Book: Последний богатырь. Корень зла



Последний богатырь. Корень зла

Анна Антонова - Последний богатырь. Корень зла

Литературно-художественное издание

Для среднего школьного возраста


УОЛТ ДИСНЕЙ. НЕРАССКАЗАННЫЕ ИСТОРИИ


Анна Евгеньевна Антонова


ПОСЛЕДНИЙ БОГАТЫРЬ. КОРЕНЬ ЗЛА


Руководитель направления Т. Суворова

Ответственный редактор Н. Сергеева

Младший редактор Ю. Пичугина

Художественный редактор И. Лапин

Технический редактор О. Лёвкин

Компьютерная верстка О. Шувалова

Корректор И. Андрианова

Последний богатырь. Корень зла

Последний богатырь. Корень зла

Книга создана на основе оригинального сценария под названием «Последний богатырь. Корень зла», авторы: Виталий Шляппо, Димитрий Ян, Василий Куценко, Павел Данилов, Игорь Тудвасев

Глава 1

ЛЕСНОЙ ДОЗОР

Предрассветный туман плотно укутывал дремучий лес, в нём тонули любые звуки. Очертания деревьев терялись в мглистой дымке, валежник и бурелом то и дело преграждали путь, а покрытые мхом кочки заставляли спотыкаться. Иван поёжился – утренний холод пробирал насквозь. Нелёгкое это дело – богатырский дозор! Но что делать: хочешь стать богатырём – надо соответствовать. Вот только его, Ивана, никто не спрашивал, готов ли он на богатырские подвиги...

Шаги богатырей растворялись в туманной мгле без остатка, ничем не выдавая их утреннего похода. Хорошо им – в сапогах можно шагать бесшумно, а мягкий мох гасит любые звуки. Правда, снаряжение у них – будь здоров: за спинами мечи и щиты висят, луки и колчаны со стрелами, в руках палицы, а сами богатыри в кольчугах до колен и островерхих шлемах.

Иван подобные доспехи как-то в музее примерял, был там такой аттракцион – сфотографируйся в образе богатыря. И он тогда понял, что древнерусским воинам не позавидуешь: кольчуга эта тяжеленная, килограмм пятнадцать весит, если не все двадцать! Понятно, что такую только богатырю под силу носить, а он, Иван, обычный парень из двадцать первого века, под её тяжестью даже слегка согнулся. Правда, когда он водрузил на голову шлем, взял в руки палицу и заглянул в зеркало, результат ему даже понравился. Остальные посетители выглядели в доспехах смешно и нелепо – фигуры и выражения лиц героическому облачению явно не соответствовали – а он словно родился, чтобы всё это носить. Кто же знал тогда, что он и в самом деле окажется сыном богатыря?

Да и насчёт обычного парня Иван лукавил перед самим собой. Во-первых, он – звезда телешоу «Битва магов», светлый маг Светозар, а во-вторых, как оказалось, сын Ильи Муромца, самый настоящий богатырь! Вернее, станет им. Когда-нибудь. Возможно, уже совсем скоро... Поэтому в древнерусские шмотки он сейчас наряжаться не стал, подготовился к походу на свой лад: костюм специальный прикупил камуфляжной расцветки, ботинки модной марки – всё новёхонькое, из спортивного гипермаркета. Консультантов из отдела туристического снаряжения на уши поставил, зато теперь чувствует себя человеком. Не то что эти богатыри – видно, что в грош его не ставят, вон, обернулись, хмыкают в усы, явно своим не считают, думают, что навязался на их голову бестолковый сын Ильи Муромца. Отца-то они уважают, а с Иваном только потому возятся, что батю его обижать не хотят.

Вооружились с головы до ног, как будто не в обычный обход леса собрались, а на смертный бой с Чудищем Поганым. А с кем тут бороться-то? Всех победили, притом главными врагами вовсе не сказочные злодеи оказались, а совсем даже наоборот: свой брат богатырь Добрыня Никитич да его жена, коварная Варвара. Позавидовал он своему другу Илье Муромцу, вызвал на поединок, но силой одолеть не смог, только хитрость помогла и Варварино колдовство. Так и стояла каменная статуя Ильи в княжеских покоях Добрыни всем на потеху, пока не были разрушены чары. А сказочные злодеи, наоборот, помощниками обернулись: и Баба Яга, и Кощей, и Водяной, и даже Чудо-Юдо... Разве что Соловья-Разбойника они тут ищут?

Иван зевнул, и тут же под его ногой раздался хруст. Он посмотрел вниз – под мощную рифлёную подошву ботинка попал мухомор. К счастью, шагавшие впереди богатыри не обернулись на шум. Замыкавший их живописную компанию Иван тоже честно старался ступать бесшумно, но ему, видимо, навыков разведчика недоставало. Может, он привык с утра пораньше кофе пить на собственной кухне, оснащённой по последнему слову техники, да в панорамное окно на небоскрёбы Москва-сити поглядывать, а не по мокрому лесу бродить! Он городской человек, грибником-любителем никогда не был, вот и этот мухомор только по яркой шляпке отличил, а так ему без разницы, лисичка там или опёнок.

Вдруг Иван вздрогнул от ужаса, почувствовав на своём лице какую-то липкую сеть. Ловушка! Он отчаянно замахал руками, пытаясь освободиться, но сбросить сеть никак не удавалось. Шагавшие впереди богатыри на этот раз услышали шум и в тревоге оглянулись, но тут же облегчённо выдохнули и заухмылялись. К тому моменту уж и сам Иван понял, что путь ему преградила обыкновенная паутина. Точнее, не совсем обыкновенная – всё здесь, в этом сказочном лесу, какое-то странное и непонятное. Может, эту паутину не обычный паук сплёл, а какой-нибудь питающийся богатырями монстр... Но, судя по их смешкам, паук-людоед был всего лишь выдумкой Ивана.

Больше всех над ним потешался Финист, как его там, Ясный Сокол. В детстве, помнится, читал Иван такую сказку. И кино смотрел – в детдоме показывали. Не помнит почти ничего, только то, что постоянно этот Финист в беду попадал, а его влюблённые девчонки выручали. Тот или не тот это Финист – спрашивать не станешь, инстинкт самосохранения не позволит, а только тип отвратительный. Нет, не внешне, с этим как раз порядок: высокий, статный, белозубый, светлая шевелюра. Можно поверить, что за таким девки толпами бегают. Только он, Иван, в повышенном внимании Финиста не нуждается! А тот так и норовит его поддеть, вот и сейчас, судя по хитрому взгляду, явно очередную подставу задумал.

– А я говорил: негоже в дозор красну девицу брать, – усмехнулся Финист.

– Девицу ты каждый день в зеркале видишь, – проворчал Иван себе под нос, опасаясь в открытую возражать богатырю и его коллегам.

Они ушли вперёд, а Иван поплёлся следом, смахивая с лица остатки паутины, отгоняя комаров и пытаясь отряхнуть модные ботинки от ошмётков противного мухомора. Ещё ядовитых паров надышится!

Так и не стал он своим в этом сказочном мире. Казалось бы, сколько времени прошло после того, как впервые попал сюда, а никак не привыкнет. Это ещё у него психика крепкая! Другой бы вообще с катушек слетел после таких приключений, а он ничего, шагает себе, только бубнит недовольно:

– Чё мы сюда в такую рань притащились? Можно подумать, после завтрака злодеи куда-то исчезнут. Я даже кофе не успел выпить!

– Можешь к себе в опочивальню возвращаться, а то весь лес нам слезами зальёшь, – не задержался с ответом Финист.

– Слышь, усатик! – вспылил Иван. – Я бы с радостью вернулся, но вы же без меня не справитесь!

Финист повернулся к нему, и неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы навстречу отряду богатырей не выбежал бедно одетый крестьянин с криками:

– Беда! Помогите, заступнички!

Насмерть перепуганный селянин рухнул на землю, и Финист, отвлёкшись от Ивана, бросился его поднимать и сразу включил режим спасителя земли русской:

– Говори, отец, где тут силушка богатырская нужна!

Иван закатил глаза – ну и выпендрёжник! Явно на публику работает – плечи расправил, удали молодецкой в голос подбавил. Ну просто хоть сейчас его в былину вставляй!

Крестьянин одёрнул свои лохмотья и испуганно оглянулся:

– Чудище неведомое объявилось: не человек, не зверь – незнамо кто. Людей из деревень крадёт, скотину треплет.

Ивану этот поворот сразу не понравился – они так не договаривались! Он думал, просто по лесочку прогуляются, поглядят, что да как, а тут, похоже, дело серьёзное. Никогда не знаешь, чего от этого сказочного мира ожидать можно, за каждым углом подстава!

– Нормально! – возмутился он. – А что сразу не сказали, что на такой замес идём?! Я бы пистолет с собой взял!

Никакого пистолета у Ивана, конечно, не было, но достать для такого случая не проблема. Однако его никто не слушал – богатыри столпились вокруг крестьянина, и тот недоверчиво оглядел немногочисленный отряд защитников:

– А не мало вас?

– Мало? – Финист горделиво расправил плечи. – Семь богатырей тебе мало? Шесть с половиной, – скривился он, переведя взгляд на Ивана.

Все снова заухмылялись, и тут уж Иван не выдержал:

– Извилин у тебя шесть с половиной! Юморист!

И, не давая никому опомниться, деловито уточнил, демонстративно обращаясь только к крестьянину:

– Мужчина, давайте показывайте, где тут у вас чудовище. Я – сын Ильи Муромца, сейчас разберёмся.

– Там оно, – никак не отреагировав на его пафосное заявление, селянин показал в сторону леса, по-прежнему затянутого плотной пеленой густого тумана.

Финист, оттолкнув Ивана, вышел вперёд и скомандовал:

– Россыпью пойдём!

Богатыри привычно растянулись цепью, причём Иван, конечно же, оказался крайним. Очень недальновидно, между прочим, если они считают его слабым звеном! Но на него больше никто не обращал внимания – все сосредоточенно готовились к бою, беря на изготовку богатырское оружие: булавы, мечи, луки со стрелами. Но он, Иван, тоже не лыком шит, подготовился – электрошокером запасся. Он вытащил своё оружие и проверил заряд: в сказочном лесу раздался неуместный в этот предрассветный час электрический треск, полетели искры. Может, выглядит не так грозно, зато эффект просто потрясающий! Ещё посмотрим, кто первым чудище победит.

По сигналу Финиста отряд богатырей осторожно начал продвигаться сквозь густой туман. Иван опять отстал, на мгновение замешкавшись, а когда поднял голову, рядом уже никого не оказалось. Ну и ладно, сам не заблудится! И он наугад пошёл вперёд.

– Эй, вы где? – тихо позвал Иван на всякий случай и вдруг увидел в тумане какой-то тёмный силуэт. – Усатый, это ты? – Иван шагнул вперёд и почти сразу остановился.

Перед ним явно был не Финист Ясный Сокол и вообще не богатырь, а какая-то непонятная фигура в шляпе, которых здесь никто не носил. Из-под странного головного убора зловеще поблёскивали глаза. Неужели ещё один пришелец из другого мира?

– Ты зачем сюда пришёл, человечишка? – раздался жуткий голос. – По мою Душу?

Иван в страхе пятился и пролепетал:

– Я... тут просто мимо проходил... я уже ухожу...

Одно дело – перед богатырями хорохориться, и совсем другое – оказаться с неведомым чудищем один на один, да ещё с таким слабым утешением, как электрошокер! Чтобы им воспользоваться, надо вплотную приблизиться, а он на это не подписывался. Пусть этот, который с луком и стрелами, вперёд выступает...

– Ты это куда? – вдруг раздался голос за его спиной.

Иван вздрогнул и обернулся – Финист! А за ним следом и остальные богатыри.

– Я тут чудище нашёл, – быстро сориентировался он и продолжил уверенным голосом: – Решил с тыла зайти, а вы давайте тогда с этой стороны...

– О-о, да ты не один, я гляжу, – снова раздался страшный голос. – Давненько я служивых не ел!

– Сейчас отведаешь, – не стушевался Финист и взмахнул рукой.

По его сигналу богатыри вскинули луки, прицелились, и в тёмную фигуру вонзилось сразу несколько стрел. Богатыри довольно переглянулись, но тут же насторожились – чудище осталось неподвижным. Туман постепенно рассеивался, и все увидели, что стреляли в искривлённый ствол засохшего дерева с обломанной верхушкой. Раздался хриплый смех, и Иван, подняв глаза, с изумлением увидел на дереве странное круглое существо – кого-то оно ему смутно напоминало, но он никак не мог понять, кого именно. Именно его он принял за шляпу, но сейчас было очевидно, что это очередное сказочное чудище.

– Всех покрошу! – проревело существо, бешено вращая глазами.

Оно резко спрыгнуло с ветки и ядром полетело в сторону ближайшего богатыря. Ударившись в его в грудь и сбив с ног, круглый монстр начал скакать и пружинить от дерева к дереву, врезаясь в ошеломлённых богатырей и тем самым выводя их из строя одного за другим. Только Ивану с Финистом чудом удалось уклониться и удержаться на своих двоих: Финисту – в силу природной ловкости, а Ивану, похоже, просто повезло, ведь новичкам всегда везёт... Кому ещё везёт, лучше и не вспоминать.

– Это что за летающая башка? – спросил Иван и сам чуть не свалился, услышав ответ Финиста:

– Колобок.

– Колобок?! – переспросил потрясённый парень, припоминая сказку, знакомую с детства. – Это который от бабушки и дедушки ушёл?

– От меня никто не ушёл! – зловеще захохотал хлеб, пролетая над головой Ивана так низко, что тот едва успел пригнуться.

Тогда сказочный герой, оказавшийся вполне реальным, избрал своей мишенью Финиста, но где ему было побороть предводителя отряда богатырей – тот на лету изловчился поймать Колобка обратной стороной щита и прижать к земле.

– Поймал! – торжествующе сообщил Финист собравшимся вокруг него богатырям.

Но когда он осторожно убрал щит, желая получше рассмотреть диковинное создание, под ним никого не оказалось – лишь глубоко в землю уходила нора.

– Что, сбежало тесто?! – раздался торжествующий голос из дупла ближайшего дерева.

Колобок спрыгнул в стоящий под ним капкан-маску, который он, похоже, заранее приготовил, продумав ход битвы, и тот захлопнулся, образовав на нём стальное забрало. Выглядело это довольно комично, но шутить Колобок явно был не намерен. Оттолкнувшись от дерева, он вцепился зубами – они у него, оказывается, имелись, да ещё какие! – в зад Финиста.

Иван, забыв все обиды, хотел пнуть Колобка, но вместо этого попал по пятой точке могучего богатыря. Финист, обернувшись, грозно взглянул на Ивана, а Колобок злобно захохотал:

– Поддай ещё разок по булочкам!

Это было уже слишком! Иван и сам пошутить не дурак, но всё зашло слишком далеко. Он снова прицелился в Колобка ногой, но тот исхитрился и наполовину заглотил его новенький жёлтенький ботинок. Да что ж такое, в первом же походе от модного прикида – и весьма дорогостоящего, между прочим, – ничего не останется! Да и ладно обуви – ноги бы не лишиться.

– Снимите его! – в ужасе заорал Иван.

Он, как безумный, тряс ногой, и ему наконец удалось избавиться от прилипчивого хлеба, правда, вместе с ботинком – на все-общее обозрение явился его симпатичный носок с Микки Маусом.

– Где он? Ищите его! – скомандовал Финист.

Богатыри поспешили выполнить приказ, рассеявшись по лесу, а Иван отправился на поиски ботинка и вскоре обнаружил его неподалёку – м-да, модная обувка теперь имеет бледный вид, не говоря уже о промокших носках. Думал он, что всё уже повидал в этом непредсказуемом сказочном мире, ко встрече с каким-нибудь грозным Соловьём-Разбойником готовился, а его почти победил какой-то чёрствый хлеб! Кому рассказать – засмеют. Хорошо, что рассказывать некому...

– Тут я! Лови! – послышался боевой клич Колобка.

Иван увидел удивительную картину: устроив из двух гибких веток и полотенца рогатку, Колобок приготовился к полёту – ну совсем как злая птичка из популярной игры! Иван даже усмехнулся, несмотря на то, что ситуация совсем не располагала к веселью, – сколько часов он в своё время в этих птичек и свинок переиграл, и не сосчитать. Может, поэтому реакция у него отменная – когда Колобок, оттянув полотенце назад, всё-таки выстрелил в него самим собой, Иван сумел уклониться. Он выпрямился, весьма довольный собой, и только тут заметил, что пролетевший мимо Колобок угодил в богатыря, стоявшего за спиной Ивана, и сбил его с ног. А вот сам виноват – нечего было над Иваном насмехаться!

– Хватай его! – закричал тем временем Финист.

Богатыри рванулись за Колобком, но вдруг с криками провалились под землю. Иван даже глаза протёр, но тут же убедился, что они не исчезли, а угодили в коварную ловушку – прикрытую ветками глубокую яму. Кто бы мог ожидать такого подвоха от обычного хлеба! Конечно, не совсем обычного, а того, который от бабушки и дедушки ушёл, но всё же без ножек и ручек.

Противник тем временем готовил новый выстрел из рогатки. Но на этот раз богатыри оказались более подготовленными: Финист ударил летящего в него Колобка булавой, как мячик битой для игры в лапту, и сбил его прямо в вовремя подставленный мешок.

– Понял, батон, как связываться с богатырями?! – торжествующе сказал Иван, наклонившись к мешку, в котором остервенело рычал и дёргался пойманный Колобок.

Иван, отшатнувшись, не удержался на ногах и шлёпнулся на землю, а Финист приказал под громкий смех богатырей:

– В город возвращаемся...



Глава 2

ЖЕНИТЬСЯ ИЛИ НЕ ЖЕНИТЬСЯ – ВОТ В ЧЁМ ВОПРОС?

Иван возвращался к себе домой – точнее, в то место, которое он теперь называл домом. Его до сих пор удивляло, что сказочный мир, где он оказался совсем недавно, в буквальном смысле выпав из своей привычной реальности, существует на самом деле. Случилось это недавно, но казалось, что с тех пор прошла целая вечность, настолько круто изменилась его жизнь, причём в одночасье. Только что он был преуспевающим молодым человеком, звездой телешоу «Битва магов», модным столичным экстрасенсом, светлым магом Светозаром – и вдруг оказался Иваном Муромцем, сыном легендарного богатыря Ильи, о котором каждый знает из былин и легенд! Он, Иван, как никто другой знавший цену экранным чудесам, столкнулся здесь, в Белогорье, с самым настоящим колдовством и волшебством, как добрым, так и злым. Это ли не ирония судьбы?

И вот теперь он возвращается в эту избу, к которой немного привык, но настоящим домом считать так и не стал. Может быть, поэтому Иван постарался хоть немного приспособить для удобной жизни эти, прямо скажем, далеко не княжеские хоромы. И там-то сплошной примитив и никаких удобств, но хотя бы красиво всё, дорого-богато, украшено так, что любо-дорого посмотреть. А что уж говорить о простой избе! Вот и перетаскал он сюда потихоньку минимальный набор вещей, необходимых для комфортной жизни: мягкую мебель, телевизор, стиральную машинку. Электричество для всего этого давал генератор, спрятанный за избой, чтобы не вызывал лишних вопросов и не мозолил глаза простодушным белогорцам. Пора, пора потихоньку приучать этот дремучий мир к цивилизации! Хотя бы на примере одной отдельно взятой избы.

После этого жилище приобрело странный вид: деревянная изба с бревенчатыми стенами, лавками и русской печью под потолок была обставлена современной мебелью и техникой. Посередине стояли диван и два кресла, на стене висел телевизор с плоским экраном, а под потолком – люстра-вентилятор. В углу стоял вентилятор на ножке, на полке дымил паром увлажнитель воздуха, у печи красовалась стиральная машина, а на столе возвышался кофейный аппарат. Но самый забавный контраст создавал велотренажёр, на котором небрежно висел меч в ножнах. А компанию спрятавшейся в углу допотопной метле составлял новомодный робот-пылесос.

Войдя в избу, Иван первым делом щёлкнул выключателем, оживляя цивилизацию. В доме сразу загорелись светильники на стенах и потолке, закрутились лопасти люстры-вентилятора. Иван, на ходу снимая сумку и куртку, прошёл мимо напольного кондиционера и тоже включил его.

Василиса-то без него ничем не пользуется – боится. «Ну ничего, и её постепенно приучим», – думал Иван. Если бы ещё уговорить её в современный мир перебраться! Там над ним никто не смеётся, наоборот, все уважают, не Ванюшкой, а Иваном Ильичем величают. Вот только Василиса – ни в какую, даже на экскурсию пока не отваживается отправиться. Ну ничего, Иван постепенно своего добьётся. Ни одна девушка не устоит перед удобствами цивилизации!

Он проведал своих питомцев – хищные живые цветы, от которых едва убежал во время недавних приключений. Теперь они мирно сидели в горшке и с аппетитом глотали собачий корм – Иван специально притащил его для них из супермаркета. Он с улыбкой наблюдал за забавными «зверушками», которые ловили корм на лету и с аппетитом им чавкали, когда за спиной послышался шум. Иван обернулся – в комнату вошла Василиса в скромном голубом платье, украшенном по вороту вышивкой, которое удивительно ей шло. В руках она держала тарелку, накрытую салфеткой.

Василиса... Единственный человек, ради которого Иван был готов мириться со всеми неудобствами и тяготами сказочной жизни – не считая отца, конечно. Если бы не эта девушка, он бы ещё подумал, стоит ли менять благоустроенную квартиру в столице и стабильный доход модного экстрасенса и мага-целителя на сомнительные прелести почти первобытного бытия.

Познакомились они, когда Иван только попал в Белогорье и с трудом соображал, что к чему, никак не мог понять, наяву он или во сне. Но когда он увидел эту красивую и решительную девушку, всё в его голове встало на свои места. Его место рядом с ней, и точка! И не остановило его, что Василиса тогда была настоящей царевной-лягушкой, да не в переносном, а в самом прямом смысле. Не понравилось Варваре, что Добрыня загляделся на деревенскую красавицу, и она заколдовала всю её семью, а саму девушку заставила по ночам превращаться в лягушку. Хорошо, что, когда спали злые чары, Василиса навсегда вернула себе человеческий облик. Ему-то, Ивану, всё равно, хоть в лягушку превращайся, хоть в ящерицу, но сама девушка сильно переживала из-за этого и стеснялась.

Много приключений им пришлось пережить, когда они спасали сказочный мир от злой колдуньи Варвары, коварной жены Добрыни Никитича, задумавшей избавиться от всех богатырей, угрожавших их власти. Тогда-то и помогли Ивану с Василисой Баба Яга, Кощей и Водяной. Отличная у них команда получилась! Жаль, что распалась.

Но теперь все опасности позади, Варвару удалось изгнать, отыскав волшебный меч-кладенец, и в Белогорье воцарился мир. А в княжеском тереме по праву занял своё место отец Ивана Илья Муромец. Как же здорово обрести родного человека, пусть даже Иван сам давно взрослый! После одинокого детдомовского детства это такое непривычное, но от этого не менее удивительное чувство. Иван привык полагаться только на себя самого, а теперь у него появился отец, настоящий надёжный товарищ, верный помощник и друг. Иван всеми силами старался хоть немного ему соответствовать, да жаль, не всегда получалось. Вот и сегодня, в дозоре этом... Впрочем, не стоит сейчас об этом вспоминать.

– Доброе утро! – просияла при виде него Василиса, и у Ивана сразу потеплело на душе. – Давно вернулся?

– Привет, – с улыбкой отозвался он. – Только зашёл...

Василиса прильнула к нему с поцелуем:

– Как дозор? Устал?

Иван стянул промокшие носки с Микки Маусом, скомкал их, ловко закинул прямо в открытую дверцу стиральной машинки, надел белый махровый халат и только после этого самодовольно фыркнул:

– Нормально. Крестьяне жаловались на какую-то зверюгу, и, прикинь, это Колобок оказался. Только он какой-то бешеный.

Иван включил кофемашину и продолжил рассказ:

– Всех наших богатырей раскидал. Если бы не я, неизвестно, чем бы дело кончилось.

– А я блинов тебе принесла... – улыбнулась Василиса, и непонятно было, верит ли она его хвастливым речам или, как по- настоящему мудрая женщина, просто предпочитает не возражать. – Правда, остыли.

– Супер, не страшно, – Иван взял тарелку и поставил её прямо в печку... то есть в микроволновку, укрывшуюся за заслонкой!

Сейчас кофе сварится, и можно будет позавтракать, почти как на своей любимой кухне с окнами, выходящими на Москва-си- ти... Но напрасно Иван размечтался, этим планам не суждено было сбыться – с улицы послышался громкий хлопок, и свет погас, а все электроприборы отключились.

– Получи, нечисть колдовская! – раздался за окном самодовольный голос, полный молодецкой удали.

– Да ладно, серьёзно?! Опять?! – с досадой воскликнул Иван и выглянул в окно.

Так и есть! Он прямо в халате выбежал на улицу, и обеспокоенная Василиса последовала за ним. Его опасения оправдались: от бензинового генератора, снабжавшего дом электричеством, валил дым, из него торчало копьё, а рядом стоял незнакомый богатырь в полном боевом снаряжении с обнажённым мечом на изготовку.

– Я чудище убил! – самодовольно заявил тот.

– Это ты – чудище! – вскипел Иван. – Что у вас за привычка такая богатырская: не разобравшись, копьём всюду тыкать!

– Ваня, успокойся! – попыталась вмешаться Василиса.

– Да как успокоиться?! – продолжал кипятиться Иван, озабоченно осматривая повреждения. – Третий генератор за неделю!

– Может, живой водой полить? – пошутила девушка.

Но Иван, который обычно за словом в карман не лез, был не настроен шутить и предпочёл промолчать, чтобы не обидеть Василису грубым словом.

Богатырь опустил меч и стоял с неловким видом, понимая, что сделал что-то не то и вместо чудища поразил какую-то неведомую, но явно полезную в хозяйстве штуку. Он толком не знал, что происходит, но явно видел, что чудищем тут и не пахнет.

– И ведь на этом не закончится! – в сердцах воскликнул Иван. – Сейчас каждый день будут богатыри со всех застав приезжать на этот свой мундиаль богатырский!

Он осознавал, что никто здесь не поймёт это мудрёное словцо, но воспоминания о недавнем чемпионате мира были ещё слишком свежи в его памяти.

– Расходимся! – рявкнул он на собравшуюся вокруг них толпу крестьян и повернулся ко входу в избу.

– И чего ты на него всех собак спустил? – попеняла ему Василиса, когда они оказались наедине. – Он ведь нас спасал. Я тоже первую твою тарахтелку зарубила!

– Угу, а ещё кофеварку и телевизор! – с сарказмом припомнил Иван.

Василиса потупилась:

– А не надо всю эту нечисть сюда тащить!

Он недоумённо развёл руками:

– Я для тебя стараюсь, чтоб ты привыкала к комфорту. Вот переедем в мой мир, поженимся...

– А если не переедем – не поженимся?

Василиса, как все девушки, не терпела никакой неопределённости в вопросах замужества.

– Да я не это... – смутился Иван, но она перебила:

– Не хочу я никуда переезжать, здесь мой дом! А там всё незнакомое, страшное...

Василиса отвернулась и отошла к окну, её плечи обиженно дрогнули.

– Ну да, страшный вай-фай, капучи-и-ино, кинотеа-атр-р... – привычно съязвил Иван, но вовремя опомнился, поняв, что выбрал неверный тон.

Так он Василису не убедит, наоборот, только против себя – и современной Москвы – ещё больше настроит, и она никогда не согласится туда насовсем перебраться. А он здесь точно долго не протянет. Один хищный Колобок чего стоит! Кто его знает, какая ещё неведомая нечисть в глухих лесах притаилась. Сегодня ему повезло, но неизвестно, как всё сложится дальше. Чай, не в сказку попал! То есть в сказку, конечно, но какую-то слишком уж реальную... Да и посмешищем надоело быть – только ленивый здесь над ним не смеётся. А вот попал бы кто-нибудь из них в его привычный мир, вот он бы тогда посмотрел, кто смеётся последним.

Однако Василиса надулась всерьёз, и с этим надо было срочно что-то делать. Как утешить обиженную девушку? Он решил прибегнуть к проверенному средству, к счастью, не все электроприборы в доме питались от генератора. Иван включил блютуз-колонку, запустил романтическую мелодию и обнял Василису:

– Ладно тебе, я просто хочу, чтоб ты хотя бы разок взглянула на мой мир. Смотри, что я тебе привёз.

Он извлёк из сумки подарок – помаду – и хотел вручить Василисе, но вовремя спохватился: она же не умеет, ею пользоваться! Иван снял колпачок, покрутил тюбик и подал девушке, но та не обрадовалась:

– Опять в свой мир бегал...

Всё-таки взяв помаду, она осторожно понюхала её и заметила:

– Земляникой пахнет.

«Кажется, оттаяла», – обрадовался Иван и спросил с надеждой:

– Классно?

Василиса с улыбкой кивнула, поднесла помаду к губам и вдруг... откусила кусочек! Сморщившись, она тут же выплюнула его и вновь обиженно отвернулась. А Иван разочарованно вздохнул – он столько времени потратил в магазине косметики, всех продавщиц извёл, выбирая нужный оттенок! Да, трудно Василисе в его мире придётся. Но ничего, он парень упорный и от своего не отступится. И она рано или поздно согласится.

В этот момент в колонку вонзилась стрела, музыка смолкла, а с улицы донёсся торжествующий голос богатыря:

– Я убил говорящий камень!

Окончательно разозлившись, Иван взял сумку, сунул туда изувеченную колонку и двинулся к выходу.

– Ты куда? – спросила вслед Василиса.

– Говорящий камень лечить! – откликнулся Иван и задумчиво посмотрел на стрелу: – Интересно, это гарантийный случай?

Выйдя из избы, он направился по деревенской улице к палатам Ильи Муромца. Настоящая деревня – а ещё столица! Куры прямо под ноги бросаются, лошади, запряжённой в телегу, пришлось дорогу уступать. Поскорей бы уже вернуться в столь ненавидимый многими его современниками мир асфальта и бетона! А попали бы сюда, в первозданную природу, вот он бы на них посмотрел.

Довольно быстро Иван добрался до отцовского терема и только внутри выдохнул с облегчением. Здесь красиво и украшено всё богато, но всё равно он чувствовал себя неуютно. Ну ничего, скоро он будет дома по-настоящему!

– Бать, ты тут? – громко позвал Иван, но ответом ему стала тишина.

Что ж, это даже к лучшему – не придётся в очередной раз объясняться. Он взял лежащий на возвышении рядом с троном Ильи Муромца меч-кладенец, вытащил его из ножен и проделал привычные действия: очертил в воздухе светящийся круг и разрубил его пополам. Этот ритуал открывал переход между мирами, и, нырнув в него, можно было сразу оказаться в современной Москве. Сколько усилий он потратил, чтобы найти меч- кладенец, спасти Белогорье от злой колдуньи и вернуться в свой родной мир! А теперь волшебный ритуал стал обыденностью, так часто Иван его проделывал. И в последнее время, сам того не замечая, всё чаще и чаще.

Переход открылся, но вдруг замигал и потух, как неисправный монитор. Иван удивился, но решил, что ему показалось, и вновь взмахнул мечом. На этот раз переход открылся как обычно, и парень не мешкая прыгнул в светящийся круг, мечтая оказаться в мире, где можно не опасаться нападения хищного Колобка, и никто не считает чудищем работающий генератор.

Как же хорошо дома, в родной квартире, обустроенной по последнему слову техники! Хоть кофе можно выпить и нормально ванну с пеной принять прямо у панорамного окна с видом на московские небоскрёбы, не опасаясь стрелы из-за угла! Василиса, конечно, девчонка славная, да и жениться когда-нибудь Иван готов, зря она переживает. Насладился уже всеми прелестями холостяцкого житья- бытья, можно и остепениться. Но только и без всех современных удобств он пока обойтись не может. Как же убедить Василису в современную Москву перебраться?..

От напряжённых размышлений Ивана отвлёк звон разбившегося стекла. Он поморщился и закричал:

– Галя! Я всё слышал! Ты опять что-то разбила?

Из комнаты послышался виноватый голос новой домработницы:

– Иван Ильич, я полку протирала, и оно само...

– М-да... – разочарованно протянул Иван. – Прежняя Галя была аккуратней.

Он взял свой телефон, пролистал справочник и выбрал абонента «Галина Уборка». Как ни зови новую помощницу Галей, а с прежней домработницей, настоящей Галиной, она не сравнится! Иван набрал номер, но из трубки донёсся механический голос автоответчика:

– Аппарат абонента выключен или недоступен. Пожалуйста, перезвоните позже.

Куда же подевалась Галина? Она тоже к своим обязанностям относилась с прохладцей, но, по крайней мере, столько урона имуществу не наносила. Да и сдружились они с ней, практически сроднились. Теперь ему здорово не хватало её острых шуточек и метких замечаний, которые не позволяли Ивану слишком уж зазвездиться. Вот только после того, как он оказался в сказочном мире, Галина пропала, и с тех пор о ней не было ни слуху, ни духу. Услыхав, как за дверью снова что-то упало, Иван вздохнул и выключил телефон.

Как следует отмокнув и приведя себя в порядок после утреннего лесного похода за чудовищным Колобком, Иван отправился в супермаркет за очередной партией вещей, без которых в Белогорье было никак не обойтись. Он долго бродил между полок и наконец, как следует затарившись, подошёл к кассе. Когда подошла его очередь, Иван высыпал на ленту двадцать мотков скотча и столько же упаковок средства от комаров.

– Овощи по акции брать будете? – заученно спросила кассирша, кивнув на стенд с прозрачными стаканчиками, плотно набитыми помидорчиками черри.

– Чего-чего, а овощей мне и там хватает... – пробормотал Иван себе под нос, но потом махнул рукой: – Ладно, давайте.

Кассирша поставила на ленту два стаканчика и спросила:

– Это всё?

Иван чуть посторонился, показывая на тележку, где высились большие упаковки туалетной бумаги.

– Ещё два бензиновых генератора, – невозмутимо сказал он и добавил, заметив удивлённый взгляд кассирши:

– К папе в деревню еду.

И ведь чистую правду сказал!

Глава 3

БОГАТЫРСКИЕ ИГРЫ

В Белом городе чувствовалось праздничное оживление. Народ высыпал из домов и устремился на торговую улицу – если не покупать-продавать, так хоть поглазеть на разные диковинки, о которых все слышали, да мало кто видел своими глазами. В толпе шныряли дети и прислушивались к выкрикам продавцов, нахваливающих свой товар.

– Подходи, народ! Побалуй свой живот! – коробейник развернул скатерть-самобранку, на которой оказались вышиты всевозможные яства.

Он застелил ею стол, и рисунки словно ожили, превратившись в настоящие угощения. Зрители восхищённо ахнули.

– Платишь раз, услаждаешься неделю! – в подтверждение своих слов продавец взял кисточку винограда и угостил прохожих, а потом встряхнул ею, и ягоды снова появились на ветке.



В толпе раздался восхищённый вздох удивления – многим хозяйкам хотелось бы избавить себя от ежедневного стояния у печки, да только стоила диковинка недёшево, не каждый мог себе позволить.

А у стоящей рядом торговки в руках была курица, но продавала она вовсе не птицу. Когда к ней подошёл покупатель, она кивком спросила: «Сколько?» Покупатель тоже попался неразговорчивый, а может, и вовсе немой: он так же безмолвно показал растопыренную ладонь и протянул монету. Забрав её, женщина посыпала несушку волшебным порошком и подняла её над вовремя подставленным мешком покупателя, куда одно за другим стали падать яйца.

– Перо Жар-птицы! Лечит, исцеляет, молодость возвращает! – выкликал другой продавец, взмахивая светящимся пером.

А прямо в огромной лохани расположился Водяной – хвостатый повелитель всех морей, океанов, рек, озёр и прочих водоёмов. Он был всё такой же жизнерадостный и по-своему обаятельный.

– Рыба! Живая рыба! – кричал он, вылавливая прямо из своей лохани товар и демонстрируя его покупателям. – Раки свежайшие!

Один из прохожих принюхался к демонстрируемому раку и подозрительно поинтересовался:

– А что так тухлятиной несёт?

– Сам ты тухлятина! – возмутился Водяной и встряхнул рукой с зажатым в ней раком. – Смотри – шевелится!

– Ты ж сам трясёшь! – недоверчиво усмехнулся покупатель, стремительно срывавшийся с крючка.

– Иди отсюда! – И Водяной недовольно прыснул в него струйкой воды изо рта.

Предприимчивый Иван тоже не терялся на этом празднике торговли. Он расположился за прилавком и нахваливал свой товар – доставленную прямиком из супермаркета туалетную бумагу.

– Мягкая береста, – оглядываясь по сторонам, убеждал Иван потенциальных покупателей – старика с двумя сыновьями-близнецами. – Сорок рулонов. А как пахнет! Хочешь – хвойный лес, хочешь – пучина морская, хочешь – персик!

Старик недоверчиво понюхал бумагу, передал рулон сыну, и тот, недолго думая, попробовал её на зуб. Да что ж такое, эти жители сказочного мира как дети малые – всё в рот тащат! Как бы уже объяснить им, а в первую очередь Василисе: не всё то, что пахнет съедобным, является таковым на самом деле.

Отец отвесил сыну подзатыльник и высыпал в ладонь Ивана золотые самородки и драгоценные камни.

– В следующий раз пишущие палки привезу, – пообещал довольный продавец и продемонстрировал выгодному покупателю карандаш. – Держи на пробу.

– Ванюша!

Иван вздрогнул и обернулся, но тут же смущённо протянул, увидев Илью Муромца:

– Пап, а я тут это... копьё присматриваю.

Он был рад видеть отца, но не хотел, чтобы тот застукал его за неподобающим богатырю занятием, и кивнул в сторону лавки кузнеца, благо от товара на прилавке он очень своевременно избавился.

– Всё же надумал в играх богатырских тягаться? – радостно отозвался Илья.

Иван замялся – ни в каких таких играх он участвовать не собирался, но сам виноват – раз ляпнул, не подумав, придётся теперь выкручиваться.

– Куда мне тягаться, – усмехнулся он. – Нет во мне силы вашей богатырской. Не могу я руками деревья валить, камни крошить...

Не сказать, что Ивана это сильно печалило – чувствовал он, что не его это дело, и не видел себя среди могучих богатырей. Да и ни к чему ему эта их сила, он здесь надолго задерживаться не собирается. Вот уговорит Василису, и переберутся они вместе с ней в Москву. Василиса – девчонка смышленая, она и там не пропадёт. Уж если в образе лягушки освоилась, то и с имиджем столичной красотки не подкачает. А папу навещать можно – хоть каждый день. Главное, чтобы переход нормально работал, и никаких проблем. Практичный ум Ивана генерировал всё новые идеи: он ещё и экскурсии сюда возить может, заработает побольше, чем на туалетной бумаге. Можно преподнести как аттракцион с дополненной реальностью...

Они как раз проходили мимо уличного кукольного театра, где разыгрывалось представление об эпичном сражении Ивана с Добрыней Никитичем, и это вернуло его с небес на землю. Ну да, было дело – предал Добрыня богатырей, опутала его своими чарами жена Варвара, вот Ивану и пришлось вступить с ним в неравный бой. Собственно, поэтому он в сказочном мире и очутился, как потом выяснилось. Вроде совсем недавно всё случилось, а гляди ты – уже целый спектакль состряпали, прославляют его подвиги.

– И тогда не побоялся Иван и вызвал околдованного Добрыню на смертный бой, – вещал кукловод и продолжал изменённым голосом, пытаясь подражать его тембру: – «Я вызываю тебя на бой... как пацан пацана»!

Иван поморщился от неловкости – даже эти его нелепые словечки запомнили! Всё, теперь войдут в историю. Неудобно получится, если в былинах так и напишут, а школьникам потом это читать придётся. Впрочем, он же не настоящий богатырь, не станут про него былины слагать. На ярмарке покривляются и забудут.

– Вырвал Иван столетний дуб в сто аршин и как вдарил им по Добрыне...

Дети радостно завизжали. Хотя на самом деле Иван не вдарил тогда по Добрыне не то что дубом, даже мечом простым, только оборонялся неумело. И вовсе не их неуклюжий поединок решил исход дела, а схватка Василисы с Варварой за меч-кладенец и магический кристалл, дарующий бессмертие, которое в итоге не досталось никому.

Не став досматривать представление, Иван с Ильёй двинулись дальше по торговой улице.

– Не кручинься, придёт сила, – утешил его отец. – Дай только время. Я сам тридцать три года на печи лежал.

– И когда она придёт? – недовольно спросил Иван, проталкиваясь через толпу прохожих.

Былину об Илье Муромце он знал с детства, но так до сих пор и не смог заставить себя поверить, что её герой – его отец. И уж тем более не представлял, что этот немолодой уже, но крепкий и статный мужчина когда-то был таким больным и немощным, что не мог слезть с печи.

– Наступит час – поможет мать сыра земля! – отозвался Илья. – Вся сила от неё.

– Бать... – с тоской протянул парень. – А может, я вообще не богатырь?

Илья недоумённо взглянул на него, и Иван пояснил:

– Ну... я к тому, что, может, я не в тебя пошёл, а в маму? Какая она была? Ты ж не рассказывал ничего.

На мужественное лицо Ильи набежала тень, он опустил голову и глухо проговорил:

– Да что тут говорить... Не уберёг я её, Ванюша.

И Иван понял, что эту тему пока лучше не развивать. Может, ещё будет более подходящее время, тогда он всё и узнает.

Они вышли на городскую площадь, окружённую деревянными теремами, украшенными затейливой резьбой. Площадь тоже была полна народа – там уже вовсю шла подготовка к богатырским играм, местные умельцы строили полосу препятствий. Несколько мужиков с трудом поднимали на верёвке тяжёлое бревно, и у них почти получилось, но в последний момент всё же не удержали его: верёвка оборвалась и бревно полетело вниз.

– А-а-а, посторонись! – раздались со всех сторон крики разбегающихся в панике людей.

Только один горожанин замер на месте, не в силах пошевелиться от ужаса. Так и придавило бы его бревном, если бы не старец с длинной белой бородой, направивший на него свой посох. Из посоха вырвались яркие лучи, остановившие падение бревна. Тут старец заметил Ивана с отцом и заулыбался:

– О, Илья, Ваня!

Это был светлый маг Светозар – настоящий светлый маг Светозар, а не тот, которого Иван с успехом изображал в телешоу «Битва магов» и не только: к нему тогда частенько обращались скучающие богатенькие дамочки, нуждающиеся в его услугах экстрасенса. И он разводил их по полной программе, снимая воображаемые сглаз и порчу, а также чистил ауру, освобождал энергетические каналы и занимался прочей подобной чушью – приёмов относительно честного отъёма денег у населения Иван, подобно великолепному Остапу Бендеру, знал предостаточно. Это его и погубило – а может быть, наоборот, спасло: убегая от разгневанного мужа одной из таких обманутых тётенек, Иван прыгнул в трубу аквапарка, но вылетел из неё вовсе не в бассейн, а... в Белогорье.

Конечно, аквапарк тут был ни при чём, всё дело оказалось в волшебном посохе Светозара. Старец исподволь следил за Иваном и в нужный момент, когда понял, что дела в Белогорье совсем плохи и только возвращение сына Ильи Муромца может их спасти, перенёс его в родные края. Кто же, как не Светозар, мог это сделать, ведь именно он в своё время спас маленького Ваню от гнева Добрыни и Варвары, обманом захвативших власть в Белогорье, перенеся его в другую реальность – мир современной Москвы – через то самое дупло, сквозь которое Иван потом и вернулся на родину. Там, в другой реальности, ему пришлось провести не лучшие годы в детском доме, где он получил говорящую фамилию Найдёнов и сам себя долгое время считал круглым сиротой. Но после выхода оттуда природная смекалка и живой ум не дали ему пропасть и сделали тем, кем он стал, – светлым магом Светозаром. Это имя запечатлелось в его памяти и неосознанно всплыло в нужный момент, когда он выбирал себе творческий псевдоним. Мог ли Иван тогда предполагать, что однажды встретит настоящего Светозара, а также обретёт отца, который окажется не кем-нибудь, а русским богатырём Ильёй Муромцем!

Светозар отвлёкся, обрадовавшись при виде добрых знакомых, и не заметил, как посох перестал испускать лучи и бревно вновь полетело вниз.

– Эй! – испуганно закричал ротозей, но старец успел вновь подхватить бревно с помощью волшебной силы.

Правда, на этот раз он немного перестарался и поднял бревно в воздух вместе со спасённым крестьянином, вызвав громкий смех толпы.

На площадь тем временем продолжал прибывать народ, вместе со всеми появилась и Василиса. Оглядевшись по сторонам, она просияла при виде Ивана и торопливо направилась к нему.

– Василиса твоя бежит, не буду мешать! – заметил её Илья и по-отечески хлопнул Ивана по плечу.

Несмотря на суровый нрав и богатырскую силу, в деликатности ему отказать было нельзя. Что сказать, батя – настоящий богатырь. Если бы Иван мог стать хоть немного на него похожим...

Забыв про недавнюю размолвку, Василиса подбежала к Ивану, обняла его и возбуждённо затараторила, указывая на толпу горожан:

– Ваня, там Финист Ясный Сокол Чудо-Юдо поймал!

На площадь с гордым видом победителя как раз въехал Финист верхом на коне, а следом за ним помощники вели под узды двух лошадей, запряжённых в повозку с огромной клеткой, сложенной из толстых брёвен. В ней сидела испуганная Чудо-Юдо и озиралась по сторонам. Это было огромное бесформенное существо с уродливой шишковатой головой, наряженное в отвратительные лохмотья.

– Гляди, народ, какую дикую тварь Финист Ясный Сокол голыми руками изловил! – красовался богатырь, гарцуя перед толпой. – Не будет больше по лесам бегать – людей жрать!

Толпа с улюлюканьем и восторженными криками приветствовала процессию. Финист остановился рядом с Василисой и Иваном и, молодецки спрыгнув с коня, подмигнул девушке и заявил, демонстративно не обращая внимания на её спутника:

– Если В знал, что меня такая красавица встречать будет, я В ещё вчера это чудище приволок!

У Ивана непроизвольно сжались кулаки. Мало того, что Финист его самого постоянно унижает, так теперь ещё и к его девушке подкатывает! Ну сейчас он ему покажет!

– Слышишь, Финист Ясный Страус! – позвал Иван, едва сдерживая бешенство. – А ты в курсе, что тётеньку поймал?

Чудо-Юдо тем временем, вглядевшись в толпу, узнала Ивана и заулыбалась старому знакомому жутким зубастым ртом. Довелось им столкнуться, когда Иван меч-кладенец искал, чтобы с Добрыней сразиться и богатырей освободить, Варварой в камень обращённых. Не силой, а хитростью победил тогда Иван Чудо-Юдо. Не подвела любимая песня российских женщин, случайно оказавшаяся у Ивана в телефоне среди сохранённых музыкальных записей. Сам-то он такое не слушал, хранил на всякий случай – девушек привлекать, – вот и пригодилось. Вон какой потрясающий эффект – до сих пор Чудо-Юдо его забыть не может!

– А, понял! – коварно усмехнулся Финист. – Это твоя первая девица?

Народ захохотал, а Чудо-Юдо недовольно зарычала – всё поняла и обиделась.

– Я тебе пореву! – пригрозил Финист.

Иван бесстрашно шагнул к нему:

– Ну, конечно, обижать женщину – это так по-богатырски!

– Ваня, не надо... – попыталась остановить его испугавшаяся Василиса, но Иван отодвинул её рукой.

Толпа замерла, предчувствуя увлекательное зрелище.

– А то что? Вдаришь мне? – Финист подошёл к Ивану вплотную и подставил щёку. – Бей, не боись, покажи силушку богатырскую, али в портки напрудил?! – подразнил он растерявшегося Ивана, но тут случилось непредвиденное.

Чудо-Юдо, выбросив сквозь прутья клетки кулак, резко ударила Финиста, да так сильно, что тот не удержался на ногах. Переменчивая толпа взорвалась смехом, а Иван решил победить соперника морально:

– Как тебе сила феминизма?

Пусть никто ничего не поймёт – зато его противник повержен и поднят на смех. Довольный Иван победно обнял Василису, сразу же услышав обиженный рык Чудо-Юда.

– Я так к ней ревновать начну, – шепнула ему на ухо девушка, еле сдерживая смех.


Всё было готово для богатырских игр. Зрители из числа горожан заполнили трибуны, расположенные по краям площади. Девушки надели свои самые нарядные сарафаны, украсили волосы лентами и украдкой поглядывали по сторонам, чтобы убедиться, все ли замечают их красоту. Парни тоже сменили затрапезную одежду на светлые рубахи и делали вид, что не смотрят по сторонам, хотя украдкой засматривались на девушек. Вечная игра – стрельба глазами – была в самом разгаре.

Иван с Василисой поспешили занять свои места в первом ряду, а рядом устроилась их старая знакомая Баба Яга. Старушка оказалась совсем не злой, но очень ворчливой – она всё время обзывалась такими заковыристыми словечками, что любо-дорого было послушать! Но она помогла им побороть колдовские чары, и за это ей всё что угодно можно было простить. Иван познакомился с ней при весьма драматичных обстоятельствах – в подземелье терема Добрыни, куда его заточила коварная Варвара. Туда же посадили пойманную лесную колдунью, а потом всем им помогла сбежать её ученица Василиса, проникшая в подземелье в образе лягушки... Иван заулыбался, вспомнив их первую встречу, и ласково посмотрел на девушку, давно распрощавшуюся с зелёной лягушачьей кожей. Василиса в ответ одарила его тёплым взглядом – от недавней ссоры не осталось и следа.

Статные богатыри в латах, съехавшиеся со всей земли русской – один другого краше, – выстроились, терпеливо ожидая сигнала к началу игр. Ветер трепал их буйные кудри, лица сверкали белозубыми улыбками – каждый втайне надеялся на победу, предвкушая, что именно он окажется самым-самым.

Наконец протрубили в рог, подавая сигнал к началу игр, и на большой камень поднялся Илья Муромец. Иван в который раз залюбовался отцом – его крепкой фигурой и благородным лицом. Стоявший неподалёку Финист тут же скопировал горделивую позу Ильи, и Иван усмехнулся – этот никак не успокоится, всегда и во всём хочет быть первым. Но куда ему до князя! Сколько ни пыжится, а всё равно не хватает ему достоинства и благородства – никогда не станет истинный богатырь над более слабым насмехаться.

– Здравы будьте, люди добрые и богатыри Белогорья! – зычно поприветствовал всех Илья Муромец. – Вижу, что готовы вы показать свою удаль и силу, а посему не буду вас томить! Да начнутся игры богатырские!

И игры начались. Площадь была разбита на несколько участков, и вначале богатыри соревновались на отдельных площадках для разных видов состязаний. Уже знакомый Ивану приезжий богатырь, отважно победивший бензиновый генератор, подошёл к огромной наковальне, с усилием приподнял её и бросил вперёд.

– Двадцать аршин! – объявил замерявший результаты старец Светозар.

Толпа взорвалась восторженными криками. Иван, зорко поглядывавший по сторонам, заметил, что Василиса тоже восхищённо смотрит на заезжего богатыря-тяжеловеса, и небрежно заметил:

– Ещё лет пять побросает, а дальше что? Протрузии, грыжа...

Его взгляд переместился на другую площадку, где богатырь натягивал какие-то странные сапоги.

– Что он делает? – заинтересовался Иван.

– Надо в сапогах-скороходах удержаться, – пояснила Василиса.

Богатырь наконец обулся, и сапоги сразу зажили своей жизнью – начали подпрыгивать, пытаясь избавиться от непрошеного нового владельца. Богатырь изо всех сил старался сохранить равновесие, но ничего у него не получилось – вылетев из сапог, он шлёпнулся на землю. Даже Илья Муромец не сдержал улыбки. Иван расхохотался в голос – хорошо, что он успел снять это шоу на телефон, теперь можно будет пересматривать, если вдруг плохое настроение случится. Никак он не мог расстаться со своим любимым смартфоном даже в сказочном мире. Сотовой связи здесь, конечно, не было, зато камера функционировала вполне исправно.

На следующей площадке царил Водяной – тоже старый знакомый Ивана и Василисы, поклонник Бабы Яги. Вот и сейчас он строил ей глазки, по пояс высунувшись из колодца, пока к нему не подошёл богатырь со щитом.

– Что, молодец, сможешь до колодца дойти? – насмешливо спросил Водяной, сделал глубокий вдох и выпустил в богатыря мощную струю воды.

Тот упорно продвигался вперёд, преодолевая напор, но Водяной его провёл: струя вдруг ослабла, осмелевший богатырь, почувствовав, что его больше ничего не сдерживает, осторожно выглянул из-за щита и в тот же миг был сбит с ног мощным потоком воды. Зрители снова рассмеялись, довольный Водяной раскланялся, а Иван зевнул – утомили его уже эти богатыри- неудачники. С таким же успехом и он мог бы в играх участвовать без всякой силы! Да только позориться и выставлять себя дураком при всём честном народе не хотелось. И особенно – при Василисе. Вон она как на того здоровяка засмотрелась, а у него гора мышц и ноль интеллекта. Нет, он, Иван, другим путём своего добьётся! Уж он-то знает, как завоевать девушку.


В центре площади располагалось главное и самое сложное испытание богатырских игр – полоса препятствий. Все с интересом наблюдали, как к нему уверенно подошёл крепкий статный богатырь с золотыми кудрями и ловко запрыгнул на помост. Сначала ему предстояло преодолеть подвижное бревно, волшебным образом зависшее в воздухе, над которым летал прикованный цепью Змей Горыныч и время от времени изрыгал пламя.

Иван усмехнулся, припомнив свою первую встречу с этим сказочным динозавром – тогда Змей был не больше воробья ростом, но волшебный порошок, полученный Иваном от Светозара, помог ему вырасти до огромных размеров. Помог он тогда богатырям, за что заслужил почёт и уважение. Теперь вот жил-поживал в своё удовольствие, в качестве спортивного снаряда для игр использовался.

Богатырь смело шагнул на бревно, которое то взлетало, то опускалось, и ловко преодолевал все препятствия. Похоже, Змею это надоело, он зашёл сзади, выпустил пламя – и от пышной шевелюры богатыря вмиг ничего не осталось. От огорчения, что он лишился своего главного украшения, он потерял равновесие и шлёпнулся в грязь под смех и улюлюканье толпы.

Другой богатырь – худой и вёрткий – оказался более удачливым. Он ловко прошёл по бревну и даже сделал сальто, уклоняясь от пламени Змея Горыныча. Преодолев первое препятствие, он разбежался, буквально взлетел на высокую стену из брёвен, сумев ухватиться за её край, и спрыгнул на деревянный помост, где его поджидала Чудо-Юдо. Чтобы пройти дальше, нужно было поднять помост с помощью верёвки, и богатырь попытался это сделать, но Чудо-Юдо не позволила ему этого, попытавшись достать богатыря своей огромной ложкой, с которой дама не расставалась. Помост лишь немного оторвался от земли, когда Чудо-Юдо недовольно зарычала, перехватила верёвку и потянула её на себя. Богатырь резко поднялся, стукнувшись головой о балку, через которую была перекинута верёвка, и тоже выбыл из игры.

Но всё это была лишь разминка. Зрители с нетерпением ждали главного развлечения и радостно захлопали в ладоши, когда к полосе препятствий уверенно вышел Финист Ясный Сокол и широко улыбнулся зрителям.

– Финист! Покажи удаль! – выкрикнул кто-то.

Иван мрачно посмотрел на Финиста и повернулся к Василисе, которая спешно отвернулась и сделала вид, что глядит в другую сторону. Так и есть – любуется этим пижоном! Что только она в нём нашла? А он, Иван, сидит в толпе зрителей... Эх, ему бы богатырскую силу, уж он бы им всем показал, кто тут лучший!

Финист легко запрыгнул на висящее в воздухе бревно и уверенно пошёл вперёд. Змей Горыныч попытался обжечь его пламенем, но он ловко уклонился и легко преодолел первое препятствие, вызвав восторженные крики зрителей. Помахав им, Финист подошёл к стене, без видимых усилий выломал брёвна, сделав для себя подобие ступеней, и легко поднялся на помост с Чудом- Юдом. Не обращая внимания на пойманное им чудище, Финист рывком потянул верёвку, поднял платформу и, обвязав верёвку вокруг столба, под радостные крики толпы прошёл к следующему испытанию.

Ему всё удавалось так легко! Казалось, все испытания для него – сущий пустяк.

Но дальше Финисту предстояло пройти сквозь клетку, где метался Колобок в стальном забрале, отскакивая от стен, как бешеный мяч. В клетке было две двери: первая открывалась просто, а вот ключ от второй был привязан к забралу Колобка, и без него замок было не отпереть. Колобок и прежде-то особенной добротой не отличался, а сейчас, в плену, и вовсе озверел. На него смотреть было страшно – не то что приближаться! Иван даже порадовался, что не участвует в играх и ему не придётся вступать в противоборство с одичавшим хлебом.

– Заходи, пирожок, гостем будешь! – оскалился Колобок, завидев богатыря, и злобно захохотал.

Без колебаний открыв щеколду, Финист уверенно вошёл в клетку и попытался схватить Колобка, но тот отскочил в сторону и, оттолкнувшись от прутьев, врезался богатырю в голову. Удар оказался таким сильным, что Финист упал оглушённый и не спешил подниматься. Колобок, улыбаясь, подкатился к Финисту и ловко запрыгнул ему на грудь.

– Давайте мне следующего богатыря, этот хилый оказал... – хвастливо заявил Колобок, и в этот момент Финист открыл глаза.

Он схватил Колобка, сорвал с его забрала ключ, молниеносно вскочил, отпер вторую дверь и выскочил из клетки, победно вскинув руки. Испугавшаяся было публика зашлась от восторга – все, кроме Ивана.

– Его бы на допинг проверить... – ворчливо бросил он Василисе, нисколько не заботясь, поймёт ли она его.

Толпа продолжала ликовать, женщины бросали Финисту цветы. Подняв один из букетов, богатырь протянул его Василисе, не обращая никакого внимания на Ивана. Смущённая девушка не решилась взять цветы, а Иван решительно перехватил букет и отбросил подальше. По причудливой траектории он прилетел к Бабе Яге, которая приняла его и кокетливо заулыбалась, что выглядело довольно устрашающе.

Заметив это, Водяной недовольно фыркнул:

– Это кто перед моей красавицей жабры раздувает?!

Во время путешествия за мечом-кладенцом между ними завязалось нечто вроде романа, пусть даже Бабе Яге пришлось для этого съесть молодильное яблочко и на время стать роковой красоткой. Но даже когда действие яблока закончилось, и ведунья приняла свой обычный облик, Водяной не отказался от неё. Что там внешность – главное, чтобы человек был хороший! К тому же даже в своём истинном облике Баба Яга вовсе не лишена была своеобразной привлекательности.

Тем временем Финист Ясный Сокол решил насладиться своим триумфом и окончательно уничтожить Ивана.

– О, Ванюшка Муромец, а чего это ты средь простого люда сидишь? – громко спросил он, явно работая на публику. – Покажи нам свою удаль! Али боязно тебе?

Повисла пауза. Все обернулись к Ивану, и тот, поймав взгляд отца, понял, что отказаться не сможет, иначе конец всему – не жить ему в этом мире. Да что жить – даже на побывку приезжать будет затруднительно.

– Ваня, не надо! – испуганно взяла его за руку Василиса.

Она, как никто другой, знала, что Ивану не стоит ввязываться в это испытание. В душе он был с ней полностью согласен, но тем не менее решительно отодвинул девушку и встал.

– Пять минут ваши весёлые старты могут подождать? – насмешливо спросил он у Финиста, скрывая за бравадой неуверенность. – Я сейчас переоденусь и вернусь.


Иван протолкался сквозь толпу, стараясь не обращать внимания на крики и насмешки, и пошёл прочь по улице. Он хмуро и сосредоточенно шагал, ослеплённый гневом, напрочь забыв свои недавние размышления о том, что он в этом мире был и остался чужим. Его душили гнев и острое желание поквитаться. Он даже не заметил, что лукавый богатырь просто взял его «на слабо», как говорили в его детдомовском детстве.

Взлетев по ступеням, Иван зашёл в палаты Ильи Муромца и направился к постаменту с мечом-кладенцом, сердито бормоча себе под нос:

– «Ванюшка»... Я тебе покажу, павлин ободранный!

Слишком много этот Финист о себе возомнил. Если его, Ивана, как следует разозлить, он горы свернёт!

Взяв меч-кладенец, он привычным жестом очертил круг в воздухе, но переход в современный мир не открылся – мигнув несколько раз, светящийся обруч окончательно погас. Иван с недоумением смотрел на меч в своей руке и едва не подпрыгнул, вдруг услышав чей-то строгий голос:

– И часто ты туда скачешь?

За его спиной стоял Светозар и внимательно смотрел на Ивана.

– Да нет... – ответил тот. – Просто хотел переодеться, щитки взять, кроссовки удобные...

Старец продолжал молча смотреть на него, и Иван стушевался.

– Ну два-три раза в месяц, ну пять... Ладно, каждый день! – признался он. Проницательного старца не проведёшь, как наивную жену очередного олигарха. – Не могу я без интернета! А почему меч не работает? Что с ним?

– Не ведаю, – отозвался Светозар. – Видно, иссяк.

– В смысле – иссяк? – удивился Иван.

Он и не предполагал, что меч-кладенец может разрядиться, как автомобильный аккумулятор.

– Сила из него ушла.

Иван с недоумением оглядел меч:

– И когда эта «сила» вернётся? Может, зарядка какая-нибудь есть?

Старец пожал плечами:

– На моём веку меч ещё ни разу не иссякал.

Вернув меч-кладенец на место, Иван глубоко задумался. Это же полный провал и конец всего! И дело не в кроссовках – в этот момент он ясно понял, что не готов остаться в сказочном мире насовсем.

В палаты вошла Василиса, но Иван, не замечая её, решительно направился к выходу.

– Вань, не ходи, плохая затея, – окликнула она. – Вот придёт сила, и ты всем покажешь!

Иван обернулся:

– Так вот в чём дело! Ванюшка у нас слабачок – не справится!

– Ты чего? – с недоумением протянула девушка.

– Ничего! – завёлся Иван. – Я ведь вижу, что ты в меня не веришь! Подожди, может, ты не хочешь в мой мир из-за меня? Я просто тебе не подхожу? – вдруг осенило его.

– Вань, ты дурак? – устало спросила Василиса, но Ивана было уже не остановить:

– Я ещё и дурак! Иванушка-дурачок!

Ослеплённый гневом, он не желал больше слушать никаких возражений. Уж если ему придётся здесь задержаться на неопределённое время, пока для меча какие-нибудь батарейки не отыщутся, то он им всем покажет! Ни на кого не глядя, Иван решительным шагом вышел из комнаты. Василиса направилась за ним, а Светозар взглянул на меч и глубоко задумался.

Глава 4

НЕЗВАНЫЕ ГОСТЬИ

Эх, не удалось ему приодеться, ну да ладно, придётся выступать в чём есть! На Ивана, стоящего перед полосой препятствий, взволнованно смотрели его болельщики – Илья Муромец, Василиса, Баба Яга, – но он никого не замечал, всё никак не решаясь сделать первый шаг.

– Давай, Ванюшка! Смелее! – заметив его замешательство, язвительно подбодрил Финист, и Иван наконец решился.

Подойдя к висящему в воздухе бревну, он неуверенно вскарабкался на него, встал и осторожно пошёл вперёд. Бревно пришло в движение, вдобавок в этот момент над ним пролетел Змей Горыныч и выпустил столб пламени. Иван инстинктивно пригнулся, бревно наклонилось, он потерял равновесие и чудом не свалился в яму с грязью. По трибунам пронёсся взволнованный вздох, но, к счастью, Ивану удалось ухватиться за бревно, вцепившись в него руками и ногами. Да и Змей Горыныч отлетел в сторону, потеряв к нему интерес, – вспомнил, видимо, их прошлую встречу, когда Иван придал ему сил, посыпав волшебным порошком Светозара и позволив тем самым вырасти до нынешних размеров. Хорошо иметь нужные знакомства и связи! Даже здесь, в сказочном мире, этот принцип работает.

Сориентировавшись, Иван начал рывками передвигаться по бревну, не обращая внимания на смешки зрителей, – пусть он выглядит нелепо, зато не падает! Да и надёжнее на пузе, чем на своих двоих. Тут бревно словно решило помочь ему – оно наклонилось, и Иван заскользил вниз, к другому его краю. Пройдено! Пусть и не очень изящно, зато результативно.

Иван неловко вскарабкался на помост перед сложенной из брёвен стеной, встал и победно вскинул руки, вызвав аплодисменты толпы. Он видел, как Василиса облегчённо выдохнула – ничего, он ещё им всем покажет!

Со следующим испытанием всё оказалось гораздо проще. Очень кстати оказались выломанные Финистом ступеньки – Иван ловко вскарабкался по ним на высокую стену и спрыгнул на помост, где стояла клетка с Чудой-Юдой. Неужели старая знакомая ему не поможет? Иван взялся за верёвку и попытался потянуть за неё, но клетка осталась неподвижна. Что он делает не так? Неужели Чудо-Юдо такая тяжёлая, что без богатырской силы её с места не сдвинуть?

Иван взглянул на зрителей, увидел взволнованную Василису, рядом с ней ухмыляющегося Финиста, и его словно встряхнуло.

– Ты В людей не ела после шести, – с упрёком бросил он старой знакомой.

Чудо-Юдо обиженно заревела, и Иван понял, что выбрал неверную тактику.

– Ладно, ладно, извини... Что мне делать-то? – примирительно спросил он.

Могучая красотка протянула руку к Ивану, но он не понял, чего она от него хочет.

– Что? Верёвку дать? – наконец догадался он.

Чудо-Юдо одобрительно зарычала. Иван протянул верёвку дама взялась за неё, начала тянуть вниз, и клетка поднялась. Так он и знал, что Чудо-Юдо ему поможет по старой памяти – опять помогли добрые знакомства! Это Финист привык грубой силой действовать, а он-то, Иван, знает, что к девушкам особенный подход нужен – даже к таким... э-э-э... своеобразным. А что, сейчас в моде толерантность и бодипозитив!

– Умница! – похвалил Иван и послал своей помощнице воздушный поцелуй.

Чудо-Юдо кокетливо заулыбалась, а Иван прополз вперёд и оказался перед клеткой с Колобком. Он приободрился: уж с этим- то круглым хлебушком не составит труда справиться, он ему не дедушка с бабушкой, от Ивана не уйдёшь!

Но последнее испытание было прервано самым неожиданным образом.

На площадь вдруг упала чья-то огромная тень. Зрители в испуге подняли глаза к небу и увидели, как над крышами домов несётся большой чёрный волк, словно сотканный из дыма. Его глаза горели огнём, а из пасти вырывалось пламя. Волк взмахивал мощными крыльями, а верхом на нём сидела какая-то фигура, но кто это, снизу было не разобрать. По толпе пробежал взволнованный шёпот. Крылатый волк, одним только видом наводящий ужас на жителей Белого города, опустился на площадь и растворился в воздухе, и в то же время сверху спикировала белая сова. Птица ударилась о землю, подняв клубы пыли, и перед поражёнными зрителями предстали две женщины в длинных чёрных одеяниях.

Никто не мог оторвать глаз от непрошеных гостий. Затаив дыхание, все наблюдали, как они гордо шагают по площади. В их глазах отражались решительность и гнев. Они смотрели прямо перед собой и никого не удостаивали внимания. Казалось, они чувствовали себя здесь хозяйками. На шее одной из них – той, что была старше, – висел массивный амулет в виде солнца с луной. При одном взгляде на эту женщину становилось не по себе. Не было никаких сомнений: они пришли в Белый город не с миром. Богатыри, забыв об играх, замерли, но быстро опомнились и взяли непрошеных гостий в кольцо. Но те лишь с усмешкой смотрели на окруживших их молодцев. Ошеломлённый Илья Муромец поднялся с места, и одна из женщин, та, что явно была главной, направилась к нему.

Баба Яга настороженно вглядывалась в лица незнакомок, а Водяной не стал теряться и медлить.

– Так, мне это... надо проверить, как там мои... В общем, пора мне... – пробормотал он, трусливо погрузился в колодец и был таков. Слился!

Баба Яга горько усмехнулась. Вот так и выяснилось, чего стоит его любовь и все признания! Как только почуял опасность, только его и видели – мигом хвостом вильнул и пропал. Ненадолго его хватило – всего на один подвиг. Запомнил, видимо, как ему досталось в прошлый раз, когда он закрыл собой проход, по которому скрылись друзья, а Варвара обратила его в камень – хорошо, потом удалось расколдовать... Да это не она ли снова пожаловала?

Лицо женщины с амулетом показалось Ивану знакомым, и он протолкался сквозь толпу богатырей. Так и есть, ему не показалось – это же его бывшая домработница Галина, невесть куда пропавшая после того, как он оказался в сказочном мире! Но что она здесь делает, да ещё в таком виде? Он-то привык наблюдать её за уборкой в затрапезных спортивных штанах, футболке и резиновых перчатках. Теперь же на ней красовалось эффектное чёрное одеяние до пят, да и в выражении лица что-то неуловимо изменилось – язык больше не поворачивался назвать её домработницей. Возможно, дело было в украшении из тёмного металла, обрамлявшем её лицо. Или же Галина просто сбросила маску уборщицы, которую успешно носила всё это время, и наконец явила своё истинное лицо.

– Галя? – удивлённо протянул Иван. – Не понял! Ты что здесь делаешь?!

Та усмехнулась:

– Знаешь, Ванечка, дела тут появились.

– Какие дела?! – недоумевал он. – Ты у меня аванс взяла и пропала! Что за наряд? «Битву магов» пересмотрела?

Иван перевёл взгляд на её спутницу и удивился ещё сильнее:

– А эта откуда?

Перед ними стояла не кто иная, как Варвара – коварная жена Добрыни Никитича, околдовавшая его своими чарами и заставившая избавиться от всех богатырей, угрожавших её могуществу. Благодаря вмешательству Ивана её планам не суждено было осуществиться, но, похоже, она снова взялась за старое. Выглядела Варвара уже далеко не так величественно, как прежде, когда она царила в княжеском тереме, – она сменила наряд на более простой, а головного убора и вовсе лишилась, сделав простую причёску, совсем как у его Василисы. Ничего не скажешь, красавица! Только ему, Ивану, Василиса всё равно милее...

Пока он разглядывал женщин, из-за спин богатырей появился Илья Муромец.

– Быть того не может... – выдохнул он, глядя на Галину.

Неужели он тоже узнал бывшую домработницу Ивана? Но откуда бы ему её знать, если она прежде никогда не бывала в сказочном мире? Или бывала? Тут крылась какая-то тайна, но на её разгадывание сейчас не было времени, и Иван мысленно сделал себе зарубку на память.

– Где кладенец? – не тратя времени на приветствия, резко спросила Галина.

Но Илья тоже оказался не лыком шит – он быстро опомнился и без лишних разговоров приказал:

– Взять их!

Два богатыря сделали несколько шагов к Галине и Варваре, но не тут-то было. Галина не только крылатого волка приручила и заставила себе служить, но и где-то выучилась колдовству.

Иван с изумлением наблюдал, как она резко взмахнула руками и выпустила из ладоней два сгустка чёрного дыма. Они попали в головы стоящим рядом богатырям, и их глаза и уши словно заросли, превратив их в глухих и слепых истуканов.

Поняв, что дело неладно, Илья Муромец скомандовал стоящему рядом воину:

– Неси кладенец!

Тот послушно сорвался с места и побежал к терему. Это оказалось ошибкой – Варвара, услышав его слова, передала Галине:

– Меч в тереме!

– Смотри не упусти, как в прошлый раз, – приказала та.

Варвара скривилась – ну да, упустила, сколько можно об этом напоминать! – но бросилась исполнять приказ. Обратившись в сову, она полетела к терему Ильи Муромца, опережая богатыря.

Народ в панике разбегался с площади, началась страшная суматоха – женщины кричали, мужики искали подходящее оружие, но что они могли сделать против столь сильного колдовства? Если уж ведьмы не побоялись явиться за мечом в разгар игр, когда все богатыри в сборе, неужели можно их побороть топором или дубиной? Только равное по силе колдовство могло остановить их, да кто обладает такой силой? Баба Яга – лесная колдунья-травница, она по зельям да отварам специализируется. Разве что Светозар, но его здесь нет, да и стар он уже для таких подвигов...

А Галина тем временем выпустила из рук несколько сгустков чёрного дыма в Илью Муромца, но тот ловко уклонился, и они попали в стоящих рядом с ним богатырей. Чёрный дым немедленно окутал их головы, те заметались, закашлялись, а когда дым рассеялся, все увидели, что у них тоже заросли глаза и уши.

– Схватить! – приказала Галина заколдованным богатырям, указав им на Илью, Финиста и Ивана, а сама продолжила метать сгустки дыма, обращая оставшихся воинов на свою сторону.

Увидев, что на него бежит один из обращённых, безоружный Иван огляделся, поднял с земли свою сумку и огрел ею противника, но тот на этом не успокоился и попёр на него снова, не успел тот закинуть сумку на плечо. Спасаясь от преследователя, Иван запрыгнул на платформу с Чудой-Юдой. Когда обращённый богатырь попытался ударить его мечом, Иван ловко уклонился, и меч попал по цепи, которая связывала ноги чудовищной красотки. Богатырь замахнулся было, чтобы нанести новый удар, но освобождённая Чудо-Юдо ударила его ногой так, что тот отлетел далеко в сторону. Иван одобрительно кивнул, но тут в столб рядом с его неожиданной помощницей врезался топорик, и она в испуге убежала с площади.

Отыскав глазами Василису, Иван увидел, что она отбивается сразу от трёх обращённых богатырей невесть откуда взявшимся, должно быть, кем-то обронённым в пылу схватки, клинком. А рядом с ней Баба Яга боролась с врагами по-своему – плевалась в них, видимо ядовитой слюной, приговаривая:

– Вот вам, страхолюды безглазые! На! Получай!

Увидев, что двое обращённых богатырей всё-таки схватили Василису, Иван рванулся было к ней, но его опередил Финист – он налетел на обидчиков девушки и несколькими ловкими ударами раскидал их в разные стороны.

– Спасибо! – отозвалась Василиса.

Самодовольно кивнув, Финист с новыми силами рванулся в драку:

– Пошла потеха!

Похоже, происходящее его больше развлекало, чем пугало. Ну пусть потешится, использует свою силу богатырскую по назначению, раз уж умом не вышел.

Подбежав к Василисе, Иван с тревогой спросил:

– Ты как? Цела?

Василиса кивнула. Эх, жаль, что он сам не успел к ней на помощь, опередил его Финист! А он за свою девушку и сам в состоянии постоять! Да если бы он оказался ближе... Тут они с Василисой увидели, как из терема Ильи Муромца вылетает белая сова, которая держит в лапах меч. Варваре в совином облике удалось добраться до него раньше всех и похитить бесценное сокровище!

– У неё меч-кладенец! – закричала Василиса.

Финист, прицелившись, бросил в сову копьё, но промахнулся. А Иван, не найдя ничего более подходящего, запустил в неё своим смартфоном и на удивление попал – сова встрепенулась и выпустила меч из лап.

– Финист, Финист... – протянул Иван, довольный, что современные технологии одержали убедительную победу над дремучей древностью.

Он побежал к упавшему мечу, споткнулся буквально за шаг до него и упал, но быстро подполз и схватил драгоценный артефакт. Лишись он меча, и всё – о регулярных путешествиях в современный мир можно забыть! Не говоря уже о власти над Белогорьем, которая опять может перейти к злой колдунье, а это вдвойне опасно, ведь теперь она не одна, а с помощницей. Вернее, это Варвара, судя по всему, у Галины на побегушках, а бывшая домработница в их тандеме главная.

Иван даже зубами заскрипел от ярости. Правильно его Василиса обозвала – каким же дураком он оказался! Был так поглощён самим собой, будто ослеп и оглох – совсем как богатыри, обращённые на сторону колдуний. Будь он немного внимательнее, заметил бы странности в поведении домработницы! Но как, если она так хорошо замаскировалась и мастерски играла свою роль?

Размышлять об этом сейчас было некогда. Обернувшись, Иван увидел, что к нему бежит вернувшая себе человеческий облик Варвара, на ходу выхватывая из ножен меч. Она буквально прыгнула на него, но в последний момент путь ей преградила отважная Василиса и сбила противницу с ног.

Галина, заметив, что Иван держит меч-кладенец, метнула в него несколько сгустков чёрного дыма, но он снова уклонился от них. Силой не вышел, так хоть ловкостью его не обидело! Внезапно в грудь Галины вонзился огненный шар, сбивший её с ног. Кое-как поднявшись, она огляделась и увидела Светозара с нацеленным на неё магическим посохом. Всё-таки нашёлся колдун, способный противостоять Галине с Варварой!

Иван бросил меч-кладенец Илье Муромцу:

– Батя, лови!

Тот поймал меч на лету и тут же отбил им удар обращённого богатыря, но что-то смутило Илью – меч вёл себя как самый обычный, без всякой волшебной силы. Илья Муромец недоумённо оглядел кладенец, отшвырнув противника рукой, и удивлённо протянул:

– Нет силы у меча... Околдовали!

Ивану стало не по себе – неужели это из-за того, что он слишком часто пользовался переходом между мирами и истратил на постоянную беготню туда-сюда всю волшебную силу меча? Как же это не вовремя! Или, наоборот, всё было подстроено?

Тем временем между Галиной и Светозаром завязалась битва не на жизнь, а на смерть. Поднявшись на ноги, она направила уже не сгусток, а целый поток чёрного дыма в старца, но тот ответил лучом света из своего светящегося посоха.

– Илья, я долго не сдюжу! – закричал Светозар, видя, что колдовская сила чёрного дыма побеждает.

Он начал метать в Галину световые шары, однако добился совсем не того результата, которого ожидал, – один из них попал в цепь, удерживающую Змея Горыныча, и выпустил его на свободу. Тот, ожесточённо замахав крыльями, рванулся на волю и быстро скрылся за горизонтом.

А Илья тем временем отдал меч Ивану и напутствовал:

– Ваня, уходите! Нужно кладенец сберечь. Финист! С ними пойдёшь! – скомандовал он.

Тот, занятый схваткой, только кивнул. Иван в замешательстве посмотрел на Илью – не очень-то ему хотелось спасаться в такой компании, – но отец только крикнул:

– Бегите! После свидимся!

Иван понял, что сейчас не время для препирательств, все они должны объединиться перед лицом общего врага. Финист, Иван, Василиса и примкнувшая к ним Баба Яга послушно бросились бежать, раскидав вставших на их пути обращённых богатырей. Пробегая мимо упавшей клетки с Колобком, шедший последним Иван заметил, что та лежит в глубокой луже, а сам кругляк, уцепившись зубами за прутья, висит над водой, держась из последних сил.

Иван, пробежавший было мимо, решил вернуться – его доброе сердце не выдержало. Хоть и злющий Колобок, но ведь хлеб, и вообще живое существо! Недостоин он того, чтобы так бесславно пропасть, если уж от бабушки с дедушкой ушёл и даже лиса его, как выяснилось, не съела.

Едва он открыл клетку, Колобок резво выпрыгнул оттуда и сразу огрызнулся:

– Что ватрушки вылупил?!

– Пожалуйста, – язвительно отозвался Иван и, не тратя больше времени даром, побежал следом за остальными.

Благодарности он не ждал и сразу забыл о Колобке, даже не предполагая, что тот увяжется за ним следом. Остановившись в отдалении, Иван с тревогой наблюдал за сражением Светозара и Галины. Сначала ему показалось, что светлые силы побеждают, но внезапно из-под земли пробились могучие тёмные корни – они схватили посох и вырвали его из рук старца. Корни, словно живые, опутали его руки и ноги и прижали Светозара к стене терема, полностью скрыв его под собой.

Да, не все чудеса Белогорья ещё повидал Иван! Поняв, что всё равно ничего сделать не сможет, он побежал дальше, выскочив вслед за Василисой, Финистом и Бабой Ягой на окраину города. Он не видел, что следом за ними катится упрямый Колобок. Остановившись, Баба Яга оглушительно свистнула, призывая оставшуюся в городе избушку, и показала в сторону реки:

– Бежим к воде!


А на городской площади Илья Муромец с палицей в руке продолжал отбиваться от обращённых богатырей, в одно мгновение из друзей и соратников, превратившихся во врагов. Тёмные корни ползли по площади, сбивая всё на своём пути.

– Меч! Верните меч! – раздался зловещий голос, прозвучавший, казалось, прямо с неба.

Галина, заметившая, куда направились беглецы, указала рукой в сторону реки и приказала своим новым слугам:

– Догнать их!

Слепые и глухие богатыри послушно устремились в погоню, а Галина зло бросила Варваре:

– Опять не справилась? Всего-то надо было принести меч!

Варвара мрачно молчала – чувствовала, что действительно виновата.

Вокруг Галины собиралось облако чёрного дыма, которое на глазах превращалось в волка. Варвара снова обратилась в сову, и они поднялись в воздух вместе с Галиной, оседлавшей крылатого хищника.

Летя над городом, сова и волк заметили, как по берегу реки бежит призванная Бабой Ягой избушка, и направились за ней, надеясь, что она выведет их на след беглецов. А может, кто-то из них успел укрыться внутри?

По земле дом на курьих ножках преследовали обращённые богатыри на лошадях. Они уже почти догнали избушку, но та их перехитрила – она с разбегу прыгнула в реку и, потешно замолотив лапами по воде, стремительно поплыла прочь. По воздуху её продолжали преследовать Галина на волке и Варвара в облике совы, а заколдованные воины гнали по берегу, стреляя в неё из луков. Но какой вред могли нанести избушке стрелы?

Никто не обратил внимания на старое трухлявое бревно, болтающееся на поверхности воды. И совершенно напрасно, ведь именно под ним укрылись беглецы.

Ивану было особенно неудобно, ведь на плече у него висела сумка, а в руках он держал Колобка – после того, как он его спас, Иван чувствовал особенную ответственность за сказочный хлеб. Пыль от старого бревна попала ему в нос, и он, не удержавшись, чихнул.

– Ты что ж, остолбень, погубить нас хочешь? – зашипела на него Баба Яга.

– Ну, извините, чихнул... – Иван развёл бы руками, да они были заняты.

Он собрался чихнуть снова, но Баба Яга вовремя дала ему лёгкую оплеуху, тут же отбив у Ивана всякое желание поднимать шум. Финист громко засмеялся, но старушка, не церемонясь, отвесила оплеуху и ему, сразу заставив богатыря замолчать.

– Слушайте, что это вообще там было? – спросил Иван. – Что за корни живые повылезали? Почему Варвара и моя уборщица Галя вместе?

– Ты её знаешь? – удивилась Василиса.

– Да, полы у меня мыла... – небрежно бросил он. – Подстава какая-то.

– Древнее зло пробудилось... – зловеще протянула Баба Яга.

Её пафосный тон настолько не вязался с его предыдущим замечанием, что Иван фыркнул:

– Что ж им всем не спится...

– Варвара и эта, на волке, ему служат... – не обращая внимания на легкомысленные шуточки, мрачно продолжала Баба Яга.

– Кому? – не поняла Василиса.

И Баба Яга, подув на лучи солнца, проникающие сквозь дыры в бревне, и пляшущие в них пылинки, вызвала в памяти далёкое прошлое и начала свой рассказ.

Глава 5

ДЕЛА ПРОШЛЫХ ЛЕТ

Тысячу лет назад жил на свете великий светлый колдун Белогор, по имени его и была названа эта местность – Белогорье. Все почитали его – от мала до велика, добрый он был, великодушный. За честь и благость считали люди просто прикоснуться к его белоснежному одеянию, когда появлялся в городе благородный старец с длинной седой бородой, держа в руке свой посох, увенчанный магическим кристаллом.

Всё, чего он касался, – оживало. Даже трава, цветы и деревья чувствовали его великую силу и признавали власть над миром. Белогор мог оживить высохшее поле, просто приложив ладонь к земле, – прямо из его руки исходила светлая энергия, способная вернуть живительные соки. Только терял он при этом много сил – на ещё недавно безжизненном поле уже колосилась рожь, а рука Белогора стремительно старела, прямо на глазах покрываясь морщинами. Понял тогда колдун, что может скоро умереть, и стал думать, как стать бессмертным. Не для себя он старался, а для того, чтобы иметь возможность и дальше помогать людям.

Был у Белогора юный ученик по имени Кощей. Видел он, как люди подходят к его учителю, выражают своё восхищение и благодарность за добрые дела и волшебство, и наполняла его душу зависть и злоба.

И когда овладела Кощеем чёрная ненависть, задумал он погубить светлого колдуна и занять его место.

Решил Кощей обратиться за помощью к силам тьмы. Пришёл он на берег Чёрного озера, опустил в него чашу и наполнил её магической водой.

А когда вернулся, поднялся он на высокую каменную башню, где обитал Белогор, и провёл ритуал: сделал на своей ладони разрез острым ножом и смешал свою кровь с чёрной водой.

Так соединил Кощей злобу своего сердца с дремучими силами и впустил тьму в сердце своё. Затем опрокинул он зелье из чаши на гранит башни.

А светлый колдун Белогор, не подозревая об этом, ковал в кузне подле башни меч-кладенец, чтобы создать могучий магический артефакт и обрести бессмертие.

От рук Кощея потянулись к камню кроваво-чёрные лучи, и плита, наполнившись свечением, задрожала. Кладка начала осыпаться, а камень приподнялся, как живой... И когда Белогор закончил свою работу и воткнул меч в землю, не суждено было ему воспользоваться его волшебной силой.

Как только светлый колдун взял в руки свой магический кристалл, чтобы соединить его с мечом и тем самым вдохнуть в кладенец волшебную силу, Кощей сбросил парящий камень вниз и убил учителя.

После этого Кощей осуществил свою чёрную мечту и стал бессмертным – он сам завершил ритуал, соединив меч и кристалл. А колдун Белогор оказался погребён глубоко под землёй.

Великое горе овладело всеми жителями Белогорья, да ничего было не поделать – никто не мог сравниться силой и умением с колдуном, кроме его верного ученика Кощея, да тот сам погубил своего учителя.

Дни и ночи лежал Белогор глубоко под землёй, и мёртвая душа его наполнялась злобой. Из заколдованного Кощеем камня в его тело проникли силы тьмы – те лучи, что помогли ученику убить его. Почернело белое одеяние, благородное лицо превратилось в страшную маску, а сквозь тело пробились зловещие корни-щупальца, которые распространились далеко под землёй, постепенно наливаясь силой.

За тысячу лет напитался колдун тьмой, и стали прорастать тёмные корни. Один из них пробился сквозь землю в глухом переулке Белого города, и из него вырос прекрасный цветок, светясь и маня к себе...


Маленькая девочка в изношенной и испачканной сажей одежде брела по городской улице. Мимо проходили горожане, торговцы – город жил своей обычной жизнью, не обращая никакого внимания на жалкую бродяжку. Проходя мимо прилавка с яблоками, голодная девочка незаметно стащила одно, испуганно озираясь по сторонам, и спрятала под одежду. Проходящая мимо крестьянка увидела, что девочка украла, и укоризненно покачала головой, но не выдала бродяжку – явно не от хорошей жизни решилась девочка на воровство.

Отойдя в сторонку и убедившись, что никто ничего не заметил, малышка откусила от яблока, но тут увидела странное яркое мерцание в самом конце заброшенного безлюдного переулка и свернула в него, повинуясь внезапному порыву. Всё равно идти ей некуда, а там может найтись что-нибудь стоящее. Вдруг кто-то самоцветный камень обронил? Конечно, девочка понимала, что это вряд ли возможно – кто и зачем пошёл бы в этот глухой переулок с самоцветным камнем? Она не ждала от жизни подарков, но всё же слабая надежда на чудо ещё теплилась в её душе.

В переулке явно давно никто не жил. Покосившиеся заборы, полусгнившие деревянные дома, покрытые мхом, древние каменные развалины – всё буквально кричало об этом. Но девочка, не обращая внимания на царящее вокруг запустение, упорно пробиралась вперёд, словно повинуясь неведомому зову. Идя на свет, она наконец увидела в небольшом овраге под старой каменной стеной среди сухих веток и корней с колючками очень красивый цветок. Это он светился, маня к себе и обещая столь желанное чудо.

Не в силах сопротивляться его зову, девочка аккуратно поползла между колючками и корнями. Это оказалось нелегко, ветки цеплялись за одежду, словно не пуская её дальше. Но девочка всё-таки добралась до цветка и потянулась к нему. В последний момент она укололась о колючку – на её пальце выступила капля крови. Она не удержалась и заплакала – больше не от боли, а от обиды. Опять судьба лишь поманила её, но вместо подарка подбросила острую колючку!

В этот момент в овраг под ветки заглянула крестьянка. Это была красивая молодая женщина с приметным амулетом в виде солнца с луной, висевшим на груди, просто, но опрятно одетая. В руках она держала корзинку, с которой собиралась за покупками, но так и не дошла до торговых рядов.

Непонятные чувства овладели ею. Крестьянка незаметно следовала за девочкой от самого рынка – чем-то запала ей в душу эта жалкая бродяжка. Может быть, оттого, что не было у неё своих детей, а сердце давно уже было готово к материнской любви. Не отпускала её тревога за девочку – что ей понадобилось в этом глухом заброшенном месте? Не случилось бы беды! И она как чувствовала – бродяжка сидела на земле и горько плакала, держась за руку. Малышка даже не обратила на неё внимания, поглощённая своей бедой.

– Ты как сюда попала, бедняжка? – сочувственно спросила женщина. – Ты чья? Родители твои где?

Девочка молча всхлипывала, ничего не отвечая.

– Не плачь, я тебя вытащу, – пообещала крестьянка.

Она помогла девочке выбраться и тут же сама укололась о колючку – капля крови выступила на ладони.

– Вот зараза! – разозлилась женщина. – Пойдём отсюда!

Крестьянка взяла за руку девочку, и они не оглядываясь ушли из переулка. Поэтому и не увидели, как цветок втянулся в корень, часть колючек исчезла вместе с ним, и корень медленно уполз обратно в землю, словно выполнив то, что было предназначено.


Крестьянка привела девочку в свою избу. Не слишком богатое жилище, но всё же малышке здесь явно будет лучше, чем на улице. И тем более в том ужасном переулке, где словно притаилась неведомая опасность.

– Проходи, не бойся, – подбодрила она замявшуюся на пороге бродяжку, а сама подошла к столу, взяла кувшин с водой и налила воды в кружку.

– Ну и намаялась я, – женщина отпила из кружки и предложила девочке: – Хочешь водицы?

Она обернулась и в испуге выронила кувшин с водой – девочка неподвижно лежала на полу.

Крестьянка перенесла найдёныша на лавку, но девочка никак не приходила в себя. Она металась в бреду, но это было не самым страшным – когда испуганная женщина вытирала ей пот со лба, то заметила, что у девочки от места укола шипом по руке пошли странные узоры, и они разрастались по всему телу. Видать, не простая то была колючка!

Наконец девочка открыла глаза, но это не принесло облегчения – они как будто наполнились дымом и стали чёрными. Крестьянка в испуге отшатнулась, а бедняжка снова провалилась в беспамятство. Что-то беспокоило женщину, она взглянула на свою руку и заметила, что у неё тоже на том месте, где она укололась шипом странного цветка, появились непонятные узоры.

Не иначе это колдовство! Уколол их сказочный цветок – что теперь с ними будет? Ох, в недобрый час решила она пожалеть девочку-бродяжку и взять её к себе! Да теперь делать нечего, придётся к колдунье отправляться. Страшно идти на поклон к Бабе Яге, но деваться некуда. Неведомая колдовская сила страшнее.

Долго пробиралась крестьянка через дремучий лес, умаялась, таща за собой девочку. Та вроде и лёгкая – видно, никогда не ела досыта, – а уже в середине пути ноги отяжелели, а рук она почти не чувствовала. Но добралась наконец и остановилась на опушке небольшой поляны посреди леса, где стояла избушка на курьих ножках и задумчиво чесала лапу об лапу.

Крестьянка засмотрелась на это диковинное зрелище, но потом увидела нечто ещё более удивительное: сама Баба Яга у горящего костра собиралась готовить какое-то варево. Над костром висел котелок, а рядом на столике лежали устрашающие ингредиенты: не только грибы и ягоды, но еще засушенные лягушки и куриные лапки.

– Горлица, полынь подай! – глухим скрипучим голосом вдруг попросила Баба Яга, обращаясь непонятно к кому.

Крестьянка испуганно оглянулась – неужели лесная колдунья её заметила? Но нет, так ласково Баба Яга обращалась к своей любимой избушке. Та послушно затряслась, из её окна вылетел пучок полыни и упал прямо в руки бабке. Засмотрелась крестьянка на это диво, да опомнилась – не глазеть она сюда явилась. Как ни страшно, а надо к Яге на поклон идти.

– Здравствуй, бабушка, – осторожно проговорила крестьянка, приблизившись к Бабе Яге.

Рядом с ней безучастно стояла девочка, на руке которой, пульсируя, то появлялись, то исчезали странные чёрные узоры. Девочка не шевелилась и ничего не говорила, словно зачарованная. Впрочем, так оно, скорее всего, и было.

– Чё надо? – неласково отозвалась колдунья.

Крестьянка оробела, но от своего не отступилась:

– Вот, сиротку нашла. Но она, видать, захворала, погляди?

Лесная колдунья обнюхала девочку своим кривым, но чутким носом, заглянула в её наполняющиеся чёрным дымом глаза и запричитала, как простая деревенская баба:

– Ой, беда-беда...

Баба Яга вылила в костёр какую-то жидкость из своих склянок, бросила туда же сухой корешок, ловко срезала невесть откуда взявшимся ножом несколько волосков с головы девочки и тоже опустила в огонь. Костёр вспыхнул ярче прежнего, из него повалил чёрный дым, в котором проявились очертания корней, переплетающихся, словно змеи.

– Древняя тьма в ней поселилась, – испуганно проговорила Баба Яга. – Не помочь ей. Мой тебе совет... утопи её! – почти прошептала она.

– Из ума выжила, старая?! – возмутилась крестьянка, схватила малышку за руку и повела прочь.

Она уже успела привязаться к этой странной бродяжке и не собиралась с ней расставаться, поэтому старательно гнала от себя мысли о том, что если и лесная колдунья от неё отказалась, то дело плохо.

Она не видела, как Баба Яга обеспокоенно смотрела им вслед, не спеша возвращаться к своему колдовскому зелью.


Когда они вернулись домой, крестьянке самой стало плохо. Она металась в постели, совсем как недавно девочка, её бросало то в жар, то в холод. Около неё стояла перепуганная малышка, готовая разрыдаться от страха, и прикладывала к голове приютившей её хозяйки мокрую тряпку.

– Тише-тише, дочка... Сейчас всё пройдёт... – попыталась успокоить её женщина и приподнялась на постели, почуяв неладное.

От порыва ветра хлопнули ставни, и наступила тишина, которую прорезал еле заметный зловещий шелест, будто лёгкий ветер гнал по земле сухие листья. И тут же послышался чей-то слабый, но уверенный шёпот:

– Идите ко мне... Призываю вас... Повинуйтесь мне...

Глаза крестьянки стали чёрными, совсем как недавно у девочки. Словно заворожённая этим голосом, она встала с постели, взяла бродяжку за руку, и они вышли из избы на тёмную улицу.

Повинуясь неведомому зову, женщина с факелом в руке и её названая дочка вновь пришли в глухой переулок. Словно таинственная сила вела их к тому месту, где они впервые увидели таинственный цветок и укололись о его шипы.

– Придите ко мне... Тьма ждёт вас... – вновь раздался тот же голос.

Из-под каменных развалин появились корни, которые кругом оплели стены и поднялись к ногам крестьянки и девочки.

– Чую вас! Слышу вас! – призывал голос.

– Кто ты? – спросила женщина.

– Я тот, кто наполнил вас тьмой! – отозвался её невидимый собеседник. – И имя мне – Роголеб!

Именно так теперь звали светлого колдуна Белогора, когда он оказался во власти тёмных сил. Как душа его променяла свет на тьму, так и имя его теперь звучало наоборот.

Корни, сплётшие их ноги, опустили женщину с девочкой на колени.

– Я дарую вам великую силу... – проговорил невидимый колдун, и корни поползли выше, опутывая их послушные тела, – ...дабы вы служили мне, как я служу тьме.

Испуганная крестьянка инстинктивно попыталась отбиться от корней факелом, и тут же один из них обвил её руку. Факел выпал у неё из руки и начал чадить чёрным дымом. Корни полностью опутали их с девочкой в коконы, но через несколько мгновений исчезли, сделав своё тёмное дело.

Вместо привычного сарафана на женщине теперь красовалось зловещее чёрное одеяние, из её рук полились струи чёрного дыма, а вместо девочки на земле теперь сидела сова. Она взлетела и уселась на плечо крестьянки.

– Что прикажешь нам? – покорно спросила та у их нового хозяина.

– Ждать... – раздался голос колдуна. – Ждать часа, когда я окрепну, чтобы возродиться.

И крестьянка с совой на плече пошла к выходу из тёмного переулка.


Так Галина с Варварой были обращены тёмными силами на сторону колдуна Роголеба и принялись верно служить ему. Притаилось зло до поры до времени, но Роголеб не торопился – он копил силы, чтобы воскреснуть, вернуться в Белогорье и захватить власть. А его новые слуги тем временем набирались мудрости да осваивали колдовское искусство. Варвара подрастала, из жалкой бродяжки превратилась она в писаную красавицу – или это тоже было колдовство? Никому не ведомо, да только удалось ей очаровать Добрыню Никитича, подчинить его своей воле и заставить совершить много зла. Хорошо, что сумел помешать этому Иван.

Знал Роголеб, что где-то в ином мире растёт-подрастает сын Ильи Муромца – недаром был он великим колдуном. Поэтому и послал Галину присмотреть за ним. И удался их коварный план – никто не заподозрил Галину, так хорошо она играла свою роль. И в ином мире она освоилась на удивление быстро, не зря такая смышлёная. Но пришло ей время вернуться, когда Варвара не справилась со своей задачей. Помешал ей тот самый сын Ильи Муромца, Иван. Недооценил его Роголеб – тот вон как ловок оказался!

Но теперь Роголеб достаточно окреп, чтобы возродиться и вернуть себе власть над Белогорьем, поэтому и приказал Галине с Варварой напасть на город во время праздника, когда все богатыри будут в сборе. И часть его плана удалась – многих удалось обратить на свою сторону, сделав слепыми и глухими слугами тьмы. Но кучка героев успела сбежать и, что самое главное, унести с собой меч-кладенец, который не удалось отбить Галине и её названой дочери. А ведь меч был так нужен Роголебу, чтобы выйти из-под земли и обрести былую силу. Именно он тысячу лет назад выковал его, да не успел им воспользоваться, так что кладенец должен принадлежать ему по праву.

Но опять нарушил его планы этот нахальный парень Иван, сын Ильи Муромца! Уже второй раз встал он на пути Роголеба и, даже не обладая богатырской силой, помешал ему. Теперь его и жалкую кучку примкнувших к нему друзей Галине и Варваре надо было догнать во что бы то ни стало. Иначе гнев хозяина будет страшен, и первыми, на кого он обрушится, станут они сами.

Глава 6

ЗАГАДОЧНЫЙ ОСТРОВ

Со всех своих курьих ног неслась избушка Бабы Яги через рощу, но чувствовала, что не уйти ей от погони. За ней гнались и по небу, и по земле: по воздуху летели Галина на дымном волке и Варвара в обличии совы, а по лесу скакало несколько обращённых богатырей с факелами в руках.

Выбежав на лесную опушку избушка в панике осмотрелась своими подслеповатыми окнами, но спрятаться было негде – в отсутствие своей хозяйки, Бабы Яги, избушка совсем растерялась, и этим немедленно воспользовались её преследователи.

Галина, приземлившаяся на сотканном из дыма крылатом волке, подняла руки и выпустила в избушку облако чёрного дыма, которое тут же окутало её с ног до головы – точнее, от когтей куриных ног до козырька на крыше. Тут подоспели и новые слуги чёрного колдуна – обращённые богатыри подбежали и ловко стреножили избушку, опутали её лапы верёвками так, что она упала. А тут и сова прилетела – она спикировала вниз и влетела прямо в трубу, не побоявшись испачкать в саже свои белоснежные перья. Через несколько мгновений дверь избушки распахнулась изнутри, и на пороге возникла Варвара.

– Нет никого, – мрачно проговорила она.

– Хорошо посмотрела? – недовольно переспросила удивлённая Галина.

Она-то надеялась, что беглецы никуда не делись, а укрылись в жилище Бабы Яги, и сейчас они возьмут их тёпленькими! Но те оказались не такими уж простыми, сумели скрыться буквально из-под носа. Не иначе как Ванечка их надоумил. Парню, конечно, в хитрости не откажешь. Уж она-то на его проделки насмотрелась, пока в том другом мире полы в его роскошных хоромах намывала! Дурачок бы на такие ни в жизнь не заработал, а тем более тот, кто всего сам добился, без помощи мамы-папы.

Уж она-то, Галина, достаточно времени в огромной и шумной Москве пробыла, начала разбираться, что к чему, – её смекалкой тоже при рождении не обидели. А иначе разве смогла бы она так мастерски свою роль сыграть и ни у кого ни малейших подозрений не вызвать? Ванька-дурачок вон как глаза вылупил, когда её сегодня увидел, – любо-дорого было посмотреть на его растерянную физиономию. Только ради этого готова была Галина смириться с тем, что пришлось роль его прислужницы столько времени исполнять да на все глупые прихоти откликаться.

Совсем недавно Ваня узнал, кто таков его родитель – сам Илья Муромец! – а уже столько дел наворотил, что всё Белогорье с ног на голову поставил. Но ничего, она, Галина, вернёт всё на свои места. А Варвара, дочка названая, поможет, если опять всё дело не загубит, как в прошлый раз. Появилась она тогда растрёпанная и несчастная на пороге московской квартиры Ивана, где Галина чувствовала себя полновластной хозяйкой, глядя на мать взглядом побитой собачки. Крепко ей досталось от Ивана и его друзей! Но это даже к лучшему – тем сильнее Варвара сейчас горит желанием отомстить.

Девчонка ладная да смышлёная – даром, что ли, у неё на воспитании столько лет прожила! Да уж больно горячая и сильным чувствам подвластная, они её и губят, всё перед глазами застят. Но ничего, теперь Варвара под присмотром будет, уж мать-то её направит куда следует. Вместе они доведут дело до конца.

– Можешь сама проверить, – тем временем огрызнулась Варвара.

Ну и девка! Галина сама едва не вспылила, но совладала с собой, лишь бросила зло, показав на избушку:

– Сжечь её!

Она оседлала своего дымного волка, он легко поднялся в воздух и вскоре скрылся из вида. Дожидаться исполнения своего приказания она не стала, уверенная, что уж с этим-то простым поручением Варвара легко справится. И совершенно напрасно.

Варвара ловко спрыгнула с порога избушки на землю, и обращённый богатырь, услышавший приказание Галины, услужливо протянул ей факел. Избушка задрожала от страха – она же деревянная, тут же вспыхнет, как тот самый факел! Но что она могла сделать – связанная и прижатая к земле крепкими путами?

Внезапно из чащи леса послышался громкий топот. Варвара обернулась и увидела, что прямо на неё несётся... избун. А как ещё назвать избушку явно мужеского рода – повыше и пошире, чем пленённое жилище Бабы Яги, с мощными лапами и толстыми мужественными брёвнами, густо поросшими мхом?

Не успев взять факел, Варвара в ужасе резко отпрыгнула в сторону, и это её спасло – избун, как вихрь, пронёсся мимо, распинал лапами обращённых богатырей, и те разлетелись в разные стороны, отпустив верёвки. Освобождённая избушка сразу вскочила и, встряхнувшись, побежала вслед за своим спасителем в глубь чащи леса.

Потрёпанная Варвара поднялась с земли и зло посмотрела вслед удаляющимся избам. Опять ей от матушки достанется! С таким простым делом и то не справилась. Надо срочно придумать, как оправдаться...


А тем временем никем не обнаруженные беглецы по-прежнему прятались на реке под бревном и знать не знали о драматичных событиях, произошедших в лесу. Даже Баба Яга не почуяла, что едва не лишилась своей горлицы-избушки, ведать не ведала, что та встретила своего избавителя.

История Бабы Яги про коварного Кощея и убитого им учителя, перевоплотившегося из светлого колдуна Белогора в злого волшебника Роголеба, произвела на них сильнейшее впечатление, и теперь все молчали, подавленные её рассказом.

– Приходили ко мне люди, обращённые им... – мрачно закончила Баба Яга. – Но никто не выживал... Только этим двоим – Галине и Варьке – удалось выдюжить. Чуяла же, что беда грядёт! Тьфу! – плюнула она в сердцах.

Колобок испуганно посмотрел на подозрительно зашевелившуюся воду:

– Да-да... Может, мы на берегу лясы поточим?

Вода взбурлила ещё сильнее, но не успел никто испугаться, как на поверхность вынырнул Водяной.

– Сбежала твоя лебёдушка... – первым делом доложил повелитель рек и озёр. – А безглазые сюда возвращаются, – добавил Водяной как ни в чём не бывало, будто забыв о своём позорном бегстве с поля битвы.

Но напрасно он надеялся задобрить Бабу Ягу и отвлечь её внимание, первым делом упомянув о её любимой избушке, – не так-то просто было обвести вокруг пальца проницательную лесную колдунью.

– А ты куда делся? – с подозрением поинтересовалась она. – Сбежал?!

– Кто, я? – смешался её поклонник. – Так это... Я отвлекал... – попытался оправдаться Водяной.

– Валить нужно... – перебил его Иван, не дав разгореться выяснению отношений.

Но куда можно скрыться, если ты в воде посередине реки? Выход нашёлся быстро, и помог в этом Водяной, чувствовавший себя виноватым и изо всех сил старавшийся загладить свою вину перед возлюбленной. По его указанию все по очереди выбрались из воды и рядком расселись верхом на бревне, свесив ноги в разные стороны. Водяной привязал к нему верёвку, схватился за неё, потянул, проверяя, прочно ли держится, и быстро поплыл вперёд.

Он разогнался изо всех сил, и бревно помчалось, взбаламутив речную гладь. Финисту, Бабе Яге, Василисе и Ивану пришлось вцепиться в торчащие во все стороны сучья, чтобы удержаться на этом пулей летящем снаряде. У Колобка, которому нечем оказалось держаться, вообще не было шансов, если бы он не был плотно примотан скотчем к ветке – запасливый Иван очень кстати обнаружил в кармане моток, предусмотрительно купленный в супермаркете. Как знал, что придётся от врагов улепётывать и круглый хлебушек спасать.

– Как в Сочи на банане, – прокомментировал неисправимый оптимист Иван.

Ответа он, конечно, не дождался – всё равно никто не понял, о чём речь.

Путешествие продлилось недолго – вскоре бревно причалило к небольшому лесистому острову в центре озера, и все поспешили покинуть импровизированную лодку. Сходя на берег, галантный Иван подал руку Бабе Яге, а за ней и Василисе, но благодарности не дождался.

– Спасибо, Пузырик. Быстро домчал! – похвалила лесная колдунья своего поклонника, полностью реабилитировавшегося в её глазах. – Дальше мы сами.

Водяной, похоже, насмотрелся на Ивана и, переняв его джентльменские манеры, учтиво поцеловал руку Бабе Яге.

– Береги себя, рыбонька моя, – нежно проворковал он.

Баба Яга засмущалась и затрепетала, словно юная девушка, но удерживать поклонника не стала – дальше им было не по пути. Водяной отпрыгнул назад, игриво похлопывая плавником по воде, и скрылся из виду.

– Чё встали?! – прикрикнула Баба Яга на своих спутников, заметив, что они внимательно наблюдают за её трогательным прощанием с Водяным. – За мной, огрызки!

И, не дожидаясь ответа, она весьма резво для своих почтенных лет направилась в глубь острова, уверенная, что все последуют за ней.

– Эй, а меня никто не хочет отсюда снять? – вдруг раздался чей-то голос. – У меня уже всё тесто затекло на этой палке сидеть!

Пришлось возвращаться на берег – про Колобка-то все забыли! Он так и остался на бревне, всеми покинутый и по-прежнему прикреплённый к нему. Подошедший Иван легко переломил ветку, к которой был привязан Колобок, и невольно залюбовался получившейся конструкцией:

– О, чупа-чупс икс-икс-эль!

Колобок недовольно посмотрел на Ивана, догадавшись, что над ним смеются, однако не придумал, как ответить на незнакомые словечки. Иван, улыбнувшись, не стал ничего пояснять и начал отматывать скотч, стараясь делать это аккуратно, чтобы не навредить сказочному кругляшу. От дедушки ушёл, от бабушки ушёл, а от скотча может так бока ободрать, что лисе уже ничего не останется!

Когда колобок был благополучно спасём все двинулись в глубь острова. Никто не знал, что их сюда привело, а Баба Яга не спешила просвещать своих спутников, погружённая в собственные мысли. Она постоянно оглядывалась по сторонам, разгребала палкой палую листву и бормотала себе под нос:

– Где-то здесь должны быть...

Островок весьма приятный, солнышко светит, птички всякие поют, цветочки цветут, ветерок веет. Преследователи, опять же, отстали – почему бы просто не прогуляться тут, не отдохнуть в своё удовольствие? Но нет им покоя – ходят-бродят следом за Бабой Ягой и ищут что-то, а что именно – только ей одной известно. Хоть бы намекнула, они бы все вместе поискали! Глядишь, быстрее бы нашли – зрение-то у молодёжи поострее будет, чем у шестисотлетней старушки. Иван уже несколько раз пытался выяснить у Бабы Яги, что они забыли на этом необитаемом острове, но она делала вид, что не слышит вопросов. Или в самом деле не слышала, сосредоточившись на своих мыслях.

О том, что будет, когда они отыщут это неведомое нечто, Иван старался не думать, как и о более отдалённом будущем. Когда и каким образом он сможет вернуться в свой мир? Или переход туда закрыт навсегда? Меч-кладенец у него, но вернулась ли к нему волшебная сила? Как это проверить – попробовать начертить в воздухе светящийся круг и потом привычным жестом разрубить его? Но ведь Иван не один... Разве что отлучиться под каким-нибудь благовидным предлогом? Иван одновременно и хотел ещё раз проверить, работает ли меч, и боялся.

С другой стороны, вряд ли Галина, чудесным образом появившаяся в Белогорье, и её помощница Варвара стали бы гоняться за бесполезной железякой. Или они ещё не успели прознать, что меч потерял свою волшебную силу? Впрочем, Иван не боялся безвыходных положений. Сколько их уже в его жизни бывало! И всегда он находил способ выпутаться. Вот и на этот раз наверняка всё как-нибудь да уладится. Узнать бы ещё, что они тут, на острове, забыли!

– А что мы ищем? – поинтересовался Иван у Василисы, поняв, что от Бабы Яги ответа не добиться.

– Силушку твою богатырскую, – опередив девушку, ответил Финист и, громко расхохотавшись, удалился, весьма довольный своей уже порядком поднадоевшей глупой шуткой.

Ивана передёрнуло, но развивать тему при всех он не стал. Все последовали за Финистом, убедившись, что Баба Яга опять не нашла того, что искала, а Иван с Василисой немного отстали – им надо было поговорить наедине.

– Ты ему рассказала? – ревниво поинтересовался Иван.

Василиса сделала вид, будто не понимает:

– Что?

– То, что я жду, когда сила придёт? – терпеливо пояснил он.

– Вань, ты чего? – раздражённо отозвалась девушка.

– Я только тебе об этом говорил, откуда эта горилла безмозглая в курсе? – не отставал Иван.

Катящийся поблизости Колобок внимательно прислушивался к разговору, пользуясь тем, что на него никто не обращает внимания.

– Кто безмозглый? – не поняла Василиса.

– Ну, горилла... – отозвался сбитый с толку Иван. – Обезьяна... Животное такое.

– Животное? Как козёл? – перевела его слова на понятный ей язык девушка.

– Да, как козёл! – обречённо махнул рукой Иван, поняв, что лучшего объяснения он подобрать не сможет.

– Да что ты взбеленился?! – растерялась Василиса.

Изображая Финиста, Иван сделал суровое лицо без всякого выражения:

– Я очень сильный тупой человек!

И он тут же изменился в лице, теперь талантливо подражая Василисе:

– О, Финист! Ты такой классный! Несмотря на то, что тупой, у тебя есть сила богатырская, не то что у этого Ваньки, у него только интеллект и чувство юмора!

Василиса, разозлившись, ударила Ивана в плечо и обиженно бросила:

– Ты сейчас сам на козла похож!

Они зло смотрели друг на друга, и неизвестно, чем бы закончилась эта сцена ревности, грозящая перейти в настоящую ссору, если бы не громкий голос Бабы Яги.

– Нашла! – закричала она издалека.

И Иван с Василисой, забыв о выяснении отношений, бросились в её сторону.

Глава 7

ЛЕТАЮЩАЯ РЫБА

Беглецы подошли к Бабе Яге, сосредоточенно разгребавшей палкой опавшую листву. Из-под бурых сухих листьев постепенно показалось большое железное кольцо с цепью, покрытое мхом. Все удивлённо ахнули, но никто по-прежнему ничего не понимал. Баба Яга тем временем деловито отошла в сторону, расчистила землю палкой, и там обнаружилось второе такое же кольцо. Оба они были огромного размера – едва ли не в рост человека – и выглядели жутко старыми, будто к ним сотню лет не прикасалась рука человека. Все растерянно молчали, глядя на кольца, лишь Баба Яга казалась очень довольной.

– Давай, тяни это! – велела она Финисту и тут же обернулась к Ивану: – А ты вот это!

Финист, взявшись за кольцо обеими руками, с лёгкостью оторвал его от земли, и все увидели, что от кольца тянется цепь, уходя глубоко в землю, под траву и дёрн.

Вдохновлённый примером Финиста, Иван подошёл ко второму кольцу, взялся за него и попытался оторвать его от земли, но у него ничего не получилось. Он старался изо всех сил – лицо покраснело от напряжения, руки задрожали от натуги, на лбу выступил пот, – но кольцо даже не сдвинулось с места.

– Тьфу ты, богатырь недоделанный! – презрительно бросила Баба Яга, с усмешкой наблюдавшая за его напрасными стараниями.

Иван не знал, куда деваться от стыда. Он украдкой взглянул на Василису – хоть она над ним не смеётся? – но лицо девушки было непроницаемо. Далось им всем это богатырство! Ржавое кольцо, может быть, тонну весит, его только трактором сдвинуть с места можно. А он обычный человек, не то что этот Финист – сила есть, ума не надо.

– Всё самой приходится делать, – продолжала ворчать Баба Яга.

Она порылась в мешочках, подвешенных к её поясу, и высыпала на ладонь горсть каких-то сушёных ягод. Выбрав одну, Баба Яга закинула её в рот, и её передёрнуло – видимо, ягодка оказалась не очень сладкая. Зато после этого шестисотлетняя старушка как ни в чём не бывало взялась за кольцо и с лёгкостью подняла его.

Иван удивлённо взглянул на Бабу Ягу – это что ещё за чудеса?

А лесная колдунья тем временем бросила Финисту:

– Что встал, как пень? Тяни, что есть мочи!

Они вдвоём одновременно потянули за оба кольца, и тут же раздался глухой рёв. Испуганные птицы взлетели с деревьев, земля затряслась под их ногами, и Иван с Василисой испуганно схватились за ближайшие деревья.

Даже вечно самоуверенный Колобок испуганно спросил:

– Э-э... Что началось-то?

Не получив ответа, он решил не рисковать и на всякий случай уцепился зубами за штанину Ивана – этот парень его из клетки спас, а потом придумал, как к бревну прикрепить. Видать, добрый и башковитый, хоть и не богатырь. Лучше держаться к нему поближе – с таким не пропадёшь. Тем более кругом вода, остров ненадёжный – для хлеба условия самые враждебные.

Неподалёку из-за деревьев в небо устремился большой фонтан воды.

– Проснулся, мой хороший! – с улыбкой протянула Баба Яга.

И так непривычно было видеть умиление на её испещрённом глубокими морщинами лице, что Ивану сделалось даже немного жутко.

– Кто там ещё проснулся? – испуганно поинтересовался он у Василисы, забыв недавнюю ссору.

Та лишь пожала плечами – ничего не поделаешь, девушки всегда обижаются дольше.

И в этот момент на другом конце леса над деревьями взметнулся огромный хвост неведомого существа, с которого водопадом стекала вода. Все заворожённо смотрели, как хвост медленно опускается обратно в воду.

– Тяни! – приказала ничуть не удивлённая Баба Яга.

Они с Финистом вновь потянули на себя огромные кольца, и жуткий рёв повторился. А потом случилось нечто невообразимое – остров задрожал, как будто началось землетрясение, и начал подниматься из воды словно живой. Все покачнулись, балансируя руками, чтобы не упасть, и испуганно переглядываясь. Только Баба Яга продолжала невозмутимо улыбаться, не снисходя до каких- то пояснений.

Но в следующую минуту всё стало и так понятно – остров располагался на спине огромного кита! В пасти у него держалась узда из цепей, которые уходили в глубину леса – к тем самым кольцам, которые держали Финист с Бабой Ягой, ставшей невероятно сильной после того, как она съела непонятную ягодку из своего мешочка. Подчиняясь их слаженным движениям, кит ещё сильнее задрожал и вдруг... взлетел из воды!

Иван никак не мог прийти в себя от изумления. Казалось бы, всё он уже повидал в Белогорье, трудно чем-то удивить – но этот остров потряс его воображение. Кто бы мог подумать, что он живым существом окажется, да ещё и летающим! Что-то подобное ему раньше встречалось, но только в сказке, да в какой именно?

Спутники Ивана, напротив, вовсе не выглядели удивлёнными. Они тут у себя в сказочной стране ещё и не такое повидали.

Баба Яга и Финист по-прежнему держали в руках кольца, с помощью которых управляли китом. Хвост огромной сказочной рыбы то поднимался над деревьями, то вновь опускался в воду, словно бесшумно работал гигантский невидимый двигатель.

Но, как оказалось, Иван слегка преувеличил невозмутимость своих спутников – даже для них огромная летающая рыба выглядела самым настоящим чудом.

– Рыба-кит! – восхищённо протянул Финист. – Я-то думал, их не осталось.

– Думать – не твоя фишка, – насмешливо парировал пришедший в себя Иван.

Ну да, точно – рыба-кит из сказки «Конёк-горбунок»! Когда-то им читали её в детдоме, потом задали нарисовать иллюстрацию, и Иван как раз рыбу-кита изобразил. Заворожила его деревня, расположенная на спине огромной рыбы, и он увлечённо вырисовывал расположившиеся на ней крошечные домики, людей и деревья. Кто бы ему тогда сказал, что самому доведётся на такой покататься!

– Повезло нам, что этот в Белогорье уснул лет двадцать назад, – откликнулась Баба Яга вполне миролюбиво – видимо, она до сих пор пребывала в благодушном настроении от того, что у неё всё получилось.

Финист решил проявить самостоятельность и потянул за своё кольцо – кит тут же послушно откликнулся и слегка взбрыкнул. Баба Яга ревниво взглянула на него и тут же отобрала у богатыря его кольцо, не желая никому доверять своего нового любимца. Видимо, она испытывала потребность постоянно кого-то опекать, раз прониклась к этой летающей чудо-рыбе такими тёплыми чувствами в отсутствие своей любимой избушки.

– Дай сюда, криворук! – привычно проворчала Баба Яга, беря управление на себя. – Ничего сами не можете! Не даёте бабушке на старости лет пожить...

– Так тебе шестьсот лет только исполнилось, бабуль! – подольстилась к ней Василиса. – Ты ещё ого-го!

И её нехитрая лесть достигла цели – Баба Яга засмущалась и кокетливо отмахнулась, но видно было, что комплимент пришёлся ей по душе.

Иван тем временем посмотрел вниз, на лес, над которым они в этот момент пролетали.

– Это всё, конечно, здорово, – недовольно бросил он, – летим, вид хороший. Только как нас батя найдёт?

За всеми этими приключениями как-то слегка подзабылось, что Илья Муромец в разгар битвы велел им спасать меч- кладенец и бросил: «После свидимся». Вот только где и когда состоится это свидание?

– Главное, чтоб нас колдун и его чурбаны не нашли, – назидательно проговорила Баба Яга. – А Илья нас сам отыщет.

Финист важно поправил усы и хвастливо заявил:

– И зачем прячемся от этого Колдуна? На подвиг надо идти, да так, чтобы легенды про нас слагали! Бить его надо, в самый корень!

Как обычно, для этого богатыря существовал только один способ решения вопроса – с помощью грубой силы и громких слов. Но Иван, как никто, понимал: в этой ситуации кулаки бесполезны – с хитростью надо бороться при помощи хитрости, а победить колдовство можно только более сильным колдовством.

– Стоп-стоп, притормози, здоровяк, – охладил он пыл Финиста. – Надо разобраться...

Его перебила Баба Яга:

– Кощей нужен, только костлявый знал, как Колдуна изничтожить. Иначе всем нам кирдык.

Вот это был неожиданный поворот! Все они прекрасно знали, что Кощея нет в живых, хоть он и бессмертный – такой вот парадокс.

Вообще Кощей был личностью сложной и противоречивой: с одной стороны, могущественный колдун, с другой – бесчестный предатель и убийца. Помимо истории о погубленном Кощеем Белогоре, подтверждением тому служили и события, произошедшие не так давно, когда Иван вместе с новыми друзьями искал меч-кладенец, чтобы с его помощью остановить Добрыню с Варварой.

Ох, как не прост оказался Кощей! Вступил он в сговор с Добрыней и пообещал передать ему меч в обмен на магический кристалл, в котором была заключена его смерть. Только напрасно Кощей доверился Добрыне – обманул его князь с помощью своей коварной жены Варвары, провёл магический ритуал, соединив меч и кристалл, и сам стал бессмертным. Правда, ненадолго – в очередной раз перехитрил всех Кощей, уничтожив кристалл: и Добрыню бессмертия лишил, и самого себя заодно. Оказалось, давно уже тяготился Кощей вечной жизнью, перестала она приносить ему радость после того, как он власти над Белогорьем лишился.

Он тогда здорово помог и Ивану с Василисой, и Бабе Яге с Водяным, разрушив колдовские чары и вернув мир в Белогорье. Но, как оказалось, ненадолго... Да, не так-то просто оказалось уничтожить зло и искупить злодеяние, пусть даже совершенное тысячу лет назад! Набрался сил и пробудился погубленный Кощеем светлый маг Белогор, ныне тёмный колдун Роголеб. И, по словам Бабы Яги, никто теперь не может его победить, кроме того самого Кощея.

– И всего-то? – с сарказмом отозвалась Василиса. – А ничего, что он помер?

– Подожди, – остановил её Иван. – Если есть живая вода – наверняка какое-то снадобье найдётся – возвращай-трава, воскреси-грибы, а? В крайнем случае, подорожник можно приложить.

Иван помнил, как с помощью живой воды, принесённой из сказочного мира, он спас больного мальчика – там, в реальном мире. Ивана пригласила родственница ребёнка, но он, конечно, ничем не мог помочь ему как липовый маг – зато смог вылечить как будущий богатырь!

Баба Яга на шутку не откликнулась. Она лишь недовольно посмотрела на Ивана и строго отчитала его:

– К башке своей пустой приложи! Кощей в царстве мёртвых заточён, в северных краях. Но я слыхала, что можно мертвяка оттуда вернуть...

Все недоумённо переглянулись. Вот это новость! Однако Колобок оказался в курсе:

– Хех, сколько людишек за тыщу лет туда ходило, а обратно – никого! Верная погибель!

Желание шутить у Ивана сразу пропало, он занервничал:

– Если это так опасно, то зачем туда идти? Давайте поищем альтернативные варианты.

Финист тут же воспользовался ситуацией и поспешил обойти соперника.

– Можешь не идти, мы и без тебя смогём. Да, Василиса? – обратился он к девушке, демонстративно не обращая на Ивана внимания.

Его удар попал точно в цель – Иван не смог сдержать раздражения и зло парировал:

– Во-первых, не смогём, а сможем! А во-вторых, надо как-то встретиться с батей, он точно знает, что делать!

– Ну, можно и подождать... – иронично протянул Финист и заухмылялся в свои роскошные усы.

Все выжидательно уставились на Ивана, невольно признавая за ним право принимать решение. Ещё бы, ведь он сын Ильи Муромца, законного правителя Белогорья! Кого же ещё слушать, как не его? Финист, сколько ни хорохорься, ни хвастайся своей силой, всего лишь возглавляет отряд дружинников. И Иван не стал долго думать – может, с силой богатырской у него пока отношения не складывались, но вот с природной смекалкой и находчивостью всё было в полном порядке.

– Что ждать-то?! – мигом сориентировался в ситуации Иван и небрежно бросил Финисту: – Если ты боишься идти в царство мёртвых, спасать отечество от тьмы, то можем тебя высадить – сиди жди!

Финист непонимающе смотрел на Ивана, не поспевая за полётом его мысли.

– Погоди, я сказал, что... – начал было он, но Иван не дал ему договорить.

– Мы все слышали, что ты сказал, – перебил он растерянного богатыря. – Струсил, признайся. А мы пока пойдём рисковать жизнью! – хвастливо заявил он, невольно подражая пафосным высказываниям богатыря.

– Да я... – совсем растерялся Финист.

– Всё, всё... – махнул рукой Иван. – Мы всё про тебя поняли.

Отвернувшись, он провозгласил:

– Не будем подаваться трусливым уговорам Финиста! Бабуся, рули к царству жмуриков! – важно кивнул он лесной колдунье, окончательно вживаясь в роль лидера.

Баба Яга бросила осуждающий взгляд на Финиста – она-то сразу поняла всю немудрёную хитрость Ивана, – но тот пребывал в ступоре, явно не зная, что сказать. Колдунья покачала головой – ох, и ловко провёл Иван богатыря! Надо с ним держать ухо востро.

Обескураженный Финист повернулся, чтобы уйти, но обо что-то споткнулся.

– Э-э, под ноги гляди, дуболом! – недовольно отозвался из-под ног богатыря Колобок.

– Ты какого лешего за нами увязался? – напустился на него раздосадованный Финист. – Хочешь, чтоб я тебя обратно в клеть посадил?

Найдя, на ком выместить злость и обиду, он замахнулся ногой, чтобы пнуть Колобка, но Иван вовремя встал между ними.

– Только не надо свой комплекс неполноценности на слабых вымещать! – безмятежно заявил он. – Ты ещё старушку пни!

– Я тебе пну! – не задержалась с ответом Баба Яга, принявшая угрозу за чистую монету.

Финист, едва сдерживая злость, отошёл в сторону, явно осознавая, что в этом словесном поединке он проиграл. А Иван довольно подмигнул в очередной раз спасённому им Колобку, хотя и понимал, что расслабляться не стоит, – Финист явно затаил обиду и будет ждать удобного случая, чтобы отыграться. Да только посмотрим, чья возьмёт!

Баба Яга тем временем снова взялась за кольца и потянула, ласково проговаривая:

– Неси нас к северу, милок.

Рыба-кит послушно сменил курс и резко повернул, попутно набирая высоту. Никто не ожидал такого внезапного маневра. Колобок покатился вниз, в отчаянии хватаясь зубами за кусты. Василиса, не удержав равновесия, налетела на Финиста, и тот с улыбкой придержал её за талию. Увидев Ивана, картинно опёршегося о дерево и напряжённо наблюдающего за ними, она оттолкнула Финиста и упала прямо в руки Ивана, который с радостью принял её в свои объятия. Справедливость восторжествовала по всем фронтам.

Рыба-кит плавно летел над лесным массивом, постепенно набирая высоту и устремляясь прямо в облака. Иван, Василиса и Финист, временно заключившие негласное перемирие, осторожно выглядывали с края острова и наблюдали, как под ними медленно проплывают леса, озёра, холмы. Это было величественное и одновременно пугающее зрелище – страшно было даже представить, что будет, если рыбе вдруг взбредёт в голову нырнуть или даже просто резко повернуться или встряхнуться.

Только Колобок не тратил времени на бесцельное созерцание. Нельзя сказать, чтобы он был совсем чужд прекрасному, но в данный момент его занимали совсем другие, более насущные вопросы, а именно добыча пропитания. Он уже понял, что от своих попутчиков еды ничего не дождёшься, придётся позаботиться о себе самостоятельно. Не оставили в беде, не дали свалиться вниз – с этим островом при его комплекции это было бы проще простого! – и на том спасибо.

Колобок придумал хитроумный план, заметив, что с летящей рыбой поравнялась стая уток. Колобок задумчиво поглядел на них и наконец решился. Вначале он потёрся об дерево, и на земле остались крошки – не пожалел для приманки собственный круглый бочок! Сделав вид, что просто почесался, Колобок с безразличным видом укатился, но на самом деле спрятался неподалёку.

Ждать пришлось недолго. Птицы быстро заметили неожиданное угощение и устремились к летающему острову – такого чуда им встречать ещё не приходилось, и они не могли упустить возможность подкрепить силы прямо в воздухе. К угощению опустилось несколько уток, и одна из них, клюя крошки, увлеклась и завернула за дерево. Это стало роковой ошибкой – раздался хлопок, и из-за ствола только перья разлетелись. Довольный Колобок выкатился из-за дерева, жуя на ходу и отплёвываясь от торчащих изо рта перьев. Охота удалась! Теперь можно и продолжить путешествие, куда бы там они ни направлялись.

Иван тем временем наблюдал, как Баба Яга с лёгкостью управляется с гигантскими кольцами, и смутные подозрения не давали ему покоя. Что-то тут было нечисто, и он вознамерился выяснить, как немощная старушка этого добилась. Дело явно было в той ягодке, которую Баба Яга выудила из своего притороченного к поясу мешочка и ловко закинула в рот. После этого она и начала совершать подвиги с железными кольцами, ворочая ими, словно заправский спортсмен- тяжеловес. Она нисколько не уступала Финисту, богатырю, уж чем-чем, а силушкой явно не обделённому.

Иван долго думал, как подступиться к своенравной старушке, но в конце концов не стал ходить вокруг да около и прямо спросил:

– Бабуль, а чего ты там съела? Ну, когда эту штуку железную поднимала.

И он кивнул на мешочек, который по- прежнему висел на поясе Бабы Яги.

– А тебе зачем? – с подозрением поинтересовалась та.

– Ну так, для общего развития, – пожал плечами Иван, делая вид, что интересуется просто от скуки и для поддержания разговора.

Свой особый интерес выдавать было нельзя, и Баба Яга купилась на его равнодушный тон.

– Ягода это, усилика, – неохотно проговорила она.

– Чего? – удивился Иван.

Терпения лесной колдуньи хватило ненадолго, и она раздражённо пояснила:

– Усилика, остолбень! Есть клубника, земляника, а это усилика – что непонятного?

С каждой минутой ей явно становилось всё тяжелее и тяжелее, и она позвала:

– Всё, кажись, сила уходит! Финист, подсоби!

– Давай я подсоблю! – с готовностью подхватился с места Иван.

Он попытался помочь Бабе Яге и, встав за ней, ухватился за кольцо, но не смог его удержать. Кит тут же почувствовал, что управление ослабло, и опасно накренился на один бок.

– Не мешайся под ногами, шаврик пустоголовый! – обругала его Баба Яга и снова позвала: – Финист!

Баба Яга с облегчением передала богатырю кольца, а Иван с обиженным видом отошёл в сторонку. Но в душе он был доволен – его план удался! В руке он держал мешочек с усиликой, ловко снятый с пояса Бабы Яги в тот момент, когда он якобы бросился ей на помощь. Иван улыбнулся самому себе и спрятал мешочек в карман. Неужели до сих пор неясно – он своего не силой, а хитростью добьётся!

Иван оглянулся, но никто ничего не заметил. Баба Яга руководила движениями Финиста, держащего кольца:

– Нежнее, рыба-кит ласку любит!

Тот послушно попытался выпрямить узду, и ему это удалось, хотя и ценой титанических усилий. Постепенно Финист смог направить кита прежним курсом, за что он удостоился сдержанной похвалы от Бабы Яги:

– Справился, тюрюхайло!

– А то... – он горделиво расправил плечи, даже не обидевшись на странное прозвище, которым наградила его колдунья. – Я ж Финист – богатырь!

Он бросил победный взгляд на Ивана и подмигнул Василисе. Иван едва заметно поморщился. Это не ускользнуло от Колобка, и тот решил вступиться за человека, которого он, похоже, с недавних пор стал считать своим единственным другом.

– Да не богатырь ты, а горилла, – нимало не боясь, бросил Колобок Финисту.

Сообразительный оказался, хоть и хлеб – случайно услышал разговор Ивана с Василисой, но суть уловил и незнакомые слова запомнил, а теперь применил по назначению.

Финисту бы промолчать – ведь, как известно, это лучший способ сойти за умного, – но он простодушно уточнил:

– Кто я?

– Горилла! – охотно пояснил Колобок. – Обезьяна такая! Короче, долго объяснять, козёл ты!

И он, громко хохоча, укатился прочь, чтобы Финист до него не дотянулся. Но тот ничего не понял, поэтому даже не собирался преследовать круглый хлеб, явно не считая его достойным противником.

Глава 8

В СЕВЕРНОМ КРАЮ

А тем временем в Белом городе происходили не менее драматичные события. Бой на главной площади был завершён. Не удалось светлому магу Светозару победить тёмные силы – и в княжеском тереме Ильи Муромца уже осваивались новые хозяева. Весь большой зал теперь был опутан зловещими чёрными корнями, особенно много их скопилось возле трона – создавалось впечатление, что сквозь крышу терема проросло огромное дерево. Но главной цели тёмный колдун так и не достиг – меч-кладенец от него ускользнул!

Поэтому Галина и Варвара с повинным видом стояли сейчас перед троном, хотя на нём никого не было – для того, чтобы подчиняться своему невидимому хозяину, им не обязательно было лицезреть его перед собой. Растеряв всю свою спесь, выглядели они непривычно – их покорный и подавленный вид так не соответствовал обычному облику, что можно было только диву даваться, куда подевались вся дерзость и властность двух женщин.

Галина и её приёмная дочка были готовы ко всему, но даже они вздрогнули, когда словно из ниоткуда вдруг раздался глухой низкий голос тёмного колдуна Роголеба:

– Я тысячу лет собирал силы для того, чтобы свершить задуманное, я был в шаге от этого. А вы упустили меч!

Варвара вдруг вскинула голову и дерзко ответила:

– Надо было нам помочь!

Галина испуганно взглянула на дочку – ох, молодая ещё, чересчур горячая и непокорная! Не поняла пока, что их хозяину перечить нельзя – слишком велика сила и власть тёмного колдуна, недаром он копил их тысячу лет! Им оказана великая честь служить ему, и они должны беспрекословно подчиняться, а не спорить, вызывая ярость повелителя.

И его гнев не заставил себя долго ждать. Галина с Варварой со страхом наблюдали, как над троном складываются из корней очертания свирепого лица с глазами и ртом – разозлённый колдун явил им свой истинный облик.

Корни зловеще зашевелились, как чёрные змеи, и с разных сторон подползли к Варваре. Она даже не успела испугаться, как корни схватили её и подняли в воздух, растянув как на дыбе.

– Как ты смеешь перечить мне?! – вновь загрохотал голос Роголеба.

Ответа от Варвары он не ждал – корни сдавили её горло, едва не задушив. Галина со страхом наблюдала за названой дочкой, но ничем не могла ей помочь.

– Меч... – продолжал Роголеб. – Верните мне меч!

Корни резко разжались, и Варвара прямо с высоты грохнулась на пол. Галина бросилась к дочке, но та уже села на полу, отчаянно кашляя и держась руками за горло. Охоту спорить с колдуном, кажется, отбило у Варвары надолго.

Варвара с Галиной были полны сил и решимости довершить начатое. Вот только где теперь искать меч-кладенец? Куда этот бестолковый Иван вместе ним подевался? С виду совсем дурачок, а смог провести тех, кому Роголеб даровал часть своей колдовской силы. Да ещё и помощники у него нашлись! Но ничего, никуда они не денутся, найдут их две колдуньи. Чай, не иголка в стоге сена. Каждый уголок Белогорья обшарят, но отыщут беглецов.


А Иван тем временем по-прежнему путешествовал на летающем острове, который быстро и плавно нёсся по небу. Иван расположился под деревом и смотрел по сторонам, держа в руках меч-кладенец, – теперь, когда за ним идёт настоящая охота, лучше не выпускать могущественный артефакт из вида. Иначе как он домой вернётся? Да-да, именно домой – в суматошный мир современной Москвы. Там тоже полетать можно, притом с куда большим комфортом. Он, Иван, вполне может себе позволить и вертолётную прогулку, и куда более длительные перелёты в экзотические страны...

Его взгляд наткнулся на Василису, безмятежно любующуюся проплывающими внизу величественными видами природы, и на сердце у Ивана потеплело. В этот момент он отчётливо понял, что готов променять удобство и комфорт привычной городской жизни на возможность быть рядом с ней, даже если для этого придётся насовсем переселиться в Белогорье...

Взгляд Ивана перешёл на Финиста, и он сразу помрачнел. Богатырь величаво возвышался над островом, эффектно держа в руках поводья и умело управляя чудо-рыбой. При этом смотрел он не вперёд, а на Василису, и беззастенчиво ей улыбался. Поймав его взгляд, девушка смущённо улыбнулась в ответ, но тут же заметила задумчивого Ивана и осеклась, улыбка мигом сползла с её лица.

На этот раз Иван сдержался. Он не стал возмущаться и придумывать очередные колкости, как уесть Финиста и выйти хотя бы из словесной схватки победителем. Впредь он будет умнее и добьётся своего хитростью и ловкостью, как и собирался с самого начала. А помогут ему в этом чудо-ягодки, которые он потихоньку стащил у Бабы Яги. Иван не видел в этом ничего зазорного – у лесной колдуньи наверняка ещё есть, вон сколько мешочков к поясу привязано. А ему сейчас эта, как её, усилика нужнее. Притом он же не лично для себя старается, а для общего дела.

Размышляя об этом, Иван не заметил, что пейзаж «за бортом» рыбы-кита стал потихоньку меняться: равнинная местность сменилась гористой, притом заметно похолодало – они как раз пролетали мимо заснеженных горных вершин. Иван поёжился и заметил, что Василиса тоже дрожит в своём тонком платье. Эх, не позаботились они о тёплой одежде! А ведь Баба Яга ясно сказала: на север им надо! Однако про шмотки старушка не напомнила. Знал бы – так из Москвы не туалетную бумагу, а пуховик бы прихватил, и для Василисы тоже.

Но Баба Яга всё же позаботилась о них, хоть и весьма своеобразно – она начала снимать свои лохмотья и разворачивать многослойные одёжки, одну за другой передавая их Василисе и Ивану. Он брезгливо поморщился, разглядывая пожитки – этому тряпью самое место на помойке, а не на его стройной фигуре. Но что делать, выбирать не приходилось – или замерзать, или наряжаться в эти лохмотья. Иван, конечно, выбрал второе.

Василиса с благодарностью приняла помощь лесной колдуньи и без всяких сомнений закуталась в её одёжки. Больше всех повезло Финисту, который горделиво завернулся в свой плащ. Вот кто лучше всех оказался подготовлен к путешествию на север! И не мёрзнет, и выглядит прилично.

Иван отошёл в лес ближе к задней части рыбы-кита, оглянулся и, убедившись, что за ним никто не следит, достал меч-кладенец. Давно он собирался это сделать, да всё никак не получалось улучить подходящий момент. И вот наконец удалось отойти незамеченным, и можно без помех проверить работоспособность меча-кладенца. Вдруг произошло чудо, и волшебная сила вернулась к нему сама собой?

Иван очертил круг в воздухе, но чуда не произошло, волшебная сила к мечу так и не вернулась – переход между мирами не открылся. Иван разочарованно вздохнул и засунул руки в карман брюк. Нащупав в кармане конфету, он развернул её и съел, а фантик за неимением урны выбросил в какую-то ямку.

Тут же выяснилось, что сделал он это зря – рыба-кит неожиданно начал трястись, кашлять, а из злополучной ямки вылетел фонтан воды. Неужели Иван случайно попал фантиком прямо в нос? Как-то он ходил в дельфинарий поплавать с дельфинами, и там инструктор объяснял им, что пальцы в отверстие на голове животных совать нельзя – это у них такие ноздри. Как он мог об этом забыть? Хотя немудрено, конечно, находясь в лесу, всё время помнить, что летишь на гигантской рыбине...

Рыба-кит продолжал ходить ходуном, и испуганный Иван побежал к остальным. Все его спутники уже собрались возле Финиста.

– Ты что сделал, изверг?! – сердито выговаривала рулевому Баба Яга. – Говорила ж – не дёргай рыбу!

Финист растерянно молчал, не зная, что сказать – он-то как раз ничего такого не делал. К счастью, никто не догадывался, что во всём виноват Иван, а признаваться он не собирался – инстинкт самосохранения не позволял вызывать огонь на себя.

В пенёк рядом с Бабой Ягой тем временем врезался Колобок, опять потерявший опору, и тоже зло набросился на Финиста:

– Я тебе сейчас дёргалки откушу!

– Да я не дёргал! – оправдывался богатырь.

Иван почуял – если сейчас начнут разбираться, что к чему, его быстро выведут на чистую воду – и поспешил отвлечь внимание и сменить тему.

– Можно как-то его успокоить? – спросил он. – Я и так летать боюсь.

И, в подтверждение своих слов, он крепко обхватил руками ствол ближайшего дерева.

– Тяни на себя! – скомандовала Баба Яга Финисту.

– Да тяну! – огрызнулся тот, изо всех сил вцепившись в поводья. – Ерепенится, рыбье отродье!

– Всё, он не туда поворачивает! – поняла Баба Яга и скомандовала: – Слезать надо!

Она указала на уступ скалы, мимо которого пролетал рыба-кит. Финист, услышав слова Бабы Яги, сориентировался быстро – он мигом отшвырнул кольца и начал споро перебрасывать всех по одному с летающего острова, ходящего ходуном, на не очень удобную, но всё же устойчивую поверхность. Иван остался последним, но он не спешил принимать помощь богатыря.

– Давай руку! – поторопил его Финист.

– Я сам, – упрямо отказался Иван.

Тот не стал его уговаривать.

– Как хочешь! – бросил Финист, разбежался и ловко перепрыгнул на уступ.

Иван последовал было за ним – тоже начал разбегаться, но по дороге зацепился за корень, торчащий из земли, упал и не успел прыгнуть. А рыба-кит, который, конечно же, не стал останавливаться для высадки пассажиров, не сбавлял скорости и вот-вот должен был пролететь мимо скалистого уступа.

– Ваня! – испуганно крикнула Василиса.

Но чем она могла ему помочь? Это мог сделать Финист, но Иван сам отказался от его услуг. О том, что будет, если он сейчас отстанет и улетит в неведомые дали, даже думать не хотелось. Отмахнувшись от непрошеных мыслей, он поднялся и вновь побежал по чудо-острову, чтобы оттолкнуться и перепрыгнуть на площадку. Однако Иван не учёл одного: как быстро он бы ни бежал, из-за встречного движения рыбы он оставался на месте.

Иван почувствовал, что выдохся, и остановился, с отчаянием наблюдая, как уступ скалы удаляется с каждой секундой. Все испуганно наблюдали за ним и молчали, словно оцепенев, лишь Василиса металась на берегу.

– Ваня! Беги! Ну же! – кричала она.

И тут в его голове словно вспышка сработала – чудо-ягодки Бабы Яги! Иван достал из кармана мешочек с усиликой и закинул одну ягоду в рот. Его передёрнуло от ужасно кислого вкуса, но прилив сил не заставил себя долго ждать.

Воспрянув духом, Иван подбежал к кольцам и, с удивительной лёгкостью подхватив их с земли, потянул поводья на себя. Рыба- кит дёрнулся вверх, буквально встав на дыбы, а Иван тут же отпустил кольца и покатился вниз по его туловищу. В мгновение ока он доехал до хвоста, и в этот момент рыба-кит дёрнул им, подбросив Ивана вверх. Он взвился в воздух и, пролетев несколько метров, упал в глубокий снег на уступе. Все с удивлением уставились на него, а Иван как ни в чём не бывало выскочил из сугроба и стал отряхиваться, усердно делая вид, что ничего сверхъестественного не произошло.

Как ни крути, он всё же немного побаивался, что его хитрость разоблачат. Баба Яга может обнаружить пропажу усилики в любой момент. Но ничего, как-нибудь отговорится. Недаром же столько раз повторял, что прихода богатырской силы ждёт – вот она и пожаловала в самую подходящую минуту, как по заказу.

Заодно и Финист утрётся. А ягодки бабка и сама потерять могла, когда с чудо-рыбы спрыгивала. Чай, не девочка уже, такие кульбиты выделывать, шестисотлетний юбилей отметила!

Успокоив себя, Иван принял уверенный вид – благодаря постоянным съёмкам на телевидении держать лицо ему было не привыкать – и направился к своим спутникам, уже спустившимся со скалистой площадки и ожидавшим его на опушке зимнего леса. Убедившись, что с ним всё в порядке, все двинулись в путь, а радостная Василиса бросилась к нему с объятиями.

– Ваня, ты как кольца поднял? – спросила она.

– Не знаю... – начал выкручиваться Иван. – Как-то вдруг внезапно почувствовал, что сила богатырская приливает. И тут раз – и руки-базуки!

Он гордо продемонстрировал бицепс и огляделся по сторонам, ища, к чему бы применить свежеприобретённую богатырскую силу. Заметив огромный валун, он легко поднял его, подкинул в руке, словно это был маленький камушек, и выбросил в пропасть.

– Я теперь вообще Халк! – провозгласил довольный Иван.

Финист удивлённо взглянул на него, и Иван не задержался с ответом.

– Ну, что, Финист Ясный Пингвин, не один ты теперь богатырь, – хвастливо заявил он.

Тот собирался что-то ответить, но в этот момент ему в лицо прилетел снежок – это Колобок вовремя решил затеять весёлую игру. Пока Финист не опомнился, Колобок снова набрал в рот снега и выстрелил в него вторым снежком, но богатырь быстро сориентировался. Перехватив снежок, Финист с силой запустил его обратно, снеся Колобка с места и впечатав его в стоящий рядом сугроб. На этом обсуждение темы богатырской силы закончилось, чему Иван был очень рад. Колобок, сам о том не подозревая, оказал ему неожиданную услугу.

– Может, привал? – тем временем предложил Финист. – Потрапезничаем и в путь? Хлебушка хочется, – добавил он, глядя на выбирающегося из сугроба Колобка голодным взглядом.

– Вон, сосулю погрызи! – огрызнулся тот, с ходу уловив намёк на собственную съедобность.

А Иван не упустил очередного случая поддеть сильного, но простодушного богатыря.

– Знаешь, Феня, – фамильярно заметил он, – ты, конечно, можешь здесь пока посидеть, поесть, но без нас. Нас, настоящих богатырей, дело ждёт.

Теперь, ощутив богатырскую силу, пусть и обретённую не совсем честным путём, Иван уже не боялся в открытую задирать Финиста. Этим он заслужил горячее одобрение Колобка, который, похоже, окончательно принял его сторону.

Финист, не привыкший к такому напору, замешкался с ответом, а Колобок, явно никогда раньше не видевший зимы, рассмеялся, с любопытством оглядываясь по сторонам. Он даже потянулся языком к свисавшей со скалы сосульке, но тут же примёрз.

– Оторвите меня! – неразборчиво пробормотал он.

Сердобольная Василиса сразу пришла ему на помощь, осторожно отцепив круглый хлеб от коварной ледышки.

– Бабуль, куда дальше? – спросила она у Бабы Яги.

Та, задрав голову, взглянула на вершину горы и ворчливым тоном отозвалась:

– Куда-куда, вон туда...

Проследив за её взглядом, все тяжело вздохнули, но деваться было некуда. И они немедленно отправились в путь, забыв разговор о привале.

Никто не ожидал лёгкого пути, но и к тому, что дорога окажется настолько трудной, они тоже оказались не готовы. Мало того, что шагать приходилось в гору, так ещё мешал сильный ветер, здесь, на высоте, не встречавший никаких преград, и весьма ощутимый мороз, к которому путники были совсем не готовы. К тому же чем выше они поднимались, тем труднее становилось дышать. Хорошо, что хотя бы едва заметная тропинка вилась между камнями, указывая путь и облегчая движение.

Однако вскоре им пришлось остановиться – Баба Яга показала на большой пологий валун, преградивший им дорогу.

– В обход придётся переться, путь завалило, – тяжело дыша, проговорила она.

– В обход тут далече... – покачал головой Финист.

Иван не преминул воспользоваться случаем в очередной раз уколоть богатыря.

– Ну, что ты ноешь и ноешь? – презрительно бросил он и хвастливо заявил: – С вами же Иван Муромец – он всё устроит.

Небрежно подойдя к валуну, Иван легко взялся за его край и поднял камень над головой, открывая путь по тропинке.

– Проходим, не задерживаемся, – скомандовал Иван противным голосом, невольно копируя тон детдомовской воспитательницы, выводящей детей на прогулку.

Не дожидаясь особого приглашения, Баба Яга споро прошла под камнем, следом за ней резво прокатился Колобок. За ним шагал Финист. Он приблизился к Ивану, легко удерживавшему валун, но оказалось, что в полный рост пройти не получится, а нагибаться он явно не желал. Финист смерил Ивана презрительным взглядом и вздёрнул подбородок, словно спрашивая: «Слабо выше поднять?» Иван с улыбкой исполнил безмолвную просьбу без всяких видимых усилий, и Финист с надменным видом медленно прошёл под камнем, царапнув его пикой на шлеме. Он изо всех сил старался сохранять невозмутимость, но всё равно было заметно, как сильно он уязвлён.

Василиса успела пройти последней, когда случилось то, чего Иван больше всего боялся – он почувствовал, что действие усилики заканчивается. Его руки подломились, и он едва успел отскочить в сторону, как валун с грохотом обрушился на прежнее место и отрезал Ивана от остальных.

Он отряхнул руки и уставился на камень, ещё не до конца осознавая, какой опасности только что избежал. А если бы секунду промедлил? От него бы сейчас в буквальном смысле только мокрое место осталось. Что- то он слишком расхрабрился, с этой усиликой надо быть поосторожнее.

– Ваня! – испуганно позвала с той стороны невидимая Василиса.

Иван мигом опомнился – нельзя подавать вида, будто что-то не так, иначе скорого разоблачения не миновать.

– Всё нормально! – бодро отозвался он. – Рука зачесалась просто.

Делать было нечего – пришлось потратить ещё одну чудо-ягодку. Достав мешочек Бабы Яги, Иван вытряхнул усилику на ладонь и ловко закинул её в рот. Его уже почти привычно передёрнуло от её противного вкуса, и тут же он почувствовал, как мышцы снова наливаются силой. Что ж, ради этого можно и кислятину потерпеть! Жаль только, действует она такое короткое время. Здорово было бы проглотить одну ягодку – и на неделю ты настоящий богатырь, а лучше прямо на месяц. В идеале, конечно, навсегда, но сколько же тогда пришлось бы этой усилики съесть, целую кучу? Но это только если её мешком сахара засыпать и варенья наварить... Однако что-то он размечтался, а задерживаться было нельзя.

Снова легко подняв камень, Иван бросился догонять своих спутников.

– Что так медленно? – бросил он на ходу. – Давайте быстрей, раз-два. Раз-два.

И, обогнав всех, Иван легко убежал вперёд, невольно копируя их детдомовского физрука. Да что ж такое – то воспитательница вспомнилась, то физкультурник! Казалось бы, столько времени прошло, всё давно и кардинально изменилось, но от детских воспоминаний не так-то легко было избавиться, они намертво въелись в его память и частенько давали о себе знать даже здесь, в Белогорье, причём зачастую в самый неподходящий момент.

Глава 9

КАМЕННАЯ ГОЛОВА

Уже довольно долго пробирались они по заснеженной тропе, еле заметной среди камней, но конца пути не было видно. Все устали и замёрзли, но старались держаться, не подавая вида, хотя невольно ёжились на ходу Даже Баба Яга, самая стойкая из них, что-то недовольно ворчала себе под нос и куталась в свои лохмотья – те, что на ней остались. Наверное, пожалела, что поделилась одёжками, да не отнимать же теперь обратно.

Иван плёлся последним за своими уставшими спутниками, даже не пытаясь сохранять бодрый вид – на это требовались дополнительные усилия. У него замёрзли даже волосы – незаметно потрогав их рукой, Иван убедился, что они покрылись инеем и стали твёрдыми, как сосульки. Что уж говорить про всё остальное! Сапог и перчаток Баба Яга им не выдала, и он уже почти не чувствовал рук и ног.

Следом за Иваном катился большой снежный шар – это был его новый друг Колобок, после прогулки по заснеженной тропе сам превратившийся в огромный снежок, точнее, в отличную заготовку снеговика. Иван вдруг остановился, и шар с размаху врезался в него, не рассчитав силы. Снег рассыпался, и Колобок вернул свой прежний облик, недовольно отряхиваясь и выплёвывая снег.

– Долго ещё, бабусь? – позвал Иван. – Я ж не белый ходок, чтоб по морозу таскаться.

Баба Яга, конечно, не поняла, что Иван припомнил персонажа своего любимого сериала. В ответ она лишь прикрикнула на него:

– Чего раскудахтался? – она принюхалась и объявила: – Близко уже! Могильный холод чую...

– Да все его чуют, – раздражённо заметил Иван, ёжась от мороза.

Он так закоченел, что различать разные оттенки холода был просто не в состоянии. Впрочем, он и не лесной колдун, в отличие от Бабы Яги. Очень хотелось верить, что цель их похода близка, но, кроме её слов, ничего на это не указывало – вокруг по-прежнему был только снег и огромные камни.

Услышав их разговор, все остановились на заснеженной площадке у большой скалы. На ней виднелось много холмиков, покрытых снегом, но больше ничего примечательного не наблюдалось. Иван внимательно осматривал скалу, но не замечал того, что намекало бы на вход в царство мёртвых. Может, это просто техническая остановка, привал? Но на таком морозе даже есть нет никакого желания, да и сидеть не хочется, уж лучше двигаться, чтобы совсем не закоченеть. Однако Баба Яга поспешила развеять его сомнения.

– Кажись, доковыляли! – провозгласила она.

Ей никто не поверил – все недоумённо осматривались по сторонам, но по-прежнему ничего не замечали.

– Ну и где вход? – устало спросила Василиса и посмотрела наверх.

Возможно, она ожидала увидеть некие символы или знаки, но и там ничего интересного не обнаружилось. Все напряжённо осматривали скалу, пытаясь обнаружить вход. Иван подошёл ближе и с грустной иронией произнёс с детства знакомое заклинание:

– Сим-сим, откройся, что ли.

Но ничего не произошло – это были волшебные слова совсем из другой сказки, жаркой и южной, а не ледяной и снежной. От досады и бессилия Иван пнул ближайший камень, и... скала вдруг начала оживать! Он испуганно отскочил в сторону и убедился, что ему не показалось, – камни и ледяные глыбы действительно задвигались, образуя вполне человеческие очертания лица, а из ноздрей гигантской головы даже повалил холодный пар.

Все в страхе отступили на несколько шагов назад, даже много повидавшая Баба Яга. Только Финист не растерялся – он на всякий случай принял боевую стойку, выхватил меч из ножен и взял его на изготовку, хотя что он мог сделать против каменного великана?

– Кто здесь?! – громко вопросила голова.

Финист сделал было шаг вперёд, но Иван остановил его – богатырь не оратор, только всё дело испортит. Он пригодится, когда шашкой – то есть мечом – надо будет махать, а не переговоры вести. Заморочить голову, задурить и заставить сделать по-своему – это к нему, Ивану, он на этом собаку съел, иначе не пробился бы даже в отборочный тур «Битвы магов». Ещё и не такие каменные головы приходилось убеждать!

Иван смело вышел вперёд и уверенным голосом озвучил цель их визита:

– Уважаемый! Нам это, в мир усопших надо попасть, человечка одного вернуть. Ну то есть не человечка, а...

– Живым закрыт сей путь в царство мёртвых, – величаво перебила его голова.

Но Ивана не так-то легко было сбить с толку.

– Это понятно, – не смутился он. – Но всегда же есть какие-то оговорки, особые условия. Обычно мелкими буковками пишут, в самом конце... – припомнил он свой кредитный договор.

К счастью, ссуда была давно погашена, но о коварстве банковских формулировок так просто забыть не получалось.

– Многие желали, но все сгинули... – твердила своё голова.

Она глубоко вздохнула, словно расправляя лёгкие после долгого сна, при этом из её каменного рта вылетел поток ледяного воздуха, едва не сбив их с ног. Когда сильным порывом ветра сдуло снег с холмиков на каменной площадке, все с ужасом увидели, что это не просто валуны, а скелеты замёрзших в разных позах людей. Похоже, страж ворот не обманывал – многие пытались проникнуть в царство мёртвых, да ни у кого это не вышло.

К такому повороту Иван оказался не готов, он даже растерялся, что обычно было ему несвойственно, и начал судорожно соображать, что же делать дальше. Похоже, он переоценил свои способности – переговоры зашли в тупик, а аргументы у него закончились.

Зато они нашлись у Финиста – он решил выступить в своей привычной манере и вызвать голову на бой.

– Мы не из пугливых, – тем временем гордо заявил Финист. – А если хочешь сразиться...

Очевидно, он не был сторонником долгих переговоров, руки у него так и чесались сразиться с упрямой головой. Финист выхватил булаву с явным намерением броситься на ожившего каменного истукана, но Иван успел вовремя перехватить его. И так переговоры не задались, а теперь могут вообще пойти насмарку. Обратится голова обратно в камень, и разговаривай потом с ней хоть до скончания веков! Или ещё хуже – подует на них ледяным холодом и заморозит насмерть. Останутся тогда они тут навечно, составят компанию скелетам и послужат в качестве устрашения для последующих визитёров, желающих прорваться в царство мёртвых.

Такой вариант развития событий Ивана никак не устраивал, поэтому он поспешил осадить Финиста.

– С кем ты хочешь сразиться? – спросил Иван с сарказмом. – С горой?

– Три вопроса я задам, – вдруг подала голос голова. – Ежели получу на них ответы, то в царство мёртвых врата отворю. А не будет ответов – все сгинете!

Голова снова дохнула, из её рта вылетел очередной порыв ледяного ветра, от которого спутники Ивана сами едва не обратились в каменных истуканов. Съёжившись от холода, они попытались укрыться от ветра, но спрятаться было некуда.

Один Иван обрадовался – наконец-то разговор вырулил в нужное русло! – и сделал шаг вперёд, непроизвольно подняв руку, как на школьном уроке. Никакие загадки он отгадывать и не собирался, надеясь провести истукана с помощью хитрости.

– Секунду, – деловито уточнил он. – А если я, к примеру, на вопрос не точный ответ дам, а в общих чертах, но верно – это будет считаться правильным ответом? Какие у вас тут правила? В «Что? Где? Когда?», например, есть ведущий, он решает – правильный ответ или нет. А здесь как? И ещё момент: совещаться можно? Как долго? Минуту, две?

Но, как Иван ни старался и не сыпал мудрёными словами, заморочить голову говорящей голове не вышло.

– Готовы вы держать ответ? – строго вопросил каменный истукан, будто и не услышав разглагольствований Ивана.

– Да. Конечно готовы, – сделал ещё одну попытку Иван и снова затараторил: – Но, как я говорил, есть нюансик. Нам надо решить, кто будет отвечать, или всем можно? У вас какие правила на этот счёт?

Но голову в скале было не так-то просто сбить с толку.

– Отвечает один... – провозгласила она.

– Вот! – чему-то обрадовался Иван. – А я о чём говорю! Нас-то четверо!

– Кто ответ держать будет?! – раздражённо вопросила голова.

– Я! – с готовностью отозвался Иван.

Он с удовлетворением отметил, что истукан наконец-то начал злиться, и это было очень хорошо. Сам Иван был полностью спокоен и даже развеселился, почувствовав себя в своей стихии. В разговорном жанре ему не было равных.

– Ну, так слушай... – начала было голова, но Иван вновь перебил её.

– Я, конечно, извиняюсь, но можно ещё одно маленькое уточнение. Ху из он дьюти тудэй? – с невинным видом спросил он, воскресив в памяти школьные уроки английского.

– Чего? – на мгновение оторопела голова.

– Я сказал: «Кто дежурный?» по-английски. Финист – из он дьюти тудей! – пояснил он.

Финист непонимающе взглянул на Ивана, почувствовав какой-то подвох, но благоразумно промолчал. Ему хватило сообразительности, чтобы уяснить – Иван сейчас ведёт какую-то свою игру, и мешать ему ни в коем случае нельзя, иначе всё сорвётся, и они останутся ни с чем.

– Я тебя первым заморожу! – разбушевалась совсем потерявшая терпение голова. – Слушай первый вопрос!

– Стоп-стоп-стоп, господин ведущий! – невозмутимо продолжал Иван, будто не замечая раздражения каменного истукана. – На первый вопрос – «готовы ли мы отвечать?» я ответил? Ответил! На второй – «кто ответ держать будет?» – я ответил? Ответил! И на третий «Чего?» – тоже ответил! Так что сейчас будет четвёртый вопрос, а договорились мы о трёх!

Торжествующий Иван обернулся к своим спутникам, ища у них поддержки:

– Правильно же?

Все активно закивали, наконец-то поняв, какую хитрость задумал Иван, а голова задумалась, угрожающе шевеля бровями. Однако Иван не позволил ей долго размышлять.

– Итак, по вашим же правилам, установившимся, я полагаю, в веках, – три вопроса задано, три ответа получено! – деловито подытожил он. – Вуаля! Сим-сим, откройся! Пропускай нас к жмурикам, – велел он.

– Провёл ты меня... – совсем по- человечески посетовала голова, наконец поняв, что попала в словесную ловушку.

– Почему сразу провёл? – невозмутимо пожал плечами Иван. – В ваших правилах гигантские дыры. Надо чётко оговаривать все аспекты, иначе по судам затаскают.

Голова нахмурилась, но, видимо, не нашла, что возразить, а нарушать собственные законы было не в её правилах. Поэтому она не стала продолжать бесполезную беседу и, признав своё поражение, лишь дохнула холодным ветром, сдувая снег со скалы рядом с Иваном. На ледяном пьедестале появился небольшой, размером с яйцо, светящийся изнутри голубой кристалл.

– В сём кристалле заключена будет смерть того, кого ты забрать захочешь, – пояснила голова, окончательно смирившаяся со своим проигрышем.

Иван взял в руки кристалл и кивнул:

– Отлично, спасибо за сотрудничество.

– Как только свет камня погаснет, вернуться в мир живых уже не сможешь... – завершила свою речь голова.

На глазах у всех с ней вновь произошли пугающие метаморфозы: каменная голова трансформировалась, её рот широко открылся и превратился в тоннель, который уходил в глубь скалы, насколько хватало глаз. Только и можно было разглядеть, что он ведёт к обрыву.

– Молодец, пустоголовый, – уважительно проговорила Баба Яга, обращаясь к Ивану. – Тысячу лет никто в царство мёртвых не мог пройти!

Справедливая старушка не стеснялась в выражениях, когда кто-нибудь совершал досадный промах, но и в случае успеха воздала всем по заслугам. После её похвалы в адрес Ивана Финист явно почувствовал себя уязвлённым. Богатырь понимал, что сам с такой задачей нипочём не справился бы, и поспешил утвердить свои позиции.

– Да ежели б голова заерепенилась, я б ей нос сломал! – хвастливо заявил он.

Никто не отреагировал на его браваду – все понимали, что в этот раз Иван одержал чистую победу.

– Так, отойди в сторонку, – заявил Иван и добавил, вспомнив свои сеансы по снятию сглаза и порчи с доверчивых богатых клиенток: – От тебя веет отрицательной энергетикой и завистью.

Василиса радостно обняла Ивана – наконец-то у неё появился повод им гордиться. Финист недовольно покосился на них, но промолчал.

– Слышьте вы, ватрушки-подружки, – позвал Колобок, разрушая идиллию. – Мы тут что, тискать друг друга пришли? Али за Кощеем?

– Истину лопочет хлеб, – заявил Финист, обрадованный поддержкой того, кого раньше даже не считал достойным права голоса. – Я пошёл! – продолжил он и с пафосом добавил: – Если сгину, сложите легенду про это...

– А что ты опять командуешь? Кто кристалл выиграл, тот и пойдёт! – возразил Иван, рисуясь перед Василисой.

На самом деле, идти в царство мёртвых он побаивался – знал уже, что здесь, в Белогорье, надо быть готовым ко всему. А уж тем более неизвестно, что его ждёт в мрачном загробном царстве. Но отступать было некуда – нельзя терять с таким трудом завоёванные позиции.

Иван отдал меч-кладенец Василисе и с кристаллом в руке опасливо двинулся через проход. Подойдя к обрыву, он посмотрел вниз, но ничего не увидел – в глубине лишь клубился густой туман. Решимости у него сразу поубавилось – нырять в тёмную бездну казалось настоящим самоубийством. Сейчас он был уже не против уступить Финисту почётное право посетить царство мёртвых, но не мог позволить себе потерять лицо и прилюдно проявить такое малодушие. Да и от насмешек потом не отмоешься до конца дней своих.

Тем не менее Иван отошёл от края и крикнул:

– Тут обрыв! Что делать-то?

– А я почём знаю?! – отозвалась Баба Яга, к которой вернулась её привычная сварливость, и предположила: – Может, вниз сигануть?

– Ты совсем, бабуль?! – возмутился Иван.

– Давай я сигану! – воспользовавшись ситуацией, с готовностью предложил Финист.

Этого Иван стерпеть никак не мог.

– Что ты вечно лезешь со своим «я»?! – с досадой отозвался он и снова подошёл к краю обрыва.

Внизу ничего не изменилось, и страх потихоньку начал возвращаться, противной холодной змеёй вползая в сердце.

– Так, спокойно, дыши... – забубнил Иван, успокаивая себя самого согласно прогрессивным методикам аутотренинга. – Ничего же сложного: нашёл Кощея, отдал камень и обратно...

Вспомнив про усилику, он достал из мешочка ягодку и закинул в рот, на этот раз почти не поморщившись.

– На всякий случай, – сказал он самому себе.

– Ну, ты долго ещё? – донёсся снаружи нетерпеливый голос Колобка.

Иван, довольный представившейся отсрочкой, повернулся к входу и ответил:

– Так, тихо! Все такие умные! Надо же разобра-а-а-а...

Он не учёл, что спиной к пропасти поворачиваться нельзя. Отвлёкшись на разговор, он наступил на кусок отколотого льда, поскользнулся и, взмахнув руками, с криком полетел вниз, так и не договорив, как и в чём он собирается разобраться.

Глава 10

В ЦАРСТВЕ МЁРТВЫХ

Иван с громким криком летел в бездну, но через несколько мгновений понял, что уже никуда не падает, а стоит в ладье. Он ещё несколько секунд инстинктивно продолжал орать и махать руками, пока не осознал, что ему больше ничего не угрожает. Иван огляделся по сторонам, пытаясь понять, куда он попал и как очутился в этой ладье, но ему это не удалось. Ладья медленно двигалась по подземному озеру в огромной пещере, отбрасывая тень на каменные стены. Из воды её подталкивали руки мертвецов, заточённых в загробном мире, но он этого пока не замечал.

Иван обратил внимание на кристалл, данный ему каменным стражем, – тот светился мерным голубоватым светом. Он снова осмотрелся и, наконец заметив призрачные руки в воде, испуганно отшатнулся. К счастью, ладью заволокло туманом, Иван перестал видеть мертвецов и немного осмелел.

– Хоть бы весло дали, – негромко проговорил он. – Эй, куда грести?

Разумеется, ему никто не ответил, да он и не ждал ответа, просто хотел услышать звук человеческого голоса, хотя бы свой собственный. Ладья очень кстати пристала к берегу. Иван уже хотел спрыгнуть на берег, но его остановил чей-то голос, доносящийся будто бы из ниоткуда:

– Ваня, не сходи с лодки!

Он замер, осознавая, что этот голос ему очень хорошо знаком.

– Папа? – недоверчиво спросил Иван.

К несчастью, он оказался прав – из тумана вышел Илья Муромец. Иван в растерянности смотрел на отца, отказываясь верить своим глазам.

– Если ступишь на берег, останешься здесь навсегда, – продолжал отец.

– Что ты здесь делаешь?! – наконец отмер Иван. – Мы же договорились встретиться позже!

Илья Муромец молчал, а Ивана пронзила страшная догадка. Его отец умер?! Но этого просто не может быть! Разве для того он после стольких лет одинокой жизни наконец обрёл отца, чтобы тут же его потерять? Это было слишком жестоко.

– Вот и встретились... – наконец глухо проговорил Илья.

Перед внутренним взором Ивана возникла картина из недавнего прошлого, которую он увидел словно собственными глазами. Но не это сейчас удивляло его, он был полностью поглощён воспоминанием.

Видел он, как после их бегства с главной площади Белого города Илья Муромец продолжал отважно защищаться от Галины, Варвары и их прихвостней – воинов, ставших глухими, слепыми, забывшими обо всём, что было прежде, и всецело преданными своим новым хозяйкам.

Ожесточённо сражался Илья Муромец сразу с несколькими обращёнными богатырями, спасая своего сына и его друзей. Что ему эти нелюди – бывало, с целым войском на бой выходил и побеждал! Но не заметил прямодушный князь, что не в этих противниках кроется главная опасность и даже не в двух женщинах, молодой и постарше, во второй из которых он с удивлением узнал... Впрочем, может, и показалось ему, ведь столько лет прошло.

Не учёл Илья коварства их повелителя – тёмного колдуна Роголеба. Не заметил в пылу схватки, как со спины к нему подобрался длинный острый корень. Изо всех сил отбивался Илья Муромец от истуканов, но тяжело ему было без меча-кладенца. Да и утратил меч свою волшебную силу, ничем не помог бы он сейчас князю. Но всё равно его надо было спасти, чтобы не попал кладенец в лапы чёрного колдуна, поэтому и отправил Илья Ивана с мечом подальше от площади, где разворачивалась битва, наказав спасти его. Иван смышлёный, найдёт способ волшебную силу чудо-клинку вернуть. Хорошо, что удалось ему скрыться. А друзья у него надёжные и верные, всегда помогут и поддержат.

Острый корень поднимался за спиной Ильи Муромца, хотел нанести ему удар в спину. Почуял богатырь опасность, резко обернулся и отбил страшный удар. Но в это время в спину ему вонзился другой – и этот удар стал смертельным.

Ценой собственной жизни спас Илья Муромец Ивана и его друзей, задержал преследователей и дал всей команде время уйти. Немного его удалось выиграть, но и этого хватило, чтобы они успели убежать и спрятаться.

Иван был потрясён увиденным. Он никак не мог поверить в произошедшее и смириться с мыслью, что отца у него больше нет, он сейчас видит его в последний раз. Строго говоря, даже не его самого, а его дух, оставшийся в царстве мёртвых.

– Папа! – воскликнул Иван и, забыв о предупреждении, уже хотел выйти на берег к отцу.

Илья Муромец предостерегающе поднял руку и напомнил:

– Не смей ступать, Ваня!

Взгляд Ивана упал на кристалл, который он держал в руке, он всё вспомнил, и чудесный план моментально оформился у него в голове. Выбор перед ним даже не стоял, он не колебался ни секунды.

– Значит так, бать, – волнуясь и сбиваясь, заговорил Иван. – У меня есть штуковина, с помощью которой можно одного человека отсюда вытащить.

Иван показал Илье кристалл и с тревогой отметил, что его яркость померкла, теперь он светился заметно тусклее. Он вспомнил инструкции говорящей каменной головы и зачастил:

– Только надо торопиться, пока он не погас! Залезай в лодку!

Зачем им какой-то Кощей, если он может спасти отца! И дело не только в том, что они родственники, хотя это, конечно, главное. Бывший бессмертный всё, что мог, для них уже сделал, а Илья Муромец для Белогорья гораздо нужнее и важнее. Никто не посмеет осудить Ивана за неправильный выбор. На его месте так наверняка поступил бы каждый: и Финист, и Василиса, и даже Баба Яга.

Однако отец почему-то не спешил воспользоваться предоставившейся возможностью покинуть царство мёртвых.

– Нет, Ваня, – покачал головой Илья Муромец. – Мой путь уже пройден, настала твоя пора. Пройди его достойно. Ты богатырь. Ты всё сможешь.

Похоже, он знал больше, чем Иван, и рассуждал мудрее, но тот никак не мог смириться с таким решением отца.

– Пап, ты чего? – почти плакал он, не понимая, отчего тот медлит. – Залезай! Нам ещё Белогорье спасать!

– Для спасения Белогорья не я тебе нужен, а Кощей... – промолвил Илья.

И, словно по его сигналу, из тумана на берег выступил Кощей. Иван взглянул на него с ненавистью и отчаянно выкрикнул:

– Нет!

Он бросил почти погасший кристалл Илье Муромцу и велел отцу:

– Залезай!

Иван не сомневался, что Илья так и сделает, но тот только покачал головой.

– Пап, пойдём! – умолял Иван, забыв обо всём. – Мы что-нибудь придумаем! Не бросай меня!

Но Илья без колебаний вложил кристалл в руку Кощею. Иван с отчаянием наблюдал, как его отец отказывается от возможности вернуться в мир живых, спасая никчёмного злодея. Не зная, что ещё предпринять, он стоял в ладье и бессильно сжимал кулаки, пелена от выступивших слёз застилала всё перед глазами.

Илья Муромец тем временем подошёл к ладье и оттолкнул её от берега.

– Береги себя, Ваня... – грустно проговорил он. – Прощай, сынок.

Ладья послушно отплыла. Оставшийся на берегу Илья Муромец провожал её взглядом.

– Нет! Стой! – закричал Иван.

Обернувшись, он увидел, что рядом с ним в ладье стоит Кощей с кристаллом в руке. Неизвестно, как он там очутился, но этот вопрос интересовал Ивана в последнюю очередь.

– Отдай! – велел он, отнимая у злодея, оказавшегося воистину бессмертным, магический кристалл.

Кощей никак на это не отреагировал, он оставался безучастным ко всему, но не это сейчас волновало Ивана – он всеми силами пытался заставить отца спастись.

– Сейчас, пап! – в отчаянии пообещал он.

Забыв о мертвецах в воде, Иван руками попытался грести к берегу, не в силах смириться с тем, что потерял отца навсегда, но ладья, не слушаясь его, всё равно плыла в обратном направлении.

Оставшийся на берегу озера мёртвых Илья Муромец медленно отдалялся, и от неизбежности расставания у Ивана отчаянно сжалось сердце.

– Прости меня, Ваня, – издалека проговорил Илья. – Многое тебе не успел сказать. Когда ты был маленький-

Иван слышал слова отца, но они не доходили до его сознания. Ладья отплывала всё дальше, Илья продолжал говорить, но ничего уже не было слышно, его голос тонул в тумане. Ладья с Кощеем и Иваном отдалялась с пугающей неизбежностью, и очертания фигуры Ильи окончательно растаяли – сколько Иван ни всматривался, он ничего больше не мог разглядеть.


А друзья с нетерпением ждали его возвращения, ничего не подозревая о происходящих в пещере драматических событиях.

Баба Яга от нечего делать осматривала вещи одного из замёрзших людей, надеясь найти что-нибудь стоящее. Брезгливости шестисотлетняя колдунья давно не испытывала, и чутьё её не подвело – скоро она обнаружила котелок и забрала его себе, нимало не смущаясь тем фактом, что эта вещь принадлежала мертвецу. Хорошая вещь в хозяйстве всегда пригодится, а им как раз пришла пора подкрепиться, чтобы на обратный путь сил хватило. Убегали они в спешке и ничего с собой из припасов не захватили, ну да ничего, найдётся у неё в мешочках что-нибудь съестное. А теперь и котелок есть, чтобы похлёбку сварить. Огонь они уже развели, а то давно бы уже тут от холода заледенели...

Вдруг из каменного рта гигантской головы вылетели Иван и Кощей, словно выпущенные из рогатки, и упали в сугроб. Земля затряслась, и рот-тоннель немедленно закрылся. Очертания лица исчезли, а на том месте, где совсем недавно была снежная голова, снова возникла глухая стена.

Едва вскочив, Иван подбежал к стене и стал отчаянно колотить по ней ногами и руками.

– Подожди! – кричал он, уже не стесняясь в выражениях. – Эй! Башка тупая! Я отвечу на вопросы! Открой!

Но ничего не произошло – ворота в царство мёртвых закрылись для него. Поняв это, Иван перестал стучать и, отойдя, в отчаянии сел прямо на снег. Василиса поняла, что произошло нечто ужасное, и обняла Ивана.

А Иван, обычно жизнерадостный и никогда не унывающий, был полностью раздавлен. Стоило обрести отца, чтобы тут же его потерять! Как-то неправильно здесь у них всё устроено, в этом сказочном мире. Жил он до двадцати пяти лет один, без родных, и не сильно горевал. Нет, он знал, что где-то есть счастливые люди, у которых имеется семья, но у него-то её никогда не было, а значит, ему не с чем было сравнивать. Философия, изложенная в старинной песенке «Если у вас нету тёти, то вам её не потерять», Ивану очень подходила. И вот теперь, едва узнав, что такое отцовская поддержка и любовь, он всего этого лишился!

А всему виной Варвара и Галина, его бывшая домработница! Знал бы он об этом, когда ехидно подшучивал над ней там, в их прежней жизни! Хитро она замаскировалась, раз он за столько лет не разоблачил её. Конечно, Иван теперь знал, что на самом деле за ней стоит подчинивший её своей власти колдун Роголеб, но легче ему от этого не становилось. Сейчас, когда его сердце разрывалось от горя, Иван дал себе слово, что во что бы то ни стало отыщет Роголеба и поквитается с ним за гибель отца, а если рядом окажутся Галина с Варварой, то им тоже не поздоровится.

Заметив, что все собрались вокруг него, Иван усилием воли вынырнул из своих тяжёлых мыслей, поняв, что жестоко держать их в неведении. В нескольких словах он рассказал друзьям о том, что случилось в царстве мёртвых и кого он там встретил. Когда все узнали о гибели Ильи Муромца и том, что он благородно пожертвовал собой ради спасения Белогорья, вокруг разлилось тягостное уныние. Теперь, когда Кощея удалось вернуть в мир живых, появилась надежда обуздать тёмного колдуна. Но, кажется, все так же, как и Иван, предпочли бы, чтобы рядом с ними сидел сейчас у костра их добрый друг Илья Муромец, а не безучастный ко всему старец – кажется, что, побывав в царстве мёртвых, Кощей утратил своё былое величие.

Закончив рассказ, Иван снова будто впал в оцепенение. Он сидел, мрачно погрузившись в свои мысли, и никто не решался его побеспокоить даже для того, чтобы сказать какие-то слова сочувствия – все понимали, что это бесполезно. Только Финист приблизился и сел рядом, явно намереваясь как-то его поддержать, – все былые распри и ссоры были забыты на фоне общего горя, они казались теперь такими мелочными и незначительными! Однако Финист никогда не был силён в речах – так и не подобрав нужных слов, он лишь ободряюще похлопал Ивана по плечу, призывая держаться, и отошёл в сторонку.

Цель похода была достигнута, но совсем не так, как они ожидали, и теперь никто не знал, что делать дальше.


Зато это знали их враги, захватившие княжеский терем убитого Ильи Муромца, – теперь там расположились Галина и Варвара. В палатах по периметру застыли на страже слепые и глухие обращённые богатыри, а в центре зала Галина стояла перед медленно вращающимся в воздухе шаром из чёрного дыма и колдовала, водя над ним руками.

В окно влетела белая сова и приняла человеческий облик, обернувшись в Варвару. Она подала Галине носок Ивана – тот самый, с Микки Маусом, который он промочил в лесу во время богатырского дозора и оставил сушиться в их с Василисой избе. Галина поднесла носок к дымному шару, тот втянулся внутрь, и дым в шаре начал закручиваться чёрным водоворотом.

Таким способом она намеревалась установить, где сейчас находится хозяин носка, но дочка с её методами была категорически не согласна.

– Может, будем беглецов искать, а не за их тряпками охотиться? – недовольно спросила Варвара.

Но задеть Галину ей не удалось – та осталась спокойна и сосредоточенна.

– Хочешь искать? Ищи, – разрешила она.

В ответ Варвара только хмыкнула и направилась к окну, на ходу вновь превращаясь в сову. А в шаре тем временем вспыхнуло чёрное пламя, и оттуда начали вылетать сотни чёрных летучих мышей. Зловещей тучей кружились они над шаром, завиваясь вихрями, а вокруг, словно клубок змей, шевелились корни.

– Найдите Ивана! – из ниоткуда раздался зловещий голос Роголеба.

И, подчиняясь его приказу дымные летучие мыши устремились в окна и разлетелись из терема Ильи Муромца во все стороны Белогорья – искать обладателя носка.

Глава 11

ПАМЯТЬ КОЩЕЯ

Василиса подбросила сухих веток, и костёр весело затрещал, но это не могло рассеять царившего на поляне уныния. Спасённый из царства мёртвых Кощей сидел у костра и пустым взглядом смотрел на огонь – над ним висел кстати добытый Бабой Ягой котелок, в котором варилась похлёбка. Ни на кого из своих бывших друзей он не смотрел и, похоже, вообще никого не узнавал.

Внешне Кощей, казалось, совсем не изменился, но выглядел он несколько иначе, чем прежде, и производил впечатление измученного тяготами жизни старца. Раньше, несмотря на малопривлекательную внешность, Кощей был не лишён своеобразного шарма благодаря величавым манерам и повадкам бессмертного колдуна, пусть и получившего вечную жизнь преступным путём. Конечно, он искупил своё злодеяние, потеряв бессмертие и заодно лишив его Добрыню Никитича, и это примиряло друзей Ивана с его присутствием, тем более Кощей – вернее, то, что он знал – было необходимо им для спасения Белогорья от его бывшего учителя Роголеба. Не могли они смириться только с гибелью Ильи Муромца, который отказался выйти из царства мёртвых ради Кощея, но в этом винить колдуна было бессмысленно, и это все понимали.

Сидевший рядом Иван молча пошевелил палкой костёр. К нему подошла Баба Яга, сорвала привязанный к поясу юбки пучок травы, бросила его в котелок и помешала варево ложкой. Мудрая колдунья понимала, что увещевать Ивана бессмысленно – словами горю не поможешь. Если Илья Муромец принял такое решение, осуждать его им не пристало, да и ничего уже не воротишь. Надо смотреть в будущее, а не в прошлое, и думать, как с помощью Кощея Белогорье спасти и Роголеба одолеть. А для этого нужно попытаться Ивана отвлечь и заставить его направить всю свою боль и горечь на то, чтобы с убийцами отца поквитаться.

– Для вкуса, – пояснила Баба Яга и перевела взгляд на Кощея. – Что, молчит до сих пор?

Кощей не отозвался, продолжая сидеть, безучастно уткнувшись взглядом в одну точку. Баба Яга облизала ложку, а потом вдруг стукнула ею Кощея по голове.

– Эй, костлявый! – позвала она. – Чего молчишь, как не родной? Не признал, что ли?

– Нет, – наконец отозвался Кощей. – Кто ты, мать?

Все удивлённо уставились на него, не веря своим ушам. Может, Кощея в царстве мёртвых подменили? Особенно возмущало Бабу Ягу, что он её не помнит.

– Какая я тебе мать? – возмутилась Баба Яга. – Ты что, пень трухлявый? Это я – Яга, это Иван, Василиса...

– А я кто? – перебил Кощей и с надеждой переспросил: – Пень трухлявый?

– Ты – Кощей! – не выдержала Василиса и попыталась пробудить память бессмертного: – Не помнишь?! Ты кристалл со своей смертью разрубил, Ивана спас.

– А ну вспоминай, дурень! – ещё сильнее разозлилась Баба Яга и снова шлёпнула Кощея ложкой по лбу.

Помогло это или нет, но того вдруг осенило:

– Точно. Я – Кощей.

Финист, с недовольным видом наблюдавший за всей этой сценой, скептически протянул:

– Да... Вытащили помощничка.

В его нынешнем состоянии от Кощея и правда толку было немного, но Василиса не оставляла попыток заставить его всё вспомнить.

– Кощей, нам надо знать, как ты колдуна одолел? – упрямо спрашивала она. – Твоего учителя.

– Не помню никакого колдуна... – глухо отозвался Кощей.

Этого не выдержал даже Колобок.

– Мы за тобой за тыщу вёрст летели! – возмущённо заявил он. – Я себе мякиш отморозил! Вспоминай!

Баба Яга, не церемонясь со старым приятелем, толкнула Кощея, тот ударился головой о дерево и сразу сказал:

– Вспомнил. Колдуна вспомнил...

И непонятно было, то ли он действительно вспомнил, то ли морочит всем голову, только чтобы от него отстали. Тем не менее все обступили Кощея, надеясь услышать продолжение, но больше ничего не дождались.

– Дальше вспоминай, расщеколда старая! – подбодрила его Баба Яга, но Кощей по-прежнему молчал.

– Как ты его одолел? – взял слово Финист, но тот по-прежнему не реагировал.

Баба Яга, уже поняв, как освежить память Кощея, отвесила ему подзатыльник.

– Одолел его камнем заговорённым, – выдал следующую порцию информации Кощей.

– Что за камень, где его искать? – подступив к нему, быстро спросила Василиса.

Баба Яга взяла на изготовку ложку, но она не понадобилась.

– В Белом городе тот камень... – продолжал Кощей.

Все недоумённо переглянулись.

– Я сразу говорил, не надо было никуда ходить! – зло проговорил Иван. – Надо было отца спасать!

Василиса обняла его и примирительно сказала:

– Значит, возвращаемся.

Иван порывался сразу отправиться в путь – сердце разрывалось от желания поквитаться с Роголебом за гибель отца, – но Василиса уговорила его подкрепиться на дорожку. Похлёбка Бабы Яги как раз сварилась, и они наскоро поели. Обратный путь предстоял дальний, по холодным горам, и ведь всем известно, что спускаться тяжелее и опаснее, чем подниматься, поэтому силы необходимо было восстановить.

Собравшись, они покинули это негостеприимное место и снова отправились в дорогу. Обратный путь по зимним горам показался куда тяжелее – Иван неохотно плёлся самым последним. Им овладела какая-то странная апатия. По пути туда у него была цель и надежда на скорую встречу с отцом. Иван не предполагал, что она состоится так скоро, однако при совсем других обстоятельствах и окажется последней...

Василиса с беспокойством оглянулась на Ивана и взяла его под руку не зная, как ещё выразить своё сочувствие. Чутким девичьим сердцем она понимала, что слова сейчас ни к чему. Из сумки Ивана выглянул Колобок, которому надоело путешествовать пешком, зевнул и, поёжившись от холода, спрятался обратно. Впереди был ещё долгий путь.


Обратная дорога казалась бесконечной. Путники не сразу заметили, как потеплело вокруг, а природа начала оживать. Сначала появилась скудная северная растительность, постепенно сменившаяся более высокими деревьями, густыми и высокими травами, где шныряла мелкая живность. Но близость гор всё ещё давала о себе знать то и дело встречавшимися по пути огромными валунами и дыханием ледяного ветра.

Иван и его спутники шли по каменистому лесу, из последних сил упорно делая шаг за шагом. Все устали и уже не скрывали этого. Баба Яга с досадой на лице потёрла поясницу, увидела шагавшего мимо Кощея, и её голову посетила блестящая идея.

– Костлявый! – позвала она. – Ты же слуга мой или это тоже забыл?

– Не помню такого, – не поддался на её происки Кощей.

– Баламошка! – проворчала она. – Зато я всё помню! На горбу меня понесёшь! Сил нет идти!

То ли Кощей действительно ничего не помнил, то ли решил помочь старой – во всех смыслах – подруге. Во всяком случае, он, хоть и с крайне недовольным видом, водрузил Бабу Ягу себе на спину и решительно поволок её вперёд.

Василиса засмеялась, Иван тоже невольно усмехнулся, до того потешным было это зрелище. А Баба Яга, с комфортом устроившаяся на спине у Кощея, вдруг с тоской протянула:

– Эх, где же горлица моя, поди страдает, ищет меня...


Но она напрасно переживала – её родная и любимая избушка на курьих ножках вовсе не собиралась страдать. Она весьма неплохо проводила время в отсутствие своей хозяйки, и ей было явно не до поисков Бабы Яги, ведь она неожиданно обрела своего спасителя и в его лице горячего поклонника – избуна. Только благодаря ему избушка счастливо избежала страшной гибели в огне по приказу Варвары от рук её прихвостней, уже готовых исполнить жестокий приказ. Роман двух избушек был в самом разгаре, и страсти разгорались ничуть не слабее, чем у людей. Избавившись от Варвары и её слуг, они убежали далеко в лес, по пути прогулявшись по чудесному ромашковому полю.

Как будто сбросив сразу несколько веков, избушка вновь почувствовала себя молодой и игривой. Она убегала от поклонника, но старалась бежать не слишком быстро, чтобы избун мог без усилий её догнать.

А потом они углубились в лес, где нашли прелестную полянку, всю усыпанную цветами. Избушка не упустила возможности украситься ими, чтобы предстать перед поклонником в лучше виде, а не замшелой и заросшей паутиной. Она успела вовремя – к ней важно подошёл избун и, когтистой лапой вырвав с корнями куст цветущей сирени, преподнёс его засмущавшейся избушке.

Весь день и всю ночь провели они на той уютной лесной поляне. Ранним утром избун проснулся первым. Он осторожно поднялся и на цыпочках двинулся в сторону леса. Уже у самой опушки он оглянулся на избушку явно колеблясь, но потом всё же решительно удалился в лес, оставив подругу одну.

А избушка проснулась гораздо позже и первым делом оглянулась по сторонам, но её нового друга нигде не было видно. Понурившись, она поднялась и тоже медленно ушла в лес, но совсем в другую сторону. Уже столько веков живёт на свете, а всё никак не запомнит: мужчинам верить нельзя! Даже если это избун на курьих ножках.


А Иван и его спутники продолжали свой путь по лесу, возвращаясь в Белый город. Иван подошёл к Кощею и протянул ему кристалл, полученный от стража ворот в царство мёртвых.

– Возьми, – безучастно проговорил Иван. – Здесь твоя смерть, не потеряй.

Конечно, он не смирился с гибелью отца, но понял, что должен уважать его выбор – если решил Илья Муромец спасти Белогорье хотя бы ценой собственной жизни, он, Иван, тоже обязан сделать всё от него зависящее. И если для этого требуется именно Кощей, значит, так тому и быть.

Кощей благодарно кивнул Ивану и бережно спрятал кристалл. В этот момент вовсе не похоже было, что он всё забыл.

Их дальнейший путь пролегал по ущелью. Кощей шёл впереди, за ним следовали Баба Яга и Василиса с Иваном, а в некотором отдалении шагал Финист.

– А Кощей бессмертный остался или нет? – тихо спросила Василиса.

– Кто ж знает, пустая его голова! – ворчливо отозвалась Баба Яга. – Бессмертный, видать – что ему сделается?

– А если смертный? – не унималась девушка. – Память потерял, вдруг и бессмертие тоже. Проверить бы как-то...

Финист воспринял её слова как руководство к действию. Он обогнал Василису, и, проходя мимо Кощея, вдруг толкнул его в пропасть. Все в испуге подбежали к её краю и посмотрели вниз: там среди камней в неестественной позе неподвижно лежал Кощей, и вид его не внушал никакого доверия. Живым и невредимым он явно не выглядел, скорее напоминал сломанную марионетку из кукольного театра, где совсем недавно они с отцом – у Ивана болезненно сжалось сердце – смотрели представление о его победе над Добрыней. Неужели Кощей действительно разбился и всё оказалось зря? Ну тогда Финисту точно не поздоровится...

– Эй! Вытащите меня! – вдруг жалобным голосом позвал Кощей, и все облегчённо выдохнули.

– Ты что, дятел? – напустился Иван на Финиста. – А если бы он разбился?!

Богатырь растерянно молчал – видно было, что об этом он совершенно не подумал.

– Ну это... не разбился же, – виновато пробормотал он.

Постепенно стемнело, на землю опустилась ночь, но они упорно продолжали свой путь, хотя все были измучены до предела. Однако близость к дому не давала им устроить привал или хотя бы сбавить шаг.

Иван отстал от своих спутников, достал меч-кладенец и снова – уже в который раз – попытался открыть переход в современный мир, но безуспешно, волшебная сила к мечу так и не вернулась. Конечно, Иван не рассчитывал, что произошло чудо, но всё же в глубине его души теплилась надежда, и она в очередной раз не оправдалась. Расстроенный Иван убрал меч и бросился догонять остальных. Обычно не теряющийся даже в безвыходных ситуациях, сейчас он чувствовал себя абсолютно беспомощным и не знал, что делать дальше, как оживить меч-кладенец. Кощей и его советы – это хорошо, но без кладенца Роголеба явно не победить.

Его спутники как раз приблизились к оврагу и остановились в нерешительности – надо было как-то перебраться на другую сторону. Иван, долго не раздумывая, тайком закинул в рот ягоду-усилику. После этого он с видом борца-тяжеловеса решительно подошёл к дереву, упёрся в него руками и повалил так, что оно легло точно через овраг.

Обрадованная Василиса бросилась к Ивану с поцелуями. Ему было неловко её обманывать, но чувствовать себя настоящим богатырём оказалось так приятно, что Иван отогнал эти мысли. О том, что отец вряд ли стал бы им гордиться, узнав об том, каким способом он стал богатырём, Иван и вовсе старался не думать.


Только на следующий день они наконец добрались до знакомых мест. Почувствовав близость к дому, все непроизвольно прибавили шаг, словно черпая силу из родной земли. В природе вокруг царило умиротворение: ласково светило солнышко, дул лёгкий ветерок, зеленела трава, в которой яркими звёздочками пестрели цветы, и казалось, что путешествие в царство мёртвых им просто привиделось. Хотелось забыть его, как дурной сон, но не существовало такого заклинания. Да и нельзя было забывать, ведь им предстояло отомстить врагам и освободить от их власти родную землю.

Они вышли на пригорок, с которого открывался вид на город, и замерли от удивления: некогда такой красивый Белый город сейчас был весь опутан тёмными корнями. Его вид так резко контрастировал с окружающей их мирной природой, что от боли сжималось сердце. В этот момент все ясно поняли, что борьба лёгкой не будет.

– Мы дома... – с горечью проговорила Василиса.

– И куда дальше? – поинтересовался Иван, горевший жаждой деятельности.

– Кощей, где этот булыжник заговорённый искать? – спросил Колобок.

– Не помню... – безучастно отозвался Кощей. – В городе где-то.

– Не томи, окаянный! – тут же набросилась на него Баба Яга. – Где в городе? Вспоминай, мешок с костями!

Разозлившись, она стукнула его ложкой по лбу – ив лысой голове Кощея тут же проснулись мысли.

– Под башней тот камень... – выдал он.

Все переглянулись, явно думая об одном и том же.

– Вы заметили? – озвучил общую догадку Иван. – Он вспоминает, когда его по голове бьют!

– И правда! – кивнула Баба Яга. – Сейчас ты у меня всё вспомнишь! Под какой башней?

Она вновь щёлкнула Кощея ложкой по голове, и он послушно заговорил:

– Под башней, что там тыщу лет назад была. С башни заговорённый камень я скинул и колдуна одолел.

Баба Яга, видя, что он замолчал, вновь простимулировала его мыслительный процесс ложкой, и Кощей продолжал:

– В том камне жизнь его.

Баба Яга вновь замахнулась, но в этот момент Кощей перехватил ложку и сломал её.

– Не слуга я тебе, старая! – уверенно заявил он. – Вспомнил я.

Кощей отошёл в сторону, а все остальные заговорили разом, возбуждённо обсуждая услышанное.

– Есть в Белом городе камень на площади! – вспомнила Василиса.

– Он это! – подтвердила Баба Яга.

– Раз жизнь колдуна в камне – разрубить его, и дело с концом! – решительно заявил Финист и мечтательно протянул: – Эх, славная легенда сложится! И вошёл Финист в Белый город, занёс булаву над камнем колдовским...

Но Кощей мигом обломал его эпическое настроение:

– Только меч-кладенец может тот камень разрубить.

– Так он у Ивана! – обрадовалась Баба Яга.

Иван смущённо молчал – он так никому и не сказал, что меч-кладенец больше не имеет волшебной силы.

– В путь пора, Белогорье спасать! – не подозревая об этом, рвался в бой Финист. – Наконец, потеха!

Он явно заскучал без сражений с врагами, не по нутру ему были все эти хитрости да тонкости, колдовство проклятое. Обнажить меч да рвануться в бой – вот это по- настоящему, по-богатырски!

Финисту, как ни странно, вторил Колобок, тоже настроенный весьма воинственно.

– Порвём их, как тесто на галушки! – поддержал он богатыря, забыв об их вражде, и зловеще захохотал.

А Иван тем временем отвёл Василису в сторону не зная, как приступить к неприятному разговору.

– Тут это... такая тема... – наконец неловко проговорил он. – В общем, меч не работает. Иссяк.

– Как это – иссяк? – не поняла она.

– Ну, так! – быстро потерял терпение Иван. – Я ход в мой мир открывал, а он работать перестал.

– Почему? – никак не могла уяснить Василиса.

– Да не знаю, всегда работал, а тут – бац, и осечка.

– Так он из-за тебя иссяк?! – наконец догадалась девушка. – Потому что ты в свой мир бегал?!

– Я откуда знал, что он сломается?! Наверное, нужно подождать, пока снова заработает.

– Долго?

– Не знаю... – вздохнул Иван.

Он видел, как сильно разозлилась Василиса, но ему нечего было сказать в своё оправдание. Правда, девушка не стала больше упрекать его, сдержав свои мысли и чувства, чтобы не выдавать Ивана раньше времени и не рассказывать всем остальным, какая беда приключилась с мечом-кладенцом. Она уже придумала, как задержать их рвущихся в бой спутников.

– Давайте ночи дождёмся... – предложила она, вернувшись к друзьям. – С темнотой проще будет в город войти.

Предложение было весьма разумным, и возражать никто не стал.

– Вот и славно, – обрадовался Колобок. – Можно перекусить.

Он посмотрел на птицу, сидящую на ближайшей ветке, и хищно облизнулся, готовясь к успешной охоте.

Глава 12

НАПАДЕНИЕ

На том и порешили – укрыться в лесу, устроить привал и дождаться наступления темноты. Баба Яга с Василисой принялись хлопотать, обустраивая очаг, Финист помогал им развести костёр. Лишь Кощей безучастно сидел в сторонке, по-прежнему глядя в никуда, словно это не он недавно заявил, что наконец-то всё вспомнил, да Колобок откатился в сторону, высматривая зазевавшихся птиц.

Иван под предлогом запаса дров для костра углубился в лес, чтобы избежать дальнейших расспросов о мече-кладенце. О том, как будет выкручиваться потом, он старался пока не думать. Жаль деревце рубить, но надо же как-то оправдать своё отсутствие. Пришлось Ивану всё же взяться за меч-кладенец и попытаться срубить им небольшой ствол, но получалось у него плохо – волшебная сила в меч так и не вернулась, а орудовать им как обычным Иван и подавно не умел.

Он разозлился было и на себя, и на меч, но потом вспомнил про чудо-ягоды Бабы Яги, закинул усилику в рот и после этого легко перерубил дерево. Иван уже так привык при любом подходящем случае прибегать к помощи усилики, что глотал её, не задумываясь, к каким последствиям это может привести. Он вообще не привык планировать надолго вперёд, за что и страдал частенько, только выводов не делал.

Вот и сейчас довольный Иван не заметил, что за ним издалека наблюдает сидящая на ветке белая сова. Она услышала, как падает срубленное Иваном дерево и с шумом взлетают потревоженные птицы, повернула голову в его сторону и настороженно всмотрелась в глубину леса.

А ничего не подозревающий Иван тем временем закончил рубить на дрова лежащий на земле ствол и, утомившись, присел отдохнуть, с силой воткнув меч в землю. И тут произошло нечто удивительное – меч медленно ушел вглубь, как будто земля сама втянула его, лишь оставшаяся на поверхности рукоять чуть светилась и вибрировала. А к мечу уже начали тянуться белые светящиеся нити силы, которую отдавала ему сама земля.

– Э! Э! – испугался Иван. – Ты куда?! Ты чего?!

Он быстро вытащил меч-кладенец, который словно гудел на низкой частоте и слегка подрагивал в его руке. Сразу сообразив, что это может означать, Иван взмахнул мечом, очертил в воздухе круг и разрубил его, тем самым легко открыв переход в современный мир.

– Да! – воскликнул Иван и на радостях поцеловал меч, но обжёг губы и отшатнулся: – Горячий, зараза!


Довольный Иван с мечом-кладенцом в ножнах возвращался к месту привала и ещё издалека увидел, что все по-прежнему сидят у костра, над которым висит котелок с похлёбкой, но почему-то со скучающими лицами. И лишь приблизившись, Иван понял причину всеобщего уныния – Финист стоял в героической позе и с пафосным видом декламировал:

– И опустилась мгла на землю русскую, и вышли они из леса дремучего... Тихо пробрались в город, и Финист Ясный Сокол, играючи, расколол камень тысячелетний и тем спас...

– Кому капучино? – самым прозаическим тоном прервал его былинный сказ Иван, выходя на поляну с четырьмя стаканчиками кофе, которые он держал на подставке.

– О! Я буду! – на всякий случай сразу откликнулся Колобок и только потом поинтересовался: – А что это?

Но Иван протянул первый стаканчик Василисе и тихо проговорил:

– Всё нормально, заработал меч.

– Заработал, и ты снова за своим капучино побежал? – нахмурилась та.

– А что такого... – не смутился Иван. – Взбодриться хотел... Значит так! – громко объявил. – С мечом-кладенцом в город можно и с шумом войти! Или подгузник намочил? – насмешливо бросил он Финисту, нимало не смущаясь, что совсем недавно именно они с Василисой утверждали, что лучше подождать до наступления темноты.

Финист, сбитый с мысли на полуслове, никак не мог взять в толк, что произошло, в какой момент ситуация успела измениться, и обескураженно замолчал.

Колобок тоже ничего не понял, но на всякий случай отозвался.

– Подгузник... – облизнулся он. – Вкусно звучит... это птица какая-то?

Видимо, его охота так и не увенчалась успехом, и ему не удалось полакомиться свежей дичью. А Иван, оглядевшись, заметил неподалёку большой камень и, небрежно подойдя к нему, незаметно для всех закинул в рот очередную ягоду-усилику, чувствуя, что действие предыдущей, съеденной в лесу, уже закончилось.

– Ладно, до темноты можно и поваляться... – зевнул он, легко приподнял камень, спрятал под него меч и снова опустил на землю.

Поев сваренной Бабой Ягой похлёбки, получившейся на удивление вкусной, они устроились на отдых после долгого пути, чтобы с наступлением ночи двинуться в город со свежими силами. Иван прилёг рядом с Василисой, рядом же устроился Колобок и очень скоро громко захрапел. Иван честно пытался хотя бы подремать, но под такое громовое сопровождение заснуть было невозможно. Откуда только в чёрством хлебе такая сила и мощь берётся?! Наконец Иван, которому надоело слушать храп, перевернул Колобка лицом в валежник, но тот продолжил храпеть, хоть и гораздо тише. После этого Иван укрыл задремавшую Василису плащом и сам прикрыл глаза.

У костра в дозоре остался лишь Финист. Рядом с ним кружился комар и назойливо жужжал, но богатырь никак не мог его отогнать. Дождавшись, когда комар усядется ему на грудь, Финист занёс было руку, чтоб прихлопнуть настырное насекомое, но вдруг из леса вылетела невесть откуда взявшаяся стрела. Стремительно пролетев по воздуху, она вонзилась прямо в Финиста. Не успел он понять, что произошло, как в глазах его потемнело, он почувствовал, как что-то болезненно сжалось в груди. Ещё мгновение – и могучий богатырь, верный защитник Белогорья, без сил упал на траву.

А где-то далеко в лесу Варвара опустила лук и велела стоящим рядом обращённым богатырям:

– Убить всех!

Верные слуги бросились в атаку.


Обращённые богатыри оравой налетели на лагерь спящих беглецов, которые спросонья не сразу поняли, что произошло. Василиса и Кощей, который мигом сбросил с себя апатию, сразу вступили в бой. Раненый Финист сидел на земле, опершись спиной на ствол дерева, и бессильно наблюдал за ходом битвы. Какая горькая ирония – столько мечтал о сражении, а когда оно началось, не смог принять участие!

Зато Колобок сражался за двоих, решительно отражая атаки напавшего на него обращённого богатыря.

– Раскрошу, по сусекам не соберут! – завопил Колобок и дьявольски захохотал. Спружинив от камня, круглый прыгнул и сбил противника с ног, одержав убедительную победу.

– Ваня! Кладенец! – крикнула Василиса.

– Да, да, сейчас... – отозвался он.

Иван попытался поднять камень, под которым он спрятал меч-кладенец, но не тут-то было – действие усилики закончилось. Он торопливо порылся в карманах, наконец выудил мешочек, сунул туда руку, потряс его, но ни одной ягоды на ладонь не выпало. Чудо-ягоды кончились в самый неподходящий момент!

Иван попытался сам приподнять камень, закряхтев от натуги, но даже не смог сдвинуть его с места – не под силу это было обычному человеку, даже чемпион-тяжеловес бы не справился.

Силы были слишком неравны. Обращённые богатыри теснили Василису с Кощеем. Безоружная Баба Яга отчаянно плевалась во врагов, но это не причиняло им особого вреда.

– Дай я! – бросила она, видя тщетные усилия Ивана. – Где моя усилика...

Баба Яга порылась в своей сумке, но не нашла котомки с ягодами, да и не могла найти.

Иван в это время отбивался от обращённого воина. Он упал, и у него из кармана вывалился пустой мешочек из-под усилики. Баба Яга, несмотря на свои шестьсот лет, на зрение не жаловалась. Заметив валяющийся на земле знакомую суму, она мигом всё поняла – сообразительности ей тоже было не занимать.

– Ах ты, богатырь недоделанный! – закричала Баба Яга. – Так вот откуда сила твоя!

Услышав это, Василиса непонимающе посмотрела на Ивана, а потом на Бабу Ягу.

– Усилику мою спёр! – пояснила лесная колдунья, поймав её взгляд.

Колобок продолжал отважно сражаться, защищая своих друзей. Он собственным телом сбивал упырей с ног, ловко уклоняясь от их мечей, вот только один справиться с врагами не мог. Богатыри уже теснили Кощея, готовясь схватить его.

Финист, больше страдавший не от раны, а от того, что не может принять участие в битве, горько застонал:

– Как-то не по-геройски я погиб...

Василиса быстро оглянулась по сторонам, оценивая обстановку, и предложила единственно верное решение:

– Не отобьёмся, уходить надо!

– Вы, если что, расскажите, что в бою помер, – напутствовал друзей Финист.

– Кладенец! – упрямо заявил Иван.

– Оставь кладенец, иначе рядом ляжешь! – увещевал его Кощей.

– И пал богатырь в неравном бою, с десятком врагов, лучше сотней... – продолжал мрачно вещать Финист.

Баба Яга достала из сумки какой-то порошок, разбросала его жестом сеятеля, и вокруг резко выросла стена огня. Обращённые богатыри вынужденно отступили, позволив беглецам выиграть немного времени.

– Уходим! – наконец принял непростое решение Иван.

Вместе с Кощеем он взял Финиста под руки, и они потащили его прочь. За ними последовали Баба Яга, Василиса и Колобок.

Друзья вернулись в ущелье, которое совсем недавно миновали, и спрятались в укромной пещере. Первым внесли сильно ослабевшего Финиста – видно было, что он держится из последних сил. Последним вкатился Колобок и выплюнул покусанный богатырский сапог.

– Ну что, оторвались? – спросил он.

Иван оглянулся:

– Вроде да...

Он надеялся, что в пылу битвы все уже забыли его проступок, но не тут-то было.

– Что-же ты сотворил, тюрюхайло?! – накинулась на него Баба Яга. – А тебе не говорили, что чужое тащить нельзя?!

– Я ж не специально, – смешался Иван. – Помочь хотел...

– Помог?! – присоединилась к упрёкам Василиса. – Видишь, как ты помог!

И она указала на совсем ослабевшего Финиста. Строго говоря, в том, что его ранили, вины Ивана не было – Варвара выследила бы их в любом случае, – но возражать он не стал, чтобы не вызвать ещё больший гнев.

– Чего ты добился? – гневно продолжала девушка и передразнила Ивана: – «Сила богатырская пришла?! У меня руки-базуки!» – даже припомнила она его незамысловатую шутку и спросила уже серьёзно: – Как тебе после этого верить?

– Да что ты так завелась? – растерялся Иван.

– Я не знаю, чего от тебя ждать! – заявила Василиса. – Чего ты хочешь... Может, завтра ты вообще в свой мир сбежишь и не вернёшься!

– При чём тут это? – удивился Иван.

Очень некстати его девушка решила свалить всё в одну кучу и заодно выяснить отношения.

– Потому что ты уже один раз сбежал... – мстительно припомнила она и с непередаваемо презрительной интонацией бросила: – Богатырь...

Финист застонал, но Иван лишь с сарказмом заметил:

– A-а, понятно... Кто бы сомневался. Богатыря тебе подавай.

– Чего? – на этот раз не поняла Василиса.

– Того! – разозлился Иван. – Я что, не вижу, как ты на него смотришь?! Я же не такой сильный, не такой ловкий, чтобы передо мной хвостом крутить!

Ну всё! Этого Василиса вытерпеть не могла! Потеряв дар речи от возмущения, она влепила Ивану смачную пощёчину. Хлоп! – настоящий воин, она вложила в свой удар столько сил, что Иван даже не устоял на ногах.

– Так его! – одобрительно заметила Баба Яга. – Я бы сильнее дала...

Тем временем Кощей, не обращая внимания на развернувшуюся ссору, осматривал Финиста. Наконец он обломил стрелу, до сих пор торчавшую из его груди, и бросил:

– Может, вы потом пособачитесь? Этот долго не протянет...

Василиса вытерла слёзы и тоже склонилась над Финистом.

– У нас городе живая вода есть... – вспомнила она и ласково сказала богатырю, не обращая внимания на Ивана: – Потерпи.

– Что стоим тогда, остолбни? – проворчала Баба Яга. – Понесли птенчика...

У Ивана имелось своё мнение на этот счёт, но ему не позволили его озвучить.

– Давайте лучше... – начал было он, но Василиса перебила:

– Ты всё уже сказал. Кощей, бери...

Они помогли Финисту встать и направились к выходу.

– Я с вами! – рванулся Иван. – Давайте я возьму?

– Подсобил уже! – недовольно отозвалась Баба Яга.

Все прошли мимо Ивана, даже не глядя в его сторону, и только Колобок не спешил покидать пещеру. Иван с горечью смотрел им вслед, не решаясь присоединиться к обиженным на него друзьям. Наконец, выждав несколько минут и смирив уязвлённую гордость, он двинулся следом за остальными.


А на месте их недавнего привала уже вовсю хозяйничали обращённые богатыри и их повелительница Варвара. Морок, напущенный Бабой Ягой, постепенно рассеялся. Богатыри бросились было догонять беглецов, но Варвара остановила их повелительным жестом.

– Оставьте их! – приказала она. – Меч-кладенец здесь.

И она со зловещей улыбкой показала на камень.

Её верные слуги собрались вокруг валуна и, взявшись с разных сторон, общими усилиями подняли его. Варвара подошла, забрала меч-кладенец и с довольным видом покрутила его в руках.

– Возвращайтесь в город... – наконец велела она.

Богатыри отпустили камень, и он с грохотом упал на землю. А Варвара не оглядываясь ушла в лес, и вскоре над верхушками деревьев взлетела белая сова, держащая в лапах меч-кладенец.


От упавшего камня затряслась земля, и в горах начался обвал. Иван и его спутники в страхе прижались к стенам пещеры, но они не смогли ничего сделать – из-за того, что Иван отстал, груда камней преградила ему путь и отрезала его от выхода, а также от Василисы и всех остальных – они оказались ближе, и путь на волю для них был свободен.

– Подождите меня! – закричал Иван, забыв про гордость и про то, что хотел проучить друзей.

Он спешно начал разбирать завал, раскидывая камни, но быстро выдохся, а усилики под рукой больше не было. С тоской поглядев на кучу валунов, Иван убедился, что ничего не выйдет – камней слишком много, разобрать завал быстро не получится, на это может уйти целый день, и то, если работать без остановки.

Его друзья тем временем быстро выбрались из пещеры и в нерешительности остановились снаружи. И что теперь делать? Помогать Ивану выбраться из пещеры и тем самым упустить драгоценное время для спасения Финиста? Или поторопиться в город и оставить Ивана одного?

Все негласно отдали право принять решение Василисе и теперь ждали её слова. Девушка явно колебалась, глядя то на сильно ослабевшего Финиста, то на вход в пещеру. Но когда Финист потерял сознание, обмякнув на руках у Кощея и Василисы, она больше не колебалась.

– Идём, – велела девушка.

Василиса бросила последний взгляд на завал, за которым остался Иван, и они тронулись в путь.

Глава 13

ВЕРНУТЬ МЕЧ-КЛАДЕНЕЦ

Не слыша переговоров своих друзей и не подозревая, что сейчас решается его судьба, Иван продолжал отчаянно разбрасывать камни, завалившие выход из пещеры. Наклонившись за очередным булыжником, он бросил взгляд в дыру между большими валунами и увидел, как удаляются его спутники, таща на руках бесчувственного Финиста. Теперь спешить стало некуда, да и устал уже Иван. Он обречённо уселся на огромный камень и обхватил голову руками.

Только сейчас он осознал, что натворил по своей глупости и легкомыслию. Иван по привычке пытался найти себе оправдание и переложить вину на кого-нибудь другого, в то же время отчётливо понимая, что это бесполезное занятие – кроме него самого, винить в их бедственном положении было некого. Он и себя загнал в ловушку, и всех остальных подвёл. Самое обидное, что это произошло на финишной прямой, когда все тяготы пути остались позади. Кощей всё вспомнил, осталось только избавить Белогорье от власти тёмного колдуна Роголеба, даже к мечу-кладенцу неожиданно вернулась его волшебная сила! Прав оказался отец: в нужный момент помогла мать сыра земля, да только он оказался не способен воспользоваться этой помощью. План был простым и понятым, но осуществить его оказалось нелегко. И всё из-за какой-то ягодки! Осталась бы ещё одна, самая завалящая – скольких неприятностей можно было бы избежать! И меч-кладенец не потерять, и битву выиграть, и уважения друзей не лишиться.

Как же он так просчитался с этой усиликой, не заметил, что ягоды кончаются? Глотал её без счета по любому поводу, даже когда вполне можно было обойтись своими силами – очень уж хотелось доказать всем, что к нему пришла богатырская сила, особенно Финисту и Василисе. Иван упорно не желал признавать, что ещё одна ягодка ничего бы не решила – не в этот момент, так в другой сила могла точно так же покинуть его. Да и сколько он вообще собирался обманывать друзей? Ясно же, что до бесконечности это продолжаться не могло...

К Ивану подкатился Колобок – парень только сейчас заметил, что тёртый калач не ушёл вместе со всеми, а остался с ним в пещере.

– Мда... Дела... – вздохнул Колобок, и его голос прозвучал непривычно грустно и задумчиво.

Иван ничего не ответил, да ответа и не требовалось. Тем не менее он был благодарен Колобку за то, что тот не ушёл, вернее, не укатился вместе с остальными – всё- таки живая душа рядом, пусть и хлебная, есть с кем словом перемолвиться, да и просто помолчать вместе.

Теперь Иван отчётливо осознавал, что был несправедлив к Василисе и напрасно ревновал её к Финисту – не принимала она его ухаживания, как тот ни старался. А он, Иван, свои неудачи на богатырском поприще переводил в любовные, за что в итоге и поплатился. И никто в его бедах не виноват, кроме него самого, надо уже признать это, посмотрев правде в глаза. По его милости они лишились меча-кладенца, который теперь наверняка попал в руки врагов. И надо же было этому случиться именно тогда, когда к мечу-кладенцу вернулась волшебная сила!

Но хватит уже ныть, пора приниматься за работу! Он уже достаточно отдохнул, пора продолжить разбирать завал. Иван, вскочив с камня, с новыми силами принялся за работу. На этот раз он не спешил – всё равно торопиться было уже некуда, – а работал размеренно, чтобы сберечь силы. И эта тактика увенчалась успехом – через несколько часов Иван наконец справился с завалом, и они с Колобком смогли выйти из пещеры. К сожалению, верный друг не мог помочь ему физически, зато подбадривал эмоционально, за что Иван был ему очень благодарен.

Догонять товарищей было бессмысленно – за это время они могли далеко уйти. Наверняка уже тайком пробрались в город, нашли там живую воду и спасли жизнь Финиста – во всяком случае Иван очень на это надеялся. В сущности, Финист был неплохим парнем, а воином так и просто отличным – сильным, решительным и бесстрашным. Гораздо отважнее и сильнее его, Ивана, самокритично признал он. А что бахвалиться любил да былины о себе самом сочинять – как говорится, у каждого свои недостатки. Уж ему ли, Ивану, этого не знать! Сам-то он так просчитался, что невинное хвастовство Финиста на этом фоне покажется просто детскими шалостями. Впрочем, хватит думать о нём в прошедшем времени, надо надеяться, что Финист жив и даже почти здоров.

Выбравшись в лес, Иван устроился на поваленном бревне – всё-таки он здорово вымотался, несколько часов подряд таская камни без всякой усилики. Одно утешение – это можно считать за удесятерённую силовую тренировку. Остаётся надеяться, что завтра он сможет встать с постели после таких зверских нагрузок. Впрочем, где она, эта его постель? Похоже, заночевать придётся в лесу, если только он не придумает, как пробраться в город и найти там своих. Друзья, конечно, серьёзно на него обижены, но вряд ли оттолкнут его перед лицом общей беды. Значит, он должен придумать, как вырвать меч-кладенец из лап врагов и сразу прийти с готовым решением.

Иван глянул на Колобка, расположившегося рядом с ним на пригорке. Тот тоже был непривычно молчалив и задумчив.

– А ты что с ними не ушёл? – запоздало поинтересовался Иван. – Мог бы проскочить...

– Не ушёл и не ушёл, твоё какое дело? – по привычке огрызнулся Колобок, но как-то вяло, без былого молодецкого задора.

Опять повисло тягостное молчание, прерываемое только стрекотанием птиц и шелестом ветра в ветвях деревьев. В природе царило редкое умиротворение, и поэтому их одиночество ощущалось особенно остро.

– Бабка, когда меня испекла, на окне забыла... – наконец проговорил Колобок глухим голосом. – Потом дед уронил на землю... Никому я не был нужен... Скитался один по свету, очерствел, разбойничать стал, скотину воровать. Невзлюбили меня люди... Только ты мне руку протянул...

В других обстоятельствах исповедь Колобка прозвучала бы забавно, но сейчас, когда его одолевали схожие мысли, Иван и не подумал смеяться над откровениями сказочного хлеба.

– Я тоже один рос, – поделился он и, пользуясь лирическим настроением Колобка, задал давно волнующий его вопрос: – Слушай, всё хотел спросить, про лису – это неправда? Она тебя не съела, получается?

Колобок довольно засмеялся:

– Я эту рыжую морду два дня по лесам гонял... пока не проголодался.

Иван усмехнулся и решительно поднялся: что-то отдых у них слишком затянулся, пора идти своих искать и меч-кладенец у врагов отбивать. А начать стоит с места их недавнего привала – вдруг удастся там какие-нибудь следы отыскать и понять, куда двигаться дальше. Определившись с направлением, Иван зашагал в глубь леса, и Колобок резво покатился следом за ним.

Поляну, где они отдыхали после долгого похода и ждали наступления темноты, Иван с Колобком нашли быстро. Иван даже порадовался, что он, сугубо городской житель, научился так здорово ориентироваться на местности и не заблудился даже без посторонней помощи.

Когда они вышли на место стоянки, где на них напали обращённые богатыри под предводительством Варвары, у Ивана болезненно сжалось сердце. Совсем недавно они отдыхали тут, полные радужных надежд на скорое избавление от Роголеба, Василиса была рядом и не злилась на него, Финист сочинял былину, а Баба Яга варила похлёбку... Сейчас же это место выглядело разорённым и всеми покинутым: забытые вещи валялись в беспорядке, втоптанные в грязь, костёр давно потух и остыло никому не нужное варево в котелке.

Не позволяя себе поддаваться чувствам, Иван осматривался вокруг, ища хоть какие-нибудь следы. Увидев перевёрнутый камень, он сразу понял, что чуда не произошло и меч-кладенец теперь в руках их врагов – только обращённым богатырям под силу поднять огромный валун, под которым он был спрятан. Потом Иван заметил валяющийся на земле мешочек из-под усилики, поднял его и сжал в кулаке.

– Раз я всё испортил, то мне всё и исправлять! – решительно заявил он. – Идём в город! Надо кладенец вернуть!

– Ага, – скептически отозвался Колобок. – И как мы его вернём?

– Не знаю! – почти весело заявил Иван. – Как-нибудь! У нас на Руси все большие дела так делают! Как-нибудь!

Он искренне надеялся, что знаменитый русский авось его и на этот раз не подведёт, как уже выручал много раз в самых сложных ситуациях.


Беспечный Иван снова не заметил, что над местом привала на верхней ветке дерева висит вниз головой летучая мышь. Хотя удивиться тут было чему: мало того, что ночное животное выбрало весьма неподходящее место для дневного отдыха, так она ещё и не спала, а наоборот, внимательно следила за ними. Дослушав разговор Ивана с Колобком, мышь бесшумно расправила крылья и снялась с места. Она направлялась в Белый город, к терему Ильи Муромца.

Влетев в окно, летучая мышь без всякого принуждения бросилась в дымный шар, рядом с которым стояла Галина. Шар начал бурлить, и всполохи дыма внутри сложились в изображение белой совы, которая летела в неизвестном направлении, крепко держа в лапах меч-кладенец.

– Сбежать решила... – протянула Галина, разгадав хитрый замысел Варвары.

Подспудно она ожидала от строптивой красавицы-дочки чего-то подобного, но не думала, что та в решающий момент отважится открыто пойти против матери, пусть и неродной, и тёмного колдуна.

Роголеб, услышавший слова Галины, немедленно пришёл в ярость – словно из-под земли раздался его злобный голос:

– Верни мне меч!

Из клубка корней на троне раздался жуткий рёв, один из корней ударил по деревянной лавке, и она с грохотом отлетела, разбившись в стену.

– Я разыщу её, – пообещала испуганная Галина.

Снова натворила дел её названая дочка! Надо найти Варвару, забрать у неё меч- кладенец и вернуть хозяину. Да поскорее, пока не произошло непоправимое!

Бросив ещё один взгляд на клубящийся шар, поняла Галина, где искать строптивую дочь. Тогда оседлала она своего крылатого дымного волка и бросилась в погоню.

Высоко над лесом нагнала она белую сову, летевшую с мечом в когтях. Дымный волк сверху бросился на хищную птицу и выбил из её лап меч-кладенец, который камнем полетел вниз и упал где-то среди деревьев.

Сова, лишившись захваченного в бою сокровища, развернулась и сама напала на приёмную мать – сцепившись в схватке, они не удержались в воздухе и ринулись вниз, стремительно падая и ломая на лету ветки деревьев. В конце концов они рухнули на землю, помятые и поверженные. Варвара, приняв свой человеческий облик, сразу поднялась на ноги, но напротив неё уже стояла Галина в полной боевой готовности.

– Дура ты, – презрительно бросила она дочери. – Он тебя изничтожит...

– Уж лучше сгинуть, чем как ты... – парировала Варвара.

– Я не ему служу, а тьме.

– Ну и служи! – не смутилась Варвара и, развернувшись, зашагала прочь.

– Остановись! – крикнула Галина, но дочка словно не слышала.

Тогда глаза женщины заволокло тьмой, и она глухо проговорила:

– Надо было тебя тогда утопить.

Когда-то давно не послушалась она совета Бабы Яги, к которой привела маленькую Варю, пожалела девочку, а теперь вот к чему это привело – Варвара готова их обеих погубить. Есть только один способ остановить её – и Галина, ни секунды не колеблясь, выпустила в Варвару клубок чёрного дыма. Пусть лучше пока побудет слепой и глухой, зато послушной её воле. И колдовство не подвело – чёрный дым окутал Варвару, а когда он рассеялся, Галина увидела, что та пополнила ряды оборотней без глаз и ушей.

Справившись с дочкой, призвала Галина своих верных слуг – обращённых богатырей – и отправила их в лес на поиски меча- кладенца. Долго они искали, но вернулись ни с чем.

– Ищите! – разозлилась Галина и потребовала: – Лучше ищите!

Не сквозь землю же он провалился! Она не могла заглянуть в свой дымный шар и увидеть, где меч, а ведь он был совсем недалеко. Увлечённая погоней за Варварой, не увидела Галина, что с земли за ними внимательно наблюдает кое-кто огромный и мохнатый...


Заметив схватку двух злых волшебниц, Чудо-Юдо испуганно убежала в лес и затаилась там, настороженно выглядывая из-за ствола толстого дерева. Чудо-Юдо была пугливой и первой в бой никогда не лезла, сердилась только, когда кто-нибудь пытался вломиться в её дом. Так что напрасно похвалялся Финист, что поймал дикую и ужасную лесную тварь. Чудо-Юдо была существом вполне миролюбивым.

Вот и сейчас она решила наконец выйти из укрытия и побыстрее уйти подальше в лес. На плече у неё сидел Змей Горыныч, тоже скрывшийся от людей. Чудо-Юдо грызла баранью ногу, поджаренную прямо на ходу, – она время от времени подносила своё лакомство к пасти Змея Горыныча, и тот дышал на него пламенем. Чудо-Юдо довольная откусывала кусок мяса с пылу с жару и широко улыбалась.

Вдруг Чудо-Юдо заметила в траве что-то блестящее. Наклонившись, она двумя пальцами подняла с земли меч-кладенец, казавшийся игрушечным в её огромных ручищах. Рассмотрев меч и не поняв толком, какая вещь попала ей в лапы, Чудо-Юдо попробовала поковыряться им в зубах и довольно хмыкнула – «зубочистка» оказалась очень удобной.

Глава 14

ШТУРМ БЕЛОГО ГОРОДА

Перед тем как покинуть место привала, Иван последний раз внимательно осмотрел поляну, не упустили ли они с Колобком чего-нибудь важного. Наконец, порывшись в сумке, он вытащил скотч – появилась у них с Колобком одна идейка, как укрепить их маленький отряд, но её требовалось немного доработать.

Хотя Иван никак не мог избавиться от чувства вины, он старался не подавать виду. Хорошо всё-таки, что Колобок на его стороне – какая-никакая, а всё-таки поддержка. Был бы он сейчас один, мог бы совсем расклеиться, а так есть перед кем держать лицо.

– План, значит, такой, – заговорил Иван, стараясь казаться уверенным. – Возвращаем меч, потом мечом разрубаем камень заговорённый, этот Хоттабыч подохнет, найдём всех, я извинюсь – и всё будет нормально!

– Ага, – скептически возразил Колобок. – Только как мы всё провернём? Меч- кладенец к нам с неба упадёт?

Однако Иван изо всех сил старался верить, что всё получится. Увлечённый разговором, он не сразу заметил, как над ним нависла зловещая тень. Когда же он вдруг услышал зловещий рёв, он в ужасе обернулся. Каково же было его удивление, когда он увидел перед собой не очередного жуткого врага, а старую знакомую – Чудо-Юдо, незаметно вышедшую из леса. Несмотря на свои внушительные габариты, двигаться она умела совершенно бесшумно.

На её плече сидел Змей Горыныч, а в лапах она держала меч-кладенец. Иван невольно расплылся в улыбке. Хотя меч не упал с неба, но искать его не пришлось, и это сильно облегчало их положение. Оставалось, правда, как-то выманить его у Чуда-Юда, но Иван, к счастью, уже знал, как найти подход к этой своенравной даме.

– Ты ж моя красавица... – ласково проворковал он и показал на меч: – Дай мне, а? Бросай.

Но Чудо-Юдо лишь крепче прижала меч к себе – как истинной женщине, ей очень понравилась новая блестящая игрушка, и расставаться с ней по доброй воле она не желала.

– Ну, пожалуйста... – не сдавался Иван.

Однако Чудо-Юдо оказалась не так проста – обычными просьбами и уговорами её было не пронять. Не отдавать же свою законную добычу просто так, за красивые глаза!

Делать нечего: оставалось пустить в ход тяжёлую артиллерию и использовать проверенное средство. Иван проникновенно посмотрел Чуде-Юде прямо в глаза и вспомнил песню, которая помогла ему очаровать гигантскую барышню во время их предыдущей встречи. Правда, на этот раз у него не было с собой телефона, и он не мог включить песню в оригинальном исполнении. Что ж, придётся рассчитывать на собственные силы. Иван не был уверен в своих вокальных данных, но делать было нечего, и он тихо запел, признаваясь в любви Чуде-Юде. Он проникновенно вытягивал строки о судьбе, любви и боли. Сердце даже такой дамы, как Чудо-Юдо, не могло не растаять! Похоже, в исполнении Ивана знакомая песня понравилась ей даже больше, чем в записи. Она разомлела под проникновенную мелодию, которая так очаровала её в прошлый раз, её взгляд затуманился, она заулыбалась и даже начала подпевать Ивану.

Он облегчённо выдохнул – похоже, дело в шляпе, Чудо-Юдо на их стороне. И Иван продолжил распевать бессмертный хит Стаса Михайлова, любимца всех женщин независимо от их внешности и происхождения, попутно прокручивая в голове план дальнейших действий. Сейчас они договорятся, а потом он обязательно придумает, как выкрутиться из неловкой ситуации. В конце концов, обещать – ещё не значит жениться, это каждая уважающая себя женщина знает. А Чудо-Юдо, несомненно, к таковым и относилась.

Иван приободрился – он рассчитывал только на свои силы, ну и ещё на возможности Колобка, хотя они были довольно ограничены. А теперь в их маленьком отряде неожиданно произошло пополнение, и это было очень кстати. Ивана не смущало, что это всего два бойца – зато какие! С Чудой-Юдой и Змеем Горынычем можно смело в город отправляться, надо только продумать новый план. И он вскоре сложился в его голове. Оставалось дождаться наступления темноты, как и планировалось изначально.


Городские ворота были закрыты. Их охраняла стража – два обращённых богатыря были начеку. Вдруг в стороне раздался шорох. Богатыри насторожились и выхватили мечи, но тут же опустили их – это оказалась всего лишь курица, которая, видимо, случайно ушла со своего двора, заблудилась и забрела к городским воротам. Богатыри отвернулись от неё, убирая мечи в ножны. За их спинами послышалось резкое кудахтанье, но они уже не обратили на это внимания и не заметили, что на том месте, где только что стояла курица, лишь несколько белых перьев медленно и печально опустились на землю.

Последнее пёрышко спикировало сверху на одного из стражников. Он недовольно смахнул его и поднял неприятное безглазое лицо: на балке ворот сидел искривлённый злобной усмешкой Колобок. На его голове красовался котелок, который был примотан скотчем и выглядел как военная каска – военная хитрость Ивана удалась, и котелок сидел как влитой.

– Тук-тук! – насмешливо позвал Колобок. – Есть кто дома?

Дожидаться ответа он, конечно, не стал. Колобок прыгнул сверху на голову стражника, оттолкнулся от неё и пулей полетел во второго. Врезавшись в его грудь, он вновь спружинил и резвым мячиком вернулся к первому, на этот раз угодив ему в живот. Ещё несколько таких ударов, и стражники, не успевшие опомниться от внезапного нападения, повалились на землю. В этот момент на бровь Колобку опустилось куриное пёрышко, которое стражник смахнул с лица перед тем, как был атакован, и он небрежно сдул его, хвастливо заметив:

– С курицей – и то сложнее было!

После этого Колобок прыгнул на рычаг, которым открывались ворота. В распахивающиеся створки уже ломилось Чудо-Юдо с огромным бревном в руке, рядом бежал Иван с мечом-кладенцом на изготовку, а за ними летел Змей Горыныч. Чудо-Юдо ударом бревна сбила с ног обращённого богатыря, который первым оказался у них на пути. Один из врагов бросил в Чудо-Юдо копьё, но в последний момент Иван ударил по нему мечом-кладенцом, и копьё вспыхнуло, сгорев буквально за секунду.

Колобок тоже не терял времени даром – он схватил в зубы пук соломы с крыши, а Змей Горыныч выдохнул пламя, поджигая его. В этот момент Колобок прыгнул в сторону двух набегающих воинов, раскручиваясь в полёте и превращаясь в огненный шар, и со всей силы врезался в неприятеля. Огненный всплеск разбросал упырей в разные стороны, а оставшийся невредимым Колобок в своей каске из котелка зловеще расхохотался и снова ринулся в бой. Чудо-Юдо тем временем бросила своё бревно в бегущих к ней слуг Галины, сбивая их всех с ног.

– Страйк! – радостно прокричал Иван. Похоже, его рискованный план удался. Но расслабляться рано – до окончательной победы ещё далеко. С одной из крыш на Ивана прыгнул обращённый богатырь с мечом в руке, и парень узнал в нём участника богатырских игр, которого Змей Горыныч лишил роскошной шевелюры. Иван, защищаясь, подставил меч-кладенец, его противник ударил по нему, и этот удар породил настоящий огненный взрыв, выбросивший богатыря-неудачника прочь из Белого города. Теперь путь на площадь, где стоял заветный камень, был открыт, и Иван ринулся туда.

Когда маленький отряд в составе Ивана, Чуда-Юда, Колобка и летящего над ними Змея Горыныча ворвался на площадь, их встретил приятный сюрприз – с другой стороны навстречу им выбежали Кощей и Василиса. Иван возликовал – его друзья всё же добрались до города, спрятались в надёжном укрытии, нашли живую воду и спасли Финиста, раз теперь полны сил и готовы ринуться в бой. Финист, наверное, сейчас приходит в себя после тяжёлого ранения, Баба Яга осталась присмотреть за ним, а Василиса и Кощей, услышав шум боя и догадавшись, что происходит, схватили оружие и побежали им на помощь. И подоспели они как раз вовремя!

Иван угадал: немногим ранее его друзьям удалось проникнуть в город незамеченными. Конечно, главные ворота, которые тщательно охранялись, они штурмовать не стали – не в том они были положении. Да и не это сейчас было главным – они торопились спасти Финиста, умиравшего от смертельной раны, нанесённой ему коварной Варварой, а для этого им нужно было пробраться в избу Ивана и Василисы, где хранилась живая вода.

У них получилось пробраться незамеченными благодаря Бабе Яге, обладавшей невероятным чутьём и знавшей все обходные тропки. Финист давно потерял сознание, но сейчас это было даже к лучшему – он не мог выдать их нечаянным стоном или вскриком.

Команде удалось подобраться к дому Ивана и Василисы с тыльной стороны и по одному проникнуть внутрь незамеченными. Там Финиста сразу уложили на кровать и устроили поудобнее, а Василиса бросилась к шкафчику. Она достала оттуда коробку где между современных лекарств хранилось самое верное средство – живая вода, и протянула пузырёк Бабе Яге. Та окропила раны Финиста, и они на глазах начала затягиваться. Пришедший в себя Финист сразу попытался встать, но тут же со стоном упал обратно на подушку.

– Куда собрался, шаврик пустоголовый? – прикрикнула на него Баба Яга. – Полежать надо!

Неожиданно со стороны главной городской площади послышался шум, а в окно влетел чей-то дымящийся шлем, явно принудительно расставшийся со своим хозяином. Они не мешкали ни мгновения. Василиса бросила Кощею меч, до сих пор висевший на тренажёре Ивана, и они вместе выбежали из дома, уже нисколько не таясь.

Иван как ни в чём не бывало улыбнулся Василисе, но та ответила ему обиженным взглядом – значит, всё ещё не простила. Ну ничего, у него будет время исправить ошибки и загладить свою вину, но позже. Сейчас на них со всех сторон наступали обращённые воины. Иван, Кощей, Василиса и Колобок, не мешкая, вступили с ними в бой. Показавшиеся из-под земли чёрные корни пытались схватить Чудо-Юдо, но она яростно отбивала их атаки.

– Вон он! Камень! – вдруг закричал Колобок.

Услышав его вопль, Иван подбежал к большому камню, стоящему посреди площади, и без всяких сомнений и раздумий разрубил его мечом-кладенцом. Камень послушно распался на две части – меч разрезал его, как масло, – но... ничего не произошло. Зато из-под земли появились корни и попытались схватить Ивана за ногу, но он успел отскочить в сторону.

– Вот живучий! – воскликнул он, ещё не поняв, что произошло, и разрубил половинку камня ещё раз.

Иван бросил взгляд на корни и не поверил своим глазам – они продолжали шевелиться! Он в отчаянии крошил остатки камня, уже понимая, что это не поможет – раз корни по-прежнему живы, значит, и Роголеба таким способом не уничтожить.

– Походу это не тот камень! – догадался Иван, наконец оставив бесполезные попытки. – Кощей, вспоминай, где заговорённый?

В этот момент на него набросился обращённый богатырь, и беседа вынужденно прервалась – Иван отбился от врага мечом-кладенцом, и тот вылетел с площади. Кощей тоже уклонился от очередного удара и огрызнулся:

– Как я тебе вспомню?

Иван знал способ, но применить его сейчас не было никакой возможности – Баба Яга со своей ложкой была далеко и не могла хлопнуть Кощея по лбу. К счастью, это было сделано за неё: один из злобных воинов ударил Кощея булавой по лысой голове, и она... слетела с плеч и откатилась на край площади! Это не причинило бессмертному ученику колдуна особенного вреда. Кощей – а точнее, его голова – окинул внимательным взглядом площадь под новым углом и заметил отходящую в сторону улицу, ведущую куда-то на окраину города. В самом конце этой улицы виднелся огромный камень, на который как раз падал сноп лунного света.

Над городом появилась и, промелькнув, быстро пропала тёмная тень: это вернулась Галина верхом на крылатом дымном волке, но теперь она была не одна – рядом с ней летела Варвара в облике безглазой белой совы. Оглядев город с высоты птичьего полёта, Галина опытным глазом оценила обстановку и мигом поняла, что произошло. Она зацепила беспокойным взглядом камень в конце улицы, залитый зловещим лунным светом, и сразу узнала это место – именно там много лет назад их с Варварой околдовал Роголеб. Галина уверенной рукой направила дымного волка вниз, к городской площади – нужно помочь своему повелителю расправиться с врагами. За ней безмолвно следовала послушная околдованная Варвара.

А рядом с головой Кощея, отделённой от тела, тем временем упало горящее полено, искры от него полетели в разные стороны. Всё вокруг для него замерло – от очередного удара в голове Кощея начали просыпаться воспоминания. Искры от горящего полена замелькали перед его глазами и стали складываться в рисунок высокой башни, на верху которой стоял он сам, молодой Кощей. Потом искры очертили камень, и он взлетел вверх – этим огромным куском гранита управлял Кощей: от его рук к камню тянулись магические линии красно-чёрного цвета, и постепенно камень наполнялся таким же свечением. Внизу, у подножия башни, искры сложились в очертания стоящего колдуна Белогора – величественного старца в белом одеянии. Высоко в небе вспыхнула молния, и камень упал прямо на него.

Да, теперь всё встало на свои места – именно с помощью этого камня тысячу лет назад Кощей убил своего учителя, светлого колдуна Белогора. Хорошо он поступил или плохо – сейчас не время судить. Важно одно: только этот камень мог сейчас помочь им обуздать тёмного колдуна Роголеба – его и следовало разрубить мечом-кладенцом. Но как сообщить об этом Ивану, если он, Кощей, сам в таком беспомощном положении? Надо подать ему сигнал!

Тело Кощея подбежало к Ивану и показало рукой в сторону головы. Иван посмотрел в указанном направлении и усмехнулся:

– Колобок, у тебя тут конкурент!

– Вон камень тот, заговорённый! – не обращая внимания на глупые шутки, торопливо проговорила голова Кощея. – И жизнь колдуна в нём!

Иван в недоумении оглянулся по сторонам, но так и не понял, о каком камне вещает говорящая голова.

– Где? – нетерпеливо спросил он. – Рукой покажи!

Голова Кощея возмущённо пропыхтела:

– Не могу пока.

Иван оглянулся и увидел, почему на этот раз Кощей оказался бессилен ему помочь: безголовое тело колдуна повязали враги, и оно тщетно пыталось вырваться. Подбежавшая Василиса несколькими ударами освободила тело Кощея от врагов, и он наконец смог показать рукой верное направление. Иван заметил камень, облитый лунным светом, всё понял и со всех ног устремился к нему. Помогать Кощею воссоединиться с телом было решительно некогда.

А к голове Кощея подкатился Колобок, посмотрел на него и понимающе воздохнул.

– Тяжко? – посочувствовал он. – Уж я-то понимаю...

Снова вздохнув, Колобок устремился за Иваном, резко вращаясь и поднимая тучи пыли, которая полетела прямо в нос лежащей голове Кощея, заставив её откашливаться.

А Иван бежал к камню что было сил. Неужели сейчас всё закончится? Но тут он заметил безглазую белую сову и Галину на крылатом волке, которые стремительно приближались к камню с другой стороны. Иван, не зная, как выиграть время, подхватил Колобка и запустил им в летящую сову, как баскетбольным мячом.

– Приятного аппетита, круглый! – напутствовал его Иван.

Колобок послушно разинул пасть, но сова вовремя свернула в сторону, и разочарованный Колобок пролетел мимо. И тут Иван заметил на крыше терема Финиста – живого и невредимого. Богатырь выглядел бодрым и полностью здоровым, ничего не напоминало о недавней ране – похоже, помогла ему живая вода и заговоры Бабы Яги! Пробежав по кровле и ловко спрыгнув на землю, Финист перехватил Колобка в полёте и послал его вслед сове. И она не успела опомниться, как оказалась в широко раскрытой пасти круглого хлеба.

– Куда вот ты опять лезешь? – бросил Иван Финисту вместо приветствия, будто они расстались минуту назад. – Нормально ведь он летел, я так рассчитал, что он от крыши отскочит, и...

Поняв, что он отвлёкся на Финиста, Иван не договорил и снова устремился к камню. Ему надо было успеть раньше Галины. Он усмехнулся на бегу – вот уж не думал он, не гадал, что придётся когда-нибудь вступить в жестокую схватку с собственной домработницей и от исхода этой битвы будет зависеть судьба целого мира!

Глава 15

ПРОБУЖДЕНИЕ РОГОЛЕБА

Тело Кощея наконец добралось до своей головы, бережно подняло её и, отряхнув, водрузило на место. С головой на плечах Кощей встряхнулся и не мешкая побежал вслед за Иваном к заветному камню. Однако ушёл он недалеко: подоспевшая Галина набросилась на Кощея и сбила его с ног. Падая, он ударился головой о стоящую на улице бочку, и это снова оживило его память.

– Вспомнил... – осенило Кощея. – Нельзя рубить камень...

Вскочив на ноги, он побежал к Ивану – надо скорее его остановить!

А Ивану оставалась всего пара шагов до заветного камня. Он выхватил меч-кладенец и размахнулся, не обращая внимания на бегущего к нему Кощея.

– Аста ла виста, бейби! – пафосно изрёк Иван, очевидно, представляя себя героем крутого боевика.

– Жизнь его в камне! – издалека закричал Кощей, понимая, что не успевает остановить Ивана. – Разрубишь – освободишь его! Камень его под землёй держит!

Но было поздно: Иван изо всех сил ударил мечом по камню, тот треснул, и из него начал бить алый свет. Из-под разрубленного камня выползли могущественные корни, которые разбросали в разные стороны обломки, освобождая дорогу Роголебу. И вот тёмный колдун наконец явился перед всеми в своём истинном обличии.

Кощей много повидал на своём веку – вернее, на своих многочисленных веках. Но сейчас он, поражённый, во все глаза смотрел на бывшего учителя, одновременно узнавая и не узнавая его. В прежние времена Бело- гор был крепким статным старцем, но за тысячу лет, проведённых под землёй, его тело скрючилось и проросло корнями, а руки и ноги, подобно щупальцам, тянулись из его тела как змеи. Часть корней вгрызлась в землю под Роголебом, поднимая его. Теперь он возвышался над всеми, и это было одновременно величественное и жуткое зрелище. Злодей выглядел несокрушимым.

Иван, Кощей, Галина – все, замерев и словно оцепенев, поражённо смотрели на Роголеба. А он неспешно втянул воздух ноздрями, блаженно прикрыв глаза.

– Мм... как же долго я этого ждал... – наконец протянул он, впервые за долгие века вдохнув свежий воздух. И, бросив мимолётный взгляд на Ивана, обратился к своей верной помощнице Галине: – Не ошиблась ты в нём.

Колдунья приблизилась к Роголебу и, не обращая ни на кого внимания, опустилась перед своим властелином на одно колено.

– Повелитель, Варвара... – начала было она.

Но тот перебил её:

– Знаю, это уже не важно!

Иван наконец опомнился и выступил вперёд.

– Так, Кочерыжка, прощу прощения, что прерываю ваше злодейское совещание с этой горгонзолой, – заговорил он, кивнув на Галину, – но есть одно обстоятельство в виде вот этого девайса.

Иван указал на меч-кладенец и самоуверенно шагнул навстречу Роголебу, замахиваясь своим оружием. Но не тут-то было: один из корней, ставший продолжением колдуна, со всего размаха врезался в меч. Вспышка яркого света ослепила их, но на этот раз колдун оказался сильнее – Ивана отбросило назад с такой силой, что он вылетел обратно на площадь. Меч-кладенец, который он не удержал в руках, воткнулся рядом с ним в землю.

А на площади тем временем дела обстояли не лучше: обращённые богатыри уже пленили и связали Чудо-Юдо, схватили Змея Горыныча и посадили его на цепь, лишь пылали вокруг несколько домов, которые он успел поджечь. Не успел Иван опомниться, как вслед за ним на площади появился Роголеб в сопровождении Галины. Взмахнув рукой, она остановила подчиняющихся ей богатырей. Те сразу перестали биться, окружив Ивана и его друзей. Кощей, Финист, Баба Яга, Василиса и Колобок стояли рядом с ним, тяжело дыша, побеждённые, но не сломленные, готовые в любой момент снова броситься на врагов.

– Вздумал обратить меч-кладенец против меня?! – насмешливо пророкотал Роголеб, обращаясь к Ивану. – Я выковал его, я дал ему силу, я его хозяин!

– Кощей, что за подстава опять? – возмутился Иван. – Ты и с этими в сговоре? – припомнил он предательство бессмертного, когда-то договорившегося с Добрыней и Варварой и передавшего им меч-кладенец – тот самый, что сейчас оказался совершенно бесполезным.

– Нет, Иван... – с горечью отозвался Кощей. – Поздно вспомнил я...

– А... Кощей... так тебя теперь зовут? – обратил взор на бывшего ученика Роголеб. – Новое имя дал себе, Микула?

– Хе-хе-хе, так ты не Кощей? – несмотря на всю тяжесть их положения, не удержался от подколки Колобок и тут же съязвил: – Микула Бессмертный!

Не обращая на него никакого внимания, Кощей решительно вышел вперёд. Чувствуя свою вину перед всеми, он бесстрашно решил искупить её и вызвать весь огонь на себя.

– Белогор, прости меня, молод я был... – покаянно проговорил он, надеясь своим смирением вызвать в злодее сочувствие.

– Помнишь имя моё прежнее... – усмехнулся колдун. – Нет больше Белогора, за тысячу лет под землёй, на которые ты обрёк его, истлел он забвением людей! Не вспомнили о благостях, которые творил я им! Теперь остался один Роголеб, только его оставила тьма во мне!

Напрасно Кощей рассчитывал на прощение – один из корней колдуна обхватил его шею и в любой момент мог задушить, и неизвестно, помогло бы ему бессмертие или утратило бы оно свою силу перед властью Роголеба. Иван рванулся было Кощею на помощь, но тот остановил его жестом и продолжил свою речь:

– Не прав ты, есть Белогор в тебе, как и во мне остался Микула – и это он, а не Кощей, отдаёт тебе жизнь свою.

С этими словами Кощей протянул Роголебу кристалл, полученный Иваном в царстве мёртвых.

– Можешь убить меня, если это утолит злобу твою... – решительно проговорил Кощей и оглянулся на своих спутников: – А их отпусти.

Протянув один из своих корней, Роголеб забрал кристалл и поднёс его к глазам.

– Смерть... – усмехнулся он, нисколько не впечатлённый самопожертвованием Кощея. – Смерть – это освобождение. Как глухи люди к простой истине о том, что вечное забвение куда страшнее! – прокричал он.

Вырвавшиеся из-под земли корни скрутили Кощея, один из них впечатал кристалл в его грудь, и они утащили его под землю.

– Наслаждайся своим бессмертием! – грохотал Роголеб. – Вечно тебе лежать под землёй!

Один из щупалец тем временем незаметно подобрался к Василисе и оплёл её ногу. Девушка, недолго думая, обрубила его топориком, и Роголеб вздрогнул, почувствовав боль. Кара последовала незамедлительно: к Василисе протянулись другие корни и схватили её, скручивая и прижимая к земле. Этого Иван уже стерпеть не мог – он бросился на Роголеба с голыми руками, крича:

– Так, Белодрыщ! Корешки от неё убрал!

Но он успел сделать всего пару шагов до того, как удар одного из корней сбил его с ног.

– Ха! – обрадовался Финист, чувствуя, что настал его звёздный час. – Ну, вот и начался сказ о том, как Финист Ясный Сокол тьму одолел!

И он ринулся в бой. Финист обрубил булавой несколько корней, сбил с ног обращённого воина, который держал связанного Змея Горыныча, и тот вырвался на свободу. Галина направила в сторону Финиста дымную волну, от которой он ловко уклонился, но это всё равно его не спасло – воспользовавшись моментом, Роголеб протянул к Финисту свои корни, которые тут же скрутили его по рукам и ногам. Опять не удалось Финисту показать во всей красе свою силу богатырскую!

В бой вступил Колобок: прыгнул на один из корней и вгрызся в него зубами, но щупалец свернулся вокруг Колобка и пережал его челюсть, лишив хлеб главного оружия.

Баба Яга решила бороться против Роголеба по-своему: она бросила какой-то порошок на корень, и тот немедленно начал превращаться в труху. Это волшебство по корню протянулось к Роголебу, но Галина хладнокровно обрубила его, остановив разрушение. Баба Яга, увидев, что её попытка не удалась, решила спасти хотя бы Чудо-Юдо. Подбежав к связанной гигантской даме, она бросила остатки порошка на узел верёвки, и тот рассыпался, но корни Роголеба в этот же момент схватили Бабу Ягу, прижав её к земле и лишив возможности сопротивляться.

Однако Чудо-Юдо, воспользовавшись моментом, уже встала и сбросила верёвку на землю. Заметив это, Галина жестом приказала обращённым богатырям поймать Чудо-Юдо, убегающую с площади, и все слуги злодейки устремились за ней.

Тем временем оглушённый Иван постепенно пришёл в себя и с трудом поднялся на ноги. Заметив, что один из щупалец уже оплёл его ногу, он поднял лежащий на земле топор и, обрубив корень, тяжёлым шагом направился к Роголебу. Он один остался против сил зла.

– Покорись мне! – приказал Роголеб.

– Эй, сучок-переросток, ты зря со мной связался, я вот бензопилу притащу, и тогда посмотрим, кто кого! – упрямо отозвался Иван.

К нему приблизилась Галина и примирительно заговорила:

– Не надо, Ваня, не одолеть тебе Роголеба, да и не враг он тебе...

– Не враг? – вскинулся Иван. – А ничего, что он мою невесту сейчас придушит? Галя, или как там тебя, дыми отсюда!

В этот момент к Роголебу подлетел Змей Горыныч и обдал его огнём. Колдун попытался сбить Змея, но тот ловко увернулся и опять дохнул пламенем.

– Убей его! – велел Галине Роголеб, разозлённый тем, что на него смеет нападать какая-то летающая ящерица.

Но Галина колебалась, не отводя взгляда от Ивана.

– Чего ждёшь?! – загрохотал колдун, которого продолжал поливать огнём маленький, но отважный Змей Горыныч.

Она повиновалась – вокруг Галины начало собираться облако чёрного дыма, которое постепенно приобрело очертания крылатого волка. Верхом на нём Галина устремилась к Змею, но тот бросился прочь из города, и она улетела за ним следом.

Очередной корешок тем временем незаметно подобрался к Ивану и оплёл его ногу. Увидев это, он замахнулся было топором, но сзади из земли вырвался другой отросток и перехватил его руку Потеряв равновесие, Иван упал на спину, живые корни мигом оплели его тело и прижали к земле. Неподалёку лежала Василиса – уже без чувств. Иван чувствовал, как смертельные объятия всё сильнее вдавливают его в землю. Над ним возник Роголеб и глухо проговорил:

– Говорили мне, что есть в тебе тьма, но глупости в тебе больше!

И он занёс над Иваном острый корень, намереваясь проткнуть его тело. Перед глазами парня всё закружилось, он почувствовал, как теряет сознание, успев подумать лишь о том, что так же совсем недавно погиб его отец, Илья Муромец. А ведь он хотел отомстить за смерть отца, но вместо этого выпустил колдуна на свободу... Как же это постоянно у него получается всё наперекосяк?..

Город, площадь – весь мир вокруг Ивана исчез, он ощутил, что падает в бездну, однако через несколько мгновений понял, что стоит на ногах, а корни больше не сжимают его тело. Оглядевшись по сторонам, Иван вдруг понял... что вновь оказался в царстве мёртвых и находится в знакомой ладье, плывущей по подземному озеру. Ладья пристала к берегу, и Иван, подняв голову, увидел Илью Муромца.

– Здравствуй, сынок, – печально проговорил он.

– Я умер? – спросил Иван и сам удивился, как буднично звучит этот страшный вопрос.

Его отец лишь пожал плечами:

– То мать сыра земля решает, в ней вся сила жизни и смерти, она её и добру, и злу даёт. И во всём у неё учёт: если приходит тьма, то и богатырь появится светлый, чтобы всего поровну было.

– То есть вся сила от земли? – усомнился Иван. – Чего ж я её не получил, когда она так нужна была? – с горечью проговорил он.

В его голосе звучало невероятное сожаление. Он в очередной раз всё провалил: не смог спасти отца, не помог друзьям, не уберёг любимую, да и самого себя, похоже, погубил окончательно. Разве можно вернуться из царства мёртвых без заветного кристалла? Кажется, Иван впервые отчётливо осознал: он не просто участвует в ролевой игре, а проживает настоящую жизнь, и именно от него сейчас зависит спасение этого странного, но такого настоящего мира.

– Того я не знаю, видно, рано тебе было, не готов ты был её принять, – мудро заметил Илья Муромец.

– Ну, теперь всё равно, раз я умер... – безнадёжно отозвался Иван.

– Не то важно – умер ты или нет. А то, есть ли тебе ради чего жить. Подумай... – наставительно заметил Илья.

Иван послушно закрыл глаза и вслух задумался:

– Василиса, ради неё точно жить стоит. Белогорье, вся наша омерзительная шестёрка, – некстати вспомнился ему популярный фильм знаменитого американского режиссёра, – и Кощей, и Баба Яга, и Колобок. И... память о тебе, папа...

В этот момент Иван со всей ясностью осознал: да, ради всего этого стоит жить. И он должен – просто обязан! – вернуться и попытаться спасти всё, что ему дорого.

Глава 16

РЕШАЮЩАЯ БИТВА

Иван распахнул глаза и убедился, что ничего вокруг не изменилось: он по-прежнему находится на площади в Белом городе, лежит, прижатый к земле мощными корнями и не способный даже пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы освободиться. Вокруг было темно, но небо уже начинало светлеть, предвещая приближение рассвета, но, к сожалению, не обещая спасения. Над ним по-прежнему мрачной глыбой нависал Роголеб: он занёс над Иваном острый корень, готовый проткнуть тело и лишить его жизни.

Значит, минуло всего мгновение с тех пор, как он закрыл глаза, и всё это ему просто привиделось: и царство мёртвых, и подземное озеро, и скользящая по нему ладья, и призрачный берег, и стоящий на нём отец... Или всё было на самом деле? Но раз он всё ещё жив, то не имеет права сдаваться и приносить свою жизнь в жертву Роголебу. Вот только что же он может сделать, находясь в таком беспомощном положении?..

И тут Иван неожиданно почувствовал, как его тело начинает наполняться силой, которую отдаёт ему сама земля, – он ощущал это всеми мышцами, каждой клеточкой, и это было восхитительное ощущение! Иван мысленно возликовал, несмотря на своё незавидное положение. Значит, ему не привиделись царство мёртвых и Илья Муромец, и мудрые отцовские слова прозвучали на самом деле! С каждым мгновением Иван чувствовал, как становится сильнее, и готовился к решительному рывку.

Роголеб заметил, что ситуация меняется, и сразу догадался, что происходит – недаром он был великим колдуном. Поняв, что мешкать дальше нельзя, он с силой опустил корень, чтобы убить Ивана, но произошло непредвиденное: тот легко перехватил его перед своей грудью и обломил. Изумлённый Роголеб снова схватил Ивана двумя самыми крупными щупальцами, но парень без видимых усилий вырвал их из земли.

– Ну, раз мне земля силы даёт, то, выходит, и тебе! – догадался Иван.

Значит, нужно было во что бы то ни стало оторвать Роголеба от земли. Рванувшись вверх и приложив все свои новообретённые силы, Иван подбросил колдуна в воздух и с удовлетворением увидел, что все корни, которыми были скованы его друзья, пленённые на площади, ссохлись и отвалились. Он оказался прав!

Но Иван рано обрадовался: чудесным образом оказавшись на другой стороне площади, Роголеб заметно уменьшился в размерах, но, вонзив корни в землю, он опять получил от неё силы и вернул своё прежнее величие. Да, не так-то легко будет победить колдуна! Надо что-то придумать, а времени нет...

Оглядевшись по сторонам в поисках подсказки, Иван увидел рядом с собой Финиста, которого сдерживали пусть и ссохшиеся, но всё ещё крепкие отростки. Он одним движением сорвал их и пояснил богатырю:

– Этот сорняк питается от земли, надо его корни вырвать!

– Вырвать – это можно! – с полуслова понял его Финист.

Финист с Иваном побежали к Роголебу, который попытался сбить их с ног щупальцами, но они ловко уклонились. Иван с Финистом стали хватать корни, вырывать их из земли и обламывать, но всё было бесполезно – на месте старых тут же прорастали всё новые и новые.

Тогда Иван схватил один из отростков, намотал его на руку, как верёвку, и легко забрался на крышу ближайшего дома, пытаясь затянуть туда же Роголеба и тем самым оторвать колдуна от земли. Да, теперь Иван легко и без особенных усилий мог проделать подобный трюк. Случилось великое – к нему наконец пришла богатырская сила! Сколько Иван этого ждал, как подгонял время, хитрил и изворачивался, едва всё не погубил из-за усилики – а теперь воспринимал это как должное и нечто само собой разумеющееся, ничуть не удивляясь, что смог легко вырвать корни Роголеба из земли и отбросить его самого на другой конец площади.

Но хвалиться было некогда даже перед самим собой, хотя теперь Иван, как никто другой, хорошо понимал Финиста – что и говорить, когда чувствуешь во всём теле такую немереную силушку, не грех ею и побравировать! Но сила пришла к Ивану в тот самый момент, когда была жизненно необходима – ни мгновением позже! – и времени на пустое бахвальство не было, ведь надо спасать жизни. В первую очередь свою собственную, но не потому, что она дороже жизней остальных – он, Иван, должен выжить, чтобы выручить других, тех, кто не может освободиться самостоятельно. А потом и спасти всё Белогорье – ради отца, ради Василисы, ради всех остальных.

Всё это пронеслось у Ивана в голове за то мгновение, пока он пытался оторвать колдуна от земли. Внезапно туго натянутый корень, за который он держал колдуна, обломился, и Ивана резко отбросило назад. Не удержавшись на ногах, он скатился с крыши и в последнее мгновение сумел ухватиться за крышу терема. Посмотрев вниз, он с ужасом понял, что в землю под ним воткнуты вилы. Неужели таким будет его конец?

Но тут на краю крыши появился Финист и протянул Ивану руку. Тот, не раздумывая, принял помощь богатыря – прошли времена глупого соперничества, когда им надо было постоянно что-то доказывать друг другу. Финист втащил Ивана на крышу и вовремя – Роголеб как раз пришёл в себя и снова бросился на врагов. Да-да, теперь Иван с полным правом мог называть себя богатырём!

– Нет, так мы с ним не справимся, – трезво оценив их силы, самокритично заметил он.

Это тоже было нечто новенькое: раньше Иван ни за что не признался бы в том, что ему нужна помощь, и до последнего пытался бы справиться сам – разумеется, с самыми непредсказуемыми последствиями.

Теперь же Иван запросто попросил Финиста:

– Освободи Колобка!

Даже самый маленький и, казалось бы, нескладный член их команды мог сейчас оказаться единственно полезным, если обратить его недостатки в достоинства!

В этот момент на них обрушился один из корней Роголеба. Финист с Иваном едва успели увернуться, как корень разнёс в щепки ту часть крыши, на которой они только что стояли. Они спрыгнули с терема, Иван подобрал с земли верёвку, которой ещё совсем недавно была связана Чудо-Юдо, и, ловко уклоняясь от ударов щупалец, сыплющихся на него со всех сторон, побежал к Финисту, который сразу бросился выполнять его просьбу. Да, определённо – работать в команде у них получалось гораздо лучше! Если бы с самого начала было так, кто знает, как бы всё повернулось... Впрочем, сожалеть о прошлых ошибках некогда, надо действовать.

Финист как раз освободил Колобка, разорвав стягивающие его путы, и перебросил его Ивану. Тот поймал своего круглого друга и вместе с ним побежал к Роголебу, попутно что-то наскоро объясняя Колобку и привязывая к нему верёвку.

По пути Иван подхватил воткнутый в землю меч-кладенец. Это не осталось незамеченным – Роголеб рванулся было к нему, но в этот момент Финист отвлёк внимание на себя. Хитрость сработала: колдун обернулся и бросился на богатыря, схватив его и крепко прижав к земле.

Иван грамотно воспользовался этой передышкой – он успел всё подготовить для того, чтобы осуществить задуманный план. Убедившись, что всё готово, он запустил Колобка в Роголеба и залихватски свистнул. Он рассчитал верно: несмотря на тысячелетнее заточение под землёй, ничто человеческое Роголебу до сих пор было не чуждо, и он инстинктивно обернулся на свист. Колобку только того и надо было – оказавшись в опасной близости от лица колдуна, он сразу вцепился зубами в нос Роголеба. Иван тем временем разбежался, одной рукой уцепившись за верёвку, тянущуюся к Колобку, а во второй крепко сжимая меч-кладенец.

Подпрыгнув, Иван в полёте привычным движением очертил в воздухе кладенцом светящуюся окружность, в центре которой оказался Роголеб. Колдун не учёл нового свойства, выкованного им тысячу лет назад меча, поэтому не понял, что задумал Иван, и не воспринял его действия всерьёз.

– Нет в этом мире силы, которая могла бы меня остановить! – грозно прогрохотал он.

Колобок зарычал, посильнее вцепившись в нос Роголеба, и Иван полетел вокруг Роголеба, крепко держась за верёвку.

– Для корнеплода ты не так глуп! – насмешливо заявил он. – Согласен, в этом мире такой силы нет!

Иван завершил свой круг почёта. В этот момент Роголеб дёрнул головой, Иван подлетел вверх на верёвке и в полёте разрубил мечом светящийся круг, перенося их с колдуном в совсем другой мир – современную Москву.


Они оказались на полупустой парковке возле торгового центра. Здесь только занималось раннее утро, поэтому машин на стоянке стояло совсем мало. Было безлюдно, вокруг царила сонная тишина, которая оказалась нарушена самым бесцеремонным образом. Жаль, не нашлось зрителей, чтобы оценить невероятное зрелище: прямо в воздухе открылся портал, и на парковку обрушился огромный земляной круг, в центре которого крутились Роголеб, Иван и Колобок.

Поняв, что они достигли цели и теперь его миссия завершена, Колобок сделал то, чего ему нестерпимо хотелось с самого начала, но он сдерживал себя ради общего дела. Теперь же он с чувством выполненного долга со всей силы вонзил зубы в нос Роголеба, за который он по-прежнему держался, и, недолго думая, откусил его совсем. Упав, он откатился в сторону и злобно захохотал.

– Тьфу! – яростно отплёвывался Колобок. – На вкус, как тухлая курица!

Не побрезговав, он начал вытирать язык об асфальт – видимо, современное дорожное покрытие больше пришлось ему по вкусу. Тем временем Роголеб, не обратив никакого внимания на то, что он в одночасье лишился весьма важной части тела, ожесточённо пытался разрушить неведомую ему броню, чтобы получить доступ к земле и подпитать её силой свои корни, но у него ничего не получалось. Пробить асфальт не мог даже великий колдун – он лишь в ярости разбрасывал забытые на парковке тележки из супермаркета.

– Что за колдовство?! – наконец яростно проревел злодей, не понимая, что происходит.

– Откуда эти провинциальные взгляды? – насмешливо отозвался Иван, стоявший невдалеке и с интересом наблюдавший за действиями колдуна. – Ну какое колдовство? Это Москва, чувак! Только асфальт и бетон! Тут земля силы не даёт!

Пока Иван наслаждался бесполезными попытками своего врага пробиться к земле, Роголеб совсем ослаб и ссохся. В ярости зарычав, он из последних сил всё же проломил асфальт, но тут произошло нечто неожиданное – колдун не получил долгожданные силы, а провалился в дыру.

Иван подошёл к пролому в асфальте, посмотрел вниз и увидел Роголеба... на минус первом уровне парковки.

– Даже не напрягайся, здесь пять подземных этажей, – издевательским тоном сообщил Иван, знавший этот торговый комплекс как свои пять пальцев. – В Москве до земли-матушки ой как далеко.

Роголеб совсем ослабел, но упорства ему было не занимать – из последних сил он делал попытку за попыткой всё-таки пробиться к земле. У него ничего не получалось, ему становилось всё хуже, а в корнях почти не осталось силы – Роголеб на глазах уменьшался в размерах, сжимаясь и ссыхаясь. Выглядел он сейчас вовсе не величественным колдуном, внушающим уважение одним своим видом, а беспомощным стариком. Однако Иван не чувствовал жалости и сострадания: он вспоминал своего отца, убитого Роголебом и печально стоящего на берегу озера в царстве мёртвых, и желание пожалеть обессилевшего злодея мигом пропадало.

– Вот что плитка и асфальт животворящие делают! – глумливо прокомментировал Иван последние попытки колдуна спастись.

Сейчас он, как никто другой, горячо одобрял инициативы столичного мэра по городскому благоустройству и всецело поддерживал эти его начинания, оказавшиеся как нельзя кстати.

– Глупец, – на последнем издыхании проговорил Роголеб. – Я – это тьма, а тьма всюду, даже в тебе...

На этих словах он испустил дух, а его останки сразу рассыпались в труху. Однако что там колдун вещал по поводу тьмы? Якобы она везде, и даже в душе самого Ивана... Что бы это значило?

Эта мысль беспокоила парня, не давала покоя, но он никак не мог уловить, что именно его тревожит. На долгие обстоятельные раздумья времени не было – он услыхал хохот Колобка и словно очнулся.

– Высохла морковка! – хихикал тот.

Иван подхватил Колобка на руки и вместе с ним отошёл от края ямы.

Они не увидели, как на минус первый этаж парковки торгового центра к огромным кускам асфальта, обрушившимся со стоянки, подъехал дворник-киргиз на машине-пылесосе. Он был человеком бывалым и успел многое повидать на своём веку, поэтому ко всему относился философски, но открывшееся зрелище потрясло даже его. Он не понимал, как ему повезло, что его рабочий день начался только сейчас, и он застал лишь последствия непонятых событий, так резко выбивавшихся из привычной картины мира.

Водитель уборочной машины в шоке смотрел на кучу, оставшуюся от Роголеба, тщетно пытаясь понять, что же здесь произошло, кто успел произвести эти чудовищные разрушения и, главное, так беспардонно намусорить на вверенной ему территории.

Наконец дворник сокрушённо покачал головой и посетовал, по-своему интерпретировав ситуацию:

– Ой-баай! Опять, что ли, День города был?

Глава 17

ВОЗВРАЩЕНИЕ

На площади Белого города тем временем тоже занимался рассвет. В его неровном свете стали особенно заметны следы развернувшегося здесь сражения – тут и там валялись обломки досок и брёвен, тлели костры, разожжённые Змеем Горынычем, жуткими корягами тянулись сухие скорчившиеся корни, оставшиеся от Роголеба. Ими до сих пор были скованы жертвы колдуна – щупальца потеряли свою силу, но для того, чтобы освободиться от них, требовалась большая ловкость и сноровка.

Все потихоньку выпутывались из переплетения корней и в недоумении озирались по сторонам: никто так и не понял, что здесь произошло, куда в самый разгар сражения вдруг исчезли и Роголеб, и Иван.

Финист чувствовал острое сожаление, что он не только не поучаствовал в финале битвы, но и не увидел его. Он тоже не заметил, куда подевались Иван с Роголебом, списав их исчезновение на какую-то хитрую и до сих пор неизведанную способность меча-кладенца. Ясно ему было лишь одно: колдун окончательно побеждён, но Иван, внезапно обретший богатырскую силу, сгинул вместе с ним.

Первым делом Финист помог Василисе подняться и выпутаться из переплетения стягивающих её корней.

– Где Иван? – первым делом спросила она.

– В пропасть канул с Роголебом, лихой богатырь, – пояснил Финист и с нескрываемым сожалением в голосе добавил: – Завидная погибель...

Казалось, он всерьёз опечален тем обстоятельством, что сам остался цел и избежал участи погибнуть от рук – вернее, корней – тёмного колдуна.

Финист опустил голову и снял шлем, отдавая должное доблести новоявленного богатыря, пожертвовавшего собой ради спасения Белогорья. У Василисы на глазах выступили слёзы, но расплакаться она не успела. В этот момент на противоположной стороне площади загорелся в воздухе светящийся круг, открылся переход между мирами, и из него вывалились Иван и Колобок.

– Ваня! – закричала Василиса.

Слезы на её глазах мигом высохли, она смотрела на Ивана и никак не могла поверить, что её любимый жив и здоров, он выпутался из смертельного противостояния с колдуном и спас не только её и друзей, но и весь Белый город. В её сердце ещё оставались следы недавней обиды, но они становились всё призрачнее, таяли с каждым мгновением. Наконец Василиса бросилась к Ивану, не раздумывая больше и не боясь потерять лицо.

Обрадованный Иван тоже побежал ей навстречу, но внезапно путь ему преградила Галина – верхом на своём крылатом дымном волке она опустилась с неба прямо перед ним и бросила на землю Змея Горыныча, который еле шевелился. Всё-таки догнала и пленила маленького, но отважного Змея коварная колдунья!

Галина деловито осмотрелась по сторонам и сразу поняла главное: Роголеб побеждён, она осталась без защиты повелителя и теперь ей придётся выпутываться собственными силами.

Завидев Галину, Финист бросился искать свою булаву, которую он в пылу сражения обронил где-то на площади. Да, биться с женщиной не так почётно, как победить Роголеба, но Галина тоже колдунья, а значит, почти равна ему по силе. Нельзя допустить, чтобы приспешница колдуна осталась безнаказанной.

– Сейчас я из неё всю эту копоть выбью! – пообещал он, угрожающе глядя на Галину.

Тут Финист отвлёкся от своей цели – он почувствовал на себе чей-то настойчивый взгляд и обернулся. На него в упор смотрел светлый маг Светозар, про которого все забыли, и он до сих пор оставался прикованным к стене терема ссохшимися, но крепкими корнями Роголеба. Финист тотчас бросил поиски булавы и со всех ног бросился освобождать старца. Как ни хотелось ему подвигов и славы, в этот момент он ясно понял – с Галиной ему не тягаться, колдовство можно победить только другим колдовством.

Галина решительной походкой направлялась к Ивану, а за ней следовала всё ещё верная ей армия: отряд обращённых богатырей, которые выступили на площадь, держа на привязи пойманную и пленённую Чудо-Юдо.

– Галя, всё! – обратился к ней Иван. – Твой корнеплод вне игры, поэтому ты или возвращаешься к мирной уборке, или я за себя не отвечаю.

И он с угрожающим видом поднял меч- кладенец, готовый вступить в бой со своей бывшей домработницей. Однако, как оказалось, она не собиралась на него нападать, преследуя какие-то свои, одной ей ведомые цели.

– Ты многого не знаешь, Ваня... – снисходительно заметила Галина, но договорить не успела.

Из-за спины Ивана выступил освобождённый Финистом Светозар и направил на неё свой волшебный посох. Из него вырвался сноп света и попал прямиком в Галину. Она упала, поражённая его светлой магической силой. Справившись с колдуньей, старец вдруг по-молодецки подпрыгнул и ударил посохом о землю. Исходящая от него волна света распространилась по площади, и произошло чудо: обращённые богатыри, которых она накрывала, сбрасывали заклятие Галины и обретали свой истинный облик. Сила Светозара была так велика, что сняла даже заклинание Роголеба, и побеждённого им Кощея выбросило на поверхность земли.

Галина тем временем поднялась на ноги – волшебство Светозара не причинило ей особенного вреда. Оглядевшись, она мигом оценила обстановку на площади и поняла, что силы неравны: она лишилась своих верных слуг и не сможет одна противостоять такому количеству врагов. Надо было временно отступить, что Галина и сделала, причём обставила свой уход красиво: вокруг неё собралось облако чёрного дыма и превратилось в крылатого волка. Оседлав его, Галина взлетела с площади и поднялась в небо, но уйти незамеченной ей не удалось – старец бросился за ней, на ходу превратился в рой пчёл и унёсся в погоню за Галиной.

Площадь осветили первые лучи утреннего солнца. Иван благодарно пожал руку Финисту – прежние распри и былое соперничество между ними окончательно остались в прошлом. Иван больше не боялся, что Василиса уйдёт от него к богатырю, – теперь они друзья, а друзья друг у друга девушек не отбивают. Он теперь и сам богатырь! А вот не бросит ли его девушка просто так, без всякого Финиста, зависит только от него самого.

Секунду помедлив и собравшись с духом, Иван направился к Василисе. Ему предстояло самое сложное – объяснение с девушкой, а это в некоторых случаях будет посложнее, чем избавление от колдовских чар. На фоне этого меркло даже смертельно опасное сражение с Роголебом.

– Прости меня, – покаянно проговорил Иван, приблизившись к Василисе и смело глядя ей прямо в глаза. – Я вёл себя... не по-богатырски...

Он не знал, простила ли его Василиса, но девушка слушала его благосклонно, не перебивая, и это давало надежду на скорое примирение.

– Да как ты не поймёшь! – наконец горячо заговорила она. – Не нужен мне богатырь, не нужны мне подвиги и удаль твоя... Ты мне нужен сам – такой, какой есть!

Иван воспрянул духом – Василиса оказалась весьма прогрессивной девушкой, не чуждой модных феминистских настроений. В мире современной Москвы она явно быстро освоится и станет своей, можно на этот счёт даже не переживать. Уж если Галине это легко удалось, то Василиса даст ей сто очков вперёд. Однако имелось одно новое обстоятельство, о котором Иван не мог умолчать.

– Тут такое дело, – смущённо проговорил Иван. – Я бы и рад от суперсилы своей отказаться, но теперь-то всё, я вроде как богатырь.

И в качестве демонстрации своих новых способностей он легко поднял огромную наковальню, а ведь на этом испытании сломалось столько участников богатырских игр.

Василиса, улыбаясь, шутливо ударила его в плечо. Иван, поняв, что прощён, решил взять быка за рога и ковать железо, не отходя от кассы.

– Выйдешь за меня? – с ходу спросил он.

Вместо ответа Василиса порывисто обняла Ивана.

А на другом конце площади разыгрывалась забавная сцена. К Кощею, уже второй раз за короткое время чудом спасшемуся из подземного заточения, подошла Баба Яга. Она порядком ослабела после битвы с Роголебом, и только помощь и поддержка заботливой Василисы помогли ей быстро прийти в себя.

– Ну что, костлявый, опять выпутался? – насмешливо спросила она.

Однако для Кощея, похоже, даже недолгое заточение под землёй не прошло даром. Он непонимающе посмотрел на неё и наконец глухо проговорил:

– Бабуся, а где я? И... кто я? А то головой стукнулся и не помню ничего.

Предприимчивая Баба Яга сразу поняла, что не может не воспользоваться этим шансом, и решила повторить свой прежний трюк.

– Известно кто, слуга ты мой верный! – с пафосом изрекла она.

А Кощей вдруг усмехнулся – ловко он разыграл свою старую подругу!

– Я тебе дам, расщеколда старая! – шутливо пригрозил он. – Сейчас ты меня на горбу понесёшь!

Словно почуяв, что к его зазнобе клеится другой кавалер, из колодца с шумом и брызгами неожиданно появился Водяной, вооружённый копьём с наконечником из раковины.

– Повелитель морей и океанов на подмогу пришёл! – грозно молвил он. – Всех изничтожу!

Но, оглядевшись, он понял, что опять опоздал – а может, так и было задумано. Водяной смущённо улыбнулся, стараясь не обращать внимания не всеобщие насмешки. Громче всех хохотал Колобок – он-то, в отличие от повелителя морей и океанов, проявил себя героем и молодцом, только благодаря ему, можно сказать, и была выиграна решающая битва!

А на залитую утренним солнцем площадь уже выходили жители города, чтобы поприветствовать своих спасителей, освободивших город от власти тёмного колдуна.


Прошло несколько дней, полных забот и трудов, но это были приятные хлопоты – восстановление родного города и приведение его в порядок после дней владычества – ко всеобщему счастью, недолгого – тёмного колдуна Роголеба. Все жители отложили другие занятия и объединились ради общего дела, чтобы совместными усилиями вернуть Белому городу былую красоту и великолепие. Надо было починить разрушенные дома, убрать следы пожаров, а самое главное: собрать и выбросить многочисленные корни, ещё совсем недавно опутывавшие город плотной сетью. Их вынесли на окраину, сложили в огромную кучу, подожгли и устроили праздник у костра с песнями и танцами в честь освобождения города. Особенно все прославляли великого богатыря Ивана Муромца, так что он уже и не знал, куда деваться от всеобщего восхищения. Сколько Иван мечтал о славе и признании, а когда они наконец пришли, то оказалось, что вынести медные трубы куда труднее, чем огонь и воду.

Постепенно страсти улеглись, и жители вернулись к своей обычной жизни. Иван с Василисой в обнимку прогуливались по улице восстановленного города, любуясь нарядными теремами. Ничто теперь не напоминало о власти Роголеба, ни следа не осталось от его корней, опутавших весь город зловещей сетью.

К счастливой паре подкатился Колобок – он красовался в специальном шлеме, который по его просьбе выковали местные кузнецы. Больше никто не смел насмехаться над Колобком и тем более охотиться на него – все знали о той важной роли, что он сыграл в решающей битве с колдуном. Даже Иван признавал, что без своего круглого друга точно не справился бы, поэтому Колобка почитали и прославляли наравне со славным богатырём. В отличие от Ивана, Колобок не тушевался и принимал похвалы с видом глубокого удовлетворения.

Однако сейчас на физиономии круглого хлеба было написано сильнейшее волнение.

– Иван, я дозором леса обходил и на неведомое наткнулся, – доложил он. – Может, тьма возродилась? Надобно тебе глянуть...

С лица Ивана мигом слетело расслабленное выражение. Это была серьёзная угроза, ведь Галине удалось скрыться – несмотря на все усилия, старец Светозар не смог её догнать. Кто его знает, что могла задумать его хитроумная домработница, тем более перед своим бегством она упоминала, что Иван не знает чего-то важного... Если, конечно, это не были пустые угрозы и желание выиграть время. Вдруг Галина успела найти себе нового повелителя? Или сама стала владычицей тьмы – на нечто подобное намекал перед своей гибелью Роголеб, говоря, что тьма всюду. Надо будет посоветоваться с мудрым старцем...

А пока Иван не мешкая объявил сбор богатырей и вместе с их отрядом отправился в путь. Снова Иван шагал в богатырском дозоре, только теперь он не плёлся в самом хвосте, а возглавлял его по праву как сын Ильи Муромца, достойный его славного имени. Колобок показывал дорогу, ведя Ивана с товарищами по дремучему лесу. Наконец они добрались до подозрительного места.

– Вон там, за деревом, камни белые... – осторожным шёпотом доложил Колобок.

Иван жестом велел богатырям остановиться, а потом, сложив пальцы, раздал им молчаливые указания, подсмотренные в кино: «двое в одну сторону», «двое в другую», «а я и ещё трое прямо». Но богатыри не поняли язык его жестов – они растерянно смотрели на Ивана, не трогаясь с места.

– Ну что вы дремучие такие, – шёпотом попенял им Иван. – Надо вам пару боевиков показать!

Махнув рукой, он достал меч-кладенец и с осторожностью приблизился к загадочным белым камням. Рассмотрев их как следует, Иван расслабился и заговорил обычным тоном, уже не понижая голоса:

– Так это яйца.

Колобок заинтересованно оживился – такой поворот событий ему очень понравился.

– Яйца, – мечтательно повторил он. – Такие огромные? Это какая же птичка из них может вылупиться?

Колобок облизнулся, и в этот момент одно из яиц, как по заказу, начало проклёвываться. Все, насторожившись, невольно сделали шаг назад – неизвестно, чего, а вернее, кого из такого яйца можно было ожидать. Лишь одного Колобка ничего не смущало.

– Давай, пожирней, помясистей вылупляйся! – поторапливал он.

Из-под треснувшей скорлупы тем временем появилась когтистая лапа. Иван непроизвольно попятился – эта лапа живо напомнила ему знаменитого инопланетянина по прозвищу Чужой. Но опасался он напрасно – вслед за лапой показалось всё остальное, и из яйца вылупилась... маленькая избушка!

– Хех, избушонок! – обрадовался Иван.

Колобок разочарованно сплюнул и укатился в сторону – несъедобные избушки его нисколько не интересовали. Из остальных яиц тем временем вылупились остальные избушата и требовательно запищали. На их зов из чащи леса прибежали счастливые родители – избушка и избун.

Избун всё-таки не смог жить без своей новой подруги, и они создали счастливую семью, в которой только что произошло пополнение. Радостно гомоня, избушата кинулись к родителям со всех своих маленьких куриных ножек. Иван усмехнулся: похоже, Бабу Ягу, давно мысленно попрощавшуюся со своей горлицей, ждёт весьма приятный сюрприз.

Эпилог

Галина, которой удалось скрыться от преследования Светозара, и в самом деле не отступилась от коварных планов. Она решила на время затаиться, обдумать своё незавидное положение и решить, как действовать дальше. Совсем одна она осталась: верных слуг её лишили, колдун Роголеб побеждён Иваном, а её названая дочка Варвара оказалась предательницей и из-за этого глупо погибла в пасти Колобка. Но Галина не позволила горечи сожалений вползти в своё сердце. Знает она то, что может всё изменить и перевернуть с ног на голову, да только не пришло ещё время для новых решительных действий.

Одинокая и всеми покинутая, пришла Галина на берег чёрного озера, искать помощи и поддержки у тёмной воды, над которой клубился зловещий туман.

– Великая тьма, помоги... – проговорила она и медленно вошла в холодную воду.

Озеро вернуло её в прошлое, на тридцать лет назад. Галина словно воочию увидела себя в родной деревенской избе, когда она ещё была простой крестьянкой, взявшей на воспитание беспризорную девочку Варю. А потом в избу вошёл... молодой Илья Муромец.

– Здравы будьте! – поприветствовал он их. – Варварушка, смотри, какое колечко Степан кузнец выковал тебе!

Варя робко взяла колечко и стала его рассматривать.

– Спасибо, дядя... – наконец неуверенно проговорила она.

– Варюша, ну что ты, – ласково укорила её Галина. – Всё «дядя-дядя»! Папа это твой, а я – мама.

Девочка смущённо улыбнулась и послушно повторила:

– Спасибо... папенька.

Довольный Илья тоже заулыбался и поцеловал Варю в макушку.

– А это Ивану Степан соорудил, – проговорил он и показал маленький деревянный меч, очень похожий на настоящий кладенец.

Галина погладила свой заметно округлившийся живот и заметила:

– Илюша, рановато ему пока за меч браться.

Илья Муромец тоже ласково провёл ладонью по животу Галины.

– Ничего, – сказал он. – Муромцу с пелёнок к мечу привыкать надо!

Поцеловав жену, он ушёл переодеваться. А Галина, улыбаясь, снова погладила живот, но внезапно резкая боль пронзила её голову. Она зажмурилась и сжала виски ладонями, а когда открыла глаза, они налились чернотой. Но поселившаяся в ней тьма до поры до времени затаилась, и до её пробуждения оставалось ещё много времени. Почти тридцать лет.

Иллюстрации

Последний богатырь. Корень зла

Последний богатырь. Корень зла

Последний богатырь. Корень зла

Последний богатырь. Корень зла

Последний богатырь. Корень зла

Последний богатырь. Корень зла

Последний богатырь. Корень зла

Последний богатырь. Корень зла

Последний богатырь. Корень зла

Последний богатырь. Корень зла

Последний богатырь. Корень зла


home | my bookshelf | | Последний богатырь. Корень зла |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу