу вас, не надо. Мне все равно, кто вы.

— Я журналист, почему вы не верите… — захлебываясь слезами, ответила Анна. — Разве я сказала вам что-нибудь плохое?

— Ничего. Ни сказали, ни сделали. Все хорошо. Вы — замечательная девушка. Только успокойтесь, я расскажу все, что вы попросите. Я буду героем-любовником, Кощеем бессмертным, Гомером, кем скажете. Простите меня.

— Вы правда мне подскажете?

— Конечно.

— И не будете больше издеваться, придираться и делать ехидные замечания?

— А что, я все это уже успел сделать?

— А то не знаете… На глупца вы не похожи, так что не прикидывайтесь.

— Простите еще раз. Может, мир?

Анна затихла. Андрей, не дождавшись ответа, отклонился от нее.

* * *

Сколько раз Анне доводилось давать напутствия своим подружкам, как себя вести с мужчинами! Она сама, разумеется, слыла девушкой воспитанной, в смысле продвинутой, и все эти премудрости знала назубок, более того, как ей казалось, владела ими в совершенстве. Отчего у нее была такая уверенность? Все очень просто — она всегда была окружена повышенным вниманием мужчин.

Но сейчас Анна снова убедилась, что давать советы другим, так же, как и исправлять чужие ошибки, несложно. Когда что-то происходит не с тобой — чего же тут долго размышлять? Подсказать как поступить — чего проще?

Но то, что в настоящее время происходило с ней в машине, завело ее в тупик. Выходило так, что Андрей ей интересен, при этом она совершенно не знала, как показалась ему. Все усугублялось еще одним пунктиком: они были почти незнакомы.

Анна пыталась выбрать наиболее правильный тон, чтобы как-то склонить его на свою сторону. Зачем? Ну это же заложено в женской природе: всегда хотеть нравиться. Она попыталась представить, что бы посоветовала в данной ситуации какой-нибудь своей подруге.

В общем, сценарий всегда был один и тот же. Нужно выглядеть скромной и застенчивой. Почему-то мужчины предпочитают именно таких. Не заговаривать с мужчиной первой, тем более при разговоре не навязывать ему свою точку зрения. Не спорить с ним. Боже упаси повышать голос, говорить тихо, делая паузы между предложениями. Тон лучше выбрать прохладный и вообще, вести себя так, как будто он тебя не интересует. И так далее в том же духе.

Да. Именно так она бы и посоветовала себя вести. И тут ей пришло в голову, что если вести себя именно так, то какой мужчина поймет, что интересен вам?

В общем Анна растерялась…

Ей очень захотелось произвести хорошее впечатление на Андрея, но она поняла, что допустила ошибку. То есть испортила уже все, что можно: сама пристала, навязала свою волю, спорила, повышала голос, задавала глупые вопросы…

Но кто же мог ожидать, что слепой окажется таким необычным, интересным и до чертиков симпатичным?

“Браво, Аннушка. Очень удачно применила теорию на практике. Больше никаких советов никому и никогда давать не буду”.

Все это молнией пронеслось в голове.

Так. Теперь нужно собраться и исправить ситуацию. Осталось сделать самое главное: показать, насколько он ей безразличен. Но вместо этого вырвалось:

— Не отодвигайтесь… Посидите еще со мной так.

Андрей размышлял несколько мгновений.

— Пожалуйста, — добавила Анна.

“Ладно. Сама напросилась”. Андрей кивнул, снял очки. Анна посмотрела на него. Его лицо было в десяти сантиметрах от нее. “Господи, какие неподвижные глаза”. Больше ни о чем подумать не успела. Андрей очень смело прижал ее к себе и поцеловал в губы. Никогда и ни с кем Анна еще не целовалась с таким жаром и такой страстью. От неожиданности в голове просто все закружилось. У Андрея были очень сильные, уверенные и в то же самое время нежные руки, от их прикосновения по коже пробежали мурашки.

“А ведь он прав. Для того, чтобы говорить на языке ощущений, глаза не нужны. Боже мой, как хорошо!”

Машина вильнула вправо и резко затормозила.

— Что случилось? — Анна отстранилась от Андрея.

Машина, которая шла впереди, врезалась в прицеп грузовика.

— Толик, посмотри, что там? Может, нужна помощь? Скорую вызвать, гаишников?..

— Хотите быть свидетелем?

Анна промолчала. Толик вышел из машины, прошелся к месту аварии и быстро вернулся.

— Ничего страшного. Разберутся сами, — завел машину и поехал дальше.

Девушка посмотрела на Андрея. Он отсел от нее и выглядел смущенным.

Ему, наверное, неудобно из-за Толика. Это она привыкла воспринимать любого водителя как неодушевленный предмет. Видимо, в какой-то момент Андрей и сам позабыл о его существовании. Но теперь он выглядел так, как будто сделал что-то непозволительное, да еще и при свидетелях. Девушка растерялась, не соображая, как же теперь быть? Анне показалось, что все это ей пригрезилось.

Да нет, Андрей не смутился. Он был зол сам на себя за то, что подыграл ей, за свою минутную слабость, повел себя, как мальчишка.

В это время Толик свернул на проселочную дорогу, в конце которой начинался лес. Анна оглянулась в надежде найти дорожные указатели, чтобы понять, где они. А потом подумала — какая разница.

Дорога, по которой они ехали, была грунтовая, с глубокими следами от колес. Видимо, здесь ездили в основном грузовики. По обе стороны красовался лес. Слева он был дубовым, справа — сосновым. Деревья были еще молодые, лет, наверное, по двадцать-тридцать, не очень хорошо прореженные — стояли буквально стеной.

— Где это мы? — обратилась она к Толику.

— Да так, в одном лесхозе. Там дальше есть пруд и чудная полянка. Я, когда в исполкоме работал, часто возил сюда своего шефа.

— Класс, Толик! — восхитилась девушка. А потом повернулась к Андрею. — Вы не представляете, насколько здесь красиво.

— Сейчас представлю, — ответил он. — Выйду из машины и представлю, а вы мне поможете.

— Конечно. А что мне делать?

— Ничего криминального, — улыбнулся Андрей. — Побудете поводырем. Как вам такая перспектива?

— Побуду с удовольствием. Мне даже нравится. Когда еще выпадет случай быть поводырем!

— Вы просто прелесть, Анна.

— Ну, наконец-то дождалась хоть одного приятного эпитета в свой адрес, — а после паузы воскликнула. — Ой, я вижу: впереди блестит вода.

Неожиданно деревья расступились и взору предстала совершенно сказочная поляна с высокой травой, сплошь заросшая лиловым и розовым клевером.

— Вот это да! — выдохнула Анна. — Андрей… — хотела спросить, видел ли он что-нибудь подобное в жизни. И вместо этого произнесла: — Андрей, как же можно жить, не видя всего этого? Боже мой, Андрей! — у нее от жалости сердце защемило. Она решительно подвинулась к нему и взяла за руку. — Я вам все расскажу. Про все, что увижу.

— Анна, у меня такое ощущение, что вы меня жалеете. Не надо. Я же пояснил. Все нормально.

Машина, подъехав к началу поляны, остановилась. Дорога кончилась…

— Приехали, выгружаемся. У меня в багажнике есть коврик, можно постелить.

— Зачем? — спросила Анна. — Сто лет не сидела на траве и столько же не ходила босиком.

— Как знаете. Тогда вы осматривайтесь, а я поищу хворост, вы же хотели там что-то поджарить, — деловито сказал водитель.

— В принципе, да. Там в пакете все, что нужно. Но где же тут огонь разводить?

— Тут не будем, само собой разумеется. На берегу есть мангал. Во всяком случае, был. Это место мало кто знает. Видно, для себя кто-то сделал, но, думаю, ничего не случится, если мы им воспользуемся. Мы с вашим отцом совсем недавно его обнаружили. Так что все будет в порядке.

— Спасибо вам, Толик, — поблагодарила его девушка.

— Ну что, выходим? — обратилась она к Андрею. — Сейчас, я только разуюсь.

— Где мы?

— Понятия не имею. Сами же слышали, что лесхоз какой-то. Километров пятьдесят-семьдесят от города.

— Воздух замечательный.

Анна буквально выпрыгнула из машины, оббежала ее и остановилась напротив молодого человека.

— Сэр, не соблаговолите ли встать, чтобы я могла взять вас под руку, как подобает настоящим леди? — игриво обратилась она к Андрею.

— Соблаговолю. Только отступите немного назад, чтобы я вас не сбил, — он резко поднялся и фактически налетел на девушку, которая еще не успела выполнить его просьбу. Анна, испугавшись, что он оступится, что есть силы обхватила его за талию.

— Вы меня задушите. Я стою.

— Душат за шею, а я вас держу.

— И долго будете держать?

— А сколько нужно?

Андрей засмеялся. Он не был готов к такому повороту событий. “Надо поосторожней с этой девицей. Непонятно, что у нее на уме”.

Анне же, напротив, надоело быть осторожной, предусмотрительной, чинно-важной и благовоспитанной. Она была такой слишком долго. Не то чтобы она все делала, оглядываясь и рассуждая, что о ней подумают. Так было принято. Просто люди, с которыми она до сих пор общалась, были все одного покроя: предсказуемыми, в большинстве своем неинтересные, неоригинальные, а значит — скучные. И конечно же, Виталик ничем от них не отличался. Может, поэтому она не очень переживала в те дни, когда они не виделись. Просто с его присутствием в ее жизни ничего не менялось. И сейчас ей захотелось вести себя свободно и раскованно. А почему бы и нет? Все равно уже все, что могла, она испортила. Но и это не главное. Ей просто понравился Андрей. По крайней мере, он не такой, как «те».

— У вас высокие каблуки? — вместо ответа спросил он.

— Я же босиком!

— Поэтому и спрашиваю. Ваша голова едва касается моего плеча. Утром, когда вы вели меня к машине, было по-другому.

— Вы не ответили на вопрос.

— Можете отпустить, не упаду. Но можете и не отпускать, только руку ослабьте. — “Зачем ей потакаю?”— Андрея разрывали сомнения.

Все же эта девушка, не походила на … На кого? На «тех», которые … Совсем запутался — она так противоречива. Диву даешься, как в ней могут одновременно сочетаться надменность и внимание, скрытность и совершенная искренность. Кто же она такая на самом деле? Что ей от него надо? А может, и правда послать подальше эту порядочность и сдержанность? Замечательное утро, удивительное место, необыкновенная девушка…

— Какой вы хитренький, — Анна отступила на шаг и взяла его под руку. — Идемте на середину поляны.

В центре поляны трава была почти по пояс. Анна босиком шла очень медленно, боясь наступить на что-нибудь и пораниться. Андрей и то шел увереннее.

— Ай! — воскликнула девушка, — Я наступила на что-то колючее. Ой, как больно! — она остановилась, подняла ногу, стряхнула с нее сор. Стала, опять ойкнула.

— Да что такое?

— Меня, кажется, кто-то укусил, — жалобно и плаксиво произнесла Анна. — Может, я наступила на пчелу? Вон их сколько здесь.

— Скорей всего, это оса. Сядь, я посмотрю, — предложил Андрей.

— Хорошо. Мы уже на «ты»?

— А ты против?

— Нет, — Анна опустилась в зеленые заросли, которые оказались выше головы. — Слушай, а как же ты будешь смотреть?

— Руками. — Андрей улыбнулся, опустился рядом на землю, протянул руки. — Давай сюда свою ногу.

Анна с неподдельным интересом стала наблюдать за его действиями. А он, держа левой рукой ногу за пятку, правой очень медленно, едва касаясь, стал ощупывать кожу. Его пальцы были подвижными, а прикосновения невероятно нежными. Анна затаила дыхание. “Неужели сможет что-то сделать?”

— У тебя браслет? — Андрей коснулся ее ноги выше щиколотки.

— Так. Безделушка.

— Я нащупал жало, — сказал он. — Сейчас я его выдавлю. Будет больно.

— Потерплю.

Больно было до жути. Анна еле сдержалась, чтобы не вскрикнуть.

— Вот и все. Надеюсь, у тебя нет аллергии на укусы ос и пчел, — Андрей разжал руку, придерживающую пятку.

— Вроде нет.

— Пойдем дальше?

Идти ей никуда не хотелось. Да и зачем, если можно насладиться неожиданно приятным соседством. Анна не отрываясь смотрела на Андрея. Он же «смотрел» мимо нее, куда-то в лес. Даже сейчас он меньше всего походил на слепого. Просто человек засмотрелся.

— Давай побудем еще немного здесь. Представляешь, нас не видно. Как будто мы заблудились и нас не могут найти.

— С ума сойти, — Андрей начал смеяться.

— Ты чего? — насторожилась Анна.

— Просто стало смешно от твоей манеры брать интервью.

Анну как будто ошпарили кипятком. Совсем забыла, зачем встретилась с человеком.

— А, ты об этом? Хорошо. Где там мой вопросник? В сумочке, а значит — в машине. У меня нога болит, я не пойду. А ты слепой, не найдешь.

— Тогда что?

— Не волнуйся, я и так спрошу.

— Ну, слава Богу, а то я весь испереживался. Гляди, статья не выйдет.

— Опять издеваешься?

— Мне понравилось, как ты злишься.

— Вот гад! — вырвалось у девушки.

Даже похолодела от собственной грубости. А еще Оксфорд окончила.

— О, уже и оскорбления пошли, — Анна хотела извиниться, но Андрей перебил ее. — Не переживай, я не обиделся. По-моему, мне это даже начинает нравиться.

— Какое пылкое признание! — с иронией заметила Анна.

— А ты хочешь пылкого признания?

— А слабо?

— Но я тебя не знаю, — серьезно сказал Андрей.

— А что нужно для того, чтобы узнал?

— Ты можешь сесть рядом?

— Зачем?

— Боишься?

— Вот еще! — Анна подсела так близко, что ощутила тепло, исходящее от его тела.

— А теперь просто помолчи, — Андрей стал на колени и легонько обхватил голову девушки.

Анна, не понимая, что он собрался делать, с изумлением посмотрела на него.

— Закрой глаза.

Легкими поглаживающими движениями рук он начал скользить по лицу, медленно опустился с волос до шеи.

— Здорово. Ты что решил мне массаж сделать? — Анна даже замлела.

— Нет, я тебя изучаю, — пояснил Андрей.

— Дальше тоже будешь изучать? — девушка неожиданно для себя испугалась.

— Если только захочешь, — угадал ее мысли Андрей. — Но мне в принципе и этого достаточно, — не дожидаясь реакции на свою реплику, молодой человек опустился на землю.

— И что скажешь?

“И все? ” — Анну охватило легкое разочарование.

— Ты, наверное, очень красивая? У тебя правильные черты лица, все пропорционально.

— С чего ты взял? Я — страшилище, — с вызовом сказала Анна.

— А мне, собственно, все равно. У меня красота измеряется в других параметрах. Вот так-то, милая девушка.

— Послушай, Андрей, — Анна немного замялась. — У тебя такая правильная речь, грамотное произношение… Ты что, где-то учился?

— Не в Англии, — Андрей заулыбался. — В нашем университете. Я окончил исторический факультет.

— Не может быть! — Анна даже привстала. — Надеюсь, это последнее, чем ты меня удивишь?

— А что тут удивительного? Ты же хочешь быть журналистом. Я хотел быть учителем. Все просто.

— Но как ты учился? — девушка не могла в это поверить. — Как же конспекты, контрольные, рефераты и прочее.

Тут же вспомнилось обучение в Англии. Как она трудилась! Сколько перечитала литературы! Сколько просидела перед компьютером! Как же он смог, не имея возможности видеть, все это осилить?

— Все заменял диктофон. Лекции записывал, а потом дома учил. Отвечал устно. Мне разрешали. В принципе без проблем. Ребята-одногруппники помогали, родители. Нормально.

Хорошо себе — нормально. Забыл, как было трудно. Как уставал. Как его унижала снисходительность преподавателей. Но так хотелось доказать себе, что сможет. Показать всем, что он вполне полноценный…

— Так почему же ты не в школе?

— Вначале не было места. Года полтора. Но, скорее всего, не хотели со мной связываться. Потом я и сам передумал. Но жить-то надо было на что-то. Не могут же родители меня вечно содержать. Вот и пошел на завод. К сведению, не так-то просто туда попасть. Очередь почти на год расписана. Ты, конечно, не знаешь, но в городе вне УТОСа очень мало работы для слепых. Это тебе о проблемах, например.

— Очень печально. Не хочу сейчас про это слушать. Схожу за пивом, ладно? — Анна поднялась и пошла к машине.

— Нога уже не болит?

— Вредный.

* * *

Андрей сидел, согнув ноги в коленях и положив на них голову.

— Протяни руку, я дам пиво, — попросила девушка. — О чем задумался?

Он ответил не сразу. Мыслей было много. Мысли были всякие, не связанные между собой. Они были о разном, но их все же что-то объединяло.

Анна повторила вопрос. Андрей вздрогнул.

— О чем задумался? О тебе, — ответ был неожиданным и для девушки, и для самого Андрея. Просто ответил, не думая. А потом понял, что это правда и это то, что объединяет все его мысли в одно целое.

— В каком смысле? — Аня открыла свое пиво и присела рядом.

— Думаю, случайность или закономерность наше знакомство?

— Что ты имеешь в виду?

— Ты как оказалась в подвале завода?

Как она оказалась? Шла, шла и оказалась, что же здесь случайного?

— Задумалась и опустилась этажом ниже. А что?

— А то, что меня там тоже не должно было быть.

Ему так хотелось рассказать, что предшествовало его спуску в подвал. Но что-то удерживало. А вдруг он ошибается, и все это — случайное совпадение?

— И что из этого следует?

— Не знаю. Ты веришь в судьбу?

— Еще не задумывалась.

“Так я и думал. А чего ей, собственно, об этом задумываться? Вряд ли у нее были проблемы. Нет, скорее всего, просто совпадение. Ничего не буду ей рассказывать. Разве что…”

— Мне часто снится один сон…

— Ты можешь видеть сны? Но как?

“Очень ей нужен мой сон. Нет, не стоит рассказывать. «Журналюга». Смотри, как встрепенулась. “Ты можешь видеть сны?” Конечно, могу, что же тут такого. Еще и какие!”

Андрей лег на землю, подставив солнцу свое лицо. Глаза остались открытыми.

— Ляг рядом, — не то попросил, не то предложил он.

— Легла.

— Дай руку.

— На. А зачем тебе рука?

— Чтобы я чувствовал, что ты рядом. Закрой глаза. Закрыла?

— Да.

— А теперь опиши, что ты видела вокруг, только не подсматривай.

— Ну… — Анна растерялась. Что она видела? Поляна, деревья, пруд, небо. Все, как всегда на природе.

— Затрудняешься?

Эти зрячие такие невнимательные. Конечно, а зачем им. Всегда можно посмотреть.

— Ну, в обшем-то ничего особенного.

— Тогда я опишу. Слушай. Поляна не очень большая. Если грубо предположить, что она круглая, я имею в виду неровный круг, то диаметр ее не более семидесяти метров. Мы же почти в центре, как я понял. Я сделал пятьдесят два шага. Длина шага сантиметров шестьдесят пять в среднем. Дальше арифметика. В том направлении, где мои ноги, находится пруд. Он недалеко, метров сто. Я слышу плеск воды и чувствую запах тины, который доносит ветер. Толик, кстати, уже разжег огонь. Но поляну от пруда отделяет небольшая лесопосадка. Скорее всего, какие-то фруктовые деревья. Запах. Наверное, абрикосы — их чаще всего используют. И еще я слышал птиц в той стороне. Сейчас, правда, не их время. Они поют в основном на рассвете. Их спугнул Толик, собирая хворост. Там, где моя голова, начинается лес. Оттуда веет прохладой и запахом хвои. Запах чувствовался еще в машине. На поляне, кстати, много кротов. Я наступил несколько раз на рыхлые бугорки. Ну, про траву по пояс и клевер говорить не буду. Это то, что я успел «заметить», относительно природы. Но есть еще кое-что. Рядом со мной находится девушка. Рост метр шестьдесят, не больше. Размер ноги от силы тридцать пятый. Одежда, наверное, сорок второй. Она стройная и изящная. Регулярно делает маникюр и педикюр. Волосы коротко острижены и профессионально уложены. Косметикой почти не пользуется. Но пудра и духи очень дорогие, фирму назвать затрудняюсь. Глаза слегка подкрашены тушью. Она в короткой юбке и майке с глубоким вырезом. Совсем недавно она загорала. Вернее, сгорела. На плечах в некоторых местах шелушится кожа. Странно, я думал, что такие девушки загорают только в солярии. Признаться, мне отчего-то приятно, что она со мной. У меня, пожалуй, впервые возникло невообразимое сожаление, что я незрячий, — Андрей замолчал.

— Обалдеть! Спасибо, Андрюша, — Анна была потрясена. — Вот это да! Значит, когда ты видишь сон, то…

— Мое подсознание просто включает воображение. Как видишь, все просто.

Если бы он мог видеть, то был бы приятно удивлен, с каким восхищением на него взирала девушка. То, что для него было обыденным, для нее стало каким-то очередным открытием.

— Во сне я не слепец, — тем временем продолжил Андрей. — Это невероятное ощущение. Во сне я совсем другой. Особенно в том, который мне периодически снится.

— А предметы, цвет?

— Цвет? Да, цвет. Очень много цвета. Но я не знаю, какой из них как называется. А предметы? — какие детские вопросы. Но зато как приятно на них отвечать. — Вот как бы ты описала дерево?

— Ствол, ветви, листья, — неуверенно сказала Анна.

— Нет. Так, чтобы я понял, как оно должно выглядеть.

— Не знаю, — она так растерялась, что готова была заплакать.

— Не переживай. А то я слышу, ты учащенно задышала.

— Господи, да как ты это все слышишь? Я не слышу, как дышу!

— Но ты же можешь видеть. А я — нет. Поэтому я слушаю, — “девчонка”, с улыбкой подумал он. — Так вот. Ствол — это карандаш. Я знаю, что такое карандаш. Ветви — это спички. Они всунуты в карандаш. Листья легко можно потрогать и так. Я правильно описал?

И без нее знал, что правильно. А что она? Надо же! Радуется, как ребенок. Просто какой-то забавный день. Еще чуть-чуть, и он совсем потеряет бдительность. А разве он для себя уже не решил, что пусть будет, как будет?

— Я поняла, тебе нужны ассоциации! — воскликнула так, будто сделала научное открытие.

— Ну да. Правильно. Как бы ты описала поезд? — спросил Андрей.

Она тут же включилась в предложенную игру.

— Такие… — Анна на секунду задумалась, — Такие…спичечные коробки или кирпичи на колесах, прямоугольники, я имею в виду, металлические. Это понятно?

— Я знаю, что такое металл, — Андрей остался доволен ее объяснениями, хотя они были до невозможности примитивными. — В принципе, ты правильно описала, то есть ухватила мысль.

Анна села.

— Ты удивительный человек. Признаться, не ожидала, что мне будет так интересно с тобой. Мне еще не доводилось общаться с такими, как ты, — тихо сказала она.

Андрей поднялся. Хотел сказать что-то приятное в ответ. И вдруг, непонятно почему, ощутил такую тревогу, что сдавило в груди.

“А вдруг я все-таки ошибаюсь и это простая случайность? Что за навязчивая идея про случайность или не случайность? Что я привязался к этому подвалу? Нужно что-то отвечать”.

Но мысль уже потерялась, а вместе с ней и вся прелесть этого разговора ни о чем.

“Так что же сказать? Она же ждет хоть какой-то реакции”.

— Ты ошибаешься. Я урод, — прозвучало, как приговор самому себе.

— Глупости.

— Нет, я самый настоящий урод. Я слепой. Инвалид. Забыла? А ты тут расчувствовалась со мной. Напридумывала себе бог весть что и сидишь, кокетничаешь.

— Я не кокетничаю, — будто получила пощечину.

— Тогда заигрываешь, — “кретин!!!”

— Я не заигрываю, — Анну бросило в жар.

— Ну да. Я все перепутал. Это называется «брать интервью».

— Я сейчас обижусь.

— Хочешь, чтобы я тебя опять пожалел?

Анна засопела. Что она сделала не так?

— Господи, детский сад, ясельная группа, — Андрей достал пачку сигарет. — Я закурю, можно?

— Кури. Я схожу, гляну, что делает Толик, а то его давно не было видно, — постаралась ответить как можно спокойней.

“Господи, хоть бы сдержаться. Как он смеет? А если он прав? Конечно, прав. Только не в том, что урод. А в том, что я откровенно навязываюсь. Ой, как стыдно, надо отвлечься ”.

— Обуйся.

— Сама разберусь, — огрызнулась девушка.

Андрей в ответ только покачал головой.

“Молодец! Справился! Ну, и к чему все это было? Меня вроде оса не жалила. А может, все же ужалила в дурную башку! О чем только думал, когда говорил все это? Зачем опять обидел ни за что?”

* * *

Девушка вернулась минут через двадцать. Андрей сидел в той же позе, что и тогда. Кажется, тоже был расстроен. Анна, не подходя близко, остановилась и посмотрела на него, пытаясь понять, что же так в нем ее притягивает. Как говориться, видала она и получше. И все-таки какой-то необъяснимый магнетизм, исходящий от Андрея, уверенно вносил изменения в обычное поведение Анны. Проще говоря, она все простила.

— Там Толик «поляну» накрыл.

— Ты не сердишься?

— На инвалидов не обижаюсь. Кажется, ты этого хочешь? Ну, чтобы я именно так тебя воспринимала?

— Один — один, — Андрей с облегчением вздохнул.

Анна подошла и наклонилась к нему.

— Вставай, пойдем перекусим. Хочешь, я тебя даже покормлю, инвалид.

— Ты соображаешь, что сейчас говоришь? Я не грудничок, — Андрей был рад, что Анна не обиделась. Но, с другой стороны, обращение «инвалид» его не устраивало.

Анна почувствовала это сразу. Довольно улыбнулась и опять стала прежней.

— Хорошо. Есть будешь сам. Давай помогу встать, — и, уже не комментируя свои действия, сама взяла за руки Андрея.

— Хочешь поднять? Я не такой легкий, как ты.

— Я хочу помочь, — и она потянула его за руки. — Мне что, техпомощь вызывать? — и изо всех сил дернула Андрея. В результате сама не удержалась и упала на него.

— Ну и чего ты добилась? — Андрей засмеялся.

Анна промолчала. Ее голова находилась на уровне его груди. Андрей крепко держал ее. Она подняла голову.

— Я хочу тебя поцеловать, — такого от себя она никак не ожидала.

Андрей промолчал. Удивился? Наверное, уже нет. Вначале хотел отшутиться, потом подумал, что это неуместно. Слишком серьезно сказала.

“Нет, хватит, надоело. Она хочет! Командирша! Он целуется, когда хочется ему”.

— Отпираться бесполезно? — самому стало противно от пуританского тона.

— И даже глупо, — насмешливо ответила Анна.

— И все же я попытаюсь. Я против. Мне не нужна твоя минутная жалость. Да и тебе тоже.

— Ты опять? — Если так пойдет и дальше, то надолго ее не хватит. — Это не жалость.

— Тогда это каприз, — Андрей убрал руки. Не хотелось дважды наступать на одни и те же грабли. — Поднимайся, пошли к Толику.

— Не каприз. Просто я… Я тебя просто проверяла, — не очень уверенно сказала девушка и поднялась.

— Проверила? И какие выводы? — Андрей встал и отряхнул джинсы. Сдернул резинку с волос, и они распались по плечам. Он встряхнул ими, чтобы осыпались травинки, а потом снова ловко собрал в хвостик.

Анна ничего не ответила. Ей стало стыдно.

— Эй, девочка Хочу, что притихла?

— Не знаю, что ответить. Обычно я себя так не веду.

— Не нужно передо мной оправдываться, — неожиданно мягко сказал он. — Я сам люблю экстрим, но не сейчас и не с тобой. Не хочу потом жалеть о минутной слабости.

Анна знала, что он прав. Но чувства и желания от этого не изменились.

— А кто меня поцеловал в машине? Кто сказал, что нравлюсь и все такое…

— Не надо меня перевирать. Я не так сказал. Но все равно, прости, не сдержался. Вот поэтому и не хочу. Может, пойдем? А то Толик бог весть что подумает.

Вот так все просто? То есть пришло время сделать вид, что ничего вообще не происходит? Подумаешь, маленькое недоразумение, которое можно легко уладить. Это надо уметь.

— Не подумает, он привыкший, — Анна с легкостью парировала его реплику.

— Не понял… — можно подумать, его это волновало больше всего. Какой-то Толик с какой-то машиной.

— Это машина моего отца. Вернее, одна из машин. Толик возит на ней… Бог его знает, кого он на ней возит. Но уверяю тебя, он и не такое видел. Я езжу обычно на своей.

Самое время переключиться на другую тему.

— А какая у тебя машина?

— Я тебе позже покажу. Если ты, конечно, еще захочешь со мной встретится.

— Не знаю. Нужно ли? Не слишком ли ты много значения придаешь нашей загородной прогулке? Или ты со всеми так, когда собираешь материал для статьи?

— Это моя первая статья, ты забыл.

— Нет, не забыл, просто пытаюсь оградить себя, да и тебя тоже, от неправильных поступков.

“Все понятно. Значит, я для него всего лишь «неправильный поступок»?”

— Может, ты и прав. Скорее всего, прав! — Анна наконец по-настоящему рассердилась. Но демонстрировать это она больше не собиралась. Решила казаться равнодушной, поэтому без смущения подошла к Андрею и взяла его под руку. — Забудь. Проехали.

— Ну вот, и все на своих местах. Так-то лучше, — спокойно ответил Андрей.

Ей незачем знать, как далось ему это спокойствие.

— Скажи, ты всегда так разговариваешь с женщинами? — Анну задело, что ее отвергли. Так откровенно пренебречь ею — это уж слишком.

— Как «так»?

— Высокомерно.

— Разве? Я думаю, что это просто моя защитная реакция, — после небольшой паузы ответил Андрей.

— Теперь понятно, почему ты один.

— Ничего тебе не понятно. И не может быть понятно.

— Ладно. Ничего так ничего.

— Слушай, Анна, с тобой очень тяжело общаться. У тебя настроение меняется каждые три секунды.

— У меня нормальное настроение.

— Да, конечно. То ты мне на шею бросаешься, то ведешь себя так, как будто мы столкнулись на улице, и я случайно наступил тебе на ногу.

Анна отвернулась от него. Отвечать не стала. А что тут ответишь, он опять прав. Для чего она все это затеяла? Она действительно вела себя неестественно. Но происходящее не походило на ее прежнюю жизнь, поэтому и притягивало, как магнит. Привыкшая к бесконечным комплиментам, знакам внимания, восхищению со стороны мужчин, она не очень хорошо понимала, как себя вести в данной ситуации. Андрей каждый раз, когда она собиралась взять верх, непременно одергивал ее.

— Вы вовремя. Мясо уже поджарилось, — встретил их Толик. — Анна Александровна, присаживайтесь, я поухаживаю.

— Спасибо, Толик. Только вы непременно с нами.

* * *

Анна решила любым способом взять реванш. Знай Андрей, на что способна девушка, скорее всего, не стал бы с ней связываться. Но он не знал. После очередной перепалки опять испытал невероятные угрызения совести. И теперь, присев на поваленное бревно, обдумывал, как ему лучше выйти из сложившейся ситуации. Только сгладить! Большего не нужно. Во всяком случае, в этом он старался себя убедить. Теперь осталось подождать подходящего момента и извиниться. Но с моментом была проблема. Пока проходила трапеза, Анна ни разу к нему не обратилась.

Откуда ему было знать, что у нее тоже созрел свой план. В конце концов он должен был сыграть свою роль в примирении. Но это в конце. А в начале…

Андрей почти ни к чему не прикасался. Девушка не настаивала, даже не смотрела в его сторону. Она увлеченно разговаривала с водителем о всякой ерунде. О погоде, о том, куда он поедет отдыхать. Затем совершенно сознательно перешла к рассказу о том, как прошлым летом объехала с семьей всю Европу. Подробно описала посещение Венеции: как раз они попали, когда там шел карнавал. Указала, сколько заплатили за карнавальные костюмы и возмутилась, что прически эпохи Людовика XIV обошлись ей и маме в бешеную сумму. Потом ни с того ни с сего перешла к ночному концерту, который Виталик устроил под балконом. Потом замолчала и повернулась в сторону Андрея. Он опять надел очки. Выглядел невозмутимым и безразличным. Ничего не сказав, она поднялась и потянулась.

— Благодарю, все было вкусно. Так, мне надо в кустики. Никому не подсматривать, — “Слышал бы меня папа, ни за что бы не разрешил жить одной”.

Анна почувствовала, что краснеет, поэтому, не оборачиваясь, направилась в сторону поляны. По ее разумению, прошло уже достаточно времени, чтобы приступить ко второй части плана. Однако она не была до конца уверена в его успешном исходе, поэтому оттягивала этот «сладостный» момент. До чего она докатилась! А может, ну его к черту! Нет! Сначала покорить, поставить на колени, а потом к черту. Будет знать, умник!

— Толик, вы давно знаете Анну? — выждав, когда девушка ушла на достаточное расстояние, спросил Андрей.

— Несколько раз видел мельком. Она недавно вернулась из-за границы. По сути, так близко я общаюсь с ней в первый раз. А что?

— Хотел спросить: она всегда такая?

— Какая?

— Разная, — не рассказывать же все.

— Бог ее знает. Но с ее папочкой и его деньгами, думаю, что ей позволительно все.

— Понятно.

* * *

Вернувшись, Анна поинтересовалась у Толика, который час.

— Половина первого, — ответил он.

Девушка задумалась, что-то прикидывая и громко сказала:

— Хорошо. Значит, до четырех у нас еще вагон времени.

Потом, наконец-то вспомнив про Андрея, подошла к нему и, став напротив, вызывающе спросила:

— Надеюсь, встреча, запланированная на вечер, не отменяется?

— А кто бы ее отменил? — ровным голосом сказал он. “Главное — не сорваться!”

— Тогда, может, покупаемся? — неожиданно виноватым тоном спросила Анна. — Ты умеешь плавать?

У Андрея мороз по коже пробежал от тона, каким она спросила. Он так живо представил, как было бы здорово искупаться с ней в пруду. Он тут же вспомнил ее прикосновение…

— Умею.

“Попался! А мы его сейчас холодным душиком!”— сверкнула чертиками в глазах.

— О чем я спрашиваю! Ты же все умеешь, все знаешь. На истребителе не летаешь? — уже язвительно спросила она.

Душик удался на славу. У Андрея даже все похолодело внутри.

— Ты меня спутала с российским президентом, — едва сумел ответить.

“Ой, как мы расстроились? Ага: пробрало!” Анна прикидывала, достаточно, или еще подбросить пару реплик. Тут же вспомнила, что она — «неправильный поступок» и, не задумываясь, выпалила:

— Так! Последний раз спрашиваю, идешь купаться?

“Ну, милая, сама напросилась! А я, дурак, еще извинения хотел просить”.

— Никуда я с тобой не пойду, ты меня уже достала, если честно. И не надо со мной разговаривать в таком повелительном тоне. Повежливее. Ясно! И если хочешь встречи вечером, то веди себя нормально. Я понятно выражаюсь. Иначе я отказываюсь с тобой общаться. Все!

Анну даже отшатнулась от него. Толик удивленно уставился на Андрея, потом на девушку, поднялся:

— Ну, вы пока тут говорите, а я пойду подремаю в машине. Не возражаете, Анна Александровна? — не ожидая ответа, медленно побрел в сторону, где был оставлен Опель.

Не успел Толик еще скрыться за деревьями, как она произнесла:

— Так вот как мы заговорили? Да кто ты такой? Ты…

Ну, это уже переходило все границы.

— Я тебе говорил, кто я такой. Только ты никак не въедешь. Поэтому прекрати сию же секунду. Мне по барабану твои припадки. Богатому папе будешь закатывать. Истеричка! — вложил всю злость.

— Урод!!! — Анна изо всей силы ударила его по лицу, сбив очки.

Андрей провел рукой по щеке, ставшей бордового цвета.

— Уйди от меня. Я тебя ненавижу, — тихо произнес он. Потом поднялся и начал медленно, нащупывая ногами землю, идти в сторону поляны.

— Иди, иди, умник. Без меня не поедешь. А я сейчас пойду купаться. Вот разденусь донага и пойду. Все равно ты слепой как крот, — и она стала стягивать с себя майку.

Андрей остановился. “А куда я, собственно, иду? И чего это я должен куда-то идти!” Поэтому, махнув рукой, опустился на траву.

— Ага, посиди. Остынь.

— Ты еще здесь?

— Я еще трусики не сняла. Интересно?

— Нет.

— А, я совсем забыла. Ты же у нас массажист. Тебя женское тело интересует только как объект, с которого можно получить деньги.

— Угадала.

— Так, может, ты импотент?

Он тяжело задышал.

— Пошла бы ты… поплавать. Может, утонешь?

— Не дождешься, у меня разряд, — Анна была такой злой, что разбросала одежду по всему берегу. А потом с разбега забежала в воду.

Вода, на удивление, была холодной. Девушка еле сдержалась, чтобы не завизжать. Видимо, здесь было много ключей. Глубоко стало почти сразу, метра через два-три от берега. Выплыв на середину пруда, она легла на спину и начала наблюдать за облаками. Вскоре вся ее злоба улеглась, наступило раскаянье и сожаление.

“Что со мной? Даже с Виталиком так не разговаривала. Что же я надела? Господи! Обозвала уродом, по лицу съездила. Кошмар! И спрашивается, за что? Не умеет с девушками разговаривать? А я видела, как он с девушками разговаривает? Не понравилось, как лично со мной обращался? Сама напросилась. Черт побери! Что же делать? Извиняться не буду, это однозначно. Другого найду. Впрочем, зачем другой? Я и так уже многое узнала, на статью хватит. Сейчас выйду, обсохну, отвезу «этого» к его любимому заводу и забуду о его существовании”.

Приняв решение, она перевернулась на живот и медленно поплыла к берегу.

Андрей, разувшись и подкатив джинсы до колен, прохаживался по берегу. Десять шагов в одну сторону, десять в другую. Он был ужасно расстроен и подавлен. Ему было больно от всего происшедшего и услышанного в свой адрес.

“Ладно, переживу. Ничего особенного не произошло, просто попалась маленькая дрянь. Вон уже подплывает. Еле гребет. Дура! Думает, я не слышу”.

Потом резко остановился и повернул голову в сторону воды. Прислушался.

“Что-то не так. Что она делает? Бьет руками по воде, что ли?”

* * *

До берега осталось метров пятнадцать, когда ужаленную ногу, вдруг свела судорога. Чтобы не взвыть, Анна прикусила нижнюю губу. Погрузилась в воду и начала растирать и щипать ногу. Не помогло. Она вынырнула и попробовала еще раз. Никакого результата. Решила скорей доплыть. Боль отдалась в спине. Анна испугалась. Рывком бросилась вперед, хлебнув при этом изрядную порцию воды. Начала кашлять и не удержалась на плаву. Вынырнув, она уже перестала контролировать ситуацию. Ее охватила паника.

— Эй, горе-разрядница, что там у тебя? Уже тонешь? — вместо ответа он услышал кашель и хрип. — Ты мне уже надоела со своими приколами!

— Помоги… нога, — прохрипела Анна.

Андрея передернуло. “Чертова кукла!”

— Слышь, ты … Не вздумай тонуть: я не найду тебя, а Толик далеко, — ответа не последовало.

— Ну и денек! — Андрей, не раздеваясь, вошел в воду. Остановившись на мгновенье, он сосредоточенно прислушался. Поняв, где Анна, поплыл ей навстречу.

* * *

Из воды Андрей вынес Анну на руках. Она была без сознания. Сразу положил ее на траву. Дальше идти боялся, мог оступиться и упасть сам. Наклонился к лицу послушать дыхание. Ничего.

— Господи! Этого мне еще не хватало, — Андрей перепугался.

“Что предпринять? Звать Толика? Не услышит, далеко! Нужно делать искусственное дыхание. Как? Я его в жизни ни разу не делал. Что там нужно, вдыхать в легкие воздух?”

Он наклонился над Анной, рукой провел по лицу. Кожа была холодной. Набрав в легкие побольше воздуха, выдохнул ей в рот. Потом еще раз, и еще. И тут вспомнил: ребята-шахтеры рассказывали, как после аварии на шахте они откачивали тех, кто наглотался угарного газа. Ну конечно, нужно еще на грудную клетку надавливать. Делал все быстро, трясущимися руками, фактически не контролируя свои действия. После очередного вдоха, Анна прогнулась, глубоко втянула воздух и сильно закашляла, потом перевернулась набок, ее вырвало. Андрей отрешенно отсел от нее. Он тяжело дышал, тело охватила дрожь.

Анне понадобилось еще минут двадцать, чтобы прийти в себя. Она поднялась на локтях, посмотрела на себя, перевела взгляд на Андрея, потом опять на себя, соображая, что она тут делает и почему раздетая. Во всем теле была слабость, в районе солнечного сплетения болело. Вспомнив, что произошло, она пришла в ужас. Стало стыдно за свое поведение, за то, что раздетая, и страшно: ведь действительно могла утонуть. Ее стал бить озноб, все тело покрылось гусиной кожей. Она поискала глазами одежду, та валялась в разных местах. Анна попыталась встать. Закружилась голова. Она села и обхватила себя руками. Её всю трясло. Она опять посмотрела на Андрея, он не реагировал.

— Твоя одежда, она вся мокрая, — лязгая зубами, проговорила Анна.

— Ты хотя бы понимаешь, что мы могли погибнуть вместе? — не поворачиваясь к ней, грубо сказал Андрей.

— Мне очень холодно.

— Мне тоже.

— Прости меня, — Анна стала всхлипывать.

— Мне надоел этот ниагарский водопад.

— Прости меня, пожалуйста. Я виновата, — размазывая по лицу слезы, сказала Анна.

— Ладно, не реви, прощаю, и то, только учитывая ситуацию.

— Андрей, помоги подняться, у меня колени дрожат. Я замерзла, мне нужно одеться.

— Это нормально. Это послешоковое состояние, — сухо ответил он. Затем медленно поднялся и повернулся к девушке. — Где ты там? — сделал несколько осторожных шагов и протянул руку.

Анна, шатаясь, приподнялась и взялась за руку. Андрей, стараясь не касаться обнаженного тела, поднял ее. Девушка стала на ноги, Андрей отпустил ее. Она, шагнув, начала терять равновесие. Он подхватил ее — та даже ойкнуть не успела. Встав, Анна вцепилась в него руками, приросла всем телом и задышала ему в грудь. “Господи! Хрупкая, беззащитная дурочка. Да и он тоже хорош”. Устав бесконечно сопротивляться себе, Андрей обнял девушку.

Если бы он когда-нибудь видел разряд молнии, то, наверное, сразу же понял, что это именно она сверкнула каким-то безумным озарением где-то в самой глубине мозга. Сверкнув, осветила все по-новому, добралась до сердца, заставив его сильно забиться, а потом неожиданно исчезла, оставив после себя в груди пожар. Необыкновенное чувство, непередаваемое состояние…

— Не отпускай меня. Если хочешь, можешь ударить, только прости, — почувствовала, как Андрей в ответ покачал головой.

— Я же сказал, что простил.

— Таким тоном не прощают, — Анна все еще плакала.

— Хорошо, я прощаю тебя, ненормальную, нормальным тоном, — ослабив объятья, он легко, едва касаясь, провел рукой по ее спине.

Анна вся сжалась и замерла от этих прикосновений. Ради этого можно было и утонуть. Затем, совершенно непроизвольно, подняла свое лицо навстречу его губам. «Дежа вю». И тут же, захваченная водоворотом страсти, погрузилась в сладостную негу, забыв про все на свете. В один миг перестало существовать все, что до сих пор казалось самым важным и значимым. Все стало просто прошлым. И чем смелее были ласки Андрея, тем сильнее ей хотелось ощутить то чувство, которое посетило ее и нарастало с каждой секундой. Горячее желание быть во власти кого-то, а не властвовать самой.

* * *

Они не знали, сколько времени провели на берегу. После этого бурного коктейля, включающего в себя ссоры, объяснения, трагедию и неописуемую страсть, они, вконец утомленные и обессиленные, просто уснули.

Анна первая открыла глаза. Солнце низко висело над прудом, указывая на то, что уже давно не четыре часа. Она провела рукой по щеке Андрея, стряхивая песок. Потом прикоснулась к волосам, которые рассыпались по плечам. Андрей перехватил ее руку и поцеловал.

— А почему ты не открываешь глаза? — прошептала она.

— А толку? Мне и так хорошо.

— Ой, какая я…

— Угу, — томно сказал он. — Именно такая и есть. Иди лучше ко мне поближе, — Анна приподнялась над ним и поцеловала в глаза.

— Знаешь, на кого ты похож?

— Ты уже говорила, на крота.

— Извини, Андрюшенька.

Она положила голову ему на грудь и начала рукой водить по плечу и руке.

— Ты такой высокий, сильный, с длинными волосами. Ты похож на Маугли.

— Да уж, так меня точно еще никто не называл. Это у тебя почему такая ассоциация? Потому, что мы находимся в каком-то затерянном мире, совершенно одни?

— Наверное. Не знаю. Скажи, ты где-то качаешься?

— Я же тебе еще вчера объяснил, что обслуживаю богатых клиентов, поэтому должен соответствовать имиджу.

— А ты точно только массаж делаешь? — настороженно спросила Анна.

— Точно, точно, — засмеялся Андрей.

— Мы опоздали к музыкантам. Они, наверное, на тебя обиделись.

— Нет, не обиделись. У них все равно репетиция была. К ним можно съездить и в другой раз.

— Значит…значит мы еще увидимся? Ты хочешь?

— Мы же еще не расстались.

— Поехали, пожалуйста, ко мне. А я тебя завтра отвезу на работу. Тебе во сколько нужно быть на месте?

— Может, не надо?

— Почему это не надо? Очень даже надо. Я хочу, чтобы ты поехал, — Анна слегка повысила голос.

— Опять «хочу»?

— Андрюшенька, ну поехали! — потом, подумав, спросила. — А какое, интересно, слово подходит вместо «хочу»?

— Ой, поехали, неугомонное создание. А то нас сейчас комары закусают. Мне нужно только мать предупредить.

— Ты ей позвонишь. Знаешь, я так рада, что ты согласился.

* * *

Толик вовсю храпел. Непонятно было, просыпался он или нет. Анна коснулась его плеча. Он вздрогнул и открыл глаза.

— Уже пришли?

— Да, нам пора. Уже поздно.

Водитель зевнул и посмотрел на часы.

— Ого, начало восьмого. Сколько же я проспал? Теперь всю ночь буду ворочаться.

— А вам не придется спать ночью, — сказала девушка. — Вы едите в Днепропетровск. Вам вечером отец позвонит.

— Ну, такая у меня служба, — без особой радости заметил Толик.

* * *

К девяти приехали к Анне. Переступив порог квартиры, она весело закричала:

— Есть хочу, умираю, — сказала и поразилась. Надо же никакого стеснения, как будто сто лет знакомы.

— Хорошая идея, — Андрей наклонился к уху девушки. — Я и так по твоей милости голодным остался.

— У-у. Не напоминай, — Анна покрылась румянцем. — Лучше пошли на кухню.

— Вот уж нетушки. Я у тебя в гостях, так, что справляйся сама, раз пригласила, — произнес с легкой иронией. — Я, если позволишь, познакомлюсь с квартирой. И еще. Хотелось бы просушить джинсы и принять душ.

Каким легким, простым и до невероятности приятным может быть общение. Если без взаимных претензий, если не строить из себя буку. Тогда легко получается понимать друг друга с полуслова и угадывать желания. Ни Анна, ни Андрей этого пока не поняли. Они в мыслях пребывали еще там, на берегу, переживая по отдельности то, что с ними произошло.

— Да, конечно. Кстати, можешь надеть мой махровый халат. Он мне по щиколотку, а тебе будет в самый раз. Он очень свободный.

— Спасибо, Нюта, — поцеловал в щеку.

— Как ты меня назвал?

— Понимаешь, Анна — слишком официально. Это имя, когда его произносишь в такой форме, ко многому обязывает и даже немного пугает. А вот почему Нюта?.. — Андрей задумался. — Когда я был маленьким, я тогда еще не понимал, что не такой, как все, и мне очень нравилось, как любому малышу, познавать мир. Моя бабушка водила меня гулять в парк, там были клумбы с цветами. Они меня манили, будто я голодная пчела. Я трогал каждый цветочек, до которого мог дотянуться, сидя перед клумбой на корточках. Я их гладил, щупал, вдыхал их аромат, но не срывал: бабушка не разрешала. На тот мой детский вкус самыми восхитительными и лучше всех пахнущими были анютины глазки. Потом, когда я вырос, сколько я ни встречал эти цветы, они уже не казались мне сказочным творением, в которых обычно живут эльфы. В памяти остался только едва уловимый и неповторимый аромат. И вдруг это воспоминание пришло ко мне вновь. На сей раз этот аромат исходил от тебя. Скорее всего, я ошибаюсь, но почему-то ты напомнила мне те чудные цветы из детства. А у тебя еще и имя подходящее — Анна, кстати, со множеством производных, одно из которых — Анюта, прямо как те цветочки. А Нюта звучит очень тепло и нежно. Вот я и назвал тебя так.

— Да ты поэт! — восхищенно сказала девушка. — Представляешь, никто даже не догадался меня так назвать.

— Я не «никто». Они просто все тебя боятся, наверное.

— А ты нет?

— Но я же Маугли.

— Это точно. Вылитый.

— Хотел бы я знать, как выглядит настоящий Маугли.

— Не волнуйся, тебе бы понравилось.

— Ладно. Поверю на слово, — Андрей улыбнулся. — Но сейчас меня больше интересует ужин. Так что иди-ка ты на кухню, пока Маугли не умер голодной смертью.

— Иду. Только не надейся: хозяйка из меня никакая.

— Кто бы сомневался.

* * *

Аня, напевая, пошла в кухню, Андрей наощупь начал продвигаться по квартире. Через какое-то время девушка зашла в комнату. Он стоял возле стола и рукой проводил по его поверхности. Нащупав компьютер, прошелся по всем его составляющим:

— Ты что-то хотела спросить? — не оборачиваясь, обратился он к девушке.

Та вздрогнула.

— Андрей, ты меня напугал. Я никак не могу привыкнуть, что у тебя суперслух.

— Привыкнешь, — просто заметил он. — Так что там случилось?

Анна слегка растерялась, не зная, как сказать.

— Я сейчас спрошу глупость, но не спросить не могу. Ладно?

— Я уже не удивляюсь, — Андрей повернулся к Анне. — Ну, спрашивай.

— А мы есть как, руками должны?

— Не понял?

— Ну, ты же ножом и вилкой, наверное, не сможешь? Ты же не видишь, куда это… как его… тыкать, что ли?

Андрей рассмеялся.

— Не волнуйся, куда тыкать, я найду всегда. Но если ты сомневаешься в моих способностях, то сделай так…

— Как?

— Постели на стол газетку, высыпь сверху на нее содержимое кастрюли и все дела.

— Правда? — перепугано спросила девушка.

— Нюточка, что же ты такая наивная до неприличия. Шучу я, неужели не поняла?

— Фу, отлегло. А то я и впрямь было поверила, — Аня тоже засмеялась. — И все же, Андрюша, какой ты… Ну, ладно, я тебе это припомню. Сейчас я к тебе подойду и проведу на кухню.

— Не нужно подходить, я помню дорогу, — и он уверенно шагнул ей навстречу.

— Осторожно, пуфик по центру!

— Я знаю.

— Я тоже знаю, но всегда об него спотыкаюсь.

— Потому, что когда идешь, думаешь о другом. И просто не помнишь, где именно он находится. А я запомнил. Если его не двигать, то я всегда смогу его обойти.

— Я никак не могу привыкнуть к твоим способностям.

Аня теперь внимательно присматривалась к каждому движению Андрея. Старалась уловить, в какой момент ему может понадобиться её помощь. Ни тени сожаления или жалости. Напротив, только восхищение. Сколько нужно силы воли и терпения, чтобы быть таким уверенным, как он.

— Какие же это способности? Милое ты мое создание, я просто слепой, — Андрей уже подошел к девушке и обнял ее. — Нет, все-таки неспроста наше с тобой знакомство. Знаешь, я потерялся от всех этих событий. Уже как-то даже не верю, что два дня назад не знал о твоем существовании. Хотя, с другой стороны, мы столько пережили за сегодняшний день, что мне кажется, будто мы знакомы целую вечность.

— Я тоже об этом подумала. И еще, — Анна сделала небольшую паузу, — я не хочу, чтобы ты был слепым.

Андрей отстранился от нее.

— Не нужно об этом. Пожалуйста, никогда не нужно.

— Но почему? Послушай, ты же не знаешь, что я хочу предложить.

— Ты не понимаешь, — Андрей стал очень серьезным. — Пошли на кухню, — и не дожидаясь Анны, фактически не касаясь стены, стал идти.

— Чего я не понимаю? — растерялась девушка.

Андрей не ответил. В это время зазвонил телефон. Анна сняла трубку. Звонила Инга, подружка. Она сообщила, что Генка устроил крупный кутеж, после которого всех пригласил в казино. Так что нужно быть и Анне, а то Виталик наотрез отказывается присоединиться к ним без нее.

— Кстати, Виталик уже, наверное, подъезжает к тебе. Так что поспеши, — сообщила подруга.

— Чудно, — только и ответила девушка и положила трубку.

Она зашла на кухню. Андрей стоял, опершись о подоконник.

— Сейчас приедет мой парень, — голосом, полным серьезности, сказала она.

Как он мог про него забыть? А она?

— Мне прыгать в окно? — с иронией спросил Андрей.

— Что?

— Я так понимаю, мое присутствие излишне.

— Вот еще. Садись и ешь. Я сама разберусь, — повелительно сказала она. — Я сварила пельмени, сейчас разложу по тарелкам. Там еще в холодильнике что-то мясное есть, надо посмотреть.

Не успела она это произнести, как в дверь позвонили.

— Не буду открывать, — упрямо заявила Анна.

— А что боишься?

Анна со злостью направилась к двери.

— О, зайчонок мой. А я уже за тобой соскучился, — Виталик был выпивши.

— Я же просила не называть меня зайчиком. Забыл? И кто тебя просил приезжать без предупреждения? — Анна была в бешенстве от такого резкого возвращения в реальность.

— Котик, ты чего?

— Я тебе не котик!

Виталик с удивлением уставился на Анну.

— Ну, ладно. Зачем так кричать? Ты меня что, не пропустишь в комнату?

— Проходи.

“Надо же, как не вовремя! Хотя чего уж там. Может, так и лучше? ”

— А что это у тебя за кроссы? Ты что, не одна?

Виталик отстранил Анну и увидел Андрея, который был на том же месте.

— А это еще кто? — скривившись, посмотрел на девушку. — Тарелочки на столе… Ужинать собрались, что ли? Любовь моя, объясни, что происходит?

Анна подошла к Андрею и стала с ним рядом.

— Познакомься. Это Андрей.

Такого Виталик не ожидал.

— Ну, понятно, Андрей. А дальше? Я что, помешал?

Анна гордо подняла голову.

— Ты приехал без предупреждения.

— А, у нас теперь так? Я-то думал, ты вся в трудах, аки пчела, — а потом обратился к Андрею — Ну что глазки опустил? Не ждал?

Девушка опередила Андрея с ответом.

— Не смей так с ним разговаривать!

“Смотри, как заступается! Того гляди, бросится с кулаками”.

— Да в чем дело? Мне кто-нибудь объяснит? Анна, что это за чмо?

— Слова подбирайте, молодой человек, — тихо сказал Андрей.

— А, мы у нас типа интеллигент, да?

— А ну, пошел вон! — Анна отошла от подоконника и грозно стала подходить к Виталику. — Я ясно выразилась?

Виталик побелел от злости. Аня открыла входную дверь.

— Убирайся.

Но он даже не соизволил повернуться в ее сторону.

— Ну уж нет, милая. Очень хочется пообщаться с молодым человеком.

Анна вышла в комнату, вернулась с пистолетом в руке. Остановилась напротив Виталика, передернула затвор и подняла руку.

— До трех считать не буду.

— Все равно не выстрелишь, — неуверенно сказал Виталик.

— Еще как выстрелю. И будь уверен: не промахнусь. Меня учил стрелять папин начальник охраны. А потом позвоню папе и скажу, что ты хотел меня изнасиловать. Так что мне, хрупкой девушке, пришлось обороняться. Позже приедут ребята и закатают твое бездыханное тело в асфальт.

Прозвучало очень убедительно.

— Да пошла ты… чиканутая! — и ничего больше не говоря, он вышел из квартиры, громко хлопнув дверью.

Анна обессилено опустилась на пол.

— Нюта, что у тебя в руках? — серьезно спросил Андрей.

— Пистолет.

— Ну и зачем?

— Я испугалась, что тебе причинят зло, — тихо прошептала Анна.

— Я думаю, что все было бы нормально.

— А я не думаю.

— Спасибо, конечно, но у тебя из-за меня теперь неприятности.

— Это не неприятности. Это кретин!

Пришла очередь Андрея возвращаться в реальность.

— Конкретная ты дамочка, Нюта-Анюта. Признаться, я даже испугался, — непонятно почему вспомнилась их ссора на берегу. — Интересно, меня бы ты тоже застрелила сегодня, если бы была возможность?

— Нет.

Андрей вдруг подумал, что для второго дня знакомства слишком много впечатлений. С одной стороны, вроде все было замечательно, с другой — все настолько стремительно и запутанно, что он, совершенно неожиданно для себя, растерялся. Правильно ли поступил, что приехал сюда? Да разве только это! Сколько ошибок и оплошностей за один день! А может, он преувеличивает и все на самом деле в порядке, просто ситуация, в которую он попал, была для него необычной. А нужно ли ему все это? Раз случилось, значит, нужно. Он даже успел подумать, что если бы ему довелось пережить этот день еще раз, он не променял бы его ни на один другой. День-то, собственно, еще не кончился, и как было здорово, если бы никогда не заканчивался. Все так хорошо шло, пока не появился этот парень. И сразу какое-то жуткое пробуждение. Что он здесь делает? Здесь, у этой девушки? Совершенно незнакомой и чужой. Разве еще сегодня утром он не был уверен, что она — сумасшедшая богачка? На что он надеется? Что и одного дня хватит, чтобы в дальнейшем возникли какие-то отношения? Отношения? Он что, серьезно? Отношения между ним и этой девушкой? Он что, забыл, как реально обстоят дела? Кто он и кто она? Ну и что делать?

— Вызови мне, пожалуйста, такси, — сухо попросил Андрей.

— Андрей, ты что, не уходи! Как можно! Не бросай меня сейчас! — Аня никак не ожидала от него такого. Вся встрепенулась. — Ты, что, из-за Виталика? Но я же осталась с тобой, а не с ним.

— Господи! — Андрей обхватил голову руками. — Ну зачем мы встретились? Так было спокойно. Ты сама по себе, я сам. Мы же из разных жизней. Ты что, не понимаешь? Тебе все игрушечки. А я, на всякий случай, живой человек. У нас у каждого своя реальность. Они не должны были пересечься. Это какая-то ошибка. Это неправильно. Тебя просто забавляет то, что происходит.

— Откуда ты знаешь, что меня забавляет, а что нет? И при чем тут разные жизни? Как ты можешь такое говорить после всего, что случилось?

— Этого бы ничего не случилось, если бы ты сама не захотела поехать за город. Если бы ты себя не вела так.

— Как я себя вела? Неужели не понятно, что я бы не поехала туда, не будь тебя, не будь этого твоего отгула, а соответственно — кучи свободного времени.

— Но это же ты так захотела.

— А ты разве не согласился?

— И все же я считаю, что мне лучше уйти.

Анна подошла к нему, стала напротив. Ну нет уж. Больше она с ним ссориться не намерена. Что бы он сейчас ни сказал, она попробует понять. Она сможет. Она его не отпустит.

— Не хочу ничего слышать. Мне надо, чтобы ты остался.

— Зачем я тебе?

Вопрос привел девушку в замешательство. Если бы она могла заглянуть в его глаза, она бы наверняка знала, что ответить. Но вот они, глаза, пустые и неподвижные. Значит, нужно просто сказать правду.

— Не могу сказать точно. Понимаю, что нелепость и в это трудно поверить, но… — Аня в страхе отступила на шаг назад и тихо добавила: — Мне кажется, я в тебя влюбилась. Извини. — Она застыла в ожидании.

Вот это да! Сколько смелости. Такое с ним уж точно было впервые. Необыкновенная девушка. Так, не молчи! Расскажи, что сам пребываешь в безумном восторге от знакомства с ней. Прошепчи ей, что таких, как она ты, еще не встречал. Опиши, что в ней совершенно все: от мягких волос до маленькой родинки на левой щиколотке. Сознайся, что тебя заводит даже ее дыхание. А еще скажи, что ты уверен: она не такая, какой хочет казаться. Ты же понял, что она на самом деле очень добрая, чуткая, невероятно ласковая. А все плохое и ужасное, что она демонстрировала тебе — это просто маска. Не забудь напомнить ей, что она смелая и отважная. Ну, давай, она же ждет! Хоть что-то скажи! Ты же умеешь! Еще как умеешь!

Да. Он умеет. И вновь сомнения.

Уж не знаю, за какие грехи даровано нам это чувство. Такое навязчивое и такое устойчивое. Сидит где-то там внутри и выжидает, когда мы отвлечемся хотя бы на миг. И вот оно уже нас посетило, прикрываясь здравым смыслом и логикой. Один щелчок — и все завертелось в обратную сторону, выдавая тысячи аргументов против одной правды.

“Очередной каприз. И завтра она поступит со мной так же, как с Виталиком. Ему, небось, тоже в любви клялась. А если нет? А если да? Я слепой! Очень я ей нужен!”.

Пауза затянулась. Но добавлять что-либо к сказанному было лишним. Все, что хотела, Анна уже сказала.

— С чего ты взяла, что влюбилась? — очень резко спросил Андрей.

Анна оторопела. Как, с чего она взяла? Просто почувствовала. Разве можно объяснить то, что чувствуешь? Она не виновата, что фраза «я в тебя влюбилась» не может передать всю глубину чувств? Но разве это можно спутать с чем-то? Не может быть, чтобы он не знал этого. Почему тогда засомневался в ее искренности?

— Молчишь? Ожидала другой реакции? Ну ничего. Не бери в голову. Это просто мимолетная страсть.

Может быть, она ослышалась? Он не мог так ответить. Он не должен был так отвечать. Что же это?

— Я не знаю, что такое мимолетная страсть, — даже не узнала своего голоса.

— Так, пустячок. Случается с людьми. Иногда. Но проходит. Быстро проходит. И все станет на свои места. Я вернусь на завод, а ты — к своей машине не на ходу. Ничего не выйдет, Нюточка. Так что вызови мне такси.

О чем он говорит?

— Не вызову.

“Ведь точно не вызовет. Так оставайся! Неужели не хочется?”

— В принципе, я и сам справлюсь.

Анна даже не стала спорить, просто сказала:

— Я не переживу.

Что же она над ним так издевается?

— Переживешь.

— Это нечестно!

— Анна, прекрати, — Андрей умышленно назвал ее так.

Он не мог объяснить себе, что на него нашло, просто разрывался на части. Одна все время твердила: “Ты слепой, забыл? Зачем тебе это нужно? А вдруг она и вправду влюбилась? Тебе что, хочется отравить ей жизнь?”, — а вторая очень робко подсказывала: “Не слушай, скажи себе правду, разве ты не хочешь остаться? Она же тебе очень понравилась. И какая разница, слепой ты или нет, разве ты не человек и не достоин чего-то такого, о чем и не мечтал? Ты разве не чувствуешь, что она говорит правду?”

Он уже было поддался зову и желанию остаться, как вдруг испугался, что все может зайти далеко. Разве он ее для этого спас, чтобы впоследствии, неважно, долго это будет или нет, она с ним возилась и тратила на него свое время? Нет. Эта девушка слишком хороша. Вряд ли ее устроит перспектива быть спутницей инвалида. И потом, за что в него влюбляться? Нет. Она ошибается. Или издевается. А что делать со своим желанием? Сам уже ответил. Страсть проходит быстро. Как ни прискорбно, но нужно уходить. Потом будет тяжелей. Но как? Не собирается же он все это ей рассказывать. Значит, объяснений не будет. А вдруг она его опять разыщет? Она сильная, значит нужно поступить жестоко и жестко, чтобы у нее пропали все иллюзии. Андрей стиснул зубы: он принял решение.

— Но ты же обещал остаться? Мы даже не поели…

— Я перехотел.

— Ты не можешь так со мной поступить! — полились слезы.

— Уже поступаю. Потом же сама спасибо скажешь. Я остановлю машину на улице.

— Как? Куда ты пойдешь? На улице ночь.

— Для меня всегда на улице ночь. Так-то вот. Ночь! Понимаешь ты это?! — он отстранил девушку, осторожно прошел в коридор и тихо вышел.

* * *

Анна не верила своим глазам. Хотелось выйти на балкон, но не подошла даже к окну. Думала, что проревет всю ночь, но после того, как Андрей ушел, не проронила ни слезинки. Больше часа сидела на кухне и ковыряла вилкой пельмени. Была она в каком-то замешательстве. Голова гудела, в груди нарастало незнакомое чувство — не то гнетущая тревога, не то необъяснимая тоска. Еще пару часов назад она казалась себе легкой пушинкой, подхваченной потоком и увлекаемой в самую стремнину жизни. Новой жизни. Настоящей, а не той, которая за витринами дорогих магазинов, за тяжелыми дверями со швейцарами. Не той, в которой, отражаясь в богемском хрустале, переливается дорогое вино, не той, где чувства измеряются в количестве каратов сверкающих бриллиантов. Не той, где все напоказ. Размышляя над этим, она не могла поверить, что это ее мысли. Откуда? С чего вдруг такая ненависть ко всему, что окружает ее всегда? Что такого произошло сегодня? Наверное, то, что сегодня в какой-то миг она впервые в жизни стала такой, какая есть на самом деле. Настоящей, искренней, способной на безрассудства и, как неожиданно выяснилось, даже на любовь. Неужели это все просто обман, злая шутка судьбы? “Ты веришь в судьбу?”— кажется, так он спросил. Но если это судьба, почему тогда ничего не вышло? Она отказывается верить в такую судьбу. Ей не нужна такая судьба.

Со злостью отшвырнув вилку куда-то в угол кухни и выбросив нетронутую еду в мусорное ведро, поднялась из-за стола. Прошла в комнату, села за компьютер. Открыла статью, пробежала глазами по тексту, безжалостно удалила ряд мест. Встала. Не понимая еще для чего, подошла к шкафу и начала перебирать одежду. После недолгих поисков подошла к зеркалу с целой охапкой шарфов. Взяла один из них и завязала глаза. Пробивался свет. Завязала поверх еще несколько и погрузилась в темноту. Минуты три постояла не шевелясь. Вспоминала обстановку комнаты. Потом пошла в направлении компьютера и споткнулась о пуфик. Потеряла равновесие, упала.

— Надо думать о каждом шаге, а я думала о столе, как бы до него дойти, — сама себе объяснила Аня.

Поднялась, села за стол. Положила руки на клавиатуру, нащупала выступы на «А» и «О». Замерла.

— Я слепая. Я буду писать о слепых слепым методом, — и после недолгой паузы застучала по клавишам.

* * *

Андрей добрался до дома через полчаса. Только зашел, зазвонил телефон. Мать по привычке сняла трубку.

— Мама, если женский голос, меня ни для кого нет. Я у ребят в студии.

Таким уставшим и опустошенным он не был уже давно. Сейчас бы завалиться и заснуть навсегда.

— Сынок, это Николай Васильевич, — Андрей кивнул, мать передала ему трубку.

Быстро переговорил. Прошел в свою комнату и, тяжело вздохнув, опустился в кресло. Мать вошла следом.

— Ну, что там? Как обычно? — спросила она.

— Как обычно, в двенадцать два сеанса.

— Проводить или за тобой придут, — села напротив, стала смотреть. Что-то было с ним не так.

— Придут. Ложись спать, — потом подумал и добавил. — Ма, есть хочу, умираю. Приготовь, пожалуйста, а я пока покупаюсь. Да, и повесь эти джинсы просохнуть, они влажные.

Мать взяла их в руки.

— Они пахнут тиной! Их стирать надо. Что ты в них делал?

— Интервью давал.

— В воде? — с недоверием спросила она.

— Да, для экзотики, — спохватившись добавил. — Ма, все нормально. Я с ребятами после работы на пляж ходил. Это мы шалили.

— Ну, хорошо. Шалили так шалили.

— Мама. Я тебя умоляю. Я устал.

— Ладно. Как интервью? Это я хотя бы могу узнать?

“Мама, мама. Лучше тебе не знать”.

— Ой, ну пообщались часик. Ничего интересного. Договорились, встретиться в студии. Я ее с ребятами познакомлю.

— Я рада за тебя и ребят, посмотрим, что из этого выйдет. Кстати, что наденешь?

— Белые штаны достань.

Мать вздохнула, направилась к выходу. На пороге обернулась.

— Ах, сыночек, сыночек. Женился бы уже. Вон Оксанка как по тебе сохнет! За вечер телефон оборвала, — мать всегда заканчивала разговор одним и тем же.

— Мама, не надо. Ничего она не сохнет.

— Но я же вижу, — сокрушенно сказала она. — Чего тебе нужно? Девушка просто красавица. И работа у нее хорошая, и хозяйка она неплохая.

— Я ее не люблю, мама.

Как, уже и не любит? Ведь любил еще вчера. Или не любил? Просто показалось? Как все плохо. Как все безнадежно плохо. Надо выбросить это из головы. И Оксану и «ту», которая без cпроса ворвалась в его жизнь и все перевернула.

— Андрей, что происходит?

— И вообще, я не собираюсь ни для кого быть обузой.

— Ну какая же ты обуза? Ты у меня умница. А я внуков хочу… — мать тяжело вздохнула.

— Тебе мало одного урода?!

— Андрюшенька, да что с тобой?

— Мама, давай не будем. Мы эту тему уже затерли до дыр. Все, я пошел купаться.

* * *

До двенадцати оставалось еще сорок минут. Андрей лег на кровать и стал размышлять о событиях прошедшего дня. С одной стороны заходил, с другой, проигрывал много раз критические моменты своего с Анной разговора.

Каждый раз выходило, что сам он был не на высоте. Придирался, язвил, грубил — и не один раз. А ведь слывет среди девушек галантным кавалером. Ах эти девушки — любительницы экзотики, как узнают, что он слепой, сразу липнут, как пиявки. Особенно если знакомство происходит в студии. И Игорь — руководитель группы — тоже хорош: всегда специально затаскивает кого-нибудь и знакомит. Он, видите ли, другу хочет помочь. И Анна такая же, как и все девчонки. Влюбилась она… За один день! Вот интересно, а если бы его глаза были изувечены, обезображены, с бельмом, что тогда? Тогда никаких иллюзий. Просто калека. И все было бы на своих местах.

А чего это, собственно, он на нее нападает? Ясно же — себя оправдать. Значит, все же виновен? Такого отвращения к самому себе он еще никогда не испытывал. Как бы это все побыстрей забыть? Андрей перевернулся на спину. Все мысли вдруг перемешались, как в калейдоскопе и опять возникли все те же вопросы без ответов. Как ни противился, а все же мысленно вернулся к Анне. Она права: то, что произошло сегодня, не вписывалось ни в какие рамки. Как можно было уйти от нее? Понапридумавать кучу оправданий, да еще и тешить себя тем, что поступил благородно. А на самом деле — просто струсил. Девушки к нему липнут… Зато он к ним не лип. А здесь все могло быть иначе.

Да что же это происходит? Он сильно потер виски. Все мысли, как по команде, исчезли. Их сменили воспоминания. Ее кожа, ее тело, ее запах, ее губы, ее сногсшибательная страсть. Все просто восхитительно, и все в одном человеке. Андрей улыбнулся. Вспомнил, как ему было страшно и противно делать искусственное дыхание. Зато потом! Какой смелой и нежной была одновременно, просто невероятно. Андрей почувствовал, что начал возбуждаться.

“Так, все. Надо прекращать. Поезд ушел. Ну надо же быть таким идиотом! А может, я все-таки правильно сделал?”

Вынырнула и снова ушла куда-то в глубину предательская мысль.

“Не стоит забывать, кто я и кто она. И все же, если я когда-нибудь ее встречу… Где? На заводе, в подвале. Нет, дорогой, дважды такое не повторяется”.

Он закрыл глаза. Часы пробили без четверти двенадцать. Надо подниматься, сейчас за ним придут. Он глубоко вздохнул и встал. Нащупал сигареты, зажигалку. Прикурил и вышел на балкон.

* * *

В половине восьмого Анна уже пила чай с Катериной Степановной.

— Зоя будет не раньше десяти. Зря так рано поднялась, — сказала Катерина.

— Я просто еще не ложилась, — Аня сделала большой глоток чая.

— Работала всю ночь?

Девушка утвердительно кивнула головой.

— Не поверите, посетило вдохновение, — Анна горько ухмыльнулась.

— Так ты написала статью?

— Да. Насколько я помню, именно такое было у меня задание.

— Давай я прочту, пока Зоя придет.

Катя очень удивилась исполнительности девушки. “Хотя еще неизвестно, что она там написала”.

— Возьмите, — и она достала из сумочки листов семь текста.

— Ой, но для статьи этого много, — Кате не хотелось разочаровывать и огорчать Анну, но та явно переусердствовала.

— Что не понравится — сократите, — равнодушно ответила она и зевнула. — Извините, что-то меня после чая в сон клонит.

— Так иди в Зоин кабинет и вздремни, покуда она не придет. Там же диван огромный. А я тем временем прочту.

— А удобно, в кабинете? — с сомнением спросила Анна.

— Да ребята наши, когда заработаются, частенько там спят, — пояснила Катя. — Так что все в порядке. Там прохладно, кондиционер работает. Мешать никто не будет. Иди, отдохни.

Дважды уговаривать не пришлось.

— Спасибо, тогда я пошла.

Выходя, остановилась и спросила:

— Катерина Степановна, помните, вы спрашивали меня о том, почему я не замужем.

— Да, что-то такое было? — припомнила Катя.

— Вы тогда еще сказали, что мы, молодые, ничего не понимаем в любви. Что вы имели в виду?

— Я? Не помню уже.

— Когда вспомните, скажете?

— У тебя что-то случилось?

— Просто хочу спать.

— Иди, иди, девочка, поспи. Потом поговорим, — Катя с сочувствием посмотрела на нее. Анна вышла.

* * *

Зоя Васильевна, прежде чем направиться в свой кабинет, заглянула к Кате. То, что она увидела, испугало ее. Катя отрешенно сидела за столом, на котором в беспорядке были разбросаны листы. Ее взгляд был устремлен куда-то вдаль. По лицу текли слезы.

— Катюша, милая, что случилось? С Сашкой что-то? — она подошла к Кате, склонилась над ней и обняла.

— С Сашкой все в порядке, — Катя всхлипнула. — Зоя, не поверишь. Я читала статью и обрыдалась.

— Какую статью? Катюша, да что с тобой? — Зоя Васильевна присела рядом за стол и стала собирать листы. — Эту, что ли? А что это?

— Миллионерша наша написала.

— Как миллионерша? Так быстро?

От удивления она на некоторое время замолчала. Потом посмотрела на Катю. Та вытирала глаза платком.

— Говоришь, хорошо написала?

— Я бы сказала, талантливо. Только описок много. Говорит, всю ночь работала.

— А где она сама?

— Спит у тебя в кабинете. Грустная такая.

— Ладно, пусть спит. Что там у нас, все в порядке?

— Да, не переживай. Может, кофе сделать?

— Сделай, а я, пока есть время, прочту, а то мне к двенадцати в типографию.

* * *

Зоя была поражена прочитанным. Откуда эта девочка все узнала? Как смогла так тонко все подметить, прочувствовать? И кто ей мог рассказать такую трогательную историю? Плакать, правда, Зоя не стала, но задумалась надолго. Её раздумья прервал приход Анны.

— Здравствуйте, Зоя Васильевна. А вы давно уже пришли? — девушка выглядела уставшей и измученной.

— В десять.

— Надо было меня разбудить, а то неудобно как-то…

— Ой, условности. Ты же работала всю ночь, мне Катя рассказала. Присаживайся, поговорим, — и она жестом пригласила девушку за стол.

— Все так плохо? — со страхом спросила Аня, указывая взглядом на листы в Зоиных руках.

— Да нет. Неплохо. Напротив, даже здорово! — Зоя говорила правду, поэтому говорила с удовольствием. — Честно сказать, не ожидала. Только объем слишком большой.

— Я же говорила Катерине Степановне, что можно сократить, что сочтете нужным.

— Возможно, возможно. Но это не всегда себя оправдывает. Целостность теряется, — Зоя положила свою руку на руку девушки. — Мы вот что сделаем. Мы разобьем это на три части и пустим в три номера.

— Спасибо.

— А как подпишешься? Своим именем или псевдонимом?

— Подпишусь просто именем, без фамилии, можно?

— Хозяин — барин. Значит, Анна?

— Нет, просто Нюта, — произнесла, но почему-то не услышала той нежности, той мелодии, которая звучала из уст Андрея.

— Нюта? — Зоя удивленно посмотрела на девушку. Вот уж не ожидала такой простоты, — Немного вульгарно, по-моему.

— Нормально.

— Как знаешь.

— Зоя Васильевна, я тут еще кое-что придумала. Можно сказать?

— Конечно, почему спрашиваешь? У меня инициатива не наказуема, — Зоя Васильевна приготовилась внимательно слушать.

— Вы не могли бы связаться со своей знакомой Риммой, чтобы она сказала, есть ли в УТОСе какой-то счет. Наверняка, есть. А может, существует фонд помощи слепым? Пусть скажет.

— Интересно, — Зоя хмыкнула. — А зачем тебе?

— Во-первых, я хочу его разместить в конце статьи. А во-вторых, пообщаюсь с друзьями на предмет пожертвований.

Зоя Васильевна несколько раз моргнула, потом спешно отпила из стакана воды и только после этого сказала:

— Ты меня поразила. Молодец!

— И еще, узнайте конкретно, что там у них за проблемы со сбытом продукции, которую делают на заводе. Я отца подключу, может, посодействует. Я не обещаю, но попробую.

— Ну ты даешь!

— Просто не люблю, когда мне не верят, что я хочу помочь.

— Это кто же засомневался?

— Да все, с кем я общалась эти три дня.

— Хорошо, я все узнаю и завтра скажу. А сейчас можешь ехать домой спать. Завтра, на свежую голову, придумаем, чем тебе заняться еще. Договорились?

— Спасибо, очень кстати, а то у меня голова разболелась, — Анна поднялась.

— Ань, ты меня случайно не подвезешь, а то я в типографию опаздываю? — спохватилась Зоя Васильевна. — Тебя сегодня на какой машине привезли?

— Я сегодня на трамвае, — Анна улыбнулась. — Идеи собираю, мне понравилось.

— Да? Ну тогда до свидания.

Анна не ответила, так как опять зевнула, вместо этого помахала рукой. Зоя Васильевна проводила ее долгим взглядом.

* * *

На улице Аня задумалась, куда ей податься. Спать она, конечно, хотела и чувствовала себя как разбитый градусник, но больше всего хотелось поделиться с кем-то. Ей во что бы то ни стало, нужно было излить все, что накопилось за вчерашний день. Там, внутри, было столько возмущения и отчаяния, столько боли и гнева одновременно, что можно было завыть. Но кому она могла это рассказать? Светским подругам? Им будет неинтересно. Маме? Но она не привыкла с ней делиться. Отцу? Ему, пожалуй, можно. Но и ему всего не расскажешь. О Господи!

Аня остановила такси.

— Куда едем, красавица?

— Сейчас соображу, — на это ушло одно мгновение. — Пожалуйста, в центр диагностики глаза, или как там он называется.

— Ясно, — водитель уверенно тронулся с места. — Аллергия, небось?

— Почему аллергия? — Аня с удивлением посмотрела на таксиста.

— Глаза красные, — пояснил он.

— А, наверное. Еду узнать.

— Не переживайте, это не страшно. Таблеток попьете, и все будет в норме.

— Я тоже так думаю, — согласилась Анна.

* * *

В центре Анну ожидало досадное разочарование. Профессор сегодня не принимал, к тому же к нему была запись на месяц вперед. Но девушка не хотела больше ни с кем общаться. В принципе она не знала точно, чего хотела и зачем сюда приехала. А что толку от того, что она просто сидит? Надо же как-то действовать! Раз она все равно здесь, а профессор недосягаем, то, может, попробовать хоть что-то узнать.

Просидев больше часа в коридоре, она поднялась и решительно зашла в первый попавшийся кабинет. В нем находились две женщины. Они пили чай. Одна, судя по всему, была врачом, другая, что моложе, — медсестрой. Это было понятно из того, как молодая внимательно слушала рассуждения пожилой женщины. При Анином появлении они как по команде замолчали и уставились на незваную гостью.

— Прошу вас, извините меня, — не дожидаясь, когда выставят, она шагнула в глубину кабинета.

— Барышня, у нас обед, — медсестра покрылась пунцовыми пятнами.

— Я на пять минут. И я отблагодарю вас, — Анна запустила руку в сумочку и достала сто гривен. — Мне нужна консультация, помогите.

Женщины с опаской поглядели сначала на купюру, которая совершенно реально возлегла на стол, потом на девушку. Анна поняла, что пока дамы пребывают в некотором шоке, пора действовать.

— Я приехала из небольшого городка. Меня привела к вам беда. Мне нужно только узнать: можно ли вылечить некоторые глазные болезни, — выпалила без остановки она.

— Присаживайтесь, — доктор отставила чашку. — И что у нас за болезни? Только не подумайте, я спрашиваю не потому, что вы тут швыряетесь деньгами.

— Простите, у меня и в мыслях не было вас обидеть. Я просто не знала, как мне еще привлечь ваше внимание.

— Меня зовут Инна Владимировна. Так что там у вас стряслось?

— Мой знакомый — слепой.

— Это не болезнь, — сухо отпарировала врач.

Анна тут же захотела ей возразить. Ведь получалось, раз это не болезнь, то ее и вылечить невозможно. Нет, это определенно болезнь! Он же называл какие-то там причины, отчего не видит. Но, с другой стороны, она же ничего в этом не понимает. Вдруг это и правда просто порок и его нельзя никоим образом устранить?

— Да, я понимаю. Я не знала, как по-другому выразиться.

Анне стало неловко. Чего она добивается? Из сумочки извлекла блокнот. Останавливаясь, сбиваясь, прочла названия болезней, которые перечислял ей Андрей.

— Так о чем вы хотите узнать?

— Можно ли вернуть зрение у нас, или нужно ехать за границу?

— Так сразу и не ответишь. Нужно обследование, — потом, после небольшой паузы, врач добавила: — Если вы все правильно перечислили, то я даже не уверена, лечится ли эта патология вообще. Не знаю, что вам и сказать.

Очень исчерпывающий ответ…

— Но в принципе это возможно? У нас делают такие операции? — у Анны все сжалось внутри.

— Вы понимаете, я не специалист в этой области. Вам, конечно, лучше к профессору попасть.

Анну стали раздражать неконкретные ответы. Наверное, это оттого, что она задает неправильные вопросы. Но как задавать правильные, она не могла сообразить.

— Скажите, хоть по отдельности что-то из того, что я перечислила, можно вылечить?

— Но у вас же не одна болезнь?

Анна закипала от нетерпения.

— Представьте гипотетически! — взмолилась Аня.

— Гипотетически, наверное, можно, — женщина-доктор внимательно посмотрела на странную посетительницу. — Но имейте в виду, скорее всего, это очень дорого стоит. Но за границей, к слову, дороже будет раза в два.

— Что значит дорого? Как это звучит в цифрах?

— Это звучит в тысячах, — серьезно сказала врач.

— Понятно.

Анна поднялась и, сухо сказав “извините”, направилась к выходу.

— Девушка, ваши деньги.

— Это вам за консультацию.

* * *

Ну и чего она добилась? Что узнала? То, что и ожидала? В принципе, были бы деньги. Не здесь, так за границей наверняка можно попробовать заняться лечением. А вдруг выйдет?

Анна вышла из центра, улыбаясь.

“Может, все-таки у него есть шанс”.

Захотелось немедленно ему об этом сказать. А еще тут же услышать в ответ что-нибудь такое, как вчера на берегу. Она еще никогда и ни от кого подобного не слышала.

“Ха-ха-ха! И больше никогда не услышишь! Но почему он ушел? Разве я его чем-то обидела? Я не заслужила такого обращения!”

И опять тоска и новая, еще сильнее прежней, волна злости и обиды.

“Спать, надо ехать спать. А вечером помириться с Виталиком. Это легко. Спокойно. Виталик хороший. Он меня, наверное, любит. Он меня простит. Я что-нибудь придумаю. В конце концов, ничего предосудительного мы с Андреем не делали, когда явился Виталька.

Минуточку, значит я вот так запросто опускаю лапки? Тоже еще «зайчонок». А что прикажете делать? А разве у меня нет его телефона, или я не знаю, где он работает? Ну и что? По телефону ни о чем не поговоришь. Не караулить же его у завода! А что изменится от того, что я его встречу? “Ах, простите, друг мой, я тут гуляла случайно, надо же какая неожиданная встреча”. Он вполне ясно дал понять, что я ему неинтересна. Это же было в конце? И в начале, и в середине. Но между этим началом и концом было же что-то и другое. Или мне показалась? Или я себе все придумала? А может, он надо мной просто издевался? Мстил? А когда надоело… Нет, не когда надоело… А тогда, когда все, что интересно, уже произошло, пропал интерес? Ну неужели такое может быть? Неужели Андрей такой? Даже голова закружилась. Нужно успокоиться. Подумать и успокоиться. “Они из разных жизней”. Что он имел в виду? Социальный статус или то, что он слепой? Какая разница! Его нет, и скорее всего не будет”.

Анна вытерла набежавшие слезы досады. Домой. Ей нужен отдых.

* * *

Игорь заехал за Андреем в половине восьмого вечера. Свой старенький «Форд» он умело втиснул между грузовиками, стоящими на стоянке. Закрыв дверь машины ногой, Игорь, насвистывая, ловко взбежал на третий этаж и нажал на звонок. Дверь открыла тетя Полина, мама Андрея. Увидев Игоря, она очень обрадовалась:

— Игорек, как хорошо, что ты заехал! Может, хоть ты на моего сына повлияешь. Он прямо больной какой-то.

— И каков диагноз у сына? — смеясь, спросил Игорь.

— Боюсь ошибиться, но, кажется, прямо как у Онегина — хандра, — тетя Поля, Полина Викторовна, была учителем-филологом, поэтому при каждом удобном случае старалась либо ввернуть какую-нибудь цитату, либо сравнить кого бы то ни было с литературным персонажем. По большому счету, не практиковала она это только с собственным сыном: он этого терпеть не мог.

— Будьте спокойны, сейчас разберемся, — и он направился в комнату Андрея.

— Привет, Гарик.

— Здорово, Андрон. Что там у тебя случилось? — поинтересовался Игорь.

— С чего ты взял?

— Не приехал вчера, не перезвонил.

— Не смог. Был далеко от города.

— Ну-ка, ну-ка, подробней, — Игорь плюхнулся в кресло, включил вентилятор и направил поток горячего воздуха на себя.

— Гарик, отстань, — Андрей был не в настроении. — Лучше поехали.

— Поедем сейчас. А что, уже все готово?

— Кое-что имеем.

— Дай посмотреть.

— Возьми, возле принтера лежит.

* * *

Игорь был старше Андрея на пять лет. Он тоже закончил в свое время университет, физфак, но, как и друг, не работал по специальности ни дня. Чтобы не внедряться в систему образования, хотя ему прочили блестящую карьеру, он поступил в аспирантуру. А когда учеба осталась позади, выяснилось, что она никому не нужна. Ни любимой Родине, ни ее сыну. Игорь стал заниматься продажей видеокассет. Имел не одну точку. Со временем переключился на оргтехнику. Именно он подарил Андрею стоящий на столе компьютер (Полина Викторовна, освоив нехитрую программу, с удовольствием набирала на нем стихи Андрея.) Но несколько лет назад решил круто изменить свою жизнь и подался на радио. Но было еще кое-что, существующее всегда, в любое время и при любой погоде. Игорь был талантливым музыкантом. У него не было специального образования: музыкальную школу он забросил на третьем году обучения. Но на гитаре играл столько, сколько себя помнил. И играл не просто хорошо, а виртуозно. Не нужно говорить, что он всегда и везде был «первым парнем на деревне». Да и на курсе он заметно выделялся. Всегда с длинными волосами и бородой, со всевозможными «фенечками». Такой себе преподаватель физики.

Лет в двадцать он начал сочинять музыку. В университете, на своем курсе он организовал группу, и с тех пор его не покидала мысль посвятить этому жизнь. Все деньги, что он заработал до этого, занимаясь мелким бизнесом, вбухал в аппаратуру, в помещение, в раскрутку своей группы. Он и его ребята участвовали во всех фестивалях, которые проходили в области, кстати, небезуспешно. За последний год он даже успел помелькать на местном телевидении, но все это было не то. Нужны были деньги. Большие деньги, а еще нужные знакомства, чтобы заявить о себе во весь голос. Оттого он и подался на радиостанцию. Не телевидение, конечно, но связи с музыкальным миром можно было наладить без особых усилий, чем он и занимался последнее время. И сейчас, видя, что мечта вот-вот может стать реальностью, он решил слабать пару стопроцентных хитов. Так как подходящего материала катастрофически не хватало, оставалось дело за малым. Нужен был человек, талантливый поэт, который взорвет все. Тогда-то он и вспомнил об Андрее.

— Андрон, молодца! — довольно произнес Игорь, закончив читать новые стихи, вернее, новые слова песен. — Я всегда знал, что ты неисчерпаемый источник. Ты не представляешь, как я горжусь, что ты — это мой источник.

— Гарик, иди к черту. Ничего особенного, как всегда.

— Да обломись ты, брось прибедняться, — сказал Игорь. — Ну все, поехали, у меня уже руки чешутся попробовать это с ребятами.

Игорь поднялся и, не глядя на Андрея, уже напевая себе под нос и не прощаясь с тетей Полей, направился в прихожую.

Выходя, Андрей поцеловал мать в подставленную щеку и, сказав, что будет поздно, вышел вслед за Игорем.

* * *

Анна проснулась в семь вечера. Автоматически сварила себе кофе и с чашкой в руках, зевая через каждые пять секунд, поплелась на диван. Она еще не решила, чем займет себя, но то, что сидеть дома не будет, это уж точно. Она хорошо потрудилась, можно и отдохнуть. Недолго думая, позвонила Инге.

— Опа! — вместо «привет», произнесла подруга. — Анна, что там у тебя вчера произошло с Виталькой? Он приехал злющий, как сто чертей. Сказал, что ты его хотела застрелить и что у тебя был хахаль. Правда, что ли? Хорошенький?

— Мне уже можно говорить? — надменно спросила Аня.

— Ой, подруга, ну конечно. Так ты и не ответила. Что было?

— Была проведена воспитательная работа в целях профилактики, — сухо пояснила Анна. — Лучше скажи, где будете сегодня вечером.

— В джаз-клубе.

— Я подъеду часам к девяти. Виталий будет?

— А куда он денется?

— Предупреди его, что я хочу поговорить с ним.

— Ну ты даешь!

— Так скажешь?

— Естественно.

— Тогда до вечера. Бай-бай.

* * *

Виталик был в замешательстве. Сообщение Инги о том, что Анна хочет с ним поговорить, вывело его из себя. Выходило, что он ничего не понимает в этой жизни — и в бабах тоже. Хотя ему было приятно, что Анна сама изъявила желание общаться. Вот уж он отыграется! От удовольствия молодой человек расплылся в улыбке, ничего хорошего она не предвещала.

Анна, как всегда, была несказанно хороша и величава. Вопреки ожиданию Виталика, она на него даже не взглянула. Зато почти без предисловия начала рассказывать о том, как три дня занималась поиском материала для статьи. Рассказ начала с поездки на трамвае. Вот уж друзья потешились. Потом плавно перешла к тому, что ей для достоверности понадобился кто-нибудь, кто поделился бы проблемами слепых людей — статья-то о них. Один молодой человек, не бесплатно, а, между прочим, за сто долларов, согласился все ей рассказать. И в тот момент, когда началась самая задушевная беседа, в ее квартиру буквально ворвался Виталий и, к ее стыду, устроил сцену ревности.

Произнеся это, она наконец-то повернулась к Виталику. Тот сидел с низко опущенной головой.

— Так вот, милый, — без комментариев было понятно, что всё последующее будет касаться только его, — Андрей, которого ты вчера видел, и есть тот человек, который мне помог. Ясно тебе? Он мой материал, моя статья. А ты что устроил? — высокомерно спросила Анна.

— Так объяснила бы по-людски, — у Виталика все клокотало внутри.

— А разве мы не договорились, что ты не будешь меня беспокоить, пока я не закончу статью?

— Анечка, но он был у тебя дома, и было уже поздно.

— А где, по-твоему, я должна была с ним общаться, на природе, что ли?

Ну и актриса! Нона Мордюкова. Даже не покраснела.

Виталик был уничтожен. Отыгрался, называется.

— Представляете, — обратилась она к остальным, — он с ним разборки хотел проводить. А ничего, что Андрей слепой?

— Как слепой?

— Так — слепой!

— Анечка, прости, я, видно, лишнего выпил. Стань на мое место, — Виталик поднял глаза, полные тоски и стыда. — И потом, ты меня застрелить хотела. Забыла?

— Как же я могу тебя застрелить, если ты меня любишь. Или уже нет?

Ну вот, пожалуйста. Она у любого вырвет признание, причем с легкостью. И, между прочим, еще ни разу никто не возразил. Кроме него…Сволочь!!!

— Люблю. Очень люблю. Они — свидетели, — он умоляюще посмотрел на друзей.

— Ань, ну ты и впрямь перегибаешь. Да Виталя вчера чуть с ума не сошел, мы еле его успокоили, — вступился Генка.

— Так значит, любишь?

— Анечка, прости.

— Хорошо. Тогда поехали к тебе.

— Со всеми?

— Со мной. Я хочу, чтобы ты доказал, как ты меня любишь. Мне это очень нужно. Надеюсь, возражать никто не станет, — она окинула собравшихся пустым взглядом и, не прощаясь, пошла к выходу.

Только когда Виталий и Анна скрылись за дверью, Инга со злобой сказала:

— Ну и крыса! Бедный мальчик, — посочувствовала она Виталику.

— Ничего он не бедный, — вступилась за Анну Эмма. — Маленький расчетливый козел! Слышали бы вы, что он вчера об Анне говорил.

— Интересно, как бы мы могли это слышать, если ты утащила его к себе? — с презрением заметил Геннадий.

* * *

Примирение прошло на два с минусом. Зачем она к нему поехала? На что надеялась? После Андрея Виталик показался слепым котенком, мальчишкой. Как она раньше не замечала? А может, это произошло оттого, что она сама витала где-то в облаках и была совершенно равнодушна к тому, что проделывали с ее телом. Она опомнилась только после того, как почувствовала, что все близится к завершению, во всяком случае, у Витальки. Без особого напряжения она сымитировала приступ безумного восторга, от чего молодой человек пришел в дикое восхищение.

Когда Виталик уснул, Анна поднялась с постели и подошла к окну. Было уже далеко за полночь. Дача, на которой они находились, была за городом, поэтому ночь отличалась от той, что она видела из своей квартиры. Она открыла окно, вдохнула ночную прохладу, а вместе с ней нежный запах фиалки. Аромат был густым и пьянящим. Неожиданно включился сверчок и стал старательно выводить свою мелодию. У Ани на глаза навернулись слезы. Нюта-Анюта. Она посмотрела на небо. Луна, как в голливудском фильме, низко нависала над чернеющим вдали лесом.

— Как я тебе завидую, Луна, — прошептала Анна. — Ты можешь видеть всё и всех. Так же, как ты сейчас тоскливо смотришь на меня, ты смотришь и на него, — слезы закапали на подоконник.

А потом, откуда-то из глубины души вырвалось неконтролируемое:

— Господи, ну пожалуйста, если ты есть, помоги мне его увидеть еще раз. Я не очень-то верю в тебя, но ты не обижайся: я еще не научилась. Я еще молодая. Но так хочу поверить! Знаешь, мне не с кем поделиться и не с кем посоветоваться, поэтому и обращаюсь к тебе. Ты же всемогущий, Господи. Как мне быть? Мне кажется, что я по-настоящему влюбилась. И, кажется, не в того, в кого надо было! Ему совершенно на меня наплевать. Ну почему такая несправедливость? Ну почему любовь не дружба? Я не хочу играть одна в игру под названием любовь. Господи! Ну сделай так, чтобы я поверила, что любить самой — это лучше, чем быть любимой. Нет, все равно не поверю. Я хочу любить и быть любимой. Неужели я слишком многого хочу? Ну испытай меня. Я не боюсь, я сильная. Ты знаешь, я готова пройти через любые трудности. И не сомневайся, я устою, я не струшу, дай мне еще один шанс, Господи. Мне так нужно быть с ним, это просто жизненно необходимо, это больше, чем воздух, это больше, чем сама жизнь.

Последние фразы она почти выкрикнула, совершенно позабыв, что находится в комнате не одна.

Виталик заворочался во сне. Анна с опаской повернулась к нему. “Вдруг не спал и все слышал?” Но дыхание было ровным и почти неслышным. Все же спал. Анна всхлипнула и легла в постель. Виталик повернулся во сне и положил на нее руку. Девушка испытала невероятную тяжесть. С какой-то небывалой брезгливостью и ненавистью сбросила ее с себя. “Ах, если б это был Андрей! Его рука?” От воспоминаний она вздрогнула.

Руки любимого. Разве про них еще не сочинили балладу? Вот Анна непременно бы сочинила, если бы могла. Разве это не они одним прикосновением могут привести в трепет? Разве это не они могут так сжать в объятиях, что забываешь обо всем на свете и помнишь только их. Только руки любимого готовы прикрыть от всех напастей, защитить от всех невзгод и поражений. Только руки любимого могут поддержать в любой беде. Как здорово прижаться к любимым ладоням губами и целовать каждый бугорок, каждую линию. Линию ума, линию судьбы, линию любви… Эх, Андрей, Андрей…

* * *

В редакции ее встретили букетом гладиолусов и сухим щелчком выстрелившей пробки от шампанского. Анна с удивлением оборачивалась, ничего не понимая. Весь коллектив был в сборе. Вперед выступила Зоя Васильевна.

— Дорогие мои коллеги, сегодня мы поздравляем нашу новую журналистку с боевым крещением и, судя по-всему, довольно удачным, — Зоя подошла к Ане, передала ей цветы и поцеловала в щеку. — Ребята, разлили уже?

Юра держал в руках разнос, на котором ютились одноразовые стаканчики, наполненные шампанским. Анна от смущения покраснела. Все, что происходило, было с виду очень простым, но таким душевным и искренним, что она растрогалась до слез.

— Анечка, мы рады, что ты выбрала нашу газету, что ты оказалась настойчивым и серьезным человеком, и надеемся на долгое сотрудничество с тобой. И, конечно, новых тебе идей, впечатлений и хорошего материала. За тебя, Нюта, за твой успех.

Окончание фразы подхватил весь коллектив. Анна снова почувствовала себя счастливой.

— Спасибо вам, — проговорила она.

— Э, нет, — перебила ее Катерина, — «спасибом» не отделаешься. Вечером с тебя шампанское и конфеты.

— Ой, ну, конечно. Как я сама не догадалась. Сегодня вечером, часов на восемь, я приглашаю всех в кафе, какое — уточню позже. Приходите, пожалуйста.

— Класс, Анька! — Юрка подлетел к ней и затряс за плечи. — Оторвемся на полную. Обещаешь?

— Обещаю.

Все одновременно зашумели, обсуждая приятную новость, но через пятнадцать минут каждый вернулся к своим обязанностям. Анна поставила букет в вазу и зашла к Зое Васильевне.

— Зоя Васильевна, я так тронута, что готова расцеловать всех и каждого, спасибо вам, — Анна сияла.

— Что ты, девочка. Это элементарное внимание. Но в случае с тобой оно заслуженное. Надеюсь, что это только начало.

— Так, может, мне нужно уже приступить к новому заданию?

— И можно, и нужно. Опять за слезливое возьмешься?

— Если честно, хотела бы немного передохнуть от этого. Можно?

— Отчего же нельзя. Дня три у тебя есть, можно заняться другим. Кстати, — Зоя внимательно посмотрела на Анну, — я давно мечтала сделать страничку для молодых, для подростков. Освещать интересующие их темы, устроить переписку на страницах газеты. Как ты смотришь на это?

— Давайте попробую, — Анна была уверена, что теперь ей все по плечу. — Только вот о чем писать?

— Думаю, о музыке. Сейчас чем молодежь интересуется? Телевизор и музыка — вот и все, что востребовано. Да, забыла, еще сериалом «Бригада». Видела?

— Я почти не смотрю телевизор, — виновато сказала Аня.

— Правильно делаешь. Я тоже не смотрю. Так вот. Ребята пытались раскрутить эту рубрику, но как-то не очень у них вышло. Все больше походило на то, что мы крадем статьи у других газет и журналов. Тут нужен другой подход. Ты знаешь что, подойди к Юре. У него остались телефоны наших местных знаменитостей, попробуй пообщаться с ними. У тебя получится. Только на этот раз попробуй уложиться в два дня. Договорились?

— Два так два. Тогда я пошла общаться с Юрой, потом со знаменитостями, потом вечером с вами. Какой чудесный, заполненный день! И как он здорово начался, — она поднялась и, строя на ходу план действий, отправилась к коллеге.

* * *

Анна стояла перед входом в огромное здание. Некогда здесь размещался какой-то НИИ-проект, или еще что, лично она не знала. Теперь все было сдано в аренду. Первые этажи занимали магазины, на втором размещались всевозможные агентства по трудоустройству, недвижимости. Следующие два этажа были отданы под офисы торговым фирмам и, наконец, на пятом находилась интересующая ее радиостанция. Ей нужно было туда. Это был уже восьмой адрес, который она сегодня посетила. Передвигалась она на «Толике», отец дал, поэтому по времени выходило все быстро и оперативно. У нее уже было предостаточно информации, но так же, как и в случае со слепыми, она чувствовала, что это неинтересно. Анна не расстраивалась. Уже по личному опыту она знала, что главное — быть настойчивым, и тогда наверняка подвернется что-то оригинальное.

Ей нужен был один работник по фамилии Игнатов. Юрка сказал, что он вредный и общаться с газетчиками не любит. Но, как назло, из всех имеющихся у него на примете музыкантов он был самым ярким. Еще в машине Анна подправила губы и припудрилась. Остальное все было в порядке.

Слава богу, был лифт, и к тому же работал. Выйдя на нужном этаже, она очутилась в длинном полуосвещенном коридоре. Всюду сновали люди. Вернее они не сновали, а носились, как угорелые, и всё молодежь.

— Прошу прощения, мне нужен Игнатов, — обратилась Анна к пробегавшей мимо с кипой бумаг в руках девушке.

Та, не останавливаясь и даже не глядя на нее, махнула рукой куда-то назад. Не то указывая Анне дорогу, не то показав жестом, чтобы она проваливала и не мешала работать. Аня не обиделась, но на всякий случай пошла в том направлении, куда указали. Решила спросить у других. Но еще две попытки оказались такими же безрезультатными, как и первая. Тогда Анна решила остановиться и выбрать не молодых людей, а кого-то постарше. Несколько минут спустя из какой-то двери, она даже не заметила какой, вышел тот, кто внушал ей больше доверия. Это был мужчина около сорока лет, с пышными волнистыми волосами, прикрывающими шею, и аккуратной бородкой с проседью. Он не был обременен никакой ношей, и Анна сосредоточилась на нем. Мужчина, поравнявшись с девушкой, внезапно остановился. Анна растерялась и забыла, что хотела как спросить.

— Красотуля, чего это ты так перепугано на меня уставилась? Мы знакомы?

От неожиданности Анна даже вздрогнула.

— Извините, мне нужен некто Игнатов. Вы не знаете, где я его могу найти? — от волнения у нее даже губы пересохли.

— Пошли со мной. У него обеденный перерыв, — и мужчина пошел быстрее.

— Подождите, — чтобы сократить расстояние, на которое уже удалился мужчина, Ане пришлось бежать.

И только она его нагнала, как он остановился у двери с надписью «Только для сотрудников». Не глядя на девушку, он открыл дверь, а потом, опомнившись, пропустил Анну вперед.

Оказалось, что они зашли в маленькое уютное кафе.

— Вы мне его покажите?

— Покажу, но вначале что-нибудь съем. Есть хочешь? — бесцеремонно спросил он.

— Спасибо, нет.

— Значит, будешь пить кофе с булочкой. Сядь за этот столик и никого не пускай, — приказал мужчина и пошел за подносом.

Анна, не задумываясь, уселась за столик и обернулась. Интересно, кого надо было не пускать? Зал был почти пустым. Шутник, однако. Мужчина возник так же внезапно, как и исчез. Через минуту весь стол был уставлен пирожными, бутербродами, салатиками. Последними на стол стали две чашки кофе и два стакана с соком. Анна удивленно уставилась на эту «скатерть самобранку».

— Приступим, — мужчина сел напротив и с удовольствием потер руки, — ешь все, кроме салатов — это мне.

— Но я не хочу.

— И нечего мне тут вредничать и строить из себя светскую даму. У тебя такой перепуганный и замученный вид, как будто ты только что вышла из подземелья. Ешь, тебе сказано.

Анна дважды моргнула и, видя, что на нее больше не обращают внимания, решила все же попробовать эклер. Пирожное оказалось очень свежим и с настоящим масляным кремом. Она отпила несколько глотков кофе, и ее осенило.

— Значит, вы и есть Игнатов? — Анна стала потихоньку приходить в себя.

— Угу, — с полным ртом ответил мужчина.

— Приятного аппетита, — она улыбнулась.

— Не болтай, у меня времени мало. Через двадцать минут прямой эфир. Доедим, пойдем на перекур, там и расскажешь, чего тебе надо.

— Ладно, — Аня съела эклер и взяла булочку.

— А говорила, есть не хочешь, — заметил Игнатов.

— Сейчас на место положу, — Анна притворно надулась.

— Очень мне нужна твоя надкусанная булочка.

Аня не вытерпела и рассмеялась.

— Просто невероятно. Впервые меня укротили за три минуты.

— Три? Старею. Обычно я укладываюсь в одну, — потом оторвался от тарелки и начал смеяться вместе с девушкой.

* * *

В курилке был туман от сигаретного дыма и уймы людей. Игнатов всех растолкал и прошел к открытому окну, ведя за собой девушку.

— Вот здесь хорошо. Давай кури по-быстрому и рассказывай, что там у тебя. Небось, на прослушивание?

— Я не курю.

— Да? Какое совпадение — я тоже. Ну и зачем мы сюда пришли?

— Я думала, что вы курите.

— Понятно, побежали ко мне в кабинет.

— Обязательно бежать?

— У тебя осталось восемь минут.

— Побежали.

Кабинет был небольшой, но уютный. В глубине виднелась еще одна дверь. Игнатов оседлал стул, перевернув его спинкой вперед. Анна, недолго думая, взяла другой стул и, развернув его таким же образом, села напротив.

— Ну, давай знакомиться. Меня зовут Игорь. Можно Гарик.

— А меня Анна, можно Нюта.

— Годится. Итак, Нюта, что нужно?

— Нужно договориться с вами о встрече, когда будете посвободней, — сказала Анна.

— Завтра в семь вечера, — на всякий случай сказал он. — А зачем нам встречаться? Хотя, как сказал Миронов в «Обыкновенном чуде»: “Вы привлекательны, я чертовски привлекателен…” Так?

— Так-то оно так. Но у меня к вам дело. Я журналист.

— О-о-о, — Игорь скривился. — Какая досада.

— Пожалуйста. Меня назначили ответственной за музыкальную рубрику. Ну неужели вы, тот, кто не дал мне умереть с голоду, позволите бедной девушке лишиться работы?!

— Все ясно. В оборот взяла. Охмурила, соблазнила, а теперь вьешь из бедного парня веревки.

— Из вас совьешь…

— А чего ты меня на «вы» называешь? — прищурившись, спросил Игорь.

— Так полагается по этикету.

— Ух ты, слово какое знаешь. Слушай, а про что хочешь поговорить?

— Про музыкантов, которые есть в нашем городе. Об их трудностях или победах. Об их стиле жизни, об увлечениях. Обо всем. Я знаю, вы сами музыкант. Расскажете мне?

— А я думал — о радиостанции. Если о группе?.. Послушай, можно встретиться раньше. В четыре сможешь? У нас репетиция, вот и познакомишься со всеми.

— О таком я даже не мечтала.

— Вот и замечательно. Времени у тебя до завтрашнего дня много, мечтай! А мне пора. Выходи.

* * *

“Ничего себе темперамент у человека!”

Анна никогда не встречала таких, поэтому Игорь ее просто покорил.

“Что он там сказал про три минуты? Что много. А ведь прав. Покорил за одну”.

Анна села в машину, довольная проделанной работой. Больше ехать никуда не нужно. Игорь, судя по всему, заменит ей десятерых. Значит, можно заехать к маме в салон и привести себя в порядок, ведь вечером «званый ужин».

— Толик, отвези меня к маме, — попросила она водителя.

— Как скажете, Анна Александровна, как скажете.

* * *

Елена Сергеевна, мама Анны, была образцом женщины. В свои сорок шесть могла дать фору любой молодой девушке. Все было в порядке и все было ухоженным. Конечно, при таком муже и при таких деньгах глупо бы было ожидать от нее другого. Но ведь такие деньги были не всегда. Она-то помнила всякие периоды в своей семейной жизни. Но к хорошему привыкаешь быстро, и сейчас, когда ненароком вспоминались былые лишения, Елена Сергеевна делала вид, что это не о ней.

На сегодняшний день у нее была обеспеченная и размеренная жизнь. Большего она не желала. Она объехала с мужем весь мир, перепробовала все мыслимые и немыслимые блюда, повидала множество диковинок и считала, что уже всего достигла, всего, о чем только может мечтать человек. Муж не донимал ее глупыми расспросами, но и вниманием тоже особо не баловал. Чтобы все было по-честному, четыре года назад Елена Сергеевна решила сама заняться делом. Выбор пал на парикмахерскую. Ее выкупили, отреставрировали, и теперь это была ее крепость, ее смысл жизни.

Дочь в это время училась за границей, и женщина отдала все силы, всю нерастраченную энергию на воплощение конкретной цели. И когда все получилось, Елена Сергеевна вдруг поняла, что кроме салона, ее в жизни ничего не волнует: ни муж, которого никогда нет, ни дочь, от которой она успела отвыкнуть за долгие годы ее отсутствия. Женщина вначале испугалась, но потом успокоилась и решила, что пришло время пожить наконец для себя.

Анна приехала к матери без предупреждения. Поздоровавшись с охранниками, уверенно прошла в помещение. Громко поприветствовала работников салона, заглянула в кабинет. Мать с кем-то увлеченно разговаривала по телефону. Девушка молча подошла к ней, поцеловала и жестом показала, что ей нужна укладка. Елена Сергеевна оторвалась от трубки и кратко бросила:

— Привет. Занимайся, чем тебе нужно. Поболтаем потом.

Анна кивнула в ответ и пошла к своему любимому мастеру Денису. Через час девушка была уже свободна. Критически осмотрев себя в зеркале, она в который раз выразила восторг по поводу мастерства парня. Мать в это время была в массажном кабинете с новой клиенткой. Анна заглянула туда и помахала Елене Сергеевне.

— Иду, — ответила мама.

Аня зашла в кабинет, взяла со стола журнал и стала его просматривать.

— Ну, рассказывай, как у тебя дела? Почему вчера не позвонила? — Елена Сергеевна закурила.

— Мама, не переживай. У меня все в порядке, — дежурной фразой ответила дочь.

— Хорошо. А что такая веселая?

— Я написала первую свою статью. Кажется, она получилась. Меня сегодня коллектив поздравил с боевым крещением.

— Ты хоть принеси почитать.

— Принесу, не сомневайся. Ма, посоветуй, как мне лучше устроить вечеринку?

— Ты решила устроить вечеринку?

— Мне хочется отблагодарить сотрудников газеты. Заодно скажи, куда лучше мне их повести? Коллектив разношерстный.

Елена Сергеевна задумалась и назвала кафе, с её точки зрения, вполне приличное для такой публики.

— Это не забегаловка какая-нибудь? Я там никогда не была, — Анна внимательно наблюдала за матерью.

— Ты же сказала, что ведешь коллектив. Значит, тебе нужно, чтобы не очень дорого, чтобы все разместились и чтобы было весело. Там все это присутствует. С восьми вечера играет живая музыка, вот и повеселитесь.

— Ты уверена? — Анна почему-то засомневалась.

— Не переживай. Я сейчас позвоню хозяину, он у нас обслуживается, и попрошу, чтобы все было на высоте.

Она набрала номер и нежным, совершенно незнакомым Анне голосом защебетала:

— Николай Иванович, друг мой… Да, я. Хочу сделать тебе выручку. Конечно, не забываю. Дочь моя, — потом посмотрела на Анну. — Сколько вас будет?

— Человек пятнадцать. Точно не знаю.

— Около двадцати. Да. Да. Ну, ты меня понимаешь. Еще бы. Завтра жду, — и положила трубку.

— Спасибо, мамуля, — Аня поднялась. — Мне еще надо в редакцию заскочить, предупредить всех, потом домой переодеться, так что я пошла. Пока.

— Иди, удачи. Да, много не пей.

— Ой, — девушка остановилась, — а сколько мне денег снять?

— Долларов двести хватит.

— Все, до свидания, — развернулась, чтобы идти. Потом опять остановилась.

— Что-то еще забыла?

— Мама, а ты бы взяла на работу слепого массажиста?

— А он классный? Я имею в виду медицинское образование, стаж.

— Нет, хотя не знаю. Но думаю, что хороший. Наверняка хороший.

— Посмотреть надо. Ты же знаешь, мы кого зря не обслуживаем.

— Ладно. Это не спешно.

* * *

Кафе было не ахти, и Анна скисла. Она приехала в него за час до того, как должны были собраться гости. Пока оговаривала меню, к ней подошел очень полный мужчина неопределенного возраста и поинтересовался, не дочь ли она Елены Сергеевны, на что девушка утвердительно кивнула.

— Анечка, если не ошибаюсь? — слащаво спросил он.

— Да, а вы Николай Иванович?

— Мое почтение, — и он низко склонил голову. — А вы совсем не похожи на мать.

— Я вся в папу.

— Значит, он у вас красавец.

— Спасибо.

— Анечка, давайте договоримся. Я буду до конца, до последнего клиента. Нужные распоряжения я уже отдал. Во всем остальном без стеснения можете смело обращаться ко мне. Доставьте мне такое удовольствие.

— Хорошо. Я буду очень вам признательна, если вы присоединитесь к нашей компании, — любезно предложила Анна.

— Польщен. Пренепременно воспользуюсь вашим предложением, но чуть позже. Начинайте без меня и отдыхайте в удовольствие.

У Анны поднялось настроение. Она вышла в зал. За это время стол был накрыт, и было заметно, что распоряжения Николая Ивановича выполняются четко. В зале оставались свободными еще столика четыре. На удивление девушки, к моменту ее возвращения уже все было занято. Пришли и музыканты. Они возились с подключением аппаратуры. Анна едва взглянула в их сторону и пошла на улицу встречать своих.

* * *

Николай Иванович сдержал свое слово и присоединился к теплой компании около десяти вечера. Он подсел к Анне и первым делом поинтересовался, все ли в порядке.

— Спасибо, все на высшем уровне. Признаться, не ожидала, — Анна одарила хозяина сияющей улыбкой.

Сидящий рядом с ней Юра, сообразив, кто к ним подсел, решил внести свои «пять копеек».

— Что-то музыка у вас недушевная.

— Разве? — Николай Иванович пожал плечами — Обычно всем нравится.

— Ну, это если слушать, а я хочу потанцевать с Анечкой, например. Кстати, как вам наша Анечка?

— Лично я — в восторге, — хозяин повернулся к девушке. — Позволите поцеловать вам пальчики? — и, не ожидая согласия, взялся своими пухлыми руками за пальцы девушки. — А насчет музыки сейчас уладим. Желание клиента для нас закон.

Он оторвался от Аниной руки и начал искать кого-то взглядом. Потом щелкнул пальцами и громко позвал официанта. Тот немедленно предстал перед глазами.

— Евгений, ты не видел, Гарик приехал?

— Минут десять назад зашел. Позвать?

— Пожалуйста.

— Гарик? — Анна удивленно посмотрела на хозяина. — Странное имя.

— Вообще-то Игорь. Это мой однокурсник по университету. Друг юности, так сказать. Кстати, музыкант отменный. Ребята, что играют сейчас, — это его группа.

— Правда? — Анна сосредоточилась на ребятах. Не может быть, чтобы у сегодняшнего Гарика была такая «кабацкая» группа. Наверное, совпадение. — А, значит, они у вас работают?

— Ну, работают — громко сказано. Народ завлекают. Это же не каждый день. Просто мы с Игорем всегда друг другу помогали. Когда-то я его выручил. Теперь он предложил свои услуги. Сейчас у меня не самое лучшее время, думаю, вы заметили и сами. Наверное, были в шоке, когда зашли?

— Вовсе нет, — Анна смутилась.

— Расскажите другому. Будто я не понимаю, где вы обычно обитаете.

— Да нет. Правда, мне нравится. Вкусно все и чистенько.

— Ах, милая Анечка, — с грустью в голосе сказал Николай Иванович, — видите ли, у меня сахарный диабет. Давно. Два года назад прихватило, думал — не выживу. Пришлось отказаться от работы. Вместо себя оставил любовницу, будь она неладна, а когда вернулся, чуть с ума не сошел. Наработала, одним словом. Ну, да ладно, зачем вам это… Так вот, Игорек просто играет у меня. Мы иногда шутя говорим, что он репетирует. Я ему ничего не плачу. Если клиент что даст, так это ребятам на бензин.

— Какой замечательный друг! — восхитилась Анна. У нее тут же созрел сюжет новой статьи, и она чуть не вскрикнула от счастья.

— А вот и он.

Игорь переоделся. Теперь он был в майке, потрепанных джинсах и легких сандалиях на босу ногу. Волосы были собраны в хвостик, как у Андрея.

— О! Красотуля, а ты что здесь делаешь? — Игорь протянул руку Николаю и плюхнулся на стул рядом с другом.

— Ем.

—А вы знакомы? Гарик, я просто не знаю ни одной красивой девушки, с которой бы ты не был знаком.

— Ой, Николя, не прибедняйся. Можно подумать, ты с ней не знаком.

— Но я познакомился только сегодня.

— Представь себе, я тоже, — Игорь подмигнул Анне. — Нюта, подтверди.

— Не буду, — Анне было смешно наблюдать за мужчинами.

— Ох ты какая, злючка!

В это время поднялась Зоя Васильевна и решила сказать речь. Говорила она долго, пространно, впрочем, её мало кто слушал. Все были уже изрядно пьяны и веселы. За шумом Анна даже толком не услышала, о чем та говорила. Она просто кивала головой и улыбалась Зое Васильевне. После того, как та закончила, мужская половина подскочила и выпила стоя. Николай и Игорь присоединились к ним.

— Господин хозяин, — фамильярно обратился Юра, — ну где же обещанная танцевальная музыка?

Николай многозначительно глянул на друга. Игорь скривился, а потом насмешливо спросил:

— Тебе чего, семь сорок или цыганочку?

Юра как-то сразу сник. Анна, глядя на него, украдкой прыснула.

— Гарик, вообще-то молодой человек хотел со мной потанцевать! — Анне стало жаль Юру.

— Молод еще с такими девушками танцевать, — отрезал Игорь. Потом поднялся и крикнул ребятам, которые как раз взяли небольшой перерыв. — Жора! Врубай народный вариант.

Жора-клавишник кивнул, и ребята заиграли песенку Верки Сердючки про червячков. Этот шлягер никого не оставил равнодушным, народ бросилась отплясывать, подпевая: “Гоп, гоп, гоп, а я танцюю …”

За столом остались Николай, Игорь и Анна.

— Выглядишь фантастически, — Игорь в упор посмотрел на Анну.

— Спасибо.

Николай поднялся.

— Ладно, вы тут пообщайтесь, а я проверю, как там у меня дела на кухне, — и медленно направился в подсобные помещения.

Оставшись одни, Анна и Игорь какое-то время молча рассматривали друг друга. Анне стало неловко, и она первая нарушила молчание.

— Я тут, Гарик, о вас столько лестного наслушалась.

— От Кольки, что ли? А, пустяки.

— Ничего себе пустяки!

— Нюта, послушай, если ты хочешь, чтобы я нормально с тобой чувствовал, прекрати обращаться ко мне на «вы». Не люблю я этикет. Показуха все это.

— Хорошо.

— Слушай, тебе не скучно?

— Ну ты же меня развлекаешь.

— Еще нет. Но могу.

— Не нужно.

— Может, уйдем?

— Может, в другой раз? Я же не одна!

— Спасибо и за другой раз. Тогда пошли, потанцуем.

— Я под такое не танцую.

— У, ты какая. Ладно, сиди.

Ничего не объясняя, Игорь поднялся и пошел к своим ребятам.

Пока они завершали «народный вариант», Игорь достал из футляра акустическую гитару.

— Уважаемые гости, сейчас объявляется премьера, — микрофон зафонил, и Игорь отступил немного назад. — Это новая песня нашей группы, которую я с удовольствием посвящаю молодой, но очень талантливой журналистке Нюте, — он полез в карман джинсов и достал оттуда сложенный лист. Развернул его, положил на стойку, затем наклонился к своим ребятам и что-то прошептал.

Люди, разгоряченные веселым прыганьем, не собирались садиться за столики. Но после первых аккордов недовольно стали занимать свои места. Песня походила скорее на бардовский вариант, чем на музыку для медленного танца. Игорь играл замечательно, да и пел неплохо. Жора немного подыгрывал, внимательно вслушиваясь в мелодию. Анна заворожено слушала. Ей понравилось все — и мотив, и слова. Когда Игорь закончил, она поднялась с места и начала аплодировать. Подражая ей, подскочил Юрка, а за ним и все остальные, сидевшие за большим дружным столом.

— А теперь по просьбе одного застенчивого молодого человека звучит белый танец. Дамы ангажируют кавалеров, — не дожидаясь, пока заиграет музыка, Игорь сбросил гитару и направился к Анне.

— Только попробуй мне отказать, — он поклонился Анне и игриво шаркнул ногой.

— Сам же объявил белый танец! — девушке очень нравилось такое своеобразное ухаживание.

— Поэтому и объявил белый, чтобы юноша меня не опередил, — объяснил Игорь.

Вне всякого сомнения, Игорь был прирожденным кавалером. С таким бы провести отпуск где-то в Океании. Вот уж кто сможет превратить каждую минуту общения в праздник. Просто какой-то очаровашка. Хотя, с другой стороны, даже праздник может надоесть.

— Хорошо. Уговорил. Представим, что это мой выбор, — Анна улыбнулась и протянула руку.

После танца Игорь наклонился к девушке и поцеловал в щеку.

— Ты прекрасно танцуешь! Уроки, что ли, где-то брала? — Игорь, поддерживая за талию, вел ее к столу.

— Угадал, брала. Причем у самых лучших хореографов Англии, — Игорь отодвинул стул, Анна грациозно присела за стол.

— Какая продвинутая журналистка! — Игорь сел рядом, налил себе и девушке шампанского.

— Ах, прости, так вышло, я не специально. Лучше скажи, кто вам песни пишет? Конкретно — ту, что ты пел?

— А правда понравилась? — он подал ей бокал и взял свой.

— Да. Только, думаю, она не для широкой публики, — Анна сделала глоток.

— Пожалуй, ты права. Мы пишем новый альбом. И он далеко не для широкой публики. Надеюсь, ты не думаешь, что мы играем такую лажу? Я не о той песне, что пел сам.

— Да, я понимаю.

— А кто пишет? — переспросил Игорь. — Музыку пишу я и Жорик, а тексты — мой друг. Его сейчас нет. Думаешь, народу не понравится?

— Я даже не знаю, что ответить. Мне, например, очень понравилось, честно. Скажи, на том листике у тебя текст?

— Да, а что, хочешь прочесть?

Анна кивнула.

— На, дарю. У меня еще есть, — и он протянул помятый листок.

— Спасибо. Завтра я обязательно приду. Мне уже самой интересно узнать о вас побольше. Поэт-песенник тоже будет?

— Не знаю. В такое время вряд ли. Он работает до пяти. Но не переживай, если понадобится, я о нем расскажу.

Пока Анна беседовала с Игорем, гости, лишенные ее общества, начали потихоньку расходиться. Анна забеспокоилась: было еще не очень поздно, стала уговаривать остаться. Зоя Васильевна ответила за всех:

— Мне нужно, чтобы завтра мои люди были работоспособными, а не больными, так что, Анечка, давай закругляться.

Все как по команде встали.

— Я могу тебя проводить? — спросил Игорь.

— Увы. За мной приедут. И потом, я еще не расплатилась и не попрощалась с Николаем Ивановичем.

— А почему расплачиваешься ты?

— Так этот вечер в честь выхода моей первой статьи.

— Не повезло. Значит, я буду вторым.

— На твоем месте я бы сильно не переживала, ведь кто-то потом будет и третьим.

— Умеешь успокаивать. Ну, пока, — Игорь нехотя поднялся и отправился к своим ребятам.

* * *

Оксана делала с Полиной Викторовной пироги с абрикосами. Она не успевала так ловко, как мать Андрея, лепить тесто, и сладкий сироп стекал у нее по запястью. От огорчения девушка чуть не плакала.

— Ну что за наказание, тетя Поля? — еще один испорченный пирожок полетел в мусорное ведро.

— Не расстраивайся ты так. Пироги — это не наука. Здесь нужна просто практика и желание. Полина Викторовна с нежностью и благодарностью смотрела на девушку. Лучшей жены для ее сына и придумать было нельзя. — У тебя все выйдет, Ксюшенька, а не выйдет — я помогу.

— Добрая вы, тетя Полина. И относитесь ко мне, как к родной дочери, только не главное это, — Оксана вытерла вспотевший от напряжения лоб рукой, оставив на нем следы муки. — Мне кажется, что я не нужна Андрею, он меня не любит.

— Конечно, любит, — тоном, не допускающим возражений, сказала Полина Викторовна.

После этих слов Оксана села на табурет, руки сжались в замок, она отрешенно покачала головой.

— Ну что ты?

— Я так люблю его. Я даже сама не представляю, откуда во мне это. И, честное слово, я совершенно не замечаю, что он слепой. Я уже привыкла. Просто немного больше внимания должно быть с моей стороны. Но если любишь, это такой пустяк.

— Бедная девочка. Я даже не предполагала, как ты страдаешь. Не переживай, я поговорю с ним. Он что, тебя обижает?

Оксана с обожанием посмотрела на Полину Викторовну. Грустно улыбнулась.

— Что вы, как можно о таком даже думать. Он замечательный, он лучше всех. Только говорить с ним обо мне не нужно, пожалуйста.

Входная дверь открылась, и вошел Андрей.

— Дома кто есть? — с порога спросил он.

— Здравствуй, Андрюша! — Оксана бросилась к нему навстречу и обняла. — А мы с твоей мамой пироги делаем.

Андрей холодно поцеловал девушку в лоб и отстранился.

— Молодцы. Я пошел мыться.

Оксана растерянно заморгала, а потом поплелась на кухню с опущенными плечами.

— А вы говорите, что любит! — с укором сказала она.

Полина Викторовна ничего не ответила, так как была занята пирогами, которые выкладывала на противень. А может, ей просто нечего было ответить.

Молча поужинав, Андрей поднялся и пошел в свою комнату.

— Давайте помогу с посудой, — опомнилась Оксана.

— Что ты, что ты! — замахала на нее руками Полина Викторовна. — Иди лучше к нему.

— Я боюсь.

— Оксаночка, иди.

Оксана робко подошла к комнате. Дверь была прикрыта. Она тихонько постучала. Ответа не последовало. Тогда, набравшись смелости, она без приглашения вошла в комнату и закрыла за собой дверь. Андрей лежал на кровати, уткнувшись лицом в подушку. Оксана растерялась, не зная, как поступить — то ли выйти, то ли подойти и поинтересоваться, что случилось. Андрей лежал, не реагируя на ее появление. Не приближаясь, Оксана вполголоса спросила:

— Андрюша, у тебя все в порядке?

Андрей перевернулся и сел на постели.

— Подойди ко мне, Оксана.

Девушка безропотно повиновалась. Подошла, хотела сесть рядом, в последнюю минуту передумала и села на стул.

— Я хочу тебе кое-что сказать.

— Андрюша, только не таким тоном, а то мне страшно. Как будто ты мне приговор читаешь.

Андрей вяло улыбнулся.

— Оксаночка, послушай. Ты очень хорошая девушка, добрая, внимательная, поэтому я не хочу тебя обманывать.

— Ты пугаешь меня. Что случилось за четыре дня, что мы не виделись? Хотя, впрочем, не нужно, не говори, мне все равно. Давай поедем куда-нибудь. Давай к Гарику?

— Гарик сегодня играет у Николая в кафе. И ты права, Оксана. Кое-что случилось.

У Оксаны перехватило дыхание, где-то внутри она уже почти догадалась, что произошло и у нее потемнело в глазах.

— И что же? — дрожащим голосом спросила она.

— Я встретил и полюбил другую девушку.

Мир рушился на глазах. Устрашающая пропасть, казавшаяся еще несколько дней назад всего лишь темной полосой, стала стремительно расти, поглощая все надежды, мечты, круша любовь и беспощадно раня душу девушки. Она даже не заплакала. Она просто умерла. В один миг. Погасла.

— Прости, — Андрей ожидал, что будет истерика, объяснения. Он боялся, что вмешается мама, произойдет грандиозный скандал. Он внутренне сжался.

— Хотя бы честно, — Оксана, не соображая, что делает, поднялась и пошла к двери.

“Скорее отсюда. Здесь невыносимо. Здесь больно. Здесь она не нужна”.

— Оксана!

Девушка вздрогнула и выбежала из комнаты. Полина Викторовна стояла под дверью и плакала. Не глядя на нее, Оксана выскочила из квартиры. Мать пошла на кухню домывать посуду.

* * *

Было около двух ночи. Андрей не мог уснуть. Он вспоминал Анну и думал, как ему поступить. “Нужно позвонить. Но я же ее обидел. Она может не захотеть разговаривать. И что тогда? Пусть это будет запасным, самым крайним вариантом. Кретин, даже не спросил, в какой газете она работает. Статья… Скорее всего, она ее написала. И я знаю, что это статья о слепых. Надо завтра спросить у Семена Васильевича, он работает киоскером, появлялась ли статья и в какой газете. Ну, узнаю, а что дальше? Я должен непременно с ней встретиться. Чего бы мне это ни стоило. Нужно объясниться и все исправить. Постараться исправить. Как я мог уйти?”

И опять ненависть к самому себе. Ненависть и презрение.

Зазвонил телефон. Андрея даже подбросило от неожиданности. Так поздно. Кто? Может, она?

“Размечтался”.

Звонил Игорь.

— Доброй ночи, не разбудил?

— Гарик, какого черта? — с раздражением спросил Андрей.

— Я сочинил музыку на один из текстов и спел сегодня. По-моему, здорово получилось.

— Ты же у Николая был?

— Там и пел.

— Нашел где петь.

— Не скажи. Там сегодня была не совсем обычная публика. А еще была одна девушка, очень даже неглупая. Так вот, ей особенно понравилось. Я даже текст ей подарил, надеюсь, не обидишься.

— Гарик, что ты ходишь вокруг да около. Сказал бы сразу, что понравилась очередная девушка и ты решил мне об этом сообщить.

— Девушка понравилась, тут ты прав. Ты мне лучше скажи, что на тебя нашло?

— В смысле?

— Если бы я не был уверен в твоих отношениях с Оксанкой, то решил бы, что ты влюбился. Что-то из тебя такие чувственные строчки посыпались…

— На тебя не угодишь.

— Слушай, я чего позвонил. Ты пораньше с работы не можешь уйти? Я пригласил эту девушку к нам на репетицию. Кстати, она мечтает с тобой познакомиться.

— Прямо мечтает? Гарик, ты опять за свое. Не буду я ни с кем знакомиться. Меня твои угрызения совести замучили. И потом, при всем желании уйти раньше я не смогу. Я на днях брал отгул. Так что сам разбирайся со своей девушкой. Встретимся в обычном режиме. Я лучше дома поработаю. Не обижайся.

— Как знаешь.

* * *

Игорь действительно испытывал угрызения совести. Лет десять назад, когда он учился в аспирантуре и параллельно занимался музыкой, в группу понадобился саксофонист. Чтобы далеко не ходить, в первую очередь решили поискать в стенах родного университета. Был какой-то праздник, Татьянин день, что ли. Решили в честь покровительницы студентов своими силами устроить концерт, плавно перетекающий в танцевальный вечер. Саксофониста Игорь там не присмотрел, зато познакомился с Андреем. Тот прочел ему свои стихи. Игорю понравилось. Его всегда притягивали неординарные личности. Они подружились, и уже через неделю Андрей стал неотъемлемой частью Гариковой группы.

На тот момент у Андрея была невеста по имени Настя, они вместе учились. Маленькая, хрупкая, с огромными серыми глазами и веснушчатым вздернутым носиком. Она всегда была рядом с Андреем. По окончании обучения они собирались пожениться. Но так случилось, что Игорь сам влюбился в Настю. Бороться с чувствами ему было некогда, и он без зазрения совести увел ее у Андрея, а через месяц женился.

Лет на семь они с Андреем потерялись.

Поначалу Игорь особо не переживал. Подумаешь, не он первый, не он последний так поступил. Сердцу не прикажешь. Но Настя оказалась даже приблизительно не тем, что ему было нужно. Через год, не в силах больше терпеть друг друга, они разошлись. Настя бросила университет. У нее родился сын. Сейчас ему было девять лет. За все это время Игорь видел его не более пяти раз. Настя после развода сразу уехала к родителям в другой город. О том, что у него есть ребенок, Игорь узнал случайно от какого-то общего знакомого. Приехав к бывшей жене, он обнаружил, что та вышла замуж, и его мальчик был усыновлен новым мужем. После Насти Игорь долго не женился, а потом его прорвало. За пять лет он еще дважды «благополучно» вступал в брак и так же «благополучно» разводился, детей у него больше не было.

Чтобы не отвлекаться на неурядицы в личной жизни, Игорь заставлял себя работать до упаду. Когда он понял, что можно всерьез заняться музыкой и продвинуться в этом направлении, приехал к Андрею. Он без труда его нашел и предложил сотрудничество. Прошлое не вспоминали. Но Игорь почему-то решил, что просто обязан позаботиться о личной жизни друга. С тех пор и повелось, что любая интересная девушка в обязательном порядке знакомилась с Андреем. Андрей это понимал и каждый раз находил предлог, чтобы отказаться от очередной претендентки. С появлением Оксаны Игорь немного поутих. Но чем больше он узнавал девушку, тем меньше она ему нравилась, и он принялся за старое.

В случае с Анной Игорь растерялся. Не очень-то он и хотел, чтобы она познакомилась с Андреем…

* * *

Виталик вез Анну домой. Девушка была в превосходном настроении. От нечего делать рассказала ему о событиях сегодняшнего дня, ничего не упуская. Виталик не знал, как ему реагировать. Вроде все хорошо, Анна делится с ним своими впечатлениями, значит, доверяет. Но делится без стеснения, не боится, что обидит его, как будто он ей просто старый друг. Вон про Игоря сколько нарассказывала, про его ухаживание. Виталик вдруг понял, что ревнует. Неожиданное и непонятное чувство вывело его из себя.

— Ань, мне неприятно слушать о том, как за тобой ухаживают другие мужчины, — как можно спокойней сказал Виталик.

— Почему? — Анна казалась искренне удивленной.

— Неприятно, и все. Я не собираюсь делить тебя с другими, — в голос ворвались металлические нотки.

— Не вижу ничего плохого в том, что мне оказывают знаки внимания, — Анну даже стала забавлять его внезапная тревога. — Как ты не понимаешь? Если женщина пользуется вниманием у мужчин, это говорит только о том, что она настоящая женщина. Разве тебе неприятно осознавать, что такая женщина рядом с тобой?

— Оно, конечно, приятно. Но все же что-то мне это не нравится, — неопределенно ответил Виталик. — Лучше скажи, а тебе это для чего?

— Как для чего? Ну ты даешь! Для меня это подтверждение, что я еще ничего.

Виталик усмехнулся.

— В том-то и дело, что очень даже ничего. Вернее, наоборот, очень даже чего.

— О-о-о! Да ты меня ревнуешь? — настроение еще больше поднялось. — А ты просто подумай, кто сейчас едет ко мне. Игорь или ты? Вспомнил?

— Все равно. Я боюсь, что в один прекрасный момент ты скажешь мне, что я тебе не нужен.

— Ты чего, Виталь? — она легонько потрясла его за плечо.

— Я тебя люблю, а ты издеваешься, — Виталик затормозил у подъезда Аниного дома.

“Что-то в нем изменилось. И интонация была другая, и взгляд. Правда, что ли, любит? Ну слава Богу, хоть кто-то меня любит”.

Анна вдруг совершенно другими глазами посмотрела на молодого человека. Он уже перестал казаться ей мальчиком. Усталый, расстроенный, избегающий прямого взгляда.

“Может, просто нужно лучше присмотреться к нему, быть поласковей? Может, я чего-то про него не знаю?”

Ей стало жалко Виталика. Ведь специально все рассказывала, чтобы его растормошить или позлить. Наверное, уже достаточно. Что-то он сильно расстроился, или притворяется? Вряд ли. Вцепился в руль, на неё не смотрит. Какой-то смущенный.

— Андрюша, упокойся, — произнесла очень тихо и нежно. Произнесла и даже не поняла сама, что сказала.

— Как ты меня назвала?

Девушка оцепенела. “А как я его назвала?”

— Какой еще Андрюша? — Виталик в одну секунду изменился. — Анна, я к тебе обращаюсь. Кто такой Андрюша?

— Прости, оговорилась, — девушка была потрясена не меньше Виталика.

— Ничего себе оговорилась! Это случайно не слепой, который, как ты меня уверяла, всего лишь материал для статьи?

“Вот пристал. Что тут такого? Подумаешь, назвала своего мужчину другим именем. Разве это о чем-то говорит? А разве мне самой это ни о чем не говорит? Ни о чем! Ни о чем! Браво! Какое самовнушение!”

— Нет, просто сорвалось, сама не понимаю, почему.

“Так уж и не понимаю? Ладно, понимаю. И что? Где там этот Андрюша? А-у-у!!!”

— Не хочешь говорить? Понятно. Если бы просто оговорилась, то и отвечала бы спокойно. Вон про музыканта ничего же не скрыла, все выдала. Хотя я уже не знаю, чему верить.

— Я тебе спокойно отвечаю. Не знаю, просто вырвалось, шампанского много выпила.

— Так я тебе и поверил. Что же ты в лице вся изменилась? Голос задрожал?

Усилием воли девушка взяла себя в руки. Это с каких пор у нее стал дрожать голос? Что это она, в самом деле, раскисла? Анна себя не узнавала. Набрав в легкие побольше воздуха, придав лицу каменное выражение, высоко подняв голову, почувствовала себя прежней.

— Прекрати цепляться к словам. Сказала, что оговорилась, значит так и есть? — ледяным тоном ответила Анна.

— Ань, хочешь честно?

— Говори.

— Мне надоело чувствовать себя пятилетним мальчиком. Ты разве не замечаешь, как обращаешься со мной? Ты все время на меня давишь. То тебе то не так, то другое не эдак. Мне очень тяжело с тобой. Я не успеваю под тебя подстраиваться. Вот как хочешь, но я желаю услышать сейчас, сию минуту, какие у тебя планы на будущее и есть ли в этих планах место для меня. Я устал. Мы бесконечно ссоримся. Тебя это устраивает? Меня нет. Я не могу жениться на женщине, которая меня не уважает.

Анна удивленно посмотрела на Виталика.

— А ты собрался на мне жениться?

Можно подумать, для неё это была полная неожиданность. Да скажи Виталик еще полчаса назад: “Анечка, выходи за меня замуж”, — она бы, не задумываясь, согласилась. Так зачем же становиться в позу? Слишком мало времени, чтобы объяснить самой себе собственное поведение. Надо быстрее соображать, чего ей нужно. И нужно ли вообще!

Виталик закрыл глаза. В таком положении сидел какое-то время. Анна молча смотрела на него.

— Тебе, конечно, трудно поверить, особенно сейчас, когда я злой, но я повторяю еще раз. Я тебя люблю. И не думай, что я просто так сдамся.

Девушка развернулась к нему вполоборота и, улыбаясь, спросила:

— А если меня не интересует твоя любовь? С чего ты решил, что я тебя люблю и выйду за тебя замуж?

Кажется, у Анны уже вошло в привычку поражать окружающих, и себя в том числе, своим неординарным поведением.

Виталик нервно забарабанил пальцами по рулю.

— Это твой окончательный ответ?

— Окончательный и бесповоротный. Да. Ты мне не нужен! — Анна вложила в ответ всю злость, которая накопилась у нее за несколько последних дней.

Виталик медленно повернулся к ней.

— Имей в виду: если я узнаю, что ты променяла меня на то чмо, с которым я тебя застал, пусть пеняет сам на себя.

Если бы она могла, ей богу променяла бы не задумываясь.

— Ой, как я испугалась!

— Я тебя еще раз предупреждаю. Ты будешь или со мной, или ни с кем. Запомнила? — Виталика даже начало трясти от злости, казалось, еще секунда — и он бросится на девушку с кулаками.

“Хорошо, что меня сейчас не видит Андрей. Плохо, что он меня сейчас не видит. Идиотка! Он же слепой! Ну и что? Может быть, он бы хоть что-то про меня понял?”

— Все сказал? — Анна посмотрела на него ненавидящим взглядом. — Ты говори, да не заговаривайся. Будешь хамить или угрожать — мы еще посмотрим, кто чего запомнит. — Анна медленно выбралась из машины и изо всей силы хлопнула дверцей.

— Сука. Ну ладно. Поживем — увидим, — Виталик рванул с места, так что взвизгнули колеса.

Аня вбежала на свой этаж, ворвалась в квартиру, быстро захлопнула дверь. Не проходя в комнату, тут же, в коридоре, села на пол и тяжело задышала. Сердце колотилось. Как будто за ней гналась стая собак.

— Спокойно, все в порядке. У меня крепкие замки. Ой, что же я наделала! Могла же свести все к шутке. Так нет, гордость не позволила. Боже мой, он же вел себя, как бешеный! А, вдруг и вправду вздумает мстить? Не может быть! Нет, не осмелится. А вдруг он встретит Андрея? — сперло дыхание. — Какая я непроходимая дура! Что же делать? Хочу домой.

Она поднялась, схватила трубку и начала набирать номер.

— Алло, — голос был злым и сонным.

— Папочка, привет, это я.

— Анечка? Ты чего?

— Я ужасно соскучилась и хочу домой, — Анна говорила тихо, чтобы не было слышно, как дрожит голос.

— Аня, что случилось?

— Я хочу домой, — она не знала, что еще сказать.

— Сейчас пришлю машину.

— А можно, ты за мной приедешь сам?

— Что произошло?

— Папочка, приедь за мной, пожалуйста, — Анна не выдержала и начала плакать.

— Я буду через полчаса.

— Спасибо.

* * *

Дождь лил как из ведра. Надо же, еще час назад, когда он ложился, небо было звездным, без единого намека на тучи, а тем более на грозу. Пока он одевался, все изменилось. И уже в машину он садился под непрерывные раскаты грома и частые капли дождя.

Внутри тоже все клокотало. Не от злости, нет. От беспокойства. Что могло случиться? Он услышал, как дрожал голос дочери, как она была напугана, а то, что она заплакала, просто вывело его из равновесия. Последний раз такое произошло, когда Анна была в первом классе. Мальчик, с которым ее посадили за одну парту, чтобы произвести впечатление на соседку, притащил в школу ужа, который жил у него дома. Чтобы удивить понравившуюся ему девочку, так, во всяком случае, он хотел, взял и сунул этого самого ужика ей в портфель. Анька после того, как обнаружила его, чуть с ума не сошла от страха и неожиданности. Успокоить ее не могли несколько часов, даже мать вызвали, чтобы та ее забрала. Весь следующий месяц после этого случая Александр Станиславович лично отводил ее в школу и сам открывал перед первым уроком портфель, чтобы Аня убедилась: в нем ничего такого, кроме учебников и тетрадок, нет. И вот теперь, после странного телефонного звонка, он все никак не мог представить, что могло ее вывести из себя.

* * *

Анна сидела укутавшись в плед, с чашкой горячего чая. Отец переоделся и зашел в спальню дочери. Зашел, улыбнулся. Как её не хватает в этой спальне! И как здорово видеть ее тут. Зачем он позволил ей жить отдельно?

— Успокоилась? — он подошел к ней и поцеловал в лоб. — Рассказывай.

Анна не знала, с чего начать. Собственно, она даже не знала, что вообще говорить. Сейчас, когда она была дома, рядом был отец, ей показалось, что все ее страхи надуманны и нелепы.

— Анна, я жду. Давай выкладывай все по-порядку, — отец присел рядом и обнял ее.

Аня прижалась к нему как маленькая девочка.

— Я тебя так люблю, — прошептала она.

— Хитрюга. Хорошо, не хочешь все, передай хотя бы суть.

Он прекрасно знал свою дочь. Она не умела хранить тайны. Собственно, у нее их почти не было. Почему почти? Скажем так, Александр Станиславович допускал, что у Ани непременно должно быть что-то личное, о чем ему знать необязательно. А еще он знал, что она ему доверяет. Конечно, уже не так, как в детстве, но он по-прежнему чувствовал, что они друзья.

— Виталька сказал, если я не выйду за него замуж, то не выйду ни за кого.

Сказала без интонации, как будто обсуждала новый фасон кофточки. А раз так, значит, не это главное. Отец вздохнул. Усмехнулся.

— И все?

— Да.

— Поэтому ты разбудила меня, напугала плачем? Сейчас сидишь, как загнанный зверек. Аня, я, может, уже не так молод, как тебе, наверное, кажется, но я же не дурак. Или ты хочешь мне сказать, что перспектива выйти замуж тебя до смерти напугала? Аня, сколько у тебя было этих Виталиков, Владиков, Вовиков? Только тех, кого знал я? Ты что, не можешь разобраться сама?

— Но я же его не люблю!

“Ага. Уже теплее. Ну, раз дело в «не люблю», тогда действительно серьёзно”.

— Понятно. Виталика ты не любишь. А кого любишь?

Вопрос поставил Анну в тупик. Не была она еще готова к амурным откровениям.

— Папочка…

— Анна. Или говори, или давай спать. Расскажешь завтра, — нарочно безразличным тоном сказал отец.

Ждать до завтра и вспоминать все по-новому Анне не хотелось. Конечно, можно вообще ничего не говорить. Но переложить груз переживаний на отца было так в ее духе, что она решила рассказать. Но если рассказывать, то уж обо всем. Девушка поставила чашку на стол. Закрыла лицо руками и неожиданно громко заплакала — так стало жаль себя.

— Анечка, не надо. Успокойся. Ты же пришла за помощью, а ничего не говоришь, — отец начал нервничать: он никогда не видел Аню в таком состоянии.

— Я влюбилась, — всхлипывая, сказала Аня. И как сказала это, сразу стало как-то легче.

И что нужно ответить на это взрослой дочери?

— Но это же очень хорошо, Анечка. Зачем же так расстраиваться? Кто он?

“Кто, кто… Конечно, принц на белом коне! Чтобы у Аньки и не на белом коне? Как минимум на трех! Или, на худой конец, на ковре-самолете. На меньшее она вряд ли согласится. Что я ее не знаю?”

— Никто. Просто Андрей.

“Так. Нестыковка. Остается надеяться, что единственная”.

— Ну ладно, — отец вздохнул, — пусть просто Андрей. Почему ты плачешь?

— Он меня бросил.

“Хорош принц! Ни тебе коня, ни тебе ковра-самолета, так еще и бросил”.

— О господи! Но если он тебя бросил, почему Виталик тебе угрожает?

— Он хочет на мне жениться. Я ему отказала. Он начал мне говорить, что если я не буду его, то не буду ничьей.

“Виталик, Виталик… Где-то я уже про него слышал. Кажется, Анна как-то назвала его великим предпринимателем, или я путаю?”

Выяснять не стал. Чувствовал, что дело не в нем. И тем не менее, какие-то отношения у него с Анной были?

— Я не понимаю, бред какой-то. Почему он тебе так сказал?

— Потому, что я его случайно назвала Андреем, — быстро ответила дочь.

— Так. Про Виталика поговорим завтра. Я разберусь. Все будет в порядке. Что еще?

— Он сказал… Папа, он убьет Андрея. Ты не видел его, он был бешеный. Он потерял над собой контроль. Он готов был меня задушить. Я даже не могла подумать, что он такой ревнивый. Это правда, мне не показалось, — Анна опять переживала тот ужас, который ее охватил в последние минуты общения с Виталиком.

Отец ответил не сразу. Из того, что он услышал, понять суть проблемы было не легко. Абракадабра какая-то.

— Аня, я опять ничего не понимаю. Из-за того, что ты раз ошиблась в имени, молодой человек готов убить несуществующего «другого»? Ты уверена, что с твоей стороны больше не было оплошностей? Я не понимаю, как можно завестись из-за такого пустяка. И я не верю, что ты не могла выкрутиться.

А вот оправдываться Анна не любила. Тем более перед отцом. Тем более в таком деликатном вопросе.

— Ты мне не веришь?

— Анна, ты же хочешь, чтобы я разобрался? Тогда я должен знать как можно больше.

Девушка взяла чашку, отхлебнула чаю и поставила обратно на стол.

— Виталик вначале приревновал меня к Игорю. Я просто рассказывала, как провела день.

— Ну, а Игорь кто такой? — отец потер переносицу.

— Музыкант. Я пишу о нем статью.

— С Игорем разбираться не нужно?

— Нет, конечно.

— И на этом, спасибо. И все же, из-за чего у тебя истерика? Если одного ты не любишь, второй тебя бросил, третий вообще не при чем? Я думаю, тебе просто нужно успокоиться.

“Какой непонятливый попался отец! Что ему, по полочкам все разложить?”

— Я переживаю за Андрея.

— А он стоит того? — cпросил как можно спокойней.

— Папа, я его люблю.

— И давно ты его любишь? — отец уже устал от этой путаницы.

Анна посчитала на пальцах.

— Пятый день.

“Видно, пора на покой. Ничего не понимаю. Вот так живешь, живешь, а старость уже тут как тут… ”

— С ума сойти. Значит, так, — Александр Станиславович внимательно посмотрел на дочь. — Пусть мужчины разбираются сами, если захотят. Или ты считаешь, что я к Андрею, который тебя бросил, должен приставить охрану?

Анна вся встрепенулась.

— Не разберутся, папочка, не разберутся. Андрей — он слепой.

Отец тяжело выдохнул.

“Принц. Королевич Елисей. Черт!”

Поднялся и зашагал по спальне. Аня внимательно следила за его действиями. Через десять минут он резко остановился напротив дочери.

— Две недели, Анна, две недели ты живешь одна! Вдумайся! И что же? Тебя обворовали, в квартире бардак развела…

— Папа!

— Что папа? Я заезжал на днях, когда ты была на своей дурацкой работе. Или хочешь сказать: не заметила, что у тебя убрали, помыли посуду, поменяли постельное белье?

— Не заметила.

— Где же тебе замечать! Ты у нас любовь крутишь налево и направо. Один нас грозится убить. Зато второй просто слепой никто! Браво!

— Папа, не смей со мной так говорить, — Аня была в шоке.

— Действительно, зачем я трачу слова. В ближайшие дни собирайся обратно в Англию. Я переговорю с теми фирмами, которым ты отказала. Хватит с меня твоей самостоятельности в пользу нации.

— Я никуда не поеду, — уверенно сказала Анна.

— Еще как поедешь.

— Папа… — Анна поднялась. Губы побелели, лицо покрылось пятнами. — Ты хочешь со мной поссориться?

— Я хочу, чтобы ты была счастлива, и не с какими-то слепыми и безродными. И если для этого нужно принять меры, я их приму. Все, не хочу больше разговаривать. Кстати, о работе можешь забыть. Игрушки закончились, — и он в бешенстве вышел из спальни.

Анна осталась стоять с широко раскрытыми глазами, не веря, что все это происходит с ней. Какое-то время ей казалось, что отец передумает и зайдет к ней извиниться. Но ничего подобного не произошло. Анна потушила свет. В темноте оделась. Потом опустилась на постель и опять заплакала.

“Ну вот, теперь совсем одна. Что же, придется решать свои проблемы самой. Хорошо, я решу. Пора становиться взрослой. “Поедешь туда, пойдешь сюда”. Нет, папочка, я тебе не твой личный водитель”.

Она успокоилась. Достала большую сумку. Побросала в нее одежду. Открыла сейф и достала драгоценности. Просмотрела несколько гарнитуров. Эмма наверняка захочет купить, особенно этот, с изумрудами. Этого ей надолго хватит. Первым делом надо сменить квартиру. Ту она не потянет. Немного подумав, достала две шубы. Одна из норки, вторая из горностая. Отец в Осло купил. Ей еще нужна будет машина. Любая. Этим она займется в ближайшее время. Жаль, кредитки почти пустые. Анна в последний раз окинула взглядом комнату. Родительский дом… Да пропади он пропадом вместе с его обитателями. Посмотрела на часы. Половина пятого утра. Пора уходить. На цыпочках вышла и тихонько закрыла дверь. Консьерж с удивлением уставился на нее.

— Доброе утро, Анна Александровна. Куда в такую рань?

— В командировку.

— Куда?

— До свидания, — быстро вышла.

Достала мобильник, вызвала такси и поехала к себе.

* * *

Андрей наконец-то забылся тревожным сном. Ему снилась Анна. Она была рядом. Такая красивая, веселая. Как же он раньше не догадался! Она же и есть тот самый эльф, который живет в сказочной стране, где так пахнут анютины глазки. Анна ему что-то рассказывает, смеется. Он подхватил ее на руки. Какая она легкая, почти невесомая. Прижал к себе, он не хочет, чтобы она исчезла. Анна зовет его купаться. Он не идет. Какие-то неприятные ощущения возникают при одном только воспоминании о воде. Анна не слушает его. Она уже плывет. Он любуется девушкой издалека. И вдруг гладкая поверхность воды начинает неистово бурлить и устрашающе заворачиваться в водовороты. Все это начинается почти у берега и с большой скоростью устремляется к тому месту, где плывет Анна. Андрей бросается в воду. Она ледяная и вязкая. Он плывет очень медленно, как будто в киселе. Кричит, чтобы Анна повернула назад. Она поворачивается, машет ему рукой, ничего не понимает и в этот момент огромный водоворот с силой увлекает ее вглубь. Андрей ныряет за ней. Он уже рядом, он успеет ее спасти. Вода темная, как небо в безлунную ночь. Он не сразу находит ее в воде и не сразу понимает, что это она. Анна не движется, просто опускается вниз. От нее исходит холодное свечение. Глаза широко открыты и неподвижны. Она мертва. Андрей почти дотянулся до ее руки. Сейчас он ее вытащит. Непонятная сила очень стремительно увлекает тело девушки на дно. Она уже недосягаема. Андрей задыхается, ему нужен воздух. Надо глотнуть воздуха и сделать еще одну попытку. Скорее на поверхность! Над водой тоже ночь. Темно и страшно. Куда бы он ни повернул голову, везде чернота. Господи, он же слепой, как же он ее спасет!

Андрей проснулся, тяжело дыша. “Какой ужас. Какой плохой сон”.

Стало тоскливо и грустно. Как будто что-то мрачное и большое навалилось всей своей тяжестью и решило раздавить его. Да что же это такое? Даже во сне не может о ней не думать. А она, небось, сейчас с каким-нибудь очередным Виталиком. А о нем и думать забыла, если вообще думала. Нет, не может быть, чтобы не думала. Там, на берегу, не может быть, чтобы притворялась. Скорей бы кончилась эта ночь. Завтра он узнает, где ее искать. А может, она просто спит у себя дома. Одна. А он так переживает. Он заставил себя успокоиться. Закрыл глаза в надежде еще уснуть.

Анна в это время ехала от родителей к себе на такси.

* * *

В редакции обсуждали вчерашнюю внеплановую пирушку. Все были несказанно рады и благодарны Анне за неожиданный праздник в этой серой однообразной жизни. Только Юра был насупленный, даже не поздоровался. Анна сделала вид, что не заметила. Мало ей было своих проблем. Чтобы не думать о ночном происшествии и ссоре с отцом, она с головой ушла в подготовку материала, который добыла до встречи с Игорем. Ничего интересного там не было, просто скупая информация, но она решила упорядочить ее — вдруг пригодится. Не сейчас, так потом. Анна ждала, когда освободится Зоя Васильевна.

У Зои Васильевны была посетительница — старая знакомая Римма. Она пришла, чтобы лично высказать благодарность начинающей журналистке за удачную работу. И еще она принесла расчетный счет, который планировалось разместить в последней части статьи. Зоя вызвала Анну, и та с удовольствием выслушала лестные отзывы о своей работе.

— Анечка, мне очень бы хотелось как-нибудь вас отблагодарить, — Римма приветливо улыбалась девушке.

— Вы случайно не слышали у своих знакомых, никто не сдает квартиру?

— Тебе нужна квартира? — Зоя с удивлением посмотрела на Анну. — Как это?

— Так это, — Анна опустила глаза.

— Я спрошу. Не обещаю, но вдруг что-то выйдет. А тебе как, с мебелью? — поинтересовалась Римма.

— Лучше без.

Потом подумала и сказала: — Нет, лучше с мебелью.

— Я не забуду, — заверила ее Римма.

— Зоя Васильевна, ну, я пойду, у меня много работы. Пригласите меня, пожалуйста, когда освободитесь, нужно кое-что обсудить.

— Хорошо, Анна, иди, — Зоя ничего не поняла. Но гадать не стала. Ведь будет возможность поговорить потом наедине.

* * *

Ничего конкретного Анна не рассказала Зое Васильевне. Пояснила, что поссорилась с отцом и хочет жить самостоятельно. Зоя видела, что девушка в плохом настроении, поэтому не стала задавать лишних вопросов. Анну интересовали некоторые нюансы касательно музыкальной странички, и она перешла к ним.

— Скажите, в каждом номере будет этот раздел?

— Давай подумаем.

— Я уже подумала. Если в каждом, то я не потяну, да и материала где столько наберешь. В результате придем к тому, от чего вы хотели отказаться. Придется перепечатывать материалы из других изданий.

— Но предполагается же переписка с читателем? — напомнила Зоя Васильевна.

— Думаю, она возникнет не сразу. Разве что мы сами себе начнем писать.

— Ну, а что конкретно ты предлагаешь?

— Газета выходит три раза в неделю. Музыкальную страничку выпускать в пятницу. Будет время качественно подготовиться. Будут реальные письма — расширим диапазон.

— Резонно. Слушай, Анна, смотрю на тебя и удивляюсь. Толковая ты, — Зоя поразилась себе, обычно она скупа на похвалу. Но Аня ей определенно нравилась, — значит, постарайся завтра часам к двум успеть написать. Сможешь?

— Все зависит от сегодняшней встречи. Думаю, все получится.

— Тебе во сколько назначено?

— К четырем подойду.

В это время зазвонил мобильный телефон. Анна посмотрела номер, недовольно ухмыльнулась, извинилась и вышла в коридор.

Звонила Елена Сергеевна.

— Анечка, как ты?

— Жива — здорова, — Аня ответила с раздражением. “Вспомнили о ней наконец. Мама называется. Всегда в стороне”.

— Анечка, мне надо с тобой поговорить. Где ты? — мать была взволнована.

— На работе, и не надейся, я с нее не уйду.

— Аня, я хочу, чтобы ты знала, что я на твоей стороне. Я поговорю с папой сегодня вечером, думаю, он уже к тому времени успокоится.

— Да ну? А что это ты так запереживала?

— Анна, прекрати дерзить, пожалуйста.

— Мне некогда, я занята.

— Хорошо, я уже прощаюсь. Но все же прошу, найди время выбраться ко мне.

— Ладно, мама, я постараюсь в ближайшие дни заехать.

После разговора немного полегчало. Главное — время потянуть, а там будет видно. До четырех оставалось еще несколько часов, и Анна решила зайти к Екатерине Семеновне поболтать. Катя, к сожалению, была занята, и девушке ничего не оставалось, как вернуться в свою комнату, где над бумагами корпел Юра.

— Юр, ты чего на меня обиделся? — Анна уселась напротив него.

— Ничего не обиделся, — не глядя ответил он.

— А чего же тогда не поздоровался?

— Я здоровался, ты не услышала.

— Да врешь ты все. Надулся из-за того, что я с тобой не танцевала? Так ты не огорчайся, не последний же раз. Обещаю, что в ближайший праздник не буду от тебя отходить.

Юрка молчал, боялся даже поднять на нее глаза. Поняв, что ничего из него больше не выжмешь, девушка решила поехать в город и погулять по центру. Ни разу еще этого не делала после приезда из-за границы. Ничего никому не объясняя и не прощаясь (только ей было позволительно такое), она вышла из редакции.

На улице моросил дождик. Анна поежилась. Зонтика не было. Она остановила первую же машину. Чем ближе подъезжала к центру города, тем дождь становился сильнее. Водитель с сочувствием посмотрел на уходящую в дождь девушку.

Анна вышла на площадь и огляделась. Людей почти не было. Они или попрятались под деревьями и навесами, или были в это время на работе. Девушка сделала несколько шагов и остановилась — смысла прятаться уже не было, все равно намокла. Она подняла лицо кверху, позволив теплым каплям прогуляться по коже, волосам, одежде. За шумом дождя не было слышно транспорта, звуков стройки. Только шум ветра и шелест листьев. Она закрыла глаза и вслушалась. Тяжелые нескончаемые капли ударялись о тротуарную плитку и со звоном отскакивали вверх. Падая снова, они объединялись в быстрые потоки, неся на своих маленьких волнах спички, окурки, опавшие листья и прочий мелкий сор. Анна посмотрела на ноги. Белые брюки по колено были мокрые. Она заулыбалась. Просто летний ливень. В это время кто-то дотронулся до ее плеча сзади. Девушка вздрогнула и обернулась. Это был Игорь.

— Нюта, ты что здесь делаешь?

— Во-первых, мокну. Во-вторых, жду четырех часов.

— Нашла где ждать. Поехали, я как раз собирался встретиться с тобой. Еду, смотрю — стоит какая-то дурочка, а это ты. Я сигналю, а ты — ноль эмоций. Пошли скорей.

— А ничего, что раньше?

— Ничего, будет время просохнуть.

* * *

Анна промокла насквозь. Сидя в машине, она боялась прислониться к спинке сиденья. Игорь заметил, усмехнулся.

— Да расслабься ты. Эта машина и не такое видала.

Игорь вел себя так, будто они были знакомы с первого класса.

— Спасибо, — Анна с облегчением вздохнула. — Гарик, а мы разве не на радиостанцию едем?

— Нет. Я там работаю. А репетируем мы в другом месте, — пояснил Игорь.

— А кем ты работаешь на радио?

— Звукорежиссером.

— Значит музыка — просто увлечение?

— Да нет. Музыка — это моя профессия. А радио — это средство существования. Хотя изначально моей профессией была физика.

— Ты что, тоже учитель? — девушка не ожидала такого ответа.

— Почему тоже? И почему учитель? Я — музыкант.

Дождь закончился внезапно, небо по-прежнему было серым, улицы — мрачными. Машина остановилась возле какого-то ПТУ.

— Приехали.

— Вы здесь репетируете?

— Да. Мы арендуем аудиторию. Хорошее помещение, никто не мешает.

— Мне уже интересно.

— Приятно слышать. Ну что, готова? Пошли знакомиться.

Кроме Игоря было еще трое ребят. При появлении Анны лица их вытянулись.

— Привет, мужики. Знакомьтесь, это Нюта. Она журналист. Вы видели ее вчера у Николая. Будет писать о нашей группе.

«Мужики» не особо радостно кивнули. Анна достала блокнот и ручку, прошла в глубину аудитории и присела на стул. Мокрая блузка прилипла к спине. Девушке стало зябко. Игорь посмотрел на нее, догадался.

— Данька, — обратился он к барабанщику, — сними рубашку.

Даниил, паренек лет восемнадцати, молча стянул рубашку.

— На, надень, все же сухая, — обратился он к Анне, — а свою повесь на спинку стула пусть немного просохнет.

— Как ты обо всем догадываешься? — Аня была благодарна Гарику за такое внимание.

— У меня большой жизненный опыт. Ну что, начнем? — Игорь подошел к ребятам.

— А, может, вы выйдете на минутку, я переоденусь? — смущенно попросила девушка.

— Переодевайся здесь, мы не стесняемся. Стань к нам спиной и переодевайся. Мы все равно будем заняты. Не бойся, подсматривать не станем, — заверил ее Игорь.

Анна пожала плечами, развернулась, как ей посоветовали, и быстро сняла блузку. Когда она повернулась, облачившись в сухую одежду, все были заняты своими делами.

Жора перебирал клавиши органа. Игорь и Данька возились с какой-то аппаратурой, еще один парень, как выяснилось, его звали Лешкой, настраивал бас-гитару.

— Гарик, а что это за устройство? — Анна ощущала себя полным профаном.

— Это сэмплер.

— Ты думаешь, мне это о чем-то говорит?

— Другими словами — это цифровой магнитофон. Он воспроизводит любые нужные нам звуки, — отрывисто пояснил Игорь.

— А сегодня вы его будете использовать?

— Да, услышишь.

Игорь был так увлечен своим занятием, что даже не повернул головы.

— А саксофон? — Анна указала на лежащий на столе инструмент. — На нем кто играет?

— Когда, нужно, Леха.

Анна, признаться, была слегка разочарована таким откровенным к ней невниманием. А потом вовремя вспомнила, что не на свидание приехала, и успокоилась.

— Гарик, а что, Шевелькова не будет? — спросил Жора. — Вдруг что подправить нужно?

— Нет, сегодня он не сможет, — Игорь наконец отошел от аппаратуры. — Не боись, сами справимся.

— А кто такой этот Шевельков? — не удержалась и спросила Анна.

— Андрон. Тот, что тексты нам пишет.

— Жаль.

Впрочем, не особенно. Она же ведь его не знала.

— Не судьба, — улыбнулся Игорь. — Но страшного ничего нет. Он все равно не музыкант, — Игорь взял гитару. — Ты вот что, Нюта, посиди пока тихонько, послушай. Потом вопросы позадаешь, договорились?

Тихонько она сидела больше часа. Вначале ребята отыграли без сучка и задоринки пару песен. Ей очень понравилось. Правда, восторг выказывать постеснялась, чтобы не отвлекать. Решила в конце поделиться общим впечатлением. Ребята тем временем принялись за новую песню, которую вчера исполнял Игорь. Он и Жора обсуждали мелодию. Сразу же писалась аранжировка. Данька и Леша тоже принимали живое участие. Только это не было еще похоже на музыку. Тема для органа, соло для саксофона… Сплошная какофония. Анне стала скучно. Внезапно Игорь предложил маленький перекур и подошел к девушке.

— Заскучала?

— Есть немного, — честно призналась Аня.

— Такая работа. Ну, как вообще впечатление?

— Гарик, как называется музыка, что вы играете?

— Красивым иностранным словосочетанием — постиндастриал, сайбер панк. Слышала?

— Слышала. Но не слушала. Я думала, это для тинейджеров. Но у вас все такое серьезное, есть над чем задуматься.

— Спасибо, я знал, что ты поймешь.

Игорь расцвел от удовольствия.

— Гарик, я только хотела уточнить: у вас все такое…о несчастной любви?

— Нюта, ну подумай сама: разве под такую музыку можно спеть плясовую?

— Подумала. Да, ты прав. Скажи, ты говорил, что сейчас пишите новый альбом. Эти песни войдут в него?

— Да.

— А сколько времени у альбома? — Анна наморщила лоб. — Как-то я не так спросила.

— Какая разница, я понял. Семьдесят четыре минуты.

— А сколько это песен?

— Трудно ответить. Как выйдет. Лучше скажи, ты до конца будешь сидеть или уже пойдешь?

— Конечно, до конца. Я же еще толком ничего не спросила, и потом, у меня блузка влажная. А что, это очень долго?

— Не знаю, как получится, — Игорь пожал плечами. — Час, два, три… Но, обещаю, что по окончании отвечу на любые вопросы и довезу до дома, конечно. А если ты еще со мной и поужинаешь…

— То что? — Анна кокетливо посмотрела на Игоря.

— То ничего, — Игорь повернулся к ребятам. — Ну, что продолжим?

Игорь освободился ближе к семи. Анна нисколько не пожалела, что осталась. После перерыва ребята разыгрались, и девушка получила истинное наслаждение от услышанного. Игорь и Анна ушли первыми, оставив ребят возиться с аппаратурой.

— Ну, куда поедем?

Игорь был в хорошем настроении. Он плодотворно поработал с ребятами, и сейчас у него была заманчивая перспектива провести вечер с красивой девушкой.

— Или ты передумала?

— Нет уж, не передумала, я голодная, как стая львов.

С Игорем было легко общаться.

— Только, пожалуйста, не в центре.

— Это почему же? — удивился Игорь.

— Не хочу ненароком встретить кого-нибудь из знакомых.

— Как скажешь. Найдем не в центре.

* * *

Анна уже забыла, когда последний раз так смеялась. Игорь был на редкость остроумным человеком. С шутками и прибаутками он рассказал забавную и в то же самое время печальную историю своей группы.

В том, что Игорь очень талантлив, сомневаться не приходилось. Но то, что одного таланта в наше время, впрочем, наверное, как и в любое другое, мало, было очевидно.

— Гарик, а что мешает вам раскрутиться? Отсутствие больших денег? — Анна ловила каждый ответ, а для верности некоторые высказывания фиксировала в блокноте.

— Денег? — Игорь задумался. — Ну да. В конечном итоге денег. Но не они главное. Есть группа, очень известная в нашей стране, которая стартовала с нами в одно время, — Игорь произнес название группы. — Раньше они приезжали к нам, мы тесно общались. Они даже восхищались тем, что мы делаем. А потом вдруг у них появился человек, который задался целью их раскрутить. И уверяю тебя, больших денег там не было. Просто он очень пробивной и знающий свое дело профессионал.

— Другими словами, вам нужен толковый директор? — спросила Анна.

— Да, правильно. Будет такой человек — будут и гастроли, и деньги, альбомы, и клипы, и все прочее. К твоему сведению, музыка мне не принесла еще ни копейки. Порой я думаю, что у нас в стране я не смогу реализовать себя. Если бы это было там…

— А что тебе мешает?

— Отсутствие директора, — Игорь грустно улыбнулся.

— А вы где-нибудь выступаете?

— Конечно. На фестивалях, в клубах.

— У нас в городе?

— На фестивалях и у нас. Но чаще в Киеве и Москве. А в клубах играем только там.

— Слушай, Гарик, может, мне написать, что вам нужен директор? Сделать такую маленькую хитрость? Я могу. Распишу вас, прорекламирую по всем параметрам. Мало ли? Вдруг продюсер какой откликнется?

— Эх, Нюта, если бы все было так просто…

— А что же в этом сложного? Позволь мне это сделать.

— Не надо. Пиши просто статью.

— Но о чем же тогда писать? О самом интересном ты не разрешаешь, — Анна захлопнула блокнот.

— Нет, ты меня неправильно поняла. Пиши о чем хочешь, только не заостряй на этом внимание. А еще напиши про ребят моих. Про Андрона напиши.

— Кстати, об Андроне. Ты обещал мне и о нем рассказать, — девушка сосредоточилась в ожидании нового рассказа.

Игорь вдруг почувствовал, что не горит желанием говорить о друге. Зачем? Он сейчас герой. А начни он рассказывать об Андроне, ее внимание переключится на него. Не стоит.

— А что говорить. Я лучше дам кипу его стихов, они у меня в машине. Прочтешь и сделаешь выводы.

— Ну хорошо.

Анна посмотрела на часы, была половина десятого.

— Гарик, мне, наверное, уже пора.

— Торопишься?

— Мне еще статью писать. Я, правда, кое-что уже набросала, так, в общих чертах. Работа у меня такая.

— Убедила.

— Гарик, а можно мне тебе в случае необходимости позвонить?

— Можно и без необходимости. Я буду очень рад, — он вынул визитную карточку с рабочими телефонами. Ниже написал номер мобильного и домашнего. — Если понадоблюсь, найдешь.

— У меня, к сожалению, еще нет визитки.

— А я тебя сейчас отвезу домой и буду знать, где ты живешь.

— Не убивайся, я дам тебе домашний номер.

— Ну, спасибо.

— Ну, пожалуйста.

* * *

Подъехав к дому, Игорь, не глядя на Анну, спросил:

— На кофе, конечно, не пригласишь?

— Сам ответил.

— Очень жаль.

— Не сегодня, Гарик.

— Какой ужас. За два дня получил два отказа.

— Не злись на меня. Я просто настроена поработать. Но чтобы ты утешился, скажу, что мне очень понравилось с тобой проводить время.

Она собралась уже выходить, когда вспомнила, что не взяла тексты, которые обещал Игорь.

Игорь перегнулся назад, где лежала папка.

— На, возьми вместе с папкой.

— А как же ты?

— Это ксерокопии, — Игорь улыбнулся.

— Что улыбаешься? — не поняла Анна.

— Ничего. Просто будет повод за ними заехать.

— Ну что ж, замечательный повод. До свидания, Игорь.

— Удачной трудовой ночи, Анна.

* * *

Статья пошла быстро. Было много впечатлений, которыми она спешила поделиться. Закончив с группой Игоря, Анна просмотрела материал, собранный ранее, и поняла, что он тоже гармонично впишется в «страничку». В два часа ночи девушка уже перечитывала написанное. Кое-что было «сырым», но она подумала, что Зоя подправит. А в целом получилось очень даже неплохо.

Анна потянулась, сидя за компьютером, потерла руками глаза. Все, можно ложиться спать. Взгляд упал на папку, которую ей передал Игорь. Завтра почитает. Это же не срочно. Она и без того написала, какие содержательные песни ей довелось услышать. С чувством выполненного долга она встала из-за стола и пошла в спальню.

Анна ворочалась, лежа в темноте… Быстро уснуть не получалось. Хорошо, что днем она так загружена. Почти не остается времени на тягостные воспоминания. Неожиданно для себя Анна поняла, что уже особо не волнуется ни по поводу ссоры с отцом, ни по поводу разрыва с Виталиком. С тем вообще смешно получилось. Интересно, чего это она так испугалась? Подумаешь, Отелло… Прав отец, она с ним сама разберется. А вот с отцом, конечно, все ни к черту вышло. Зачем она ему рассказала? Неужели он и впрямь решил отправить ее в Англию? Но отец слов на ветер не бросает. Значит, нужно на днях ждать окончательного «приговора». И это все из-за Андрея? Он же вроде обрадовался, когда она сказала, что влюбилась. Его испугало, что он слепой, — вот и вся разгадка. А ей вот, например, все равно. И потом, всегда можно сделать операцию. Ну вот. Опять вернулась мысленно к нему. Как странно — всего лишь один день, а все перевернулось с ног на голову.

Девушка открыла глаза и посмотрела в окно. Опять та же сиротливая луна. “Ну и что уставилась? Нравится наблюдать, как люди страдают? Думаешь, заплачу? Не дождешься! ”— луна мрачно улыбнулась. Анна разрыдалась в подушку.

* * *

Телефон разрывался. Анна, спотыкаясь, кинулась в другую комнату, по пути соображая, кто бы это мог быть. Неужели отец?

— Нюта, привет.

— Доброе утро, Гарик, — Анна покосилась на часы. Половина восьмого.

— Я боялся, что ты уйдешь на работу. Ну, как статья? Написала?

— Да вроде нормально, — девушка была в недоумении.

— Представляешь, когда вчера вернулся домой, меня осенило. Дело в том, что сегодня я с ребятами уезжаю в Киев на фестиваль, я вскользь упоминал об этом, помнишь?

— Да, и что? — не поняла Анна.

— Как что? Разве тебе не интересно, как журналисту, ведущему музыкальную страничку, присутствовать на таком событии?

— Точно. И что же делать?

— Дуй к себе на работу, оформляй командировку. Поедешь со мной.

— А на сколько дней?

— Дня на три. А там можем и задержаться, — с надеждой в голосе сказал Игорь.

— Хорошо, я попробую выбить командировку на три дня. Я позвоню тебе. Жди.

— Буду ждать с нетерпением.

* * *

Анна вызвала такси. Настроение было великолепное. “Все-таки как здорово, что она журналист. Жизнь просто бьет ключом”. Девушка выпорхнула из дому и чуть ли не вприпрыжку направилась к такси, совершенно не заметив, что за ней следует машина.

* * *

Зоя Васильевна с интересом выслушала предложение Анны.

— Как всегда, у тебя отличная идея, Анечка. Ты правильно понимаешь работу. Только есть одно «но».

— Какое? — Анна не привыкла встречать сопротивление.

— У меня нет лишних денег, — Зоя Васильевна опустила глаза. — Ну, на один день от силы. Успеешь собрать материал?

— Давайте я съезжу за свои.

“Упустить такой случай! Нет, это не в ее характере”.

— Хорошо, поезжай за свои, я компенсирую тебе в зарплату. Только тогда уж поработай как нужно, чтобы было о чем писать месяца два.

— Конечно, Зоя Васильевна, — Анна улыбнулась. — А эту статью вы еще не смотрели? По-моему, у меня там кое-что надо подправить.

— Еще нет. Но не переживай, Юрка доработает, завтра пустим в номер.

Зоя подошла к девушке.

— Ты звони мне, если что. И вообще, мне важно знать, как у тебя там дела.

— Зоя Васильевна, ну вы со мной прямо как с маленькой.

— А ты и есть наивная маленькая девчонка с амбициями Маргарет Тэтчер.

— Это комплимент?

— Это констатация факта. Но это хорошо, что ты для себя так высоко подняла планку. Значит, толк будет. А теперь звони своему Игорю-Гарику. Кстати, на чем поедете?

— Понятия не имею.

— Если с билетами нужно помочь, обращайся.

— Я лучше к маме.

* * *

Обращаться никуда не пришлось. Игорь заказал билеты на самолет.

— А если бы у меня не получилось с командировкой? — удивленно спросила Анна по телефону.

— Я надеялся на лучшее. А не получилось, ну сдал бы билеты назад. Поехал бы вечером поездом с ребятами.

— Когда самолет?

— Через три часа. Можешь собираться, я за тобой через час заеду.

— Да я же на работе! Мне домой еще добраться нужно. Собрать вещи.

— Успеешь, я подожду. Да, паспорт не забудь.

* * *

В два часа дня Андрей уже знал, в какой газете работает Анна. То, что статья была подписана «Нюта» его очень вдохновило. Перед ним стояла дилемма — позвонить или нет. Но с таким же успехом он мог бы позвонить ей и домой. Не позвонил же, решил по телефону не объясняться. “Нет, все же нужно позвонить и убедиться, что он не ошибся”.

Ответил мужской голос.

— Простите, — Андрей волновался, — дело в том, что я слепой, и мне прочли статью о таких, как я, написанную в вашей газете. Мне очень понравилось, и я хотел бы высказать благодарность лично журналисту, который это написал.

— Спасибо вам большое, — это был Юра. Он испытал неслыханное удовольствие, как будто благодарность относилась к нему. — Только Ани сейчас нет.

— Так ее зовут Аня?

— Да, Аня Володина.

— Очень жаль. А когда она будет? — Андрей помрачнел.

— Так она в командировке, в Киеве, только что улетела. А когда будет, не знаю. Дня через три — четыре. Ей что-то передать?

— Просто благодарность, — Андрей повесил трубку.

* * *

Игорь с Анной уже выходили из аэропорта, когда зазвонил его мобильник.

— Да.

— Гарик, это Шевельков.

— О, Андрон, привет. Тебе чего?

— Мне нужна твоя помощь.

— Какого плана.

— Нужно разыскать одну девушку, и я хочу, чтобы ты мне в этом помог.

— Точно влюбился.

— Гарик!

— Хорошо, старик. Но не сейчас. Я в Киеве на фестивале, вернусь дня через четыре. Так что потерпи, ладно?

— Невероятное совпадение, — сказал Андрей.

— Чего? — не понял Игорь.

— Все в порядке. Это я о своем. Счастливо выступить.

* * *

Елена Сергеевна очень нервничала. Муж задерживался, а ей во что бы то ни стало хотелось поговорить с ним насчет дочери. Прошло уже сколько времени, а от Анны не было ни слуху, ни духу. К ней она не заезжала. Мобильный телефон не отвечал. Дома ее не было. А где работает дочь, Елена Сергеевна точно не знала.

Открылась дверь, вошел муж. Она кинулась к нему.

— Саша, где Анна? И объясни мне наконец, что у вас произошло. Я имею право знать. Анна не объявляется, ты молчишь. Что происходит?

— Она в Киеве, — Александр Станиславович устало прошел в гостиную.

— Как в Киеве? Что она там делает? Одна? — Елена Сергеевна не отставала от мужа ни на шаг.

— А что ты так завелась? Чем Киев опасней Лондона? И не одна она. Улетела туда с мужчиной по имени Игорь.

— Кто это?

— Музыкант один.

— И ты ее так просто отпустил?

— Ты в своем уме? Неужели ты думаешь, что после того, как мы поссорились, я выпустил ее из поля зрения?

— Ты за ней следишь?

— Присматриваю. А как ты хотела? Она моя единственная дочь.

— Ты стал очень грубым в последнее время. Тебя что, твоя длинноногая бросила?

— Не надо задавать такие вопросы, — Александр Станиславович подошел к бару, налил себе водки. — Выпьешь чего?

— Наливай.

Пили молча.

— Саша, и все же из-за чего вы поссорились?

Они не поссорились. Просто многолетнее воспитание пошло прахом. Он-то думал, что у нее всё безупречно. Надеялся, что Анна — образец современной девушки. А она как все. Его дочь как все!

— Мне не нравится, что Анна ведет распутный образ жизни.

— Это ты придумал или она тебе сказала? — Елена Сергеевна с иронией посмотрела на мужа.

Александр Станиславович вздохнул и налил себе еще. Он так и не успокоился за это время.

А как можно было успокоиться, когда собственный ребенок отчебучивает такие номера. Он ради нее живет. Чего ей не хватает? Как она могла! Где она «его» откопала? Того слепого. Это же просто ужасно!

— Да, ты права. Не в этом дело. Она молодая, красивая, не замужем. Конечно, должно быть много поклонников. Но не надо забывать, что она еще и богата. Представляешь, какая она завидная невеста?

— И что с того? Она же не с бомжами общается?

— Ты думаешь? Знаешь, в кого она влюбилась и плакалась мне тут в плечо?

Она, между прочим, не плакалась в плечо, а доверилась. Он же на самом деле этим очень гордится. Ведь не матери же рассказала. И не ее позвала на помощь, а его. А он? Он бы все постарался понять и принять, но только не это, только не слепого.

— В кого же?

— В просто слепого Андрея, — с выражением промолвил Александр Станиславович.

— Он что, массажист?

— Этого еще не хватало. Ты что-то знаешь?

— Нет. Просто сорвалось, — Елена Сергеевна прикусила язык. — И что же, он мечтает на ней жениться?

— К счастью, он ее бросил.

— Саша, помирись с Анной.

— Я хочу отправить ее в Англию. Сейчас веду переговоры по поводу ее трудоустройства там.

— Ты совершаешь большую глупость. Оставь ее в покое, пусть сама разбирается, чем ей заниматься, — Елена Сергеевна с укором посмотрела на мужа.

— Я уже совершил большую глупость, когда позволил ей жить самостоятельно. Больше такого не повторится. Я уже все решил, и точка.

— Если ты так поступишь, я с тобой разведусь, — Елена Сергеевна поднялась.

— Напугала…

— Я тебя не пугаю. Я очень прошу все взвесить и хорошо обо всем подумать. А насчет развода… Если честно, то удивлена, что ты до сих пор сам этого не предложил. Спокойной ночи. Я пошла на свою половину, ваше величество.

Александр Станиславович не стал ничего отвечать. Он и сам уже чувствовал, что слишком предвзято отнесся к Анне. Но отступать было не в его правилах. К сожалению, у Анны был такой же упрямый характер, как и у него. Наверное, все же придется как-то менять планы. В конце концов, чего он так разгорячился? Подумаешь, слепого полюбила. Сегодня полюбила, завтра разлюбила… Интересно, отчего он ее бросил? Надо же, и деньгами не соблазнился. Видно, ничего парень, с понятиями…

* * *

Виталик никак не мог успокоиться после разрыва с Анной. Каждый следующий день не уменьшал, а только добавлял боли и обиды. Он не мог сообразить, что ему следует предпринять, и от этого только сильнее злился. Советоваться с отцом он не решался, но носить все это в душе было невыносимо. Когда сгоряча он пригрозил Анне, что не позволит ей встречаться ни с кем другим, он вовсе не собирался это осуществлять. Просто был невероятно зол и очень ревновал. Но сейчас, по прошествии времени, видя, что ничего не меняется и Анна не собирается с ним мириться, понял, что может окончательно ее потерять. В редакции он узнал, что девушка в Киеве, и немного успокоился. Звонил каждый день, узнавал, не вернулась ли она. Там говорили, что нет и не знают, когда она приедет. Ладно, он готов подождать…

* * *

Анна даже не догадывалась, что, по странному стечению обстоятельств, трое мужчин ждали окончания ее командировки.

Игорь с разочарованием. За все время, несмотря на то, что Анна была всегда рядом, он приблизился к ней не больше, чем в день знакомства. Девушка была мила, приветлива, но строга и осторожна в поступках. Он просто друг. Не повезло.

Виталик ждал приезда Анны с тревогой. Вдруг ничего не выйдет и она не захочет его больше знать? Ну нет, этого он не переживет. Он ее тогда точно убьет, а заодно всех, кто к ней приблизится.

Андрей очень волновался. Все эти дни он был как в тумане. Он очень похудел за это время. Игоря не было. Поделиться было не с кем. А разве он стал бы с ним делиться? Нетушки, хватит ему Насти. Если б он мог, то даже не знакомил бы их. Но, кроме Игоря, в этом деле положиться было не на кого. Только бы она захотела встретиться.

* * *

Вернувшись назад, Анна поехала сразу в редакцию. Игорь предложил ее проводить, но она сказала, что доедет сама.

— Нюта, мы больше не увидимся?

— Почему же так мрачно? Ты забыл про повод, — Анна поцеловала Игоря в щеку. — Спасибо тебе за все. Звони.

* * *

Зоя Васильевна встретила Анну с распростертыми объятиями.

— С возвращением, путешественница, ты наша. Ну, рассказывай.

В кабинет к Зое завалило полредакции — все, кто был свободен.

— Что же не сказала, когда точно прибудешь, мы бы подъехали, — сказала Катя.

— Ничего, сама добралась. Между прочим, я с подарками, — Анна поставила сумку на стол и расстегнула молнию. — Безделушки, правда, но от души.

Анна никого не обделила вниманием. Раздавая сувениры, она, не останавливаясь, рассказывала, как чудесно провела все это время. Сколько у нее появилось новых друзей среди музыкантов и киевских журналистов. А сколько материала собрано!

— Жаль, что не было фотоаппарата, — сокрушенно покачала головой Зоя Васильевна.

— Обижаете. Я купила фотоаппарат в Киеве в первый же день. Пять пленок отснято и уже проявлено, — торжественно объявила Анна.

— Ну, Нюта, ты просто находка какая-то. Придется тебе еще и премию выдать, — сказала Зоя.

— И мы ее обмоем, — радостно подытожил Юра. — Ты помнишь, что мне обещала? — обратился он к девушке.

— Помню, помню, я всегда все помню, — кивнула ему Анна.

— Слушай, я совсем позабыл, — Юрка сделал серьезное лицо. — Внимание, прослушайте объявление. Я принял по телефону в адрес нашей Анечки благодарственные слова от признательного читателя. И знаете, что самое примечательное? Читатель-то наш слепой.

Анна вздрогнула.

— Как его звали?

— Он не представился. А что?

— Эх, ты! Не мог спросить? — девушка расстроилась.

— Анечка, ты чего? Я же хотел как лучше.

Девушка сразу стала молчаливой и подавленной. Минут через пятнадцать она обратилась к Зое:

— Зоя Васильевна, вы позволите мне сейчас поехать домой? Мне нужно помыться с дороги, вещи распаковать. А завтра утром я, как обычно, буду на работе.

— Завтра суббота, выходной, так что можешь спокойно отдыхать, — сказала Зоя.

Анна быстро поднялась и вышла.

— Что это с ней? — спросила Катя.

— Ничего не понимаю. Она с отцом поссорилась. Но тут явно что-то другое. Посмотрим, время покажет. Ну что, повеселились, пора за работу, — обратилась ко всем Зоя Васильевна.

* * *

Виталик в очередной раз позвонил в редакцию. Трубку сняла Зоя Васильевна. Не здороваясь, молодой человек спросил, не приехала ли Анна. Зоя не любила невоспитанных людей, поэтому ответила, что еще нет. Виталик сказал, что позвонит завтра.

* * *

Анна сидела, укутавшись в махровый халат после душа, и пила сок. Хотелось есть. В холодильнике было негусто. Идти в магазин не было охоты, да она и не знала, где находится ближайший. Она взяла в руки трубку.

— Мама, привет.

— Анечка! — Елена Сергеевна была очень рада звонку.

— Мама, ты еще долго будешь у себя?

— Ты что-то хочешь?

— Поговорить.

— Я скоро приеду.

— Ма, захвати чего-нибудь поесть, а то у меня пусто.

— Ну так тебя же не было.

— И я об этом.

— Час потерпишь?

— Потерплю.

* * *

Елена Сергеевна давно не готовила сама, поэтому взялась за стряпню с большим удовольствием. Анна сидела рядом и вслух читала свою статью о слепых. Мать оторвалась от сковороды, на которой жарились отбивные, и повернулась к дочери.

— Боже мой, я даже никогда не представляла, как тяжело приходится этим людям, — Елена Сергеевна была очень удивлена услышанным.

— Я тоже, мама. Если честно, меня многое просто потрясло.

— Заметно. Ты очень здорово написала. Особенно мне понравилось про сны. Как ты все это узнала?

— Мне повезло. Попался один разговорчивый, правда, не всегда сговорчивый слепой.

— Скажи, а вот то, что статья развивается вокруг любовной истории, это он тоже рассказал? Это правда?

— Нет. Это как раз вымысел, чтобы было интересней.

Знала бы она, в смысле мама, что история собственной дочери куда интересней и трагичней.

— А как он выглядит, этот слепой, — Елена Сергеевна сняла отбивные, выложила на тарелки, добавила гарнир и поставила на стол.

— Как выглядит? — Анна закрыла глаза, чтобы лучше вспомнить. — Как обыкновенный человек.

— Но он же слепой?

— Если этого не знать, можно даже не догадаться. Просто глаза неподвижные.

— Боже мой, он, наверное, такой беспомощный! — сокрушенно произнесла Елена Сергеевна.

— В чем-то да. Но это неважно. Он необыкновенный человек, мама. Я сколько с ним общалась, все не переставала удивляться. Интеллигентный, образованный. Внимательный. Он просто отличается от всех, кого я знаю.

Еще хотела добавить, что он с ней не сюсюкал, не пресмыкался перед ней, не старался понравиться. Может, поэтому она увлеклась? Как он сказал ей на прощанье, страсть проходит быстро. А она тогда ответила, мол, не знает, что такое страсть. Теперь знает. Даже толковый словарь не понадобился.

Страсть! Это когда каждую свободную минуту мысленно возвращаешься к нему. Потому что существует мир без него и отдельно он. Это когда начинает кружиться голова от самого невинного воспоминания. Это когда эротические фантазии заходят так далеко, что пугают своей смелостью. И он еще утверждал, что это быстро проходит. Хотела бы она, чтобы это быстро прошло. Или не проходило никогда.

— Он тебе понравился? — Елена Сергеевна постаралась спросить как можно безразличнее.

— Да. Он очень красивый.

— Когда ты говорила о слепом массажисте, ты его имела в виду?

— Да.

— Ты хочешь ему помочь? Тебе его жаль? Так давай я его возьму к себе. Будет экзотика.

Анну даже передернуло от такого нелепого предложения. Она почти с ненавистью посмотрела на мать.

— Он не экзотика.

— Прости, Анечка, я не то хотела сказать, — мать смутилась. — И отцу ты о нем говорила?

— Да.

— Ты на отца не обижайся. Он тебя так любит, переживает за тебя, вот и наговорил сгоряча лишнего, — мать с замиранием сердца ждала реакции дочери.

— Как это не обижайся? Я ему доверилась, а что получила взамен? Он так кричал… Мне даже жутко стало.

Эх вы, взрослые дочери. С одной стороны, хотите, чтобы вас уже считали большими, с другой — все остаетесь маленькими девочками и обижаетесь, когда родители не одобряют вашей новой игрушки.

— У него сейчас очень нелегкий период в жизни. Мне кажется, он так одинок, — Елена Сергеевна отложила нож и замолчала.

— Мама, как он может быть одинок, если у него есть ты? — Анна с недоумением посмотрела на мать.

— Уже нет. Уже года три, как нет, — не глядя на дочь, ответила Елена Сергеевна.

— Не поняла?

— Все это время мы не живем как муж и жена. У него свои интересы, у меня свои. Мы просто живем рядом.

Анна наконец услышала, о чем говорит мать.

— Как это? Почему я об этом не знаю?

— Когда это началось, тебя не было. А сейчас ты просто ничего не замечаешь.

— Ты хочешь сказать, что у него другие женщины? — Анна очень расстроилась, услышав такое.

— Вот именно, другие женщины.

— А у тебя?

— И у меня, только не женщины, — Елена Сергеевна устало улыбнулась.

— Мама, что происходит?

— Наверное, кризис возраста. Не знаю. Только думаю, что из-за этого он был так категоричен с тобой.

— Хорошее объяснение, только мне от этого не легче.

— А это правда, что ты сказала отцу, будто влюбилась в этого слепого?

— Его зовут Андрей. Да, это правда. И что?

— Ничего. Просто, может, ты ошибаешься? Такое бывает. Понравится человек, а потом понимаешь, что ошиблась.

— Я уже и сама так не раз думала. Или даже заставляла себя думать. Но ничего не получается. Я вспоминаю время, что мы провели вместе… Мама, мы провели вместе, по большому счету, всего один день! Так вот, я вспоминаю, и у меня просто замирает сердце. Нет. Я не ошибаюсь. Я его люблю, — Анна отставила тарелку и встала.

На этот раз облегчение не наступило. Наоборот, стало еще тяжелее. Может, оттого, что время шло, но ничего не менялось? И каждый прожитый день отдалял ее от Андрея.

— Анечка, тебе же не семнадцать лет. Что там такого могло произойти? — Елена Сергеевна всматривалась в дочь. Какой несчастной она ей показалась!

— Конечно, мама, мне не семнадцать. И то, что ты имеешь в виду, меня не удивило бы.

— Прости. А что же тогда?

— Не хотела говорить, — Анна замолчала, размышляя над тем, сказать или нет, и решила сказать. — Мы были за городом, у какого-то водоема. Я очень оскорбила его, даже ударила по лицу.

— Анна!

— Не перебивай. В общем, мы поссорились. Я пошла купаться, у меня судорога свела ногу. Я начала тонуть. А он меня спас. Так что можешь сказать ему спасибо за то, что разговариваешь сейчас со мной.

Елена Сергеевна была в шоке. Минут пять она неотрывно смотрела на дочь.

— Какой ужас! — мать начала потихоньку приходить в себя, — неужели это правда?

— Похоже, что я лгу?

— Боже мой, Анечка… — Елена Сергеевна встала и взяла свою сумочку. Дрожащими руками достала какие-то таблетки и проглотила их, наспех запив водой.

— Мама, тебе что, плохо?

— Ничего страшного. Сердечко шалит. Сейчас все будет в порядке.

Помолчали какое-то время.

— А что было дальше? — Елена Сергеевна подняла глаза на дочь.

— Дальше было как в сказке, пока не появился Виталик.

— А кто такой этот Виталик?

— Уже не имеет значения.

— Он испугался Виталика?

— Нет, не думаю. Но он действительно испугался, только не пойму чего. В одну секунду стал каким-то чужим, холодным и ушел. Понимаешь. Ничего толком не объясняя, просто ушел. Я умоляла его остаться, а он как будто бы не слышал. Больше я его не видела. Но чем бы я ни занималась, все время мысленно возвращаюсь в тот день и теряю покой. Я не знаю, что мне делать.

Елена Сергеевна некоторое время пребывала в раздумьях, потом пошла к дочери.

— Анечка, так позвони ему! Что же ты так убиваешься?

Мать до глубины души была тронута всем, что произошло с дочерью. Она ни секунды не сомневалась в искренности Ани, поэтому решила немедленно ей помочь, если не действием, то хотя бы советом.

— Мама, он ушел, что я ему скажу?

— Как что? Хотя бы выясни, почему.

— Я догадываюсь, почему. Потому что слепой.

— Интересно, а исправить это как-нибудь можно?

— В принципе можно, я узнавала. Только это безумно дорого. Но что толку? Кому исправлять?

— Аня, я тебе помогу. Ты мне разрешаешь?

— Как?

— Я что-нибудь придумаю. Я его сама найду и поговорю с ним.

— Здравствуй, мама! С какой стати ты будешь его искать?

— Просто ответь: можно я помогу?

Анна обессилено кивнула.

— Помоги мне, мама, пожалуйста, помоги.

* * *

Елена Сергеевна ушла от дочери поздно вечером. Она была очень рада, что удалось поговорить по душам. И сейчас ее заботило только одно — что предпринять, чтобы помочь Анне? Но сперва она решила еще раз поговорить с мужем. Надо его помирить с дочерью.

* * *

Анна, оставшись одна, начала пересматривать, перечитывать материал, который привезла из Киева. Чтоб было удобней, легла на диван. Девушка все тщательно сортировала и раскладывала по папкам. Вышло пять папок. В самом низу лежала еще одна. Анна взяла ее в руки, гадая, что там. Открыла. Посыпались незакрепленные листы. Вспомнила, что это ей дал Игорь. Самое подходящее время и настроение почитать.

Первые тексты она уже слышала в виде песен, но прочла все равно с удовольствием. Решила поискать другие. Листов было много — Анна не удержала их, и они, выпав из папки, рассыпались по полу. Анна стала их собрать и на одном невольно задержала взгляд: там было короткое стихотворение. Пробежав глазами по первым строчкам, потянулась за другим листом. Вдруг что-то насторожило и она вернулась к недочитанному. Прочла его несколько раз подряд — отложила. Потом опять взяла в руки.


Иной слепец, всю жизнь бродя по свету,

Стремится отыскать душе отраду.

Найти ее непросто без приметы,

Но только знать примету эту надо.


А знать не каждому дано, поверьте.

И не в приметах вовсе дело.

Но только так устроено на свете:

Найти отраду — избранных удел.


А что же прочие? Они искать готовы.

И день, и год, и жизнь, но, повстречав в пути,

Не могут распознать — так бестолковы,

Что дальше продолжают все идти.


И коль навек слепцом решил остаться

То бегством очень выгодно спасаться.


Анну охватило беспричинное беспокойство. То ли из-за того, что несколько раз упоминалось о слепцах, хотя понятно, что в переносном смысле, то ли потому, что эти самые слепцы спасаются бегством, только вдруг она задала себе совершенно провокационный вопрос: “Интересно, а что может связывать Андрея с музыкантами?” Догадка была невероятной. Совпадение — невозможным. Она потянулась к телефону.

— Гарик, привет. Не спишь еще?

— Нюта, ты, что ли? Что-то стряслось?

— Кое-что нужно уточнить по статье.

— Так ты же ее написала?

— Это в следующий номер. Там будет о содержательности текстов в современной музыке. Хотела о вашем авторе больше написать. Кстати, как его зовут?

— Кого? Шевелькова, что ли? Ну, Андрон.

— Гарик, — у Анны лопалось терпение. — Я не могу писать кличку.

— А, так Андрей.

— Он слепой? — у девушки замерло сердце.

— Да, — Гарик помолчал. — А я тебе что, не сказал?

— Уже сказал. Спасибо, — ответила она.

* * *

Все. Терпеть больше не было сил. Анна набрала номер Андрея. Она не представляла, что будет ему говорить, но как будет звучать первая фраза знала точно.

— Алло, слушаю вас, — голос был уставшим.

— И коль слепцом навек решил остаться, то бегством очень выгодно спасаться? — говорила вибрирующим от волнения голосом.

— Анна…

Пауза.

Аня тоже молчала, она не знала, что дальше.

— Откуда у тебя эти строчки? — хотя уже понял, откуда. — Гарик дал?

— Да.

— Не может быть. Ты с ним была в Киеве?

— Не с ним, а в командировке.

Молчание.

— Андрей, мне можно тебя увидеть? — “Сейчас скажет, что нет”. От страха зажмурила глаза.

— Да. Нюта, Нюточка… Я должен кое-что тебе сказать. Не по телефону… Мне кажется…

— Андрюша, я сейчас за тобой приеду, — хотела уже бежать, — адрес скажи!

— Нюточка, ночь, поздно…

— Я на такси. Адрес скажи.

Андрей назвал.

— Я буду через полчаса. Одевайся.

— Я еще не ложился. Нюта…

— Все потом скажешь, — бросила трубку. Быстро оделась. Такси вызвала на ходу по мобильнику.

* * *

Упала на заднее сиденье, запрокинула голову. Господи, неужели все случится? Уже почти не надеялась. Еще каких-то пару часов назад она собиралась провести очередную бессонную ночь. Не может быть, чтобы все было так хорошо. А почему не может? Она разве не заслужила? Скорее! Иначе можно сойти с ума от счастья. Впрочем, ей уже все равно. Лишь бы с ним рядом.

Дверь открыла Полина Викторовна, Андрей подошел следом. Мама в недоумении смотрела на стоящую на пороге девушку. Та учащенно дышала, будто пробежала кросс.

— Добрый вечер, — Анна замерла на месте, неотрывно глядя на Андрея.

— Добрый, — Полина Викторовна повернулась и посмотрела на сына.

— Мама, познакомься, — это Анечка, и я сейчас с ней ухожу, — он шагнул к выходу.

— Надолго? — у мамы запершило в горле.

— Надеюсь, навсегда, — ответила за Андрея Анна. Протянула к его руке свою руку и крепко сжала ее.

— Мама, я потом все объясню, я позвоню тебе.

— Куда же вы на ночь глядя, оставайтесь у нас, — робко предложила Полина Викторовна.

— Мы ко мне домой. Не переживайте, — Анна улыбнулась обескураженной женщине.

Мама прикрыла рот ладонью, глаза увлажнились. Андрей вышел и захлопнул дверь.

— Нюточка. Неужели это ты?

Аня прильнула к нему всем телом.

— Никогда больше не уходи от меня. Обещаешь? — прошептала девушка.

— Не уйду. Обещаю.

* * *

Как можно на бумаге передать то, что описать просто невозможно. А ведь каждый хотя бы однажды испытывал то необыкновенное, непередаваемое состояние души и тела, когда внутри что-то взрывается безумным восторгом и растекается по каждой клеточке и поит ее божественным нектаром под названием любовь. И вспоенные этим благодатным соком, который заполняет все твое существо без остатка, наши клеточки настраиваются на совершенно иную волну. Волну, сильней которой нет во всей Вселенной. Волну, которая способна смести на своем пути все чуждое ей, привнося в нашу жизнь совершенно иные ощущения. Волну, которая заставляет нас поверить, что мы — самое прекрасное, что есть на нашей земле.

Воспетая поэтами, описанная писателями, любовь всегда разная и непредсказуемая. Есть у нее и свои хитрости, которые она всегда использует. Ее нельзя предугадать, поэтому и подготовиться к ней невозможно. Но в этом-то и есть ее неповторимое волшебство. О чем думает влюбленный человек? Только об одном — о фантастическом, сладостном мире грез и мечтаний, куда устремляются все помыслы и все желания. И хочет он только одного: чтобы это состояние было вокруг него и в нем самом всегда, чтобы всегда можно было прижаться к родному сердцу своим и услышать это волнительное биение в унисон. И услышав, понять, что все вокруг преображается. Почувствовать и увидеть, что жизнь открывает перед тобой совершенно иные горизонты, и главное, что до них можно добраться. А там, за ними, ждут блаженство и гармония, красота и совершенство, и во главе, конечно, ее величество Любовь.

* * *

Андрей не хотел и даже боялся расслабить свои объятия. Впрочем, Анна и не пыталась высвободиться. Она не пыталась даже шелохнуться, как будто бы неловкое движение могло спугнуть тот вихрь чувств, который закружил их и в одно мгновение унес куда-то ввысь. Они стояли обнявшись, словно не виделись целую вечность…

— Андрюшенька, там внизу машина, — Анна подняла голову

— Я так люблю тебя, Нюточка, — тихо сказал Андрей и принялся очень нежно, едва касаясь, покрывать поцелуями лицо девушки. — Прости меня за то, что обидел, эльф ты мой волшебный.

— Господи, ничего не слышала восхитительней этих слов. Любимый мой, — Анна учащенно дышала, — неужели это происходит со мной!

— С нами.

— С нами, — эхом повторила Анна. — Поехали домой.

— Домой — как странно звучит.

— Не думай об этом, пожалуйста.

— Хорошо, поехали домой.

* * *

Андрей никак не мог понять, куда он попал. Все было незнакомым. Ему даже показалось, что это совершенно другая планета. Место, где он очутился, было наполнено светом разных цветов, которые переливались каждую секунду. Андрей парил в этом пространстве, любуясь необыкновенным свечением. Эти краски, они все время играли с ним и для него. То разбегались в пространство, то собирались вокруг Андрея, вертясь в водовороте. Потом совершенно неожиданно они все слились в единое целое и трансформировались в некое подобие дороги. Андрей почувствовал, что стоит на ней. Дорога серпантином устремлялась в высь, в бесконечность. И он отчего-то понял, что должен непременно пройти по ней до конца..эжхз-0

И только он сделал первый шаг, как вокруг начались изменения. То, что произошло, очень испугало его. Он не сразу сообразил, в чем дело. Только с каждым шагом дорога, которая оставалась позади, куда-то исчезала. Она просто деформировалась и рассыпалась ни во что, в пустоту. Он ускорил шаг, чтобы обогнать процесс распада, почти побежал, боясь превратиться, как и дорога, в нереальность. Чтобы видеть, куда бежать, он поднял глаза и понял, что преодолел уже огромное расстояние и оказался почти на вершине, почти у цели, к которой стремился в начале. Там, в конце серпантина, было какое-то мерцание, какая-то тайна. Он видел только силуэт некоего существа. Не то божества, не то просто ангела. На нем свободные одежды, которые складками ниспадают до земли. Андрей попытался разглядеть его, но от исходящего сияния у него начали слезиться глаза. Он протер их руками и, открыв вновь, с ужасом понял, что потерял бдительность и был поглощен всепоедающей пустотой. Он не знал, что делать, ужас сковал все его члены, но было уже поздно что-либо предпринимать. Даже не борясь, Андрей стал растворяться в бездне. И тут, то существо, тот сияющий ангел стал звать его. Стал умолять его вернуться к нему. Андрей покачал головой и сказал, что так всем будет лучше. Приняв такое решение, он совершенно успокоился и приготовился впасть в забытье. Ангел приблизился к нему и заплакал.

— Ты же обещал никогда больше не уходить от меня…

* * *

Опять этот сон. Андрей сел на кровати. Анна тут же проснулась.

— Андрюша, ты чего? — с беспокойством спросила она.

— Ничего, Нюточка, просто сон.

— Страшный?

— Скорее странный.

— О чем?

— Не пойму.

— Но ты весь дрожишь…

— Сейчас все пройдет, — Андрей съежился. — Не сон меня напугал, нет. А то, что он мне снится последнее время очень часто. Как будто о чем-то хочет меня предупредить. И знаешь, Нюточка, отчего-то мне кажется, что это «что-то» не очень хорошее.

— Не надо, успокойся, плохого больше не будет, — Анна обняла его.

— Откуда ты знаешь?

— Я так хочу.

* * *

Елена Сергеевна с интересом рассматривала сидящего напротив Андрея. Анна стояла у него за спиной, положив руки ему на плечи. Женщина никогда не видела таких слепых, впрочем, она их вообще не видела. Не попадались они ей в жизни. Молодой человек действительно был красив, и мать с пониманием посмотрела на дочь. После минутной паузы она сказала:

— Вы не представляете, Андрей, как я рада, что познакомилась с вами. Анечка мне очень много хорошего о вас рассказывала.

Елена Сергеевна немного замялась, размышляя, как корректнее сделать ему предложение.

— Спасибо, я тоже рад.

— Мамочка, а я как рада! Я сейчас — самая счастливая на свете!

— Могла бы и не говорить, я еще не видела тебя такой сияющей, — кивнула дочери, а затем набралась смелости и обратилась к Андрею:

— Андрей, по стечению обстоятельств, нашему салону требуется массажист — вы бы не согласились поработать у нас? Вам у нас понравится. Клиент у нас изысканный, богатый, правда, капризный, но вы, как я поняла, с таким уже привыкли общаться. Зато вы сможете зарабатывать очень приличные деньги. Их будет достаточно на первое время, а там что-нибудь еще придумаем. Ну так как?

Андрей улыбнулся.

— Просто какая-то страна Оз, а вы, Елена Сергеевна, наверное, добрая фея. Я принимаю ваше предложение. Только мне понадобится несколько дней, чтобы рассчитаться с завода.

— Андрюшенька, — Анна наклонилась и поцеловала его, — я так переживала, думала, что не согласишься.

— С какой стати я должен отказываться от хорошего предложения? Я что, похож на глупца?

— Нет. Ты похож на слепца.

— Анна, что за манеры? — возмутилась мама.

— Ничего, Елена Сергеевна, я с ней потом разберусь, — Андрей был в прекрасном настроении.

— Ну все, мама, спасибо, мы пошли. У нас сегодня первый совместный выходной, и мы хотим его потратить с пользой.

— Неужели займетесь стиркой?

— Ну, мама.

— Шучу. Да, а на чем вы ездите?

— На такси, — ответила Анна.

— А твоя машина еще не готова, ты у отца спрашивала?

— Нет, не спрашивала, — другим тоном ответила Анна. — Спроси ты, потом скажешь.

— Хорошо.

Анна наклонилась к Андрею и взяла его за руку. Он поднялся.

— До свидания, Елена Сергеевна.

— Андрей, задержитесь на минутку.

Анна с подозрением посмотрела на мать. Та сделала знак рукой, чтобы она молчала.

— Дочка, подожди в зале, пожалуйста. Я потом провожу Андрея.

Молодой человек присел на прежнее место, на лице отразилась легкая тревога. Елена Сергеевна встала с кресла и подошла к нему, подвинула стул, присела рядом, взяла его за руку.

— Андрей, спасибо за дочку. За то, что спасли ее. Она все мне рассказала. Я у вас в неоплатном долгу, — у Елены Сергеевны дрожал голос. — То, что я сейчас скажу, поверьте, исходит от чистого сердца. Только, пожалуйста, выслушайте меня.

— Елена Сергеевна, что с вами? Успокойтесь. Я начинаю волноваться.

— Не волнуйтесь. Только послушайте.

Замолчала. Надо сказать очень деликатно, чтобы не обидеть.

— Позвольте мне помочь вам обследоваться касательно зрения.

— Зачем вам это? — Андрей помрачнел.

— Андрей, я хочу, чтобы вам сделали операцию.

— Я не уверен, что она поможет. И потом, она очень дорогая, а у меня нет еще всей суммы.

— Вы собираете деньги на операцию? Значит, вы уже узнавали, можно ли ее сделать?

“Узнавали? Она что, шутит? Да сколько он себя помнит, его мать только этим и занимается”.

— Андрей, если есть хотя бы один шанс, нужно, чтобы вы его использовали. Пожалуйста, позвольте помочь.

— Как?

— Я вам дам денег.

Поспешила.

— Я не возьму.

— Я вам займу, а вы потихоньку будете отдавать.

— Нет, Елена Сергеевна.

Ответ был очень твердым.

— Анна ничего не будет знать. Мы ей сделаем сюрприз. Андрюшенька, согласитесь, я хочу вас отблагодарить.

Андрей молчал.

— Я не буду торопить. Вы поработаете, посмотрите, какие у вас будут деньги, и тогда примете решение.

— Хорошо, я подумаю. Только сюрпризов не надо. Я скажу Ане о вашем предложении.

— Поступайте, как считаете нужным. А теперь идемте.

* * *

Игорь злился. Андрей куда-то запропастился, а ведь по субботам они всегда работали все вместе. Позвонил ему домой, Полина Викторовна сказала, что он ночевал у какой-то девушки, которую она мельком видела. Обещал позвонить, но так и не позвонил. Игорь посмотрел на часы. Куда же он пропал? Может, что случилось?

— Гарик, давай начнем? — не выдержал Данька. — Придет, никуда он не денется.

— Как он придет? — закричал Игорь. — Он слепой, забыл ты, что ли? Он не ходит, я его привожу.

Данька насупился. Тут открылась дверь и вошла Анна.

— Всем привет.

— Нюта, ты? Каким образом? Вот приятный сюрприз, — Игорь от удивления поднялся.

— И это не единственный сюрприз, — Анна хитро улыбнулась, — я вам вашего Андрона привела. Я так понимаю, мы опоздали. Ну, извините. Больше этого не повторится.

Не ожидая ответа, она вышла из аудитории и вернулась несколько секунд спустя под руку с Андреем.

— Вот, пожалуйста, получите в целости и сохранности.

— Привет, мужики, — Андрей, как ни в чем не бывало, прошел вглубь комнаты на свое место, где для него заранее был поставлен стул.

— Андрон, как это понимать? — у Игоря от удивления округлились глаза.

— Ты о чем?

— Нюта, объясни! — Игорь повернулся к улыбающейся девушке.

— Гарик, запомни. Она для меня Нюта, а для тебя Анна, — серьезно сказал Андрей.

— Это почему?

— Потому что это он придумал, — уточнила Анна. — Потому что первая моя статья была о нем.

Если бы Игорю сейчас объявили, что наступил конец света, он и то бы меньше удивился. У него в голове не укладывалось, как такое могло произойти, чтобы Андрон, который воротит нос от девиц, вдруг за неделю, пока они не виделись, сумел заполучить Анну. Когда? Каким образом? Если она четыре дня из этой недели была рядом с ним в Киеве.

— Значит, все это время вы были знакомы, а меня водили за нос?

— Знакомы были, только не могли предположить, что у нас есть общий друг, — сказал Андрей.

— Но как ты это скрыл от меня?

— Игорь, мне что-то непонятен твой живой интерес к этой теме. Чем ты возмущен? Тем, что я опоздал? Извини. Были обстоятельства. Или, может, тем что я с Нютой?

— Ничем я не возмущен, — Игорь облизал пересохшие губы. — Все, проехали. Ты пришел, а это главное. Только последний вопрос можно?

— Давай.

— Андрон, а как же та девушка, которую ты собирался разыскивать?

— А я и есть та девушка, которую нужно было разыскать. Мог бы и промолчать об этом, между прочим, — заметила Анна.

— Ну, Шевельков, ты даешь! То есть сейчас вы встретились не случайно?

— Как со мной можно встретиться случайно? Столкнуться на улице, что ли? Кстати, Гарик, ты меня с ней хотел знакомить? — Андрей улыбался.

— Да ну вас… Не могли сразу все сказать? Я бы вел себя по-другому.

— А как ты себя вел? — поинтересовался Андрей.

— А он ко мне на кофе все время напрашивался, — сказала Анна.

— Анечка!.. — возмутился Игорь.

— Я его не пустила.

— Аня, прекрати, — Игорь прикрыл ладонью глаза.

— Да ладно, Гарик, расслабься, — Андрей протянул руки, Анна подошла к нему и села на колени. — Да, и хочу предупредить тебя, так, на всякий случай. Повтора не будет.

— Мог бы и не говорить. Не дурак, понял, — обиженно сказал Игорь.

— О чем вы? — поинтересовалась Анна.

— Так, старая история. Это неинтересно.

Андрей на мгновенье закрыл глаза — вспомнилась Настя.

— Ну что, все вопросы утрясли? Может, перейдем к делу?

— Да уж. Все это странно, но ты прав — пора приобщиться к вечному.

Игорь повернулся к Жоре. Все это время ребята молчали и с интересом слушали непонятный им разговор Игоря и Андрея.

— Жора, начинай.

* * *

Позвонив в субботу в редакцию, Виталик застал только Дашу. От нее он узнал, что Анна приехала еще вчера, и очень огорчился, что получил недостоверную информацию накануне. Недолго думая, помчался к ней домой. Остановился в соседнем дворе, размышляя, как поступить. Сидел с полчаса. Потом вышел и направился к Анне. Не доходя до подъезда, сошел с дороги, пропуская такси, и задержался возле беседки. Такси еще не успело остановиться, как из подъезда вышла Анна. С ней был Андрей. Виталик отступил в тень беседки. Первым порывом было броситься к Андрею и набить морду. Еле сдержался. Машинально сжав кулаки, повернул в обратную сторону, чтобы успеть к своей машине и проследить, куда они направляются. Дорогу преградила еще одна машина, которая до сих пор стояла без движения. Сейчас она медленно катила за такси. Заметив, что сидящий в ней мужчина указал водителю рукой в сторону девушки, Виталик вдруг подумал, что за Анной уже кто-то следит. Стало даже интересно. Он увлекся, позабыв, что минуту назад готов был растерзать Андрея. Сев в свою машину, Виталик поехал за преследователями.

Сомнений не было: за Анной следили. Виталик, вспоминая все виденные фильмы про детективов, старался остаться незамеченным. Впрочем, замечать было некому. Анна все время, как завороженная, смотрела на слепого, не замечая ничего. Следивших за ней, судя по всему, не интересовало ничего, кроме девушки.

Каково же было изумление Виталика, когда он увидел, что через какое-то время преследователей сменила другая машина. Он расстроился, сообразив, что дело поставлено серьезно. Подойти и просто поинтересоваться, кто они, молодой человек не осмелился. Но то, что поговорить с Анной не удастся, он понял. Виталик был на взводе. Чтобы не накручивать себя еще больше, решил прекратить бесполезное занятие и вернуться домой. В конце концов, время еще будет. Он как раз придумает, что ему предпринять. Анна сделала свой выбор, а значит, не оставила выбора ему.

* * *

— Лена, мне нужно с тобой поговорить.

Елена Сергеевна с удивлением посмотрела на мужа.

— Через час.

После последнего разговора она вообще не собиралась обращаться к нему, но Анна внесла коррективы в ее планы.

— Я приму душ и поужинаю.

— Можем поужинать вместе, — предложил Александр Станиславович. — Я бы хотел, чтобы мы куда-нибудь сходили.

Елена Сергеевна удивленно приподняла брови, но спорить не стала. Очень хорошо. При людях, соблюдая приличия, Саша хотя бы выслушает ее.

— Через полчаса буду готова.

— Надеюсь.

* * *

Ужин был закончен. Разговор не клеился. Впрочем, говорили на какие-то отвлеченные темы. Неожиданно Александр Станиславович спросил:

— Ну, и как тебе слепой?

— Все следишь? — с иронией сказала Елена Сергеевна.

— Присматриваю.

— Мне понравился.

— Только послушайте! Ей понравился! — не повышая тона, но очень надменно произнес муж. — У тебя всегда был дурной вкус.

— Не надо меня оскорблять. Ты себе этого никогда не позволял, тебе не идет.

— Я сам буду решать, что мне идет, а что нет, — резко отреагировал он.

— Ты о моем вкусе хотел поговорить? Если да, то я ухожу, спасибо за ужин.

Елена Сергеевна сделала попытку подняться.

“Ну как с ним можно разговаривать? А ведь нужно. А то он, не приведи Господи, еще вздумает вмешаться в отношения Анны и Андрея”.

— Останься. Прости, я нервничаю.

Елена Сергеевна подумала, что ослышалась.

Александр Станиславович вдруг вышел из образа невозмутимого бизнесмена: плечи опустились, лицо приняло человеческое выражение. Он поднял на жену глаза, было видно, что он в смятении. Елена Сергеевна даже слегка оторопела от такой резкой перемены. Перед ней сидел не великий и могучий, а просто ее Шурик. Добрый, веселый, которого она когда-то очень любила.

— Лена, в наших отношениях что-то происходит. Что-то плохое, и главное — давно. Я даже не заметил, когда мы стали такими чужими.

— Ты очень изменился, Шурик. Странно, что ты это вообще заметил, — Елена Сергеевна очень растрогалась.

— Неужели сильно? — закачал головой. — Я ведь так любил тебя.

— Я тоже очень любила тебя. Я и сейчас тебя люблю, только ты мне этого не позволяешь, — грустно добавила жена.

— Что же случилось?

Извечный вопрос. Хорошо, что он прозвучал. А ведь многие даже не пытаются разобраться. Елена Сергеевна улыбнулась мужу.

— Просто в один прекрасный момент мы сменили нашу любовь на деньги. Вот и вся разгадка.

Он знал, что она так ответит.

— Лена, недавно ты упомянула о разводе. Считаешь, это выход?

Она уже и забыла, когда он разговаривал с ней таким человеческим голосом.

— Сейчас уже не знаю. Хотя, наверное, мне все равно. Поступай, как хочешь.

— Я хочу, чтобы решение приняла ты.

Значит, он просто желает снять с себя ответственность? А она-то думала…

— Немедленно?

— Нет, напротив. Я хочу, чтобы ты все взвесила, обдумала. Скажешь, когда будешь готова.

— Хорошо. Я подумаю, — Елена Сергеевна промокнула уголок глаза. — Я уже и не ожидала от тебя такого.

— Я сам не ожидал. Вдруг как-то все надоело. После того, как с Аней повздорили, мне все время как-то неуютно, даже страшно. В какой-то момент обернулся — вокруг никого.

— Помирись с Аней.

— Как? Забыла, какая она упрямая? И потом, зачем ей этот слепой? У меня в голове не укладывается, — от возмущения Александр Сергеевич покраснел.

— Она его любит.

— Ну неужели нельзя было найти кого-нибудь другого? Чего ей не хватает?

— Шурик, этот слепой спас нашу дочку.

— В смысле?

— В прямом. Она тонула — он ее спас.

— Аня рассказала?

— А ты не веришь?

— Не знаю. Хотя… Анька такая правдивая с детства. Помнишь? — усмехнулся. — А как тебе то, что она в газету пошла работать? Правдоискательница… Если мои узнают, обхохочутся.

— А ты еще обращаешь внимание на «своих»?

— Да нет, в принципе.

— Когда там с машиной Аниной решится?

— Думаю, на днях.

— Вот и будет повод помириться, а заодно познакомиться с Андреем. Я его, кстати, к себе пригласила на работу.

— Так все-таки массажист?

— Вообще-то историк. А еще песни пишет. С группой одной сотрудничает.

— Полный комплект. Но это хотя бы объясняет, почему Анна так увлеклась.

Зазвонил мобильный телефон. Александр Станиславович серьезно выслушал говорившего и сказал, что сейчас будет.

— Леночка, я тебя домой закину, а когда вернусь, мы продолжим, если ты, конечно, к тому времени не уснешь.

— Я подожду, Шурик.

* * *

Елена Сергеевна ходила из комнаты в комнату, чтобы скоротать время до возвращения мужа. Она была в очень возбужденном состоянии. Совершенно неожиданный разговор за ужином выбил из привычного, устоявшегося ритма. Она была несказанно рада. В жизни наконец-то наметились хорошие перемены. Она не упустит случая, она не станет разводиться. Вспомнила мужа. Господи, как ему тяжело! Как ей тяжело без его поддержки! Теперь все исправится. Она постарается. И у Аньки все будет хорошо. Сделают операцию Андрею, если нужно, — не одну. Может, вообще сразу в Германию поехать?

То ли от этих планов, то ли от перевозбуждения разболелось сердце. Когда еще собиралась сделать кардиограмму. Все откладывала, все некогда.

“Боже мой, что же так болит?”

Пошла к себе принять лекарство. Остановилась. Приложила руку к груди.

“Что же так давит?”

Вырвался стон. Буквально почувствовала, как холодеют руки и ноги. На какой-то миг боль пропала. Елена Сергеевна успела вдохнуть полной грудью. И тут боль вернулась, ворвалась с новой силой, сковав все тело. Не было сил даже пошевелиться.

“Не может быть… Сейчас пройдет. Бывало же и раньше. Не так сильно, но бывало и проходило. Надо вызвать скорую. Телефон рядом, в трех метрах”.

Один шаг.

“Невыносимо”…

Второй.

“Еще чуть-чуть. Ну, уже можно дотянуться рукой”.

Взяла. Бороться не было сил. Упала…

* * *

Андрей предложил никуда не ходить в воскресенье, а остаться дома.

— Нюточка, я хочу побыть только с тобой. Мне о многом хочется поговорить.

Андрей сидел на диване, Анна лежала с закрытыми глазами, головой на его коленях.

— Хорошо, Андрюша. А о чем ты хочешь узнать?

— Об Англию, например.

— А издеваться не будешь?

— Сейчас за нос укушу.

— Лучше поцелуй.

— Конечно, лучше, — Андрей наклонился и чмокнул ее в нос, предварительно проведя по нему рукой.

Зазвонил телефон. Анна поднялась.

— Интересно, кому это не спится? — недовольно заметила девушка. — Алло!

— Анна, это папа, — голос был отчужденным и незнакомым.

— Папа?

— У нас несчастье, Анечка. Мама умерла.

— Что?

— Внизу у подъезда тебя ждет Толик. Приезжай… Да, забыл. Приезжай с Андреем.

— Мамочка… — Анна разрыдалась.

* * *

Неожиданная смерть жены выбила Александра Станиславовича из колеи. Возможно, не будь того разговора, он легче бы перенес утрату. Но разговор был. И одиночество, казавшееся легким призраком, вдруг обволокло полностью, укутало его в свой кокон, с каждой прожитой минутой беспощадно утолщая стены. Он стал замкнутым и мрачным. Но были дела, которые не ждали отлагательства, была беспрерывная работа, и еще была Анна, у которой, как ему казалось, не все было благополучно.

Александр Станиславович сидел в своем рабочем кабинете и пытался наметить, что нужно сделать в первую очередь. После похорон прошло четыре дня. Сегодня был первый день, когда он вернулся в свой офис. Все это время Анна и Андрей находились с ним. Дочь очень тяжело пережила смерть матери, и если бы не Андрей, он бы не знал, что с ней делать. И хотя не очень-то хотелось себе в этом признаваться, но молодой человек ему понравился. Правда, они обменялись за все время лишь парой фраз, но это нетрудно наверстать. Надо что-то решать с ними. С Анной и Андреем. Он позвонил дочери.

— Анечка, где ты?

— У себя в редакции.

— Сильно занята?

— Есть кое-какие дела.

— Андрей на заводе?

— Да.

— Как освободитесь, приезжайте ко мне, нужно посоветоваться.

— После пяти, папа.

— Я буду ждать.

* * *

Александр Станиславович стоял у окна и наблюдал за дорогой. Он ждал дочь. Красный кабриолет он увидел задолго до того, как тот припарковался на стоянке. И Анна, и Андрей были в черном, что создавало контраст с цветом машины. Прежде чем выйти, дочь наклонилась к Андрею и поцеловала его.

“Боже мой, как она его любит. Как я когда-то свою Леночку. Только тогда у нас не было красивой машины и состоятельных родителей. Главное, чтобы они не утратили своих чувств в пустой и бесполезной роскоши. Права была Лена. Любовь прощает многое, но только не предательство и не измену. Особенно, если объектом восхищения и поклонения становятся деньги ”.

Аня тем временем вышла из машины и взяла за руку Андрея. Они всегда ходят, держась за руки. Глядя со стороны, не догадаешься, что один из идущих слепой. Быстро же его дочь освоилась с непривычными для нее действиями. А может, оно и к лучшему, что всегда за руки. Лишнего внимания не бывает. А тут поневоле всегда сосредоточены только друг на друге.

* * *

Анна с Андреем разместились на кожаном диване. Отец остался сидеть за столом.

— Ну, как вы?

— Спасибо, папа, хорошо.

— Ели что-нибудь?

— Еще нет. Ты же просил приехать побыстрее, — сказала в оправдание дочь.

— Я сейчас попрошу сделать бутерброды и кофе, а потом поедем куда-нибудь. Или у вас свои планы на вечер?

— В общем-то, да. Только это на поздний вечер, — пожав плечами ответила Анна.

Александр Станиславович вызвал секретаря, попросил ее заняться бутербродами, а когда она вышла, перешел сразу к делу.

— Послушайте меня. Я тут кое-что предпринял, надеюсь, вы одобрите.

Анна сосредоточенно посмотрела на отца.

— Я переоформляю мамин салон на тебя, Анечка. Не хочу его продавать. Пусть останется как память. Да и доход от него хороший. Предлагаю вам с Андреем принять на днях управление в свои руки. Думаю, это будет разумный поступок. Что скажешь, Андрей?

— Для меня это очень серьезное предложение. Я, честно сказать, боюсь.

— А ты не бойся. Учись принимать правильные решения. И потом, я же не сказал, что ты будешь хозяином. Я предложил тебе заняться управлением.

Анна с восхищением посмотрела на отца. Отец понял её взгляд и неожиданно для себя подмигнул дочери. Анна в ответ улыбнулась, но тут же ее лицо стало тревожным.

— Папочка, а как же газета? — Анна понимала, что отец прав, но так просто отказываться от своих планов она не хотела.

— Я думал об этом. Тебе в газете что нравится?

— Сама работа нравится. Статьи писать нравится.

— Вот и хорошо. Я же тебя не привязываю к салону. Ты же будешь там не одна, а с Андреем. А журналистом можно стать внештатным. Я договорюсь с Зоей Васильевной, если хочешь.

— Ты как? — девушка дотронулась до руки Андрея.

У Александра Станиславовича возникла какая-то ревность. На что это похоже? Он тут распинается, придумывая всякие варианты, чтобы всем было хорошо, а она за советом не к нему, а к Андрею. А если он сейчас откажется или выдвинет какие-то свои требования? Даже замер в ожидании ответа.

— Твой папа прав, Нюточка.

Нет, что ни говори, этот парень ему определенно нравится.

— Хорошо, папа, пусть будет так, как ты сказал.

— Спасибо, что поняли, — устало выдохнул отец. — Я к вам направлю специалистов, они помогут разобраться в тонкостях. Так что не переживайте, все будет хорошо.

Внесли кофе и бутерброды. Анна подала Андрею, потом взяла себе. Александр Станиславович украдкой наблюдал, с каким вниманием и заботой дочь относится к Андрею.

— Кстати, Анна, как вы планируете дальше строить ваши отношения?

Дочь подняла на отца глаза, полные удивления. Андрей понял, что это подходящий момент, чтобы объясниться с Александром Станиславовичем. Если честно, он его побаивался. Хотя чувствовал, что отчуждение, которое было в первые дни, стало отступать. Значит, смирился с его присутствием.

— Пользуясь случаем, я осмелюсь попросить руки вашей дочери.

Прозвучало несколько напыщенно. Как отзвук из прошлого века. Андрей на мгновенье запнулся. Потом взял себя в руки.

— Я отдаю себе отчет в том, что не являюсь тем, кого бы вы желали видеть рядом…

— Андрюша, перестань, — остановила его Анна. — Откуда ты знаешь, кого мы желали видеть?

— Не надо, не перебивай, пожалуйста, — повернул лицо в сторону Александра Станиславовича. Он должен сказать то, что должен. — Я очень люблю вашу дочь. Если честно, то для меня самого загадка, как это все произошло. Но это случилось. Видит Бог, я пытался бороться. Мне тридцать лет, и до сих пор мне это удавалось. Но сейчас…

— Папа, я тоже его очень люблю.

Анна сказала это с возмущением, словно отец сомневался.

— Андрей, а почему вы боролись?

Андрей медленно снял темные очки. Не закрывая глаз, провел ладонями по лицу.

— Я не хочу, чтобы у меня были слепые дети, — глухо пояснил он.

— А это обязательно произойдет? — спросил Александр Станиславович.

— Не знаю. Но со мной же произошло.

Анна уткнулась ему в плечо. Стало страшно. Слепые дети? А она даже об этом не думала. Так вот почему он до сих пор не женился! Вот почему ушел тогда от нее. Благородный дурак! У них будут нормальные дети. Она знает.

— Андрей, раз счастье и благополучие моей дочери зависят от вас, позвольте кое-что предпринять и в этом направлении.

Молодой человек хотел что-то сказать, но Александр Станиславович прервал его:

— Я не принимаю никаких возражений. Со следующей недели готовьтесь на обследование. И, пожалуйста, если вам будет так легче, думайте, что я делаю это для Анечки.

— Спасибо, папочка.

Андрей был смущен и растроган, но отвечать не стал, только сильнее стиснул руку Ани.

— Ну вот, и этот вопрос уладили, — Александр Станиславович выпил остывший кофе.

— А есть еще вопросы? — спросила дочь.

— Да. Есть еще кое-что, о чем ты должна знать. Когда пройдет сорок дней, я уеду в Англию. Мне нужно по работе. Планирую поработать месяца три, а там как выйдет. До моего отъезда, думаю, у вас все образуется. Жить будете у меня. Средств вам хватит. Не хватит — позвонишь.

— Папа, не уезжай.

— Мне очень тяжело и тоскливо здесь, Анечка. А смена обстановки и изнурительная нагрузка — лучшее средство от тоски. Поэтому я принял это решение. И еще. Завтра я оформлю завещание.

— Папа!

— Чего ты переживаешь? Нормальные действия нормального отца. Там, за границей, мало ли что…

— Папа, прекрати!

— Все, что у меня есть: дело, земля, недвижимость, деньги, драгоценности, бумаги — все это завещается тебе. Я хочу просто, чтобы ты знала. Завещание будет у нотариуса, я вас завтра с ним ознакомлю. Вот, пожалуй, и все, о чем я хотел с вами поговорить. А теперь, если не возражаете, поехали поужинаем. Ань, ну что скисла? С ветерком прокатишь?

— Прокачу, — шмыгнув носом, сказала Анна.

* * *

Полина Викторовна уже битый час выговаривала сыну, какой он несерьезный. Андрей сидел напротив, совершенно бестолково улыбался и отвечал на бесконечные вопросы.

— Мама, ну хватит уже, чем ты недовольна? — он решил перевести разговор в другое русло, но не тут-то было.

— Он еще и спрашивает! Исчез на неделю, а я должна неизвестно что думать… — Полина Викторовна не собиралась просто так сдаваться.

Дурачок, неужели не понимает, как она переживала! Еще никогда в жизни он не обходился без ее помощи так долго. Даже отдыхать они ездили всегда вместе. Если случалось ему на выходных с Гариком и ребятами выбраться на природу, и то она места себе не находила. Так то с Гариком. Они так давно дружат, что научились понимать друг друга с полуслова. Мог он и не вернуться домой, задержавшись на ночь. Она понимала — у него, конечно, есть личная жизнь. Ну так на ночь! А тут пропал на неделю. Звонил он. Утешил. “Ма, привет, у меня все в порядке. Как ты? Приеду — все расскажу. Нет, не сегодня”. Очень подробный отчет. И еще сидит, смеётся.

Полина Викторовна смотрела на сына и не узнавала его. Что-то изменилось во всем его облике. А что, не могла понять. А как ведет себя! Со всем соглашается, не спорит, и эта улыбка… У него замечательная улыбка. Этого нельзя не заметить. Но она чувствовала, что он улыбался не ей, а чему-то своему. И что это за девушка, в конце концов? Как она смогла так запросто его увести? А мать о ней даже ничего не знает! Ни кто она, ни кто ее родители. Когда они успели познакомиться? И что это за манеры? Приехать без приглашения, не зайти, не представиться, а сразу с порога вцепиться в ее сына… Может, она ненормальная какая? Неужели так влюбился? Смотрела на него с тоской и не верила, что это произошло. Почему с тоской? Не могла представить, как он теперь без нее справится.

“Сможет ли та девчонка заменить меня? Хватит ли у нее сил и терпения? А если ей все надоест? “

Поняв, что такими мыслями доведет себя до истерики, Полина Викторовна усилием воли заставила себя переключиться на что-нибудь хорошее.

“Вот сидит мой сын. Молодой, красивый, полный сил, и, судя по всему, безумно счастливый. Так чего мне еще нужно! Ничего. Это главное”.

— Я же тебе звонил не один раз.

— Звонил он… А приехать домой переодеться времени не нашел? Чьи на тебе вещи?

— Мои. Я их купил.

— Тебе что, ходить не в чем? Зачем ты тратишь деньги? Разве на операцию мы уже не собираем?

— Мама, ты своими бесчисленными вопросами не даешь мне рассказать о самом главном, ради чего я приехал.

Полина Викторовна внимательно посмотрела на сына. Что-то в его тоне заставило ее поверить, что он собирается сказать нечто важное. На всякий случай внутренне сжалась.

— Ты наконец решил жениться? — попыталась угадать она.

— И это тоже, но не сейчас.

Неисчезающая улыбка на лице сына стала раздражать. “Что же ему так весело?”

— Почему не сейчас?

— Потому что у Анны пять дней назад умерла мать.

Наконец-то стал серьезным.

— Да ты что? — взволнованно воскликнула Полина Викторовна. — От чего? Молодая?

— Инфаркт. Ей было сорок семь.

— Бедная девочка! Кстати, где она?

— Она заедет позже. У нее дела с отцом.

— А отец работает? — с испугом спросила Полина Викторовна.

— Работает.

— Кем?

— Он бизнесмен.

“Вот это да! Где же они все-таки познакомились? Гарик, наверное, постарался”. Но спросить постеснялась. Придет время — сам расскажет.

— Из богатых?

— Не из бедных, точно, — Андрей решил не вдаваться в подробности.

— Так эта Аня твоя, поди, привыкла к дорогим нарядам… — мать погрустнела. — Где же денег столько заработать?

Она так и знала. Она просто чувствовала. Не могло быть все хорошо.

— Мама, я ухожу с завода. Вернее, я уже ушел.

— Как ушел? И что теперь?

— Завтра я приступаю к новой работе.

— Где же? — Полина Викторовна до сих пор воинствующе прохаживалась по комнате, но известие о том, что сын ушел с завода, заставило ее присесть.

— Мама Анны держала салон-парикмахерскую. После ее смерти отец Ани предложил нам заняться управлением салоном, — пояснил Андрей.

— Значит, массажем ты тоже не будешь заниматься?

— В сауне нет. В салоне еще не знаю. Может быть, да, мне нравится.

— Ой, сыночек… Все это так неожиданно… — потом добавила: — И ты уверен, что у тебе с этой девушкой все будет серьезно?

Андрей ответил не сразу. Нет, дело вовсе не в том, что его посетили «смутные сомнения» по поводу серьёзности их с Аней отношений. Он вдруг почувствовал, что мать ему не то не доверяет, не то просто сомневается во всем происходящем. Конечно, понять ее было немудрено. Еще бы, такие крутые перемены в жизни за каких-то пару дней.

— Почему будет? Это уже происходит. Это уже есть.

— Значит, домой ты не вернешься? А где же вы живете? — Полина Викторовна отчетливо поняла, что сын больше ей не принадлежит.

— Сейчас у Анечки, потом, когда уедет отец, у него.

Андрею вдруг стало жаль маму, он догадался, что она расстроилась, вместо того, чтобы порадоваться.

— Мама, ты чего? Разве ты не этого все время хотела?

— Этого, но не так. «Бесприданница» ты моя.

— Мамочка, я, может быть, и «бесприданница», но не бестолковщина.

Полина Викторовна подошла к сыну и обняла его так, как умеют обнимать только мамы.

— Сыночек, мой сыночек, ты ее любишь или тебе нужны деньги? Скажи правду.

— Я люблю ее, мама. Когда это произошло со мной, я еще не очень хорошо представлял, кто она. Я не виноват, что она богата.

— И она полюбила тебя, слепого? — Полина Викторовна до конца не верила в историю, рассказанную сыном.

— Мама. — Андрей остановился. У него внутри все задрожало. — Мама, со следующей недели меня будут готовить к операции. И это самое главное, что я собирался тебе сказать.

— Не может быть! — Полина Викторовна была ошеломлена известием.

— Кажется, может. Хотя, если честно, я и сам не верю. Но еще больше, чем не верю, я боюсь.

— Не надо бояться, мы же так долго об этом мечтали, — Полина Викторовна была не в силах сдерживать слезы.

— Мама, шансов очень мало. Если ничего не выйдет, я не представляю, как это переживу.

— А ты не думай об этом. Думай, что все получится.

— Ты как Анечка, она тоже так говорит. Ой, а который час? — спохватился Андрей.

— Начало седьмого.

— Мама, извини, я забыл предупредить: сейчас приедет Анна с отцом.

— Андрей, ну ты что, издеваешься? — привычным для себя тоном возмутилась Полина Викторовна. — У нас гости на пороге, а я не готова.

— Анечка все привезет.

— Не хватало, чтобы я встречала гостей с пустыми руками, — сокрушенно произнесла мать.

— Мама, успокойся. Я не потратил еще ни единой Аниной копейки. Уходя, я забрал все деньги, что откладывал на операцию. Так что все в порядке. Считай, что это я купил.

— И ты позволил девушке тащиться с сумками в трамвае?

— Я тебя умоляю, — Андрей вздохнул. — Какой трамвай? Анна на машине.

— Еще лучше! На такси тратится…

— Мама, на своей, — устало пояснил Андрей.

Полина Викторовна на какой-то миг задумалась, переваривая услышанное.

Если она сейчас опять начнет переживать, то ничего хорошего из этого не выйдет. Ну, раз без нее все равно уже приняли решение, то пусть сами и выкручиваются.

— Что же я тогда стою, надо себя хоть в порядок привести. Хорошо еще, что я перед твоим приходом убрала в квартире.

Полина Викторовна направилась в свою комнату.

* * *

Александр Станиславович брезгливо открыл дверь подъезда. Анна с укором глянула на отца.

— Просто грязная ручка, — пояснил отец.

— Папочка, руки потом помоешь. И вообще, веди себя проще, не на званом приеме. Договорились?

— Анна, не учи папу жить, — Александр Станиславович улыбнулся. Он видел, как волновалась дочь. — А то я начинаю думать, что тебе за меня стыдно.

— Ну па! — капризным тоном сказала Аня. — Лучше посмотри, все пакеты забрал из машины?

— Должно быть пять. У меня три, у тебя два. Все. Что ты там набрала?

— Французского шампанского и всяких прибамбасов к нему. Увидишь. И имей в виду, мы не на полчаса. Телефон отключил?

— Отключил, — засмеялся.

— Ты чего?

— Ты как Проня Прокоповна: “Мама, наденьте чепчик, папа, наденьте галстук”.

— Па, ну перестань, я и так переживаю.

— Чего ты переживаешь? Я немного побуду и уйду.

— Только попробуй. Кстати, пришли. Звони.

* * *

Прежде чем открыть, Полина Викторовна взглянула на себя в зеркало. Подкрашенные глаза и губы преобразили лицо, сделав его выразительнее. В юности она была редкой красавицей, Андрей очень похож на нее. Сейчас ей пятьдесят два, но в чертах ее лица угадывалась былая привлекательность. Правда, на нем отпечатались следы невзгод и страданий, которые прочно вошли в ее жизнь.

Полина Викторовна открыла дверь.

— Здравствуйте, — дрожащим голосом произнесла она. — Вы меня извините. Я так волнуюсь.

— Мы тоже. Поэтому давайте волноваться вместе. Аня, неси пакеты на кухню, а мы познакомимся. А где Андрей?

— Он на кухне. Он поможет Ане, а я пока накрою стол. Проходите в комнату, здесь темно.

— Прохожу. Андрей, привет, — крикнул он по пути в зал.

— Привет.

— Вам, наверное, непривычно видеть такую обстановку…

— Но я же не на обстановку пришел смотреть.

Полина Викторовна давно не общалась с мужчинами такого уровня. Да она вообще никогда с такими не общалась. В школе ей все больше приходилось наблюдать рабочий люд. С ними все понятно — и как себя вести, и что говорить. Они всегда были уставшими, с безразличным настороженным взглядом — что там не выучил их сын? Или сколько уроков прогуляла дочь? Рядом с ними Полина Викторовна чувствовала себя вполне уверенно. С ними все было просто.

А здесь? Только от запаха духов или одеколона, или туалетной воды, или чего там еще, откуда ей знать, как это называется, у нее перехватило дыхание. А костюм! Даже у директора районо такого не было! И заколка на галстуке с каким-то камнем. И кольцо. На обручальное не похоже, потому что с камнем, хотя и на безымянном пальце.

В лицо даже боялась смотреть. Так, мельком глянула. И без того понятно, что обаятельный мужчина.

Пауза затянулась. Нужно было что-то говорить.

— Простите меня. Присаживайтесь. Раз дети заняты, может, представимся сами? Меня зовут Полина Викторовна Шевелькова.

— Володин Александр Станиславович.

И голос у него приятный… Как он представился? У нее просто внутри все оборвалось. Не может быть!

Родители уставились друг на друга. Первым пришел в себя Александр Станиславович.

— Полинка, ты, что ли? — неуверенно произнес он.

— Шурик?

Повисла гробовая тишина.

В это время вошли Анна и Андрей. Девушку насторожило затишье в комнате, где были родители, и она решила убедиться, что там все в порядке.

— Вы чего? Папа? Полина Викторовна?

Родители сидели, не шевелясь, и неотрывно смотрели друг на друга.

— Невероятно, — сказал Александр Станиславович.

— Папа, объясни, в чем дело? — Анна ничего не понимала.

— Кажется, у меня появился первый тост. Анна, принеси-ка шампанского, — не поворачиваясь, произнес он. — И прибамбасов своих захвати.

— Папочка, стол еще не накрыт, — удивленно сказала дочь.

— Значит, захвати и чашки.

— Чашки?

— Ань, ты еще здесь? — быстро повернул голову, недовольно глянул на дочку.

— Иду.

— Зачем же чашки, я достану бокалы, — Полина Викторовна медленно, не отрывая взгляда от гостя, поднялась и прошла к серванту. — Андрюшенька, сынок, ты бы присел, — она была как в тумане.

Анна принесла бутылку и блюдо с фруктами. Поставив все на стол, примостилась рядом с Андреем. Тот тут же обнял ее.

— Что происходит? — на ухо спросил он.

— Пока не знаю. Но надеюсь, что нам сейчас объяснят. Папа!

Александр Станиславович вышел из оцепенения. Открыл шампанское и разлил по бокалам.

— Как у тебя ловко получилось! Можно подумать, что ты всю жизнь был барменом.

Александр Станиславович неестественно засмеялся. Сразу спохватился, прикрыл рукой рот.

— С ума сойти! Что же это такое, в самом деле, происходит? — обратился к Анне. — Спрашиваешь, был ли я барменом? Всю жизнь не был, но в молодости всякое испытал. Ребята, вы не представляете, кого я встретил! — Александр Станиславович был в сильном возбуждении.

— Где, папа?

— Здесь, дочка.

— И кого же? — спросил Андрей.

— Свою первую любовь. Так, Полина?

Полина Викторовна была потрясена не меньше, если не больше гостя. Вот так сюрприз!

— Мама, вы знакомы? — Андрей чуть не подавился ягодой винограда, которую ему подала Анна.

— Да, мы с Шуриком учились в одном университете, только на разных факультетах, — Полина Викторовна зарделась.

— Папа, ты окончил университет? Почему я никогда об этом не слышала? — сказать, что Анна удивилась, это значит не сказать ничего. Немигающими глазами она уставилась на отца.

— Да, Анечка, твой папа окончил исторический факультет и даже отработал три года учителем по распределению в Казахстане. В Джамбуле, если не ошибаюсь.

— Что? — одновременно спросили Анна и Андрей.

Если бы этот период жизни ему пришлось вспоминать при других обстоятельствах, то еще неизвестно, захотел бы он о нем говорить. Но сейчас, когда рядом сидела Полина, все приобрело совершенно иной смысл. Кто бы мог подумать? А он еще идти не хотел. Собирался побыть всего полчаса. Вот это подарок судьбы! Просто какая-то машина времени!

— Я не люблю вспоминать это время, поэтому ты не слышала.

— А мама, она что, тоже не знала?

— Нет, мы познакомились уже здесь. Когда я вернулся и работал секретарем комсомольской организации при исполкоме. Просто потом я получил другое образование, а об этом периоде жизни постарался забыть.

— Из-за того, что был учителем?

— Из-за мамы Андрея, — Александр Станиславович грустно вздохнул.

Ничего себе «страсти-мордасти»! Пришла очередь Андрея изумляться.

— Мама, это правда?

— Да, это правда. Я любила твоего отца, Анечка.

Обращаться к сыну было отчего-то неудобно. Стала говорить девушке.

— Он долго ухаживал за мной, мы встречались, а когда уехал по распределению, даже не написал, — Полина Викторовна отвела взгляд.

— Полюшка, я же заболел тогда. Ты же помнишь… Я приехал через полгода за тобой, но ты вышла замуж. Как ты могла выйти замуж, не дождавшись меня?

Боже мой, разве мог он предположить, что тридцать лет спустя ему придется оправдываться в том, что он так тщательно пытался в свое время стереть из памяти.

— Я подумала тогда, что ты меня разлюбил. Я так мучалась, а тут Коля Шевельков подвернулся, помнишь его?

— Помню.

— Ну, я и вышла замуж, — Полина Викторовна замолчала.

— Мистика какая-то, — тихо произнес Александр Станиславович. — Вот и познакомились родители. Выпьем, что ли, за знакомство? — он с нежностью посмотрел на мать Андрея. — Помнишь, на Новый год, тогда, в общежитии, мы с тобой опоздали, поэтому вбежали в комнату, где все уже собрались?

— Да, да, конечно. Ты тогда с разбегу перевернул столик, на котором стояли пустые бокалы, и они все разбились. Ты так расстроился, а мне пришлось собирать по комнатам чашки, чтобы было из чего пить.

— Меня же за это наказали, — Александр Станиславович засмеялся.

— Точно, — подхватила Полина Викторовна. — Ты должен был своевременно открывать бутылки с вином. Шампанского на Новый год тогда не пили.

— Ань, представляешь, я до этого никогда его не то что не открывал, даже не пил. А тут по договоренности с каждой пары была бутылка, а гуляли несколькими группами. Так что к середине второго ящика я уже был как заправский бармен.

— Папа, я о тебе столько нового узнала. Ну ты даешь! Я-то думала, что ты всегда был серьезным и правильным… А ты, подумать только… Общага, чашки, да еще и учитель.

— Эх, Анюта, дурочка ты моя. Видно, я тебе по наследству, на генном уровне, передал свою любовь. Иначе как объяснить, что ты втюхалась с первого взгляда. И в кого? В историка. В сына Полины. Вот и не верь после этого в судьбу.

— И Андрей так сказал. Мы ведь встретились совершенно случайно.

— Как видишь, не случайно, дочка.

— Мама, может, тебе с ужином помочь? — спросил Андрей.

— Я не голодна, — быстро сказала Анна.

— Я тоже. Мы с Аней перекусили.

— Полина Викторовна, может, вы тут пообщаетесь без нас? Вам, наверное, есть о чем поговорить? Мы с Андреем поедем домой, а папа потом вызовет себе машину.

— Даже не знаю…

— Поезжайте, Аня, все будет в порядке.

Через десять минут молодежь укатила, оставив родителей в одиночестве.

* * *

Углубившись в воспоминания, Полина Викторовна и Александр Станиславович совершенно позабыли, что теперь, в настоящем, их связывали новые интересы, проблемы, задачи и новые трудности. Это они оставили на самый конец. Насколько приятнее опять почувствовать себя молодыми, беззаботными, когда впереди еще было столько времени, столько несбывшихся надежд, были высокие чувства и высокие отношения.

Часа через три воспоминания окончились. Наступила неловкая пауза. Пришло время возвращаться в реальность.

— Вот такие дела, Полинушка. Как жизнь-то нами играет, — подытожил Александр.

— Андрей сказал, жена у тебя недавно умерла?

— Да, пять дней назад похоронили.

Помолчав, спросил:

— А ты давно одна?

— Я давно.

— Что ж замуж больше не вышла?

— Я не смогла бы делить внимание и заботу между сыном и другим мужчиной.

— Другие же делят.

— У других сыновья не слепые, — Полина Викторовна с грустной улыбкой посмотрела на Александра Станиславовича.

— Полина, даю тебе слово, я его вылечу, каких бы денег это ни стоило. Я и так бы это сделал, ради Аньки, но теперь, зная, что он твой сын, тем более не отступлю.

— Спасибо тебе, Шурик. Вот уж не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.

— Полинушка, у меня к тебе просьба. Я скоро уеду. Ты уж присмотри за нашими детьми. Особенно за Анной, она девушка капризная. Ну, и вообще чаще навещай их. Сделаешь?

— Конечно, Шурик. Только скажи, они отношения свои не будут оформлять?

— Оформят потом. Успеют. Сейчас это не главное. Пусть Андрей вылечится. Там и траур пройдет. Да и я вернусь. Не переживай.

Вроде и оговорили все, что нужно, пора прощаться. Опять неловкая пауза.

— До свидания, Полинушка. Я несказанно рад, что встретил тебя снова. Знаешь, как будто лет тридцать с плеч долой.

— А я так до сих пор опомниться не могу. Наверное, не усну и всю ночь буду думать об этом.

— А ты не думай, мы теперь будем часто видеться.

— Ты так считаешь?

— Я знаю.

— Поживем — увидим.

* * *

Анна с энтузиазмом принялась за новое дело. Ей хотелось в самый короткий срок овладеть всеми премудростями, связанными с парикмахерским делом. Андрей не уступал ей в этом. Возвращаясь домой, они долго еще обсуждали, что нужно изменить, что оставить. Им очень хотелось скорее ощутить, что это уже их детище. Как ни сопротивлялась Анна, но пришлось уступить клиентам и позволить Андрею заниматься массажем. Неизвестно, каким образом, но бывшие его клиенты, прознав, что он здесь, стали посещать салон. К своему ужасу, Анна обнаружила, что невероятно ревнива. Андрей смеялся и утешал ее. Так прошло дней пять. Посещение клиники решили перенести на следующую неделю.

Александр Станиславович злился. Андрей объяснял, что глупо сейчас бросать Анну одну. Ничего страшного не произойдет, если это будет чуть позже. Он терпел дольше. Так и решили.

* * *

В конце недели в кабинет, где Андрей и Анна обсуждали какую-то текущую проблему, заглянула молодая женщина и, представившись Ией, сказала, что она от Светланы Петровны. Анна пригласила ее в кабинет. Молодая женщина, прихрамывая, вошла и присела на стул. На ее лице был свежий шрам, да и вообще выглядела она болезненной и уставшей. Как выяснилось, это была давняя приятельница Светланы Петровны, клиентки Андрея. Она недавно попала в автомобильную катастрофу и несколько месяцев провела в реанимации. Ее еле вытащили. Дважды в первые сутки у нее была клиническая смерть. К Андрею ее привели проблемы с позвоночником. Она очень надеялась, что сеансы помогут ей почувствовать себя лучше. Андрей пытался объяснить, что не занимается лечебным массажем, но попытки были тщетны.

— Хорошо, Ия, — Андрей сдался. — Я сделаю вам массаж. Но обещайте мне, что честно скажите о своем самочувствии.

— Обязательно скажу, — заверила его Ия.

— И еще. Так как я не уверен в своих возможностях, то денег я с вас не возьму. И, пожалуйста, не возражайте.

Анна в это время сидела рядом и испытывала невероятную гордость за то, какой Андрей благородный и честный.

После массажа Андрей зашел в кабинет и попросил Анну сделать кофе.

— А где Ия?

— Одевается.

— Какое редкое у нее имя, — задумчиво произнесла Анна. — Ну, как думаешь, ей понравилось?

— Не знаю, Нюточка, — Андрей устало вздохнул, — я, конечно, старался, но, кажется, ей нужно не это.

В дверь заглянула Ия.

— Можно?

— Конечно, проходите, присаживайтесь. Будете кофе?

— С удовольствием.

— Как массаж? — поинтересовалась Анна, поставив чашку перед клиенткой.

— Андрей оказался прав. Мне требуется что-то иное.

— Очень жаль, — сказала Анна.

— И я еще хотела сказать Андрею… Позволите?

— Говорите, — Андрей повернул голову в ее сторону.

— Мне кажется, вы зря занимаетесь этим. Вообще.

— То есть? Поясните.

— Мне кажется, это не ваше дело. Только поймите меня правильно, вы прекрасно справились со своей задачей. Но не массаж должен быть главным в вашей жизни, — Ия говорила очень медленно, при каждом слове шрам на лице устрашающе шевелился. Было немного жутковато.

— Вы думаете? — с иронией спросил Андрей.

— Очень скоро вы будете делать что-то другое. Что-то такое, на что способны только вы. И именно это «что-то» будет вашим способом существования и смыслом жизни. По-моему, вы даже приобретете в связи с этим известность. Поверьте, это случится. Но не сейчас.

— Извините, — вмешалась Анна. — У меня сложилось такое впечатление, что вы пытаетесь предсказать будущее.

— Я не знаю, как это назвать. Я даже не знаю, как это объяснить. Поверьте, вы первый, кому я пытаюсь, что-то донести. После катастрофы у меня начали случаться некие видения. Они появляются, когда хотят, и исчезают так же внезапно. Чаще всего это происходит со мной после прямого контакта с человеком. И сейчас, когда Андрей делал мне массаж, то я даже не увидела, а просто почувствовала, что знаю то, что я сказала. Единственное, что я не могу понять — я фактически не чувствовала энергетики, исходящей от него. Как будто бы он стоит на пороге какого-то затмения, небытия, что ли, темноты.

— Ну, это понятно. Я же слепой, — прокомментировал Андрей.

— Нет, это здесь не при чем. Кстати, вам недолго осталось быть слепым.

— Правда? — Анна невнимательно слушала все, о чем Ия говорила раньше, но это её взволновало.

— Да, — просто ответила Ия.

— А, может, вы и мне что-нибудь скажите? — попросила Анна.

— Хорошо, давайте попробуем. Только я не обещаю, что получится. Дайте мне ваши руки.

Анна протянула руки. Ия взяла их и тут же резко отдернула ладони.

— Что-то не так? — Анна испугалась.

— Какая-то сильная вспышка в глазах, такого не было раньше. Я от неожиданности испугалась, — виновато пояснила Ия. — Давайте еще раз попробуем.

Ия закрыла глаза и молча держала Анну за руки. Прошло минуты три. Ия открыла глаза, лицо ее покрылось потом.

— Ну и что? — с беспокойством спросила Анна.

— Вы очень противоречивый человек. С одной стороны, безумно ранимы и обидчивы. С другой — очень сильны, как кремень. Но кремень — это плохое, неудачное сравнение.

— Тогда может гранит? — решила подсказать Анна.

Ия качнула головой.

— Нет. Вы больше похожи на капрон.

— Капрон? — переспросила с удивлением Аня. — Шутите? Разве капрон «сильный»?

— Я неточно выразилась. Хотя сравнение подобрала правильное. Я сейчас поясню, что имела в виду. Конечно, капрон легко воспламеняется и запросто может пустить петли. Это все равно, что ваша ранимость и обидчивость. Но с другой стороны — он очень прочный. Его невозможно разорвать, сколько бы ни тянул. Вас ожидает участь капрона. У вас впереди испытание на прочность.

— С чего вы взяли? — с легким раздражением спросила Анна.

— Но вы же сами недавно сказали, что готовы вынести любые испытания, лишь бы… — Ия остановилась.

Анна пыталась вспомнить, когда это она могла такое сказать, но не вспомнила.

— И что все это значит? — она была разочарована.

Ия внимательно посмотрела на девушку, как будто бы примеряла, стоит ей объяснять подробности или нет. Потом неожиданно смутилась и быстро заговорила:

— Наверное, я что-то не то говорю. Извините. Я просто еще сама многого не понимаю. Простите.

Не допив кофе, Ия поднялась и чуть не плача, вышла из кабинета.

— Странная клиентка, — сказал Андрей. — Ты, Нюточка, голову ерундой не забивай.

— Но она же сказала: ты будешь видеть!

— Мы и без нее это знаем, — уверенно сказал Андрей.

— Да, ты прав. Конечно, ты будешь видеть, — а потом, сразу сникла. — Но мне почему-то страшно, Андрюша.

— Нюточка, может, хватит на сегодня, уже поздно. Поехали домой, работяга ты моя. Тем более, сегодня Гарик с ребятами придут.

— Ой, я и забыла совсем. А что мы заказывали приготовить Ларисе Ивановне?

— Не знаю, Нюточка. Это ты там изощрялась.

— Представляешь, не помню, — Анна засмеялась. — Все, поехали.

* * *

Прошло три дня с того момента, как Андрею сделали операцию. Все это время глаза были забинтованы. Завтра должны снять повязку. Завтра решающий день. Андрей не мог найти себе места. Он специально отправил Анну пораньше домой. Правда, сделать это было не так-то просто, та ни в какую не хотела уходить. С мамой он разобрался в два счета. Полина Викторовна просто плакала все эти дни. Не то от радости, не то от переживаний, а может, от того и другого вместе взятого. Александр Станиславович был только однажды, в день операции, общался с профессором, который лично оперировал. О чем была беседа, Александр Станиславович не говорил, только, выйдя от профессора, подошел к Андрею и сказал:

— Ты, Андрюша, главное, верь. А еще при любом исходе помни, что впереди длительный период восстановления и при необходимости — повторная операция.

— Повторная? — эхом отозвался Андрей. — Что, такие плохие результаты обследования?

— Да нет, — Александр Станиславович смутился, поняв, что сболтнул лишнего. — Это я так, на всякий случай. Просто будь мужиком, — и, не глядя на Андрея, похлопал его по плечу.

Сейчас, вспоминая этот разговор, Андрей, сидел в холле больницы, все гадал, удачно прошла операция или нет. Ну неужели все впустую? Неужели события последних месяцев, так внезапно обрушившиеся на него и так в корне изменившие его жизнь, — это просто прихоть судьбы, случайная нелепость?

Но разве такие совпадения просто так происходят? А ведь все началось с подвала, где он впервые столкнулся с Анной. Вернее, подвал был потом. А вначале…

С самого утра того дня он чувствовал, что должно что-то произойти. Потому что ночью ему приснился сон. Тот его сон. Где бесконечность, где много красок, где сияющий ангел, где пожирающая бездна внизу и манящая, сверкающая дорога-серпантин в вышине. Что-то в этом сне было не так, как обычно. Когда он проснулся, то не мог вспомнить подробности. Но потом его все время преследовала какая-то странная мысль, что он непременно должен спуститься в подвал. Ему там совершенно нечего было делать. Но после обеда эта идея стала просто навязчивой. Он подумал, что ничего не случится, если он спустится и пройдет по подвалу вперед и назад. Никому ничего не сказав, Андрей так и сделал. И когда возвращался к лестнице, чтобы подняться наверх, то был уверен, что сходит с ума. Ничего не произошло. И после того, как эта мысль утвердилась в сознании, появилась Анна.

“Анна. Аннушка. Анечка. Анютушка. Анюта. Нюта. Нюточка. Господи, ну неужели это правда, все, что происходит сейчас?”

Он даже в самых смелых мечтах не мог предположить, что ему позволено будет любить такую женщину. Да что там любить, просто встретить. А уж надеяться на взаимность… Куда уж там. Но спроси, за что он любит ее? Он не сможет объяснить. Так же, как невозможно объяснить, за что нам нравится восход, чем нас манят звезды, почему мы готовы бесконечно вдыхать неповторимый аромат цветущего сада, чем восхищает капелька утренней росы на нераскрывшемся бутоне цветка, почему так тревожит соловей и так радует взор радуга. Все это нельзя назвать одним словом «красиво». Это все божественно и совершенно, как сама любовь.

Андрей улыбнулся своим мыслям. Все получится. Он будет видеть. Интересно, как это — видеть? И что, тогда не нужно будет все время вслушиваться и запоминать расположение предметов в комнатах, на улице? Он сможет увидеть Нюточку, маму, всех людей. Он даже сможет увидеть себя? Себя. Какой он? Говорят, красивый. Как это — красивый?

Мысли прервала дежурная медсестра. Она окликнула его и попросила зайти к себе в палату: сейчас потушат свет.

“Глупая «зрячая». Причем тут свет? Я и свет пока несовместимы. Пока. Завтра. Все случится завтра”.

* * *

Виталик уже знал все, что произошло с Анной за последний месяц. Инга рассказала. Она побывала у Анны в салоне, и та выболтала ей все свои последние новости. Виталик не мог поверить в то, что происходило. Как же так вышло? Как можно было сменить его на того урода?

“Тоже еще мне красавица и чудовище”.

Все это время он пытался встретиться с ней, но все усилия были напрасны. Во-первых, она все время была с Андреем. Во-вторых, ее продолжали «пасти», как потом выяснилось, папочкины люди. Ко всему прочему, она перестала появляться в прежних местах, забросив при этом друзей. Теперь она общалась только с друзьями слепого. Ну нет! Он определенно должен был еще раз с ней объясниться. Разве так запросто можно взять и разорвать отношения?

Самое страшное заключалось в том, что, потеряв Анну, он в нее наконец-то по-настоящему влюбился. Вначале он думал, что просто злится, но чем больше проходило времени, тем сильнее хотелось все вернуть.

Виталик подъехал в шесть утра к дому девушки, оставил машину на проезжей части. Он уже знал, что Андрея нет, что тот в больнице. Предыдущие попытки увидеться не удавались, все время что-то мешало. То вездесущие охранники — Виталик их уже распознавал чуть ли не по запаху. То консьержи не пропускали его, говоря, что не велено впускать. Он дождался, когда дежурил консьерж, знавший его в лицо. Проскользнув мимо него, приветливо махнув рукой и сказав: “Проведаю подругу”, — кинулся к лестнице. Другого случая могло не быть. Поэтому на сей раз решил подождать ее в подъезде. Обычно в восемь утра Анна ехала в салон, и он решил, что лучше недоспать, но довести это дело до конца.

Виталик уселся на подоконник в подъезде и замер в ожидании.

* * *

Для Анны сегодняшний день был решающим. Она практически не спала всю ночь. Писала статью для музыкальной странички в газету Зои Васильевны. Это ее отвлекало от мрачных мыслей и не давало думать о результате операции. Несколько раз за ночь она созванивалась с Гариком, чтобы уточнить некоторые нюансы и музыкальные заморочки. Гарик охотно отвечал. Ему очень хотелось узнать, как сегодня чувствовал себя Андрей, но что-то удерживало от вопросов. Он ощущал, какое напряжение исходило от девушки.

К Анне он по-прежнему относился очень трепетно. Каждый раз волновался, когда видел ее, но старался держать себя в руках. Анна, напротив, вела себе непринужденно и очень по-дружески. После очередного звонка, где-то в районе трех ночи, Гарик не выдержал и попросил:

— Анечка, ты обязательно позвони мне завтра, чтобы я знал как там все прошло.

— Конечно, Гарик, позвоню.

— Ну, ты там как вообще?

— Спасибо, держусь, — не очень уверенно ответила она.

Больше Гарик ничего не стал спрашивать, чтобы не нервировать Анну.

Подремав несколько часов, Аня поднялась, приняла душ, выбрала самый лучший наряд и, собравшись, села на диван в ожидании девяти часов. В девять она поедет к Андрею. В десять снимут повязку. Сидеть просто так было невыносимо, но и заниматься чем-то не было сил. В восемь позвонила в редакцию. Трубку сняла Катерина.

— Анечка, милая! — Катя была необыкновенно рада. — Как ты там, как Андрюша?

— Еще не знаю. Я заеду к вам после часа, завезу, как договаривались, статью.

— Какая ты умница, как ты умудряешься все успевать? Это же так сложно совмещать. И салон, и журналистика. Я просто восхищаюсь тобой.

— Я не задумываюсь о том, как это сложно, поэтому, наверное, и получается.

— Будем ждать тебя с нетерпением. Вот все обрадуются.

Анна вспомнила, как заехала на следующий день после разговора с отцом в редакцию и сообщила о том, что вынуждена уйти. Зоя Васильевна была просто в шоке. Аня поспешила ее утешить, сказав, что будет продолжать вести те рубрики, которые выбрала для себя. Они же могут выходить не каждый день. И две статьи в неделю она с легкостью напишет. Пришлось им рассказать и об Андрее. Все были как громом поражены. Вначале не поверили. Уж больно история была невероятной. Но когда несколько дней спустя Анна, доставляя очередную статью, приехала с Андреем, все просто ахнули.

Сейчас все это было позади. Все вместе с Анной ждали результата операции.

Потеряв терпение, девушка решила выйти раньше. Лучше потом подождет полчаса. Она подошла к окну, выглянула во двор. Ее машину уже подогнал водитель. Анна увидела его и помахала рукой, он просто кивнул. Невдалеке стояла другая, уже известная ей машина. Девушка была благодарна отцу за заботу. Правда, вначале ее это злило, но потом, все взвесив, она перестала возражать, тем более, что на днях ей показалось — где-то позади машина Виталика. Она, конечно, могла ошибиться, но ей был памятен их последний разговор.

* * *

Виталий, услышав, как щелкнул замок на верхней площадке, весь встрепенулся. Он поднялся с подоконника и перегородил собой лестничный пролет. Он знал, что девушка всегда спускается по лестнице.

Анна и так была не в лучшем расположении духа, а увидев стоящего на пути Виталика, просто сникла. Какое-то мгновение она размышляла, не вернуться ли назад и не позвонить ли ребятам, но, прикинув, что не успеет так быстро открыть дверь, медленно стала спускаться вниз.

— Ну, здравствуй, любимая! — Виталик хотел сказать как можно нежнее, а получилось с иронией. Нет, он определенно не умеет говорить сентиментальные фразы.

— Здравствуй, — холодно, не замедляя шага, ответила Анна.

— Торопишься?

— Да, спешу, — девушка старалась отвечать как можно спокойнее, ей не хотелось злить Виталика. Она его боялась.

— Надо поговорить. Мы кое-что не выяснили до конца. Как-то мы расстались не по-людски. Есть некоторые неясности.

“Только не сейчас. Ну почему он выбрал этот день?”

— А по-моему, все предельно ясно, — Анна остановилась, когда до Виталика оставалось три ступеньки. — Я не люблю тебя.

— Что так? Любила, любила и вдруг разлюбила?

— Ты ошибаешься, я никогда тебя не любила.

— Вот так? А что же тогда ты делала у меня в постели?

— Проводила время. Развлекалась. Впрочем, так же, как и ты. Пусти, я опаздываю, — Анна еле сдерживала себя.

— К уроду своему торопишься? — Виталик, напротив, совершенно потерял над собой контроль.

— Не твое дело.

— Очень даже мое.

Анна уверенно шагнула вниз, с намерением оттолкнуть молодого человека. Виталик ловко схватил ее за руку и сильно сжал.

— Пусти, мне больно, — Анна стиснула зубы.

— Мне тоже, — Виталик подтащил ее к себе. Девушка отвернулась от него. — Уже и противно? Ты помнишь, что я тебе сказал? На всякий случай напоминаю. Ты будешь или со мной, или ни с кем.

В это время внизу послышались шаги. Виталик моментально прикрыл Анне рот ладонью и заглянул в лестничный пролет. Поднимались двое мужчин. Виталик без труда узнал их.

— Слушай меня внимательно. Если скажешь им про меня хоть слово, пеняй на себя. Твоему уроду конец, поняла?

Анна кивнула.

— Скажешь, что замок заел, не могла дверь закрыть.

Виталик убрал руку и быстро поднялся на следующий этаж. Анна осталась стоять, соображая, как поступить. Если она сейчас про него скажет, ему несдобровать. На миг ей стало жалко Виталика. Мальчишка… Потом она просто подумала, что ей некогда объясняться. Она опаздывает в больницу. Аня глубоко вздохнула, вымученно улыбнулась и пошла вниз.

— Анна Александровна, что там у вас? Вроде уже собирались выходить. Мы позвонили домой, телефон не отвечает. Забеспокоились, решили проверить, — сказал один из мужчин.

— Замок заело.

— Вызвать мастера?

— Не стоит. Я просто очень переживаю. С первого раза не могла закрыть. А телефон я слышала, но не стала заходить в квартиру. Все в порядке. Надо было на мобильный позвонить.

* * *

В больницу Анне пришлось ехать окружными путями. Центр был перекрыт. Видимо, ждали высокого гостя из столицы. Она опаздывала и очень нервничала. В больницу приехала на полчаса позже обещанного. Андрей вышел на улицу. Вокруг больницы был парк, и он попросил довести его до ближайшей скамейки. Он переживал. Нюта гоняла по городу на огромной скорости. Мало ли что? Послышался звук мотора. Она. Андрей поднялся. Анна остановилась у входа, вылетела из машины и кинулась к Андрею. Он обнял ее.

— Что случилось, Нюточка? Ты вся дрожишь… — Андрей провел рукой по лицу девушки. — И плачешь?

— Я так тебя люблю, — Анна сорвалась.

— Да что с тобой?

— Я переживаю за тебя.

Очень хорошее оправдание, тем более это правда.

— Нюточка, не нужно, а то я сам начну волноваться. Ты же обещала меня поддерживать и всячески подбадривать, — Андрей попытался улыбнуться.

— Лучше скажи, как ты? Тебе все приветы передают, — Анна вытерла глаза. Стало легче. “Ну, Виталик, берегись! Она сегодня же все расскажет отцу”. — Я так по тебе соскучилась. Знаешь, что-то делаю, и все хочется к тебе обратиться, посоветоваться, а тебя нет. Это ужасно. Я без тебя как будто уже и не я.

— Нюточка, ну что же ты как маленький ребенок? Я здесь, я рядом, я скоро вернусь.

— Ой, ну когда же это «скоро» произойдет?

* * *

На крыльцо вышла медсестра.

— Андрей Николаевич, я вас уже обыскалась. Все уже готово, и профессор ждет. Анна Александровна, идемте.

— Уже идем, Светочка, уже идем, — Анна взяла Андрея за руку. — Мне страшно, Андрюша, мне страшно…

В кабинете, помимо профессора, было еще человек восемь. Анна громко поздоровалась со всеми, довела Андрея до стула и тихо отошла к окну. Ее всю трясло.

Андрей сидел с опущенной головой и сжатыми кулаками. На лбу выступили капельки пота.

Профессор, обратившись к собравшимся, спросил:

— Ну что, коллеги, приступим?

Затем обернулся к медсестре:

— Начинайте, Светлана.

Медсестра подошла к Андрею. От нее пахло накрахмаленным халатом вперемешку с больничными запахами.

— Андрей, слушайте меня внимательно, — профессор прокашлялся. — Ваш мозг всегда обходился без зрения, поэтому должно пройти время, пока он поймет, что теперь можно пользоваться глазами. В связи с этим, возможно, на первых порах вы будете видеть все как в тумане. Возможно, вверх ногами, как это бывает у грудных детей в первые недели жизни, возможны еще какие-то отклонения, я не могу предугадать. У каждого индивидуально. Когда снимут повязку, очень медленно откройте глаза. Будет сильно резать. Вам даже может стать плохо. Но это на самом деле хорошо. Значит, все получилось.

— А если не станет плохо? — спросил Андрей вдруг осипшим голосом.

— Так сейчас и посмотрим. Внимание.

Медсестра отошла от Андрея с бинтами в руках.

— Сосредоточьтесь и потихоньку открывайте. С Богом.

Анна подумала, что у нее сейчас выскочит сердце из груди. Она замерла, неотрывно глядя на Андрея.

Андрей медленно открыл глаза. Он молчал.

— Ну что? — озабоченно спросил профессор.

— Ничего, — голосом, лишенным интонации, ответил Андрей.

— Не может этого быть! Что, совсем никаких изменений?

Он подошел к молодому человеку и наклонился к нему.

Анна побледнела. Она не могла в это поверить.

— Да, что-то изменилось, — Андрей еще раз закрыл глаза и снова открыл. — Вокруг все стало немного ярче, но я не вижу, даже силуэтов.

Он опять закрыл глаза, одинокая слезинка покатилась по щеке.

— Мне можно вернуться в палату?

— Да, идите. Пока. Мы еще к вам придем.

— Анна, проводи меня, пожалуйста, — попросил Андрей.

Девушка не могла сдвинуться с места. У нее было такое чувство, словно только что рухнул весь мир, и она одна должна принять решение, как все исправить.

— Анна, я прошу тебя, — повторил Андрей.

— Да, я иду.

Они сидели молча больше часа. Андрей на своей постели, Анна на свободной койке рядом. Тишину нарушила вошедшая в палату Полина Викторовна.

— Андрюшенька, сынок…

Она хотела еще что-то сказать, но сын ее прервал:

— Мама, ничего не нужно говорить, а тем более утешать меня. Пожалуйста.

Полина Викторовна замерла на полуслове.

— Вы побудете с Андреем? Я сейчас вернусь, — Анна решительно поднялась.

— Конечно, Анечка, иди, — сказала Полина Викторовна. Андрей не отреагировал вообще.

Анна направилась к профессору, по пути звоня отцу.

— Как все прошло, Анна? — отец отозвался мгновенно.

— Никак, папа, — Анна начала всхлипывать.

— Что Андрей? — Александр Станиславович сник.

— У него шок. У меня тоже. Я не знаю, что делать. Я сейчас иду к профессору.

— Успокойся, я подъеду через пару часов. Ты в салон поедешь?

— Поеду. Мне здесь тяжело. Я не могу на него смотреть.

— Правильно, иди поработай, отвлекись. Вечером будем думать, что делать дальше.

— Папа, я останусь у тебя, пока Андрей не вернется.

— Хорошо.

Профессор пожал плечами.

— А что вы хотели? Мы не боги. Вы же с самого начала знали, что шансов очень мало.

— Конечно, но мы надеялись… И что теперь? — Анна даже не замечала, что у нее нескончаемым потоком по щекам катились слезы.

— Мы проведем весь запланированный послеоперационный курс. Все равно хоть какой-то, но результат будет.

— Когда можно будет сделать повторную операцию? — девушка была настроена очень решительно.

— Я сейчас не готов ответить. Дайте немного времени, мы понаблюдаем, а там будет видно.

* * *

Прежде чем вернуться в палату, Анна решила выйти на улицу и успокоиться. Она спустилась в парк и стала бродить по пустынным аллеям. За всеми этими событиями незаметно пришла осень. Лето еще пыталось отстаивать свои права, дерзко врываясь в дневное время, но с каждыми новыми сутками отступало под натиском новой хозяйки.

Анна обожала раннюю осень. Когда до увядания природы еще далеко, когда оно еще только угадывается в изменении красок, в удлинении теней, в бесцельном парении паутинок, в одиночном кружении испуганного листка. В другой ситуации она непременно бы присела на скамеечку, и, вдыхая легкую прохладу и едва уловимую сырость, предалась бы мечтаниям. Сейчас ей не хотелось ничего. Мысли были где-то далеко. По асфальту бродить надоело, и она пошла между деревьями.

Закричали птицы. Анна подняла голову и увидела целую стаю, в полнеба, ворон. Было непонятно, летят они куда или просто кружат. Глядя вверх, девушка не заметила, что на её пути оказался старый пень. Она споткнулась и больно ударилась коленкой. Крови не было, но капроновые колготки порвались. Что-то промелькнуло в голове о капроне.

Вспомнила. Та странная клиентка, Ия, кажется, сравнила ее с капроном. Как же она про это сказала? Ее ждет испытание на выносливость, что ли? И то, что ей по прочности нужно стать, как капрон. Сколько бы его не тянули, он не рвется. А может, она права? Может, это и есть испытание? А вдруг это только начало? Но разве та же Ия не сказала, что Андрей будет видеть? Значит, она ошиблась?

Вместо того, чтобы успокоиться, еще больше расстроилась. Надо возвращаться.

Анна не знала, как «повел» бы себя капрон, окажись он в такой ситуации, как она, но для себя твердо решила, что нельзя раскисать, особенно при Андрее. Нужно что-то придумать, чтобы его отвлечь. Как хорошо, что он еще остается в больнице и как плохо, что он в больнице.

* * *

В палату Анна вошла бодрым шагом и, не останавливаясь, направилась к Андрею, присела рядом.

— Была на улице. Погода просто сказочная. Эй, слышишь, что я говорю?

— Слышу, Нюточка, — он заметно успокоился. — Ты бы ехала на работу.

— Да, Андрюша, сейчас. Только я хочу убедиться, что ты в порядке. А вечером я заеду.

— Не надо. Не заезжай, пожалуйста, — Андрей отвернулся от нее. — Я хочу побыть какое-то время один.

— Не падай духом.

— А что тут бодриться? Я же говорил. Я так и знал, что это пустая затея.

— Андрюша, прекрати. Ради меня, прошу.

— Конечно, ради тебя сделаю вид, что никакой операции не было. Что не потрачены бешеные деньги, — Андрей усмехнулся.

— Деньги не при чем. Если понадобится, я отдам все до последней копейки, только бы вернуть тебе зрение.

— Какое благородство!

— Не смей так больше говорить, — Анна повысила голос. — Я не желаю этого слышать. И успокойся сейчас же, а то сидишь, нюни распустил!

— Правильно, Анечка, так его, — отозвалась Полина Викторовна, которая до сих пор тихонько сидела в стороне, молча наблюдая за детьми.

— Хочешь побыть один? Будь. Я тогда вечером поеду к Гарику, вот он обрадуется, — съязвила Анна.

Андрей изменился в лице.

— К Гарику, значит, хочешь?

— А что это ты так занервничал? — Анна встала. — И поеду. Или к Виталику, давненько его не видела. Это же ты хочешь побыть один, а я не хочу. А еще лучше, схожу в казино с подружками и просажу пару тысяч баксов или больше, а заодно познакомлюсь с кем-нибудь.

— Аня, перестань. Я ненавижу этот твой дурацкий тон.

— А я твой.

— Прекрати, а то поссоримся, — серьезно сказал Андрей.

— Поссоримся? Это из-за чего, позволь узнать? Что ты из себя великомученика строишь? А ты спросил, каково мне?

— Тебе? А что тебе? Ты просто потакаешь своим прихотям!

— Ну, знаешь!

— Андрей, что ты говоришь? — возмутилась мать.

— Так, ну все, с меня хватит. До свидания, Полина Викторовна, — Анна быстрым шагом направилась к выходу.

— Нюточка! Постой! — Андрей ненавидел себя. Что за характер!

Анна не остановилась.

* * *

Больше о неудачной операции Андрей не думал. Его охватил неистовый приступ ревности. Такой, что даже свело челюсти. Тут же пробудилась злоба. На кого? В этом он еще не определился. Хотя… Андрей потянулся за телефоном. Сейчас он позвонит Гарику. Он ему все выскажет и все припомнит. Тоже еще мне любвеобильный Дон Жуан.

— Привет, Гарик.

— Шевельков, ну как ты там, рассказывай? — Игорь был очень рад, что Андрей позвонил.

— Без изменений, — зло прокомментировал Андрей.

— Андрон, мне так жаль… Ну, ты не огорчайся. А как Нюта? Она обещала позвонить или, если будет время, заехать.

— Я же просил не называть ее так.

— Старик, ты чего? Ну, сорвалось.

— Почему она должна была к тебе заехать? — у Андрея все клокотало внутри.

— Просто так. Рассказать, как у тебя дела. Андрей, что произошло? Ты цепляешься к каждому слову.

Что у него произошло? Ничего особенного. Просто приступ дурости и безрассудства, заправленный ревностью. Он попытался успокоиться и взять себя в руки. После небольшой паузы уже другим тоном Андрей сказал:

— Извини, Гарик. Мне просто на какое-то мгновенье показалось, что ты хочешь опять…

Гарик перебил его.

— Как ты мог подумать?! Прекрати истерику. У тебя что-то произошло с Анной?

— Поссорились.

— Помиритесь. Какой ты дурак, Андрей. Если бы меня так любили…

— Ладно, все. Пока.

* * *

Из машины Анна набрала номер отца.

— Папа, ты когда в больнице будешь, не заходи к Андрею, ладно?

— Ну и как это будет выглядеть? Анна, что ты там уже придумала?

— Потом расскажу. Я сейчас заскочу в редакцию и поеду в салон. Ты когда будешь дома?

— Часов в восемь.

— Вот в восемь и поговорим.

* * *

В половине восьмого Александр Станиславович распорядился насчет ужина. Анна вернулась домой без четверти восемь. Только она сняла туфли, как раздался телефонный звонок. Отец снял трубку.

— А, Андрей, добрый вечер. — Пауза. — Прости, спешил очень. — Пауза. — А разве Анна у тебя не была? — Александр Станиславович посмотрел на дочь.

— Меня нет, и где я, ты не знаешь, — шепотом сказала она.

— Да нет ее. Я думал, она к тебе поехала. — Александр Станиславович показал дочери кулак. — Мобильник отключен? Хорошо, я попрошу перезвонить ее, когда бы она ни вернулась. До свидания.

— Анечка, ну что еще за баловство? Человек переживает, а ты ведешь себя, как ребенок.

— Не умрет.

— Смотри, чтобы потом хуже не было, — предупредил отец.

— Не волнуйся, папочка, все будет в порядке. Я о другом.

— Понимаю. Про операцию?

— А что о ней говорить. Нужно делать следующую. Ты же не против?

— Что ты глупости спрашиваешь?

— Спасибо, папа. А поговорить я хочу о Виталике.

— О ком?!

— О том, который угрожал мне и Андрею. Забыл?

“Как он мог забыть! Из-за него ведь весь сыр-бор разгорелся”.

— А ты что, видишься с ним?

— Я-то с ним не вижусь. Зато он следит за мной и за Андреем.

— Интересно…

— Па, интересного мало.

— Ну, рассказывай.

— Сначала переоденусь, поем, а потом поговорим.

Александр Станиславович обдумывал все, что рассказала ему дочь. Если бы он не уезжал, то отнесся бы ко всему с легкой иронией. Но в сложившейся ситуации он не хотел рисковать, даже если это просто злая шутка. Взвесив все за и против, он решил завтра же лично решить эту проблему.

* * *

Андрей сидел на скамейке в больничном парке. Было уже темно и поздно. И несмотря на то, что озяб, возвращаться в палату он не собирался. За ним уже дважды спускалась дежурная медсестра, но он каждый раз просил еще немного подождать. То ли оттого, что все знали о неудачной операции, то ли потому, что всем было заплачено, Андрея не беспокоили. Его просто жалели.

Андрей же и думать позабыл о том, что еще утром, после того, как сняли повязку, ему не хотелось жить. Его сейчас волновало только одно: где Анна? И в то же время он запретил себе думать об этом. Потому что воображение рисовало разные, но одинаково мучительные сцены. За целый день он устал от того, что бесконечно ругал себя. Где-то вдали прогудел заводской гудок, только Андрей не мог сообразить, сколько это: десять или одиннадцать. Он достал телефон. Ответ был тот же: “Абонент недосягаем или временно отключен”. Пора звонить на пост, чтобы пришла медсестра.

В глубине аллеи послышались шаги. Андрей повернул голову, прислушался. Шла женщина. Он прислушался внимательнее. Анна. Андрей замер.

Аллея была не очень хорошо освещена, поэтому девушка не сразу заметила Андрея, а только метров за тридцать. Улыбнулась, прибавила шагу. Поравнявшись с Андреем, остановилась. Она уже знала, что он ее давно «заприметил».

— Дышишь свежим воздухом?

— Ты все-таки вернулась?

— Конечно, вернулась, а ты сомневался? — Анна наклонилась и поцеловала его. — Да ты весь холодный! Простудиться решил?

— Мне все равно. Главное, что ты вернулась. Сядь рядом. Мне кажется, что тебя не было целую вечность. Я за весь день просто извелся. Где ты была?

— Ты думал об этом целый день?

— А о чем я должен был еще думать?

Анна заулыбалась: уловка удалась.

* * *

Александр Станиславович улетал за границу с большой неохотой. За то время, что он провел с дочерью и Андреем, стала забываться смерть жены, боль притупилась — так были насыщены событиями каждые сутки. Ощущение одиночества отошло куда-то на задний план, уступая место новым заботам и обязанностям. Еще никогда он не был так близок с Анной. Если бы операция прошла успешно, он бы так не переживал. А теперь, уезжая, он думал, что бросает дочь в тяжелую для нее минуту. Но отменить поездку он уже тоже не мог: не на курорт же ехал.

Последние пять дней перед отъездом он с особой тщательностью приводил в порядок все дела. Работа, понятное дело, не остановится: не в первый раз он оставляет производство, правда, так надолго он еще не уезжал никогда. У Анны в салоне тоже все было в порядке, даже еще лучше, чем при жене. Весть о том, что там есть слепой искусный массажист, да еще то, что он будущий зять Александра Станиславовича, работала лучше любой рекламы.

Сидя в кабинете, он, склонившись над листком бумаги, одно за другим вычеркивал намеченные дела, которые нужно было завершить. Дойдя до пункта, где было написано «Разобраться с Виталиком», Александр Станиславович усмехнулся, вспоминая, как это происходило.

Собрав всю необходимую ему информацию о семье молодого человека, Александр Станиславович решил поговорить с его отцом.

Встреча проходила в офисе. Именно туда доставили перепуганного Вадима Николаевича. Будучи достаточно тертым калачом, отец Виталика понимал, что раз он здесь, то что-то произошло. Но вот чего он никак не мог предположить, так это того, что этой «радостной» встрече он обязан сыну.

Александр Станиславович всегда был человеком деловым, поэтому не стал долго ходить вокруг да около, а сразу изложил суть проблемы, которая, с его точки зрения, не стоила выеденного яйца. Просто он был бы очень признателен, если бы Вадим Николаевич разъяснил своему сыну, что такое поведение не пристало юноше из порядочной семьи.

По мере того, как излагалась просьба, отец Виталика стал покрываться испариной. С одной стороны, он готов был немедленно устроить взбучку сыну, но, с другой, было неприятно выслушивать все это в таком высокомерном и ироничном тоне.

— И последнее, — Александр Станиславович величественно поднялся с кресла, давая понять, что разговор подошел к концу, — Анну всегда сопровождают мои люди, думаю, для вас это не новость. Так вот, не ровен час, ваш сын даст волю своим эмоциям, и тогда может произойти непоправимое. Как понимаете, они долго не разбираются, кто чей сын, когда речь заходит о безопасности моей дочери. Думаю, что я выразился предельно ясно, так что вы, Вадим Николаевич, уж не обессудьте, выполните мою просьбу, вразумите Виталия.

* * *

Каким образом Вадим Николаевич объяснялся с сыном, осталось загадкой, но только последнее время молодой человек не появлялся. Отчего-то это не вдохновляло Александра Станиславовича, и он дополнительно раздал кучу инструкций начальнику службы безопасности.

Дмитрий Васильевич был бывшим сотрудником органов. К своей работе относился с большой ответственностью, к Александру Станиславовичу — с безграничной преданностью.

— Дмитрий, я вас умоляю, не выпускайте Анну ни на секунду из поля зрения.

— Не переживайте, все будет в порядке. Если этот пацан еще сунется, пусть пеняет на себя, — уверенно ответил Дмитрий Васильевич.

— Этот, не этот, но мне отчего-то неспокойно, — Александр Станиславович потер виски. — Анна предупреждена, что может обращаться к вам в случае любой нестандартной ситуации.

— Настроение мне ваше не нравится. Может, есть что-то такое, чего я не знаю? — Дмитрий Васильевич вопросительно посмотрел на босса.

— Вроде бы все остальное в порядке. Я просто беспокоюсь, как она переживет вторую операцию.

— А когда она?

— Через полтора месяца.

— Может, вы вернетесь к тому времени?

— Ой, не знаю, буду стараться. А ты, Васильевич, уж присмотри. Отвечаешь за них головой.

* * *

Александр Станиславович уезжал с целой делегацией. Дочь провожать не поехала, чтобы не расстраиваться. Они и так все утро и день накануне провели вместе. Анна и Андрей даже в салон не поехали. Отец все боялся упустить что-либо важное. Пообещал дочери звонить каждый день и обязал Анну ставить его в известность, что бы ни произошло.

— Папа, мне что, тебя по мелочи тоже беспокоить?

— Ты просто звони, а я уже разберусь, где мелочи, а где нет.

— Папа, ты забыл, я не одна, я с Андреем, — обиженно заявила дочь.

— Да не забыл я. Помню.

Потом обратился к Андрею:

— Ты, главное, тоже не раскисай. Если операция опять будет неудачная, значит, поедем лечиться за границу. Мне надо, чтобы моя дочь была за тобой, как за каменной стеной. Понял? Ты сможешь, ты сильный.

— Па, ты что, навсегда уезжаешь, или нам по пять лет?

— Вот будут свои дети, тогда поймешь, — серьезно сказал отец. — Кстати, о детях…

— Успокойся, мы еще не планировали, — поспешила ответить Анна.

— И очень зря. Когда планируешь, и то не всегда и выходит.

— Я даже не могла себе вообразить, какой ты сентиментальный, — Анна засмеялась. — Ладно, к твоему приезду что-нибудь сообразим. Только не очень-то хотелось быть беременной в свадебном платье.

— Дурочка ты еще. Это гораздо важней, чем какое-то свадебное платье, — грустно заметил отец.

— Папочка, можно прервать твой философский настрой, нам с Андреем в больницу, на процедуры пора.

— Конечно, поезжайте, а я еще подумаю, ничего ли не упустил.

— Хорошо, в письменном виде изложи, — Анна скорчила рожицу.

— Анька, не ёрничай, — Александр Станиславович на прощание улыбнулся.

* * *

Как ни странно, но чем больше Андрей принимал процедур и лекарственных препаратов, тем очевидней становилась разница между тем, как было до операции, и тем, что стало после. Конечно, говорить о том, что он стал видеть, было смешно. Но смотреть, не отрывая глаз, на солнце он уже не мог. Причем заметил это не сам Андрей, а Анна.

После отъезда отца в ближайшее воскресенье, ловя последние теплые деньки уходящего лета, они решили съездить за город, туда, где, собственно, все и началось. С собой прихватили Гарика. Гарик, в свою очередь, пригласил в поездку девушку Машу. Ни кто она такая, ни где Игорь ее откопал, было неизвестно, но тем и интересней. Игорь, как обычно, был с гитарой, с новыми песнями и с хорошим настроением. Маша, напротив, была явно смущена. То ли тем, что компания собралась такая разношерстная, то ли неожиданной роскошью, в которую окунулась. Увидев Анину машину, она несколько минут не могла поверить, что ее на ней повезут. Но каково же было ее изумление, когда она узнала, что их будут еще и сопровождать!

— Машка, расслабься, — поспешил успокоить ее Игорь. — Это Анин дядя. Зовут его Дмитрий Васильевич. Между прочим, мировой мужик. Нас в любом случае было бы четверо и мы были бы не одни.

Игорь с иронией посмотрел на Машу.

— Обещаю, одни мы будем вечером, когда вернемся в город.

Маша неуверенно кивнула головой — объяснения Игоря ее не очень-то вдохновили. Анна, видя такое, решила взять девушку под свое крыло.

— Маш, да не слушай ты его, вечно он придумывает. Чтобы ты не смущалась, я поясню. Васильевич — начальник охраны моего отца. Папа уехал, вот ему и вздумалось, чтобы при мне всегда была «стража». Так что не обращай внимания, ты скоро привыкнешь к его присутствию.

— А зачем тебе это? — с искренним изумлением спросила девушка.

— Понимаешь, один гад, жених бывший, — Анна покосилась на Андрея, наблюдая за его реакцией, — пообещал за то, что я его бросила, меня убить. Или Андрея. Вот и вся романтика.

— Так почему вы не обратитесь в милицию?

— Ну, во-первых, нет состава преступления, а только угроза, — вступился Игорь. — Во-вторых, знаем мы нашу милицию. Толку от них никакого.

— Зря вы так, — сказала Маша. — Вы же про них не все знаете.

— А ты знаешь? — Игорь с любопытством уставился на девушку.

— Знаю. У меня папа — следователь по особо важным делам.

— Опа! Дочь мента. Таких у меня еще не было, — хихикнул Игорь.

— Еще раз обзовешь — и не будет.

— Вы, Маша, не обижайтесь на Игоря, — заступился за друга Андрей. — Как творческая личность он просто несколько импульсивен.

— Ой, кто бы говорил, — смеясь, отпарировал Гарик. — Анечка, ты бы слышала, какую он мне сцену ревности закатал по телефону.

— Гарик, ты несносный, — Андрей сжал руку в кулак и поднял вверх.

— А ты сносный?

— Машенька, не обращай внимания, это у них надолго, — обратилась к девушке Анна. — На полпути хватит. Знаешь что, садись ко мне вперед, пускай они сзади выясняют отношения, кто из них лучше.

— А можно?

— Прыгай.

Андрей несколько удивился, что ехать придется на заднем сиденье, но спорить не стал. Маша навсегда его место не займет. Анна же решила лучше познакомиться с девушкой, а то что же это она такая перепуганная? Маша с удовольствием включилась в беседу, не переставая одновременно наблюдать, с какой легкостью Анна управляет машиной.

— Ты, наверное, очень давно водишь? — поинтересовалась она.

— Не так уж и давно. Машина просто такая.

— А как быстро она может ехать?

— На трассу выедем — я покажу. Только молчи. Это будет сюрприз.

Маша заговорщически кивнула.

— Лучше скажи, ты с Игорем недавно знакома?

— Я неделю назад пришла работать на радиостанцию, — пояснила Маша.

— Так вы знакомы целую неделю, и он о тебе ничего не знает?

— Нет. Мы близко познакомились только вчера, — Маша смутилась.

— А, ну тогда все понятно.

— Что там тебе понятно? — Игорь наклонился к Анне. — Не успел я отвлечься, как вы меня уже обсуждаете.

— Гарик, тебя обсуждать — одно удовольствие, — Анна слегка повернула к нему голову.

— Ну, тогда другое дело. Доставлять удовольствие женщинам — мое любимое занятие.

— Как остроумно! — сказал ему Андрей.

— Да ладно, Андрон. Не все же тебе блистать.

Маша с удивлением посмотрела на Игоря и Андрея, потом на Анну.

— Они что, всегда такие? В смысле, разговорчивые.

— Не всегда, но частенько. Я же сказала: не обращай внимание.

Проехав пост ГАИ, который был на выезде из города, Анна притормозила.

— Нюточка, что-то не так? — спросил Андрей.

— Все так, Андрюша, я просто решила воспользоваться преимуществами хорошей утренней погоды и прелестями своей машины.

— И в чем они заключаются? — поинтересовалась Маша.

— К примеру, скажем так, — чтобы ее видела не только девушка, Анна села вполоборота к Игорю. — Я собираюсь продемонстрировать вам одну из самых выдающихся металлических съемных крыш. Вот!

— Ты опять как ребенок, — Андрей покачал головой.

— Отчего же. Нам очень даже прелюбопытно. Не так ли, Машенька? — Игорь посмотрел на Машу.

Девушка закивала.

— Вот видишь, Андрюша, народу хочется.

— И хочется, и нравится, — дополнил Игорь.

— А тебе, Гарик, всегда хочется, — съехидничал Андрей.

В это время к машине подошел Дмитрий Васильевич и наклонился к Анне.

— Анна Александровна, что у вас? — встревоженно поинтересовался он.

— Все в порядке, — успокоила его Анна. — Я просто решила кое-что показать.

Сказав это, Анна улыбнулась, нажала на панели клавишу. Почти бесшумно крыша начала складываться.

— И долго она так? — спросила Маша.

Анна засекла время.

— Как видишь, недолго. Всего двадцать секунд.

— Здорово… — у Игоря даже дыхание сперло.

— А то!

Потом, повернувшись к Маше, тихо спросила:

— Ну что, проверим на скорость?

Машина выстрелила с места и за пять секунд набрала скорость в сто километров. Маша завизжала. Анна довольно улыбнулась, продолжая увеличивать скорость.

— Нюта! Прекрати сию же секунду! — крикнул Андрей.

Ох, и не любила она этот тон.

— Ну и пожалуйста, — неожиданно резко затормозила. Несмотря на то, что торможение было фактически экстренным, автомобиль остановился быстро и ровно.

— Нюта! Ты в своем уме? — Андрей разозлился.

— Да, — прикусила нижнюю губу. — Мы на трассе, и машин мало. Я же хорошо вожу.

— Предположим.

Если бы они были одни, он бы отчитал ее как следует. Девочка «Хочу». Но они были не одни, и пришлось ограничиться просто резким замечанием:

— Возможно, ты забыла, но передо мной и Игорем лобового стекла нет. Захотела, чтобы нас сдуло?

— Я не подумала.

— Да ладно, Андрон. Чего ты придираешься? Зато адреналина сколько!

— Тебе лишь бы адреналин. А тебе, Анна, все баловство! А если б мы перевернулись?

— С чего бы это мы вдруг перевернулись? — не оборачиваясь, с недовольством спросила Анна. — По характеристикам машины это исключено.

— О Господи! Начиталась инструкций. Пообещай мне никогда так больше не тормозить.

Анна не успела пообещать: к машине опять подошел Дмитрий Васильевич. Он был весь красный, не то от злости, не то от волнения.

— Ну вот что, красавица, пересаживайся назад к Андрею. Я сам поведу.

Тон был категоричным, не терпящим возражения.

— Дмитрий Васильевич! — Анна чуть не плакала. Что она такого сделала?

— Быстро, я сказал. Не хватало мне еще, чтобы все поубивались.

— Нюточка, иди ко мне, — ласково попросил Андрей.

Анна недовольно фыркнула, но все же поднялась и перешла к Андрею.

Дмитрий Васильевич сел за руль, отодвинул сиденье. Тесновато.

— Так… Где тут чего? — он стал внимательно осматриваться. Анна демонстративно молчала. — А то взяли моду гонять. И вы туда же, Анна Александровна! — с укоризной произнес он. — Тоже мне еще Шумахер новоявленный.

Он потихоньку тронулся с места, позволив себя обогнать сопровождающей машине, за рулем которой был Толик.

Анна сидела надувшись, отстранившись от Андрея.

— Ань, ну что за ребячество? Прекрати, пожалуйста. Лучше вспомни, куда мы едем, — Андрей притянул ее к себе.

— Плохие воспоминания, — отрезала Анна.

— Зачем мы тогда туда едем? — спросила Маша.

— Она хотела сказать, хорошие, — ответил Андрей.

* * *

По приезде на место настроение у Анны стало улучшаться. Правда, поляна, где они с Андреем «потерялись» летом, была неузнаваема. Клевер кто-то заботливо скосил, и сейчас вместо роскошного летнего разнотравья их встретила жесткая сухая стерня. Зато сосновый бор, который был у дороги, напротив, выделялся густой, мохнатой зеленью. Казалось, ему нипочем приближающаяся пауза. От него шел нежный аромат хвои.

Дубовая роща, стоящая напротив, контрастировала с величественными соснами. Она не уступала по красоте соседней, но природа брала свое. Зеленые кроны уже были тронуты осенней печалью. Как будто некий великан нес два ведра с желтой и красной краской, а потом поскользнулся и упал, пролив всё на дубовую рощу. Летя с высоты, капли краски беспорядочно падали на незащищенные листья, окрашивая их где в красное, где в желтое, а там, где капли перемешивались получалось золото. Листья крепились изо всех сил, но стоило легкому ветерку пройтись между стволами, как они срывались и, проделывая замысловатые пируэты, величественно опускались к подножиям деревьев, прикрывая собой огромное количество желудей.

Машины, не останавливаясь, миновали поляну и выехали прямо на берег пруда. Здесь тоже все было по-другому. То ли оттого, что было еще рано, где-то около девяти, то ли оттого, что был уже конец сентября, все казалось совершенно незнакомым.

Пруд был покрыт дымкой тумана и стоял без единого движения, напоминая мутное зеркало. Две старые вербы, растущие прямо над водой, сливались со своим отражением и восхищали таинственным продолжением, заставляя бесконечно всматриваться в себя.

Солнце, лениво поднявшись, небрежно бросало косые лучи, которые терялись в прибрежных зарослях и траве. Тяжелая роса, а может уже и первая изморозь, переливаясь всеми цветами радуги, нехотя испарялась, не оставляя после себя и следа. Воздух был пропитан запахом сосновой смолы, хвои и прелых листьев, наполнен необычайной свежестью, исходящей от пруда.

Первым из машины вышел Игорь. Он помог девушкам выйти и, обняв обеих, закричал во все горло:

— Эх, девчонки! Красотища-то какая!

Андрей только улыбнулся. Анна подошла к нему и взяла за руку. Но прежде, чем он поднялся, девушка наклонилась и сказала ему на ухо:

— Я люблю тебя, Маугли.

— С возвращением, Нюточка.

— Почему с возвращением? — удивилась она.

— Потому что всю дорогу была грозная, капризная, своенравная Анна.

— Какой ты, Андрюша! — Анна покачала головой. — Не можешь, чтобы меня не одернуть.

— А кто это сделает, кроме меня?

— Хотела бы я с тобой поспорить, но ты, как всегда, прав. Вставай.

Пока Анна разговаривала с Андреем, а Игорь с Машей прогуливались вдоль берега, Дмитрий Васильевич, Толик и еще один молодой человек по имени Владимир разгружали добро, которого было целых два багажника. Дмитрий Васильевич после того, как уехал Анин папа, окружил девушку круглосуточной «заботой», и Владимир был одним из тех, кто стал неотъемлемой частью жизни молодых людей.

Оставив мужчин заниматься своим делом, Анна и Андрей направились к друзьям. Те остановились, и Маша, присев, что-то подняла с песка.

— Ребята! — воскликнула она — посмотрите, что я нашла! Это золотой браслет, — и тут же стала надевать его на руку. — Большой какой. Видно, у потерявшего была толстая рука.

— Нет, Маша, — сказала подошедшая Анна. — Рука у потерявшей небольшая, дело в том, что этот браслет она носила на ноге.

— А ты почем знаешь? — удивилась девушка.

— Потому, что это мой браслет. А я-то все гадала, куда он запропастился?

— Ну вот, — Маша скисла, — раз в жизни повезло и то не слава Богу.

Она опустила руку, браслет соскользнул и упал на ладошку.

— На, возьми, — протянула Анне.

— Он твой. Я его тебе дарю. На счастье, — ответила Анна. — Вдруг когда вспомнишь? Бери и носи.

* * *

Уже после полудня, вдоволь побродив по чудесным местам, насытившись вкусным обедом, вся компания, разместившись в шезлонгах, дремала, наслаждаясь солнечным теплом под тихое пение Игоря.

Дмитрий Васильевич и Толик ловили рыбу. Владимир сидел рядом с Игорем и наблюдал за его игрой. Игорь закончил петь и громко обратился к Андрею:

— Андрон, ну давай рассказывай, что там уже насочинял, а то ты последних пару часов подозрительно тихий.

— А вдруг он еще не готов? Может, он еще не придумал? — робко заступилась за Андрея Маша.

— Придумал, придумал. Мне ли не знать эту его блуждающую улыбку на лице, — Игорь подмигнул своей девушке.

Андрей потянулся, а потом тихим голосом заговорил.

* * *

Аню всегда поражала его способность точно передавать суть. То, что Андрей был человеком импульсивным и чутко реагирующим на любое, даже незначительное событие, уже не удивляло. Но то, что он мог так глубоко чувствовать, вызывало восхищение.

Стихотворение было длинным. В нем говорилось о роли случайностей и рока в судьбе человека. Ведь зачастую именно они играют с людьми злые шутки… Андрей придумал целую мистическую историю на фоне автокатастрофы.

Аня сразу поняла, что мотивом послужила её быстрая езда, поэтому слегка нахмурилась. Но на автокатастрофе история не оканчивалась, как оказалось — это только начало. Дальше говорилось о борьбе за жизнь пострадавшего человека. Её удивило, как неожиданно Андрей сделал смерь живым персонажем. А еще то, как смерть ловко использует все инструменты, лишь бы заполучить очередную жертву. И даже когда пострадавшему пришли на помощь, она нашла, чем навредить…


…Но подоспела помощь, слава Богу.

А как же смерть? Неужто все насмарку?

Не тут-то было. И она в подмогу

Позвала Кому в качестве подарка.


“Ну что, спасли? Берите ваше тело!

Я подожду. Я ждать могу два века”.

И удалилась, сделав свое дело,

Отправив в бесконечность человека.


Анна не могла понять, откуда у Андрея вдруг такая тоска, такой удручающий пессимизм. Она даже собралась прервать его, когда вдруг услышала что-то совершенно необычное. Андрей изменил интонацию. Как будто хотел что-то доказать, причем не слушающим его людям, а в первую очередь себе. Он говорил о некой силе, которая способна вывести человека из любой ситуации, даже если речь идет о смерти. Анна слушала и все больше приходила в изумление. “Откуда в нем это? О чем он?” Аня обвела взглядом присутствующих и поняла, что они в таком же смятении, как и она.

А Андрей тем временем пытался объяснить, что же это за сила…


То — жажда жизни, бьющий ключ надежды,

Или хранитель-Ангел, как хотите —

И он реальность…


Анне почему-то стало страшно, она отвлеклась и не услышала окончание куплета. Спохватилась уже на следующем.


Ему подвластно все. Как Бог всесилен,

Ведь Богом в помощь послан был.

Но предпринять что сам — бессилен,

Покуда человек о нем забыл.


А мы?.. О нем лишь вспоминаем,

Когда о нас уж позабыли.

На грани жизни иль в печали,

Или когда мечты не сбылись.


Храни меня, сияющий мой Ангел.

Не покидай уж, коли что случиться.

Я позову, когда душою буду ранен.

Ты исцелишь, и жизнь моя продлится.


Андрей замолчал. Все сидящие рядом еще какое-то время пребывали в оцепенении. Первым опомнился Игорь:

— Андрей, ты чего? Тебя какая муха укусила? Ты нам что, страшилки решил почитать?

— Не понравилось? — голос показался слегка расстроенным.

— Не в этом дело.

Игорь поднял гитару, сделал пару аккордов.

— Мрачновато как-то, не по теме, хотя, наверное, ничего.

Аня наклонилась к Андрею, взяла его за руку.

— Тебе опять снится «твой» сон?

Андрей кивнул. Он повернул к ней голову, усмехнулся невесело:

— Так, мысли разные…Когда ты резко затормозила, мне стало страшно. Я представил, что мы разбились. Мне вдруг так захотелось жить… Ведь я еще ничего не успел сделать. Ни дома, ни дерева, ни сына, я даже тебя не могу сделать счастливой.

— Ты уже сделал меня счастливой, — Анна примостилась рядышком, обняла и положила голову на его плечо. — А сын? Будет и сын, будет тебе и дочь. А остальное? Не бери в голову. Я тебя люблю больше жизни и для меня это самое важное.

— Я тебя тоже.

— Эй, влюбленные! — громко окликнул их Гарик. — Прекратите целоваться! Нечего мне тут молодую девушку развращать.

Анна повернулась к Игорю, посмотрела в упор, но ничего не сказала. Затем снова на Андрея.

— Андрюша, а почему ты с закрытыми глазами?

— Что? — переспросил он.

— У тебя все время, как ты снял очки, закрыты глаза.

— Мне больно от яркого света, который режет глаза, видимо, я сижу напротив солнца.

Сказал — и замер.

— Тебе больно смотреть на солнце? Правда? Ура! Значит, хоть какой-то результат все же есть. Скорей бы вторая операция!

— Представляешь, а я даже не заметил!

* * *

Вторая операция была назначена на конец ноября. По мере того, как подходило время, непонятная тревога охватывала то Анну, то Андрея.

Профессор, наоборот, заверял Анну, что на этот раз вероятность удачного исхода много больше.

— Много больше — это не сто процентов, — грустно заметила Анна.

— Анна Александровна…

— Я помню — вы не боги…

Между собой ни Анна, ни Андрей на эту тему не разговаривали никогда. Они только-только стали приходить в себя после первой неудачи. Порой Анна хотела отменить вторую попытку, так велик был страх. Но отступать было поздно.

За неделю до операции Анна выяснила, что беременна. Ее радости не было предела. Возвращаясь в салон, она думала, говорить ли Андрею сейчас или после операции? Хотелось, конечно, сейчас. Но все же решила помолчать.

“Лучше потом. Если операция пройдет неудачно, это известие быстро выведет Андрея из очередной депрессии. А если хорошо, то лишнего счастья не бывает”.

Отцу решила тоже не сообщать.

“Вернется, вот будет радости! Кстати, отец собирался вернуться в начале декабря, значит, уже скоро. И как замечательно все складывается”.

* * *

Андрей лег в больницу за два дня до операции. Полина Викторовна в это время ночевала у них. По утрам она самолично, не допуская «посторонних», готовила завтрак. После завтрака они вместе выходили из дому. Анна отвозила женщину в школу, а сама спешила в салон. После обеда они ехали проведать Андрея.

Утром, в день операции, после завтрака Анну начало тошнить. Она сорвалась с места и кинулась в ванную, ее вырвало.

— Анечка, ты что? — Полина Викторовна стала такой же бледной, как и Аня.

— Не пойму, — растеряно ответила Анна. — Посмотрела на яйцо и представила, что там мохнатый цыпленок, а мы его съели.

Полина Викторовна прикрыла рукой глаза и тихо сказала:

— Анечка, это похоже на токсикоз. У тебя будет ребенок?

Анна кивнула в ответ.

— Господи, радость-то какая!

— Вы только Андрюше ничего не говорите, ладно? Мы ему потом скажем, когда снимут повязку, — умоляюще попросила девушка.

— Хорошо, я понимаю. А врачу ты показывалась?

— Да, я уже стою на учете. Все в порядке. У меня пять недель, — Анна светилась от счастья.

— А отец?

— Нет. Только вы знаете. Вернее, догадались.

— Ты береги себя, девочка. Поменьше нервничай.

— Я спокойна. И потом, вы же со мной.

* * *

Конечно, проще всего сказать себе “нельзя”. Не объясняя причины, не приводя доводов. Было можно, а теперь вдруг — нельзя. Но как перестроиться? Как убедить себя, что теперь, когда нельзя, но очень хочется, то все равно нельзя? Даже в самом страшном сне Виталик не мог предположить, какой пыткой для него обернется разрыв с Анной. Понятно, что никаких иллюзий на свой счет он уже не питал и после последнего разговора в подъезде уже готов был наконец смириться. Но после встречи Вадима Николаевича с Александром Станиславовичем Виталик получил такую взбучку от отца, что у него что-то выключилось внутри, или, может, наоборот, включилось. Он решил во что бы то ни стало довести «дело» до конца. Ни что конкретно собирался делать, ни как это должно было выглядеть, он даже не представлял. Он просто поставил перед собой некую цель и теперь ждал подходящего мометна.

* * *

— Ну что, Андрюша, приступим, — профессор, как и все присутствующие, очень переживал.

Андрей, напротив, с самого начала настроился философски, поэтому, пока не начали снимать повязку, чувствовал себя более или менее спокойно. Сейчас, когда этот момент опять настал, он внутренне сжался.

Анна стояла, отвернувшись от Андрея, и наблюдала в окно за одинокими снежинками, которые мелькали за стеклом. Сердце бешено колотилось, а волноваться нельзя. Скорей бы он открыл глаза и все стало ясно. Ну что он тянет? Боится? Боится. Все время даже вида не подавал. Может, ей лучше выйти? Анна на цыпочках стала пробираться к двери. В ответ на немой вопрос профессора приложила палец к губам.

В коридоре села на стул и замерла. Даже думать о чем-то боялась. Сейчас выйдет профессор и скажет, что он не бог. Это невыносимо. Почему же такая мертвая тишина? Анна озябла. Механически поправила белый халат, который был небрежно наброшен поверх одежды. Губы пересохли, очень хотелось пить. Сумочка в палате, там бутылка с минералкой. Нет, не пойдет. Потерпит. Да что же там происходит?

Показалось, что прошла целая вечность, пока вышел профессор. Вид у него был озабоченный и достаточно взволнованный, вслед за ним вышла медсестра и еще два врача. Андрей остался один.

— Анна Александровна, — не глядя на девушку, обратился профессор, — там Андрей… Идите сами… — и быстрым шагом стал удаляться, увлекая за собой сопровождающий персонал.

Анна поднялась, пошла к двери, перед глазами все поплыло.

“Ну, еще не хватало от волнения упасть в обморок”.

Неожиданно ее затошнило. Она прикрыла рукой рот, глубоко вдохнула, вроде стало легче. “Ерунда! Андрей меня ждет. Ему хуже, чем мне. Он очень нуждается в моей поддержке. Мне нельзя расслабляться”.

Она решительно распахнула дверь.

Андрей стоял у окна. Лицо было белое, неподвижное, не выражавшее ни единой эмоции. Анна медленно подошла, стала напротив, взяла его за обе руки. Пальцы ледяные.

— Я хочу, чтобы ты знал, Андрюшенька… Мне все равно, будешь ты видеть или нет. Если не хочешь, больше операций не будет. Я и сама уже не хочу, я не переживу больше…

Андрей высвободил свои руки и закрыл ими лицо. Анна замолчала, просто уткнулась ему в грудь.

— Прости меня, Нюточка, прости, — Андрей обнял дрожащую девушку.

— За что, любимый? — Анна посмотрела на него.

Андрей сильно зажмурился.

— За все страдания, что принес.

— Не говори так, не было никаких страданий. Ты со мной, а это самое главное.

— Глаза очень болят. Наверное, сейчас потекут слезы, — Андрей учащенно задышал. — Очень режет свет. Знаешь, я все никак не мог представить, как выглядят ямочки на твоих щеках. Я их ощущал, но не представлял. А только что увидел. Не сразу. Даже глаза заболели от напряжения. Ой, слезы потекли.

— Что ты сказал? — одними губами прошептала Анна.

— Все получилось, родная моя. Я буду видеть. Уже очень скоро. Сейчас мне еще больно смотреть, но это уже неважно.

— Не может быть! Открой глаза. Посмотри на меня! — Анна не могла в это поверить.

Андрей стал смотреть на Анну. Девушка всматривалась в самую глубину его глаз. Зрачки беспрерывно менялись в размере. Как будто он глядел то на яркий свет, то на темноту. Было непривычно это наблюдать, но одно было ясно наверняка: это были не мертвые глаза.

— Не могу никак сфокусироваться, — Андрей засмеялся.

— Боже мой, у меня от счастья закружилась голова.

— Давай присядем, Нюточка.

Анна привычным жестом потянулась за рукой Андрея.

— Я уже смогу сам, без твоей руки.

— Зато я уже не могу без твоей.

В это время вошла медсестра.

— Ну как вы? — обратилась она к Андрею.

— Непрерывно текут слезы, — ответил он.

— Если желаете, можно опять наложить повязку. Пусть глаза отдохнут. А слезы сейчас прекратятся.

— Хорошо, — Андрей кивнул. — Только я хотел бы посмотреть на себя в зеркало. У вас есть в помещении большое зеркало?

— Да, в холле, но это на втором этаже, а мы на четвертом.

— Нюточка, давай сходим.

— Мы сейчас вернемся, Светлана, — сказала Анна.

— Да, пожалуйста, я буду в перевязочной, — улыбаясь, вышла.

Анна поднялась, сделала несколько шагов к двери и остановилась. Повернулась к Андрею. Он в это время внимательно рассматривал свои руки. Поднял на Анну глаза.

— Моя кожа, мои пальцы… А это и есть вены?

Девушка, счастливо улыбаясь, наблюдала за ним.

— Представляешь, сколько потрясающих «открытий» тебе предстоит сделать?

— Мне страшно смотреть на свое отражение

— Не волнуйся, зрелище, конечно, не для слабонервных, но это пройдет, — заметила она лукаво.

Андрей уверенно поднялся и подошел к Анне.

— Как здорово! Нюточка! Как здорово! Как хочется поднять тебя на руки, сокровище ты мое!

Вместо этого просто с силой сжал Анну в объятиях.

— Тебе нельзя ничего поднимать. Не вздумай, — поспешила остановить его.

— Я помню.

— Раз помнишь, тогда пошли смотреть на тебя в зеркало.

Спускаясь на второй этаж, Анна все равно держала Андрея за руку. Было непривычно оттого, что Андрей шел немного быстрее. Подойдя к лестнице, Анна открыла было рот, чтобы предупредить, что начинаются ступеньки. Андрей опередил ее:

— Я вижу.

— Ой, я, наверное, еще долго буду предупреждать тебя обо всем, — Анна была на седьмом небе от счастья.

Не доходя нескольких метров до зеркала, она отстала от Андрея.

— Ты чего? — удивленно спросил он.

— Иди сам.

Андрей медленно стал подходить к своему отражению. Вначале показалось, что ему навстречу движется силуэт. Размытый, как акварель, даже не понятно, мужчина или женщина. Чем ближе подходил, тем четче становились очертания. Высокий молодой мужчина в старых джинсах и свитере крупной вязки все уверенней и уверенней вырисовывался из мрака и вечной темноты и шел навстречу. Андрей вплотную подошел к зеркалу, сощурил глаза. Тот, другой, проделал то же самое. Затем небрежно откинул назад со лба прядь волос, прислонился лбом к зеркалу и тихо сказал:

— Ну, здравствуй, Андрюха. Уж и не чаял встретиться. Надеюсь, ты рад так же, как и я.

Хотя радости он испытал немного. Из зеркала на него смотрело уставшее осунувшееся лицо, покрытое синяками и отекшее в районе глаз и переносицы.

Анна тихонько подошла и стала рядом.

— И как прошло знакомство?

— По-моему, он доволен, — Андрей улыбнулся своему отражению.

— А ты?

— Ужас какой-то. Хотя я, может, чего-то не понимаю? — Андрей почти с испугом посмотрел на Анну. — Скажи, только честно, и это, — он указал на зеркало, — называется красивым? Кошмар, а что же тогда некрасивое?

Анна засмеялась.

— Дурачок. Это последствия операции. Так было и в первый раз. Скоро все пройдет.

— Да? Ну, спасибо, успокоила. А то я уже испугался, — он еще раз внимательно посмотрел на свое отражение, сильно сощурив глаза. — А мне не мешало бы побриться.

— Я пришлю к тебе Дениса.

— Э, нет. Я хочу сам. Сам! Понимаешь?

— Во-первых, ты еще не так хорошо видишь. Во-вторых, ты никогда этого не делал. И на что это будет похоже?

— Хорошо. Пусть приезжает Денис. Я попробую, и если не выйдет, он все исправит.

— Ну что, пошли в палату? Мне еще к профессору зайти нужно и вернуться в салон. Днем приедет Полина Викторовна. Она, наверное, вся извелась. Я бы ее директора школы убила! Не мог отпустить. Открытый урок у них, видите ли.

Простившись с Анной, Андрей зашел в перевязочную. Глаза болели, разболелась и голова. В палату возвращался наощупь. Лег, задумался. Впечатлений было море. Даже если бы он больше не видел, то воспоминаний хватило бы на всю оставшуюся жизнь.

“И это всего лишь за каких-то полчаса! Я даже толком ничего не рассмотрел. Цвета… Надо будет спросить, какой их них какой. И телевизор посмотреть, и книги. Но, это потом. Вначале надо изучить Анечку. Всю, всю, всю. Она же мне новую жизнь подарила! Я просто обязан сделать ее счастливой. Я уже точно знаю, чего ей не хватает”.

* * *

Куда он ни поворачивался, всюду было его отражение. Какая-то зеркальная комната. Андрей ничего не понимал. Он подошел к одному из зеркал, дотронулся до своего отражения, оно исчезло вместе с зеркалом, оставив на своем месте зияющую пустоту. Андрей отшатнулся и уперся спиной в другое зеркало. Оно проделало тот же трюк, что и первое. Андрей стал посередине комнаты, не понимая, что происходит. Остальные зеркала пока были на месте, но то, что было в них, стало меркнуть, и он увидел черный силуэт, который зловеще улыбался. Вдруг совершенно отчетливо услышал смех. Андрей не сразу сообразил, откуда он раздается, а когда понял, ужаснулся. Смеялось “то”, что-то черное, указывая на Андрея костлявой рукой. Смеялось не одним отражением, а всеми зеркалами сразу.

— Я жду тебя, Маугли! — кривляясь, прокричало оно. И тут же стало рассыпаться на мелкие фрагменты.

Андрей в страхе закрыл лицо руками, а когда опустил их, все было как всегда. Серпантинная дорога ввысь и бесконечная пропасть внизу. Только на этот раз он не успел ступить на дорогу. Его уже вовсю закручивало, засасывало в бездну. Но теперь ему было не все равно. Он не собирался так просто сдаваться. Но сила, поглощающая его, была гораздо мощнее. Андрей посмотрел под ноги. Ног уже не было. Они растворялись, непонятно где и как. Он поднял голову вверх. Там тоже была темнота.

— Ну где же ты? — крикнул он в пустоту в надежде, что ангел его услышит. Но его не было. — Помоги! Я не хочу!

Голос потонул в каком-то вакууме. Андрей, вдруг понял, что от него ничего не осталось, кроме… Кроме чего?

“Что же тогда сейчас думает? Моя сущность, моя душа? Где я?”

Пока Андрей размышлял над случившимся, темнота отступила. Её сменил пестрый маскарад красок, и он понял, что может с легкостью перемещаться внутри всей этой манящей прелести, этого таинственного мира. А там, дальше, было еще что-то более грандиозное, загадочное… Он было устремился вдаль, когда услышал голос. То был Ангел. Андрей поискал его глазами, но не нашел.

“А ну его. Пусть себе зовет. Надо было раньше, а что теперь?..”

Он, не оборачиваясь, понесся за тем, что его так влекло и возбуждало. Он умчался, так и не услышав печальное, надорванное тоской: “Ты же обещал больше никогда не уходить от меня”…

* * *

Андрей пробудился, тяжело дыша, не соображая: в реальности он или все еще во сне. Он даже забыл, что может видеть. Понадобилось несколько минут, чтобы успокоиться.

“Что за напасть такая? Что за неотвязный сон? И что за чудище мне приснилось?”

В это время в палату вошли Полина Викторовна и Денис.

— Здравствуйте, Андрей Николаевич. Вам привет от всех наших и поздравление с успешным исходом операции. — Денис держал огромный букет желтых хризантем. — Там Анну Александровну все поздравляют, куча звонков. Откуда только узнают? А она, между прочим, готовит на вечер сабантуй.

— Ну и правильно делает, — Андрей устало улыбнулся.

— Сынок! — Полина Викторовна устала ждать, когда Денис закончит. — Я так рада, сынок…

Она села рядом с сыном, поцеловала его в лоб.

— А почему ты еще в повязке?

— Ну, я подожду в коридоре, — Денис наконец сообразил, что лишний. — Позовете, когда понадоблюсь.

Полина Викторовна гладила сына по голове и плечам.

— Мама, не нужно, не плачь. Уже все нормально. Лучше развяжи повязку: я хочу на тебя посмотреть.

— Ты и вправду видишь? — Полина Викторовна не могла поверить.

— Правда, мама, только еще очень плохо, и глаза быстро устают. Профессор сказал, что после процедур будет лучше, но очки придется носить все равно.

— Подумаешь, очки.

— Нюта тоже так сказала. Представляешь, какая она красивая?!

— Я знаю.

— Я такой счастливый, мама. Неужели это не сон? Порой мне кажется, что это происходит не со мной. За какие заслуги мне все это?

— Не думай об этом. Раз дано, значит, так надо. Просто живи.

Она поднялась и стала развязывать повязку. Смотав бинт, отступила на несколько шагов назад.

Андрей какое-то время сидел с закрытыми глазами. Потом медленно открыл, сощурился и улыбнулся.

— Какая ты у меня…

* * *

Полина Викторовна с нетерпением ожидала возвращения Анны. Девушка позвонила и предупредила, что задержится в салоне с сотрудниками, а потом еще заедет к Андрею. Полина Викторовна, отпустив весь обслуживающий персонал, устроилась в спальне детей почитать. Она вообще старалась меньше передвигаться по этой огромной квартире. Ей было страшно. Лично она ни за какие коврижки не согласилась бы жить в этом бесконечном «пространстве».

Полина Викторовна вообще не любила быть одна. Она всю жизнь проработала в школе среди нескончаемого шума, смеха, суеты, и ей казалось, что только в такой среде она способна существовать. Когда Андрей ушел к Анне, ей стало так невыносимо одиноко и тоскливо, что все вечера Полина Викторовна, вопреки своим привычкам, засиживалась допоздна на улице. Она даже нашла в этом какую-то прелесть. Соседки — завсегдатаи скамеечек — вначале с опаской косились на нее. Надо же, никогда не останавливалась, чтобы поговорить, а тут с середины лета добровольно влилась в их компанию. Но постепенно отчужденность растаяла. И Полина Викторовна поняла, что ее наконец приняли в негласный дворовой клуб “Хочу все знать”. Когда настала осень, то уличные посиделки перетекли в посиделки квартирные. Одинокие женщины поочередно собирались то у одной, то у другой дома. Вечера заполнялись чаепитием, просмотром очередного сериала, иногда игрой в лото или карты, и непременным атрибутом были нескончаемые разговоры.

И сейчас в квартире Александра Станиславовича Полину Викторовну угнетало одиночество. Особенно в такой день. Будь она у себя, то непременно бы устроила роскошный ужин с добрыми соседками. А так ей пришлось довольствоваться ужином в одиночестве и томительным ожиданием Анны. Но все это, конечно, ерунда. Главное, что с Андреем теперь все будет в порядке. Полина Викторовна улыбнулась себе. Да и внуки не за горами.

Укутавшись в плед и надев очки, Полина Викторовна, счастливая и довольная, углубилась в чтение. Где-то около девяти вечера ее насторожил непонятный звук в глубине квартиры. Она прислушалась. Как будто шаги. Странно, ведь она была совершенно одна. Может, грабители? С замиранием сердца она поднялась с кресла и на цыпочках подошла к двери. Прислонилась, стала слушать. Шаги слышались все отчетливей и отчетливей. Бедная женщина растерялась. Телефон был в соседней комнате. Позвать на помощь некого. Мелькнула мысль затаиться и переждать. Но «боевая молодость» взяла свое. Вот еще, не хватало сидеть и в страхе ждать, пока обчистят квартиру. Не размышляя больше ни минуты, она решительно взялась за ручку двери. В это время часы пробили девять. Полина Викторовна вздрогнула, на миг остановилась, потом храбро вышла из комнаты.

Решительно прошла по длинному коридору, включая по пути свет. Заиграла музыка. Женщина оторопела. Ну надо же, такой наглости она не ожидала. Возмущаясь, она решительно вошла в огромную гостиную — музыка лилась оттуда. И тут же остановилась на пороге. Там на диване, подобрав под себя ноги, сидела женщина. Необыкновенно красивая и невероятно бледная женщина. При появлении Полины Викторовны она подняла на нее очень печальные глаза и едва заметно кивнула.

Полина Викторовна так растерялась, что совершенно забыла спросить, кто она такая и что она тут делает, а уж как она сюда попала, даже не возник вопрос.

— Вы проходите, пожалуйста. Я ненадолго. Что-нибудь выпьете, Полина Викторовна? — только сейчас она заметила в ее руке бокал.

— Нет, — тихо сказала она и села напротив.

Незнакомка одобрительно кивнула, потом взяла сигареты, лежащие на столике, и прикурила. Глубоко затянувшись, выпустила дым, проследила, как тот плавно растворяется в воздухе, потом виновато глянула на Полину Викторовну и едва слышным голосом сказала:

— Представляете, так и не смогла бросить, хотя сейчас, конечно, какая разница.

Полина Викторовна завороженно наблюдала за ее действиями, боясь лишний раз пошевелиться, не то что задать вопрос.

— Нынешние девушки совершенно не умеют быть элегантными, — пожала плечами. — Никаких манер. Не так ли, Полина Викторовна?

Полина Викторовна непроизвольно кивнула.

— Я рада, что мы понимаем друг друга. Так вот. Меня беспокоит Анна. Вернее, ее манера одеваться. Вернее, одна деталь в ее одежде. Не догадываетесь?

На этот раз Полина Викторовна даже не пошевелилась.

— Эта отвратительная мода носить колготки и игнорировать чулки! Вы не находите, что это дурной тон? Разве воспитанная девушка с утонченным вкусом не должна понимать, что чулки придают настоящей даме шарм? — незнакомка неожиданно замолчала и опять затянулась.

— Вы уж помогите мне, Полина Викторовна. Я тут купила чулки, давно, в прошлом году, кажется, в Амстердаме. Проследите, чтобы они были на Анечке в день, когда приедет ее папа. — И она протянула женщине красивую упаковку с капроновыми чулками. — Только не забудьте, прошу вас, это крайне важно.

Полина Викторовна поднялась и протянула руку.

— Да, и самое главное, не говорите, что это от меня, просто отдайте.

Незнакомка поднялась, затушила сигарету, устало улыбнулась.

— Ну, мне пора. Выполните то, о чем я вас попросила.

Полина Викторовна наконец-то нашла в себе силы, чтобы со страхом спросить:

— Но кто вы?

— А я разве не представилась? О, какая оплошность. Простите. Я — Елена Сергеевна. Я мама Анны.

— А, тогда понятно, — загробным голосом сказала Полина Викторовна и рухнула на пол без чувств.

* * *

Анна спешила в больницу: Андрей ждал ее. Девушка глянула на часы. К десяти приедет. Ну и что, что поздно. Ей можно.

— Дмитрий Васильевич, нельзя ли побыстрей, — с легким раздражением сказала она. Мало того, что ее не допускали к управлению, так еще и возили со скоростью пятьдесят километров.

— Нельзя, Анна Александровна. Вот отец вернется, и тогда гоняйте себе на здоровье. А пока его нет, довольствуйтесь малым.

— Какой вы…

— Я просто выполняю свою работу.

— А я пожалуюсь папе, что вы меня все время держали в ежовых рукавицах.

— Сколько угодно. Только я не получал распоряжений потакать вашим прихотям. Зато получил приказ вас оберегать, и не мешайте мне выполнять мои обязанности, — спокойно пояснил он.

* * *

Андрей весь день проходил в повязке. Снимал, только когда принимал необходимые процедуры. Его это совершенно не смущало. Решил, что снимет, когда приедет Анна.

“Скорей бы уже. Полчаса назад позвонила, а все нет. Этот Васильич, небось, как обычно, едет окольными путями. Вот уж бдительный, не то что Володька”.

Владимир все это время, что Андрей лежал в больнице, находился с ним. А сегодня вечером отпросился на день рождения к девушке. Андрей, конечно отпустил. Ему самому было неудобно, что молодой человек бессменно несет около него службу. За время, что они провели вместе в больничной палате, ребята очень сдружились. Поэтому сегодня, уходя в «самоволку», Владимир сказал:

— Андрюха, я тебя прошу, главное, чтобы Васильич не узнал, а то зашибет.

— Не дрейфь, прорвемся. Все обойдется.

— Спасибо, братан, — и, счастливый, убежал.

Сидеть одному в палате было тоскливо, и Андрей решил выйти в холл, чтобы побыть с людьми. Там стоял телевизор, и вечером собирались все, кто мог хоть что-то видеть. Подойдя к холлу, Андрей услышал звук работающего телевизора, поэтому громко поздоровался.

— Всем добрый вечер.

Нащупал стул и сел.

— Вам тоже добрый, — ответил одинокий женский голос.

— Больше никого нет?

— Да тут что-то с антенной, показывает только один канал. Вот все и разбрелись по палатам, — и без остановки добавила: — А я вас знаю. Вы Андрей?

— Да.

— Красивая у вас жена. Я всегда любуюсь, когда ее вижу.

Андрей промолчал и не стал уточнять, что они еще не женаты. А то, что его все знали, было неудивительно: еще бы, такая уникальная операция.

— А вас как зовут?

— Ия.

— А мы с вами раньше не встречались? Редкое имя и мне кажется знакомым ваш голос.

У Андрея тут же стало что-то всплывать в памяти, но его мысли перебил новый вопрос.

— А почему вы не снимаете повязку? Разве нельзя?

— Сказали, лучше, если постепенно. Да и мне, признаться, страшновато.

— Вы, наверное, чувствуете себя очень счастливым человеком?

— Я даже не могу передать вам, что я чувствую, — Андрей улыбнулся. — Я мечтал об этом всю жизнь. Если честно, не верил, что все это случится.

— Понимаю. Значит, мечта сбылась?

— Я бы сказал, с лихвой.

— Но, с другой стороны, наверное, это очень печально?

— Что именно? — не понял Андрей.

— Теперь ведь у вас нет мечты.

Андрей задумался. Странная какая-то у него собеседница. И вопросы у нее странные.

— Я полагаю, что придумать новую мечту много времени не займет, — сухо ответил он.

— Вы думаете?

— А что тут думать? У меня столько еще в жизни неизвестного, неоткрытого, непознанного, что только мечтай и мечтай.

— Например?

Андрей стал раздражаться. Вот пристала! Можно подумать, ей интересно, о чем он мечтает.

— Я хочу, чтобы у меня были дети, — подумав, ответил он. — Я мечтаю об этом.

— Неоригинально. Будут. Все рано или поздно хотят иметь детей. А какая-нибудь своя мечта? Такая, чтобы только ваша?

Вопрос девушки поразил Андрея.

— Но остальное у меня есть. Любимая женщина, интересная работа, есть где жить и есть за что жить. А касательно мечты, я что-нибудь придумаю.

Потом другим тоном добавил:

— Что-то мне непонятен наш разговор и ваш интерес к моей персоне. Извините, но я не хочу все это с вами обсуждать.

Ия какое-то время молчала. Андрей уже было собрался уходить, когда услышал:

— А если бы вы вдруг это все потеряли?

— Что все? Я не понял вопроса, — спросил с раздражением Андрей, потому что все понял.

— Все, что вы сейчас перечислили, — уточнила Ия.

— Как это потеряю? Оно что, все исчезнет, или я попаду на необитаемый остров? Глупости вы какие-то говорите.

— Но все-таки. Если представить, что такое случится, — настаивала собеседница.

— Я не хочу этого представлять. И вообще, простите, мне пора, — Андрей раздраженно поднялся, и, несмотря на то, что глаза были закрыты повязкой, уверенно пошел в палату.

— Одну минуту, Андрей, пожалуйста, — девушка пошла за ним следом.

Андрей остановился.

— Ну, чего еще?

— Пообещайте, если такое случится, вы найдете в себе силы все вернуть назад. Это очень важно.

— Обещаю, будьте спокойны, — и пошел прочь от назойливой девушки.

“Держат каких-то психопатов”.

Ия провела взглядом молодого человека. В это время в конце коридора показалась Анна. Улыбаясь, она подошла к Андрею. Она увидела, что в метрах десяти стоит девушка. Не успела ее разглядеть, та сразу повернулась и, прихрамывая, пошла в противоположную сторону. Мелькнувшее лицо показалось знакомым. Особенно шрам. Или ей померещилось? Впрочем… Анна тут же переключилась на Андрея.

— Ты опять в повязке? Что-то не так?

— Все хорошо, Нюточка. Я просто ждал тебя. Мне неинтересно все познавать самому. Я же привык все делать с тобой вместе.

— Я тоже. Пошли к тебе.

Войдя в палату, Анна первым делом поинтересовалась, где Владимир. Получив разъяснения, успокоилась. Провести Дмитрия Васильевича было бы забавно.

— Ой, забыла, я же тебе тут всяких вкусных вещей привезла, — по-деловому поставила пакет и собралась извлекать продукты.

— Нюта, ты решила меня к Новому году откормить и заколоть?

— Ага, тебя как раз заколешь, — ехидно ответила Анна. — Ты же после операций скоро на скелета станешь походить. И не спорь.

— Ага. Ты как раз тот случай, с которым можно поспорить.

Анна оставила пакет в покое. Уселась за стол и, подперев лицо руками, спросила:

— Вот интересно, и в кого ты такой вредный? Мама такая интеллигентная женщина, папа вроде тоже не на шахте работал.

— А меня с детства все баловали, — Андрей улыбался.

— Очень, знаешь ли, заметно, как из балованного ребенка получился балованный дядечка.

Анна подошла к нему.

— Развяжем?

— Давай.

Андрей долго изучал лицо Анны. Закрывал глаза, проводил по нему рукой, потом открывал, щурился и долго всматривался в такие знакомые незнакомые черты.

— Если бы я видел, какая ты красивая, я бы влюбился в тебя с первой минуты, — сказал он, отводя от нее взгляд.

— А с какой минуты ты влюбился?

— Озадачила, — Андрей наморщил лоб. — Вначале, мне было просто интересно. Зато потом я тебя возненавидел. А влюбился? Кажется, уже дома, вернувшись от тебя, я понял, что совершил ужасную ошибку. Я все время вспоминал день, проведенный с тобой, и вдруг осознал, что погиб. А ты говоришь, что влюбился, — Андрей поежился. — Странно, что ты об этом не спрашивала.

Анна присела рядом.

— Происходило столько всяких событий… Настоящее казалось просто сумасшедшим, а будущее — таким головокружительным, что о прошлом старалась не вспоминать.

— Я тоже не вспоминал, пока ты не спросила. А тогда я был в отчаянии. Я не мог предположить, что это произойдет со мной. Будешь смеяться, но у меня даже мелькнула мысль, — Андрей заулыбался, — что я смогу вновь тебя встретить в подвале завода.

— Не буду я смеяться. Сложись все по-иному, вполне вероятно, что и встретил бы именно в подвале. Я собиралась тебя «случайно» встретить, и там, кстати, тоже.

— Боже мой, сколько сложностей.

— Вот-вот. Хотя у нас были телефоны друг друга. Андрюша, мы, наверное, дураки?

— Я бы сказал по-другому. Мы были растерянные, несчастные, беспомощные влюбленные, а поэтому, безусловно, дураки.

— Почему были?

— Потому что растерянность сменилась решительностью, несчастье — счастьем, беспомощность — уверенностью, а влюбленность — любовью. С чем я нас и поздравляю, — Андрей поднялся, подошел к пакету и достал апельсин. — И вот этим ты собиралась меня кормить? — как ни в чем не бывало спросил он.

— Андрюша, ты невыносимый! Диву даюсь, как я терплю твои издевательства?

— Потому что любишь. Лови! — и бросил апельсин Анне.

Анна, не ожидая такой выходки, апельсин не поймала, и он попал ей в лоб. Она сперва хотела рассердиться, но засмеялась.

— Тоже еще мне, снайпер.

— А, так ты издеваться вздумала? — игривым тоном сказал Андрей. — Придется с тобой разобраться, — стал подходить, демонстративно подкатывая рукава. — Сейчас прольется чья-то кровь.

— Ну нет уж, дудки. Я лучше сразу сдамся в плен. — Анна легла на постель. — Лежачего не бьют.

Андрей наклонился над ней, поправил волосы.

— Ты смешная. Я тебя очень люблю. Подвинься, я присяду. Пленная ты моя.

Сел. Анна обвилась вокруг его тела.

— Нюточка, ты не находишь, какие презабавные вещи происходят с нами и вокруг нас?

Анна отрицательно покачала головой.

— Скажи, — Андрей внимательно посмотрел на девушку. — А если бы вдруг произошло какое-нибудь событие и все исчезло из твоей жизни. Что тогда?

— Это невозможно, — Анна потянулась.

— Ты не ответила? Что бы ты делала, лишись всего?

— А ты бы остался?

— Да, наверное, — неуверенно сказал он.

— Тогда ничего. Мы бы вместе все сделали.

— А если бы не остался? — Андрей никак не мог понять, для чего он это спрашивает.

— Андрюша, в чем дело?

— Знаешь, я хочу, чтобы у нас был ребенок.

— Ну и переходы у тебя. Очень своевременно захотел. Особенно после таких разговоров.

— Прости, я тебя расстроил.

— Скорее напугал.

— Не знаю, какие-то дурацкие мысли в голове.

— Не волнуйся: я тебя от них скоро избавлю. Ты к тому времени сможешь вернуться домой, вот там и исцелишься.

— Это мне что, ждать целую неделю, пока ты позволишь мне «исцелиться»? — с ужасом спросил Андрей.

Анна засмеялась.

— Нет, любовь моя. Этого неделю ждать не нужно. Я про другое.

— Про какое другое?

— Когда приедет отец, а это будет как раз через неделю, я поделюсь с вами некоторыми планами на будущее.

— Что-то уже придумала?

— Ну, не совсем придумала, но “что-то”.

* * *

Полина Викторовна неожиданно проснулась. Посмотрела на часы. Скоро полночь. Анны еще не было. Нужно подняться и переодеться в ночную сорочку. Она встала с кресла. Из носа потекла кровь.

“Давление, что ли?”

В кармане халата носового платка не оказалось. Подошла к шкафу. Где-то там, на полке, она видела. Платки лежали стопкой. Взяла один. Неожиданно полка рухнула и на пол упало все ее содержимое. Полина Викторовна вздохнула.

“Сначала в ванную, потом здесь приберусь”.

От холодной воды кровотечение сразу прекратилось. Посидев еще несколько минут с запрокинутой головой и убедившись, что все в порядке, она подошла к шкафу, чтобы собрать выпавшие вещи. В глаза бросилась новая упаковка. Полина Викторовна подняла ее, внимательно рассмотрела. Это были капроновые чулки. Что-то тревожное и пугающее вспомнилось и сразу отступило. Она с интересом достала их из упаковки. Очень красивые. Черного цвета. С кружевной резинкой и стрелой сзади.

“Почему Анна их не носит? Наверное, бережет для особо торжественного случая. А, может, забыла про них? Нужно напомнить ей. Вот Шурик приедет — будет повод. Они же собираются отпраздновать его приезд и Андрюшино выздоровление. Будет много гостей. Анечка должна быть неотразимой”.

Полина Викторовна положила чулки в карман халата — так о них не забудет.

Щелкнул дверной замок. Вошел Дмитрий Васильевич, а с ним и Анна.

— Добрый вечер, Полина Викторовна, — девушка была в прекрасном настроении.

— Как Андрей?

— Велел кланяться, — вставил Дмитрий Васильевич. — Полина Викторовна, поужинать бы.

— Я сейчас разогрею.

— Почему вы, а где Лариса?

— Да отпустила я всех. Не могу, когда чужие люди снуют.

— Они деньги за это получают, — заметил Дмитрий Васильевич.

— А я не хочу есть, — Анна вернулась, переодевшись в домашнее. — Сейчас умоюсь и спать.

— Может, хоть теплого молочка на ночь? В твоем положении нужно внимательно относиться к питанию.

Дмитрий Васильевич посмотрел на Полину Викторовну, затем на девушку.

— Это пока секрет, — сказала ему Анна.

— Ты ничего не сказала Андрею? — удивилась Полина Викторовна.

— Скажу, когда отец приедет. Он хочет объявить о нашей предстоящей свадьбе. Вот тогда я их с Андреем и порадую. Что тут ждать осталось, каких-то шесть дней.

— Все у вас, Анна Александровна, должно быть по-своему, — Дмитрий Васильевич усмехнулся.

— А вы вообще молчите, я уже не дождусь, когда смогу избавиться от вашего присутствия.

— Анечка, ну зачем же так грубо, — заступилась Полина Викторовна.

— А вы бы побыли с ним целый день, я бы на вас посмотрела. Все, всем спокойной ночи, — и, не дожидаясь ответа, побрела в спальню.

* * *

После восьмой рюмки водки Виталик наконец-то ощутил, что опьянел. Обведя мутным взглядом окружающих и убедившись, что все на месте, он заказал еще бутылку.

— Виталька, может, хватит? Ты же не жрешь ни черта, — наклонился к нему Генка.

— Да пошел ты… — заплетающимся языком сказал Виталик.

Гена ничего не ответил. Просто отвернулся от Виталика и продолжил прерванную беседу. Он уже привык к такому поведению друга. Сколько времени прошло, как тот расстался с Анной, а все никак не мог успокоиться. Поначалу и то лучше вел себя. Может, оттого, что надеялся на примирение? Потом что-то произошло, и он как с катушек съехал. Отдалился от всех. Каждый раз его приходилось чуть ли не силой вытаскивать, чтобы куда-то сходить. А последнее время стал много пить. Напьется и смотрит в одну точку. И Генка, и другие ребята его подбадривали и утешали, только он не собирался никого слушать, говорил, что сам во всем разберется. Вот и сейчас, выпив еще порцию водки, Виталик уставился на барную стойку и начал сам себе улыбаться.

Мужчина, сидевший за стойкой, улыбнулся в ответ. Виталик развеселился. Мужчина осмелел и жестом руки пригласил Виталика к себе. Тот, недолго думая, поднялся и неуверенной походкой побрел к нему. Геннадий обернулся, увидел, что тот направляется к бару, тяжело вздохнул, но ничего не стал предпринимать. Поздно. Виталька был уже накачан «по самое не могу», поэтому учить его уму-разуму теперь было бесполезно.

— Мы знакомы? — поинтересовался Виталик.

— Может быть, — ответил мужчина. — Но даже если и не так, то что нам мешает сделать это теперь? Меня зовут Борис, — протянул руку.

— Виталий, — молодой человек с трудом удерживался на высоком табурете и при рукопожатии чуть было не свалился. Борис ловко подхватил его.

— Э, да тебе, я вижу, совсем плохо, — и так он это задушевно сказал, что было понятно: имелось в виду не алкогольное опьянение.

— Ой, как мне плохо, Борька, если бы кто знал, — Виталька взялся за голову.

— Виталь, так, может, выйдем? Подышим воздухом. Там уже морозец прихватил. Ты мне расскажешь все, а я, гляди, помогу.

Виталька с сомнением посмотрел на мужчину. Было в нем что-то располагающее и пугающее одновременно. На бандита вроде не похож, да и манеры не те. Одет с иголочки. Что он здесь забыл, среди молодежи?

— Борь, а ты что, телок пришел сюда снимать? — Виталику стало смешно от собственной догадки. — Это ж не то место. Разве тут телки!

— Не угадал, — Борис в упор посмотрел на молодого человека. — Я пришел сюда, чтобы помочь тебе.

— Мне? А что ты обо мне знаешь? — Виталик недовольно фыркнул.

— Практически все. И, к слову сказать, полностью разделяю твою точку зрения: уродам в нашем обществе не место. А то взяли моду наших девушек уводить.

Пока он это говорил, бармен налил две новые рюмки и поставил перед мужчинами.

Не ожидая приглашения, Виталик взял свою и залпом выпил. Вытерев рот тыльной стороной руки, скривившись, спросил:

— Тебя что, батя подослал? — отвернулся от Бориса, тут же потеряв к нему интерес.

— Зачем батя, — Борис взял свою рюмку и, отпив глоток, поставил ее на место. — Есть у тебя покровители и повыше.

Виталик не ответил. Достал сигарету и закурил.

— Ну ладно. Раз тебя устраивает положение вещей, тогда бывай. Ошибочка вышла, мальчик мой, — и Борис поднялся, чтобы идти.

— Постой. Что ты знаешь?

— Знаю, как каждую ночь тебе она снится, — Борис наклонился над Виталиком и заговорил прямо ему в лицо, неожиданно обдав его гнилостным запахом изо рта. — Знаю, как тебя разрывает от тоски и желания. Знаю, как ты ее любишь и ненавидишь одновременно. А еще знаю, как мечтаешь стереть с лица земли этого слепого, только еще не придумал, как, да и доступ к нему закрыт.

Виталик даже задохнулся от потока информации и отвратительного запаха. Он в страхе посмотрел в глаза Бориса. Они, налившись кровью, горели ненавистью и презрением и глядели прямо в душу. От этого взгляда Виталик мгновенно отрезвел, его охватила паника. Он посмотрел туда, где за столиком сидела его компания. Никто даже не обращал на него внимание.

— Ну, так как, Виталик, Анну возвращать будем? Или уже передумал?

— Будем, если ты поможешь, — глаза Виталика загорелись каким-то дьявольским безумным огнем.

— Вот и ладненько, — Борис улыбнулся, став опять нормальным элегантным мужчиной. — Вот тебе моя визитка. Позвони завтра вечером. Да и не болтай про наш разговор.

Виталик, глядя на Бориса, кивнул головой, взял в руки визитку, затем опустил глаза, чтобы прочитать, что на ней указано. Только телефонный номер. Поднял голову, чтобы о чем-то спросить Бориса, но того и след простыл. Он поискал его глазами. Нет. Тогда повернулся к бармену и спросил:

— Эй, братан, не заметил, куда мужик пошел?

— Вы о ком? — бармен с брезгливостью уставился на Виталика.

— Ну, мужчина, такой весь в черном, я с ним только что пил. Вот еще рюмки стоят.

— Не было никакого мужчины, — с недоумением ответил бармен. — Вы сами пили.

— Да ты что, приятель, пьяный? — Виталик разозлился.

— Я бы попросил вести себя прилично.

— Ладно, — Виталик уставился на визитку. — Вот посмотри, умник, он мне визитку только что дал. А ты заладил: “Не было, сами пили”.

— А визитку вы только что достали из кармана брюк, — заметил бармен.

Виталика от злости передернуло. Он уже было хотел прокричать что-то обидное бармену, но тут его взгляд еще раз упал на номер. Сомнений не было, написано его рукой. Вон и двойка с волнистым хвостиком… У Виталика все похолодело внутри. Чертовщина какая-то. Он медленно сполз с табурета и поплелся к своему столику.

— Виталь, тебе что, плохо? Ты весь белый как мел, — Гена поднялся навстречу другу. — Может, домой поедешь?

— Домой, конечно, домой. Вызови мне тачку, — Виталик был в каком-то ступоре.

— Инга, ты свою машину отпускала? — Геннадий посмотрел на одну из девушек.

— Нет, а что?

— Да Витальке плохо, пусть домой отвезут.

— Смотри, машину не замарай, — с презрением сказала Жанна.

— Заткнись, дура, — прошипел на нее Гена. — Пошли, Виталь, я проведу.

* * *

Александр Станиславович уже не мог дождаться, когда вернется домой. Столько событий произошло за время его отсутствия! Он невероятно соскучился по дочке, по Андрею. Ему казалось, что без него они обязательно наделают ошибок или совершат какой-то опрометчивый поступок. Каждый вечер он созванивался с Анной. Слушая подробный отчет о прожитом дне, он все ловил интонацию, боялся, что она собирается от него скрыть какое-нибудь событие. Но дочь всегда была искренна. После разговора с Анной Александр Станиславович обычно успокаивался.

Поездка за рубеж оказалась весьма удачной и полезной во всех отношениях, это открывало новые перспективы для дальнейшего развития его бизнеса. Все складывалось хорошо.

Сама Анна отцу не звонила. Это случилось лишь однажды, когда выяснилось, что Андрей сможет видеть. Уже по первому возгласу Александр Станиславович понял, что все получилось.

— Папочка!!! — Анна буквально заорала в трубку от восторга. — Андрюша больше не слепой! Папочка, я так рада!

— Ну, слава Богу, — отец с облегчением выдохнул. — Я скоро приеду, Анечка. Второго или третьего декабря. Я перезвоню потом, уточню.

— Скорее приезжай, я так соскучилась.

— Я тоже, радость ты моя. Слушай, может, к Новому году свадьбу справим? Ты как?

— Хочу!

— Ох, Анна, — Александр Станиславович помрачнел. — Жаль, что мама не дожила. Она так об этом мечтала.

— Па, не нужно, — перебила его дочь.

— Да, конечно, — отец замолчал. — Анечка, я вечером еще поговорю с тобой, а сейчас перезвоню Андрюхе. Все, пока, целую.

* * *

До вылета оставалось каких-то пять часов. Еще четыре — и он будет в своей стране. А там какой-то час — и дома. Анна клятвенно заверила, что встретит его с Андреем. Порывались его встретить и с фирмы, но Александр Станиславович категорически заявил, что приедет на работу сам, пообещав при этом устроить роскошный банкет по случаю своего возвращения. Теперь главное, чтобы погода не подкачала.

В Киев долетели без проблем. Столица встретила обильным туманом и слякотью. Нормальная зимняя погода. Из аэропорта Александр Станиславович позвонил дочери и сказал, что вылет задерживается на час.

— Па, мы уже в машине, минут через двадцать будем на месте.

— Анечка, может, вернетесь?

— Нет, не вернемся, подождем там.

— Ну, как знаешь. Да, а у вас какая погода?

— Да гололед страшный.

— Ты там не гони, — попросил отец.

— О чем ты, папа? Я уже и забыла, когда была за рулем. Этот Дмитрий Васильевич, будь он неладен… — Анна нарочно сказала громко, чтобы мужчина услышал. — Он меня не подпускает, а сам ездит, как черепаха, так что не переживай: автомобильная катастрофа нам не угрожает.

Дмитрий Васильевич только улыбнулся, глядя на девушку в зеркало. Анна перехватила его взгляд и совершенно неожиданно показала ему язык.

Было раннее утро, часов шесть. Только начало сереть. Еще вовсю горели фонари. Светофоры мигали желтым светом, впрочем, это не создавало привычных для дневного времени пробок. Город был фактически пустым, город спал. Позванивая, прокатил дежурный трамвай. Красный «Мерседес» ехал по центру дороги: встречного транспорта практически не было. Собственно, ничего удивительного. В воскресенье Донецк просыпается поздно и лениво.

Не доезжая нескольких километров до аэропорта, Анна почувствовала жуткий приступ тошноты. Минуту она терпела, но такое терпеть невозможно.

— Васильич, останови скорее, мне плохо, — тяжело дыша, попросила она.

— Нюточка, что с тобой? — Андрей с испугом взял её за плечи.

— Не трогай меня.

Машина резко затормозила, Анна вышла. Сделала несколько шагов к обочине, наклонилась над ограждением, ее вырвало. Спазмы были такой силы, что казалось — сейчас вывернет наизнанку. Она еще не завтракала, выпила только стакан сока, но желудку судя по всему, было все равно. Руки тряслись, ноги подкашивались, ее всю шатало. Андрей хотел подойти к ней, Анна жестом показала, что не нужно.

Андрей вернулся к машине. Взял сигареты. Дмитрий Васильевич и Володя тоже вышли.

— Не пойму, укачало ее, что ли?

— Дурак ты, Андрюха, — Васильич вдохнул морозный воздух. — Укачало… Отцом скоро будешь. Токсикоз у нее.

— Как токсикоз? — Андрей не верил своим ушам. — У меня что, будет ребенок?

— Нет, у тебя будет вертолет, — засмеялся Володя.

— Откуда знаешь, Васильич?

— Да твоя принцесса с Полиной шушукалась, а я рядом был. Решили сюрприз преподнести. Как раз сегодня, когда отец приедет, — объяснил Дмитрий Васильевич.

— Сюрприз, — Андрей засмеялся. — А зачем тогда рассказал?

— Не люблю я, когда мужиков за нос водят.

— У меня будет ребенок! — Андрей не мог в это поверить. Неуверенно вышел на середину дороги. Поднял голову вверх, закричал. — У меня будет ребенок!

Анна, не совсем понимая, что за крик, медленно повернулась в сторону дороги. На огромной скорости, почти бесшумно, с потушенными фарами, на Андрея мчался джип.

— Андрей! — закричала она.

Васильич и Володя мгновенно бросились к Андрею. Но несущаяся на всех парах страшная, не выбирающая средств, беспощадная смерть уже выиграла время. На глазах у Анны разбросав всех троих по дороге, не притормозив ни на секунду, машина продолжила свой путь. Все это Анна увидела боковым зрением. Ее взгляд был прикован к водителю, который так бесцеремонно решил вмешаться в ее жизнь. Это был Виталик, и Анна его узнала.

— Нет! — дикий крик потонул в карканье неизвестно откуда слетевшихся ворон, в гудении высоковольтных опор, в порыве леденящего ветра, в безмолвии серого зимнего утра.

— Нет, не может быть, — Анна обессилено опустилась на землю. Белая от снега дорога медленно стала покрываться бурыми пятнами.

Дело даже не в том, что Анна не знала, что делать, дело в том, что вокруг не было ни души. Анна сидела на снегу, не соображая, что произошло и что делать дальше. Огромный город спал. Ни единого человечка на этом треклятом участке дороги. Ни единой машины. Никакого движения, вообще. Анна шаталась из стороны в сторону, повторяя: “Ты же обещал больше никогда от меня не уходить”. Все, что представляло ценность в жизни, все, что наполняло ее смыслом, вдруг исчезло, образовав еще неосознанный вакуум. Впереди неизвестность. Впереди пустота. Жизнь, наполненная какими-то маленькими и большими победами, событиями, мечтаниями, чувствами, навсегда отступила. Как это можно принять или понять, а тем более объяснить? Плакать не было сил. Слезы закипали в глазах, обжигая до самой глубины.

Послышался легкий стон. Анна встрепенулась. Кто-то жив? Поднявшись на негнущихся ногах, она подошла к Дмитрию Васильевичу. Нет. Он точно мертв. Голова неестественно повернута, стеклянный взгляд, разбросанные по сторонам руки, лужа крови под телом, непонятно откуда текущей. Володька. Его тело отлетело к дорожному ограждению и напоролось на арматуру разбитого столба, как на кол. Мертв. Андрюшенька… Конечно, должна была подойти к нему первому. Нет, обошла, боялась даже взглянуть. Стонал Андрей.

Кинулась к нему. За метр до тела упала на колени, заскользив по льду. Андрей был без сознания. Маленькая струйка крови вытекала из носа. Зато во рту клокотало и булькало красное месиво. Несколько зубов было выбито. Под телом, в районе бедра, была огромная лужа крови. Андрей вздрагивал в конвульсиях. Анна, превозмогая страх, подступившую тошноту, предобморочное состояние, посмотрела на Андрея. Левая нога была неестественно вывернута. Брюки слегка подрагивали в районе бедра. Девушка не сразу поняла, в чем дело. Ткань была пробита желтой костью. Анна всунула пальцы в образовавшуюся дырку на брюках и что было сил рванула материю. Фонтан горячей крови обдал ее с головы до ног. Раздробленная бедренная кость, вырвавшись наружу, разорвала артерию. Не думая не секунды, Анна обеими руками надавила на смертоносный поток. Сколько она так может просидеть, удерживая жизнь в теле Андрея? Нужна помощь. Телефон в сумочке. В пяти метрах. Нужно просто пробежать и взять. Она убрала руки. Кровь зафантонировала опять. Нет, нельзя. Надо пережать артерию. Ей нужен жгут. Ни ремня, ни шарфа на худой конец. Но где же хоть кто-нибудь!!!

Показался медленно ползущий по гололеду троллейбус. Поравнявшись с местом трагедии, он приостановился. Из окна высунулся водитель.

— Что произошло?

— Мне нужна «скорая»! — закричала Анна.

— Я на конечной вызову, а заодно и гаишников, — троллейбус медленно проплывал мимо места происшествия.

“Он на конечной вызовет. Сволочь!”

Анна со злобой смотрела на проезжающий троллейбус. Салон был почти пустым. Только на заднем сиденье, уставившись в окно, примостилась одинокая пассажирка. Анна в упор посмотрела на нее. Перепуганное бледное лицо показалось девушке знакомым. Ну да. Она определенно его видела. Через всю левую сторону шел красный шрам. Так это же Ия! Та клиентка, что пыталась быть предсказательницей. Она сказала, что Андрей скоро будет видеть. И еще она предсказала что-то ей. Что-то про терпение и выносливость. Она должна быть выносливой, как капрон. Ерунда какая-то. Стоп! Капрон! Чулки! Жгут! Ну, конечно, чулки! Боже мой, как она не хотела их надевать. Какое счастье, что Полина Викторовна убедила их надеть!

Левой рукой Анна расстегнула молнию на сапогах. Затем, не отнимая руки от раны, избавилась от обуви. Распахнула шубу и стащила один, потом второй чулок.

— Сейчас, Андрюшенька, сейчас, родной.

Перемотав что было силы чуть повыше раны ногу, Анна замерла в ожидании результата. Поток крови прекратился. Анна почти радостно вздохнула и босиком бросилась к машине.

Скорая ответила сразу. Узнав всю нужную им информацию диспетчер сказал:

— Машина будет минут через сорок.

— Как через сорок? — у Анны чуть не помутился рассудок.

— А что вы кричите. Все машины на выезде. И потом, у нас не хватает бензина. Вы только не двигайте тело, вдруг позвоночник поломан.

— Он не тело. Он мой муж! — закричала в трубку Анна.

Ее уже не слышали.

— Скоты!

Анна задохнулась от беспомощности. Набрала отца. Телефон не отвечал. Наверное, он уже в самолете. Кому? Куда звонить в такую рань?

— Гарик!

— Анечка, что случилось?

— Помоги, Андрей умирает, — Анна не плакала, она выла.

— Успокойся, что мне делать, говори, — жестко сказал Игорь. Его тон немного привел Анну в чувства.

— Нужна «скорая», немедленно. Предлагай любые деньги.

— Где вы? Что случилось?

— Пару километров от аэропорта. Машина сбила. Скорее, родненький. Скорее!

— Жди, — отключился.

Полцарства за «скорую»!

Анна сунула телефон в карман шубы и опять наклонилась над Андреем. Достала носовой платок и стала стирать кровь с лица. А она, как назло, все струилась и струилась из уголка рта.

— Ну как же ты так? Ты только не умирай, ладно? — потом что-то вспомнила, опять разразилась громкими рыданиями. — Я же тебе не сказала самого главного. Идиотка. Андрюшенька, у нас будет маленький, — взяла его за руку. Рука ледяная. Приложила ладонью к своей щеке. Андрей не реагировал.

Анна вся горела. От перенесенного шока она даже не заметила, что не обулась. Так и сидела рядом на заснеженном асфальте босиком, укутавшись в шубу.

* * *

Только выехав далеко за город, Виталик остановился. Опустил голову на руль. Потом поднял, лицо было искажено довольной ухмылкой.

— А ты говорил, что не справлюсь, — он повернул голову к Борису, который сидел рядом.

— Я сказал, что не справишься без меня, — уточнил тот. — Ну, и как ощущения?

— Божественные. — Виталик раскатисто засмеялся. — Я — Бог! Я вершу судьбы людей.

— Ну-ну, — подмигнул Борис. — Ты молодец. Далеко пойдешь.

— Слушай, а тебе это зачем?

— Есть причина. Но тебе ее знать не обязательно, — холодно отрезал Борис.

— Ладно. Мне без разницы. Лучше скажи, когда Анна будет моей? — глаза у Виталика заблестели, на лбу выступил мелкий пот.

— Ух ты, какой быстрый! — Борис криво усмехнулся. — Вначале нужно убедиться, что дело доведено до конца.

— Что ты имеешь в виду?

— А ты уверен, что ему уже наступил конец?

— Шутишь? — зло спросил Виталик.

— Нисколько. Ты что, видел, как забивают гвозди в его гроб?

— Увижу, не сомневайся.

— Хвалю. Я в тебе не ошибся, — Борис похлопал Виталика по плечу.

— Убери свои руки, — дернул плечом.

— Есть еще кое-что. Кое-что, что тебе не понравится, — не обращая внимания на грубый жест, сказал Борис.

— Что?

— У Анны будет от него ребенок. Он тебе нужен?

Виталик с такой силой стиснул челюсти, что скрипнули зубы.

— Откуда знаешь?

— От верблюда.

— Послушай, ты… Я тебе не сопливый мальчик, — Виталик ненавидящим взглядом уставился на Бориса. — Почему не сказал об этом раньше?

— А что бы это изменило? Ты бы ее разлюбил?

— Возможно, я бы не согласился на это, — с вызовом ответил он.

— Надо же, как мы быстро скисли. И где же тот бог, вершащий судьбы?

— Кто ты на самом деле? Откуда ты взялся?

— Я твой друг, разве непонятно? И как другу я тебе вот что скажу. Анна будет твоей. Я тебе обещаю. А вот ребенка быть не должно. Я займусь этим. Ну так как, по рукам? — протянул руку Виталику.

Виталик размышлял. В одно мгновенье как будто бы спала пелена с глаз, — и он вдруг осознал весь трагизм сложившейся ситуации. Что же он наделал?! Он со страхом посмотрел на Бориса. Тот сидел, глядя прямо перед собой, позволяя Виталику оценить свое положение. Потом медленно повернул к нему лицо. Опять, как тогда в баре, на Виталика пахнуло гнилостным смрадом и сыростью. Виталик побледнел.

— Ну так как? Доведем начатое дело до конца?

Виталик с испугом утвердительно кивнул.

— То-то же, мальчик мой.

* * *

«Скорая» приехала через пятнадцать минут. Врач осмотрел Андрея. Покачал головой, но ничего говорить не стал. Подошел к машине, что-то сказал сидящей в ней медсестре. Та пожала плечами. Врач повернулся к Игорю.

— Вы должны мне помочь. Его, — кивнул в сторону Андрея, — нужно аккуратно переложить на твердые носилки. Быстрее, времени очень мало.

Затем повернулся к Анне.

— Жгут вы накладывали?

Анна кивнула.

— Сколько тогда было времени?

Анна растерялась. Посмотрела на Игоря.

— Во сколько я тебе позвонила?

— По-моему, без пятнадцати семь. Точно не помню.

— Без пятнадцати семь, — сказала она врачу.

Тот что-то записал на клочке бумаги и вставил его за чулок.

Когда перекладывали Андрея, выяснилось, что у него еще и травма черепа в затылочной части. Анна зарыдала.

— Ох, парень, парень, — сокрушенно сказал врач, когда Андрей уже был в машине.

Закрыв дверь, он по очереди осмотрел Дмитрия Васильевича и Володю.

— Этим повезло. Хоть не мучались.

В это время показался патруль ГАИ.

— Анечка, ты, наверное, оставайся, а я поеду с Андреем.

— Я не хочу оставаться. Я тоже поеду.

Игорь обнял ее, начал гладить по спине.

— Анечка, ему сейчас не нужна твоя помощь.

— Ему всегда нужна моя помощь!

— Так вы едите? Время! — крикнул из машины врач.

— Куда вы его повезете? — Анна постаралась взять себя в руки.

— В центральную клиническую больницу. Там сосудистое отделение.

Игорь поцеловал Анну в лоб и пошел к «скорой».

— Я скоро буду, — вдогонку прокричала она.

* * *

Патрульный деликатно выждал, пока отъедет «скорая», и подошел к Анне. Девушка растерянно стояла между трупами двух других мужчин и отрешенно смотрела вслед уезжающей скорой.

— Вы бы сапоги надели, — ласково предложил он.

Анна послушно побрела за сапогами. Босые замерзшие ноги горели и никак не хотели втискиваться в обувь. Кое-как справившись, она подошла к своей машине, открыла заднюю дверь и упала на сидение.

— Вы можете говорить?

Анна кивнула.

— Садитесь со мной рядом, я закрою дверь, мне холодно, — тихо сказала она.

Патрульный присел и захлопнул дверь.

— Какая тишина. Вам не кажется странным, какая вокруг тишина? За все время, что я здесь, не проехало ни одной машины. Как специально, — Анна с испугом посмотрела на патрульного.

— Одна, судя по всему, проехала. Расскажите, что произошло.

Анна закрыла глаза и очень кратко описала события последнего часа. Патрульный внимательно слушал, что-то записывал. Задавал бесконечные вопросы. Анна машинально отвечала. В конце он спросил:

— То есть, если я правильно понял, вы заметили номер машины?

— Да.

— И запомнили его?

— Я его знала.

— Откуда?

— Потому что я знаю человека, который это сделал.

— Правда? Вы не ошибаетесь?

— Нет, — и она выдала всю информацию, которую знала про Виталика.

У Анны зазвонил мобильник.

— Анна, ну что за шутки! Я уже десять минут как в аэропорту, — отец был обеспокоен.

— Сейчас буду, папа, — чужим голосом ответила дочь.

— Что произошло? — у Александра Станиславовича упало сердце.

— Я сейчас буду. Жди.

— Я бы не советовал вам сейчас садиться за руль, — милиционер с сомнением посмотрел на девушку.

— Я справлюсь. Все будет в порядке. Тут ехать всего ничего. У меня отец только что прилетел. Я поеду назад с ним.

— Давайте все-таки я вас отвезу сам. Если хотите на вашей машине.

— Хорошо. Как скажете. Ключи в машине.

Когда они отъезжали, прибыла машина за трупами.

* * *

«Мерседес» плавно остановился у входа в аэропорт. Александр Станиславович с группой мужчин стоял поодаль. Увидев машину дочери, он с облегчением вздохнул.

“Не разбились, слава Богу”.

Пошел навстречу. За рулем сидел человек в милицейской форме.

“А может, кого-нибудь сбили?”

Вышла Анна. Александр Станиславович, увидев дочь, испугался. Пока девушка шла ему навстречу, он все не мог поверить, что это она. Шуба нараспашку. Расстегнутые сапоги на босу ногу. И всё в крови. Анна подошла к нему, стала напротив. Отрешенно, не мигая, уставилась в одну точку. Нет, это была не его Анечка. Это было какое-то измученное, несчастное, состарившееся в один миг на десять лет существо.

— Здравствуй, папа, — теперь можно было расслабиться и переложить все дальнейшие действия на плечи отца. Анна тяжело вздохнула и отключилась.

* * *

Очнулась Анна в отцовской машине, от того, что кто-то интенсивно растирал ей ноги. Ее голову держал отец, бережно вытирая влажными салфетками кровь с лица.

— Анечка, девочка моя… — отец прижал ее к себе.

— Куда мы едем? — пересохшими губами спросила она.

— Куда надо?

— В ОЦКБ, там сейчас Андрей.

— Что случилось, доченька?

— Пить, — обессилено произнесла она.

— Воду передай, — обратился он к мужчине, сидящему на переднем сиденье.

Анна сделала несколько жадных глотков. Потом посмотрела на отца, как будто только что увидела, и заплакала.

— Папочка, он его все-таки убил, — закрыла лицо руками. Плечи затряслись.

— Кто кого, Анечка? — отец еле сдерживал себя, чтобы не впасть в истерику.

— Виталик Андрея.

— Боже мой, как же это? А Васильич? Володька? Куда они смотрели? Где они?

— Наверное, уже в морге, — тихо сказала Анна и закрыла глаза.

— Ужас! Я как чувствовал, в самолете места себе не находил. Что тут произошло? — Александр Станиславович был в шоке от услышанного.

— У меня кружится голова.

— Ничего, это пройдет. Такое пережить… — начал гладить дочь по волосам.

— Нет, папочка, это не от этого. Я беременна. Уже почти два месяца.

— О Господи.

— Я никому не говорила. Полина Викторовна только знает. Хотела сюрприз вам преподнести. Сегодня. Тебе и Андрюше. Преподнесла. Если бы я не остановила машину, когда мне стало плохо, ничего бы не случилось. Это я во всем виновата.

— Не говори так, родная моя. Ты не при чем. Все будет хорошо. Мы спасем Андрея. Вот увидишь.

— Нет, папа, нет, — Анна вытерла слезы. И пока они ехали, больше не вымолвила ни слова.

* * *

Перед входом в больницу на крыльце курил Игорь. Анна со страхом подняла на него глаза.

— Идет операция, — не дожидаясь вопроса, сказал он.

— Папа. Это — Игорь. Я тебе о нем рассказывала.

— Здравствуйте, Игорь. Вы постойте тут, пожалуйста, с Анечкой, а я зайду узнаю.

Александр Станиславович в сопровождении двух мужчин зашел в клинику.

— Как он, Гарик? В себя не приходил?

Игорь не ответил, только отрицательно покачал головой.

— Думаешь, он выживет?

Игорь посмотрел на Анну, как будто видел впервые. Что ей ответить? То, что он думает на самом деле? Или то, что она хочет услышать?

— Конечно, выживет. Ты что, Анечка! Андрон, он знаешь какой сильный!

— Да, наверное, ты прав, — Анне стало немного легче от такой убедительной интонации. Вдруг опять изменилась в лице. — Гарик, ты помнишь то его стихотворение, когда мы были на природе?

— Помню. Хочешь сказать, что он что-то предчувствовал?

— Ему все время снился один очень странный сон, — Анна удивилась, что вспомнила об этом. — Правда, в нем ничего не указывает на сегодняшние события, и все же Андрей его боялся. Знаешь, если он умрет, я не смогу без него жить, — и так она серьезно это сказала, что Игорь даже испугался.

* * *

Ия стояла рядом с операционным столом. Она ненавидела это помещение за его белизну и стерильность. Эти бестеневые слепящие лампы, свисающие громадой откуда-то сверху. По сути, это первое и единственное, что видит человек, которого ввозят в операционный зал. Но Андрей не видел даже этих ламп. Он был в бессознательном состоянии.

К Андрею было вызвано две бригады хирургов. Шла подготовка к двум операциям одновременно. Нейрохирурги последний раз рассматривали снимки черепа. В мозгу был осколок. Ангиохирурги ждали, когда завершится подготовка к переливанию крови. Им предстояло восстановить все задетые и поврежденные сосуды на ноге.

После того, как заработали датчики, показывающие на мониторе электрокардиограмму, стали подключать наркозный аппарат. Анестезиолог сделал несколько инъекций. Ия отвернулась, чтобы не видеть, как Андрею в трохею ввели интубационную трубку. Заработала “гармошка”, началась искусственная вентиляция легких. Хирурги приступили к работе.

Ия пыталась понять, где сейчас Андрей. Тщетно. Тот, другой, ее опередил. Он уже успел его увлечь далеко-далеко. Успел спрятать в своих «фата-морганах». Ия отступила от операционного стола к стене. Главное, чтобы он выполнил свое обещание, очень важно, чтобы Андрей сам захотел вернуться. Она ничего не сможет сделать без него. Только бы не забыл. Только бы он ее позвал. За ребенка можно не волноваться. Пока Андрей в таком состоянии, ему ничего не угрожает. Вот и все. Все, что нужно, уже свершилось. Здесь ей больше делать нечего. Невидимая ни для кого, она растворилась прозрачным облачком.

* * *

Александр Станиславович быстро вернулся. Переговорить с кем-нибудь из компетентных медработников ему не удалось. Все были заняты Андреем. Он лишь узнал, что проводятся две операции одновременно. Договорившись, чтобы Андрея поместили после операции в палату «люкс» и оставив в больнице своего человека, он, мрачный, с посеревшим лицом вышел на улицу. После бесконечного лондонского мягкого тумана родной порывистый ветер обдал его морозной стужей.

— Поехали домой, Анечка. Тебе нужно привести себя в порядок и отдохнуть, — он обнял дочь за плечи и повел к машине.

— Я останусь здесь, — Анна сбросила руки отца.

— Аня, послушай, операция может идти не один час, а ты устала. Мы приедем, как только все закончится. Нам позвонят.

— Александр Станиславович, вы подбросите меня в центр? — спросил Игорь.

— Конечно, иди в машину.

— Гарик, я даже не поблагодарила тебя. Прости.

— Ну, что ты, Анечка. Пустое.

— Сколько я тебе должна?

— Нисколько. Андрей мой друг.

Анна понимающе кивнула и побрела к машине.

* * *

Операция длилась более четырех часов. Когда позвонили, Анна, убитая горем, вдоволь наревевшись, забылась тревожным сном на диване в кабинете отца. Александр Станиславович подошел, чтобы разбудить. Глянул на дочь — сердце сжалось.

“Нет, пусть спит. Я сам. Как же сам, а Полина?”

Гримаса ужаса и боли исказила лицо.

“Как я смогу ей это сказать? А кто скажет? Нужно ехать”.

* * *

Виталик позвонил отцу и сказал, что у него поднялась температура, поэтому на работу он не выйдет, отлежится. Отец спросил, где он. Виталик сказал, что в загородном доме. Отец хотел отругать его за то, что тот шляется по ночам черт знает где, вот и простыл, но не стал. И уже через полчаса забыл и думать о сыне: рабочий день был в разгаре. Но еще через час думать пришлось все равно. К нему приехали из органов и стали спрашивать: где был его сын сегодня рано утром, какая у него машина? Известна ли ему такая-то девушка? И многое другое. Отец поинтересовался, в чем, собственно, дело? Ему объяснили. Вадиму Николаевичу стало плохо.

* * *

Тупо уставившись в телевизор, Виталик курил одну сигарету за другой. Борис сидел рядом и колол грецкие орехи.

— Хочешь? — предложил он Виталику.

— Отстань.

Виталик прокручивал в голове события сегодняшнего утра. И чем четче он все вспоминал, тем страшней ему становилось?

“Откуда Борис мог знать, что машина Анны остановится? А ведь он не просто знал. Они поджидали их возле моста. И даже когда «Мерседес» проехал мимо, они все еще чего-то выжидали”.

Потом Борис так хитро потер ладони и, повернувшись к Виталику, рявкнул: “Жми!“ Виталик вспомнил, что в тот момент у него даже не возникло ни единого вопроса. Он просто рванул, как сумасшедший. Когда впереди замаячила стоящая на обочине машина, Борис, смеясь, спросил: “Что делать, понял?” Именно в эту самую секунду Андрей вышел на середину дороги. Виталик радостно прокричал что-то нечленораздельное и кивнул головой.

“Откуда Борис знал, что это произойдет?”

Закурив очередную сигарету, он покосился на Бориса. Тот как ни в чем не бывало поглощал очередную порцию орехов. В этот момент к дому подъехал милицейский бобик.

— О, быстро тебя вычислили, — засмеялся Борис.

У Виталика все похолодело внутри. Он с испугом посмотрел на подельника.

— Ты всю ночь был в казино, — спокойно сказал он.

— Они же проверят, — Виталик вдруг захотел выйти им навстречу и все рассказать.

— Не делай глупостей, мальчик, — зло сказал Борис. — Ты был в казино и просадил там большую сумму бабок. Так что тебя запомнили все: от гардеробщика до крупье. Усек?

Виталик не ответил, молча пошел открывать дверь.

После предоставления документов и ряда протокольных вопросов пошли осматривать машину. После таких ударов на ней обязательно должны были остаться вмятины или царапины. Дрожащей рукой Виталик открыл гараж. Машина, на удивление, была целехонька, без каких-либо следов, даже пыли не было. Удивившись, но все же немного успокоившись, Виталик решил воспользоваться советом Бориса и сказал, что всю ночь был в казино, что могут засвидетельствовать множество людей. Домой приехал час назад, так что ни в каком наезде не участвовал.

Все его ответы тщательно записали и сказали, что проверят. Уже уходя, ему сказали, что его машина и он сам были опознаны некоей девушкой, назвав имя, фамилию.

— А ты скажи им, что у тебя с ней была любовь и ты ее бросил, вот она тебе и мстит, — громко вставил Борис.

Виталик дико уставился на Бориса. Но было похоже, что его никто, кроме Виталика, не слышал. Виталик так и поступил. «Гости», записав и это, удалились.

— Ну, теперь веришь, что я твой друг? — Борис опять взялся за орешки.

— Ты не друг, — Виталик повернулся, чтобы задать Борису вопрос, глядя в глаза. И увидел, что Бориса нет, как и не было. Даже скорлупа, валявшаяся на столе и под столом, исчезла.

— Ты не друг, — повторил Виталик. — Но кто ты?

Он в страхе прошелся по всем комнатам огромного дома, заглядывая в шкафы и под кровать, в кладовку, даже спустился в подвал. Нигде не было намека на чье-либо присутствие. Виталик взял пива и опять сел перед телевизором в твердой уверенности, что сошел с ума. А через какое-то время он уже и сам не верил, что сегодняшняя трагедия — не плод его больного воображения. Напившись пива, он свернулся калачиком и заснул.

* * *

После операции Андрея, как это делают обычно, не стали отключать от аппарата искусственного дыхания: у него не восстановилась деятельность легких. Его ввезли в палату. Зачем ему этот «люкс»? О том, что он еще жив, свидетельствовали лишь показатели на мониторе, который был на медицинском посту.

* * *

Александр Станиславович и Полина Викторовна сидели в кабинете завотделения. Александр Леонидович внимательно посмотрел на бледных людей. Они, в свою очередь, не сводили с него испуганного, но все же не лишенного надежды взгляда. Александр Леонидович отвел глаза. Лучше б он сделал еще три операции подряд, чем объяснялся с родными. Каждый раз одно и то же. Как тяжело ему это дается.

— Вы родители? — нарушил он затянувшееся молчание.

— Полина Викторовна — мать, меня зовут Александр Станиславович, я тесть, — за двоих ответил Анин отец.

— Как зовут вашего сына?

— Андрей, — опять ответил Александр Станиславович.

— Ну, что я могу сказать…Операции прошли удовлетворительно, но не без осложнений, если учесть то состояние, в котором к нам поступил Андрей. Впрочем, он молодой, сердце у него, к счастью, крепкое.

— Он поправится? — тихо спросил Александр Станиславович.

— Сердце-то у него крепкое, но травмы очень серьезные, — как будто не слыша вопроса, ответил врач. — Особенно травма головы, да и потеря крови значительная. Показатели по крови пока никак не нормализуются, будем готовить повторное переливание. У него очень тяжелое, но пока стабильное состояние. Если через три дня не наступит кризис, то есть надежда.

— А если наступит? — c замиранием сердца спросила мать.

— Тогда возможен летальный исход, — кратко сказал Александр Леонидович.

— Каковы его шансы сейчас? — Александр Станиславович посмотрел в глаза врача.

Тот, не отводя своих, ответил:

— Пятьдесят на пятьдесят.

— Его можно увидеть? — вытирая глаза платком, спросила Полина Викторовна.

— Увидите.

— Он что-нибудь чувствует сейчас? — Александр Станиславович, задавая вопрос, думал, что будет рассказывать дочери.

— Нет. Он в коматозном состоянии.

— Если кризис не наступит, когда он придет в себя?

— Неизвестно.

Полина Викторовна, с трудом сдерживающая эмоции, после услышанного зарыдала, закрыв лицо руками.

— Полинушка, подожди меня в коридоре, я сейчас, — обратился Александр Станиславович к женщине.

Та поднялась. Сгорбленная, согнутая в один миг тяжестью обрушившегося на нее горя, шатаясь, вышла из кабинета.

— Скажите, может, его переправить за границу? — оставшись наедине, спросил Александр Станиславович.

— В таком состоянии? Нет, исключено, — ответил Александр Леонидович. — А нам вы не доверяете?

— Простите меня, я в таком отчаянии… Я очень прошу вас, спасите его. Любыми средствами. Все, что понадобится, требуйте. Лекарства, может быть какое-то оборудование…Только, ради всего святого, вытащите его.

Говоря это, он протянул свою визитку.

— Звоните в любое время дня и ночи.

Александр Леонидович взял карточку.

— И еще одна просьба. Скорее всего, моя дочь будет здесь очень часто. Позаботьтесь о том, чтобы она ни от кого не услышала той информации, что вы сказали нам.

— Понимаю, — доктор кивнул. — На этот счет не переживайте.

— Она ждет ребенка. Пусть думает, что все будет хорошо.

— Вы правы, пусть думает.

* * *

Анна проснулась в четыре дня. За окном были сумерки, хлопьями шел снег. Ни отца, ни Полины Викторовны не было. Анна встала и включила свет. В комнату заглянула домработница и поинтересовалась, не хочет ли Анна перекусить. Та махнула рукой. Домработница понимающе кивнула, потом как-то странно посмотрела на девушку и, прикрыв рот рукой, скрылась за дверью. Анна опять уселась на диван, на котором спала и замерла в неподвижной позе. “Если бы он умер, я бы уже знала, — быстро подумала она. — Значит, еще жив”. Больше не интересовало ничего.

В пять вернулся отец. Анна выбежала ему навстречу.

— Где ты был?

— В больнице.

— Почему без меня?

— Ты спала, Анечка. Не сердись.

— Как он, папа? — девушка всматривалась в лицо отца, пытаясь заметить его выражение.

— Состояние тяжелое, но стабильное. Он поправится.

Анна, плача, бросилась к нему. Александр Станиславович обнял дочь, стал гладить по волосам.

— Не волнуйся. Все будет хорошо. Как ты себя чувствуешь?

— Да нормально. При чем тут я? Ты что, не понимаешь, я без Андрея не смогу.

— Анечка, ты думай о том, что у тебя будет ребенок. Мой внук. Тебе нельзя нервничать, — Александр Станиславович был расстроен не меньше дочери. А что он мог? Если ничего не поможет, за какие деньги он купит другого Андрея? Ему стало страшно.

— Успокойся, милая. А то что я скажу зятю, когда он поправится? Ему нужны здоровая жена и здоровый ребенок. Все устроится. Ты ела что-нибудь?

— Нет, я не хочу.

— Маленькая ты моя. Нельзя так. Ну, хоть немножко. Ладно?

— Ладно, папочка.

— Ну и умница. Я сейчас в ванную, потом поужинаем.

Белый кафель резанул по глазам. Александр Станиславович посмотрел на себя в зеркало. Как бы он сейчас зарыдал, завыл, заорал!

“Господи, почему это произошло в моей семье, с моей дочерью? Не дай бог, что с Анной случится, если Андрей не выживет. Что тогда?”

Он открыл воду, набрал в ладони, плеснул себе в лицо. Снял пиджак, бросил на пол. Нервно стал стаскивать галстук.

“Бедная девочка”.

Зажмурил глаза: “Как же я сразу-то не понял. Анечка… Силы небесные, она же поседела вся с того времени, что я ее видел последний раз. За что? Почему все на ее долю?”

— Папа, — Анна постучала в ванную.

Александр Станиславович вздрогнул. Закрыл воду, посмотрел еще раз на свое отражение. Надо собраться. Промокнул лицо полотенцем и вышел.

— Что случилось, Анечка?

— К нам пришли из милиции. Двое мужчин. Охрана спрашивает, можно ли пропустить?

— Из милиции? А кто их звал?

Анна пожала плечами.

— Ладно, скажи, пусть пройдут.

* * *

— Видите ли, в чем дело, — отпивая маленькими глоточками дымящийся кофе, сказал один из мужчин, который представился Леонидом Владимировичем, — ваши показания, Анна Александровна, не подтверждаются.

— В смысле? — не поняла Анна.

— Человек, которого вы опознали как совершившего наезд, имеет твердое алиби.

— Но я не могла ошибиться. Я клянусь. Это был он, на своей машине. Папа, да что же это такое? — Анна с возмущением посмотрела на отца.

— Леонид Владимирович, имейте в виду. Если я узнаю, что отец Виталика, чтобы замять это дело, дал вам деньги, а я это узнаю, будьте уверены, у вас, мягко говоря, будут неприятности.

— Если бы мы это дело хотели замять, — с обидой в голосе сказал тот, — поверьте, я бы к вам не пришел. Совершено преступление, в результате которого погибло два человека и один в тяжелом состоянии. Это вам не пьяные разборки с мордобоем. Так что не надо спешить с выводами.

— Но это невозможно! Этого не может быть. Это был Виталик! Это он! — Анну начало трясти.

— Но это факт. Знаете, что сказал этот Виталик?

— Что он может сказать? — с вызовом спросила Анна.

— Сказал, что вы какое-то время с ним встречались. Сказал, что любили его очень, а он вас бросил. Вот вы ему и мстите.

— Что? — девушка задохнулась от возмущения.

— Это абсурд, — сказал Александр Станиславович. — Все было как раз наоборот. Я даже скажу больше. Они действительно были вместе. Но Анна от него ушла. И именно Виталик угрожал моей дочери. В результате я был вынужден принять меры безопасности. Те двое погибших были охранниками. А еще я имел удовольствие общаться с его отцом. Я просил его поговорить с сыном, чтобы он оставил мою дочь в покое. Так было на самом деле.

— По большому счету это не имеет значения. Мы не сдвинулись за день с мертвой точки. Вот что важно. На Виталика вашего у нас ничего нет. Ни единой зацепки. Может, у вас есть еще какие версии? — обратился он к девушке.

— Это был он. Я не слепая и не сумасшедшая.

— Если это ваш окончательный ответ, то дело, судя по всему, — глухарь, — сухо сказал Леонид Владимирович.

— То есть, вы что, прекратите поиск? — изумился Александр Станиславович.

— Да нет. Работа будет проводиться. А вот каков будет результат, я не знаю.

* * *

После ухода милиции Анна была как в тумане.

— Я не понимаю, что происходит. Папа, ты мне хоть веришь? — Анна испуганно посмотрела на отца.

— Верю, дочка. Иначе зачем бы Виталик лгал. Я узнаю правду. Не переживай. Идем ужинать.

— Я хочу к Андрею.

— Поедешь. Поешь и поедешь. Я сам тебя отвезу.

* * *

Андрею было спокойно и легко, как никогда в жизни. Его охватили необыкновенная нега и блаженство. Он не понимал, где он. Но его это не пугало. Он попытался вспомнить, что было до того, как он попал сюда. Но воспоминания были смутными, непонятными. “Если не вспоминается, значит, ничего хорошего не было ”. Андрея окутывал плотный зеленый туман. Он провел рукой, туман в испуге расступился, медленно меняя цвет на голубой. Он присел, решил пощупать, на чем стоит. Какой-то мох. А может, ковер? Интересно, откуда свет? Поднял голову вверх. Ничего, сплошной туман. Мягкий, убаюкивающий. Послышалась музыка. Кажется, играла флейта. А откуда он знает, что такое флейта? И что это за слово такое — «флейта». Стайка мошкары, заблудившись в тумане, неожиданно выпорхнула перед самым лицом Андрея. Он поднял руку и отвернулся от них. В тот же миг они рассыпались к ногам молодого человека мелким сверкающим бисером. Андрей улыбнулся. Надо посмотреть, что там дальше. Он уверенно шагнул. Ощущение было такое, что он в невесомости. Хотя откуда он может знать, как бывает в невесомости.

Послышался голос. Он доносился откуда-то сверху. Нежный, мелодичный. Но туман приглушал его, стоял на пути непреодолимой преградой. Андрей сделал еще шаг, оттолкнувшись сильнее. Туман обволок его и стал удерживать, как будто был не просто влажным воздухом, а какой-то сетью. Голос зазвучал громче, донеслись какие-то слова. Одно часто повторяющееся удивило его своим звучанием. “Андрей”. Что обозначает это слово: “Андрей”? Надо будет потом как-то разобраться. А пока его манила вдаль неизвестность. Там, за туманом, непременно должно быть что-то. Что-то такое, ради чего он здесь. «Он». А что такое есть он сам? Может, он просто часть тумана? Он решил осмотреть себя. Себя не было. То есть Андрей понимал, что имеет какую-то форму. Ведь он ощущал свое тело, или ему только показалось? Но ведь ему легко, ему хорошо. Тогда какая разница, кто он и как выглядит. Он, наверное, только что родился, как некая сущность. Лениво, легкой догадкой, пронеслась мысль: ну конечно, он ничего не понимает, потому что ему еще рано все знать. Значит, впереди его ждут новые познания, новые истины, неизвестные мудрости. Получается, здесь только самое начало, тот чистый исток, откуда идут все пути в вечность. Только так подумал, возникло множество дорог. Одни были широкими, другие узкими, одни прямыми, другие извилистыми, одни вели вверх, другие вниз. Они все переливались разными цветами, и каждая из них приглашала ступить только на нее. Андрей растерялся. Как же поступить, какую выбрать? Потом для себя решил обойти все дороги. А куда ему спешить? Времени у него много, а впереди ждала целая вселенная.

* * *

Анна потихоньку открыла дверь в палату. Андрей неподвижно лежал на кровати, укрытый по пояс простыней. На груди были прикреплены датчики, провода от которых уходили далеко за пределы палаты. В обеих руках системы. Прозрачные жидкости медленно, капля за каплей, вливались в тело Андрея, питая его плоть. Изо рта выходила трубка, идущая к большому и пугающему аппарату. За него дышала машина. На левой ноге был гипс. Все это да еще и синий холодный свет повергли Анну в ужас.

Вот он, её Андрюшенька. Её и не её. Совсем рядом и бесконечно далеко. Она подошла ближе, наклонилась над его телом, стала вглядываться в такие знакомые и такие чужие черты. Лицо было опухшим, в кровоподтеках. Трубка не позволяла губам сомкнуться, отчего были видны зубы. Нескольких зубов не хватало, другие были расколоты. Анна отшатнулась, медленно осела на пол, осталась стоять на коленях и, уткнувшись лицом в рядом лежащую желтую руку, тихо заплакала.

— Я буду ждать, когда ты вернешься. Я буду ждать столько, сколько понадобится. Я буду у тебя каждый день, Андрюшенька.

— Он не слышит, — прервала ее бесцеремонно вошедшая молоденькая медсестра.

— Много вы знаете! — Анна зло посмотрела на нее. — И вообще, стучаться надо.

— Как это стучаться? Я пришла проверить капельницу. Это больница. И это лежачий больной. К тому же он в коме, — медсестра, не ожидая такого напора, оторопела. — Мне что, прикажете ждать, пока он скажет: “Войдите”?

— Еще одно слово, — и лежачей больной будете вы. Я не желаю, чтобы за моим мужем присматривала бездушная и беспардонная медсестра, — Анна поднялась и направилась навстречу медсестре. — Уходите отсюда!

— Ой, да больно надо живой труп подмывать. Все равно с него толку никакого не будет, — видимо, медсестра получила удовольствие от того, что высказалась вслух.

— Вон!

В палату вошли Александр Леонидович и Анин отец. Медсестра с испугом взглянула на завотделением и выбежала в открытую дверь.

— Что здесь происходит?

— Она сказала, что он безнадежный, — Анна посмотрела на доктора.

— Понятно.

Александр Леонидович сам подошел к Андрею и сменил капельницу, которую на столе оставила медсестра. Потом повернулся к Анне и ее отцу.

— Присаживайтесь, пожалуйста, — рукой указал на уютный диван, стоящий в глубине палаты в окружении двух искусственных пальм.

— Понимаете, с тех пор, как обучение в медицинском стало платным, там учатся не те, кто мечтает лечить людей, а те, кто может оплатить обучение. Вот и имеем пополнение, которое не умеет сочувствовать, жалеть. Да что там, у меня есть пара выпускников, один травматолог, другой хирург. Так представляете, историю болезни составить не могут, в одном слове по четыре грамматические ошибки допускают. А травматолог на днях пришел и спрашивает меня, как называются мышцы на руках. Вот вам и медики — новое поколение. Пока из них что-то получится…

— То есть замены той девушке нет? — спросил Александр Станиславович.

— Если хотите, есть две отменные медсестры. Что называется, от бога. Но они уже на пенсии.

— Пригласите их, пожалуйста, я оплачу им работу, — попросил Анин отец.

— Хорошо, завтра они будут. А сегодня я дежурный, так что все будет в порядке. Может, по кофейку?

— Александр Леонидович, Андрей безнадежен? — Анна едва слышала долгое объяснение доктора о сложностях современной медицины.

— Я бы так не говорил. Он в тяжелом состоянии, это так. Но мы только в начале пути, и мы сделаем все, чтобы наступило улучшение.

Говоря это, доктор смотрел не на Анну, а на Андрея.

— Спасибо за надежду, — Анна попыталась улыбнуться. — Скажите, он может слышать?

— Не могу сказать. Вполне возможно, что и да. Мы не знаем, что происходит в подсознании человека в таком состоянии. Это еще до конца не изучено. Очень может быть, что он слышит и понимает, что происходит вокруг.

— Как при летаргическом сне?

— Возможно, только, наверное, здесь сложнее.

— А что должно произойти, чтобы он пришел в себя? — Анна затаила дыхание в ожидании ответа.

— Трудно сказать, — Александр Леонидович пожал плечами. — Обычно это происходит внезапно.

— Значит, чудо, — тихо сказала Анна и поднялась с дивана. Подошла к Андрею. — Я добуду тебе чудо, слышишь? У тебя будет чудо, чего бы мне это ни стоило.

* * *

Анна не появлялась в салоне уже два дня. Все это время она дежурила у постели Андрея. Из палаты выходила только чтобы побродить по заснеженной улице и подышать свежим воздухом. Александр Станиславович, не на шутку напуганный поведением дочери, уже и не знал, как ее вернуть к привычному ритму жизни. Возвращаться на работу без Андрея она не хотела, говорила, что не сможет находиться там одна. Пришлось поставить там наемного руководителя. Только на вторые сутки после случившегося Анна заметила, что поседела. Но красить волосы отказалась, сказав, что сделает это, когда Андрей придет в себя. Александр Станиславович был убит горем еще больше, чем дочь. Он не мог смотреть, как она заживо себя хоронит. Хорошо, что хоть завтра ей в женскую консультацию. Анна собиралась ехать одна, но отец категорически запретил ей садится за руль.

Утром третьего дня Андрея отключили от аппарата искусственного дыхания. Анна была счастлива. После женской консультации она решила заскочить в редакцию — Зоя Васильевна уже много раз звонила ей на мобильник. А еще Анне нужно было поговорить с Игорем. Она кое-что придумала и хотела во что бы то ни стало это воплотить. За Андрея она не переживала. С ним была тетя Надя — милая, добрая и очень опытная медсестра. Отец, узнав, что Анна решила немного развеяться, очень обрадовался.

* * *

В редакции все жалели Анечку. Но больше разговоров было после ее ухода. Как она изменилась! Как повзрослела и как старит ее наметившаяся морщинка между бровями. Где та веселая, уверенная в себе красавица? Анна выглядела такой измученной и несчастной, что без слез на нее просто невозможно было смотреть. Катерина Семеновна тихонько всхлипывала в уголке, слушая о трагедии.

Когда Анна собралась уходить, Зоя Васильевна попросила ее зайти к ней в кабинет.

— Знаешь, Анечка, чтобы ты здесь работала, твой отец дал мне деньги на развитие газеты. Пятнадцать тысяч долларов. Я, помню, тогда обалдела от такой суммы и, грешным делом, все прикарманила. Хотя, впрочем, почему прикарманила, я же хозяйка.

Зоя взяла Анну за руку.

— Они почти все целы, я хочу тебе их отдать. Подожди, не перебивай, — остановила она девушку, которая собиралась что-то сказать. — Я знаю, сколько стоят сутки жизни для такого больного. Я лично писала об этом статью. Как раз про эту больницу.

— Не поверите, Зоя Васильевна, — мрачно сказала Анна. — Не в деньгах дело. Мне нужно нечто большее, чем деньги. Мне нужно чудо.

Девушка грустно улыбнулась и вышла из кабинета.

* * *

Игоря Анна нашла дома. У него был выходной. Анна приехала к нему.

— Гарик, мне нужна твоя помощь, — не раздеваясь, Анна прошла на кухню.

— Как Андрей?

— Лучше. Его утром отключили от «дыхательного» аппарата.

— Я рад, — Игорь сел напротив и улыбнулся. Кто бы мог подумать, сколько силы и терпения у этой девушки. Молодцом держится.

— У тебя жарко. Я сниму парик, ладно?

— Конечно, и дубленку можешь снять.

Анна послушно передала ее Игорю, а потом стащила с головы парик. Волосы уже отросли и опускались ниже шеи. Игорь вернулся из прихожей и замер.

— Аня…

— Да, я знаю. Странно смотрится? Ничего, у меня в салоне их за час перекрасят в любой цвет. Это сейчас неважно.

— Прости, я просто не ожидал, — Игорь смутился. — Ты рассказывай, о чем ты там хотела меня попросить? — Игорь вернулся на место.

— Я должна кое-что сделать. Боюсь, сама не справлюсь. Ты мне поможешь? — Анна была очень серьезна.

— Что я должен сделать?

— Потом узнаешь.

— Когда это нужно?

— Сейчас. Мне необходимо, чтобы ты со мной кое-кого навестил.

— Это важно?

— Более чем. Это для Андрея.

— Я сейчас оденусь.

Когда они сели в машину, Анна попросила вначале отвезти их на ее старую квартиру, где она жила с Андреем, пока отец не уехал. В сопровождении водителя она быстро поднялась и уже через пять минут они ехали в центр города. Было видно, что Анна волнуется. Глаза блестели, на щеках появился румянец. Указав водителю, где он должен остановиться, Аня достала телефон, набрала номер.

— Здравствуйте, Виталий Вадимович на месте? А я представитель предприятия, с которым хотели заключить договор о сотрудничестве. Нет, точнее не скажу. Девушка, просто ответьте, он в кабинете? Не заставляйте меня звонить ему на мобильный и говорить, что у него бездарный секретарь. Другое дело. Спасибо.

— Кто такой этот Виталий Вадимович? И почему ты солгала? — удивленно спросил Игорь.

— Да так, один знакомый, долго рассказывать. Выходи, — Анна не стала дожидаться, пока ей откроют дверь и с воинственным видом вышла из машины.

Игорь едва за ней поспевал.

— Ань, мы что, на пожар?

— Угу.

— Ты меня пугаешь.

— Не пугайся.

— Ты хотя бы скажи, что мне делать.

— Не знаю. Сам по ходу сообразишь, — отрезала Анна.

Они зашли в небольшой, но уютный офис. Пройдя несколько кабинетов, Анна остановилась напротив двери с надписью «Главный менеджер». Не переводя дыхания, отворила дверь и вошла в приемную. Игорь проследовал за ней. Не обращая внимания на секретаря, Анна направилась к кабинету менеджера.

— Девушка, что за наглость? Виталий Вадимович занят, — секретарь выбежала из-за стола.

— Да пошла ты! Он всегда занят, — и открыла дверь.

Игорь на какое-то мгновенье отстал. Из кабинета раздались выстрелы.

— Пресвятая богородица. Анька! — вбежал в комнату как раз в тот момент, когда Анна собиралась очередной раз нажать на курок. От неожиданности девушка вздрогнула, развернулась и выстрелила в Игоря, попав в плечо.

Потом опомнилась и снова повернулась к Виталику. Тот стоял белее стены, не шевелясь, тупо глядя на девушку. Игорь, превозмогая боль, схватил Анну в охапку и начал вытаскивать ее из кабинета. На шум и выстрелы сбежались все сотрудники офиса. Секретарь плакала. Увидев, что босс жив, она кинулась к нему со слезами на глазах.

— Виталий Вадимович, она меня не захотела слушать, я не виновата.

— Успокойтесь, Валечка. Все в порядке.

— Я сейчас вызову милицию.

— Не нужно милицию. Я же сказал, все в порядке. Идите все по местам.

— Анна! — Виталик подошел к девушке.

Анна извивалась в руках Игоря.

— Отпусти меня. Ты должен был мне помочь, а не мешать! Я его ненавижу! Он отнял у меня Андрея! Я его все равно убью!

— Эй, Виталий, как там тебя, что стоишь смотришь? Пистолет забери у нее! Пока она всех не перестреляла, — Игорь держал Анну одной рукой, вторая, была в крови.

Виталик медленно разжал руку девушки, взял пистолет и положил его на стол секретарю. У Анны продолжалась истерика. Игорь развернул ее и ударил по щеке.

— Анна, успокойся, наконец!

Анна, как-то сразу обмякла, уткнулась Игорю в окровавленное плечо и заплакала.

— Валюша, принеси валерьянку и воды, — сказал Виталик. Потом обратился к Анне:

— Анна, поверь, я не виновен.

— Лжешь! Я тебя видела! — девушка опять начала кричать.

— Я не при чем.

— Тогда кто? — спросил Игорь. Он наконец понял, к кому они приехали. Теперь его охватила волна гнева. Но боль в плече становилась все сильней. Он выпустил Анну и сел на стул. Анна осталась стоять спиной к Виталику.

— Это все Борис, — странным голосом произнес Виталик.

— Какой Борис? Откуда? — в одну секунду Анна стала прежней.

— Какой, не знаю. А вот откуда? — у Виталика задрожали губы. — Если не ошибаюсь, то из самой преисподней.

— Что за бред ты несешь? — зло спросила Анна. — Тебе мало того, что ты сделал? Думаешь, если нет никаких доказательств, то останешься чистеньким?

— Аня, ты не понимаешь, я сказал правду, — Виталик накапал валерьянки, принесенной секретарем, протянул девушке стакан, потом передумал и залпом выпил сам. — Я хочу, чтобы ты еще кое о чем знала. Твоему ребенку угрожает опасность.

— Откуда ты знаешь про ребенка? — Анне стало страшно.

В это время Игорь, истекая кровью, терпеливо ожидая, когда можно будет уйти, начал сползать со стула. У него случился обморок. Анна одновременно с Виталиком и секретарем бросились к нему.

— Аня, ему нужно к врачу, у него, между прочим, огнестрельное ранение.

Виталик с нежностью посмотрел на девушку. Как же он умудрился ее потерять?

— У тебя есть знакомый врач?

— Благодаря тебе у меня теперь в знакомых только врачи.

— Я клянусь, что не виноват, — Виталик не мог поверить, что смог так запросто причинить столько страданий любимому человеку. Нет, это какое-то наваждение. Он не мог этого сделать.

— Скажи своим мордоворотам, чтобы отнесли Игоря в мою машину.

Виталик быстро вышел и вернулся с двумя мужчинами. Они осторожно подняли Игоря. Тот уже пришел в себя и стонал. Анна молча пошла за ними следом. На выходе остановилась и сказала Виталику, который провожал ее:

— А с тобой мы еще поговорим. Скоро поговорим.

* * *

Анна сидела в кабинете отца и ждала, когда он закончит разговор по телефону. Положив трубку, он посмотрел на дочь долгим печальным взглядом.

— Ань, ты меня что, в могилу решила свести?

Анна молчала, потупив взор.

— А если бы ты их убила? И одного и второго? Что же это ты самосудом решила заняться?

— Папа, я в отчаянии. Я… я не соображала, что делала.

Помолчала.

— Что сказал Александр Леонидович про Игоря? Очень плохо?

— Нам повезло. Пуля навылет. Сухожилия не задеты. Недели через три поправится.

— Много заплатил?

Отец грустно улыбнулся.

— Папа, я схожу с ума.

— Перестань, Анечка. Возьми себя в руки. Все будет хорошо. Андрей пойдет на поправку. Дыхание у него стабилизировалось, кровь нормализовалась. Рано или поздно он выздоровеет. Главное — пережить сегодняшний, третий день, — Александр Станиславович подошел к дочери, сел рядом, обнял, закрыл глаза. Они вдвоем. Они справятся.

В кабинет заглянула секретарь.

— Александр Станиславович, там, на линии, опять Александр Леонидович. Срочно.

— Папа… — дрожащим голосом сказала Анна.

Отец резко поднялся, взял телефон.

— Да. Когда? Да вы что! Не может быть! Делайте, что считаете нужным.

Потом долго слушал пояснения, доносившиеся с другого конца провода.

— Я сейчас переключу на секретаря, продиктуйте ей все, что нужно, — положил трубку и остался стоять спиной к Анне.

— Что с Андреем? — тихо спросила Анна.

— Сорок минут назад у него была клиническая смерть, — отец медленно повернулся к дочери. — Его спасли, но ситуация еще сложнее, чем была до этого!

За эти три дня у Анны кончились слезы, или она уже просто свыклась с той ролью, которая выпала на ее долю.

— Он жив, а это главное, — сухо сказала она.

— Да, он жив. Но его жизнь сейчас зависит от аппаратов и приборов. Нам предстоят очень большие расходы, Анечка.

— Папочка, не дай ему умереть. Умоляю, папочка, — запричитала Анна.

— Ну что ты такое говоришь? Ты единственное, что у меня есть. Неужели ты думаешь, я буду считать деньги, если речь идет о твоем благополучии? Да что такое я без тебя, родная моя. Если понадобится, я отдам все, только чтобы ты была счастлива. Анька, Анька, маленькая дурочка. Никогда больше так не говори.

— Папа, продай мою машину, я ее ненавижу. Я теперь вообще ненавижу все машины.

— Хорошо, дочка, продам. Как скажешь.

Отец отвернулся к окну, промокнул пальцами уголки глаз. Все это было невыносимым.

* * *

Первая дорога, на которую ступил Андрей, вскорости вывела его из тумана. А, может, он просто сам по себе исчез. Андрей оглянулся. Он готов был поклясться, что место, в котором он очутился, было ни много ни мало, а самым настоящим небосводом. А дорога, приведшая его сюда, была тем самым загадочным Млечным Путем. Вот здорово! Можно изучить все звездное небо. Наверное, даже побывать на каждой звезде. Андрей обернулся. Куда хватало взора, было холодное мерцание. Как в замке Снежной королевы.

— Ну, здравствуй, Маугли. Вот и свиделись, — голос был отвратительным, писклявым и скрипучим одновременно.

Андрей замер. Где-то он это уже слышал. Он сосредоточился, закрыл глаза, или как бы закрыл. А когда открыл, вокруг были зеркала, не отражающие ничего. Андрей приблизился к одному из них. Почему нет отражения, ведь он отчетливо ощущает свое тело? Вдруг зеркала заиграли всеми цветами радуги, осветив пространство вспышками света. Андрей от неожиданности отшатнулся.

— Никак, страшно? — послышалось вновь.

— Кто ты? — крикнул Андрей.

— Я! — ответил голос.

— Я тебя не боюсь, — Андрей даже не волновался.

— Очень мне надо, чтобы ты меня боялся, — отвратительный смех.

— А что тебе надо?

— Посмотри сюда.

Как только сказал, в зеркалах появилось отражение какого-то «черного» с костяными руками.

— Лучше угадай, что у меня в руке, — заухал, зашелся не то кашлем, не то бесконечной икотой.

Андрей бесстрашно подошел к зеркалу, в котором отражалось существо. В левой руке у него было что-то зажато. Что-то живое, трепещущее.

— Узнал?

Андрей отрицательно покачал головой.

— Это твое сердце. А ты думал, мне что нужно?

— И что?

— И ничего. Прощай, Маугли, — стал с силой раздавливать живое, крепкое сердце.


Именно, в этот момент датчики зафиксировали клиническую смерть.

* * *

Анна сидела напротив Игоря. В палате было холодно, на оконных стеклах в уголках сверкал иней. Аня привезла два обогревателя, и сейчас их подключал мужчина, приехавший с ней. Ей очень тяжело было объясняться с Игорем. Но должна же она хоть что-то сказать в свое оправдание.

— Гарик, я не хотела.

Она не знала, что говорить. Губы дрожали. Не то от холода, не то от жалости к себе — ее преследует неудача за неудачей. Или от жалости к Игорю, что причинила ему боль.

— Да ладно, подруга.

А что он мог ответить? Что теперь не сможет какое-то время играть? Что у него через три дня запись на студии, которую он очень долго ждал?

— Ничего не ладно, — Аня была в отчаянии. Она до сих пор не могла поверить в то, что произошло. — Я виделась с твоим Данькой, он сказал, что я сорвала вам важное мероприятие.

— Малолетка, — тихо сказал Игорь.

— Гарик, позволь мне исправить ситуацию, когда ты поправишься, — девушка умоляюще посмотрела на Игоря.

— Что ты имеешь в виду?

— Я устрою вам другую запись.

Игорь улыбнулся.

— Ань, ну ты точно как «сам себе режиссер». И в кого ты такая упертая?

— Разрешаешь? — по интонации Анна уже знала, что Игорь не сердится.

— Ну вы с Андреем точно два сапога пара. Тот тоже как упрется…

При упоминании об Андрее Анна вновь стала печальной. Она поднялась со стула, на котором, сидела, подошла к электрокамину и, присев, протянула к нему руки.

— Анечка, ты чего? — Игорь подошел к ней и присел рядом.

— Вчера у Андрюши была клиническая смерть, — Анна резко повернула к нему голову. — Гарик, я боюсь. Мне страшно даже думать о том, что вчера его уже могло не быть, — закапали слезы.

— Вот и не думай, — Игорь поднялся, увлекая за собой Анну. — Я же тебе сказал, что Андрон сильный, он выкарабкается. Забыла?

— Помню. Но факт остается фактом.

— Анька! Прекрати сейчас же реветь! — Игорь с силой встряхнул ее.

— Не знаю! — невпопад ответила девушка, но тут же успокоилась. Удивительно, но доводы Игоря ее всегда приводили в чувство.

Игорь вернулся на место, Анна осталась стоять у камина. Она стояла и думала, что за последние три месяца провела в больницах больше времени, чем за всю свою жизнь. Ее уже не пугали пустые коридоры, где гуляло долгое эхо, однотонные безликие панели, запах медикаментов и казенной пищи. Она свыклась со строгим персоналом и почти казарменным режимом. Как быстро это все перестало ее удивлять и шокировать! Порой ей казалось, что она никогда не расстанется с этим ужасающим образом жизни. Но как бы тяжело ни было ей сейчас, она не жалела ни об одном мгновенье, которое провела с Андреем. Ей просто нужно успокоиться и набраться терпения. Она сможет. Что ей эти невзгоды! Только бы Андрей пришел в себя.

— А знаешь, у меня будет ребенок, — Анна села на стул.

— Да ты что? Вот здорово! Андрон, наверное, был на седьмом небе, когда узнал? — Гарик был искренне рад.

— Я не успела ему сказать, — виновато заметила Аня.

Игорь промолчал. Он опасался, что у нее опять начнется истерика. Но на этот раз на лице Анны не отразилось ни единой эмоции.

— Послушай, Гарик, тогда у Витальки… Тебе не показалось, что он был не в себе?

— Ань, ну ты даешь! — удивился Игорь. — А как ему быть в себе, если ты в него стреляла?

— Я не об этом. Тут как раз все понятно, — Анна задумалась. Провела ладонью по лбу.

— Ты помнишь, что он говорил?

— Если честно, то не очень, мне было больно, — напомнил Игорь.

— Он все отрицал. Он сказал, что во всем виноват какой-то Борис. И еще какую-то ерунду сморозил. Главное, это прозвучало так убедительно… Я же его знаю.

— И какой из этого вывод?

— А вывод неутешительный. Получается, что я ошиблась? Но это невозможно! Гарик, я клянусь, что видела его. Это он был за рулем. Он был один в машине.

— А милиция?

— В том-то и дело. Ни единой зацепки и железное алиби.

— Может, ты и впрямь его с кем-то спутала? — робко предположил Игорь.

— Я уже думала об этом. И если бы не еще кое-что, то я, наверное, поверила бы в свою ошибку, — Анна посмотрела на Игоря глазами, полными страха.

— О чем ты?

— Перед тем, как ты потерял сознание, он сказал мне, что моему ребенку угрожает опасность. Но о моей беременности знает лишь несколько человек. И вряд ли они рассказывали об этом Виталику.

— Тогда получается…

— Вот именно. Ерунда. Выходит, что он в курсе событий. Но откуда он узнал? Что делать?

— Милиция отпадает?

— Уже отпала.

— Так пускай отец своими силами разберется, — предложил Игорь.

— Нет, — Анна уверено качнула головой. — Тут надо что-то другое.

— Ну так наймите кого-нибудь, пусть последят за этим Виталиком. Телефоны там на прослушку и все такое.

— Все правильно, Гарик. Только нужно, чтобы этим занялись профессионалы.

— Так в чем дело? — удивился Игорь. — У отца что, нет знакомых в органах?

— Не знаю. Может, и есть. Скорее всего, есть, — Анна задумалась. — Как бы тебе объяснить… Я хотела бы сделать это без отца.

— Аня, может, не надо самодеятельности?

Но, Анна его не слышала. Ее глаза горели беспокойным огнем, на щеках выступил румянец, как тогда, когда они шли к Виталику.

— Ну, что ты там уже задумала? Имей в виду, я в твоих затеях больше не участвую.

— Гарик, скажи, та девушка, которая Маша… У нее действительно отец работает там, где она сказала?

— Какая еще Маша? — с недоумением спросил Игорь.

— Ну, твоя девушка! Мы еще вместе несколько раз отдыхали.

— В упор не помню, — совершенно искренне ответил он. Или искусно притворился.

— Гарик! Я тебя сейчас убью! — Анна разозлилась. — Ты еще сказал про нее, что у тебя никогда не было романа с дочерью мента.

— А-а-а, — протянул Игорь. — Вспомнил, не убивай. Только я с ней давно не общаюсь. Она со странностями.

— Телефон или адрес у тебя есть? — с надеждой спросила девушка.

— Сто процентов должен быть. Только с чего ты решила, что ее отец возьмется за это?

— Я еще ничего не решила. Но попрошу ее поговорить с отцом. А потом направлю к нему своего, — Анна заявила это с такой уверенностью, как будто речь шла о кухарке. — Или нет, я сама с ним пообщаюсь.

— Да она тебя и не вспомнит.

— Я уверена, что вспомнит.

— Постой, — Игорь наморщил лоб, — ты же ей браслет подарила? Точно. Надо же, как все складывается.

— То-то и оно, Гарик, — Анна странно улыбнулась, — как-то так получается что в моей жизни последнее время случайностей нет.

* * *

Александр Станиславович сидел дома в большой уютной гостиной и рассматривал семейный альбом. Анна была в больнице у Андрея, и раньше десяти вечера ее можно было не ждать. В квартире, кроме Ларисы Ивановны, которая возилась с ужином, никого не было. Александр Станиславович соскучился по тишине и покою. Но, оставшись один, совершенно растерялся, не зная, чем заняться. Включил телевизор. Ничего интересного для себя не нашел. Выключил. Прошелся глазами по книгам. Нет. Браться за серьезное чтение не было сил, и он, глубоко вздохнув, отошел от книжных шкафов. Справившись у домработницы насчет трапезы и убедившись, что все будет готово не раньше чем через час, решил вернуться в гостиную. По пути заглянул в комнату детей. Она показалась неуютной, холодной, нежилой. Даже мороз по коже. Повернулся, чтобы уйти, заметил на столе альбом. Наверное, Аня приготовила показать Андрею, а может, уже показала. Александр Станиславович взял его в руки и направился в гостиную.

Сразу же на первых страницах были фотографии, привезенные с Черного моря. Какой это был год? Кажется, начало восьмидесятых. Перевернул фото — Лена всегда указывала даты. Восемьдесят четвертый. Анечке было четыре годика. Это ее первая поездка в Крым. Александр Станиславович вспомнил, с каким трудом выбил путевку в профсоюзе, да еще и в гостиницу «Ялта».

Взял другой снимок. На нем Анька ревет, что белуга. Маленькая, щупленькая, в каких-то непонятных трусах в горошек, где Ленка их только откапала, на тоненьких ножках, в огромной безвкусной панаме, которая вечно сползала на глаза. Помнится, Анька ни за что не хотела ее снимать. Улыбнулся. Вечером первого дня они отправились на прогулку по морю. Он был против. Они и так устали от впечатлений и нового климата, но Аня закатила такой рев, что родители сдались. Но не успел прогулочный катер выйти в открытое море, как ребенка укачало. Все полтора часа ее рвало. Ох, и намучались они тогда.

А вот Лена… Ни за что не хотела фотографироваться. После рождения дочки она долго не могла похудеть, поэтому категорически отказывалась позировать перед объективом. Ему приходилось это делать исподтишка. А потом она ругалась… Александр Станиславович задумался. Какая с ней смешная история тогда приключилась? Вспомнил. Ленка плавала чуть лучше топора, и он все время над ней подшучивал. Разозлившись на мужа, она сказала ему, что за пять дней обучится и доплывет до буйка. Нет! Заплывет за буек. Чтобы он не подсматривал, решила тренироваться в шесть утра, когда семья еще спала. Она возвращалась к завтраку. А он встречал ее словами: “Ну, как там Турция? Еще не доплыла?” Она обзывала его сволочью, но беззлобно. Потом они вместе смеялись, вместе будили Аньку и вместе шли завтракать.

Кажется, на пятый день Лена вернулась раньше обычного. Он заметил ее с балкона. Лена бежала. Влетев в номер, она быстро захлопнула за собой дверь, потом прислонилась к ней и тяжело задышала.

— Лен, за тобой что, волки гнались.

— Шурик! Хуже! — Лена никак не могла отдышаться.

— Акулы?

— Сам ты акула!

— Ленка, ну тебя в баню. Или рассказывай, или не морочь голову!

— Представляешь, я выхожу на пляж, людей почти никого. А море какое — парное молоко и полный штиль. Ну, думаю, сегодня я буду не я, если не доплыву до этого чертова буйка.

— Лена, ты бы присела, а то стоишь на проходе.

— Ага, — и опустилась на пол.

— У нас вообще-то стулья имеются.

— Шурик!

— Ладно, сиди, где хочешь. Я молчу.

— Так вот, — Лена перевела дыхание. — Где-то, на полпути к буйку…

— Ну, дорогая, ты делаешь успехи.

— Да что же ты такой вредный? Не буду рассказывать!

— Неужели? И вытерпишь?

— Гад! Ну, ты слушаешь?

Муж подошел и сел рядом на пол.

— Рассказывай, а то сейчас лопнешь.

— Где-то на полпути к буйку, — повторилась она, — я вдруг поняла, что у меня уже кончаются силы. И вот я думаю, что мне лучше сделать: вернуться или добить эту «высоту», чего бы мне это ни стоило?

— Ну, прямо Гуля Королева из «Четвертой высоты».

На этот раз жена просто строго посмотрела на него. Шурик пожал плечами. Мол, не виноват, само вырвалось.

— Решила доплыть. Шурик, я думала, что уже тону, когда ухватилась за буёк, — Лена сжала руки на груди. Глаза были полны ужаса.

— Доплыла? Молодчина! Где там наше шампанское?

— Да подожди ты со своим шампанским, — Лена махнула на него рукой. — Слушай, болтаюсь я над водой, как поплавок, и представляю, как тебе сообщают, что я утонула. И так мне стало себя жалко… Ну зачем я затеяла это. Если бы ты был на берегу! Но тебя нет. А из отдыхающих почти никого. Какая-то пожилая пара да три девушки, совсем юные. Я думала, что немного отдохну и силы восстановятся. Но ничего подобного не произошло. Вместо этого я почувствовала, что смертельно устала. И вдруг… — Лена сделала паузу и широко раскрыла глаза.

— Не томи, рассказывай.

— Со стороны моря кто-то подплыл и тоже уцепился за буек.

— Русалка, что ли?

— Сам ты русалка, — фыркнула Лена. — И таким вкрадчивым голосом говорит…

— А, понятно, значит, Ихтиандр, — Шурик начал хихикать.

— Сам ты Ихтиандр. Прекрати угадывать! Так вот, он и говорит: “Девушка, давайте поплывем на соседний пляж”. У меня от неожиданности даже сердце зашлось.

— Я не понял, ты что, его не видела? — муж уже смеялся в открытую.

— Сказано же тебе, он с моря подплыл, а буек большой, мне не было видно. Вообще не соображаешь.

— Ну-ну, и что там дальше?

— А дальше я думаю: дай-ка гляну, кто это.

— Тебе же буек большой попался, — Шурик, что называется, катался по полу.

— А я о чем? — не обращая внимания сокрушенно сказала Лена. — И тут я посмотрела вниз, в воду. Ты помнишь, какая была вода? — вызывающе спросила она.

— Помню, помню, как молоко.

— Какое еще молоко?

— Разумеется, парное, — смеясь, ответил он.

— Издеваешься? Прозрачная она была. Видно все до дна! — возмущенно крикнула Лена.

— Понял, дальше.

— Я смотрю в воду. А дядька этот без трусов. Представляешь?! И там все вот это!

— Что все? — Шурик прикинулся, что не понимает, о чем речь.

— Сашка! — Лена чуть не плакала. — Я испугалась, ты что, не понимаешь?

— Чего? Дядьки или того, что увидела?

— Бессовестный!

— Почему это я бессовестный? Ко мне, между прочим, тетки без трусов не подплывают, к сожалению.

— Значит, вот ты как?

— Да ладно. Я пошутил. И чем все кончилось?

— От страха я была через пятнадцать секунд на берегу. Вот.

— Ты бежала по воде?

— Летела над водой, — с обидой ответила она. — В себя пришла только на берегу. Думаю, что побила все рекорды по скоростному плаванию.

* * *

Вспомнив это, Александр Станиславович засмеялся вслух. Он потом Лену до конца отпуска звал не иначе как «неспетая песня Ихтиандра». Господи, как давно это было. Как же они были счастливы тогда. Закрыл глаза. Время вместе со счастьем незаметно просочилось сквозь пальцы.

Заглянула Лариса.

— Александр Станиславович, накрывать или подождете Анечку.

— Накрывай, я сейчас ей позвоню.

Дочь ответила сразу.

— Аня, ты скоро?

— Я задержусь, — тихо сказала она.

— Анечка…

— Я вызвала Дениса. Он бреет Андрюшу.

Немного помолчала.

— Ложись без меня. Я еще побуду.

Отец проглотил комок, застрявший в горле.

— Я дождусь тебя, девочка.

— Как хочешь, папа.

Александр Станиславович захлопнул альбом и поднялся с дивана.

* * *

Поговорив с отцом, Анна вернулась в палату. Денис уже закончил и укладывал принесенные с собой инструменты в пакет.

— Спасибо, Денис, — не глядя на мастера, сказала Аня.

— А когда в следующий раз приехать, Анна Александровна? — заботливо спросил Денис.

— Я позвоню. Иди.

Аня осталась одна. Вернее, одна с Андреем. Прошла уже неделя, и она почти привыкла и к его неподвижности, и к его безмолвию. Единственное, что ее продолжало пугать, была неестественная желтизна кожи. Издали казалось, что лежит не живой человек, а экспонат из музея мадам Тюссо. Анна старалась не смотреть, когда находилась на расстоянии. И только подойдя близко к кровати, она поднимала на Андрея глаза. Он стал почти неузнаваем. Худой, будто сделанный из воска, с неменяющимся выражением лица. Анна подолгу всматривалась в него, потом плакала.

Сегодня плакать не стала. Чтобы отвлечься, решила написать статью. Неиспользованного материала у нее накопилось много. Накануне, согласовав тему с Зоей, взялась за дело. Села за ноутбук с намерением поработать как можно дольше. Отцу решила не говорить, ей просто хотелось привести свои мысли в порядок. Почему-то показалось, что умственная работа этому поможет.

Текст пошел быстро. И уже минут через сорок Анна почувствовала себя живым, способным мыслить человеком. Написав несколько страниц, стала читать вслух, чтобы понять, как это будет звучать. Вроде, ничего. Повернула голову к Андрею.

— Андрюш, а как ты думаешь? Хорошо я написала? — спросила так, будто ожидала ответа.

— Молчишь? — как ни в чем не бывало вновь спросила она. — Интересно, а что бы ты сказал. Знаешь, я так соскучилась по твоему голосу. Никто никогда не говорил мне таких нежных слов, как ты. Никто не называл меня Нюточкой… Мне так не хватает твоей ласки, Андрюшенька.

Подошла к нему, прислонилась лицом к его щеке. Зашептала на ухо:

— Вернись, счастье мое. Мне так без тебя плохо… Нам плохо. Мне и нашему будущему ребенку.

Поднялась.

— Господи, ну какие страдания я должна еще перенести, чтобы Андрей выздоровел?! Я вытерплю, Отец, только верни его.

Дверь тихонько скрипнула, заглянула медсестра Надежда Тихоновна.

— Тетя Надя, здравствуйте, заходите, пожалуйста, — Анна отошла от Андрея.

Надежда Тихоновна первым делом подошла к девушке, обняла ее сзади за плечи и тихо сказала:

— Не убивайся так, милая. Не нужно.

Анна повернулась к ней и обняла старушку.

— Если бы у меня была хоть малейшая надежда! Я так боюсь, что случится непоправимое.

— А ты не бойся, дочка. Ты верь. Ты же любишь его?

— Больше жизни, — грустно сказала она.

— Ну, так это самое главное.

— Ах, тетя Надя, если бы все так было просто!

— Анечка, может, сходила бы к какой ясновидящей или бабке, погадала, — робко подсказала Надежда Тихоновна.

— Да не верю я им, — ответила Анна.

— Ну и, наверное, правильно. Не слушай меня, старую дуру.

* * *

Анна солгала. Она уже была готова пойти к черту на кулички, лишь бы получить хоть слабенькую надежду. Или услышать приговор… Но было страшно…

Для начала Анна решила все понять сама. Ей очень хотелось разобраться в том, что происходит. Её ни на минуту не оставляла мысль, что все не случайно. Она постоянно анализировала время, прожитое вместе с Андреем. И чем больше Анна осознавала весь трагизм ситуации, тем ей сильнее казалось, что многие недавние события были как бы предупреждением или даже предзнаменованием случившегося.

А еще она поняла, что Андрей это чувствовал. А может, даже знал. Этот его странный сон. Анна даже толком и не знала, о чем он. Андрей не рассказывал. Просто она видела, какой он после него подавленный и встревоженный. Она с беспокойством спрашивала: что с ним — он отшучивался.

А все его опасения: вдруг что случится, а он еще ничего не успел сделать в жизни. И потом этот пугающий разговор про то, что бы она делала, если бы вдруг все потеряла?

Анна грустно улыбнулась. Все для нее — это он. Разве могла она когда-нибудь подумать, что потеряет его. А вот, кажется, случилось…

Снова и снова вспоминалось то злосчастное утро. И вновь возникали вопросы.

Пустая дорога…

Виталик… Или не Виталик?

Она уже ни в чем не была уверена.

Одинокий пустой троллейбус… Нет, не пустой. Там была эта изуродованная девушка. Ия, кажется? Если бы не она, Анна ни за что бы не сообразила использовать чулки как жгут. Она бы их и не надела, если бы не Полина, которая упрашивала ее это сделать.

Что это? Совпадения?..

У Анны голова шла кругом. И сейчас, когда Надежда Тихоновна сказала о ясновидящей, она вдруг решила, что пора использовать и эту возможность.

Домой Аня вернулась далеко за полночь. Александр Станиславович молча ждал, когда она разуется.

— Как он, Анечка?

— Без изменений, папа.

— Хочешь поговорить? — он с тревогой смотрел на дочь. Она очень сдала за последние дни.

— Со мной все в порядке, папа. И не надо на меня так смотреть.

Раздевшись, Анна подошла к отцу и поцеловала его в щеку.

— Я завтра выйду на работу.

— Может, поужинаешь?

— Нет.

— Иди в гостиную, сейчас принесут чай.

Надкусанный бисквит так и лежал на маленьком блюдце. Чай уже остыл.

— Анечка, родная, возьми себя в руки, — обняв дочь, тихо говорил Александр Станиславович.

Последнюю неделю это стало для него ритуалом. Какой ужасный ритуал — утешать убитую горем дочь.

— Папа, — Анна посмотрела отцу в глаза. — Я не говорила об этом, но мне кажется, что происходят какие-то необъяснимые вещи. Ты не замечал?

— Нет. Хотя… Разве все, что происходит с нами, подлежит объяснению?

— Я не об этом, — Анна отстранилась от отца, взглянула настороженно и беспокойно. — Папа, я не знаю, что именно, но что-то не так. Какие-то непонятные совпадения, необъяснимые события. Мистика какая-то. Папа, ты меня слушаешь?

* * *

Конечно, он ее слушал.

“Боже, она на грани помешательства. Этого еще не хватало. Надо поговорить с врачами. Какой беспокойный взгляд, какой ужас в голосе. Бедный ребенок… Кстати, о ребенке”.

— Аня, ты себя загонишь.

— Папа, я не могу по-другому. Как я могу вести себя иначе, если у меня такое ощущение, будто вырвали сердце!

— Аня, ты решила оставить ребенка? — Александр Станиславович старался говорить как можно спокойнее.

— Конечно, а ты что предлагаешь мне… — Анна со злобой посмотрела на отца.

— Ты меня не поняла. Просто теперь ты должна думать не только о себе, но и о нем. А ты забываешь.

— Я помню.

— Тогда ешь.

— Не хочу.

— Тогда иди спать.

Анна послушно кивнула и, не говоря ни слова, вышла из комнаты.

Отец тяжело вздохнул. Что делать? Как помочь? Он не знал.

А вот Анна уже знала, что будет делать.

Прежде, чем созвониться с Машей, она решила завтра же разыскать Ию. В ее кабинете, в столе, лежала записная книжка. Надо только вспомнить, как звали ту клиентку Андрея, от которой пришла эта самая Ия.

В памяти всплыл незавершенный «сеанс». Ия определенно что-то знала. Она тогда так быстро ушла. Теперь Аня была уверена на все сто, что Ия — именно тот человек, который даст ответы на все мучающие ее вопросы. С этими мыслями и уснула.

* * *

От того, что она решилась кое-что предпринять, у Ани поднялось настроение, она даже немного успокоилась. И хотя утро было серым и пасмурным, ей казалось, что это один из лучших дней за последнее время.

Зима выдалась на редкость снежной. Вот опять ночью стихия вовсю прогулялась по городу, превратив его к утру в Лапландию. Хотя, почему в Лапландию? Наверное, потому, что там живет Санта Клаус. Или не там? Глядя в окно на заснеженный двор, Анна подумала, что привыкла разговаривать сама с собой. Так она говорила с Андреем. Задавала ему вопросы и сама же на них отвечала. Потом, осознавая это, плакала.

Перед тем как уснуть, она стала разговаривать с Богом. Не ожидала от себя такого. Просто он оказался последней инстанцией. А еще он не задавал глупых вопросов и всегда был свободен.

Так — не так? Правильно — не правильно? Она разговаривала с ним, как могла: то умоляла его, то кляла. То просила себе сил, то прощения. Но чаще это походило просто на исповедь. И каждый раз после обращения ей становилось легче. Как будто бы часть тяжелой ноши переложила на другие плечи. Немного успокоившись, она предавалась совершенно другим размышлениям.

Она думала о чуде, которое могло бы вернуть ей Андрея. Была совершенно уверена, что должно произойти именно чудо. Она понятия не имела, что это будет. Но не расстраивалась. Это же чудо. И откуда оно придет, ее не заботило. Да она и не знала. Хотя почему не знала? Сотворить чудо способен только Бог. Вот только как с ним договориться? Анна улыбнулась сама себе. Какая детская наивность! Это было последнее качество, которое осталось у нее от прежней Анны. За последнее время она изменилась до неузнаваемости и внешне, и внутренне. Она это чувствовала, хотя уже не помнила, как пришла к таким выводам. Слишком много бессонных ночей провела она в раздумьях. Анна потихоньку училась осваиваться в новых условиях жизни, но это вовсе не значило, что девушка собиралась с ними мириться.

Одно было плохо: поделиться этими мыслями было не с кем. Да и нельзя, а то отправят в психушку.

Пора ехать в салон.

Анна залпом выпила молоко. Ее слегка подташнивало. Но она уже научилась с этим справляться. Сегодня у нее напряженный день. Возможно, уже сегодня она многое выяснит. Пора.

И она вышла навстречу неутихающей метели.

* * *

В салоне Анну встретили гробовым молчанием. Она со всеми поздоровалась и, не останавливаясь, прошла в кабинет. Там за столом сидела Рита, в отсутствие Ани она выполняла ее обязанности.

— Ой, Анна Александровна, что же не предупредили… — Рита явно смутилась.

— Здравствуйте, Рита. Я ненадолго, работайте.

Рита быстро поднялась из-за стола, уступая место хозяйке. Анна прошла на свое место и тут же стала выдвигать ящики в поисках записной книжки. Телефон Светланы Петровны она отыскала без труда. Поколебавшись, набрала рабочий номер. К счастью, та была на месте, узнала Анну и первое, о чем спросила: “Это правда, что Андрей в реанимации?”

— Да, его сбила машина, — подтвердила Анна. Она готова была к таким вопросам, поэтому старалась держаться как можно спокойнее.

— Боже мой, какое несчастье, — запричитала Светлана Петровна.

Меньше всего Анне нужно было сочувствие малознакомого человека.

— Светлана Петровна, простите, что я вас побеспокоила, но мне нужна небольшая информация, и я надеюсь на содействие.

— Да, конечно. Сколько угодно, — с готовностью ответила та.

— Мне очень нужно разыскать одну нашу общую знакомую, — начала издалека Анна.

— Кого же?

— Как-то, если не ошибаюсь, в сентябре к нам в салон пришла одна клиентка. Она назвалась вашей приятельницей и сказала, что именно вы порекомендовали ей наш салон. Зовут ее Ия.

— Ия? Что-то не припомню… А фамилия?

— Фамилии я не знаю, — сказала Анна, — но, думаю, вы легко ее вспомните.

— Почему? — с недоумением спросила Светлана Петровна.

— Она попала в автокатастрофу, и у нее на лице очень заметный шрам, через всю щеку. Вспомнили?

— Нет.

— Как нет? — упавшим голосом спросила Анна. — Молодая женщина, лет тридцати, она еще хромала, что-то у нее с ногой было не так.

Светлана Петровна молчала.

— Не может быть, чтобы вы не помнили. Она же сказала, что вы знакомы.

— Извините, Анна, но у меня нет и никогда не было знакомой с такими приметами.

— Вы уверены?

— Абсолютно. Может, есть какая другая Светлана Петровна, не я, — предположила женщина.

— Может быть. Я об этом не подумала, — подавленно сказала Анна. — Простите за беспокойство.

Поиск в блокноте ничего не дал. Светлана Петровна там была только одна. Анна очень огорчилась. Рита, которая на время разговора выходила в зал, заглянула в кабинет.

— Я могу чем-то помощь? — тихонько спросила она.

— Не беспокойтесь, Рита. Я сейчас сделаю еще один звонок и уезжаю.

Рита скрылась за дверью.

Второй звонок — к Маше. Ее номер сегодня рано утром сообщил Игорь. Телефон был рабочим.

Как и предполагала Анна, Маша ее сразу узнала и с радостью согласилась встретиться. Только Анне нужно было приехать на радиостанцию. Сказав, что будет у нее через двадцать минут, Аня поднялась из-за стола и, провожаемая сочувствующими взглядами, вышла.

* * *

Маша повела ее в кафе, расположенное тут же на этаже. Туда, где она познакомилась с Игорем. Когда это было? Всего лишь полгода назад, а казалось, прошла целая вечность. Девушки взяли по кофе и сели за дальний столик. Анна все не могла придумать, с чего начать. Маша, видя, что Анна никак не соберется, решила сама завести разговор.

— Анечка, ну, рассказывай, какими судьбами? Как у тебя дела, как Андрюха? Вот уж не думала, что ты захочешь со мной пообщаться, — без остановки выпалила она. — А Игорь-то таким кретином оказался, и чего вы с ним так носитесь?

Анна еще больше растерялась. Решила начать с конца.

— Игорь в больнице с огнестрельным ранением. Это я… Случайно.

Сказала, а потом спохватилась. Что же это она такое болтает? Начнутся ненужные вопросы, придется выкручиваться.

Маша отреагировала несколько странно:

— Жаль, что не я его подстрелила.

— Машенька, чем он перед тобой так провинился? — не сдержалась Анна.

— Да ну его, бабник. Лучше расскажи о себе и об Андрее. Вы вторую операцию сделали?

— Да, и она прошла успешно.

Анна удивилась, с каким безразличием объявила о событии, которое каких-то две недели назад казалось ей пределом мечтаний.

— Да что ты! Ой, как здорово! Я так за вас рада. Вы такие счастливые!

— Ты так думаешь? — печально спросила Аня.

— Она еще и спрашивает! Да я тебе просто завидую!

— Не нужно мне завидовать.

— Я так, белой завистью. Сейчас почти не встретишь людей, которые относятся друг к другу с таким вниманием.

— Андрей в реанимации. Его жизнь висит на волоске. Не надо мне завидовать, — тихо, не глядя на Машу, сказала Анна.

— Как? Что случилось? — это известие повергло Машу в шок.

— Его сбила машина.

— Не может быть! Нашли, кто сбил?

— И да, и нет. Собственно, я у тебя по этому вопросу. Мне нужна твоя помощь.

— Моя помощь? — Маша от удивления широко раскрыла глаза. — Но каким образом я смогу тебе помочь?

— Маша, я поняла, что разговор, будет длинный, а ты, наверное, спешишь? — Анна застыла в ожидании ответа.

Маша отхлебнула из чашки остывший кофе. Анна сразу показалась ей не такой, какой она ее запомнила, но сейчас, внимательно всмотревшись, она поразилась тому, как изменилась ее случайная знакомая. Уставшая, измученная, с темными кругами под глазами. В парике. И совершенно другое выражение лица. Какое-то сосредоточенное, печальное. А еще испуганное. Конечно, как она сразу не поняла! Анна чем-то напугана.

— Знаешь, Аня, возможно, ты удивишься, но я с радостью постараюсь тебе помочь.

— Спасибо.

— Слушай, я вчера вернулась из командировки и имею право на отгул. Если подождешь меня минут десять, отпрошусь и буду готова слушать хоть до вечера, — Маша поднялась из-за стола. — Посиди здесь, я скоро.

Маша скрылась за дверью, а Анна осталась сидеть в ожидании. Сидела и думала, где же ей отыскать Ию? Анна была абсолютно уверена, что Ия сдвинет дело с мертвой точки. Неожиданно какая-то апатия затуманила все мысли.

“Какое дело? С какой точки? Что я пристала к Ие. А может, ее и не было вовсе? Может, я все путаю? Может, в троллейбусе была не Ия?”

Анна вздрогнула.

“ Как я могла забыть? Тогда в больнице, когда Андрей завел этот странный, напугавший меня разговор. Там, в коридоре, была девушка, она наблюдала за нами. Лица не помню, но что-то было… Шрам. Точно. Потом она стала уходить. Шла и прихрамывала. Опять Ия? Что происходит?”

— Анечка, тебе плохо? — Маша уже успела вернуться. — Ты побледнела.

— Нет, ничего, просто задумалась. Ну как, уладила? — Анна не смотрела на Машу.

— Да, куда пойдем?

— Если не возражаешь, поехали ко мне домой.

— Поехали.

— Там как раз Лариса готовит обед. Пообедаешь со мной?

— С удовольствием. И еще… — Маша заметно смутилась. — Я хотела спросить о Гарике… Не подумай, ничего такого…

Анна улыбнулась.

— У него номер телефона не изменился?

— Нет. Можешь позвонить, ему будет приятно.

— Думаешь?

— Уверена. Впрочем, позвони и узнаешь.

* * *

С тех пор, как Андрей находился в коме, Полина Викторовна сама превратилась в ходячий труп. Ее ничего не интересовало, кроме состояния сына. Каждый день, бредя в больницу, она опасалась только одного: услышать, что все кончено. За все это время Полина Викторовна перебросилась с Анной и Александром Станиславовичем едва ли парой фраз. И то, что-то отвечала невпопад. Чтобы больше времени проводить с сыном, она ушла из школы. Просто взяла и рассчиталась, не думая, как будет жить. Если бы можно было, она поселилась в палате Андрюши. Ей казалось, что только она своей материнской любовью способна поддержать едва тлеющую искорку жизни. Уходила, только когда появлялась Анна. Вопреки всем доводам рассудка для себя она решила, что именно Анна — причина всех невзгод, которые обрушились на ее сына. Поэтому чем дальше, тем тяжелее было встречаться с этой девушкой.

“Вот именно, с девушкой. Ведь они не женаты. Значит, она ему никто. И звать ее никак. А как же ребенок? Внук или внучка…”

Сейчас ей это казалось нереальным. Для нее самым главным и важным в жизни был и оставался только сын.

В понедельник вечером, вернувшись от Андрея, Полина Викторовна, не зажигая света и не снимая верхней одежды, прошла в комнату и обессиленно опустилась в кресло. Несколько минут спустя глаза привыкли к темноте. Собственно, темно не было. От обильного снега на улице было почти светло. Мягкий приглушенный свет украдкой пробивался сквозь шторы и рассеивался по комнате, придавая предметам замысловатые очертания. Неизвестно, как долго она бы сидела так, без движения, но в дверь позвонили.

Нехотя она поднялась и, шаркая, пошла в прихожую. “Кто это? Может, соседка?” Это был Александр Станиславович.

— Здравствуй, Полина. Куда собралась?

Он стоял на пороге в ожидании приглашения.

Полина Викторовна посмотрела на него долгим взглядом, словно видела его впервые.

Не дождавшись ответа, Александр Станиславович зашел в квартиру и захлопнул дверь. Включил свет.

— Полина…

Понятно, он не ожидал увидеть здесь веселья, но Полина Викторовна даже не реагировала на его слова.

— Полина, ты меня слышишь?

Отрешенный взгляд и молчание в ответ.

— Так, понятно. Мне нужно с тобой поговорить.

Опять никакой реакции.

— Давай-ка пройдем в комнату, выпьем по кофейку и кое-что обсудим.

— У меня нет кофе, — глухо ответила Полина Викторовна.

— Можно чая.

— У меня нет чая и сахара тоже.

— Ясно. Давай снимай пальто и иди, успокойся, я сейчас.

Он помог ей раздеться, проводил в комнату, включил там свет и усадил Полину в кресло, туда, где она сидела до его прихода. Сам вернулся на кухню, достал телефон и, открывая по очереди холодильник и кухонные шкафы, стал быстро отдавать распоряжения. Закончив, подошел к Полине и сел напротив.

— Полиночка, я приехал за тобой. Мне нужна твоя помощь, вернее, поддержка, точнее не мне, моей дочери. Я целыми днями на работе. Ей очень тяжело одной. Понимаешь, кроме меня и тебя у нее никого нет. Да и тебе будет легче у нас. Я знаю, что ты ушла с работы.

— Я не поеду.

— Что?

— Я не поеду.

— Как? Почему?

— Я никого не хочу видеть. Особенно ее.

— Полина, что ты такое говоришь? Она жена твоего сына!

— Она не жена, — Полина Викторовна подняла на него глаза, полные отчаянья и смертельной боли.

— Да что с тобой, Полина?

— Мой сын умирает. Уже умер. Если бы не твои деньги, его бы уже не было.

— Сын у тебя умирает! — резко, каким-то чужим надтреснутым голосом выкрикнул Александр Станиславович. — А у меня дочь сходит с ума! Думаешь, мне легче? Сын у нее умирает… Ты забыла, что Анна беременна?

— С чего бы ей сходить с ума? — в тон ему ответила Полина Викторовна.

— Да потому, что она его любит! Ты что, не понимаешь?

— Разлюбит.

— Что? — Александр Станиславович задохнулся от возмущения. — Да что ты понимаешь в любви? Ты, которая не смогла дождаться меня, предала при первой же сложности. Ты даже не попыталась узнать, что тогда со мной произошло! А я, к твоему сведению, тоже был на грани смерти, меня еле выходили. А ты, которая клялась мне в верности и вечной любви, ты спокойно вышла замуж. За первого попавшегося. Кто подвернулся. За Кольку Шевелькова. За эту амебу! — Александр Станиславович задыхался от возмущения и злости. — Что он тебе дал, твой Колька?!

— Оставь его в покое.

— В покое? А ты знаешь, что такое покой? Я вот нет. Я лет пять не мог ни на кого смотреть после тебя. Все искал похожую на мою Полину. Ты думаешь, я в восторге, что Анька выбрала именно твоего сына? Да будь он проклят, тот день, когда они встретились! Она еще мне рассказывает про любовь, — Александр Станиславович опустился на стул. Уронив голову в руки, весь сразу обмяк, сжался.

— Я не любила тебя, Шурик. По-настоящему не любила. Кольку я не любила тоже. Всю свою любовь без остатка я отдала сыну.

В комнате повисла гнетущая тишина. Конечно, в другой ситуации Александр Станиславович давно бы ушел, хлопнув дверью. Но на какой-то миг проблемы дочери забылись, Полина будто полосонула ножом по сердцу.

“Боже мой, а я так по ней тосковал…”

— Уходи, Шурик.

— Я уйду. Но Андрея я вытащу. Не для тебя, для дочери, — с каменным лицом сказал он.

— Да, я понимаю, что больше не нужна ему. Он выбрал ее.

— Что ты несешь, Полина?

— Уходи.

Входная дверь хлопнула. Полина пошла на кухню.

Тридцать лет она жила жизнью сына. Она была его глазами, его проводником в мир, его поводырем. А он был смыслом её жизни. Откуда только взялась эта девчонка! Вначале она просто его забрала. И сын, не колеблясь, сразу пошел с ней. Не думая о том, как она останется без него, сказав на прощанье, что позвонит. Как он изменился, попав к ней! Как редко они стали видеться!

А после операций Полина Викторовна поняла, что теперь окончательно потеряла его. И хотя тогда они жили вместе, она все больше и больше чувствовала свою бесполезность. Возможно, она предвзято ко всему относилась, а может, просто ревновала.

После трагедии Полина Викторовна еще сильнее почувствовала, что бессильна что-либо сделать, помочь, и если он выживет, то будет благодарен только Шурику и девчонке. А она будет в стороне. Подумала об этом, — и стало страшно. Что же это с ней происходит, в самом деле? Почему такие мрачные мысли? Откуда такие сомнения? И тут же сама ответила на свой вопрос. Она никому не нужна, никто в ней не нуждается, скоро о ней все позабудут. Вот и сейчас Шурик сказал, что вытащит его для дочери, но не для нее.

Пустым взглядом она окинула кухню. Что хорошего ее может ждать впереди? А если Андрей умрет? Разве она переживет его потерю? Но даже если он останется жив, разве он будет с ней? Нет, она обречена на одиночество и страдания.

Как ей все надоело. Как она устала. Каким все стало бесцветным и бесполезным. Думая об этом, Полина Викторовна подошла к плите и открыла газ. Тихое шипение наполнило кухню.

“Может, это выход? Чтобы никому не мешать”.

Она плотно прикрыла дверь кухни.

У Ии на глазах блестели слезы. Она сидела на табурете и молча наблюдала за действиями Полины Викторовны. Ей нельзя вмешиваться. Она не имеет права.

“Люди, люди! Что же вы так легко сдаетесь? Почему так быстро теряете веру в жизнь? Почему считаете, что все невзгоды мира обрушились именно на вас? Когда же вы успели лишиться этого естественного умения и великого желания — наперекор всему выстоять и победить? Разве вы не чувствуете, как в вас бьется, пульсирует и рвется наружу невероятная сила, чудовищная жажда жизни, неукротимая энергия уверенности в себя. Как вы могли подумать, что рождены для страдания. Ну попробуйте хоть что-то изменить сами, попробуйте поверить, что сможете. Сделайте хоть одну попытку! Эх, вы! Совершенные несовершенства”.

* * *

Ни разу не перебив Анну вопросом, не вставив не единой фразы и уплетая за обе щеки роскошный обед, Маша слушала с широко раскрытыми глазами. Изредка она сокрушенно качала головой и, бросив торопливое: «Ну-ну, дальше», — принималась за новое блюдо. Анна, напротив, едва прикоснулась к еде. Глаза ее блестели от еле сдерживаемых слез. Рассказывая о трагедии, она вновь и вновь переживала ужас того дня. Анна ничего не упустила, особенно подробно описала все, что касалось Виталика, под конец изложила суть просьбы.

— Стоимость услуги по желанию исполнителя, — закончила Анна.

— Я поговорю с отцом сегодня же и вечером тебе перезвоню. После девяти вечера, — Маша задумалась ровно на секунду. — Думаю, что он сможет организовать такое. В общем, посмотрим.

— Я надеюсь.

— Слушай, Аня, а можно я у тебя спрошу? Про Андрея?

— Пожалуйста, спрашивай.

— А как ты с ним познакомилась? И как смогла в него… — Маша скомкала окончание фразы.

— Влюбиться?

— Да, он же был слепой.

Анна устало улыбнулась. Как она в него влюбилась? Ответить было сложно. Просто так вышло. Она и сама не знала, как и почему. Хотя, если разложить все по полочкам, наверное, можно найти ответ. Просто она еще не пыталась: ей этого не нужно. Ей было достаточно того, что она чувствовала. Он был не такой, как все. Во всем. А еще он был талантливым человеком. И он умел ее любить. А это дорогого стоит — умение любить! Ничего этого Маше она рассказывать не стала.

— Как познакомились? — Анна улыбнулась. — А знаешь, я никому этого, кроме мамы, не рассказывала. Не поверишь. Презабавная история, можно роман писать.

— Анечка, расскажи.

Анна подумала, с чего бы начать, и решила — с трамвая. Маша внимательно слушала. Тут уж она не молчала. Ее интересовали все подробности. Когда Анна дошла до замысла статьи, еще до поездки с Андреем на пруд, Маша спросила:

— Но ты же еще почти ничего не знала, что же ты собиралась писать?

— Я же объяснила, что решила все придумать. Кстати, у меня где-то в бумагах лежит фрагмент того черновика, если хочешь, могу принести.

— Конечно, хочу.

— Ну, тогда посиди немного, я сейчас, — Анна пошла в свою комнату. Отыскав нужную папку, нашла этот лист.

— На, читай.

— А можно, ты сама прочтешь?

— Ну, хорошо. — Анна улыбнулась. — Слушай:


“После автокатастрофы Ия перенесла три операции. Дольше всего заживала нога, которую пришлось собирать фактически по частям. И это еще не все — впереди ее ждала пластическая операция. Смотреть на себя в зеркало не было никаких сил. С левой стороны лица от виска до подбородка шел огромный пунцовый рубец. Но думать об этом сейчас просто не было смысла”.


Анна остановилась, побледнела.

— Что это?

— Ань, ты чего? — настороженно спросила Маша.

— Подожди, — Анна махнула рукой. Начала снова читать.

— Ия? Автокатастрофа? Ногу собирали по частям, значит, может хромать. Шрам с левой стороны лица. Что за чертовщина? — испуганно выкрикнула она.

— Анечка, объясни, в чем дело? Тебя всю трясет.

— Я не понимаю! Как это? Не может быть!

Маша не на шутку испугалась, наблюдая, как Анна изменилась в лице. Та, не слыша вопросов девушки, в который раз пробегала глазами текст.

— Господи, что со мной происходит?

— Аня, тебе плохо? Может, позвать кого?

— Мне плохо. Только звать никого не нужно. Маша, прости, мне нужно побыть одной. Я сейчас скажу, тебя отвезут, куда нужно, хорошо?

— Да, конечно. — Маша сама испугалась резкой перемены в поведении Ани. — Я позвоню вечером, как договорились, не переживай.

— Спасибо, Машенька. Мы потом еще поговорим. Только потом.

Проводив гостью, Анна бросилась к себе в комнату. Опять начала читать черновик с описанием травм Ии. Может, она сходит с ума? Или это просто такое совпадение? Или не совпадение? Кто такая эта Ия? Теперь она думала о реальной девушке, приходившей к ней в салон. Потом была больница, потом троллейбус… В истерике упала на колени, причитая, зарыдала:

— Господи! Господи! Что это? Мне страшно!

Не хватало воздуха. Анна подняла глаза вверх.

— Что тебе от меня нужно? Зачем так издеваться? Не можешь помочь, так не мешай!!! Я тебя ненавижу! Оставь меня в покое!

Прислуга тихонько стояла за дверью и слушала, как Анна кричала. Лариса Ивановна тихонько всхлипнула.

— Может, вызвать «скорую»? — робко предложила она.

— Не нужно, я сейчас позвоню Александру Станиславовичу. Пусть сам решает, что делать, — деловито заметила экономка.

* * *

Александр Станиславович приехал домой через двадцать минут. Не раздеваясь и не обращая внимания на встревоженных женщин, прошел в комнату дочери.

Анна, забившись в уголок и укутавшись в одеяло, сидела на кровати. Взгляд был безумным, пустым. Она никак не отреагировала на появление отца. Он с порога бросился к дочери, обнял ее.

— Девочка моя, что случилось? Что-то с Андреем?

Анна, не понимая, почему вдруг появился отец, с удивлением посмотрела на него. Покачала головой.

— Что-то со мной, — тихо сказала она и опять начала плакать.

Александр Станиславович, ничего толком не добившись от Ани, позвонил знакомому психиатру. Тот пообещал заехать. Немного успокоившись и наконец раздевшись, он снова заглянул в комнату дочери. Анна уснула. Вызвав к себе экономку, потребовал подробного отчета обо всем, что делала Аня, находясь дома. Не услышав ничего необычного и не поняв причины такого поведения, Александр Станиславович закрылся у себя в кабинете в ожидании врача.

Подумав, решил забрать к себе Полину. После их совместного посещения Андрея они больше не виделись. Как она там? Пусть лучше побудет с Анной. Вдвоем им будет легче, да и ему спокойней. Нужно будет заехать к ней вечером и поговорить.


Разве он мог предположить, чем окончится их беседа?..

* * *

По дороге на работу Виталик все прокручивал в голове недавние события. Он был до глубины души потрясен отчаяньем и в тоже время решительностью Анны. Это как же надо любить, чтобы так безрассудно броситься отстаивать свою любовь? Интересно, а он бы так смог ради нее? Не первый раз он задавал себе этот вопрос. Да, смог бы. И, наверное, не только так. Жаль, время ушло, и на счету одни ошибки. Отчего-то все не так в его жизни складывается. Запутался совсем. Этот ужас, этот кошмар с наездом… Это исчадие ада, это наваждение — Борис. Как так получилось, что он смог затуманить ему рассудок? Хорошо, что Борис исчез. Теперь можно будет и с Анной поговорить. Он ей все расскажет, и пусть она сама решает его судьбу.

Виталик открыл дверь в свой кабинет. На пороге обернулся к секретарю.

— Валюша, мне кто-нибудь звонил?

— Да, Виталий Вадимович. Я сейчас зайду к вам и обо всем расскажу. Кофе, как обычно?

— Нет. Лучше «Нарзан». У меня после вчерашней встречи голова раскалывается, — Виталик виновато улыбнулся.

— Не бережете вы себя.

— Спасибо, хоть ты пожалеешь. Валюш, позаботься, чтобы меня пару часов не беспокоили.

— Конечно, — секретарь с сочувствием и пониманием посмотрела на шефа.

Зайдя в кабинет, Виталик не спеша разделся. Аккуратно повесил в шкаф верхнюю одежду. Включил телевизор и с удовольствием плюхнулся в большое кожаное кресло. Залпом выпив воду, принесенную Валей, просмотрел, что было запланировано на сегодня. И, вычеркнув карандашом половину встреч, намеченных на утро, решил подремать.

— Закусывать надо, Виталий Вадимович. А главное, не мешать спиртные напитки.

Виталик подскочил в кресле. Открыл глаза.

Борис стоял возле огромного аквариума и небрежно сыпал корм рыбкам. Он был в роскошном костюме песочного цвета, но отчего-то в комнатных тапочках на босу ногу. В левой руке он держал большой кусок копченой колбасы, которую с жадностью откусывал.

— Как ты попал сюда? — поборов испуг, спросил Виталик.

— Знамо как!

— Я тебя не приглашал! Убирайся.

— Ой, как страшно, — Борис отвратительно засмеялся.

Виталик, не говоря больше ни слова, глядя Борису в глаза, медленно и, как ему казалось, незаметно нажал на кнопку вызова, соединяющую кабинет с охраной.

Не обращая внимания на реплику хозяина кабинета, гость как ни в чем не бывало, продолжал смачно жевать колбасу, при этом что-то насвистывая себе под нос. Виталик, не шевелясь, смотрел на него.

В кабинет ворвались два охранника.

— Выведите этого господина! — дал команду Виталик.

— Какого? — с испугом спросили они.

— Что значит какого? Совсем ослепли? — взорвался Виталик. — Который стоит возле аквариума.

Охранники переглянулись.

— Но, Виталий Вадимович, в кабинете, кроме вас, никого нету.

Виталик медленно перевел взгляд на то место, где секунду назад стоял Борис. Там никого не было. Он сразу сник, побледнел и, не придумав, чем объяснить свое поведение, просто махнул рукой. Те помялись еще немного времени и, видя, что шеф не в себе, молча вышли из кабинета.

— Ну что там, ребята? — с тревогой спросила Валентина.

— Плохо дело. Видать, у Виталика нашего «белочка». Допился мальчик. Ты только помалкуй, — и они одарили секретаря таким взглядом, что у той все похолодело внутри, — надо «папику» звякнуть.

— Не может быть, — заикаясь сказала она. — Я с ним минут пять назад разговаривала, все было нормально.

— Вот и считай, что все нормально, и занимайся своим делом, — кинул напоследок один из охранников.

Какое-то время Виталик сидел с закрытыми глазами. Во-первых, боялся, что опять увидит Бориса. Во-вторых, не мог понять, что с ним происходит. Предположить, что это галлюцинации, значило признать, что у него не все в порядке с головой. А признать, что с ним заигрывает некая неизвестная сила, было страшно. Но факт оставался фактом. И то, что он убил троих мужчин, никак не походило на страшный сон. Какие бы оправдания он себе ни придумывал.

— Двоих, родной, не троих, а двоих, — Борис сидел напротив и ковырял ногтем в кривых желтых зубах.

Виталик открыл глаза и уставился на гостя. Снова вызывать охрану он не рискнул. Хотя первой мыслью была именно эта.

— Ну и чего ты этим добьешься? — ехидно усмехнулся Борис.

— Что тебе от меня нужно? — сипло спросил Виталик.

— Он еще и спрашивает! Неужели непонятно?

— Нет.

— Довести до конца сделку, умник мой кровожадный.

В кабинет заглянула Валентина. Виталик посмотрел вначале на нее. Словно не видит. Затем на Бориса. Вот он сидит как ни в чем не бывало. Еле шевельнул побелевшими губами:

— Что?

— Там ваш отец звонит. Соединить?

— Конечно! — сорвал зло на девушке. — Дура! Еще и спрашивает.

Валя отпрянула и быстро скрылась за дверью.

— Скажи, что занят, — хрустя непонятно откуда взявшимся соленым огурцом, деловито заметил Борис.

— Отцу?

— Да хоть Господу Богу, — сплюнув на пол, ответил Борис. Потом поднял трубку и голосом Валентины сказал:

— Папаша, вы не могли бы перезвонить через час? У вашего сына похмельный синдром, и он не готов выслушивать ваши байки.

Виталик в панике схватился за голову.

— Что ты хочешь? — после минутной паузы спросил он.

— Увидеть, как забивают гвозди в гроб.

— В мой?

— Нужен ты мне триста лет! — презрительно фыркнул. — В гроб слепого. Забыл?

— Значит, он еще жив? — в глазах засветилась радость.

— Значит!!! Значит, Анна тебе больше не нужна?

Виталик хотел ответить: «Нет». Но кого он обманывает?

— Нужна. Но не такой ценой.

— И ребенок чужой нужен?

— Я ее люблю, значит, и ее ребенка тоже, — устало ответил Виталик. — Ясно? Я больше не подхожу тебе?

— Какие мы благородные и отважные! — Борис поднялся. — Это твой окончательный ответ?

— Да!

— Ну что ж, рыцарь без страха и упрека, ты свой выбор сделал. Прощай.

При последнем слове аквариум неожиданно разлетелся на мелкие кусочки, на паркет хлынула вода, посыпались осколки стекла вперемешку с водорослями и судорожно трепещущимися рыбками.

Виталик отвлекся ровно на одну секунду, а повернув голову, увидел, что опять в кабинете один.

На этот раз охранники ворвались без вызова. Виталик сидел на прежнем месте и отрешенно смотрел на растекающуюся лужу и умирающих рыбок.

— Что случилось? — выкрикнул начальник охраны.

— Это не я. Оно само, — только и вымолвил Виталий Вадимович.

* * *

Проснувшись, Анна почувствовала себя значительно лучше. Вспомнив, что она делала в последние часы, ужаснулась. Как она могла устроить истерику! При чем тут ее ненаписанная статья? Боже мой, а как она напугала отца! Вспомнив об отце, она решила все же попытаться ему объяснить свое поведение. Или не стоит? Но, если не объяснить это, тогда все остальное не складывается в мозаику. А что, разве она уже ее сложила, эту мозаику? Нет. Но, кажется, какие-то фрагменты уже вырисовывались.

Анна тяжело вздохнула, поднялась и сразу резко согнулась. Внизу живота что-то потянуло. Медленно разогнувшись, она с замиранием сердца дотронулась до места, где возникла боль.

— Ой, маленький, прости.

Что-то действительно она забыла о самом важном.

— Кроха ты моя, что же я делаю?

Сразу все лишнее вылетело из головы.

“У меня будет ребенок. И он должен быть самым счастливым. Отец прав: что скажет Андрей, если что-то будет не так с малышом? Надо взять себя в руки. Все, больше никаких истерик и никакой самодеятельности. Пусть отец всем занимается. Вот как раз сейчас я ему и расскажу про Машу. Он сам решит, как поступить. А я буду следить за своим здоровьем. Да. Теперь только здоровье и Андрей. А как же чудо? Господи, чуть не забыла, конечно же, еще и чудо”.

Анна подошла к зеркалу, висящему на стене.

“Какая худая. Ужас! И никакого намека на беременность. Хотя, конечно, восемь недель — не срок”.

Прежде чем выйти из комнаты, подошла к окну, чтобы задернуть шторы. Всего лишь пять часов дня, а за окном ночь. Зато какая ночь! Пушистая, белая и искрящаяся. В другое время она бы непременно погуляла. Так сразу захотелось потоптаться по снегу. Помять его в руке, лизнуть в конце концов.

“Когда у нас будет ребенок, я непременно слеплю ему снеговика. Большого и красивого, как когда-то лепил мне папа. Вернее, лепить будет Андрей, а я ему стану помогать”.

Анна улыбнулась воспоминаниям. Отныне она будет думать только о хорошем. Решила непременно сегодня поговорить на эту тему с Андреем. Она знает: он слышит.

“Не может не слышать. Если не разумом, то сердцем”.

* * *

Отец был в своем кабинете. У него находился гость. Это был врач Илья Моисеевич. Анна, пройдя по коридору мимо кабинета, направилась в кухню. Лариса Ивановна тут же предложила какао с булочкой.

— Спасибо, я не хочу, лучше какой-нибудь сок, — улыбнулась Анна поварихе.

— Конечно, золотце мое.

Лариса Ивановна работала в этой семье больше десяти лет. За это время привыкла к Анне и успела ее полюбить. И сейчас старалась хоть чем-то ее порадовать. Когда все произошло, Лариса Ивановна, жившая к тому времени одна, не задумываясь, переехала по просьбе хозяина в эту с недавних пор такую печальную и пустую квартиру.

— Анечка, ты как сок выпьешь, ступай к отцу, он просил.

— Хорошо, так и сделаю.

Заглянув в дверь и увидев постороннего мужчину, девушка растерялась.

— Аня, проснулась? Заходи. Я хочу тебя кое с кем познакомить, — отец поднялся навстречу дочери, ласково обнял за плечи и поцеловал в лоб. — Как ты себя чувствуешь?

— Спасибо, папа, нормально.

— Вот и умница. Проходи, присаживайся, — отец довел дочь до кресла, затем обратился к гостю:

— Это и есть моя Аннушка. А это, родная, познакомься, доктор Илья Моисеевич. Думаю, ты о нем наслышана.

— Очень приятно, Анна Александровна, — доктор привстал и поклонился.

— А зачем доктор? — Анна встревоженно посмотрела на отца. — Для меня?

— Если честно, да, — Александр Станиславович опустил глаза. — Я очень беспокоюсь за тебя. Ты так переживаешь. Стала очень нервной. Я боюсь, не случилось бы чего.

— Не надо оправдываться, папа. Я вижу и чувствую, что веду себя неадекватно. Я понимаю тебя.

— Правда? Вот и хорошо.

— Папа, я должна тебе что-то рассказать…

Анна посмотрела на врача. Потом спросила:

— Ты хочешь, чтобы доктор при этом присутствовал?

— Я просто послушаю, Анна Александровна. Только послушаю, — быстро заверил ее врач.

— Пожалуйста, только обещайте, что если вам будет что-то непонятно, вы у меня спросите.

— Конечно, спрошу, — пообещал Илья Моисеевич. — Даже для верности запишу.

Аня улыбнулась.

— Я пытаюсь разобраться во всем случившемся и продолжающем происходить со мной и Андреем, — без предисловий начала Анна.

— А вы считаете, что в цепи событий есть логика? — тут же задал вопрос врач.

— Я понимаю, на первый взгляд все эти события не имеют между собой ничего общего. Но все-таки они как-то связаны, — уверенно ответила девушка.

— А не могли бы вы перечислить те события, которые, по вашему мнению, являются звеньями одной цепочки? — Илья Моисеевич взял в руки ручку.

Девушка задумалась.

— Дело в том, что связь прослеживается с момента моего знакомства с Андреем. Только я этого не замечала раньше. А вот он что-то чувствовал. И иногда спрашивал меня, не нахожу ли я странным кое-что из того, что с нами происходило.

— А поконкретней? — допытывался доктор.

Александр Станиславович в это время внимательно следил за интонацией и настроением дочери. Он боялся, что, говоря об Андрее, она сорвется. Но Анна была спокойна. Отвечала уверенно и бесхитростно, почти не задумываясь.

— Конкретней? В это, конечно, трудно поверить, но, по-моему, наша встреча с Андреем не случайна. Порой мне кажется, что она заранее была запланирована кем-то. Подождите, не перебивайте, — опережая очередной вопрос доктора, сказала Анна. — Очень много совпадений. А иногда — необъяснимых мистических событий. Спросите у отца. Он и сам о многих из них знает, только почему-то пока отказывается их принять, как они есть. Уверена, что у него на каждый вопрос заготовлен свой ответ.

— И все-таки, Анечка, я не услышал пояснений.

— Не думаю, что они вам понравятся, — Анна начала беспокоиться. Это заметили и отец, и врач.

— Аня, ты не хочешь говорить на эту тему? — осторожно вклинился отец.

— Напротив, — Анна тряхнула головой. — Это вы не хотите слушать.

— Мы во внимании, — ласково сказал доктор.

— Пожалуйста, — Анна глубоко вздохнула. — Примерно полгода назад, работая над своей первой статьей, я придумала некий образ. Это девушка, пережившая автокатастрофу. Потом этот первый вариант был отброшен. А девушка, придуманная мной, вымышленный персонаж, как бы поточнее выразиться, воплотилась в реальность и вошла с нами в контакт.

Мужчины молчали. Доктор что-то внимательно записывал, отец удрученно качал головой. Анна заметила это, но удержалась от комментариев и продолжила:

— Но мало того, что она стала реальностью. Она все время присутствует при разных событиях и каким-то образом помогает. Благодаря ей, вернее, её присутствию, я догадалась наложить жгут Андрею. Не буду говорить, почему это произошло. Долго. Но отчего-то уверена, что это только один случай, на который я обратила внимание. А еще раньше она предсказала, что выпадет мне в ближайшее время…

— Анна, позвольте, у меня два вопроса, — не удержался и перебил ее доктор.

— Спрашивайте.

— Почему вы решили, что придуманный вами персонаж и некая девушка — это одно и то же лицо?

— Потому что у моей героини были такие отличительные черты, что спутать ее с кем-то просто невозможно.

— Допустим. Почему вы уверены, что она не реально существующий человек, а именно ваша героиня?

— Вы правы, я до сегодняшнего дня даже не думала, что это одно и тоже лицо. Придя к нам в салон якобы по рекомендации нашей постоянной клиентки, эта девушка, ее зовут Ия, пыталась предсказать мне и Андрею судьбу. У нее после аварии открылся дар ясновидения. Так вот, на днях я решила ее разыскать. Мне сейчас тяжело, и я решила пообщаться с ней с целью кое-что разъяснить. Не поймите меня превратно. Но женщина, приятельницей которой она назвалась, заверила меня, что у нее нет и никогда не было знакомой с такими чертами лица и такой судьбой. Разве это не странно?

— Возможно, вы ошибаетесь. Возможно, ошибается ваша знакомая. Есть уйма других вариантов.

Анна внимательно выслушала замечание доктора. Убедительно. Может, он прав? Как она не подумала об этом сама? Вместо этого устроила истерику.

Пока она размышляла, Илья Моисеевич наклонился к отцу и начал шепотом что-то быстро говорить ему на ухо. Анна нахмурилась. Тем временем доктор закончил говорить, а побледневший Александр Станиславович, поднявшись со своего места, спросил:

— Может по рюмочке коньячку, Илья Моисеевич?

— Можно и по коньячку, — с удовольствием ответил доктор.

— Папа, ты нервничаешь? Я что-то не то сказала? — Анна старалась быть невозмутимой.

— Да нет, дочка. Просто устал, — виновато ответил отец.

Анну передернуло. Стало обидно до слез. Все понятно. Этот врач, видимо, уже поставил ей диагноз. Только вот какой? Она тронулась рассудком?

Коньяк выпили залпом. Александр Станиславович даже не почувствовал приятной, привычной теплоты.

— А позвольте узнать, Анна Александровна, — снова спросил доктор, — какие-нибудь необъяснимые моменты еще были?

— А вы, видимо, не слушали? — дерзко ответила девушка. — Папа, я, наверное, пойду.

— Ань, ответь на вопрос и иди, — устало сказал Александр Станиславович.

— Что ж, отвечу. Записывайте, доктор. Машину, которая сбила людей, вел один мой знакомый. Я его узнала. Но когда милиция проверила эту информацию, она не подтвердилась. Тогда я решила сама с ним побеседовать. Надо вам сказать, было похоже, что он напуган и все знает. При этом твердил, что он не виноват, и указал на другого. На вопрос, о ком идет речь, он заявил, что это какой-то посланец ада. Вернее, он сказал это другими словами, но суть та же. Так что и его можете записать в ненормальные. Все, я устала, — не ожидая реакции, Анна вышла из кабинета. Пора собираться к Андрюше.

— Что делать, Илья Моисеевич? — Александр Станиславович был встревожен не на шутку. — Она все время такая. Говорит явную несуразицу. Плачет. Не хочет ни с кем общаться. Практически все время проводит в больничной палате. Представляете, хотела убить Виталика. Это парень, который, по ее мнению, совершил наезд.

— А с собой она ничего не пыталась сделать?

— А что, может? — Александр Станиславович побледнел.

— У нее тяжелая депрессия, поэтому поступки могут быть самыми непредсказуемыми. Плюс психическая неуравновешенность, вы же видите, как она реагирует.

— Как?

— Очень агрессивно.

— Ну, не знаю. Анна всегда была своенравной.

Доктор проигнорировал замечание.

— Вот что я вам для начала посоветую, — Илья Моисеевич захлопнул блокнот, в котором делал пометки. — Если я правильно вас понял, то ваша дочь в положении, поэтому лекарственные препараты применять не будем. Мне пока трудно судить о её состоянии. Нужно будет еще понаблюдать. Думаю, с этим проблем не будет?

Александр Станиславович утвердительно кивнул головой.

— Хорошо бы было, если бы с ней постоянно находился близкий человек, которому бы она доверяла. А я через пару дней загляну, тогда уже будем думать, что да как. Но если вдруг обострение, звоните в любое время.

Врач поднялся.

Александр Станиславович лично проводил его до двери. Он остался недоволен этим визитом. “Ох, доктор! Хороший дал совет. Спасибо. Ничего конкретного! За что я плачу такие деньги?”

Он уже и сам сообразил, что предпринять.

“Надо посоветоваться с Анной, если она не против — немедленно ехать к Полине. Она поможет”.

* * *

Анна сидела перед зеркалом и, не глядя на свое отражение, расчесывалась.

— Аннушка…

Дочь подняла на него глаза.

— Не обижайся на меня, пожалуйста.

Ну как же ему хотелось выразить свою отцовскую любовь. Чтобы она не сомневалась: он на ее стороне. Он не предаст. Он скорее сам погибнет, чем позволит упасть хотя бы волоску с ее головы. Но, похоже, у него не очень-то получается. Если бы он был матерью, он бы поплакал вместе с ней. Ох, Ленка, Ленка. Как ты нужна сейчас.

— Я же сказала, папа. Все нормально. Я тебя понимаю. А вот ты меня — нет, — с укором произнесла Аня.

Александр Станиславович присел перед дочерью на корточки, взял за руки. Его любимая маленькая девочка.

— Что я должен понять, солнышко мое? — голос был полон отчаянья.

— Папочка, ты должен просто мне поверить. Поверить, что я не лгу. Что все сказанное мною — не плод моего больного воображения. Что я не сошла с ума. Хотя как раз в последнем я порой и сама сомневаюсь.

— Девочка моя, пойми, все, что ты говоришь, выходит за рамки разумного. Поэтому я переживаю.

— В том-то и дело, что выходит. Я сама в отчаянье, — Анна грустно улыбнулась. — Но это правда.

— Анечка…

— Знаешь, папа, сегодня я отчетливо осознала, что у меня будет малыш. До этого были совершенно другие ощущения. Все мои мысли были заняты не тем. А сегодня я поняла, какая это большая ответственность — иметь ребенка.

У Анны засветились глаза.

— Я так хочу и жду этого малыша. Папа, ты не представляешь, какое это необыкновенное состояние души и тела. Во мне живет новая жизнь. Во мне продолжение жизни. Я представляю, что мое тело — это целая вселенная. И самое интересное, что я понятия не имею, как без моего ведома во мне зародилось и развивается это волшебство. Я ведь не отдаю своему телу никаких команд… Оно само все знает! Разве это не чудо?! Разве это не совершенство?

Александр Станиславович еле сдержался, чтобы не заплакать.

“Боже мой, как она рассуждает. Моя умница, мое сокровище. Моя Анечка”.

— Конечно, чудо, лапушка.

— Вот уж никогда не думала, папочка, что буду обсуждать с тобой свою беременность, — Анна обняла отца. — Я очень люблю тебя. Спасибо тебе за все.

— Анька, Анька. Боже мой, сколько испытаний…

— Папа, — Анна опять стала серьезной. — Ты еще не все знаешь.

— Как не все? А что еще?

— В тот день, когда я стреляла в Виталика, знаешь, что он сказал мне напоследок, не считая слов о каком-то Борисе?

— Что еще?

— Он сказал, что моему ребенку угрожает опасность.

— Ты сказала ему, что беременна?

— В том-то и дело, что нет! — Анна отстранилась от отца. — Папа, об этом на тот момент знали только ты, Полина, Васильевич да твоя охрана. Разве кто-то из перечисленных людей мог сообщить об этом Виталику?

— Абсурд.

— Абсурд в том, что он знал.

— Ты ничего не путаешь? — отец стал серьезным.

— Папа, я уже устала объяснять. Нет, я ничего не путаю. Да и Игорь был рядом. Правда, без сознания. Но была еще секретарша. Она слышала, что он говорил.

— Что за чертовщина?!

— Вот я и говорю — мистика!

— Надо последить за этим горе-кавалером.

— Я рада, что мы думаем одинаково, — сказала Анна.

— Что ты имеешь в виду? — настороженно спросил отец.

— Сегодня я встречалась с одной девушкой. Ее зовут Маша. Она была у нас дома. Так вот, её отец — следователь по особо важным делам.

— Анна…В кого же ты у меня такая предприимчивая? — отец сокрушенно покачал головой.

— В тебя, — улыбнувшись сказала дочь. — Эта Маша поговорит с отцом. Я хочу, чтобы ты с ним встретился и договорился о том, как организовать слежку за Виталиком. В общем, ты понимаешь, о чем я. Маша перезвонит вечером. Я в это время буду у Андрея, а ты поговоришь. Ну, так как?

— Без комментариев. Интересно. Ладно. Поговорю. Не сомневайся.

— Значит, ты тоже не сдаешься?

— Это значит, ребенок ты мой, что я тебя люблю, — Александр Станиславович пересел на Анину кровать. — Аннушка, ты не против, если Полина поживет с нами?

— Даже, напротив, буду очень рада. Ей же еще тяжелее, чем мне. Ведь Андрей ее сын. Это ты хорошо придумал, папа.

— Я рад, что ты со мной согласна. Тогда я сейчас еду к ней. Тебя заброшу к Андрею, а сам к Полине. Только ты, Анечка, долго не задерживайся. И, пожалуйста, не расстраивайся сильно.

— А я и не расстраиваюсь, папа. Я знаю, что Андрей выживет. Так сказала Ия. Или кто она там такая?

— Аня, за что ты его так любишь?

— За то, что он есть.

* * *

Александр Станиславович ушел от Полины в бешенстве. Вернувшись в машину и буркнув водителю: “Домой”, — отвернулся к окну.

Он размышлял о том, что его больше разозлило. Отказ Полины принять его предложение или ее откровения о давно минувших чувствах, которые были так дороги для него в свое время. Наверное, и то и другое в равной степени. А еще ее полное безразличие ко всему происходящему. И чем ей Аня-то не угодила? И разве он не делает все, чтобы помочь ее сыну? Разве это не он оплатил операции? Разве это не он дал ему все, чтобы безбедно существовать, да еще и красавицу-дочь в придачу. Что за неблагодарность! Что за черствая душа — эта Полина.

“Ну и не надо. Подумаешь, много чести!”

Но, с другой стороны, она же мать Андрея, и им все же придется общаться. А он не будет. Он найдет причины больше никогда с ней не видеться. Детям говорить не обязательно, для них не новость, что он всегда занят. Да и у Полины, наверное, хватит ума не распространяться об их ссоре.

“Так, с этим разобрался. А что же теперь с Анной?”

А что он, собственно, изобретает колесо. Он и сам может побыть с ней неделю. Разве он не сам себе хозяин? И без него справятся. Во всяком случае, справлялись же, пока он был за границей. Вот и выход. Это его дочь. Разве есть что-то важнее?

Немного успокоившись, Александр Станиславович наконец заметил, что машина стоит.

— Что? — сердито обратился к водителю.

— Пробка, — виновато сказал тот.

— Почему?

— Так час пик, — просто пояснил молодой паренек, сидящий за рулем. Он работал только второй день и еще не знал привычек хозяина.

— А ты не в курсе, что здесь бывают пробки? Я спешу. Ты что, другой дороги не знаешь?

— Я думал…

— Он думал! Ренат! — Александр Станиславович обратился к мужчине, сидящему на переднем месте рядом с водителем. — Этот юноша уволен. Подбери мне завтра кого-то порасторопней. Что происходит? Ты же говорил, что это самый лучший! Имей в виду, не найдешь, — сам за руль сядешь.

Молодой человек, покрасневший от обиды и возмущения, тяжело засопел.

— Может, проскочим по тротуару? — подсказал Ренат. Он тоже испытывал неловкость за полученную взбучку.

— Мы же подперты сзади. Мне что, по машинам ехать? — огрызнулся водитель.

В салоне повисла тишина. Александр Станиславович расстегнул пуговицы на пальто. Жарко. Но обращаться к водителю, чтобы тот включил кондиционер, не хотелось.

“Ну вот, зачем на парня сорвался? Подумаешь, пробка. Нервы ни к черту. А куда я, собственно, спешу? Анна сказала, что девушка перезвонит после девяти. Сама она до полночи будет у Андрея. Ну и что я буду делать один дома? Конечно, можно вернуться на работу. Вот шороха будет. Нет. Я же решил, что посвящу неделю дочери. Значит, сегодня вечером и начнется первый день”.

И опять переключился на Полину. А ведь он не прав, убеждая себя, что делает все возможное для ее сына. Он делает все для Анны. Легко ему рассуждать с его возможностями. А Полина? Права ведь. В другой ситуации Андрея уже не было бы. Может, она и злится от своего бессилия. А он?

“Я умирал, а ты не дождалась!”

Кому это надо тридцать лет спустя? Ах, посмотрите на него. Какое ущемленное самолюбие.

Машина наконец-то сдвинулась с места, меся колесами грязный липкий снег. Ехали очень медленно. Оказывается, причиной пробки было столкновение двух легковушек.

— Хорошо заехал, — мельком глянув в окно, прокомментировал Ренат. — Попал штуки на две, не меньше.

Потом повернулся к Александру Станиславовичу.

— Да, шеф. Продукты, что мы купили, их куда потом доставить?

Забыл. Полина с работы ушла, чтобы постоянно быть с сыном. Дома ни крошки хлеба. Да и денег небось негусто. Черт. Вот упертая баба.

— Эй, малой, как там тебя, — обратился он к водителю.

— Андрей.

Александр Станиславович вздрогнул.

— Ты вот что, Андрюха, разворачивай обратно. И еще. Работай. Это я так, погорячился.

— Спасибо. Мне очень нужна работа. У меня мать больная, а кроме меня у нее никого нет.

— Ну и ладненько.

* * *

Спустя час машина снова подъехала к дому, где жила Полина. Он вышел на улицу и посмотрел на темные окна. Может, она куда-то ушла? А, может, спит? Вряд ли, рано еще. Наверное, смотрит без света телевизор. Сейчас он поднимется и все узнает. Нет, самому неудобно. Вернее, стыдно. Но, с другой стороны, зачем он вернулся, если не собирается (ха-ха, боится) идти сам? Он молча стоял и глядел на окна. Сделал несколько шагов в сторону подъезда, потом остановился и обратился к охраннику:

— Ренат, сходи с Андреем посмотри: Полина дома?

— Александр Станиславович, как хотите, но я вас не оставлю, — возразил Ренат. — Мало того, что я один, так вы меня еще и отсылаете. Андрюха и сам сходит.

— Не украдут меня за пять минут. Я в машине посижу. Идите, я сказал, — жестко оборвал он Рената. — Продукты захватите.

Ренат нехотя подчинился воле хозяина. Андрей в это время достал из багажника два картонных ящика.

На третий этаж взобрались бегом. Подъезд был пустым. Лестничная площадка неосвещенной.

— Пришли. Тормози, — небрежно бросил Ренат и опустил ящик с продуктами на пол. — Звони, Андрюха.

Взрыв был такой силы, что содрогнулся весь дом. Эхом ему ответил звон битых оконных стекол. Ударной волной выбило входную дверь квартиры. Та всей тяжестью накрыла водителя и охранника, выпустив при этом на площадку лавину горящего газа. Все произошло за какие-то доли секунды. Трудно было определить, что произошло раньше. То ли вдруг, одновременно, сработали сигнализации на машинах, стоящих у подъезда. Или на снег ранящим дождем посыпались осколки, а вместе с этим раздались человеческие крики. Или пламя, радуясь кислороду, выпрыгнуло наружу, осветив ночное небо красным. И, конечно, оглушительный взрыв, разворотивший несколько квартир.

Не веря своим глазам, Александр Станиславович на ватных ногах выбрался из машины. Сомнений не было. Взрыв был в квартире Полины.

— Боже мой… — забыв обо всем на свете, бросился к подъезду.

Дверь распахнулась раньше, чем он успел добежать. Полуодетые, испуганные люди с ужасом выбегали на снег. Улица сразу же наполнилась криками, плачем и бесконечными вопросами.

— Эй, мужик! — обратился к нему мужчина в спортивном костюме с маленьким мальчиком на руках. — Телефон есть?

Александр Станиславович молча кивнул, достал мобильник и протянул обратившемуся мужчине.

— Чо ты мне его суешь?! Звони скорей в «скорую», в пожарную, куда там еще! — заорал тот.

Пребывая в шоке, Александр Станиславович не сразу сообразил, как звонить в пожарную службу, отчего тотчас пришел в ярость.

— Да что это я! Господи, да ноль один же!

Пожарные расчеты прибыли через пять минут, скорая помощь чуть позже. Началась беготня и суматоха. На месте трагедии собралось около сотни зевак. Гадали, что произошло, много ли погибших, что предпримут власти.

Александр Станиславович стоял поодаль, молча наблюдая за происходящим. Пострадавших усаживали в «скорую» и оказывали медицинскую помощь. Несколько машин, взяв раненых жильцов, тут же умчались под вой сирены. Пожарные в это время уже тушили огонь. Вскоре приехало местное телевидение и начало снимать место происшествия, чем вызвало бурю негодования подоспевшей к тому времени милиции. На носилках вынесли три трупа, небрежно накрытых одеялами.

— Позвольте, — Александр Станиславович протиснулся к «скорой», в которую собирались поместить трупы. — Я хотел бы посмотреть на них, можно?

— Зрелищ захотелось, дядя? — зло ответил санитар.

— Там были близкие мне люди. Я должен знать…

Фраза далась очень тяжело.

— Товарищ лейтенант, тут вот… — обратился к подошедшему милиционеру санитар.

Милиционер представился, поинтересовался, с кем имеет дело, и спросил, что нужно Александру Станиславовичу. Тот, путаясь, рассказал, что, по всей вероятности, погибшие являются его хорошими знакомыми.

— Вы позволите взглянуть?

— Взгляните, если они — нам это значительно облегчит дальнейшее расследование.

Это были они. Больше всего пострадала Полина. Сильно обгорела. Лицо Андрея было расплющено в лепешку. Узнать можно было только по куртке. Тело Рената не было обезображено. Огромный осколок стекла торчал у него из разорванного горла.

Александр Станиславович, прикрыв рот руками, быстро отвернулся.

— Да, я знаю этих людей, — тяжело дыша, произнес он.

— Так, может, вы знаете, что произошло?

Он отрицательно покачал головой.

— Куда их повезут?

— В Калинина, наверное.

— Когда можно будет забрать тела?

— А они что, ваши родственники?

— Нет. Мужчины работали у меня. А женщина — мать мужа моей дочери.

Трупы тем временем уложили в машину и увезли.

— Ну, раз так, то вам придется задержаться для дачи показаний и заполнения протокола опознания.

— Хорошо, я посижу в машине. Вон она.

Милиционер, кивнув, отошел. Александр Станиславович отрешенно посмотрел ему вслед, а потом медленно побрел к машине. Сев на место водителя, решил включить отопление, машина остыла. Выйдя из нее после взрыва, он не закрыл дверь. Ключа не было. Видимо, паренек с собой забрал. Положив руки на руль и уронив на них голову, Александр Станиславович застонал.

“Неужели это сейчас произошло? Какой ужас! Какое непоправимое несчастье! Боже мой!”

Он был так потрясен, что не мог даже постичь масштаб происшедшей трагедии. А ведь он собирался подняться сам и только в последнюю минуту передумал. А если б не передумал?

Никогда еще он не ощущал себя таким беспомощным, таким ничтожным и маленьким. Вот случилось, и что он может сделать? Полинка, Полинка! Господи, что он скажет Андрею? А Аньке? А больной маме молодого водителя? А жене Рината? Потянулся в карман за телефоном. Надо позвонить на работу и, наверное, Анне, предупредить, что не успеет домой ко времени.

Телефона не было. Где-то обронил в суматохе.

В окно постучал знакомый милиционер.

— Вы не проедете с нами в отделение? — как-то не особо приветливо спросил он.

— Да, конечно. Только если вы меня подвезете? У меня от машины ключа нет. Они был у водителя.

— Подвезем. Можете выходить.

* * *

Анна сидела у изголовья Андрея и рукой поправляла его волосы. Волосы были давно расправлены, а она механически продолжала их укладывать. Она уже успела все ему рассказать. Все, что наметила. И о том, как опрометчиво она себя вела, но больше этого не повторится. И о своих опасениях, что она сходит с ума и папа уже приглашал к ней психиатра. И о том, что она наконец-то заметила, что происходят необъяснимые вещи, но опять же, кроме нее, никто не хочет их признавать. Естественно, спокойнее и легче все списать на помрачение разума. Но это все пустяки. Теперь осталось ждать. Отчего-то она уверена, что ждать недолго. Или долго? Она уже научилась терпению.

Было начало десятого вечера. Хотелось позвонить отцу и узнать, что сказала Маша. Анна осторожно поднялась и на цыпочках вышла в коридор. Набрала номер отца. Пошел сигнал. Отец не отвечал. Это было более чем странно. Она снова набрала номер. Тот же результат.

* * *

Часов в семь вечера офис опустел. У входа дремал пожилой охранник. Из сотрудников офиса осталась только Валечка. Вот уж образец преданности. Она листала журнал мод и с беспокойством посматривала в сторону кабинета. Там, за дверью, в полной темноте, не меняя позы и глядя в одну точку, сидел Виталий Вадимович. Он не реагировал на звонки, приказав Вале отвечать, что он ушел и она не знает, где он. Мобильник звонил каждые пять минут. Вначале смотрел, кто звонит. В основном это был отец. Потом перестал делать даже это.

Утром, после того, как Борис сказал ему «прощай» и исчез, Виталик вдруг отчетливо понял, что это приговор. Приговор ему. Его жизни. Он не помнил, как прожил этот день. Он забыл, как прожил этот месяц, этот год, всю свою прошлую жизнь. Как будто ничего не было до сегодняшнего дня. А то что было — все неважно. Он помнил только одно: «Прощай».

Тяжелая слеза скатилась по щеке. Надо хоть что-то сделать. Но что? Неожиданно осознал, что времени у него до полуночи. Почему до полуночи? Просто так показалось. Вернее, он был в этом уверен. И сразу возникло столько жалости к себе.

“Почему я? Чем я хуже остальных? Что я сделал не так? Анна… Это все из-за нее”.

Ах, нерастраченная, никому не нужная страсть, что так поздно проснулась, все усложнив и запутав! Каким бесполезным оказалось все.