Book: Кот Артур и ловушка для Земли



Кот Артур и ловушка для Земли

Фред Адра

Кот Артур и ловушка для Земли

Часть I

Рациональная

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Начальнику Управления по аномальным явлениям

от заместителя начальника

Управления по аномальным явлениям

Сегодня, в 02:03 по местному времени, был пойман сигнал явно внеземного происхождения. Наши сотрудники работают над расшифровкой, однако уже сейчас можно с уверенностью констатировать, что сигнал носит безусловно враждебный характер по отношению к Земле и землянам. Начальник, вы бы слышали этот агрессивный, злобный писк! Это наверняка ужасные угрозы! Мы должны срочно обнаружить инопланетян и уничтожить их, пока они не уничтожили нас! Уж поверьте мне, опытному землянину!

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Заместителю начальника

Управления по аномальным явлениям

от начальника

Управления по аномальным явлениям

Прекратить панику. Инопланетное происхождение полученного сигнала еще не доказано. Расшифруйте его как можно скорее.

Также усильте наблюдение за Градбургским Университетом.

Глава 1

Сигналы и ссоры

Грянул гром, молния на мгновенье озарила комнату, и еж Роман проснулся. Он сел на кровати, недоуменно всмотрелся в ночную мглу и вслушался в грохот ливня за окном общежития. «Странно, — подумал он. — Почему молния после грома? Должно же быть наоборот!»

— Потому что это не гром, — раздался мрачный заспанный голос соседа по комнате (тоже ежа), и Роман понял, что думал вслух.

— Не гром? Тогда где гром?

— Открой дверь, умник! — буркнул сосед из-под одеяла.

За окном бабахнуло по-настоящему, и, словно вторя грому, раздался настойчивый стук в дверь. Обреченно вздохнув, Роман нехотя слез с кровати, натянул халат и прошаркал к двери. В глаза ударил свет из коридора, и еж прищурился, разглядывая незваного ночного гостя, быстро принявшего облик взъерошенного рыжего кота с безумным взглядом.

— Роман, пойдем скорей! — воскликнул гость, и еж застонал.

— Артур, ты знаешь, который час? — спросил он с упреком.

— Два часа четырнадцать минут, — не задумываясь, сообщил кот, тем самым дав исчерпывающий ответ на вопрос разбуженного собеседника: да, он знает, который час. — Роман, я поймал радиосигнал из космоса!

Еж скривился.

— О, нет… Опять?

— На этот раз настоящий! Убедишься, когда расшифруешь! Пошли скорей!

Роман понял, что ему не отвертеться, и сдался.

— Сейчас. Оденусь только. И учти, если опять ложная тревога, я тебя убью…


Кот Артур, студент факультета заблуждений и невозможных наук Градбургского Университета, не случайно позвал на помощь именно Романа — еж не только считался лучшим учащимся на кафедре тайн факультета никому не нужных древних языков, но и действительно был таковым. Он мог перевести и расшифровать практически все, что угодно. Именно Роман расшифровал письмена, придуманные особо коварными преподавателями для заваливания на экзаменах неугодных студентов. Преподаватели были потрясены — еще бы, ведь им казалось, что сочиненный ими текст содержал просто бессмысленный набор знаков. А Роман взял и перевел его. Оказалось, там написано следующее: «Дрый наодбах вельклум».

Еще больше репутацию Романа укрепили многочисленные расшифровки надписей, которые на первый взгляд никакой расшифровки вовсе не требовали. Например, он с легкостью определил, что означает фраза «посторонним вход воспрещен» на двери в университетскую столовую для профессуры. Выяснилось, что в этом предложении зашифровано другое: «мир погибших овощей».

В общем, все преподаватели факультета прочили юноше блестящее будущее и ненависть окружающих.

Потому-то Артур и тащил Романа в обсерваторию, где несколько минут назад осуществилась мечта всей его жизни — он поймал сигнал из космоса. Правда, он и раньше ловил сигналы из космоса. Вернее, ему казалось, что они из космоса. А потом приходил Роман и сразу объявлял: «самолет». Или «спутник». Или «о, это нам как раз вчера задавали!».

Артур влетел в пустую обсерваторию, на ходу стягивая с себя насквозь промокшую куртку. Следом степенно вошел Роман, уже готовый развенчать напрасные надежды приятеля.

— Слушай… — с глубоким волнением прошептал Артур, запуская на компьютере запись пойманного сигнала. Динамики запищали, и кот напрягся — он готовился к худшему: сейчас Роман заявит, что сигнал имеет самое что ни на есть земное происхождение. Артур так нервничал, что даже зажмурился. Вот сейчас еж произнесет роковые слова, вот сейчас…

Однако Роман молчал. Кот осторожно открыл глаза и посмотрел на приятеля. Морда последнего выражала удивление.

За стенами обсерватории громыхнуло.

— Ну-ка, проиграй запись еще раз, — попросил Роман.

Артур проиграл.

— Кофе, — сказал Роман.

На душе у Артура стало кисло. Значит, опять ошибка. Никакой это не сигнал из космоса, а обычный кофе.

Кофе?!

— Много кофе, — пояснил Роман, с деловым видом усаживаясь за компьютер.

Душа Артура воспарила. Раз гениальный приятель сразу не отверг возможность внеземного происхождения пиканья, то шансы на успех велики, как никогда!

— Будет тебе кофе! — воскликнул Артур. — И чай, и минералка, и все, что угодно!

Еж кивнул.

— Тогда кофе и тишины.


Через несколько часов, уже под утро, Артур проснулся от тряски. Его, спящего в кресле, тряс за плечо Роман.

— Я не сплю! — заявил Артур, не особо рассчитывая, что ему поверят.

Роман не ответил. Он отошел к компьютеру и поманил кота пальцем. Тут Артур проснулся окончательно и вспомнил, зачем они здесь. Сна как не бывало. Кот подскочил к монитору и впился в него взглядом.

губитель вселенных на планете там

— Это все? — удивился Артур. — Так много пиканья, и всего пять слов?

Роман перевел на него красные от недосыпа глаза и возмущенно засопел. Так сопеть умеют только ежи, особенно возмущенные.

— Не стоит благодарности.

— Ой, — спохватился Артур. — Конечно, спасибо! Очень большое спасибо! Просто я так удивился, что само вырвалось.

Но Роман не спешил его простить.

— Ты хоть понимаешь, чего мне это стоило? Думаешь, так просто расшифровать инопланетный сигнал?

— Так он все же инопланетный?! — вскричал Артур.

Роман замахал на него лапами.

— Не отвлекайся! Мы сейчас обо мне говорим!

— Да-да, конечно… Чего же тебе это стоило?

— А как, по-твоему, можно расшифровать текст, если совершенно не от чего отталкиваться? Мы же не знаем никаких инопланетных языков…

— Так все-таки инопланет…

— Тихо! Я не закончил! Так вот, расшифровать такой текст нельзя!

Артур вздрогнул.

— То есть… Значит, раз ты его расшифровал, то он не инопланетный?

Роман помедлил с ответом, наслаждаясь замешательством приятеля. Наконец он решил, что отмщен, и лукаво произнес:

— Этого я не говорил.

— Роман, не томи!

Но Роману нравилось томить. Поэтому он задумчиво обвел взглядом стол и как бы невзначай обронил:

— Кажется, кофе закончился…

— Ссссадист, — прошипел Артур и приготовил черный кофе — Роману и себе.

— Итак, мой дорогой брат-студиозус, — сказал еж, с наслаждением поднося ароматную чашку к носу. — Как я уже отметил, невозможно расшифровать текст, если нельзя оттолкнуться от других текстов. Поэтому я применил иной способ, который сам же и разработал. Знал бы ты, как тебе со мной повезло…

— Я знаю! — нетерпеливо заверил его Артур. — Дальше!

— На самом деле все просто. Вместо того чтобы пытаться расшифровать текст, я сосредоточился на понимании сути передаваемого сообщения. Ведь каждый из этих «пи» имеет собственный эмоциональный заряд, смысл, интонацию… Тщательно все проанализировав, я пришел к выводу, что там говорится именно это. — Роман ткнул пальцем в монитор, и Артур снова прочитал:

губитель вселенных на планете там

— Но это же только обрывок сообщения!

Еж развел лапами:

— Ну, извини, это все, что ты поймал. — Он поставил чашку и поднялся с кресла. — А теперь я иду спать…


Несмотря на жуткий недосып, Артур шел на семинар бодрый, воодушевленный и окрыленный. Сегодня его ждет триумф: кот докажет свою правоту всем этим скептикам во главе с профессором Адрианом Интегральским и его вечным подпевалой — лисом Эдуардом.

Артур был, пожалуй, на факультете единственным, кто искренне верил в пришельцев. Профессор Интегральский (пожилой доберман, один из самых известных ученых Градбургского Университета) такую убежденность своего студента не одобрял:

— Дорогой Артур, подлинный ученый должен отталкиваться от фактов, а не от дурацких фантазий. Все так называемые свидетельства посещения инопланетянами Земли имеют простое земное объяснение.

Артур горячо возражал:

— Да как же земное, профессор?! Вот, смотрите, эта фотография сделана на прошлой неделе у нас же, в Градбурге! Видите? Над домами зависла летающая тарелка!

Профессор окидывал снимок скучающим взглядом и вздыхал:

— Никакая это не летающая тарелка. Это просто два блюдца, — одно лежит на другом, — которые зависли над домами в свободном полете. Просто кто-то их подбросил, и они, пока летели, сильно увеличились в диаметре — метров примерно на двадцать — и обросли лампочками. Вот и все, и никаких пришельцев.

Но Артур не сдавался:

— А как же древние наскальные рисунки? На них изображены животные с рожками! Эти рожки — антенны!

— Какие животные там нарисованы? — интересовался профессор.

— Козлы.

— Козлы с рожками? Действительно, загадочно.

В этом месте остальные студенты обычно смеялись. Особенно усердствовал лис Эдуард, злейший враг Артура, который на самом деле плевать хотел на то, существуют инопланетяне или нет. Но раз профессор Интегральский считает, что их нет, то он, Эдуард, думает так же.

— Ха-ха-ха! — заливался лис. — Козлы с антеннами вместо рожек! Ой, сейчас умру!

Но он, разумеется, не умирал, а, наоборот, продолжал жить и при каждом удобном (да и неудобном) случае подкалывал Артура.

Однако сегодня все будет иначе… Артур был так увлечен грядущей победой, что, войдя в аудиторию, не заметил, что некоторые студенты, в том числе Эдуард, насмешливо на него поглядывают. А заметь он это, то, возможно, избежал бы катастрофы, которой суждено было произойти буквально через несколько минут.

— Итак, — изрек профессор Интегральский, медленно и с достоинством входя в аудиторию и постукивая тростью. — Сегодня мы поговорим о том, как средства массовой информации раздувают антинаучные сенсации и тем самым дурачат и оболванивают доверчивых зверей. Перед вами разложены газеты. В каждой из них вы найдете примеры подобных сенсаций. Когда найдете, поделитесь своей радостью со всеми. Приступайте!

Со всех сторон раздалось шуршание газетных страниц.

— Нашла! — сообщила миловидная студентка-болонка со стрижкой под «пуделя». — «Внутри древней мумии обнаружена современная мумия».

— И я нашел! — вскричал студент-шимпанзе. — «Ученый изобрел машину времени, отправился в прошлое, где помешал себе изобрести машину времени и отправиться в прошлое, чтобы помешать себе изобрести машину времени, которую он изобрел и отправился в прошлое».

Один за другим студенты зачитывали заголовки антинаучных сенсаций, пока Артур не остался единственным промолчавшим.

— Артур, в чем дело? — поинтересовался профессор Интегральский.

Кот пожал плечами:

— У меня ничего нет.

— Не может быть! А как же шестая страница?

Доберман открыл газету и зачитал всей аудитории:

— «Градбург был основан инопланетянами». Артур, ты это пропустил?

— Нет, видел, конечно. Только что в этом антинаучного?

Взгляд профессора стал укоризненным, а студенты затаили дыхание, предвкушая забаву.

— Артур, ты опять за свое? Что, Градбург основали пришельцы?

— Почему бы и нет? — усмехнулся кот. Вот он, момент! — Поскольку теперь нет никаких сомнений в их существовании, то все возможно…

Профессор Интегральский поглядел на него поверх очков, а некоторые студенты захихикали. Артур в упор уставился на профессора, поэтому не мог видеть, как Эдуард хитро перемигивается со своими дружками.

— Никаких сомнений? — усмехнулся профессор. — Можно подробней?

— Разумеется, — с готовностью отозвался Артур. — Сегодня ночью я поймал внеземной радиосигнал!

Аудитория взорвалась от хохота. Артур растерялся. Что такого смешного он сказал? Над ним и раньше потешались, но не так же… Все одновременно сошли с ума?

Не смеялся один лишь профессор Интегральский. Он одарил Артура сочувственным взглядом, вздохнул и постучал тростью по полу.

— Прекратите! Не вижу ничего смешного!

Смех улегся. Профессор вернулся к своему столу.

— Вообще-то, — сказал он, глядя почему-то на Эдуарда, — вашу шутку я не нахожу остроумной. Тем не менее ситуация ясна. Вот что происходит, если ученый ищет не факты, а подтверждения собственным фантазиям: он готов поверить чему угодно.

Артур все еще недоумевал. О чем говорит профессор? Какая шутка? При чем тут Эдуард?

Может, если бы минувшей ночью Артуру удалось выспаться, он бы спокойнее отнесся к происходящему. Но недосып давал о себе знать, и тормоза работали плохо. Кот начал раздражаться. А от раздражения до злости один шаг, и, образно говоря, Артур уже занес лапу.

— Эй! — окликнул его Эдуард. — Понравилось инопланетные сообщения ловить? Послать еще? Мне не трудно!

Артура бросило в жар. Так это что, розыгрыш? Значит, сигнал — дело лап Эдуарда?!

Но как же тогда расшифровка?.. Ведь Роману понадобилось на нее целых полночи, он же фактически подтвердил внеземное происхождение сигнала. Если только…

Последняя догадка озарила Артура, и картина сложилась полностью.

Этот чертов Эдуард разыграл его, послав сигнал, который Артур принял за внеземной. Профессор Интегральский, увы, прав: кот с легкостью купился на приманку, потому что действительно готов был в чем угодно усмотреть доказательство своей правоты. Эдуард это понял и использовал, чтобы высмеять Артура, а перед семинаром всех предупредил о том, что может произойти. И все вышло именно так, как он ожидал!

Но Роман… Как мог Роман пойти на сговор с этим подлым лисом! Теперь очевидно, что еж просто притворялся, будто испытывает трудности с расшифровкой. А Артур-то считал его своим другом…

— Артур! — не унимался тем временем Эдуард. — Что же ты сидишь? Беги — маленькие зеленые зверушки ждут тебя! Они качают своими рожками-антеннами и зовут: «пи-пи-пи».

Обида, злость, недосып и разочарование встретились в душе Артура, пожали друг другу лапы и прогнали осторожность, трезвомыслие и воспитание, после чего послали в мозг носителя гнев со следующим посланием: зло должно быть наказано, а добро должно быть с кулаками.

Артур бросился на Эдуарда. Таких яростных котов Градбургский Университет еще не видел…


За окном профессорского кабинета моросил скучный дождь. Со стен на Артура глядели фотографии самого Адриана Интегральского, его супруги, детей и внуков. «Как же так, — будто молвили они. — Затеять драку в священных стенах университета!» Висящие между фотографиями многочисленные дипломы профессора ничего не говорили, и что на них написано, видно не было. Однако Артуру казалось, что в них всех одно и то же: «Как же так! Затеять драку! И где? ЗДЕСЬ!»

— Артур… — тихо проронил сидящий напротив кота профессор-доберман. — Ты хоть понимаешь, что за такие дела отчисляют из университета?

— Понимаю, — кивнул Артур, стараясь не смотреть профессору в глаза. Ему и правда было ужасно стыдно. Как же его угораздило?

— Ну, вот что. — Профессор Интегральский повысил голос, казалось, он пришел к какому-то решению. — В истории университета существуют прецеденты. Поэтому у тебя есть шанс не быть отчисленным.

— Прецеденты? — Артур решился поднять глаза. — Значит, я не первый?

Ему показалось, что пожилой доберман едва сдержался, чтобы не фыркнуть.

— Конечно, нет. И прежде у студентов случались провинности. Но иногда их прощали, если…

— Если что? — оживился кот.

— Если им удавалось совершить научное открытие или выдвинуть интересную и убедительную гипотезу. То есть проявить себя как зверя, в котором нуждается наука.

Артур снова приуныл. Похоже, исключения ему не миновать. Ведь это он нуждается в науке, а не она в нем.

— Увы, я далек от научных свершений.

Профессор Интегральский хмыкнул, и на мгновение коту показалось, будто в глазах добермана вспыхнула искорка.

— У тебя есть две недели. Ибо ровно через две недели университетский совет будет решать твою судьбу. Сотворишь за это время что-нибудь значительное — считай, что спасен.

— Две недели?! — ужаснулся Артур. — Что я смогу за две недели!

Профессор Интегральский развел лапами.

— Поскольку ты всерьез увлечен только одной темой, особо выбора у тебя нет. Предъяви через две недели убедительные доказательства существования пришельцев, и все в порядке.



Артур изумленно уставился на наставника.

— Профессор, так вы все-таки верите, что это возможно?

— Если честно, нет. Но это твой шанс, и я обязан был тебе о нем сообщить. Ступай, Артур. Помни — две недели.

Путаясь в мыслях и чувствах, кот поплелся к выходу. У двери его задержал голос преподавателя:

— И учти, я сделаю все возможное, чтобы опровергнуть твои доказательства. Такова моя обязанность как ученого.

Артур кивнул и покинул кабинет профессора…


В одном из зданий Градбургского Университета располагалась гигантская оранжерея. Это место называлось «Ботаническим садом», но не потому, что там было множество растений, а потому, что там любили собираться «ботаники».

Это совершенно особая категория студентов, которые так зациклились на учебе, что чуть ли не полностью оторвались от реальности. Они могли посреди ночи доказать любую теорему, но терялись, если их спрашивали, чьи клипы крутят на музыкальных телеканалах. «Ботаников» часто высмеивали, и чтобы противостоять враждебному окружающему миру, в Градбургском Университете они сбились в отдельную касту, а своим штабом сделали «Ботанический сад».

Артур нуждался в помощи и считал, что если кто и может ему ее оказать, то это именно «ботаники». Однако сам он «ботаником» не был и попасть в «Ботанический сад» просто так не мог. Дело в том, что каста чудиков изо всех сил блюла святость и неприкосновенность своего штаба. «Ботаники» наняли нескольких амбалов из числа студентов, которых называли «физкультурниками», чтобы те осуществляли жесткий фейс-контроль на входе в оранжерею. Не будучи «ботаником», студент имел весьма низкие шансы попасть в сад и весьма высокие — получить по морде.

Но Артур рассчитывал, что одурачить не блещущих интеллектом «физкультурников» большого труда не составит. Он вернулся в общежитие и порылся в шкафу и в тумбочках, в том числе и в вещах соседа по комнате — кролика Дениса, который как раз был без пяти минут «ботаник».

У Дениса было плохое зрение, и Артур надеялся, что сегодня, убегая на занятия и выбирая между очками и линзами, сосед остановил свой выбор на линзах.

— Ага! — радостно воскликнул кот, обнаружив, что его надежда оправдалась. Он достал из соседской тумбочки очки Дениса. Очки были что надо: огромные прямоугольники с толстенными линзами. Артур нацепил их на нос и тут же потерял способность что-либо видеть. Пришлось опустить очки на кончик носа и смотреть поверх них.

Кот поглядел на себя в зеркало. Очки полностью преобразили его морду, но этого было недостаточно. Артур усиленно ссутулился. Уже лучше. Но все равно мало.

Он вернулся к шкафу, выудил из его недр и напялил на себя свитер с надписью «A(f)=F(a), придурки!». Затем бегло пробежался по учебникам Дениса и остановил свой выбор на «химии неприятных тел». Зажал книгу в лапе и снова поглядел в зеркало. Ай, красавец! Ботан из ботанов — ни одна девушка и близко не подойдет.

Отлично, теперь — в оранжерею!

Три волка-«физкультурника» у входа в «Ботанический сад» окинули его оценивающими взглядами. Артуру стало неуютно. Он закашлялся и гнусаво произнес:

— Любезные, не подскажете, сумма квадратов катетов прямо пропорциональна действующей на нее силе, или, напротив, индукция?

— А? — спросили «физкультурники».

— Ну, фотосинтез! — пояснил Артур. Он указал взглядом на впечатляющие мускулы одного из волков и поинтересовался: — Нанотехнологии?

«Физкультурник» почему-то рассердился:

— Проходи давай, умник! Грузи своих корешей, а не нас!

Артур многозначительно поднял указательный палец и важно заявил:

— Что и требовалось доказать! — после чего без всяких препятствий вступил в «ботаническое» царство.

Среди деревьев, кустов и цветов с самым важным видом прохаживались «ботаники». Столько их сразу Артур никогда прежде не видел, поэтому слегка растерялся. «Так вот ты какая — реальность альтернативная!» — подумал он и приблизился к одной из групп.

— Друзья, — вкрадчиво произнес он. — Есть возможность заявить о себе!

«Ботаники» уставились на пришельца, а главный из них, очень худой суслик, сказал:

— Молви.

Артур вкратце объяснил, в чем состоит суть его проблемы.

— Ну что, поможете?

«Ботаники» одновременно замотали головами.

— Ничего не выйдет, — сказал суслик. — От тебя за две недели требуется сотворить то, что у маститых ученых не выходило и за годы. Мы не беремся за безнадежные дела, это может повредить нашей репутации. Мы — ботаны, а не фантазеры! Посочувствовать, морально поддержать — это пожалуйста. Но не более.

Артур постарался не показать, насколько расстроен.

— Ладно, и на том спасибо.

Он попытал счастья с другими группами, но повсюду его ждало разочарование. Все ему сопереживали, и никто не хотел помочь.

С чувством горечи кот покинул «Ботанический сад». Оставался еще один зверь, на которого Артур мог рассчитывать. Правда, зверь этот был не студент, и, что гораздо хуже, как раз на него рассчитывать опасно. Но выбора нет: одному справиться с задачей будет сложно.

С ощущением, что он совершает ужасную ошибку, Артур вернулся в свою комнату, уселся за телефон и набрал номер:

— Алло? Привет, братишка…

Глава 2

Помощь появляется и исчезает

Автобус въехал на территорию кампуса, и пассажирам могло показаться, будто они попали в другой город. Кругом простирались многочисленные современные строения и парки, далеко впереди угадывались контуры старинного здания центра исследований, служившего предметом особой гордости Градбургского Университета. Это действительно в каком-то смысле был город в городе — со своими границами, обитателями, законами и обычаями.

— Общежитие! — объявил водитель.

Кот Константин выпрыгнул из автобуса и огляделся. Ну, и где же Артур, который клялся, что непременно встретит его на остановке? А, вот и он, бежит от общаги, надеется успеть к месту встречи раньше уже отъехавшего автобуса.

Константин фыркнул и скрестил лапы на груди, всем своим видом выражая негодование.

— Сколько можно тебя ждать? — буркнул он вместо приветствия.

— Ты же только что приехал! — заметил Артур, хлопая Константина по плечу.

— Я спросил, сколько можно тебя ждать, а не когда я приехал. Как будущий ученый, ты мог бы подучиться понимать вопросы.

— Ладно, — улыбнулся «будущий ученый». — Меня можно ждать двенадцать минут сорок три секунды. Такой ответ тебя устраивает?

— Вполне, — ответил Константин и поглядел на часы. — Я ждал меньше. Так что привет! Давай, выкладывай, зачем позвал.

Артур кивнул.

— Пойдем ко мне, попьем чаю, и я все объясню…


Артур и Константин были двоюродными братьями и ровесниками, но во всем мире трудно было бы найти более разных котов — и по характеру, и по образу жизни. Внешне они тоже отличались: шерсть Артура была мягкого рыжеватого оттенка, а Константина — серая.

В школе братья учились вместе и даже сидели за одной партой. Однако если Артур всецело посвящал себя учебе, то Константин в основном занимался тем, что сначала прятался в туалете с дружками, чтобы курить, а затем — прятался в туалете от дружков, чтобы не курить. Константин постоянно сбегал с уроков на улицу, а Артур — с улицы на уроки. Артур на досуге читал книги, а Константин болтался по дискотекам. Артур с детства готовился стать ученым, а Константин мечтал о легких деньгах. Артур поступил в университет, а Константин занялся сомнительными с точки зрения закона делишками. Артур закончил два первых года с отличием, а Константин задолжал крупную сумму мафии и еле выкрутился. Казалось, пути братьев разошлись навсегда, ибо лежат в разных плоскостях бытия. Но судьба решила иначе.


Сосед Артура, кролик Денис, встретил братьев радушно.

— О, ты, наверно, Константин! Артур много про тебя рассказывал!

— Да ну? — напрягся Константин. — И что же?

— Ну, он говорил, что ты… — Денис заметил выражение морды соседа и осекся. — Что ты его двоюродный брат и что ты… ммм… кот. А я Денис! — Он протянул новому знакомому лапу. — Очень приятно!

— Взаимно, — равнодушно кивнул Константин, отвечая на лапопожатие. Однако тут он увидел глаза Дениса, и равнодушие сменилось любопытством. — У тебя странные глаза.

— Ага, голубые! — радостно конкретизировал Денис. — Разве ты не знал, что существует особая порода кроликов, у которых голубые глаза? Мы встречаемся крайне редко, и встреча с нами сулит удачу!

Тут новый знакомый стал Константину по-настоящему интересен.

— Правда? И финансовую тоже?

— А как же! Это точно, и к гадалке не ходи!

Артур решил, что настала пора вмешаться.

— Не увлекайся, — осадил он брата. — Это просто линзы.

Константин осуждающе покачал головой.

— Ай-ай-ай, Денис. Только познакомились, а ты уже обманывать. Я еще мог бы ожидать это от себя, но от тебя, студента… После того, как мой брат столько о тебе рассказывал…

— Рассказывал? Что же?

— Что ты студент, кролик… С голубыми линзами и склонностью к вранью.

— Да я просто пошутил, — заверил Денис. — А линзы ношу не всегда, чаще — очки. Я и сегодня, когда вернулся с занятий, хотел надеть очки, но обнаружил их совсем не там, где оставил.

Артур насторожился.

— Не там?

— Ну да. Я положил их в тумбочку, вот сюда. А нашел их здесь. — Денис взял линейку. — Расстояние — два сантиметра. Это подозрительно. Теперь, прежде чем допускать их на свой нос, я должен проверить, не появились ли у них зачатки разума.

Константин рассмеялся. Но его никто не поддержал.

— Вообще-то, он серьезно, — пояснил Артур. — Он и вправду собирается проверять очки на наличие разума.

Константин мгновенно перестал смеяться.

— А разве это не шутка? Типа как с линзами?

— На этот раз нет.

— А… Денис, ты на всякий случай предупреждай, когда говоришь серьезно, а когда шутишь, ладно? А то я уже дважды чувствовал себя по-идиотски.

— Нет проблем! — согласился кролик. — Сейчас я серьезно говорю. Вот закончу работу над проектом «Последний микрон» и займусь разумными очками.

Константин полюбопытствовал, что такое проект «Последний микрон», и кролик с готовностью объяснил.

Месяца два назад на одной студенческой вечеринке Денис впервые обратил внимание на обычай оставлять нетронутым последний кусок пирога или шоколада. Сначала он решил, что это как-то связано с религией, нечто вроде: «а последний кусок — Космическому Первозверю». Но потом понял, что это не так. Во-первых, религиозность у окружающих его студентов практически отсутствовала. Во-вторых, с последним куском иногда происходили удивительные метаморфозы: кто-нибудь подходил и отрезал от него маленький кусочек, а затем еще мельче, и еще. То есть многострадальный пирог (шоколад) якобы не заканчивался. Наконец Денис догадался, в чем дело: никто не хочет быть тем самым бескультурным типом, который съест последний кусок и лишит лакомства остальных. Подобный поступок будет расценен как эгоизм и алчность. Ситуация заканчивалась абсурдно — жалкие остатки пирога (шоколада) в результате отправлялись в мусорку под жадными взглядами присутствующих, каждый из которых на самом деле был бы рад доесть лакомство, но не мог себе этого позволить.

Какой любопытный социально-гастрономический феномен, подумал тогда Денис. А потом задался вопросом: до какого минимума можно кромсать пирог (шоколад) с применением современных научно-технических достижений? Ведь наверняка возможности увеличатся многократно, что позволит участникам вечеринки наслаждаться вкусом пирога (шоколада) значительно дольше, чем сейчас!

Так родился проект «Последний микрон». Денис принес в лабораторию плитку шоколада и предложил сокурсникам отламывать или отрезать от нее кусочек в любое время, когда им захочется сладенького. Сокурсники восприняли эксперимент с энтузиазмом, и очень скоро от плитки остался только один кусочек. Тогда в ход пошли тончайшие скальпели. Отрезаемые куски стали настолько малы, что почувствовать их вкус было уже невозможно, однако участники эксперимента не останавливались. Ведь никто из них не съедал последний кусочек и не становился «тем самым типом, который все доел». Когда скальпели уже не справлялись, в ход пошло лазерное лезвие — теперь опыт продолжался под микроскопом.

Денис полагал, что проект «Последний микрон» близок к завершению, и изо дня на день ожидал результата.

— Кстати, не хочешь ли тоже принять участие в эксперименте? Я серьезно, — предложил кролик.

— Насладиться микроскопическим шоколадом? — уточнил Константин. — Нет, благодарю. Но если вздумаешь повторить эксперимент, сразу зови! На ранних этапах я могу быть очень полезен! — Он повернулся к Артуру, который к этому времени успел приготовить для всех чай: — Рассказывай, что случилось?

Артур решил взять быка за рога.

— Меня отчисляют.

Он ожидал удивления, возмущения, возгласов «не может быть», поэтому был обескуражен тем равнодушием, которое Константин выказал по отношению к столь ужасной новости:

— Бывает. А случилось-то чего?

— Братец, ты что, не слышишь? Меня выгоняют из универа!

Константин нахмурился. Было видно, что он напряженно размышляет.

— Погоди, Артур. Я по интонации чувствую, что в твоих словах заключено что-то плохое. Но, хоть убей, не врубаюсь, что именно.

Артур вздохнул и покачал головой.

— Ладно, Константин. Я понимаю, что для тебя это ничего не значит. Но, поверь, для меня это большая трагедия.

— Хорошо, как скажешь, — не возражал Константин. — И что?

— У меня есть возможность все исправить. Давай-ка я расскажу по порядку.

И Артур поведал кузену свою грустную историю. Константин внимательно выслушал, а когда рассказ закончился, глубокомысленно произнес:

— Да, жизнь, она как зебра…

— Полосатая? — уточнил Денис.

— Нет. Гоняется за тобой и злобно клацает зубами.

— Так ты мне поможешь? — нетерпеливо спросил Артур.

Константин неопределенно пожал плечами:

— Почему я? У тебя тут вокруг полно всяких умников, они в таком деле куда полезней.

— Никто не соглашается, — с горечью ответил Артур. — Даже Денис отказался. Я потому и не успел тебя встретить — его уговаривал. Без толку.

— Я бы рад! — поспешно воскликнул Денис. — Но никак не могу! Очень занят, как раз в эти дни столько дел — и последний микрон, и разумные очки, и малышню с первого курса к сессии подготовить. Ну вот никак не успеваю!

На самом деле Денис был не вполне искренен. Он отказывался помочь соседу по другой причине. Дело в том, что Артур имел неосторожность рассказать кролику про реакцию «ботаников» на его просьбу, и Денис занервничал. Он почти уже стал настоящим «ботаником» и скоро наверняка будет допущен в святая святых — «Ботанический сад». Но если «ботаники» прознают, что он вместе с Артуром искал доказательства существования инопланетян, они могут решить, что он недостоин встать в их сутулые ряды. Ведь они же ясно дали понять: истинные ботаны так не поступают. Так что помочь Артуру он не может, но зато очень, очень ему сочувствует.

Константин по-прежнему не выказывал энтузиазма.

— Вообще-то ближайшие сто лет я намеревался провести в блаженной неге… Может, потом?

— У меня только две недели, — напомнил Артур. — Ну, Константин, неужели и ты откажешься?

— Да не отказываюсь я! Просто… Артур, это же бессмыслица! Где ты возьмешь этих инопланетян, если их нет?

Артур даже привстал со стула.

— Не может быть! Ты тоже не веришь!

— Спокойно, братишка, я верю. Только их нет. То есть… Я знаю, что их нет, но верю, что они есть. Ты, главное, не нервничай.

Но Артур нервничал. Он вскочил и бросился к книжным полкам.

— Смотри! — Он с грохотом вывалил несколько книг на стол перед вздрогнувшим Константином. — Сейчас… Вот! Это фотография Марса!

Константин посмотрел и осторожно заметил:

— Очень фотогеничная планета.

Артур ткнул в снимок пальцем:

— Видишь эти линии? Посмотри хорошенько! Морду видишь?

И Константин увидел. Действительно, на поверхности Марса можно разглядеть нечто напоминающее обезьянью морду.

— Вижу!

— Ну, теперь понимаешь? Это ли не признак наличия разумной жизни?

— Как у Денисовых очков? — спросил обескураженный Константин. Его взгляд упал на другую фотографию. — О, а это что за планета?

— Юпитер, — ответил Артур без особого интереса.

— Смотри, и здесь морда! — воскликнул Константин.

— Где? — удивился Артур.

— А что, нету? Я вообще-то тоже не вижу, но подумал, тебе будет приятно.

Артур отмахнулся.

— На Юпитере нет жизни. Он газовый гигант.

— А, тогда конечно… Я б тоже там жить не согласился.

Артур сунул под нос брату толстенную книгу с летающими тарелками на обложке.

— Здесь собраны сотни — сотни, Константин! — свидетельств об НЛО и рассказов зверей, похищенных инопланетянами.

— А зачем их похищали? Ради выкупа? Наивные, ну что можно взять с нашей бедной Земли. Нам и самим-то не хватает.



Но перевозбужденный Артур его не слушал.

— Все рассказы очевидцев похожи в деталях! Не могли же сговориться сотни настолько разных зверей! Или вот еще… — Артур потянулся за другой книгой.

Константин повернулся к Денису, который все это время спокойно листал научный журнал «Мир ботана».

— Денис, это можно как-то остановить?

— Не-а, — ответил кролик, не отрываясь от чтения. — Это может закончиться только само. Проверено, и к доктору не ходи. Терпи.

Константин обреченно вздохнул и смирился с неизбежным. Он и сам прекрасно знал, что, если Артур заведется, остановить его практически невозможно.

— И ведь они не только летают! — возбужденно заявил Артур, раскрывая одну книгу за другой.

— Книги вообще не летают, — строго заметил Константин.

— Да не книги! Неопознанные объекты! Они не только летающие!

— Это которые эн-эл-о? То есть эн-о не только эл?

— Вот именно! Они бывают самые разные, их где только не замечают! — Артур указал на таблицу классификации неопознанных объектов. — Например, в воде, так называемые НПО — неопознанные плавающие объекты. Или НХО — неопознанные ходячие объекты. НСО — сидячие…

— Круто, — искренне признал Константин. — А это что такое? НЛКВНО?

— Неопознанные лениво ковыряющиеся в носу объекты. Встречаются крайне редко.

— Да? Мне часто. Правда, я очень быстро их опознаю.

— Константин. — Артур сел напротив брата. — У меня очень много работы и всего две недели. Ты мне поможешь?

Константин потер щеку.

— Ты хоть сам веришь в успех? Вон сколько книг про эти НЛО написали, а все равно ничего не ясно. А их ведь не две недели писали.

— Да, будет нелегко, — согласился Артур. — Но у меня нет выбора. Я должен попытаться.

— Вообще-то выбор есть, — заявил Константин.

Артур изумленно на него уставился, а Денис отложил журнал.

— Что ты имеешь в виду? — подозрительно прищурился Артур.

— Даже если твои драгоценные пришельцы существуют, найти этому доказательства за две недели нереально. А уж если не существуют, так тем более.

— Допустим. И что?

— Доказательства можно создать.

Наступило молчание.

«Создать?» — думал Артур.

«Доказательства?» — думал Денис.

Наконец Артур замотал головой.

— Нет-нет! Ни в коем случае! Это обман!

Константин фыркнул.

— Ты хочешь остаться студентом?

— Хочу, но…

— Создать доказательства проще, чем найти.

— В этом что-то есть, — подал голос Денис.

Но Артур оставался непреклонен.

— Нет! Это антинаучно! К тому же Интегральский запросто опровергнет!

— Обижаешь… — начал было Константин, но Артур и слышать не хотел:

— Я сказал — нет!

Снова повисло молчание. Но это было другое молчание, не похожее на предыдущее.

— Так ты мне поможешь? — тихо спросил Артур.

— Братец, твоя затея — напрасная трата времени, — твердо сказал Константин. — Я тебе помогу, но так, как считаю правильным. — Он резко поднялся с места и, прежде чем Артур успел его остановить, выскочил за дверь. Артур погнался следом, но вскоре сдался — что-что, а бегал Константин всегда быстрее.

Артур стукнул лапой по стене. Говорила же ему интуиция, что опасно связываться с братом!

«Я же говорила», — сказала интуиция.

Артур опять стукнул по стене лапой. Лапа заболела, а стене — хоть бы хны.

— Вот всегда так, — мрачно произнес Артур.

Глава 3

Свидетели и очевидцы

На следующее утро Денис, как обычно, наскоро перекусив салатом из моркови со свеклой и запив его морковно-свекольным соком, покинул общежитие и отправился на лекцию. Топать предстояло около километра. Но, в отличие от дождливого вчера, сегодня вовсю светило весеннее солнце, и кролик от души наслаждался предучебной прогулкой. Он и представить не мог, что через несколько мгновений весь его привычный распорядок дня пойдет наперекосяк.

Возле киоска с научно-фантастическими жвачками Денису показалось, будто его кто-то окликнул. Он огляделся по сторонам — вокруг было множество студентов, но никто из них не проявлял к кролику никакого интереса.

«Глюки. Точно, и к психиатру не ходи», — решил Денис и уже собрался купить в киоске жевательную резинку «Вечный двигатель», со вкусом, как утверждалось на обертке, приключений, как снова услышал свое имя.

— Я тут. — Из-за угла киоска выглянула знакомая кошачья морда.

— Константин? — удивился Денис, не думавший, что еще когда-нибудь увидит Артурова кузена.

— Денис? — удивился в ответ Константин.

— Разумеется, ты же меня позвал!

Кот вышел из-за угла и приблизился к кролику.

— Верно. Но кто вас, студентов, знает, может, у вас принято в ответ удивляться. Что-то вроде приветствия.

— Что ты здесь делаешь? — поинтересовался Денис.

— Тебя ищу.

— Ищешь меня? — снова удивился кролик.

— Ищу тебя? — удивился в ответ кот.

— Перестань так делать! — рассердился Денис. — Ты уже понял, что у нас так не принято!

— Понял, но еще не привык. — Константин положил лапу на плечо собеседника и доверительно поглядел ему в глаза. — Есть серьезный разговор. Где мы можем поговорить без свидетелей?

Денис сбросил с плеча лапу Константина и замотал головой. Кот машинально отстранился, чтобы кроличьи уши ненароком не залепили ему по морде.

— Я сейчас не могу, у меня лекция, — сказал Денис.

Константин шмыгнул носом и хитро прищурился. Он был готов к подобной реакции и заранее приготовил убийственный аргумент.

— Если согласишься со мной поговорить, я приму участие в твоем шоколадном эксперименте.

Денис замялся, но не сдался. Константин поспешил закрепить успех.

— Ну же, соглашайся! Неужели тебе не хочется провести опыт на ком-то еще, кроме однокурсников? А вдруг мое участие откроет новые, неведомые до сих пор, перспективы? Только представь — перспективы! — Кот указал обеими лапами куда-то вверх. Видимо, перспективы находились именно там.

И тогда Денис сдался.

— Ладно. Пошли в лабораторию. В такой час там никого нет, сможем и поговорить, и эксперимент провести.

В лаборатории действительно никого не было. Денис включил яркий свет, надел белый халат и велел Константину последовать его примеру.

— Прикольное чувство, — хихикнул кот, оглядывая себя. — Я похож на хирурга? Подумать только — всего лишь надел белый халат, а лапы уже так и тянутся пересадить кому-нибудь аппендикс.

Денис содрогнулся.

— Аппендикс не пересаживают, его удаляют!

— А кто спорит? Потом я его, разумеется, удалю. Ибо он наверняка не приживется. Ты сомневаешься в моей компетентности?

Денис уселся на высокий стул и предложил Константину сесть напротив.

— Выкладывай, что у тебя?

Кошачья лапа вновь очутилась на кроличьем плече.

— Денис! Я сразу понял, что ты классный парень! Из тех ребят, что никогда не оставят в беде соседа по общаге!

Денис почувствовал себя неловко. С одной стороны, он и правда считал себя классным парнем, однако с другой — он оставил в беде соседа по общаге.

Сказать кролик ничего не успел, потому что Константин его опередил:

— Знаю, знаю, о чем ты думаешь. Что ты отказался помочь Артуру. Но, приятель, уж я-то понимаю, в чем истинная причина твоего отказа!

— В чем? — Денис занервничал. Неужели собеседнику известны его «ботанские» амбиции? Ой, как неудобно…

— Да в том, что никакая это была бы не помощь! — воскликнул Константин, убрав лапу с плеча Дениса и стукнув ею по столу. — Это была бы игра в помощь. Этакая якобы-помощь, неудобно-было-отказать-другу-в-ерунде-помощь. А настоящая дружба ждет настоящей помощи, а не дурацкой. И мы с тобой поможем Артуру по-настоящему!

— Мы?

— Конечно. Ты же слышал вчера мою гениальную идею, верно? Про то, что свидетельства надо создать самим?

— Слышал… Но это же мошенничество.

— Это спасение утопающего. Денис, если для спасения утопающего надо слегка смошенничать, настоящий друг и сосед по комнате колебаться не станет.

— Но…

— Мне нужен кто-то, кто разбирается во всех этих НЛО, НПО, НХО и прочей туфте, кто-то, кто сечет в ваших университетских делах, у кого есть доступ во всякие там лаборатории, к материалам и аппаратам. То есть мне нужен ты.

Эта мысль Денису решительно не понравилась. Воображаемые золотые врата в заветный «Ботанический сад» начали таять, расплываться в дымке сомнительных авантюр. Как хорошо, что у него уже есть повод для отказа!

— Но ты ведь знаешь, как я занят. — Кролик виновато развел лапами. — «Последний микрон», первокурсники…

Константин соскочил со стула.

— Ах, да! «Последний микрон»! Я же обещал поучаствовать! Давай, профессор, я готов.

Со вздохом облегчения — похоже, от предложения Константина удалось отмазаться, — Денис подвел гостя к столу, на котором стояли гигантский микроскоп и еще какой-то аппарат с линзами, похожий на кинопроектор. Это был лазер. Под окуляром микроскопа лежало предметное стекло, на первый взгляд пустое.

— Посмотри в микроскоп, — предложил Денис.

Константин прильнул к окуляру.

— Что видишь? — спросил Денис.

— Точка какая-то.

— Это и есть объект. Наша шоколадка.

— Серьезно? Ею и микроба не накормить.

— Зато ее все еще можно разрезать лазером. А значит, эксперимент продолжается.

— Продолжается до тех пор, пока можно резать? — уточнил Константин, отрываясь от микроскопа.

— Да.

Константин пристально поглядел на Дениса и покачал головой.

— Эх ты, а еще ученый.

Кролик нахмурился. Это еще что за наезды?

— Не понял!

— Ты не учитываешь одного важного фактора, — пояснил Константин.

Денис начал сердиться. Неправда, он все учел!

— Какого еще фактора?

— Что в компании все-таки окажется тот бескультурный тип, который слопает последний кусок.

И прежде чем Денис успел среагировать, Константин схватил предметное стекло и тщательно его облизал. Кролик поперхнулся и схватился за сердце.

Константин для верности облизал стекло еще раз и сказал оцепеневшему экспериментатору:

— Я и есть такой бескультурный тип. Всегда доедаю остатки. Я, если честно, способен сожрать и всю шоколадку целиком, ни с кем ее не разделив. Можешь меня за это порицать, но учитывать фактор моего существования ты обязан. Разве я не прав?

Денис беспомощно развел лапами.

— Кстати, — добавил кот. — Если тебе интересно, то я даже сейчас не представляю, какой у этой шоколадки был вкус. Можешь записать сей факт в какой-нибудь журнал наблюдений.

Константин вернулся на свой стул и поманил Дениса. Кролик приземлился на стуле напротив. Он все еще не пришел в себя от такого неожиданного завершения эксперимента «Последний микрон».

— Итак, одной проблемой меньше, — заявил Константин. — Какая помеха следующая?

— Разумные очки.

— Денис, я тебе удивляюсь! Тут речь о целых разумных цивилизациях, а ты — очки! Подождут твои очки! Если они и правда разумные, то поймут и простят. Что еще?

Внутренним зрением Денис видел, как один за другим падают его защитные бастионы. Да что там, он на волоске от сокрушительного поражения.

— Первокурсники… Я готовлю их к сессии…

— Когда сессия?

— Летом. Но готовиться надо уже сейчас!

— А если не ты, то они ее завалят?

— Могут.

Константин фыркнул.

— Тоже мне проблема. Я дам тебе адресок одного специалиста, отправишь к нему своих неучей.

— То есть? Он подготовит моих первокурсников к экзаменам?

— Именно. Он научит их писать очень мелким почерком на мизерных клочках бумаги, покажет, где в их одеждах находятся особо потаенные места, о которых они не подозревают, и разовьет у них косоглазие.

Денис вытаращился на собеседника.

— То есть научит их пользоваться шпаргалками?!

— Ну да, — подтвердил Константин.

— Нет-нет, что ты! Так нельзя! Они будущие ученые, я обязан подготовить их к экзаменам по-настоящему!

— А ты и подготовишь, — спокойно парировал Константин. — Только не до экзаменов, а после.

— Но…

— Знания, оценки — никакой разницы, в каком порядке они их получат, Денис. Посмотри на это в космическом масштабе.

Денис посмотрел в космическом масштабе и был вынужден согласиться.

Кот протянул кролику лапу.

— Короче, друг мой, отмазки закончились. Так мы партнеры?

В конце концов! — подумал Денис. «Ботаники» говорили о нежелании искать свидетельства, но ведь они ничего не сказали о создании оных.

Он пожал протянутую лапу…


Проснувшись утром, Артур некоторое время просто глядел в потолок и размышлял, идти ли ему на занятия. В итоге решил — нет, сейчас не до того, в ближайшие две недели у него слишком много дел. А если он не преуспеет, то никакие лекции ему уже не понадобятся.

Несколько часов ушло на составление и обдумывание плана действий. Артур перелистал книги, перебрал вырезки из журналов, полазил по компьютерной сети… В итоге у него набралась такая гора материала, что если все это правда, то инопланетян на Земле в несколько раз больше, чем землян. А это слишком даже для Артура.

Еще пару часов он систематизировал информацию. Фотографии и видеосъемки НЛО, необъяснимые древние рисунки и гигантские каменные сооружения непонятного назначения, рассказы очевидцев, теории, что правительство скрывает факты посещения Земли пришельцами, свидетельства похищенных инопланетянами зверей…

Чем больше Артур работал, тем сильнее отчаивался. Все это он демонстрировал Интегральскому тысячу раз, и всегда скептичный профессор опровергал его доводы.

Нет, сидя в общаге, с задачей не справишься. Надо искать. Знать бы еще что…

Артур закинул лапы за голову и уставился в окно. За окном сновали студенты. Одни возвращались с лекций, другие — наоборот, спешили в аудитории. «Вот оно, — подумал Артур. — Не книги, не журналы, не фотографии, а живые звери — вот что мне нужно. Надо привести к Интегральскому очевидцев и тех, кто был похищен инопланетянами, — пускай получит доказательства из первых лап».

Артура охватило возбуждение. В этом плане нет ничего невозможного — ведь некоторые из нужных ему зверей живут в Градбурге. Надо съездить к ним, расспросить, пригласить в университет… А если он притащит к Интегральскому сразу много свидетелей? О-о-о… Да, это шанс!

Артур покопался в газетных и журнальных вырезках и составил список нужных ему имен, данных и адресов. Списочек получился не очень длинный, но все же… Телефон отпадает — ненадежно, лучше заявиться к свидетелям домой, поставить их перед фактом, так сказать. Преисполненный энтузиазма, кот выскочил в коридор. В дверях общежития он столкнулся с ежом Романом.

— Артур! — воскликнул Роман. — Хорошо, что мы встретились! Слышал, у тебя неприятности.

Артур окинул бывшего друга презрительным взглядом и подумал: «Предатель». А вслух лишь подчеркнуто холодно произнес:

— У меня все замечччччательно.

Не дожидаясь реакции, кот вышел наружу, оставив за спиной изумленного Романа. «Что это с ним? — недоумевал еж. — Не похоже, будто у него все замечательно. В его словах кроется иной смысл. Да, наверняка». Роман вытащил из кармана блокнот и записал: «у меня все замечччччательно».

— Так-так… — задумчиво проронил гений дешифровки. — Так-так…


Из зверей, перечисленных в списке, ближе всех к университету жила некая молодая кошка по имени Кира Закат. Пока автобус вез Артура к нужному месту, он просматривал выписанные им данные об этой особе.

Была похищена инопланетянами пару месяцев назад прямо из квартиры и возвращена туда же спустя пять дней. Рассказала, что находилась на космическом корабле, где над ней проводили опыты пришельцы. Подробнее рассказать не смогла из-за провалов в памяти. Медицинское обследование показало, что Кира Закат действительно пережила сильный стресс, но никаких серьезных отклонений в здоровье выявлено не было…

Дом, в котором жила Кира Закат, находился совсем рядом с автобусной остановкой. Сгорая от нетерпения, Артур взлетел на третий этаж и позвонил в нужную дверь. Никто не открыл. Кот позвонил еще несколько раз, но, увы, безрезультатно.

Артур вздохнул. Поиски начались с неудачи, плохой знак. Но не стоит унывать, он вернется сюда позже.

Зато со следующим в списке зверем повезло — он не только оказался дома, но и с радостью принял неожиданного посетителя. Вот что о нем говорила запись, сделанная Артуром.

Антон Пеленг, волк. Бывший полицейский. Два года назад стал свидетелем прилета НЛО. С тех пор оставил полицию, всерьез увлекся уфологией, дал множество интервью и написал несколько статей, самые известные из которых: «Мои беседы с Марсом» и «Земляне и пришельцы — существуют ли земляне?».

— Не знаю, что нового я могу вам рассказать, — признался Антон Пеленг, усадив гостя на диван. — Вы же читали мои статьи, верно?

— Конечно! — подтвердил Артур. — Но есть звери, которые не верят в правдивость вашей истории. И, к сожалению, моя судьба в лапах этих зверей.

Антон Пеленг сочувственно кивнул.

— Увы, таких неверующих хватает. Да что там, мое же собственное бывшее начальство обвинило меня во лжи! Мол, я все выдумал, чтобы оправдать свою неудачу в поимке преступника. Ну, да ладно… Чем я могу вам помочь?

— Я бы хотел, чтобы вы пришли на университетский совет и рассказали о своей встрече с НЛО. Понимаете, если они услышат эту историю от самого очевидца, да еще и с подробностями… Вот, подробности, детали, всякие мелочи — это самое главное, это то, что способно убедить лучше всего.

— Все равно не поверят, — махнул лапой волк.

— И не надо! Пускай не верят! Но пусть хотя бы только допустят, что ваш рассказ может быть правдой, что он хотя бы заслуживает изучения и проверки! Именно поэтому так важны мелочи!

Антон Пеленг почесал затылок.

— Ну, вообще-то можно… Значит, так, в тот вечер я преследовал особо опасного преступника — зайца Марселло, жулика и шантажиста.

Артур кивнул — это он помнит. После чего достал блокнот и ручку, чтобы записать подробности.

Антон Пеленг продолжал:

— Своей последней выходкой Марселло переполнил чашу терпения стражей закона. А конкретно, мою чашу. Знаете, до чего допреступничался этот мерзавец?

Артур развел лапами. Он не знал.

— Он похитил родителей одного щенка и требовал с него выкуп! Вы только подумайте, выкуп с младенца, который еще разговаривать не научился!

— Звучит бессмысленно, — заметил Артур.

— Вовсе нет! — возразил бывший полицейский. — Негодяй все просчитал. Он назначил сумму выкупа в один миллион банкнот. Щенку их взять, разумеется, негде. Более того, ему пока и не объяснишь, что от него требуется. Поэтому Марселло заявил, что подождет. А значит?

— А значит?

— О! А это значит, что, пока щенок подрастет, научится говорить, закончит школу, устроится на работу и заработает деньги на выкуп, пройдет куча лет и к выкупу набегут такие проценты, что выплачивать придется не миллион, а целых два! Видите, какой коварный план?

Артур нахмурился.

— А не проще было бы похитить не родителей, а самого малыша и сразу потребовать два миллиона?

— Проще, — признал Антон Пеленг. — Но и гораздо опасней. Родители могут отказаться платить, весь мир перевернут вверх дном и всех на уши поставят, чтобы найти чадо и наказать преступника. А вот если наоборот, то опасности никакой — младенец ничего не перевернет и никого на уши не поставит. Долго, зато безопасно. Однако вернемся к моей истории. В общем, я обнаружил Марселло. И вот поздним вечером я преследовал его машину в своем старом добром полицейском фургоне, вот я его почти настиг, и тут! — Последние два слова волк выкрикнул, и Артур от неожиданности чуть не свалился с дивана. — И тут — яркий свет! Машина встала. Мотор заглох. Вырубилось радио.

— Да, это частое явление, — кивнул Артур. — Ну, что при появлении НЛО все перестает работать.

— Точно! Абсолютно все! Я попытался связаться по рации с управлением — рация не работала. Тогда я решил описать происходящее на бумаге — ручка не писала! Я взял карандаш — он тоже не писал! Все прекратило работать, Артур! Я был в ужасе — как же теперь я поймаю Марселло?! И тут чувствую — я уже не работаю полицейским! Даже я прекратил работать, вот что творят эти проклятые летающие тарелки!

Артур, который до сих пор подробно записывал историю гостеприимного хозяина, остановился и недоуменно взглянул на рассказчика. Тот между тем настолько вошел в раж, что ничего не замечал и продолжал углубляться в детали:

— Я вылез из машины. Прямо надо мной зависла летающая тарелка. Я видел ее, как вижу сейчас вас! Из ее иллюминаторов на меня глазели пришельцы. Это были самые различные звероиды — и похожие на волков, и похожие на лисов, и на птиц, и на слонов. Они смотрели на меня и радовались тому, что я упустил Марселло. А потом тарелка улетела, все снова заработало, включая и меня, да было поздно — негодяй скрылся. Понимаете? Это инопланетные бандиты вступились за своего земного коллегу и подстроили так, что я его упустил!

— И именно это вы и объяснили своему начальству? — безрадостно спросил Артур.

— Конечно! Я рассказал им всю правду, зачем бы я стал что-то выдумывать? А они меня уволили. И поймали Марселло без меня. Вот и говори после этого правду.

Рассказчик умолк. Некоторое время оба молчали. Потом Антон Пеленг сказал:

— В общем, я, конечно, приду вам помочь.

— Спасибо, — бесцветным голосом ответил Артур, поднимаясь с места. — Буду вам очень признателен. Только знаете что… Особенно вдаваться в детали, пожалуй, не стоит. Пусть они на вас просто посмотрят…

От Антона Пеленга Артур снова поехал к Кире Закат, но и в этот раз его ждало разочарование — дверь по-прежнему никто не открывал. Артур решил, что заедет позже, и отправился к следующим свидетелям. Ими оказались супруги-кролики Виталий и Алла Какбыда. Их обоих похищали инопланетяне.

Как и Антон Пеленг, супруги Какбыда оказались радушными хозяевами. Они угостили Артура чаем со свежими пончиками и с готовностью поделились впечатлениями от похищения.

— Нас похитили прямо из дома, — сообщил Виталий Какбыда. — Мы с женой сидели за этим столом, ужинали. Вдруг в окно ударил яркий свет. Я потерял сознание.

— Я тоже, — с улыбкой вставила Алла Какбыда.

— Мы пришли в себя уже на борту летающей тарелки, — продолжал ее супруг. — Мы лежали рядом, на операционном столе, а над нами склонились пришельцы.

— Как они выглядели? — поинтересовался Артур.

— Так себе, — ответила Алла Какбыда. — Мне показалось, что они были очень уставшие.

— Нет, я имел в виду, похожи ли они на каких-то знакомых вам зверей? — пояснил Артур.

— Да, на мою тетю, — кивнула Алла Какбыда.

— То есть они кроликоиды?

— Точно! — подтвердил Виталий Какбыда.

— И что было дальше?

— Дальше они пересадили часть моего разума Алле.

Артур уронил ложечку в чашку с недопитым чаем.

— Что?

— Это у них такой эксперимент, — объяснил Виталий. — Дело в том, что у них подобное в порядке вещей. Они мне все объяснили — еще до того, как сделали операцию. Но та часть моего разума, где заложено это знание, теперь у Аллы, поэтому пускай лучше она продолжит.

Виталий умолк, а его жена с готовностью подхватила эстафету:

— Да, они запросто меняются разумами. Это очень удобно. Например, если в космическом полете нужен биолог, то его совсем не обязательно брать на борт, достаточно, чтобы он передал свои знания космонавту. Правда, тогда сам биолог останется без знаний, а это не очень хорошо. Но если нужно, значит, надо! Вот пришельцы на нас и проверяли, способны ли земляне к таким пересадкам.

— Поразительно… — оторопело промолвил Артур. — А какие еще знания Виталия теперь у вас, Алла?

— Очень много всякого о футболе, — ответила крольчиха. — Мой муж ведь заядлый болельщик. Так что теперь он болеет, а я ему объясняю, за кого.

Артур еле сдержался, чтобы не потереть лапы от удовольствия.

— Алла, Виталий, вы смогли бы явиться на университетский совет, чтобы все это рассказать и продемонстрировать?

— Конечно, — с легкостью согласились Какбыда.

Душа Артура воспарила к небесам. Профессор Интегральский, такого вы не ожидаете!

Довольный Артур встал из-за стола и уже хотел попрощаться, как внезапно его взгляд упал на странную фотографию на стене. Снимок изображал покрытую зелеными и голубыми пятнами пирамиду, парящую в космическом пространстве.

— Что это? — полюбопытствовал Артур.

— Это Земля, — объяснил Виталий Какбыда. — Так она выглядит из космоса.

Душа Артура низверглась с небес в темные недра сомнений и разочарований.

— Пирамида? — упавшим голосом спросил он.

Кролики понимающе улыбнулись.

— Знаем, знаем, — сказал Виталий. — Вы, конечно, полагаете, что Земля — шар.

— Конечно, полагаю, — не стал возражать Артур.

— Раньше так и было. Земля была шаром.

— А, раньше…

Кролик кивнул.

— Ну да! А еще раньше — диском.

— Пришельцы нам все объяснили, — вставила Алла. — Вернее, они все объяснили Виталию, но теперь эти его знания у меня. Так вот, в старину ученые не заблуждались: наша планета…

— Земля? — уточнил Артур с робкой надеждой на отрицательный ответ.

— Разумеется! Так вот, она действительно была плоской. А потом стала круглой — под воздействием округляющих космических процессов. Вот. А сейчас она пирамида.

— Ученые скоро сообщат об этом официально, — добавил Виталий.

— Не сомневаюсь, — угрюмо проронил Артур. Он уже не считал приглашение кроличьей четы на университетский совет такой уж хорошей идеей. — Только давайте, пока они еще об этом не объявили, не будем никому говорить, ладно? Не станем портить сюрприз.

— Конечно, — согласились Какбыда, после чего проводили Артура до двери, попрощались и предложили заходить еще.

Артур вышел на улицу. Было уже темно, на сегодня пора заканчивать. Напоследок он все же решил снова попытать счастья с Кирой Закат. Кот безрадостно брел к ее дому, и ему казалось, что он тоже пережил операцию по пересадке разума. Будто на место его мозгов пересадили кипящий чайник.

Киры Закат дома не оказалось. «Может, она уехала? — предположил Артур. — А я тут прихожу по сто раз, как дурак».

Он позвонил к соседям. Щелкнул замок, дверь чуть приоткрылась, и из-за нее выглянула пожилая кошка. Взгляд ее выражал недоверие и подозрительность.

— Извините за беспокойство, — сказал Артур. — Я ищу Киру Закат…

— Кирочку? — Взгляд старушки смягчился. — Чудесная девочка! Она в космос улетела.

Артур от неожиданности поперхнулся.

— В космос?

— Да. — Старушка подняла палец, чтобы показать непонятливому студенту, где находится космос. С тем же успехом она могла палец опустить или выставить в сторону, но она решила его поднять.

— Откуда вы знаете?

— Она сама сказала. Что летит в космос, к инопланетянам, которые ее как-то похищали.

— Да, но… У вас есть какие-нибудь подтверждения?

— А зачем? Кирочка — очень честная девочка! Раз она так сказала, значит, так оно и есть!

Артур восхитился логикой старушки. Какая прелесть. Инопланетяне существуют, потому что Кира Закат — очень честная девочка. Вот бы профессору Интегральскому такую же логику.

Артур поблагодарил соседку за помощь и отправился восвояси. Настроение у него было космически отвратным.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Заместителю начальника

Управления по аномальным явлениям

от заместителя начальника

Управления по аномальным явлениям

Боюсь, начальник Управления не вполне представляет себе нависшую над Землей угрозу. Меня это серьезно беспокоит. Иначе я никогда не стал бы обращаться сам к себе в официальной форме. Необходимо предпринять срочные меры. А начальника Управления посвящать в детали необязательно, и прошу себя это совершенно секретное письмо ему не показывать.

Глава 4

Решения

Свет от настольной лампы с трудом добирался до отдаленных уголков кабинета, заставленного шкафами и коробками. Однако, находись здесь Артур, он бы непременно сумел разглядеть развешанные на стенах плакаты и фотографии — некоторые хорошо ему знакомые, другие — неизвестные. Ведь все они были посвящены теме номер один среди Артуровых интересов — НЛО, летающим тарелкам и инопланетянам. Возможно, студент признал бы в обитателе кабинета родственную душу. И был бы одновременно и прав, и не прав.

Хозяин кабинета, заместитель начальника Управления по аномальным явлениям (сокращенно УПАЯ), и он же начальник отдела внеземных контактов (сокращенно ОВК), крот Густав Бур, увлекался темой пришельцев ничуть не меньше, чем Артур. Однако, в отличие от студента, движимого научным интересом, романтизмом и влиянием прочитанных книг и просмотренных фильмов, Густав Бур был одержим вопросом безопасности родного мира. Крот не только не сомневался в том, что инопланетяне посещают Землю, но был твердо убежден, что их просто толпы, они живут среди землян и вынашивают планы захвата планеты. Воображение рисовало ему крайне злобных существ, скрывающих свою ужасную сущность под личинами добропорядочных зверей. И долг Густава — сорвать с них эти личины и спасти бедненькую Землю!

Эта великая миссия была возложена на его тайный отдел, о существовании которого обычные граждане не догадывались. Денно и нощно десятки лучших умов Градбурга собирали и анализировали поступающие сведения о загадочных явлениях и подозрительных личностях. Там, за стенами кабинета, стучали клавиши, жужжали принтеры, шуршали факсы, беззвучно уносились в электронную даль мэйлы — то блестящая команда Густава Бура оберегала старушку Землю, все ближе и ближе подбираясь к инопланетным чудовищам. Врагу не уйти! А также не улететь на звездолете и не упрыгнуть через порталы. Шиш им, а не гиперпространство!

Однако защита Земли была не единственной целью ОВК. Помимо этой, совершенно секретной, задачи, существовала и другая — чрезвычайно совершенно секретная. Секретная до такой абсолютной степени, что Бур скрывал ее даже от собственных подчиненных. Не доросли они еще до знания о подобных задачах. К тому же эту задачу Бур сам перед собой и поставил.

Очевидно, что пришельцы обладают невероятно продвинутыми технологиями, иначе они не рискнули бы покушаться на Землю. Но они на нее покушаются, а значит — обладают. Таким образом, Бур должен не только обезвредить врага, но и захватить его технические достижения — для блага Земли. Родной планете нужны инопланетные технологии, потому что у родной планеты могут появиться далеко идущие планы. Очень далеко идущие — на другие планеты. И эти технологии помогут землянам захватывать новые миры!

Заместитель начальника Управления Густав Бур перечитал лежащее перед ним секретное письмо от заместителя начальника Управления Густава Бура и остался доволен принятым решением. К сожалению, начальник Управления по аномальным явлениям довольно скептически относился к теме пришельцев, отдавая предпочтение другим отделам и другим аномалиям. Но это только до поры до времени. Очень скоро Бур всех разоблачит, получит технологии, и тогда все изменится.

Ну, а пока следует задать взбучку сотрудникам, которые до сих пор не расшифровали перехваченный сигнал из космоса. Бур нажал кнопку селектора и скомандовал:

— Начальника группы дешифровки — ко мне! И начальника группы надзора за группой дешифровки — тоже!

Менее чем через минуту оба сотрудника, барсук и кенгуру, предстали пред грозные очи начальства. Барабаня когтями по столу, Бур строго спросил:

— Где расшифровка?

Подчиненные съежились. Начальник группы дешифровки нервно сглотнул и робко произнес:

— Уже скоро. Ключ к расшифровке почти найден.

Густав повернулся к начальнику группы надзора за группой дешифровки:

— А вы чем там занимаетесь, а?

Бедолага растерянно развел лапами и кивнул в сторону коллеги:

— Чего мы только не перепробовали! И запугивали их, и награды сулили, одного даже побили, — а все равно медленно работают.

— Мы не медленно работаем! — возмутился было начальник дешифровщиков, но его перебил Густав:

— Вот именно! Немедленно! Слышите? Немедленно чтобы расшифровка была у меня на столе!

— Но…

— Никаких но! Идите и работайте! Оба! Мне нужен результат, а не жалкие оправдания! С жалкими оправданиями я бы и сам справился!

Оставшись один, Густав бегло просмотрел последние донесения полевых агентов.

— Университет… — задумчиво пробормотал он. — Да, университет.

Густав был уверен, что Градбургский Университет, будучи средоточием земной науки, одаренной молодежи и связей в ученом мире, наводнен инопланетными агентами. Мнение, что кампусу следует уделить особое внимание, разделял даже начальник Управления.

Да, университетом пора заняться вплотную, причем доверить такую важную миссию другим нельзя. Разбираться со студенческим городком Густаву придется самому…


Денис сбежал с занятий в середине второй пары и поспешил в компьютерный зал, куда несколько часов назад он привел Константина. Кот при этом изо всех сил притворялся студентом.

— Сейчас я буду грызть базальт науки! — громко объявил он, как только вошел в зал. Со всех сторон на него изумленно уставились настоящие студенты.

— Прекрати! — шепотом одернул его кролик. — Никто так не делает. И не базальт, а гранит!

— Я должен выглядеть как студент, — также шепотом возразил Константин и воскликнул в полный голос: — Сейчас я докажу закон всемирной тягомотины!

— Всемирного тяготения, — машинально поправил его Денис. — Хватит! Ты выглядишь не как студент, а как идиот!

Кот фыркнул.

— А какая разница?

Не без труда Денис заставил его замолчать и загнал в угол, к самому старому и пыльному компьютеру, пообещав скоро вернуться. Он только отметится на лекциях, и сразу назад.

Обратно в компьютерный зал кролик мчался сломя голову, так как всерьез боялся, что неугомонный кот привлечет к себе излишнее внимание окружающих. Однако его опасения оказались напрасны — Константин с головой ушел в работу и никого не интересовал.

Заметив приятеля, кот возбужденно ткнул пальцем в экран:

— Смотри! Помнишь эту фотку?

Денис кивнул:

— Конечно. Это фотография Марса. А что?

— Вот именно! Марс! На котором видно обезьянью морду!

Кролик разочарованно поморщился.

— Да ну… Все знают, что это просто совпадение, «морду» создает случайное положение гор и кратеров. Это очевидно, и к картографу не ходи.

Константин хитро прищурился.

— Да? А что ты тогда скажешь на это? — Он триумфально щелкнул клавишей ввода, и на экране возник еще один снимок. Теперь там была другая планета, и Денис сразу увидел, что ее поверхность невероятно напоминает морду лисы.

Кролик вытаращился на фотографию, не веря своим глазам. Константин был чрезвычайно доволен произведенным эффектом.

— Венера, — пояснил он.

— Где ты это откопал? Почему этот снимок неизвестен?

— Ха! Это еще не все! Гляди! — На экране появился Меркурий, похожий на морду зайца.

Восторг Дениса растаял без следа. Он выразительно покосился на Константина.

— Ты освоил графическую программу, да?

— Ага! — с легкостью признался кот. — Я еще и Юпитер с Сатурном обработал, они у нас теперь похожи на волка и медведя. Астероиды у нас будут мыши. А с Нептуном я пока не решил. Как думаешь — тигр или лев?

Денис не ответил. Вместо этого он закрыл программу.

— Эй, ты чего! — возмутился Константин.

— Все это чушь, — сказал кролик. — Интегральский в два счета выведет тебя на чистую воду. Да что Интегральский, любой ребенок выведет. Стопудово, и в детский сад не ходи.

— Ничего подобного! Любой ребенок сразу поймет, что все планеты таким образом кричат нам: «Земляне, на нас есть разумная жизнь! Вы только взгляните на эти морды!»

— Константин, надеюсь, твоя работа не ограничилась этой портретной галереей?

Кот надулся.

— Не ограничилась, — буркнул он и сунул под нос приятелю распечатку. — Читай.

Денис прочел:


Уважаемый проф. Интегральский!

Мы обращаемся к вам как к представителю Земли. Мы — это инопланетяне. Уже много лет мы похищаем землян на свои летающие тарелки (фотографии тарелок прилагаются). Теперь мы выдвигаем свои требования. Похищенные будут возвращены Земле за пять миллиардов банкнот, и ни банкнотой меньше. Указанную сумму правительства Земли должны выслать на ракете по направлению к Луне. Дальше не ваша забота.

За каждый день промедления мы будем выбрасывать в космос по заложнику. И не вздумайте обращаться в галактическую полицию! Впрочем, вы и не сможете, потому что Земля ужасно отсталая планета.

Собирайте деньги и ждите, мы с вами свяжемся.

Пришельцы с планет.


— Зачем инопланетянам земные деньги? — поинтересовался Денис.

Константин немного подумал и ответил:

— Они их на свою валюту обменяют.

— Где? — не унимался кролик.

Константин еще немного подумал.

— Ладно, пускай не деньги. Пускай золото!

Денис еле сдержал смешок.

— Они похищают землян не ради денег или золота, а ради исследований и опытов.

— Да? Нет проблем! — Константин выхватил из лап кролика листок и принялся быстро что-то строчить на обратной стороне, нетерпеливо отмахиваясь от возражений Дениса. — На! Читай, новая версия!

Кролик изобразил на морде крайнюю степень скепсиса, однако новое творение Константинова таланта все же прочитал:


Уважаемый проф. Интегральский!

Мы обращаемся к вам как к представителю Земли. Мы — это инопланетяне. Уже много лет мы похищаем землян на свои летающие тарелки (фотографии тарелок прилагаются). Теперь мы выдвигаем свои требования. Похищенные будут возвращены Земле при условии, что земляне проведут все исследования и опыты, какие мы потребуем! Начиная с разумных очков — и до последнего микрона!

За каждый день промедления мы будем выбрасывать в космос по заложнику. Это станет печальным опытом, уж поверьте нашим исследованиям.

Пришельцы с планет.


Денис поджал губы, понял, что сдерживаться больше не может, и шумно выпустил смешок наружу.

— Константин! Им не нужно, чтобы опыты проводили земляне, они сами их проводят!

Кот хлопнул себя по лбу.

— А! Ну конечно! Давай сюда. — Он снова попытался вырвать у Дениса листок, но потерпел неудачу — на этот раз кролик успел увернуться.

— Константин, остановись! Вот скажи, какова наша цель? Мы хотим, чтобы Интегральский поверил в пришельцев или чтобы он умер от смеха? Потому что если второе, то способ найден. — Он помахал «письмом».

Кот скривился.

— Что, не канает, да?

Денис покачал головой.

— Ладно, — сказал Константин. — Тогда еще план. Выжечь землю под окнами Интегральского! В форме круга! Как будто там летающая тарелка приземлялась!

Денис захлопал в ладоши.

— Браво! Интегральский ни за что не догадается, что это мы подстроили!

— Вот именно!

— …потому что подумает на Артура.

— А… А на пришельцев не подумает?

— Нет.

Константин растерянно опустил лапы.

— Что же делать?

Денис задумчиво потер щеку и сказал:

— Понимаешь… Вот это всё — загадочные круги, рассказы похищенных — и подделывать не надо. Их и так полно. И поверь, Артур в этих делах разбирается лучше нас. Если мы действительно хотим ему помочь, то должны придумать что-нибудь посерьезней.

Константин уставился на кролика и загадочно улыбнулся.

— Я придумал, — произнес он таким тоном, что Денису стало не по себе — неужели и правда придумал?

Кот откинулся на спинку стула, скрестил лапы на груди и сказал:

— Нам нужен инопланетянин.

Денис даже не сразу сообразил, что на это ответить. Поэтому Константин развил свою мысль:

— И этот инопланетянин похитит профессора Интегральского!..


Автобус выехал за пределы кампуса и повез Константина и Дениса в центр города. По дороге Денис просвещал Константина в вопросах астрономии и космологии. Кролик с нескрываемым удовольствием поведал приятелю о происхождении звезд и планет, о теории Большого взрыва, о галактиках и о том, что они движутся, о сверхмассивных черных дырах, находящихся в центре каждой галактики… Кот слушал, разинув пасть. Он и не подозревал, что в космосе, буквально над его головой, творятся такие вещи. Особенно его поразили сверхмассивные черные дыры. Будь они просто массивные — еще куда ни шло, но сверх — это уже слишком. Тут есть от чего шерсти встать дыбом.

— Погоди, Денис, — сказал кот, когда настало время выходить из автобуса. — Если такая дыра есть в каждой галактике, то, значит, и в нашей тоже?

— Конечно.

— И ты так спокойно об этом говоришь?! Она же совсем рядом! Смотри, мою лапу куда-то тянет! А-а-а! Это дыра! Черная, сверхмассивная!

— Успокойся, никакая это не дыра, — усмехнулся Денис. — У тебя рукав зацепился за дверь. Отцепляй скорей, а то уедешь!

Константин привез Дениса к своему другу — пингвину Евгению, бывшему библиотекарю, а ныне начинающему писателю и телесценаристу, который, по словам кота, наверняка справится с ролью инопланетянина и вообще будет рад помочь. В последнем кролик сильно сомневался. Он ставил себя на место незнакомого пингвина и приходил к выводу, что вряд ли стал бы изображать из себя пришельца, даже ради брата своего друга. К счастью, Денису этого никто и не предлагал, ведь профессор Интегральский мог бы его узнать. Сам Константин тоже притворяться инопланетянином не может, так как он руководит всей операцией и поэтому должен сохранять свободу действий. Но зато у него есть друг, который непременно согласится принять участие в такой восхитительной авантюре.

Константин ошибся.

— Ни за что! — воскликнул Евгений, выслушав просьбу друга.

Денис был уверен, что Константин сейчас примется изо всех сил уговаривать Евгения, однако все вышло иначе.

— Ладно, как скажешь. — Кот равнодушно пожал плечами. Равнодушие выглядело до того натуральным, что Денис, еще плохо знающий нового приятеля, поверил.

Но Евгений знал Константина гораздо лучше.

— Только не делай вид, что тебе все равно! Думаешь, я поверю?

— Верь, не верь — дело твое. Оставим эту тему. Скажи лучше: как продвигается новая книга?

Евгений поморщился.

— Честно говоря, не очень. Я пока только название придумал.

— И какое же?

— «Киборг в тумане»!

— Звучит интригующе, — без малейшего намека на заинтригованность заметил Константин. — О чем это?

— Понятия не имею. Говорю же, придумал только название. Понимаешь, предыдущий роман я написал, основываясь на собственном жизненном опыте. Только вот беда — этого опыта хватило ровно на одну книгу. А о чем писать новую, ума не приложу.

Евгений опечалился не на шутку. Денис помалкивал: он чувствовал себя неловко, наблюдая писателя в час творческого кризиса. А Константин сочувственно кивал, и сочувствие выглядело столь убедительно, что кролик в него поверил. Но не поверил Евгений.

— Только не делай вид, что сочувствуешь! Будто я тебя не знаю!

— А чего мне тебе сочувствовать? — невозмутимо парировал кот. — Никакой серьезной проблемы у тебя нет. Жизненный опыт нужен? Так вперед, приобретай его!

Евгений покосился на друга с опаской.

— Не люблю, когда ты так говоришь. Жизненный опыт, приобретенный после подобных заявлений, обычно чересчур суров.

Константин хлопнул себя ладонью по колену и встал.

— Нет, дружище, с таким настроением ты шедевр не создашь. Дело твое, а нам пора.

— Нет-нет, погоди! — Пингвин усадил его обратно на стул. — Что ты имеешь в виду насчет опыта? У тебя есть что-то конкретное?

— Евгений, проснись! Я как раз и предложил тебе что-то конкретное: сыграть роль космического пришельца. Если это — не тема для книги, то я уж и не знаю, что тогда тема. Не киборг же в тумане, в самом деле.

Евгений изумленно раскрыл клюв и застыл, глядя вдаль. Ему и в голову не пришло рассматривать предложение с такой точки зрения. Хм…

— А это не опасно? — на всякий случай спросил он.

— Да ну, что ты! — ответил Константин. — Денис, разве это опасно?

Кролик, до сих пор хранивший деликатное молчание, наконец-то включился в беседу.

— Не представляю, какая здесь может быть опасность, — совершенно искренне заметил он. — Разве только что-нибудь непредвиденное…

— Ага! — воскликнул Евгений. — Так я и думал! Непредвиденное случается всегда, разве вы не знаете?

— Если непредвиденное случается всегда, то оно называется иначе, — сказал Денис.

— Как же?

— Предвиденное.

Константин беспокойно заерзал, чувствуя, что разговор уходит в сторону. Поэтому он вмешался:

— Евгений, я тебе больше скажу. Непредвиденное может случиться, даже если ты не согласишься. Уж такое оно, это непредвиденное. Так ты с нами?

Евгений вздохнул.

— Вам нужен пришелец, мне — сюжет. Так что да, я с вами.

— Супер! — обрадовался Константин. — Денис, твой выход. Что нам нужно, чтобы околпачить профессора? Давай, генерируй идеи, ты же у нас студент.

Этот вопрос Денис уже успел обдумать, так что план у него был.

— Во-первых, надо обсудить детали похищения. Кроме того, нам, разумеется, нужен убедительный инопланетянин с хорошо продуманной внешностью и легендой — чтобы Интегральский не подкопался. И еще нам нужна летающая тарелка. Не вся, достаточно интерьера.

Константин нахмурился.

— Где мы его возьмем?

Евгений тоже был озадачен.

— Нужно ведь помещение, оборудование всякое… Чтобы мигало и издавало внеземные звуки.

Кролик широко улыбнулся.

— Не волнуйтесь. Я знаю, где все это можно найти. Слышали ли вы когда-нибудь про Сумрачный Кампус?

Кот и пингвин замотали головами. А Денис, наоборот, головой кивнул.

— Ну, тогда слушайте…

Глава 5

Сумрачный Кампус

На заре своего существования Градбургский Университет занимал значительно меньшую территорию, чем сегодня. Но время шло, с каждым новым поколением население города увеличивалось, студентов становилось все больше, и университет разрастался на глазах. В какой-то момент было решено, что старые здания, некогда бывшие центром научного Градбурга, а теперь находившиеся на периферии университета, не соответствуют современным требованиям. Занятия в них прекратились, строения обветшали, общежития опустели, зону старинного кампуса оккупировали сорняки, ядовитый плющ и дикие насекомые.

Но жизнь там не прекратилась. Напротив, она расцвела пышным цветом, но это была уже не та законопослушная и чинная жизнь, которая была принята в Градбургском Университете.

Брошенную зону, которую с некоторых пор стали именовать Сумрачным Кампусом, облюбовали научные отбросы, академические отщепенцы и ученые аутсайдеры. Сюда стекались провалившие вступительные экзамены абитуриенты, здесь они подпольно изучали сомнительные, вредные и запрещенные науки, которые преподавали им уволенные из университетских рядов доценты и профессора. В Сумрачном Кампусе было все, что полагалось иметь настоящему учебному заведению, но его образ жизни больше походил на мистический триллер. Это была оборотная, темная сторона Градбургского Университета. Одни выпускники Сумрачного Кампуса подавались в теневую экономику, во взломщики компьютерных сетей и разработчики различной опасной техники. Другие становились адвокатами и защищали первых, когда те попадались полиции. Третьи же навсегда оставались в Сумрачном Кампусе, их привлекала полная опасностей жизнь академических подпольщиков.

А опасностей хватало. Власти университета не собирались терпеть у себя под боком подобное безобразие и боролись с ним, как только могли. Университетская служба безопасности неустанно совершала рейды в Сумрачный Кампус и хватала его обитателей прямо на занятиях по смертофизике или болекулярной биологии. Это не слишком помогало. Многие студенты-подпольщики успевали спрятаться в полуразрушенных строениях Сумрачного Кампуса, где полицейские искать их не решались, потому что боялись диких насекомых и ядовитого плюща.

Университет не раз обращался к городским властям с просьбой разрушить проклятую зону, но получал отказ, так как Сумрачный Кампус был признан памятником старины и охранялся законом.

Тогда правление университета пошло на хитрость, оно решило перекрыть Сумрачному Кампусу приток свежей крови. Трюк заключался в том, что принимать в университет стали абсолютно всех, невзирая на результаты вступительных экзаменов. Цель была достигнута — новых студентов в Сумрачном Кампусе становилось все меньше, и можно было ожидать, что он вымрет сам собой. Но случилось ужасное: успеваемость в университете понизилась до такой степени, что многих студентов пришлось отчислить. И они толпами повалили в Сумрачный Кампус.

Тогда правление решило изолировать мерзкую зону от внешнего мира. Сумрачный Кампус обнесли колючей проволокой, периметр днем и ночью патрулировали университетские пограничники. Такой поворот событий оказался настоящим подарком для контрабандистов по обе стороны проволоки, а в рядах пограничников расцвела коррупция.

Несмотря ни на что, университет не терял надежды разделаться с этой опухолью на теле высшего образования, однако все еще не знал как.

Автобусы, заезжающие на территорию университета, никогда не приближались к Сумрачному Кампусу. Последняя остановка находилась возле общежитий, а дальше вроде как ничего не было. Об этом даже оповещал указатель со стрелочкой и надписью «ничего», чтобы никто из посетителей университета не догадался, что на самом деле в глубине запущенного пространства за общагой скрывается Сумрачный Кампус.

Сойдя с автобуса, Константин, Евгений и Денис дальше отправились пешком. Солнце катилось к западу, облака в небе покраснели, предвещая скорую вечернюю тьму. Асфальтовая дорожка вскоре сменилась тропой, и в какой-то момент друзьям начало казаться, будто они одни на всем белом свете. Вокруг тропы простиралась буйная растительность, из недр которой за авантюристами наблюдали сотни диких насекомых. А некоторые не просто наблюдали, а еще и стрекотали. Стрекотание напоминало короткие пулеметные очереди — из очень маленьких пулеметов. Константин поежился.

— Слушай, Денис, а это точно не опасно?

— Да-да! — вставил Евгений, который уже давно трясся от страха. — Точно?

— Успокойтесь, — отозвался идущий впереди кролик. — Я знаю, что делаю.

— Знаешь? — хмыкнул Константин. — Интересно, откуда?

Денис не ответил.

Вскоре впереди появились здания в старинном стиле. Невысокие дома, максимум в четыре этажа, во многих окнах выбиты стекла, стены обветшали. Создавалось впечатление, что места эти полностью заброшены. Однако Константин и Евгений уже знали, что это не так. Приблизившись, друзья разглядели колючую проволоку, преграждавшую проход в Сумрачный Кампус.

— В кусты! — скомандовал Денис и тут же подал спутникам пример. Кот и пингвин суетливо улеглись рядом.

— Это еще зачем? — шепотом спросил Константин.

Кролик взглядом указал в сторону колючей проволоки. Вдоль границы между кампусами двигался патруль из трех университетских пограничников — лев, тигр и барс в форме студентов факультета агрессивных наук. В качестве оружия — тяжелые дубинки. Константин и Евгений представили, что бы их ждало, попадись они этим молодчикам, и похолодели.

— Сейчас они пройдут, и у нас будет ровно три минуты, чтобы проскочить внутрь, — тихо сказал Денис.

Константин с подозрением покосился на кролика:

— Так, приятель, колись. Откуда тебе это известно?

Денис сделал вид, что не расслышал.

— Эй! — ткнул его лапой в бок Константин.

Кролик поморщился.

— Уфф… Ладно. Когда я учился на первом курсе, то подрабатывал контрабандистом. Не смотрите на меня так, я нуждался в деньгах!

— Да мы, собственно, не осуждаем, — заверил его Константин, который и сам не всегда бывал кристально чист в глазах закона.

В отличие от него, Евгений хотел было осудить Дениса и даже открыл клюв, однако решил, что не имеет морального права. Но, поскольку клюв уже был открыт, надо было что-то сказать.

— Что именно ты делал, когда был контрабандистом?

Денис пожал плечами:

— Всякое. Водил в Сумрачный Кампус провалившихся абитуриентов, устраивал экскурсии…

— Экскурсии? — удивился пингвин.

— Ну да. Это же экзотика. В универ приезжают иностранные делегации — профессора всякие, доктора… Сумрачного Кампуса официально не существует, но им-то интересно. Вот я и водил.

— И что, ни разу не попался? — спросил Константин.

— Не-а.

Кот впервые поглядел на кролика с уважением. Вот вам и тихоня Денис, зубрила и будущий «ботаник»!

Тем временем пограничники скрылись из виду.

— Пора! — объявил Денис. Он вскочил и кинулся к забору, Константин и Евгений бросились следом.

Добежав до колючей проволоки, Денис расчистил лапой землю, и друзья увидали деревянную крышку, замаскированную под песок, траву и трупики насекомых. Кролик потянул за ручку, откинул крышку и нырнул под землю, поманив за собою остальных. Константин полез последним, он и вернул крышку на место.

Через считаные мгновения троица уже находилась по другую сторону забора.

— Лихо, — сказал Константин. — Молодцы те, кто построил этот проход.

— Не проход, а проходы, — конкретизировал Денис. — Они тут по всему периметру. А те, кто построил, молодцы, да. Это пограничники.

— Кто? — Кот и пингвин уставились на кролика с недоверием и изумлением.

— Ну, они ведь тоже студенты, — пояснил Денис. — И им тоже нужны деньги. В мое время они брали небольшую плату за проход. Но как сейчас, не знаю, с новыми пограничниками не знаком, так что решил не рисковать. Ладно, други, скоро стемнеет, надо поторапливаться. За мной!

Константин и Евгений углублялись в Сумрачный Кампус не без опаски. Кто знает, на что способны местные обитатели? Аутсайдеры и подпольщики, как известно, народ непредсказуемый.

На первый взгляд Сумрачный Кампус казался вымершим. Бывшие здания университета по обе стороны улицы навевали мысли о древних цивилизациях, давно ставших частью истории. Ветер гнал по мостовой обрывки газет. Евгений поймал один такой обрывок: газета оказалась двухлетней давности.

Иногда, проходя мимо окон, заговорщики улавливали приглушенные голоса. Один раз Евгений немного отстал от друзей, подошел поближе к одному из окон и прислушался, однако слов разобрать не смог. Единственное, что ему удалось понять, — внутри идет какой-то урок. Урок скорее всего чего-то зловещего.

На такие мысли наводил и транспарант над входом в здание:

Учиться, учиться и учиться вредным наукам!

Пингвин поспешил нагнать остальных. Сумрачный Кампус ему решительно не нравился — похоже, от сумрака в нем больше, чем от кампуса. Особенно сейчас, когда улицы залиты алым светом заката. И вообще, что это за кампус — без шумных студентов, фонтанчиков, кафешек и ухоженных газонов?

— Денис, — тихо позвал Евгений. — Почему на улице никого нет?

— Учатся, — лаконично ответил кролик, не оборачиваясь.

— Но я и в окнах никого не вижу.

— Не хотят нам показываться. Не доверяют. Подпольщики — очень подозрительный народ.

— Ну, не все, — заметил Константин. — Один вот показался.

В нескольких метрах перед ними действительно стоял непонятно откуда взявшийся субъект. Незнакомец выглядел чрезвычайно странно. Это был молодой чернобурый лис, обутый в поношенные сандалии и облаченный в тогу, на голове его красовался венок, а в левой лапе незнакомец держал пергаментный свиток.

Лис поднял правую лапу в знак приветствия и торжественно изрек, обращаясь к Денису:

— Салютую тебе, кроликус!

Денис тоже поднял лапу и сказал:

— И тебе привет, Эфернус!

После чего, к огромному удивлению Константина и Евгения, их спутник и странный лис бросились обниматься и хлопать друг друга по спине.

— Евгений, ты тоже это видишь? — хмуро поинтересовался Константин.

Пингвин кивнул.

— Только кроликуса видишь? Или чувака в простыне тоже? — уточнил Константин.

Пингвин кивнул.

Тем временем Денис и странный лис закончили церемонию приветствия и подошли к Константину и Евгению.

— Кто сии анималы эст? — спросил лис.

— Свои, — ответил кролик и представил ему друзей.

— А ты-то сам кто эст? — Константин подозрительно прищурился.

За лиса ответил Денис:

— Ребята, это мой старый приятель Эфернус. Он несколько необычно выглядит, я понимаю. Дело в том, что Эфернус — вечный студент.

— Никак не получит диплом? — уточнил Евгений. — Я знал таких студентов.

Денис замялся.

— Да нет… Он действительно вечный.

Эфернус пришел ему на помощь.

— Я стал на путь знаний две тысячи лет назад. И по сию пору с пути оного не сворачиваю.

— А как же… диплом? — растерянно спросил Евгений, не вполне переваривший фразу «две тысячи лет назад».

— Только когда все выучу, — с абсолютной серьезностью ответил вечный студент.

— Но это же невозможно! — воскликнул пингвин.

— Что именно?

— Жить так долго, — пояснил Евгений.

— Столько выучить, — одновременно с ним произнес Константин.

Эфернус загадочно улыбнулся.

— Ах, поживете с мое, увидите, что и не такое возможно.

Кот и пингвин обратили вопрошающие взгляды к Денису — ну-ка, дружок, растолкуй нам, смертным, что здесь происходит!

Кролик понял обращенный к нему вопрос по-своему.

— Эфернус мой старый приятель, еще с контрабандистских времен. — При этих словах вечный студент с достоинством поклонился. — Это большая удача, что мы его встретили, — он нам поможет.

Константин и Евгений, однако, энтузиазма не выказали. Они сомневались, что следует рассчитывать на помощь странно выглядящего типа, утверждающего, что он вечен.

— Может, он сбежал из психушки? — тихонько шепнул кот пингвину. — Говорят, там время течет быстрее. У нас год, а у психов — тысяча.

Несмотря на шепот, Эфернус услышал слова Константина.

— Из психушки я сбежал давно, двести шестьдесят лет назад. Поверьте, год там равен году.

Терпение Дениса лопнуло.

— Ребята, стоп! Хочу напомнить, что мы не просто так заявились в Сумрачный Кампус! — Он повернулся к Эфернусу: — Друг, мы рассчитываем на твою помощь. Нам нужна летающая тарелка…

Добавить кролик ничего не успел, потому что вечный студент воскликнул «эврика» и стремительно развернул свой свиток.

— Летающая тарелка! Слушайте!


Муза, скажи мне о том серошкуром скитальце, который

Презрев марсианские горы и тучные житные нивы,

Взгляд обратил свой в далекие звездно-кометные выси

И ветру подобно на вечные веки лишился покоя.

Сказал он супруге своей пятилапой и всем их безухим детишкам,

Что завтра отбудет с планеты родимой в крылатой межзвездной посуде,

А с ним и друзья, если верность крепка их и дух не подводит

И если позволят Венера, Меркурий, Нептун и Юпитер.

Только не слава ждала их, не радость открытий — погибель!

Подобно Медузе она притаилась в глубинах пространства.

И там, где встречается Ио с Европою и Ганимедом,

Она по орбитам раскинула сеть, западни и ловушки.

А Фобос и Деймос молчали, как будто они и не знали,

Что…

— Что?! — не выдержал наконец Денис. — Эфернус, что ты делаешь?!

Вечный студент оторвался от свитка и невинно ответил:

— Читаю поэму. Я думал, вы заметили.

— Мы заметили! Но с какой стати?!

— Так вы же просили поэму про летающую тарелку…

Денис схватился за голову.

— Эфернус! Ради всего святого! Ради Венеры, Меркурия, Нептуна и Юпитера! С чего ты взял, что мы просим поэму? Нам нужна сама летающая тарелка! Как таковая!

Лис насупился и свернул пергамент.

— Как таковой у меня нет.

— Погоди, друг, я неправильно выразился, — спохватился Денис. — Конечно, речь идет не о настоящем звездолете. Нам нужно помещение, которое мы сможем выдать за интерьер лаборатории на космическом корабле.

Вечный студент задумался. Затем улыбнулся, произнес «эврика» и развернул свиток. Тут уже не выдержал Константин:

— Друг, давай без стихов, а? У нас в запасе поменьше столетий, чем у тебя.

Вечный студент с укоризной поглядел на кота. В его взгляде читалось, что за две тысячи лет Эфернус впервые столкнулся с таким пренебрежением к его прекрасной поэзии.

— Ладно, так и быть, эврика, — наконец сказал он. — Я знаю такое место…


Когда Эфернус привел их в «такое место», уже стемнело. Слабо освещенный редкими фонарями Сумрачный Кампус погрузился в атмосферу фантасмагорической таинственности и стал еще сильнее напоминать заброшенную планету из фильмов про конец света.

Помещение, куда привел друзей вечный студент, находилось в полуразрушенном здании, на верхних этажах которого располагались аудитории, а в подвалах — научные лаборатории. В одной из таких лабораторий и оказались Константин, Евгений и Денис.

Получив причитающиеся ему благодарности, чернобурый Эфернус, шаркая сандалиями, удалился познавать запрещенные и вредные науки, а авантюристы принялись осматриваться в тусклом свете старых лампочек под потолком. Судя по толстенному слою пыли, последние опыты в этой лаборатории проводились много лет назад, и с тех пор здесь не ступала лапа животного. Зато всевозможных аппаратов и механизмов хватало с лихвой. Их назначение было совершенно непонятным, но по назначению их использовать никто и не собирался — они требовались для антуража.

Друзья разбрелись по лаборатории, включая все подряд. Загадочные приборы заурчали, зашипели, зазеленели экранами и замигали лампочками.

— Что ж, выглядит вполне энэлошно, — заключил Денис. — Только вот такие надписи, — он указал на слова «сделано в Градбурге» на одной из машин, — надо будет заменить. На что-нибудь вроде «сделано на Сириусе».

— Или «Антаресская межзвездная корпорация», — предложил Евгений.

— «Бетельгейзе индастрис»! — не остался в стороне Константин.

— Хорошо, что нет окон, — деловито заметил Денис. — Мы сымитируем иллюминаторы, а за ними — космос.

Кролик оглядел белые стены и сказал:

— Надо что-нибудь повесить. Скажем, график роста похищений землян.

— Точно! — одобрил Константин. — А еще доску почета. «Похититель месяца». И — фотка Евгения.

— Моя? — вздрогнул пингвин.

— Конечно, — усмехнулся кот. — Ты же пришелец.

— Кстати! — воскликнул Денис, оперевшись о стол и скрестив лапы на груди. — Мы должны обсудить внешний облик и легенду нашего инопланетянина!

Евгений нахмурился.

— А что не так с моим обликом?

— Ты похож на пингвина, — объяснил Денис. — А должен быть пришельцем. Какие предложения?

— Евгений должен стать зеленым! — немедленно выдвинул идею Константин. — Как все пришельцы!

Взмахом лапы Денис его остановил. У него имелись собственные идеи насчет Евгения.

— Облик пришельца должен быть оправдан условиями жизни на его родной планете. Что попало не подойдет. Профессор Интегральский не прост, уж поверьте. Он способен составить представление о родном мире Евгения без единого вопроса, по одним внешним признакам. Поэтому давайте придумаем, с какой планеты прибыл наш инопланетянин. Разумеется, она должна отличаться от Земли. Согласны?

— Конечно! — кивнул Константин. — На Земле нет зеленых пингвинов, а там есть!

Денис уставился на него в упор.

— Почему?

— А я откуда знаю? Давай Евгения спросим, это же его мир.

Кролик покачал головой.

— Нет, друзья, так не пойдет. Все должно быть логично, иначе Интегральский не поверит.

Кот недовольно шмыгнул носом.

— Тогда сам предлагай, — сказал он таким тоном, словно ничего толкового услышать не ожидает.

Дениса уговаривать не пришлось.

— На самом деле, я уже все продумал. Евгений, ты можешь двигаться так, будто сильно не выспался?

— Могу, — ответил пингвин, зевая.

— Отлично! Интегральский заметит, что твои движения медленнее, чем у землян, и сразу поймет, что на твоей родной планете низкая гравитация.

— Ух ты! — удивился Константин. — А я бы подумал, что он просто тормоз.

Денис проигнорировал его выпад.

— Далее. Евгений, ты можешь все время сутулиться?

— Конечно, — кивнул пингвин. — Да я прямо сейчас сутулюсь. Но могу еще больше, не проблема. А как это поймет Интегральский?

— Он заключит, что на твоей планете атмосферное давление слабее, чем у нас, поэтому наша атмосфера придавливает тебя к земле. Точно, и к физику не ходи.

— Надо же… — проронил Евгений.

— Кроме того, тебе придется надеть ласты. Ну, якобы они у тебя натуральные.

— У меня и так ласты. Натуральные.

— Мы их увеличим. Ласты должны быть ого-го-го! Не пингвиньи, а инопланетные!

— Зачем? — скептически хмыкнул Константин. — Профессор увидит ласты Евгения и от удивления склеит собственные?

— Нет, — не теряя самообладания, парировал кролик. — Он поймет, что планета Евгения покрыта песком. Для удобного передвижения по такой поверхности требуются крупные широкие ласты. Да, и, конечно, нужна дыхательная маска. Интегральский сразу просечет, что наша атмосфера для тебя смертельна и что в твоем мире дышат азотом.

— Ладно, — пожал плечами Евгений. — Пускай будет маска. Только с условием, что дышать я в ней буду кислородом.

— Разумеется. Ну, и наконец… Тебе нужны длинные уши. Интегральский тут же догадается, что атмосфера на твоей планете очень разрежена и звук в ней распространяется не так лихо, как у нас.

Эта идея Евгению не очень понравилась.

— Длинные уши? — нахмурился он.

— Да, — кивнул Денис. — Это вполне по-инопланетянски. Длинные уши — как у кролика.

Константин и Евгений вздрогнули, покосились на Дениса и отодвинулись от него подальше.

— Вы чего? — удивился кролик.

— Да так… — произнес Константин, выразительно поглядывая на его уши.

— Ладно, с внешним обликом разобрались, — сказал Денис. — Кстати, как назовем планету Евгения?

— Водомет! — выпалил Константин.

Денис вытаращился на него в недоумении.

— Почему?!

— Не знаю, это первое, что пришло в голову.

— Хм… Вообще неплохо. Пускай для пущей убедительности будет Водомет-два. То есть вторая планета от звезды… ммм… Евгений, какая звезда тебе нравится?

— Вега.

— Вторая планета системы Веги! Водомет-два!

— А что? Звучит, — одобрил Константин и повернулся к Евгению: — Эй, водометанец, тебе нравится?

Пингвин хмыкнул что-то нечленораздельное. Ему не нравилось. И не только название. Ему вообще все не нравилось. Лишь мысли о будущей книге удерживали его от бегства.

— Итак, друзья, — сказал Денис. — Теперь нам предстоит задачка посложнее. Придумать достойную причину прилета Евгения на Землю. Один ли он прилетел? Кто он вообще такой? Для чего ему похищать Интегральского? Какие мысли?

— У меня есть мысль! — энергично заявил Константин. — Помнишь, ты рассказывал, что первыми в космос запустили тараканов?

Кролик кивнул.

— Так вот, — продолжал кот. — В глубинах галактики Евгений нашел этих тараканов и решил вернуть бедняжек на их родную планету!

Пингвин вздрогнул.

— Я бы никогда так не поступил!

— Да ладно, Евге…

— Нет, ни за что! От планеты тараканов я бы держался подальше!

— Константин, он прав, — вмешался Денис. — Как-то это глуповато звучит. Интегральский не поверит.

Константин рассердился.

— Вы никогда не принимаете мои идеи! Так нечестно!

Евгений недовольно покосился на друга.

— Вообще-то только из-за твоих идей мы здесь и очутились.

Константин расплылся в довольной улыбке.

— А, ну да. Клево!

— Может, я от кого-нибудь убегаю? — предложил Евгений. — И за мной гонится кто-то очень страшный? Скажем, гигантские…

— Вороны! — осенило Константина. — Сверхмассивные черные дуры!

— Мммммм… — засомневался Денис.

— Или, например, я писатель, — выдвинул новую идею пингвин. — Собираю материал для книги о Земле.

— Мммммм… — засомневался Денис.

— Могу быть библиотекарем. Летаю по галактике и собираю книги.

— Мммммм… — засомневался Денис. — Или вот…

— Мммммм… — перебил его Константин.

— Ты чего? — удивился кролик.

— Сомневаюсь в твоей идее.

— Я же еще ничего не предложил!

— А я уже сомневаюсь.

Денис отмахнулся от него и сказал:

— Несчастная любовь!

— В смысле? — не понял Евгений.

— Пока не знаю, — признался Денис. — Давайте оставим эту тему. Я что-нибудь придумаю, только дайте время. Теперь самое главное — как похитить Интегральского.

— Да! — согласился Константин. — И самое-самое главное! Перекрасить Евгения в зеленый цвет!

Глава 6

Капитан Неподдельный

В начале второй недели отпущенного ему срока Артур решился на отчаянный поступок. Он понимал, что заходит слишком далеко, но это его не пугало. А вот то, что это его не пугало, — пугало. «Уж не потерял ли я голову? — подумал Артур и тут же сам себя одернул: — Ну и пусть! Великие ученые прошлого именно так и добивались успеха!» И дело было уже не только в том, что он стремился во что бы то ни стало остаться в университете. Нет, теперь им владело еще одно сильнейшее чувство: азарт. Да не просто азарт, а рожденный отчаянием — самая опасная его разновидность. Как сказал бы Денис, и к психоаналитику не ходи.

После памятного разговора с профессором Интегральским каждый день нес Артуру лишь разочарования. Бывший полицейский Антон Пеленг и супруги Какбыда, которые поначалу представлялись ему ненадежными свидетелями, оказались по сравнению с теми, кого он посетил позже, меньшим из зол. Причем намного меньшим.

«Улетевшая в космос» Кира Закат так и не объявилась. Зато остальные звери из Артурова списка никуда не пропадали и охотно шли на контакт. Да только ничего путного из этого не выходило.

Один лис, например, заявил, что похитившие его инопланетяне вернули на Землю не его самого, а двойника-киборга.

— Значит, вы и есть этот двойник-киборг? — спросил Артур.

Рассказчик ужасно оскорбился, сказал, что от двойника-киборга слышит, и выпроводил студента за порог.

Другой свидетель оказался шакалом, утверждавшим, что инопланетяне вживили ему под шкуру микрочип, который передает важнейшие секретные данные на летающую тарелку. На вопрос Артура, откуда берутся эти данные, свидетель ответил:

— Из моей головы. Пришельцы не дураки, понимают, что мои мысли — это самое важное, что есть на Земле. Но и я не дурак! Теперь я не думаю — совсем! Ничего они от меня не получат!

После такого объяснения Артур быстро свернул беседу и сбежал к третьей свидетельнице — медведице. Та заявила, что некий влюбленный в нее по уши инопланетянин много лет добивался ее благосклонности, делал невероятные подарки, даже посвятил ей два созвездия — большое и малое, но так и не добился взаимности.

— Понимаете, не то чтобы он мне не нравился, — уточнила медведица. — Но эта вечная слизь на шкуре, эти шесть глаз, эти щупальца вместо… нет, не лап — вместо волос, эти гигантские уши-локаторы, по которые он в меня влюблен… Вот, скажите, юноша, вы бы пошли с таким под венец?

— Не пошел бы, — искренне ответил «юноша».

— Вот и я не иду. К тому же мне многие инопланетяне делают предложение, есть из чего выбирать.

Артур пожелал ей удачного выбора и удрал.

Разумеется, никого из этих свидетелей он не стал звать на комиссию.

А Кира Закат так и не вернулась. «Космос — довольно большое место, — скептически морщась, размышлял Артур. — Пока она там нагуляется, я сдохну».

Закончив с очевидцами, кот приступил ко второй части поисков: материальным свидетельствам посещения Земли пришельцами. Но и тут его ждало разочарование.

Самыми известными среди подобных явлений были различного рода гигантские круги на полях и знаки, выложенные из камней. Кто и для чего все это устраивает, совершенно непонятно, поймать за лапу еще никого не удалось. Артур полагал, что древние «свидетельства» ему ничем не помогут — там уже ничего не докажешь, поэтому сосредоточился на современных, да не просто современных, а появившихся буквально в последние дни.

И такие явления обнаружились. Целых два! И оба — в пригороде Градбурга под названием Подградбургск.

Одна аномалия — новые огромные круги на поле. Трава выжжена, словно от приземления летательного аппарата круглой формы. Таких необычных кругов история знала множество, но доказать, что это действительно место приземления летающей тарелки, еще никому не удавалось.

Другое явление — гигантский дорожный знак «кирпич», выложенный из камней на пустыре недалеко от поля с кругами.

Артур не стал долго раздумывать и помчался на место событий, в Подградбургск, к местному уфологу бобру.

Живущий вместе с семьей в небольшом домике около того самого поля с кругами, уфолог к неожиданному визиту городского студента отнесся доброжелательно.

— Все думают, будто это я круги выжигаю, — усмехаясь, сообщил он. — Ну, чтобы доказать свою правоту.

— Но ведь это не вы, правда? — с надеждой спросил Артур.

— Нет, не я.

Кот с облегчением выдохнул.

— Значит, есть надежда, что круги связаны с пришельцами?

— Ни малейшей.

Артур охнул. Да что ж такое!

— Почему вы так уверены?

— Потому что я знаю, кто это сделал. Соседский парнишка. Вернее, дальний родственник соседской девушки. А еще точнее, дальний родственник всей соседской семьи, но из нее в доме только девушка и дальний родственник. Ну, который парнишка. Издалека который, дальний родственник. Приехал.

Окончательно запутавшись, Артур замахал лапами:

— Погодите, погодите! Ему-то это зачем?

— Хотел мне удружить. У нас хорошие отношения, да и в пришельцев он тоже верит, вот и решил подсобить.

— А как же знак, выложенный из камней?

— «Кирпич»? Тоже парнишка постарался. Полночи корпел, между прочим. Знак толковый, означает «летающим тарелкам посадка запрещена». Теперь куча народу в округе, с одной стороны, беспокоятся, что инопланетяне — не выдумка, а с другой — спокойны, потому что они не приземлятся.

— Понятно, — уныло вздохнул Артур. — А вы, значит, скрываете, что это никакие не инопланетяне?

— Не скрываю, — возразил бобер. — Но и не афиширую. Просто молчу и загадочно улыбаюсь. А звери пусть как хотят, так и понимают. Если они думают, что это пришельцы, с какой стати мне их разубеждать?

— Но мне же рассказали.

— Вам — да. Мы, уфологи, не должны дурить друг друга. И выдавать тоже. Правда ведь, вы не раскроете мою маленькую тайну?

Артуру было все равно. Он пообещал хранить секрет и с тяжелым сердцем возвратился в университет. Вот тогда-то он и вернулся к мысли, которую усиленно гнал от себя все эти дни. Если кто-то на планете Земля и имеет правдивую информацию о пришельцах, то это правительство и армия. Причем они эту информацию не только имеют, но и тщательно скрывают от широкой общественности. Во всяком случае, именно так утверждал один из самых популярных антиправительственных мифов.

Дело обстояло так. Пятьдесят лет назад в небе над Градбургом пронеслось ярко светящееся нечто. Оно рухнуло далеко за городом, однако, когда любопытные жители окрестных селений сбежались к месту катастрофы, они обнаружили лишь гигантский кратер и выжженную траву вокруг. Само «нечто» исчезло. Сразу же возникли подозрения, что армия всех опередила, забрала и спрятала обломки «того, что свалилось с неба» на базе военно-воздушных сил недалеко от города. И, разумеется, по всему свету немедленно распространились слухи, что под Градбургом потерпел аварию космический корабль пришельцев. И теперь армия и правительство нагло врут, что ничего подобного не было, а сами скрывают обломки летающей тарелки и тела погибших инопланетян на военной базе в специальном ангаре. Журналисты, разочарованные тем, что им никак не удается узнать правду, прозвали его «ангаром лжи». Находились смельчаки, которые пытались проникнуть на базу военно-воздушных сил и добраться до свидетельств. Только военные вылавливали их быстрее, чем те успевали произнести: «Простите, как пройти к летающей тарелке?»

Разочарованный неудачами последних дней, Артур решил, что ему не остается ничего иного, кроме как добыть информацию о том, что находится в «ангаре лжи». Идея, мягко говоря, опасная, и весьма желательно провернуть дело так, чтобы не быть схваченным бравыми вояками, которые очень не любят тех, кто охотится за их секретами. Поэтому Артур намеревался действовать осторожно и рассчитывал в этом на помощь Вездехода.

Вездеходом прозвали хорька, студента факультета нереальных технологий. За Вездеходом закрепилась репутация крутого хакера. Поговаривали, что он тайком бегает обучаться мастерству компьютерного взломщика в Сумрачный Кампус, и если бы правлению удалось это доказать, то Вездеход в два счета вылетел бы из университета. Однако поймать его за лапу до сих пор не удавалось, а сам хорек категорически все отрицал:

— Сумрачный Кампус? Это, кажется, какой-то фильм? Я — хакер? Вы путаете, я — хорек.

И хотя правда была всем известна, поделать ничего нельзя: не пойман — не хакер.

Артур отыскал Вездехода в студенческой забегаловке «Бакалавр-кафе». Хорек сидел за отдельным столиком в углу заведения, наслаждался кружкой кваса и пялился в монитор своего ноутбука. Артур взял стул и сел напротив Вездехода. Хорек поднял на него взгляд, в котором отчетливо читалось нежелание живого общения.

— Если хочешь что-то сказать, пошли мэйл, — сказал Вездеход, поняв, что Артур не собирается оставлять его в покое. — От разговоров в реале мне неуютно.

Кот проигнорировал его слова.

— Слушай, Вездеход, ты ведь крутой хакер, верно?

— Нет.

— Значит, ты и правительственные сайты взламывал, так?

— Ни разу.

— Значит, сможешь пролезть и на сервер базы ВВС?

— Не смогу.

— Сделай это для меня, а?

Просьба удивила Вездехода.

— Зачем?

— «Ангар лжи», — лаконично пояснил Артур.

Хорек понимающе усмехнулся.

— Как же, как же. Летающая тарелка, трупы пришельцев, заговор, сокрытие истины… И все же — зачем?

— Народ имеет право знать правду!

— Думаешь? А по-моему, мы замечательно живем и без правды.

Артур разволновался, поэтому не заметил иронии в голосе собеседника.

— Может, и замечательно, только что в том толку, если от нас скрывают летающую тарелку!

— И трупы пришельцев?

— Разумеется! Что за жизнь без трупов пришельцев?!

— Ясно. Ответ — нет.

Артур старательно изобразил презрительную гримасу.

— Боишься, да?

Вездеход невозмутимо отпил квасу, вытер губы салфеткой и только затем ответил:

— Нет. Просто ты мне врешь, а я это не люблю. Ты не о народе и не об истине печешься, у тебя какой-то свой интерес.

Артур поднял лапы.

— Сдаюсь. Ты прав. Не обижайся, я подумал, что ты скорее согласишься помочь ради истины, а не чьих-то личных проблем. Понимаешь… Тут такое дело. Меня могут отчислить… Ты ведь слышал об этом?

— Читал. — Вездеход кивнул на монитор.

— Ну вот. Однако есть шанс избежать отчисления, если я докажу, что инопланетяне прилетали на Землю. Я и подумал, что ты мог бы мне в этом помочь.

— Взломав сервак военных?

— Ну да.

Вездеход развел лапами:

— Я не стану этого делать.

Из груди Артура вырвался вздох разочарования. А Вездеход добавил:

— Потому что я это уже сделал.

Артур вытаращился на собеседника, не веря своим ушам.

— Ты чего вытаращился на меня, будто не веришь своим ушам? — фыркнул Вездеход, скрестив лапы на груди. — Неужели всерьез полагал, что до тебя никому не приходило в голову пощупать вояк на тему «ангара лжи»?

Хорек замолчал и уткнулся носом в монитор, демонстрируя, что разговор окончен. Но Артур, наоборот, считал, что разговор только начинается.

— Вездеход, ну? Что ты нашел? Документацию? Фотографии? Чего молчишь! Это же сенсация! Если боишься, то обещаю, никому не расскажу, что это ты…

Хакер нехотя оторвался от компьютера.

— Успокойся. Ничего я не нашел.

— Но… Сервер…

— Обследовал я их сервер вдоль и поперек. Никакой информации об «ангаре лжи». Ни документации, ни фотографий, ни-че-го.

Артур чуть не плакал.

— То есть… как? Не понимаю…

Вездеход пожал плечами:

— Что тут понимать? Если подобная информация существует, то вся документация по ней — бумажная. Хотел я и ее взломать…

— И что?

— Ничего. Она бумажная.

— Конечно… — убитым голосом произнес Артур. — Это же случилось давно, пятьдесят лет назад. А потом они не стали заносить данные в компьютер.

Вездеход кивнул.

— И правильно сделали. Как будто чувствовали, что я в их Сеть проберусь.

Артур поднялся со стула, с таким трудом, будто на преодоление земного притяжения у него стало уходить гораздо больше сил, чем прежде.

— Извини, что заставил тебя говорить в реале.

— Да, это было мучительно, — ответил Вездеход. — Но я тебя прощаю. Извини и ты, что я не смог тебе помочь.

— Не за что тебе извиняться. Тут ты бессилен.

Артур развернулся и побрел к выходу из кафе, натыкаясь на посетителей и бормоча извинения.

Вездеход проводил его взглядом и вернулся к своим делам. Однако картинка на мониторе почему-то расплывалась перед глазами. Такое обычно бывало, если Вездехода что-то мучило. Хорек нахмурился: странно, что это значит? Он задумался, прокручивая в голове беседу с Артуром. Дошел до самого ее конца и тут наконец понял, что именно не дает ему покоя. Слово «бессилен».

Он, Вездеход, бессилен. Он, который привык считать себя всемогущим, способным обойти любую компьютерную защиту и проникнуть в любой сетевой тайник, — за что и получил свое прозвище.

— Ну уж нет, — тихо сказал хорек монитору. — Вездеходы не знают, что значит «бессилен».


Артур лежал на кровати и смотрел в потолок. Потолок выглядел безразличным к проблемам Артура. Очень скоро кота отчислят из университета, и на его место в общежитие въедет другой студент. Прощай, равнодушный потолок, мы больше не увидимся! Что бы ни делал Артур, все бессмысленно. Константин с Денисом правы — безумно рассчитывать, что за две недели удастся отыскать убедительные свидетельства существования братьев по разуму. У Артура закончились и силы, и идеи. «Податься, что ли, в Сумрачный Кампус? — думал он. — Научиться чему-нибудь опасному и вредному… Нет, это совсем не то, чего мне хочется».

В дверь постучали.

— Открыто, — нехотя откликнулся Артур.

В комнату вошел Вездеход. Не говоря ни слова, хорек уселся за письменный стол Артура и положил перед собой ноутбук и какой-то сверток. Кот вставать с кровати не стал, лишь приподнялся на локте и вопросительно поглядел на нежданного гостя.

— Один из способов добыть информацию с чужого компа, — сказал Вездеход, будто продолжил беседу, а не начал, — это запустить на него специальный файл — программу-шпиона. Чтобы обмануть многочисленные защитные кордоны, этот файл должен уметь притворяться чем-то другим, чем-то, что надо пропустить. Файл делает вид, будто он тот, кого ждут. Поэтому его еще называют «притворой». «Притвора», разумеется, не одинок, ведь это вызовет подозрение охранных программ. А где лучше всего спрятаться, чтобы тебя не заметили?

— В толпе, — ответил Артур. Он был ужасно заинтригован, но все еще не понимал, куда клонит Вездеход.

Хакер кивнул.

— Вот именно. «Притвора» дожидается, когда с компа в Сеть пойдет запрос на какую-нибудь информацию, и пристраивается к запрошенным файлам, плывущим на нужный нам комп. Он их анализирует и перестраивает свою внешнюю структуру по их образу и подобию. Маскируется. Таким образом, у него появляется шанс обмануть защитные программы. Наш милый «притвора» проникает на чужой комп, добывает нужную инфу и отправляется обратно, используя тот же прием. Конечно, срабатывает это не всегда, но лично у меня — часто. Не случайно же я зовусь Вездеходом.

— Понимаю, — сказал Артур. — Спасибо за лекцию. Только при чем тут я?

— Я подумал, что в реальности можно использовать те же приемы, что и в Сети. Мне только нужен файл-притво-ра. Артур, насколько тебе важно узнать правду об «ангаре лжи»?

Артур спустил задние лапы с кровати, принимая сидячее положение. Ему внезапно стало жарко.

— Мне важно, — тихо ответил он.

Вездеход усмехнулся.

— Значит, ты и будешь «притворой». А сервером будет военная база. — Хорек открыл компьютер и повернул его монитором к Артуру. — Смотри и запоминай. Это схема базы. «Ангар лжи» находится вот тут. Только не вздумай его так называть, моментально себя выдашь! Теперь зови его не иначе как «ангар двенадцать». А вот тут — секретные лаборатории, где, возможно, хранятся тела пришельцев. Попасть в них и в «ангар двенадцать» может далеко не каждый, доступ только для избранных. Со своей стороны я сделал все, что мог: придумал для тебя отличную «легенду». Но доступ в секретные помещения тебе придется добыть самому.

Артур кивнул.

— Ладно. Программируй меня дальше.

Вездеход засунул лапу в карман рубашки и вытащил документ, похожий на паспорт.

— Держи, это твое военное удостоверение. Ты теперь капитан Артур Неподдельный, вызванный на базу для чтения лекции на тему «Облик предполагаемого врага» курсантам специального подразделения по отражению внеземных атак.

— Они готовятся к войне с инопланетянами?! — воодушевился Артур.

— Остынь, — фыркнул хакер. — Знаю, о чем ты подумал: раз существует такое подразделение, то значит, и опасность вторжения реальна. Так вот, ничего это не значит. Армия готовит себя к любым возможным событиям: нападению зеленых зверушек, гномов, драконов, плюшевых зайчиков и к восстанию бабушек-андроидов. Чем же ей еще заниматься в мирное время? Надо ведь как-то оправдать свое финансирование, верно?

— Жаль, — вздохнул Артур. — Лучше бы действительно пришельцы напали.

Хакер скривил губы.

— Понимаю, как тебе этого хочется, но желания твоего не разделяю. Слушай дальше. Все, что я рассказал тебе про файл-«притвору», должно сработать и здесь. Ты не сунешься на базу сам по себе, это немедленно вызовет подозрение. Тем более что на самом деле никакого капитана Неподдельного туда не вызывали. Его, собственно, вообще не существует. А вызывали совсем других зверей. — Вездеход щелкнул клавишей ввода, и на мониторе появился список. — Вот, это военные специалисты, которых ждут там завтра утром. Я добавил еще одного — тебя. Пришлось повозиться, конечно… Зато смотри, какое роскошное личное дело я тебе состряпал.

Вездеход кликнул на имени капитана Неподдельного, и на экране всплыла анкета с фотографией Артура. Анкета гласила:

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Имя: Артур Неподдельный

Звание: капитан

Род войск: военно-космические силы

Вид: кот

Масть: рыжая, в полоску

Дата рождения: несколько лет назад

Место рождения: недалеко

Проживает: с мамой

Образование: много пятерок

Боевой опыт: хулиганы

Награды: круглые значки

Личные качества: честность, искренность, открытость, неприязнь к притворству

Семейное положение: холост, без вредных привычек, любит музыку в до-миноре, обеспеченный, где ты, моя половинка?

— Круто! — восхитился Артур. — Особенно про неприязнь к притворству.

Вездеход потупил взгляд.

— Я старался. Итак, завтра ты присоединишься к этим ребятам, — хакер кивнул на список командированных, — и вместе с ними проникнешь на базу. Ну, а дальше — сам.

Он протянул Артуру принесенный сверток:

— Твой интерфейс.

Недоумевающий Артур развернул сверток и охнул.

— Военная форма! Но откуда?

— От верблюда.

— Я серьезно!

— Я тоже. От моего знакомого верблюда из Сумрачного Кампуса. Он и форму изготовил, и удостоверение.

Артур вскочил и принялся напяливать на себя форму, ему не терпелось испытать свой новый образ.

— Ну как? — спросил он, красуясь перед Вездеходом.

Хорек критически его оглядел.

— Выпрямись! Лапы по швам! Ну-ка, отдай честь и рявкни «так точно!».

— Так точно!

Вездеход поморщился.

— Не ахти. Отрепетируешь. А пока садись, пройдемся по деталям.

Глава 7

«Притвора»

Ранним утром к контрольно-пропускному пункту базы ВВС подъехал коричневый мини-автобус с решетками на пуленепробиваемых стеклах. Из него не спеша спустились пятеро офицеров — подтянутые и стройные самцы и самки. Это были специалисты в различных дисциплинах, присланные на базу из других подразделений.

Однако через ворота прошли не пятеро, а шестеро офицеров. К группе добавился еще один кот-капитан, возникший из клубов пыли, поднятых отъехавшим автобусом. Ни прибывшие, ни часовые не заострили внимания на капитане. Часовые решили, что он тоже член приехавшей группы, а офицеры — что это военнослужащий с базы, возвращающийся с задания.

Солдаты проводили всех в невысокое здание, справа от входа в которое красовалась вывеска:

Проверка!

Приготовьте документы

и трепещите!

Артура не нужно было уговаривать, он и так трепетал. Особенно от мысли, что назад дороги нет, — попытайся он сейчас сбежать, его наверняка схватят. Дорога вперед казалась более безопасной. Хотя о слове «безопасность» пока можно забыть.

Внутри здания находилось множество военных, сидящих за компьютерными терминалами. На вошедших они даже не посмотрели. Откуда-то из недр помещения перед прибывшими офицерами материализовался шакал. Он отдал честь и отчеканил:

— Сержант Хаки! Ваши документы!

Сохраняя выражение морды каменного идола, он собрал у прибывших документы и отошел к терминалам. Артур покосился на спутников — не вызывает ли он у них подозрения? Кажется, нет, офицеры стояли, вытянувшись по струнке и глядя на сержанта Хаки, который, в свою очередь, многократно переводил взгляд с документов на монитор, с монитора на новоприбывших, с новоприбывших на документы…

Процедура проверки затянулась. Вынужденный просто стоять и ожидать своей участи, Артур начал предаваться паническим мыслям. «Меня сейчас раскроют… Вот сейчас… Сейчас…»

Глаза застлал туман, голова закружилась, и Артур пропустил тот момент, когда сержант Хаки приблизился к группе.

— Вы! — резко выдохнул шакал, и Артур вздрогнул: «Пропал!»

Однако, к его удивлению, сержант обращался не к нему, а к стоящему рядом офицеру-лису. Хаки сверился с документами и поднял взгляд на офицера:

— Лейтенант Мишенье? Пройдемте со мной!

«Его разоблачили! — пронеслась в голове Артура истеричная мысль. — Я — следующий!»

Сержант увел разоблаченного лиса за дверь в дальнем углу помещения. Дверь производила крайне удручающее впечатление: на ней висел большой плакат, изображающий таракана в разорванной военной форме. На таракана нацелились винтовки, автоматы, пушки и даже одна атомная бомба, на которую бедняга взирал с ужасом. Правда, только одним глазом, потому что второй был обращен к красной надписи вверху плаката: «Что, вражина?! Не ожидал?! Ага!»

За дверью с невезучей вражиной раздались подряд шесть выстрелов. Сердце Артура было готово выпрыгнуть из груди и ускакать как можно дальше из этого ужасного места, где тараканам грозят атомной бомбой, а разоблаченных лейтенантов расстреливают.

Но сердце не успело осуществить задуманное, потому что в этот момент дверь распахнулась и в помещение с терминалами вернулись сержант Хаки и совершенно живой лейтенант Мишенье.

Лейтенант встал в «строй», а сержант отдал ему документы со словами:

— Мы обязаны были проверить, что вы действительно снайпер.

Мишенье кивнул:

— Не извиняйтесь, сержант, вы действовали по уставу. Я похлопочу, чтобы вас представили к награде.

— Я исполнял свой долг, — то ли возразил, то ли согласился сержант.

Затем он раздал всем новоприбывшим их документы, отдал честь и сказал:

— Проверка окончена!

Офицеры, включая и Артура, козырнули в ответ, развернулись и направились к выходу. «Получилось! — мысленно ликовал студент, замыкавший процессию. — Ай да Вездеход! Таки сделал из меня „притвору“. И ай да я — ничем себя не выдал!»

— Капитан Неподдельный! Задержитесь! — ударило ему в спину перед самым выходом.

Артур замер на месте. А затем медленно, с усилием, развернулся и оказался мордой к морде с сержантом Хаки.

— Идите за мной, — холодно приказал шакал.

Артур на ватных лапах двинулся следом за сержантом, и ему казалось, что даже плакатный таракан смотрит на него с сочувствием.

Шакал завел студента в крохотный кабинет, где были только два стула и стол со встроенным в него компьютером. Сержант уселся перед монитором, пробежал пальцами по клавиатуре и перевел взгляд на кота.

— Капитан Артур Неподдельный?

— Да, — ответил Артур.

— Вы слишком молоды для капитана, — жестко заметил сержант, буравя его взглядом.

Артур растерялся. Конечно, он молодо выглядит, он же студент! Но как они с Вездеходом этого не предусмотрели?

«Ты „притвора“, — зазвучал в голове Артура голос хакера. — Перестраивайся. Кажись тем, кто им нужен. Сила „притворы“ в изменчивости. Так поступают мои программы-шпионы, так же веди себя и ты». Голос Вездехода умолк, уступив место собственным мыслям Артура.

Молод. Молодость. Вернуть молодость. Что-то, что возвращает молодость. Жизнь. Живая вода. Вода.

— Рад, что вы это заметили, сержант, — как можно спокойней произнес Артур. — Дело в том, что после выполнения особого задания, о котором я вам, конечно, не скажу, меня отправили восстанавливать силы на морской курорт. Я очень хорошо отдохнул, сержант, так, словно сбросил несколько лет. Если вы тоже так отдохнете, будете выглядеть, как рядовой!

Сержант не ответил. Он указал Артуру на стул и сказал:

— С вами хотят поговорить.

Артур чувствовал себя канатоходцем. Будто он идет по тонкому канату, а военные так и норовят его разоблачить. Осталось только понять, при чем тут канат, потому что военные и в самом деле норовят его разоблачить.

Ни в коем случае нельзя дать им понять, что он чем-то обеспокоен! Артур присел и улыбнулся сержанту:

— Я похлопочу, чтобы вас представили к награде.

— Я выполняю приказ, — неопределенно ответил шакал и четким шагом покинул кабинет. Вместо него зашел незнакомый Артуру крокодил в голубом мундире.

Внутреннее чутье подсказало студенту, что следует делать. Он резво вскочил со стула, выпрямил спину и отдал вошедшему честь:

— Капитан Неподдельный! По вашему приказанию сижу здесь и не приступаю к своим обязанностям!

— Вольно! — кивнул крокодил и представился: — Полковник Амбразур. Садитесь, капитан!

Полковник и «капитан» расселись по разные стороны стола.

— Итак… — протянул крокодил, сверля кота взглядом, который армия вполне могла бы взять на вооружение. — С какой целью вас прислали к нам на базу?

«Без паники, — приказал себе Артур, но не послушался. — Ладно, пускай паника… Только чтобы никто не заметил!»

— С целью провести урок по теме «Облик возможного врага» для курсантов специального подразделения по отражению внеземных атак. — Артур кивнул на компьютер, приглашая полковника убедиться в истинности его слов.

Крокодил постучал пальцами по столу, продолжая буравить взглядом переносицу собеседника.

— Я видел и приглашение, и ваше личное дело. Все выглядит правильно. Только дело в том, что за подготовку подразделения отвечаю лично я. И я вас не приглашал.

На обдумывание ответа требовалось время. Артур изобразил на морде выражение ироничной загадочности, чтобы заставить полковника самого прийти к выводу, что у «капитана» есть веские причины прибыть на базу.

Пока противники разглядывали друг друга, Артур пришел к выводу, что лучшая тактика — не спорить, но и не то чтобы соглашаться. В общем, вести себя как «притвора» и позволить полковнику самому разрулить ситуацию к всеобщему удобству.

— Верно, — ровно произнес кот, сохраняя выражение морды «я знаю то, чего не знаете вы». — Действительно, вы не приглашали. — Он сделал ударение на слове «вы».

Полковник Амбразур нахмурился. Прозвучавший намек ему не понравился.

— Кто же, в таком случае?

Артур покачал головой.

— Военная тайна? — понизив голос, спросил крокодил.

Артур кивнул. Полковник, сам того не подозревая, дал ему козырь. «Военная тайна» — это то, что нужно.

Полковник Амбразур что-то неопределенно хмыкнул, а затем сказал такое, что снова заставило сердце Артура забиться в паническом режиме:

— Возможно, все так и есть. Только я связался с военно-космическими силами. Они сказали, что и не слыхивали ни о каком капитане Неподдельном.

— Разумеется, они так сказали, — холодно улыбнулся Артур, лихорадочно прокручивая в голове варианты спасения. Вариантов, собственно, было немного: загипнотизировать полковника; превратиться в невидимку; оказаться в общежитии; ответить что-нибудь этакое. Реалистичным выглядел только последний вариант. — Но позвольте осведомиться, полковник, вы связывались с наземными военно-космическими силами или орбитальными?

Казалось, на какое-то мгновение каменный полковник растерялся.

— С орбитальными? — переспросил он. — Разве вы космонавт?

Артур покачал головой. Притвориться еще и космонавтом — ну уж нет, это слишком. Еще вздумают в космос отправить, чтобы проверить…

— Тогда кто же вы? — спросил полковник.

Артур покачал головой.

— Военная тайна?

Артур кивнул.

Глаза полковника загорелись гневом.

— И допуска к ней у меня нет?

— Сейчас — нет, — ответил Артур. Вот так. Пускай Амбразур решит, что его допуск зависит от того, как капитан Неподдельный выполнит задание.

— Значит, кто-то из высшего командования, о ком я не осведомлен по причинам секретности, считает, что вы можете научить курсантов чему-то такому, чему не можем научить мы?

— Да, полковник.

— Что ж, у меня нет оснований вас задерживать! — раздраженно признал полковник. — Можете приступать к работе. — Крокодил кинул взгляд на монитор. — Ваш урок начинается через десять минут.

— В таком случае я поспешу. — Артур встал. — Разрешите идти?

— Не так шустро, капитан. — Полковник усмехнулся и нажал кнопку на внутренней стороне стола.

Дверь распахнулась, на пороге возник сержант Хаки.

— Пригласите майора Полигонне, — приказал ему полковник.

Артур напрягся. Опять какие-то сюрпризы. Может, хватит, а? «Притвора» устал притворяться!

В кабинет вошла пантера, облаченная, как и полковник Амбразур, в голубую форму. Чеканным шагом она подошла к столу и вытянулась по стойке «смирно».

— Майор Полигонне! — обратился к ней полковник. — Проводите капитана Неподдельного в класс. И обязательно присутствуйте на его уроке, после чего проводите с базы.

Артур мысленно застонал. Вот уж действительно — сюрприз так сюрприз. Ясное дело, Амбразур приставил к нему эту Полигонне, чтобы контролировать каждый его шаг.

Стоп-стоп! Это что же — ему действительно придется провести урок для курсантов подразделения? Да еще и особенный?!

Вот это влип…

— Разрешите идти? — обратилась Полигонне к полковнику.

— Идите! — Крокодил повернулся к Артуру и с легкой усмешкой пожелал: — Удачи, капитан.

— Спасибо, полковник, — невесело отозвался «капитан». — Я похлопочу, чтобы вас представили к награде…


— Группа состоит, в первую очередь, из пилотов, — сообщала майор Полигонне, пока вела Артура по запутанным коридорам учебного комплекса базы. — Разумеется, есть и радисты, и разведчики…

Артур не особенно вслушивался, все его мысли были заняты поисками пути спасения. Только вот ничего лучше, чем рвануть в сторону и быстро-быстро убежать, в голову не приходило. А это, конечно же, не вариант. Значит, лучше сосредоточиться на другой задаче — как провести урок? Ибо выходит, что он неизбежен.

Итак. Как именно притворяться «притворе», если он понятия не имеет, что от него требуется?

Ладно, сказал себе Артур, попробуем с другой стороны. Если бы он заранее знал, что ему на самом деле придется проводить выдуманный Вездеходом урок, что бы он предпринял? Ну, для начала, он бы, конечно, поступил, как все нормальные студенты: полез бы в Сеть, в надежде, что кто-нибудь уже побывал в подобной ситуации и подробно описал, как с ней справиться. Если бы в Сети Артур ничего не нашел, тогда отправился бы в библиотеку порыться в изданиях по узкой специализации. Там порой попадаются удивительные вещи. Например, однажды Артур своими глазами видел книжечки «Пособие для авторов пособий» и «Вязание крючком в условиях невесомости, одной лапой, не глядя». А теперь искал бы что-нибудь вроде «Притворное преподавание по теме пришельцев для курсантов баз ВВС — пособие для чайников». Если бы и тут ничего не обнаружилось, то Артур вернулся бы в свою студенческую «келью» и составил короткий план того, что ему известно по теме «Облик возможного врага». И тут бы осознал, что на самом деле знает об этом довольно много — не зря же он столько лет увлекается уфологией!

Однако нельзя забывать, что все то, что известно Артуру, наверняка преподают и курсантам, и если он просто выдаст им стандартный набор уфолога, это скорее всего вызовет подозрение.

Значит, надо преподать это так, чтобы им казалось, будто они слышат что-то новое. Тут-то «притворе» и пригодятся его «притворские» способности! А именно: нахальство, самоуверенность и напористость. Артур ведь не абы кто, а офицер военно-космических сил, причем орбитальных (интересно, такие действительно существуют?), и знает такие вещи, ну такие вещи! Никто больше таких вещей не знает!

И тут Артура поразила новая мысль. Они здесь, на базе, тоже могут знать такое, чего не знает он. А именно: тот самый «облик возможного врага», так как именно тут прячут останки пришельцев с летающей тарелки! Выходит, что если он правильно построит урок, то сможет получить очень важную информацию! Да, но это же только курсанты… Совсем не факт, что они посвящены в такие серьезные тайны. Вот полковник Амбразур — наверняка.

Артур покосился на майора Полигонне. Интересно, а что известно ей?

Впрочем, времени на размышления больше не оставалось.

— Мы пришли, — объявила пантера, пропуская Артура вперед, в аудиторию в форме амфитеатра, очень похожую на университетскую, полную молодых военных, оживленно болтающих друг с другом. При виде офицеров курсанты, словно по команде, умолкли, вскочили с мест и замерли по стойке «смирно».

«Вот так дисциплина, — подумал Артур одновременно с уважением и неприязнью. — Сразу видно, что это не универ».

— Садитесь, — сказала майор Полигонне. — Представляю вам капитана Артура Неподдельного из военно-космических сил.

— Из орбитальных военно-космических сил, — конкретизировал Артур, обводя курсантов ледяным взглядом, позаимствованным у полковника Амбразура.

Пантера кивнула и продолжила:

— Тема урока, который проведет капитан Неподдельный, посвящена облику возможного врага. Прошу вас, капитан.

Полигонне уселась на крайнее место в заднем ряду. Артур мысленно пожелал себе удачи и взобрался на преподавательский стол. По аудитории пронесся удивленный гул. Артур широко расставил задние лапы, передние заложил за спину и спросил:

— Для чего я сюда поднялся?

Курсанты недоуменно переглядывались и не отвечали. До сих пор никто из преподавателей на стол не забирался…

— Чтобы быть выше нас? — раздался уже знакомый голос с верхних рядов амфитеатра.

Артур посмотрел на Полигонне. Ему показалось, что пантера усмехается.

— Нет, — сказал он.

Ободренные примером офицера, курсанты ожили.

— Чтобы лучше нас видеть?

— Чтобы проверить стол на прочность?

— Чтобы нас озадачить?

— Нет. Нет. Нет, — отвечал Артур. — Не отвечайте наугад! Думайте!

Наконец один лис из второго ряда сообразил:

— Вам так привычнее.

— Отлично! — похвалил его Артур. — Но почему мне так привычнее?

Тот же лис пояснил:

— Вы часто смотрели на мир сверху вниз, то есть из космоса на Землю, и привыкли к этому.

— Почему я часто смотрел на Землю из космоса? — не унимался «капитан Неподдельный».

— Потому что вы служите в военно-космических силах, — ответил лис.

— В орбитальных военно-космических силах, — уточнила самка рыси, сидящая в первом ряду.

— Хорошо, — сказал Артур. — Но не может ли быть другой причины тому, что я привык смотреть на Землю из космоса?

Курсанты снова пришли в замешательство. Их удивлял подобный метод ведения занятий. Что это за лекция такая, если преподаватель все время задает им вопросы? Это больше смахивает на экзамен.

И вопросы какие-то странные — с двойным дном. Вдруг это и есть что-то вроде экзамена? Не прост этот капитан Неподдельный, совсем не прост…

— Может быть другая причина, — осторожно произнесла курсантка-рысь.

— Смелее, смелее, — подбодрил ее Артур. — Называйте.

— Вы смотрели на Землю из чужого космического корабля! — выпалила рысь.

— Браво! — воскликнул Артур и уселся на столе в позе лотоса. — Итак, вы считаете, что я инопланетянин!

— Я так не считаю, — возразила рысь. — Я только предполагаю.

— И правильно делаете, — одобрил Артур. — Откуда вам знать, кто я на самом деле? Может, я вовсе никакой не капитан Неподдельный. — Он громко хлопнул в ладоши. — Вперед! Определите, кто я — землянин или пришелец!

Задание показалось курсантам увлекательным. Некоторые даже позволили себе улыбнуться.

— Вы выглядите, как землянин, — прозвучало откуда-то из средних рядов.

Артур фыркнул.

— С каких пор это что-то доказывает? Вы что, кино не смотрите? Пришельцы только тем и занимаются, что выглядят как земляне! Дальше!

Из аудитории прилетела новая идея:

— Надо взять у вас образец крови!

— Она у меня красная, — заверил Артур.

— Тогда вас надо допросить! На такие темы, которые известны всякому землянину! Если вы пришелец, то обязательно проколетесь!

— Ладно, — согласился Артур. — Спрашивайте.

— Как зовут главного героя детского сериала «Утята с зубами»?

— Не знаю, — развел лапами Артур.

Курсанты возбужденно загудели.

— Это все знают! Вы — пришелец!

Артур усмехнулся и сказал:

— Его зовут Всеволод Ласт.

Гул немедленно стих. Курсанты недоуменно уставились на «лектора».

— Почему же вы сказали, будто не знаете? Мы решили, что вы инопланетянин…

— Верно. Но вдруг я именно этого и добивался?

— Но… Зачем?

Артур спрыгнул со стола и оперся о него, наслаждаясь замешательством аудитории.

Сильно понизив голос, он произнес:

— Может, для того, чтобы втереться в доверие?

Курсанты, затаив дыхание, наклонились вперед. Артур продолжил:

— Допустим, инопланетяне среди нас. По-вашему, куда они больше всего стремятся попасть?

Зал зашелестел ответами:

— Сюда… На базу… За нашими военными секретами…

— Вот именно, — кивнул Артур. — Они запросто могут быть среди вас. Выдавая себя за инопланетянина, я пытаюсь спровоцировать их на действие, при котором они совершат ошибку и выдадут себя. Вы! — Палец Артура взметнулся в сторону лиса во втором ряду. — Вы дернулись, когда я заявил, что не знаю, как зовут крутого утенка!

— Я не дергался! — возмутился обвиненный курсант.

— Он дернулся? — спросил Артур у кошки, сидящей по левую лапу от лиса.

— Ка… Кажется, да… — нерешительно ответила она, отодвигаясь от подозрительного соседа.

— Не говори глупости! — рассердился на нее тот.

— Как зовут главного героя детского сериала «Утята с зубами»? — резко спросил Артур.

— Всеволод Ласт, разумеется!

Артур коварно улыбнулся.

— Это вы от меня услышали.

— Нет, я и так знал!

— Тогда скажите, как звали его подружку?

Лис растерянно раскрыл пасть. Приговор Артура был суров.

— Вы. Не. Знаете.

Аудитория охнула.

Курсант-енот, сидящий в третьем ряду с правого края, негромко сказал:

— Надо же, на такой ерунде попасться — не знать, как звали подружку Всеволода Ласта.

Артур вздохнул:

— Вы правы, курсант. Пришельцев должны лучше готовить перед внедрением. Но просчеты врага нам только на пользу.

«Теперь осторожно», — сказал себе Артур, а вслух произнес:

— Когда он раскрыт, мы можем добыть у него очень важные сведения. Например, насколько их технология ушла вперед от того летательного аппарата, который находится в двенадцатом ангаре.

Неожиданно для него курсанты заулыбались. Уловив недоумение Артура, кошка во втором ряду объяснила:

— Ну, это уже не мы. У нас нет доступа к таким секретам.

«Жаль», — подумал Артур.

— Тогда мы добудем другую информацию. Сколько у них военных кораблей, план атаки на Землю и так далее. Выйдем на их командование и вступим в переговоры.

Артур стукнул по столу кулаком и объявил:

— Новое задание! Командир пришельцев хочет уничтожить Землю. Убедите его этого не делать.

Кошка во втором ряду подняла лапу.

— Я покажу ему, как Земля прекрасна! Поставлю ему классическую музыку!

Артур мгновенно отверг этот вариант:

— Пришелец — поклонник тяжелого рока. Земля уничтожена.

Из верхних рядов тут же донеслось:

— Поставлю ему тяжелый рок!

— От звуков любимой музыки пришелец перевозбуждается и уничтожает Землю. Еще предложения?

— Я его убью, — грозно заявил курсант-лев из пятого ряда.

— Прилетают другие пришельцы и мстят за него. Земля уничтожена.

Тут кошку во втором ряду осенила новая идея:

— Предложу мирные переговоры, сорву их, извинюсь, предложу новые, сделаю заманчивые, но нереальные предложения, поторгуюсь, привлеку партнеров, предложу переговоры с участием партнеров, они сорвут переговоры, заморочу голову, потяну время, спутаю понятия, предложу пришельцу вместо Земли уничтожить его собственную планету, объясню, почему это правильно, партнеры подтвердят…

— Ого! — восхитился Артур. — Это уже серьезно! Может сработать…

— Ура! — обрадовалась кошка, но Артур погасил ее энтузиазм:

— Может сработать на какое-то время. А где-нибудь на стадии «спутаю понятия» пришелец распсихуется. Земля уничтожена. Еще варианты?

— У него не было подружки! — вдруг выкрикнул лис во втором ряду, который в течение всего обсуждения хранил угрюмое молчание.

— Вы о чем? — удивился Артур.

— У Всеволода Ласта не было подружки! Вы меня запутали, и я не сразу сообразил!

— Верно, я вас запутал, — с легкостью признал Артур. — На самом деле я не считал вас пришельцем.

— Правда?

— Конечно. Пришелец — не вы. Здесь есть кое-кто другой, полагающий, что у Всеволода Ласта была подружка.

Взгляды всех обратились к еноту с третьего ряда. Енот нервно заерзал.

— Я могу все объяснить…

— Нечего тут объяснять! — воскликнул лис. — Сам, понимаешь, пришелец, а подставить решил меня!

— Ничего подобного! Просто у меня в детстве не было телевизора! Мне приходилось смотреть в окно!

Лис фыркнул.

— Да ну? На Альфе Центавра нет телевизоров? А ну, отвечай, сколько у вас боевых тарелок?

Енот оглядел сокурсников, но ни в ком не нашел сочувствия.

— Ребята, вы что?! По-вашему, любой, кто не смотрел этих зубастых утят, инопланетянин?

— Да! — ответили ему.

Артур, скрестив лапы на груди, наслаждался зрелищем. Он кинул взгляд на майора Полигонне — пантера не скрывала, что и ее происходящее веселит.

— Тебя, инопланетное чудовище, — разорялся тем временем лис, — спасет только конец урока!

— Вообще-то, — произнесла Полигонне, и все курсанты мгновенно умолкли, чтобы выслушать офицера, — урок закончился десять минут назад. Капитан Неподдельный, подведите итог!

— Итог! — громко объявил Артур. — Пока вы тут сражались друг с другом, враг вовсю уничтожал планету. Поздравляю, курсанты! Вы профукали Землю!

— Но ведь правда он был пришелец? — спросил лис, кивая на енота.

Артур покачал головой.

— Нет. Вы все земляне. Это я был пришелец. Моей задачей было поссорить вас, натравить друг на друга, посеять недоверие и подозрения. Вот такие мы, инопланетяне, коварные. Что вы там пишете? — спросил он кошку во втором ряду.

— Заключение. «Возможный враг — капитан Неподдельный».

Все, включая и Артура, рассмеялись. Кот сказал:

— Шутки шутками, а урок не случайно называется «Облик возможного врага», а не «Облик возможного пришельца». Кто сказал, что враг — обязательно пришелец? Мне остается лишь пожелать вам наблюдательности. Одно дело, когда враг определен — ты преследуешь его на истребителе, четко представляя себе, что делать. Гораздо хуже, когда ты не уверен, кто враг, а кто союзник.

Слушатели зааплодировали, а майор Полигонне подошла к кафедре и встала рядом с Артуром. Курсанты вскочили и вытянулись по стойке «смирно».

— Курсанты! — скомандовала пантера. — На учебный вылет! У вас три минуты!

Через считаные секунды в аудитории остались только Артур и майор Полигонне. Студент в очередной раз отдал должное армейской дисциплине, одновременно радуясь, что не имеет к ней никакого отношения.

Теперь, по приказу полковника, Полигонне должна была выпроводить приглашенного лектора с базы. Это в планы Артура никак не входило, и надо было срочно придумать, как улизнуть.

Тут Артур обратил внимание, что пантера пристально его разглядывает. Он напрягся.

— Майор?

— Поймать противника на какой-нибудь мелочи — не оригинально, — сказала Полигонне. — Но это часто срабатывает. И знаете что еще интересно, капитан?

— Что? — Артуру сильно не понравились интонации собеседницы.

— Военно-космические силы. Они не бывают наземные или орбитальные. Они общие. Интересно, правда?

Глава 8

«Ангар лжи»

Артур похолодел. Он с трудом изобразил на морде подобие улыбки и произнес, стараясь придать голосу беспечность:

— Вы подловили меня, майор. Признаюсь, я марсианин. Прилетел с Венеры.

Полигонне сокрушенно покачала головой:

— Выходит, я ошиблась. Была уверена, что ваша родина не ближе Антареса. Что подумали курсанты, не знаю, но рада, что они вам подыграли.

— Подыграли?

— Конечно. Они сразу приняли ваши условия игры. Это радует.

«А меня-то как радует! — мысленно возликовал Артур. Однако ликование было недолгим. — Стоп… Ладно, допустим, курсанты и Полигонне мне подыграли. Но полковник?! Уж он-то точно мне не подыгрывал, ибо ему это ни к чему. Почему же он меня отпустил?»

Его тревожные размышления прервала Полигонне:

— Капитан Неподдельный, следуйте за мной. Я выведу вас с базы.

Убраться восвояси, лишь пообщавшись с курсантами — при всей их приветливости, — вряд ли можно назвать успехом. Артур двигался вслед за пантерой по бесконечным коридорам внутреннего комплекса базы и намеренно замедлял шаг, чтобы успеть найти выход из положения.

И все же, почему полковник Амбразур немедленно не арестовал Артура, когда тот ляпнул про орбитальные военно-космические силы? Может, каким-то загадочным образом суровый крокодил поверил в то, что услышал? Но это же абсурд! Или нет?..

Артура бросило в жар. А что, если он недооценил заложенные в него Вездеходом способности «притворы»? Студент покосился на Полигонне. Если его догадка верна, то появился шанс на успех.

Что ж, в таком случае пора распрощаться с капитаном Неподдельным. Набрав полную грудь воздуха, Артур напряг все свои мыслительные способности, чтобы представить себя капитаном Иным, которого он только что выдумал. И, представив, остановился.

— Майор…

Полигонне тоже остановилась и повернулась к Артуру.

— Что?

Артур отдал честь и «представился»:

— Капитан Иной! Майор, вы, кажется, кого-то сопровождали? Хочу заметить, что он сбежал от вас два поворота назад. Конечно, это не мое дело, но…

Полигонне нахмурилась.

— Капитан Иной?

— Так точно!

Артуру показалось, что глаза пантеры сверкнули. Она кинула взгляд назад, в глубь коридора, и сказала:

— Благодарю, капитан Иной! Я и не заметила, что он исчез, видимо, приняла за него вас. Вы довольно похожи.

Артур изобразил смущенную улыбку:

— Ну, мы же два кота… Два капитана… Не стоит благодарности, майор. Но, может, вы похлопочете, чтобы меня представили к награде?

— Может быть, — небрежно ответила Полигонне и, потеряв интерес к собеседнику, поспешила назад, на поиски капитана Неподдельного.

Артур еле сдерживался, чтобы не пуститься в пляс, — вряд ли капитан Иной повел бы себя подобным образом. Но душа «притворы» пела и танцевала. Невероятно! Сработало! Ай да Вездеход, вот это хакер — это ж надо, хакнуть реальную базу ВВС! А уж сам-то Артур — лучший вирус на свете!

Теперь — вперед! Ну-ка, где у них тут страшные военные тайны?

Взгляд Артура упал на массивную железную дверь с надписью «Подразделение нужной правды. Вход только по пропускам».

Вот туда он и пойдет. «Нужная правда» — это как раз то, что нужно. Правда. Что же касается пропуска, то теперь, когда выявились его суперталанты «притворы», он обязательно выкрутится.

Артур подошел к двери. Видеокамера над ней немедленно обратилась в его сторону, и металлический голос из настенных динамиков произнес:

— Предъявите пропуск!

Артур показал камере пустую ладонь.

— Предъявите пропуск! — вновь потребовал невидимый страж.

Ага, значит, так не получается. Может, способности «притворы» работают, только если Артур сам кого-то изображает? Ну-ка…

— Я и есть пропуск!

Он попытался изобразить из себя «пропуск», не имея, правда, ни малейшего понятия, каким образом это сделать. Как обычно ведут себя пропуска?

Артур уставился в камеру немигающим взглядом, притворяясь собственной фотографией, и сказал:

— Капитан Иной. Имеет допуск в подразделение нужной правды.

— Капитан Иной выглядит иначе, — заметила камера.

Ой… У них что, действительно на базе есть капитан с таким именем? Ладно, «притвора» справится и с этим.

— Капитан Иной сделал пластическую операцию, — заявил Артур. Камера не отреагировала. — И теперь выглядит вот так. — Артур указал на себя. Камера не отреагировала. — И он имеет допуск в подразделение нужной правды.

Щелкнул замок, и железная дверь отъехала в сторону. Взгляду Артура открылась большая канцелярия, где за пишущими машинками сидели звери в военной форме; каждый сосредоточенно что-то печатал. Позади каждого стола стояли несгораемые шкафы с картотекой. «Что за прошлый век?» — удивился Артур, не заметив в помещении ни одного компьютера, и тут же у него перехватило дыхание от догадки: это ведь то самое место, которое ему нужно! Хакер Вездеход, взломав сервер военных и ничего там не найдя, предположил, что вся документация по пришельцам хранится в бумажном виде — похоже, так и есть!

Появление Артура оставило находившихся в канцелярии зверей равнодушными. Ну, правильно — раз уж кто-то сюда вошел, значит, право на это у него имеется. Тем лучше, решил студент и прошелся по залу в поисках свободного места.

Таковое обнаружилось довольно быстро. Правда, было похоже, что свободно оно ненадолго. На это недвусмысленно намекала записка, вставленная в клавиатуру пишущей машинки: «Отошел по делу, скоро буду, ни к чему не прикасаться! Лейтенант Капслокер».

Артур, не задумываясь, уселся за стол. Теперь он и есть лейтенант Капслокер — по праву «притворы». Ну-ка, какой такой нужной правдой занимается это подразделение и кому это она нужна?

Чем больше Артур изучал содержимое картотеки, тем сильнее росло его недоумение. По всему выходило, что армия сама же, в лице подразделения нужной правды, стоит за всеми обвинениями армии в заговоре и сокрытии улик по делу о летающей тарелке!

Изумленный студент открывал папку за папкой, и от неожиданных открытий у него захватывало дух.

Оказывается, материалы знаменитого сайта, на котором чаще всего нападали на армию и приводили массу «доказательств» ее мошенничества, созданы здесь, в подразделении!

Многочисленные опровержения от лица армии, которые только укрепляли подозрения в ее лживости, тоже написаны здесь. Например, официальное заявление, которое сделал генерал Шарль Атан на пресс-конференции, посвященной НЛО: «Со всей ответственностью заявляю, что никакой летающей тарелки диаметром 52 метра, весом 14 тонн, из неизвестного металла серого цвета — нет и никогда не было!»

Артур помнил это выступление: когда-то, еще перед поступлением в университет, он, вместе с друзьями по увлечению летающими тарелками, смотрел его по телевизору. Генерал Шарль Атан говорил с такой убежденностью, что все немедленно уверились в том, что он лжет.

Уж не на такую ли реакцию и рассчитывала армия, когда готовила речь генерала в недрах подразделения нужной правды? То есть военные хотят убедить всех вокруг, что инопланетный корабль у них есть, но они это скрывают.

Что за бред?!

Над Артуром нависла чья-то тень, он поднял глаза и увидел молодого лиса-лейтенанта.

— Это место лейтенанта Капслокера, — строго заметил лис.

— Я Капслокер, — и глазам не моргнув, заявил Артур.

— Да? Тогда вы должны быть волком.

— Должен, знаю. Исправлюсь.

— И почему у вас капитанские знаки отличия? Вы же лейтенант.

— Ношу на счастье. Я суеверен.

Лис некоторое время, казалось, о чем-то размышлял, а потом сказал:

— Ладно.

— Ладно? — удивился Артур, который не ожидал, что так легко отделается.

— Да, — ответил лис и отошел.

«Притвора» круче всех, ликовал студент, возвращаясь к секретным данным в картотеке лейтенанта Капслокера.

Внимание Артура привлекла папка под непонятным названием УПАЯ-ОВК. Он открыл ее и обнаружил, что она содержит переписку Капслокера с неким Густавом Буром, начальником отдела внеземных контактов (ОВК) при Управлении по аномальным явлениям (УПАЯ). Густав Бур неоднократно обращался на базу за информацией по «ангару 12», обломкам летающей тарелки и останкам пришельцев. Он просил, требовал, грозил, умолял, но неизменно получал от армии в лице лейтенанта Капслокера ответ вроде:


На ваш запрос имею сообщить, что запрос получен и принят к рассмотрению. Все, о чем вы просите/требуете/грозите/умоляете, является военной тайной под грифом «совершенно секретно». Гражданским допуск к данной информации категорически запрещен. Однако вы можете поступить на службу в военно-воздушные силы в чине рядового, дослужиться до лейтенанта и дать взятку полковнику Амбразуру, за которую он включит вас в состав подразделения нужной правды, где вы и получите допуск к искомой информации.

С уважением,

Лейтенант Капслокер,

только что вернувшийся из ангара 12 —

там такое, ух!

В общем, военные и не пытались скрыть, что вовсю потешаются над гражданским Управлением по аномальным явлениям, совершенно не принимая его всерьез и уж тем более не собираясь делиться с ним своими секретами.

Следующая папка заставила сердце Артура учащенно забиться. Она называлась УТЕЧКА ФОТОК и содержала фотографии с базы, якобы попавшие в прессу и Интернет в результате утечки информации. Разумеется, «утечку» произвело все то же подразделение нужной правды, и, как обычно, «утекшие» снимки не давали прямого ответа на вопрос, есть, в конце концов, хоть что-то инопланетное на базе ВВС под Градбургом или нет. Артур внимательно рассмотрел смазанную темную фотографию, сделанную «в ангаре лжи», на которой немного виднелась тень, которую при большом желании можно было принять за летающую тарелку. Другой снимок изображал контейнеры в холодильной камере, местами они были прозрачны, и в них проглядывалось нечто, что могло бы сойти за останки пришельцев — если, конечно, задаться целью увидеть в этом «нечто» именно останки пришельцев.

— Эй, вы кто такой?

Артур вздрогнул от неожиданности и поднял голову. Рядом с ним стоял молодой полноватый волк, взгляд которого не обещал ничего хорошего.

— Лейтенант Капслокер, — ответил Артур.

— Это я лейтенант Капслокер!

— О… — «Притвора» замешкался, но лишь на мгновение. — Не сердитесь. Я капитан Иной, а назвался вами, потому что я ваш поклонник.

— Чего-о-о?

— Вы все же сердитесь.

— Еще бы!

— И грубите. Старшему по званию! — Артур повысил голос и грозно сдвинул брови.

Лейтенант Капслокер хотел что-то возразить, но растерялся, вспомнил святые для каждого военного слова «устав» и «трибунал», вытянулся, сложил лапы по швам и гаркнул:

— Виноват!

Артур откинулся на спинку кресла и покровительственно изрек:

— То-то же. Давайте снова: лейтенант, я ваш поклонник!

— Так точно!

— Я похлопочу, чтобы вас представили к награде.

— Так точно! Но за что?

— Так поступают поклонники.

— Э-э… Так точно.

— Где у нас контейнеры с пришельцами?

— В папке «Утечка фоток»…

Артур нахмурился. Выходит, фотографии, что он видел, — просто результат умелого монтажа?

— А в реальном мире?

— В реальном мире их не существует…

— А ангары?

— К ангарам можно пройти из самого комплекса. Вон там… — Лейтенант указал на железную дверь, напротив той, через которую Артур попал в подразделение.

— Ангар двенадцать там же?

— Конечно…

Артур подался вперед и в упор уставился на собеседника. Тот поежился.

— Вы бывали в нем, лейтенант?

Капслокер замялся.

— Ну… Рядом…

«Ай-ай-ай, — подумал Артур. — А Управлению по аномальным явлениям врал, будто бывал».

Кот встал.

— Возвращайтесь к работе, лейтенант.

— А вы?..

— Я пришлю вам цветы.

— Цветы? Я военный!

— Я пришлю вам колючие цветы.

Не тратя больше ни секунды, Артур решительным шагом направился к двери, за которой его ждали ангары…


Врата с огромной надписью «Ангар 12» охраняли два солдата-медведя. Они направили автоматы на подошедшего Артура. Правый охранник сказал:

— Стоять, секретная зона!

Но Артур уже привык к роли «притворы» и не колебался:

— Все в порядке, бойцы! У меня есть допуск. Я — подполковник Амбразур.

— Вы не полковник Амбразур! — возразил медведь, прицеливаясь в Артура. Тот примирительно поднял лапы.

— Я сказал: подполковник Амбразур. Другими словами, полковник Амбразур-младший.

Левый страж поднял к морде рацию:

— Вызываю полковника Амбразура!

Артур напрягся. Если полковник ответит, «притворе» уже ничто не поможет.

— Вызываю полковника Амбразура!

Рация молчала.

— Кто еще может подтвердить, что у вас есть допуск? — спросил медведь.

— Капитан Неподдельный. Капитан Иной.

— Не знаю таких.

Артур пожал плечами:

— Они строго засекречены. А вообще если у меня нет допуска, то я ведь не смогу войти. — Артур кивнул на врата. — Требуется пароль, сканирование глаз… О чем вам беспокоиться?

Охранники отвели автоматы:

— Проходите!

И все? Они даже не поинтересуются, почему на нем капитанские знаки отличия? Потрясающе! Надо будет похлопотать, чтобы Вездехода представили к награде. Однако раздумывать об этом времени не было — «притворе» предстояло каким-то образом открыть врата ангара.

Итак, пароль… Какой пароль, например, у полковника Амбразура? Наверняка что-то простое — вряд ли бравый вояка большой спец в вопросах компьютерной безопасности. В кино пароли таких типов вычисляются в два счета.

«Притвора» расслабил мышцы и сделал глубокий вдох. Он представил себя героем фильма, где нет ничего проще, чем догадаться, каким паролем пользуется персонаж, которого ты за всю жизнь видел минуты полторы.

Например. Сколько лап у полковника? Артур набрал на панели «4» и нажал «ввод». «Неверный пароль», ответила система, издав недовольный писк.

Артур покосился на правого охранника.

— Я должен все тщательно проверить! — объяснил он. Охранник понимающе кивнул.

Ладно, а если не «4», а, скажем, «четыре»? Не сработало. «Три и еще один»? Тоже нет.

Артур покосился на левого охранника.

— Необходимо перепроверить комбинации!

Охранник издал согласное мычание.

Так, пора завязывать с числами. Может, полковник использует в качестве пароля имя своей супруги? Многие так делают. Артур набрал: «Имя супруги полковника Амбразура». Врата не открылись.

Пароль — любимый месяц полковника? С амбразуровской подчеркнутой холодностью — наверняка январь.

«Январь». Не подошло.

Пароль — любимое воинское звание полковника?

«Генералиссимус». Нет.

А если полковник не так прост? Ну-ка, совместим варианты.

«Имя супруги полковника январь генералиссимус». Увы…

Может, он что-то упустил? А, конечно!

«Имя супруги полковника январь генералиссимус 4».

На панели загорелась зеленая лампочка. Есть!

Так, теперь сканер. Это уже посложнее — глаза Артура ничем не похожи на крокодильи глаза полковника. Такое даже «притворе» не под силу.

Зато «притвора» способен на кое-что другое.

Ледяной взгляд Амбразура, которым грозный полковник буравил переносицу Артура, навсегда врезался в память студента. Сможет ли «притвора» скопировать этот ужас?

Артур приблизился к правому стражу.

— Посмотрите мне в глаза, — жутким голосом велел он.

Медведь удивился, но послушался. Он взглянул в глаза Артура и тут же отпрянул.

— В чем дело? — быстро спросил студент.

— Да так… Померещилось.

— Говорите!

— На мгновенье показалось, будто вы полковник Амбразур-старший.

— Серьезно? — оживился левый охранник. — Ну-ка, дайте и я вам в глаза посмотрю! Ой, мамочки… Страх какой. Никогда больше так не делайте.

— Хорошо, — милостиво согласился Артур. Однако еще один раз он все же «так» сделает.

Артур вернулся к сканеру и поглядел в окуляр.

Сканер щелкнул, и врата начали отъезжать в сторону. Путь в «ангар лжи» был открыт. Артур, не в силах справиться с душевным трепетом, облизнул губы и вошел в ангар номер двенадцать. Сейчас ему откроется истина.

Как только он оказался внутри, ангар озарился ярким светом. Артур ахнул и схватился за грудь: всего в каких-то тридцати метрах от него возвышалась летающая тарелка…

Вот она — подлинная, истинная, настоящая, такая, какой он себе ее и представлял, такая, какой ее всегда показывали в кинофильмах, такая, какой она и должна быть: серое металлическое покрытие, иллюминаторы, антенны… Она идеальна.

«Слишком идеальна», ехидно усмехнулся внутренний голос Артура. Кот хотел было в ответ назидательно заметить, что слово «идеальна» не может соседствовать со словом «слишком», однако внезапно понял, что имел в виду внутренний голос, и вздрогнул.

Что-то определенно не так с этой летающей тарелкой. Какая-то она чересчур настоящая. Словно пытается воскликнуть: смотрите, я именно такая, какой вы хотели меня видеть, — как в книжках и в кино! Будто она изо всех сил стремится понравиться, угодить, впечатлить, но при этом скрывает за своей оболочкой нечто совершенно иное…

Артуру, в его нынешнем состоянии, то, что он сейчас видел, казалось до боли знакомым. Со всей ясностью он осознал: никакая это не летающая тарелка. Это нечто, что только изображает ее. Это «притвора».

Свет померк для Артура, все потеряло смысл.

— Фальшивка… — горько обронил он.

— Скорее муляж, — раздался за его спиной знакомый женский голос.

Артур обернулся и увидел за собой майора Полигонне и полковника Амбразура — студент и не заметил, как они зашли в ангар вслед за ним. Пантера слегка усмехалась, в ее глазах светилась ирония. Крокодил же выглядел так, будто только что проглотил ледник. И тот ему не понравился.

— Значит, пришельцев нет? — потерянно спросил Артур.

— Конечно, есть, — не моргнув глазом, ответила Полигонне. — Непременно, обязательно, есть. Ведь это не вопрос науки, это вопрос финансирования.

— Финансирования… — задумчиво повторил Артур. — Значит, для этого вы и создали подразделение нужной правды. Чтобы все считали, будто у вас действительно есть межзвездный корабль пришельцев и их останки… Чтобы все так думали, но чтобы никто не знал этого наверняка. Потому что на самом деле их нет…

Полигонне кивнула и сказала:

— Продолжайте.

Амбразур ничего не сказал, он только дырявил Артура взглядом крокодила, готового проглотить еще один ледник. Хотя ему и предыдущий-то не понравился. «Подумаешь, — мысленно фыркнул студент. — Я тоже умею так смотреть».

— Вам нужно, чтобы все верили, будто существует угроза инопланетного вторжения, — продолжал свои открытия Артур. — Потому что пока звери в это верят, они боятся, а пока они боятся, вы будете получать финансирование на подготовку к отражению несуществующей опасности. Позвольте спросить?

Пантера взмахом лапы позволила.

— Что же тогда, много лет назад, упало с небес под Градбургом, если не вот это? — Артур кивнул в сторону НЛО-«притворы».

— Мы не знаем, — ответила Полигонне. — Когда армия туда подоспела, там уже ничего не было.

— И вы ничего не нашли?

Совершенно неожиданно для Артура на этот вопрос ответил Амбразур. Если бы полковник не был крокодилом, то могло бы показаться, что он лает.

— Мы нашли прекрасную возможность содержать армию, когда нет военной угрозы! Думаете, этого мало?!

— В смысле? — не понял студент.

— Мы живем в мирное время, — с нескрываемым отвращением объяснил полковник. — Войны нет и не предвидится. Как можно жить без войны!

— Не знаю… — растерялся Артур. — Живем же как-то…

— Вот именно! Как-то! Без героев! Без подвигов! Как понять, кто на что способен? Как узнать, кто друг, а кто враг? Война — это прекрасно! Война — это дисциплина! Это единство силы и духа! Это возможность для всех проявить себя! А мундир? Мундир возвышает нас!

— А я где-то читал, что до конца войны доживают не все, — осторожно заметил Артур.

— Ну да, есть побочные эффекты. Чуток массовых смертей, немножечко разрушенных городов… Ничего не поделаешь. Война — это способ выявить сильнейшего! А слабаки нам ни к чему! Мирное время? Тьфу!

— Мы нашли отличный способ содержать армию в боевой готовности, — добавила Полигонне. — Благодаря «инопланетной угрозе».

Амбразур мечтательно закатил глаза:

— А войны еще будут… Поверьте, я знаю зверей. Только нас голыми лапами не возьмешь! История пишется войнами. А значит, у нас больше нет истории! Но это только пока.

«Они безумцы, — подумал Артур. — С меня довольно, пора отсюда выбираться. „Притвора“, на выход!»

— Благодарю за разъяснения. Мне пора в штаб, доложить о вашем героизме. Думаю, после этого всех на базе повысят в звании. Честь имею!

Он направился было к выходу, но полковник перегородил ему путь, а Полигонне с удивлением спросила:

— Вы что, так и не поняли?

— Чего не понял? — встревожился Артур.

— Мы с самого начала следили за вами. То, что никакой вы не капитан Неподдельный — или Иной, или кем вы там еще представлялись, — было очевидно. Вы шпион, и мы решили понаблюдать за вами — дать вам возможность добраться туда, куда вы стремитесь, а уже там взять с поличным. Поэтому после вашей «лекции» всем на базе был отдан приказ вам подыгрывать.

Артур покачнулся, в глазах потемнело. Вот дурень! Самоуверенный идиот! Это ж надо, всерьез поверить, что он «притвора»! Ну и тупица — Вездеход говорил иносказательно, а Артур тут насочинял невесть что! И хоть бы раз усомнился. Ведь не могло же все у него получаться с такой легкостью, никак не могло!

Влип. И крепко.

Следующие слова полковника убедили Артура в этом выводе:

— Вы влипли, милейший. И крепко. Теперь вы пленник, и я лично буду вас допрашивать. Даже не сомневайтесь, вы мне все расскажете! Кто вы, откуда и зачем! Уж развязывать языки мы умеем. Умеем? — спросил Амбразур пантеру.

— Конечно, — подтвердила та.

— С чего начнем?

— Это вам решать, полковник.

— Думаю, нам поможет электрошок. Да, майор?

— Электрошок всегда помогает.

В правой лапе Полигонне возник небольшой черный предмет. «Электрошокер», — догадался Артур и попятился.

Дальше произошло нечто, чего он никак не ожидал. Пантера стремительно двинула лапой, и электрошокер уткнулся в бок полковника. Раздался треск, Амбразур затрясся всем телом и рухнул на пол. Полигонне подскочила к Артуру и схватила его за лапу.

— Быстрее. Он скоро очнется.

— Но… Как же…

— Тихо! Слушайте меня внимательно. Вас зовут Артур. Вы студент Градбургского Университета. Ищете доказательства прилета на Землю инопланетян.

— Откуда вы знаете? — поразился Артур.

— Полковник приказал мне разузнать, кто вы такой. Я разузнала, однако ему доложила, будто сведений о вас нет.

— Почему?!

— Потому что он бы в жизни не согласился с тем, что я хочу сделать.

Артур напрягся.

— А что вы хотите сделать?

— Отпустить вас. Но с условием: вы будете уведомлять меня обо всем, что вам удастся узнать. Полковнику Амбразуру не нужны реальные пришельцы, ему нужен только миф о них. Но мне нужна правда. Если существует хоть малейший шанс, что вы способны что-то откопать, то я хочу его использовать. Так мы договорились?

Как будто у него есть выбор!

— Договорились. Но, майор, как вы объясните это? — Он указал на полковника, лежащего на полу в нелепой позе. Артуру подумалось, что, наблюдай сейчас Амбразур себя со стороны, он вряд ли бы решил, что мундир его возвышает.

Пантера улыбнулась:

— Не беспокойтесь за меня, я выкручусь. И для вас я больше не майор, ведь вы же не военный. Меня зовут Жанна.

— А меня — Артур, — представился в ответ кот, после чего сообразил, что это прозвучало очень глупо — ей ведь уже известно его имя.

— За мной! У нас мало времени! — Жанна Полигонне потащила Артура к выходу из ангара…

Глава 9

Профессор Интегральский и невозможное

В перерыве между первой и второй парами профессор Интегральский, почтенный доберман, просматривал утренние газеты у себя в кабинете за чашечкой кофе с молоком. Неожиданно зазвонил телефон.

— Алло?

— Профессор? — раздался в трубке взволнованный голос. — Профессор Интегральский?

— Да. С кем имею честь?

— Я этот… Хотя нет, вы меня не знаете. Профессор, не важно, кто я! Важно совсем другое! Ни в коем случае не приближайтесь к Сумрачному Кампусу!

— Что? — Профессор Интегральский изумленно уставился на телефон, словно именно от него ожидал ответа. Однако ответ, разумеется, донесся из трубки:

— Обещайте, что не приблизитесь!

Профессор нахмурился, удивление сменилось раздражением. Что за дурацкие шутки! И вообще, упоминать Сумрачный Кампус, этот оплот порочного образования, в стенах настоящего университета считается дурным тоном.

— Это не смешно, — строго заметил профессор невидимому собеседнику.

— Конечно, не смешно, — согласился тот. — Это страшно.

Больше он ничего сказать не успел, потому что Интегральский повесил трубку.

К следующему перерыву профессор начисто забыл о странном разговоре. Поэтому, когда опять раздалась телефонная трель, он не ожидал никаких сюрпризов. А зря.

— Мне кажется, вы не осознаете всей серьезности ситуации, — заявил телефонный незнакомец. — Я не могу ничего объяснить, потому что вы решите, что я чокнутый, поэтому просто поверьте: вам нельзя сегодня приближаться к Сумрачному Кампусу.

— Послушайте, любезный, — раздраженно ответил профессор. — У меня нет никакого интереса к Сумрачному Кампусу. И я не понимаю, в чем суть этого дурацкого розыгрыша.

— Значит, вы к Кампусу не пойдете?

— Разумеется, нет!

Незнакомец задумчиво хмыкнул.

— А откуда мне знать, что вы не говорите это специально, чтобы от меня отделаться?

Профессор решил, что с него довольно, и бросил трубку.

Через несколько минут университетский почтальон доставил в его кабинет письмо. Профессор вскрыл конверт и вытащил крупный фотоснимок Сумрачного Кампуса — с его заброшенными строениями, дикорастущими растениями и колючей проволокой. В нижней части фотографии краснела сделанная фломастером надпись: «Ни в коем случае!»

Профессор покачал головой: нет, это решительно переходит все границы. Возмутительно! Надо будет «шутника» найти и наказать.

Зазвонил телефон.

— Чуть не забыл! — воскликнул уже знакомый Интегральскому голос. — Порвите приглашение, а лучше, сожгите!

— Какое еще приглашение?!

— А, вы еще не… Тогда сожгите его потом и к Сумрачному Кампусу не ходите! Это опасно! Но я не могу вам сказать почему. Вы решите, что я чокнутый.

Профессор рассердился не на шутку.

— Прекратите мне докучать, или я вызову полицию!

Неизвестному «доброжелателю» все же удалось выбить Интегральского из колеи. Во время лекции профессор был взвинчен и из-за этого рассеян — то и дело запинался и даже перепутал переменную «x» с переменной «iks», а при умножении двух отрицательных чисел получил еще одно отрицательное число. «Это потому что у меня настроение отрицательное», — подумал Интегральский, стирая с доски неправильный ответ и слыша за спиной недоуменное перешептывание.

— Профессор, все в порядке? — озабоченно спросила одна из студенток.

— Да-да… — рассеянно отозвался Интегральский. Почему у него из головы не идет эта чушь про Сумрачный Кампус? Про такое гадкое место приличному ученому даже думать стыдно. Может, потому и не идет из головы?

Покинув аудиторию, профессор наткнулся на молодого запыхавшегося кота, который буквально выскочил из-за угла, преграждая путь доберману.

— Профессор! — воскликнул кот. — Как хорошо, что я вас застал!

Интегральский недоуменно на него уставился — среди своих студентов он этого кота не помнил, хотя он чем-то казался ему знакомым.

— С какого вы факультета? — спросил доберман.

— С самого лучшего! Профессор, где мы можем поговорить?

— Здесь, — ответил Интегральский, вовсе не горя желанием приглашать кота к себе в кабинет. Ему хотелось побыть в одиночестве и привести в порядок расстроенные нервы.

Кот замялся, огляделся по сторонам — коридор был полон народу, — поморщился и сказал:

— Ладно, здесь так здесь. Скажите, профессор…

Интегральский жестом велел собеседнику замолчать.

— Юноша, извольте представиться.

— Да, конечно. Меня зовут Константин.

— Чем могу помочь вам, Константин?

Кот развел лапами:

— Ничем. Это не вы мне, это я вам могу помочь.

Профессор заподозрил неладное. Голос Константина — вот, что ему знакомо! Только откуда?

— Профессор, вы сожгли приглашение, правда? — заговорщицки спросил кот, понизив голос.

Так вот оно что! Константин и есть тот телефонно-почтовый хулиган! Интегральский ощутил нарастающую ярость, от которой сердце бешено заколотилось, а врачи, между прочим, профессору это строго запретили.

— Что вам от меня нужно? — сдавленно прошипел он.

Константин попятился.

— Профессор, я же хочу как лучше.

— Оставьте меня в покое!

Профессор демонстративно отодвинул тростью стоящего у него на пути кота и зашагал прочь. Константин выкрикнул ему вслед:

— Профессор, только умоляю, не приближайтесь к Сумрачному Кампусу!

Доберман замер. Ему показалось, что мир вокруг остановился и все, абсолютно все, кто находился в этот момент в коридоре, умолкли, забыли про свои дела и уставились на профессора, которого некто неизвестный просит не приближаться к Сумрачному Кампусу, само название которого приравнивалось к страшному ругательству. Интегральский покосился по сторонам и убедился, что так и есть: все застыли и смотрят на него.

И тишина.

Это уже слишком. Никому не позволено чернить доброе имя профессора Интегральского. Теперь наверняка поползут слухи о его преступных связях с Сумрачным Кампусом.

Профессор гневно стукнул тростью о пол, и звук удара сломал тишину. Студенты и преподаватели, опомнившись, поспешили вернуться к своим занятиям, усиленно делая вид, что ничего не произошло. Интегральский же медленно развернулся к Константину и увидел, что того и след простыл. Негодяй сделал свое грязное дело и был таков.

Вернувшись в кабинет, профессор первым делом принял успокоительное. Он был сильно на взводе, поэтому не сразу обратил внимание на небольшой конверт, лежащий на полу у входа. По всей видимости, кто-то незаметно подсунул его под дверь.

Полный дурных предчувствий, Интегральский поднял конверт и вскрыл его. Внутри обнаружилась сложенная вдвое открытка, изображающая звездное небо. В ней было написано:

Приглашение

Проф. Интегральский

Вы нам подходите

В 20:00 вас ждут у Сумрачного Кампуса

Ваша жизнь послужит Вселенной

Поздравляем!

Комиссия, Комитет, Управление, Общество, Союз, Департамент и Министерство

Что за чушь? Какая комиссия, какой союз? Министерство чего? Кто, куда и зачем его приглашает?

Стоп, а не то ли самое это приглашение, о котором говорил Константин и которое, по мнению сего крайне отталкивающего субъекта, непременно следует сжечь?

Все это крайне странно. Убежденность профессора, что речь идет о шутке или розыгрыше, поколебалась. Потому что у любого розыгрыша должен наблюдаться смысл. Здесь же творится какой-то абсурд.

Интегральскому было неприятно себе в этом признаваться, но, чтобы разобраться во всех этих странностях, он не отказался бы сейчас потолковать с наглым котом. Профессор глянул на часы — ему пора на последнюю лекцию, так что придется на время забыть о загадках. А это, как оказалось, не так-то просто…

Занятия закончились в шесть вечера. Обычно после рабочего дня профессор Интегральский не сразу уходил домой, он предпочитал еще около получаса посидеть в кабинете, выпить большую кружку травяного чая и дочитать газеты, на которые ему всегда не хватало времени в перерывах.

Профессор не намеревался изменять многолетним привычкам из-за каких-то котов, писем и звонков. Правда, сосредоточиться на газетах так и не вышло, мысли все время перескакивали на загадки сегодняшнего дня. Ну, хоть травяной чай всегда остается травяным чаем, несмотря ни на что.

Однако допить его профессору было не суждено. Кружка опустела всего на треть, когда в дверь постучали.

— Войдите!

В кабинет бесшумной походкой зашел кролик. Профессор узнал в нем одного из студентов, который, хоть и не посещал занятия Интегральского, не раз попадался ему на глаза.

Студент казался озабоченным.

— Добрый вечер, профессор. Меня зовут Денис, возможно, вы меня знаете…

Интегральский кивнул и предложил неожиданному посетителю присесть.

— Извините за поздний визит, — сказал кролик. — Вы, наверное, уже собирались уходить…

Профессор снова кивнул и предложил перейти к делу.

— Я живу в общежитии, — сообщил Денис. — До нас там дошли слухи… — Он замялся. — Ну… Про вас и какого-то кота по имени Константин. Про одно скверное место, от которого этот кот просил вас держаться подальше.

Та-а-ак. Профессор мрачно забарабанил пальцами по столу. Значит, слухи уже добрались до общежития. Завтра, наверно, все газеты будут писать о профессоре Интегральском из Сумрачного Кампуса или и того похлеще: о профессоре Интегральском — основателе Сумрачного Кампуса.

Тем временем Денис вытащил из кармана почтовый конверт и протянул профессору.

— Это пришло мне сегодня.

Интегральский вынул из конверта лист плотной бумаги и вздрогнул. Такая же фотография Сумрачного Кампуса, какую получил и он сам! И надпись: «Вот сюда — ни шагу!»

Доберман поднял глаза на посетителя.

— Что все это значит?

— Понятия не имею! — горячо воскликнул кролик. — У меня и в мыслях не было никаких сумрачных кампусов!

— Любопытно… — пробормотал Интегральский.

— Поначалу я не придал этому письму значения, — продолжал Денис. — Но пару часов назад мне в комнату подбросили вот это… — Он протянул профессору открытку. Тот уже догадывался, что в ней увидит. Так и оказалось:

Приглашение

Студ. Денис

Вы нам подходите

В 20:00 вас ждут у Сумрачного Кампуса

Ваша жизнь послужит Вселенной

Поздравляем!

Комиссия, Комитет, Управление, Общество, Союз, Департамент и Министерство

— Я стал расспрашивать соседей, но никто из них ничего подобного не получал, — сказал Денис. — А потом услышал про вас… Профессор, вы тоже получили что-то похожее, да?

Вместо ответа Интегральский показал кролику свое приглашение и фотографию Сумрачного Кампуса.

Студент поежился.

— Профессор, что происходит? Это розыгрыш?

— Поначалу я так и думал, — признался Интегральский. — Но теперь не уверен. В чем смысл подобного розыгрыша? И зачем задействовать в нем меня и вас — двух зверей, которых ничего друг с другом не связывает?

Денис недоуменно потер лоб.

— Но если это не розыгрыш… То что тогда?

Профессор пожал плечами. Кролик разочарованно вздохнул.

— Значит, и вы не знаете. Я-то ожидал, что вы прольете свет на эти загадки. Но раз так… Что же делать?

Совершенно непроизвольно оба собеседника перевели взгляд на настенные часы. Часы показывали без четверти семь.

— Я пойду к Сумрачному Кампусу, — произнес Интегральский и сам себе удивился. Денис вытаращился на него, не веря своим длинным, слегка подрагивающим от страха ушам. Профессор и сам бы на себя вытаращился, если бы мог, потому что с какой это стати он вдруг заявляет, что пойдет к Сумрачному Кампусу?!

Однако причина, разумеется, была. Порой случается так, что решение принимается немного раньше его осознания, на уровне интуиции. А уже потом приходит ответ на вопрос «а чего это я».

— Что бы это ни было — розыгрыш или нечто еще, речь идет о моей репутации, — пустился в объяснения профессор, большей частью — для себя самого. — Теперь у меня нет выбора, я должен узнать, что за всем этим кроется. Иначе как я смогу доказать, что не имею никакого отношения к Сумрачному Кампусу?

— А это нужно доказывать? — удивился Денис.

— Увы, юноша. Вы еще слишком молоды и не знаете, какой разрушительной силой обладают слухи и сплетни. Они разрушили карьеру не одного профессора. А нужные мне ответы кроются в Сумрачном Кампусе.

— Но как же все эти предупреждения? Этот… как его… Константин… он ведь убеждал нас ни в коем случае туда не ходить!

— Но мы не знаем, зачем ему это нужно! Может, наоборот, он желает нам зла!

В глазах кролика появилось уважение.

— Профессор, я восхищаюсь вашим мужеством! И вы правы, нужно узнать, что все это значит. Тут что-то кроется, это ясно, и к криминалисту не ходи! Я с вами!

Интегральский встал из-за стола, натянул пальто, взял трость.

— Тогда поспешим, юноша! Кто бы ни стоял за этими загадками, мы выведем его на чистую воду!..


Корпуса общежития остались позади, и когда профессор с Денисом приближались к границе между кампусами, вечерняя темнота уже вошла в свои права. Лишь впереди одинокими редкими звездочками мерцали окна Сумрачного Кампуса. Денис то и дело сбивался с шага и дрожащим голосом предлагал махнуть на все лапой и вернуться.

— Ну подумаешь, репутация, — лепетал кролик. — Ее ведь можно восстановить. Я помогу.

— Исключено! — без колебаний отрезал пожилой доберман, уверенно взбивая тростью дорожную пыль.

— А если этот загадочный Константин, который скорее всего жулик, обманщик и пройдоха, был прав и нас ожидает страшная опасность, что сомнительно?

На эту тираду профессор ничего не ответил, так как расшифровывать ее у него не было ни малейшего желания. К тому же он был очень занят тем, что злился, хотя пока не знал, на кого.

Интегральский остановился, не доходя до забора пару десятков метров. Денис чуть не уткнулся ему в спину.

— Скоро восемь, — холодно произнес профессор. — Ну-ка, поглядим… Юноша, что с вами?

Кролик трясся всем телом, а уши дрожали так, что поднимали ветер.

— Профес-с-сор… Зря мы это затеяли.

— Денис, будьте мужчиной! — подбодрил беднягу доберман. — Это вопрос репутации!

— Вашей репутации! — уточнил студент. — А у меня пока что вообще никакой репутации нету. И мне страшно! Надо было внять предупреждениям!

Интегральский пожал плечами:

— В чем проблема? У вас есть еще несколько минут. Уходите.

— А как же вы? Может, уйдем вместе? Профессор, теперь я уверен, что этот честный Константин сказал правду — нас ждет нечто ужасное!

— Вам не нужно убеждать себя в правоте Константина, — сказал Интегральский. — Ступайте.

Денис вздохнул и вдруг помчался назад так быстро, что Интегральскому показалось, будто кролик испарился.

Профессор остался один. Он достал из жилетного кармана золотые часы на цепочке, открыл их, и циферблат осветился мягким голубоватым светом. Без одной минуты восемь. Секундная стрелка пустилась в последний круг перед тем, как сойтись со своей минутной сестрицей на двенадцати.

Со стороны границы донесся гул. Профессор вздрогнул, но не двинулся с места. Гул нарастал и скоро начал больше напоминать рокот приближающихся моторов.

Подуло. Трава вокруг зашевелилась, хотя буквально только что не было и намека на ветер. Не по возрасту чуткий нос профессора учуял какой-то странный запах.

Нахмурившись, Интегральский повертел головой по сторонам, однако в темноте нельзя было ничего разглядеть.

— Кто здесь? — громко спросил он. Ответа не было.

Рокот стал по-настоящему громким, и нервы профессора начали сдавать. «Не побегу, — подумал он. — Ни за что не побегу. Я останусь здесь и все выясню».

Интегральский бросил взгляд на часы. Секундной стрелке осталось пройти до назначенного времени три деления.

Раз.

Два.

Три.

Невероятно яркий свет вспыхнул со стороны Сумрачного Кампуса на уровне крыш. Он ослепил профессора, в то время как его череп уже готов был расколоться от рева моторов. Интегральский вскрикнул, прикрыл глаза лапой и попятился. Левый ботинок наткнулся на камень, и профессор, не удержав равновесия, повалился на землю. Здесь, внизу, странный запах ощущался еще сильнее, он дурманил, затруднял дыхание, усыплял.

Перед тем как профессор потерял сознание, ему почудилась фигура в серебристом облегающем скафандре. «Нет, — успел подумать доберман. — Этого не может быть. Их не существует! Это гал… лю… ци…»

Сознание отключилось…


Сознание включилось.

Взгляд пришедшего в себя профессора уткнулся в белый потолок. Вокруг — тишина. Интегральский попробовал пошевелить лапами, но не смог. Только тут он обратил внимание, что лежит на столе, привязанный к нему ремнями. Профессор повел глазами по сторонам, и то, что он увидел, его потрясло.

Помещение, в котором он оказался, не походило ни на что, виденное Интегральским до сих пор, — а повидал он немало. Похоже, что это лаборатория, но, судя по всему, принадлежит она безумцу. Дикое нагромождение каких-то приборов, машин, аппаратов, проводов, мониторов, деталей, все гудит, жужжит, мерцает, и назначение всего этого совершенно неясно. Однако наибольшее беспокойство вызывали не сами механизмы, а надписи на них, которые гласили:

Кот Артур и ловушка для Земли

или

Кот Артур и ловушка для Земли

и далее в том же духе. За всю свою многолетнюю научную карьеру профессору Интегральскому не приходилось видеть подобные письмена.

Между механизмами виднелся просвет, в нем стена, и в ней — иллюминатор. Да-да, не окно, а именно иллюминатор! А за ним — космос и какая-то планета. Нет, не какая-то, это же Земля!

У профессора перехватило дыхание. Где он?! Что это за место?! Как он здесь очутился?! Что его ждет?! Который час?! Кто этот кот, что лежит на соседнем столе?!

Только сейчас профессор обратил внимание на то, что он не один. Справа от его стола находились еще два, похожие на столы в операционной. Один из них занимал кот, который тоже был привязан к столу ремнями.

— Эй! — тихо позвал Интегральский. В ответ кот застонал и повернул голову к профессору. Тут-то доберман его и узнал.

— Константин! — воскликнул профессор.

Кот прекратил стонать и непонимающе уставился на собрата по привязанности к столу.

— Вы меня знаете?

— Еще бы! Извольте-ка объяснить, что все это значит! Где мы?

— В летающей тарелке.

— Что-о-о? — Профессор вспомнил странную фигуру в скафандре, которая померещилась ему перед тем, как он потерял сознание. Выходит, это было не наваждение!

— Нас похитили инопланетяне, — пояснил кот. — А вы, кстати, кто? Раньше вас здесь не было, я лежал один. И откуда вы меня знаете?

— Еще бы я вас не знал после того, как вы весь день меня донимали!

Кошачьи глаза округлились.

— Я?! Донимал?! Да я вас впервые вижу!

Профессор не на шутку рассердился.

— Послушайте, милейший! Только не делайте вид, будто у вас провалы в памяти и вы не помните сегодняшний день!

— Я очень хорошо помню сегодняшний день, — возразил Константин. — Вас в нем не было.

— Да ну? — скептически усмехнулся доберман. — Может, вы и про приглашение мне не говорили?

— Какое приглашение?

— Явиться в восемь часов вечера к Сумрачному Кампусу!

— Нет, не говорил. Я вообще-то с вами сейчас разговариваю впервые в жизни. Вы, собственно, кто?

— Профессор Интегральский! Вы приходили сегодня ко мне в университет!

— Я — в университет?! — ужаснулся Константин. — Да как вы можете говорить такое про незнакомого зверя! А еще профессор!

Интегральский пребывал в растерянности. Он абсолютно не понимал, что происходит. Весь его опыт, все его знания протестовали против того, чтобы признать, что он похищен и находится в летающей тарелке. Однако все указывало на то, что это правда! И Константин выглядел совершенно искренним, когда утверждал, будто понятия не имеет, кто такой профессор Интегральский.

Но это же не-воз-мож-но!

И если они похищены пришельцами, то где эти пришельцы?!

Стоило профессору об этом подумать, как распахнулась дверь и в помещение вошел некто. Он был облачен в облегающий серебристый костюм, на длинноухой морде красовалась дыхательная маска, а передвигался некто на лапах, напоминающих гигантские ласты. Загадочный незнакомец сильно сутулился, а движения его были замедленными, словно давались с трудом.

«Вот и пришелец», — не веря своим глазам, подумал Интегральский.

Инопланетянин приблизился к пленникам, и из-под маски глухо и с сильным неизвестным акцентом прозвучало:

— Жалкие земляшки!

— И вам не хворать, — отозвался Константин. Интегральский промолчал.

— Я Бржыхла Суллок с Водомета-два в созвездии Веги, верховный гысь четвертого глиняного брла! — представился инопланетянин.

— Профессор Интегральский, — автоматически назвался в ответ доберман.

Кот тоже представился:

— Константин Третий Сногсшибательный, принц в изгнании.

— Я знаю, кто вы такие, жалкие земляшки! — презрительно сообщил Бржыхла Суллок.

— Так это вы нас похитили? — спросил профессор.

— Не похитил, — возразил пришелец. — А пригласил в плен от имени Комиссии По Захвату Низких Форм Жизни, Комитета Защиты От Охраны Природы, Управления Вневодометских Преступных Благодеяний, Общества Иноземельных Захватчиков, Союза Минусов И Плюсов, Министерства Шаловливых Клювов и Департамента Стильных Колонизаций. Я являюсь почетным членом всех этих организаций! Однако признаюсь, что на самом деле, приглашая вас, я преследовал глубоко личные цели.

Константин сокрушенно покачал головой.

— Так я и знал. В космосе тоже все прогнило.

— Какие личные цели? — поинтересовался Интегральский, все еще не веря в реальность происходящего.

— Ваши жизни послужат Вселенной, — ответил Бржыхла.

— Наконец-то! — воскликнул Константин. — Ну куда Вселенной без меня! Не справляется, бедняжка!

— Я не об этой Вселенной, — строго заметил пришелец. — Вселенная — это имя моей возлюбленной.

— Очень красивое имя, — одобрил кот. — Вы, наверное, зовете ее Вселькой?

Бржыхла не удостоил его ответом.

— Чтобы завоевать ее сердце, я сделаю ей царский подарок!

— Корону? — невинно предположил кот.

— Нет. Я подарю ей вашу планету!

Константин поперхнулся, а профессор Интегральский не знал, что и сказать. Причем уже давно.

Изумление пленников ничуть не смутило пришельца.

— Я генетически модифицирую вас, затем отпущу, и вы будете повсюду прославлять мою прекрасную избранницу. Ей будет приятно, и она согласится выйти за меня замуж.

— Еще бы, — уже без прежнего нахальства пролепетал Константин. — Я бы тоже не устоял. Какая же она счастливая.

Профессор Интегральский искал любую зацепку, которая помогла бы ему убедиться: то, что происходит — на самом деле не то, что происходит.

Поэтому он спросил:

— Зачем вы нам все это рассказываете? Могли бы просто сделать свое дело, не посвящая нас в суть.

— А чем я рискую? — бесстрастно ответил пришелец. — Готовьтесь к модификации. Жалкие земляшки!

— Немедленно развяжите нас! — потребовал Интегральский.

— Это не входит в мои планы, — заметил Бржыхла и удалился.

Профессор повернулся к Константину.

— Это страшный сон?

— Хуже, — невесело отозвался тот. — Страшная реальность.

— Но пришельцев не существует!

— Спасибо, профессор, — фыркнул Константин. — Теперь я спокоен. Так и скажу чуваку: «Тебя нет!» Представляете, как ему будет стыдно?

Похищенные немного помолчали. Интегральский пытался анализировать ситуацию с позиции здравого смысла. Получалось не очень… Еще профессор никак не мог взять в толк, зачем этому водометянину понадобилось приглашать его к Сумрачному Кампусу. Он что, не мог похитить его в другом месте? А если бы профессор не пришел? Вот послушал бы Константина — и не пришел?

Интегральский покосился на кота.

— Чего? — хмуро спросил тот.

— Вы так и не вспомнили?

— В смысле?

— Как весь день мне докучали.

— Слушайте, профессор! Вот кто из нас кому докучает, а? Говорю же, я вас не знаю! Но могу обрадовать, теперь наши судьбы неразрывно связаны: мы пойдем по миру, взявшись за лапы и прославляя прекрасную Всельку, будущую хозяйку Земли! Именно так, о мой модифицированный брат, моя жалкая земляшка!

Они еще немного помолчали. Затем Константин сказал:

— А вообще это несправедливо. Этот гысь глиняного брла знает про нас очень много — ишь ты, мы ему подходим! — а мы о нем не знаем ничего.

— Ну, почему же? — возразил профессор. — Мы знаем кое-что о его планете.

— Точно! Нам известно, как она называется и где находится! Теперь ей от нас не спастись! У меня есть одна подружка, подарю-ка я ей этот Водомет-два. А, ладно, чего мелочиться! И Водомет-один тоже! Пусть все видят, что я щедрее, чем гысь! Весь космос девчонкам раздарю!

— Мы знаем больше, чем название и созвездие, — уточнил профессор.

— Правда? Я заинтригован.

— Например, совершенно ясно, что жители Водомета-два дышат не кислородом, — сказал профессор. — Иначе наш высокопоставленный влюбленный не нуждался бы в дыхательной маске. А раз в ней нуждается он, а не мы, значит, земной воздух проник на корабль.

— Вот мерзавец, он и воздух наш похитил! — возмутился кот. — И не только похитил, да еще и брезгует им!

— Не брезгует, — возразил Интегральский. — Не может дышать. Наша атмосфера для него — яд.

— Яд? — оживился Константин. — Здорово! Никогда еще не думал так хорошо о нашей атмосфере! А чем же в таком случае дышит гысь?

— Не знаю, каким-то другим газом.

— Азотом?

— Возможно.

— Я бы никогда не согласился дышать азотом, — признался кот. — Это ж насколько надо себя не уважать! А что еще мы знаем о водометах?

— Вы обратили внимание, как он двигается?

— Нет.

— Медленно, словно в полудреме…

— А, точно!

— Это говорит о том, что на его родной планете низкая гравитация.

Константин уставился на профессора с восхищением.

— Продолжайте, прошу вас! Это так увлекательно!

Интегральский даже не ожидал, что ему настолько польстит восторг какого-то малознакомого субъекта. Но он ему польстил, и довольно сильно. Поэтому профессор воодушевленно продолжил:

— Бржыхла сильно сутулится. О чем это говорит?

— Он не занимается спортом!

— Не исключено. Но это также говорит о том, что на Водомете-два атмосферное давление слабее, чем у нас, и поэтому наша атмосфера придавливает Бржыхлу к земле. От этого он стал сильно сутулиться.

— Фантастика! — воскликнул Константин. — Кое-кто будет потрясен!

— О чем вы? — удивился профессор.

— Не важно! Давайте еще, я жажду узнать больше! Вот, например, ласты. Это что означает?

— Ласты развиваются, когда почти все время приходится передвигаться по зыбкой поверхности. Возможно, Водомет-два покрыт снегом.

— Снегом? — почему-то разочаровался Константин.

— Ну, или песком.

— А, песком! — снова возликовал кот. — Уже лучше!

«Странный он какой-то», — подумал Интегральский, однако развивать эту мысль не стал.

— Еще у нашего Бржыхлы длинные уши. Это означает, что на его планете атмосфера очень разрежена, звук там распространяется хуже, чем у нас.

— Обалдеть! Профессор, вы меня потрясли! А вот скажите, наши земные кролики — у них ведь тоже уши длинные, — они пришельцы, да?

— Что вы, Константин! У кроликов не настолько длинные уши!

— А… Ясно. Они не настолько пришельцы.

Профессор хотел было заметить, что кролики вообще не пришельцы, а самые что ни на есть жалкие земляшки, как открылась дверь и вошел Бржыхла Суллок.

— Жалкие земляшки! Пора на модификацию! Я сделаю из вас глашатаев моей любви! Начну с вас. — Он подошел к Константину.

Кот нервно заерзал под опутавшими его ремнями.

— А может, обойдемся без модификаций? Давайте, я так буду прославлять милашку Вселенную!

— Генетическая модификация надежней, — ровным тоном возразил инопланетянин и покатил стол Константина к выходу.

Профессор остался один. Он пошевелился всем телом, попробовал ослабить путы, но безуспешно. Тогда он задумался. Несмотря на внешнюю убедительность происходящего, он до сих пор не мог до конца поверить, что все это правда. Ему чудился какой-то подвох, но в чем он, понять никак не удавалось.

Сумрачный Кампус. Вот что не дает ему покоя! При чем тут Сумрачный Кампус? Зачем инопланетянину для похищения профессора заманивать его сюда? Сумрачный Кампус не вписывается в картину.

Интегральский продолжал размышлять, когда внезапно в помещение ворвался Бржыхла. Правда, в силу своего инопланетного происхождения, ворвался медленно и вяло.

— Вы здесь! — воскликнул пришелец.

— А где мне быть? — удивился профессор.

— Вы здесь! — повторил Бржыхла, не скрывая радости. — С вами у него ничего не вышло!

— О чем вы? И где Константин?

— Это не важно, — отмахнулся инопланетянин и направился к выходу.

— Нет, стойте! — вскричал Интегральский. — Извольте объяснить, что происходит!

Пришелец замешкался. Профессор напомнил ему:

— Вы же сами говорили, что ничем не рискуете. Так объясните!

— Ладно, — решился Бржыхла. — Константин сбежал.

Профессор вздрогнул. Нет, он, конечно, рад за кота, но… сбежал?!

— Как он мог сбежать с летающей тарелки?

— На машине времени.

— Простите?

— Он украл мою машину времени, заряженную на одно перемещение, и сбежал в прошлое.

Интегральскому казалось, что после сегодняшних событий его уже ничто не сможет поразить, но такого он не ожидал. Машина времени?! Летающая тарелка, а теперь еще и машина времени?!

— Хорошо, допустим. Константин сбежал в прошлое. Но что значит — у него со мной ничего не вышло?

— Перед тем как удрать, он выкрикнул, что в прошлом предупредит и вас двоих, чтобы помешать похищению.

— Нас двоих? — недоуменно переспросил Интегральский.

— Разумеется, — кивнул пришелец. — А… — Он указал на пустующий стол. — Вы что, не помните, что с вами был еще кролик?

— Кролик?!

— Да. Кролик под названием Денис. Вы его не помните?

Профессор опешил. Это что же получается? Их было трое?! Денис тоже был похищен?! А Константин отправился в прошлое и попытался их обоих предупредить?! Да ведь все было именно так! Константин предупреждал и его, и Дениса о Сумрачном Кампусе, о приглашении. Денис его послушал и убежал, а Интегральский попался в ловушку. И теперь, выходит, реальность изменилась, и в новой реальности из троих похищенных он остался один! Да еще и полностью забыл про Дениса, будто его здесь и не было. Что верно, потому что в новой реальности его здесь и не было.

Бржыхла направился к выходу, бросив на прощание:

— Готовьтесь к модификации. Вы у меня последний, так что я буду очень строг.

Профессор пребывал в состоянии шока. Так не бывает! Невозможно путешествовать во времени. Не существует пришельцев. На Землю не прилетают инопланетные тарелки. Но как же тогда объяснить происходящее?!

Интегральский закрыл глаза и начал глубоко дышать, стараясь очистить сознание. Ему это удалось, и тогда разгадка пришла сама. Профессор улыбнулся. «Вы просчитались, господа жулики. План хорош, но вы все же допустили ошибку».

Он больше не сомневался, что столкнулся с мошенничеством. Профессору также стало очевидно, кто за этим стоит. Разумеется, тот, кому это выгодно. Тот, кого вот-вот отчислят из университета…


Этажом выше, в пустой аудитории, Константин, Денис и Евгений уплетали пиццу и праздновали успех. Все прошло как по маслу, их план удался на славу.

Конечно, подготовка была нелегкой. Но надо отдать должное Сумрачному Кампусу — здесь обнаружилось все необходимое. И мощные прожектора для «прилета тарелки», и диск «Звуки для релаксации: самолет» — для того же, и дыхательные маски, напоминающие шлемы скафандров, и усыпляющий газ…

Гениальная операция, разработанная в основном Денисом, который изначально и предложил надавить на чувствительную для Интегральского тему — его репутацию, входила в завершающую стадию. Оставались сущие пустяки: снова усыпить профессора и вернуть его на поле за пределами Сумрачного Кампуса. Однако перед этим Евгению, изображающему пришельца, следовало сыграть еще одну, последнюю, сцену. Он должен сокрушенно заявить профессору, что после дополнительных проверок выяснилось, что тот не подходит для генетической модификации. Это важный момент: Интегральский, вернувшись с «тарелки», не должен задумываться, почему это он не прославляет прекрасную Вселенную.

— Выйду ненадолго на улицу, подышу свежим воздухом после этой дурацкой маски, — сказал пингвин после того, как расправился с очередным куском пиццы.

— Валяй, — махнул лапой Константин. — Только учти, задержишься — твоя проблема, мы тебя с пиццей ждать не станем. Прикончим ее и без тебя.

— Не успеете, — заверил Евгений и удалился, прямо в своем серебристом «космическом» одеянии.

Пингвин ошибся. Кот и кролик действительно закончили пиццу без него.

— Сам виноват, — дожевывая последний кусок, заявил Константин. — Я его предупреждал.

Однако Денис внезапно забеспокоился.

— Погоди… Что-то его долго нет. А спектакль, между прочим, пора заканчивать.

— Придет, куда денется, — пожал плечами кот.

Денис встал.

— Пойдем-ка поищем…

Они вышли на ночную улицу. Пингвина нигде не было видно.

— Евгений! — позвал Денис.

— Бржыхла! — присоединился к нему Константин.

Ответом им была тишина. Заговорщики встревоженно переглянулись.

Они обыскали всю улицу и даже соседние — Евгения нигде не было.

— Это плохо… — нервно бормотал Денис. — Очень плохо. У нас внизу связанный профессор. Как мы закончим операцию без Евгения?! Куда он подевался?

Они вернулись в здание, обошли все этажи, снова пробежались по улицам…

Без толку. Евгений исчез.

Глава 10

Развязка № 1

Кот Артур чувствовал себя несчастным. Ночь была кошмарной, сон и явь чередовались, соревнуясь друг с другом в причинении ему страданий. Разум заполонили летающие, плавающие, прыгающие и пляшущие тарелки, маленькие зеленые зверушки с антеннами, очевидцы НЛО, скрытные военные и гигантские буквы, складывающиеся в слова «у тебя ничего не выйдет».

На рассвете Артур решил, что нет ничего тяжелее подобного отдыха, встал, принял душ, выпил кофе, рухнул за стол и уставился в окно. До комиссии оставался один день, и коту было совершенно очевидно, что шансы на успех — нулевые. Он ничего не нашел, и завтра его вышибут из университета.

Это само по себе уже очень печально, однако еще сильнее Артура удручало иное обстоятельство: он больше не верил… Не верил в космических пришельцев, в инопланетные корабли, в братьев по разуму. Все, чем он жил столько лет, оказалось обманом. Свидетели и очевидцы все как один — чокнутые, следы НЛО — подлог, и даже великая армейская тайна об «ангаре лжи» — не более чем хитрый способ выбить на нужды военных дополнительные деньги.

Мир ужасен. Какой уж тут университет…

И пожаловаться некому — Денис, сосед Артура, пропал куда-то на целую ночь. Небось загулял с друзьями-студентами и их подружками-студентками. Ах, эти вечеринки, эти гулянки, эти безумные бессонные ночи со свечами, гитарами, пиццей и бесконечными разговорами и спорами — а самое главное, с чувством принадлежности к избранному обществу, каковым во все времена считали себя все студенты на свете.

Для Артура все это закончилось. Он ведь покинет не просто учебу, не просто университет. Нет, целый мир закроется для него. Он навсегда станет изгоем для тех, особенных, избранных — для кого эти стены означают и дом родной, и смысл жизни.

К семи часам утра Артур принялся размышлять, как ему провести свой последний день в славных рядах студенчества, когда вернулся Денис. Да не один, а с Константином, что немало удивило Артура. Какая может быть связь между студентом-кроликом и взбалмошным Артуровым кузеном?

Сразу бросались в глаза обескураженные морды обоих ночных гуляк.

— Ребята, в чем дело? И почему вы вместе? — поинтересовался Артур, не подозревая, что дело может как-то касаться его самого.

Денис, не говоря ни слова, повалился на кровать, а Константин положил лапу на плечо Артуру и сказал:

— Ты только не волнуйся, братишка…

Артур, разумеется, тут же начал волноваться.

— А есть причины?

— Сейчас поймем, — заверил Константин, присаживаясь на соседний стул. — Вот ответишь на один простенький вопрос, и тут же станет ясно, беспокоиться тебе или нет.

— Задавай, — процедил Артур сквозь зубы.

— Тут, часом, не пробегал один пингвин?

Артур вытаращился на брата. Он, конечно, не знал, о чем тот собирается его спрашивать, но совершенно точно не ожидал вопросов о бегающих пингвинах.

— Нет. Ни один пингвин здесь не пробегал.

Константин развел лапами:

— Увы, братухас… Начинай беспокоиться.

— Погоди. А если бы пингвин пробегал?..

— Это было бы супер! Решило бы кучу проблем!

Артур несколько раз перевел взгляд с Константина на Дениса и обратно.

— Ребята, вы ничего не хотите мне рассказать?

— Нет, — подал наконец голос кролик. — Но придется.

— Вот как?

— Да. Потому что пингвин исчез. Его нет ни дома, ни в Сумрачном Кампусе…

Артур взмахом лапы попросил Дениса остановиться.

— В Сумрачном Кампусе? Я не ослышался?

— Нет, братухеле, не ослышался, — сказал Константин. — Между прочим, классное место…

Однако Артур не собирался обсуждать достоинства и недостатки Сумрачного Кампуса.

— Он-то тут при чем?

Константин поморщился, что-то промычал, и тогда Денис решил, что настала пора раскрыть карты:

— Профессор Интегральский находится в Сумрачном Кампусе. И это… он немного связан.

— Но он спит! — немедленно добавил Константин, заметив, как потяжелел взгляд кузена.

— Та-а-ак… — протянул Артур. — Немедленно. Выкладывайте. Все. Как. Есть.

И Константин с Денисом выложили все, как есть. А когда закончили, то в комнате повисло напряженное молчание. Артур отрешенно смотрел в окно, и остальным присутствующим это не нравилось. Денис вжался в кровать, чтобы стать незаметнее. Константин на всякий случай отодвинулся подальше…

— Это была идея Константина, — вполголоса выдал подельника кролик.

— А план операции — Дениса, — добавил кот, не желая идти ко дну в одиночку.

Артур перевел взгляд на Константина.

— Как тебе такое в голову пришло?

— Не знаю… Может, я гений?

— Ну да… — проронил Артур и снова отвернулся к окну. — Гигант мысли. Одной-единственной: как испортить жизнь окружающим. — Он задумчиво потер подбородок. — Значит, Интегральский думает, что его похитил инопланетянин, а теперь все накрывается, потому что этот инопланетянин куда-то пропал?

— Ну, типа того, — кивнул Константин и еще немножко отодвинулся, чтобы ожидаемый взрыв Артурова гнева его не задел.

Артур запрокинул голову назад и… расхохотался. Громко, не жалея сил, от души. Константин и Денис изумленно на него вылупились.

— Братискаф, ты уверен, что не ошибся в выборе эмоции? — спросил Константин. — А как же наброситься на нас с кулаками и воплями, что мы погубили твою жизнь?

— А вы опоздали! — ответил Артур, продолжая трястись от смеха. — Я уже сам ее загубил!

— То есть твои поиски инопланетян ни к чему не привели? — уточнил Денис.

— Аб-со-лют-но.

— Кто б сомневался, — фыркнул кролик.

Артур его не слушал. Он представлял себе реакцию профессора на похищение его инопланетянами и не мог успокоиться.

— Ой, не могу… Интегральский на летающей тарелке. А-а-а-а!!!

— Вот именно, братушенцио, — заметил Константин. — И, поскольку наш план провалился, надо профессора освободить.

— О, да! — радовался Артур.

— Это сделаешь ты, — сказал Константин.

Но Артур так не думал.

— Еще чего! Вы кашу заварили, вы и расхлебывайте!

— Я пас, — сказал Константин. — Профессор на меня имеет зуб. Это может оказаться вредно для моего здоровья.

Артур перевел выразительный взгляд на Дениса.

— С ума сошел?! — возмутился кролик. — Мне еще здесь учиться! Пока что я могу сойти за невинную жертву чужих козней, а вот тебе, Артур, терять уже нечего.

Артур сложил лапы на груди и презрительно поморщился.

— Ну и гады же вы!

— Пусть гады, — легко согласился Константин. — Но мы заботливые и внимательные гады, которые пытались тебе помочь. Мы не виноваты в том, что все рухнуло.

— Да ну? А кто же, интересно, виноват?

— Евгений! — хором ответили Константин и Денис.

Артур осуждающе покачал головой. Тем не менее, как ни грустно это признавать, Денис прав: терять будущему бывшему студенту уже нечего.

Правда, придется идти в Сумрачный Кампус, что не приветствуется… Хотя какое ему теперь дело, что в университете приветствуется, а что нет. Кампус так Кампус. Артур ведь как раз искал какое-нибудь занятие на сегодня. Вот и нашел.

— Ладно. Объясните, куда идти, и главное, как вернуться…


Профессор Интегральский проснулся и тут же удивился: он спал? Ну надо же. Видимо, понимание того, что все происходящее с ним — спектакль, настолько его успокоило, что он и не заметил, как провалился в сон.

Доберман пошевелил пальцами — ох, как же все затекло и ноет от долгого лежания на неудобном столе. Что-то розыгрыш затянулся…

— Эй! — позвал Интегральский. — Бржыхла!

Никто не ответил.

— А как же модификация?

Только сейчас профессор заподозрил неладное. А что, если у «инопланетян» что-то пошло не так? Эта мысль порядком встревожила Интегральского, и он решил отбросить в сторону правила игры.

— Артур! Я знаю, что это твои проделки! Где ты?

Профессор поглядел на дверь.

Артур не вошел.

Прошло несколько минут.

Артур вошел.

— Так долго… — укоризненно произнес Интегральский.

— Что? — удивился Артур.

— Я звал тебя еще несколько минут назад!

— Серьезно? Это мне льстит. Я бы на вашем месте звал маму.

Кот подошел к профессору и принялся расстегивать ремни, удерживающие того на столе.

— Артур, ты ведь понимаешь, что даром тебе это не пройдет?

— В смысле? — спросил Артур, сосредоточившись на одном особенно тугом ремне.

— Я намерен заявить на тебя в полицию.

— На меня? — Упрямый ремень сдался, и Артур перешел к следующему. — А, вы решили, будто это я организовал похищение! Чтобы вы поверили, будто инопланетяне существуют, верно?

Профессор кивком подтвердил. Артур усмехнулся.

— Вы не заявите в полицию, профессор.

— Это почему же?

— Ну, во-первых, это вас дискредитирует. Купились на розыгрыш, оказались в Сумрачном Кампусе… Вряд ли вас прельщает подобная слава.

В словах Артура был смысл, поэтому Интегральский лишь смущенно хмыкнул.

— А во-вторых, — продолжал кот, — вы думаете, что все это организовал я.

— Конечно!

— Ну, что вы, профессор. Это было бы слишком просто. Нет, это не моя затея. Сия гениальная идея принадлежит моему кузену Константину. Так он представляет себе помощь попавшему в беду мне. А я узнал об этой выходке всего пару часов назад.

Одна лапа Интегральского освободилась, и доберман принялся с наслаждением ее разминать. Заявление Артура настроило его на скептический лад.

— Думаешь, я тебе поверю?

— Думаете, мне это важно?

Такой реакции Интегральский не ожидал. Он-то полагал, что Артур начнет его убеждать, доказывать, клясться, что он тут ни при чем.

Неужели и правда ни при чем?

Освободилась вторая лапа. Профессор издал вздох облегчения.

— Все указывает на тебя. Как известно, хочешь найти виновного в преступлении — ищи того, кому оно выгодно.

— Да уж… — хмыкнул Артур. — Я просто наслаждаюсь выгодой.

— Нет, конечно, но ты мог рассчитывать, что я поверю в пришельцев и оставлю тебя в университете.

Артур вздохнул.

— Профессор, как хотите. Говорю же, это не важно. Из университета я по-любому вылетаю…

Интегральский опешил:

— Ты сдаешься? Даже пытаться не станешь?

— А смысл? Я ничего толкового не нашел…

— Артур, ничего не найти — это для ученого обычное дело. Но сдаться… У тебя же есть еще целый день!

Артур не ответил. Он наконец отстегнул последний ремень, и Интегральский смог сесть. Профессор потянулся и охнул — затекшая спина болела.

— Почему ты… ладно, не ты, они — почему они оставили меня на целую ночь?

— Приятель, изображавший инопланетянина, куда-то запропастился, а ему следовало сыграть еще одну важную сцену перед вашим освобождением. Представление оказалось сорвано.

Профессор рассмеялся.

— То, что это спектакль, я понял давным-давно.

Артур прошелся по помещению, словно в поисках чего-то. Он нашел искомое у дальней стены, под иллюминатором с панорамой космоса и Земли — «иллюминатор» оказался просто фотографией, вставленной в круглую пластиковую рамку серебристого цвета.

— Профессор, ваша трость.

— Благодарю. — Интегральский спустился со стола и оперся на трость. — Ох… Как же хорошо стоять!

— Как вы догадались, что инопланетянин не настоящий? — спросил Артур, забравшись на соседний стол.

Профессор улыбнулся.

— К моему стыду, это произошло далеко не сразу. Знаешь, их план был вовсе не плох… Но они прокололись.

Артур понял, что ему предстоит выслушать не просто ответ, а целую лекцию, и устроился поудобнее.

— Суди сам. — Профессор лукаво прищурился. — К границе между кампусами я пришел вместе с неким Денисом, кроликом.

Артур поперхнулся, чуть было на автомате не заявив, что «некто Денис» является его соседом по общежитию. Интегральский ничего не заметил и продолжил:

— Но Денис в итоге испугался предупреждений Константина и сбежал, а меня забрали на «летающую тарелку», где я встретил того же Константина. Он усиленно делал вид, что впервые меня видит, — как потом оказалось, чтобы убедить, будто тот Константин, что донимал меня весь день, прибыл из будущего, сбежав с инопланетного корабля. Ты следишь за моей мыслью?

— Конечно.

— Отлично, потому что мы подошли к сути. После побега Константина его приятель, который играл роль пришельца, попытался создать у меня иллюзию, будто реальность изменилась. В одной реальности, уже неактуальной, вместе со мной здесь находились Константин и Денис, которого тоже похитили. Однако в новой реальности, которую я, собственно, и пережил, Денис прислушался к Константину и избежал похищения. Поэтому я не помню его на «тарелке». И вот тут-то и кроется фатальная ошибка наших интриганов. Ну что, Артур, ты видишь, в чем она?

Артуру понадобилось на размышления всего несколько секунд. Он покачал головой: эх, Денис, проколоться на такой мелочи.

— Конечно. В вашей реальности Константин, как и Денис, тоже избежал похищения. Поэтому невозможно, чтобы, забыв о пребывании здесь Дениса, вы сохранили бы память о присутствии на «тарелке» Константина. Ведь все это принадлежит к прошлой реальности, измененной. Значит, и забыто должно быть все, а не только часть. Да и вообще, откуда на «тарелке» мог взяться «старый» Константин, если в университете вы уже встретили «нового», вернувшегося из будущего? Такого количества Константинов ни одна уважающая себя реальность не потерпит.

— Вот именно! — ликующе воскликнул Интегральский, а Артур поглядел на наставника с укором:

— Профессор, как же вы могли подумать на меня? Неужели вы допускаете, что я совершил бы подобный промах?

— А почему нет? Этого вполне можно ожидать от студента, который верит во всякую чушь про пришельцев. — Профессорская трость взметнулась в сторону Артура. — И я ожидаю, юноша, что завтра ты будешь защищать эту чушь на комиссии! Ты, конечно, проиграешь, но защищать будешь! Ясно? Иначе я окончательно в тебе разочаруюсь!

На это Артур ничего не ответил. Он попросил Интегральского минуточку подождать и принес из соседней комнаты дыхательную маску.

— Наденьте, профессор, она закроет вашу морду.

— Зачем это? — Доберман отшатнулся. — Я буду выглядеть нелепо!

— Нам предстоит идти через Сумрачный Кампус, — объяснил Артур. — Подозреваю, что здесь есть звери, в глазах которых вы символизируете то, что они больше всего ненавидят — Градбургский Университет. Вряд ли мы хотим, чтобы они вас узнали, верно?

— Не спорю.

— Надевайте… Нам пора.


Следующий день выдался чудесным — ясным, теплым, с легким освежающим ветерком. Такой подарок со стороны природы Артур воспринял как личное оскорбление. Что она хочет этим сказать? Что наступил очень радостный день, праздник? Артура, значит, вот-вот вышвырнут из студентов, и это так радует природу?

«Все, природа, — мрачно подумал Артур, поправляя перед зеркалом галстук. — Больше не буду тебя любить. Ты плохая».

— Удачи! — тихонечко пожелал соседу Денис, выскальзывая в коридор. В коридор, который выведет его на лестницу, которая приведет его к выходу из общаги, за которым его встретит дорожка, ведущая к корпусам университета, где его встретит аудитория, полная веселых друзей-студентов, среди которых уже никогда не будет Артура.

«Ты плохая, природа. Ты хуже всех».

Артур чувствовал себя великим полководцем древности Франсуа Ле Соповалом, который, вступая в последнюю битву с врагом, наперед знал, что она будет проиграна, поскольку из всего войска у полководца остался только он сам и его бравый мушкет. Однако полководец решил, что честь превыше всего — достойней умереть на поле брани, чем сдаться! Умереть, правда, не получилось — многочисленные враги, увидев, во что превратилась армия Ле Соповала, принялись хохотать и исступленно бить себя шпагами по ботфортам. Ле Соповал обиделся и ушел. То была самая грандиозная несостоявшаяся битва в истории.

Артур никуда уходить не собирался, однако, подобно легендарному воителю, тоже готовился пасть в бою, но не сдаться. И хотя теперь ему ясно, что инопланетяне на Землю не прилетали, он все равно будет доказывать обратное! Не для того, чтобы не разочаровывать профессора Интегральского, а исключительно ради самоуважения.

— Делай что должно, и будь что будет, — твердо сказал Артур своему отражению. Отражение кивнуло, и Артур отправился на собственный суд…


Университетский зал суда был не очень велик и не подразумевал большого количества присутствующих — как правило, процессы проходили при закрытых дверях. Так же и сейчас, никого лишнего, нет даже защитников и обвинителей.

На местах судей сидели три зверя в синих мантиях: профессор Интегральский, декан факультета права (горностай) и тучный кабан — один из главных спонсоров Градбургского Университета. Все трое в упор смотрели на Артура, сидящего на скамье подсудимых.

В зале находились еще два субъекта, представленные деканом как эксперты. Один из них, крот в темных очках, назвался Густавом Буром, заместителем начальника Управления по аномальным явлениям. Артур вспомнил, что имя крота ему знакомо. Это же с ним переписывался лейтенант Капслокер!

Присутствие на комиссии второго эксперта поначалу вогнало кота в ступор, ибо экспертом этим оказалась майор Жанна Полигонне! Однако пантера ничем не показывала, что знакома с подсудимым, и морда ее выражала глубокую сосредоточенность.

Декан, сидящий в центре судейской коллегии, откашлялся и громко произнес:

— Многоуважаемая комиссия — в составе профессора Интегральского, всемирно известного ученого; спонсора, всеуниверситетно почитаемого… ммм… спонсора; и меня, всепризнанного специалиста по части кого засудить и за что; а также приглашенных экспертов в лице представителя армии майора Жанны Полигонне и замначальника УПАЯ господина Густава Бура, — сегодня мы рассматриваем дело студента Артура, жестоко избившего своего сокурсника.

— Вношу предложение! — поднял лапу спонсор. — Что тут рассматривать? Давайте просто исключим его. Все же ясно, зачем время тратить, особенно мое? Вы знаете, сколько стоит минута моего времени?

— Так нельзя! — возразил профессор Интегральский. — У обвиняемого есть право на защиту!

— Подтверждаю, — кивнул декан. — У него есть такое право.

Спонсор поморщился.

— Ладно… Только давайте побыстрее! Вы знаете, сколько стоит секунда моего времени?

Декан стукнул молоточком по деревянной подставке и объявил:

— Приглашается потерпевший!

В зал, постанывая и хромая, вошел лис Эдуард, сокурсник Артура, весь перевязанный бинтами и обклеенный пластырями. Артур при виде этого спектакля лишь презрительно фыркнул:

— Позер…

Эдуард кинул на него ненавидящий взгляд и, вновь приняв облик мученика, занял место свидетеля.

— Представьтесь, пожалуйста, — обратился к молодому лису декан.

— Студент Эдуард, искалеченный вот этим субъектом!

— Эдуард, — профессор Интегральский немного наклонился вперед, — что за маскарад? Я присутствовал при нападении на тебя Артура, он не наносил тебе такого количества повреждений.

— Ах, профессор, побои, нанесенные мне Артуром, оказались заразны и распространились по всему телу!

— С тех пор прошло две недели, — сказал декан. — Как вы себя чувствуете?

— Ужасно!

— Что говорят врачи?

— Что у «Скорпионов» есть все шансы обыграть «Скарабеев» и выйти в полуфинал.

— Нет, что они говорят о вашем состоянии?

— А! Медицина бессильна. Мне поможет только отчисление Артура.

Спонсор повернулся к коллегам:

— Вот видите! И это еще не самое худшее! А если бы этот Артур что-нибудь сломал? Какое-нибудь университетское имущество, купленное на мои деньги?

— Спасибо, Эдуард, — сказал декан. — Можете занять место в зале.

Лис, не скрывая радости и совершенно забыв, что ему надлежит изображать страдальца, скакнул к скамейкам и устроился поудобнее, предвкушая падение Артура.

— В общем, все ясно, — заявил спонсор. — Дело закрыто, негодяй отчислен, я ухожу делать деньги.

— Нет, дело еще не закрыто… — заметил профессор Интегральский. Это заявление спонсору не понравилось:

— Вы ведь понимаете, что я теряю драгоценное время? У меня миллион весенних дел. Вы знаете, сколько стоит апрель моей весны?

— Право прецедента, — сказал профессор Интегральский.

— Чего?

— Все верно, господин спонсор, такое право существует, — пояснил декан. — Оно означает, что если обвиняемый докажет, что способен принести пользу науке, то можно заменить отчисление на более легкое наказание.

Кабан задумался.

— Пользу — в смысле, деньги?

— В частности.

— Так бы сразу и сказали. Нельзя пренебрегать частностями. — Спонсор повернулся к Артуру: — Давайте, доказывайте. Если получится, я в вас что-нибудь инвестирую.

Декан стукнул молоточком и объявил:

— Многоуважаемая комиссия в составе все тех же! Обвиняемому Артуру предоставляется возможность воспользоваться правом прецедента и убедить комиссию в своей пользе для науки путем приведения убедительных доказательств посещения Земли космическими пришельцами! В зале присутствуют признанные эксперты в данной области — господин Густав Бур и майор Жанна Полигонне. Прежде чем перейти к доказательствам студента Артура, прошу почтенных экспертов ответить на вопрос: есть ли на нашей планете убедительные свидетельства существования инопланетного разума? Майор?

— Что немаловажно, у нас нет доказательств его несуществования, — уклончиво ответила Полигонне, и Артур про себя усмехнулся — ему уже был знаком армейский метод ничего толком не сообщать, предоставляя зверям пищу для измышлений.

— Господин Густав Бур?

— Конечно, существуют! — не раздумывая, заявил крот. — Осталось лишь их найти.

— Что ж, давайте-ка поглядим, что предоставит нам обвиняемый. — Декан дал знак Артуру начинать.

Кот поднялся с места.

— Многоуважаемая комиссия! Почтенные эксперты! Презренный потерпевший! Существуют сотни тысяч свидетельств и фотографий, подтверждающих, что инопланетяне посещают Землю. Однако профессор Интегральский считает их неубедительными. — «Да и я теперь тоже», — подумал Артур. — Поэтому я не стану их здесь приводить.

— Свидетельства очень даже убедительны, — подал голос Густав Бур. — Просто это еще надо доказать.

Проигнорировав реплику эксперта, Артур продолжал:

— Я провел собственное расследование, в ходе которого опросил множество свидетелей. Некоторых из них я хочу вам представить. Вызовите, пожалуйста, в зал Виталия и Аллу Какбыда.

— Виталий и Алла Какбыда! — объявил декан, сопроводив свои слова ударом молоточка.

Кроличья чета вошла в зал и приблизилась к свидетельскому столу. Вид у супругов был торжественный — будучи вызванными на комиссию в Градбургский Университет, они чувствовали себя очень важными персонами.

— Расскажите, пожалуйста, как вас похитили, — попросил Артур.

— С удовольствием! — воскликнула Алла Какбыда. — Возвращались мы как-то с мужем от его тещи — моей мамы, сестры моего дяди, дочери моей бабушки.

— Тети кузины моей жены, — весомо вставил Виталий Какбыда.

— Так вот. Вдруг рядом с нами тормозит автомобиль!

— Пятиместный, — добавил Виталий.

— …и из него выскакивают девять молодчиков в масках черепах! Наставляют на нас автоматы и требуют забираться в машину.

— В черную, — конкретизировал Виталий.

— Я, конечно, в крик…

— Громкий, — пояснил Виталий.

— Но мой муж не испугался и говорит негодяям: «Что вы намерены с нами сделать?»

— Важный вопрос, — кивнул Виталий.

Тут Артур не выдержал:

— Остановитесь!

Кролики запнулись и недоуменно на него уставились.

— Я просил рассказать, как вас похитили инопланетяне, а не черепахи! — сказал Артур.

Густав Бур немедленно добавил со своего места:

— Есть версия, что черепахи произошли от пришельцев! Ее только надо доказать!

— Они говорили не о самих черепахах, а о масках черепах… — автоматически поправил его Артур.

— Не важно! Маски черепах произошли от масок инопланетян! Нужно лишь это подтвердить!

Майор Полигонне покосилась на коллегу-эксперта и возразила:

— Если кто и произошел от инопланетян, то это не черепахи…

Артур про себя отметил, что пантера вновь не сказала ничего определенного, однако у того, кто верит в пришельцев, могло появиться убеждение, будто армейский эксперт на его стороне. Еще коту показалось, будто Полигонне ему подмигнула. Может, таким образом она хотела напомнить Артуру, что рассчитывает на него, ожидает от него реальных результатов?

Тем временем супруги Какбыда выразили еще более возросшее недоумение.

— Инопланетяне? — переспросила Алла.

— Пришельцы? — переспросил Виталий.

На Артура накатило раздражение. Они что, издеваются?

— Да, вы рассказывали мне, что вас похитили пришельцы! Что они пересадили часть разума Виталия Алле!

При этих словах все присутствующие вытаращились на Артура. Тот растерялся и добавил, лишь задним числом сообразив, что сделал только хуже:

— У вас на стене фотография земной пирамиды.

— Артур, — негромко окликнул его профессор Интегральский. — Что такое земная пирамида?

— Фотография Земли из космоса. На ней Земля в виде пирамиды, а не шара. То есть… раньше она была шаром, а до того — диском… Профессор, не смотрите на меня так, я только цитирую супругов Какбыда!

— Нас?! — ужаснулись кролики.

Декан ударил молоточком по деревянной подставке и объявил:

— Господин и госпожа Какбыда, комиссия благодарит вас за помощь. Вы свободны.

Супруги удалились, Эдуард язвительно рассмеялся, а Артур потерянно развел лапами под сочувственным взглядом Жанны Полигонне.

Спонсор недовольно скривился:

— Юноша, только что вы лишились внушительных капиталовложений с моей стороны. — Он повернулся к профессору и декану: — Ну что, отчисляем?

— Погодите! — воскликнул Артур. — У меня есть еще свидетель! Антон Пеленг, бывший полицейский!

— Давайте выслушаем представителя закона, пусть даже и бывшего, — решил декан и вызвал Антона Пеленга.

Когда волк занял место свидетеля, Артур занервничал — не выкинет ли и тот какой-нибудь фокус? Но волнения оказались напрасными, Пеленг рассказал комиссии ту же историю, что и Артуру: про преследование преступника, заглохший мотор автомобиля и летающую тарелку над головой.

Внимательно выслушав свидетеля, профессор Интегральский скептически заметил:

— Я слышал миллион подобных рассказов. Почему именно этот мы должны принять на веру?

— Да, Артур, почему? — спросил декан.

— Почему? — присоединился к коллегам спонсор. — И отвечайте быстрее! Вы знаете, сколько стоит эпоха моей вечности?

Артур растерялся. Откуда он знает, почему Пеленгу можно верить? Он вообще-то и сам не верит!

Неожиданно ему на выручку пришел эксперт Густав Бур. Крот поднялся со своего места и подошел к свидетелю.

— Многоуважаемая комиссия! Есть способ проверить подлинность рассказа господина Пеленга. Гипноз! Я могу хоть сейчас ввести свидетеля в состояние гипноза и допросить — тогда он расскажет все, как было на самом деле.

— Если, — подала голос Жанна Полигонне, и никто, конечно, не понял, что она имеет в виду, но каждый решил, что пантера поддерживает именно его точку зрения.

Судьи коротко посовещались, а когда закончили, декан просто кивнул Густаву Буру, и тот взялся за дело. Антон Пеленг с опаской покосился на крота.

— Не беспокойтесь, свидетель, — тихо и монотонно произнес Густав Бур. — Все будет хорошо. Все будет легко. Закройте глаза. Представьте, что вы находитесь в тихом спокойном месте. Например, за рулем своего автомобиля. Вы едете вслед за опасным преступником. Вы расслаблены. Внезапно машина останавливается. Вы выходите из нее и видите над собой летающую тарелку. Вы спокойны. Вы умиротворены. Вам хорошо. Сейчас я досчитаю до десяти, и вы расскажете, как все было на самом деле. Десять! Рассказывайте.

— Я еду на своей машине, — ровным голосом сообщил Пеленг. — Мне хорошо. Я спокоен. Мотор глохнет. Я умиротворен. Выхожу наружу. Надо мной зависла летающая тарелка. Ох, как я спокоен…

— Господин Бур, что происходит? — недовольно вмешался в процесс допроса профессор Интегральский.

— Мы узнаём правду.

— Ничего подобного! Он говорит то, что вы сами же ему внушили, когда вводили в состояние гипноза! Отойдите от свидетеля, дальше я сам.

Густав Бур обиженно надул губы, пожал плечами и вернулся на свое место.

— Свидетель, — обратился профессор Интегральский к спящему волку. — Забудьте про летающую тарелку. Очистите разум. Вернитесь мысленно в тот день. Что вы делаете?

— Гонюсь за преступником…

— Хорошо. Вы его поймали?

— Нет.

— Почему?

— Мотор заглох… Я увидел яркий свет.

— И что вы сделали?

— Вышел из машины и посмотрел наверх.

— Теперь сосредоточьтесь, господин Пеленг. Скажите, что вы видите?

— Дракона.

— Кого?! — воскликнул профессор Интегральский.

— Кого?! — остолбенел декан.

— Ко-кого?! — поперхнулся спонсор.

Эксперты шокированно переглянулись, Эдуард втянул голову в плечи, Артур потерял дар речи.

— Дракона, — повторил Антон Пеленг. — Он извергает из пасти пламя. Это и был тот яркий свет, который я увидел из машины. Верхом на драконе сидит эльф.

— Эльф?! — переспросил профессор Интегральский.

— Существо, похожее на мартышку с остроконечными ушами, — пояснил свидетель. — Это эльф?

— Д-да…

— Ну вот.

— Что происходит дальше?

— Дракон улетает. Я сажусь за руль. Машина снова работает. Я уезжаю. Я спокоен. Я умиротворен.

— Профессор, что это значит? — спросил декан.

Интегральский озадаченно нахмурился.

— Затрудняюсь ответить. Однако совершенно ясно, что никакой летающей тарелки господин Пеленг не видел. Он принял за нее дракона.

Тут уже Артур не выдержал:

— Дракона? Профессор, вы верите в драконов? Летающей тарелки, значит, быть не может, а дракон — пожалуйста?

— Успокойтесь, юноша. Я не верю в драконов. Да, перед нами загадка, на которую мы не знаем ответа. Однако замечу, что нас сейчас интересует не реальность дракона, а реальность летающей тарелки! И теперь совершенно очевидно, что никакой тарелки не было!

— А дракон? — осторожно спросил спонсор. — И этот… Эльф с ушами?

— А дракон и эльф — это другая тема. Она за пределами нашего обсуждения.

Профессор повернулся к Антону Пеленгу:

— Сейчас я скажу «гном», и вы проснетесь. Гном!

Пеленг вздрогнул, открыл глаза и пошатнулся.

— Что со мной было?

— Ничего особенного. — Интегральский изобразил невинную улыбку. — Идите домой. Поспите.

— Ага… — Неровной походкой волк поплелся к выходу. — Я спокоен… Я умиротворен…

— Итак, Артур? — произнес декан, когда за Пеленгом закрылась дверь. — Есть ли у вас еще что-нибудь?

— Боюсь, что нет, — пряча глаза, ответил кот.

— Досадно, — вздохнул декан. — В таком случае, боюсь, право прецедента вам не помогло.

Артур не ответил. Да и что тут ответишь? Он уже и сам не верит в пришельцев, так стоит ли удивляться, что ему не удается убедить других в их существовании?

Пока судьи совещались, Артур ловил на себе взгляды остальных: ликующий — Эдуарда, сопереживающий — Жанны Полигонне, и непонятно какой — Густава Бура, потому что крот по-прежнему прятал глаза за темными очками.

Декан три раза стукнул молоточком и объявил:

— Комиссия приняла решение! Ввиду безобразного поведения и неспособности доказать свою пользу для науки с этого момента обвиняемого Артура считать отчис…

— Секундочку! — раздался звонкий голос от двери, и декан осекся.

К свидетельскому месту важно шествовал молодой еж.

— Это еще кто такой? — удивился спонсор.

— Наш студент Роман, — ответил профессор Интегральский. — Отличник, гордость университета.

— Гениальный шифровальщик, — пояснил декан. — Роман, что это значит? У нас закрытое заседание!

— Прошу прощения у многоуважаемой комиссии. Я отниму у вас совсем немного времени.

— Только действительно немного, — строго предупредил спонсор. — Вы знаете, сколько стоит стрелка на моих часах?

— Всего лишь одно маленькое сообщение, — заверил Роман, — имеющее непосредственное отношение к рассматриваемому делу.

Профессор Интегральский махнул лапой:

— Продолжайте…

— Как вы знаете, весь сыр-бор начался из-за того, что Артур поймал сигнал, который показался ему внеземным. Расшифровать его Артур пригласил меня. Признаюсь, это было очень непросто, и я потратил на эту задачу полночи. Скажите, профессор, Артур сообщил вам, что говорилось в том послании?

— Нет, — покачал головой Интегральский. — В этом не было необходимости, так как Эдуард признался, что это он послал сигнал с целью разыграть Артура.

— Да-да, я слышал об этом… Только не верил. Неужели этот дурачок Эдуард мог так зашифровать послание, что у такого умницы, как я, ушло столько времени на расшифровку?

— Эй, потише там! — возмутился Эдуард. — Я тебе покажу дурачка!

Роман не удостоил его вниманием и продолжал:

— Я решил, что этого не может быть и скорее всего Эдуарду кто-то помогал. Тогда я вернулся в обсерваторию, вновь прослушал сигнал, а потом пробежался по всем записям, что были сделаны в ту ночь. И знаете, что я обнаружил?

Все три судьи подались вперед, напряженно внимая рассказу ежа.

— Я обнаружил, что в ту же ночь компьютер зафиксировал еще один сигнал. — Роман повернулся к лису: — Эдуард, что было зашифровано в твоем послании?

— Не скажу! — буркнул тот.

— И не надо. Я расшифровал его за сорок три секунды. Там говорилось: «придурки получат по заслугам». Верно?

— Допустим, — мрачно проворчал Эдуард.

Роман снова повернулся к членам комиссии:

— Послание, пойманное Артуром и над которым я так долго корпел, содержало совсем другое. «Губитель вселенных на планете там».

— Губитель вселенных? — поежившись, вполголоса переспросил декан.

— Да… — тихо ответил Роман. — Артур поймал совсем не тот сигнал, который послал Эдуард. И внеземное происхождение данного сигнала… ммм… вероятно.

После этих слов воцарилась тишина. Все потрясенно осмысливали последнюю фразу, произнесенную гениальным шифровальщиком Романом…


Поздним вечером того же дня Густав Бур сидел в одиночестве в своем кабинете и торжествовал долгожданную победу. Как хорошо, что он пошел на эту комиссию! Не зря, ох, не зря он пристально следил за университетом. Подумать только, если бы он отказался от приглашения выступить в роли эксперта, то не услышал бы сенсационное заявление Романа. Такая удача!

Густав Бур улыбнулся. А ведь он мог закончить заседание, едва оно началось. Да, мог. Если бы раскрыл страшную тайну, которой он владеет уже целые сутки. Но нет, он никому и ни за что ее не откроет, не доверит ни одному донесению, ни одной записи и скроет ее даже от начальника Управления по аномальным явлениям. Ибо время еще не пришло…

Тайна. Его великая тайна…

Пора к ней вернуться.

Густав Бур встал и подошел к книжному шкафу. Нащупал нужную книгу, и шкаф отъехал в сторону, открыв проход в маленькую потайную комнату.

Густав Бур вошел в тайник и, не снимая темных очков, поглядел на его единственного обитателя, сидящего на полу у стены. Душа крота пела. Ах, профессор Интегральский, декан, спонсор, студент Артур и особенно ты, майор Жанна Полигонне, ненавистный армейский конкурент… Если бы вы только знали, кого Густав Бур прячет за потайной дверью своего скромного кабинета!

— Ну, здравствуй еще раз, инопланетянин! — торжествующе произнес крот.

Ответом ему был затравленный взгляд.

Густав Бур поставил перед собой табуретку и уселся на нее, опершись правой лапой о колено.

— Что такое губитель вселенных? — спросил он, в упор уставившись на космического пришельца, так похожего внешне на обычного земного пингвина…


КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

Часть II

Иррациональная

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Заместителю начальника

Управления по аномальным явлениям

от пришельца Бржыхлы Суллока с Водомета-2

в созвездии Веги

Я прибыл на Землю с тайной миссией по захвату этой планеты, имея в своем арсенале суперсовременное инопланетное оружие, а также технологии, выходящие за рамки воображения. И звездолет, и оружие, и технологии я с готовностью передаю пленившему меня бравому землянину Густаву Буру — спасителю своей планеты.

Сдаюсь, он сильнее.

Подпись.

Глава 11

Константин идет в школу

Константин смотрел собеседнице в глаза самым честным из своих взглядов. Тот, кто очень хорошо знал кота, немедля заподозрил бы его в неискренности, но госпожа Циркюль, белка в прямоугольных очках, видела Константина впервые в жизни. И даже не подозревала, что он — Константин.

— Итак, вас зовут… — Госпожа Циркюль покосилась в блокнот, который она, как ей казалось, незаметно держала на коленях под столом. — Артур?

Константин улыбнулся самой открытой из своих улыбок.

— Да, я Артур.

— И вы к нам… — мимолетный взгляд в блокнот, — на две недели?

— Точно.

Белка вздохнула.

— Так мало.

— Решение суда, — развел лапами Константин. — В конце концов, я всего лишь подрался. В следующий раз убью кого-нибудь, тогда меня пришлют к вам на подольше.

— Скажите, Артур, у вас есть опыт преподавания?

— Конечно. Я давал частные уроки.

— Замечательно! — обрадовалась госпожа Циркюль. — По какой дисциплине?

— По дисциплине.

— То есть?

— Дисциплина, — пояснил Константин. — «Сидеть, не вертеться, не болтать!»

— Эээ… Вообще-то я имела в виду академическую дисциплину. Математику, например…

— Да, и это тоже. «Сидеть, не вертеться, учить математику!»

Госпожа Циркюль вздохнула.

— Артур, буду с вами откровенна. Я, как директор школы, совсем не в восторге, что мне приходится прибегать к услугам студентов, тем более проштрафившихся драчунов…

— Он первый начал! — возмутился Константин, но белка его прервала:

— Не о том речь. Мне нужны не студенты, не стажеры, а профессиональные учителя. Понимаете? Но преподавателей катастрофически не хватает. Я пыталась найти какое-нибудь другое решение проблемы. Например, объединить третий «А» с десятым «Б». Но испугалась, что это создало бы сложности с программой обучения.

— Да ладно, какие сложности… — возразил было Константин, для которого не было большой разницы между третьим классом и десятым, между «А» и «Б», но осекся, заметив, как поморщилась директриса.

— Но это не единственная проблема, — сказала госпожа Циркюль.

— Так всегда бывает, — понимающе кивнул Константин.

— Дело в том, что класс, в который я намерена вас определить, — он… ммм… — продолжила директриса, и по ее тону еще не было понятно, «ммм» — это хорошо или плохо.

— То есть? — напрягся кот. — Он какой-то особенный?

— Хуже. Он сред-не-ста-тис-ти-чес-кий. — Директриса сделала страшные глаза.

— Вы меня пугаете! — воскликнул Константин, хотя не понял, что такого ужасного услышал. — И это значит?..

— Это значит, что каждый ученик убежден, будто он пуп земли.

— Но на самом деле это не так? — на всякий случай уточнил Константин.

Госпожа Циркюль почему-то в ответ улыбнулась.

— Рада, что вы относитесь к этому с юмором. Возможно, вам удастся с ними поладить. Давайте я вас познакомлю. Прошу за мной!

Шагая за директрисой по школьному коридору, Константин убеждал себя, что на самом деле все не так плохо. Ну, подумаешь, целый класс малолетних снобов. Да и сколько это — целый класс? Может, это совсем небольшой класс. Учеников, скажем, пять… Или даже один. Ведь бывают же классы из одного ученика. Или не бывают?

От этих сложных размышлений Константина отвлек голос госпожи Циркюль:

— Пришли. Знакомьтесь, третий «Б»!

Директриса толкнула дверь в одну из классных комнат и пропустила кота вперед.

— Дети! Это Артур, студент Градбургского Университета и ваш временный учитель! Он будет преподавать вам две недели, за это время я найду вам постоянного учителя. Ну, я на это надеюсь…

На Константина уставилось двадцать пар глаз.

— Ого… — нахмурился кот. — Да вас тут больше одного!

Директрису и учеников это заявление удивило.

— Чё? — выразил всеобщее непонимание лохматый котенок с задней парты.

Константин на нагловатый тон школьника не обиделся. Наоборот, он даже умилился: «Эх… Я и сам таким был. Парниша, да ты просто я в юности. Хотя… Чего-то мне не очень хочется иметь дело с маленьким собой».

Константин оглядел ребят и вдруг осознал, что ему предстоит иметь дело с целым классом Константинов!

В глазах потемнело…

«Как! Ну вот как я сюда попал!»


А попал он в школу так.

Благодаря ошеломляющему заявлению ежа Романа комиссия решила, что отчисление обвиняемого из университета способно повредить науке. Поэтому наказание было смягчено: отчисление заменили на двухнедельное преподавание в средней школе. Артур содрогнулся:

— Это, по-вашему, смягчение?!

Но делать было нечего. Если он хочет продолжать обучение, учительской каторги ему не миновать.

Однако не это удручало Артура больше всего. А то, что из-за наказания он потеряет целых две недели драгоценного времени!

После заседания комиссии Артур вернулся в общежитие, и вскоре к нему явился Константин. Артур рассказал кузену, как все прошло, а потом спросил:

— Ну что, нашелся твой друг-пингвин?

— Не-а.

— Вот как… Ты, замечу, не выглядишь обеспокоенным.

Константин фыркнул.

— А вот и нет. Я еще как обеспокоен. Ночью даже заснуть не мог, считал овец… Представляешь, двух недосчитался! Спер кто-то!

Теперь уже фыркнул Артур. Константин махнул лапой.

— Ладно-ладно. Раскусил. Ты прав, я не беспокоюсь. Не потому, что я такой черствый, а потому, что знаю Евгения. Ничего он не пропал. Да он с самого начала не хотел участвовать. Наверняка струсил и сбежал, как только возможность представилась, а теперь где-то прячется от моего справедливого гнева.

— Если так, то он молодец, — заметил Артур. — Вовремя встал на путь исправления.

Константин усмехнулся, взгляд его сделался ироничным.

— Поверь, Артур, ничего хорошего в этом нет. Евгений, он же какой… Если встанет на путь исправления, то непременно собьет с него всех, кто на нем стоит. Вот увидишь, когда он объявится, нас ждут сюрпризы. — Константин сжал кулак и выразительно им взмахнул, будто бьет в челюсть. — И его тоже.

Братья помолчали, каждый думал о своем. Потом Артур вздохнул и признался:

— Я должен немедленно отправиться на поиски пришельцев. С перехвата их сигнала и так прошло немало времени, нельзя терять еще больше. Поэтому я не могу подчиниться решению комиссии.

— Понимаю, — кивнул Константин.

— И не подчиниться не могу, — добавил Артур.

— Понимаю, — кивнул Константин.

— И вот что я думаю. Пойди в школу вместо меня.

Константин вытаращился на брата и всплеснул лапами.

— Что ты несешь! Как я могу пойти вместо тебя в школу!

— Они не знают, как я выгляжу, знают только, что я кот. Ты запросто сойдешь за меня.

— И это все, да? Больше ничего не нужно, чтобы я сошел за тебя? Артур, какой из меня учитель!

— Плохой, конечно. Но плохие учителя бывают… Я таких знаю.

Константин схватился за голову.

— Что ты несешь! Я даже за плохого учителя не сойду, ты что, не врубаешься?! Чему я могу научить школьников? Разве что как обманывать других учителей!

Артур взял его за плечо и доверительно посмотрел в глаза.

— Я уверен, что ты выкрутишься. Это же всего на две недели. Ну, помоги мне, брат!

— Ох… — Константин сокрушенно покачал головой. — Ладно, попробую. Но чует мое сердце, что я об этом еще пожалею…

— Нет! Ты будешь гордиться этим! Большое дело делаешь!

Константин поморщился.

— Ну да. Вот такой я молодец. Мне надо при жизни памятник поставить.

Он мрачно потер щеку.

— И при жизни же снести…


И вот теперь Константин стоял перед третьим «Б» и осознавал, насколько был прав, когда предполагал, что будет сильно жалеть о своем согласии помочь Артуру. Директриса вышла, и он остался один во враждебном окружении…

Надо срочно что-нибудь сказать. Что-то очень учительское.

— Здравствуйте, дети! — сказал Константин, тем самым исчерпав свой запас «учительских фраз». — Ммм… Ну чё, как дела?

Ответом ему было изумленное шушуканье. Кажется, они удивлены, решил Константин. Возможно, даже сомневаются, что он настоящий учитель. Надо срочно развеять их сомнения!

Он раскрыл классный журнал и ткнул пальцем в первое попавшееся имя:

— Шпанг!

С места вскочил один из учеников, щенок.

— Я!

— Садись, два.

— Чего?

— Да так… Навыки проверяю. Садись, пять.

— Чего?

— Докажи теорему.

— Какую?

— А их что, несколько?

— Ну… да.

— Тогда просто сядь.

Щенок рухнул на стул, не сводя недоуменного взгляда с учителя.

— Хорошо сел, молодец, — похвалил Константин. — Это положительно отразится на твоей годовой оценке.

Он возвысил голос и обратился ко всему классу:

— Итак, мои маленькие друзья, как вы слышали, мое имя Артур. А зовут меня Константин.

— Как это? — спросила лисичка с первой парты в среднем ряду. «Небось отличница, — заключил Константин. — С детства не люблю отличниц».

Ответить, однако, он не успел, потому что внезапно подал голос все тот же лохматый котенок с задних рядов:

— Что тебе не ясно? Зовут его так!

«Все-таки он больше других похож на меня. Такой милый», — умиленно подумал Константин.

— А тебя как звать, парниша?

— Андрей.

— Отлично. Будешь моим любимчиком.

— Чё?

— Имей в виду, это большая честь.

— Э…

— И ответственность. Так что изволь соответствовать.

— Но…

— Никаких «но». Приду — проверю.

Суровый разговор с Андреем придал Константину уверенности в себе. Тем более что он вспомнил рассказ Артура о приключении на военной базе и придумал, что делать дальше. Он последует примеру кузена!

Константин взобрался на учительский стол и победно оглядел класс. Класс обомлел. Девочки ахнули, а мальчики с восторгом шептали: «Ух ты… Круто…»

— Зачем я сюда залез? — спросил Константин.

Никто не ответил.

— Ну же, смелее!

Один лисенок неуверенно поднял руку и предположил:

— Вы псих?

— Немного, — ответил Константин. — Но причина в другом. Кто еще попробует угадать?

«Пускай еще парочку версий выдадут, а потом я им объясню про глядящих из космоса пришельцев, — подумал он. — У Артура сработало, а я что, рыжий?»

— Может, потому что вы пришелец и привыкли смотреть на Землю из космоса?

Константин поперхнулся и чуть не свалился со стола.

— Кто это сказал?!

— Я… — ответила юная лисица, сидящая за второй партой в правом ряду.

Константин безрадостно спустился на пол.

— Как твое имя?

— Лидия. А зовут меня Марина.

Все рассмеялись. Кроме Константина. Ему начало казаться, что что-то идет не так. Уж не издевается ли над ним эта Марина по имени Лидия? Какой-то у нее нахальный вид.

Да не, не может быть. Он же учитель!

— Почему ты решила, что я пришелец?

Вместо Марины ответил ее сосед по парте — волчонок с прилизанной шерстью и очень наглым взглядом:

— А это просто. Пришли, залезли на стол. Как-то это не по-земному. Верно, учитель Константин?

— Правильно, учитель Артур? — добавила Марина.

Снова всеобщий смех.

Константин начал понимать, что происходит, — он помнил такое из собственного школьного опыта. В его классе была компания ребят, которые считали себя особенными и самыми крутыми. Их особенность и крутизна держались единственно на самомнении. Константин же, который всегда был одиночкой, считал этих ребят придурками и снобами. (Он-то точно знал, что куда круче и особенней их.) Заправляли в той компании избалованные детишки из богатых семей, считавшие, что им по праву рождения принадлежит весь мир, а все обитатели этого мира по жизни им обязаны.

И теперь, глядя на Марину и ее приятеля-волчонка, Константин узнавал в их нахальных мордах своих бывших «особенных» одноклассников. А судя по тому, как сидящие вокруг них зверята подхалимски хихикают, они в своей компании — лидеры.

«Проверяют меня, — подумал Константин. — Если я покажу слабость, они перейдут к настоящим издевательствам, и тогда кирдык моему учительскому авторитету. Ну уж нет! Хоть я и не учитель, свой авторитет на поругание не дам!»

Он решил пока не реагировать на провокации, чтобы не обострять ситуацию. Но если они захотят войну, они ее получат. Они ведь считают его учителем, а значит, ожидают реакции учителя. И в этом их ошибка…

Как ни в чем не бывало Константин уселся за учительский стол и пробежал взглядом классный журнал.

— Сегодня я должен провести у вас уроки математики, истории и литературы. Это слишком долго. Так что я проведу все уроки одновременно.

Ученики, уже было расслабившиеся после легкого «испытательного» хамства своих одноклассников и вовсю шушукавшие, смолкли и захлопали глазами.

Константин сделал вид, что ничего необычного не происходит.

— Что вы проходили на прошлом уроке истории? Вот ты, Андрей, мой любимчик, скажи что?

— Я болел! — немедленно отозвался лохматый котенок.

«Типичный я», — мысленно порадовался Константин, а вслух произнес:

— А если бы не болел, то что бы тогда проходил?

— Эээ…

— Ну, сымпровизируй!

— Открытие Америки! — осенило Андрея.

Константина такая тема устраивала — об открытии Америки он слышал. Правда, лишь то, что ее когда-то кто-то открыл, но и это немало.

Вокруг забормотали:

— Но мы не это проходили на прошлом уроке…

— Цыц! — немедленно пресек ропот Константин. — Открытие Америки важнейшая тема! Не верите, спросите американцев! Вот ты, Марина, — обратился он к нахальной лисице. — Скажи, кто открыл Америку?

— А разве вы не знаете?

«Опять провоцирует».

— Нет, не знаю. — Константин произнес это особым тоном, означающим «знаю лучше всех, а теперь проверим, знаешь ли ты».

— Америку открыл волк по имени Голуб, — снисходительно сообщила Марина.

— Допустим, — уклончиво ответил Константин, потому что не был уверен, действительно ли Америку открыл волк Голуб или Марина над ним издевается. В любом случае ее следует поставить на место. — Тогда реши задачу. Сколько Америк открыл бы Голуб, если бы совершил свое путешествие три раза плюс еще два?

— Пять.

— Неправильно! Один раз! Нельзя открыть уже открытую Америку!

— Где же здесь математика? Это логика!

— По-твоему, математика не логична?

— Да что вы за учитель такой! — возмутилась Марина, и Константин с удовлетворением отметил, что нахальное выражение наконец слетело с ее морды.

— Я обалденный учитель. Всякий, кто согласен, получит пятерку. Класс?

Почти все ученики подняли лапу. Константин осуждающе покачал головой.

— Я действительно обалденный учитель, но мне кажется, что вы неискренни. Поэтому пятерку получит только тот, кто ее заслужит.

— Так нечестно! — раздались недовольные возгласы.

— Нечестно ставить заслуженные отметки? — удивился Константин. — Ребята, у вас странное представление о честности. Но вернемся к нашим урокам. Которых, напоминаю, у нас сразу три: история, литература и математика. Вот ты! — Константин указал на одного из учеников, зайчонка. — Напишешь сочинение.

Зайчонок испуганно дернул ушами.

— А почему только я?

— Так честнее. Один на один. Один ученик против одного учителя. Тема: «Какие книги по геометрии читал Голуб по пути в Америку».

— Откуда мне знать, какие книги он читал!

— Я что сказал написать?

— Сочинение…

— Ну так сочини!

Зайчонок насупился.

— А чё я-то? Небось вашего любимчика Андрея не заставляете сочинение писать!

— Справедливый упрек, — кивнул Константин. — Однако не беспокойся, для Андрея я тоже припас задание.

Теперь уже встревожился котенок Андрей.

— Серьезно?

— Конечно. Встань. Для тебя, любимчик, у меня тест. Сразу по всем трем предметам. Вопрос: сколько книг о Средневековье прочитал друг учителя Евгений? Варианты ответов: «а», «б», «в» и «г». Итак?

— А какие ответы?

— «А», «б», «в» и «г»! Выбирай!

— Ну… «б»?

— Отлично! Садись, пять! — Константин повернулся к зайчонку: — Видишь, справедливость восторжествовала. Пиши сочинение.

Волчонок, сосед по парте лисички Марины, поднял лапу:

— У меня вопрос. — Его глаза недобро сверкнули.

Константин махнул лапой — спрашивай, мол.

— На кого вы учитесь?

— Это вы учитесь, — заметил Константин.

— Ну да, в школе. А вы в университете, так сказала директор Циркюль. Что вы изучаете?

Константин замялся и начал судорожно вспоминать, что изучают Артур и Денис. Вспоминалось плохо.

— Ну, много чего. Последние микроны учу. Разумные очки всякие. В космических пришельцах я большой дока.

— Какие-то странные дисциплины, никогда о них не слышал, — усмехнулся волчонок. — Теперь вижу, что папа был прав.

— Это в чем же?

— Он у меня крупный бизнесмен, и я унаследую его империю. Так вот, он говорил, что университеты — для неудачников, которые даже не способны что-нибудь унаследовать. Ну, вроде вас.

Константин в душе фыркнул. Этот наследник папиных миллионов думал его оскорбить. Дурачок, ему и невдомек, что «учитель» тоже считает, что университетская учеба — чушь и напрасная трата времени. Однако надо притвориться, что слова ученика его задели, — этого требует конспирация. А заодно и осадить зарвавшуюся мелюзгу.

— Меня прислали в вашу школу в качестве наказания, — жестко произнес Константин, глядя на оппонента в упор. — За то, что я облил компотом группу студентов-снобов, состоящую из богатых наследников. Мне не понравились их задранные носы.

— Да ладно! — скривился волчонок. — Так я и поверил!

— А мне без разницы. Вопросы веры не в моей компетенции.

«Ух ты, какое слово вспомнил! Я умница! А сейчас еще наподдам этому малолетнему паршивцу».

— Как тебя зовут?

— Павел.

— Для тебя у меня тоже припасен тест по всем предметам. Вопрос: сколько индейских писателей встретили Голуба в Америке? Подсказка — меньше шести. Варианты ответов: «а», «б», «в» и «г».

— «В»!

— Неправильно, «г». Двойка.

Шерсть Павла резко потеряла свой прилизанный вид и встала дыбом. Волчонок кипел от злости.

— Слушайте, вы, не знаю, как вас там, Артур-Константин! А не убрались бы вы обратно в свой дурацкий университет! Давайте, неудачник, катитесь из нашей школы!

Повисла тишина. Всем было ясно, что Павел перешел черту. Настал момент истины. От того, как среагирует новый учитель на откровенное хамство, напрямую зависит его будущее в этом маленьком сообществе. Потому что если он проглотит оскорбление, то покоя ему больше не видать. Но, с другой стороны, что он может сделать? Ну, выгнать Павла из класса или пожаловаться директрисе. Это все равно что поражение.

Однако Константин не собирался признавать поражение. Стараясь сохранять невозмутимый вид, он обратился к классу:

— Дорогая малышня. Есть ли у кого с собой компот?

Одна юная куница залезла в портфель и выудила из него бутылочку:

— Вот…

— Что за компот?

— Вишневый.

— Хороший компот. Благодарю. — Константин взял бутылку и, выразительно откручивая крышечку, приблизился к Павлу.

Волчонок передернул плечами и, храбрясь, заявил:

— Вы не посмеете.

— Да что ты…

— Вы хоть знаете, кто мой папа?

— Прекрасный воспитатель своего ребенка? — Константин взял бутылку за горлышко и легонько ею помахал.

— Он влиятельная личность!

— Это радует. Значит, он когда-нибудь на тебя повлияет.

— Вы ничего мне не сделаете! Вас отстранят от преподавательской практики!

— Какой. Ужас. — Константин вылил компот Павлу на голову. Класс ахнул, лисичка Марина испуганно зажала пасть лапами, а Павел застыл на месте, не в силах поверить в произошедшее. А когда поверил, то вскочил и вылетел из класса, гневно кинув напоследок:

— Вы за это заплатите!

— Да-да… — понимающе кивнул Константин. — Я лишусь преподавательской практики. Как же, помню.

Под потрясенными и отчасти восторженными взглядами учеников он прошествовал к столу, оперся на него передними лапами и вопросил:

— Ну что, мои маленькие друзья, еще кто-нибудь хочет поиспытывать мое терпение?

Никто не захотел. Судя по всему, Константин прошел испытание. Неприятности, конечно, последуют, но это когда-нибудь, не сейчас, и вообще не с ним, а с Артуром. А Артуру он выкрутиться поможет.

Константин перевел взгляд на зайчонка.

— Написал сочинение?

— Нет…

— Так. Я ведь предупреждал, что это поединок, верно?

— Да…

— Отлично! Я победил! За это ставлю тебе четыре!

— Ух ты! Здорово! — обрадовался зайчонок.

В этот момент прозвенел звонок. Ученики повскакивали с мест, однако их тут же вернул обратно грозный окрик Константина:

— Сидеть! Звонок для учителя!

«Как я в детстве ненавидел эту фразу. И какой кайф говорить ее самому!»

— Запишите домашнее задание. По литературе напишете сочинение на тему «Как мне новый клевый учитель». Теперь по математике… Так. К следующему уроку выучите… ммм… — Взгляд Константина скользнул по полкам. — Вот этот учебник! «Алгебра»… К следующему уроку выучить алгебру!

— Всю?! — ужаснулся кто-то.

— Всю! Что у нас осталось? А, история! Сочините историю. Скажем… древнего мира! Ну, я пошел.

Константин надеялся улизнуть, пока его не застукала директриса, однако госпожа Циркюль поджидала его за дверью.

— Учитель Артур! Будьте добры, подождите меня в моем кабинете!

«Ох… — думал Константин, шагая по коридору. — Ну, ясно, Павел уже наябедничал. Надо как-то выкручиваться. А то ведь отстранят от практики… А она прикольная!»

Ждать директрису пришлось недолго.

— Ну, как вам первый урок? — спросила госпожа Циркюль, сев в свое кресло напротив Константина.

— Прекрасно! — восторженно воскликнул Константин, внутренне сжавшись в пружину.

— Готовы к остальным двум?

— Их не будет. Я уже все уроки провел.

— Но их же три!

— Я их объединил в один.

— Как это — объединили в один?!

— Новая методика. «Три в одном». Очень продвинутая. А что, ученики жаловались?

— С чего бы им жаловаться! Но впредь прошу вас придерживаться школьных правил.

— Как скажете…

— Только, Артур, почему они вас называют Константином?

— Это у нас такая игра. «Назови учителя Константином».

— Хм… Ладно. Можете идти.

— Да? А разве… ммм…

— Что?

— Никто на меня не жаловался?

— Нет.

Константин был весьма удивлен. «Не пожаловались? Надо же… Это самое удивительное, что я видел за свою однодневную преподавательскую практику».

Он бы удивился еще больше, если бы узнал, какой разговор в это время происходил в классе…

Ребята не расходились по домам и о чем-то оживленно спорили.

— Эй, тише! — призывала своих одноклассников лисичка Марина, однако это не помогало. Тогда она взглядом попросила Павла навести порядок. Волчонок поморщился — от вишневого компота его шерсть и одежда стали мокрыми и липкими, и это изрядно бесило.

— А может, я все-таки задам этому Константину? Всего одно слово папе…

— Не смей! — грозно осадила его Марина. — Константин — идеальный кандидат.

— Да почему?! Что в нем такого?! Вместо него пришлют другого.

— Ты не понимаешь! Наведи тишину, и я все объясню!

Павел пожал плечами, а потом рявкнул, да так, что стекла задрожали:

— Всем заткнуться!

Мгновенно стало тихо.

— Послушайте меня, — сказала Марина. — Вот вы до хрипоты спорите, подходит нам этот учитель или нет…

— Конечно, подходит! — перебил ее один из одноклассников. — Он же к нам всего на две недели — риска намного меньше, чем с постоянным учителем!

— Чепуха! — тут же возразил другой. — Риск все равно огромен! Если что-то пойдет не так, нам головы поотрывают!

— Да замолчите вы наконец! — вышла из себя Марина и, когда снова установилась тишина, продолжила: — Все может оказаться лучше, чем мы надеялись. Вы ничего странного не заметили за этим Константином?

Все рассмеялись.

— Да в нем все странное! Никогда таких учителей не видели!

— Вот именно, — усмехнулась Марина. — Думаю, он вообще не учитель.

Это заявление вызвало всеобщее недоумение. Довольная произведенным эффектом, лисичка закончила:

— Мы должны это проверить. Если окажется, что я права, то, возможно, Константин идеально подходит для эксперимента…

Глава 12

Куда приводят поиски

— Те, кого мы считаем инопланетянами, — вовсе не инопланетяне, а земляне! Только у них своя, скрытая от нас, цивилизация!

Артур нехотя оторвался от груды книг, в живописном беспорядке раскиданных на столе в университетской библиотеке, и поднял глаза на Дениса, возбужденно дергающего себя за правое ухо.

— Поясни.

Кролик с удовольствием пояснил:

— Ну, смотри! Мы, земляне, все время ищем чужой разум в космосе. А на самом деле он не в космосе, а здесь, на Земле! Понимаешь? Иная технологически развитая цивилизация рядом с нами. Только она от нас спрятана, потому что инопланетяне… Нет, иноземляне! Иноземляне не хотят вступать с нами в контакт из-за того, что мы еще не доросли до их уровня. Слушай, да они же нас боятся! Это ясно, и к иноземлянам не ходи!

Артур беззвучно застонал. Он уже жалел, что взял с собой соседа по общежитию. С тех пор, как еж Роман заявил, что пойманный Артуром сигнал может иметь внеземное происхождение, Дениса будто подменили. Кролик неистово поверил в инопланетян и вызвался помогать Артуру в его поисках. Поначалу Артура это обрадовало, однако очень скоро Денис стал просто невыносим. Его энтузиазм зашкаливал, заставляя выдвигать одну бредовую идею за другой, отрывая Артура от настоящих исследований.

Короче говоря, Артур уже не знал, куда деваться от «помощника». Последний между тем произвел на свет очередную гениальную идею:

— Слушай, а раз они вовсе не инопланетяне, а земляне, то, может, инопланетяне — это мы? Точно! Много веков назад мы прилетели на Землю, и теперь коренные земляне пытаются нас выжить с родной планеты! Артур, пришельцы найдены! Это мы сами! Бежим скорей, расскажем Интегральскому, что и он тоже!

— Денис, — сквозь зубы процедил Артур, из последних сил сохраняя остатки терпения. — Мы не будем говорить Интегральскому, что он пришелец.

Кролик ахнул и хлопнул себя по лбу.

— Я все понял!

— О, нет… — Артур скорчился, как от зубной боли.

— Интегральский пришелец, это точно! Потому-то он и внушает всем мысль, будто пришельцев нет, это же ясно, и к профессору не ходи! Не смотри на меня так, Артур, во всех фильмах и книгах инопланетяне притворяются землянами. Им доверяют, и только в конце правда раскрывается. А мы раскрыли ее сейчас! Значит, уже конец!

Артур сделал глубокий вдох и сказал:

— Денис. У нас тут не книга, не кино, а самая что ни на есть реальная реальность. В которой профессор Интегральский — не пришелец. А теперь, пожалуйста, если не хочешь помогать, то хотя бы не мешай. Займись разумными очками или последним микроном.

Денис насупился и принялся со скучающим видом листать справочники.

— Микроны и очки — ничто перед великой тайной, на пороге раскрытия которой мы стоим, — проворчал он. — Слушай, а может, мы не то ищем? Может, «губитель» — это только часть слова?

На мгновение Артуру даже стало любопытно.

— То есть?

— Пригубитель вселенных!

— Пригубитель?

— Ну… типа дегустатор.

— Дегустатор вселенных — это как?

— А что такого? Все ведь надо проверить, продегустировать…

— Уйди!

— Артур…

— Денис, еще одна феноменальная догадка, и я откушу тебе уши!

Следующие сорок две минуты Артур наслаждался тишиной в обществе каталогов, компьютерного поиска, энциклопедий, справочников и научных статей. Денис же все это время сидел, развалившись в кресле между стеллажами, и листал комиксы про космических пришельцев. Ему пятнадцать раз попалось выражение «спаситель вселенной», но ни разу «губитель…».

На сорок третьей минуте у Артура перехватило дыхание.

— Денис, — сдавленно позвал он.

Кролик, которому изрядно поднадоели истории о межзвездных героях и злодеях (тем более что он всегда был на стороне куда более колоритных злодеев, а они постоянно проигрывали), охотно подошел к приятелю.

— Смотри. — Артур ткнул пальцем в фотографию остракона — так археологи называют глиняные черепки, служившие в древности для письма. Подпись под снимком сообщала, что остракону около двух тысяч лет. На самом же черепке, который был обломком некоего сообщения, четко виднелась надпись:

ра! Добрался нормально. Твой ГВ

Денис широко распахнул глаза и залпом прочитал статью, которую эта фотография иллюстрировала. Итак, черепок был обнаружен в развалинах храма Почтампты, богини коммуникаций. Именно в ее храме древние оставляли друг для друга послания. Найденное же археологами сообщение оказалось в храме единственным, и объяснялось это, видимо, датой, указанной на крышке каменного ящика, в котором оно изначально хранилось. Однако задолго до археологов в храме порылись грабители — они вскрыли ящик до срока, рассчитывая найти в нем что-нибудь ценное, и, похоже, от досады, что ничего такого не обнаружили, сломали послание.

В обрывке послания Дениса поразили две вещи: подпись и дата на ящике.

— Двадцать шестое апреля сего года? Это что же, послание двухтысячелетней давности должны будут получить в этом месяце?

— Должны были, — поправил его Артур. — Письмо вскрыли раньше времени.

— Ничего себе… Только, Артур, «ГВ» может означать что угодно. Вот, смотри, в статье предполагается, что послание в храме оставил юный мудрец по имени Галактикус Взломайтус.

Вместо ответа Артур пододвинул к Денису раскрытый словарь. И кролик сразу увидел, что Галактикус Взломайтус переводится с древнего как Губитель вселенных.

— У меня нет слов, — признался Денис. — Но есть вопрос. Что такое «ра»?

— Часть какого-то слова, — сказал Артур. — К сожалению, без второй половины таблички мы этого не узнаем.

— Да брось! Давай догадаемся! Например, это может быть «ура». «Ура! Добрался нормально».

— Или бог Ра. Был такой бог.

— Верно. Или «дура».

— Как это?

— «Да в порядке я, в порядке, не реви, дура! Добрался нормально».

— Ну, это вряд ли. Где же искать вторую половину?..

Денис загадочно улыбнулся.

— У меня блестящая идея…

Артур замахал на него лапой.

— Нет-нет, только не это!

— Да ты послушай.

— Ни за что! Я сыт твоими блестящими идеями!

— Эта тебе понравится.

— Даже не на…

— Сумрачный Кампус.

Артур оборвал тираду на полуслове.

— Сумрачный Кампус?

— Ну, конечно, — кивнул Денис. — Там тоже есть архив…


Сумрачный Кампус остался верен себе и встретил искателей пустынными улицами и шорохом неопознанных звуков. Присутствие живых существ не наблюдалось, а угадывалось. В отличие от Дениса, привыкшего к этим гиблым местам, Артура все вокруг напрягало. Он и в прошлый раз, когда пришел на выручку профессору Интегральскому, чувствовал себя не в своей тарелке. Сумрачный Кампус угнетал. «Таких мест на планете быть не должно, — думал Артур. — И если они есть, значит, с планетой что-то не в порядке».

— Надеюсь, оно того стоит, — тихо произнес он.

Денис его слова услышал и смысл их понял верно:

— В университетских архивах хранятся найденные ценности, а в Сумрачном Кампусе — пропавшие. Так что побольше оптимизма.

Артур был настроен не очень оптимистично, однако в поисках истины он готов был обследовать архивы не то что Сумрачного Кампуса — ада.

Он снова подумал об аде, когда они с Денисом вошли в запущенное здание и ступеньки повели их к подземным этажам. Именно там, по словам кролика, и находился архив.

Так и было. Архив Сумрачного Кампуса произвел на Артура сильное впечатление своими размерами и беспорядком, в котором, однако, чувствовалась странная закономерность. Это было похоже на комнату в общежитии, где обитает студент со своеобразным пониманием того, что значит «порядок». Но сей студент знал совершенно точно, где, в каком самом неподходящем для этого месте, находится каждый носок. Чем неизменно повергал в изумление гостей, если, конечно, кто-то отваживался переступить порог его комнаты, не рискуя быть немедленно повергнутым наземь из-за скользкого пятна на полу, оставленным от чего-то, что еще в прошлом году считалось съедобным.

Кого-то подобного владельцу такой студенческой кельи Артур ожидал увидеть и здесь. Однако он не подозревал, что властелин архива будет выглядеть столь экстравагантно.

Навстречу коту и кролику из стеллажных глубин возник средних лет ленивец, облаченный в сиреневый фрак. Лоб ленивца обматывала бандана с настораживающим рисунком — скрещенные пулеметные ленты. Артура также немало смущали очки ленивца — в них отсутствовали стекла. И завершающий мазок к портрету: ленивец жевал жвачку, время от времени надувая малиновые пузыри. Пузыри шумно хлопались и прилипали к губам незнакомца, однако уже через мгновение всасывались в недра его пасти.

В отличие от Артура, Денис не растерялся:

— Здравствуйте, уважаемый. Я Денис, а этот истукан с обалдевшим взглядом — Артур. Мы из внешнего мира, пришли за кое-какой информацией.

Ленивец надул пузырь, всосал его обратно и ответил — из-за непрерывного жевательного процесса некоторые слова звучали не совсем разборчиво:

— Архивариус. Зовут Рональд. Прошу гнобить и жалобить.

— Чего?

— Прошу любить и жаловать.

Артур не выдержал:

— Вы — архивариус?!

Денис наклонился к нему и тихонечко сказал:

— Артур, это же Сумрачный Кампус…

Но Артура такое объяснение не удовлетворило.

— Зачем вам очки?

— Чтобы лучше видеть, — невозмутимо ответил Рональд и начал было надувать пузырь, но передумал.

— А почему стекол нет? — не унимался Артур.

— Они мне мешали видеть. Поэтому-то я их вынул — чтобы лучше видеть. Ну, мой ответ больше не кажется вам лишенным логики?

— Ммм…

— Переждем деву? — предложил архивариус, энергично работая челюстями.

— Что? — растерялся Артур.

— Перейдем к делу?

— Безусловно! — кивнул кот. — Мы ищем утерянный фрагмент одной древней надписи.

Он показал архивариусу статью про глиняное послание из храма Почтампты.

— Мы предполагаем, что другая часть пропала или была украдена, — пояснил Артур.

Ленивец снял очки, задумчиво погрыз дужку и сказал:

— Утерянные древности у нас хранятся в секции «Ут», а украденные — в секции «Ук». Мы бы сильно сократили поиски, если бы знали, что именно произошло с табличкой.

Артур развел лапами — увы, он не знает…

— Ладно. — Архивариус вернул очки на нос. — Возможно, что-нибудь предложит мой помощник.

Рональд сложил губы в трубочку и что есть силы свистнул. Артур заткнул уши, а Денис свои длинные уши прижал к голове. В ответ на призыв архивариуса раздался шаркающий звук шагов и перед взорами изумленных студентов появился чернобурый лис в тоге.

— Эфернус! — воскликнул Денис. — Артур, это тот самый Эфернус, о котором я тебе рассказывал! Вечный студент!

— Он не только вечный студент, — с гордостью объявил Рональд. — Он еще и мой помощник, моя левая рука.

— Правая, — автоматически поправил Артур.

— Я левша.

— А…

Эфернус поднял правую ладонь.

— Приветствую вас, анималы! Ищете чего?

— Им нужен пропавший обломок послания из храма Почтампты, — сообщил Рональд. — Вот другая часть, смотри. Может, тебе что-то известно о судьбе пропажи — она утеряна или украдена?

— Украдена, — не задумываясь, ответил вечный студент.

Артур хмыкнул, это должно было выражать сомнение. Он что-то не очень доверял студенту, называющему себя вечным.

— Откуда вы знаете?

— Так я и украл. Уже не помню зачем. Это было сотни лет назад.

— Отлично! — обрадовался архивариус. — Значит, обломок в секции «Ук»!

— Нет, его там нет, — возразил Эфернус. — К сожалению, он рассыпался в прах, когда на него случайно уселся великан.

— Великан? — переспросил Артур, вложив в интонации максимум скептицизма.

— Да. Это такой большой зверь. Но не расстраивайтесь. Я помню, что там было написано.

Артур пребывал в замешательстве. Он не знал, как относиться к этому на редкость странному лису. Нет, конечно, Артур не верит в то, что его собеседник вечен. Но… Это же Сумрачный Кампус, здесь все иначе, чем в нормальном мире. Пускай этот Эфернус не вечный, но, может, он… долгожитель? Очень-очень долгожитель?

Надежда вернулась в сердце Артура.

— Что там было написано?

— «Дорогая Ки».

— Простите? — не понял Артур.

— «Дорогая Ки», — повторил Эфернус. — Это то, что было написано на том обломке.

— Чушь какая-то! — возмутился Денис. — Бессмыслица! Чепу… — Он осекся, заметив потрясенное выражение морды Артура.

— Не может быть… — пробормотал кот. — Нет, это просто совпадение…

Денис помахал ладонью перед глазами приятеля.

— Ау!

Артур вздрогнул и перевел дикий взгляд на кролика.

— Дорогая Кира! Этот ГВ обращается к дорогой Кире!

— И что? — недоумевал Денис.

— Кира Закат, вот что!

— Это еще кто?

— Кошка, которую похищали пришельцы, и которая улетела в космос, и которую я так и не застал!

Денис кинул взгляд на архивариуса и его помощника — не считают ли они, что Артур свихнулся. Однако, судя по их мордам, они вообще ничего не считали.

— Соседушка, ты сейчас говоришь, как обитатель Сумрачного Кампуса, — заметил кролик.

— Но ведь Кира же!

— Но не Закат же! Нигде на табличке не говорится про закат. Ты рискнешь предположить, что некая Кира, которая жила две тысячи лет назад, и твоя знакомая — или, вернее, незнакомая — разные самки?

— А ты рискнешь вспомнить, что послание адресовано некоей Кире, живущей в наше время?

— А ты рискнешь допустить, что дата, указанная на ящике, может не иметь связи с содержанием письма?

Внезапно в их беседу вмешался архивариус Рональд:

— Позвольте полюбопытствовать. Зачем вам это древнее послание? В нем же нет ничего особенного.

Артур замялся — он не был уверен, что готов рассказать обитателям Сумрачного Кампуса про Губителя вселенных. Поэтому решил выдать только часть информации.

— У нас есть основания полагать, что этот «ГВ» прилетел с другой планеты. И нам бы хотелось знать, кто он такой.

Ленивец надул пузырь.

— Лето же рудиментарно, — донеслось из-за пузыря.

— Чего?

Жвачка вернулась в хозяйскую пасть.

— Это же элементарно. Думаю, я знаю, кто ваш пришелец.

— Кто?!

— Габриэль Волонтир.

— Космонавт Габриэль Волонтир?! Который первым ступил на Луну, со словами «это крохотный шаг для животного, но гигантский — для зверья»?! Он же погиб!

— Так писали газеты. Но это ложь. Габриэль Волонтир, космонавт, первый зверь на Луне, не погиб. Он отказался возвращаться с Луны и объявил себя хозяином планеты. Официально объявлено, что он погиб. А неофициально он недавно объявил себя королем Луны. Где-то в архиве хранится копия поздравительной радиограммы, которую я ему послал. Он ответил, что собирается объявить войну Земле. Так что, возможно, он тот, кто вам нужен.

— Вряд ли, — ответил Артур. — Послание-то было написано две тысячи лет назад.

Архивариус потер щеку.

— Точно. Это я как-то упустил из виду.

— К тому же Волонтир остается землянином, даже если он объявит себя царем Солнечной системы, — добавил Денис. — А мы ищем пришельцев с другой планеты.

Артур решил, что самое время возвращаться во внешний, пусть недобрый и несправедливый, но хотя бы понятный, мир. Поэтому он поблагодарил Рональда и Эфернуса за помощь, попрощался и покинул архив, утянув за собой Дениса, который как раз не прочь был задержаться.

— Почему такая спешка? — удивился кролик, когда студенты оказались на улице. — Мы наверняка еще многое могли бы узнать!

Артур фыркнул.

— Короля Луны тебе не хватило?

— Да ладно! Зато мы узнали, как звучит послание целиком. Может, если бы не твое паническое бегство от глупостей, выяснили бы еще что-нибудь. Мы же так и не знаем, кто он, этот Галактикус Взломайтус, который оставил табличку в храме. И почему на две тысячи лет. Кому это пишут письма на тысячи лет вперед?

— Да, хорошо бы разобраться… — Артур вздохнул. — Но это было черт знает когда, сотни лет назад… Теперь ничего толком не узнаешь. Эх, было бы у кого спросить…

Кот и кролик резко остановились, пораженные одной и той же мыслью. Они переглянулись и одновременно воскликнули:

— Эфернус!

После чего развернулись и решительно зашагали обратно к архиву.


Эфернус с легкостью согласился ответить на любые вопросы, но предупредил, что две тысячи лет — довольно большой срок, многое могло забыться или перепутаться с другими воспоминаниями. Студенты ответили, что тем не менее они готовы рискнуть, и вместе со своим чернобурым собеседником устроились за одним из немногих столов архива. Ленивец Рональд к ним не присоединился, за что Артур был особенно благодарен судьбе.

— Уважаемый Эфернус, — сказал кот. — Нас очень интересует один субъект, живший в этих краях две тысячи лет назад…

Вечный студент сморщил нос и покачал головой.

— Очень давно. Не знаю, не знаю…

— Но вы в те времена жили здесь?

— Да. Я тогда как раз изобретал зонтик от метеоритного дождя.

— Зачем?

— А вдруг метеоритный дождь?

— И как, изобрели? — полюбопытствовал Денис.

— Почти. Но мои разработки были уничтожены упавшим метеоритом.

— Друзья, не будем отвлекаться! — попросил Артур. — Уважаемый Эфернус, в статье говорится, что послание «дорогой Кире» было оставлено неким Галактикусом Взломайтусом. Может, вы его знали лично или хотя бы слышали о нем?

— Лучше, если знали лично, — конкретизировал Денис.

Эфернус наморщил лоб.

— Ммм… Не помню…

Артур не мог скрыть разочарования.

— Что ж, мы попробовали. Наивно с нашей стороны было ожидать, что вы сможете рассказать об этом загадочном «юном мудреце».

Чернобурый собеседник захлопал глазами.

— О юном мудреце?! Так вот кто вас интересует! Конечно, я помню! Ха, еще бы я его не помнил — он же своим появлением произвел настоящую сенсацию! Да, сейчас я припоминаю, что его звали Галактикус. Просто никто его так не называл, для всех тогда он был «юный мудрец» или «детеныш-загадка».

Артур с Денисом издали торжественный возглас.

— Эфернус, скорее расскажите о нем! Кто он? Откуда взялся? Какое появление? Что за сенсация?

Эфернус взмахом лапы остановил поток сыплющихся на него вопросов.

— Позвольте я сам, по порядку. Он возник из ниоткуда. Помните, я рассказывал про метеорит? Так вот, юный мудрец появился сразу после его падения. Кто он такой, так никто и не понял. Подобных ему зверей никто прежде не видел. И после — тоже. Он был отдаленно похож на котенка. Но только отдаленно…

«Инопланетянин! — мысленно воскликнул Артур. — Ну, точно же, инопланетянин!» Он жадно ловил каждое слово рассказчика, который между тем продолжал:

— Он всех поразил своими знаниями. Причем знал он и такие вещи, которые открыли только через века. Из-за этого его и прозвали юным мудрецом.

— Вы с ним лично встречались?

— О, да! Я имел честь с ним пообщаться, но, увы, детали той беседы стерлись из моей памяти. Кажется, это именно я показал ему дорогу к храму Почтампты. Собеседник он был невероятно интересный. Эмоций — ноль, зато сколько логики! Но деталей я все равно не помню…

— А почему он хотел, чтобы его послание получили только через две тысячи лет?

— Этого я не знаю.

— Жаль… Что было дальше?

— Дальше? Ничего. Он появился утром, после падения метеорита. А к вечеру он исчез, и больше его никто никогда не видел.

Артур ликовал. Он еле сдерживался, чтобы не заключить вечного студента в объятия. Однако тот мог такого бурного проявления чувств испугаться, поэтому Артур заключил в объятия Дениса.

— Что ты делаешь? — сдавленно полюбопытствовал кролик.

— Радуюсь!

— Нет, ты меня душишь. Отпусти меня, Артур, я тебе еще пригожусь!

Сердечно поблагодарив Эфернуса и взяв с него обещание, что если он еще что-нибудь вспомнит, то обязательно с ними свяжется, студенты удалились в весьма приподнятом состоянии духа. Артура даже перестал беспокоить зловещий Сумрачный Кампус. Какие беспокойства, когда такой успех!

— Итак, Губитель вселенных прибыл на нашу планету две тысячи лет назад, — заявил он.

Денис в этом не был столь уверен:

— Или все это просто колоссальное совпадение.

Артур его не слушал:

— И две тысячи лет назад он был ребенком.

— А потом умер, — добавил кролик. — Ну, или очень сильно повзрослел. Или улетел, а теперь прилетел снова. Или прилетел кто-то с тем же именем. Или не с тем же.

Артур озадаченно почесал затылок:

— Хм… Я думал, мы приблизились к разгадке, а на самом деле — наоборот: загадок стало еще больше, чем раньше.

Денис с важным видом кивнул и философски изрек:

— Да… Все как у настоящих ученых…


Вечером разразилась гроза. Артур валялся на кровати, любовался молниями и под приятные звуки дождя размышлял о том, что удалось узнать. Денис сидел за письменным столом, погруженный в учебу, что давало возможность Артуру немного отдохнуть от его бесконечных идей. Потихоньку кота стало клонить ко сну. И на грани между сном и явью к нему пришло озарение. Артур вскочил с кровати, сна как не бывало.

— Эй, ты куда? — недоуменно окликнул его Денис, однако сосед выскочил из комнаты, даже не обернувшись.

— Псих, — заключил кролик, пожал плечами и снова зарылся в учебники…

Одержимый новой идеей, Артур примчался к Роману. Еж впустил его к себе, усмехнувшись:

— Ну, хотя бы не посреди ночи… В чем дело? Что означает этот безумный блеск в твоих глазах?

— Роман! Ты можешь зашифровать сообщение в кодировке того послания про Губителя вселенных? Так, чтобы инопланетяне решили, будто оно послано кем-то из них?

Вопрос ежа озадачил.

— Ну-у-у… Вообще шифровальный ключ мне известен, частота тоже… Можно попробовать, хотя стопроцентной точности не гарантирую. Зачем тебе это?

Артур зловеще улыбнулся.

— Будем ловить пришельцев на живца!

Глава 13

Упрямый пришелец и тайна Густава Бура

— Предлагаю партию в шахматы!

Густав Бур высыпал фигуры на стол.

— Правила знаете?

Евгений нехотя кивнул.

— Отлично! — фальшиво обрадовался Бур. — Ну же, не грустите! Хотите играть белыми?

— Нет.

— Черными?

— Нет.

— Желтыми?

— Нет.

— Вот и хорошо! Не хотелось бы перекрашивать фигуры.

Евгений промолчал, хмуро глядя перед собой. Бур расставил фигуры на доске, предоставив право играть белыми противнику.

— Начинайте!

Евгений нехотя передвинул пешку с «е2» на «е4».

Бур схватился за голову.

— Ничего себе! Да вы меня загнали в угол! Сдаюсь!

Радость победы никак не отразилась на поведении Евгения. Бур наклонился к нему поближе и доверительно сказал:

— Признайтесь, где вы научились так играть? На какой планете?

Евгений закрыл глаза. Ему одновременно хотелось пить, спать, сбросить на Бура бетонный блок, родиться заново и выщипать Константину усы за то, что по его вине он оказался в этой ситуации.

Прошедшие сутки были самыми странными в жизни пингвина. Если бы кто-то прежде сообщил Евгению, что ему придется по многу часов доказывать, что он не космический пришелец, он бы не поверил. Ему и сейчас с трудом верилось в реальность происходящего.

Настырный крот не унимался. Какие только методы он не использовал: запугивал, заискивал, хитрил, кричал, обещал, что натравит на «инопланетного врага» весь свой многочисленный гениальный отдел, сулил щедрые награды и грозил страшными карами. Зачем-то заставил Евгения подписать «признание» о том, что «пришелец» готов передать Буру инопланетные технологии, звездолет и оружие. Чтобы отвязаться, пингвин бумагу подписал, о чем потом жалел — Бур долго размахивал ею перед носом Евгения со словами: «Ага, признался, признался!» Ничего не помогало — ни уверения, что зовут его вовсе не Бржыхла Суллок, а совершенно по-земному Евгением, ни познания пингвина в земных реалиях… Евгений был близок к отчаянию.

Однако он и не подозревал, что Густав Бур тоже находился в непосредственной близости от отчаяния, так что оппоненты, придя наконец в это состояние, вполне могли бы пересечься. Заместитель начальника Управления по аномальным явлениям (УПАЯ), он же начальник отдела внеземных контактов (ОВК), сходил с ума от того, что у него никак не получается расколоть этого чертова пришельца.

А как все хорошо начиналось! Поимка инопланетянина — это же небывалая удача! Хотя, разве дело в удаче? Нет, дело в его, Густава Бура, экстраординарных способностях и возможностях. Кто, как не он, мог добиться такого результата, да еще и обскакав армейских выскочек? То-то же.

Но, конечно, афишировать способ, при помощи которого Бур схватил внеземного врага, он не станет. Незачем окружающим, и особенно начальству, быть в курсе его связей с Сумрачным Кампусом…

Много лет назад Густав Бур провалил вступительные экзамены в Градбургский Университет и подался в Сумрачный Кампус, куда его приняли без всяких тестов. Этот факт своей биографии крот тщательно скрывал, так как опасался, что в правительственном учреждении такое вряд ли бы одобрили. Для учреждения у Бура был припасен фальшивый университетский диплом, который ему выдали в Сумрачном Кампусе. Там всем выдавали такие дипломы, зачастую прямо в начале обучения. На случай, если пригодится. Вот он Буру и пригодился.

Что еще пригодилось кроту, так это его старые связи в Сумрачном Кампусе. Мысленно он называл эти связи не иначе как «сетью информаторов», хотя на самом деле информатор у него было всего один. Однако и этого хватило для поимки инопланетянина.

Информатор сообщил Буру по телефону о том, что на территории Сумрачного Кампуса находятся подозрительные личности, и среди них — один космический пришелец по имени Бржыхла Суллок с планеты Водомет-2 созвездия Веги.

Бур не на шутку разволновался.

— Они тебя видели?

— Нет, конечно, — заверил информатор. — Зато я их видел и даже кое-что подслушал. А то откуда, по-твоему, я знаю имя инопланетянина? Если поспешишь, схватишь его.

— Уже мчусь! Мы должны найти и уничтожить пришельцев, пока они не уничтожили нас!

— А если они не злые? Если просто хотят нас поприветствовать?

— Тогда мы должны поприветствовать их, пока они не поприветствовали нас!

Но, как оказалось, изловить пришельца — это только половина дела. Надо его еще расколоть…

— Послушайте, Бржыхла… — приступил к очередной попытке Бур.

— Я Евгений!

— Не выдумывайте. Я знаю, кто вы. А ваше упрямство — просто какое-то неземное упрямство — только подтверждает мою правоту.

Евгений не ответил.

— Где вы прячете звездолет? — спросил Бур.

— Где остальные пришельцы? — спросил Бур.

— Что такое губитель вселенных? — спросил Бур.

— В чем заключается ваше задание? — спросил Бур.

— Хотите пить? — спросил Бур.

Евгений кивнул.

— А вот не дам вам пить, пока во всем не сознаетесь! — пригрозил Бур.

Евгений пожал плечами. Чтобы отвлечься, он принялся обдумывать новую книгу, которую напишет, когда выпутается из этой передряги. А не сделать ли главным героем Густава Бура? Пускай крот будет частным детективом! У каждого книжного сыщика, как известно, есть своя фишка. У Бура она будет заключаться в том, что он не способен раскрыть ни одно преступление, потому что всегда в итоге обвиняет невиновных. Правда, непонятно, кому захочется нанимать детектива с такой репутацией… А! Его будут нанимать сами же преступники!

— Лучше признавайтесь, — советовал тем временем настоящий Густав Бур. — А то я натравлю на вас свой отдел. У меня куча сотрудников, они с вами церемониться не станут!

— Вы мне уже в сотый раз угрожаете этим своим отделом, — заметил Евгений. — Чего же до сих пор не натравили? Уж не потому ли, что не хотите ни с кем делить лавры?

— Именно поэтому, — легко согласился крот. — Тщеславие мое не знает границ, как и мое терпение. Так что вы либо скажете мне правду, либо никогда отсюда не выйдете.

— А если скажу то, что вы хотите услышать? Выйду?

— Пока не знаю. Зависит от вашей готовности сотрудничать. — Бур выразительно помахал перед пленником заявлением о передаче кроту инопланетных технологий.

Евгений сдался. В конце концов, его цель — не убедить сумасшедшего оппонента в своей правоте, а выбраться отсюда. Если путь на свободу лежит через вранье, так тому и быть.

— Жалкая земляшка! — Пингвин презрительно фыркнул. — Хочешь знать правду? Так узнай, если не страшишься!

Густав Бур чуть не пустился в пляс.

— Не страшусь! Хочу знать правду!

— Будь по-твоему, земляшка. Только сперва накорми.

— Ага, сейчас! — засуетился крот. Он выбежал наружу и вскоре вернулся, держа поднос с бутербродами и фруктами.

— Угощайтесь, прошу вас. Вот это называется виноград, а вот это банан. На вашей планете есть фрукт, похожий на банан?

— Есть.

— И как он у вас называется?

— Банан.

— Вот видите, земляне и пришельцы мыслят одинаково! Зачем нам враждовать? Мы должны сотрудничать! Передавать нам ваши продвинутые технологии!

— Получите вы технологии или не получите… — пожал плечами Евгений, уминая бутерброд с помидором. — Все равно вам крышка. Крейсеры уже на подлете. Мы захватим вашу планету, города разрушим, а вас превратим в рабов. Передайте, пожалуйста, соль.

— Какие вы воинственные, — осуждающе покачал головой Бур.

— А вот и нет, — возразил «пришелец». — Мы само миролюбие. Но, чтобы жить в мире, надо уничтожить врага. То есть вас.

— Да с чего вы взяли, что мы вам враги?!

— Нам нужны ресурсы вашей планеты и рабы. Вряд ли же вы на это согласитесь, правда?

— Правда.

— Вот и получается, что вы провоцируете военный конфликт. А мы-то вполне миролюбивые пришельцы. Очень вкусный виноград.

— Ешьте на здоровье! Где ваш звездолет?

— На орбите, — не задумываясь, ответил Евгений. Он вошел во вкус, и вранье лилось из него с воздушной легкостью. — Меня транспортировали на планету с помощью нашей гениальной технологии: тело расщепляется на атомы и собирается в месте назначения. Мы, кстати, собираемся использовать эту же технологию на землянах. Расщепить на атомы.

— И собрать в другом месте?

— Нет, зачем… Только расщепить.

Густав Бур задумался. Мощь пришельцев не вызывала сомнений. Как и их агрессивные планы. Похоже, что Земля обречена. Но, может, для самого Бура все не так плохо?

— Скажите, Бржыхла… Вам, пришельцам, нужны земляне-предатели?

— Да, — мгновенно ответил Евгений.

— Интересно… А как вы их отблагодарите?

— О-о-о… — «Инопланетянин» закатил глаза. — Вы даже не представляете. Да я бы и сам с радостью стал землянином-предателем. Но, увы, я не землянин. А что?

— Да так… Прикидываю варианты.

А варианты были, и Бура они беспокоили. Податься в предатели — идея хорошая, но что, если земляне победят? Это, конечно, маловероятно, но ведь не невозможно. Нужно предусмотреть и такой вариант. Чтобы при любом раскладе Бур остался в выигрыше.

— Я с готовностью буду с вами сотрудничать. Но одновременно я хочу, чтобы вы передали мне ваши технологии. Потому что я ведь не знаю, кто победит в войне.

— Разумно, — одобрил Евгений.

— Значит, я могу на вас рассчитывать? А то ведь не отпущу!

— Конечно, можете. Обещаю. Ну что, я пойду?

— Не так быстро. Я освобожу вас только после получения технологий и гарантий от вашего командования.

— От командования? — растерялся Евгений. Где он возьмет технологии и командование для этого психа? Надо срочно придумать какую-нибудь хитрость… Отвлечь внимание Бура и выскочить наружу, в кабинет пленителя, а оттуда — прочь, куда угодно. Только вот как миновать буровский «внеземной» отдел с десятками непревзойденных сотрудников, ненавидящих пришельцев?

Стоп! Евгений же не пришелец! Уфф, нельзя так входить в роль, а то и сам поверишь, что свалился с Луны. Бур грозил Евгению своим отделом, но при этом от всех его прятал. Так, может, остальные в этом отделе — нормальные звери, которые поверят, что Евгений обычный земной пингвин? Добраться бы только до них…

И пингвина понесло.

— Я могу попробовать связаться с командованием телепатически. Но мне понадобится ваша помощь.

— Как это? — насторожился Бур.

— Самому мне не справиться, сил не хватит. Иначе я бы уже это сделал, и сейчас не я, а вы были бы в плену.

— А откуда мне знать, что вы меня не подставите?

— Зачем? Вы готовы сотрудничать, к тому же на Земле вы важная фигура — это прекрасно для шпионажа и диверсий. Так что мы будем вас холить и лелеять, а не подставлять.

— Ммм… А технологии?

— Само собой!

— Тогда я готов! Что нужно делать?

Евгений сжал виски и прикрыл глаза.

— Транслируйте мне свою ментальную энергию.

Бур растерялся.

— Я не умею.

— Умеете. Просто не знаете об этом. Закройте глаза ладонями и повторяйте про себя: «Ментальная энергия, переходи к Бржыхле, ментальная энергия, переходи к Бржыхле». Очень важно, чтобы вы абсолютно четко произносили «к Бржыхле». Давайте!

Крот сделал все в точности, как сказал пришелец. Несколько раз мысленно произнеся требуемое «заклинание», он поинтересовался:

— Ну как?

— Вышел на связь с главнокомандующим, — ответил Евгений. — Проинформировал его о вас…

— А он? — нетерпеливо спросил Бур.

— Говорит, что согласен. А, нет…

— Что? — испугался крот.

— Говорит, что не согласен. Или нет…

— Так он согласен или нет?!

— Энергии не хватает, связь прерывается.

— Но я отдаю всё, что могу!

— Не всё. Вы можете больше. Зажмурьтесь, заткните уши и давайте: «Энергия, к Бржыхле!»

Бур так и поступил. Поэтому не увидел и не услышал, как «пришелец» выскользнул из потайной комнаты в кабинет…

— Ну что, получается? — спросил крот, когда потерял терпение. Ответа не последовало. Бур осознал, что он все еще затыкает уши, и немедленно прекратил это делать.

— Ну что, получается?

Ответа не было. Бур открыл глаза и обнаружил, что отвечать-то и некому. Он вздохнул, сокрушенно покачал головой и неспешно двинулся к выходу. Торопиться некуда. Бур знал, что далеко уйти Бржыхла не мог. Но, увы, дурацкий инопланетянин, похоже, раскрыл один из буровских секретов…


Евгений стоял перед запертой железной дверью в крохотной пустой приемной, отделяющей кабинет Бура от внешнего мира. В окне виднелась пустынная вечерняя улица. Никакого огромного отдела, никакой толпы день и ночь работающих сотрудников не было и в помине.

Евгений ничего не понимал.

— Что, не получилось? — раздался за его спиной голос Бура.

Евгений обернулся, взгляд его выражал недоумение.

— А где… отдел?

Бур шумно выдохнул и недовольно развел лапами:

— Все ушли по домам. Рабочий день закончился.

— Вы же говорили, что отдел работает без перерыва!

— Так и есть. Все сидят по домам и работают без перерыва.

Евгений огляделся по сторонам.

— Вы говорили про десятки сотрудников. Здесь столько не поместится.

— Поместится. Это очень маленькие сотрудники.

— Да ну? А где их столы?

— Вот стол.

— Только один. А где еще?

— Ммм… Они их с собой уносят! Чтобы продолжать за ними работать без перерыва!

Евгений пристально посмотрел на крота. Бур поежился, от «инопланетного» взгляда ему было неуютно.

— Нет никаких сотрудников, верно? — сказал пингвин.

Бур отвел глаза.

— Есть.

— В вашем воображении! Как воображаемые друзья у детей!

Евгений вспомнил, что в детстве у него тоже был воображаемый друг — медвежонок Петр. Но потом они поссорились, и Петр придумал себе другого друга — кенгуренка Соломона, а с Евгением больше не водился.

Но воображаемые сотрудники у взрослого чиновника в солидном учреждении?!

— Зачем? — недоумевал пингвин вслух. — Вот зачем?

Бур упер лапы в бока и принял возмущенный вид.

— Управление по аномальным явлениям — гигантское учреждение! Но именно отделу внеземных контактов не выделяют ни средств, ни ресурсов! И знаете почему?

— Почему?

— Потому что начальник Управления не верит в пришельцев! Я ему сотни доказательств приводил — все без толку! А недавно он вообще заявил, что закроет мой отдел, если я не предъявлю ему что-нибудь существенное, вроде инопланетянина или звездолета!

— Надо же…

— Вы хоть представляете, как мне здесь одиноко без сотрудников?!

— И поэтому вы их придумали… — вывел заключение Евгений.

— Вот именно! Знали бы вы, какая это получилась команда! Все, как на подбор, личности!

— Но они же ненастоящие…

Бур махнул с досадой лапой.

— Что вы заладили — ненастоящие, выдуманные, воображаемые! Они меня ценят, и это главное!

— А начальство про них знает?

Вопрос озадачил Бура.

— Никому не ведомо, о чем знает начальник Управления, — сказал он, почему-то понизив голос и боязливо поглядывая по сторонам.

Евгений поежился и тоже невольно стал говорить тише.

— А какой он, этот начальник?

— Я его никогда не видел…

— Не видели? Начальник Управления тоже воображаемый?

— Еще чего! Да он реальней нас с вами!

Зазвонил черный телефон, стоящий на столе между двух своих собратьев — белым и красным. Бур отскочил от стола как ошпаренный.

— Черный… — прошептал он, вытаращившись на трезвонящий аппарат.

Евгений не понял, что такого особенного в том, что телефон черный.

— Я никогда прежде не слышал, чтобы он звонил, — объяснил Бур. — Это прямая линия с головным офисом УПАЯ! До сих пор я всегда сам им звонил! А начальник Управления посылал мне письма и записки. Но никогда не звонил! Что-то случилось… Что-то особенное…

— Может, попробуете это выяснить? — выдвинул идею Евгений. Бур хмыкнул — такая мысль ему в голову не приходила. Он приблизился к столу и благоговейно снял трубку.

— Алло? — хрипло выдавил он из себя и следующие пару минут жадно внимал словам собеседника, лишь иногда вставляя «да» и «так точно».

Опустив трубку на рычаг, Бур какое-то время отрешенно смотрел перед собой, словно забыв о Евгении. Пингвин, между тем, украдкой оглядывал комнату в надежде обнаружить какой-нибудь выход наружу. Выход не находился.

— Что такое губитель вселенных? — спросил Бур.

Евгений вздрогнул. Он понятия не имел, о чем толкует безумный крот, и не знал, как себя вести.

Пингвин попытался увести разговор в сторону.

— Может, спросите об этом своих сотрудников?

— Дорогой Бржыхла, мне казалось, мы договорились о сотрудничестве. Что такое губитель вселенных?!

Евгений сделал глубокий вдох.

— Ладно. Это наше сверхсекретное оружие. Портативная черная дыра. Она поглощает все, что нам не нравится.

— Любопытно… Я хочу его увидеть!

Пингвин растерялся.

— Ну… Видите ли, губитель вселенных был похищен…

Бур прыгнул к Евгению и жадно схватил его за рукав.

— Он был похищен, и вы его разыскиваете! Так?

Пингвин сделал неопределенное движение головой — нечто среднее между кивком и покачиванием. Бур принял этот жест за кивок.

— Эта и есть ваша миссия на Земле, верно, Бржыхла?

— Точно, — осторожно ответил Евгений. — Меня отправили за губителем…

— Ага! — воскликнул Бур. — Бржыхла, я знаю, где он!

— Да что вы…

— Вот именно! Предлагаю сделку. Я помогу вам найти губителя, а вы устроите мне встречу с вашим главнокомандующим.

«Ох… — устало подумал Евгений. — Да как же отсюда выбраться?»

— Я согласен, — ответил он. Ну, и где теперь взять главнокомандующего?

Бур выглядел чрезвычайно довольным.

— А почему вы не спрашиваете, откуда я знаю, где искать этого вашего губителя?

— Я спрашиваю. Откуда?

Бур щелкнул пальцами перед клювом Евгения.

— Ха-ха! Я передал в Управление расшифровку сигнала, пойманного две недели назад, которую я узнал на суде одного бедолаги-студента в университете, и благодаря мне в УПАЯ смогли определить шифровальный ключ! А сегодня был пойман новый сигнал, и теперь специалистам Управления ничего не стоило его расшифровать!

— Что же там говорится? — с искренним интересом спросил Евгений.

Бур хихикнул.

— Так я вам и сказал. Нет уж, информация — это сила. И сила эта — моя. Сейчас мы с вами съездим в одно место. И, вот смотрите, я беру пистолет, заряжаю его солью… Так что даже не пытайтесь бежать. Я попадаю в цель со ста метров!

— Я убегу на двести, — тихо проворчал Евгений.

Бур услышал.

— А я выстрелю дважды.

Глава 14

Пришельцы со всех сторон

Если посмотреть на общежитие Градбургского Университета издалека, то можно подумать, будто видишь поезда — двухэтажные корпуса тянутся в два ряда и кажутся вагонами. А если взглянуть на этот «состав» поздним вечером, то не исключено, что придешь к выводу, будто два последних корпуса необитаемы — потому что только в них не светится ни одно окно.

И этот вывод будет верным. Некоторое время назад в крайних корпусах произошел пожар, и теперь там временно никто не живет. Артуру это пригодилось, когда он сочинял «наживку» для пришельцев.

Придуманное им сообщение звучало так:

губитель вселенных общага сгоревший корпус

вечер 23:00

Затем гениальный еж Роман зашифровал фразу в инопланетной кодировке и отправил в эфир на радиоволне пришельцев. Теперь Артуру осталось лишь надеяться, что уловка сработает и инопланетяне решат, будто это кто-то из них будет в общаге сегодня ночью. Артур колебался, стоит ли упоминать в сообщении «губителя вселенных», но в итоге решил, что стоит — не случайно же перехваченное послание было посвящено именно ему…

Денису Артур ничего не сказал о своем плане. За сегодняшний день кролик его изрядно утомил, лучше пойти на возможную встречу одному.

Уже к одиннадцати вечера Артур забрался в пустующий корпус и занял удобную позицию у окна на втором этаже — оттуда открывался вид на главную дорогу. Уличные фонари возле корпуса были разбиты, но кот рассудил, что это не страшно. Он уселся на стул и принялся ждать…

К назначенному сроку к корпусу приблизились две фигуры. У Артура перехватило дыхание. Только бы это оказались инопланетяне, а не какая-нибудь влюбленная парочка в поисках укромного уголка!

Студент пристально вгляделся в темноту, стараясь разглядеть новоприбывших. Кажется, очертания у них вполне земные… Один похож на какого-то не очень крупного зверька, а второй — вроде бы на пингвина. Сначала Артура это расстроило, но потом он подумал, что пришельцы могли принять облик землян или даже вселиться в их тела. Как раз сегодня утром Денис настаивал, что пришельцы обычно именно так и поступают, а в подтверждение этого заявления ссылался на свой богатый зрительско-читательский опыт: «Про то, как пришельцы вселяются в тела землян, я смотрел 324 фильма, 1297 мультиков, 32 654 сна и читал книгу. Так что в реальности так оно и есть, и к землянам не ходи».

Между тем фигуры в здание входить не стали. Вместо этого они зачем-то свернули за угол. Это озадачило Артура, но лишь на мгновение. Он хлопнул себя по лбу: как же он не учел, сочиняя «наживку», что в общаге не один, а два сгоревших корпуса! Наверняка эти двое пошли во второй!

Не тратя зря ни секунды, Артур перебежал к окнам напротив. Ну да, так и есть — фигуры заходят в соседнее здание с общего двора! Что же теперь делать? Если попытаться перебраться в корпус напротив, его наверняка заметят, а раскрывать свое присутствие пока нельзя. Артур предпочитал сначала подкрасться поближе и последить за незнакомцами. Чтобы как минимум удостовериться, что они не земляне…


Густав Бур и Евгений медленно обходили коридор за коридором, комнату за комнатой. Пингвину было страшно. И не только из-за темноты. Бур так до сих пор и не признался, о чем говорится в перехваченном инопланетном сообщении, поэтому Евгений не знал, чего ожидать. А когда он не знает, чего ожидать, то всегда ожидает худшего. Например, что вот-вот прилетят настоящие инопланетяне и похитят его.

— Вы его видите? — спросил Бур.

— Кого? — не понял Евгений.

— Не кого, а чего! Этого вашего губителя вселенных!

— А… Нет, не вижу.

Ответ не удовлетворил крота.

— Он должен быть здесь! Об этом говорится в перехваченном послании!

— Ах вот о чем там говорится…

— Ну да. Бржыхла, а как он вообще выглядит?

Евгений замялся.

— Ну-у-у… Вы когда-нибудь видели черную дыру?

— Только на картинках.

— Вот так и выглядит. Дыра. Только маленькая.

Бур резко остановился.

— А если мы ее найдем, то не окажемся в опасности?

— Нет, что вы, — самым невинным тоном заверил его Евгений. — В это время года черные дыры совершенно безвредны. Они нападают, только если их разозлить. Главное, когда ее увидите, ничего в нее не швыряйте.

«О, небо, какую чушь я несу!»

Однако Бура ответ успокоил. Он продолжил поиски, волоча за собой Евгения, которому всё это так надоело, что он даже не пытался сопротивляться.

— Давайте рассуждать логически, — предложил крот. — Кому предназначалось перехваченное сообщение? Вам?

— Мне, — рассеянно согласился Евгений.

— А может, еще кому-нибудь?

— Да.

— Кому?

— Ну… Еще кому-нибудь.

Бура охватило сильное волнение.

— Значит, тут может быть кто-то из ваших!

«Надеюсь, что нет», — подумал Евгений.

Внезапно Бур схватил его за крыло и испуганно прошептал:

— Бржыхла, в соседнем здании кто-то есть…

Евгений напрягся. Он осторожно посмотрел в окно на соседний корпус.

— Вы уверены?

— Уверен ли я? — оскорбился Бур. — Я крот! Я прекрасно слышу в темноте! Говорю же, там кто-то есть! В одном из окон второго этажа. Наблюдает за нами.

Евгений ощутил, как все перышки встали дыбом. «Зачем, ну вот зачем я родился на свет!»

— Это наверняка кто-то из ваших! — жарко прошептал Бур спутнику в ухо. — Давайте, окликните его!

Вот уж чего Евгению совершенно не хотелось. Особенно если там действительно «кто-то из ваших».

— Ну же! — поторапливал Бур.

Евгений вздохнул. Похоже, выбора нет.

— Эй, собрат! — несмело выкрикнул он. — Я тут!

Ответа не последовало. Бур легонько толкнул Евгения, чтобы тот не останавливался.

— Эй, собрат! Как там дела… на звездолете?

До Артура, стоящего у окна в доме напротив, дошло, что обращаются к нему. Только как-то странно — будто говорящий с ним инопланетянин разговаривает с таким же пришельцем.

От осознания того, что он обнаружил гостей из космоса, в душе у студента творилось нечто невообразимое. Может, это даже к лучшему, что его принимают за своего? Он прокашлялся и, стараясь звучать, как инопланетянин, хоть и не имея ни малейшего представления, что это значит, отозвался на зов «собрата»:

— На звездолете все в порядке!

У Евгения екнуло сердце. Выходит, он разговаривает с настоящим пришельцем!

— Как там главнокомандующий? — поинтересовался пингвин.

После короткой паузы Артур ответил, ужасно боясь ляпнуть что-то не то:

— Старик приболел. Этот сектор галактики ему не на пользу…

— Что-то серьезное? — забеспокоился Евгений.

— Врачи говорят, жить будет, — утешил его Артур.

Но Евгений уже увлекся.

— Когда нападем на Землю?

«Что я делаю! — тут же мысленно испугался он. — А вдруг они и не собираются нападать на Землю!»

«Они собираются напасть на Землю! — встревожился Артур. — А я-то ожидал, что они будут миролюбивыми!» Еще мгновение назад он считал, что вот-вот признается в том, что он землянин. Но известие об агрессивных планах пришельцев заставило его передумать. Радость от долгожданной встречи с внеземным разумом поутихла.

— Когда прикажут, тогда и нападем!

— Скорей бы, — кровожадно пожелал Евгений.

— Спросите, это он отправил послание про губителя вселенных? — нервно подсказал ему Бур.

— Собрат! — выкрикнул Евгений. — Сообщение о губителе вселенных было от тебя?

Артур решил быть осторожным.

— Нет. Я думал, от тебя.

— Выходит, он не знает, где губитель? — спросил Бур.

— Выходит, ты не знаешь, где губитель? — спросил Евгений.

— Нет. Я думал, ты знаешь, — ответил Артур.

— Тогда переходите ко второму пункту! — велел Бур.

— Чего? — не понял Евгений.

— Мои гарантии! — пояснил Бур, возмущенный забывчивостью инопланетянина. — За сотрудничество! Пускай свяжется с главнокомандующим! Давайте, договаривайтесь!

— Собрат! — позвал Евгений. — Тут один землянин хочет предать родную планету!

Артур ахнул — это кто же из землян такая сволочь?! Но вслух произнес:

— Молодец! И что?

— Ему нужны гарантии от главнокомандующего! Свяжись с ним!

Этого Артур уж точно сделать не мог.

— Главнокомандующий болен! — строго ответил он. — Его нельзя беспокоить из-за предателей!

— Тогда пускай он сам даст гарантии! — взволнованно прошептал Бур. — Какая у него должность на корабле?

— Собрат, какая у тебя должность на корабле?

Артур нервно почесал лоб. Откуда ему знать, какие бывают у пришельцев должности? Притворяться становилось все труднее.

— У меня довольно высокая должность.

— Гарантии! — потребовал Бур.

Евгений передал его пожелание «собрату».

— Это невозможно, — возразил тот. — Я не уполномочен.

Терпение Густава Бура лопнуло. Со словами «я сам» он оттолкнул Евгения от окна.

— Так, пришелец, слушайте сюда! Ваш собрат у меня в заложниках! Я отпущу его, только если вы примете мои условия! Вам ясно?

— Как-то это не очень честно, вы не находите? — заметил Евгений. — Мы так не договаривались.

— Извините, Бржыхла, я забочусь только о себе и о моей планете. О себе — больше. В любом случае так надежней.

Артур был озадачен. Новый голос, принадлежащий землянину, взявшему в заложники пришельца, определенно ему знаком. Совсем недавно он его где-то слышал. Студент решил потянуть время.

— Мы не ведем переговоры с террористами!

— А с предателями Земли? — спросил Бур.

— С предателями ведем, — подтвердил Артур. — Чего вы хотите?

— Предать Землю! — ответил Бур. — А за это вы, во-первых, передадите мне ваши технологии — они мне нужны на случай, если вы проиграете. Во-вторых, вы гарантируете мне безопасность. А в-третьих, предоставляете мне во владение симпатичную планету земного типа. Видите, я не так уж много прошу!

Артур узнал голос собеседника. Это же Густав Бур, начальник отдела внеземных контактов при Управлении по аномальным явлениям! Вот так номер…

— Ваши условия, в общем, приемлемы, — сказал Артур, решив, однако, что сразу соглашаться нельзя, это может показаться подозрительным. — С планетой, правда, могут возникнуть сложности. Дело в том, что земной тип во Вселенной встречается крайне редко. Могу предложить марсианский тип!

Но Бур твердо стоял на своем.

— Мне нужен только земной!

Однако Артур уже вошел в роль вершителя галактических судеб, и она ему нравилась. К тому же крот на крючке.

— Предлагаю два Марса и четыре кольца Сатурна!

— Три Марса!

— Ладно. И двести астероидов! — добил Артур.

— Земного типа?

— В какой-то степени. Скалы да камни.

— Согласен! — ответил Бур. — И еще по планете с астероидом для моих сотрудников!

— Каких сотрудников?! — возмутился Евгений, ошалело наблюдавший за этим космическим торгом. — Они у вас в голове, эти сотрудники!

— Тсссс… — зашикал на него Бур. — Ему необязательно об этом знать!

— Договорились! — ответил Артур. — Теперь отпустите заложника.

Бур и Евгений спустились на первый этаж. Крот подвел пингвина к выходу.

— Бржыхла, слушайте внимательно. Сейчас вы выйдете из здания во двор. Пересечете его так, чтобы я вас видел, и зайдете в корпус напротив. Там вас встретит ваш иноземный собрат. И без фокусов! Помните, вы у меня на мушке! И наверняка у него тоже!

Евгений только сейчас осознал, что его положение, возможно, меняется к худшему. Через пару минут настоящий инопланетянин раскроет его обман. Что тогда его ждет? Вряд ли что-то хорошее.

— Бур, а можно, я с вами останусь? — жалобно спросил он.

Этого крот никак не ожидал. Он отвесил челюсть и вытаращился на Евгения.

— Вернемся к вам, сыграем в шахматишки, — предложил пингвин. — Вы будете белыми, я, если хотите, тоже. Мы ведь почти подружились, будем играть на одной стороне…

Бур потряс головой, стряхивая оцепенение.

— Не мелите чушь, Бржыхла! У меня договор с вашим командованием! Если я его нарушу, то не видать мне моих планет и астероидов! А ну, марш!

Евгений обреченно вышел во двор. Соседние корпуса разделяло всего несколько метров, но их надо было пересечь почти в полной темноте. Причем с одной стороны находился земной злодей, а с другой — инопланетный. Один из них был молотом, другой — наковальней. Евгений задумался, кто из злыдней является молотом, а кто — наоборот, эта задача немного отвлекла его от горестных мыслей и позволила сделать несколько шагов вперед.

Однако дойти ему было не суждено.

Внезапно раздался потрясенный выкрик Бура, и сразу после этого, словно материализовавшись из тьмы, появились три фигуры. Они двигались очень быстро: в мгновение ока оказавшись рядом с Евгением, они схватили обалдевшего пингвина и потащили в сторону. Одна из фигур что-то бросила на землю, вспыхнула ярчайшая вспышка, которая ослепила и Бура, и Артура…

Студент прижал лапы к глазам и вскрикнул. Он услышал, как в доме напротив вопит и ругается Густав Бур. Но самое удивительное, что слух Артура уловил еще один выкрик — похоже, что в соседней комнате, и вроде бы женский!

Затем он услышал, как где-то неподалеку урчит мотор отъезжающего автомобиля. Артур решил, что на нем похитители увезли инопланетянина, а значит, не стоит и пытаться его преследовать. А вот некто в соседней комнате — другое дело, эта цель досягаема. Поэтому, как только глаза вновь обрели способность видеть, Артур бросился в коридор. Он успел заметить, как чей-то силуэт мелькнул на лестничной клетке. Не раздумывая ни секунды, кот кинулся за ним…

Он настиг загадочного беглеца уже за пределами общежития, на пустынной, освещенной луной, дороге, ведущей к Сумрачному Кампусу. Схватил за лапу, остановил и развернул к себе мордой. Беглецом оказалась молодая кошка с белой шерстью. Она запросто могла сойти за студентку. За очень симпатичную и очень встревоженную студентку.

Артура осенило.

— Кира Закат, я полагаю?


К Евгению зрение вернулось уже в машине. Он обнаружил, что лежит на чем-то вроде койки, а над ним склонились два зверя — крокодил и пантера, оба в военной форме. На удивление, они выглядели вполне дружелюбно, будто и не похищали никого несколько минут назад.

Пантера заметила, что Евгений их рассматривает, улыбнулась и сказала:

— Приветствуем вас, наш дорогой космический союзник!

Глава 15

Обратная сторона иллюзии

— Да, я Кира.

Девушка высвободилась от хватки Артура, повела плечом и кинула на студента вызывающий взгляд. Теперь, в лунном свете, Артур смог разглядеть кошку. Вполне студенческий вид: джинсы, кожаная куртка, сережки в виде пятиконечных звезд. Однако больше всего Артура впечатлили глаза девушки — в них искрились ирония и ум. Будто это не Артур поймал Киру, а наоборот. И, словно в подтверждение этой мысли, девушка подбоченилась и перешла в нападение:

— Ну, вы ничего не хотите мне объяснить?

Артур чуть не задохнулся от возмущения.

— Я?! Это вы извольте объяснить, каким образом оказались в пустом здании общежития, где — вот удивительно-то! — как раз в это время проводилась важная тайная операция!

Однако, вопреки его ожиданиям, Кира ни капли не смутилась, а, напротив, ответила, как само собой разумеющееся:

— А что тут объяснять? Я следила за вами.

— За мной? — Артур растерялся и не в силах был это скрыть. — Зачем?!

— Затем, что какой-то незнакомый тип искал меня, расспрашивал соседей, интересовался моим прошлым. Когда я об этом узнала, то в восторг не пришла, знаете ли. Поэтому решила выяснить, что это за тип, и проследить за ним.

— Ах, вот оно что… Но зачем следить? Могли просто поговорить со мной.

— Я бы и поговорила. После того, как проследила бы и убедилась, что вы не опасны.

— И как? Убедились? — поинтересовался Артур.

— Давайте поглядим. Сгоревший дом, странные звери, безумные беседы, возникающие из ниоткуда ниндзя, световые гранаты, ночные погони… Нет, не убедилась.

Студент поморщился.

— Да, выглядит не очень…

— Очень не очень, — кивнула Кира.

— И как давно вы за мной следите?

— Недавно. Собственно, с общежития и начала. — Девушка сложила лапы на груди и потребовала: — Теперь вы! Что вам от меня нужно?

Артур вздохнул.

— Мне нужно было доказать, что инопланетяне — не выдумка. Это был вопрос жизни и смерти. Я искал зверей, похищенных пришельцами. Таких, как вы… Чтобы они подтвердили существование внеземного разума.

— Ясно, — кивнула Кира. — Ну, не вы первый. Как бы то ни было, я ничего не помню о похищении, так что не смогла бы вам помочь.

— Серьезно? А как же ваш второй полет в космос?

Девушка подняла брови.

— Мой второй что?

— Соседка сказала, что вы улетели в космос!

Кира прыснула.

— Ну вы даете! Да, я ей так сказала. Просто от предстоящей поездки у меня было такое чувство, будто земля уходит из-под ног.

Артур подумал, что у него сейчас, наверно, очень глупый вид. Правда, в последнее время это происходит так часто, что пора бы уже привыкнуть. Он нахмурился и спросил:

— Что еще за поездка?

— Артур, вам знакомо понятие «вмешательство в личную жизнь»?

— Да. Только немного странно слышать о нем от того, кто за мной следил.

— Ничего. Я не боюсь показаться странной.

Повисла пауза. Артур не знал, что еще сказать. Пожалуй, самое лучшее, что он может сделать, это попрощаться и убраться восвояси. Однако уходить не хотелось. И не только потому, что в общаге его ждут тоска и занудство энтузиаста Дениса, но и от того, что ему нравилось общество Киры. В ней было что-то неуловимо притягательное — в голосе, во взгляде и даже в наклоне головы… Осознав это, Артур был весьма удивлен, ведь он только что с ней познакомился! На что внутренний голос заметил: «Только познакомился? Ну так надо продолжить знакомство!»

А может, это на него так сама ситуация действует? Пустынная дорога, ночь, звезды, красивая девушка…

Да какая разница! Артур стал мучительно придумывать, как бы продолжить разговор, но, к счастью, Кира продолжила его сама. Девушка сошла с тропы, бросила на мокрую траву кожаную куртку, уселась на нее и с легкой усмешкой спросила:

— Вы сказали, что существование пришельцев — вопрос жизни и смерти. Что это значит? Если они не существуют, то вы умрете?

— Почти. Рассказать?

— Расскажите!

Артур уселся напротив Киры, последовав ее примеру и расстелив куртку, и с готовностью рассказал свою историю… И хотя в глубине души он сомневался, стоит ли откровенничать с едва знакомой и к тому же странной девушкой, устоять перед волшебством весенней ночи и обаянием Киры не было никакой возможности. Да и не хотелось…

— Так можно считать, что все закончилось хорошо? — спросила Кира, когда Артур поведал о том, как развеялась нависшая над ним угроза исключения.

— Выходит, что так. Хотя… У меня есть двоюродный брат, не студент. Он все время смеется над тем, как сильно я хочу остаться в универе. Ну, не знаю, может, это и правда смешно.

— Мне — нет, — ответила Кира. — Я тебя очень хорошо понимаю.

Артур отметил, что собеседница вдруг перешла на «ты», и решил, что, наверное, это хороший знак. Однако задерживаться на этой мысли он не стал, потому что разговор требовал срочного продолжения.

— Правда понимаешь? — спросил он, тоже переходя на «ты».

— Конечно. Я ведь приехала в Градбург из своей глухой провинции именно для того, чтобы поступить в университет. Провалила экзамены и решила остаться — попробовать снова на следующий год.

— Здорово! — обрадовался Артур.

— Здорово? Ты пропустил ту часть, где я провалила экзамены?

— Нет-нет, что ты! Просто…

«Ох, как неловко получилось. Срочно поменять тему!»

— А знаешь, вон там Сумрачный Кампус. Где вроде как тоже учатся.

— Я знаю про Сумрачный Кампус. Он мне не подходит, я хочу в настоящий университет.

— Вот это правильно! Так что, ты где-то подрабатываешь?

— Подрабатывала — официанткой. Но надоело, и уволилась. Ищу что-нибудь другое.

— Ясно. Слушай… Если нужна какая-то помощь… Ну там, в подготовке к вступительным экзаменам…

«Что я делаю! Она ведь решит, что я навязываюсь!»

Кира улыбнулась.

— Спасибо за предложение. Теперь я спокойна за свое поступление.

Ну вот, она над ним насмехается. Сам виноват.

От этой унылой мысли Артура отвлек неожиданный вопрос Киры:

— Так что же такое «губитель вселенных»? Или, может, не что, а кто?

Артур замялся. Кое-что в своем рассказе он утаил. Например, историю о «юном мудреце» Галактикусе Взломайтусе и о древнем послании для некой Киры. От бредовой идеи, что оно адресовано его собеседнице, Артур отказался, но рассказывать все равно не стал. Будто остановил кто-то… Поэтому он решил ответить на вопрос, не слишком вдаваясь в подробности.

— Что бы это ни было, или кто бы это ни был, наверняка мы имеем дело с чем-то плохим и опасным. Вряд ли бы иначе оно называлось «губителем вселенных», верно?

— Это всего лишь фраза. Ты и правда думаешь, что кто-то или что-то губит вселенные?

— Пожалуй, нет. Но даже если это сильное преувеличение, все равно — звучит разрушительно. Возможно, Земле грозит ужасная опасность. Думаю, узнать, что за этим стоит, очень важно!

Кира пожала плечами:

— А может, кому-то как раз и нужно, чтобы это звучало разрушительно и всех пугало. Чтобы от испуга мы совершали всякие глупости. Впрочем, чего я спорю? Это ведь только догадки. Расскажи лучше про студенческую жизнь!

С этого момента беседа потекла по совершенно иному руслу…

Только по дороге домой, после того как Артур проводил Киру до ворот университета и посадил в такси, на него вновь навалился груз неудач. Это же надо, прямо из-под носа у него украли пришельца!

Где он теперь?..


Евгений находился на хорошо знакомой Артуру базе ВВС. Чувствовал он себя одновременно ужасно и прекрасно. Ужасно — потому что ему приходилось продолжать играть роль инопланетянина, а прекрасно — потому что он ужинал. Трапезу с ним делили полковник Амбразур (крокодил) и майор Полигонне (пантера), которой и принадлежала идея ужина.

— Ничего, что в столь поздний час? — не забыла поинтересоваться она.

— Это по земному времени, — ответил пингвин, после ужасных волнений последних часов испытывающий сильный голод. — А на нашей планете сейчас как раз едят.

Однако наслаждение едой лишь ненадолго отвлекло Евгения от тревожных мыслей. По мере того как голод отступал, беспокойство и страх возвращались на прежние позиции и ухмылялись: «Ну что, дорогой, как будешь выпутываться?»

Увы, ответа на этот вопрос Евгений не знал. Он казался себе то выпрыгнувшим из самолета парашютистом, внезапно обнаружившим, что перед прыжком вместо парашюта нацепил на спину акваланг, то ныряльщиком, пытающимся дышать с помощью парашюта, взятого под воду вместо акваланга. От идеи признаться, что он землянин, Евгений отказался еще в машине, когда его везли на базу. Интуиция подсказывала, что военным это не понравится и они сделают ему какую-нибудь пакость. Например, упрячут куда-нибудь до конца его дней, чтобы никто никогда не узнал о том, что у земных вояк намечается союз с пришельцами. Ну уж нет!

По прибытии на базу Евгения быстро провели в секретную комнату для особо тайных посетителей.

— Сами понимаете, надо соблюдать осторожность, — объяснила Полигонне. — Вас не должны видеть обычные военнослужащие на базе. В наши переговоры и факт будущего союза посвящены очень немногие. Ни к чему, чтобы в вас признали пришельца.

— О, а как бы мне этого не хотелось! — признался Евгений.

Затем хозяева устроили в его честь ужин, в ходе которого положение Евгения становилось все опасней. Ему приходилось тщательно следить за своей речью, чтобы не вызвать у вояк подозрения. Пингвин решил поменьше говорить и побольше слушать.

— Мы впервые встречаемся с представителем вашей цивилизации лично, — сказала пантера. — Это большая честь для нас! Но каким образом до вас добрался Густав Бур? Честно говоря, я никогда не воспринимала этого клоуна всерьез. Он перехватил ваше послание для нас?

— Послание?

— Сегодняшнее сообщение про Губителя вселенных.

— А… Да, перехватил. А потом и меня перехватил.

— Хорошо, что мы успели вовремя вмешаться! — рыкнул полковник.

— Да. Хорошо, что вы успели, — ответил Евгений, вовсе не уверенный в том, что это хорошо. Но он намеревался и впредь как можно больше поддакивать — это самый надежный способ соблюсти конспирацию.

— Губителя там, конечно же, не было, верно? — понимающе улыбнулась Полигонне.

— Верно.

— Вы хотели проверить нашу готовность и оперативность, так?

— Так.

— Значит, вы инспектор?

— Я инспектор.

«Если разговор продолжится в том же духе, то, может, меня и не разоблачат», — с надеждой подумал Евгений.

— А вот присутствие там Артура меня, признаться, не удивило, — сказала пантера.

— Артура? — переспросил Евгений, которого, в отличие от Полигонне, эта новость еще как удивила. Он-то полагал, что в сгоревшем корпусе с ним разговаривал пришелец! А имя Артур на инопланетное не походило.

— Это студент, который перехватил ваше предыдущее сообщение для нас. Он заявился на базу, чтобы разнюхать, есть ли у нас что-нибудь инопланетное. Мы его сразу раскусили. Полковник настаивал на аресте…

— Да, настаивал! — грозно подтвердил Амбразур. — Арестовать, а еще лучше расстрелять при попытке к движению в сторону!

— Однако мне удалось его убедить, что студент может оказаться полезен, — сказала Полигонне, на которую суровый тон крокодила не произвел никакого впечатления. — Мы решили дать возможность Артуру продолжить поиск, на случай, если ему удастся что-то разузнать про Губителя. Я устроила ему побег, притворилась его союзником, теперь он мне доверяет…

— Неужели? — ехидно прищурился Амбразур. — Что-то я не помню, чтобы он уведомил тебя о перехвате нового сообщения.

— Разумеется, его доверие не полное, именно поэтому я слежу за ним, — невозмутимо парировала пантера. — Зато он подтвердил свои способности, в которые вы не верили, полковник!

Пока офицеры переговаривались друг с другом, Евгений пытался привести мысли в порядок. Студент Артур, о котором идет речь, это же кузен Константина! Тот самый кот, ради которого Евгению пришлось ввязаться в эту кошмарную авантюру! Выходит, «пришелец» из общаги был Артуром? То есть это два коренных землянина сулили друг другу планеты и астероиды? Куда катится мир!

Однако интересней другое: тайная связь военных с настоящими пришельцами и то, какое отношение все это имеет к загадочному Губителю вселенных. Хорошо бы разобраться, но только нужно соблюдать осторожность: пускай пингвина и дальше принимают за инопланетного инспектора.

Евгений про себя отметил, что эта армейская парочка так и просится на страницы его будущего романа. Причем — главными героями, вместо Густава Бура. Если честно, какой из крота главный герой? Ведь, будучи частным детективом, он все время обвиняет невиновных. Да и те от него сбегают.

Нет, главными будут полковник Амбразур и майор Полигонне. Они служат в космической разведке. Где-то в недалеком будущем. И у них тайная любовь! О да, Амбразур без ума от Полигонне, а она, как раз наоборот, с умом. Для большего драматизма пускай Амбразур будет не полковником, а рядовым. И генерал запрещает им любить друг друга, якобы из-за того, что рядовой — не пара майору, а на самом деле потому что он сам влюблен в Полигонне. Чтобы избавиться от ненавистного соперника, генерал устраивает войну, на которой рядовой Амбразур погибает. А генерал нанимает частного детектива Густава Бура расследовать это убийство, зная, что крот обвинит кого-то другого. Так и выходит: Бур обвиняет в убийстве Акакия Делапримаверу (надо только придумать, кто это), а генерал выходит сухим из воды. Но на берегу его встречает прекрасная майор, которая обо всем догадалась, и на глазах у генерала сводит счеты с жизнью, застрелившись из пулемета. Генерал от горя топится. Густав Бур, не выдержав позора (придумать, какого именно), делает себе харакири садовой лопатой. Ложно обвиненный в убийстве Амбразура Акакий Делапримавера приговорен к смертной казни и перед повешением вешается. Враги сбрасывают на город водородную бомбу. Город на врагов — тоже. Земля раскалывается пополам, все живое на ней с неудовольствием гибнет. Солнце гаснет. Галактика взрывается. Вселенная сжимается.

Кстати, о вселенных.

— Итак, Губитель… — многозначительно изрек Евгений, опасаясь сказать больше. Но и этого хватило.

Крокодил и пантера переглянулись. Евгению показалось, что они испытывают неловкость.

— Послушайте, инспектор… — негромко произнес Амбразур, продемонстрировав, таким образом, что умеет не только рявкать и рычать, но и нормально разговаривать. — Мы понимаем, что поиски затянулись. Но ведь и вы еще его не нашли, не так ли?

Евгений кивнул. Полковник продолжал:

— Не забывайте также о строжайшей секретности, которую нам приходится соблюдать. Это неизбежно тормозит операцию.

Евгений кивнул. Он был готов кивать сколько угодно, лишь бы услышать побольше. Пока что Амбразур не обманывал его ожиданий:

— В данных условиях мы делаем все возможное. Поверьте, мы прекрасно осознаем опасность пребывания на нашей планете представителя этой ужасной вражеской расы. Мы не позволим ему уничтожить жизнь на Земле! Вот увидите, недалек тот день, когда мы его схватим и передадим вам! Тогда вы убедитесь, что на землян можно положиться и что союз с нами в ваших интересах!

— Более того, — добавила Полигонне, — мы уже проводим тренировки личного состава. Я сама обучаю курсантов. Они, конечно, не догадываются, что схватка с космическим противником, к которой их готовят, это вовсе не гипотетическая возможность. Тем не менее они стараются, и, увидите, когда дойдет до дела, они не подведут!

Евгений кивнул. Его мысли хаотически скакали, пытаясь выстроиться в ряд. Невероятно, как много он только что узнал!

Губитель вселенных — это очень опасный инопланетянин, разрушитель, угроза для всего живого на Земле. Его разыскивают другие пришельцы, представители дружественной землянам расы, будущие союзники в неизбежной космической войне. Но они не уверены, что на землян можно положиться в таком ответственном деле, поэтому военным нужно найти Губителя как можно скорее, и раньше инопланетян — таким образом они покажут себя достойными союзниками.

Ну и дела!

Между тем полковник заметил:

— Буду откровенен, ваша сегодняшняя проверка нас оскорбила.

— Мне жаль, — ответил Евгений.

— Солгать о местоположении Губителя вселенных ради того, чтобы проверить нашу реакцию! Разве будущие союзники так поступают?!

— Поступают, — ответил Евгений.

— Да, поступают, — нехотя согласился Амбразур. — Но все равно неприятно!

Евгений решил, что простым поддакиванием не обойтись. Он призвал все свое мужество и принял суровый вид.

— Полковник! Мы тут не в игрушки играем, знаете ли! На кону судьба галактики и нашей… вашей… наших планет! Мы должны быть уверены в потенциальных союзниках! А вы тут расхныкались — ах нас обидели, ах как можно! Тьфу!

«Сейчас меня расстреляют», — подумал он, уже жалея, что просто не кивнул. Однако Амбразур и Полигонне поспешили согласиться с инспектором.

— Нет-нет, проверки необходимы! — заверил Амбразур.

— Мы тоже вас проверим, — заявила Полигонне.

— Майор! — одернул ее полковник, и пантера не стала развивать свою мысль. Чтобы разрядить атмосферу, она предложила:

— Инспектор, расскажите о вашей родной планете!

Евгения эта просьба чрезвычайно встревожила. Несмотря на маску пришельца, которую, по прихоти судьбы, он вынужден носить уже целую вечность, пингвин хорошо помнил, что его родная планета — Земля. Он, конечно, может о ней рассказать, но вряд ли это будет разумно.

Он попытался уклониться от темы:

— Да вам, наверное, и так многое известно!

— Нет, — возразила Полигонне. — Мы почти ничего не знаем, ведь до сих пор наши с вами переговоры шли только в эфире.

Эта новость немного успокоила Евгения.

— О чем конкретно вы хотите узнать?

На него посыпались вопросы. Евгений уже не представлял себя парашютистом и аквалангистом, теперь он видел себя циркачом, уворачивающимся от летящих в него острых кинжалов.

— Какая она, Лерона? — спросила пантера.

— Кто?

— Ваша планета.

— А. Она прекрасна. Дальше.

— Сколько на ней жителей?

— Сейчас уже больше, чем когда я ее покинул. Дальше.

— У вас есть семья?

— Все леронцы братья! Дальше.

— У вас есть подруга жизни?

— Да! — От мысли, что у него есть подруга, Евгений даже на мгновение воспрял духом. Но тут же снова сник и сосредоточился на «кинжалометании».

— Она леронка?

— Более чем. Дальше.

— Красива?

— О, да! Неземной красотой! Дальше.

— Как называется планета Губителя вселенных?

— Омерзительно! Даже произносить не хочу! Дальше.

Благодаря изначально с умом взятому темпу разговора Евгению удавалось не задерживаться надолго ни на одном вопросе. Однако напряжение, которое он при этом испытывал, грозило лишить его последних сил. От обморока или провала его спасло своевременное появление солдата, сообщившего, что полковника немедленно вызывают к телефону. Амбразур встал, сухо извинился и вышел вслед за солдатом.

Евгений решил, что задерживаться на базе далее не разумно, и сказал пантере:

— Инспекция окончена. Покажите, где тут выход. Провожать не надо — на свой звездолет я вернусь тайным путем, который мы землянам пока не откроем.

Полигонне улыбнулась и объявила:

— Все не так просто, дорогой инспектор.

Такого ответа Евгений не ожидал.

— То есть?

— Боюсь, я не могу позволить вам уйти, — сказала пантера, изображая на морде фальшивое сожаление.

Евгений запаниковал. Что бы это ни значило, дело плохо. Как бы на его месте повел себя настоящий инопланетный инспектор? Он бы, конечно, потребовал объяснений.

— Я требую объяснений!

— Дело в том, что я вам, пришельцам, не доверяю. И не только я. Есть мнение, что Земле следует взять более жесткий тон с вашей расой. Да, вы превосходите нас технологически, но раз вы ищете с нами союза, значит, не так уж и сильны. Мы думаем, что нахождение Губителя вселенных в качестве условия для такого союза — не более чем попытка создать впечатление, будто это мы на вторых ролях в будущем союзе, а не вы. Поэтому мы намерены потребовать у вашего командования передать нам в качестве демонстрации серьезности ваших намерений несколько космических кораблей и вакуумных пушек.

Евгений остолбенел. Ему казалось, что все кинжалы, от которых он так удачно до сих пор уворачивался, одновременно вонзились ему в спину. А что бы, интересно, казалось настоящему инспектору? Скорее всего он бы решил, что земляне сошли с ума.

— Вы сошли с ума!

— Вовсе нет, — возразила Полигонне. — Мы само здравомыслие. Так что, дорогой инспектор, вам придется у нас задержаться. Разумеется, не как заложнику, не подумайте ничего такого. Вы наш дорогой гость, просто вам пока нельзя уйти.

Возможно, здесь настоящий инспектор удивился бы, зачем он им нужен.

— Да зачем я-то вам нужен?

— Ну как же… Вы совершенно необходимы. Поскольку ваши сородичи всегда связывались с нами сами, не предоставляя возможности контакта по нашей инициативе, мы будем ждать, когда они вас хватятся и захотят с нами поговорить.

«Ой-ой-ой, — подумал Евгений. — Это как же долго ждать придется!»

— Не беспокойтесь, мы обеспечим вас всем необходимым, — заверила Полигонне.

Евгений презрительно фыркнул, так как совершенно отчетливо понял, что ответил бы на это настоящий инспектор:

— Шутите? Да вы даже не представляете, как выглядит то, что мне необходимо! — Пингвин осуждающе покачал головой. Возможно, настоящий инспектор на его месте поднял бы скандал, но Евгений лишь заверил: — Вы совершаете ужасную ошибку. Наш союз разрушится, даже не будучи созданным, а Губители вселенных превратят вашу планету в пыль.

На Полигонне такая жуткая перспектива не произвела большого впечатления.

— Нет, инспектор. Союзу быть. Но Земля не станет вассалом Лероны. Это будет союз равных, где вассалом будет Лерона. Я распоряжусь, чтобы вам выделили комнату. Поспите, отдохните. Утром придете к выводу, что все не так плохо…


Несмотря на сильную усталость, Евгению не спалось. В голове стоял ужасный шум: мысли роились и бесцеремонно орали друг на друга. То же самое вытворяли чувства в душе.

Евгений думал о том, как все-таки плохо быть на Земле пришельцем. Все так и норовят тебя куда-нибудь упрятать. Землянином, правда, быть тоже плохо — могут втянуть в какую-нибудь убийственную авантюру.

Короче, на этой планете плохо.

Часы показывали два ночи, когда к Евгению явился полковник Амбразур. Крокодил выглядел смущенным, и ему это не шло. Он извинился за поздний визит и предложил попить чаю. Скупого армейского чаю. Евгений не хотел общаться с полковником, но общаться с собственными паническими мыслями хотелось еще меньше, поэтому он согласился. Тем более что вряд ли Амбразур забрел к нему посреди ночи, просто чтобы чайку попить. Наверняка хочет поговорить о чем-то важном.

Так и оказалось.

— Инспектор, хочу, чтобы вы знали… Я категорически против замысла майора Полигонне!

— Я тоже, — ответил Евгений. — Только это не я старше ее по званию, а вы. Прикажите отпустить меня, вот и все.

— Увы. С майором согласны в высшем командовании. Думаю, я смогу их переубедить, но на это потребуется время.

— Сколько?

— Немного.

— Час? Два?

— Неделя… Две…

— Понятно. Вы вообще представляете, какой рапорт я подам главнокомандующему и что тогда останется от нашего с вами союза?

Полковник замахал лапами:

— Нет-нет! Губители вселенных угрожают Земле, без вас нам их не одолеть! И оружие! Нам ведь нужно ваше оружие и технологии!

«Так, и он туда же, — подумал Евгений. — Всем просто позарез необходимы мои внеземные прибамбасы — и военным, и гражданским».

— Так Полигонне ведь хочет того же, — заметил он.

— Полигонне рехнулась! — жарко воскликнул Амбразур. — Из-за своих амбиций она готова принести в жертву военный союз с развитой и сильной расой! Инспектор, вы не представляете себе, что это за пантера. А вот я очень хорошо ее знаю. Если бы она посчитала это нужным, она бы без сомнения вскрыла ваш череп, чтобы покопаться в ваших инопланетных мозгах!

— А вы? — полюбопытствовал Евгений. «Сейчас соврет», — подумал он. И, похоже, не ошибся.

— Ни за что! — и глазом не моргнув, заверил Амбразур. — А вот в мозгах Полигонне я бы порылся, да.

— Полковник, честно говоря, я был уверен, что вы поддержите затею майора, — сказал Евгений, так как счел, что настоящий инспектор тоже бы так сказал. — Разве вам не хотелось бы доминирующей роли Земли в космосе?

— Конечно, я этого хочу. Но способ, который избрала Полигонне, да еще и убедив командование, приведет не к усилению Земли, а наоборот. Я считаю, что Земля добьется лидерства не путем интриг, а на поле боя! И союзники вроде вас нам необходимы. Мы бы сражались с вами бок о бок! Наши бойцы, размякшие от долгого унылого мира, снова получили бы возможность проявить себя! Мы вновь стали бы расой воинов и героев! Вот тогда-то галактика и признает наше лидерство!

— Ух ты… — только и смог вымолвить Евгений, который ни в коем случае не хотел осуществления подобного сценария.

— Именно так! — с пафосом воскликнул полковник, забыв, что перед ним не армия рвущихся в бой фанатиков, а всего-то инопланетный инспектор. — Все думают, что я грубый солдафон. Но под этой толстой крокодиловой кожей скрывается романтик и идеалист! Знаете ли вы, что я большой знаток классической музыки и тонкий ценитель коллекционных вин?

— Нет, полковник, я этого не знал. Я, собственно, и что такое коллекционные вина, не знаю.

Но полковник его не слушал. Ему было не до того — он вел в звездный бой земные полки. Поэтому Евгений дождался паузы, когда Амбразуру наконец пришлось сделать вдох, и встрял в его бравую речь:

— Не будет никакого союза.

Крокодил поперхнулся, вернулся с небес на землю и вспомнил о собеседнике. Тот, между тем, продолжал:

— И героической Земли не будет. А будет одинокая жалкая планета, оставленная упиваться своей гордыней, пока ее не уничтожат Губители вселенных.

Только сейчас полковник осознал, как далеки его прекрасные воинственные фантазии от суровой предательской реальности. И что воевать ему прежде всего предстоит за свою мечту. Он тряхнул головой, будто принимая некое важное решение, и произнес, понизив голос:

— Инспектор, а что, если вы скроете от своего командования дурацкий план Полигонне?

— Не скрою, — мстительно заверил Евгений, представив, как разозлится его командование.

— Разумеется, не просто так, — поспешил пояснить Амбразур. — Давайте заключим договор. Я помогу вам выбраться с базы…

Евгений затаил дыхание. Неужели наконец повезло!

— Вывести вас я не смогу — повсюду охрана, — сказал полковник. — Однако у меня есть план. Ради союза Земли с Лероной я готов пожертвовать самым ценным, что есть на этой базе!

— Звучит интригующе, — заметил «внутренний инспектор» Евгения.

— Вы даже не представляете, на какую жертву я иду, — очень серьезно ответил полковник. — Но это возможно только в том случае, если мы договоримся. Я вытащу вас отсюда, попутно совершив по отношению к вам и к вашей расе такой жест доброй воли, за который меня могут отдать под трибунал. Но за это вы никогда никому не расскажете о замысле Полигонне и сделаете все возможное для заключения военного союза между Землей и Лероной. Ваше слово?

В душе ликуя, Евгений на всякий случай сделал вид, что раздумывает. А потом кивнул:

— Договорились!

Полковник стукнул лапой по столу, напугав пингвина, и резко встал.

— Следуйте за мной!..


Место, куда Амбразур привел Евгения, оказалось просторным ангаром. Еле сдержав изумленное восклицание, пингвин, не веря своим глазам, разглядывал летающую тарелку. Полковник расценил его состояние по-своему.

— Да, все верно, это фальшивка.

— Да, все верно, — важно кивнул Евгений, которому и в голову не пришло, что летающая тарелка не настоящая. — Но как это поможет мне покинуть базу?

Вместо ответа полковник хитро прищурился и поманил за собой Евгения:

— Подойдем поближе…

В полнейшем недоумении пингвин двинулся вслед за Амбразуром, наблюдая, как тот подходит к летающей тарелке вплотную и, не замедляя шага, растворяется в ней без следа! Лишь легкая рябь пробежала в том месте, где исчез крокодил.

Евгений остановился, а затем попятился. Этот фальшивый звездолет пожирает землян! Что за идиотская мысль, тут же устыдился Евгений и сделал робкий шаг вперед.

— Ну же, инспектор! — рявкнул невидимый полковник. — Идите, я жду!

Была не была! Евгений набрал в грудь побольше воздуха, зажмурился и прошел сквозь «летающую тарелку».

— Гениальная маскировка, согласитесь, — раздался совсем рядом голос Амбразура.

Евгений выдохнул и открыл глаза. Летающая тарелка оказалась голограммой, скрывающей… летающую тарелку! Только гораздо меньше размером.

— Мы спрятали космический катер за иллюзией фальшивого звездолета, — хвастливо пояснил полковник. — Никому бы и в голову не пришло.

— Это уж точно… — обронил пораженный Евгений.

— Это ведь леронский катер, верно?

— Верно… — ответил Евгений.

— А что здесь написано? — спросил Амбразур, указав на внеземную надпись около люка.

— Здесь написано «леронская программа по освоению галактики», — с легкостью сочинил Евгений. У него появилось нехорошее предчувствие. Очень-очень нехорошее.

— Пятьдесят лет назад этот катер упал под Градбургом. К счастью, армия успела на место падения раньше всех. Мы забрали катер сюда и исследовали. Живых существ в нем обнаружено не было. Мертвых — тоже. Мы предположили, что, несмотря на наличие в катере пульта управления, он мог работать и в качестве беспилотника. Мы правы?

— Вы правы…

Полковник расплылся в довольной улыбке.

— Инспектор, вы умеете им управлять?

Евгений перевел обалдевший взгляд на крокодила.

— Что?

— Управлять. Умеете?

— А! Конечно! Зачем?

— Как зачем? Я с вами не полечу и нашего пилота послать не рискну — из соображений секретности. Вам придется управлять самому. Справитесь?

— Эээ…

— Вы ведь сможете долететь на нем до звездолета на орбите, не так ли?

— Да-да! Разумеется! На орбите!

«О небо, на орбите! — билась в голове Евгения паническая мысль. — Он предлагает мне пилотировать внеземной космический катер! Пилотировать! Мне! Мама-мамочка, что же делать?!»

Полковник уловил нерешительность инспектора и заподозрил неладное.

— Вы отказываетесь? Предпочитаете остаться заложником майора и ее высокомерного безумия?

Евгений сделал неопределенный жест головой. Вроде как кивнул, но в то же время покачал ею.

Амбразур нахмурился и стукнул по борту катера.

— Инспектор, вы хоть понимаете, на что я иду ради нашего союза? Я лишаю Землю единственного инопланетного космического корабля — в расчете получить скоро целую инопланетную армаду!

— Поверьте, я очень высоко это ценю, — ответил Евгений. — И я умею быть благодарным. Можете быть уверены, ваша тайна никогда не раскроется.

— Тогда вперед! — Полковник набрал код на панели люка, и тот с шипением отворился. — Залезайте и готовьтесь ко взлету. Я из диспетчерской открою для вас крышу ангара. Когда створки распахнутся до конца, взлетайте и неситесь прочь как можно скорее, пока мы вас не засекли и не перехватили!

Амбразур быстро зашагал к воротам ангара, а Евгений очень медленно забрался в катер.

Это ведь совсем не сложно — управлять инопланетным космическим катером, убеждал себя пингвин, с ужасом глядя на штурвал и кнопки со значками и непонятными надписями. Пилоты это делают, так почему он не сможет? Главное, выбрать нужные кнопки и правильно крутить штурвал. Вот рычаг, рядом с которым нарисован катер над землей — это, наверно, чтобы взлететь…

И еще желательно не врезаться в стены ангара, когда ведешь катер к проему, открывшемуся в крыше.

Это Евгению, к его собственному удивлению, удалось. А вот дальше стало хуже. Намного хуже…


За городом, в живописном лесу, погруженном в ночную тьму, на крыльце уединенного домика в кресле-качалке сидел укутанный в плед профессор Адриан Интегральский. Почтенный доберман еще ранним вечером приехал на дачу, чтобы отдохнуть от волнений. Здесь так хорошо, так спокойно и тихо. И, хотя час поздний, профессору не спалось. Он вообще стал трудно засыпать в последние годы. Интегральский списывал это на возраст.

«Посижу еще немного и попробую заснуть», — решил он.

Но все вышло иначе.

Появившуюся в небе яркую движущуюся точку профессор принял за самолет. Поначалу он равнодушно наблюдал за ней, однако точка стремительно приближалась, и вместе с ней приближался гул.

«Да ведь он падает!» — встревожился Интегральский. В следующее мгновение его тревога возросла многократно. «Да ведь он падает на меня!»

Профессор отбросил плед и вскочил с кресла. Он хотел было бежать прочь, но передумал, заметив, что самолет изменил курс и собирается упасть в лесу.

Его падение ознаменовалось ужасным грохотом.

«Это же совсем близко! — подумал Интегральский. — Скорее туда, вдруг есть выжившие!..»


Как оказалось, самолет рухнул в неглубокий овраг. В лесу стояла темень, однако в месте падения было светло — горели сломанные ветки. Профессор подбежал к краю овражка и остолбенел. Летательный аппарат, который он видел перед собой, вроде был цел, что само по себе удивительно. Однако больше поражало то, что это был не самолет.

«Да ведь это… Это же…»

Мировоззрение профессора Интегральского не допускало существования подобного аппарата. Однако реальность последнего не подвергалась сомнению, и это совсем не было похоже на дурацкий спектакль, который ранее устроили профессору дружки студента Артура.

Мировоззрение кричало «нет!», факты кричали «да!». Значит, мировоззрение пора менять.

С противным скрежетом откинулся люк аппарата, и из образовавшегося проема, кашляя, вылезло существо.

— Вы в порядке? — громко осведомился профессор, приседая на корточки и протягивая лапу.

Существо повернулось к нему, и их взгляды встретились.

— Бржыхла Суллок?!

— Профессор Интегральский?!

Из глаз Евгения брызнули слезы радости. Он жив и наконец-то станет самим собой — пингвином Евгением, простым землянином!

— Профессор… Профессор…

Интегральский потрясенно переводил взгляд с Евгения на космический катер и обратно.

— Так вы действительно пришелец!

Пингвин схватился за голову.

— Что? О, нет, профессор, только не вы!

Он оперся спиной о борт катера и с отчаянным стоном сполз на землю.

Глава 16

Пришельцы не пройдут!

Рано утром Дениса разбудил телефонный звонок. Проклиная все на свете — ему надо было идти на учебу только ко второй паре, и он рассчитывал выспаться, — кролик поднял трубку.

— Алло? — просипел он.

— Артур? — спросил низкий голос на другом конце провода.

— Денис, — ответил кролик. Нет, ну надо же, его будят из-за соседа по комнате, которого, к слову, даже нет в общаге — умчался куда-то ни свет ни заря. И это при том, что вернулся домой поздно ночью.

— Доброе утро, Денис, это профессор Интегральский. Можно поговорить с Артуром?

Кролик сразу проснулся. Интегральский звонит Артуру? Это что-то новое!

— Нет, профессор, Артур уже ушел… В школу, отбывать наказание, — добавил Денис на всякий случай.

— Ах, как жаль… В школу я ему звонить не буду, не хочу, чтобы другие знали, что я его искал.

«Вот и славно», — подумал Денис. Ему показалось, что профессор чем-то взволнован, но он не придал этому значения.

— Передать ему что-нибудь?

После короткой паузы Интегральский не очень уверенно произнес:

— Денис, ты мог бы оказать мне услугу?

Кролик поморщился. Можно подумать, студент станет отказывать профессору в услуге. Он же в своем уме.

— Конечно!

— Пожалуйста… Найди Артура и пришли его ко мне на дачу. Срочно.

— Срочно? — удивился Денис. — Но он же учит деток в школе. В качестве наказания.

— Пускай скажется больным!

Денису стало еще любопытней. Интегральский хочет, чтобы Артур пошел на обман? Ух ты!

— Хорошо, профессор, я все сделаю!

— Спасибо!

Денис попрощался и повесил трубку. Дорогой профессор, ждите в гости и Артура, и его соседа! Похоже, Денису тоже придется сказаться больным.

Вот только где искать Артура?..


Артур сидел на лавочке возле дома, в котором жила Кира Закат. Уже целый час он пытался заставить себя подняться к ней и предложить присоединиться к нему в поисках инопланетян. Артуру мешало то, что девушка могла бы воспринять его поступок как завуалированную попытку ухаживания. А это абсолютно неверно! Артуром движут исключительно прагматические соображения. Во-первых, Киру похищали инопланетяне, и она может что-нибудь припомнить. Во-вторых, она показала себя толковым следопытом, выйдя на самого Артура прошлым вечером. И главное: она не Денис. В том смысле, что помощник Артуру нужен, но Денис его достал. А Кира — нет.

Вот такие серьезные доводы. Так что дело вовсе не в том, что она красива и умна и что почти всю ночь Артур не сомкнул глаз, думая о ней.

Ладно, наконец сказал себе измученный недосыпом и мыслями студент, сейчас или никогда! Артур встал и с напускной решительностью вошел в дом…

За Кириной дверью слышалась какая-то возня. Нажав на звонок, Артур на всякий случай громко объявил:

— Кира, не пугайся, это Артур! Очень рад, что застал тебя дома!

Какое-то время ничего не происходило, а потом дверь слегка приоткрылась, и из нее выглянула мордочка Киры.

— Привет, Артур. С чего ты взял, что я тебя испугаюсь?

— Да так… просто… таким образом решил сообщить, что это я.

Голова Киры кивнула.

— Итак, это ты. Что дальше?

Артур почувствовал себя неуютно. Его задело, что Кира не предлагает ему зайти.

— Похоже, я не вовремя. Извини, может, в другой раз…

В этот момент в квартире, за спиной Киры, что-то грохнуло. Артур и Кира вздрогнули.

— У тебя всё в порядке? — забеспокоился Артур.

Кира вздохнула и открыла дверь полностью:

— Ладно, заходи.

Артур вошел в квартиру и сразу понял, что издало грохот, — это разбилась чашка. Над осколками стоял мальчик. Котенок, одетый в желтый комбинезон. По возрасту он тянул примерно на третий класс.

— Привет, — улыбнулся Артур.

Мальчик глянул на него исподлобья и ничего не ответил.

— Меня зовут Артур.

Котенок в ответ представиться не соизволил, он почему-то тряхнул головой, а затем, не издав ни звука, удалился в соседнюю комнату. Артур повернулся к девушке:

— Кира, кто этот болтун?

Кошка вздохнула и развела лапами:

— Разреши представить, мой младший брат Ян. Это за ним я ездила, когда ты меня разыскивал.

— Ездила?

— Ну да. Домой, в свою милую глухую провинцию.

— Так это и есть тот космос, о котором ты врала соседке?

— Родительский дом — это целая вселенная, — строго заметила Кира. — Вселенная моего детства. Разве это не сравнимо с космосом?

— Надо же, как образно…

— А то.

Артур, не дожидаясь приглашения (сколько можно ждать, в конце концов!), сел на стул и поинтересовался:

— Почему он не в школе?

Кира скрестила лапы на груди и с усмешкой парировала:

— А ты почему не в школе?

— Я же объяснил — у меня есть причины.

— И у него есть причины.

— Слушай, не хочешь — не говори.

Девушка пожала плечами, изобразив жест «почему бы и нет».

— Это не секрет. Ян ребенок со странностями, в обычную школу ему нельзя. Я потому и привезла его в Градбург — пускай побудет в большом городе, привыкнет к нему. А я пока поищу, в какую школу его пристроить. Это совсем не просто…

— Что с ним не так? — спросил Артур, запоздало подумав, что, наверное, неприлично об этом спрашивать. Но Киру вопрос не смутил:

— Ты же заметил, какой он разговорчивый и открытый, верно?

Студент кивнул:

— Да, он сама общительность.

— Ну вот… В том-то и проблема. Он по жизни такой. С его замкнутостью в обычной провинциальной школе ему никак… Нужно что-нибудь особенное.

— Сочувствую, — искренне сказал Артур. — Представляю, как тяжко приходится и ему, и тебе, и вашим родителям.

— Спасибо, — тоже без тени иронии ответила Кира. — Мы с Яном те еще отпрыски. Так что да, родителям не позавидуешь. Всем детей приносит аист, а им ворона.

Последовала неловкая пауза, которую прервала Кира:

— Ты ведь не так просто пожаловал, верно? Надеюсь, не станешь утверждать, будто просто проходил мимо и решил заглянуть на огонек — повидать меня, перекинуться словечком с Яном?..

Артур принял максимально серьезный вид.

— Я по делу.

И он изложил Кире свое предложение, сопроводив его упомянутыми выше вескими аргументами.

— Да, аргументы веские, — согласилась девушка. — Особенно мне понравился тот, который про мои выдающиеся способности следопыта. — Она притворилась, будто крадется, и прошипела: — Сссссследопыта… А вообще, — Кира вернулась в нормальное состояние, — не имею ничего против. Куда идем, что ищем?

Артур постарался не подавать виду, что обрадовался, но вышло не очень:

— Отлично! Просто супер! Для начала пойдем в сгоревшие корпуса, где у меня из-под носа похитили пришельца.

— Постой, — прервала его Кира. — На правах следопыта позволю себе заметить, что на самом деле мы не уверены, что это был пришелец.

— Но ведь…

— Мы также не можем утверждать наверняка, что его похитили.

— Однако…

— Мы лишь видели, что имело место действие, выглядевшее как похищение кого-то, называвшего себя пришельцем.

Артур нахмурился.

— Если так, то это отбрасывает нас далеко назад.

— Понимаю. Но ты определись, ищешь ли истину или потакаешь своим фантазиям.

Артур задумчиво почесал щеку.

— Вообще-то, как ни обидно это признавать, ты права.

— Это тоже не верно, — возразила Кира.

— В смысле? — удивился Артур.

— Мою правоту признавать вовсе не обидно. Ну что, двинули?

Артур кивнул и встал.

— Ян, я ушла! — крикнула Кира, но ответа не удостоилась…


До сгоревших корпусов Артур и Кира не добрались. На подступах к общежитию их перехватил взбудораженный Денис.

— Артур! Ура, я тебя отыскал!

Артур радости соседа не разделял. Он опасался, что кролик за ним увяжется и повторится вчерашнее генерирование безумных идей, так мешающее сосредоточиться. К тому же им с Кирой совершенно ни к чему третий. Потому что… Да ни к чему, и все тут!

— У меня две новости! — сообщил Денис, начисто игнорируя присутствие незнакомой белой кошки. — Первая — я знаю, кто оставляет круги на полях!

«Начинается», — мысленно застонал Артур.

— И кто же? — спросил он для приличия.

— Инопланетяне! — триумфально объявил Денис. — Только не тарелками, а вручную. Знаешь зачем?

— Теряюсь в догадках.

— Чтобы люди в них поверили!

— Какой в этом смысл? — спросила Кира.

Денис недоуменно перевел на нее взгляд, причем недоумение его было вызвано не вопросом, а самой девушкой. «Это еще кто? — отчетливо читалось в глазах кролика. — И как она смеет встревать в разговор партнеров по поиску внеземного разума?»

— Смысл? — переспросил Денис с кривой ухмылкой. — Это инопланетяне, девушка. Их логика отличается от нашей. Если они это делают, значит, видят в том смысл.

Сделав сие громкое заявление, он демонстративно отвернулся от Киры, показывая, что считает ее недоразумением.

— Ладно, — сказал Артур. — Круги делают пришельцы, чтобы мы в них поверили. А вторая новость?

— Профессор Интегральский срочно вызывает нас к себе на дачу!

Артур не скрывал, что удивлен.

— Он не сказал зачем?

— Не-а, — покачал головой Денис. — Он был сама таинственность. Ну что, поехали? Автобус отходит через десять минут.

Артур внутренне сжался. Денис ведь еще не в курсе, что его место искателя пришельцев заняла Кира. Ситуация складывалась щекотливая.

— Ты тоже поедешь? А лекции?

Кролик фыркнул:

— Возьму у кого-нибудь конспект. И вообще, кто бы говорил!

Тут Артуру пришла в голову спасительная мысль.

— Эй, постой! У тебя же сегодня экзамен на ботана!

Денис растерялся. И правда! Сегодня же должно решиться, получит ли он доступ в святая святых всех универовских ботаноидов — «Ботанический сад»!

— Да, действительно… — пробормотал Денис, однако Артуру не пришлось долго радоваться. — Хотя экзамен же только в два часа! Я успею съездить к Интегральскому и вернуться! Ура, мы едем вместе!

Артур сдался.

— Ладно, поехали втроем.

Денис вздрогнул.

— Втроем?

— Ну да. Ты, я и Кира.

Новость кролику не понравилась.

— Кто такая Кира?

— Это я, — сказала девушка. — Я типа все это время рядом стою.

Денис смерил ее презрительным взглядом и сварливым тоном потребовал у Артура объяснений.

— Ребята, познакомьтесь, — вместо ответа сказал Артур. — Мой сосед Денис. Кира Закат, моя… наш новый партнер по поискам.

— Та самая Кира Закат? — уточнил Денис, нервно тряся ушами. — Которую якобы похищали?

— Точно, — кивнул Артур.

— Ты так, значит, да? Меня, значит, тебе мало?

«Напротив, слишком много», — хотел ответить Артур, но решил, что это вряд ли разрядит обстановку.

— Погоди-ка. — Денис поднял указательный палец. — Ты хотел от меня избавиться!

— Не мели чуши!

— Точно, хотел! Друга на самку променял!

Кира не выдержала:

— Эй, я, вообще-то, здесь!

— Вот именно, милая! — неприязненно бросил в ее сторону Денис. — В том-то и проблема!

— Денис, ты ведешь себя не по-джентльменски, — попытался вразумить его Артур.

— Джентльменов на самок не меняют! — воскликнул кролик. Проходящие мимо студенты обернулись на крик, и Денис заявил им: — Господа, меня променяли на самку! Вот этот вот променял на вот эту вот!

Артур нервно кусал губы, не зная, что делать. Зато Кира выглядела совершенно спокойной. Могло показаться, что ей даже скучно.

— Ребята, автобус сейчас отойдет, — сообщила она. — Денис, может, продолжишь ненавидеть меня по дороге?

— И продолжу! — пообещал кролик.

Он не соврал. Поездка за город сопровождалась репликами Дениса, которые, определенно, назвать доброжелательными было сложно.

Когда троица вышла из автобуса на пустынной остановке в лесу, кролик брезгливо взглянул на небо и заметил, якобы ни к кому персонально не обращаясь:

— А в небе тучи. Черные, зловещие. Как моя ненависть.

Артур сделал вид, что не услышал, и сказал:

— Дальше придется пешком. До профессорской дачи топать минут пятнадцать.

— Пятнадцать долгих минут, — сообщил Денис небу. — Долгих, как моя ненависть.

— Слушай, если тебе что-то не нравится, можешь вернуться в универ, — не теряя присутствия духа и даже с легкой иронией, предложила ему Кира. — Будешь ненавидеть дистанционно.

— Она еще смеет со мной разговаривать, — посетовал Денис небу. Небо ответило одинокими капельками дождя. Кролик воспринял это, как сочувствие…


Профессор выбежал им навстречу. Таким взволнованным Артур никогда прежде его не видел.

— Почему вас трое? — спросил Интегральский, не скрывая недовольства. — Денис, я просил прийти Артура! А ты должен быть на лекциях!

— Да, Денис, — повернулся к соседу Артур. — Почему ты не на лекциях?

Возмущению кролика не было предела.

— Профессор, да разве мог я отпустить его одного! Он ведь после всего сам не свой! Видно невооруженным глазом, и к психоаналитику не ходи!

— Он не один, — заметила Кира.

— Один, — огрызнулся Денис. — Тебя не существует.

— Профессор, это Кира Закат, — представил девушку Артур. — Я ведь не знал, что вы никого, кроме меня, не заходите видеть.

Интегральский раздраженно махнул лапой.

— Поздно теперь… Ладно, Дениса я знаю, а можно ли доверять девушке?

— Можно, — ответил Артур.

— Нельзя, — ответил Денис.

— Меня для тебя не существует, — напомнила ему Кира. — Так что вопрос был не к тебе.

Кролик скривился, будто увидел что-то очень противное.

— Только небу известна сила моей ненависти… — проворчал он. В знак согласия с неба ему на нос упала капля.

Профессор знаком прервал спор.

— Вы должны пообещать, что все услышанное и увиденное вами здесь останется в тайне.

Все пообещали, что так и будет.

— Хорошо, — кивнул доберман. — Прежде всего, Артур, хочу перед тобой извиниться. За то, что не верил тебе и легкомысленно отмахивался от всех аргументов. Я был не прав, мне жаль.

— Профессор, я не понимаю… — недоумевал Артур.

— Я имею в виду инопланетян, — пояснил Интегральский. — Они существуют.

— О-па… — только и произнес Денис. А Артур пришел к выводу, что по сравнению с тем чувством, которое он сейчас испытывал, удивление минутной давности и удивлением-то не назвать. И только Кира оставалась невозмутимой, поскольку не понимала всей глубины профессорского заявления.

— Конечно, существуют, — пожала она плечами. — Они же меня похищали.

Все взгляды обратились к ней.

— Поверьте, девушка, еще вчера я поднял бы вас на смех, — признался Интегральский.

— Профессор, и что же такое случилось, раз вы не станете этого делать сегодня? — спросил Артур.

Интегральский огляделся по сторонам и ответил, понизив голос и покосившись в сторону сарая:

— Один из них здесь.

— У вас в сарае пришелец? — Артур не верил своим ушам.

— Как он туда попал? — спросил Денис. — От сырости завелся?

— Ночью его корабль упал в лесу. Я хитростью заманил пришельца в сарай и запер. Чтобы не сбежал.

— Разумная мера предосторожности, — одобрила Кира, все еще не проникнувшись историческим величием момента. — Обычно они так и норовят сбежать. Всего секунду назад были тут и похищали тебя, а теперь их и след простыл.

Профессор двинулся в сторону сарая и заговорщицки поманил остальных за собой. Все осторожно приблизились к сараю и, по знаку Интегральского, заглянули в окно.

В темном углу сидел некто. Похоже было, что он спит. Выглядел некто действительно странно — словно пришелец, вылезший из старого фантастического фильма.

— Это он, — тихо пояснил профессор.

— Похож на пингвина, — заметила Кира.

Денис вздрогнул. На пингвина? Он пригляделся к неподвижной фигуре получше, узнал им же самим сооруженный костюм и чуть было не воскликнул, что это и есть пингвин, но вовремя спохватился. Ведь тогда ему пришлось бы объяснять, откуда он знает Евгения, а значит, раскрыть свое участие в истории с «летающей тарелкой» и похищением Интегральского. Тогда ему попадет, а Денис этого совсем не хочет. Поэтому он промолчал.

Зато заговорил Артур. Он никогда прежде не видел Евгения, однако при слове «пингвин» у него возникла догадка. К тому же Интегральский добавил:

— Не только похож, он и утверждает, будто он пингвин. Но на самом деле это пришелец с планеты Водомет-два в созвездии Веги, Бржыхла Суллок!

— Секунду, профессор! — озадаченно нахмурился Артур. — Уж не тот ли это пришелец, из лап которого я вас вроде как освободил?

— Совершенно верно, — подтвердил доберман с самым что ни на есть серьезным видом.

— Так он же не настоящий! На самом деле это пингвин, друг моего кузена Константина, его зовут Евгений, он только играл роль пришельца! А в ту ночь, когда вас якобы похитили, он пропал!

— Да, юноша, — согласился Интегральский. — Я тоже думал, что инопланетянин фальшивый.

— Конечно, фальшивый! Профессор, я не понимаю… — Артур растерялся. В голову пришла тревожная мысль, а не сошел ли Интегральский с ума.

Профессор усмехнулся и произнес:

— Конечно, вы удивлены. Но скажите, вы хорошо знаете этого Евгения?

— Я даже никогда его не видел, — признался Артур. — Но Денис его знает. Денис, подтверди, что это Евгений.

Кролик поперхнулся и захлопал ресницами.

— Я… Ну… Вообще-то, не очень… Так, видел мельком. В темноте, знаете ли… Не очень хорошо разглядел. Даже не был уверен, пингвин это или цапля.

— Что ты мелешь! — возмутился Артур, от волнения совершенно забыв о том, что Интегральский не в курсе участия Дениса в той авантюре. — Это же ты придумал сделать из него пришельца!

— Неправда, это придумал Константин! — яростно возразил кролик. — Профессор, уж я его так отговаривал, так отговаривал!

К счастью, Интегральского сейчас беспокоило другое.

— Денис, выходит, ты не очень хорошо знаешь этого пингвина?

— Да вообще не знаю! Его Константин привел!

— То есть ты не можешь быть полностью уверен, что он тот, за кого себя выдает?

— Не могу…

Артур замахал лапами:

— Профессор, то, что мы кого-то не знаем, не означает, что он пришелец!

— Это точно, — рассмеялась Кира, с любопытством наблюдавшая за развернувшейся перед ее глазами сценой. — Этак вышло бы, что на Земле гораздо больше пришельцев, чем землян.

Интегральский улыбнулся и кивнул.

— Прекрасно понимаю ваш скепсис. А потому приглашаю всех к соседнему окну.

В соседнем окне можно было разглядеть содержимое другой половины сарая. И все его разглядели…

— Что это такое?! Не может быть! — раздались изумленные голоса.

Довольный произведенным эффектом, профессор Интегральский объявил:

— Это и есть тот аппарат, на котором чуть не разбился пингвиноид.

— Космический корабль! — хрипло прошептал Артур и потер глаза.

— Вернее, шаттл, — поправил его Интегральский.

— Челнок, — предложил вариант Денис.

— Шлюпка, — не осталась в стороне Кира.

Интегральский взмахом лапы прекратил дискуссию о терминологии.

— Как ни назовите, смысл тот же — это не сам межзвездный корабль, а катер с него.

— Профессор, но ведь катер упал в лесу! Как вы перетащили его в сарай? — спросил Артур.

Доберман вздохнул.

— Нанял рабочих.

Гости встревожились — а разве это не грозит раскрытием тайны?

— Надеюсь, что нет, — ответил профессор. — Выбора-то у меня не было. Нельзя же оставлять катер в лесу, где на него может наткнуться кто угодно, включая и армию. Военные, кстати, засекли падение и уже рыскали тут. И в лесу побывали, и ко мне зашли… Я им наплел, что это упал метеорит, даже показывал обломки из моей личной коллекции. И на месте падения их разбросал. Получилось живописно. Вроде поверили.

— Да, но рабочие-то вряд ли считали, что они перетаскивают метеорит, — заметил Денис. — Метеоритов такой формы природа, при всем моем к ней уважении, создавать не умеет.

— Рабочих я ввел в заблуждение. Сказал им, что это летающая тарелка.

Артуру снова подумалось, что профессор сошел с ума. Усилием воли он прогнал эту мысль и поинтересовался:

— И как же это ввело их в заблуждение?

— Очень просто — они не поверили. Мы вместе посмеялись, а потом я наплел, что это экспериментальная модель нового бесколесного автомобиля, собранного в наших лабораториях. Это их убедило.

— Профессор, а можно посмотреть на катер поближе? — с горящими глазами спросил Артур.

— Да-да, профессор, и потрогать! — немедленно присоединился к нему Денис.

— Шутить изволите? — строго свел брови Интегральский. — Внутри пришелец! Кто знает, чего от него ожидать!

— И кто знает, пришелец ли он, — негромко произнесла Кира.

Артур развел лапами:

— Даже не знаю, что сказать. Ведь, и правда, все указывает на то, что этот Евгений — не землянин!

Профессор зашикал на него:

— Шшш… Тише, не разбудите его.

Евгений же на самом деле не спал. Он проснулся еще при первых звуках голосов за стеной и внимательно слушал разговор профессора с гостями. По мере того как Артур и Денис (особенно Денис!) убеждались, что он пришелец, пингвина охватывало отчаяние. И даже хуже того — сомнения. Очень неожиданные сомнения.

Когда кролик признался, что плохо знает Евгения, пингвину вдруг пришла в голову неожиданная мысль: а насколько хорошо он знает сам себя? Может, не случайно все на свете отказываются признать в нем землянина? А вдруг он действительно пришелец!

Ведь если разобраться, то Евгений всегда был не такой, как все. Даже в детстве, которое он провел в далекой Антарктиде, он очень отличался от других детей. Уж не чувствовали ли окружающие, что он чужак? Ведь именно его, единственного из всех детей, родители отправили за море учиться. Почему только его? Да и настоящие ли они ему родители?

Евгению стало жарко. Прежде он, бывало, задумывался, почему лично его ни разу не похищали инопланетяне. Уж не от того ли, что он сам инопланетянин! Может, это он сам похищал землян?! А не помнит об этом, потому что на то есть причина? Может, он запрограммирован не помнить? Может, его инопланетная сущность просто до поры до времени спит! А потом она проснется, и тогда…

Или уже проснулась? Он же смог управлять космическим катером! Евгений, который и с самокатом-то управляется с трудом, поднял в воздух инопланетный летательный аппарат. Пусть ненадолго и чуть ли не с летальным исходом, но все же! Не означает ли это, что он…

Может, он и есть Губитель вселенных?!

«Прочь, прочь, ужасная мысль!»

Между тем подозрения профессорских гостей, что Евгений инопланетянин, продолжали трансформироваться в уверенность. Дошло до того, что Денис воскликнул:

— Выходит, пришелец притворялся земным пингвином! А мы-то выдавали его за пришельца! Артур, что, если и Константин тоже?!

— Нет, это уже слишком, — возразил кот. — Его я с детства знаю. Землянин — в худшем смысле слова.

И тут наконец Кира не выдержала:

— Ребята, профессор! Вы вообще себя слышите?

Три пары глаз удивленно вытаращились на внезапно рассердившуюся кошку, которая до сих пор казалась такой невозмутимой. А та продолжала, взволнованно жестикулируя:

— Какая разница, кто он! Да будь он хоть демоном, ему нужна помощь! Неужели только я вижу в нем не землянина или пришельца, а кого-то, кто потерпел крушение и чудом спасся? Можно его хотя бы выслушать? Или запирать под замок всё загадочное — это так у вас в университете принято?

Ее слова произвели эффект. Профессор Интегральский тряхнул головой, словно отгоняя оцепенение.

— Вы правы, — сказал он. — Надо спокойно во всем разобраться. Мне стыдно в этом признаться, но переживания затмили мой разум, и я вел себя антинаучно. Конечно, мы с ним поговорим. И пока не будет доказано, что он враг, будем относиться к нему как к гостю. Сейчас я приглашу его в дом.

Он снял замок с двери сарая, и Артур с Денисом сразу бросились внутрь. Однако не к Евгению. Забыв обо всем, они кинулись щупать катер. Студенты буквально светились от счастья. Интегральский по-профессорски покачал головой, подошел к «инопланетянину», извинился перед ним и пригласил в дом…


После того как Евгений принял душ и сменил серебристое одеяние «космического путешественника» на профессорский махровый халат, он потерял всякое внешнее сходство с тем образом, который вводил в заблуждение окружающих. Обыкновенный земной пингвин, да к тому же измученный и несчастный. Профессор, Артур и Денис избегали встречаться друг с другом взглядами, до того им было неловко за недавнее помутнение рассудка.

Евгений уже и сам засомневался, что он инопланетянин. А ведь только начал привыкать к этой мысли! Однако скоро ему стало не до проблем с самоидентификацией, потому что публика требовала историю.

Повествование о том, как Евгения похитил Густав Бур, вызвало единодушное осуждение коварного крота. Затем последовал рассказ о ночной встрече в сгоревших корпусах общежития, сопровождаемый шокирующей для Артура информацией о том, что там не было ни одного пришельца. Кот кусал от досады губы, но затем Евгений перешел к важным событиям на военной базе, которые произошли как раз благодаря провалившемуся плану Артура. Это помогло последнему примириться с неудачей.

Именно эта часть рассказа взволновала слушателей больше всего. Надо же, военные в сговоре с пришельцами! Никто на всей Земле об этом даже не подозревает! Но, что еще хуже, судя по всему, выходит, что на планете находится опаснейшее инопланетное существо, тот самый загадочный Губитель вселенных!

Евгений не пожалел красок, чтобы описать, насколько ужасная угроза нависла над всеми обитателями Земли, галактики и вселенной. Может, даже не одной.

— Он, наверно, уже кучу вселенных уничтожил! — произнес Евгений тоном рассказчика страшных историй у лесного костра.

— Это тоже военные сказали? — спросила Кира, казавшаяся не менее обеспокоенной, чем все остальные. И куда только подевалась ее былая невозмутимость.

— Нет, это я уже сам догадался.

Кира нахмурилась и, казалось, глубоко о чем-то задумалась.

Евгений закончил свой рассказ полетом на катере, чем привел в замешательство и Артура (оказалось, что он был в двух шагах от настоящего инопланетного корабля, но военные его обманули), и профессора (это же надо, после всего, что было, принять Евгения за пришельца — ох, как же это ненаучно).

Однако все новости уступали по значимости вопросу о Губителе вселенных и той угрозе, которую он собой представлял.

Самую радикальную позицию занял Денис:

— Как по мне, так на Земле вообще нет места для инопланетян. Иди знай, кто из них губитель чего. Всех обнаружить — и гнать! Земля — для землян!

— Ну да, — фыркнула Кира. — А космос — для космонавтов.

— Инопланетяне опасны для Земли! — настаивал Денис.

— Земляне тоже опасны для Земли, — парировала Кира.

Кролик пожал плечами:

— С этим я не спорю. Хорошо бы и землян с планеты выгнать.

На этом их короткая дискуссия закончилась.

Артур покачал головой:

— Наши приоритеты меняются. Мы должны найти не просто пришельцев, а Губителя вселенных.

— Будем искать вместе с армией? — спросил Денис.

— Нет. Они мне не доверяют. Я им тоже. К тому же, как выяснилось, они за мной шпионят. Мне это не нравится, буду отрываться от слежки.

— Шпионят? — вздрогнул профессор. — Так они могут быть рядом!

Возникла неразбериха. Все одновременно загалдели, предлагая различные варианты, как сбить с толку военных, чтобы те не обнаружили в профессорском сарае катер. Решение пришло быстро. Следовало сделать вид, что ничего особенного не происходит. В саду перед домом накрыли стол, и начался спектакль под названием «Профессор, его студенты и их друзья устроили пикник за городом». Интегральский вынес магнитофон и включил музыку, чтобы заглушить разговоры.

Разговоры, впрочем, продолжались недолго. Артур спешил вернуться к поискам. Он вообще считал, что ему следует как можно скорей убраться отсюда и увести подальше от спрятанного катера невидимых военных. Денис горел желанием составить ему компанию. Артур, напротив, сильно этого не хотел.

— Всё очень серьезно, — сказал он Денису, отведя того в сторонку. — Тебе лучше вернуться в универ, а то мало ли что. Остаешься там за главного.

— Какого главного?! Я там буду один!

— Один, но главный.

— Та-а-ак… — Денис недобро прищурился. — Спровадить, значит, меня хочешь. Чтобы остаться с этой… На которую ты друзей меняешь.

К Артуру пришла спасительная мысль. Как он мог забыть!

— А как же экзамен? У тебя ведь сегодня экзамен на ботана! Если ты на него не явишься, тебя к нему больше не допустят. Ты же знаешь, какие очкарики мстительные!

Кролик адресовал собеседнику самый укоризненный свой взгляд.

— Ладно. Твоя взяла. Но помяни мое слово, ты еще пожалеешь. Думаешь, она ответит тебе взаимностью?

— О чем ты?

— Вот только не надо оскорблять мой интеллект! Она симпатяшка, а ты студент. Тут и без высшей арифметики все ясно, и к математику не ходи. Думаешь, она спасет тебя от одиночества? Думаешь, она твой свет в конце туннеля? Да она сама туннель!

— Перестань.

— Вот увидишь, она окажется злодейкой!

— Денис, в тебе говорит ревность.

— Во мне говорит опыт!

— Какой еще опыт?

— Читательский! Артур, ты что, детективов не читал? В половине из них злодеем оказывается неожиданно появившийся на страницах спутник главного героя!

— Денис, мы не персонажи книг, — заметил кот.

— Как будто это что-то меняет, — поморщился в ответ Денис и демонстративно вернулся к столу.

А Евгений хотел только одного — вернуться домой. В свой уютный и спокойный мирок. Где он будет пить кефир, наслаждаться одиночеством и писать роман, материала для которого он собрал больше, чем ему бы хотелось.

Глава 17

Расследование, часть первая

Артур и Кира приблизились к невзрачному двухэтажному зданию. У входа висело несколько табличек, извещающих о том, какие именно конторы и учреждения размещаются внутри. Одна табличка гласила:

ОВК при УПАЯ

— Нам сюда, — сказал Артур.

Кира скосила насмешливый взгляд на спутника:

— И что конкретно нас интересует, ОВК или УПАЯ?

— Нас интересует Густав Бур, — ответил Артур и решительно зашел в подъезд.

На нужной двери обнаружилась еще одна табличка, на этот раз более подробная:

Отдел внеземных контактов при УПАЯ

— Ну хоть какая-то ясность, — одобрила Кира.

Артур толкнул дверь, и искатели ступили в святая святых Густава Бура. Святая святых оказалась пуста, даже за секретарским столом никто не сидел. Дверь в собственно кабинет начальника отдела была закрыта.

— Господин Бур! — позвал Артур.

Ответа не последовало, но это вовсе не означало, что Бура нет. Возможно, он пребывает в расстроенных чувствах после позавчерашней истории в общежитии и не жаждет общаться с посетителями. Поэтому Артур решил его заинтриговать:

— Господин Бур, это Артур, студент, которого недавно судили! Вы присутствовали на суде! Помните? Я тоже интересуюсь пришельцами!

Не помогло. Тогда Артур подбавил жару:

— Это со мной вы позавчера торговались в сгоревшем корпусе общаги! Я пообещал вам кучу планет и астероидов!

Дверь в кабинет немедленно распахнулась, на пороге стоял крот с диким взглядом.

— Вы шпионили… — прошипел он, злобно потрясая усами.

Артур и Кира попятились.

— Это вы похитили Бржыхлу?! — взвизгнул Густав Бур и ударил кулаком дверной косяк. — Ай, как больно!

— Господин Бур, выслушайте нас, пожалуйста, — попросил Артур. — Произошла путаница. Там не было инопланетян. Вообще.

— Были! — грозно возразил крот.

— Увы, нет.

— Увы, да!

Кира не выдержала.

— Так, стоп! Такие веские аргументы у обоих, сразу видно — ученые! Господин Бур, выбирайте: или мы вам расскажем, что произошло на самом деле, или уйдем, и можете продолжать врать себе сколько угодно!

Крот бешено повращал глазами, а потом вдруг, буквально за какое-то мгновение, сник. Плечи опустились, спина ссутулилась, взгляд потух… Бур рухнул в кресло и небрежно махнул лапой визитерам — мол, и вы присаживайтесь.

— Ладно, не буду врать себе. Послушаю, что вы будете мне врать.

— Вам бы к врачу сходить, — участливо заметила Кира. — Выглядите не очень…

— Ходил уже, съел какие-то таблетки… Сначала вроде помогло, а потом стало еще хуже.

— Что за врач?

— Доктор Плацебо. Схожу, пожалуй, к нему еще раз… Ну, давайте, врите мне.

Артур, все еще опасаясь реакции собеседника, набрал в грудь побольше воздуха и выложил все как есть. И про то, что это он послал сигнал, и про то, что Бржыхла на самом деле пингвин Евгений, и что похитившие его были военными с базы ВВС. О том, что Евгению удалось сбежать от военных и тем более каким образом он это сделал, Артур, конечно же, умолчал.

— Армия, — недобро прищурившись, процедил Бур. — Конкуренты проклятые! Украли моего пришельца!

— Да нет же! — с досадой возразил Артур. — Никакого не пришельца!

Бур погрозил ему пальцем.

— Меня не проведешь! Думаете, я дурачок? Думаете, не понял, что вас армия подослала? Так вот, передайте вашим генералам, что никакие похищения и обманы им не помогут — все равно пришельцы договорятся со мной, а не с ними!

— Ох… — только и смог вымолвить Артур. Он уже решил, что дело безнадежно, как внезапно в разговор вступила Кира:

— Вы правы, мы от армии. Помните операцию «Крутые ребята»?

Артур недоуменно покосился на Киру. О чем это она?

Зато Густав Бур ее понял. Крот поежился и сказал:

— Помню. Это была сверхсекретная операция военных по выведению сверхсолдат. Но информация об операции просочилась в прессу.

— Не только сверхсолдат, — многозначительно заметила Кира.

— Да, там еще говорилось о сверхлейтенантах и сверхгенералах.

— Верно. Но это еще не все. Военные также занимались созданием сверхгражданских! — заявила кошка.

— Ого! — удивились Артур и Бур.

— Операция длится по сей день, — продолжала Кира. — Военные специалисты поняли, чего им не хватает для успеха.

— Чего? — спросили Артур и Бур.

— Настоящие сверхспособности можно привить. Для этого нужен образец. Существо, уже обладающее такими способностями.

— Но таких существ нет! — нахмурился Бур.

— Верно, — кивнула Кира. — На Земле — нет.

Тут наконец до Артура дошло, куда клонит его прекрасная спутница. «Вот это да! — восторженно подумал он. — А она и правда крута! Мне бы такое и в голову не пришло!»

— Господин Бур, вы, конечно, слышали о Губителе вселенных? — сказала Кира.

— Разумеется! Бржыхла объяснил, что это невероятное инопланетное оружие!

— Бржыхла вас обманул, — жестко сообщила кошка. — Губитель вселенных — живое существо. Крайне опасный разрушитель!

— Вы хотите сказать, что армия ищет этого самого Губителя, чтобы?.. О-о-о… — Бур выглядел потрясенным.

Кира кивнула.

— Вот именно. Во-первых, мы возьмем Губителя под контроль, чтобы он не навредил Земле. А во-вторых, мы используем его гены для создания сверхземлян. После чего нам не будут страшны никакие инопланетные вторжения. И вы, господин Бур, сейчас расскажете все, что вам известно о местонахождении Губителя вселенных!

— Но я ничего не знаю! Я вообще думал, что это предмет!

Кира зловеще улыбнулась.

— Нет, господин Бур, вам точно что-то известно. Возможно, вы и сами не отдаете себе в этом отчет, но вы наверняка знаете больше, чем думаете, что знаете, ведь вы — начальник отдела внеземных контактов! Так что будем копаться в вашей памяти.

— И думать забудьте! Я не стану помогать военным! Разве они мне помогали? Они только насмехались надо мной!

Кира повернулась к Артуру:

— Уважаемый студент, вы подтверждаете, что господин Бур, считая вас представителем вооруженных сил инопланетян, предлагал вам сделку по предательству родной планеты?

— Подтверждаю!

Крот нервно заерзал.

— Да ладно вам… Я же не всерьез.

— Уважаемый студент, похоже было, что господин Бур шутит?

— Нисколько!

Кира снова повернулась к кроту.

— Господин Бур, вам грозит трибунал. И, поверьте, наказание будет суровым, ведь вы первый зверь в истории, обвиняемый в предательстве целой планеты.

— Чушь! — фыркнул Бур, хотя спокойствия в его голосе не было.

— На самом деле выход есть, — сказала Кира. — Помогите нам найти Губителя вселенных, и мы забудем о вашей измене.

— Да не знаю я ничего! — воскликнул Бур, однако сотрудничать не отказался. Артур расценил это как хороший знак.

— Давайте рассуждать логически, — предложила Кира.

— Давайте! — с вызовом согласился Бур.

«Очень хороший знак», — подумал Артур.

— Вы начальник отдела внеземных контактов, — сказала Кира. — У вас есть ресурсы и возможности. Не меньшие, а может, даже большие, чем у армии. Верно?

— О да! — Бур не скрывал, что польщен. — У меня прекрасные ресурсы! Десятки гениальных сотрудников!..

— Каких сотрудников? — Артур недоуменно огляделся по сторонам.

— Они все на заданиях, — небрежно махнул лапой Бур.

— Губитель вселенных — не какая-то мелкая сошка, — развивала свою мысль Кира. — Он — разрушитель, какого не знала история. Его присутствие на Земле не может проходить бесследно. Кому же, как не вам, обнаруживать эти следы? Пусть даже вы еще не понимаете их значения…

Бур выглядел обескураженным.

— Хм… А вы, девушка, дело говорите.

Он глубоко задумался. Артур и Кира терпеливо ждали и старались дышать потише, чтобы не мешать мыслительным процессам в голове начальника ОКВ.

Наконец Густав Бур медленно покачал головой и произнес:

— Нет… Если бы Губитель вселенных был живым существом, да еще и опасным, он бы давно проявил себя. Я бы узнал об этом. Думаю, Бржыхла был прав: Губитель — неодушевленный предмет.

Артур был ужасно разочарован.

— Может, вы ошибаетесь? Вдруг Губитель вселенных находится на Земле уже века! Нам ведь неизвестна продолжительность жизни инопланетян!

— В этом есть смысл, — согласился Бур. — Такое действительно возможно. В прошлом случались страшные катаклизмы, и не исключено, что за ними стоит какой-нибудь Губитель. Но все это покрыто пылью веков. То есть если этот Губитель когда-то и прилетал на Землю, то, видимо, давным-давно улетел.

Артур досадливо прикусил губу. В словах Бура больше смысла, чем тот сам подозревает. Послание из храма Почтампты, упоминавшее Губителя вселенных, было составлено два тысячелетия назад. За такой срок Губитель и правда мог бесконечное количество раз покинуть Землю. А перехваченный Артуром сигнал, содержащий фразу «губитель вселенных на планете там» может означать «на планете там отсутствует».

Но если всё обстоит именно так… Хорошо это или плохо?

Тем временем Кира свернула беседу:

— Не совсем та информация, на которую мы рассчитывали, господин Бур. Но хоть что-то. Возможно, верховное командование этим удовлетворится. По поводу трибунала, как вы понимаете, решать не мне.

Крот поморщился и лениво махнул лапой, прощаясь с неприятными визитерами.

Оставшись в одиночестве, Густав Бур переместился в кабинет, уселся в кресло и мрачно уставился в стену. Стена радовала глаз знакомыми, можно сказать дружескими, трещинами и фотографиями, а кресло приятно грело уютной продавленностью, насиженной за годы работы в отделе внеземных контактов.

Ну и где они, эти внеземные контакты?! Единственная радость была — Бржыхла Суллок, но проклятым посетителям удалось заронить зерно сомнения в душу начальника отдела. Нужна поддержка, одному не справиться.

Бур вызвал к себе начальника группы надзора за группой дешифровки, сотрудника-кенгуру по имени Дирк, которому он доверял больше других.

— Слышал, что врали мне эти коты? — спросил Бур.

— Конечно, — кивнул Дирк.

— И что скажешь?

— Не позволяйте сбить себя с толку!

— То есть Бржыхла — пришелец?

— На мой взгляд, более чем!

Бур немного помолчал. Дирк терпеливо ждал и рассматривал стену за спиной начальника. Там были дорогие ему трещины и фотографии.

— Хорошо, что я могу на тебя положиться, — признался Бур.

Дирк улыбнулся. Он тоже считал, что это хорошо.

— Коты уверяли, что Губитель вселенных — живое существо. А ты как думаешь? — спросил Бур.

— Стоит обмозговать, — осторожно ответил Дирк.

— То есть Бржыхла врал?

— Не исключено.

Бур начал раздражаться.

— Прекрати мне поддакивать! Спорь со мной!

— Ладно. Вы не правы, шеф!

— Это в чем же?

— Вот то, что вы тут наговорили! Посмотрите на это с другой стороны!

Бур насупился. Общение с сотрудниками больше не успокаивало его, как раньше. Проклятие! Он устало махнул лапой.

— Проваливай, Дирк…

— Вы уверены, шеф?

— Конечно, я уверен! Ты же ненастоящий! Вон из моего кабинета!

Дирк странно улыбнулся и исчез.

— Вот мерзавец… — проворчал Бур. — Мог бы хоть для вида выйти в дверь.

Он озадаченно потер щеку. Прощальная улыбка Дирка ему не понравилась. Вот ведь фантазии обнаглели — уже потешаются над ним!..


По дороге к дому волка Антона Пеленга Артур рассказал Кире о невероятном сеансе гипноза, которому подвергся бывший полицейский. Будучи глубоко погруженным в подсознание, Пеленг увидел вместо летающей тарелки и пришельцев нечто совсем иное, и еще более невероятное: эльфа и дракона!

— Ничего себе… — искренне поразилась девушка. — Надо же, думал, что видел один бред, а на самом деле видел другой. Только зачем мы к нему идем? Драконы и эльфы нас тоже интересуют?

— Нас интересует всё необычное, — ответил Артур. — А необычного здесь — аж два раза! Кстати, мы пришли.

Артур не знал, как среагирует Пеленг на неожиданный визит, однако реакции, которая последовала за тем, как волк отворил им дверь, он даже представить не мог.

— Да! — закричал бывший полицейский, буквально светясь от радости. — Да-да-да! Вас-то мне и надо! — Он схватил ошалевшего Артура за рукав и втянул в квартиру. Следом чинно вошла Кира.

Ничего не понимающий Артур упал на диван и недоуменно развел лапами.

— Гипноз! — воскликнул Пеленг, предложив Кире стул, даже не глядя в ее сторону. Сам хозяин уселся на табуретку перед Артуром. — Что я рассказал под гипнозом? Ну, когда вас судили!

Только сейчас Артур вспомнил, что Пеленг покинул суд сразу после выхода из транса — никто не посвятил обалдевшего свидетеля в его же откровения.

— Ммм… В общем, оказалось, что вы видели не летающую тарелку и пришельцев. Только легче от этого не стало.

— Конкретней!

— Вы сказали, что это были… ммм…

— Эльф и дракон, — закончила Кира, которой надоело невнятное мычание спутника.

— Ага! — выкрикнул Пеленг, да так, что гости вздрогнули. — Эльф и дракон, ха!

— Ха? — переспросил озадаченный Артур.

— Троекратное ха! — подтвердил Пеленг. — Все подтверждается! Я ведь вчера ходил к гипнотизеру. Беспокойно мне было, понимаете? Такое чувство возникло после вашего суда, будто… ну, знаете, будто это меня судили. И вот этот вчерашний гипнотизер заявляет, будто во время сеанса я говорил про эльфа и дракона. Сначала я хотел его побить, но потом решил, что с этим можно подождать. Сперва нужно узнать, что я говорил под гипнозом в университете. Собирался сегодня-завтра сходить, а тут вы! И надо же, все подтвердилось! Спасибо, больше я вас не задерживаю.

Но Артур был решительно настроен задержаться.

— А вам не кажется это странным?

— Почему? Раз дважды одно и то же, значит, никакой путаницы нет.

— И не смущает тот факт, что драконов и эльфов не существует?

Пеленг недоуменно повел бровями и указал на телевизор.

— Нет, в кино они бывают, — признал Артур. — Но в реальности — не существуют.

Удивлению волка не было предела.

— Но не мог же я врать под гипнозом!

— Да. И это смущает больше всего.

Пеленг задумался.

— Может, кто-то притворился эльфом? Скажем… пришелец?

— А дракон? — спросила Кира.

— Кто-то притворился драконом. Скажем… летающая тарелка?

Артур в ответ лишь развел лапами.

— Поверьте, нам это так же любопытно, как и вам.

Морда волка просветлела.

— Я понял! Поскольку эльфов и драконов не существует, мое сознание заменило их образы на более реальные!

— Может быть. Но может и не быть, — заметила Кира.

Пеленг сник.

— Делать нечего. Пойду к еще одному гипнотизеру!

Артур решил, что пора задать вопрос, ради которого они с Кирой сюда пришли.

— Скажите, вам что-нибудь говорит фраза «губитель вселенных»?

Пеленг насторожился.

— Откуда вы знаете про Губителя вселенных? Я же вроде вам не рассказывал.

— Так расскажите! — воскликнул Артур, наклоняясь поближе к собеседнику.

— Когда я увидел пришельцев и тарелку… — неторопливо начал Пеленг. — Или нет, эльфа и дракона… Вам какую версию, сознания или подсознания?

— Любую! — нетерпеливо воскликнул Артур.

— Тогда подсознания, — решил волк. — Потому что про Губителя вселенных я услышал как раз вчера под гипнозом. — Он задумался. — Интересно, а на первом сеансе это было? Артур, я упоминал нечто подобное на первом сеансе?

— Нет! Переходите уже ко второму!

— В общем, в первое мгновение, когда я увидел эльфа и дракона, они разговаривали друг с другом. Однако, как только заметили меня, замолчали. Так вот, эльф сказал дракону что-то вроде «Губителя вселенных не найдут».

Пеленг замолчал и оперся лапой о колено, наслаждаясь произведенным эффектом. Артур сидел с широко раскрытыми глазами и беззвучно шевелил губами, не находя слов. Наконец он их нашел и произнес:

— Не найдут?!

Кира шумно вздохнула. На нее рассказ Пеленга не произвел сильного впечатления. Напротив, всем своим видом кошка выражала скепсис. Она вкрадчиво поинтересовалась у Пеленга:

— Господин Пеленг, а они упоминали радужных кузнечиков, поедающих гигантскую порцию зеленого горошка?

— Э-э… Кажется, нет… Или да?

Кира повернулась к Артуру и саркастически процитировала:

— Или да.

Теперь Артур испытывал смешанные чувства. В них следовало разобраться, и вряд ли это удобно делать в присутствии Пеленга. Поэтому студент поблагодарил хозяина дома за ценную информацию и собрался уходить. Бывший полицейский проводил гостей до двери и торжественно сообщил, что он нашел новый смысл существования.

— Походы по гипнотизерам? — невинно предположила Кира.

Артур хмыкнул и не без восхищения подумал: «Вот ведь язва». Впрочем, Пеленг иронии не заметил и ответил:

— Нет-нет, что вы! Я столько времени посвятил теме пришельцев, искал, изучал, убеждал всех вокруг, что они существуют… Теперь я понял, что должен заниматься совершенно другим! Отныне я посвящу свою жизнь теме эльфов и драконов! Буду искать, изучать, убеждать всех вокруг, что они существуют!

Артур и Кира пожелали просветленному волку удачи и оставили его наедине с новой замечательной миссией. Выйдя на улицу, кот и кошка присели на скамейку, чтобы перевести дух.

Артур потер лоб и честно признался:

— Не знаю, что и думать…

— О чем?

— Как относиться к его словам о Губителе вселенных.

Кира перевела на него взгляд и весомо произнесла:

— Артур, он видел эльфа и дракона. И еще он допускает радужных кузнечиков с гигантской порцией зеленого горошка.

— И все же…

— Кузнечики, Артур!

— Да нет, я понимаю, как это выглядит.

— Тогда о чем тут думать? Забыть, и всё!

— Не могу я взять и просто забыть.

Артур подобрал веточку и нарисовал на песке летающую тарелку.

— Кира, он определенно что-то видел… Эльфов, пришельцев, рогатых демонов — без понятия. Пускай все это сплошной бред, но, может, как раз фраза о Губителе — правда… А иначе откуда вообще ему о нем знать?

Кира усмехнулась и снисходительно похлопала его по плечу.

— Если так, то радоваться нечему.

— Почему это? — удивился Артур.

— Ну, мы же вроде ищем этого Губителя. Вспомни. «Губителя вселенных не найдут».

Артур нахмурился. И правда, любой вариант по-своему плох.

— Ну… вдруг он ошибается…

— Кто?

— Эльф.

Кира решительно встала.

— Довольно! А то скоро и мне космические гоблины начнут мерещиться. Идем дальше. Кого мы теперь осчастливим своим визитом?

Артур поднялся со скамейки и сказал:

— Супруги Какбыда. Те еще фрукты. Смотри, как бы не попросилась обратно к Пеленгу.

Глава 18

Расследование, часть вторая

Супруги Виталий и Алла Какбыда не ждали гостей. Наоборот, чета кроликов сама собиралась выйти в свет: сходить в кинотеатр на новый фильм про инопланетян, сделать покупки в магазине «Земной модник» и посидеть с приятелями за чашкой горячего шоколада в кафе «Ванильная Луна».

Пока Алла Какбыда мучительно решала сложнейшую задачу по выбору наряда, ее муж, давно готовый к выходу из дома, утопал в огромном кресле, сочетая дрёму с ролью консультанта.

Алла в очередной раз обратилась к супругу за советом, покачивая нарядами в лапах:

— Что мне надеть, дорогой?

Виталий скользнул по вариантам выбора отсутствующим взглядом и ответил:

— Они же одинаковые…

Алла чуть не задохнулась от возмущения:

— Одинаковые?! Это — платье! А вот это — брючный костюм!

— Ох… — произнес Виталий, напоминая робота за секунду до перегорания всех реле.

На его счастье в этот момент раздался звонок в дверь. Это пришли Артур и Кира. Девушка стояла за спиной спутника и не без опаски поглядывала на хозяев дома: рассказы Артура о супругах Какбыда — о пересадке разума от одного к другому, об их поведении на суде и о Земле-пирамиде — не вызвали у нее доверия к этим кроликам. Сами же Какбыда приняли незваных гостей радушно, пригласили в квартиру и усадили за стол. Алла немедленно поставила чайник и достала из буфета вазочку со сладостями.

Артуру, однако, было не до угощения. Первое, что бросилось ему в глаза, это все та же фотография из космоса, где Земля была представлена в виде пирамиды.

Кот вскочил и, указывая на снимок, воскликнул:

— Вот! Земная пирамида!

— Верно, — кивнул Виталий Какбыда. — Только она не всегда была пирамидой.

— Да что вы! — съязвил Артур.

— Да, — абсолютно серьезно ответил кролик. — Когда-то давно Земля была диском. Потом…

— Знаю-знаю, шаром! Только меня другое интересует…

— Догадываюсь что, — с хитрой ухмылкой перебил Артура Виталий Какбыда. — Сейчас я вам покажу.

Он снял с книжной полки фотоальбом и вытащил из него снимок. На нем тоже была запечатлена Земля из космоса. Пирамида.

— Сравните эту фотографию с той, что на стене. Видите изменение?

— Конечно, — ответил Артур. — Снимок из альбома — зеленый.

— Да нет же… Это я подкрасил, чтобы легче их различать. Вы на форму Земли посмотрите! Видите, она уже не совсем пирамида. Наша неугомонная планета опять меняется! Думаю, она становится цилиндром.

Но Артур не разделял кроличьего энтузиазма. Его интересовали другие вещи.

— Во что бы там ни превращалась Земля, хотелось бы узнать, почему вы врали в суде, будто вас не похищали инопланетяне, и притворялись, что не понимаете, о какой это земной пирамиде я говорю!

Вместо Виталия ответила его жена, разливающая заварку по чашкам:

— Нам пришлось. Ради вашего же блага.

— То есть?!

— Вы хоть представляете, что могло случиться, если бы суд вас оправдал?

— Еще как представляю! Я бы спокойно продолжил учебу в универе! Вы от этого меня оберегали?!

Виталий Какбыда укоризненно покачал головой.

— Вы удивительно легкомысленны. Поймите, инопланетные агенты повсюду.

— Да ну? Почему их тогда не видно?

— Это же очевидно — потому что они невидимы! Извините за тавтологию… Пришельцы заинтересованы оставаться в тени. Если бы вы преуспели в ваших разоблачениях, они бы наверняка вас устранили.

— В смысле убили бы?

— Возможно. Или похитили. В общем, заставили бы умолкнуть.

— Ушам не верю… — проронил Артур, усаживаясь за стол.

Алла Какбыда решила, что раз выход в свет откладывается, то светские беседы придется вести дома. Она обратилась к Кире:

— Ну а вы, милая девушка, тоже студентка? Как Артур?

— Нет. Но я была похищена пришельцами. Как вы.

Супруги Какбыда отодвинули в сторону чашки и в изумлении уставились на кошку.

— Не может быть… — прошептала Алла.

— Невероятно… — вторил ей Виталий.

После чего кролики вдруг сорвались с места и принялись Киру обнимать.

— Мы вас помним! Нас же держали вместе!

Ошеломленная девушка попыталась высвободиться, это ей удалось лишь с третьей попытки. Алла и Виталий вернулись на свои места и умиленно разглядывали кошку, приговаривая «да-да, ну конечно, это она».

— Очень сомневаюсь, — хмуро пробурчала Кира.

— Она не помнит детали своего похищения, — пояснил Артур.

— А! — понимающе улыбнулись Какбыда. — Тогда ясно, почему вы нас не узнаете!

— Точно, — бесстрастно произнесла Кира, с опаской косясь на хозяев дома. — Вот и разобрались.

— Вы только не обижайтесь, — извиняющимся тоном сказала Алла Какбыда. — Но пришельцы нас любили больше, чем вас.

Кира изобразила на мордочке возмущение.

— Ничего подобного!

— Поверьте, это так, — настаивала крольчиха. — Эти сусликоиды провели над нами гораздо больше опытов, чем над вами.

— Ну надо же, — покачала головой Кира. — А я им так доверяла!

— Погодите, — встрял в беседу Артур. — Сусликоиды? Вы ведь утверждали, что они кроликоиды!

— Правильно, поначалу они выглядели как кролики, — кивнул Виталий Какбыда. — Это же пришельцы, юноша! Для них поменять облик, все равно что нам переодеться!

— Их возможности воистину потрясают воображение! — добавила Алла с горящими глазами. — Они столькому могли бы нас научить!

Артур озадаченно хмыкнул и заметил:

— Слушайте, вы так говорите, будто скучаете по ним.

Крольчиха развела лапами и воскликнула:

— По этим мерзавцам? По этим похитителям? По этим бессердечным тварям, готовым на все?

— Да, по ним.

— Да, скучаем.

Голова у Артура шла кругом — каждая новая встреча сегодня оказывалась безумней предыдущей. При том, что первую, с Густавом Буром, уже нормальной не назовешь. Студент подумал, что если беседа с гостеприимными психами Какбыда продлится еще хоть четверть часа, то его мозг сбежит, не дожидаясь хозяина. А впереди еще встреча с вечным студентом Эфернусом… Нет-нет, об этом лучше не думать!

— Уважаемые Алла и Виталий, вам приходилось слышать фразу «Губитель вселенных»?

Супруги переглянулись.

— Приходилось? — спросил у жены Виталий.

— Конечно! — ответила Алла. — Ты что, забыл?

— Не знаю. Часть моей памяти ведь у тебя.

— Точно! Ну, значит, я помню за нас обоих. — Она повернулась к гостям. — Да, сусликоиды говорили про губителей вселенных!

— Что именно? — нетерпеливо спросил Артур, хоть и не особо полагался на слова кроликов, сравнивающих фотографии пирамидальной Земли.

— Что губители опасны!

— А почему во множественном числе? — поинтересовалась Кира.

— Да потому что мы и есть губители! Мы, земляне!

— Вы уверены? — подавленным голосом спросил Артур.

— Ну да!

Кот вздохнул.

— Губитель вселенных — пришелец. Это нам известно наверняка.

Кира вздрогнула, извинилась перед хозяевами и отвела Артура в сторонку.

— Наверняка? С чего ты взял?

— Так ведь Евгений рассказал…

— Ну да. А ему рассказали военные. Те самые, что дурили тебя.

Артур немного помолчал, мрачно разглядывая Землю-пирамиду.

— Давай пойдем отсюда, — произнес он наконец.

— О да! — облегченно вздохнула Кира. — К кому мы теперь пойдем? Надеюсь, к кому-то нормальному?

Артур как раз собирался рассказать, что их ждут Сумрачный Кампус и встреча с вечным студентом, живым свидетелем событий двухтысячелетней давности, но осекся.

— Да. В некотором роде.

«Смотри, как бы не попросилась обратно к Какбыда», — добавил он про себя…


Сумрачный Кампус произвел на Киру сильнейшее впечатление. Девушка шагала рядом с Артуром со смешанным чувством изумления и испуга, и кот просто не мог насладиться ее реакцией. Артур испытывал невероятную гордость за взятую на себя роль провожатого по такому удивительному и опасному месту. Он косился на спутницу и с удовольствием фантазировал о том, как выглядит в ее глазах: смельчак и герой, без страха и упрека, так легко и непринужденно (что неправда) ведущий робкую девушку, безгранично ему доверяющую, через жуткие места.

— Ты часто здесь бываешь? — спросила Кира, поежившись: в Сумрачном Кампусе ее особенно угнетало отсутствие зверей — одновременно с ощущением, что на самом деле их вокруг полным-полно.

— Только если по делу, — уклонился от ответа Артур. Не признаваться же, что он здесь всего в третий раз. Кира одарила его мимолетным уважительным взглядом, и душа студента запела. Впрочем, затянутая ею песня вскоре оборвалась, потому что искатели пришельцев добрались до места назначения.

— В этом здании библиотека и архив, — объяснил Артур. — Полагаю, мы найдем здесь Эфернуса.

— Бессмертного лиса? — уточнила девушка.

Артур задумался.

— Не уверен, что он действительно бессмертен. Это противоречило бы законам природы.

— А, ну да… — Кира передернула плечами. — Он всего лишь долгожитель. Законы природы не нарушены. Мне гораздо спокойней.

— Если хочешь, подожди снаружи, — предложил Артур.

Кира смерила его таким взглядом, что стало ясно: светлому образу смельчака и героя нанесен тяжелый удар. Артур мысленно обругал себя за глупость и поспешил исправить ситуацию:

— Да я пошутил.

— Пошутил? — тихо переспросила Кира.

Артур окончательно и бесповоротно понял, что героя не стало. И никакая экскурсия по Сумрачному Кампусу его больше не вернет. Однако это еще не все. Теперь Артуру предстояло еще сильнее усугубить свое положение. Он оттягивал этот момент сколько мог, больше невозможно. Ибо час «икс» настал. Кот собрался с силами и сказал:

— Прежде чем мы встретимся с Эфернусом, я должен тебе кое-что рассказать… — И он поведал спутнице о древнем послании и о «юном мудреце». Он даже с неловкой улыбкой признался, что подумывал, пусть даже недолго, будто «Кира», которой адресовано письмо двухтысячелетней давности, это Кира Закат. На его счастье, девушку эта мысль настолько развеселила, что она даже не стала на него сердиться. Она, конечно, выразила недовольство тем, что Артур посвятил ее в этот эпизод только сейчас, и заметила, что с его стороны это проявление недоверия, но по-настоящему обижаться не стала. Артур в душе облегченно вздохнул. А потом встревожился — может, ниже падать просто некуда?..

Чернобурый Эфернус действительно обнаружился в архиве, причем, к огромному удовольствию Артура, один, без архивариуса. При появлении неожиданных визитеров вечный студент вздрогнул, однако, увидев, что это всего лишь Артур и совершенно не опасная с виду молодая кошка, успокоился.

— Уффф… — облегченно улыбнулся Эфернус. — Я уже испугался, что это снова военные.

Артура его слова встревожили.

— Военные? Снова?

— Да, они приходили недавно, спрашивали про пришельцев.

— Вас? С какой стати?!

— Ну, они за кем-то следили и доследили аж досюда.

Артур с Кирой обеспокоенно переглянулись — они догадывались, за кем следили военные.

— Что вы им рассказали? — спросил Артур.

— Ничего, — ответил Эфернус. — Во-первых, я ничего не знаю о пришельцах. А во-вторых, я пацифист. Уже лет восемьсот как не сотрудничаю с армией.

— Надеюсь, про восемьсот лет вы им тоже не сказали?

— Нет-нет, что вы! Я же понимаю, что, узнай они о моем вечном студенчестве, наверняка поместили бы под микроскоп. Наплел, будто я обычный студент. Невероятно, но они поверили!

— Да, удивительно, — хмыкнула Кира.

Эфернус адресовал девушке взгляд, полный укора, а Артур спохватился:

— Уважаемый Эфернус, это Кира. Кира, это Эфернус, вечный студент.

Кошка лишь махнула лапой, предоставляя спутнику вести беседу самому. Что Артур и сделал с максимальной быстротой, стремясь загладить возникшую неловкость.

— Мы хотим спросить кое-что о «юном мудреце»…

— О Галактикусе Взломайтусе, — понимающе кивнул Эфернус. — Конечно, спрашивайте!

— Он не показался вам опасным?

Эфернус удивился:

— Опасным? Что может быть опасного в юном и мудром звере?

— Ну… Он ведь непонятно откуда взялся. И непонятно куда делся.

— Верно. Не вижу в этом ничего опасного.

— Ох… — Артур был ужасно раздосадован. Его теория, что загадочный Галактикус Взломайтус и есть ужасный Губитель вселенных, трещит по швам. — Ну, вспомните. Может, он разрушил какой-нибудь город? Истребил какой-нибудь народ?

— Юноша, вы говорите престранные вещи, — заметил Эфернус.

Кира, которую весьма позабавили слова лиса, не сдержала усмешки. «Престранные вещи», ага. Послушал бы этот «вечный студент» самого себя.

Эфернус перевел взгляд на девушку и задумчиво спросил:

— Вас зовут Кира?..

— Да.

— Так это вам адресовано послание Галактикуса?

— Боюсь, что нет, — усмехнулась кошка. — Я не знаю никакого Галактикуса и определенно не живу на свете две тысячи лет.

Эфернус будто ее не расслышал. Он озадаченно нахмурился, а затем, приняв некое важное решение, сказал:

— Ступайте за мной!

Лис завел их в дальний угол архива и снял с полки увесистый фолиант старинного вида. Он поместил книгу на столик и бережно стер пыль с обложки. «Трехтомник», — прочитали Артур и Кира заглавие книги. Эфернус же счел нужным пояснить:

— Это первый том «Трехтомника» — исследования в двух томах крупнейшего специалиста по древней истории Гарольда Пши.

— Двухтомник под названием «Трехтомник»? — удивился Артур.

Кира предположила:

— Он планировал написать трехтомник, но у него не получилось?

— Да нет… — ответил Эфернус. — Он вообще ничего не планировал писать. Но у него не получилось. Однако удивительно другое. — Вечный студент раскрыл фолиант и аккуратно перелистнул несколько страниц, на пару мгновений задерживаясь на каждой из них. — Вот… — наконец сказал он. — Это фреска из храма бога Посейденя, покровителя покровителей. Смотрите! Особенно вы, девушка!

Артур и особенно Кира заинтригованно уставились на иллюстрацию.

— Ну? — терпеливо поинтересовался Эфернус. — Узнаете?

Девушка пожала плечами:

— Старец — это, конечно же, бог Посейдень собственной персоной.

— Я не о старце. Юнца узнаете?

— А должна?

— В том-то и вопрос, — туманно ответил Эфернус.

Кира еще раз присмотрелась к нарисованному юнцу. Его квадратная голова вызывала ассоциации, весьма далекие от древних времен.

— Ммм… Робот? — рискнула предположить Кира.

Эфернус уставился на нее в изумлении.

— Робот? С богом?

— Тогда не знаю.

Вечный студент не стал скрывать разочарования и вздохнул.

— Ну, а вы, Артур? Узнаете?

Артур тоже считал, что котенок на фреске похож на робота, и от этой дурацкой мысли ему было стыдно перед самим собой. А вопрос Эфернуса вызвал в воображении абсурдную сцену: будто Артур находится в полицейском участке, перед ним стоят пять роботов одной модели, отличающиеся только серийными номерами, и следователь спрашивает, узнает ли он кого-нибудь из них. Студент помотал головой, отгоняя дурацкий образ, и честно признался, что нет — он понятия не имеет, что это за тип на фреске.

— Ну вы-то ладно, — заметил Эфернус. — А вот то, что девушка не узнает, похоже, означает, что послание и правда адресовано не ей.

— В смысле? — не поняли Артур и Кира.

— А это и есть юный мудрец Галактикус Взломайтус.

Артур и Кира немедленно снова уставились на фреску.

— Почему у него голова квадратная? — спросила Кира. — Вольная интерпретация художника?

— Нет, — ответил Эфернус. — Думаю, виной квадратная форма головы Галактикуса.

— Не повезло парню… — обронила Кира, потому что не знала, что еще сказать. Артур ничего не сказал, по той же причине. Планеты-пирамиды, головы-квадраты… Он думал о том, что еще одна встреча спешит закончиться провалом. Ну вот с чего он взял, что этот «юный мудрец» и есть Губитель вселенных? Улики-то исключительно косвенные.

— Пойдем, пожалуй… — упавшим голосом произнес он. — Спасибо, уважаемый Эфернус, до свидания, Сумрачный Кампус…


По возвращении на территорию университета Кира предложила найти какое-нибудь тихое место, чтобы посидеть и спокойно все обсудить.

— Может, кафе? — спросил Артур.

— Можно и в кафе, — с легкостью согласилась девушка и понимающе улыбнулась. — Боишься, что в общаге поджидает сердитый Денис?

— Да нет, — несколько обескураженно ответил Артур. И чего это он сам про общагу не подумал? — Денис наверняка еще у ботанов, сдает экзамен. Слушай, отличная идея! Ты не против?

— Только при условии, что купим чего-нибудь к чаю, — сказала Кира.

— Это запросто! — обрадовался Артур. И правда, хорошая идея. Ведь они с Кирой будут наедине. Не то чтобы ему это было так важно… Ой, да хватит себя обманывать! Конечно, ему это важно!

В глубине души Артур опасался, что Денис по какой-то причине окажется дома, но, к его радости, комната была пуста. Кира нарезала пирог, Артур приготовил чай.

— А тебе не надо к братцу-оратору? — спросил Артур. — Он ведь уже долго дома один…

— Он привыкший, — ответила Кира. — Поверь, ему не скучно — у него куча игр, книг, и вообще.

— Ясно. Ну что, приступим? — Артур испытывал нехорошее чувство, что анализ полученной информации его не обрадует.

— Давай, — согласилась Кира. Она набросала на листе бумаги имена всех, кого они посетили. — Первым у нас Густав Бур, до сих пор считающий Евгения пришельцем. Каков итог разговора с этим безумцем?

Артур прокрутил в голове беседу с главой отдела внеземных контактов.

— По его словам, если бы Губитель вселенных был живым существом, да еще и опасным, он бы давно проявил себя, и Бур знал бы об этом.

Кира кивнула.

— Хорошо. Следующий в списке господин Антон Пеленг, друг эльфов, брат драконов и сотрапезник радужных кузнечиков. Что мы узнали у этого безумца?

Артур поморщился.

— Что эльф утверждал, будто Губителя вселенных не найти.

— И как мы оцениваем эту информацию?

— Я даже сомневаюсь, что это информация… — невесело заметил Артур.

Кира поставила галочку возле имени Пеленга.

— Дальше у нас супруги Какбыда, знаменитые планетарные геометры! Что же поведали нам эти безумцы?

— Что мы и есть губители вселенных.

— Точно! Судя по твоему тону, это тоже не очень информация, верно?

— Ну… Как бы да.

— Так и запишем. — Кира сделала пометку в списке. — Последним у нас некто Эфернус, очевидец гибели динозавров, собеседник фараонов. Чем порадовал нас сей безумец?

Артур вздохнул.

— По сути, ничем. Показал портрет юного квадратного мудреца и вызвал во мне сомнения…

Кира прошлась по всем пунктам, записав рядом с каждым итог:

— Итак, выводы. Первый: никакого Губителя вселенных не существует. Второй: Губитель вселенных был на Земле, но уже ее покинул. Ну а третий вариант…

— Да?! — нетерпеливо спросил Артур.

— …не существует. Из того, что мы узнали, никакого третьего варианта не напрашивается.

На Артура было жалко смотреть. Кира накрыла его ладонь своей и сказала:

— Понимаю, как ты расстроен. Похоже, что Губитель вселенных — ложный след… Но ведь это не означает, что на Земле вообще нет инопланетян!

Несмотря на ее утешительный тон, на Артура все еще было жалко смотреть. Кира издала искусственный смешок.

— Слушай, знаешь, что забавно?

— Забавно? — Артур не мог представить более неподходящего слова для возникшей ситуации.

— Ну… в определенной степени, — пояснила Кира. — Военные! Они изо всех сил будут продолжать искать Губителя вселенных! Ведь они же не знают того, что знаем мы! Ну, согласись, что это немножечко смешно.

Артур равнодушно пожал плечами:

— Прости, но банальное злорадство мне не помогает. И потом, может, военные уже в курсе, что Губитель — обман. Они же за мной следят. Подглядывают и подслушивают…


Майор Полигонне сняла наушники и оторвала взгляд от монитора. Артур с Кирой продолжали разговор, но пантера решила, что дослушает его в записи. То, что она узнала, тревожило, и майору хотелось подумать. Губитель вселенных — фикция? Если это правда, то выходит, что пришельцы ведут грязную игру. С другой стороны, может, и сами инопланетяне заблуждаются? Может, это против них кто-то ведет грязную игру?

Полигонне кинула прищуренный взгляд в пространство, как она делала всегда, когда подозревала, что подвергается тайной вражеской атаке.

— Что там такое? — нерешительно поинтересовался солдат-крокодил, стоящий по стойке «смирно» у двери.

Пантера окинула наглеца грозным взглядом, а потом еле заметно усмехнулась:

— Не забывайтесь, рядовой!

— Виноват, майор! — Крокодил бессильно лязгнул зубами.

Полигонне с удовольствием нанесла новый удар:

— Вам известно, что у вас нет доступа к секретной информации… больше. Все ясно, рядовой Амбразур?

— Так точно!

После того как Амбразур совершил ужасный проступок, лишивший армию не только захваченного пришельца, но и внеземного катера, полковника разжаловали в рядовые. И теперь ему предстояло познать унижение, равного которому еще никто не испытывал. А майор Полигонне с нескрываемым удовольствием взялась провести падшего офицера по этому пути.

— Сорок отжиманий! — приказала она.

И пока майор услаждала свой слух кряхтением бывшего начальника, ей в голову пришла мысль: а не спешит ли она с выводами? С какой стати ей верить речам студента и его подружки? Полигонне крепко задумалась и даже перестала следить за отжимающимся Амбразуром. Что-то странное было в беседе, подслушанной ею в комнате общежития. Майор пока не разобралась, что именно. Но она разберется.

Пантера кинула прищуренный взгляд в пространство.

Глава 19

Странные события

Оставшись один, Артур предавался тоске. Но продолжалось это недолго, потому что вернулся окрыленный Денис.

— Я — ботан! — с порога объявил кролик, встав в позу триумфатора.

— Поздравляю, — выдавил из себя Артур, которому до смерти не хотелось никакой компании. Тем более такой компании.

Однако уже через считаные мгновения его желание изменилось.

— У меня для тебя новость! — сообщил Денис, хитро щурясь. — О, какая новость для тебя у меня!

— М? — спросил Артур из вежливости.

— Ботаны ищут Губителя вселенных!

Артур с удивлением ощутил, как к нему возвращается охотничий азарт.

— Ну-ка? — потребовал он.

— Слушай мою историю, хоть ты и недостоин, — сказал Денис, прыгнув на свою кровать…


Экзамен проходил в университетском кинозале, стены которого были щедро обклеены постерами научно-фантастических фильмов. На сцене перед экраном за массивным столом восседали пять очкариков: суслик, хомяк, заяц, енот и дикобраз. Денис стоял между рядами и нервно подергивал ушами. Он боялся экзаменаторов. Особенно дикобраза. Его иглы внушали кролику ужас. Вряд ли зверь с такими иглами способен пустить кого-то в священный Ботанический сад.

— Итак, — произнес дикобраз, и остальные экзаменаторы повторили за ним: — Ита-а-а-ак…

Никогда Денис не слышал более страшного слова.

— Почему нас пятеро? — спросил дикобраз.

Это был легкий вопрос.

— По количеству членов экипажа космического корабля «Дилетант» из сериала «Экипаж космического корабля „Дилетант“».

— Верно. А почему ты один?

Это тоже было просто.

— По количеству персонажей спектакля «Толпень».

— Точнее?

— Моноспектакля «Толпень».

Дальше пошли вопросы сложнее.

— Представь, что ты стоишь в толпе зевак, — предложил енот.

— То есть я зевака? — уточнил Денис.

— Ты — нет. Вокруг тебя зеваки. Все они смотрят на звероподобного робота…

— То есть я робот? Ну, раз не зевака.

— Верно. Так вот, они смотрят и обсуждают — разберут тебя на запчасти или, наоборот, ты захватишь город. Твои действия?

Денис задумался. Он попробовал представить себя звероподобным роботом, окруженным толпой зевак. Воображаемые зеваки нарисовались с легкостью, а вот робот получался какой-то очень условный и лишенный конкретных очертаний. Денис понял, в чем проблема.

— Можно вопрос?

Хомяк покачал головой, а енот кивнул. Денис решил довериться еноту.

— Этот звероподобный робот… О каком звере речь?

— Вот именно, — ответил енот и умолк. Денис немного подождал и спросил:

— И?

— Что?

— Какой зверь робот?!

— Считай, что это переменная «икс».

Денис занервничал. Он близок к провалу. О нет! Надо рассуждать быстрее. Может, не важно на какого зверя похож робот? Ведь важнее не то, что он зверь, а что робот. Ага!

— Я захвачу город, но не сам, а с помощью всех тех зевак, которые хотят меня разобрать!

Пятерка экзаменаторов наклонилась вперед.

— Так-так?

— Будучи роботом, я имею компьютерный мозг, работающий по принципу нулей и единиц, положительного и отрицательного. Значит, подобным же образом я воспринимаю и окружающий меня мир. Все эти зеваки — в моих глазах не звери, а числа. Но, как известно, в результате произведения двух отрицательных чисел получается положительное. Значит, мне надо найти пару отрицательных зевак и перемножить их! И я могу делать это до тех пор, пока в толпе остаются хотя бы два отрицательных зеваки. Все положительные звери, полученные таким образом, становятся моими союзниками и захватывают для меня город! Вот и все, и к кибернетику не ходи!

Экзаменаторы переглянулись. Поскольку их было пятеро, то это заняло довольно много времени. Денис томился в ожидании, переминаясь с лапы на лапу. Но результат того стоил.

— Мы восхищены твоим ответом, — выразил общую мысль суслик. — Однако решили не подавать виду.

Экзамен продолжался еще долго. Под конец Денис уже с трудом понимал, о чем его спрашивают, но, к счастью, уставшие экзаменаторы тоже не слишком вслушивались в ответы. Как бы то ни было, экзамен он сдал.

Когда дикобраз огласил результат, Денис чуть было на радостях не потерял сознание. Но не потерял и поэтому без промедления отправился вместе с поздравляющими его экзаменаторами в заветный Ботанический сад.

И распахнулись врата…

Дальнейшее напоминало дурман. Опьяненный счастьем, Денис братался с другими ботанами, гонялся на «звездолете» за «машиной времени», сражался на лучевых мечах с троллями и общался по Интернету с виртуальным собой. Носящиеся повсюду игрушечные паровозики безмерно радовали глаз, если, конечно, с непривычки о них все время не спотыкаться. Прекрасные механические девушки возложили на ушастую голову Дениса венок и закружили его в хороводе. А затем шесть воинов из шести самых знаменитых фэнтези-сериалов проводили его на вершину холма, украшенную величественной пагодой. Там, на вершине мира, новообращенного ботана встретил духовный лидер касты, суслик в белых одеждах, студент пятого курса факультета, название которого содержалось в глубокой тайне — сам Великий Хнун! Денис слышал, что Хнун было не настоящим его именем, а уважительным прозвищем. Это слово происходило из секретного языка черных шахматистов и имело глубокое магическое значение.

Великий Хнун сидел в позе лотоса, предаваясь расслабляющему программированию на карманном компьютере. Шесть воинов из шести самых знаменитых фэнтези-сериалов подвели Дениса к лидеру, почтительно поклонились и удалились прочь, оставив наедине первого и последнего из ботанов.

— Воссядь со мной, — произнес Великий Хнун, не отрываясь от программирования. — Нет, не здесь. Это место капитана звездолета «Дилетант».

Денис с недоумением уставился на пустое место рядом с главным ботаном.

— Знаю, о чем ты думаешь, — сказал Хнун. — Поясняю: капитан «Дилетанта» появляется, только когда я медитирую. Он возникает из будущего, сидит слева от меня и наблюдает за моей медитацией. Так что воссядь с другой стороны. Да, вот так. Взгляни на экран. Узнаешь ли священный символов язык?

— Узнаю, Хнун, — благоговейно ответил Денис. — Си плюс плюс.

— Истинно так. Ты шаришь.

От похвалы такого важного зверя душа кролика воспарила к небесам, хотя еще утром он и не подозревал о существовании Хнуна. Великий суслик, между тем, поднялся на задние лапы и объявил:

— Настала пора посвятить тебя в таинство нашей великой миссии, коей служить будешь в свободное от научной фантастики время. Хотя, — суслик понизил голос, — нет ничего научно-фантастичней нашей великой миссии. Она — начало всех начал. Конец всех концов.

Первый и последний из ботанов спустились с холма и прошествовали в конец сада, где взгляду изумленного Дениса открылось маленькое строение в форме древнего храма, над входом в который располагалось изображение самого Хнуна. Почему-то сей факт покоробил Дениса, хоть и совсем немного — подобно маленькой, но наглой тучке в ослепительно солнечный день.

— Что-то не так? — спросил Хнун.

Чуток поколебавшись, Денис указал взглядом на портрет.

— И? — не понял великий суслик.

— Ну… Как-то не знаю. Ведь говорят: не сотвори себе кумира.

Хнун улыбнулся и великодушно ответил:

— Так я ж не себе.

— О…

Первый и последний из ботанов вошли внутрь, и вконец обалдевший Денис обнаружил, что попал на… капитанский мостик космического корабля «Дилетант» из главного фильма в жизни любого истинного ботана! Вернее, на точную копию мостика.

Но не это было самым поразительным. И даже не то, что четыре из пяти кресел — кроме капитанского — были заняты фигурами из пластика. А то, что эти фигуры ничем не напоминали членов экипажа «Дилетанта». Они, скорее, напоминали демонов из ночного кошмара психопата.

— Кто эти милые звездолетчики? — спросил Денис. — Они больше смахивают на инопланетян, чем на землян.

— Совершенно верно, — кивнул Хнун. — На самом деле все они являются одной и той же персоной. Просто так по-разному наши скульпторы представляют себе его…

— Кого его?

Хнун прошелся рядом с фигурами и нежно провел лапой по каждой.

— Как-то один из наших астрономов перехватил радиосообщение из космоса. И стало нам известно о пребывании на Земле могущественного инопланетного существа. Могущественного настолько, что способен он планеты рушить и даже целые галактики…

У Дениса засосало под ложечкой. На ум пришла нечастая фраза «дежа вю». Хнун не заметил смятения новообращенного ботана и продолжал:

— С тех пор мы его разыскиваем.

Торжественный тон, с которым это было сказано, насторожил Дениса.

— Чтобы остановить, да? — робко предположил он.

Хнун улыбнулся.

— Ты еще очень неопытен. Понимаешь ли ты, кто он, этот изумительный инопланетянин?

— Ммм… Массовый убийца?

— Возможно, но не это главное. Представь себе, какими знаниями и навыками должен обладать этот пришелец. Он — величайший в мире ботан!

— А-а-а… — понимающе протянул Денис.

— Мы ищем его не для того, чтобы остановить. Какая дурацкая идея — остановить. Конечно же, нет! Мы найдем его и поможем ему изменить этот мир к лучшему! Мы построим мир ботанов! Вся Земля превратится в один прекрасный Ботанический сад!

Денис не знал, что и сказать. С одной стороны, он был всецело «за» в плане превращения Земли в мир ботанов. Но, с другой стороны, он очень сомневался, что Губитель вселенных — а речь, разумеется, о нем, — преследует именно такую цель.

— Но что, если Губитель вселенных хочет совсем не этого? — спросил он. — Может, он просто стремится уничтожить Землю!

Хнун окинул его снисходительным взглядом.

— Ты еще так неопытен… Однако и от тебя уже есть польза.

— Правда? — удивился Денис, стараясь не показать, как ему приятно это слышать.

— Конечно. Ведь только что ты придумал для величайшего ботана прекрасное прозвище. Губитель вселенных… Ах, как звучит!

Денису стало немножко стыдно. Это ведь не он придумал, Губителя вселенных действительно так называют — сами же инопланетяне. Однако признаваться он не собирается, пускай Великий Хнун и дальше считает его полезным.

Чтобы скрыть неловкость, кролик перевел разговор на другую тему:

— А почему капитанское кресло пустует?

— Ясно почему, — ответил Хнун, усаживаясь в капитанское кресло.

— А, ну да… — сообразил Денис.

— Поведай, неофит, в каких науках ты силен?

— В физике, в математике, в химии немножко.

— Это чудесно, — одобрил Хнун. — Мы приветствуем любые точные науки. Кроме одной. Одна у нас под запретом.

— Какая же?

— Ботаника…


Концовку истории Артур слушал уже почти равнодушно. Это не ускользнуло от внимания Дениса.

— Что у тебя с мордой? — оскорбленно поинтересовался кролик. — Разве так выражают воодушевление?

— Воодушевление? — Артур безнадежно вздохнул.

— Что у тебя с дыханием? Разве таким вздохом выражают воодушевление?

Артур устало махнул лапой и ничего не ответил.

— Да что с тобой?! — Денис недоуменно глядел на соседа. — Ты что, не понял? Ботаны знают про Губителя и тоже его ищут!

— Вот пускай они и ищут, — нехотя произнес Артур.

— Они?! Я думал, это мы его ищем!

— Уже нет.

Денис стукнул ладонью по кровати.

— Это она, да? Она сбила тебя с пути! Я ведь предупреждал! Все ясно, и к семейному психотерапевту не ходи!

— Не говори глупости! — В голосе Артура наконец проступили эмоции. — При чем здесь Кира? Ты просто еще ничего не знаешь!

— Так просвети меня!

Артур вкратце поведал соседу о сегодняшнем расследовании и о сделанных выводах. Денис внимательно выслушал, даже ни разу не перебив. А когда рассказ закончился, он сморщился и сказал:

— Видишь, до чего она тебя довела…

Артур чуть не задохнулся от возмущения. Он встал, кинул на Дениса гневный взгляд и вышел из комнаты, от души хлопнув дверью. В коридоре он прислонился к стене, закрыл глаза и сделал глубокий вдох.

Артур вспомнил, как считал, будто Константину придется тяжелее, чем ему — еще бы, ведь кузену-неучу предстоит изображать из себя учителя. Ага, как же! Да Артуру в тыщу раз хуже! У него вон сколько потрясений всего за один день. Куда там Константину!..


Артур ошибался. Потрясений у Константина было не меньше, чем у двоюродного брата. Может, даже больше.

Начинался день вполне спокойно. Константин вошел в класс, испытывая необъяснимую уверенность в себе. Вернее, объяснение имелось, но его нельзя было назвать убедительным. Звучало оно так: вчера ведь он выкрутился! Значит, и сегодня выкрутится. Нужно только крутиться в правильном направлении.

— Итак, мои маленькие друзья! — с порога объявил Константин. — Я жажду ознакомиться с вашими сочинениями на тему «Как мне новый клевый учитель»!

Он поудобнее устроился на учительском стуле, сложил лапы на коленях и с довольной улыбкой приготовился внимать.

— Ну, кто первым зачитает вслух свой шедевр?

Желающих не оказалось. Третий «Б» молчал и прятал глаза, делая вид, что его здесь нет. Константин заподозрил неладное. Он согнал с морды улыбку и с оттенком строгости произнес:

— Скорректируем вопрос. Кто вообще написал сочинение на тему «Как мне новый клевый учитель»? Пускай поднимет лапу.

Никто не поднял. Константин встал, заложил лапы за спину и принял грозный вид.

— Любимчик Андрей! — обратился он к лохматому котенку на задней парте. — Ты написал сочинение на тему «Как мне новый клевый учитель»?

— Я забыл его дома! — моментально ответил Андрей. Взгляд его буквально кричал: «Вру!»

— А голову ты дома не забыл? — ехидно поинтересовался Константин. Так говорили учителя в его школе, и, произнося подобные профессиональные фразы, кот на пару секунд чувствовал себя настоящим педагогом.

— А чего я! — возмутился Андрей. — Все забыли!

— Ах, все! — обрадовался Константин. — А если все с крыши прыгнут, ты тоже с крыши прыгнешь?

«Нет, ну какой кайф все же! Эта фраза была любимой у моей математички. Однако я, кажется, о чем-то забыл… Ах да, сочинение! Ну, сейчас я вам устрою статус-кво! Кстати, что это?»

Константиновы мысли хаотично заскакали, и коту пришлось сделать над собой усилие, чтобы вернуться к действительности.

— Значит, так, малышня. Будем писать диктант. На тему… Кто знает, какую?

— «Как мне новый клевый учитель?» — предположили сразу несколько учеников.

— Точно! Итак, раскройте тетради и пишите. Стояла противная весна. Настроение было отвратительным. И вдруг оно стало прекрасным. Потому что в класс вошел новый учитель Артур по имени Константин. С первого взгляда я понял… ммм… девочки, напишите не «понял», а «поняла». Ну, вы поняли. На чем я остановился? А, да! С первого взгляда я понял, какой клевый этот новый учитель! Это тот педагог с большой буквы, о котором мечтала моя школа, мечтал класс и мечтал я сам. Он такой умный, такой привлекательный, прямо кот моей мечты! Я должен во что бы то ни стало понравиться учителю Константину! Он клевый! Девочки, добавьте: я в него влюбилась. Что за смех, я не понимаю?

Последняя фраза относилась к той неприятной парочке, которая днем раньше пыталась оспорить авторитет нового клевого учителя — лисице Марине и волчонку Павлу. Они, не скрываясь, хихикали, и Константин начал сердиться.

— Эй, оппозиция, я к вам обращаюсь! Что смешного?

Марина перестала хихикать, однако насмешливый взгляд никуда не делся. Без тени смущения или испуга лисичка посмотрела на Константина и сказала:

— Уважаемый Константин, а вы точно студент?

— Конечно!

— Что-то не верится, — гнусно ухмыльнулся Павел.

Константин тоже гнусно ухмыльнулся. В конце концов, почему бы и нет, раз он тоже умеет это делать.

— Компотного душа захотелось?

Но волчонок почему-то не испугался и даже не рассердился. Наоборот, его ухмылка стала еще гнуснее, и Константину пришла в голову пораженческая мысль, что паршивец его переигрывает. Он повернулся к классу и с вызовом заявил:

— Ну-ка, кто тут еще сомневается в моем студенчестве?

Весь класс поднял лапы. Константин медленно и, как он надеялся, устрашающе прошел меж рядами.

— Та-а-ак… Бунт, значит. Любимчик Андрей, что я вижу! Ты тоже поднял лапу! О нет, скажи, что у тебя просто зачесалось под мышкой!

— Простите меня, — Андрей виновато отвел взгляд. — Но вы и правда совсем не похожи на настоящего студента. И уж тем более на учителя.

Константин вскинул лапы и воскликнул:

— Так вот какое ты, предательство! Имеешь облик не монстра, но маленького лохматого котенка!

— Между прочим, Андрей не просто маленький, — заметила Марина и опустила лапу, подавая пример остальным. — Он самый младший в классе.

— И что? — не понял Константин.

Лисичка пожала плечами:

— Так… Знаете же, как говорят: устами младенцами глаголет истина.

— Да ладно! — фыркнул Константин. — Это сами младенцы придумали!

Он прошествовал к учительскому столу, уселся на него и принялся болтать задними лапами — якобы непринужденно, но на самом деле нервно.

— А скажи-ка, молодежь, с чего это я не студент?

Со всех сторон посыпались ответы:

— Так вы же ничего не знаете!

— Не вижу логики, — заметил Константин. — Во-первых, вы сами не знаете, что я знаю, а что — нет. А во-вторых, студент вовсе не должен все знать.

— Про «все» и речь не идет, — парировала неугомонная Марина. — Но чтобы поступить в университет, нужно обладать хоть базовыми знаниями. Которых мы у вас не заметили.

— Плохо смотрели.

— Правда? Тогда ответьте на пару вопросов!

— Да легко! — кивнул Константин, на самом деле вовсе не ожидая, что это будет легко.

— Тогда вопрос по самой классической классике, — Марина задумалась на пару секунд. — Придумала. О чем рассказывается в книге «Выступление и предсказание»?

— Не помню, — ответил Константин, который этой книги никогда и в глаза не видел.

— Как это?!

— А она мне не понравилась. Проходная книжонка. Из разряда «прочитал и забыл». Поэтому я прочитал и забыл.

— И даже не пытались перечитать?

— Да сто раз перечитывал. И забывал. И не раз еще буду перечитывать и забывать.

— Ну а «Сопящая красавица»?

Константин решил, что вторично разыграть карту «прочитал и забыл» не выйдет, а на незнании содержания попасться не хотелось. Поэтому ответил:

— Ужасная книга!

— Вы ее читали?

— Нет, но мне говорили. Потому и не стал читать.

— Что значит — говорили? — возмутилась Марина. — Разве можно в вопросах вкуса полагаться на чужое мнение! Кто хоть говорил-то?

— Не помню. Какие-то незнакомцы. Но я им полностью доверяю.

— Ладно. Пускай не книга. Давайте попробуем кино.

— Отлично! — обрадовался Константин. Фильмы — это да, это он любит.

— Что вы думаете про «Броненосец с котенком»?

Она что, издевается? Откуда она выкопала такое кино? Хотя, кажется, оно действительно существует… Классика какая-то. Вроде бы.

— Кошмарный фильм!

— Вы смотрели?

— Нет, но мне говорили.

Марина сложила лапы на груди и объявила:

— Вы бы в жизни не сдали вступительные экзамены!

— А мне и не нужно было, — ответил Константин, стремительно сочиняя очередное вранье. — Я особенный. Вундеркинд — таких принимают без экзаменов.

Однако класс не выглядел убежденным. Всеобщий скепсис выразила все та же невыносимая Марина:

— Неужели? И какие же у вас особые способности, позвольте спросить?

«Да что это за ученики такие! — возмутился про себя Константин. — Третьеклашки, а разговаривают как четвероклашки!»

— Я могу в уме перемножать трехзначные числа!

— Да? Ну-ка, сколько будет триста пятьдесят два умножить на двести сорок семь?

— Семьдесят пять тысяч сто девяносто три! — выпалил Константин, не задумываясь. — Эй, ты что делаешь? — спросил он Павла, вытащившего калькулятор.

— Проверяю ваш ответ. Так, секундочку… Неправильно!

— Ну знаете, вы многого хотите. Вы на скорость обратите внимание!

На детских мордашках отчетливо проступили усмешки. Константин ощутил наступление паники.

— Еще у меня фотографическая память!

— Правда? Тогда опишите фасад нашей школы, — предложила запевала Марина.

— Не могу.

— А как же фотографическая память?

— Так и есть. Нужно время, чтобы проявить пленку, напечатать снимки… Приходите завтра!

Это провал. Константин ожидал, что класс сейчас взорвется от смеха. Однако, к огромному его удивлению, воцарилась тишина. Все ученики выжидающе смотрели на Марину. Юная лисица странно улыбалась.

— Ну что же, — медленно и негромко произнесла она. — Логика подсказывает…

— Эй, подсказок я не потерплю! — объявил Константин, но никто не обратил на него внимания.

— …что можно попробовать, — закончила Марина. — Начинаем.

И тут произошло нечто странное. Под одновременно обратившимися в его сторону взглядами Константин почувствовал внезапное головокружение, перед глазами побежали круги, а лапы сами потянулись к классному журналу.

— Вообще, Марина, ты молодец, — произнес лжеучитель, ведя пальцем по списку учеников. — Ты определенно заслуживаешь пятерку. Вот, ставлю. Красиво получилось.

— Да, Марина у нас отличница, — донесся до Константина насмешливый голос Павла. — Кстати, не единственная.

— Верно, — согласился кот. — Тебе тоже пятерка. Андрей!

— Что? — спросил лохматый котенок.

— Вопросы здесь задаю я! Поведай мне, что такое интеграл?

«Откуда я взял это слово? — изумленно спросил сам себя Константин. — Да и звучит оно как-то не очень по-третьеклассному».

— Интеграл — это аналог суммы последовательности, — ответил Андрей. — Он является площадью подграфика функции.

— Молодец, верно! — похвалил «любимчика» Константин. — Ставлю тебе пять!

«Откуда я знаю, что это верно? — тревожно подумал он. — Я ведь ни слова не понял!»

— Ура, пятерка! — радовался тем временем Андрей. — А давайте вы всем пятерки поставите!

— Конечно, поставлю. Только скажи-ка, любимчик, — Константин пошатнулся, перед глазами все поплыло. — Ты хоть сам понимаешь, что говоришь? Функция, подграфик…

— Нет, не понимаю. А что?

Константин не ответил. Он перевел взгляд на юного муравьеда, которого прежде не замечал.

— Как тебя зовут?

— Роберт, — ответил муравьед.

— А ты понял, что сказал Андрей?

— Да.

— Надо же… Ставлю тебе пять! — Он прошелся до конца списка учащихся. — Странно, тебя здесь нет. Почему в журнале нет Роберта?

Последний вопрос Константин адресовал всему классу. И тут оказалось, что взгляды ребят изменились. Теперь третьеклассники смотрели на него с удивлением и даже с тревогой.

— Роберта? — переспросил кто-то.

— Ну да, — кивнул Константин, и это действие вызвало у него приступ головной боли.

Несколько учеников повернулись к Марине, внимательно следящей за Константином:

— Надо остановиться! Что-то не так!

— Нет! — твердо возразила девочка. — Нельзя останавливаться. Именно потому, что что-то не так!

Неожиданно для самого себя Константин рассмеялся. Смех вышел нервный.

— Как ты любишь командовать, Марина! И не только одноклассниками, но и домашними, не так ли? Только знаешь, твоя младшая сестренка ведь вырастет — так что жди революцию. И отец терпит тебя из последних сил, верно? А вы, — Константин неопределенно помахал лапой. — Вы все! Павел, ты тут трепался о своем всесильном папаше, а он, между прочим, тебя ни в грош не ставит и не верит, что из тебя выйдет толк. Да ты и сам в курсе. А ты, любимчик Андрей, по дороге домой дрожишь от страха, потому что боишься столкнуться с хулиганами из соседнего двора. И вы все, — кот снова помахал лапой, — знаете об этом. Вы всё знаете друг о друге! И… обо мне тоже знаете…

Ребята смотрели на Константина с ужасом.

— Марина, давай прекратим! — выкрикнул кто-то.

— Нет, не прекратим, — жестко отрезала лисица. — Наоборот, мы усилим связь.

Вокруг раздались охи и возгласы протеста.

— Я сказала — усилим! — рассердилась Марина. — Вы что, не видите? Он один из нас! Назад дороги нет!

Константину стало страшно. Происходило нечто совсем уж непонятное.

— Что это значит? Немедленно объясните, я все-таки учитель!

— Вы не учитель, — с пугающим спокойствием, глядя ему прямо в глаза, произнесла Марина. — И не студент. Вы бывший мошенник. Вы пришли сюда, чтобы помочь двоюродному брату. Вы отбываете наказание за него, пока он разыскивает инопланетян.

— Что… Как…

— Как я узнала? — Лисичка усмехнулась. — Так же, как вы узнали о нас. Так же, как вы узнали, что такое интеграл. И, заметьте: узнали, но не поняли.

— Но я не могу знать того, чего знать не могу!

— А вы прислушайтесь к себе, — посоветовала Марина и махнула лапой, давая сигнал остальным.

И тогда в голове Константина взорвалась Вселенная.

И он знал, почему она взорвалась. Знал, но не понимал.

Его взгляд бороздил просторы космоса, натыкаясь на галактики, туманности и звезды. Он знал, как они устроены, как создавались. Но не понимал.

Вокруг него носились сотни формул — физических, математических, химических. Он знал, что они означают. Но не понимал.

Из глубин времен его сознание выхватывало события: войны, становление государств, падение империй. Он знал, почему все это происходит. Но не понимал.

Он видел себя и учеников третьего «Б». Он лежал на полу с широко раскрытыми глазами, а над ним озабоченно склонились ребята. Он знал, что с ним происходит. Но не понимал, как такое возможно. И никто из них не понимал.

Разум пытался охватить все мироздание, проникнуть в каждую его частицу, и от этих попыток возмущенно трещал.

В голове снова взорвалась Вселенная…

А потом все пропало.

Константин лежал на полу с широко раскрытыми глазами, а над ним озабоченно склонились ребята.

Кто-то спросил Марину:

— Почему он оказался одним из нас? Он же взрослый!

Лисица пожала плечами:

— Может, потому что в душе он вовсе не взрослый…

Константин нашел взглядом любимчика и спросил:

— Что такое… ирнт… интеграл?

— Понятия не имею, — ответил Андрей.

Константин привстал и оперся на локоть.

— Это хорошо. Мне как-то спокойней, когда третьеклассники этого не знают. А где Роберт?

Ему ответила Марина:

— Вы ведь уже знаете, что его не существует. Он появляется, только когда мы объединяем разумы. Возможно, он плод нашей совместной фантазии.

— Какой странный муравьед… — проронил Константин. — Будь я плодом совместной фантазии, я бы постоянно маячил перед глазами. — Он обвел взглядом учеников. — Вы тоже странные. Не хотите объяснить, что тут произошло? То есть я как бы знаю… Но как бы нет.

— Что сможем, объясним, — ответила Марина. — А вы не так просты, как казались. У вас богатый жизненный опыт, но дикие пробелы в образовании. У нас есть две недели, чтобы их восполнить.

— Восполнить? — напрягся Константин.

— Конечно. Мы будем вас учить.

— Вы теперь наш ученик! — объявил лохматый Андрей. — А мы ваши учителя. И знаете что? Вы будете нашим любимчиком!

Глава 20

Потрясающие открытия

Артур и Константин сидели в университетском баре. Артур смотрел на брата со смешанным чувством заинтересованности и недоверия. Он-то считал, что на сегодня с потрясениями покончено. Не тут-то было! К вечеру заявился Константин и с таинственным видом уволок Артура в бар — как он позднее объяснил, подальше от чужих ушей. От чужих кроличьих ушей.

Артур прокашлялся и спросил:

— Коллективный разум?

— Нет, ты представляешь?! — с горящим взглядом воскликнул Константин.

— Не представляю, — честно признался Артур.

— А никто не представляет! Они и сами не понимают, как это делают. Представляешь?

— По-прежнему нет.

— Ты что, мне не веришь?

Артур покопался пальцами в блюдечке с фисташками и сказал:

— Давай-ка пройдемся по деталям. — Он принялся перечислять услышанные от Константина новости, выкладывая на каждую из них на стол по фисташке. — Твои третьеклассники каким-то образом умеют объединять свои сознания в одно. Раз фисташка. Этот коллективный разум гениален. В таком состоянии ребятам открывается вселенная информации. Они знают всё…

— Всё знать невозможно! — перебил его Константин. — Ты чего, братушка?

— Извини. Они знают очень многое, но почти ничего из этого не понимают, потому что эти знания в их коллективном разуме никак не систематизированы. Два фисташка.

— И три фисташка, — добавил Константин, а в ответ на недоуменный взгляд Артура объяснил: — Знают, но не понимают. Это две фисташки.

— Ладно. Три фисташка. Ребята также не могут объяснить, каким образом их разумы соединяются. Четыре фисташка.

— Убери ее обратно, — потребовал Константин. — У них есть объяснение, просто они его не понимают.

Артур вернул фисташку в блюдце и жестом попросил кузена продолжать.

— Во всем мире есть только несколько детей, способных на такое, — пустился в объяснения Константин. — Заметь, именно детей. Потому что детские разумы отличаются от взрослых. А теперь скажи, знаешь ли ты, какова вероятность, что в одном классе соберутся именно такие дети?

— Нет.

— А они знают!

Артур кивнул и снова положил фисташку на стол.

— Допустим… Но тогда почему твой разум слился с этим чудесным хором сознаний? Ты ведь не ребенок. Ну, внешне, во всяком случае.

— Я уникален! — гордо заявил Константин. — Мой разум остался подростковым!

— Ну да… С этим не поспоришь. Пять фисташка. Итак, ребята проделали свой фокус, чтобы проверить, смогут ли они силой внушения заставить тебя поставить всему классу пятерки. И они смогли, но потому, что твое сознание слилось с их сознаниями. Я ничего не упускаю?

— Ничего. Но ты только подумай! Чтобы получить пятерки! Размениваться на такую ерунду, когда можно, ну, не знаю… потребовать мороженого!

Артур не оценил полета фантазии брата и продолжил:

— Итак, к удивлению ребят, ты тоже стал частью коллективного разума.

— Шесть фисташка, — кивнул Константин. — Братус, ты хоть представляешь, как много я тогда знал!

— Этого мне никогда не представить. Так, что мы упустили?.. А, да! У коллективного разума третьего «Б» невероятные знания, и отсюда миллион гениальных идей. Они воплощают эти идеи?

— Ни в коем случае! Они… то есть мы же знаем, что этого делать нельзя!

— Почему?

Немного подумав, Константин ответил:

— Не понимаем почему. Но знаем, что нельзя — от этого будет больше вреда, чем пользы.

Артур выложил на стол новую фисташку и вполголоса заметил:

— А вот я, кажется, понимаю почему…

Константин возбужденно похлопал его по плечу:

— Ну что, братопуло, ты мне веришь?

Артур растерянно кивнул:

— Пожалуй… Придумать такое ты не способен.

— Супер! — Константин откинулся на спинку стула, сгреб лапой со стола все фисташки и отправил их в пасть. — Это, кстати, большой секрет, — заметил он, не прекращая жевать.

— А чего тогда мне рассказал? — усмехнулся Артур.

Константин немедленно прекратил работать челюстями.

— Ой!

Артур укоризненно покачал головой.

— Болтун! Шпионы были бы рады знакомству с тобой.

— Нет-нет, постой! — Константин принялся лихорадочно соображать. — На самом деле я ничего не выболтал. Потому что… Потому что… А! Потому что я — это ты! Ну, в глазах моих собратьев по сознанию! Значит, я как бы сам себе говорю и ничего не выбалтываю!

— Хитро, — восхитился Артур. — Только погоди… Они ведь уже знают, что ты не я.

Константин в замешательстве напряг мозги.

— Верно… — медленно произнес он. — Но… Вот! Для директрисы я по-прежнему ты!

Артур понимающе кивнул.

— Это верно. Но с другой стороны…

— И еще Роберт! — перебил его Константин, желающий немедленно прекратить обсуждение его прокола. Он находил это обсуждение куда более травмирующим, чем сам прокол.

Уловка сработала.

— Что? — удивился Артур.

— Роберт! Я же тебе про него не рассказал!

— То есть сюрпризы еще не окончены?

— Какое там! Есть ведь еще Роберт! Воображаемый муравьед!

— Кем воображаемый?

— Всеми!

— Не могу согласиться. Я никогда не воображал муравьеда Роберта.

— При чем тут ты! Нами воображаемый! Мной! Ребятами! Коллективным разумом!

— Константин, давай спокойно. Ты же видишь, твоя уловка сработала — я уже не говорю о твоей болтливости. Так что просто, без восклицательных знаков, объясни, что за Роберт такой.

— Дополнительный ученик, ненастоящий, появляется, только когда ребята объединяют сознания. И этот Роберт, кстати, уверяет, что не только все знает, но и понимает. Вот фрукт!

Однако Артур уже не слушал. Фраза «дополнительный ученик» вызвала у него ассоциации с очень дорогой для него особой. А точнее, с ее братом.

— Константин, а вообще, класс хороший, дружный?

Кузен посмотрел на Артура так, будто тот сморозил откровенную глупость.

— Дружный ли? А сам-то как думаешь? Они же коллективный разум!

Идея, так внезапно пришедшая в голову Артура, захватила его целиком. Ян, брат Киры, третьеклассник! И сестра ищет, куда бы его пристроить, чтобы обошлось без стрессов. Решение найдено! Нужно посоветовать ей устроить Яна в этот самый третий «Б»! Но, разумеется, не раскрывая секрета. Сам раскроется со временем.

А главное, как после этого в глазах девушки повысятся акции Артура! Эгоистично? Ну и пусть! Всем же будет только лучше!

— Константин, мне надо бежать!

— Эй, постой! А фисташки?!

Но Артур уже выскочил из бара…


Майор Жанна Полигонне была близка к нервному срыву. Воспитанные армейской службой терпение и закалка грозили дать сбой. Причиной этому был тот факт, что уже несколько битых часов пантера гоняла взад и вперед запись беседы Артура и Киры в общежитии, в сотый раз проверяла данные о всех визитах, которые совершили сегодня наблюдаемый и его спутница — от Густава Бура до Сумрачного Кампуса, и все без толку. Она ни на шаг не приблизилась к разгадке — что же все-таки не так с этими наблюдениями. От усталости интуиция притупилась. Майор пришла к неприятному выводу: ей нужна помощь. И, к сожалению, обращаться за помощью придется к Амбразуру, бывшему в курсе операции с Губителем вселенных.

— Рядовой! — позвала она.

Амбразур немедленно приблизился к ее столу.

— Внимательно посмотрите видеозапись наблюдения за объектом «Артур», сделанную в общежитии Градбургского Университета, и скажите, замечаете ли что-нибудь необычное в его поведении.

Она включила запись через динамики, а крокодил склонился над экраном, жадно впившись в него взглядом. После перенесенного унижения он уже осознал, что ему придется заново начать восхождение по карьерной лестнице, и собирался использовать любую возможность отличиться в глазах командирши — пусть даже для этого придется растоптать свою гордость.

Но, вместе с тем, Амбразур понимал, что если он заметит нечто, ускользнувшее от внимания Полигонне, и открыто об этом заявит, то сделает себе только хуже. Поэтому надо проявить дипломатичность: пригодиться майору, но так, чтобы не оспорить ее лидерство ни в чем.

В бытность свою полковником Амбразур и помыслить не мог вести себя подобным образом. Да и сама идея на деле принадлежала не ему, а легендарному полководцу двухсотлетней давности, генералу Редуту. Причем генерал лично подсказал Амбразуру эту идею. Ну, или почти лично.

После того как полковника понизили до рядового, он чувствовал себя несчастным. Главным образом, из-за того, что он рядовой. Полковником быть ему нравилось больше. И капитаном больше. И майором. И лейтенантом. И даже рядовым, но только когда это было в молодости.

Крокодил полагал, что наказание, которому его подвергли, чересчур суровое. Глубокое унижение, испытываемое им от падения с заоблачных высот на каменистую землю, толкнуло бедолагу на новый проступок. Прошедшей ночью рядовой Амбразур крепко приложился к бутылке. Разумеется, тайно, спрятавшись в укромном месте, о котором не знал никто, кроме самого Амбразура и нескольких давно демобилизованных солдат. Маленький бункер, построенный Амбразуром для самого себя на случай ядерной войны. В течение долгих полковничьих лет он копил там провизию, медицинские препараты, шерстяные шапки, магнитофонные записи маршей — короче, все, что помогло бы ему пережить ядерную зиму. Была здесь, в числе прочего, и та самая бутылка, к которой он приложился.

И вот, когда бывший полковник осознал, что хлебнул лишнего, и решил вернуться в казарму, пока не обнаружилось его отсутствие, он заметил, что находится в бункере не один. На стуле у двери сидел лис, одетый в камзол и шляпу с пером. На коленях незнакомец держал шпагу. Он сообщил, что появился из бутылки, однако он вовсе не джинн, а прославленный генерал Редут и поэтому не собирается исполнять чьи-либо желания, кроме собственных. Правда, у него их нет, потому что на самом деле он не существует.

Амбразур поначалу отреагировал на появление фантомного генерала отрицательно, так как в его планы все же не входило напиваться до того состояния, когда появляются фантомные генералы. Однако Редут оказался весьма занятным собеседником: он рассказал про положительные стороны разжалования в рядовые (к сожалению, Амбразур их забыл, как только генерал испарился), а также научил, как себя вести с теми, кто выше по чину. Вот это как раз Амбразур помнил хорошо. Поэтому, просмотрев запись несколько раз и поняв, что именно в ней насторожило пантеру, рядовой аккуратно подбросил майору идею, с помощью которой она сама пришла к нужному выводу.

— Действительно, есть в этой беседе нечто неестественное. Но, признаюсь, по поведению Артура это не очень ясно. Может, дело не в нем? Может, в девушке?

Полигонне нахмурилась. Она так убежденно сосредоточилась на персоне Артура, что не придала значения его спутнице. Ну, ассистирует, ну, подсказывает — ничего особенного. Нехорошо.

Пантера включила запись с начала, но теперь уже анализируя поведение Киры. И тогда все стало на свои места.

— Рядовой, вы только посмотрите!

— Я смотрю.

— Видите, что она делает?!

— Боюсь, не очень, — соврал Амбразур, включая режим дурачка и оставляя роль первооткрывателя майору.

— Внимательней нужно смотреть, рядовой! Она якобы с ним соглашается, а на самом деле… Ну?

— А на самом деле подводит его к выводам! — озарило крокодила. — Какая хитрюга!

— Молодец, Амбразур, неплохо для рядового, — похвалила майор, но внезапно нахмурилась и подозрительно взглянула на собеседника. — А вы сейчас не то же самое делаете?

Крокодил сделал круглые глаза. Довольно страшное зрелище, но, конечно, не для вышестоящих пантер.

— Зачем мне это?! — Встревоженный догадливостью пантеры, Амбразур поспешно вернул ее к главной теме: — Мне совершенно незачем. А вот зачем это ей?

Полигонне прищурилась.

— Они догадываются, что мы прослушиваем комнату. Так почему же они обсуждают все это именно там? Если только… — Она ахнула. — Девчонка хочет запутать не только Артура! Она хочет запутать нас!

Этот вывод оказался для Амбразура неожиданным.

— Вы полагаете, майор? Судя по записи, девушка не догадывалась о нашем наблюдении, пока это не предположил Артур.

Полигонне снисходительно посмотрела на Амбразура и покачала головой:

— Рядовой, ну в самом деле… Конечно же, она все понимала. Не удивлюсь, если это именно она устроила так, чтобы разговор произошел в общежитии. Она поставила спектакль, а ее аудитория — мы.

— Но зачем?! — теперь уже совершенно искренне поразился Амбразур. — На кой ей нужно вводить нас в заблуждение?

Пантера хищно оскалилась.

— О, мы узнаем это. Клянусь. О, как мы это узнаем. Рядовой Амбразур, сию же секунду летите в аналитический отдел! Пускай запустят программу распознавания морд. Чтобы в течение получаса у меня были все данные об этой особе!

— Так точно!

Проявляя должное рвение, Амбразур кинулся исполнять приказ, и уже через двадцать минут перед Полигонне лежала распечатка с данными по Кире Закат. Пантера тщательно все просмотрела, но, за исключением того, что Кира утверждала, будто ее похищали инопланетяне, в жизни девушки не было ровным счетом ничего особенного.

Полигонне задумчиво постучала когтями по распечатке.

— Похищена, значит… Если это правда, то какими именно инопланетянами? Нашими предполагаемыми союзниками леронцами? Или, наоборот, их врагами? Или еще кем-то? И не связано ли это похищение напрямую с ее попыткой заморочить нам голову, чтобы мы отказались от поисков Губителя вселенных?

— Схватим и допросим? — кровожадно поинтересовался Амбразур.

— Это-то само собой… — рассеянно согласилась пантера, продолжая ломать голову над загадкой Киры. — Только при этом мы должны быть во всеоружии.

— Возьмем пулеметы! — жарко предложил Амбразур.

— Я имею в виду информацию. У нас ее слишком мало. Мы что-то упускаем.

Полигонне еще несколько раз очень внимательно прочитала досье Киры Закат, и наконец одна деталь, кажущаяся совершенно незначительной, привлекла ее внимание.

— Странно… — пробормотала майор. Она указала Амбразуру на заинтересовавшую ее строчку.

— И что? — удивился крокодил.

Вместо ответа Полигонне включила запись с камеры наблюдения в комнате Артура. И тогда Амбразур понял…

— Ничего себе! Но это может ничего не значить.

Полигонне решительно встала. В ее глазах горел хищный азарт.

— А может значить очень много. Собирай группу захвата, мы едем за девчонкой!..


Артур примчался к дому Киры, когда уже давно стемнело. Часы показывали десять. С точки зрения студента, детское время. К тому же у него потрясающая идея, которой Кира и Ян будут рады в любое время суток.

Так рассуждал Артур, взлетая на нужный этаж, и точно так же — давя на кнопку звонка. Однако дверь осталась запертой, и из квартиры не донеслось ни звука. Конечно, можно предположить, что Кира с братом вышли на вечернюю прогулку. Да, наверное, так и есть. Значит, нужно просто их дождаться.

Артур уселся на ступеньки и прислонился к стене. Он представил, как поведает удивленным Кире и Яну о том, что пацану стоит записаться в такую-то школу и в такой-то класс, а на законный вопрос «почему» будет таинственно улыбаться и говорить: «Просто поверьте мне». И они просто ему проверят. После чего Кира благодарно усадит его пить чай, а Ян даже скажет какое-нибудь слово.

Снизу раздался шум, почти моментально перешедший в топот множества лап. Артур вскочил и кинул взгляд в лестничный пролет. По ступенькам неслась вверх целая толпа солдат! Не имея ни малейшего представления о том, что происходит, подчиняясь инстинкту, Артур бросился на последний этаж. Почему-то совершенно не хотелось сталкиваться с военными. Опыт показывал, что ничего хорошего от такого столкновения ожидать не приходится.

Солдаты дотопали до Кириного этажа и остановились, выставив автоматы в сторону двери, за которой жила девушка. Что происходило выше, вояк не интересовало. Это утешало. Но их интересовала Кирина квартира. Это волновало.

К солдатам присоединились старые Артуровы знакомые — майор Полигонне и полковник Амбразур. Последний почему-то был в форме рядового. «Конспирация», — подумал Артур, с усиливающейся тревогой наблюдая за странной сценой.

Амбразур грубо постучал в дверь Кириной квартиры:

— Немедленно откройте!

Никто не открыл. Зато из соседней квартиры высунулась любопытная мордочка соседки-кошки.

— Вам Кирочку? — любезно осведомилась старушка.

— Да, — ответила Полигонне. — Знаете, где она?

— Конечно. Она в космос улетела.

— Простите? — удивилась Полигонне, а автоматы повернулись в сторону кошки.

— В космос, говорю, улетела. Знаете, где это?

— Догадываюсь. На чем же она улетела?

— А я знаю? — удивилась старушка. — Извините, а эти приятные молодые звери не могли бы целиться куда-нибудь в другую сторону?

Полигонне цыкнула на солдат, и автоматы снова повернулись к Кириной двери. Потеряв интерес к беседе, Полигонне велела Амбразуру:

— Выбивайте дверь!

Артура охватила паника. Зачем они вламываются к Кире?! Вряд ли же чтобы устроить Яна в школу.

Дверь Кириной квартиры слетела с петель, и военные немедленно ворвались внутрь. Несколько минут шумной возни, после чего все солдаты, ведомые Амбразуром, покинули дом. Киры и ее брата среди них не было. Последней из квартиры вышла майор Полигонне. Однако она не направилась вслед за остальными, а осталась на лестничной клетке. Артур понял, что Кирино жилище теперь в покое не оставят — наблюдать за ним будут денно и нощно. Студент безуспешно ломал голову над проблемой: как незаметно проскользнуть мимо пантеры и остальных, перехватить Киру с Яном на улице и предупредить об опасности.

Его размышления прервал голос Полигонне:

— Артур, спускайтесь!

Кот вздрогнул и только сейчас заметил, что пантера смотрит на него в упор. Он отпрянул от перил, прислонился к стене и попытался унять волнение. Может, бежать наверх?! Выскочить на крышу, перескочить на соседнюю и спрыгнуть на проезжающий грузовик? Наверняка герой боевика так и сделал бы. А Артур — наверняка нет.

Полигонне позвала снова:

— Я знаю, что вы здесь! Все это время знала! Не валяйте дурака, спускайтесь, я просто задам вам пару вопросов!

Кот вздохнул и смирился с неизбежным. Какое счастье, что он не знает, где Кира и Ян! Военные никак не смогут у него это выпытать.

Артур спустился на Кирин этаж.

— Здравствуйте, майор. Имейте в виду, я понятия не имею, где Кира и Ян! Вы не сможете у меня это выпытать!

— Никто не собирается вас пытать, — заверила Полигонне. — Мне известно, что вы не застали дома Киру и ее брата. Кстати, что вы о нем думаете?

— О Яне? Да ничего, собственно… Замкнутый пацан, с кучей заморочек.

— Интересно… И совсем ничего необычного?

— Ну… Все время молчит. А что?

Полигонне махнула лапой, приглашая Артура зайти в квартиру.

— Пройдитесь по комнатам…

— В отсутствие хозяйки? И не подумаю! — возмутился студент. — Это вы, армия, позволяете себе беззаконие, я не такой!

Полигонне усмехнулась.

— Неужели? Напомнить, как кое-кто хитростью проник на нашу базу, выдавал себя за другого зверя и пытался разнюхать военные секреты?

Артур смутился.

— Это другое…

— Да, другое, — ответила пантера. — Это гораздо хуже. Поэтому не стройте из себя оскорбленную невинность. Пройдитесь по квартире и найдите хоть одну вещь, принадлежащую мальчику. Любую. Игру, книгу, футбольный мяч, машинку, солдатиков, хоть что-нибудь.

Артура просьба майора удивила. О чем это она?

Чувствуя себя преступником, кот заставил себя осмотреть квартиру. После чего его удивление возросло многократно. Полигонне была права: ничто в квартире не говорило о том, что здесь живет мальчик.

— Итак? — насмешливо осведомилась Полигонне. — Как по-вашему, здесь проживает пацан с заморочками?

— Что это значит?!

— У Киры нет брата.

— Неправда!

— Мы проверяли, Артур. Она единственный ребенок в семье.

— Но я его видел!

— Вы видели кого-то

Артур не знал, что и сказать. Кира его обманула? Но зачем?!

Полигонне с удовольствием наблюдала за переменой в его эмоциях.

— Скажите, Артур, чьей идеей было устроить обсуждение именно у вас в общежитии?

Кот недоумевал. Это-то тут при чем? Опять странности.

— Моей!

— Вы уверены?

Артур хотел было сказать, что уверен, но осекся, вдруг вспомнив, что это не совсем так. Ему только казалось, что он придумал идти в общагу. А подтолкнула его к этому именно Кира.

Полигонне, конечно, заметила его замешательство и улыбнулась.

— Так это была она, верно?

Артур не ответил. Потому что в этот самый момент его словно громом поразило. Со всей очевидностью он понял, что все это время Кира его обманывала — и не только насчет несуществующего брата. Перед его внутренним взором пронеслась их последняя беседа, у него в общаге, когда они делали выводы из сегодняшнего расследования. Да ведь он самостоятельно ни одного вывода так и не сделал! Ко всем его подвела Кира! Она что, хотела, чтобы он прекратил поиски? Почему?!

Артур перевел взгляд на внимательно наблюдающую за ним Полигонне.

— У вас вид зверя, который внезапно очень многое понял, — усмехнулась она.

«Еще бы… — невесело подумал Артур. И ахнул, потому что понял кое-что еще. — Да ведь Полигонне считает Яна Губителем вселенных! Вот абсурд! Он же совсем юный…»

Мысль оборвалась. Внезапно в голове всплыла фраза «юный мудрец». Юный мудрец Галактикус Взломайтус. «Дорогая Кира! Добрался нормально. Твой ГВ».

Твой ГВ…

Артуру стало жарко, в глазах потемнело.

— Я могу идти? — хрипло спросил он.

— Конечно! — легко согласилась Полигонне, уступая ему дорогу…

Артур брел по вечерней улице к автобусной остановке, ни капли не сомневаясь, что военные продолжают за ним слежку. Наверняка рассчитывают выйти через него на Киру и… Яна. Только вот если такое случится, хорошо это или плохо?

А вообще, могли бы и подкинуть до общаги, ворчливо подумал Артур, забираясь в автобус и наблюдая в окно, как с места трогается одна из армейских машин. Знают же, что он в курсе их слежки.

Глава 21

Новая миссия

Артур был уверен, что его ждет очередная бессонная ночь. С этой уверенностью он заснул мертвым сном и проспал до самого утра. А утром, после долгих и бездумных часов в постели в позе зародыша, отрешенно глядя в зеркало над умывальником с застывшей в лапе зубной щеткой, он принял важное решение: не принимать отныне никаких решений. Пусть все идет само собой. А ему надоело. Неуловимые пришельцы, безумные свидетели, коварные военные, лживые подруги — это слишком много для одного зверя. Так что, господа события, с этого момента извольте происходить сами.

И события не преминули произойти. Первое из них началось с возвращения с занятий Дениса, который, как оказалось, большую часть утра был вовсе не на занятиях, а в дорогом его сердцу Ботаническом саду. Вид у кролика был диковато-таинственный.

— Пора на учебу, Артур, — произнес он тоном предсказателя судьбы. — Библиотеки ждут.

Кот опустил лапу с зубной щеткой и недоуменно уставился на соседа:

— Библиотеки?

— Они ждут, — подтвердил Денис, заговорщицки шевеля ушами.

Артур абсолютно точно помнил, что никакие библиотеки его сегодня не ждут. Он собрался было отшить Дениса и снова нырнуть в постель, как вдруг сообразил: сосед хочет увести его подальше от подслушивающих и подглядывающих устройств, наличие которых в комнате уже не вызывало сомнений.

— Ты прав, мой собрат по штудиям, — важно кивнул Артур. — Не будем же заставлять библиотеки ждать! Хотя нет, будем, мне нужно переодеться.

Шагая по кампусу, кот и кролик преувеличенно громко — для предполагаемых соглядатаев — беседовали на ученые темы: Артур задавал вопросы из физики, на которые Денис давал ответы из биологии.

— Собрат, мы прошли библиотеки, — обратил внимание кот.

— Нас ждут другие библиотеки, — объяснил кролик, и вскоре выяснилось, куда он ведет друга: перед ними выросли ворота в Ботанический сад. Возле них несли грозную вахту два волка-физкультурника.

— Денис, я не ботан, — напомнил Артур. — Меня не пустят.

— Не мели чушь! — фыркнул Денис. — Ты же со мной. Он со мной, — сообщил кролик охранникам, и те равнодушно посторонились.

Оказавшись в Ботаническом саду, Денис, с удивительной целеустремленностью, даже не глядя по сторонам, двигался к только ему ведомой цели. Заинтригованный Артур не знал, что и думать, поэтому ни о чем не думал и торопливо следовал за соседом.

Наконец Денис завел его в одну из многочисленных беседок. Кроме них двоих, здесь больше никого не было. Посередине стоял стол с включенным компьютером, перед ним — два кресла.

— Включить защиту! — громко приказал Денис, и воздух вокруг беседки потемнел, да так, что сад за пределами беседки стал невидим.

— Ну вот, — улыбнулся кролик. — Теперь никакие военные нас не подслушают.

— Защитное поле! — восхитился Артур. — Вот это да! Только зачем оно нужно посреди Ботанического сада?

— Не ищи во всем прагматизм. Просто такое поле было на космическом корабле «Дилетант», что само по себе уже причина воспроизвести его здесь.

— Впечатляет. Теперь, надеюсь, объяснишь, для чего вся эта конспирация?

— Ничего я объяснять не буду, — ответил Денис, усаживаясь в одно из кресел и кивком предлагая Артуру сесть рядом. — Кое-кто другой объяснит. Разреши представить тебе видеочат, результат продвинутых ботанских технологий! Через пару лет будет в каждом доме, но пока только у нас, у крутых. — С этими словами Денис пробежался пальцами по клавиатуре, и на экране появилась Кира.

— Привет, ребята, — произнесла она, кинув виноватый взгляд на Артура. Тот чуть не задохнулся от нахлынувших чувств.

— Ты! — только и смог он выдавить из себя, после чего повернулся к Денису. — И ты! — Снова посмотрел на Киру. — Вы!

— Ого, сколько всего, — сказала Кира. — Сейчас на все отвечу. Во-первых, нет, мы с Денисом не в сговоре. Я обратилась к нему за помощью, потому что вояки за тобой наверняка следят. А попадаться им на глаза в мои планы не входит.

— Перехватила меня после первой пары, — добавил кролик. — Ничего толком не объяснила и попросила устроить разговор с тобой. Вот я и устроил. Все придумал, дал ей для связи ботанский комп, забил время в беседке… Между прочим, все утро этим занимался, пока ты дрых.

— Денис, огромное тебе спасибо! — сказала Кира.

— На здоровье. Только я все равно тебе не доверяю!

— Так много я и не требую, — улыбнулась девушка и перевела взгляд на Артура. — Во-вторых, мне очень-очень жаль, что была вынуждена скрыть от тебя правду.

— Скрыть правду?! — возмутился Артур. — Ты хитрила, водила меня за нос, провоцировала делать нужные тебе выводы — якобы Губителя вселенных на Земле нет! Как я мог быть так слеп, чтобы доверять тебе!

— О небо, эти слова как музыка, — счастливо произнес Денис в сторону.

— По правде говоря, я не только тебя провоцировала делать нужные мне выводы. Но и наших свидетелей. — В голосе Киры Артуру послышалась гордость за содеянное, но он не успел ее в этом обвинить, потому что тон девушки снова сменился на виноватый. — Только, Артур, я ведь не тебя обманывала, а военных. Они следили за тобой, это был отличный шанс убедить их, что искать Губителя бессмысленно. Тебе от этого не легче, да?

— Да! Нет!

— Ну прости меня. Я все расскажу. Надеюсь, тогда ты поверишь, что я не желала тебе зла.

— Где ты находишься?

— Не могу сказать…

— Видишь, опять что-то скрываешь!

— И опять не от тебя. Артур, если есть хоть какой-то риск, что военные прознают…

— Не прознают, — вмешался Денис. — Мы защищены силой ботанского гения!

— Не стоит недооценивать и силу армейского гения. Если ты не забыл, они раскрыли мою игру.

— Знаешь, что самое любопытное? — сказал девушке Артур. — Военные считают, что Ян и есть Губитель.

Кира испытующе на него посмотрела.

— А ты?

— Честно? Не знаю, что и думать. А зачем еще тебе нужно было выдавать его за своего брата, если он не Губитель вселенных?

Денис вздрогнул и энергично затряс ушами.

— Ее брат — Губитель вселенных?!

— Он ей не брат.

— И он не Губитель, — добавила Кира.

Теперь уже Артур с Денисом испытующе на нее посмотрели. Кира развела лапами и воскликнула:

— Ребята, вы что?! Нет никакого Губителя! Как вы вообще могли поверить в такую чушь — будто есть целая раса существ, способных уничтожать вселенные!

— Раса богов могла бы, — многозначительно заметил кролик.

— Раса богов? Денис, ты в своем уме?

Артур помахал лапой, привлекая внимание.

— Кира, зачем тебе нужно было делать так, чтобы никто не заподозрил в Яне Губителя вселенных, если он и так не Губитель вселенных? По-твоему, молчун-третьеклассник в такой ситуации является классическим подозреваемым?

— Ян — не Губитель, — твердо повторила Кира. — Но он действительно тот, кого ищут военные. Не смотрите на меня так, а лучше дайте объяснить!

— Объясняй! — хором воскликнули студенты.

Кира кивнула, собралась с духом и начала:

— Помните, я говорила, что не помню деталей моего похищения инопланетянами? Это не совсем так…

Рассказ Киры

Внешнего вида пришельцев я действительно не помню. Возможно, они из соображений безопасности удалили мои воспоминания о себе. А им было чего опасаться — это я как раз помню очень хорошо. Но главное — это цель, ради которой меня переместили на летающую тарелку. Меня попросили о помощи. Пришельцы находились в бегах, они скрывались от врагов. В галактике идет война между двумя расами: леронцами и таринянами, соответственно с планет Лерона и Тарин. Мои пришельцы были семьей таринян. Спасаясь от преследования, они добрались аж до Земли. Но леронцы их выследили и со дня на день могли схватить. Поэтому они решили спасти хотя бы сына. Это означало спрятать его на Земле и потом, если им удастся оторваться от преследователей, забрать его. Я не знаю, почему их выбор пал на меня, и подозреваю, что я была не первая… Возможно, они пробовали обращаться с этой просьбой и к другим землянам. К супругам Какбыда, например. Но кролики пришельцам по каким-то причинам не подошли, и им «подправили» память. А я подошла.

Как вы уже поняли, этим юным таринянином был Ян. Сначала все шло нормально. Но потом появился ты, Артур… А немного позже стало ясно, что леронцы договорились с нашей армией о поисках парня. В панике я решила всех вас, и прежде всего военных, обмануть — внушить, будто искать некого. Это было ошибкой. Надо было просто бежать…

Ребята, вижу по вашим мордам, что у вас куча вопросов, и прошу набраться терпения. Мой рассказ еще не окончен. Все, что вы услышали, это только верхушка айсберга… На деле все гораздо хуже и напрямую касается Земли.

Тариняне позвонили мне, когда я уже прятала у себя Яна. Что вы так смотрите? Ну да, позвонили. А вы думали, что тем, кто способен пересечь галактику на звездолете, не под силу воспользоваться телефоном? Они поделились своими подозрениями касательно истинных целей леронцев. И если их подозрения верны, то решение укрыть мальчика на Земле было опрометчивым. Это именно то, чего добивались хитрые леронцы. Посудите сами, то, что военные звездолеты могущественной Лероны не смогли перехватить одно жалкое суденышко с семьей на борту, в высшей степени странно. Поэтому мои тариняне предположили, что леронцы специально загнали их на Землю. Подлинная цель Лероны — вовсе не кучка никому не нужных космических бродяг.

Ведь почему все называют разыскиваемого инопланетянина Губителем вселенных? Потому что именно так представили его нам, землянам, леронцы. В земной истории подобное тоже бывало: врагам дают прозвище, которое подчеркивает их опасность или неполноценность — и не важно, насколько это соответствует действительности. Это прозвище повторяют всюду и постоянно, и вот уже оно становится неотделимым от образа врага. Вы ведь знаете, какой силой обладают слова. Главное — не факты, главное — эффект. Слова создают эффект и творят историю. И лживые слова — в том числе. Ложь вообще обожает, когда ее часто повторяют, так ей легче сойти за правду. Понимаете, зачем это нужно, верно? Ведь какая жалость или сочувствие может быть к тому, кто зовется, скажем, Губителем вселенных?

А если вам нужны союзники? А если эти возможные союзники — жители далекой планеты, которые не знают ни вас, ни ваших врагов? Свяжитесь с их армией, будьте само дружелюбие, попросите о помощи… Маленькой такой помощи — найти одного из Губителей вселенных. Кто такие Губители вселенных? А разве не ясно по названию? И, кстати, они и до Земли доберутся, уж такие они, эти Губители. Землянам ужасно повезло, что между ними и этими чудовищами стоит Лерона. Но если Лерона падет, то Земле — каюк. Ну как, земляне, вы уже прониклись идеей превентивного удара по Губителям вселенных, пока они вас не истребили? Бок о бок с леронцами! Которые, между прочим, дадут вам свои технологии, свое оружие — вы же этого так хотите, не правда ли, господа земные военные? Получите все, что вам нужно, и не заметите, как окажетесь на передовой, где будете воевать вместе с леронцами. Или вместо леронцев. Ради спасения Земли, разумеется.

Вот такими подозрениями поделились со мной родители Яна. Кроме того, они предположили, что, возможно, еще не все потеряно. Если военные не справятся с возложенной на них задачей и не найдут Губителя вселенных или если они недостаточно проникнутся ощущением исходящей от расы Губителей угрозы, то, может быть, леронцы посчитают Землю никчемной планетой, на которую нельзя полагаться. И, может, ловушка, устроенная для землян Лероной, тогда не сработает.

Поэтому родители Яна хотят как можно скорее его забрать. Это не так-то просто. Они попытаются перехитрить леронцев, но на это может уйти время. Поэтому мы договорились, что я передам им Яна через несколько недель. Срок истекает через два дня. Нам надо продержаться еще два дня! Всего два!

Помогите мне, ребята…


Кира замолчала. Артур с Денисом не издали ни звука. То, что они услышали, грозило перевернуть вверх дном все их представления о собственной миссии. При условии, конечно, что Кира говорит правду.

— Ян рядом? — спросил Артур.

— Конечно, нет! — ответила Кира. — А что? Хочешь проверить достоверность моей истории? Он все равно не разговаривает.

— Но печатать-то он может.

— Полагаю, что да. Ну, подтвердил бы он правдивость моего рассказа… Это бы тебя убедило?

— Не знаю… Я хочу тебе верить, но ведь до сих пор ты только врала.

— И ты уже знаешь, почему! Послушайте, на раздумья нет времени. Или вы согласны мне помочь, или нет. Верить при этом необязательно. Решайте!

Артур повернулся к Денису:

— Что скажешь?

Кролик немедленно предложил:

— Надо начать публичную кампанию против Лероны! Собрать студентов, развесить транспаранты, взбудоражить прессу, вывести всех на демонстрации! А то ишь чего удумали! Где это видано — называть кого-то кем-то!

— Да где только не видано, — фыркнул Артур. — Сразу ясно, что ты не интересуешься историей.

Кира же с легкостью остудила пыл Дениса:

— Их враги, возможно, делают то же самое. Кто знает, может, вообще это они начали войну.

— То есть как? — поразился Денис.

— Мы знаем обо всем со слов таринян — это только одна сторона. А ты уже обрадовался, что в этой истории есть плохие и хорошие? И можно побегать по кампусу с рупором и лозунгами, балдея от собственной отваги и справедливости?

— Тогда с какой стати нам помогать Яну?

— Ты что, больной?! Он ребенок! Он в любом случае ни при чем!

Артур добавил:

— А еще потому, что мы не хотим, чтобы землян втянули в чужую войну в качестве пушечного мяса.

— Вот именно! — подтвердила Кира.

— Почему родителям Яна нужно аж несколько недель, чтобы его забрать? — спросил Артур. — Нет, я понимаю, что леронцы будут им мешать…

— Не только леронцы, — ответила Кира. — Тариняне упоминали еще каких-то незримых агентов…

— Постой… — Артур наморщил лоб. — Какбыда что-то такое говорили!

— Верно. Незримые агенты даже опасней, чем простые леронцы. Больше я, правда, ничего не знаю.

— А где они, эти агенты? — поинтересовался кролик.

Девушка уставилась на него с осуждением:

— Денис, что тебе непонятно в слове «незримые»?

Артура же обеспокоило другое:

— Это что же, вокруг нас полно невидимых пришельцев?!

Теперь Кира уставилась с осуждением на него.

— Артур, что тебе непонятно во фразе «больше я ничего не знаю»?

Денис с необъяснимой убежденностью заявил:

— Их полно не вокруг нас, а вокруг таринян.

— Тогда почему таринян еще не схватили? — озадачился Артур.

— А зачем? — удивился Денис. — Им нужны не тариняне, им нужна Земля.

— Но тариняне могут забрать Яна, и их затея сорвется.

— Да ладно! Ничего у таринян не выйдет. Военные найдут Яна, в благодарность леронцы дадут им кучу оружия и отправят в космос, где их, конечно, разобьют. Потому что видал я наших военных — космический шаттл прошляпили. Земля обречена. Останется только Ботанический сад.

— Точно! И из ботаников родится новая раса землян!

— Артур, о чем ты? Какое родится? Ты здесь хоть одну самку видел? Эта, на экране, не в счет. Вымрем как миленькие. Умные и бесполезные. Как пить дать, и к водопою не ходи.

— Конец света… Как предрекали древние книги.

Кирино терпение наконец лопнуло.

— Вы мне поможете или нет?! — рассердилась она.

— А что нужно делать? — спросил Артур.

— Если б я знала! Военные дышат мне в затылок, и я ужасно боюсь, что не сегодня завтра они доберутся до Яна! Придумайте что-нибудь, у вас же светлые головы!

Студенты переглянулись и поняли друг друга без слов.

— Нам нужно посоветоваться с другими светлыми головами, — сообщили они Кире…


Это оказалось не так-то просто. В разгар учебного дня Артуру с Денисом пришлось изрядно потрудиться, чтобы собрать вместе все светлые головы, которые были так или иначе в курсе событий.

Для начала следовало избавиться от армейской слежки, которая без сомнения ожидала Артура, как только он покинет защищенную беседку. Для этого было решено замаскировать кота под робота. Собственно, это была единственная возможность маскировки, так как в беседке как раз валялся костюм механического злодея, оставшийся после прошедшего недавно фестиваля «Гений, робот и злодейство». Через десять минут из беседки вышли двое: Денис и некто железный, имеющий весьма зловещий вид. Некто передвигался механическими движениями, но довольно быстро. Денис прокричал в сторону беседки:

— Артур, только никуда не уходи! — Потом повернулся к роботу и добавил: — Наверняка ведь уйдет, знаю я его. — Он осуждающе покачал головой, украдкой подмигнув злодею: мол, теперь армейские шпионы будут ждать, что Артур уйдет из беседки, а для Дениса с роботом все дороги открыты.

Для начала съездили в школу и забрали Константина прямо с урока, на котором третьеклассники учили его одновременно математике, литературе и истории. Затем, уже втроем, светлые головы помчались к Евгению. На убеждение пингвина пришлось потратить время, потому что один только вид Константина и Дениса вызвал у него острое желание пожертвовать чем угодно, хоть всей Землей, лишь бы только эта парочка исчезла с его глаз. В итоге Артур и правда выставил спутников за дверь, только после этого ему удалось воззвать к сознательности Евгения.

И вот, в расширенном составе, светлые головы вернулись в университет и нанесли визит гораздо более старшей и умудренной светлой голове — профессору Интегральскому. Увидев, как в его кабинет вваливаются под предводительством робота два решительных субъекта и один пингвин, почтенный доберман, отдыхающий после лекции, не испытал никакой радости. Тем более что среди непрошеных гостей оказался тот самый Константин, к которому у профессора имелись серьезные претензии. Однако потрясающие новости привлекли внимание Интегральского.

— Подумать только, — покачал он головой. — Еще неделю назад я не поверил бы ни единому слову и выставил бы вас за порог.

— Как хорошо, что с тех пор прошла неделя! — облегченно вздохнул Константин. Профессор недобро на него покосился, но ничего не сказал.

— А почему вы недобро на меня коситесь и ничего не говорите? — спросил Константин, но его тут же осадил Артур:

— Прекрати, а то пожалеешь.

— Роботы мне не указ, — буркнул Константин, однако послушался.

— Итак, вы не уверены, что Кира говорит правду, но согласились ей помочь? — уточнил Интегральский.

— Верно, — кивнул Артур.

— Она, конечно, заноза, — добавил Денис. — Но и занозам нужно помогать.

— А вы что скажете, Бржыхла? — спросил профессор у Евгения.

Пингвин вздрогнул.

— Пожалуйста, не называйте меня так! До сих пор дурно, как вспомню!

— Извините. Так каково ваше мнение?

— Все очень плохо, — мрачно ответил Евгений.

— Я имею в виду помощь.

— Да, надеюсь, нам кто-нибудь поможет.

Интегральский понял, что большего от депрессивного пингвина не добьется, и прекратил расспросы. В отличие от Дениса:

— Евгений, надо быть оптимистичней. Думая о неприятностях, ты их притягиваешь.

— Тогда скорее наружу!

— Зачем?!

— При землетрясении лучше быть на улице, а не дома.

— При каком еще землетрясении?!

— О котором я думаю.

Теперь и Денис понял, что большего от Евгения не добиться. И вот тут-то пингвин этот вывод и опроверг:

— Вот гады!

Все удивленно на него уставились. Константин по-братски обнял друга и утешающе произнес:

— Кого бы ты ни имел в виду, они не заслуживают таких эмоций.

— Заслуживают! — возразил пингвин, скидывая кошачью лапу с плеча. — Выдать за Губителя вселенных ребенка! Это ж кем надо быть?!

— Боюсь, что это сделано намеренно, — грустно сказал профессор. — Леронцы нас проверяют. Если Землю не остановит то, что Губитель вселенных — ребенок, и она выдаст его взамен на военный союз и технологии, это будет означать, что мы попались.

— А Землю не остановит?

— Если мы имеем в виду наших военных, то, видимо, нет.

— Ненавижу Землю, — проворчал Евгений.

— Итак, каков план? — спросил Артур.

И тут выяснилось, что плана никакого нет. Даже у Интегральского. Главная проблема заключалась в том, что светлые головы ничего не знали о возможностях леронцев и загадочных «незримых агентов».

Некоторое утешение принесли слова профессора о том, что, скорее всего, этих «незримых агентов» не существует:

— Похоже на страшилку. Наука давно доказала невозможность невидимости живых существ.

— Земная наука, — заметил на это Артур, имея в виду, что неземная наука могла бы доказать и обратное.

— Земных живых существ, — добавил Денис, подразумевая, что у неземных живых существ законы физики могут и отличаться.

— Не могут! — возразил профессор. — Ай-ай-ай, а еще студенты. Законы физики одинаковы во всей Вселенной!

— А внутри черной дыры? — скептически хмыкнул Константин, но уже через мгновение выпучил глаза от удивления: откуда он об этом знает? Тем более что он даже не понял, что сказал. Денис что-то такое рассказывал, может, оттуда? Однако, перехватив многозначительный взгляд Артура, он догадался, что это знание — «эхо» единения сознаний с третьим «Б».

— Хм… — озадачился Интегральский. — В этом есть смысл. О природе черных дыр мы знаем не много… Там могут быть иные законы.

— Вот видите! — обрадовался Констанин. — Незримые агенты — это жители черной дыры!

— Чушь несусветная! — хором воскликнули профессор, Артур, Денис и Евгений.

Константин примирительно поднял лапы:

— Ладно-ладно, вас больше.

— Так каков наш план? — снова спросил Артур, возвращая всех к главной теме.

Светлые головы начали сыпать идеями, в основном, сводящимися к тому, каким образом спрятать Киру и Яна на оставшиеся два дня до встречи с таринянами. Идеи были плохи, что признавали все, включая даже Константина.

Это продолжалось до тех пор, пока Интегральский не предложил:

— Может, вообще пойти с другой стороны? Например, не скрывать от военных Губителя вселенных, а, наоборот, подкинуть им его. Фальшивого, разумеется. Это отвлечет их, отнимет время… А там, глядишь, и срок выйдет.

— Ух ты! — воспрял духом Артур. — Интересная мысль! То есть нам нужен псевдоинопланетянин!

Все взгляды обратились к Евгению. Пингвин в ужасе вскочил и замахал крыльями.

— Ни за что!

— Послушай… — сказал Константин.

— И думать забудьте! Никакого больше Бржыхлы!

— На карту поставлена судьба Земли… — сказал Артур.

— Да хоть галактики! Я больше не буду изображать пришельца, жалкие земляшки!

— Уважаемый пингвин… — сказал профессор. Но Евгений не слушал:

— Стойте! Я придумал! Раз мы в тупике…

— Мы не в тупике, — заметил Денис. — У нас есть отличный пришелец.

Евгений гневно зашипел.

— У нас нет отличного пришельца! И мы в тупике! Но я знаю, что нам нужно! Нам нужен свежий взгляд!

Последняя реплика пингвина заставила остальные светлые головы отвлечься от персоны Евгения и задуматься.

— Поясни, — попросили они.

— У нас у всех глаз замылен, — с готовностью пустился в объяснения Евгений. — Нам поможет свежий взгляд на проблему. Нестандартный взгляд!

— Чей взгляд? — поинтересовались светлые головы.

— Ты кого-то конкретного имеешь в виду? — спросил Константин.

Евгений кивнул.

— О, да. И ты знаешь кого.

— Я?! Понятия не имею! Хотя… Ой. Кажется, имею. И почему я сам об этом не подумал?

Остальные недоумевали.

— О чем вы, друзья?

— Есть один лис… — сказал Константин. — Наш с Евгением друг.

— Большой специалист по разруливанию безвыходных ситуаций, — добавил пингвин.

Профессор с сомнением покачал головой.

— Правильно ли будет посвящать в эту историю еще кого-то? А как же секретность?

— Наш друг обожает секретность! — заверил Константин.

— И ему можно доверять?

Константин и Евгений рассмеялись — будто услышали ужасную нелепость.

— Поверьте, уж если кому на Земле можно доверять, то именно ему.

— Что ж… — Интегральский обменялся взглядами с Артуром и Денисом, заручился их молчаливым согласием и указал на телефон: — Звоните!

Константин схватил трубку, а Евгений заученно набрал номер.

— Привет, Улисс! — хором прокричали они.

Глава 22

Свежий взгляд

В ожидании загадочного Улисса Константин и Евгений жарко расписывали остальным светлым головам достоинства своего друга. Причем версии кота и пингвина различались: у Евгения Улисс получался этаким независимым супергероем, а по словам Константина, Улисс был способен на супергеройские поступки только с помощью друзей, в первую очередь представителей семейства кошачьих. А если конкретно, то Константинова семейства кошачьих.

Последнее заявление встревожило всех присутствующих.

— С твоей помощью? — Артур исподлобья посмотрел на брата. — О, я знаю, что такое твоя помощь!

— Мы все знаем, — сурово добавил профессор Интегральский.

Константин осуждающе оглядел собеседников.

— Хотите сказать, что моя помощь не пошла вам на пользу?

— Ой, не пошла… — покачал головой Артур.

— А Улиссу пошла! — торжественно объявил Константин. — Видите, какой он особенный!

Однако старания Константина и Евгения привели к обратному результату: настороженность светлых голов в отношении загадочного лиса Улисса возросла. Так нередко происходит, если что-нибудь чересчур много расхваливать. Артур уже начал жалеть о своем согласии пригласить «эксперта» со стороны, когда в дверь кабинета постучали и, в ответ на профессорское «войдите», на пороге появился тот, о котором велись разговоры весь последний час.

Воцарилась тишина. Светлые головы уставились на вошедшего лиса. Кабинет переполнила атмосфера любопытства. Профессор, Артур и Денис присматривались к незнакомцу, пытаясь разобраться в нем по внешнему виду. Внешний вид был безупречен. От лиса ощутимо исходила способность разрулировать безвыходные ситуации.

Константин подмигнул новоприбывшему, а Евгений приветственно помахал крылом. Лис улыбнулся друзьям и представился остальным:

— Улисс.

Светлые головы представились в ответ, не сводя заинтригованного взгляда с лиса. Тот, словно не замечая столь откровенного интереса к своей персоне или просто будучи к подобному привычным, невозмутимо повесил на вешалку берет, зонт и поношенное пальто, из внутреннего кармана которого выглядывала деревянная флейта.

— Флейта? — не удержался от удивленного восклицания Интегральский.

— Совершенно верно, — кивнул Улисс, усаживаясь в свободное кресло.

— Зачем?

— А как же? Я без нее из дому не выхожу. Мало ли что… — Лис перевел взгляд на Артура. — Отличный прикид. Помнится, в первом классе я тоже как-то нарядился роботом. Хотел напугать стиральную машину.

— Я никого пугать не собираюсь, — ответил кот. — Напротив, меня самого пугают.

Лис Улисс понимающе кивнул.

— Уж не потому ли я здесь? Вижу по глазам, что да. Рассказывайте!

И Артур принялся рассказывать… Он поведал Улиссу о пойманном сигнале из космоса и Губителе вселенных, о Кире и Яне, о Лероне и Тарине, о майоре Полигонне и военных, о Бржыхле и инопланетном катере, о ботанах и Густаве Буре, о свидетелях и «незримых агентах», об Эфенусе и Сумрачном Кампусе, о древнем послании из храма Почтампты и «юном мудреце»…

Его рассказ то и дело прерывали другие участники событий, чтобы добавить, исправить, опровергнуть — короче, дополнить картину. Из-за этого картина разваливалась на куски, но Улисса, судя по всему, это не беспокоило. Он внимательно слушал и, несмотря на совершенно невероятную историю, ни разу не выказал скептицизма. Похоже было, что этот зверь с невероятными историями на «ты».

Однако профессора Интегральского невозмутимость лиса удивляла:

— Вы что же, верите в это все?

— Верю ли я, что все обстоит именно так, как вы рассказываете? Не знаю, — признался Улисс. — Но я верю, что рассказ искренний.

— Но он же звучит как небылица! — воскликнул профессор. — Неужели вы не допускаете мысли, что это розыгрыш?

— Вообще-то, нет. У меня есть все основания полагать, что все серьезно.

— Поразительно…

— Отчего же? Напротив. В первую очередь, кстати, это благодаря вам, профессор. Присутствие уважаемого ученого мужа помогает мне верить тому, что я слышу. Также и благодаря вам, Константин и Евгений. Вы мои друзья и не станете меня так по-дурацки разыгрывать. И вам благодаря, Артур. Зверь не станет просто так наряжаться роботом, это тоже помогает поверить. — Улисс повернулся к Денису. Кролик приосанился. Лис повел бровью и сказал: — Ммм… Да, — и отвернулся.

На кролика нахлынула обида. Это что же такое — все здесь полезные, кроме него? И это после всего, что он сделал?! И тем более до всего, что он еще сделает?!

Денис сердито потряс ушами и заявил:

— А я думаю, у вас ничего не выйдет!

Улисс не удивился выпаду в его сторону и примирительно ответил:

— Признаться, я и сам порой так думаю. Видите, мы с вами чем-то похожи.

— Еще чего! Я что, похож на зверя, который носит с собой флейты?

— Так и я их когда-то не носил.

— На самом деле, у нас есть идея, — вмешался профессор Интегральский.

— Да, — подтвердил Артур. — Мы решили, что нужно как-то отвлечь военных.

— Отвлечь военных — хорошая мысль, — одобрил Улисс. — Вопрос: как?

— Взорвать их базу! — осенило Константина.

— Отлично. Константин, взорвешь их базу.

— Ты серьезно?!

— А ты?

Кот недовольно передернул плечами. Опять его идеи незаслуженно отвергают!

— Если подумать, просто отвлечь военных будет недостаточно, — произнес Улисс, потирая подбородок. — Ведь есть и другие противники. Леронцы… Незримые агенты… Что бы эти слова ни означали.

— Поэтому мы и обратились к вам за помощью, — сказал Интегральский. — Ваши друзья заверили нас, что вы способны что-нибудь придумать.

— Может, и способен, — не возражал Улисс. — Но прежде я хочу лично встретиться с Кирой и Яном.

— Зачем? — хором удивились светлые головы.

— А как же иначе? Это ведь на них все завязано.

— Можно по видеочату! Продвинутая технология! — предложил Денис, все еще обиженный на Улисса.

— Нет, мне нужна личная встреча. Хоть это и отсталая технология.

— Но… Ян не разговаривает! — заметил Артур.

— Зато я разговариваю.

— К тому же, они прячутся, — напомнил Евгений. — Встреча — риск.

— Думаю, кое-кто сможет обговорить детали встречи так, чтобы риск был минимальным, — сказал Улисс. — Денис, я имею в виду вас.

— Меня?! — Кролик воспрял духом, обиды как не бывало. — Да, я могу — из Ботанического сада! По видеочату! Продвинутая технология!

— Чудесно! — Улисс встал. — Что ж, за дело. Константин, есть разговор.

Кот с энтузиазмом вскочил.

— Раз есть — поговорим!

Сняв с вешалки пальто, берет и перевесив зонтик через лапу, Улисс обернулся к Артуру и спросил:

— И все же — почему вы робот?

— Конспирация, — со значением ответил Артур.

Улисс приподнял одну бровь, придав морде слегка удивленное выражение.

— Внедряетесь в коллектив роботов?

Артур рассмеялся.

— Нет, конечно! Это чтобы оторваться от слежки военных!

— Ах, вот оно что… Смелое решение. — Улисс задумался. — Знаете что? Теперь нужно сделать наоборот!

Предложение осталось светлыми головами не понятым.

— Нарядить роботами военных? — предположил Константин.

— Это было бы забавно, — сказал Улисс. — Может, как-нибудь в другой раз. А пока просто сделать так, чтобы шпионы узнали про вашу конспирацию.

Это предложение тоже не вызвало понимания.

— Чего?! — выразил всеобщее недоумение Денис.

— Пускай Артур вернется на то место, где оторвался от слежки, и снимет свой наряд у всех на виду, — пояснил Улисс. — Чтобы военные поняли, что они его упустили. А особенно — почему они его упустили.

— Зачем?!

— Для конспирации.

Денис перевел взгляд на Константина.

— Он всегда так изъясняется?

— Время от времени, — ответил кот.

— А по-моему, все понятно! — неожиданно заявил Евгений. — Только я вам не скажу, потому что вы хотели снова сделать меня Бржыхлой! Жалкие земляшки!

Артур жестом попросил друзей умолкнуть и спросил Улисса:

— Каким образом нарушение конспирации ей же и поможет?

— Очень просто, — улыбнулся лис. — Нарушение конспирации поможет другой конспирации. Подробнее объясню позже. Время не ждет!

— Погодите, Улисс! — окликнул его профессор Интегральский, не принимавший участия в последнем разговоре, но внимательно его слушавший. — Даже если удастся оторваться от военных… Что делать с этими загадочными незримыми агентами? Буду, однако, откровенен, я не очень в них верю, потому что невидимость живых существ антинаучна…

— Или метафорична, — заметил Улисс.

Все снова непонимающе на него уставились.

— То есть? — насторожился профессор, который испытывал неловкость от того, что мысль этого молодого лиса обгоняет его собственную.

— В некоторых детективах авторы называют невидимками персонажей, которых другие не замечают. Например, из-за их профессии: охранники, таксисты, официанты, горничные… К их присутствию все привыкли. И это помогает им совершать преступления или за кем-нибудь следить.

— Вот это да… — ошеломленно произнес Артур. — Значит, эти незримые агенты среди землян, и мы просто не обращаем на них внимания!

— Это таксисты! — убежденно заявил Константин.

— Почему таксисты? — удивился Евгений.

— А ты что, не помнишь, какие они, таксисты?

— Нет…

— Вот поэтому!

Улисс взялся за ручку двери.

— Но, разумеется, я могу и ошибаться. И тогда…

— Что тогда?!

— Они действительно невидимы…


Улисс и Константин пристроились в одной из пустых аудиторий. Лис выглядел очень серьезным, а кот, напротив, довольно сиял. Он обратил внимание, какое впечатление на светлые головы произвел Улисс, и записывал этот эффект исключительно на свой счет. Нет, конечно, идея позвать лиса принадлежала Евгению, но счет — Константиновский.

От мысленного самолюбования его отвлекли неожиданные слова Улисса:

— А теперь выкладывай то, что скрываешь от других.

Константин немедленно покинул заоблачные высоты фантазии.

— Скрываю?

— Константин, я тебя знаю. Ты очень хочешь о чем-то рассказать. Да тебя всего распирает! А раз до сих пор не рассказал, значит, не хочешь при остальных.

— Э-э… — Кот растерялся. — Ну… Да. Хотя я дал слово никому не говорить.

— И как? Никому не говорил?

— Никому!

Улисс вздохнул.

— Ну, раз так… Только скажи, этот ужасный секрет как-то связан со всеми теми удивительными вещами, что я сегодня услышал?

Константин немного подумал и ответил:

— Если считать, что те удивительные вещи, на мой взгляд, тоже не особо друг с другом связаны… И если учесть, что мой секрет еще более удивителен… То одно из двух — либо связан, либо я не знаю!

— Ладно, — Улисс развел лапами. — Остается только пожалеть, что ты не можешь мне его открыть. Возможно, он помог бы решить ту неимоверно сложную задачу, которая перед нами стоит. Но нет так нет.

Улисс решительно встал.

— Погоди… — хмуро сказал Константин.

Улисс решительно сел.

— Вообще-то, я рассказал Артуру, — сообщил кот. — Но это не значит, что я нарушил слово!

— Разве?

— Да! Потому что Артур — мой брат! Хоть и двоюродный, а все равно!

— Ну и что?

— А то! Данное слово — это святое! Так?

— Так.

— И семья — это святое! Так?

— Так.

— Нельзя предпочесть одно святое другому! Таково мое мнение, и оно свято!

Улисс покачал головой.

— Ну и демагогия. Однако во внутренней логике ей не откажешь. Только я-то тут при чем?

— При том! — горячо воскликнул Константин. — Ты же мне как брат! Разве не так?

— Так.

— Вот и слушай тогда! В общем, пошел я вместо Артура в школу…


Придя домой, Улисс приготовил кофе покрепче и сел за стол. От того, что он узнал за последние пару часов, голова шла кругом. Срочно требовалось привести мысли в порядок. Поэтому Улисс начал за ними безжалостную охоту. Каждую пойманную мысль он записывал на карточке и не мешкая бросался вдогонку за следующей мыслью.

Вскоре весь стол оказался усеян исписанными карточками, даже пришлось переставить чашку на стул. Задумчиво нахмурив лоб, Улисс передвигал карточки с места на место, складывал в стопочки, перекладывал, переворачивал и даже сворачивал в трубочку.

— Не вижу… — шептал он. — Во всем этом точно есть закономерность. Почему я до сих пор ее не вижу?..

Улисс устало откинулся на спинку стула и закрыл глаза. Ему показалось, что, будучи перенесенными на карточки, мысли и правда покинули его разум.

Если зацикливаться на проблеме, то разрешить ее станет еще труднее. Надо отвлечься на что-нибудь. Улисс вздохнул, встал, вытащил из внутреннего кармана поношенного пальто флейту и, встав у окна, заиграл спокойную мелодию. Музыка была простая, и поэтому лис, не вполне освоивший инструмент, справлялся с ней без особого труда.

Дойдя до верхнего до, мелодия оборвалась. Улисс отнял флейту от губ, стукнул себя по лбу и бросился к столу. Подчиняясь четким движениям его лап, карточки стремительно меняли позицию. Карточка «Ян» легла рядом с карточкой «катер», рядом пристроились «юный мудрец» и «храм Почтампты». Карточки «военные» и «Густав Бур» переместились к карточке «Ботанический сад», а затем вся эта троица перестроилась поближе к карточке «Бржыхла Суллок». Улисс возбужденно провел еще несколько манипуляций, выкрикнул «ха!» и бросил на карточку «катер» карточку «коллективный разум».

Однако ликование тут же сменилось тревогой. Улисс нервно постучал пальцами по столу, приговаривая:

— Нет-нет, так нельзя… Нужно что-то другое…

Он отодвинул карточку «Ян» к краю стола, но этого ему показалось недостаточно, и он положил ее в карман.

Проблема этим, однако, не решилась. Улисс провел пальцами по карточкам, на некоторых из них ненадолго задумчиво останавливаясь. Это продолжалось до тех пор, пока он не добрался до карточки «Артур». Улисс замер, поднес карточку к глазам и улыбнулся.

— О да, — удовлетворенно произнес он, а затем зачеркнул имя «Артур» и написал под ним другое слово.

Улисс бережно поместил карточку в центр стола и воскликнул:

— Вот теперь порядок!

В этот момент зазвонил телефон. Это был Денис.

— Я убедил Киру с вами встретиться, — сообщил кролик. — Не скажу, что это было просто.

— Нам противостоят армия и могущественные пришельцы, — заметил Улисс. — Так что забудьте слово «просто». Она приведет мальчика?

— Если не передумает. Я ни в чем не уверен.

— Где и когда?

— На Кровавом мосту. В девять вечера.

Улисс бросил взгляд на настенные часы — до девяти оставалось всего полчаса.

— Я тоже приду, — сказал Денис.

— Не нужно, — возразил Улисс.

Кролик поспешил обидеться.

— Ну и пожалуйста, не очень-то и хотелось.

— Вас ждет другое задание, не менее важное, — сообщил Улисс. — Кроме вас, с ним никому не справиться.

— Это меняет дело! — воодушевился Денис. — Что нужно сделать?

— Артур раскрыл свою маскировку?

— Да.

— Хорошо. Добудьте еще четыре костюма робота.

— Зачем?!

— Они скоро пригодятся.

— Но…

— Объясню позже. Пока что добудьте их. Сможете?

— Думаю, да…

— Отлично! Я побежал на встречу, созвонимся!..


Кровавый мост — унылое, пустынное место, куда горожане старались без особой надобности не забредать. На мост щедро проливался лунный свет — ни один субъект, включая и армейских шпионов, не смог бы здесь остаться незамеченным. «Хороший выбор», — одобрил Улисс решение Киры, остановившись в нескольких метрах от моста. Часы показывали пять минут десятого.

С другой стороны моста появились две фигуры — повыше и пониже. Та, что повыше, взошла на мост и медленно двинулась к Улиссу. Вторая фигура последовала за ней, держась на несколько шагов позади. Улисс пошел навстречу и на середине моста встретился с молодой кошкой. Ее спутник остановился чуть поодаль.

— Кира?

— Улисс?

— Рад, что вы не испугались со мной встретиться.

Глаза девушки холодно блестели.

— Еще как испугалась. Улисс, будьте добры, скажите что-нибудь такое, чтобы я не пожалела о своем решении.

— Извольте. Я знаю, как вам помочь.

— Неужели? — казалось, Кира сдерживается от фырканья. — А почему именно вы придумали, как мне помочь, а не целая компания умных зверей? Они ведь тоже пытались.

— В том-то и дело, что они пытались придумать, — ответил Улисс. — Именно придумать. А я ничего не придумывал. Я узнал, как вам помочь.

— Какая разница? — удивилась Кира.

— Между придумать и узнать? Довольно большая.

— Хм… Ладно, убедили. Вы неимоверно круты, и я сто раз права, что согласилась с вами встретиться. Внимательно слушаю, что вы узнали.

Улисс покачал головой.

— Не могу сказать. Во всяком случае, не всё.

— Вы что, издеваетесь?

— Ни в коем случае! Послушайте… То, что я узнал, это нечто вроде уравнения. Мне понятно, из чего оно состоит и чему равно. Только вот части этого уравнения — мы сами. Достаточно, чтобы изменился один компонент, и уравнение нарушится. И я очень опасаюсь, что если сболтну лишнее, то невольно направлю кого-то в неверную сторону. Тогда ничего не выйдет.

— Забавно… Вы ничего толком не объясняете и полагаете, что я должна вам доверять. С какой стати? Только из-за вашего красноречия?

— Решайте сами, из-за чего, — серьезно ответил Улисс. — Но то, о чем я намерен вас попросить, потребует полного вашего доверия. Абсолютного.

Кира насторожилась.

— О чем попросить?

— Отпустите со мной Яна.

— Что-о-о?! — Кира выпучила глаза.

— Понимаю, как это звучит, — мягко заметил Улисс.

— Бргх! — подтвердила Кира.

— Ну да, примерно так и звучит. Погодите, куда вы! Дайте мне объяснить!

— Нечего тут объяснять! Вы псих!

— Пожалуйста, вернитесь!

Однако девушка решительно удалялась. Когда она поравнялась с неподвижно стоящим Яном, Улисс предпринял еще одну попытку:

— Кира, они ищут вас, а не меня!

Кошка остановилась. Улисс медленно двинулся к ней.

— Не хочу показаться пессимистом, но… Скорее всего, они вас найдут. Вы же понимаете, что это только вопрос времени.

Кира молчала, однако ее решительность была поколеблена. Улисс продолжал:

— С вами Ян в опасности. Самое разумное — это поручить его защиту кому-то, кого никто не разыскивает и о ком военные ничего не знают. Из всех светлых голов такой только я один.

Он подошел ближе и наконец впервые увидел мальчика вблизи. Внешне Ян ничем не отличался от обычного земного котенка. Он исподлобья глядел на лиса, но во взгляде его не было страха. Скорее, покорность судьбе. И это Улиссу не понравилось.

— Но это меня тариняне попросили охранять Яна, — сказала Кира. — Это я за него в ответе.

— Вот именно! Что вы скажете его родителям, если военные вас обнаружат и заберут Яна? Может, они спросят, почему вы не согласились на мое в высшей степени разумное предложение?

Девушка прикусила губу. Казалось, что она ушла в себя. Улисс ей не мешал. Пускай подумает…

Кира подумала и сказала:

— Нет.

Улисс развел лапами:

— Нет так нет. Только давайте спросим и Яна.

Кира усмехнулась и пожала плечами. Она не сомневалась, что Ян не согласится ее оставить. Их же так много связывает.

Улисс наклонился к мальчику, их глаза теперь были почти на одной высоте.

— Ян, ты ведь все слышал, верно?

Мальчик кивнул.

— Пойдешь со мной?

Секундное замешательство и — еще один кивок.

— Ян! — пораженно воскликнула Кира.

Котенок схватил ее лапу и потерся о нее мордой, глядя Кире прямо в глаза. Его взгляд будто говорил: «Ты должна понять…»

Кира дрогнула.

— Ладно… С тяжелым сердцем иду на это. Но, Улисс, если с Яном что-нибудь случится, я никогда вам этого не прощу! И себе…

— Спасибо, Кира. Я понимаю, как непросто вам было на это решиться. Поверьте, я сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить парня.

Девушка присела на корточки и взяла Яна за лапы.

— Все будет хорошо. Смотри, сколько зверей о тебе заботятся. Вот увидишь, все будет хорошо…

Кира обняла мальчика, на ее глазах выступили слезы. Затем она выпрямилась и спросила:

— А мне что делать? Продолжать прятаться?

— Не совсем, — ответил Улисс. — Дело в том, что у меня есть еще одна просьба.

— Надеюсь, полегче?

— Боюсь, что нет… Даже уверен, что нет.

Девушка поежилась.

— Ну, говорите. Если это поможет Яну, я готова.

— О, это поможет Яну! — убежденно заявил Улисс. — А вот насчет готовности не спешите.

И действительно, по мере того, как он объяснял, что еще требуется от Киры, девушка мрачнела все сильнее…


Дома Улисс потчевал Яна чаем с пончиками и расспрашивал об инопланетной жизни. Толку от этого было мало: кроме того, что, будучи весьма юным пришельцем, мальчик не так уж много знал, он мог лишь кивать и качать головой. Не получив толком никакой ценной информации, Улисс сообразил предложить Яну порисовать.

— Вот тебе бумага и карандаш. Набросай что-нибудь о своей жизни. Что-то для тебя важное. Сможешь?

Мальчик кивнул и с энтузиазмом взялся за карандаш. Вскоре перед Улиссом возник рисунок: на фоне россыпи точек-звезд два дискообразных звездолета, один из которых, по-видимому, преследовал другой.

— Это вы убегаете от леронцев? — предположил Улисс и, получив в ответ кивок, добавил: — Ваши корабли очень похожи.

Ян яростно замотал головой и резкими росчерками внес в рисунок изменения. На борту одного из кораблей появилась четырехконечная звезда, а на борту другого — треугольник с хвостом, похожим на след самолета в небе.

— Звезда — это символ Тарина? — спросил Улисс.

Мальчик кивнул.

— А треугольник — Лероны?

Снова кивок.

— А почему хвост? А, это комета! Комета — символ Лероны!

Ян улыбнулся.

— Нарисуй еще что-нибудь! — предложил Улисс.

Котенок вопросительно посмотрел на лиса.

— Ну, не знаю… Что-нибудь про себя!

Ян почесал нос и вновь сосредоточенно склонился над листом. Результатом его трудов стал рисунок, изображающий котенка.

— Автопортрет? — спросил Улисс.

Ян помахал ладонью — мол, подожди, я еще не закончил. За спиной котенка он нарисовал чей-то силуэт. Силуэт был лишен конкретных очертаний. Что это за существо, было не ясно.

— Что ты имеешь в виду? — не понял Улисс.

Ян ткнул карандашом в свое изображение, а потом — в силуэт.

— Кто это?

Ям развел лапами.

— Не знаешь? — удивился Улисс. — Кто-то стоит у тебя за спиной, но ты не знаешь, кто это?

Мальчик кивнул.

— Хм… Очень странно. Может, еще какие-то детали добавишь?

Ян задумчиво поглядел на рисунок, а потом кивнул сам себе и закрасил силуэт целиком в черный цвет, от чего тот превратился в тень.

— Он плохой? — догадался Улисс. — Опасный?

Ян кивнул.

— Давай подытожим. За тобой стоит кто-то неизвестный и он представляет собой угрозу?

Кивок.

— Это леронцы?

Ян нахмурился и пожал плечами. От неожиданной догадки Улиссу стало не по себе.

— Он и сейчас рядом с тобой? — тихо спросил он.

Ян огляделся по сторонам и пожал плечами. Он был не уверен. Но Улиссу показалось, будто в комнате стало гораздо холоднее.

И тут зазвонил телефон. Улисс и Ян вздрогнули, мальчик даже уронил карандаш.

«Хватит себя накручивать, — подумал Улисс, снимая трубку. — Я должен сохранять спокойствие, а то какой пример я подаю парню».

— Алло?

— Это Денис, — раздался в ответ заговорщицкий шепот.

— Здравствуйте, Денис. Почему вы говорите шепотом?

Кролик прокашлялся и сказал уже нормально:

— Для таинственности. Но это необязательно. Улисс, светлые головы жаждут узнать новости. Если они есть, конечно…

— Есть. — Улисс кинул взгляд на настенные часы. Поздновато, но это, пожалуй, даже хорошо. — Давайте соберемся у меня через час. Передайте остальным.

— Ага! — обрадовался Денис. — Будем!

— Постойте, я еще не все сказал. Денис, вы не приходите.

Кролик охнул.

— Да что же вы меня все время обижаете!

— Обижаю? — удивился Улисс.

— Еще как! Это очевидно, и к очевидцу не ходи!

— Денис, о чем вы? Я никогда вас не обижал.

Кролик прикусил язык — и правда ведь, все предыдущие его обиды были на пустом месте

— Напротив, — продолжал Улисс. — Я очень благодарен судьбе за то, что среди моих партнеров есть такой бесценный помощник, как вы. Да, мы соберемся обсуждать план без вас, но если вы не поможете, то никто нигде вообще не соберется.

— Не понимаю… — растерялся Денис.

Вместо ответа Улисс спросил:

— Вы достали костюмы?

— Роботов? Да, конечно.

— Отлично! Денис, слушайте внимательно!

Глава 23

Камнепад

За час до полуночи в бар «Гранит науки» у ворот университета, излюбленное место сборищ отдыхающих от тяжелых будней студентов и доцентов, вошли пятеро в костюмах роботов. Они расселись за столом в центре, заказали по кружке астро-колы и принялись скрипуче обсуждать НЛО и инопланетян. Громче всех старался робот с торчащими из маски кроличьими ушами.

Ни бармена, ни других посетителей их появление не смутило. Снова ботаны чудят, поняли все.

Следом за роботами в бар вошел волк в военной форме. Он взял кружку кваса, уселся в углу и принялся обозревать помещение, демонстративно игнорируя компанию роботов.

Следит за ботанами, поняли все.

В это же время в доме Улисса собрались светлые головы: Артур, Константин, Евгений и профессор Интегральский. Не было только Дениса. Светлые головы кидали заинтригованные взгляды на Яна, сидящего в кресле у камина. Если мальчик и чувствовал от этого себя неуютно, то виду не подавал. Сам он, в основном, наблюдал за Улиссом.

Лис поприветствовал гостей, усадил всех за стол, предложил чаю и сказал:

— Итак, друзья, благодаря самоотверженности Дениса мы имеем возможность обсудить план действий, не опасаясь быть подслушанными.

Артур, Константин и Евгений кивнули, а профессор, обведя всех взглядом, заметил:

— Сдается мне, я один не в курсе, что же такого самоотверженного сотворил Денис.

— Отвлек на себя внимание противника, — объяснил Улисс. — Нарядил себя и еще четверых собратьев из Ботанического сада роботами и пошел с ними бесцельно слоняться по кампусу и за его пределами. Армейские шпионы решили, что это вы с Артуром снова используете сегодняшнюю удавшуюся маскировку, и теперь активно следят за роботами. А настоящие вы — здесь.

Профессор уважительно покачал головой:

— И правда, такой поступок сродни подвигу.

— Тоже мне, подвиг, — неожиданно фыркнул Евгений. — Подумаешь, притвориться роботом. Попробовал бы он притвориться инопланетянином! Вот это действительно сродни подвигу!

Интегральский, однако, не согласился:

— Денис действует во благо нас всех. А вы, Евгений, помните, ради чего вырядились Бржыхлой?

— Вот именно! — поддакнул Константин. — Постеснялся бы!

Пингвин чуть не задохнулся от возмущения:

— Да как ты смеешь! Да это же из-за тебя!..

— Из-за меня, — легко согласился кот. — И, заметь, я не называю это подвигом. Видите, профессор, какой я молодец?

Интегральский лишь удостоил его уничижительным взглядом и предложил перейти к делу:

— Итак, Улисс, в чем состоит ваш план? Что нужно делать?

— На самом деле, все уже сделано. Или будет сделано. Смотря, как посмотреть.

— Можно на этот раз без загадок? — недовольно поинтересовался Интегральский. — Что значит — все уже сделано?

— Друзья, всю работу проделали вы. Это вы искали правду, собирали по крупицам информацию. Если бы мне пришлось начинать с нуля, я, может, еще больше времени потратил бы. Образно говоря, вы подкатили камень к краю скалы, мне осталось только толкнуть. Или, вернее, не камень, а камни. Их много.

— Устроим камнепад? — оживился Константин.

— Еще какой! — подтвердил Улисс.

Артур, однако, радости брата не разделял. Его задевал тот факт, что он сам, после всего, так и не устроил камнепад. О чем он и сказал Улиссу.

— Вы все просто устали, — ответил тот. — Нужен был свежий взгляд.

— Ага! — воскликнул Евгений. — Я же говорил!

— Итак, план… — произнес Улисс, и все тут же обратились в слух. — Как уже было сказано, идея отвлечь преследователей от персоны Губителя вселенных — правильна. Можно, например, выдать Евгения за пришельца…

— Нам нужен свежий взгляд! — испугался пингвин.

— …но есть выход получше. Мы можем убедить военных, что Яна здесь больше нет. Тогда поиски станут бессмысленны и прекратятся.

— Убедим их, что Яна нет на Земле? — уточнил Артур.

— Очень правильный вопрос. Нет, я имею в виду не Землю.

— Опять загадки… — покачал головой Интегральский.

— Зато сразу и отгадки, — улыбнулся Улисс. — Друзья, вспомните древнее послание из храма Почтампты, адресованное некой Кире и подписанное «ГВ».

— Мы его помним, — пожал плечами Артур. — Галактикус Взломайтус переводится как «Губитель вселенных», но что с того? Послание не имеет отношения ни к Яну, ни к нашей Кире.

— Как знать… А что, если оно адресовано именно нашей Кире, хотя предназначено вовсе не для нее?

— Постойте! — воскликнул профессор. — Вы хотите убедить военных, что Ян улетел в прошлое и оттуда написал письмо Кире?! С чего им в такое верить!

— Они поверят, если это произойдет на их глазах, — сказал Улисс.

Если до сих пор на него смотрели с изумлением, то теперь у всех буквально отвисла челюсть.

— Что произойдет на их глазах? — решив, что ослышался, спросил Евгений.

— Губитель вселенных отправится в прошлое, — спокойно пояснил Улисс.

Артур рассмеялся.

— А, я понял! Вы предлагаете устроить спектакль, якобы Губитель переместился во времени.

— Вы правы ровно наполовину. Спектакль, безусловно, будет. Но Губитель действительно переместится во времени. На две тысячи лет назад. И оттуда напишет Кире. Это необходимо сделать по-настоящему, потому что… Потому что это, вообще-то, уже сделано. Мы же передадим письмо военным.

Интегральский нервно взмахнул лапами.

— Улисс! Вы хоть сами слышите, что говорите? Как это — переместится в прошлое? У вас что, есть машина времени?

— У меня — нет. Она есть у вас, профессор.

Наступила пауза. Светлые головы переводили взгляды с Улисса на Интегральского, не зная, что и подумать. Профессор же просто уставился на лиса и бормотал: «но… но…»

— Что вы имеете в виду? — наконец смог выговорить он.

— Разумеется, инопланетный катер.

— Катер перемещается в пространстве!

— Подозреваю, что и во времени.

— С чего вы взяли?

— Да с того, что кто-то две тысячи лет назад написал письмо Кире и подписался Губителем вселенных! Друзья, поймите, в прошлом это уже произошло! Губитель вселенных оказался на Земле — но он прилетел не из космоса, а из будущего! Иначе зачем оставлять письмо для Киры, прочитать которое должны именно сейчас? У вас есть другое объяснение? У меня нет! Губитель должен отправиться в прошлое, и единственное, что предположительно может его туда доставить — катер пришельцев!

— Но мы так мало о нем знаем… — заметил профессор.

— Вот именно! Поэтому он и может оказаться машиной времени. Следует лишь узнать о нем побольше.

— Каким образом?

— Думаю, нам помогут, — уклончиво сказал Улисс, кинув мимолетный, но многозначительный взгляд на Константина.

Интегральский хотел спросить, кто поможет, но не успел, потому что в этот миг Евгений, вспомнивший про свой побег на катере с военной базы, испуганно воскликнул:

— Мамочка, так я же мог случайно улететь в прошлое!

Этот выкрик разбил царящее в воздухе напряжение, и все, кроме молчаливого и внешне безучастного Яна, а также, разумеется, самого Евгения, рассмеялись.

— Ничего смешного… — надулся пингвин. — Вы бы здесь без меня пропали.

Немного успокоившись, Интегральский задал не тот вопрос, который собирался:

— Улисс, а вы не считаете, что ваша идея совершенно фантастична?

Лис с улыбкой развел лапами:

— Ах, профессор! Мои друзья, — он кивнул в сторону Константина и Евгения, — подтвердят, что у меня и раньше бывали фантастические идеи и что нередко они срабатывали.

Кот с пингвином важно кивнули.

Артур посмотрел на тихого Яна, нахмурился и произнес, обращаясь к Улиссу, но не сводя взгляда с инопланетного котенка:

— Вы предлагаете отправить Яна в прошлое… Но Эфернус говорил, что «юный мудрец» много с ним общался. Что-то не похоже на Яна.

— Ничего удивительного, — ответил Улисс. — Это не Ян.

Напряжение, вызванное всеобщим непониманием, снова наполнило атмосферу.

— Не Ян? — переспросил Артур. — Вы же говорили про Губителя вселенных!

— Это и будет Губитель вселенных, — подтвердил Улисс. — Но ни в коем случае не Ян. Напоминаю, что мы собираемся вернуть ребенка родителям. Обезопасить их сына, отправив его в далекое прошлое — немного радикальный метод, не находите?

— Но где мы найдем другого Губителя вселенных? — недоумевали светлые головы.

— Нигде. Мы его создадим. Вы, Артур, сами о том не подозревая, подали мне идею.

— Я?! Какую?!

— Замечательную! — ответил лис. — Вот только проверю, осуществима ли она, и тогда расскажу. А то не хочется, чтобы потом меня обвиняли, будто я предлагаю невозможное.

Последние слова вызвали новый взрыв смеха.

— Поверить не могу, что иду на это, — признался Интегральский. — Пришельцы, машины времени — где ты, моя рассудительность!

— Кстати, о машине времени, — сказал Улисс. — Профессор, очень важно, чтобы завтра вы были у себя на даче. Я собираюсь нанести вам визит, да не один, а с помощниками, которые разберутся с катером. Будете?

— Безусловно! Такое я не пропущу!

— Тогда на сегодня всё. — Улисс встал. — Желаю всем хорошо выспаться. Неизвестно, какие трудности ожидают нас завтра.

Светлые головы потянулись к выходу.

— Артур, останьтесь, пожалуйста, — попросил Улисс. — Есть небольшое дело…

Студент удивился, попрощался с уходящими и снова сел.

В доме остались только Улисс, Артур и Ян. Последний отрешенно наблюдал за огнем в камине.

— Надеюсь, вы еще не очень хотите спать? — сказал Улисс.

Студент усмехнулся.

— Шутите? Такие нервы — да бессонница мне обеспечена на полночи как минимум!

— В таком случае, будет неплохо, если вы составите мне компанию в небольшой прогулке.

Артур пожал плечами:

— Конечно. Куда пойдем?

— В Сумрачный Кампус.

Вот уж чего Артур никак не ожидал.

— Ночью?!

— Не беспокойтесь, мы не заблудимся. Я хорошо его знаю.

Час от часу не легче.

— Даже так…Откуда, интересно?

— Да так… Знаю, — уклончиво ответил Улисс.

Артуру это не нравилось. Да кто он такой, этот лис, а?

— И что мы там забыли, да еще на ночь глядя?

— Поговорим с вашим другом Эфернусом о «юном мудреце» Галактикусе Взломайтусе.

— Я уже с ним говорил.

— Вот поэтому я и буду рад вашей компании.

Улисс подошел к Яну и опустился на корточки.

— Здесь ты в безопасности. Ложись спать и ни о чем не беспокойся. Ладно?

Немного поколебавшись, мальчик кивнул.

Улисс и Артур подождали, пока он уляжется, выключили во всем доме свет и вышли на пустынную улицу. Холодный вечерний воздух ударил в ноздри приятной свежестью.

— Допустим, нам действительно удастся сбить со следа военных, — тихо сказал Артур. — Но ведь есть еще сами леронцы. Разве они поверят, что в прошлое отправился настоящий Губитель вселенных?

— Ну что вы… — ответил Улисс, поплотнее запахивая ворот своего поношенного пальто. — На это я даже не рассчитываю. Думаю, они как раз в курсе того, что мы делаем.

— Тогда почему они не вмешиваются?

— Интересный вопрос, друг мой. Но есть и другой интересный вопрос: действительно ли они не вмешиваются?

Артура охватило нехорошее предчувствие…


Шагая рядом с Улиссом по ночным улицам Сумрачного Кампуса, Артур, вопреки ожиданиям, почти не ощущал страха. Беспокойство — да, чувствовал. Шорохи, далекие призрачные голоса, появляющиеся и исчезающие силуэты в глубине ночи — такое не могло не беспокоить. Но вот страха не было. Сей факт удивлял студента, но лишь до того момента, как он понял, что бесстрашие вызвано присутствием удивительного лиса.

Улисс действительно прекрасно ориентировался в этом жутком месте. Но это не все — от него исходила такая уверенность, что Артур невольно тоже ею заряжался. Наверное, здорово иметь такого друга. Может, впервые в жизни Артур позавидовал Константину.

— Не понимаю, что вас может связывать с моим непутевым братцем, — сказал он. — Вы такие разные.

— Мне кажется, вы недооцениваете Константина, — отозвался Улисс. — Он отличный друг. Может, он не очень хорошо образован, но ведь есть еще столько важных вещей помимо образования.

— Это да, — согласился Артур, продолжая вглядываться в темноту. — Образование — дело наживное, личные качества важнее. Вы не подумайте, на самом деле я люблю брата.

— Не сомневаюсь.

— Улисс, а вы здесь учились, верно? — решился спросить Артур, не сомневаясь в утвердительном ответе. Поэтому он очень удивился, услышав:

— Нет, не учился.

— Тогда откуда вы так хорошо знаете Сумрачный Кампус?

Лис помедлил с ответом.

— Артур, иногда в своей жизни мы совершаем поступки, которыми потом не гордимся. Не всегда хватает опыта, который предостережет от ошибки. Правда, благодаря одной такой ошибке у нас сегодня есть возможность ходить по Сумрачному Кампусу, не боясь заблудиться.

Артур понял, что попутчику неприятно про это говорить, и деликатно сменил тему, правда, на сопутствующую:

— Так, может, вы знакомы с Эфернусом?

— Шапочно, — ответил Улисс. — Видел несколько раз этого странного чернобурого собрата. Всегда удивлялся его манере и зимой, и летом рядиться в тогу, в стиле древних студентов. Пару раз слышал, как его называют «вечным студентом», но полагал, что это просто из-за того, что он никак не закончит учебу.

— Он утверждает, будто живет века и даже тысячелетия, — сказал Артур. — Знаете, он настолько убедителен, что я даже в какой-то момент начал в это верить. Представляете? Хотя знаю, что это невозможно.

— Вообще-то, — глухо произнес Улисс, — это возможно…

— То есть как?

Лис не ответил. Он остановился и кивнул в сторону ближайшего здания:

— Архив. Мы пришли.

Строение встречало их темными окнами и тишиной.

— Нет никакой гарантии, что Эфернус здесь, — заметил Артур.

— Нету, — согласился Улисс.

— А даже если и здесь, он может спать.

— Может.

— Ну что, войдем?

— А как же, — кивнул Улисс и шагнул в темноту…


Эфернус был здесь, и он не спал. При виде ночных визитеров он радостно бросился навстречу.

— Глазам не верю! Лис Улисс! Вы вернулись!

От предположения, что он «вернулся», Улисс поморщился. Он пожал Эфернусу лапу и сказал:

— Рад вас видеть. Но нет, я не вернулся.

— Жаль, — признался Эфернус. — Мне нравились ваши занятия.

— Ваши занятия? — Артур изумленно посмотрел на Улисса. Вот так номер! Тот действительно не учился в Сумрачном Кампусе. Все гораздо круче — он там преподавал!

— Улисс вел у нас «Основы авантюризма», — пояснил Эфернус. — А потом почему-то ушел.

— Почему-то? — Улисс покачал головой. — Я узнал, что ученики используют знания, полученные на моих занятиях, исключительно для наживы и что они с легкостью сами вытворяют все то, от чего я учил их защищаться!

Эфернус пожал плечами:

— И что? Авантюристы поступают так испокон веков.

Улисс махнул лапой, давая понять, что говорить на эту тему он не хочет. А хочет — на другую.

— Кстати, о веках. Мне сообщили о вашей долгой жизни, Эфернус. Признаться, я заинтригован. Позволите задать вам пару вопросов?

Эфернус кивнул, и Улисс спросил:

— Вот вы так легко одеты… Вам не холодно? Может, у вас есть пальто? Скажем, поношенное?

— Нет.

— А флейта? Флейта у вас есть?

— У меня есть лира. Но она греет только душу.

Артур с недоумением наблюдал за странной беседой двух лисов. О чем это они? Какое пальто, какие флейты и лиры? Почему Улисс задает такие странные вопросы?

А вот Эфернуса они, похоже, не удивляли.

— Дорогой Улисс, я догадываюсь, к чему вы клоните, но вынужден разочаровать — я всего лишь вечный студент.

Надо же, подумал Артур, они друг друга понимают. Ну как за них не порадоваться. И ведь наверняка не признаются, о чем речь.

Так пусть беседа станет понятна всем!

— Улисс хочет что-то узнать про «юного мудреца», — сообщил он.

— Да я, собственно, еще вам, Артур, рассказал все, что помню. Мне нечего добавить. Разве только то, что именно после встречи с Галактикусом и его потрясающими знаниями я решил посвятить века учебе.

— Не надо ничего добавлять, — сказал Улисс. — Я просто хочу его увидеть. Артур упоминал некую фреску…

— Из храма Посейденя, — понимающе кивнул Эфернус. — Конечно, сейчас покажу! Минутку… Вот эта иллюстрация!

Улисс разглядывал фреску, изображавшую бога Посейденя и «юного мудреца» Галактикуса Взломайтуса, всего несколько мгновений. После чего довольно улыбнулся и поднял голову:

— Спасибо, Эфернус. Вы нам очень помогли. До свидания, и успехов в вашей вечной учебе!

Он решительно повернулся и зашагал к выходу. Артур скомканно попрощался с вечным студентом и поспешил за Улиссом.

— Что вы такого увидели? — спросил кот уже на улице.

— Артур, как, по-вашему, на кого похож «юный мудрец» с фрески? — спросил в ответ Улисс, продолжая улыбаться.

— На робота. Я еще в тот раз заметил, но решил, что это чушь.

— Чушь? Может быть. Только помните, что я сказал, когда предложил создать Губителя вселенных для отправки в прошлое?

— Конечно. Что это я, сам о том не подозревая, подал вам идею. Только не признались, что это значит, и обещали объяснить, когда проверите, осуществимо ли это.

— Я проверил, Артур. Осуществимо. Две тысячи лет назад именно это и произошло. Ваш маскировочный костюм — вот что натолкнуло меня на идею. Мы отправим в прошлое робота!

Артур остановился как вкопанный и вытаращился на Улисса…


Утром в третий «Б» класс, прямо посередине первого урока, вошел лис. Он представился Улиссом и попросил внимания. Казалось, его даже не смутила сцена, которую он застал в классе: Константин сидел за партой в окружении тетрадей и учебников, а у доски толпились дети с указками. Вроде как это они учителя, а Константин — ученик. Выглядел он несчастным.

При виде Улисса кот было воспрял духом, но понял, что дело пахнет ужасным разоблачением, и не воспрял.

Ребята не скрывали, что удивлены появлением незнакомого взрослого лиса.

— Вы кто такой? — четко сформулировал общее недоумение котенок Андрей.

— Я друг Константина, — сказал Улисс. — Предлагаю всем сесть, так будет удобней.

Ребята адресовали молчаливый вопрос Константину: принять им предложение лиса или прогнать его с позором?

— Принять, — невесело ответил Константин, хотя и понимал, что ему вот-вот влетит за нарушенное обещание.

Ребята расселись и заинтригованно уставились на Улисса. Особенно заинтригованно уставились на Улисса девочки.

— Обойдусь без предисловий, — сказал лис. — Хотели бы вы спасти инопланетянина, отправив в прошлое робота, похожего на котенка?

— Конечно! — закричали ребята.

Улисс удовлетворенно кивнул. Насколько же с детьми проще, чем со взрослыми.

— Отлично! Тогда все, что вам нужно сделать, — разобраться с машиной времени и построить робота, похожего на котенка. Пошли!

На этот раз энтузиазма не последовало.

— Куда пошли? — недоумевали третьеклассники. — Вы серьезно, что ли?

— Конечно, серьезно. Вы единственные звери на Земле, которые могут справиться с этой задачей.

— Мы?!

— Именно. Ваш коллективный разум.

Медленно, но неотвратимо все взгляды обратились к Константину. Кот поежился, вспомнил, что лучшая защита — это нападение, и бросился в атаку:

— Ну да, я ему рассказал! Да вы хоть знаете, что поставлено на карту?! Эх вы, не знаете, что поставлено на карту, а смотрите! Вот если бы знали, что поставлено на карту, то не смотрели бы!

— Константин говорит правду, — сказал Улисс, и внимание аудитории снова переключилось на него. — Давайте я расскажу, в чем дело, и тогда вы решите, станете ли использовать свою уникальную способность для хорошего дела или нет. Итак, есть один мальчик. Зовут его Ян, но кое-где в космосе он известен как Губитель вселенных…

К концу рассказа ребята начисто забыли про нарушенное Константином обещание, они рвались сию же секунду на помощь Яну, Земле и Вселенной.

Когда прозвенел звонок и директриса госпожа Циркюль, озадаченная отсутствием на перемене третьеклассников-«бэшников», заглянула в пустой класс, ее удивленному взгляду предстала надпись на доске:

УШЛИ СПАСАТЬ МИР, БУДЕМ НЕ СКОРО.

ЭТО, ЗНАЕТЕ ЛИ, ВРЕМЯ ЗАНИМАЕТ

Госпожа Циркюль схватилась за сердце. Ребята отправились спасать мир! Только бы у них получилось!..


Улисс и профессор Интегральский стояли на веранде профессорской дачи, облокотившись о перила, и наблюдали за сараем, в котором хранился инопланетный космический катер. В сарае царило оживление: третий «Б» и Константин, объединенные в коллективный разум, познавали тайну загадочного летательного аппарата и параллельно сооружали из подручных материалов робота.

Впрочем, в отличие от Улисса, профессор не знал ни о коллективном сознании третьеклассников, ни, соответственно, о его феноменальных способностях. Поэтому он в очередной раз недоверчиво спросил:

— Школьники? Школьники, Улисс?

— Школьники. Школьники, профессор, — в очередной раз ответил лис.

— Я думал, вы приведете специалистов.

— В какой области специалистов, профессор? Конструкторов машин времени?

— Нет, конечно! Но это не объясняет, почему именно школьники!

Ответить Улисс не успел, потому что в этот момент из сарая показался Константин. С несвойственной для него печатью глубокой задумчивости на морде, кот поднялся на веранду и сообщил:

— Катер действительно может перемещаться во времени. Мы обнаружили тахионный двигатель, способный на импульсной тяге, через червоточину, разгонять катер до скорости выше скорости света — тогда через искривление в пространстве-времени аппарат будет двигаться по временной оси в обратном направлении к заданной точке координат. Улисс, ты чего на меня таращишься?

— Константин, слышал бы ты себя со стороны! Такое чувство, будто в тебя кто-то вселился! Ты хоть слово понял из того, что сказал?

— Нет, — признался кот. — Но слова прикольные, признай.

Интегральский помахал лапой, привлекая внимание.

— Так что, машину времени можно запустить?

— Не так быстро, профессор. Сначала надо починить выключатель. Ведь что может быть быстрее скорости света?

— Что? — хором спросили лис и доберман.

— Скорость испуганного света! А что может испугать свет? Выключатель! Да не абы какой, а гигантский выключатель! Ну, я пошел работать, надо помочь нашему воображаемому муравьеду разобраться с этим крутым механизмом.

— Постойте! — воскликнул окончательно сбитый с толку профессор. — Что значит — воображаемому муравьеду?

— У ребят есть несуществующий одноклассник, — пояснил Константин. — Толковый малый и вообще отличный парень! Он уже подсказал, как собрать робота. Каркас, кстати, готов, мы сейчас работаем над искусственным интеллектом. Понятия не имею, что я только что сказал.

— Управитесь до срока? — обеспокоенно поинтересовался Улисс.

Кот уверенно кивнул.

— А мы можем посмотреть на робота? — возбужденно спросил профессор. Это звучало так искренне и по-детски, что Улисс невольно улыбнулся.

— Почему бы и нет? — милостиво согласился Константин. — Пойдемте!

Когда они вошли в сарай, работа там моментально прекратилась — ребята одновременно обратили взгляды на Улисса с Интегральским и хором произнесли:

— Привет. У нас все в порядке. Работа идет. Вы пришли посмотреть на робота?

От этой синхронности у профессора отвисла челюсть, да и Улисс, несмотря на то что был к подобному готов, почувствовал, как по шкуре пробежали мурашки.

— Да, хотелось бы взглянуть, — ответил он.

Группа школьников у дальней стены расступилась, и взглядам изумленных Улисса и Интегральского предстал котенок, ростом и внешностью вполне сравнимый со своими создателями. Только вот стоял он совершенно безжизненно, и голова у него была почти квадратная.

— Мы его еще не включили, — хором объяснили ребята и Константин.

— Фантастика… — прошептал Интегральский.

«Ну, что ж, — с удовлетворением подумал Улисс. — Похоже, все камни на краю. Даешь камнепад!»

— Думаем, как его назвать, — продолжал третий «Б». — Робокот или котобот? Робокот нам больше нравится.

Улисс медленно покачал головой.

— Мы назовем его… Галактикус Взломайтус!

Глава 24

Дети Вселенной

Робокот Галактикус Взломайтус прошел последние испытания, суть которых Улиссу и Интегральскому была совершенно не понятна, а коллективный разум третьего «Б», в попытке объяснить что к чему, наговорил массу незнакомых слов. В итоге лис пришел к выводу, что ребятам, в их экстраординарном состоянии, виднее, и всецело им доверился.

— Все готово, — хором сообщили школьники и Константин. — Можете дать Галактикусу инструкции. Только имейте в виду, заряда ему хватит дня на два-три.

— Так на два или на три?

— Это зависит от того, как он будет тратить энергию. Если вы заставите его безостановочно бегать вокруг Земли, то она будет исчерпана даже за несколько часов.

— Ясно, — кивнул Улисс. — Энергию лучше поберечь. Дорогой Галактикус, не вздумай отправиться в кругосветное пешее путешествие.

— Не вздумаю, — ровным голосом заверил робокот.

— Он не восприимчив к иронии, — пояснили третьеклассники и Константин. — Можем перепрограммировать, и он станет ржать от любой шутки.

Улисс содрогнулся.

— И думать забудьте!

Ребята оставили робокота на Улисса и вернулись к катеру, продолжать работу над гигантским выключателем, обращающем свет в паническое бегство. Охваченный любопытством профессор отошел вместе с ними, чтобы понаблюдать за процессом.

Улисс обратился к роботу:

— Галактикус, слушай и запоминай…

— Я всегда запоминаю то, что слышу, — сообщил тот. — Я существую уже три часа и ничего не забыл.

— Ну да… Так вот, обязательно оставь в храме Почтампты сообщение, что все в порядке.

— Хорошо. Я оставлю сообщение: «Дорогой Улисс! Добрался нормально. Твой ГВ».

— Звучит отлично. Только знаешь что? Оставь сообщение не мне, а Кире.

— Кто такая Кира?

— Та, кому ты оставишь сообщение.

— Понял.

— Дай указание вскрыть послание через две тысячи лет…

— Хорошо.

— Я тебе, кстати, слегка завидую.

— Мне неведома зависть.

— Мне, в общем, тоже. Поэтому я сейчас себе удивляюсь.

— Для протокола. Улисс, ты завидуешь тому, что через несколько часов после рождения меня забросят в незнакомое мне время, где у меня быстро сядет аккумулятор, зарядить который можно будет только через пару тысячелетий?

— Ммм… Не совсем. Моя легкая зависть вызвана тем, что ты увидишь храм Почтампты, который считался одним из чудес света.

— Понял, внес в реестр, спасибо за разъяснение.

— Пожалуйста…

Улисс продолжал инструктаж, робокот внимательно слушал, и все шло по плану. Но вдруг раздался крик Интегральского:

— Куда вы его дели?!

Улисс вскочил и сразу же увидел, что случилось: катер исчез! Он бросился к тому месту, где только что находился инопланетный аппарат, а теперь в огромном волнении кричал и жестикулировал профессор, требуя от школьников немедленного объяснения.

— Что случилось? — пытаясь сохранять спокойствие, поинтересовался Улисс. — Где катер?

— В будущем, — ответили ребята и Константин.

— Видите, что натворил этот коллективный разум?! — сердито воскликнул профессор. — Этот хитрый коллективный разум!

— Мы проводим испытания, — пояснили ребята и Константин.

Улисс внимательно огляделся по сторонам.

— Но кто им управляет? Если не ошибаюсь, вы все здесь!

— Им управляет Роберт.

У лиса екнуло сердце.

— Воображаемый муравьед?! Ребята, вы уверены, что…

Но ему не дали договорить.

— Немедленно отходим! — крикнули ребята и Константин. Несколько лап схватили Улисса и Интегральского и сильно потянули в сторону.

И вовремя — буквально через пару мгновений катер материализовался на прежнем месте. Два третьеклассника резво на него взобрались, открыли люк и нырнули внутрь.

— Роберт в порядке! — сообщили они оттуда. — Полет безопасен!

Профессор схватился за голову и выбежал из сарая с криком:

— О небеса, мы должны полагаться на состояние здоровья воображаемых муравьедов!

— Между прочим, он прав, — сказал Улисс. — Мне тоже как-то не по себе при мысли о Роберте.

— Тише, он может обидеться, — попросили ребята и Константин. — Улисс, никто другой, кроме Роберта, не мог провести испытание — это нарушило бы пространственно-временную связь между прошлым и будущем. То, что Роберт — воображаемый, и позволило совершить эксперимент, не приведя к коллапсу мироздания.

Улисс немного поразмыслил над их словами и был вынужден согласиться. В конце концов, кто он такой, чтобы спорить со Вселенной, вещающей через этих детей. И через этого Константина.

— Ладно. Пойду сделаю несколько важных звонков, потом вернусь в сарай.

— В ангар, — поправили его. — Теперь это не сарай, а ангар.

Перед выходом из ангара Улиссу вдруг пришла в голову шальная мысль. Он рассмеялся и подошел к Галактикусу Взломайтусу.

— В прошлом ты встретишь чернобурого лиса по имени Эфернус. Скажи-ка ему вот что…


Артур влетел в ангар в сильнейшем волнении с криком: «Беда! Беда!» Все, кто мог (другими словами, те, за кем военные не вели слежку и кто поэтому не рисковал привести за собой «хвост»), к этому моменту были уже здесь: Улисс, профессор Интегральский, Денис, Евгений и Константин с третьим «Б». Разношерстная компания спасателей Земли и одного инопланетного мальчика собралась около катера и слушала план Улисса. При виде запыхавшегося Артура Денис воскликнул:

— Эй, ты что тут делаешь?! Хочешь, чтобы нас обнаружили враги?!

Артур лишь отмахнулся:

— Да кому я теперь нужен! Нет за мной слежки! Военные схватили Киру! Вы только представьте, Полигонне лично позвонила и похвасталась, ликовала, что мы проиграли!

— Какой ужас! — воскликнул профессор Интегральский.

— Это катастрофа! — схватился за голову Евгений.

— Упс… — растерялся Денис.

— Бежим ее спасать! — призвали третий «Б» и Константин.

— Всё пропало! — еще сильнее возбудился Артур.

— Всё замечательно, — тихо произнес Улисс.

Все на него уставились.

— Вы этому рады? — поразился Интегральский — Улисс, а вы, часом, не незримый агент? Который, по вашим же словам, среди нас и все к нему привыкли и доверяют?

— Военные не схватили Киру, — терпеливо объяснил Улисс. — Она сама им сдалась. По моей просьбе. Что вас удивляет? Кто-то ведь должен привести военных сюда, чтобы мы устроили для них представление. По-моему, очевидно, что этим кем-то следует быть именно Кире. Армия спросит ее, где прячется Губитель вселенных, она ответит, что на даче профессора Интегральского. Так что, друзья, пора готовиться к приходу решительных и вооруженных гостей. Отправка в прошлое нашего Губителя-Галактикуса состоится еще до наступления ночи. Соберитесь!

— Мы собраны, — ответил за всех Артур, остальные согласно закивали. — Говорите, что делать!

Улисс оглядел свое странное ополчение. Пожилой профессор, два студента, кот-хулиган, скромный пингвин и куча детей. «То, что надо», — мысленно одобрил лис и сказал:

— За дело, друзья. Для всех найдется работа!..


К восьми вечера дача профессора Интегральского и лес вокруг нее погрузились во тьму. Стояла тишина, прерываемая лишь любопытными скрипами вечерних насекомых, собравшихся у забора и чуявших приближение грандиозного события. Ведь не случайно же звери, притаившиеся в доме и в сарае (насекомые не знали о том, что он теперь ангар), хранят такой таинственный вид.

В двадцать ноль две к воротам подъехал армейский грузовик, из него повыскакивали солдаты во главе с Амбразуром, накануне операции повышенным до звания сержанта.

— Рассредоточиться! — тихо рявкнул он. — Занять позиции по периметру!

Из кабины грузовика спустились майор Полигонне и Кира Закат. Крокодил подскочил к пантере, отдал честь и отрапортовал:

— Бойцы рассредоточились и заняли позиции по периметру.

Амбразур не случайно проявлял рвение: он подсчитал, что если будет поступать с умом, то вернет себе звание полковника всего через шесть лет, три месяца и два дня. Вот до сержанта уже дослужился, ну не молодец ли?

Полигонне сухо кивнула и поднесла к губам мегафон. В тот же миг мощный луч прожектора, расположенного на крыше грузовика, осветил дом. Территория вокруг, однако, оставалась в темноте.

— Губитель вселенных, он же Ян! — громогласно пронеслось по лесу. — Поднимите лапы, или что там у вас, и медленно выходите из дома, или откуда там еще!

Ничего не произошло. Майор повернулась к понурой Кире и строго спросила:

— Он точно здесь? Или вы решили морочить нам голову?

— Он здесь, — заверила Кира.

Полигонне снова подняла мегафон.

— Предупреждаю, сопротивление бесполезно! Даже не вздумайте уничтожить какую-нибудь вселенную!

И на этот раз ответа не последовало.

— С нами ваша подруга Кира Закат! Если вы немедленно не подчинитесь, мы посадим ее на гауптвахту!

— Вы не можете, — заметила Кира. — Я гражданское лицо.

— Мы ее рекрутируем и посадим на гауптвахту! — конкретизировала пантера.

Эта угроза тоже не помогла — тишина молчала, темнота темнела.

— Сержант, напомните, кто владелец дачи?

— Профессор Адриан Интегральский! — с готовностью доложил Амбразур, сделав таким образом еще один шажок к младшему лейтенанту.

— Профессор, он же Адриан Интегральский! — заголосила Полигонне в мегафон. — Поднимите лапы и медленно выводите к нам инопланетянина! Хотя нет, не медленно, а немедленно!

В доме, в «командном центре», под который был отведен профессорский кабинет, Интегральский с тревогой спросил Улисса:

— Что мне делать?

— Выйдите к ним, — ответил Улисс, внимательно следя за майором через камеру наружного наблюдения. — Тяните время. Остальные вот-вот подойдут, это вопрос нескольких минут. Мы не можем начинать представление, пока все не соберутся.

— Тянуть время? — Профессор нервно облизнул губы. — Но как?

Улисс потер лоб, и тут его взгляд упал на задумчивого третьего обитателя «командного центра».

— Евгений! На тебя вся надежда!

Пингвин не мог передать словами, как он ненавидел эту фразу. После нее он обычно делал что-нибудь, почти всегда приводящее к трагедии.

— Ты будешь не один, — успокоил его Улисс. — Профессор тебе подыграет. Или даже нет, это ты ему подыграешь. Так менее опасно звучит, верно? И не забывайте, что у вас в ушах постоянно буду я.

Он протянул каждому из собеседников по крохотному наушнику. Все эти полезные чудеса техники — наружные камеры и передатчики-наушники — соорудили третьеклассники и Константин, пока маялись скукой в ожидании главного действа. В данный же момент все члены коллективного разума находились на своих местах в разных концах дачного участка — Улиссу оставалось лишь дать сигнал.

Тем временем майор Полигонне была готова проявить признаки нетерпения, что ясно следовало из ее слов, сказанных в мегафон:

— Я готова проявить признаки нетерпения! Уверена, вы не хотите до этого доводить! Профессор Интегральский, если вы немедленно не выведете Губителя Вселенных, я отдам приказ стрелять и взрывать! Считаю до трех! Раз! Два!

— Стойте! — раздалось со стороны дома. — Не надо стрелять и взрывать! Я выхожу!

На веранду, прикрывая лапой глаза от слепящего света прожектора, вышел профессор Интегральский. Следом за ним — Евгений.

— Вот тот, кто вам нужен! — объявил доберман.

Полигонне прищурилась. Так-так, ее пытаются обдурить. Пантера прищурилась сильнее.

— Пингвин? — ледяным тоном спросила она. — Мне нужен пингвин?

— Вы требовали вывести к вам инопланетянина, — ответил профессор. — И не уточняли, что он не должен быть пингвином.

Терпение Полигонне готово было лопнуть, но внезапно раздался удивленный возглас стоявшего рядом с ней Амбразура:

— Да это ведь Бржыхла!

Пантера вздрогнула и пристально уставилась на пингвина, от чего у того задрожали перышки.

— Вы! — воскликнула она, выставив указательный палец. Евгений ойкнул и спрятался за спину Интегральского. — Вы притворяетесь землянином!

— Майор, разрешите обратиться, — мрачно попросил Амбразур, который уже кое о чем догадался. Странное дело, подумал крокодил, после того как его разжаловали из полковников, он стал быстрее и лучше соображать. Довольно неприятное ощущение.

— Обращайтесь!

— Боюсь, мы стали жертвой обмана. Он не притворяется землянином. Наоборот, это раньше он выдавал себя за пришельца!

Тут Евгений не сдержался, и даже испуг не смог его остановить:

— Неправда! Я не выдавал себя за пришельца, это вы сами меня за него выдавали!

— Куда вы дели наш инопланетный катер, мошенник?! — рассердился Амбразур. — Если не вернете, я вас на части разорву!

В наушнике Интегральского раздался голос Улисса:

— Профессор, ситуация выходит из-под контроля. Сделайте что-нибудь, потяните время.

— Как долго? — тихо спросил доберман.

— Пару минут. Артур уже совсем рядом.

— Господа, господа, давайте успокоимся! — примирительно сказал Интегральский, адресуя военным дружелюбную улыбку. — Пингвины, инопланетяне — какая разница? Ведь все мы… ммм… дети Вселенной!

— Точно! — согласился Евгений.

— Молодец, продолжай ему подыгрывать, — подбодрил пингвина невидимый Улисс.

Профессор, между тем, вошел в раж.

— Мы все ходим под одним солнцем!

— Вообще-то, нет, — заметил Евгений.

— Кое-кто под двумя, но это детали. Нам всем нужно, чтобы жить, что-то есть.

— Например, друг друга, — кивнул пингвин.

— Конечно, у нас могут быть разногласия, — признал профессор. — Кто-то любит яблоки, а кто-то уничтожает вселенные. Но глубоко в душе мы все хотим одного!

— Денег? — поинтересовался Евгений.

— Нет, всеобщего счастья.

— Да, верно.

— И хотя не избежать нам с пришельцами предубеждений друг против друга…

— Жалкие инопланетяшки!

— …мы сделаны из одного теста, слеплены из одной глины, из одной звездной пыли!

— Мы — творение! — жарко согласился Евгений.

— Так зачем нам, землянам и пришельцам, враждовать друг с другом! — Интегральский патетически вскинул лапы. — Не лучше ли дружить!

Полигонне фыркнула.

— Профессор, не заговаривайте мне зубы! Ваш приятель никакой не пришелец, он пингвин и мошенник!

— Да, он пингвин, — кивнул доберман. — Так зачем нам, землянам и пингвинам, враждовать друг с другом!

— Профессор, хватит! Я знаю, что у вас на даче прячется настоящий инопланетянин. Всем будет лучше, если вы выдадите его по-хорошему. Если же нет, то я отдам приказ начать штурм. И учтите, пленных мы брать не будем! Считаю до трех. Раз… Два…

— Не торопитесь, майор!

Из-за грузовика появился Густав Бур вместе с Артуром и еще двумя зверями — куницей и барсуком. Крот, ухмыляясь, медленно приблизился к пантере, которая не скрывала своего недовольства его неожиданным появлением. Артур незаметно адресовал ободряющий взгляд Кире, а девушка в ответ улыбнулась.

— Вижу, я вовремя, — произнес Бур. — Вы уже собрались наложить лапу на моего пришельца.

Майор, а следом за ней и сержант рассмеялись.

— На вашего пришельца? У вас, гражданских червяков, есть свои пришельцы?

Вместо ответа Бур протянул ей лист бума