Book: Мир, где мне очень рады



Мир, где мне очень рады

Мир, где мне очень рады

Часть шестьдесят вторая. Отклики содеянного. Глава 311

Храп сотрясал палатку. В принципе, если бы я стоял сейчас на улице, то предположил бы, что здесь спит какой-нибудь богатырь или соловей-разбойник. А может быть оба. И друг с другом.

Однако нет, такой шум умудрялась создавать лишь одна особа.

И именно с этой особой я и не знал, что делать.

Не, серьёзно, чаще всего я обычно знаю, как действовать в той или иной ситуации: иногда действую по уму, иногда наобум, иногда по опыту, иногда на одной интуиции, с испуга или на здравую голову. Практически все такие случаи похожи один на другой, и стоит просто подобрать нужную реакцию на них. Короче, я всегда как-нибудь да действую.

Однако как блять действовать при таком?!

Я серьёзно!

Я ещё раз посмотрел на личность, которая мирно скрутилась в позу эмбриона под одеялом. Она сладко храпела с безмятежным лицом, источая такую давящую ауру, что хотелось просто сдохнуть и никогда больше не возрождаться. Словно от алкоголя ей сбило все предохранители. Поднял я одеяло, посмотрел, уверился, что это точно она, а не моя крыша, накрыл обратно и серьёзно так задумался.

Так… Патрик, без паники. Веди себя как настоящий мужчина. Если ты сейчас выскочишь из палатки и убежишь, то есть все шансы остаться неизвестным. Уверен, что она даже не поймёт, кто ей присунул. А может вообще не поймёт, что ей присунули.

Или поймёт? Если поймёт, то наверняка сразу найдёт того, кому вообще хватило смелости позариться на её невинность. Тут только один долбоёб мог поднять на неё хуй. То, что наша особа была невинна, видно прямо на покрывале.

Блятьблятьблятьблятьблять!!! Надо что-то придумать! Будь мужиком, беги пока не поздно.

Эта мысль так крепко укоренилась в моей голове, что я был готов рвануть голышом прямо сейчас. Да ладно, в какой-то момент я уже и собирался сделать именно так, но…

Как всегда, есть одно маленькое, но важное «но».

Я думаю, что Клирия, наша любимая жуткая, давящая аурой любой живой организм, да и просто конченое воплощение зла, девушка поймёт, что её оприходовали под шумок и бросили. Такое проверить будет не сложно, начиная от крови, заканчивая общими ощущениями. Да и просто пощупать себя можно. Кому-то на такое будет плевать, а кто-то может конкретно зажаться и убиваться, чувствуя себя использованной вещью.

Меня не волнуют дела других людей, и что они думают, но Клирия и не другой человек же. Она своя, пусть и жуткая до икоты. И как она отреагирует?

Раньше я бы сказал, что она просто пожмёт плечами, улыбнётся, скажет какую-нибудь колкость или просто промолчит, после чего будет вести себя так, словно ничего не произошло.

Сейчас же после того, как она обосралась по всем фронтам, сломлена и раздавлено лично мной, с разрушенной мечтой и без понятного будущего, такое кидалово может стать для неё фатальным. Может просто отвернётся и сделает вид, что ничего не было, а может для неё станет это последней каплей. А ведь она нам ещё нужна. Вернее, её способности, которые если не выдающиеся, то точно полезные.

Да-да, я такой вот меркантильный человек, однако я ни капельки не сожалею об этом. Лучше всего, когда хочешь сделать что-то правильно, но не знаешь как, сделай так как тебе выгодно. Это всегда помогает.

И теперь, как поступать с Клирией? Как выгодно, а как нет?

Я ещё раз раскрыл черноволосую сучку.

Сжавшаяся в комок, вся в шрамах из прошлой жизни, с несколькими прядями белых волос, одна из которых на её чёлке. Сука, такая милая и такая до усрачки жуткая, что хочется плакать. И ведь проблема не в ней, а в ауре. Просто ты словно попадаешь в зону какого-то… давления или ультразвука, который влияет на состояние твоей психики. Может эта аура и есть последствие того, что она много раз не очищалась.

Блин… свалить или нет? Она так храпит, что хочется удавиться, и её аура вполне может это сделать, как я вижу. С другой стороны…

Я вновь поднял одеяло и внимательно посмотрел на нашу голенькую Клирию, которая, судя по позе, искала тепла сама у себя. Хм… А если вот так?

Я аккуратным движением, преодолевая этот липкий страх, аккуратно коснулся её головы. Та была повёрнута под таким нереальным и жутким углом, что казалось ещё немного, и Клирия сломает себе шею к чёртовой матери, если ещё не сломала.

Поэтому я аккуратным, практически нежным движением (ну ещё бы, разбуди сейчас её, пиздец будет) вернул её голову в нормальное положение, и храп как отрубило.

Так, с первой проблемой разобрались. Осталась вторая.

Ну, вариант завернуть её в палатку и сбросить в ущелье отменяется сразу. Остаётся только вариант с тем, чтоб убежать или покорно принять свою судьбу в наказание за такой непростительный поступок, как пёханье пьяной Клирии.

Блин, а я даже не помню ничего, вот что обидно! Весь наш секс тупо прошёл в тот момент, который я не в силах вспомнить. Даже и не скажешь, стоило это того или нет! Сука, вот я неудачник…

Немного простонав и прикинув, пёхнуть Клирию прямо сейчас, чтоб если уж получать наказание, то за то, что помню, я всё же решил просто лечь рядом и ждать исхода. Правда перед этим я взял одну из недопитых бутылок и залпом опустошил её полностью. Процентов сорок там точно было и все эти пол литра ушли разом в меня. Надеюсь, что, когда она очнётся, я буду спать пьяным сном, и мне не придётся отвечать на щекотливые вопросы.

Мои надежды имеют плохую привычку не осуществляться.

Вот как сейчас - я надеялся, что проснусь, а Клирия быстро свалит куда-нибудь, делая вид, что ничего не было, но нихуя.

Клирия никуда уходить не собиралась.

Когда я открыл глаза, она сидела предо мной на коленях, прикрыв ноги одеялом, но светя своими маленькими сиськами, и смотрела на свою руку, словно увидела там что-то интересное. Буквально вглядывалась в ладонь, словно по ней пыталась предсказать своё будущее.

И то, что я проснулся, не осталось незамеченным. Стоило мне открыть глаза, как тут же встретился с её пустым непонятным взглядом. Было тяжело понять, что она чувствует и о чём думает. Потому что на лице царствовало абсолютное безразличие. Хотя вот в глазах что-то да мелькало.

Только понять, что именно, я не мог.

- Доброе утро, Клирия, - начал я первым, разрушая эту пугающую (в первую очередь меня) тишину.

- Доброе утро… Мэйн, - перед тем, как назвать меня моим вторым именем, она замолкла, словно прикидывая, как ко мне обращаться. – Надеюсь, вам хорошо спалось.

Вот и пойми при её непроницаемом голосе, подъёбывает она меня или просто интересуется.

- Более-менее нормально. А как ты поспала?

- Благодарю, - она вновь посмотрела на свою руку. Что она там высматривает? – Хорошо. Достаточно хорошо, учитывая произошедшее, чтоб выспаться.

Так, это ты о том, что я тебя чпокнул, или о том, что случилось за весь прошлый день? Объясни, а то мне как-то неспокойно на трусливой душонке.

Но Клирия объяснять ничего не собиралась. Сказала какую-то хуйню и рада. Она лишь посмотрела на стенку палатки, где светило солнце, после чего на меня. Потом на выход из палатки и вновь на меня, словно решая свои дальнейшие действия. И видимо пришла к каким-то своим умозаключениям, так как легла обратно, накрыв нас одеялом по шею.

ЭЙ! ТЫ ДОЛЖНА БЫЛА СЕЙЧАС СЪЕБАТЬСЯ ИЗ ПАЛАТКИ, А НЕ МНЕ НА ПЛЕЧО! ПИЗДУЙ ОТСЮДА!

Но естественно я такого не сказал, лишь беря себя в руки, когда Клирия пристроилась под бок, положив голову мне на плечо. Ебать, меня словно радиацией обдаёт.

- Мой господин, вы не против, если я полежу рядом?

- Ты уже это делаешь, Клирия, - заметил я спокойным голосом. Знала бы ты, как я стараюсь держать себя в руках. – И мы здесь одни.

- Да. Прошу прощения, Мэйн, - тихо и спокойно ответила она, словно речь шла о каких-то бумагах, а не о том, что она ко мне голой трётся.

Не сказать, что мне это не нравится, но уж точно не с Клирией. К тому же на ощупь из-за бесконечных шрамов её тело было немного странным. Вроде и идеально гладкое, а вроде и нет.

- Кстати, Клирия, раз уж так всё неловко вышло, я хотел бы спросить.

- Да, Мэйн, - спокойно откликнулась она.

- Ты бы не могла подкрутить свою ауру? А то даже мне сейчас тяжело с тобой находиться. Да чего уж там, мне в принципе тяжело рядом с тобой находиться, а тут под одним одеялом, так ещё и голышом меня вообще вот-вот раздавит. К тому же, со вчерашнего дня, как мне показалось, она стала куда сильнее.

Клирия не сразу ответила. Помолчала несколько секунд, словно прикидывая для себя, как лучше ответить, после чего нарушила тишину.

- Боюсь, что я ничего не могу сделать. Я… такая есть. К сожалению, такое невозможно убрать, уменьшить или сделать слабее. Если вам неприятно…

Она было встала, но я, скрепя сердцем, обхватил её и прижал к себе, словно какую-то плюшевую игрушку.

Вообще, я бы с удовольствием дал бы ей пинка под зад и выгнал из палатки, чтоб не травила мне душу этим энергетическим дёгтем. Реально, сам бы вышвырнул. Но бля, в такой ситуации вряд ли это хороший выход; рушить всё только потому, что мне неудобно - это было бы верхом тупости. Столько идти вперёд и стольким жертвовать, а под конец начать рушить то, что с таким трудом создавалось. Вытолкнуть одного из самых ценных людей, потому что, понимаете ли, Патрику неудобно лежать рядом с Клирией, и он не может немного потерпеть, было бы верхом долбоёбства.

Как раз то, что я люблю.

Но не в этот раз. Не в этот…

Она без единого слова или движения подчинилась, позволив прижать себя.

Блин, тишина какая. Может развеять его каким-нибудь интеллектуальным разговором?

- У тебя классные сиськи.

Блять. Не вышло. В голове он выглядел иначе.

Но Клирия ни капельки не смутилась.

- Благодарю. Мне не часто приходится слышать комплименты в адрес своего тела.

- Не часто видят тебя голой?

- Не часто могут его сделать вследствие моей, как вы заметили правильно, ауры. Потому мне приятно получить высокую оценку своих физических показателей, даже когда они в несколько неприглядном виде.

- Неприглядном виде? – я приподнял одеяло и заглянул под него. – Да нормально вроде… хотя я вижу, что ты имеешь в виду. Вот этот и этот шрам? - Я провёл пальцем по шраму, которой шёл крест-накрест по её груди. – А ещё этот.

Тот шрам, по которому я провёл, вообще был жестью. Выглядело так, словно ей пытались сиську отрезать. Хм, несмотря на её ауру и небольшой размер груди, на ощупь они вполне ничего, мягкие. Я даже немного помял их, примеряясь. Клирия даже глазом не моргнула, когда я проводил свои манипуляции, словно ей было плевать.

- Это тебя так в прошлых жизнях потрепало? - посмотрел я на неё, опустив одеяло.

- Нет, те шрамы, что вы трогали, я получила уже в этой, - ответила невозмутимо Клирия. – Мне не посчастливилось встретиться с бывшей дочерью графа Элизианой, когда она была собой. Боюсь, что она тогда страдала извращённым садизмом и тягой к своему полу.

- Вау. Она тебя там не… э-э-э… того?

- Нет, она меня не насиловала, - спокойно ответила она.

Сейчас Клирия выглядела совершенно обычно. Я бы сказал, что видел перед собой ту самую Клирию, которую привык видеть обычно. Спокойная, держащая себя в руках, умеющая себя вести. Точно девушка из интерната для благородных девиц.

- Ясненько, - я бросил взгляд на сторону выхода. Оттуда уже разносились сонные голоса людей, что просыпались и выползали подышать свежим воздухом. Даже несмотря на то, что мы расположились дальше всех, мне отсюда было прекрасно слышно их. Как слышно и солдат, что получали приказы от начальства. Судя по всему, сегодня они будут весь день копать братскую могилу.

- Наверное, надо вставать, - пробормотал я как бы невзначай, получив возможность быстро свалить от Клирии на законных основаниях. Кажется, поняла это и она.

- Уверена, что они явятся к нам лично и сообщат, если им потребуется помощь от нас, - это был столь толстый намёк на то, что она не против так полежать ещё, что я даже растерялся. – Однако вы правы. Возможно стоит проконтролировать всё лично.

Вот и всё. Совершенно спокойным голосом она предложила мне или свалить, как я этого хочу, или остаться, как хочет этого она.

Вообще, лучше, конечно, выбрать свалить, но… некрасиво выйдет, верно? А оставаться с ней в одной кровати… И Клирия ещё так выжидает… Вида не подаёт, но я-то чувствую. Просто чувствую её ожидание, как чувствую, когда кто-то лукавит, или угрозу исходящую от противника.

А, в пизду. Сегодня мы занимаемся Клирией, вернее, её душевным здоровьем. Что нужно делать, чтоб восстановить душевное здоровье? Ну, мы уже напились хорошенько, потому остаётся дело за хорошей еблей. Эмоциональная разгрузка ещё никому не вредила.

- Да, ты права, хуй с ними, - отмахнулся я, прижав Клирию к себе посильнее. Пусть чувствует, что она нужна здесь.

- Хорошо, тогда я останусь пока с вами, если вы не против, - между делом ответила Клирия, хотя мы оба понимали причину.

Не надо быть психологом, чтоб понять - ей просто хочется немного тепла и ласки. Хочется наконец немного забыться, прижаться к кому-нибудь, кто её не оттолкнёт, полежать так в обнимку, чувствуя дружественное тепло. Ей не хватает тактильных ощущений. Прижать, обнять, почувствовать объятия и так далее. Да, это точно про Клирию. Не помню за ней ничего подобного, если только она с лошадьми не обнимается.

Окей… ладно… я побуду в роли её тактильной игрушки.

Мне стоило немалых сил, чтоб сдержать себя в руках. Ебаная аура, она меня по тихой убивает вместе с моими нервными клетками. Но ничего, я сдержусь. Клирия же лишь внимательно взглянула на меня. Ни улыбки, ни желания, ничего – лишь это спокойное лицо и внимательный взгляд, который я вижу постоянно.

- Ну раз мы тут, и раз мы оба голые… чем хочешь заняться? – выдавил я улыбку.

- Чем пожелаете, Мэйн. Я, как девушка, отдаю всю ответственность и бразды правления в ваши…

- Нет-нет-нет, - прижал я палец к её губам. – Я не говорю, что я хочу, Клирия. Я спрашиваю именно твоего мнения. Своё-то я знаю, но мне интересно именно твоё.

- Моё? – спокойно осведомилась Клирия. – Хорошо, как скажете, - она замолчала, о чём-то раздумывая. Не на долго. – Ничего не хочу, Мэйн. Я больше ничего не хочу.

- Слишком громкие слова, - заметил я. – Ты так говоришь, словно уже ничем и никогда не захочешь заняться.

- Без цели в жизни, хотели вы сказать. Что вы понимаете под надеждой, Мэйн?

- Та-а-ак, - протянул я. – Даже не начинай, не хочу сейчас слушать заупокойную речь о том, что больше нет цели и так далее, Клирия. Мой приказ – даже не думай об этом, слышишь?

- Я буду делать всё, что в моих силах, Мэйн. Однако вы сами понимаете…

Я прижал Клирию к себе посильнее. Так, что захрустели её косточки. Нет, я не ломал ей кости, просто обнимаю. Ну типа чем крепче прижмёшь к себе, тем защищённее человек себя почувствует. Без понятия, откуда я это взял, но ведь чем сильнее, тем лучше.

- Мэйн, вы пытаетесь меня убить посредством удушения?

- Ты чо?! – возмутился я. – Просто обнимаю. Ты такая лапочка (естественно, нет), что сука прям готов затискать тебя. Даже аура меня остановиться не может (боги, ну я и пиздобол, пиздец просто). Так что молчи, лапка, я наслаждаюсь тактильными ощущениями.

- Как пожелаете, - спокойно ответила она.

- Как пожелаю? Тебе вообще наплевать, не пойму?

- Нет. Я просто не знаю, если вы хотите точного ответа, Мэйн. Я просто ничего не знаю. Я есть.

Сказала, как отрезала. Вздохнула тяжко и потёрлась щекой о моё плечо, после чего утихомирилась прижавшись. Да-да, знаю, как тяжело ей приходится сейчас. Цели нет, не знаешь, куда двигаться, чего хотеть, чего желать, к чему стремиться, ради чего стараться. Просто не знаешь ничего, ровно как Клирия и сказала. Оттого тебе плевать, сдохнешь ты в следующую минуту или нет.

Единственное, что спасает в этой ситуации – найти новую цель. Правда, учитывая то, как долго Клирия шла к своей мечте, найти нечто похожее, что поможет ей жить и двигаться дальше, будет ой как проблемно. Такую же сильную и желанную цель.

Ладно, плевать, поживём, увидим.

Клирия лапка… Блин, ну и сказанул же.



Глава 312

Вздох.

Сначала подумал, что это я сам вздохнул. Не выдержал Клирии и испустил последний вздох. Всё-таки лежать голышом рядом с ней то ещё удовольствие. Даже не представляю, как в неё хуем тыкать без способки, не встанет же.

Однако потом до меня дошло, что это вздохнула Клирия.

- Нам надо вставать, Мэйн. Вы же теперь помните, кто ваша жена?

- Ну… не совсем верно, - почесал я за ухом. – Только по статусу, однако у нас уговор, что она сама выберет себе мужа, пусть и неофициального. А я сам по себе. Ты же клятву составляла, нет?

- Я о другом, Мэйн. Церемония. Её стоит провести, так как это традиция. Пусть вы уже официально обручены, однако стоит провести это всё как положено, с размахом, если вам так будет понятнее. Людям зачастую важно то, что снаружи, а не внутри, вам ли это не знать.

- Да, но… это же муторно.

- Цель, Мэйн. Вы помните о ней?

Клирия села; одеяло спало с её груди, оголив по пояс. Было бы очень сексуально, если бы она так не пугала. Ловким движением она собрала все свои волосы в клубок и резинкой быстро перетянула, сделав на голове шишку.

- Собирайтесь, Мэйн. Однако не выходите сразу за мной. Будет не очень красиво, если все увидят выходящих нас вместе. Ведь сегодняшняя ночь должна была достаться вашей жене.

- Да всем плевать.

- Боюсь, что не всем, Мэйн. Обручиться с одной девушкой, но тут же провести ночь с другой – это слишком вызывающе. Имейте в виду, что теперь на вас возлагают ответственность не только ваши люди.

- Блин, всем бы лишь бы возложить ответственность, - буркнул недовольно я.

- Привыкайте. Чем выше положение, тем выше ответственность, - спокойно ответила Клирия и, сверкнув напоследок своей голой задницей, натянула через голову своё походное платье. – Выходите через десять минут после меня, Мэйн. Не стоит вызывающе вести себя с горноимперцами.

Да это и слону летающему понятно.

Дождавшись от меня кивка, Клирия вышла из палатки. На мгновение мне показалось, что она хотела что-то ещё мне сказать. Просто буквально секунду оглянулась, приоткрыла рот, закрыла, и вышла, оставив меня одного.

Церемония. Ещё один геморрой, без которого, судя по всему, не обойтись. Но я, как истинный воин, покоритель неизведанных земель и бла-бла-бла был готов пойти на такие жертвы во имя будущего нашей цели. Да-да, вот на такие жертвы я готов идти.

Но даже будучи таким уверенным в себе я не мог предположить, как сильно мне предстоит помучиться.

- Это пиздец, - пропыхтел я, укутанный в толстенный подоспешник, который был толщиной, наверное, в ширину моей ладони, и тяжёлую броню доисторического вида. Не буду отрицать, что выглядит она эпично, но чувствую я себя как бочка на ножках. И ровно такой же поворотливостью обладаю. – В этом вообще кто-нибудь ходит?

- Возможно когда-то, - уклончиво ответила Юми. – Традиции наши корни берут из прошлого дальнего, Мэйн.

- Серьёзно?

Я внимательно посмотрел на Юми, которая выглядела сейчас конкретной жирухой. На неё, как я понял, нацепили аж пять толстых кимоно, отчего она стала ровно такой же кругляшкой, как и я. Попутно её обмотали поясом, обвешали всякими побрякушками, которые по весу могли соревноваться с моей бронёй. А ещё огромнейший тюрбан на голове и слой штукатурки. Спорнём, что там в сантиметр толщина?

- Если ваши корни настолько глубокие, Юми, нахрена тебя так укутали? Вы что, на севере жили раньше?

- Традиции.

- Откуда ваши традиции берут начало? – поинтересовался я.

- Прошу тебя я, Мэйн, травить не надо душу мне, отравлена и так она. Всем тем, что произошло. Я еле сдерживаюсь сейчас.

- Отчего?

Юми посмотрела на меня тяжёлым взглядом и ничего не ответила.

Интересно, она там не сварится за время этого ритуала? Хотя уже через тридцать минут я беспокоился о себе родимом.

- Я сейчас сдохну… - пробормотал я. А ведь это всё только начало.

- Не умирай… - пробормотала одними губами Юми, - без меня. Прохожу второй раз уже я это…

Не хочу даже представлять, какого тебе. Я серьёзно.

Наши празднества перенесли в главный зал столицы. Естественно, проводить его на площади перед руинами дворца, что залита кровью, или на пяточке, который остался на склоне, было так себе идеей. Потому, когда я нашёл Юми, она сообщила мне новость, что нам нашли другое место. Конечно, поменьше размерами, чем зал во дворце, однако тоже внушительный.

И сейчас мы перешёптывались, сидя на стульях и принимая поздравления тех, кто только что сам недавно пытался схватить Юми за яйца. А так как у Юми их нет, хвататься было не за что, потому теперь они полностью побеждены. Шах и мат, ублюдки. Хватайте всегда только тех, у кого они есть.

- Мы умрём, - пробормотал я. – Сваримся. Они хотят нашей смерти.

- Вряд ли, - прошептала Юми. – Им не нужна неразбериха сейчас. Они попытались, не получилось у них, теперь готовы они присоединиться. Слишком сильно потратились на эту борьбу, чтоб ещё раз затевать её.

Так мы и просидели несколько часов, пока не настало время танца.

Юми ещё в поместье показывала, что от меня требуется, так что проблем с движениями не было, благо они были простыми. Проблема была в наших одеждах. Блять, да я сейчас кончу нахуй. Пожалейте меня, суки.

Про Юми вообще молчу - она каким-то чудом держалась на ногах. Представляю, насколько она пропотела внутри под этим всем, особенно когда даже лицо полностью заштукатурено и нет ни единого открытого участка тела.

- Воды… - прохрипел я, когда мы закончили танцевать. – Я умираю… Воды…

Я уже было потянулся рукой зомби к ближайшему человеку, как Юми схватила меня за неё и потащила дальше.

- Мэйн, нет, - зашипела Юми. – Прошу тебя, ты не позорь меня пред другими на виду у всех.

- Я не чувствую ног…

- Молю тебя, ещё немного потерпи и в руки ты себя возьми, - взмолилась она, чуть ли не плача.

Хуй с тобой, потерплю. Но я точно скоро сдохну, если ничего не изменится.

Ага, держи карман шире. Изменится. Как же блять. Изменится… Мы ещё потом сидели в центре ковра несколько часов, когда все остальные весело галдели вокруг нас. Я тоже пытался погалдеть вместе со всеми, но меня каждый раз одёргивала Юми, умоляющим взглядом смотря на меня.

- Я тоже хочу поговорить…

- Ты недавно хотел пить.

- А теперь говорить. Чувствую себя сраной статуей.

- Прошу тебя, ещё немного.

Немного… Это немного продлилось ещё три часа, после чего мы целый час стояли потом в полнейшей тишине в центре зала. Если не ошибаюсь, то сейчас мы должны были подумать, точно ли хотим жениться или нет. Это словно нам угрожают, типа если разойдётесь, потом ещё раз этот пиздец проходить будете.

Издевательство над молодыми, не иначе. Будут дети, заставлю через такое же пройти. Если доживу до того момента, естественно.

Так что описать, каково было моё облегчение, когда всё кончилось, было невозможно.

После всех этих мучений к нам вышел какой-то монах или священник, который прочитал речь и сказал, что волею духов, что охраняют их страну, теперь мы обручены и связанны и бла-бла-бла… Я даже не слушал его, все мои мысли крутились только вокруг одного.

Хочу ссать.

О чём без зазрения совести я поделился прямо во время венчания с Юми. Священник посмотрел на меня странным взглядом, услышав мои слова, но предпочёл сделать вид, что не заметил этого. А Юми посмотрела мне в глаза и неожиданно кивнула головой.

- Я тоже. Сейчас описаюсь при всех, если он будет продолжать вот так медленно трещать. Тогда я опозоренная прикажу его казнить.

Намёк был настолько толстым, что его можно было даже посчитать тонким. Священник напрягся и быстро-быстро затараторил речь, которую уже ни я, ни Юи не слушали. Наши мысли были только об одном. И когда он закончил…

- Нет так быстро, не спеши, - схватила меня за локоть Юми. – Величественно сейчас уходим.

- Дрочишь что ли?! Я сейчас прямо здесь пруд устрою, - чуть ли не заплакал я, но всё же последовал её словам и под руку с ней медленно покинул зал.

Вот всегда так, вроде такое торжество, а единственное, что я от него запомнил, так это только то, что чуть не обоссался. Кто бы что не говорил, но у людей вообще зачастую к подобному всё и уходит. Человек может не помнить дату, когда встретился со своей любимой, но куст, под которым срал, он и через десять лет вспомнит. Мало этого, ещё и покажет.

Какие же мы иногда животные, пиздец просто.

Но даже так, даже когда мы уже закончили и благополучно добежали до туалета, наши мучения не закончились. Почему?

Дело в том, что была последняя традиция. Обязательная первая ночь мужа и невесты вместе, как закрепление их прав друг над другом. Типа присунул и хоп! Всё, попортил девку – забирай. Ну и в обратную сторону точно так же. Предположу, что это свидетельство о том, что теперь мы едины не только духовно, но и телом. Нормальная традиция…

Но не в том виде, в котором она передо мной сейчас! Какого хуя первая брачная ночь должна проходить именно так?!

- Это что за хуйня, Юми, - спросил я оглядываясь. – Ты конечно говорила мне о брачной ночи, но не такой.

- Проблема в чём? – не поняла Юми.

- В этом, - беззастенчиво ткнул я в сторону стен.

А там блять рядком выстроились бабки. Конкретные такие столетние бабки, которые, наверное, и ходить то сами не могут. Сидит десяток в ряд у стены и на нас смотрит. Это с одной стороны кровати.

С другой стороны сидит десяток стариков ровно такого же возраста, которые не сводят с нас глаз.

- Это что за пиздец, Юми? - тихо спросил я. – Мы чо, ебаться при них будем?

Начнём с того, что у меня вообще желание заниматься сексом после Клирии нет. Просто не хочу. А тут блять ещё и перед отрядом старпёров, это же вообще пиздец! Насилие над психикой!

- Они проследят…

- За чем?! Чтоб я тебе не в ту дырку не воткнул?!

- И за этим тоже. Подскажут, если что.

Я как представил это, так меня и передёрнуло. Серьёзно, желание участвовать в порно для стариков у меня нет. Может я и извращённая натура, но даже у меня есть предел. И вот он – трахаться на людях, которые будут с интересом наблюдать за нами. Так ещё могут и подсказать чего.

Бр-р-р-р…

- Это перебор, у меня не встанет, - тихо сказал я, когда Юми начала расстёгивать на мне броню. Да-да, мы до сих пор в той одежде. Типа должны сами себя распаковывать.

- Прошу тебя, это же важно, - тихо пробормотала она, чтоб слышал это только я. – Уж постарайся в этот раз. Просто глаза закрой и всё, а сделаю остальное я сама.

- Я не хочу устраивать бесплатное порно-шоу тем, кому за стольник.

Как представлю, что эти сморщенные рожи на меня смотрят, будут видеть, как мы тут с Юми трахаемся, так у меня пропадает уверенность даже в собственной способке.

- Давай их выкинем всех, - предложил я. – Ты же императрица.

- Но жить мне в империи то с ними дальше. И их отношение терпеть, - заметила она. – И оттого сейчас столь важно, чтоб всё по правилам здесь было. Мы столько шуму навели, пора нам и потише быть. Показать, что чтим традиции мы наши и чтим культуру мы с тобой. Что будем верной мы опорой.

- И для этого нам надо потрахаться перед ними, - закончил я, не совсем счастливый от этой новости.

- Верно, - кивнула Юми.

- Ой, да ладно, они просто нашли повод посмотреть порнуху, когда сами не могут! - возмутился я тихо.

- Как бы ни было всё это, нам надо сделать это, Мэйн, - сказала твёрдым голосом Юми. Но даже через напыщенную уверенность слышно, как она стыдится подобного. Ну ещё бы, срамота-то какая! – А теперь изволь помочь мне освободиться от одежды.

В конечном итоге, потратив около десяти минут на то, чтоб снять с себя большую часть одежды, мы наконец могли вздохнуть свободно. В прямом смысле этого слова. На Юми была лёгкая, тонкая, абсолютно мокрая накидка типа пижамы, которая практически просвечивала. На мне, кстати говоря, было нечто похожее.

Мы молча смотрели друг на друга, не зная, что делать дальше. Вернее зная, но на глазах других как-то… не очень. Я даже было подумал, что нас окружают статуи, настолько неподвижно все сидели, но нет, кто-то из стариков кашлянул, кто-то пёрнул, и чувство, что мы здесь не одни, вернулось. Пиздец просто.

- Ну… начнём? – неуверенно произнесла Юми и одним взмахом стянула с себя одежду, оставаясь нагой. Видимо хотела закончить это всё по скорее.

- Окей, - повторил я за ней и остался таким же голым и мокрым. После чего недобро оглянулся и улыбнулся.

- Мэйн, чего ты? – насторожилась Юми.

- Да ничего. Идём к постели.

Раз ваши традиции требуют свидетелей данного процесса… Сейчас покажу вам, на что я способен. Я вам такое покажу, что вы просто охуеете. Хотите позыбать, как молодые ебутся, окей, будет вам ебля, уверен, что вы такого до конца своих дней не забудете.

Я с блаженной улыбкой смаковал чай, сидя в небольшой, но уютной комнате. Помимо меня здесь собрались ещё и все мои люди. Когда я говорю про моих людей, то имею в виду всех наёмниц, Клирию и теперь уже Юми, что стала частью нашего маленького счастливого синдиката.

Вообще, мы должны были отобедать в большой такой столовой, в которой слуг и всяких глав родов было штук по пять в каждом углу. Однако кушать под столькими глазами, что буквально тебе в рот заглядывают… Нет, спасибо, мне такого кошмара наяву не нужно. Поэтому я поставил ультиматум Юми – или обедаем в спокойствии, или я шлю всех во время приёма пищи нахуй.

Удивительно, но Юми послать всех нахуй не показалось хорошей идеей. Поэтому она спровадила всех и организовала обед для своих в соседней от спальни комнате, что служила до этого хозяевам данного места музыкальной комнатой.

БРЫНЬК!!!

Все разом повернули голову на звук, хотя никто не выглядел встревоженным; скорее смотрели с интересом на источник. Им оказалась одна из наёмниц, что быстро одёрнула от музыкального инструмента руку и с виноватым видом пробормотала:

- Прошу прощения.

Кажется, у неё всегда в жопе шило, если не ошибаюсь. Одна из наёмниц, которая обязательно что-нибудь куда-нибудь да засунет или тронет. Хорошо, что парнем не родилась, не представляю, как бы жила тогда.

- Шесть человек, приступ у двоих и у четверых сердце отказало, - произнесла Юми недовольно, перечисляя потери вчерашнего дня. – И троим до сих пор плохо.

- Чот мало как-то… Блин, я надеялся на большее.

- Извращённым способом таким ты всех решил там перебить? – недобро посмотрела на меня Юми.

Естественно я сделал это специально. Воспроизвёл всё самое извращённое (что касается поз и техник), чтоб перебить как можно больше стариков. Но видимо плохо старался, раз не до всех дотянулся. Ну… все мы с чего-то начинали, верно?

- Они сами виноваты, - отмахнулся я и кивнул одной из наёмниц. – Толкни мне тех булок.

Та с коварным видом обхватила свои груди и приподняла на ладонях.

- Нет, более мягких и вкусных, нежели твои жировые отложения, - ткнул я пальцем в нужные мне булки.

- Грубиян, - буркнула та, ни капельки не обидевшись.

- Извращуга, - парировал я, хватая булку с протянутой тарелки.

- Ты слышал ли меня?! – возмутилась Юми.

- Тебя не услышишь, - пробормотал я. – В сумме получается девять. Что-то маловато мы угрохали, не находишь, может плохо старались?

- Очень смешно, - недовольно ответила Юми. - Бабушки уважаемые, из родов старейших происходят те. И как мне говорить их роду, что от увиденного сердце прихватило у четверых.

- Нехуй было подглядывать, - отмахнулся я, после чего коварно улыбнулся. – Интересно, когда больше всех полегло? Когда я тебя с прогибом…

- Мэйн! – Юми вспыхнула красным, заглушив своим вскриком последнее слово.

- …или когда ты идеальный шпагат у стены делала, задрав ногу, и я тебя...

- Не говори! – Юми аж подпрыгнула, зацепив стол и заставив звякнуть жалобно посуду, вновь заглушив последнее слово своим криком. После чего осела вся красная, спрятала лицо в ладони и пробормотала. - Псаков идиот…

Остальные от этого лишь рассмеялись. Те, что сидели ближе всех к Юми, хлопали её по спине и говорили: «Ну ты даёшь!», «На шпагат, вот это гибкость!» и «Хотела бы я посмотреть на это тоже!».

Ну да, здесь девушки развязанные, им отойти потрахаться так же просто, как и обняться. Спорим, если я предложу любой, она безо всякого согласится? Вот это и есть равноправие – тут девушки знают, чего хотят. Хотят трахаться, согласятся, не хотят – откажутся. И ни одной обиженки. Всё так же просто, как и с мужчинами, к которым бы подошла с таким же предложением девушка. Короче, никого это не смутило, кроме нашей интеллигенции. Клирия так вообще молчала всё время, не обронив ни слова.

Вообще, она всегда молчит, когда ей говорить не о чем, но чот я немного волнуюсь сейчас по этому поводу. Слишком уж… странно она ведёт себя, словно вся в себе. Обычно пусть Клирия и молчит, но всегда внимательно следит за всеми краем глаза. Сейчас же она буквально пытается просверлить стол взглядом.



Не нравится мне это, ох как не нравится.

Глава 313

Мы гостили здесь ещё около недели, пока Юми разбиралась со всеми тонкостями и непонятками, набивая себе политический вес и силу, попутно таская меня на все важные и необходимые встречи.

Практически все они носили необязательный характер. Скорее, это была дань традициям, что шли хрен знает с какого времени, и которые мы были обязаны соблюдать. Например, в них входили встречи с главами разных древних и самых главных родов, что пытались зализать нам задницу до блеска.

Как пример, я только вошёл, а мне уже сыновья главы рода стул подносят, а дочери предлагают чая, буквально облепляя со всех сторон с такими милыми улыбками, что во мне появилось странное желание убежать со слезами на глазах за юбку наёмниц. Я привык, когда меня ненавидят и пытаются убить, а окружают лишь для того, чтоб забить толпой. А тут прям диссонанс.

Приятно, конечно, такое отношение, когда вокруг тебя все крутятся, уважают и даже боятся; новость о том, как я убил императора дракона, не стала секретом ни для кого. Однако настолько слащавое отношение для меня была чересчур. Нет, серьёзно! Мне кажется, что попроси я взять его дочку, они бы все с радостью согласились и даже выделили бы комнату в доме для этого.

Потому я чувствовал себя немного… не очень. А вот Юми наоборот выглядела расслабленной, словно проходила это уже не раз. Она спокойно принимала все почести, при этом не забывая показывать уважения к хозяевам рода.

И так в каждом родовом доме.

Помимо этого я побывал как минимум на десяти праздничных ужинах, где собирались то представители родов, то представители правительства, что теперь будут работать с Юми, то торговцы, которые, склонив колено, что-то у неё просили, то ещё кто-то. Так что мы даже больше не ели, а выслушивали вечные просьбы и мольбы.

Короче, народа проходило через неё много, и я не всегда понимал, чего они хотят и просят у нас. А потом даже не вслушивался, полностью полагаясь на Юми. И она вроде как справлялась.

После таких дней, когда мы под вечер возвращались обратно, Юми обычно дополнительно получала инструкции от Клирии. Та направляла её действия, говорила, каким должно быть мнение Юми на ту или иную ситуацию, и куда она должна направлять политику. Делала всё, чтоб Юми подготовила плацдарм по эту сторону гор для нашего плана.

Попутно мы перенесли сюда утконоса, который сделал настоящий фурор.

Фурор, это всеобщая истерия, когда весь обычный люд падал на колени и чуть ли не плакал от счастья, когда утконоса провозили через город по главным дорогам в личной открытой карете, где он сидел на подиуме. Я не вру, половина рыдала, половина восторженно выла, словно получила мощный оргазм. Мне казалось, что столица погрузилась во всеобщую истерию, которой было не видно ни конца, ни края в течении всего дня.

Среди народа Юми стали считать великой прорицательницей, избранной чуть ли не всей вселенной. Типа она такая вся из себя великая, вернула утконоса домой. По крайней мере так мы всё отстроили – Юми нашла и вернула его. Тем самым она показала себя как избранная духами императрица, которая, если смогла вернуть утконоса, то сможет и поднять горную империю. Можно сказать, что теперь не только армия, но и народ был за неё.

Ещё одним событием были похороны Юи. Они прошли на второй день после нашего фиктивного бракосочетания. Я на них не присутствовал, так как Юми изъявила желания лично без каких-либо свидетелей проститься с сестрой. В принципе, я понимаю её желание. Когда же Юми вернулась, выглядела она чересчур спокойной, пусть глаза и были слегка красными.

- Как всё прошло? - спросил я скорее поддержать разговор, чем мне действительно было интересно, когда Юми вошла в нашу комнату.

Она ответила не сразу, медленно дойдя до кровати и садясь на край, как положено императрице. Кстати говоря, больше кроватью мы не пользовались. Да, спали на ней, но не больше. Юми особого желания не проявляла, как и я. Не было ни сил, ни желания заниматься сексом. Да, я могу в принципе постоянно этим баловаться, но, наверное, Юми не была той, с кем мне действительно хотелось постоянно. А Юми вообще было не до этого.

- Она свободна от оков, - тихо со слабой улыбкой произнесла Юми.

- Ты не выглядишь сильно расстроенной, - заметил я.

- А обязательно рыдать должна я, чтоб вид подать, как мне здесь больно? – коснулась она района сердца рукой. – К тому же знаю от тебя теперь, что ей спокойно там и мирно. Мне знать достаточно, что душой ей хорошо и ничего уж не грозит. И… спасибо тебе, что ты поведал мне об этом.

- Но тебе и духи это сказали, - заметил я.

- Верно молвишь, но твои слова весомы тоже, - улыбнулась она. – Как того, кто побывал там. Оттого хоть мне и больно, одновременно же спокойно.

- Да без проблем, обращайся, - отмахнулся я.

- Меня тоже это ждёт? – поинтересовалась Юми. – Тоже смерть и душой покой?

- Да. Всех это ждёт, - кивнул я. – А если духи тебе помогут, то возможно и с душой сестры увидишься.

А они могут помочь своей любимице. Они вообще вне этой темы, как я вижу, ни с системой, ни с душами никак не связанны. Так что вполне способны на подобные фокусы.

- И тебя? – неожиданно спросила меня Юми. – Ты повторно всё пройдёшь?

Серьёзно, если бы она не знала о том, что меня ждёт, я бы подумал, что Юми меня крупно и жестоко подъёбывает.

Нехотя, но я всё же ответил на её вопрос.

- Меня – нет.

- Почему?

- Не заслужил, - усмехнулся я. – Мой удел, это получить наказание за содеянное.

- Содеянное?

- Как ты думаешь, сколько я убил людей? Сколько оставил сирот? Разрушил судеб и жизней? Мне есть, за что отвечать. И я отвечу в своё время.

- Ты не боишься? – спросила Юми после недолгой паузы.

- Расплаты? Конечно же боюсь, чего врать. Очень боюсь. Но… я заслужил это. Ненавижу таких людей, однако сам же и стал им. Так что… - я развёл руками.

Юми несколько секунд молчала, прежде чем ответить.

- Смело это. Справедливость в тебе ещё не умерла, раз покорно ты готов принять наказание.

Если бы мне это помогло… Но я ответил честно, не кривя душой, чтоб потом мне не было тошно от самого себя. Меня всегда выворачивало от тех, кто плюёт на других, считает себя настолько лучше, что готов жертвовать другими. Что ставит себя выше остального мира, типа я такой крутой, а вы никто. Так что, как бы я не хотел этого и не боялся, понимаю, что получу своё вполне заслуженно.

Печалька…

Больше мы не поднимали эту тему.

Так и прошла неделя, которая вся смазалась у меня перед глазами просто рядом одинаково ярких событий, которые мелькали у меня перед глазами. Я куда-то ходил, что-то делал, что-то слушал, что-то ел и изредка кивал головой, принимая всякие липкие и сладкие комплименты.

Слишком приторно. Не привык я к такому.

Оттого меня воротило от подобного всё сильнее и сильнее. Жаль, что поделать я здесь уж ничего не могу. Лишь как послушная собачка бегать за императрицей и строить из себя императора.

Хотя было в этом и утешение. Я видел, как все елейно мне улыбались и при этом глазами буквально изничтожали меня. Так сильно изничтожали, что я, каждый раз видя такого человека, тут же просил принести мне чая с лепестками роз. Да-да, шлюха со штукатуркой на ебале и кривой кислой улыбкой, топай за чаем, блядь тупая.

И почему, если ты ненавидишь человека, не можешь делать это у себя дома? Хочешь выебнуться? Ну окей, я лишь помогу тебе в этом. Так, где мой чай с лепестками роз?

Что касается меня родимого и любимого, то от всего этого путешествия помимо такого отношения я получил аж две главные вещи.

Первая – лвл. Семидесятый лвл, который обычным путём добиваться ну очень долго. И пусть я пробивался к нему довольно резво относительно таких же обычных людей без буста, преодолевая сраные сорок лвлов за обычный год, но в моей ситуации это было чудовищно медленно. А тут аннигиляция тысячи хайлвлов дала мне сразу потолок.

Имя: Патрик.

Фамилия: Козявкеев.

Возраст: 25.

Раса: человек.

Уровень: 70.

«Параметры»

Сила – 79.

Ловкость – 96.

Выносливость – 92.

Здоровье – 67.

Мана – 48.

Интуиция – 60.

«Дополнительные параметры»

Рукопашный бой – 39.

Одноручное оружие – 46.

Двуручное оружие – 28.

Оружие дальнего боя – 75.

Щиты – 17.

Лёгкая броня – 44.

Тяжёлая броня – 43.

Устойчивость к ядам и токсинам – 50.

Устойчивость к болезням и заражениям – 50.

Мелкий ремонт – 8.

Медицина – 18.

Рукоделие – 26.

Взлом – 11.

Выслеживание – 28.

Охота – 30.

Шитьё – 5.

Торговля – 31.

Красноречие – 47.

Верховая езда – 28.

Скрытность – 33.

И тут забавный момент. Я убил тысячу хайлвлов, но мне дали всего семидесятый. Почему? А потому что потолок! Возможно, не будь его, я бы и до сотого бы поднялся. Может быть. Но узнать мне этого не суждено, так как я дошёл до потолка и следующие убийства уже мне не капали.

А потом я убил императора-дракона!

И мне дали звание.

«Убийца драконов – вы сильны как никогда. Вряд ли найдётся тот, кто сможет с вами потягаться в силе, ведь вы смогли убить собственноручно дракона! Это то, чем стоит гордиться и это то, о чём будут слагать легенды. И герои легенд должны быть легендарны.

Условия получения – убить дракона. Бонус – снятие ограничения на семидесятый уровень».

И всё бы ничего, но блять! Я убил его после тысячи человек! То есть я, по сути, просрал такой способ прокачаться быстро и сурово. Я, конечно, понимаю, что вряд ли смог бы убить императора-дракона, имея за спиной тысячу, но всё же обидно. А ещё я получил другую ачивку.

«Угроза человечеству – вы умудрились убить более тысячи человек меньше чем за час. Это поразительный и ужасающий результат. С вами теперь может сравниться только оружие массового поражения.

Условия получения – меньше чем за час убить тысячу человек. Бонус – теперь люди могут почувствовать от вас тяжёлую ауру».

Короче, я могу разгонять теперь людей своей тяжёлой аурой. Что за тяжёлая аура, хуй знает, но поживём, увидим. К тому же бонус лишним не бывает, если он может тебе помочь в борьбе за цель.

Но всё же главная новость в том, что теперь я мог идти сразу к сотому уровню. Там я буду уже на уровне неслабых героев. Уже сейчас я на уровне героев или раскаченных людей. А там вообще буду вне досягаемости простых и угрозой для сильных.

Вот так я и проводил свои счастливые дни в роли императора, пока не пришла пора прощаться. К тому моменту Юми получила вполне конкретные инструкции с обновлённой клятвой, потому я не волновался, что она сможет как-либо улизнуть. К тому же мы оставили здесь большое зеркало, что тащили с собой наёмницы. Да-да, они тащили на себе огромное зеркало, в котором сидит милашка Кстарн. Именно таким образом Клирия связывалась со мной перед тем, как я разбил зеркальце.

Вообще, Кстарн тяжело перекидывать людей на большие расстояния, особенно когда их много. Но в походе такой проблемы не было. Зеркало шло за нами, оттого расстояние не было сильно большим. Да и перекидывала она тогда одну Клирию.

Здесь же… Да, я оставляю зеркало здесь, чтоб в случае чего у нас была возможность связаться с Юми и передать сообщение. И да, расстояние до моего поместья большое для Кстарн, ей будет тяжело, однако это только чтоб в случае необходимости быстро перекидывать сообщение или одного человека. Например, меня к Юми или её к нам. Больше оно было и не нужно.

- Вас пропустят до ущелья, там зачищено уже всё, - сказала Юми, когда наступил день икс нашей отправки. – Мы расчистили дорогу, так что можешь быть спокоен.

- Не стоило париться, но спасибо. Ты получила все инструкции?

- Да, подробно описала мне она, что сделать нужно мне. Хотя та плана часть, где участвую теперь, мне уж не по душе.

- Мне вообще весь план не по душе.

- Тогда зачем занялся им? – полюбопытствовала она.

- Выхода нет.

- Но можно сделать всё же миром, - взглянула на меня Юми. - Не репрессиями, но делом всё разрешить.

- Времени для этого нет. Такое можно сделать мирно, медленно и не спеша, обезопасив себя от лишних жертв, но только когда имеешь запас времени. Однако именно его у нас и нет. Уже есть нехорошие сигналы по поводу того, что другие не спят и готовы действовать, оттого надо решать проблему быстро и радикально. И я не пойму, почему другие не видят этого, - последние слова я сказал со злостью. – Почему блять они не могут разглядеть то, что происходит у них под носом. Я не понимаю этот мир от слова совсем.

- Возможно оттого, что мы иногда видим лишь то, что видеть захотим, - ответила Юми слегка грустно. Подозреваю, что она имеет в виду и себя, когда думала, что это она всех использует, а не наоборот.

- Печально, но ничего не попишешь, - пожал я плечами, постаравшись сказать это как можно более безразличным тоном. Вот нет желания вообще расстраиваться по этому поводу сейчас.

Мы собирались с самого раннего утра в доме, любезно предоставленным одним из знатных родов, которые после представления и укрепления власти Юми были готовы наперегонки оказывать ей услуги. После утконоса становиться её врагом было опасно как физически, так и из-за репутации, типа не признать прорицательницу в такой ситуации подобно предательству. Те, кто плохо дышал к Юми, просто не высовывались, занимаясь своими делами.

Оттуда же у нас появились и лошади, и провизия на время перехода через горы, и возможность свободного передвижения по территории горной империи.

Жаль только, что пока воспользоваться этим переходом мы не могли, чтоб устроить торговлю. Сейчас не время привлекать к нашей территории внимание. Случившееся в империи и так не привлекло внимание только, наверное, глухого и слепого. А если ещё и на нас выйдут…

Так как они ни с кем не торгуют сейчас, то тогда у всех будет вопрос, кто это сделал и кому это было выгодно, так как никто с этого ничего не получил, включая нас. Все будут подозревать друг друга. И больше всех эльфов. Однако если же через наше графство начнут что-то возить, то тогда уже подозрения будут, причём обоснованные. Я не могу знать, что поняли другие, я лишь предполагаю, как подумал бы сам. Вот эльфы наверняка всё поняли, но им до нас слишком далеко. Остальные же пусть пока гадают. Как поймут, будет уже слишком поздно.

Мы собирались вплоть до полудня, после чего под защитой элиты и в сопровождении Юми двинулись к перевалу через горы.

- Я с тобой потому, что муж ты мой, - ответила Юми, когда я спросил, нахрена она с нами. – Я жена и должна я мужа проводить, как и положено.

- Понятно… - протянул я.

- Избавиться уже спешишь ты от меня?

- Нет, просто спросил, - пожал я плечами. Насчёт нападения на неё можно было не волноваться. Сейчас у уродов ни армии нет, ни желания вызывать на себя гнев и ненависть. А ещё я. Меня сейчас действительно боялись, что забавно. – Забавно, жена императрица провожает мужа императора хрен знает куда.

- Все знают, для чего сей брак, так что удивления нет. Но то ни значит, что должна я быть не вежливой с тобой.

- Ну да, было бы забавно, если меня ты пинком выгнала бы на улицу, - усмехнулся я. – Береги там Маленького Пожирателя Человеческой Плоти. Он очень хрупкий и чувствительный.

- Это она.

- Что? – не сразу понял я, о чём идёт речь.

- Утконос, это она. Самка. Девушка. Не мальчик, - улыбнулась Юми улыбкой человека, который показал превосходство своих знаний.

- Да ладно… Серьёзно? – кажется, ещё есть, чем можно меня удивить.

- Верно. Я знаю, о чём же говорю. И может быть, что она однажды даст потомство нам.

- У неё нет мужика в любом случае.

- Засвидетельствовано у нас, что иногда и так они дают потомство, без мужчин.

- Хрень какая-то, - высказался я по этому поводу. – И как только этот мир с ума не сходит.

- Такова природа мира, таковы его законы, - чуть ли не на распев ответила Юми.

- И мне они не нравятся. Словно его накачали наркотиками ради забавы.

Глава 314

При сопровождении юной императрицы и её телохранителей в виде нескольких десятков хайлвлов мы доехали аж до границы горной империи, что начиналась ровно перед подъёмом на тот заснеженный перевал. На всё это нам потребовались сутки и всего одна ночёвка, которую мы провели в чьём-то дворце.

Сейчас же перед нами возвышались две большие башни из толстого векового дерева, просто стоящие по обе стороны от дороги. Вряд ли они могли спасти от нападения, скорее всего, служили просто сигнализацией, которая должна была заметить заранее приближение неприятеля и дать сигнал остальным.

Они возвышались прямо на опушке, и сразу за ними начинались подобия альпийских лугов. Этот ландшафт значительно отличался оттого, что был по другую сторону гор. Если здесь царствовали альпийские луга, то там леса поднимались вплоть до заснеженных вершин, где шли ещё выше, вплоть до мест, где уже ничего в принципе выжить не может.

Мы остановились прямо на границе территории между башен, и Юми взмахом приказала страже отойти. Около сорока человек сразу же распределились по территории, отцепляя это место.

- Вот и всё, - вздохнула Юми. – Пришло прощаться время. Быть может мы на долго расстаёмся, а может до конца. Иль встретимся чрез год.

- Не навсегда, скорее всего. Выглядишь расстроенной нашему расставанию. Разве не по сестре ты должна грустить.

- Не быть тебе уж чутким Мэйн. И по сестре я всё грущу, однако в сердце она живёт, - коснулась она груди. – Но чувство у меня, что остаюсь я здесь одна. Одна в чужой стране.

- Такое бывает, - пожал я плечами. – Я тоже чувствую себя неуютно, когда меня все любят.

Мои слова вызвали у неё усмешку.

- Не долго мучиться осталось тебе-то с этим, Мэйн, поверь.

- Охотно верю.

- Тогда сейчас ты поцелуй меня, когда следят за нами, и разойдёмся мы навек.

- Это обязательно? – нахмурился я.

- Важно для людей увидеть, что мы симпатию проявляем. Поверь, так нужно.

Я оглянулся.

Мои люди уже успели отойти подальше, чтоб не смущать нас, стражи не было рядом, однако… Да, мне кажется, что за нами украдкой наблюдают те же стражники на вышках и охрана Юми. Их не видно, но они видят. Всё видят.

- Окей, давай по-быстрому, - кивнул я.

Мы провели сеанс быстрой терапии, не страстной, больше похожий на дань взаимного уважения типа рукопожатия. Сухо и без языков, лишь бы был сам факт поцелуя, после чего отшагнули друг от друга.

- Я буду ждать сигнала, Мэйн, и да помогут нам всем духи.

- Не знаю, как всем, но вам помощь точно понадобится, - кивнул я. – Пока Юми, ещё свидимся.

Мы просто развернулись и зашагали каждый своей дорогой к своим целям. К моим целям. Как бы то ни было, всё крутится вокруг моих целей, просто остальные тоже могут получить с этого профит.

Всего один раз я обернулся, когда уже вышел за границы горной империи, Юми уже была окружена стражей и двигалась по дороге через лес, приближаясь к ближайшему повороту, где скроется от моего взгляда.

Я вздохнул и поплёлся к своим, что ждали меня выше.

- Как всё прошло? – тут же спросила Тулика. – Попрощался со своей жёнушкой?

Вслед за её словами большая часть отряда показала свои зубки. Ой бля, лишь бы позубоскалить.

- Господин, тебе следовало её завести в ближайшие кусты и жахнуть, - посоветовала мне Женева своим низким мужицким голосом. – Чтоб знала она, кто в доме хозяин.

Одобрительный весёлый гул поднялся среди бабского отряда.

- Как я понимаю, так у тебя и появилась дочка, да? – ответил я, усмехнувшись и залазя на лошадь. – Тебя тоже отвели в сторону и показали, кто настоящий хозяин в доме? – и тут же сжал ноги, придавив бока лошади. - Но!

Лошадь недовольно фыркнула и зашагала по дороге. Наша группа двинулась обратно домой дружной кучкой. Там перед нами возвышались горы, что отделяли эти два куска мира друг от друга, словно какие-то стражники.

Наёмницы на мою реплику рассмеялись, а вот Женева ни капельки не смутилась.

- Не совсем верно. Это я его отвела в сторону и показала, кто здесь хозяин. Так появилась моя доча.

- Чот не пойму, кто из вас-то дочь родил? – спросил с усмешкой я, чем вызвал общий хохот.

- Давай отойдём, и я продемонстрирую, каким образом и откуда берутся дети, - ответно стрельнула в меня Женева. – Просвещу тебя в этом вопросе.

- Не надо, я уже просветился. Спасибо старцам в спальне Юми.

- И как, просветили? – поинтересовалась она.

- Это я их просветил. Не слышали за обедом, что часть ушла на свидание к своим предкам?

- Ты плохо старался, - со смехом ответила другая наёмница. – Девять из двадцати всего.

- Я знаю, - вздохнул я наигранно. – А я так старался.

- Вот потому и требуется тебе просвещение, - поддакнула другая. – Мы тебя многому научим.

- Не надо. Я слишком невинен для подобного, - сделал я умное лицо.

- Невинен? – прыснула девчонка-наёмница в кулак. Я её помню, входила в состав той группы, что в горах меня прокачивала. – А я помню, как ты устроил оргию в таверне, совратив всех нас, хихихихихи… невинных дев под предводительством… хи-хи-хи… Мамонты… Ахахахаха… Главной… Хахаха… главной… Хахахахахахахаха… девственницы… АХАХАХАХАХАХАА…

Не знаю, что её рассмешило, но наша группа превратилась в дружный ор, в котором не смеялся только я и Клирия. Девчонки, видно, были в теме и понимали, о чём идёт речь. Они буквально обхохатывались с этого, явно не считая себя целомудренными.

Наша поездка началась весёлыми пошлыми разговорами, которые разбавляли скуку и были вообще ни о чём.

Они ещё час обсуждали свои любовные похождения, словно хвастаясь каждая тем, что она умеет, и что умел её прошлый любовник. Отсюда они все плавно перешли к семье. К детям, к тем, кто уже завёл, и тем, кто ещё заводит или собирается заводить. Так они перешли к Мамонте. Бедная Мамонта, она, наверное, сейчас сильно чихает.

- Но у неё такая лапочка сынок! – одну из наёмниц сейчас разорвёт от переполняющих её ми-ми-ми. – Он такой мальчик, прям весь в маму.

- Ага, такой милый, - подхватила другая. – И спокойный. Точно характер отца.

- Зато у Лафии дочка. Как вы думаете, Мамонта и Лафия сразу обручат их?

- Муж и жена? – Женева задумалась. – Возможно, что Мамонта и Лафия об этом думают. Возможно обе постараются отправить их подальше от всего этого, когда подрастут. Может быть в интернат на востоке, там вроде всегда спокойно. К тому же обучают, готовят к жизни.

- Рожать детей, чтоб отправлять в интернат? – фыркнула Тулика. – Детей рожать, чтоб потом их сбагрить подальше? Бред.

- Мамонта точно так сделает, - покачала головой одна из наёмниц.

- Не сделает.

- Она не согласится оставлять его здесь. Одного уже… - и тут же умолкла, слегка испуганно и виновато оглянувшись.

Тулика посмотрела на неё недобрым взглядом в то время, как другим было откровенно наплевать. Видимо та, как подруга главной, желала подобное сохранить в секрете, хотя остальные тайны в этом не видели. И тайной для них это не являлось.

Та-а-ак… От босса что-то скрывают.

- Тулика, глаза не сломай. Будешь за моей спиной так смотреть на других и утаивать важную для меня информацию, я обещаю, что следующие два месяца ты в наказание вообще смотреть не будешь. Так что с ребёнком Мамонты? Давай, колись, я ваши задницы приютил, я закрыл глаза на то, что вы там филиал детского сада открыли, я просто обязан знать, что в голове у вас происходит.

- Просто Мамонта от этой темы становится слегка… депрессивной. Не надо поднимать эту тему, - начала было Тулика слегка напряжённо, но я перебил её.

- Ты видишь Мамонту здесь? Я, нет. Или может я теперь здесь лишний? Может за меня будете решать, что мне знать, а что нет?

- Нет, я… я имела виду другое… - начала тараторить она всё быстрее и быстрее. – Она просто тяжело перенесла это, очень плачет иногда. Я… я не хотела перечить вам. Я… я… я не утаиваю от вас ничего!

Последние слова она протараторила очень быстро и испуганно, словно я собрался её убивать. Я удивлённо моргнул, глядя на испуганную Тулику. Эта пышка, что обычно была довольно улыбчивой, представляла сейчас из себя перепуганную девку, что вот-вот свалится с лошади.

И только через пару секунд я заметил, как сильно сменилась обстановка.

Все практически разом примолкли, испуганно косясь на меня, словно я собирался мочить всех. Девушки замерли в сёдлах. И несмотря на то, что мы продолжали ехать дальше, они были словно истуканы; будто люди, боящиеся получить пулю в голову за лишний звук, но при этом не имеющие возможности спрятаться. А я даже голоса не поднял, тон не изменил.

И тут до меня дошло.

Аура.

Моя аура.

Я только что перепугал до усрачки всех своих людей.

Бля, серьёзно? Я давлю всех аурой?

Я не крутил головой, лишь боковым зрением отметил, что все испуганно переводят взгляд с меня на Тулику, словно боясь, что я сейчас наброшусь на неё в облике твари. Такое поведение было свойственно им, лишь когда опасность готова была порвать их на части в следующие несколько минут, и они не могли ничего с этим сделать.

Блин, это не круто! Совсем не круто! Если такая хрень будет происходить, то могут возникнуть проблемы. Страх не есть уважение в некоторых ситуациях. Сейчас меня уважают, потому что девушки правильные. Знают понятие о силе, товарищах, чести и так далее. Они видят во мне лидера (я надеюсь на это). Но страх это нахер смоет. Страх порождает зачастую и ненависть.

Да, прислушавшись, я понял, что источаю ауру, пусть и не могу сказать точно, какую именно. И ведь лишь потому, что недоволен. Практически малая часть негатива во мне вызвала ауру… Эм… Только я не понял, какую именно. Тяжёлую как у Клирии? Жажду убийства? Страха?

Как бы то ни было, так дело не пойдёт. Надо бы научиться это контролировать.

Как?

Ну, если это связано с эмоциями, то вполне логично, что надо контролировать эмоции. Подавлять и не давать им даже немного превышать предел. Какой предел? Предположу, что тот, который может вызвать у меня какую-то ответную реакцию.

Но не сейчас об этом думать.

- Тулия, - мягко сказал я, давя волну в себе. – Что волнует мягкую жопу Мамонты? У неё ребёнок же, все дела?

- Ну да… - промямлила она с опаской.

- Тогда? Ты знаешь, какое она положение занимает, верно? Мне нужно знать о ней всё, чтоб потом не было проблем с этим. Так что давай, колись. Я потом ещё и о вашем прошлом поинтересуюсь, раз такое дело.

А то потом начнётся: я не могу, в прошлом у меня было то-то, то-то и теперь я такое не делаю. Чтоб такой хуйни избежать, стоит сразу знать о них. Особенно среди высоких людей, что держат не последнее положение у нас.

- Ну… - как-то не очень уверенно начала Тулика. – Ещё давно она похоронила ребёнка. И теперь… может… несколько…

- Слишком сильно о нём беспокоиться, ты об этом, да? - сразу уточнил я.

- Верно. Ей тяжело это далось, она до сих пор иногда плачет и… Для неё этот ребёнок многое значит. Сейчас она чувствует безопасность как… - она оглянулась.

- Как многие из вас?

- Верно. Не совсем безопасность, в конечном итоге мы иногда погибаем, как сейчас… я не имею в виду, что это ваша вина! – тут же поспешила она сказать, хотя я даже не обратил на это внимание. И на «вы» сразу перешла.

- Я понял, - слегка улыбнулся я.

- Так вот… Просто сейчас слишком спокойно, и многие хотят не упустить момент, чтоб стать матерью. Потом такого момента может не выдаться.

- Почему?

- Постоянные войны, сражения, нас убивают, мы убиваем, на наши деревни иногда в отместку нападают. Гибнут дети, в основном маленькие, и не знаешь, когда придёт следующая беда. Среди нас не мало тех, кто потерял ребёнка. Их убивали при нападениях, некоторые получали по животу и теряли так. Многие из нас теряли детей, но Мамонта слишком сильно это переживает. А тут…

- Как в масле, - закончил я за неё.

- Э? – не поняла Тулика.

- Спокойно. Подходящее место, - перефразировал я.

- Да. Спокойно. Никто не нападает, есть шанс вырастить детей до того возраста, когда они смогут уже немного думать, есть что кушать, есть крыша над головой. Можно сказать, идеальные условия. А в караул и на патрули можно и с животом походить. Даже есть мужики. Многим то всё равно, перед кем ноги раздвинуть, хотя приятно, когда есть муж. Каждая сейчас пытается урвать своего.

- В смысле, не по любви, а так?

- Любовь? – казалось, что такая глупость поразила Тулику. – Практически все хотят найти себе тёплое гнездо, где смогут жить. Главное, чтоб мужик приносил деньги, не бухал и не бил. Ну и чтоб не страшнее бревна и по чистоплотнее болотной кикиморы. Потому большинство целят именно на городских, у кого дом, у кого надёжность, чтоб после контракта было куда и к кому прибиться в мирную жизнь. Ну там домохозяйка, готовка, ребёнок, трахаться.

Вот тебе и воительницы. Сами мочат всех, включая детей, насилуют, грабят, убивают, но при этом хотят ребёночка, о котором будут заботиться. Я… не знаю, диссонанс у меня здесь небольшой.

Хотя чего уж я туплю. В конечном итоге большинство хочет одного и того же – жить. Просто жить и радоваться тому, что им нравится.

- А вы? – осторожно спросил одна из наёмниц.

- Что, я?

- Ребёнок? Хотите ребёнка? – поддержала её другая. Я прямо вижу, как навострились их уши.

- Ну… я не думал ещё об этом, - честно признался я. – В смысле, я хочу ребёнка, хочу семью и так далее, но как-то не до этого сейчас.

- Да вы семьянин оказывается, - захлопала одна из окружающих меня девушек глазами.

- А девочку или мальчика? – тут же уже рядом пристроилась другая.

- Ну… девочку, наверное… - пробормотал я неуверенно.

- Девочку? А как же наследник? – удивилась одна.

- Успеет ещё наследников настрогать, - отмахнулась другая. – А вот девочку… это потому, что вам надо кого-то защищать?

- В смысле? – не понял я.

- Ну как же, - поддержала другая. – Маленькая такая, милаха, расти будет, будете оберегать её как герой, косички заплетать. Милота-то какая!

- А мальчишка всегда помощник! Лишняя пара рук. Будет тоже видеть героя в нём, повторять за ним, как за наставником. Это круто и тоже мило. Воспитывать парня круто.

- Не милее, чем дочка, которую защищает отец. Особенно такой. Типа рыцарь такой! Она: папочка, спаси меня от паука! А он хоп, и спасает её, подхватив на ручки.

- А сын, наоборот, призовёт его, и они вместе его победят! Рука об руку, отец и сын!

Пока девушки делились хором своими влажными фантазиями, я предпочёл помолчать и не говорить, что если там будет паук, то это детям придётся меня спасать, а не мне их.

И пока я отмалчивался, меня неожиданно спросили.

- А кого вы хотите видеть своей женой?

Это было столь неожиданно, что я растерялся. А девки замерли, явно желая услышать мой ответ. А какой ответ я дам на это? Что кому присуну, та и будет женой? Ага, это будет наитупейшим ответом, что я только могу дать. Обожаю, как раз мой вариант.

- Не определился. Пока не знаю, - ответил я искренне.

- А я думала, что это будет госпожа Элизиана, - пробормотала одна.

- Я думала, что та мелкая… как её там…

- Мэри, - подсказала другая.

- Да, Мэри. Вы ведь так подходите друг другу, - посмотрела одна из многочисленных наёмниц на меня.

- Или же, - начала Женева и красноречиво посмотрела в сторону Клирии, которая плелась в отдалении от нас, склонив голову вниз, словно уснув или о чём-то думая. – Госпожа Клирия.

Все разом умолки, посмотрев на Клирию. Посмотрели с интересом и лёгкой опаской, словно прицениваясь. Однако Клирия даже не отреагировала на это.

- Я бы на это посмотрела. На такой союз, - выдохнула наконец одна из наёмниц, нарушив тишину. – Чисто по приколу.

- Это было бы мощно… - пробормотала другая. - Прикиньте, какие у неё будут дети? Наверное, одним взглядом будут заставлять замирать сердце.

- Мне кажется, что девочки у госпожи Клирии будут потрясающими, - высказалась другая. - С чёрными волосами и пронзительными глазами.

- Или мальчик. Хладнокровный и спокойный, как она.

Мне кажется или они говорят исключительно о качествах самой Клирии. Типа дети будут исключительно в неё? То есть в принципе в таком варианте я служу не более чем спермобаком. И от меня если и добавиться что-то, то это или X, или Y хромосома.

Это немного оскорбительно, знаете ли.

Глава 315

На следующий день мы добрались до границы, где начинался снег. И пусть здесь он был лишь мелкими белыми островками среди зелёной травы, что появлялся то тут, то там, однако дальше через несколько километров начинался уже сплошной белый ковёр. И этот ковёр уходил в даль, к самым скалам, что поднимались высоко вверх.

Пейзаж был очень похож на тот, что я видел с другой стороны.

Мы же сейчас стояли посреди огромных альпийских лугов, убегающих в разные стороны, в то время как за нашими спинами возвышались сопки горной империи.

- Всего несколько дней, и мы дома, - пробормотала Тулика, глядя на это ущелье. – Думаю, если пойдём очень быстро, то проскочим его за несколько дней.

- В прошлый раз это заняло у нас больше времени, - заметил я.

- В прошлый раз мы с вами охотились, и никуда не спешили, - похлопала меня по плечу подъехавшая наёмница.

- И то верно, - кивнул я, глядя на эти врата.

Блин, но выглядит вообще зашибенно. Это тяжело описать. Реально, какой-то фантастический сказочный пейзаж. С той стороны этот эффект смазывает лес, который мешает нормальному обзору, однако здесь можно от души насладиться видом.

- Ладно, погнали, - сдавил я бока лошади ногами, и мы вновь двинулись дальше.

Так что ночь мы уже проводили в снегах.

Здесь вовсю завывал ветер, снег, словно песок, царапал открытые участки кожи, а температура давно ушла в минус. Особенно ночью, когда не грело солнце, холод чувствовался ещё более отчётливо. Особенно весело было ходить в такую погоду посрать.

Мы спрятались за какой-то большой кусок скалы, который накренился и прикрывал нас от ветра, словно навес. Одно из немногих подходящих мест на снежной равнине, больше от ветра было спрятаться негде. Мы разожгли костёр, расправили спальники, укутались посильнее, чтоб не замёрзнуть, поели и встали на ночлег.

Спасибо, что у нас была зимняя одежда для перехода, так что можно было не бояться не проснуться. И спальник был тот самый, что и в прошлый раз, так что все могли спокойно забиться в него, грея друг друга.

На правах главного я сам определил, кто и когда будет дежурить, определив себе место в самом начале вместе с двумя другими девушками. Это было наиболее нормальное время, когда ты ещё не начал засыпать, а потом можешь со спокойной совестью дрыхнуть до подъёма. Да-да, я хитрожоп, ищу, как бы облегчить себе жизнь, но это на правах главного. Я и так уже намучился, так что не ебёт.

- Госпожа Клирия немного странная, - неожиданно подняла неуютный вопрос одна из наёмниц, когда мы сидели у костра.

Вообще, как мне сказали, горноимперцы уже зачистили перевал, потому можно было развести костёр и не бояться, что его увидят. Однако на всякий случай я всё же решил оставить дозорных, так как если не люди, так звери могут припереться к нам.

- Да, я заметил, - кивнул я.

- Она молчит, не похоже на неё, - поддержала другая. – И ещё смотрит постоянно в одну точку, словно увидела там что-то интересное. Это очень непохоже на неё.

- Да, я в курсе.

- Она сошла с ума? - тихо спросила первая, буквально шёпотом, словно боялась, что её услышат. Её голос практически сливался с завыванием ветра.

- Не думаю, - покачал я головой. – Просто у неё трудный период в жизни. Сейчас посидит, осмыслит всё и оживёт.

- А у неё есть мужик? – неожиданно спросила одна у другой. – Может с того и в тоску провалилась?

- Ни разу не слышала и не видела, - покачала та головой. – Кстати да, может оттого и бесится? Ну ведь даже вы, - она посмотрела на меня, - женились. А она в девках сидит. Теперь так вообще одна. А с её аурой… найти кого-либо вообще нереально.

- Ага, ей, наверное, тоже хочется, - кивнула другая, словно знала, о чём говорит.

Может действительно знает, так как я в таких темах ни бум-бум. Хотя конкретно причину данного состояния я отлично вижу. Я буквально неделю назад собственноручно разрушил все мечты и планы относительно её будущего. Другими словами, то, о чём она грезила столетиями, было похерено всего за несколько минут.

Естественно, что у неё сейчас просто апатия и непонимание, к чему теперь двигаться.

- Может вы с ней поговорите? Погладите по голове, обнимите? Девушкам нужна ласка, - как бы между делом сказала наёмница. – Это восстанавливает иногда душевное равновесие.

- Девушки? Мне казалось, что меня окружают наёмницы, убийцы и просто интересные личности, - усмехнулся я.

- Ну в душе то мы девушки, - улыбнулась другая. – Юные, невинные, те, что хотят ласки и тепла. Нас надо обнять, прижать, поцеловать, шепнуть что-нибудь приятное на ушко.

- Так, давай сразу уточним, - начал я. – Это вы о себе говорите?

Они переглянулись между собой и кивнули.

- Серьёзно?

Наёмницы ещё раз кивнули.

- Так вам оказывается ласка нужна? Странно, мне казалось, что вы тащитесь по бойням и убийствам всего и вся. Как по мне, вас выпороть нужно и в глаз дать.

- Ну почему сразу в глаз дать… - как-то смутившись начала одна. – Говорить за всех не буду, но как бы мы просто работаем, зарабатываем таким образом. Там работа, а здесь наша личная жизнь. Они не пересекаются. Вот вы, ведь для вас это тоже работа ведь? Жестокость и так далее, а с той же Мэри вы милы и очень добры.

- Ну…

Ну в принципе да. Личная жизнь личной жизнью, а работа работой. И то, и то как бы совершенно разное. Как там говорят? Работа требует, а сердце мечтает о другом. Кто такую хуйню сказал… Нет, не помню. По любому тот человек был долбоёбом. Однако это именно в данный момент тему раскрывает достаточно точно.

- Окей, я понял, к чему вы, но мы отвлеклись от темы. Считаете, что мне надо поговорить с Клирией?

- Если госпоже Клирии плохо, то ей надо обязательно выговориться, чтоб стало легче, - кивнула одна из них. – Но она такая молчунья…

- Это да, - кивнула другая. – Но тут на сцену выходит ваша мужская сила! Пойдёте, просто обнимите её за плечи и посидите так с ней, можете разговором подтолкнуть. Как выговорится, так станет ей легче. Всем нравится чувствовать себя в защищённости.

- И главное, будьте с ней помягче. Никому не нравится, когда в них ковыряются лопатой.

- И будьте уверены в себе. Как она положится на вас, если вы сами не знаете, чего хотите.

- И обязательно будьте чутки. Чтоб она чувствовала искренность, а не пустую попытку вернуть её в строй.

- И…

- А ну-ка тихо, - шикнул я, неожиданно вскочив со своего места.

Даже не задумываясь, схватился за револьвер одной рукой, за меч другой, вглядываясь в темноту, где кроме позёмки да синего в лучах луны снега ничего не было видно. Однако такой спокойный пейзаж всё равно меня заставил вскочить. Моя реакция была обусловлена тем, что я что-то почувствовал.

Едва-едва что-то коснулась моего сознания…

Интуиция?

Почти. Наверное.

А ещё я чувствую какое-то лёгкое давление. Очень странное давление на мозг, словно хочется спать. Нет, я действительно хочу спать. Но здесь это немного странно чувствуется, словно что-то насильно пытается отключить меня. Пытается, пытается, а потом спадает, словно ничего и не было.

- Эй, подни… - я осёкся, глянув на девушек.

Те как сидели, смотря на меня с удивлённым лицом, так и сидят.

Только с одним «но». У них сейчас закрыты глаза.

Просто закрыты, обе девушки в раз просто уснули, оставив на лице, словно маску, последнее выражение. Это выглядело ну очень странно и жутко. Будто бы покойники, которых садили как живых и фотали.

Но нет, они спали. Просто заснули, замерев на месте, я видел, как они дышали.

Слегка толкнув одну носком ботинка, чтоб не убирать рук с оружия, я не добился ничего. Никакой реакции.

Значит кто-то снаружи кинул что-то типа стана. А так как у меня иммунитет на сознание, подобное мне не страшно. Мне страшно то, что теперь я был один. У меня есть способка твари на крайняк, однако против мага она не очень актуальна.

Вслушиваясь в завывания ветра и вытащив пистолет, я обошёл костёр и сделал несколько шагов вперёд, выйдя из-под навеса под ветер. Здесь костёр уже не так сильно светил и оттого я мог нормально оглядеть округу.

Но сколько бы я не всматривался, ничего кроме скал да белоснежной равнины не видел. Но…

- Приве-е-етик! – раздался весёлый голос девушки где-то сверху.

Ебать, я чуть не обосрался.

Резко обернувшись, я бросил взгляд на верхушку скалы, под которой мы спрятались, уже целясь в темнеющий на фоне звёздного неба силуэт. Палец в этот момент уже почти довёл крючок до конца, но… здравый смысл меня слегка остудил. Если бы меня хотели убить, то убили бы уже давно. А значит пришли говорить.

Недовольно цыкнув, я отпустил крючок, однако пальца не убрал, всё так же продолжая целиться.

Человек, чей плащ пафосно развевался на ветру, не спешил уходить. Его фигура словно давала мне насладиться видом, показывая себя на фоне луны, типа вот я, смотри!

Ну, во-первых…

- Я тоже хочу такой плащ… - тихо пробормотал я. Слишком круто он выглядит. Я тоже хочу так выёбываться.

Во-вторых, все вы, хуесосы, отъебитесь уже от меня. Дайте хотя бы до дома дойти без приключений на задницу.

И всё же, кто на этот раз за бедным Патриком пришёл? Девка? По голосу девка. Или же…

- Приве-е-етик! – раздалось за моей спиной.

Мгновение и ствол уже смотрел в лоб девушке, что стояла и мило улыбалась, словно была рада видеть меня здесь. Не могу ответить взаимностью.

Но могу запустить пулю в голову.

Девушка была в обычном тонком тёмно-сером плаще, который точно не мог спасти от такого холода, однако она не выглядела так, словно ей что-то мешает. Она завела руки за спину и, слегка поддавшись телом вперёд, буквально выпятила голову ко мне с дурацкой дружелюбной физиономией. Меня больше пугало то, что она подошла за столь короткий промежуток времени ко мне вплотную, и я даже не заметил этого.

- Знаешь, я думала, что ты куда дружелюбнее, - выпрямилась она, не переставая улыбаться. – Ну дава-а-ай. Ответь мне что-нибудь.

Её вот это умение растягивать гласные в словах уже бесили меня неимоверно. Это просто пиздец. Аж наизнанку выворачивает.

- Если ты не ответишь, то как же мы будем общаться, а-а-а? – она склонила голову слегка в бок, пытаясь заглянуть мне в глаза. – Общение важно для коммуникации люде-е-ей. Таким образом мы можем высказывать свои мысли и находить общий язы-ы-ык.

- Просто заткнись, - попросил я, всё так же целя ей в лоб.

- Во-о-от, это уже лучше. Однако стоило просто сказать, приве-е-ет. Но и так сойдёт.

Позади меня с тихим «бум» приземлился тот, кто до этого стоял там, на скале. Но я даже не двинулся, целясь в девушку. Меня не тронут, пока её голова в опасности. И нажать на курок успею, с такого расстояния ни один не увернётся, а я точно не промахнусь. А вот если сейчас обернусь на него, то боюсь потерять такую инициативу.

- Чего забыли?

- Сразу к делу-у-у… - она словно расстроилась. Вроде минута прошла, а уже бесит. – Ну ла-а-адно, будь по-твоему. Тогда давай спрячемся от ветра. Пригласишь нас?

- Что мне мешает убить тебя прямо здесь, потом убить его и ещё тех трёх вдалеке, что следят за нами?

- Ну-у-у… Даже если ты всех убьёшь, то не узнаешь, зачем мы пришли, верно? И что тебе даст наше убийство?

- Душевное удовлетворение.

Девушка подняла палец вверх.

- Душевное удовлетворение очень важно для психологического здоровья, - сказала она серьёзным тоном так, словно рассказывала, как важно предохраняться. – Однако убивать нас ради этого не стоит. Нам будет немного грустно и обидно.

- Вам будет плевать.

- И всё же нена-а-адо.

- Говорите сейчас и проваливайте, - повторил я. – В противном случае я вам могу помочь в этом.

- Злость порождает злость. Но будь по-твоему, антигерой. Мы, - она коснулась ладонью груди, - хранители.

Мне вообще ничего это не сказало.

- Типа супергерои?

- Супергерои-и-и? – уже спросила она. – Нет, мы не герои и не супергерои. Мы храним равновесие.

- И чо вам надо от меня?

- А во-о-от. Этот вопрос нас и волнует. Ты это равновесие сейчас рушишь, - вновь настоятельно произнесла она. – Потому послали нас, чтоб тебе сообщить об этом.

- Послали, как посмотрю, с подмогой.

Мой взгляд сразу скользнул по её одежде, по плащу, из-под которого едва заметно торчал меч. А что касается её званий…

А их у неё нет. Вообще ни одного, словно я сейчас вижу перед собой белый лист. Я знал такую же фишку и с Клирией, однако у неё был амулет. А у этих что есть? Или же ничего нет? Честно говоря, меня именно это и смущает, что они как ноунеймы в ночи. Раньше приходило НКВД, потом приходило КГБ, потом ФСБ. Здесь у нас приходят непонятные хранители.

И что-то мне подсказывает, что задача данных личностей не сильно отличается от задачи тех людей. Однако я очень сомневаюсь, что они действуют по приказу там какого-нибудь вышестоящего начальства всего мира типа богов или ещё кого-то. А значит они…

Сектанты.

Ебаные сектанты, которые вдруг решили, что они могут сохранить этот мир. Что хуже, это прокаченные сектанты, как мне кажется, с которыми мне бы было не очень приятно драться. Не знаю, потяну сразу пять хайлвлов или нет. И не факт, что они не выше сотни. Может вообще сто пятьдесят все есть.

- Ты уж немно-о-ого, - она пальцами показала, насколько немного, оставив между ними маленькое расстояние, - во-о-от совсем так ведёшь себя агрессивно. Ну во-о-о-обще немножечко во-о-от та-а-ак. И мы решили перестраховаться, прежде чем к тебе прийти.

Я тебя сейчас уебу, серьёзно. Ты раздражаешь меня больше, чем потерянные носки в небольшой пустой комнате.

Удивительно, что всё это время она улыбалась. Она ненормальная какая-то. Может реально ёбнуть?

- Не верю, чтоб люди как вы просто взяли и пришли ко мне, - поморщился я, не опуская револьвера. – Если они приходят, то с определённой целью.

- Ну… - она словно красно девица потупила глазки и носком начала водить по земле. – Вообще были и другие предложения, но мы хранители. Наблюдатели. Нам не положено вмешиваться, пока только не произойдёт что-то действительно серьёзное. Мы лишь наблюдаем и направляем.

- Так пи… кхм-кхм… идите и наблюдайте, чо вы забыли здесь?

- Пре-ду-пре-дить! – ответила она добрым спокойным голосом. – Предупреждён, значит вооружён, верно?

- Отлично, я предупреждён. Проваливайте.

- Тебе даже не интересно, зачем нам равновесие?

- Чтоб не было глобальной войны?

- А вот и не-е-ет! – хлопнула она в ладоши, словно даже не задумывалась о том, что я могу просто убить её из-за такого движения. Или же наоборот, не знала об этом. – Наш мир непостоянен, знаешь ли. Маятник. Знаешь, что такое маятник?

- Знаю, чо дальше?

- Вот маятник – это равновесие. Всё вернётся на круги своя.

- И?

- То, что делаешь же ты – это хаос. Мы не можем вмешиваться, пока не можем, но хотим предотвратить.

- Вы хоть знаете, что хотите предотвратить? – спросил я.

- То, что там, где ты, там хаос, - ответила она. - Наш мир живёт, так как есть ба-ланс. Потому мы просим тебя прекратить. Мы не знаем, чего ты добиваешься, не знаем, как ты добиваешься. Мы лишь наблюдаем со стороны. Но всё идёт лишь к беде.

- Плевал я на ваше равновесие, - отчеканил я. – Мир не сдохнет без него.

- Мир – нет. А вот то, что правит этим миро-о-ом… - она улыбалась, да, но под улыбкой чувствовалась сила. Большая нехорошая опасная для меня сила. Пидораска ебаная. – Равновесие есть потому, что мир всегда вежливо подталкивают к нужному исходу. Оттого маятник легко контролировать. Понимаешь? Понимаешь меня? – склонила она голову в бок с улыбкой, пытаясь как-то снизу заглянуть мне в глаза.

- Допустим, - кивнул я, не сводя с неё взгляда.

- Но хаос, что ты создашь… восстанавливать всё это слишком долго. Одним подталкиванием и мягкими касаниями не вернуть его на место. Оттого его могут вернуть на место грубо. Очень грубо.

- А вас ебёт?

- Меня… ну-у-у, это слишком личное, - улыбнулась она. – Однако нас волнует такой исход. Мы наблюдаем и хотим, чтоб мир существовал без по-доб-но-го. Чем целее мир, тем лучше. Но если его начнут возвращать на место после хаоса… у-у-у… страшно, да и только. Затем мы и нужны, чтоб пре-до-твра-тить подобное.

- И каким образом вы это сделаете?

- Пока никаким. Мы лишь сказали тебе. Предупредили. Мы будем всегда в стороне и лишь наблюдать, стараясь направить мир, прежде чем его направит другой.

- Другой?

- А это уже се-крет! – подмигнула она, подняв палец вверх и показав кончик языка. – Знать тебе не положено это.

С этими словами она зашагала спиной назад, в порывы ветра, что неожиданно налетел на нас, неся снег. На мгновение девушка буквально утонула в белом потоке, который окутал её, разделив нас. А через пару секунд, когда ветер так же неожиданно спал, как и налетел, незнакомки уже не было. Словно растворилась в воздухе.

Круто… тоже так хочу эпично уходить.

Я обернулся ко второму гостю, но и того уже не было. Вообще никого не было, включая тех троих, что караулили нас на удалении. Словно всё это мне почудилось. Лишь следы того чела, что спрыгнул вниз с камня, остались, да и те уже быстро заметало снегом.

Серьёзно, создавалось ощущение, что мне всё почудилось и никого особо и не было здесь. Даже следов теперь не было.

А там под камнем, обнажив мечи, уже стояли девушки, напряжённо оглядываясь и бросая на меня вопросительные взгляды. Ну да, для них ничего и не было, всех девушек же отключили. Это только у меня иммунитет на сознание.

Я ещё раз оглянулся, видя, как последние присутствия тех чудиков здесь уже смёл ветер. Чую, что натерплюсь в будущем проблем от этих «хранителей». Не нравятся мне всякие такие вот секты и прочие подражатели масонов, что хотят сохранить мир. Они всегда сами себе на уме, и их логика обычно идёт в разрез со здравым смыслом, что может неслабо напрягать.

Вздохнув, я двинулся обратно под камень, где меня ждал костёр, скорая пересменка и тёплый спальник.

Часть шестьдесят третья. Родные люди. Глава 316

Я так и не рассказал другим девушкам о том, что случилось ночью.

Когда я вернулся, то просто сказал, что мне что-то померещилось в снегу, однако то была ложная тревога. Знаю, что они что-то заподозрили даже потому, что обе неожиданно уснули, а я стоял с оружием наизготовку. Они не настолько глупы, чтоб не сложить два плюс два.

- Я же говорю, показалось, - улыбнулся я, взъерошив обеим волосы на голове, когда проходил мимо. Обе неуверенно улыбнулись, ещё раз окинув взглядом округу, и вернулись к костру.

Вот сейчас бы мне действительно не помешало бы поговорить с кем-либо. С кем-либо, кто имеет соответствующие знания, опыт и мозги. Например, Элизи или Мамонта с Ухтунгом. Ещё бы подошёл Юсуф, он вроде умный парень.

Однако рядом со мной была лишь Тулика, которой я не мог доверить такую инфу, наёмницы, естественно отпадающие сами собой.

И Клирия.

Будь она той, кого я знал до случившегося, то немедленно бы поделился с ней всей информацией. И уверен, что Клирия отреагировала бы адекватно на это. Чего я не могу сказать про неё нынешнюю, уж слишком сильно изменилась после случившегося. Я теперь ещё и сомневался в её профпригодности, так как слишком уж Клирия выглядела отстранённой. И мне это до боли не нравилось.

Больше всего меня смущала её задумчивость и молчание. За время нашего путешествия Клирия раскрывала рот только для того, чтобы покушать. В остальное время она лишь ехала на лошади, как истукан, ничего не говорила и смотрела в одну точку. Ещё Клирия туго реагировала на раздражители и отзывалась совершенно не с первого раза, когда её звали.

Зато страх к Клирии у девок сменился на жалость. Теперь они тихо перешёптывались между собой, бросая на неё сочувственные взгляды. Иногда подходили к ней и пытались разговорить, однако она слишком заторможенно реагировала на них. Казалось, что с каждым часом ей становилось всё хуже и хуже, словно её сознание угнеталось.

Хотя одно то, что девушки действительно беспокоились за неё и пытались удержать в нашей реальности, меня радовало и грело душу. Приятно видеть, что твоя команда так тепло друг к другу относится. Жаль, что ситуацию это не исправляло.

- Вам надо с ней поговорить, - наседали мне на уши наёмницы. – Поговорить, выслушать, заставить выплакаться или выговориться её. А потом выебите её, чтоб нервы расшалившееся успокоить.

- Или трахнуть. Хороший секс всегда помогает сбросить стресс. Сделайте нехитрое дело, вы же можете.

- Она может волноваться по поводу того, что произошло между вами в палатке. Думать, что вы её потрахали и бросили. Может она и выглядит непотопляемой, но вполне возможно, что это оказалось её слабым местом. Переспите с ней ещё раз, покажите, что она вам не безразлична.

- Госпожа Клирия же не знает, как вы отнеслись к тому, что случилось на горе. Вы же… кажется… подрались, мягко говоря. Она может чувствовать себя виноватой. Подойдите, обговорите это. Займитесь сексом – это верный признак прощения и примирения.

В принципе, советы дельные, но… какого хуя они все сводятся к сексу?! Нет, серьёзно, это перебор. Я не хочу трахать Клирию. Более того, я не хочу её целовать или даже обнимать без необходимости. И тем более не хочу видеть её голой. Не из-за тела, а из-за того, что она без одежды словно урановый стержень без защиты.

К тому же все знали, что случилось в палатке. Не знаю, кричали мы так или просто догадались, но это стало достоянием общественности. И теперь большинство предполагало, что Клирия могла расстроиться из-за того, что её поматросили и бросили.

И никто не знал настоящей глубины проблемы. Не знали, кто есть Клирия, что конкретно произошло на горе и что она потеряла. А потеряла наша Клирия смысл существовать дальше. И это самое печальное, так как без этого она превратилась просто… в овощ, если так можно выразиться.

- Я понял, не наседайте, - отмахивался я от них, подгадывая момент, чтоб действительно подойти и поговорить с ней. Максимум, обниму.

В конечном итоге, после того как мы прошли печально известную нам таверну, остановившись там на ночь, и уже шли по другой стороне этого перевала, я решил поговорить с мисс тьмой.

Здесь не было деревьев, только куски скал, да снежные барханы то тут, то там. Мы, как обычно, остановились на обед. Девушки, что не были ответственны за него, сразу разбрелись кто куда: кто-то в туалет побежал, кто-то занялся своими вещами, кто-то просто бесился, прыгал в сугробы и играл в снежки.

В конечном итоге уже все играли в снежки, кроме готовящих обед.

Прямо идиллия. Хотя, как обычно, из всего этого выбивалась только Клирия.

Она отошла в сторонку за небольшой бархан, села в снег и молча глядела по направлению к королевству на лес, что начинался там внизу. Словно спряталась ото всех.

- Будешь долго сидеть на снегу, письку отморозишь, - сказал я, подходя к ней.

Клирия практически сразу подняла на меня взгляд, но не было в нём… искорки, если так можно выразиться. Просто взгляд, словно стекло; одно стёклышко голубое, другое тёмно-красное. Однако хоть такая реакция была куда лучше, чем ничего. На девушек она, например, вообще не реагировала.

- Вы заботитесь о моём здоровье, это мило с вашей стороны. Особенно забота о такой интимной части тела, - спокойно ответила она, вновь переведя взгляд на лес.

Я пристроился прямо в снег рядом с ней.

- Чо как, Клирия? Чо грустишь в последнее время?

- Не грущу, Мэйн.

- То есть я слепой?

- Нет. Боюсь, вы не совсем верно интерпретируете моё поведение, - ответила она.

- Тогда… просветишь меня о своём поведении? Ну там может есть справочник по Клирии или ещё чего? – предположил я. – Может быть инструкция там…

- Сомневаюсь, что по мне напишут справочник или инструкцию, Мэйн.

- А вот зря. Потому что твоё состояние нихрена непонятное. Ты сейчас просто выпала из реальности, когда нам нужны люди. А объяснения этому нет.

- Я в этой реальности, Мэйн.

- Вот нихера! – Я схватил её за щёки и весьма грубо повернул её наглую морду к себе. – Даже сейчас я жду по несколько секунд, прежде чем ты ответишь.

- Я прошу прощения, - с трудом выговорила она из-за сдавленных щёк, смотря на меня спокойным взглядом.

Да, спокойным, но не тем, которым она смотрела раньше. Не вижу в ней той искорки, той чёрной жизни, что готова была испепелить любого, кто окажется с ней рядом. Аура вокруг есть, а внутри пусто. Ей просто плевать, даже если я её прямо здесь изнасилую.

Эх, Клирия, душа пустая башка тупая, что ж с тобой твориться-то?

Я внимательно вглядывался в наглые пустые глаза Клирии без тёмной искорки, что обычно была в них, после чего вздохнул. Отпустил лицо, правой рукой поправил её волосы, убрав несколько непослушных локонов с её лица за ухо.

- Расскажешь, что тебя волнует, Клирия-тян? - спросил я как можно ласковей. – Ты уже несколько дней сидишь вот так. Раньше бы ты тут всех гоняла и в хвост и в гриву, заставляла бы работать, следила бы за порядком, а сейчас просто сидишь и смотришь в одну точку.

- Я немного задумалась, Мэйн.

- Немного? Насколько немного? – издал я смешок. – Ты уже на протяжении полутора недель так себя ведёшь.

- Тогда я много задумалась, - не моргнув глазом ответила Клирия.

- Ты из-за того, что случилось?

Молчит. Молчит как партизан.

Так, что мне там советовали? Думаю… пойдём по самым безопасным для меня пока вариантам.

Я подсел поближе. Даже в таком состоянии её аура действовала без каких-либо изъянов, от души одаривая меня тяжёлым чувством опасности. Вот лучше бы её чувство это притупилось, серьёзно. Но я собрал всю волю в кулак и всё же выдержал это нелёгкое испытание, которое предоставила мне жизнь.

Мы просидели так минут пять, прежде чем я вновь сделал попытку разговорить Клирию.

- Клирия-тян, давай сыграем.

- Во что вы хотите сыграть, Мэйн? - поинтересовалась Клирия без интереса.

- Я буду задавать вопросы, а ты будешь говорить, насколько близок я к правде.

- Вы имеете виду игру «тепло-холодно»?

- А ты знаешь такую игру? - удивился я.

- Я же родилась в вашем мире, если вы помните, - заметила Клирия. – Фотография является свидетельством того.

- Понятно, но… погоди, почему тебе сейчас двадцать? – нахмурился я.

- Боюсь, что нет, мне тридцать пять.

Я тупо уставился на неё, пытаясь подобрать правильное слово, которым было…

- Чо? Тридцать пять? Ты чо такая старая? Я же думал, что тебе двадцать, двадцать пять. И… тебе сейчас должно быть разве не сорок? – посмотрел я на неё. – Это мне было, получается… двадцать, потом ещё двадцать в земле… Ну да, тебе должно быть где-то сорок пять плюс-минус.

- Да, я понимаю ваше удивление, но я успела умереть за это время. Другими словами, девушка, которую вы знали в детстве, умерла.

- Воу… но ты же здесь, - потыкал я ей в щёку пальцем. – А значит не умерла.

- Да, душа прежняя, а вот оболочка другая, - кивнула она.

- И? – подначил я её продолжать.

Клирия внимательно посмотрела мне в глаза, после чего устремила свой взгляд вдаль.

- В пять лет меня, к сожалению, закинуло в этот мир обратно. Иногда такое случается. Я прожила ещё пять лет здесь, после чего меня столкнули с лестницы, и я сломала себе шею.

- За что? – поинтересовался я.

- О, меня посчитали воровкой, - поморщилась она.

- И ты…

- И я была воровкой. К сожалению, без божественных сил я хочу кушать. Это огромный минус человеческого тела. Меня убили, и я переродилась вновь. Сейчас мне тридцать пять.

- Ты выглядишь моложе, - недоверчиво оглядел я её. Даже ещё раз потыкал её в щёку. Да ну, лет двадцать, серьёзно.

- Благодарю вас, но мне действительно тридцать пять.

- Ты старше меня, - пробормотал я. – Обидно…

- Я старше вас, если брать наш возраст без очищения, как минимум на десятки сотен лет, Мэйн. Так что я очень стара. А вы очень молоды. Мне тридцать пять. А вам двадцать пять.

- Охренеть… как же ты хорошо сохранилась в свои тридцать пять, - тыкал я в неё пальцем. – У тебя хорошая наследственность?

- Нет, у меня осталась божественная частичка. Слишком мало, чтоб использовать, но достаточно для таких особенностей. Прекращайте в меня тыкать пальцем.

- Тебе не нравится?

- Это странно.

- Я странный.

- Я вижу.

- Но я могу тыкать тебя и в другие места, - сказал я и тыкнул её в грудь.

- Я знаю. Я уже убедилась на собственном опыте, что вы можете тыкать как в другие места, так и другими частями тела, - невозмутимо ответила Клирия.

- Как-будто что-то плохое, - возмутился я. - Знаешь ли, такое тыканье – лучшее, что случается в жизни.

- К сожалению, я не могу ни опровергнуть, ни подтвердить это суждение. Я слишком была пьяна, чтоб сейчас сказать, лучшее ли это, что случилось со мной в жизни или нет.

- И… как ты? Ну, я тоже ничего не помню. Но как ты себя чувствуешь?

- Хотите знать, как я отнеслась к сексу с вами и не считаю, что меня использовали? – спросила прямо в лоб Клирия, заставив меня смутиться.

- Ты… практически всё правильно поняла, - кивнул я. – А ещё, как ты… ну… после того, что случилось между нами на горе.

- Всё в порядке, Мэйн. Что случилось на горе, осталось в прошлом. Насчёт секса, это всего лишь секс, не более. Не беспокойтесь об этом.

Если девушка говорит не беспокоится, то самое время беспокоиться. Вот я прямо чувствую, что именно всё упирается в тот секс. Если с горой понятно, без шансов и так далее, то здесь какая-то недосказанность. Может ещё раз её… ну… чпокнуть? Хотя нет, ну нахуй такое, нужно другое решение.

Я внимательно посмотрел на Клирию, но та лишь вновь отвела взгляд, словно несильно-то и желала налаживать контакт с внешним миром. Словно она пыталась закопаться поглубже в себя и больше никогда оттуда не вылезать. Нет уж, так не покатит, Клирия. Я всё равно тебя вытащу на свет божий.

- Знаешь, тебе идёт разный цвет глаз, - сказал я, начав новую атаку.

- Идёт? – нейтрально спросила она, практически безразлично.

- Ага. Необычно выглядишь. Особенно с этой белой чёлкой.

- Проявляется моё «я». Частично. Та малая часть, что ещё сохранилась во мне.

- Знаешь, а тебе идёт это твоё «я». Вот не могу сказать, как, но едва заметно это изменило тебя, - решил я сделать ей комплимент. Ведь комплименты всем нравятся, верно? Особенно тем, кто их до этого особо и не получал. – Мне нравится. Да, ты мне нравишься такой, это я могу сказать точно.

И не успел я понять, что только что сам сказал, как Клирия в мгновение ока повернула голову ко мне, взглянув чуть ли не в саму душу.

- Я вам нравлюсь? – тут же дала она залп.

И в этот же момент я понял какую роковую ошибку допустил. Ну просто блять чудовищную ошибку, из-за чего тут же пожалел о сказанном. Так сильно, как это только было возможно. В первую очередь потому, что не подумал о том, как мои слова могут воспринять.

- Ну… да, ты нравишься мне. С этим новым… э-э-э… имиджем… - неловко ответил я, стараясь и не сказать нет, но при этом объяснить, что я имел в виду.

Клирия едва заметно подалась вперёд ко мне.

- Вы так считаете? – спросил она, заглядывая мне в глаза, слегка склонив голову в бок.

Я кажется допизделся.

Эта мисс тьма явно что-то хотела понять. Мне так кажется. Уж слишком близко сейчас её голова, и слишком внимательно она смотрит мне в глаза.

- Э-э-э… да, - только на что «да» я ответил, непонятно.

- Понятно… - слегка задумчиво ответила Клирия, не сводя с меня глаз. - Вам кажется, что мне эти изменения идут? – спросила она спокойно, но от её голоса пробирало.

- Да, тебе идёт, - с готовностью ответил я, надеясь, что Клирия думает именно в том ключе, в котором я эту фразу произнёс. Тем временем сам уже поддался подальше от неё назад.

- Мне приятно это слышать. Моя внешность сейчас… выбивается из понятий классической и нормальной, однако то, что вы находите её привлекательной, мне уже достаточно.

Клирия поправила волосы, убрав непослушные пряди вновь за ухо и, уперевшись на руки, подалась конкретно вперёд, слегка наклонившись. А я, наоборот, уже отклонился так, что сейчас упаду.

Это пиздец! Я не к этому вёл! Я хотел сказать просто, что она прекрасна, что такая красавица бла-бла-бла, как обычно вешаешь на уши другим, но здесь пиздец вышел из-под контроля. Я против! Я серьёзно, абсолютно против! Проблема даже, например, в том, что у меня даже не встаёт на неё. У неё такая аура, что у меня как от мороза всё втягивается обратно, и я просто не смогу её отодрать. Но…

Но сказать сейчас, что она неправильно всё поняла, это сбросить её на дно депрессии. И… что она вообще поняла? Или это я себя накручиваю?

Сказать ей сейчас правду или нет?

Мне просто не то что сексом заняться с ней, даже поцеловать её страшно. Это по ощущениям можно сравнить с тем, что сейчас бы я начал ебать огромного паука, которого встретил в начале путешествия в лесу. Её аура создавала ровно такой же настрой и ровно такое же сексуальное влечение к ней.

Но я держался. Держался как мог, сохраняя спокойное лицо. Честно, я бы лучше погасился против кого-то, чем сейчас пытался успокаивать Клирию.

Это был очень напряжённый для меня момент. Клирия со всей серьёзностью слегка подтянулась к моему лицу поближе. Подтянулась так, чтоб наши лица были напротив друг друга, при этом не разрывая зрительный контакт, словно для неё это было очень важно.

И в этот момент я ещё раз облажался.

За её спиной мне что-то жестикулировали девушки, показывая не совсем понятные знаки. Наёмницы что-то отчаянно мне махали и крутили руками, но я нифига не понимал, чего они хотят.

И заметив, как я отвёл взгляд ей за спину, Клирия, начала оборачиваться. В её глазах в этот момент что-то нехорошо полыхнуло. Так полыхнуло, что я понял – быть сейчас беде. И если она обернётся и увидит их жестикулирующими, быть беде. Я не знаю, почему, но просто уверен в этом. И беда будет куда глубже, чем её подавленное состояние. Оттого я бросился на Клирию, не давая ей обернуться, и повалил в снег.

Она снизу, вся в хлопьях снега, я сверху, тяжело дышащий от испуга, хотя это можно было интерпретировать в данной ситуации иначе. И мы буквально касались носами.

И Клирия сделала предложение, от которого я просто не смог отказаться. Не смог, потому что мне просто не предоставили других вариантов. А ещё потому, что я долбоёб и слишком все мои действия выглядят двусмысленно.

Клирия слегка приподняла голову, сокращая тот маленький промежуток, что разделял нас, и поцеловала меня в губы.

Пиздец. Я попал.

Глава 317

Едва сдерживаясь, чтоб не вздрогнуть, я касался её губ своими. В этот момент меня парализовало, я просто не мог двинуться от всего того, что на меня накатило вместе с её касанием. Почувствовал её холодные, сухие и слегка шершавые из-за мороза губы. В этот момент меня словно током пробрало.

Клирия продолжила не сразу. Сначала она просто касалась моих губ, словно невинная дева. Однако секунда, другая, она слегка осмелела, наклонила голову в бок, медленно и неторопливо начала двигать губами, словно пытаясь понять, что от неё вообще требуется и как это делается. Это выглядело как: окей, раз так, то я постараюсь научиться этому. Я сделаю всё, что в моих силах, чтоб быть умелой в этом деле.

Клирия-ученица.

А ещё у меня в голове на эту тему пронеслась ассоциация, когда паук пьёт переваренные специальной жидкостью внутренние органы из своей жертвы.

И меня едва не передёрнуло, когда её неуверенный язычок коснулся моего; своим-то я очканул лезть в её ротовую полость.

Что я сделал? Как обычно, если чего-то боишься, то просто нападай с криком «А-А-А-А». Нет, я не стал пиздить Клирию с криком «А-А-А-А». Лишь навалился всем телом на её тушку, и буквально впился своими губами в её, словно хотел мисс тьму скушать. Бездумно от жути пошёл в атаку, хотя, наверное, со стороны это было похоже на страсть. Её язычок дёрнулся обратно к себе, словно испуганно, а через секунду так же агрессивно вернулся ко мне в рот.

Она двигала губами все быстрее и быстрее, ускоряя темп поцелуя. Уверенно, неумело, как-то механически. Её ручки уже, словно лапки паука, медленно обхватывали меня за голову, чтоб я случайно не вырвался из этих объятий смерти. Вот они сомкнулись на моей голове, её ручки. А глазки Клирии медленно закрылись, словно она вся уходила в этот поцелуй.

Зато мои не закрываются, мне страшно до усрачки и хочется плакать. Её тёмная аура била по мне пульсацией, с каждым разом словно обжигая меня и заставляя пугаться ещё сильнее, в то время как сама Клирия присосалась ко мне, активно пробуя себя в роли партнёра по поцелуям. Изворачивалась и так и сяк, обмениваясь слюнями, словно какая-то насосная станция. Чувствуется неопытность и чувствуется, что Клирия тренируется и старается. У неё даже язык словно оборачивался вокруг моего…

Блять, какой длинны её язык?! Сука, она его мне сейчас в глотку запихает, если так дальше пойдёт!

Этот ужас продолжался для меня часами, если не днями, хотя прошла всего минута или немного больше. Я едва сдерживался, чтоб не оттолкнуть её. Сложно объяснить, мозгом ты понимаешь, что всё в порядке, но душа буквально кричит от ужаса и тебя сковывает неподдельный страх за свою жизнь. Животный ужас.

А тем временем Клирия пробовала что-то новенькое, Клирия оценивала, Клирии кажись что-то в этом понравилось, так как она не спешила останавливаться, пытаясь делать всё правильно. Однако в этом деле всё правильно, что нравится.

Она становилась всё увереннее и увереннее, уже начиная перехватывать инициативу, хотя до сих пор все её движения были словно по алгоритму, а язычок подобно какому-то скан-детектору, который сантиметр за сантиметром проверял мою ротовую полость.

Прошла ещё минута.

Потом ещё одна. Клирия с закрытыми глазами всё сосала и сосала из меня душу, когда мне самому это уже надоело и меня слегка потряхивало от ужаса.

Но вот она наконец протяжно затянулась, и медленно разорвала поцелуй. Блин, а глаза-то оживились! И недобро так оживились, хотя по лицу и не скажешь, что она как-то на него отреагировала или злится из-за него.

Да какого! Она сама меня тут засосала, я вообще не причём! Так какого хера ебальник такой у неё недовольный? Или же у неё он всегда такой…

- Вы дрожите, - совершенно спокойно заметила она.

- Как тут не задрожать, - пробубнил я в ответ.

- Вы… недовольны? – Клирия слегка прищурила один глаз.

- Нет, я чрезвычайно возбуждён, - ответил я искренне. – Ты, Клирия, нечто…

Чудовищное… правда именно это слово я проглотил.

Она кивнула, словно мои слова были ответом на её вопрос. Однако боюсь, что мы оба имели в виду совершенно противоположные по смыслу вещи.

Клирия ещё несколько секунд разглядывала моё лицо, после чего слегка повернула голову в бок.

- Здесь слишком холодно.

- Тебе холодно?

- Нет, мне жарко. На улице холодно.

- Ну… - я оглянулся. – Как бы… сейчас почти зима здесь, разве нет? Снежок вон валяется.

- Вы абсолютно правы, - кивнула Клирия.

Тогда я тупой. Нет, я не тупой, кажется… до меня доходит то, о чём говорит Клирия.

Блин, до меня со страшной силой доходит то, о чём сейчас говорит Клирия!

Матерь божья, может нам здесь ещё на недельку остаться?

- Вы выглядите встревоженным, - заметила мисс тьма.

Мне стало очень неспокойно в душе.

Отчего?

Не нравится, в какую сторону это всё двигается.

Я хочу, чтоб с Клирией было всё хорошо, включая её душевное состояние. Однако опасаюсь, что мои действия сейчас трактуются не так как мне бы хотелось. Мне кажется, что Клирия поняла их именно так, как они и выглядят со стороны. То есть не очень.

Однако скажи Клирии сейчас, что она не так всё поняла, что восприняла мои поступки неверно, что я делаю это не из-за симпатии к ней, а пытаюсь таким образом вернуть её в строй, Клирия вполне возможно может вернуться к тому состоянию, в котором пребывала. В лучшем случае. В худшем, всё станет ещё хуже.

Ведь сейчас же она вроде как немного оживилась даже.

Мне не хочется врать ей, не хочется обманывать и использовать. Однако мне не хочется делать ей ещё больнее.

Вот и думай – играй в эту игру, давая ей купаться в иллюзии, или скажи правду и рискуй кинуть её на дно отчаяния. Ложь во спасение или же правда с шансом коллапса? И вообще, как она воспринимает мои действия? Может ей плевать вообще на это?

- Вставай, а то простынешь, Клирия-тян, - встал я и помог ей подняться, потянув за руку.

Ладно, это бессмысленно. Ни то не выбрать, ни то не выбрать. Единственный вариант, который я вижу – спустить всё на тормоза. Сейчас она отойдёт немного, остынет, обдумает и поймёт, что всё это несерьёзно и ей нужен кто-нибудь другой.

Или же не отойдёт и у меня будут проблемы.

Однако этот вопрос я, пожалуй, задвину на тот момент, когда он меня тронет. Сейчас гадать бессмысленно, а волноваться тем более.

- Вы встревожены, - повторила Клирия.

- Ну… есть такое, - немного согласился я. – Клирия, ты меня слегка тревожишь.

- Вы обо мне беспокоитесь? Это мило с вашей стороны, - её лёгкая улыбка тронула уголки губ.

- Ты действительно в последнее время не в себе, - сказал я настойчиво.

- Я понимаю ваше беспокойство. Уверяю, что это временно. Мне просто нужно время, чтоб собраться мыслями и… понять кое-что, - ответила спокойно Клирия.

- Понять что именно?

- Многое. Я хочу многое понять, поэтому мне нужно немного времени, если вас это не затруднит.

- Не затруднит, - с готовностью ответил я.

Меня что угодно не затруднит, если ты вернёшься в строй, Клирия. В пределах разумного, разумеется.

- Благодарю вас. Ваша помощь неоценима.

- Без проблем, Клирия… И раз уж мы разговариваем так лампово, хочу спросить, почему ты ко мне на «вы»? Ты же даже старше меня на добрые сотни лет.

- Не знаю, Мэйн, - похлопала она меня по плечу. – Вы есть вы. Не более. Мне приятно знать, что есть тот, кто выше меня.

- Почему?

- Наверное это потому, что так я могу переложить всю ответственность, как бы жалко и глупо не звучало из моих уст подобное. Мне приятно думать, что в случае чего найдётся тот, кто сможет подставить мне плечо. И если я не смогу что-то сделать, всегда будет тот, кто окажется сильнее.

- Да ты просто взвалила на меня ответственность! – ужаснулся я.

- Именно это я и сделала, - улыбка ещё раз скользнула по её губам. – А теперь идёмте. Девушки уже приготовили кушать.

- Ты аж отсюда чувствуешь это? – удивился я.

- Я много чего чувствую, Мэйн.

Это уж точно.

Клирия луковица. И даже не из-за того, что она жрёт лук. Просто каждый раз ты узнаёшь о ней что-то новенькое. Например, то, что она боится ответственности. Так устала пытаться и терпеть неудачи, что готова переложить ответственность на другого и идти за другим, чтоб хоть немного почувствовать себя в безопасности.

И знаете что? Да мне пох, я точно так же люблю делать, хоть сейчас мне и не на кого переложить ответственность, что несколько печалит меня. Но как-нибудь уж справлюсь.

Ко второй половине следующего дня наша команда наконец перешла горы, добравшись до границы, где снег сменялся травой. Погода была как обычно – в лучших традициях пасмурности и безнадёжия, когда о солнце можно только мечтать. Серо и тоскливо, всё, как любят депрессивные люди. Здесь уже пахло привычным лесом, травами, которые за время моего отсутствия успели заполнить каждый грязный кусок земли зеленью, и цветами. При этом насекомых практически не было, что меня обрадовало больше всего.

Мы спустились в лес и остановились на привал только когда небо стало уже тёмно-красным. А на следующий день вновь двинулись в путь, уже практически спустившись со склона и оставив горы позади. Здесь была знакомая природа, обычные деревья вперемешку с хвойными, такими родными.

Мы двигались уже по знакомым дорогам, которые казались мне такими старыми. Сразу нахлынуло чувство ностальгии, которое накатывает на каждого, кто вернулся туда, где давно не был. Всё вроде такое знакомое, но в то же время будто бы новое. Блин, обожаю это чувство возвращения домой.

Всё это время, пока мы ехали, девчонки весело между собой общались, обговаривали свои планы на будущее и даже делили мужиков. Один раз дошло до того, что они ввязались в драку между собой, защищая честь своих мужчин.

Так и чесался язык сказать, что должно быть наоборот.

Помимо этого, я как раз смог испытать собственные силы, когда разнимал их. Скажем так, труда у меня это не составило. Хотя набросься сразу обе на меня, пришлось бы, наверное, немного попотеть. Но так как они знали, кто здесь главный, ничего подобного не произошло.

Ещё полтора дня по дорогам, которые стали куда более оживлёнными, и вот мы уже перед городом. Вернее, перед дорогой, что вела к городу. В отличие от объездной, по которой мы двигались до этого, эта была вытоптана до такого состояния, что её можно было назвать даже гладкой.

Ну или это магия.

И если до этого мы ехали по дороге, где встречались люди, и она казалась мне дико оживлённой, то эта вообще была просто автострадой. Здесь постоянно ездили телеги, ходили путешественники и проносились кареты.

- К лету она всегда оживает, - объяснила Тулика, увидев моё удивление. – Просто до этого вы то в университете были, то ездили в горную империю. А до этого город ещё не отстроился до таких размеров, чтоб вызвать к себе приток людей.

- Да я это понял, просто… слегка непривычно эти места такими оживлёнными.

- Это да, - кивнула она. – Когда мы только приехали, перед вашим поместьем располагалась небольшая деревня и хибары нечисти. Сейчас же тут крупный добротный городок, что стал самодостаточным. Круто, да?

- Круто, - кивнул я. – А как дела с нечистью? Люди с ними ладят?

- Да как сказать, - улыбнулась она неловко. – Стычки бывают, чего отрицать, однако люди столько пережили вместе с нелюдями, что как-то уже и притёрлись. Как в первую зиму голод прошёл по этому месту, так они сразу и сплотились, лишь бы выжить. Беда объединяет, - хихикнула она.

- Это точно, беда заставляет держаться всех вместе. Или общий враг.

- Как голод, - сказала она, словно давала правильный ответ.

- Да, как голод, - кивнул я.

Уже к вечеру мы подъехали к городу. В прошлый раз мне удалось посмотреть его только изнутри, потому было интересно, как он выглядит, если заезжать в него снаружи.

Первое, что бросилось в глаза - здесь не было каменных стен. Просто самый обычный добротный частокол, что окружал город от леса. Плюс просека до самого частокола, чтоб уменьшить вероятность, что кто-то проберётся незамеченным к забору. Вообще, я знаю, почему так сделали. Город постоянно растёт, и по сто раз возводить каменные стены – это просто издевательство. Не говоря о затратах. А тут частокол сдвинул и всё.

На самом входе нас сразу остановили. Шестеро солдат с щитами вышли на дорогу, преградив нам путь. Однако сразу пропустили, расступившись, стоило Тулике подъехать и протянуть им какую-то грамоту. А когда мимо проезжала Клирия, так они ещё и выпрямились по стойке смирно.

- С возвращением, госпожа Клирия, - хором поприветствовали они её, однако Клирия как ехала задумчиво, так и ехала. Видимо её здесь все знали.

Её знали, а меня нет!

Хотя шучу, меня и не должны знать, так как я всё-таки личность скрытая, что-то типа серого кардинала.

Город встретил нас вечерним шумом толпы, что уже растекалась по своим домам. Множество людей, не сильно обращая на нас внимание, стекались в улочки между зданий, обходили сплошным живым потоком нашу группу, протискивались между друг другом. Всё это сопровождалось бесконечным гамом. Иногда мимо нас проскакивали дети, иногда это были даже нелюди.

Из окон домов постоянно кто-то высовывался, стряхивал пыль на голову горожан или же вешал сушиться бельё. Иногда на глаза попадались лавки и всякие бары, откуда разносились или крики зазывальщиков, или весёлый гам толпы и музыка.

Повсюду уже начинали зажигаться осветительные огни на столбах. Свет лился из окон домов или придорожных забегаловок. Город постепенно готовился к ночи. Хотя не думаю, что здесь будет столь же многолюдно, как и сейчас, уже через час.

- Город сильно изменился, - пробормотал я. – Вроде в прошлый раз народу было поменьше.

- Не изменился. Просто в прошлый раз вы пришли в обед, когда все люди на работе. И двигались от телепортационных ворот, а не через весь город. Оттого было так не многолюдно.

Мы проехали то место, где располагалось здание для телепортации. Как раз отсюда я в прошлый раз вернулся из университета, и эта часть города была мне куда более знакома чем та, через которую мы въехали.

Нам потребовался ещё десяток минут, прежде чем мы проехали этот город, потом реку, деревню нечисти, лесополосу и вышли к воротам. Старым добрым воротам, что были мне уже как родные. Странно говорить такое, наверное, но уж слишком многое меня связывает с этим местом. Это действительно мой дом, куда я всегда рад вернуться.

Дом, милый дом.

Стоило нам приблизиться относительно близко, как с той стороны сразу засуетились. Не успели мы подъехать к воротам в плотную, как те уже были распахнуты, а нас самих по обе стороны встречали пять наёмниц и ещё одна бегом удалялась к поместью. Или же мне правильнее называть их стражницами? Да, наёмницы не катят, лучше пусть будут стражницами.

- С возвращением господин, - чуть ли не хором ответили они. И тут же одна из них добавила. – Мы рады вас видеть. Госпожа Элизиана сейчас будет оповещена о вашем прибытии и… - наёмница окинула взглядом нашу группу, сразу заметив сократившееся количество человек, – и… мы рады, что вы целы и здоровы, - закончила она невпопад.

- Я понял, спасибо, - кивнул я.

Было и так ясно, что их не обрадует потеря своих товарищей. Не сказать, что они прям сильно расстроились, но улыбки с лиц стражниц сразу сползли. Ведь нас вернулась чуть ли не половина ото всех, отчего повода для радости не было совсем.

Когда мы подъехали к дверям поместья, там нас уже встречала небольшая делегация. Десять стражниц и пять служанок, среди которых была моя любимая дроу Сиианли. И во главе этой маленькой компании стояла Элизиана. Она действительно выглядела как графиня в окружении служанок и стражи. Вся правильная, статная, высокая, красивая. От неё разило воспитанностью и начитанностью. Одним словом – аристократка.

Стоило мне спешиться, как она тут же поздоровалась со мной реверансом, словно я был царской особой. Служанки тут же синхронно поклонились в пол в то время, как стражницы вытянулись.

- Добро пожаловать домой, Мэйн, - улыбнулась она на мгновение и тут же вновь стала серьёзной леди. Я знаю, что она заметила сократившееся количество наёмниц, однако вида не подала. Быть может ещё до этого догадывалась, что всё гладко не пройдёт. Или может хорошо держала себя в руках, хрен знает. Однако уверен, что её невозмутимость скоро треснет, если она узнает полностью что произошло.

- Привет Элизи, рад тебя видеть, - мы обнялись, словно старые добрые родственники. Блин, обожаю обнимашки! Элизи относится к тому типу людей, которых мне приятно обнимать. Ну… мы просто прошли уже столько вместе, почти как родная стала. – Можно было обойтись и без этих церемоний, они меня смущают.

- Стоило бы привыкнуть, если ты стал императором, - усмехнулась она, после чего перевела взгляд за мою спину. – Вижу, не всё прошло, как мы задумывали.

- Хуже, чем предполагалось, - кивнул я головой.

После этого Элизи уже улыбнулась Клирии.

- Здравствуй Клирия, я рада, что ты цела.

- Да… Здравствуй, Элизиана.

- Ты немного рассеянной выглядишь, - она с подозрением осмотрела Клирию, словно пытаясь понять, мисс тьма ли перед ней или нет. – Ты в порядке?

- В полном, Элизиана, - на этот раз сразу ответила Клирия уверенным голосом.

- Просто…

- Потом, Элизи, - перебил я её, покачав головой. – Кое-что случилось там. Чуть позже расскажу. Лучше подобное обсудим тет-а-тет.

Объяснять больше не надо было.

- Подготовьте всё для господина Мэйн и госпожи Клирии, - кивнула она Сиианли, и та, поклонившись, тут же скрылась за дверьми исполнять приказ. После этого Элизи посмотрела на меня. - У меня чувство, что всё не просто плохо прошло.

- Всё прошло чудовищно, - кивнул я, подтверждая её догадки.

Глава 318

Мой кратки пересказ случившегося занял как минимум час. В эту историю я уместил как своё путешествие, упуская подробности, так и то, что произошло с Клирией и её командой, что произошло с императором, близняшками, а под конец дошёл до ссоры между мной и самой Клирией.

И вот здесь я забуксовал немного. Первая причина, я не знал, хочет ли Клирия, чтоб об этом узнали другие. Вторая – на Элизи до сих пор нет печати, которую мы сняли перед отъездом. И пусть мы уже два года вместе, я… блин, ну я, конечно, доверяю ей. В конечном итоге, я оставил ей на сохранение целое поместье со всем правлением, но…

- И? – подтолкнула меня дальше Элизи, видимо задолбавшись ждать, пока я разражусь здесь.

- И? - слегка не понял я, уйдя в свои мысли.

- Ты сказал, что после драки с императором поднялся на гору к Клирии и там состоялся не очень приятный разговор. И после этого ты немного подвис, - она слегка наклонилась и заглянула мне в лицо снизу вверх. – Мэйн, могу ли я поинтересоваться, с тобой всё хорошо?

- Я… да… Просто ты… у тебя печати нет.

- Вот оно что, - вздохнула она. – Оставил на меня графство, но не доверяешь тайну вашей ссоры. Ты не находишь это нелогичным, Мэйн?

- Прости, но тут… деликатное дело. И нет, не нахожу. Когда уходил, оставил всё на тебя. Вернулся, хочу получить всё обратно. Это лишь безопасность, Элизи, ничего больше, - пожал я плечами.

- Даже не клятвой?

- Печать, как по мне, лучше.

- Как знаешь, - пожала она плечами, подошла к столу, выдвинула один из шкафчиков, откуда достала небольшую коробочку. Через пару секунд она протягивала мне печать. – На мне до сих пор клятва Клирии, так что я до сих пор на поводке, но раз ты просишь...

Она развернулась ко мне спиной и убрала свои волосы, обнажая шею.

- Делась не делась, но некоторые вопросы, что будут подниматься, требуют таких мер, - ответил я и коснулся её шеи печатью.

Метка на её коже вспыхнула зелёным цветом, плавно перешла в зелёный и затухла, словно впиталась.

- Готово. – Я посмотрел на шею, после чего мне пришла гениальная мысль проверить её. - А теперь приказ – сломай себе пальцы.

- Ты серьёзно веришь, что я подменила печать? – спросила Элизи напрягшись.

- Нет, проверяю, как поставил метку. А ты сопротивляйся.

- Я… сопро…и-и-и…

Она схватилась за палец, рухнув на колени. Из её глаз брызнули слёзы, лицо покраснело. Реакция оказалась очень сильной.

- Достаточно, я же сейчас его себе сломаю! – испуганно пискнула Элизи. – Лучше бы пожелал, чтоб я отжималась до упаду.

- Ладно, я понял, что…

ХРУСТЬ! ХРУСТЬ! ХРУСТЬ!

Её тонкие пальчики весело захрустели под аккомпанемент её визга на комнату. Я даже подпрыгнул от неожиданности. Она с обезумевшим видом, крича, ломала себе пальцы один за другим, словно не веря своим глазам, что делает это сама. Сначала один принял неправильную форму, потом уже другой выгнулся под страшным углом, затем третий…

- Достаточно! Отмена! - вскрикнул я, в лёгком ужасе наблюдая эту слегка нереальную картину.

И буквально через секунду в комнату вбежали две стражницы с мечами наголо озираясь. Нет, даже не вбежали, влетели, выбив двери, за доли секунды оказавшись в центре кабинета Элизи. Они со слегка диким видом оглядывались по сторонам, после чего их взгляды сошлись на плачущей Элизи на полу.

- Рубеку сюда, - отдал приказ я, махнув рукой и прогоняя их, сам же подошёл к Элизи и присел перед ней. – Прости, я не думал, что оно так быстро тебя сломит.

- Это намёк на мою слабость? – улыбнулась она сквозь слёзы. – Честно говоря, подействовало очень сильно. В следующий раз загадай что-нибудь более безболезненное, хорошо?

- А ты вообще сопротивлялась?

- А разве не видно?

Ну… вообще я обычно чувствую, когда кто-то сопротивляется, однако в этот раз что-то подобного я не заметил. Ни головной боли, ни давления, ничего. Это было даже слегка удивительно.

- Сломай себе пальцы, - ещё раз повторил я.

- Мэйн! – в ужасе пискнула Элизи. Её лицо покрылось выступающими сосудами, а в одном глазу лопнул капилляр. Её рука медленно схватилась за палец, но я успел отдать отмену раньше.

- Достаточно. Отмена.

- Что ты творишь?! Ты решил поиздеваться надо мной?! – с обидой в голосе возмутилась Элизи. - Я и так три пальца себе сломала по твоей милости. Ты уж должен понимать, что это очень больно!

- Прости, просто раньше, когда человек сопротивлялся, я чувствовал ответную реакцию в голове. Сейчас же пусто.

- Но ты, насколько я знаю, ничего не должен чувствовать.

- А я чувствовал раньше. Сейчас же нет. Вот и проверяю.

- Но за чем на мне?! – возмутилась она. – Хочу заметить, что это не самое приятное занятие.

- Ладно, прости, - похлопал я её по голове, подхватил под руки, поднял и тут же посадил в кресло.

- Ты иногда невыносим!

- Да ладно-ладно, прости. Я не думал, что всё так быстро будет. Серьёзно, не ожидал, что ты… что печать так быстро тебя заставит действовать.

Просто раньше мне приходилось побороться, чтоб заставить кого-либо действовать по приказу. Да и меня Дара иногда не сразу могла заставить исполнять приказ.

Я оглянулся и увидел шкаф, полностью заставленный алкоголем. Причём по виду, это отнюдь не дешманское разбавленное говно, которое можно было приобрести в любом магазине. Вон, тут есть и довольно дорогие сорта, который можно получить по заказу. И то самое вино из земель зверолюдов, и эльфийские сорта.

Да Элизи у нас ценитель!

Взяв одну из бутылок, я отлил немного в стакан и передал его Элизи. Та с сомнением приняла его, после чего посмотрела на меня.

- Чего? - не понял я.

- Да просто… Алкоголь.

- И? Выпей, станет легче немного.

- Да, конечно… - пробормотала она и разом осушила. – Просто я не совсем в ладах с алкоголем.

- Не в ладах? У тебя же шкафы им заставлены.

- Да, однако это как напоминание, которое радует глаз, - попыталась объяснить она. – Считай хобби.

- Ты чо, была алкашкой, что у тебя такое хобби?

- Алкоголичкой, - поправила она меня. - Я была алкоголичкой до того, как попала в этот мир.

- Серьёзно? – недоверчиво посмотрел я на неё. – Я думал, что ты была там обычной секретаршей. Бумажками там занималась…

- Я была бухгалтером, - поправила вновь Элизи. – Из-за дня в день сидела в высоком здании в маленькой серой комнате два на два, заставленной бумагами, коробками от бумаг, шкафом. Сидела, писала, печатала, писала, печатала. Меняла работу, когда начальники предлагали мне посотрудничать более близко. Пересаживалась в другую комнату и заново. Плесни ещё, - протянула она мне стакан.

Я, честно говоря, даже засомневался, сделал ли сейчас правильно или нет, дав ей выпить, но стакан всё же наполнил.

На этот раз она отхлебнула совсем немного.

- Благодарю. Поставь бутылку на место, пожалуйста, чтоб не смущала меня. Так вот, жила я так от дня в день. Пила безмерно, оплакивала свою судьбу, сидя в пыльной однокомнатке напротив железнодорожной дороги, когда прямо над головой проезжают, гремя, грузовики и всё ходит ходуном, или когда проносится железнодорожный состав.

- Там явно было неуютно.

- Верно, - она отхлебнула немного и криво усмехнулась. – Я так и сидела в своей загаженной квартирке, плакала среди мусора, жаловалась на судьбу и испорченную жизнь, на отсутствие будущего. А потом очутилась в зале, где мне объявили, что я герой.

- Ты, наверное, была в шоке.

- Не то слово. Для меня это было подобно чуду. Столько красок, столько жизни, столько возможностей и силы, чтоб осуществить их. Вот так, - подытожила она улыбнувшись. – Вот моя короткая история.

В этот момент в комнату, постучав, вошла Рубека. Она поклонилась нам и практически сразу преступила к работе. Вообще, Рубеку здесь все уважали. В конце концов, случись что, и все сразу побегут к ней, оттого никто не хотел портить с ней отношения. Даже несмотря на то, что она прославилась своими странными вкусами на всё поместье.

Я и до этого знал, что она зоофилка, однако то, что до меня доходило, позволяло взглянуть на неё и с другой стороны. Рубека уже успела переспать и с арахной, и групповушку с гоблинами устроить, и к оркам ходила. Я уже не говорю о том, что иногда она захаживала к наёмницам. Рубека была любвеобильной и неординарной личностью.

И нет, я не осуждал её. Я блин слизь трахал с фурри, уж кому-кому, но не мне её вкусы осуждать. Каждый сходит с ума как хочет и может. А Рубека никому не мешала и никого не доставала. Жила своей жизнью, радуя себя странными связями и никого не трогая.

Мы молчали, пока она занималась своим делом, исцеляя Элизи. В отличие от исцеления меня, это не заняло много времени. Минут пять и Элизи с удовлетворением сжимала руку, проверяя свои пальцы.

- Благодарю тебя, Рубека, - кивнула Элизи с серьёзным лицом, словно сдавала той отчётность. – Можешь идти.

Рубека поклонилась и быстро удалилась, оставляя нас наедине.

- Итак, мы остановились на том, что у вас с Клирией состоялся неприятный разговор, - продолжила Элизи, напомнив мне, на чём я остановился.

- Да… ты знала, что Клирия богиня?

Повисло молчание. Элизи очень странно на меня посмотрела, словно пыталась понять, шучу я или нет.

- Прости?

- Клирия – богиня, - повторил я.

- Эм… я… я очень рада, что ты пришёл к таким выводам… Это… Получается, вы поругались потому, что она тебя отшила?

- Что? – теперь была моя очередь быть в замешательстве. – Я говорю о том, что она богиня.

- Я понимаю тебя. Иногда мы все через такое проходим, - как психолог заговорила Элизи. – Ты влюбляешься, она становится твоим идеалом…

- Да не об этом речь, дура! Я говорю о том, что Клирия у нас богиня. Богиня Надежды, павшая богиня, божественная сущность в человеческой оболочке. Я ещё не настолько… короче, речь не об отношеньках.

- Вот ты о чём… - пробормотала Элизи, сложив пальцы домиком перед собой. – Я поняла тебя, но… Ты уверен? Клирия богиня?

Я кратко рассказал о том, что узнал, стараясь упускать подробности её личной жизни и посвящая только в общие факты. Всё это время Элизи слушала меня молча, не прерывая и пытаясь словно вдуматься в каждое слово. Или поверить в него.

В любом случае, когда я закончил, она ещё молчала, так же смотря куда-то сквозь меня невидящим взглядом.

Я терпеливо дождался, пока она сформулирует свои мысли.

- Знаешь, для меня сейчас тоже стало сюрпризом, что ты хочешь пройтись только по этому королевству.

- А ты хотела пройтись по всему миру?

- Нет, я хотела после этого начать с тобой диалог и попытаться убедить не устраивать подобного по всему миру. История моего мира говорит, что никогда это хорошим не заканчивается.

- Моя тоже об этом говорит.

- У вас тоже была мировая война? – спросила она, посмотрев на меня.

- Бери выше, у нас было две мировых и чуть ли не случилась ядерная, - похвастался я нашими убогими достижениями.

- Вау. Смотрю, в вашем мире очень весело жить. В любом случае твои устремления выглядели именно так. Клирия тоже так думала. Могу представить теперь, каково ей было услышать это от тебя.

- Я уже это понял.

- И чем закончилось всё? – поинтересовалась Элизи.

- Я выстрелил ей в голову.

Повисла тишина. Элизи удивлённо посмотрела на меня, будто я только что рассказал ей страшную правду мироздания, что она по-настоящему трап.

- Ты… застрелил Клирию? Я правильно понимаю тебя?

- Не совсем. Я выстрелил ей в голову, а потом мы переспали.

- Ты поимел мёртвую Клирию? – теперь на лице Элизи был шок, смешанный с ужасом.

- Да нет же! За кого ты меня принимаешь? Я выстрелил ей в голову, она не умерла. Ты же видела Клирию живой! Что за тупой вопрос?!

- Она хотя бы знает, что вы переспали? – поинтересовалась шокированная Элизи.

- Естественно она об этом знает, - фыркнул я и более подробно рассказал ей всё от выстрела в голову до момента, как я очнулся с ней в палатке, упустив момент с воспоминаниями. Элизи слушала всё, слегка приоткрыв рот, будто бы всё это было для неё откровением.

- Лучше бы ты поимел мёртвую Клирию… - пробормотала Элизи, после чего поинтересовалась у меня. - И зачем ты с ней переспал?

- Боюсь, что мотивов ни я, ни она не помним, - покачал я головой. – Но теперь она слегка пришиблена и…

- И-и-и? – протянула Элизи.

- И она слегка пришиблена. Блин, чо я ещё могу сказать? Теперь без своих планов она просто никакая и с трудом реагирует на что-либо. Практически вообще не реагирует. Да ты и сама видела её сегодня, не так ли?

- Так, - кивнула Элизи. - Но неужели ты думаешь, что Клирия такая только из-за того, что у неё рухнули планы? Ты же её поимел. Она в растерянности, не знает, что делать. Естественно, и разрушенная цель всех её жизней играет роль, но твой поступок виляет на неё не меньше. Она просто в растерянности и не знает, что думать.

- И что делать? – спросил я в надежде получить ответ на этот вопрос.

- Ждать, - разочаровала меня ответом Элизи. – Остаётся только ждать, как она будет вести себя дальше. Ты же понимаешь, что Клирия нам очень нужна?

Я кивнул.

- Вот. Нам остаётся только ждать, когда она сама для себя решит, чего хочет. Вполне возможно, что одну цель она сменит на другую. И может быть следующую цель она выберет более приземлённую и спокойную.

- Ты чо, психолог?

- Я девушка, - словно это был ответ на все вопросы, сказала Элизи. - Надо дать Клирии время, чтоб она смогла успокоиться и всё обдумать. Боюсь, что сейчас трогать её как глупо, так и бессмысленно. Только прошу, не доводи её до слёз.

- Да я никогда… - начал было я, но меня перебила Элизи.

- Ага, как же. Слышала я уже. Ты заставил её расплакаться, дразня, что от неё чесноком пахло и у неё груди нет.

- Но это же правда!

- Просто ничего ей не говори, - попросила она меня. – Не трогай Клирию, дай ей залечить душевные раны и найти себе смысл дальнейшего существования. И… на твоём месте я бы остерегалась её.

- Почему?

- Потому что её цель может быть маленькой, которая заставит Клирию осесть где-нибудь. А так как её тяжёлая аура многих отпугивает… ладно, не буду врать, она всех отпугивает, то Клирия может начать рыскать в поисках своей второй половинки. И в приоритете будет тот, кто уже… успел сделать её женщиной вопреки всему, - она многозначительно посмотрела на меня.

- Да ну нахуй… - выдохнул я с ужасом. – Я в жопе…

Элизи кивнула.

- Постарайся не пересекаться с ней. В данный момент она может оказаться слишком ранима, и в её голову могут лезть самые разнообразные мысли. Как увидит тебя, мало ли какая цель может прийти к ней в голову.

- Слушай, тут ещё такое дело. Когда мы ехали обратно домой, она была дико убитой и расстроенной. Ну и девушки сказали поговорить с ней. Ну… я поговорил. Неудачно. Кажется, я сказанул то, чего не следовало и сделал то, чего не стоило.

- И что же ты сказал и сделал? – напряглась Элизи.

- Ну… я сказал, что мне нравятся её новые глаза. Ну чтоб подбодрить, - начал оправдываться я.

- О-о-о… - протянула Элизи прикрыв половину лица ладонью. – А сделал что?

- Мы с ней случайно поцеловались.

Теперь вообще было тихо. Элизи внимательно смотрела на меня, будто стремясь понять, дебил я или нет. Она смотрела на меня секунд десять, после чего, вздохнув, медленно встала с кресла, подошла, положила мне на плечи руки и очень мягко и ласково сказала.

- Надеюсь, что умом все твои дети пойдут в Клирию.

- Эй! Нет!

- Да, Мэйн, да. Уверена, что ваш брак будет счастливым. Зная, как подходит к делу Клирия, я уверена, что она позаботится об этом.

- Нет-нет-нет! Никаких Клирий! У меня даже не встанет на неё!

- А вот это спорно. Если получилось один раз, то получится и другой. А она девушка целеустремлённая, своего добьётся, - промурлыкала Элизи мягко.

- Да харе уже, - стряхнул я её руки с плеч. – Не надо мне такого счастья.

- Тогда надо было подумать, когда делал эту глупость! Мало того, что переспал с ней, так ещё и намекнул ей на симпатию, и поцеловал под конец.

- Это произошло случайно.

- За случайно полюбит Клирия тебя отчаянно. Не думаю, что ей будут интересны эти отговорки. В противном случае, если вы всё расскажите ей, не почувствует ли она себя несчастной? Цель рухнула, её использовали и бросили…

- Не бросили.

- Объяснишь ей это? Скажешь в лицо? Особенно после того, как сказал, что она тебе нравится, и поцеловал её? Просто скажи, готов ты разбить Клирии окончательно сердце?

- Д… нет. Нет, не готов, - вздохнул я.

- Тогда просто не попадайся ей на глаза. Она сейчас немного помучается, погоняется за мечтами, перебесится и успокоится, найдёт себе другую цель. Главное не напортачь, хорошо?

Глава 319

Не попадайся ей на глаза… Это так легко звучит, но пойди и сделай это сейчас. Она же везде. Это Клирия. Если Клирия хочет, то она этого добьётся или помрёт на пути к этому. Так что я не сомневаюсь, что даже если меня замуруют в стену, она всё равно отыщет меня.

- Это из-за этого у неё такие глаза? – спросила Элизи. – Из-за того, что ты её ранил в голову?

- Нет, из-за её божественной сущности. Она нашла выход вот таким странным образом. Скажем так, отражение её души слегка откорректировало её внешность.

- Это весьма удивительный и интересный феномен, - задумалась Элизи.

- Кстати, Элизи, а ты себе мужа не нашла ещё? – поинтересовался я.

- Мужа? Я слишком много времени провожу здесь для того, чтоб найти себе мужа. После того, как всё закончится, думаю, найду, но не раньше. К тому же я сейчас молодая, всего двадцать один. А ещё красивая, подтянутая и графиня под конец, так что с этим проблем не возникнет.

- А раньше была не такой?

- Раньше я была занята другим, - ответила она. – Я спасала, уж извини меня за прямолинейность, мир от таких, как ты.

- Понятно… Ну тогда у меня ещё один вопрос есть к тебе. Ты что-нибудь слышала о хранителях?

Элизи задумалась.

- Хранители? Это какая-то… секта?

- Боюсь, что нет, - покачал я головой и кратко рассказал о том, что мне удалось узнать.

Элизи слушала внимательно. После моего рассказа она села за свой большой стол и сложила руки домиком. Сидела так несколько минут, словно у неё от этого буст к интеллекту. Сидела, сидела и выдала.

- Понятно.

- Что именно? – не понял я.

- Что ничего непонятно.

Да ты блять гений!

- Я попрошу госпожу Констанцию поднять по этому поводу всю имеющуюся информацию.

- Окей, всё равно ничего не остаётся. И…

Но тут наше спокойствие было нарушено. Знай я об этом, или почувствуй раньше, то возможно смог бы всего этого избежать, но увы. Всё вышло как вышло. В этот момент я замер, почувствовав неладное и вслушиваясь в то, что происходит в коридоре, и к своим чувствам. И мои чувства отчётливо говорили, что что-то тёмное и нехорошее двигается сюда. А это значит…

- Вот блять, Клирия, - испуганно пискнул я, оглянувшись на дверь. Учитывая, что здесь всего две двери, одна в коридор, другая в спальню Элизи, было логично, какую дверь выберу. Я тут же метнулся к… спальня закрыта!

- Я её всегда закрываю, - начала оправдываться Элизи, вскакивая со стула и вытаскивая ключ. - Сейчас я…

Но времени не было, Клирия, судя по моим ощущениям, уже была здесь. Она была подобно неотвратимому цунами, которая через пару секунд тебя захлестнёт.

- Нет времени! Сядь на место, - шикнул я и тут же прыгнул прямо к Элизи, поднырнув под стол, где располагались её ноги. У её добротного стола с внешней стороны, как и у большинства таких громоздких монстров, была стенка. Так увидеть меня, когда я нырнул к ней под ноги, было невозможно.

И в тот самый момент, когда Элизи села обратно, в дверь постучались. Постучались настойчиво и громко, не терпя возражений. И Элизи тут же громко ответила:

- Входите.

Мне не надо было даже прислушиваться или выглядывать, чтоб понять, кто пришёл. Сердце само по себе испуганно затрепетало, а комната словно наполнилась тяжёлой пугающейся тьмой.

- Ох, Клирия… твоя аура, - пробормотала Элизи.

- Прости, - не сильно-то и извиняющимся голосом ответила Клирия. – В последнее время все жалуются на меня… Однако тут я бессильна.

- Понимаю, - ответила Элизи. – Что-то случилось?

- Да, - я не мог видеть Клирию, но могу спорить, что она сейчас обводит взглядом комнату. – Я искала Мэйна.

- Разве он не должен был тебе сейчас идти на встречу? - слегка удивлённо ответила недографиня. – Он был здесь, но ушёл буквально минуты три назад.

- Ушёл?

- Ну… можешь заглянуть в шкаф или в мою комнату, - шутливо ответила Элизи. – Тебе дать ключ?

- Нет, благодарю тебя, - однако я буквально слышал в её голосе сомнение. Она наверняка до сих пор рыскала по комнате взглядом, словно надеясь, что я материализуюсь где-нибудь в углу.

- А зачем он тебе, позволь поинтересоваться, Клирия?

- Я хотела кое-что с ним обсудить, но видимо пока придётся подождать. Но раз я здесь, хотелось бы поинтересоваться у тебя, Элизиана. Что вы обсуждали?

- Тебя, - тут же ответила Элизи. – И… твои глаза.

- Что он рассказал? – тут же чуть ли не ледяным голосом осведомилась Клирия. Даже я почувствовал всё то недовольство, которое она источала. Чего уж говорить об Элизи, которая сейчас там находилась. Но практически сразу тон Клирии сменился, хотя холодок явно остался. – Прошу прощения, я немного перевозбуждена сейчас.

- Это заметно.

- Так что он поведал тебе? Мне бы хотелось узнать, чтоб избежать в будущем каких-либо недопониманий.

И Элизи поведала. Поведала практически слово в слово всё, что сказал я ей десятком минут раньше. Она не пыталась утаить, не пыталась юлить, перефразировать или недоговаривать. Выложила всё на одном духу. То ли не так боялась Клирию, то ли не хотела рушить отношения, пытаясь что-то утаить.

За это время Клирия уже успела расположиться где-то, судя по скрипу, на кресле, а Элизи, как хозяюшка, угостить её чем-то алкогольным из шкафа, за что та её поблагодарила.

Прямо ни дать ни взять, две подружки.

- Так значит это правда…

- Да, это так, Элизиана. Однако не думаю, что теперь это играет какую-либо роль. Надеюсь, для тебя это тоже не будет играть никакой роли.

- Я понимаю. Кстати, тебе идут такие глаза и белая прядь, Клирия.

- Ты думаешь? – её голос в этот момент стал слегка… другим. – Мне идёт?

- Я уверена. Особенно глаза. Они делают тебя выразительной.

- Выразительной? И… - вот тут Клирия замялась, - думаешь, это привлекательно?

Так, что за непохожие на тебя интонации, Клирия? Ты о чём там думаешь? Где твоя хладнокровность? Что это за нотки красно девицы, что спрашивает у другой, красивая ли она или нет.

- Очень.

- Я не скажу, что меня это сильно волнует, - ага, потому ты и спрашиваешь об этом, - однако спасибо за комплимент. Мэйн мне тоже делал его.

- Мэйн? Он умеет делать комплименты? Мне казалось, что он умеет только ставить в неловкое положение людей и заметно тупить в некоторых ситуациях.

- Не все мы идеальны, Элизиана. – Что за снисходительный тон, тёмная ты сучка?! - Однако… думаешь… Мэйн сказал это искренне?

- Я не могу отвечать за него, - спокойно съехала с темы Элизи. – Однако ты подозрительно часто его упоминаешь. Всё дело в ночи, что вы провели вместе?

Молчание. Недолгое.

- Боюсь, что… мне надо самой понять себя. Вернее… не понять, а принять новые реалии.

- А Мэйн зачем тебе?

- Он… я хочу поговорить с ним. Задать несколько вопросов.

Почему же мне не хочется на них отвечать?

- Клирия, - голос Элизи неожиданно стал сладким и заигрывающим. – Тебе нравится Мэйн?

- Я не буду отвечать на столь провокационные вопросы, Элизиана. Мне достаточно того, что Мэйн сам признался мне. Теперь же я буду исходить из этой ситуации.

Блять, да когда я признался тебе?! Я просто сказал, что мне нравятся твои глаза! Чо ты там уже себе навыдумывала, лохматая бестия?!

- Мне казалось, что он сказал про твои глаза.

- Мне тоже так казалось, однако потом он меня поцеловал. Я считаю эту тему закрытой, - безапелляционно заявила она.

Какой нахуй поцеловал, бесстыдная пиздунья?! Это ты меня поцеловала! Сама причём! Кому ты там блять заливаешь сейчас?!

- В любом случае, подумай хорошенько, Клирия, нужен ли тебе действительно Мэйн или же это влияние момента, хорошо? Он неплохой парень, но я не могу назвать вас хорошей парой, уж извини меня за прямоту. Ему больше подошла бы та же Мэри.

- Ничего страшного, я понимаю. И я пока ничего не утверждаю. И ничего не хочу.

- Ясно… Кстати, ты мылась? Я смотрю, ты до сих пор в походном платье.

- Нет, у меня было… не столь много времени. Я забрала часть бумаг, что были приготовлены тебе по бюджету, если ты не против.

- Благодарю за помощь, Клирия. Мне будет приятно поработать с тобой как раньше.

- Мне тоже, - спокойно ответила она.

- Тогда пока наши дела уже распределены между друг другом, предлагаю устроить общую помывку. Уверена, что тебе будет полезна тёплая ванна, Клирия. Я попрошу служанок подготовить для нас всё. Идём.

Через пару минут дверь в кабинет закрылась, отсекая их чириканье на разные темы и оставляя меня одного.

Я неровно выдохнул, боясь лишний раз пошевелиться, если вдруг они решат вернуться.

Может показаться странным моё поведение, однако… Как ещё быть? Я подозреваю, чего хочет Клирия и мне это не нравится. Если это то, о чём я думаю, то мой отказ может принести много проблем. Очень много. И, следовательно, мне нужно избегать его как можно дольше, пока она немного не остынет и не поймёт, что со мной у неё ничего не выйдет. Это всё из-за влияния момента полюбас.

Клирия изящна, умна, даже красива, если не брать в расчёт ауру. Ей мужем должен стать какой-нибудь аристократ или сын графа. Ну или зажиточный человек. Но точно не я. Я до сих пор лево и право путаю. Зачем тебе такой, как я? Иди своей дорогой, я тебя ну точно не достоин.

Да, точно, если что, свалю на то, что я не достоин её! Типа я дебил и вообще, не надо об меня ни руки, ни мохнатку марать.

А моё согласие, если она ждёт этого, так вообще будет ложью. Да и обрекать себя я не хочу на такое. Не хочу связывать свою жизнь с тем, кто мне вообще никак. У наших отношенек нет ни единого шанса. Всё настолько никак, что я бы разместил её на другой части света. Ничего личного.

Короче, я убегаю от ответственности.

Избежав Клирию один раз, я не мог гарантировать, что смогу теперь её избегать постоянно. Всё-таки у нас поместье пусть и большое, однако не бесконечное. И Клирия ориентируется, в отличие от меня, здесь просто на ура. К тому же она уж точно не дура, догадается, почему я от неё бегаю.

В тот день я смог успешно избежать Клирию – ей занималась Элизи.

Они там мылись, купались и просто радовались жизни. Да меня дошли слухи от служанок, которые им прислуживали, что там они немного и забухали. Короче, хорошо провели время.

А на следующий день я встал пораньше, забрал кое-какие доки у Элизи и попёрся прятаться от Клирии куда-нибудь. Если что, скажу, что с доками возился в уединённом месте. Если смогу продержаться так несколько дней, то будет чудно. Авось и остынет.

По пути мне встретился Джин Урда, который заведовал у нас экономическими вопросами. Похожий конкретно на Джигурду, он у меня полностью ассоциировался именно с этим персонажем.

- Эй, Мэйн, а тебя госпожа Клирия искала, - сказал он тихо, словно боялся, что его услышат. – Она выглядела слишком целеустремлённой.

Он относился к тем, кто был посвящён в тайны нашего поместья и знал реальное моё положение. Для всех других же я был помощником Элизи, равный по рангу Клирии.

- Искала?

- Да, от неё разило её аурой. Она, казалось, одним присутствием убьёт всех. Только не говори, что ты её поимел.

- Если только немного, - пробормотал я.

- Ты отчаянный перец, чувак, - уважительно произнёс он. – Я бы не рискнул сунуть хуй туда, к чему даже руку страшно приложить. Но она теперь от тебя не отстанет. Кажется, она хочет твой член прикрутить к своей двери.

- Или думает сделать меня мужем, - пробурчал я.

- Соглашайся на член к двери. Там, если что, Рубека тебе всё восстановит, - тут же быстро ответил он. – Поверь, для тебя это будет лучше, чем оказаться… бр-р-р… Короче удачи. И сделай что-нибудь с ней, а то она надоела всех распугивать. Ходит как варан, только языком не дёргает.

Ага, спасибо за заботу.

И Джин Урда был не единственным, кто меня предостерегал.

- Господин, - шепнула одна из стражниц. – Тут госпожа Клирия вас искала. Она выглядела… жуткой и целеустремлённой.

- Спасибо, - как-то неуверенно ответил я.

- Вам бы лучше покинуть графство, пока она не остынет.

А вот этот совет был дельным. Однако, боюсь, это невозможно. У нас кое-что намечается и оттого сейчас просто уехать будет вообще не айс. К тому же Клирия меня и там найдёт. Ко всему прочему это будет реальным палевом, что я её избегаю, а тут можно всё свалить на то, что мы просто не пересекаемся.

В любом случае я вновь сбежал.

А на следующий мы всё же пересеклись. Пересеклись на небольшом собрании, где обсуждались дела насущные по поводу дальнейших планов. И все внимательно слушали этот доклад кроме меня и Клирии. Я отводил взгляд, а Клирия буквально буравила меня своим. Она всегда относилась к тем, кто погружён в такие моменты в работу, однако сейчас было прекрасно видно, что ей откровенно насрать на неё.

Я её интересую.

Это заметили и другие, отчего насторожено переводили взгляд с меня на Клирию. Что касается тех, кто сидел с ней рядом, они предпочли немного отодвинуться от неё.

После этого собрания, когда народ ещё не успел рассосаться, Клирия сказала, что:

- Я бы желала с вами обсудить один деловой момент, - из её уст это прозвучало как приговор.

А я не готов вот на подобное!

- Ну, если это деловой, а не личный, то давай.

- Скорее деловой личный. Я бы предпочла, с вашего позволения, обсудить его наедине, - невозмутимо ответила Клирия.

- Без проблем. Только сейчас слегка не время. Я тут забегался с делами, поэтому, как только, так сразу.

Я попытался проскочить к двери, но она оперативно перегородила мне дорогу.

- Я заметила, вас не сыщешь в последнее время. Потому, чтоб в дальнейшем вас не отвлекать, я хочу настоять на разговоре сейчас, мой господин. Всего несколько минут, они же не сыграют роли, верно? - её голос становился всё тише и страшнее. – Я уверенна, что у вас найдётся время для меня, не так ли?

Мне казалось, что Клирия буквально нависла надо мной, словно какой-то демон. Ещё немного и она меня сожрёт прямо здесь, но…

- Господин! – оперативно подлетели ко мне спасители. – У нас есть кое-какой разговор к вам. Срочный. Деловой. Личный. Боимся, что это не может ждать!

Господи, я сейчас расплачусь. Мои друзья, как я вас люблю! Я видел, как напуганы мужики, и с какой опаской они поглядывают на Клирию, вокруг которой от неудовольствия буквально клубится тьма подобно туману. Но они пришли меня спасти несмотря ни на что, ведь, по сути, ничего важного у них ко мне и не было. Я вообще с ними редко общаюсь и все дела с ними проходят или через Элизи, или через ту же Клирию.

Познай мужскую дружбу, ведьма!

- Ну, не судьба, Клирия – всплеснул я руками, сделав огорчённое лицо. – Дела, дела, весь в делах. Как-нибудь в следующий раз, окей?

Клирия выглядела так, словно сейчас зубами в глотки мужикам вцепится. Она едва смогла ответить холодным, как жидкий азот, голосом.

- Тогда надеюсь, что вы уделите минутку своей верной слуге в будущем. Вопрос очень важен.

Для кого, хотелось мне спросить, но я решил не искушать судьбу и просто кивнуть.

В этот день мы с ней больше не виделись. Я знаю, что она меня ждала, но хуй с ней. Теперь я понимал, насколько серьёзно Клирия настроена, и насколько я запопал. Здесь уже можно было откинуть вариант дать остыть. Оставалось только или принять, или отвергнуть. И тот, и тот вариант несли как плюсы, так и минусы.

А ещё я теперь понимал, что такое неразделённая любовь. Как понимал теперь и людей, которые от неё бегают. До этого я их считал немного странными, а их поступки детскими; типа будь мужчиной или женщиной - скажи нет. Но оказавшись на их месте, понял, как много нюансов есть в этом деле и как сложно это сделать. Раньше я думал, что это странно, бегать вот так от человека, который тебе хочет признаться. Теперь же я вижу, что это вполне нормально, и все так делают, когда не хватает смелости взять на себя ответственность или сказать нет.

А раз все так делают, избегают личностей, которым неудобно сказать нет, то и я так делать буду, пока меня не прижмут. Авось и отстанет.

На следующий день я вообще спозаранку встал, чтоб избежать Клирии. Спасаясь от неё, я наткнулся на другую личность. Конечно, не самая долгожданная особа, но всё лучше, чем тьма, что шагает за мной попятам.

- Давно мы не виделись, как твои дела? – жизнерадостно спросила меня бывшая богиня. Которую я встретил на территории поместья. Видимо она любила здесь гулять.

В этот раз богиня выглядела куда лучше. Она уже сама стояла на ногах, пусть и упиралась на трость. Учитывая её молодую внешность, трость выглядела слишком неуместно. А ещё, судя по всему, уже она что-то видела, что не могло не радовать.

- Тебе вернулось зрение? – поинтересовался я оглядываясь.

- Это да, - улыбнулась она. - Удача всегда на моей стороне. А я вижу, ты бегаешь от Клирии.

- А ты суёшь нос не в свои дела?

- Ох, любовь, это так прекрасно, - мечтательно произнесла она. – А вот безответная любовь, это худшее что может приключиться с тобой в жизни. Мучаешь девушку почём зря, а ведь она добьётся своего.

- Ты слишком уж умные вещи говоришь, - поморщился я.

- Так я богиня! – возмутилась она. – Я старше тебя, человек. И повидала многое, так-то!

Богиня приветливо похлопала по скамейке, на которую сама села.

- Присаживайся.

- Да я…

- Вот глупый, - рассмеялась богиня звонко. – Садись уже, не выскочит твоя Клирия из кустов. – Я бы не был так в этом уверен. - Она наверняка сейчас по поместью раздаёт указания.

- А тебе откуда знать?

- А сколько, по-твоему, я уже у вас живу? – улыбнулась она. – Я умная, я всё вижу, знай это! От меня ничего не скроется.

Глава 320

- Любовь… - произнесла богиня мечтательно, словно девчушка, которая услышала сказку и теперь представляет её. Она смотрела на меня таким взглядом, словно уже представляла нашу с Клирией свадьбу. – У вас будут красивые детки… Только, надеюсь, умом они пойдут в Клирию.

- Эй! Да харе! Я останусь один раз и навсегда!

- Э нет, мой дорогой послушник…

- Я не твой послушник!

- …боюсь, что не всё так просто будет у вас. Тебе тогда придётся сказать ей прямо в лицо нет. Скажешь?

- Да.

- Не лги богине! Она всё видит! – торжественно произнесла она, подняв палец вверх. – Смелости не хватит!

- Тебя хватило смелости сбросить с небес на землю. Я могу ещё раз повторить, - произнёс я с угрозой.

- Но ты же не поднимешь руку на бедненькую хромую слепую Богиню Удачи, что влачит теперь своё жалкое существование на земле? – захлопала она глазками, скорчив жалобное лицо. – И так уже искалечил почём зря, чем я заслужила такую ненависть? Мне же тоже больно, знаешь ли.

Ну прям ми-ми-ми ня-ня-ня, меня сейчас смоет этим. Ещё и моську такую состроила, просто ужас.

- Отвернись от меня.

- Ну не будь таким грубияном, человек! – схватила она меня за руку и начала трясти. – Будь чуточку теплее!

- Я в меру тёплый.

- Ещё теплее! Теплее! И люди к тебе потянутся!

В голове предстала картина, как на меня нападают орды людей.

- Нет, спасибо, лучше оставлю такую температуру как есть, глупая богиня.

- Умная!

- Глупая.

- Зато очень милая, прекрасная, мудрая и добрая! – нашла богиня, чем похвалить себя. – И к тому же я знаю толк в таких делах! Знаю, что люди делают в таких ситуациях. Я многое повидала и многим помогла! Ведь удача играет огромную роль в таких любовных делах.

- Да неужели? – покосился я на неё. – Тогда может расскажешь что-нибудь, эксперт в амурных делах? Ну там историю, где ты помогла?

- Конечно! – обрадовалась богиня новому слушателю. – Естественно Богиня Удачи просветит тебя, тёмный неуч! Однажды я помогла обрести счастье молодой паре. Одна молодая, юная девушка влюбилась в парня, но не могла найти к нему подход. И она обратилась ко мне. Попросила меня дать ей шанс остаться с ним навсегда. И я выполнила великодушно её просьбу.

- И как же?

- Однажды в ливень они случайно заперли себя в сарае и остались наедине. Так они смогли узнать друг друга получше и стать единым целым.

Какая милая история…

- А потом в тот сарай попала молния и они сгорели вместе! Их тела оплавились, обуглились и они превратились в одно целое! – торжественно закончила она. – Так я выполнила её желание остаться с ним навсегда!

- Да ты просто чудовище! – ужаснулся я.

- А вот и нет! Я лишь помогла им стать единым целым!

- Каким образом?! Заставив расстаться с жизнью?

- Зато они навсегда остались вместе! – обиженно заявила она мне. – Ладно, у меня есть другая история. Там никто не сгорел.

- Окей, - уже не так уверенно предложил я ей продолжить.

- Жил был парень, которому нравилась девушка. И он просил меня жить с ней до конца жизни счастливо, чтоб у них был ребёнок, дом и они не знали больше нужды.

Вроде нормальное начало.

- И я выполнила его мольбы. Они женились, его бизнес стал процветать. У них родилась маленькая милая девочка, которая много смеялась…

Ну… это довольно мило.

- А потом он забыл закрыть печку, и они задохнулись всей семьёй в угарном газе! Так они жили до конца своей жизни в достатке и счастливыми!

- Ты просто чудовище, Богиня Удачи, - в ужасе молвил я правду.

- Нет! Они сами этого хотели! Ладно, вот другая история. Жил был парень, который хотел найти свою любовь и просил меня предоставить ему шанс. Однажды в тёплый летний день он с другом поехал к одной девушке, что жила в соседней деревне. Но было очень жарко, и они решили искупаться в озере. Разделись, искупались, а потом, после купания, голые они посмотрели друг на друга И ТУТ ПОНЕСЛАСЬ!

- Блять! Фу нахуй! – скривился я. - У тебя все истории такие?!

- Нормальная история, - обиделась тупая богиня.

- Нормальная?! Заебись история о том, как пидоры ебутся в жопу. То, что нужно!

- Они не только в попу, - возмутилась она, - но и в ро…

- Заткнись! – закрыл я рот ей рукой. – Не хочу знать подробностей! Ну ты и дура, даже историю нормальную рассказать не можешь. Не удивительно, что ты оказалась на земле. И после таких историй что ты можешь знать о любви? Пожалуй, я тебя сейчас ударю хорошенько.

- Не бей! За что бить маленькую богиню, которая лишь хочет подарить немного счастья? – жалобна ответила она, глядя на меня мокрыми глазами. – Я тут стараюсь, а ты сразу ударить хочешь. Лучше бы обнял и сказал, что я лучшая богиня, которую ты когда-либо встречал, и что ты только и мечтаешь стать моим слугой и восхвалять меня.

- Я смотрю, скромности тебе не занимать, как и наглости.

- Я очень скромна! Что поделать, если я велика и мудрая Богиня Удачи, одна из лучших, если не самая? А ты бы мог сделать мне приятное и сказать, что я лучшая. А то мне теперь очень грустно… Вот что ты наделал, а?

- Я тебя просил помочь мне с моим вопросом, а не рассказывать, как ты из парней петухов делала.

- Я и помогаю. Тебе, например, то, что тебе не отвертеться от Клирии, пока ты не скажешь ей в лицо всё, что думаешь.

- И чем это закончится?

- Или она спокойно примет это, или очень сильно расстроится.

- Насколько?

- Найдёт другой выход из этой жизни, - обиженно ответила богиня. – Но с тобой я не удивлюсь такому. Тут сам решай, мой верный послушник, хочешь ты сделать счастливым себя и отказать ей. Или же сделать счастливой её и принять.

- А третьего не дано? Типа успокоится и всё обдумает? – спросил я.

- Сам думай, - в её голосе слышалась насмешка. – На моей долгой памяти ты не первый и точно совершенно не последний, кто будет вот так бегать, боясь сказать правду.

- И… мне сказать правду?

- А вот тут я тебе не советчица! – радостно сообщила она мне, словно это была хорошая для меня новость. - Сам решай!

Сам решай? Да… вот только не знаю, как решать это дело. Моей изначальной и самой главной ошибкой было то, что я вообще переспал с ней. Если бы не это, то мои последующие подходы к Клирии, чтоб поговорить, не выглядели бы как дешманские подкаты, от которых зубы сводит. А тут трахнул. Проходит время, подходит, разговаривает, целует.

Тьфу блять, аж самому противно. Это же как я мог так облажаться?!

Уже разобравшись с кое-какими документами по поводу нашего будущего и спускаясь вниз, чтоб отдать их Элизи, я повстречал служанку Ависию, вечную заику, и Мэри. Те что-то с интересом обсуждали, и первая даже не заикалась. До моего появления.

- З-з-з-з-з…

- Я понял, здравствуй, Ависия, рад что у тебя всё хорошо.

А у неё всё было хорошо. Потихоньку цвела, уже давно отъела необходимые размеры и была обычной приятной девушкой, которой бы замуж выскочить… Так, я уже опоздал, вон, кольцо на пальце блестит. Значит всё-таки обзавелась мужем.

Ну а чо? Время не стоит, люди живут.

А вот кстати Мэри ни капельки не изменилась.

- Я слышала, Клирия тебя искала, - тут же разулыбалась Мэри. – Она выглядела очень целеустремлённой.

- Мне интересно, кто ещё не знает, что Клирия меня ищет, - задался я вопросом.

- Ну… все, кого она не спрашивала, - улыбнулась слегка застенчиво Мэри, как будто лезла не в своё дело. Ависия закивала головой, подтверждая её слова.

- А кого она не спрашивала?

- Наверное тех, кто не в курсе, кто ты.

Ну хоть на этом спасибо. Нет у меня желания никакого, чтоб моя личная жизнь становилась достоянием общественности. Хотя, наверное, стражницы и так знают всё, вон как иногда смотрят на меня.

- Вы поругались? – спросила меня неожиданно Мэри.

- С чего ты это взяла? - удивился я.

- Ну… она немного хмурая…

- Она всегда хмурая, - тут же ответил я.

- Это тоже верно, - улыбнулась она. – Ты сейчас к госпоже Элизиане?

- Верно, тебе туда же?

- Да, меня просили передать… передать… - она зарылась в своих карманах, после чего достала какую-то помятую бумажку. Критично её осмотрела. – Мда… Когда мне её давали, она была куда более не мятой. Но не суть, мне надо отнести это ей! Идём!

Помахав рукой Ависии, которая в ответ ей кивнула, а мне поклонилась, Мэри повела меня на первые этажи.

- А давно Ависия замужем? – поинтересовался я.

- Год как, - пожала плечами Мэри. – Ты был в университете, когда она познакомилась с одним мужчиной. Такой статный, добропорядочный, он занимается перевозкой леса на восток по реке.

- Вон оно как… Я даже и не знал.

- Так за всеми и не уследишь! – улыбнулась Мэри. – Я тоже недавно встретила одну девушку, она раньше была моей покупательницей в старом городе. А сейчас вон, полы в таверне моет и нянчится с ребёнком. Всё меняется.

- Понятно. А как ты? Как память?

- Память? – Мэри слегка замялась. – Прости, я ничего не помню. Как и в прошлый раз.

Мда… печально. А если вспомнить, то она мне в любви признавалась, предлагала себя. Вообще, если так подумать, то я мог бы вполне жениться на Мэри. Да, на Мэри я бы согласился. Она весёлая, она милая, она лоли… так, стоп, чот я не туда погнал. Но с другой стороны, кушать будет меньше.

Вообще, я Мэри знал дольше, и она зарекомендовала себя как надёжная подруга, которая в меру весёлая, в меру неунывающая и в меру добрая. С ней и путешествовать, и жить было бы приятно. Она была чуткой и просто милой.

Да, если бы я выбирал себе жену, из всех кандидаток я бы взял в жёны именно Мэри. Я не могу сказать, что люблю её, нет у меня такого вау эффекта, когда хочется взлететь и душа поёт, этого описанного чувства любви. Я вообще не знаю, что такое любовь, никогда переживать подобного не приходилось. Однако именно она вызывает у меня тёплые чувства и симпатию. Именно её бы я назвал настоящим другом. И если переводить в такое русло всё, то любовь тоже дружба.

Она заставляет своим видом теплеть моё сердце.

Клирия же заставляет покрываться сердце коркой льда.

Вот и разница.

Может быть быстро жениться на Мэри, чтоб избежать Клирии?

Это была действительно идея.

Я посмотрел на Мэри, которая шагала рядом. Жизнерадостная, весёлая в меру, умеет действовать в случае необходимости и не лишена доброты. Она верная и она своих не бросает, что очень важно. В ней сохранилась эта детская искорка, что делает человека светлее. Думаю, что и матерью она бы стала отменной. И пусть я конченное уёбище, но её понятия «правильно» и «неправильно» совпадают с моими.

Да, вот именно с Мэри я бы и завёл жизнь. Она отлично вписывалась под нормальную жену и вызывала у меня тёплые чувства и желание защищать. Плюс она симпатичная, и я не против делить с ней одну кровать.

Что касается Клирии, то была жизнерадостной только когда кто-то умирает от её руки. Весёлая? Только если кого-то пытает. По крайней мере я больше за ней подобного в другие разы не замечал. Вот действовать она умеет, и это меня пугает больше остального. Доброта в ней вообще под вопросом. Её «правильно» и «неправильно» мне самому могут дать фору. Она пиздец какая целеустремлённая и мне сложно представить её матерью детей. Её детей мне ещё сложнее представить.

Но хуже всего-то, что она вызывала только страх, ужас и желание сбежать. Её жуть буквально заставляла тебя медленно умирать рядом с ней. И если раньше это практически не чувствовалось, то в последнее время стало пиздецки сильным. Я бы жил с ней только в разных комнатах, а лучше, в разных домах.

- Ты так на меня смотришь, словно под венец хочешь меня затащить, - рассмеялась Мэри.

- А ты бы отказалась? – закинул я удочку.

- Я? – она задумалась. – Ну… не знаю, если честно… Хм-м-м… - она внимательно осмотрела меня, словно по физическим показателям пыталась понять, подхожу я ей или нет. – Ну… не знаю. Может быть да. Я не могу сказать, что люблю тебя, но ты мне действительно приятен. А там глядишь, и притёрлись бы, верно? Думаю да, если бы сейчас мне предложил, то я бы сказала да.

Вау, да я сорвал джекпот!

Только… насколько это будет правильным? Я имею в виду, с точки зрения будущего? Моё-то будущее понятно, а вот план? Клирия после этого не слетит с катушек? Не хочу даже представлять, что будет, если так произойдёт.

- Но свадьба, это ответственный момент, Мэйн. Ты сам меня какой видишь?

- Какой вижу? Голой.

- Э? – хлопнула глазами Мэри. – Голой?

- Ага, вспоминаю, как ты ко мне приставала голой, тёрлась об меня.

- У меня наверняка были на это причины! – вспыхнула она красным. – Какие-то очень важные причины и… и… и это были важные причины!

- Я просто в этом уверен, - кивнул я с серьёзным лицом.

- Тебе нравится меня заставлять краснеть! – надула она щёки.

- Очень, ты выглядишь милой, - подмигнул я. – Интересно было бы увидеть тебя в свадебном платье.

- Ты… думаешь? – смутилась она, зачем-то начав закручивать на палец волосы.

- Ага. Мне было бы очень интересно глянуть, как она бы на тебе сидело.

- Вот как. Тогда может быть вам было бы интересно увидеть, как свадебное платье сидит на мне? – раздался холодный голос за моей спиной, чуть не заставив меня подпрыгнуть и завизжать от ужаса.

Если ты не видишь ужас, значит ужас идёт прямо по твоим пятам. Настолько близко, что, даже оглянувшись, ты не всегда можешь его заметить. И стоит на мгновение потерять бдительность, как он тут же захватит тебя и утащит вдаль.

Клирия подкралась незаметно. А я-то думал, её по ауре смогу найти, а тут вон оно как. Видимо поставила режим удержания или сайленс (и какого хера она не может так постоянно ходить?!). Оттого её появление было для меня вдвойне неприятным и неожиданным. Мне стоило огромных трудов спокойно повернуть голову и сказать:

- Привет, Клирия.

И я увидел её. Нашу мисс тьму.

Клирия выглядела… обычно. Она каким-то неведомым образом смогла подавить всю свою ауру, и я её даже не чувствовал. Более того, я даже не испытывал сейчас волнения от её присутствия. Вот бы она всегда такой была. Однако её глаза… вот тут вся её аура и скрывалась. Они буквально светились от переполняющих её чувств.

Каких?

Даже знать не хочу. Но если внешне она выглядела очень обычной, да и ауры было не видать, не сложно представить, какой ураган творился внутри неё. И когда на мгновение я встретился с ней глазами, то полностью осознал, что скрывается в нашей богине, что повидала дерьмо и сохранила его в себе.

- Здравствуй, Мэри. Надеюсь, я не помешала вам, ведь вы так мило общались.

- Привет, Клирия, - улыбнулась Мэри, так и не поняв, что перед ней сейчас стоит. – Да нет, просто обсуждаем, согласилась бы я пойти под венец с ним или нет.

В этот самый момент мне показалось, что температура в коридоре упала до нуля.

Клирия же, выдавив из себя вежливую улыбку, спросила:

- И что ты ответила?

Не говори! Во имя своей жизни, не говори ей, бедное дитя!!!

- Я сказала, что была бы не против, - тут же ответила Мэри.

Теперь температура здесь упала до абсолютного нуля. На мгновение мне показалось, что Клирия – это ещё одна скульптура, что пришла за мной из музея. Всего какую-то секунду она шла с каменной маской вместо лица, прежде чем смогла выдавить из себя хоть что-то. Учитывая, как напряглись её скулы, было удивительно, что Клирия вообще сумела рот раскрыть.

- Понятно. Мне было бы… очень интересно взглянуть вашу милую свадьбу, - произнесла она не своим голосом. Это был потусторонний тяжёлый голос чего-то страшного.

Причём Клирия умудрилась сделать это так, что незнающий человек не почувствовал бы угрозы для своей жизни в этих интонациях. Как например Мэри, которая даже не представляла, что только что сделала. Или была слишком глупа и не проницательна, чтоб почувствовать это.

И едва я хотел уже было вмешаться, как Мэри выдала ещё более полный пиздец, чем до этого, перекидывая смертный приговор с себя на меня.

- Но знаешь, Клирия, - задумчиво оглядела она меня и её, - мне кажется из тебя и Мэйна вышла бы неплохая пара. Вы оба такие умные на вид. Добавь очки Мэйну на лицо, и вы прямо будете созданы друг для друга.

То ли Мэри была не так глупа, как выглядела, то ли сами боги молвили её глупыми невинными устами, но она только что спасла себя от участи стать личным врагом Клирии.

- Ты… так считаешь? – Клирию такой ответ тоже сбил с толку. Она буквально выдохнула эти слова, словно они попали в её ледяное сердце и растопили его.

Мэри, будто ребёнок, кивнула головой.

Знай, Мэри, ради тебя я приму этот удар. Правда он станет для меня, чую, последним.

- Мне кажется, что да. Ты на вид аристократка, постоянно серьёзная, подтянутая. Даже в очках сидишь, когда что-то читаешь. И он на вид очень умный. Действительно как половинки для друг друга.

От её слов Клирия буквально расцвела, зарумянилась и вообще посветлела. Прямо сука сейчас обнимет Мэри.

- Жаль, что на вид, - пробормотала она. – Но тебе, я позволю себе заметить, свадебное платье бы точно пошло, Мэри. Я бы хотела увидеть тебя в нём.

- Серьёзно? – Мэри кажется даже не понимала, что за чудовище перед ней стоит. А вот я понимаю. И смотрю на это, как если бы огромному аллигатору в открытую пасть залетела маленькая птичка.

Клирия проявляла необычайное дружелюбие, которое невозможно было представить в других ситуациях. Она даже улыбнулась Мэри, стараясь придать своему лицу дружеский вид. У неё даже в какой-то степени это получилось.

- В большинстве случаев я абсолютно серьёзна, Мэри, - спокойно ответила она. – Надеюсь, как-нибудь ты заглянешь ко мне на чашечку чая. Мы, думаем, найдём много общего с тобой.

- Да? – удивилась Мэри, словно её Дед Мороз приглашал на фабрику игрушек.

- Естественно, - кивнула Клирия. – Иногда я и госпожа Элизиана пьём чай вместе. Так что, если будет у тебя минутка, заглядывай к нам. Или ко мне. Мы будем рады тебе, ведь ты знала Мэйна до того, как это всё было создано, пусть и не помнишь этого.

- Я… да, не помню, - ответила Мэри.

- Тогда приходи. Я обязательно просвещу тебя, какой вклад ты внесла.

Глава 321

Я вот не пойму, это Клирия так подмаслить пытается Мэри или же действительно хочет с ней поговорить, пошептаться, посплетничать о своём, о женском? Или может хочет её познакомить с прогулками по речному дну с грузом на ногах и так аккуратно подбирается к ней? Я вот честно, не представляю, что может быть у них общего. Даже, потому что одна представляет из себя агнца божьего, а другая сатану в чистейшем виде.

Они о чём-то лепетали между собой в относительно официальной форме, не переходя ту невидимую грань, что делает людей друзьями, пока я раздумывал над своим положением. А подумать было о чём. Например, о том, что сказала Мэри.

Я до сих пор точно не уверен в желаниях Клирии на мой счёт. Насколько она далеко хочет зайти, например. Если просто секс, то окей, я закрою глаза, активирую способность и сделаю своё дело. А если отношения? Блин, я не уверен, что потяну их. Человек, как минимум, должен вызывать нейтральные эмоции. Клирия же вызывает исключительно отрицательные.

Например, страх.

Если бы Клирия всегда могла держать свою ауру под контролем, то проблем бы не было, но она же не может! Это сейчас она как-то заглушила её, однако в другие разы меня просто омывает ею.

Втроём мы спустились до самого первого этажа, где прошли через главный зал, несколько раз встречаясь со знакомыми людьми. Например, с Мамонтой, которая как раз уходила от Элизи. На руках она несла маленький, а относительно своих размеров вообще крохотный свёрток тонкой ткани, в котором лежало дитё. И сейчас это дитё кушало.

- Добрый день, господин, - остановилась она. – Госпожа Клирия. Хорошо, что вы вернулись.

- Привет, Мамонта, - я с интересом посмотрел на пухлого ребёнка в её руках. – Рад, что у тебя всё хорошо.

- Спасибо, - слабо улыбнулась она. – Я только что от госпожи Элизианы. Мы… доставили нужные документы. И госпожа Клирия, по вашему вопросу Лафия уже всё сделала. Они будут в вашей комнате.

- Благодарю тебя, - ответил я, не сводя глаз с ребёнка. Клирия же только кивнула, ничего не ответив.

Мамонта посмотрела на меня, посмотрела на своё дитя, вновь на меня…

- Хотите подержать? – неожиданно спросила меня в лоб она.

- А ты доверишь его мне? – удивился я такому предложению.

- Почему нет, - пожала она плечами. – Он и благодаря вам сейчас живёт и кушает. Потому не вижу ничего плохого, чтоб вы его подержали.

- Да… нет, пусть ребёнок кушает, - особенно с твоими то размерами еды у него точно предостаточно. – Как-нибудь потом.

- Боитесь? – в её хриплом и низком голосе проскользнуло поддразнивание. – Когда-нибудь сами ребёнком обзаведётесь.

- Это да, но вряд ли скоро.

- Не зарекайтесь, - фыркнула она. – Но всё равно спасибо. Тогда я пойду?

- Да, конечно. Как-нибудь я ещё загляну к вам в гости.

- Да, господин.

Мы разошлись.

Вообще, она была не первой, кого я видел с ребёнком. Уже неоднократно встречал наёмниц на четвёртом, которые ходили с грудничками, кормили, пеленали, жаловались мне на трудную жизнь матери… Там вообще не редкость были крики, словно в детском саду. Несколько раз я даже видел, как одна кормила сразу двоих – своего и другой женщины, что была на дежурстве. У них чувствовалась своя община, которая готова поддержать друг друга.

Всё это время, что мы говорили с Мамонтой, Мэри стояла как наэлектризованная, глядя на чадо наёмницы. Я прямо видел, как её ладошки сжимались, желая потискать ребёнка. Клирия же вообще не проявляла интереса, словно ей было без разницы.

И стоило нам пойти дальше, как Мэри тут же сказала:

- Он такой пухленький! - в её голосе слышалось умиление. – Такой милый! Он… он… он…

- Он ребёнок, - сказала Клирия спокойно. – Они все такие пухлые. Много питательных веществ в них.

Мы вдвоём посмотрели на Клирию слегка шокированным взглядом.

- Я надеюсь, ты понимаешь, как это прозвучало, Клирия, - сказал я. – Не надо пугать людей, они не поймут тебя.

Когда мы вошли в кабинет Элизи, там как раз уже собирались уходить муж Лафии, такой матёрый викинг, Юсуф и ещё несколько человек бандитской наружности. Серьёзно, глядя на кабинет и Элизи сразу чувствуешь, что они здесь лишние. Даже просто потому, что выглядят как бандиты с большой дороги.

Все они почтительно остановились, кивнув мне головой и пропуская. Я так же ответил им кивком.

Кстати говоря, теперь я тоже семидесятый, так что могу вполне побороться с любым из них. Правда мои статы всё равно будут слабее, так как в отличие от них у меня есть стата «мана», куда так же уходит часть очков. У них же они распределяются по остальным показателям.

Когда они вышли, я кивнул Элизи.

- Привет, давно не виделись.

- Да, со вчерашнего дня, - кивнула она, после чего перевела взгляд на Мэри. – Мэри, ты чего-то хотела?

- Эм, да, - немного робко ответила она, быстро подошла к столу и положила измятый листок. – Это с кухни, госпожа Элизиана. Сказали, что подсчитали всё необходимое и передают вам список. Ровно столько, сколько просили, включая переходы и время работ.

- Благодарю тебя, Мэри. Можешь идти, - кивнула Элизи, и та, слегка поклонившись ушла, напоследок попрощавшись со мной тёплой улыбкой.

Приятно быть занятой и чувствовать себя частью семьи. Частью чего-то большего, где каждый готов защищать другого. За деньги, естественно, но денег у нас теперь немало. А значит и лояльность бесконечна.

- Здравствуй, Клирия, Мэйн, смотрю вы оба пришли.

- Я с бумагами, - Клирия положила на стол стопку. – Всё было учтено.

- Благодарю тебя, - кивнула Элизи, после чего пролистала бумаги. – И ещё, Клирия, тут кое-какая проблема возникла с твоими документами...

После этого она посмотрела на меня.

- Мэйн, позволишь нам немного посплетничать, пожалуйста? Одни на один?

- Да, без проблем, - кивнул я и вышел.

Бабские дела… Посплетничать захотели… Ну ничего, всё равно всё мне расскажут.

Я ждал не сильно долго. Может прошло минут пять, прежде чем вышла Клирия.

- Мэйн, прошу вас, мы закончили, - кивнула она.

- Ты сейчас уходишь? – спросил я.

- Да, мне надо доделать свои обязанности.

С этими словами она удалилась.

- Так что вы тут обсуждали, пока меня не было? – спросил я первым делом, когда зашёл обратно в кабинет.

- Посмотри, - не тая, протянула она мне бумаги, исписанные почерком Клирии. – Ничего не замечаешь?

Я внимательно просмотрел все записи. Аккуратный почерк, всё ровненько, красивенько, прямо видна женская рука. Правда…

- У неё пять плюс пять получилось восемь.

- Вот и я о том же, - кивнула Элизи. – И таких ошибок там очень много. Я уже четвёртый по счёту документ переделываю. И потому я сейчас предложила ей взять небольшой отпуск, чтоб она не создавала мне ещё больше работы.

- Может она считала всё по высшей математике? Ну, знаешь там, вид математики, когда два плюс два не равно четыре.

- Мэйн, прошу тебя, не надо, - вздохнула Элизи и открыла какие-то бумаги. – Мне за неё сейчас исправлять здесь ещё уйму чего. Клирия чуть ли не главная здесь, через неё многое проходит, а она стала чудовищно рассеянной. Как будто теперь думает о множестве вещей, которые мешают ей сосредоточиться. О чём угодно, но только не о работе. С этим надо что-то делать.

- И что именно? - заинтересованно спросил я.

- Дай ей то, чего она хочет.

- Чеснока?

- Ответа.

- На вопрос, где чеснок?

- Прекращай, Мэйн, - попросила Элизи. – Клирия точно не в себе, если такие ошибки допускает. Ты должен с ней поговорить, повлиять на неё. Ты сам видишь, что она накуролесила. И боюсь, что причина – твои слова.

- Ну да, опять во всём виноват я.

- Ты видел, в каком Клирия состоянии. Она ищет себя, ищет цель, ищет смысл существования, бросается из крайности в крайность. Ходит как стукнутая по голове. Будь она просто расстроена, то ладно. А тут Клирия даже не думает, её мысли где-то вообще в другом месте.

- И?

- Клирия растеряна внутри, пусть и старается этого и не показывать. Она сейчас слишком плохо соображает и анализирует, что доказывает весь этот бред, который написала и высчитала. Клирия ищет к чему бы прибиться и чему бы вновь отдать себя. Она так привыкла к чему-то следовать, что теперь без этого жить не может. А тут ты говоришь, что она тебе нравится! То, что ты сказал ей, сделал комплимент, лишь послужило для неё сигналом, что возможно стоит попробовать найти новую цель, совершенно иную. И Клирия теперь не отступит, пока не получит конкретного «да» или «нет». Оттого она и бегает за тобой. Ей нужен ответ. И Клирия готова побороться за положительный ответ.

- Побороться?

- Не недооценивай её. Она умеет идти ва-банк и ставить всё, что имеет. И поверь, Клирия сделает всё, чтоб получить ответ «да».

- Предлагаешь дать ей точный ответ, чтоб разбить или наоборот, склеить сердце?

- Предлагаю подумать о будущем, Мэйн. Мы почти дошли до конца. Просто нужно ещё немного поднажать. Я думала, что если ты побегаешь от неё немного, она подостынет. Знаешь же влияние момента, нервы успокоятся. Однако боюсь, теперь на это рассчитывать бесполезно. Я сделаю так, как ты скажешь, но постарайся сделать правильный выбор.

- Даже если это будет значить обман?

- Не обязательно. Всегда можно привыкнуть. Я же привыкла к мысли, что работаю на того, кто меня убил, верно?

- Ты предлагаешь мне пойти на жертву собой, - нахмурился я. Что-что, а такая идея меня вообще не вдохновляла.

- А ты разве этого не делаешь? – приподняла брови Элизи. – Рискуешь жизнью ради плана.

- Ты предлагаешь мне обречь себя на то, чтоб провести остаток жизни с Клирией. Нет, спасибо, - покачал я головой. – Я не пойду на это. Пусть думает, что хочет или собирает своё сердце по кускам. Это её проблемы, не мои.

- Представь, какого ей будет получить отворот поворот. Но как знаешь, - пожала плечами Элизи. – Однако думаю, что в случае чего ты сделаешь правильный выбор.

Правильный выбор.

Клирия.

Правильный выбор.

Как-то не звучит, никто не находит этого? Если делать правильный выбор, то лучше уж выбрать Мэри. Она куда безопаснее и лучше, чем наша прожжённая мисс тьма. И я бы не был столь категоричен, если бы не её аура. Тут хотя бы раз два, улыбнулся и готово, а с её аурой это превращается в пытки и жертвоприношение.

- Итак, оставим пока тему с Клирией, Мэйн. Ты хотел принести мне план.

- Ага, держи, я всё написал, - положил я на стол бумаги и приземлился в ближайшее кресло. Как же мягко… Божественно мягко… Я помню времена, когда здесь было как в темнице, и стоял старый обшарпанный стол. Горели неярко факела, а Элизи писала чисто при свечах. А теперь вон, белым бело, словно во дворце.

- Я вижу… ты решил, - Элизи говорила медленно, на ходу, пока читает, пытаясь сформировать мысль, - пойти таким путём.

- Есть вариант лучше? – спросил я с лёгким вызовом.

- Это опасно.

- Всё опасно, - отмахнулся я. – Нам надо всего-то немножечко подчистить королевство, чтоб не возникло никаких проблем.

- Немножечко? – посмотрела она на меня поверх листов. – Ты забываешь, что я…

- Ты не была героем. Просто человек, которому дали силу, не боле, - отмахнулся я. – Зато ты стала таковым, когда восстановила с Клирией деревню, создала городок, нашла всем работу. Звания не играют значения. Только твои действия.

- А ты у нас, получается…

- Антигерой. Уёбок, если так будет созвучнее. Но теперь к делу, всё равно рано или поздно мы столкнёмся с ними. Это будет проблемой, причём огромной и глупо спорить о том, что нас они просто вырежут.

- Я поняла твои намерения, но… Просто но, - вздохнула Элизи.

Я её понимаю и не осуждаю. Да, не каждый пойдёт на это. Эта вся доброта и ля-ля-ля в голове у каждого иногда укореняется настолько сильно, что даже неопровержимые факты не всегда помогают заставить их отказаться от прежних мыслей.

- И так, как я понял, Мэри притащила записи о провизии, верно? – продолжил я разговор.

- Да, мы завтра, послезавтра уже соберём необходимое количество провианта. Можешь не беспокоится.

- Тогда остался… - стук в двери перебил меня и был как нельзя вовремя. Вот прямо подумал, что сейчас он нужен и нате, пожалуйста. Словно сама Богиня Удачи толкает к такому исходу. – А вот и он. Войдите!

В комнату заглянул гоблин. Обычный классический гоблин, которые якобы девок портят по версии некоторых социопатичных рыцарей. Конечно, не красавец, но он и не претендовал на человеческих девушек. У них свои водились.

- Господин Антигерой. Госпожа Элизиана. Я пришёл, - топнул он ногой, словно отдавая таким образом честь.

- Спасибо, что откликнулся. У нас возникло кое-какое дело, в котором вы можете нам очень сильно помочь. Вы же хорошие строители, как я понимаю?

- Если под землёй. Но дворфы получше будут. Но мы тоже умеем. Мы у вас вентиляцию рыли, - похвастался он горделиво.

- Вот именно поэтому я кое-что хочу у вас спросить. И прежде, чем скажете «да» или «нет», посмотрите сами.

Я, не оборачиваясь, стянул нужный лист со стола Элизи и протянул его гоблину. Тот подошёл, с интересом взял его и начал то ли рассматривать, то ли читать. Я не был уверен в грамотности гоблинов, оттого всё было сдобрено довольно понятными картинками не в моём исполнении естественно.

Гоблин внимательно рассматривал картинки и даже, как мне показалось, читал.

- Есть ещё картинки и надписи? – спросил он.

Я протянул ему остальное. Кипу бумаг, где было примерно описано всё, что требовалось отстроить и сделать. Техническое исполнение я всё же оставлял на гоблинов, так как они строили, они знают, как это должно выглядеть.

Он, наверное, минут десять разглядывал эти бумажки, прежде чем вынести свой вердикт.

- Понятно.

И всё. Что понятно, хрен знает.

- Что именно? – уточнил я.

- Это сложно. Очень сложно. И опасно. И очень жарко.

- Я знаю, но мне интересно, это выполнимо или нет. Если это слишком опасно, то так и скажите.

- Это опасно. Но выполнимо. Мы сможем справиться при должной подготовке. Но… подпорки. Это надо будет разрушить частично пол и стены. Закладка… тоже выполнимо. Но, как я понимаю, он активен. Почему именно он?

- Как раз потому, что он активен. Как я смог узнать, он до сих пор действующий. В меру. То есть и конца света не устроит, но и если подтолкнуть, полыхнёт как надо. Потому мне и важно знать, получится ли у вас сделать всё, как я прошу, или нет.

Гоблин задумался, вновь принявшись рассматривать бумажки. Он долго пыхтел и шевелил своими ушами, пытаясь, видимо, прикинуть, насколько такое возможно, прежде чем ответил.

- Нам потребуется много оборудования. Скорее всего, обратно мы его вернуть не сможем. И ещё одежда…

- Это не проблема. Главное, что сможете, верно?

- Сможем, - кивнул он. – Но потребуется время. Не знаю, сколько. Никогда таким не занимались. Но оно потребуется, - кивнул он на потолок. – И мы справимся.

- Это хорошо, - выдохнул я. - Тогда можете уже собираться, чем раньше, тем лучше. То, что потребуется… - я посмотрел на Элизи, и та кивнула, продолжив за меня.

- Зайдёте попозже ко мне. Я назначу вам того, кто будет отвечать за оборудование и обмундирование.

- Ясно. Тогда я пойду собирать гоблинов, - кивнул гоблин.

- Да, иди, - кивнул я, и тот, топнув ногой, вышел из комнаты.

Мы лишь проводили его взглядом, после чего переглянулись. Элизи нарушила тишину первой.

- Ты уверен в плане?

- Вообще нет, - положил я руку на сердце. – Как и обычно, на словах всё заебись, а на деле на отъебись. Однако с этим надо что-то делать в любом случае, так как герои наверняка встрянут за бравое дело, и мы не сможем потягаться с ними.

- А Эвелина?

- Мы начнём всё тихо, - ответил я. – Просто создадим плацдарм, после чего уже займёмся и Эви. И… кстати, однажды кто-то упоминал, что Фракция Ночи устраивает собрания. Типа собираются все вместе и обсуждают дела насущные и важные.

- Ты про балы? – спросила она.

- Нет, именно заседания всей Фракции Ночи. Я не понял толком, что имели в виду, но это точно не бал. Что они проводятся и там обсуждаются. А ещё что туда приглашаются только графы… Ты была там?

- Кажется я понимаю, о чём ты говоришь. Сбор всех графов по поводу какого-либо вопроса, разрешения конфликтов, выбора пути или экстренного собрания. И естественно я на нём была, - кивнула Элизи. – Два раза. Они не носят систематического характера и собираются только когда надо что-то обсудить. А зачем ты спрашиваешь?

Последние слова она произнесла с подозрением, едва заметно прищурившись, глядя на меня.

- Да вот, у меня есть мысля по этому поводу, - неопределённо ответил я задумавшись.

Глава 322

- Когда у тебя, как ты говоришь, появляется мысля, это повод насторожиться и приготовить партию гробов, - сказала слегка холодно Элизи. – Признайся, что ты решил устроить?

- Я просто спросил! - невинно хлопнул я глазами. – Нельзя поинтересоваться?

- Если ты интересуешься, то это повод забеспокоиться о тех людях, Мэйн. Без обид, но твой единственный талант – убивать. И кроме этого ты больше ничего толком не умеешь. Потому, когда ты спрашиваешь про собрание… нет… не говори мне…

- Да ладно тебе! Они зло!

- Ты тоже зло, хочу я напомнить, - заметила Элизи.

- Ну да. Но я зло во спасение, а они просто зло, которое рушит королевство. С них не убудет.

- Мэйн, ты должен подумать. То, что ты предлагаешь, это практически сразу же приведёт к гражданской войне. Графы дня не будут сидеть, сложа руки, увидев, что все графы ночи пали.

- Если не узнают, то не нападут, - отмахнулся я. – К тому же в тот момент им будет уже не до этого.

- Это безумие.

- А на что ты рассчитывала, позволь узнать? - поинтересовался я спокойно. – Что я пойду всех обнимать и целовать в щёку? Только не говори, что не знала, к чему ведёт план, ты так же участвовала в его разработке. Вопрос был только в том, когда и как.

Я не собирался её ругать, так как понимал причину её смятения. Везде всегда одно и тоже. Ты знаешь, что это нужно, но вот настаёт момент, когда ты стоишь с поднятым мечом и тебе становится жалко врага. Надо просто её понять и поддержать.

Элизи замолчала. Просидела так секунд двадцать, размышляя над всем, прежде чем ответила.

- Ни на что. Ты прав, прости, - вздохнула она. - Ты меня так смутил этим заявлением, что мне показалось, сейчас слишком рано. А оказалось, что мы как бы уже и подошли к этому. Так быстро пришло время, и я начинаю волноваться. И эти убийства во спасение… Сейчас мои с Клирией смелые планы не выглядят столь простыми, и мне кажется, что мы провалимся в самом начале.

Я подошёл к шкафу и выудил оттуда какую-то рандомную бутылку, наполнил до краёв стакан и дал ей. Всего один стакан, чтоб успокоилась, спаивать я её не собирался. Она с сомнением посмотрела на него, но приняла и немного отхлебнула.

- Всё в порядке. Все мы боимся, - сказал я мягко.

- Да, все… - протянула она и ещё раз отпила. Помолчала, отпила, вновь помолчала, вновь отпила. – Но в последнее время я волнуюсь всё больше и больше, как понимаю, что план всё ближе и ближе. Из-за того, что я очень боюсь умереть. Ещё раз. И ещё раз оказаться в той темноте, как тогда.

- Во-первых, когда ты умираешь, ты оказываешься не в той темноте, в которой очутилась тогда, Элизи. Я тебе точно говорю. Ты была в клетке благодаря мечу, а там ты окажешься в очень приятном и спокойном месте, где тебя никто не будет беспокоить.

- Точно… ты же уже умирал, - усмехнулась она.

- Ага. Во-вторых, ты не умрёшь. Ты сидишь в тылах и помогаешь с организацией. К тому же, когда всё закончится, понадобится тот, кто сможет помогать править в королевстве.

- Боюсь, что для меня там места не найдётся.

- Да найдётся, - отмахнулся я.

- Там я ничем не смогу помочь, - покачала Элизи головой.

- Сможешь. Ты упрямая и умеешь управлять, вести дела - это показало графство. Ты хотела стать героем и помогать людям, чем и занималась, будучи Кэйт. Чем занимаешься, будучи Элизианой. Кем бы ни оказалась, всё сводится к тому, что ты помогаешь. Спасаешь от разбойников и тварей, или отстраиваешь графство и не даёшь людям помереть с голоду. У тебя героически-идеалистический заскок, - при этом слове Элизи слабо улыбнулась, - и он мне нравится.

- Героически-идеалистический заскок? Мне казалось, что все пытаются делать всё правильно.

- Правильно для себя. Зачастую обычный люд туда не попадает. А ты вон как всё организовала. Так что не думай об этом, предоставь грязную работу тем, кто в ней шарит, а сама верши добро на земле, - улыбнулся я.

Она ещё раз отхлебнула от стакана, после чего молча покрутила его, разглядывая, как алкоголь плещется внутри. Её пробило на поговорить и раскрыть душу. Знаю, что такое иногда бывает; если хоть ещё один человек об этом знает, жить становится легче.

- Вершить добро на всей земле… - задумалась Элизи. - А знаешь, когда я только пришла сюда, я думала, что вот он – шанс изменить мою жизнь. Я всегда хотела, чтоб меня заметили, чтоб меня любили и чтоб я могла помогать людям. Думала, что раз я герой, то смогу всех спасти и тогда меня все будут любить, уважать и восхвалять. Я хотела стать уважаемой благодаря тому, что делала что-то хорошее. А потом поняла, что я не единственная такая, - она грустно хмыкнула. – Забавно, да? Я просто терялась на фоне других, более успешных героев. Даже моя цель помогать людям пропитана корыстью. Всё ради того, чтоб меня любили и уважали.

- Но тебе это и самой нравится, ведь так? Помогать людям. К тому же всем насрать, что ты чувствуешь внутри и какая ты там. Все судят по обложке, так как внутрь тебя заглянуть не могут. Влияние на мир окажет не твоё внутреннее «я», а твои действия. Да и сейчас тебя и любят, и уважают, - заметил я. - Тебе кланяются в ноги, к тебе прислушиваются и все прибегают на поклон. Все знают, что графиня Элизиана отстроила город с нуля, и все жители знают, благодаря кому они сыты и живут дальше.

- И нашла я это только сотрудничая с антигероем. Ирония судьбы. - Она залпом осушила кружку. - Желала стать знаменитой филантропкой. Стала ей, помогая злу. Мир сошёл с ума.

- Ну мы не чистое зло, хочу заметить, - подмигнул я ей. – Вон скольким людям помогли. Да, многие погибли. Но легко рассуждать, что так нельзя, когда ты не стоишь перед этим выбором. Так что по итогу, что мы получили, всё было во благо. Ну как, потешил твоё самомнение?

- Да, благодарю, мне стало спокойнее и приятнее на душе, - кивнула с усмешкой Элизи. – Моему самомнению очень приятно. Однако я всё равно волнуюсь, если быть откровенной.

- Я тоже. Все волнуются.

Волнуюсь… хм… нет, я сейчас волнуюсь не насчёт плана, а насчёт Клирии, которая рыщет где-то, словно сексуальный хищник, и ищет свою жертву. Не хочу попадаться в её объятия, так как даже мне будет от этого не сладко.

- Однако возвращаясь к собранию Фракции Ночи, когда их проводят? – вернулся я к изначальному разговору. - Есть какие-то точные даты?

- Как захочет и скажет госпожа Эвелина. Или по какому-то экстренному случаю.

- Экстренный случай? Например?

- Ну, я даже не знаю, что ответить. То, что заставит госпожу Эвелину заволноваться, скорее всего.

А что может заставить волноваться Эви? Честно говоря, я знатно задумался над этим вопросом, так как не мог даже прикинуть, что может вывести её из себя. Не заправленная простынь? Закончившаяся туалетная бумага? Кто-то убил её любимую кошку?!

Или же…

- Как ты думаешь, если мы будем присылать ей отрубленные головы графов, это её выведет из себя? – поинтересовался я задумчиво. – Или руки? Ну типа набора «собери сам»?

Элизи посмотрела на меня… странно.

- Ты сейчас серьёзно?

- Абсолютно, - кивнул я. – Многим людям нравится набор «собери сам». Трапика там соберёт себе…

- Ну… это… может сработать, - ответила она через несколько секунд, приложив палец к губам и посмотрев в потолок. – Если кто-то начнёт убивать людей из её фракции, то это заставит госпожу Эвелину забеспокоиться. Или же не заставит… Нет, она должна будет отреагировать, чтоб показать свою власть.

- И все соберутся вместе?

- Да, в огромном зале, где расположен длинный стол. Там все рассядутся, и она будет во главе. Всё это будет происходить в её личном замке под охраной её солдат.

- Которыми командует Констанция, - кивнул я. Сейчас в моей голове строился план-пакость. Кажется, пакости, это единственное, что я могу придумать. Какой же я уёбок, пиздец просто. – А знаешь что, вызывай-ка к нам в гости Констанцию, Элизи. А то соскучился что-то по ней, - улыбнулся я.

Естественно, что Констанция не сможет тут же прилететь на мой зов. Должно пройти время, когда она улучит свободный момент и придёт к нам, не вызвав подозрений у других. И этого момента надо ждать. И ждать его можно довольно долго, возможно, я даже план тот смогу выполнить, так что…

Я дошёл до своей комнаты только к ночи. Просто наше обсуждение планов с Элизи слегка затянулось. Пока мы с ней обсудили одно, потом другое, составили небольшой план на будущее, уже пришла служанка и объявила, что пора ужинать. Что мы и сделали прямо в кабинете.

А сейчас…

Я молча открыл ключом дверь в свою комнату.

Ещё предстояло много чего сделать и обдумать, но этим уже займётся Элизи. У неё с такими мелочами было куда лучше, чем у меня. Ещё бы туда Клирию… но она пока что не слишком-то и дееспособна, к сожалению. Да и вообще, её чего-то не видать, хотя я думал, что она будет меня поджидать у дверей Элизи. Даже запаха чеснока не было. Зато был какой-то очень лёгкий и приятный аромат. Блин, если бы Клирия не жрала чеснок, а душилось бы чем-то подобным, то было бы очень чудно. И если бы она меня не преследовала, тоже было бы чудно.

Да вообще, будь она обычной девушкой, всё было бы чудно.

Но то несбыточные мечты.

Закрыв дверь, я щёлкнул пальцами зажигая на потолке люстру. Мне ещё предстояло сделать…

- Вы сегодня поздно, Мэйн.

Голос, который я бы предпочёл не слышать и уж тем более в своей комнате, раздался за моей спиной, словно приговор палача Рока. От него меня даже мурашками пробрало. Едва дыша и понимая, кого увижу в глубине комнаты, я медленно обернулся.

Там, куда свет от люстры не доставал, на меня смотрели два глаза. Два внимательных, ярких, светящихся изнутри и до потери сознания жутких глаза – голубой и тёмно-красный. Словно кошка или демон, ей-богу.

Я знаю, что не в тему, но как у неё глаза в темноте светятся?

Я ещё раз щёлкнул пальцами, зажигая вторую люстру и полностью освещая комнату. Там, облокотившись на спинку кресла, закинув нога на ногу, положив руки на подлокотники и сцепив пальцы перед собой в замок, сидела моя нелюбимая в последнее время Клирия.

- К-клирия? – заикнулся я.

- Как видите, Мэйн, - спокойно ответила она, вальяжно сидя в кресле. Словно какой-то мафиозный босс Аль Пачино.

- К-как ты попала сюда? – я старался придать голосу стойкости, но чот не сильно вышло. Уж слишком её появление было неожиданным.

- Прошу прощения за вторжение, Мэйн. Я открыла дверь, чтоб дождаться вас в комнате и поговорить. Вы так заняты, что не оставляете на меня в своём плотном графике времени.

По голосу было не слышно, чтоб она извинялась.

- Это моя комната, ты не забыла? - попытался я сказать грозно, но Клирия даже ухом не повела. Более того, она пошла в новую атаку с более подлым приёмом.

- Мэйн, прошу, не выгоняйте меня, - тихо и мягко сказала она. – Неужели вы просто выгоните меня сейчас из комнаты, даже не выслушав?

Клирия медленно встала. Очень медленным шагом, словно показывая всю себя, двинулась в мою сторону. И только сейчас я понял, что пахнет приятно как раз-таки от неё, всю комнату сейчас наполнял её аромат. Клирия сменила запах чеснока на что-то более подходящее.

Подготовилась, сучка.

Проходя мимо тумбочки, она провела по ней пальцем.

- У вас такая комната пустая. Необжитая совсем, - сказала она, посмотрев на палец и оглянувшись. – Слегка пыльная. Здесь не хватает… женской руки, вам не кажется? Мягкой женской руки, что добавит немного уюта в это место. Как считаете?

- Я здесь почти не бываю, - вернул я какое-никакое самообладание. – Так что мне это не нужно.

- И вам требуется женская рука, - проворковала она, подошла почти вплотную, протянула руки и поправила воротник моей рубашки. – Неухоженный, словно босяк с улицы.

Я отшагнул от неё к двери и начал лихорадочно дёргать ручку, пытаясь открыть дверь, но… БЛЯТЬ! Я же её на ключ закрыл! А ключ…

Вот же… секунда поисков его по карманам и…

Клирия! Эта сучка с хитрой улыбкой крутила на пальце мой ключ, который через секунду соскользнул и улетел в угол.

- Ой. Выскользнул, - сказала она невинно. Я даже был готов поверить, что это случайность.

Но выход… Я чуть ли не в истерике, стоя к двери спиной, дёргал её от безысходности за ручку, надеясь на чудо, что она откроется. Но нет, чудес не бывает.

- Убежать решили, Мэйн? Это так… мило, - улыбнулась она белоснежными, ровненькими и очень острыми зубками, которые словно светились на её лице. Никак блендамедом пользуется. – Знаете, у вас тут так пусто и одиноко. Быть может эту пустоту надо разбавить ещё кем-нибудь.

- Да мне не одиноко.

- Да? А мне бывает одиноко. Особенно сейчас. Одиноко, и в душе пусто после случившегося. Очень пусто, - она на секунду стала грустной, но потом лучезарно улыбнулась, заставляя мои яйки сжаться. Театральная сучка. – Было бы очень пусто, если бы не вы. Казалось, что жизнь уже кончена, но тут пришли вы. Что тогда, что сейчас, вы каждый раз подставляете мне плечо, и я просто не могу не ответить на это. А потому всё само пришло ко мне, и я подумала, что вы правы.

Аура её усилилась многократно. Буквально с нуля её тёмная, жгучая, вызывающая животный ужас аура заполнила комнату. Она давила, словно я оказался в барокамере с тёмной материей. Это невозможно описать, можно лишь почувствовать. От этой ауры твоё сердце начинает биться очень быстро, а страх вытесняет любую другую эмоцию.

- Прав? Насчёт чего? – хрипло выдавил из себя я.

- Иногда девушка должна сделать следующий шаг. Вы уже свой сделали, например. Сейчас ваша неуверенность понятна, потому я осмелюсь перехватить инициативу, чтоб закончить этот фарс.

- И-инициат-тиву? – пробормотал я.

- Да-да, инициативу. Я, Мэйн, инициативная девушка, - коснулась она пальцами своей груди. - И я благодарна, что вы в такой трудный момент пришли мне на помощь. Подставили плечо, когда я в этом нуждалась, и помогли идти дальше. Мне очень больно. До сих пор больно, но с вами я могу отвлечься от этого, и мне действительно становится легче. Правда… наша неопределённость меня слегка сбивает с толку. Настолько, что я становлюсь рассеянной, забываю то, чего не должна, теряю сосредоточенность. Возвращаюсь мыслями ко всему этому и не могу понять, что происходит. Кажется, что я оглупела за эти последние недели, потеряла хватку и ясность мысли. Потому решила, что надо всё вернуть на круги своя.

- И каким же способом? - пробормотал я.

- Долой неопределённость. Сделаем всё сразу и прямо, без этих игр для маленьких детей.

Что ты блять со мной хочешь сделать, чудовище?!

Клирия отошла от меня на шаг.

С лёгкой улыбкой она коснулась лямок платья и просто сдвинула их вбок. Тем самым сбросила своё любимое платье, в котором она постоянно ходила, на пол. Ебать, вот это было очень эффектно, ставлю сотню, что она это платье подготовила специально для такого вау эффекта.

И моему взгляду предстала Клирия в нижнем белье. В чёрном кружевном белье, которое она подбирала с явным умом и вкусом. Возможно, что к этому она привлекла не только свои знания, но и профессионалов.

Блять! То-то я её практически не видел сегодня, кроме как около Элизи!

Клирия стояла ровно, стройная, с лёгкой улыбкой глядя мне в глаза. Стояла, позволяя оглядеть её тело, которое было немного специфическим. Открытые участки рук, ног и шеи целы, но всё остальное буквально полностью покрыто шрамами. Но оттого она не становится менее привлекательной.

- Достаточно с меня игр и догонялок, - томно произнесла она и шагнула ко мне, заставляя вжаться в несчастную дверь, которую я с дуру закрыл.

И мне же просто надо сказать нет! Сказать нет, но сука, как же это сложно сделать… какое же я сыкло…

Её руки легли мне на плечи, она слегка стала на цыпочки, чтоб быть ростом с меня, после чего приблизилась к моим губам, остановившись всего в сантиметрах и коснувшись моей щеки своей ладонью.

- Возможно ты и прав. Пора жить дальше. Пора забыть то, что должно быть забытым, - тихо прошептала она. – Я буду забыта. И плевать мне на это.

И она поцеловала меня, медленно, сладко и страшно. Ну а мне так и не хватило смелости сказать ей в лицо нет. Не хватило смелости как сказать нет, так и увидеть её выражение лица при отказе. Разрушить её ложные мысли.

- Ты прав, пора и мне порадоваться жизни, Патр-р-рик.

Сегодня меня буквально поглотила сама тьма.

Глава 323

Я открыл глаза с ощущением, что меня поглотила тьма. Тьма, которую даже не мог разогнать свет. Хотя…

Я, щёлкнув пальцами, зажёг свечи на ближайшем подсвечнике на тумбочке, и тьма тут же пропала.

Однако не в моей душе. К сожалению, тут надо эту свечку или глотать, или вставлять в жопу зажжённой, так как других возможностей я не вижу.

А причина сейчас лежит у меня за спиной, мирно посапывая, прижавшись маленькой грудью к моей спине, перекинув через меня ногу и рукой прижав к себе. Типа чтоб не убежал.

Клирия словно читала мои мысли.

Взгляд невольно скользнул по полу, на котором валялось её бельё, что она сбросила с себя вчера. Эти секунды проносились в моём мозгу подобно ночному кошмару, который не собирался останавливаться.

Вот она целует и утягивает меня через всю комнату к кровати. Вот она меня толкает на неё и медленно демонстративно раздевается, как будто танцуя стриптиз. Снимает сначала бюстгальтер, а потом и трусы, оголяясь полностью и демонстрируя своё тело мне. Аккуратное, подтянутое, с треугольником волос и полностью покрытое шрамами, словно татуировкой. И да, она улыбается, демонстрируя себя всю, всё то, что скрыто от глаз других, словно полностью доверяя мне всё своё тело. Потом уже раздеваюсь я под её пристальным взглядом, ощущая себя как на приёме врача в военкомате, после чего Клирия меня толкает на кровать, и сама забирается туда.

- Будешь моим, Патр-р-рик? – спрашивает она игриво, а меня пробирает до костей.

Особенно это «р-р-р» в моём имени. Это вообще форменный ужас.

Но Клирия… она на своей волне, в своих мыслях и со своей болью. И восприняла это иначе.

- Мне тоже страшно. Для меня это что-то новое. Так что будь джентльменом со мной Патр-р-рик. Я рассчитываю на тебя.

Остальное, что происходило, помню смутно. Очень смутно. Помню, что активировал способку, помню, как мы целовались, как она вся прямо пыталась вжаться в меня, обнять так сильно, чтоб стать единым целым со мной. Помню, как Клирия каждый раз невольно напрягалась, когда в неё упиралась моя нижняя часть. Помню момент, когда в первый раз входил в неё: как она вся была напряжена, и даже слегка вибрировала; помню её встревоженное напряжённое лицо, поддёргивающийся глаз, серьёзный взгляд мне в глаза, приоткрытый рот и глубокое дыхание. И то, как Клирия выдохнула, когда я вошёл полностью.

А потом понеслось. Медленно, чтоб привыкла, а потом быстрее и быстрее. Раз, второй, третий. Клирия, как говориться, принимала меня всего и полностью, покрикивая на пиках. Она целовалась, иногда просто смотрела мне в глаза, словно помимо трусов хотела залезть и в мою душу. Иногда Клирия хихикала, словно молодая девушка, и говорила какие-то глупости.

Вот так, после этого, оба мокрые и уставшие, мы уснули. Она устала от секса, я же устал от её тьмы.

И предпочёл бы сейчас её не видеть в своей кровати! Может свинтить, пока не поздно?

- Патр-р-рик, - раздалось мягко за моей спиной, и её рука плавно с моей груди поднялась к лицу и повернула голову в бок. – Перевернись.

Я перевернулся.

На меня смотрели два разных по цвету глаза.

- Разноцветка… - пробормотал я.

- Разноцветка? – слегка удивилась Клирия, после чего чисто и звонко рассмеялась. – Я поражаюсь тебе, Патрик, разноцветка… ха-ха-ха-ха-ха… ты просто чудо.

От её смеха мне захотелось расплакаться как маленькому ребёнку, но я мужественно сдержался. А Клирия подтянулась, коснулась своими губами моих. Это было последней каплей.

Я просто взлетел с кровати и уже стоял в метрах двух от неё, прежде чем сам это понял. Словно отдёрнул руку от горячей плиты. А Клирия слегка удивлённо смотрела на меня, словно пытаясь понять, что происходит.

- Патрик? – уже более спокойно, и скорее по-доброму озабочено спросила Клирия. – Что-то случилось?

Мне надо подышать - вот что случилось. Я… я больше не выдержу этой ауры, меня сейчас трясти начнёт. Мне нужно вырваться из этой сраной комнаты.

- Сиди здесь! Я сейчас быстро завтрак притащу, - едва ли не скороговоркой сказал я, натягивая штаны. – Быстро! Жди.

- Я… хорошо, я буду ждать, - кивнула она спокойно, сев ровно и позволяя одеялу сползти с груди. Словно послушная ученица с покорным лицом, ровной осанкой и ручками на ногах.

А я выскочил в коридор с гулко колотящимся сердцем, тяжело дыша, словно только что прогулялся по аду. Упёрся рукой в стену и пытался прийти в себя, пока в голове происходило чёрт знает что.

Это… это невозможно, она словно убивает…

Я посмотрел на дрожащую руку.

Это ненормально.

Немного отдышавшись, я взял себя в руки и поднялся на кухню.

Здесь у нас царило утреннее спокойствие. Только Мэри и ещё две служанки.

- Мэйн! – радостно воскликнула Мэри, однако, приглядевшись, нахмурилась. Две другие служанки тут же поклонились.

- Завтрак. На поднос. Что-то лёгкое. И какой-нибудь напиток. Наверное, лучше с алкоголем, типа коктейля.

- Но… мы не умеем коктейли… - робко пробормотала одна.

- Так поднимите ту, которая умеет! – рявкнул я, заставив отстраниться всех трёх в ужасе.

Блин, аура…

- Прошу прощения, девушки, у меня была сложная ночь. Сделайте, как я сказал, пожалуйста, - уже более спокойно, подавляя ауру, сказал я.

- Да! – тут же ответили они и ретировались.

Мэри же налила мне чая.

- Что-то произошло? – тихо спросила она. – Ты бледный.

- Нет. Пока нет, но спасибо, что интересуешься. Смотрю, всё работаешь здесь, - огляделся я.

- Да. Помогаю, чем могу, - кивнула она. – Пока их нет, я приготовлю тебе самому чего-нибудь?

- Бутер какой-нибудь сваргань, если не сложно.

Мэри кивнула и засуетилась. К тому моменту, как она протянула мне кружку чая и бутер, на кухню зашла Сиианли.

- С добрым утром, господин. Я могу помочь вам? - поклонилась она.

- Да, Сиианли, пожалуйста. Нужен коктейль, желательно какой-нибудь… кофейный или шоколадный алкогольный.

- Слушаюсь.

Она ловко начала вытаскивать баночки, приправы и так далее, пока я завтракал.

- Кстати, это случайно не из-за… Клирии? – тихо спросила Мэри, смотря на меня щенячьими глазами.

Я с набитым ртом удивлённо посмотрел на неё, после чего неуверенно кивнул. Раз уж она догадалась, то не имело смысла скрывать этот факт. Рано или поздно всё равно все узнают, и лучше пусть Мэри узнает это от меня.

И тут следующим вопросом она меня просто убила.

- Она вас изнасиловала, да? – сочувственно кивнула она.

Тут блять я не то что удивился, я нахуй поперхнулся, закашлялся и начал помирать прямо на сраной кухне, ударяя себя по груди и пытаясь выплюнуть комок пищи не из того горла. Этим кашлем я перепугал всех служанок, которые бросились тут же меня спасать. Ведь сдохну я – сдохнут они. Причём бросились спасать с таким остервенением, что сделали только хуже - кусок заваливался всё глубже и глубже по трахее.

Антигерой сдох от бутера на кухне. Эпическому началу эпический конец. Такой пиздец можно только во сне увидеть.

Я выпучил глаза, пытаясь откашляться, упал на колени. В голове начало потихоньку темнеть и забиваться ватой. И уже понимая, что единственный шанс спастись – вскрыть трахею, я потянулся к ножу. В глазах всё поплыло и руки словно онемели, но я не терял присутствия духа и продолжал тянуться к ножу, пока на меня набрасывались со всех сторон служанки, словно желая убить, а не помочь.

Курицы блять.

И в это мгновение, когда помощь, казалось, уже не придёт, в район солнечного сплетения мне прилетел удар с ноги…

Ебать…

Это было мощно…

Настолько мощно, что кусок вылетел из моего рта словно снаряд, а в глазах окончательно потемнело. Про боль, которая растеклась по телу, я вообще молчу – меня просто скрючило в три погибели, не давая возможности вытянуться.

Получить в солнышко, это чудовищно. Особенно с ноги. Особенно от человека, который тебя ненавидит по тихой. Короче, от Сиианли.

Эта негр-эльф стояла надо мной спокойно, слегка злобно прищурившись и с вызовом смотря мне в глаза. Словно одним взглядом она хотела передать, какой же я отброс ебаный, что меня убить мало и что вообще просто пиздец.

Ебаная дроу, наверное, вложила в этот удар всю ненависть ко мне. Видимо она так долго ждала этого шанса, и тут он выпал, позволив ей от души ебануть меня с ноги.

Ну ладно сучка, ты спасла меня, я на тебя не в обиде.

Дрожащей рукой я показал ей большой палец, и она, кивнув, вернулась к своему делу.

Мне потребовалось минут пять, чтоб окончательно прийти в себя. Только подумать, сраная смерть может поджидать меня даже на кухне.

- Больше никогда не говори мне ничего подобного за едой, Мэри, - попросил я, когда наконец пришёл в норму. – А то не ровен час, и я просто сдохну. Договорились?

- П-прости, - слегка испуганно ответила Мэри, помогая мне сесть на табуретку. - Просто ты был таким бледным, что я подумала… глупость.

Недалеко от глупости, хочу заметить, однако изнасиловала? Скорее, это я продал душу дьяволу во имя нормального будущего. И не дай бог Клирия не окупится, я тогда ей задницу так надеру, что сидеть не сможет.

- Я вижу, что глупость. И с чего ты взяла, что именно Клирия?

- Ну так она так прихорашивалась вчера, мне казалось, что ты заметишь. Выглядела такой целеустремлённой, духами пшикалась, бельё примеряла, закупалась, мылась, причёсывалась… Неужели ты не заметил?!

- Заметил. Постфактум.

- Какой пост? – с глупым лицом спросила Мэри.

- Не заморачивай свою голову, - усмехнулся я, похлопав её по макушке. – Я заметил это слишком поздно. Просто Клирия… она никогда не пользовалась духами особо.

- Ну она и косметикой не пользовалась. Её девушки накрашивали.

- Так она ещё и косметикой опбухалась?! – ужаснулся я тотальной подготовке.

- Ну… - смутилась Мэри. – Ей девушки и ноготки аккуратными сделали и… много чего ещё аккуратным сделали…

Так, судя по покраснению её физиономии, Мэри скорее всего подразумевала интимную стрижку.

- Она так готовилась… Я думала, ты оценишь её старания.

- Оценил. Сполна оценил, - вспомнил я относительно бурную ночь.

В отличие от других бурных ночей, мы здесь не занимались сексом без передышки. Потрахаемся, переждём немного, полежим, вновь потрахаемся. Это было даже похоже на обычный секс, а не на марш-броски.

- Вы так подходите друг другу, - мечтательно сказала Мэри. – Вот серьёзно, завтрак в первую же ночь в постель, это так круто! Надеюсь, что моя вторая половинка так же сделает.

- Ага, - кивнул я головой.

Через пять минут мне дали поднос с несколькими бутербродами. Обычные куски толстого мяса, салат, какой-то соус. А как только я сказал: «надеюсь, что Клирии это понравится», служанки с ужасом отобрали поднос и через пять минут отдали совершенно другие, куда более аккуратные сэндвичи с тонкими чуть ли не под линейку ломтиками мяса, салатами, помидорами, огурцами, соусом. Всё на блюдечке, в прямом смысле слова, с золотой каёмкой. И такая же чашка кофеобразного напитка.

А, ну заебись, а Патрик и такое сожрёт, да?

Я забрал у них поднос, попрощался и спустился вниз. Немного поборовшись с дверью, я всё же попал в свою комнату и… что увидел?

Клирия как сидела, сложив ручки на ножках, так и сидит, словно и не двигалась. Ну прям ни дать ни взять, девочка-отличница. А увидев меня, так вообще мягко улыбнулась.

Правда в её исполнении это выглядела как улыбка маньяка, который хочет моей смерти. Я чуть с визгами не убежал из комнаты. Что ж за аура у неё такая?! Я тоже такую хочу!

- Держи, моя богиня.

Клирия по-милому хихикнула в кулачок и ответила:

- Благодарю, мой послушник.

Так, стоп! Я имел виду, что ты «богиня», а не «моя богиня»! Эй! Клирия, блять!

Но я смолчал. Да, я такой терпила, смолчал вот. А надо было её подносом по ебальнику ушатать и плеснуть в лицо этот алкогольный кофе. Пиздец какой-то.

Я аккуратно поставил на её ноги поднос и стал дожидаться, пока Клирия-тля поест и освободит моё пространство. А она жуёт так ещё медленно, тщательно, с толком. Прямо блять какая-то аристократка, которая не умеет есть иначе. Так и хочется схватить бутеры и затолкать ей в рот с криками: «Да жри ты быстрее, тварь».

Но нет, я сел на край кровати и терпеливо ждал, пока Клирия закончит. А она ела, ела, а потом раз, отломила кусочек и протянула мне.

- Держи, Патрик.

- А-а-ага, - неуверенно протянул я, принимая кусок. – Спасибо.

- Осмелюсь предположить, что делала это Сиианли, - сказала она. – Что сэндвичи, что кофе.

После чего двумя руками взяла стакан и отхлебнула, словно какое-то горячее молоко или какао.

- Ну точно она. Благодарю тебя, ты действительно умеешь сделать приятно девушке, - улыбнулась она.

Только блять где ты тут девушку видишь?! В этой комнате только монстр и его жертва.

Закончив с едой, я отложил поднос.

- Ну, всё, да? – чуть ли не радостно спросил я.

- Да, я поела, спасибо, - кивнула Клирия как ни в чём не бывало. Да речь не о том, дура! – Подойди ко мне, пожалуйста, Патрик, - поманила она меня пальцем.

Вот чую, что не к добру, но… Но я всё равно приблизился к ней. И Клирия, вытянувшись, поцеловала меня. Поцеловала, обвила руками шею и увлекла за собой.

- Патр-р-рик, ты бываешь таким милым, когда хочешь. Знаешь, чего я хочу сейчас?

- Прогуляться? – брякнул я.

- Нет, не угадал. Я хочу почувствовать тебя, - шепнула она мне. Пиздец, Клирия, ты даже не представляешь, насколько это у нас не взаимно. Вот мне совсем не хочется тебя ни внутри чувствовать, ни снаружи. – Давай же, иди ко мне.

Она таким приглашающим тоном зовёт к себе, а сама вцепилась мёртвой хваткой, словно спрут блин. Ухватилась, притянула, утянула, поцеловала.

- Давай же, Патр-р-рик, только мы, только вместе, я хочу тебя всего.

Ты даже не представляешь, как это жутко звучит.

Но я всё равно сделал, как она хотела. Буквально увалил её на кровать, целовал в губы, в шею, в грудь, поцеловал в живот. Буквально расцеловал её всю под хихиканье, после чего вновь способка, и вновь мы одно целое. И когда я хочу ускориться, она прижимает меня к себе, не давая быстро закончить дело.

- Мы не на марафоне, Патр-р-рик, - тихо и томно шепнула она мне в ухо. - Не надо так спешить, мы всё успеем.

Вот это меня и пугает, если честно.

Мы провели время вместе вплоть до обеда. Если бы бог хотел наказать меня, он бы создал Клирию. Что он и сделал, кстати говоря. Пиздец я провинился перед ним.

Иногда она просто лежала рядом со мной, обнимая и целуя, иногда требуя продолжения, пощипывая меня, расталкивая или говоря прямым текстом. Клирия была мягкой, была абсолютно спокойной и похожей на себя обычную – трахалась как-то сосредоточенно, спокойно, одаривая меня иногда улыбкой. Клирия везде Клирия.

И когда мы закончили, она спокойно встала, виляя попой, на которой сохранились шрамы словно от вил, и стала одеваться. Очень медленно, словно напоказ, одевала своё раскиданное нижнее бельё, после чего элегантно натянула своё платье обратно.

И вот Клирия такая, словно ничего не изменилось. Подмигнув мне напоследок (ебать меня пробрало), она встала ровно.

- Думаю, на сегодня мы закончим, Мэйн, - спокойно поклонилась она, нацепив на себя улыбку той, кого я знал все эти два года. Обычная масочная едва заметная вежливая улыбка, с которой она всегда ходила. Сейчас мисс тьма, натрахавшись, перешла в режим обычной себя: деловой, непроницаемой и холодной. – Теперь я вынуждена откланяться и идти, выполнять свои прямые обязанности. Боюсь, что в последнее время госпожа Элизиана слишком много работы взвалила на себя из-за меня.

Поклонившись, она спокойно вышла из комнаты, оставив меня одного.

Если боги будут милосердны, Клирия больше ко мне не вернётся. Но учитывая тот факт, что я много грешил, она точно вернётся ко мне и потребует добавки, так что…

Я едва не расплакался, представляя то, как она будет раз за разом возвращаться ко мне. Хотя с другой стороны, в самом начале я её тоже стремался, а потом привык к её ауре. Глядишь, привыкну и к новой. Только здесь ключевое слово – привыкну. Ответить ей взаимностью, боюсь, я не смогу. Остаётся надеяться, что для неё я тоже временная замена, иначе проблем в будущем мы не оберёмся.

Ну а пока…

Я лёг спать обратно, получив возможность выспаться.

Кровать же до сих пор хранила запах духов Клирии. Как в принципе и её собственный. Наверно оттого мне снились одни кошмары.

Глава 324

Клирия не дёргала меня аж два дня. Даже намёка не давала, что у нас с ней что-то было. Проходила мимо, здороваясь кивком или нейтральной фразой: «Добрый день, Мэйн». Не более.

И меня это несказанно радовало. Радовало до тех пор, пока мне не начала жаловаться стража, причём преимущественно мужская.

- Она уже второй день напевает мелодии себе под нос, - тихо говорили они, словно боясь, что Клирия из стены материализуется. А она может, я знаю. – Она ходит такой счастливой, что бросает в дрожь. Особенно мелодии. Иногда просто проходит мимо, а ощущение, что ты увидел само зло.

- То есть вы хотите сказать, - обернулся я на десяток солдат, что были испуганны как мальчишки, - что хотите запретить Клирии петь, верно?

- Нет! – казалось, сейчас эти отморозки потеряют сознание. – Нет! Мы просто хотели узнать, могли бы вы… поговорить с госпожой Клирией? Она настолько счастлива чему-то, что пугает до дрожи.

Ага, нашли дурака. Да я к ней подойду, только если помирать буду, и то, подумаю несколько раз.

- Хорошо, я передам, что вы сказали Клирии, - кивнул я.

- Нет! – тут же перепугали они. – Забудьте, пожалуйста, господин Мэйн, что мы сказали! Просим вас, только не говорите госпоже Клирии об этом.

- Я подумаю, - отмахнулся я от них.

Конечно не буду. Делать мне блин нечего, как себе на жопу приключения искать. Пусть Клирия обитает, где хочет и ходит, где хочет, если только это не моя комната. А ко мне ещё и Джин Урда подходил, кстати говоря.

- Слушай, госпожа Клирия кажись того, немного не в себе. Она замогильные песенки под нос напевает и улыбается чаще прежнего, словно выбирает жертву. Может тебе стоит её немного того? Ну, присунуть ей, чтоб успокоилась?

- Почему бы тебе этого не сделать? – поинтересовался я, и Джин тут же стушевался, съехал с темы и был таков.

Короче, мужское население только ужасалось ей. А вот женское наоборот, проявляло интерес. Отовсюду только и слышались сплетни и разговоры о Клирии. Причём, судя по всему, магия тяжёлой ауры на девушек действовала куда слабее, чем на парней. Они с удовольствием обсасывали ей косточки, строя догадки такого приподнятого настроения.

- Может она влюбилась? Вон какая ходит радостная.

- Я слышала, что она принаряжалась недавно, ей служанки помогали.

- Да. Говорят, что это Мэйн её осчастливил. Вот она теперь и порхает.

- Недавно видела её, она такая счастливая, видимо оторвалась по полной.

- Любовь, это так прекрасно.

Да, на баб точно не действует её аура, иначе это не объяснить. Стоит радоваться хоть этому, иначе бы всё поместье из-за Клирии наполнилось бы атмосферой замогильного ужаса и апатии.

К тому же, оставаться здесь надолго я не собирался. Меня ждали дела, пусть и не самые великие, которые касались одного плана. Потому я нашёл отличную причину слинять к чёрту, да и занять себя делом заодно.

- Хочешь уйти прямо сейчас? – взглянула на меня Элизи, когда я сказал ей об этом.

- А что? Есть какие-то дела, что меня здесь держат? Я только и делаю, что иногда что-то подписываю, заполняю редкие документы и пинаю хуи. А так хотя бы осмотрю местность и увижу, что и как будет примерно выглядеть.

- Не знаю, чьи и зачем ты хуи пинаешь, Мэйн, и не мне тебя осуждать. Но если ты говоришь так, значит я так сделаю, однако вопрос, с твоего позволения, могу задать?

- Валяй, - махнул я рукой.

- Это из-за Клирии?

- С чего вдруг она?

- Удивишься, но её работоспособность повысилась очень сильно. Кажется, я её ещё такой никогда не видела. Вроде спокойная, но вся сидит, что-то напевает, делает. А потом мне сказали, что тебя однажды видели, как смерть увидавшего.

- Боюсь, тут не в Клирии дело, а в её ненормальной ауре. Я пока что пытаюсь привыкнуть, но… Короче, дело личное. Я предупредить, что хочу отправиться на восток.

- Хорошо, будь по-твоему, - кивнула Элизи. – Сразу скажу, нам донесли на активность разведки Фракции Дня.

- Наша разведка?

- Констанции, - кивнула она на стопку бумаг. - Она недавно присылала отчёт. Вообще, разведка Фракции Дня обычно не сильно активна, однако сейчас они прямо активизировались.

Не с пинка ли тех же хранителей? Мне это что-то подсказывает.

- А по поводу хранителей? – спросил сразу я.

- Так же пусто, к сожалению, - вздохнула она. - Однако, если они явились раз, то явятся и во второй.

Хранители.

Как они сказали, их задача - держать равновесие, не давать маятнику остановиться или перевесить, иначе… Иначе что?

Как я понял, может вмешаться что-то другое, более крутое и опасное, что может разжечь войну.

Но опять же, это пока лишь угрозы. Мы на своём пути столько угроз встречали и дай бог, если бы одна десятая была правдой. Всё и не перечислить, так как многое отсеивалось ещё в самом начале, а угрозы там были уровня богов. Например, когда мы брали Лешего, этот придурок вообще обещал, что нас сожрёт сама земля, если мы его коснёмся. Тот ещё мудак. Проклятий было хоть жопой жуй, но он подчинился. Или Вий – этот говорил, что, если на него покусятся, ещё более сильные люди придут за нами. До сих пор ждём.

Но если кто и придёт, мы действовали от лица Анчутки, так что ему и разгребать всё.

И ведь каждый чем-то угрожал нам, кроме Тины, который предложил сотрудничество. Но угрозы угрозами, а мы теперь держим за яйца всю нашу группу нелюдей. Пока я был в универе и ездил в горную империю, Элизи не стояла на месте и активно разрабатывала им задний проход, после чего захватила всю группу.

Она даже приезжала на съезд этой группы. Однако качала права там не Элизи, а Анчутка. Этому куску говна досталась роль главного злодея, который взял под контроль остальных.

Поэтому, после всех проклятий и угроз, что мы прошли, сказать, это правда или нет, было довольно затруднительно. Мы, конечно, не сбрасываем со счетов подобный вариант, однако и воспринимать на веру его очень тяжело. Особенно когда даже Констанция не может найти что-нибудь на них.

Это или очень плохо, или очень хорошо.

- Пусть приходят, - ответил я. – Сейчас главное, чтоб разведка Фракции Дня ничего особого не разнюхала. Как я понимаю, они есть и в нашем городе?

- Пока нет, но будут. Мы уже подготовили контрмеры.

- А мэр уже всё? – уточнил я.

- Да. Пал смертью храбрых в пожаре, - кивнула она. – Мы грустили как могли. Сейчас там более сговорчивый претендент сидит. И раз уж мы вспомнили о предателях, что ты собираешься делать с той женщиной?

- С женщиной? – не понял я. - Немного поточнее можно?

- Когда мы охотились на предателя, то взяли женщину с двумя детьми, помнишь? Клятву ей сняли, но она так и сидит до сих пор в камере. Я не против, что она там сидит, однако мне кажется, разумнее с ней что-то сделать. Тратить на неё ресурсы нецелесообразно.

Нецелесообразно… Ну блин, тут не поспоришь, тратить деньги на то, что даже не отрабатывает себя.

- Пока сидит, задумаюсь об этом попозже… Хотя стоп, найди ей работу. Ей и её детям, пусть хоть что-то делают и отрабатывают своё проживание. Ну и меры предосторожности прежние, ты знаешь, какие.

- Как скажешь, я займусь этим. Насчёт же твоего путешествия, ты собираешься отправляться завтра?

- Да. Хочу глянуть, что да как. И… поищи-ка нам жертву для подарка Эви. Желательно начать со второй группы, потом… Потом пришли им голову Вия, он заебал уже, если честно. И там, если она не предпримет никаких действий, кого-нибудь из её подружек, хорошо?

- Хорошо.

- Констанция пусть в этом подсобит тебе.

- Я поняла. Тогда к завтрашнему дню мы всё подготовим, как ты и сказал.

- Спасибо.

Вообще, я мог бы отсидеться дома, но… здесь Клирия, это раз. Оставаться я с ней не хочу особо, потому лучше трусливо дам по съебам.

Второе - я всё хочу увидеть лично. Всё-таки в плане буду участвовать я, потому стоит заранее осмотреться на месте.

Почему именно я? Ну, у меня дар выживать, у меня есть способности, которые могут меня спасти от смерти и, под конец, теперь я практически самый сильный из всех в нашем графстве. Я единственный перешагнул порог в семидесятый, и мне стоит слегка покачаться, чтоб подняться ещё выше. Сил мало не бывает.

Потому для того задания я подойду идеально, и людей сбережём, и уровень по возможности подниму. Да и не доверю больше никому, вот полюбас кто-то да облажается!

Я оставил Элизи одну и ещё некоторое время шлялся по поместью, пытаясь себя куда-нибудь пристроить. А пристраивать было себя некуда, там работают, там что-то убирают, там приводят в порядок комнаты и так далее. Я даже в сокровищницу спустился, где золота было заметно больше с последнего моего посещения. Походил по нему, повалялся и так далее, но особого восторга у меня это не вызвало, если честно.

А по возвращению в свою комнату, меня ждал неприятный сюрприз. Этот неприятный сюрприз пришёл буквально через пять минут, после моего возвращения в комнату. И я почувствовал его ещё до того, как он постучался в дверь.

- Клирия, - выдохнул я, глядя на особу с кипой бумаг.

- Мэйн, прошу прощения, что беспокою вас, но вам необходимо расписаться под всеми этими документами, - спокойно ответила она.

Ничем от себя прошлой не отличалась. Вежливая улыбка, скорее как ещё одна часть её гардероба, ни единой эмоции, что могла бы выдать её настроение, даже аура была практически прежней. Возможно, и не за этим сюда пришла, чтоб душу мне травить.

- Разве обязательно столько бумаг подписывать мне? Я же не главный здесь, - заметил я.

- По бумагам, нет. По сути – да. Это дисциплина. Более того, многие знают вас как главу и уважают. Потому именно ваша роспись, что похожа на обычный крестик, который легко поделать, должна быть на бумагах.

- Эй! Нормальная роспись!

- Естественно. Я ни слова не сказала, что она плохая, так как похожа на крестик, - невозмутимо ответила Клирия.

- Да ты дрочишь меня!

- Мэйн, мой язык не силён, однако правильно говорить, насколько я знаю, не «меня», а «мне». Однако подобным я в данный момент не занимаюсь, потому ваши обвинения беспочвенны. Прошу вас, не отвлекайтесь.

Мне пришлось листов сорок перечитать и подписать, после чего я вернул их Клирии.

- Благодарю, - поклонилась она и столь же спокойно отправилась к двери.

Подошла и…

Остановилась. Положила бумаги на ближайшую тумбочку и закрыла дверь на ключ. Слегка повернула голову в мою сторону. На её лице расплылась коварная и зубастая улыбка.

Ты чо остановилась! Пиздуй отсюдова!

Всё, Клирия ощетинилась и готова поглощать добычу, а я надеялся, что всё пройдёт гладко.

- Патр-р-рик, - её тихий и довольный голос был подобен приговору.

- К-к-клирия, - в ответ пробормотал я.

Она развернулась и двинулась ко мне.

- Я была так занята в последние два дня, что не могла позволить себе отлучиться к тебе, но сейчас с большей частью работы покончено. И я могу отлучиться на часик. Или даже целых два. А может и три, - она хихикнула.

- Я… рад за тебя, - напиздел я ей обречённо.

- Я тоже.

Клирия медленно подошла ко мне, села передо мной на колени и… Нет, не сделала мне минет. Она просто положила голову на мои колени. Так и сидела передо мной несколько минут.

- Тебе надо постелить ковёр в комнате, - тихо сказала она. – Пол жёсткий, не чувствуется уюта. Могу я распорядиться, чтоб служанки занялись этим?

- Как считаешь нужным, - тут же с готовностью ответил я. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. Вон как работать начала, даже Элизи хвалит. – Сама говорила, что не хватает женской руки комнате.

- Да, ты прав, Патрик.

Через несколько минут она встала, толкнула меня на кровать и легла сама рядом, прижавшись спиной к моей груди.

- Я могу попросить тебя прижать меня к себе? Посильнее?

Я могу тебя лицом к стене прижать, как делает полиция, Клирия.

Но конечно же я её обхватил и прижал к себе. Рука как бы сама собой случайно легла на одну из её грудей. И следующая просьба меня просто убила.

- Можешь помять грудь? Той рукой, которая на ней лежит.

Ну это пиздец как дико странно было. Но я не стал спрашивать, зачем ей это, просто медленно и размеренно начал жамкать её грудь. Без возбуждения, словно подушку жамкаю.

- Приятно, - тихо сказала Клирия. – Возможно это графство того стоило.

- Хочешь сказать, что оно стоило того, чтоб тебя обняли? – осторожно спросил я.

- Именно, Патрик. Чудо заключено в простых вещах. Таких, как объятия. Мне в данный момент нравится, что меня прижали к себе, нравится, что мнут грудь, что я чувствую тепло и объятия. Простота чудесна, Патрик, запомни это. Я прожила слишком долго и могу сказать тебе, что есть чудо.

Я прижал её к себе посильнее.

- Это чудесно, - тихо сказала она и замолчала.

Так мы пролежали минут десять, пока я ждал следующего акта. И ждал его совершенно не с замиранием сердца, хочу сказать. Однако…

Однако!

Я понял, что Клирия чот вообще слишком сильно успокоилась. Дышит медленно, ровно и…

Да эта сука уснула! Ты чо блять, попутала?!

Эта… Клирия, уснула в моих объятиях. Ёбаны блять в рот! Я всё могу понять, но это наглость!

И мой гнев оправдан! Я могу всё понять, но Клирия навязывается. Навязывается нагло, бесстыдно и безапелляционно. Она меня уже достала. И проблема ведь в том, что она особо и не спрашивает и…

И я не сказал бы «нет». Блять, и вину-то не на кого свалить!

Так мне и пришлось с ней лежать, пока Клирия дрыхла у меня в объятиях. Она ворочалась, стонала, пыталась прижаться посильнее, словно ей было холодно, бормотала во сне. Немного подумав, я решил укрыть нас, если вдруг ей действительно холодно. А то вдруг из меня тепло начнёт откачивать.

Хосподи, да я сама забота!

Правда хоть я и намеревался не засыпать с Клирией на руках, уже через два часа я отрубился, несмотря на её ауру.

А проснулся оттого, что почувствовал опасность.

Опасность от светящихся глаз, что всматривались в мои глазёнки, словно заглядывали мне и в душу, и в сердце, и в мозг, и в прямую кишку. От такого взгляда было тяжело не проснуться, потому что я его ощущал физически. Это тяжело описать, но так оно и есть.

- С добрым утром, Патр-р-рик, - улыбнулась она и поцеловала меня в губы. Без излишеств, просто коснулась. – Кажется мы задремали вместе.

На мгновение она обхватила меня руками, прижалась что было сил и тихо произнесла:

- Ты глупый. – Это заявление было слишком неожиданным и странным. – Ты очень глуп, Патрик. Можешь не спрашивать меня, почему я так считаю. Просто знай это. Потому ты не понимаешь, что для меня значит это.

После этих слов Клирия отпустила меня, откинула одеяло и встала. Она принялась разглаживать и поправлять помятое платье, однако после нескольких безуспешных попыток оставила это неблагодарное дело.

Она посмотрела на меня, улыбнулась и слегка поклонилась.

- С тобой мне было приятно и легко заснуть. Спасибо за это. Я действительно выспалась в этот раз.

А в прошлые ты не высыпалась? Ты в курсе, что я зато не выспался? Если ты каждый раз будешь припираться вот так ко мне, я же не выдержу!

Но мои невзгоды кроме меня самого больше никого не волновали. Клирия подошла к двери, открыла, забрала документы и напоследок сказала:

- Мэйн, Элизи просила передать вам, что всё готово. Мы подобрали вам несколько человек, что не будут выделять вас на общем фоне, потому можете быть спокойны.

С этими словами она скрылась за дверью.

Мэйн… Патрик… Видимо таким образом она разделяла своё положение. Здесь она моя… подушка, здесь уже моя слуга. Тут она хихикает, подмигивает, а вот она уже просто обычная слуга без особых эмоций. Скорее всего, Клирия не хотела, чтоб наши отношения влияли на работу. Типа когда дают всякие поблажки и так далее. И своими действиями она старалась показать это.

Да знаешь, я и не особо то собирался давать тебе поблажки, более того, я боялся, что придётся тебя ставить на место. А ты вон, сама уже всё распределила как нужно, что не может не радовать. Ну хоть за это тебе действительно огромное спасибо, Клирия.

Часть шестьдесят четвёртая. Случайные встречи. Глава 325

Моя телохранительная команда состояла из пятерых человек: три девушки, двое парней. Хотя парнями они были с натяжкой – настоящие боевые мужики, которым только нордский шлем и топор подавай для полноты картины. Среди этой команды были и следопыт, и танк, дальнобой, хилер в роли Рубеки, дамагер.

Хотя, по сути, главным дамагером был я, однако дамага мало не бывает, верно?

Но мы собирались не на войну, естественно. Я хочу просто сходить и посмотреть, как продвигаются дела у наших друзей гоблинов, осмотреть местность, запомнить пути отхода и так далее. Лучше всё увидеть самому, чтоб потом сюрпризов типа: «блять, здесь нет выхода!» не было.

Потому, спокойно собравшись и всё проверив, мы вышли на улицу. Здесь нас уже провожали.

- Я надеюсь, ты не будешь устраивать там проблем, - сказала Элизи с явным намёком. – Вы просто путешественники-авантюристы. Не больше, не меньше. Не забывай это.

- Ты так говоришь, словно я собираюсь захватывать то графство в одиночку.

- И всё же будь благоразумен, Мэйн. Нам не нужны проблемы раньше времени, помнишь?

- Да помню я, - хотелось уже поскорее свинтить отсюда, пока не пришла попрощаться со мной Клири…

- Господин, - её голос вновь раздался за моей спиной, едва не заставив подпрыгнуть от испуга.

Вот только вспомнишь, а она уже тут как тут. Меня уже начинает знатно раздражать подобное, так как отследить её перемещение у меня физически не удаётся. Остаётся только колокольчик на шею, словно козе, вешать, чтоб заранее знать о приближении. И вообще, как ей удаётся подкрадываться ко мне со спины?! Где её аура, которая должна заранее меня облучать лучами счастья и безысходности?!

Я обернулся к не самой долгожданной особе. Сейчас она выглядела по-обычному, лицо маска, слабая улыбка и вид, что ей наплевать, она только исполняет приказы.

- Да, Клирия, чего тебе?

- Я пришла попрощаться, господин.

- Не стоило, - отмахнулся я.

Нет, серьёзно, не стоило.

- Боюсь, что такова моя обязанность и долг перед вами, - ответила она невозмутимо. – Так же я стремлюсь напомнить, что то графство, куда вы телепортируетесь, принадлежит одной из девушек ковена Эви. Её зовут Горута, вы скорее всего видели её на приёме у госпожи Эвелины.

- Я там пять девушек видел. Которая из них?

- Боюсь, что я не могу уточнить этот вопрос, так как не захватила её портрет. Прошу прощения за мою недогадливость, - поклонилась она. – Однако не думаю, что, заезжая в такие дебри, у вас будет шанс встретиться с ней.

- Ты меня недооцениваешь.

- Прошу прощения, вы правы. Вы имеете все шансы встретится с ней, но постарайтесь так не делать, - спокойно ответила Клирия. – Не стоит устраивать погромы прямо под носом у госпожи Эвелины, иначе нас не спасёт даже Констанция.

- Ты так говоришь, словно я сейчас брошусь туда с криками: «А, твари, где ваша графиня, мне нужна её голова!» Нет, я так делать не буду, можешь не волноваться.

- Мне бы вашу уверенность, - вздохнула Клирия. – Но я буду очень надеяться на вашу благоразумность. И напоследок…

И прежде, чем я успел увернуться, Клирия проворно встала на цыпочки и чмокнула меня в губы.

- Не рискуйте почём зря, - сказала она как ни в чём не бывало.

Вот же… сучка… тёмная… как же так-то?!

Я был готов стукнуть её прямо здесь, но вместо этого просто буркнул:

- Не буду.

И ведь хуже всего то, что она это сделала при всех! При всех блять сраных стражниках и стражницах, которые здесь собрались кучей! Вон, служанки смотрят, Элизи глаза отводит… Да теперь все судачить об этом будут! Какого хера, Клирия?! Ты, патлатая чёрная дура, ты чо творишь?!

Я хотел многое сказать ей по этому поводу. Больше всего во всех отношениях меня бесило в первую очередь именно эта вся мутотень на людях. Как по мне, нет ничего хуже, чем афиширование своих отношений. Если вы сосётесь, то почему бы вам не сосаться где-нибудь в сторонке? Если вы прямо готовы залить друг друга слюнями любви и рассказать, какая же у вас чудесная половинка, сделайте это не на людях.

И Клирия сейчас сделала то, что меня выводит больше всего. Как же бесит.

Мне пришлось постараться, чтоб сдержать себя и не брякнуть ничего. Я сам знал, на что иду. И знал, что придётся чем-то жертвовать. Клирия делает немало работы и сейчас работает даже лучше прежнего, так что надо просто делать своё дело. Можно сказать, что успокаивать Клирию и давать ей поблажки – моя работа.

Но звучит пиздец как странно.

На этой неприятной ноте мы покинули поместье и двинулись в крайнее графство королевства, которое по полученным мной документам принадлежало Горуте Наухартере. Пока мы шли до телепорта, я успел мельком ознакомиться с этой девицей и её повадками.

Как и положено всем графам, она была ещё той тварью. Нет, она не устраивала геноцид и не убивала мирняк. Может иногда в её лабораториях и местах жертвоприношения пропадали молодые девушки и дети, но не более. Самое худшее, что было связанно с ней – чёрная магия.

Насколько я помню из универа, чёрная магия – это неподсистемная магия, которую можно назвать даже истинной. Довольно сложна в изучении, в освоении и приносит немало проблем. К тому же все жертвоприношения – это и есть топливо для магии. Если быть точнее, энергия эмоций. А так как эмоции плохие, то и магия чёрная. Другими словами, Эви собрала около себя довольно жутких и неприятных личностей, которых стоило опасаться. Однако если всё получится, проблем с этими личностями вообще не возникнет.

Так, узнавая всё больше и больше о своём новом противнике, мы дошли до телепортационного пункта. И в отличие от всех остальных телепортирующихся, которые стремились попасть в столицу, нас отправили прямиком на другой край королевства.

Просто вспышка и всё.

А когда вышли на улицу…

- Вау, - только и вырвалось у меня, когда я увидел, куда нас телепортировало. – Здесь чо, живут хоббиты?

- Хоббиты? – не понял один из мужиков.

- Типа гномов, - ответил я не оборачиваясь. Меня куда больше привлекал пейзаж, который открылся передо мной.

Это были луга, сошедшие с картинки XP или какого-нибудь фэнтези. Огромные луга сочного зелёного цвета, которые раскинулись на десяток другой километров, уходя в разные стороны. Они шли по невысоким холмам, которые возвышались то тут, то там, подобно барханам. Но так как мы располагались, судя по всему, на самом большом холме, мне открывался вид на все окрестности.

Там спереди начиналось восточное море… или океан… похуй, там берег и порт. Справа вдалеке виднелись леса. А вот слева вдалеке возвышалась гора с плоской верхушкой. По крайней мере отсюда она выглядела плоской. Не слишком большая, но и под категорию маленьких не попадала.

Как я бы сказал – идеально.

Здесь же, где я оказался, был город по типу хоббитов: чисто норы – небольшие входы в землянки, которые усеяли этот склон. И противоположный, и по бокам, короче везде. Все эти дома соединяли тропинки и расходились сосудами по округе. Изредка на этом пейзаже виднелись деревья.

- Бывали здесь раньше?

- Нет. (х4)

И только Рубека кивала головой.

- Бывала значит? И где у них тут рынок?

Рубека тут же указала налево за холм.

- Понятно, а дом местной графини? Она же в городе живёт?

Рубека закивала, но вместо направления пожала только плечами.

Понятно… Нет, я не собирался вламываться сейчас кому-либо в дом и рубить башки, просто было интересно, как её дом выглядит, тоже нора или же замок как у Эви? Или там какая-нибудь плантация?

- Ладно, потопали понемножку, - кивнул я на тропинку.

Сказать, что город был неинтересным, это вообще ничего не сказать. Потому что говорить нечего. Смотреть не на что. Ты куда не глянь, только норы и луга, норы и луга. Ну ладно, ладно… вон куст растёт. И так повсюду. Людей, естественно, было не мало; они ходили по тропинкам, иногда прямо по траве, однако ни лавок, ни каких-либо построек я не видел.

Очень непривычно. С другой стороны, эта деревня – просто мечта Гринписа и всех тех, кто борется с городами. Фраза «наедине с природой» здесь вписывается как нельзя лучше.

Мы прошли весь этот городок, иногда буквально проталкиваясь через толпы людей, пока наконец не пересекли холм и не вышли к небольшой долине. Здесь располагался местный рынок, больше похожий на блошиный в моём мире. Где кто как сел, так и продаёт, кто на каких-то коробках, кто на аккуратно расстеленном коврике, кто даже на столах: старых, потёртых, дубовых, но таких явное меньшинство.

- Какое… убожество… - пробормотал я, глядя на это, когда мы проходили мимо. – Мне кажется, или у нас рынки и то лучше выглядят.

- Лучше, - ответила одна из моих наёмниц. – Здесь словно самые бедняки собрались.

- Но продают товар хороший, - пробасил мужик. – Мечи явно хорошие. Плюс пять к урону по человеку.

Он кивнул на ковёр, где лежало множество оружия. Правда всё оно было свалено в кучу, словно хлам и представляло собой больше груду какого-то металлолома. Однако…

- Ты умеешь видеть параметры оружия? – остановился напротив этой груды.

Мужик наёмник, такой же лысый, как и бильярдный шар, с щетиной кивнул головой.

- Могу. Способность такая. Она просто активируется. Называется «Меткий оценщик».

Через секунду он мне кинул это звание, хоть я и не просил.

«Меткий оценщик – вы умеете находить нужные вещи среди груд мусора. Но более важно то, что вы можете и правильно оценить их! Вам просто нет равных в этом деле!

Способность позволяет увидеть дополнительные параметры предмета, если они имеются. Перезарядка – нет».

Блин, очень удобная вещь, у меня примерно такая же на способки, однако там есть перезарядка, а здесь нет.

- А откуда она у тебя?

- Ну… - на его лице появился нешуточный умственный процесс. – Воевал. Собирал лут с трупов. Пытался понять, что надо нести, что нет. И вот, получил однажды его. Довольно удобно, хотя в последнее время им не пользуюсь.

- И что ты тут можешь найти интересное? – кивнул я на кучу барахла.

- Ну… этот клинок даёт шанс кровотечения, - показал он на заточку. – Этот топор даёт шанс отрубить руку, двадцать процентов. Вот это копьё повышает меткость броска на семь процентов. Тут много чего есть, но, судя по всему, это собирали с трупов.

- Да, скорее всего, это с убитых бандитов с большой дороги, - поддакнул другой наёмник, такой патлатый, словно какой-нибудь хиппи.

- Зачастую страже нет дела до обычного хлама разбойников. Вернее, дело есть, но всё не унесут. Или если герои убьют, а взять не захотят. Тут приходят такие собиратели.

- Тёмные собиратели, - сказала наёмница, совсем ещё юная девушка, младше меня. – Они собирают вещи после боя. Или мародёрствуют в братских могилах.

- Земли не видно на мечах, значит могут быть и не из могилы, - заметил лысый.

- А могли и отмыть, - ответила молодая слишком резко. Такое ощущение, что у неё травма на этой почве. – Кто их знает, этот сброд?

Мы двинулись дальше через этот блошиный рынок. Здесь же помимо вещей продавали и мясо, и овощи, и фрукты, и молочные продукты. Всё в кучу. И я бы назвал этот рынок обычным, если бы только они не лежали все на земле. Они вызывали у меня определённые ассоциации с нищенством и бродягами. И пусть всё это лежало на ковриках, на тарелочках и так далее, однако без столов они для меня лежали на земле.

- Рубека, а ты какими судьбами здесь была? – поинтересовался я, пока мы шли через базар.

В ответ тишина.

- Рубека? – моментально обернулся я и… и вон она стоит и общается с какой-то девкой, похожей на цыганку.

Блять, у меня чуть сердце не остановилась. Глупая Рубека. Надо ей правила сначала было объяснить, что отставать от группы нельзя, общаться с другими нельзя и вообще ничего нельзя без моего разрешения. Мы тут не на прогулке.

- Ждите, - сказал я группе и пошёл обратно, чтоб не тащиться туда всей кучей.

Рубека о чём-то очень сосредоточенно перемахивалась с девушкой цыганкой, что отвечала улыбкой и такими же непонятными знаками. Стоило мне подойти, как цыганка тут же перевела взгляд на меня. Улыбнулась, кивнула Рубеке, и та чуть ли не на месте подпрыгнула. Тут же начала пытаться мне что-то рассказать, но я лишь улыбнулся и ответил:

- Мы очень спешим, прошу прощения. Рубека, сама же хотела поскорее всё сделать.

Я даже утаскивать не стал её за собой, так как это бы выглядело очень странно и подозрительно. Так педофилы детей утаскивают. Просто кивнул головой, типа идём, и она послушно двинулась за мной, напоследок улыбнувшись, поклонившись и что-то показав руками цыганке.

- Так о чём вы говорили? - спросил я, когда мы отошли на приличное расстояние.

Рубека тут же замахала руками, прося прощения, что отстала. С трудом я понимал, что она имеет в виду своими взмахами рук. И насколько я понял, Рубеку эта девушка остановила, узнав в ней ту, кто её исцелила в прошлом.

- А ты её исцеляла?

Рубека лишь пожала плечами и показала, что не помнит, слишком много таких было. И показывает, что разговор с ней так увлёк её, что она даже и не заметила, как отстала от нас.

Я уже не стал говорить ей, что с ней увлекательного разговора не получится, так как она разговаривать не умеет. Только боюсь, что я один эту шутку оценю.

- Ясно, я понял. Только на будущее: никогда от нас не отходи. Никогда ни с кем не говори, кто бы это ни был. Если что-то хочешь, сначала спрашиваешь у меня. Если хочешь в туалет, говоришь мне. Всё говоришь мне, даже если у тебя понос, хорошо?

Рубека слегка покраснела. То есть с собаками трахаться, она не краснеет, а про понос услышала, так сразу такая прямо стесняша. Тьфу блин.

- Это не шутки, Рубека. Это ради тебя самой, чтоб мы могли тебя защитить, хорошо?

Она кивнула.

- Вот и славно.

Вообще, надо было ей пинка дать, чтоб не глупила, но я решил сначала по-хорошему с ней поговорить. Всё-таки Рубека просто нихрена в этом не смыслит, и для начала надо всё объяснить. Это вон, наёмникам можно пинка под зад дать, чтоб не расслаблялись.

- Так, я вернул потерянную душу. Теперь уходим, пока тут ещё армия знакомых не образовалась.

А то вот меньше всего нам надо сейчас светиться перед другими такими людьми, как Рубека.

Где-то минут через пятнадцать мы наконец вышли к границе города. Это было видно по норам, как я их называю, которые резко обрывались на этом моменте. А ещё здесь росла своеобразная такая полоса из кустов, словно ограничивая территорию города. Но ни стен, ни каких-либо вышек или стражи я не видел.

Это было…

- Подозрительно. Что за странный город?

- Ни стражи, ни стен, - оглянулся патлатый. – Словно им и обороняться не от кого.

- Может не от кого, - сказала наёмница, та, что постарше. – У них с этой стороны графство Фракции Дня, так что могут сильно и не бояться. Зато с другой стороны у них демоны. Может туда силы и согнали.

- Их и демонов ещё леса с высокогорьем отделяют, - сказал патлатый.

- Во-первых, там просто холмы, не больше. Во-вторых, ты так говоришь, словно лес станет препятствием демонам.

- Ну добраться они точно не смогут до сюда быстро.

- Да смогут, было бы желание. Я там жила, я знаю, о чём говорю.

Пока эти двое спорили, я обернулся. На мгновение мне показалось, что за нами кто-то следит, но… никого не было. Просто кусты.

- Господин, вы тоже почувствовали? – тихо спросила молодая наёмница. Она у нас была скрытником, который как раз должен был выслеживать.

- Что за нами следят?

- Что на нас словно взглянули, - ответила она.

Взглянули… Я бы выразился так: на нас обратили внимание.

- Да, что-то подобное почувствовал.

- Это, скорее всего, магия, - ответила она.

- Магия?

- Да. Такое странное чувство возникает из-за магии, господин. Когда используют магию наблюдения, слежения или чего-то подобного, что может следить за нами.

Магия слежения? То есть мы кого-то заинтересовали? Хотя если не видно никого, то значит, за нами пока просто наблюдают. Или же готовят нападение? И почему всё у нас не слава богу?

- Понятно… - вздохнул я и бросил взгляд в сторону горы, перед которой росли леса. - Тогда погуляемся пока к лесам. Там глядишь, и преследователь отвалится. Или же наоборот, явится по наши души.

Глава 326

Прогуляемся по лесам. Хех… Тут ближайшие леса в километрах двадцати от города-бомбоубежища. С другой стороны, я изредка бросал взгляд назад, но никого не видел, кроме путников, что шли рядом с обозами, небольшие группки авантюристов и прочий люд. Вообще, среди них кто-то и мог быть тем, кто за нами следит, однако сейчас выяснить это было невозможно. Кроме как…

- Сворачиваем с дороги, - приказал я и мы двинулись через поля в сторону моря. Если уж уходить от скрытого преследования, то только так.

Мы с дороги и быстро пересекли зелёный луг вплоть до холма. Никто за нами так и не последовал. Хотя глупо было рассчитывать, что кто-то вообще последует за нами так открыто. После этого мы спустились с зелёного холма, вновь поднялись на следующий и так несколько раз, пока не оказались на последнем, который сходил прямо к берегу моря.

Здесь дул свежий ветер, что нёс запах соли с моря. Так приятно, кстати говоря. Особенно когда на улице тепло. К тому же это ветер пускал волны по траве, которая переливалась разными оттенками зелёного и создавала иллюзию реальной волны. Даже при преследовании я смог оценить, как здесь красиво. Показывают же воду на Гавайях, такую изумрудную, вот здесь она выглядит ровно так же. А ещё большой песчаный чистый пляж… м-м-м… если бы не эта хуйня с преследованием, точно б остановился здесь.

- Они не отстали от нас, - вздохнул я оглядываясь. – До сих пор следят.

- Но не в прямой видимости, - оглянулась наша молодая следопытка. – Я не вижу, откуда следят и не чувствую их присутствия, но они точно знают, где мы. Пока знают. Мы можем попытаться оторваться.

- Добежать до леса? – посмотрел я на зелёные возвышения вдалеке.

- Да, мы сможем… Ну кроме Рубеки… - она с сомнением посмотрела да немую, но та состроила уверенное выражение лица и стукнула себя кулачком в грудь.

- Окей, - обернулся я к остальным. – Вы слышали, бежим пока не скажу стоп. Всё, погнали.

Бег на длинные дистанции. Средний человек бежит со скоростью двадцати может, восемнадцати километров в час. И то, не долго. Однако у нас же есть стата! Вон, если выносливость вкачена, то ты можешь хоть целый день бегать со скоростью двадцать километров и не париться. Или если сила вкачена, то сможешь разогнаться на короткий промежуток то пятидесяти или до шестидесяти километров. Я имею в виду пробежать очень быстро определённую дистанцию.

Про рывки молчу, там некоторые разгоняются так, что вообще смазываются.

Среди нас здесь только я был хайлвлом, однако достаточной выносливостью обладали абсолютно все для долгого бега. Все, кроме…

- Эй, берите моё обмундирование, - перекинул я свой вещмешок патлатому, а меч и всякие вещи лысому. Только револьвер себе оставил.

Рубека, из-за которой нам пришлось остановиться, дышала так тяжело, словно страдала астмой. Наш темп бега она не выдержала даже и двух километров; сейчас стояла, уперев руки в коленки, которые дрожали, пускала слюни и издавала хрипы. Надо бы задуматься над тем, чтоб и её тоже прокачать. Рубека постоянно таскается с нами, так что прокачка для неё не будет лишней. Надо вообще прогуляться по всем в поместье и посмотреть на их боевые навыки. Так, на всякий случай.

Я присел перед ходячей первой помощью на корточки.

- Забирайся на спину и не спорь, - безапелляционно сказал я.

Та послушно сделала, что я сказал, и через пару секунд мы вновь побежали.

Кажется… это будет сложнее, чем мне казалось изначально. Пятьдесят кило, это не хуйня, бежать действительно тяжело, учитывая то, что мы переваливаем то через один холм, то через другой. Да, семидесятый лвл, все дела, но мне тяжело, пусть и не критично. И бежать так целый час, это довольно сложно.

Пол часа спустя…

Блять, это реально сложно! Сколько мы ебашим уже? Пол часа? На какой скорости? Пятнадцать двадцать километров вроде? И это по сопкам без передышек! С Рубекой за спиной. Я не нытик и могу бежать дальше, но мне казалось, что со статой должно быть полегче, разве нет?

Хотя нормальный человек бы столько с таким грузом и не пробежал бы, наверное…

Ещё полчаса спустя…

Лес…

Нет, не так…

Л-Е-Е-Е-Е-Е-Е-С!!!

Причём с хрипотцой, словно кричит зомби, и надо ещё руку так же тянуть, типа ну вообще пиздец, сейчас ноги двину.

Я бы может так и сделал, если бы не подчинённые, которые сейчас рядом. Нельзя так позориться же, верно? Потому я лишь тяжело дышал, обливался потом и оглядывался.

Нет, никого не видно, словно никто и не преследовал.

- Оторвались? – тяжело дыша, спросил я, попутно спуская со спины Рубеку.

- Я… ничего не чувствую, - покачала головой молодая следопытка.

- Я и до этого ничего не чувствовал, - ответил лысый. – Магия?

- Мы так думаем, - кивнула следопытка вглядываясь в холмы. – Нет, никого не видно. Или отстали, или даже не преследовали. Как вы думаете, кто это был?

- Возможно… разведчики, - пожал я плечами. – Причём не Фракции Ночи, а именно Дня. Им может быть до этого дело.

Потому что от Фракции Ночи нас охраняет Констанция.

- Но, как бы то ни было, мы оторвались, верно? – слабо улыбнулась наёмница постарше. – Если сейчас никого нет, то возможно, что уже никого и не будет.

- Или нагонят. В любом случае, мы должны идти дальше. Не бегом, естественно.

А то я реально подзаебался. Не отрицаю, что смогу бежать ещё столько же может быть, если возникнет необходимость, но хотелось бы сберечь силы.

И мы двинулись дальше. Благо здесь лес был более-менее нормальным, без особых ям, с короткой травой, без всяких поваленных деревьев и так далее. Мы смогли вполне спокойно уйти ещё глубже в чащу, при этом несколько раз кардинально меняя маршруты и стараясь прятать и запутывать следы. Этим у нас занималась следопытка.

- А он, как я поняла, находится… на территории графа из Фракции Дня, верно? – уточнила наёмница постарше. – Или всё посередине?

- Часть подножья заходит на территорию этого графства, но основная часть всё же находится на соседнем, у Фракции Дня.

- И… на него можно подняться?

- Бери шире, в него можно войти, - ответил я. – По крайней мере, гоблины сделают проход туда, если понадобится.

- Мы там не сгорим? – спросил лысый.

- Не должны. Суть в чём: жерло уходит вниз и там уже образовалась такая площадка. То есть она полностью закрывает всё дно. По сути, там ходить можно спокойно и не бояться, что оно обвалится вниз.

Рубека подёргала меня за рукав и знаками что-то показала.

- Нет, там безопасно, - похлопал я её по плечу. – Так что не ссы.

- Тогда может нам стоило прийти туда со стороны Фракции Дня? – спросила наёмница постарше.

- Всё бы хорошо, но город с телепортом находится хрен знает где у них. Топать очень далеко, здесь куда ближе. Мы уже сегодня можем добраться до подножья, если всё удачно сложится. Оттуда бы мы шли, наверное, больше суток. Двое или трое, может быть.

Но не только он меня здесь интересовал. Здесь само по себе было идеальное место для начала нашего глобального плана по шатанию королевства. Именно здесь, в самой дали от посторонних глаз. На границе между Фракцией Дня и Ночи, чтоб никто не смог точно сказать, где всё началось. И чтоб шансов отреагировать ни у кого вообще не было.

Я долго продумывал этот момент. Мы затратили немало усилий на создание этого проекта, на то, чтоб нанять нужных людей, которые смогут нам в этом помочь, и на закупку нужного оборудования. Да, мы действительно потратились очень сильно, однако результат должен стоить этого.

Я надеюсь.

Мы ещё несколько раз меняли свой путь, несколько раз петляли по кругу и путали свои следы, прежде чем наконец нам этого показалось достаточно, так что... Привал!

Это я и скомандовал, после чего отправил скрытницу вместе с патлатым на охоту. Еда сама себя не поймает. Рубека принялась перебирать свои вещи, готовить чай, разводит костёр вместе с другой наёмницей. Последний наёмник пошёл искать воду.

А я по своему обычаю нихера не делал. Просто ждал, пока можно будет покушать и двинуться дальше. Я рассчитывал заночевать сразу у подножья.

Блин, только подумать, а ведь я изначально хотел путешествовать. Если бы ничего такого не произошло, то быть может прибился бы к какой-нибудь группе и ходил по миру. Вон, я очень много таких вижу на дорогах, что берут задания у старейшин или в тавернах, выполняют, получают свой грош, которого хватает жить и идут дальше.

Я же и сюда хотел топать тоже, на восток. Здесь вон, светло, уютно и тепло. А получилось через жопу.

Кстати говоря, из-за Клирии получилось через жопу.

Все проблемы от чернявой. Но злиться на неё сильно не получалось. Даже так, когда я, например, узнал, кто стоял за всеми проблемами, что преследовали меня, я всё равно ничего не сделал. Странно конечно, но почему-то ненависти, злости или чего-то ещё подобного у меня это не вызвало. Может потому, что мы на тот момент прошли уже достаточно вместе, и, возможно, я чувствовал в ней своего человека. Да и разбит на тот момент был так, что желания как-то реагировать не было. А будь это чужой человек, я бы, не раздумывая, его убил, скорее всего.

Да уж, свой-чужой… Своего я готов простить, но чужого убью не задумываясь. У меня явно бзик на этом, и я даже догадываюсь, откуда. Спасибо, моя старая семья и школа, которые воспитали меня похлеще, чем этот мир. Возможно, именно благодаря им я и выжил.

Какой же я больной и странный человек, пиздец просто… Обожаю самокопания, чувствую себя более значимым в своих глазах. А ещё могу оправдать себя и почувствовать особенным. В моё время многие проходили всякие тесты и пытались заниматься самокопанием с одной целью – почувствовать себя особенным. Типа я особенный, у меня шизофрения и так далее. Или я особенный, меня никто не любит. Доходило до того, что дети соревновались между собой, у кого отклонение страшнее, а потом выяснялось, что они просто долбоёбы.

Эх… были же времена… а я так и не изменился… пиздец…

Но теперь я тоже могу так говорить. Я особенный – я Патрик.

Звучит, как какое-то заболевание.

- Господин! – позвали меня сзади.

Ну что ещё такое? Я тут пытаюсь понять, какой же я пиздец особенный и несчастный, найти психическое отклонение, которое делает меня исключительным и неповторимым, толкнуть внутренний монолог, пожалеть себя, и так далее, как положено людям моего статуса, которые стали кем-то и чего-то добились. А потом ещё разразиться умной тирадой о человеческом бытие, познаниями в человеческой психологии и пафосными мыслями, которые уже известны каждому придорожному кусту, показывая, какой же я умный и глубокий-то! А вы тут отвлекаете меня.

Никакого уважения.

- Чего случилось? - вздохнул я оборачиваясь.

- Кушать готово, присоединяйтесь, - помахала мне следопытка, сидя у костра с остальными.

Так, потом прочту про себя тираду о своём величии, мудрых мыслях и интеллигентности, а пока жрать, срать и вновь двигаться дальше.

После небольшого привала мы вновь тронулись в путь, стремясь как можно ближе добраться до подножья, пока в лесу не станет темно. Ещё несколько часов двигались через него, иногда встречая странных животных, несколько раз натыкались на всякие рунные камни, что торчали подобно надгробиям в лесу, пока наконец не добрались до горы, где и заночевали.

А на утро двинулись дальше в путь.

Здесь склон уходил резко вверх, но не настолько круто, чтоб было невозможно забраться выше. Тут не росли деревья, не считаю таких искорёженных и скрученных, которые были словно из Японии. Они росли редкими островками то тут, то там. А ещё здесь было много камней, об которые как нехер делать можно сломать ногу, и короткая трава.

- Так, вот мы и пришли, в принципе, - сказал я, глядя на верх. - Сейчас поднимемся выше и окажемся на территории другого графства.

- Высокая, - пробормотал патлатый.

- Есть такое… Надо будет попросить, чтоб сделали здесь непримечательные ориентиры, по которым я смогу подняться наверх, и чтоб как-нибудь отметили вход, а то вообще хер знает, куда сейчас идти. Ладно, иди, ты у нас следопыт, - пропустил я девушку вперёд, и мы принялись подниматься наверх.

Поднимались достаточно долго и умудрились добраться до половины, но так и не встретили ни малейшего присутствия гоблинов.

- Я никого не вижу. Они точно здесь? – спросила следопытка.

- Должны. Сомневаюсь, что они просто все разом пропали. Скорее всего гоблины шли по дороге, как и положено, после чего поднялись сюда, но уже с другой стороны. Давайте-ка обойдём.

Ага, обойдём. Легче сказать, чем сделать. Некоторые места здесь были гладкими, словно дорога. Видимо застывшая лава в прошлом. Передвигаться по ним было одно удовольствие, словно по асфальту ходишь. Но встречались и те участки, что были завалены камнями, на которые ты наступаешь на них, они начинают шататься под тобой. Однако выбора то особого и не было.

- Мне всё равно не спокойно. Господин, вы уверены, что это хорошая идея? Он же может быть действующим.

- Так он и действующий, - невозмутимо ответил я. - Просто сейчас спит.

- Мы… мы лезем на действующий вулкан?! – ужаснулась она.

Да-да, действующий вулкан. Круто, да? Это я сам придумал!

- Я же говорил, что он действующий, - ответил я. – И да, мы лезем в жерло вулкана. Не вижу ничего странного.

- Но… господин… я вижу странное… - пробормотала она неуверенно.

- Ой, да ладно! – отмахнулся я. – Неужели ты боишься жары?

- Я боюсь лавы, - жалобно ответила она. – А вдруг он проснётся, когда мы будем внутри?

- Ты боишься Клирии? – спросил я её в лоб.

- Госпожи Клирии? – кажется, её одно это имя пугало. Она даже не ответила, просто закивала головой.

- Ну вот. Неужели тебя пугает после неё какой-то огромный опасный активный вулкан, что может в любую секунду взорваться потоками магмы и выжечь всё внутри себя, а мы будем умирать очень мучительно и бесславно?

Она жалобно закивала головой.

- Гоблины не испугались.

- Их и не видно! – ответила она. – Господин, а вдруг они уже сгорели?

- Ой, да ладно тебе! – отмахнулся я с улыбкой. – Я уверен, всё с ними в порядке. Да и если что-то произойдёт, то мы даже не успеем испугаться.

- Но… это же ни капельки не успокоило нас, - с сомнением сказал патлатый.

- Подумаешь, раскалённый камень, который течёт с температурой тысяча триста градусов. Ерунда. Клирия куда страшнее. К тому же, если что-то произойдёт, я могу вам пообещать – я буду бояться за всех четверых. А теперь идёмте дальше.

Рубека так неуверенно и испуганно посмотрела на меня, словно готова была расплакаться прямо здесь. Да ладно тебе, всего лишь раскалённый камень! Уверяю, твоя рука обгорит ещё до того, как ты почувствуешь боль, если коснёшься. Наверное.

И вообще, идея с вулканом просто отличная. Конечно, не такая отличная, как мой другой план, но тоже ничего. Конечно же, его как обычно не оценили, но мой гений мало кто может оценить, так что я уже привык. Меня это не волнует.

Ну может капельку.

Мы поднялись ещё выше и прошли по косогору вулкана, обогнув его практически на три четвёртых. Однако ни следов гоблинов, ни какого-либо прохода так и не нашли. Потому было решено устроить небольшой привал, чтоб отдохнуть и решить, что делать дальше.

- И всё равно пусто, мой господин, - покачала головой следопытка.

- Мы не смотрели другой склон. Который напротив моря.

- Но… прошу прощения, господин, но я сомневаюсь, что там мы найдём что-либо.

- По-твоему гоблины просто испарились? – спросил я. – Типа они есть и вот их нет? Нет, это тебе не мёд, они просто так не исчезнут. Следовательно, надо найти их или то, что от них осталось.

- Но насколько целесообразно это?

- Решим, когда на горе никого не найдём.

Почему я уверен, что мы их найдём? Есть у меня подозрения, что проход они могли начать делать именно в сторону моря, чтоб в случае чего лава уходила туда. Чисто мои догадки, так как я просил сделать всё так, чтоб потом разрухи не было. Потому вполне возможно, что именно так они и делают.

Глава 327

И всё же я оказался прав, гоблинов мы нашли. Причём нашли не мёртвыми, а живыми, что не могло не радовать. А мои тут сомневались ещё, вообще веру в меня потеряли. Стоило просто немного получше поискать и всё.

Как я и говорил, обнаружили мы их следы на восточном склоне, что выходил к морю. До этого нам пришлось подняться ещё выше и выйти к таким ступеням, которые были образованы застывшей лавой. По ним было одно удовольствие подниматься. На них же следопытка сразу заприметила едва заметные следы, сколы камней и грязные отпечатки ног. Видимо гоблины поднимались и тащили оборудование по ним. А потом ещё двадцать минут, и мы вышли к пещере.

Сама пещера выглядела не очень-то и страшно, больше походила на естественную трещину в горе, уходящую вглубь, которую гоблины начали слегка расширять в стороны и укреплять подпорками. Прямо в неё была проложена добротная тропинка из камня, чтоб в случае чего можно было не бояться сломать себе ноги в полумраке. При этом пещеру было и не заметно сразу, что уменьшало шанс того, что кто-то наткнётся на неё случайно.

Единственное, что плохо – здесь нет ориентиров. Будь я здесь в первый раз, то не уверен, что смог бы самостоятельно найти туда проход, особенно в стрессовой ситуации, когда всё решает время.

Да я даже сейчас не уверен, что смогу найти к ней дорогу, когда мы уже нашли вход. Слишком пейзаж однотипный и не за что глазу зацепиться.

Стоило нам подойти к пещере, как тут же следопытка остановилась, настороженно всматриваясь в её темноту. Её рука сама по себе легла на меч. Однако несколько секунд спустя она выдохнула - из-за камней начали появляться головы гоблинов. Такие же настороженные и напряжённые, как и следопытка. Однако стоило им нас увидеть, как они тут же расслабились.

- Господин антигерой. Вы пришли. Мы работаем, - хором поприветствовали они, вывалившись небольшой толпой из всех щелей как тараканы. Немного, человек десять.

Судя по всему, это были обычные охранники: вооружены деревянными кольями, топорами, кирками и ржавым мечом. Не могу сказать, что они бы смогли защитить пещеру от вторжения, но это лучше, чем ничего. Да и вообще, кто здесь шастать-то будет случайно кроме зверей?

- Добрый, - поднял я руку в знак приветствия. – Найти вас было нелегко.

- Мы знаем. Мы искали подходящий вход. Нашли! – один указал пальцем за спину на вход в пещеру. – Не рыли сами. Этот начали расширять.

- Да, вижу. Главный там?

- Главный работает. Мы отведём антигероя туда. Идите за нами.

Внутри пещера выглядела не сильно лучше, чем снаружи. Здесь уже ставили подпорки, расширяли стены. Иногда появлялись факела, служа скорее ориентиром, куда идти, чем реальным источником света.

- А там что за проход? - кивнул я на примыкающий сюда лаз, когда мы проходили мимо.

- Боковые пещеры. Естественные пещеры. Уходят далеко. Некоторые уходят вниз, к лаве. Там жарко.

- Ясно… - надо будет сказать, чтоб поставили какие-либо ориентиры, иначе впопыхах можно и заблудиться. – И здесь никто не водится?

- Жарко. Нет еды. Нет воды. Мы никого не нашли, но далеко и не заглядывали. Как антигерой сказал, так и делаем.

Мы прошли ещё несколько поворотов и ответвлений, прежде чем вышли к конечной остановке.

Огромное жерло вулкана.

Хотя словами передать, насколько оно огромнейшее, было невозможно. Размерами может с футбольное поле, это была огромнейшая ровная каменная прямая площадка, что шла от стены к стене и имело форму круга. Весь пол представлял из себя одну большую сплошную каменную плиту. Над головой же у нас располагалась круглая горловина вулкана, через которую сюда попадал свет.

Так поднимешь голову, а там такое большое круглое окно, за которым плывут облака и светит солнце. А здесь, среди чёрных пород, темно и жарко.

- Неплохо вы тут устроились, - пробормотал я оглядываясь. – И живёте, как погляжу, здесь же?

- Да. Прямо здесь. Чтоб далеко не ходить, - гоблин показал пальцем на деревянные строения, возведённые на скорую руку, что стояли около огромной чёрной стены. Такие маленькие бараки, где сейчас суетились другие гоблины. На фоне стены жерла, что уходила вверх, они вообще выглядели игрушечными.

- Понятно… Ладно, где главный?

- Он сейчас спустился вниз, - указал пальцем в землю гоблин. – Внизу строит.

- В смысле, под пол? - удивилась наёмница постарше. Но потом виновато глянула на меня и пробормотал. - Простите.

- Получается, вы уже начали под этим плато строить?

- Спустились. Строим под плато. Рушим и скрепляем. Закладываем. Будет очень весело, - улыбнулся коварно гоблин, чем вызвал омерзение у остальных. – Сейчас главный занят. Могу позвать, если надо.

Да ладно вам, нельзя быть такими расистами, нормальная улыбка, ну зубки кривые, ну кожа морщиниста и выглядят стрёмно. Но парни-то нормальные, вон чего сейчас строят. И мне кажется, что мало кто на такой проект бы согласился.

- И всё это над лавой?

Гоблин кивнул.

Блин, ну тут сам бог велел посмотреть, как там всё выглядит.

- Ладно, всем ждать. Ты, - кивнул я на гоблина, - веди к главному вниз.

- Да.

Оставив морщащихся девушек и пофигистичных мужиков среди группы гоблинов, я отправился вслед за заместителем через всё это поле. Нет, серьёзно, просто огромная, практически гладкая площадка из чёрного камня. Мне даже было немного неуютно по ней идти, осознавая то, что подо мной по идее сейчас бурлящая магма. Как эта хуйня обвалится, так ух! Полетим вниз.

Вскоре мы вышли к такой небольшой дыре у самой стены в противоположной стороне от входа, из которой торчала лестница. Когда я туда заглянул…

- Ебать… - только и вырвалось у меня, когда я увидел, что находилось внизу.

Там в дыре, открывался потрясающий вид на дно вулкана. На глубине метров пятидесяти от стенки до стенки виднелась чёрно-красная вязкая, словно мёд, лава. Она походила на пластилин или какую-то красную краску, которая стала уже застывать; перекатывалась внизу, иногда булькала красными или ярко-жёлтыми пузырями, подбрасывая вверх раскалённые капли.

В некоторых местах она бурлила, словно джакузи, образовывая целые жёлтые озёра. В некоторых местах она взрывалась, поднимая целые всплески в верх, которые, казалось, ещё немного и дотянутся до верха.

И это пространство под плато, на котором мы находились, выглядело как огромный, какой-то доисторический древний зал, чей пол был залит лавой. Само такое зрелище вызывало лёгкий страх и неуверенность.

Но что хуже, над этой раскалённой массой висели хиленькие доски на верёвках, которые были прикреплены к «потолку» этого зала.

Даже предполагая нечто подобное, сдержать вздоха восхищения я не мог.

- Дух захватывает… Вы здесь не задохнётесь? Тут же по идее воздуха мало должно быть.

- Никто не умер, - пожал плечами гоблин и полез вниз.

Ну… в принципе, тоже верно.

Гоблин довольно ловко спустился вниз на доски, которые висели над лавой на верёвках, и резво двинулся по ним под плато, пропав с поля зрения. Хотя даже того, что я увидел, было достаточно.

Через минут десять ко мне выполз главный гоблин, с которым до этого я обсуждал план действий, одетый в толстый защитный комбинезон из кожи с кучей подкладок. А… то, что туда прошлый гоблин без защиты полез, это нормально?

- Господин антигерой, - кивнул он.

- Добрый день. Смотрю, у вас тут работа кипит.

- Мы уже устанавливаем нижние заряды. Всё в порядке.

- А плато вниз не рухнет? - потопал ногой я по каменному полу.

- Нет. Всё рассчитано. Оно не обвалится. Только уровень лавы поднимается. И ещё проделали в стенах полые отверстия. Поднимется давление лавы, заполнит стены. Будет большой бух, всё окажется здесь.

Я надеюсь на это. А то будет стрёмно, если всё это плато, на котором мы стоим, просто полетит вниз.

- Ясно, тогда вопрос по поводу самого входа, его практически не видно…

Было у нас что обсудить по поводу этого места. Много всяких мелочей, которые стоило подготовить заранее. Одно дело план, другое дело, когда ты сам взглянул на ситуацию, на местность и понял, что нужно ещё сделать. По крайней мере, прогулявшись сюда, я сразу заметил кучу всяких мелочей, о которых не подумал, например, изначально.

К примеру – боковые ходы.

Ладно я, ещё найду, как добраться до жерла. А другие? Да они заблудятся по дороге! То есть надо сделать, что никто случайно не свернул не туда. Плюс проходы, надо бы их заминировать, а то мало ли. Последовательность взрывов, надо, чтоб меня самого не накрыло, а то будет очень неприятно мне.

И таких моментов, которые стоило уточнить или сказать сделать, было немало. Немного, но и не мало. Всевозможные тонкости, которые могли как помочь мне, так и наоборот, подложить Пятачка.

Обсуждение этого заняло кое-какое время. Ведь я не только обсуждал все тонкости этого места, но ещё и ходил, рассматривал, запоминал. А то будет прикол, прибегаешь такой, а тут сука тупик, и ты такой: да блять!

Да-да, я и так могу!

- И всё же… он точно рванёт? - с сомнением спросил я, когда мы успели пройти по намеченному пути раз сорок. Теперь я, наверное, смогу и с закрытыми глазами пройти здесь.

- Мы – гоблины. Мы строим долго под землёй. Мы строим много под землёй. Да, очень грубо. Да, иногда некрасиво. Но всё это держится. Здесь мы сделаем как надо.

- Будем надеяться, - пробормотал я.

- Верьте. Вы же не человек, - спокойно ответил гоблин.

Блин, а вот это было обидно!

- Ну… технически я человек, - заметил я осторожно, боясь травмировать психику гоблина. А то вдруг не заметил.

- Технически мы гоблины, - ответил мне он.

- А в действительности?

- Гоблины.

Так, я чего-то не догоняю.

- Вы говорите, что вы гоблины и технически, и по-настоящему, верно? – уточнил я.

- Верно.

- Но я на самом деле и технически тоже человек.

- Нет, на самом деле вы антигерой, - не согласился гоблин. – Технически – человек.

- Но получается, что по-настоящему вы не гоблины, исходя из такой логики, - попытался я разобраться и объяснить ему.

- Нет, мы гоблины. Но мы правильные гоблины.

- А есть неправильные? – спросил я.

- Есть дикари, - ответил он. – Они насилуют женщин людских для потомства. Едят людей. Не умеют жить организованно. Они ничего не понимают и никого не принимают. Как животные. Только сила. Мы же правильные гоблины. Мы живём в городах. Мы не насилуем и не грабим, если только очень не захочется.

- То есть вы разделяете себя ещё на группы.

- Да, - кивнул он. – Как люди. Плохие и хорошие. Вы делите себя так, верно?

Не совсем корректно, но я понял о чём он.

- Тогда, раз у вас всё так хорошо, почему вы решили присоединиться ко мне? Разве вы не свободный народец, что шастает по подземелью? Строили бы себе так же всё, рыли бы норы и так далее. Ну или в городах жили.

- Свободный. Но люди не любят нас. Был один ебонат, – гоблин поморщился. – Он никак не мог успокоиться. Прибегал, всех убивал и убегал. Больной ублюдок. Срать выходишь, он из сортира вылазит с криками: убить гоблина. Идёшь на охоту, он из придорожных кустов вылазит с криками: убить гоблина. Тащишь навоз, а он из кучи вылазит и кричит: убить гоблина. Тот ещё дебил, всех заебал.

- И что с ним стало?

- Пропал. Видимо добегался.

- Но его тоже можно понять. Меня тоже, например, пытались гоблины убить, - заметил я. – Хотя я особо ничего не делал им плохого.

Гоблин махнул рукой.

- Извините наших братьев диких. Мы не все такие. Те дикие. Дикари. Как животные. И люди не могут отличить нормальных гоблинов от них. Всех под один меч. Всех убивают. Люди как животные. Кусают всё, что похоже на еду. Могу понять, но легче не становится. С разделения на день и ночь стало легче. Здесь монстров больше, здесь как свои. Но всё равно не любят и гонят. Сами лезут, не мы первые.

- А эти люди? Что в городе?

- Как надо что-то копать или строить простое – бегут к нам. Немощные. Нас много, мы вместе. Мы можем всё. Люди разобщены. Просят потому помощи.

Ну хоть не пытаются убить их и на том спасибо. Хотя эти гоблины точно отличались от тех, кого мне приходилось видеть до этого. Я имею в виду диких гоблинов, как он их назвал. Те действительно были похожи на животных; эти же и одеты нормально, и лицо обладает мимикой, что не может не радовать.

К концу дня мы полностью обошли весь этот вулкан, наслаждаясь слишком высокой температурой и рассматривая живописные пещеры. Под конец было решено заночевать прямо здесь, под прикрытием гоблинов и естественных преград в виде запутанных пещер. Да, через них есть тропинка, но в узком проходе куда легче держать оборону, чем в том же лесу.

Хотя и не все были согласны с таким решением. Девушки явно были не рады оказаться в столь зелёно-сером сообществе, где их ягодки могли стать общими.

- Господин, мы можем спуститься вниз с горы, - тихо сказала следопытка. – Может не стоит здесь оставаться, а?

- Да ладно, ты же спишь с мужиками. И люди Анчутки, вспомни какие они. И ничего, спали с ними твои подруги.

- Но те на людей были похожи, а эти… бр-р-р… сексуальные хищники. Мерзкие, маленькие, вонючие и злые.

- Ну для начала они не вонючие, - заметил я. – Про мерзких тоже ещё вопрос. Вон, Рубека не жалуется.

Да-да, Рубеки не видно, и как я понял, она удовлетворяет свою извращённую натуру. Эх, Рубека-Рубека… то с собакой, то с гоблинами… Что с тобой не так?

- Но мы не Рубека, господин, - тихо и жалобно сказала следопытка. – Нам так-то боязно.

- Они наши союзники, имей это ввиду, - напомнил я. – У нас здесь не место расизму и предубеждениям. Они даже не подходят к нам, стоят там себе в сторонке. Вот как тронут тебя, так и жалуйся. А всякие там вот такие слухи держи при себе, иначе выебу. К тому же в темноте не видно.

- Зато чувствуется отлично! Лучше выебите, - ответила она.

- А потом расскажу Клирии, что между нами кое-что было.

- Нет, не надо, я поняла, - тут же ответила следопытка. – Но здесь всё равно очень жарко.

- Зато безопасно. Или уже забыла, что нас преследовали?

- Нет, не забыла, - вздохнула она.

И всё же она была права. Здесь действительно очень жарко. Оттого нам пришлось раздеться до гола перед сном, чтоб хоть как-то было легче, и то, всё равно были все мокрые. Хотя… вид на голых и мокрых девушек был бесценен, хочу сказать. Их гладкая кожа, капельки пота, которые стекают по ним, тяжёлое дыхание…

Короче, несмотря на жару, здесь были и свои плюсы. Хоть взгляд порадовал, что тоже неплохо. Иногда важен даже не сам секс, а зрелище, которое открывается перед тобой.

Уже к утру все мокры, немного уставшие даже после сна, но зато живые и здоровые мы начали собираться в обратный путь. По крайней мере теперь я имел представление, куда лезу, что было не маловажно.

Правда боюсь девушки не совсем понимали, почему для меня это так важно, но они и плана не знали. Мужикам было пофиг. Рубека… Ой бля, довольная-то какая идёт, пиздец просто. Такая прямо порхает. И вроде на лицо же не страшила, найди себе мужика или лучше десяток мужиков, но нет, ходит по нечисти. Я не против межрасового секса, если на то уж пошло, однако всё равно не могу понять её предпочтений. Против гоблинов ничего не имею, но соглашусь со следопыткой – гоблины на вид не очень. А я ещё и гоблиншу видел, так что вообще бр-р-р.

Мы спокойно собрались и, распрощавшись с гоблинами, двинулись к выходу. Нас провожал главный.

- Мы будем работать не покладая рук во имя антигероя, - сказал гоблин так, словно для него была честь заниматься этим.

- Ты преисполнен уверенности, - усмехнулся я. – Не боишься меня?

- Вы трогаете только людей. Мои люди не жили так хорошо до этого. Люди боятся вас.

- И это хорошо по-твоему?

- Всё, что плохо для людей, хорошо для нас, - уверенно ответил он. – Для нас вы не человек. И мы рады, что можем помочь вашим планам.

Вон оно как. Вот значит кем видят меня гоблины, даже не человеком, а монстром, который убивает людей.

- Я буду ждать от вас новостей, - кивнул я им. – Постарайтесь всё сделать к сроку.

- Какому?

- Чем быстрее, тем лучше, - ответил я. – Пока даты точно не известны, но будет хорошо, если к началу всеобщего пиздеца всё будет готово.

- Можете положиться на нас, всё будет в лучшем виде, - отрапортовал он.

К тому моменту мы уже вышли из пещеры.

Глава 328

Иногда мне кажется, что несчастья преследуют меня. Оглядываюсь назад и вижу, сколько на мою голову валится совпадений и проблем, словно кто-то активно посыпает голову зубастыми роялями.

Но я в этом неправ. Очень сильно не прав. Всё потому, что стоит оглянуться вокруг, и ты поймёшь, что есть люди, которым не везёт в сто раз больше. Сожгли дом, попал в рабство, умер ребёнок, стал прислугой у какого-нибудь маньяка и под конец тебя запытали. Стоит просто взять любую историю несчастного, и становится ясно, что если уделить внимание именно ей, то она будет казаться наполненной зубастыми роялями.

Другими словами, есть немало людей, которым везёт куда меньше. И это всё просто дело случая.

И то, что мне пришлось пережить в следующие пол часа, можно было бы назвать настоящим зубастым роялем, но я понимаю, что есть куча людей, у которых совпадения были куда страшней и их последствия были куда плачевнее.

Мне же просто не фортануло.

Мы спускались с горы, оставляя за спиной гоблинов, которые готовили часть плана, не покладая рук. Я лишь надеялся, что они сделают всё правильно, и меня нахуй не убьёт там потом. Я в принципе доверял им, но как и любой план, этот мог с таким же успехом дать трещину или вообще пойти по пизде.

Мы спокойно спустились до самой опушки по склону, даже не сломав себе ноги, что уже можно было считать чудом. Заняло у нас это чуть больше часа, после чего мы углубились в лес. Здесь управление группой вновь взяла на себя следопытка, и мы начали петлять среди деревьев, аккуратно путая следы.

Вообще, это было делать не обязательно, однако осторожность, правила, все дела. На такие ситуации у нас существуют определённые правила поведения, так что мы просто следовали им. Как говорили мне в универе, главное всегда соблюдать правила и всё будет нормально. И я, знаете ли, согласен с ними.

Однако это не всегда спасает, что печально. Бывают ситуации, когда что-либо делать уже бесполезно, так как ты уже под колпаком и все твои попытки выглядят глупо.

Но мы на тот момент не знали об этом.

Потому, отойдя на достаточное расстояние от горы, встали на обеденный привал.

- Всё как обычно, ты на охоту, возьми его, - кивнул я следопытке и патлатому. – Вы вдвоём готовите костёр и хворост. Рубека, сидишь рядом.

- Кстати, господин, можно спросить? – обратилась ко мне следопытка, собираясь на охоту. – А зачем вам вулкан?

- Нужен. Просто нужен, - ответил я. Желания посвящать её в планы не было, слишком ранг низок.

- Понятно, - пробормотала она, вытащив из рюкзака какие-то травы, смазку какую-то, охотничий нож. – Просто вы так заинтересовались этим местом, что…

Она молча посмотрела на меня.

- Что? – предложил я продолжить ей, но она лишь молчала. Молчала и смотрела на меня, словно ожидая, что я прочитаю её мысли. – Так что? Что тебе становится жутко или что? Эй, ты меня…

И тут я понял, что замолчала не только она. Замолчали все.

Абсолютно все.

И не только замолчали, но и замерли. Рубека в полуприсяде, уже желая встать с корточек, так и замерла посередине, наёмник протягивающий колчан стрел другому. Более старшая наёмница, нагнувшаяся за хворостом.

И следопытка продолжает смотреть на меня, словно какая-то жуткая кукла.

Ну и я… замер. Естественно, на меня это не подействовало, однако из всех вариантов притвориться, что меня тоже это захватило, а потом уже по ходу разобраться, показалось мне наилучшим решением. Потому что, скорее всего, нас уже окружили и, если рыпнусь, то есть огромный шанс получить стрелу или фаербол меж лопаток. А так сейчас они подойдут и…

Кусты за спиной зашуршали. Я замер, не смея даже вдохнуть полной грудью, просто глядя прямо вперёд.

- Итак… - раздался слегка иностранный голос девушки, которая, судя по всему, только-только становилась женщиной. – Вот значит, где вы…

Шаги разделились… Нет, они умножились, я услышал одновременно ещё пар пять или шесть.

Кто-то положил мне ладонь на спину и провёл до самой макушки, словно поглаживая свою новую машину.

- Хм… всего шесть человек… - прямо передо мной прошла…

Цыганка.

Сучья дочь, это та самая цыганка на рынке, которая разговорила Рубеку! Вот же…

Кажется, я знаю, как они вышли на нас. Надо будет обстоятельно поговорить после этого с рыжей и доходчиво объяснить, что можно делать, а что нельзя. Я понимаю, что она простая целительница, но зерно здравого смысла в ней должно быть.

А цыганка тем временем прогуливалась между нами. На глаза попались ещё и рыцари. Все они были в такой неприятной броне, чёрной с красными прожилками, словно вплавленная кровь. Ну или дерьмо с кровью, тут кому как. Они окружили нас, послушно стоя вокруг нашего импровизированного лагеря, пока цыганка рассматривала свой улов. Видимо наёмники или телохранители цыганки, которая вполне может оказаться не последней девушкой в этом графстве.

Что касается этой суки… я бы дал девушке лет так восемнадцать или чуть больше. Ещё совсем молодая, однако во взгляде, да и в поведении сразу были видны повелительные нотки, словно она привыкла, когда все падают к её ногам. По крайней мере она вела себя как хозяйка положения, которой по барабану законы королевства. Я слышал, что кто-то из графинь может перевоплощаться, но… встретить её в лесу?

Осмотрев каждого из нас, цыганка остановилась напротив Рубеки.

- Вот и ты… - она взяла её за волосы и покрутила голову в разные стороны. Закрыла глаза и вдохнула полной грудью, словно пыталась почувствовать запах Рубеки. – Значит действительно целительница. – Это ты на нюх поняла?! – Магический фон слабый, но… для жертвы пойдёшь.

Она похлопала испуганно моргающую Рубеку по щеке, словно подбадривая, после чего подошла к следопытке. Схватила за одежду и сдёрнула вниз, оголяя той грудь, достала кинжал и полоснула, пуская кровь. Я мог только наблюдать, как следопытка в немом ужасе смотрит на это всё, не в силах пошевелиться.

- Так, эту… молодая… хм-м-м… - цыганка попробовала кровь на вкус, обмакнув палец в неё. - На кровь пойдёшь, девчушка. Как раз молоденькая.

Цыганка точно получала удовольствие от того, что сообщает каждой жертве её участь. Так наёмница, что постарше, пойдёт на ингредиенты. Патлатый тоже пойдёт на ингредиенты. Лысый пойдёт как жертва для какого-то обряда.

Я в этом списке был последним.

Но вместо того, чтобы остановиться передо мной так же, как и перед другими, цыганка просто прошла мимо, лениво скользнув по мне взглядом, словно я был самым худшим экспонатом среди всех.

- Этот пойдёт на опыты.

Чего?! Меня так низко оценили?! То есть я кроме как на опыты никуда не гожусь?! А как же ингредиенты?! Ну на ингредиенты я-то должен был подойти! Эй! Ты меня сейчас пиздец как обидела! Я отлично подхожу хотя бы на ингредиенты! Да приглядись ко мне сука! Я отличный ингредиент!

Кажется, моё возмущение было услышано, так как, стоило цыганке сделать пару шагов, как она неожиданно остановилась, словно налетев на невидимую стену. Это сраная оценщица быстро развернулась и вернулась обратно, остановилась прямо передо мной и уже куда внимательнее начала вглядываться в моё лицо. Цыганка точно так же, как и с Рубекой, закрыла глаза и вдохнула полной грудью, после чего взглянула в мои глаза.

- Магический фон? Вот так сюрприз, неужто воин-маг? – казалось, для неё это было открытием. – Ха, воин-маг, вот так да... Не уж-то кто-то выбирает этот путь?

Цыганка внимательно осмотрела меня, после чего её взгляд остановился на револьвере. Она аккуратно с интересом достала его и начала разглядывать.

- Хм… какая тяжёлая вещица… это… трубка? Это курительная трубка? Или же какая-то навигационная штучка? Я видела навигационная приборы, но этот какой-то странный… хм… Тяжёлый…

Цыганка спрашивала у меня это, словно думала, что я отвечу. Хотя, скорее всего, это была лишь привычка разговаривать самой с собой.

Она взвесила револьвер на руке, после чего её взгляд зацепился за спусковой крючок. И всё бы ничего, но вот держала она револьвер… стволом в свою сторону.

- Забавная штука… А это у нас какой-то рычаг, да? - она посмотрела на меня, улыбнувшись, словно пытаясь угадать шараду. – Его надо нажать, верно?

И в этот момент я просто протянул руку, схватившись за рукоять, тем самым обхватив её ручки. И глядя в её перепуганный глаза, которые она подняла ко мне, произнёс:

- Верно.

И надавил на её пальцы, нажимая на спусковой крючок.

Выстрел в лесной тишине неприятно ударил хлопком по ушам. Цыганка, получив пулю в грудь практически в упор, едва не отлетела вместе с револьвером, но мне удалось её удержать. Более того, когда она обмякла и повисла на револьвере, я, всё так же держа его, резко крутанулся, выпуская оставшиеся пять пуль в её охрану.

Трое даже не успели двинуться. Двое успели, но их это не спасло. Последний подскочил ко мне на расстояние удара и… Я получил стрелу в плечо со спины.

Ну блять конечно, куда же без крыс!

Я выпустил из рук револьвер вместе с цыганкой, которая словно мешок упала на землю, и ушёл влево, пропуская большой размашистый удар меча, попутно доставая свой. Отпрыгнул от ещё одного удара. Слишком сильный, но и слишком неповоротливый противник не был для меня проблемой в отличие от снайпера.

Я вновь дёрнулся в бок и вновь увернулся. Только уже от стрелы, которая стукнулась о броню воина и с металлическим щелчком отлетела в сторону. Дёрнулся вперёд, уклоняясь от меча, бью в стык между шлемом и бронёй… И эта консервная банка просто хватает мой меч за лезвие, словно какой-то прутик.

Но меня это не сильно остановило. Я просто дёргаюсь вперёд и уже беззащитного и неповоротливого воина бью кинжалом прямо в щели забрала, вгоняя длинный разделочный нож по самую рукоять. Небольшое сопротивление, хруст, вскрик и он дёргается назад, хватаясь за лицо.

Теперь остался…

Я оборачиваюсь, и стрела врезается мне прямо в грудь. Если бы не обернулся, то она бы попала мне ровно в сердце. А так лёгкое пробила, ребра сломало и… всё, в принципе. Ну ничего, и не такое переживал. Тем временем листва на дальней стороне нашего лагеря зашуршала, что свидетельствовало о побеге снайпера.

- Ты, за мной! Остальные, кончайте его! – крикнул я своей команде, которая точно так же обрела возможность к движению.

Я подхватил револьвер, на бегу высыпая гильзы и запихивая патроны, и мы со следопыткой бросились в лес вдогонку за убегающим снайпером. Если этот хуй уйдёт, то неизвестно, какие проблемы нас будут ожидать. Что-то мне подсказывает, что эта цыганка не последний здесь человек, и за её смерть нас по головке не погладят.

Мы вдвоём ринулись в лес в тот момент, когда остальные кучей набросились на раненого воина. Следопытка, как и положено, бежала впереди меня, словно хорёк, ныряя в кусты, под ветви деревьев, между стволов с какой-то непостижимой грацией в то время, как я буквально проламывался вперёд подобно медведю.

- Спереди! – крикнула следопытка и резко ушла в сторону. Я же просто отклонил корпус, и стрела с глухим стуком вонзилась в ближайшее дерево. Это было довольно близко.

Мы продолжили преследование, пытаясь нагнать беглеца. Мне это напомнило эльфов в лесу, когда мы шли в горную империю. Там мы тоже преследовали беглеца, только уже ночью.

Всё так же петляя между деревьев, мы вышли к небольшому ручью, где следопытка крикнула:

- Он уходит вниз по ручью! Обойдём! Гоните его, я наперерез.

Ну если она так сказала, то так и поступим. Я вот, например, чот вообще не видел, кого мы гоним. Просто замечал иногда какие-то шевеления впереди среди кустов, но не больше. Там тень мелькнёт, там шевельнётся, там зашуршит ветвями. Вот по таким ориентирам и бегу, пытаясь нагнать ублюдка.

Это же надо, две стрелы вогнать в меня! Благо живучесть хорошая, мне пусть и больно, и бежать тяжело, отчего долго такой кросс не выдержу, однако я всё же на ногах и боеспособен.

Я нёсся как угорелый вдоль ручья, пытаясь не сломать себе ноги о камни в то время, как передо мной маячила всё больше и больше фигура урода в плаще. Мелькала между кустов, иногда попадаясь на глаза на доли секунд и вновь пропадая. Я подбавил газку, ещё раз перепрыгнув несколько камней и из последних сил добавил скорости, сокращая дистанцию, когда наконец появился удачный момент выстрелить.

Я вскинул револьвер, целюсь и… не выстрелил.

В тот самый момент, когда я прицелился, готовый уже нажать на крючок, стрелок обернулся. Обернулся на мгновение, которого было достаточное, чтоб увидеть его лицо.

На мгновение я тупо затормозил, когда в моей голове проскользнула мысль: «чего блять?».

Из-за этого затупа стрелок успел юркнуть в спасительные кусты, уходя из-под зоны прострела, и вновь разрывая дистанцию между нами.

Вот же… блять.

Теперь приоритеты сменились, мне нужен был тот чувак живым. Во что бы это не стало, надо было изловить стрелка живым.

Не пряча револьвер, я вновь бросился в погоню, хотя уже понимал, что догнать мне его будет очень проблематично. Лёгкие уже заполняла кровь и было очень тяжело дышать, словно из меня частично выпустили воздух.

Но всё же…

Я пронёсся дальше, держась ручья, после чего вышел к небольшому пруду. И… куда?!

Быстро оглянувшись, мне на глаза попалась примятая трава, и я тут же бросился в ту сторону, боясь, что теперь стрелка может догнать моя следопытка, и неизвестно, кто выйдет оттуда победителем. В любом случае, я не хотел жертв ни с одной, ни с другой стороны.

Но естественно, что миру насрать на то, чего я хочу, а чего нет. Он всегда поступает так, как хочет. И зачастую он хочет мне насолить и испортить жизнь.

Как сейчас.

Я выскочил на поляну, и моему взору предстала очень красноречивая картина.

На одной стороне моя следопытка, стоящая и заносящая над собой меч для того, чтоб от души рубануть врага.

На другой стороне тот самый стрелок, который лежал на земле, прикрывая голову рукой, словно это могло его спасти.

Я среагировал мгновенно. Куда быстрее, чем в тот момент на ручье, потому что подсознательно знал, что надо делать и что мне нужно больше всего. И среагировал не головой, а лишь своими рефлексами.

В тот момент, когда меч пошёл вниз на стрелка, я, не целясь, выстрелил.

Наёмница вскрикнула и её отбросило в сторону, меч выскользнул из её рук и воткнулся буквально в сантиметрах от головы стрелка. Это было везение, чистое везение, сегодня над стрелком сошлись звёзды.

Я быстро подошёл к наёмнице, которая сейчас валялась в сторону и стонала, хватаясь за живот, откуда хлестала кровь.

- Я… я ранена… - проскулила со слезами на глазах она, даже не поняв, кто загнал ей пулю. – Я ранена, боги… помогите…

Стрелок попытался встать, но я, проходя мимо, пинком в живот отправил его обратно на землю. Приложился не сильно, чтоб не переломать кости, но достаточно, чтоб он не встал в ближайшие несколько минут.

- Тихо, - я сел рядом с наёмницей, уже оторвав у себя рукав и придавив этой тряпкой ей рану. – Прижми вот так, чтоб приостановить кровотечение, сейчас я отнесу тебя к Рубеке, и она подлатает твою тушку.

- Больно… меня ранили, - проскулила ещё раз следопытка, роняя слёзы. Она с трудом села и посмотрела на расползающееся кровавое пятно на животе. – Это… это вы ранили меня? Господин… за что?

В её голосе помимо боли слышался испуг. Испуг за себя, за то, что она могла привлечь к себе мой гнев чем-то, даже не поняв этого, и поплатиться за это жизнью.

- Это моих рук дело, - кивнул я. – Я не мог позволить тебе убить её. А теперь погоди немного…

Я быстро встал, подошёл к стрелку и с силой опустил ногу ему на колено. Времени церемониться со связыванием не было, так как следопытка не может ждать, а дать возможность уйти стрелку я не мог. Не мог позволить, чтоб сейчас он куда-либо убежал. Только не теперь.

Громкий хруст разнёсся по округе, а вслед за ним и высокий, громкий женский крик. Она кричала надрывно, со слезами в голосе от адской боли. Кажется, я даже немного перестарался, так как из сустава теперь торчали обломки кости, кожа лопнула и оттуда хлестала кровь. Но так нужно, действительно нужно.

Недолго думая, я вновь поднял ногу и сломал ей уже второе колено. Крик стал сильнее. Она села, схватившись за переломанные ноги, ревя и крича от боли. Мне было неприятно смотреть на неё. Неприятно потому, что я ломал ей ноги, когда она была чуть ли не первым человеком в это мире, который отнёсся ко мне с искренней добротой и не попытался убить. Мне было её жалко, особенно глядя на это полное боли лицо. А ещё мне было за это стыдно.

Но прости эльфийка, это ради твоего же блага.

Глава 329

Мне самому было не очень-то и легко с простреленным лёгким и торчащей из спины стрелой, однако сейчас моё состояние меня волновало меньше всего. Я вновь бежал, вновь тащил на себе человека, только уже не Рубеку, а следопытку, которая скулила, бледнела и медленно умирала.

Спасибо, что хоть медленно умирала, а не быстро, иначе шансов спасти её у меня бы не было.

И всё, скорее всего, из-за Рубеки. Если это так, я клянусь, что покараю её со всей справедливостью, которую она забудет нескоро. Я знаю, что вряд ли она это сделала специально, однако оставить это просто так я не мог.

Наконец я выскочил из леса к своей команде, которая, обнажив мечи, настороженно смотрела на меня. Помимо покойников, которые здесь были, в центре связанной лежала эта цыганка, которая на нас и напала. Видимо не сдохла от пули, раз связали. И видимо она далеко не так слаба, как нам бы хотелось. Быть может даже графиня, хотя это немного странно.

- Так, ты, - кивнул я патлатому, - оттащи её метров на пятьдесят в лес от лагеря. Чтоб она не смогла тут кинуть ещё раз свой контроль мозга на нас. Рубека, твой пациент, шевелись, иначе она помрёт.

Я аккуратно положил скулящую следопытку рядом с так и не разожжённым костром, позволяя Рубеке заняться своим делом, после чего оглянулся.

- Больше никого не нашли?

- Это всё, - кивнул лысый. – И-и-и… господин, вы ранены.

- Да, я вижу. Но пока могу жить с этим, так что не страшно.

Да-да, живучесть у меня сейчас уже шестьдесят восемь, и организм довольно стойко борется за мою жизнь с этими повреждениями. Конечно, я до сих пор кашляю кровью и тяжело дышу, однако ни слабости, ни чего-либо ещё у меня нет, так что можно не волноваться.

- Позаботьтесь о ней, - кивнул я на следопытку, - а я пока ещё раз сгоняю в лес.

С этими словами я двинулся обратно в чащу к тому месту, где оставил эльфийку с переломанными ногами. Я не мог дать ей позволить убежать, так как неизвестно, что она теперь за человек и что ей движет. Приказ или реальная преданность. В любом случае, её смерти я не хотел.

Поморщившись, я выдернул из спины стрелу, после чего обломал кусок у этой, не став вытаскивать, чтоб она продолжала закупоривать дыру. Теперь они мне хотя бы не мешали, хотя тело болело.

Очень скоро я нашёл то место, где оставил эльфийку с переломанными ногами. Место нашёл, эльфийки не вижу, куда-то уползла. Хотя далеко уползти она не могла, так что труда найти её не составит. Особенно когда эльфийка оставляла за собой смятую траву и кровь.

И вскоре я уже смотрел на ярко огненную лучницу, которая, скуля и плача, ползла задом наперёд, таща за собой переломанные ноги. Жалкое зрелище, когда человек пытается себя спасти даже в такой ситуации. Однако при этом, пусть оно жалко выглядит, оно достойно уважения, бороться всегда.

Завидев меня, эльфийка в ужасе заработала руками ещё быстрее, однако…

Упёрлась спиной в дерево.

Когда я приблизился, она вжалась в ствол. Её взгляд был как у затравленного животного, которое загнали в угол. Эльфийка закрыла заплаканные глаза, плотно сжав губы и буквально вжавшись всем телом в ствол дерева от меня подальше, словно ожидая контрольного добивающего удара. Её всю трясло как от сильного холода. Так обычно ведёт себя человек, который ожидает, что ему просадят сейчас по почкам.

Но нет, ты не угадала, ушастая.

Я присел рядом с ней.

- Здравствуй, - тихо поздоровался я.

Но она мне не ответила, лишь плотнее сжала губы.

- Ты, видимо меня не помнишь.

Ноль реакции. Тогда я коснулся её щеки пальцами. Эльфийка вся напряглась, словно ожидая, что я этими самыми пальцами сейчас ей кожу сдеру.

Я вздохнул.

- Ты хоть глаза открой что ли, дурёха. Если бы я хотел тебя убить, то сделал бы это в самом начале.

Рыжая эльфийка медленно открыла зенки, словно ей было это тяжело сделать, и испуганно посмотрела на меня, пытаясь отодвинуть своё лицо подальше, словно мои касания её обжигали.

- Ну здравствуй, как жизнь?

Я думал, что эльфийка меня сразу узнает, но увы, ошибся. Она смотрела на меня взглядом человека, который просто боялся и не понимал, кто перед ним.

- Здравствуйте, хорошо, - ответила она. Постаралась придать голосу бодрости и повседневности, однако слышен был только испуг и слёзы.

- Ты меня не узнаёшь, - вдохнул я.

- Эм… нет. Только не ломайте мне теперь и руки, - постаралась она пошутить, пуская слёзы, понимая, что её слова могут перерасти из шутки в реальность.

Я вздохнул и ещё раз оглядел её. Сисек как не было, так и нет. И волосы сохранили свой яркий насыщенный цвет. А вот уши…

Я убрал её волосы, чтоб взглянуть на них.

Да, подрезаны, чтоб сходить на человеческие. Видимо, когда её перепокупали, не заморачивались с этим. Хотя действительно, зачем тратить на раба целителя, если можно купить другого. Они вон уже, зарубцевались.

- И сколько ты в рабстве? – спросил я.

- Я? Лет девятнадцать-двадцать, я уже и не помню.

- И уши тебе…

- Сразу подрезали, как поймали, - с готовностью ответила она, видимо думая, что так оттягивает неизбежное будущее. – Подрезали, сказав, что длинные уши многих раздражают. Только не отрезайте мне их полностью, пожалуйста, - добавила она быстро, когда я потрогал их.

- И как ты попала в рабство?

- Я… я пыталась уйти из страны, когда всё началось, но… меня схватили на границе и посадили на рабский ошейник.

- Понятно… - вздохнул я.

- Но я многое умею, - тут же продолжила эльфийка. - Я умею охотиться, умею с детьми сидеть, умею убирать, умею читать, умею готовить, умею… - она покраснела, - я сексом хорошо занимаюсь. – И тут же добавила. – Любым.

Я так подозреваю, она перечислила всё, что ей уже приходилось делать. Мой взгляд переместился на её переломанные колени. Эльфийка тоже посмотрела на них.

- Они заживут, - тут же сказала она. После чего прибавила. – Наверное.

- Наверное? – Я знаю, это странно смеяться над такими травмами, но она так сказала это. Типа, а, заживёт, а потом ещё и добавила «наверное». – Блин, я смотрю, жизнерадостности тебе не занимать.

- Я… вы же не убьёте меня? – решила перейти она сразу к делу. - Я просто работаю как рабыня. Я не выбирала себе хозяек.

Фраза была до боли знакомой, когда люди говорят, что они ничего не делают, просто исполняют приказ. Однако в данной ситуации будучи рабыней у неё и выбора нет.

- Ну ты и дырявая память, - вздохнул я, взъерошив ей её огненные волосы. – Ты так и не вспомнила меня.

- Я… мы знали друг друга? – удивилась она. А потом тут же добавила. – Значит вы меня отпустите?

- Да, конечно, я даю минуту. Если за минуту не уйдёшь на расстояние ста метров, то будем считать, что ты отказалась уходить, - кивнул я.

- Я… - она посмотрела на свои сломанные колени, после чего в заплаканных глазах сверкнула детская обида. – Так нечестно! Я не успею!

- Тогда не говори глупостей, - дал я ей щелбан. – Куда ты так убежишь? И куда? С твоими сломанными ногами?

- На свободу, - буркнула эльфийка, поджав губы.

- На свободу, - вздохнул я. – Будет тебе свобода, но попозже. Ты так и не узнала меня?

Она лишь покачала головой.

- Я за свою жизнь видела много людей. Очень много, поэтому я не могу всех запомнить.

- Окей… а если я тебе шишку в жопу вставлю?

- Не надо, - ответила она словно ребёнок, которому угрожают манной кашей. – Один раз я уже проснулась с шишкой в попе.

- И как тебя угораздило? – поинтересовался я.

- Подозреваю, что мой попутчик решил так пошутить. Вы на него, кстати говоря, очень похожи.

Блин, это уже похоже на троллинг меня самого.

- Потому что я и есть он, рыжая ты бестолочь, - дал я ей ещё одного щелбана.

- Не правда! – ответила она упрямо и с какой-то обидой. – Он погиб двадцать два года назад вроде.

- А если нет?

- Он погиб, - упрямо ответила эльфийка.

- Ну ты точно шишку в жопу хочешь, - оглянулся я в поисках таковой.

- Нет! Не надо! Вы это он! Я верю! – тут же ответила эльфийка.

- Это ты говоришь, чтоб я отстал от тебя? – поинтересовался я.

- Конечно нет! – ты даже не представляешь, ушастая, как это звучало фальшиво. Ты прямо пиздец как спалилась.

- Нет, нам точно нужна шишка… - пробормотал я оглядываясь.

- Не надо шишек! Пожалуйста, отпустите меня! Я же ничего вам не сделала! Я поползу своей дорогой, а вы своей, - она пыталась улыбаться, но её лицо искажал страх.

- Тоже поползу? – спросил я.

- Я вам приказывать не буду. Как пожелаете, - тут же ответила ушастая.

- Нет, эльфийка моя неотёсанная, так не пойдёт. Давай попробуем иначе. Ты помнишь, как встретила того парня?

Она неуверенно кивнула.

- Вы встретились на дороге, он шёл в противоположную сторону от той, в которую ему нужно было. Он заплатил тебе золотом, и в первую же ночь вы переспали. Он представился тебе как учёный. Всё верно?

Она слегка угрюмо кивнула, словно была не рада этим воспоминаниям.

- Ты налакалась из фляги дорогой спиртовухи, после чего вы потрахались. Ты тогда предложила ему искупаться в озере, а он отказался. После этого ты жаловалась, что многие воспринимают тебя как шлюху, что многие не любят полукровок, хотя готовы трахнуть их. Это тоже было, верно?

Эльфийка упёрлась в меня недовольным взглядом и кивнула.

- А потом он разрушил город и отправил тебя с одной женщиной на лошадях подальше. Разве кроме тебя и него это кто-то знал?

- А потом он умер. Это ничего не доказывает, - ответила она слегка обижено. – Его могли пытать, и он всё это рассказал.

- Ты сама в это веришь?

Эльфийка предпочла промолчать, что значит, в эту теорию она и сама не сильно-то поверила.

- Ты права, я умер, но потом меня воскресили, - кивнул я. – Эльфийка, ты производила на меня впечатление более умной девушки.

- Тебе ломает парень ноги, а потом говорит, что он тот, кто был с тобой двадцать лет назад, но погиб. Мне с трудом верится.

- Прости за ноги, но ты бы убежала.

Она вздохнула и потрогала ноги, слегка скривилась от боли и взглянула уже ясными золотыми глазами на меня. Такое серьёзное лицо, такой серьёзный взгляд.

- Если ты тот самый человек, хотя мне с трудом в это верится, то скажи, как меня зовут? – спросил она.

Повисла недолгая тишина, нарушаемая лишь шёпотом леса.

- Ты мне не сказала, - ответил я. – Сказала, что расскажешь, когда мы будем путешествовать вместе, но не сошлось. Поэтому ты для меня осталась просто эльфийкой.

Она молча смотрела на меня каким-то тяжёлым взглядом, словно одно это воспоминание вызывало у неё самые неприятные ощущения, после чего подняла голову и посмотрела наверх. Заморгала часто-часто, словно ей что-то попало в глаза. Так она сидела минуты две, глубоко дыша, словно пытаясь прийти в себя. Когда эльфийка вновь посмотрела на меня, она…

Плакала? Серьёзно?! Ты пла…

Я едва увернулся от камня, который в меня прилетел.

- Ты подставил меня! – закричала она неожиданно. Звонко, слегка визгливо, обиженно. – Ты сказал, что ты учёный, а ты оказался настоящим монстром! И из-за этого я попала в рабство! Как ты мог!!!

Я с лёгкостью поймал второй камень, что летел в меня и отбросил в сторону.

- Блин, я не знал, что с тобой так будет, - сказал я, приподняв руки. – Я как увидел тебя у Анчутки, попытался спасти, но он тебя перепродал к тому моменту.

- Меня насиловали несчётное количество раз! – уже третий камень был отбит. – А ты! Ты просто умер! Думаешь мне легко жилось!? И всё, потому что ты обманул меня и не сказал, кто ты!- кричала она, плача и кидаясь в меня камнями, от которых я ловко уворачивался. – Я хотела лишь помочь, и так ты мне отплатил!

- Я пытался помочь!

- Через столько лет, как я пережила всё это?! Да я могла бы и не дожить, если бы не была девушкой! Ты приходишь и говоришь, что хотел спасти меня от Анчутки, от этого дряхлого мешка, который каждую ночь… я даже вспоминать об этом не хочу! ТЫ! И после этого говоришь таким тоном, словно герой?! Я хотел тебя спасти, но не смог! Ага! А где ты был двадцать лет, когда меня перепродавали постоянно?! Когда кормили чем попало?! Когда я работала, стирая свои ноги и руки в кровь?! Когда отрезали… - она всхлипнула, - мои уши. Когда надо мной издевались из-за того, что я полукровка, насиловали, били, и даже несколько раз пытали?!

И эльфийка вновь заплакала. В последнее время много девушек плачет около меня. Я словно какой-то бог расстройств, что приносит лишь страдание и слёзы.

- Приходишь сейчас, говоришь, что я хочу тебя спасти, - уже тише, спокойнее и жалобнее продолжила она. - Но пришёл не когда мне требовалось спасение, а когда уже прошло двадцать лет и мне уже как бы и всё равно. А спасти от чего? От той жизни, на которую сам меня и обрёк. Ты опоздал на много лет. Где ты был до этого?

Последние слова эльфийка сказала очень тихо и заплакала, растирая слёзы по лицу.

- В течение двадцати лет мне требовалось спасение, но никто так и не пришёл на помощь. А сейчас, когда мне уже и не сильно важно, появляешься ты, призрак из прошлого, и напоминаешь о том, что мне пришлось пережить.

Я молчал, пока она говорила, и молчал, пока она плакала, давая эльфийке немного времени. После чего сел около неё.

- Прости меня. Я думал, что там в городе смогу вас уберечь от преследования. Что, если я там останусь, то за вами не будет погони.

- Нас не преследовали. Я оказалась там, где не оказалась бы, не встреть тебя, - всхлипнула она.

- Если тебя это успокоит, то я провалялся двадцать лет в земле, а потом меня около недели пытали, разбирая на кусочки.

- Прямо на кусочки? – посмотрела она на меня сквозь слёзы.

- Ага, теперь я знаю, как выглядят мои кости и какова на вкус моя плоть.

- Меня сейчас вытошнит.

- О-о-о… мне ещё и кости ломали, и жарили живьём, и скальпировали, и всё на твой вкус. Поверь, ты отомщена.

- Какой кошмар, - уже спокойнее кивнула она. – Но с двадцатью годами это не сравнить.

- Не сравнить, - кивнул я.

- Ещё и ноги мне сломал, ну что же ты за человек такой, - вздохнула она, утерев слёзы. – Ты посмотри, они же теперь выглядят страшнее, чем мои уши!

- У меня есть целительница. Она поправит тебе всё, от ушей до коленок. И даже, если хочешь, девственность.

- Нет-нет, девственность не надо мне, ты даже представить не можешь, как её больно было терять. А вот уши и особенно колени было бы очень неплохо. Хотя ты бы мог меня просто связать.

- Боюсь, что ради тебя я ранил своего человека, и он бы истёк кровью, пока тебя бы я перематывал верёвкой. Но и позволить тебе уйти я не мог. Считай, что это ради тебя сделано.

- Какая забота, - восхитилась эльфийка. – Мне первый раз в жизни ломают колени ради меня самой. Пожалуйста, больше никогда не заботься обо мне.

Она утёрла последние сопли и наконец взглянула на меня ясным золотым взглядом.

- Кстати, а целительница, она мне шрамы удалит?

- Если они у тебя не с рождения.

- И грудь увеличит?

- А вот тут, боюсь, ты уже сама.

- Ну блин, а счастье было так близко, - похлопала она себя по груди. – Но ушки тоже неплохо, раз уж так. А у тебя целительница, она… твоя подруга?

- Скорее подопечная.

- Ты уже команду собрал… - вздохнула она. – Её, кстати говоря, хотели принести в жертву ради того, чтоб впитать магические силы и перенять внешность. На неё она сразу глаз положила. А остальных на полезные материалы и опыты.

- Ты так спокойно это говоришь.

Эльфийка грустно улыбнулась.

- Я уже полтора года занимаюсь тем, что помогаю ей выслеживать интересующих её путников. Привыкнешь к подобному как не крути. Она или в жертву приносит ради силы, или просто на ингредиенты или свои странные опыты пускает.

- Та цыганка? – уточнил я.

- Она не цыганка. Она графиня этого графства. Просто может принимать облик любой девушки, которую хоть раз приносила в жертву. Вот, например, хотела получить силу той рыженькой. И тогда бы она смогла стать её копией.

Честно говоря, я не был удивлён. Вот серьёзно, предполагал примерно то же самое: какая-нибудь чиновница, высокого ранга особь или графиня. И ведь верно думал же. Удивительно, как повезло нам напороться на неё.

- И она так просто ходит одна? Без стражи, без всего?

- Как без стражи? Семидесятые уровни были... до того, как ты их убил. К тому же это её графство, поэтому графиня чувствовала себя как дома. Как… как её охотничьи угодья, вот! Она давно этим промышляет, но до этого проблем не было.

Самоуверенность и неосторожность сгубила. Понятно.

- И она положила глаз на рыженькую, да?

- Ага, она всегда ходит по городу в другом обличии, выискивая жертв или просто наблюдая за своим городом. Словно хищница. Бр-р-р… - она обняла себя, словно содрогаясь.

Короче, почувствовала себя хозяйкой положения, ради забавы ходит и убивает всех подряд. Почему я не удивлён? Хотя на первый взгляд это место выглядело довольно жизнерадостным, а тут вон как оказалось.

Зато теперь у нас есть подарочек для Эви, думаю, ей он понравится.

- Ясненько, - вздохнул я. – Я смотрю, весело здесь жилось тебе.

- Если выслеживание людей можно назвать весёлым занятием. Однако я люблю больше всё же путешествовать и открывать что-то новенькое для себя, чем подобное.

- В любом случае, - я встал, - не убегай далеко. Скоро я вернусь с целительницей, и потом ты как раз сможешь открыть для себя что-то новенькое.

- Хорошо, я уже вся в нетерпении. Только ты не торопись, я тут погуляю, если что, искупаюсь, - ответила она довольно бодрым голосом.

- Ага, искупайся… И кстати, раз уж мы вновь встретились, как твоё имя? – вспомнил я наш давний разговор. Конечно, командой мы так и не стали, но, думаю, теперь это и не важно уже.

- Всё-таки интересно, да? - Эльфийка впервые с нашей сегодняшней встречи улыбнулась. Улыбнулась задорно, осветив своё лицо своим оптимизмом. - Ну ладно, так и быть, ты не поверишь, но моё имя Элфи. Элафииса Так-То. И если что, Так-То, это моя фамилия.

Глава 330

Элафииса была человеком лёгким. Лёгким как по весу, так и по характеру. Быстро отходила от любого горя или проблемы и не задерживалась на чём-то плохом, стремясь радоваться тому, что есть. Словно цветок, который хоп и раскрылся, стоило солнцу выглянуть.

Даже тогда, после того как она высказала многочисленные претензии, Элфи быстро отошла от боли и страданий и уже буквально через час источала весёлое настроение и приподнятый настрой. Особенно когда ей вернули уши. Она ещё долго теребила их, удостовериваясь в том, что они на месте.

- Ты просто не представляешь, как я отвыкла от них. Ух! Такие острые, как раньше прямо, - ответила она мне, когда я сказал, что если будет так часто их дёргать, они отпадут.

Я не знаю, простила ли она меня или нет, однако Элфи вела себя спокойно относительно своего характера, не дулась на меня, не отворачивалась демонстративно и никак не проявляла какой-либо неприязни к моей личности. А ведь должна! Я, по её мнению, испортил ей всю жизнь или большую её часть. Она как минимум должна меня ненавидеть. Но никакого подобного отношения я к себе не видел.

В этом мире подобное очень подозрительно.

Что касается графини местных задворок, то она как очнулась, пыталась взять под контроль моих людей и у неё это получилось, за что сука получила сразу по ебальнику кулаком и ушла в отруб. И так несколько раз. К тому же она вернула свою настоящую внешность, из-за чего я могу взглянуть на неё настоящую без масок.

Да, я её видел уже на балу. Она была одета в такое странное платье, словно помесь сарафана, натянутого на ночнушку. И хоть она была действительно красивой девушкой, однако её будущее было предопределено. Способствовали этому ещё и её проделки.

Сучка слишком привыкла к своей безнаказанности, пополняя свою коллекцию внешностей новыми лицами, принося девушек в жертву. Заодно забирая частично их силу. И слухи о пропаже людей у неё на территории сразу же прояснились.

Как я понимаю, это была неподсистемная магия, то есть чёрная. Я всех тонкостей в ней не знаю, не интересовался, но без жертв она теряла свою силу. Однако данный в момент, осмелюсь предположить, таковая у неё имелась. Оттого было важно постоянно отправлять её в нокаут, иначе дрянь рисковала испортить нам жизнь.

Интересно, сколько людей графиня принесла в жертву и сколько у неё обликов? Ведь она на протяжении двадцати лет рука об руку жила с Эви и должна иметь немалые силы, чтоб оставаться в её ковене.

Хотя похуй, главное держать её в отрубе.

Эви, тебя ждёт подарок.

Что касается Рубеки, кто, по моим подозрениям, привёл за нами хвост своей тупостью, с ней у нас состоялся тяжёлый разговор прямо в лесу. Надо было сразу всё разложить по полочкам и разобраться прежде, чем мы приведём хвост за собой. А потом, если что, сдам её Клирии.

При условии, что Рубека виновна.

- И так, Рубека, не могла бы ты раздеться? – спросил я спокойно, когда привёл уже исцелённую рыжей Элфи на место бойни.

Все на неё смотрели с подозрением, однако, видя, что её привёл я, не смели ничего сказать. Элфи же наоборот, проявила дружелюбие, поздоровалась и помахала всем рукой, но в ответ получила лишь тяжёлые, полные подозрения взгляды.

Рубека слегка настороженно замахала руками.

- Ничего, я просто кое-что хочу проверить. Не стесняйся, ты перед гоблинами раздевалась и ничего. Тут все свои.

Рубека замахала головой, типа не стесняется, и принялась довольно бодро скидывать с себя одежду. И стоило ей просто сбросить одну куртяжку, как кое-что тут же бросилось в глаза. А именно небольшой брелок на шее. Уж слишком он не вписывался в стиль её одежды.

- Скажи-ка мне, Рубека. Что это такое? – указал я на брелок, ещё не до конца уверенный в своей догадке. В принципе, она могла и из дома его принести, но…

Но испуганный взгляд Рубеки объяснил мне всё лучше слов ещё до того, как она дала мне ответ руками. А отмахала она мне то, что ей дала этот амулет цыганка в благодарность за помощь в прошлом.

Вот и ответ.

Я грубо сорвал его с шеи Рубеки, которая уже поняла, что, почему и как, вся сжавшись от испуга и предчувствия наказания, и бросил его на оценку лысому. Тот всё понял без слов, известив меня, как только брелок приземлился ему на ладонь.

- Он даёт маячок. Можно спокойно отследить по нему человека.

Я молча обернулся обратно к Рубеке, которая стала словно в два раза меньше себя. Она вся съёжилась под моим взглядом, и думаю, что моя аура её знатно прижала. А злиться у меня было на что. Не то что я бесился по-чёрному, просто злился на её тупость. Если бы бесился, она бы уже получила пизды, причём неслабой.

Пусть всё и кончилось хорошо, и даже удачно для нас, но мы рисковали очень сильно. Нас буквально взяли за яйца и только благодаря тому, что у меня иммунитет на ментальное воздействие, мы сейчас живы. Короче, мы только что избежали чудом смерти.

А всё из-за того, что одна тупая дура не думает. И ведь казалось бы, тебе незнакомый человек дал вещь – сообщи об этом и всё! Ну это же подозрительно получать вещь от того, кого ты даже не помнишь! Особенно на задании! Я же предупредил всех об осторожности! А если бы они наш план вскрыли?!

Я смотрел на эту сжавшуюся дуру тяжёлым взглядом, испытывая сильное раздражение, и от всей широкой души засадил ей пощёчину. Не со всей силы, иначе бы там всё ей сломал, лишь слегка ударил. Но ей и этого хватило, чтоб упасть. Из глаз брызнули слёзы. Однако меньше секунды, она вновь стоит передо мной, опустив взгляд с разбитой губой. Вторая пощёчина так же опрокинула её, и Рубека так же оперативно встала передо мной, дрожа всем телом и безмолвно плача.

Я надавал ей оплеух столько, что под конец её щёки вздулись как у хомяка, а из-за рта текла кровь. Рубека, будучи немой, безмолвно рыдала, боясь поднять взгляд, но при этом не пытаясь как-либо прикрыться.

Мне пришлось постараться, чтоб подавить раздражение, которое, глядя на эту дуру, перерастало в злость. Всему есть грань.

- Ты дура, - тихо сказал я. - Ты чуть не убила нас всех. Да, мы выиграли с этого, но ты нас буквально подставила. Подставила, потому что не думала своей башкой. Мы все могли погибнуть просто из-за того, что тебе захотелось поносить на шее какую-то хуйню, и ты забыла сказать мне об этом.

Да, я злился, очень злился на её тупость. От этого не спасало даже то, что я нашёл Элфи, так как в точно такой же ситуации нас могли бы просто убить и всё. Просто, потому что одна из нас не думает головой. Да, Рубека не могла знать, что это маячок. Но сообщить, что тебе какая-то рандомная девка дала амулет…

Блин, да это и так понятно, что странно! Ей не каждый день дают амулеты! Она должна была что-то да заподозрить! И то, что она не знала, не спасло бы нас от смерти.

- Оголяй спину, Рубека, тебя сейчас высекут, может так немного ума прибавится.

За промахом должно следовать наказание, чтоб другим было неповадно вне зависимости, кто ты. Одно дело, когда промах маленький или ты просто физически ничего не мог сделать. Другое дело, когда ты жопой думаешь или не думаешь вообще. И это уже твоя вина.

Пока Рубека молча стягивала с себя одежду, безмолвно рыдая, я обернулся к лысому.

- Высечь. Тридцать ударов, сил не жалеть.

Было ли это много? Секли бы мы её кнутом, то да, причём очень. Я бы её хлипкое тело на такое бы не пустил, даже будучи очень злым. Ей там одним ударом без нормальной статы могли бы до костей порвать плоть на спине. Но здесь её будут пороть хворостиной, так что пусть терпит. Есть проступки, которые можно простить. Есть те, за которые надо наказывать. И это как раз тот самый второй случай.

Рубека молча прижалась к ближайшему дереву голой грудью, обхватив его руками, после чего началась порка. Она плакала, она дёргалась, прижималась плотнее к дереву, но ни разу так и не попыталась противиться, увернуться или ещё что-то. Просто приняла своё наказание, ревя от каждого удара всё сильнее и прижимаясь всё плотнее.

Не сказать, что после этого всё было плохо у неё со спиной. Да, вся буквально изрезана в кровь, словно кто-то драл её спину когтями, но на этом всё. К тому же, это было не единственное её наказание.

- Никакого самолечения. Ближайшие сутки ходишь с такой спиной. А как вернёмся, сдам тебя Клирии, что она с тобой поговорила.

При упоминании Клирии Рубека вообще выпала в аут, не в силах что-либо сказать или сделать. Казалось, что мисс тьма для неё была куда страшнее, чем порка. И в этом я был с ней солидарен.

После такого сеанса нравоучений я отправил в город патлатого за новой одеждой для нас (часть была испачкана в крови) и большой сумкой со снотворным для нашей графини. Та ещё несколько раз приходила в себя, но удар по башке решал вопрос на ура.

Уже к вечеру мы были собраны и готовы отправляться в городок хоббитов, где располагался портал.

- Ты стал куда более жестоким, - сообщила Элфи, когда мы преодолевали равнины. – При мне был куда спокойнее. Тебя какая муха укусила? Так девушку выпорол, пусть даже и рыжую.

Пусть даже и рыжую? Ты сейчас серьёзно?

- Ты так-то тоже рыжая, - заметил я.

- Ну… у меня огненно-рыжий, - пригладила она свои волосы и тут же пощупала уши, словно боялась, что они могут пропасть.

- В любом случае, она сделала очень серьёзную промашку. И она должна знать, что за неё будет наказание. В противном случае расслабится и будет допускать их постоянно.

- Страх – плохой мотиватор.

- Зато дисциплина – отличное средство. И вообще, Элфи, ты чего тут умничаешь? Сама из рабства только вылезла, а уже советы раздаёшь. И кстати, на тебе печать какая стоит?

- Какая? Обычная вроде, - пожала она спокойно плечами, явно не догоняя опасности.

- Я имел в виду, если убить твою хозяйку, то ты умрёшь или нет?

- Я… не знаю, если честно, - забеспокоилась Элфи, ощупывая себя. – А как понять?

- Ну смотри, мы её убиваем и смотрим, умрёшь ты или нет.

- А можно… проверить до того, как я умру? – поинтересовалась робко она. – Я не против умирать свободной, но мне немного обидно умирать сразу после освобождения.

- Ты серьёзно не знаешь?

- Да откуда? Меня мешок продал тот, сразу на шею новую метку и пинком по телегам. Туда везли, сюда везли, какие-то рынки, какие-то люди. Потом раздевали по сто раз, осматривали. Знаешь ли, для девушки быть голой перед десятком пар любопытных глаз большой стресс. Так меня несколько раз тыкали, передавали и вот я здесь.

- И как она к тебе относилась? – поинтересовался я.

- Как? Знаешь, не хочу признаваться, но куда лучше, чем другие.

- И чем же? – поинтересовался я.

- Ну, во-первых, меня перестали насиловать, что несомненный плюс. Во-вторых, от меня требовалось только выслеживание. Как у эльфа, у меня есть небольшой буст к этому. А так еда по расписанию, мало, но сытно. Своя койка, жёсткая, но родная. А ещё тепло и есть всегда вода, где помыться. В-третьих, меня не били. Просто требовали выполнять свою работу и всё.

- А почему взяли именно тебя? Разве кандидатов не было других?

- Ну… наверное, просто потому что могла? Вон, например, она сама разгуливала по рынкам, ища жертву. Или преследовала её по лесу, словно охотница, хотя могла просто приказать это делать другим. Очень странная девушка.

А вообще, глупый вопрос, почему. По той же причине, почему иногда миллиардеры, имея всё, убивают ради извращённого чувства, почему люди ради забавы переступают законы и так далее. Потому что хотят. И мне кажется, что она просто воспринимала это как охоту и чувствовала себя в безопасности. Но вот что-то пошло не так и на тебе, она уже у нас в руках.

- А как получилось, что ты вообще попала в рабство? Я же тебя отправлял с Ко… такой злобной сильной бабой, которая бы тебя прикрыла. Не поверю, что она не смогла тебя уберечь.

Уж кто-кто, а Констанция бы глотки всем порвала за такое.

- Ну… я довезла её до туда, до куда она сказала. После этого та женщина предложила мне остаться вместе с ней, и я согласилась. Мы неделю, наверное, бродили с ней по дорогам и лесам, скрываясь от солдат и патрулей, и я решила, что лучше нам будет разделиться.

Понятно… Честно говоря, я думал, что они будут держаться вместе. Да чего уж там, я думал, что Эви, Констанция и Элфи просто уедут куда-нибудь и всё. И если не Эви, то остальные смогут осесть где-нибудь. На крайний случай я рассчитывал, что они станут путешествовать вместе. А кончилось тем, что они разделились, обезумели и разнесли половину королевства.

- Ты надеялась улизнуть из страны?

- Я же не знала, кого они ищут, - пожала она плечами. – Я просто покинула ту часть королевства, где всё это происходило, после чего двинулась дальше. А потом это всё перекинулось на другие части королевства. Беспредел случался то там, то там, повсюду были солдаты, которые это подавляли, и я поняла, что лучше бежать к эльфам. Пусть там меня и презирали, однако я была бы в их стране в безопасности.

- И тебя поймали, когда ты шла через королевство?

- Когда пыталась перейти границу. Работорговцы. Они ловили таких, как я, кто пытался бежать. Схватили, отрезали уши, поставили клеймо и бросили в клетку. Так и началась моя жизнь рабыни.

Какая… захватывающая история.

- Вот такая история, - окончила она своё коротенькое повествование с таким голосом, словно рассказала мне сказку. – А ты как себе нашёл такую верную команду? - оглянулась Элфи. – Видимо ты стал сильнее за всё это время.

- Если только немного.

- Да не скромничай, - толкнула она меня в плечо кулачком, отчего все разом напряглись. – Ты же был хиляком, я помню! А теперь на тебя даже ментальные штучки не действуют.

- Лучше давай я тебе потом поведаю об этом, идёт? – ответил я, не желая раскрывать свою историю в присутствии других. Я знаю, что слухи обо мне ходят, и они все что-то обо мне знают, но так это лишь слухи, а тут будет подтверждённая моими губами информация.

- Ну… как знаешь, - пожала она плечами. – Тогда у меня другой вопрос, куда мы сейчас?

- Ко мне домой. Посмотрим, стоит ли смертельная метка на тебе или же обычная, от которой ничего не будет.

- А её что будет ждать? – кивнула она на баул.

- Ничего хорошего, - ответил я. – А тебе жаль её?

- Не очень, - покачала Элфи головой. Её уши забавно дёрнулись. – Ко мне она относилась как к вещи, не трогала, не издевалась, кормила, так что конкретно у меня к ней претензий нет, не считая того, что я была её рабыней. Однако по отношению ко всем тем, кто попал в её руки, думаю, она заслужила наказание.

- А много к ней в руки попало? – поинтересовался я.

- За моё время достаточно. И это только те, за кем я помогала ей охотиться.

- И тебя совесть не мучает?

- Я просто хотела жить, - пожала она плечами. – Выбора-то не было у меня. Сказали, метка заставила, даже если я сопротивляюсь. Так что в любом случае я бы сделала то, что от меня требуют.

Я не осуждал её за это. У Элфи действительно не было особого выбора. Не захочешь сам, заставит печать. А умереть от неё можно лишь когда ты действительно пытаешься пойти против хозяина, например, убить. А тут бы тебя ломало, но ты бы всё равно подчинился. Грустная правда жизни.

Тем временем мы дошли до города, который продолжал жить своей жизнью, даже не подозревая, что совсем недавно лишился своей графини. И узнают они об этом ещё не скоро, если конечно же вообще когда-нибудь узнают.

Мы без каких-либо проблем прошли весь город и даже несколько раз прошли мимо стражников, после чего добрались то телепорта. Здесь тоже никаких проблем не возникло. Никто не смотрел на нас, не интересовался, кто, откуда и зачем. Просто спросили пункт назначения, после чего попросили подождать очереди на телепорт.

А потом мы дружно телепортировались. Только не к себе домой, а к Анчутке. Незачем вести следы к нашему порогу. А оттуда мы заказали экипаж, который с комфортом довезёт нас до нашего поместья. Можно было бы воспользоваться и телепортом, но боюсь, что так нас было бы легче отследить в случае чего.

Зеркалом тоже было не вариант пользоваться, так как пока мы там достучимся до Кстарн, которая не сидит сейчас в зазеркалье, или дождёмся, пока Элизи или Клирия захотят связаться с Анчуткой, может пройти месяц. Проблема в том, что это был своеобразный телепорт, но никак не средство связи, если там никого нет. А я просто уверен, что сейчас там никого нет.

Да, я мог приказать Кстарн сидеть там безвылазно, но я этого не сделал. Она тоже хотела общаться, жить, находиться среди других, а не сидеть в сером тумане. Служба службой, но всему есть граница, она и так там по несколько месяцев проводила. Может это слишком мягко и по слабому, но несогласных я с удовольствием пошлю нахуй.

А теперь все следы вновь приведут к Анчутке в графство. Ради этого я был готов потратить несколько дней, чтоб доехать до поместья.

Часть шестьдесят пятая. Злая убивака. Глава 331

Эльфийка была в неописуемом восторге от поездки в комфортном экипаже. Она то и делала, что жрала вкусняшки, шевеля ушами, спала и смотрела в окно.

- Конечно, не поездка на лошади, но тоже очень круто. Здесь есть свои плюсы. - Вот как она высказалась по поводу этого путешествия. – Значит ты богат, раз можешь позволить себе это?

- Скажем так, денег у меня в меру, - откосил я от вопроса. А то у Элфи уже глаза сверкают от восторга. Того глядишь и вообще загорится.

Так мы и ехали. Периодически я поил нашу злую графиню снотворным, безбожно её пиздя, чтоб не сопротивлялась. Она практически всю дорогу проспала, а когда просыпалась, получала несколько добрых ударов по почкам и в солнышко, чтоб сбить её попытки наложить на нас какую-либо магию. Я практически не спускал с неё глаз, чтоб успеть в нужный момент предотвратить её попытки воспользоваться её штучками.

Так мы и ехали домой, пока не добрались до моего города.

- Ты здесь живёшь? – с интересом рассматривала Элфи улицы через окно. – В этих домах?

- Нет, дальше.

Доехали до складов.

- Ты здесь живёшь? Ты рабочий?

- Нет, я скажу, когда мы приедем.

Доехали до деревни нечисти.

- Так ты здесь живёшь! То-то на человека нормального не похож.

- Да не здесь! И вообще, это было обидно!

А потом мы доехали до поместья.

- Я поняла! Ты работаешь дворником в этом поместье!

- Ну ты просто пиздец меня опустила, - пробормотал я. – Неужели я дальше дворника, по-твоему, не могу продвинуться?

- Эм… навоз чистить? Я даже не знаю, что ты умеешь, поэтому предполагаю самые обычные и очевидные вещи.

- Спасибо, Элфи, ты очень добра ко мне, - кивнул я. – Только сделай одолжение. Ничего не говори в ближайшие пол часа, хорошо? Вот просто молчи, пожалуйста.

- Ну ладно, молчать так молчать, - пожала она плечами.

А потом мы подъехали к входу в поместье и нас принялись встречать. Несколько служанок, которые поклонились мне, и стражницы, которые встретили меня более свободно.

- Господин, вы вернулись. Купили себе эльфийку?

- У вас теперь новая рабыня?

- Вам нравятся плоские?!

Шутки были наитипичнейшими, которые только можно было представить. Однако это же девчонки, чо с них взять?

- Не купил. Она моя знакомая. Я решил привезти её сюда.

- Знакомая?

Вылезла блять из-под камня… И какого хуя вообще откуда-то со спины, а не из поместья?

Я едва не просадил Клирии с разворота от неожиданности. На мгновение на эту часть королевства легла тень всего зла, что только случалось в этом мире, а от слов, произнесённых за моей спиной, кровь застывала в жилах и начинала сворачиваться. Буквально каждый почувствовал себя неуютно, это было видно как по прижатым ушам Элфи, так и по напряжённым лицам остальных присутствующих.

Клирия опять буянит.

- Клирия, во-первых, скрутила ауру на минимум, пока я тебе пендаля не дал, - шикнул я на неё.

- Вы же знаете, что я…

- Я знаю, что ты получишь пендаля, если не будешь контролировать её. Во-вторых, держи эльфийку, - я схватил бедную Элфи и толкнул её к Клирии, словно откуп. Давай, Элфи, по старой дружбе спаси меня от этого. Клирия со слегка удивлённым видом умудрилась поймать её в свои объятия. – Это Элфи, моя давняя знакомая, позаботься о ней пока, раздень, проверь как положено, помой, накорми. А я пойду, очень занят, меня не дёргать.

- Но ваша знакомая… - нахмурилась Клирия, однако я её перебил, не давая возможности перехватить инициативу в свои руки.

- На твоей совести, будешь обижать, сам тебя обижу. Отведи, помой, приголубь, и не дай бог что сделаешь ей, я тебя предупредил.

Я решил сразу дать понять Клирии, что не стоит пытаться тут играть ревнивую деву. Что я не её, и она в принципе просто помощница и имеет на меня столько же прав, сколько и табуретка. Ещё сил мне прибавило для этого то, что здесь было много народу, и мы были на улице, где пусть и пасмурно, но довольно живо. Здесь её аура не имела столь действенного эффекта.

Вот будь мы где-нибудь в тёмном помещении или наедине в комнате, эффект бы был от неё куда сильнее.

- Так, друзья, - обратился я к стражницам, - идёмте в темницу и зовите Элизи. У нас разговор будет. Клирия, обслужи гостью.

Под предводительством трёх стражниц, оставив Клирию с Элфи за спиной, мы спустились в темницу. Здесь, как обычно, никого особо не было, кроме скучающих стражников, облокотившихся на стены, которые тут же вытянулись при нашем появлении.

Кивнув на их приветствие, мы тут же вышли в коридор между клетками, дошли до крайних камер, которые представляли из себя отдельные комнаты с толстыми оббитыми железом дверьми. Как раз в одну из них мы и вошли.

Не особо церемонясь, я тут же вытряхнул из баула тело графини, не сильно заботясь о её здоровье.

- Прицепите её к стене, - кивнул я стражницам, которые с интересом разглядывали девушку. – И огонь разожгите, надо поставить печать, так как она магичка.

- Она красивая… - пробормотала одна, схватила её за волосы и оттащила к цепям в угол. – Вы хотите её сделать рабыней?

- Нет, отправить её голову одному человеку.

- Ой, а можно я ей её отрублю? – тут же оживилась другая.

Я посмотрел на неё внимательно и… промолчал. Нет, некоторые из девушек меня настораживают. Даже просто потому, что для них убить, это чистое развлекалово. Не сказать, что они плохи, нет, они не беспределят, однако запредельная жёсткость, когда убийство воспринимается как развлекательный процесс, меня настораживает.

Нет, меня иногда пытать и убивать тоже забавляет, как душу отвести на кого-нибудь, кто тебе ненавистен, однако для меня это проявляется… как обострения. У этих же это обычное состояние души, если так можно выразиться.

- Кстати, а женщину с детьми уже выволокли отсюда? – спросил я одну из них.

- Госпожа Элизиана приказала, - кивнула она в то время, как другие…

Другие схватили эту раскалённую метку и давай тыкать в графиню. Типа давай туда поставим, а теперь давай туда, смеху то будет. И пока я несколько секунд смотрел на это, они успели поставить аж четыре метки. На сиськи, на живот одну и на жопу. Они до ужаса мне напомнили школьников, которые издеваются над животными.

- Вы чо творите?

- Мы метки ставим, - хихикнула одна из них. – А давай ей туда ткнём?

Да они вообще ебанулись.

- Эй! – рявкнул я на всю камеру.

Стражницы разом обернулись ко мне с виноватыми лицами, буквально отпрыгнув от графини.

- Так, метку отдали, - отобрал я у них раскалённую метку. – Ещё раз такую хуйню сделаете, я обещаю, что каждой поставлю на заднице печать. И не только на заднице, чтоб вы даже трахаться не могли, я выразился ясно?

- Простите, - пробормотали они в разнобой и поклонились. – Мы увлеклись… чуть-чуть…

- Ничего бывает. Тогда оставлю вас на Клирию. Я обязательно передам, чтоб она вас навестила.

И все тут же разом вздрогнули.

Та, с которой я общался, вообще подошла и прошептала.

- Господин, а я в этом не участвовала.

- Знаю. Знаю и вижу. Так, и где та тётка с детьми?

- Их назначили… где-то работать, господин, - ответила она неопределённо. – Я не могу точно сказать, но…

- Метку ставили на них?

- Ставили, - тут же кивнула она. – Я их видела несколько раз в поместье. Их привести?

- Нет, пусть работают, я просто удостовериться, что на них метки и им нашли место.

А то целый год филонили! Это вообще ни в какие ворота.

В этот момент в комнату под предводительством двух стражников вошла Элизи.

Она провела внимательным взглядом по клухам, что с виноватым лицом стояли у стены, после чего посмотрела на графиню. И нахмурилась так, что стала похожа на якутку.

- Это графиня.

- Блин, Элизи, избавь меня от твоей проницательности, - отмахнулся я. – Конечно же это графиня.

- Ты хочешь послать её голову Эви?

- Боюсь, что рука не даст столько эффекта как голова. Это же классика! Её знать надо!

- Прости, видимо у нас в мирах разная классика, - слегка поморщилась Элизи. – И как так получилось, что вы её захватили?

- Ты не поверишь…

- Не поверю, - согласно кивнула она.

- Эй! Дай начну хотя бы! – возмутился я.

После этого я кратко поведал ей охуительную историю о коварстве и предательстве, о спасении и возмездии, о сломанных надеждах и несломленных душах, о том, каково падать сверху и насколько тяжело подниматься снизу. О том, насколько коварен этот мир и какие сюрпризы он может иногда преподнести. Я минут десять изливал ей историю вместе со своей душой и всё это время она внимательно слушала.

- Ясно, - кивнула Элизи, - это очень захватывающая история, Мэйн. Но я надеялась, что ты мне расскажешь не то, как ищешь свои носки по утрам, а про то, как вы поймали графиню.

- А, да на графиню мы случайно наткнулись, - отмахнулся я. – Напала на нас и опиздюлилась.

Не оценила Элизи мою историю. А мужики вон, прослезились аж. Эх ты, чёрствая кикимора, нет в тебе романтики.

- Понятно… тогда почему вы сразу не обезглавили её?

- Решил, что может у вас есть к ней вопросы? – пожал я плечами.

- Понятно… Скорее всего, она состоит в группе, оттого Эви станет известно о её смерти, стоит будет ей посмотреть в список. Поэтому после смерти надо будет как можно быстрее всё организовать. Поэтому… да, мы всё подготовим заранее и только потом уже избавимся от неё.

Элизи так спокойно об этом говорила, словно её не смущало, что мы будем отправлять голову. Мне даже немного жутко стало от того, как она втянулась.

- Кстати, этих вот, - указал я на девок, - к Клирии на разговор. Дисциплины не хватает, слишком много позволяют себе. И ещё… так, оставьте нас.

Все до единого, включая наказанных девушек, вышли.

И когда мы остались одни, я…

- Ты хочешь узнать насчёт Клирии, верно? – тут же спросила Элизи. – Успокоилась она или нет?

- Верно, - кивнул я. – Мы… слегка покуралесили вместе. Потому мне интересно, она отошла?

- Если ты в плане работы, то да.

- А в плане наших отношений?

- Мне кажется, что она только сильнее взялась. – Элизи внимательно посмотрела мне в глаза. – Не отвертеться тебе, Мэйн.

- Если только женюсь на другой.

- Могу только пожелать тебе удачи, Мэйн, в этом вопросе. Ты слишком далеко дал зайти Клирии. Её теперь хоть на поводок сажай. Мог бы уже стиснуть зубы и пожить с ней.

- Может быть тебе стиснуть зубы и пожить с ней? – задал я встречный вопрос.

- Да без проблем, - спокойно ответила она. – Если это поможет, то пожалуйста.

- Ну а я вот не готов на подобные жертвы, - ответил я. – Я хочу идти по любви и согласии.

- Пожил бы с ней, притёрся, может бы и полюбил, - пожала она плечами. – Знаешь же, что у нас в королевстве зачастую выдают именно так. И ничего, притираются.

- Но я не они, - вздохнул я. – Значит Клирию не отпустило, да?

- Нет, ни капельки. Более того, она стала куда более целеустремлённой. Ты заставил её ожить.

- Пиздец… - выдохнул я.

- Лучше скажи, как вулкан, - перевела тему Элизи. - Всё подходит?

- Да, там проблем нет, - кивнул я. – Гоблины хорошо работают. Очень надеюсь, что всё пройдёт как по маслу.

- Мы проведём эту часть до основного плана или после? – задала следующий вопрос она.

- Вот честно, пока не знаю. С одной стороны можно до плана, но с другой, после плана это будет менее подозрительно и легче всё будет провернуть... Я подумаю, хорошо?

- Я ничего не говорю против, Мэйн. Всё, как ты скажешь. Кстати, сообщили, что на границе с демонами всё завершено где-то на семьдесят процентов.

- Быстро.

- Мы работать начали с того момента, как ты уехал в горную империю. По всем данным, что мы получили, горной империи придётся немного поднапрячься, чтоб поспеть вовремя. Плюс, люди Констанции ещё пока не готовы, но как нас заверили, это лишь вопрос времени.

- Главное, что с демонами на юге всё идёт к завершению, остальные слишком далеко от нас, - ответил я. – Хотя меня волнуют эти хранители, если честно. Констанция ничего не нарыла о них?

- Нет, - покачала головой Элизи.

- Значит сейчас спрошу у Клирии.

- А ты ещё не спросил? – слегка… не слегка удивилась Элизи.

- Ты её состояние видела? Да она была не в адеквате, какие разговоры с ней в тот момент могли быть? Сейчас вот спрошу. К тому же надо посмотреть, не убила ли она ещё ту эльфийку.

- Кстати, насчёт неё, вы были знакомы?

- Ещё в прошлой жизни, когда я только шатал этот мир. Она спасла Констанцию со мной.

- А она не может быть…

- Шпионом? Я думал над этим, но тогда это слишком хитрый и ловкий план. Чтоб мы случайно встретились вот так, чтоб они точно знали, что мы пройдём именно там, чтоб подставить одну из них… Слишком много «чтоб». Однако всё равно за ней будут приглядывать, так что… К тому же Клирия сейчас занимается ею. Если Элфи действительно шпионка, то должна иметь при себе средство связи, и Клирия его обнаружит. Кстати, выясни, какая стоит метка на эльфийке, та, которая убьёт её после смерти графини или нет.

- Хорошо, я займусь этими вопросами, а ты пока можешь идти. Кстати, как мне сказали, Рубека была наказана.

- Немного, - ответил я. – Я хочу её к Клирии отправить, чтоб та вразумила рыжую, поговорила с ней.

- Может не стоит так сильно наказывать? Просто выпорем её и всё? Всё-таки она же раскаялась, как я поняла.

- Нет, пусть, умнее станет. Благодаря рыжей я получил в себя целых две стрелы, что не есть приятно, как это не странно.

Я не злился уже на Рубеку, но порядок есть порядок. Все должны видеть, что наказание приходит к каждому, кто сильно облажался или облажался несколько раз подряд. Кроме уважения все должны знать, что наказание не дремлет. Иначе просто расслабятся, вот как эти выдры.

Я покинул Элизи с графиней и людьми, что её охраняли, выйдя на улицу. Здесь как обычно, приветливо клубились на небе облака, словно предлагая покончить жизнь самоубийством, пели птицы, пахло лесом. Пасмурность… это прямо рай для зла. Ведь зло должно жить или в подземелье, или в старом замке, где никогда не светит солнце. Как по мне, это место идеально подходило под эти параметры. Только не хватало вечно угнетаемого народа, который кое-как влачит своё жалкое существование для полноты картины.

И стоило мне на секунду потерять бдительность, как меня настигли.

Нет, не Клирия, слава богам, но личность всё равно бесючая. А именно…

- Почему ты скучаешь? Тебе не хватает моей удачи?

Я нехотя посмотрел на личность, что сейчас с тростью стояла и смотрела на меня, словно говоря всем видом: вот она я! Обними меня скорее! Обрати на меня внимание! Без него я чахну!

Я отвернулся.

- Эй! Ну посмотри на меня! Я же не пустое место!

Я сделал вид, что не услышал её.

- Не заставляй меня плакать! Сбросил на землю, а теперь ещё и не замечаешь, - начала она хныкать.

- Отстань.

- Нет! Обрати на меня внимание! Ну давай же! Помни, что за добро добром отвечают! Неужели одного взгляда, что согреет моё сердце, тебе так жалко, человек? – жалобно пробормотала она за моей спиной. – Ты меня так ненавидишь?

Вот ты хочешь постоять один, насладиться природой, подышать свежим воздухом и просто провести хорошо время, но тут приходит вот такая вот богиня и ебёт мозг. Есть ли справедливость в этом мире? Я вздохнул и обернулся к ней.

- Ну ладно! Всё, вот я обернулся к тебе и что дальше?

- Я знала, что ты подчинишься моей стальной воле, - улыбнулась она во все свои не выбитые зубы. – Из тебя выйдет отличный послушник.

Да я тебя сейчас ударю, мелкая! Хотя вряд ли тебе это поможет. Боюсь, что она из тех, кого даже бренная земля не исправит, к худшему это или к лучшему.

- И чо? Тебе только меня достать надо было? – вздохнул я. – Скучно? Соскучилась по людям? Ладно, иди сюда, восполню твою тактильную недостаточность.

- Такткуную достаточность? – попыталась повторить она за мной.

- Обниму тебя. Но ты оставишь меня в покое.

- Ну… ладно, так и быть, я обниму тебя, человек, раз ты хочешь божественного прикосновения.

- Нет, я могу тебя и не…

- Нет-нет-нет, иди сюда, обниму тебя, раз уж решила тебе пойти навстречу! – тут же протараторила она, бросилась ко мне, споткнулась, но я успел её поймать. Поймать и прижать к себе до того, как она оставила свои зубы на земле. Такая мелкая, такая хрупкая, что даже слегка непривычно. Даже Мэри когда обнимаешь, чувствуешь какой-то стержень, а здесь кажется сдави немного, и она просто сломается.

- Я поняла! – осенило её. - Я как Богиня Удачи, буду ходить и всех обнимать! Осчастливлю всех своей мудростью и красотой, так как таков долг богини.

- Так и скажи, что тебе одиноко, - ответил я на её маленькую тираду.

- Ничего подобного! Это людям без меня одиноко! И раз ты, мой верный послушник, стал первым, кто получил шанс меня обнять, я тебе кое-что сообщу.

- И что же? – спросил без интереса я.

- Сейчас, на втором этаже твоего дома, если считать от земли бренной, Клирия и девочка эльф пытаются убить друг друга.

- Да ничего страшного, пусть… Стой, погоди, ЧЕГО?!

Глава 332

- Погоди, что они делают?!

- Убивают друг друга, - будничным тоном ответила Богиня Удачи.

- Как убивают друг друга?! Нахуя?!

- Не матерись при богине! – отстранилась она и щёлкнула меня по носу пальцем. – Лучше пойди и сам узри, как они выясняют отношения. Мне кажется, что они настроены, как минимум, покалечить друг друга.

- Твою же… могла бы раньше сказать, - бросил я и побежал к поместью.

- Неблагодарный! – крикнула обиженно она мне в след.

Клирия и Элфи решили набить друг другу ебальники в первый же день, как только встретились – какая прелесть. Ладно одна тут давно работает, а эта как гостья куда полезла?! Или же наоборот лучше? Ладно одна гостья, ну а эта же давно здесь работает, куда полезла?! Я даже не знаю, какой вариант выбрать, если честно.

И ведь не могут же просто спокойно всё сделать, нет, надо блин хуйнёй страдать.

Застал я этих двух особ в разгар махача. Жестокого и беспощадного махача, который проходил в кольце болельщиц и болельщиков, которые подбадривали и поддерживали обеих. Что за… какого хера?!

Я даже не стал церемониться, просто врезался в это плотное кольцо, что образовалось посередине коридора. Тут же принялся проламываться через толпу, без каких-либо лишних слов расталкивая девок и мужиков, что сейчас поддерживали эту вакханалию. Толпа же ликовала, кричала, подбадривала и вообще создавала радостный ор, словно они праздновали какой-то праздник, а не наблюдали за дракой.

Когда я добрался до центра этого столпотворения, то увидел видимо новый филиал ММА. И застал их на том моменте, когда Клирия, буквально забивала кулак в лицо Элфи, заставляя ушастую отступать. Удар, ещё один удар, и ещё один удар, Клирия работала кулаком с замахом, словно молотком, пробивая Элфи.

Обе уже конкретно так отмутужены, с разбитыми губами, носами, бровями, все в крови и красных вздувшихся синяках.

Что в этом мире с женщинами не так?

Элфи отступала до поры до времени, получая сквозь блок по лицу, пока не упёрлась в стену. И тут резко ушла в сторону от удара Клирии. Костяшки чернявой ударились о стены, и толпа разразилась дружным «ОУЧ», словно это им было больно.

Небольшая заминка со стороны Клирии от такого удара об стену, и Элфи делает шаг вперёд. Доли секунды и Клирия получает сразу тройку в лицо. Такую, что отшатывается, пытаясь прикрыться и получает с ноги удар по почкам. Да такой, что её отшатывает, и она едва не получает хук слева. Но успевает закрыться.

Зато Элфи открывается и получает прямой в челюсть. Такой силы что едва не теряет равновесие, получает с ноги в живо и сгибается. Клирия тут же добавляет ей удар с колена в лицо и опрокидывает прямо на пол. Прыгает сверху и начинает остервенело лупасить своими кулачками по бедной эльфийке.

Их драка бы выглядела очень мило, если бы не количество крови в коридоре. Здесь как будто кубок по боям без правил разыгрывается.

Вот Клирия лупасит Элфи кулаками по голове, а вот уже Элфи неведомым образом под градом ударов сбрасывает её с себя, бросается сверху и давай головой об пол бить.

Блять, это уже слишком! Я понимаю, ваши морды, но какого хера мне пол портить, сучки?! Он, знаете ли не титановый, а каменный!

Поэтому я, преисполненный праведным гневом, вышел вперёд, когда они уже опять встали на ноги и пиздились по-чёрному, схватил за шкирки и отшвырнул в разные стороны. Как они посмели блять тут драться?! БЕЗ МЕНЯ?! Я ТОЖЕ МОЖЕТ ХОЧУ ПОСМОТРЕТЬ!

- ВЫ. КАКОГО. ХУЯ. ТУТ. ДЕЛАЕТЕ?!

Я сейчас обеим наваляю. Серьёзно, они вообще блять конченные. И как?! КАК ЁБ ВАШУ МАТЬ ТАК МОГЛО ВЫЙТИ?! Они же обе вроде нормальные! Одна весёлая, другая рассудительная! А тут просто сраное крошилово отморозок.

Толпа слегка расступилась от меня, явно почувствовав атмосферу.

- Ладно эти две, а вы чего зыбаете?! – обратился я к народу. – Ждёте, пока они убьют друг друга?!

- Ну… мы хотели им дать возможность выпустить пар. Как стали бы убивать друг друга, так сразу бы разняли.

Так, это бесполезный разговор. Им не объяснить, что Элфи могла так ударить Клирию головой об пол, что та бы могла умереть. Как и наоборот, кстати.

- Новый приказ. Любая драка в поместье и на его территории среди ваших товарищей разнимается сразу же. И обоих зачинщиков сразу на ковёр к Элизи. Всем ясно?!

- А зачем на ковёр? – спросил другой стражник. – Можно же на пол.

Это меня троллят, да?

- Просто приведите их к Элизи, она определит им наказание. А теперь всем разойтись!

И толпа испарилась за секунды, подгоняемая моей аурой. Так, Патрик, сбавляй её, надо учиться использовать такое только в определённых ситуациях, иначе она может тебя выдавать. Кстати, надо бы научиться её использовать и без эмоций. Но это потом, а пока…

- КУДА?!

Я только повернулся к этим двоим спиной, а они уже снова месятся. И ладно бы дрались как бабы, а тут просто целенаправленное членовредительство друг другу. Вон, они уже и кусают друг друга, и выковыривают глаза.

- Так блять, ну-ка хватит, курицы! – рыкнул я на них, растащив за шкварники в разные стороны.

Так они ещё и когтями пытались вцепиться друг другу в лица, пока я их растаскивал. Так мало этого, Клирия и Элфи ещё и зашипели друг на друга! Блять, серьёзно?! Вы в конец ебанулись что ли, пока меня не было?

- Вы одурели?! – тряхнул я обоих. – Вы чо тут устроили?! Клирия, твою мать, прекращай шипеть! – прикрикнул я и просадил ей пендаля под сраку. То же самое повторил шипящей Элфи.

Замолчали. Обе. Просто теперь молча испепеляют взглядом друг друга, ничего не говоря. Понятно… подраться вам обеим захотелось.

Я растолкнул их в разные стороны так, что они стукнулись спиной об противоположные стены, после чего встал напротив Клирии.

- Так, начнём с тебя. Я приказываю, нападай на меня с кулаками, Клирия.

Она слегка озадачено посмотрела на меня, тут же смыв своё разъярённо-кошачье выражение лица.

- Нападать на вас, господин?

- Нападай. Это приказ.

- Но я не…

- Или выполняй, или проваливай, - сказал я твёрдо. – Ты или делаешь, что скажут, или валишь.

Клирия несколько секунд с сомнением смотрела на меня, после чего резко нырнула в мою сторону. Лишившись сил после случившегося на горе, она стала куда слабее. Клирия сделала попытку сходу ударить меня правой рукой, но я ушёл влево от кулака и тут же засадил ей по морде. Её мгновенно обмякшее тело упало мне на руки.

- Теперь ты, Элфи.

Эту просить сто раз не надо было. Она попыталась засадить мне хук слева, но я спокойно блокировал его и просадил ушастой прямой удар в лицо. Через секунду уже её обмякшее тело падало мне на руки.

И что это было? Нет, серьёзно, из-за чего они могли так сильно поцапаться, что перешли к рукоприкладству?

Что происходит, я в шоке.

Закинув обеих себе на плечи, я двинулся вниз к кабинету Элизи, где мы их и рассудим. Драться они блять решили.

Ещё и без меня.

- Это что? – задала первый же вопрос Элизи, когда открыла двери и увидела двух провинившихся, которые сидели на коленях в центре комнаты.

- Это что? Это Клирия, - спокойно ответил я, сидя прямо напротив них на кресле.

- Я узнала Клирию, но… что у них с лицом? Что произошло?

Кажется, Элизи повергло это в шок куда сильнее, чем графиня в наших камерах.

А эти обе ни дать ни взять такие паиньки, тихо сложили ручки на ножках и смотрят в пол. И не сказать, что буквально пол часа назад обе набили друг другу морды с особой жестокостью. Одна с поникшими ушами, другая с поджатыми раздувшимися губами.

- Вот и мне интересно, что произошло, - ответил я. – Они на втором такой мордобой устроили, что ММА отдыхает и нервно курит в сторонке, завистливо плача. Я даже разнять их не смог сразу, а Клирия так вообще шипела.

- Клирия шипела? – кажется у Элизи разрыв шаблона.

- Мне очень жаль, господин Мэйн и госпожа Элизиана, - тихо прохрипела Клирия.

- Мне тоже, - пробубнила Элфи такими же разбитыми губами.

- Обе умолкли, - бросил я им и вновь обратился к Элизи. – Это был пиздец, я отвечаю. Я ещё никогда такого не видел. И ладно Элфи, но Клирия. КЛИРИЯ! Это чо произошло, если она тут такое устроила? Ты посмотри на её физиономию!

Я встал, бесцеремонно схватил её за голову и показал Элизи всю красоту.

- Видишь? У второй на лице всё то же самое!

А вид Клирии впечатлял. Всё её лицо просто опухло. Рассечена бровь, губы опухли как вареники и тоже рассечены. Один глаз скрылся под кровавыми шишаками, нос неправильно свёрнут и тоже кровит. Короче, лицо как у алкашки. Это помимо сбитых в кровь на руках костяшек. У Элфи дела обстояли не лучше.

- И хуже то, что никто не колется, зачем они это сделали.

А на Клирию я до сих пор не поставил клятву и печать, отчего расколоться приказать не могу. Да и не стала бы, скорее всего. Наперекор мне, сучка тёмная, помирала бы, но молчала. Плавали, знаем.

- Вот смотри, - я посмотрел на Клирию. – Ты будешь отвечать или нет?

- Мне очень жаль, господин Мэйн, я искренне прошу прощения за содеянное и покорно жду наказания.

- Или эта! Элфи!

- Мне… жаль, что я так поступила. Накажи меня за это.

Это звучит слишком двусмысленно. Больше не говори так.

- Вот! И это на протяжении получаса. Словно они на диктофон всё записали и теперь крутят мне тут.

- Мэйн, могу ли я… попробовать наедине поговорить с ними?

- Зачем?

- Может тут… женский вопрос встал, который им неудобно при тебе или с тобой обсуждать.

- Ну попробуй, - пожал я плечами и вышел за дверь. Её логику я понимал, а насчёт правды, я могу просто приказать мне рассказать и всё.

Но даже подход Элизи не дал результатов. Когда я вернулся, она с уставшим лицом сидела и потирала переносицу вздыхая. На лице буквально было написано: как же я заебалась. Это лишь значило, что ни одна, ни вторая не ответили.

- Может уши обеим подрежем? – предложил я и увидел, как у Элфи те грустно опустились вниз. – Ладно, шучу, однако… Клирия, ты можешь что-нибудь ответить кроме твоих «извините»? Иначе я выпну тебя на улицу. Это реально попахивает гнилым.

- Мне очень жаль, господин Мэйн, я искренне прошу прощения за содеянное и покорно жду наказания, - тихо повторила Клирия.

Опять двадцать пять. Это невозможно. И ведь выгнать реально тоже не могу. И наказывать… я даже не знаю; глядя на их лица, мне кажется, что они уже наказали себя. К тому же наказывать Элфи тоже как по мне тот ещё вариант. Она освободилась из-под одного гнёта, но попала под другой. И сцепилась она ни с кем-то, а именно с Клирией.

- Так, Элфи, я хочу от тебя клятву.

- Клятву? – посмотрела на меня она своими теперь уже узкими глазами.

- На молчание, на хранение секретов и так далее. Я не буду тебя делать нашей работницей, однако стандартные, чтоб ты не сболтнула ничего личного, я от тебя жду. И чтоб, естественно, дала клятву, что не работаешь и не будешь работать на других и сливать инфу.

- Да, конечно, без проблем, - тут же согласилась Элфи, словно желая показать, какая она хорошая, а с Клирией просто так получилось.

- Вот и отлично. СТРАЖА!

В комнату вошли два стражника.

- Сейчас найдите мне четырёх стражниц. Эти две идут мыться, переодеваться, кушать и лечиться. И мне надо, чтоб те след в след за ними шли и не давали им вновь подраться.

- Есть! – хором ответили они и вышли за подмогой другого пола. Не собирался я давать им счастья наблюдать стриптиз Элфи и Клирии. Хотя вряд ли они хотели увидеть стриптиз от Клирии.

А я тем временем посмотрел на Элизи.

- Что скажешь, накажем или нет?

- Элфи твоя гостья, тебе решать. Клирию же… имеет ли смысл? Уже наказали себя. В следующий раз уже и накажем, если устроят подобное.

Я примерно так же думаю.

- Окей, тогда обе, это последнее предупреждение. Я обещаю, что если такое повториться ещё раз, вы обе будете наказаны.

Хотя Клирию и стоило наказать, так как она моя служащая и мало ли что сделала Элфи, она не имела права доводить до такого ситуацию. Однако наказывать только одну было бы очень несправедливо, не зная виновника. Потому я решил воздержаться от подобного.

Я посмотрел на двух имбецилок, которые до сих пор сидели перед нами на коленях, молчали и сверлили взглядом пол, и вздохнул. Угораздило же…

Через пару минут за ними пришли четыре стражницы и чуть ли не под руки увели мыться. Напоследок я крикнул им, чтоб глаз да глаз за ними был. А то вдруг топить друг друга будут.

- Мда… вот и вернулся домой… - пробормотал я, глядя на закрывшуюся дверь.

- Случается, - пожала плечами Элизи.

- Случается? То есть у нас постоянно с кем-то Клирия пиздится?! – ужаснулся я.

- Да нет же, просто всякое может произойти. Ты не подумай, я тоже слегка ошарашена произошедшим. Однако это не худшее, что могло произойти.

- А что могло быть хуже?

- Если бы они друг друга убили, - спокойно ответила Элизи и принялась раскладывать бумажки. Блин, у неё реально постоянно дела или она бурную деятельность только при мне разводит? – Но достаточно о них, я получила ответ от Констанции. Она должна будет приехать на днях. И да, насчёт хранителей пока ничего.

- Ясно… Ты сообщала о нашем плане ей уже или нет?

- Я решила не говорить Констанции, чтоб не вызвать бурную реакцию с её стороны. Неизвестно, какие действия она предпримет при этой новости. Но когда мы здесь ей скажем… Я предчувствую бурную реакцию.

- Да там все отморозки. Так что если не тронем Эви, всё будет нормально. А Эви трогать мы не будем, потому всё норм. Я поговорю с ней.

- Ей сможешь объяснить?

- Буду стараться. А что насчёт графини, поговорила с ней?

- Она была очень рада увидеть на себе четыре печати. Кричала так, что в ушах звенело.

- И? Что-нибудь новенькое узнали? И она узнала тебя? И что с Элфи?

- Кроме того, что я пиздолизка, ничего. Про Элфи тоже пока ничего не удалось выяснить, потому мы назначили ей кое-какие процедуры. А ещё она кричала про то, что меня даже подумывали в их ковен взять.

- Пиздит, - спокойно ответил я. - У тебя магических способностей нет. Потому тебе не попасть в ковен.

- Знаю, - кивнула она. – Я тоже так подумала. Однако было бы забавно, если это оказалось бы правдой. Кстати говоря, по поводу основного плана, я посмотрела твои предложения по нему… ты серьёзно? Я просто может что-то не так поняла?

- Нет, ты поняла всё правильно, - кивнул я.

- Пахнет безумием.

- Ау, мы в каком мире живём? Здесь всё безумие. Ты где ещё летающих слонов видела?

- У нас вообще таких животных не водится, - ответила она спокойно. – Однако почему именно… такой план? Ты серьёзно?

- Абсолютно. Во-первых, это привлечёт много внимания. Во-вторых, здесь не будет хороших или плохих. Нечисть или люди, все они увидят нового врага, против которого будут вынуждены бороться. В-третьих, они не будут подконтрольны Эви. Я не знаю её возможностей, однако это нас обезопасит от её вмешательства. В-четвёртых, неужели ты ожидала, что я побегу один против всей страны? Типа шашку в руки и на коне в атаку против всех?

- Ну… да, - неуверенно ответила Элизи.

- Ну ты и молодец. Типа жертвуй собой, Мэйн, убивайся и становись целью номер один для всех, а мы посмотрим. А под конец зло должны победить, поэтому прощай Мэйн, ты был хорошим антигероем. Нет уж, спасибо, я не потяну всю страну, и я тем более не хочу становиться объектом всеобщей ненависти. У меня так-то ещё и планы на будущее есть! А вот они отлично сойдут под это, пока мы подчистим ряды королевства.

- Но… это выглядит бредово…

- Вот именно! Оттого и страшно! А страх – лучшее оружие.

- Ты сумасшедший, - слабо улыбнулась она. – Я даже хочу на это посмотреть.

- Естественно хочешь! – улыбнулся я. – Это будет самое безумное, что только можно будет встретить в этом мире.

- Но… где ты найдёшь столько энергии?

- Я хочу закупиться кристаллами с энергией, после чего привязать их к себе, чтоб хоть как-то влиять на них.

- Они поддаются управлению? – удивилась Элизи.

- Не совсем, - покачал я головой. – Скорее их можно направить. Испытаний не проводил, но думаю, что всё пойдёт как надо.

- А если не пойдёт?

- Да без разницы, - ответил я спокойно. – В любом случае они выполнят свою роль. Просто с управлением, пусть даже примерным будет легче подстроить их под все наши планы.

- Будем надеяться, что всё будет так, как ты говоришь, - кивнула Элизи.

Глава 333

Прошло два дня с момента, как Клирия и Элфи набили друг другу морду. Их жестокая драка передавалась из уст в уста между людьми в поместье, и обросла легендами такими, что не видь я самой драки, представил бы себе в голове мортал комбат. Это потому что по разговорам, где Клирия делала тройные вертушки, а Элфи телепортировалась к ней и проводила троечки, на меньшее их драка не тянула.

Что касается главных героев подобных сплетен, то они молчали, грустили и если встречались друг с другом взглядом, то просто отворачивались. Оказывались в одной комнате, садились подальше и не разговаривали. В коридоре проходили мимо, но словно не видели друг друга. Короче, делали всё правильно.

Позже Элфи подошла и раскаялась за содеянное, сказав, что ей очень стыдно за произошедшее, однако попросила не расспрашивать, из-за чего всё началось. И после этого старалась не попадаться мне на глаза. А вот Клирия вообще отщепенилась. В глаза не смотрела, ко мне близко не подходила и вела себя так, словно теперь она меня избегала.

СЛАВА БОГУ! ЭТОТ МОМЕНТ НАСТАЛ!

Я был не в себе от счастья, если честно. Это же надо так, она ко мне не пристаёт! Надо было давно её сцапать с кем-нибудь, чтоб ей потом было неудобно ко мне подходить. Знал бы, так бы и сделал. Потому теперь я чувствовал себя вполне вальяжно и не стремился куда-либо съебаться.

И кстати говоря, уже началось лето и сегодня его первый день! Вот уж точно время хорошего настроения. Конечно, скоро будет не до него, но это будет тогда, а я живу сейчас. И Констанция всё никак вырваться к нам не может, чтоб мы могли наконец проработать ещё одну часть плана. И с хранителями…

Сдвинулось с мёртвой точки.

Как? А так, меня неожиданно осенило, что зачем спрашивать Клирию, которая теперь от меня бегает. Ведь Клирия уже давно не богиня, и она не в курсе нынешнего положения дел там, свыше. А вот боги, которые сейчас правят, должны хоть что-то знать. Как, например, Богиня Удачи или Бог Скверны. Осталось понять, к кому обратиться первому.

Немного поразмыслив над этим нелёгким вопросом, я решил, что лучше пока не связываться с хитрожопым Богом Скверны. Сначала поговорю с Богиней Удачи, и уже после её ответа решу, стоит ли к нему обращаться или нет.

Странно, надо было подумать об этом варианте раньше, а я чот затупил… Хотя всегда так, ты просто иногда не видишь нужного решения. А как дойдёт, думаешь, как я мог его не увидеть.

Мою нелюбимую Богиню Удачи пришлось немного поискать. Она, как оказалось, ходила и раздавала всем свою божественную силу обнимашками.

Что за…

Я когда её увидел, она успела троих обнять, один из которых был младенцем. Вот я бы ей ребёнка в руки не доверил. Но это я, а наёмницы были другого мнения и вполне спокойно относились к этому, без каких-либо возмущений обнимая богиню.

То же самое касалось и служанок, лишь улыбнутся и обнимутся.

Почему она никого кроме меня не бесит? Или это я всех бешу больше?

Ладно, плевать.

- Привет, богиня, смотрю, достаёшь всех, - улыбнулся я ей, подойдя поближе.

- Мой верный послушник! - просияла она вся.

- Я не твой послушник.

- Иди ко мне, я одарю тебя божественными объятиями!

- Нет, я не за…

- Не спорь с богиней! – топнула она хромой ножкой, которая, судя по всему, срослась неправильно. – Я лучше знаю, что тебе нужно! Быстрее обними меня!

- Ну… ладно, хорошо… - пробормотал я и обнял её.

И знаете что? Она тёплая.

Нет, в смысле она и должна быть тёплой, но сейчас от неё исходит какое-то другое тепло. Странное, вроде и обычное, но в то же время оно словно и не греет. Эй, богиня, ты чо там мутишь?

- Ну! Ты почувствовал мою божественную силу?! – секунд через двадцать посмотрела она мне в глаза. – Ну? Почувствовал? Почувствовал?! Ну скажи же, что почувствовал! - Она схватила меня за грудки и дёргала вперёд-назад, буквально повиснув на мне. – Скажи! Скажи, что почувства-а-а-ал! Тебе же не сложно!

- Я почувствовал… - начал я.

Богиня прямо просияла, подобно маленькой вспышке от ядерного гриба.

- … что хочу срать.

- А-А-А-А-А-А!!! Какой же ты дура-а-а-ак! – начала она трясти меня ещё усерднее покраснев. – Вроде умный на вид парень, а в голове один песок! Почему ты такой вредный!!!

- Потому что я антигерой.

- Нет, потому что ты дурак!

- Ладно, ладно, я вообще к тебе по делу. Надо кое-что спросить.

- И почему я должна тебе отвечать после такой глупости, что ты посмел сказать великой Богине Удачи? – с вызовом спросила она, надув щёки.

- А потому, - я схватил её за надутые щёки и начал растягивать в стороны.

- Поняла! Поняла! Отпусти божественные щёчки, злобный послушник!

- Так-то, богиня. А теперь идём в место поукромнее, разговор не для чужих ушей.

Так как в поместье было довольно много места, вопроса, где мы сможем спокойно поговорить, не встало. Мы просто спустились на третий, где была огромная пещера, и вышли к небольшому подземному озеру. Помню, здесь обитал мой Маленький Пожиратель Человеческой Плоти. Я уже скучаю по нему…

Богиня, которой были неведомы мои терзания, села на камень и свесила босые ноги в воду.

- Холодная… свежит… - протянула она.

- Ага, хотя вообще здесь есть геотермальные источники. Видимо это озеро с ними не связано, - попробовал я рукой воду. Действительно, не ледяная, но и тёплой не назовёшь. – Так вот, богиня, о чём я хотел с тобой поговорить. Ты знаешь людей, которые называют себя хранителями?

- Хранителями? Это те, что что-то хранят?

Понятно.

- Да, возможно. Может ты слышала что-нибудь о них?

- Ну… - она задумчиво почесала репу. – Вообще в этом мире много тайн, но мы не раскрываем их людям.

- Почему?

- Потому что не хотим проблем. И потому что часть нам самим недоступна.

- Разве вы не боги? – удивился я. – Разве вы не должны всё знать?

- Наши силы преувеличены, - улыбнулась богиня. – Мы действительно сильны, но не безупречны, каковыми нас считают люди. Раньше тоже были боги, но они пали. А мы слабее их, мы приняли условия нового мира, и тем самым мы ему подконтрольны. Потому есть то, что нам неведомо, хотя некоторые пытаются дотянуться и до того.

- Ясно, а хранители к этому относятся? Ну, к секретам этого мира, о котором ты говоришь?

- Хранители? Ну… я особо не интересовалась делами людей, хотя название знакомо. Это вроде люди.

- По крайней мере те, что мне встречались, люди точно.

- Наверное приверженцы этого мира, - пожала она плечами. – Есть те, кто считает, что мир находится в равновесии. И они стараются его сохранять своими силами.

- Зачем?

- Верят, что так будет лучше. Боятся чего-то. Человеки, что с них взять, - пожала она плечами.

- Они опасны?

- Наверное, как и любой другой человек, что верит в своё дело, - ответила богиня. – Вот как ты. Совсем глупыми становитесь, как в голову что-то взбредёт.

- А ещё? Может ещё что-то слышала? - допытывался я. – Может кому-то поклоняются, где живут и так далее?

- Я же говорю, служат ради баланса. У них только своя идея на уме. Такие глупые.

- А ты умная?

- Мало этого, я ещё и мудрая, - подняла она палец вверх. – Так что, мой верный послушник, можешь консультироваться со мной по всем важным вопросам.

Ага, как насоветует, а мне потом отдуваться за это. Причём куда обиднее, когда проблемы возникают не из-за того, что это ты косяка дал, а из-за того, что тебе другие хуйню насоветовали. Нет уж, я как-нибудь сам, своими мозгами и силами.

Значит надо всё-таки попробовать спросить у Бога Скверны. Этот хитрожоп полюбас что-нибудь да знает, потому от него я узнаю куда больше. Не поверю, что такой, как он, не разузнал бы о подобном, а те наверняка должны были попадаться к нему на глаза.

Распрощавшись с богиней, которая осталась мочить ноги дальше, я вернулся в свою комнату. Разговор предстоял неприятный и небыстрый, который потреплет мне нервы. Я уже немного волнуюсь. Хотя после Клирии я теперь куда более устойчивый к подобному. Вот кто действительно заставляет тебя откладывать тонны кирпичей для дзотов, так это она.

Ответ последовал не сразу. Далеко не сразу, хотя я пытался минут тридцать. Лежал на кровати и монотонно звал его, просто доставая.

Ни с того ни с сего ты вдруг решил позвать меня. Скажи, что это что-то важное.

Ни грамма раздражённости или недовольства. Лишь усмешка, словно его забавляли мои потуги узнать правду. Если, конечно, он знает, зачем я его вызвал.

Это действительно важно. Для меня, естественно.

Слушаю.

Хранители. Что ты знаешь о них?

Ну-у-у… Допустим я что-то знаю. Что мне от этого будет? Зачем мне рассказывать тебе это.

Мы партнёры.

Да-да-да, ты веришь в это? Да и не помню я в нашем договоре пункт: «обязуемся помогать друг другу».

Это во-первых. Во-вторых, твои храмы строятся с моей подачи. Я могу прекратить их строить и прекратить тебя поддерживать. Может даже начать строить другие вместо твоих. Мне ничего не будет, а вот ты… как долго ты продержишься?

Ровно столько, чтоб отправить тебе в гости человека со своей силой. А может и не одного. Помнишь мою скверну в действии? А твои люди? Кому они поклоняются? Вся нечисть? Я могу знатно подпортить тебе жизнь.

Будет интересно их всех убить, ведь для тебя не секрет, во что я превратился за это время. К тому же про нечисть, кто им дома отстроил? И кому они принесли клятву? Плюс я помню, что ты сделал.

И что?

Бог Скверны спрашивал меня насмешливым голосом.

Ну пойдёшь, расскажешь богам и? Умрёшь от договора. Вернее, умрёшь даже раньше, чем расскажешь.

Зато другие смогут рассказать. Например, твоя любимая Клирия. Ты же догадывался, кто она, верно? Оттого не говорил мне, чтоб вдруг я ничего лишнего не предпринял и был зависим от тебя. И она уж точно позаботится о твоих похоронах, будь уверен. Если этим не займутся раньше другие боги за предательство своих. И будет ли стоить это твоих выебонов?

Полегче на поворотах, партнёр. Ты уже проштрафился. Чьё святилище стоит в моём городе?

Твоём? Не смеши прокладки Клирии. Твой город… пф-ф-ф… Мне пришлось просить помощь у Богини Жизни, и я выбил лишь святилище, хотя мог зайти куда дальше. Скажи спасибо, что всего лишь оно, а не полноценный храм. К тому же, раз ты так об этом волнуешься, мог бы и помочь мне в трудную секунду.

Делать мне больше нечего, как следить за каждым твоим чихом. Ты даже не просил.

Теперь прошу.Мне нужно знать, кто такие хранители, и что они делают. Или могут сделать против меня. Ты спрашиваешь, в чём твоя выгода? В том, что твои храмы продолжат строиться, пока я здесь. Меня не станет, их снесут. И это не угроза, ты должен понимать, что станет с верой, которую я тут пропагандирую.

Всё пытаешься доказать, что мне это тоже выгодно? Ладно, я сделаю вид, что поверил тебе, человек, однако имей в виду, когда-нибудь тебе придётся ответить за твой длинный язык.

Когда-нибудь и ты своё получишь, Бог Скверны. А пока может поведаешь мне, что это за хуесосы?

Обычные хуесосы и хуесоски, которые верят в предназначение, равновесие мира и то, что они могут на что-то повлиять.

За ними кто-то стоит?

Имеешь в виду богов или что-нибудь похлеще? Нет, люди. Да, сильные, но люди. Они лишь наблюдают. Всегда наблюдают, из столетия в столетие. Если что-то и предпринимают, то чаще всего косвенно и только иногда напрямую.

Напрямую, это убийство?

Да. Статистики по ним не веду, однако знаю, что они это делают. Часто, редко, спроси у них при встрече. Надеюсь, что они сделают для тебя исключение.

Надейся. Но вообще, сильная организация? И что ты можешь о них рассказать?

Обычные люди, хорошо прокачены. Не светятся нигде, и даже перед богами не сильно-то появляются, никогда к ним не обращаются. Потому найти их очень проблемно.

Но ты о них знаешь.

Я поднимаюсь с низов. Я многое знаю, партнёр. Хотя вот о них мне пришлось лишь краем уха слышать. Даже не представляю, где они располагаются, сколько у них человек, и кто там главный.

Но знаешь о них.

Хочешь жить хорошо, знай всё. Люди это скрытые. Боги сами о них толком ничего не знают, так как мы видим зачастую только тех, кто обращается к нам. Или общие очертания мира, чтоб примерно знать, кто где. Или если следим конкретно за кем-то. Эти же не светятся особо нигде.

Но они придут за мной, да?

Несомненно. Раз уже однажды пришли, придут и ещё раз.

Они знали, что я антигерой. Но не знали того, что я делаю и как.

У них свои секреты. Видимо найти и определить тебя они смогли, а вот больше узнать – нет. Ты, насколько мне известно, наделал шума за горами. Тебя было сложно не заметить. Но они скоро узнают, откуда ты. Проследить за тобой не такая уж проблема, партнёр.

Пусть приходят, мне плевать. Трупом больше, трупом меньше.

Когда это не твой труп, да? Смотри, чтоб ты сам холодным не стал.

Не стану. Однако хочешь храм в столице?

Хочешь меня подкупить?

Уже пытаюсь. Так хочешь или нет? Я не обещаю, что он будет единственным там. Вполне возможно, что будешь делить город с несколькими богами, однако он там будет.

Что нужно? Я уже чувствую в тебе всё дерьмо, что ты хочешь претворить в жизнь. Я даже взбудоражен.

С чего вдруг?

Все твои планы заканчиваются страшной и бесславной смертью твоих противников и обычных людей. Мне это нравится. Никаких сомнений или раскаяния. Ты просто идеальный убийца.

Я раскаиваюсь за то, что сделал. Частично.

И продолжаешь делать.

Это ради блага.

Как секс ради девственности.

Нет, как ампутация ноги с гангреной ради жизни человека. Я жертвую малым ради большего.

С тобой многие не согласятся.

Это всегда так. Когда ты в той части, что выживет, говоришь – да, надо жертвовать, одна жизнь против двадцати. Нельзя рисковать двадцатью ради одного. Когда в той части, что умрёт, ты кричишь, что так нельзя, что это не по-человечески, что в следующий раз они могут оказаться на твоём месте и что надо бороться до конца. Потому единственное правильно решение – математика. Где больше выживет с наибольшими шансами, тех и спасай, а потом остальное. Если единицы хотят – пусть борются, это их право. Смогут одержать вверх, значит будут заказывать музыку. Я их осуждать за это не буду.

Как загнул. Логика, конечно, хорошая, но она ведёт только в могилу. Раз за разом тебе придётся выбирать из двух зол и в конечном счёте не останется ничего.

Хуйня. Ущербная логика, как и те, кто её придумал. Если не выбирать, то вообще ничего не останется. А так пусть немного, но я дам прожить людям больше. Здесь нет добра или зла как ты или другие говорят. Есть лишь расчёт, сколько ты сможешь сохранить жизней.

А если настанет момент, когда ты окажешься одним? Когда твои родные окажутся теми самыми единицами?

Тогда я пойду против всех.

А как же математика? Ты лицемеришь, говоришь, что надо жертвовать единицей ради большинства, но при этом не готов жертвовать своими. Ты сам не давался, когда тебя пытались убить.

Я всё это делаю ради своих людей и ради себя. Я не жертвую без необходимости другими. Но буду ради своих людей в первую очередь. И если я окажусь в ситуации, когда надо будет жертвовать мной, я буду отталкиваться от обстановки.

Жертвуешь другими, но собой не хочешь.

Не хочу становиться жертвой из-за предрассудков, глупости и без надобности. А теперь к делу, мне необходима одна услуга взамен на лояльность и твоё продвижение в столице.

И я рассказал план. Раскрыл его полностью, сказав, что конкретно требуется от Бога Скверны. Не сказать, что у него была пыльная работа, однако всё же немного напрячься во имя общего дела ему придётся. Я мог бы это и сам сделать, но займёт такое времени у меня куда больше, чем у него. Да и пусть отрабатывает свои храмы.

Мы закончили наш беседу на нейтральной ноте. На нейтральной, но я всё равно чувствовал его недовольство, чувствовал, как он залупился на меня из-за угроз. Но мне плевать, нехуй было мне угрожать. Если он думает, что раз бог, значит всё можно, то глубоко ошибается. Нет бессмертных, есть только те, кого очень сложно достать.

После этого диалога я остался лежать на кровати, просто глядя вверх.

Глава 334

И почему все не любят идти навстречу? Почему все такие уёбки? Вот все уёбки, а я один хороший и пушистый. Всё как обычно. Бедный я несчастный, даже пожалеть некому. Хотя…

Нет, не стоит, а то сейчас Клирия как на зов примчится меня успокаивать, это вообще пиздец будет. Уж кого я не хочу видеть, так это её.

И вроде всё ничего, вроде нормальная же, но сука аура… Это пиздец какой-то невъебенный. Может надо найти какой артефакт? Ну там… не знаю даже… амулетик на шею? Мне кажется, что амулетик был бы в самый раз ей на шею, чтоб блокировал её ауру. Тогда множество вопросов решится само собой.

Хм… амулетик… Так, а на Клирии же был какой-то амулет, верно? Может она его сняла и теперь от неё разит этим пиздецом? Я попытался припомнить, видел ли его на ней, но ничего дельного из этого не вышло.

Тогда надо сходить и узнать, носит ли она его или нет. Если моя догадка верна, то всё решится очень быстро и просто. Если нет, то будем думать.

Я проворно спрыгнул с кровати, вышел из комнаты и отправился к Клирии. Моя комната была на втором этаже снизу, а вот комната Клирии была на самом дне. Словно как у морского донного хищного червя, который утаскивает себе под ил добычу. Ладно-ладно, сравнивать Клирию с червём, наверное, немного грубо, так как она всё-таки делает для нас многое и стоит проявить к ней уважение.

Наверное.

Комнату Клирии можно было найти очень просто. Во-первых, аура. Когда подходишь, чувствуешь неуют, словно оказался в заброшенной психушке ночью. Во-вторых, именно в той части, где она проживала, было всегда запустение. Рядом с ней никто не заселялся. Кто-то мне по этому поводу заливал, что так до верха идти легче и что людей у нас не много, чтоб заселить все комнаты, но мы-то знаем правду.

Я свернул в нужный коридор, когда услышал шум. Словно кто-то громил мебель о стены. Этот треск мог доноситься только с одного помещения в этом крыле. Блять, неужели убивают опять друг друга?!

Я стремглав бросился по коридору, нашёл нужную дверь, распахнул…

И почувствовал несильный удар в грудь.

Передо мной в центре комнаты с широко раскрытыми глазами, которые буквально светились ненавистью, и перекошенным от ярости красным лицом стояла Клирия. Я буквально видел, как пульсируют у неё вены на лбу.

Она стояла, вытянув руку, словно что-то только что метнула, да так и замерла, увидев меня. И этим что-то был….

Нож.

В моей груди.

Я конечно знал, что меня некоторые ненавидят, но не до такой же степени! Должна же быть какая-то граница! Запульнуть в меня сразу же нож… не подушку, не табуретку и даже не тапочек, а нож… Как же ты меня ненавидишь, Клирия. А знаешь, мне даже грустно стало!

Шмыгнув носом от обиды, я тихо пробормотал:

- Простите, пожалуйста, - и тихонечко закрыл дверь, оставляя всё так же замершую и охуевшую от такого поворота событий Клирию в центре комнаты.

Ну во-о-о-от, я просто открыл дверь на шум, а в меня сразу нож кинули. Если ты меня так не хочешь видеть, могла бы и табличку повесить. Меня ещё никогда так жёстко не выгоняли из комнаты.

Сейчас мне стало очень грустно и обидно. Аж на слёзки пробивает. Побегу плакаться к Элизи… хотя нет, побегу плакаться к Рубеке в медпункт, пусть заодно и исцелит. А то глядишь, и кровью истеку.

Клирия же умудрилась попасть ровно между рёбер. Глаз алмаз, как посмотрю. Это лишь говорит о её гневе, как мне кажется. Но как бы я не пытался рофлить с этого момента, это было довольно близко. Ещё бы шажок вправо и мне бы этот подарок прилетел бы прямо в сердце. Или если бы Клирия бы выше взяла, то торчать ножу у меня из шеи. Или из глазницы.

А я даже отреагировать не успел! Видимо распахнул дверь уже в тот момент, когда он уже был в полёте. Везуха так везуха, ничего не скажешь.

Рубека была немного шокирована тем, что увидела во мне, но вопросов не задавала. В этом плане она вообще молодец – никогда лишнего слова не скажет, вопросы не задаёт, на мозги не капает нотациями, с разговорами не лезет. Абсолютно всегда молчит. Чего ещё нужно от человека, который должен хорошо работать?

Но не всё прошло спокойно.

Когда Рубека сосредоточено исцеляла меня, а я кашлял кровью, в медпункт ворвалась Элизи.

И первый вопрос, который она задала, был:

- Кто это сделал? – пусть она и выглядела спокойной, но я-то видел в глазах Элизи напряжение, которое сквозило ещё и в каждом её слове.

А ещё я увидел за Элизи Клирию, стыдливо прячущую физиономию за спиной своей подруги. Стуканула значит про то, что произошло, но не сказала, кто это сделал. Ах ты сыкливая жопа, Клирия, как тебе не стыдно!

- Она сделала, - кивнул я на Клирию, но…

Блять, Рубека, ну куда ты полезла! Вот теперь я кивнул на тебя!

И тут уже Элизи охуела. Она выпученным взглядом посмотрела на Рубеку.

- Рубека это сделала?! - казалось, что все шаблоны, которые она готовила для этого момента порвало нахуй.

Та аж подпрыгнул от возгласа. Резко развернувшись, Рубека начала крутить руками, что типа это не она, и здесь вообще не причём.

- Да нет же! Немая тут ни причём! Это всё Клирия!

- Клирия?! – охуеванию Элизи не было предела.

- Конечно Клирия! Кому ещё это могло прийти в голову?! Гони эту бестолочь отсюда. Пусть ждёт в коридоре, пока не позовут!

Прогнали Клирию санными тряпками из медпункта. Дурында. Это же надо!

- Она даже тебе не сказала, что произошло, да? – вздохнул я. – Вернее, не сказала, кто это сделал.

- Нет, я поднималась по другой причине, когда встретила её.

- И какой же? – посмотрел я на Элизи. – Так, я знаю, это связано с Констанцией, верно?

- Она уже едет сюда, - кивнула Элизи. - Она едет с территории Алгая. Это тот, что тина, - тут же сказала она, видя, что я уже хотел спросить её об этом.

Видимо сказала, что поехала разбираться со своими связными. В принципе, довольно логичное объяснение, ведь тина действительно её связной.

- И что она говорит? Говорила то есть?

- То, что ей не нравится, куда ты клонишь, Мэйн. А ещё про разведку Фракции Дня заикнулась. Видимо они активизировались, раз Констанция забеспокоилась настолько, что сообщила нам об этом.

- Ох… - выдохнул я и откинулся на кровать. – Не нравится мне всё это…

- А тебе что-нибудь нравилось за это время, что мы здесь с тобой возимся? – поинтересовалась она.

- Ну… я рад, что встретил Элфи и вернул её… не домой, но в безопасность. Рад узнать, что у Эви всё окей пока. Что с Констанцией всё хорошо и у неё дочь…

- И повесил на неё клятву, - осуждающе произнесла Элизи.

- Для её же блага. Она неуправляема и не стала бы меня слушать, потому единственный способ сберечь её – надеть ошейник. Она слишком правильна, чтоб перешагнуть его.

- Она считает тебя монстром.

- Да насрать, - отмахнулся я. – Плевать, кем меня считают, если это принесёт пользу и спасёт их. Лучше скажи, что ещё Констанция говорила?

- Про Фракцию Дня заикнулась, спрашивала, чего вдруг им понадобилось сейчас. Ещё сказала, что по хранителям пусто.

- Про хранителей зато я немного раскопал, - и, видя интерес в глазах Элизи, добавил. – Позже расскажу тебе всё. Когда там Констанция приедет?

- Со дня на день.

- Отлично, после разговора думаю двинуть сразу в гости к Эви, раз уж тут такое дело. Если всё будет готово к тому моменту, естественно.

- Хочешь начать так скоро?

- Не знаю. Думаю да, начать пораньше, чтоб пораньше закончить. Не хочу надолго затягивать это всё. К тому же боюсь, что разведка Дня действует по наводке. Надо бы их опередить.

- Я поняла, - вздохнула Элизи. – Но ты не думал, что даже при твоём странном и необычном плане Фракция Дня схлестнётся с Фракцией Ночи?

- Естественно думал. И естественно, так оно и будет. Пока люди будут страдать, власть имущие попытаются решить свои проблемы между собой, надеясь на ослабление врага.

- А король?

- Мне кажется, что король будет стоять и смотреть, не позволяя армии вмешаться. Как и в прошлый раз, постарается занять выжидательную позицию с минимумом вмешательства. Он не будет участвовать в тёрках, чтоб потом можно было сказать победителю – я ни причём, это всё они, давайте сотрудничать. Да и армия будет занята нашим планом в тот момент.

- Возможно, - кивнула она. – Но в прошлый раз он не вмешивался из-за угроз с юга. А теперь угрозы не будет, и у него появится возможность активно принимать участие в войне в самом королевстве. Он может помочь им подавить нас. В его интересах раз и навсегда убрать разделение, и король может вполне попытаться уничтожить армии Ночи. Для этого у него будут как многочисленная армия страны, так и армии Дня.

- Но при этом в самой армии есть немаленький полк с нечистью, так что под вопросом, будет ли он их пускать в ход или нет. Те точно не полезут.

- Избавится в начале от них, потом пойдёт войной с армиями Дня на нас. Я бы сделала именно так.

- А я бы не стал так делать, так как у него не будет управы на Фракцию Дня. Ночь служит противовесом ей и так он удерживает власть. Уничтожив Ночь, он может потерять силу против Дня. Не думаю, что рискнёт. Он слишком хитрожопый.

- Для него Фракция Ночи будет казаться ещё большей угрозой. Пойми его правильно, он довольно прогрессивен и ничего не имеет против нечисти, однако его могут волновать графы Ночи, что уже пытаются переметнуться к врагу. Потому король попытается избавиться от опасных элементов. А потом…

А потом всё пойдёт как ком и начнут постепенно гнобить нечисть, что осела здесь. Начнутся волнения, может нескоро, в течении десятилетий, однако маятник запустится и вновь повторится история.

- Думаешь, он вмешается? – с сомнением спросил я. – Решит рискнуть уничтожить Фракцию Ночи и избавить таким образом страну от раскола?

- Выберет из двух зол наименьшее, - кивнула Элизи. – Я так считаю.

- Но при этом он хочет женить сына на дочери одной из главнейших фигур, - заметил я. – Так ли он хочет уничтожения Фракции Ночи?

- Он ничего не имеет против нечисти, - повторила Элизи. – И поженить он хочет, чтоб объединить Фракции Дня и Ночи. Однако начнись война, это будет уже не важно и не нужно. Он просто задавит Фракцию Ночи, раз появилась возможность и предлог. Возможно, оставит Эвелину с Констанцией и женит сына на дочери, но лишь для того, чтоб показать народу нечисти, что он их якобы поддерживает. Однако остальные будут уничтожены, как возможные преграды и угрозы. А потом со временем День начнёт притеснять нечисть и всё вновь по кругу. Можно сказать, что помимо твоего варианта существует и другой вариант – полностью убрать одну из сторон.

Я хочу просто объединить всех людей в стране. Объединить всех, при этом убрав тех, кто является причиной разделения. А именно всех графов. Мне кажется это важным, так как в этом мире люди иные, менталитет другой и вообще это волшебный сказочный мир. Потому такое объединение возможно.

Но когда начнётся наш план, появится и другой вариант – просто уничтожить одну из сторон. Это точно так же решит проблему разделения страны, однако напряжённость среди нечисти и людей никуда не денется. Плюс за ней, как мне кажется, последует другая проблема – Фракция Дня станет монополистом. И там, где нет зла, добро начнёт гнить без надобности. Это лишь усугубит всё и приведёт к гражданской войне, пусть уже и без раскола страны, зато с массовым геноцидом нечисти.

Значит два варианта.

Первый – мы уничтожаем фракции и стресс-тестом заставляем народ объединиться. А так как этот мир иной, здесь такое прокатит, мой город тому подтверждение. Страна объединена, а все факторы разделения в роли графов убраны. Остаётся только одна власть – король.

Второй – уничтожат одну из фракций, предположительно, нашу. Тогда раскола не случится, однако нечисть почувствует себя ущемлённой, а Фракция Дня силу. Рано или поздно это приведёт если не к гражданской войне, то точно к истреблению нечисти. Повтор маятника.

То есть два варианта событий. А для короля будет всего один вариант виден. И нам нельзя позволить ему выбрать второй.

- Если он так решит сделать, то имеет смысл и нам зайти ещё дальше, - задумавшись пробормотал я.

- В каком же?

- Свадьба всё равно состоится, ведь так? И план по попытке примирения с нечистью тоже останется, скорее всего, значит он и не против адекватной Фракции Ночи. Потому незачем останавливаться только на уничтожении графов, Элизи. Народу нужна маленькая победоносная война, где население на грани смерти и ужаса сможет полюбить своего правителя и сплотиться против общих врагов. И мы сможем устроить как одно, так и второе.

- Я смотрю, ты не собираешься мелочиться.

- Раз уж мы играем по-крупному, то и запросы должны быть соответствующие.

Изначально я не думал замахиваться так далеко. Просто убить графов и объединить народ, сохранив королевство от раскола, а там сами. Но сейчас… почему бы сразу не создать и правителя-героя? Ну как в сказках, где король спасает принцессу, побеждает зло и так далее? Да, звучит бредово, но не для этого мира, тут единорогами носорогов называют и торты кусают за пятки. Он был сказкой до прихода системы, как я прочитал, значит и законы сказки здесь тоже действуют.

Нам просто надо заставить короля отыграть его роль, создать символ справедливости и бла-бла-бла. Убрать графов, скрепить народ, а на бис сделать героя, который будет править, которого все полюбят и которому будут помогать как нечисть, так и люди. Тот, за кем все пойдут, и который станет символом, на который будут молиться.

Получается такой антидискриминационный персонаж, который показал себя героем и для которого все равны.

Я уверен, что король не дурак и будет пытаться показать себя заботливым правителем. Однако мы можем сделать всё это получше. Куда лучше. Только надо заставить будет его прислушаться и следовать тому, что мы ему скажем.

А перед этим надо заставить его подчиниться, так как он вряд ли послушает нас. Значит надо уничтожить всё, что будет стоять между нами.

Это будет интересно…

- Опять лицо у тебя странное, - сообщила мне Элизи.

- Какое? Зловещее?

- Нет, глуповатое, - расстроила она. – Тебе не хватает ещё слюну пустить.

- Эй! Это обидно так-то!

- Как я вижу, так выражается твой мыслительный процесс.

- Да пошла ты, - отмахнулся я. – В любом случае ждём пока Констанцию, чего она там нам расскажет и потом, если всё будет готово, едем к Эви в гости. Незачем долго ждать.

- Я начинаю волноваться.

- Я тоже. Будем волноваться вместе.

- После Эви думаешь заняться дополнительным планом?

- Вот думаю сейчас. Инфа о том, что графов не стало, не сразу долетит до них. Потому логичнее запустить основной план, он позволит создать видимость угрозы и приманку. Бог Скверны поможет нам.

- Ты связался с ним?

- Да, - кивнул я.

- Он мне не нравится.

- Мне тоже, но что поделать? Да и клятва у нас.

- Клятва… - протянула она задумчиво. – Я не хочу тебя пугать и поднимать шум, но… ты не думал, что вашу клятву можно сломать скверной?

- В смысле?

- Если ему спокойно удалось отсечь богиню от сил и буквально оградить её от магии, то и с клятвой проблем может не возникнуть, - объяснила она.

- Но тогда он наложит скверну сам на себя.

- Учитывая то, что он сам по себе скверна, то вряд ли метка скверны станет для него какой-либо проблемой. Он вообще её не почувствует, разве нет?

- Не знаю… - забеспокоился я.

- Я не хочу сгущать тучи и наговаривать на него, Мэйн, но… об этом ты не подумал, да?

- Эм… нет, - честно признался я. – Просто мы заключили клятву и как-то не пересекались больше. Но… если он прервёт клятву, то и я освобожусь, верно?

- А тебе это поможет? Ты потянешь борьбу против бога?

- Не знаю. Вряд ли. Хотя и он не силён пока, отчего я могу вполне противостоять ему. Если не человеком, то тварью.

- Хорошо, если это так. Однако подумай над этим, Мэйн. Как я понимаю, он уже играл в подобные игры. И если делал это один раз и у него получилось, то он попытается провернуть это и во второй раз, скорее всего. Поэтому будь настороже с ним, хорошо?

- Я… да. Хорошо, я буду настороже.

- Имей в виду, что такие, как он не останавливаются на достигнутом. И они всегда будут пользоваться такими приёмами. И если он действительно может сорвать клятву меткой, то он это непременно сделает.

Глава 335

Ну вот, Элизи взяла и напугала меня. Теперь мне очень и очень жутко, отчего на душе стало неожиданно неспокойно. Ведь если Бог Скверны может сорвать клятву, то высока вероятность, что этот жук так и сделает. Нет, этот пидор точно так сделает, если это можно. Но моя смерть ему в принципе ничего кроме душевного удовлетворения не принесёт. Короче, ломать ему клятву даже если не вредно, то точно бессмысленно.

Например, пока у нас клятва, я не могу стукануть на него другим богам. Это значит, что все его дела будут проходить втихую. Я знаю его секреты и так далее, но благодаря клятве абсолютно безобиден. Другое дело, что он хочет стать абсолютно независимым.

Или же относится к тем, кто делает что-то просто потому, что может это сделать. Есть такой тип людей, которые могут иметь всё, но говнят другим, чтоб просто позабавиться или просто потому, что могут. Если Бог Скверны такой, то быть беде и большим проблемам. И пусть он предстал передо мной довольно рассудительной личностью, однако в прошлый раз он тоже предстал передо мной другим. И неизвестно, где есть он настоящий.

- Ну вот, теперь я волнуюсь, - пробормотал я.

- Значит будешь всегда настороже, - кивнула Элизи. – Просто постарайся не подставляться и быть внимательным. Не представляю, чем это поможет против бога, но всё же… А теперь вернёмся к Клирии, которая чудит в последнее время.

- Очень сильно чудит, - кивнул я. - Меня не было неделю, а она словно с катушек съехала. Чем вы тут занимались?

- Заполняли перед летом документы по сбору налогов. Плюс у нас был дождь, и произошёл обвал на каменоломне. Погибло тринадцать человек. Сейчас мы решаем, сколько денег выделить на восстановление.

- То есть, как обычно? И хули она такая озверевшая? Элфи избила, тут вообще нож метнула. Хотя ладно, я лукавлю. Судя по всему, она метала нож в дверь, а тут я не совсем удачно открыл её.

- Значит всё же не в тебя метала, - выдохнула облегчённо Элизи. – Даже не представляю, что делать, если бы она начала в своих ножи кидать.

- Если такими темпами дальше пойдёт, то и начнёт. Я к ней вообще заглянул, так как Клирия свою комнату громила. Причём громила от души, я её из коридора услышал.

- И что собираешься делать?

- У девушки бо-бо с головой, боюсь. Не берусь говорить, поехала она после горы или же сейчас шарики за ролики у неё заскакивают, однако я хочу поговорить с ней. Для начала. Хороший разговор может решить множество проблем.

- Не слишком ли рано применять к ней физическое наказание, если у неё, как ты говоришь, бо-бо с головой?

- За кого ты меня держишь?! Я просто поговорю с ней для начала! Где ты услышала, что её надо сразу бить и наказывать? Я вижу, что с ней что-то не так, и надо попытаться понять, что именно. Я же не зверь какой-то.

- Просто обычно всё скатывается именно к наказаниям.

- Да когда такое было?!

- Ладно, я не хочу спорить, - Элизи встала с противоположной кровати. – Мне позвать её?

- Да, пожалуйста. И Рубека, ты там вроде кое-как закончила, поэтому потом продолжим, а пока оставь нас одних, хорошо?

Та молча кивнула и удалилась вслед за Элизи из медпункта.

Ох... неспокойно мне. Очень неспокойно…

Но я не сдамся. Клирия – мой человек. И если её так колбасит, то значит я должен ей помочь. Всё имеет причину, надо просто найти её. Блин, да я убивал драконов, я сражался против армий, умирал, воскрешался, меня пытали, я был в местах, откуда живым не выбираются. Я был в музее ужасов и в деревне, полной ожившего кошмара и мёртвых детей! Блять, да я много где был! И много чего пережил! Неужели я съеду из-за какой-то ебаной ауры мелкой глупой и побитой жизнью девчонки, которой просто нужно немного тепла?! Блять, Патрик, ты же не ничтожество, будь мужиком блеать. Ща мы её разговорим и приголубим.

А аура… Это всего лишь аура. Она не убивает, а значит в принципе не страшна. Да, действует на нервы, но это всё хуйня. А раз хуйня, значит я переживу её. Пусть треплет нервы и дальше, я просто не буду обращать на это внимания. Страх страхом, но я могу действовать и при нём. К тому же этот страх за собой ничего не имеет, оттого, в принципе, безвреден.

Я бы читал бравые речи и дальше, но вот вошла Клирия, и я нервно сглотнул, почувствовав то, с какой силой меня обдало её аурой.

Да уж, о страхе легко рассуждать, пока он не нахлынет на тебя.

Но я не сдамся. Клирии явно тоже плохо, потому надо взять себя в руки!

- Итак, Клирия, - сказал я спокойно. – Топай сюда, поговорим.

Она молча подошла и встала напротив меня. Руки в замочек на животе, голова опущена, взгляд в пол. Ни дать ни взять, идеальная слуга, которая ждёт приказа или наказания. Но только ни того, ни другого тебя пока не ожидает.

- Садись уже. Нет, садись рядом со мной, - пресёк я её попытку приземлиться напротив меня. – Нечего отстраняться от меня. Ничего кстати не хочешь сказать?

Клирия села рядом со мной, но не вплотную, всё же сохраняя кое-какую дистанцию между нами. Села, ручки на колени, смотрит всё так же в пол, даже не поворачиваясь в мою сторону. Просто сидит прямо, словно на каком-то совещании.

- Мне очень жаль, господин Мэйн, я искренне прошу прощение за содеянное и покорно жду наказания, - её голос был спокоен и обычен, ничем не отличался от того, что был у неё до этого. Совершенно ничем, словно ничего и не произошло.

- Нет-нет-нет, сейчас я не хочу слышать «господин Мэйн», Клирия. Сейчас мы переходим на режим «Патрик», тебе понятно?

- Да, Патрик. Более чем.

Так… теперь надо её разговорить. Начать издалека, чтоб плавно перейти к сути проблемы.

- Как тебе погода?

- Нормально, благодарю тебя.

- Что с тобой происходит?

Клирия наконец соизволила повернуть ко мне голову, пусть и посмотрела на меня странно.

- Это ты так плавно пытаешься подойти к причинам моего поведения, как я понимаю?

- Ну… да.

- Ты ужасный психолог, - ответила она безапелляционно.

Ага, но кто-то сейчас мне отвечает, верно, Клирия? Есть много способов разговорить человека.

- Хочу заметить, что я отличный психолог. И раз уж ты оказалась рядом со мной, ну-ка повернись ко мне. Нет, не только головой, всем корпусом.

Клирия послушно повернулась ко мне грудью, сидя на кровати, поджав одну из ног под себя. Вот серьёзно, по виду и не скажешь, что она буквально недавно учудила такую хуйню. Вся такая правильная и спокойная.

Я под пристальным её взглядом и под давлением ебаной ауры аккуратно расстегнул верхние пуговицы её платья, оголив наполовину её грудь со шрамами, и выудил чёрный медальон. Всё-таки носит. А аура всё равно есть.

Блин! А ведь было близко! Я-то думал, что уже нашёл разгадку её ауры.

Я слегка разочарованно посмотрел Клирии в лицо и встретился с её внимательным разъедающим взглядом.

- Ты хотел проверить мой медальон, - и тут же добавила, уловив причину. – Считаешь, что моя аура связанна с этим?

- Да, думал. Но ошибся.

- Понимаю. Благодарю тебя за то, что ты стараешься заботиться обо мне, - кивнула она.

Ладно, с аурой пролёт, как ни печально. Тогда вернёмся к поведению.

- Клирия, а тебя в последнее время ничего не беспокоит? Ну там может тебя кто-то бесит? – поинтересовался я.

- Раздражает? Естественно, - тут же без раздумий ответила Клирия. - Элафииса Так-То вызывает у меня раздражение вплоть до желания сделать ей больно.

Вот я так и подумал на этот вариант.

- А почему?

- Наверное, более подходящий вариант для сравнения – моя аура. Она заставляет чувствовать тебя неприятные ощущения (это мягко сказано). Элафииса Так-То вызывает у меня похожие ощущения.

- Она чиста? Ну как человек в плане меток и прочего?

- Я проверила её, Патрик. Всё в полном порядке. Клятву она так же приняла безо всякого, поэтому в этом плане ты можешь быть спокоен.

- Ясно. Ты слишком много уделяешь ей внимания. Что насчёт тебя? Как ты?

- Всё в порядке, Патрик, - кивнула Клирия спокойно.

- Ага, как же, - усмехнулся я и отвернул рубашку, показывая слегка зарубцевавшуюся рану на груди. – Всё в полном порядке, но ты просто громишь комнату.

Молчит. Смотрит на меня и молчит. Не хочет колоться или же не знает, что сказать.

- Ну, чего замолчала? Что тебя так бесит, что ты вдруг неожиданно стала такой агрессивной? В попе свербит?

- Боюсь, что дело не в моих частях тела.

- Тогда в чём? Ну чо ты как не родная…

Стиснув зубы покрепче и засунув в жопу все чувства, я подсел к Клирии поближе, обхватил рукой и прижал к себе. Ох… ебать… я знаю, с чем это сравнить… Вибрация. Она просто проникает и пронизывает тебя насквозь. Но я креплюсь. Что за хуйня, всех мочу, а здесь потерпеть не могу, причём ради человека, который верно служит моим планам, пусть и имеет грешки за душой. Нет уж, терпим и любим. В переносном смысле.

Клирия первые несколько минут была просто как деревянный столб. Вся такая твёрдая, напряжённая, держащая себя, непокорная и серьёзная, которой чужды телячьи нежности.

Но мы-то знаем правду.

Вот проходят эти минуты, и Клирия расслабляется. Буквально превращается в пластилин, тело становится мягким, податливым, и она позволяет прижать себя. Не только прижать, но и пощупать. Бочок пощупать, ляжку, грудь… Нет, ну я же мучаюсь, верно? Должна же быть какая-то компенсация! Вот и мну ей то, до чего могу дотянуться. А Клирия уже кладёт голову на плечо и полностью успокаивается. Её дыхание становится ровным, спокойным.

Патрик одержал сокрушительную победу над злом.

Вот так и сидим мы как парочка – я и Клирия, прижавшаяся ко мне с головой на моём плече. И вроде как она слегка успокоилась, хотя аура продолжает жарить. Сидим так лампово, а мне хочется встать и убежать. Но нет, у нас Клирия-тян на ручках, нельзя. Сейчас важно её душевное спокойствие, так как на ней многое держится и вообще, она наш человек, пусть и такой же ебанутый, как и все здесь.

Вот Клирия медленно сползает и ложится мне на колени, словно какая-то кошка. Молчит как партизанка, ничего не говорит, видимо наслаждаясь моментом, в то время, как я аккуратно глажу её по голове, пальцами расчёсывая ей волосы.

Особенность любого страха – он в конечном итоге проходит. Особенность ауры Клирии – она работает всегда и с одинаковой эффективностью.

Так мы и сидели минут десять, пока я чухал Клирию по голове.

- Я немного нервная, - наконец произнесла она. – Каждый звук приводит в раздражение. Каждое действие вызывает жгучее желание подойти и показать, как надо делать. Иногда. А иногда мне настолько всё равно, что хочется просто стоять на месте.

- Такое бывает.

- Элафииса меня раздражает. Я смотрю на её лицо, но кроме желания отрезать ей уши, она у меня больше никаких чувств не вызывает.

- Из-за неё ты так взбудоражена?

- Я не знаю.

И вновь молчит. Молчит минуту, другую, пока я её глажу по голове, прежде чем вновь нарушает тишину и покой.

- Я не могу узнать себя. Так сильно меняюсь, что сама не могу понять, что происходит.

- Это заметно.

- В комнате меня всё стало неожиданно раздражать. Вся эта обстановка. Хотелось всё сломать и разрушить, что я частично и сделала. Мне очень стыдно за то, что я метнула в тебя нож, Патрик. Я искренне прошу у тебя прощения за это. Я могла убить тебя, и мне очень неприятно осознавать это.

Всего лишь неприятно осознавать? Да ты просто душка, Клирия. Какая же ты сука милая, чуть не прихлопнула меня, а тебе не страшно, не жутко от этой мысли. Нет, тебе всего лишь неприятно осознавать это. Спасибо.

- Тебя кроме Элафиисы что-то ещё беспокоит?

- Не могу ответить однозначно. Мне кажется, что что-то не так в моей нервной системе. Словно я стала острее реагировать на любой раздражитель. Если я раньше могла спокойно перенести любое раздражение, то теперь оно вводит меня в напряжение. Приходится бороться с желанием сделать кому-либо больно или что-то разрушить. Мне очень стыдно за своё поведение и позже я попрошу прощения у Элафиисы за содеянное. Я не имела права так вести с твоим гостем, который сделал для тебя в прошлом что-то хорошее.

- Ты можешь сказать, из-за чего ты такая, Клирия? Знаю, что глупый вопрос, но умнее я придумать не могу.

- К сожалению, у меня нет ответа на этот вопрос, так как я не пойму причин столь чуткого восприятия мной внешних раздражителей и последующей гиперактивной ответной реакции на них.

Бля, не будь у меня вышки, в жизни бы не понял, о чём она вообще говорит, серьёзно. Что за заумность?

- Однако хочу отметить, что с тобой вся напряжённость сходит на нет. Мне становится умиротворённо. Настолько, что злость и раздражение уходят. Мне теперь немного жаль, что я частично разгромила свою комнату.

Она поднялась с моих коленей и поцеловала меня в губы. Просто чмокнула, продолжая вглядываться в глаза.

Ну… ладно, Клирия, так и быть.

- Иди сюда, мой маленький генератор тёмной энергии, - нежно схватил я её голову за щёчки, притянул к себе и поцеловал. Куда более страстно, чем она секундой раньше меня. Блять, аж пробрало от этого, но я вновь героически подавил всё. Ну как подавил, стараюсь действовать дальше. Страх, ужас, чувство, словно кто-то дрочит моей душой? Похуй, есть дела куда важнее, чем я сам.

Уже через минуту мы завалились на кровать. Ещё через несколько минут мы были голыми, продолжая целоваться. Ну а я продолжал сражаться с беспощадной аурой Клирии, которая теперь неконтролируемо хлестала во все стороны.

Я мог ощущать своим телом её гладкую, в некоторых местах шершавую кожу. Мог провести пальцами по внутренней стороне бедра, где сохранились зарубцевавшиеся шрамы. Мог пощупать её худосочную волосатую промежность, где было уже влажно. Даже до бугорка добрался, отчего Клирия настороженно прищурилась, вся напряглась, часто задышала, вцепившись коготками в меня и ещё сильнее присосавшись. Видимо кого-то…

Моё неловкое движение пальцами, и Клирия дёрнула ногой, стукнув ею по кровати, вздрогнула подо мной и слегка замычала. Ага! Давай я тебе потеребонькаю, Клирия! Это тебе блять за твою ауру, которая меня изводит!

Потому она ещё несколько минут дёргала ногой, слишком остро реагируя на любое касание там. Видимо не привыкла или вообще подобным до этого не занималась.

Ещё несколько минут лобызаний, нежных поглаживаний, лизь-лизь, кусь-кусь, и я чувствую Клирию изнутри. А она всматривается мне в глаза с таким лицом, словно просматривает финансовую отчётность.

- Слушай, можно я тебя з-за нос укушу, - выдавил я из себя.

- Зачем? – спросила она таким тоном, словно я задал очень важный вопрос.

- Чтоб ты хотя бы в эти моменты выглядела более человечной.

Клирия мягко улыбнулась.

- Так лучше?

- Это типа ты ради меня сделала? Я думал, что тебе приятно.

- Естественно мне приятно. Однако у меня сейчас хорошее настроение, потому моя улыбка такая же искренняя, как и сосредоточенное лицо.

Что за хуйню ты несёшь?

- Нихера не понял, но обычно, когда людям хорошо и радостно, они улыбаются, а не лежат с сосредоточенной физиономией.

- Прошу прощения, Патр-р-рик, но мне нравится прислушиваться к ощущениям моего организма, возможно от этого моё лицо такое, - она подтянулась на мне и чмокнула меня в губы. – Так что не смущайся. Моя улыбка искренняя, так как мне приятно чувствовать тебя. Прошу не обижаться на особенности моей мимики. И разве тебя не возбуждает моё серьёзное лицо?

- Это типа ты думаешь, что меня возбуждают серьёзные д-девушки в очках?

- Верно. Серьёзная неприступная девушка, что не создаёт даже намёка на сексуальные отношения. Разве не прекрасно её склонить к подобному?

- Это ты про себя?

- Это я про себя, - подтвердила она.

- Ну… в этом есть что-то, - кивнул я. Хотя конкретно с Клирией у меня таких ощущений не возникает.

Мы наслаждались… она наслаждалась медленным сексом, разведя ноги в стороны, попутно покусывая меня за уши, целуя и выжигая нервную систему дотла, после чего укусила за плечо, вскрикнула и кончила. После этого я затащил её под одеяло, где мы так и лежали, обнявшись, после чего она уснула в моих объятиях, мирно посапывая, пока я гладил её шрамированные, но тем не менее нежные ляжки и мял задницу. Ну а хули, раз мучаюсь, дай хоть пощупаю чего-нибудь! Вон, Клирия так прибалдела вообще и уснула. Значит ей это нравится.

Сказать, что меня облучило её аурой – ничего не сказать. Я чувствовал апатию. Полное безразличие ко всему, и думаю, если бы я сейчас начал помирать, мне было бы похуй. Кажется, меня пережгла её безбашенная аура. Ощущения… что мне похуй.

Эх, Клирия, Клирия…

Я опустил взгляд на голову, которая едва-едва торчала из-под одеяла и сладко сопела, греясь об меня. Обхватила руками и ногами, словно боясь, что я убегу. Клирии, судя по всему, действительно надо очень мало для счастья. И если бы не этот пиздец с аурой, который ебал во все щели абсолютно всех, она была бы может даже в какой-то мере наверное возможно милой девушкой, которую даже можно было бы вот так держать под бочком и греть под одеялом.

Но увы, это не так. Для меня Клирия остаётся объектом повышенной опасности, которую надо трахать для всеобщего спокойствия, тем самым спуская ей напряжение.

Но блять, я точно доберусь до сути и пойму, что с ней не так. Клянусь.

Часть шестьдесят шестая. Дар Клирии. Глава 336

Констанция пришла на следующий день. Не очень счастливая и не очень жизнерадостная, она шагала так, словно представляла, как втаптывает мою тушку в землю. Иначе объяснить её титаническую походку у меня не получалось.

Её встречали как положено – молча, не обронив ни слова. Констанция, одетая в плащ с накинутым на головы капюшоном, выглядела как странник, который повидал многое. От неё буквально тянуло тяжестью и непоколебимостью человека, который может при желании сломить легионы врагов.

Слава богу, что физически она этого сделать не может.

Наверное.

Или может? Блин, чот мне не спокойно.

- Привет, Констанция, как доча? - спросил я дружелюбно.

Мы встретились в моей комнате. Позже ещё мы спустимся в зал, где нас ждут другие, и обсудим детали, однако перед этим стоило ввести её в курс дела. Я уже предвкушал предстоящей концерт с её участием, когда она узнает о моих планах. Вряд ли истерика, однако что-то типа бравой речи о том, какой же я ублюдок, скорее всего, будет.

Констанция недовольно смерила меня взглядом.

- Надеюсь, это действительно важно, раз мне пришлось сломя голову нестись сюда, - громко сказала фемка. – Я тебе не девка на побегушках, Патрик. Если ты думаешь, что можешь меня вызывать, когда захочешь, то ты очень глубоко ошибаешься, ты понял меня?

Она нависла надо мной и по идее должна была внушать страх, но… Знаешь, после Клирии это очень и очень слабо, Констанция. Ну вот на двоечку, серьёзно.

Поэтому я просто подался вперёд и чмокнул её в губы.

Реакция была мгновенной. Констанция вся красная отскочила назад, прикрыв губы ладонью, в полном шоке смотря на меня выпученными глазами. Словно девушка, которая случайно член поцеловала.

Это было очень мило, серьёзно, видеть такой фемку, такую красную, ошарашенную и смущённую дорогого стоит.

- Я тебя понял, Констанция, - улыбнулся я. – Присаживайся, нечего тебе стоять.

- Не указывай мне, - буркнула она недовольно.

- Не будь дурой. Ты воспитала отличную умную девушку, у которой многое впереди. Но сама ведёшь себя, словно тебе десять лет… Ну конечно… - усмехнулся я, глядя, как она вытирает губы. Сколько ей лет?! – Тебе ещё самой надо вырасти.

- Кто бы мне это говорил.

- Я. Так как твоя дочка? Давай, это приказ, Констанция, отвечай, - мягко улыбнулся я ей.

Та скривилась, поморщилась и выдавила из себя:

- Нормально.

- Вот и отлично. Итак, тут так получилось, Констанция, что у нас неожиданно появилась заложница… - я внимательно посмотрел на неё, однако никаких признаков беспокойства не заметил. То ли она ещё не знает, что одна из графинь пропала, то ли хорошо притворяется.

- И какое дело это имеет ко мне? – спросила она.

Я толкнул к ней листок, который, плавно левитируя по комнате благодаря моей магии, проскользил прямо к ней под руки. Констанция поймала его, опустила взгляд и несколько секунд внимательно всматривалась, меняясь в лице.

Но… как мне показалось, не слишком убедительно. Не знаю, но мне кажется, что она если не знала об этом, то точно догадывалась. Уже была готова к этой новости подсознательно. Да, точно догадывалась, так как я не вижу на её лице гнева. Уж я насмотрелся на Констанцию, которая бесится, потому могу увидеть, когда она реально злится, а когда пытается притвориться возмущённой. Например, у неё едва начинает дёргаться глаз, а сейчас они просто прищурены.

Констанция, ты палишься.

- Понятно… - вздохнул я. – Как узнала?

Решил действовать сразу в лоб.

- Не поняла? – вскинула она бровь.

- Я же вижу, что для тебя это не сюрприз. Как узнала?

- Я не пойму…

- Констанция, - перебил я. – Прибереги пиздёж для Эви, он тебе скоро очень понадобится. Лучше скажи, как догадалась, что что-то происходит. Давай, добровольно говоришь или мне сразу приказать?

Констанция выдохнула, откинула лист на пол и смерила меня злобным взглядом.

- Я ненавижу тебя. Так, для справки.

- Ага, а я тебя обожаю. Особенно, когда твоё лицо становится похотливым во время минета. Так что харе сводить в сторону тему. Как узнала?

- Называй профессиональным чутьём.

- Точнее.

- Мы за всеми следим из своего ковена. Постоянно. Эвелина как в аквариуме с пираньями, где любой неправильный шаг может стать последним. Я слежу за каждой из них, чтоб предотвратить подобные нападки на неё.

- Прямо за каждой? А что касается других групп?

- А то ты не знаешь, что там есть свои крысы, - фыркнула она.

- Значит поняла, когда она перестала выходить на связь?

- Когда перестала появляться в своём поместье. Это заставляет насторожиться. Не бить тревогу, однако понять, что что-то не так. Зачем она тебе?

Я задумался. Ответить или нет? Хотя… отвечу, чего уж там.

- Хочу отправить её голову Эви как подарок, - ответил я.

- Что прости? – хлопнула Констанция ресницами, не сразу поняв, что я сказал, видимо.

- Я хочу отрезать её голову и отправить к Эви.

- Ты… рехнулся?! – возмутилась Констанция. – Ты блять головой думаешь?! Какой отправить голову Эви?! Даже не думай о подобном!

Ну началась бурная реакция. Это надолго. Когда речь заходила об Эви, фемка становилась прям вся из себя агрессивная, праведная и верная. Удивительно, что в самом начале она невзлюбила Эви. А тут прямо грудью на баррикады готова броситься.

- Констанция, Эви хоть раз убивала людей? – спросил я, прерывая этот словесный поток. - Отправляла их на пытки, верно?

Констанция только открыла рот, но тут же закрыла, явно не сильно горя желанием раскрывать тёмные делишки Эви. Но я и без неё знаю, что та успела сделать за время своего правления. Невозможно править злом, будучи добрым. Одних слухов, которые витают вокруг Эви, достаточно, чтоб понять, сколько она успела накуролесить за всё своё правление.

- Тогда хули ты выёживаешься?! Так удивляешься, что я собираюсь отправить ей голову одной из графинь, как будто это что-то из ряда вон выходящее. Сами-то как много народу угрохали. Да чего далеко ходить, вон, Дракула, например. Или скажешь, что с не вашей лёгкой руки его ребёнка познакомили с предками?

Констанция промолчала. Тужилась, пыжилась, словно страдала сильным запором, но ничего так и не ответила, потому что говорить было нечего. Как это так, нам смеют посылать чью-то голову? Мы всё можем, и убивать, и грабить, а другим ни-ни. Какая же лицемерка, пиздец просто.

- Зачем тебе это? - наконец-то смогла она выдавить из себя членораздельные звуки, пусть и полные ненависти к моей персоне.

- Я хочу собрать ваш совет. Всех графов вместе.

- Ты хочешь… - по лицу было видно, что до неё дошло сразу же. – Ты рехнулся…

- Почему же? Как по мне идеальный план.

- Убить всех разом? Я тебе не позволю.

- И что ты сделаешь? – поинтересовался я.

- Ты не можешь просто прийти и убить всех графов!

- Почему?

- Потому… потому что… потому… - она повторяла это слово-паразит не в силах найти причину, почему я не могу этого сделать.

Потому что причины не было. Потому что это в голове не укладывается, верно? Не укладывается то, что тех, с кем вы так долго сюсюкаетесь, можно прийти и убить всех разом, вот так просто. Что тех, кто кажется такими неубиваемыми, так легко убить. Стоит лишь просто прийти и (вот неожиданность) убить их. Всегда так, смотришь на какого-нибудь босса и думаешь – до него не добраться, он там такой неубиваемый. А всего-то надо просто подойти и воткнуть в череп нож.

И всё. Люди сами создают для себя иллюзии, основанные лишь на чувствах. Нет неубиваемых, есть те, до кого сложно добраться.

Но и это решается. В данном случае нашей Констанцией.

- Я лучше сейчас умру, чем позволю тебе навредить Эвелине.

- А твоя дочь? – поинтересовался я спокойно.

Констанция в ответ только губы поджала.

А я встал, подошёл к сидящей фемке, обхватил её лицо руками и приподнял к себе.

- Дура. Ты как была дурой, так и осталась, Констанция. С чего ты вообще взяла, что я хочу смерти Эви?

- Ты повесил поводок на меня. Ты подвергаешь опасность свою дочь, - чуть ли не прошипела она в ответ. – Ты подвергаешь свою родимую кровь смертельной угрозе ради своего плана. Как я могу знать, чего ты хочешь?!

- Давай я тебе подскажу. Есть такая вещь, как язык. Надо просто спросить меня. И нет, я подвергаю её смертельной опасности потому, что её мать дура. Потому что её мать не думает головой, но думает пиздой или жопой. Тебя же иначе не удержать, Констанция. Ты не думаешь головой и делаешь, как посоветует твоя благородная душа. Ты же не будешь слушать меня, разве не так? Тебя пока не прижмёшь, ты не остановишься.

- И ты используешь свою дочь.

- Потому что своими действиями ты родную дочь, сама того не понимая, и погубишь. Для тебя особо ничего не изменилось, Констанция. Что так твоя дочь рисковала жизнью, что так. Однако теперь у неё есть все шансы жить долго и счастливо.

- Я тебя ненавижу, - повторила она внеочередной раз.

- Я знаю. Ничего страшного, Констанция. И Эви, если ты сделаешь всё правильно, ничего не будет угрожать. Вам не нужны другие графы, эти конченые отморозки. Сделай всё правильно, как мы тебе скажем, и с Эви всё будет хорошо.

- Я предам её из-за тебя.

- Она простит, - похлопал я её по плечу. – Та Эви, которую я знаю, тебя простит. Узнает, что стояло на кону у тебя, поймёт и помилует. Тебе ничего не будет, будет мне.

- Ты словно хочешь, чтоб тебя все ненавидели.

- Если меня уже все ненавидят, то зачем останавливаться на достигнутом, - пожал я плечами. – Кстати, что-нибудь есть насчёт хранителей?

- Ты в последнее время часто ими интересуешься, - ответила она как-то приглушённо.

- В последнее время они объявились на горизонте и немягко намекнули, что будут мешаться под ногами.

- У нас ничего на них нет. Есть упоминания о таких людях, но не более. Я ничего о них не знаю, как и не знает кто-либо из наших людей.

Понятно… что нихера непонятно.

- Ты ещё упомянула о разведке Фракции Дня, - напомнил я ей.

- Нам сообщили, что некоторые личности, которых подозревают в шпионаже, прибыли в город Дракулы. Два человека, которые до этого были замечены в сотрудничестве непосредственно с главами групп Фракций Дня, обосновались у Дракулы и затерялись в городском районе.

- Вы что, не смогли их отследить?

- Думаешь, это так просто? Может сам пойдёшь и сделаешь это? – бросила она с вызовом.

- Вот мне сейчас делать нечего, - отмахнулся я. – Они у Дракулы, а не у вас, так что на них можно пока не обращать внимания. Да и вообще, если понадобится, я их найду.

- Удачи выследить их, - махнула рукой фемка. – Будет интересно посмотреть, как ты их найдёшь.

- О нет, Констанция, ты их найдёшь. И мне не интересно, как именно. Найди их, а там уже решим. Кстати, есть предположения, почему именно сейчас они припёрлись?

- Вот ты и ответь мне, раз такой у нас умный, - закинула нога на ногу она и принципиально скрестила руки на груди.

У меня-то догадки есть.

Хранители, они же, как говорили, косвенно влияют на мир и не вмешиваются напрямую. Скорее всего дали небольшой слух Фракции Дня о готовящихся провокациях со стороны Фракции Ночи. И те тут же ринулись вынюхивать, что, где и как. Только почему к Дракуле, а не в город Эви? И ещё так открыто, что их заметили? Ну во Фракции Дня точно не дауны сидят.

Я сомневаюсь, что имеет смысл искать тех двоих, о которых сказала фемка. Причина в том, что такие операции всегда делают с запасом, если так можно сказать. Всегда есть подстраховка. Другими словами, скорее всего, они что-то типа отвлекающего манёвра или зайца, за которым все будут бегать, пока другие будут действовать. Затерялись в городском квартале у Дракулы? Пф-ф-ф… Я знаю, что найти их для Констанции не проблема, она просто выёбывается. Весь расчёт как раз на то, что мы будем искать их, пока остальные будут мутить.

Вопрос только, как именно и где.

- Они приманка, - сказал я. – Отвлекают нас.

- Я знаю, - кивнула Констанция.

- Вы нашли тех, кто по-настоящему шпионит?

- Пока нет, - покачала она головой. – Но скоро найдём, как узнаем, где именно они находятся.

- В любом случае, они лишь наживка, - почесал я макушку. – Прямо откровенная наживка, чтоб отвлечь внимание от тех, кто будет…

Мы переглянулись.

- Город Эви! (х2) – тут же наперегонки сказали оба.

- Я первая.

- Нет я.

- Отвали, я первая сказала.

- Ничего подобного, я успел выкрикнуть до того, как ты сказала!

- Жалкие оправдания пошли в бой, - фыркнула она. – За тебя думают умные люди. Ты же только разрушаешь. Смирись с этим.

- Ой, да и пожалуйста, - отмахнулся я. – Больно надо, ведь мы знаем оба правду.

- Что я сказала первой. И вообще, ты меня спорить звал? Или вы вроде как собирались проводить общее собрание? Обсуждать план? Или сейчас со мной, женщиной спорить будешь?

Вредная сука.

- В любом случае, кто-то есть в городе Эви. Пока они там будут привлекать всё наше внимание своими выходками и раздражать нас, при этом не предпринимая важных шагов, у Эви в городе будут строить шпионскую сеть. Если мы, конечно, правы и их цель не заставить поднять восстание у Дракулы.

- Скорее всего, просто наблюдение установят, - ответила Констанция.

- Они нам не нужны.

- Я знаю. Однако может быть и ход конём с их стороны – одни шпионят в городе Эви, другие поднимают восстание у Дракулы. Два хода одновременно. При этом расчёт будет делаться на то, что мы не тронем их, так как они люди Фракции Дня. Пока не нарушают закон, они практически неприкосновенны.

- Тогда просто их под колпак, что у Дракулы, а остальных в расход. Но этим уже займусь я.

Позже мы провели собрание в общем зале внизу, где собрались мы все.

Мы все - это я, Элизи, Клирия, Лафия, Мамонта, Юсуф, муж Лафии (надо запомнить его имя), Ухтунг и Джин Урда. Мы были подобно корпорации зла, самые-самые с такими бандитскими рожами и тяжёлыми аурами, что о нашей принадлежности к злу не могло стоять и вопроса.

Если бы надо было нарисовать иллюстрацию на тему того, как выглядит зло, то думаю, что мы бы отлично подошли на эту роль. Да чего уж там, даже мне было неуютно заходить сюда. Над залом практически висела серая туча и, будучи знакомым со всеми, не мог отделаться от давящего чувства беспокойства.

В начале вместо меня слово взяла Элизи. Куда более спокойно объяснила ситуацию, рассказала, что и зачем нам нужно. Она пересказала общий план устранения графов, во время которого Констанция только и делала, что хмурилась и пыжилась.

После этого был поднят вопрос о шпионах Фракции Дня. Обсуждалось, где именно и как будут действовать они в городе Эви.

Как мы поняли, те двое являлись своеобразным отводом глаз. Они не должны по идее палиться. Но если их вдруг и заметят, то сконцентрируют всё внимание на себе. Следовательно, версия о том, что есть и вторая группа, была вполне дееспособной и реальной. Вопрос лишь, как их найти в городе Эви.

Констанция сказала, что поднимет своих людей и они прочешут каждый закоулок, однако это займёт время. На что был ответ, что вряд ли они прямо сейчас готовятся ебать нас в жопу. Потому у нас время ещё было.

После этого поднимался вопрос о том, что будет после уничтожения графов. Вопрос о взятии контроля над другими территориями, которые потеряют графов, на что я ответил, что мы просто проведём рейдерский захват. Всех несогласных под нож. Наследников, если сопротивляются, под нож. Если подчинятся, то в камеры. Если солдаты на территориях будут возмущаться, то вопрос можно решить финансово, вот и всё. Уже позже проведём чистку рядов, чтоб полностью подавить и подчинить их.

А потом мне подложили свинью. Я ещё никогда не чувствовал себя таким униженным.

Глава 337

Мы обсуждали ещё очень долго всё это дело, пока не дошли до момента столкновений с Фракциями Дня. Может показаться, что мы слишком рано затронули эту тему, однако столкновения могут начаться сразу после старта основного плана. То есть сразу после смерти графов. Оттого было важно сразу продумать контрмеры. Конечно, после вулкана количество графов и их сил уменьшится, так как часть из них и есть герои, однако не стоило недооценивать врага.

Ну и, по правде говоря, обсуждали эти вопросы по большей части все кроме меня и Джина Урды. Мы с ним в крестики-нолики играли, так как я как бы и не очень смыслю в этих тактических ухищрениях управления армией, местностях, в поведении и технике графов, диверсиях и прочем. Там чисто Констанция, Мамонта, Лафия, Клирия, Элизи и другие общались и разбирали, сгрудившись над картой.

Зато крестики-нолики заебись заходили. Я буквально разрывал Джин Урду с разгромным счётом.

Мне даже стало немного грустно потом, так как они позвали Джин Урду решать вопросы со сторонниками в графствах Дня, которых можно было использовать и потом убрать, или те, которые могли принять нашу сторону и идеи.

Короче, единственный не при делах был.

Это было немного обидно, так как мне тоже хотелось поучаствовать в дебатах, однако ничего умного я сказать не мог. Просто сидел один-одинёшенек и грустил. Да уж, мой талант разрушать, а здесь я не нужен. Грустно.

После часа разрабатывания плана над картой, все вновь расселись по местам. Расселись, чтоб продолжить обсуждения, в которых я не участвовал, начиная от положения солдат, расстановки приоритетов и захвата территорий, заканчивая просто банальным обеспечением солдат. Все внимательно слушали, записывали всё в блокнот или на лист, переспрашивали, высказывали мнение и делали замечания в тех или иных моментах, хотя по большей части вели это собрание Элизи и Мамонта.

Констанция тоже принимала участие, высказывая мнение и говоря, как лучше выставить войска, хотя по большей части она была ведомой. То есть, пусть она и говорила, что и как правильно, однако подчинялась всё же нашему плану и корректировала всё относительно него, пусть я и видел, что Констанция этому совершенно не рада.

А когда дошла очередь до героев, я тут же почувствовал себя востребованным. Это был мой выход, и наконец-то я могу принять участие в этом собрании, а не тупо сидеть для галочки, как часть обстановки зала.

- Насчёт них можно не беспокоиться, - сказал я спокойно. – Всё будет схвачено.

- Прямо всё? – недовольно покосилась на меня Констанция.

- Большая часть будет нейтрализована. Остальных мы будем просто вылавливать, как крыс.

- И кто это будет делать? - ехидно поинтересовалась она.

- Я и ты, - пожал я плечами.

- Ты? – едва сдерживая смех спросила она. – Ты серьёзно?

Однако с ней многие бы не согласились. Они посмотрели на Констанцию довольно враждебно и как на тупую дуру, кем она и являлась. На меня же с опаской.

- Коня…

- Констанция!

- Да всем насрать. Я бы тебе продемонстрировал, как далеко я зашёл за то время, что мы не виделись, однако ты этого не переживёшь. Поэтому замолчи и не порть отношения с нами. Просто поверь, что пойдёшь с ними разбираться ты со мной. Может ещё стоуровневых возьмём в поддержку, если таковые найдутся.

- Что ты удумал? – насторожилась Констанция.

- Ничего такого. Однако будь добра найти стоуровневых, если таковые имеются. А я знаю, что у тебя таковые найдутся. Потом мы будем забивать оставшихся героев.

Она промолчала. Просто что-то чиркнула в блокноте, надула недовольно губки, скрестила руки на груди и упрямо посмотрела на меня.

- А ещё я подумал…

И тут неожиданно раздался очень странный звук, похожий на тот, когда пытаются выдохнуть через забитый нос и получается такой слегка хриплый выдох. Однако этот был таким громким, что не обратить на него внимания было тяжело.

Я слегка запнулся из-за этого, однако как ни в чём не бывало продолжил.

- Я подумал…

И стоило мне начать, как вновь повторился этот же самый звук, словно кто-то сопит носом. И вновь тишина. Все сидели как ни в чём не бывало.

Я недоумённо оглянулся. Это… это немного странно, нет? Я окинул всех взглядом, но все выглядели так, словно не при делах. Окей…

- Подумал, что…

И тут уже раздался откровенный хрип, когда человек пытается сдержаться смех.

Я вновь оглянулся, но все сидели с каменными лицами.

Кроме Клирии.

Она прикрыла кулачком рот, а её глаза были слишком широко раскрыты. Серьёзно? Это смеётся надо мной Клирия? Это… как так-то? В смысле, что происходит с ней? Или со мной?

Я даже лицо потрогал, но вроде всё нормально было. Так, ладно, ей просто смешно, она смеётся не над тобой, ты чо разволновался? Давай, ты закончил на том, что подумал.

- Подумал, что…

И стоило блять мне это произнести, как опять кто-то начал ржать! Какая сука!? Опять Клирия?!

Я злобно оглянулся и… да, опять Клирия. Она сейчас сидит, закрыв рот ладонью, вся красная и напряжённая, едва сдерживается, чтоб не заржать. Казалось, что она вот-вот обосрётся и из последних сил сейчас терпит. Эм… её не подменили?

- Я подумал… да блять что такое, Клирия?! – рявкнул я.

Все уже обернулись на неё. При моих словах она издала звук «грм», похожий на тот, когда люди вот-вот начнут ржать, и уткнулась в стол головой, пытаясь не лопнуть. Она спрятала в руках лицо, стараясь сдержаться из последних сил, и сотрясалась всем телом. Клирию слегка трясло, и она издавала невнятное мычание. Бля, да она поехала. А я никак не мог начать.

Я только начинаю и тут же сбиваюсь.

- Я подумал…

И тут Клирия засмеялась во всю громкость. Оглушительно, заливисто, кристально чисто, словно звонкие колокольчики. Ей-богу, её смех был прекрасен, практически идеален. И всё бы ничего, если бы она сейчас не ржала надо мной. Она рассмеялась, облокотившись на спинку стула, держась одной рукой за живот, а другой за лоб, и уссыкалась со смеху. Улыбка до ушей, рот раскрыт, зубки на виду и громкий заливистый смех.

- Клирия? – я уже начал беспокоиться. Настолько, что мой голос сам по себе из злобного стал осторожным и мягким. – Клирия, ты чего?

Кажется, мой шок разделяли и все остальные. Те, кто сидел поближе, явно получили дозу её тьмы, буквально сдвинувшись подальше от этого ядра тёмной энергии. Другие просто были или напуганными, или в шоке.

И тут Клирия выдала шутку, достойную Петросяна.

Пробиваясь сквозь собственный смех, она выдавила:

- М-м-мэйн… ахахахахахаха… Он… он… он подумал… ахахахахахахаха… умеет думать… ахахахахахаха… Мэйн думает ахахахахахахахахахахахаха…

Это был пиздец. Я даже не помню, кто в последний раз меня так опускал.

- Ты умеешь… думать?! Хахахахахахаха… Не пугай нас… Ахахахахахахахахахаха…

Клирия, сидя на стуле, буквально легла грудью на стол и продолжила безудержно хохотать и стучать кулачком по массивной столешнице.

- Мэйн… думать… Ахахахахахахахахаха… С каких… каких… каких… каких пор… Хахахахахахахахаха!!!

Тут уже у всех стала появляться нервная улыбка от столь безудержного смеха. Они косились с опаской на Клирию, словно она была чумной. А я даже не знал, как реагировать на этот пиздец.

Нет, серьёзно, Клирия. Не кто-то другой, а именно Клирия начала угарать надо мной по чёрной. Она продолжала заливаться красивым звонким и чистым хохотом.

- Клирия? – слегка озадачено спросил я.

- Не… не обманывай нас… хахахахаха… Думает… думает он… ухухухухухух… Тебе никто не поверит! Ахахахахахахахаха…

И тут уже начали смеяться другие. Сначала неуверенно, потихоньку, в кулак или сдержанной улыбкой, пока Клирия обхохатывалась и говорила, что я думать не умею, и что мне никто не поверит. Но потом всё больше и больше, начиная с хихиканья, а под конец заканчивая смехом. И смеялись абсолютно все – от Констанции до Элизи, которая была вся красной. Она прятала свою лыбу в ладонях, смотря на меня смеющимися влажными от слёз глазами.

Каково, когда над тобой все смеются? Все, кто тебе подчиняется, буквально угорают и чуть ли не падают со стульев? Смеются над тобой? И даже те, кто в принципе до этого над тобой не смеялся?

Это было совершенно не смешно. Это было очень обидно и грустно смотреть, как над тобой смеётся вся твоя команда. А я…

А я растерялся.

Я давно не сталкивался с таким явлением и уже благополучно отвык от него. Раньше в школе у меня бывало подобное. Особенно, когда ты забыл ручку, а тебе её никто не даёт. И ты как дурак сидишь без ручки, а на тебя ещё и учитель наезжает. А под конец над тобой смеются. Или просто смеются над тобой без причины. Тоже неприятно. Было дико больно и обидно, хотя я держался всегда. Потом может украдкой в подушку…

Вот если бы они начали агриться на меня, кидаться с кулаками или пытаться давить, то другой разговор. Я уже привык к такому и дал бы отпор. Но это… я даже не знал, что делать и как реагировать. Два года назад я бы смог выкрутиться, но сейчас только и делал, что пытался всех неудачно заткнуть. А Клирия продолжала бесноваться, говоря, какой я дебил, заставляя своим истерическим смехом смеяться других. Она буквально слетела с катушек, едва не падая со стула, хватаясь за живот, плача и дико хохоча как ненормальная.

Приятно, когда над тобой все смеются? Все те, кто тебе подчиняется?

Я скажу так – не очень. Даже зная, что они делают это не со зла, а по инерции, заданной Клирией.

И, сука, попасть по самому больному месту! По детской травме! У меня уже нахуй слабых мест-то почти не осталось, но это же Клирия! Она их чует и при необходимости из-под паркета ломом выдерет и вытащит наружу. И, блять, за что!? Я же всё сделал ради того, чтоб пойти тебе навстречу, неблагодарная сука! А ты мне так отплатила?!

У меня было только одно желание – убивать. Которое буквально сметалось чувством стыда, неловкости и желанием провалиться сквозь землю.

Это был худший день за последнее время в моей жизни. Сегодня я хлебнул унижения по полной, как в старые добрые времена. А Клирия только начинала поход по моим слабостям, усыкаясь со смеха.

- Мне очень жаль, простите меня, Мэйн. Я не знаю, что на меня нашло. Мне очень стыдно. Я не хотела доводить вас до слёз.

- Я не плачу! – крикнул я обиженно, украдкой вытирая свои суровые сопли и слёзы. – Мне в глаз что-то попало! Это у меня аллергия на кошек, вот!

- Но у нас нет в поместье кошек, - мягко заметила Элизи.

- Заткнись! Хватит так бессовестно палить меня и опускать ещё ниже! Я не хочу знать, что находится ниже этого дна! И вообще, у меня действительно аллергия! На тебя! – ткнул я обвинительно пальцем в Клирию. – Заебала уже! Это что за пиздец ты там устроила, патлатая стерва!?

Клирия стояла на коленях посреди комнаты, покорно опустив голову, смотря в пол, и сложив руки на животе.

- Я бы не посмела вас позорить, Мэйн.

- Клирия, но ты это уже сделала, - заметила Элизи. – Ладно наши люди, они знают Мэйна, но перед Констанцией… это было слишком.

- Мне очень жаль… - тихо произнесла она.

- Здесь одним «жаль» нихера не исправить! Я же к тебе как к человеку отношусь! Как к девушке! Как к той, кому можно доверять! А ты меня просто опустила прилюдно! Ты вообще ебанутая?!

- Я не хотела.

- Тогда нахера сделала это?!

- Я… не знаю, - тихо ответила Клирия. Её едва было слышно. – Мне просто стало смешно от слов, и я не смогла сдержаться. Мне очень стыдно, что я так поступила.

- Ага! А ещё ты говорила, что если я начну когда-нибудь в жизни думать, то мир сам помрёт от удивления. Ебать как смешно. Или то, что я ложку неправильно держу. Да какая тебе нахуй разница!?

- Никакой, - едва слышно ответила Клирия.

- А потом ещё кричала мне в след, чтоб я слёзы утёр и сопли подобрал! А теперь пиздуй отсюда! И Элизи… - я хотел сказать, чтоб она Клирию высекла до такой степени, чтоб та спать не могла от боли, но отказался от этой идеи. – Нагрузи её работой, чтоб она блять не вылазила из неё. Чтоб вообще её не было видно. В противном случае…

Я встал с кровати и подошёл к Клирии. Элизи шажок, шажок и подальше от меня, напряжённо вцепившись в своё платье побелевшими костяшками. Однако наша мисс тьма даже с места не сдвинулась, видимо ни капельки не впечатлённая моей аурой. Зато и её ауру от злости я не сильно чувствую.

- В противном случае она получит такой пизды, что потом во век её не забудет.

Все молчали. Я, пыхтящий от злости и обиды как чайник, Клирия с опущенной головой, Элизи, стоящая сбоку и напряжённо смотрящая на нас двоих. Вот ей от двойной ауры достаётся, наверное.

- Мэйн, - очень тихо и мягко, словно и не своим голосом начала Клирия. – Могу ли я с вами поговорить? Пожалуйста?

Она смерти своей ищет, это точно. Я посмотрел тяжёлым взглядом на Элизи и кивнул ей на дверь. Через пару секунд оставшись с Клирией один на один, я спросил:

- Чего тебе, больная идиотка?

- Я могу встать, Патрик, пожалуйста? – покорно спросила она.

- Валяй.

Я пытался успокоиться, но у меня это не сильно получалось. А всё потому, что я чувствовал себя преданным. После всего того, что я пытался для неё сделать… И тут на тебе.

Клирия медленно подошла ко мне, попыталась обнять, но в ответ я лишь оттолкнул её. Грубо оттолкнул, отчего она отступила на несколько шагов, сохраняя равновесие.

- Просто скажи, нахуя? – спросил я тихо.

- Я… не знаю, что на меня нашло. Я прошу прощения у тебя за это, прошу искренне. Но понимаю, как это со стороны выглядит. Я просто хочу, чтоб ты знал – я раскаиваюсь в содеянном.

- Как можно не понимать, что ты творишь?!

- Патрик…

- Пиздую отсюда, Клирия, - рыкнул я. И уже чуть спокойнее добавил. – Я даже если захочу, не смогу тебя простить. Ты пиздец чо сделала. Посадила меня лично в лужу и плюнула мне в душу. Поэтому мне нужно время, чтоб успокоиться и воспринимать всё адекватно. А потом уже ты сможешь вновь попробовать попросить у меня прощение.

Клирия молчала, опустив голову.

- Я поняла, - наконец сказала она. – Я к твоим услугам в любое время, Патрик. Я уже ненавижу себя за содеянное, но не могу понять, что на меня нашло в тот момент. Я зайду попозже, как ты и сказал.

С этими словами она оставила меня одного.

Вот же сука. Блядь. Потаскуха. Шлюха. Пизда на ножках. Шкура с дыркой. Мясо без жира. Плоскодонка. Бревно. Так и мечтал ей с ноги по ебалу ударить. Вот прямо хотелось ей по зубатнику ебануть со всей дури, чтоб посмотреть, как ломается её челюсть, как вылетают её зубы, как она падает и плачет от боли. Да, я хотел бы посмотреть на Клирию, плачущую от физической боли.

Но я так не сделаю. Просто потому что понимаю одну вещь – Клирия поехала кукушкой. Что-что, но такой пиздец на здоровую голову она бы точно не устроила. Бесила бы, действовала на нервы, молчала и бурила взглядом, давила бы аурой, как она это делает обычно, но уж точно не опускала прилюдно. Это не её метод.

Следовательно, с ней что-то не так. И самое плохое, что это всё началось с горы, когда она немного того, прямо на горе впала в истерику и начала буквально беситься. В тот момент она перестала быть похожей на себя.

По этому поводу можно было ещё долго гадать, что я, естественно, делать не стал. Не имеет смысла. Клирия поехала немного и этого теперь не изменить. Остаётся лишь смириться и наблюдать. Возможно, помогут какие-нибудь антидепрессанты или может наркотики. Хм… Клирия под наркотиками…

Нет, это будет слишком. Пусть она и стала слабее, однако на такое я не пойду. Серьёзно, не хочу видеть Клирию под кайфом.

Я настолько отчаялся найти причину поведения Клирии и понять, как с этим бороться, что решил обратиться к Богине Удачи. Если не получится, обращусь к Богине Безумия, с которой Клирия на короткой ноге, как я понял.

Упомянутую особу я нашёл на улице, где она обнимала какого-то орка.

- Смотрю, ты не сильно разборчива в тех, кого обнимать, - глянул я вслед орку.

- Богиня любит всех! – ответила она радостно. – Недавно я обнимала арахну, так она меня над землёй подняла. Было так мягко…

Последние слова Богиня Удачи сказала так, словно рассказывала, как нежилась в перинах. Ну да, я помню её сисяндры, там реально размер просто потрясный. Представляю, каково утыкаться в них лицом и балдеть. Они, наверное, там супермягкие.

- Так что, мой самый верный послушник…

- Я ещё раз говорю, что я не твой верный послушник.

- …хочет смиренно попросить великую Богиню Удачи? – даже не заметила она моего возмущения.

Мелкая… Я вздохнул, решив не обращать на это внимание.

- Знаешь, тут такое дело…

Глава 338

Я даже не знал, как объяснить, что меня волнует.

- Слушай, Богиня Удачи, ты же многих долбоёбов повидала… Ай! – я схватился за нос, по которому она щёлкнула.

- Не матерись при богине, маленький матерщинник! – топнула она ножкой.

- Ах так?!

Я тут же схватил её и перевернул верх головой, держа за ноги. А она… Да она смеётся! Нет, в смысле она просто заливается смехом, держась за подол юбки, чтоб та не задралась и не раскрыла мне её нижнее бельё, если она его вообще носит.

- Отпусти! – сквозь смех весело крикнула она, словно я блять тут с ней играю. – Отпусти богиню, негодник!

То есть меня даже всерьёз не воспринимают теперь?

У меня мелькнула мысль прямо так вниз головой и отпустить её, но я отказался от этой идеи. Ей просто весело, а я просто бешусь. Да и не болен я, чтоб из-за такой хуйни что-либо делать людям.

Вернув её на место, я вздохнул.

- Давай, богинь, нет у меня желания играть с тобой сейчас, я в печали.

- Ну чего ты в печали, - ответила она мне улыбаясь. – Всё же… О! Моя любимица!

Я обернулся к любимице богини и увидел Мэри, что шла с каким-то лукошком в сторону выхода. Та, увидев богиню, послушно остановилась, дождалась и позволила себя обнять. Обнять от души, неловко улыбаясь, словно чувствуя себя слегка неуютно от таких нежностей.

- Здравствуйте, Богиня Удачи.

- Вот! Бери пример с неё! – тыкнула она в грудь Мэри пальцем, когда отпустила. – Никогда не унывает.

- У меня и забот меньше, чем у Мэйна, - ответила Мэри, словно извиняясь. – Кстати, привет.

Она помахала мне ладошкой.

Хм-м-м, мне кажется, или они слегка похожи? Хотя богиня куда дурнее Мэри и куда жизнерадостней.

- Это не оправдание, - отмахнулась богиня. – Главное, какой ты внутри! Жизнерадостный или нет.

- То есть если я тебе сломаю ноги, ты останешься такой же жизнерадостной? – спросил я.

- Злой! – тут же запыхтела она. – Ты очень злой и вредный. И почему ты так и мечтаешь начленовредительствовать именно мне одной. Это из-за того, что я богиня?

- Ты слишком заебучая… Ай! Да хватит мне ставить щелбаны!

- По-настоящему Мэйн больше говорит, - улыбнулась Мэри. – Мы-то знаем правду.

- Это точно. Ещё бы поумнеть ему немножко. Хотя бы чуть-чуть, чтоб жить с ним было не столь невыносимо, - кивнула богиня.

Да вы просто любите меня обижать! Хватит уже говорить о том, какой я тупой!

- Я пойду, Богиня Удачи, - кивнула Мэри. – Мне надо в город. Пока, Мэйн.

- Ага, давай, - кивнул я, а богиня вновь обняла её.

Дождавшись, когда Мэри отойдёт на достаточное расстояние, богиня улыбнулась.

- А я помню её. Она просила стать счастливее и найти своё место в жизни. Как хорошо, что я смогла ей помочь до того, как потеряла свои силы.

- Она это просила? - удивился я.

- Ага. Воры, наркоторговцы, убийцы и так далее, у которых в жизни всё решает случай. Все просят у меня благословения. Кто для того, чтоб покончить с этим, кто для будущего дела.

- И ты всем помогаешь?

- Зависит от настроения и от моего взгляда на ситуацию. А иногда могу благословить и не глядя, - замолчала, подумала, добавила. – Могла благословить.

На мгновение богиня погрустнела, глядя на то, как Мэри здоровается со стражницами и о чём-то с улыбкой переговаривается с ними. Смотрела молча, рассеянно, словно пыталась что-то вспомнить. Я лишь с интересом наблюдал за ней. Не часто Богиню Удачи увидишь вот такой заткнувшейся и задумчивой. Можно сказать, это прямо-таки исключение из правил.

Но вот она пришла в себя и улыбнулась мне.

- Рассказывай, мой верный послушник, что тебя беспокоит. Ты хотел узнать у меня что-то? Спросить у наимудрейшей совета?

Теперь уже наимудрейшая?

Твоё самомнение растёт прямо по часам, а не по дням, как погляжу.

- Ты же много людей повидала, да, Богиня Удачи? – начал я издалека.

- А-а-а… вижу-вижу, чего ты хочешь узнать, человек, - расплылась она в довольной и немного коварной улыбке бывалой сплетницы. – Амурные дела, это всегда так интересно!

- Это не амурные дела, это психология, - ответил я. – Я хотел поинтересоваться у тебя насчёт Клирии. Ты, наверное, заметила, как она странно себя ведёт в последнее время. И я подумал, что…

- Повремени, - сказала богиня неожиданно серьёзным голосом.

Я удивлённо взглянул на неё.

- Прости?

- Повремени, - так же серьёзно повторила она, хоть и продолжала улыбаться. Это вызывало у меня небольшой диссонанс, если честно.

Богиня посмотрела на меня, вздохнула по-добродушному и пробормотала что-то типа «вот дура-а-ак». Пусть я и услышал это, однако решил не заострять на этих обидных словах внимания. Может она сейчас что-то важное скажет, а дать ей пендаля всегда успею.

- Человек мой ты неразумный, - положила она мне руки на плечи. – Ты же хочешь делать своё дело, верно? Мне это не интересно, но ты хочешь как можно скорее уехать отсюда куда-то.

- Откуда ты это знаешь?

- Я богиня. Если вы не говорите, это не значит, что я, великая и мудрая, не вижу этого. Ты пришёл спросить моего совета. Я тебе советую – не уезжай в ближайшее время. Посиди дома.

- С чего ты взяла, что это поможет. Ты понимаешь же, о чём идёт речь?

- Вот болван, - добродушно отозвалась она. – Не спеши уезжать. Время всегда есть. Посиди здесь, немного успокойся и сам всё поймёшь.

- То есть ты уже знаешь, что происходит с Клирией?

- Я многое знаю, на то я и богиня. А теперь немного тёплых объятий, мой глупенький человечек, что взвалил на себя нелёгкую ношу.

И Богиня Удачи обняла меня. По-тёплому, по-доброму, я бы даже сказал, по-матерински, словно хотела передать немного своей безграничной любви и хорошего настроения мне. А ещё она тёплая, я же говорил об этом уже, да? Она как маленькая грелка с хорошим настроением, рядом с которой довольно сложно долго злиться.

Я сделал, как она сказала. Я повременил с отъездом на неопределённый срок.

Если раньше был готов сорваться буквально на следующий день, в первую очередь из-за Клирии, то теперь я немного остудил свой пыл и стал ждать. И опять же, из-за Клирии. Все мои последние действия так или иначе связаны с Клирией.

Но думаю, что богиня хуйни не посоветует. Если это позволит понять, что с чернявкой не так, то это будет очень хорошо. План действительно не горел. И даже если бы мы туда приехали, пришлось бы кое-какое время ещё ждать, пока все другие окончательно подготовятся.

Так что разницы, где ждать, не было.

К тому же мы обезглавили графиню и отправили её голову прямиком к Эви. Констанция сказала, что проследит, чтоб подарок дошёл до адресата, хотя перед этим она очень понятно и точно высказалась в мой адрес по поводу того, что думает обо мне.

- Я надеюсь увидеть, как ты будешь помирать, - ответила она с ненавистью, когда мы прощались.

- Я тебя тоже любушки, Констанция, - кивнул я. – Мы скоро наведаемся к тебе, потому приготовь нам временную базу, где мы сможем расположиться, пока будем зачищать город Эви от крыс.

- Одумайся пока не поздно, - с нажимом произнесла она. – Мы с Эви ещё можем принять тебя. Я даже могу простить тебя за содеянное.

- Знаешь что, фемка, - сказал я, с удовольствием наблюдая её скривлённое от старой кликухи в лицо. – Лучше пусть меня все ненавидят.

- Ты болен.

- Пусть. Зато твоя дочь и ты живы. А теперь ножками топ-топ в сторону Эви, посылку донеси и проследи, чтоб она устроила собрание в выгодное нам время. Или же чтоб провела ещё одно потом. И не облажайся, если не хочешь, чтоб это отразилось на Эви.

В ответ она плюнула мне в лицо.

Пф-ф-ф… как будто мне это страшно. Констанция, ты дура. Я-то могу просто вытереть твои слюни и всё. А вот твоя тупость из-за гордыни останется с тобой навсегда и дай бог, чтоб они тебе боком не вышли позже.

По совету богини, ждать я собрался ещё недели две. Это было связанно с тем, что всё будет более-менее готово через две недели и тогда мы сможем начать действовать. Начнём зачищать крыс, потом возьмём Эви и убьём графов, а после приступим к генеральному плану и плану с вулканом. Из-за Клирии оттягивать я больше не мог.

Я не совсем понимал, что должно было проясниться, так как не знал, в каком направлении смотреть. Она расскажет об этом или я замечу какие-либо признаки недуга?

Так всегда, стоит понять, на что обратить внимание, как всё становится просто, но именно это и есть самое сложное. В медицине в первую очередь самое сложное - понять, что является первоисточником всех симптомов, так как причины могут быть разными. Тут так же.

Я не вижу источник.

Единственное, что радовало меня несказанно, так это загруженность Клирии. Элизи по моему приказу от души навалила той работы, и теперь Клирия просто не вылезала из-за бумажек. Я даже несколько раз к ней заглядывал и видел, как она покорно, без какого-либо недовольства, буквально полностью обложенная бумажками, пишет и пишет, и пишет… А вокруг на столе и на полу башнями покоятся ещё стопки. Хотя на глаза попадались и свидетельства погрома в прошлом в виде сломанной тумбочки, оторванных подсвечников или треснувшего шкафа.

Правда не всегда я заглядывал к ней ради интереса. Были моменты и делового плана, когда требовалась помощь Клирии.

Например…

- Я стесняюсь спросить, но что это за расходы? – спросил я, зайдя к ней вместе с Элизи. Мы около получаса гадали, что значит ЛПБА. Моя версия была – пропаганда ЛГБТ-сообщества у врагов, чтоб те вымерли нахуй ещё до того, как мы с ними сразимся. Элизи была не столь умна. Или не столь больна.

- Это лекарство, которое вы просили, Мэйн, - спокойно ответила Клирия, только взглянув на листок. – Вы помните? Антибиотики на основе пенициллина.

- Кажется… я что-то припоминаю, - задумался я. – Вроде это мы обсуждали ещё года полтора назад, да?

- А что значит аббревиатура? – поинтересовалась Элизи. - И почему расходы выросли ещё в два раза?

- Лекарство Против Болезней, Антибиотик, - ответила Клирия. – Прошу прощения, моей фантазии хватило только на это. Что касается расходов, то разработка дошла до заключительной стадии и у нас есть положительные результаты.

- Они выделили пенициллин? – обрадовался я. – Смогли?

- Пока точно сказать не могу, но за все эти года есть значительное продвижение, что потребовало вливание новых финансов.

- Значит они уже скоро смогут производить его? – заинтересовалась Элизи. – Учитывая ограниченность целителей и то, что против бактериальной инфекции они бесполезны, антибиотик может сослужить нам хорошую службу.

- Пока что точных данных нет, есть только…

И они начали чирикать о чём-то о своём, я даже не сильно вслушивался. Главное, что мы смогли привнести в мир действительно что-то полезное. Лекарства.

Так… назовём это лекарство в честь меня. Там, например, Патрикоцизм… Нет, это скорее религия. Патриколиоз… Звучит блять как сколиоз. Может жидкость Патрика… Хотя у меня тут же вопрос, какая именно. И такой же вопрос появится и у других, скорее всего.

Пока я гадал, как бы назвать лекарство в свою честь, чтоб не опозорить самого себя этим самым, взгляд упал на кружку на столе Клирии, наполненную какой-то жидкостью. А рядом... малосольный огурец? А на тарелки… сливы? Так, а это вообще сметана. Клирия, а ты не просрёшься от такого букета? Мне просто интересно. Если сливы я ещё могу связать со сметаной, то вот малосольные огурцы как-то не очень.

И жидкость, это типа алкоголь? Клирия бухает, пока работает что ли?

Я взял кружку и немного отпил.

Блять, ну и дермище… Я аж скривился. Это был точно не алкоголь, скорее что-то типа воды от оливок в банке с привкусом чеснока и солью. Пиздец, и это со сметаной ещё употреблять?! Я только представляю, а меня уже блевать тянет.

Клирия же с Элизи с интересом наблюдали за мной всё это время.

- Что это? – спросил я, ставя кружку обратно на стол. – Что это за… кхм-кхм… жидкость?

- Это коль-кольсанка, - спокойно ответила Клирия.

- Чего?

- Это отвар из ягод санки так называется, - объяснила мне Элизи. А, ну эту ягоду я знаю, она чем-то на оливки по вкусу маринованные напоминает. – Коль-кольсанку используют, когда проблемы с кишечником. Только…

Элизи вопросительно покосилась на Клирию.

Так, стоп, Клирия, так ты из-за запоров такая злая?! Просраться не можешь, потому всё говно через ауру лезет?!

- Боюсь, это не то что вы подумали. Мне просто нравится этот вкус, - спокойно ответила Клирия.

- Кто в здравом уме будет пить это дерьмо? – спросил тут же я.

- Это питьё слишком специфическое по вкусу, - более галантно перефразировала Элизи мою фразу.

- Да дерьмо это, так и скажи. Особенно если смешивать это всё вместе. Огурцы, сметана, сливки… Ты, кажется, хочешь хорошенько просраться, Клирия.

- Боюсь, что я не ставлю это основной целью, хотя не могу отрицать и данного варианта развития событий.

Тут я представил, как Клирия сидит с голой жопой над очком и просирается с красным напряжённым лицом, заливая всё дерьмом. Не знаю, почему я такой больной дегенерат, но от такой картины мне стало дико смешно. Возможно, потому что я представил Клирию в довольно необычном для неё ракурсе.

- Такое не может нравится нормальным людям, - сказал я безапелляционно.

- Боюсь, что я ненормальная в этом случае.

- Это видно. Что ты ещё смешиваешь?

- То, чего пожелает в сию минуту моя душа, Мэйн.

- Ты извращенка.

- Очень может быть, Мэйн. В последнее время я сама не устаю удивляться своим вкусам, - спокойно ответила она, отпила из кружки и продолжила работать. Меня аж передёрнуло, когда я увидел, как она пьёт эту мерзость.

А вот Элизи смотрела на Клирию очень внимательно.

Смотрела так, словно пыталась разглядеть в ней что-то.

- Клирия, - мягко начала она. – А до этого тебе нравилось подобное?

- Насколько я помню, меня к подобному тянет впервые.

- Понятно… - пробормотала Элизи, продолжая разглядывать Клирию, после чего посмотрела на меня. – Мэйн, не мог бы ты оставить нас наедине?

- Наедине?

- Да, наедине. Я вынуждена настоять на этом. И не мог бы ты пригласить сюда служанку, если тебя не затруднит.

- Без проблем.

Я не видел в этом ничего странного, Элизи довольно часто хочет поговорить на какие-нибудь темы с кем-то и просит меня выйти. И я не чувствовал, что меня выгоняют, так как понимал, что иногда некоторые вопросы нужно обсудить только тет-а-тет. Особенно если они связаны с Клирией. Хотя то, каким настойчивым, практически не терпящим возражений был голос, мне не понравилось. Не в плане дерзости или чего-то такого, а в плане того, что Элизи что-то поняла.

А я нет.

Вскоре я уже отправил служанку к ней в комнату, а сам остался ждать под дверью. Прошло ещё минуты три, когда служанка быстрым шагом вышла из комнаты, а вслед за ней и Элизи.

- Не стоит караулить под дверью, - сказала она мне.

- А тебе есть что скрывать?

- Пожалуйста, Мэйн. Прояви терпение и понимание. Ты всё равно всё узнаешь, но пока дай мне время.

- Это что-то важное? И серьёзное?

- Вот я это и хочу узнать. Заверяю тебя, что ты всё узнаешь, если, естественно, это узнаю я. Но Клирия может и не расколоться, если ты будешь вот так караулить.

- Без проблем, я понял, - поднял я руки. – Я подожду в другом месте, если ты настаиваешь.

Вообще, у меня были смутные подозрения. Но я их отбросил в сторону, чтоб не трепать себе нервы. Всё равно всё узнаю в скором времени. А так лишь нервы себе портить. И всё же мысль, как зараза, засела в моём мозгу, не спеша меня отпускать. Единственным способом оторваться от этой мысли я видел заняться делом, что и сделал.

Поднялся на самый верх и принялся тренироваться в спарринге с Мамонтой, которая согласилась составить мне компанию. Один раз мне на глаза попалась какая-то дряхлая сгорбившееся старушенция, похожая на старуху из Белоснежки, которая ковыляла с одной из служанок к поместью. Предположу, что это всё связанно с делом Элизи и Клирии.

Мамонта тоже проводила её взглядом, после чего усмехнулась.

- Что такое?

- Ничего, - покачала она головой.

- Я видел, что ты усмехнулась.

- Не обращайте внимания, Мэйн. Лучше сконцентрируйтесь. Вы же хотите стать сильнее, верно?

Глава 339

Иногда я не хочу знать правды. Просто потому, что она мне не понравится. Очень не понравится. Например, ты вот общаешься с человеком, а потом тот говорит, что он пидор. В смысле не то что он плохой человек, а то, что он предпочитает мальчиков. И он считает тебя очень привлекательным. А потому он хочет тебя обнять, естественно по-дружески.

А потом ты теряешь веру в людей и уже сразу ищешь подвох.

Блин, и надо же было с ним ещё год общаться… Как же он шифровался хорошо…

Но суть не в этом. Суть в том, что лучше правду иногда не знать.

После спарринга с Мамонтой я успел спуститься вниз и помыться, после чего подняться к себе и начать читать всякие познавательные книжки с охуительными историями по некромантии, которые могут мне пригодиться.

Как раз во время этого познавательного чтения ко мне и пришла одна из служанок.

- Господин, Вас просит подойти госпожа Элизиана, - тихо сообщила какая-то голубоволосая женщина с большими сиськами, этак пятый размер, которые так и норовили выскользнуть из корсета на свет божий.

- Подойти? Чего сама не подойдёт?

- Она настоятельно просила вас подойти, господин, - повторила она.

- Ладно-ладно, сейчас…

Теперь я блин бегаю за всеми. Словно сам прислуживаю всем, а не наоборот. Что за несправедливость. Хотя ладно, я просто прикалываюсь. Мне не ломы подойти к кому-то, если нужно.

Я спустился вслед за служанкой к дверям Клирии, где уже стояла Элизи. Она кивнула служанке, и та буквально испарилась.

Какой серьёзный взгляд. Не нравится мне это…

- Мэйн. Мы выяснили, что с Клирией.

- Чот меня тоже теперь терзают смутные подозрения, что с ней, - нахмурился я. – Вот прям нехорошие.

- Только без глупостей, молю тебя, - попросила Элизи. – Не надо шутить сейчас, время не то.

- Ты мне не скажешь, что с ней?

- Клирия скажет сама.

Вот теперь я уже внутренне очень даже уверен в своих догадках, хотя до сих пор поверить в них не могу. Для меня это хиханьки-хаханьки, пока мне в лоб не скажут приговор.

Элизи открыла дверь и буквально затолкнула меня в комнату, закрыв её за мной. Это выглядело так, словно меня загнали в комнату с диким зверем, что меня совсем не радовало. Совершенно не радовало, потому что мне буквально отрезали пути к отступлению. Не сказать, что подобное со мной впервые, но всё равно неприятно.

Клирия сидела в какой-то светло-серой лёгкой ночнушке без рукавов, слегка сгорбившись и рассматривая свои руки, что лежали на коленях. Когда я вошёл, она посмотрела на меня и улыбнулась.

Было дико непривычно видеть её не в классическом платье, словно это уже и не Клирия. Хотя аура, которая ебашила во все стороны, говорила об обратном.

Она встала с кровати и медленно подошла ко мне, словно неизбежно надвигающаяся смерть, от которой нет спасения. Меня жарило её аурой по чёрной.

- Вы пришли.

- Т-ты пришёл, хотела сказать, - поправил я её. – Мне сказали, что… эм… что-то случилось.

- Если такое можно назвать «что-то случилось», - улыбнулась она. Счастливо улыбнулась. Так счастливо, что меня пробрало, а руки на автоматизме поползли на пояс, где обычно был револьвер или меч. Эта аура… Она словно пришла сжирать мою душу. – Но ты прав, я хотела кое-что сказать.

Повисла тишина. Клирия продолжала улыбаться, но её глаза не были счастливыми. Нет, это была формальная улыбка, по-настоящему она ждала какой-нибудь реакции. Хоть чего-нибудь, что сможет ей дать понять, что я чувствую. Возможно, Клирия даже боялась.

- Я хотела тебе сказать, что… - она запнулась. Клирии тоже давалось это нелегко. - Я хотела…

И вновь заминка. Я уже понял, что она скажет. Сейчас, оглядываясь назад, последний пазл встал на место, и я понял, куда надо смотреть. Понял ещё раньше Элизи, когда увидел набор ингредиентов, которые Клирия хомячила.

Она сделала глубокий вдох и залпом произнесла.

- Патрик, я беременна. Я жду ребёнка.

Наверное, для многих людей эта фраза как самая пугающая, подобная приговору, таки самая долгожданная в зависимости от взгляда.

Что я говорил про то, что одно дело подсознательно понимать что-то, другое – услышать это и осознать, что всё, после этих слов не будет «а вдруг» или «может быть». Это становится уже реальностью, точной информацией, а не твоими домыслами. Подтверждённой информацией, от которой не спрячешься и которую не свалишь на собственную паранойю.

Даже подсознательно понимая, к чему всё это идёт, я был в полном шоке. Клирия… беременна. И не успел я ещё прийти в себя, как уже слегка хрипло спросил.

- И… от кого же?

- От тебя, - хихикнула нервно в кулачок Клирия.

- Я… я… - мои и до этого скудные мыслительные процессы остановились. – Вау…

И вновь тишина. Стоим друг напротив друга и молчим, не совсем понимая, что должны говорить или делать.

Пиздец, я обрюхатил Клирию. Я надул Клирию. Я сделал Клирии ребёнка. Я сделал Клирии живот. Клирия залетела от меня. Я ещё много каких фраз могу найти на эту тему, но все они сводятся к одному.

И тишину вновь нарушает Клирия, как самая смелая из нас двоих.

- Я тоже не знала сначала, как реагировать, - начала тихо она. - Я иногда думала о том разговоре в гостинице и не понимала, как должна воспринимать ребёнка. Помнишь, когда ты отправился в университет, и мы с Кстарн и Элизианой рассуждали о детях? Но сейчас… Сейчас я понимаю, кажется, что вы имели в виду, - Клирия погладила живот. – Одно дело рассуждать о нём. Другое дело - его получить.

Но получить, это пол дела. Ещё пол дела – родители. Или родитель, если кто-то вовремя свалит или перекинет с себя ответственность.

Она внимательно взглянула мне в глаза.

- Я знаю правду, Патрик. Я богиня и прожила достаточно, чтоб видеть всё так, как есть на самом деле. По крайней мере, понимать, что происходит, - она говорила это с очень слабой улыбкой, но при этом тихим и уверенным голосом. – Я пугаю тебя. Ты меня не переносишь, убегаешь, избегаешь и предпочёл бы иметь Мэри рядом с собой или Элафиису. Я закрывала на эту правду глаза, пытаясь найти себе пристанище и думая только о себе. Прости меня, я поступила с тобой некрасиво и подло. Я навязала себя тебе. Но мне было необходимо то, за что я могла бы уцепиться. Мне просто хотелось не быть одной. И я очень благодарна, что ты, несмотря на собственные чувства, смог найти силы и провести это время со мной.

- Да ничего, обращайся, - пробормотал я.

- А теперь, когда я буду ждать ребёнка, я хочу узнать только одно.

- Я даже догадываюсь, что именно.

- Тогда я не буду это озвучивать. Я не в праве указывать тебе, говорить, что делать, просить или давить на жалость. Я и так сделала то, что была сделать не должна, а ты пошёл мне на встречу. Потому я не буду держать тебя. Что бы ты не выбрал, я спокойно отнесусь к твоему выбору и приму это.

Она улыбнулась, отошла от меня к кровати и повернулась спиной.

- Ты мне ничего не должен, Патрик. Ты сделал для меня больше, чем весь остальной мир, потому я никогда не буду на тебя зла за твой выбор, - сказала она вроде как приободряющее.

А мне стало вдруг всё предельно ясно насчёт её ауры. Достаточно было посчитать, когда я первый раз надул Клирию (а у меня подозрения, что тогда она и залетела), сколько прошло времени, и когда это всё начало проявляться. А потом примерно прикинуть, когда у неё начались изменения ауры. Если знать всё это акушерское дело даже чуть-чуть, то все изменения становятся слишком понятны. И если посчитать, то Клирия беременна уже почти месяц.

Так, а хули сиськи у неё не стали больше?! Я блять не понял, Клирия, где сиськи?! СИСЬКИ ГДЕ?!

Но шутки шутками, а у нас проблемы. Большие проблемы. Клирия уже как месяц в положении и это получается, что через восемь месяцев, зимой, она даст своё потомство. Но это лишь малая часть проблемы.

Большая – что делать мне.

В этот момент у меня мелькнула мысль, что было бы всё вполне удачно, если бы Элфи засадила Клирии по животу, и та получила выкидыш. Я знаю, как это звучит, однако глупо отрицать, что это бы решило множество проблем. А сейчас чернявая ясно дала понять, что я могу свалить, и она не будет меня упрекать. Я не говорю про отношение к тому, кто бросил беременную девушку, хоть и это немаловажно. Я про то, как поступить мне в этой ситуации.

Я действительно ей ничего не должен, мы перепихнулись, несколько раз она сама пришла раздвинуть ноги ко мне и всё. Никаких договоров и отношений, Клирия сама призналась, что навязывалась.

Однако ребёнок… все проблемы всегда в детях, которые не выбирают себе родителей.

Блять, да мне самому мама нужна! Я ещё не дорос детей воспитывать, мне самому ещё воспитываться и воспитываться. Какой из меня отец, когда я право и лево путаю элементарно?! За мной присмотр нужен, и я нихера не умею. Что я вообще буду делать? Что буду делать с ребёнком, за которым уход нужен. Это не собака, с ним возиться надо. Как бы я не хотел ребёнка и семьи, в голове отчётливо звучит мысль, что я не готов к такому ещё.

Наверное, эта мысль появляется у всех.

Но с другой стороны… Да-да, детская травма, однако моя мать жила со мной без отца, и я знаю, что это такое. Не говорю, что здесь будет то же самое, так как деньгами Клирию мы обеспечить можем, однако то, что у ребёнка не будет отца…

Да, меня это волнует, потому что это и мой ребёнок. Я чувствую свою причастность к нему, у меня есть принципы, через которые я не переступлю, и у меня есть совесть, хоть и довольно искажённая. Просто не смогу жить, зная, что где-то там растёт без меня моя кровь и плоть. Я хочу семью, хочу ребёнка, жену и свой дом, потому считаю неправильным, когда семьи неполные. Ребёнка должны воспитывать оба родителя. И почему-то у меня такое чувство, что я просто могу повторить историю со своей семьёй – бросить Клирию одну и умчаться в закат.

Совесть, ебаная совесть.

И ещё выебанная Клирия.

Я знаю, что она специально так всё сказала. Это откровение – удар на опережение. Я признаю себя такой сякой плохой и гадкой, какая же я плохая, всего лишь хотела сделать себя счастливой, ну давай же, скажи это, Патрик! Боже, какая я гадкая! А Патрик такой: о нет, Клирия, это не так, ты просто хотела чуточку тепла! Иди сюда!

Тьфу блять! Клирия, ты должна понимать, что я тот ещё уёбок и вижу это столь же ясно, как и ты. Неужели ты думаешь, что я поверю в то, что у тебя проснулась человечность? Люди не меняются, они меняют тактику.

Я не верю, что Клирия при этой новости опустила ручки и такая: порхай как бабочка, Патрик, ты свободен. Нихуя, Клирия знает, что теперь ей нужен муж, и она вряд ли хочет остаться одна с ребёнком. Полюбас хочет полноценную семью, но знает, что с такой аурой ей подобного не светит.

И этот финт с твоим выбором является просто психологической ловушкой, которая давит на совесть.

Ты свободен выбирать, поэтому выбирай меня. Я даю тебе свободу и хочу, чтоб ты распорядился ею так, как я скажу. Короче. Как не крути, всё сводится к тому, что Клирия дала мне мнимую свободу, которой хочет заставить меня выбрать то, что ей выгодно. Хотела бы дать мне свободу – ушла бы, сказав, что всё, теперь она сама, а я сам. Но она так не сделала, она встала рядом со мной, типа иди, при этом своим присутствием давя мне на жалость.

Клирия – хитрая тёмная мразота, которая давит на совесть, что я не оставлю её и уже своего ребёнка. Я уверен, что моя история не является для неё секретом, и она знает, на что давить. Знает, как влиять и где строить из себя правильную, всё понимающую, а где идти напролом.

Но хуже всего то, что я сам не могу бросить уже своего ребёнка, которого вынашивает эта тёмная сука. Так бы и выебал её в жопу за это.

Я вздохнул, подошёл к Клирии сзади и положил ей руки на плечи. Сдавил. Потом сдавил ещё сильнее, а потом ещё. К тому моменту она должна была уже испытывать боль, однако Клирия не дрогнула.

- Я знаю, на что ты давишь Клирия. Тебе меня не провести. Твоя тирада о свободе и раскаяние слишком банальны.

Она не ответила. Просто молча стояла, не издавая ни звука.

- Я ведь могу избавить тебя от этого бремени, ты знаешь? - тихо спросил я, опустив руку на её живот провоцируя. – Для тебя такой метод не должен быть секретом.

- Нет, не секрет, - спокойно отозвалась она. – Однако я не могу позволить тебе сделать этого. Поэтому я прошу тебя не делать подобного со мной.

- Это всё театр для одного зрителя, верно? Ты же нихрена не раскаялась. И все твои слова - лишь попытка наглой манипуляции.

- Разве это плохо? Мы все за что-то боремся, и я борюсь за право найти себе семью, - она обернулась ко мне. – Да, я давлю на тебя, Патрик, давлю на твою совесть, ведь именно так живёт этот мир. Я открыто заявляю: оставайся со мной, становись моим мужем. Подумай о том, как иначе будет выглядеть со стороны это – ты оставил меня одну беременной. Что скажут люди, как будут на тебя смотреть, что будут говорить за твоей спиной. Но есть и другая правда - ты в праве отказаться.

- Шантажистка.

- Я борюсь за своё счастье.

- И рушишь моё.

- Возможно я лучше знаю, что для тебя хорошо, Патрик.

- Да неужели?! – начал я кипятиться. – Тебя ударить в живот, Клирия?

- Ты не сделаешь этого. Это и твой ребёнок. Ты не посмеешь тронуть то, что является твоей кровью, - хладнокровно, высокомерно и с вызовом улыбнулась она мне в лицо. – Я бы смогла нечто подобное сделать, однако у тебя на это просто не хватит сил. Ты будешь пыжиться, дуться, хорохориться, но этого не сделаешь.

- Ты уверена?

- Давай. Тогда сделай это, - отошла она от меня на шаг. – Один удар. И всё решится за мгновение. И тебе уже не придётся быть отцом нашего ребёнка.

Я был готов уебать её. Был готов, но так и не сделал этого. Потому что она была права. Эта чёрная сука теперь часть моей семьи. Мать моих детей, чтоб ей в жопу кактус запихали. Возможно, в будущем так и сделаю.

- Я так и думала, - фыркнула она. – Лишь громкие слова и ноль действий. Толщина кишечника не позволяет.

- Я терпеть не могу тебя. Просто ненавижу, грязная ты тварь.

- Я очень грязная и чёрная тварь, Патрик. Тварь, которая отстаивает твои интересы как свои. И будет так делать, пока мы работаем вместе или же будем вместе жить. А кто верит в эти сказки про любовь, Патрик? Ты? – цинично улыбнулась Клирия. – Ты притрёшься ко мне, привыкнешь, и я стану тебе как родная. Любовь - дело наживное.

Она обняла меня, прижавшись, хотя и не получила взаимности.

- Был бы другой вариант, ты бы выбрала другого, да?

- Эм-м-м… нет. Пожалуй нет, Патрик, я бы выбрала всё равно тебя, - сказала она. – Я могу поклясться в своих словах на крови. Я бы выбрала тебя в любом случае.

- А кого выберу я, тебя не интересует, да?

- Естественно мне плевать, кого ты выберешь. Потому что в конечном итоге у тебя буду я. Разве ты ещё не понял, что мы неплохо подходим друг к другу? Я тебя приму любым, даже таким, какой ты сейчас есть. А другие? Смогут ли они принять тебя?

- И весь цирк с Элфи и смехом – твои проделки?

- Ну… - Клирия слегка замялась. – Нет. Боюсь, что нет. Здесь вышло весьма неловко и некрасиво с моей стороны. Знай я причину, вела бы себя куда аккуратнее и осторожнее. Особенно с Элфи, - её рука коснулась живота. – Но теперь, по крайней мере, я знаю причину и буду держать себя в руках. Всё, что я тебе говорила, было чистой правдой, Патрик. Я бы не стала обманывать тебя и рушить наши отношения, пусть и такие специфические. Я была искренна с тобой всё это время.

- Кроме сегодня.

- Я искренне приняла бы твой выбор. Любой. Скажи нет, и я бы не стала держать тебя. Однако это не значит, что я не буду пытаться склонить чашу весов в свою сторону. Особенно когда решается столь важный вопрос. Но это и не обман, верно? Я была искренна с тобой всё это время в своих поступках и действиях, пусть и не всегда адекватных. Я ни разу не притворилась в наших отношениях, ни разу не играла на публику и вела себя с тобой честно. Однако сейчас я могу и побороться за наше будущее.

Наше будущее. Мне уже не нравится, как это звучит.

Глава 340

- Тогда у меня вопрос, Клирия, - решил спросить я. – Когда ты сама узнала о ребёнке? Только честно.

- Сегодня. Я даже предположить не могла, что всё случится именно так и настолько скоро. Я клянусь тебе, Патрик. Я узнала лишь сегодня. Мне было приятно проводить с тобой время, даже когда я навязывала свою компанию тебе. Даже когда ты меня практически отвергал. И я предохранялась от такой неожиданности, так как мы имели другие планы, но… боюсь, я получила свой маленький подарочек куда раньше, чем мы в первый раз сознательно занялись сексом.

- Ты клянёшься мне, Клирия? – спросил я, заглядывая ей в глаза.

- Я могу принести тебе клятву крови, Патрик, чтоб у тебя не было сомнений в моей честности, - ответила она без тени улыбки. – Если понадобится, я прямо сейчас отвечу тебе на все вопросы под клятвой крови или печатью, если ты того желаешь. В нашей жизни честность является самым важным, не так ли?

Я смотрел на эту чернявую, которая просто с наисерьезнейшим лицом сейчас пыталась своим рентген-зрением понять, о чём я думаю.

- Я хочу семью. Ты тоже хочешь семью, Патрик.

- Но никто не говорил, что я хочу завести семью именно с тобой. И вряд ли захочу вообще когда-либо.

- Но и нет того, кто будет для тебя лучше, чем я. Кто знает тебя и может принять полностью. Мэри? Элафииса? Констанция, Эвелина? Ты веришь, что станешь с ними счастлив? Слепая любовь приводит к разочарованию, когда спадает пелена. Да и ты не любишь их. Ты испытываешь тёплые чувства к ним, однако это не любовь. Это просто желание защитить человека, который тебе не безразличен. С этим даже и года под одной крышей не продержаться. Мы же видим друг друга такими, какие мы есть.

- На словах это всегда работает хорошо.

- Мы будем пытаться, - сказала она, прижавшись ко мне, положив руки на мою грудь и заглядывая мне в лицо. – Я не строю иллюзий, однако теперь нас связывает то, что крепче любого контракта для нас обоих.

- С тобой и жить никто не сможет.

- И это ещё одна очень важная причина, почему я выбираю тебя. Моя аура заставит всех претендентов убежать. Хотя и без этого я выбрала бы тебя. Слишком многое нас связывает. Но ты можешь отказаться. Скажешь нет?

И ведь знает, что я не скажу «нет». Есть принципы, которые меня делают таким, какой я есть. И я никогда их не перешагну, потому что считаю их верными, как бы сложно мне не было. Даже под угрозой Клирии.

Сука. Клирия, какая же ты сука.

- Я выебу тебя за это.

- Супружеский долг прекрасен, - усмехнулась она. – Но как бы ты не брыкался теперь, у нас будет ребёнок. Твой ребёнок, Патрик. Тот, кого ты сам создал во мне.

И Клирия замолчала. Замолчала, хотя в глазах играло злое, полное какого-то чёрного веселья пламя. И её аура, она плясала, словно отблеск ада, то обжигая мою нервную систему, то наоборот затухая.

Я молчал.

Она молчала.

Но мы оба знали уже, что я не откажусь. Клирия знала, что я не откажусь от своего ребёнка, для меня подобное было очень важным. И она давила на это.

Возможно, она даже была права в некоторой степени. Мы знаем друг друга без прикрас, мы оба хотели одного и того же, мы оба были отмороженными. Однако это не оправдывало того, что она делает. Меня бесил не факт того, что она беременна от меня, нет. Я был готов взять ответственность над ребёнком. Однако меня бесило, что она пытается привязать меня этим самым к себе. Однако есть «но» – это всё равно не сделает нас семьёй, хоть ты убейся.

- Я вижу… тебя моя кандидатура не радует, - вздохнула Клирия. – Тогда мне ничего не остаётся, как принять хоть такое отношение и жить с тобой. Однако Патр-р-рик, - протянула она с улыбкой, заставив меня покрыться холодным потом. – Ты будешь отцом моих детей. Мы уже семья.

Дайте мне окно, я выйду в него.

Она взяла мою руку и приложила к своему животу, словно хотела, чтоб я почувствовал.

- Здесь растёт частичка тебя и меня. Наше маленькое сокровище, которое я буду беречь. Поэтому я прошу тебя помочь мне в этом.

Клирия сменила подход. Теперь она не просит жить вместе, а сохранить жизнь внутри неё. Заходит то с одной стороны, то с другой, словно боевой истребитель, который поливает ракетами врага.

- Завались, Клирия. Я не брошу ребёнка и, как следствие, тебя. Однако нам никогда не стать семьёй. Вряд ли что-то изменится для нас. Разве что клятва у нас в виде маленького ребёнка.

- Жаль, - она потянулась и чмокнула меня в губы. – Однако я хочу гарантировать для себя то, что ты не убежишь, бросив меня. Возможно, я использую грязные методы, но я лишь хочу немного счастья и готова за него бороться.

- Я же сказал, что я не брошу тебя с ребёнком.

Мне ещё легко это говорить по той причине, что у меня нет прямо любовных чувств к кому-либо сейчас. Тёплое отношение, но не любовь. Потому подобный выбор не ставит для меня какой-либо дилеммы.

- Я верю тебе. Слишком ты правильный и тугой в этом плане. Однако я лишь хочу показать тебе, что со мной тебе будет лучше всего. Мы можем стать маленькой счастливой семьёй. Я позабочусь об этом.

- Звучит как угроза.

- О-о-о нет, это моё обещание.

Я связал себя новой клятвой с Клирией, какой пиздец. Но я и не собирался бросать её с ребёнком, так что… получается, я обрёк сам себя на это, да? Не оставил выбора самому себе. Но, если по чесноку, я даже и не знаю, кого выбрать. Я действительно не испытывал таких чувств, которые бы можно было приписать любви и в этом вопросе скорее плыл по течению.

Куда же меня прибило…

Новость о беременности Клирии не могла не разнестись по поместью. Это всегда так, одна шепнула по секрету, одна услышала, вот уже знает маленькая группа, а вот и всё поместье. Судя по тому, что я видел, новость стала достоянием общественности очень быстро. Уже через день все поздравляли Клирию с её новым положением, бросая на меня хитрые взгляды. А я успел узнать, на каком она месяце беременности от достоверных источников. И да, месяц. Я сделал Клирии критическое пробитие в палатке.

Некоторые поздравляли Клирию официально, кто-то кланялся и высказывал свои пожелания, некоторые обнимали её и целовали, искренне желая счастья с новым подарком судьбы и так далее. А так как на баб аура действовала плохо, Клирию доставали все, кому не лень. Особенно Богиня Удачи, которая несколько раз за день расцеловывала её, висла на шее и советовала следить. Но не за ребёнком, а за мной.

Короче, бабы радовались за Клирию как за свою.

Мужчины же мне только сочувствовали, хлопали по плечу и говорили, что я поступил как настоящий мужчина, раз взял ответственность за ребёнка и беременную девушку. Никто не называл нас мужем и женой, чтоб, скорее всего, не расстраивать меня лишний раз. Многие подбадривали меня, что Клирия не так уж и плоха, достаточно просто закрыть глаза, что мы вполне сможем жить с ней в разных комнатах и что мы ещё успеем притереться друг к другу, если она меня не грохнет раньше.

Но это был не конец моих страданий, которые только начинались. Хотя тут скорее были не страдания, а неприятные удивления, которые меня поджидали в скором будущем. Я был слишком наивен, ожидая, что всё остановится на этом. Если Клирия сказала, что мы станем ближе, то мы действительно станем ближе. В её понимании.

Теперь я начинаю понимать её подход. Например…

- Оу… прости, - пробормотал я, ворвавшись случайно к Клирии в комнату. Я застал её, когда она застилала себе кровать.

Странно, я думал, что это четвёртый… хотя…

Я уже успел отойти на десяток метров от двери, когда остановился в коридоре, понимая, что я ни капельки не ошибся. Что я пришёл к себе! Это четвёртый этаж сверху. Как раз-таки Клирия находится не там, где ей место!

Преисполненный праведным гневом я ворвался обратно.

- Клирия! Ты чо тут делаешь!? Это… Что с моей комнатой?!

- Ох, Патрик, прошу тебя, не кричи так, словно я тебе приснилась в кошмаре. С твоей комнатой всё в порядке, ты сам разрешил добавить уюта, когда я у тебя спросила разрешения, помнишь? И сними обувь, будь так любезен.

- Ты… что сделала с моей комнатой?!

- Нашей.

- Да с хера ли она наша!? Пиздуй отсюда!

- Но не моя же, Патрик, - спокойно ответила Клирия. – Это наша комната. И идти мне некуда. В моей комнате ремонт.

Я просто уверен, что если спущусь в её комнату, там будет ремонт. Вот сто процентов.

- Я у тебя немножко поживу.

- Почему?! У нас дохера комнат!

- Потому что кое-кто оплодотворил меня месяц назад, и теперь я вынашиваю и его ребёнка тоже. Не будем показывать на этого человека пальцем. Лучше сразу назовём его имя – Патрик.

- Это не смешно.

- Я не смеюсь.

Клирия умудрилась слегка переделать мою комнату, пока меня не было. Я не знаю, как она успела управиться за несколько часов, если честно, однако результат впечатлял, пусть и не везде в положительную сторону.

На полу бы такой махровый ковёр с густым ворсом, в котором тонули мои ноги. Он был таким мягким, что на нём можно было реально спать.

Но это было не единственное изменение.

Здесь же стоял стол Клирии, огромный, массивный, занимающий немало места, из-за чего моя комната стала визуально меньше. Да и кровать моя односпальная сменилась на двуспальную, которую сейчас заправляла Клирия. И на тумбочку перекочевали всякие книжки, вещички непонятно для чего и прочая муть из комнаты Клирии.

А ещё… что это, вязаные игрушки? Серьёзно?

Я посмотрел на Клирию так, что она даже соизволила объясниться. Скупо.

- У каждого есть своё хобби, - пожала она плечами. – Теперь они пригодятся.

- Для чего?

- Для ребёнка.

Бля-я-я-я-я… Избавь меня сейчас от этого. Что не слово, то для ребёнка будет.

Но не только изменилось это в нашей жизни. Две недели, что пришлось ждать отправки в город Эви и отмашки остальных о готовности, дали мне вкусить подобия обычной семейной жизни с Клирией. Это время дало мне понять, как будут выглядеть мои будущие восемнадцать лет жизни, после которых я обязательно убегу, как только ребёнок встанет на ноги. Может и пораньше, так как дети здесь взрослеют быстрее.

Хотя, по правде говоря, меня уже посещали мысли о том, чтоб забрать ребёнка и дать по съебам, оставив её одну. Знаю, насколько это жестоко по отношению к ней, однако и такой план крутился в моей голове.

Клирия теперь вообще не вылазила из моей комнаты, аргументируя это…

- Всё, что мне нужно, находится здесь.

А если я просил выйти её из моей комнаты, то она говорила…

- Мы ещё не начали жить вместе, а ты уже выгоняешь мать своих детей.

Рофлила по чёрной. Или если я её нахуй посылал, то в ответ прилетало…

- Если только быстро. Снимай штаны, а то я немного занята, времени мало.

Смешно, ха-ха, пошла на хуй. Села на хуй. Клирия явно знала, против кого заходит и как надо действовать. Развести её на срач было невозможно, а довести до истерики… Это Клирия доведёт кого угодно до истерики.

А на мой комментарий, с хера ли мы спим на моей кровати, и вообще, что она делает в моей комнате, Клирия невозмутимо сказала в ответ…

- Это и твой ребёнок. Я не могу ограничивать твоё присутствие в его жизни. А так как нам скоро придётся воспитывать его вместе, стоит научиться и жить вместе.

- Я уже от тебя устал.

- Это нормально. В начале все мы устаём.

Единственный плюс, это теперь мои носки всегда были в одном и том же месте. Клирия всегда находила их и возвращала на место, как какая-то добрая зубная фея.

Мне под подушку.

Сука. Какая же ты хуёвая зубная фея.

После этого я научился их не разбрасывать.

Был и другой плюс, к её ауре я начал привыкать. Её всплески стали меня не так сильно вымораживать, как раньше, что не могло не радовать меня. Хотя в первые дни я мучился от апатии и желания сдохнуть.

Клирия теперь была всегда рядом. Она обожала разгуливать в нижнем белье по комнате, читая документы, при этом надевая на нос милые прямоугольные очки как у каких-то библиотекарей. Не хочу признаваться, но они ей шли. Клирия могла часами сидеть за столом, заполняя бумаги или сидеть в кресле, что притащила из своей комнаты, и вязать какую-нибудь хуйню.

Она могла работать даже вечером или ночью, сидя рядом в кровати и, пока я спал, читая свои доклады.

Первые ночи с ней, кстати говоря, вообще были кошмаром. Я просто не мог уснуть, а вот Клирия отлично засыпала, прижимаясь ко мне всем телом. Меня нереально бесило то, что теперь кровать я делю с ней. Я даже пытался бороться с этим, но Клирия гордо переносила все мои попытки её скинуть на пол, иногда ночуя просто клубком в ногах, как какая-то кошка. А после того, как я разбил ей случайно ногой половину хлебальника, и она чуть не захлебнулась собственной кровью, буквально заливая ей всё, мне пришлось смириться.

А она в свою очередь стала прижимать меня к себе поближе приговаривая:

- Ты привыкнешь. Я верю в тебя, ты привыкнешь. Мне жаль, что тебе приходится мучиться ради меня так, но скоро отторжение пройдёт.

Знаешь, то что ты уткнула моё лицо в сиськи, не заставит меня привыкнуть быстрее, хотя должен признать, что это приятно. Потом частенько я засыпал так, что моя голова покоилась где-то в небольших сиськах Клирии. Или же я просто засыпал, а она притиралась где-нибудь под бочок и грела меня. Боги, как хотелось иногда дать ей пендаля, серьёзно. Особенно когда она мне заявила:

- Мне нужно немного ласки.

- Тебе пендаля не нужно?

- Если он будет ласковый, - ответила Клирия. В темноте я её лица не видел, зато видел светящиеся жуткие глаза.

- Ну… вполне, думаю. Тебя по почкам ласково пнуть или по печени?

- Патрик, будь добр, сделай мне приятно, - попросила Клирия меня. – Мне было бы… Па… имела ввиду… Чтоб мы с то… ну… вместе…

Ага, делать мне нечего, как напрягаться. Я спать хочу. Давай лучше тебе потеребонькаю немного. Вон, тебя уже пробирает.

Так что порадовал я Клирию рукой, наяривая ей там медленно и аккуратно, так как простреливало её неслабо, и реагировала она на касания куда сильнее чем предшествующие ей девушки. И когда она закончила приглушённым её собственной рукой вскриком, я с чувством выполненного долга, перевернулся на бок к ней спиной и лёг спать. И конечно же она прижалась ко мне, хули ей неймётся.

Хотя иногда у нас что-то и получалось вместе. Например, когда она, лёжа на животе в одном нижнем белье, рассматривала документы. Ну и я что-то вернулся, посмотрел на её задницу, небольшую, но по-своему сексуальную, после чего присел рядом и хлопнул по жопе, выбив звонкий шлепок. В конечном итоге должен же быть и какой-то плюс в нашем проживании, помимо постоянного порядка, верно? Пусть хоть так отплатит за мою божественную доброту.

- Если ты не собираешься ограничиться этим, - посмотрела она на меня через очки, - то можешь приступать.

- Это типа ты мне разрешаешь?

- Я тебя не ограничиваю, всего лишь даю согласие.

- А если бы не дала? – поинтересовался я.

- Всё равно бы позволила сделать тебе то, что ты удумал и не стала бы ограничивать. Ко всему прочему хочу заметить, что мне было бы очень приятно попробовать что-то новенькое. Например, на ковре, лёжа на животе. Пожалуйста, сделай мне приятно.

Ну я и сделал ей приятно, снял штаны, лёг сверху, пока она читала свои документы, прицелился, чтоб не запендюрить ей не в ту дырку, и дал Клирии почувствовать себя женщиной. Сначала медленно, затем всё быстрее, потом вообще придавил её к полу полностью, слушая, как она немного пыхтит подо мной. До тех пор, пока она не вскрикнула и не расслабилась, чуть ли не растекаясь под моим телом.

И тут же вернулась к бумагам! Вот прям тут же, словно и не было у нас секса! Однако…

- Благодарю тебя, это было приятно, - не отрываясь от документов, поблагодарила меня Клирия. – Не мог бы ты поправить на мне теперь трусы?

Вот так просто, не отрываясь от работы, между делом сделала себе приятно. Хотя в подобном было что-то заводящее, если честно. Пёхнуть во время работы серьёзную девушку, даже если это Клирия.

Так и жили мы две недели, наслаждаясь обществом друг друга. Первую неделю мы проводили вместе чуть ли не двадцать четыре часа в сутки. А вот вторую неделю уже только утром и вечером. Днём разбегались кто куда: я качаться, Клирия с документами к Элизи, проверять работу поместья или сидела в нашей комнате, занимаясь своими делами. Потому наше веселье было или утром, или вечером.

Клирия была права, мы действительно умудрились притереться, стоило нас просто запереть на недельку вместе, хотя отношения практически не отличались от тех, что были раньше. Единственная разница – она теперь звала меня Патриком, когда никого не было рядом. Ну и трахались изредка. Но особо каких-то глобальных изменений, которые я представлял себя, не произошло. Подозреваю, что Клирия держала дистанцию, чтоб не вызывать у меня полного отторжения.

Там и к ауре пришлось привыкнуть, хотя по большей части я просто перегорел к Клирии и её выходкам, хотя в большинстве они были совершенно беззлобны и носили характер скорее попытки помочь и привнести в мою жизнь что-то новое, чем насолить. Но как бы то ни было, теперь я примерно вижу, какой будет наша с ней жизнь вместе.

Возможно, если она не изменится и останется верна своему спокойному неприхотливому характеру, который всегда искал компромисс, я смогу её потерпеть на время жизни с ребёнком.

Жизнь с ребёнком… Бр-р-р… Даже не представляю, что это. Единственным сейчас напоминанием того, что я обрюхатил Клирию, служит она сама в моей комнате, да какие-то костюмчики, которые Клирия украдкой вяжет, когда дела её не достают, и ей не хочется немного ласки. Сидит себе, вяжет с кружкой чая, молчит. Иногда, если я читаю книги по магии, может пристроиться рядом и так же вязать. Или же притрётся под бок, словно кошка, и засыпает.

Иногда её аура всё же давала о себе знать, заставляя меня вздрагивать или чувствовать необъяснимое волнение, но за две недели, что она буквально тёрлась об меня, это стало гораздо слабее, и я даже смог иногда воспринимать её, как сексуальный объект.

Что я могу сказать, растём. Хотя дальше партнёров за эти две недели мы так и не уплыли.

Часть шестьдесят седьмая. Зачистка Ану́сов. Глава 341

Город Эви.

Вообще, не совсем корректно называть его городом Эви, так как он ей по закону вроде как и не принадлежит. Как и не принадлежит эта территория графства. Она скорее управляющий, которого назначил сюда король для контроля над этими землями. Эви просто берёт управление над ними в свои руки. Однако мы-то знаем правду: да, территория короля, но только формально, а по сути, это территория Эви. Её охотничьи угодья, если так можно сказать.

И город, который был отстроен ещё до войны, пусть и принадлежит королю, однако в реальности весь до последнего камня Эвин.

И надо сказать, что он от такой правительницы ничего не потерял. Более того, он многое приобрёл, учитывая, каким был до её прихода, если верить тому, что я прочитал в книге «Сорок семь советов начинающему злодею или как не обосраться на первом же задании».

Пока наша зомбяша с любовью правила и истребляла противников самыми жестокими способами, город из обычного засранного свинарника, который был не редкостью в то время, превратился в настоящее архитектурное чудо. Чтоб понять, как он выглядел сейчас, достаточно просто сказать – готика.

Готический город. Высокие шпили, обилие арок, изящные дома, богатые на всевозможные узоры, фигуры, резные карнизы и так далее. И всё это приправлено слегка узковатыми улочками в некоторых местах и лёгкой серостью.

Идеальный готический город.

В прошлый раз я не сильно обратил на это всё внимание, однако теперь мог от души насладиться видом, попав сюда как обычный человек, а не знать или помощник знати.

О, носороги! Покрашенные в белый…

- Я же говорю, что это носороги.

- Это единороги, - тихо говорит одна из скрытниц.

- Лошади с рогом – единороги.

- Нет, то носороги. А это единороги.

Серьёзно, я так часто сталкиваюсь с этим пиздецом, что уже сомневаюсь, а прав ли я? И интернета нет, чтоб проверить, кто прав. Чем больше я живу в этом мире, тем больше начинаю сомневаться в своих знаниях. Теперь мне страусы-людоеды и летающие слоны кажутся нормой, а вот обычные вызывают некоторые вопросы, типа: как не летают, что за бред?!

В – восприятие.

В любом случае, готический город мне очень понравился. Он выглядел так, словно напрашивался быть залитым чей-то кровью. Слегка тёмный, высокий, с горгульями и прочей архитектурной живописью, с нередко встречающимися узкими улочками, чьи стены должны быть забрызганы кровью.

Ну а если без кровожадных шуток, то я бы может даже не отказался жить здесь. Он выглядел как город, который готовится в ближайших десятилетиях попробовать прорваться в индустриальную эпоху.

Мы прошли в город из соседнего графства под видом обычных путешественников, разбившись на несколько групп, что держали связь через малышку Кстарн в зеркале. Каждый из нас входил своим путём в город и под своей личиной, но в конечном итоге мы все должны были собраться в месте, которое должна была оставить нам Констанция. Мне, например, выпала команда из двух скрытниц, Ухтунга и Юсуфа. Клирия была в команде стражниц и Рубеки. Была ещё третья группа, в ней был муж Лафии, которого звали Винни…

Винни…

Винни блять! Ебать копать сосать и бегать, что за уёбищное имя?! Винни блеать. Пиздец, не Винхельсинг, ни Винрор и даже не Виниар. Винни блять. Я просто не могу обращаться к этому подобию викинга, которого зовут Винни… Ебануться, я думал, что у меня имя плохое, но потом снизу постучал Винни… Я ещё неделю буду думать об этом.

Но как бы то не было, наши три команды, чтоб лишний раз не привлекать внимания, разбившись на группы, проникли в город. Именно благодаря этому я смог насладиться видами города изнутри, который был по населению очень разношёрстным. От обычных людей до кикимор и арахн. Я даже не видел каких-либо стычек между ними, настолько они притесались друг к другу.

- Спокойно у них, - прогудел Ухтунг, одетый под обычного наёмника, коих было немало в этом мире. – Здесь нравится мне. По-свойски.

- А город? – тихо спросил Юсуф. Его едва было слышно из-за толпы.

- Город обычный. Жить не отказался бы здесь я.

- Я думал, ты больше по природе, - заметил я. – Ну там свой участок, огород, домик, подальше от суеты.

- Прелести есть везде, - ответил он. – Неплох город тоже. Хотя дорого будет жить в нём. Это лишь мои соображения.

Наверное, он хотел сказать мечты. Орки, как я посмотрю, вообще не очень любят подобные «мягкие» слова, словно те бросают тень на брутальность.

Зато орчихи те ещё бабы. Реальные добротные бабы, которые не то что дом на себе могут нести, ещё и мужа вынесут на собственном горбу. Просто обычные хозяюшки, которые знают, что такое жизнь. Так вот, они, как мне кажется, полностью компенсируют эту брутальность орков, когда те находятся дома. Я сам видел, как жена Ухтунга гоняла его или называла любимым, на что в ответ он пыхтел и просил так к нему не обращаться. Учитывая, сколько они уже вместе, не сильно-то она его и слушала.

- Так, ладно, - оглянулся я. – Куда нам сейчас? Вроде перекрёсток должен быть…

- Мы уже на нём, - шепнула скрытница сбоку. – Теперь нам направо, в тот проулок.

Она указала пальцем на узкую улочку, шедшую между высокими стенами домов. Блин, смотришь и кажется, что они сейчас сомкнутся и раздавят тебя. А ещё там, как в фильмах ужасов, темновасто. Здесь жизнь, а туда смотришь, словно вообще другой мир, темно, тихо и безлюдно.

- Окей, потопали тогда. У нас сбор через час. Не хочется задерживаться.

Попав на эти улочки, мы практически сразу отрезали себя от остального мира. Здесь не было людей, гам улиц был куда тише, тихо завывал ветер и казалось, что у темноты здесь есть глаза.

По левую и правую сторону возвышались стены домов. Светились тёмно-жёлтым окна, которые казались больше декоративными, чем настоящими. Несколько раз я слышал, как захлопывались ставни или как мяукала кошка, но это лишь нагнетало атмосферу. Теперь город предстал перед нами в другом свете.

В жутком.

Если в других городах боковые улочки были полны бандитизма, то эти были просто словно телепорт в другое место, где не было ни души.

По этим улочкам мы вышли на небольшую прямоугольную площадь, где посередине стоял небольшой фонтан со скамейками. Однако учитывая тот факт, что это всё располагалось во тьме домов в плотной застройке, это место вызывало лишь неприятные чувства. Словно подобие Сайлент Хилла, где есть два мира – тёмный и светлый. Мы сейчас были в тёмном мире.

- Знаете, а мне не нравится этот город, - пробормотал я, оглядывая эту квадратную площадь, которая была словно огорожена высоченными заборами. – Слишком угнетающе.

- Не просит жить здесь никто, - ответил Ухтунг. – Можно ближе к дорогам.

- А денег хватит на это? – спросил я. – Что-то мне подсказывает, что здесь живут люди, но не по своей воле. А там стоит, наверное, дохрена.

- А мне нравится, - тихо пробормотал Юсуф. – Тихо, спокойно и…

- Жутко, - закончил я за него. – Мамонта с тобой не согласится здесь жить.

- Да как скажет он, так и будет, - прогудел Ухтунг.

- Ага, это как Мамонта скажет, так и будет, - ответил я. – То-то он так хотел побыстрее двинуться с нами и заняться делом, словно убегал.

- Это никак не связано, - тихо сообщил Юсуф, но остался неуслышанным.

- И ты вообще Мамонту видел? Она если не авторитетом, то грудью его задавит.

- Значит научиться надо, говорить нет ему, - прорычал он.

- Ага, видел я, как ты своей жене нет говоришь, - усмехнулся я.

- Госпоже Клирии словно нет ты говоришь, - ответил надувшийся орк. – К тебе в комнату заселилась она, и молчишь ты.

- Нет, естественно, я чо, дурак? Я промолчу лучше, но сделаю по-своему.

- Не думаю, что она этого не понимает, - вставила свои пять копеек скрытница.

- Не умничай. Главное дипломатия.

- Но госпожа Клирия тогда одержала в ней сокрушительную победу над вами, - заметила другая скрытница.

- Я согласился жить с ней, так как у неё мой ребёнок. Не более.

- Это тоже дипломатия, - тихо сказал Юсуф. – Она надавила на вас ребёнком. И вы поддались. Для неё вы проявили слабость. Теперь она будет тыкать вам ребёнком.

- Это ты по себе судишь?

- По Мамонте судит он, - прорычал Ухтунг. – Ему только не грудью она, а сиськами в лицо тычет.

Ну да, у Мамонты очень знатные дойки. А после ребёнка в них вообще утонуть можно, наверное. Юсуфу, если учитывать, какой он щуплый, там реально халява. Хоть купайся в них. С Мамонтой ему даже подушка не нужна, на одну ляг, другой укройся. К тому же я видел, как Мамонта помогала с кормлением другим девушкам постоянно, заменяя то одну на дежурстве, то другую. Теперь она может кормить и своего мужа при необходимости.

- И всё же она привязала вас к себе ребёнком, - настойчиво сказала скрытница.

- Она обошла вас по флангу и ударила в тыл, - кивнула другая. – Если она воспользовалась ребёнком, то у неё или не оставалось возможности завладеть вами, или она пошла с козырей.

- Она вообще не знала, что беременна, - заметил я.

- Тогда для неё это было подарком небес, - ответила скрытница. – Но дети, это прекрасно.

- А тебе откуда знать? – спросил я.

- Она на третьем месяце, - подсказала мне другая.

Я удивлённо покосился на неё. Серьёзно?! Блять, серьёзно?! Она беременна?! Я же попросил таких не брать в пати! Вообще на это задание таких не брать! Они мало того, что беременны, таких я стараюсь держать подальше от опасности. Так у них ещё и психи могут происходить, что пиздец как нужно нам на задании. Так, Элизи, швабра ты вредная, ты какого её в группу вписала?

Кажется, моё настроение уловили все. Ухтунг нахмурился, Юсуф стал ещё тише, скрытница одна как бы отодвинулась от подруги невзначай. А та испуганно глазами хлоп-хлоп, типа что-то не так?

Всё не так.

- Я… что-то случилось… господин? – очень неуверенно спросила она.

- Ты беременна? – спросил в лоб я.

- Я… эм… да?

- Это ты у меня спрашиваешь?!

- Нет, в смысле… я беременна, - скороговоркой ответила она, как будто боясь заставлять меня ждать ответа.

Понятно… Я Клирию нехотя брал, просто потому что она мозг и её будут охранять. Как от врагов, так и от её собственных психов, хотя она заверила, что будет держать себя в руках. А тут у меня под боком оказывается овуляшка спряталась. Это прямо блять подстава подстав.

- Так, ладно, понятно, - вздохнул я. – Надо будет поговорить с Клирией насчёт тебя.

- Но я же ничего не сделала!

- Сделала, ты беременна.

- Но я могу быть полезна!

- Будешь полезна. И вообще, ты так говоришь, будто тебя я топить в сортире собрался! – возмутился я. – Молчи и топай. Ещё мне истерики не хватало на улице.

Мы прошли ещё несколько таких тёмных улочек, похожих чем-то на внутренние дворы моей страны, где серо, темно и всё закрыто со всех сторон домами, прежде чем вышли на более оживлённую улицу. Здесь пусть и был так же спальный район, однако людей ходило в разы больше. Да и пошире, и посветлее было, чего уж там. Отсюда до нашей временной базы было рукой подать, всего пройти несколько домов и…

- Вот он, - тихо, едва слышно пробормотал Юсуф. Блин, он такой ОЯШ на вид, что я не удивлюсь, если большую часть времени проводит зажатый Мамонтой в сиськи. Для неё он, наверное, вообще как игрушка, хотя уровень вроде как должен быть одинаковым.

Перед нами стоял типичнейший дом готического стиля, который никак не выделялся из остальных. Резные фигуры, карнизы, эти острые вытянутые формы, высокие окна.

- Он значит… окей, веди.

Юсуф довольно уверенно свернул с улицы к… подъезду. Блин, серьёзно? Подъезд? Сто лет бы их не видывал, будь моя воля. А когда мы туда попали, так вообще всё настроение испортилось. Больно он напоминал старые высокие подъезды в сталинках. Темнее, более внушительно и красиво, однако пугающее сходство было видно сразу.

Там мы поднялись на третий, самый высокий этаж этого дома, где постучались в одну-единственную квартиру. Предположу, что размеры там соответствующие.

Открыла нам уже знакомая скрытница, что уже участвовала в разборках в городе Анчутки. Зира, если правильно помню. Её волосы уже были куда длиннее, чем при прошлой нашей встрече. Помню, как в городе Анчутки её спасал – тогда обнаружил девушку привязанной к столу с огромными дилдаками во всех дырах, куда можно что-то засунуть.

- Добрый день господин, - она бросила взгляд на скрытницу, стоящую с виноватым лицом. – Мы вас ждали, ваша команда последняя.

- Привет, Зира, - кивнул я и тут же вошёл внутрь.

Это была самая обычная квартира века этак семнадцатого-восемнадцатого, когда вроде ещё и по-царски всё выглядело, но при этом уже потихоньку переходило в модерн. О как загнул! Просто описать не знаю как, если честно. Резная лакированная мебель, красивые шкафы с завитушками, какие-то заупокойные тканевые обои, сероватые занавески… Интересно, прошлый хозяин покончил жизнь самоубийством?

Комнат было немного, всего семь. И в самой большой, где стоял стол, я встретил Клирию, Констанцию и Винни-блять.

- Всем привет, можете не здороваться, что я пропустил? – на одном дыхании выговорил я. – Кого грохаем режем пытаем убиваем?

- Никого, - мрачно ответила Мамонта. – Мы пока не нашли точное месторасположение вражеской разведки.

- У тебя две недели было! – возмутился я.

- Так пойди и сам поищи, – огрызнулась она.

- Я тебе лучше пендаля дам, - ответил я. – Ясно, никаких прямых наводок нет. Тогда может зацепки какие-либо имеются?

- Имеются, - кивнула Клирия. – По нашим данным, мой господин, что мы смогли собрать воедино, зачастую король, как в принципе и разведка Фракции Дня и Ночи пользуются услугами группировки Ану́са.

- Опять анусы, - вздохнул я. Прошлая наша встреча закончилась с ними не то чтобы печально, но не совсем приятно.

- Ану́сы, - поправила меня фемка.

- Да всем насрать. Чо они тут делают?

- Они везде, - ответила обиженно она. – Их преступная сеть во многих городах, и они между собой связаны, потому за определённую плату могут предоставить кое-какие услуги, например, по внедрению. Или связи.

- И чего ты их не прижмёшь?

- Мы не трогаем их, так как они полезны. Это часть игры, - ответила Констанция.

- Значит игра заканчивается. Я навещу их.

- Ты не…

- Могу, - не дал я закончить ей. – Гарантирую, что никто не узнает, кто и зачем пришёл, я об этом позабочусь. Мне просто нужно знать, где их искать.

- Всем и так станет ясно, кто к этому руку приложил, - недовольно ответила фемка. – Это будет происходить в нашем городе.

- Всё равно от них толку уже не будет. Так что можно начать их чистить, - пожал я плечами. – Ставлю всё своё золото, что в конфликте они примкнут к сильнейшим на их взгляд. К королю.

- С чего такая версия? – спросил Винни-блять.

- С того, что они трусы и будут как собаки бежать к сильнейшим.

Эффект гопников – они нападают на жертву и гнобят её, бьют и издеваются. Побежишь в полицию, начнут чмырить или отпиздят, типа не по-пацански. Но если ты этим троим пробьёшь пизды по самые гланды, то они первыми же побегут в полицию катать заяву, забыв, что это не по-пацански. И будут потом плакать, тыкая в тебя пальцем, что типа ты такой плохой.

Здесь то же самое. Сейчас анусы против власти, но как что – побегут лизать ей ноги, лишь бы выжить. Не могу осуждать их, каждый выживает как может, но для них теперь это сыграло плохую шутку.

Они в любом случае будут против нас, как ты не крути, так как, по их мнению, мы слабее, и они как псины прибьются сразу к сильному. Да, они будут нам мешать во время войны, так эти суки пустили корни везде, однако они что так, что так будут мешать. Потому разницы, дадим мы им пососать сейчас или потом, уже не играет роли. Даже лучше сейчас, когда у нас врагов не так много.

И проблемы Констанции с Эви в том, что они этого не понимают. Не понимают, что время изменилось, что теперь новые правила, под которые нужно подстраиваться. Как будто живут в своём маленьком мирке, огороженные от остального мира и не ведающие, что происходит за порогом.

Проблема вообще всех людей, которые мне здесь встречаются, в том, что они словно не понимают, что происходит. Это… какое-то отрицание реальности что ли. Страх или нежелание принять то, что мир вокруг стал другим и к нему надо приспосабливаться.

Словно сказочный мир, который всячески отвергает суровую, несвойственную ему реальность.

Глава 342

Я получил наводку.

Да, пришлось воспользоваться приказом, чтобы заставить упёртую дуру рассказать мне всё, что нужно, однако я получил информацию, которую хотел.

Вряд ли она понимала, насколько это важно. А если и понимала, то её закостенелое мышление, выросшее на чести, правилах игры и прочей мути просто не позволяли ей действовать иначе. Я её даже понимал: она была рыцарем, её удел был спасать народ и вести за собой честных и доблестных солдат, а не зачищать трущобы, подставлять людей и убивать в спину.

Однако, к сожалению, легче от этого не становится. Потому здесь на сцену выхожу я. Мне плевать на это, я привык действовать подло и больно, мораль для меня существует только тогда, когда она играет мне на руку. И что там говорят про правила и прочий бред… пф-ф-ф… подайте мне меч и револьвер, я решу эту проблему.

Что, кстати говоря, я и собираюсь сейчас делать – решать проблему.

Мы шли через узкие улочки готического города под взглядом всевозможных вырезанных на карнизах и стенах рож, которые словно были живыми, и горгулий, что сидели на краю крыш. Хотя меня больше пугали не самые горгульи, а то, как они на краях стоят. Вот такая дура не дай бог случайно упадёт на тебя…

Компанию в опасную ходку мне составили Винни-блять, Ухтунг и Юсуф. Двое являются неплохими танками, которые смогут сдержать удар при необходимости, а третий - наши глаза и уши. Я же выступаю в роли дамагера. А больше людей тащить за собой я не видел смысла. Слишком много людей привлечёт слишком много внимания, особенно ночью.

Мы крались среди старых готических зданий вдоль стен, стараясь не попадать под свет луны, который пробивался между зданиями и освещал зачастую только середину улицы. Изредка нам попадались либо стражники с факелами, которые вальяжно прогуливались по улицам, либо куда-то спешащие люди, напряжённо поглядывающие по сторонам. Какие-то были обычными жителями, спешащими домой, какие-то были тёмными дельцами.

Но мне было плевать на них. Меня интересовало только определённое место и определённые личности.

Мы вышли из этого района в другой, что находился в низине. Здесь, судя по всему, протекала река, которая теперь была буквально обстроена со всех сторон и выглядела как какая-то канализационная речка, проходящая по каналу. Вдоль неё мы прошли вплоть до места, где она уходила прямо под здание в арку и становилась уже подземной говнотечкой. Уже под землёй вдоль канала мы шли дальше.

Над нами аркой шёл каменный потолок, с которого капало. Стенки обросли плесенью, а по бокам, где шли мы, бегали крысы. Напоминало это канализации из фильмов про каких-нибудь мегаполисы. Всё глубже и глубже под город, под дома, где солнце никогда не светит…

Блин, как пафосно звучит! Мне даже нравится!

Правда воняет очень ужасно, хоть нос зажимай.

В голову сразу невольно лезли неприятные воспоминания моих прошлых прогулок по канализации, когда меня чуть не сожрали твари, похожие на Марио. Остаётся надеяться, что здесь их убивают хотя бы.

Мы дошли до места, где вода проваливалась вниз в бездонную дыру, оглушительно ревя. Предположу, что туда же сбрасывают и трупы в случае необходимости.

- Далеко лететь, - пробормотал Винни-блять, пинком отправив вниз крысу. Та, визжа и изворачиваясь, практически сразу скрылась в темноте.

- Теперь для нас не секрет, где будут наши могилы, если мы облажаемся, - сказал я оглянувшись.

Это было куполообразное помещение из-за того, что адская дыра была практически идеально круглой. По её краю без ограды шла вымощенная тропинка. Сюда же выходило несколько старых деревянных, обитых по краям железом дверей, которые поблёскивали влажной поверхностью в свете нескольких факелов. Две из них были покрыты плесенью и давно проржавели до хрустящей бурой корочки. А вот третья выглядела очень даже ничего для этого места. Сразу видно, что пользуется популярностью у местных.

- Не будут, - прорычал Ухтунг. – Разделаем их мы. Уровень выше наш.

- Ага, если только гости к ним с подмогой не прибудут, - кивнул я. – Проблема как раз-таки в том, что они могут быть и не одни.

- Нам туда, - тихо кивнул на дверь Юсуф. – Там вход.

- Да уж заметили, - ответил я. - Она единственная в нормальном состоянии. Откроешь?

Тот молча кивнул, лёгким шагом приблизился к двери, сел на корточки и буквально через пару секунд махнул рукой.

Это было быстро…

Хотя чего взять с него, опыт есть, уже бывалый. Вообще, я подумывал взять кого-то ещё, однако эти были самыми опытными и плюс ко всему я их уже знал. Конечно, Элизи уже покупала новых наёмников высокого уровня, однако я был с ними не знаком, работать вместе не приходилось, да и вводить в курс дела было некогда. А помимо них мы ещё нанимали и обычных солдат, что были невысокого среднестатистического уровня для массовки.

Короче, народ был, но доверенных для подобных заданий маловато.

Юсуф взмахом руки подозвал нас, после чего несколькими взмахами сказал: за дверью вроде никого нет.

Вроде. Это самое опасное в любой операции, слово «вроде».

Встав в линию, мы запустили первым самого тихого – Юсуфа. Тот скользнул тенью за дверь и уже через пару секунд махнул рукой, зовя за собой. И стоило мне переступить порог и попасть в коридор, где стояли старые бочки, сундуки и коробки у стен, покрытые пылью и паутиной, как в нос ударил уже знакомый запах.

Запах крови. И не только крови. Здесь витал едва заметный сладковатый аромат, известный многим патологоанатомам.

Мы прокрались чуть дальше и попали в прямоугольную комнату. Я уже знал, что здесь увижу, потому для меня подобное сюрпризом не было.

Трупы. Небольшие горки трупов. Здесь были тела, как голые, так и одетые, скинутые в кучу вдоль стен. Некоторые лежали, словно шпалы, пластами. Большинство из трупов были мужчинами и женщинами средних лет, хотя попадались и молодые парни с девушками. И даже несколько детей. Ответ на вопрос, что здесь делали трупы, был на самих телах. Одного беглого взгляда было достаточно, чтоб заметить недостающие части тел у трупов.

- Они пускают тела на мясо? – нахмурился Винни-блять.

- Судя по всему, - подошёл я к куче, рассматривая её. - Скорее всего, убивают их за что-то и хранят тела здесь. Если вдруг понадобится мясо, тогда уже срезают с них. Если не понадобятся, то избавляются от трупов, как появляется душок. Здесь, кстати, прохладно.

Для меня каннибализм не был сюрпризом. Я уже встречался с подобным. Куда больше меня удивило, что я встретил его здесь, в городе Эви, где по идее проблем с пропитанием быть не должно было.

Следовательно, им было плевать вообще на всё. Главное бабки. Даже продавать мертвечину; если это приносит копейку, они будут заниматься этим. Конченые отморозки, судя по всему. Просто даже у бандитов есть какие-то рамки. А тут вообще без разбору. Даже дети есть.

- Не жалко будет удавить, - прорычал Ухтунг. - Плевать на людей мне. Но понимаю я, что это пиздец.

- Не то слово, - оглянулся Винни-блять. – Ладно война. Здесь центр цивилизации, голода и за километр не видно. Но они промышляют этим. Должна быть граница.

- О том же я, - кивнул орк. – Нет нужды, но занимаются этим они. Занимаются ради лишней копейки, которая не сыграет роли для них. Как богач, что готов за пол меди убить ребёнка. Тоже ел людей в голод я. Но без необходимости делать это уже ни в какие ворота.

Да уж. Нет, я согласен с ними. Одно дело голод или война, когда хочется жить. Какая разница, человек или животное, если это можно съесть, верно? Там речь идёт о том, выживешь ты или нет. И мёртвым уже всё равно, а вот тебе нет.

И я ещё могу понять, если в мирное время ты ешь человеческое мясо, когда оно часть самого тебя, или если тебе это мясо продал добровольно его же хозяин. Я имею в виду, не криминальное, срезанное с трупов, а на добровольном согласии. Ведь это просто мясо, а особое значение придают ему люди, типа нельзя есть человека. Хотя чего в этом такого? Ну съел ты человеческое мясо, ну и что? Большинство даже не поймёт по вкусу, чьё оно. Почему-то убийство не считается таким страшным, как каннибализм, хотя там ты отнимаешь жизнь, а тут просто ешь мясо.

Но другое дело – сейчас. Они просто ради нескольких лишних монет готовы убить любого и продать его на фарш, словно скот. Я не против поедания мяса, я против убийства ради него.

Копейка рубль бережёт, но надо знать границу.

Ну или мы покажем её.

В этот момент Юсуф резко посмотрел в сторону второго прохода из этой комнаты и знаком показал, что оттуда идут.

Понятненько…

Мы практически сразу же ринулись к стенам, прижавшись к ним и затаившись. Буквально через несколько секунд послышались шаги, а ещё через пол минуты появился такой классический мясник в фартуке, забрызганный кровью. Он прошёл мимо нас, даже не заметив, хотя для этого ему стоило просто повернуть голову на его жирной шее.

Но он этого не сделал.

- Гардер! Какое из тел? – крикнул он не оборачиваясь. – Та, что в жёлтой юбке или голая?

- Та, что моложе! – раздался далёкий ответ из коридора.

- Та, что моложе… - пробормотал он недовольно и ногой перевернул первое же тело. Как оказалось, удачно. – Отлично, с первого…

- Отлично, с первого раза, - закончил я за него, выдёргивая кинжал из его шеи. Одним ударом перебил ему полностью позвоночник. – Как миссию начнёшь, так её и проведёшь.

- Ни разу не слышал эту поговорку, - пробормотал Винни-блять.

- Я её только что придумал, - ответил я, обшаривая карманы. Через пару секунд выудил связку ключей и кинул её Юсуфу. – Лови!

Тот молниеносным рывком руки заграбастал связку прямо в воздухе; я едва успел заметить его движения.

- Не совсем понял я, кого ищем и убиваем кого, - сказал Ухтунг за моей спиной, оглядывая трупы. – Кого-то конкретного иль всех убиваем мы?

- Убиваем всех подряд, кто из этих анусов. А ищем их главаря. Для него у нас будет особый разговор с пристрастием, - ответил я.

- Проблемы заработаем, - сказал Винни-блять.

- Я главная проблема всех в округе. Это они меня заработают, если будут сильно сопротивляться. Но помимо всего прочего мы должны быть настороже, так как помимо разведчиков Дня и ублюдков из ануса здесь могут обитать не самые приятные личности, с которыми я бы предпочёл не встречаться.

- Кто? – тихо спросил Юсуф.

- Узнаете, если нам не повезёт с ними встретиться в этой катке, - ответил я вздыхая.

Очень надеюсь, что мы ни с кем из них не пересечёмся, и эти хранители будут лишь наблюдателями, которые не рискнут встрять в конфликт. Пока они будут просто подталкивать в нашу сторону врагов, я смогу разобраться с любым тем или иным способом. Мой уровень может позволить потягаться даже с сотыми лвлами.

Однако если выступят они, то тогда будут реальные проблемы. Даже если предположить, что каждый из них сотый, то семерых человек будет вполне достаточно, чтоб вычистить от живых наше поместье снизу доверху. А мне кажется, что там далеко не сотый уровень.

После склада трупов мы медленно двинулись дальше по коридору, пока не вышли к ещё одной комнате. Это, как я понял, была разделочная.

Здесь стоял не самый приятный запах мяса. Его тяжело описать – вроде так пахнет мясо, но при этом отдаёт душком свежатины, причём не совсем привычной. Помимо этого, в одном из углов кучей валялась содранная кожа людей, причём разных полов, судя по тому, что я отсюда вижу. Плюс несколько больших корзин для белья, где лежали отрубленные головы. Деревянные столы были завалены мясом и почти разделанными телами. Если бы не части тел, характерные только для людей, я бы в жизни бы не догадался, что это человечина.

Ко всему прочему весь пол здесь был залит кровью и кишками, которые неприятно чавкали под ногами.

Да у них тут целое производство!

От этого всего меня аж кушать потянуло почему-то.

Около одного из этих столов стоял такой крупный мясник и тесаком как раз разделывал чью-то конечность, сильными и меткими ударами отсекая куски мяса от кости.

Даже не сильно скрываясь, я спокойно подошёл к нему со спины, захватив с одного из столов добротный мясницкий тесак. Такой добротный тяжёлый тесак, который так и просился в руки. Ну а кто я такой, чтоб отказывать тесаку?

Мясник, наверное, даже испугаться не успел – возможно благодаря интуиции в последнюю секунду он резко обернулся и тут же получил в голову тесак, который вошёл ему в череп по самую переносицу. Его глаза забавно скрестились на этом тесаке, и он осел на залитый кровью и кишками пол. А я едва успел увернуться от струи крови, которая ударила из его черепа.

- Так, вот и разделочные столы, как погляжу, - оглянулся я. – Да тут у них прямо на поток всё поставлено. Мне даже интересно, кого они пускают на мясо? Рабов?

- Или бездомных, - тихо сказал Юсуф, слегка морщась от вида всего этого.

- Хороший способ избавиться от бездомных, - кивнул я. – Хотя судя по одеждам, тут и простые граждане не редкость.

- Тогда, скорее всего, должники, - сказал Винни-блять.

После этого я ещё раз обошёл всё это место в поисках чего-нибудь интересного, но кроме кишок, мяса и частей тел ничего не нашёл. Это место было просто как мясокомбинат.

И после этого мне говорят про какой-то компромисс? Серьёзно? Закрывать глаза на такое? Я понимаю всякое, но должна быть граница таким вещам, иначе даже животное будет в сто раз лучше человека. Так, стоп, животные и так в сто раз лучше человека! Чот я прямо оскорбляю их такими словами. Я не против тёмного бизнеса, однако всё же должны быть кое-какие правила, которые различают человека и тварей.

- Как бы то ни было, идёмте дальше. Подозреваю, что это ещё не конец.

Конечно не конец. Если у них тут целое производство, то скорее всего всё идёт конвейером. А так как конвейерной ленты здесь нет, значит носят сами через коридоры руками. И мы сейчас следуем по этому пути, рискуя побывать на всех этапах производства, как бы нам этого не хотелось.

Пройдя по коридору, мы попали в ещё одно помещение, которое, скорее всего, являлось чем-то типа последнего этапа производства – здесь это мясо пускали на фарш, делали из него колбасу, вялили, коптили, жарили и так далее. Вдоль стен на крюках висели целые шмотья, хотя несколько раз попадались почему-то и целые разделанные тела, висящие, словно туши животных.

И здесь же работало шесть человек, которые носились с подносами, крутили мясорубку и раскладывали мясо. Что интересно, трое были девушками. Я очень сомневаюсь, что они не знали, что делают, учитывая, что разделанная туша сейчас висит прямо перед ними, и не узнать в ней человеческую невозможно.

Я внимательно окинул взглядом помещение и кивнул на такого низенького худощавого чувака, который ходил и всем что-то говорил. Главный, как я понимаю. Значит остальные и не нужны.

- Так, всех под нож, а вон того, - кивнул я на дрыщавого, - на допрос. Будем выяснять, как можно найти главного и где их база.

К сожалению, Констанция не знала точного расположения базы. Единственное, что ей было известно из всего, так это вход, который находился в канализационном коллекторе. А не знала она, где находится их логово потому, что ни разу не пыталась его найти. Как сказала, играла по правилам. Хотя захоти Констанция это сделать, я просто уверен, что с её ресурсами проблем бы для подобного не возникло. За двое суток она вполне смогла бы зачистить весь город.

Однако сейчас, к сожалению, сделать это, не привлекая внимания как Эви, так и Фракции Дня было невозможно. У нас же таких ресурсов сделать всё не было, зато были действенные способы развязать язык. Да и глупо отрицать, что в тот момент анусы были даже полезны. Однако времена меняются, и кто-то становится пережитком прошлого. А кому-то только предстоит им стать.

В любом случае, мне было очень интересно узнать одну вещь – знай Констанция, что они здесь делают, смогла бы она и дальше играть по правилам, игнорируя подобное, или же зачистила бы всё здесь нахуй?

Хотя… я не хочу знать ответ. Не хочу окончательно терять веру в добро и человечество.

Глава 343

Проблем в этом отделе мясокомбината вообще не возникло. От слова совсем.

Юсуф вооружился двумя метательными ножами по каждому в руку и метнул их в двух женщин в то время, как Ухтунг и Винни-блять ринулись, подобно спринтерам к двум мужикам. Я же метнул кинжал в последнюю девушку, что стояла ближе всех к нам.

Всего доли секунды, и женщины начали оседать. Одна хваталась за шею, её ноги медленно подкосились, и она осела на пол, заливая всё фонтаном крови изо рта и шеи. Другая цеплялась за стол и пыталась устоять на ногах, но всё равно сползала вниз, пока наконец силы не покинули её. Третью убило сразу, она секунду стояла неподвижно, после чего упала лицом прямо в кастрюлю с кипятком, перевернула её и вылила на себя, рухнув на пол.

Мужики тоже ничего не успели сделать. Одного Ухтунг одним ударом перерубил пополам в районе груди, отчего верхнюю часть того аж отбросило в сторону, а нижняя превратилась в жуткий кровавый фонтан, который на секунду ударил струёй крови в воздух. После этого она простояла секунду-другую, потом упала на колени, а после просто свалилась на пол.

Ну тут и не велика была работа, чувак был худым, разрубить его было легко.

Второго Винни-блять убил, просто одним ударом вогнав такой большой охотничий кинжал по самую рукоять прямо в лоб неудачнику. Выдернул, оттолкнул тело и взмахнул им, смахивая кровь.

Вот и всё.

Шестой, который был самым главным, с ужасом смотрел на всё это, но даже и заикнуться не успел, поражённый такой стремительно развивающейся не в его пользу картиной. А через пару секунд ему уже заломали руки за спину и подтащили ко мне.

- ВЫ НЕ ЗНАЕТЕ…

Я прервал его крики ударом в зубы, выбив чуть ли не половину. Блин, ну это уже достало, серьёзно, никакой фантазии! Каждый раз одно и то же: вы не знаете, с кем связались. Кто хотя бы смекалку проявил, я даже не знаю. А то что ни хуй, то кричать начинает одно и то же.

- В мясорубку его руку, - вздохнул я. – Заставим его проявить немножко фантазии.

Вот я, например, подхожу творчески ко всему. Не стал отрезать что-либо ему или избивать, сразу воспользовался мясорубкой. А они? Ну ведь даже неинтересно с такими людьми разговаривать! И ладно бы сразу всё рассказал мне, но нет, выёбываются.

Ухтунгу и Винни-блять не составило труда запихнуть его руку в такую огромную мясорубку, куда бы мог он поместиться весь. А я встал на подобие беговой дорожки, которая приводила в движения зубчатые диски внутри. Подобную мясорубку я видел и в нашем мире, только там они мусор перемалывали.

Пришлось немного поднапрячься, чтоб привести её в действие, однако это было не так уж и сложно. Ради других людей я всегда был готов стараться. Особенно ради такого чудесного человека, который заведует этим мясокомбинатом и обеспечивает людей фаршем.

Начальник цеха сопротивлялся, кусался и кричал, однако куда ему, хлипкому говнюку, было против двоих семидесятников. Тут даже я бы не справился, схвати они меня вот так. Потому его рука оказалась очень скоро между дисков мясорубки. Я даже хруста костей его не слышал, всё заглушил сначала оглушительный крик, а потом мычание, когда ему заткнули пасть. А ведь отфаршировали его руку мы только по локоть!

- Итак, - спрыгнул я с дорожки. – Давай ещё раз, а то наше начало получилось каким-то скомканным, ты не находишь?

Он закивал головой, весь в собственных соплях и крови.

- Значит так, мне всего лишь надо узнать, где находится база анусов и их босс в этом городе. Ты же окажешь мне такую маленькую услугу и расскажешь это, верно? Или тебе вторая рука мешает?

И он рассказал. Не совсем то, что я хотел знать, но всё равно ещё одна наводка была лучше, чем никакой. Теперь мы знали, в какой части города и в каком здании может находиться база анусов. Однако, как туда попасть, пароли, явки, количество людей, чем промышляют и прочие мелочи, что смогли бы нас подготовить к неприятной встрече, увы, он не знал. Это несколько всё осложняло.

Что касается этого места, то здесь просто избавлялись от тел, разбирались с должниками, родными должников и просто производили мясо, иногда похищая людей или рабов. На верхнем этаже было ещё человек десять из банды, которые работали на кухне. Как оказалось, это место было чем-то типа столовой.

Вот тебе и на, придёшь покушать, а тебе такое подают.

Я вздохнул и глянул на этого кадра, что был главным здесь. Естественно, что оставлять его в живых было нельзя. Достаточно было того, что внизу помимо взрослых я видел и детей. И учитывая тяжесть его деяний и того, чем он руководил, вся ответственность плавно сходит на его несчастную жопу. И я не собирался мелочиться в выборе казни для такого уёбка.

- Ладно, в мясорубку его, - кивнул я на машину, а сам встал на дорожку.

- СТОЙ! – закричал визгливым голосом чувак, упираясь ногами, когда его потащили Ухтунг и Винни-блять. – СТОЙ! НЕ НАДО! НЕТ! ПОЖАЛУЙСТА! Я ЖЕ СКАЗАЛ ВСЁ, ЧТО ЗНАЛ!

Его испуганный и трусливый визг, схожий на поросячий, резанул слух и не вызвал ничего кроме желания затолкать его поскорее в мясорубку.

- И что? – спросил я скучающим голосом.

- У… У МЕНЯ ДЕТИ! Я ДЕЛАЛ ЭТО РАДИ НИХ! ЧТОБ ПРОКОРМИТЬ! (стесняюсь спросить, чем именно) ПРОШУ, РАДИ МОИХ ДЕТЕЙ, СМИЛОСТИВИТЕСЬ! КАК ЖЕ ОНИ БЕЗ МЕНЯ?! Я БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ БУДУ ЗАНИМАТЬСЯ ЭТИМ! Я УЕДУ ИЗ ГОРОДА! СКРОЮСЬ И МЕНЯ БОЛЬШЕ НИКТО НЕ УВИДИТ!

- О! Какая удача! – улыбнулся я ему мягко. – Ты не поверишь, но я тоже скоро отцом стану! И чувак, тебя и так никто больше не увидит. Я тебе в этом безвозмездно помогу. Парни, закидывайте его.

Под истошные визги, я напрягся и побежал по дорожке, держась за специальную ручку. Пошло немного туго сначала, но для моих стат это не стало проблемой. А Ухтунг и Винни-блять, держа чувака за руки, медленно запихивали его в мясорубку ногами вперёд, чтоб продлить его удовольствие. Под весёлые истошные крики, чавкающие, хрустящие и рвущиеся звуки я работал ногами, пока всё не стихло, а из мясорубки не остались торчать одни руки. Я ещё немного потом поработал ногами, пока и они не скрылись из виду, а звук окончательно не пропал, после чего спрыгнул с дорожки.

- Итак, раз уж мы здесь несём мстю всем незаконопослушным гражданам этого графства, предлагаю подняться наверх и зачистить оставшихся десятерых человек.

- А что здесь? – тихо спросил Юсуф, кивнув на трупы.

- Оставим так. Я не сильно представляю, что нам с ними делать, потому пусть валяются здесь. Кто зайдёт, пусть порадуется тому, чем питались другие на протяжении всего этого времени.

Вообще, по-хорошему, я ещё подумывал сжечь здесь всё, но решил отказаться от столь радикальной идеи, так как мы лишь привлечём внимание остальных к этому месту. И неровен час, как Эви может заинтересоваться, а с чего вдруг горят здания анусов. Я сомневаюсь в том, что она не догадается копнуть поглубже. А там уже и неизвестно, что Эви найдёт.

Поднявшись выше, нас, к сожалению, не ждало ничего интересного. Те десять человек, что должны были по идее сторожить эту столовую, были пьяны в стельку и валялись кто где: одни под столом пьяные, другие на столе, третьи на стуле.

Вообще было логично подобное поведение, так как место не создавало ощущения, что сюда будет ходить какая-нибудь знать или богатые люди. Скорее те, кого можно отнести к нижней части среднего класса и нищим. А тем вряд ли будет важно, почему здесь мочой и пивом по утрам воняет. А так как сейчас ещё была и ночь, то, когда нет посетителей, сам бог велел нажраться в щи.

Что они и сделали.

Ну что ж, нам фраги халявные тогда, грех жаловаться.

- Серьёзно? - пробормотал я, глядя на здание перед собой. Такое большое красивое, тянущееся каждым шпилем, каждой аркой и уступом вверх здание, похожее на собор из тёмного камня. В свете луны оно было величественным и жутким.

Это было точно то место, куда нам нужно. Я просто уверен, так как улица совпала, и описание здания было довольно точным. Например, вон те каменные фигуры, которые сразу обращали на себя внимание.

В моём мире обычно изображали голых женщин в таких местах. Всё, потому что их тела гладки, красивы, навевают мысли о прекрасном. Мягкие формы, контуры, полные изящества, изгибы, показывающие лёгкость женской фигуры и одновременно, её стойкость. Иногда их изображали вместе с мужчиной, который дополнял собой картину, или вместе с другой женщиной. Это были действительно произведения искусства, на которые можно смотреть вечно.

Чего я не могу сказать о двух больших выбитых из камня мужиках, что сражались на хуях, словно на мечах, скрестив их, подобно клинкам.

КАК БЛЯТЬ!? НАХУЯ?!

Пиздец приехали.

Нет, кто мне объяснит, нахуя такое изображать?! О чём вы блять думали, когда вырезали эти фигуры двух перекачанных мужиков, сражающихся на хуях, и ставили на крышу здания?! Причём это не просто на здание, а на дом оперы, театра и балета! Вы блять серьёзно?!

Не, ну заебись же, два мужика сражаются на хуях над входом в большой театр. То, что нужно. Я уверен, что архитектор именно так и думал, когда создавал сие творение.

Теперь я даже боюсь предположить, какой там театр и балет показывают. Тоже голые мужики с хуями? Нет, это… это… Пиздец, моё чувство прекрасного только что треснуло пополам и сыпется на пол песком. Я лучше буду смотреть на голую Клирию, чем на это, та хотя бы жопу классную имеет.

- Может снаружи подождём? – пробормотал Винни-блять, глядя на это. – Мне-то плевать, но слегка западло под таким проходить.

Так тебе плевать или западло?

- Ага, подождём рассвета, - хмыкнул я. – Мы и не через главный полезем. Вон, там окно есть на втором слева, проберёмся через него.

Оставалось надеяться, что мы лезем в правильное здание и нас не наебали. Уж слишком оно выглядит не по-бандитски. Я ожидал увидеть бордель, игровой клуб или какой-нибудь ринг, если честно. И кто там босс? Профессор кафедры музыкального искусства в очках и с пучком седых волос? Мне даже неловко будет его пытать, если честно.

Мы так же, как и раньше, прокрались к зданию и полезли наверх.

Здесь был как плюс, так и минус: из-за архитектуры лезть наверх было очень удобно. Даже Ухтунг с этим справился. Однако как раз-таки из-за архитектуры здесь было высоко. Не дай бог сорвёшься, стата только и спасёт, но не от переломов.

Добравшись до окна, мы затихли, позволяя Юсуфу прислушаться и понять, есть ли кто поблизости. Наверное, очень странно это смотрится со стороны, три мужика и орк на стене театра, ну да ладно.

После минуты Юсуф быстрым движением локтя разбил стекло, просунул руку и открыл щеколду, толкнул створку и нырнул в окно. Тишина, которая продлилась после этого, показалась мне вечной, хотя вряд ли прошло больше минуты, пока Юсуф вслушивался, не придёт ли кто на шум. Но вот его рука махнула нам из окна, и мы по очереди стали запрыгивать внутрь.

Это было что-то типа библиотеки или архива. Целые ряды невысоких стеллажей уходили в темноту в низкой, но при этом длинной комнате.

- И запомните, ни слова про шпионов.

Ну, пока я не заговорю сам о них.

Гуськом и дружной цепочкой мы выдвинулись из этого архива, выйдя в коридор. Там по каменным коридорам прошли до лестницы, спустились вниз и попали в ещё один коридор, что уходил в разные стороны. И никого.

- Надеюсь, он нас не обманул, - прорычал тихо Ухтунг.

- Сейчас и проверим. Юсуф, нам, скорее всего, надо двигаться в сторону центра этого театра. Куда-нибудь в сторону сцены, где обычно есть склады и прочие помещения. Ну, мне так кажется.

Тот кивнул и рукой указал на левый коридор, после чего мы вновь начали красться. Буквально минута и этот коридор вывел нас к огромному залу с сидениями. Это был наиклассический театр, где рядами шли сидения, плавно уходя вниз к сцене. Плюс балконы сверху и VIP-ложи ближе к сцене. Всё в красно-золотых тонах, чтоб показать богатость этого места. Я даже не удивлюсь, если сама Эви иногда сюда захаживает.

- Пусто, - пробормотал Винни-блять. – Никого нет.

- Есть, - точно так же тихо ответил Юсуф. – Со стороны сцены слышны голоса.

- Нихера не слышу, - проворчал Ухтунг.

- Но это не значит, что их нет, - ответил я и обратился к Юсуфу. – Как много, можешь сказать?

- Человек… пять-десять примерно. Надо подойти поближе.

Точно так же, гуськом, оглядываясь по сторонам, мы прошли между стеной и сидениями по краю зала до самой сцены. Внимательно оглянулись по сторонам и по одному очень быстро начали запрыгивать на неё и тут же уходить в сторону за кулисы. Первым, по обычаю, зашёл Юсуф, я же последним.

- Ну как, скажешь точнее? – спросил я шёпотом.

- Человек семь-одиннадцать, - ответил он вслушиваясь. – Точнее я сказать уже не могу.

- Плохо, - пробормотал я. – Тогда Юсуф, на тебе те, кто попытается ретироваться. Винни-бл… Винни, ты прикрываешь тыл, чтоб никто не зашёл и вступаешь в бой, если только он приобретёт опасный поворот. Ухтунг, ты влетаешь со мной.

- Думаете, они высокоуровневые? – спросил Винни-блять.

- Нет, думаю, что там могут оказаться высокоуровневые и это примет очень неприятный и, возможно, печальный для нас оборот. А теперь за дело.

Мы двинулись уже за кулисами между всякими декорациями, мешками и верёвками, вглубь пространства за сценой. Здесь было темно как в жопе негра, потому двигались мы исключительно на шаги Юсуфа, который ориентировался здесь неведомым шестым чувством.

Наконец мы дошли до двери, через которую даже я слышал голоса. Много мужских голосов, тембр которых давал мне предположить, что там кто-нибудь из рода викингов или подкачанных пузатых воинов. Короче, обычная шелупонь.

- Так, я первый, Юсуф за мной, отрезать тех, кто попытается уйти через другой выход, который наверняка там есть. Потом Ухтунг, можешь зарубаться как хочешь, только старайся не пачкаться. Винни-бл… Винни, ты прикрываешь, всё как сказал.

Не знаю, кивнули они или нет, но я выдохнул, коснулся ручки и пробормотал:

- Ну, поехали.

Не дай бог там будет кто-то из хранителей, которых я начинаю бояться.

Но стоило мне открыть дверь на распашку с видом человека, который готов туда ворваться, как я просто замер на месте.

Это была магия.

Магия охуевания.

Если мои противники хотели свернуть мой мозг в трубочку, то у них это получилось.

Передо мной стояло человек пятнадцать мужиков. Такие большие мужики, кто-то лысый, кто-то патлатый, кто-то бородатый, с волосатой или голой грудью и лицами тех, кто постоянно воюет – кровожадными, свирепыми, полными неутолимой ярости.

В розовых балетных обтягивающих платьях.

Так, куда я там зашёл?

Я под их пристальными взглядами посмотрел на табличку.

«Костюмерная».

Бля, я… я не хочу сражаться с мужиками-балеринами в обтягивающих балетных костюмах с этими мини-юбочками! У них через эту обтягивающую одежду ещё и прижатые к телу волосы видны! Фу! Какого хуя! Я пришёл убивать, на настоящий мужской махач без пощады и жалости, готовый потерять в этом бою свою жизнь. Но здесь я теряю только свой рассудок.

Я уже подумал свалить нахуй из этого дурдома, когда балерины бросились на меня. Бросились… в балетных прыжках. Словно пушинки с одного носочка на другой вытянув ножки в полёте чуть ли не на шпагат, и руки в разную сторону, держа мечи. Они двигались грациозно, быстро и легко. Так же быстро и легко, как мой рассудок укатывался вместе с поросёнком Петром на тракторе нахуй.

Я думал, что мир уже изжил себя, но как оказалось, он был ещё способен показывать мне сюрпризы и заставлять иногда ужасаться. Только вот это было не то, чему бы я хотел ужасаться, если честно.

Не банде кровожадных мужиков балерин-убийц.

Наверное, это были боевые пидорасы.

Глава 344

Единственное, что меня несказанно радовало, так это то, что боевые пидорасы оказались уровнем пониже меня, отчего с ними разобраться не составило огромного труда.

Первый же ебаный балерун, который прыгнул ко мне, вытянув носочки, лишился своей сраной ноги. Ринувшись вперёд, я взмахом меча отрубил ублюдку вытянутую нижнюю конечность, и тот приземлился уже на культю, заливая пол кровью.

Тут же перехватил меч обратным хватом и дёрнулся вперёд, вспоров живот и выпустив кишки другому, что уже поднял меч. Практически не останавливаясь, ткнул навершием меча следующего боевого пидораса в лицо, почувствовав, как трещат его кости и с ноги отправил его в полёт назад, навстречу ещё двум.

И тут же развернулся, взмахом отбивая удар. Парирую ещё один удар в сторону, бросаюсь вперёд и втыкаю меч противнику прямо в сердце.

Отталкиваю его, снимая с меча, и тут же разворачиваюсь, ударом наотмашь разрубая ещё одного любителя попрыгать как балерина с мечом руках пополам в районе живота. На пол уже падают две половинки, из которых вываливаются, словно из мешка, кишки и растекаются по полу.

Ещё двое, на которых я отопнул труп, бросаются ко мне. Возможно, сказалась прокачка, возможно - мои тренировки, но мне без проблем удаётся парировать удары. Мои движения такие быстрые, что я поспеваю за каждым взмахом, при этом не будучи на пределе своих возможностей. Только лязг металла и слышен при ударах меча о меч.

Отбил, отбил, отбил, колющий удар прямо в печень, и один из балерунов падает, хватаясь за живот. У второго не остаётся и шанса. Взмах, взмах, взмах, парирование, контратака, конец. Мой удар сносит голову, которая укатывается к стене. После этого я оборачиваюсь, отвожу удар клинком неожиданно напавшего на меня сбоку ещё одного боевого пидораса и встречаю его прямым в челюсть.

От такого удара тот даже слегка теряет ориентацию в пространстве (а может и не только), а я пробиваю ему грудную клетку, через рукоять меча чувствуя, как ломаются его рёбра на входе и выходе клинка. После этого я выдёргиваю меч и позволяю телу просто осесть на землю.

GGWP ублюдки-балерины.

К тому моменту Ухтунг разобрался уже с последним, хотя в отличие от меня он получил несколько царапок, причём одна была на щеке. Практически достали, как посмотрю. Значит атакующий из него куда хуже, чем танк. В следующий раз впущу в кучу Винни-блять.

- Мне просто интересно, что мы штурмуем, - сказал я скорее для себя, чем желая получить ответ, пнув один из трупов. – Что блять за танцоры?

- Может местная охрана? – пожал плечами Винни-блять.

- Серьёзно? А я-то думал, что просто здесь стоят, подрабатывают. - Капитан очевидность дальнего плаванья. – В любом случае, это лишь значит, что мы на правильном пути.

Я бросил взгляд на вторую дверь, что вела куда-то дальше.

- Ладно, хватит звенеть яйцами. Идёмте.

Пропустив вперёд Юсуфа, мы вновь двинулись дальше. Но ушли не так уж и далеко, так как буквально преодолев коридор и спустившись по лестнице мы пришли, собственно, к месту, которое и являлось причиной нахождения именно здесь ячейки ануса.

Я и без Юсуфа услышал шум людей, звон бокалов, смех, выкрики и прочие признаки веселья. Но только после того, как он посмотрел на происходящее по ту сторону двери через замочную скважину, мы смогли понять, куда попали.

- Куча пьяных женщин и мужчин за столами. И поменьше обнажённых мужчин и женщин, что танцуют перед ними.

- Серьёзно что ли? – покосился я на него недоверчиво.

- Как есть, - пожал он плечами, а я в свою очередь потеснил его, чтоб лично убедиться в том, что он не бредит.

Нет, оказалось, что всё верно, это был такой своеобразный стриптиз бар для мужчин и женщин, где можно было поглядеть и на тех, и на тех. Но это только то, что я видел отсюда. Скорее всего, там куда интереснее, однако для этого надо открыть двери, чего я делать не хочу.

- Нам нужно туда, как понимаю я, - пробормотал Ухтунг.

- Так ещё и по закону подлости полюбас на противоположную сторону.

- Нас спалят, - сказал уверенно Винни-блять. – В такой одежде, забрызганных кровью, нас спалят.

- Я это и без тебя понял, - тихо ответил я, глядя, как перед замочной скважиной проплыла девушка в чёрном костюме зайчика (может уши и были настоящими), а вслед за ней мужик в таком же костюме, только розовом. – Так, у меня появилась гениальная идея, как не спалиться.

Да-да, у меня идея, пусть и не первого сорта, как хотелось бы моей команде. Но великие дела требуют великих жертв, как говориться. А в таких ситуациях выбирать не приходится.

На эти жертвы мы и пошли.

Нам потребовалось минут пятнадцать, чтоб вернуться на исходные позиции перед дверью, уже готовыми прорываться с боем и искать вход к главарю.

- Если что, остальные как ни в чём не бывало продолжают путь, действовать по обстановке, но стараться держать друг друга в поле зрения, - объяснил я им прописные истины на всякий пожарный. Ну мало ли, вдруг от подобного у них все мозги выбило.

Я оглядел свою беспощадную команду, одетую… в… новые боевые… костюмы...

Я хочу это развидеть. Мои глаза сейчас вытекут через жопу.

На Ухтунге было бальное обтягивающее платье, в которое он еле влез. Причём это был единственный костюм, в который он влез. Розовенький. А ещё его агрегат нереально выпирал сквозь тонкую ткань. Он вызывал не столько умиление, сколько подсознательный страх. Такого встреть в подворотне и научишься телепортироваться. Винни-блять оделся в тёмно-красный обтягивающий кожаный костюм для садо-мазо, который был куда лучше розового костюма. Юсуф переоделся у нас в рыжую белочку. А я в зайку. Тоже чёрненький, кстати. И костюм, увы, был слишком мал и смотрелся как на Ухтунге, слишком обтягивающе. Настолько, что, опуская взгляд вниз, мне казалось, что я голый, слишком каждый выступ был виден. Это всё потому, что костюмы эти рассчитаны на девушек, но никак не на парней.

Это пиздец, я даже не представлял, что нам придётся идти на подобное ради победы. Команда каких-то пидоров, серьёзно. Глянешь на нас со стороны и становится страшно, только не за жизнь, а за анальную девственность.

- Убейте меня, - пробормотал Ухтунг, поправляя своё хозяйство. – Если жена узнает… не быть мне добытчиком. Если вообще кто-либо узнает… я уйду в горы.

В горы, это то есть он уже оттуда не вернётся, найдя себе последнего противника.

- А Мамонте бы это понравилось, - тихо сказал Юсуф, оглядывая себя. – Она любит подобные игры.

- Можешь забрать с собой, когда мы отсюда выберемся, - разрешил я, поправляя на себе уши. - Пиздец, пусть нас никто не узнает, иначе от позора не отмоемся… Ладно, погнали, чего стоять.

И мы погнали.

Я и до этого унижался до потери пульса, так что мне не привыкать. Но это не значило, что мне подобное нравится. Я со страхом представляю, что будет, если меня увидят мои знакомые или ещё кто. Да вообще, если кто узнает об этом. Эти-то и слова не скажут, так как сами вон как одеты, но вот другие…

Мы вышли в зал, где играла заводная музыка типа канкана, пахло табаком, какими-то цветами и чем-то сладким. Благо здесь было не светло, такой приятный полумрак с оттенком красного, что настраивал на определённый лад и где можно было вполне пройти незамеченным. Мы тут же двинулись к противоположной стороне зала, аккуратно лавируя между столами и посетителями, стараясь сильно не оглядываться. Вещи мы упаковали в сумку, которую нёс сейчас Ухтунг.

Зал, где мы оказались, был достаточно богатым на первый взгляд, как и люди, что здесь были. Сероватая дымка клубилась под потолком, повсюду преобладал красный цвет, от стульев и скатертей до занавесок. По залу равномерно были раскиданы четыре больших подиума, освещённые красным светом, на которых танцевали обнажённые или одетые в костюмы мужчины и женщины. Такие же работники, одетые в костюмы из секс-шопа, ходили по залу как официанты или сидели рядом с гостями, развлекая их своим присутствием.

Причём пользовались популярностью как женщины, так и мужчины. Я лично видел, как бабы, уже слегка пьяные, бесстыдно хватали подкачанного мужика за промежность, смеясь и что-то ему говоря. Причём вели себя куда шумнее и развязнее, чем те же мужчины.

Мы довольно быстро добрались до середины бара, как вдруг нам навстречу выдвинулись двое охранников. У меня даже сердце ёкнуло. Однако… нет, они не смотрят в нашу сторону. Скорее просто проходят по залу, следя за порядком. Однако навстречу идти им было слишком небезопасно – не факт, что не спалят нас в этом наряде. Или могут увидеть новые лица и доебаться.

То же самое подумал и Юсуф, резко свернув в сторону, ближе к закрытым кабинкам, отделённым от остального зала занавесками, что шли вдоль дальней стены. Мы быстро-быстро двинулись вдоль кабинок, уходя от столкновения с прислужниками местной бандитской группировки, как вдруг…

- Эй! - меня довольно грубо схватили за локоть, буквально выдернув из нашей небольшой шеренги. – А где наш зайчик?!

Такой вопрос… был дико странным, учитывая то, каким обиженным тоном это было произнесено.

А выдернула меня из шеренги, собственно, такая молодая, избалованная на вид девушка, которая надула обиженно губки, словно говоря: я сейчас позову папика, и ты сильно пожалеешь. Вообще, я бы её с удовольствием вырубил и оттащил куда-нибудь, но прямо за её спиной была распахнута штора и на нас пялились ещё пять пар поплывших от алкоголя глаз. Причём все они были молодыми, словно золотая молодёжь моего мира.

- Эй! Мы заказывали зайку! Где наш зайка!? – её писклявый возглас привлёк нежелательное внимание двух ебаных охранников, что проходили мимо. Я краем глаза увидел, как они лениво скользнули по нам взглядом, однако всё же остановились, явно ожидая развязки, чтоб при необходимости вмешаться.

Вот же… зайку им захотелось… шлюхи…

- Идите, найдите, по плану или дома, - бросил я скороговоркой команде, после чего лучезарно улыбнулся девушке. Улыбнулся, потому что представил, как ломаю ей череп о ближайший стол как грецкий орех.

То, что я сказал команде, значило найти главаря и действовать по плану. Если что-то пойдёт не так, то встретимся уже на базе.

Девка затянула меня в кабинку, задёрнув шторы и скрывая от охранников, что потеряли к нам интерес. И я тут же попался в руки этим нажравшимся оторвам. У них тут просто фонило алкоголем и оставалось удивляться, с хуя ли они ещё на ногах стоят и говорят.

Едва я оказался тут, как одна из этих шлюх схватила меня за промежность. Я едва не ударил её. Хотя такое логично, там трогают баб за сиськи, здесь парней за промежность. Спасибо, что это хотя бы приятная девушка.

- Я поймала зайчика! – визгливо засмеялась она, после чего буквально потянула меня к себе. – Обними меня! Ик!

Едва я успеваю отделаться от одной, как меня утягивают ещё три пары рук, и я оказываюсь на мягком диване в роли живой игрушки, буквально зажатый мягкими, пропахшими как духами, так и алкоголем девками.

- Смотри, какой милый, он похож на учёного! - воскликнула одна.

- Подкачанный, - пальцы другой начали бегать по моей груди и прессу. – Смотри, какие мышцы, у моего суженого вообще всё гладко! Твёрдые!

Она постучала кулачком по моему прессу.

- Он кажется смутился! – воскликнул третья, буквально нависнув над надо мной. – Весь красненький! – Нет, дура, мне просто жарко. – А если так?!

И она уткнула меня в свои сиськи. Знаешь, у тебя брелок на груди, и он мне в глаз упёрся, что не очень приятно.

- Может вам выпить принести, прекрасные дамы, - отодвинул я от себя ту, что пыталась меня удушить сиськами, и быстро встал, понимая, что они мало того, что нажрались, так ещё и стали похотливыми и ебливыми из-за отсутствия нормального воспитания и понятия, как сдержанность. Они из разряда людей «нам все должны».

- Какое выпить! Мы можем напоить тебя сами! – в знак подтверждения одна из них вытащила закупоренную пока ещё бутылку из-под стола.

- Да иди сюда! - взвизгнула самая бойкая из них, которая меня и затащила. - Мы заплатили! Много заплатили! Нам сказали, что как скажем, так и сделаешь! Я приказываю тебе подойти ко мне! У меня день рождение! Мой отец…

И бла-бла-бла, и то что, если она скажет, я её вылижу, и если она захочет, она меня трахнет. Короче, типичная пьяная молодёжь. Но меня волновала не она. Я пальцем слегка сдвинул штору и увидел, как в нашу сторону топают охранники, которым, кажется, здесь мёдом помазано. Не угомонятся никак.

Окей, поиграем в госпожу пока.

- Как прикажете, - ответил я наконец на её тираду.

Та, получив положительный ответ, тут же выпятила грудь.

- Сел сюда! Между нами, быстро!

Ну и я сел. Вернее, едва коснулся кресла, как меня тут же вновь утянули и зажали телами. Укрыли собой ровно в тот момент, когда занавески едва дёрнулись и сюда заглянул охранник. Но, увидев радующихся девушек, исчез, словно никого и не было. Видимо её ругань привлекла его, однако теперь все довольны, все смеются, ему здесь делать нечего.

Ладно, переждём. Отсчитаю пять минут и выйду.

А одна из девушек тем временем схватила меня за щёки и растянула их.

- Он такой смущающийся, это так мило! – Блять, я ненавижу слово «мило». Есть один человек, который говорит так же, и я бы ему с удовольствием сделал больно. Через восемь месяцев, кстати, этому человеку будет больно.

Они меня тискали, называли нецелованным учёным, всё представляли себе, что совращают невинную кровь и так далее. Напоминало, когда во всяких таких заведениях девушки притворяются скромняшками, у которых никогда ничего не было, но которые скачут на хуях похлеще бывалых. Плевать, какой ты на самом деле, главное, чтоб обёртка давала нужный настрой.

Две бабы так вообще хитро переглянулись, подмигнули друг другу, одновременно стянули верхнюю часть платьев, оголив сиськи, и зажали мою голову между ними, после чего рассмеялись. Я уверен, что многие из их окружения мечтали о подобном, не в силах представить, что те на подобное способны, однако…

Извините, я уже наебался.

- Наверное и груди никогда не видел?

- Первый раз так, да?

Вы себе льстите, девушки. Даже одно то, что я якобы работаю здесь, говорит о том, что я сисек насмотрелся и нащупался до конца жизни. А учитывая мой реальный опыт, то вы даже не представляете, сколько у меня было этого в жизни. Чего Мамонты грудь стоит.

И пока эти две дуры зажимали меня своими буферами, одна вообще тёрлась промежностью о мою ногу со слегка закатившимися глазами, уже конкретно в стельку пьяная. Ещё две щупали меня там, куда ручки цивильные девушки не суют.

Шестая села мне на живот и о чём-то смеялась с теми двумя. Меня обложили со всех сторон. Это была мечта любого ОЯШа. Блин, это была и моя мечта!

Два года назад, когда я был спермотоксикозником.

Сейчас я как-то не горю по подобному. Если есть настроение, то окей, но не больше. Пусть меня и окружают похотливые красивые девушки, которые напились настолько, что надави немного, и я смогу их всех трахнуть, причём с их же позволения, но чот как-то не тянет.

Одна из них вообще взяла мою руку и засунула себе в штаны прямо в щель, а из-за сисек я не видел, какая из них. Другая наконец оторвала сиськи от моего лица и начала меня целовать, пока другая хохотала как сумасшедшая. На моих глазах та, которая натёрлась об мою коленку, сейчас пила прямо из горла, после чего медленно сползла на пол и там с другой девкой начала о чём-то болтать.

Ещё пару минут и мне стало здесь неуютно. Как от слишком развязных девиц, которые явно перегибали палку, так и оттого, что моя команда шляется где-то, и я не могу даже примерно сказать, где именно. И у меня возникает такое неприятное ощущение, что если я отсюда не свалю, меня точно выебут. Не то что я против, однако не в данной ситуации. Надо было как можно быстрее валить за своими. К тому же мои пять минут только что истекли.

Глава 345

Закончив с той, что получила от меня порцию ласки и теперь прикладывалась довольная к бутылке, я мягко оттолкнул от себя женское тело, стараясь при этом их не обидеть. Та девушка недоумённо посмотрела на меня.

- Тебе не нравится моя грудь?

- Очень нравится! – улыбнулся я, поцеловал её в губы и встал. – Потому позволь мне отлучиться.

- Куда?! – тут же встрепенулась именинница.

- Переодеться. Не подобает к имениннице заявляться зайчиком.

- Но мне нравятся зайчики! – надулась она обиженно. Девушки пьяными могут быть такими милыми, пиздец просто.

- Тогда понравится и другой костюм, куда более крутой, чем этот, - подмигнул я ей.

- Ну… ладно… Только смотри, возвращайся как можно быстрее! У меня отец важная шишка! – заявила она с гордостью.

- Непременно, - подмигнул я и вышел из этой кабинки.

Прошло пять минут, а ощущение, что я провёл там целый час.

Я не терял времени даром. Едва почувствовав свободу, я тут же спокойным, но быстрым шагом двинулся вслед за моей командой к противоположной стороне, ловко огибая гостей, официантов и умудрившись разминуться с охранниками, которые продолжали лениво прогуливаться по залу, словно тени.

Дойдя до противоположной стороны, я тут же взглядом наткнулся на дверь, единственную здесь, что как бы намекало. Если моя команда и ушла дальше, то точно через неё. В крайнем случае я смогу вернуться обратно и поискать другой вход.

Толкнув дверь, я как ни в чём не бывало прошёл дальше и попал в небольшой такой технически коридор, заставленный ящиками. Здесь было заметно светлее, но не так, чтоб невозможно было спрятаться в тёмном углу или за коробками ок