Book: Небесный Охотник



Небесный Охотник

Небесный Охотник

Глава 1. Экстремальный выпускной

— Толик, готов? — я помахал руками, привлекая внимания, и снова проверил микрофон, закрепленный на груди.

— Всегда готов, — отозвался тот и поднял камеру, — Поехали!

— Итак, с вами снова Кирилл Беркут, и я рад приветствовать вас на нашем Ииииикс Трим-канале! Шесть часов утра, понедельник — а это значит, что прямо здесь и сейчас на ваших глазах начнется шестое выпускное испытание нашей школы экстрима! В шестой раз команда из десяти человек, которые прошли трехмесячные курсы выживания в нашей школе, отправляется в дикие леса Сибири, где им нужно… просто выжить.

Я сделал паузу, пока Толик снимал одухотворенные лица «выпускников», стоящих в сторонке нестройной шеренгой. Камера снова вернулась ко мне, и я продолжил:

— Как вы уже знаете, дорогие подписчики… ну а если вы смотрите нас первый раз, то сейчас узнаете, перед испытанием наши ученики должны избавиться от всех своих вещей, кроме одежды, разумеется. Ключи, мобильные телефоны, заколки, косметику, зажигалки и даже украшения! Нет, шнурки и ремни можете оставить… Да-да, складывайте прямо в коробки с вашими номерами. Толик…

Наш оператор крупным планом взял небольшой походный столик, на котором стояло десять обычных картонных коробок с наклеенными на них цифрами. Участники шоу складывали в эти коробки свои личные вещи, согласно условиям испытания.

— Вау, кто-то явно собирался хорошо отдохнуть! — не удержался я от комментариев, когда кто-то из парней положил в коробку упаковку презервативов.

— Это… это не то… это не для этого, — смутился выпускник, когда Толик взял его крупным планом.

— Именно то, дорогой мой друг, ведь все мы с вами прекрасно знаем, что эти вот забавные шарики — это не только средство для переноски нескольких литров жидкости, но и отличный жгут, водонепроницаемый контейнер для мелких предметов или ваших ног, неплохой заменитель веревки и даже лупы для разведения костра! Эти и многие другие способы использования презервативов для выживания в диких условиях вы можете узнать из нашего ролика, ссылочку на который ищите в описании под этим видео!

— Д-да, — кивнул покрасневший владелец упаковки универсальных средств выживания.

— Ну что, все вещи сложили в коробки? Ну а пока наш главный эксперт Влад обыщет участников, которые наверняка что-то припрятали, я напомню вам о правилах испытания и о главном призе! Итак…

И я продолжал говорить и говорить свой текст, который давно уже выучил наизусть точно так же, как и мой друг Толик, выполнявший в данный момент роль оператора, прекрасно знал когда и куда направить камеру… вот сейчас, например, на выдающееся декольте одной самой хорошенькой участницы.

И не потому что он такой озабоченный или непрофессиональный оператор, а совсем наоборот — потому что прекрасно знает, что любят наши зрители, и какой контент им нужен. Именно поэтому мы никогда не отказываем девушкам при наборе на очередные курсы. И это несмотря на то, что мы все трое уверены, что им здесь не место.

Здесь — это не в диких лесах Сибири, а на наших курсах вообще.

Да и какая, к черту, Сибирь, если отсюда до Москвы меньше сотни километров? Все же, это просто шоу, видео для одного из самых популярных Ютуб-каналов об экстремальном выживании.

Нашего канала.

Мы — это три друга, которые в свое время тоже серьезно залипали вот на такие видосики, где разного рода умельцы учат зрителей разводить костры без спичек, резать хлеб без ножа и, собственно, без самого хлеба и звонить домой маме без мобильного телефона.

Шутка.

Наблюдая за тем, как ребята в берцах и в разнокалиберном «камуфляже» учат людей разным премудростям и основам дендрафекального конструирования, или, говоря проще, мастерить все что угодно из говна и веток, я придумал гениальный бизнес план.

А почему бы нам не создать самые настоящие курсы с тренерами, учебниками, нормальной технической базой и всем прочим по этому самому выживанию? Будем учить всех желающих варить кашу из топора, ковать настоящий булат на балконе и как правильно убивать зомби — ну и, разумеется, брать за это деньги.

И одновременно все это дело обозревать на Ютуб-канале, привлекать специалистов, известных блогеров, профессиональных СММ-щиков и прочих мастеров пиара, чтобы нас раскрутить и собрать заветные миллионы подписчиков. «Видосы крутятся, а бабки мутятся», — как говорит Влад.

Влад — это наш главный и единственный инструктор. Бывший спецназовец, мастер рукопашного боя и знаток многих хитростей, которым ни на гражданке, ни в простой армейке не учат. А еще он круто выглядит в форме и умеет выразительно рычать, заменяя одним лишь этим звуком десяток отборных матов и пяток команд. На людей неподготовленных это производит неизгладимое впечатление.

А еще у него множество связей и знакомств в среде разного рода реконструкторов, ролевиков и кузнецов-ножеделов. Кстати да, шоу-то продолжается…

— …взять только один предмет, тот самый, от которого будет зависеть ваша жизнь. И это… — я сделал многозначительную паузу.

— Ноооож! — дружно прокричали выпускники.

— Верно. Напоминаю, что это не просто ножи, а точные реплики ручной работы, выполненные нашими друзьями, мастерской исторической ковки «Бурут», ссылку на сайт которой вы найдете в описании под нашим видео. Удобные, практичные и проверенные временем ножи станут вашими лучшими друзьями и помощниками на эти три дня…

Ножи, к слову, там действительно мастерят весьма достойные. Только не те, что мы раздали участникам — уж слишком дорого хороший клинок стоит, чтобы давать его в руки этим балбесам. Все равно ведь несколько штук потеряют, как показывает опыт предыдущих групп…

Так что им выдали хоть и неплохие ножи, но далеко не самые лучшие — уж точно похуже тех, что ребята из мастерской подарили нам троим. Хотя я уверен, что Толик свой нож даже в руки брать боится.

Анатолий — это наш технический специалист. Отвечает за свет, камеры, машины, дроны, компьютеры и прочую инженерию. Потому как знает где, что и по чем можно достать, благо не один год проработал в крупной фирме, которая занималась охранными системами. Там и приобрел полезные в нашем деле навыки и знакомства.

— Наташа, да повернись же ты, тебя снимают!

О да, детка, повернись.

Наташа — эта обладательница того самого декольте, которое гарантирует шквал лайков на любое видео про шестую учебную группу. Ну очень эффектная фигуристая блондинка. Причем блондинка во всех смыслах этого слова. Даже сейчас она приперлась на выпускное испытание в белых кроссовках, коротюсеньких камуфляжных шортиках и в облегающей маечке цвета хаки с таким декольте что… впрочем, смотрите наши видео, и не забывайте ставить лайки и подписываться.

Белокурая красавица стала в эффектную позу, играя на камеру.

Ну прямо модель! Определенно, если в седьмом наборе не окажется подобного… экземпляра, то нужно будет нанять какую-нибудь смазливую девчушку, специально для «фансервиса».

— Снимай-снимай, — шепчу Толику, — Чаще в кадр ее бери, а то там нашу прелесть комары обглодают, и таких шикарных ракурсов уже не получится.

— Так может того… намазать ее? Или репеллент выдать? Не ножом же ей от мошкары отмахиваться… — а это вмешался кто-то из нанятых в эту поездку техников, даже имени его не помню.

Ох, сердобольный ты наш. Небось, на часы поглядываешь потому что дома котик не кормленный?

— А зачем мы тогда ее учили костер разводить? Или свойства растений объясняли? В крайнем случае пусть маечку задерет повыше — и мужики с радостью будут от нее сами комаров отгонять.

— Вы их и этому тоже учете? — ухмыльнулся техник.

— Серега, ты иди лучше нам чайник поставь, не мешайся, — подошел Влад.

О, точно, его Сергеем звать. А почему мы до сих пор не ввели бейджики?

— Смотри, чего припрятали, — пока помощник Влада заканчивал инструктаж, тот подошел к нам, что-то подбрасывая на ладони.

— И что это? На патрон похоже.

— Угу, почти. Зажигалка из патрона.

— Ну и? На третьем уроке ты сам их учил такие делать.

— Да не в этом дело... Сказать, ГДЕ ее прятали?

— Убери эту штуку. И руки помой, эксперт-криминалист хренов. С мылом.

— Дурак ты, Кирюха. Он ее просто под язык положил, и чуть не подавился, когда я его обыскивать начал.

— Эй, народ, мы ведь нашу ритуальную ставочку так и не сделали, — Напомнил Толик, — Как думаете, кто первым сойдет с дистанции? Ну, кроме нашей красотули. Хорошо хоть, что не на шпильках приперлась, как на первое занятие.

— А я вот уверен что она сутки продержится, а то и больше. Упертая девка, хоть и красивая. Будет таскаться за своим Мишаней ни на что внимания не обращая: хоть комары ее жри, хоть волки.

— Вот она — великая сила любви!

— Ага… к деньгам… — ухмыльнулся Толик.

— Ты там не отвлекайся, не забыл, что у нас трем дронам нужно батареи поменять, а на «Лексе» камера сломалась?

Наш техник пробурчал что-то невразумительное в ответ и начал ковыряться отверткой в одном из дронов: полтора десятка таких летунов, управляемых операторами, позволяли нам вести активную съемку во время всего испытания и следить за каждым из участников.

— А мне вот кажется, что она на него всерьез запала. Жаль только, что ей ответочка не светит.

Нет, Михаил, смазливый мажорчик и сын какой-то шишки из ресторанного бизнеса, не был гомоустремленным и альтернативно ориентированным — просто он тут единственный, кого реально «прет» сама тема выживания. Мишаня и пришел к нам довольно подготовленным, и на занятиях сидел внимательно слушая и наблюдая. И когда любой нормальный мужик пялился на вываливающиеся из декольте его подруги сиськи, сам Михаил не сводил глаз с рук Влада, который показывал какой-нибудь хитрый узел или мастерил крючок из булавки.

И, должен признать, схватывает этот мажорчик все на лету, да и у самого руки из правильного места растут.

Толковый, в общем — прямо хоть в команду его бери. Может, предложить ребятам? С деньгами его отца мы наш Х-Trim можем вывести на качественно новый уровень и эту треклятую Золотую Кнопку за пару дней возьмем...

Хотя, не стоит. Это ведь как раз мой прямой конкурент.

Потому как я — мозговой центр нашей маленькой команды. Занимаюсь поиском полезной информации, обучающего видео и статей, на основе всего этого составляю программу обучения и сценарии роликов. Это я раскрутил наш канал, сделал сайт, монтирую видео ну и «торгую» лицом, с которым мне повезло больше остальных.

И еще один смазливый умник нам точно не нужен, да еще и с мощнейшей поддержкой в виде денег его блондинистой подружки и впечатляющих сисек его папаши. То есть все наоборот — богатого папаши и грудастой подружки.

А кто я? Всего лишь скромный программист, веб-дизайнер и самый популярный видеоблогер российского Ютуба в сфере экстремального выживания. 820 000 подписчиков — это вам не видосики про очередное говно с Алишки снимать!

— Влад, ребята — ну где вы там? У нас уже все готово! — зовут нас со стороны накрытого на поляне стола.

Точно, у нас же сейчас будет прощальный завтрак. Последняя возможность для выпускников поесть по-человечески в ближайшие три дня.

— Минуточку, мы сейчас! — отвечаю и поворачиваюсь к друзьям, — Ну что, давайте быстро ставочки — как обычно, по сотке зелени с носа.

— Ставлю на Стаса, — решительно заявил Влад.

— Да ну? На этого бугая? Да он же одной левой жмет под сотку…

— Качок декоративный, одна штука. От его рельефов в лесу никакой пользы, сам понимаешь. У них же там диеты, протеины, кардио и прочая хрень. Что он там жрать-то будет? Грибы и ягоды?

— Желуди с дуба трясти будет.

— Ты еще скажи, банки с протеином.

— Ну а что? Может, свалится на него какая-нибудь медведица — вот тебе и протеин. И вообще, может у него сейчас период сушки?

— Лишь бы не спаривания, а то он тогда и эту медведицу заломает, — вмешиваюсь я, — Ладно, хорош ржать, нас уже ждут все. Влад ставит на Стаса — ставка принята. Толик?

— Ставлю на сиськи. Кстати, Кирилл, сегодня представление с тебя — я узнал, они таки настоящие.

— Интересно, как? Что-то я у тебя ни рук переломанных ни фингала в пол лица не вижу, — засомневался Влад.

— Оки, значит на Наташку, принято. Ну а моя ставка… — я задумался… — Думаю, это будет… Василий Алибабаевич!

На самом деле у парнишки была другая фамилия, но какая-то хитровыкрученная не то казахская, не то узбекская, так что мы окрестили этого потомка народов солнечного ближнего востока просто Алибабаевичем, как в старом фильме.

— Да ну. Он вроде ровно шел, не хуже и не лучше других — его-то за что?

— Ставлю на Васю. Почему — расскажу потом.

— Ставки приняты, ставок больше нет! — зычно объявил Влад и уставился на меня, — Ну что, готов развлекать народ? Пари ты проиграл, значит шоу с тебя.

— Дроны уже готовы снимать, так что иди переодевайся, — поддержал его Толик.

Я бросил быстрый взгляд в сторону стола — вся десятка учеников уже там. Хороши, как на подбор: профессиональный бодибилдер, студент-историк и студентка с биофака, ресторанный мажор, фотомодель, ди-джей с какого-то «тыц-тыц радио», строитель, программистка (!), кудрявый чудо-барбер и даже бывший главбух шестидесяти лет отроду, а ныне охранник не то в супер, не то в гипермаркете.

То есть не охранник, а старший специалист службы обеспечения безопасности Валентин Петрович, именно так и никак иначе. Как он попал в школу выживания? Это ему внук такой подарок сделал на юбилей, тоже из наших выпускников. Видать, метит деду в наследники и решил его при помощи нашего X-Trim’а спровадить в ласковые объятья инфаркта. Только вот хрен там плавал, внучок — этот дед Перестройку пережил, и нас с тобой переживет. Крепкий старик, с головой и руками тоже дружит. Лично мне он нравится.

В общем, все как обычно — кого к нам только не приносит!

Убедившись, что нас никто не видит, я скользнул в одну из палаток. Там меня уже дожидался внушительный сверток: тяжелый, мягкий и… вонючий! В чем они ее вообще хранили?

Пока Толик и Влад развлекали участников, их друзей и близких, представителей «прессы», наших помощников и прочих гостей, я торопливо готовился к представлению.

Есть у нас такая фишка: каждый раз перед испытанием мы устраиваем какое-нибудь неожиданное и экстремальное приключение. Первый выпуск у нас оказался под облавой ОМОН-а — не настоящего, конечно, всего лишь нанятые нами студенты из Школы Милиции. Второй выпуск боролся с лесным пожаром, правда, это уже вышло не специально. Третий: подвергся нападению зомби ну и так далее. Все в рамках атмосферы нашего канала.

В этот раз мы приготовили нашим «выживанцам» нападение медведя.

Для чего наняли одного из кузнецов-реконструкторов — здоровенного такого бугая, который нам и шкуру медвежью подогнал, взяв ее напрокат у какого-то приятеля, тоже любителя дремучей старины. Вот только шкура к месту проведения «экзамена» приехала, а сам кузнец — нет. То ли живот у него там прихватило, то ли жена рожает — в общем, какая-то отмазка физиологического характера.

Узнали мы об этом слишком поздно, вот и решили в одном из споров разыграть роль «медведя» для проигравшего.

То есть для меня.

Фу, как же она воняет! В ней что — предыдущий аниматор сдох?

Я сунул руку в карман своей камуфляжной куртки и достал водонепроницаемый футляр: набор «выживанца», собранный собственными руками и рекомендуемый нашей школой. Открыл, вытащил длинный цилиндрик ватного трута, разломал его пополам и, скатав два шарика примерно равного размера, сунул их в нос. Уж лучше так, чем нюхать ЭТО…

Кое как напялив на себя шкуру, я зашагал в сторону пирующих. Когда до них оставалось шагов двадцать, и меня уже должны были заметить, то опустился на четвереньки и бросился прямо на стоявших ко мне спиной «выпускников».

Раздался жуткий рев, испускаемый закрепленным на носу «медведя» динамиком — мне аж самому уши заложило.

Что-то подо мной хрустнуло, что-то ударило в бок и отлетело в сторону — только бы не какое-нибудь дорогое оборудование! Я замедлил шаг и глянул через смотровые прорези, выбирая себе подходящую жертву. Собственно, тут и думать нечего: из-за кого я спор проиграл и теперь должен в вонючей шкуре выплясывать, и кто нам основные рейтинги среди подростково-озабоченного населения делает?

Наташа стояла всего в трех шагах чуть правее, прижав руки к груди и заходясь истошным визгом. К ней я и направился, когда путь мне преградил Михаил, вооруженный пластиковым стулом. Ну, хоть не вилкой одноразовой — и то ладно, значит еще что-то соображает.

Встаю на задние лапы… тьфу, то есть на ноги! Начинаю размахиваться руками-лапами, подражая настоящему медведю, и включаю «рычальник». Не знаю, как оно там снаружи, но изнутри мне показалось, что все выглядит, звучит и пахнет очень убедительно.



Оскара мне, Оскара!

И свежего воздуха…

Что-то сильно бьет в правый бок, а затем и пластиковый стул обрушивается на медвежью голову. Впрочем, мне все это нипочем. Кто же там такой резкий справа-то? Вроде там никого не было, только эта блонди…

Я повернулся к новому противнику.

Так и есть — это наша красотка. Не знаю, чем она там меня огрела, но сейчас в ее руке самый обычный электрошокер, которым она тычет в меня, ничего страшного.

Электрошокер? М-мать!

Ноги мои вдруг онемели, а сердце заколотилось часто-часто, и каждый его удар колокольным звоном отдавался в ушах. Грудь словно стиснуло стальным обручем. Я попытался вдохнуть, жадно хватая ртом воздух, но даже это у меня не получилось. В глазах потемнело, и я начал заваливаться на бок.

Последней моей мыслью было: «Где эта дура ухитрилась спрятать шокер, и почему Влад не отобрал его при обыске?»

А потом я потерял сознание…

Глава 2. Пробуждение

Мне не раз приходилось терять сознание — в том числе и на тренировочных занятиях нашей школы экстрима. Всякое случалось…

Но каждый раз возвращение из этого состояния сопровождалось какими-то неприятными ощущениями. Боль, потеря контроля над телом, мерзкий вкус во рту, проблемы со зрением или слухом и так далее. Но не в этот раз.

Больно не было.

Я отлично чувствовал свое тело.

Запахи, звуки — все было на своих местах, разве что со зрением не понятно, потому как глаза закрыты, но пусть лучше так и остается.

Потому что я был не один. И находился, судя по всему, в незнакомом мне месте. Нет, не машина скорой помощи, скорее, какое-то помещение. Больничная палата?

Возможно.

Я постарался сохранить ритм дыхания как можно более медленным и равномерным, словно еще не очнулся. В нашей методичке по основам выживания даже пункт такой был: «как можно дольше притворяться лежащим без сознания, при этом тщательно изучая обстановку доступными органами чувств и не выдавая себя».

Итак, я лежу на чем-то… Странном. Не твердое и не мягкое, а удобно-упругое. Ощупать бы пальцами, но каждое лишнее движение может меня вы…

— Варр Сангар, он очнулся, — тишину палаты (?) прорезал спокойный тихий голос. Мужской.

— Притворяется? — отозвался приятный с легкой хрипотцой баритон, — Он нас слышит? Понимает?

— Да.

«Нет!» — захотелось крикнуть мне, — «Не слышу и не понимаю, вы меня вообще спросили, хочу я поставить вас в известность о своем пробуждении, или нет?!»

Но я лишь продолжал молча сопеть, медленно и монотонно, не шевелясь и не открывая глаз.

Так, со звуками все понятно: кроме этих двух голосов и моего дыхания больше ничего. Ни шума машин за окном, ни шума деревьев, ни пения птиц. Внутри тоже тихо, даже работающей вентиляции не слышно, не говоря уже о шуме каких-нибудь приборов.

И даже за пределами комнаты полная тишина: ни шагов, ни голосов — ни-че-го.

Я что, где-то под землей? На секретном военном объекте? На космическом корабле?

Имечко у этого «баритона» такое странное: Варр Сангар, если я правильно расслышал, конечно. И произношение у этих двоих тоже непривычное. Говорят монотонно, не делая ударений и не акцентируя какие-либо слова. Даже вопросы прозвучали почти без вопросительной интонации.

— Молодой человек, я знаю, что вы нас слышите и понимаете. Это далеко не первый перенос, которым я занимаюсь, так что хватит притворяться, и давайте нормально с вами побеседуем. Вам ведь, если не ошибаюсь, лет двадцать пять или двадцать шесть?

«Двадцать семь!» — чуть не ответил я «тихому», но вовремя сообразил, что это могла быть провокация, и сдержался.

— Упрямый, — с усмешкой прокомментировал мое молчание «баритон».

— Как и все они, — голос первого звучал совершенно бесстрастно, — Начинайте, варр Сангар.

— Вы точно уверены, что он все слышит и понимает?

— Могу перерезать ему сухожилие…

— Не надо ничего никому резать, — наконец, не выдержал я, открывая глаза и принимая сидячее положение, — Кто вы? Где я?

Удалось мне это на удивление легко. Тело послушно приняло сидячее положение, а вместо ожидаемой боли или онемения, мышцы отозвались приятным едва ощутимым напряжением. Словно я перед этим сделал небольшую, но очень эффективную разминку, а не провалялся без движения неизвестно сколько времени.

Первый голос тяжело вздохнул, выражая этим своим вздохом глубочайшее разочарование.

Вот только теперь у этого аморфного и безэмоционального голоса появился хозяин, которого я внимательно рассматривал. Невысокий пожилой мужчина, поджарый, черные густые волосы и небольшие аккуратные усики. Одет в белоснежный халат, а в правой руке держит… какую-то штуковину, на которую то и дело бросает взгляд.

«Штуковина» похожа на старый дозиметр из тех, на которых нам объясняли еще в школе, что такое радиация. Только вот экран у прибора был точно такой же, как на моем смартфоне.

— Вы находитесь в Леронском целебном центре, в комнате покоя. Меня зовут варр Валенсо, и я ваш приглашенный врач-наблюдатель. А это — любезный варр Сангар ал’Лерон, Третий Советник клана Лерон и ваш опекун-наставник.

— Больница?

— Целебный центр, — поправил меня этот доктор.

— Это… это какой-то розыгрыш?

И тут я понял, что меня смутило в услышанном.

Со мной разговаривали на каком-то чужом языке. Не другом и да не на иностранном, а именно на чужом. Да, я понимал сказанное, но словно подбирал похожие по смыслу слова. Не больница, не поликлиника и даже не лечебный центр, а именно целебный. Комната покоя, врач-наблюдатель, опекун-наставник — это слова звучали знакомо, вот только… Использовали их непривычным для меня образом.

Не наблюдающий врач, а врач-наблюдатель. И не комната отдыха, а именно комната покоя.

Я сказал «больница» именно по-русски и уверен, что меня даже не поняли.

А вот если бы я захотел сказать «больница» так, чтобы собеседники меня поняли, то это звучало бы как «целебный центр». Поликлиника, больница, реанимация, детская районная стоматология номер десять — все, что я хотел бы донести до этой странной парочки, будет звучать для них или как бессмысленный набор звуков по-русски, или как их долбаный «целебный центр» — но зато понятно.

— Как вас звали? — а вот в голосе второго мужчины звучало явное любопытство и даже какая-то нотка заботы и сочувствия.

Очень приятный, глубокий и очень насыщенный оттенками эмоций голос — полная противоположность «блеклому» голосу докторишки. То есть врача-наблюдателя, да.

Стоп! Звали?

Только не говорите, что я окочурился, меня заморозили и оживили спустя тысячу лет! И при этом пересадили в механическое тело или, чего хуже, в тело гориллы. Или собаки.

Хм, а что хуже — оказаться в теле собаки или в теле гориллы? Самки гориллы!

Я поднял руки и внимательно на них посмотрел.

Руки как руки. Обычные человеческие руки. Пять пальцев и по три фаланги на каждом, синеватые дорожки вен, легкий волосяной покров.

Правда, это не мои руки. У меня уж точно не было такой развитой мускулатуры и таких татуировок — вообще никаких не было, потому как я этой всей росписи иглой по коже не понимаю и опасаюсь.

— Меня звали Кирилл Беркут. То есть, Кирилл Птицын. Беркут — это псевдоним. Прозвище.

— Кем вы были в своем мире, Кирилл Птицын по-прозвищу Беркут?

Оп-па. Вот мы и добрались до самой сути. После слов «в своем мире» мне вдруг стало очень грустно и захотелось опять потерять сознание. И очнуться в нормальной кровати, в самой обычной больнице — с парой переломов и ожогом после удара электрошокером. И чтобы рядом толстая тетка-доктор предпенсионного возраста и тощий докторишка с очками на пол лица. А не эти вот…

— Видеоблогер я. Известный… Но не настолько, чтобы просить за меня выкуп! Хотя, кое-какие сбережения есть... А еще квартира в центре, двухкомнатная — за нее можно неплохо выручить.

Лицо этого варра Сангара напряглось, а высокий лоб испещрили морщины — похоже, он и половины сказанного мной не понял.

Харизматичный, кстати, мужик, похож на Марлона Брандо в молодости, лет этак 30-35.

— Любезный варр Сангар, наш гость нервничает. Если вас это беспокоит, то я могу дать ему успокаивающий отвар или усыпить.

— Не надо меня усыплять! И ничего я не нервничаю, просто день как-то прямо с утра не задался.

— В самом деле, варр Валенсо, на долю этого молодого человека сегодня выпало слишком много испытаний. Гибель тела, процедура переноса сознания, пробуждение в незнакомом месте, в чужом теле…

Ай спасибо, удружил! Не думал, что этот день можно сделать еще хуже, но ты сумел меня удивить.

Гибель тела, значит?

Какие еще неприятные новости вы мне подготовили, а? Давайте, выкладывайте, не стесняйтесь. Что там с друзьями моими, с родителями — все живы-здоровы? Да ладно, фиг с ними, с родителями: как там планета моя, а? Цела хоть еще, матушка-Земля?

Похоже, по выражению моего лица и открытому рту варр Сангар понял, что я сейчас выскажу все, что думаю о сложившейся ситуации, не стесняясь в словах, выражениях и даже жестах.

Поэтому он отвлек меня простейшим движением: щелкнул пальцами почти перед самым моим носом. И от этого щелчка на том же месте вдруг появился… цветок. Точнее, полупрозрачное изображение цветка, что-то вроде голограммы.

Я закрыл рот, не сводя взгляда с этого спецэффекта, пока тот медленно не растворился в воздухе.

Всего-то секунд десять, но этого времени хватило, чтобы привести меня в чувство.

— В этом мире тебя будут звать Кир ан’Лерон, — пророкотал мой опекун-наставник, — и ты будешь временно выполнять роль первого Варра рода Лерон, лорда-хранителя, неизбранного члена Совета и Небесного Охотника. Разумеется, под моим присмотром и чутким руководством.

Глава 3. Небесный лорд

— Всех сразу или по-очереди? — не удержался я от сарказма, — С чего это вдруг такая честь?

Ага, для простого российского ютубера, который окочурился от удара электоршокером, да еще и в вонючей медвежьей шкуре, как последний… в общем, фу таким быть!

И тут на тебе — охотник, защитник, советник и еще какой-то варр в придачу. Неплохой такой карьерный рост: всего-то и нужно было помереть глупой и нелепой смертью. Премия Дарвина по мне плачет, а не должность тринадцатого советника.

— Ты или кто-то другой, как и многие до тебя, — пожал плечами варр Сангар, — Любой, чья чистота и сила крови подойдет для переселения разума.

— Может, души? И при чем тут моя группа крови?

— Ты веришь в переселение духа. И тебя удивила ментальная проекция, — подал голос доктор, — Из какого дремучего мира тебя к нам занесло, Кирилл Птицын?

— Мир как мир. Получше многих, — мне даже обидно стало, — Голограммы и у нас есть. Мы летаем в космос и почти научились разговаривать с дельфинами. А еще у нас есть четыре-Дэ кинотеатры, клонированная овечка Долли и нанотехнологии.

Точно! Я попал в мир, где есть магия, а со мной — и знания человечества Земли! Я умею создавать порох и знаю секрет дамасской стали. Могу на коленке собрать динамитную шашку или… Интересно, а паровой двигатель тут изобрели? А «огненную воду» пьют? И даже если местных достают зомби, то и с этим разберемся. Да я же почти всю жизнь к этому готовился! Ух я вам тут устрою технический прогресс во все щели и, мать ее, научную революцию!

— Он опять перевозбужден, — с легкой тенью беспокойства в голосе объявил глазастый врач, — Пожалуй, я дам ему успокоительное.

С этими словами он закатал рукав халата на правой руке.

Его предплечье плотно охватывал металлический браслет, даже не браслет, а подобие наруча, закрывающего руку от запястья и почти до локтя.

Симпатичная хреновина, стильная…

Варр Валенсо легонько коснулся браслета кончиками пальцев, и под ними зажглись голубые огоньки символов, напоминающих скандинавские руны. Или древнеегипетское рисунчатое письмо. Или какую-то другую, такую же непонятную мне фигню.

Кисть правой руки доктора окуталась едва заметным сиянием, и он аккуратно, почти ласково погладил ею мою ногу, накрытую тонким одеялом.

Я попытался возмутиться, но вдруг понял, что мне абсолютно все равно, что он там делает. Да пусть хоть пилу достанет и отрежет мне эту самую ногу. Доктору виднее, что сейчас нужно пациенту.

Или не нужно.

Меня начало клонить в сон, и я откинулся назад, на подушку.

— Ты не перестарался? Он же вот-вот заснет!

— Сейчас это пройдет. Продолжайте, любезный варр Сангар. Скоро я буду вынужден покинуть вас, так что давайте поспешим.

— Да-да, конечно.

Спешить? Куда? Я вот уже никуда не спешу, потому что я умер и оказался в другом мире.

Если, конечно, это все не какой-нибудь розыгрыш нашей команды. Наняли пару ребят актеров, разыграли весь этот спектакль — с них станется.

Зато это объясняет скудность обстановки так называемой «комнаты покоя»: небольшой круглый столик, пара стульев, на которых сидят эти самые «варры» — слово-то какое придумали! — да кровать, на которой я лежу. Ни шкафа, ни окон, ни даже стандартной тумбочки у кровати. Серый пол, белый потолок, серо-голубые стены — все в светлых тонах без каких-либо признаков узоров, рисунков, картин занавесок и прочей украшательной мишуры. Сделано аккуратно, но уж больно дешево.

— Я понял! Это такой пранк, да? Меня снимает скрытая камера?

Не знаю, что там со мной сделал доктор, но лихорадочная карусель скачущих туда-сюда мыслей прошла, и теперь они больше напоминали спокойно перекатывающийся по камням поток.

— О чем он говорит? Вы его понимаете, варр Валенсо?

Лежа, я не мог видеть эту парочку неубедительных актеров, но явно представил, как тот обеспокоенно нахмурился. Должен отдать должное Толику — людей он на роли подобрал толково, очень типажные получились образы.

Теперь понятно стало, откуда у Натальи взялся тот шокер: Влад сам же его и дал, чтобы та меня вырубила. И пока я валялся в отключке, отнесли меня в какой-нибудь фургончик или в наскоро сколоченный из фанеры поблизости домишко.

Камеры. Здесь определенно должны быть камеры.

— Так уж получилось, что глава рода и наш лорд-защитник временно отсутствует… в своем теле. И, как обычно, мы перенесли в него матрицу сознания человека из другого мира, отыскав подходящий… источник, разум которого не будет отторгаться. То есть вас.

Да-да, продолжай заливать мне про то, как ваши лорды-защитники бороздят просторы Большого Театра. Так, вон то пятно в углу выглядит довольно подозрительно. По крайней мере оно вполне подходит для того, чтобы спрятать там камеру.

Я снова сел, посмотрел прямо в тот угол и приветливо помахал рукой зрителям: пусть знают, что я раскрыл их аферу.

— Эй, варр Кирилл Птицын, вы вообще меня слушаете? — повысил голос «баритон».

Вот так вас и буду называть, пока не узнаю настоящие имена.

— Называйте его варр Кир ан’Лерон, пусть привыкает к своему новому имени.

— Ладно, ребята, прекращайте уже. Эй Толян! Пошутили и хватит. Классное получилось шоу, вы все молодцы, постарались на славу. И актеров крутых нашли, я им лично премии выпишу и выдам подарочные сертификаты на пару занятий. Только мне уже ни хрена не смешно.

— Может, еще успокоительного ему?

— Не нужно, есть способ получше.

С этими словами «Марлон Брандо» встал со стула, подошел и влепил мне затрещину.

Точнее, попытался.

Моя левая рука метнулась вверх в четко выставленном блоке, а правая ухватила варра Сангара за край халата и рванула, опрокидывая его на меня с какой-то удивительной легкостью.

— Ты что — гелиевый? Удивился я и одним мощным броском отшвырнул «баритона» в сторону, даже не меняя положения своего тело.

Тот пролетел несколько шагов и с характерным шлепком ударился в стену.

Одно из трех: или этот мужик реально поролоновый, или это нормальная каменная стенка, а я — стероидный качок с хорошо поставленным броском человеческих тел на не очень дальние дистанции.

Или третий вариант…

Я посмотрел на свою правую руку.

Нет, на ЧУЖУЮ правую руку, потому как мне для такой кондиции понадобился бы не один год упорных тренировок — и это не декоративная накачка на стероидах и хитрых диетах, а реально отлично тренированное и физически развитое тело, которое находится в прекрасной форме.

Куда уж нам, рядовым веб-дизайнерам и шоумэнам до таких высот. Даже Влад, даром что бывший спецназовец, а сейчас ведет рукопашку и держит себя в тонусе — и тот не мог похвастаться такой формой.

Левая рука от запястья до самого плеча была украшена затейливой татуировкой.

Змея.

Настолько искусно и тонко прорисованная вплоть до самой мельчайшей чешуйки, что именно она стала решающим доказательством того, что все происходящее — не розыгрыш и не дешевая постановка.

В лучшем случае — это сон. Очень реалистичный и необычный, но все же сон.



Ну а в худшем…

— Кто такой этот ваш Кир ан-как-его-там, и что я должен буду делать?

Доктор с советником переглянулись и молча кивнули друг другу.

— Вы, то есть Кир ан’Лерон, глава нашего клана и правитель всего рода Лерон. Первый варр среди варров и почетный член Совета Двенадцати.

— Правитель, значит? Ну, править, значит править… Под вашим присмотром и чутким руководством, разумеется, господин советник.

— Господин? Что означает это слово?

— Эм… Ну… Хозяин, начальник, владелец, главный…

— В вашем мире есть рабство? Какая дикость, — брезгливо сморщился доктор.

— Нет, мы давно его отменили. Это, скорее, уважительное обращение к влиятельному лицу.

— Варр. У нас это называется так. Лучший среди равных по праву рождения и силы.

— Типа как «благородный»?

— Наверное. Это понятие мне тоже не знакомо.

— У вас было рабство… Это же так… низко — разве в вашем мире нет права рождения и силы? — не унимался доктор.

— Почему это? Тот, кто родился в семье рабов — тоже был рабом. Ну или пленники, захваченные во время войны, тоже становились рабами и служили победителям, — попытался я вспомнить хоть что-то из уроков по истории.

— Ты говоришь как «наземники», эти мерзкие ползуны, — маска равнодушия на его лице сменилась выражением брезгливости, граничащей с отвращением.

— А кто такие эти «наземники»? — заинтересовался я.

— Те, кто живут на земле, разумеется, — спокойно пояснил варр Сангар.

— Хм. А мы тогда где находимся?

— В целебном центре Лерона. Летающего города, лордом-защитником которого вы являетесь, варр Кир ан’Лерон, и который принадлежит нашему клану.

Глава 4. «Ц» - Целеустремленность

Летающий город, значит? «Ментальные проекции» цветочков, светящиеся руки с успокоительным эффектом — и тут я такой нарисовался, со своим порохом и самострелами из карандашей и резинки от трусов, ага. Прогрессор с планеты Земля, фигли…

Ладно, с этими вашими городами и кланами будем потом разбираться, а пока у меня есть более важные дела.

— Я хочу есть. И в туалет.

— Ужин вам сейчас принесут, варр Кир, а умывальная комната прямо за этой дверью, — указал советник на стену.

Ага, то есть вот этот едва заметный узор — типа дверь, за которой находится вожделенный ватерклозет, а то и вовсе душ с массажером и прочими удобствами?

А еще лучше — с массажисткой. С двумя!

Хм. Интересно, а в этом мире вообще есть женщины, или они как-то иначе размножаются?

Дверь в палату с легким скрипом сдвинулась в сторону, и я убедился, что девушки здесь есть — и очень даже прехорошенькие! Как и оба мужчины, вошедшая в комнату красотка была одета в белый халатик. Правда, на ней он был куда короче, едва доходя до середины бедра и открывая моему взгляду пару прекраснейших стройных ножек. Перехваченная пояском талия подчеркивала весьма недурственную фигурку, жаль только, что пуговицы все были застегнуты до самой шеи. Потому как вздымающаяся грудь выглядела тоже весьма многообещающе и волнующе.

В общем, в моей комнате покоя объявилась весьма достойная конкурентка одной блондинистой дуре с электрошокером. Только волосы у нее были иссиня-черными, а в руках — поднос с тарелками, от которых исходил ароматнейший пар горячих блюд.

Я сглотнул набежавшую слюну. Уж не знаю, стало причиной моего обильного слюноотделения визуальное пиршество, или сулящие неземное блаженство ароматы. Да-да, все мы люди, простые смертные со своими слабостями в виде тяги ко вкусному и к прекрасному.

— Благодарю, лаура Талья, — кивнул девушке варр Сангар.

Та ответила ему кивком, бросила на меня быстрый заинтересованный взгляд и так же молча вышла, старательно виляя бедрами. Ну или мне очень хотелось, чтобы все было именно так — и взляд у красотки заинтересованный, и умышленно соблазнительная походка.

Проклятье, а какого цвета у нее были глаза? Даже внимания не обратил…

Тьфу, блин, тоже мне, эксперт-«выживанец». Да может у нее там вообще три глаза, клыки во рту и окровавленные когти были, а я на ноги пялюсь! Совсем расслабился...

Интересно, а в этом мире есть поэзия? А музыка? Или я тут со своими навыками игры на гитаре и школьной программой поэтов-классиков буду вне конкуренции у местных красоток?

Поднос с едой стоял на специальной полочке, закрепленной на подножии кровати, все еще источая вкуснейшие и совершенно незнакомые мне ароматы. Есть хотелось очень сильно, но куда сильнее мне нужно было за ту тайную дверцу, уж извините за физиологические подробности.

Я соскочил с кровати. Ноги упруго ударились в пол, сильные и подвижные, словно и не лежал я тут без движения… А, кстати, сколько времени-то я пролежал?

— Как давно я здесь нахожусь?

— Четыре дня. Чуть больше стандартного времени, необходимого на полное привыкание тела к новому сознанию, — словно ожидая подобного вопроса, тут же отозвался варр Сагнар.

— Примитивный рабовладельческий мир, примитивный разум, — снова скривился доктор.

Да дайте ему уже что-нибудь сладкое!

Одежды на мне, разумеется, не было. Ну и ладно — стесняться мне нечего, а вот гордиться — очень даже есть чем. Не знаю, каким видом спорта занимался этот ваш лорд-защитник, но он держал себя в прекрасной форме, за что ему отдельное спасибо. Прямо хоть сейчас на обложку какого-нибудь журнала или в рекламу уникальной методики тренировок.

Ну и матушка-природа тоже явно играла на стороне варра Кир ан’Лерона — далеко не все можно накачать и улучшить одними лишь физическими упражнениями.

Я подошел к так называемой двери и несильно ее толкнул.

Ничего.

Толкнул сильнее, но с таким же результатом.

Согнул указательный палец и постучал костяшкой по стене прямо перед собой, а затем на метр левее. Судя по звуку, здесь действительно находится дверь.

Может, ее на себя нужно открывать?

Угу, только вот не вижу я ни ручки, ни выступа ни углубления — ничего, за что можно было бы ухватиться.

Кнопка? Нажимная панель? Сенсор? Может, она вообще открывается автоматически, как во всяких супермаркетах? Та девушка — у нее точно были заняты обе руки и она не могла открыть дверь сама. Которая, к слову, сдвинулась в сторону, а не открылась внутрь или наружу.

Значит…

Я положил ладонь на замаскированную дверь, слегка надавил и попробовал сдвинуть ее в сторону. Влево, потом вправо. На всякий случай вверх и даже вниз.

Ничего.

Сделал пару шагов назад и снова вперед.

Пританцовывая, потому что… потому.

И снова ноль реакции.

Принялся ощупывать поверхность двери в поисках косяка, сенсора, кнопки, защелки — да хоть чего-нибудь! Наконец, поняв бесплодность своих попыток, повернулся к мучителям:

— Может быть поможете? Раз уж дверей у вас нормальных нет. Или там занято и меня не пускают?

Варр Сангар усмехнулся, вытянул руку в сторону двери и легонько шевельнул пальцами, словно заправский джедай из «Звездных войн».

Вот только я заметил, как он беззвучно шевелил губами, не то отдавая приказ, не то произнося какое-то заклинание.

Часть стены тут же с отчетливым скрипом ушла в сторону, открывая прямоугольный проем, в который я тут же вбежал радуясь, что на мне нет одежды. И оказался в небольшой комнатушке. Полупрозрачная кабинка душа необычной формы, умывальник в виде перевернутой пирамиды, а вместо привычно торчащего крана — подобие металлической капли, свисающей с потолка на гибком шнуре.

Ладно, с этим будем разбираться позже, потому как в правом дальнем углу обнаружилась вожделенная дыра все той же пирамидальной формы. Охххх…

Кстати, интересно, а куда потом деваются все эти нечистоты из летающего города? «Наземникам» не позавидуешь — это уж точно.

Закончив, я повернулся к выходу… и обнаружил, что дверь снова закрыта.

Но ничего, теперь мне понятен принцип. Как там: руку вперед, пальцы сжать щепотью, легкий жест и… и какое-то волшебное слово.

Откройся? Приказываю открыться? Сим-сим откройся? Пожалуйста? Ахалай-махала?

Эти и десятки других вариантов не дали никакого результата, разве что рука начала затекать.

Эта дверь не выглядела такой уж толстой и прочной, кстати. А хозяин моего нового тела был тот еще здоровый лось — достаточно пары хороших ударов и…

И моей палаты откроется живописный вид на местный аналог сортира, ага.

Мне показалось, или на стене висело зеркало?

Я повернулся и уставился на свое новое лицо.

Впрочем, не такое уж и новое.

На меня смотрел хмурый тип на несколько лет постарше и с легкой щетиной двухдневной небритости. Скулы чуть по шире, шея чуть потолще, а в остальном — ну вылитый я, только после обработки умелым фотошопером.

Собственно, я и при жизни был довольно симпатичным… Тьфу! То есть, в своем родном мире. Достаточно привлекательным, чтобы цеплять подвыпивших студенток в баре на пару улыбок и не самых банальных комплиментов. Ну и пару коктейлей, ладно, чего уж там — но дешевых и слабоалкогольных!

Так вот, на меня из зеркала смотрела улучшенная и более мужественная версия меня самого.

Уж не знаю, что эти двое там верещали о сходстве по крови, но вот этот парнишка, точнее, мужчина чуть старше тридцати, был слеплен явно из той же цепочки ДНК, что и некий популярный видеоблогер с планеты Земля.

— Варр Кир ан’Лерон, у вас там все в порядке? — раздался за стеной обеспокоенный голос советника, и дверь скользнула в сторону.

Надо же, сообразили, что я понятия не имею, как тут у них все устроено.

Эксперт по выживанию в экстремальных условиях оказался неспособен самостоятельно даже в туалет сходить — узнай кто из наших, так до конца дней припоминать будут. Впрочем, посмотрел бы я на них в такой ситуации.

— Прошу прощения за доставленные неудобства, — почему-то вдруг начал извиняться доктор, — я должен был сразу вам все объяснить. Но вы выглядели так уверенно и целеустремленно…

Мужик! Я четыре дня в туалет не ходил! Тут кто угодно будет выглядеть целеустремленным! Ни один даже самый дорогой и заслуженный коуч в мире такой целеустремленности от своих учеников и близко не добьется. Кстати, неплохая идея для наших уроков, на самом деле. Очень эффективная мотивация.

— Думаю, именно с этого нам и нужно было начать, — продолжал «тусклый».

Он мне опять разонравился, поэтому я решил вернуть ему прозвище и не утруждать себя запоминанием имени.

— С унижений? — поинтересовался я.

— Н-нет. С объяснения некоторых фундаментальных основ нашего мира и с вручения вам вот этого… — врач-наблюдатель вытащил что-то из кармана халата и бросил на кровать.

Я подошел поближе, делая вид что для меня вообще норма — разгуливать голышом перед двумя незнакомыми мужиками.

На белоснежном одеяле лежала точная копия браслета, который я видел на правой руке доктора. Разве что его оттенок немного отличался.

Более того, аналогичное «украшение» обхватывало предплечье и советника — я обратил на это внимание, когда тот изображал из себя джедая.

— И что это такое?

— Персональный ментальный преобразователь. И он принадлежит вам, варр Кир ан’Лерон…

Глава 5. Персональный трим

Звучит воодушевляюще! Сдается мне, что именно при помощи этой штуковины доктор меня успокоил, а советник — открыл дверь. А это значит, что я тоже смогу проделывать подобные фокусы. Надеюсь…

«Браслет» сел на правое предплечье как влитой, словно был под заказ именно на меня сделан.

Да и почему «словно»? Наверняка предыдущий хозяин тела им и пользовался.

Я полюбовался своим новым «украшением», закрывающим руку от запястья и почти до локтя.

— И что теперь? Для чего нужна эта штука?

— Ах да! — спохватился доктор, — Скажите «активация»!

— Активация, — послушно повторил я.

И «украшение» ожило.

По нему побежали тусклые огоньки, все быстрее и быстрее, в конце концов вообще слившись в светящиеся линии-дорожки, а на центральной части, напоминающей сенсорный экран, побежали неизвестные мне символы, складываясь в непонятные слова и словесные конструкции. Строчка за строчкой, зажигались он на экране и гасли.

— И что здесь написано? — вытянул я руку, демонстрируя непонятные надписи.

— Никто не знает, — пожал плечами варр Сангар, — секреты языка Древних были утеряны несколько поколений назад, и даже клану Куно не удалось приблизиться к разгадке.

— Тогда как оно работает?

— Сейчас вы сами все поймете, варр Кир, минутку терпения, — загадочно улыбнулся доктор.

$G&U*$Ц!(0) #$*%PW%#$!

Надпись появилась прямо перед моими глазами, полупрозрачная, но отчетливо видимая. Я помотал головой, но символы не пропали, и продолжали меня преследовать, не сдвигаясь ни на миллиметр.

— Эм… У меня тут, — потыкал я пальцем в воздух, не понимая, как объяснить мужчинам случившееся, — Что-то написано.

— Значит, активация прошла успешно. Подождите еще немного, пока браслет синхронизируется с вами. И вы сразу все поймете.

Ну, собственно, им виднее, как с этой штукой обращаться. Ждать — значит ждать.

Я уселся поудобнее и уставился на бегущие строки символов. Которые, кстати, выглядели совсем не так, как надпись перед моими глазами.

Надпись!

Я покрутил головой, закрыл и открыл глаза, проверяя, но висевшие в воздухе символы пропали, так что сравнить их с теми, что высвечивались на экране браслета, не было никакой возможности.

^!#}{()#!3$Ц!9 #$*ER^ == 54%.

Надпись вернулась буквально через минуту, но теперь это было что-то новенькое. Опять неразборчивое, за исключением последних символов.

Кстати, кроме нее, появилась еще одна, слева вверху, буквально на границы видимости:

#7/12.

Заметив, что взгляд мой стал сосредоточенным на чем-то, видимом лишь мне одному, «тусклый» довольно улыбнулся:

— Ну, какая степень синхронизации у вас получилась?

— Без понятия. Я же говорю, что ни черта не понимаю в этих ваших закорючках.

Доктор нахмурился. Он вытащил из кармана белый прямоугольник, напоминающий визитку, только совершенно чистый, и провел по ней пальцем, оставляя след из таких же символов-закорючек.

Ого! Вот это я понимаю — скоропись. У него там что, принтер встроенный под ногтями?

— А вот это прочесть можете?

— Нет. Только цифры разбираю.

— Какие?

— Три, пять, пять и восемь.

— Жаль, очень жаль. Ну, ничего, со временем вы освоите и письменный язык. А большая надпись в центре — там есть какие-то цифры в конце?

— Пятьдесят четыре процента, — ответил я.

— Мда. Не самый худший, но и далеко не лучший результат. Половина возможностей трима вам на данный момент не доступна. Остается надеяться, что это временное неудобство, и в процессе обучения вам удастся повысить эффект синхронизация.

— Трима?

«Мобильный ментальный модулятор. Сокращенно — Три «М». Трим», — отчетливо вдруг прозвучал чей-то голос прямо у меня в голове.

— Вы слышали?

Мои собеседники переглянулись. Врач-наблюдатель покачал головой.

— Странный он. И синхронизация слабая — может, вам поискать другую замену, пока не поздно? А то ведь если у него что-то в голове сдвинулось после переноса, то он вам таких дел натворить может…

— Для этого вы мне и нужны, варр Валенсо. К тому же, у нас не так много времени. А ведь его еще нужно обучить.

— Обучить? Скорее, выдрессировать! — «блеклый» только что слюной не брызгал, — Да он же больше похож на хаффа в человеческой шкуре не по размеру! А как он двигается? А разговаривает? Да даже слепой и глухой тут же опознает в нем подделку!

— А на мой взгляд все не так уж плохо, — с сомнением пробормотал советник.

— В любом случае, это дела ваши и вашего клана. Я свою миссию выполнил, а дальше он становится уже вашей проблемой, любезнейший варр Сангар.

Доктор встал.

— Перенос произошел успешно. Сознание прижилось. Но уровень адаптации и синхронизации этого вашего Кирилла Птицына слишком низок — вот вам мой вердикт как прай-наблюдателя рода Туссон. Рекомендация: в максимально сжатые сроки найти новую замену.

— Эй-эй! — вскинулся я, — А что со мной будет? Не надо никакую замену — я очень быстро адаптируюсь. Можно сказать, я признанный эксперт по приспосабливанию и по синхронизации…

…«Чтобы это ни значило», — добавил уже мысленно, про себя.

— Пожалуй, я рискну. Благодарю вас за помощь, варр Валенсо ан’Туссон.

— Не стоит, в данном случае я не заслужил никаких благодарностей, — мотнул тот головой, вставая и направляясь к выходу, — Три дня я буду ждать вашего решения, а потом отбуду.

Он шевельнул рукой, и дверь послушно скользнула в сторону, выпуская врача-наблюдателя из комнаты.

— Я тоже так хочу! — вырвалось у меня, — Или мне вас каждый раз нужно звать, когда приспичит… руки помыть или принять ванну?

— Этим мы сейчас и займемся. Я вам расскажу, что такое трим, и как им пользоваться. Но сперва… Скажите, какие еще надписи, картинки и цифры вы видите?

Я присмотрелся. Ага, точно, несколько иконок внизу, а рядом с уже обнаруженными мной цифрами тускло светится что-то, напоминающее уровень заряда батареи смартфона. И в правом верхнем углу моего «поля зрения» — еще несколько картинок. Разумеется, все надписи мне не понятны.

— Разные. Повсюду.

— Слева вверху, если быть точнее.

— Семь дробь двенадцать. И полоска.

— Простите, семь что?

— Дробь. Палка такая наклонная.

— Символ «крен».

— Крен… хрен… да хоть гхм, — я все же сдержался — этот мужик все же не виноват, что я сюда перенесся весь из себя такой… особенный.

— Семь — это ваш текущий уровень ментальной силы. А двенадцать — максимальный потенциал. Варр Кир ан’Лерон — один из сильнейших варров по праву силы и крови.

— Ага, так-то оно конечно. Знать бы еще, что это такое…

«Ментальная сила — энергетический потенциал биологической системы носителя», — отозвался голос в моей голове, — «Внутренняя энергия, которая преобразуется различными устройствами».

— А ты еще кто такой? — удивился я.

— Варр Кир… Кирилл Птицын, с вами все в порядке? — обеспокоенно привстал советник, легонько касаясь своего браслета-трима, — Лэра Лурвиля ко мне, срочно!

«Ввиду того, что носитель не владеет письменным языком, активирована звуковая система ввода-вывода информации и справочного сопровождения».

— Ты умеешь разговаривать? — уже шепотом спросил я у «голоса».

«Я не обладаю разумом. Я — адаптивная справочная система Мобильного Ментального Манипулятора, совмещенная с устройством ввода-вывода информации».

Дверь раскрылась, и в комнату вошел высокий широкоплечий мужчина в белоснежном халате. Как на мой взгляд, так именно такие «санитары» работают в психушках и пеленают буйных пациентов, подкармливая их витаминками и фенозепамом. Разумеется, против желания этих самых пациентов.

— Звали, варр Сарган?

— Да. Знакомьтесь, это Кирилл Птицын, наш новый временный варр Кир ан’Лерон. Кирилл, это уважаемый лэр Лурвиль, ваш новый врач-наблюдатель.

— Надеюсь, он будет не такой противный, как прежний. Хорошо, что вы его уволили.

Советник рассмеялся:

— Нет, вы все не так поняли. Варр Валенсо — мой старый друг, и помогает мне не ради выгоды. Это верный соратник и союзник нашего рода, посвященный в некоторые важные тайны клана Лерон, но не более. И то, что вы узнаете в ближайшие несколько дней, никоим образом не должно покинуть этих стен и чертогов вашего разума. Вы понимаете, о чем я говорю, Кирилл Птицын?

— Важные тайны, секреты клана — чего тут не понятного-то? А этот ваш Валенсо — он сам из какого клана будет?

— Клан Туссон, хранители жизни. Разве вы не обратили внимания на его символ…

Варр Сангар вдруг осекся и рассмеялся:

— Проклятье! Простите меня, варр Кир, я совсем забыл, с кем имею дело. Пожалуй, прямо сейчас и начнем наш урок. Итак, клан Туссон, как я уже сказал, это клан целителей и врачевателей. Мы их называем «хранителями жизни». Знак клана — сердце в обрамлении алой ленты, символизирующей бинт. Мы же с вами принадлежим к роду Лерон, известного как клан Искусства…

— Все это, конечно же, очень интересно и круто звучит, — перебил я его, — но можно я сперва поем, а? Ах да, а еще мне снова нужно в туалет. Поэтому или вы быстренько научите меня, как обращаться с этой штукой, — я помахал рукой с надетым на нее браслетом, — или будете и дальше изображать из себя портье.

— Кого-кого?

— Почетного открывателя дверей в туалет.

— Пожалуй, историю и символику кланов мы оставим на потом, — вздохнул советник, — Итак, персональный трим позволяет вам преобразовать ментальную энергию и творить заклинания…

Глава 6. Основы джедайской магии

— Ты, давай, не тяни, нет у нас времени на долгие заумные лекции, — я занервничал, — что там нужно кричать и как правильно махать, или символы какие чертить?

— Для начала вам нужно активировать свой трим.

— Так мы же с вами вроде его уже активировали?

Варр Сангар глубоко вдохнул. Выдохнул.

— Точнее, перевести в активное состояние, влив в него ментал.

— Как?

— Представьте источник… тепла или энергии внутри себя, где-то в районе вашего звездного сплетения?

— Чего? — опешил я, а потом до меня дошло, — А, понятно, представил. Что дальше?

— А теперь представьте, что это тепло перетекает по вашей руке и наполняет собой трим.

Ага. Я маленький цветочек, внутри меня крохотное солнышко, и вот его лучики по моей руке бегут в этот треклятый браслет, ну или типа того. Только как понять, сработало или нет?

И вдруг я понял.

По спине пробежался легкий холодок, словно я и впрямь отдал часть своего тепла браслету, который, кстати, немного потеплел, и у самого запястья на нем тускло загорелся непонятный символ.

— Вот видите? А теперь укажите рукой в сторону двери и присмотритесь внимательнее, — продолжал нудеть советник, но я слушал его в пол-уха.

Потому что мне вдруг стало ХО-РО-ШО.

Кровь быстрее заструилась по жилам, мышцы налились силой, а суставы гибкостью, зрение стало острее, а слух тоньше, и даже настроение немного улучшилось, словно я принял стимулятор.

— Это что такое?

«Эффект состояния ментальной активности», — отозвался голос в моей голове.

И тут я обратил внимание на некоторые изменения среди висевших перед глазами цифр и картинок.

Непонятное ранее «#7/12» превратилось в «Ментал: 6/12*».

Висящий под этими числами «индикатор заряда» немного уменьшился и изменил свой цвет на более яркий, а под ним появилась еще одна тонкая полоска, которая едва заметно сокращалась.

Ладно, фиг с этими цифрами-картинками — есть дела поважнее.

Как он там сказал?

Я вытянул вперед руку, указывая парой пальцев в сторону двери ванной комнаты, пытаясь воспроизвести жест самого варра Сангара. Хотел спросить, что мне делать дальше, как вдруг…

Ранее невидимая дверь теперь оказалась очерчена тонюсенькой тускло-светящейся голубоватой линией, словно контуром. Внизу и вверху линии оказались заметно толще, а с правой стороны и на высоте примерно чуть выше моего пояса светилось пятно размером примерно с ладонь.

— Теперь вы видите, да? — довольно зазвучал совсем рядом баритон советника.

— Ага. Дверь.

— И замок, он справа.

— Вижу.

— Хватайтесь за него и потяните чуть влево, словно отодвигая преграду в сторону.

— Чем хвататься?

— Эммм… Представьте, что вы ухватились за этот источник света пальцами, или невидимой длинной рукой, или словно передвигаете что-то невидимое, держа его в руке.

Я пожал плечами, прищурился и «прицелился» так, чтобы светящееся пятно «замка» оказалось между моим большим и указательным пальцами. Потом слегка свел их вместе, словно хватая это самое пятно, и чуть повел кистью руки влево.

С уже знакомым мне звуком дверь ушла в стену.

Вау! Теперь я тоже умею как джедаи!

Я быстро вбежал в открывшийся проем, а дверь закрылась сразу за моей спиной.

Уффф. Еще бы разобраться с местным аналогом кранов — а то ведь в прошлый раз я даже руки не помыл, потому как спрашивать постеснялся.

Коснулся висевшей над пирамидальным умывальником «капли», и из нее начала сочиться вода, тут же превратившись в десятки струек, омывающих мои руки. Не горячая и не холодная — в самый раз. Только вот напор слабоват.

Я поднес руки поближе к металлической «капле», и напор воды стал еще слабее, словно она просто сочилась из дырочек-пор естественным путем.

Опустил ладони пониже — количество и сила бьющих в них струй стала больше.

Снова поднял, и напор уменьшился. В общем, принцип оказался довольно простым и понятным. Что-то типа наших сушилок для рук, только наоборот — чем дальше убираешь руки, тем сильнее дует.

То есть льет.

До меня вдруг донеслись голоса: советник и новый доктор о чем-то разговаривали. Вот только ничего не разобрать, слишком уж тихо.

Я, не обращая внимания на льющуюся воду, подошел к двери и прижал к ней ухо.

Бесполезно.

Выключить воду, чтобы не мешала?

Тогда они снова умолкнут, а ведь обсуждают-то наверняка именно меня!

И я снова прижался к стене, напрягаясь, не дыша и превращаясь с одно громадное ухо… Эх, мне бы сейчас какой-нибудь стакан сюда!

«Вы хотите активировать клановую способность Усиление чувств и повысить чуткость слуха?»

— Да!

«Израсходована одна единица ментала».

«Активировано умение Улучшение слуха. Способности носителя усилены на одну минуту».

И я действительно стал заметно лучше слышать — достаточно, чтобы неразборчивое едва слышимое бормотание за стеной начало складываться в четкие слова:

— …вас не понимаю, варр Сангар.

— Считайте, что это просто моя интуиция.

— А я еще раз советую прислушаться к словам варра Валенсо и повторить процедуру переноса.

— Сказал же, нет! Мне он чем-то нравится — очень уж похож на молодого варра Кира. Такой же любопытный, наглый и…

— Такой же туповатый?

— Он погиб и оказался в чужом мире. Но не трясется от ужаса, не пытается устроить скандал, не требует вернуть его назад, не нападает, не пытается сбежать или покончить с собой… Не самый худший вариант из тех, что нам встречались. Со временем он научится всему, что нужно — я в него верю.

— Только вот времени у нас как раз почти не осталось! Впрочем, дело ваше, варр Сангар. Если вы хотите доверить судьбу города дикарю — пусть так и будет.

Так, я передумал — срочно верните назад «тусклого» врача, он мне был симпатичнее.

Тема разговора сменилась на обсуждение каких-то непонятных мне вещей: оранжерея Эрр, новый наряд варры Зирон, предстоящее выступление хора Безликих и тому подобное.

Ладно, а я пока займусь своими делами. Например, попробую сдвинуть с места эту штуковину, из которой до сих пор льется вода.

Вытягиваю руку вперед, направляя ее на местный аналог крана. Ловлю ее в «прицел» пальцами, а потом пытаюсь сдвинуть влево.

Ничего.

Вправо?

И снова никакого эффекта.

— Эй, у тебя там, случайно, умения телекинеза не завалялось?

«Команда не опознана».

— Как мне тобой предметы двигать?

«Данный функционал не предусмотрен в конструкции модуля».

— Но я же как-то открыл дверь?

«Обратная связь с ментальными устройствами входит в базовый функционал модуля».

— Значит, дверь можно, а другие предметы — нельзя? Обидно.

— Варр Кир, с кем вы там разговариваете? — поинтересовался советник, услышав мое бормотание.

Забавно. То, что они не слышат голос моего трима — это я уже понял. Но неужели их браслеты не умеют разговаривать, и мне достался какой-то особенный?

— Пытаюсь выключить воду! — отозвался я, честно уже едва ли не поглаживая эту металлическую «каплю», поднеся руки вплотную.

Но вода все еще продолжала сочиться, хоть и так слабо, что кран казался просто очень мокрым куском металла, словно покрытым пленкой испарины.

— Просто легонько стукните по ней.

— По воде? — переспросил я, но тут же понял, что сморозил глупость. Кто его знает, как тут эта штуковина называется и какого она рода.

— По капле.

Хм. Значит, прямо так и называется. Логично.

Я легонько стукнул по металлической капле кончиком пальца, и та мгновенно высохла.

— Дверь вам открыть, или попробуете сами? — снова раздался голос варра Сангара.

Вытянуть руку, прищуриться… Ага, есть свечение… Ухватиться пальцами и потянуть…

Дверь скользнула в сторону, и я вышел из ванной комнаты, чистый и очень довольный собой.

А еще очень голодный, потому как за все это время даже не притронулся к своей тарелке!

— Эх, уже остыло, — я даже не скрывал разочарования в своем голосе.

— Так это же замечательно! — улыбнулся советник.

— Его нужно есть холодным?

— Нет, это блюдо употребляют именно горячим. И сейчас вы его сами разогреете. Разумеется, под моим чутким руководством. Итак, ваш трим все еще активен?

— Ну… вроде светится.

— Рядом с уровнем вашего ментала должны были появиться еще одна полоска и символ звезды.

— Ага, есть.

— Это — признаки активного состояния. Когда отсчет времени закончится, то полоска погаснет, а вложенный вами ментал снова вернется к вам. И трим станет неактивным.

— И как долго длится это состояние?

Советник пожал плечами:

— Десять-двадцать минут. Зависит от вашей ментальной силы и текущего состояния. Но вы в любой момент сможете снова его активировать таким же способом.

— Мое текущее состояние — очень голоден! Так что давайте поскорее.

Доктор все это время сидел молча на своем стуле, внимательно слушая и наблюдая. В руке его был такой же «счетчик Гейгера», которым пользовался и покинувший нас варр Сангар.

— Поместите вашу ладонь над тарелкой, вот так. И представьте, что из трима через вашу руку струится тепло, окутывая и разогревая остывшее блюдо.

Да тут и представлять особо было нечего: я ощутил явное тепло, идущее от ладони вниз, а потом от тарелки с чем-то, похожим на темно-зеленый суп, пошел пар и очень соблазнительные ароматы.

Решив, что «суп» разогрелся достаточно, я схватил ложку все той же формы перевернутой и вогнутой пирамиды, только с закругленными углами, зачерпнул ей ароматную жижу и сунул в рот.

Вкуснотища!

А мне определенно начинает здесь нравиться! Всего час в новом мире, а меня уже сделали правителем целого летающего города, показали пару красивейших ножек, вкусно накормили и научили нескольким джедайским трюкам.

И я принялся пробовать остальные блюда, которые оказались тоже весьма хороши…

Глава 7. Две фурии

Мой обед (завтрак? Ужин?) состоял из четырех блюд.

На первое была темно-зеленая горячая и ароматная жижа, похожая на… болотную тину? Разумеется, только на вид, потому как на вкус это блюдо оказалось восхитительным. И ничуть не походило на какой-нибудь мисо-суп или другую дрянь из водорослей и морепродуктов.

Даже и не знаю, с чем сравнить его вкус. Освежающий, пряный, согревающий и очень питательный бульончик. По крайней мере мне не удалось там выловить кусочек хоть чего-либо, словно суп готовили при помощи блендера.

На гарнир мне подали что-то похожее на кашу. Желтоватое месиво из сваренной и перемолотой не то крупы, не то зерна, не то семян. Вкус… Мюсли плюс фрукты?

К этому гарниру полагался самый обычный кусок мяса из неизвестно кого. На вкус — вроде куриного шашлыка под сладковатым соусом. Только я вот не знаю при помощи каких кулинарных чудес можно так качественно и равномерно прожарить кусок мяса размером с два моих кулака.

Хотя нет, догадываюсь — если уж я смог за десять секунд при помощи местной джедайской магии разогреть свой обед, то местные повара наверняка и не на такие фокусы способны.

Третьим блюдом оказался мелко порубленный в подобие лапши салат из каких-то листьев и овощей, приправленный все тем же сладковатым соусом, смешанным с терпким соком этих самых растений. Вкус несколько непривычный, но мне понравилось.

Ну и на четвертое — компот. Самый обычный компот из сухофруктов, парочка которых даже плавала в стакане. Правда, внешне они больше напоминали ну очень сморщенные шампиньоны цвета спелой сливы, а на вкус — сушеную вишню или даже черешню.

— Вы насытились, варр Кира? — сдержанно поинтересовался советник, когда я отставил в сторону опустевшую посуду.

Которой тоже коснулась любовь местных жителей к четырехгранным пирамидам со скругленными углами и гранями — ложки, тарелки и даже стакан были именно такой формы. Кстати, держать их и использовать оказалось довольно удобно.

Непривычной оказалась разве что вилка, у которой было всего два зубца, причем немного сходящихся. Впрочем, мы и не такое видали и использовали. И палочки, и веточки, и гнутые гвозди или скрученные трубочкой листья — у нас на канале даже отдельный ролик был посвящен столовым приборам из всякого подручного мусора.

— Десерта, я так понимаю, не будет?

— Десерта? — переспросил варр Сангар, услышав незнакомое слово.

— Да, я насытился, спасибо.

— Спасибо?

Вы тут что — совсем дикие, даже элементарных слов благодарности не знаете? Впрочем, и прозвучало это слово по-русски, похоже, мой «переводчик» по каким-то причинам не смог подобрать для него аналог на местном языке.

— Как у вас благодарят за вкусный обед или за оказанную помощь?

— Так и говорят: благодарю за вкусный обед.

— Да, я насытился, благодарю.

— Что ж, надеюсь, что теперь вы готовы к следующему уроку, — его бархатистый голос звучал одновременно заботливо и твердо, словно никаких возражений и не ожидалось.

Так что свое «а после обеда у нас тихий час полагается» я решил оставить при себе. Чем быстрее мне удастся адаптироваться в этом мире и побольше узнать о своем положении и роли, тем лучше. А что до сна — так я совершенно не ощущал никакой усталости.

Дверь в палату с пронзительным визгом ушла в стену, и в комнату вошла она.

Точнее даже не вошла, а вбежала, влетела, ворвалась!

Эффектная стройная девушка, даже несколько худощавая, как на мой вкус, высокая и длинноногая. Красиво очерченный контур лица, аккуратный носик, огромные синие глаза и настоящая грива черных непослушных волос, переплетенных какими-то веревочками, цепочками и так далее.

Одета она была в облегающий комбинезон темно-серого цвета с парой черных полос на воротнике, боках и бедрах. На правой руке сверкает металлом трим, а с запястья левой свисает не меньше десятка обычных браслетов-украшений в виде тонких золотистых колец.

— Варр Сангар! — с ходу выкрикнула она, пальцем указывая на советника.

— Да, варра Астера?

— Вы совершаете огромную ошибку.

Тот лишь молча вскинул бровь, обозначив таким образом вопрос.

— Я только что от варра Валенсо, и он мне все рассказал!

— Ах вот в чем дело, — задумчиво протянул советник… — Отвечу вам то же, что и ему, варра Астера — я доверяю своей интуиции. К тому же, он еще не был в Серебряном Куполе, и наш уважаемый врач вполне может ошибаться…

— Я всегда считала вас самым мудрым и благоразумным из членов Совета!

— Простите, а можно мне хоть слово сказать в свою защиту? — попробовал вмешаться я.

— А ты вообще заткнись, жалкий хог!

Одним прыжком девушка очутилась на кровати, усевшись напротив, ничуть не смущаясь того, что на мне не было совершенно никакой одежды.

Тонкие и очень сильные… невероятно сильные пальцы стиснули мое горло, не позволяя не то что говорить — даже нормально дышать!

— Ты — не он! Жалкий слабак и неудачник. Отрыжка хога… Ты ни малейшего права не имеешь носить имя варра Кир ан’Лерона!

— Кхы-ы-ы… Акх-х-х… — только и смог прохрипеть я.

— Да ты даже разговаривать нормально не способен! Ты… ты… ты… Жалкая и никчемная подделка!

Ее пальцы разжались, оставив, наконец, мое многострадальное горло в покое.

Откинувшись назад, красавица кувырком через голову спрыгнула с кровати, опустившись на пол грациозно и бесшумно, словно кошка.

Я невольно залюбовался изгибами ее фигурки, которые подчеркивал облегающий наряд. Выглядела эта варра Астера замечательно не только спереди, но и сзади, в чем мне выпала возможность убедиться, когда она покидала комнату.

— Какая… импульсивная особа. Только вот мне решительно непонятно, за что она на меня так взъелась? Или у нее сейчас эти дни, и она на всех так бросается?

— Жаль, что вы познакомились с варрой Астерой таким… неприятным образом. Но у нее есть все основания для расстройства…

— Расстройства? Эта спятившая фурия меня чуть не придушила!

— Эта, как вы ее назвали, фурия — ваша невеста. Точнее, невеста варра Кира ан’Лерона, свадьба с которым у нее должна состояться через три звезды. Так что у нее есть основания пребывать слегка не в духе.

— Ага. Невеста, значит?

Я еще больше зауважал бывшего хозяина своего нового дела — в женщинах он определенно разбирался! Девушка мне понравилась, хоть в моем вкусе и несколько более… фигуристые дамы.

— Ну, так я всегда готов — и в горе, и в радости, до тех пор пока постель не соединит нас…

— Мой вам совет: держитесь подальше от варры Астеры настолько, насколько это возможно. Целее будете.

— Ладно, не очень-то и хотелось. Свадьбу можно и отложить. Или даже отменить.

— Свадьба — это лишь одна из причин, далеко не самая значительная.

Ну кто бы сомневался! Похоже, что оказаться не в то время, не в том месте и не в том теле — это моя уникальная суперспособность.

— Да чего уж там, давай выкладывай, что я еще вам тут испортил.

— В ваших руках, в руках лорда-защитника — судьба всего нашего города и его жителей. И через две звезды вы либо нас всех спасете, либо уничтожите.

— А две звезды — это сколько?

— Четырнадцать дней. Конечно, я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы вам рассказать и научить всему, чему нужно, но…

— Времени слишком мало, а я еще весь из себя такой глупый и плохо синхронизированный, да?

Советник невольно улыбнулся, хотя улыбка его получилась очень печальной:

— Примерно так, да.

— Вот только вы кое-что забыли, мой любезный варр Сагнар.

— И что же?

— Я тоже очень хочу жить. А еще я — специалист по выживанию в экстремальных условиях! И я заставлю всех до единого поверить в меня и в вашу интуицию.

На этот раз улыбка советника получилась куда живее и радостнее:

— Мне нравится ваш настрой. Скажите, Кирилл Птицын, там, в своем мире, вам приходилось воевать или принимать участие в драках?

— Бывало, а что?

И тут подал голос доктор, все это время молча сидевший в своем углу, да что-то рассматривающий на экране своего «дозиметра»:

— Варр Сагнар, мне кажется, вы слишком торопите события. Я бы посоветовал сперва отправить его в Серебряный Купол, и только потом подвергать испытаниям подобного рода.

И тут я забеспокоился. Нет, меня волновал не предстоящий поединок — наверняка, именно это и собирался мне устроить советник — а непонятный Купол, упоминаемый уже второй раз.

— А я считаю, что сейчас самое подходящее время выяснить, на что способен этот молодой человек, и каков его потенциал, — твердо заявил мой единственный защитник во всем этом мире.

Ну или по крайней мере сочувствующий.

— Как вам будет угодно.

— Варра Рил, входите! — крикнул советник, и дверь в комнату снова открылась.

Вы их что — на каких-то конкурсах красоты подбираете? Что медсестра, что моя… тьфу, никакая не моя, разумеется… Что невеста этого Кира, что эта варра Рил — были весьма хороши.

Правда, у вошедшей девушки была фигура не модели, как у Астеры, а скорее атлетки или гимнастки. Или фитнес-тренера: узкие бедра, развитые плечи, на руках и ногах явно прорисованы мышцы. Одета она была в узкие белые шорты и короткую футболку, почти не скрывавшую аккуратный животик с едва очерченными кубиками пресса и хорошую грудь размера этак третьего.

А вот лицо ее оказалось хоть и весьма симпатичным, но чуть попроще. То ли из-за широких скул, то ли из-за явно не раз сломанного носа — но в красотки я бы ее не записал.

Длинные черные волосы девушки-спортсменки были стянуты в тугой хвост, достающий до середины спины — это я увидел, когда она вошла и повернулась к советнику, встав ко мне боком.

— Думаете, он готов?

Голос у девушки оказался довольно приятный, хоть и чуть низковатый. Глубокий, и говорила она чуть нараспев, растягивая некоторые гласные.

— Вот это нам и предстоит выяснить. Кирилл Птицын, знакомьтесь, это варра Рил, и она — ваш телохранитель.

Глава 8. Поединок

Я с недоверием окинул взглядом хоть и атлетичную, но все же женскую фигурку:

— Телохранитель? А вы уверены, что мне нужен телохранитель? — Я согнул руку, демонстрируя внушительный бицепс.

— Охрана вам положена по статусу, как нашему первому варру — не забывайте о своем особом положении. Варр Кир ан’Лерон, может, и не нуждается в защите, а вот насчет Кирилла Птицына… Это мы сейчас и выясним.

Девушка вытащила что-то из поясной сумки и швырнула мне:

— Я буду ждать вас в тренировочной комнате, — бросила она через плечо, выходя из палаты.

— Пожалуй, мы подождем вас снаружи, — советник кивнул доктору, и они оба встали и направились к двери, — одевайтесь поскорее.

Хм. Раньше их почему-то не особо смущали мои обнаженные телеса. Или это тоже какая-то проверка? Типа, смогу ли я сам облачиться в какой-нибудь хитро выкроенный ритуальный наряд с тысячей шнурков и завязок?

Но нет. В свертке оказались просторные белые шорты примерно до середины бедра и аналогичного цвета футболка с парой косых широких полос серебристого цвета на боках — ох и любят здесь белый, как я посмотрю! Только наряд невесты-фурии был другого цвета.

Одежда была вполне земной, и никаких проблем с ней у меня не возникло — всего-то пару раз неудачно зацепился да один раз ногу сунул не туда.

Потому что проблемы были не с одеждой, а со мной. С моим телом.

Оно было крупнее, сильнее, выносливее, заметно привлекательнее и… оно было чужим.

Я плохо чувствовал его габариты, с трудом оценивал необходимые для разных действий усилия, были определенные проблемы с координацией.

Тело плохо меня слушалось.

Раньше я грешил на эффект переноса, на четыре дня неподвижного лежания пластом, да даже на голод, отказывая себе признаваться в том, что проблема низкой синхронизации — это действительно проблема, и она совершенно реальна.

Меня словно запихнули в неудобный скафандр с не откалиброванным сервоприводом, но забыли выдать инструкцию, да еще и с размером серьезно промахнулись.

А ведь мне сейчас предстоит поединок с местным аналогом Лары Крофт.

С дверью тоже возникли проблемы.

Я вытянул вперед руку и слегка прищурился, но ожидаемого свечения так и не появилось.

Сломался, что ли? Легонько постучал по браслету-триму, и только тогда обратил внимание на погасший символ: он же не активен!

Внутри меня солнышко… Или звезда? Советник сказал «звездное сплетение» — означает ли это, что в их мире нет солнца? Или у него какое-то другое название, например, «звезда»?

Тепло перетекает в руку.

Холодок вдоль позвоночника.

Браслет нагревается.

Символ зажигается и… Есть!

Высвеченный контур двери и световое пятно замка, за которое я тут же «ухватился» пальцами и потянул влево.

Перед глазами появилась надпись:

[email protected](<)& S##{ * * *

— Эм… И что это такое?

«Ментальный трехсимвольный блок второго порядка», — услужливо отозвалась справка.

— И что я должен с ним делать?

«Ввести трехсимвольный код, чтобы разблокировать замок».

— Пароль, что ли? Кстати, а сколько в вашем алфавите вообще символов? Цифры тоже можно вводить? Я просто пытаюсь оценить масштаб трагедии.

«Для блокировки используются три базовых ментал-символа. Кир — символ защиты. Бри — символ разрушения. Ирб — символ созидания».

— В любой комбинации, я так понимаю? Ну, не так уж и много вариантов — быстро подберу.

«Каждая попытка расходует 2 единицы ментала. После 3 попыток ваши резервы будут истощены».

— И как быстро я их восстановлю?

«1 единица ментала восстанавливается за 20 минут».

— Можешь его взломать?

«Данный функционал не предусмотрен в конструкции модуля».

— А для меня есть какие-нибудь клановые суперспособности, чтобы я мог как-то подобрать пароль или просто сломать замок? Как ты проделал с усилением слуха?

«Клан Лерон специализируется в области искусства. У меня нет доступа к функционалу трим-браслетов клана Кудзо».

— А это еще кто такие?

«Техники клана Кудзо занимаются изучением, настройкой и модификацией ментальных устройств».

— Мда. Не повезло мне с кланом. Ладно, значит, использую суперспособность из моего мира.

И я забарабанил в дверь:

— Ээээй! Меня тут ваш замок выпускать не хочет!

Спустя минуту таких вокально-физических упражнений, дверь открылась, а за ней стояли, довольно улыбаясь, доктор и советник.

— Чего скалитесь? Я берегу силы для поединка, и не хочу тратить свои скудные запасы ментала на взлом вашего дурацкого замка.

Они тут же перестали улыбаться и переглянулись.

— Да, это разумно, — наконец, согласился варр Сангар, — Прошу прощения за доставленные неудобства, варр Кир, это было глупо с моей стороны. Силы вам действительно еще понадобятся.

И мы пошли по коридору. Как и моя палата, он был освещен двумя «лентами» встроенного в потолок светильника — слева и справа, почти у самой стены. Эти «светильники» были не такие широкие и яркие, как в комнате покоя, так что и освещение в коридоре оказалось не таким ярким, но вполне комфортным для зрения.

Мои спутники молчали, и я тоже.

Шагал, молчал, слушал, наблюдал и считал: все по нашей методичке. 247 шагов. Три поворота: налево, направо, снова налево. 7 дверей справа, 5 дверей слева. В общем, дорогу к своей комнате я запомнил и смогу отыскать ее самостоятельно, если вдруг придется.

Кстати, теперь я чувствовал себя значительно увереннее в чужом теле. Скорее всего, сказывалось необычное состояние «бодрого транса», как я обозначил эффект от активации моего трим-браслета.

— Пришли, — врач едва заметно шевельнул рукой, и стена разъехалась в стороны, открывая широкий проход.

Я ожидал увидеть какой-нибудь спортивный зал, ринг, арену или еще что-то в таком духе, но нет. Самая обычная просторная комната, от она моей отличалась лишь размерами и полным отсутствием мебели. А еще нас уже ждала та самая «фитнес-тренер». В тех же коротких шортиках и топике.

Судя по отсутствию оружия у нее в руках или рядом, драться будем врукопашную.

И это хо-ро-шо.

Девушка сидела в центре зала в позе лотоса, хотя, разумеется, в этом мире у нее наверняка было какое-то другое название. Но, едва мы вошли, она вскочила на ноги и теперь не сводила с меня глаз.

Оценивала мою физическую форму? Или уровень боевой подготовки по моим движениям?

Ну что ж, чемпионка, тебя ждет небольшой сюрприз.

Я встал в расслабленную стойку. Одну из самых спокойных и универсальных, которая не выдает ни моих намерений, ни моих возможностей.

— Там, в своем мире — вы занимались какими-то видами борьбы? — верно оценил мое движение советник, — Вы не новичок?

— Есть немного, — я пару раз крутанул «мельницу» руками, сделал несколько круговых движений головой, разминая шею.

«Телохранительница» лишь презрительно фыркнула, наблюдая за моими потугами:

— Не бойся, калечить не стану. Не сегодня.

Еще посмотрим, кому из нас нужно бояться. Ждет тебя, Лара Крофт иномирного разлива, неприятнейший сюрприз в моем лице. Точнее, в моих локтях и коленях — три года интенсивных тренировок муай-тай, это тебе не школьный балет.

Простая, но очень эффективная система боя, разработанная специально для тайских военных. А уж в этом тренированном теле я и вовсе стану настоящей машиной смерти.

Влад гонял нас до седьмого пота, ставил удары, подтягивал физуху — даже специально где-то раздобыл пальму, по которой мы остервенело долбили часами. Он учил нас не просто драться или по-киношному махать ногами: Влад учил нас выживать. Потому как ну что это за спец по выживанию, который не может дать отпор тройке гопников?

Или шайке бродячих псов. Или залетному качку-каратеке. Бойцу СОБР в амуниции. Отряду зомби. Голодному тигру…

Жаль только, что передо мной не мент и не зомби, а красивая спортивная деваха в обтягивающих шортиках и в топике поверх эффектной упругой «троечки». Может, попросить переодеть ее в драные окровавленные лохмотья и чутка порычать?

Ну не принято у нас, на Руси, женщин бить.

Я вернул усмешку своей противнице.

— Настоятельно рекомендую вам очень серьезно отнестись к поединку. Варра Рил полукровка, и для нас большая честь, что она выбрала служение клану Лерон, а не Аргал. Она очень опасный противник, — глубокий баритон советника прокатился по залу, заполняя все его уголки, — Итак, урок первый. Нападение!

Я приготовился встретить соперницу своим коронным ударом: поймать ее движение встречным шагом, подловить на траектории в тот момент, когда она поднимет ногу для следующего шага, но еще не успеет сместить центр тяжести, и «срезать» хлестким ударом колена в грудь, сбивая с ног.

Хрен там плавал!

Потому как она шагнула и… просто исчезла из поля зрения, превратившись в размытое пятно.

«Пятно» мелькнуло где-то справа, и вот уже неведомая сила хватает меня за шею сзади и поднимает вверх, отрывая от пола.

Я даже выдохнуть не успел!

К счастью, меня спасло чужое тело, точнее его тренированные мышцы шеи, которые пока что могли сдерживать натиск девушки, выполняющей нехитрый удушающий прием.

Как она ухитрилась поднять, во мне же весу под сто кило? Здоровая, как лошадь, даром что выглядит хрупкой!

Ладно, фиг с ней, нужно как-то спасать положение. Ноги и руки-то у меня свободны. Для удара затылком по носу она находится слишком низко. Отрывать руки от моей шеи бесполезно. Сделать ей «хлопушку» по ушам? Или просто лягнуть?

Я выбросил левую ногу вперед, отвел чуть вправо, замахиваясь, а потом ударил влево, жестко сгибая ногу и пытаясь попасть пяткой сопернице по почкам. Но та никак не отреагировала на удар, продолжая удерживать меня в воздухе и душить.

Ну, нет так нет, тогда лови локоть. Если, конечно, этому здоровяку хватит гибкости.

Хватило.

Если бы я попал ей в висок или челюстную косточку, то пришлось бы искать новую телохранительницу, но, за доли секунды до удара, девушка отбросила меня в сторону, и я грохнулся на пол, а удар ушел в воздух.

Быстро вскидываю ноги вверх и вперед, одновременно отталкиваясь руками и выгибаясь: и вот я уже снова стою. На широко расставленных ногах, в устойчивой стойке и прикрывая голову-шею согнутой левой, а пах-живот — правой рукой.

Бесполезно.

Еще секунду назад стоявшая напротив меня девушка снова превратилась в размытое пятно, и сильнейший удар в звездное (солнечное!) сплетение швырнул меня на пол, жадно глотать воздух и вытирать пыль, корчась от боли.

Я, кажется, уже сравнивал ее с лошадью? Очень уж сильно это все напомнило удар копытом, который мне однажды пришлось испытать на себе.

Отпустило меня лишь через пару минут. Поднимаюсь на ноги и слышу «бархатное»:

— Урок второй: защита. Кирилл Птицын, теперь вы нападаете, а варра Рил будет защищаться.

Ну, баба-лошадь, держись!

Обманный прямой левой прямо в лицо, и тут же выпад правой в сторону груди.

Разумеется, первый удар она приняла на блок, подставив свой трим, сыгравший роль наруча.

Второй тоже блокировала, но это был и не удар — я просто схватил ее за руку, отвлекая.

Отвлекая от третьего, настоящего удара — пяткой в колено, за пределами поля зрения девушки, внимание которой сейчас было сосредоточено на моих руках и попытках вырваться из захвата.

Но нет.

Она даже не вырывалась.

Моя пятка наткнулась на что-то твердое, и вряд ли это было колено или вообще человеческая плоть.

Возвращаюсь в исходную, делаю шаг назад и тут же снова прыгаю вперед, выставляя вперед колено и бросая следом за ним центр тяжести.

Обрушиться, ударить, смять, пробить блок и отбросить назад гибкое хрупкое тело.

Девушка не реагирует.

Вообще никак, просто стоит, опустив руки, и мое колено летит прямо в ее немного широковатое, но все же довольно симпатичное лицо с пухлыми губками и когда-то сломанным носом.

И бьет, бьет со всей силой летящей сотни килограмм чужого тренированного тела, вонзаясь прямо в переносицу улыбающейся телохранительницы.

Вспышка. И что-то полупрозрачное возникает между моим коленом и этим хорошеньким улыбающимся личиком.

Меня отбрасывает назад. Ногу пронизывает сильнейшая боль, словно я только что попытался пробить коленом бетонную стену. А эта сучка стоит и улыбается, даже не шелохнувшись.

Снова вскакиваю, и обрушиваю на нее град ударов. Сильных, коротких и жестоких ударов кулаками, коленями, локтями и даже головой.

Варра Рил двигается с какой-то ленивой грацией, даже не отбиваясь и не блокируя, а просто отмахиваясь от меня. И каждое ее движение сопровождается вспышкой и появлением барьера между нами, напоминающего полупрозрачный шестигранник.

И в эти барьеры со все дури лупят мои кулаки, колени, локти и даже дурацкая голова, пока, наконец, вместе с болью не приходит и понимание того, что ни один мой удар так и не достиг цели.

— Это была наглядная демонстрация того, что все ваши знания и навыки ничего не стоят в сражении с противником, который пользуется тримом и его боевыми возможностями, — раздался спокойной голос советника за спиной.

— Так может, сначала нужно было мне рассказать, как все работает, а не заставлять калечиться об эту вашу леди-терминатора без шанса на победу? — злобно огрызаюсь.

— Вы должны были понять разницу, — качает головой этот подлец, — Варра Рил, что скажете?

— Похоже, он действительно кое-что умеет. Не паникует, работает головой, — при этих словах девушка усмехнулась, — Думаю, в нем есть потенциал…

Моя недавняя противница стоит напротив, голос звучит ровно — да она даже не запыхалась!

— С рукопашным боем разобрались. Урок третий: поединок с оружием! — объявил варр Сангар.

Телохранительница встает в стойку, чуть отставляет правую руку в сторону. И из ее сжатого кулачка совершенно беззвучно вытягивается ослепительно яркий луч длиной около метра.

У этой сучки световой меч! Настоящий, мать ее, джедайский световой меч!

Глава 9. Второй поединок

— Итак, урок третий. Использование боевых возможностей трима, — спокойно, словно меня сейчас и не собирались шинковать лазерной палкой, продолжил советник, — Сейчас варра Рил демонстрирует вам третью функцию: создание силового клинка.

— А первые две?

— Их вы уже видели: ускорение и ментальный щит.

Ага. Так вот значит, что это было!

— Обратите внимание на ряд картинок, которые вам показывает ваш трим, если сместить взгляд чуть вниз, словно вы пытаетесь рассмотреть что-то у вас на груди, не наклоняя голову.

Я послушно скосил глаза.

Два ряда иконок: красноватые и голубые, по пять штук в каждом.

— Сколько картинок вы видите?

— Десять, — не стал врать я.

— Сколько?! — он аж на фальцет сорвался от удивления.

— Пять красных и пять синих. Точнее, голубых.

— Он разблокировал клановые способности, — голос варры Рил звучал спокойно и… уважительно?

— А что — нельзя было? — невинно поинтересовался я, внутренне ликуя: «Знай наших!»

— Великолепно! Вы только что доказали, что являетесь истинным сыном рода Лерон по праву крови и силы! — голос советника зазвучал торжественно-пафосно, заполняя все пространство комнаты и отражаясь от стен гулким эхом.

— Пять боевых умений это мало… очень мало… — покачала головой девушка, — Это уровень лэра, но уж никак не первого варра клана.

— А вот обзывать гостя из другого мира — это не вежливо, Тем более того, от кого зависят ваши жизни, — огрызнулся я.

Доктор, который молчал все это время, поднял руку, привлекая наше внимание.

— Варр Кир, варра Рил не хотела вас обидеть. Обратите внимание: что вы видите? — и он помахал поднятой рукой.

— Ничего. Рука как рука.

— Верно. А у варра Сангара и варры Рил?

— Браслет, — догадался я, — У вас нет трима.

— Именно. Место каждого человека в нашем мире определяется его кровью и ментальной силой. По праву крови вы — представитель рода Лерон и его лидер. Как и все члены нашего клана, вы обладаете выраженными способностями к искусству. А высокий уровень силы позволяет считать вас варром и использовать персональный ментальный манипулятор. Трим.

— А вы — лэр, верно?

— Именно. «Варр» на языке древних означает «высокородный», то есть рожденный с высоким уровнем силы. «Лэр» — уважаемый и полезный член рода. Вместо универсального манипулятора мне приходится использовать более примитивные и узкоспециальные устройства.

— А бывают неуважаемые и бесполезные члены рода? Прислуга, дворники и тому подобное?

— Мы называем их «уны». Они лишены сил и годятся лишь для простейшей работы. Но они — такая же часть клана как я или вы, раз уж мы затронули тему уважения.

— Понял. Все профессии нужны, все профессии важны, — улыбнулся я, а шепотом пробормотал, — Трим, мне нужен световой меч. Как его сделать?

«Для активации умения Силовой меч вы можете отдать голосовую команду. По умолчанию она звучит как «Силовой клинок!». Так же вы можете активировать умение, мысленно повторив контур символа на его изображении…»

— Силовой клинок! — рявкнул я, решив, что упражнения в каллиграфии оставлю как-нибудь на другой раз.

Браслет ощутимо нагрелся, и это тепло начало «переливаться» в мою руку. А когда в кулаке ему стало «тесно», то сила заструилась наружу, формируя метровый светящийся клинок толщиной в большой палец.

Как и у девушки, он был белого цвета, так что фиг поймешь, кто тут из нас добрый джедай, а кто — злобный ситх, враг всех человеков.

«Израсходована одна единица ментала».

«Активировано умение Силовой клинок 1- го порядка. Режим: шоковый. Время жизни: 1 минута».

— Трим, как работает ментальный щит? И дай мне ускорение! — прошептал я.

«Для активации режима ускорения, вы можете отдать голосовую команду. По умолчанию она звучит как «Режим ускорения!». Так же вы можете активировать умение, мысленно повторив контур символа на его изображении».

Я бросил взгляд на корявый росчерк, напоминающий зигзаг молнии: вроде ничего сложного.

«Израсходована одна единица ментала».

«Активировано умение Ускорение 1- го порядка. Ускорение: х2. Время: 5 секунд».

Проклятье, почему так мало? Эта баба-лошадь в ускоренном режиме двигалась явно и быстрее, и дольше! Несмотря на активное ускорение и световой меч, я так и остался стоять на месте.

— Варр Кир, я вижу, вы разобрались с базовыми функциями своего трима и готовы сражаться? — вежливо поинтересовался советник.

— Дайте мне буквально одну минуту, — попросил я.

Угу. Вот только у меня осталось всего 4 ментала из 7 доступных. Одна ушла на перевод трима в активно-бодрящий режим, и еще две — на применение способностей, которые через минуту как раз и отключатся.

— Трим, что там с барьером?

«При активации умения Ментальный щит в указанном месте формируется непроницаемый для физических воздействий барьер».

— Как указать место? Как долго он просуществует?

— Он там что — молится что ли? — презрительно фыркнула моя соперница, — Вы из какого варварского мира его вытащили, варр Сангар?

Тот в ответ лишь пожал плечами, не сводя при этом с меня пристального взгляда.

«По умолчанию используется защитный жест, называемый «Блок». Формируемый барьер оберегает блокирующую руку от повреждений. Так же возможно указание места созданием мысленной проекции контура символа на изображении умения Ментальный щит».

Ага. Либо блок, либо нарисовать знак в воздухе: именно так и действовала против меня девушка.

«Размер щита, время жизни и максимальная дистанция зависят от порядка и вложенной в его создание ментальной силы».

— Я готов! — кричу, вставая в стойку.

Все это время я ритмично сгибал и разгибал пальцы на левой руке, отсчитывая секунды жизни моего светового меча, то есть Силового Клинка.

28 секунд.

Варра Рил шагнула ко мне, слегка качнув своим мечом и наблюдая за моей реакцией.

Стою на месте в защитной стойке, выставив перед собой клинок.

22 секунды.

И всего семь-восемь разделяющих нас шагов.

Девушка не торопится, понимая, что все преимущества на ее стороне.

18 секунд.

Делаю два быстрых шага вперед, сокращая дистанцию.

Мысленно повторяю взглядом рисунок символа, изображенного на картинке умения силового щита, пытаясь его запомнить.

Правда, подписи мне по-прежнему не понятны, но я знаю, что оно идет вторым в списке иконок: шестигранник, перечеркнутый крест накрест.

«Израсходовано две единицы ментала».

«Активировано умение Ментальный барьер 2- го порядка. Доступно блоков: 5 из 5».

Точно такой же символ мысленно рисую прямо перед варрой Рил и выкрикиваю:

— Режим ускорения!

«Израсходована одна единица ментала».

«Активировано умение Ускорение 1- го порядка. Ускорение: х2. Время: 5 секунд».

Услышав мой выкрик, противница тоже ускоряется и бросается вперед, со всего маху натыкаясь на 2-секундный ментальный щит, установленный прямо напротив ее колена.

С негромким вскриком, она падает на пол, ударяясь о который, светящийся клинок в ее руке выбрасывает сноп искр во все стороны.

Я же, ускоренный вдвое, за секунду оказываюсь позади девушки, пинком переворачиваю ее на живот и несильно шлепаю силовым мечом по аккуратной упругой заднице отчаянно надеясь, что «Режим: шоковый» в этом мире означает то же самое, что и на старушке Земле.

Она снова вскрикивает, когда искры рассыпаются по белоснежным коротким шортикам и обнаженным ногам, и световой луч в руке варры Рил гаснет.

— Сдаюсь, — хрипит она.

— Вы были правы, варра Рил, — довольно замечает советник, — Он действительно умеет работать головой.

— Этот выкидыш хаффа мне колено сломал! — шипит девушка, пытаясь встать.

Как истинный джентльмен, я подаю ей руку, но она ее словно не замечает.

— Вообще-то, это ты сама побежала на меня сломя голову и не глядя под ноги. Осторожнее нужно быть, когда имеешь дело с варваром из другого мира.

— У вас, варр Кир, как я понимаю, еще есть в запасе пара единиц ментала? — поинтересовался варр Сангар, — В таком случае прямо сейчас начнем урок четвертый: диагностика и исцеление ран.

— Хорошо, — киваю и тут же задаю давно терзавший меня вопрос, — А что это за хафф такой? Хочу знать, как сильно нужно обижаться, когда меня так называют.

— Хм. Да вый сейчас сами и увидите.

Советник пронзительно свистнул и повернулся в сторону двери, которая послушно ушла в сторону, впуская в тренировочную комнату…

…Собаку!

Самого обычного хаски, который вбежал в комнату, сразу направился ко мне, игнорируя остальных собравшихся тут людей, и лизнул в руку.

— Знакомьтесь, это Лурр, ваш хафф. Точнее, хафф варра Кира ан’Лерон.

— Хав-хав! — радостно пролаял пес и снова лизнул меня в руку.

— Он его признает, — отметил доктор явное дружелюбие хаффа.

— Привет, лохматый! — погладил я пса по голове.

«Пр-р-ривет…» — эхом отозвался в моей голове голос.

Голос, который точно не принадлежал триму.

Я посмотрел на приветливо виляющего хвостом хаски. Потом на советника. Снова на собаку.

— Он… он со мной разговаривает?

— Разумеется, — удивился варр Сангар, — А разве в вашем мире хаффы не общаются с хозяевами?

Глава 10. Сердце Лерона

— Собаки — нет, зато у нас есть дельфины и попугаи, — мне стало обидно за матушку-Землю.

«Пахнешь плохо. Чужой внутр-р-ри…»

Хафф вывернулся из-под моей руки, отошел в сторону и зарычал. Не угрожающе, а скорее предупреждающе.

— Нет, не признал. Кирилл Птицын, вы не волнуйтесь, он всегда так реагирует на гостей из иных миров. Вам хотя бы позволил к себе прикоснуться.

— Рил, как твое колено? — отмахнулся я от зануды-советника и предложил хромающей девушке опереться на мою руку, но та мою помощь проигнорировала.

— Для тебя — варра Рил,— фыркнула она, и повернулась к советнику, — Варр Сангар, я думаю, сейчас куда важнее — Хрустальный Купол, а обо мне позаботится лэр Лурвиль.

— Ты уверена?

— Думаю, его уровень синхронизации куда выше, чем вы мне сказали. Стал выше.

— Я же сказал, что очень быстро приспосабливаюсь, — ухмыльнулся я, но ответом мне было лишь презрительное фырканье.

А сам тем временем допрашивал свой трим насчет исцеляющих умений. Почему-то оно тоже относилось к боевым, и шло в списке четвертым: Исцеление. Обеззараживает и заживляет небольшие раны, вывихи и растяжения.

Увы, лечить сломанные колени, исправлять отношение презрительно настроенных девушек и повышать самооценку оно не могло, да и все равно, запасы ментала были уже исчерпаны.

— Хорошо, — решил, наконец, советник и жестом открыл дверь, — будем ждать вас в Куполе.

Признаться честно, я был даже рад отсутствию этой заносчивой девицы и доктора-молчуна. И даже хафф шел за нами шагах в двадцати позади, ничем не выдавая своего присутствия и больше не разговаривая со мной. И от этого тоже становилось спокойнее.

— Далеко нам идти?

— Скоро будем на месте. Хрустальный Купол — это сердце целебного центра. И, пожалуй, всего Лерона.

— Клана?

— Нашего города.

— Что такое этот Купол, и зачем мы туда идем? Раз уж вы не собираетесь меня убивать, и я вам зачем-то нужен, то мне хотелось бы побольше узнать о своей миссии и об этом мире. Кстати, как он называется?

— Хм… — варр Сангар ненадолго задумался, — Да, вы правы. Чем раньше мы начнем обучение, тем лучше. Итак, в каждом из городов есть три жизненно важных центра. Один из них — это Хрустальный Купол. Он проводит глубокую диагностику пациентов, выполняет сложнейшие операции и омолаживает организм.

— Омолаживает?

— Как вы думаете, сколько мне лет? Хотя, пожалуй, не так. Как вы думаете — сколько ВАМ лет?

— Ну… тридцать два, плюс-минус пару лет.

— Почти угадали. Варру Киру ан’Лерон — сорок восемь лет. Мне — больше шестидесяти. Каждый житель Лерона обязан раз в три года посещать Купол для выявления возможных проблем со здоровьем, диагностики и омоложения. Эта процедура продлевает жизнь примерно на год-два.

— А если омолаживаться через год? Или каждый год?

— Не рекомендуется. Да и Купол «помнит» всех своих пациентов, и не проводит эту процедуру повторно в пределах указанного срока.

— Жаль… — прощай, мечты о вечной молодости, — А зачем туда идем мы?

— Нужно вас просканировать. Определить возможные патологии, выявить сбои в работе внутренних органов, выяснить ваш уровень синхронизации по всем показателям. У вас были какие-нибудь серьезные травмы? Или перенесенные сложные операции?

— Ну… Было несколько переломов. Аппендицит вырезали пару лет назад.

— Какое забавное слово. Это врачебный термин вашего мира?

— Угу.

— Оторванные конечности? Замена внутренних органов? Операции на мозге или органах зрения?

— Н-нет, ничего такого.

Мда. Если эта их хрустальная штуковина и ТАКОЕ умеет, то зачем тут вообще нужны врачи? А я уж думал подарить этому миру переливание крови, наркоз и антибиотики.

Интересно, а насморк они тоже победили?

— Второй по значению — Информационный центр, который отвечает за работу устройств Города, за связь и хранение данных. Например, он хранит информацию о каждом жителе Лерона, включая его текущее метаположение и платежеспособность.

Ясно. Значит, тотальная слежка и халявный вай-фай в качестве компенсации? И, кстати, надо бы выяснить насчет платежеспособности варра Кира ан’Лерон. То есть меня.

— И самый важный — Навигационный отсек, где находится двигатель и генератор защитного поля нашего города.

— То есть он действительно летает? Не плавает, не раскатывает на гусеницах или колесах по пустыням умирающего мира, а реально парит над землей? И как высоко?

— Высота полета колеблется в пределах пятиста-шестиста метрах от поверхности. Кстати, мы уже пришли. И да, наш мир называется Арлет, — едва слышно прошептал советник мне на ухо.

Он остановился, и повернулся к двум невозмутимым стражникам, стоявшим у двери, контур которой светился сам по себе тусклым зеленоватым светом, и мне не нужно было прищуриваться или наводить на нее браслет, чтобы это заметить.

То, что это была именно стража, я понял по их доспехам: нагрудники, шлемы, некое подобие наручей, латных перчаток и наколенников с поножами. Вообще, их броня была больше похоже на байкерскую защитную экипировку, только из голубоватого металла.

— Варр Кир, добро пожаловать в Сердце Лерона! — отсалютовал мне один из этих плечистых молодцов и повернулся к советнику, — Варр Сангар…

Двери приветливо распахнулись, и мы вошли.

Внутри были люди. Десяток человек в белых халатах, которые сидели за столами, стояли за какими-то хитрыми конструкциями и бегали с бумагами и приборами в руках.

На нас никто не обращал внимания, даже когда мы направились через всех этих снующих и чем-то занятых людей в центр комнаты, где возвышался… Хрустальный Купол?

Внешне это было больше похоже на фарфоровую белую полусферу, установленную прямо в центре комнаты и возвышающуюся почти до самого потолка, в котором было не меньше 4 метров высоты.

Но нет, это оказалась еще одна комната внутри комнаты. А вот уже внутри…

Внутри нас встретил еще один врач. Судя по трим-браслету — варр, то есть представитель «благородной» и ментально могучей элиты.

— Варр Сангар, варр Кир, — поприветствовал он нас легким кивком, который, судя по всему, заменял в этом мире рукопожатие.

— Нам нужна диагностика. Полная, включая тонкие поля и мыслительную систему, — ответив кивком, сразу же обозначил цель нашего визита советник.

А я смотрел на тот самый Хрустальный Купол.

Внешне он был похож на огромный стеклянный саркофаг, по поверхности которого бежали строчки непонятных символов, какие-то графики, схемы и прочая медицинская ерунда.

То же самое происходило и на стенах самой комнаты-полусферы. Она была словно разбита на шестигранные сегменты тускло светящимися линиями, и каждый такой гекс (привык я их так называть еще со времен студенческих партий в Третьих Героев) был заполнен информацией: какие-то цифрами, какие-то графиками и так далее.

— Это — ретранслятор. Он выводит в доступной для понимания форме данные, полученные при работе Хрустального Купола, — заменив направление моего взгляда, пояснил врач.

Или оператор Купола?

— А те надписи, что на нем?

— Язык Древних. Его секреты, увы, были утрачены. Прошу, варр Кир, раздевайтесь и укладывайтесь в Купол. Вам ведь знакома процедура?

— Конечно! — я уверенно принялся стягивать шорты.

— Совершенно не умеет врать, — покачал головой врач, — А он точно принадлежит нашему роду по праву крови?

— Это мы тоже хотим выяснить, — спокойно отозвался советник.

Тоже мне, шутники-проверяльщики. Так бы и сказал, что этот тоже в курсе происходящего. Интересно, а сколько еще народу посвящено в эту «страшную тайну» клана Лерон?

Я лег в саркофаг, который оказался скорее упругим, чем твердым, и приятно теплым — чего уж никак не ожидаешь от куска хрусталя или стекла.

— Готово!

— Уже все?

— Сканирование — быстрый процесс. А вот данные мы получим… минут через десять, не больше!

Мне вспомнились наши земные гробы-томографы с их кучей требований что снять и как лежать, жутким жужжанием, призывом к обострению клаустрофобии и совершенно невыносимой длительностью процедуры. За результатами которой приходить можно в лучшем случае на следующий день.

И он уставился на десятки «экранов», светящихся на внутренней поверхности сферической комнаты.

А я решил себя пока развлечь: раз уж трим-браслет в активном состоянии позволяет видеть замки и открывать двери, то может и еще на что-то сгодится?

За это время «вложенная» в трим единица ментала снова вернулась ко мне, и тот был в неактивном состоянии. И еще одна единица восстановилась, пока мы сюда шли.

Итого 2 ментала из 7.

Внутри меня тепло, теперь это тепло вливается в браслет… тот нагревается и оказывает легкий стимулирующий эффект на весь мой организм, включая мыслительные процессы.

Указываю рукой на «саркофаг», и прищуриваюсь. Как и ожидалось, теперь весь контур Хрустального Купола очерчен светящейся линией, да и сам он тоже испещрен целой сеткой подобных энергетических лучей, сливающихся и снова расплетающихся, словно гигантская паутина.

Передо мной повисло две картинки, подписанные на незнакомом языке.

— Что это?

«Выбор взаимодействия. Получение информации или проведение поверхностной диагностики», — услужливо отозвался помощник.

— Информация, — выбрал я, мысленно повторяя контур загогулины на иконке. Кстати, чем-то похоже на вопросительный знак.

«Регенерационный модуль. Разговорное название: Хрустальный купол.

Основное назначение: диагностика, восстановление поврежденных тканей и органов».

Так. У меня по-прежнему есть 1 единица ментала, а значит, на получение информации он не тратится.

— Диагностика, — добавляю, мысленно очерчивая новую завитушку.

«Устройство функционирует нормально. Активен режим обработки данных».

Мда, что-то какая-то не очень увлекательная игра.

— Простите, молодой человек, а сколько лет вам было в вашем мире? — поинтересовался вдруг доктор, отрываясь от какой-то таблицы с цифрами.

— Двадцать семь.

— Ага. Так в этом и заключается ваша проблема с уровнем синхронизации. Вы слишком молоды и… неопытны. Неразвитая память, незнание собственных возможностей, отсутствие сложных ментальных связей — они у вас просто не успели развиться.

— То есть он тупой, да?

А вот и будущая женушка пожаловала.

Стерва…

Интересно, когда она вообще тут объявилась?

И только потом я понял, что стою в центре комнаты и при этом совершенно голый. Хотя, чего она там не видела-то? Хм… а что видела? У них вообще что-нибудь с бывшим хозяином моего тела было?

Если нет, то уж я-то это упущение исправлю, варр Кир, даже не сомневайтесь!

— Вот, смотрите сюда, — привлек мое внимание доктор, — это параметры вашей синхронизации.

Он ткнул пальцем в стену, где светилась таблица с цифрами и, разумеется, непонятными мне символами».

— И что это?

— Ваши параметры. Сила, рефлексы, стойкость и разум. И то, насколько они отличаются от вашего теоретического потенциала. То есть от параметров настоящего варра Кира.

Сила… Стойкость... Разум — они тут что, своих лидеров по параметрам выбирают, как в какой-нибудь компьютерной ролевой игре?!

— А варр Валенсо действительно оказался прав, — рассмеялась варра Астера, незаметно подкравшаяся и вставшая за моей спиной, — Он действительно тупой…

Глава 11. Синхронизация

— И что это все значит?

«Это оценочный показатель на основании совокупности множества параметрических данных о состоянии организма, разбитых на четыре базовые категории», — послушно отозвался трим.

— Понимаете, Кирилл Птицын… Варр Кир — лидер клана Лерон, который с самого детства готовился занять свой пост, он был рожден для этого. И даже если не принимать во внимание силу его крови и предназначение, то это еще и особая программа обучения, физическая подготовка, ментальные тренинги, специальные техники развития памяти, интуиции и так далее, — начал советник, но его перебил доктор.

— Текущий уровень синхронизации — пятьдесят восемь процентов.

— Хм… Варр Кир, это число соответствует показателю вашего трима?

— Я откуда знаю?

«Отобразить ваши параметрические показатели и текущий уровень синхронизации?» — тут же услужливо поинтересовался трим.

— Хм… Конечно давай... Да твою ж кочерыжку, ну кто бы сомневался!

В правом углу моего поля зрения появилась табличка:

> ^!#}{()#!3$ Ц!9 #$*ER^ == 58%.

* @&^@: 5/12

* @#F&: 4/14

* (#GL^: 8/12

*&@3Y: 5/12

— Так. Ты можешь заменить надписи на картинки? Давай там, где синхронизация, ставь две волнистые линии, как у знака Водолея… Мдааа… Ладно, давай просто три линии. Параллельные. Вооот, уже лучше. Теперь там, где сила — рисуй гантелю. Гирю. Штангу! Хорошо, пусть будет кулак. На Рефлексы поставь ладонь, а на стойкость рисуй ногу, точнее ступню. Хорошо. Ну а на разум пусть будут мозги. Бр-р-р, ну и мерзость — зачем же так реалистично? Тогда уж лучше символичное изображение головы. Мужской. В профиль, да вот так хорошо. Спасибо.

Все сразу стало понятнее, и если перевести с языка иконок на нормальный, то получалась примерно вот такая картина:

> Синхронизация = 58%.

* Сила: 6/12

* Рефлексы: 4/14

* Стойкость: 8/12

* Разум: 5/12

— Что он делает? — ледяным тоном поинтересовалась моя «нареченная».

— Осмелюсь предположить, варра Астера, что он работает со своим тримом в голосовом режиме.

— Ого! Они и такое умеют? — девушка подняла руку, на которой сверкнул браслет.

— Активация голосового модуля взаимодействия — это очень редкий, я бы даже сказал уникальный случай. Впервые с таким сталкиваюсь. А вы? — варр Сангар повернулся к доктору.

То-то, выкуси, стерва! Мы, Земляне, с технологиями на «ты». Даже с ментальными.

— Пару раз доводилось встречать подобные случаи. Если у пациента поврежден зрительный нерв или он не умеет читать.

— Ну, на мою грудь он пялится вполне уверенно, так что со зрением у него явно все в порядке, — ухмыльнулась девушка, перехватив мой взгляд, — так что показатель Разума в пять единиц для него будет еще и многовато, раз он даже читать не умеет.

— Умею. На русском, английском, французском, на латыни, на польском и на белорусском! — не выдержал я.

Все равно проверить мои слова они не смогут.

— А вот синхронизация по Разуму в сорок один процент мне подсказывает, что врать ты тоже не особо умеешь, — не унималась эта змеюка.

Нет, беру свои слова обратно — у варра Кира ан’Лерон паршивый вкус на женщин.

— Может, для начала объясните мне, что значат эти показатели?

Лекция оказалась недолгой и понятной — сразу видно, что учебный материал давно уже подготовлен и отработан на десятке таких вот «попаданцев» вроде меня.

Сила, как водится, определяет физическую силу и выносливость, и напрямую зависит от атлетической подготовки человека и общего состояния организма. Доставшийся мне в наследство от варра Кира «организм» был подготовлен превосходно, как я уже отмечал. Вот только эффективно распоряжаться этой горой мышц мне пока не удавалось. Судя показателю, я мог использовать потенциал этого тела всего лишь в пол силы.

Но советник сказал, что этот показатель синхронизируется проще всего — достаточно регулярных физических нагрузок и упражнений на гибкость и на выносливость.

Рефлексы отвечали за восприятие и скорость реакции на внешнее воздействие. Именно так, слово в слово, сказал советник. И, разумеется, я ничего не понял. Уловил только, что этот параметр связан с координацией и реакцией. И, как ни странно, с интуицией и со скоростью принятия решений в экстремальных ситуациях.

И я, признанный специалист по экстремальному выживанию, в этом самом «экстриме» оказался очень и очень слаб. Впрочем, непонятной фразы про «ментальные колебания» оказалось достаточно, чтобы для себя решить, что это не я такой ущербный, а это они тут все черезчур хитровымудренные.

Стойкость — это набор параметров, отвечающих за живучесть организма. Способность противостоять отравлению, болезням, заражению, высоким и низким температурам, исцелять ранения, а так же сопротивляться стрессу и ментальным воздействиям.

И опять же в том, что этот параметр оказался самым высоким, не было ни малейшей моей заслуги. Просто вот такое мне досталось стойкое тело, качественно подготовленное предыдущим хозяином к различным жизненным невзгодам. А от меня ничего особо и не требовалось — почти все эти показатели работали сами по себе, пассивно.

Ну и последнее, Разум. Тренированная память, скорость усвоения и обработки информации, развитые логические связи и адаптивность к управлению ментальной энергией — все это хитрым образом сводилось в единый показатель.

— За эталон измерения принято значение в десять единиц — это усредненный показатель для здорового и хорошо подготовленного человека, — пояснил доктор.

Угу. А мне, значит, досталось тело какого-то сверхчеловека, с такими-то показателями! И до которых я сильно не дотягиваю. Да и до усредненно-подготовленного тоже не дотягиваю.

— Значит, придется повысить сложность и интенсивность его подготовки. Стандартная программа адаптации и тренировок тут не годится, — подытожил советник.

— Я быстро обучаюсь.

— Для начала научись хотя бы читать, быстро обучаемый ты наш.

— Ты что, на какой-то особой диете без мучного, сладкого и мясного? — не выдержал я, — Ну так съешь шоколадку, а не брызгай на меня ядом безо всякой на то причины! Тоже мне — пафосная королева летающего города выискалась. Сочувствую бедному варру Киру, потому как ни один нормальный мужик на такой язве в здравом уме никогда не захочет жениться!

Несмотря на то, что я успел заранее вычертить символ «молнии» и перейти в ускоренный режим, удар варры Астеры застиг меня врасплох.

Она была и быстрее, и сильнее.

Мощная оплеуха отшвырнула и хорошенько приложила меня о стену. Удар был так силен, что в ушах зазвенело, а перед глазами все поплыло — так бы и сполз по стеночке, если бы не ухватившая меня (снова!) за горло разъяренная фурия.

— Ты! Жалкий кусок вонючего хога, занявший тело моего возлюбленного! Через две звезды ты войдешь в Силовой Контур и проведешь ритуал Единения. Ты должен будешь усмирить, подчинить, настроить и направить потоки ментала по силовым линиям так, чтобы Лерон и дальше мог летать и был надежно защищен Силовым куполом следующие три цикла. И если ты, отрыжка хаффа, хоть где-то ошибешься, хоть что-то сделаешь не так или просто не пройдешь проверку по силе крови, то… — она умолкла, сглотнула и снова продолжила, — …То весь город включая тебя, меня и двадцать тысяч его жителей, доверивших свои жизни лидеру рода Лерон, упадет на землю с высоты семиста метров!

Она разжала пальцы и смерила меня презрительным взглядом:

— Так что у меня есть целых двадцать тысяч причин ненавидеть тебя и считать жалкой, никчемной подделкой. Я не знаю, что такое эти ваши диеты и шоколадки. Но, судя по всему, это тебе нужно ее съесть.

Девушка взмахнула рукой, приказывая двери открыться, и направилась к выходу. Напоследок обернулась и бросила:

— Я очень хочу верить, что ты действительно умен и быстро обучаешься, а не обычный испуганный хвастунишка. И приложишь все свои силы и даже больше, чтобы подготовиться к Ритуалу — потому что ставки слишком высоки.

Она вышла, а советник тяжело вздохнул:

— Собственно, варра Астера хоть и излишне эмоционально, но довольно кратко пояснила вам, в чем заключается одна из важнейших функций лорда-защитника клана, и для чего вы нам нужны в первую очередь, Кирилл Птицын.

Глава 12. Искусство творцов Лерон

Земля, 2-ая городская больница скорой помощи Санкт-Петербурга.

Кабинет заместителя главного врача.

— Анатолий Павлович, Анатолий Павлович! — растрепанная медсестра вбежала в кабинет, даже не постучав.

— Ну что такое? Я же просил меня не беспокоить без крайней нужды…

Доктор отложил в сторону книгу, которую он читал, и его бесконечно усталый взгляд с трудом сосредоточился на женщине средних лет, одетой в голубой халат не первой свежести.

— Там пациент из пятой палаты, он… он…

Годы и лишние пара десятков килограмм взяли свое, и женщина лишь открывала рот, жадно хватая воздух — все же, пробежка выдалась не из легких.

— Пришел в себя?!

— Н-нет, там у него… у него… — медсестра схватилась за горло, словно этот жест должен был облегчить ей дыхание.

— Да что там у него?! — раздраженно прикрикнул на женщину врач.

— Шея синяя! И он хрипит!

— Ну так что же вы молчите? Идемте скорее!…

Два этажа, три длинных коридора, и вот они уже у палаты номер пять, где находится один единственный пациент. ВИП-палата для больного, который уж точно не способен оценить уровень комфорта, внимания и сервиса по высшему разряду — потому что он находится в коме.

— Всего лишь пара небольших гематом, — разочарованно процедил доктор, мысленно проклиная и этого пациента, и нерадивую медсестру, поднявшую шумиху на пустом месте.

— Но… Утром их еще не было.

— Значит появились. Кто из врачей сегодня здесь дежурит? Вот у того и спрашивайте, откуда у больного появились следы на шее.

— Ноооо…

— И впредь, прошу, меня по таким пустякам не беспокоить. Пусть этим занимается дежурный врач. Вам это понятно, Лидия Сергеевна?

— Д-да, Анатолий Павлович.

Заместитель главного врача вышел из палаты, раздраженно хлопнув дверью.

Медсестра поправила одеяло на лежащем в коме пациенте, проверила капельницу и прихватила вазу с начавшими увядать цветами, чтобы заменить их на новые.

— Живут же люди, — завистливо вздохнула она, глядя на безмятежное привлекательное лицо молодого человека, — Не то, что мой оболтус… Надо было его тоже отправлять учиться на этого… как его… На видеоблогера!

Она еще раз тяжело вздохнула и вышла из палаты.

Мир Арлет, город Лерон.

Целебный Центр, комната Хрустального Купола.

— Серьезно? То есть прямо вот так нужен, что вы позволяете хватать меня за горло какой-то психованной дуре? — меня, наконец, отпустило, и страх сменился гневом, — А если бы он мне что-то сломала? Или у меня сердце оказалось бы слабое, а? Между прочим, я именно от этого коньки и отбросил, так что она только что чуть сама не похоронила двадцать тысяч человек!

— Простите, что-что вы отбросили? — варр Сангар спокойно наблюдал за моей вспышкой ярости.

— Не важно! И вообще, где моя телохранительница? Чем она там занимается, пока тут калечат мое тело, которое ей доверили охранять, а?!

— Поверьте, варр Кир, вам ничего не угрожало. Здесь вы в полной безопасности, и уж тем более варра Астера как никто заинтересована в том, чтобы вы и ваше тело не пострадали.

— Да? А это?! — я поднес руку к шее, коснулся ее пальцами и продемонстрировал докторам, — Кровь!

— Всего лишь пара царапин, — отмахнулся лэр Лурвиль.

— Это. Кровь. Главы. Рода. Лерон!

— Ну надо же, какие мы ранимые…

Я обернулся на голос варры Рил, но там никого не было.

— В состоянии ментальной активности от них уже через час и следа не останется.

В голосе девушки звучало плохо скрываемое презрение и нотки металла, но я по-прежнему ее не видел. Только какая-то смутная тень едва заметно колыхалась в паре шагов, у самой стены…

Я навел на нее все еще активный трим-браслет и прищурился.

Едва-едва заметная светящаяся линия обрисовала контур спортивной девичьей фигурки и тут же пропала, словно ничего такого и не было, а мне все это просто померещилось.

Нет, не померещилось.

Перед глазами зарябило, и эта рябь в точности повторяла обозначенный девичий силуэт. А потом сквозь нее начала проявляться и сама варра Рил — эффект напоминал маскировку «Хищника» из одноименного фильма. Кстати, первый, я считаю, был самый лучший.

— Что это, мать вашу, такое? — вырвалось у меня.

— Четвертая грань кланового мастерства: Дар Художника. Клан Лерон специализируется в области искусства. Художники, музыканты, поэты, актеры — это все мы. Таланты клана позволяют управлять своим голосом и телом, вызывать у наблюдателя яркие образы и правильные эмоции. Мы как никто умеем чувствовать и понимать своего зрителя и слушателя, и воздействовать на тончайшие струны его души… Заставить увидеть, услышать и почувствовать образ, придуманный творцом Лерон — вот наш Дар!

Бархатистый голос советника звучал четко, уверенно и торжественно, и даже если бы я захотел, то все равно не смог бы его игнорировать: мною было услышано каждое слово, каждая интонация и оттенок этого волшебного голоса. Да за такое искусство лучшие спикеры Земли продали бы душу!

Но всю картину испортила справочная система трима, которая словно в кривом зеркале отразила речь варра Сангара, тоже отвечая на вырвавшийся у меня вопрос:

«Четвертое умение клана Лерон: Визуализация, воплощение пятого порядка — Невидимость. Клан Лерон специализируется на шпионаже и диверсиях. Его особые умения связаны с искусством обмана и убеждения, они умеют манипулировать менталом, оказывая тончайшее воздействие на органы чувств противника, либо усиливая свое собственное восприятие… Изменение внешности и тембра голоса, использование языка тела и другие методы прямого и косвенного воздействия на разум противника — это специализация клана Лерон».

Ну надо же, как интересно! Неофициальная версия, выданная браслетом, мне понравилась куда больше, чем пафосная речь советника. Похоже, не такой уж и отстойный мне достался клан… Певцы, художники и актеры, говоришь? Ну-ну…

— Не волнуйтесь, варр Кир. Ситуация была полностью под моим контролем. Да и варра Астера очень неглупая девушка, хоть со стороны таковой и не кажется, — моя «телохранительница» окончательно проявилась.

— Варра Рил, вы принесли?

— Да… — в ее руках руках появилась белая театральная маска, которую она протянула советнику.

— Что это? — не удержался я от вопроса.

— Это — уникальный клановый артефакт, Маска Лерон. Поскольку сами вы еще не овладели в должной мере актерским мастерством, и не способны изменять свою внешность, то вам придется какое-то время ее использовать.

— Чего-чего?

Варр Сангар умолк и очень внимательно на меня посмотрел, одновременно строго и сострадательно, как сердобольный учитель на непослушного и недалекого, но очень любимого ученика. Вздохнул и начал объяснять:

— Вы должны играть роль одного из нас, жителей города Лерон. А значит, должны прекрасно знать и уметь все то, что умеет каждый из нас. Но у вас, чужака из другого мира, нет даже элементарных навыков. Вы, прошу прощения, самостоятельно даже по нужде не могли сходить. Поэтому мы направим вас в специальную школу, где вы получите необходимый набор базовых знаний.

— В школу, значит?

Я ухмыльнулся, представив все свои 195 сантиметров и прочие габариты за партой, среди мальчишек и девчонок. Да пусть даже среди подростков!

— Именно так. Дело в том, что среди хогов тоже часто рождаются люди с выраженной силой крови. Таких мы находим, определям их место в нашем обществе и отправляем в соответствующий клан. А уже там они проходят должное обучение и занимают положение, соответственно своему происхождению и потенциалу. Обычно на десять унов приходится один-два лэра. И на сотню лэров — один-два варра.

— Вы пройдете обучение среди будущих варров клана Лерон, и для учеников и наставников вы будете не лордом-защитником и лидером клана, а талантливым хогом, чья сила крови определила ему место в Круге Танца.

— Я очень плохой танцор, предупреждаю сразу.

— У вас отличный потенциал, — усмехнулся доктор, — Хрустальный Купол никогда не ошибается, да и к тому же, это был талант и истинного варра Кира ан’Лерон.

— Поэтому вам придется сменить облик и голос, надев эту маску, — продолжил советник, — Разумеется, за пределами школы вы по-прежнему для всех будете нашим лидером, а для посвященных — Кириллом Птицыным, играющим роль нашего лорда-защитника.

— Мне бы не помешал списочек тех, кто посвящен в эту тайну.

— А вот это и многие другие секреты клана Лерон вы узнаете во время подготовке по особой программе. Вас будут учить тому, что должен знать и уметь двойник первого варра нашего рода. И сразу хочу предупредить: в школе вам придется нелегко, но это ничто по сравнению с тем, что ждет вас на внешкольных занятиях…

Он постучал по своему запястью, плотно охваченным металлической лентой трима. Знакомый жест, и странно было видеть его в этом мире, потому что часов я тут ни у кого не видел/

— Поэтому обучаться вам придется двадцать два часа в сутки c небольшими перерывами на восстановление и еду.

— Рекомендую держать ваш трим в активном состоянии непрерывно — это позволит вам быстрее восстанавливаться и лучше усваивать новые знания и навыки. А от этого напрямую зависит скорость вашей синхронизации с телом варра Кира, — предупредил доктор.

— Угу. И последний вопрос: сколько у вас в сутках часов?

— Двадцать семь. Измеритель времени доступен в базовых функциях трима, о которых вам тоже расскажут на школьных занятиях.

Ага. Значит часики все же есть, и они как раз и встроены в браслет. Интересно, а что еще входит в эти самые базовые функции?

«Предоставить список базовых манипуляций и возможностей взаимодействия с оператором?»

— Позже. Я так понимаю, вы уже придумали для меня какую-то легенду? — спрашиваю у советника.

— Мы сделаем это вместе. Можете считать это частью вашего обучения. К тому же, мыслительная активность и работа памяти улучшают синхронизацию по параметру Разум.

«Вывести шкалу прогресса синхронизации по базовым показателями и умениям?»

— Давай…

И рядом с каждым параметром и иконкой умений — и базовых, и клановых — появилась самая обычная шкала прогресса, как в играх. Ну вот и прокачка подъехала, да еще и прямо как в нежно любимой мною ТЕС-ке: навыки растут от частоты и эффективности их использования.

— Ну, я готов! Давайте придумывать мне классную легенду!

— Нет, не здесь, — покачал головой варр Сангар, — Давайте сперва переместимся в ваш дворец. Ментолет ждет нас снаружи.

Собственный дворец, ментолет и личная секси-телохранитель, световой меч и умение невидимости — похоже, этот мир всеми силами пытается произвести на меня приятное впечатление, чтобы я не грохнул его о землю со всей своей иномирянской дури!

Глава 13. Ментальная сила

Здание целебного центра снаружи напоминало гигантский лежащий на земле крест со скругленными углами. Мы вышли на улицу из «торца» и направились к летной площадке, что находилась в двух сотнях шагов от здания центра.

А вокруг — райская благодать! Зеленая коротко подстриженная травка, аккуратные клумбы с яркими цветами, карликовые деревья высотой едва ли в три-четыре метра с идеально подстриженными шарообразными кронами, белый невысокий заборчик высотой примерно по колено и тротуарные дорожки для пешеходов и не только.

Как мне пояснил по дороге варр Сангар, для жителей летающих городов существовало четыре способа передвижения: пешком, при помощи движущихся дорожек, соединяющих основные районы, на «доске» или на ментолете.

Так называемая «доска» оказалась симпатичным самокатом ромбовидной формы — по дороге к летной площадке нам встретилось несколько человек на этом виде транспорта. А ментолет…

Их стояло два. Один — большой и белоснежный, размером с микроавтобус и с двумя параллельными красными полосками по периметру, символом целебного центра. Второй — серо-стальной, со знаком рода Лерон на корпусе и чуть крупнее обычного седана. Внешне эти штуковины напоминали тюнингованные в футуристическом стиле мотоциклы, только без колес. Хотя, как минимум для переднего конструкцией было предусмотрено место.

— Забирайся, — указал советник на место в задней части того, что условно можно было назвать «кабиной».

Сам он втиснулся туда же, пристроившись у меня едва ли не на коленях — для двоих здесь было явно тесновато! Варра Рил же села впереди, на место водителя. Или пилота.

Я с любопытством выглянул из-за плеча варра Сангара, пытаясь рассмотреть, как девушка будет заводить эту штуковину и управлять ей. Увы, ничего особенного мне увидеть не удалось — она просто взялась за аналог мотоциклетного руля, и часть приборной панели перед ней тускло засветилась, выводя схематичное изображение карты и какие-то цифры.

Впрочем, а зачем здесь вообще нужны какие-то переключатели и приборы, если есть многофункциональный трим и интерфейс дополненной реальности?

Я указал перед собой, прищурился и вычертил символ получения информации.

«Ментолет. Двухместное транспортное средство.

Основное назначение: перевозка пассажиров и малогабаритных грузов по воздуху».

Модель: М4-202Т. Владелец: Совет Двенадцати».

— Диагностика, — бормочу себе под нос и слушаю голос помощника, озвучивающего непонятные мне надписи во всплывшем информационном окошке.

«Устройство функционирует нормально. Активен режим взлета.

Заряд: 1250 из 1500 ментала

Прочность брони: 100%

Целостность систем: 100%».

Ну, теперь понятно, почему оно называется «ментолет» — похоже, что ментал здесь используется в качестве источника энергии.

Транспорт дернулся, и впереди раздался плавно нарастающий гул, словно там заводилась маааахонькая самолетная турбина. И в передней части ментолета, которую я ошибочно принял за место крепления колеса, появилась тусклая шаровая молния.

И мы полетели.

По короткой дуге летающий аппарат взмыл вверх и рванул вперед со скоростью быстро едущего по хорошей дороге автомобиля. И никакой тряски, укачивания, бьющего в лицо ветра и прочих признаков того, что мы находимся в воздухе — только монотонный гул двигателя.

Дорога заняла минут десять. Наслаждаться местными видами мешали спина варра Сангара и конструктивные особенности транспорта, да и для беседы условия были не самыми подходящими. Поэтому время я потратил на изучение остальных доступных при помощи трим-браслета умений.

Кроме трех уже известных мне, в боевом разделе оказалось еще два.

Восстановление и Ментальный выстрел.

Первое отвечало за ускоренную регенерацию и позволяло залечивать даже серьезные раны и переломы при достаточном вложении ментала. Второе — выпускало ментальный снаряд, поражая противника на расстоянии.

Как оказалось, сила каждого умения контролировалась вложением в него энергии, повышая силу на порядок за каждые 2 дополнительные ментала.

Например, Силовой меч за 1 ментала (1-го порядка) — оказывал эффект слабого шокера. За 3 единицы ментала (а это уже умение 2-го порядка) мог ненадолго парализовать противника и прожигал одежду или кожу, словно сильно нагретый металлический прут. За 5 ментала — мог рассекать плоть и даже тонкую броню и так далее.

С моими скудными запасами ментала и слабой синхронизацией я мог усиливать умения максимум до 4 порядка, потратив на это всю свою энергию. Либо использовать умения несколько раз подряд на низких порядках, как проделал это во время тренировочного боя.

— Как мне регулировать силу умений?

— Задать ее прямым устным приказом, например: активировать Силовой меч третьего порядка! Или задать специальную команду. Парализующий меч — первый порядок. Огненный меч — второй порядок, — отозвался варр Сангар.

Его раскатистый баритон с легкостью перекрыл гул двигателя ментолета.

— Или можно несколько раз подряд активировать картинку-символ нужного умения, не прерываясь.

Трим-браслет тоже ответил на мой вопрос — собственно, именно к нему я и обращался. Но он почти в точности повторил сказанное советником.

Я машинально вычертил «внутренним» взглядом загогулину на первой подвернувшейся картинке.

«Варр Кир ан’Лерон.

Первый варр рода Лерон, Лорд-защитник, 13-ый Советник.

Сила крови: Лидер, Танцор

Право крови: Клан Лерон

Синхронизация: 59%».

Окошко с информацией об объекте, на которую был направлен трим-браслет, появилось неожиданно для меня, заставив нервно дернуться.

Ого! Да это же я!

Интересно, а на советнике это тоже сработает? Я перевел руку в сторону и снова активировал базовое умение идентификации, или как оно там называется.

«Варр Сангар ан’Лерон.

Второй варр рода Лерон, Наставник, 5-ый Советник.

Сила крови: Лидер, Оратор

Право крови: Клан Лерон».

На одну строчку меньше, чем у меня — синхронизация не показана. Оратор, значит? Хм, голос у него действительно… необычный… Теперь понятно, почему советник решил зачислить меня в Танцоры, что бы это ни значило. Похоже, что эту информацию способен увидеть любой обладатель трима.

Новая игра увлекла меня, так что и Рил тоже досталось.

«Варра Рил эш’Лерон.

Телохранитель рода Лерон, Наставник.

Сила крови: Офицер, Страж, Танцор.

Право крови: Клан Аргал, Клан Лерон».

— Что такое «право крови»? — спросил я.

— Принадлежность к одному из кланов и склонность к овладению его особыми талантами, — тут же отозвался советник, словно все это время ждал от меня вопросов.

— Варра Рил состоит в двух кланах?

— Развлекаетесь со своим тримом? Нет. По праву рождения она может выбрать один из двух кланов и стать его частью. Рожденные с двойной кровью — большая редкость, примерно один человек из пяти тысяч обладает таким даром.

— А что такое «сила крови»?

— Она определяет задачу, для которой человек был рожден на свет. Место, на котором он будет максимально полезен для своего клана и сможет наиболее эффективно реализовать свой потенциал. Кто-то рожден, чтобы строить дома, кто-то — чтобы писать картины. А кто-то — чтобы командовать отрядом или править целым кланом.

Специализация, заложенная на генетическом уровне? Выходит, судьба каждого жителя этого мира заложена в него уже при рождении?

Или кто-то «раздает» роли по понятным лишь ему правилам, маскируя все это под некое предназначение и обзывая правом рождения и силой крови — не исключен и такой вариант.

Забавно, а «Диагностика» на людях тоже сработает?

Я снова навел трим на себя и мысленно вычертил символ со второй иконки.

«Человек здоров. Находится в состоянии покоя.

Физическое состояние: отличное.

Моральное состояние: хорошее.

И все? Что-то маловато.

Я навелся на спину советника и повторил контур рисунка, но в этот момент ментолет вздрогнул, дернулся и рука сместилась влево, уткнувшись в мое же колено. Мысленно выругавшись, я повторил процесс активации умения, слишком поздно поняв, что по-прежнему держусь за собственную ногу.

Диагностика 2-го порядка.

-2 Ментала

«Пациент Варр Кир.

Здоров. Находится в состоянии покоя.

Физическое состояние: отличное.

Моральное состояние: хорошее.

Эмоции: интерес, увлеченность.

Показатели стресса: отсутствуют.

Ранения: отсутствуют.

Эффекты:

- Пассивное отравление (препарат «Токсин Н12»)

- Рассеянное внимание, Подавление воли (эффект Оратора).

Сердечный ритм: 68 ударов в минуту (растет)

Давление: 125 / 80

Мента-а-альная сила — сколько тут всего интересного! И впрямь есть, от чего пульсу участиться!

Во-первых, я впервые смог самостоятельно прочитать надписи, и не нужно было просить у справочной системы трима проговорить их вслух.

Во-вторых, мне никто не рассказывал, что можно регулировать силу не только боевых и клановых умений, но и базовых!

Ну и, в-третьих, пункт «Эффекты» совсем не порадовал. Как и тот факт, что трим-браслеты могут еще и выполнять функцию простейшего детектора лжи…

Глава 14. Человек в маске

Рассказать о своих наблюдениях и подозрениях, или пока придержать этот «козырь» и посмотреть, чтоеще скрывают от меня «художники» и «актеры»?

— Я отправил вам вашу школьную легенду, варр Кир, — снова заговорил советник.

Мой трим-браслет завибрировал и едва ли не промурлыкал:

«Получено письмо. Отправитель: варр Сангар».

Ого. Выходит, они и так умеют?

— Покажи.

И перед моими глазами развернулся обычный текстовый документ на обычном русском языке. Почти, потому что некоторые слова все же были мне непонятны, хоть и написаны в кириллической транскрипции, а пара-тройка и вовсе заменены картинками.

Это я так быстро освоил местную письменность, или персональный помощник подтянул свои познания в велико-могучем?

— Почему я мог понимать текст?

«Ускоренное обучение языкам. Текущий уровень владения: 13/86».

— И что это значит? Кто из нас учится?

«Носитель освоил 13% словарного запаса мира Арлет. Лингвистический модуль адаптировал к пониманию 86% полученной от носителя информации. Вывести индикатор изучения языка?».

— Давай.

Появилась еще одна иконка с подписью и шкалой прогресса. На картинке был изображен обычный высунутый человеческий язык. Подпись тоже была предельно лаконична: «Язык (13%)».

Ладно, с тримом разберусь позже, а пока посмотрю, что там мне придумали в качестве легенды.

Гор Реллан, он же варр Рилл. Бывший охотник на шуш из Приграничной Петли.

Прошел процедуру Диагностики в возрасте 27 лет и был определен как потенциальный лидер и Танцор рода Лерон. Направлен во 2-ую Школу, в класс ускоренной подготовки варров.

Куратор: варра Рил.

Не женат. Детей нет. О родителях ничего не известно. Имущество погибло во время Сжатия.

При себе обнаружены:

- наручный метатель (класс 4);

- 5 метательных ножей (класс 5);

- П-перчатка (класс 4).\

— Вопросы есть?

Как оказалось, все это время советник внимательно смотрел на меня и по выражению лица сразу понял, когда я закончил изучать свою легенду.

— Да. Парочка.

— Внимательно слушаю и постараюсь ответить.

— Кто такие шуши? Что за Приграничная Петля? Мы с Рил — родственники? Что такое Сжатие, кого там сжимают и почему? Что такое наручный метатель? И у вас там, кажется, опечатка в одном слове.

— Каком?

— У вас написано «П-перчатка».

— Пси-перчатка. Это рабочий инструмент охотников, художников, некоторых ремесленников и… воров.

— А что такое «класс»?

— Качество инструмента. Сейчас на вас надет трим первого класса. Худшим считается пятый, хотя на самом деле их семь. Но нет смысла классифицировать откровенный мусор или бракованные поделки.

— Получается, я должен уметь метать ножи и управляться с этой вашей пси-перчаткой?

— Нет, — варр Сангар мотнул головой, — их у вас отняли при задержании, как и у других гостей города.

— А по остальным вопросам?

— Петля — это река, разделяющая Западный Ракун и Восточный. Сжатие… Неприятная гравитационная аномалия, под которую лучше никогда не попадать. Имя мы вам выбрали сократив уже привычное вам обращение «Кирилл», чтобы вам проще было к нему привыкнуть и откликаться.

— Метатель?

— Примитивное механическое устройство, стреляющее металлическими стержнями. Крепится на руку, активируется сжатием специального элемента. Обычно имеет от трех до десяти зарядов. Мы изучили историю остальных учеников — все они родом из разных мест, но никому не доводилось бывать на Петле.

— Мы?

— Люди из круга посвященных в вашу тайну и ответственные за вашу подготовку. Я, варра Рил, еще пара советников, ваш личный окул и глава Стражи Лерон.

— Личный окул? Это еще что за фрукт?

— Ваша вторая тень. Я не знаю, как это называется на языке вашего мира, Кирилл Птицын.

Ладно, потом будем разбираться с этим вашим окулом-тенью.

— Кто-нибудь в Школе будет знать о том, кто я такой?

— Для всех вы — Гор Реллон, будущий варр Рилл. Без исключения. Разумеется, кроме вашего куратора.

— Ясно, — я отвернулся и сделал вид, что любуюсь открывающимися видами на город.

Который довольно непривычно: ряды одинаковых домов высотой в 7-8 этажей, а самая распространенная форма — либо четырехгранная пирамида со скругленными углами, либо шестигранник. Совершено одинаковый узкие окна-бойницы опоясывали их аккуратными рядами. Иногда встречались и приземистые купола, но их поверхность была совершенно гладкой: ни окон, ни дверей, ни даже каких-то выступов. Скорее всего, какие-то технические сооружения, склады или ангары.

Несколько раз мимо пролетали другие ментолеты, которые отличались от нашего размером, раскраской и некоторыми деталями.

Ах да. И никакого дыма, вездесущих проводов или рекламных растяжек — ничего такого, что является неотъемлемым атрибутом любого земного городка на 20 000 жителей или больше. Правда, и подсматривал я «по верхам», потому что рассмотреть что-то внизу мешал корпус ментолета.

Наскоро пробежав еще пару раз взглядом свою легенду и запоминая основные моменты и названия, я и не заметил, как мы приземлились.

Четырех этажный шестигранник Школы, напоминающий оброненную неведомым гигантом гайку, был окружен двухметровой стеной. И, разумеется, под пристальным взглядом через активированный трим, вся ее поверхность оказалась испещрена силовыми линиями и узлами, что разом отбило у меня желание попробовать через нее перебраться.

— Варра Рил, Гор Реллан — ваш выход. И да, не забудьте про Маску.

Он протянул мне кусок пластика.

— Активация требует три единицы ментала и ее хватает на двенадцать часов. Советую настроить счетчик времени с напоминанием в интерфейсе вашего трима, — пояснил он, — Маска пластична, устойчива к влаге, слабым кислотам и повреждениям, ее даже можно нагревать. В общем, теперь на территории Школы это ваше второе лицо.

— А за ее пределами?

— Обычно ученики живут на территории школы. Живут, питаются, общаются... И покидают ее пределы лишь во время экскурсий. Но у вас особая программа, такчто варра Рил будет забирать вас после занятий, и продолжать обучение вы будете уже в своем дворце. А утром снова будете возвращаться в Школу.

— Маска, — напомнила моя телохранительница, и я послушно прижал артефакт к лицу.

И тут же ощутил легкое покалывание, а потом кожу лица словно стянуло. Не то, чтобы неприятное — скорее странное ощущение.

— У кого-нибудь есть зеркало?

— Зачем? У вас же есть трим. Одна из его базовых функций — «Отражение».

— Отражение, — повторил я.

Это оказалась, скорее, трехмерная проекция, которую можно было даже поворачивать, приближать и отдалять. С одной стороны это был я, точнее, тело варра Кира. Его пропорции, мускулатура, одежда, татуировка, обвивающая руку и даже трим-браслет.

Но вот лицо… Оно принадлежало неизвестному мне мужчине лет 27. Симпатичному, загорелому и с парой едва заметных шрамов на левой скуле. Волосы и прическа остались прежними.

Я показал незнакомцу язык, и тот ответил мне тем же.

Скорчил забавную рожицу…

Фу! Оказывается, не такая уж она и забавная — больше не буду так делать.

— Вы готовы, Гор Реллан?

— А? — не сразу понял я, что девушка обращается именно ко мне.

— Мы итак уже опаздываем. Давайте поспешим…

— Раз-раз. Прием, прием… — повторил я несколько раз.

— Что случилось? — варра Рил выглядела обеспокоенной.

— Мой голос. Точнее, это не мой голос!

— Разумеется. Маска обеспечит ваше инкогнито на всех уровнях. Надеюсь… Вы ведь не забыли настроить счетчик времени? — с нажимом поинтересовался советник.

Ну конечно же забыл! Слишком много новой информации впихивается в мою несчастную голову в последние часы, как тут все упомнить?

— Конечно нет! — уверенно отозвался я, и уже шепотом повторил триму, — Можешь поставить таймер на одиннадцать часов с половиной?

«Команда не опознана!»

— Мне нужен счетчик времени на одиннадцать с половиной часов.

«Отсчет времени прямой или обратный?»

— Прямой. И текущее время заодно тоже выведи.

В самом верху моего поля зрения, по центру, появились часы с тикающим таймером под ними. Оказывается, сейчас 9 часов 18 минут. Блин, сколько всякой информации теперь маячит перед глазами! Надо будет потом спокойно разобраться, какие тут еще есть полезные функции, и можно ли часть иконок и цифр временно скрывать, чтобы не мешались.

Пока я разбирался с таймером, мы уже дошли до двери в Школу, которая совершенно беззвучно перед нами распахнулась.

За ней стоял высокий широкоплечий мужчина. Он посмотрел на меня. Потом на мою спутницу.

— Варр Рилл, варра Рил? — нахмурился он.

Ага. Выходит, маска и его трим способна обмануть.

— Я — его куратор. А это Гор Реллан, будущий лидер и Танцор клана Лерон, ваш новый ученик, — заговорила девушка, делая короткий шаг назад.

— Добро пожаловать в Школу первичной подготовки, варр Рилл, — кивнул мужчина, — Меня зовут варр Леор, и я один из ваших наставников.

Его взгляд опустился на мою правую руку.

— Вижу, вы уже получили и настроили свой трим? Отлично, значит, вы почти ничего не пропустили. Идемте, я познакомлю вас с остальными учениками, варр Рилл. Занятия начнутся через десять минут.

Сильная ладонь мягко толкнула меня в спину, вынуждая сделать пару шагов вперед, нагоняя уже шагающего в сторону одной из дверей наставника.

—В шестнадцать десять буду вас ждать у школы, — услышал я едва различимый шепот позади, уже шагая следом за варром Леором.

«Какой смысл шептать, если тут каждый второй умеет многократно повышать остроту слуха?» — успел подумать я прежде, чем за моей спиной закрылась дверь, а по глазам ударил яркий свет…

Глава 15. Чужой среди чужих

Судя по всему, ждали только меня, потому что остальные «ученики» уже построились аккуратной шеренгой вдоль тускло светящейся линии на полу.

Ну, как ученики? Разношерстная толпа из 15 человек, среди которых оказалась примерно треть девушек… Женщин… Гхм… Лиц женского пола. Разный возраст, на вскидку от шестнадцати до солидных пятидесяти-шестидесяти лет. Разный рост, вес и телосложение. Разный покрой, количество и качество одежды и так далее.

Общих признаков было два. С натяжкой — три.

Во-первых, у каждого на руке красовался трим-браслет с символом рода Лерон.

Во-вторых, у всех оказался черный или очень темный цвет волос, близкий к черному. Короткие или длинные, прямые или вьющиеся, небрежно спутанные или уложенные в сложные аккуратные прически — все равно они были примерно одинакового цвета. Такого же, как у меня или моих спутников.

Ну и, с натяжкой, третья общая черта — это красота. Даже самые неказистые или неприятные лица были весьма симпатичными. Да, кого-то нужно отмыть или накрасить. Кому-то — убрать шрамы или презрительную гримасу. Добавить лет десять или убрать все тридцать, но по земным меркам все собравшиеся были вполне привлекательны и с хорошими фигурами.

Генетически спроектированные актеры, художники и танцоры, мать вашу.

— Варр Рилл, встаньте в строй, — тихо и отчетливо скомандовал наставник, а когда я выполнил приказ, продолжил, — Итак, вы более-менее выяснили, что такое трим и для чего он нужен, а так же в общих чертах получили представление о нашей Школе, и чем вам предстоит здесь заниматься.

Это было утверждение, а не вопрос, так что и ответа никакого не ожидалось.

— Ваши занятия начинаются уже сегодня и даже более того, прямо сейчас. Они включают как теоретический курс лекций, так и практические задания. В том числе отработку навыков в боевом зале.

— Драться? Тук любит драться, — плотоядно облизнулся выряженный в шкуры здоровяк метров двух ростом и с лицом слегка пристукнутого секвойей дикаря.

Но учитель никак на него не отреагировал, продолжая разъяснения:

— Сперва вы узнаете о клане Лерон. Затем у вас будет вводный курс по управлению тримом и основам ментального интерфейса. После перерыва на обед — практикум по ментальным манипуляциям и экспресс-тестирование вашей физической формы на полосе преград. Потом ужин и общее тестирование по вашей специализации.

— А для тех, у кого она не выявлена? — поднял руку невысокий юноша лет 16-18 с тонкими, почти женственными чертами лица.

— Это в том числе и тест на выявление своих склонностей, — ответил варр Леор.

Будь мы на Земле, то в таком разношерстном коллективе наверняка нашлась бы параумников, который не упустили бы пошутить насчет этих самых «склонностей», демонстрируя наличие чего-то вроде чувства юмора и полное отсутствие чувства такта, выдержки и интеллекта.

Но нет, никто даже не улыбнулся, не говоря уже о том, чтобы перебить монолог учителя.

— Каждое утро мы с вами будем встречаться здесь ровно в восемь часов. Я буду рассказывать вам о ваших успехах и неудачах, и определять план на весь следующий день. Вопросы?

— А завтрак будет? Тук хочет жрать! — пробасил здоровяк.

— Завтрак подается в семь тридцать. Обед — в двенадцать тридцать. Ужин — в семнадцать тридцать. На прием пищи вам отводится полчаса. Каждый урок длится два часа, и еще полчаса дается вам на усвоение полученного материала и на подготовку к следующему уроку.

Я быстро прикинул: пять уроков, по два часа каждый — итого десять часов сплошной учебы каждый день. Сложно, но терпимо, к тому же, у трима наверняка есть пара-тройка полезных функций, облегчающих процесс обучения. Надеюсь, нам о них тоже расскажут.

И не забывать про постоянное поддержание трима в активном состоянии! Вроде как при этом способность усваивать новую информацию тоже улучшается, если я все верно понял.

— … за мной, — закончил фразу варр Леор и направился к одной из дверей.

Мы всей нестройной толпой двинулись следом, разбиваясь на стандартные «группки по темпераменту, интересам и социальному статусу». Тех, кто смело шагал впереди, стараясь лишний раз попасться на глаза преподавателю. Тех, кто робко плелся в конце, прячась за спины товарищей и пытаясь не высовываться. Ну и на всех остальных, занявших более-менее нейтральную позицию посередине.

Была еще одна группа, но так как состояла она всего из одного человека — меня — то и упоминать о ней нет особого смысла.

Я замыкал это подобие строя, но исключительно из практических соображений: так было удобнее составлять «досье» на своих одноклассников. Или одногруппников? Наводя свой трим-браслет на каждого из них по очереди, изучал и записывал полученную информацию: Имя, возраст, специализация и краткое замечание.

Что-то вроде вот такого условного словестного портрета:

«Тук Так (варр Тулле), 23 года. Здоровяк, хам, драчун и выскочка. Туповат. Претендует на лавры лидера по праву силы. Потенциальный источник конфликтов и ушибов. Возможно, что и переломов.

Я успел изучить всего трех человек, когда мы, наконец-то, зашли в кабинет и начали рассаживаться по местам. Два ряда по десять стульев, перед каждым стулом небольшой столик. На нем — несколько листков бумаги в клеточку и черный однотонный стержень. Скорее всего, местный аналог ручки или карандаша.

Ни доски для записей, ни стула, ни какого-то еще специального места для преподавателя не было предусмотрено. Варр Леор просто расхаживал перед нами и размахивал руками.

То, куда и как рассаживались «ученики», тоже кое-что о них говорило.

Люди везде одинаковы, хоть на Земле, хоть в этом долбанном Арлете.

Все это я уже видел: сперва в школе, потом в обоих университетах, в коллективе на работе, затем в наших группах «выживанцев», которых мы выпустили уже шесть штук.

Например, вон та эффектная красотуля с шикарной гривой волос длиной ниже пояса и аппетитной фигуркой Сальмы Хайек.

Варра Селира. Трим определил ее как потенциальную «актрису» и «информатора», чтобы это ни значило. Явно пользуется большим вниманием у мужчин и активно этим пользуется, демонстрируя большой опыт в подобных делах.

То, как она одета, как себя ведет, как подает — каждый ее жест, улыбка и взмах ресниц направлены на то, чтобы очаровать мужчин и затмить других девушек. Да и объект для своих чар она выбрала довольно грамотно, сразу выделив парочку самых перспективных «самцов».

Кстати, а почему бы не наградить их всех еще и прозвищами? Пусть она будет «Красоткой».

«Красотка», «Бугай», «Ботан», «Невидимка», «Чучело», «Граф»…

Я так увлекся этим занятием, что пропустил начало лекции.

— …занимается искусством. Все его области, от создания стихов и скульптур, до мастерства перевоплощения. Изучая, развивая, совершенствуя и раскрывая новые грани, доселе неизведанные и неизученные.

— Я не умею рисовать, — отозвался парнишка лет двадцати, которого я назвал Графом за его чопорный внешний вид, пижонский наряд и аристократическую бледность, — И вообще не испытываю ни малейшего интереса ко всем этим художествам.

— Значит, у тебя развиты иные грани таланта. По силе крови ты можешь стать актером или художником, выбор за тобой. Чем ы занимался там, внизу?

— Воровал, — буднично заявил парень.

На его ладони появились полупрозрачные камушки, имевшие форму ромба. Он ловко подбросил их, на краткий миг сжал в кулаке и снова разжал его, демонстрируя раскрытую ладонь.

— Ловко! — признал наставник, — Замечательные рефлексы, жаль, что танцором тебе не стать, ты мог бы сделать отличную карьеру!

И снова — никаких шуток насчет мешающей плохому танцору анатомических излишеств, которые наверняка прозвучали бы, будь мы на Земле. У меня даже кандидат есть по-прозвищу Клоун, от которого такого вполне можно было ожидать. Но нет, сидит молчит.

— Кажется я знаю, у кого будет самый сладкий тэй! — подал вдруг тот голос показывая, что я не ошибся в своей оценке.

Некоторые из учеников заулыбались, раздались сдержанные смешки. Кто-то подмигнул Графу, а сидевшая рядом с ним Чучело (она же варра Мишлон) демонстративно отодвинулась подальше.

Мда. Не знаю, как насчет чувства юмора, а вот местный фольклор явно отличается от привычного мне, как и построенные на нем шутки и поговорки. Скорее всего, и земные анекдоты здесь не зайдут, да и вообще нужно быть поосторожнее с выражениями. И с жестами тоже, а то вот так поковыряешь в носу — и оскорбишь этим ненароком местного правителя во всех позах.

То есть меня — я ведь вроде как и есть теперь у них за главного.

— А вот так умеешь?

С этими словами варр Леор вытащил из кармана металлический шарик вроде тех, что всякие далай ламы катают для успокоения наладонной чакры и входа в резонанс со Вселенной. Демонстративно положил его на ладонь, сжал руку в кулак и тут же разжал.

Шарика там уже не было, а вместо него лежал кинжал.

Не маленький ножичек, не бутафория, а самый настоящий стальной кинжал с обоюдоострым лезвием длинной чуть больше ладони.

Наставник снова сжал руку в кулак, и в нем исчез и кинжал, хотя такого не могло произойти физически. Да и биологически тоже.

Разжал.

И вот уже на его ладони сверкает горсть ромбовидных камушков.

Секунда.

Сжатый кулак.

Секунда.

Открытая ладонь, на которой лежит фрукт, похожий на сморщенное большое яблоко.

Секунда.

Уже два вытянутых вперед кулака.

Секунда.

И теперь в каждой руке учителя по кинжалу.

Секунда.

Два кулака.

Секунда.

На двух открытых ладонях по книге.

— Здорово! — не выдержала одна из девушек, — А нас вы тоже такому научите?

— Обязательно. По крайней мере тех, кто пойдет по пути Художника или Актера. Но если Актеры используют искусство перевоплощения, мимику, ловкость рук и корректируют ваше восприятие реальности…

Говоря это, варр Леор вдруг принялся ловко жонглировать книгами, которых было уже не две, а три… нет, четыре. Пять!

— …то Художники приукрашивают действительность или даже создают то, чего на самом деле не существует.

Книги с характерным звуком попадали на пол одна за другой.

А между вытянутыми вперед ладонями наставника появилась радуга. Самая обычная семицветная дуга, знакомая каждому с детства. И под этой аркой начал медленно проявляться светящийся символ клана Лерон.

Мы все смотрели на это, раскрыв от удивления рты. Варру Леору удалось меньше чем за минуту безраздельно завладеть нашим вниманием и вызвать неподдельный интерес к истории клана и к искусству, на котором тот специализируется.

— Что вы теперь думаете насчет «всех этих художеств», варр Курьен? — ехидно поинтересовался он у Графа.

Тот медленно поднялся, не сводя взгляда с переливающейся всеми цветами радуги иллюзии. И так же медленно начал аплодировать. Остальные ученики тоже вставили и зааплодировали, воздавая должное мастерству своего наставника. Включая правителя этого 20-титысячного летающего городка, то есть меня…

Глава 16. Первый урок

Несмотря на то, что первый урок был посвящен клану Лерон, о нем нам рассказали не так уж и много. Сперва варр Леор в общих чертах объяснил «наземникам», что из себя представляет мир «небожителей».

— …восемь летающих городов, и каждый принадлежит одному из кланов. Двадцать тысяч человек, находящихся здесь по праву крови, как и все вы.

— А я слышал, что кланов девять, — перебил наставника парнишка, которого я обозвал «Ботаном».

Сел впереди, по центру, не сводит взгляда с учителя, делая вид, что ловит и запоминает каждое его слово, да еще и пометки ведет на бумажке — перед нами выскочка-зубрила обыкновенная, одна штука.

У него вон, даже у единственного очки есть, точнее, что-то вроде того. Оно было похоже на прозрачную пластинку шириной в два пальца, изогнутую дугой и закрывающую глаза от уха до уха. Не то для защиты, не то для красоты, не то для поправки диоптрий — фиг поймешь.

Варр Парде, 24 года — скульптор. Тоже мне, ваятель будущий нашелся.

— Так было когда-то, — не стал спорить с ним наставник, — но клан Иргис пропал около двадцати лет назад, и его судьба и по сей день неизвестна. То ли скрываются, то ли потеряли управление и их остров где-нибудь рухнул, а может, клан столкнулся с неведомым врагом и был уничтожен.

— Или ведомо кем… — негромко пробормотал Ботан.

Если бы не активный трим, я бы и не услышал этих слов. Наставник же то ли пропустил их мимо ушей, то ли специально проигнорировал и продолжил.

— И каждый житель города занимает место согласно его талантам и силе крови. И мы с вами собрались здесь именно для того, чтобы выяснить — где находится ваше место, и дать базовые знания и навыки варров. И вы смогли по праву крови стать частью клана Лерон и жителем нашего города!

Окончание фразы прозвучало так торжественно, что некоторые из ученик не удержались и захлопали, но учитель никак не отреагировал на такое их поведение.

— Большую часть населения составляют скульпторы… — продолжил он, но снова был бесцеремонно перебит:

— Что-то я никаких статуев не видел за эти три дня. А повидал тут я всякого… — ухмыльнулся Тук, которого я прозвал «Бугай».

— …они составляют около семидесяти процентов населения Лерона, и занимаются строительством, созданием одежды и инструментов, оружия и доспехов…

Тук разжал стиснутые кулаки и расслабленно откинулся на спинку стула. Заметив это, варр Лерон поймал его взгляд и, сдержанно улыбнувшись, легонько кивнул.

— Но как же так, ну ладно он — здоровый, что молодой бург. Но я?! — возмутился ботаник, — У меня два высших образования, я два года проработал в Скриптории, изучал теорию поля у самого мудра Корнелия, написал три научных трактата… И что — мне в строители идти?!

А ничего так послужной список — даже меня впечатлил, хоть я и ни черта не понял из этих имен и названий, но прозвучало солидно.

— Научными исследованиями у нас занимаются художники. Также из них получаются отличные врачи, декораторы и визоры.

— Значит, эта ваша машина ошиблась, и не туда меня записала! — заявил варр Парде.

— Хрустальный купол не ошибается.

Я навел свой трим на ботаника и прищурился, активируя руну сбора информации. Ну а как еще иначе назвать эту загогулину, которая запускала соответствующее умение?

Хм. Действительно, определяется как «скульптор».

— Не боись, я тебя научу, — ухмыльнулся Тук, — если ты и впрямь такой умный, как нам тут рассказываешь, то за пару-тройку лет освоишь нехитрое кузнечное ремесло. Ну а если не справишься, то я и шить умею, и сапоги мастерить…

Раздался хоть и дружный, но сдержанный смех — похоже, до них начало доходить, что в этом новом мире все устроено… несколько иначе, и тот кто был великим и важным внизу, на земле, в Лероне мог оказаться лишь мелким винтиком, и наоборот.

Разом помрачневший и покрасневший Ботан как-то осунулся, втянул голову в плечи и притих.

— Есть несколько уровней владения вашими талантами и тот, который был присвоен вам Хрустальным Куполом — лишь ваш условный потенциал. А вот сможете вы его реализовать или нет, зависит только от вас, — продолжал наставник.

И быстро пробежался по этим градациям.

Работник, это простой работяга или исполнитель, тот, кто больше делает руками.

Знаток больше занимается теорией: исследования, проектирование, расчеты, поиски новых решений и так далее. Что-то вроде наших инженеров.

Мастер — это уже специалист, который способен организовывать и контролировать работу других, управлять небольшими проектами.

Ну и лидер — высшая ступень «управленца».

После этих разъяснений в классе стало еще веселее, потому как обладатель высших образований, научных трактатов и прочих регалий был определен именно в «работники». Тогда как грубоватый и, судя по всему, недалекий Тук оказался «знатоком».

Мда, нелегко придется Ботану в нашем коллективе. Впрочем, их и в моем родном мире недолюбливали — если на носу не было важной контрольной или курсовой работы.

— …упорным трудом, обучаясь и развиваясь, вы можете не только реализовать свой потенциал, но и перейти на следующую ступень. Равно как и наоборот — лень и безразличие могут навсегда оставить вас в рядах простых работников.

— Варр Леор! — подняла руку девушка по имени Амара.

— Да?

Повинуясь жесту наставника, она встала, демонстрируя ну очень аппетитную фигурку. По крайней мере со спины все выглядело весьма секси — так я ее и «обозвал».

— В группе, которая меня освободила, были еще люди, без браслетов, — она легонько коснулась своего трима, — их называли лэрами. А они к какой категории относятся?

— Хороший вопрос.

Девушка села.

— Там, внизу, вы все наверняка уже имели дело с ментальными инструментами, верно? В зависимости от своих склонности и ремесла, вам доводилось ими пользоваться.

Я огляделся: кроме меня и еще пары человек, почти все ученики согласно кивнули.

— Это узко специализированные приборы, вроде тех же силовых перчаток, или что-то простое и универсальное: огненные кольца, исцеляющие амулеты и так далее.

В руках наставника снова появился трим:

— А это — вершина ментальных технологий. Персональный ментальный модулятор, который не только содержит в себе множество полезных функций, но и обладает удобным интерфейсом и позволяет с максимальной эффективностью использовать ваши умения. Это универсальный многофункциональный помощник, управлять которым может только человек, обладающий особыми качествами и высоким уровнем ментальности.

— Варры… — негромко ответил Ботаник.

— Верно. Обычный лэр не сможет его даже активировать, будь он хоть мастер-танцор или обладатель десятка научных работ в области доениях хаффов.

По аудитории пронеслись сдержанные смешки.

— Так что уже по праву силы крови вы — выше всех остальных. Вы были рождены варрами, благородными. И моя задача, как и других наставников — помочь вам занять надлежащее место в этом мире и в клане Лерон. Небесный город рад приветствовать вас, будущие варры!

Теперь уже аплодисменты зазвучали громче, потому что ученики хлопали не своему наставнику, а самим себе. Везунчикам, которые покинули серую землю, полную лишений и опасностей, и оказались чуть ли не в летающем раю. Да еще и сразу в рядах местного дворянства, элитной касты обладателей волшебных браслетиков со встроенным джинном.

По крайней мере, так оно выглядело со слов варра Леора.

Но мой «попачуй» — так Влад называл мою пятую точку с ее повышенной чувствительностью к грядущим неприятностям — подсказывал, что все не так весело и радужно, как кажется на первый взгляд.

— Ну а сейчас я вам немного расскажу о том, кто чем занимается, и каковы будут ваши роли в клане Лерон. Итак, как я уже сказал, Скульпторы — это ремесленники. Строители, кузнецы, портные…

Остаток лекции мы слушали о том, что скрывается за всеми этими художниками да танцорами. Как на мой взгляд, эти названия были скорее антуражными, чем отражали реальное положение дел и несли в себе какой-то смысл.

Например, Художники становились врачами, декораторами и «визорами» — что именно обозначало это слово, я не знал, а отвлекаться и допрашивать трим не хотелось. Ораторы оказались учителями, торговцами и руководителями. Ну а Танцоры, к которым относился и я, воинами. Солдаты, телохранители, наемники, стражи покоя, экспедиционные стражи — в общем, скучать мне точно не придется.

А еще, судя по всему, кланы с кем-то воюют, да и с криминалом у них явные проблемы — иначе зачем здесь нужны телохранители и стражи покоя, которые были чем-то вроде нашей полиции?

Видать, не все так радужно в Леронском королевстве.

Впрочем, лекция все равно получилась интересной и познавательной, и не только для меня одного — остальные ученики тоже внимательно слушали, хотя некоторые из них явно уже знали, как оно все тут устроено, у «небожителей».

Наверняка они все пытались представить свое место в этом удивительном городе и среди его жителей, а также возможные перспективы роста. Кто-то уже грезил о карьере медика или учителя, кто-то видел себя генералом или видным ученым. Ну а я…

А мне даже и помечтать не о чем — куда уж выше-то Небесного Лорда?

Три часа урока пролетели незаметно, и прозвучавший сигнал к окончанию был воспринят учениками с неодобрительным гулом.

— Встретимся после перерыва, — объявил наставник, не обращая внимания на недовольство своих слушателей, — И я советую вам не тратить время зря, а насладиться преимуществами жителей летающих городов и наведаться в нашу столовую…

Он развернулся и вышел из кабинета, оставив нас одних.

Я думал, что сейчас ученики начнут общаться, знакомиться, обмениваться своими впечатлениями и так далее, но нет.

— Обед нас ждать не будет, — напомнил Граф и тоже двинулся к выходу.

Действительно. Наверняка многие даже не завтракали — а ведь нам еще нужно отыскать местную столовую, разобраться, как там все устроено, успеть поесть и все это за 15 минут.

— Кто-нибудь остается? — поинтересовался Ботан и, не дождавшись ответа, тоже вышел из кабинета, а за ним потянулись и остальные ученики…

Глава 17. Особенности небесной кухни

И действительно — ужин же мне понравился, несмотря на обилие незнакомых блюд и компонентов. Если в школе повара не хуже, чем в больнице, то этот мир получит от меня еще один плюсик. Люблю, знаете ли, хорошо и вкусно покушать.

А ведь если подумать — какие грани могут открыться в кулинарном искусстве, если использовать силы трима? Например, усиление вкуса и обоняния во время готовки. Или считывание эмоций когда кто-то пробует твою еду, а?

И это не говоря о каких-нибудь специальных умениях и знаниях.

Любопытно, а сильно будет отличаться еда, приготовленная работником, знатоком и мастером? По «земной» классификации это обычный повар, какой-нибудь экспериментатор с авторскими блюдами и шеф-повар, получивший соответствующее образование и опыт работы в крутых ресторанах.

Ох. А ведь тут наверняка есть кафешки, рестораны, забегаловки, столовые и другие места, где можно попробовать разные блюда и оценить достоинства кухни разных стран.

Или здесь нет стран?

Ну, тогда ощутить разницу между «земной» и «небесной» кухней. Или блюдами разных кланов — наверняка в этом они тоже будут отличаться.

Это ведь одна из прелестей путешествия по разным городам и странам — изучать особенности местной кухни и открывать для себя что-то новое. Новые блюда, новые вкусы, новые способы готовки…

За этими размышлениями я и не заметил, как мы дружной гурьбой влились в поток из еще нескольких групп учеников, а потом наша шумная «река» вытекла в просторное помещение, напоминающее обычную школьную столовую.

Серьезно. Бесконечные ряды однотипных столов и стульев, пусть и слегка непривычной формы усеченного треугольника, и длинная очередь, плавно огибающая изгибы стены и выстроившаяся к…

Кхм.

А вот тут и крылся главный сюрприз — здесь не было тех, кто готовит или раздает еду.

И нет, шведского стола, уставленного тарелками, тоже не было.

В столовой вообще не оказалось никого или ничего, что можно было бы принять за источник пищи. И тем не менее, каждый входивший ученик брал из стопки у двери шестигранный пластиковый (пластиковый ли?) поднос и вставал в очередь, которая очень быстро продвигалась.

А выходили они из нее уже с уставленным едой подносом и садились за любой из свободных столиков. Которые, кстати, стояли по особой системе. В ближнем ряду стояли П-образные столы, расчитанные на группы из 8-10 человек. Средний ряд занимали длинные столы вместимостью в 5-8 человек, ну а самый крайний ряд уже был рассчитан на 2-4 человек.

— Вон те два — будут наши, — объявил Клоун и, шагнув к одному из выбранных столов, повесил на спинку ближайшего стула свою куртку.

Не говоря ни слова, варр Курьен подошел ко второму, и положил на него что-то вроде папки с бумагами, где лежали его конспекты.

Заняв места для нашей группы, оба ученика вернулись в очередь, и мы бодро зашагали туда, где кто-то или что-то выдавало еду у дальней стены справа — если смотреть от входа.

Там оказалась длинная и широкая, пересекавшая всю стену, щель, в которую по размерам как раз помещался поднос. И уже приближаясь к ней я наконец-то смог рассмотреть, как все происходит.

Подходит ученик, ставит поднос в нишу, кладет руку на стену прямо над ней, и буквально через несколько секунд забирает поднос уже с едой. Ну или через десять-двадцать секунд. Некоторые и вовсе проводили у места выдачи еды минуту-две, но в целом очередь продвигалась быстро, да и обслуживали невидимые мне официанты сразу по двадцать-тридцать человек — невиданная для моей Земли производительность.

Сколько же их там стоит, за стеной?

Как оказалось, нисколько.

Я специально пригнулся и посмотрел, но наткнулся взглядом лишь на глухую стену. Даже отверстий никаких не было ни сверху, ни снизу. Посмотрел по сторонам. Слева стоит Секси и смотрит на меня. На личико, кстати, она несколько простовата — симпатичная, но на любителя. А вот фигурка спереди выглядит еще соблазнительнее.

— Умеешь пользоваться этой штукой? — улыбнулась она, похоже, испытывая те же затруднения, что и я.

— Нет.

— Ставьте поднос в нишу, — начал пояснять Ботан, который стоял сразу за мной в очереди, — потом кладите руку над ним на стену. Нет, правую, с тримом. Появится меню заказа.

Я послушно сунул свой пустой поднос и положил руку. Появилось сообщение трима:

Подключение установлено. Устройство: Пищевой блок.

А сразу после него — проекция в виде таблицы из трех столбцов со списком названий различных блюд. Когда я мысленно наводился на любой элемент списка, то под таблицей появлялась картинка, название и краткое описание, как в обычном меню ресторана или кафе.

Вот только все названия и блюда оказались мне незнакомы! И что делать? Перебирать все по-очереди, пока не попадется что-нибудь более-менее понятное?

— Первая колонка — это полный список по категориям и в алфавитном порядке… — продолжал объяснять Ботан, ни к кому конкретно не обращаясь, но слушали мы его внимательно, — Вторая — самые популярные и часто заказываемые в этой столовой блюда. В третьей — список последних заказанных, а в четвертой то, что вы уже брали сами.

— А если я хочу кус-кус палочки? Они тут есть вообще? Как мне их найти?

«Очкарик» улыбнулся:

— Просто назови название и представь, как блюдо выглядит и какой у него вкус.

— Кус-кус палочки, — повторила она, зажмурившись.

Я уставился на поднос.

На нем появилась сперва пустая тарелка.

Полупрозрачная.

Но спустя секунда она приняла нормальный вид.

Затем на этой посудине медленно проявилась горка чего-то, похожего на… крекеры, напоминающие по форме и размеру палец, и щедро посыпанные чем-то вроде сахарной пудры.

— Три татта, вареный сак и рыбный суп, — быстро проговорила девушка.

И на подносе точно так же появилась глубокая миска с чем-то жидким, высокий непрозрачный стакан и сморщенные фрукты, напоминающие сушеные сливы.

Я посмотрел в третью колонку и убедился, что там появилось несколько новых названий, которые только что прозвучали.

Не люблю рыбу, но пока что это было единственное понятное мне слово.

Жаль, не запомнил, чем там меня кормили в больнице.

— Хач. Хач. Хач, — с настойчивостью отбойного молотка повторял Тук, упираясь ладонью в стену и глядя на свою тарелку…

На которой один за другим появлялись крохотные шарики чего-то белого и, судя по их поведению, влажного и липкого. Их уже образовалась целая горка, наполнившая тарелку наполовину.

— А у тебя не слипнется? — хохотнул Клоун, глядя на все это.

— Люблю хач, — облизнулся здоровяк, — могу две таких тарелки слопать.

— Ну, тарелки это да, сама вкуснятина. Я спрашиваю, ты столько хача съешь-то один?

Тук проигнорировал его нападки и продолжил заполнять тарелку загадочным «хачем».

— Я за всю жизнь всего один раз пробовала хач, — вздохнула стоявшая рядом Секси, — нашей семье он был не по карману, а тут…

— Ну так закажи себе. Или у тебя не хватит денег?

Стоп! А как мы за все это будем расплачиваться? Что-то я не видел, чтобы кто-то платил за еду иди совершал любое действие, хотя бы отдаленно похожее на оплату.

— Еда у небесников бесплатная, — успокоил меня Ботан, — Ограничено только количество, но, судя по всему, к школе и ученикам это не относится.

— Бесплатный хач… Хач, хач, хач… — тут же затараторила девушка, словно завороженная наблюдая за тем, как в появившуюся тарелку сыплются шарики.

Ок. Кажется, я определился.

— Рыбный суп, три хача и попить что-нибудь холодное… — попросил я.

Заказ принят:

1. Рыбный суп (х1).

2. Хач без добавок (х3).

Наш всезнайка ухмыльнулся:

— Оно так не работает. Заказывай конкретное блюдо.

— Да я откуда знаю? Взял бы клюквенный морс, но разве эта штуковина…

«3. Клюквенный холодный морс».

Я уставился на прозрачный граненый стакан, быстро наполняющийся темно-красной жидкостью. Жидкостью с легким, но явным клюквенным ароматом. Причем наполнялся он сам по себе — сок ниоткуда не лился, а просто «поднимался» со дна.

Нет, не сок, а что-то со вкусом, цветом и запахом клюквенного морса. Почти таким же, как я его помнил еще по институтским годам, и каким только что представил.

Рядом стояла тарелка с супом, или, точнее с однородной массой, словно пропущенной через блендер, и большая тарелка с тремя крохотными белыми шариками в середине.

— Ну, чего встал? Заказывай еще или забирай еду и иди за стол, — подтолкнул меня Ботан.

Я взял поднос и вернулся в начало зала, где часть нашей группы уже устроилась на выбранных местах. Сел и первым делом отпил небольшой глоток из стакана.

Морс! Обыкновенный клюквенный морс! Прохладный, как я и просил.

— Судя по выражению твоего лица, это очень вкусная штука, — коснулась моего плеча Секси, — Сок из клюквы?

Эмм… Вот балда — ведь в этом мире тоже может быть клюква или ягода с аналогичным вкусом! А уже переводчик просто каждому из нас «озвучивал» понятное ему название.

— Нет, морс.

— Что такое морс?

— Это… ну вот как объяснить этой голубоглазой прелести из другого мира, что такое морс?

А ведь она ждет ответа. Так и таращится на меня своими глазищами и бюстом уверенного четвертого размера.

— Попробуй, — протянул я стакан.

— Хм… Кисленькое… Это из каких-то фруктов?

Стоп.

— Ну да, из клюквы же!

— Клюк-ва, — словно «покатала» она на языке это слово.

— Ты же сама предположила, что это клюквенный сок? Ягода такая кислая.

— Первый раз слышу. Я просто повторила за тобой.

Значит, переводчик тут не при чем… Но ведь вкус тот самый! Кто-то же приготовил из чего-то этот напиток! Чтобы переключиться, я машинально схватил один из шариков-хачей, лежавших на тарелке, и сунул в рот.

Холодно!

Мороженое? Пресное и, я бы даже сказал, «скучноватое» на вкус, но ошибиться невозможно — это был крохотный и прохладный шарик мороженого.

— И как тебе? Пробовал когда-нибудь такое? — варра Амара снова коснулась моей руки, привлекая внимание.

Хотя, должен признать, отвлечься от нее любому нормальному мужчине было бы сложновато — даже на самый вкусный хач в мире.

Я лишь утвердительно кивнул, не вдаваясь в подробности. Чем меньше буду говорить, тем ниже вероятность выдать свое необычное происхождение.

— Эй, Рилл, с тобой все в порядке? — обратил на меня внимание Ботан, — Давай побыстрее, у нас минут пять осталось. Это всех касается! — уже громче добавил он.

Горячий суп я проглотил, не особо обращая внимания на вкус — ну, вроде как отдает рыбой, и ладно.

— Послушай, Парде, — я окликнул Ботана, — Ты вроде лучше всех во всем этом разбираешься. Может, подскажешь кое-то?

— Варр Парде, — важно поправил тот меня, — Слушаю.

— Кто готовит все это?

— Ты что — никогда не слышал про пищевые блоки?

— Н-нет.

— Эту еду никто не готовит. Она создается синтезатором еды. Можно попросить что угодно, если этот вкус тебе хорошо знаком, или кто-то уже заказывал это. Ну или что-то из стандартного меню, разумеется, которое постоянно пополняется новыми блюдами.

— Поварами?

— Странное слово, — Ботан нахмурился, — Так у вас называют пожарных? Нет, люди в этом процессе участия не принимают, пищевой блок работает автономно. Если что-то становится популярным, то оно просто добавляется в первую колонку.

Забавно. У нас еду готовят «повара» от слова «варить», а тут у них «пожарные» — понятно от какого слова.

Значит, пищевой синтезатор, считывающий вкусы и запахи из воспоминаний?

А если заказать гамбургер или картофельное пюре? А фалафель или жареного осьминога? Хотя нет, эту дрянь я никогда и не пробовал даже.

От дальнейших размышлений меня отвлек крик кого-то из девушек:

— Ребята, смотрите, там драка! И, кажется, это кто-то из наших…

Глава 18. Кунг-фу и медицина варров

Я обернулся. И действительно, шагах в тридцати намечалась потасовка: остальные ученики уже расступились и встали плотным кругом, освобождая место и одновременно создавая импровизированную «арену» для поединщиков.

Среди которых, разумеется, затесался и один из наших. Честно говоря, я думал, что это будет Тук, то есть Варр Тулле, ну или проворовавшийся Граф. Но нет, с каким-то незнакомым мне пареньком собирался драться Рик, которого я обозвал «Клоуном» за его неуемную тягу шутить над всеми и вся. В общем, я на 99% был уверен, что именно его неуемно длинный язык и стал причиной для драки.

Варр Грильен, танцор — именно так обозначил трим его противника.

Ну что ж, значит, сейчас будут танцы.

Среди учеников я заметил пару человек в одежде наставников, с нескрываемым любопытством ожидающих представления. Ого. Выходит, останавливать и разнимать драчунов никто не собирается? Удивительно, что при таких порядках у них коридоры не усеяны зубами и клочьями волос, а стены не украшены багровыми разводами. Впрочем, я ведь еще не знаю, какое тут наказание полагается за драки…

Противники, тем временем, уже встали в э-э-э… боевые стойки?

Вот только я бы их так не назвал. Ноги полусогнуты так, словно эти двое сейчас будут наперегонки бежать, а не носы друг другу сворачивать. А руки вытянуты вперед и согнуты примерно под углом девяносто градусов таким образом, что предплечья лежат одно на другом — с огромной натяжкой это можно было бы назвать блоком, но как они собираются из такой позиции наносить удары?

Да уж, с моим земным кунг-фу тут наверняка можно неплохо устроиться. Уже даже не терпится показать пару приемчиков этим неумехам. Может, вступиться за Клоуна? Все же один из наших, хоть и та еще заноза в заднице…

— …бой по правилам круга, до первой крови или первого падения! — объявил долговязый ученик, судя по нашивкам на рукаве, из старшей группы, махнул рукой и слился с толпой зрителей.

Мда, как-то несерьезно.

Я приготовился наблюдать за дракой и… все пропустил!

При этом ни на секунду не сводя глаз с противников! Вот только сама схватка как раз и продлилась ровно секунду или чуть больше. Соперники просто шагнули навстречу друг другу и превратились в размытые пятна, носящиеся туда-сюда в центре круга. Вот что-то сверкнуло, где-то треснуло, кто-то вскрикнул — и все уже закончилось.

«Пятна» снова превратились в людей, вот только расстановка сил за эти мгновения серьезно изменилась.

Варр Рикар, он же Клоун, сидел на полу, баюкая свисающую безжизненной плетью руку. На левой скуле наливался свежий синяк, а губа была разбита. Противник же стоял напротив, и кроме тяжело вздымающейся груди да неглубоко рассеченной брови ничто не напоминало о только что состоявшемся поединке.

Бля.

Ну уж нет, в такой мясорубке мне с моим кунг-фу делать нечего. А если дать этим ребятам какие-нибудь палки-махалки и пару минут времени? Да они десяток наших земных сэнсеев в фарш порубят, в блин укатают и в лаваш художественно оформят — при этом даже не запыхавшись!

У меня вообще есть хоть какие-нибудь навыки и знания, полезные в этом гребанном мире?

— Помощь нужна? — обратился победитель к побледневшему Клоуну.

— Обойдусь. Себе вон лучше помоги, а то костюмчик свой нарядный заляпаешь — мамка ругать будет, — злобно прошипел тот.

Ну ничему жизнь дурака не учит.

— Просто царапина…

Он поднес к лицу руку, на пальце которой сверкнул крупный серебристый перстень. Не отразил случайный луч света, а именно что сам на краткий миг стал источником отчетливо заметного свечения, и тут же погас. А когда Грильен убрал руку, то от его ранения не осталось ни следа — даже кровь куда-то пропала.

— Перстень целителя, — смог разобрать я чей-то шепот благодаря активному триму.

— А ну разойдись! — раздался вдруг властный голос, и через толпу зрителей-учеников протиснулся наставник.

Он опустился на колени рядом с Клоуном и положил левую ладонь на его сломанную руку.

Мой «одноклассник» едва слышно зашипел и вздрогнул, но и только.

Пальцы второй руки учителя легли на ментальный браслет, и по прибору побежали тусклые дорожки зеленых огоньков. Продлилось все это недолго, секунд десять-пятнадцать, не больше.

— В течении получаса не нагружай руку и держи свой трим активным — это ускорит заживление, — выдав эту нехитрую инструкцию, наставник оглядел собравшихся и рявкнул, — А вы чего уставились? Больше дел никаких нет?

Рикар вытянул вперед еще совсем недавно сломанную руку и сжал пальцы в кулак. Повращал кистью сперва по часовой стрелке, потом против — медленно, аккуратно и прислушиваясь к своим ощущениям.

— Сильно болит? — присела рядом с ним Мишлон.

— Терпимо. Но если ты меня поцелуешь, то я почти уверен, что пройдет, — ухмыльнулся Клоун.

— Бака! — выругалась та, выпрямилась и подошла к остальным девушкам из нашей группы, пожимая плечами, мол «сам виноват».

Забавно. А ведь это она по-японски его дураком назвала, если я не ошибаюсь.

Тем временем, ученики снова вернулись: кто за столы, доедать свой обед, а кто уже и покинул столовую, разбредаясь по кабинетам. Я вспомнил, что перерывы здесь довольно короткие, и тоже направился к выходу, когда меня остановил пронзительный испуганный крик.

Опять драка?

Да ну вас, местные ММА-спарринги меня не впечатлили от слова «совсем», так что…

Тем не менее, неподдельный страх в голосе кричавшей девушки, внезапно поднявшийся в столовой гул и врожденное любопытство заставили меня оглянуться. А там уже снова собиралась толпа зрителей, окружая очередных драчунов… Нет, похоже, драка уже закончилась, потому что в центре круга лежал, судя по всему, проигравший, схватившись левой рукой за горло. Лицо его посинело и опухло, а правая рука вцепилась в штанину наставника, который возвышался над бедолагой, переглядываясь со своим коллегой и отрицательно качая головой.

Что там случилось вообще?!

И почему никто не пытается помочь бедолаге, который уже пузыри пускать начал?

— Да почему вы ничего не делаете?! — полный отчаяния женский вопль.

Девушка, на коленях которого лежала голова задыхающегося парнишки, размазывала по лицу слезы, глядя на наставников с яростью и надеждой. Ну еще бы! Буквально пару минут назад один из них исцелил перелом на глазах у сотни учеников, а сейчас подумаешь — человек косточкой подавился…

Я бросился в толпу, отчаянно работая локтями и раздвигая плотное кольцо зевак.

— …ничего сделать, — донесся обрывок фразы, — Хрустальный Купол школы занят, там восстанавливается варр Хашер, и это займет еще сутки. А до Целебного Центра он не доживет…

— А ну брысь, песьи дети! — рявкнул я на парочку «нераздвигаемых» балбесов, упорно не пропускающих меня в круг…

Не знаю, на что они среагировали — на рычащие нотки в моем голосе или на незнакомое ругательство, но, наконец-то, я оказался рядом с «пациентом». Присел и бегло осмотрел горло. Тот уже весь посинел, а шея его безобразно раздулась и отекла.

— Что он ел? — повернулся я к девушке.

— Кумкум… — донеслось сквозь всхлипы.

Ну вашу ж кочерыжку!

— Это что? Орехи, ягоды, фрукты — там есть косточки? Он подавился?

Я положил руку на горло паренька и активировал трим. Какая там картинка отвечает за диагностику? Кажется, правая…

«Ореховый отек слизистой оболочки дыхательных путей. Состояние критическое».

Вот тебе и кумкум. Что ж ты, дебил, сякую дрянь в рот суешь, если у тебя на нее аллергия?

— Варр Рил, даже правильно настроенный трим мастера-художника не справится с ореховым отеком достаточно быстро, чтобы спасти этого юношу… — рука одного из наставников легла на мое плечо, — А вы всего лишь ученик-танцор. Мне очень жаль…

— Мне нужен нож и трубка! — я поднял голову, — Или что-нибудь острое!

Кто-то присел рядом, и в протянутой руке сверкнула сталь. Мои глаза встретились со взглядом Графа, в котором без труда читались сочувствие и любопытство.

— Спасибо…

— Варр Курьен, а вы после занятий зайдете в мой кабинет, и мы обсудим ваши неудобные привычки приносить на занятия оружие, — сухо и деловито распорядился все тот же наставник.

Так, вроде острый — по крайней мере, рукав моей формы резануло славно. Хрен с ней, с дезинфекцией — надеюсь, уж с парой миллионов голодных микробов местные вундеркинды как-нибудь и без меня разберутся, а сейчас куда важнее вернуть парнишке возможность дышать.

— Трубка!

Я огляделся и указал на стол, на котором стоял шестигранный стаканчик с торчащей из него «соломинкой» или каким-то местным аналогом. Кто-то быстро схватил стакан и принес его мне прямо так, и с остатками напитка, и с трубкой.

Кретины.

Отрезаю примерно треть соломинки под острым углом. Так, теперь ты, с синей мордой опухшего лица… Где тут у тебя трахея-то? И вообще, как тут у местных обстоят дела с анатомией?

Сам я трахеотомию делал с добрую сотню раз, но — лишь на манекене. Ну и знал теорию, в том числе и о том, что разрез бывает верхний и нижний, потому как у детей трахея находится ниже щитовидной железы. А у жителей Артена?

Для нормальной операции у меня нет ни времени, ни инструментов, но и сходу дырявить хрящи и дыхательный канал, как это делают герои бюджетных сериалов, я побоялся. Поэтому, сперва сделал вертикальный надрез посередине шеи, рассекая кожу и обнажая шейные мышцы, которые, на самом деле, носят совсем другое название, но и у нас тут не урок анатомии вообще-то. Пока вроде все выглядит вполне по-человечьи, хоть и не так симпатично, как на манекене.

Ого, кровушки то сколько!

Аккуратно раздвигаю мышцы… Ага, а вот хрящи трахеи, которые нужно резать. Вот только куда именно тыкать-то? Кажется, вскрывать нужно третий или четвертый. Или оба сразу? Прикладываю лезвие ножа к большому пальцу, выдвигаю его на длину чуть короче ногтя и вскрываю трахею. Не вынимая нож из раны, раскрываю ее кончиком лезвия пошире — вроде заднюю стенку не пробил, а значит, если и все остальное сделано правильно, то сейчас…

Мой «пациент» вдруг вздрогнул и задергался, но чьи-то руки уже с силой прижали его к полу, ограничивая движение. Я поднял взгляд и благодарно кивнул Графу.

Есть!

Из разреза со свистом вырвались кровавые пузыри, сопровождающиеся странным хрипом, и грудь несчастного начала снова вздыматься и опускаться. Значит, работает дыхательная дырка!

Остались сущие мелочи.

Я сунул трубку в трахею и отрезал лишний кусок — слишком длинная, она будет сгибаться. Вытащил нож и сдвинул края раны. Теперь бы надо как-нибудь все это дело заклеить и зафиксировать — вот только заранее я об этом подумать не догадался…

— Благодарю, варр Рилл, дальше мы справимся сами. Очень… необычная техника, и мне было бы интересно послушать, где и как вы этому научились…

Пальцы наставника легли на рану. Края ее плотно сдвинулись, и вскоре вокруг торчащей из шеи трубки не осталось никаких следов операции, кроме, собственно, нее самой.

— А вы чего встали?! А ну марш на занятия — уроки никто не отменял! — прикрикнул второй наставник, и ученики нестройной толпой двинулись к выходу из столовой, негромко обсуждая случившееся.

— И вас это тоже касается, — это уже было адресовано мне, Графу и девушке, на коленях которой по-прежнему лежала голова спасенного мной юноши…

*******

Произведение разморожено! Ориентировочно будет выходить 2-3 главы в неделю.

Глава 19. Правила нового мира

— Я слышал, вам на обед досталось неплохое представление в качестве сладкой добавки, — поприветствовал вернувшихся учеников варр Леор.

— Ну, кое-кому точно досталось, — ухмыльнулся Ботан, указывая пальцем на спину Клоуна, сидевшего перед ним.

— В любом случае, вы получили наглядный урок применения своих ментальных браслетов как для нанесения ущерба, так и для его устранения.

Я фыркнул. Ну-ну. Вот только парнишке жизнь пришлось спасать мне при помощи земных знаний, а не ваших этих хитровымудренных машинок.

— Вы что-то хотите сказать, варр Рилл? — тут же отреагировал наставник.

— Н-нет. А нас будут учить драться и исцелять при помощи тримов?

— Разумеется. Как я уже говорил, вы получите полный набор базовых знаний и навыков, необходимых, чтобы стать полноправными членами клана Лерон и влиться в наше общество. Итак, тема второго урока — иерархия клана, права и обязанности жителей летающего города.

Ишь ты, все-то он видит и слышит. Хотя, чего это я? Наш учитель — полноправный варр с большим опытом, а значит и в полной мере владеет силой браслета. И точно так же, как и я, наверняка держит его в активном состоянии. То есть лучше видит, слышит и…

Я поднял руку и принюхался… Черт! А вот душ бы мне сейчас явно не помешал.

Сбоку кто-то хихикнул.

Секси. Это она чего? Заметила мой жест? Почувствовала запах? Наверняка ведь тоже не первый раз надела трим, и тоже умеет…

Я отодвинулся подальше от девушки и решил, как только появится возможность заняться водными процедурами. И приобрести себе какой-нибудь парфюм. И дезодорант. И зубную щетку — в общем, полный набор мыльно-рыльных принадлежностей. Хм… Интересно, а как вообще у меня обстоят дела с покупательской способностью?

Если я тут типа самый главный, то, наверняка — и самый богатый?

Мысль о хранилищах варра Кира, под завязку забитых золотом, или что тут у них в ходу, подняла мне настроение. Ускорение, лечение, силовые клинки и даже телохранительница модельной внешности, только с сиськами — все тьфу! Самая крутая суперспособность —платежеспособность, это вам любая летучая мышь скажет.

— Помяни черта… — вздрогнул я, когда в класс вошла она.

Не летучая мышь, разумеется, а варра Рил собственной персоной. Со своей сурово-каменной, но все равно симпатичной мордашкой, шикарным бюстом, длинными ножками и так далее по списку анатомических особенностей.

— Класс, встать! — резко скомандовал наставник, — Разрешите представить вам варру Рил. Она будет вашим куратором и инструктором по боевой подготовке.

Варр Леор шагнул в сторону, уступая место девушке. Та, ни слова ни говоря, кивнула и молча обвела всех учеников равнодушным, но очень внимательным взглядом, ни на ком не задерживаясь и никого не выделяя. Даже по мне лишь едва-едва «мазнула», то ли не узнав под личиной, то ли специально не акцентируя своего внимания.

И снова так же молча кивнула нашему наставнику и вышла.

— Вот это женщина! — восхищенно выдохнул сидевший со мной рядом Тук-Бугай.

Странный у него вкус, конечно. Хотя, он же не знает, что из себя представляет эта атлетичная женщина-кошка с острейшими коготками, упругой походкой и обманчиво нежной кожей, устойчивой к образованию синяков и царапин.

Или как раз наоборот, прекрасно это понял и оценил.

Интересно, это вот во мне сейчас под ложечкой неприятно сосет чувство ревности, собственничество или так желудок реагирует на местную синтезированную пищу?

Зашипела дверь, закрывающаяся за спиной моей телохранительницы, а также куратора и наставницы. Нетрудно догадаться, что она здесь забыла — это ее варр Сангар как няньку ко мне приставил, разумеется. Может быть, Рил даже уже наслышана о моих подвигах в столовой.

Ну а учитель продолжал рассказывать о том, что каждый варр обязан в первую очередь в меру своих сил и возможностей обеспечивать безопасность и интересы своего Летающего Города. Во вторую — поддерживать безопасность и интересы верхушки своего клана, где бы они не находились и что бы ни делали, и слова и действия их не должны подвергаться сомнениям. И во время этой тирады впервые прозвучало мое собственное имя. Точнее, имя варра Кира, чье тело и титул я «оккупировал».

Ну и то же самое, но с меньшим приоритетом, касалось вообще всех варров рода Лерон.

Взамен же клан, город и высшее правление обещали полноправным жителям кров, пищу, заботу, безопасность и занятие по душе и по интересам — всем равные права и возможности, разумеется, пропорционально трудолюбию и согласно способностям. В общем, все как обычно, разве что гимн петь не заставляли да присягу принимать.

Затем варр Леор рассказал, что определить Лероновцев можно не только по характерному символу на браслете или других используемых устройствах, но и по особой татуировке, которую мы получим по завершении учебы. Видеть которую могут лишь члены родного клана или те, кому ее обладатель сам позволит. В общем, как я понял, продвинутый аналог партбилета.

Кстати, довольно симпатичная оказалась татушка: обрамленное кругом условное изображение летающего острова с городом на нем, поверх которого красуется стилизованный знак клана Лерон. Наносится на правое запястье с внутренней стороны и обычно она не видна, но стоит присмотреться — и тут же рисунок проявляется и начинает тускло светится нежно-голубым цветом.

Очень стильно!

После демонстрации этого своеобразного «украшения», наставник вкратце напомнил о кастово-профессиональной системе и разделении обязанностей, чем вызвал недовольство учеников:

— Ну конечно! — фыркнул Ботан, — Я полжизни готовился и мечтал стать ученым-исследователем. Но, видите ли, кто-то там решил, что мне больше «по душе и интересам» быть простым скульптором-работягой!

— Должен же кто-то улицы подметать, «свободная касса!» кричать и листовки у метро раздавать, — шепотом прокомментировал я, чтобы не быть услышанным.

Стоп!

Наставник ведь довольно подробно перечислял, какие занятия к каким рабочим кастам относятся. Медики и агрономы, воины и исследователи, воспитатели и простые музыканты — эти и многие другие профессии были озвучены варром Леором.

Но при этом далеко не все, что требуются для обеспечения жизни города с населением в двадцать тысяч человек. А где же уборщики, повара, электрики, сантехники и прочий обслуживающий персонал? Ладно, допустим, еду им всем готовит Всемогущий Пищевой Синтезатор, а посуда одноразовая и просто утилизируется. Но если вдруг прорвет трубу? Все эти песни-пляски и прочая творческая деятельность, конечно, хорошо — только вот кто за беззаботными танцорами и художниками, прошу прощения, дерьмо убирать будет?

Лэры? Слуги?

Даже если всю грязную работу действительно делают да хоть те же рабы или вообще — автоматика, то где техники и инженеры? Архитекторы? Кто здесь проектирует, создает, настраивает и ремонтирует те же тримы?

Какие, к черту, кузнецы и портные, если мой наряд явно фабричного производства?! А браслет и вовсе — вершина ментальных технологий с интерфейсом, напрямую проецирующимся в мозг? Я, может, программистом быть хочу! Или тут говорят «менталистом»?

Судя по тому, что мне уже удалось увидеть, здесь наверняка есть и какой-то аналог компьютеров и прочих устройств с микросхемами, проводами и каким-никаким софтом. А такую штуковину молотом не выкуешь, и на скрипке не запрограммируешь.

— Прошу прощения, варр Леор, — поднял я руку, — А кто создает ментальные браслеты или те же ментолеты? Или занимается их ремонтом? Я не припомню, чтобы вы об этом упоминали… А наша форма? Что-то мне не верится, что где-то сидит сотня-две каких-нибудь художников с иглой и ножницами наперевес, и дни за днями шьет однотипную одежду или башмаки для всех Лероновцев.

— Хороший вопрос, — усмехнулся наставник, — И ответ на него одновременно очень простой и очень сложный. Только я ведь вам об этом уже рассказывал. Ну-ка, варр Парде, продемонстрируйте нам мощь своего тренированного интеллекта и напомните всем присутствующим Первое Правило клана…

Ботан встал, не понимая, хвалят его таким образом или издеваются — ведь и получаса не прошло с того моменты, как были озвучены Правила.

— Любой ценой обеспечивать безопасность и поддерживать интересы города Лерон, — неуверенно повторил он.

— А почему?

— Потому что… мы тут живем?

— Потому что именно город обеспечивает безопасность и удовлетворяет базовые потребности всех своих жителей. Одежда и обувь, которую мы носим, то, что мы едим и пьем, наши ментальные браслеты и даже лекарства — все это создано им. Летающим Городом. И поэтому стать одним из его жителей и получить доступ ко всем этим благом — великая честь.

Угу. Прямо целая летающая Фабрика имени заслуженного героя труда Лерона, как наглядный пример победившего коммунизма в отдельно взятом городе.

— А что до претензий варра Парде насчет его врожденных талантов и любимых занятий, так мы с вами сейчас все наглядно продемонстрируем, верно, варр Рил? — и наставник подмигнул мне, недвусмысленным жестом подзывая к доске, — И вы тоже, варр Парде, идите к нам…

Пришлось выползать из-за «парты», внезапно ставшей такой родной и уютной. Судя по исказившемуся лицу Ботана, понуро топающего к учителю, тот тоже был не рад тому, что стал объектом всеобщего внимания.

Ну вот, как всегда — нет бы, сидел себе тихонько да помалкивал, так нет же, мне же больше всех нужно! Я же в каждой бочке затычка, что в садике, что в школе и в институте — первый выскочка. Ох и натерпится с таким правителем клан Лерон!

Уж я-то себя знаю…

Интерлюдия

— Эй, медсестра! — мужской голос гулким эхом разнесся по полупустым палатам, — Сюда, скорее!

Дверь палаты с грохотом распахнулась, и в нее вбежала запыхавшаяся девушка в медицинском халате.

— Что случилось? — она бросила быстрый взгляд на приборы, на капельницу и, наконец, на лежащего в палате интенсивной терапии пациента. Потом перевела его на второго молодого человека, который сидел на стуле рядом с кроватью больного, скрестив руки на коленях.

— Это нормально вообще? Ну, то, что он делает? — подал голос парень, кивая на неподвижно лежащего рядом пациента.

Медсестра демонстративно подняла взгляд к потолку:

— Делает что? Молчит? Не сбегает через окно на костылях? Не щиплет сестер за задницу перевязанными пальцами, не отпускает похабных шуточек и не делает всего того, чем достал персонал за свои предыдущие визиты к нам? Ну честное слово — мы уже с девочками спичку тянем, когда он к нам попадает…

— Да ладно, что вы так сразу, — смутился юноша, — Кир — отличный парень. Шубутной, конечно, малость, ну так ведь работа у него такая — устраивать шоу!

— И с каких это пор отличных парней девушки электрошокером бьют, да еще и от всей души? В общем, состояние пациента без изменений, как лежала эта ваша звезда Ютуба в коме последние сутки, так и продолжает…

Пальцы девушки тем временем словно жили своей жизнью, расплетая какие-то трубки, которые она перед этим достала из контейнера, нацепили на одну из них наконечник.

— Простите, раз уж вы тут, не подержите его голову в таком вот положении?

— Конечно, а что вы собираетесь дела... мамочки мои!

Медсестра положила под голову пациента полотенце, пальцами левой руки приоткрыла рот, а правой вставила ему между губ наконечник одной из трубок. Бросила быстрый взгляд на молодого человека, который послушно фиксировал голову своего товарища в указанном положении, и быстрым движением ввела трубку прямо в горло. Девушка продолжала ее проталкивать внтурь, пока та не вошла почти наполовину — именно это малоприятное зрелище и вызвало такую реакцию у невольного зрителя и участника процедуры.

— Я аж вспомнил, как в детстве зонд глотал, бр-р-р! А он что-нибудь чувствует, когда вы... ну... суете в него эти всякие штуки?

Не обращая никакого внимания на его болтовню, девушка смотрела на экран подключенного к трубкам прибора.

— Хм, странно.

Она подвигала трубку туда-сюда, пытаясь изменить ее положение, и снова вернулась к прибору.

— Подержите вот так, пожалуйста, — медсестра снова обратилась к своему "помощнику", передавая ему трубку, —Только осторожно, и не шевелите ее!

Достала мобильный телефон и кому-то позвонила.

— Алло, Ниночка? Слушай, а ты у нашей звезды сегодня уже была? К шести часам, да, как обычно? Спасибо, Нинуль… Ой, да как всегда, да… Еще нет… Погоди, коза ты крашенная — а ты уже про него откуда знаешь, а? Так я и думала — ну ничего ей по секрету рассказать нельзя, сразу всем растрезвонит. Нет, завтра второе будет. В кино пойдем, ну а там уже посмотрим… Ой, да ну брось, скажешь мне тоже… это же только второе свидание! Ладно, Нин, мне тут еще в куколки поиграть нужно, давай уже как ты на дежурство заступишь, чайку попьем и поболтаем, хорошо?

Теперь настал черед молодого человека, позвавшего медсестру, закатывать глаза с выражением лица, которое даже полный профан в физиогномике безошибочно определил бы как: «Ох уж эти женщины…»

— Кхе-кхе, — на всякий случай напомнил он о своем присутствии поняв, что эта болтовня может затянуться надолго.

— Простите, мужчина, как вас там? — наконец, убрала телефон девушка.

— Толик я… Анатолий, то есть.

— Вы, Анатолий, ничего со своим приятелем не делали, пока меня тут не было?

— Э-э-э… Например? Ну, рассказывал ему всякое — так вы же сами сказали, что с ним постоянно разговаривать нужно!

— А его самого вы не трогали? Руки-ноги не поднимали? Переворачивать не пробовали? И в рот ничего не пихали? — и после этих слов медсестра очень пристально посмотрела Толику прямо в глаза.

— Кроме той штуки, что вы мне сейчас сунули? Нет. И, кстати, у меня уже правая рука затекает — может, помассируете ее немного?

— Ой, простите!

Медсестра перехватила у него трубку и начала ее медленно вытаскивать, не сводя при этом взгляда с экрана.

— Так что случилось-то?

— И покормить вы его тоже не пытались?

— Ах да, совсем забыл! Я же с собой роллы принес. Вот Кирюха их все и умял, пока вы тут где-то бегали. Видели бы вы, как он ловко палочками орудует — тараканов на бегу за яйца хватает!

— Смешно вам, да. А мне вот не до смеха, потому что сейчас нужно будет этому вашему киногерою промывание желудка делать, чтобы его потом смогли нормально покормить.

— Покормить? Так ведь он же того…

— Мы подаем ему питательную смесь прямо в желудок через зонд, только через другой, — устало пояснила медсестра.

— А я думал, что вы его через эти трубки всякой там глюкозой кормите, — Толик указал на капельницу.

— Нет, пока что на внутривенное питание его не перевели, хотя лично я была бы только рада. Хлопот меньше.

Наконец, трубка с камерой была извлечена из пациента, и девушка принялась внимательно ее изучать. Легонько коснулась пальцем и даже принюхалась.

— Послушайте, — юноша прищурился, вчитываясь в надпись на бейджике, — Александра, — Так что случилось-то?

— По всем признакам, он совсем недавно плотно покушал. Хотя последний раз вашего приятеля кормили рано утром, одиннадцать часов назад — но сейчас его желудок чем-то заполнен, и я понятия не имею, что это такое и как оно там оказалось, если только... — и она снова посмотрела на Толика.

Тот замотал головой.

— А вы почему кричали-то? Тоже что-то заметили?

— Скорее, услышал. Это вообще нормально, что он там что-то бормочет?

— Бывает иногда, а что? Во сне люди тоже часто разговаривают.

— На языке, про который Гугл говорит, что такого нет, и никогда не существовало? Кир, конечно, башковитый парень, но вот с иностранными языками у него всегда было туго. Если это, конечно, не языки программирования.

— И что же он там бормочет?

— Да вот, я записал и пару фильтров наложил, убрал шумы и усилил… а впрочем, вы все равно не поймете…

С этими словами Толик достал смартфон и включил запись:

«Варра ла кхелай да’Лерон. Ха Лерон! Рилла Лерон!» — зазвучал слегка искаженный и усиленный шепот. Голос был явно мужским, а слова — незнакомыми.

— Знаете что, — медленно произнесла медсестра Александра, — Давайте-ка мы сейчас позовем Сергея Владимировича — это врач, который наблюдает вашего товарища — и обо всем этом ему расскажем, хорошо?..

Глава 20. Грани и границы таланта

Надеюсь, нас не заставят сражаться или состязаться в каком-нибудь ремесле?

Ну, допустим, выковать нож или смастерить пару башмаков я смогу, кое-какой опыт и знания имеются. А вот возможная драка как раз и пугает. Этот ботаник хоть и выглядит не особо внушительно, зато наверняка побольше моего знает о ведении боя при помощи ментальных браслетов и прочих местных штучек-дрючек.

— Вот, — наставник достал из ящика стола два листка бумаги, и один из них протянул мне, — Читай!

«Трииим!» — мысленно закричал я.

Ну а что делать? Если разговорный язык я каким-то чудом местных технологий понимаю, то с письменностью все совсем плохо — непонятные закорючки, они и в другом мире непонятные закорючки.

«Я могу сделать слоговую транскрипцию при помощи известных тебе символьно-звуковых обозначений», — отозвался сообразительный искусственный интеллект, встроенный в мой браслет.

«Валяй. В смысле, сделай это, пожалуйста».

«Перевод нужен?»

«Нет, может быть потом…»

И по экрану моего браслета поплыли хорошо знакомые символы за авторством Кирилла и Мефодия, которые я и начал зачитывать, делая вид, что читаю с предложенного мне листка:

— Варра ла кхелай да’Лерон. Ха Лерон! Рилла Лерон! Силэй но’арран…

И вот такой вот мути на добрых пол страницы. К концу которых меня охватила самая натуральная злость. Стою тут, как дебил, перед десятком великовозрастных школьников и по слогам читаю какую-то тарабарщину. А дома, между прочим, мама наверняка жарит на завтрак свои совершенно изумительные котлетки — вот что нужно было заказать в столовке! Первая строчка в «популярных» им точно была бы обеспечена.

— …келай-до! Ха, Лерон! — буквально выплюнул я последние не то слова, не то слоги.

Меня слушали молча. Не особо внимательно, конечно, но и не отвлекаясь и даже стараясь смотреть хотя бы примерно в мою сторону. Ну, уже хоть что-то. Конечно, я бы мог прочитать с выражением, эмоциями и даже, где нужно, пустить слезу — как-никак два года прямых и не очень эфиров и десятки интервью за спиной.

Но для этого нужно как минимум понимать текст.

«Трим, будь добр, сообрази мне перевод того, что я сейчас прочитал», — попросил я.

— …муно клеай. Рилла Леро-он… — мямлил себе под нос мой «оппонент».

Ха! Да я не зная языка куда увереннее читал, и даже ни разу не сбился… кажется. А этот хваленый умник словно и читать-то толком не умеет. И слушатели того и гляди зевать начнут. Красотка с Чучелом даже о чем-то перешептываться начали, не глядя в нашу сторону.

— Хватит, — варр Леор забрал листок у Ботана и протянул ему второй, — Теперь это.

— Кин раккат… — уверенно начал тот, и дальше отбарабанил весь текст гладко, без единой запинки и так бодро, словно за пару секунд успел и алфавит подучить, и еще пару чашек крепкого кофе накатить.

Там что, текст на каком-то другом языке? Надеюсь, что мой трим с ним справится.

— Теперь вы, варр Рилл, — и новый листок перекочевал в мои руки.

Буквы были те же самые — Кирилло-Мифодиевские — да и построение фраз, длина слов и предложений — тоже не отличались от того, что я прочитал пару минут назад, но…

Текст откровенно не шел. Я сбивался, теряя строчку, запинался, а потом и вовсе поймал ритм и монотонно пробубнил оставшуюся треть, просто чтобы поскорее уже закончить с этим издевательством.

— Ну? — обратился к классу наставник, — Кто-нибудь заметил разницу?

А то! Меня уже все задолбало еще на первой бумажке, тогда как наш хваленый умник ко второй только-только во вкус вошел и наконец-то буквы вспомнил.

— Варр Рилл с легкостью и уверенно прочитал обращение Охотника Скулла к воинам Лерон на пятом параде в честь Победы над Феномом Гарга, тогда как варру Парде его речь показалась откровенно скучной и неинтересной, — поднял руку «Тихоня».

— И?

— А вот инструкцию по управлению к маховому кузнечному молоту варр Парде наоборот, прочитал с живым интересом. Тогда как варр Рилл еле-еле осилил второй текст.

— Почему?

— Потому что это техническая документация, написанная скучным языком? Я сам чуть не уснул, пока слушал.

Ох! Мне сразу вспомнились студенческие годы и «снотворные» учебники по бухгалтерскому учету. Бр-р-р!

— Хорошо. А когда инструкцию читал варр Парде, вам тоже было скучно?

— Ну… Я думаю, что у него явно есть талант преподавателя, поэтому он смог привлечь внимание даже к такому сухому тексту.

— У кого-нибудь есть другая версия?

Мой оппонент поднял руку. Варр Леор посмотрел на него, кивком отметил, что обратил внимание на готовность ответить, но жестом показал, чтобы тот молчал.

— Варр Курьен, может быть вы?

— Я думаю так же, как и варр Бубон, — встал тот.

— Принимается. Варра Селира, а вы что скажете?

Красотка медленно поднялась, позволяя в полной мере насладиться достоинствами ее фигуры, больше не скрываемые партой. Хор-р-роша, сучка! Интересно, кого бы я выбрал между ней и Секси? Хотя, дурацкий вопрос — обеих, конечно.

— Ну, — она огляделась, словно ища поддержки у остальных членов класса, — Мне вообще показалось, что варр Парде совсем недавно читать научился.

— Эй! Между прочим, я книг прочитал больше вас всех вместе взятых! — вскинулся Ботан.

— Но потом он исправился, а вот варр Рилл явно перестал стараться.

— А почему так произошло?

— Ему надоело?

— Варр Рикар? — наконец, наставник обратил внимание на вытянутую руку Клоуна.

— Дело в тексте. Первый — это торжественная речь для воинов-ветеранов. Мне аж маршировать захотелось, когда я ее услышал. А второй текст, это просто занудное перечисление деталей, узлов и принципа работы какого-то механизма…

— Махового кузнечного молота, — раздраженно перебил его Ботан, — Разве трудно запомнить три простых слова?

— Стоп! — хлопнул в ладоши наставник, — Кто-нибудь понял, что сейчас происходит? Вижу, что нет, а значит, объяснять придется мне. Два ученика с талантом танцора считают вдохновляющей и интересной торжественную речь, предназначенную для воинов, но совершенно не воспринимают текст, который написан как инструкция для ремесленников. Даже не смогли запомнить название механизма, о котором идет речь — им это просто скучно и совершенно не важно.

Пф, лично я вообще ни одного слова там не понял.

— …тогда как варр Парде даже занудную инструкцию по эксплуатации смог прочитать так, что вы увлеклись этим описанием, пусть и не особо вам понятным. Потому что ему это по-настоящему интересно. Пока что подсознательно, и он даже сам этого не понимает, но текст находит в нем отклик и затрагивает какие-то особые струны где-то там, внутри. Так откликается в нем талант настоящего скульптора.

Наставник умолк, наблюдая за нашей реакцией. Судя по его вздоху, класс учителя очень и очень сильно разочаровал.

— Хорошо. Пока поясню так. Вы будете быстрее всего и эффективнее обучаться именно тому, к чему у вас есть склонность. Знания и навыки вашей специализации будут с легкостью усваиваться, тогда как с другими сферами возникнут явные трудности — вы должны быть к этому готовы и понимать, что причина не в вашей неспособности запомнить пару лишних движений или формул. А в том, что настоящих вершин мастерства вы сможете добиться лишь в своей области. Именно поэтому, варр Парде, будет лишней и бессмысленной тратой ваших и наших сил записывать вас в ряды ученых и исследователей. Это просто не ваше.

Ботан обиженно засопел, но промолчал.

И до меня вдруг дошло.

Это он читал торжественную речь и инструкцию к какому-то там молоту.

А для меня и первый, и второй текст — это был всего лишь набор совершенно бессмысленных звуков! И, тем не менее, читая по первой бумажке, я разве что ногой не притоптывал в такт и действительно, чувствовал себя так, словно выступал перед парадом. А вот на второй чуть не уснул, будучи не в силах сосредоточиться на тексте.

Выходит, что эта хрень с генетической предрасположенностью работает даже если ты не понимаешь ни слова из того что говоришь или слышишь! Правда, пока что не понятно, хорошо это или плохо, и какие лично для меня могут быть последствия, но в том, что они будут — я даже не сомневался.

— Сейчас вы получите тестовые наборы. Это простые головоломки, с которыми вы будете работать до конца нашего занятия, — объявил варр Леор, — Каждая из них решается при помощи базовых функций ваших ментальных браслетов. Ваша задача — понять, при помощи каких именно, и задействовать их для решения.

Дверь в кабинет распахнулась, и вошли три старших ученика, занося коробки размером с обычный набор шахмат, и оставляя перед каждым из учеников по три штуки. Внутри каждого контейнера (их материал был больше похож на пластик, чем на бумагу или дерево) оказались различные конструкции с фигурками — что-то вроде детских наборов игрушек. При помощи трима я смог перевести названия на коробках.

«Арена» напоминала цирковой манеж шестигранной формы, по которому вдоль высокого барьера гонялись друг за дружкой резные разноцветные фигурки каких-то животных. Разобрать, каких именно, мне не удалось — уж слишком быстро те носились.

«Лаборатория» уже больше была похожа именно на головоломку — это оказался подвесной лабиринт из стеклянных трубок, к которым снизу или сбоку подсоединялись колбочки с жидкостями разных цветов.

Ну и последний, «Зверопарк», был набором клеток с крошечными животными внутри и пустыми кормушками, а напротив — стояли раскрытые мешки с разными кормами.

— Есть! — радостно закричал Клоун, когда над его «Зверопарком» зажегся иллюзорный огонек обозначающий, что задание выполнено.

Кто там он у нас? Художник? Значит, его специализация… ладно, черт с ним, начну с самой простой игрушки — с бегающих по кругу зверьков. Там составляющих поменьше, да и принцип работы, вроде, понятен.

Двигаются слишком быстро? Это поправимо!

Я перелил 1 единицу ментала в свой браслет, переходя в состояние «готовности».

И стал чуть быстрее, чуть сильнее, чуть сообразительнее и бодрее — достаточно, чтобы рассмотреть бегающих по кругу шесть разноцветных… коров! Самых обычных рогато-хвостатых «буренок» с совершенно нормальным количеством конечностей и рогов.

Белая, красная, зеленая, желтая, синяя и серая — такого же цвета, как и грани у самой «арены».

Нет! Цвета те же самые, а вот порядок отличается! За зеленым цветом идет не желтая грань, а синяя. Еще 1 ментал ушел на активацию режима ускорения, в котором я успел схватить две бегущие коровы, приподнять и поменять их местами.

Есть! Над головоломкой вспыхнул сигнальный огонек, и я переключился на следующую.

Бросил быстрый взгляд — уже половина учеников справилась с одной, а некоторые и с двумя загадками, значит, есть смысл поспешить.

Теперь «Лабиринт».

Я сразу отыскал стрелку, обозначающую начало. Ага, в трубке находится шарик, а на колбе прямо под ним — символ огня. Вот только ни спиртовки, ни каких-то других источников тепла поблизости не нашлось. А значит, придется использовать трим — тем более, что в нем нашлась функция нагрева / охлаждения.

Коснувшись пальцем колбы, я активировал браслет и мысленно «нажал» иконку с изображением пламени. Колба начала нагреваться, а красноватая жидкость в ней закипела. В трубке позади шарика начал собираться розовый туман, и, наконец, тот покатился по лабиринту, когда давление за ним стало достаточно высоким.

Вот только недалеко он укатился! Через несколько сантиметров шарик уперся в тонкую прозрачную «перегородку», преграждающую путь.

И что делать?

Коснулся пальцем трубки в том месте, где находилась помеха, и снова пустил тепловой импульс. Прошло несколько секунд, прежде чем преграда растаяла, открывая путь шарику. Это оказалась самая обычная пластинка льда.

Еще несколько сантиметров — и новая преграда. На этот раз шар попросту застрял в слишком узкой трубке. Ну, физику в школе мы изучали, так что про расширяющее и скукоживающее действие температур на разные материалы я кое-чего знаю.

Нагрев не сработал, стало только хуже. Пришлось поменять режим и, выбрав иконку «Снежинка», охладить выбранный участок. Точнее, сам шарик, который благодаря этому сжался достаточно, чтобы продолжить свой путь до следующей преграды, которым стал крутой поворот с присоединенной к нему колбой, точно такой же, как и в самом начале лабиринта.

В общем, ничего сложного: нагревая (как правило, жидкость в них имела красный оттенок) или охлаждая (те, в которых вода была синей или голубой) разные емкости, заслонки или просто участки прозрачных трубок, я благополучно довел шарик до конца лабиринта, получив в награду огонек.

Остался «Зверопарк». Здесь тоже все просто: нужно покормить зверушек, правильно подобрав для них корм. Что тут у нас? Корова, собака, мышь, кролик и жаба. В мешках же обнаружилась трава, морковка, сухари, мясо и черви. Живые, кстати. В общем, догадаться нетрудно, кому чего сыпать.

Вот только при чем тут браслет и ментальные силы, если это банальная задачка на логику и знания? Значит, что-то я упускаю…

Может, попробовать методом перебора функций браслета найти «ключ»?

«Трим, напомни-ка мне, что ты умеешь из базового?»

На экране высветился список названий:

- Терморегуляция;

- Стимуляция;

- Диагностика;

- Обеззараживание;

- Ускоренное восстановление;

- Считывание информации;

- Активация приборов;

- Устройство связи.

Первые два варианта я уже использовал. А вот про последний пункт, кстати, нам почему-то на лекции не рассказывали. Итак, методом исключения получается…

*****

Уважаемые читатели! Не хотите попробовать предположить, что именно нужно делать в этой головоломке, и какие возможности ментального браслета использовать?

Глава 21. Физкультура по-варрски

Самый простой вариант — это сперва посмотреть, что это за животные и корма. Поэтому я переключил трим с режима терморегуляции на получение информации, и посмотрел на зверушек.

Корова называлась «Мун», собака оказалась уже известным мне «Хаффом», а мышь, кролика и жабу ментальный браслет определил как «Шушу», «Хрума» и «Кваку». Такое ощущение, что им названия не то ребенок придумывал, не то кто-то не особо зрячий — по издаваемым ими звукам.

Интересно, как они здесь тогда рыбу называют? Буль? Ап-ап?

А разные породы животных одного и того же вида?

Впрочем, сейчас меня должно интересовать решение головоломки, а не то, как на Арлете обзывают карликовых пинчеров или древесных лягушек.

Помимо названий и указания примерного веса карликовых зверушек, трим так же поведал мне о том, что хафф — спит, а голодны только мун, шуша и хрум. Значит, жабу кормить не нужно, да и собаку, скорее всего, тоже — мне же легче!

Поэтому я со спокойной совестью насыпал в кормушку кролику морковки, крысе (а шуша при ближайшем рассмотрении оказалась именно ею, а не безобидной милой мышкой) — сухарей ну и травы муну. Вот только ожидаемый огонь так и не загорелся. В чем проблема?

Может, они должны начать есть? Или дать корове морковку, а кролику — траву?

Пока я думал, проблема обнаружилась сама собой.

Крыса, которая за эти секунды успела слопать несколько засохших корок хлеба, вдруг запищала и… лопнула! Правда, совершенно бескровно, словно воздушный шарик.

Я провалил испытание. Так что мне только и осталось что сидеть и ждать, пока закончат остальные, более медлительные или менее сообразительные одноклассники.

— Время вышло! — объявил, наконец, наставник.

Итого из пятнадцати человек трое не успели выполнить задание, и четверо — в чем-то ошиблись.

— Варр Рилл… — подошел ко мне учитель, — Расскажите мне, как вы решили загадку «Арены».

— Последовательность цветов не совпадала, — пожал я плечами.

— И вы…

— Ускорился и поменял мунов местами, чтобы порядок цветов соответствовал стенам.

— Ага. Забавно.

— Но ведь я правильно решил задачу? Огонь загорелся!

— Да. Вот только нужно было менять местами не животных, а пластины, из которых собраны стены арены. При этом синяя — очень холодная, и ее нужно было сперва нагреть. А чтобы вытащить желтую, нужно приложить значительное усилие.

— Значит, ваша задача имеет три решения, — пожал я плечами.

— Три? — удивился варр Леор.

— Можно еще было их перекрасить. Мунов или стены.

— Да… Действительно — три решения…

— А что не так со «Зверопарком»? Я перепутал корма?

— Нет. Просто сухари были отравлены. Вам нужно было провести диагностику, чтобы выяснить это, и обеззаразить их.

Кстати, самыми сложными загадками оказались «Лабиринт» и «Звероферма» — именно они вызвали больше всего затруднения у учеников, как я заметил.

— Теперь отправляйтесь в тренировочный зал, где ваше обучение продолжит варра Рил, — объявил наставник, — Наши с вами занятия на сегодня закончены. Увидимся завтра утром здесь же. С теми, кто окажется этого достоин, — лицо варра Леора при этих словах было похоже на каменную маску, так что я не понял, шутит он или говорит серьезно.

Значит, сейчас моя телохранительница будет учить нас изысканному ного-рукомашеству. И наверняка с применением боевых умений трима. Ох, и чует моя пятая точка, что ничем хорошим это не закончится!

Тренировочный зал оказался огромной комнатой с потолком под пять-шесть метров. Пол был выложен шестигранными упруго пружинящими плитками, а в самой дальней и ближней стене, в которых отсутствовали окна, были прорезаны нестройные ряды шестигранных отверстий разного размера. С потолка свисало два каната, а в дальнем углу стояло что-то напоминающее брусья, только на опорах пирамидальной формы.

В центре зала в позе лотоса сидела варра Рил, а на ее коленях лежала круглая палка примерно с метр длиной. Не то указка-переросток, не то тренировочный деревянный меч.

Следуя указаниям Ботана, мы выстроились у ближайшей ко входу стены в шеренгу, вдоль светящейся линии. Как только построение приняло более-менее аккуратный вид, линия погасла и наша наставница открыла глаза.

Медленным взглядом обвела собравшихся, ни на ком не задерживаясь.

К слову, никакой формы нам не выдали и ничего, похожего на раздевалку, по пути тоже не встретилось.

— Кто из вас в прошлой жизни был воином? — внезапно спросила наставница.

Треть учеников подняла руки.

— Хорошо. А кто имел дела с силовыми клинками?

Четверо. Двое из которых пока что ничем особым не выделились, так что я им и прозвищ еще не придумал. Ну, пусть будут Гамма и Дельта, по первым буквам их имен. Простите, мужики, ничего личного, все претензии к древним грекам.

— С пси-перчатками?

Ученики начали переглядываться, бросая друг на друга подозрительные взгляды. Наконец, несколько человек подняли руки. Хмурый Бугай, ухмыляющийся Граф, Чучело и Невидимка.

Глядя на них, еще трое из не обозванных мною подняли руки.

Эпсилон, Сигма и… Ну, раз уж Дельта оказалась занята варром Декаром то ты у меня будешь зваться Дубль. Заслужите нормальные прозвища — переименую.

— Варр Курьен, — Рил обратила внимание на Графа, — вы и с силовыми ножами работали, и с перчатками?

— У меня много разных талантов, — дернул тот плечом, — улицы наземных городов отличные учителя.

— Вот это мы и проверим. Варр Амирьен, — обратилась она к Невидимке, не составите ему компанию?

Оба названных ученика вышли из строя. На полу, между шеренгой учеников и наставницей, загорелись два символа — примерно на расстоянии трех метров друг от друга. Граф и Невидимка встали прямо на эти метки, и те потускнели.

— Чем отличается бой варров от любого другого поединка? — спросила вдруг варра Рил и тут же продолжила, отвечая сама себе, — Тем, что мы задействуем силу своих ментальных преобразователей, используя ее как для нападения, так и для защиты. Мы быстрее, сильнее, и у нас всегда с собой есть оружие.

При этих словах в ее руке сверкнул уже знакомый мне Силовой Меч, а во второй руке возник шестигранник Ментального Щита.

— Но у наших сверхспособностей есть ограничение. Это время действия, и количество ментала, который расходуется на их применение. Поэтому бои варров скоротечны, и больше похоже на решение головоломки, чем на обычный обмен ударами. И вы всегда должны понимать, что напротив вас стоит точно такой же обладатель трима и всех его возможностей, которые он пустит против вас.

Она посмотрела на учеников и отдала приказ.

— Ускорение, второй ранг. Другие умения не использовать! Бой до первой крови или падения.

Граф и Невидимка встали в стойки и посмотрели друга на друга.

— Режим ускорения! — одновременно выкрикнули они и ринулись в драку. Двигались бойцы так быстро, что движения атакующих и блокирующих рук и ног почти невозможно было различить, да и сами их тела словно размыло.

Все закончилось секунд через десять. Варр Амирьен оказался на полу, а из его рассеченной скулы стекала тонкая струйка крови.

— Это был «прямой» бой в равных условиях. В такой схватке исход определяет владение навыками рукопашного боя. А если противники равны, то личный запас ментала. Кто потерял скорость — тот, разумеется, проиграл.

— Но это — идеальный случай, и такое возможно разве что во время дуэли по оговоренным правилам или на состязании. Варр Парде, я так понимаю, вы больше всех присутствующих знаете о возможностях трима. Что бы вы сделали, если бы я не задала жестких условий для поединка?

— Я бы его в кашу размазал, — пожал тот плечами.

— Как?

— Третий ранг ускорения. Или порезал бы. Или сбил с ног импульсным ударом, не позволяя к себе приблизиться.

— Именно. Есть много разных способов поймать шушу. В трим-поединках есть две тактики: атакующая и контратакующая…

— Три, вообще-то… — негромко пробормотал Ботан, но варра Рил, как и все мы, наверняка находящаяся под стимулирующим эффектом трима, его услышала.

— Вы про защитную, варр Парде? Да, некоторые воины используют ее, чтобы взять противника измором, заставить его истощить свои запасы сил в попытках пробить щит, но… Чтобы ее использовать, вы должны быть уверены, что вам хватит ментала на поддержание щита достаточное количество времени. Вы должны быть уверены, что ранг атак противника ниже, чем ранг вашего ментального барьера. И, наконец, вы должны быть уверены что он вообще нападет, а не спокойно дождется, пока вы потратите все свои силы на поддержание барьера.

С каждой ее фразой улыбка на лице нашего заучки становилась все менее и менее уверенной, пока и вовсе не пропала. Похоже, что у Ботана с запасами ментала все в полном порядке, и он большие надежду возлагал на эту свою защитную тактику и не думал, что есть такой банальный способ ее переиграть — просто ничего не делать и ждать.

— Итак, атакующая тактика. Она рассчитана в первую очередь на то, чтобы опередить противника и нанести свой удар раньше, чем тот сумеет подготовиться к нему или даже вступить в бой. Поэтому стандартным началом в таком случае служит Ускорение, чтобы получить раннее преимущество в скорости, или опережающий удар Импульса, чтобы выиграть время. Кто скажет, чем плох второй вариант?

Желающих не нашлось, даже наш всезнайка промолчал.

— Тем, что есть риск промахнуться. Иди противник увернется, а вы теряете преимущество первой атаки. Не забываем, что переключение режимов трима занимает около четырех-пяти тактов. В особо исключительных случаях, при отличных ментальных данных и путем изнурительных тренировок можно сократить это время до трех тактов, но это не про вас.

Хм, что-то не припомню такого. Трим?

«Такт, минимальная единица измерения времени, примерно равная 0,25 используемого тобой понятия «секунда», — отозвался помощник.

Значит, пинг в целую секунду?

А если не переключаться, а использовать повторно то же самое умение?

«Один такт».

Итого получаем четыре выстрела в секунду, которые «сожгут» 4 заряда ментала из моих 7. Или даже из 6, если находиться в режиме пассивной стимуляции. Интересно, а какой запас энергии у остальных учеников?

— Тактика же контратаки основана на попытке предугадать первый шаг противника, нейтрализовать его и тут же нанести ответный удар, а в идеале — одновременно. Причем такой, который враг не будет ожидать. В таком случае первой идет связка из Ускорения и последующего Щита или наоборот — сперва ставится защитный барьер, а затем вы ускоряетесь, и уже третьим действием совершаете свою атаку. Если доживете до этого момента.

Последняя фраза прозвучала весьма зловеще, так что мне даже жаль стало тех, кто сражается от контратаки. Звучит как не самый удачный выбор, как по мне.

— Получается, что ускорение — почти обязательный элемент любого боя? — озвучила свои выводы Красотка.

— Возможность двигаться вдвое-втрое быстрее противника — это очень серьезное преимущество, и было бы слишком глупо игнорировать такую возможность.

— Но это ведь ненадолго…

— Можно использовать умение более высокого ранга или применить его повторно, когда эффект ускорения пройдет. Но, как я уже говорила, поединки варров длятся всего несколько мгновений — до первой ошибки одного из бойцов.

Пинг 1 секунда. Плюс время на саму активацию… Ха! А вот с этим я как раз знаю, что делать.

— Трим, меняю голосовую команду для перехода в режим ускорения на «Хаст».

«Голосовая команда по умолчанию изменена на кодовое слов Хаст», — послушно отозвался помощник.

Вот я и выиграл себе как минимум пол такта. И вовремя, потому что прозвучало мое имя! Теперь надо бы и остальные команды «оптимизировать» — программист я или кто?

«…Голосовая команда по умолчанию изменена на «Хил»… изменена на «Бласт»… изменена на «Шилд»… изменена на «Сорд»…»

Вот тебе и великий могучий английский язык. Более того — теперь противник не сможет опознать, какое именно я активирую умение. Хотя, конечно, нужно учиться мысленному управлению.

— …варр Рилл! — донесся до меня строгий окрик.

Проклятье, все никак не привыкну к своему фальшивому имени! И давно она меня тут всуе вспоминает?

— Да?

— Не знаю, где вы там витаете и чем занимаетесь, но искренне надеюсь, что вы мысленно продумывали различные тактики ведения боя и сейчас продемонстрируете нам свои наработки.

Я посмотрел туда, где горели метки, обозначающие позиции противников.

Одна из них горела ярко и ждала меня, а вот вторая…

Эта стерва выставила мне в противники Ботана! Видать, решила отыграться за сломанную ногу!

Я поймал ее насмешливый взгляд и, обреченно вздохнув, поплелся огребать люлей от сопляка, который в нормальной ситуации лег бы с пары хороших ударов.

Глава 22. «М» - Мотивация

С другой стороны, варра Рил знает, что я та еще крыса и играю грязно, может, это как раз поучительный урок для нашего великого всезнайки?

Ладно, буду мыслить позитивно.

Скорее всего, эта мегера поставит нас в равные условия, ограничив ранг умений или вообще сами умения конкретным списком.

Или нет.

— Первый ранг! — командует стервочка.

— Режим ускорения, — раздается со стороны противника.

— Шилд! Хаст! — чуть-чуть запоздав, выкрикиваю я, указывая место для формирования ментального барьера и одновременно прыгая вперед-вправо.

Противник явно удивлен, услышав мои команды и не поняв, что именно я там кричу, поэтому с небольшой задержкой добавляет:

— Импульс!

Из его раскрытой ладони вылетает светящийся снаряд размером примерно с теннисный мячик и летит в мою сторону. Но недостаточно быстро — меня там уже нет.

Прыжок вперед-влево, и еще два снаряда пролетают мимо, потому что я уже ускорился.

— Хаст, хаст!

До противника осталось два прыжка. Перворанговые снаряды в исполнении нашего Ботана явно недостаточно проворны, чтобы зацепить двигающегося «маятником» меня, так что теперь у него остается всего три варианта действий.

Выпустить еще два-три снаряда, пытаясь все же в меня попасть. И спустить на это остатки ментала — вряд ли у него запасов больше, чем у самого Небесного Лорда, пусть даже под моим контролем тот и работает на минималках.

Второй, это использовать защиту и думать, что делать дальше, потеряв на переключение драгоценную секунду действующего ускоренного режима и единицу ментала.

Ну и третий вариант, попытаться отбиться в рукопашную при помощи силового меча, который будет работать в шоковом режиме. На его месте я бы выбрал именно этот вариант, как самый «долгоиграющий» по времени действия.

— Режим ускорения… — проблеял мой грозный противник и бросился бежать.

Дурашка.

Разумеется, он тут же споткнулся о выставленный мною позади него ментальный барьер, а потом на него обрушился я. Точным пинком слегка помог гравитации завершить ее работу по перемещению падающего тела в направлении пола, а потом еще добавил под ребра, пока тот окончательно не «огоризонталился» и поединок не закончился.

Вот только варр Парде оказался не так-то прост!

Он ловким кувырком ушел в строну, и моя нога беспомощно пнула воздух. А пока я восстанавливал равновесие, противник уже вскочил на ноги, вставая в неуклюжую бойцовскую стойку.

Хочешь драки? Будет тебе драка! Вот только я, в отличие от него, и драться умею и ментала потратил меньше — еще на пару-тройку трюков осталось.

Перетекаю в стойку, шагаю вперед и бью ногой. Банальный «маваши», но в мире, где нет восточной школы боевых искусств, боковой удар в голову, да еще и с двухкратным ускорением, станет неприятным и весьма болезненным сюрпризом. Переключиться в защитный режим этот дрыщ не успел, так что…

Да, он «удивился», но на ногах удержался. Мотнул головой, и попытался на корявый блок принять мой следующий удар — прямую двойку в лицо. Идиот. А вот если бы Ботан отступил и увеличил дистанцию, как предполагалось, то я бы просто сбил его с ног подсечкой. Теперь же придется сделать парнишке больно, и, скорее всего, не один раз.

Противник вяло отмахнулся, пытаясь меня достать, и я автоматически блокировал удар предплечьем.

— М-мать! — вырвалось у меня неосознанно.

Откуда у него столько силищи?! Всю левую року как молнией пронзило, и она даже онемела. Больно и очень неприятно!

Слишком поздно я понял, что дело было вовсе не в силе, а в едва заметном полупрозрачном силовом клинке, который на десяток сантиметров выдвигался из правого кулака моего соперника.

Но как? Когда?

— Блок! — запоздало выкрикнул я, пытаясь защитить руку, но тут прилетел второй удар, от которого мне защититься не удалось.

Прямо в солнечное сплетение.

Воздух решил дезертировать первым, покинув мои легкие. Вторым «помахал ручкой» свет, и в глазах потемнело. Затем пришла боль. Острая и пронзающая меня насквозь, словно булавка подслеповатого энтомолога редкую букашку — так же беспощадно и со зловещим хихиканьем.

— С-сука! — буквально выплюнул я, прежде чем рухнуть на пол.

Ноги-руки онемели, в ушах звенело — даже собственного голоса не слышно.

С другой стороны, все это оказалось настолько невыносимо, неприятно и мучительно, что теперь-то уж я точно проснусь. И прости-прощай неведомый Арлет со своими бой-бабами модельной внешности, сомнительными деликатесами и псами-телепатами.

Надеюсь, что ты когда-нибудь мне еще приснишься.

Проклятье, как же больно!

Наверное, я даже стиснул зубы от боли. Может быть, даже откусил кончик языка и вот-вот напьюсь собственной кровушки — но на фоне огненной волны, снова и снова накатывающей на меня с каждым ударом сердца, ничего этого все равно не чувствую и не слышу.

Ни боли, ни вкуса крови, ни хруста крошащейся эмали.

— Варр Парде, вы нарушили условия поединка и отстраняетесь от занятий! — свозь обволакивающий меня туман услышал я искаженный голос наставницы.

Так ему, этому зазнайке — ибо нефиг ковырять своими шоковыми зубочистками восходящих звезд российского Ютуба!

С этой мыслью я и потерял сознание.

Точнее, проснулся…

— Киря! — чей-то настойчивый голос звал меня по имени, снова и снова пробиваясь сквозь ушную вату.

Или ушную серу?

А бывает вообще ушная вата, или это я только что придумал, после бурной попойки весь такой из себя креативный?

О том, что накануне мы пили, и весьма серьезно — явно свидетельствовала головная боль, неприятный привкус во рту и мое странное положение. Обычно у меня нет привычки корчиться на кровати, изображая из себя хитрый крендель.

Или это из-за той боли, во сне?

Я осторожно вдохнул, прислушиваясь к ощущениям.

Вроде все в порядке.

Приснится же такое! Прямо сюжет для какого-нибудь фильма или книги. Кстати, а действительно — почему бы не написать фантастический роман по мотивам своего сна, а? Про попаданца в параллельный мир. Вообще, писать книги сейчас у Ютуберов и прочих блогеров — очень трендовая тема. А я чем хуже?

Вот только сам момент с попаданием надо будет переписать. А то переместиться в другой мир от удара шокером — как-то не особо мужественно…

Так, где смартфон? Надо бы надиктовать свои задумки, пока мысля свежая. Я потянулся к прикроватной тумбе, где обычно у меня заряжался мобильник, но не справился с пилотированием собственного тела и чуть не свалился с кровати. Пришлось открывать глаза, чтобы нормально ориентироваться в пространстве.

Никакой тумбы с заряжающимся на ней смартфоном рядом с кроватью не было.

Вместо нее стоял белоснежный пластиковый столик с высоким граненым графином. Да и постельное белье тоже оказалось незнакомым — у меня в жизни не было ничего такого скучного, белоснежно стерильного и…

Где я вообще?

Не дома — это точно.

В гостинице?

У кого-то из нашей команды?

Чем все закончилось и вообще, что вчера произошло-то?

Старт нового проекта был, это да. И, как правило, это дело у нас заканчивается коллективной пьянкой по палаткам. Шутку с медвежьей шкурой я тоже не одну неделю планировал и готовил. А значит, и сисястая дура с электрошокером — тоже была настоящей.

Если да, то я, скорее всего, нахожусь в больнице.

А зовет меня, выходит, медсестра — голосок-то явно женский.

— Киря!

Какая-то уж больно фамильярная мне попалась медсестричка. Или у нее есть основания для подобного обращения? Ай да я, ай да кобель! Надеюсь, она хоть симпатичная…

— Кирилл Птицын, я знаю, что ты уже пришел в себя.

— Ха-ха, очень смешно, — хотел сказать я, но вместо слов получилось что-то среднее между карканьем и блеянием.

А потом меня прошиб ледяной пот.

Рывком принимаю сидячее положение, и вижу удаляющуюся фигуру в белом халате.

Точнее, женскую фигурку в довольно коротком белом халатике.

— Уф, и привидится же такое. А то уж я грешным делом подумал, что и впрямь оказался… — начал я, поворачиваясь, но не договорил.

Потому что на меня смотрела варра Рил собственной персоной. Ее тонкие длинные пальцы нетерпеливо барабанили по шестигранному(!) столику, на котором стоял, опять же, шестигранный графин, заполненный наполовину.

Да, это могла бы оказаться одна из медсестер, лицо которой я увидел в полубеспамятстве, а потом мое подсознание использовало этот образ при создании сна, но…

Вот только на руке «медсестры», как две капли воды похожей на мою телохранительницу из сновидений, надет ментальный модулятор с характерным символом клана Лерон.

И на моем правом предплечье, к слову, тоже. И как я только его сразу не почувствовал?

— Значит, это был не сон…

— Нет, — покачала она головой, — К сожалению. Ты далеко не самый приятный из моих подопечных. Хотя, должна признать, и не самый мерзкий.

Я вытянул руку под тонким одеялом, нащупал собственную ногу и хорошенько ущипнул.

Больно!

Не жалея, от души, влепил себе пощечину — и всю правую половину лица, как и положено, словно обожгло.

Варра Рил наблюдала за мной с нескрываемым любопытством.

— Тыкать себя пальцем в глаз или кусать за локоть — не будешь? — поинтересовалась она.

— А надо?

— Разные миры — разные обычаи. Порой довольно странные, — девушка пожала плечами, — Хочешь, могу тоже сделать тебе больно. Или приятно…

Ее рука недвусмысленно легла на одеяло в области моего паха.

Я машинально вздрогнул. От неожиданности, разумеется. Кстати, не самый худший способ проверить, что все происходящее — не сон!

Вот только обстановка совершенно не располагала к подобным развлечениям. И дело даже не в свете или в том, что это больничная палата, куда в любой момент кто-то может заглянуть или зайти.

Проблема была во мне.

В моих мыслях.

Я-то все это время был искренне уверен, что сплю! А когда проснусь, то окажусь снова в совершенно нормальном мире и в своем родном теле. Живом и здоровом, а не…

Выходит, Кирилл Беркут застрял в чужом мире навсегда? А для своих друзей, для коллег, для сотен тысяч моих подписчиков, для мамы, для сестренки и для старой слепой таксы Чучи я…

К горлу подкатил ком, а глаза защипало.

Выходит, я их больше никогда не увижу? Не будет больше дурацких подколок от Костика, и я не получу очередную «открытку», нарисованную Ташкой на 23-е февраля? Не услышу, как тихонечко напевает мама, когда думает, что никого нет рядом?

— А там…. Там я действительно умер?

Какой же у меня мерзкий сейчас голос! Только бы не разреветься, только не при ней, не при этой железной суке.

— Да. Как и все прочие до тебя.

Мне даже представилось, как она равнодушно пожимает плечами, говоря это — рассмотреть мешают застилающие взор слезы.

Стоп!

Вот что не давало мне покоя все это время, вот что подсознательно я пытался игнорировать и не обращать внимания. У меня не только нет обратного пути, как у официального покойника. Я и в этом мире — лишь временное явление! Очередной заместитель куда-то запропастившегося хозяина чужого тела.

Сторож.

Дублер.

Марионетка.

Очередная. Временная. Замена.

Такая же, как и многие другие до меня.

А значит, когда вернется настоящий Варр Кир…

— Что со мной будет?! — «слезоточивое» настроение как рукой сняло, а вот голос по-прежнему какой-то чужой. Хриплый и «надтреснутый». Неприятный.

— Твои показатели в норме, можно хоть сейчас выписывать. А потом мы отправимся в Небесный Дворец, и твое обучение продолжится.

— Я не об этом.

— Официально объявлено, что наш Небесный Лорд приболел, вернувшись с очередной Охоты. Но через неделю, максимум полторы, тебя придется показать людям. И для нас всех будет лучше, если ты окажешься готов к этому сроку. Тебе придется…

— Ты прекрасно понимаешь, о чем я спрашиваю! — сорвался я на крик, перебивая ее, — Что со мной будет, когда вернется этот ваш хваленый Лорд Хранитель, князь, охотник, тринадцатый ландграф и как-там-его-еще-звать ан’Лерон?

— Скорее всего, твоя личность будет вытеснена более сильным разумом и перестанет существовать, — вот теперь я увидел, как она делает это.

Пожимает плечами так, словно речь идет о том, не прокисло ли молоко в холодильнике. Ну подумаешь — значит, будут блины не на свежем, а на кислом молоке. Всего-то.

— Хаст!

Секундная пауза.

— Сорд! — командую я и вливаю весь доступный мне ментал в силовой клинок.

А затем подношу полупрозрачное лезвие к своему горлу и добавляю, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно ровнее и спокойнее. Как у человека, которому действительно больше нечего терять, и он готов на все.

Впрочем, так оно и есть.

— Получается, у меня сейчас в заложниках глава вашего клана, генетически созданный лидер летающего города Лерон?

Ну что, стерва, посмотрим, как ты теперь запоешь…

Глава 23. «М» — Морковка

Я замер, кожей ощущая зловещее тепло смертоносного оружия. Всего одно движение отделяет меня от вечного мрака. Или пара-тройка недель — но исход все равно будет одинаков.

— Третий ранг клинка? — фыркнула она, — Тебе придется хорошенько постараться, чтобы отпилить себе голову до того, как я прекращу это издевательство над телом благородного варра.

Мда, совсем не такую я себе представлял реакцию.

В горле пересохло.

Я захотел, было, сглотнуть в бесполезной попытке подарить ему хоть немного липкой влаги, но вовремя вспомнил о приставленном к шее силовом клинке. Прямо напротив сонной артерии, чтобы никому не оставить ни малейшего шанса.

— Вряд ли твой лорд скажет тебе спасибо, вернувшись в холодный труп. Ты ведь должна защищать его драгоценную тушку, а не ее содержимое в моем лице, я правильно понял?

— Надо же, какой умный мальчик, — она скривилась, — Мы находимся в Сердце Лерона, так что любые ранения, который ты сумеешь причинить нашему лорду, легко будут исцелены, и даже шрамов не останется. Конечно, нам снова придется повторить ритуал призыва, чтобы найти новую замену, и в итоге из-за тебя мы потеряем целые сутки. А ты — подохнешь.

Ладно, сама меня вынудила.

И я поднял клинок повыше, поставив его напротив своего глаза и стараясь при этом не моргать.

— Если мозг умрет, то возвращаться твоему хозяину станет некуда, сучка. Так что сиди и не гавкай.

Варра Рил негромко рассмеялась, и кокетливо поправила рукою непослушный локон.

Движения плавные, спокойные и вполне естественные, а значит, она не перешла в ускоренный режим, чтобы попытаться меня остановить.

Почему?

И я тут же получил ответ.

— И ты даже не хочешь использовать свой единственный шанс на спасение, а может быть, даже и на возвращение домой? — насмешливо поинтересовалась она, выразительно вскинув бровь.

Да неужели?

— Я внимательно слушаю. Клинок проживет еще тридцать секунд… то есть ваших мигов… Но не советую тебе тянуть время: через двадцать пять мигов твой лорд умрет.

— Мне хватит и пяти. Ты можешь просто не пустить его назад в это тело.

Что?

— Что? — невольно вырвалось у меня.

— А вот на подробности ты мне времени не оставил, — развела она руками.

— Сорд, — повторил я, еще на минуту продлевая время жизни силового меча.

«Израсходована одна единица ментала».

«Обновлено умение Силовой клинок 1-го ранга. Время жизни: 1 минута 18 секунд».

— Сменил голосовую команду на более короткую? Толково, — оценила телохранительница, — Слушай меня внимательно, но сперва…

И она вдруг оказалась верхом на мне.

Нет, вовсе не выполняя свое обещание «сделать приятно», а просто мощным ударом опрокинула и уселась сверху, коленом вдавливая мое тело в кровать. Ее неожиданно сильные и твердые ладони то же самое проделали и с моими руками, практически полностью меня обездвиживая. Я не успел не только ничего сделать, но даже и заметить ее движений!

Но как?

— Пятый ранг ускорения, — ответила она на мой незаданный вопрос, — Мысленная активация. Тебе еще многому нужно научиться, Кирилл Птицын, если ты хочешь выжить в нашем мире. В том числе и перестать думать своим лицом!

Я проиграл. Окончательно и бесповоротно.

— А теперь слушай меня внимательно, придурок, и запоминай, — прошипела она сквозь зубы, — Я тебе не нянька, а телохранитель и наставница. Когда Первый Варр отправляется на Охоту, то его сознание переносится в подходящее тело разумного существа в другом мире. И это может оказаться кто угодно: юная девушка, человеко-конь, говорящий паук или его точная копия. В любом случае, это будет чужое и непослушное тело, к которому ему тоже придется привыкать и учиться управлять.

— Синхронизация, — прохрипел я.

— Странное слово. Мы называем это «единением» или «слиянием». Тебе сейчас тоже предстоит эта процедура, но уже с телом варра ан’Лерон. Так вот, когда Кир вернется назад, то он будет вынужден заново привыкать и к своему собственному телу.

— И при чем здесь я и мое спасение?

— Если на тот момент твой уровень слияния окажется выше, то в твоих силах будет не позволить ему взять контроль. И, быть может, ты даже сумеешь изгнать его и стать единственным и полноправным хозяином этого тела.

— Такое уже случалось когда-нибудь?

— Не в Лероне, — мотнула она головой, — Но да, в хрониках других городов подобное упоминается, и не единожды.

— И как часто этот ваш лорд выбегает из собственного тела, чтобы прогуляться на Охоту по иным мирам?

— Раз в цикл.

То есть каждый год, что с поправкой на его преклонный возраст дает некислый такой опыт по изгнанию временных «сидельцев» из родного тела.

— И что я должен сделать, чтобы мой уровень слияния стал выше, чем у варра Кира?

— Тренироваться, — она хищно оскалилась, — Очень много и упорно тренироваться, чтобы стать настоящим лордом рода Лерон. Твои жесты, твои поступки, твои привычки и даже мысли — должны стать его мыслями. Чтобы эта оболочка стала твоим истинным обличьем и приняла чужеродное сознание — как свое собственное.

Однозначно, я покойник.

— Знаешь, почему я это тебе рассказываю? Потому что и мне, и Советнику и всему клану Лерон сейчас нужен их лидер. Настоящий. Или похожий на него настолько, насколько это вообще возможно. Так что наши с тобой цели совпадают. А еще…

Девушка наклонилась так, что наши носы едва не соприкоснулись, и я почувствовал на лице ее ароматное, с легкой кислинкой, дыхание.

— А еще я точно знаю, что ты и мизинца варра Кира не стоишь и никогда даже не приблизишься к тем вершинам, которых он достиг. Будь у тебя хоть сотня, хоть тысяча лет на подготовку. Ты всего лишь жалкий недоразвитый чужак из другого мира, и тебе никогда не занять ЕГО место...

Она отпрянула и ловким движением соскочила с кровати. Выпрямилась, поправляя слегка растрепавшуюся прическу и глядя при этом в отражение на экране своего трима. На тот факт, что ее экстремально короткая юбочка после всей этой занимательной акробатики сильно задралась, она не обращала никакого внимания. Или делала вид.

Розовые — ну кто бы мог подумать!

— Думаю, тебе нужно тщательно обдумать услышанное. Часа хватит?

— Нет.

— Извини, но у нас и так слишком мало времени — какое бы решение ты не принял, — развела руками девушка.

— Мне не нужно время. Я готов приступить к тренировкам прямо сейчас.

— Как вам будет угодно, варр Кир, — даже не пытаясь скрыть сарказм в голосе, подчеркнуто подобострастно поклонилась она.

А я вдруг понял, что меня самым банальным образом развели, как самого обычного туповатого циркового ослика. Повесили перед носом морковку, и давай, пляши под нашу дудку, чтобы заслужить обещанное угощение. Которое вообще может оказаться несъедобной плюшевой игрушкой или даже иллюзией какого-нибудь художника, или кто тут у них за глюки отвечает.

И ведь я наверняка далеко не первый лох, что на эту самую морковку повелся. С искренней радостью и надеждой. И ведь никуда не денусь: теперь буду по их команде ходить, прыгать, танцевать и говорить нужные слова, до последнего такта надеясь, что она настоящая. Вкусная и сладкая морковка, имя которой «жизнь». И что достанется она именно мне.

Кроме этого обидного факта, до меня дошло еще кое-что.

Варра Рил сделает все что угодно, чтобы сберечь тело своего хозяина и не допустить, чтобы в нем поселился какой-нибудь жалкий имномирянин вроде меня. Потому что она по уши влюблена в этого треклятого варра Кира ан’Лерон, и фанатично ему предана.

Интересно, знает ли об этом невеста Небесного Лорда?..

Интерлюдия вторая

— Ну, и как тут поживает мой любимый пациент? — стул тяжело скрипнул под весом усевшегося на него грузного пожилого доктора, — Не жалуется, порядок не нарушает, ведет себя в кои-то веки примерно — прямо хоть на доску почета его вешай, в качестве примера!

— Здравствуйте, Сергей Владимирович, это я вас вызвала.

— Хм. Неужели он даже из комы ухитрился уже что-то натворить?

— Нет. То есть да. В смысле нет… — девушка смущенно покраснела и бросила умоляющий взгляд на Анатолия, мол, выручай.

— Эта вот медсестра утверждает, что мой товарищ что-то втихаря хомячит, причем не выходя из комы… Или кого-то…

— Хомячит? — бросил на юношу взгляд над очками, опасно сползшими на кончик носа, Сергей Владимирович.

— В смысле ест. В неположенное время и через неположенное место, судя по всему.

— Хм… На внутривенное питание, я смотрю, вашего друга еще не перевели… А разве по графику у него не должен быть скоро ужин, Саша?

— Должен, вот только…

Договорить она не успела, потому что пациент вдруг задергался, захрипел. Приборы отреагировали на его действия протяжным писком и хаотичной пляской огоньков на мониторах.

— Что с ним? — вскочил Толик, — Он умирает? Да что вы сидите, сделайте уже что-нибудь!

Сергей Владимирович спокойно открыл тумбу, в которой лежал комплект лекарств, схватил какой-то шприц и ловко вонзил его чуть выше сгиба локтя пациента, точно в вену. И едва поршень выдавил лекарство, как судорожные движения Кирилла прекратились, и он успокоился, словно только что и не бился в конвульсиях.

— А разве не в трубку надо колоть?

— Вы бы поменьше смотрели телевизор, молодой человек, — наставительным тоном произнес врач, сосредоточенно сопя и проверяя соединения трубок капельниц и катетеры, — И вообще, вы кто такой и что делаете в палате? Сашенька?!

— Это друг его, навестить пришел.

— И с каких это пор у нас друзей пускают к пациентам, лежащим в коме?

— Так ведь… — девушка беспомощно захлопала ресницами, не зная, что сказать, и бросила полный мольбы о помощи взгляд на Толика.

Тот лишь пожал плечами, мол, сами разбирайтесь с вашими порядками и беспорядками. А потом вдруг посмотрел на пациента и нахмурился:

— Хм. А это вот тоже нормально? — поинтересовался он, указывая на шею товарища.

На которой, прямо на их глазах, появился хорошо заметный разрез длиной сантиметров пять-шесть. Выступили аккуратные бусинки капель крови.

— Обо что это он так? — удивился Сергей Владимирович.

— Когда вы его кололи, ничего такого не было. Только что появилось.

— Сашенька, будьте так любезны, обработайте рану. Молодой человек, вы точно уверены, что ваш приятель не поцарапался обо что-нибудь во время припадка?

— Обо что? О воздух? К тому же это никакая не царапина, а самый настоящий порез чем-то очень острым. И глубокий!

— А вы, значит, в этом разбираетесь? — врач поправил очки, заинтересованно уставившись на Анатолия и уже не пытаясь выставить его за дверь.

— Так мы же вместе делаем серию передач о выживании в экстремальных условиях. У нас и о разных травмах тоже выпуск есть. Как распознать, чем обработать, как и чем правильно зашить или как шину сделать из пары веток и…

— Да-да, я вас понял, молодой человек. К счастью, у нас здесь условия очень даже комфортные и современные. Но как только нам урежут финансирование, и придется бинты мастерить из обрывков одежды — я сразу же обращусь к вам за консультацией, как к специалисту…

— Сер… Сергей Владимирович! — окликнула врача медсестра, — Смотрите!

Девушка указывала на шею пациента. На которой не было ни малейших следов недавнего пореза. Ни легкой царапины, ни шрама — ничего, разве что пара едва заметных следов от размазавшихся капель крови. В руке Саша держала марлевый тампон, которым собиралась обработать рану, но тот был совершенно чист.

— Не понял. А где разрез? — удивился мужчина. — Он ведь только что был?

— Был, — кивнул Толик.

— Но сейчас его нет…

— Нет.

— Чертовщина какая-то.

Сергей Владимирович вдруг рассмеялся и погрозил медсестре пальцем:

— Ай-я-яй, Сашенька, и не стыдно вам, а? Разыгрывать старого уставшего человека в конце рабочего дня! А я ведь уже, грешным делом, подумал, что мне и впрямь всякие глупости мерещатся. И вам, молодой человек, — он повернулся к Толику, — тоже должно быть стыдно! Ну как дети малые, честное слово…

Доктор закряхтел, тяжело поднимаясь со стула.

— Вас никто не разыгрывал вообще-то. Мы тоже видели этот порез.

— Да ладно уже вам… Тоже мне, специалист по экстремальному зашиванию! Попались, так попались. И вообще, больница — это не место для всяких шуточек! Вот лично я уверен, что товарищу вашему было совсем не смешно. Кстати, а что вы сделали с приборами? Как это все подстроили? — он вдруг забеспокоился, — Вы ведь вы же… они же…

— Камера работает? — спросил вдруг Толик, — Посмотрите записи и сами все увидите.

— Так я и сделаю, даже не сомневайтесь, молодой человек. А вы, Сашенька, вы…

Он захрипел, потом махнул рукой и вышел из кабинета.

— И что теперь будет? — прошептала дрожащим голосом девушка.

— Премию получите. За устранение смертельно опасных ран при помощи простого тампона и… что там у вас? Мирамистин?

— Перекись. Получается и дезинфекция, и еще она пенится, вымывая грязь и кусочки плоти из раны, и кровотечение приостанавливается… — зачем-то начала объяснять она.

— Ну вот прямо так тебя значит и повесят на доску почета: с банкой перекиси наперевес.

— Вы… Вы издеваетесь, да? — всхлипнула она.

— Ну во-от, — Анатолий смутился. Он был типичным интровертом, и не умел обращаться с плачущими девушками, — Ладно бы вы перекисью плакали — ей хотя бы раны можно обрабатывать. А то ведь соленая бесполезная жидкость, — неуклюже попытался пошутить паренек.

Да уж, до Кира ему точно далеко. Собственно, потому тот и «торгует лицом» на камеру — у него и язык хорошо подвешен, и природные данные впечатляют. Девчушек, вроде этой, так точно. И тем не менее, его трюк сработал. Медсестричка улыбнулась и робко возразила:

— Зато шлаки из организма выводятся.

— Сомнительный способ, как по мне — тогда уж лучше зеленый чай. Или красное вино. Кстати, а что вы будете пить сегодня вечером за ужином, на который я вас приглашаю? Вино или чай?

«Мать моя женщина, ну куда я лезу? Мое дело за железом следить да софт вовремя обновлять. И монтажом заниматься, а не зареванных медсестер по больничным палатам клеить!» — мысленно завопил Толик, — «Да еще и пошлыми фразочками из арсенала Беркута, который прямо здесь же в коме и валяется… Будь он на моем месте, то давно бы уже валял эту Сашеньку по всей палате так, что приборы бы с ума посходили, пытаясь их сердечные ритмы показать…»

— Ишь ты, какой решительный, — впервые за все время, Александра обратилась к нему на «ты», — И вообще, а вдруг я замужем?

— Да ну. Замужние девушки они не такие.

— А какие? — удивилась она.

— У них в глазах вселенская тоска, горы блинов и нестиранных носков. А у вас — красивые сияющие глаза, а не это вот все…

«Кирилл, прости! Выйдешь из комы, с меня вискарь за нарушение авторских прав!»

Он точно знал, что симпатичная медсестричка свободна, потому что уже нашел и быстро просмотрел ее профиль ВКонтакте. На странице сплошные селфяшки, симпатичные пейзажики, милые зверушки да мудреные «цитаты великих» — о которых сами великие, которым они приписываются, и в жизни не слышали. И говорящий статус «в активном поиске».

Как сказал бы уже неоднократно упомянутый и лежащий рядом Беркут: «Надо брать!»

— Сегодня я не могу, а вот завтра… — Сашенька кокетливо одернула задравшийся халатик и улыбнулась, — Вполне может быть.

— А я волшебное слово знаю! — выпалил неожиданно для самого себя Толик.

— Какое?

— Сегодня я его вам… тебе не скажу, а вот завтра… — он подмигнул.

И молодые люди одновременно рассмеялись…

Глава 24. Шоковая терапия

Вот теперь я знаю твое слабое место, железная сука!

Варра Рил вдруг пристально посмотрела на меня, словно подслушала мои далеко не самые лестные в ее адрес мысли.

— Ты поранился, — сказала она вдруг.

— Где?

Я легонько коснулся своей шеи там, где был приставлен силовой клинок. Хм, действительно, кровь. Только боли я не чувствую, лишь легкое тепло, словно ментальный меч по-прежнему там.

— Сам справишься, или мне тебя подлатать?

— Уж разберусь как-нибудь, — беззаботно машу рукой, — И не с такими ранами справлялся. Помню, мне как-то бедро пробило кривым обломанным суком насквозь… Где здесь бинты и…

Я вдруг осекся, вспомнив, где нахожусь, и что за чудо-приборчик «обнимает» мое правое предплечье. Перехожу в интерфейс управления и выбираю иконку исцеляющего умения.

— Трим, можно дать описание?

«При помощи умения Восстановление можно прогонять усталость, обеспечивая кратковременный прилив сил, или заживлять небольшие раны как себе, так и другим существам».

— А чтобы эту царапину исцелить?

«Рекомендую использовать второй ранг Восстановления для быстрого и точечного исцеления, включая обеззараживание, сращивание поврежденных тканей и восстановление кожного покрова. Или третий ранг Восстановления, чтобы ускорить естественную регенерацию организма. Тогда все раны заживут сами в течение некоторого времени».

— Хил! — активирую красную иконку, мысленно повторяя контур изображенного на ней символа, и вливаю 2 единицы ментала в свой трим.

«Израсходовано две единицы ментала».

«Активировано умение Восстановление 2- го ранга. Выберите поврежденный участок».

Легонько касаюсь шеи, и уже через пару секунд от неглубокого пореза не остается ни следа.

— Свет мой зеркальце скажи, да всю правду расскажи, — командую браслету.

«Команда не опознана», — равнодушно отзывается адаптивная справочная система Мобильного Ментального Манипулятора.

— Можешь показать мне меня, поработать немного зеркалом? Я видел, как другие это проделывали со своим тримом, и думаю, что ты тоже так умеешь.

«Создание проекции завершено».

Я посмотрел на экранчик своего прибора. Угу. С него на меня таращился растрепанный, слегка бледноватый и пока все еще непривычный варр Кир ан’Лерон. Слева на шее виднеется небольшое размазанное пятнышко крови, но и только.

— Сойдет, — удовлетворенно прокомментировала мою трансформацию телохранительница, — Идем, нас уже заждались.

Теперь, когда прямая угроза моей жизни миновала и, накативший было, азарт обреченного на смерть прошел, снова вернулась боль утраты. Тоска почти физически сдавила горло, не позволяя нормально дышать. Глаза начала застилать мутная пелена, и я вдруг испугался, что самостоятельно не смогу даже просто спуститься с кровати.

В голове закружился калейдоскоп из обрывков воспоминаний и образов: звуки, запахи, предметы, лица, голоса — все то, что я навсегда потерял.

Пронзительный гудок автомобиля и визг тормозов.

И тут же резкий запах выхлопа, который настиг меня раньше, чем окутало темное облако, вынуждая закашляться.

Чей-то испуганный вскрик.

Заполошный собачий лай, в котором слышится угрожающее рычание.

Скребущие закрытую дверь кухни когти Чучи.

Терпкий аромат корицы, перебивающий запах горячего вина — это мама сварила глинтвейн и снова перестаралась с приправами.

Хлопок внезапно распахнувшегося от порыва ветра окна.

А ведь я еще неделю назад вызвал мастеров, чтобы поставили маме нормальные стеклопакеты вместо старых деревянных рам, которые мне приходится перекрашивать каждый год.

Резкий запах краски.

Шорох газеты под ногами, подстеленной, чтобы не испачкать пол.

Неужели их еще кто-то читает? Уже и не помню, когда листал нормальную прессу, а не ту рекламную дрянь, что пачками пихают мне в почтовый ящик.

Бесконечная очередь из таких одинаковых и одновременно совершено разных лиц. Тысячу лет не стоял в очередях, да еще и на почте — привык уже к прелестям курьерской доставки — а тут снова приходится.

Грубый окрик и толчок в спину — кажется, я задумался и наступил кому-то на ногу.

Сильный, кстати, толчок: мне даже пришлось опереться спиной о стену, чтобы не упасть.

Стену?!

Хоровод из образов пропал так же внезапно, как и появился.

В глазах потемнело и начало подташнивать. Во рту появился неприятный привкус.

— Эй, ты там в порядке? А ведь я предлагала дать тебе немного времени…

В висках гулко застучало в ритм биению сердца, и этот звук заглушил даже голос варры Рил, который размылся, погас и превратился в неприятный звон в ушах.

Я застонал. По щекам покатилось влажное.

— Кирилл Птицын!

Ох, что-то я совсем расклеился. А как же хваленые тренинги, психотехники, ментальное айкидо и медитации — меня же всей этой фигне учили? Как там нужно делать: дыхание глубокое и очень медленное, выбросить из головы все посторонние мысли…

И мне вдруг стало… никак.

Словно по щелчку: «р-раз» — и вот я уже просто тело. Спокойное и расслабленное, которому все на свете глубоко пофиг.

Вообще все.

И кто я, и где я, что осталось в прошлом и что ждет меня в будущем — стало вдруг совершенно неважно. Да и как можно о чем-то таком думать, если у меня голова набита ватой? Руку поднять — и то задача непосильная, потому что комок ваты очень плохо посылает сигналы к непослушной конечности. Эти нейронные импульсы будут идти до-о-олго по переплетенным магистралям моей нервной системы. Потому что они тоже сотканы из ваты.

Кем сотканы?

Это ведь нелегко, превращать пушистые комки ваты в длинные и прочные нервы-канаты.

Да и какая разница вообще, кто их сделал и зачем в меня засунул?

Лень думать.

Точнее — не хочется.

Не зачем. Да и нечем — сплошная вата в голове. Легкая, пушистая и серая.

Потому что в голове должно быть серое вещество. Значит, и вата тоже будет серой.

— Да приди ты уже в себя!

Трясет меня.

Зачем?

Тупая баба.

Но красивая.

И злая. Вон, как таращится, пытается запугать, не иначе.

А еще она меня любит.

Точнее, не меня, а этого их долбаного варра Кира, чтоб ему три года икалось.

Но ведь сейчас я — это он. Или он — это я?

Я это ты, ты это я-я — и никого-о не на-адо нам. Все что сейчас есть у меня…

Тьфу! Ты-то откуда прицепилась?

Ватными руками пытаюсь оттолкнуть девушку от себя, но вместо этого оказываюсь на полу, пытаясь устоять на ватных ногах.

А еще она сильная — поддерживает, и не дает упасть.

И смотрит ну один в один как Тамара Пална: строго, но с материнским беспокойством.

— Стра-ан-н-но-о-о, — смешно растягивая звуки, бормочет красотка.

И со всей своей бабьей дури дает мне пощечину.

Ватный я перелетаю через кровать и ударяюсь о стену.

А все равно не больно — курица довольна!

Что за бред я несу? Что вообще творится в моей голове, да и со мной вообще?

— Стой! Хватит! — вскидываю руки и прикрываюсь, когда подбежавшая девушка замахивается для следующей пощечины.

— Что на тебя такое нашло?

— Мне было хорошо и спокойно.

— Со стороны выглядело так, словно тебя ххат выплюнул.

— Кто?

— Лучше тебе этого не знать. А сейчас? Ты можешь нормально соображать и передвигаться?

— Наверное, — я попытался встать. Не без труда, но получилось, — Представь, что у тебя отняли все, что тебе дорого. Да и вообще все, что у тебя было. А еще ты узнала, что скоро умрешь.

— Если при этом мне подарили несколько лишних месяцев жизни, собственный дворец со слугами, армию и гарем — то лично я бы не отказалась от такой посмертной участи!

— Гарем?! Мне никто не говорил про гарем! Стоп… а что в вашем мире означает это слово?

— Насколько я успела тебя узнать, Кирилл Птицын, — варра Рил усмехнулась, — Тебе там точно понравится. Вот, держи. Тебе нужно переодеться, прежде чем мы отправимся во дворец.

— В мой дворец, — поправил я, пытаясь обнаружить в себе хоть какие-то признаки радости по этому поводу.

— В твой дворец, — не стала спорить девушка.

— Может, отвернешься?

— Думаешь, я там что-то не видела? — фыркнула она.

Ой палишься! Хотя, может у местных правителей это нормально? Раз у него есть собственный гарем при живой невесте, то почему бы в перерывах между важными заседаниями не потрахивать и свою секси-телохранительницу?

Хотя, надо бы сперва выяснить, что такое для них «гарем».

Варра Рил же, видать поняв, что сболтнула лишнего, все же отвернулась.

Вау! Она черная!

В смысле одежда. Расшитая золотыми узорами с вплетенными в них вездесущими шестигранниками и символом рода Лерон. Очень и очень стильно, должен признать. Хотя, это ведь клан, который специализируется на красоте и искусстве, так что все вполне закономерно.

А еще обновка оказалась невероятно удобной и сидела на мне как влитая.

Телохранительница, видать поняв, что я закончил переодеваться, обернулась и прошлась по мне оценивающим взглядом. Вздохнула и сдержанно одобрила:

— Хорошо. А теперь идем.

И мы вышли из палаты.

— Стой! — через неполный десяток шагов девушка преградила мне путь.

— Ну что еще такое?

— Ты сказал, что готов обучаться прямо сейчас, да?

— Ну…

— У тебя лицо варра Кира. Тело варра Кира. И одежда варра Кира. И походка какого-то увальня-«наземника», который пол жизни провел в седле муна.

— И?

— Подбородок выше. Взгляд прямой, на уровне глаз любого возможного собеседника, не ниже! По сторонам не зыркать, словно мальчишка, который первый раз увидел красоты летающего города…

— Так я и есть первый раз!

— Второй, — бесцеремонно перебила меня наставница.

— Левая рука всегда находится впереди и чуть согнута, чтобы все могли видеть твой трим.

— А он что — какой-то особенный?

— Нет. А вот ты, точнее, Первый варр рода Лерон — да.

— Еще пожелания будут?

— Под ноги не смотреть. Активируй свой браслет, это поможет тебе лучше ориентироваться и чувствовать дорогу, если есть какие-то сложности с этим.

Я сделал десяток шагов вперед-назад, в точности выполняя ее требования. Придирки и приказы сыпались одна за другой:

— Расслабься! Ты что — железную палку проглотил? Будь естественнее…

— Спину выпрями, не горбись!..

— Руками не размахивай, ты не танцор на параде…

— Где твоя улыбка? Мы не на похоронах!…

— Нет, это ужасно — лучше не улыбайся…

— А с руками опять что такое? Парализовало?..

— Да не размахивай ты ими так!..

— Нужно приказать, чтобы тебе зашили карманы. Вытаскивай немедленно!..

— Не сутулься…

— Не части…

— Не дыши… Это шутка была, проверяю, внимательно ли ты меня слушаешь…

— Можешь дышать да…

— Ты что — издеваешься?!

Наконец, мне это все надоело, и я просто сел на пол, опираясь на стену:

— Садистка. Кстати, а тебе не кажется странным, что за все это время в коридоре так никого и не появилось? И никто не выбежал на твои вопли.

— Потому что в этом крыле никого нет кроме Первого Варра и его охраны.

— И домомучительницы…

— Ладно, с походкой ты более-менее справился. Еще один небольшой урок, и можно будет показывать тебя людям. Сейчас мы с тобой изучим основные жесты приветствия…

— Жесты?! Их что, еще и несколько?

— Итак, существует двенадцать базовых приветствий, но пока что остановимся на четырех — вряд ли по пути ко Дворцу нам встретится отряд ветеранов, похоронная процессия или ребенок…

Очень надеюсь, что двери у них тут герметичные.

Потому что изданный мною вопль отчаяния явно не прибавит очков их Великолепному и Непогрешимому Первому Варру рода Лерон…

Глава 25. Урок недотелепатии

— Ладно, будем считать, что кое-что ты усвоил…

Судя по тону варры Рил, она и близко так не думала, но мы уже полчаса репетировали разные жесты, касания и похлопывания. Лично я уже просто физически от всего этого устал.

— Теперь последний штрих, и можно будет выбираться наружу.

— Еще?!

— И еще, и еще, а потом еще и много раз еще, — кивнула она, — До тех пор, пока ты не научишься быть варром Киром. Ты должен ходить как он, двигаться как он, сражаться как он. Питаться, разговаривать и даже думать так, как это делает варр Кир!

— И в туалет по большому ходить — тоже?

— Кстати, хорошо, что ты мне напомнил! Регламент посещения санитарной комнаты тебе тоже нужно будет выучить. Периодичность, порядок процедур и отводимое на них время. Если я все верно рассчитала, что через двадцать три минуты у тебя легкое уединение.

— Давай я сам буду решать, когда мне уединяться, и как это случится — по большому или по маленькому.

В ответ телохранительница лишь пожала плечами.

— Итак, двери. Ты уже умеешь их открывать, но делать это ты должен…

— …как варр Кир, — закончил я за нее. И как это делает ваш хваленый лорд? Стоя на коленях или добавляет волшебное слово «пожалуйста»?

— Первое: взгляд. Не прямой, скользящий — он не задерживается на самой двери.

В ответ я скосил глаза в сторону.

— Второе: жест. Небрежное движение левой кисти, словно отгоняя мошку.

Она показала, и я послушно повторил.

— Ближе к корпусу. Нет, не касаясь. Выше, примерно на уровне левого бедра. Да, примерно так. И, последнее, время — не более двух тактов! Если сегодня научишься управляться хотя бы за четыре-пять, так и быть, угощу тебя сладким. Начали!

И все десять дверей в коридоре, по пять с каждой стороны, издали характерный щелчок, повинуясь жесту моей наставницы.

Я скользнул взглядом по первой двери и шевельнул ладонью, как учила варра Рил.

— А ты, случайно, ничего не забыл? — ухмыльнулась она, глядя на неподвижную запертую дверь.

Блин, точно!

Я активировал трим и слегка прищурился, глядя на ближайшую дверь. Есть! Почти сразу появилось легкое свечение по контуру двери и «пятно» замка. Шевельнул рукой и вытянул большой и указательный палец, пытаясь ухватиться за этот «замок», и слегка потянул на себя.

Щелкнуло, и дверь послушно открылась.

— Во-первых, это было слишком долго, — начала «разбор полетов» варра. Во-вторых, никаких растопыренных или скрюченных пальцев, лишь небрежное движение ладонью, словно ты отодвигаешь в сторону свисающую паутинку. Ну и последнее — то, что ты делал со своим лицом, это у тебя всегда так?

— Что я делал?

Она изобразила.

Мдааа… Дурацкая привычка: когда-то я жевал зубочистку, когда задумывался над сложной задачей, и в результате у меня выработалось что-то вроде нервного тика — неконтролируемое характерное движение уголком рта.

Повернулся ко второй двери, прищурился, ухватил, потянул.

А если не присматриваться? Я же точно знаю, что оно там, этот ментальный контур и «пятно», значит можно сразу хватать.

Третья дверь. Ухватить, легонько шевельнуть ладонью, оттягивая невидимое нечто на себя.

— От себя! Толкай! — настиг меня резкий окрик.

Хм. Они что, в обе стороны открываются?

Пара шагов, поворот, ухватить, потянуть… Проклятье, опять перепутал!

Два шага к следующей двери. Прищуриться, отыскать взглядом «пятно», но только теперь уже вместо того чтобы мысленно «хватать» невидимыми манипуляторами-щупальцами, я его отталкиваю, отодвигаю в сторону, словно мешающий обзору воздушный шарик.

Щелкнуло, и дверь открылась.

Хм. А если так?

Я повернулся к очередной закрытой двери, поймал взглядом «замок» и, вытянув пальцы примерно в его сторону, щелкнул ими, словно пытаясь стряхнуть что-то прилипшее.

Сработало — дверь открылась!

— Дошло, наконец, — снисходительно ухмыльнулась варра Рил, — Тебе нужно просто мысленно послать в сторону замка ментальный импульс. Даже жест не важен, он лишь помогает задать направление, обозначить точку приложения высвобожденной силы.

Она уставилась на дверь, которую я только что закрыл, и та захлопнулась.

Щелкнул закрывающийся замок.

И все это время варра Рил демонстративно держала руки за спиной, сцепив их в замок.

— Какой-то конкретный импульс? Что-то вроде приказа открыться?

— Нет, любой. Дверной замок — это простейший прибор, и он отслеживает лишь сам факт воздействия. Ты просто хочешь открыть дверь — и она послушно открывается. Но даже если тебе удастся освоить мысленный приказ, то все равно нужно использовать характерный жест варра Кира.

— Этот?

Я небрежно шевельнул кистью, открывая дверь. Чуть повернул руку, и еще один замок щелкнул чуть дальше по коридору.

— Неплохо. Все еще медленно и ты пялишься на дверь, но пока что сгодится. Потренируешься уже дома. То есть в своем Небесном Дворце.

— У меня вопрос. А разве Небесный Лорд должен сам открывать двери? А как же слуги или охрана?

— Небесный Охотник и Лорд-Защитник, — поправила меня она, — а также Первый варр и Тринадцатый Советник. А в ванную комнату тоже будешь с собой слуг таскать?

— Кстати, а какой радиус действия у этой штуки?

— Первый правильный вопрос от тебя за сегодня, поздравляю — делаешь успехи. В активном состоянии радиус простых воздействий — пять метров. Если ты усиливаешь эффект, вливая больше ментала, то радиус будет расти пропорционально: десять, пятнадцать, двадцать метров. И так вплоть до пятидесяти.

— Больше никак?

— Нет. Иначе произойдет перегрузка трима.

— Погоди! А улучшенные рефлексы, память и прочие эффекты — они тоже станут сильнее, если я буду использовать больше ментала для активации?

— Нет. Увеличится только длительность, но в этом нет никакого смысла — правильнее будет время от времени обновлять эффекты, если в этом есть необходимость. К тому же, ты не сможешь вернуть назад вложенный в трим излишек ментала, и это будет бессмысленная трата сил.

— Ага. Ну что ж, идем!

Я шевельнул рукой, открывая выход из этого отсека Целебного центра и… ничего не произошло!

— Не понял…

Повторил жест, но точно с таким же нулевым результатом. Прищурился, вытянул руку, «поймал» световое пятно между большим и указательным пальцем, «ухватил» и дернул.

Дверь вздрогнула, но не открылась.

— Замок зашифрован, — улыбнулась варра Рил, — Чтобы никто не помешал нашим занятиям.

— Или чтобы я не сбежал?

— От меня? — искренне удивилась она и рассмеялась, — Нет, такая глупая мысль мне в голову не приходила.

Девушка подошла к двери и коснулась того места, где находился замок. Я заметил несколько разноцветных тусклых вспышек под ее рукой, и в двери что-то щелкнуло. Она открылась.

— Научишь?

— Не сегодня. Мы и так слишком долго провозились. Идем, наш флит стоит вон там. Не забывай то, чему научился.

Дверь, вопреки моим ожиданиям, вела не в следующий коридор или сектор Лечебницы, а на улицу. Судя по отсутствию усеянного цветами и дорожками парка, и прогуливающихся по нему людей, это оказался какой-то запасной выход. Серебристый корпус летающего аппарата обнаружился шагах в ста за высоким, аккуратно подстриженным кустарником.

— Уже покидаете нас? — перед нами прямо из воздуха появился высокий мужчина в форме охранника Целебного центра.

Точнее, в стандартной форме стражника, но на плече его был вышит символ Целебницы.

Мне огромных усилий стоило не вздрогнуть при таком внезапном появлении.

— Да, нет больше смысла здесь оставаться. С остальным справятся и дворцовый целитель.

Я придал лицу максимально нейтральное выражение и, глядя на отличительный знак на груди охранника, коротко ему кивнул. Это приветствие я для себя обозвал как «Суровый солдатский кивок»: так нужно приветствовать рядовых воинов, стражников, телохранителей и искателей.

Когда до флита оставалось всего шагов двадцать, варра Рила вдруг замерла на месте.

— Стой! — приказала она.

Я послушно застыл, едва удерживаясь, чтобы не задать вопрос или не обернуться.

— Давай-ка, мы с тобой сделаем вот что… — заговорила девушка.

И при этом голос ее звучал не за моей спиной, где та находилась, а прямо в голове!

— Это еще что за фокус? — удивился я.

— Вам в школе разве еще не говорили, что трим можно использовать для связи?

— Н-нет. И как это работает? Я тоже могу так с тобой общаться?

— Да. В твоем браслете должен быть мой личный номер. Открой раздел «Тихая связь».

Я послушно выбрал иконку с изображение рта и уха. Открылся список из нескольких десятков различных двух- трех и четырехзначных номеров.

— И который из них твой?

— Тот, который помечен.

Угу. Я быстро выхватил из списка нужную последовательность: «134» — только рядом с этим номером горела иконка в виде восьмилучевой звездочки.

— Нашел. И как тебе по нему позвонить?

— Поменьше болтай, и побольше меня слушай. Выбери его.

«Желаете начать сеанс связи с тримом 134?»

Ха! Выходит, это номера не «абонентов», а их браслетов! Интересно, а какой у моего?

«Мой номер 1, разумеется».

Ишь ты, скромняга какой.

— И как мне с тобой связаться? Как слышно, прием?

— Мысленно. Говори мысленно, обращаясь ко мне при помощи личного номера.

«Кааак?!»

«Так же, как вы общаетесь со мной, только направляя свои слова непосредственно к триму номер 134. Для этого нужно мысленно зафиксировать его изображение перед собой».

«Трима? Абонента? Номера?»

И тут я заметил новую призывно мигающую иконку с изображением уха, а под ней была надпись с цифрами: «134».

«И с ней мне разговаривать?» — уточнил я, мысленно вытаскивая картинку в центр своего поля зрения и «нажимая» на нее.

— Если хочешь, можем и в молчанку поиграть, — обиженно отозвался голос варры Рил в моей голове.

«У меня получилось? Ты меня слышишь?»

— Да.

«А теперь?» — я снял «фокус» с кнопки №134 и мысленно сдвинул ее в строну, чтобы не маячила перед глазами.

В ответ — тишина.

Жму кнопку и повторяю: «Слышно меня?»

— Да.

«Как это работает?»

— Так же, как и управление приборами. Нужен трим в активном состоянии и дистанция не более пяти метров. В общем, я буду с тобой на связи и если что, то подскажу, как нужно действовать.

«Хорошо. Я должен постоянно жать эту кнопку, чтобы тебя слышать?»

— Я не знаю этого слова. Что оно обозначает?

«Твой номер. Мне нужно на нем сосредотачиваться?»

— Нет. Только если хочешь обратиться ко мне.

Я убрал кнопку и воззвал мысленно: «Трим?»

«Мобильный ментальный манипулятор к вашим услугам».

«Она меня сейчас слышит?»

«Нет».

«Я могу сделать так, чтобы она не смогла со мной мысленно разговаривать?»

«Да. Вы можете увеличить дистанцию или заблокировать ее номер».

«Кто-то другой может со мной так связаться?»

«Если у него есть активный трим. Если позволяет расстояние и ему известен ваш номер».

Ха-ха-ха. То есть практически кто угодно — не трудно догадаться, у кого на всем Лероне будет самый короткий и самый крутой номер.

«По умолчанию я блокирую любой внешний вызов, если не будет получено ваше разрешение на его прием».

Опачки! Вот ты и попался.

«Тогда почему ты не заблокировал варру Рил?»

«Потому что на ее счет ваше разрешение было получено».

«Но я его не давал!»

«Давали. Четыре дня назад номеру 143 был присвоен приоритетный статус».

Хм. Предусмотрительно. Кстати, теперь я точно знаю, когда настоящий варр Кир пользовался своим тримом.

«Какие еще номера имеют приоритетный статус?»

Трим вывел список из полутора десятка номеров — все двух- трехзначные, кроме одного: 2568.

«Кому принадлежит этот номер?»

«Неизвестно».

«Кому принадлежит номер 6?»

«Пятый Советник, варр Фурье».

— Рил! — окликнул я девушку.

— Да?

— Сколько варров в Лероне?

— Сейчас или вообще?

— Сколько человек носят тримы рода Лерон?

— Три тысячи. В данный момент тридцать пять браслетов ждут своих новых хозяев.

Угу. А в классе у меня пятнадцать человек. Интересно, а где еще два десятка будущих варров?

— Ясно. Ну что, так мы летим или нет?

— Повтори это еще раз, — попросила телохранительница.

— Мы летим во дворец, или так и будем тут стоять?

— Не так!

— А как? В стихах и с выражением? Сейчас, только рифму ко слову «стерва» подберу…

— Мысленно! — рявкнул голос варры Рил у меня в голове.

«Прости, до меня не сразу дошло…»

— До тебя вообще никак не дошло, пока я не разжевала и в рот не положила.

«Так мы летим во дворец?»

— Да. Не забудь правильно поприветствовать пилота и открыть дверь — принцип тот же.

И мы двинулись к флиту. На этот раз летающая машина оказала четырехместной, а возле нее нас действительно дожидался человек в униформе небесно-голубого цвета.

Судя по молчанию Рил, я все сделал правильно. Мы забрались в кабину, пилот — на свое место, и флит поднялся в воздух, одновременно разворачиваясь на 180 градусов.

Наконец-то я скоро увижу свой гарем… тьфу, то есть свой Небесный Дворец!

Глава 26. Теория и практика

Лететь явно было не далеко — ну какую площадь может занимать летучий городок на двадцать тысяч человек, да еще и застроенный кое-как?

Но сидеть молча я не собирался, раз уже времени в обрез, и на кону стоит моя жизнь.

«Прием, ты меня слышишь?» — мысленно воззвал я к триму номер 134.

«Да. Что-то случилось?»

«Просто скучно. Нас кто-нибудь может подслушать?»

«Нет, — помедлив, она добавила, — Мне о таких случаях неизвестно».

«Вопрос. Все эти титулы вашего Первого варра: Небесный защитник и все такое — что они означают?»

«Мое упущение. Разумеется, тебе нужно это знать. Итак титула Первого Варра отмечает самого лучшего, первого среди равных, созданного для того, чтобы управлять своим народом. Самый быстрый, самый умный, самый сильный, самый привлекательный — разумеется, это не про тебя, ты всего лишь жалкая подделка…»

«Идеал? Эталон?»

«Первый варр. Лидер. Лучший из представителей своего рода — чистая кровь».

«Хорошо, я понял. Дальше».

«Два следующих титула тесно связаны с первым, потому что это — предназначение Первого варра. Он — Лорд-защитник своего рода, благодаря которому город Лерон способен летать и окружен непроницаемой защитой…»

«Не понял».

«Летающий город окружен защитным куполом, оберегающим его от… много от чего. Этот купол существует, а двигатели небесного города работают лишь благодаря крови Первого варра».

«Та-а-ак… — я откровенно испугался, — С этого места давай поподробнее. Вы что, сцеживаете кровушку своего мистера идеала, чтобы заливать ее в топку летающего города?»

Варра Рил рассмеялась.

Пилот, который не слышал нашего мысленного разговора, обернулся. Подмигнул мне и снова вернулся к штурвалу, или с помощью чего он там управлял флитом.

«Нет. Раз в три сезона Первый варр проходит специальный ритуал. Он… перезапускает машины, которые управляют полетом Лерона и генерируют защитное поле. И это никак не угрожает его здоровью — напротив, каждый житель города знает, что от жизни нашего лидера зависим все мы».

Ну еще бы.

Выходит, если вашему драгоценному варру Киру что-то не понравится или, чего доброго, начнет чертей гонять по синему делу, так он весь этот городок со всеми жителями на борту может со всего маху о землю приложить! Или правильно говорить «об Арлет»? Итого в моем распоряжении находятся жизни двадцати тысяч человек — впечатляет!

Теперь понятно, почему они так носятся со мной, да и вообще разработали целую систему поиска и обучения «подменышей». Заодно мне стало интересно, что же такое добывает их Небесный Охотник в других мирах, рискуя жизнями 20 000 человек в самом прямом смысле. Он ведь может и не вернуться оттуда вовремя!

Или нет? Очень интересный и очень опасный вопрос. Ответ на который укажет точную дату моей смерти. Хочу ли я узнать этот ответ?

Не сейчас…

«А второй титул?»

«Небесный Охотник. Только Первый варр может использовать Небесные Врата, чтобы отправиться на Охоту».

«Портал в другой мир?»

«Двери в Охотничьи миры. Их несколько».

«И на кого он там охотится?»

«Возвращаясь, Охотник приносит с собой добычу — разную. Новые знания, новые технологии или уники, новых диковинных существ… или странных людей…»

«И зачем ему это?»

«Чтобы клан Лерон стал сильнее и значимее других кланов, разумеется!»

«Уники — что это такое?»

«Предметы с необычными свойствами. Иногда полезными, но чаще опасными. Мы не можем понять принцип их работы или воссоздать, но можем использовать».

«Магические артефакты?»

«Мне незнакомы эти понятия».

«Ясно. Это все регалии вашего совершенного варра Кира, или есть еще что-то?»

«Он — Тринадцатый член Совета, имеющий право голоса».

«Главный?»

«Равный. Всего лишь один из… Это номинальный пост, от которого можно отказаться или передать. Скорее, приглашать Первого варра в совет — дань традиции и оценка его незаурядных умственных и ментальных способностей. К тебе, разумеется, это все не относится».

— Ага. Ты только напоминай мне об этом почаще! — не выдержав, перешел я на обычную речь.

«Мы уже на месте, — девушка бросила быстрый взгляд вниз, — Будь осторожен с приветствиями. И с дверьми».

Итак, подскочивший к двери флита слуга-лэр. Его приветствую едва заметным кивком, практически одними глазами, на доли секунды полуприкрыв их. На два-три такта, если считать по местной системе.

Первой на посадочную площадку, где стояло еще несколько летательных аппаратов, выскакивает моя телохранительница. Быстро оглядывается по сторонам, и я слышу ее строгое:

«Давай!»

Выбираюсь из кабины.

Два ряда стражников-танцоров по десять человек в каждом.

Игнорирую — их больше трех, и не видно ни одного ветерана или мастера, местного аналога офицерского чина. Идем вперед, к золотым воротам. Варра чуть впереди, а я на полшага позади и на шаг левее.

А вот и он, в смысле мастер — варр Курон стоит в парадной униформе у самых ворот, а в руке сверкает высокоранговый Силовой Меч.

Мастера я приветствую прижатым к сердцу правым кулаком, тот отвечает зеркальным жестом. Смотрит спокойно: ни тревоги, ни любопытства, сплошная скука и рутина в его глазах. Наверняка он не входит в круг посвященных в мою тайну, иначе реагировал бы совершено по другому.

Варр Курон отходит в сторону, и врата бесшумно распахиваются.

«Советники. Помни: каждому уделяешь равную долю внимания. И не вздумай пялиться на Пятого Советника!»

Какого еще пятого, если их тут всего четверо? Да и делать мне нечего, на всяких уродов пялиться, или что там с ним не так. Издалека узнаю Третьего советника, но приветствовать их нужно в том порядке, в каком они ко мне подходят. Разумеется, мой трим уже наготове и, мысленно вычерчивая закорючку считывания информации, я приветствую ближайшего Советника:

— Варр Ногар, — короткий взгляд глаза в глаза, сложенные вместе указательный и средний пальцы левой руки быстро касаются тыльной стороны ладони правой руки.

Равный приветствует равного. К слову, это оказался Первый Советник.

И сразу же к следующему.

— Варра Орша, — такой же мимолетный скользящий взгляд в глаза Второй Советницы и жест двумя пальцами.

— Варр Сангар.

— Варра Рагиль…

М-мать моя женщина! Да какой нормальный мужчина сможет спокойно смотреть на ЭТО?! Интересно, какой у нее номер? И я не про размер шикарного бюста, эффектно выпирающего под строго покроя униформой Советника, а про личный номер ее браслета — есть ли он в памяти моего трима? Если нет, то это нужно срочно исправить и стрельнуть у девицы номерок.

Пятый Советник? Да там весь шестой, если не седьмой!

«Рил… А у меня, то есть у варра Кира, что-нибудь было с этой… варрой Рагиль?»

В ответ лишь молчание. Ну и ладно. Если не было — то обязательно будет, обещаю, бро.

— Варр Муфон…

«Кто у нас молодец и все сделал, как положено? Я у нас молодец!» — мысленно показываю своей телохранительнице язык. Жаль, что связь исключительно аудио, и она не может этого видеть.

«Ты пялился. А смотреть нужно прямо в глаза».

«Я и смотрел».

«Да? Ну и какого они у нее цвета?»

«Карего… Нет, черного!» — пытаюсь угадать исходя из того, что почти все члены рода Лерон — темно- или черноволосые, а значит и глаза у них скорее всего…

«Синего, как и у меня…»

Хм, у варры Рил синие глаза? Как-то не обращал внимания.

«Теперь родственники…»

Так, эта задачка посложнее. Родителей у варра Кира нет, только два младших брата, сестра и целая куча дядей и тетей. Лишь двое занимают важные должности — дядюшка Томар, один из членов Совета, и брат Гарф — мастер-искатель, то есть командир поискового отряда. Не то военный, не то разведчик.

И как их приветствовать?

С порядком все понятно — от старшего к младшему, а по статусу? Варр Томар — он в первую очередь Советник, или все же мой дядя? Если советник, то почему встречает не вместе с остальными у входа, а здесь, в приемном зале? И тот же «брат» — он воин? Или ближайший по крови родич? Или какой-нибудь заслуженный герой?

«Рил! Я запутался!»

Молчит. Старший дядюшка — я подставляю сжатый кулак, он кладет сверху два пальца.

Тетушка. Трогать женщин нельзя, если только это не воин, не советник, не наставник… в общем — этих нельзя. Кладу открытую ладонь на сердце и низкий поклон.

Дядя Томар.

«Рил, ты мне нужна!»

Молчит. Дуется?

«Зато у тебя глаза красивые».

«Значит, все остальное так себе? Ну да, куда уж мне до Пятого Советника!»

Ревнует?!

Да ну — она же прекрасно понимает, что я вовсе не ее ненаглядный варр Кир. Это было бы слишком непрофессионально, проецировать мое поведение на предмет ее вечерних воздыханий и ночных стонов.

Или у нее есть основания для ревности? Хм… Ды ты тот еще ходок, судя по всему, Небесный Охотник! Буду тебя теперь называть Небесный Ходок. В любом случае, респект тебе и уважуха, бро.

«Варра Рил, как моя наставница вы обязаны…»

Да перед кем я тут раскланиваюсь вообще? Хрен с тобой, ревнуха, сам как-нибудь разберусь.

Если бы варр Томар (Ха-ха, почти как Комар — и нос такой же длинный и рожа бледная, как у вампира!) хотел посмотреть как я нежно и трепетно трогаю свой трим, то встретил бы меня вместе с остальными советниками. А раз затесался к родственникам, то сам щупай мой кулак.

«Что делать с Гарфом? Если не ответишь, то я полезу к остальным обниматься и целоваться, как это принято в моем мире! И к несовершеннолетней сестренке тоже!»

«Приветствие мастера, — короткая пауза, — А что значит «несовершеннолетняя»?»

Значит, будем кулачками стукаться, по-зимнему. Ну, с остальными уже проще.

Признаться честно, от избыточного напряжения момента я чуть в штаны не на…

«Иди за мной. Ванная комната прямо по коридору и вторая дверь налево. Направо — женская…»

Она что, мысли мои читает, или у меня настолько все на лице написано?

Девушка зашагала вперед, а я, кивнув на прощание своим «родственникам» двинулся следом за ней, стараясь не отставать. Бросил быстрый взгляд на экран своего трима, и тут до меня дошло — время! Прошло ровно двадцать три минуты, о которых говорила Рил.

Их этот великолепный Лорд что — выдрессирован на лоток по таймеру ходить, как собачонка?

К счастью, в ванной комнате меня не ждало никаких сюрпризов — все это я уже видел в больнице, где очнулся, и уже более-менее умел управляться с местной сантехникой.

Моя рука легла на серебристую поверхность сочащейся влагой «капли», и тут накатило, снова.

Все вокруг поплыло, не то от душащих слез, не то просто стало дурно. Пришлось опереться на пирамидальную раковину умывальника, ощущая ладонями прохладную гладкую поверхность. Я провел по ней кончиками пальцев. Хм, на ощупь довольно странное ощущение: не камень, не металл, не пластик. Непонятно.

Взгляд упал на полотенце. Пушистое голубое, но ворс тоже необычный: ворсинка к ворсинке, словно близнецы-братья, совершенно одинаковой формы, размера и торчат в одном и том же направлении.

Я прошелся по комнате, рассматривая и трогая все подряд, словно пытаясь убедиться в реальности окружающего меня мира. Гладкое и шершавое. Твердое и мягкое. Теплое и прохладное. Сухое и влажное. Знакомые цвета и непривычные оттенки. Глазами, кончиками пальцев и даже ноздрями я впитывал все, что находилось рядом.

Особенно чужими оказались запахи.

Например, вода совершенно ничем не пахла, отчего казалась невкусной и… пустой? Снова накатила тошнота.

Тщательно промыл глаза и сполоснул рот.

Сплюнул.

Мерзость.

И опять пришло острое понимание «инаковости» всего вокруг.

Чужое.

Незнакомое.

И при самом благополучном исходе — это все будет окружать меня до конца моих дней, раздражая чужими запахами, незнакомыми тактильными ощущениями, непривычными вкусами и внешним видом даже такой простой и обыденной вещи, как еда. Да здесь даже руки помыть по-человечески нельзя! Щупай эту дурацкую «каплю», выпрашивая у нее очередную порцию воды!

Бесишь!

Я со всей силы заехал по ни в чем не виноватому источнику влаги.

«Капля» вздрогнула и обиженно отозвалась металлическим звоном.

Кулак пронзила острая боль, и это немного мена отрезвило, привело в чувство.

Побрызгал в лицо умеренной теплой и мерзко стерильной водой без запаха и вкуса, быстро сделал то, зачем сюда пришел. Снова вымыл руки — кстати, ничего похожего на мыло тут не было, как и на зубную пасту и другие средства гигиены — и тщательно вытер их.

Кроме этого щемящего приступа ностальгии и утраты, в остальном обошлось без эксцессов. Впрочем, оно было и ожидаемо. То ли планировка комнат и сами комнаты в этом чудо-городе были стандартизировано-типовыми, то ли после пробуждения меня специально поместили в условия, максимально приближенные к той обстановке, с которой дублеру варр Кира придется иметь дело.

Верная телохранительница послушно дожидалась меня под дверью, вот только была она не одна. С ней разговаривал высокий мужчина, стоявший ко мне спиной.

Очередной родственник? Одет, как и я, в черное с узорами, значит точно не один из Советников или воинов-танцоров — у тех более строгий покрой одежды. Наверняка эта стерва приготовила мне очередную пакость и сейчас будет проверять, насколько я усвоил ее уроки.

Почему я так решил? Да потому что мне никак не удавалось «прочитать» этого типа — трим вместо его имени, титула и звания показывал какие-то кракозябры!

Задолбали.

— Варр Кир, — первой подала голос Рил, — Разреши представить тебе…

Мужчина повернулся, и мне тут же захотелось снова вернуться в теплую уютную ванную комнату, забиться в дальний угол и обнять самое пушистое полотенце.

Потому что на меня смотрел я.

Или моя точная копия.

Идеальная копия, вплоть до последней складочки на одежде или едва заметной морщинки на идеальном мужественном лице лидера рода Лерон.

— …варра Кира, — закончила девушка.

Висевшие над головой мужчины кракозябры пропали, и я смог прочитать только что озвученное и уже прекрасно знакомое мне: «Варр Кир ан’Лерон»…

Да вы издеваетесь!

Глава 27. Актерское мастерство

— Ты кто такой? — возмутился я.

— Ты кто такой? — одновременно удивился двойник.

Эх, надо избавляться от вредных привычек. Например, честь нос, когда чем-то озадачен.

И этому парню тоже, потому что он в точности повторил мой жест. Но не зеркально, а как и положено — средним пальцем правой руки.

— Вы издеваетесь? — я повернулся к варре Рил.

— …ваетесь? — повторила моя копия.

Или копия копии-меня?

Или…

— Ты что — настоящий варр Кир?

— Настоящий варр Кир.

Нет, интонация явно вопросительная, так что это не ответ на мой вопрос, а снова отзеркаливание. Причем и жесты, и голос…

— А я ведь тебе и в морду дать могу, — предупреждаю.

— …в морду дать могу.

— Хаст!

— Хаст!

Вот только если я при этом ускоряюсь вдвое, то мой противник — нет.

Поэтому в нос я получаю с запозданием на пару тактов.

— Ай!

— Ай!

— Хватит! — это уже варра Рил, за которой никто не повторяет, — Варр Кир, разреши представить тебе варра Кейджа, нашего лучшего мастера-актера.

— Кейдж — лучший актер? — ухмыльнулся я, — Вы бы еще Петрова позвали!

Этот пассаж мой двойник проигнорировал.

— Он будет учить тебя правильно двигаться, говорить и вести себя. Так что просто внимательно слушай и в точности повторяй все, что он говорит и делает. В точности!

Я расслабился. Значит, это не настоящий хозяин моего тела, и никто меня убивать или изгонять из этого совершенного продукта генной инженерии сейчас не собирается.

— А зачем вам тогда нужен я? Вон у вас уже есть варр Кир, совсем как настоящий. Точно так же выглядит, разговаривает, двигается и даже наверняка пахнет. Бросайте в меня носок — и Добби свободен.

— Какой носок? Какой Добби?

— Эх вы, иномиряне. Предметы взглядом двигаете, в свою академию юных волшебников меня запихнули, а про классику магической фэнтези даже не слышали, Волдеморт вас побери…

— Может, прекратишь уже свою истерику и начнешь тратить оставшееся у тебя время более продуктивно? Во-первых, можно подделать внешность, голос и даже запах. Но нельзя подделать образ мыслей и трим Первого Варра. А еще невозможно обмануть скрулла.

— Скрулла? — уцепился я за незнакомое слово.

— Это… долго объяснять — я покажу тебе… чуть позже…

— То есть ты считаешь, что человек из иного мира, который рос и воспитывался в совершенно других условиях, способен думать и действовать как этот ваш самый главный? Не знаю, существует ли здесь у вас психология, но мой опыт и знания говорят о том что…

Моя телохранительница вдруг резким движением выбросила вперед руку, и в воздухе сверкнуло что-то блестящее. Совершенно автоматически я «хастанулся» и слегка наклонился в строну, уклоняясь от брошенного ею предмета, и поймал его, слегка вытянув руку.

Нож. Самый обычный столовый и невероятно тупой нож.

— А как бы ты среагировал, находясь в своем мире и в своем теле? — вкрадчиво поинтересовалась варра Риал, бесцеремонно вырывая у меня столовый прибор.

— Ну…

— И функцию ускорения трим-браслета тоже использовал бы? У тебя тело варра Кира, его рефлексы, его мышечная память… И даже мозг, в который мы поместили твой разум — тоже принадлежит нашему правителю. Понимаешь? И они в несколько раз старше, чем ты. Постепенно тебе тоже станут привычны его жесты, мимика, даже вкусы в еде и одежде…

Она умолкла и усмехнулась:

— Поверь моему опыту и знаниям. Ты далеко не первый, с кем это все происходит.

— И не самый тупой, как я уже успел заметить, — отвесил сомнительный комплимент местный Кейдж, — Может, уже приступим к нашим занятиям?

Они провели меня в странную комнату, которая оказалась шестигранной, а стены в ней были зеркальными, хоть и несколько мутноватыми.

— Здесь ты будешь заниматься с варром Кейджем. Эта комната защищена от внешних наблюдений, а еще она специально оборудована для занятий по актерскому мастерству. Смотри!

По ее сигналу двойник вдруг уселся прямо на полу, приняв позу, похожую на позу Лотоса, она же «падмасана».

— Ты можешь одновременно наблюдать, как все это выглядит сбоку, сзади и даже сверху, чтобы все повторять в точности, улавливать малейшие нюансы каждой позы и движения.

Я поднял голову и убедился, что потолок исправно демонстрирует мне три макушки, ну и все остальное, что там к ним прилагается.

— Или посмотреть запись, чтобы получить наглядный пример или оценить результат своих стараний или его отсутствие.

— Да, пожалуй, с этого мы и начнем, — вар Кейдж поднялся, — разберем ваши ошибки при встрече с родственниками.

«Зеркала» вдруг замерцали, и на них появилось изображение, точнее, видео — запись моего знакомства с «родней». Тоже панорамная, со всех эм-м-м… семи сторон. Эх, еще бы снизу посмотреть: у сестрички довольно фривольная юбчонка и классные ножки.

— Тетушка Тамарра Варр Кир ее недолюбливает, поэтому демонстративно подходит к ней позже, чем положено по этикету, и приветствие должно быть короче.

Он сделал несколько шагов, коротким жестом вскинул руку, поднося ее к сердцу, а лицо его при этом было совершенно каменным. Ни тени улыбки, презрения или каких либо других эмоций.

— Повтори!

Я подчинился. Два шага, приветствие «женщина-родственник почтенного возраста». Только короче, резче и…

— Спрячьте улыбку. Взгляд чуть выше. Еще раз!

Спустя три попытки он остался доволен и продолжил:

— Варра Тина. Младшая сестра. Между вами очень теплые и доверительные отношения. В детстве она часто прибегала в вашу комнату ночью, потому что боялась скребущихся под полом снурглов.

— Снурглов?

— Детская страшилка. Вы должны подойти ближе. Едва-едва заметная ободряющая улыбка правым уголком рта, полуприкрытые глаза. Этот жест должен успокаивать. Повторите!

Это оказалось сложнее. Пришлось представить, что передо мной стоит соседская девчушка, с которой мы дружили в начальных классах. Не сестра, конечно, но уж что есть. Голубенькое платьице в белый горошек, забавные хвостики, туго перетянутые резинкой…

— Не улыбаться! Только уголком губ!

Но уже было поздно. Вслед за картинкой из детства накатили и другие воспоминания. Образы. Звуки. Запахи.

— Дети! Пирог уже почти остыл!

Мамин голос. Аромат чуть подгоревшей, но все равно обалденно вкусной шарлотки, что таяла во рту, оставляя после себя легкую яблочную кислинку.

Лай тогда еще молодой и игривой Чучи.

Шум машин за окном…

Глаза предательски защипало, а сердце сдавила тоска.

— Да уж, принесло нытика на нашу голову, — сердитое ворчание варры Рил, — Да приди ты уже в себя, наконец!

«Хаст!»

И я моментально блокирую ее удар, закрываясь от пощечины.

Хлестко, жестко, безжалостно.

Девушка вскрикивает, но тут же берет себя в руки и лишь недовольно шипит, растирая ушибленное предплечье.

— Еще раз так сделаешь — руку сломаю.

Это не угроза, а просто констатация факта. Я все еще частично там, в болезненном плену воспоминаний, поэтому несу все, что в голову взбредет. Голос «сухой», никаких эмоций.

Ни снаружи, ни внутри. Словно все выжгло этой вспышкой ностальгии по утраченному детству.

— А он хорош, — между нами встает мастер-актер, — Действительно, вылитый варр Кир. Похоже, вам наконец-то попался достойный материал. Поздравляю! Ну что, вы готовы продолжать урок?

— Сейчас. Отдышусь немного.

С пятой попытки мне удалось поздороваться с сестренкой варра Кира как положено. Кстати, она весьма и весьма хорошенькая — я бы с такой замутил. Интересно, как в этом мире относятся к инцесту?

— Хорошо, пока что с этим разобрались, но сценарий приветствия нужно будет еще отработать.

Изображение погасло и сменилось новым.

Нет, кто-то сейчас определенно получит в морду!

— Теперь разберем другие ваши ошибки. Водные процедуры.

На всех стенах я… гхм, совершал свои естественные потребности.

— У вас камеры в туалете? То есть, в ванной комнате?

— Итак, водные процедуры.

Варр Кейдж развел руки в стороны, и перед ним появилось изображение раковины с краном-каплей — точно такой же, как в туалете — усеченно-пирамидального унитаза, шестигранной душевой кабины, полочки с вечно сухими полотенцами и полным отсутствием даже признаков зубной пасты, мыла и так далее…

— Ритуал за редкими исключениями практически всегда одинаков. Вам ведь уже рассказали про график посещения? По лицу вижу, что да. Кстати, такое выражение варру Киру не свойственно, так что постарайтесь его избегать. Вот так выглядит негодование в его исполнении.

Черты лица его почти не изменились, разве что крохотная морщинка появилась между бровей, а уголки губ опустились.

— Повторяйте, я что, просто так здесь стараюсь?!

Пришлось несколько минут старательно корчить каменные рожи, пока мой новый наставник не остался доволен результатом и не продолжил:

— Итак, если времени мало, то ритуал посещения ванной комнаты очень простой и короткий. А у вас, уж поверьте, времени будет мало. Два шага вперед.

Он шагнул, встав примерно между умывальником, душевой и унитазом.

— Быстрый взгляд в зеркало, чтобы проверить, не испачкана ли или не порвана ли одежда. Одновременно — это важно! — протягиваем руку за верхним полотенцем. До нижнего дотянуться все равно отсюда не получится. Затем набрасываем полотенце вот так, чтобы не намочить одежду, и обеими руками активируем «каплю».

Почему-то я совершенно не удивлен названию местного аналога кранов.

— Вот таким движением, — актер плотно прижал ладони к металлической поверхности и с силой провел вниз, — обеспечиваем максимальную влажность…

Вниз ударила струя, и Кейдж перекрестным движением сунул под нее руки и набрал немного воды в ладони, изогнутые лодочкой. И таким же непрерывным жестом быстро сполоснул лицо.

— Разворот. Два шага. Полотенце на плечо и движением руки убираем лишнюю одежду…

Так вот как вот как работает эта странная застежка, и почему она расположена именно здесь! А я-то думал, что это просто такой элемент дизайна…

— …делаем свои дела и застегиваемся. Возвращаемся к умывальнику и повторяем.

Надеюсь, в лицо он себе брызгать снова не будет?

Не стал. Просто вымыл руки, сорвал полотенце с плеча, вытерся и небрежно швырнул его на верхнюю полку, откуда и взял.

— Теперь можно двадцать-тридцать тактов постоять, подумать — и на выход. Все запомнили?

— Ну…

— Показываю еще раз.

«Триииим! Ты можешь записать все, что он говорит?»

«В текстовом виде, подвижным изображением или просто голос?»

«А ты все это умеешь?»

«Я — многофункциональное устройство».

«Давай текст и голос. Смотреть на это все мне почему-то не хочется. И почему ты молчал на лекциях, что можешь вести записи?»

«Не было соответствующего запроса».

— Теперь вы.

Два шага вперед. Повернуться. Полюбоваться идеальным собой. Схватить виртуальное полотенце… Стоп!

— Но… оно настоящее! — не знаю, что именно выражало мое лицо, но оба наставника рассмеялись, глядя на меня.

— Увы, но это всего лишь иллюзия, — покачал головой Кейдж.

— Как? Вот же, я держу его в руках. Вода мокрая, полотенце сухое, — я шлепнул рукой по «капле», покрытой бисеринками влаги, сделал пару шагов и шлепнулся на «белоснежного друга», — а вот сижу и не падаю на пол!

— Этим устройством пользуются иначе. Похоже, и тебе и здесь нужна будет подробная инструкция, дикарь из иного мира, — откровенно потешалась варра Рил.

— Так работают способности клана Лерон. Базовый талант Художника, это создание простейшей иллюзии, изображения хорошо ему знакомых объектов, — актер указал на материализованную им сантехнику, — А мастерство Актера — это внушение. В данном случае я хочу, чтобы вы ощущали материальность этих иллюзий. На самом деле подделку распознать очень просто, попробуйте…

Я повертел полотенце в руках.

Оно ничем не отличалось от того, с которым мне уже приходилось иметь дело. Не намокает, не мнется, вполне себе пушистое и приятное наощупь…

— Немного вам подскажу. Текстура очень условна, а физические свойства весьма упрощены. Для полноценной имитации нужно быть ученым и понимать, что именно и как устроено. А еще знать, что должны ощущать именно вы. И такой уровень внушения требует слишком много ментала — даже мне это не по силам.

Я с силой дернул, пытаясь растянуть или даже порвать полотенце, но оно не деформировалось. Абсолютно. Понюхал.

— Все верно, нет запаха, нет вкуса… — довольно кивнул варр Кейдж.

Полотенце вдруг начало расползаться прямо в моих руках. Появились стремительно растущие дыры, сама ткань истончилась и обвисла, став дряблой и покрытой темными пятнами.

— Как и все иллюзии, эти тоже весьма недолговечны, — вздохнул наставник, — К тому же я не художник, а актер, а чужие грани искусства даются нам значительно сложнее. Наверняка вам об этом уже рассказывали.

Я машинально кивнул и спросил.

— А что еще вы можете мне внушить?

— Голоса. Запахи. Прикосновения. Но не слишком сложные — например, я не могу внушить вам, что вы общаетесь с кем-то, кого здесь на самом деле нет, или заставить почувствовать настоящие объятья — это целый комплекс сложных воздействий сразу на разные органы чувств.

— Увидеть и нащупать стену там, где раньше была дверь?

— Это можно, — кивнул он.

— Не заметить ямы под ногами?

— Для этого достаточно и простейшей иллюзии. А я могу заставить вас почувствовать твердый пол под собой.

— И пройти по воздуху?

— Но вы же только что сидели на том, чего на самом деле не существует? Или вот, например…

Варр Кейдж усмехнулся, быстро шагнул ко мне и взмахнул рукой.

В которой сверкнула сталь клинка, и я успел лишь машинально прикрыться тримом, чтобы принять удар на него, но…

Вооруженная ножом рука вдруг пропала, рассыпавшись снопом тусклых искр. Краем глаза я уловил быстрое движение с другой стороны, но среагировать уже не успел.

Сверкнул металл.

И что-то обожгло мою вторую руку.

Я опустил взгляд вниз.

Из сжатой в кулак настоящей правой руки мастера-актера вылетали уже знакомые мне искорки, в которые превращалась иллюзия ножа.

А на моем правом предплечье красовался свежий, довольно глубокий и очень болезненный разрез длиной сантиметров шесть-семь, стремительно заполняющийся кровью.

— Как думаете, это настоящая рана? — усмехнувшись, поинтересовался варр Кейдж, — Если вы сможете объяснить, что и как я только что сделал, то мы забудем про ванную комнату и пойдем ужинать…

Глава 28. Иллюзия обмана

— Болит очень даже убедительно, — огрызнулся я, — И пол кровью пачкает тоже.

— Кейдж, — голос варры Рил звучит строго.

Ага, значит не обязательно всех и каждого называть “варром” — надо бы выяснить, в каких случаях допускается и просто обращение по имени.

— Хорошо-хорошо, все равно у вас еще будут занятия по особенностям клановых умений, — вскинул руки ладонями вперед в примиряющем жесте мастер-актер.

— Актеры, по своей сути — это притворщики, обманщики и иллюзионисты, внушающие нам то, чего нет на самом деле. И разыгранный только что варром Кейджем спектакль, это тоже ни что иное как обман. Постановка, чтобы вас разыграть.

— И продемонстрировать саму суть и силу актерского мастерства на наглядном примере, прошу заметить! — назидательно добавил наставник.

А затем он хлопнул в ладоши, и имитация ванной ванной комнаты преобразилась.

Вместо умывальника с краном-каплей — обычная тумба с бутылкой воды. “Полки” оказались самой простой вешалкой, на которой висели тряпки, а на месте унитаза обнаружилось пластиковое ведро. Душевую кабину изображала огромная бумажная коробка высотой в рост человека.

Я опустил взгляд вниз: такая же тряпка как и те, что висели на вешалке.

— Невозможно заставить поверить вас в существование того, чего нет на самом деле. Но можно немного скорректировать действительность.

Угу. Чтобы дублер вашего небесного лорда сходил в ведро. На славу повеселились, чего уж там.

Вот только…

— Я же на нем сидел! И рука…

Порез оставался на месте. Глубокий, кровоточащий и болезненный.

— Смотри-ка, а ты делаешь успехи! Это уже второй правильный вопрос за сегодня…

С этими словами телохранительница подошла ко мне, коснулась моей руки чуть ниже раны, и ее пальцы окутались едва заметным сиянием. Края пореза начали стягиваться, а потом срастаться, словно в обратной перемотке. И всего через несколько секунд — или десять-двадцать тактов — от ранения не осталось и следа, если не считать пары смазанных капель крови.

— Ты видел то, что видел, и чувствовал то, что чувствовал…

— Угу. А еще ел, то что ел, и что ел, тем в туалет и…

Хлесткий внезапный удар настиг меня неожиданно, швырнув на пол.

— Дурак! Ты что, действительно не понимаешь, что это все не игры и не хаханьки? Величайший актер современности передает тебе свои знания, вместо того чтобы вести переговоры с боевыми лидерами рода Нагано или проводить время с семьей. Тридцать четыре лучших специалиста клана десятки лет хранят тайны Охотника и ежедневно работают над программой обучения, тренировок и адаптации таких, как ты. Двадцать тысяч человек ждут, когда их лидер войдет в Ядро и подарит им еще несколько циклов безопасной и процветающей жизни, а ты… ты…

Раскрасневшееся лицо варры Рил оказалось совсем близко рядом с моим. Тонкие ноздри раздуваются, а в карих глазах бушует пламя… ненависти?

И презрения.

Такого, что я действительно почувствовал себя маленьким и глупым мальчишкой, который играет в свои детские игры, когда взрослые вокруг ведут настоящую войну.

— Слезь с меня, пожалуйста.

Я изо всех сил стараюсь, чтобы голос звучал спокойно и властно.

Вот только мысли мои к спокойствию совершенно не располагали.

Интересно, а что будет, если я не справлюсь? Меня раскроют, не смогу договориться с каким-нибудь кланом или просто оступлюсь однажды, и сверзнусь с этого летающего города на землю и сверну себе шею?

Батарейка кончится и весь их плавучий городок шлепнется на землю, похоронив двадцать тысяч жителей и всех, кто окажется внизу?

Об этом узнают другие кланы и начнут войну, чтобы захватить богатства клана Лерон?

Объявится новый лидер-самозванец и начнет гражданскую войну? Занять место Первого Варра он не сможет чисто генетически…

Или у них где-то зреет яйцо с лидером-дублером, как это происходит у муравьев или пчел?

Когда-то я считал себя настоящей звездой, способной парой слов влиять на умы людей. 400 000 подписчиков на канале, которые с нетерпением ждут каждого нового видео — а смотрят и вовсе миллионы! Ждут меня. От моих слов и действий зависит их настроение и то, о чем они будут думать в ближайшие пару часов.

Помнится, после пятой “Ночной Охоты” мы за ночь продали 12 300 ежей. Ежей, Карл! Хорошо хоть, что Толик подсуетился заранее и договорился… да хрен его знает, где, как и с кем он там договорился, чтобы достать столько этих “пушистиков”.

Пару штук я просто запек на костре в глине в прямом эфире, непринужденно общаясь с нашими гостями. Трейсер, боец ММА и какой-то пешеход, который пересек всю Россию на своих двоих с одной лишь палаткой за спиной — да я даже имен их не помню!

54 минуты эфира — и 12 300 ежей. А уж что творилось после того выпуска в арт-магазинах — или где там еще можно достать глину? — мне и представить страшно! А сколько народу отравилось или устроило пожары, пытаясь это повторить?

Но одно дело, продать десять штук ежиков, и совсем другое — своими действиями или своим бездействием убить 20 000 человек. А то и больше. Сколько там людей живет на земле? Полмиллиона, миллион, десять? Как им аукнется исчезновения одного из летающих городов?

Видать, что-то такое она прочитала в моих глазах.

Молча встала, подала руку, помогая подняться.

Я уже привычным мысленным жестом активировал трим, переходя в режим повышенной чувствительности.

За всю эту сцену варр Кейдж не проронил ни звука и даже не шевельнулся, он просто молча стоял и наблюдал. А поняв, что я готов слушать, он просто продолжил урок — у него даже голос не изменился:

— Ты привык связывать воедино то, что ты видишь и чувствуешь. Если ты ешь рабу — значит ты ешь рабу. Если ты вытираешься полотенцем — значит, в руках у тебя полотенце. Но это не так.

С этими словами наставник шагнул к ведру.

То вдруг изменилось, снова превратившись в местный аналог унитаза с опущенной крышкой.

На которую актер и встал.

— Видишь?

— Вижу.

— Что ты видишь?

— Вы стоите на унитазе.

— А на самом деле?

— Там… ведро. И у него нет крышки…

— Варра Рил, будьте так любезны, — повернулся он к телохранительнице.

Та просто вытянула руку вперед и из ее ладони вырвался светящийся сгусток. Он ударил в ведро, выбивая его из-под ног наставника. Но тот продолжал стоять, правда, унитаз подернулся рябью и местами в нем появились дыры — словно часть текстур пропала.

А рядом лежало ведро.

— Что ты сейчас видишь?

— Вы стоите на… в воздухе? А вот унитаз выглядит совсем паршиво.

Варр Кейдж щелкнул пальцами, и под ним стал пусто — иллюзия пропала.

— Будь внимательнее!

Я присмотрелся.

И увидел под ногами актера небольшой полупрозрачный шестигранник.

— Ментальный щит!

— Верно. Это просто хитрость, обман — я просто заставил тебя поверить в то, что ты видишь и чувствуешь. А теперь расскажи, как я смог ранить тебя несуществующим ножом?

— Нож был настоящий?

— Думай! — рычит сбоку Рил.

И то верно — зачем ему таскать с собой нож, если есть трим? “Швейцарский” браслет, который заменяет тебе отмычку, аптечку, фонарик и личную шизофрению?

— Силовой клинок! Вы его создали, наложили поверх иллюзию, ударили и тут же убрали!

— Именно! Ты должен научиться разделять свои чувства. То, что ты видишь, слышишь и чувствуешь наощупь — далеко не всегда одно и то же.

— Даже вы?

— Особенно я! — он рассмеялся.

— И как мне распознать подделку?

— Наблюдай. Сомневайся. Думай. Важны детали. Чем больше органов чувств задействовано, чем сложнее образы и насыщеннее их свойства, тем больше нужно сил, знаний и энергии, чтобы их сымитировать. Проще всего даются простые материальные объекты. Жидкости с обычными свойствами — тоже несложно, если только не нужно задействовать органы обоняния и вкуса. Это, кстати, самое сложное.

— То есть все подозрительное мне нужно нюхать и в рот совать? — я специально улыбаюсь, чтобы дать понять: это всего лишь шутка, попытка разрядить обстановку, а не мое несерьезное отношение к уроку.

— Было бы хорошо, но со стороны такое поведение покажется чуточку странным, — варр Кейдж возвращает мне улыбку.

Точную копию моей — лицо-то у нас на двоих одно и то же.

— Тогда как?

— Ищи отличия. Несовпадения. Упрощения. Подкрепляй реальность одних предметов — их влиянием на другие. Впрочем, не думай что обман тебя будет ждать на каждом шагу. Это просто демонстрация того, на что способны мастера клана Лерон.

— А другие кланы? Какие у них особенности?

— Эти знания выходят за рамки нашего урока. Но, уверен, об этом тебе расскажут в школе. И не только, — он повернулся к варре Рил, и та утвердительно кивнула.

— Воины, техники, медики, звероловы, ученые — у каждого рода своя специализация.

И только мне “повезло” оказаться в клане, который пляшет, поет да фальшивки рисует…

Хотя…

Я вспомнил атаку фальшивой рукой и обжигающую боль. Машинально потер место, где еще совсем недавно был глубокий разрез. И свои собственные мысли о замаскированной дыре под ногами.

— Но я ведь не актер, а танцор?

— Верно.

— Тогда зачем мне знать про все это? — я указал рукой на стоящую рядом бутафорию.

— Чтобы ты понял. Ты должен знать о слабых и сильных сторонах рода Лерон. Обо всех гранях талантов, даруемых членам нашего клана. Уметь использовать их и защищаться, — пояснила варра.

— Похоже, наша демонстрация его не убедила, — ухмыльнулся актер, — Варра Рил?

— Давай, — кивнула та.

Я активировал трим и перевел его в боевой режим.

Все вокруг вдруг преобразилось.

Предметы оказались обведены едва заметными контурами: серые, белые и красные.

От моих ног по полу в разные стороны протянулись пунктирные линии, появилось несколько окружностей, центром которых по-прежнему был я.

И с десяток линий вытянулось в сторону варры Рил, контур которой тоже был четко обведен красным, а некоторые области тела — разными оттенками серого. Ярче всего были обозначены голова, область сердца и нижняя часть позвоночника.

Непривычная, странная и жуткая картинка.

Я, конечно, не один десяток раз гонял в тиры виртуальной реальности, но то, что сейчас творилось вокруг, выглядело совершенно иначе.

Что происходит вообще?

Моя правая рука вытянулась вперед, в сторону телохранительницы.

Перед глазами появилась руна, которая тут же отразилась пять раз, и на каждой новой иконке символ становился сложнее и опаснее.

Это была иконка ментального импульса.

Вспыхнула третья картинка, и прямо по центру обзора появилось перекрестье прицела.

Почти такое же, как у снайперской винтовки: даже с указанием дистанции и градуса отклонения.

— Какого хрена творится?! — хотел возмутиться я.

Но не смог. Голосовые связки отказывались мне подчиняться, так же как и рука.

Из которой один за другим начали вылетать сгустки энергии.

Я стрелял в варру Рил! Один, три, пять… десять выстрелов подряд, точно в застывшую неподвижно эффектную фигурку, до которой было всего несколько шагов!

И та вдруг начала изгибаться совершенно немыслимым образом.

Как такое возможно вообще? У нее что — костей нет?

Ни один из выпущенных мной ментальных снарядов в цель не попал.

С четырех-пяти шагов.

И тут наваждение пропало.

Исчезли все эти линии и контуры, пропал прицел. И я снова смог контролировать себя и свое тело.

— Какого хрена тут творится?! Что это было?

— Всего лишь еще одна демонстрация мастерства рода Лерон. Высшая грань актерского мастерства — это способность полного мысленного контроля, — спокойно отозвался варр Кейдж.

— А танцоры, вроде меня и тебя — обладают даром предвидения… — добавила даже ничуть не запыхавшаяся после всей этой сверхъестественной акробатики Рил.

Мда.

Пожалуй, лучше вообще помалкивать о том, что я владею кунг-фу.

— Впечатляет, — признал я, — Только не делайте так больше. По крайней мере без предупреждения.

— Проблема в твоей слабой синхронизации. Настоящий варр Кир с легкостью распознал бы и отбил ментальную атаку варра Кейджа.

— Я думаю, наш ученик заслужил небольшую компенсацию. Как думаете, варра Рил?

— Не рановато?

— А что изменит пара лишних часов?

Телохранительница задумалась, буравя меня пронзительным взглядом.

Пытается забраться мне в голову? Все члены клана Лерон владеют всеми талантами рода, просто к каким-то у них предрасположенности слабее, а к каким-то — сильнее.

— Пожалуй, вы правы, — наконец, согласилась она, — Идем!

— Куда? Зачем? Почему вы никогда ничего мне не говорите заранее?

Глупый вопрос. Я ведь тоже гостям и участникам своих передач никогда ничего заранее не объясняю и не предупреждаю. Искренние эмоции и реакции, “вау”-эффект и так далее…

Психология, мать ее!

Поэтому я просто шагал следом за своими наставниками. Двери, коридоры, повороты — даже дорогу запоминать не старался.

— Пришли!

Оглядываюсь по сторонам.

Комната как комната, разве что темновато тут. Шестигранная, метров пять в диаметре — довольно небольшая, в общем. Темно-серые стены. Или, даже, скорее, выкрашены градиентом от черного у самого пола и до темно-серого под потолком. Который тоже черный, как и пол.

Мрачно.

И непонятно, откуда исходит свет: и себя и своих спутников хоть и нечетко, но все же вижу.

Варра Рил щелкнула пальцами и, схватив меня за ворот, с силой потянула назад, вынуждая отступить в сторону двери на пару шагов.

Часть пола в центре комнаты начала вдруг подниматься.

Шестигранная прозрачная (стеклянная?) колонна примерно метр в диаметре, внутри которой что-то двигалось и светилось, тускло озаряя комнату.

Оно… живое?

Я поднес ладонь ко лбу и всмотрелся.

Внутри колонны плавало (в темной жидкости?) и извивалось невидимое существо, очертания которого обрисовывали оплетающие его тело нити энергии, словно тысячи тонких разрядов молний. Что-то вроде полутора метрового энергетического угря, или змея, или длинной рыбы или хрен еще знает чего — саму тварь не видно, только эти потоки энергии.

— Знакомься, это твой скурр, — торжественно произнесла девушка.

— Чего?

“Персональный ментальный симбиот”, — любезно пояснил трим.

Глава 29. О вкусной и здоровой пище

— Что. Это. Такое?

— Скурры — это обитатели мира Скур, одного из охотничьих миров. И единственного, в который у нас есть прямая и постоянная дорога…

— Скорее, дыра… — фыркнул варр Кейдж.

— Узкая щель, при помощи которой мы можем там… добывать скурров. У каждого вара есть свой скурр. И у меня тоже.

Он вытянула правую руку вперед.

И на ней медленно начала проявляться татуировка, похожая на… змею?

— У каждого хозяина скурр приобретает облик, который больше всего соответствует характеру носителя. Обычно это связано с талантами варр. Например, у танцоров чаще всего скурр воплощается в эссу. У актеров — это гека.

Варр Кейдж закатал рукав, демонстрируя татуировку ящерицы, украшающую его предплечье, что-то среднее между хамелеоном и игуаной.

— И зачем они нужны?

— Они помогают, оберегают и позволяют расширить наш потенциал.

С этими словами варра Рил едва заметно шевельнула рукой, и ее татуировка… ожила! Она засветилась, и отделилась от тела своей хозяйки, обвивая ее предплечье уже как самая обычная змея. Правда, невидимая, с едва заметным тускло вычерченным рисунком чешуи и яркими узорами-молниями по всему телу.

Скурр медленно переполз на подставленную хозяйкой ладонь и «уселся» на ней, скрутившись тугими кольцами, вытянув вверх голову и изогнув «шею», подобно обычной кобре — разве что капюшона не хватало.

— Она… она живая?

— Это энергия. В чистом виде. Не знаю, применимо ли к ней понятие «жизнь», но она определенно обладает псевдо-разумом и в какой-то степени может быть автономной.

— И это существо из другого мира…

— Верно.

— Значит, мне тоже нарисуют такую дрянь?

— Конечно нет! Это ведь не татуировка, это скурр.

— То есть в меня запихнут вон ту штуковину? — указал я на тварь за стеклом.

— Ха! Ты еще попробуй уговори его! Тем более, что это личный скурр варра Кира, и он явно чувствует подделку. Попробуй, подойди поближе.

Я послушно сделал шаг вперед и потянулся, чтобы прикоснуться к этому «сосуду»… И тут же ее отдернул, потому что эта недозмея или ненедоугрь резко ударил носом — или что там у него? — в стекло с той стороны прямо напротив моей руки.

И жест этот был явно недружелюбным.

— Собственно, это одна из причин, почему мы не можем заменить своего Лорда-Защитника на какого-нибудь актера. Скурры выбирают одного хозяина на всю жизни, и не примут никого другого, а предпочтут развеяться.

— Тогда почему этот еще жив, раз он знает, что я — не его владелец, а подделка?

— Вот это ты нам и расскажешь, когда снова приручишь. Для этого тебе нужно максимально поднять свою синхронизацию с варом Киром по всем параметрам.

— Так себе мотивация, признаюсь честно.

— Это не обычный скурр, — девушка аккуратно и даже, как мне показалось, с какой-то нежностью прикоснулась к стеклу, — его варр Кир добыл не в Скуре, он принес своего хранителя из какого-то другого мира. Это — особенное существо, подобных которому нет на всем Арлете!

— Вот пусть и сидит в своей банке, раз он такой редкий и уникальный. А то еще потеряю.

Варра Рил фыркнула. Актер попытался разрядить обстановку, предложив:

— Может, поужинаем? Думаю, мы все уже порядком проголодались, да и время уже позднее.

И снова двери, коридоры, повороты — только на этот раз я не мог использовать Силу, чтобы открывать двери, потому как актер расстрелял все мои запасы ментала.

Стоп.

Только какие десять выстрелов, если у меня всего 7 единиц?

«Уже восемь. Был повышен уровень ментальной синхронизации».

«Тогда откуда взялись еще две?»

«Варр Кейдж выступил в качестве донора».

«Это тоже какой-то клановый талант?»

«Базовая возможность — энергетический обмен. Но эта функция доступна лишь лекарям и действующим командирам воинских подразделений».

«Но варр Кейдж… Кстати, а чем он занимается?»

«Нет данных. Используй Идентификацию».

Угу, с радостью — вот только я пока что на нуле. Впрочем, ментал восстанавливается быстро.

«Симбиоз со скурром повышает ментальный потенциал носителя на 2 единицы».

Ага. Ого. Хм. Теперь идея обзавестись украшением в виде полузмеи-полуугря выглядит даже слегка заманчивой — чем больше энергии, тем дольше и чаще я смогу практиковаться, а значит и повышать свой уровень синхронизации.

Который и есть мой единственный шанс на спасение.

Если, конечно, это не очередная ложь.

«Эй, расскажешь потом мне про этот странный боевой режим, который включал Кейдж, находясь в моей голове!»

«Приказ принят. Установлено напоминание через час».

За очередной дверью оказалась небольшая столовая. Ну или что-то вроде того: небольшой стол, уже накрытый скатертью и заставленный всевозможными блюдами и напитками, и стулья.

Два стула.

— Стой! Куда пошел? — окликнула меня варра.

— Так ведь ужин же…

— Не торопись. Внимательно слушай, наблюдай и делай то, что скажет варр Кейдж.

— Итак, продолжаем наше занятие… — начал тот.

В общем, развели меня как последнего лоха… или нуба, как говорят геймеры. Как того ослика поманили морковкой. Или как муна какой-нибудь хрум-хрумкой, или как тут местный аналог называется.

— Итак. Стол ты обходишь справа. Да и вообще это правило касается чего угодно — ты оставляешь свободное пространство для маневров правой рукой, — пояснил варр.

— Шаг средней длины. Темп тоже средний — это позволит тебе и телохранителю оценить обстановку. И отодвинуть стул…

Хорошо, что варр Кир тоже правша, как и я, и не придется переучиваться.

— Теперь о расположении блюд и приборов, и о их их назначении…

Я бросил быстрый взгляд на стол и облегченно вздохнул — всего-то три стандартных столовых прибора, разве что чуть непривычной формы. Трехзубая вилка, граненая ложка да обычный полукруглый и слегка затупленный нож.

Три небольших миски с водой, три бокала и…

А вот дальше мне стало грустно — двадцать пять тарелок со всевозможными яствами, разных размеров, цветов, формы и консистенции.

«Ты можешь записывать видеоизображение?»

«Ответ утвердительный».

«Какой стороной тебя для этого нужно повернуть ко столу?»

«Я подключен к нервной системе носителя и использую его органы восприятия».

Опачки-опопунечки! А вот это интересная новость!

«Ты видишь и слышишь то же, что и я?»

«Ответ утвердительный. Запись виодеизображения подтверждается, или будет условный сигнал?»

«Давай по кодовому слову «видео» — как я понимаю, здесь оно неизвестно».

— Видео! — вслух повторил я.

— Что?

— Отойди в сторону, мне не видно…

Варра Рил сделала шаг назад.

— Итак. Первое и главное правило — это удобство. Поэтому вы можете использовать тот прибор, которым вам удобнее.

Ну хоть одна хорошая новость!

— Однако варр Кир использует ложку только для супов, а рассыпчатые, мелконарезанные и жидкие блюда — ест при помощи вилкой.

— Надеюсь, твоя координация позволит тебе насладиться всей прелестью миригонского куша? — едва слышно процедила мегера по имени Рил.

— Любимые блюда варра Кира: миригонский куш, горячая лекка, сладкий патат и соус кингья...

— …Обязательные блюда, которые всегда подаются на торжественных приемах: рурума, галидонский маххок и рунья. Рунья бывает трех видов…

— …Эти два блюда варр Кир не станет есть ни в каком виде…

Я отдернул руку от соблазнительных шариков хафа…

— Почему это?

— С детства не любит. А вон от тех трех у вас будет временная ментальная блокада, так что с ними нужно быть осторожнее. К сожалению, в двух кланах они являются непременным атрибутом званого приема или торжественных мероприятий вроде свадьбы или похорон…

— И они наверняка знают о такой реакции варра Кира на эти блюда. Так что наверняка постараются подсунуть их при удобном случае… — добавила Рил.

— Ментальная блокада? — я с опаской посмотрел на безобидную тарелку с изумрудно-зеленым супом и горку каких-то не то фруктов, не то орехов.

— Замедленная и искаженная обратная связь с тримом и вдвое сниженная скорость восстановления ментальной энергии. К сожалению, не такое редкое явление, как нам бы хотелось.

— Вот тебе и мистер совершенство… — ухмыльнулся я.

— Ментальная блокада бывает у пятидесяти пяти процентов варров и может быть вызвана вкусом, запахом, сочетанием цветов или даже неудобным положением тела.

— А исследователи клана Тусон уверяют, что все девяносто процентов — просто не каждый варр еще обнаружил причину своей блокады.

— А лэры и уны? У них бывает эта самая блокада?

— Подобных случаев пока что зафиксировано не было, — покачала головой варра.

— И вам не кажется, что это как-то связано с тримами? Другой разницы, как я понимаю, между варрами и лэрами нет.

Мои наставники обменялись взглядами.

Варра Рил тяжело вздохнула и развела руками.

— Это вполне логичная, но совершенно необоснованная версия, которая на данный момент не получила никаких подтверждений. Итак, порядок употребления блюд следующий…

— …Напитки предназначены для…

— …Важна не сама последовательность блюд, а само их чередование. Например, нельзя есть два супа или две овощных нарезки подряд, между ними непременно нужно отведать орехи, листья гуккары, любой из несладких соусов или…

— Это не соус! Это блюдо называется равиолле!

— Я прекрасно знаю что такое равиоли, и эта ваша размазня на них совершенно не похожа! — возмутился я просто потому что устал от всех этих поучений и кучи непонятных названий.

— Не равиоли, а равиолле! Его можно употреблять как отдельно, так и макать в него выпечку, орехи или кусочки кум-кума.

— Ну! И чем это не соус?!

— Тем, что это равиолле, а не соус. Кстати, соусам и прочим приправам у нас будет посвящен отдельный урок. Их тоже можно употреблять лишь с конкретными блюдами.

Я уже давно не слушал никаких объяснений, а просто послушно выполнял указания вроде откуси вон то, обмакни в это, намажь вон тем и не трогай красное. Что-то было вкусным, что-то не очень. Были блюда, вкус которых смутно напоминал что-то земное, а порой даже и весьма четко и даже конкретные земные продукты. А что-то оказалось совершенно мне незнакомым.

— А эти миски зачем стоят? — указал я на три глубокие тарелки, наполненные совершенно прозрачной жидкостью, похожей на воду.

— Ну надо же! Третий правильный вопрос за вечер! Варр Кир, а вы определенно делаете успехи!

Вот же сука.

Ну ничего, я теперь очень и очень злопамятный. Кстати, надо бы выяснить, насколько именно.

«Трим, ты все записываешь? И звук и видео?»

«Ответ утвердительный».

«Какой у тебя объем памяти?»

«Вопрос непонятен».

«Сколько времени ты можешь вести запись, на сколько часов хватит места?»

«Время записи ограничено пожеланием хозяина и его способностью воспринимать информацию указанного типа».

«То есть когда я усну...»

«Видеозапись будет прекращена».

«А аудио?»

«Неизвестный термин».

“»Звук — ты будешь по-прежнему все слышать и записывать?»

“»Ответ утвердительный».

— Они нужны для ополаскивания приборов. Делать это следует перед сменой блюда на новое, и для каждого прибора — своя миска.

Небось, потешаются там — я ведь уже половину блюд перепробовал, тыкая в них грязной вилкой. Нет, разумеется тщательно облизанной, но вряд ли это соответствует местным нормам этикета и гигиены.

Я сунул вилку, покрытую остатками чего-то мясного и густым липким соусом в первую тарелку.

И с удивлением наблюдал, как она превращается в совершенно чистую, а вода в миске стала чуть мутной — только и всего. Вилку после такой процедуры вообще в рот совать-то можно? На Земле так только рекламные моющие средства работают!

— Это что? — спросил я, поднося вторую миску к носу и принюхиваясь.

— Вода.

— Вода?! Ее и пить можно?

— Разумеется. Но лучше вон из того стакана. Нормы приличия не позволяют пить из тарелки для споласкивания приборов.

— А мне плохо не станет?

— С чего бы это? — удивилась варра Рил.

— Обычная вода с такой грязью не справится, — уверенно заявил я, пачкая вилку в каком-то соусе, по вкусу похожем на сырный, а по цвету — на кашицу и темных листьев.

И уже через несколько секунд у меня в руках снова оказался чистый прибор, без единого пятнышка.

Моя телохранительница невозмутимо взяла стакан с водой, вылила содержимое прямо на пол, а потом наполнила его из миски, в которой я только что мыл вилку. И с таким же невозмутимым выражением лица сделала несколько глотков.

— Разумеется, это не простая вода, а активная. Обычно ее используют для умывания и стирки, но в небольших количествах она совершенно безопасна и для употребления в качестве питья.

— В небольших?

— Три-четыре шара в сутки, — пояснил варр Кейдж.

«Что такое шар воды?» — обратился я к своему наручному всезнайке.

«Мера объема, примерно равная триста тридцать грамм».

«Почему ее называют шаром?»

«Примерно столько помещается в ладони, если сложить их шарообразно. Эта мера является эталонной при изготовлении небольших емкостей и сосудов».

Для умывания и стирки?

Так вот почему в ванной не было ни мыла, ни шампуня — они просто не нужны, раз есть чудо-водичка, которая сама по себе смывает любую грязь!

— А теперь мне бы хотелось знать, варр Кир, почему ты не задал четвертый правильный вопрос, — нависла надо мною девушка.

— Это какой?

— Как проверить твою еду на яды, и как теперь тебя спасти от той дряни, что ты сожрал вместе с нарезкой маххока…

«Нарезкой» здесь называли салаты, как я уже догадался, а маххок — это вот те похожие на лысые киви фрукты. Даже на вкус почти такие же, и салатик из них оказался очень даже ничего. Кисленький, освежающий и…

Отравленный.

Глава 30. Ложь и истина

— Вы что тут — с ума посходили?

— Это часть обучения.

— Отравить своего правителя? — я вдруг понял, что не чувствую ног.

Впрочем, это могли быть последствия свалившегося на меня сегодня… ВСЕГО!

— Во-первых, ты должен постоянно быть начеку. Ни единого глотка, ни одного кусочка пищи не совать в рот, предварительно их не проверив!

— И в школе тоже?

— Постоянно начеку. Ни единого глотка. Ни одного кусочка пищи. Я что — непонятно говорю?

— Мне кажется, яд уже начал действовать, — спокойно заметил варр Кейдж и подставил плечо, позволяя мне на него опереться, — присаживайтесь, варр Кир.

— Я бы проверил, если бы кое-кто не растратил весь мой ментал на то, чтобы пристрелить одну смазливую стерву!

Не знаю, то ли это яд так действовал, то ли это все от шока, но я говорил ровно то, что думал.

— Ты получил достаточно времени, чтобы восстановиться.

— Ладно-ладно. Ну, сглупил, не подумал, что моя верная телохранительница может меня отравить. Что уж поделать — вот такой я наивный и доверчивый человек.

В глазах начало темнеть, а язык стал заплетаться.

— Но я тебя услышал, осознал и понял свои ошибки. Давай уде противоядие!

— Нет.

— Я не расслышал, что ты сказала?

— Ты не получишь лекарства.

— Все же решила пустить меня в расход и найти себе новую игрушку?

— Если ты не справишься с ядом — то да. Такой никчемный Лорд-защитник нам не нужен. Да используй ты уже голову, наконец!

Голову?

А что я ей сделать-то могу? Вон, я в нее уже поел, и теперь мне хреново. Помираю я.

Руки стали наливаться тяжестью. Раньше мне казалось, что трим почти ничего не весит — от силы грамм сто-сто пятьдесят, а теперь же…

Трим!

«Меня отравили, что делать?»

«Базовая инструкция при пищевых и проникающих отравлениях, — забубнил мой чудо-браслетик, — Пункт первый: провести диагностику, чтобы определить тип яда и степень поражения организма».

«На это нет времени. Все очень плохо».

«Пункт второй: использовать второй, третий или четвертый ранг Восстановления для вывода яда из тела, локализации поврежденных органов и их исцеления».

«Годится, давай, на полную мощность!»

«Недостаточный уровень синхронизации. Доступен лишь второй ранг Восстановления».

Ну, что поделать — такой вот достался тебе бесталанный хозяин.

«Давай хотя бы второй!»

Угу, вот прямо щас — разогнался и вылечил меня.

Это ведь просто механизм с бубнильным интерфейсом. Вместо того, чтобы активировать соответствующий навык, он просто вывел передо мной набор из пяти иконок. Две первые — цветные и яркие, а остальные погасшие и серенькие. В общем, неактивные.

Рисунки плыли перед глазами и двоились — куда уж тут сосредоточиться и мысленно вычертить загогулину, которые на них изображены! Поэтому я прохрипел, едва ворочая непослушным языком:

— Хил! Хил ми плиз нау!

И это сработало.

Постепенно туман в голове начал рассеиваться, руки вернули свой нормальный вес, а ноги снова «ожили», послушно подчиняясь приказам хозяина, то есть меня.

«Рекомендуется повторная процедура, для ускоренного восстановления и закрепления результата», — вкрадчиво добавил трим.

— Хаст! Хаст!

«Недостаточно ментала».

— Что, съели?! — посмотрел я на своих учителей-мучителей.

— Нет, даже не притрагивались к еде — ты ужинал в одиночестве. И съел отравленную нарезку. Или что-то другое… — спокойно возразила варра Рил.

Намек понял.

Диагностика — это одна из базовых функций трима, работающая «бесплатно», но сперва его нужно перевести в активное состояние, что я и проделал.

Появился список иконок.

Выбираю ту, что отвечает за умение «Диагностика», перевожу взгляд на салат из маххока и…

«Нарезка из свежего маххока, рукии и молодых стеблей бамбука. Дополнительные ингредиенты: соус рат-рат, сок гарумы».

«Внимание! Высокая вероятность отравления! Рекомендуется процедура обеззараживания».

Дорога диагностика к обеду, ага.

— Сок гарумы? — спросил я у телохранительницы.

— Верно, — кивнула та.

— И как быстро он убивает?

— Сок гарумы оказывает парализующий эффект, приводит ко временному ухудшению зрения и слуха, вызывает сильнейшую диарею.

— Не понял. То есть это не смертельно?

— Твоей жизни ничего не угрожало.

— Значит, вы просто хотели меня унизить? Чтобы я поужинал и тут же на месте обос… опростоволосился?

— Ты должен был проверить все блюда, прежде чем приступать к трапезе.

Ну, сука, я тебе припомню. Так и запишем: сок гарумы. Паралич и понос, спешл фор Рил.

«Запись внесена».

Спасибо тебе, мой хороший. Один ты меня любишь и понимаешь.

«Я — интерфейс справочной системы. В меня не заложена возможность испытывать эмоции».

— Ваше здоровье, варры!

Я прямо руками зачерпнул полную горсть нарезки и сунул в рот, тщательно пережевывая. На самом деле довольно вкусная штуковина. Интересно, что именно тут — этот проклятый сок?

— Ты опять забыл обеззаразить свою пищу, — спокойно заметила Рил.

— Точно! Спасибо за напоминание… Хил.

Упс! Все, я снова пуст. Надеюсь, что и однократного применения исцеляющего навыка первого ранга хватит, чтобы не обделаться прямо за столом и уйти отсюда на своих двоих.

— Обычно после ужина у варра Кира есть пять мигов на ванные процедуры и один час свободного личного времени. Но мы сегодня подзадержались, так что иди, умывайся и спать. Завтра тебя ждет очень непростой день.

— Зато сегодняшний прямо таки удался! Не день, а сплошной праздник: подарки, танцы и веселье! Прямо таки второй день рождения — или перерождения?

Похоже, сок все же подействовал. В голове шумно, варры двоятся, а язык слегка не успевает за моей мыслью. Словно я хлопнул пару шотов на голодный желудок. Впрочем, мне не привыкать — уж как-нибудь переживу. Главное не о… не опростоволоситься, но в этом плане пока что все нормально, тьфу-тьфу, чтобы не сглазить.

— Умываться и в люлю, — согласно кивнул я и, пошатываясь, встал, — идем!

Из-за очень незначительных проблем с координацией, я чуточку задержался в ванной. Пришлось ждать, пока восстановиться хотя бы единица ментала, чтобы исцелить рассеченную при падении скулу.

Нечего показывать перед ними свою слабость. Дополнительная лечебная процедура заодно вывела и остатки токсина из организма, так что из ванной я вышел хоть и на десять минут позже, зато заметно посвежевший, повеселевший и вполне себе собранный.

— Ведите меня в мой гарем! — потребовал я, репетируя командирский тон.

— В гарем? Да ты едва на ногах стоишь! — рассмеялась варра.

— Пф. Давай, рисуй прямую линию, и я по ней пройду хоть задом, хоть передом, хоть на одной ноге, хоть вообще без ног!

Мда, видать, еще не совсем меня отпустило.

— Хм, а я бы не отказался на это посмотреть, — задумчиво пробормотал варр Кейдж.

— А он что тут делает? Разве тренировки на сегодня не закончены? И вообще, где мои любвеобильные гурии? Султан хочет исполнить свой супружеский долг! Пару разиков…

— Не знаю, кто такой «султан» и что это за долг такой, но тебя рано еще на люди выпускать. И уж тем более нельзя подпускать к гарему.

— Почему это?

— Ты еще не готов.

— О нет, я еще как готов. Надо же мне снять напряжение и получить на сегодня хоть какие-то положительные эмоции? Легкий массаж, оральные ласки… Кстати, а в вашем мире есть «Камасутра»?

— Нет, зато в нашем мире есть мастера-актеры. Варр Кейдж, помогите мне, пожалуйста, отвести варра Кира ан’Лерон в его спальню.

Я подумал, что однофамилец самого печального голливудского актера снова подставит мне свое плечо, чтобы я смог на него опереться, и уже приготовился отказаться от помощи, но…

Вместо этого я выпрямился, словно по стойке «смирно» и зашагал по коридору.

Четко и уверенно прямиком к своей новой спальне, управляемый актерским талантом и волей варра Кейджа, который снова взял контроль над моим телом. Видать, не прельщала его перспектива тащить на своем горбу нажравшегося правителя летающего города.

Тоже мне, человек-эвакуатор.

Хотя, на Земле он определенно пользовался бы успехом!

«Вы так успешно отмечали подписание контракта, что не в состоянии завтра провести тендер? Жена пообещала скандальный развод и раздел имущества, если вы хотя бы раз заявитесь домой пьяным, а вы уже совсем «ни гу-гу»? Инспектор требует прогуляться по нарисованной мелом линии? Наш человек-кукловод сделает все за вас!»

Вот только если он и дальше будет такое проделывать со мной, то…

— Эй! — попробовал я обратить на себя внимание, но голосовые связки отказывались подчиняться.

«Трим, есть способы защититься от подобных ментальных воздействий?»

«Параметр «Стойкость» влияет в том числе на сопротивляемость ментальным воздействиям».

«Так у меня аж 8 единиц этой Стойкости!»

«Возможно, на эффективность сопротивления оказывает и низкий уровень вашей синхронизации, и общая ослабленность организма из-за стресса и отравления».

Тьфу блин. Толку от тебя, как молока с улитки.

Наконец, меня «дошагали» до места.

— Вот. Твоя спальная комната, — указала варра Рил на дверь.

Меня качнуло, и контроль над телом вернулся.

— А я уж думал, что вы теперь за меня и спать, и в туалет ходить будете, — ухмыльнулся я.

— Нет, разве что только в гарем, — в тон отозвался подбежавший запыхавшийся варр Кейдж.

Интересно, а какой радиус у его этой способности?

— Итак, последний на сегодня урок, — продолжил он, — Правильный сон.

— Дядя, я этим делом уже двадцать седьмой год занимаюсь. Уж в чем-чем, а в пожрать и в поспать — я реальный профи!

— Ага. Мы видели.

Все же влезла! Вот же сучка ехидная

— Вы умеете спать как Кирилл Птицын, но не как Первый Варр рода Лерон. А уж его опыт в этом деле куда больше вашего, — спокойно возразил наставник, — Так что внимательно смотрите и запоминайте.

Он прошел в комнату и взмахнул рукой.

Повинуясь его жесту, тусклое свечение усилилось, озаряя вполне обычную спальню. Огромная кровать с балдахином, рядом с ней — уже знакомые мне тумбы, точно такие же, как и в местной больнице, только другого цвета и украшенные золотистыми символами клана. Кстати, тот же рисунок был вплетен и в орнаменты, вышитые на балдахине и постельном белье — кровать оказалась уже кем-то расстелена.

— Ночная одежда, — указал Кейдж на лежащие с краю тряпки бежевого цвета, — Чаша для вечернего умывания и для утреннего. И стакан воды.

— Вечерний или утренний? — деловито поинтересовался я.

— Круглосуточный.

А он ничего. Адекватный мужик, с чувством юмора. Если бы еще не эти его трюки со вселением в мою бренную тушку…

Ах да.

Не мою.

Носим ее с варром Кейджем по очереди, взяв напрокат у местного правителя.

Ох, жопой чувствую, что ценничек мне потом за эту аренду выкатят — мама не горюй!

— Вот поза для засыпания, — продолжал урок актер.

Он просто улегся на спину, не раздеваясь и не разуваясь, вытянул руки по швам и уставился в потолок. Закрыл глаза.

— Надо же… Лежу, ну прям как живой!

Учитывая, что это был мой двойник, зрелище и впрямь оказалось весьма жутковатое.

— Запомнил?

— Не очень, сильно уж поза заковыристая. А можно еще раз повторить?

— Хватит! — резко оборвала варра Рил, — Прекращай уже. У нас всех выдался очень непростой день, и мы очень устали. Тихого сна, варр Кир.

— Тихого сна, — повторил за ней уже поднявшийся с кровати варр Кейдж.

— И вам чтобы без кошмариков, — огрызнулся я и, дождавшись, когда они уйдут, закрыл за ними дверь.

Разделся. Надевать непонятную пижаму и короткие шортики, лежащие на краю кровати, даже и не собирался — и фасон не мой, да и спать люблю без одежды.

Лег в позу усопшего фараона, прикрыл глаза.

Выбрал в появившемся списке иконок «Диагностику» и проверил сам себя.

Энергии всего 18%, состояние — легкое нервное истощение, зато никаких следов яда.

Открыл глаза и поднес свой трим к глазам, вглядываясь в черный экранчик, по которому бежали вереницы каких-то непонятных мне закорючек.

«Эй, голос из машины. Что это такое?»

«Системная информация».

«И что там написано?»

«Нет данных».

«Хорошо. Что означает вот эта закорючка?»

«Нет данных».

«То есть ты этот язык не знаешь?»

«Это верное утверждение».

Верное. Или истинное. То бишь true — если говорить на английском.

Или на одном из трех универсальных языков, как выражался наш технический вундеркинд: «Ессть универсальных языка, которые понятны всем людям на планете».

Первый, это язык тела. Жесты, позы, выражение лица.

Второй, это язык рисунков, начиная от смайликов и заканчивая чертежами и схемами.

И третий — это языки программирования.

Сперва я думал, что он так шутит. Специфический программерский юмор.

Но теперь смотрю в совершенно незнакомые мне закорючки и понимаю, что все это ну уж очень похоже на строчки кода. Например, вот этот блок выглядит как повторяющийся цикл.А вон тот очень похож на вызов функции. А регулярно повторяющийся после каждого структурного блока значок наверняка является закрывающим, типа классического «end» в каком-нибудь Паскале.

Конечно, чтобы изучить неизвестный мне язык, этого понимания явно не достаточно.

А вот чтобы расшифровать алгоритмы и формулы, по которым работают умения и другие функции ментального браслета — почему бы и не попытаться?

Глава 31. Кланы мира Арлет

Дождавшись, пока восстановится единица ментала, я активировал трим.

Наверное, не самое верное решение, если собираешься спать: темнота вокруг чуть отступила, очертания предметов стали более резкими, а мысли — легкими и быстрыми. Мозг и тело начали требовать работы, чтобы куда-то потратить внезапный прилив энергии.

Эх, мне бы такой браслетик во время сессий и прочих дедлайнов!

Тратить энергию на использование умений было бы глупо, поэтому я просто прошелся по базовым функциям трима, активация которых была бесплатной. Пока что не преследуя никаких целей, а просто изучая доступные мне возможности и присматриваясь.

Первая функция, которую я обозначил как Терморегуляция.

При ее выборе появилось две иконки: «Огонек» и «Снежинка». Нетрудно догадаться, что она отвечает за изменение температуры. Чисто теоретически, если бы я программировал что-то подобное, то разница была бы лишь в знаке: нагрев бы шел со знаком «+», а охлаждение — со знаком «минус». И обошелся бы в несколько строк кода.

Я мысленно нарисовал «снежинку»…

Выберите охлаждаемый объект: [Предмет] или [Носитель].

Можно было бы взять стакан с водой, но мне было банально лень, так что выбрал второй вариант. И тут же стало чуточку прохладнее — буквально на пару-тройку градусов, насколько я мог судить по своим ощущениям, старательно кутаясь в тонкое одеялко. Бросил быстрый взгляд на экранчик трима и…

— Мда. Слушай, а тебя, случайно, не индусы программировали? — обратился я к браслету.

«Нет данных».

Данных, может, и нет, а вот два десятка строчек кода — вот они, прямо передо мной.

Они что — пошагово температуру поднимают, что ли, с кучей проверок и по кускам?

Типа «Если не достигнут лимит аж в +3 градуса и носитель еще не помер, то повышаем температуру вокруг левой руки на 0,5 градуса, иначе переходим к следующей части тела. И повторяем этот невероятно увлекательный процесс с шагом 0,5 градусов до тех пор, пока весь пациент равномерно не прогреется до заданных величин»…

Ладно, фиг с ним, с кодом — покажите мне разницу между нагревом и охлаждением!

И я переключился в режим обогрева.

Температура воздуха вокруг меня плавно повысилась.

Вот только я не учел, что дельта между -3 и +3 градуса — это все шесть, так что меня тут же прошибло потом и пришлось раскрыться, настолько потеплело.

И что тут у нас с кодом?

Я пристально всматривался в строчки и пытался вспомнить, как же они выглядели минуту назад и что именно изменилось. Но то ли сказывалась усталость, то ли мастерство арлетско-индусских программистов, но я никакой разницы не заметил.

Снова переключился. И еще раз, уже более внимательно вглядываясь надписи и пытаясь запомнить если не символы, то хотя бы примерную длину строк и структуру когда.

И еще раз, пока, наконец… не заснул!

Разбудили меня знакомые голоса:

— Вы разочарованы, варр Кейдж?

— Признаться честно, я надеялся, что этот экземпляр окажется более сообразительным и… исполнительным. Он ведь еще и без одежды спит, словно какой-то дикарь!

— Дикарь и есть. Не удивлюсь, если это существо еще и палец сосет, когда спит.

— И ничего я не сосу! — спросонья поддался я на такую примитивную провокацию, — И вообще, моя спальня — как хочу, так и сплю!

— С открытой дверью и без защиты от наблюдения? И вообще-то это спальня варра Кира ан’Лерон, а не твоя, — резонно заметила Рил.

— То есть вы еще и подсматривали за мной?

— Разумеется. Это мой долг, как вашей телохранительницы.

— Итак, варр Кир, у вас есть десять мигов на водные процедуры и десять на быстрый завтрак из пяти блюд. Заодно и повторим их. А потом…

— А что будет потом, это уже не ваше дело, варр Кейдж, — перебила его девушка.

— Итак, облачение в утренний наряд Первого Варра рода Лерон, — начал актер, и достал из висящей на поясе сумки два свертка. Один он бросил мне, а второй развернул, демонстрируя несколько элементов одежды…

Под нудный бубнеж варра Кейдже и с демонстрацией, что и как нужно на себя напяливать, я переоделся. Затем под его не умолкающие нравоучения сходил в ванну и позавтракал. И только потом мною занялась Рил. Переодела в «школьную» форму, изменила мне внешность и усадила в ментолет. Недолгий полет, и вот я уже стою на пороге своего класса в облике бывшего «наземника» Рилла, а моя телохранительница в униформе наставницы беседует с какой-то важной шишкой, то и дело бросая быстрые взгляды на кого угодно, но только не на меня.

Тоже мне, конспираторша.

Я обратил внимание на то, что мои «одноклассники» что-то бурно обсуждают, столпившись в углу просторного фойе, где дожидались начала занятий с остальными учениками. Мне стало любопытно, и я подошел ближе, не забыв активировать трим.

— Какой красивый! — восхищенно выдохнула Красотка, — А можно его потрогать?

Я кое-как протиснулся между ребятами и понял, что так привлекло общее внимание.

— Скурр? — невольно вырвалось у меня.

— Ага, — самодовольно кивнул Ботан, над ладонью которого тускло светилось полупрозрачное существо, похожее на медузу.

— А нам тоже таких дадут? — поинтересовался кто-то.

— Каждый варр получает своего скурра, но вот насчет именно такого — сильно сомневаюсь. Это вам не какие-нибудь хаффы или шуши!

Лично я не видел в его бесформенной кляксе ничего необычного. К тому же, Рил рассказывала, что скурры со временем принимают форму одного из местных животных, адаптируясь к энергетической структуре своего хозяина, а изначально выглядят все одинаково.

И вот как раз мой «питомец» был единственным исключением во всем Лероне.

Точнее, скурр варра Кира. Которого, как я понимаю, мне в облике варра Рилла нельзя будет никому показывать, чтобы не разрушить свою легенду. А жаль — можно было бы утереть нос этому спесивому умнику. Хотя, это все равно случится, когда его «уникальный» симбиот примет форму какого-нибудь банального муна, то бишь коровы.

Раздался сигнал, означающий что до начала урока осталось всего несколько минут, и мы бросились к своему кабинету, чтобы успеть занять места, пока не появился наставник.

Я с недовольством отметил, что за прошедшую ночь атмосфера в классе явно изменилась.

Ученики разбились на небольшие группки, которые держались обособленно и активно что-то обсуждали, хихикали, бросали взгляды на другие «объединения» и меня с Чучелом, которая, как я, осталась в стороне от этих «клубов по интересам». Неужели они успели спеться за ночь и утро?

Но куда более неприятным стало открытие, что будущие варры уже и по парочкам разбились. Секси не сводит глаз с простоватого Бугая, кокетливо хлопая ресницами и улыбаясь каждому его слову. Граф, ничуть не скрываясь, хватает за задницу симпатичную девчонку, которой я еще не дал никакого прозвища, а так лишь довольно хихикает и даже попыток не делает избежать таких откровенных знаков внимания. И даже у клоуна на коленках примостилась какая-то девица, и елозит ему губами по шее.

Меня кольнула зависть, смешанная с досадой.

В моем личном дворце бегает красотка-невеста, где-то томится целый гарем, да и варра Рил сохнет по своему начальнику в моем лице (то есть в теле, которое сейчас временно мое), но мне за эти сутки не перепало даже самой невинной обнимашки, а эти вон, ничуть не стесняясь сосутся после одной ночи в школьной общаге.

Мои размышления были прерваны появлением варра Леора, нашего сурового наставника, который громко хлопнул дверью, создавая рабочую атмосферу: тут же стихли шепотки, смешки, блуждающие по соблазнительным изгибам и выпуклостям руки легли на парты и так далее…

— Начинаем наш третий урок, и сегодня я расскажу вам о других небесных кланах, — сходу начал наставник.

Такое вступление можно было бы считать грубостью, если не знать, что он он, как и положено, перед этим изобразил характерный жест «мудрейшего», что с учетом разницы в возрасте и его роли, было жестом приветствия от учителя своим ученикам.

Ого! Похоже, уроки варры Рил не прошли даром — сам не ожидал, что все это запомнил.

— Итак, как вы уже знаете, в небе Арлета парит девять летающих городов, принадлежащих девяти кланом. Частью одного из которых вы являетесь по праву крови. Несмотря на физическую обособленность и разницу в социальном укладе и даже в менталитете между представителями разных родов, до двенадцати процентов населения каждого Небесного Города — составляют члены других кланов.

Я вспомнил символы на одежде и на браслетах врачей, которые пару раз встречались мне в коридорах Целебного центра — кажется, это были отличительные знаки клана Туссон.

— Разумеется, в первую очередь эти целители рода Туссон. Их символ: сердце, перевитое белоснежной лентой, символизирующей искренность и чистоту помыслов. Хотя, на самом деле это просто небрежно повязанный бинт…

Эта бесхитростная шутка вызвала в классе смешки. Судя по едва заметной улыбке наставника, он остался доволен такой реакцией учеников.

— Город Туссон так же называют «Городом Надежды». Считается, что там даже мертвых способны поставить на ноги, но лично я бы не советовал вам верить в эти сказки и надеяться на искусство целителей Туссон.

Он махнул рукой, обрывая раздавшиеся смешки, и перед ним в воздухе появилась объёмное полупрозрачное изображение-голограмма.

— Это обычная форма одежды рода Туссон. Обратите внимание на отличительные знаки, на цвета, на форму трима…

Не знаю, кто там на что смотрел, но я обратил внимание на то, чем они отличались от нас физически. В первую очередь, это более мягкий контур лица и каштановые или темно-русые волосы, причем у мужчины оказалась короткая стрижка, а у девушки волосы были собраны в аккуратный небольшой хвостик — кроме косы у варры Рил, я и не припомню, чтобы кто-то из встречавшихся мне местных девушек носил прически. Глаза были серые или голубые, и оба представителя рода Туссон приветливо улыбались.

И, разумеется, они были весьма привлекательны, но красота их была более мягкой и… доброй, что ли. От человека с таким выражением лица не ждешь ничего плохого и даже напротив, того и гляди — угостит конфеткой.

Или неожиданным ударом скальпеля в бок.

Наставник продолжал рассказывать и показывать, отмечая отличительные черты и специализации разных кланов и их городов. Не забывал он и упомянуть о их роли на Лероне.

Клан Шеммир, ремесленники Стального Города. Именно они занимались созданием доспехов, одежды, оружия и инструментов. Широкоплечие бородатые мужчины и под стать им невысокие девушки — разумеется, без растительности на лице. Симпатичные, скуластенькие и медно-рыжие.

Техники клана Кудзо — специалисты по настройке и ремонту разного рода приборов и устройств. Самый таинственный и замкнутый клан, ревностно оберегающий свои секреты. Как и члены рода Туссон, они были вхожи во все города и всюду пользовались уважением. Собственно, по понятной причине — только они могли управляться с тримами и прочими приблудами сложнее сахарницы. Ха-ха, очередная шутка наставника, чтобы разрядить обстановку и наладить контакт с ученикам.

Которые, к слову, уже на исходе первого часа откровенно заскучали. Вот уже чья-то рука ползет по аппетитной круглой коленке, ныряя под юбку, кто-то начал перешептываться…

Впрочем, они наверняка все это знали, в отличии от меня.

Представители клана Кудзо напоминали внешне азиатов: черные волосы, чуть более темная кожа и характерный для представителей монголоидной расы эпикантус. То есть нависающая складка, скрывающая верхнее веко и формирующая азиатский разрез глаз. А еще руки и шеи Кудзо покрывали татуировки.

Род Сарьяг оказался звероловами. Они занимались отловом, дрессировкой и селекцией животных. Униформа их отдаленно напоминала армейский «лесной» камуфляж. Тяжелые надбровные дуги, широкие черные бороды и гладко выбритые головы (даже у девушек!), покрытые татуировками, завершали довольно жутковатый образ. Впрочем, даже они все равно оказались весьма привлекательны и хорошо сложены — да здравствует неестественный отбор и генетические манипуляции!

— Кто скажет, как называют летающий город клана Сарьяг? — решил добавить немного интерактива в свою лекцию варр Леор.

Ну разумеется, Ботан, кто же еще!

— Вонючий город, — бойко выпалил он.

Раздались робкие смешки.

— А я думал, вы все знаете, — ухмыльнулся наставник, — Он называется Ревущим городом. Впрочем, так его зовут лишь сами представители рода Сарьяг, которые давно уже привыкли к специфической атмосфере своего города, а все прочие, как уже отметил варр Парде, зовут его не иначе, как «Вонючим». Надеюсь, не надо объяснять, почему?…

Эррино выглядели почти так же, как и представители рода Лерон, разве что среди мужчин была мода на небольшие усики и узкие полоски-бородки, а девушки заплетали сотни косичек. Представители этого клана были травниками и жили в Городе тысячи садов.

Мудрецы клана Куно отвечали за сохранность знаний — они вели летописи, собирали артефакты и старинные книги, занимались библиотеками. Наверное, это был самый «путешествующий» клан, который активно интересовался географией и историей Арлета. Кудрявые, с темным оттенком кожи вплоть до черного, но черты лица у них при этом были вполне европеоидными. Наверное, у них просто популярны солярии.

Род Аргал был кланом воинов. Волевые подбородки, голубые глаза, светлые или рыжие волосы — топоры им в руки, мухоморы в зубы и можно пачками грузить в драккары, благославляя на покорение дремучих славянских племен.

Рассказав о суровых жителях Города тысячи мечей, наставник движением руки погасил голограмму и, обведя класс внимательным взглядом, поинтересовался:

— Всем все понятно? Или у кого-то есть вопросы? Да, варр Парде…

— У меня вопрос. А вы расскажете нам про Иргус?

Лицо варра Леора окаменело, а губы сжались в тонкую полоску.

— Нет.

— Но это ведь тоже один из Небесных кланов.

— Спасибо за вопрос, варр Парде, садитесь. Нет, рассказ об Исчезнувшем городе в нашу программу обучения не входит.

— А почему?

Наставник криво улыбнулся:

— Наверное потому, что ни клана ни города больше не существует?

— А это правда, что его уничтожили во время Третьей войны кланов?

— Нет, вы путаете с родом Куно. Правда, их не уничтожили, а всего лишь захватили и лишили энергии. И не во время Третьей, а во время Второй войны. Но в общих чертах вы правы…

Класс откровенно поднял выскочку-ботаника на смех.

— Лишили энергии? Но разве он не должен был рухнуть на землю? — подала голос одна из девушек.

— Прошу прощения, конечно же я ошибся — лишили части энергии. Их остров несколько лет дрейфовал по небу Арлета, не имея ни защиты, ни возможности изменить направление или высоту полета. Лишь благодаря несгибаемой воле и самоотверженности варра Дино, Лорда-Защитника клана Кудо, им удалось восполнить потери и вернуться к нормальной жизни…

Я вспомнил, какова роль Лорда-Защитника в управлении полетом, и искренне посочувствовал бедолаге Дино. Это сколько же кровушки из него высосали?

— А если бы варр Дино погиб в войне? — не унималась любопытная девица.

— Обычно смерть Первого Варра означает и гибель всего его клана. А значит и утрату всех их знаний, ценностей, необычных талантов и так далее. И это была бы невосполнимая утрата для всего Небесного Народа.

— Думаю, вонючих Сарьягов никто не стал бы оплакивать, — едва слышно процелил Ботан.

Но не так-то просто быть не услышанным в небольшом классе, где каждый сидит под «допингом» от активного трима.

— Вы имеете в виду события Первой и Последней Войны Небес, варр Парде? Тогда погиб лидер клана Сарьяг, и они были обречены, но… Победители милостиво согласились взять обезглавленный род Рычащего города…

— ..вонючего…

— …под свое покровительство. И их Лорды-Защитники в течении нескольких лет поддерживали жизнь острова Сарьяг, пока у побежденного клана не появился новый Первый Варр. За эти годы жизнь в городе пришла в упадок, они познали и голод, и нищету. Зверопарки Сарьяга опустели, а по улицам разгуливали вырвавшиеся на свободу твари.

— Так им и надо!

Интересно, в каком это месте бородатые звероловы перешли дорогу нашему Ботану?

— …и печальный пример рода Сарьяг стал причиной подписания Договора Союза Небес, который мы с вами непременно изучим и тщательно разберем на одном из наших уроков.

И почти сразу после его слов раздался звонок, который означал конец первого занятия и перерыв на обед. Я поднялся с места последним, внимательно наблюдая за своими одноклассниками и, словно хищник, выбирая свою будущую жертву. Присматривая ее среди тех девушек, что ни к кому не жались, не держали за руку или под, не стреляли игриво глазками и многозначительно не облизывали губы…

Популярный видеоблогер, опытный сердцеед, искусный любовник и просто классный парень Кирилл Птицын выходит на охоту!

Тьфу!!! Мать вашу — Беркут, конечно же, Кирилл Беркут!

Глава 32. Невинные и не очень шалости

Мой взгляд сразу упал на весьма привлекательную попку, которая двигалась так, что аж в горле тут же пересохло — куда уж нашим подиумным моделям! Кто же ты, упругая прелестница?

Я поднял голову и…

Гхм.

Чучело, она же варра Мишлон.

Разумеется, не лишенная миловидности девчушка — против генетики не попрешь — но со странной гримасой, не сходящей с лица и придающей ему глуповатое выражение. Добавить к этому совершенно невыразительный взгляд, крупные конопушки, больше напоминающие пигментные пятна, мелкие зубки, мешки под глазами и неизменно спутанные растрепанные волосы, словно их обладательница ночевала в гнезде, а слово «расческа» считает грязным ругательством.

В общем, чучело и есть.

Кто тут у нас еще из свободных барышень остался? Парочка безымянных — пусть будут Альфой и Сигмой, чтобы не нарушать традицию — и Красотка. Альфа, кстати, весьма не дурна, и лицом и фигурой напоминает Меган Фокс… Всегда мечтал замутить с латиноамериканкой!

Словно почувствовав спиной мой взгляд, девушка обернулась.

Мда. Подобное выражение я не раз видел в ночных клубах, правда, обычно одно было адресовано не мне. Эй, ты, перед тобой, между прочим, самый красивый, сильный, умный, влиятельный и богатый мужик во всем этом сраном городе!

Надеюсь, что богатый.

Правда, сейчас я под личиной варра Рилла, который, прямо скажем, звезд с неба не хватает, разве что иногда отхватывает на учебных дуэлях. Надо бы, кстати, выяснить, чем это меня так Ботан приложил… и куда он пропал, потому что в классе на занятии его сегодня не было.

Ладно, в любом случае, я уже положил глаз на нашу Красотку — соблазнять, так королеву!

Если бы дело происходило в моем мире, я бы пригласил ее в какое-нибудь уютное, красивое и пафосное заведение — сочетание стиля, роскоши и романтичной атмосферы на девчонок действует безотказно. Есть у меня пара таких местечек, чтобы не шибко интеллектуальным нимфеткам пыль в глаза пускать.

Ну или в музей. Или в кино. Но не просто так, а с особой программой вроде закрытых презентаций, аукционов для узкого круга знатоков, автограф-сессий со звездами и так далее. В общем, обширные знакомства и интересные связи рулят. И их есть у меня.

А здесь?

Есть конечно, у меня кое-какие связи в местном правительстве, могу даже во дворец Небесного Лорда проходку организовать и экскурсию с романтично-неприличным финалом в спальне этого вашего Первого Варра. Правда, Рил не оценит…

Так, вернемся назад, к вариантам попроще. Например, пригласить девушку в приличное место и угостить парой дорогих коктейлей. Тем более, что мы как раз и топаем к местному аналогу «бармена», который мне чего угодно намиксует!

— Селира! — окликнул я девушку, бросаясь в омут с головой.

— Варра Селира, — поправила та, но беззлобно, а во взгляде ее был явный интерес. Ну или мне хотелось, чтобы он выражал именно это.

— Привет. Хочу угостить тебя изысканным коктейлем по моему личному рецепту из редких ягод Западных Земель…

Он молча вскинула бровь.

— Мне очень важно твое мнение, — я улыбнулся как можно обаятельнее, — Почему-то кажется, что у тебя хороший вкус.

Молчит и пристально смотрит, прямо в глаза.

Да что не так-то?!

Голос у меня нормальный, выгляжу вполне пристойно. У меня что — изо рта пахнет? Все же, за сутки так ни разу и не почистил зубы. Впрочем, никаких связанных с этим неудобств я не замечал. Может, у обитателей Арлета какая-то особая слюна, убивающая микробов и бактерий, вызывающих неприятные запахи и потенциальные источники кариеса?

По крайней мере все, кого я встречал, щеголяли почти идеальной формы белыми зубами.

Отвернулась, все так же молча, вставая в очередь и выбирая из стопки поднос.

Ну и что это все значит, что за игнор? Хоть бы скривилась презрительно или прямым текстом послала!

Или у них тут так принято?

Или наоборот — не принято подкатывать к девушкам так, как это сделал я?

Хрен с тобой, снежная королева, на тебе член клином не сошелся, поищу девочку попроще, без вот этих всех понтов и заморочек.

Тьфу! Свет! Свет клином не сошелся!

Я схватил из стопки темно-синий поднос и нырнул в толпу, раздвигая ее плечами и локтями. Будущие варры пытались не пропустить меня, но куда им до жителя современного земного мегаполиса, натренированного утренними давками в метро и дичайшим слэмом в недрах неизменных death wall-ов на концертах импортных кор-дэд-панк-хэви-глэм металлистов?

Так что к генератору еды я пробился уже через пару минут, оттеснив какого-то тощего задрота. Бросил на него хмурый и очень выразительный взгляд и, не заметив даже тени возмущения в его глазах, активировал меню выбора.

И первым делом заказал себе жвачку.

Там, в родном мире, жевательные резинки я поглощал в огромных количествах. Оно и нервишки успокаивает, и чувство уверенности в себе придает — особенно при общении с кем либо. Доходило даже до того, что я перед важным телефонным разговором закидывал в рот белоснежную подушечку, и только потом делал звонок.

Закрыл глаза и представил нужную консистенцию, вкус, цвет…

«Шмяк», — упала на тарелку бело-розоватая масса.

Которая пахла, как и положено, мятно-земляничной свежестью, но выглядела так, словно эту свежесть уже кто-то жевал до меня, был ею сильно разочарован и выплюнул.

Снова зажмурился и представил, как я распаковываю упаковку, ловко выдавливаю на ладонь вожделенную «подушечку» и закидываю ее в рот.

Есть! Почти то, что нужно, не считая того что примерно четверть уже кто-то откусил.

Заказал еще несколько штук — про запас, и только потом занялся едой. Недолго думая, взял на пробу какой-то незнакомый мне супчик из популярных и нашел в списке название понравившейся за вчерашним ужином овощной нарезки, то есть салата. Ну, а на горячее заказал себе шашлычок из ностальгических воспоминаний о ежегодных майских праздниках. Несколько средней прожарки крупных кусочков, источающих манящий аромат сочной баранины, дымка и маринованного лука — все как положено.

Рядом со мной кто-то шумно сглотнул слюну.

Что, нравится?

Я покосился в строну. Стоявший справа парнишка ткнул в список последних заказов, но ошибся, и вместо шашлыка в его тарелке появилась подушечка жевательной резинки. Тот аккуратно подцепил ее ложкой и поднес к носу. Понюхал. Неуверенно лизнул и снова покосился на мою тарелку, где лежала горка прожаренной сочной баранины.

Ну или ее точной имитации.

Со второй попытки он выбрал верное блюдо и, смущенно мне улыбнувшись, проскользнул мимо и направился к столам.

Хм…

Меня вдруг посетила шальная идея. И я, вспомнив еще один вкус из далекого детства, закрыл глаза и сделал новый заказ. Посмотрел на то, что появилось на тарелке. Повторяя недавний жест новообращенного фаната кавказской кухни, поддел бесформенный комочек ложкой и поднес ко рту.

Понюхал.

Поборол нахлынувшие воспоминания о горячем асфальте, радостных детских криках, шелесте весенней листвы, несущихся по ручейкам недавнего дождя бумажных корабликах…

Бросил заказанное кушанье в рот и тщательно разжевал.

Оно!

И тут же заказал еще два десятка.

Не от жадности, а исключительно шалости для.

А потом схватил свой поднос и бегом бросился ко столу, за которым уже рассаживались мои одноклассники. По пути не забыв выбросить в мусорку все двадцать черных комочков.

Сел на свободное место, принятым в клане Лерон жестом (спасибо варру Кейджу за науку) пожелал всем приятного аппетита и съел пару ложек супа. Тот оказался весьма неплох на вкус, хотя и несколько пресноват. Сойдет.

А потом я огляделся по сторонам, выискивая тех, кто попался на уловку.

Есть! Вон, через два стола от меня сидит какая-то девчонка с короткой стрижкой и пытается разрезать мое лакомство. Незнакомое ей (еще бы!) блюдо сопротивляется, не желая быть разрезанным тупым ножом, так что ученице ничего не остается, как просто взять его в руги и откусить маленький кусочек.

А нет.

Сперва она его обнюхивает.

Морщится.

Легонько касается кончиком языка… Наивная.

И, наконец, осмелев, пытается откусить кусочек.

К счастью, земной деликатес оправдывает возложенные на него надежды, и отказывается быть съеденным по частям.

Давай-давай, я что — зря старался, напрягая мозги и память?

И она все же решилась, и целиком бросила в рот нечто ей непонятное, странное, но невероятно популярное среди других учеников — не зря ведь это блюдо обосновалось в списке самых заказываемых?

Недоумение, непонимание, смущение и разочарование, нарисованные на ее кукольном личике, стали для меня лучшей наградой. Конечно, я мог бы засунуть в их пищевой генератор какую-нибудь условно-съедобную гадость, вроде кислой «муравьиной палочки» или мерзкого Энтеросгеля… бр-р-р… Но это все не то.

А вот наблюдение за тем, как обитатели чужого мира пытаются найти хоть что-то позитивное в довольно трудоемком, невкусном и совершенно непитательном процессе жевания самого обычного куска гудрона — дарит чувство небывалого морального удовлетворения! Да и сам поиск и распознание по выражению лица тех, кто попался на мою уловку и теперь с недовольным лицом жует непонятное что-то, оказался довольно увлекательным занятием…

Ну и зачем ты его проглотил, дебила кусок? Ладно, авось не помрет — раз уж вы тут все такие генетически прокаченные, то от небольшого кусочка ничего ему не сделается… надеюсь…

— Ну и? — раздался вдруг голос Красотки.

Она поставила свой поднос рядом с моим и села на соседнее свободное место.

— Что «и»?

— Где обещанный изысканный коктейль по личному рецепту?

— Но…

— Эх ты, а ведь так хорошо начал. Выпили бы по парочке вкусных коктейлей, я бы слегка расслабилась, стала чуть менее осторожной и чуть более контактной, а там, глядишь…

С этими словами девушка придвинулась поближе.

Совсем близко, так, что ее бедра оказались плотно прижаты к моим.

А от нее приятно пахнет!

Ладонь красавицы накрыла мою руку.

И кожа такая нежная.

— У меня была совершенно кошмарная ночь! — пожаловалась вдруг она, — Эта парочка за стенкой своими криками и стонами почти до утра не давала мне уснуть. Я даже возбудилась, слушая вопли той счастливицы… Кстати, тридцать вторая комната, это ведь твоя, да?

— Н-нет, ты что — я даже не ночевал в школе! — отрицательно замотал я головой, смущенный ее откровенностью и неожиданной сменой темы.

— А жаль, — девушка вздохнула, убрала руку и чуть-чуть отодвинулась, — Я бы тоже не отказалась вот так постонать…

Она умолкла, снова печально вздохнула и вдруг резко встала, почти отбрасывая стул назад, развернулась и быстро зашагала к выходу из столовой.

А я лишь сидел и беззвучно открывал и закрывал рот, глядя ей вслед, словно кто-то щедро напихал мне в него гудрона. И в голове было совершенно пусто — ну хоть бы одна находчиво-двусмысленно-неприличная фраза на ум пришла, так нет же! Да и все равно уже поздно — объект моих вожделений давно скрылся из виду.

Глава 33. Стрельба на поражение

Остаток теоретической части я слушал в пол уха, заставив трим записывать лекцию в звуковом формате — речь шла о кастах и сословиях, отличиях в одежде и о ранговых приветствиях. Что-то я уже знал благодаря урокам Рил и Кейджа, что-то мне наверняка еще расскажут. Ну а на самый крайний случай, у меня есть универсальный помощник с голосовым интерфейсом, который все знает и все видит.

Сам же я снова «отправился на охоту». Говоря проще, глазел по сторонам, присматриваясь к девчонкам. Красотка кокетничала с сидевшим рядом Дублем, не обращая на меня никакого внимания. В общем, тут и дураку понятно, что она надо мной просто издевалась…

Переименовать ее что ли в «Динамо»?

Значит, вернемся к запасному варианту. К Альфе, которая до сих пор сидит не с каким-нибудь кавалером, а с глуповато хихикающей Сигмой. Кстати, несмотря на отсутствие нашего ботаника, народ в классе было не то, что меньше — даже на пару человек больше!

Я поднял руку, сжатую в кулак, как тут было принято.

— Да, варр Рилл?

— Наставник, а что случилось с варром Парде?

— Ученик Пиркис Дерга, — учитель сделал акцент на земной версии имени, — временно отстранен от занятий за нарушение прямого приказа и попытку использовать атакующее умение запрещенного третьего ранга. Вам очень повезло, что вы сумели уклониться от удара, направленного вам прямо в сердце…

Ого.

Как нам объяснили и продемонстрировали в прошлый раз, любое умение можно либо «обновить», продлив срок действия, либо усилить, влив больше ментала — на 1 ранг за каждую единицу дополнительной энергии. Максимальным считается пятый ранг навыков. Например, Силовой Меч 1-го ранга можно использовать разве что для нарезки хлеба. А при ударе он оказывает эффект, больше похожий на слабый разряд шокера — неприятно, но не более. Поэтому первый ранг и используется при обучении или для блокирования ударов, чтобы экономить энергию.

На 2-ом ранге силовой клинок парализует конечность, в которую попадает, и наносит болезненные и глубокие порезы. А при ударе в голову или в область груди — ненадолго «выключает» противника, который вполне себе может и истечь кровью за это время. Ну или его можно использовать как большой нож, чтобы нарезать мясо или прорубиться через кусты. Этот режим используют местные «полицейские» или на тренировках, приближенных к реальным.

3-ий ранг уже превращает Силовой Меч в серьезное оружие, которым можно чего-нибудь очень неприятно отрубить или проткнуть, если это «чего-нибудь» не защищено доспехом. Ну и так далее. На 4-ом ранге это оружие пробивает доспехи или стену того же менталета, а на 5-ом превращается в настоящий огненный меч, которым можно прорезать и стальную плиту — по крайней мере, я подобрал именно такую аналогию. Да-да, джедайский световой меч во всем его гудящем великолепии.

Выходит, этот придурок пытался меня убить?

Неужели я его настолько выбесил? Или…

Обдумать альтернативное «или» я не успел, потому что прозвучал сигнал к окончанию урока, и теперь у нас было около 20 минут на личные дела до практических тренировок. Точнее, это время было у всех, кроме меня, потому что появилась варра Рил:

— Иди за мной.

И она, даже не глядя на меня, развернулась и зашагала по коридору.

Мне ничего не оставалось делать, как пойти следом. Поворот, еще поворот, дверь, вторая… Наконец, мы оказались в небольшой комнате — что-то вроде рабочего кабинета: стол, пара стульев, два шкафа и вешалка. В общем, ода минимализму и практичности.

— Просторная конура! — отвесил я сомнительный комплимент, оглядываясь.

— Я и половины не поняла из того, что ты бормочешь, — отозвалась девушка.

— Так я же всего два слова… Ага, понял, — до меня дошло, — Ну и что все это значит? У нас свидание?

— Слушай меня внимательно. Визиты в замок и твои тренировки там пока что отменяются, так что ночевать ты будешь в школе, как и все остальные ученики. Придется нам с варром Кейджем навещать тебя — разумеется, тайно.

— Что случилось?

— Тебя это не касается.

— Да неужели?

— Кто-то пытался выпустить твоего… то есть, скурра варра Кира на свободу, приняв облик одного из стражников. По крайней мере, ничем иным его пропажу не объяснить.

— И если бы ему это удалось, то?

— Часть потоков энергии во время Ритуала пропускает через себя именно симбиот, иначе это была бы смертельно опасная процедура. Так что если бы у злоумышленников получилось задуманное, то шансы на твое выживание заметно упали бы.

— Думаю, что в Школе для меня тоже не безопасно.

— Почему это?

— Ботан… варр Парде — он пытался меня убить.

— Ах это, — телохранительница махнула рукой, — с ним я уже побеседовала. Это был просто дурацкий поступок, вызванный вспышкой гнева и ревности.

— Ревности?

— Похоже, что этот… батон, так ты его назвал? Положил глаз на твою подружку.

— Но у меня нет никакой подружки!

— В любом случае, эти события никак не связаны. Какая у тебя комната?

— Эм-м… Я-то откуда знаю?

— Пропуск должны были загрузить на твой трим.

«Эй, всезнайка — что там с моим жильем?»

«Запрос непонятен».

«Номер моей комнаты в школе?»

«Семнадцать-К красный».

— Семнадцать-ка красный, — повторил я вслух.

— Хорошо. Иди, ты опаздываешь на занятия…

Ну вот, все свободное время ушло на эти разбирательства и прогулку по запутанным коридорам Школы. Я только-только вбежал в тренировочный зал, как следом за мной вошел наставник. Причем, это была не Рил, а какой-то незнакомый мне мужчина. Пришлось использовать «Идентификацию», чтобы понять, кто это такой вообще.

Варр Иширо, Пятый Кулак Дракона — аналог нашего мастера-танцора, только у клана Кудзо. Странно, как по мне, уж слишком грозно и воинственно звучал его титул для представителя рода техников.

На рукавах и лацканах его одежды сверкал символ клана, шестерня, перечеркнутая гаечным ключом. И это в мире, где есть ментальные компьютеры и световые мечи!

— Сегодня вас буду обучать я, — одновременно с жестом приветствия объяснил этот мелкий тип, похожий на самого обычного земного японца.

Или, скорее, на корейца, который не чурается визитов к пластическим хирургам — слишком уж смазливенький. Наши девчонки глаз с него не сводили, когда он ходил взад-вперед перед нами, рассказывая тему сегодняшнего обучения.

Каковой оказались ментальные поединки на дистанции.

Тут все просто. В запасе каждого есть от 5 до 10 выстрелов, которые на базовом ранге оказывают эффект, примерно такой же, как и силовой клинок первого ранга.

Откуда я знаю? Да потому что эта макака узкоглазая на мне последствия попадания такого снаряда и демонстрировала, выпустив мне шарик ментальной энергии размером примерно с теннисный мяч прямо в спину.

Внезапно. Неожиданно. Подло.

И это оказалось довольно болезненно, наверняка даже синяк останется — хотя не могло такого быть! Это же просто сгусток энергии, у которого массы нет, а скорость слишком мала, чтобы бить с такой силой.

— Итак, сила удара и скорость вашего импульса зависит от ранга используемого умения. От снарядов первого и даже второго ранга можно с легкостью увернуться, особенно в ускоренном режиме. Но лично я бы рекомендовал все же использовать щиты, потому что…

С этими словами наставник прицелился в стену, прямо в центр мишени. Отследить это было несложно, потому что он стоял всего в паре шагов от нее.

Варр Иширо «выстрелил». Из его ладони вылетел сгусток энергии и устремился точно в центр мишени, но… Пятый кулак дракона чуть заметно шевельнул рукой, и заряд тут же изменил свой полет, ударив в стену примерно в полуметре от изначальной цели.

— …Потому что опытный варр может изменить направление полета выпущенного им импульса, а на пятом ранге он и вовсе становится самонаводящимся, хотя дополнительная настройка снарядов и требует некоторой сноровки.

По рядам учеников пронесся восхищенно-опасливый гул.

— Но сегодня мы с вами будем отрабатывать самую простую технику нападения и защиты при помощи ментальных щитов. Которые могут работать в двух режимах…

Впрочем, об этом я уже знал и слушал в пол уха, с беспокойством размышляя о том, куда же могла деться Рил? Не было никакой необходимости менять нам наставника — моя телохранительница во всем этом разбиралась явно не хуже, а боевого опыта у нее куда больше, чем у этого узкоглазого Кена. Неужели у нее какие-то неприятности из-за выходки Ботана? Или из-за того, что она вызвала меня на разговор в своей кабинет?

Так это как раз вполне логично, раз я пострадал во время ее урока.

От размышлений меня оторвал восхищенный вскрик стоявшего рядом Амирьена-Невидимки, который привлек мое внимание к тому, что творилось в центре зала.

А там танцевал варр Иширо — никак иначе я это назвать не мог.

Он двигался так, как вообще не должен двигаться человек — перетекая из одной странной и наверняка неустойчивой стойки в другую, одновременно с этим причудливо изгибая тело, а конечности его и вовсе словно жили сами по себе.

Причиной этого «танца» стали шестеро учеников, которые азартно расстреливали своего наставника, выпуская в него один импульс за другим. От одних варр уклонялся, другие отбивал в сторону, принимая их на тускло светящийся в его руке силовой меч. Полупрозрачный и около метра длиной — первый, максимум, второй ранг.

Ловко, ничего не скажешь. Уж я-то мог оценить мастерство и впечатляющую физическую подготовку Пятого кулака дракона. Интересно, а если поставить его против варры Рил — кто кого уделает? Впрочем, вполне возможно, что в честном рукопашном бою он не настолько хорош.

— Кто-нибудь еще хочет попробовать? — азартно поинтересовался варр Иширо, когда «расстрельная команда» истощила свой запас ментала, — Кстати, при атаке на дистанции ваша скорость почти не имеет значения, ведь ускорение выпускаемого импульса не зависит от того, как вы двигаетесь. Разве что вам нужно очень быстро сменить свою позицию…

Больше желающих пострелять по юркому Кудзо не нашлось, поэтому наставник разбил нас на пары и поставил друг против друга.

— Используем только щиты. Никаких силовых мечей, уклоняться тоже не пытаемся, — поучал он, — Кто-нибудь понимает, почему именно так?

— Мы должны научиться управлять своими щитами, чувствовать их положение, размер, инерцию при перемещении, — подняв кулак и дождавшись разрешающего жеста учителя, ответил Граф.

А ведь действительно. Они ведь невидимы. Точнее, если сильно постараться, то можно заметить искажение воздуха, как от маскировки Хищника в фильме, но не более того. И это доставляет неудобства не только противнику, но и самому «хозяину» ментального щита. Который, правда, видит светящуюся точку в его центре, примерно как от лазерной указки, но это помогает лишь примерно определить положение силового барьера.

— В конце занятия я научу вас, как делать свои щиты видимыми, правда, для всех… — варр Иширо переходил от пары к паре, наблюдая за тем, как мы пытаемся подстрелить друг друга.

— А можно сделать невидимыми наши ментальные импульсы? Это было бы куда полезнее, уф… — принимая на щит выпущенный в него заряд, пропыхтел Клоун.

— Считается, что некоторые мастера владеют подобным приемом, но это искусство держится в строжайшем секрете.

Ну да, еще бы. Ментальный импульс летит довольно медленно, примерно со скоростью брошенного сильной рукой бейсбольного мяча. Его и увидеть нетрудно, и уже с трех десятков метров не так уж трудно от него увернуться — по крайней мере для ловкого засранца вроде меня или этого Кудзо. А уж если использовать ускорение, то и вовсе…

Однако, всерьез задуматься о преимуществе снарядов-невидимок я не успел.

Дверь в зал с грохотом распахнулась, и в нее вбежал незнакомый мне запыхавшийся варр:

— Занятия отменяются! Всем ученикам приказано немедленно возвращаться в свои комнаты и оставаться там, пока вас не вызовут или до отмены шамгата. Наставники же должны собраться в Зале Совета…

Что еще за шамгат?

В коридоре вдруг раздался протяжный вопль, напоминающий обычную земную сирену.

— Что случилось? — задал закономерный вопрос Иширо.

— Варра Рил была найдена мертвой в своем кабинете — ее убили…

То ли зал качнулся при этих его словах, то ли ноги у меня подкосились — но стены определенно пустились в пляс, и мне пришлось опереться на стоявшего рядом Графа…


home | my bookshelf | | Небесный Охотник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу