Book: Брак по расчету



Брак по расчету

ПРОЛОГ

– Горден, – обратился Верховный Дракон Максимилиан к стоящему рядом младшему сыну, – я прекрасно вижу, как сверкают твои глаза при виде прелестей дочки назейского посланника. На этот раз я не шучу. Если девица окажется в твоей постели, клянусь, я заставлю тебя на ней жениться!

– Но, папа! – пытался возразить неуёмный отпрыск. – Она же глупа, как бронзовая статуя Великого Командора!

– Не обижай достойного предка!

– Да я только о том, что в головах у них одинаково пусто, – сокрушался младший принц.

– Прекрасно, – обрадовался Максимилиан, – значит, страх прожить свою жизнь с пустоголовой обладательницей этих сисек удержит тебя от опрометчивых поступков.

– Неужели ты меня так не любишь, папа? – вполголоса возопил ловелас.

– Люблю, сынок, люблю. Но сыновей у меня трое, а заключения договора с Назеей я добивался почти пятнадцать лет. Ох, неспроста посланник Бароза притащил с собой дочь, ох неспроста! Ишь, как зыркает в твою сторону, вертихвостка!

– Папа, это нормально, что девушки засматриваются на такого красавца, как я! – Горден картинно взмахнул головой, отбросив назад волнистую каштановую прядь.

– По совместительству ещё и принца, – мрачно добавил Верховный дракон. – А, впрочем, тебе решать. Филипп и Нарина вполне способны обеспечить престол адекватными наследниками. А ты, сынок, будешь улучшать породу посланнику Барозе, – уже веселее добавил монарх и отечески похлопал сына по плечу.

– Как ты жесток, папа! – патетично ответил Горден и, проигнорировав полный призыва взгляд прелестной Наалиты, пригласил на танец девушку, стоявшую ближе всего к нему, отчего счастливица беспомощно закатила глаза, затем крепко ухватила его протянутую руку и, смущённо извиняясь, оттоптала ему все ноги во время незамысловатого танца.

Бал по случаю подписания договора о сотрудничестве драконьей империи Ретх и королевства дроу Назеи набирал обороты.

***

Горден в полудрёме ощупывал мягкую грудь красавицы, с которой он так чудесно провёл остаток этой ночи. Обе его неуёмные головушки лениво решали вопрос, стоит ли разбудить прелестную Ризоллу и ещё раз насладиться её искусством, или же немного вздремнуть, а потом уж насладиться. Нижняя активно голосовала за первый вариант, а вот верхняя колебалась.

В этот самый момент за дверью послышался голоса. Его камердинер Проспер отчаянно пытался кого-то выдворить из гостиной. А этот самый кто-то уходить не хотел. Кто же это такой ранний? Ведь нет ещё и полудня, весь дворец сладко спит после вчерашнего.

– Его высочество ещё не вернулся! – услышал принц отчаянно-громкий голос слуги.

– Ничего, я только заберу книгу, – раздался уверенный бас отца, и дверь в спальню, которую так отважно пытался защитить верный Проспер, широко распахнулась.

Горден сделал попытку прикрыть пышное тело леди Барозы простынями, но они так перекрутились после жаркой ночи, что преуспеть удалось только с третьей попытки. Всё это время Верховный Дракон молча наблюдал за лихорадочными движениями сына.

– Значит, послушал меня, сынок! Не покусился на честь дочки посла. Решил проверить сиськи его жены?! – рассвирепел Максимилиан. Его могучая шея начала медленно багроветь, а между огромных, как лопаты, ладоней начал формироваться опасный сгусток сырой магии.

Дверь в гостиную со слабым щелчком закрылась. Умница Проспер постарался как можно тщательней изолировать воспитательный процесс от общества.

– Доброе утро, Ваше величество, – мягким грудным голосом промурлыкала Ризолла и призывно улыбнулась гостю их уютного гнёздышка.

Она что, надеется пригласить его третьим? Глядя на цвет лица Максимилиана, Его высочество всерьёз забеспокоился о здоровье отца. Хотя раньше смерти от апоплексического удара у драконов не было зафиксировано ни одной, но всё когда-то случается в первый раз.

– Папа, папа! О жене посланника не было ни слова! И… я сожалею!

Верховный дракон зарычал, а Горден заметался по комнате в поисках какого-нибудь халата или брюк, но попадались только женские тряпки. Лиф, множество пышных юбок, поломанный корсет. Ого! Как же удалось его сломать? Кружевные чулочки, один из которых кокетливым бантиком был повязан на лодыжке у принца и составлял в данный момент всё его одеяние. О, к счастью, на подоконнике открытого окна виднеется брючина, и молодой дракон кинулся к окну, одновременно срывая с ноги злополучный чулок и с опаской оглядываясь на отца. А тот сформировал огромный огненный шар и, кажется, примерялся к голому заду своего дурного дитяти. И сын позорно бежал. Он запрыгнул на подоконник, оттолкнулся от него и с криком: "Ризолла, дорогая, он не так страшен, как хочет казаться!" прыгнул вперёд, рассчитывая в воздухе обернуться и улететь куда подальше, чтобы вдали переждать гнев разошедшегося не на шутку отца. Горден уже чувствовал зуд, предшествующий обороту, уже начали раскрываться крылья. Именно в этот момент Верховный Дракон бросил в него свой страшный огненный шар. Конечно, отцу дорог был непутёвый младшенький, и целился Максимилиан рядом со сверкающим бронзовым отливом голым телом, но магия превращения коварно наложилась на отцовскую магию огня. Сверкнула вспышка, и незадачливый герой-любовник исчез в её ярком сиянии.

ГЛАВА 1

– Эвард! Прекрати сейчас же! – пыталась урезонить Евлаисия Раленетта своего жениха, который коварно пытался залезть ей под юбку. – Тебе есть, чем заняться. У тебя неуверенно получается сорок шестой вектор заклинания!

– Любимая, когда ты рядом, уверенно у меня получается только одно, – нежно покусывая ушко, шептал соблазнитель. – Давай отвлечёмся хотя бы на пол часика, а потом я честно оттарабаню всё задание.

– М-м, честно? – спросила девушка, запуская пальчики в короткий блондинистый ёжик волос и притягивая ближе к себе их обладателя.

– Угум!

Вернуться к заданию удалось только через два часа.

Эвард Дастен смог собраться и правильно, без единой ошибки, произнести сложнейшее заклинание, которое являлось результатом его упорных трудов и нескольких лет напряжённой учёбы. Стоило признать, что в составлении этого заклинания, особенно аналитической и графической части принимала самое активное участия его невеста Ева. Она не навязывала своего мнения, нет, просто советовала, подсказывала, немного помогала в расчётах. Завтра это заклинание должно обрести свою жизнь. Завтра на свет появится новый фамильяр. Вернее, не так – фамильяры.

Тридцать шесть выпускников седьмого курса техно-магической академии Миссаты – столицы Накейской империи – на протяжении долгого времени работали над своими детищами. Если расчёты были верны, то после произнесения этого заклинания в кругу силы, находящемся в центре зала возрождения в академии, на свет появлялся новый фамильяр. С этого момента его создатель мог считаться полноценным магом.

Ева тоже входила в число этих тридцати шести счастливцев, дошедших до конца обучения и получивших право на создание собственного фамильяра. Её проектом была мантикора – опасный магический зверь. Опасный для всех, кроме хозяина. С первых моментов своего существования фамильяр подчинялся воле своего создателя и до конца служил ему. Почему именно мантикора? Её магия считалась одной из сильнейших среди магических созданий, следовательно, именно она могла наилучшим образом усилить слабенькую магию своей хозяйки. Да, такова справедливость, наградив Еву недюжинным аналитическим умом и страстью к вычислениям и построениям сложных магических конструкций и заклинаний, боги даровали ей малую магическую силу, недостаток которой и должен компенсировать фамильяр.

Жених Евы, Эвард Дастен, наоборот, обладал сильным магическим потенциалом и, как следствие, более слабыми возможностями в технической и аналитической сфере. По большому счёту, ему не нужен был такой сильный фамильяр, как виверна, которую он собирался воспроизвести, но… престиж. А посему, Эвард согласился с доводами будущей жены, и они совместными усилиями создали заклинание, благодаря которому завтра он станет обладателем этого могучего зверя.

По завершении обучения молодую чету ждало прекрасное будущее. Отец Эварда, Стаф Дастен, будучи первым министром накейской империи, без труда смог организовать в академии запрос на двух специалистов – одного в свой аналитический отдел, а другого в министерство магии. Мать жениха, блистательная Изольда Дастен, с головой ушла в предсвадебные хлопоты. Как же, бракосочетание единственного сына и одной из самых талантливых магов-аналитиков империи должно пройти на высоте.

***

– Дорогой, поднимайся! Тебе ещё раз нужно повторить заклинание, – уговаривала Ева рано утром своего жениха, легонько похлопывая его по плечу. – Иначе, пока ты спишь, кто-нибудь другой прочтёт его и заполучит твою красавицу!

– Кто же, кроме тебя, сможет прочесть эту абракадабру?! – простонал Эвард, ловко ухватил невесту за талию и повалил на себя. – А тебе не нравятся ящеры! – победно заявил он.

– Это не значит, что мы можем позволить себе опоздать на мероприятие, – строго произнесла девушка, тонким пальчиком прикрывая шаловливые губы, упорно стремящиеся под её сорочку.

– Что? Совсем-совсем нет? – обиженно произнёс мужчина, нависая над ней и обещающе двигая бёдрами.

– Да! Совсем нет! – последовал категоричный ответ.

– Как сложно понять тебя, любимая. Такое нежное, тёплое, жела-анное "Да!", и тут же холодное "Нет!"

– А ну прекратите паясничать, адепт Дастен! – терпение Евы, как и время до начала акции призыва фамильяров, подходило к концу.

– Ох, и отыграюсь же я на вас в медовый месяц, будущая леди Дастен, – Эвард поднялся с кровати с девушкой на руках и прямо в рубашке утащил её в тесную душевую кабинку своей комнаты в общежитии академии.

***

Взволнованные адепты в последний раз занимали места на знакомых ученических скамьях. Именно здесь каждый год производился призыв фамильяров. Зал возрождения находился в отдельной башне академии прямо над магическим источником. Один полукруг сбегающих вниз мест занимали члены магической комиссии и адепты, ожидающие своей очереди. Вторая половина отводилась магам – уже магам! – сумевшим призвать и удержать свои творения. Места в той стороне были поделены силовыми линиями на некоторое подобие клеток, в которых счастливцы налаживали первый контакт со своим магическим партнёром.

В центре зала находился сам источник, ограждённый от внешних воздействий сияющим магическим куполом и прикрытый отполированной базальтовой плитой, на которой адептам предстояло наносить свои магические линии призыва. Только в этом месте заклинания адептов могли обрести силу и вызвать к жизни будущих магических спутников.

Первыми шли адепты, заявившие себе в партнёры несложных фамильяров. Быстро материализовались белка, кот, хорёк, сова, змея. Потом пошли решения посложнее – сокол, волк, о, кицунэ! Джос Хорент, слабый маг и посредственный аналитик, заявил своим фамильяром обезьяну счастья – он собирался открыть развлекательный центр. Или расчёты оказались недостаточно верны, или линии призыва, но, в ответ на его отчаянный зов, сфера материализации лишь слегка помутнела, а потом равнодушно восстановила свой голубовато-электрический свет.

Каждый год появлялись двое-трое таких неудачников. Поэтому соискатели осторожно подбирали своих будущих фамильяров. Захочешь выбрать помощника посильнее и вообще останешься без такового. Тогда: либо начинать сначала, либо навсегда остаться адептом-недоучкой с нераскрывшимися полностью способностями. Таким недомагам тоже находилась работа, но… учиться семь лет в престижнейшей академии империи для того, чтобы осесть в дальнем гарнизоне или в полях какого-нибудь лордика? Стыдно. Стыдно и обидно.

Джос не вышел из зала, а присел на краешек скамьи со стороны соискателей, чем вызвал недовольный взгляд ректора Амвридиуса – пухленького, добродушного на первый взгляд мужчины, тем не менее, имеющего своим фамильяром злобную горгулью, подозрительно голодным взглядом оглядывающую окружение своего хозяина.

После Джоса справились с заданием ещё несколько человек, а после ещё один неудачник уселся рядом с ним. Наконец, к центру зала пошла Аурания, лучшая подруга Евы. Она собиралась стать целительницей и поэтому своим фамильяром отважилась заявить харадра – птицу-лекаря. По преданию эта птица, похожая на гуся, усаживалась на грудь больного и смотрела ему в лицо. После чего она либо забирала его болезнь и уносила её далеко в небеса, либо в бессилии улетала, а больной умирал.

Ева помогала подруге с расчётами и сейчас с волнением наблюдала, как Аури сосредоточенно чертит линии призыва на камне, затем громко и чётко читает заклинание, на мгновение замирает, и вот на раскрытой цветком лотоса сфере во всей красе появляется нежная харадра. От радости за подругу Ева захлопала в ладоши, её порыв подхватил весь зал, а счастливая магиня Аурания прошла на сторону прошедших отбор выпускников.

Следующим, предпоследним, шёл Эвард. Он нежно чмокнул невесту в макушку и твёрдым шагом проследовал к магическому куполу, подождал, пока камень и сфера материализации очистятся от следов прежних манипуляций, и зашёл за силовую завесу.

Неосознанно Ева вместе с ним чертила на своём столе магические линии, шептала заученные наизусть слова призыва и с замиранием сердца ждала, когда же появится фамильяр жениха. Сфера мигнула раз, другой, после чего её края с резким хлопком распахнулись, и над торжествующим Эвардом простёрла свои крылья молодая виверна. Отточенным движением мужчина протянул ей ладонь запястьем вверх, и бестия, прокусив вену, припала к руке хозяина. Именно этот момент больше всего заботил девушку в её собственном призыве, она просто побаивалась боли и крови. После завершения процесса привязки счастливый новоявленный маг и его фамильяр заняли своё место на трибуне счастливцев-выпускников.

Самой последней сегодня шла Ева. Каждый год сильнейший адепт выпуска завершал это захватывающее зрелище. Уставшие зрители заметно оживились. Вот одобрительно кивнул ей председатель комиссии лорд Дастен, по совместительству будущий свёкор, вот в едином порыве подняли большие пальцы Аурания и Эвард на скамье магов-выпускников, неспешно налил себе воды из графина ректор Амвридиус.

Будущая маг-аналитик уверенно начала чертить сложнейшие линии призыва. Допускалось и даже поощрялось сверять чертёж с заготовленным заранее, но Ева помнила каждую его чёрточку и могла воспроизвести его в зеркале и с закрытыми глазами. Последняя линия завершена. Зазвучало заклинание призыва, девушка руками помогла магическим потокам сформировать нужную структуру, направила их в наливающуюся ярким светом сферу материализации, звонко выкрикнула последнее слово и замерла в ожидании.

…Ещё до конца не осознавая, что случилось, краем сознания она отметила, как с шумом выпустил изо рта воду решивший именно в этот момент сделать глоток воды ректор. На несколько мгновений повисла тишина, а потом громко, на весь зал заржал Хорент. Какое-то время остальные пытались сдерживать себя, но Джос хохотал так заразительно, что к нему присоединялись новые и новые лица. Вскоре хохотал весь зал. В том числе и Эвард.

На раскрывшейся сфере материализации жалобно попискивало пушистое розовое чудо с крохотными перепончатыми крылышками. На всякий случай, Ева заглянула за невысокий постамент, на котором крепилась сфера. Но столь тщательно рассчитанной и любовно выпестованной мантикоры нигде не наблюдалось.

– Э-э-это кто? – кое-как смог выдавить изумлённый ректор.

– Я не знаю, это не моё, – ещё пыталась найти объяснение случившемуся Ева.

– Как это не ваше, адептка, простите, маг Раленетта? – лорд Амвридиус обвёл тяжёлым взглядом зал, и последние смешки мгновенно смолкли. – Оно же появилось после вашего заклинания?

– Я… я обязательно найду этому объяснение! – с трудом сдерживая рвущиеся слёзы, проговорила то ли адептка, то ли всё-таки уже маг Евлаисия Раленетта.

– Ищите, маг Раленетта, ищите, – устало проговорил ректор, – а пока завершайте привязку и идите отдыхать. Как бы то ни было, но вы по-прежнему являетесь первой ученицей нынешнего выпуска и сохраняете все вытекающие из этого права и привилегии.

– Господа маги! – продолжил он, обращаясь уже ко всем выпускникам, живо обсуждавшим случившееся. – Повремените пока слишком бурно отмечать расставание со стенами нашего достойного учебного заведения, ибо завтра приглашаю всех, обретших сегодня своего фамильяра, на измерение вашего нового уровня магии! До встречи! – и ректор, а за ним и члены комиссии прошли на выход.

***

Ева осторожно протянула руки к нахохлившемуся розовому чуду, опасаясь, что оно вцепится ей в запястье, жадно разорвёт его и выпьет как минимум половину крови из её не такого уж и крупного тела. Но нет, при её робком прикосновении пушистик лишь тяжело вздохнул и остался сидеть на лепестках сферы материализации.



– Идём, гордый мантикор Фостер, – со вздохом произнесла новоявленная маг-аналитик и подхватила это недоразумение на руки.

Фостер, ибо именно это звучное имя Ева заранее придумала для своего уникального фамильяра, немного потрепыхался в её руках, а потом покорно затих. Недавние однокашники не торопились расходиться. Кто-то делал вид, что обхаживает своего фамильяра, кто-то нарочито громко договаривался насчёт вечеринки, пренебрегая советом ректора не напиваться, а кто-то, вроде Джоса Хорента, откровенно пялились в её сторону, даже не пытаясь прикрыть своё любопытство каким-либо действием.

К Еве подошли Аурания и Эвард. Девушка держала своего чудо-гуся на руках и иногда нежно, как какому-нибудь обыкновенному коту, почёсывала ему шейку. Виверна Эварда недоверчиво выглядывала из-за его спины.

– Не надо ничего говорить! – прервала неудачливая владелица розового фамильяра готовые сорваться слова сочувствия. – Слова ни к чему, если изменить ничего уже нельзя.

– Ева, ты не привязала его, – шепнула всё же подруга.

– Я это сделаю потом, – ответила девушка, из последних сил стараясь казаться спокойной. А потом добавила, обращаясь больше к жениху: – Я хочу побыть одна, – и быстро направилась в сторону общежития.

Собственная комната встретила Еву неуловимым запахом запустения. Как же давно хозяйка здесь не ночевала. Месяц, больше? Неужели уже прошло полгода с того памятного празднования дня нового солнца?

Падал тихий снег, лёгкий морозец пощипывал щёки, а они с Эвардом, разгорячённые танцами на балу в честь этого зимнего праздника, до одури целовались на ступенях ярко украшенного по случаю празднества зала торжеств академии. Окружавшие их хмельные адепты кто покровительственно, а кто и завистливо посмеивались над ними. Жених и невеста, что с них возьмёшь!

Эта помолвка единственного сына первого министра императора и сироты из приюта мало кому казалась мезальянсом. Острый аналитический ум Евлаисии (как же она ненавидела это имя!) Раленетты оказался очень даже востребованным приданым. И родители Эварда почли за честь принять в семью такую перспективную невестку. Лорд Стаф Дастен предусмотрительно подготовил будущей невестке место мага-аналитика при кабинете министров, а леди Изольда Дастен с удовольствием окунулась в предсвадебную суету, изредка счастливо стеная, что год – очень маленький срок для организации столь помпезного торжества, причём тут же отчаянно отказывалась позволить молодым перенести дату свадьбы на более поздний срок.

Именно с того волшебного вечера Ева перебралась в комнату к Эварду. Немного тесновато, но это не являлось преградой для их счастья. Уже летом они поженятся и смогут перебраться в свой собственный дом.

Тишина, поселившаяся в комнате, в которой девушка провела самые счастливые шесть лет жизни, не считая последних безумных месяцев с Эвардом, странным образом гармонировала с состоянием опустошённости в голове и в душе Евы. Пожалуй, впервые она жалела о том, что не может не думать. В расчётах не могло быть ошибки, только не у неё. Ну откуда могло взяться ЭТО! С какой натяжкой это можно назвать мантикорой?! Да ни с какой. И, тем не менее, вот сидит это чудо. Нахохлилось. Занятая своими печальными думами, девушка не сразу заметила растерянно-подавленного состояния этого недоразумения, язык не поворачивался назвать его фамильяром. А Фоська, ну не Фостер же, печально сидел в изножии кровати, тоскливо уставившись в одну точку.

Ева вздохнула. Необходимо было завершить привязку, иначе это розовое недоразумение постепенно прекратит своё существование. А может… начать сначала? Таблицы, чертежи, расчёты. Она сможет, она рассчитает себе ещё одного фамильяра. Пусть не тёплую меховую мантикору, а чешуйчатую виверну? Благо, положительный опыт уже есть. Эвард займёт денег на ещё один год нахождения в стенах академии.

Ева решилась и… протянула запястье к зубастой, как она заметила, пасти розовой тварюшки. Но та даже не прореагировала на столь щедро подставленный лакомый кусочек. А ведь фамильяры, даже природные вегетарианцы, появившись на свет, инстинктивно прокусывали запястье своего хозяина и делали несколько глотков его крови, тем самым навсегда привязываясь к нему. Иначе они не могли начать принимать свою обычную пищу и очень быстро чахли от голода. Такое очень редко, но случалось.

В дверь постучали.

– Ева, открой, я принесла тебе поесть! – раздался голос заботливой подруги.

Аури вошла в комнату, деловито поставила на стол блюдо с пирожками, сняла с полки чайник и две чашки с нарисованными на боках клубничками, споро вскипятила воду и заварила принесённые с собой душистые травки.

– Ну, как ты? – спросила подруга, когда блюдо заметно опустело.

– Надеюсь, что проснусь, а сегодняшнее утро начнётся заново, – тоскливо ответила Ева.

– А… он? – Аури кивнула в сторону неподвижного розового.

– А он не хочет принимать мою кровь, – механически проговорила хозяйка комнаты.

– И что ты собираешься делать?

– Не знаю, наверное, займу у Эварда денег на дополнительный год обучения и призову себе виверну, она у нас удалась на славу.

– А он? – гостья вновь кивнула на безучастного розового.

– Он не принял мою кровь, – тоскливо глядя в окно, повторила Ева.

– Да-а, дела. Ева, а ты смотрела, кто это – мальчик или девочка?

– Нет, не интересовалась, оно такое мохнатое, что и не определишь. Впрочем, имя Фоська подходит и мальчику и девочке.

– Фоська – Фостер? – поинтересовалась подруга.

– Да какое оно Фостер! Фоська и есть, – раздосадовано бросила Ева.

– А давай посмотрим! – предложила неугомонная будущая целительница, желая хоть как-то отвлечь подругу от невесёлых дум и осторожно протянула руки к пушистому комочку.

Тот не шевельнулся, но когда понял, что бесцеремонная девица желает заглянуть к нему в святая святых, предостерегающе ощерил зубы.

– Я целитель, мне можно! – пыталась возмутиться Аури.

Но розовый решительно отказывался продемонстрировать свой пол.

– Мальчик! – сделала вывод подруга. – Иначе, чего бы он так стеснялся показать свои причиндалы. Да, Фоська?

Но именованный Фоськой опять печально нахохлился в дпльнем уголке кровати.

Девушки ещё немного посидели, доели оставшиеся пироги, покормили ими же харадра, розовый на угощение даже не глянул, а затем Аурения, подхватив птичку, ушла к себе. Назавтра предстояло измерение магического потенциала. Наличие фамильяра всегда увеличивало его. Иногда очень существенно.

Ева отыскала в шкафу старенькое полотенце, положила его в уголке, поставила рядом блюдце с молоком и отнесла туда розового. Решено, просто розовый – с безымянным недоразумением будет проще расстаться. А сейчас спать. Конечно, обидно, что так получилось, но не критически. Это неудачник Хорент пусть убивается, ему с его ленью и способностями ниже среднего куда сложнее, а он ничего, находит в себе силы гоготать над чужими оплошностями. Впрочем, смеялись все. Даже Эвард. Наверное, действительно было очень смешно смотреть на самую талантливую адептку академии и эту… детскую игрушку.

***

Проснулась Ева от стука. Узнав характерную дробь, она сползла с кровати и пошла открывать дверь. Эвард зашёл, нежно обнял и подхватил на руки тёплое со сна тело.

– Родная, как ты? – участливо спросил он.

– Привыкаю, – скривилась девушка.

Эвард подхватил одеяло, укутал в него свою невесту, уселся на кровать и стал укачивать её, как малого ребёнка. Сердце приятно сжалось. Ранний подъём для Эварда был равносилен подвигу.

– Ты чего в такую рань? – поинтересовалась она.

– Обижаешь, любимая, я не спал почти всю ночь, переживал.

– Прости, милый, – Ева чмокнула жениха в плечо, – мне хотелось побыть одной. Но я уже в порядке. Ничего катастрофического не случилось. Всё можно начать сначала.

– Что значит, сначала? – не понял он.

– Это не фамильяр, – пояснила девушка, – он не стал пить мою кровь.

И они вдвоём стали рассматривать розового подкидыша, тихо лежащего с закрытыми глазами там, где вечером устроила его Ева.

– Но ведь это значит, что ты сможешь рассчитать и вызвать себе настоящего фамильяра?

– Я думаю, что да, смогу. Ты не будешь против, если я потрачу на это ещё год? Я призову виверну. Одна у нас уже получилась.

– Родная, я буду только за! И с удовольствием помогу тебе в этом.

– Разве только займёшь денег на обучение, – уже веселее заговорила девушка, соскочила с его колен и подошла к шкафу выбрать себе одежду из тех жалких остатков, которые она не перетащила в комнату к жениху. После завтрака предстояло отправиться в академию для измерения магического потенциала, который должен был непременно измениться. Те, кто обрёл фамильяра, стали полноценными магами.

Измерения прошли так, как и ожидалось. У всех, обрётших магического помощника, магическая сила возросла. Чем сильнее был фамильяр, тем, соответственно, сильнее был прирост силы. Эвард стал одним из сильнейших магов империи. А Ева. Она и не ожидала роста силы. Поэтому и не расстроилась. Или сделала вид.

На обед молодые люди были приглашены в городской особняк Дастенов.

***

– Ева, дорогая, я почти всё уладил, – успокаивал её после обеда лорд Стаф. – До обеда ты будешь работать в министерстве, а после заниматься своими расчётами. Всё остаётся в силе.

– И свадьба в том числе! – добавила леди Изольда. – Вам не нужно будет тесниться в общежитии, и ты сможешь без помех рассчитать свой новый проект. У тебя всё получится. Твоя семья верит в тебя, милая, – будущая свекровь ласково погладила её по плечу.

Глаза защипало, и Ева некрасиво шмыгнула носом.

– Спасибо, – растрогано сказала она, – вы всегда так добры ко мне.

– Ты почти наша дочь, девочка, – услышала она в ответ.

После обеда у родителей Эвард утащил невесту гулять. Они бесцельно бродили по дорожкам огромного городского парка, любовались свежей весенней листвой, ели мороженое в маленьких кафешках, мужчине даже удалось затащить Еву на безумную карусель, где им пришлось вдвоём удерживать пышные юбки девушки, что невероятно рассмешило обоих.

– Сегодня ночуем дома или в общежитии? – спросил Эвард ближе к вечеру.

– Я должна вернуться в свою комнату, – грустно ответила Ева, – там он, наверное, уже… – и замолчала, не в силах произнести последние слова, а потом встрепенулась и спросила, – как ты думаешь, дорогой, он просто исчезнет, или тело останется?

– Никогда не интересовался этим вопросом. Пойдём проверим, если тело не исчезло, я помогу тебе убрать его.

– Наверное, нужно поставить в известность ректора Амвридиуса?

– Я всё сделаю, не бери в голову, дорогая.

– Эвард, как же мне повезло с тобой. Наши сплетницы до сих пор не могут успокоиться из-за того, что безвестная выскочка отхватила самого завидного жениха в академии.

– Это я в жестокой борьбе отхватил самую завидную невесту империи, любимая.

– Прямо так уж и в жестокой?

– Да, родная, я не забыл те толпы ухажёров, жужжащих около тебя стаей надоедливой мошкары. "Евлаисия, вы прелестны!", "Евлаисия, а не сделать ли нам совместный научный проект!" – передразнил Эвард бывших конкурентов. – Какие только уловки не употребляли они, чтобы оказаться к тебе поближе!

– И только ты один без слов понял, что я ненавижу имя Евлаисия.

– Ты полюбила меня только за это? – игриво спросил жених.

– Ну-у, ещё и за то, что ты сын первого министра императора, – рассмеялась Ева и отбежала от шуточно зарычавшего мужчины.

– Вот оно женское коварство, а я, наивный, думал, что тебя покорили моя мужественная красота и божественное обаяние, – Эвард изобразил полное отчаяние.

– Меня покорил ты, мой глупыш, – девушка подставила губы для поцелуя.

Поужинали они в одном из уютных кафе, во множестве раскиданных около парковой зоны столицы, а после поймали модный наёмный механический экипаж и отправились в общежитие.

Розовый доживал свои последние часы. Он так же лежал в углу на стареньком полотенце, его шёрстка потускнела и уже не пушилась так, как вчера. Рядом стояло блюдце со скисшим молоком.

– Я бы мог предложить тебе разом прервать его мучения, родная, но понимаю, что этого ты не простишь прежде всего себе. Будем ждать?

– Ты иди, любимый, я справлюсь, правда. Иди, отдохни, сам говоришь, что не спал почти всю ночь.

Ева почти силой вытолкала жениха за дверь, несколько раз измерила шагами комнату. Ничего не изменилось, шесть от двери до окна и шесть обратно. Мимо двери в душевую, мимо старенького шкафа, кровати, стола и полки с учебниками и свитками. Всё осталось прежним. Только в уголке умирала несуразная зверушка. Девушка нервно присела перед розовым.

– Ну откуда ты такой взялся? – Ева тихонько прикоснулась к потускневшей шёрстке. Горячая слезинка капнула ему прямо на нос.

Розовый устало приоткрыл затянутые мутной плёнкой глаза, тяжело вздохнул, потянулся было к лицу девушки, а потом бессильно упал на полотенце.

– Ты хотел меня укусить? Фосенька! Ну миленький, ты хотел меня укусить?! Фоська, ответь немедленно своей хозяйке! – всхлипывала Ева и тормошила безвольное тельце. – Ты не имеешь права вот так исчезнуть без моего разрешения! – несла девушка какую-то чушь, горько сожалея, что позволила Эварду уйти.

– Ах, ты так! – уже в голос рыдала она. – А вот не отпущу тебя, ты ещё узнаешь, какая гадкая хозяйка тебе досталась!

Ева лихорадочно заметалась по комнате, нашла маленькие маникюрные ножнички, победно вскрикнула, подбежала к розовому, подхватила его и уселась с ним на кровать, устроив слабое тельце на коленях. Затем зажмурилась и полоснула ножницами по правой ладошке, в которой немедленно стала скапливаться кровь.

– Врёшь, не уйдёшь, мелкое недоразумение! – сквозь слёзы и начинавшуюся истерику бормотала его хозяйка. Она сдавила челюсти Фоськи с боков, отчего тому пришлось разинуть пасть с многочисленными мелкими зубами.

Капли крови попадали не только в рот к слабо сопротивляющейся зверушке, но и на его шёрстку и платье Евы, но она не замечала этого и продолжала удерживать розового и силой заливать в его пасть драгоценную влагу. Фамильяр, а теперь его смело можно было назвать полноценным фамильяром, стал всё активнее сопротивляться принудительному кормлению. Кровь хозяйки вернула его к жизни, силы потихоньку возвращались, и он уже сам слизнул последние капли с ладони.

– Так-то! – продолжала всхлипывать девушка, определяя своё розовое чудо на прежнее место. – Я тебя создала, мне и распоряжаться твоим существованием!

***

Перед самым рассветом, когда сон наиболее сладок, у Аурании сработал артефон связи.

– Я слушаю, – хриплым со сна голосом ответила девушка.

– Аури, это я, – услышала она растерянный голос. Первая мысль была о том, что розовый закончил свой короткий земной путь, но нет, Ева продолжила: – У тебя не найдётся чего-нибудь поесть?

– Что?! – Аурания серьёзно испугалась за рассудок подруги, остатки сна мгновенно покинули её.

– Понимаешь, он очень голодный, а у меня в комнате нет ничего съестного.

– Ева, дорогая, ты у себя? – спросила целительница, лихорадочно одеваясь и скидывая в сумку флакончики с успокоительным и остатки вчерашнего чаепития.

Собравшись, она подхватила сумку и недовольно гогочащего харарда и побежала к комнате подруги.

– Ева, милая, что случилось? – спросила она, врываясь к ней в комнату.

– Фоська, он очень голодный. А у меня в комнате нет ничего съестного, – извиняющимся голосом проговорила Ева.

– Ф-фух, – выдохнула Аурания, – я, признаться, подумала, что ты… немного не в себе.

Подруга порылась в своей безразмерной сумке, вытащила оттуда несколько печенек и положила их перед розовым. Тот окинул подношение недовольным взглядом, но всё же принялся аккуратно хрумкать ими. Всё это время девушки молча наблюдали за Фоськой. А он, после того, как съел всё до последней крошки, опять уставился на них.

– Просит ещё, обжора, – недовольно проворчала целительница. – Вот что, идём в столовую, это нежное эфемерное создание явно просит мяса. Но потом ты расскажешь мне всё!

Девушки, хихикая, подхватили своих фамильяров и отправились в столовую, где долго и спутанно объясняли помощнику повара Пайту, уже разжегшему огонь под своими котлами, что им ну вот просто немедленно нужно что-нибудь мясное. Пайт выдал им тарелку вчерашних котлет, а, получив пару серебрушек, совсем раздобрился и добавил две чашки какао, две плюшки и яишенку для них и большое красное яблоко для харадра.

– Пайт, ты просто душка! – Аурания послала ему воздушный поцелуй, и подруги, взяв угощение, отправились за дальний столик завтракать.

– Хм, такой розовый, воздушный, а трескает побольше иной мантикоры, – изумлялась через некоторое время целительница, наблюдая, как Фоська доедает яичницу Евы. – А может, это и есть мантикора, только новый, неизученный вид? – предположила она.

– Да, конечно, – благодушно поддакнула Ева, – этакий облагороженный вариант для леди.



– А что? Ты у нас леди? Леди. Вот тебе и диванная мантикорочка.

– Аури, ты представляешь меня, сидящей на диване с кучей подушечек, собачек и вышиванием?

– И в окружении великосветских сплетниц? Нет, подруга, не представляю. А теперь, когда все наелись, – два последних слова она особо выделила голосом, глядя на осоловевшего розового, – пойдём к тебе, и ты расскажешь мне, что же произошло, а заодно я посмотрю твою руку.

***

Солнце уже давно весело заглядывало в окно, подружки успели наговориться, поругаться, наплакаться и насмеяться, обсуждая поступок Евы.

– Ты должна была отпустить его! – был категоричный вердикт гостьи.

– Аури, ты целительница, ты можешь спокойно смотреть, когда рядом умирает живое существо?

– Я – нет, сама же сказала, что я целительница, исцелять – моё призвание, – не сдавалась подруга, быстро залечивая нехорошую рваную рану на руке Евы.

– И моё призвание не убийство, – последовал ожидаемый ответ.

Потом они спорили, считать ли убийством такое вот бездействие, потом плакали, обнявшись, потом смеялись, когда Ева рассказала, как она боролась со слабеньким розовым, чтобы напоить его своей кровью и искала для него еду в плательном шкафу. А потом Аурания сказала, что нужно измерить потенциал Евы. Какой бы ни был Фоська смешной, но прежде всего он теперь фамильяр, а значит, сила Евы должна возрасти. Это так необходимо было ей для работы. Признаться, Ева и сама возлагала на это большие надежды.

Крадучись, подруги пробирались по гулким коридорам академии. Они тайно проникли в зал с артефактом определения магической силы, и Ева с замиранием сердца положила на него ладонь. Обе, затаив дыхание, ждали результат. Потенциал вырос. На два-три процента. А это крохи.

– Я буду позором для Эварда. Уже сейчас я слышу смешки за спиной. А что будет дальше, Аури? Обманула, окрутила лучшего жениха академии! И это будет продолжаться до тех пор, пока сам Эвард и его родители не поверят в это.

– Ева, ты не маг, ты аналитик, сильнейший аналитик, признаюсь тебе по секрету, – усмехнулась Аурания. – Скажи, ну зачем тебе магическая сила?

– Чтобы быть достойной Эварда. Он введёт меня в высший свет, а там слабого просто загрызут.

– Это ты-то слабая?! Не смеши меня, подружка. Да вы со своим зубастиком сами кого хочешь, загрызёте!

– Нам даже грызть никого не нужно будет, – примирительно улыбнулась Ева. – Я просто покажу на ближайшем императорском приёме своего грозного фамильяра, и половина злопыхателей тут же умрёт со смеху.

–А хоть бы и так, лишь бы ты была счастлива, подружка! Ну что? Одеваться-наряжаться и на распределение?

И девушки разбежались по комнатам, чтобы вскоре встретиться у кабинета ректора в ожидании распределения.

– Родная, как ты? – к Еве тут же подошёл жених. – Как… розовый?

– Живой. И будет жить, – ответила девушка и, по праву лучшей адептки, первой зашла в кабинет для получения направления на работу.

ГЛАВА 2

В кабинете ректора Ева пробыла дольше, чем ожидалось.

– Всё нормально? – бросился к ней Эвард, когда девушка вышла.

– Да, всё хорошо, я пойду к себе собирать вещи.

– Хорошо, любимая, я долго не задержусь.

Небольшой городок Паэнта на западе империи почти у самых предгорий. Именно его выбрала себе Ева. Она шла первая и имела право выбирать из всего списка. Кто же мог подумать, что она выберет место мага-аналитика в этом забытом богами и цивилизацией месте. Заявка на специалиста от мэрии Паэнты уже несколько лет пылилась в академии. Пожалуйста, дорогая Паэнта, получите.

Ева с особой тщательностью отбирала свои платья. Только строгие фасоны, никаких кружев и рюшечек. Подол – до пола, ворот – под горло, для солидности нацепим очки, волосы закрутим в пучок. Прежняя беззаботная адептка Ева осталась в столице. На место службы должна прибыть строгая маг-аналитик Евлаисия Раленетта.


– Ева, как ты могла?! Министерство, свадьба, мама! Ну что я должен сказать маме?! Свадьба переносится в чудесный город Паэнту?

– Нет, не переносится, а откладывается.

– О-о-о, но почему, любимая?

– Эвард, мы должны подумать. Ты должен подумать, а нужна ли тебе невеста с таким слабым магическим потенциалом?

– Я думал тогда, когда делал тебе предложение, в конце концов тогда, когда затаскивал тебя в постель, я тоже думал! Не выставляй меня подлецом, Ева.

– Про это я не сказала ни слова. Я просто прошу небольшой отсрочки, любимый, – девушка мягко положила ладонь на грудь жениха, – пусть всё немного успокоится. Я сама свыкнусь со своим фамильяром, – молодые люди дружно посмотрели на розового, который с аппетитом грыз сахарную косточку.

– Где помолвочное кольцо? – спросил Эвард, обратив внимание на руку на своей груди.

– Милый, пойми, я не могу прийти устраиваться на скромное рабочее место в мэрии маленького городка, имея на своей руке кольцо в десяток годовых жалований. Я убрала его подальше.

– Ты уже всё решила. Всё решила без меня. Подписала магический контракт, сняла кольцо. Если бы я не зашёл, так и уехала бы, не попрощавшись? – он уже расхаживал по комнате, замер возле сосредоточенного Фоськи, занёс ногу, постоял мгновение, развернулся и пошёл на следующий круг.

– Что ты такое говоришь, Эвард? – отшатнулась девушка. – Я просто хочу разобраться с новыми для себя обстоятельствами. Да, где-то сверху решили, что я достойна именно этого фамильяра и именно той силы, что он даёт. Я справлюсь, я обещаю. Дай мне только время. Пожалуйста! Всего год!

– А я? Как же я? Где в твоих планах я?

– Ты уже сейчас один из сильнейших магов империи, Эвард. Тебя ждёт блестящее будущее. Может, место самого архимага, – улыбнулась Ева.

– Ты поняла, что я спрашиваю не про работу, – отчётливо скрипнув зубами, ответил мужчина.

– Этот год вдали друг от друга позволит проверить наши чувства. Если они настоящие, ничто не сможет разлучить нас.

– Чувства, амбиции, фамильяры. Я уже сейчас безумно хочу тебя! – Эвард остановился возле деловито укладывающей вещи девушки, обнял её и зарылся носом в волосы, шумно вдыхая столь манящий запах.

– Я понимаю, – ровно сказала Ева, – тебе сложно прожить без женщины столь длительный период, особенно после того, что ты привык каждую ночь…

– Да, я привык, я привык каждую ночь любить тебя и только тебя, Ева!

– Я пойму тебя, если ты обратишься к профессионалкам, Эвард. Только постарайся не к общим знакомым, – тихо закончила она.

– О чём мы говорим, Ева! – Эвард со всего маху уселся на стул и вцепился руками в волосы. – Я готов голыми руками, без магии, придушить того, кто посмеет прикоснуться к тебе!

– Не посмеет, я пусть и слабенький, но всё же маг, – попыталась смягчить его гнев Ева.

– Как же я ревную тебя ко всем! Как же я боюсь, что ты встретишь там какого-нибудь хлыща!

– Это в Паэнте? И кто же сможет составить конкуренцию моему жениху? Деревенский кузнец? Или владелец центральной лавки? А может, там пронесётся принц на белом коне?

– Всех задушу! – прорычал Эвард, подхватил невесту и опрокинул её на кровать, – я не смогу без тебя, Ева, – шептал он, осыпая поцелуями все открытые участки лица и шеи.

– Эвард, остановись, Фоська смотрит!

– Фоська, опять этот Фоська, из-за него вся наша жизнь пошла наперекосяк! – мужчина поднялся, подхватил одной рукой розового, другой его косточку, забросил их в душевую и закрыл дверь.

После этого молча накинулся на Еву. Он любил её как будто в последний раз. Набрасывался раз за разом и никак не мог насладиться столь желанным телом. Многими часами позже Эвард сказал:

– Прости, любимая, но я очень надеюсь, что смог заделать тебе ребёнка.

После этого молча оделся, мягко поцеловал её в лоб, выпустил обиженного Фоську из душевой и вышел.

– Может быть, ты и переиграл меня, Эвард Дастен, – прошептала Ева, глядя в темноту окна.

ГЛАВА 3

К отбытию скоростного мобиля до Наду – столицы графства Суахито, в котором, собственно и располагался славный город Паэнта – Ева прибыла в сопровождении Аурании. Одна из девушек держала сумку с вещами, у другой в сумке сидел Фоська. Каково же было удивление подруг, когда они увидели, что неподалеку стоит чёрный лакированный мобиль с гербом Дастенов

– Что за сюрпризы? Ева, Эвард едет с тобой? – Аурания остановилась.

– Нет, только не это, – простонала виновница переполоха. – Ох, хвала небесным владыкам, это всего лишь леди Дастен, – успокоилась она, увидев спешащую к ним леди.

– Евочка, милая, – начала леди Дастен сразу после дежурных поцелуев в щёчку, – мы вынуждены принять твоё решение. Я понимаю, что оно обдумано, и ты руководствуешься здравым смыслом. Я так же понимаю, от чего ты бежишь. Соглашусь, иногда императорское приближение слишком жестоко к людям, особенно тем, у которых портретная галерея предков не занимает несколько этажей. Может, эта разлука поможет вам понять, что же важнее: ваша любовь или мнение окружающих, – мягко добавила она. – Знай, как бы дальше не сложилась ваша судьба, ты всегда найдёшь у меня понимание и поддержку. И, девочка, пожалуйста, не скрывай, если ваша вчерашняя встреча оставила результат, – леди Изольда многозначительно посмотрела на живот Евы.

Девушка густо покраснела и опустила глаза, успев заметить изумлённый взгляд подруги.

– Спасибо, леди Дастен. – Ева крепко обняла маму Эварда. – Я тоже люблю вас!

Ева исподтишка оглядывала платформу отправления, одновременно и желая и боясь увидеть Эварда.

– Он придёт. Эвард обижен, но он придёт, Ева, – леди Изольда заметила её ищущие взгляды.

– Я и не жду, – стала оправдываться девушка, – мы простились вчера, – она грустно усмехнулась.

Тем не менее, сердечко радостно ёкнуло, когда поверх суетливых голов пассажиров и провожающих замелькала знакомая короткостриженая макушка. Эвард подошёл, держа в руке скромный букетик подснежников.

– Символ надежды, – прошептала Ева, пряча в букетик виноватые глаза. – Где ты их нашёл, дорогой?

Эвард молчал. Леди Изольда и Аурания тихонько отошли в сторону.

– Ева. Ты же увозишь с собой моё сердце, Ева!

– Любимый, всего год, и я вернусь. Разберусь в себе и обязательно вернусь.

– Через месяц я навещу тебя, – решительно пообещал он.

– Для чего?

– Зачем спрашиваешь, любимая, ты же всё понимаешь.

Раздался последний сигнал к отправлению. Попутчики занимали свои места, а Эвард всё не мог отпустить невесту. Их последний поцелуй длился и длился. Кондуктор нетерпеливо переминался возле открытых дверей, ожидая, когда госпожа изволит проститься со своим красавчиком, и облегчённо вздохнул, когда Ева всё же подошла к мобилю, чтобы занять своё место.

– Эту сумку можно разместить в багажном отделении, – немного покровительственно посоветовал он, кивая на вместительный баул, который сунула Еве в руки Аурания в последний момент.

– Благодарю, но ему там будет неудобно, – ответила девушка и прошла на своё место, поставив сумку на диванчик рядом с собой.

Скоростной мобиль тронулся. Остались позади любимые лица, шумная отправная платформа, плавно ускользали назад знакомые и не очень улицы столицы. По городу ехали на механической тяге. При выезде на трассу водитель переключал двигатель, и скорость движения мобиля увеличивалась многократно. Длительное путешествие, на которое раньше уходило несколько недель, а то и месяцев, теперь занимало чуть больше суток.

Справившись с эмоциями, Ева подняла глаза на свою соседку по двухместному купе. Крупная основательная женщина за сорок, она уже доставала из корзинки какую-то снедь.

– Отправляет с глаз подальше? – понятливо спросила она. – Все-е они такие, сначала любовь и розочки, а потом дешёвенькие подснежники и: "Наш ребёнок должен родиться подальше от этих гадких сплетниц, дорогая!"

– Вы тоже едете в глушь, чтобы тайно родить ребёнка? – наивно раскрыла глаза Ева.

Клуша напротив подавилась ломтем колбасы, который она сунула в рот до этого. Девушка от души побила её по спине.

– Ничего, ничего, – приговаривала она, – всё наладится. У вас уже и срок большой, как я погляжу, – Ева многозначительно перевела взгляд на живот своей спутницы, который величаво возлежал на не менее монументальных коленях.

– Да как ты посмела! Я еду к дочери, помочь справиться с внуками! – кое-как прокашлявшись, смогла произнести попутчица.

Из приоткрытой сумки протянулась розовая лапка и стянула кусочек колбасы, лежащий на столике между диванчиками женщин. Толстуха завизжала. В купе примчался испуганный кондуктор.

– Что случилось, леди? – поинтересовался он после того, как убедился, что все живы-здоровы.

– Эта, эта… – спутница Евы показывала на неё пальцем с массивным кольцом, впившимся в жировые складки, – она украла мою колбасу и сказала, что я еду избавиться от незаконного ублюдка!

Ева понимающе глянула на проводника, достала свой артефон и включила запись: "Отправляет с глаз подальше?…" – раздалось в купе. И без того красное лицо достойной матроны приобрело фиолетовый оттенок.

– Я хочу перейти в другое купе! – заявила обиженная матрона.

– Но, позвольте, леди, в нашем мобиле только одно купе первого класса!

– Я согласна ехать во втором, только не с этой… – Ева многозначительно приподняла артефон.

– Я попробую договориться, леди, – кондуктору с трудом удавалось удерживать серьёзное выражение лица, особенно, когда его взгляд падал на круг жаренной колбасы, которую прижимала к могучей груди достойная леди.

Через некоторое время он появился с худенькой девчушкой, робко выглядывающей из-за его спины.

– Эта малышка согласилась поменяться местами, леди, – объявил кондуктор.

– Ещё бы не согласиться, на первый-то класс, – не преминула поворчать недовольная дама и, подхватив корзины с провизией, со скрипом протиснулась в неширокую дверь. После неё остался манящий запах жареной колбасы.

– Присаживайся, – кивнула Ева девочке, робко жмущейся у двери.

– У меня нет денег платить за первый класс, – тихо призналась та.

– Никто не посмеет их с тебя потребовать, леди сама пожелала пересесть. Я её жестоко оскорбила, – трагическим шёпотом призналась Ева.

Девочка несмело улыбнулась и присела на краешек мягкого бархатного диванчика.

– Ева, – мягко улыбнулась новой соседке Ева.

– Дайана, – улыбнулась девочка в ответ.

– Вот и познакомились. Ты только не пугайся, – и Ева открыла сумку, оттуда выглянул Фоська, спешно засовывая в рот последний ломтик краденой колбасы, – это Фоська, ещё один наш попутчик.

Рот Дайаны округлился.

– Он, он живой? – шёпотом произнесла она, осторожно протягивая руку к розовому. – А кто это, Ева? Игрушка? А он летать может?

– Это фамильяр, – пояснила девушка, – только вот к какому виду его отнести никто не знает, даже сам ректор императорской академии; и нет, летать он не может, слишком хрупкие у него крылышки.

– Если он – фамильяр, значит ты, вы, – поправила себя Дайана, – маг?

– Такой же игрушечный, как и мой фамильяр, Дайана, – грустно пояснила Ева.

– Очень хорошенький! – призналась девчушка и всё же решилась погладить пушистую головку. Фоська благосклонно воспринял незамысловатую ласку.

– Ты ему понравилась, – хозяйка вытащила розового из сумки и протянула его девочке, та с благодарностью приняла мягкую зверушку и стала ласково почёсывать ему бока.

Фоська лениво подставлял для почёсывания всё новые и новые места на своём тельце, затем встрепенулся, принюхался и по-хозяйски полез в тощую сумку, которую принесла с собой Дайана, вытащил оттуда подсохшую булочку, ещё раз обнюхал её и принялся есть.

– Фоська, – прикрикнула на него Ева, – если ты ещё что-нибудь украдёшь у Дайаны, она обидится, и к нам опять вернут прежнюю леди!

Большие карие глаза виновато глянули на девочку, и розовый протянул надкушенную булочку обратно.

– Нет, нет, что вы! Пусть ест малыш. Мне эта булочка была вовсе не нужна!

Розовый с удовольствием догрыз свой трофей, а потом вальяжно раскинулся на диванчике Дайаны и заснул.

В купе воцарилась тишина. Ева размышляла о своём. Что ни говорите, а её всё ещё грыз червячок сомнения, правильно ли она поступила. Что её заставило бросить почти устроенное будущее и податься в неизвестность? Боязнь приютского ребёнка перед великосветским вороньём, которое, не задумываясь, заклюёт того, кто слабее, того, кто не похож на них? Желание доказать, что она может чего-то добиться сама? Или её до сих пор терзает тот смех в зале возрождения? Или же всё вместе?

Новая соседка тоже молчала. Манеры у девочки явно имеются, только вот тощая сумка, бедные одежки и неровные клочки чёрных волос, выглядывающих из-под низко надвинутой дурацкой шляпки с широкими полями, немного не соответствовали поведению.

– Дайана, сколько тебе лет, – решила развеять молчание, а заодно и свои тягостные думы Ева.

– Восемнадцать! – девочка быстро глянула на соседку по купе и добавила: – Почти, без нескольких месяцев.

– Надо же, а я бы не дала и шестнадцати, – удивилась Ева. – И куда же ты едешь?

– В Наду. Там живёт моя тётушка! – как будто оправдываясь, отчиталась Дайана. – А вы? – она решила воспользоваться моментом и узнать, куда же едет женщина-маг с таким милым фамильяром.

– Я еду на работу. В Паэнте требуется маг-аналитк.

– Маг-аналитик? И чем же вы будете заниматься?

– Моя специализация – расчёты. Простые и магические. Могу рассчитать, какая будет погода, магическую составляющую артефакта, движение звёзд на небе. Рассчитать можно всё, нужны только данные об объекте и умение объединить магическую и механическую составляющие.

– Ева, а… судьбу человека можно рассчитать?

– Не совсем судьбу, но можно вычислить вектор его удачи.

– Можете высчитать, что именно в этом направлении меня ждёт удача?

– Примерно так, направления, время и узловые точки удач и неприятностей.

– А где может находиться тот, единственный, предназначенный судьбой, можете?

– Наверное, я не пробовала.

– Нужно обязательно попробовать, хотя бы для себя! – орячо заявила девочка.

– Для себя судьбу не посчитать, – вздохнула Ева. – В расчёт обязательно нужно внести магическую составляющую, а собственные магические потоки будут мешать это делать. Это как шить платье на себе, когда снять нельзя и достать до некоторых мест невозможно, только исколешься вся.

За окном побежали дома небольшого городка, где мобиль делал остановку, чтобы пассажиры могли немного размяться и пообедать.

– Пойдём в кафе? – предложила своей соседке Ева.

– О, нет, спасибо, я ещё не проголодалась. Вы идите, а я могу присмотреть за Фосенькой, он так сладко спит.

– Хорошо, – согласилась Ева и вышла.

Через некоторое время она вернулась, а следом шустрый мальчишка разносчик тащил огромную корзинку, из которой восхитительно пахло жареной курочкой. И колбаской. И горячим хлебом. И вообще, просто вкусно. Фоська, до этого сладко спящий, подскочил из положения лёжа и уставился на корзинку. Малец, донёсший корзинку до купе, споткнулся и чудом удержал свою ношу. Он, не спуская глаз с розового, поставил корзинку на пол и, забыв про вознаграждение, собирался рвануть обратно. Ева еле успела ему вручить медную монетку за труды. Когда помощник убежал, девушки весело расхохотались.

– У него глаза были не меньше, чем у Фоськи! – веселилась Дайана.

– Ещё бы! То, что он посчитал девчачьей игрушкой, уставилось на него такими голодными глазами! – поддержала Ева, меж делом заставляя стол блюдами из корзинки.

– Я, пожалуй, тоже схожу в кафе, не буду вам мешать, – замялась Дайана, подскочила и направилась к двери.

– Дайана, ты хочешь нас обидеть? Кое-кто бесцеремонно пошарился у тебя в сумке, теперь мы просто обязаны загладить свою вину!

– Ну что вы, какая вина, – сникла девочка, старательно отводя взгляд от накрытого стола.

Ева подхватила своё розовое недоразумение за шкирку, как нашкодившего кота и пересадила его на свой диванчик, освобождая соседке её законное место. Фамильяр обиженно пискнул, но блаженно замолчал, когда перед ним поставили блюдо с половинкой курочки, а потом положили колбаски, от зелёного огурчика он великодушно отказался.

– Вот и хорошо! – не расстроилась от его демарша Ева. – Огурцы мы и сами любим, правда?

Дайана несмело кивнула и присела за стол. Видно было, что девочка голодна, но даже это не могло скрыть её изящные манеры. Кто же ты есть, малышка? Получила неплохое воспитание, но одета бедно и явно не имеешь лишней серебрушки на обед. Бедная воспитанница, перебирающаяся от одних родственников к другим? Вышвырнули из пансиона по случаю смерти родителей и неоплаты за содержание? Хорошо, если тётушка, к которой она направляется, оказалась доброй женщиной.

Мобиль медленно набирал ход, с каждым мгновением приближая своих пассажиров к их целям. Каждого к своей.

***

Ближе к полудню следующего дня их быстроходный транспорт был уже в Наду.

– Дайана, тебя встречают? – поинтересовалась Ева, тревожно глядя в озабоченное лицо девочки.

– Да-да, конечно, моя тётушка там, – Дайана помахала рукой куда-то в сторону крикливой кучки людей, окружившей бывшую соседку Евы, быстро кивнула своей попутчице и скрылась в людском водовороте.

Странная девочка, такая вежливая при общении, и так вот исчезнуть, почти не попрощавшись. Наверное, очень обрадовалась, увидев родственницу. Пусть у неё сложится всё хорошо. Ева подхватила свои пожитки и отправилась узнать, когда отправляется транспорт до Паэнты. Увы, ближайший мобиль отправлялся только завтра рано утром, на сегодняшний она опоздала. Пришлось снимать комнату в небольшой гостинице.

Получив увесистый бронзовый ключ, девушка поднялась по лестнице на второй этаж и нашла дверь с номером девять, щёлкнула раритетным замком и зашла в комнату. Первым делом она открыла сумку с недовольно сопящим фамильяром.

– А что ты хочешь? – почему-то стала оправдываться она. – Чтобы все на тебя показывали пальцем? Лучше уж тебя прятать, такого красивого. А знаешь, я, кажется, придумала. Ты прикидывайся игрушкой! Так мы людей шокировать не будем, и тебе не нужно будет сидеть в душной сумке.

Розовый пообижался ещё немного, а потом перебрался на кровать и замер там, изображая плюшевое нечто.

– Примерно так, – похвалила его Ева, – а сейчас мы закажем завтрак!

Фоська тот же час сориентировался и мгновенно оказался около стола.

– Такой маленький, а такой обжора! – пожурила его хозяйка и получила в ответ полный укоризны взгляд.

Они неспешно пообедали, после чего решили отправиться на прогулку. Ева взяла на руки замершего фамильярчика, и они вышли из комнаты.

Центральные улицы столицы графства мало чем отличались от улиц других подобных городов средней руки. В меру запылённые, в меру загруженные различными транспортными средствами. Там так же спешили по своим делам озабоченные прохожие, манили яркими красками магазины модной одежды и разных вкусностей.

Ева не спеша шла по улице, полого спускающейся к реке. Немного пройдя по набережной, она очутилась в районе, где и магазинчики были победнее и прохожие попроще. Прохаживаясь абсолютно без цели, она наткнулась на небольшой базарчик, наполненный свойственным только таким местам шумом. Рядом с лотком торговца волшебными артефактами, призванными продлить молодость, соседствовала палатка гадалки, уверявшей, что она долгое время состояла на службе у самого заморского короля, не уточняя, у какого. Чуть дальше под распахнутым окном питейного заведения, из которого лилась нестройная песня, сладко спал его завсегдатай.

Вдруг Ева заметила, как вздрогнул неподвижный до того Фоська, и впервые почувствовала свою связь с ним. Он её явно куда-то тянул. Вдруг нестерпимо захотелось пойти в этом направлении. Вот и появилась возможность на себе узнать, что же это такое – связь мага и его фамильяра, даже если он тянет её на очередной заманчивый запах мяса, которое жарили под небольшими навесами на открытом огне. Но они прошли мимо одного такого навеса, другого. Еве кое-как удалось затормозить перед дверью безвкусно украшенного лепниной дома ярко-розового цвета, из раскрытых окон которого слышался громкий женский смех.

– Фу, Фосенька, как тебе не стыдно, даже если ваши расцветки и похожи, это не значит, что мы с тобой можем находиться рядом с таким местом! – и девушка быстро пошла дальше, надеясь, что никто не заметил её заминку возле дверей этого постыдного заведения.

Чем дальше она отходила от дверей весёлого дома, тем сильнее была её тяга вернуться туда.

– В следующий раз ты будешь путешествовать в закрытой сумке! – попыталась приструнить розового Ева, но фамильяр дёрнулся, вырвался из рук и припустил обратно к столь понравившемуся ему зданию.

Не оставалось ничего другого, как побежать вслед за ним. Удивлённые прохожие резво шарахались в стороны. В тот момент, когда розовый добежал, вычурная дверь распахнулась, и оттуда попытался выйти солидный лысенький мужчина с заметным брюшком. Фоська шустро метнулся между его ног в помещение. Не ожидавший этого чуть пьяненький клиент пошатнулся и упал, загородив собой проход и подставив блестящую макушку как раз под ноги запыхавшейся Евы.

– Последняя затяжка была лишней, – глубокомысленно пояснил ей толстячок.

– Конечно, лишней, – согласилась она и добавила, – а теперь быстренько ползи отсюда!

И послушный мужчина покорно пополз, фальшиво напевая:

– В ро-озовом доме

Вас встретят розовые видения…

Захлопнувшаяся за спиной дверь заведения помешала дослушать народное творчество. Разрозненный шум в зале мгновенно стих, и все до единого уставились на встопорщившего дыбом шерсть Фоську и разъярённую Еву. Так, подумала она, выхода у меня два: или со стыдом провалиться под землю или…

– Столичная магполиция соблюдения чистоты помыслов! – громко выкрикнула она. – Сейчас наш секретный работник проверит право каждого находиться здесь!

– А иди-ка ты, девонька, со своей игрушкой, – послышалось из-за дальнего столика.

Ева подняла вверх руку, на которой нехорошо зазмеились небольшие молнии.

– Не советую оскорблять ни меня, ни лорда Фостера. Я имею право на парализующий выстрел, а лорд Фостер может укоротить кое-какие органы излишне резвым!

Фоська степенно прошёл к дальнему столу, откуда была реплика, мило показал сидящим весь свой набор зубов, забрал с тарелки самую большую отбивную и сунул её в рот.

– У нас всё, всё в порядке! – засуетилась после столь грозной демонстрации самая одетая дама в помещении. Её мелкие кудряшки были всё того же жизнерадостного розового цвета. – Вот лицензия на деятельность, вот медицинские справки девочек, вот…

– Лорду Фостеру это неинтересно, – продолжала импровизировать Ева, – его интересует, что у вас творится за той дверью! – и указала на дверь, куда её всё сильнее тянуло.

– Племянница там моя, племянница. Уж десять лет, как я приютила сироту. Больна она на голову, – кудряшки угодливо затряслись, – воображает себя то благородной мадамой, то вообще принцессой, вот и приходится прятать её от порядочных людей, очень уж назойлива она бывает порой.

– Ведите её сюда!

– Но как же?

Фоська подошёл к лепечущей хозяйке заведения, обнажил опять все свои зубы и издал очень высокий звук, от которого неприятно заныли уши.

Розовая кудряшка метнулась к двери, вскоре она вывела оттуда зарёванную Дайану.

– Вот наша блажная, сейчас опять начнёт сочинять!

– Ева, Евочка, забери меня отсюда! – девочка вырвалась из рук не ожидавшей такого поворота хозяйки заведения и подбежала к старшей подруге, которая грозно стояла посреди зала и перекидывала из руки в руку небольшой огненный шарик.

– Дом оцеплен, – придумывала на ходу Ева. – Сейчас все берём у мадам листы бумаги и пишем объяснительные! Вам, – обратилась она к розовой кудряшке, – надлежит завтра к полудню внести в мэрию тысячу накиев штрафа!

– Где же мне их взять! – апричитала дамочка.

– Предпочитаете ответить за похищение несовершеннолетней? – нехорошо прищурилась девушка, постепенно продвигаясь к выходу.

– Найду, найду, последнее платьице продам, но принесу в мэрию подношение.

– Штраф! – веско поправила Ева и, забрав Дайану и Фоську, вышла, напоследок громко хлопнув дверью.

– Евочка, спасибо! – начала было, Дайана, но та подхватила одной рукой её, другой зацепила встопорщенного Фоську и побежала прочь от заведения.

Они бежали, пока хватило сил. Окончательно же запыхавшись, присели на коряге, надёжно скрытой за крутым спуском к воде.

– Как тебя угораздило там оказаться? – отдышавшись, спросила Ева.

– Прочитала объявление, что на службу требуются девушки с хорошими манерами, – нехотя призналась Дайана.

– Эх, Дайана, Дайана, какое же ты доверчивое дитя! – вздохнула девушка. – Ты осталась без родителей и ищешь себе место работы?

Девочка виновато посмотрела на неё и согласно кивнула.

– Подожди меня здесь! – Ева всучила недоверчиво глядящей на неё Дайане примолкнувшего Фоську и быстро, насколько позволяла усталость, пошла прочь.

Вскоре она вернулась с пакетом, в котором находилась добротная одежда. Немного мешковатые брюки и рубаха, объёмная кепка с козырьком, небольшие сапожки.

– Вот, переодевайся! – велела она. – До отъезда побудешь мальчиком.

– До какого отъезда? – не поняла Дайана.

– Завтра утром я выезжаю в Паэнту. Поедешь со мной?

Девочка радостно закивала и быстро натянула брюки.

– Твою юбку и блузку придётся снять. Мы оставим их на берегу, если тебя кинутся искать, пусть поломают головы.

Дайана отвернулась, быстро сняла юбку и сменила свою блузку на предложенную рубаху, поменяла свои изящные, дорогие, как отметила Ева туфельки, на мужские сапожки, спрятала чёрные космы под вместительную кепку, и вот уже исчезла хрупкая девочка, вместо неё появился мальчишка-подросток лет четырнадцати. Девушки аккуратно сложили снятую одежду на берегу, после чего направились в гостиницу.

– Славно прогулялись, – призналась Ева, когда они оказались в комнате, – предлагаю ужинать и укладываться спать, мобиль в Паэнту отходит рано утром.

Официант, который немного погодя принёс в комнату обильный ужин на троих, гадко косился в их сторону, но, получив щедрые чаевые, угодливо поклонился и молча вышел.

– Почему он так странно смотрел на меня? – поинтересовалась Дайана.

– Не обращай внимания, мы здесь только до утра, и нам нет дела до его мнения, – ответила Ева, ставя перед Фоськой самую внушительную тарелку с мясом. – Знаешь, только благодаря ему я смогла найти тебя.

Дайана чмокнула розового в макушку и переложила на его блюдо свой кусок мяса.

– Дайана, милая, не стоит его перекармливать, а то ему скоро шкура мала станет.

Девочка и фамильяр виновато опустили глаза.

Быстро покончив с ужином, подруги решили укладываться спать. Дайана настояла на том, что именно она ляжет на небольшом диванчике, потому что она меньше и "вообще" – неопределённо повела рукой она. Фоська примостился под боком у хозяйки. После предыдущей ночи, проведённой в тесном купе, и насыщенного дня, заснули новые подруги быстро.

***

– Эвард, я устала и сплю, – пробормотала Ева, почувствовав, как мужская ладонь по-хозяйски сжала её грудь.

– Вообще-то я не Эвард, но, если хочешь, можешь называть меня так, детка.

Ева открыла глаза и увидела незнакомого мужчину, склонившегося над ней. Его намерения, в данный момент упиравшиеся ей в бедро, были более чем тверды. Она не могла рассмотреть мужчину в неверном свете луны, пробивающемся сквозь лёгкие занавески, но даже в полной темноте и с завязанными глазами было понятно, что это далеко не Эвард. Девушка отчаянно завизжала. Она подскочила в постели, зажгла прикроватный светильник и огляделась. С диванчика на неё испуганно смотрела Дайана, рядом сонно хлопал глазёнками Фоська.


– Леди, у вас всё в порядке? – раздалось из-за двери.

– Да, всё в порядке, извините за беспокойство, съела на ночь много мяса, приснился дурной сон, – объяснила она причину своих воплей обеспокоенным соседям-постояльцам, собравшимся под дверью.

– Ева, ты правда, в порядке? Кошмар приснился? – спросила её Дайана, когда разговоры за дверью стихли.

– Да, я в порядке. Сон. Глупый сон. Глупый, но такой реальный, даже сейчас помню его прикосновения, – и девушка потёрла горящее до сих пор бедро, к которому прижимался незнакомец.

– Тебе приснился монстр?

– Вроде того, – согласилась Ева и устало прикрыла глаза. – Извини, что испугала, давай постараемся ещё поспать.

Рано утром подруги поспешили к мобилю, отходящему в Паэнту. Фоську пришлось опять прятать в сумку, очень уж запоминающаяся была у него внешность, а девушкам не хотелось, чтобы вчерашние недобрые знакомцы могли выследить их.

Мобиль до Паэнты оказался стареньким дребезжащим транспортом с общим салоном для всех пассажиров. Поездка на нём была заметно менее комфортной, чем на столичном экспрессе, благо, ехать было недалеко, и к обеду Ева уже прибыла к месту несения службы, оставив Дайану и Фоську на постоялом дворе.

Старенькое здание мэрии встретило запустением и гулкой тишиной.

– Господин мэр изволят обедать, – свысока сообщил ей напомаженный молодой человек, одетый с претензией на элегантность. Судя по тому, что он находился за стойкой перед кабинетом мэра, это был его помощник. – Сообщите ваш вопрос, и господин мэр обязательно рассмотрит его в ближайшее время.

– Меня зовут Евлаисия Раленетта, и я пришла устраиваться на работу! – заявила Ева.

Её несколько раз смерили оценивающим взглядом. Плотная тёмная юбка, скромная блузка прикрывает не только руки и грудь, но и шею. Нелепые очки, волосы собраны в пучок, не заметно ни одного украшения.

– Нам не нужны работники! – после продолжительного молчания изволили ответить ей.

– Я не спрашиваю, что нужно вам, господин… – Ева замолчала, ожидая, что важный молодой человек представится, но он презрительно молчал, и тогда она продолжила: – У меня на руках запрос мэра Паэнты на специалиста-аналитика. Высший магический совет удовлетворил просьбу мэрии, и вот я здесь и готова приступить к работе.

– Почему же мне неизвестно ничего об этом запросе? – задумчиво проговорил безымянный помощник, стараясь получше рассмотреть своё отражение в лакированной дверце шкафа.

– Может, потому что это не в вашей компетенции? – начиная злиться, предположила Ева.

– Давайте ваше направление, – милостиво протянул руку мужчина.

– Принимать на службу специалиста моего профиля точно не в вашей компетенции! – напомнила ему девушка.

– Хорошо, приходите попозже, – не стал спорить хозяин секретарского стола.

– Когда?

– Через часик, другой, а лучше завтра с утра, – послышался ответ с заметной долей издёвки.

– Риколик, что происходит? – раздался густой бас от двери.

Молодой человек со смешной фамилией Риколик подскочил и побежал навстречу крупному импозантному мужчине, одетому в добротный серый костюм.

– Вот, господин Преттер, девушка ищет работу, – сообщил он.

– Господин Риколик несколько неправильно истолковал мои слова, – Ева улыбнулась вошедшему, как она поняла, мэру этого городка. – Я прибыла в Паэнту по запросу мэрии. Я – маг-аналитик Евлаисия Раленетта, – представилась она ещё раз.

– Маг-аналитик, – глубокомысленно произнёс, наверное, всё-таки мэр. Видно было, что он так же озадачен её появлением, как и его помощник. – Ну что ж, пройдёмте, – и он широко распахнул дверь в кабинет.

Усевшись за видавший лучшие времена массивный стол, мэр тщательнейшим образом проверил документы Евы. Свою трёхлетней давности заявку на специалиста, направление из самой техно-магической академии Миссаты, всё было в порядке.

– Да-а, здесь нужно подумать, – глубокомысленно начал он.

Ева молчала, только в упор смотрела на мэра, отчего тот начинал неуютно чувствовать себя в собственном кресле.

– Значит, маг, – изрёк мэр.

– Маг-аналитик, – поправила его девушка.

– Чем же вы будете заниматься? – поинтересовался он.

– Обычно задание работникам даёт руководитель, – не смогла удержаться Ева, – но я могу кратко информировать вас о сфере моих знаний и умений. Маг-аналитик рассчитывает наиболее удачные вероятности ведения деятельности. Когда и куда выгоднее строить дорогу, какой необходим минимальный объём капиталовложений, могу рассчитать вероятность стихийных бедствий, необходимость магазинов, мастерских и много другого. Хороший маг-аналитик должен уметь рассчитать всё: от мобиля и движения планет до исхода петушиных боёв на деревенской ярмарке!

– Даже так? Интере-есно, – протянул мэр, почёсывая выбритый до синевы подбородок. – Коли так, приходите завтра утром, мы что-нибудь придумаем.

– Благодарю. А ещё не могли бы вы подсказать адрес какого-нибудь благопристойного места, где я бы могла разместиться с сестрой и своим фамильяром.

– Риколик, – позвал секретаря мэр. Молодой человек тут же открыл дверь, как будто дежурил под ней, – Риколик, а скажи-ка, дом безумной Бетти всё ещё пустует?

– Пустует, господин Преттер, пустует. Кто же… – и помощник внезапно замолчал.

– Найди от него ключи и проводи леди к её новому месту жительства, – распорядился начальник.

Молодой человек тут же исчез и появился только через десять-пятнадцать минут. Он погремел принесёнными ключами и кивком головы пригласил Еву следовать за ним.

– Значит, хотите работать в Паэнте? – начал он разговор после того, как они вышли из мэрии.

– Да, академия решила удовлетворить заявку мэрии.

– И всё-таки я не до конца понимаю, чем же вы будете заниматься? – ещё раз попытался уточнить Риколик.

– Это не страшно, – усмехнувшись, поспешила успокоить его Ева, – главное, чтобы это понимала я.

– Ну да, ну да, – согласился излишне любознательный провожатый. – Ваш домик совсем недалеко, – поспешил сменить он тему, – говорите приехали с сестрой?

– Да, с младшей сестрой и фамильяром.

– О, госпожа Раленетта, у вас есть фамильяр?

– Да, конечно, как и у каждого состоявшегося мага, – спокойно ответила Ева.

– И кто же он, позвольте узнать?

– Розовый Фостер, – с достоинством произнесла девушка.

– Кто, простите?

– Как, господин Риколик, вы не знаете, кто такой розовый Фостер?!

– Слышал что-то, – замялся сопровождающий, – но, вы же понимаете, мы, простые люди, от магии далёкие, специально этим вопросом не интересуемся. Скажите, он к какому виду существ относится? Звери, птицы или ещё кто?

– Драконообразные, – придумывала на ходу Ева, – подвид розовые звери.

– Да-да-да, – понимающе закивал мужчина, – вот теперь что-то такое вспоминается. Точно! Что-то подобное я читал в отцовской библиотеке.

– Не удивительно, что вы смогли вспомнить, господин Риколик, – серьёзно сказала Ева, – о магических фамильярах издано довольно много литературы, каждый образованный человек хоть что-нибудь, да читал о них!

– Дастин, если вам не трудно, зовите меня Дастин, госпожа Раленетта. А вот и ваше новое жилище! – радостно осклабился он.

Молодые люди стояли перед небольшим каменным двухэтажным домиком, выходящем своим фасадом на улицу с такими же домами, стены которых были густо затянуты плющом и диким виноградом, а балкончики радовали глаз пестротой ярких цветов и зелени. И только дом, которому предстояло стать жилищем Евы и Дайаны, угрюмо спрятался за тёмными дверями и заколоченными ставнями.

– Вот, – излишне жизнерадостно начал господин Риколик, – можете обживать этот уютный домик! Конечно, в нём давно никто не живёт, поэтому он кажется немного мрачноватым, но кому, как не двум молодым красивым девушкам, – Ева почувствовала, как тяжело ему далась ложь насчёт её красоты, – не вдохнуть яркие краски в это жилище!

Мужчина вручил ей ключи и развернулся, чтобы уйти.

– Дастин, разве вы не зайдёте со мной? – удивилась девушка.

– Я, знаете ли на работе, – замялся он, – да и не прилично неженатому мужчине посещать одиноких незамужних девушек.

– Хотя бы помогите открыть замок! – Ева безуспешно перебирала связку с ключами, стараясь подобрать нужный.

После нескольких попыток замок со скрипом поддался их совместным усилиям.

– Вот! – Риколик облегчённо вручил Еве ключи и уже опять собирался скрыться подальше.

– Господин Риколик, стойте! – окликнула его Ева после того, как бросила быстрый взгляд внутрь домика. – Вы не подскажете мне адрес здешнего плотника?

Помощник мэра вздохнул так, как будто его как минимум, насильно тащили к алтарю, вернулся, достал блокнот и изящную самописку, чиркнул несколько строк и отдал листок девушке.

– Благодарю, господин Риколик, на сегодня я больше не нуждаюсь в ваших услугах, – сказала Ева быстро удаляющейся спине.

Мужчина споткнулся и нервно прибавил шаг.

***

Внутри "уютный домик" оказался ещё мрачнее, чем снаружи. Комнаты пропитал застарелый запах гниения и сырости. Ева осторожно пробралась к окну и раскрыла жалобно заскрипевшие окна и ставни. На обоях неопределённо-серого цвета под грязными разводами были заметны угольные рисунки, нарисованные, по-видимому, детской рукой. Доски пола и лестницы на второй этаж прогнили. Обивка крепкой когда-то мебели истлела. Порадовал взор основательный каменный камин. Пусть его бока и были закопчёнными сверх меры, но внешне он хорошо сохранился. Следовало пригласить трубочиста, чтобы хорошенько прочистить его от застарелой сажи и возможных мышиных и птичьих гнёзд.

Примерный осмотр произведён, теперь нужно браться за дело. Девушка закрыла своё новое жилище и отправилась в гостиницу к Дайане и Фоське. Она уже с час, как ощущала его голодное нетерпение. По дороге, сделав небольшой крюк, зашла к плотнику.

– Дом безумной Бетти? – переспросил плотник – крупный мужчина с аккуратной льняной бородой. От него приятно пахло свежим деревом.

– Да, он давно пустует, и господин мэр позволил поселиться там мне и моей сестре.

– Это ж за что он вас так невзлюбил, леди?

– Почему? – не поняла Ева.

– Дурная слава у того, дома, девонька, ох, дурная. Бетти, она ведь тоже не сразу безумной-то стала. Жил у неё один постоялец. Ну жил и жил. А после того, как съехал он, тут-то и началось. Поначалу Бетти поговаривала, что захаживают к ней гости незваные, а над ней соседи-то всё посмеивались, не верили. Она уж гостей-то тех и рисовать пыталась, говорят, все стены ими разрисованы, а всё одно – думали, баба от одиночества придумывает всякое. А как померла, так и не смог никто там жить. Нечистый дом этот, ох, нечистый!

– Ничего, господин Жартрез, я маг, ко мне никто посторонний не посмеет сунуться. Я многое могу, вот только, – Ева развела руками, – ваше искусство мне не под силу.

– Ох, и умеешь ты польстить старику, дочка! – усмехнулся в бороду мужчина.

– Какой же вы старик? – Ева потрепала вихры вертящегося рядом малыша лет четырёх.

– Это мы да-а, это мы очень даже могём, – и Жартрез несколько раз подкинул вверх подбежавшего к нему сынишку.

– Ну как, господин Жартрез, я могу рассчитывать на вашу помощь?

– Приду, гляну, пособлю, чего уж там. Коли такая мелкая пигалица не испугалась, зазорно мужику с топором бояться невесть чего.

– Ох, спасибо, господин Жартрез, вы очень выручите нас с сестрой! А ещё, может, посоветуете мне печника или трубочиста?

– Печника, говоришь? Эй, Пинкерт! – гаркнул что есть мочи мужчина.

– Ну чего ты орёшь? Опять всех собак переполошил, – из-за живой изгороди выглянул тощий мужичонка – полная противоположность огромному Жартрезу.

– Вот, клиентка моя печника спрашивает, камин да печку ей в доме поправить надобно бы.

– Это ж в каком таком доме и камин и печку сразу?

– Да в доме безумной Бетти, – пробасил плотник.

– Али ты совсем с ума сдурел, со своими чурбанами-то общаясь? – Пинкерт пробрался по протоптанной между кустами тропке и, не стесняясь, рассматривал Еву.

– Али ты боишься чего, недомерок? – прищурился в ответ Жартрез. – А девонька вот эта говорит, что и бояться там нечего, маг она первостатейный. И нечисть и нежить щелчком пальца уничтожает!

– А ты, значит, пойдёшь ей пособить?

– Я пойду, – подтвердил плотник, – ей, понимаешь, сам мэр эти хоромы выделил. Маг она, из самой Миссаты к нам присланный!

– Мэр, говоришь? Да-а, чем-то не поглянулась ему клиентка наша. Ну, раз сам мэр выделил, то и я пойду. Может, чего и выйдет у девочки. Прямо сейчас и пойдём, соседушка, пока светло на дворе. Поглядим, чего там от нас может понадобиться!

Ева отдала мужчинам ключи, а сама побежала в гостиницу. Размер воображаемых отбивных, которые маячили у неё перед глазами, всё увеличивался. Бедный Фоська!

***

Когда Ева вернулась в гостиницу, Дайана уже заметно начала нервничать.

– Евочка, мы ждём и ждём, а тебя всё нет! Фоська есть хочет, а я волнуюсь, не случилось ли с тобой чего? Вдруг тебя нашли, ну те, которые у той мадам?

– Фоська всегда есть хочет, я чувствую его здоровый аппетит. А ты учись определять моё состояние по его настроению, если он только хочет есть, значит всё нормально, а если рвётся бежать ко мне, значит, нормально не всё. Ну, а мадам теперь нечего бояться. Сама подумай, что она может предъявить нам? Ничего. А теперь быстро есть, а то Фосин аппетит уже передался мне.

Они спустились в зал небольшого уютного ресторанчика при гостинице, где Фоська, поначалу принятый за игрушку, своим обжорством поразил наповал и клиентов, и обслугу. Главный повар Бойдес лично преподнёс ему огромную гусиную ножку, после того, как тот съел две полноценных порции жаркого с овощами. Ножка тоже нашла своё место в бездонном брюхе розового.

– Милая зверушка. Леди, вы не могли бы продать или обменять его, – предложил повар, – мы бы кормили его, а зверёк создавал бы нам рекламу, – и он глянул на столики, где посетители заказали те же блюда, что так понравились Фоське, причём от нескольких столиков уже было послано угощение счастливому розовому.

– Боюсь, это невозможно, это не зверушка, а мой фамильяр, господин Бойдес, – ответила Ева, – но, если хотите, могу позволить ему захаживать к вам время от времени, чтобы порадовать своим аппетитом вас и ваших посетителей.

Господин Бойдес и Фоська просияли от удовольствия.

После позднего обеда или раннего ужина, решили пройтись до их нового жилища, чтобы ещё раз обсудить фронт предстоящих работ с пришедшими туда помощниками.

На месте они застали только печника и измазанного мальчишку – его помощника. Господин Пинкерт доходчиво объяснял мальцу, сидящему в камине, как тот должен работать. Услышав богатый народный язык, Дайана испуганно ойкнула.

– Что? Кто? А, хозяюшки пожаловали, – расплылся в улыбке мастер, – а я вот с учеником своим непутёвым заканчиваю уже. Дымоходы почистили, камин чуток поправили. А печь в доме хорошая, магическая, хлопот у вас с ней не будет. Пользуйтесь. А мы заканчиваем. Да, заканчиваем, – заметно было, что печник торопится побыстрее покинуть подозрительный дом.

– А где же господин Жартрез? – поинтересовалась Ева.

– Он уже за материалами побежал, как обмерил тут всё, так и убежал. Теперь, госпожа магичка, коли уж вы пришли, я пойду?

– Конечно, господин Пинкерт, мы его дождёмся. Счёт можете прислать в мэрию.

– Как скажете, госпожа магичка, как скажете, – свои последние слова печник говорил уже за дверью.

***

– Странные рисунки, – проговорила Дайана, разглядывая стены, – наверное, дети баловались. Рисовали персонажей из сказок. Вот это русалка, это непонятно кто, это дракон. Ой, а вот его летающий мобиль догоняет. Я не знаю такую сказку, где мобили по воздуху, как птицы бы летали.

– Сказки можно и самим придумывать, милая, – Ева улыбнулась и погладила девочку по тёмной голове, как маленькую.

– Я бы придумала добрую сказку. Русалка бы у меня играла с ребятишками, а дракон не воровал принцесс, а по-честному приходил к ним и звал замуж.

– Как же он звал бы их, Дайана? Он же дракон!

– А он, он… как влюбится, мог бы превращаться в человека, вот!

– У тебя получится самая добрая сказка.

В этот момент на улице раздался громогласный голос, шум сгружаемых досок, а затем и сам господин Жартрез появился на пороге.

– Это вы, девочки? – заметил он их. – А Пинкерт сбежал?

– Он уже всё наладил, – пояснила Ева, – мы остались дожидаться вас.

– Материал привёз, – пояснил плотник, показывая на гору досок, которую сгружали с грузового мобиля сноровистые помощники.

– Когда мы можем заехать в дом, господин Жартрез? – спросила девушка.

– Полы, лестница, перекрытия поправить, – перечислял мастер. – Стены тоже в порядок привести?

– Было бы хорошо, – с надеждой посмотрела на него Ева.

– Сделаем! Через неделю и сделаем. Всё будет в лучшем виде.

– Значит, до встречи через неделю. Счёт пришлите в мэрию, господин Жартрез, – и девушки распрощались с мастером.

ГЛАВА 4

– Дайана, это будет мой первый дом! Я не разу не жила в доме! – призналась Ева. – Сначала приют, потом общежитие. А чтобы настоящий дом, никогда! Я так рада, Дайана!

– И заживём мы с тобой, как две сестрички, и никого нам больше не нужно, да?

– Знаешь, я должна тебе признаться, у меня есть жених.

– Жених? Ева, скажи, что ты пошутила! – заметно расстроилась Дайана.

– Нет, я не пошутила, в Миссате у меня есть жених.

– А как же я? – на глаза девочки навернулись слёзы.

– А тебе мы найдём другого жениха! – Ева кончиком пальца подняла опустившийся носик подружки.

– Не нужен мне никакой жених! – обиженно буркнула Дайана.

– Ой, а почему так?

– Нпочему! – раздалось в ответ.

– Эх, Дая, Дая, какая же ты ещё маленькая. Вот встретишь своего единственного и поймёшь, это он! И уже не сможешь отпустить его.

– А как же ты?

– А что я? – Ева поняла, что разговор ушёл куда-то не туда.

– Ты же не просто отпустила его, а уехала сама, да? Он беден, вас разлучили, и вы, как в сказке, не можете быть вместе, да?

Ева надолго задумалась, а потом, осторожно подбирая слова, заговорила:

– Я уже и сама запуталась, сестрёнка. От стыда ли бежала, или же в себе разобраться. Время. Только оно расставит всё по своим местам.

– И совсем-совсем не посчитать, как же будет лучше для тебя?

– Для меня – нет.

– А… для него? Для твоего жениха?

– Как-нибудь попробуем, – улыбнулась Ева и решила сменить тему. – А не зайти ли нам в ту прекрасную кондитерскую и не выпить ли чаю?

Возражений не последовало, и девушки, возглавляемые повеселевшим розовым, зашли, чтобы выпить чай с пирожным. Когда они выходили оттуда, счастливый Фоська прижимал к груди коробочку с набором сладостей. Оставалось ещё зайти в магазин готовой одежды и прикупить Дайане пару платьев, отчего девочка опять смутилась, но согласилась, что негоже ей расхаживать в бесформенных мальчишеских одёжках.

Вернувшись в гостиничный номер, Ева связалась по артефону с Ауранией. Поболтали о том, как устроились. Подруге, имеющей редкого фамильяра, выделили отдельный кабинет в королевском госпитале для приёма пациентов, и та с наслаждением окунулась в любимую работу.

Предстояло ещё поговорить с Эвардом. Он, конечно же, ждал её звонка. Ждал. Но не пытался связаться сам. Обиделся? Нужно сделать первый шаг. Он её жених.

Ответил Эвард сразу же.

– Любимая, как ты? У тебя всё хорошо? Устроилась? Выделили прекрасный домик? Познакомилась с девочкой? Будет жить с тобой? Родная, а не аферистка ли она? Будь осторожна. Люблю.

Проскальзывала в голосе жениха доля сожаления, что приняли, нашла жильё, устроилась. Видимо, всё же надеялся, что что-нибудь не заладится, и Ева вернётся.

– До встречи, любимый. Люблю тебя.

Всё будет хорошо. Всё сделала правильно. Только год. Я смогу. Я докажу!

Первый день жизни в новом городе подходил к концу. Конечно, наивно было ожидать, что их тут будут ждать с накрытыми столами. А что? Кое-кто бы и не отказался. Но могло быть и хуже. Вопрос с жильём почти решён. Отдельный домик! Как же долго Ева мечтала о нём! Завтра начнётся первый рабочий день. Она сможет быть полезной этому городку. Ева с наслаждением прикрыла глаза и провалилась в сон.

И снова крепкие мужские руки прижимали её к себе. Только не закричать, а то опять перепугаются все вокруг.

– А ну убери руки, нахал! – строго сказала Ева, шлёпнув по блуждающей по её телу руке.

– Шалунья, для чего же ты тогда залезла в мою постель? – раздался завораживающий шёпот незнакомца, и он убрал прядь волос с её лица, намереваясь поцеловать в губы.

Да что же это такое?! Какой-то неизвестный хмырь вторую ночь подряд совершенно голый оказывается в её постели! И на уме у него только одно. Хотя, что ещё может быть на уме в такой ситуации. Ева прикусила наглеца за нижнюю губу и… проснулась.

Та же комната в гостинице. Тихо посапывает Дайана, рядом причмокивает во сне розовый, наверное, видит что-нибудь вкусное, обжора. Странный сон. Опять. Было бы ещё понятно, если бы ей снился Эвард. Но абсолютно незнакомый мужчина, которого она и рассмотреть-то как следует в темноте не может. Помнит только, как руки упирались в крепкую грудь. Нет, не только это. Эх, глупости всё! Подсознание иногда выкидывает странные шутки. Всё! Оставим странного нахала этой ночи, и спать! "Ночь, ночь, прогони дурной сон прочь!" – прошептала Ева присказку, которой в детстве научила нянюшка Питана.

***

Утром Ева тщательно уложила волосы в гладкий строгий пучок, надела льняную блузку тёмно-серого цвета, тёмную полосатую юбку, позавтракала в тихом в этот час ресторанчике, договорилась с поваром Бойдесом о том, чтобы он покормил Дайану и Фоську и отправилась в мэрию начинать свой первый рабочий день.

В приёмной она застала сладко позёвывающего секретаря. Мэр Преттен изволил задерживаться.

– Как вам ночевалось на новом месте? – с заметной долей ехидцы спросил Риколик.

Ева вспомнила горячие объятия незнакомого нахала и тут же покраснела. Почему-то ей пришло в голову, что собеседнику известен её глупый сон. А, может, это он и был в её сне? Она придирчиво оглядела довольно тщедушную фигуру Риколика с едва обозначившимся пузиком, отчётливо вспомнила крепкое тело, которое прижималось к ней ночью. Нет, точно не этот задохлик. И его вопрос относился к пугающему местных мрачному дому, а не к её глупым снам.

– Благодарю, Дастин, замечательно, – ответила она. – Воздух маленьких городков всегда свеж и прозрачен. И сон здесь чудесен.

На этом разговор затих. Помощник мэра деловито зашуршал бумагами, причём Ева заметила, что он терзает одну-единственную папку, видимо, дел у него не было, а сидеть без действия в её присутствии он счёл ниже своего профессионального достоинства.

Мэр подошёл через часа полтора после начала рабочего дня.

– Госпожа маг? – заметил Еву господин Преттер. – А я, знаете ли, по объектам с утра. Да, по объектам, – решил повторить он для придания достоверности своим словам.

Мэр пригласил девушку в кабинет и закрыл за собой дверь. Ева успела услышать, как, скрипнув, отодвинулся стул в приёмной.

– Значит, маг-аналитик. Согласно заявке. Кхе-кхе. Видите ли, госпожа… – мэр заглянул в бумаги, – Раленетта. Заявка подавалась давно, а финансирование сократили. Нет у мэрии лишних денег.

– Я согласна на указанное в заявке жалованье в сто накиев в месяц, господин Преттер, – сказала Ева.

– Нет у нас этих ста накиев, вот в чём проблема, госпожа… – опять взгляд в бумаги, – Раленетта.

– Вы хотите сказать, что ввели в заблуждение королевский совет по распределению специалистов? – пошла в наступление девушка.

– Что вы, что вы?! – пошёл на попятную мэр. – Я лишь сказал, что мэрия пока не имеет финансовой возможности платить вам обозначенную ранее сумму.

– Сколько?

– М-м, пятьдесят. Я могу назначить вам только пятьдесят накиев в месяц.

– Но мне нужно содержать сестру и фамильяра! Это очень мало, господин мэр!

– А давайте, оформим вас на полставки, госпожа, – взгляд в бумаги, – Раленетта. И дадим возможность дополнительного самостоятельного заработка? Ну, петушиные бои, ещё какие вопросы, уж вам ли, как специалисту, не знать, как заработать. А я лицензию на деятельность быстро справлю, да!

– Говорите, полставки и лицензия на деятельность?

– Да, – самодовольно подтвердил мэр.

– Год не облагать налогом и ремонт дома за счёт мэрии! – ухватилась за предложение Ева.

– Хм, а, может, я и не пожалею, что приютил такого хваткого специалиста, госпожа Раленетта!

– Конечно, не пожалеете, господин Преттер. Могу я осмотреть свой кабинет?

Лицо мэра исказила недовольная гримаса.

– Эм-м, видите ли, свободных кабинетов тоже нет. Разве что добавить стол в приёмной.

За дверью послышалось недовольное сопение.

– Стол меня не устроит.

Снаружи тихонько поскреблись.

– Что тебе, Риколик?!

– Господин Преттер, – произнёс помощник мэра, просачиваясь в кабинет, – я тут случайно… мансарда. В мэрии пустует мансарда!

– Мансарда, – мэр картинно хлопнул себя по лбу, – ах да, мансарда! Как же я мог забыть?! Отдельная мансарда вам подойдёт? – деловито спросил он.

– Подойдёт, – кивнула Ева, – но ремонт за счёт мэрии!

– Откуда ж вы взялись на мою голову такая практичная? – застонал Преттер.

– Из техно-магической академии Миссаты, – с понимающей улыбкой ответила ему девушка.

Риколику, как выдвинувшему идею о мансарде, пришлось лично сопроводить туда Еву. Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь забитые досками окна, освещали просторное помещение со скошенными потолками. Но как же оно было захламлено! Кажется, сюда стаскивали всё что ни попадя с самого момента основания мэрии. Какие-то столы, поломанные стулья, шкафы без дверок. Кипы старых запылённых папок.

– Дастин, – преувеличенно озабоченно произнесла Ева, – сегодня сюда придёт мастер, чтобы осмотреть, что нужно будет сделать. Вы уж, любезный, постарайтесь перенести всю важную документацию куда-нибудь в надёжное место, а то, боюсь, может что-нибудь пропасть! – и, елейно улыбнувшись ему напоследок, отправилась вниз.

– Господин Преттер, – обратилась она к мэру, ещё раз зайдя в его кабинет, – меня устраивает предложенное помещение. Нужно немного привести его в порядок, и я переберусь туда, а пока я согласна на стол в приёмной. Прикажите принести его. А ещё сейф. И позвольте мне глянуть на план развития. Я должна определить сферу, где моя деятельность наиболее необходима.

По тяжёлому вздоху мэра можно было понять, что он глубоко сожалеет о том, что год, когда он послал тот злосчастный запрос на специалиста, вообще существовал в его жизни.

Через час временное рабочее место было обустроено и маг-аналитик могла приступить к работе. А несчастный Риколик глухо стенал над папками многолетней давности и клял свои любопытные уши, подслушавшие чужой разговор и длинный язык, предложивший поселить новую сотрудницу в мансарду.

Ева честно просидела над бумагами свои положенные полдня, после чего прибрала документы в старенький облупленный сейф, попрощалась со своим непосредственным начальником до завтрашнего утра и отправилась в гостиницу к Дайане и Фоське, чтобы успеть с ними пообедать.

– Ну, как прошёл твой первый рабочий день? – поинтересовалась Дайана.

– Этот пройдоха предложил мне только половину обещанного жалованья. Видимо, надеялся, что я пойду на попятную и уеду туда, откуда приехала. Пришлось припугнуть.

– И что? Будет платить столько, сколько обещал?

– Лучше! Он выдаст нам лицензию на деятельность!

– Какую?

– Займёмся расчётами. Точный маг-аналитический расчёт, он же сродни предсказанию гадалки, только… научный, – попыталась объяснить Ева и сама первая засмеялась над своим пояснением. – Закажем вывеску, придумаем название, скажем, м-м, "Расчёт вашего будущего" или просто "Расчёт всего", что-нибудь придумаем!

– А вывеску я сама нарисую! Я умею рисовать, правда!

– Замечательно! А теперь – обедать и к мастеру Жартрезу, я попрошу его сделать ремонт ещё и в моём кабинете.

– У тебя будет собственный кабинет?!

– Да, в моём распоряжении вся мансарда мэрии. Жизнь налаживается, Дайана!

К тому моменту, как наши подруги зашли в ресторанчик, почти все места в нём были заняты. Их, как самых почётных гостей проводили к свободному столику в центре зала, на который при их появлении выставили сразу несколько блюд с горячим.

– Господину фамильяру от почитателей, – пояснил расторопный разносчик, приоткрывая крышки.

Фоська не стал ломаться и с аппетитом приступил к еде. Девушки быстро сделали заказ и тоже присоединились к нему.

Через некоторое время перед розовым встала серьёзная проблема. Он ещё не попробовал вот те замечательные мясные рулетики и вот того запечённого сазанчика, а место в животе закончилось. То есть закончилось совсем! Весь зал, включая выглядывающих повара и поварят, с интересом наблюдали за его терзаниями.

– Господин Бойдес, – решила прекратить мучения несчастного Фоськи Ева, – если вам не трудно, упакуйте эти блюда, мы заберём их с собой.

Спустя несколько минут девушки уже шагали к их новому дому. Одна несла на руках потяжелевшего фамильяра, а другая – корзинку, с которой оный фамильяр не сводил влюблённых глаз.

***

В доме вовсю кипела работа. Слышался перестук молотков и визг рубанка.

– Госпожа магичка, – приветствовал Еву Жартрез, – а мы вот, работаем вовсю. Там, наверху, эта, вещи прежних хозяев нашли. Совсем уж негодные. Мы их сожжём?

– Конечно, сжигайте, если они сгорят. Заодно и камин проверим.

– Сгорят, как не сгореть. Тряпьё да старые книжки-тетрадки-бумажки какие-то.

– Стойте, господин Жартрез! Какие книги?

– Да говорю ж негодные совсем. Ничего в них не понять. Картинки и те на картинки не похожи.

– Книги и бумаги не трогать, я сама просмотрю их потом.

– Эй, Торен! – крикнул Жартрез помощнику, который работал на втором этаже, – книжки и бумажки не трогать! Госпожа магичка их читать будет!

Ева выбрала одну из толстых тетрадей, исписанных затейливыми формулами, для того чтобы посмотреть вечером, договорилась с Жартрезом о ремонте мансарды в мэрии и о том, чтобы он подготовил доску, на которой Дайана могла бы нарисовать вывеску их будущей конторы.

– Маленькая госпожа рисует вывески? – поинтересовался мастер.

– Вывески я ещё не пробовала, – смущённо призналась девочка, – Это будет первая моя работа.

– Рисовать это хорошо, – похвалил её Жартрез, – как наш малеванник Тойка утоп осенью по пьяне, так и некому вывески теперь править. А люд идёт и идёт ко мне за ними. Попробовала бы, молодая госпожа, а? Я вам доски для работы, а вы людям картинки на лавку там, али на мастерскую. Дело верное. Уж на что криворук был Тойка непутёвый, а на жизнь малеванием картинок справно зарабатывал.

– Я попробую, только место оборудуйте мне для работы, – отчего-то смутившись, сказала Дайана.

– А то! – повеселел мужчина. – Комнатка, что на задний двор выходит в самый раз и подойдёт. И материал сложить, и светлая. Всё, как полагается, сделаем!

Расстались девушки и Жартрез довольные друг другом.

– Ева! Я тоже буду зарабатывать! Вот увидишь, я не буду тебе обузой, – радовалась Дайана на пути в гостиницу.

– Даечка, ну какая же ты обуза? Ты же моя сестрёнка младшая. Только тебе не работать, а учиться нужно. Ты хочешь учиться в столице?

– Нет! – слишком поспешно ответила Дайана. – Я хочу жить здесь, с тобой. Евочка, ну давай жить здесь, в нашем домике, только ты и я, а? Ну, и ещё Фосенька, конечно, – она чмокнула розового в нос.

– Пока мы так и живём, – успокоила её старшая подруга. Вот вырастешь, – она улыбнулась, – и сама скажешь, что нашла мужчину своей мечты.

– Нужен он мне, – недовольно проворчала Дайана.

Ева предусмотрительно замолчала, заметив, как в очередной раз закрывается её новая подруга, стоило только завести разговор о её прошлом или будущем.

Девушки зашли в лавку, купили картон, кисти и краски, чтобы Дайана могла приступить к эскизам.

Вечер прошёл плодотворно. У девочки был явный талант к рисованию, и, как поняла Ева, она училась этому. Линии получались чёткие, выверенные. Сочные краски привлекали взгляд. Дайана с душой ушла в работу, которая полностью захватила её. А Ева уселась у окна с прихваченной тетрадью. Графики, формулы. Кажется, формулы, написанные в ней, были связаны с расчётами пространственных перемещений. Область знаний незнакомая, но, как оказалась, очень интересная. Интересно, откуда могли появиться эти записи у малограмотной горожанки?

***

Ночью Еве опять приснился тот же самый незнакомец. И опять он был абсолютно голым.

– Подожди! – он первым начал разговор. – Давай поговорим.

– Это ты называешь разговором?! – возмутилась девушка, показывая на его вполне себе оформившееся желание, заметное в свете слабенького ночника, который она предусмотрительно оставила зажжённым.

– Это я называю нормальной реакцией на присутствие красивой девушки в моей постели, но если ты поделишься одеялом, – и он несмело протянул руку к одеялу, которое натянула на себя до самого подбородка Ева, – то я перестану смущать твой девичий взор.

Пришлось выделить уголок одеяла нахалу, повадившемуся на постоянной основе посещать её сны.

– Я не пойму, когда это мы с вами перешли на ты?! – не успокаивалась она. – И вообще, это моя постель!!

– Вот об этом я и хотел поговорить, детка.

– Ева! – прошипела Ева.

– Ева, – растягивая гласные, проговорил незнакомец. – А я… я не знаю, кто я. Понимаешь, я помню себя только в твоей постели. Очнулся – рядом ты, ну, а я что, не мужчина разве? А ты завизжала. И –темнота. Потом опять ты. Укусила меня, между прочим! – незнакомец с обидой потрогал нижнюю губу. – И дальше опять темнота. Я, конечно, был бы счастлив провести всю жизнь в постели с женщиной. Но не так же! – с обидой добавил он.

– А я при чём? Да ты вообще мне снишься!

– То есть, ты знаешь, что в любой момент можешь проснуться, и твоя жизнь продолжится, как ни в чём не бывало?

– Конечно. Первой ночью благодаря тебе была поднята на ноги вся гостиница!

– Это когда ты завизжала?

– Да! – обиженно призналась девушка.

– А что? Это идея! Вдруг, и мне поможет. Я повизжу?

Ева в знак согласия прикрыла уши руками.

– И-ииииииии!!

***

Проснулась Ева от собственного хохота. Она уткнулась лицом в подушку, чтобы не разбудить Фоську и Дайану, которая спала в кровати, стоящей у противоположной стены. Розовый недовольно заворочался и слегка приоткрыл сонные глаза.

– Всё хорошо, Фосенька, всё хорошо, – успокаивала его хозяйка, продолжая время от времени прятать лицо в его мягкой шкурке, стоило ей только вспомнить это полное надежды "И-иииии".

Утром не выспавшаяся, но непонятно весёлая Ева заняла своё место за рабочим столом напротив помощника мэра. Вскоре в мэрию прибыл плотник с помощниками, и там начался форменный кавардак. Слышно было, как по чёрной лестнице, отчаянно ругаясь, работники таскали доски и материалы, резко запахло свежей древесиной и краской.

– Госпожа магичка, – появился в приёмной сам Жартрез, – мы, того-этого, совсем ненужную мебель в окошко покидаем? Ну, чтобы не шуметь вам тут слишком. А потом всё соберём и вывезем, да?

– Конечно, покидайте, – ответил вместо неё Риколик с мученическим выражением на лице, – а то, не приведи боги, шум ещё здесь устроите!

Ева подняла голову от бумаг и, в подтверждение слов нервного помощника мэра, согласно кивнула головой. Она честно провела на рабочем месте положенные полдня, после чего простилась с несчастным Риколиком до завтра.

В зале ресторанчика, куда они пришли на обед, пустовал только один единственный столик, за который их с почтением провёл сам метрдотель заведения. Вчерашнее представление повторилось. Опять розовому со всех столов посылали угощение, опять его большущие глаза светились от переполнявшего его счастья, и опять он не смог осилить все предложенные ему блюда и с надеждой переводил глаза с тарелок на хозяйку.

– Заберём, конечно же, всё заберём, – заверила его Ева.

Со стороны кухни к ним уже спешил подавальщик с пакетами, в которые он ловко упаковал все блюда, которые не смог осилить прожорливый фамильяр.

– Прогуляемся? – предложила Ева после обеда.

И наша троица не спеша отправилась на прогулку. Они заходили в небольшие лавчонки, пестрящие всевозможными мелочами, где Ева купила несколько заковыристых вещиц, которые хозяин лавки выдавал за волшебные амулеты, привезённые прямиком из заморских магических краёв. Она обрадовалась, как ребёнок, когда нашла на одном из таких пыльных развалов настоящий хрустальный шар. Пара полуистлевших свитков, покорёженный секстант и астролябия дополнили список её странных покупок.

– Ева, это всё тебе нужно для работы? – осторожно поинтересовалась Дайана, глядя, как старшая подруга с энтузиазмом старого скряги, нашедшего забытую ранее золотую монету, рассматривает загадочное нечто из переплетённых медных проволочек и полос с увеличительным стёклышком в центре.

– Это мне нужно для антуража! – веско ответила старшая подруга. – Ты только представь, придёт к нам заказчик, а у меня в кабинете только стол, стул, ну и, собственно, я на стуле. Скучно? Обыденно? Как в какой-нибудь адвокатской или нотариальной конторе! А если я буду в окружении этих загадочных умных вещей, – и она погремела своими покупками, – тогда и я буду выглядеть загадочной и умной!

– Ты и так выглядишь умной, – не могла не похвалить подругу Дайана.

– Значит, просто придадим загадочности нашей деятельности!

– Как гадалки?

– Вот это я не подумала. Не хочу, чтобы мой научный расчёт смешивали с гаданьем на деревенской ярмарке. Значит, шар убираем, – и хрустальный шар печально занял своё место в груде старых вещей. – Осталось докупить то, что действительно нужно.

В той же лавке, в которой они вчера купили картон, кисти и краски, Ева заказала себе толстые тетради, карандаши, загадочный набор для черчения, машинку для арифметического счёта и ещё много понятных только ей канцелярских мелочей. Хозяин лавочки пообещал прислать всё это через неделю на их новое место жительства.

Когда они вернулись к себе в гостиничный номер, Дайана показала набросок будущей вывески. Древний полураскрученный свиток с загадочными чертежами и формулами, в центре, где следовало вписать название их конторы, совсем бледными.

– А ты прекрасно, уловила идею, сестрёнка, – похвалила Ева. – Только где ты взяла эти формулы?

– Подсмотрела в той тетради, что ты читала вчера. Я поступила нехорошо? – испугалась девочка.

– Очень даже хорошо! Эти формулы придадут вывеске и нашему предприятию научной значимости.

– Осталось только вписать название. "Расчёт будущего"? Да?

– Нет, родная, пожалуй, это будет слишком… самонадеянно. Люди либо не поверят нам сразу, либо начнут требовать, чтобы мы предсказали всё их будущее. А это не в силах сделать ни маги, ни гадалки. Я думаю, "Маджестик расчёт" подойдёт больше. Расчёты делаем? Делаем. Магические? Магические. А что слово немного на научный лад, это даже хорошо.

Проект вывески нового заведения понемногу обретал реальность.

***

Вечером, ложась спать, Ева положила рядом лишнюю простыню. Ну не мужские трусы же ей было брать с собой в постель!

Как она и предполагала, незнакомец опять появился в её сне. Ева быстро накинула на бесстыдника заранее приготовленную простыню, и только потом решила поздороваться.

– Ну как? – поинтересовалась она.

– Никак! – недовольно ответили ей в ответ. – Опять темнота. И опять ты.

Хорошо, что она отсмеялась вчера. В его присутствии это выглядело бы некрасиво. Этот странный мужчина из её снов хоть и наглец и ловелас, каких поискать, и, может быть, вовсе даже и ненастоящий, но Еве стало его жаль.

– Расскажи, что ты помнишь? – попросила его она.

– Ничего не помню, – неохотно сознался мужчина, – только ты, эта кровать и… темнота.

– А имя, имя у тебя есть?

– Есть, наверное, только я его не помню.

– Совсем-совсем?

– Нет! – громче, чем нужно, видимо, обидевшись, ответил он. – Маленько помню, а маленько нет!

Затем лёг на спину и закинул руки за голову.

– Я ничего не помню. Меня нет. Меня просто нигде нет. И ничего вокруг нет! И тебя нет, – с тоской проговорил мужчина, глядя в тёмный потолок.

– Подожди! Не отчаивайся сразу, – остановила самобичевание Ева. Взрослый, сильный, волевой, что видно даже в такой глупой ситуации, мужчина. Он бы не простил потом ни себе, ни ей эти минуты слабости. Если бы когда-нибудь выяснилось, что он настоящий…

– Давай начнём с того, что дадим тебе имя!

– Давай, – вяло отозвался сосед по кровати.

– Гарольд, твоё имя будет Гарольд. Ты не против? Когда-то в детстве, лёжа на жёсткой приютской койке, я мечтала, как откроются тяжёлые ворота, и в них въедет прекрасный принц в белом костюме и на белом мобиле. Его имя будет Гарольд. Он скажет, что злая колдунья украла его невесту, и вот наконец-то он нашёл меня. И что моё настоящее имя Розамунда.

– Почему Розамунда? И что такое мобиль? – поименованный Гарольдом заинтересованно приподнялся на локте.

– Я ненавижу имя Евлаисия. Хотя, сейчас понимаю, что имя Розамунда ещё глупее. А почему ты заинтересовался именно словом мобиль?

– Приют, принц, белый костюм, колдунья, невеста – все эти слова как будто мне знакомы, я хорошо представляю, что это или кто это. Единственное, что мне совершенно непонятно, это что такое мобиль?

– Карета. Мобиль – это самодвижущаяся карета. Внутри которой спрятан маго-механический движитель, Который и приводит карету в движение.

– Без лошадей?

– Да, без лошадей. А ты знаешь, что такое лошадь!

– Знаю, – признался Гарольд, – только, – усмехнулся он, – не знаю, откуда я это знаю.

– Если хочешь, я буду рассказывать тебе что-нибудь. Историю, географию, просто сказки, а ты будешь вспоминать, – предложила Ева.

– Давай, – согласился мужчина, – лучше уж так, чем… ничто.

Ева начала рассказывать историю сотворения мира и не заметила, как заснула. Заснула во сне. Или перешла из одного сна в другой? В котором Гарольд положил её голову на своё плечо и тихонько гладил рукой по волосам.

***

Утро началось, как обычно. Быстрый подъём, завтрак, работа в мэрии до обеда в одном кабинете с господином Риколиком. Потом обед в привычном ресторанчике при гостинице и прогулка по городу. Горожане уже стали узнавать Еву и её забавного фамильяра. Совсем незнакомые люди подходили к ним и угощали Фоську съестным. Многие уже знали, что мясо он предпочитает всему остальному. Ева поначалу противилась этому, но, видя как радуется Фоська, смирилась с неизбежным, тем более, что иначе его аппетит заметно ударил бы по их небогатому карману.

А вечером, ложась спать, Ева брала с собой в постель запасную простыню, уходила в сон и опять встречала там загадочного незнакомца. Для него совсем не было тех часов разлуки, из которых складывался день. Гарольд существовал только здесь и сейчас. Но почему-то создавалось впечатление, что он очень ждёт эти встречи, когда опять можно будет послушать очередную историю. Так за разговорами они выяснили, что он ничего не знает ни из истории, ни из географии, ни из механики. Вся техника, о которой рассказывала Ева, приводила мужчину в недоумение, он не мог понять, зачем нужно создавать такие сложные механические конструкции, если можно просто… что? Здесь в его памяти зиял огромный провал. А потом Ева незаметно для себя уходила в глубокий сон, зачастую прижавшись к крепкому мужскому телу.

ГЛАВА 5

Так незаметно пролетела неделя, и подруги смогли переселиться в отремонтированный дом. Заново застеклённые окна пропускали солнечные лучи, которые словно обрадовались, что наконец-то могут заглянуть в эти прежде всегда закрытые и неприветливые комнаты, и радостно гоняли озорных солнечных зайчиков по повеселевшим стенам. Ещё не выветрился запах лака и краски, ещё не убрали остатки материалов и стружки с небольшого заднего дворика, а подруги уже планировали расстановку мебели в помещениях. Внизу размещалась уютная гостиная, кабинет с отдельным входом прямо из холла, небольшая кухонька и, как и обещал мастер Жартрез, мастерская для Дайаны. Наверху разместились две спаленки, ванная комната и огромный балкон-веранда с отдельной лесенкой, ведущей во внутренний дворик, где впоследствии можно будет разбить небольшую клумбу.

Кое-что из старой мебели мастеру удалось починить, и докупать девушкам пришлось совсем немного. Кухонную утварь, постель, занавески, диван, два кресла и ковёр для гостиной. Вот, собственно и всё. Свободные деньги подошли к концу. Необходимо было оставить на продукты. Ходить на обед к добряку Бойдесу становилось неудобно. Ничего, до первого жалованья осталась неделя.

Ева с любовью принялась обставлять свой кабинет. Стол для работы, два кресла для посетителей и шкафы для книг остались от прежней хозяйки. Мастер отремонтировал их и заново покрыл лаком. Большой и широкий стол для чертежей он изготовил по предоставленным девушкой наброскам. В углу пристроился чайный столик, удачно купленный в одной из лавчонок. Кабинет был готов. Можно начинать работу. Осталась вывеска и лицензия, столь щедро обещанная мэром Преттером.

***

Наутро, дождавшись градоначальника, Ева зашла к нему в кабинет, чтобы озвучить свои первые предложения по улучшению жизни на подведомственной ему территории.

– Господин Преттер, – начала она, – я понимаю, что при достаточном финансировании улучшить состояние дел может каждый. Нам же приходится обходиться тем, что есть. И я понимаю, что этого мало.

– Девочка, тебе понадобилась неделя работы с документами, чтобы понять, что лишних денег в городской казне нет?

– Чтобы понять, что денег мало, мне достаточно было узнать сумму моего жалованья, – спокойно ответила ему Ева. – Неделя мне понадобилась на то, чтобы подобрать и разработать предложения, которые позволят существенно пополнить городскую казну, не привлекая лишних затрат.

– Ну-ка, ну-ка, – градоначальник весь подался вперёд, изображая снисходительный интерес взрослого к песочному замку, построенному капризным малышом.

– Ни для кого не секрет, что можно быть прекрасным работником и пытаться всё сделать самому. Для этого нужно быть просто хорошим работником, – уверенно начала Ева, – в таком огромном хозяйстве, как наша Паэнта самому всё сделать невозможно, как бы вы лично не рвали свои жилы. А значит, нужно что?

– Что? – заинтересовался Преттер.

– Нужно позволить другим зарабатывать для вас деньги! – торжественно выдала секрет Ева.

– А как заставить людей работать на нас? – засомневался мэр.

– Не нужно их заставлять, нужно лишь позволить им сделать это. Я выделила список проблем, решение которых повысит вашу популярность, ну и, куда же без этого, пополнит городскую казну. – Ева положила перед озадаченным градоначальником пухлую папку и продолжила: – Город наш большой, а, как я заметила, не многие могут позволить себе мобиль, чтобы добраться из одного конца на другой. Запустите общественный транспорт!

– Эе-ей, девочка, ты же понимаешь, что в городе нет денег на покупку таких мобилей.

– Господин Преттер, дайте поработать другим. Пусть те, кто имеет деньги, покупает мобили и перевозит людей! Мэрии остаётся только продать им лицензию, утвердить маршрут и собирать налоги.

Глаза мужчины заинтересованно сверкнули.

– Что-то интересное в вашем предложении есть, госпожа Раленетта.

– Это первое моё предложение, – как ни в чём не бывало, продолжила Ева, как будто бы не заметив, что её повысили с "девочки" до госпожи Раленетты. – Продолжу. Чистота городских улиц. Давно пора разделить полосы, по которым движутся конные экипажи и мобили. Тогда под колёсами мобилей не будут путаться ни лошади, ни продукты их жизнедеятельности. Век конной тяги уходит в прошлое, господин мэр. Поэтому пора ставить вопрос, либо пересаживайся на мобиль – вот он, доступный общественный – либо плати налог на уборку дорог от лошадиного помёта. Налог, кстати, пойдёт на содержание уборщиков.

Мэр, как заведённый, согласно кивал головой.

– Далее, – продолжила девушка. – Наш город очень красив, но оглянитесь, – градоначальник послушно оглянулся, – окраины, где расположены частные дома, утопают в зелени, а центр города, его сердце – в пыли. Нам просто необходимо посадить там деревья.

– Но деньги… – начал было господин Преттер.

– Опять же, позволим оплатить другим! – радостно предложила Ева. – Захотел бакалейщик увековечить своё имя и лавку в веках – пожалуйста! Аллея его имени. У соседствующего владельца модного ателье больше денег? Прекрасно! Разрешим разбить парк, можно с развлечениями для детей и молодёжи, но тогда, будь добр, заплати налог с дохода. Хочет господин Риколик дерево его имени – не будем ему препятствовать.

Маска задумчивости надолго поселилась на лице мэра Преттера.

– Продолжу дальше. Я осмотрела местные лавки артефактов. Продаются только либо слабенькие, либо подозрительные артефактики. Господин Преттер, пора идти в ногу со временем. Пригласите мага-артефактора. Его изделия существенно улучшат жизнь горожанам, за что они будут благодарны именно вам. Опять же со временем и город сможет позволить себе воспользоваться его услугами, а это, прежде всего, уличное освещение, магический контроль за движением на улицах. Мы сможем себе позволить это, господин Преттер. А как будут радоваться местные модницы, покупая его артефакты для ухода за телом или одеждой!

– Как вы всё хорошо говорите, – неуверенно протянул мэр, – а ну, как не получится?

– Здесь, – указала Ева на лежащую на стола папку, – все маг-расчёты по предполагаемым расходам и ожидаемым доходам сроком до пяти лет, господин мэр.

Преттер важно пролистывал содержимое предложенной папки.

– Эм-м, сам-десять отдача в первый же год? – удивился он.

– Да, господин мэр, и это вы смотрите не самый маржинальный проект.

– Согласен попробовать, – согласился Преттер. – Пора, пора уже Паэнте занять подобающее ей место!

– Совершенно с вами согласна, господин мэр. А теперь я хотела бы получить свою лицензию. Не облагаемую налогом, как вы и обещали.

– Но в случае новых поступлений в казну, мы могли бы увеличить вашу ставку до полной, госпожа Раленетта.

– Благодарю, господин мэр, меня устроят премиальные с возросших доходов городской казны, – остановила его Ева. – А от обещанной лицензии я, пожалуй, не буду отказываться.

К обеду они расстались, довольные друг другом. Преттер увлечённо листал папку с расчётами, а Ева стала обладательницей лицензии на общую деятельность, которую щедро выправил ей господин градоначальник.

***

К тому времени, как Ева вернулась домой, Дайана успела не только доделать вывеску, но и приготовить обед. Обедать дружно согласились на уютной кухоньке.

– Как же хорошо нам втроём, правда? – спросила Дайана старшую подругу, когда они не спеша попивали ароматный настой из трав. – И нам никто-никто не нужен. И городок здесь хороший, и жители приветливые, правда, Ева?

– Дайана, ты от чего-то или от кого-то бежишь? Чего ты боишься? Расскажи мне. Мой жених влиятельный маг, он сможет тебе помочь и, если нужно, защитить.

– Всё у меня нормально, – в разрез со словами девочка заметно съёжилась, – я… я боюсь, что ты выгонишь меня, когда выйдешь замуж!

– Глупенькая маленькая Дайаночка, ну зачем ты так плохо думаешь обо мне! – Ева прижала к себе тёмную головку и легко поцеловала девочку в макушку.

И тут она заметила под тёмными волосами слегка отросшие светлые корешки.

– И тебя совсем никто не ждёт? Тот, кому ты дорога?

– Недорога я никому! И никто, кроме тебя, меня не любит! А женихи все гадкие! И вообще, все мужчины гадкие, даже если… Гадкие и всё!

– Родная моя, мне становится обидно, когда я вижу, что человек, к которому я привязалась, продолжает не доверять мне. Скажи, что я должна подумать, когда увидела твои отросшие светлые волосы? – мягко спросила Ева.

Дайана вздрогнула и отскочила к двери. Её нижняя губа мелко задрожала.

– Извини, что обидела тебя, – тихо произнесла девочка, изо всех сил стараясь сдерживать рвущиеся наружу слёзы. – Я знаю, что недостойна твоего доверия, Ева. Я… я, пожалуй, пойду, – и она направилась к двери.

– Стой, глупышка! – Ева едва успела перехватить её. – Куда ты собираешься идти?

– Мне есть куда пойти, – упрямо твердила девочка.

– В тот розовый бордель?! – не стала щадить её чувств Ева.

Дайана закрыла лицо руками, не в силах больше сдерживать слёз, и заревела в голос, опустившись прямо на каменный пол их маленькой кухоньки.

– Родители нашли жениха, а он ста-арый. Он даже старше мамы! Он как, как… жирная скользкая лягушка! А я уже большая, я знаю, что мне придётся лечь с ним в одну постель. Ненавижу лягушек!

– Даечка, милая, ну кто же сейчас так дочерей замуж выдаёт?

– Мои родители и выдаю-ют, – продолжала всхлипывать Дайана. – Деньги из приданого маменьки давно закончились, а желание красиво жить нет. Вот они и решили продать меня дряхлому старику!

– И поэтому ты сбежала? Но почему именно в Наду?

– Попалось объявление, в котором было написано, что приглашают в пансион одиноких девушек для обучения полезным женским навыкам. Я подумала – шитью, вышиванию и готовке. А она, она… – и поток горьких слёз опять усилился.

– Дайана, твои родители волнуются. Ты должна сообщить им, что с тобой всё в порядке.

– Как же им не волноваться, такой дорогой товар сбежал! Евочка, не сообщай им, пожалуйста!

– Глупенькая, глупенькая Дайана. Как же я сообщу, если я даже не знаю, кто твои родители и где они живут! Ты должна это сделать сама, – и Ева протянула ей свой артефон.

Дайана покорно набрала соединение и, когда послышался женский голос, быстро сказала:

– Мама, это я. У меня всё в порядке. Я вышла замуж за певца из бродячего театра и счастлива, – а затем отключилась и обессиленно замолчала.

– Зачем ты это сказала? – огорчённо спросила Ева.

– Так они наверняка перестанут меня искать. Певец из бродячего театра – это кошмар, которым пыталась запугать меня мама. По её мнению, большего позора и быть не может.

– Маленькая наивная Дая, если бы все трудности решались словами, – Ева прижала к груди тёмную головку. – Никогда, слышишь, никогда не скрывай от меня свои проблемы. Вместе мы всё решим. Семья моего жениха очень влиятельна, они помогут тебе.

– И ты не выгонишь меня?

– За что, глупышка? Ты же моя маленькая сестрёнка, которой у меня никогда не было. Моя помощница! Обед приготовила, вывеску написала. Скоро появится мастер Жартрез, попросим его повесить её над входной дверью, – решила сменить тему девушка.

Словно в подтверждение её слов на заднем дворе раздались мужские голоса – работники, делавшие ремонт в доме, вернулись за своими инструментами и оставшимися материалами. Ева попросила мужчин помочь с установкой вывески, и они согласились, быстро взявшись за дело, время от времени поглядывая на Фоську, который увлечённо грыз большое зелёное яблоко. При этом он старался это самое яблоко от них скрыть и одновременно проследить за непонятными шумными незнакомцами.

Вскоре вывеска заняла положенное ей место, довольный мастер передал Дайане несколько досок для работы, пообещал, что скоро пришлёт заказчиков, затем тепло распрощался с новыми жильцами загадочного дома и отправился в мэрию за расчётом.

Маленькая художница тут же утащила заготовки к себе в мастерскую и с воодушевлением принялась готовить их к работе. Ева решила разобрать бумаги, доставшиеся ей от прежних хозяев. Чертежи, книги, тетради. Судя по записям, оставил их человек, неплохо разбиравшийся в пространственных расчётах. Понемногу девушка увлеклась малоизвестным ей до этого момента разделом науки. Расчёт и построение порталов перемещения. Некоторые тетради с особо сложными формулами она просматривала бегло, собираясь вернуться к ним позже, на некоторых записях она останавливалась подробней, с энтузиазмом истинного учёного радуясь, что начинает понемногу разбираться в абсолютно новой для неё области знаний.

Ева долго не могла ухватить мысль, что же её так смущает в этих расчётах, оставленных неизвестным исследователем, пока не решилась сама построить простейший расчёт на основе полученных формул. Поменяем переменную, соединим эту и эту формулы, учтём магическую компоненту… Точно! В расчётах совершенно не присутствовала магическая составляющая. Неизвестный инженер пытался рассчитать портал без наличия магии. Это как мобили. Говорят, что можно создать движитель мобиля, который работал бы совершенно без влияния магии, но зачем? Магический движитель мощнее, проще и надёжнее. И вообще, если магия есть, нужно её использовать. Либо этот человек не обладал магией и не видел её, либо ему зачем-то необходим портал без наличия такой привычной в мире магии. Вот только зачем? Наверное, это уже не удастся узнать.

К вечеру у неё уже был готов первый расчёт простенького портала. Ева нашла на кухне ложку, наложила на неё магический отпечаток и прошла к себе в кабинет, где ловко повторила пальцами в воздухе рисунок по составленному ею чертежу, сделала жест активации, и ложка покорно появилась на ковре перед её ногами. Действует! Странно. Так просто. Почему же существующие порталы так громоздки, пожирают бездну магической энергии, а потому безумно дороги. Новая область знаний захватила нашу исследовательницу с головой.

После ужина разошлись по комнатам, собираясь ложиться спать. Фамильяру была выделена отдельная большая корзина с постеленной в ней мягкой перинкой, и разочарованный розовый с укоризной смотрел оттуда на хозяйку большими просящими глазами.

***

Ева заканчивала принимать душ, когда услышала сквозь шум льющейся воды слабый вскрик. Наскоро накинув халат, она выскочила в коридорчик, куда выходили двери их спален. Ошеломлённая Дайана молча указывала рукой на стену меж этих самых дверей. Казалось, что по ней шли постепенно затухающие волны и спирали. Вскоре всё успокоилось, и перед их глазами находилась привычная стена с серебристо-синими обоями.

– Там кто-то был! – испуганно проговорила девочка, всё ещё с ужасом взирая на загадочное место.

– Наверное, этот самый эффект в своё время свёл с ума прежнюю хозяйку и до сих пор продолжает пугать местных обывателей, – проговорила Ева, деловито ощупывая подозрительное место руками. – Так, совершенно не чувствуется никаких магических потоков. Интересно. Хотя и не неожиданно.

– Вот это, – Дайана неопределённо покрутила кистью в районе подозрительной стены, – тебе интересно?! Да все местные обыватели в ужасе!

– Вот, именно, обыватели! А мы с тобой кто?

– Кто? – послушно переспросила девочка.

– Маг-аналитики! И как маг-аналитик, я заявляю, что ничего ужасного для нас здесь нет, а есть нестабильный незавершённый портал. Мы его сейчас заблокируем простейшей формулой – вот так! – и Ева, достав самописку, ловко начертила несколько знаков на обоях, в конце своих манипуляций она проколола себе палец и провела им росчерк поверх чертежа.

– Ты даже как будто радуешься, – осторожно заметила Дайана, видя, как предвкушающе горят глаза старшей подруги.

– Конечно! Сегодня я открыла для себя нечто новое, а это не может не радовать. Даечка, я даже боюсь представить, куда могут нас завести исследования в этой области! Мне кажется, в тех тетрадях содержатся расчёты, ещё неизвестные нашим учёным. Если они хотя бы наполовину верны, и в них добавить… впрочем, чем я забиваю тебе голову, тебе это неинтересно.

– Интересно, интересно. Только, – Дайана замялась, – можно я сегодня лягу в комнате с тобой?

– Конечно, ложись! Моя кровать намного шире гостиничной, в ней мы прекрасно поместимся вдвоём! – разрешила Ева. И только сказав это, она вспомнила о своём зачастившем ночном визитёре.

Хотя, может, он снился только в гостинице? Будет немного жаль, если это действительно так. Интересные сны. Интересный молодой человек. Такой сильный и одновременно беззащитный.

Девушки оставили гореть в комнате слабенький ночник, и улеглись спать на одной кровати, устроив обиженно попискивающего Фоську на его законное место. Ева не исключала возможность, что Гарольд всё же появится и надела специально приобретённую длинную ночную сорочку самого скромного фасона с глухим воротничком под горло и рукавами, почти скрывающими кисти.

Утром их разбудил Фоська, он забрался на кровать и устроил нешуточную возню, всем своим видом сообщая, что так они могут пропустить не только завтрак, но и обед. Гарольд не приснился. Немного жаль. Но мы не вольны управлять своими снами. Сон, это всего лишь глупый, хотя и достаточно реалистичный, сон.

Ева подхватила расшалившегося фамильяра, протанцевала в обнимку с ним несколько па, чмокнула его в нос, зачем-то сказала ему, что ничего страшного не случилось, быстро умылась, переоделась и отправилась готовить завтрак. Предстоял насыщенный выходной день.

***

После завтрака подруги сходили на рынок, чтобы закупить продуктов на ближайшую неделю. Обратно до дома их добросил весёлый дядечка, представившийся их соседом господином Пасквиком.

– Чем же вы так не понравились нашему мэру, бедняжки? – озадаченно спросил он, когда процедура знакомства закончилась.

– Почему вы так решили? – Ева захотела побольше узнать от разговорчивого соседа.

– Как же! Домик-то этот после смерти безумной Бетти мэрии отошёл, потому как не нашлось на него наследников. Да только не смогли его продать, нехорошая слава за ним идёт, ох, нехорошая! Вот и пытались в него подселить неугодных. Как кто придёт к мэру с жалобой, – объясняя, господин Пасквик успевал широко размахивать руками и управлять мобилем, – мол, господин Преттер, жить негде. А мэр от щедрот своих этот домик-то и предложит! Несколько семей пытались жить в нём после Бетти. И крепкие, скажу я вам, мужики были! Ан нет, не смогли! Соглашались смирненько на совсем уж ветхие развалюшки, только бы подальше от этого проклятого дома.

Дайана смотрела на господина Пасквика огромными испуганными глазами, крепко вцепившись в руку подруги.

– Они объясняли как-то свой страх? – продолжала допытываться Ева.

– Бродят, дескать, там всякие непонятно какие. Даже не привидения, нет, откуда им там взяться, привидениям этим, это ж не замок какой старинный. Вот и получается, что не привидения, а… бродят.

– И всё же мы постараемся справиться, господин Пасквик. Очень уж нам этот дом понравился. Я – дипломированный маг-аналитик, и я постараюсь выяснить и устранить причину.

– Это как, маг-аналитик? – поинтересовался словоохотливый соседушка.

– Моя специальность – расчёты. Помогу выбрать правильное решение, обосную его с маг-аналитической точки зрения.

– Это как бы я раздумывал, купить мне мобиль "Койт" или "Резден", а вы бы точно и посчитали. Так что ли?

– Да, сделать такой расчёт в моих силах. Этот и многие другие. До обеда я нахожусь на службе в мэрии, а после обеда занимаюсь частной практикой. Можете обращаться, господин Пасквик. Спасибо, что подвезли нас до дома.

Девушки, любезно отказавшись от помощи соседа, сами занесли свои покупки домой. Счастливый Фоська так и не выпустил корзинки с провизией, которую лично ему вручили появившиеся поклонники. Устроив продукты в холодном подвале, подруги занялись каждая своими делами. Дайана убежала в мастерскую, а Ева решила продолжить знакомство с загадочными тетрадями.

Сначала она разложила все найденные свитки на полках кабинета, что придало ему ещё более значительный вид, а потом, подумав, решила скопировать всю информацию с найденных бумаг на артефакты памяти. Бумага временна, а артефакт вечен.

Время за работой летело незаметно, и Ева удивилась, когда Дайана позвала её обедать. Девушки ещё не доели яблочный пирог, купленный в полюбившейся ими кондитерской, как послышался звон дверного колокольчика. Подруги удивлённо переглянулись, и Ева пошла встречать их первого гостя.

***

На пороге стояла пышнотелая горожанка лет за тридцать. Вид она имела решительный, но руки, нервно теребящие край нарядного жакета, непроизвольно выдавали её волнение.

– Здравствуйте, я Ранекка Пасквик, сестра Анадэя Пасквика, который подвозил вас сегодня утром. Он сказал, что вы можете посчитать всё-всё. Это правда?

– Да, это правда, – подтвердила Ева, проводя свою первую клиентку в кабинет.

Она указала гостье на кресло для посетителей, сама же заняла место за рабочим столом, аккуратно убрав бумаги, которыми занималась до этого.

– О, у вас уже есть заказы? – посетительница явно не знала, как приступить к разговору об интересующей её проблеме.

– Это моя изыскательская деятельность, – пояснила Ева. – Вы решили обратиться ко мне за помощью? – решила она подтолкнуть клиентку к изложению интересующего вопроса.

– Да! Именно за помощью! Я девушка уже взрослая и, скажу вам, очень серьёзная и ответственная. Я ко всему подхожу ответственно, – заверила она Еву. – Да! Именно серьёзно и ответственно! А потому, как сестра Анадэя и гражданка этого города, я должна выйти замуж. Да! Именно, как сестра и гражданка! У Анадэя своя семья, и его жена… не всегда прислушивается к моему разумному мнению, молодая вертихвостка, – госпожа Ранекка досадливо поморщилась. – А я ещё могу сделать счастливым какого-нибудь одинокого, – гостья повела кистью и мечтательно закатила глаза, – молодого человека, мне бы только найти его, моего единственного.

– Я смогу произвести такой маг-расчёт, госпожа Пасквик, – заверила посетительницу Ева. – Позвольте, я сниму ваши магические показатели, это позволит мне составить магическую карту ваших предпочтений.

– О, можете не беспокоится, госпожа магичка. Я сама расскажу, какого мужчину я предпочитаю! Чтобы высокий, широкий в плечах, не старый, ни в коем разе не бабник, – зачастила посетительница.

– Госпожа Пасквик, – прервала её мечтания Ева, – по таким критериям мужа ищут брачные агентства. Я же, повторюсь, занимаюсь серьёзными маг-расчётами.

– Да обращалась я в эти агентства, – поморщилась будущая невеста, – и в наши паэнтовские и даже в Наду шесть лет назад ездила, нет от них толка, ну не хотят они мне помочь! Даже за деньги не хотят работать, бездельники! "У нас нет для вас кандидата, удовлетворяющего всем вашим требованиям!" – передразнила она. – На вас вся надежда, госпожа магичка.

– Я возьмусь за расчёт, – кое-как сумела вставить слово в бурный поток жалоб Ева, – но критерии моего расчёта совершенно другие, нежели ваши. Я смогу рассчитать для вас место проживания мужчины, который подойдёт вам по личным и душевным качествам. Такого, с которым вам будет комфортно жить.

– По душевным, говорите? А что, это тоже много значит. Давайте, измеряйте!

Ева быстро сняла характеристики психомагполя клиентки, записала полученные данные и пообещала предоставить расчёт через три дня.

Госпожа Ранекка внесла аванс в количестве десяти накиев и отправилась домой. После её ухода Ева решила ещё раз просмотреть доставшиеся ей записи и попытаться выявить оставшиеся точки выхода загадочных нестабильных порталов. За изучением бумаг время, как всегда, пролетело незаметно. Но старания увенчались успехом: в доме было выявлено и успешно запечатано ещё шесть подозрительных точек самопроизвольного колебания пространства. Порталы это, конечно, хорошо, но пусть они подчиняются нашим желаниям, а не пугают впечатлительную Дайану.

На ужин подруги, как и обещали, отправились в ресторанчик к господину Бойдесу. Кажется, скоро их, а, вернее, Фоську там будут встречать стоя и с овациями. Ева настояла на том, что за свой заказ девушки всегда будут рассчитываться сами. Но запретить посетителям угостить милого фамильяра она не может. У Фосеньки начался упоительный праздник живота.

Вернувшись домой после ужина, Ева уложила сытого, а потому слабо сопротивляющегося фамильяра в его корзинку и связалась с Эвардом. Рассказала ему о первых своих успехах, загадочных тетрадях и своих попытках разобраться в новой для неё области знаний.

– Родная, – стал увещевать её жених, – теория порталов очень сложная область знаний, пожалуйста, не подвергай себя ненужной опасности. Может, отдать эти тетради специалистам? Пусть они разбираются с ними в своих лабораториях.

– Эвард, я не делаю ничего из того, что не понимаю. А эти тетради открывают очень широкий простор для научной деятельности. Ты же понимаешь, что я, как настоящий учёный, просто не могу взять и просто так отдать такие перспективные разработки.

– Эх, и почему я не влюбился в домохозяйку! – шутливо посетовал мужчина.

– Потому что я лучше! – заверила его Ева.

– Это меня и успокаивает. Люблю. Скучаю. Скоро приеду навестить тебя.

Поболтав ещё немного, они попрощались, и Ева улеглась спать. Наутро предстояло заняться расчётами по заявке госпожи Пасквик.

***

Ночь прошла спокойно, и свой второй заслуженный выходной Ева провела за расчётами, отрабатывая свой первый аванс. Просчиталось три вероятных кандидатуры на должность жениха девицы Пасквик. Причём в одном случае совместимость была более восьмидесяти процентов. Неплохо, неплохо. Семья должна получиться крепкая, стоит только немного пойти навстречу друг другу.

С чувством выполненного долга Ева приступила к так манящим её расчётам порталов. Попробовала переместить несколько неживых предметов. Перемещения происходили великолепно, при этом затрачивались крохи магической силы, и девушка всё с большим интересом присматривалась к своему фамильяру. Ведь смог он переместиться при призыве. Стоит рискнуть переместить его ещё раз. Она тщательнейшим образом сняла с него мерки, ещё раз перепроверила схему призыва, оставила Фоську на кухне и ушла к себе в кабинет. Там она разложила на полу тщательно выверенную, но в то же время на удивление простую схему и провела над ней жест активации.

Не стоит скрывать, Ева очень нервничала и испытала огромное облегчение, когда прямо на схеме материализовался удивлённый Фоська, держащий в лапках котлетку. Девушка подхватила своего фамильярчика, звонко чмокнула его в нос и закружилась с ним в обнимку, припевая: "Получилось, получилось!" Следовало отработать жест активации до автоматизма и приступать к следующему этапу исследований. А именно увеличение дальности и массы переносимых предметов. День прошёл плодотворно, а ночь спокойно.

***

Наутро начинался новый рабочий день. В кабинете Евы в мэрии закончился ремонт, и девушка планировала перебраться туда после обеда, во внерабочее время. Но планам не суждено было сбыться. В приёмной, которую они делили напополам с господином Риколиком, уже с самого утра творилось небывалое столпотворение, которого не наблюдалось, наверное, с самого момента основания сего учреждения. Несчастный помощник мэра с трудом сдерживал страждущих немедленно попасть на приём к градоначальнику.

– Это что здесь за балаган?! – строго спросила Ева.

Воцарилась тишина. Все посетители удивлённо воззрились на вошедшую девушку. Кажется, впервые за всё время их совместной работы Риколик так явно ей обрадовался, быстро сориентировался и выпалил:

– Госпожа маг-аналитик, все эти люди пришли с вопросами по вашим предложениям.

– Господа, здравствуйте, – произнесла Ева, обращаясь сразу ко всем пришедшим. – Я – маг-аналитик мэрии Паэнты Евлаисия Раленетта. Пока господин Преттер находится на объектах, мы с господином помощником мэра постараемся ответить на те ваши вопросы, которые касаются нашей компетенции.

На неё посыпался град вопросов. В основном они касались получения лицензии на новые виды деятельности, и прощупывались ставки налогов. Девушка старалась отвечать чётко и по существу. Почти два часа длилась их беседа, постепенно прибывали всё новые посетители, они с интересом присоединялись к беседе, которую остановило появление мэра.

Господин Преттер с заметным удовольствием оглядел собравшихся, чинно поздоровался со всеми и велел Риколику запускать их по одному.

До самого вечера, с небольшим перерывом на обед, Ева и помощник мэра оформляли лицензии и различные разрешения, за которые исправно принимал плату повеселевший кассир мэрии. А к вечеру господин Риколик сам предложил Еве помощь для переезда в отремонтированный кабинет. Более того, после того, как её немногочисленные пожитки были обустроены на новом месте, он вызвался проводить её до дома.

– А вы решительная девушка, – начал разговор с неуклюжего комплимента помощник мэра, – вот так приехать в совершенно незнакомый город, найти его слабые стороны и тут же предложить их решение. Не каждому мужчине это под силу. Признаюсь честно, сегодня я работал и впервые чувствовал, что делаю что-то нужное.

– Мне очень приятно, Дастин, что мои маг-расчёты помогли вдохнуть жизнь в Паэнту, – ответила Ева. – Вот заработаем деньги для города и устроим настоящий карнавал! Потанцуем?

– Вы согласитесь пойти со мной на карнавал? – глаза молодого человека радостно загорелись.

– А почему бы и нет? Это же карнавал!

– Ева, вы удивительная девушка. Я ещё не встречал таких, – восторженно признался её сопровождающий.

– Спасибо, Дастин, мне приятна ваша оценка моих деловых качеств, – осторожно вернула на землю своего сослуживца Ева. – Спасибо, что проводили, вот и мой дом. Сестрёнка меня уже заждалась.

В душе Риколика боролись желание быть приглашённым в дом и боязнь его странных кошмаров. Ева разрешила его сомнения, тепло попрощавшись и захлопнув дверь. Мужчина облегчённо вздохнул и пошёл прочь, про себя решив, что на работе-то она никуда от него не денется.

ГЛАВА 6

– Ева, ты вернулась! – обрадовалась Дайана. – К тебе приходил странный посетитель. Сначала он долго рассматривал нашу вывеску, потом расспрашивал меня, какими расчётами ты занимаешься, сказал, что у него есть для тебя очень заманчивое предложение.

– Заманчивое, говоришь? Ох, что-то мне не нравятся предложения, которые начинаются именно так. Ну да ладно, никто не запрещает нам отказаться от него или сказать, что не справимся. Давай этот вечер просто отдохнём, сегодня был насыщенный день, я устала.

Перед сном подруги устроили посиделки в гостиной. Они придирчиво рассматривали Фоську, блаженно переваривающего плотный ужин.

– Фосенька, где же у тебя поместились те четыре котлетки, мисочка жаркого и пирог с клубникой, которые ты уплёл за ужином? – полюбопытствовала Дайана, легонько переворачивая разомлевшего розового. Она ещё не заметила пропажу небольшого кружка колбасы из кладовки.

– Я уже думала над этим, – поддержала разговор Ева. – Обычное существо при таком аппетите или бы неимоверно растолстело, или же, что вероятнее всего, выросло. Такой аппетит характерен для некоторых растущих организмов. Но Фоська почти не растёт. Я думаю, что он всё перерабатывает в энергию. Но тогда и мой магический потенциал должен расти, а я этого не замечаю. Жаль, что здесь нет возможности его измерить. Фоська – моя самая трудная, а поэтому и самая интересная задачка, – она задумалась, легонько приподняла полупрозрачные кожистые крылышки и продолжила: – Нужно попробовать рассчитать его баланс энергии. Хотя мало надежды, что что-нибудь получится. Он является как бы частью меня, а значит, и на него будет распространяться погрешность расчётов собственных характеристик. Зачем тебе крылья, чудо? – спросила хозяйка, обращаясь к своему фамильяру. – Ты даже не пробуешь ими пользоваться!

Ева немного приподняла Фоську над диванчиком и разжала руки. Розовый неловко упал и жалобно пискнул. Девушка испуганно подхватила пострадавшего и провела беглый осмотр. Не найдя каких-либо повреждений, она прижала тёплое тельце к груди, где тот вскоре довольно засопел, соловело прикрыв глаза.

– Котик, маленький пушистый котик. Только розовый. И с крыльями, – нежно шепнула его хозяйка, легонько почёсывая между довольно прижатых розовых ушек.

Девушки ещё немного посидели в гостиной, Дайана что-то сосредоточенно чиркала карандашом на картоне, а Ева продолжила изучать так заинтересовавшие её записи. Фоська уютно посапывал, навевая сонное состояние и на хозяйку. Буквы начали расплываться перед глазами, и она решила укладываться спать.

При попытке уложить розового на его место, он недовольно заверещал и воззрился на хозяйку жалобными глазами, намекая на полученные по её вине тяжёлые ранения во время жестоких экспериментов с полётами.

– Ладно, ладно, симулянт, сегодня можешь спать со мной, – согласилась Ева и уложила свою ношу рядом с собой.

Очнулась она от ощущения того, что чья-то рука по-хозяйски поднимается по бедру вверх.

– Гарольд, ты опять за своё! – возмутилась девушка.

– Ева, прости, – ночной гость неохотно убрал шаловливую конечность, – я ещё не успел прийти в себя, а руки уже сами сориентировались! Я не виноват, поверь.

Гарольд осмотрелся при слабом свете ночника.

– Мы сейчас находимся в другой комнате? – заинтересованно спросил он.

– Да, раньше мы с младшей сестрёнкой жили в гостинице, там ты мне и приснился первый раз, а теперь переехали в дом. Сейчас мы находимся в моей спальне.

– Гостиница. Дом. Твоя спальня. У тебя есть настоящая жизнь вне этих снов, Ева. А я опять ничего не помню. Как же это раздражает! Почему? Почему? Почему так?!

– Поначалу я думала, что ты – неупокоенный дух одного из постояльцев гостиницы. Не просто думала, а надеялась на это.

– Надеялась, что по ночам встречаешься с неупокоенным духом?!

– Да, надеялась, – спокойно продолжила Ева, – вреда ты мне не приносил. Ну, поговорили немного, я из гостиницы уехала и навсегда бы с тобой рассталась. А теперь…

– Что? Что теперь?! – перебил её мужчина.

– Ты переехал со мной. Находишься в моей постели. Ты здесь, а моего фамильяра нет!

– Ты подозреваешь меня в краже фамильяра?!

Ева посмотрела на своего собеседника, как на неизлечимо больного ребёнка.

– Я подозреваю, что ты являешься духом моего фамильяра.

Гарольд обречённо застонал.

– Скажи, скажи, что ты так пошутила и вовсе не уверена в том, что говоришь.

– Я не уверена в том, что говорю, но я не пошутила. Фоськи со мной нет, а ты есть. Конечно, я допускаю, что он мог пойти на кухню, чтобы подкрепиться. Но посуди сам. Несколько ночей он спал вон в той корзинке, и ты не приходил ко мне во сне.

– Прошло несколько ночей, спал в корзинке, ушёл подкрепиться, – бездумно повторял слова Евы мужчина. – Он что, жрёт по ночам?! Он, случайно, не свинья?! – Гарольд с трудом сдерживал подступающую панику.

– Нет. Фоська, ох, прости, Фостер не свинья.

– Фоська! Я – фамильяр Фоська! Дай угадаю кто. Котик? Кролик? Собачка? Енотик?

– Он, м-мм, понимаешь, никто не знает кто он. Это долгая история.

– А я не спешу, расскажи, если не сложно.

И Ева рассказала Гарольду историю появления у неё фамильяра.

– И что? Больше нигде в мире нет ни одной такой особи? Желательно бы женской, – уточнил мужчина.

– Зачем именно женской? – не поняла Ева.

– Взяли бы её к себе, чтобы она спала со мной в этой замечательной корзинке! – буркнул Гарольд. – Я, знаешь ли, даже если и не настоящий, но не деревянный уж точно!

– Кто о чём, а ты всё об одном, – возмутилась девушка, натягивая одеяло до подбородка.

– Это нормально в такой ситуации, ты не согласна? – он демонстративно спустил с себя краешек простыни почти до грани приличий.

– Завтра я приготовлю тебе одежду, – поспешно сказала Ева.

– А зачем? Мне не холодно. Подумай, я и тебя могу согреть.

– Или уложу тебя спать в твоей корзинке! – мстительно продолжила девушка.

– Ладно, понял, – вздохнул Гарольд, и простыня прикрыла бронзовое тело. – Расскажи, у тебя есть портрет твоего фамильяра?

– Зачем тебе портрет?

– Хочу глянуть на своё второе тело.

– Я думаю, не стоит. Да и портрета у меня нет, – сконфузилась Ева.

– Что? Очень страшен?

– Нет, что ты! Очень даже симпатичен. Но портрета нет. А теперь позволь мне поспать, – и девушка повернулась спиной к собеседнику.

– Идти в корзинку? – не удержался Гарольд, но ответа не услышал.

Наутро Еву разбудил Фоська. Её ласковый и, как всегда голодный, фамильяр. Да-а, здесь есть над чем подумать, а сейчас завтракать – и на службу.

***

В новом кабинете на столе Еву ожидала одинокая розовая роза в тонкой высокой вазе. Такая трогательная в своём одиночестве. Девушка с наслаждением втянула дивный аромат.

– Нравится? – в дверях её кабинета стоял помощник мэра.

– Дастин, это вы принесли цветок?

– Ева, – засмущался Риколик, – я понимаю, что мы провинциалы и столичным куртуазностям не обучены, но подарить прекрасной девушке цветок и мы можем. Да, я знаю, вы прекрасны! Стоит только убрать эти нелепые очки и приодеть вас получше. А вы скоро это сможете, я знаю, господин Преттер намекнул, что готов увеличить вам жалованье! И… и вот. Я вижу вашу красоту! И внешнюю и внутреннюю, Ева.

– Дастин, спасибо вам за эту розу и изысканные комплименты, но, право же, я не знаю, чем их заслужила. Я такая, какая была неделю назад. Эти очки и одежда устраивают моего жениха, а большего мне не надо.

– У вас есть жених?

– Да, так получилось, что он остался в столице, а я приехала сюда.

– Но почему?

– Паэнте очень был нужен маг-аналитик, – улыбнулась Ева.

– Да, наша девочка, да! – послышался довольный басок мэра. Он, наверное, впервые пришёл в такую рань и сразу же поднялся к ней в кабинет. – Это был один из моих самых удачных ходов – пригласить к нам мага-аналитика. Паэнта оживает на глазах! Люди оживают. Толстосумы достали свои кошельки и готовы потратиться на благо города. Денежки уже потекли в бюджет! И мэрия изыскала возможность увеличить вам ставку до обещанных ста накиев.

– Благодарю, господин Преттер, но вы мне выдали лицензию, и у меня появились обязательства перед клиентами. Я не смогу проводить в мэрии полный рабочий день.

– Но кто же организует работу отдела лицензий? – по-детски удивился градоначальник.

– Господин Риколик очень способный молодой человек, наймите ему помощника, они справятся, я верю в Дастина, – и Ева улыбнулась просиявшему помощнику мэра. – А я всегда буду рада помочь советом.

– Кажется, вы меня обыграли с этой лицензией, госпожа Раленетта, – огорчённо признался Преттер.

– Это называется выбрать оптимальный для себя вариант, господин мэр, – мягко улыбнувшись, пояснила Ева.

– Надеюсь, дела города не пострадают от того, что вы вынуждены тратить своё время на частную практику, – вздохнул градоначальник.

– Ни в коем случае, господин мэр. Существовал же город как-то до моего прибытия.

– Это да. Мы справлялись, – пришлось согласиться мужчине. – Риколик, вас уже ждут посетители! – прикрикнул он. Помощник, а следом и сам мэр удалились из кабинета Евы.

Дальше рабочий день прошёл относительно спокойно, если не считать, что каждые полчаса к ней прибегал за советом озабоченный ворохом новых дел помощник мэра. Добросовестно отработав положенное время, девушка пошла домой.

***

– Ева, господин Торейз опять приходил, – такими словами встретила её Дайана. – Я сказала, что ты принимаешь после обеда. Он очень хочет встретиться с тобой!

– Значит, встретимся, если смогу, помогу ему. Сегодня должна прийти Ранекка Пасквик за готовым расчётом. Понемногу обрастаем клиентами! Это же хорошо, Дайана. У нас всё получается.

– Мастер Жартрез, как и обещал, прислал мне нескольких клиентов за заказами на вывески, – радостно добавила Дайана.

– Вот и замечательно. Может, самыми богатыми гражданами Паэнты мы и не сможем стать, но Фоську прокормим точно! – засмеялась Ева, поддаваясь своему фамильяру, который настойчиво тянул её на кухню.

Сразу после обеда заявились девица Пасквик и загадочный господин Торейз. Он любезно пропустил даму вперёд, и та важно вплыла в кабинет. Ева вручила ей результаты расчётов и объяснила, как пользоваться ими. Госпожа Ранекка долго разбиралась в схемах и расчётах.

– Мой суженый живёт в этом месте?

– Точнее, вы встретите его именно там и именно в указанное время, госпожа Пасквик, – пояснила ещё раз Ева.

– Поместье Скренвидж-викс, – прикинула предложенную схему достойная дама. – Я знала! Я всегда знала, что меня ждёт нечто необыкновенное! Первое удачное время уже завтра вечером. Нужно успеть подготовиться!

Клиентка отдала остаток оплаты и помчалась на выход, чуть не сбив с ног приподнявшегося было с кресла в холле второго посетителя.

– Я смотрю, ваши клиенты довольны вашими расчётами, госпожа Раленетта? – начал он разговор.

– Пока ещё никто не жаловался, – дипломатично ответила Ева. – Итак, я слушаю вас, господин…?

– Моё имя Ноирит Торейз, – представился мужчина.

– Присаживайтесь, господин Торейз, – и хозяйка кабинета указала на гостевое кресло. – Смею заметить, ваше имя не очень обычное для Накейской империи.

– Я прибыл издалека, – пояснил гость. – Там моё имя самое обычное.

– Что ж, я готова выслушать вашу проблему.

– Проблему. Да, проблему, – повторил господин Торейз. – Позвольте начать её изложение с вопроса. Откуда у вас эта вывеска?

– Вывеска? – удивилась Ева. – Нарисовали, конечно же.

– Я понимаю, – нетерпеливо отмахнулся посетитель, – мне хотелось бы узнать, где вы взяли формулы, что написаны на ней.

– После старой хозяйки остались тетради с записями. Художнику, делавшему вывеску, они показались достаточно заманчивыми и загадочными для того, чтобы привлечь взгляд клиентов. Что-то не так?

– Тетради. Они до сих пор сохранились?

– Да, строители предлагали сжечь их с прочим мусором, но я заинтересовалась записями и оставила себе.

– Вы смогли понять, о чём в них речь, госпожа Раленетта? – странный гость всё больше волновался.

– К чему все эти вопросы, господин Торейз? Говорите начистоту, – прервала посетителя Ева.

– Хорошо. Начистоту, так начистоту. Когда-то я снимал комнату в этом доме, и это мои записи.

– Вы хотите получить их обратно?

– Это было бы хорошо, если бы вы согласились вернуть их мне, как автору и законному владельцу.

– Дом простоял пустой более пяти лет, по законам Накии, вы утратили на них право собственности, – осадила его Ева знанием законов.

– Да, вы нашли их, и формально они ваши. Но я пришёл не только за ними. А потому ещё раз спрошу. Вы поняли, какие расчёты в них проводились?

– Господин Торейз, повторюсь, дом простоял пустым более пяти лет. Мэрия не смогла продать его или сдать в аренду не потому, что он плох или стар, здоровые мужики боялись заходить в него! – Ева похлопывала рукой по стопе злополучных тетрадей, лежащих у неё на столе. – Как видите мы, две слабые девушки, прекрасно расположились в нём. А всё потому, что мне удалось найти и запечатать семь точек самопроизвольного колебания пространства на территории этого небольшого домика.

– Вы разобрались! Вы смогли! Госпожа Раленетта! Я не прошу вернуть мне эти тетради, я помню в них каждый значок и уже давно восстановил их. Моё предложение заключается в другом. Помогите найти нме, что в моих расчётах не так!

– Вот как? А почему я должна поверить, что эти расчёты вашего авторства?

– Собственно это не расчёты, а черновики расчётов, как вы и сами, наверное, могли убедиться. И, как я уже говорил, я могу легко восстановить то, что в них написано, что я уже давно сделал. Можете проверить меня. Я провёл так много времени над ними, что до сих пор помню каждую страницу. Я не прошу тетради обратно, я предлагаю продолжить изыскания вместе, – Торейз достал небольшой приборчик, щёлкнул переключателем, и перед ним на столе появились ещё несколько тетрадей, гораздо менее потрёпанных, чем те, которые были у Евы. – Вот, это плоды моих трудов за последние семь лет. Я продвинулся в качестве, но не в количестве. Как видите, я почти достиг совершенства в перемещении малых предметов, но я не могу создать большой портал.

Ева повторила свой жест активации, и через мгновение у неё на коленях возник Фоська, деловито грызущий сладкий сухарик.

– Живое существо?! Вы можете переместить живое существо?! – Торейз подскочил. – Госпожа Раленетта, вы раньше занимались порталами? Возьмите меня в ученики, в помощники, я согласен стать вашим рабом, только не гоните меня! Хотите, я встану перед вами на колени?

– Нет! – Ева сама соскочила со своего кресла и немного отошла в сторону от неадекватно ведущего себя посетителя.

– Простите, простите, – немного успокоился странный гость, – вы, как я убедился, настоящий учёный и исследователь, и вы должны понять другого исследователя, перед которым наконец-то забрезжила надежда решения неразрешимой до этого момента задачи, – он внимательно осмотрел Фоську, уютно устроившегося на руках у хозяйки кабинета. – А откуда вы сейчас достали это розовое чудо?

– Это мой фамильяр, наверное, был на кухне, – коротко ответила Ева.

– Я так не могу. Мне нужно знать точно фиксированное местоположение предмета, в специально созданном мной механизме, поэтому могу работать только с неподвижными предметами, – его глаза опять загорелись. – Госпожа Раленетта, если дело в оплате, я отдам всё, что у меня есть, возьмите меня в ученики!

Ева бегло просмотрела тетради, которые предложил ей господин Торейз. Формулы, несколько переработанные и дополненные, повторяли те, что она видела в старых записях. И опять ни следа магической составляющей.

– Я подумаю, – медленно проговорила она, – как вы сами сказали, новые, а тем более трудные задачи, очень заманчивы. Мне очень интересна теория порталов в вашем изложении, она сильно отличается от официальной, более проста, изящна и менее энергоёмка. Не скрою, я заинтересована. От того, чтобы погрузиться в неё с головой, меня сдерживает просьба моего жениха не связываться со столь рискованной темой.

– Вы играючи перемещаете достаточно дорогое для вас существо и не используете для этого никаких приспособлений! Вы прирождённый портальщик, госпожа Раленетта. Я прошу вас только о теории! Испытания будем проводить только на мне, – по глазам гостя было видно, что он действительно готов рисковать собой ради поставленной цели.

– Ну что ж, я подумаю над тем, чтобы помочь вам с теорией, не знаю, насколько полезной будет для вас моя помощь. Скажите, вы владеете магией, господин Торейз?

– Скорее нет, чем да. Те крохи, что у меня есть, никуда не годны.

– В этом ваша основная проблема. В ваших расчётах отсутствует магическая составляющая. Идеальные с аналитической и математической точки зрения, они совершенно не учитывают магию. Поэтому вы вынуждены использовать костыли в виде механических приспособлений. Несомненный плюс ваших изысканий и расчётов, это то, что по ним можно применять совсем малый запас магических сил. Хватает даже весьма скромных моих. Попади ваши расчёты в руки сильных магов, и они смогут совершить прорыв в теории перемещения. Благодаря им, один сильный маг сможет перемещать большие предметы на огромные расстояния. Всё зависит от его силы, – Ева задумалась, – Или от совокупности сил нескольких магов. Можно открывать порталы для больших групп людей. Например, для войска. Нужно ли это?

– Госпожа Раленетта, я согласен на все ваши условия. Я готов отдать пальму первенства открытия вам, только помогите!

– Почему-то мне кажется, что вы не всё рассказали мне, господин Торейз, – задумчиво проговорила Ева. – Это ваше согласие на все мои условия очень подозрительно.

– Порталы – дело моей жизни, – обиженно возразил гость. – Они – моё единственное и любимое детище. Я живу только ими, ложусь спать и просыпаюсь с формулами в голове.

– Верю. Вот здесь я вам верю, господин Торейз. Но всё же, я должна хорошо подумать, стоит ли мне помогать вам. На любых условиях, – уточнила Ева, увидев, что огорчённый посетитель вытащил тяжёлый мешочек с мелодично звякнувшим содержимым.

– Вы мне не отказываете окончательно? – уточнил мужчина.

– Нет, – успокоила его хозяйка кабинета, – я даю вам возможность вспомнить ещё какие-либо важные обстоятельства, которые бы убедили меня заняться вашей проблемой. Всего хорошего, господин Торейз. Простите, кажется, в холле меня ждут другие клиенты.

– До встречи, госпожа Раленетта, – расстроенный Торейз поднялся из кресла, в котором сидел, и вышел.

***

В холле действительно сидели ожидающие приёма четверо посетителей. Они попивали чай, принесённый заботливой Дайаной. Фоська по-хозяйски подошёл к чайному столику, придирчиво осмотрел пирожные и печенье, лежащие на блюдах и в корзинке, выбрал два самых больших и с достоинством удалился.

– Господа, – привлекла внимание слегка опешивших от увиденного посетителей Ева, – кто из вас пришёл первый, прошу пройти в кабинет.

– А мы вместе, да, мы все вместе, – засуетилась излишне ярко одетая женщина лет тридцати пяти. – Это господин Никоис, мой муж, это его младшие брат Коэн Никоис и незамужняя сестра Фидолеция Никоис. А я, значит, буду Терана Никоис. Мы пришли вместе, так как у нас одна общая проблема. Прямо даже скажем, беда.

– Проходите в кабинет, – прервала словесный поток Ева.

Госпожа Терана Никоис первая последовала приглашению, за ней потянулись молчаливые родственники. Гости с благоговением рассматривали лежащие на полках свитки и старые ненужные, но такие загадочные инструменты, которые как раз на такой случай и приобрела предусмотрительная хозяйка кабинета. После того как все расселись, Ева попросила клиентов озвучить проблему, заставившую их обратиться к помощи мага-аналитика. Госпожа Терана достала жёсткий кружевной платочек и вытерла сухие глаза.

– Мы все живём в небольшом загородном поместье Никоисов, – скорбным голосом начала она. – Чуть более двух лет назад нас постигла тяжёлая утрата – умер мой дорогой свёкор, отец моего Ринолда и этих двух молодых людей, – она театральным жестом показала на Коэна и Федолецию. – Ах, он ушёл от нас так внезапно! – женщина опять промокнула свои глаза. – Так внезапно, что не успел рассказать своим детям, своим кровиночкам, куда же он прибрал свои накопления и те немногие драгоценности, что остались от его супруги, ныне тоже покойной госпожи Цецилии. Бедная Федолеция, она осталась бесприданницей! Коэн тоже не может подыскать достойную партию. Мы еле-еле сводим концы с концами! Прошу вас, помогите нашему горю!

– Я должна помочь найти им брачные партии? – вставила Ева свой вопрос в затянувшийся трагический монолог.

– Ну что вы! Подходящие партии на примете уже есть! – воскликнула настойчивая дама. – Прошу вас, мы все просим! – она окинула строгим взглядом своих родственников, и те послушно закивали. – Помогите нам найти место, где этот… наш горячо любимый отец спрятал наследство дорогих мне людей. Это бы разом решило все их проблемы.

– Пять процентов, – жёстко сказала хозяйка расчётно-аналитической конторы.

– Что? – госпожа Терана нелепо открыла рот.

– Я рассчитываю вам место, где ваш покойный свёкор спрятал от вас свои денежки, и получаю пять процентов от стоимости найденного.

– Но это же… грабёж, – пыталась возмутиться скорбящая дама, – бедные Коэн и Федолеция! Нам же не хватает денег даже на приличное питание.

– Как вы заметили, мне тоже есть, кого кормить, – оборвала скорбные стенания Ева.

– Мы согласны на ваши условия! – впервые подал голос глава семейства.

– Но, Рини, – пыталась возразить его супруга.

– Я сказал, мы согласны на выплату пяти процентов от найденного, Тери, – повысил голос мужчина.

– Хорошо, дорогой, в конце концов, это ваше наследство, – неохотно согласилась госпожа Никоис.

– Для того, чтобы составить расчёт, я должна осмотреть и магически просканировать ваш дом и участок вокруг него, – заявила Ева. – Когда я смогу попасть туда?

– Можно прямо сейчас, – предложила старшая гостья. – Мы добрались к вам на мобиле.

– Сколько времени добираться до вашего поместья? К вечеру я должна вернуться обратно, – решила уточнить девушка.

– Доставим, как есть к вечеру и доставим, вы уж только местечко то высчитайте, – засуетилась госпожа Никоис, поднимаясь. За ней поднялись и покорно потянулись на выход остальные члены семейства.

Ева предупредила Дайану, что уезжает по делам, взяла с собой несколько амулетов и проследовала за поджидавшим её господином Никоисом. Мобиль с личным водителем, поджидающий их около дома, своим видом заметно противоречил словам госпожи Тераны о полуголодном существовании обиженного умершим стариком семейства. Ну да что ей до чужих понятий о нищете. Взяла заказ – изволь выполнять, получить честно заработанный гонорар, а затем можно и навсегда расстаться с заказчиками.

Поместье, куда они прибыли после полутора часов езды, тоже мало напоминало пристанище бедняков. Трёхэтажный каменный дом по фасаду был выложен благородным белым ранийским мрамором, из него же, но более тёмного цвета, были и ступени парадного входа, у которого хозяев и их гостью поджидал величественный мажордом. В холле же вошедших поджидал немного неожиданный после величавого фасада культурный шок. Нелепое смешение цветов и стилей с головой выдавало дизайнера столь пёстрой обстановки. Госпожа Никоис в своём наряде здесь смотрелась очень даже к месту.

"Хм, а ведь, судя по домику, пять процентов от найденного могут составить очень даже кругленькую сумму! – поняла вдруг Ева. – Вот почему так упиралась жена хозяина. Ничего, если за два года сами не смогли найти, значит, я их последняя надежда". И она с чистой совестью проследовала в комнату, которую занимал покойный хозяин этого дома. Там она произвела свои замеры, затем попросила проводить её в места наиболее вероятного сокрытия вожделенного клада. Ими ожидаемо оказались чердак, подвал, винный погреб и сад, там тоже сделала по несколько замеров. После чего прошлась по этажам и повторила свои процедуры. Отказавшись от ужина и пообещав предоставить свои расчёты не позднее, чем через неделю, девушка села в поджидавший её мобиль и покинула поместье обиженных сирот.

***

В городе Ева вышла около магазина готовой одежды, поблагодарила водителя и отпустила его. В отделе мужской одежды она подобрала бельё, брюки, рубаху и куртку для Гарольда, посомневавшись, выбрала сапоги, а затем направилась домой, где её нетерпеливо поджидали домочадцы.

– Это что за пакет? – встретила подругу вопросом Дайана.

– Кое-что для Фоськи, – неопределённо ответила Ева. Она не хотела раньше времени признаваться в том, что её нелепый фамильяр по ночам в её снах превращается в очень даже симпатичного и не в меру сексуального озабоченного мужчину.

Надежда, что всё это лишь глупые бессознательные сны, всё ещё не хотела уходить. Идя к себе в спальню, Ева размышляла, куда же сегодня уложить спать Фоську. Может, вообще попросить Дайану взять его к себе? Хотя нет. Вдруг этот нахал приснится девочке. Проблему разрешил сам Фоська, уютно устроившись на постели хозяйки.

Девушка аккуратно сложила свои покупки на стул, стоящий рядом с кроватью, ещё раз критически оглядела сладко спящего розового, а затем улеглась рядом. Если уходить от проблемы, укладывая Фоську отдельно и, тем самым избавляясь от этих странных снов, то саму проблему не решить. Мужчина, приходящий к ней во сне, выглядит очень уж живым, настоящим. Вполне возможно, что он где-то существует в реальности. Или… существовал. Что более страшно. Тогда получается, что где-то его ждут, ищут. Откинув тревожные думы, Ева медленно погружалась в сон.

– Доброй ночи, родная, – послышалось из-за спины, – зачем ты надела эту глухую пижаму?

– Чтобы не смущать тебя, – со вздохом ответила девушка. – На стуле лежит одежда, одевайся и ты. И не зови меня родная, право на это имеет только мой жених!

– Как же не зови? Роднее тебя у меня никого нет. У меня вообще, кроме тебя никого нет, – говорил Гарольд, разбирая аккуратно сложенную одежду, в его шутливом голосе всё явственней слышались тоскливые нотки.

– Оделся? – прервала его оправдания Ева.

– Пока нет. Скажи мне, это что?

Ева повернулась к мужчине, тот с интересом рассматривал мужские трусы.

– Ты издеваешься?

– В моём ли положении издеваться, хозяйка?

– Какая я тебе хозяйка?! – громче, чем нужно воскликнула девушка.

– Фамильяр твой? Твой. Я это он? Он. Значит, и я твой.

– Зови меня Ева. Е-ва! Понятно?

– Понятно. А теперь объясни мне, что это такое, – Гарольд продолжал недоуменно рассматривать трусы.

– Это трусы, – пыталась быть терпеливой Ева, – проталкивай сюда и сюда ноги и натягивай их на свой зад! – Это брюки, вот это – рубаха, а это – куртка, её ты наденешь поверх рубахи! Это сапоги. Не знаю, подойдут ли они тебе, уж не обессудь.

– Что ты разговариваешь со мной, как с полным идиотом. Рубаха, брюки, куртка и сапоги мне знакомы, – ответил ночной гость, быстро облачаясь, – а вот эту вещь я встретил впервые. У нас в ходу были подштанники.

– Где? – встрепенулась девушка. – Где были? Вспоминай!

– Я… не могу вспомнить, – растерянно произнёс он, – смотрю на вещь и понимаю, что она мне знакома, а другая вещь или же слово – нет. Ну, я пошёл, – и мужчина направился к двери.

– Куда?

– Я уже взрослый мальчик, необязательно контролировать все мои перемещения. Да и, думаю, тебе там не понравится, – усмехнулся он и вышел.

За дверью раздался шаг-другой, затем шорох опадающей одежды, и всё стихло. А на кровати рядом с Евой хлопал глазами удивлённый Фоська.

– Я уже запуталась, где сон, а где явь, – сообщила своему фамильяру его хозяйка, беря того на руки и зарываясь лицом в его мягкую шёрстку. – Получается, Гарольд может существовать только в непосредственной близости со мной. Я разберусь. Обещаю, что я разберусь, ты только подожди.

Ева собрала валяющуюся за порогом её спальни мужскую одежду, прибрала её в гардероб, затем уложила Фоську в корзинку, и улеглась сама.

ГЛАВА 7

Ранекка Пасквик почти не спала в эту ночь. Она планировала встречу со своим суженым. Вечером ей предстояло увидеть его. Наконец-то. Как же она ждала его. Берегла себя. И вот, почти свершилось. Получится. У них всё получится. Она чувствует это. Радостно замирает сердце, трепещут в животе бабочки. Судьба моя. Я уже иду к тебе!

– Чудесное утро! – сообщила она брату и невестке за завтраком.

Те, удивлённо глянув в окно, за которым собирались хмурые тучи, всё же не решились перечить зачастую излишне сварливой родственнице и согласно закивали головами.

– Я еду в Скренвидж-викс. Сегодня не вернусь. А может, не вернусь вообще, – продолжила она, мечтательно улыбаясь.

– Дорогая сестра, – пытался образумить её господин Пасквик, – погода ухудшается. Может, стоит немного отложить поездку? Путь до Скренвиджа неблизкий. Где ты планируешь остановиться?

– В Скренвидж-виксе и остановлюсь. Меня уже ждут, – самодовольно ответила госпожа Ранекка.

– Ты получила приглашение от хозяев Скренвиджа? – удивилась Раина, её невестка.

– В моём случае не нужно приглашение, меня ведёт туда сама судьба! – пафосно произнесла наша почти невеста.

– Ранекка, дорогая, подумай, кто такие бароны Скренвиджи, и кто такие мы. Они могут не пустить тебя и на порог!

– Сама столичная магичка рассчитала мою судьбу. И она ждёт меня там! – в голосе сестрицы стали проскальзывать привычные недовольные нотки. – Сколько я могу служить вам домработницей! Так и хотите оставить меня прислужницей на всю жизнь!

– Я понял, Ранекка, ты настроена решительно. Не смею перечить, – поторопился погасить очередной возникающий скандал господин Пасквик. – Знай, мы будем волноваться о тебе, держи нас в известности. А сейчас я довезу тебя до вокзала.

– Уже не терпится избавиться от меня, дорогой братец? – продолжила в своей манере Ранекка, пристраивая возле зеркала на свою тщательно уложенную причёску широкополую шляпу с множеством фруктов и цветов на ней.

– Ну что ты такое говоришь, – глава семейства устало вздохнул и, подхватив сумку с вещами сестрицы, вышел под накрапывающий дождик.

– Раина, – строго обратилась напоследок женщина к невестке, – цветы поливай через день, не забывай, что Анадэй не любит капусту и хорошенько следи, чтобы соседский кот не пробирался к нам в погреб!

– Я всё исполню, дорогая Ранекка, – примирительно соглашалась с ней жена брата. – Позволь пожелать тебе удачи! – и Раина неловко обняла грузное тело.

– Сегодня удача на моей стороне! – торжественно произнесла госпожа Ранекка Пасквик и вышла из дома, не забыв прихватить изящный цветной зонтик.

Мобиль брата быстро доставил их до облупленного здания городского вокзала, откуда отходили общественные мобили во всех направлениях. Госпоже Ранекке предстояло добраться сначала до небольшого городка Скрейна, а затем уж оттуда до вожделенного владения баронов Скренвиджей. Анадэй Пасквик больше не пытался отговаривать решительно настроенную сестру, лишь проследил за тем, как она устраивается в дряхлом мобиле, отправляющемся в требуемом направлении, ещё раз пожелал ей удачи и долго смотрел вслед дребезжащей и чихающей механической развалине, не без основания сомневаясь, что это чудо техники прошлого века доберётся до места назначения.

Мобиль не спеша ехал от селения к селению, меняя в них пассажиров с корзинами на пассажиров с визжащими в мешках поросятами. Госпожа Ранекка стойко сносила тяготы пути, убеждая себя, что временные неудобства ничто по сравнению с ожидающим её совсем скоро счастьем. Она лишь брезгливо подобрала юбки, когда все пассажиры салона с азартом кинулись ловить сбежавшего молоденького кабанчика и мстительно пнула того, когда он решил спрятаться именно под её сиденьем.

Через восемь часов тряски и всего две незначительных поломки мобиль прибыл к месту назначения. Довольные попутчики разобрали свою поклажу и разбрелись каждый в свою сторону, а госпожа Ранекка осталась одиноко стоять под навесом у закрытого по случаю окончания дневных рейсов небольшого вокзальчика. Мелкий дождь, робко сопровождавший их во время поездки, к вечеру заметно усилился. Женщина огляделась. Ей необходимо было добраться до Скренвидж-викса. Но, судя по амбарному замку, висящему на дверях вокзала, ни в Скренвидж, ни куда-либо в другое место рейсов сегодня уже не планировалось.

Женщина решительно подхватила свой саквояж, в котором поместилось вечернее платье и кружевное бельё, и отправилась к небольшому кафе, находящемуся на другой стороне вокзальной площади, для того, чтобы подкрепиться и узнать о том, как же ей можно сегодня попасть в Скренвидж.

– Скажи-ка любезный, – обратилась госпожа Ранекка к подавальщику, когда тот принёс её незамысловатый, но вполне сытный ужин, – как я могу добраться сегодня до Скренвидж-викса?

– Завтра утром туда отправляется рейсовый мобиль, – пояснил он.

– Я что, неясно объяснила? Мне нужно попасть туда сегодня! – притопнула ногой будущая невеста.

– Ищите извозчика, – нисколько не испугался грозной клиентки мужчина, – только погода портится, никто не согласится даже за тыщу туда трюхать. Хотя нет, за тыщу, может, кто и согласится, – подумав, изрёк он, равнодушно глядя в заливаемое струями дождя окно.

– Что же мне делать? Я должна попасть туда сегодня, – растерялась госпожа Ранекка.

Работник кафе развёл руками и поспешно отошёл к другим клиентам.

Покончив с ужином, Ранекка подхватила свой саквояж и направилась к выходу, раскрыла зонтик и стала оглядываться в поисках того, кто сообщит ей информацию о том, где нанять мобиль или экипаж до Скренвиджа.

– Эй, дамочка, это вы рвётесь сегодня в Скренвидж? – услышала она ломкий басок.

У служебного хода кафе стоял парнишка лет четырнадцати в когда-то белой, а сейчас невероятно засаленной поварской курточке. Поначалу госпожа Ранекка хотела отчитать наглеца за неподобающее обращение, но потом сочла, что информация важнее, и согласно кивнула головой:

– Да, мне необходимо попасть в Скренвидж-викс именно сегодня.

Малец выжидательно поводил носком ботинка по луже, в которой весело плясали дождевые капли. Пришлось достать медную монетку и протянуть её вымогателю. Монетка жалобно звякнула о камень и укатилась в лужу.

– Ах ты шантажист! Сколько? – едва сдерживая негодование, поинтересовалась Ранекка.

– Накий! – нагло ответил пацан и взялся за ручку двери, делая вид, что собирается уходить.

– Говори! – приказала женщина, вертя перед глазами своего информатора требуемой монетой.

– Ихний скренвиджский кучер был сегодня в городе, если вам повезёт, то он ещё сидит в своём любимом кабачке.

– В каком? – быстро спросила госпожа Пасквик.

Поварёнок продолжил выводить узоры в луже, вынуждая отдать ему честно заработанную монету. Ранекка бросила монету, которая ловко была подхвачена на лету.

– Кабачок "Весёлый кролик!" – крикнул малец и исчез за дверью.

После долгих поисков изрядно уставшая и потрёпанная путешествием и непрекращающимся дождём госпожа Ранекка Пасквик нашла тот злосчастный кабачок. Его окна, несмотря на пасмурную погоду, были широко раскрыты, и из них лилась удалая залихватская песня. Тяжело вздохнув и понемногу начиная проклинать тот день и час, когда она решила обратиться к столичной магичке за помощью в поисках подходящей партии, женщина зашла в это питейное заведение. Стройный хор голосов при её появлении сбился и постепенно затих. Даже в потрёпанном виде, с поломанным зонтиком и жалко обвисшей шляпе, она смотрелась здесь слишком неуместно.

– Я ищу кучера поместья Скренвидж-викс, – объявила женщина на весь небольшой задымлённый зал.

– Ну я скренвиджский кучер, – раздалось от одного из столиков.

– Нам пора ехать домой, любезный, – облегчённо вздохнув, сообщила ему Ранекка.

На ярко-рыжего мужчину, назвавшегося кучером, посыпались одобрительные смешки и хлопки.

– Давай, Корт, не теряйся, доставь ледю до дома! – подбадривали его со всех сторон.

– А чего, и доставлю! – не растерялся тот, поднялся из-за стола и, прихрамывая, направился к двери, у которой его ожидала попутчица, – Только у меня без удобств. Вы уж, леди, не обессудьте, воз бочками заставлен, если согласны со мной на облучке, то милости прошу! – и названный Кортом пошёл седлать лошадей.

Вскоре вконец вымотанная Ранекка восседала рядом с кучером, заметно потеснив его на рабочем месте, на что тот нисколько не жаловался, наоборот, любезно поделился с ней непромокаемой полостью, с успехом прикрывшей от дождя их обоих. Почти через два часа поездки по изрядно раскисшим дорогам они увидели огни Скренвидж-викса.

– Вы к кому следуете, леди? – поинтересовался молчавший всю дорогу мужчина.

Госпожа Пасквик немного помолчала. А, действительно, к кому она едет? Имени будущего жениха магичка не сообщила. А вдруг в поместье больше одного холостого мужчины? Почему она об этом не подумала раньше.

– А скажите, любезный Корт, – Ранекка ещё в кабачке запомнила имя кучера, – есть ли в поместье неженатые мужчины?

– Да сколько угодно, леди. У Скренвиджей три сына и дочь на выданье. У них постоянно кто-нибудь гостит. Балы устраивают, приёмы. Не скучают они в нашей глуши, нет, не скучают, – подтвердил он.

– Значит, мне к ним! – решительно заявила дама, поправляя свою злосчастную шляпку.

Экипаж свернул в сторону от дороги, ведущей к воротам сиявшего огнями поместья.

– Куда мы направляемся? – поинтересовалась Ранекка, провожая глазами роскошные кованые ворота.

– Уж не думаете ли вы, леди, что наше шикарное ландо ждут с парадного подъезда? На хозяйственный двор я еду. Распрягу своих коняшек – и отдыхать! – Корт причмокнул, ласково подгоняя лошадей.

– Мне назначена встреча в поместье, – упрямо твердила госпожа Пасквик.

– Пойдёте к главному входу? Или со мной? Я позову мажордома, а он уж проводит вас к господам. Сможете немного привести себя в порядок, – добавил он, ненавязчиво намекая на жалкий вид попутчицы.

С таким доводом пришлось согласиться. Платье намокло и немилосердно давило подмышками. Нарядная когда-то шляпка уныло повисла, яркие искусственные цветы на ней слиплись в один абстрактный комок. И, вообще, кажется, Ранекка простыла и начинала чихать и хлюпать носом. Как бы кстати сейчас пришлась горячая ванна и чашка целебного отвара с мёдом. Но цель уже рядом, не стоит раскисать. Завтра она может позволить себе расслабиться, а сейчас необходимо собраться и сделать несколько последних шагов к счастью.

Лошади резво забежали во двор, радуясь окончанию путешествия, пожалуй, больше, чем сами седоки. Кучер завёл их под навес, ласково потрепал по холкам и пообещал скоро вернуться. Затем помог Ранекке спуститься на землю.

– Если хотите, можете привести себя в порядок в моём закутке, пока я буду распрягать и обхаживать своих коняшек, – предложил он.

Женщина с благодарностью приняла предложение. Корт подвёл её к двери в дальнем конце тёплой конюшни. За дверью оказалось небольшое помещение, всё пропахшее свежим сеном. Металлическая печурка, небольшой топчан с соломенным тюфяком на нём, стол, сколоченный из струганых досок, и чурбанчик вместо стула составляли всю его обстановку. Госпожа Пасквик огляделась в этом великолепии. Но выбирать не приходилось, она устало поблагодарила гостеприимного хозяина и, после того, как он вышел, раскрыла свой саквояж. Вещи, находящиеся в нём, тоже промокли и, конечно же, помялись. Но те, что были на ней, были к тому же заляпаны грязью и выглядели ещё хуже. Выбор был невелик, пришлось натягивать на себя слегка помятое вечернее платье и уже на себе разглаживать его руками. Множество шпилек в тщательно уложенной утром причёске только усиливали тупую головную боль, и Ранекка с облегчением распустила волосы, пройдясь по ним щёткой, отчего они влажно заблестели. Напоследок она сунула ноги в изящные лодочки на довольно высоком каблуке и, не имея возможности посмотреться в зеркало, сочла себя готовой к выходу.

Вскоре за дверью раздался голос Корта:

– Леди, я освободился, вас проводить?

И женщина открыла дверь, сделав шаг навстречу своей судьбе. Кучер, глянув на неё, смущённо закашлялся и произнёс:

– Я предупредил мажордома, он проводит вас к господам.

Ранекка отважно последовала за своим сопровождающим. Он провёл её через большой двор, уныло мокнущий под непрекращающимся дождём, а затем открыл добротную дубовую дверь, за которой распространялись умопомрачительные запахи из находящейся неподалёку кухни. Корт свернул в другую сторону от столь притягательных запахов, в конце небольшого коридорчика нашу путешественницу поджидал величественно разодетый невозмутимый мужчина. С таким количеством позумента он мог быть или императором или мажордомом. Поскольку вряд ли её вышел встречать сам император, значит, это был всё же мажордом.

– Как прикажете доложить? – чопорно спросил он.

– Ранекка Пасквик, – смутившись от его величия, произнесла Ранекка.

Мажордом проводил женщину в небольшую гостиную и удалился. Только оставшись одна, она вспомнила, что даже не поблагодарила кучера, доставившего её в поместье. Ну да ничего, ещё не единожды представится такая возможность.

Ранекка уже устала ждать, боясь присесть в своём намокшем, пока она шла через двор, платье, на изящные креслица, обитые светлой шёлковой тканью. Наконец дверь открылась и в комнату вплыла, иначе не скажешь, красивая статная женщина лет пятидесяти, видимо, хозяйка этого поместья и мать троих холостых претендентов на руку девицы Пасквик.

– Добрый вечер, – приветливо поздоровалась вошедшая. – Я Элоиза Скренвидж. Вы хотели меня видеть? – и она замолчала в ожидании ответа.

Гостья растерялась. В своих мечтаниях она представляла, что как только она появится около поместья, ей навстречу выедет крепкий широкоплечий мужчина её мечты, обязательно на белом горячем жеребце. При виде её он сразу всё поймёт. Дальше её мечты не заходили. Жизнь продолжала вносить свои каверзные коррективы в её планы. Хозяйка с дежурной улыбкой рассматривала Ранекку, терпеливо ожидая от неё ответа. Пауза затягивалась. И госпожа Пасквик решилась. Всё равно правда рано или поздно выплывет наружу.

– Я – Ранекка Пасквик, – начала гостья свой рассказ, медленно подбирая слова. – Девица Ранекка Пасквик, – решила уточнить она. – Видите ли, что уж скрывать, я уже не та молодая девчушка, какой была несколько лет назад, и мне давно пора подыскать себе пару для создания семьи. Требования к будущему партнёру у меня достаточно строгие, меня не устроит абы кто. Я ждала. Я долго ждала, что встречу его, пока не поняла, что нужно брать это ответственное дело в свои руки. В конце концов, я обратилась к профессиональному столичному магу-аналитику, чтобы она составила мне расчёт моей брачной партии, – Ранекка замолчала.

– И что? – вежливо спросила леди Скренвидж.

– По этому расчёту выходит, что мой жених должен быть здесь, в этом поместье, – смущённо созналась претендентка в невестки.

– Вы хотите, чтобы я занялась обустройством вашего брака? – поинтересовалась хозяйка поместья.

– Я… я решила, что мой суженый один из ваших сыновей, – раскрылась до конца гостья.

– Что? – у леди Скренвидж совсем не аристократически приоткрылся рот.

– Но ведь расчёт… – пыталась спасти положение Ранекка.

– Моему старшему сыну недавно исполнилось двадцать семь, и он счастливо помолвлен. А вам, простите за бестактный вопрос, сколько лет?

– Чуть больше тридцати, – скромно ответила гостья.

– Я, конечно, могу понять ваше рвение обрести своё счастье, но всё же не думаю, что его могут составить мои младшие сыновья, – с сомнением произнесла леди Скренвидж. – Но, чтобы между нами не осталось недоразумений, я, если хотите, могу пригласить их сюда.

– А вас это не очень затруднит? – надежда всё ещё не хотела покидать госпожу Пасквик. – А можно тогда пригласить и старшего?

Леди Скренвидж взяла архаичный серебряный колокольчик, раздался мелодичный звон, после которого в гостиную зашёл важный мажордом.

– Рокоуз, – обратилась женщина к вошедшему, – попросите моих сыновей явиться сюда. Всех.

Дворецкий величественно склонил голову и вышел. Темы для разговора у таких двух разных женщин не было, и они молчали, думая каждая о своём. Неизвестно, что было в голове у великосветской леди, но Ранекка только сейчас начала понимать, какой авантюрной от начала и до конца была её затея. Стать невесткой этой утончённой леди? Какая глупость! Ну как ей вообще такое могло прийти в голову! Что она здесь делала бы? Да она же до жути боится этого монументального дворецкого! А вдруг они вхожи к самому императору? Да и вообще. Леди вон какая изысканная. А она? Казавшееся ранее очень роскошным вечернее платье, сшитое собственноручно, казалось жалким в этой гостиной. Женщина искренне порадовалась, что её глупая шляпка потеряла свой вид и по этой причине была оставлена на конюшне. Госпожа Пасквик уже поднялась, чтобы поблагодарить хозяйку за уделённое время и уйти, когда за дверью раздались голоса, и в комнату, постучавшись и получив разрешение матери, вошли трое парней.

– Мама, вы звали нас? – спросил самый старший из них, белокурый, такой же изящный, как и мать, но по-мужски красивый молодой человек.

– Да, я хотела…

– Можно я пойду? – невежливо перебила хозяйку Ранекка и, обогнув несостоявшихся женихов, вышла из комнаты.

Она, не замечая ничего вокруг, шла по коридору к выходу. Мыслей в гудящей голове не было совершенно. Хотелось только одного – забраться в горячую-прегорячую ванну, а потом в постель. Желательно под несколько одеял, чтобы спрятаться под ними с головой и больше никогда не видеть этот жестокий мир. Анадэй и Райна будут выражать сочувствие, за спиной хихикая над её глупой попыткой устроить собственную судьбу. Наверняка ехидная невестка расскажет всё соседям. Слёзы, текущие по щекам, смешивались с холодным дождём, но Ранекка не замечала ни слёз, ни дождя. Ей казалось, что в её голове крутится огромный кусок ваты. Постепенно заполняя всё новые уголки, он всё увеличивался, вознамерившись заполнить собою весь мир. Когда это случится, голова лопнет.

– Леди! Леди! Вам плохо? – пытался пробиться через эту вату чей-то голос. – Вы совсем промокли, и, кажется простужены. Не стоит сидеть под холодным дождём. Вам есть куда пойти?

– Зачем куда-то идти, – закрыв глаза и раскачиваясь, проговорила Ранекка, – всё равно скоро голова и весь мир лопнет, – женщина обхватила руками тяжёлую голову и попыталась удержать её от таких последствий. Ничего не помогало.

– Э-э, леди, да вам совсем тяжко, пойдёмте со мной, вам необходимо обсохнуть и согреться, – предложил кучер, доставивший её в поместье.

– Мне уже ничего не поможет, – в полузабытьи произнесла женщина.

– Не говорите так, леди. Вот попробуете моего первача, завтра наперегонки с жеребцами трёхлетками бегать сможете! – Корт слегка приобнял грузное тело и, невзирая на свою хромоту, повёл слабо сопротивляющуюся Ранекку к себе на конюшню.

– Вот, побудьте пока здесь, а я сейчас принесу дровишек, – он проводил женщину до своего закутка, усадил её на топчан и вышел.

– Я живу в Скренвидже, внизу наша деревенька, а здесь ночую, когда больна какая лошадка или жеребёночек на подходе, – пояснял он гостье, ловко растапливая печурку. – Вот, сейчас станет тепло. А мы вас, леди, лечить будем! – и Корт достал откуда-то из-под топчана внушительную бутыль с прозрачной, как слеза жидкостью, поискал стакан, нашёл его за печкой, щедро наполнил его до краёв и протянул Ранекке, – Выпейте, леди, это для здоровья, – пояснил он.

Казалось, комок ваты, прочно обосновавшийся в голове у госпожи Пасквик, вытянул из её тела всю жидкость, и женщина с благодарностью приняла протянутый стакан и с жадностью начала пить. Уже на первых глотках она поняла, что ей предложили огонь в чистом виде, но мучавшая жажда была так велика, что Ранекка не могла остановиться, пока не выпила почти всё.

– За что все так ненавидят меня? – жалобно произнесла она. Остановившиеся было, слёзы опять брызнули из глаз.

– Кто же вас ненавидит, леди? – спросили два кучера, склонившиеся над ней.

– Все. Все меня ненавидят! – вместе с огнём из стакана пришла жалость к себе. – И Анадэй, и жёнушка его. Магичка вот решила посмеяться. Ваши хозяева, небось, тоже сейчас обхохатываются. Вы вот даже вдвоём заявились, чтобы посмеяться над глупой толстой Ранеккой.

– Один я, один, Ранечка. И вовсе я не смеюсь над тобой, а восхищаюсь. Какая же ты ладная, аппетитная, снаружи ёршик, а внутри такая ранимая, так и хочется защитить тебя от всего мира.

– Правда?

И Ранекка стала бессвязно рассказывать свою историю. Как она искала своё счастье, обращалась в брачные агентства, потом к приезжей магичке, как та обещала, что именно в Скренвидж-виксе ждёт её такое долгожданное счастье. Она обхватила себя руками и мелко тряслась то ли от озноба, то ли от гулявшего в теле хмеля.

– Замёрзла, лапушка? Переодеться бы тебе. Платье больно лёгкое, да и промокло оно. Вот, не побрезгуй уж, надевай мою рубаху, чистая она, я её тут на всякий случай держу.

– Замёрзла? Да, я замёрзла, – Ранекка бессмысленно смотрела на протянутую рубаху, – и никогда уже не согреюсь.

– Позволь, я тебе помогу, – и мужские руки осторожно коснулись лодыжки, ненадолго замерев там, словно ожидая позволения двинуться дальше.

Сопротивления не последовало, и Корт осторожно продолжил снимать промокшее платье. Когда его горячие руки достигли бёдер, Ранекка покорно приподнялась, и платье покинуло свою хозяйку. Восхищённому мужскому взору открылось кружевное бельё.

– Чёрное на белом! – восхищённо произнёс мужчина, сидя перед Ранеккой на коленях и осторожно гладя её бёдра.

Он медленно опускал к ним голову, давая женщине возможность оттолкнуть его. Но Ранекка, забыв про всё на свете, тонула в новых ощущениях. Ласковые руки легонько касались кожи её ног, постепенно поднимаясь выше, потом к ним присоединились и губы. Стыд, жар, навязчивый ватный ком в голове были забыты, женщина впервые познавала мужскую ласку. Мир исчез. А потом и вовсе взорвался.

***

Проснулась Ранекка с ощущением тепла и счастья. Её крупное тело как бы парило над землёй и всеми её проблемами. Ощущались лёгкость и беззаботность, которые бывают только в детстве. Женщина открыла глаза и огляделась. В каморке она была одна. За окном светило яркое солнце, а за дверью слышалось, как хрупают свой овёс и переступают с ноги на ногу лошади. Больше не доносилось ни одного постороннего звука. Ушёл. Ну что ж, так даже будет лучше. Не нужно неловко отводить взгляд, говорить и выслушивать ничего незначащие слова и обещания. Свою волшебную ночь она получила. Эти воспоминания будут вечно храниться в самом потаённом уголке памяти. Ранекка, как старый скряга, никогда ни с кем ими не поделится. Это только её. Её такое маленькое, яркое и быстротечное, как полёт звезды, счастье. Ночь с самым лучшим мужчиной на свете. Пусть и короткая, но она была.

Женщина поднялась с постели, медленно провела руками снизу вверх по нагому телу, ещё помнящему сначала несмелые, а потом такие откровенные и жадные ласки других, загрубевших, но таких нежных рук, и улыбнулась. Всё хорошо.

Она огляделась в поисках своей одежды. Высохшее дорожное платье аккуратно висело на спинке стула. И тут взгляд Ранекки зацепился за яркие пятна на простыне. Поддавшись порыву, женщина сдёрнула простыню, быстро свернула её и прибрала в свой саквояж. Корту это будет только досадным напоминанием о ночи с глупой старой девой. А для неё… для неё памятью о том, что эта ночь всё же была в её жизни. Быстро одевшись, госпожа Пасквик подхватила свой саквояж и вышла во двор. С гордо выпрямленной спиной она прошла мимо хмурого мужчины, монотонно метущего двор. Тот было, заинтересованно остановился и собирался сказать что-то, но Ранекка ускорила шаг и почти бегом скрылась за воротами.

Домой. Она ещё успеет на утренний мобиль до Скрейна. Единственное приключение в её жизни подходило к концу. Всё сложилось не так, как она рассчитывала, но Ранекка не жалела. Главное, что это было в её жизни.

От деревеньки к поместью поднимался новенький блестящий мобиль. Хозяева возвращаются откуда-нибудь. Или гости пожаловали спозаранку. Но её, Ранекки, это совершенно не касается. Она машинально отошла на обочину, уступая дорогу. Но мобиль остановился прямо около её.

– Ранечка, милая, куда же ты побежала? – из мобиля выскочил взволнованный Корт. – Я же только на пол часика отлучился до деревни, чтобы взять мобиль, чтобы тебе не пришлось идти до нашего дома пешком и стаптывать свои ножки.

Мужчина взволнованно топтался возле неё, пытался забрать саквояж и несмело дотрагивался до её руки.

– До какого дома? – глупо переспросила Ранекка.

– До нашего, я же говорил, что внизу, в деревне у меня есть домик, – пояснял Корт, подсаживая её в мобиль, – мы будем жить там. А если тебе не понравится, я поеду, куда захочешь. Да я даже от своих лошадок откажусь, лишь бы быть с тобой, моя Ранечка! Сейчас позавтракаем, и в Скрейн. Там и оформим наши отношения. Ты же… согласна? – мужчина с надеждой смотрел её в глаза.

Ранекка опустила веки. По её щека опять текли слёзы. Да что же это такое! Она опять плачет. Она, всегда такая жёсткая, уверенная в себе и окружающем мире, плачет. Глупости. Но такие приятные, разрывающее железное сердце на части, глупости.

– Да, – только и смогла произнести она.

Уже по дороге в Скрейн счастливый жених рассказал, что в молодости он очень увлекался лошадиными бегами, но однажды лошадь понесла, и он не удержался в седле, упал, очень неудачно сломал ногу. Со скачками навсегда было покончено. Жизнь, казалось, потеряла смысл. Но лошади по-прежнему оставались его единственной страстью. После того, как он смог ходить, Корт купил домик в Скренвидже и стал работать на конюшне своего старого университетского друга, не поддаваясь на уговоры занять более подобающее его статусу место. До сегодняшней ночи его устраивало такое положение, но теперь он человек семейный, пора выбираться из скорлупы одиночества, куда он добровольно заточил себя. Пора начинать новую жизнь.

Ранекка сидела на сиденьи рядом с водителем и глупо улыбалась. Сбылось. Всё сбылось. Как же она счастлива.

ГЛАВА 8

Утро встретило Еву ещё одной розой в кабинете. Господин Риколик многозначительно улыбался девушке при каждой встрече. Ева ровно улыбалась ему в ответ и продолжала заниматься своими делами. В мэрии с увеличением объёма работы добавилось обязанностей старым служащим, появились новые работники, и только маг-аналитик продолжала работать на свои полставки. Господин Преттер важно покрикивал на своих подчинённых, с азартом сам бегал по вновь открываемым объектам и точкам, не разрешал расслабляться другим, только Еве позволяя самой организовывать свой рабочий день. И Ева считала, поправляла, подсказывала. Мэрия, а с ней и городок, оживали на глазах.

Отработав положенные часы, Ева простилась с господином помощником мэра, в очередной раз уточнявшим у неё архиважный вопрос, который ну просто никак не продвигался без её участия, и отправилась домой. Предстояло заняться расчётами по заказу "бедных сирот" Никоисов.

Дома её с нетерпением поджидали Дайана и Фоська.

– Скоро я получу вознаграждение от Никоисов. Думаю, что выйдет немалая сумма, – призналась Ева за обедом. – Мы даже сможем нанять домработницу, чтобы она готовила нам обед и пару раз в неделю прибирала в доме.

– Что ты! Мне вовсе не трудно приготовить нам обед, – попыталась возразить Дайана.

В этот момент раздался звон дверного колокольчика.

– А ещё нужно, чтобы кто-то встречал посетителей, – Ева вздохнула и пошла открывать дверь.

На пороге стоял господин Ноирит Торейз.

– Я согласен рассказать вам всё как есть! – выпалил он.

– Что? – растерялась Ева.

– Я согласен рассказать вам про кольцо миров! – выпалил посетитель. Его глаза лихорадочно блестели, от нетерпения мужчина даже слегка приплясывал на месте.

Странный посетитель вызывал всё больше опасений. При всём своём уважении к аналитическому гению собеседника, Ева уже стала подумывать, а не безумен ли он. Покрасневшие глаза, потрёпанный вид и явная одержимость идеей порталов. Гений и безумец. Пожалуй, стоит последовать совету Эварда и отказаться от идеи порталов и сотрудничества с господином Торейзом. Решено, она вежливо выслушает его и скажет, что такая задача ей не по силам.

– Проходите, господин Торейз, – пригласила гостя девушка. – Выпьете с нами чаю?

– Что? Чаю? Да, наверное.

Дайана принесла чайник и блюдо с пирожками в гостиную, где они продолжили беседу и чаепитие. Странный гость поглощал пирожки, не уступая в скорости Фоське, отчего девушки сделали вывод, что он очень голоден. Ева вышла на кухню и принесла тарелку мясного рагу, которая с благодарностью была принята господином Торейзом.

– Простите меня за такой аппетит, – некоторое время спустя начал разговор мужчина, – я, кажется, забыл позавтракать. Я не спал почти всю ночь, всё думал о ваших словах. Размышлял, стоит ли раскрывать правду именно в том виде, как есть на самом деле. И вот я решился. Вы умная адекватная девушка и, надеюсь, с умом сможете распорядиться полученной информацией. Я понял, вдвоём мы совершим прорыв! – он отложил столовые приборы и воззрился на собеседницу. – Госпожа Раленетта, скажите, вы слышали что-нибудь про кольцо миров?

– Кольцо миров? – переспросила Ева. – Слышу про него впервые. Это ваше изобретение?

– Ну что вы! Если у кольца миров и есть автор, то он не меньше, чем бог, а может и не один. Интереснейшая идея! В ней определённо, есть зерно правды, – глаза мужчины, и до этого не отличавшиеся разумностью, ещё более загорелись. – Над этим стоит подумать. Каждый мир создан своим демиургом, а потом эти шутники объединили их в одно кольцо, – рассеянно бормотал посетитель, устремив взгляд в пустую тарелку. Кажется, в разводах оставшегося соуса он увидел вселенную.

– Господин Торейз, вы хотели мне что-то поведать? – отвлекла его от раздумий Ева. Она всё больше убеждалась, что нужно как можно скорее прощаться с безумным учёным и возвращаться к приземлённым расчётам господ Никоисов.

– Поведать? Что поведать? Ах, да! Кольцо миров. Госпожа Раленетта, – торжественно начал он. – Мир, в котором мы живём, не одинок!

Дайана встала из-за стола и, собрав посуду, тихонько удалилась из холла. Ева ей отчаянно позавидовала. Как жаль, что она также не может выйти и оставить этого мечтателя наедине с его бредовыми идеями и сентенциями. Придётся хотя бы немного выслушать его, а только потом вежливо – кто их поймёт, этих безумцев – выпроводить восвояси.

– То, что наш мир не одинок, известно каждому ребёнку, – ответила она. – Стоит только глянуть ночью на далёкие звёзды – почти вокруг каждой вращается свой мир. Но наша наука ещё далека до того, чтобы добраться до них.

– Они не далеко, они рядом! – господин Торейз подскочил и стал бегать взад-вперёд по холлу. – Другие миры рядом! Именно вам может выпасть честь посетить их!

– Спасибо, что-то не хочется, – Ева поёжилась.

– Если не посетить, то открыть дорогу к ним другим. Госпожа Раленетта, миры, они только с виду такие далёкие. На самом деле они соприкасаются, и из одного мира можно попасть в другой. Они, как в шарикоподшипнике или, чтобы вам было понятнее, как жемчужины на нити. Один соприкасается с двумя другими. И можно, можно попасть из одного в другой! Иногда так и происходит, – печально добавил он.

– Для чего нужно попасть в другой мир? – спросила Ева, чтобы заполнить неловкую паузу.

– Это же очень интересно! Но иногда это может произойти совершенно случайно. Неудачное стечение обстоятельств, так сказать.

Неудачное стечение обстоятельств? Здесь девушка заинтересовалась.

– Пройдёмте ко мне в кабинет, господин Торейз, – пригласила гостя Ева, – мне интересно послушать вашу теорию.

– Вы начинаете верить мне! – воскликнул странный посетитель и поспешил вслед за хозяйкой.

Ева оставила дверь приоткрытой, заняла своё место, указав мужчине на гостевое кресло с таким расчётом, чтобы их разделял массивный рабочий стол.

– Миры, как я уже говорил, объединены в кольцо. Каждый мир уникален. И все они отличаются друг от друга. Отличаются не только населяющими их существами, хотя основная раса везде люди, отличаются они наличием магии и техники. В каком-то мире преобладает магия, в каком-то – техника. Этот мир соседствует с двумя другими, один из которых больше развит технически, а другой магически. И так по кругу. Если идти в сторону технических миров, то чем дальше – гипотетически – мы будем продвигаться по нашему кольцу, тем сильнее будет в них развитие техники, и тем слабее там будет магия. Пока в конце концов мы не попадём в такой мир, где возможности техники уже будут не отличимы от возможностей магии. Кольцо замыкается. Мы опять попадаем в магический мир!

– Почему же никто не знает об этом?

– Госпожа Раленетта, вы сами сразу же поняли, что некоторые знания могут быть опасны. Даже если кто и знает о кольце миров, он не кричит об этом на всех перекрёстках. Может, тех, кто владеет этими знаниями, всего десяток. А уж тех, кто может рассчитать перемещения между ними и сотворить действующий портал, и вовсе единицы. Я, как оказалось, не вхожу в их число, – печально закончил гость.

– Зачем вам это нужно, господин Торейз? – спросила Ева.

– Всегда рождались такие безумцы, которых влекли путешествия. Как я понял, я не смогу пробиться в следующий магический мир, у меня для этого почти отсутствует магия, но я надеюсь совершить своё путешествие в технические миры, где больше решают знания, которые я готов добывать, и упорство, которого у меня в достатке.

– Что же вы хотите от меня?

– Эта злополучная магическая составляющая. В этом мире без неё никуда!

– В этом мире? Господин Торейз, вы не из этого мира? – поймала гостя на слове Ева.

– Эх, признаваться, так уж во всём! Да, я не из этого мира. Мой мир более развит технически, нежели ваш. Соответственно, его магическая составляющая намного слабее. У себя дома я считался магически одарённым, а здесь моя одарённость просто пшик, ничего не значит. Мы с моими друзьями разработали и опробовали теорию порталов, и она работала! Мы уже могли свободно перемещаться из своего мира в ваш. Ну, не совсем свободно, но могли. Чистоты пока ещё не достигли, отсюда эти досадные проявления самопроизвольного колебания пространства. Но у нас получалось! – гость соскочил с кресла и стал шагать из конца в конец небольшого кабинета. – Зачем у вас это старьё? – он взял в руки начищенную бронзовую астролябию.

– Антураж для клиентов. Не отвлекайтесь, господин Торейз, – вернула его к теме Ева.

– Да! У нас, а точнее, у меня, как самого магически одарённого в нашем кружке энтузиастов, получалось путешествовать из нашего мира к вам и обратно. И тогда мы решили последовать дальше. А именно, попасть в следующий мир – мир, который развит в магическом плане сильнее, чем ваш. Наши расчёты были безупречны. Но таковыми они оказались только с точки зрения жителя технического мира. Вы сразу нашли ошибки, госпожа Евлаисия! Что-то пошло не так. И вот я остался здесь.

– То есть, вы не можете вернуться в свой мир, господин Торейз?

– Да. Уже почти четыре года я не могу связаться со своим миром. Боюсь, что установка, которая мне помогала перемещаться между мирами, во время нашего последнего эксперимента уничтожена взрывом, а с ней и мои единомышленники. Иначе они давно бы вызволили меня отсюда.

– Что же вам мешает создать её здесь?

– Именно этим я и занимаюсь! Я открыл небольшую мастерскую, в которой произвожу некоторые технические штучки из своего мира, чем и поддерживаю своё существование. Но основная моя работа – это портал. Я уже воссоздал его несколько раз, но он не работает! Это проклятая магическая составляющая, я просто не вижу её! – Торейз подбежал к столу, налил себе воды из графина, в несколько глотков осушил стакан, а затем продолжил. – Я понял, в чём была наша ошибка! Мы двигались не в ту сторону! Нужно было создавать портал в сторону технического мира, где магия играет ещё меньшую роль. Понимаете, продвигаясь таким образом по мирам, можно и самому постепенно овладеть техникой на таком уровне, чтобы в конце концов самому стать в одном из них магом. Как это заманчиво: пройти все миры насквозь и вернуться в свой мир с другой стороны практически всемогущим!

– Господин Торейз, а вы не боитесь, что при движении в другую сторону у вас возникнут другие проблемы? Или же вам просто не хватит на это жизни?

– Я не гонюсь за всемогуществом. Я покорён самой идеей такой возможности. Не я, значит, мои дети смогут закончить цикл!

– У вас есть дети? – поинтересовалась хозяйка кабинета.

– Пока нет, но обязательно будут! – убеждённо сообщил горе-изобретатель. – Обязательно найдётся единомышленница, которая поддержит меня в моих начинания, и наши дети продолжат наше дело!

– У меня уже есть жених, – поспешно заявила Ева. – Через год мы намерены пожениться.

– Жаль, – тут же откликнулся Торейз, – мы с вами могли бы составить непревзойдённый научный тандем. А наши дети унаследовали бы мой гениальный ум и ваши магические способности.

– Это предложение? – решила уточнить девушка.

– Да. Если хотите, я сделаю всё, как положено, сбегаю за кольцом, кстати, на вас его нет, и встану перед вами на одно колено.

– Нет-нет, что вы, господин Торейз! Меня полностью устраивает мой жених. К тому же есть такая вещь, как любовь, вы не будете этого отрицать?

– Любовь может уйти, как пришла, а знания вечны! Сколько пар я знал и в своём, и в этом мире, которые женились по великой любви, а потом тихо ненавидели друг друга всю оставшуюся жизнь. Кстати, в моём мире с любовью проще, чем у вас, сегодня можно любить одного, завтра другого, и никого это не шокирует. Я, в отличии от вашего ретрограда-жениха, не буду ограничивать вас в личной жизни, родите мне одного-двух наследников, которые продолжат наше дело, и занимайтесь личной жизнью, как хотите!

– Во-первых, господин Торейз, вы совершенно не знаете моего жениха, чтобы вот так оскорблять его, а во-вторых, мы ушли от темы. Итак, что же вам нужно от меня?

– Я прошу вас проверить все мои расчёты и внести в них недостающее звено. Эту ускользающую магическую составляющую. Я хочу вернуться домой и начать всё сначала, – пояснил он. – А взамен я предоставлю вам технические сведения, которые могут оказаться интересными. И, конечно же, идея порталов остаётся в полном вашем распоряжении. Хотите – дайте ей ход, а хотите – оставьте эти знания себе. Ваше право.

– Не скрою, ранее я хотела отказать вам в вашей просьбе, но в свете открывшихся новых фактов, важных как для вас, так и, может быть, для меня, думаю, я соглашусь вам помочь. Но с одним непременным условием.

– Согласен на любое! – тут же воскликнул гость.

– Вы никогда не заводите разговор о женитьбе, господин Торейз!

– Конечно. Очень жаль, что вы решили именно так, но я вынужден согласиться. Я клянусь, что никогда не заведу с вами разговор о женитьбе, госпожа Раленетта!

– А теперь позвольте мне заняться делами других клиентов, – Ева встала, чтобы проводить гостя. – Думаю, что в выходные я смогу отправиться посмотреть на ваш чудо-портал.

Ноирит Торейз просиял при этих словах и окрылённый вышел из кабинета. А Ева глубоко задумалась. Фоська. Её смешной фамильяр Фоська, превращающийся в её снах в странного, ничего не помнящего о прошлой жизни мужчину. Многие вещи ему знакомы, а многие нет. Он не знает, что такое мобиль, он удивлённо разглядывал обыкновенные мужские трусы, правда поначалу девушка думала, что он кривляется. А что, если нет? И он действительно никогда не видел их? И он является нечаянным пришельцем из другого, более сильного магически мира, где техника развита намного меньше? Торейз, как бы он ни был безумен, помнит свой дом, а Гарольд – нет. Ему нужно помочь. Ева должна попытаться отправить его домой.

Ева решила дать немного "отстояться" новым фактам, а сама принялась за расчёт по заказу Никоисов. До ужина к ней обратились ещё пара клиентов. Один толстосум просил рассчитать, стоит ли вкладывать денежки в новое направление искусства, называемое синема, а другой, с бегающими глазками, назвавшийся господином Натисом, пытался узнать, ожидает ли его удача в другом городе. Здесь и без расчётов можно было сказать первому, что за синема, судя по его успеху в столице, большое будущее, а второму, что его ждёт печальный казённый дом, но зачем же вот так сразу отправлять клиентов, принесших деньги, и девушка приняла заказы на расчёты.

Спать она собралась в брюках и в удобной хлопчатной рубашке. Одежду для Гарольда положила, как и вчера, на стуле рядом с кроватью, покрепче обняла необычайно счастливого таким обстоятельством Фоську и заснула.

– Родная, заметь, сегодня ты сама пристаёшь ко мне, – услышала Ева уже до боли знакомый голос.

Да, обнимая Фоську, она не учла, что во сне она так же крепко будет обнимать Гарольда.

– Одевайся! – девушка показала тому на его одежду, встала сама и надела приготовленные заранее туфли для прогулки.

– Мы куда-то идём? – поинтересовался мужчина.

– Да. Как оказалось, в этом облике ты не можешь находиться вне моей видимости, поэтому я буду сопровождать тебя.

– Как? И в… м-м к дамам? – Гарольд быстро одевался.

Ева тяжело вздохнула.

– Нет, Гарольд, к дамам я тебя сопровождать не намерена. Я хочу провести тебя по нашим улицам, показать кое-что. Выяснить, что же тебе из нашей действительности известно. А может так оказаться, что ты и сам вспомнишь что-нибудь. Сегодня мне стали известны кое-какие факты. Возможно, они приоткроют свет на то, откуда ты взялся.

– Мы отправимся в то место? – вся напускная несерьёзность Гарольда разом пропала.

– Нет, туда мы пока не сможем попасть при всём желании, мы просто пройдёмся, и я покажу тебе наш городок. А ты постарайся понять, что тебе может быть знакомо, а что нет.

– Для чего всё это? – спросил мужчина, выходя из комнаты вслед за Евой.

– Я хочу проверить одну догадку, касающуюся тебя. Досадную, не буду скрывать достаточно абсурдную и трудновыполнимую, но на сегодняшний день пока единственную.

Они вышли из дома в ночную прохладу и не спеша направились вниз по улице, освещаемой электрическими фонарями.

– Гарольд, присмотрись внимательно и скажи, что тебе знакомо, а что нет, – предложила Ева.

– Впервые вижу эту улицу, – тут же ответил он.

– Я не про то. Конечно, ты видишь её впервые, ты же не был здесь человеком! – поморщилась Ева. – Ты знаешь, что такое дом, что такое улица, стол, стул, ну, и так далее. А теперь посмотри, может, что-то покажется тебе странным.

Мужчина огляделся.

– Улица очень узкая, светильники странные. И присутствует какой-то неприятный химический запах.

Девушка вздохнула. Они подошли к стоящим на небольшой стоянке мобилям.

– А что ты скажешь про это? – спросила Ева, показывая ему на замершие транспортные средства.

– Странные кареты. Несуразные они какие-то. И этот гадкий запах идёт определённо от них, – проговорил Гарольд, обходя по кругу мобили.

Вдалеке раздался шум приближающегося мотора, вскоре мимо них пронёсся грузовой мобиль, ослепив их своими фарами.

– Что это? – почему-то шёпотом спросил мужчина.

– Это мобиль. Точнее, грузовой мобиль, – опять вздохнув, пояснила Ева.

– Почему ты всё время вздыхаешь? – опять поинтересовался Гарольд.

– Понимаешь, я всё больше убеждаюсь, что ты не плод моего больного воображения, а… пришелец из другого мира. Мира, немного отличного от нашего. Там меньше развита техника, зато, по утверждению одного не совсем адекватного гения, больше развита магия. Скажи, что ты знаешь о магии?

– О магии, говоришь? О магии я знаю то, что она есть. Как огонь, вода, земля или воздух.

– А сам владеешь магией?

– А вот этого я не знаю. Можно как-то проверить? – поинтересовался Гарольд.

– Можно. На специальном артефакте можно узнать точный уровень магии человека. Но здесь его нет. Вот что. Попробуй сделать вот так! – и Ева зажгла небольшой огонёк на ладони.

Гарольд внимательно посмотрел на её действия, раскрыл ладонь, на которой вознёсся в небо столб огня, намного превышающий его рост. Незадачливый экспериментатор быстро сжал кулак, и пламя исчезло. Вдали раздались испуганные крики, и молодые люди быстро скрылись в ближайшем переулке, как нашкодившие подростки.

– Интересно бы замерить твой уровень магии, – сквозь смех произнесла Ева. – Вот так, без подготовки, ты выдал огромный столб огня. А потом, что ещё труднее, смог унять его одним движением пальцев. Но тогда получается, что и у меня уровень магии должен быть больше?

Девушка затащила своего спутника в тёмный глухой переулок, раскрыла ладонь и призвала огонь. Вверх поднялся внушительных размеров факел. Меньше, чем у Гарольда, но гораздо больше того, что она могла создать до сих пор.

– Странно, когда ты человек, мой магический уровень возрастает.

– Человек, человек. Почему мне кажется, что я не совсем человек? – задумчиво пробормотал Гарольд.

– Конечно. Не обижайся, но днём ты совсем не похож на человека, – ответила ему девушка.

– Я должен увидеть своё изображение, – вынес вердикт упрямый фамильяр.

– Как-нибудь закажу твой портрет, – не стала спорить Ева. – А теперь не пора ли нам отправляться домой.

– Уже?

– Гарольд, мы гуляем уже больше двух часов. А завтра мне нужно идти на службу в мэрию. Я хочу отдохнуть. Эта прогулка, даже если она происходит во сне, утомила меня. И я замёрзла.

Гарольд тут же снял свою куртку и накинул её Еве на плечи. Куртка сохранила тепло и неуловимо приятный запах мужского тела. Девушке вспомнился Эвард. Чем он занят сейчас? Спит, наверное. Захотелось хоть на одну ночь оказаться с ним. Он скоро должен приехать. А как же Гарольд? Жених может неправильно понять присутствие чужого мужчины в их постели. Нужно быстрее решать проблему Гарольда. Ева опять вздохнула.

Вернувшись домой, они улеглись по разные стороны постели. Но, засыпая, Ева никак не могла согреться и, свернувшись калачиком, спряталась с головой под одеялом. Тогда Гарольд покровительственно приобнял сжавшееся тело, и девушка тихо уплыла в сон.

***

День до обеда у Евы прошёл в уже привычном режиме, она всячески подбадривала и направляла господина помощника мэра, исхитряясь при этом заниматься и своими делами.

– Госпожа Раленетта, – обратился к ней Риколик ближе к обеду, – мне не даёт покоя вопрос, кому же отдать предпочтение при распределении дорожных маршрутов. Гсподин Маршаз обещает единолично наладить всё транспортное сообщение города, в противовес ему несколько местных владельцев гаражей хотят заняться этим совместно. Мы не могли бы обсудить этот вопрос с вами сегодня за обедом?

– Благодарю за приглашение, Дастин, но вы же знаете, что дома меня ждёт сестра. А что касается беспокоящего вас вопроса. Этот Маршаз, он откуда?

– Господин Маршаз больших денег человек, скажу я вам, он аж из самого Наду!

– Вот и пусть налаживает транспортное сообщение в Наду! Посудите сами, ну зачем нашему городу заезжий человек? Да ещё с большими деньгами. Хотите попасть в зависимость от его денег? Уж лучше попроще, но свои. К тому же, здоровая конкуренция не повредит в таком деле.

– Вы так считаете? – задумался Риколик. – Эх! Господин мэр мне сказал почти то же самое.

– Вам стоит больше прислушиваться к словам начальства, Дастин, – улыбнулась Ева, давно разгадав все нехитрые уловки незадачливого ухажёра.

Она догадывалась, что большая часть этих иногда совершенно несуразных вопросов задаётся с целью просто привлечь её внимание. И Риколик понимал, что Еве это известно, но продолжал осаждать её с упорством морского прибоя.

Девушка простилась с помощником мэра до завтра и побежала домой. Уже три расчёта поджидали её. Предстояло вплотную приступить к расчётам Никоисов, время ещё оставалось, но один выходной уже был занят, а вот второй она хотела посвятить проблеме своего фамильяра. Гарольд усиливал её магию, значит, он являлся её фамильяром? А вот от Фостера рост магии был совсем незначительным. Сразу же с утра она проверила свой резерв обычным огоньком на руке. Ничего общего с тем ночным факелом. Как тут не запутаться. И посоветоваться не с кем. "Эвард, дорогой, ты знаешь, мой магический резерв увеличивается при нахождении вот этого мужчины рядом со мной. Преимущественно ночью!" Сосуществование Эварда и Гарольда могло вырасти со временем в проблему.

Значит, нужно отказываться от фамильяра. Но не просто отказываться, а вернуть его в родной мир. Ни Фоська, ни Гарольд не заслужили жалкого и недолгого существования фамильяра, от которого отказался хозяин.

Быстро пообедав, Ева вплотную занялась расчётами. Она закончила заявку Никоисов, но решила, что готовый расчёт честно пролежит у неё ровно неделю, чтобы у жадноватенькой госпожи Никоис не возникло впечатление, что очень уж легко магичка зарабатывает свои денежки. Был уже почти готов расчёт по заявке толстосума господина Прежика, когда раздался звон дверного колокольчика.

Дайана пропустила в холл тоненькую девушку ненамного старше её самой. Платье из когда-то добротной и богатой материи было перелицовано и в нескольких местах заштопано. Свою обувь, заметно обшарпанные, но старательно начищенные носки которой Ева успела заметить, гостья старательно прятала под длинной юбкой.

– Я слушаю вас, – подбодрила посетительницу хозяйка кабинета после того, как та заняла краешек гостевого кресла.

– Меня зовут Камея. Камея Адилтон. Наш город маленький, слухи в нём распространяются быстро, и до нас с братом дошло, что вы можете рассчитать всё! Это так?

– Нет, кое-что не могу даже я, – осторожно заметила Ева. – Какой же вопрос волнует вас?

– Понимаете, – гостья нервно мяла батистовый платочек, – наш отец. Он археолог. Почти год назад он отправился на раскопки. Поначалу регулярно связывался с нами по артефону, сообщал, что с ним всё в порядке, а потом сказал, что он на пороге грандиозного открытия, будет некоторое время вне зоны связи. И вот с тех пор от него нет ни весточки. Наша мама давно умерла. И вот папины родственники заявляют, что он не вернётся, и над Ранисом, это мой младший брат, ему всего пятнадцать лет, необходимо брать опеку. Говорят, что я не в состоянии содержать наш дом, а поэтому его нужно продать, – было заметно, что гостья с трудом сдерживает слёзы.

– Вы хотите, чтобы я как-то повлияла на них? – спросила Ева.

– Нет, что вы, с ними мы разберёмся сами! А я хочу вас попросить посчитать, где находится папа…

В её недосказанности Ева услышала – жив ли он.

– Я сделаю такой расчёт, – ответила хозяйка, – принесите мне несколько его личных вещей, которые были ему особенно дороги, и с которыми он часто и близко контактировал.

– Кольцо. Уезжая, он оставил своё обручальное кольцо. Боялся потерять. Оно подойдёт?

– С камнем? – тут же уточнила Ева. – Драгоценные камни лучше всего сохраняют память о своих хозяевах.

– Камни есть, но они очень маленькие, – Камея смотрела на девушку с недоверием, подозревая в желании присвоить дорогое для неё кольцо, и с надеждой узнать, что же случилось с отцом.

– Ничего, должно хватить и их. Принесите мне его, я сниму магический отпечаток.

Было заметно, что гостья колеблется. Видимо, кольцо отца было ей действительно дорого, и девушка боялась, что эта странная магиня попросту украдёт его или потребует в качестве оплаты за свои услуги. Но всё же она решилась и достала из-за ворота кожаный шнурок, на котором и находилось мужское обручальное кольцо. Ева осторожно приняла святыню, произвела все необходимые замеры и сразу же отдала кольцо заметно успокоившейся клиентке.

– Расчёт будет готов завтра, – сообщила она девушке.

– Сколько я вам буду должна? – смущаясь, спросила Камея.

– Этот расчёт несложен. Как обратившейся в первый раз, я сделаю его для вас бесплатно, – успокоила Ева напрягшуюся при решении вопроса оплаты гостью.

Камея распрощалась с хозяевами, угостила Фоську заранее приготовленным пирожком и ушла домой.

А Ева отложила все дела, попросила Дайану говорить всем, что на сегодня приём окончен, и принялась за расчёт для Камеи Адилтон. Она несколько раз проверила его. Подходила с разных сторон. По всему выходило, что Танрода Адилтона уже нет в живых. Тогда Ева, игнорируя призывный писк своего фамильяра, принялась за другой расчёт. Отцовское кольцо, долго висевшее на груди дочери, сохранило и её магический отпечаток, что и позволило просчитать, что Камея Адилтон может найти своё счастье всё в том же Скренвидж-виксе. Не так быстро, как Ранекка Пасквик, кстати, как же у неё сложилось? Но попасть туда новой клиентке определённо стоит.

***

Ева банально проспала бы свой последний рабочий день на этой неделе, если бы не проголодавшийся Фоська. Он настойчиво прыгал по её кровати, возмущённо требуя завтрака. Пришлось подчиниться требованиям кухонного террориста. Ещё стоило выяснить, кто же чьим хозяином является. Девушка всё больше склонялась к мысли, что они с Дайаной являются рабынями бездонного желудка маленького очаровательного фамильярчика.

В свете вновь открывшихся фактов о наличии потенциально очень мощной магии у Гарольда, можно было сделать предварительный вывод о том, что вся еда, потребляемая Фоськой, преобразуется в энергию для поддержания этого самого магического потенциала. И если насильно уменьшить Фосин рацион, о чём Ева задумывалась ещё совсем недавно, то Гарольду попросту не будет хватать магических сил. А вот для чего, тут стоило ещё разобраться. Может, его магическая сила просто уменьшится, а может… Ну да ладно, что накручивать себя раньше времени. Проблема обозначена. Пути её решения тоже. Осталось только найти их.

Рабочий день прошёл своим чередом, и Ева впервые с облегчением радовалась его окончанию. Во-первых, она почти всю ночь просидела за расчётами для Камеи Адилтон и немилосердно хотела спать, а во-вторых, уже завтра ей предстояло увидеть чудо-портал, с помощью которого можно путешествовать между мирами. Если его доработать, конечно. Опасно, неизведанно, но так интересно. Раздразненное любопытство исследователя стыдливо прикрывалось необходимостью поиска путей помощи Гарольду, ну и, конечно же, незадачливому путешественнику господину Торейзу.

Дома её уже поджидали Камея и Ранис Адилтоны. Заметив их небогатую одежду, Дайана понятливо накрыла стол ещё на две персоны. Гости сначала вежливо отнекивались, но появление, как всегда деловитого за обедом Фоськи, вызвало такую бурю эмоций у парня, что его сестра не смогла отказаться от предложения. Обед прошёл за ничего незначащими разговорами, оттягивать выдачу расчёта не имело смысла, и Ева пригласила девушку к себе в кабинет, разрешив Ранису остаться на кухне с Дайаной, на которую тот поглядывал с интересом, и дожевывающим третий кусочек мясного пирога Фоськой.

– Вы специально оставили брата на кухне, – первой начала разговор Камея.

– Да, – согласилась Ева, – мне жаль, но у меня нет хороших вестей относительно вашего отца. Скорее всего, его уже нет в живых. Только вы сами вправе решать, как распорядиться этой информацией. Сообщить ли о ней брату или же оставить ему надежду, сказав, что я не справилась с заданием.

– Надежды совсем-совсем нет? – дрогнувшим голосом спросила гостья.

– Я не буду обнадёживать вас по этому вопросу. Но совершенно случайно мои расчёты показали, что у вас просматривается неплохой вариант дальнейшего существования. Скажите, у вас есть родственники или знакомые в Скренвидж-виксе?

– Скренвидж-викс? – повторила Камея. – Странно, почему вы об этом спрашиваете. Они нам не родственники. Мама жила у них на правах приёмной дочери, но потом вышла какая-то не совсем понятная история, о которой родители никогда нам не рассказывали и никогда не поддерживали отношения с Скренвиджами. По крайней мере, я об этом ничего не знаю. К чему этот вопрос? – было заметно, что девушка старается прикрыть свою боль, с которой в душе она уже ранее смирилась, за многословными фразами.

– Расчёт показал, что вам стоит навестить их, – настойчиво предложила Ева.

– Мы с Ранисом совершенно их не знаем, – машинально проговорила Камея, думая совершенно о другом, и Ева её понимала.

Было бы хорошо, если бы девочка могла поплакать, но тогда её брат обо всём догадается. И Камея держалась. Держалась из последних сил. У неё будет впереди не одна ночь, чтобы поведать своё горе подушке.

В холле раздался шум, видимо пришёл очередной посетитель. Гостья встала и направилась к выходу, Ева пошла проводить её. На небольшом диванчике они увидели парочку, тесно прижавшуюся друг к другу, не нужно было быть провидцем, чтобы понять, что здесь царит любовь. При появлении девушек крупная женщина легко подскочила и кинулась к Еве.

– Госпожа Раленетта! Я так счастлива! Так счастлива! Мы с Кортеном специально зашли к вам, чтобы выразить свою благодарность! – Ева не сразу узнала в этой счастливой помолодевшей женщине суровую госпожу Пасквик. – Мы бы обязательно пригласили вас на свадьбу, но так получилось, что мы уже поженились, и я теперь госпожа Эроуз, – новоиспечённая госпожа Эроуз скромно опустила глаза. – Мы обязательно поведаем всем знакомым о ваших волшебных расчётах! Но так хочется сделать для вас что-то такое же доброе, что вы смогли сделать для нас. Может, у вас будут какие-нибудь просьбы или пожелания?

– Само провидение послало вас к нам именно сегодня, госпожа Эроуз, – Ева сумела наконец-то прервать как всегда бурный поток слов госпожи Ранекки, – во-первых, я от всей души поздравляю вас, и радуюсь вместе с вами вашему счастью. Всегда приятно, когда мои скромные возможности помогают людям. А во-вторых, позвольте обратиться к вам с просьбой. Эта девушка, – Ева указала на Камею, пытавшуюся тихо удалиться, – Камея Адилтон, так получилось, что она и её младший брат Ранис остались без родителей и средств к существованию. Я провела для Камеи расчёт, и выяснилось, что её тоже ждёт нечто чудесное именно в Скренвидж-виксе. Вы не могли бы взять над ними шефство?

– О, госпожа Раленетта, конечно же, нас это нисколько не затруднит, мы будем только рады, если этих детей минуют те испытания, что выпали на мою долю! – согласилась госпожа Эроуз.

– Ну что? – Ева глянула на притихшую Камею. – Всё к одному?

– Мы поедем в Скренвидж-викс! – последовал ответ.

ГЛАВА 9

К ужину все принятые ранее заказы были исполнены, и Ева решила лечь спать пораньше. Фоська ещё инспектировал корзинки с печеньем, а его хозяйка уже сладко засыпала в своей постели.

– Мы сегодня отправимся на прогулку? – разбудил её нетерпеливый голос Гарольда.

– Гарольд, как ты оказался в моей постели? – поинтересовалась девушка.

– Как-как. Как всегда! – буркнул мужчина. Он уже был одет в брюки и рубаху. – Очнулся, рядом ты. Не вижу ничего удивительного.

– Я заснула одна, – пояснила Ева, – Фоська, видишь ли, ещё заканчивал свой ужин. Наверное, сам забрался ко мне.

– Так мы пойдём на прогулку или нет? – уточнил Гарольд.

– Извини, но прошлую ночь я была занята и почти не спала, поэтому сейчас предпочла бы отдохнуть.

– Не так уж долго мы гуляли, – попрекнул её мужчина.

– Мы гуляли позапрошлой ночью, – опрометчиво призналась Ева.

– Так, значит, прошлой ночью ты была с кем-то ещё!

– Да как ты смеешь указывать мне, с кем мне проводить ночи! – вспылила девушка. – Я не обязана отчитываться перед тобой!

– Конечно-конечно, понимаю, я – никто! Непонятный фантом, который каким-то образом приходит к тебе по ночам и тревожит твой сон. Извини, больше этого не повторится, – и Гарольд направился к двери.

– Стой! – Ева соскочила с постели и как есть, босая, кинулась за ним, чтобы он не исчез, когда окажется вне зоны её видимости. – Гарольд, прости меня за злые слова, но я действительно устала, давай сегодня посидим дома, и я расскажу тебе соображения, которые появились у меня на твой счёт, а прогуляемся уже следующей ночью!

Мужчина вернулся, подошёл к постели и уселся на неё, оперевшись на подушки и обхватив согнутые в коленях ноги.

– Я слушаю, – буркнул он.

Молодые люди переглянулись и рассмеялись.

– Сначала я была в недоумении, почему же у меня материализовался совершенно другой фамильяр, – начала Ева. – Научный руководитель тоже не мог сказать ничего вразумительного. Да и сам Фоська был неправильный. У него не было инстинктов фамильяра. Пришлось насильно привязывать его к себе.

– Зачем же ты привязала его, ну, то есть меня? – прервал её мужчина.

– Иначе фамильяр бы погиб. Он, ну, то есть получается, что ты, отказывался принимать пищу. Впрочем, это уже в прошлом. Всё интересное началось недавно. Ко мне обратился один клиент…

– Клиент? – заинтересовался Гарольд.

– Да, клиент. Я, знаешь ли, для того, чтобы прокормить одного ненасытного, вынуждена работать!

Выражение лица Гарольда было трудно описать: изумление, недоверие, презрение и жалость смешались на нём в невообразимой пропорции.

– Я делаю маг-аналитические расчёты, – как ни в чём не бывало, продолжила Ева, – и вот, тот клиент поведал мне одну интересную теорию. По ней получается, что наш мир находится в связке, иначе кольце миров. Миры соединены таким образом, что каждый из них соприкасается с одним более развитым магически, а другим – технически. Чтобы не засорять тебе голову ненужными подробностями, просто скажу, что последнее время у меня всё больше крепнет уверенность, что ты попал к нам из более магически развитого мира, об этом говорит твоя магическая сила. Роковое стечение обстоятельств. Что-то где-то пошло не так. Наложились моя магия призыва и какое-то магическое воздействие со стороны твоего мира. Другого объяснения, разве что шутки богов, я пока не нахожу.

– Ну ничего себе шуточки. Это что же я должен был совершить, что бы надо мной так пошутили!

– Оставлю догадки на этот счёт тебе. А вот Ноирит Торейз, тот самый немного сумасшедший учёный, поведавший мне эту теорию, попал в наш мир вполне добровольно и осознанно. Но портал, которым он путешествовал, дал сбой, скорее всего даже взорвался, и несчастный застрял здесь. Он попросил меня помочь с расчётами восстановления портала. Его магический потенциал очень слаб для нашего мира, поэтому Торейз не в состоянии учесть магическую составляющую расчётов.

– Ева, зачем ты мне так подробно рассказываешь об этом твоём… клиенте?

– Как зачем?! Создав портал для него, мы сможем сделать то же самое и для тебя! Только в другую сторону.

– И как ты это представляешь? Забросишь туда своего фамильяра? Или переместишься со мной и будешь везде сопровождать меня за ручку?

– Я рассчитаю амулет, который позволит тебе сохранять свой человеческий облик без моего присутствия. Думаю, это сложно, но возможно. Ну, а дома ты уж как-нибудь сам. Думаю, для ваших магов проблему это не составит.

Гарольд глубоко вздохнул и, откинув руки за голову, произнёс:

– Почему-то мне кажется, что со мной такое впервые – в постели с женщиной обсуждать теорию межмировых порталов.

***

Наутро, сразу после завтрака, за Евой заехал господин Торейз. Девушка прихватила корзинку с едой. Заметив её внушительные размеры, к нашим исследователям присоединился и Фоська. Дайана, ссылаясь на срочный заказ, осталась дома и долго смотрела вслед отъехавшему далеко не бедному мобилю. В мобиле пассажирка обратила внимание, что он устроен несколько по иному, нежели те, что она видела прежде.

– Мои усовершенствования, – пояснил ей гордый хозяин. – Даже можно сказать, что от местной модели здесь только внешний вид, а все детали и топливо моего изобретения. Ну, может не моего, но точно не этого мира. Хотя, должен признать, что некоторые решения, используемые в местных мобилях, мне недоступны, как и магия, чтоб её! – досадно добавил горе-изобретатель.

– Я думаю, это справедливо, – заметила Ева, – вам больше подвластна техника, а нам магия.

– Ева, подумайте ещё, время есть. Нам с вами может стать подвластна и магия и техника!

– Ноирит, вы обещали! – девушка предостерегающе подняла руку.

– Да молчу я, молчу, – Торейз обратил всё внимание на дорогу.

В мастерской мужчина провёл гостью в дальний конец помещения мимо верстаков с оборудованием и стеллажей с готовыми образцами его изделий. За тяжёлым металлическим шкафом обнаружилась массивная дверь, замок которой хозяин открывал нажатием пальцев на её гладкой панели. Очень необычное решение, отметила про себя Ева. Да, всё же Торейз действительно является пришельцем из чужого мира. Все технические новинки, которые он походя использует, последнее тому доказательство. Дверь открылась, и хозяин пропустил гостью вперёд.

Представшая перед Евой конструкция совсем не походила на ранее виденные ей порталы. Это была, прежде всего, машина, а не помещение с аркой перехода и мощным амулетом накопителем, известные ей прежде. Вместительная кабина была окружена множеством датчиков, рычажков, присутствовала целая панель с кнопками, над которой нависало стеклянное нечто, похожее на зеркало.

– Вот моё детище! – Торейз ласково погладил машинный бок, затем пробежался пальцами по кнопкам, и на зеркальной глади появилось изображение таблицы.

– Я никогда не разберусь в этом! – в ужасе воскликнула Ева.

– Я помогу! Я буду самым терпеливым учителем. Госпожа Ева, если вы скажете, что моя машина никуда не годится, я выброшу её! Пожалуйста, не отказывайтесь! Я же сам видел, вы просто кудесница порталов!

Конечно же, Ева согласилась, и до самого вечера с небольшим перерывом на обед, о котором им напомнил обеспокоенный Фоська, они рассматривали чертежи и расчёты машины. К вечеру стало ясно, что портал придётся создавать по новой, применяя доступные магические источники и направляющие. Той механической энергии, которую мог добыть Торейз, попросту не хватало для такого мощного действа, как перемещение.

К ужину Ева засобиралась домой. Она обещала Гарольду прогулку, и решила вывезти его за город. Может, там он увидит что-то знакомое и начнёт вспоминать. Окрылённый надеждой Торейз отвёз девушку домой, они поделили задачу на части, каждый взял посильную себе, и расстались, довольные достигнутым.

Вечером с Евой связался Эвард.

– Родная, здравствуй, как у тебя дела? – поинтересовался он.

– Расшевелила местную мэрию, открыла маг-аналитическое агентство. Теперь вот помогаю людям. Уже получила первые отзывы, – отчиталась она.

Информацию про Гарольда и Торейза Ева решила предусмотрительно придержать. Над ней стоило подумать, прежде чем рассказывать кому бы то ни было.

– В твоих талантах я никогда не сомневался, я спрашиваю о другом. Как наш малыш?

– Наш малыш? О чём ты, дорогой?

– Я знаю, ты должна быть беременна.

– Нет же, ты ошибаешься, и я точно не беременна, – уверила его девушка.

– Ева, при нашей последней встрече я активизировал артефакт молодожёнов. Ты здорова. Я тоже здоров. Беременность просто должна была наступить!

– Эвард, я не буду сейчас говорить тебе, насколько нечестным я считаю этот твой ход, но он не дал результата. Спокойной ночи! – и Ева прервала связь.

Что же заставило Эварда так поступить? Неужели любовь? И права ли она, Ева, в своём стремлении быть подальше от столицы и жениха? Может, пристроить своих потеряшек и вернуться быстрее к Эварду? Она ещё успеет составить расчёт нового фамильяра к следующему выпуску из академии.

***

Перед сном Ева приготовила одежду для себя и для Гарольда, ласково погладила Фоську, забывшего, что у него, вообще-то есть своё спальное место, а потому занявшего всю середину её кровати, и улеглась спать.

– Сколько ночей на этот раз выпало из моей жизни? – поднял её недовольный вопрос.

– Гарольд, у тебя нет повода не доверять мне! Я стараюсь исполнять все данные мною обещания!

– Извини, не знаю, что со мной. Не знаю почему, но я всё больше ревную тебя к внешнему миру, тому который мне недоступен без тебя.

– Привязка фамильяра к хозяину продолжается всю жизнь, это нормально, – ответила Ева, – то есть, конечно то, что ты стал фамильяром, это ненормально, а вот то, что ты испытываешь всё усиливающееся чувство собственности по отношению ко мне, это нормально. Ничего, мы уже начали работу в этом направлении. Надеюсь, скоро ты сможешь вернуться домой. А сейчас, как я и обещала, мы отправимся на прогулку, на этот раз за город. Пойдём на кухню, заберём корзинку с бутербродами.

Пока Ева забирала корзинку с ледника, взгляд Гарольда зацепился за несколько альбомных листов, забытых Дайаной на столике около её любимого кресла, стоящего подле окна. Мужчина медленно просматривал рисунки.

– Рассматриваешь наброски моей сестрёнки? Дайана занимается изготовлением вывесок, – пояснила Ева.

– Интересно, для чего могла понадобиться вывеска с таким странным уродцем? – поинтересовался Гарольд.

– Неправда, Дайана очень хорошо рисует! – возмутилось было девушка, но тут взгляд упал на рисунок, который был в руках у спутника, и Ева резко замолчала.

Это был даже не рисунок, а только набросок. На нём угольным карандашом довольно талантливо было изображено, как маленький Фоська, смешно растопырив крылышки, тянется к столу, чтобы стащить с него котлетку.

– И какого же я цвета? Черный или белый? – мрачно задал вопрос Гарольд.

Ева замялась.

– Да ладно, говори уж, после такого, – он тряхнул рисунком, – меня вряд ли что-то может шокировать.

– Розовый, – почему-то шёпотом ответила Ева.

– Был неправ. Я всё же в шоке. Скажи мне Ева, много ли людей знают о том, что вот это недоразумение, – опять потрясание рисунком, – и я – одно и то же?

– Пока только я.

– Ты можешь мне обещать, что это и останется между нами?

– Ноирит мог бы помочь… – задумчиво начала девушка, – но если тебе так неприятно связывать себя с Фоськой, то я клянусь, что никому не расскажу, что ты вообще существуешь!

– Благодарю, – произнёс Гарольд и бросил листки обратно на кресло.

Они тихо вышли из дома, Ева вручила Гарольду небольшую корзинку для пикника, в которой лежало несколько бутербродов и бутыль с соком.

– Пешком нам придётся идти около часа, но можно поймать мобиль, что предпочитаешь? – спросила девушка.

– Не доверяю я что-то этим вонючим каретам, – поёжился Гарольд, – если не возражаешь, я бы прошёлся пешком.

– Я обещала тебе эту ночь, поступай, как хочешь.

– Да-а? – мужчина странно посмотрел на Еву. – Ну, значит пойдём пешком! – и он направился прямо по улице.

– Гарольд, стой! – окликнули его. – Нам в другую сторону.

– Пойдём в другую, – не стал спорить покладистый фамильяр.

Вскоре они вышли на наезженную трактовую дорогу, ведущую прямо за город. Иногда им встречались редкие мобили – припозднившиеся горожане спешили попасть домой, пару раз попутки предлагали подвезти их, один из остановившихся водителей узнал Еву и поинтересовался, где же сейчас находится её очаровательный обжорка, но получил в ответ такой убийственный взгляд от Гарольда, что понятливо предпочёл удалиться.

Вскоре за поворотом исчез последний городской фонарь, и дорогу идущей паре освещала только полная луна.

– Ева, тебя не затруднит подняться на тот холм, – поинтересовался мужчина, – я надеюсь, что оттуда откроется прекрасный вид.

Девушка покорно пошла за ним, про себя порадовавшись, что надела удобную одежду и обувь. Гарольд упорно поднимался на самый верх, он почти на себе тащил Еву, не чувствуя ни капли усталости. Наконец, они достигли вершины, и наша маг-аналитик, столь искусная в расчётах, но совершенно не подготовленная физически к таким марш-броскам, рухнула на мягкую траву.

– Свобода! – мужчина отошёл немного в сторону, широко раскинул руки и поднял лицо к звёздному небу. – Звёзды! Простор! Как же мне не хватало его!

Он замер так надолго, а потом встрепенулся и крикнул:

– Горден! Ева, моё имя Горден!

На глазах изумлённой девушки его тело пошло рябью, на мгновение исчезло в сверкающей дымке, и вот уже от земли оторвался сказочный дракон. В свете луны его чешуя сверкнула бронзой, и мифическое чудовище стало удаляться, мощно работая крыльями.

– Гарольд, стой! Куда же ты?! – Ева запоздало махала руками ему вслед. – Ты же не сможешь существовать вдали от меня, – безнадёжно добавила она.

Сделав несколько всё увеличивающихся кругов над холмом, дракон полетел к далёким горам. Как только он скрылся из виду, раздался слабый хлопок, и у ног Евы появилось розовое тельце.

– Ну вот, глупыш, полёт закончился! А если бы ты превратился в небе? – девушка ласково журила своего фамильяра, подбирая его с земли.

Фоська оказался необычайно лёгким. И не подавал признаков жизни. Голова и прозрачные крылышки бессильно повисли.

– Фосенька! – беспокойно окликнула его Ева.

Она приложила ухо к пушистой груди и услышала слабое дыхание и сердцебиение.

– Ты же буквально сжёг себя! – ругалась Ева сквозь слёзы. – А ну пей немедленно! – она открыла бутылку с соком и начала вливать жидкость сквозь стиснутые зубы.

Сок бежал по поникшей розовой шёрстке, не желая попадать по месту назначения. В отчаянии девушка поводила у него перед носом кусочком столь любимой им колбасы из бутерброда, но реакции не последовало.

– Ах, ты так значит! – Ева рыдала уже взахлёб. – Я же уже обещала, что ты покинешь меня только тогда, когда я этого захочу!

Она порылась в корзинке, отыскала там небольшой столовый ножичек и с чувством де жа вю полоснула себя по ладони, в которой тут же стала скапливаться кровь. Левой рукой Ева сдавила сжатые челюсти своего фамильяра, а чашу правой приложила к приоткрытой пасти. Кровь опять текла по шёрстке розового и одежде девушки.

– Глотай, Фосенька, Гарольд, Горден или кто ты, миленький, ну глотай же! Прошу тебя!

Горло Фоськи слабо дёрнулось. Он глотнул раз, другой и опять затих.

– Что же такое, я же нисколько не лекарь! – всхлипнула Ева.

Она обхватила заляпанное кровью худенькое тельце, призвала всю свою слабенькую магию и представила, что Фоська это она сама, что они одно целое, одно тело, одна жизнь. Живительная энергия потекла сквозь пальцы к фамильяру. Наконец, он слабо встрепенулся, повернул голову к порезанной ладони Евы и стал слизывать с неё тёмные в свете уходящей луны капли.

– Пей, пей, глупое недоразумение! А я тебе бутербродик дам!

Прежний Фосенька возвращался к жизни. Он благосклонно воспринял угощение из корзинки, с аппетитом уминая её содержимое.

– Ну вот, поешь и восстановишь силы. А я немного полежу. Что-то я устала, пока добиралась сюда.

Ева прилегла прямо на отсыревшую траву.

Очнулась она, когда солнце уже поднялось над горизонтом. Рядом слабо попискивал сильно похудевший розовый.

– Это должен быть сон! – Ева провела здоровой рукой по лицу, зажмурила и опять открыла глаза.

Тот же холм, медленная река внизу, а за ней далёкие горы, к которым вчера так рвался дракон, которого звали Горден.

– Я уже ничего не понимаю! – сообщила она своему фамильяру, подхватила его на руки и стала спускаться вниз.

Это только поднимаясь вверх кажется, что спускаться гораздо легче. Если у вас потеря сил, то делать это практически невозможно. Ева цеплялась за колючую, режущую и без того израненные ладони траву, спотыкалась и падала, но продвигалась вниз. А ещё у неё на руках был обессиливший фамильяр. Конечно, он похудел более, чем вдвое, но от этого не стал более удобным к переноске. Он слабо ворочался и глядел на хозяйку жалобными глазами, выпрашивая еду. Но даже если что-то и осталось от его вчерашнего позднего ужина, то оно осталось на вершине этого бесконечного холма. Лучше уж вниз. Только вниз. Шаг, ещё шаг. Уже виднеется дорога внизу. Сядем немного отдохнём и продолжим. Ева почувствовала, что опять засыпает. Значит, не нужно останавливаться на отдых, и она продолжала переставлять ноги.

Добравшись до дороги, девушка обессиленно присела на обочине. Редкие по случаю утра выходного дня мобили равнодушно проносились мимо испачканной в крови замарашки. Пока один из них не притормозил, и из него не выскочил полный лысоватый мужчина в годах.

– Госпожа Раленетта, это вы?! А я гляжу, неужели госпожа магиня из нашей мэрии?

Он помог Еве подняться и занять место в мобиле.

– Что случилось? Неужели на вас напали? – продолжал беспокоиться водитель.

– Нет, водила гулять своего фамильяра, упала и неудачно поранилась, – девушка прикрыла глаза и откинулась на спинку сиденья. Плавный ход машины уносил в сон.

– Мы все вас знаем, это благодаря вам ожило наше болотце. Мэр всё же оставил маршруты местным, я вот ездил присматривал мобиль, хочу сам заняться перевозками. Мы знаем, кого благодарить, да! – мужчине совсем не требовались ответы на его монолог, и Ева опять уплыла в сон.

– Госпожа Раленетта! Приехали уже! – услышала она сквозь сон.

– Что? Откуда вы знаете, где я живу? – встрепенулась Ева.

– Кто же в нашем городе не знает, что вы не побоялись поселиться в доме безумной Бетти. Позвольте, я вам помогу, – услужливый водитель открыл дверцу и помог пассажирке выбраться.

– Спасибо, господин…

– Сартр, зовите меня Сартр, – откликнулся он.

– Спасибо, господин Сартр, – и Ева пошла навстречу выскочившей из дома Дайане.

– Ева, куда ты исчезла? Что случилось? Почему вы в крови? На вас напали? Это тот странный клиент, да? Нужно сейчас же сообщить в полицию! – Дайана так быстро строчила свои вопросы, что не было никакой возможности вставить хоть слово.

– Всё нормально, ходили гулять, я упала и поранилась, – успокаивала Ева подругу, заходя в дом. – А сейчас нам бы поесть и отдохнуть. Приготовь, пожалуйста, завтрак, пока я переоденусь.

Ева зашла под душ с Фоськой на руках, усадила его на пол, критически оглядела и, махнув рукой, начала раздеваться. Затем включила воду и затащила фамильяра под тёплые струи. Ей пришлось несколько раз намыливать его и смывать воду, а с ней и засохшую кровь. С намокшей шёрсткой Фоська смотрелся ещё более жалко, от былой благородной упитанности не осталось и следа. После того, как были смыты последние следы их ночного приключения, девушка отпустила его, ожидая, что розовый сам привычно побежит на кухню, но он нахохлился и остался на месте. Тогда его хозяйка быстро помылась сама, накинула мягкий халат, завернула своё горюшко-счастье в пушистое полотенце и прошла на кухню, откуда уже доносился умопомрачительный запах яичницы и бекона. Старшая подруга благодарно кивнула Дайане и приступила к завтраку. Сначала казалось, что она одна съест всё это великолепие, но, едва осилив полкружки молока, Ева поняла, что в неё не влезет ни кусочка. На удивление, Фоська тоже много не съел.

– Ева! Расскажи, что случилось! Возвращаешься вся в крови, под глазами чёрные круги, тебя шатает от слабости. А этот обжора мало того, что стал в два раза меньше своей шкуры, ещё и отказывается от еды!

– Ничего, Даюшка, просто неудачный магический эксперимент. Ты же знаешь, мы энергетически связаны с Фостером, вот и потратили непозволительно много энергии. Мы пойдём отдохнём, и всё войдёт в норму.

Ева подхватила своего фамильяра и направилась в спальню. Там она улеглась в постель прямо в халате и сразу же провалилась в сон.

***

– Ева, Ева, там наш дом осаждают невесты! – слышалось сквозь дрёму девушке, но она никак не могла открыть глаза.

– Да, невесты, я сейчас! – и вновь сон охватывал её.

– Ева, просыпайся, скоро уже настанет вечер! – издалека слышался тревожный голос Дайаны.

– Да, да, сейчас встану, – и опять накатывало забытье.

– …Сильное магическое истощение. Как же вы могли допустить такое, уважаемая?! А ещё дипломированный специалист. Немедленно в лечебницу на восстановление резерва! – то ли во сне, то ли наяву слышалось Еве.

– Фостер! Фостер пойдёт со мной! – бормотала она, обнимая фамильяра слабыми руками.

– Конечно, куда же без него, – продолжал сварливый незнакомый голос.

Затем Еву, изо всех сил прижимающую розовое тельце к себе, куда-то несли, потом везли, а потом уложили в прозрачный саркофаг вместе с Фоськой и так закрыли.

Проснулась Ева от голода. Она самостоятельно выбралась из капсулы энергетической подпитки и с удовольствием присоединилась к Фостеру, который сосредоточенно опустошал огромный поднос с обильным завтраком. После того, как они закончили, и Ева смогла привести себя в относительный порядок, учитывая, что она находилась в халате, в котором вчера вышла из душа, в комнату зашёл обладатель запомнившегося сварливого голоса.

– Итак, госпожа Раленетта, я доктор Ростин, мне выпало сомнительное удовольствие возвращать вас и вашего фамильяра к жизни после того, как вы почти полностью израсходовали весь магический резерв, и мне бы хотелось знать, как можно столь полно и безответственно, да именно безответственно, истратить его? Вы что, в одиночку зарядили все городские энергетические установки?! Для того, чтобы его восстановить, нам пришлось использовать не один заряд подпитки. Благо, господин мэр лично распорядился о том, чтобы на вашем лечении не экономили!

– Зачем же нужно было сообщать об этом недоразумении господину Преттеру? – недоуменно спросила Ева.

– Сообщать господину Преттеру? – передразнил её доктор. – Да уже через час после того, как вы попали к нам, перед больницей собралось полгорода! Какие-то лавочники, водители мобилей, даже, прости всеблагая защитница, дамы лёгкого поведения! Но страшнее всего – это какой-то комитет будущих невест. Они кричали, чтобы им немедленно отдали их надежду госпожу Еву, посмели угрожать бедняге мэру и его помощнику, обвиняли их в том, что это они чересчур загрузили вас работой, в то время как не устроены тысячи судеб! Бр-рр! – доктор Ростин в ужасе потряс головой.

– Доктор Ростин, я благодарю вас за помощь, – прервала поток его жалоб Ева, – а теперь скажите, мы можем отправляться домой?

– Конечно, вы можете отправляться домой! – он замахал руками. – Боюсь, если я оставлю вас ещё на сутки, ваши почитатели разорвут меня на части за некомпетентность. Только уж, пожалуйста, не доводите себя больше до такого состояния, всё могло закончиться гораздо хуже.

Доктор вышел, а следом в палату к Еве зашла Дайана. Она принесла одежду.

– Евочка, я так испугалась, ты спишь и спишь, и Фосенька спит, и похудел он. А дом наш осаждают какие-то невесты. Даже не знаю, кто из них догадался вызвать доктора. Теперь уже всё хорошо, да?

– Да, Дайана, уже всё хорошо. Сейчас переоденусь, и пойдём домой. Мне ещё нужно успеть на службу.

– Ева, сам господин мэр интересовался твоим здоровьем. А ещё там, за дверью, тебя ожидает смешной молодой человек господин Риколик. Он сказал, что доставит нас до дома, и что тебе предоставили на сегодня выходной.

Закончив переодеваться, Ева подхватила разомлевшего от еды Фоську и вышла из больничной палаты. За дверью её действительно ожидал господин Риколик. В его руках была уже привычная розовая роза.

– Дастин, – приветствовала она молодого человека, – право, это уже лишнее. Вы же прекрасно знаете, что в Миссате у меня есть жених.

– Я получил приказ господина мэра дождаться вас и сопроводить домой, госпожа Раленетта, – ответил Риколик, – а цветок – это всего лишь дань традиции. Он должен поднять настроение выздоравливающего.

– Спасибо, если так, – улыбнулась Ева, принимая розу, – вы сумели поднять мне настроение. А теперь домой?

– Да, господин мэр велел вам отдыхать столько, сколько понадобится.

– Я смогу выйти уже завтра, – заверила девушка собеседника, – и отработаю полный рабочий день. Не в моих правилах оставаться должной, особенно на службе.

Для того, чтобы доставить Еву до дома, господин мэр выделил собственный мобиль. Прежде чем сесть в него, удивлённая маг-аналитик пообщалась с небольшой группкой разновозрастных женщин, ожидающих её появления у входа в больницу. Она сообщила им, что с ней всё в порядке, и скоро она сможет принять их и помочь решить волнующие их вопросы.

Дома Ева поняла, что совершенно не желает отдыхать, она прекрасно восстановила силы в больничной капсуле энергетической подпитки. Ну что ж, если у неё появился свободный от службы и заказов день, стоит потратить его на собственные расчёты и поразмыслить над тем, что же случилось прошлой ночью. Если бы не обещание, данное Гарольду – или он теперь Горден? – стоило бы немедленно обратиться в академию или куда ещё. Это же небывалая сенсация – превращение человека в дракона! И когда закончился сон, и началась явь? И неужели Горден вспомнил не только имя? И не потому ли у неё не увеличился магический резерв при обретении фамильяра, что тщедушное розовое тельце просто не вместило бы столь мощный источник, который должен быть у дракона? Одно было ясно совершенно точно –это превращение заняло столько магических сил её фамильяра, что они едва не остались на тех холмах. Остаётся дождаться ночи и расспросить обо всём Гарольда-Гордена. А пока стоит заняться порталами.

Ева связалась с Торейзом, сообщила ему, что у неё выдался свободный день, и его можно посвятить расчётам порталов. Окрылённый изобретатель принёсся почти мгновенно. До обеда время прошло плодотворно. Будущий портал обретал всё более чёткие очертания.

***

На обед дружной компанией отправились в ресторанчик к господину Бойдесу, где Ева и довольный Фоська были встречены одобрительными окликами. Заверив знакомых и, большей частию незнакомых людей, что с ними всё в порядке, они плотно пообедали, причём розовый, как и прежде, умилял окружающих своим аппетитом.

После обеда было решено продолжить расчёты, и Торейз вернулся с девушками. Около дома их уже поджидали несколько нетерпеливых клиенток. Ева как можно незаметнее вздохнула.

– Что, не хотите тратить на них время? – понятливо спросил мужчина.

– Не то, чтобы не хочу, ведь именно они приносят наш основной доход. Но именно сейчас у нас стало что-то получаться в расчётах, и мне так не хочется прерывать их.

– Хорошо. Отложим их визит на потом, – радостно потёр руки Торейз, – просто сделайте вид, что вы ещё слабы.

Он вышел из мобиля, обошёл его и галантно помог Еве с Фоськой на руках выбраться наружу. Группка женщин, до этого увлечённо обсуждающих своих будущих женихов, кинулись к ним.

– Добрый день, дамы, – бархатным голосом поздоровался с ними Торейз, – пришли поинтересоваться здоровьем госпожи Раленетты? Благодарим, опасность уже позади. Доктор прописал нашей госпоже Евлаисии тишину и покой. Повторяю – тишину и покой! И никаких магических действий! Иначе она может навсегда лишиться своего дара.

– В самом ближайшем времени приём возобновится по прежнему графику, – успокоила расстроенных женщин Ева.

Со всех сторон посыпались пожелания скорейшего выздоровления и просьбы больше не перетруждать себя, затем будущие клиентки принялись активно распределять места в очереди на приём. Кажется, в ход даже пошла запись номера очереди на манжетах.

– А знаете, Ева, я, при всём моём незавидном положении, оказывается, ещё тот везунчик! – обратился к ней Торейз после того, как они зашли в дом. – Всего какая-то неделя, и я просто не смог бы прорваться к вам на приём сквозь эту толпу!

– Не могу с вами не согласиться, – улыбнулась Ева и направилась к кабинету. Горе-экспериментатор последовал за ней, Дайана прошла в свою студию, а Фоська, поколебавшись между занятой хозяйкой и свободной и приветливой кухней, выбрал последнюю. До вечера каждый занимался своим делом. К вечеру был прикинут первый грубый вариант портала в мир Ноирита Торейза. Выяснили главное – это путешествие было возможным. Но главной неприятностью являлось то, что оно требовало много энергии. Это не перемещение привязанного фамильяра на десяток метров. Грань миров неохотно раскрывала свои двери. Было решено, что стоит объединить энергию механизмов и магии, каждый подумает о том, где же её взять, эту прорву энергии. Ева – магической, а Торейз – механической. На том и расстались до следующих выходных.

***

Вечером Ева уложила фамильяра с собой, у неё было много вопросов к Гарольду-Гордену. Что он вспомнил? Откуда он? Кто он, наконец?! Но разбудил её не Гарольд, а нетерпеливый Фоська, утром он, как всегда, прыгал по ней, намекая, что пора завтракать. Странно, что же пошло не так? Неужели… перегорел? Или ещё не восстановился? Но и аппетит Фостера, и магический резерв Евы, пусть и небольшой, восстановились. Что не так? Что не так? Эта мысль не покидала девушку на протяжении короткого пути до мэрии.

В приёмной мэра её поджидала неизменная роза и улыбающийся помощник мэра.

– Госпожа Раленетта, – радостно осклабился он, – без вашего присутствия мэрия осиротела.

– Ну что вы, Дастин, – улыбнулась в ответ девушка, – не преуменьшайте своих заслуг, вы прекрасно справляетесь и без меня, вот и господин Сартр вполне доволен вашим решением, – она кивнула в сторону ожидавших мэра мужчин, в одном из которых узнала водителя, который подвёз её до города той ночью.

Сартр почтительно поклонился Еве и произнёс:

– Верно, госпожа магичка, очень доволен. Только откуда вы меня знаете?

– Как разве не вы?… – Ева замолчала.

Что же выходит? Господин Сартр, вот же он, она его помнит. Нельзя увидеть незнакомого человека сначала во сне, а только потом наяву? И ещё не поджившая рана на руке от пореза, и магическое истощение, и испачканная кровью одежда, это всё имеется. А водитель привиделся? Может, и дракон привиделся? Странности стремительно нагромождаются одна на другую. И объяснить их известными Еве законами этого мира уже не получается.

– Очень рад познакомиться, – продолжил меж тем мужчина, – мы все вас знаем, и знаем, кого благодарить, да!

При этих словах Ева вздрогнула. Вопросы к Гордену, теперь уже определённо Гордену, чтоб его, накапливались. В этот момент в приёмной появился господин мэр. Его походка приобрела деловую упругость, взгляд – отеческую строгость, даже ранее обмякший животик заметно подтянулся с момента их первой встречи. Вот что значит успешность!

– Здравствуйте, господа, – размеренно поздоровался он с посетителями, сухо кивнул Риколику, а при виде Евы расплылся в улыбке: – Ева, дорогая, что же ты так не бережёшь себя! Мы все так переволновались! Как освобожусь, непременно зайду к тебе.

Он пригласил поджидающих его предпринимателей в кабинет.

– Дастин, вы не знаете, что же он хочет от меня? – поинтересовалась штатная маг-аналитик у ближайшего к секретам мэра человека, но тот только неопределённо пожал плечами. – Ну и ладно, сам расскажет, – махнула рукой Ева и ушла к себе.

Там она плодотворно проработала почти до обеда и, уже забыв про предупреждение господина Преттера, с нетерпением поглядывала на часы, ожидая возможности отправиться домой перекусить. Но, как оказалось, мэр не забыл о ней. Он явился, застав Еву буквально в дверях.

– Господин Преттер, я уже собралась уходить на обед, – предупредила его девушка.

– Прекрасно, – вальяжно-деловито прервал её мэр, – не согласитесь ли пообедать со мной?

– Хорошо, – согласилась Ева и проследовала за начальником.

Персональный мобиль довёз их до лучшего ресторана в городе. Предупредительный метрдотель услужливо провёл посетителей в отдельный кабинет, где был уже сервирован столик на двоих.

"Неужели тоже начнёт предлагать руку и сердце? – тоскливо подумала девушка. – Или нет, пожалуй, только сердце».

Она ещё раз оглядела обстановку кабинета. Малиновые стены, позолота на них, малиновые же плюшевые диванчики. Бр-р, кошмар. Как хорошо, что на ней простое деловое платье в пол с длинными рукавами и закрытой шеей, извечный строгий пучок на голове и спасительные очки. Вид, ну совершенно не располагающий к романтике.

Господин мэр галантно пододвинул Еве стул, а затем уселся напротив. По его собранному деловому виду девушка всё же сделала вывод, что речь пойдёт не о личных, а, скорее, о служебных предложениях, и смогла спокойно вздохнуть. Хоть от этого не придётся отбиваться. Кажется, ухажёров у неё уже вполне достаточно.

До самого десерта господин Преттер ограничивался вполне дежурными фразами, а после последней перемены блюд Ева поняла, что наступило время разговора, ради которого её и пригласили сюда.

– Госпожа Раленетта, Ева, доченька, если позволишь к тебе так обращаться, – издалека начал свою речь градоначальник. – Не буду скрывать, мы все напугались, когда с тобой так внезапно приключилось это несчастье. Многие жители нашей Паэнты переживали за тебя, я сам видел их около больницы. Я и сам переживал. Ты не только наша надежда и спасение, но и просто прекрасная девушка. Именно поэтому я приказал бросить все силы на то, чтобы спасти тебя и сохранить твой магический потенциал. Да. Все силы, – мэр неспешно подлил Еве и себе вина и медленными глотками осушил свой бокал. – Итак, о чём я? Для восстановления твоих магических сил потребовалось много энергии. Очень много энергии. Мэрия, конечно, без колебаний пошла на такие траты. Но, понимаешь, мы ещё недостаточно богаты, чтобы оказывать такие услуги своим работникам безвозмездно. Конечно, несколько позже, когда денежный ручеёк поступлений превратится в полноценную реку, мы сможем и лечение, и санатории…

– Что вы хотите от меня сейчас? – прервала поток его слов Ева.

– Я не требую возврата денег за использование капсулы энергетической подпитки прямо сейчас, – мэр сделал вид, что замялся, – но было бы неплохо, если бы вы для того, чтобы побыстрее рассчитаться с этим досадным долгом, пересмотрели часы своей работы на нужды города в сторону их увеличения, – стараясь придать весомость своим словам, мужчина опять перешёл с Евой на вы.

– Вы предлагаете мне полный рабочий день за сто накиев в месяц? – уточнила Ева.

– Ну почему же за сто? – воспрял духом господин градоначальник. – Вы проявили себя, как толковый специалист, ставку можно увеличить на десять процентов. Или двадцать? – поймав холодный взгляд, предложил он.

– Сколько я задолжала мэрии? – продолжила свои вопросы девушка.

– Почти пять тысяч накиев. С вашим сегодняшним окладом, это почти неподъёмная сумма, – намекнул собеседник.

– А получая сто двадцать накиев, я смогу рассчитаться…

– Скажем, за пять-семь лет, – предположил мэр.

– Очень заманчивое предложение, господин Преттер. Очень заманчивое, – задумчиво протянула Ева, – но, видите ли, в Миссате меня ждёт жених, и через год состоится наша свадьба. А, поэтому, я не могу провести в Паэнте пять лет!

– Пусть ваш жених приезжает сюда, и для него найдём место! – всё более оживлялся градоначальник.

– Боюсь, что это будет затруднительно, господин Преттер, – остудила его пыл девушка. – Скажите, когда я должна вернуть долг?

– Городу уже сейчас не помешала бы такая сумма, всё же каждый медяк на счету, – начал прибедняться мэр, но глянув на собеседницу, продолжил, – но, опять же, учитывая ваши заслуги, согласен потерпеть месяц.

– Не позже, чем через месяц, я внесу в кассу требуемую сумму, господин Преттер, – сказала Ева, вставая. – Благодарю за обед!

Она бросила на стол последние десять накиев, которые у неё были, навскидку оценив стоимость всего обеда в пятнадцать, и вышла из кабинета.

ГЛАВА 10

До мэрии Ева добралась сама, там она сразу прошла в свой кабинет, где принялась бессмысленно перекладывать папки с начатыми и уже готовыми расчётами. Было горячее желание забросить всё и скрыть несколько перспективных направлений, которые забрезжили перед ней за последнюю неделю. Как, например, совет приобрести для города унылую западную пустошь, обещающую интереснейшее геологическое открытие. Прогресс, он даже в магическом мире движется вперёд. А за углеводородами, находящимися там, определённо просматривается большое будущее, это даже и без намёков Торейза ясно.

Сидеть и тихо шлифовать свои прежние разработки. Вон как от них уже бурлит весь город. Город. Ева делает это для горожан, а не для расчётливого Преттера. Но, стоило признаться самой себе, что мэр старается не только для себя. Но всё равно, каков наглец! Пытаться действовать такими грубыми методами. Хотя… хотите много и плодотворно работать на нужды горожан, господин градоначальник? Получите вашу работу! Вы у меня ночевать в мэрии будете и молить своего штатного маг-аналитика, чтобы она поумерила поток своих предложений! Приняв такое решение, Ева по новой разобрала свои папки. К вечеру она уже улыбалась. Готовьтесь к новому расширению штата, господин Преттер. Работы на всех хватит!

Вернувшись после рабочего дня домой, Ева обнаружила поджидавших её Никоисов. Как хорошо, что их расчёт она сделала заранее. Оценивающе глянув в бегающие глазки госпожи Тераны Никоис, девушка решила подстраховаться и перед передачей им в руки результата своих трудов предложила подписать договор.

– Это стандартная форма, господин Никоис, – обратилась она к формальному главе семейства, игнорируя его супругу, которая при этом недовольно поджала губы, но смогла промолчать, – я выполнила свою часть договора – посчитала, где могут находиться припрятанные вашим отцом ценности. Вам же осталось забрать их оттуда и оплатить мне пять процентов стоимости найденного, как мы и договаривались, – затем, глянув на госпожу Терану, Ева добавила: – Как и принято в таких случаях, договор магический. Уколите, пожалуйста, вот этой иголкой ваш палец и приложите его сюда.

Ева первая приложила свой палец с каплей крови на кончике к свитку с договором, затем, под мрачным взглядом жены, то же самое проделал и господин Никоис. Магический пергамент впитал кровь и преобразовал её в подписи. Хозяйка кабинета свернула документ в рулон и провела над ним рукой. После опять развернула, и у неё в руках оказалось два совершенно одинаковых экземпляра. Один из них получил заказчик, другой исполнительница положила к себе в стол.

После проделанных манипуляций Ева протянула расчёт господину Никоису, который принялся витиевато благодарить её за выполненную работу. При виде столь вожделенной бумаги, госпожа Никоис не выдержала, она выхватила папку из рук супруга, быстро раскрыла её и стала вчитываться в ровные строчки и разглядывать невиданные ею доселе чертежи и графики. Через некоторое время она подняла на Еву глаза и грозно спросила:

– Что это?!

– Заказанный господином Никоисом расчёт, – спокойно ответила хозяйка кабинета.

– Вы должны чётко написать, где старый идиот спрятал наши денежки! – почти визжала посетительница.

Ева молча глянула на кажущегося более адекватным Никоиса. Тот отнял у раскрасневшейся жены папку и всмотрелся в написанное.

– Дорогая, прошу тебя, успокойся, сейчас во всём разберёмся. Так, – протянул он, – вот план нашего дома, вот графики, вот их наложение. А это густое совмещение линий, как я понимаю, и есть наиболее вероятное расположение схрона? – обратился он к девушке.

– Да. Чем гуще переплетение линий, тем вероятней нахождение там искомого.

– Но я вижу несколько таких мест? – заинтересовался наследник коварного дедушки.

– Поищите во всех, – предложила Ева, – возможно, каждое порадует вас находками.

– Ещё раз благодарю вас, госпожа Раленетта, – произнёс Никоис и, попрощавшись, потащил свою всё ещё гневающуюся половину за дверь.

– Ф-фух, тяжёлый же сегодня денёк! – пожаловалась Ева притихшему в уголке Фоське. – Ну что, ужинать?

Предложение было активно поддержано, и они присоединились к поджидавшей их Дайане.

После ужина Ева ещё немного посидела над расчётами порталов. Всё упиралось в энергию. Необходимо было выяснить, сколько же сможет добыть Торейз. Эх, если бы те западные пустоши уже разрабатывались, вопрос был бы снят. Несколько тонн углеводородов решили бы проблему. Ждать несколько лет нет ни желания, ни возможности. Значит, будем усиливать магическую составляющую источника питания портала.

Сильный маг мог бы решить их проблему. Получается, без Эварда, а её жених на сегодня один из сильнейших магов империи, не обойтись. Он без труда сможет зарядить не один амулет магической подпитки. Как те, что потратили на Еву и её непутёвого фамильяра в больнице, так и портальные. Но… рассказать Эварду про сравнительно простые порталы, которые требуют в десятки раз меньше энергии, чем ныне существующие. Тогда и его отец узнает про них, а от него и сам император. Девушка устало провела ладонями по лицу. Пока она ещё не прояснила для себя, чего же больше принесёт это знание – вреда или пользы.

Ну, что ж, именно сейчас ничего не решить, а поэтому займёмся тем, что решить возможно, и Ева принялась за расчёты господ Прежика и Натиса. Она быстро закончила первый и взялась за второй, с которым провозилась до поздней ночи. И по одному, и по другому клиенту её первые впечатления подтвердились. Господин Прежик мог смело вкладывать свои денежки в новый вид деятельности. А вот господину Натису стоило поменять свой способ заработка, иначе его будет ждать очень печальное будущее на рудниках. Покончив с этими заявками, наша маг-аналитик смогла пойти спать.

На середине её кровати привычно-вольготно развалился розовый. Во сне его лапки и крылышки мелко вздрагивали. Интересно, что же ему снится? Необъятный простор неба?

– Моя ты проблемушка, – с этими словами Ева обняла своего фамильяра и провалилась в сон без сновидений.

И опять её разбудил Фоська. Куда же запропастился Горден? Могло ли случиться так, что он, существо несомненно более магическое, нежели все известные ранее, смог преодолеть грань и прорваться в свой магический мир? Вот было бы здорово. Отпадала нужда в расчёте и строительстве портала туда, поиска прорвы энергии на это. Какая-то несостыковочка скреблась на задворках сознания, но сейчас не до неё, нужно бежать на службу, а то господину мэру жизнь слишком лёгкой кажется. Пора, ох пора завалить его и помощника работой. Да так, чтобы одному не казалось, что штатный маг-аналитик выдаёт мало идей, а другому не хватало времени не только сбегать за свежей розой, но и на обед и сон.

В мэрии Ева зашла в приёмную, со вздохом забрала очередную розовую розу у господина помощника мэра и спросила, когда градоначальник сможет её принять.

– Госпожа Раленетта, двери господина мэра всегда открыты для вас! – широте улыбки господина Риколика мог позавидовать даже клоун на рыночном представлении. – С некоторого времени господин Преттер стал являться на службу очень рано!

– Прекрасно, если он у себя и свободен, я займу у него немного времени.

Девушка быстро поднялась к себе наверх, пристроила цветок к уже имеющимся, захватила папки с расчётами, а затем прошла в кабинет начальства.

– А, госпожа Раленетта! – довольно прогудел мэр. – Вы подумали над моим предложением?

– Да, господин Преттер, конечно. Я подумала. И вот что у меня получилось.

И Ева выложила на и без того заваленный бумагами стол градоначальника ещё несколько папок.

– Что это? – не понял он.

– Это предложения по дальнейшему улучшению работы подведомственной вам организации и дополнительные способы заработка денег для города.

– Когда же вы успели? – вырвалось у мужчины.

– Я работаю всё отведённое для этого время, – веско ответила Ева, – в результате чего выполняю все обязательства, возложенные на меня трудовым договором с мэрией. Я могу идти и продолжать работу, или требуются пояснения к изложенному в этих записках?

– Идите, я уж как-нибудь сам, – махнул рукой мэр, с интересом заглядывая в предоставленные материалы.

До обеда Еву никто больше не беспокоил, и она смогла прикинуть новое штатное расписание, о необходимости которого со дня на день должен бы завести разговор мэр.

***

Около дома её уже поджидали кандидатки в счастливые невесты. Они бойко оттеснили мявшихся в сторонке господ Прежика и Натиса и обсуждали, сколько же посетителей в день сможет принять госпожа магичка.

– Добрый день, – поздоровалась Ева сразу со всеми посетителями. – Приём я начну через час. Первыми пройдут господа Прежик и Натис. Кроме них, смогу принять ещё пятерых. Ещё есть ко мне вопросы по делу? – сразу оборвала она беспорядочный шум в рядах клиенток.

– Как же так, госпожа Раленетта, когда же мы все сможем попасть? – пытались возмутиться посетительницы.

– Я физически не в состоянии посчитать больше пяти заказов в день. Это мой максимум. Иначе пострадает качество расчётов. Вы готовы на это пойти? – Ева оглядела притихших женщин.

– Ну что вы, госпожа Раленетта, мы понимаем, мы подождём, – раздались беспорядочные нестройные выкрики из кучки ожидающих.

– Итак, нужно переработать, список. Предлагаю выбрать секретаря нашего комитета невест… – уже заходя домой, услышала Ева разговор женщин.

– Дайана, нам необходимо опять обратиться к мастеру Жартрезу и попросить его, чтобы он смастерил какую-нибудь беседку для ожидающих. Наша гостиная не сможет вместить всех, – сказала она подруге, садясь за обеденный стол. – Не знала, что наш проект вызовет такой интерес у людей. Всем что-то нужно посчитать. Только ты и Фостер ничего не требуете от меня.

– Мне бы тоже интересно… – тихо призналась Дайана, опуская глаза.

– Мы обязательно высчитаем тебе самого лучшего жениха! – пообещала Ева, потрепав отросшие светлые волосы девчушки. – Вот подрастёшь достаточно, выучишься. И сразу же высчитаем. Хорошо?

– Хорошо, – нехотя согласилась младшая.

После обеда Ева начала приём посетителей. В гостиную прошли два прежних заказчика и пятёрка притихших женщин. Хозяйка быстро отдала готовые расчёты мужчинам, пояснила господину Прежику, как действовать, опираясь на её рекомендации. Господину Натису непрозрачно намекнула на необходимость смены деятельности, во избежание, так сказать. Довольный первый и крепко задумавшийся второй клиенты рассчитались и отправились каждый по своим делам.

Зашла первая из женщин. На вид ей было около тридцати лет. Красивая, статная. Властный взгляд.

– Здравствуйте ещё раз, – поздоровалась клиентка, – меня зовут Энгиста Бедроуз, я являюсь секретарём нашего комитета будущих невест, а поэтому женщины сочли возможным пропустить меня вперёд. Удачный опыт Ранекки Пасквик вызывает уважение к вашему таланту, но всё же я…

– Госпожа Бедроуз, – прервала самовлюблённый диалог Ева, – у меня не так много времени, чтобы вдаваться в историю вашей общественной деятельности, не могли бы вы сразу перейти к делу и озвучить вашу просьбу?

Видимо, находилось мало смельчаков, отважившихся прерывать речь активистки от общественности. Госпожа Бедроуз запнулась, пару раз открыла и закрыла рот и не вымолвила ни слова.

– Итак, я слушаю. Что же привело вас в моё агентство? – подбодрила её хозяйка.

– Понимаете, – посетительница подозрительно оглянулась, – мне уже почти тридцать, и родители, конечно же, настаивают на том, что мне давно пора замуж. А я… я хочу, как бы это выразиться, вращаться среди людей, организовывать что-либо, руководить даже, – пригнувшись к Еве, шёпотом созналась она. – Вы не могли бы выдать расчёт, в котором было бы сказано, что нет для меня подходящей партии, а нужно мне заниматься общественной деятельностью? А я заплачУ! Как положено, заплачу.

– Но что же мешает вам совмещать замужество и общественную деятельность, госпожа Бедроуз? – не поняла Ева. – Многие дамы так и делают. Ярчайший тому пример – наша императрица Лавелина.

– Да какой приличный мужчина согласится находиться под каблуком у женщины, – горько посетовала клиентка.

– Почему под каблуком?

– Я такая, какая есть, и ничего с этим уже не поделать, – начала объяснять госпожа Энгиста, – даже если я буду стараться во всём слушаться мужа, я знаю, что меня хватит ненадолго. Желание руководить всё равно возьмёт верх. А это, как вы понимаете, крах для семьи.

– И всё же позвольте вам сделать типовой брачный расчёт, госпожа Бедроуз, – предложила Ева. – Если в империи не найдётся подходящего для вас человека, я так и напишу, что для вас нет подходящей партии.

После этого был подписан типовой договор, клиентка внесла аванс и вышла, освободив место следующей. Со второй женщиной проблем не возникло, она сразу сказала, что согласна на любого жениха, подписала договор, внесла аванс и быстро удалилась, окрылённая надеждой.

Во время разговора с третьей женщиной в гостиной послышался шум. Ева узнала визгливый голос госпожи Никоис. Пришлось выходить на шум. Не хватало ещё безобразной драки под дверью её кабинета.

– Что случилось?! – строго спросила Ева.

– Эта дамочка пытается прорваться без списка! – Энгиста Бедроуз, которая ещё находилась в приёмной, стойко держала оборону, оказав достойное сопротивление агрессивно настроенной леди.

– Вы это всё подстроили! – закричала госпожа Никоис, увидев хозяйку агентства.

Раскрасневшаяся в тон своему платью дама гневно потрясала весело звякающими мешочками.

– Простите? – сразу не поняла претензий Ева.

– Мы обыскали все указанные места! И только в нескольких нашли вот эти жалкие мешочки с серебром и засохшим куриным помётом!

– С чем, простите?

– С серебром и куриным помётом! – с вызовом повторила госпожа Никоис.

– Вы хотите обвинить меня в специфическом чувстве юмора вашего свёкра? – спросила Ева.

Ей уже с трудом удавалось сдерживать улыбку. А вот клиентки не отказывали себе в таком удовольствии. Они притихли с интересом стали прислушиваться к разговору.

– Каком чувстве юмора? – опешила скандалистка. – А, вы про помёт? Это как раз в духе старикашки. Я требую с вас клад! Он припрятал гораздо больше, чем это жалкое серебро.

– Все расчёты вам предоставлены.

– Мы ничего не нашли!

– Видимо, плохо искали, – сделала предположение хозяйка кабинета.

– Вот что, – безапелляционно заявила госпожа Никоис, – вы сейчас же едете со мной и отдаёте мне мой клад!

Услышав это, ожидающие в очереди невесты дружно поднялись и грозно обступили шумную посетительницу.

– Как вы заметили, госпожа Никоис, сейчас я веду приём. Вашей проблеме я смогу уделить время только в выходной день. За дополнительную плату. Если желаете пригласить меня для поиска, оставайтесь. После того, как я приму этих дам, – Ева указала на оставшихся очередниц, – мы с вами составим новый договор.

– Да как вы смеете! Да я…

Госпожа маг-аналитик прошла к себе в кабинет, пригласив очередную кандидатку в невесты. Девушка быстро приняла заказы у оставшихся женщин. В гостиной её ожидала только притихшая госпожа Никоис. Она излишне широко улыбнулась и сказала, что согласна. Тогда Ева достала свой экземпляр договора, развернула и положила на него ладонь. Свиток слабо всколыхнулся.

– Плата увеличивается до семи процентов, – сказала она клиентке.

– Как до семи?! – пыталась возмутиться жадная посетительница.

– Повторный выезд, сложность поиска, – терпеливо начала объяснять Ева. – И потом, до выходных вы ещё можете сами продолжить поиски. Тогда моя помощь не понадобится, и будет действовать первоначальный вариант оплаты.

– Хорошо, – нехотя согласилась госпожа Никоис, – я, пожалуй, пойду.

– Подождите, а как же подпись? – остановила её девушка.

– У вас уже есть подпись моего мужа, неужели её недостаточно? Тем более, сейчас он отсутствует, – буркнула недовольная дама.

– Условия договора изменились, нужна новая подпись. Ваша подойдёт, госпожа Никоис. Тем более, вы так трогательно печётесь о наследстве вашего мужа и его родственников. Кому, как не вам, можно доверить подписать новый документ о поиске.

Не найдя другого повода для отказа, посетительница проткнула иглой свой палец, приложила его к свитку с договором, Ева проделала то же самое, затем опять положила руку на документ, а развернула уже два экземпляра, один из которых отдала собеседнице. Та внимательно прочла его, недовольно глянула на столь несговорчивую маг-аналитика, но всё же условилась о возможной встрече на выходных и, сухо попрощавшись, вышла.

***

Весь вечер Ева провела за расчётами, отвлекшись только на ужин и короткий разговор с женихом. Уже укладываясь в постель, она надела простенький браслет-будильник и, оглядев вольготно развалившегося там розового, произнесла:

– Надеюсь, сегодня ты не спрячешься от меня, господин Горден.

Сквозь сон девушка ощутила, как тихонько завибрировал браслет на запястье. Она не спешила открывать глаза. Боялась даже пошевелиться. А тем временем её волос, заплетённых на ночь в косу, легонько касалась мужская рука.

– Горден, ты почему перестал появляться? – спросила Ева мужчину.

– Почему ты меня переименовала в Гордена? Разонравилось имя Гарольд? – немного помолчав, спросил он.

– Нет. Не разонравилось. "Горден, Ева, моё имя Горден!" – это были твои последние слова перед тем, как ты превратился в дракона и улетел.

– Далеко?

– Нет, не далеко. Как только дракон исчез из поля видимости, у моих ног появился мой фамильяр Фостер. Совершенно обессиленный. Мне еле удалось тебя спасти. Пожалуйста, не делай так больше. Наших с Фостером сил не хватает для поддержания такой магической махины, как дракон.

– И чем же всё закончилось?

– Мы добрались домой, – Ева вспомнила, что её собеседник совершенно голый и перебралась с кровати на кресло, оставив ему одеяло и укутавшись в шаль.

– Ева, я спрашиваю, как тебе удалось выжить и восстановить магический резерв?! – Горден присел и оперся на подушки.

– В специальной энергокапсуле. А теперь, Горден, настал черёд моих вопросов. Первое – что ты вспомнил? Второе – что ты знаешь о том мире или пространстве, в котором мы имеем возможность с тобой общаться? И третье – почему ты решил затаиться после той ночи?

– Как ты поняла, что я именно затаился, а не исчез в своём мире, не улетел или попросту не умер?

– Горден, кажется, мы договорились, что задаём вопросы по очереди, – упрекнула его девушка, – но, так и быть, я отвечу на твой последний вопрос. Далеко удалиться от меня ты не мог, мы это уже проверили – это раз. Ты не исчез в своём мире, потому что Фостер, пусть и обессиленный, но остался со мной – это два. И аппетит его остался при нём, а, значит Горден-дракон, которому требуется гораздо больше магической энергии, чем маленькому фамильяру, никуда не исчез, а просто не хочет со мной общаться – это три!

– В логике тебе не откажешь, – похвалил Еву Горден, а затем спросил. – А где моя одежда?

– Опять пытаешься увести разговор в сторону?! Не знаю, где твоя одежда. Мне, знаешь ли, как-то не до неё было!

– Ева, скажи, ты очень пострадала?

– Я так понимаю, Горден, что отвечать на мои вопросы ты не желаешь?

– Хорошо, я отвечу. Но, собственно, отвечать-то и нечего. Я ничего не помню. Помню, что мы шли по незнакомому городу… и всё, – он отвернулся.

– Жаль, очень жаль, – только и смогла сказать Ева, – значит, придётся обходиться имеющимися силами. А теперь не возражаешь, если я посплю? День, знаешь ли, выдался очень длинный, и завтрашний будет не легче.

Девушка пыталась устроиться спать в кресле, но Горден встал с постели, обмотавшись покрывалом, и предложил:

– Ложись на своё место, это всё же твоя постель, а я посижу в кресле. Мой день не настолько насыщен, как твой.

Ева не стала возражать, она забралась под одеяло, ещё хранящее тепло мужского тела, и закрыла глаза. Но, даже уплывая в сон, она чувствовала на себе задумчивый взгляд.

***

Утро не принесло неожиданностей. Опять по ней скакал неугомонный Фоська, требуя свой завтрак, опять в приёмной мэрии поджидал волоокий господин Риколик. А вот ближе к обеду, к удивлению Евы, её навестил сам мэр. Стоит признаться, она ожидала этого визита позже.

– Госпожа Раленетта, – деловито начал он, – я до самой ночи знакомился с вашими предложениями. Почти все они заслуживают очень пристального внимания. И… насчёт западной пустоши. Вы это серьёзно?

– Я не имею привычки шутить на такие темы, господин Преттер, – ответила девушка. – Либо город сравнительно дёшево приобретает этот пока никому не нужный участок, либо его уведут из-под самого носа более предприимчивые дельцы. И тогда денежки поплывут мимо городского бюджета. Большие денежки, смею вас заверить.

– Хм-м, а почему вы думаете, что, получив эти сведения, я не использую их, прежде всего, с выгодой для себя?

– Господин Преттер, – Ева посмотрела в глаза собеседника, – первый расчёт, который я сделала на новом рабочем месте, это расчёт верхушки городского руководства.

– И… как он? – замялся градоначальник.

– Он показал, что вы можете использовать не очень чистые методы в отношении работников и конкурентов, – пояснила девушка, – но все ваши манипуляции направлены на благо и процветание Паэнты.

– Несколько прямо, но, наверное, заслуженно, – поёжился мэр, – даже теперь и не знаю, радоваться мне или печалиться по поводу того, что судьба свела нас.

– Ваше право, господин мэр. А теперь, могу я узнать, зачем же вы зашли?

– А просто поговорить с красивой девушкой я уже и не могу? – Ева поморщилась. – Ну да ладно, я уже понял, от вас практически невозможно скрыть какие-либо намерения. Итак. Как же вы предлагаете осуществить все эти планы?

Ева достала ещё одну папку, чем вызвала лёгкий ужас в глазах начальства.

– Вот здесь примерный план реорганизации всех отделов мэрии и новое штатное расписание. Скажу честно – работы предстоит много.

– Ну, коли уж речь зашла о честности. Это месть?

– За что? – сделала невинные глаза Ева.

– За мою несколько неуклюжую попытку привязать лучшего работника.

– Рассматривайте это как вам будет угодно, господин Преттер, но на будущее знайте, что со мной лучше действовать напрямую и честно. Я так лучше воспринимаю информацию. Итак. Вам нужна моя помощь?

– Да, конечно! Моя жена меня пилила весь вечер: она узнала, что вы делаете расчёты для желающих выйти замуж. И теперь она непременно возжелала отдать замуж нашу дочь Мирессу только по науке, – выпалил мэр.

– Вообще-то, я сейчас говорила о работе, а не о личном, – осадила его Ева.

– Смилуйтесь, госпожа Раленетта. А я клянусь, что больше никогда не буду действовать с вами нечестными методами. К тому же, как я уже понял, выйдет себе дороже. И… мэрия изыщет возможность помочь вам с погашением долга перед клиникой. И повысим оклад до полной ставки в сто накиев, а часы работы оставим прежние, а? – градоначальник заискивающе заглядывал в глаза девушке.

– Двести накиев, – озвучила цифру Ева.

– Что?

– Часы частной практики у меня расписаны на полгода вперёд. Поэтому или записываетесь в общую очередь, или я делаю для вашей дочери расчёт сверхурочно за двести накиев.

Мэр откинулся на спинку стула и шумно выдохнул.

– Кого я хотел обвести вокруг пальца?! Повысить оклад на двадцать накиев! И всё это не облагаемое налогами! Ева, ваш жених вас не боится?

– Мой жених меня любит. Итак, вернёмся к штатному расписанию. У меня на примете появилась девушка, она способна существенно облегчить всю рутинную работу с бумагами, а если нужно, то и с общественностью. Можно принять её к вам секретарём. Вы доверяете моему выбору?

– Я теперь доверяю вам во всём! – мэр поднял обе руки в знак своего полного поражения перед гением своего маг-аналитика. А затем жалобно глянул на свою подчинённую и заискивающе произнёс: – Ну так как, мои жена и дочь зайдут в ваш кабинет?

– Господин Преттер, – упрекнула Ева собеседника, – я не занимаюсь частными расчётами в рабочее время! Если вы согласны с моими условиями, пусть ваши женщины приходят ко мне в агентство вечером, после приёма посетителей по записи.

– Хорошо, я передам им. Только… – градоначальник замялся, – не говорите им о сумме, которую придётся платить за расчёт. Иначе меня просто засмеют.

– Я не вижу в этих деньгах ничего смешного, – заметила девушка.

– В деньгах смешного, конечно, ничего нет. Особенно в потере такой суммы. Юмор заключается в том, чем закончилась моя глупая попытка шантажа. Ну да ладно, буду считать это платой не столько за расчёт жениха для моей дочери, сколько за науку для меня.

– Считайте, как вам будет угодно. А теперь позвольте мне отправиться домой, мои рабочие часы уже закончились, и до приёма посетителей мне хотелось бы пообедать.

ГЛАВА 11

После обеда Ева начала приём с выдачи готовых расчётов.

– Госпожа Энгиста, я могу к вам так обращаться? – начала она свой разговор с секретарём комитета заждавшихся невест. – Вот ваш расчёт. Как можно из него понять, вы прекрасно можете устроить своё счастье, занимаясь общественно-полезной работой. И вот вам моё предложение – вы не хотите поработать секретарём мэра Паэнты?

– Как? Секретарём самого господина Преттера? Но это же… – видно было, что госпожа Бедроуз растерялась. – А можно? Мне, женщине, и работать в мэрии?

– Я работаю в мэрии. И, смею надеяться, господин мэр меня ценит. Ценит не потому, что я женщина, а потому, что мои знания и умения нужны для города.

– Я так счастлива, что обратилась к вам, госпожа Раленетта! – расчувствовалась деятельная госпожа Энгиста. – Ваша помощь превзошла все мои ожидания! Это же надо, работа в мэрии! Наконец-то не кружки по вязанию, а настоящая работа!

Госпожа Бедроуз ещё долго могла бы выражать переполнявшие её чувства, и Еве пришлось непрозрачно намекнуть, что в гостиной ожидают другие посетители. Приём шёл своим чередом. Из посетительниц выделялась бледная апатичная девушка лет двадцати пяти, которая пришла на приём со своей матерью.

– Лаэте непременно нужно подыскать жениха, – настаивала мамаша, – стоит ей выйти замуж, как вся её слабость пройдёт, уж я-то знаю. Появится муж, потом детки, некогда будет предаваться лени и унынию!

Именно с неё Ева и начала свои расчёты вечером. А закончив его, долго сидела, прикрыв лицо ладонями. Ничего не поделаешь, и такое бывает, но как же тяжело. Не будет у девушки ни мужа, ни деток. У неё вообще не будет будущего. Жить оставалось бедняжке совсем немного.

Когда был закончен последний расчёт, и наша маг-аналитик с предвкушением думала о мягкой постели, раздался звон дверного колокольчика. Пожаловали жена и дочь мэра.

– Госпожа Раленетта, мы все так счастливы, что мой муж, господин Преттер, смог выбить для нашей Паэнты такого специалиста как вы! Так счастливы! Ведь вы не только для города, но и для нас, простых горожан! Даарен очень хорошо о вас отзывается. Говорит, что предложит вам остаться в нашем городе и после окончания обязательного контракта. Это здорово, правда?

– Правда, госпожа Преттер, правда, – согласилась Ева, проводя поздних посетительниц в кабинет, – итак, какой расчёт вы хотели бы сделать?

– Как какой? Конечно же, подобрать жениха для нашей Мирессочки! Да не какого-нибудь кучера, – госпожа Преттер скривила губы, – а самого лучшего, родовитого! Может быть, – она понизила голос, – даже из самой Миссаты!

– Госпожа Преттер, – хозяйка маг-агентства осадила мечты мэрши, – я не распределяю женихов, я только делаю расчёт, где и когда девушка может встретить мужчину, с которым она потом счастливо проживёт всю свою жизнь. И я не даю гарантии, что это не будет кучер или, скажем, пекарь.

– Да? – недовольство посетительницы волнами поплыло по кабинету. – Ну что же, считайте! Я верю, что мою дочь ждёт нечто чудесное!

Ева быстро сняла нужные показатели с дочери мэра, до сих пор произнесшей только тихое "Здравствуйте". Милая спокойная девушка ей понравилась. А ещё в ней заметен был магический огонёк. Слабый, но он был.

– Миресса, – обратилась к молодой госпоже Преттер хозяйка кабинета, – вы измеряли у себя наличие магии?

– О, конечно же, измеряли! – тут же ввязалась в разговор матушка. – Уровень её магии так незначителен, что и не стоит тратить на обучение время. Да и зачем нашей Мирессочке магия. Девочка выйдет замуж и будет заниматься семьёй, ну совсем, как я! – женщина погладила дочь рукой по голове, отчего та чуть заметно поморщилась.

– Уровень моей магии совсем невысок, – заметила Ева, – однако мои знания пригодились людям.

– О, госпожа Раленетта, но это же вы! Вы же из самой столицы! А там все такие, такие…

– Я росла в провинциальном приюте, – продолжила девушка.

Госпожа Преттер сочла за лучшее поблагодарить хозяйку и чинно удалиться. Наконец-то можно было спокойно выпить свой стакан молока на ночь и ложиться спать.

Ночь прошла спокойно. То есть совершенно спокойно. Горден не разбудил её. Ладно. Дадим ему время. Видимо, ему есть, о чём подумать. Время. Время. Кто бы его дал Еве! Иногда ей казалось, что она мчится наперегонки с огромным мобилем. Причём приз достаётся ей. И всё равно, даже сейчас, зашиваясь в водовороте чужих дел, девушка нисколько не жалела, что покинула столицу и приехала сюда. Эти люди. Ранекка Пасквик, Камея и Ранис Адилтоны, деятельная Энгиста, Преттеры, милый Риколик, да даже Никоисы! Все они такие настоящие, искренние в своих чувствах. Может простоватые, может, жадные. Но они такие, какие есть, и не делают попытки казаться другими. Не только Ева нужна им. Но и они стали нужны ей.

***

В приёмной мэра её уже ожидала Энгиста Бедроуз, а господин Риколик недовольно поглядывал на неё.

– Госпожа Ева! – обрадовался он приходу девушки и, вручая дежурную розу, пожаловался. – Вот эта леди утверждает, что вы пригласили её работать секретарём у господина мэра!

– Да, Дастин. Скоро всем добавится много работы, и господин мэр утвердит новое штатное расписание. Лично у вас появится очень много дел! Поэтому рутинной бумажной и организационной работой займётся госпожа Энгиста Бедроуз.

– Как же так! Неужели вы считаете, что я не справляюсь? – как маленький, обиделся помощник мэра.

– Дастин, вы справляетесь со своими делами. А госпожа Энгиста займётся своими. Вам нечего делить. Размер вашего жалованья не пострадает, а вскоре, я думаю, господин Преттер изыщет возможность увеличить его. Мы с вами прекрасно сосуществовали в этой приёмной вдвоём. Надеюсь, и с госпожой Бедроуз вы найдёте общий язык!

– Она будет находиться со мной в одном кабинете?! – простонал молодой человек.

В этот момент в приёмной появился мэр.

– А, госпожа Ева, здравствуйте! Здравствуйте, Риколик. Леди?

– Это госпожа Энгиста Бедроуз, я вчера вам говорила про неё, – сообщила Ева.

– Замечательно! – градоначальник расплылся в улыбке. – Что может быть лучше, чем рекомендация нашего маг-аналитика!

Преттер пропустил госпожу Энгисту в кабинет для собеседования, а Риколик, с опаской поглядывая на дверь в кабинет начальства, прошептал:

– Госпожа Ева! Она такая! Такая! Я её боюсь!

– Ну что вы, Дастин. Не стоит её бояться. Госпожа Бедроуз прекрасный организатор. Она без труда сможет навести порядок в бумагах, – Ева оглядела завал на столе помощника мэра, – будет следить за расписанием встреч господина Преттера, и потом, у вас всегда будет свежесваренный кофе!

– Кофе, – мечтательно произнёс Риколик, – ладно, берём!

Ева улыбнулась и пошла к себе. Ещё одна клиентка вышла на дорогу к своему счастью.

***

Время до выходных пролетело, как один миг. Фоська с завидным постоянством наращивал свой аппетит. Он быстро наверстал свой прежний вес и объём и даже немного превзошёл его, к огромному удовольствию посетителей ресторанчика господина Бойдеса, куда они втроём наведывались время от времени. Фоська ел и рос. А значит, рос и восстанавливался потенциал Гордена. Однако, сам дракон не появлялся. Все ночи Ева спокойно спала. Неужели опять нужно надевать на руку будильник и самой начинать разговор с ним. О чём? Опять о том, как они чуть не погибли в результате его бездумного поведения? Или о том, что она ищет возможность вернуть его домой, в свой мир? Мир, который он вспомнил, но не хочет делиться своими воспоминаниями.

Время. Время. Где же его взять, чтобы выкроить для расчёта портала в мир Гордена. И, главное, где взять ту прорву энергии, которая требуется для этого. И всё же, без Эварда не обойтись. Эвард. Еве некогда не только поговорить с женихом по артефону, но даже и вспоминать о нём. Только вот так, когда он нужен для дела.

В приёмной господина мэра уже вовсю хозяйничала Энгиста Бедроуз. На подоконнике появились цветы, со стеллажей волшебным образом исчезла пыль, с которой ранее безуспешно боролась ворчливая уборщица, за каждым документом раз и навсегда было закреплено место. Господин Преттер полностью доверил своё расписание в ведение секретаря, а господин Риколик, когда никто на него не смотрел, начинал бросать всё более благосклонные взгляды на ладную высокую фигуру своей сослуживицы.

В доме у Евы тоже произошли изменения. Госпожа Преттер долгое время не хотела верить в то, что расчёт показал, якобы её дочь встретит своё счастье именно в магической конторе. А уж в какой ужас она пришла, когда её кровинушке предложили место секретаря в какой-то… Но здесь отец твёрдо поддержал Мирессу.

– Я сказал, что разрешаю дочери работать у госпожи Евы и точка! – для наглядности глава семейства стукнул кулаком по обеденному столу, за которым они сидели, обсуждая за десертом выданный Евой расчёт.

– Но как же репутация малышки, её вышивки? – пыталась сопротивляться госпожа Преттер.

– Сама дошьёшь эти глупые вышивки! Это же надо, сама госпожа Раленетта согласилась взять твою дочь к себе на работу! Да через пять, а, может, и меньше лет, ты гордиться этим будешь! – не унимался мэр.

– Но девочка? Она же сама не хочет такой участи! – находила новые отговорки его жена.

– А вот у девочки и спросим. Кстати, нашей дочери уже девятнадцать лет, и она вольна принимать собственные решения.

– Спасибо, папа, что вспомнил, – подала голос Миресса, – я пойду работать к госпоже Раленетте, мне она понравилась.

Так и вышло, что к выходным и в мэрии, и в магическом агентстве появились секретари, которые смогли взять на себя рутинную работу с бумагами и с посетителями. Что особенно порадовало Еву, Миресса быстро смогла понять и освоить магическую часть работы с документацией. Может, стоило понемногу учить её самим расчётам? Хотя бы простейшим. А что? Самой маг-аналитику это существенно облегчило бы работу, и уж точно не помешает дочери мэра в её дальнейшей жизни. Одно плохо. К своему сожалению, Ева заметила, что Дайана с недовольством приняла её новую сотрудницу. Младшая подруга дулась, демонстративно уходила к себе в мастерскую, когда появлялась Миресса, совершенно по-детски отбирала у той Фоську, когда он забирался к ней на колени за дополнительной порцией пирожного и ласки. Ох уж этот юношеский максимализм. Ничего, девочка скоро поймёт, что юная госпожа Преттер здесь для работы, а не для того, чтобы выжить из дома и сердца старшей подруги Дайану.

***

Как бы не хотелось поваляться подольше в постели в выходной, но уже привычный голос госпожи Никоис сообщил по артефону, что через полчаса за госпожой магичкой заедет мобиль для того, чтобы доставить её к ним в поместье. Магический договор требует исполнения от обеих сторон. Быстро позавтракав и захватив кое-какие артефакты, Ева села в поджидающий её мобиль, присланный Никоисами, и отправилась к ним в поместье.

Чтобы не терять понапрасну время, она принялась обдумывать идею портала в мир Ноирита Торейза. Кое-какие дельные мысли по уменьшению энергетической составляющей их будущего детища быстро заносила в блокнот, который притянула к себе из портала, чем немало напугала водителя. Он долгое время косился в сторону своей пассажирки, а потом всё же решился и заговорил:

– Такое каждый маг может, госпожа магичка?

– Что? – Ева сначала не поняла вопроса.

– Я говорю, каждый маг из воздуха любые вещи таскает? – повторил мужчина.

– А, вы про мой блокнот? Нет, не каждый, не любые и не из воздуха, – как можно обстоятельнее пояснила девушка. – Нужно уметь рассчитать портал, на вещи должен быть ваш магический след, и маг должен хотя бы примерно представлять, где эта вещь находится.

– А-а, – протянул водитель, – а я уж подумал, что захотел и – фьюить!

– Воровать нехорошо, – наставительно произнесла Ева.

– Да я что, я вовсе и не про то. Я ж, как оно, – совсем запутался мужчина, – я просто хотел спросить, как магом стать, вот! Что бы, как вы – раз, и всё получается!

– Господин…

– Кальт. Верен Кальт меня кличут.

– Господин Кальт, – обратилась к нему девушка, – для того, чтобы стать магом, нужно иметь магический дар, хотя бы минимальный. Хорошо бы учиться в школе с углубленным изучением магии и, если после этого остались склонность и желание к этому трудному ремеслу, то поступить в академию магии и учиться там пять или семь лет.

– Да-а, простота просто так не даётся, – протянул Кальт. – Но я это к чему. Вы не подумайте, что мне какой расчёт нужен, у меня и жена Наника есть, и отец мой жив и ценности свои от нас прятать не собирается, – здесь мужчина усмехнулся, – вот старшой у меня больно чудной. То штора у него загорится, то ведро с водой само по себе на любимую тёщину кошку опрокинется. Глянуть бы на него, госпожа магичка, а?

– Конечно. Если будет несложно, захватите мальчика, когда повезёте меня обратно, дома я гляну на него. Признаюсь сразу, специальных артефактов, измеряющих уровень магической силы, у меня нет, но её наличие выяснить можно и подручными средствами.

– Поехать со мной, это он с удовольствием, это завсегда! – повеселел господин Кальт, – не буду больше вас отвлекать, вы уж магичьте, сколько надо.

До окончания поездки Ева могла спокойно заниматься расчётом портала, ещё немного приблизившись к заветной цели.

В поместье девушку встречала чета Никоисов.

– Ваши линии никуда не годятся! – с ходу пошла в наступление госпожа Никоис. – Что нам эти жалкие серебряные монеты?! Где бриллиантовое колье матушки? Где родовая изумрудная парюра, я вас спрашиваю? А поясок из розовых жемчужин? Кольца? Серьги? Браслеты? Диадемы? Я сама видела не меньше трёх разных на голове матушки моего Коэна. Куда это всё подевалось?

– Спасибо, что прислали за мной мобиль, господа, – обратилась к хозяевам Ева сразу, как только смогла вставить слово в гневный монолог. – Вы не возражаете, если я сразу приступлю к работе?

– Не выпьете ли с дороги чаю? – спохватился господин Никоис.

– Благодарю, но у меня совершенно нет времени, дома меня ждут другие дела. Я могу пройти в точки наибольшей вероятности?

– Куда? Ах, да, конечно. Мы проводим вас, куда скажете, – и гостеприимные хозяева посеменили вслед за госпожой магом, внимательно разглядывающей закорючки на чертеже.

– Здесь? – коротко спрашивала Ева.

– Мешочек с серебром и помётом.

– Здесь?

– То же самое.

– Здесь?

– Наш семейный портрет, когда мы с братом и сестрой были малышами.

– Здесь?

– Тоже мешочек.

Так они обошли все места пересечения линий. Осталось одно на третьем этаже, там линии сплетались наиболее густо.

– Вы сами отыскали почти все схроны вашего отца, почему же не могли проверить это, наиболее вероятное место? – спросила хозяев Ева.

– А что здесь искать, это наша спальня. С этим местом вышла ошибка. Старик давно передвигался в коляске и просто не смог бы забраться сюда. Не стал бы он просить слуг, чтобы те притащили его к нам в спальню вместе с драгоценностями, чтобы припрятать их под кроватью! – недовольно высказалась госпожа Никоис.

– И всё же, могу я осмотреть комнату? – настаивала Ева.

– Смотрите, именно за это мы вам и платим, – не преминула упрекнуть хозяйка.

Даже при беглом осмотре розовых с золотом покоев было понятно, что обыск здесь проводился. И очень тщательный. На стенах были заметны следы от висевших на них ранее картин, кое-где была содрана, а потом наспех прибита драпировка, тяжеленный даже на вид шкаф с одеждой был почти на шаг отодвинут от стены. Ковры вообще были свёрнуты и лежали в стороне, обнажив золотистый паркет, из которого было вынуто несколько плиток.

– Как видите, мы всё перерыли, – скривилась госпожа Никоис, – ваши расчёты оказались фик-ци- ей!

– Я ещё не закончила поиск, – остановила поток претензий Ева. – Позвольте мне немного поработать здесь.

Она вынула артефакт поиска, наложила его на ранее составленную карту и замерла на несколько минут. Затем взяла артефакт в руки и пошла с ним по комнате, иногда останавливаясь на мгновение или больше, а затем опять продолжала свой путь, тщательно, шаг за шагом прочёсывая немалое помещение. Хозяева благоразумно замерли на диванчике, причём женщина так внимательно следила за Евой, словно опасалась, что та найдёт сокровища и тут же убежит с ними прямо в окно.

Спустя время Ева остановилась в углу, где стояла огромная ваза почти в рост человека.

– Это что? – спросила она.

– Ах, ну откуда же вам знать о древнем искусстве империи Салинь, – покровительственно улыбнулась хозяйка, – это древнейшая ваза эпохи Тинь ду! Самая ценная вещь, которая у нас осталась на настоящий момент. Старый скряга подарил мне её в порыве щедрости по случаю рождения наследника. Она такая большая, что он не мог её спрятать!

– А вы искали в ней? – поинтересовалась Ева, обходя драгоценный сосуд.

– Мы искали везде! – отрезала госпожа Никоис.

– Значит, внутри искали, – задумчиво произнесла девушка, оборачиваясь к хозяйке древней реликвии.

В этот момент в открытое окно влетела яркая птичка, Ева покачнулась от неожиданности, неловко взмахнула рукой, пытаясь удержать равновесие, и… старинная ваза из империи Салинь эпохи Тинь ду пошатнулась и со звоном разлетелась на осколки.

Лишь жалкий хрип вырвался из широко открытого рта госпожи Никоис. Одной рукой она ухватилась за сердце, а другой крепко вцепилась в рукав своего мужа.

– Она… она пустила нас по миру! – в конце концов прохрипела бывшая хозяйка вазы эпохи Тинь ду.

– Простите меня. Право, я такая неловкая, – проговорила Ева, не глядя на хозяев.

Девушка кончиком туфли разгребала осколки реликвии. Затем она присела и взяла один из них в руки.

– Надо же, какие эти салиньцы странные! – продолжила она, вытаскивая из кучи один из осколков и рассматривая его на свет. – Ваза и так безумно дорогая, а они ещё и драгоценности в неё вкрапляют!

– Какие драгоценности?!

Госпожа Никоис мгновенно оказалась около Евы, выхватила у неё кольцо с огромным рубином, окинула его безумным взглядом и со словами "Старый осёл!" принялась лихорадочно рыться в осколках.

– Браслетик! Диадемочка! Монеточки! Ох, ну как же теперь это всё очистить?! Опять платить ювелиру! Хоть жемчуг догадался завернуть! – бормотала она, добивая крупные куски вазы и вытаскивая оттуда всё новые и новые вещицы.

– Я полагаю, что мои услуги больше не требуются? – спросила Ева у господина Никоиса.

– Что? – мужчина с жалостью смотрел на жену, которая, стоя на коленях, быстро перебирала черепки, вытаскивала оттуда всё новые находки, ласково гладила их, откладывала в сторону и опять принималась рыться в куче битого фаянса.

– Я могу отправляться домой?

– Ах, да! Я провожу вас.

В холле господин Никоис остановил гостью и спросил:

– Птичка и неловкий взмах рукой – это всё подстроено вами, да? Как же вы догадались, что отец замуровал драгоценности в эту безобразную вазу?

– Во-первых, именно у неё сошлись все линии поиска, – начала пояснять Ева, – во-вторых, эта ваза никакого отношения к искусству страны Салинь не имеет, ну и, в-третьих, название эпохи Тинь ду. Не было в Салине никогда такой эпохи.

– С последним я соглашусь, я и сам знал, что Тинь ду на салиньском означает глупая базарная торговка рыбой, но такие шуточки были вполне в духе моего покойного отца. Видите ли, Терана происходит из семьи рыбного торговца, мой отец частенько поддевал её этим, вот и после своей смерти смог над ней посмеяться. Сейчас я понимаю, что ответ был в моих руках, но я не замечал очевидного, – Ринолд Никоис на время замолчал. – Прошу вас, не рассказывайте это моей жене, пусть Тинь ду останется нашим маленьким безобидным секретом. Какая бы глупая не была Терана, но она моя жена, и я люблю её такой, какая она есть. Спасибо вам, госпожа Раленетта! Оплату предпочитаете наличными? Вы доверяете нам в подсчёте или пришлёте своего человека?

– Ну что вы, господин Никоис, конечно доверяю! Магический договор, он на то и магический, что его почти невозможно обойти! Даже если госпоже Никоис захочется как-то исказить сумму найденного, то ничего не выйдет. Как подписавшая договор, при прямом вопросе она честно назовёт полную сумму найденного вплоть до последней медяшки, а при просьбе отдать обещанный долг сама принесёт его, как бы ей ни хотелось обратного. Меня устроит, если деньги будут на моём счёте в банке, господин Никоис. Приятно было поработать с вами. До свидания!

***

Ева вышла из дома Никоисов. На подъездной аллее её уже поджидал мобиль с Вереном Кальтом за рулём. Девушка заняла место в салоне, и машина медленно тронулась.

– Господин Кальт, – обратилась она к водителю, – у меня было трудное утро, вы не могли бы подсказать, где можно выпить чаю?

– В нашей деревне всего один трактир Танека. Кормят там, не спорю, хорошо, только из питья подают всё больше пиво. Госпожа магичка, а не побрезгуете заглянуть ко мне домой? – Кальт обернулся вполоборота к своей пассажирке. – Моя тёща женщина строгая, но пироги у неё самые лучшие в деревне! И мальца заберём, ежели вы не передумали.

– Даже и не знаю, удобно ли будет, – засомневалась Ева, – строгая тёща – это серьёзно!

– Да вы что, госпожа магичка, это ж какая честь для нас, это ж тёща не один месяц будет рассказывать по деревне, как она угощала пирогами саму столичную магичку!

Последний довод убедил Еву окончательно, и мобиль свернул с большой дороги к дому Кальтов. Видимо, редко господин Кальт подъезжал к дому на хозяйском мобиле. А когда уж выяснилось, что с ним приехала та самая госпожа Раленетта, то не один резной забор украсился любопытными мальчишками, а из ворот вышли степенные пожилые селяне поглядеть на настоящую магичку, которая ездила ворожить к господам Никоисам.

Встречать гостью вышло всё семейство от мала до велика. Узнав от главы, что госпожа магичка заехала попить к ним чаю, женщины приветливо засуетились и быстро заставили стол пирогами, колбасами (здесь Ева улыбнулась, вспомнив своего фамильяра), мёдом и несколькими видами домашнего варенья. За стол чинно уселась вся семья. Поначалу они вежливо расспрашивали гостью о погоде и жизни в столице, затем пошли более личные вопросы, которые Ева умело перевела на них самих. И тогда семейство Кальтов расслабилось. Они с улыбкой рассказывали про шалости детей, про урожай и здоровье скотины, про то, что их парни уж как-нибудь сами выберут себе жену по душе, и про то, что хорошо бы, если госпожа магичка сказала императору, что нужно снизить земельный налог.

Время с Кальтами пролетело незаметно. И тут Еве пришло в голову, что это её первые посиделки за по настоящему семейным столом. Когда всё по-простому, не нужно следить за речью и манерами, когда сразу несколько человек с улыбкой ныряет под стол за брошенной туда самым младшим ложкой, когда перебивают друг друга, рассказывая смешной случай, когда муж запросто может отхлебнуть чай из чашки жены, потому что его закончился, а она с улыбкой подкладывает ему ещё один пирожок с ливером.

– Спасибо! – поблагодарила сразу всех Ева. – Это было самое лучшее чаепитие в моей жизни!

***

Даже при беглом взгляде на старшего сына Кальтов Ролека, было понятно, что магический дар у него есть. Двенадцатилетний мальчуган взглядом передвигал столовые приборы на потеху младшим, закручивал водоворотом воду в ведре, пугал девчонок скрипом дверей. Парню определённо нужно было учиться, здесь и проверка не нужна. Но, раз уж пообещали свозить в Паэнту, значит, нужно брать с собой. И довольный будущий маг гордо уселся на заднее сиденье мобиля.

– Ролеку нужно учиться, – сказала Ева его отцу при прощании, – мальчик,несомненно, талантлив. При должном старании из него выйдет толк.

– Учиться-то оно, конечно нужно, это да. Но это и денег стоит немалых, – смущённо заметил его отец.

– Таких, как Ролек и я, тех, кто не может платить за обучение, но имеет талант и жажду знаний, император учит за свой счёт. Потом нужно отработать свой долг. Чем я и занимаюсь в мэрии Паэнты, – успокоила Кальта девушка.

Ева пообещала им, что к осени в мэрии будет проведён набор магически одарённых детей, желающих учиться в интернате с магическим уклоном, а затем и в академии. После учёбы их будут ждать родные места.

Они расстались, довольные друг другом.

Вечером Ева довела до ума все заказы, которые скопились у неё за неделю. Весь завтрашний день она хотела посвятить Ноириту Торейзу и расчёту порталов. Поболтав немного по артефону с женихом, а затем с подругой, причём выяснилось, что у той бурно развивается роман с одним из её бывших больных, обещающий вскоре перерасти в нечто большее, уставшая маг-аналитик окинула взглядом привычно развалившегося на её постели фамильяра и крепко заснула.

Ей снился сон. Простой сон, в котором у неё была такая же дружная и большая семья, как у Кальтов, где несколько поколений уживались вместе, и никто никому не мешал. Семья, где её любили.

ГЛАВА 12

– Ева, Ева! – слышала она сквозь сон.

– Да, Эвард, уже иду, – ответила Ева и опять заснула.

– Опять Эвард? Ты второй раз называешь меня его именем, – продолжал вмешиваться в чудесный сон тот же голос.

– Горден, – окончательно проснувшись, обратилась к нему девушка, – кажется, я уже упоминала, что Эвард – мой жених. Меньше, чем через год мы с ним поженимся. К этому времени нужно отправить тебя и Торейза по своим мирам.

– О, есть ещё и Торейз! – мужчина оглянулся, якобы в поисках собрата по несчастью. – А он кто, тоже твой фамильяр?

Ева передала Гордену заранее приготовленный комплект одежды и отвернулась, ожидая, пока он оденется.

– Нет, Ноирит Торейз не фамильяр. И про него я тебе уже рассказывала. Он тот самый неудачливый исследователь из другого мира, который попал к нам и никак не может вернуться обратно к себе. Я помогаю ему с расчётом портала, который поможет ему это сделать.


– Почему же он не сделает это сам? Как-то же он попал в твой мир.

– Как-то и ты попал в мой мир! – не удержалась девушка. – Вот скажи, за что мне так повезло. Вызывала тщательнейшим образом рассчитанную мантикору – появилось совсем слабенькое в магии розовое нечто. Только я успела свыкнуться с этим чудом, как оно по ночам стало превращаться в мужика, причём непременно в моей постели! Ладно, и с этим я смирилась. Так нет же, только этот мужик увидел простор, как превратился в дракона и улетел! Улетел? Как бы не так! При всей его любви к свободе, он, оказывается, по-прежнему мой фамильяр, и в том пространстве, про которое ничего-ничего не помнит и не знает, он не может существовать отдельно от меня! Я ничего не упустила?

Ева возбуждённо расхаживала по своей комнате в одной ночной сорочке. Серебристый лунный свет падал из окна и освещал её, робко пробиваясь сквозь тонкую ткань.

– Ты красивая, – задумчиво произнёс Горден. Он уже оделся и стоял около не горящего по случаю летнего тепла камина.

– Точно! Ещё и озабоченный! – добавила девушка.

– Именно такое мнение сложилось у тебя обо мне?

– Горден, – Ева закуталась в длинную шаль и уселась в кресло, – а какого мнения ты ожидаешь, исходя из твоих поступков? Я маг-аналитик, я могу просчитать людей с научно-магической точки зрения, но я не могу просчитать себя и, соответственно, как своего фамильяра, тебя. Просчитать не могу, но могу сказать о тебе то, что вижу и без расчётов. Сын довольно богатых родителей, красавчик. Ни в чём не знал отказа, ни у родителей, ни у женщин. Вряд ли когда-то работал. Всё получал с лёгкостью. Думаешь только о себе и своих удовольствиях. Продолжать?

– А ты умеешь бить словами, Ева.

– Скажи, что что-то из моих слов неправда, и я принесу свои извинения.

– Всё правда, – Горден тяжело вздохнул, – это я должен извиняться перед тобой. За то, что попал к тебе, за то, что подверг твою жизнь опасности, за то, что вообще беспокою тебя…

– Извиняться будешь дома, под сенью роз. Мне нужна конкретная информация и помощь, чтобы отправить тебя под эту самую сень.

– Какую сень? – не понял Горден.

– Под сень маменькиных роз, где твои навыки общения с девицами будут как нельзя кстати!

– Я уже понял, что с тобой мои прежние навыки не работают, – мужчина печально усмехнулся. – Чем же я могу быть полезен?

– Вот это конструктивный разговор! – оживилась Ева. – Как я понимаю, ты из более магического мира, к тому же и сам существо магическое. А это значит, что ты можешь знать о магии гораздо больше всех наших магов, вместе взятых. Конкретно сейчас меня интересует, что ты знаешь о двуипостасных существах, в нашем случае, даже трёхипостасных – человек, дракон, ну и, собственно, Фостер, то есть это всё ты один. Если ты можешь по желанию превращаться в дракона и обратно, почему это не происходит с Фостером? Да, ещё: когда ты – дракон, ты сохраняешь мышление человека или так же, как Фостер, думаешь о том, чем бы перекусить до обеда? Это первый вопрос.

Горден ободряюще улыбнулся.

– Мой второй вопрос, – продолжила девушка: – Что ты знаешь о пространстве, в котором мы с тобой имеем возможность общаться. Я поняла, что это не просто мой сон, а какое-то доселе неизвестное нашим магам и учёным пространство. В нём присутствуют предметы из нашего мира, даже люди. Но, оно другое, не настоящее. Я нигде не смогла отыскать о нём никаких упоминаний. Это не слишком сложно для тебя?

Здесь мужчина расхохотался.

– Ева, с тобой у меня всё впервые. Впервые с девушкой рассуждаю о расчётах, а не о её красоте. Впервые девушка боится, что я слишком глуп для её рассуждений. Впервые она хочет как можно быстрее от меня избавиться.

– И что же здесь смешного?

– Действительно, ничего смешного, поскольку всё чистая правда, без прикрас. Всё так и есть. Так и есть.

– Это означает, что ты подумаешь над моими вопросами?

– Да, конечно, я постараюсь вспомнить, что знаю.

– С твоего позволения, я немного посплю. Эх, жаль, что нельзя добавить пяток-другой часов в сутки, как бы мне они пригодились!

– Спи, Ева, спи. А мне есть, о чём подумать.

***

Сразу после завтрака приехал господин Торейз. Сначала они вместе просмотрели все расчёты и соображения, которые появились за прошедшую неделю, потом поехали в мастерскую, где изобретатель гордо показал Еве детали и блоки машины, созданные по новым чертежам.

– Ноирит, я думаю, проблема энергии для нас перестала существовать. Мне удалось заработать сумму, достаточную, чтобы купить несколько накопителей. Теперь всё дело за вами. Собирайте свою часть аппаратуры. Я, со своей стороны, дополню наш портал необходимыми артефактами, и можно осуществлять пробный запуск.

– Ева! – обратился к ней мужчина. – Я ещё раз повторяю, и готов повторять это столько раз, сколько понадобится, вы – идеальная жена для изобретателя. Умная, целеустремлённая, никогда не отвлекаетесь на глупости, от вас можно не бояться никаких женских причуд и истерик. Вы не передумали связать свою судьбу с моей? В любом качестве. Я много не требую. То, что я вижу в вас, мне нравится. Не просто нравится, я восхищён!

– Спасибо, Ноирит. Не передумала, – ровно ответила Ева. – Вы не возражаете, если я уйду сегодня пораньше? Что-то я устала от всех этих расчётов. Хочу немного отдохнуть.

– Конечно, конечно, – рассеянно проговорил её собеседник, – вот сейчас установлю этот блок, проверю его в действии и отвезу вас до дома.

– Не нужно. Я хочу пройтись пешком.

Торейз не стал возражать, и девушка, попрощавшись, вышла.

Ева шла по улице, машинально кивая знакомым и незнакомым людям, которые приветливо здоровались с ней. Как же так? Что она упускает? Двое мужчин – Горден и Торейз. Один из них – слегка помешанный изобретатель – хвалит её за то, что она такая практичная. А другой – такой ветреный, легкомысленный – упрекает в том же самом. Кто из них прав? Или никто? Должна быть середина? А та самая середина – её Эвард? Когда Ева последний раз говорила ему, что любит? Может, бросить всё, выйти за него замуж и начать заниматься собой, своим счастьем? Девушка быстро, пока не передумала, нашла в артефоне контакт Эварда. Мигнул сигнал "Я занят", и артефакт отключился.

Ну да ладно, никто не решит твои проблемы. А пока попробуем просто развеяться! Как советовали поднимать настроение подруги по академии? Покупками? Вот и попробуем воспользоваться их советом! Благо, пожалуй, впервые в жизни, у неё появились свободные деньги. Ева зашла в модную лавку женской одежды. Где её, конечно же, сразу узнали. Восторженные продавщицы наперебой стали предлагать самые лучшие платья. Сама хозяйка магазинчика, госпожа Трайн, предложила ей хит сезона – только что прибывший из столицы брючный костюм! Свободные тёмно-коричневые фланелевые брюки, а к ним льняной бежевый жакет до середины бедра сели на Еву, как влитые. Она так же не смогла отказаться от покупки светло-зелёного сарафанчика с весёлыми ромашками, голубого вечернего платья с широким тёмно-синим атласным поясом, пары повседневных юбок, смело приоткрывающих щиколотку, и нескольких блузок весёленьких расцветок. Был вызван хозяин соседней обувной лавки. Он с удовольствием предложил Еве туфли и сапожки к каждому наряду. Как истинный житель Фалессины – страны, расположенной за тёплым морем, он рассыпался в витиеватых комплиментах, без конца восхищаясь грацией и очарованием пр-релестнейшей госпожи маг. Впрочем, ни одна девушка из присутствующих, включая достойную хозяйку магазинчика, не остались без его комплиментов.

Покупки были сделаны, госпожа Трайн обещала доставить их домой госпоже магичке уже через час. А Ева смогла воочию убедиться, что и вправду получила заряд хорошего настроения, просто купив себе несколько нарядов, некоторые из которых, как она подозревала, даже не наденет.

Вечером они с Дайаной и Фоськой прогулялись по городу, конечно же, зашли в ресторанчик господина Бойдеса, причём Еву в её новом ромашковом платье, многие узнавали только по неизменному розовому фамильяру.

Перед сном с ней связался Эвард.

– Родная, извини, что не смог ответить. Сидел на скучнейшем совещании. Что-то случилось?

– Нет, уже всё хорошо. Просто хандра. Я скучаю.

– Я тоже. Очень-очень! Скоро смогу приехать к тебе. И тогда ты узнаешь, как же я скучал!

***

Укладываясь спать, Ева уложила рядом Фоську и сладко заснула. Сквозь сон она почувствовала, как её волос легонько касаются нежные пальцы.

– Горден, почему ты не разбудишь меня обычным способом?

– Каким? – спросил дракон. – Поцелуем?

– Ты неисправим, но так и быть, сегодня я попробую не обижаться на твои шуточки!

– Это не шуточки, – Горден сделал вид, что обиделся и смешно надул щёки.

Ева тут же надавила на них ладошками с двух сторон, отчего раздался смешной звук, и молодые люди рассмеялись.

– Ты сегодня совсем другая.

– Другая? – удивилась девушка, на всякий случай оглядывая себя. – Как же так, на мне та же пижама, та же коса. По-моему, всё так же.

– Ты улыбалась во сне. Так нежно и беззащитно, что я впервые не хотел будить тебя. Если только поцелуем, – он лукаво глянул на свою ночную собеседницу.

– А вот и не дождёшься, вот и не выведешь меня из себя! Я сегодня купила себе несколько легкомысленных нарядов, после этого мы с подругой и Фостером гуляли, и у меня до сих пор хорошее настроение!

– Фостер тоже, говоришь, гулял? Почему же я ничего не помню и хочу погулять ещё?

– А ты обещаешь прилично себя вести и не улетать?

– Без тебя – никуда! – клятвенно заверил дракон.

Горден быстро соскочил с кровати, оказалось, что на нём уже надеты рубашка и брюки, и отвернулся, чтобы Ева могла одеться тоже. Девушка быстро надела свой новый брючный костюм и замерла в ожидании вердикта. Почему-то её волновало мнение Гордена. Не тех продавщиц и велеречивого фалессинского обувщика, а именно этого неисправимого ловеласа.

– Ну, как? – она медленно повернулась вокруг.

– Брюки немного мешают, – не преминул посетовать мужчина, за что схлопотал подушкой по голове, – но в целом сногсшибательно. В моём мире женщины всё больше в широченных юбках обитают, да таких, что под ними можно спрятаться вчетвером!

– Пойдём уж на выгул, дракон застоявшийся, – позвала его Ева, и молодые люди вышли на улицу.

Они не спеша шли вниз по узкой улочке. Вокруг самозабвенно пели ночные птицы, изредка вдалеке нарастал и затихал шум проезжающего мобиля, после прошедшего вечером дождя по воздуху плыл мягкий цветочный аромат. Говорить совершенно не хотелось. Они опять прошли за город, где Горден с тоской поглядывал на холм, с которого совершил свой короткий полёт.

– Знаешь, я думал над твоими вопросами, – начал он. – Ответ на первый вопрос, как это ни странно, более сложный, чем на второй.

Горден расстелил свою куртку у подножия холма и предложил Еве присесть.

– Для меня быть драконом так же естественно, как для тебя быть человеком, поэтому так сложно что-то рассказать. Просто стоит подумать о смене ипостаси, это так же, как, например, поднять руку, раз – и ты уже дракон. Я понятно объясняю? А мысли дракона… Конечно же, я тот же самый. Но, в то же время – другой. Более могучий, может быть даже, более мудрый, конечно же, более магически сильный.

– Откуда берётся магия у дракона? – тут же встрепенулась Ева.

– К моему стыду, я не смогу объяснить тебе это с научной точки зрения, она просто есть, это, как дыхание. И она была! Была у меня в том полёте!

– И она есть у тебя сейчас, – задумчиво проговорила девушка.

– Да, есть, я чувствую её.

– Я тоже. Попробуем это использовать. А теперь расскажи, что ты знаешь о том пространстве, в котором мы находимся?

– Про него я знаю, что оно есть. Его теорией занимался один из моих братьев, ещё тот зануда. Теперь вот жалею, что не прислушивался к его речам. Всё, что я помню, это то, что оно не пространство, как таковое, а, скорее, подпространство, в котором нет ничего невозможного. Только очень сильные маги могут попасть в него, и там они становятся всесильными. Там им подвластны расстояния и само время.

– Стало ещё непонятней, – остановила его Ева, – я совсем слабый маг, тем не менее мы с тобой здесь. Там, у себя дома, ты часто пользовался им?

– Да как-то ни разу. Не было, знаешь ли, нужды. Вхождение в подпространство считается очень опасным, можно остаться в нём. Остаться и не заметить этого. Ты же видишь – здесь всё то же самое: дома, дорога, люди, даже ваши мобили! Только оно – другое.

– Горден, но это значит…

– Это значит, что я остался в нём.

– Так, задача поставлена, будем искать пути её решения!

– Узнаю прежнюю Еву. Романтика в сторону! А там, – он кивнул в темноту, – горы!

– И что? – не поняла девушка.

– Неужели ты никогда не хотела подняться в небо?

– Горден, я – обыкновенный человек. И моё основное средство передвижения – ноги. Не на чем мне подниматься в небо!

– А на драконе? – на девушку устремился отчаянный взгляд.

Всё существо практичного маг-аналитика кричало о безумии предложения легкомысленного дракона. Но не она ли пообещала сегодня себе дать место романтике в своей жизни? Конечно, хотелось бы с Эвардом. Но, ожидая счастья в будущем, упустишь его в настоящем. Можно хотя бы узнать, каково это – быть простой ветреной девчонкой. Верхом на сказочном драконе. Который, к тому же, ещё больший разгильдяй.

– А давай! – махнула рукой Ева.

Горден поперхнулся.

– Ты это серьёзно?

– А ты – нет?

– Ну-у, я как-то привык, что из нас двоих серьёзная и ответственная всегда ты.

– Сегодня на мне новый сногсшибательный костюм. А ещё я купила шикарное открытое вечернее платье и сарафан с точно такими же ромашками! – и девушка погладила белеющие рядом головки нежных цветов.

– Говоришь, с точно такими же? – Горден уткнулся носом в цветок и смешно чихнул. – Обязательно надень его в следующий раз! А сейчас, так и быть, уговорила! Мы попробуем. Я превращусь и сделаю над тобой пару кругов. А потом, если всё пройдёт хорошо, так и быть, разрешу тебе взобраться мне на шею!

Он отошёл на достаточное расстояние, несколько раз вздохнул полной грудью, и вот уже на месте мужчины возвышалась тёмная махина. Дракон наклонил свою огромную башку к девушке, шумно выдул струю тёплого воздуха, легонько боднул её в плечо, затем попятился, взмахнул перепончатыми крыльями, заставив испуганно примолкнуть стрекотавших до этого кузнечиков, и взлетел.

Восторг. Неописуемый восторг. Не может быть ничего красивее, чем полёт дракона. Ева это поняла раз и навсегда. А бронзовый хитрец знал всю жизнь. Он медленно взмахивал крыльями, постепенно поднимаясь всё выше и расширяя круги. Да, рисовался. Но как же красив! Тёмная махина в ночном небе. А почему, кстати, ночном? Летние ночи коротки, и уже должен был заалеть восток.

Дракон начал медленно спускаться, постепенно сужая круги. Наконец он приземлился в нескольких шагах от девушки, стараясь показать себя в как можно более выгодном ракурсе. Ну что ж, не нужно скрывать, в нём было, на что посмотреть. И Ева любовалась. Она подошла к довольной, почему-то она решила, что именно довольной морде и легонько коснулась тёплого носа, дракон слегка зажмурил глаза, показывая, что ему это приятно, тогда девушка осмелела и провела рукой по переносице, между прищуренных глаз и погладила подушечками пальцев за небольшими ушами. Раздался тихий довольный рык. И, правда-правда, Еве не показалось, у неё самой от ушей по телу прокатилась волна удовольствия, как будто это её саму сейчас так нежно погладили за ушком. Неужели передались ощущения Гордена? Вполне возможно. Ещё один повод для раздумий и расчётов. Но только не сейчас. Сегодня ночь безумств.

– Подставляй шею, клыкастый! – девушка легонько щёлкнула разомлевшую рептилию по носу, почувствовав слабый удар и в районе своего носа.

Нет, не показалось, ей передаются ощущения фамильяра. Это что же, будет теперь всегда? И его постоянное желание покушать? Так, всё, никаких научных идей! И Ева храбро полезла по предупредительно протянутой лапе. Она удобно устроилась между спинными выростами, порадовалась, что надела брючный костюм, а затем крепко обхватила шею своего транспорта. Почувствовала, как под толстой кожей заработали мощные мышцы, сзади взмахнули крылья, ноги дракона оторвались от земли, и он взлетел.

Только усилием воли Еве удавалось крепко держаться за шею Гордена. Хотелось широко раскинуть руки и кричать от восторга. Её уже не волновало, чьи это желания, и это было здорово. Вдалеке виднелись городские огни, в стороне ещё несколько огоньков близлежащей деревни, затухающий костёр на берегу реки. Именно теперь стала понятна тяга дракона к небу. Это же лучше… лучше… да лучше всего!

Не замечая того, девушка стала тихонько повизгивать от восторга, и дракон стал снижаться. Он мягко приземлился недалеко от того места, с которого взлетел и тут же превратился, Ева даже не успела разжать крепко сцепленные руки. Горден развернулся к ней лицом, обхватил за талию, глянул в её горящие восторгом глаза и спросил:

– Понравилось?

Ева смогла только кивнуть. Она сочла нормальным, что голова мужчины наклоняется всё ниже, его тёплое дыхание обожгло губы, а затем он накрыл их своими. Поцелуй длился и длился. И уже было не понять, поцелуй ли это или продолжение полёта.

– Это ничего не значит, только благодарность! – кое-как разомкнув объятия, наконец смогла выговорить она.

– Конечно, благодарность, я так и понял. Я тоже благодарен тебе за этот полёт, – ровно проговорил Горден.

Ева огляделась. Странно, всего несколько минут назад было совершенно темно. И вдруг резко посветлело. Стал хорошо различим лес за дорогой. Первый солнечный луч розовым светом коснулся верхушек далёких гор. Усилился птичий гомон. Не могли же они целоваться целый час!

– Горден, – она обратилась к притихшему мужчине, – ты не заметил, очень резко посветлело?

– Когда мы были в подпространстве, я замедлил время.

– Но это значит… значит, что мы вышли из него? И ты по-прежнему человек?!

В голове Евы лихорадочно закрутились мысли. Столько новых сведений: замедление времени, резкое усиление магии у неё самой, Горден остался человеком! Это же столько новых идей! Да здесь работы не одному магу и учёному! И не на один год!

– Я вижу, как в твоих глазах плещутся идеи, – вывел её из задумчивости дракон, – торопишься их осуществить?

– Что? Да! Это же какое поле деятельности! Конечно, хочу узнать больше! И одну проверю прямо сейчас. Сегодня удаются все безумства!

Ева немного отвернулась от мужчины и начала быстро водить руками. От них в неясном свете раннего утра был заметен лёгкий светящийся след, постепенно обрисовывающий конструкцию арки. Вскоре девушка удовлетворённо кивнула сама себе, взяла Гордена за руку и шагнула в открывшийся по мановению её руки портал. Через мгновение они оказались в её приёмной.

– Получилось!

– А ты сомневалась? – поинтересовался мужчина.

– Сомнения были. Нет, конструкцию портала я помню до последней точки, – заверила его Ева, – а вот хватит ли у меня на это силы, здесь я уверена не была.

– И как же ты, такая вся всегда правильная, всё рассчитывающая до последней точки, – Горден усмехнулся, – решилась на эту опасную авантюру?

– Видимо, авантюризм и бесшабашность, присущие тебе, оказались заразны, – беспечно улыбнулась девушка. – А сейчас не возражаешь, если мы немного поспим? Мне сегодня ещё на службу идти.

Чрез пару часов Еву разбудил голодный розовый. Да, чуда не произошло. Вернее, оно было, но недолго. Что ж, информация появилась, и её немало. Уже есть, с чем работать. Собираясь в мэрию, девушка всё перебирала в уме свои ночные приключения. Получается, что Горден, будучи в своей драконьей ипостаси, по-прежнему остаётся её фамильяром и исправно выполняет его основную функцию, а именно, увеличивает магию своей хозяйки. Увеличивает. Ещё как. Мало, кто из магов современности вот так, запросто, может открыть свободный портал. Хм, вот ещё вопрос. Получается, Ева – хозяйка Гордена? Ладно, оставим эти вопросы на потом, а сейчас – на службу!

***

– Дастин! Если вы поделитесь со мной этим замечательным кофе, я исполню одно ваше желание! – Ева, как сомнамбула, прошла в приёмную на запах.

Бедный помощник мэра ошарашенно глядел на девушку, стоящую в дверях приёмной. Лёгкая изумрудная юбка, яркая блузка, открывающая руки и шею, мягкая волна волос струилась по спине.

– Кофе и тёмный шоколад? – донеслось от столика в углу, где расторопная секретарь уже готовила вторую порцию.

– О, ещё и шоколад! – Ева предвкушающе прикрыла глаза.

Она взяла чашку из рук Энгисты, добавила сливок и с наслаждением сделала первый глоток. Пока маг-аналитик пила кофе, в приёмной царило молчание.

– Энгиста, ваш кофе великолепен! Дастин, вам необычайно идёт этот синий галстук! – сказала Ева и скрылась в кабинете мэра.

– Что это сейчас было? – успела услышать она голос Риколика перед тем, как закрылась дверь.

– О, госпожа Ева! Вы сегодня очаровательны! – при виде девушки мэр поднялся и вышел из-за стола ей навстречу. – Что-то случилось?

– И да, и нет. Этот вопрос назрел давно, и его пора решать.

Градоначальник заметно вздрогнул.

– Я не ставлю перед вами невыполнимых задач, господин Преттер, – успокоила его Ева, – может, их много, но все они на благо Паэнты и горожан. Вы уже заметили, как много может дать городу всего один маг? Заметили. И даже пытались удержать меня. А теперь подумайте, зачем годами ждать, пока обученные маги придут сюда? Давайте отправим учиться тех одарённых детей, которые есть в Паэнте и её окрестностях! Ваша Миресса, ещё один мальчик, с которым я познакомилась недавно, и таких много!

– Мирессу – учиться? – только и смог произнести мэр. – Но её дар совсем незначителен.

– Зато она проявляет большой интерес к расчётам. Или вы тоже считаете, что замужество, это предел её мечтаний?

– И она сможет так же, как вы?

– Я тоже этому училась, господин Преттер. Ну что, поручаем госпоже Бедроуз объявить о наборе перспективных учеников в магическую школу и академию? И через несколько лет в городе появятся свои маги.

– Ох, госпожа Раленетта, умеете вы убеждать! – покачал головой градоначальник.

***

Рабочая неделя закрутилась своим чередом. По ночам Горден будил Еву, иногда они гуляли, пару раз, когда шёл дождь, оставались дома и беседовали. Причём девушка и здесь не сидела без дела. Она рассчитала несколько мощных артефактов-накопителей и смогла сделать пару простейших, которые они собирались попробовать зарядить во время следующего полёта. Оба с нетерпением ждали выходных. Горден рвался летать, а нашей исследовательнице не терпелось проверить свою теорию. Амулет, позволяющий сохранять Гордену свой настоящий облик сколь угодно долго, постепенно обретал свои очертания, осталось проверить его в действии.

Последний рабочий день на неделе закончился. Перед сном Ева надела на шею себе и Фоське по пустому накопителю, и легла спать.

– Ева, ну вставай же! Так и ночь закончится! – нетерпеливо будил её дракон.

– Не закончится, я знаю, ты опять остановил время, – пробормотала она, сладко потягиваясь.

Горден резко отвернулся. Так он и простоял, пока девушка одевалась в свой костюм "для полётов".

– Вот, надень это, – Ева протянула Гордену амулет. – Надеюсь, что после зарядки он поможет тебе поддерживать настоящий облик в реале и без моего присутствия.

***

– Эх, какие же здесь узкие улочки! – сетовал мужчина, пока они добирались за город. – То ли дело дома – ширина и простор!

– И что? В твоём мире драконы так и летают по улицам?

Горден замялся. Ему не хотелось признаваться, как он жил до того, как попал к Еве. А особенно о том, как он попал к ней. Каждое мгновение того злосчастного полёта из окна спальни навсегда отпечаталось в его памяти. Интересно, отец считает, что он прячется до сих пор?

– Н-нет, нет, что ты! Нас не так уж и много!

– Интересно, есть ли такой мир, где живут только драконы? – задумчиво произнесла Ева.

– Если в мире живут только драконы, им нет необходимости менять облик, – продолжил Горден, – они медленно парят в тёплых воздушных потоках и наслаждаются полётом. Это слабому человеческому телу нужен дом, горячая пища и много чего другого. А дракон, он же самодостаточен, можно сказать идеален. А существо, которому не к чему стремиться, постепенно деградирует и превращается в неразумное животное. Нет, я бы не хотел жить в таком мире.

За разговорами дорога за город показалась совсем короткой. И вот мужчина опять отошёл в сторону, опять его тело пошло рябью, и опять тяжёлая драконья голова потянулась к Еве за порцией ласки. Девушка легонько пробежалась пальцами по огромной доверчивой морде, уже привычно ощутила волну удовольствия там же, где прикасалась к тёплой коже, снова щёлкнула его по носу, поморщившись, получила отдачу и пошла занимать место на шипастой спине. На этот раз они соорудили широкий пояс, который Ева обернула у себя на талии, а верёвки от него крепко привязала к драконьей шее. Полёт начался.

Сначала Горден кругами медленно кружил над полем, постепенно всё расширяя их, но потом, уловив восторженное настроение своей пассажирки, стал выделывать всяческие трюки. Он, как по горке, скатывался вниз, почти касаясь лапами речной глади, затем резко взмывал вверх и опять бросался вниз. Потом его привлекли далёкие горы, и он устремился к ним. Каким-то своим драконьим чутьём нашёл сравнительно ровную площадку почти на вершине и приземлился на ней.

– Ну как? – спросил он, обернувшись и размотав верёвки, которыми они оказались связаны.

– Ничего лучше в моей жизни не было!

– Да, полёт – это высшее наслаждение! – подтвердил её спутник.

– Горден, а скажи мне. Там, у тебя дома, драконы катают людей на себе?

Мужчина закашлялся. Ну как объяснить девушке, не раскрывая своего положения в обществе, что драконы – элита того мира, и никому в голову не приходит кататься на них.

– Понимаешь, – осторожно начал он, – вот вы люди, катаетесь друг на друге?

– Ну что ты, – рассмеялась Ева, – если только отец с ребёнком будет играть в коняшку, или парень пронесёт свою любимую на руках!

– Вот и у нас так же не принято кататься на разумных просто так. Нас не используют, как транспорт.

– Ой. Получается, я тебя использовала? – смутилась девушка.

– Ну что ты?! Сама говоришь, что есть исключения, – тихо проговорил Горден, наклоняясь к Еве, но заметив, как она напряглась, добавил. – Например, когда дракон не может улететь от своей хозяйки.

– Зачем ты так, – нахмурилась она.

– Я твой фамильяр. Как бы это ни было смешно или печально, но это факт. Мы с тобой связаны. Связаны кровью. Может быть, на всю жизнь. Ты также испытывала восторг от полёта, как и я. Сейчас я чувствую, как часто бьётся твоё сердечко. А если проведу рукой вот так, – и он нежно обвёл пальцами линию губ девушки, – то почувствую то же самое. Только как будто это сделала ты. Ты же понимаешь, что будет оптимальным, если мы будем вместе.

– Перестань говорить глупости! Смотри, энергонакопители заметно наполнились, эксперимент удался, а это значит, что скоро мы сможем напитать энергией портал, и ты отправишься домой, продолжать прежнюю жизнь.

– Да, конечно. Домой и продолжать, – мужчина поиграл желваками. – Ну что, летим обратно?

Он обернулся, подождал, пока Ева усядется, и сорвался с высоты, широко расправив крылья. Дракон летел ровно, без былых фортелей и вывертов, аккуратно сел на поляне за городом, откуда они отправились домой.

– Странно, – заметила Ева, – сегодня мы остались в подпростанстве. Видимо, вся магическая энергия ушла в накопители.

– Ничего, переживу, – без эмоций ответил мужчина. – Главное, наполнить накопители и отправить меня домой, а там уж я продолжу прежнюю жизнь.

– Горден, ты на что-то обиделся?

– На что мне обижаться? Ты всегда говоришь только правду.

Они молча дошли до дома, Ева легла в постель, а Горден остался сидеть в полюбившемся кресле.

***

– Ева, – Риколик появился у неё в кабинете с чашечкой дымящегося кофе и отдал её девушке, – у меня к вам есть серьёзный разговор.

– Со сливками, как я люблю, – Ева сделала глоток и блаженно прикрыла глаза, – умеете же вы убеждать девушек, Дастин!

– Это не я, это Энги, – замялся помощник мэра.

– Кто, простите?

– Госпожа Бедроуз сварила кофе и велела отнести его вам.

– Вот как? Наша госпожа Бедроуз несомненная находка и для мэрии, и для того мужчины, которого она согласится осчастливить.

– Вот об этом я и хотел поговорить, – господин Риколик замолчал, подбирая слова.

– Ну же, Дастин, смелее! Или вы всё так же боитесь её? Даже в моём кабинете?

– Понимаете, госпожа Раленетта, я человек строгих правил, и меня гложет совесть. Ведь я ухаживал за вами!

– Да-а? Надо же, а я сочла эти безобидные знаки внимания данью уважения к своей сослуживице. Ведь вы прекрасно знали, что у меня есть жених!

– Знал, – признался мужчина, – но как ведь оно получается. Жених где-то там, далеко, а я – рядом. Вот и думал, что у нас может что-то получиться. А теперь…

– А что произошло теперь?

– Госпожа Раленетта! Вы не подумайте чего, я вас и сейчас люблю и уважаю, но, – Риколик поводил рукой в воздухе, – больше как божество! Вы такая, такая! Фейерверк! А кто я? Тихий муниципальный служащий. Я никогда не смогу достигнуть тех высот, где обитают такие, как вы! А Энги, она добрая, всегда знает, что я хочу, чаще всего даже раньше меня самого. И всегда оказывается права. Представляете, вчера вечером она угадала, что я хочу на ней жениться! Вы не в обиде на меня и мою невесту?

– Ну что вы, Дастин! Я так рада за вас и госпожу Бедроуз! Это же чудесно! Примите мои поздравления!

– Уф, вот и Энги сказала, что вы не обидитесь! Ну, я пошёл?

Окрылённый помощник мэра вышел за дверь. Он искренне радовался, что удалось избежать горьких женских слёз расставания. А Ева улыбнулась ему вслед. Вот и ещё одна невеста пристроена. Хотя, здесь ещё как посмотреть, кто пристроен – энергичная Энгиста или мямля Риколик. Ну да ладно, и так, и так хорошо.

Рабочий день шёл своим чередом. Договор на покупку и освоение западной пустоши ждал подписи и одобрения маг-аналитика мэрии. Госпожа Бедроуз прикидывала списки одарённых детей и молодых людей, желающих учиться магии. Приглашённые учителя проверяли их уровень знаний для того, чтобы определить, где им начинать учиться – в школе или сразу в академии. Кассир мэрии и господин Преттер довольно потирали руки, подсчитывая потёкший ручеёк налогов в городскую казну. Город расцветал и в прямом и в переносном смысле.

Зачастую в мэрию приходила Миресса Преттер, она с удовольствием помогала Еве управиться с ворохом бумаг и договоров. Ей уже легко давались все магические манипуляции с ними, что существенно облегчило работу маг-аналитика. Господин Преттер, для виду немного поломавшись, назначил её на должность штатного секретаря Евы. А госпожа Преттер разнесла среди своих подруг весть, что её дочь ждёт будущее великого маг-аналитика.

В послеобеденное время Ева принимала не иссякающий поток невест. Иногда прорывались посетители с другими просьбами, например, как-то обратилась женщина, которая сразу заявила:

– Жених у меня на примете уже есть, скоро состоится наша свадьба. Но я беспокоюсь о здоровье моего дорогого Ратена. Понимаете, ему далеко за семьдесят, – заговорщицки понизила голос тридцатилетняя молодка, – и с моей стороны совершенно естественно узнать, сколь долго может продлиться наша счастливая семейная жизнь?

– Вы хотите узнать, когда старик умрёт? – прямо спросила Ева.

– Ну зачем же так, Ратенчик ещё крепок. Но всякое может случиться, я должна быть готова к неожиданностям.

– Я не рассчитываю смерть людей! – прервала поток оправданий девушка.

– Как же так? Вы же можете всё?

– Есть такая вещь, как этика. Советую и вам, следовать ей, госпожа Нистик. Извините, что не могу пожелать вам удачи. Прощайте, – Ева привстала, давая понять, что приём окончен.

Были и такие неприятные инциденты, но, в основном, клиенты были довольны её работой. Вечером Ева проводила расчёты по их заявкам, а ночью. Ночью тоже считала. Анализировала, считала и раскладывала по полочкам. Она быстро научилась замедлять и совсем останавливать время в подпространстве и посвящать его работе.

– Как фамильяр, ты привязан ко мне, – с воодушевлением объясняла она свою теорию Гордену. – Как бы ни был силён магически дракон, главной в нашей магической связке являюсь я. И наша общая магия завязана на меня. Извини, но это факт, и с этим ничего не поделать, для этого и вызывается фамильяр – усилить магическую силу мага-хозяина. Да, мне тоже неприятно такое положение, и я найду способ разорвать нашу связь! Я обещаю, ты будешь свободен! В твоём человеческом обличии тебе постоянно придется носить это украшение, – Ева указала на висящий на шее мужчины амулет, – мы запитаем его от твоей драконьей магии, её-то уж точно хватит на подпитку амулетика! А потом и разорвём связь! Кажется, в прошлом были такие прецеденты, иногда магу приходилось отказываться от фамильяра, а хозяин по какой-то причине не хотел уничтожать его. Тогда связь разрывали, и маг вызывал себе нового. Ты доволен?

– Ты не показала мне своё ромашковое платье.

– Что?

– Ева, ты обещала надеть платье с ромашками, – грустно повторил Горден.

– Горден, будь серьёзен, я пытаюсь решить твою судьбу!

– Ева, а когда ты будешь решать свою? Всё, что я слышу – мэрия, одарённые дети, Торейз с его порталом, клиенты и клиентки с их проблемами! Когда ты решишь свою судьбу?!

– Моя судьба уже решена, – сухо сказала девушка. – Я тебе уже много раз говорила, что в столице меня ждёт жених!

– И ты, конечно же, его безумно любишь, – с горькой издёвкой добавил Горден.

– Да, люблю! – громче, чем нужно выкрикнула Ева. – Мы уже по настоящему с ним вместе, а это что-нибудь, да значит!

– Скажи, как он ласкал, как он целовал тебя? Так?

Дракон медленно убрал растрепавшиеся волоски с лица девушки, провёл рукой по её волосам, потом по шее к ключице, затем взял лицо Евы в ладони, медленно-медленно склонил к ней своё. Чувства не просто удваивались, они зашкаливали. Ева не шевелилась, но ей казалось, что это она ласкает мужчину, у которого неизвестно как оказалась на коленях, это её руки зарылись в его волосы, и её губы тянутся за поцелуем, её разум меркнет от их соприкосновения, и её тело загорается от желания продолжить ласки. Она обвила его руками и ногами, отдавшись накрывшему их обоих желанию.

– Ну вот и славно, зарядили и амулет, и все накопители, которые ты смастерила к этому моменту, – буднично сказал Горден, через несколько минут прервав затянувшийся поцелуй. – Скоро я смогу отправиться домой, под сень маменькиных роз!

Ева медленно выходила из тумана безумия, охватившего её. Всего лишь хотел зарядить накопители. Сильные эмоции многократно усиливают магию. Всё, как она и хотела.

– Да, здесь хватит на порталы и для тебя, и для Торейза. Спасибо, что помог, сэкономил нам деньги, – смогла выдавить она.

– Всегда пожалуйста! Не люблю оставаться должным.

Чьи же чувства разочарования и обиды захлестнули Еву? А, это уже неважно. Скоро дракон отправится восвояси.

***

К вечеру следующего дня Ева сообщила Торейзу, что энергетические накопители для их установки готовы. Обрадованный изобретатель тут же примчался к ней домой, с нежностью собрал все "аккумуляторы", как он их называл, и пообещал, что к выходным портал в его мир будет налажен.

Ева загружала себя работой, как никогда раньше. Она заметила, что коридоры мэрии пустели, стоило только ей показаться на службе. Господин Преттер был постоянно "на объектах". Каково же было её удивление, когда за чашечкой утреннего кофе расцветшая Энгиста сообщила, что все сотрудники, включая градоначальника, просто боятся показываться на глаза деятельному маг-аналитику и предпочитают общаться с ней через секретаря господина мэра. На вопрос, почему же госпожа Бедроуз не шарахается при встрече с ней, Энгиста лишь заговорщицки усмехнулась.

– Я нашла себя в работе, нашла мужчину, который меня устраивает, и которого я люблю, и всё это благодаря вам, госпожа Раленетта. Мне ли не знать о вашем добром сердце, и мне ли не понять вас. Всё ещё наладится!

– У меня всё прекрасно, Энгиста. Спасибо за кофе, – сказала Ева и ушла к себе в кабинет. Работать.

Днём Ева принимала семь-восемь посетителей, вечером делала расчёты по их заказам и ложилась спать далеко за полночь, совершенно уставшая. Она аккуратно переносила спящего Фоську в его корзинку и мгновенно проваливалась в крепкий сон без сновидений. С утра начиналось всё по новой.

***

В первый выходной, когда подруги ещё завтракали, к ним заявился сияющий Торейз.

– Госпожа Ева, всё готово! Уже сегодня мы можем испробовать портал! Девушки, – галантно поклонился он обеим подругам, – приглашаю вас присутствовать при столь важном событии!

Ева и Дайана убежали переодеваться.

– Госпожа Ева! Я восхищён! Вам необычайно идёт этот ромашковый сарафан! А ты расти, егоза, скоро тоже превратишься в такую же красавицу! – Торейз легонько щёлкнул по носу Дайану.

– Мне уже восемнадцать! – в запальчивости крикнула девочка.

– Прости, ты уже красавица, – мужчина поднял руки в знак примирения. Сегодня его благодушию не было границ.

Наконец они все, включая Фоську, уселись в мобиле изобретателя и поехали к нему в мастерскую.

– Так, что бы нам отправить в мой мир? – немного позже задумался Торейз. – Может, этого розового? – предложил он.

– Нет! Мой фамильяр от меня неотделим! – Ева крепче прижала к себе Фоську.

– Заодно бы проверили, сможете ли вы призвать его из другого мира, – обиженно пояснил горе-изобретатель.

– На себе проверяйте! – не на шутку рассердилась девушка.

– О-хо-хо! Такая уж доля, у нас, у гениев – всё испытывать на себе! – притворно проворчал Торейз. – Я зайду в камеру, а вы, Ева, нажмёте этот рычаг. Если всё сделано верно, то я исчезну из этого мира и появлюсь в своём. Через пять минут верните рычаг в прежнее положение, и я вернусь обратно.

– Зачем возвращаться, господин Торейз? – спросила Дайана. – Оставайтесь дома, не этого ли вы добивались?

– Детка, есть вероятность, пусть и небольшая, что я попаду не в свой, а в другой мир, а мне бы этого не хотелось. И потом, есть ещё кое-что, что мне нужно забрать здесь.

– Я не детка, – обиженно буркнула Дайана.

Торейз зашёл в камеру портала, кивнул Еве через оконце в двери и, счастливо вздохнув, прикрыл глаза. Девушка нажала рычаг, как сказал мужчина. Сначала что-то загудело сзади аппарата, потом в камере потемнело, а когда механический визг под кожухом стих, камера оказалась пуста.

– А давай его оставим там! – мстительно предложила Дайана.

– Ну что ты, Даюшка, он же оставил здесь свои вещи. Нехорошо так поступать с человеком, который безвозмездно поделился с нами своими открытиями.

– Из-за него сошла с ума прежняя владелица нашего дома! – продолжала девочка.

– Он не со зла. И он раскаивается, – убеждала её Ева, отсчитывая последние секунды эксперимента.

Ровно через пять минут она вернула рычаг на место. Снова послышался нарастающий шум, перешедший в визг, снова в кабинке потемнело. После того, как тьма рассеялась, их взорам предстал сияющий Торейз.

– Получилось! У нас всё получилось! Мы победили пространство! – его радости не было предела.

ГЛАВА 13

Отбытие Торейза домой назначили на завтра. Он пообещал подготовить все свои записи и оставить их Еве. Затем усадил девушек в свой мобиль и повёз домой.

Когда они подъехали к дому, около него стоял большой черный мобиль, при виде которого присвистнул даже видавший виды изобретатель. А у Евы тревожно забилось сердце. Даже в столице таких было всего несколько штук. И точно, после того, как они все выбрались наружу, из чёрной махины им навстречу вышел Эвард. Он осмотрел их, потом его взгляд остановился на Дайане.

– Диурана? – вместо приветствия спросил он.

– Господин Дастен, вы нашли меня? – краснея, спросила девочка.

– Вообще-то, я приехал к своей невесте, – ответил Эвард. Он подошёл к молчавшей до сих пор Еве, обнял её и легонько поцеловал в губы.

Девушка чмокнула его в ответ.

– Что же мы стоим за порогом? Дорогой, пойдём в дом, там и поговорим, – спохватилась она, а затем обратилась к Торейзу: – Ноирит, вы не обидитесь, если мы простимся с вами до завтра? Эвард Дастен – мой жених, Ноирит Торейз – изобретатель, – Ева представила мужчин друг другу.

– Конечно, конечно, госпожа Ева, – согласился Торейз, – вы предоставили мне столько пищи для размышлений, – он почему-то странно глянул на Дайану, – мне будет, чем заняться, – и её соратник по порталам попрощался и направился к своему мобилю.

Ева, Дайана и Эвард прошли в дом. Мужчина с улыбкой посмотрел на примостившегося на руках Евы розового, легонько потрепал его за ухо и произнёс:

– Что-то ты совсем не растёшь, очаровашка.

Фоська, дёрнулся, недовольно фыркнул, вырвался из рук хозяйки и гордо удалился в сторону кухни.

– Снимайте ваши сапоги, господин Дастен! – запальчиво произнесла Дайана. – И не вздумайте приводить в дом то чудовище, что выглядывает из вашего мобиля! Я, знаете ли, сама убираю в доме!

– Диурана, мой фамильяр Сайтос не опасен, но если ты так хочешь, то он посидит в мобиле. А ты не уводи разговор в сторону и позволь мне всё же узнать, что ты здесь делаешь? – ответил Эвард, послушно снимая сапоги.

– Я не вернусь к родителям! – Дайана, или всё же Диурана, упрямо глянула на собеседника.

– Похоже, разговор нам предстоит долгий, – остановила накал страстей Ева. – Проходите в гостиную, а я приготовлю чай и присоединюсь к вам.

Пока закипал чайник, Ева думала о сложившейся ситуации. Получается, Дайана никакая не Дайана, а Диурана. Она опять обманула её.

– Не вернусь, не вернусь, не вернусь! – раздавался по всему дому капризный голосок Диураны. Ева ещё не слышала подобного от тихой прежде девочки.

– Родители сбились с ног, разыскивая тебя. Сбежала и даже не оставила никакой весточки! Всё, что им удалось выяснить, это то, что ты жива! А где? В приличном месте или в каком-нибудь третьесортном борделе – приходилось лишь гадать!

– Эвард, не кричи так на мою сестричку, – попыталась успокоить жениха вошедшая Ева.

– Что-то я раньше не слыхал ни о каких твоих родственниках, – проговорил Эвард, поворачиваясь к невесте и пытаясь успокоиться.

– Дайана моя названная сестра. Мы с ней познакомились в дороге и решили жить вместе.

– Ладно, в дороге, я понял, эта та самая бедная девчушка, которой некуда было податься, и ты пригрела её у себя. И куда же направлялось это несчастное создание?

В холле возникло неловкое молчание. В этот момент приоткрылась дверь из кабинета Евы, и оттуда вышла покрасневшая Миресса.

– Простите меня, мне, право же очень неловко, что так получилось, но я правда не хотела подслушивать. Я пришла закончить оформление кое-каких расчётов, которые завтра нужно отдать клиентам, – начала оправдываться она. – Я пойду?

– Вечно ты везде лезешь, шпионка! – закричала на неё Дайана-Диурана.

– Даечка, что с тобой?

– Что со мной? Что со мной?! А что со мной? Всё достаётся кому-то другому! Лучшее образование – тебе! Лучшее место в мэрии – тебе! Благодарные клиенты – тоже тебе! А теперь выясняется, что лучшего жениха тоже ты отхватила!

Диурана, теперь будем звать её так, картинно упала на диванчик и разрыдалась.

– Миресса, спасибо за помощь, я думаю, что тебе и вправду лучше будет уйти, – обратилась Ева к своей помощнице, после чего та с радостью исчезла из комнаты.

– Прекрати закатывать истерики! – прикрикнул на девочку Эвард. – Я не твоя сердобольная матушка, на меня эти выходки не действуют!

– Эвард, милый, как ты можешь кричать на расстроенного ребёнка? Сейчас Дая успокоится и мы всё выясним, – попыталась смягчить обстановку Ева.

– Так уж получилось, что этот расстроенный ребёнок – по совместительству моя кузина. И эти её крики и валяния на полу я помню с самого её раннего детства. Ну как же! Стоит немного покричать и поваляться, как маменька тут же исполнит любой каприз. А последний матушка не исполнила. Ну-ка, Диурана, сознайся, что ты в последний раз потребовала на блюдечке от своей матушки, перед тем, как бесследно исчезнуть? Уж не меня ли?

– Эвард, это жестоко, – прервала его Ева, – девочку хотели выдать замуж за старика. И зачем ты говоришь, что бесследно? Я сама проследила, чтобы Дая связалась с родителями. Правда, она обманула мать и сказала, что вышла замуж. Но всё же ясно дала им понять, что у неё всё хорошо.

– Так, а теперь, Диурана, скажи, что из этих слов является правдой? – мужчина строго смотрел на всхлипывающую девчушку. – Значит, замуж за старика хотели отдать? Значит, успокоила мать, что с тобой всё хорошо? Эх, жаль, что не я твой отец, живого места сейчас на твоей заднице бы не было!

– Эви, а я согласна! Бей меня! Только не гони! – встрепенулась Диурана.

– Что?! – не поняла Ева.

– Ну что? Сознаемся во всём моей невесте? – спросил Эвард.

– Да! Да! Да! – опять закричала девочка. – Пусть она знает, что увела чужого жениха!

Ева от недоумения просто переводила взгляд с одного на другую. Эвард тяжело вздохнул.

– Диурана, у меня только одна невеста, и эта невеста Ева, а ты никогда не была и не будешь ею. Выбрось эту детскую блажь из головы. Осмотрись, сколько достойных молодых людей вокруг, многие сочтут за честь предложить тебе руку и сердце!

– Я хочу тебя! – капризно надула губки строптивица.

– Я не игрушка, не шестой по счёту щенок или мобиль, не какая-то другая безделушка. Чем скорее ты это поймёшь, тем легче тебе будет жить, – продолжал увещевать девочку Эвард. – Кстати, об артефактах…

Мужчина снял с себя тонкий браслет, провёл над ним рукой, а затем быстро надел его на руку Диуране. Та ласково погладила его пальцами, кокетливо глянув на Эварда и победно – на Еву.

– Браслет не даст тебе удалиться от меня более, чем на лигу. Это, чтобы ты не вздумала сбежать опять.

Диурана тут же принялась лихорадочно сдёргивать коварное украшение с себя, но свободный браслет никак не желал сниматься.

– И снять его смогу только я, – продолжил её кузен, – ну, или маг сильнее меня. Побудешь пока рядом со мной, а я свяжусь с твоими родителями, и уже завтра к вечеру они будут здесь.

– Посетить ванну и туалет я смогу без вас, господин Дастен? – с вызовом глянула на мужчину Диурана.

– Это можешь, – отпустил её Эвард.

Девочка вышла из гостиной, напоследок громко хлопнув дверью.

– Бедная девочка, – вздохнула Ева.

Эвард сгрёб невесту в охапку и уселся с ней на диван.

– Ты её ещё и жалеешь? И это после того, что она тебе наговорила?

– Конечно, тяжело терять первую любовь, тем более так, узнав, что тот, кого ты любишь, является женихом твоей подруги…

– Ева, это не любовь, а блажь. Блажь избалованного ребёнка, который прежде получал всё. Уж я-то знаю мою кузину с самого малолетства. Она всегда была такая. Увидит что-то и закатывает матери истерику – дай! А, получив, быстро остывает. В один злополучный момент она увидела во мне интересного мужчину, и понеслось по накатанной. Матушка и рада бы преподнести очередную игрушку своему ненаглядному чадушку. Только я не игрушка.

Ну что мы всё о Диуране, да обо мне, давай поговорим о нас! Я очень скучал. Мне надоел этот бег на месте. Вроде делаю кучу дел, всё время безумно занят, а толку – пшик! Я тосковал по тебе на этих скучнейших совещаниях ни о чём, тосковал, когда проезжал мимо академии, где мы провели столько счастливых дней, но самыми тоскливыми были ночи! Я так больше не могу, любимая! – Эвард склонился, чтобы поцеловать невесту.

– Ну всё, я умылась и привела себя в порядок! Чем займёмся? – в дверях стояла Диурана и невинно улыбалась.

– До завтрашнего вечера можешь заниматься, чем угодно. Завтра твои родители расскажут тебе, что тебе предстоит.

– Мне скучно! – Диурана капризно поджала губы и плюхнулась в кресло напротив.

Скромная девочка, из жалости пригретая Евой, показывала себя совсем с иной стороны.

– Дая, скажи мне, – обратилась к ней девушка, – наша встреча была подстроена?

Диурана долго дулась и поначалу отвечать не хотела, потом буркнула:

– Нет! Иначе…

– Иначе что? Попыталась бы устранить мою невесту? – быстро спросил Эвард.

Ответить на его вопрос не соизволили. Девочка, насупившись, сидела в кресле и хмуро поглядывала на пару напротив. Разговор не клеился. Наконец Эвард поднялся и стал прощаться.

– Ева, ты проводишь меня? Где здесь ближайшая гостиница? Я переночую там.

Диурана мрачно улыбнулась, тем не менее, встала, когда поднялись Эвард и Ева, и прошла за ними в холл.

– Диурана, не обязательно преследовать меня, браслет позволяет находиться на достаточно большом расстоянии от его владельца, – проговорил мужчина, наклоняясь, чтобы надеть обувь. – Что это?

Он перевернул сапог, из него полилась вода.

– Это не я! Это вон, Фоська! – кивнула Диурана на розового, с интересом выглядывающего из кухни.

– Фостер налил воды в мои сапоги?

– Ну, воды, или ещё чего, он же неразумный – пожала плечами девочка. – И зачем было выливать воду на пол?!

– Точно кто-то неразумный, – вздохнул Эвард.

Он перевернул второй сапог, вылил воду и из него, затем поставил на пол и поднёс к ним ладони, сложенные лодочкой. От обуви пошёл густой пар. Когда он рассеялся, Эвард спокойно обулся.

– Любимая, ты проводишь меня? – предложил он, затем щёлкнул пальцами, и Диурана осталась стоять на месте.

Молодые люди вышли, тщательно прикрыв входную дверь.

– Да, не такую встречу я представлял, – тяжело вздохнул Эвард, крепко прижимая к себе невесту. – Придётся потерпеть ещё сутки. Но уже завтра ночью я расскажу тебе, как же я тосковал! Отменяй все дела на послезавтра, мой рассказ будет очень долгим и обстоятельным!

Наконец, он смог прижать и поцеловать свою невесту. Откуда-то послышался одобрительный свист.

– Эвард! Люди же смотрят!

– Пусть завидуют и знают, что ты – моя невеста!

– Мальчишка! – улыбнулась Ева.

– С тобой – да! До завтра, любимая! – Эвард ещё раз поцеловал девушку, потом сбежал по ступеням, сел в свой мобиль и уехал.

Ева вернулась в дом. Диураны в холле уже не было, в гостиной тоже. Видимо, ушла к себе. Пойти к ней? И что сказать? Эвард мой, и ты его не получишь? Нет, лучше не стоит расстраивать девочку дальше. Вот влюбится по-настоящему и поймёт, что же это такое – любовь. Когда всё становится неважным, остаёшься только ты, он и ваш полёт. Тьфу, какой полёт! Трепетный поцелуй, хотела сказать.

Пожалуй, завтра ночью она не будет проверять, не приготовил ли жених каких-нибудь артефактов для их встречи, пусть всё идёт, как идёт. Завтра отправим Торейза, потом, с помощью Эварда – Гордена. И можно заняться собой, а то уж очень измотали её такие приключения. Пора остепениться и позволить матушке Эварда назначить дату свадьбы.

Ева долго сидела в кресле у себя в комнате, ожидая, пока на её постели заснёт Фоська, время от времени с нетерпением поглядывающий на неё. В конце концов, его голова потяжелела, и фамильяр заснул.

– Извини, но так будет лучше для всех, – с этими словами девушка перенесла его в корзинку и только потом улеглась в постель.

***

Наутро к их дому одновременно подъехали машины Эварда и Торейза.

– Эвард, я так много должна рассказать тебе, – обратилась к жениху Ева, – господин Торейз не просто учёный, он путешественник. Путешественник между мирами. Именно сегодня ему пришла пора возвращаться в свой мир. Ты хочешь присутствовать при этом событии?

– Узнаю свою девочку, – Эвард легонько коснулся губами губ Евы, – всегда в центре самых интересных научных событий. Конечно, хочу!

Он сделал вид, что не заметил недовольный взгляд своей кузины.

– Итак, едем все? – Торейз радостно потёр руки и глянул на Диурану, приглашающе открыв дверцу своего мобиля.

Девочка скептически перевела взгляд с одного мобиля на другой. Ей хотелось напоследок помешать кузену и его невесте, но сидеть на одном сиденьи с огромным монстром – фамильяром Эварда – она побаивалась. Да и Торейз заговорщицки подмигнул. Это и определило её выбор. Диурана забралась в мобиль изобретателя. Ева села на переднее сиденье в мобиль жениха, а её храбрый фамильяр шмыгнул на заднее. Причём страшно оскалил зубы и угрожающе заверещал в сторону невозмутимого Сайтоса. Виверна предусмотрительно отодвинулся от такого странного соседа. Мобили тронулись.

– Дайана, у меня к тебе есть серьёзный разговор. Тебе нравится жених твоей сестры? – заговорил Торейз после того, как они отъехали.

***

Один за другим мобили проследовали к мастерской Ноирита Торейза.

– Добро пожаловать в моё царство! – изобретатель гостеприимно распахнул дверь перед гостями. – Я уже переслал в свой мир все документы и заготовки, которые могут понадобиться мне дома. Осталось объяснить вам, госпожа Раленетта, где лежат мои наработки, которые могут вам понадобиться. В этом шкафчике лежат все мои тетради с расчётами. Надеюсь, вы сможете почерпнуть что-нибудь интересное для своего мира не во вред ему. Здесь же дарственная на ваше имя на мастерскую и мой мобиль. Имперские деньги, которые мне не понадобятся там. Можете продать патенты на эти узлы и детали, они могут оказаться приятной новинкой для вашего мира, – Торейз небрежно показал на заботливо разложенные на полках и верстаках агрегаты.

– Ах, да, – спохватился он, – позвольте я покажу, где находятся магические накопители, которые вы так любезно предоставили мне для путешествия! Вы можете вытащить их, перезарядить и использовать снова. Вот они!

Торейз прошёл в кабинку и снял одну из панелей. Девушка поискала глазами, кому бы передать Фостера, сладко задремавшего у неё на руках. Но Эвард с интересом разглядывал необычные конструкции на полках мастерской, а Диурана так хмуро смотрела исподлобья, что Ева не решилась попросить о помощи теперь уже, несомненно, бывшую подругу. Так и зашла в кабинку с розовым на руках. Тогда маленькая интриганка подошла к кабинке, показушно, двумя пальчиками прикрыла дверцу и нажала рычаг. Сквозь мутнеющее стекло Ева ещё успела увидеть её гадкую улыбку и отломанный рычаг, который показывала девчонка.

Гул, доносящийся снаружи, перешёл в нестерпимый визг, скрылся за темнеющей пеленой отталкивающий свою кузину Эвард, и сознание Евы померкло.

ГЛАВА 14

Ещё не стих противный визг аппарата Торейза, а Эвард уже понял, что он опоздал. Опоздал безнадёжно. И разваливающаяся на куски злосчастная машина только подтвердила его худшие опасения.

– Что ты наделала, маленькая дрянь!

– Господин Торейз сказал, что Ева из его мира, и что с ним она будет счастлива, – невинно произнесла Диурана.

– Не тебе рассуждать о счастье моей невесты! – всё больше злился Эвард.

– Твоя невеста сбежала с другим!

– И ты ей помогла. А знаешь, я, пожалуй, свяжусь с твоим отцом, и скажу, что не стоит приезжать за тобой, я доставлю тебя сам.

Диурана расплылась в предвкушающей улыбке.

– Сегодня, завтра или как получится, – продолжил мужчина. – А пока я вызову подмогу из Миссаты, и мы попробуем построить портал, чтобы вернуть Еву обратно. А ты до этого времени можешь быть свободна! – с этими словами он снял с руки девочки связующий браслет.

Диурана продолжала улыбаться.

– Я сказал свободна! – прикрикнул Эвард, доставая артефон. – И меня совершенно не интересует, что случится с тобой, когда горожане узнают, кто отправил их маг-аналитика в неизвестность!

– Но, Эвард, – улыбка постепенно сползла с побледневшего лица, – они же не посмеют меня тронуть?!

– А вот это я уж не знаю, дорогуша. Если ты убедишь господина мэра, что тебя стоит упечь в городскую тюрьму, то, может быть, и останешься цела. А если первыми до тебя доберутся неосчастливленные ещё невесты, то уж не обессудь, – Эвард развёл руками и заговорил с кем-то по артефону.

– Но, Эвард… – под жёстким взглядом мужчины Диурана осеклась и подошла к двери, осторожно выглядывая в щелку, как будто уже ожидая нападения рассвирепевших клиентов Евы.

Многих из них она знала лично. И верила: да, эти могли сотворить с бедненькой девочкой всё, что угодно. Именно Ева была их кумиром, а она, Диурана, так, приживалка, открывающая дверь. А с появлением Мирессы надобность в старой подруге отпала вовсе. Какой же Эвард злой! Вот Ева никогда бы так не поступила. Она бы… И здесь маленькая интриганка вспомнила, что именно благодаря её помощи Ева исчезла неизвестно где. И ещё неизвестно, жива ли она. Перед глазами проплывали картины, как Ева предлагает ей еду при первом знакомстве, тащит её за руку при побеге из гадкого борделя, оставляет с собой, когда Диурана испугалась неизвестных движущихся изображений в доме, покупает одежду и краски для рисования… Как Эвард целует её! Гадкий, гадкий, гадкий Эвард! Это он во всё виноват. Выбрал бы сразу правильную невесту, и не страдали бы сейчас ни сама Диурана, ни Ева! Глянув в приоткрытую дверь, девочка заметила, что по дорожке спешит Миресса. Ещё одна тихоня! А сама так и зыркает на чужого жениха!

– Здравствуйте! – Миресса зашла в мастерскую. – Мне нужна госпожа Ева. Нужно утвердить последний расчёт, заказчица обещает доплатить за срочность. Соседи сказали, что вы все поехали к господину Торейзу, – она осеклась. – А где госпожа Ева?

Диурана сосредоточенно смотрела в одну точку, а Эвард продолжал говорить по артефону, всё повышая голос.

– Да, мне нужны сильнейшие портальщики немедленно. Да, открою сам! Да, удержу! Даю вам тридцать минут! Что случилось? – обратился он к вошедшей, убирая артефон.

– Я… мне нужна госпожа Ева, – замялась девушка.

– А госпожи Евы нет. Диурана, где у нас теперь госпожа Ева?

– Ты не расскажешь, ты не посмеешь рассказать, что это я отправила её с Торейзом! Никто не поверит! Я случайно! – новая истерика набирала обороты.

– Дайана отправила госпожу Еву с Торейзом в его мир? Зачем? – неверующе переспросила Миресса.

В этот момент Диурана прыгнула на обломки бывшего портала и принялась ногами их расшвыривать. Эварду пришлось связать её магическими путами и отправить в принудительный сон.

– Это правда?! – дочь мэра подбежала к мужчине, схватила его за куртку и принялась трясти, как будто это могло помочь вернуть их городского маг-аналитика.

– Успокойтесь! Не хватало мне здесь ещё одной истерички! – осадил её Эвард.

Миресса отпустила руки, глубоко вздохнула и спросила:

– Чем я могу помочь?

– Найдите мел, уголь, что угодно, лишь бы быстро, и чтобы оно хорошо рисовало на полу! – бросил ей Эвард и принялся расчищать свободное пространство.

Девушка выбежала, а через несколько минут вернулась с банкой красной краски и кистью.

– Вот, стащила на соседней стройке! – запыхавшись, выпалила она.

– Пойдёт! А теперь не мешайте, я не так уж и силён в теории порталов, – сказал мужчина, забрал банку, хорошо взболтал её и принялся выводить линии на полу.

Миресса наблюдала, как он закончил рисунок, аккуратно закрыл банку и отставил её в сторону. Затем встал в центр рисунка и начал говорить заклинание, одновременно продолжая выводить магические линии в воздухе перед собой. Девушка смогла заметить как слабо засветилась арка перед ним, а затем жених Евы сделал шаг вперёд и исчез из мастерской. Неизвестно сколько просидела дочь мэра Паэнты в полной тишине, боясь даже пошевелиться. Но в конце концов портал опять открылся, и из него вышел Эвард, а за ним несколько сосредоточенных мужчин. Они держали в руках какието артефакты, амулеты и пухлые тетради с записями.

– Вот это было порталом. Почините его! – наполовину попросил, наполовину приказал Эвард, затем в изнеможении присел на скамейку рядом с ошеломлённой девушкой и прикрыл глаза.

– Господин Дастен, вам плохо? Я могу помочь?

– Сайтос, в мобиле сидит Сайтос, – смог проговорить мужчина, а затем тяжело откинулся на спинку скамьи.

Все пришедшие мужчины сосредоточенно разглядывали валяющиеся обломки и оживлённо выдвигали идеи починки портала. Они даже не заметили, что господин Дастен упал без сил. И тогда Миресса решилась. Она тихо проскользнула из мастерской и подошла к мобилю Эварда. На заднем сиденьи беспокойно металась страшная виверна. Девушка несколько мгновений постояла около дверцы, а затем решительно открыла её.

– Твоему хозяину нужна помощь, – успела произнести она, но жуткий монстр уже скрылся за дверью мастерской.

Поспешила туда и Миресса. Она смотрела, как чудовище почти легло на своего мага, для верности накрыв его своими крыльями. Так фамильяр пролежал некоторое время, пока Эвард не зашевелился.

– Сайтос, как ты вовремя, – проговорил мужчина, поднимаясь, – спасибо, что поделился силой, а теперь иди на место, отдыхай. Я должен помочь строить портал к невесте!

Фамильяр покорно поплёлся наружу. Только одна Миресса смотрела на виверну и видела, с каким трудом даётся ей каждый шаг. Девушка вышла вслед за беднягой, чтобы открыть ему дверь в мобиль, но силы покинули волшебную тварь, и она упала около мобиля. Первым порывом было позвать на помощь Эварда и магов, находящихся в мастерской, но они заняты делом. Строят портал к Еве. И каждая минута может быть на счету. Тогда дочь мэра решила действовать сама. Она побежала на обчищенную ей уже однажды соседнюю стройку, нашла там небольшое ведёрко и набрала в него воды, вернулась к виверне и стала лить воду ему в рот. Тот сделал несколько глотков, благодарно глянул на спасительницу и опять в изнеможении опустил голову и закрыл глаза.

– Ну не может твой хозяин подойти к тебе сейчас! – в отчаянии произнесла она. – Что я ещё могу сделать тебе?

Бока животного медленно и неровно вздымались и опадали.

Миресса протянула руку, чтобы поправить неловко изогнутую шею чудовища и нечаянно поранилась об один из его многочисленных шипов. На запястье выступило несколько капель крови. Ноздри грозного хищника затрепетали, он даже приоткрыл глаза и глянул на столь вожделенные капли.

– Тебе нужна кровь, чтобы восстановить силы? – тихо шепнула девушка виверне. – Я позволю тебе взять немного, только, давай, не будем сознаваться твоему хозяину, хорошо? – и она поднесла пораненное запястье к пасти страшного чудовища.

Сайтос сделал несколько аккуратных глотков, поднялся на ноги и смог сам забраться в приоткрытую дверь мобиля.

– Вот и хорошо. Отдыхай, набирайся сил. А я, пожалуй, пойду домой, тоже отдохну, – и Миресса ушла.

***

Приведённые Эвардом маги тщательно обследовали всю мастерскую безумного изобретателя. Узлы и агрегаты, любовно расставленные им на верстаках и полках, может, и представляли какой-то интерес для техников, но, к сожалению, не имели никакого отношения к порталам. Тетради, которые лежали на его рабочем столе, содержали либо записи из других областей знания, либо их страницы были тщательно вымараны, либо попросту вырваны. А в самой свежей из них было всего две фразы. "Даже и не пытайтесь. Я подготовился".

– На данном этапе мы можем только ждать, – развёл руками один из прибывших на помощь магов, – госпожа Раленетта тихая и спокойная, но она не из тех, кто так просто сдаётся.

Может, Эвард и был не согласен с его доводами, но и сам не мог предложить ничего дельного.

Осталось решить судьбу Диураны. В душе всё ещё жило желание оставить её на суд жителей Паэнты. Но, какая бы она не была, но она его родственница. И Эвард лично договорился с главной жрицей всеблагой защитницы Миссы, что девочку поместят в один из дальних горных храмов с целью обретения душевного здоровья. А для того, чтобы жрицы усерднее следили за ней и не позволили сбежать и наделать глупостей, сделал внушительный взнос и в столичный храм главной жрицы, и в горную обитель.

Оставалось только ждать…

ГЛАВА 15

Ева медленно приходила в себя. Она полусидела на какой-то скамеечке, мимо равнодушно пробегали люди, а рядом с ней хлопотал Торейз.

– Ну вот, всё нормально, очнулась, что же ты такая слабенькая, – говорил он ей.

– Напьются, а потом валяются посреди улицы! Бедным ветеранам и отдохнуть негде! Все лавочки займут проклятые алкаши! – раздался откуда-то сбоку скрипучий старческий голос.

– Сгинь, старая клюшка! – обернулся в ту сторону Торейз.

– Ещё и наркоманы! – продолжал вещать недовольный старческий голос, удаляясь.

– Господин Торейз, где мы оказались? – смогла выговорить Ева.

– Нор, обращайся ко мне Нор, – попросил её Торейз.

– Почему?

К шуму в голове примешивался навязчивый шум улицы. Видимо, совсем рядом пролегала дорога, и по ней в обе стороны несся нескончаемый поток механических монстров. Они ревели, рычали, а иногда и противно выли сиренами, и всё это источало премерзкий запах.

– В нашем мире не приняты такие витиеватые обращения, как "господин", мы живём гораздо проще… Ева.

– В вашем мире… Значит, нас обоих перенесло в ваш мир. А Фостер. Где Фостер!? Он же был со мной!

– Кажется, он не перенёс перемещения. Его состояние было ещё хуже, чем твоё, Ева, – равнодушно ответил изобретатель.

– Фостер!

Ева огляделась по сторонам. Сквозь чахлые кусты просматривался нескончаемый поток несущихся в несколько рядов мобилей, за ними закрывали небо громады зданий, одно выше другого. Мир мобилей и жутких каменных коробок, в которые заходили озабоченные люди, а другие, не менее озабоченные, выбегали оттуда.

– Фостер, я должна найти Фостера! Немедленно пойдёмте туда, где вы оставили его!

– Да зачем он вам нужен, Ева! Никчёмный балласт. Скорее всего, его уже нет в живых, – пытался убедить девушку Торейз.

– Я. Хочу. Видеть. Фостера, – выделяя каждое слово, проговорила Ева. – Хотя, что же это я!

Она сотворила жест активации, и на коленях появилось безвольное тельце фамильяра. Осторожно, двумя пальчиками, девушка ощупала его.

– Бьётся! Сердце бьётся! – Ева облегчённо вздохнула, не глядя, протянула руку к Торейзу и произнесла: – Нож!

– Что? – не понял он.

– Дайте мне нож! – нетерпеливо повторила девушка.

– Помилуйте, где же я его возьму?! Зачем беднягу резать на виду у всех? Не проще ли было оставить спокойно помирать там, где лежал?

– Господин Торейз! – Ева недобро глянула на мужчину, – Фостер – мой фамильяр, я должна его спасти, без него моя магия сойдёт на нет, а не ради моих ли магических способностей я оказалась в этой зловонной механической клоаке?

– Ну что вы так, Ева. Вы же видели, что это ваша сестрица подстроила вам это путешествие!

– Сейчас не стоит начинать этот разговор. Где я могу напоить кровью своего фамильяра? – девушка прямо смотрела в глаза собеседника.

– Напоить кровью? – на последнем слове его голос сорвался.

– Да, забери вас тьма! – не выдержала Ева. – Или вы сейчас же поможете его спасти, или я превращу остаток вашей жизни в бездну!

Глядя в потемневшие глаза, Торейз стушевался. Он отчётливо понял, что слова девушки не являются пустой угрозой. На мгновение та самая бездна, которую так искренне пообещала ему Ева, отразилась в её взгляде. Да, никогда не стоит забывать, что перед тобой находится маг. Хуже него может быть только маг в отчаянии.

– Идёмте ко мне в мастерскую, она недалеко! – проговорил он.

Ева встала со скамьи, крепко прижала к себе безвольное тельце и последовала за мужчиной. Вскоре, сделав несколько поворотов, они оказались в тесном пыльном дворике. Мужчина открыл металлическую дверь, прорезанную в более большой, и завёл Еву в некоторое подобие его мастерской в Паэнте. Здесь было сравнительно чисто, и не было лишних глаз. Уже в который раз девушка надрезала свою ладонь, приоткрыла рот бессознательного фамильяра и стала вливать ему по капле свою кровь. Понемногу он стал глотать, затем слабо шевельнул лапами, а, придя в себя, принялся вылизывать порезанную ладонь. Краем сознания Ева отметила, как рядом рухнуло что-то тяжёлое, подняла взгляд, увидела, что это упал впечатлённый видом кормления хозяин помещения, и продолжила поить розового. Слизав всё до капли, Фостер заснул на руках у своей хозяйки.

– Господин Торейз, хватит валяться! – окликнула слабо пошевелившегося мужчину Ева. – Мне необходимо накормить Фостера и перевязать ладонь!

Торейз поднялся и сел на продавленный диванчик, около которого он упал.

– Сейчас. Сейчас, – повторил он. – Странные у вас отношения с этой тварюшкой. И часто вы так? – он неопределённо повёл рукой.

– Приходилось. Я уже привыкла. – Ева решила не открывать собеседнику сведений о её взаимоотношениях с фамильяром. Чем меньше об этом известно Торейзу, тем больше простора для действий будет у неё в будущем. У неё крепла уверенность, что не просто по прихоти недалёкой Диураны, они оказались в этом неуютном мире. У изобретателя было время, чтобы переговорить с девочкой.

– Итак, вы предоставите моему фамильяру еду? Или я продолжу кормление?

– Нет! – Торейз встрепенулся. – Я сейчас же бегу в магазин за продуктами! Вы сможете сами перевязать порез? – осторожно спросил он, подавая Еве коробку, в которой лежали бинты, какие-то пузырьки и упаковки.

Пока девушка обрабатывала рану, он умчался. До прихода хозяина Ева успела оглядеться. Небольшое помещение было сплошь заставлено какими-то станками, на верстаках лежали инструменты и промасленные детали, некоторые из них были припорошены давней пылью, а вот некоторые смотрелись как новенькие. Дальний угол был затянут невзрачной серой шторой. За ней находились диванчик, столик около него и небольшой пустой шкаф в рост человека, в нём на белой тарелочке лежало давно заплесневевшее и совершенно высохшее неидентифицируемое нечто. Похоже, здесь учёному не единожды приходилось проводить свои ночи. Около диванчика была дверь, заглянув за которую, девушка нашла "удобства", мало чем отличающиеся от таких же в её мире. Да, есть вещи, одинаковые во всех мирах.

Ева перенесла сладко спящего розового на диван и продолжила осмотр. Что же её зацепило? Заготовки! Новые, не запылённые заготовки. "Я уже переслал в мой мир все документы и заготовки, которые могут понадобиться мне дома". Именно это сказал Торейз перед отправкой. Значит, те детали, на которых нет следов застарелой пыли, переброшены из мира Евы. Переброшены сюда, в эту мастерскую. Но это означает, что портал выходил именно сюда? Но как же она оказалась в том чахлом парке на облезлой скамье? Ох, что-то вы темните, господин Торейз. И девушка стала оглядываться в поисках места, где они появились. Эвард не бросит их, он призовёт лучших умельцев, которые быстро наладят поломанный Диураной механизм и сам лично появится здесь. Не хотелось бы долго ожидать его в этом неприспособленном помещении, но это будет самый простой выход из ситуации.

Осмотрев мастерскую магическим зрением, Ева заметила остаточные следы магвоздействия в углу, там, где сейчас находился какой-то заведомый хлам. За рассматриванием этого хлама Торейз и застал девушку. Он поставил на столик за шторкой два объёмных пакета и вернулся к Еве.

– Что вы с таким интересом рассматриваете, Ева?

– Господин Торейз, скажите, как мы очутились в том парке?

– Нас выбросило порталом, – неубедительно начал он.

Ева медленно и глубоко вздохнула.

– Ноирит, вы восхищаетесь моим аналитическим умом, неужели вы полагали, что я не смогу сделать определённых выводов?

– О чём это вы? – попытался отвертеться от ответа мужчина.

– Портал должен быть привязан к какой-то точке в вашем мире. И эта точка привязки определённо не скамья в парке. Портал фонит остаточной магией. Это раз. И он был здесь! – Ева указала на кучу хлама. – Я не смогла бы призвать своего фамильяра, если бы он был далеко. Это два. По дороге от скамьи сюда мы кружили вокруг большого здания, чтобы увеличить путь. Это три. Вы утащили меня в парк, а затем, пока отвлекали меня, кто-то разрушил точку привязки, чтобы мой жених из моего мира не мог попасть сюда, это так?


– Я всё больше восхищаюсь вашим умом, Ева. Приятно иметь дело с таким высококлассным специалистом.

– Я не желаю иметь никаких дел с таким непорядочным человеком, как вы, господин Торейз.

– А у вас нет иного выхода, – мужчина улыбнулся. – Вы не знаете реалии моего мира, у вас нет денег, документов, в конце концов. А без документов у нас никуда, – гаденько ухмыльнулся он. – Даже гадалки на рынке, и те имеют всегда при себе паспорт! Ева, зачем вам возвращаться в тот отсталый мир! Вы увидели только малую толику тех чудес, которые нам предлагает техника! А сколько их здесь! Таких, о которых в вашем мире и догадаются-то не скоро. Связь, транспорт, медицина! А когда мы с вами отправимся в следующий мир, что нас ожидает там?! Неужели вам неинтересно, Ева? Попасть в мир, где техника настолько развита, что уже превращается в магию. Вы же в душе такой же исследователь, как и я! Ваше знание магии и моё – техники, это же идеальное сочетание! Вместе мы победим пространство и само время!

– Вы одержимы, Ноирит.

– Да, я одержим! Одержим благородной идеей овладения порталом для путешествия по кольцу миров! Подумайте только! Я и вы будем владеть этими порталами! Тот, кто владеет коммуникациями, владеет миром. А в нашем случае всеми мирами, Ева! В какой мир вы хотите попасть?

– Я хочу немедленно попасть домой. Я отказываюсь сотрудничать с вами, если вы не поможете мне и Фостеру попасть в мой мир!

– Вы сможете попасть туда сами. Но только в том случае, если нам удастся создать универсальный портал путешествия между мирами. Вы отправитесь назад, в свою Паэнту, – здесь Торейз презрительно скривил губы, – а я вперёд – на покорение новых миров! Я должен пройти их насквозь и стать всемогущим!

– Ноирит, вы безумны, – прошептала Ева.

– Каждый гений немного безумен! Мы живём в иных сферах, нежели простые обыватели! Именно доли безумия вам и не хватает для того, чтобы стать гениальной, Ева! Как жаль, что это не передаётся, как инфекция, с этим нужно родиться! Уж я бы постарался заразить своим безумием и вас!

Кажется, глаза разошедшегося учёного горели без наличия какой-либо магии.

– Что вы ждёте от меня? – попыталась охладить его пыл Ева.

– Вот это уже конструктивный разговор. Я не требую от вас немедленной совместной жизни, хотя, конечно же, не откажусь, если вы в будущем захотите иметь гениального ребёнка. А прямо сейчас вы можете ознакомиться с моими расчётами и попытаться добавить в них магическую составляющую. Нам необходимо упростить конструкцию портала. А сделать это можно только с помощью магии.

– И где же вы возьмёте магию? Кто зарядит магической энергией накопители? – поинтересовалась Ева. – На меня не рассчитывайте, я очень слабый маг. Те накопители, что я отдала вам дома, стоили мне очень дорого, – решила немного слукавить она.

– Это уже моя забота, вы думайте над своей частью задачи, – осадил её Торейз.

В это время за шторой завозился проснувшийся Фостер, и Ева побежала к нему. Розовый подозрительно обнюхал продукты, вытащенные Евой из принесённых столь гостеприимным хозяином пакетов, и, тяжело вздохнув, принялся есть.

– Он что, всегда столько жрёт? – поинтересовался мужчина, когда Фоська закончил трапезу, прикончив почти половину из принесённого.

– Либо вы обеспечиваете меня и моего фамильяра приличным питанием и жильём, – девушка красноречиво оглядела жалкий уголок отдыха, – либо ни о каких договорённостях не может быть и речи.

– Без него никак? – попытался сопротивляться Торейз.

– Никак! – отрезала Ева. – Считайте, что Фостер и я – одно целое! И ещё. Нам необходимо гулять на природе. Эти жуткие камни давят и на меня, и на моего фамильяра.

– Где же я возьму вам природу? – растерялся мужчина.

– Лучше всего – горы! – добила его собеседница.

– Пойдёмте, я провожу вас в мою квартиру, – вздохнув, проговорил Торейз.

Ева взяла на руки задремавшего после обильного обеда Фостера и направилась за своим провожатым. Квартира находилась неподалёку и состояла из небольшого холла, спальни и крошечной кухни. Сразу же пришлось открыть все окна, чтобы прогнать застоявшийся запах давно не используемого жилья, в комнаты тут же ворвался уличный шум. Девушка поморщилась. Как же они живут? Шум, вонь, скученность. И это Торейз считает за блага технически развитого мира? Да ещё и рвётся дальше. Воистину безумец безумен во всём.

– Благодарю, Ноирит, – отвлеклась от раздумий Ева, – можете принести нам продукты, ваши черновики и быть на сегодня свободны. Я немного отдохну, а потом займусь делом.

– Но… я рассчитывал жить в своей квартире, – начал было Торейз.

– Где, здесь? Помилуйте, в этом пространстве тесно даже мне и моему фамильяру! – безапелляционно заявила девушка. – Впрочем, у вас есть вариант отправить нас за город, мне претят эти шум и вонь.

– Ладно, оставайтесь, – сдался хозяин. – Я подумаю, что можно сделать.

И он ушёл, хлопнув дверью громче, чем нужно. Ева устало присела на диван в холле. Не считая того, что она пребывала на территории безумца, этот раунд остался за ней. Прямо сейчас им не грозит непосредственная опасность, Торейз не предъявляет немедленных матримониальных претензий, и пообещал предоставить ей свои расчёты. А самое главное, он даже не подозревает о том, что она может значительно увеличивать свою магическую энергию. Для этого только и нужно, что выбраться на простор и пролететь на драконе, после чего построить портал в свой мир, опираясь на его же расчёты, и… счастливо оставаться, господин путешественник!

Ева уже успела навести порядок в холостяцкой квартирке Торейза, когда он заявился туда с каким-то патлатым пареньком, оба были гружёные пакетами с продуктами и связками тетрадей.

– Вот, это вам для работы, – они с облегчением бросили на пол стопки тетрадей, от которых в воздух поднялись облака пыли, – это наши расчёты, завтра принесём ещё. Это продукты, их нужно сложить в холодильник, – и мужчина показал на шкаф, стоящий на кухне, – обживайтесь, не будем вам мешать. Я думаю, Ева, вы понимаете, что сбегать не в ваших интересах, – добавил мужчина перед уходом.

Ева кивнула. Она рассматривала этот вариант, но сочла невыгодным. Здесь есть крыша над головой и пища. Возможность спокойно рассчитать портал домой. Нет, так просто эти хмыри от них с Фоськой не отделаются. После того, как мужчины ушли, Ева направилась на кухню. Скоро проснётся маленький обжора и потребует ужин.

Она уже приготовила рагу из курочки с овощами, умопомрачительный запах от которого заполнил всю квартирку, а Фоська всё спал. Странно, это так непохоже на него. Он никогда не пропускал такое важное мероприятие, как ужин. Девушка взяла обжаренную куриную ножку и прошла в комнату, где спал розовый. Она поднесла аппетитный кусочек к самому носу своего фамильяра, тот немного пошевелил ноздрями и продолжил спать. Здесь Ева заволновалась уже не на шутку. Совершенно нетипичное поведение для него. Что же случилось? Пришлось легонько встряхнуть засоню. Фоська проснулся и ожидаемо потянулся за едой. Ну вот, всё нормально. Они прошли на кухню и плотно поужинали. Судя по аппетиту, с розовым всё нормально. Пожалуй, он съел даже больше, чем обычно.

После ужина Фостер умудрился задремать прямо за столом, при этом чуть не свалился с кресла, на котором сидел.

– Устал, малыш? – Ева подхватила сладко посапывающего фамильяра и унесла его в спальню, где уложила на софу, служащую постелью хозяину этих апартаментов.

Сама же взяла первую, показавшуюся ей более старой связку тетрадей, и ушла на кухню знакомиться с расчётами безумного гения. Сказывалось ли напряжение предыдущих дней, или тяжёлый переход в новый мир, но её тоже клонило в сон. Ева отложила тетради, помылась в крохотной душевой и отправилась спать, приспособив в качестве ночной сорочки одну из рубах гостеприимного хозяина. Она подвинула вольготно развалившегося Фостера и легла рядом, даже приобняла его, чтобы наверняка ночью пообщаться с Горденом. Им было, что обсудить – без его магической силы побег домой был невозможен.

Каково же было удивление девушки, когда она проснулась поздним утром от стука в дверь. Ева давно уже не просыпалась так поздно, да и голодный Фоська не позволял пропускать завтрак. Она надела найденный в вещах Торейза халат и пошла открывать, рассчитывая, что это пришёл сам изобретатель или его сподвижники с обещанными черновиками.

– О! Девушка! – вместо приветствия услышала она от молодого человека, стоящего за дверью. – А я уж думал, что Нор только по мужчинам. Я не сильно помешал? Я Трэд, ваш сосед. Вечером слышал, как шумела вода у вас в душевой, вот и пришёл навестить соседа, заодно и стрельнуть сигаретку-другую. Эх, косячка-то уж у вас точно нет?

Ева не знала, что такое косячок, но, на всякий случай, сказала, что у неё нет ни косячка, ни сигарет.

– Хотя… косячок, пожалуй, не нужно, – проговорил Трэд, глядя за спину девушки и задумчиво почёсывая в затылке, – кажется, меня ещё не отпустило.

Ева оглянулась – в дверях спальни стоял Фоська и зевал во всю пасть.

– Это мой котик, – пояснила она.

– Ну да, котик, – сосед согласно кивнул, а потом заржал и ушёл, не простившись.

Ева и розовый согласованно прошли на кухню, где дружно позавтракали омлетом с чем-то, отдалённо напоминающим колбасу. Чтобы привести себя в работоспособный вид, девушка выпила субстанцию, пахнущую кофе. М-да, вот они прелести технического прогресса. Ну да ладно, у вас свои игрушки, а мы вернёмся к своим! И она опять села за тетради, с возрастающей тревогой отметив, что Фоська свернулся клубочком прямо в кресле на кухне и опять заснул.

Ева просидела за расчётами почти до вечера, отвлекшись только на обед и то, чтобы встретить Торейза и получить от него ещё пару запылённых стопок тетрадей. Фостер просыпался, плотно ел и засыпал опять. Это уже начинало беспокоить его хозяйку. Что же с фамильяром не так? Ударился головой при переходе? Или всё гораздо хуже, и он не может существовать в этом мире? Ночью нужно не проспать и обязательно выспросить Гордена о самочувствии.

Но ночь опять прошла спокойно, дракон не побеспокоил Еву. Неужели он опять не хочет с ней разговаривать?

– Господин Торейз, – сказала она на следующий день посетившему её учёному, – мой фамильяр странно себя ведёт, как вы сами заметили, он только ест и спит.

– Ну, то, что он ест, я очень даже заметил. Сам каждый день таскаю вам по несколько пакетов с продуктами! – перебил её хозяин квартиры.

– Мы будем рады избавиться от вашего гостеприимства, только намекните, и мы исчезнем из вашей жизни! – осадила его Ева. – Итак, позвольте, я продолжу. Фостер спит всё свободное от еды время. А это ненормально. Он спит, а с ним теряются те крохи магии, что у меня есть. Мне нужны кое-какие материалы, чтобы сделать амулет, поддерживающий его нормальное состояние. И магические накопители.

– Э, Ева, зная вашу изобретательность, я подозреваю, что вы собираетесь избавиться от моего гостеприимства. Нет, как и договаривались – вы помогаете рассчитать стабильный действующий универсальный портал в другие миры, и только потом я не препятствую вам попасть обратно.

– Но Фостер, он…

– Наука не может развиваться без жертв! – патетично заявил Торейз. – Вы понимаете, что её жертвами уже стали люди! Мои соратники и друзья, между прочим! Ради их памяти я должен продолжать дело! Может, у вас приуменьшится магия, но голова останется на плечах в любом случае. Работайте, – буднично добавил он и вышел.

Ева лихорадочно перебирала тетради спятившего гения. После последнего разговора стало ясно, что ради своей цели он не остановится ни перед чем. Что ему какой-то непонятный розовый. Торейз готов идти по трупам.

Весь день ушёл на то, чтобы прикинуть теорию перемещения. Перемещения в свой мир. А вы, господин сумасшедший гений, оставайтесь в своём. Получалось, что переместиться можно без всяких механических приспособлений. Магия заменит их. Но нужна энергия. Очень много энергии. Несколько десятков накопителей, таких, которые стояли в портале Торейза. Их можно сделать. Но где достать материалы? Торейз безумец, но не идиот, он сказал, что Ева не получит ни готовые накопители, ни материалы, чтобы их сделать.

А Фоська спал. Просыпался, плотно ел и снова засыпал. Это подстёгивало девушку работать ещё быстрее. Она бы не ложилась всю ночь, оттачивая до совершенства теорию своего портала, но была острая необходимость переговорить с драконом, узнать, как его самочувствие? И… есть ли он ещё. Или остался только розовый?

***

Для того, чтобы проснуться ночью, если Фостер всё же превратится в Гордена, Ева придумала нехитрую конструкцию. Она связала шнурком передние и задние лапки своего спящего фамильяра, а конец верёвки привязала к своему запястью. Если маленький Фоська превратится во сне в здорового мужика, то верёвки обязательно натянутся, и рука хозяйки дёрнется. Оставалось надеяться на свой чуткий сон. Или на то, что Горден разбудит её, как раньше. Ева уже была согласна и на поцелуй, лишь бы блудный дракон появился.

Сквозь сон Ева почувствовала, как дёрнулась рука, к которой была привязана верёвка, девушка хотела перевернуться и спать дальше, но что-то массивное помешало это сделать. Горден, значит, он всё же превратился. Ева хотела отчитать безответственного мужчину, соответствующие слова уже были готовы сорваться с её губ, но тут она заметила, что дракон спал. Смешно свернулся калачиком, натянув крепкий шнур, и спал. В свете небольшого ночника стали заметны заострившиеся черты его лица, тёмные прямые ресницы немного вздрагивали во сне, в такт им шевелились губы. Захотелось провести по ним пальчиком, но нет, это неприлично по отношению к спящему.

– Горден, Горден! – позвала его Ева. Мужчина не ответил.

Тогда она взяла его за плечо и тряхнула, потом ещё и ещё. Тот нехотя раскрыл сонные глаза.

– А, Ева, опять снишься? – пробормотал он и опять провалился в сон.

Именно тогда Ева испугалась не на шутку. Она уже достаточно изучила человеческую ипостась своего фамильяра, чтобы понять всю необычность такого поведения закоренелого ловеласа. Девушка кое-как размотала мешающие веревки, уселась на спящего верхом и принялась хлестать его по щекам. Голова безвольно поддавалась пощёчинам, но дракон продолжал спать.

– Ах, ты так!

Ева склонилась к безмятежному лицу и применила последнее, радикальное средство. Она обхватила голову мужчины руками, машинально отметив, какие же у него мягкие волосы, провела языком сначала по верхней, а затем по нижней губе, потом ещё раз, затем просунула язык между ними, губы Гордена вздрогнули, и он ответил на поцелуй. По отвердевшей плоти под ней девушка поняла, что он проснулся окончательно. Она не заметила, когда дракон овладел ситуацией, но почему-то не могла помешать ему. А мужчина уже накрыл её своим телом и продолжал осыпать поцелуями лицо, шею и грудь. Последние крохи разума гасли в этом безумии.

– Ева, моя Ева, ты опять снишься мне! – прошептал Горден.

Одна его рука поддерживала девушку под голову, а другая путешествовала под её рубашкой, оставляя на коже осязаемо горящие следы. Если немного подвинуться вот так, то… стоп! Для чего это всё затеяно!? Ева с трудом смогла высвободиться из жарких объятий.

– Нет, Горден, нет! Остановись, это не сон!

Мужчина на миг замер, приподнялся на локтях, несколько мгновений посмотрел на девушку сверху, а затем улёгся рядом, подложив под голову руку. Долгое время он молчал.

– Горден, ты не спишь? – Ева первой начала разговор.

– Нет, – и опять молчание.

– Горден, ты, пожалуйста, не обижайся на меня. Но ты спал и спал. И Фоська всё время спит. А одна я не смогу вытащить нас отсюда!

Мужчина приподнялся на локте и внимательно огляделся.

– Так, а теперь расскажи подробнее, где мы, что с нами, и почему мы не можем отсюда выбраться.

И Ева рассказала дракону о событиях последних дней, присовокупив к рассказу свои соображения по поводу того, почему он впадает в спячку.

– Я думаю, что ты, как существо магическое, не можешь существовать в этом мире торжества техники. Ведь магия здесь почти отсутствует. Вот ты и впадаешь в спячку. Не помогает даже обильное питание, которого тебе было достаточно в моём мире.

– Кстати, о питании. А не перекусить ли нам?

– Ты первый раз пытаешься поесть в своей человеческой ипостаси, – заметила девушка.

– Ну что, меня здесь покормят? Я голоден, как дракон!

Ева нашла в шкафу брюки Торейза, бросила их на кровать и ушла на кухню, чтобы Горден мог одеться. А он проводил печальным взглядом уходящую девичью фигурку, одетую лишь в одну мужскую рубаху.

– Что-то мелковат наш похититель, – скептически проговорил мужчина, появляясь на кухне, где Ева сноровисто заставляла стол продуктами из холодильника. Брюки Торейза туго обтягивали его зад, а низ еле прикрывал икры.

Горден придвинул к себе полную салатницу и блюдо с котлетами, поискал глазами столовые приборы и, не найдя оных, принялся есть ложкой. Ева пила чай и не мешала ему насыщаться, она периодически пододвигала новые тарелки, которые очищались драконом с завидной скоростью. После того, как стол опустел, девушка решила достать из холодильника мороженое, когда же она повернулась к мужчине, он допивал чай из её чашки. Непрошенная слезинка побежала по щеке.

– Ева, почему ты плачешь? Тебе жалко чай?

– Нет, Горден. Нет, не жалко. Ты пей, я налью ещё. И тебе и себе.

За стеной затренькала гитара.

– Этот чудак ещё и музицирует? – поинтересовался мужчина.

– Нет, Торейз не живёт с нами, это сосед. Славный парень, он мне понравился.

– И почему я не удивлён? У тебя, Ева, все люди славные, даже если они закидывают тебя в другой мир!

– В каждом человеке можно найти что-то хорошее! – не согласилась девушка.

– Пойду искать что-нибудь хорошее в нашем музыканте, – проговорил Горден и быстро вышел.

Только после того, как он скрылся за дверью, Ева вспомнила, что мужчина не может существовать вне зоны её видимости.

– Стой, Горден! Подожди же! – запоздало крикнула она и стала ждать, когда же на кухне появится розовый.

Фостер всё не появлялся. Неужели остался на месте превращения? Ева подбежала к двери, затем, заметив себя в зеркале холла, вернулась, быстро накинула халат и выбежала на площадку. Дверь в соседнюю квартиру была приоткрыта. Оттуда доносились ленивые аккорды и мужской разговор. Кажется, это были голоса Гордена и Трэда. Ева нашла мужчин на кухне. Один перебирал гитарные струны, а другой с остервенением бил по краю стола сушёной рыбиной.

– О, Ева! Наш сосед Трэд замечательный человек! – радостным восклицанием встретил её Горден. – Он сказал, что видел в нашей квартире розового кота с огромной пастью и крыльями, и это хит из коллекции его глюков! А потому мы теперь его лучшие друзья, и он готов оказать нам любую помощь.

– Спасибо, Трэд, – поблагодарила щедрого соседа Ева, – возможно, мы воспользуемся вашим предложением. Горден, – обратилась она к дракону, – ты опять убежал от меня.

Горден поднялся с колченогого стула и обнял девушку за плечи.

– Не может долго без меня, – пояснил он соседу, увлечённо терзающему струны, – ты уж прости, брат, наше дело молодое, поговорим в другой раз! – и вышел вместе с Евой.

– Как ты мог так рисковать! Ты же мог превратиться обратно в Фостера! – отчитывала Ева дракона, когда они вернулись к себе.

– Ева, оглядись – мы в реале! И на мне твой амулет. И он полон!

– Действует! Мой амулет действует! Ты – человек! Человек!

– Вообще-то, я дракон, – поправил её Горден.

– Дракон, не дракон, какая разница! Амулет действует! – и Ева бросилась к Гордену на шею.

Мужчина обхватил её руками и покружил по комнате.

– Конечно, действует, его же делала моя Ева, – шепнул он. – Предлагаю ещё зарядить его – для профилактики! – голова Гордена склонялась всё ниже.

Так легко было убедить себя, что этот поцелуй необходим для пользы дела. Ну, он же действительно необходим! И чем больше сносит голову от ощущений, тем больше энергии получает амулет Гордена. И так легко забыть, что эти ощущения – всего лишь кровная связь мага и его фамильяра. Необходимо как можно быстрее разрывать её, иначе…

– Эвард!

Мужчина прервал поцелуй.

– Опять Эвард!

– Что опять! Ну что опять! – за нападками Ева пыталась скрыть свою беспомощность от накатывающих чувств. – Эвард мой жених! И мы обязательно поженимся, как только я смогу вернуться домой! А заряжать амулет необязательно поцелуями, можно и полетать.

– Конечно, полетать, – согласился дракон. – Итак, уточни, пожалуйста, что тебе нужно для построения портала?

– Вот это конструктивный разговор, – Ева изо всех сил старалась, чтобы её голос звучал буднично и по деловому.

Ничего, вот разорвётся эта кровная связь, и сердце станет на место, и не будет так больно щемить в груди от вроде бы обычных слов и поступков дракона. Она прикрыла глаза. "Всё получится, у меня всё получится!"

– Конечно, получится. Я не сомневаюсь, – ответил на её мысли Горден. Или это было произнесено вслух? – Что, говоришь, необходимо для портала? Прорва энергии?

– Да. Энергии потребуется много. Это первая проблема. Вторая проблема – нам негде её хранить.

– Дракон – сама магия!

– Дракон, это да. Но, чем больше масса перемещаемых тел, тем и этой самой энергии требуется больше. Сколько, говоришь, весит твой дракон?

– Вот как? И что же делать?

– В идеале мне лучше всего перемещаться с Фостером, как мы и прибыли сюда. Но всё равно нужны магические накопители. А их Торейз мне не даст. Он сумасшедший, но не дурак. Понимает, что я могу сбежать от него, – ответила Ева. – И нашим несомненным козырем является то, что он даже не подозревает о тебе и о том, что мы можем зарядить их.

– Ты считаешь, что они есть у этого хмыря?

– Должны быть, но он не даст даже пустые, да что накопители, даже материалы для их изготовления!

– Значит, не даст, – задумчиво проговорил мужчина. – А где он их хранит?

– Горден! – возмутилась Ева. – Воровать нехорошо!

– Конечно, нехорошо, ещё как нехорошо воровать собственные вещи! Хорошо воровать людей и их ни в чём неповинных и беспомощных фамильяров!

– Это дракон-то беспомощный?! – поинтересовалась Ева.

– Беспомощный – то несчастное розовое создание, с которым этот негодяй умыкнул тебя! Признайся, он предлагал тебе избавиться от него?

Девушка неловко промолчала.

– Значит, предлагал, – сделал вывод дракон. – Ты не возражаешь, если я переночую у Трэда?

В квартире была всего одна пригодная для сна софа. И если Ева уютно чувствовала себя в ней с Фостером, то делить постель с драконом не хотелось.

– Поступай, как считаешь нужным, – ответила она и удалилась в спальню.

ГЛАВА 16

Мужчина некоторое время гремел тарелками на кухне, потом хлопнула входная дверь, и всё стихло. Через некоторое время Еве удалось заснуть. Ей снился сон. Они с Горденом валялись в душистом стоге сена посреди ромашкового поля и заряжали, заряжали, заряжали магические накопители. Вдалеке слышался крик Трэда: "Драпать надо!" А дракон отвечал ему: "Без невесты не уйду!" От криков Ева проснулась. На улице ещё только рассветало, а её будил Горден.

– Ева, нет времени рассказывать всё подробно! Вот в этом мешке то, что нам с Трэдом удалось забрать у того чудика! Одевайся, забирай всё, что может тебе пригодиться и отправляйся с Трэдом на его мотике, там место только для двоих! – с этими словами мужчина снял со своей шеи амулет.

Дракон ещё успел вложить его в ладонь девушки, но уже в следующее мгновение пошёл рябью, и перед Евой хлопал глазами розовый Фостер, путающийся в брюках хозяина квартиры.

Ева была не из тех людей, которые с охотой и с удовольствием поддаются панике. Так, что сказал Горден? Одеваться и брать самое ценное? Она быстро надела свой костюм, в котором прибыла в этот мир. Что может быть ценного у неё? Ну, конечно же, расчёты! Так, быстро скидать свои тетради в мешок, который бросил на пол Горден. Жаль, не войдут тетради самого Торейза. Оставить ему? Как бы не так! Ева забежала в ванную, закрыла сливное отверстие и стала стаскивать туда тетради сумасшедшего учёного. Сидите дома, господин Торейз. Миры обойдутся без вас. Яркая искра магического пламени соскочила с её пальцев на старые ссохшиеся тетради, и они дружно занялись огнём.

– Что, ещё и дом подпалим? – весело спросил появившийся в дверях сосед.

– В доме люди, и они ни в чём не виноваты, – ответила Ева, проверяя, не осталось ли какого клочка бумаги, который может помочь Торейзу в восстановлении его расчётов.

Нет, самая важная часть их была собрана в мешок, а всё остальное дружно пылало в ванной комнате. Убедившись, что огонь достаточно повредил записи, девушка открыла кран горячей воды.

– Трэд, мы уходим? – спросила она зачарованно глядящего на клубы дыма и пара мужчину.

– Что? – очнулся от созерцания он. – Да, пора сматываться. Гор сказал, что выберется сам и просил мне помочь вывезти тебя. Эх, завидую же я ему! Отхватил такую клёвую невесту! Идём!

С этими словами он подхватил с пола тяжёлый мешок и направился к выходу. Ева взяла на руки успевшего заснуть Фоську и быстро последовала за ним.

Когда они вышли во двор, стали слышны вой сирен и испуганные крики людей неподалёку.

– Сейчас здесь станет совсем жарко! – обрадованно проговорил Трэд и подошёл к чёрному блестящему сооружению на двух колёсах, чем-то напоминающему мощного быка. – Мой мотик! – мужчина ласково погладил спину хромированного чудовища, перекинув ногу, ловко оседлал его, примостил мешок перед собой и кивнул Еве на место позади себя.

Девушка не стала показывать, что видит такое чудовище впервые и уселась туда, куда указывал лихой сосед, разместив между ним и собой спящего розового. Она не совсем понимала, для чего это нужно, но сочла, что хозяину виднее. Трэд снял с рога монстра и протянул Еве странный расписной горшок, в который она уже хотела уложить Фоську, но заметила, как мужчина надевает себе на голову такой же, превратившись в странное чудовище.

– Надевай шлем и срываемся, иначе заметут!

Только Ева пристроила шлем на голове, как монстр под ними взревел и сорвался с места. Девушка еле успела ухватиться за водителя. Они выбрались на уже заполненные транспортом улицы равнодушного города. Юркий мотик обгонял важно едущие большие мобили, иногда останавливался, чтобы пропустить поток других не менее важных мобилей, иногда проскальзывал в опасной близости от их металлических боков, и Ева успевала услышать начало пожеланий, несущихся в их сторону из открытых окон. ИТогда из-под шлема Трэда слышался издевательский хохот, и их транспорт ещё увеличивал скорость.

Езда на этом маленьком юрком, но таком мощном мобильчике, как его определила для себя Ева, отдалённо напоминала полёт на драконе. Тот же ветер, скорость, то же ощущение полёта, только… чего-то не хватало. Единения? Желания объять весь мир? Хотя, повизжать тоже можно.

***

– Это наш лагерь, – несколько часов спустя знакомил Еву Трэд с их новым пристанищем в лесу неподалёку от заросшего камышами и осокой озера. – Мои друзья не такие учёные как мой бывший сосед, но они никому не причиняют вреда, живут в своё удовольствие и не мешают жить другим.

– Это Ева и её розовый кот, – представил он девушку нескольким подошедшим парням и девчонкам, – она невеста моего друга, он попросил приютить их. Руки не распускать, Рика! – прикрикнул он на странное чумазое создание неопределённого пола с длинными волосами, заплетёнными в мелкие косички, и одетое в широченные засаленные штаны и рубаху.

– А я чего? Чужая, значит, чужая, – примирительно согласился Рика. По голосу Ева всё же решила, что это, скорее, мужчина, чем женщина.

Ева огляделась. Лагерь располагался под кронами густых деревьев. Под одним из них стоял низкий дом с почти плоской крышей, на которой вольготно росла густая трава. Под другими в произвольном порядке были раскиданы полотняные домики неброских расцветок и обыкновенные шалаши из веток. В некоторых из них шла очень даже активная жизнь. Кто-то скороговоркой декламировал стихи, кто-то тихонько выл, а из одного шалаша раздавались сладостные стоны сразу нескольких человек, и никто в лагере не обращал на это внимания.

– Можно разместиться в бараке, – Трэд кивнул в сторону длинного неказистого дома, – там всегда есть свободные нары, но сейчас тепло, и будет лучше занять свободный шалаш, или построить свой, если свободных нет. Эй, Рика, свободные хаты есть?

– Вон там свободно, – указал Рика на шалаш около густых кустов акации. – Но зачем тебе искать свободную хату? Ренда опять поругалась с Саком и живёт одна. Ты же знаешь, только намекни, и она примет вас обоих. А ты привёз чего-нибудь?

– Нет, прости, брат, пришлось быстро драпать, и сюда мы приехали отсидеться.

– Ну нет, так нет, у нас и своя травка неплохая выросла, – покладисто согласился Рика.

Трэд провёл Еву к пустующему шалашу, принёс туда же её мешок, пообещал нарезать свежих веток и скрылся между деревьями. Да. Какая же разница! Огромный город с его вонью и бездушными коробками высоток и этот лагерь наркоманов с их почти животным отношением к жизни. Живи сам так, как хочешь, и не мешай другим жить так, как хотят они. Хотя, запашок, конечно, есть и здесь. И Ева принялась за уборку. Она сгребла все прелые ветки, листья и подозрительное тряпьё, оставшееся от прежних хозяев жилья, и вытащила всё наружу. Потом нужно будет спросить у Трэда, можно ли это сжечь.

– Ну покрасила в розовый цвет, это я ещё понимаю, но зачем пришила крылья? – спросила рыжая девица, долгое время разглядывающая Еву и её фамильяра.

На подошедшей были, как бы это сказать, ну очень короткие брюки, едва прикрывающие ягодицы и яркая полоска ткани, небрежно обёрнутая вокруг полной груди.

– Здравствуйте, я Ева.

– То, что ты Ева, знают уже все. Я – Ренда, живу вот там, – и она показала на палатку, стоящую неподалёку. – Ну и зачем ты присобачила коту крылья?

– Присобачила коту? – переспросила Ева. – Ах, крылья! Красиво же! – она расправила одно розовое крылышко.

– Это да, красиво, в глюке такое не словишь, – согласилась Ренда. – Ты как, одна перекантуешься до приезда твоего парня или сразу переселишься к нам с Трэдом? Я не в обиде, что он с тобой был, ты не парься, всё нормально!

Ева сочла за лучшее не оправдываться перед девушкой Трэда, а попробовать наладить с ней отношения.

– Трэд замечательный парень, – заметила она, – он помог мне и моему парню сбежать от одного сумасшедшего, и мы очень ему за это благодарны.

– Что, уже познакомились? – к ним подошёл герой с охапкой свежих еловых веток.

Трэд скинул ветки около шалаша и обнял Рэнду, по-хозяйски засунув руку в её короткие брючки. Девушка с готовностью повисла у него на шее, и они слились в жарком поцелуе. Когда они стали лихорадочно расстёгивать застёжки на брюках друг у друга, Ева предпочла заняться благоустройством своего нового жилища. К счастью, мужчина подхватил свою даму и понёс в палатку, на которую ранее указывала Рэнда.

На несколько часов Ева осталась в одиночестве. Она выстелила свежими ветками пол шалаша, затем проверила содержимое мешка, который принёс ей Горден. Вот они, накопители, которые она отдала Торейзу! Разряженные, но это уже не проблема. Пара полётов, и можно строить портал. Немного грыз червячок сомнения, а хватит ли их энергии. Всё же портал придётся делать из магических линий, а не материальный, как у Торейза. Решено: дракон будет перемещаться в своём самом мелком виде, и тогда у них должно получиться.

Её всё больше беспокоил вопрос, чем же она будет здесь кормить Фостера. В лагере жили милые гостеприимные люди, но что-то не похоже, чтобы у них наблюдался переизбыток еды. Фоська уже давно съел пару пачек сухариков, которые они успели прихватить с собой и всё настойчивей требовал ещё, тем более, от барака доносился манящий запах мясной каши.

Ближе к вечеру около её шалаша появилась Рэнда.

– Трэд спит, – пояснила она, – пойдём перекусим.

Ева подхватила нетерпеливо повизгивающего розового и пошла следом за новой знакомой.

– У нас по простому, – объясняла меж тем та, – кто что добыл, то и тащит в общий котёл, сегодня вот мясом пахнет, значит, шикуем. Чаще наша пища бывает куда скромнее, ну да мы не притязательные. Травку и свободу имеем, а это главное. Затянешься? – Рэнда протянула дымящуюся сигарету.

– Нет, нет! – Ева даже отшатнулась. – Я не могу!

– Что, ждёшь прибавления? – собеседница понятливо кивнула на живот.

Чтобы избежать излишнего гостеприимства, пришлось неопределённо кивнуть.

– Это правильно, нам нужны здоровые деточки, – одобрила Рэнда.

С новыми друзьями было легко, они, если и задавали вопрос, то, не получив ответ, сами придумывали его, не заставляя ничего выдумывать и изворачиваться. Все сидящие за столом с восхищением наблюдали, как Фоська доедает третью чашку наваристой каши и начали делать ставки, осилит ли он четвёртую. И победители, и проигравшие радовались, как дети, когда он вылизал чашку после пятой добавки. Посидев для приличия ещё немного, Ева, немного стушевавшись, попросила у Рэнды какие-нибудь брюки, а получив их, поблагодарила хозяев, подхватила осоловевшего фамильяра и отправилась с ним в выделенный им шалаш.

В шалаше она с волнением надела на Фостера амулет, который ей отдал дракон перед превращением. Мгновение – и перед ней появился Горден.

– Это что за стоны? Ты притащила меня в бордель? – был его первый вопрос.

– Нет, это палаточный лагерь, и привёз нас сюда Трэд по твоей просьбе, – терпеливо пояснила Ева. Она торопливо отвернулась и протянула мужчине выпрошенные у Ренды брюки. – А теперь расскажи, от чего мы так быстро бежали?

– Ева, ты не возражаешь, если мы пройдёмся немного в сторону от этого лагеря? А то эти звуки, знаешь ли… отвлекают от серьёзного разговора! А ещё неплохо было бы чего-нибудь съесть.

– Горден! Фостер только что съел пять – целых пять! – чашек каши. Наши гостеприимные хозяева, конечно, улыбались, глядя, как он доедал последнюю, но, думаю, им будет не до улыбок, если я приведу к ним ещё и голодного дракона.

– Где, говоришь, мы находимся? В лесу? – Горден выглянул из шалаша. – Вот и хорошо. Прогуляемся, заодно и ужин поймаем.

Ева подхватила мешок с магическими накопителями и последовала за ним.

– Горден, – обратилась она к мужчине после того, как стихли все звуки из лагеря, – расскажи, что случилось после того, как ты ночью ушёл к Трэду.

– А что случилось? Посидели мы с ним, я посетовал, что Торейз украл у нас с тобой кое-что, из-за чего мы не можем попасть домой. Дружище Трэд предложил помощь. Мы с ним и отправились в мастерскую к этому… путешественнику, чтоб его!

– И что? Что дальше?!

– А что дальше? Мастерскую-то мы нашли, благо, Трэд бывал там не раз! Усыпил я Торейза покрепче, а вот что искать толком ни Трэд, ни я не знаем. Ну, я сгрёб в мешок все побрякушки, от которых хоть немного фонило магией, и собирались мы уже тихо отбыть восвояси, как я подумал, а стоит ли оставлять этому захухрику все его наработки. Вынесли мы его тихонько под чистое небо – не изверги же! – и подпалили мастерскую! Жаль только, что тетради в квартире сжечь не догадался!

Ева споткнулась.

– Что? Плохо видишь в темноте? Я могу понести тебя, – предложил Горден.

– Ты лучше следи, чтобы ничего не выпало из мешка, – осадила его девушка. – А тетради в квартире я сожгла!

– Ну надо же, какое единение мысли! – расхохотался дракон.

– Горден, а куда мы идём? – поинтересовалась Ева.

– Ищем полянку побольше: дракон хочет есть и зарядить амулет, и что там ещё у нас? – он погремел содержимым мешка. – Ты не боишься драконьей охоты?

– Выдержу, – коротко ответила девушка.

Вскоре нужная полянка была найдена. Горден вышел на свободное пространство, широко раскинул руки, вдохнул полной грудью, и вот уже на его месте стоял красавец-дракон. Он приподнялся на мощных лапах, расправил крылья и игриво боднул Еву в плечо, приглашая занять место на его спине. Девушка уже привычно забралась по протянутой лапе и устроилась поудобнее. Дракон оттолкнулся и взлетел ввысь. Сделал пару кругов над лесом, сориентировался и полетел туда, где меньше всего мелькали огоньки человеческого присутствия.

Примерно через час лёту траектория его движения изменилась, и он пошёл на снижение. Ева предусмотрительно покрепче обхватила мощную шею и даже прикрыла глаза, и не напрасно. Видимо, убедившись, что она крепко держится, Горден резко спикировал вниз, затем, почти коснувшись лапами земли, опять взлетел, но только лишь для того, чтобы найти ровное место и приземлиться там. Девушка осторожно покинула свой транспорт. А дракон опять улетел, оставив её наедине с тушей оленя. Вскоре к оленю прибавилась пара его собратьев, и охотник счёл свою миссию выполненной. Он повернулся так, чтобы Ева не видела его пиршества, и принялся за еду. Некоторое время слышен был только хруст костей. Лес молчал. Учуяв присутствие огромного хищника, смолкли и затаились все ночные звери и птицы вокруг. Позже они придут поживиться остатками, а пока по-своему радовались, что сами не стали его добычей.

Ева села в сторонке и тоже терпеливо ждала, пока её дракон насытится. Она не заметила, когда Горден обернулся и подошёл.

– Испугалась? – тихо спросил он.

– Нет. Я понимаю, что такое огромное тело нужно кормить, – просто ответила девушка. – Ты уже поужинал? Мы должны отправляться в обратный путь, иначе скоро нас застанет рассвет. А я не думаю, что летящий дракон такое уж распространённое явление в небе этого мира.

Дракон подождал, когда Ева разместится на спине, когтями ловко подцепил оставшуюся тушу оленя и направился обратно в лагерь, пролетел над ним, почти касаясь своими крыльями верхушек деревьев, и аккуратно сбросил добычу в центре поляны. Затем нашёл свободное от деревьев место, приземлился там, подождал, пока пассажирка достигнет твёрдой земли и обратился.

– Хорошо прогулялись! – подытожил он.

– Да, теперь возвращаемся, отдыхаем, и уже утром попробуем построить портал. Твой постоянный голод может стать для нас проблемой.

– Какая проблема?! Мы так славно поохотились!

– Вот и оставайся здесь, развлекай местную публику своими полётами, а меня ждёт жених и работа!

Так беззлобно переругиваясь, они шли к лагерю.

– Горден, – обратилась к дракону Ева, – меня уже давно занимает вопрос. Почему, когда ты обращаешься из дракона, вся одежда остаётся на тебе, а у Фостера – нет?

– Ева, драконы настолько магические существа, что сохранение одежды при превращении происходит само собой, этому мы учимся ещё в детстве.

Горден улыбнулся, представив отца после ритуального обращения в День Единения на центральной площади перед толпами своих подданных. Он, конечно, ещё очень даже ничего, но, право же, не стоит так впечатлять публику.

В лагере они обнаружили, что возле туши сброшенного драконом оленя собралось несколько человек.

– Если чудище небесное глюк, то и этот олень тоже глюк! – доказывал собравшимся свою правоту Рика, широко размахивая руками.

– Что случилось? – невинно спросил Горден, выходя из зарослей.

– Рика опять переполошил всех, говорит, что с неба спустилось чудище и сбросило на поляну эту тушу, – объяснили ему.

– О! Замечательный олень! Давайте освежуем его и попробуем, привиделся он нам или существует на самом деле! – предложил спутник Евы.

Стоящие рядом замялись.

– Ты это, сам-то свежевать умеешь? – спросили его.

– Если дадите нож.

К Гордену тут же протянулись несколько ножей. Мужчина скептически осмотрел их все, затем со вздохом выбрал один и принялся ловко разделываться с тушей. Было заметно, что делает он это далеко не в первый раз. На расстеленной шкуре рядком появлялись аккуратные куски. Ева оставила дракона в окружении почитателей, а сама отправилась спать. День получился очень насыщенный.

***

Наутро Ева проснулась в тесных объятиях Гордена. Так было уютно с ним. Такое умиротворение вокруг. Снаружи оглушительно пели птицы, солнечные лучи всё настойчивее пробирались сквозь кроны деревьев. Вставать и заниматься порталом определённо не хотелось. Хотелось, чтобы это мгновение длилось вечность.

– Рай!

– Что? – переспросила она.

– Рай в шалаше, – шепнул на ухо дракон.

– Горден, – Ева с неохотой выбралась из его объятий и села, – ты же понимаешь, что на нас действует кровная связь. Так уж получилось, что кровью я напоила тебя несколько раз. Разорвать эту связь, я думаю, будет трудно, но не невозможно.

– Просто связь фамильяра и его хозяина? – Горден тоже сел.

– Да! – как можно убеждённее сказала Ева. – Стоит разорвать её, и к тебе вернутся прежние привязанности и привычки! Но для этого нужно вернуться в мой мир. Я не очень сильна в подобном, нужно почитать литературу и провести специальный ритуал. А потом ты сможешь отправиться домой.

– В любом случае здесь нас ничего не держит, позавтракаем, и можно отправляться по домам.

– Конечно, как же без завтрака, – грустно улыбнулась Ева.

– Эй! Я полночи возился с тушей оленя! Имею я право на небольшой кусочек?!

– Конечно, имеешь.

Быстро умывшись в озере, они приняли самое деятельное участие в приготовлении и, конечно же, поглощении жареной оленины. Насытившись, Ева и Горден стали прощаться с жителями лесного лагеря. Они поблагодарили их за гостеприимство, отказались от предложения доставить их до ближайшей трассы и скрылись в лесу.

Ева долго выбирала место для построения портала. Наконец, они вышли к старой, давно заброшенной дороге и пошли по ней, пока не нашли ровный участок без трещин.

– То, что нужно, – наконец решила девушка.

Она быстро начертила схему захваченным в лагере угольком и разложила в узловых точках магические накопители, предварительно запрограммировав их на самоуничтожение после полной разрядки, это уже для того, чтобы они не попали в излишне любопытные руки.

– Горден, – смущённо обратилась она к мужчине, – ты слишком магически массивен, энергии накопителей может не хватить для переноса. Ты не будешь возражать…

Дракон молча поставил мешок у её ног и снял амулет. Через мгновение у ног Евы сидел нахохлившийся Фостер. И тут перед девушкой стала сложная задача. Для построений линий портала требовались обе руки. Если мешок ещё можно было пристроить за спиной, то как быть с фамильяром? В конце концов, она просто разместила его за пазухой. Фоська немного повертелся, устраиваясь поудобнее, и затих. Пушистый комочек приятно щекотал кожу. Но не стоит отвлекаться. И Ева начала построение портала. Чёткими уверенными движениями она выводила светящиеся линии, призывая энергию из накопителей. Вот в образовавшейся арке уже стали видны очертания её кабинета. Скоро можно будет сделать тот единственный шаг и оказаться дома. Энергии не хватило самую малость, накопители полностью исчерпали себя, и портал схлопнулся.

Ева в отчаянии села прямо на землю, поджала к груди колени, потревожив недовольного Фоську, и спрятала в ладони лицо. Отрешенно она слышала, как трещат и разваливаются добытые с таким трудом накопители. Она могла бы сделать новые. Но где и из чего? Оставаться здесь дальше опасно. Фостер всё время спит, ему явно не хватает магических сил, а дракона нужно кормить и постоянно восстанавливать его магическую энергию. И так до тех пор, пока его не заметит кто-нибудь более адекватный, чем обкуренный Рика. Способ получить энергию для перемещения без накопителей есть. Но это будет нечестно по отношению к Эварду. Да что говорить, это полностью перечеркнёт их отношения. На одной чаше весов её счастливая жизнь с Эвардом, а на другой – её смешной розовый фамильяр Фоська. Горден. Отъявленный ловелас и, по совместительству, дракон. Ева вздохнула, вытащила из-за пазухи недовольного фамильяра и надела на него амулет.

– Ну как? – спросил через мгновение Горден. Затем оглянулся и сказал: – Понятно. Попробуем ещё раз? – и стал деловито надевать отложенные в сторону брюки.

– Накопители, я сама разрушила накопители, – с тоской произнесла Ева, не поднимая головы.

– Зачем?

– Их нельзя было оставлять в этом мире.

– Понятно, – повторил дракон, – и всё же я не верю, что у тебя не найдётся в запасе пары вариантов нашего спасения.

– Я вижу только один вариант, – тихо созналась она.

– Отлично, ухватимся за него. Какой?

Ева подняла голову, силясь ответить, но не смогла, только почувствовала, как густая краска залила её лицо.

– Понятно, – в третий раз констатировал мужчина. – Что, неужели я так тебе противен?

– Мы не можем оставаться здесь! Иначе… не можем, и всё! –резко закончила девушка.

– Да, ладно, не скрывай, я понимаю, что именно я тот ненужный балласт, который только мешает тебе, и если бы не я, ты уже была бы дома. А знаешь? Давай действовать порознь! Ты сама по себе, а я сам по себе. Ты вернёшься к Торейзу, скажешь, что тебя похитили. К счастью, во время пожара в мастерской меня заметили, и тебе могут поверить. Быстро соберёшь несколько накопителей, и вернёшься домой. А я обойдусь без тебя! Я, знаешь ли, тоже не просто балласт, а дракон, как-никак! Сам справлюсь, если мне не мешать!


Сказав это, Горден развернулся и быстро направился в лес. Несколько мгновений Ева сидела в оцепенении, глядя в ту сторону, где он исчез за деревьями, а потом встрепенулась, подхватила мешок с записями и побежала вслед за мужчиной.

– Стой, Горден, стой! Не уходи! Не бросай меня!

В ответ не шелохнулась ни одна веточка. Ушёл.

– Горден! Я люблю тебя! – крикнула она на весь лес и тяжело опустилась на траву.

Слёзы душили её. Ушёл. Обиделся и ушёл. Ушёл, прекрасно зная, что не сможет долго существовать без неё. Амулет разрядится, Горден превратится в Фостера, и всё…

– Ну что ты плачешь, тебя кто-то обидел? – Горден ласково погладил Еву по волосам.

– Ах ты, гад ползучий! Ящерица летучая! Моль недобитая! – Ева с остервенением колотила мужчину кулаками по груди.

– А моль-то почему? – спросил он, ловя её руки и нежно целуя сбитые костяшки.

– Потому что не добили, – убеждённо ответила девушка, следя за тем, как всё ближе приближается лицо мужчины к её лицу, а его губы потихоньку прикасаются к мокрым от слёз щекам.

И не заметила, как её руки легли на мужские плечи, кто первый потянулся к губам другого, и кто с кого срывал одежду. Никогда ранее она не испытывала такого желания. Мир просто исчез во вспышке. Не осталось ничего. Горден ласкал её, и она ласкала Гордена, и просила: "Ещё!" А когда мужчина замер, Ева поцеловала его и со словами: "Прости!" – сняла с него амулет.

Поднялась. Надела слегка изодранный костюм. Закинула за спину мешок. Засунула за пазуху розового. И начала строить портал. Чёткие линии сияли даже днём. Вот появились очертания её рабочего кабинета, вот они обрели плотность, и Ева сделала шаг.

ГЛАВА 17

В кабинете царила тишина. Все бумаги лежали на своих местах. Ева нашла в ящике стола свой артефон и набрала номер мэрии.

– Энгиста? Здравствуйте, это Евлаисия Раленетта, вы не могли бы сообщить господину Преттеру…

– Вернулась!!! – раздался радостный вопль. Уж чего-чего, но такого от уравновешенной госпожи Бедроуз Ева точно не ожидала.

Не прошло и пяти минут, как перед домом Евы раздался шум мотора, и в дверь прорвалась целая толпа народа. Сам мэр, его дочь Миресса, Риколик и Энгиста почти полностью заполнили небольшую гостиную. Они заговорили все разом. Из общего радостного гомона Еве удалось понять, что её пытались вернуть, но после их такого неожиданного отбытия установка "негодяя Торейза" развалилась на части, и лорд Дастен умчался в столицу, чтобы привезти оттуда лучших магов и с их помощью попытаться вернуть свою невесту. Скоро они должны прибыть в Паэнту. А мы верили, что госпожа Раленетта справится, и не нужны никакие знаменитые маги.

Сработал артефон связи. Гости мгновенно замолчали, а затем, когда поняли, что это звонок от Эварда, вообще вышли из комнаты.

– Здравствуй, дорогой. Да, вернулась. Нет, не пострадала. Да, вернулась сама. Почти. Прости, я очень устала. Конечно, нужно поговорить. Жду.

Этот короткий разговор дался на удивление тяжело. Даже искажённый артефоном голос Эварда излучал радость. Чего не скажешь о Еве. Она была настолько опустошена, что не испытывала ожидаемого счастья. Да, оказалась дома. Да, всё закончилось. Но какой ценой? Как обозначить цену тому, что она была вынуждена сделать? Необходимость? Неизбежность? Отголоски каких эмоций плещутся в ней до сих пор? Просто ли от остаточного стресса её так трясёт сейчас?

– Госпожа Ева? – в комнату вошла Миресса. – Папа с госпожой Энгистой и Риколиком уехали в мэрию, а я осталась узнать, не нужна ли вам какая-нибудь помощь.

– Спасибо, Миресса. Если тебе не трудно, покорми, пожалуйста, Фостера. Кажется, он уже на кухне. А я приму ванну.

С этими словами Ева ушла к себе в комнату. Набрала полную ванну горячей воды, добавила расслабляющего масла и с наслаждением погрузилась в воду. Думать не хотелось. Вернее, так – хотелось не думать. Но мысли лезли и лезли в голову. Действительно ли не было другого выхода для того, чтобы переместиться домой? Может, стоило подождать, и Эвард пришёл бы за ней? И самая назойливая мысль. А было ли в её жизни что-нибудь лучше того спонтанного соития с Горденом? Притупятся ли когда-нибудь воспоминания о том безумстве? Перестанет ли когда-нибудь гореть кожа в тех местах, где он прикасался, забудут ли губы прикосновения его жадных губ? И было ли это безумством или всё же запланированным накоплением магической энергии, как хотелось бы убедить в этом Гордена и, прежде всего, себя?

Полежать в ванной и расслабиться не получилось. Мысли лезли и лезли в голову. А лучший способ избавиться от ненужных мыслей в голове, это занять её нужными. И Ева выбралась из воды, оделась и прошла в свой кабинет, чтобы поработать. Нужно было рассчитать портал для Гордена.

– Госпожа Ева! Папа велел вам отдыхать! – пыталась возмутиться через пару часов её помощница.

– Я и отдыхаю, Миресса, – ответила ей Ева. – За работой я отдыхаю душой.

– Вам пришлось очень тяжело? – сочувственно спросила помощница.

– Тяжело? – переспросила Ева. – Да. Очень. Мне и сейчас тяжело. Работа мне помогает забыться.

– Он… он издевался над вами, госпожа Ева?

– Ну что ты, Миресса! Кроме того, что Торейз не хотел отпускать нас, других хлопот он не доставил.

– Вас? – не поняла собеседница.

– Ну да, нас. Мы же попали туда с Фостером.

– Ах, ну да! Конечно же, с Фостером. Мы привыкли, что он неотъемлемая часть вас самих, госпожа Ева, и воспринимаем вас, как одно целое.

– Отъемлемая, очень даже отъемлемая, Миресса. Сейчас я как раз занимаюсь тем, чтобы разорвать нашу связь.

– Но разве возможно разорвать связь мага и его фамильяра?

– Такие случаи очень редки, но они описаны. Я должна сделать это! – ответила Ева и опять принялась за расчёт портала.

Через некоторое время Миресса простилась с хозяйкой кабинета и ушла домой, а Ева продолжила. К рассвету расчёт портала был готов. Оставалось самое сложное. Найти описание того, как разорвать связь со своим фамильяром, провести ритуал и отправить Фостера домой.

Проснулась Ева от лёгкого поцелуя в лоб.

– Горден, перестань! – проговорила она, не открывая глаз.

– Кто такой Горден? – перед кроватью на коленях стоял Эвард и нежно касался её волос.

– Долго рассказывать, – вздохнула Ева, – и… я не хочу.

Она поднялась, нашла в шкатулке обручальное кольцо и протянула его жениху.

– Эвард, я освобождаю тебя от обязательств по отношению ко мне! Я тебя не достойна, – её голос дрогнул.

– Я тебе не верю! – лицо Эварда превратилось в отчуждённую маску.

– Придётся поверить. Ты знаешь, я никогда не обманывала тебя и сейчас не хочу этого делать. Я тебя не достойна.

– Ева, ты можешь рассказать, что случилось? Что этот негодяй сделал с тобой!?

– Случилось то, что случилось, и я не хочу об этом вспоминать. Пожалуйста, ради того хорошего, что всё же было у нас, не требуй от меня ответов! Можешь сам назвать причину разрыва нашей помолвки, я подтвержу любую. Прости.

– Любимая, я понимаю, ты в шоке от того, что произошло. Я дам тебе время подумать. Я подожду. И, если нужна помощь в чём-либо, то помогу, – Эвард опустился в любимое кресло Гордена.

Тьфу, опять Горден! Нет его. Есть ненужный фамильяр, связь с которым необходимо разорвать и отправить его восвояси.

– Помощь? – Ева встала с постели, закутавшись в одеяло. – Помощь мне может понадобиться. Я хочу знать всё о том, как разорвать связь со своим фамильяром. Упоминания об этом очень редки. Мне бы хотелось просмотреть то, что имеется на этот счёт.

– Ты хочешь отказаться от своего фамильяра и вызвать нового? – поинтересовался Эвард.

– Да, именно так, вызвать нового.

– Я помогу. Я во всём тебе помогу. И оплачу нахождение в стенах академии, пока ты занимаешься новым расчётом.

– Этого не нужно, у меня достаточно денег. Буду благодарна, если ты поможешь зарядить магические накопители для… для одного эксперимента.

– Надеюсь, это не портал в мир Торейза? – улыбнувшись, спросил Эвард.

– Нет, это не портал в мир Торейза, – ровно ответила Ева.

Из кухни всё явственней доносились аппетитные запахи. Там хозяйничали Миресса и Фоська. Эвард, а через некоторое время и Ева присоединились к ним.

– Чем же ты так не угодил своей хозяйке, недоразумение? – поинтересовался Эвард у сосредоточенно уничтожающего мясные рулетики Фоськи.

Тот недовольно глянул на мужчину и, на всякий случай, загородил спиной свою тарелку от подозрительного незнакомца.

К вечеру мэр Преттер подписал Еве отпуск на неопределённое время по личным обстоятельствам. Проводить её пришли половина населения города. Эвард стоически размещал в багажнике своего мобиля подношения, которые всё несли и несли для Фостера его поклонники. На удивление удачно решился вопрос с невестами. Миресса и госпожа Бедроуз продолжат приём заявок от желающих выйти замуж по расчёту. Они будут снимать с девушек магические мерки, а затем посылать данные в столицу Еве, где она и будет проводить эти самые расчёты и пересылать их обратно. Правда, Мирессе самой скоро предстояло ехать учиться, и в академии она обязательно ещё встретится с Евой. Но к тому времени, либо госпожа Энгиста научится сама делать замеры, либо, к великой радости и надежде горожан, вернётся сама маг-аналитик.

Итак, последние слова прощания сказаны, последние пакеты с едой помещены в стазис и прибраны, Ева заняла место рядом с Эвардом, а Фостер забрался к ней на руки, предварительно недовольно оскалившись на флегматичного Сайтоса. Мобиль тронулся. Закрылся ещё один этап в жизни Евы. Этап, который, как она когда-то наивно надеялась, будет самым тихим и безмятежным в её жизни.

***

По дороге в столицу Эвард не требовал от Евы никаких объяснений, и девушка была благодарна ему за это. Ей ещё самой только предстояло разобраться в себе, в своих чувствах и в содеянном. Как должное, бывший жених воспринял и просьбу Евы отдельной комнаты в гостинице, где они остановились на ночь.

Мужчина рассказал, что кабина, в которой Ева и Торейз переместились в его мир, рассыпалась на его глазах. Тетради, которые так любезно оставил ей Торейз, оказались либо безнадёжно испорчены чернилами, либо не несли никакой важной информации, как ни старались их прочесть лучшие столичные магистры. Конечно, его мобиль и все агрегаты, находящиеся в мастерской, ещё будут долго изучаться соответствующими специалистами, но, скорее всего, и они ничего не подскажут нового. Эвард со смущением вынужден был признать, что они не смогли бы пробить портал в мир Торейза. И что самостоятельное возвращение Евы можно считать большой удачей.

Про свои тетради Ева не вымолвила ни слова. Достаточно того, что только один нечистоплотный человек смог воспользоваться идеей межмировых порталов. Хорошо, что все его записи уничтожены. Вот отправит Фостера домой и тоже уничтожит свои тетради. Не принесёт это знание добра.

Уже подъезжая к Миссате Эвард завёл разговор об их помолвке.

– Ева, я понимаю, что ты испытала большой шок в мире Торейза. И очень сожалею, что ты не желаешь разделить со мной свои проблемы. Это означает только одно: ты больше не доверяешь мне так, как прежде. Но ты должна помнить, я рядом. Ты сама признаёшь, что моя помощь может пригодиться, – он даже приостановил мобиль и повернулся всем корпусом к девушке. – Зарядить накопители, получить разрешение в закрытую часть библиотечных хранилищ. Нам не единожды ещё придётся встречаться. Согласись, для тебя же будет проще, если окружающие будут продолжать считать нас женихом и невестой. Я помогу тебе снять отдельный домик, вечерами мы будем посещать театры или просто прогуливаться. Люди сочтут, что у нас всё, как прежде. А я буду надеяться. Надеяться на то, что время лечит.

Девушка выслушала эту горячую и явно продуманную речь, не нашла ни одного довода против и сочла за лучшее согласиться. Сам Эвард не сделал ей ничего плохого. Он согласен ждать. Дал время. Стоит разорвать эту кровную связь, и всё вернётся на свои места? Можно ли склеить то, что было? Можно ли простить измену? Ева вздохнула. Возможно, когда-нибудь она найдёт в себе силы и расскажет ему всё. А пока. Пока это только её воспоминания, и она не желает ни с кем ими делиться.

В столице им удалось найти небольшой домик совсем рядом с академией. Пусть плата за него была высокой, но в кои-то веки Еву не волновал денежный вопрос. Господин Никоис скрупулёзно, до последней монетки, перечислил оплату на её счёт, и Еву можно было теперь считать вполне финансово состоятельной девушкой. А ещё её уже ждала первая партия заказов на расчёты, присланная из Паэнты. Заработок обещал быть стабильным.

Как только Ева заселилась в своём новом жилище, к ней примчалась Аурания. Подруга расцвела. Из бледной, озабоченной только учёбой и экзаменами адептки она превратилась в красивую, уверенную в себе женщину. Да, лишний раз можно было убедиться, что любовь творит чудеса.

– Ева! Я так рада, что ты смогла приехать на нашу свадьбу! Конечно, она не будет зрелищем на всю Миссату и её окрестности, как твоя, но нам с Гираном будет приятно, если на ней смогут присутствовать лучшие друзья.

– Я так рада за тебя, Аури, – искренне порадовалась Ева.

– Ну, рассказывай, как у тебя дела? Не выдержала разлуки и прилетела к своему ненаглядному? – нетерпеливо тормошила её подруга.

– Понимаешь… – на этом Ева осеклась. Конечно, Аури её лучшая подруга, и они никогда-никогда не имели друг от друга секретов. Но Горден просил. Он не хочет, чтобы кто-то знал о нём. –Я не могу рассказать. Это не моя тайна, – резко закончила она.

– О-оо, и эта тайна разбила тебе сердце? А как же…

– Аури, мне сейчас очень тяжело. Пожалуйста, не пытай меня ни о чём!

– Хорошо, – согласилась подруга, – но когда плотину прорвёт, помни, что я первая на роль жилетки. Ты всегда можешь поплакаться, и сразу станет легче!

– Аури, ты такая счастливая, от твоего счастья светится всё вокруг. И мне, правда, стало легче. Спасибо, – поблагодарила её Ева.

– Не забывай, я ещё и целитель, – улыбнулась Аурания.

К вечеру подруги распрощались. Ева решила приступить к выполнению заявок, которые ей прислали из Паэнты. С завтрашнего дня она получит разрешение на посещение закрытого фонда академии, и времени для работы будет меньше. А ещё. Ещё она ждала, пока на кровати заснёт недовольный Фостер. Он уже давно бросал на хозяйку призывные взгляды. Нет, не о чем им разговаривать ночами. Всё уже решено. Портал рассчитан, амулет ждёт своего часа, дело осталось за малым – разорвать столь тягостную связь. Девушка дождалась, пока фамильяр заснёт и осторожно перенесла его в приготовленную корзинку.

***

Со следующего утра Ева приступила к поиску книг, в которых упоминалось о разрыве связи маг-фамильяр. Упоминания встречались, но крайне редко. Все источники откровенно советовали просто физически избавиться от неугодного. Так было намного проще. Правда, существовало такое понятие, как откат. Смерть фамильяра не самым лучшим образом сказывалась на маге-хозяине. Именно поэтому рекомендовалось как можно скорее вызывать себе нового. Много пустых рассуждений об этике и полезности подобного шага. И ни одного дельного совета, как же подступиться к разрыву связи. С чего начать? Хотя бы небольшой намёк. К концу второй недели бесплодных поисков в одном тяжеленом фолианте, написанном от руки на тонкой телячьей коже, Еве удалось найти ссылку на ещё более древнюю работу, в которой якобы описывались некоторые из ранее употреблявшихся, но ныне успешно забытых обрядов тёмной магии, основанных на крови.

– Эта книга из запрещённого фонда, Евочка, –по старой памяти обратился так к ней господин Вертрь, сморщенный старичок-библиотекарь, – такие находятся только в императорской библиотеке. Знаю, девочка, знаю, ничего худого ты не замышляешь, но здесь помочь я тебе не смогу, – и он беспомощно развел руками, в которые, казалось, навеки въелась вездесущая библиотечная пыль.

Только через неделю Эварду удалось достать для Евы допуск к закрытому фонду императорской библиотеки, и девушка переместилась туда. Здесь ей улыбнулась удача. В обещанном фолианте разрыву кровной связи посвящался целый раздел. Отлучение от рода, отлучение детей от родителей, адептов от храмов и им подобные тёмные ритуалы не привлекли её внимание. Ева сразу перешла к страницам с описанием разрыва кровной связи с фамильяром. Схемы и таблицы на хрупких старинных страницах не всегда были понятны, но Ева исправно запоминала то, что есть, переписывала формулы, чтобы потом из этого составить своё заклинание. Её волновал вопрос, а имело ли значение то, сколько раз маг-хозяин поил своего фамильяра кровью? Нужно ли один раз проводить ритуал, или всё же было три привязки? Это предстояло решить уже только ей самой. Ответ на этот вопрос книга не дала.

– Ценю не только вашу любознательность, но и порядочность, – сказал ей при расставании хранитель императорской библиотеки, – я знаю о вашем пытливом исследовательском уме, тем не менее, вы, госпожа Раленетта, просмотрели только те разделы, которые касаются непосредственно поданного вами запроса. Надеюсь, что когда-нибудь хранилища императорской библиотеки пополнятся и вашими трудами, – и он внимательно глянул на посетительницу.

– Всё возможно, магистр Зайдес, – ответила ему Ева и быстро попрощалась. Она не готова была делиться своими сведениями о порталах даже с императором.

***

И снова Ева приступила к расчётам. Ещё несколько раз она посещала императорскую библиотеку и уточняла детали будущего ритуала. Так и осталось невыясненным, сколько же раз придется его проводить, поэтому, как настоящий учёный, она готовилась к худшему развитию событий, когда придётся пройти все три круга.

Изредка Эварду или Аурании удавалось вытащить её на короткую прогулку, а после Ева опять допоздна сидела за расчётами. Дожидалась, пока Фоська заснёт, переносила его в корзинку и забывалась сном без сновидений.

– Ева, как же дорог должен быть тебе этот розовый, чтобы ты пошла на такое? – удивлялась Аурания в один из вечеров, когда ей удалось силой вытащить подругу из дома.

Они неспешно шли вдоль небольшого озера в городском парке. Отяжелевшие к осени утки важно плавали вдоль берега, милостиво принимая бросаемые гуляющими горожанами лакомые кусочки. Ласковый и пока ещё тёплый ветерок срывал первые жёлтые листья с веток недовольно шумевших деревьев. Лето осталось в прошлом. Какое бы оно ни было, но оно прошло. И уже никогда не вернётся. Следовало наглухо закрыть эту страницу в жизни. Расстаться со старым фамильяром и призвать нового. Не мантикору и не виверну, нет, Ева призовёт себе среднего или даже слабого фамильяра. Например, кота. Или лисицу. Как оказалось, не в магической силе счастье. Стоп! Кажется, мысли опять уходят ни туда, куда нужно, и Ева принялась усиленно раскидывать крошки от батона в воду, да так, что утки дружно шарахнулись в стороны.

– Фостер – живое существо. Он стал частью моей души. Я не могу тебе сказать больше, это не моя тайна. Просто поверь, что я должна отпустить его. И, Аури, я буду тебе благодарна, если ты, как целитель, поприсутствуешь при проведении ритуала разрыва связи.

– Ева! Это может быть опасным? Что может быть такого в этом розовом комочке, что ты идёшь на это?!

Ева промолчала.

К началу занятий в академии схема проведения ритуала была составлена и несколько раз проверена. Эвард договорился с ректором Амвридиусом о том, чтобы ритуал разрыва связи проводился в зале возрождения академии, а не в домике Евы, как она планировала изначально. Ровный магический поток и готовая плита для нанесения символов должны были помочь ей в достижении цели.

И вот назначенный час икс настал. К удивлению Евы в зале возрождения присутствовали не только Эвард и Аурелия со своим фамильяром Летти, но и ректор, библиотекарь Вертрь, магистр Зайдес и ещё один мужчина в маске, пожелавший остаться неизвестным. Препятствовать их нахождению в этом зале девушка не стала. Все они, кроме загадочного незнакомца, против которого не возражал сам Амвридиус, принимали кто косвенное, а кто и самое непосредственное участие в разработке предстоящего ритуала. Скрывать от них Ева ничего не собиралась, а потому спокойно приступила к начертанию на плите первых магических линий.

После того, как рисунок был готов, она поместила в его центр Фостера, обездвижила его, достала острый ритуальный нож и полоснула себя по руке. Алая кровь с шипением побежала по бороздкам рисунка. Когда последняя линия напиталась кровью, Ева закрыла глаза и начала читать заклинание. Уже заканчивая, девушка поняла, что связь осталась. Она всё так же чувствовала лёгкий испуг и недоумение Фостера. Мановением руки стерев прежний рисунок, Ева принялась к исполнению второго, опять напитала его кровью, опять поместила в центр Фостера, опять закрыла глаза и начала читать второе заклинание. Даже находясь в центре магического круга, она чувствовала, что силы покидают её. А связь. Связь с фамильяром осталась. Сейчас от него шли волны паники и накатывающей слабости. Сквозь нарастающий шум в ушах пробивался ропот, поднявшийся на скамьях зрителей. Что-то кричала Аурания. Хорошо, что магический полог надёжно отделял магический источник, и окружающие были не в силах помешать завершению ритуала.

Ослабевшая от магических действий на пределе возможностей и потери крови Ева приступила к третьему витку изнуряющего ритуала. Отключить от сознания внешние звуки. Воспроизвести рисунок. Напитать его кровью. Чётко, без запинки, произнести слова заклинания.


Уже теряя сознание, она успела отметить, что из него исчезло такое привычное присутствие чего-то родного. Потом раздался треск. Кажется, незнакомцу в маске удалось разорвать непробиваемое защитное поле. Настала спасительная темнота.

***

– Ева, я знаю, что ты пришла в себя. Открывай глаза! –далёкий голос подруги настойчиво заставлял совершать какие-то ненужные действия.

– Аури, я устала, – тихо произнесла Ева, – отдохну ещё немного и пойду на занятия.

– Ты отдыхаешь уже восьмой день! – возмутилась целительница. – По всем показателям, твоё тело уже давно в норме! Открывай глаза, говорю!

– Восьмой, говоришь? – Ева открыла глаза, нехотя приподнялась в постели и огляделась.

Стандартная белая палата. Одна-единственная кровать, небольшой диванчик у стены напротив, яркий букет астр на столике у окна.

– Где Фостер? –спросила она подругу.

– Где Фостер?! – задохнулась от возмущения Аурания. – И это после того, как ты чуть не погибла?! Ни кто тебя спас, ни как мы все пережили твою почти смерть? Первое, что ты спрашиваешь, это где Фостер?!

– Аури, меня интересуют и эти вопросы, но всё же, где Фостер? Я его совсем не чувствую!

– На кухне твой Фостер, где же ещё ему быть, – буркнула целительница, – покоряет сердца персонала блока питания. Сейчас натрескается и заявится сюда. Не могли же мы выставить его за дверь. Если уж ты пошла ради него на такие жертвы, тебе и решать его дальнейшую судьбу.

– Аури, – Ева обняла подругу, – спасибо. Спасибо тебе за всё!

– Да ладно, чего уж там, не так уж и много у меня подруг, чтобы позволить тебе так просто умереть, – Аурания обняла в ответ спасённую.

– Ева, ты в порядке? – в палату вошёл Эвард.

– Насколько это возможно в данной ситуации, – улыбнулась девушка.

– Тебя спасли император и целительница Аурания. Я у них в вечном долгу, – мужчина учтиво поклонился в сторону Аури.

– Император? – переспросила Ева.

– Да. Именно он смог разорвать энергетический барьер, за которым ты находилась, больше такое было ни под силу никому. А Аурания оказала тебе первую и последующую помощь. Пока кризис не миновал, она не отходила от тебя ни на шаг. Этот ритуал чуть не убил тебя, родная. Его величество издал указ, запрещающий подобное. Он сказал, что проще уничтожить фамильяра и призвать нового, нежели потерять перспективного мага. Тебе очень повезло, что Терриан находился в тот момент в зале, и смог преодолеть магический барьер круга силы. Ну и, конечно же, Аурания действовала верно.

– Ну что вы, господин Дастен, не стоит преуменьшать своих заслуг, вы тоже не одну ночь провели на этом самом диванчике, – смущённо произнесла Аури.

– Но с того света Еву вытащили вы, Аурания. Я до сих пор ощущаю на спине недовольные взгляды вашего жениха.

– Эвард, я думаю, мы можем уже покинуть эту гостеприимную палату и оставить Аури наедине с Гираном. Я верю, что бедняга соскучился.

Мужчина вышел, пообещав, что сейчас принесут Еве одежду. Через несколько минут в палату зашла Миресса. В одной руке она держала свёрток с одеждой, а в другой Фостера.

– Здравствуйте, госпожа Ева, вот ваша одежда, – смущённо сказала она, протягивая свёрток.

– Миресса? Ты здесь?

– Занятия в академии уже начались, госпожа Ева, – потупилась Миресса.

– Ах, да! Как же я упустила, – произнесла Ева, надевая платье. – Значит, ты теперь не моя помощница, а такая же адептка, как и я. Я остаюсь в стенах академии ещё на год, чтобы рассчитать и вызвать себе ещё одного фамильяра. А поэтому прошу называть меня по имени – просто Ева.

– Но как же? Я думала, что вам понадобится моя помощь в расчётах? – растерялась Миресса. – Госпожа Энгиста Риколик продолжает высылать замеры. И жители Паэнты. Они ждут.

– Конечно же, мы не забросим наше предприятие, Миресса! – успокоила её Ева. – Но это не мешает тебе звать меня просто Евой. Ведь мы подруги?

– Вы… ты так думаешь, Ева?

– Конечно! – старшая девушка улыбнулась, приобняла младшую за плечи, и так, обнявшись и подхватив довольного Фостера, они вышли из палаты.

В коридоре их поджидал Эвард. Он отвёз их к дому Евы, где Миресса торопливо попрощалась и убежала на занятия – не стоило начинать учёбу с пропусков.

– Хорошая девочка, с неё будет толк.

– Да, – улыбнулся Эвард, – она во всём стремится тебе подражать. Нацепила такие же дурацкие очки и носит такие же дурацкие закрытые платья.

– Эй! Ты посмел назвать мои скромные платья дурацкими?!

– Ну да, – оправдывался мужчина, прячась за креслом от летящих в него диванных подушечек, – я же помню тебя совсем другой, Ева! Где первая красавица академии?

Девушка растерянно опустилась в кресло, за которым прятался Эвард.

– Эвард, ты обещал не торопить. Я ничего не обещаю, но, пожалуйста, дай мне время! А Миресса и правда очень хорошая девушка. И так старается быть похожей на меня. Ты ей нравишься.

– Как ты можешь говорить такое! – возмутился мужчина.

– Ты всегда ценил моё умение говорить правду, Эвард.

– Иногда это слишком… прямолинейно, – признался он, а потом резко сменил тему: – Итак, какие у тебя планы на будущее?

– Рассчитать нового фамильяра. Я решила, что мне не нужны ни мантикора, ни виверна, я выбрала кошку.

– Кошку? Но почему?

– Милое домашнее животное, много места не занимает. А что касается магической силы. В Паэнте она мне не пригодилась. И я не думаю, что пригодится.

– Значит, всё-таки Паэнта, – вздохнул Эвард.

– Пока так.

– Ты до сих пор не простила мне попытку привязать тебя ребёнком? – мужчина встал на колени перед креслом, в котором сидела Ева и взял её руки в свои.

– Это уже не важно, – тихо ответила Ева и отвернулась.

– Ты не возражаешь, если я пойду?

– Иди, мне хочется побыть одной.

***

После того, как Эвард ушёл, Ева прошла на кухню и приготовила любимую курочку Фостера. Розовый съел её всю. Тянуть не было смысла. Девушка вернулась в комнату, откинула ковёр и начала чертить на полу первые линии портала в мир Гордена. Затем расставила в узловых точках принесённые Эвардом заряженные магические накопители, на этот раз их было даже с избытком. Неудачи быть не должно. Ева взяла безмятежно спящего Фостера, легонько коснулась губами его тёплого носа, а затем решительно уложила пушистика в корзинку. Отошла в сторону от рисунка, зажала в руке амулет превращения и начала строить линии портала и читать заклинание. Перед тем, как сказать последнее слово и совершить последний пасс, она надела на Фоську приготовленный амулет и подтолкнула корзинку в открывшийся портал. Перенос сработал безукоризненно. Лучший в этом мире маг-портальщик не знала промаха.

ГЛАВА 18

Жизнь постепенно входила в отлаженную колею. До обеда Ева исправно посещала занятия и составляла расчёт для вызова нового фамильяра. Не только Эвард удивился, что она выбрала всего лишь кошку, но девушка настояла на своём, и постепенно от неё отстали. Имперский магический совет вынужден был учесть слёзные просьбы мэра и всех жителей Паэнты, и Еве позволили продолжить заниматься расчётами заявок, поток которых не иссякал, а только набирал силу. По правилам, потеряв своего фамильяра и почти лишившись силы, Ева перестала быть магом, но для её расчётов много магии было не нужно. Уж, конечно, гораздо меньше, чем для расчёта фамильяра. А может, на решение совета повлияли не только просьбы горожан, а кого-то более могущественного, нежели сам магический совет. Но факт оставался фактом, и контора "Маджестик расчёт" продолжила свою деятельность, благодаря чему Ева могла быть полностью финансово независимой.

***

Приближался очередной день призыва фамильяров. Опять буйно цвела сирень, по ночам выводили свои рулады ошалевшие коты. Миресса всё сильнее краснела при виде Эварда и тут же находила благовидный предлог, чтобы удалиться. А сердце Евы молчало. В нём не вспыхивал даже малейший огонёк ревности, наоборот, девушка тихо радовалась, когда Эвард останавливал свой задумчивый взгляд на её маленькой помощнице. Втайне от Эварда и Мирессы Ева сделала ещё один расчёт и искренне радовалась за них обоих. Пусть всё идёт, как должно. Не ей, слабому магу-недоучке, противиться точному расчёту и судьбе.

А сердце. Было ли оно, то сердце? Или исчезло в портале следом за взбалмошным ловеласом и бабником. Небось, до сих пор не может отойти от счастья, что наконец-то вернулся в свой привычный мир роз и красивых девушек. Дались же ей эти розы! Может, в мире Гордена их и нет вовсе! Но девушки точно есть! И это теперь совершенно не её дело. Её дело призвать своего милого пушистого котика и отправиться в Паэнту. Там уже заждались своего мага-аналитика.

День призыва фамильяров настал. Как это ни странно, но завершать призыв опять предстояло Еве. Ректор Амвридиус никак не объяснил своё решение. Он сам лично несколько раз проверил расчёт Евы и только после этого допустил её до призыва.

Призыв проходил своим чередом. Счастливые новые маги, обладатели свежепризванных фамильяров налаживали с ними свой первый контакт. Неудачники, которых в этот раз оказалось трое, тихо сидели в сторонке, причём одна девушка, пытавшаяся призвать сокола, но так и не сумевшая это сделать, громко и безутешно рыдала.

Осталась одна Ева. Зал замер. Ректор Амвридиус, Эвард и его отец, заметно располневшая в ожидании материнства Аурания, магистр Зайдес. Уже находясь на камне призыва, девушка заметила того же незнакомца в шёлковой полумаске. Неужели всё-таки император? Все пришли полюбоваться на её котика?

Так, отринуть всё внешнее, сконцентрироваться на призыве. Первые линии ложились на базальтовую плиту, к ним стремительно добавлялись новые, потекли плавные слова заклинания. Краем глаза Ева заметила, как ректор вцепился в стакан с водой, но не пытался сделать из него ни глотка. Последнее слово ещё звенело в наступившей тишине, а сфера призыва уже начала расти. Она росла и росла, не думая раскрываться. Загадочный незнакомец в полумаске отобрал у ректора стакан с водой и полностью осушил его в несколько глотков. Наконец, лепестки стали медленно раскрываться.

Внутри сферы призыва, свернувшись, как цыплёнок в яйце, находился бронзовый дракон. В полной тишине было слышно, как лопнул злосчастный стакан в руках человека в маске. Потом дракон медленно распрямил шею, протянул голову к онемевшей Еве, на удивление аккуратно прокусил ей руку и слизал проступившие капли крови.

Зашумели все разом. Часть фамильяров попряталась за столы и своих хозяев, а часть, из тех, что покрупнее, стала кидаться на неведомое дотоле чудовище. Ева тоже вышла из ступора. Она сорвала с себя кожаный поясок изумрудного цвета и принялась охаживать им дракона по тем местам, до которых могла дотянуться. Переполох усилился, когда новопризванный фамильяр играючи разрушил магический полог, отделяющий круг призыва от остального зала, и принялся улепётывать от своей хозяйки, стараясь при этом никого в зале не раздавить, чему очень поспособствовали высокие потолки башни, и он смог взлететь.

– Ах ты, курица щипаная, рыба ты недожаренная, змеюка неблагодарная! А ну, спускайся немедленно!

Дракон окинул взглядом зал, и все, находящиеся там, кроме Евы и его самого, замерли в тех позах, в которых их застигло заклинание полного стазиса.

– Да что ж ты творишь, крокодил отожравшийся?! – крикнула ему Ева, и, не имея возможности достать кружащегося под куполом дракона, в сердцах запустила в него огненный шарик.

Только шарик вышел бОльшим, чем она ожидала. Гораздо большим. Волна гудящего пламени полностью скрыла бронзового великана. Он издал жалостный крик и стал медленно падать вниз, прямо к ногам девушки, превратившись на полу в мужчину. Ева бросилась на колени перед неподвижным телом.

– Горден!!! – стены башни многократно отразили отчаянный крик.

– Ты надела ромашковое платье! Как ты догадалась, что я приду к тебе? – шепнул целый и невредимый новоявленный фамильяр, притягивая хозяйку к себе.

Весь воинственный запал пропал. Пропало всё. Остались только она и он. Такой нежный, такой чуткий, такой любимый. Время остановилось, когда его губы коснулись её губ. Только сейчас девушка поняла, что с того момента, как она очнулась в палате у Аурании, она не жила. Существовала, ходила, разговаривала не сама Ева, а её оболочка. Все краски жизни вернулись к ней с её сердцем. Её Горденом.

Затянувшийся поцелуй прервали медленные хлопки. В нескольких шагах от них стоял мужчина в одежде, излишне обременённой драгоценными камнями. В его каштановых, как и у Гордена волосах, даже просматривалась корона.

– Браво, леди! Именно такая невестка мне и требуется! А если учесть, что этот балбес является вашим фамильяром, вы заполучили самого преданного супруга во всех мирах! Только позвольте поинтересоваться – почему рыба недожаренная?

– Папа, не смущай мою невесту своими неуместными шутками! Или мы навсегда поселимся в Паэнте! Правда, любимая?

Впервые Ева не знала, что ответить. Кажется, её выдают замуж. Причём весьма успешно. И, кажется, она не хочет этому сопротивляться.

– Вы отправили в стазис самого императора! – нашлась с ответом она.

– Правда? – старший из незваных гостей насмешливо повёл бровью, и император Накейской Империи Терриан, ибо это действительно был он, пошевелился и снял шёлковую маску.

– Самый необычный из всех приёмов гостей, который мне удавалось проводить, – натянуто произнёс он.

– Ваше величество! – обратился к Терриану отец Гордена. – Простите, но мы к вам по простому, можно сказать, по родственному, без церемоний и церемониймейстера. Поэтому, позвольте представиться самому. Верховный Дракон Империи Ретх Максимилиан. Мой младший сын Горден. Горден! – прикрикнул он.

В этот самый торжественный момент установления первых дипломатических связей между двумя мирами безответственный младший отпрыск самозабвенно целовал свою хозяйку. Он был готов продолжить это занятие, но Ева легонько оттолкнула его, и пришлось подчиниться. Горден повернулся к монархам и отвесил приличествующий случаю поклон.

– Моя невеста! – представил он любимую собеседникам.

– Кажется, девушка ещё не ответила согласием? – поинтересовался отец.

– Папа! Как фамильяр Евы, я знаю все её чувства. А она – мои. Они у нас теперь, как и жизнь, одни на двоих. Родная, скажи, неужели ты сможешь сказать "нет" пылко влюблённому, привязанному к тебе сердцем и судьбой фамильяру?

– Нет, – шепнула Ева.

Оба императора захохотали.

– Нет, не смогу, – продолжила девушка.

И тогда захохотал Горден. Он подхватил свою невесту на руки и закружил с ней по залу, ловко обходя замерших в нелепых позах участников церемонии вызова фамильяров.

– Молодёжь везде одинакова, – сделал вывод Терриан, а затем обратился к собрату по власти: – Ваше величество, не согласитесь проследовать ко мне во дворец? Я думаю, нам есть, что обсудить.

– Горден? – позвал сына Верховный Дракон.

– Папа, я не могу последовать с вами. Фамильяр должен закрепить связь со своим магом! Или наоборот, маг с фамильяром, не помню уже.

Ева повела рукой, раскрылся портал в её домик в Паэнте, и Горден сделал шаг.

– Эх, молодость, молодость! – посетовал Максимилиан. – Вы не будете против, ваше величество, если мы начнём неформальную часть переговоров без нашего посла в вашем мире? Он, сами видите, сбежал. Ничего-оо, жена не добрый папочка, от неё не сбежишь! Тем более, если она маг-хозяин. Тем более, если любишь! – и дракон удовлетворённо потёр руки. – Я уже и не чаял пристроить лоботряса! Однако, какие всё же женщины в вашем мире, ваше величество! Простите за многословность. Расчувствовался. Итак, вы меня приглашали во дворец?

Император Терриан кашлянул, многозначительно окинув взглядом своих замерших подданных.

– Ох, простите нашу неуклюжесть!

Максимилиан повёл рукой, и все, кто находился в зале вызова, зашевелились и закричали. Из-за двери ворвались личные гвардейцы, умело окружившие своего императора и его гостя.

– Дракон! Куда делся дракон!? Он сожрал Еву и сбежал!

Постепенно присутствующие замечали окружённого охраной монарха и склонялись в низком верноподданническом поклоне.

– Дастен, следуйте за нами! – велел своему первому министру император и покинул башню вызова.

***

– Мы ожидали вашего появления, брат Максимилиан, – признался вечером Терриан, когда шум по поводу встречи утих, и они вдвоём сели за партию шахмат. – Госпожа Раленетта, несомненно, выдающийся маг-аналитик, но не единственный в нашей империи. У неё есть достойные учителя. Один из них и посчитал ваше появление. Мне оставалось лишь встретить.

– Интересное применение науки, брат Терриан! Мы больше полагаемся на магию, а, оказывается, ваш маг-аналитик давно просчитал и эту встречу, и брак моего младшего сына! Вся магическая мощь не помогла Гордену бороться со страхом, что его судьба выйдет замуж, пока он осваивал подпространство и дорогу к ней!

– Да, зря сын моего первого министра Стаффорда Дастена пытался бороться с неизбежностью. Ни в одном мире не найдётся такой силы, которая смогла бы победить магию любви и точный расчёт.

ЭПИЛОГ

Ева даже не стремилась прервать ходящие по Миссате слухи, которые утверждали, что она из корысти променяла сына первого министра на иномирного принца. Она открыто улыбалась великосветским сплетницам и с готовностью соглашалась с их утверждением, что выходит замуж по расчёту. По самому точному расчёту, который провёл её учитель ректор Амвридиус. Ну, а то, что её знатный жених по совместительству является её фамильяром и привязан к ней самыми крепкими узами, сплетницам знать не обязательно. И пусть они до посинения строят ему красивые глазки, а мужчины делают ставки, какой же из красавиц империи первой удастся заманить его "в беседку посмотреть розы". Невеста третьего принца империи Ретх его высочества Гордена знала точно – ей достался самый верный жених, а, в скором времени, и муж.

Самый лучший подарок на свадьбу Еве сделали два старших брата Гордена. Под восхищённые вздохи присутствующих они преподнесли ей двух розовых пушистых существ с нелепыми розовыми крылышками.

– Новая выведенная порода, – пояснил наследный принц Филипп Еве, – называется розовый фостер. Девочка и мальчик. Они ждут, когда вы дадите им имена, ваше высочество! Не нужно благодарности, Горден, – продолжил он, обращаясь к младшему братцу, – нам будет достаточно, если твоя красавица-невеста поцелует каждого.

Ева глянула на весельчаков, на насупившегося жениха и спросила:

– Каждого?

– Угу, – подтвердил средний брат.

– Ну, хорошо, – согласилась девушка, забрала у ехидных родственников свои подарки и чмокнула каждого розового в нос.

– Вообще-то, мы имели в виду себя! – растерялся Филипп под повеселевшим взглядом младшего.

– Желание выполнено. А вам, будущий император Филипп, стоит поучиться у моей невесты более конкретно выражать свои мысли, – наставительно ответил Горден и сам поцеловал свою невесту под одобрительные крики гостей.

***

После того, как торжества по случаю заключения первого договора между империями двух миров и первой свадьбы между их представителями поутихли, Ева и Горден посетили мир Торейза. Там они с сожалением узнали, что сумасшедший учёный погиб, кинувшись в огонь, чтобы спасти свои изобретения.

– Сильно переживаешь? – спросил Горден, губами снимая со щеки жены слезинку.

– Он сказал, что тобой можно пожертвовать во имя науки! – зло сказала девушка.

– Как же он был неправ! Мной можно жертвовать только во имя тебя, любимая!

– Хитрый льстец! – улыбнулась сквозь слёзы Ева.

– Есть немного, – как всегда, не стал спорить покладистый муж. – А теперь – в лагерь?

И они шагнули в лесной лагерь наркоманов. Почти до самого утра Горден беседовал с ними, выслушивал их истории, рассказывал свои. И тихонько, исподволь магичил, магичил, магичил. Постепенно заснули последние его собеседники, а он всё продолжал водить над поляной руками, избавляя лесных жителей от внутренних демонов. К вечеру на поляне просыпались совершенно другие люди. Они смущенно озирались по сторонам, многие шли в озеро и смывали с себя многолетние наслоения грязи, а затем благодарили Учителя за свет истины и уходили. Уходили нести этот свет другим несчастным.

– Кажется, ты создал для них новую религию, – обратилась Ева к мужу после того, как они распрощались с последним просветлённым.

– Я просто хотел вылечить их от тяжёлого недуга. Но если им нужен костыль в виде веры, мы просто обязаны предоставить его. Предоставить и поддерживать.

– Нам не сложно. Значит, через год здесь же?

– Рика, Рика! – крикнул дракон.

Счастливый Рика вернулся на его зов.

– Рика, через год мы будем здесь же.

– Да, Учитель! Мы придём! И приведём новых страждущих.

***

Вся Паэнта гудела, как огромный улей. Как же, посол иномирной империи Ретх объявил, что именно здесь располагаются самые лучшие магические линии для построения портала в его мир. Спешно строилось посольство, большой дом для посла и его жены. И не было предела радости паэнтцев, кода они узнали, что женой является их госпожа Ева, штатный городской маг-аналитик и хозяйка процветающего агентства "Маджестик расчёт".

И только совсем немногие знали, что не загадочные магические линии, а желание сделать приятное жене оказалось причиной организации посольства в полюбившейся Паэнте. А линии… да зачем они нужны, эти магические линии! При такой магической силе и виртуозном владении порталами все миры у вас под ногами! Так что, господа маги и чиновники Миссаты, или учитесь, или приезжайте в своих мобилях! А мы, если что, к вам запросто, только позовите.


30/07/2017.

В оформлении обложки использована фотография автора Nomadsoul1 Красивая молодая женщина в красной шляпе и зелёное платье, сидя на чемодане против старинные Старый паровоз паровозе

https://ru.depositphotos.com/165282530/stock-photo-woman-sitting-on-suitcase-agaisnt.html

Автор обложки Нина Neangel


home | my bookshelf | | Брак по расчету |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.6 из 5



Оцените эту книгу