Book: Аньгора, часть вторая



Аньгора, часть вторая

Дем Михайлов

Аньгора, часть вторая

Пролог

Вода взорвалась.

Белые пенящиеся струи взлетели до потолка, ударили по стенам, окатили ступени белокаменной лестницы.

Следом с визгом и гулом из воды с бешеной силой ударил пар. Ударил сплошной смертоносной стеной.

За паром пришло пламя. Белое и настолько сильное пламя, что оно казалось застывшей световой волной столь безумной накаленность, что сжигало вокруг себя даже звуки.

Вместе с огнем пришел он.

Дракон.

Невероятно уродливый огромный дракон, кроша и продавливая белые ступени страшными когтистыми лапами, вырвался на берег подземного моря Кзокралла, вскинув гигантскую голову, разинул пасть и яростно взревел. Но взбешенный рев внезапно оборвался, гигантская тварь со сдавленным хрипом рухнула на искристую прозрачную дорожку и заколотилась в бешеных судорогах. С трясущегося тела одна за другой слетали горящие серо-зеленым проклятым огнем чешуйки.

Пламя и тлен отсроченной смерти терзали бессмертное создание даже здесь – у самой границы запретного королевства Аньгоры – Королевства Мертвых.

Бьющийся в судорогах дракон бессильно обмяк, распластался в коридоре. Окутывающее его пламя угасло. Лишь чешуйки продолжали опадать с его тела. Дракон пролежал недолго. Он попытался встать, но трясущиеся лапы разъезжались. Огромное создание окуталось облаком золотисто-красной дымки с серо-зелеными звездочками сгорающих чешуек, замерцало и… начало стремительно съеживаться.

Миг. Другой. И дракон исчез. Посреди дорожки лежал мужчина в рваных и некогда белоснежных дымящихся одеяниях. Новый стон прозвучал в подземном мраке. Человеческий стон. Стон боли. Но не обреченности. Подобрав под себя руки, мужчина вскинул лицо, уставившись в темноту подземного коридора перед собой. Медленно подтянул колени и начал вставать – тяжело, но уверенно. Из его рта вырывались серо-зеленые искорки, едва заметная дымка крутилась над плечами и спиной. Выпрямившись, он зашагал вперед. С непрестанно шевелящихся губ слетали искры и исступленные обещания:

– Уничтожу! Уничтожу! Испепелю! Я выжгу их души! Выжгу дотла!

С каждым шагом его подхода становилась все уверенней и размашистей. Все громче и страшней звучали обещания:

– Испепелю! Искромсаю! Изничтожу! Я выжгу их бессмертные души дотла! О… я еще покажу им кто здесь хозяин…

Шагающий одинокий путник не обратил ровным счетом никакого внимания на отмеченные надписи на арках над головой.

Добро пожаловать в Королевство Мертвых, путник!

Твой долгий последний путь почти завершен.

Шагай вперед – и вскоре ты узришь Великий Град Аньгору!

Остерегайся рыгхров!

Ему было плевать. Он смотрел только перед собой, отмеряя шагами метр за метром ведущей в Аньгору дороги. Содрав с себя рваные одеяния, он отбросил их в сторону, и они тут же полыхнули серым огнем, быстро догорая на обочине дорожки.

– Испепелю…

* * *

Шагавший – а вернее бесшумно стелящийся с одинаковой легкостью по стенам и дорожке Шепот внезапно замер. Будто споткнулся. Уставился перед собой. Через мгновение рядом с ним возникла фигура Черной Баронессы. Следом подтянулись другие быстрые классы. В числе последних притопал я и мне уже пришлось проталкиваться через сгрудившуюся толпу и подобно «левому прохожему» прохожему увидевшему уличную толпу спрашивать:

– Чем там? Че там?

Никто не ответил – не знали. Проломившись в сердце толпы – тут спас только авторитет главы – оказался рядом с Шепотом и глянул туда же куда и он – на обочину дорожку. И увидел немного серого пепла лежащего на здоровенной и наполовину сгоревшей чешуйке. Ну как чешуйке… она размером с солидную такую тарелку. Почти блюдо. Толстенная. Красно-золотая. Потрескавшаяся, изогнувшаяся – скрючилась как оплавившаяся пластиковая тарелка. А еще на ней пляшут отчетливо заметные серо-зеленые искорки. Частые таки. И не просто пляшут – медленно, но, верно, они выбивают из чешуйки частичка за частичкой, неумолимо превращая ее в ничто.

– Пляс отсроченной смерти – глухо произнесла Баронесса – Его не остановить. Шепот! Вперед! Герои давно в авангарде и нюхают пыль посмертных дорог. Ты чего здесь?

Сверкнув косой усмешкой, Шепот исчез – лишь по стене над нашими головами метнулась смазанная быстрая тень. Постояв еще над чешуей, я передернул плечами и, вытолкавшись из толпы, зашагал дальше по дорожке, стуча дубовым посохом по искристому прозрачному камню. Подо мной ожили смутные тени ахилотов – они глядели на чешую снизу, прильнув к камню как рыбешке к стеклу аквариума. Поравнялся с Кирой. Мы молча переглянулись, затем одновременно глянули на странно притихшую Роску, прильнувшую к косматой спине черно-белого волка. За Тираном двигалась сплоченная волчья стая, следующая за вожаками.

– Впереди приют! – в голосе принесшего весть звучала нескрываемая радость. И ответил ему гомон не менее радостных голосов. Все мы вымотались. Все до единого. Всем требовался срочный отдых – причем полноценный.

– Как ты? – тихо спросила Кирея.

– Едва держусь – признался я – Ты?

– То же самое. Надо выходить, Рос. Меня знобит.

– Как и меня – кивнул я, снова передергивая плечами в безнадежной попытке сломать ледяные иглы засевшие в позвоночнике.

Затухание достало нас даже здесь – на границе Королевства Мертвых.

– Сколько часов, Рос? – этот вопрос задала подошедшая Баронесса.

Я не сразу сообразил, о чем она, наморщив лоб в мучительной попытке понять суть.

– Отдых?

– Да. Сколько? Мы должны выйти и войти одновременно.

– Согласен. Нужно переговорить с Бульком. Он главный у подводных.

– Само собой. Но минимум какой?

– Часов десять минимум – буркнул я – И мне плевать, что мы там, где еще никто не бывал.

– Бывал – усмехнулась Баронесса – Мы не первопроходцы, Рос. Зря я так старалась обогнать эту молниеносную курицу Алишану в рывке к берегу. А может и не зря… не поймешь…

Шагающая с другой стороны дорожки Алишина слышала, но никак не отреагировала на слова Баронессы. Она смотрела только вперед – туда, где лежала Аньгора.

Да и меня известие не слишком зацепило.

– Нас опередили? Или нет?

– Да. Или нет. Все проще – ответила ЧБ – Сейчас поймешь. Шепот увидел это у третьей арки.

Подняв лицо, увидел наплывающую арку и невольно чуть ускорил шаг – вдруг что-то действительно удивительное узрю…

Добро пожаловать в Королевство Аньгоры, путник!

В Королевство, где нет первых. Где нет вражды. Где нет счастья. Где нет горя.

И над всем и всеми довлеет лишь смутная глухая тоска…

Не сворачивай с тропы, путник – рыгхи рыщут, рыгхи алчут, рыгхи пожрут твою душу и давно уже нет никого, кто мог бы их остановить…

Золотые лотосы спасут тебя – помни!

– Ну – неопределенно покачал я головой – Ну… ну и пофиг. Нам же легче без КАПСА.

– Зато не понять первые мы тут из игроков или нет – заметила Кирея Защитница – Но к лохрам КАПС.

– К лохрам КАПС – поддержал я ее.

– А вот и приют – указала Баронесса.

Мы медленно приближались к участку расширяющего здесь коридора, отмеченного ровным золотистым свечением исходящим с потолка и стен.

Золотые лотосы спасут тебя – помни!

– Так сколько часов? – напомнила никогда не забывающая о деле ЧБ – Десять?

– Лучше пятнадцать – бухнул я, попытавшись оценить свое состояние и поняв, что настолько устал, что уже почти потерял способность здравого суждения.

Даже не могу понять устал ли я. Просто тупое онемение во всем теле. Безразличность. И странная смутная обеспокоенность в глубине души – все смешалось воедино. Беспокойство за дочь. Мысли о Жизнеславе. Мысли о Алишане. Мысли о клане…

И над всем и всеми довлеет лишь смутная глухая тоска…

– Я спрошу мнения Бульквариуса – пообещала Баронесса и с явным усилием заставила себя ускорить шаг.

Железная леди.

Золотистое свечение стало ярче. В коридоре зазвучали возбужденные радостные голоса – воины клана Мертвых Песков аж вытянулись, наклонились вперед. Их тянуло к золотому свету с неудержимой силой. Налегая на укутанную парусинами махину артефакта, они ускорили шаг, грохотание катков стало сильнее, замерцали ауры артефактов, уменьшающих вес драгоценного груза.

Артефакт – это ключ…

Но пока что-то не видно ни одной двери, для которой требуется такой здоровенный ключ.

Но ведь такая дверь наверняка встретится? И раз это неизбежно – около закрытой двери нас будет ждать крайне злой полыхающий дракон Жизнеслав? Вот здорово… а если…

Дальше «а если» дело не пошло. Усталость навалилась ватным одеялом, выдавив из головы все разумное.

– Приют рабочий! Статус полного мира!

Вот это я понимаю радостная весть. Никто не остался безразличным.

– Пожрать и спать – почти простонал я – Пожрать и поспать. Пожрать и поспать.

– Согласна – пискнула бравая паладинша – Но у нас же блин новый гость… иноземный…

– После! – отрезал я – Сначала жрать и спать. Потом гостей встречать. Такой вот у нас древний душевный обычай. Орбита вытаскивать будем?

– Попытаться стоит позвать.

– Я не про это – силком вытаскивать будем? Зная Орба – он будет сидеть на Тропе до упора. Уверен в этом.

– Как и я! – в голосе вернувшейся Баронессы звучала обреченная убежденность – Пока кокон сам не выбросит его покрытую мхом тощую обезвоженную тушку – он из Вальдиры не вылезет. Подсказать способ его убедить?

– Не – отмахнулся я – К лохрам твой способ. Я парень простой и усталый. Сначала оповещение в личку – вырублю через три минуты кокон, если не вылезешь.

– Не подействует.

– А через три минуты вырублю – продолжил я.

– Он же психанет! Я так раз сделала… – Баронессу передернуло почище моего – Поверь – не стоит!

– Одно только выражение даже легкого недовольства на харьке любимого гостя – я занесу топор над его коконом. И воцарится мир и покой в квартире нашей…

– Страшный ты человек, Рос – замотала головой Кирея.

– Просто усталый. До жути усталый… о…

Вы вошли на мирную цветущую поляну посмертных золотых лотосов.

Здесь безопасно.

– Бульк согласен на пятнадцать часов – вспомнила ЧБ.

– Отлично. Осталось переговорить с воинами КМП.

– Чтобы не вздумали умотать в прогулку по памятным местам покинутой родины? Иначе ты занесешь топор над их любимым артефактом?

– Чтобы не вздумали упустить мою шальную дочь, что обязательно захочет умотать в прогулку по памятным местам чужой покинутой родины! – прошипел я, злобно уставившись на оживившуюся Роску, что с интересом смотрела на яркий золотой свет – Вот если они ее упустят – я занесу топор!

Глянув на меня, дочь выдала:

– Раз есть цветы – есть и рыба!

– Вся в тебя – вздохнула Кирея – Вперед, Роска. Займем лучшие места. И на цветы полюбуемся!

– Впере-е-е-ед!

– Вытащи Орба и заставь отдохнуть – попросила Баронесса.

– Я же уже сказал – глянул я на нее искоса – Отдохнет. Куда он денется?

– Слова на него плохо действуют.

– Я буду молчать – пообещал я – Буду слушать его жалобный визг и спокойно перекручивать его любимую бейсболку в мясорубке, глядя, как догорает пробитый топором игровой кокон…

– Угу… – сказала ЧБ – Пойду я… на цветы полюбуюсь…

– Давай, давай – улыбнулся я – Давай, давай…

Глава первая

Лежа на паркете, я тихо стонал.

Блаженство и страдание разом – никогда бы не подумал, что такое возможно одновременно.

Причем источник один и тот же – отходящее от долгого неподвижного лежания тела. Стоило мне выползти из кокона, помочь с этим же делом Кире, шатаясь добрести до коридора… и тело отказало. Колени согнулись чуть ли не в обратную сторону как у кузнечика, поясница с готовностью переломилась, и я мягко опустился на пол. Где и замер, краем глаза наблюдая за ме-е-е-едленно ползущими мимо желтыми тапочками с утиными мордами. Следом за тапочками проволоклось вынутое – или вырванное – из игрового кокона эластичное ложе.

– Я в ванне – призрачным голосом заявила Кира и дверь закрылась. Через минуту послышался звук бьющей под напором воды. Еще через минуту – долгий блаженный стон и странное крякающее кряхтение.

Тапочки ожили?

Кира явно перенесла долгое лежание в коконе лучше меня. Что и не удивительно – у ней куда более современная модель, что позаботится о теле любимой хозяйки.

Заходясь от миллионов уколов, я терпеливо ждал, когда затекшее многострадальное тело наконец-то отзовет свой бойкот и вернет тупому хозяину контроль над грязными мослами. Случилось это минут через пять. За это долгое время я подробно изучил небольшой квадрат паркета перед глазами и заодно убедился, что Кира там не захлебнулась – из ванной послышалось радостное напевание.

Медленно поднявшись, оперся расставленными руками о стену и некоторое время потратил на изучение своей сонной измятой физиономии. Харька оплыла вниз, осунулась, под глазами густые иссиня-черные тени, кожа бледная и даже на вид сальная. Легенда во всей своей красе! Любуйтесь люди!

Так не пойдет…

И следующую из сегодняшних пятиминуток я провел в знаменитой позе «голова в кухонной раковине». Под рукой нашлось только мыло – им и воспользовался, несколько раз вымыв дурную голову, шею, плечи и руки. Все же невероятно сколько грязи может произвести – собирать то неоткуда было – мое неподвижное тело! В принципе глупостью занимался – так и так пойду в душ. Смысл выжигать кожу и волосяные луковицы бытовой химией? Но душа просила соскрести с измученной хари толстый слой просоленного потом жира. И я это сделал.

Почувствовав себя чуть лучше, через огромное, через просто колоссальное «не хочу!» заставил себя заняться ходьбой, благо габариты арендованной квартиры позволяли совершать променады. С каждой минутой убыстряя шаг, носясь от входной двери до далекой балконной, попутно включил ноутбук, поставил чайник и кастрюлю на плиту, отстучал Орбиту сообщение через Вальдира Мессенджер. Хочет он или не хочет – я его вытащу. Пусть ненадолго.

Как и ожидалось ответ не приходил. Пришлось надавить сильнее – пригрозить использовать кухонный нож для повреждения «пуповины» кокона. На этот раз ответ пришел быстро:

«Через пять минут – на пять минут».

Какой избалованный гость… условия еще ставит…

«Через пять минут – сюда. Спорт, еда, процедуры по эпиляции наросшего мха, душ, сон. Потом – туда».

«Всем этим занимаюсь здесь».

Да что ты?

Вот это я понимаю низкокалорийная диета…

«Не заставляй меня, Орб. Я вырублю кокон. В мою смену ты не сдохнешь. Злись потом или не злись – я это сделаю».

«Пять минут и там. Спорт, еда, процедуры. И назад. Сплю тут – дома».

Дома?…

Тут диагноз стопроцентный – однажды Орб станет постоянным жителем Вальдиры.

«Время пошло!» – отстучал я и вернулся к спорту.

Когда из гостевой комнаты послышался «бряк» и раздался долгий сдавленный стон, я лишь ухмыльнулся и ускорил шаг, заодно принявшись неумело размахивать тазом, имитируя спортивную ходьбу – дабы размять как можно больше мышечных волокон. И суставы заодно расшатать – пока не приросли куда-нибудь. Когда Орбит выполз – прямо выполз в коридор – я уже бегал, почти грациозно перепрыгнув через стонущего бедолагу.

Вот нам урок, япки в форточку!

До этого столь же длинные «заплывы» в виртуальный мир не заканчивались столь печальными последствиями. И вот теперь мое тело на грани отказа. Да, я чуть пришел в себя. Тело уже подчиняется приказам. Но ощущаю себя набитым ватой мешком бегущим на пластиковых вилках.

– Можно я наза-а-а-ад? – проныл зарубежный гость, силясь оторвать гениальную голову от паркета.

– Хрен! – емко и коротко ответил я, перепрыгивая через него еще раз. Когда вернулся, задыхаясь, огласил список – Полчаса спорта. Контрастный душ. Еда. Веселая трехкилометрая прогулка по квартире. Еще один легкий перекус. И можешь нырять в кокон.

– О-о-о-о-о…

– И не пытайся торговаться. Мы приняли тебя задохликом, а вернем мускулистым крепышом – пообещал я – Отныне спорт – регулярно!

– О-о-о-о-о… А Кира? То-о-оже-е?

– Тоже – кивнул я, падая на пол и приступая к отжиманиям – Это не шутки, Орб. Если так дальше пойдет, то мы станем легендами Вальдиры и дохлыми придурками мира реального. Нужен баланс.

– В классе разобра-а-ался? – заинтересованно приподнял голову Орбит – Все в сил-е-е?

– О да – ухмыльнулся я и рухнул грудью на пол – Ох… Не разобрался. Но все в силе. Главное не сдохни на Тропе – ты нужен мне в Аньгоре. И нужен как можно быстрее.

– Хорошо! Я поше-е-ел! – отрапортовал Орб и попытался вползти обратно в комнату. Ухватив его за ворот затрещавшей футболки, я выволок парня в коридор.

– Нет уж! Качайся давай! Выполнишь норму – и топай в ванну.

– Норму-у-у?

– Сто отжиманий, сто приседаний, хотя бы тридцать подтягиваний на вон том фигурном косяке. Тридцать минут ходьбы и бега. И на этом все.

Ответом была тишина. Кажется, потерял сознание…

Пожав плечами, отпустил его футболку и продолжил упражнения. Надо спешить – наш мудрый старший охранник Пал Палыч наверняка уже в курсе нашего пробуждения и вскоре явится с визитом. И с Бомом. До этого момента надо успеть сделать очень многое – завершить упражнения, отмокнуть в ванной с планшетом или ноутом, размышляя над своим новым классом – который на самотек пускать я не собирался. Ну и еще надо успеть приготовить побольше еды из наших остатков, накормить домашних и самому пожрать. Такой вот минимум…



А сон?

А сон позднее – после разговоров.

Надо же – вот-вот я воочию узрю громкого Бома. Казначея и грубияна, воплощенного в мире Вальдиры в виде ишаковатого хомяка. И прямо интересно какое у него настроение в данный момент – скорей всего жутко мрачное. Перед нашими выходом в реал, уже активируя пиктограмму выхода, я слышал злобный рев Бома, прощающегося со своими «мстителями», что решили не ждать нас и продолжать путь самостоятельно. Бома звали с собой, но он отказался и, как мне показался, матерно рассорился если не со всеми, то с полуорком «королем» – так уж точно.

Сгибающиеся под тяжестью рюкзаков «мстители» ушли в подземную тьму, двигаясь по следам тяжелораненого дракона…

Одержимые местью фанатики. Или нет?

Ведь я так и не понял сути их странного плана. Жизнеслав настолько великая личность, что убей они его – он тут же возникнет метрах в трехстах от своих убийцы и преспокойно зашагает в Аньгору. Его «душа» полыхает столь ярким огнем, что ей уж точно не суждено исчезнуть в забвении.

Лежащий на полу Орб захлопал ладонями по паркету.

– И чем мы заняты? – вкрадчиво осведомился я.

– Пуш-а-а-а-апс!

– Не-е-е – помотал я головой – Так дело не пойдет, моряк. Рожденные в тельняшке все делают как следует. Отжимайся нормально!

– О-о-о-о-о…

– Чем это вы заняты? – спросила вышедшая из ванной Кира, закутанная в огромное полотенце.

– Чем же чем и ты – ответил я – Отжимаемся. Все втроем.

– Но я…

– Все втрое-е-ем – мстительно протянул Орб.

– Я только вымылась! Нет!

– Да – кивнул я – Да. Кто не отжимается – не ест!

– Домашняя тирания… я поприседаю!

– Хотя бы – смилостивился я.

Орбит оживился:

– И я попри…

– Нет – отрезал я – Мужики выполняют всю оздоровительную программу! Вперед!

И мы выполнили. Почти всю. Закончили лежа вповалку у входной двери, откуда я с трудом дотащился до душа, наспех сполоснулся и явился на кухню, где принялся за готовку. Орб отправился сдирать с себя грязь, Кира же, сидя на диване и задумчиво поглаживая живот, смотрела на мерцающий экран телевизора. Смотрела сквозь него. И первой начала неизбежный разговор:

– Жизнеслав жив.

– Жив – кивнул я и, отложив нож, оперся все еще дрожащими после нагрузки руками о стол и глухо засмеялся.

– Ты чего?

– Мы боимся не существующего злодея – отсмеявшись, пояснил я – Бред! Мы боимся выдуманного персонажа из онлайновой фэнтези игры! Я не могу выкинуть его из головы! Он засел у меня в мозгу так прочно, будто существует на самом деле!

– Я мыслю – стало быть существую – напомнила Кира древнюю мудрость.

– Времена меняются – вздохнул я, снова берясь за нож – Ты только задумай, Кирыч. Просто задумайся! Мы сами создаем себе искусственного страшного врага. А он ранит и убивает нас. После чего мы идем мстить – но не в мире реальном. Нет. Мы идем мстить в мире виртуальном. Строим коварные планы, готовимся, наносим вроде бы смертельный удар – но враг ускользает. И мы отправляемся за ним прямо в ад. Или он за нами? А потом мы за ним… Но не догоняем. Хотя слышим, как он – несуществующий дракон! – обещает выжечь нам души! Обещает испепелить нас! И что мы делаем? Каков наш следующий шаг?

– Ты устал, Рос.

– Устал?! – я с силой вбил нож в разделочную доску.

Кира вздрогнула, я поспешно выставил перед собой руки, смешно замахал ими:

– Прости, прости, малыш. Напугал?

– За тебя испугалась. Не порезался?

– Не. Извини.

– Ты кушать давай готовь.

– Ага. Сейчас разогрею в микроволновке и принесу. Слушай… может тебе пока дома посидеть? В смысле – в реале.

– В пустой квартире?

– Мы же тут будем.

– В коконах? Сутками? А мне что делать? Нет уж. Фигу! Я в Вальдиру. Там Роска. Там Алишана. Они ждут. Ты продолжай. Что там про следующий шаг?

– Да ты сама в курсе! – снова завелся я – Каков наш следующий шаг? Дракон обещает нас уничтожить! Буквально открытым текстом заявляет – я устрою вам реальную смерть. А мы что делаем? Мы собираемся затаиться на новой берлоге, где нас никто не сможет достать. Мы бежим! И ладно бы мы бежали, но при этом делали бы что-то еще в реальном мире. Но нет! Мы не идем жаловаться в главный офис Вальдиры. Мы не собираемся даже звонить туда и задавать важнейший вопрос!

– Это какой?

– Это такой – Эй! Придурки! Вы что-нибудь собираетесь делать с вашим спятившим цифличем?! Что такое цифлич? Это цифровая личность! Чертов Жизнеслав, что умудрился из игрового злодея превратиться в настоящего Повелителя Тьмы убивающего в реале! Мы имеемся дело с виртуальным серийным убийцей чей нож проливает кровь живых людей! Бред! Ведь бред же! Скоро буду за ноут бояться садиться – вдруг прямо из экрана вылезет драконий коготь и сердце мне пробьет? Или дыханием огненным долбанет… Вот что меня бесит. Почему мы убегаем? Мы должны атаковать! И да – я помню, что мы это уже обсуждали. Да я помню, что мы эту тему закрыли и решили подождать. Но все равно не могу выкинуть чертового Жизнеслава из головы.

– Так ведь мстители что-то делают…

– Делают что?! – выжидательно уставился я на Киру через плечо, с трудом удержав себя от резкого захлопывания дверцы микроволновки – Они делают что?!

– Да успокойся уже, Рос.

– Не могу – признался я, глядя как таймер микроволновки бесстрастно отсчитывает секунды – Не могу. Ты понимаешь, что мы делаем?

– Понимаю. Убегаем.

– Нет. Мы ничего не делаем. Мы доверили наши жизни другим людям – незнакомым нам людям. Тем, у кого есть личные счеты к дракону. А мы отошли в сторонку. Знаешь, прямо как в игре – видишь ты монстра и к нему с мечом. А к тебе бежит рыцарь с криком – погоди! Дай я! Он меня только что убил! И ты такой – ну ладно, че там, давай. Мсти. Но ведь тут не игра. Возрождения не будет.

Кира молчала. Смотрела на экран. Звякнула микроволновка. Дождавшись, когда тарелка немного остынет, отнес бутерброды к дивану, а сам вернулся к нарезке. Ровно стучащий по доске нож немного успокоил. Я заговорил ровнее:

– Мы должны сделать пару вещей. Важных.

– Например? – с интересом глянула на меня Кирея, запихивая в рот первый бутер.

– Рассказать все твоей маме Лене и моему отцу – ответил я – Причем немедленно.

– Ты же сначала не хотел вмешиваться.

– Не хотел – подтвердил я – Отошел в сторону и стал ждать.

– И что изменилось?

– Дракон до сих пор жив. Вот что изменилось. И продолжает жить. А проплывая мимо в море Кзокралла, он еще и пнул нас мимоходом по заднице, пообещав, что скоро разберется с нами. Помнишь?

– Ну…

– Бом обещал, что дракон сдохнет еще до нашего похода. Но дракон не сдох.

– Так Жизнеслав в любом случае оказался бы в Аньгоре – напомнила Кира – Он бы не умер с концами.

– Он оказался бы там духом – напомнил и я ей – Без своих страшных возможностей. Без магии. Без связи. Кира… эти мстители ранили разумного тираннозавра. И позволили ему убежать. Они облажались. А раз так – им нет больше веры. Мы должны действовать сами.

– А для чего рассказывать маме Лене и твоему отцу?

– Пока только маме Лене – решил я – Мои на отдыхе. Если отец узнает – задергается. Мать сразу поймет – что-то случилось. Нафиг. Но позже – обязательно.

– А мама Лена зачем?

– Она умней меня – коротко ответил я – Раз в десять. Может больше. И раз в двадцать мудрее. И не похоже, что она запаникует.

– Мама Лена? Запаникует? – Беда заулыбалась – Это невозможно.

– Звони ей.

– Прямо сейчас?

– Прямо сейчас. И проси приехать немедленно. Разговор не телефонный.

– Рос… подумай еще раз. Когда мама Лена поймет, что мне угрожает реальная опасность… – глаза Беды внезапно налились влагой – Она же может меня забрать куда-нибудь в безопасное место. И даже не скажет куда!

– Безопасное? – уточнил я.

– И что?

– И все. Звони. И пусть едет.

– Рос…

– Игры кончились. Ты же сама мне гордо говорила – я мол разберусь с мамой Леной.

– Ну говорила… а вдруг она по-своему решит? И что тогда? А? А?

– Ничего не будет – отрезал я – Ты уже взрослая. Как и я. Сами разберемся.

– Зачем тогда звонить?

– Глупо отказываться от умного совета. Посидим. Поговорим. Обсудим детали. Пал Палыч подключится. Бом расскажет подробности – как раз и познакомимся в реале. И в конце беседы поймем, что дальше делать. Звони. Нам не нужны няньки, Кира. Но нам пригодятся разумные советы. К тому же она все равно догадается рано или поздно. Просто так в глухие дебри не забиваются. И я ей обещал – говорить правду, не скрывать ничего, заботиться о тебе.

– Ладно. Позвоню…

– И попроси говядины купить. Мясо на электрогриле пожарю.

– С жировыми прослойками! Мраморное!

– Да какое принесут – то и пожарю.

– Звоню!

– Но чтобы на всех хватило – напомнил я – А мы все оплатим.

– Но сначала доем! – вспомнила Беда о бутерах – А то вон ползет уже…

Повернувшись, глянул на коридор. Не ползком, конечно, но едва ковыляя, по нему с огромным трудом двигался красный как рак Орбит, придерживаясь за стенку. Чистая футболка, шорты, бейсболка. Прямо другой человек. С пятой попытки сумев сфокусировать на мне взгляд, он просипел:

– Ты обеща-а-ал!

– Конечно – согласился я, протягивая ему вторую тарелку с бутерами – Съешь все при мне. Выпей вот этот бокал крепкого сладкого чая. Посиди с нами пять минут. И вали в Вальдиру.

– Спаси-и-ибо!

– Да не за что – отмахнулся я – Только жуй нормально. Садись в кресло и жуй.

На взгляд удивленной моей покладистостью Киры ответил подмигиванием. И спокойно начал вскрывать консервы, демонстративно не глядя на насыщающего гения. Хотя можно было и не смотреть – хлюпанье и чавканье говорили о многом. Когда шум затих, повернулся, одобрительно оглядел все съевшего парня, забрал у него тарелку и бокал. Неспеша соорудил себе многослойный толстенный бутер, не забыв накрошить туда побольше чеснока и лука. Отрезал треть для Киры. Отнес. И попутно прикрыл отрубившегося в кресле Орбита тонким пледом. Гений тихо посапывал и что-то бормотал. Не став вслушиваться, вернулся к кухонной плите. Кира как раз закончила разговор и, приступая к дарованной трети бутера, уличила меня, ткнув рукой в дрыхнущего Орба:

– Ты нарочно!

– Конечно – хмыкнул я – Но заметь – никто не заставлял его лечь спать. Он все сам.

– После упражнений, горячей ванны, еды и сладкого чая. Конечно, его вырубит моментально!

– Он сам решил – пожал я плечами – Ну что?

– Мама Лена скоро будет. С мраморной говядиной и свежими овощами.

– Вот и отлично. А я Пал-Палычу чуть позже звякну. Юная леди. Вы мне спинку не потрете?

– Угу! – кивнула Кира, поспешно дожевывая бутер – Пофли!

– Пофли так пофли – широко улыбнулся я – Вот ведь жизнь у нас, а? Фиг поймешь – радоваться или печалиться…

– Не плачь! Я найду! – ясно и отчетливо заявил Орб – Я найду на тропе последний тюльпан и найду тебя! Найду тебя…

Недоуменно переглянувшись с Кирой, я поправил прикрывающий бормочущего невесть что Орбита плед и мы отправились в ванну.

* * *

Я ожидал от мамы Лены многого – змеиного шипения, материнского рыка разъяренной гориллы, беззвучного акульего оскала, медленно выползающих из пальцев зазубренных когтей… Но никак не мог ожидать от нее внешне спокойного принятия известия о том, что ее любимой девочке угрожает нешуточная опасность и столь же спокойного выслушивания нашего совместного сбивчивого и слишком уж долгого рассказа о произошедшем.

К началу беседы диспозиция в квартире была следующая – один безмятежно спал, двое внимательно слушали, трое рассказывали. Орбит дрых, мама Лена и Пал Палыч слушали, я, Кира и Бом рассказывали, дополняя друг друга.

Бом…

Ну что сказать…

До этого я считал качком Гошу. Серьезным таким качком. Продвинутым даже. Но с сегодняшнего считаю Гошу рыхловатым крепышом – после того как увидел в реале Бома. А как увидел – захотел скрыться ненадолго в комнате и через не могу выполнить не менее тысячи отжиманий.

Перекрасить в зеленое, вставить клыки – и Бом реальный станет Бомом виртуальным. Длинные черные волосы добавлять не надо – они и так на месте. Да еще и свиты в дреды. Широченный подбородок, яркие синие глаза, выпирающие скулы, мрачно сведенные брови, едва заметный шрам идущий от левого виска к прорезанной рубцом брови. Рост не такой высокий как в игре, но все же внушительный – под сто девяносто. Черная свободная майка не облегает мышцы, но и не скрывает. Этакая спокойная ленивая демонстрация. И эти мышцы… они не для красоты, не для внушительности. Это инструмент, причем инструмент часто пускаемый в работу и используемый нещадно. Только на плечах и руках я машинально насчитал больше десятка старых и новых отметин. И при всем при этом у него глаза потомственного интеллигента.

Не мои слова. Мама Лена так заявила, едва увидела скромно вошедшего «Тарзана», облаченного в просторные майку и длинные баскетбольные шорты.

Еще он умел слушать и дополнять. Это заметил уже я. Некоторым только дай шанс – и буду тараторить без умолку. Бом больше молчал, но, если я что-то упускал в рассказе, он мягким рокочущим голосом дополнял. Что характерно – характера «того» Бома не было и в помине. Никакой разнузданной безбашенности, никаких хриплых воплей и стука в мускулистую грудь. Но представился он именно Бомом, мельком упомянув и настоящее имя – Марко. Ему тридцать три.

Да. Точно. Я только что понял. Это раз в пятьсот улучшенная версия моего знакомого банкира. И выглядит он скорее банкиром не цивилизованного мягонького мира, а выходцем с пропитанного пороховой гарью Дикого Запада…

Дай-ка уточню…

Прервав затянувшийся монолог, я кашлянул и с интересом спросил у гостя:

– Стрелять любишь?

– Десять лет занимаюсь практической стрельбой – с отчетливым мягким акцентом произнес он и развел ручищами, сбив и тут же поймав стакан с чаем – Но последнее время не мог уделять достаточно времени, хотя тир на заднем дворе. Дома вообще целый арсенал. Но сюда привезти не мог. Кстати… я понял к чему этот вопрос. Конечно, помогу в случае обороны, если навалятся гоблины. Из оружия мне бы… – заметив мое откровенно изумленное лицо, он помедлил и уточнил – Ты просто так спросил?

– Ага… – медленно кивнул я – Но мы учтем. Да, Пал Палыч?

– Учтем – кивнул старший охранник – В том смысле что сразу проведем четкую границу – охраняем мы, гости в это дело не мешаются.

– Понял – тут же ответил Бом-Марко и широко улыбнулся – Я понятливый.

– Тогда поладим – едва заметно улыбнулся Пал Палыч и перевел взгляд на меня – Это все?

– В целом – да – ответил я.

– И вопрос сейчас стоит – ехать или все же не ехать…

– Нет – мотнул я головой – Вопрос решенный. Мы едем. Всей дружной кодлой именуемой клан. Туда, куда и задумали – на Север.

– Уверен?

– Мы слишком долго мнемся и все никак не можем решить. Вот я и решил за всех. Едем! Но с пожеланиями.

– Какими? – тон Пал Палыча стал деловым.

– Через шесть часов мы должны вернуться в Вальдиру.

– И надолго?

– Никто не знает – тихо сказала Кира и на миг мне почудилось, что на ней не светлая футболка, а блестящая серебром паладинская кираса, а по щеке стекает зеленая кровь – Мы на пути в Аньгору.

Я тряхнул головой и морок развеялся. Удержавшись от желания трижды сплюнуть через левое плечо, подтвердил:

– Мы не знаем. Вряд ли удастся за это время найти самолет с устойчивым сетевым соединением и местом для нескольких игровых коконов. Такие наверняка есть, но найти не успеем. Колесная техника тоже как-то…

– Поезд – понял меня охранник и взял со стола выключенный сотовый – Верно?

– Да. Есть шанс прямо сейчас организовать пару вагонов в наше личное распоряжение, прицепить их как-то тихонько к следующему в нужном направлении поезду, закинуть пару сумок с едой и…

– Я тебя понял. Бюджет тоже знаю. Если хотите успеть – начинайте в темпе собираться. Поэтому спрошу тебя еще раз – в меня вперился внимательный взгляд – Точно решил?

– Мы едем на север – без колебаний кивнул я – В самую глушь.

– Хорошо. Собирайтесь, птицы перелетные. Коконы эти ваши… их отключать, перевозить и подключать может только служба поддержки Вальдиры?

– Да вроде нет жесткого закона – пожал я плечами.

– Но желательно – добавила Кира.

– Чтобы без сбоев – улыбнулся Бом и покосился на дернувшегося на кресле Орбита – Привет! Рад увидеть тебя в реале!

– О-о-о-о… – сказал Орб и яростно затер глаза, явно пытаясь развидеть настоящего орка сидящего за кухонным столом и наслаждающегося крепким чаем.

– Пакуемся! – поднялся я и не удержался от вопроса к Бому – Как тебе удается совмещать Вальдиру и поддерживать такую невероятную форму?

– Все просто, Рос. Я играю, качаюсь, сплю и ем. Больше не делаю ничего и никогда.

– Круто! – подытожил я, косясь на его невероятные руки – Просто круто…

Тяжело вздохнув, Орб покосился на свои руки, пощупал бицепс, вздохнул еще горше, после чего приподнял задницу и нацелился на…

– Пакуем! – повторил я строго и когда хитрован сник, повернулся к Пал Палычу – Лучше бы, чтобы служба техподдержки нас встретила хотя бы в вагоне, если не будет сопровождать. Сбоев не хочется.



– Встретит – пообещал охранник и, допив чай, вышел.

Я глянул на белую акулу принявшую обличье заботливой нянюшки, задумчиво глядящей на любимое чадо. Заметив мой взгляд, мама Лена качнула идеальной строгой прической и распорядилась:

– Отставить дешевые оправдания. Вы в Сибирь и дальше собрались. А в такие дороги отправляются молча…

Я кивнул и потопал собираться.

Молча так молча. Глянув через плечо, увидел, как забившись в угол, мускулистый детина принялся в быстром темпе отжиматься, глядя на пол с таким выражением лица, будто перед ним его злейший враг.

Ох и веселая же северная компания подбирается…

Хорошо, что еще Черная Баронесса не решила с нами зазимовать.

Двойной звонок в дверь заставил меня вздрогнуть, но я тут же расслабился, услышав спокойный голос шагнувшего за порог Пал Палыча:

– Не дергайтесь. Это свои, а враги пока не подоспели.

– Не их испугался – признался я и потопал трамбовать пожитки в чемодан.

Глава вторая

– Если гоблины атакуют – пробормотал я, опускаясь на эластичное ложе игрового кокона и пока не задвигая крышку. Снова вспомнилась фраза Марко-Бома и его молчаливая готовность принять участие в обороне.

Перенесенный на новое место и снова подключенный кокон завершал последние тесты. Только что ушедший техник службы поддержки предупредил Киру, Марко и Орба о том, что ему пришлось заблокировать некоторые возможности их продвинутых дорогущих коконов в том, что касалось реагирования на внешние сотрясения, вибрацию и прочие неизбежные на железной дороге штуки. Теперь их коконы не будут отключаться, но по прибытию на место крайне желательно восстановить все настройки безопасности.

Лично мне техник ничего не сказал, но пару раз сокрушенно вздохнул, а затем подарил мне новенький коврик, что ложился на пол у кокона и был снабжен рисунком рыдающей прекрасной эльфийки и надписью «Спаси меня, герой!».

Коврик я отдал Кирее, не захотел попирать ногами залитое слезами женское лицо. Мне бы злобного дракона на коврик… так я бы в подкованных шипами тапочках в кокон забирался…

Как и ожидалось, крышки остальных коконов задвинулись на пару минут раньше. Продвинутая дорогая электроника она такая. Но я особо не торопился, вспоминая события последних двух часов и тихо улыбаясь.

Пал Палыч сотворил локальное чудо эпического уровня. Он, пользуясь только сотовым телефоном, умудрился организовать покупку двух старых вагонов, в которых тут же начались работы. Когда мы, вместе с коконами, прибыли к вокзалу, нас пропустили внутрь через железные ворота в дальнем углу забора, после чего машины закачались на рельсах, пробираясь мимо стоящих на путях мокрых старых вагонов. Похоже на отстойник. Грустное зрелище. Что-то шевелится в груди, когда видишь ржавеющие пассажирские вагоны, что некогда возили семьи к теплому морю и в холодные северные дали. А еще этот мрачный бетонный забор, что сузил нашу видимость, как бы отрезав от нас сверкающий огнями город. Это наше как не крути бегство – пусть Пал Палыч и называет его «тактическим отступлением». Наверное, поэтому у меня такое настроение. Пусть это просто глупое воображение, но как-то все напоминает конец света и чужом выживших беглецов, стремящихся уйти от преследующей их по пятам некой ужасной беды… Остальные тоже притихли, сидя на мягких сиденьях и неотрывно глядя на тянущиеся мимо вагоны. Не самый радужный отъезд из города ставшего мне родным…

Но, оказавшись в вагоне, мы повеселели. В нем жарко – затопили угольную печь, чтобы выгнать скопившуюся сырость. Пахнет хлоркой и освежителями воздуха, в дальней от нас части сохранилось несколько купе, остальные безжалостно снесены, очерчены места для коконов, стоит большой обеденный стол, несколько мягких сидений, внутрь по частям заносят мягкую мебель парни Пал Палыча.

Порадовали и невозмутимые техники Вальдиры. Их вообще не смутил факт того, что им придется установить и подключить внутри пассажирского вагона четыре игровых кокона, а в специальном отведенном купе еще и смонтировать необходимое сетевое оборудование, для обеспечения мощного и непрерывного соединения с волшебным миром. Судя по их непроницаемым безразличным лицам, им приходилось и не такие заказы выполнять. Быстро все проверив, чуть изменив настройки, установив оборудование и проведя все тесты, они попрощались и укатили.

Сейчас, забравшись и ожидая сигнала кокона, я глядел в потолок и прислушивался к злому отрывистому визгу шуруповертов, которыми наши охранники свинчивали какие-то металлические длинные уголки и мягкую мебель. Сам Пал Палыч занимался окнами, быстро закрывая их пластиковыми заслонками и затягивая прищелкнутых скобами шторами. Прислонившись к стене, ждал своего часа телевизор, рядом коробки с прочей необходимой для быта вещи, поодаль лежат наши сумки.

На поясе Пал Палыча кашлянула миниатюрная рация. Он коротко ответил. Лязгнуло. Вагон вздрогнул, качнулся… вспыхнули и тут же погасли тревожные огни на коконах соратников. Словно получив сигнал, ожил и мой «скакун». Кивнув старшему охраннику, я улегся поудобней, натянул шлем и закрыл крышку кокона. Снова вздрогнувший вагон тронулся с места. Вот и началось наше долгое путешествие…

Путешествие по рельсам здесь…

И путешествие по темным мрачным коридорам и чертогам там…

* * *

Увидев меня, Тиран вскинул лобастую башку и протяжно горестно завыл. Как по сигналу в дело вступили и остальные из прибывших с нами зверей. Вой, визг, лай, щелканье, рев… все смешалось в недолгом, но потрясающем по силе звуковом шоу, что не могло предвещать ничего кроме беды.

Сидящая на черном блестящем плече Баронессы трехцветная зверушка презрительно пискнула и продолжила умывание, то и дело ластясь усатой мордочкой к щеке мрачной хозяйки.

– Выспалась? – с улыбкой спросил я, потягиваясь.

– Перехватила четыре часа. Перекусила. Вымыла себя… – покосившись на умывающегося питомца, ЧБ удивленно покачала головой – Представляешь до чего я дошла? Считаю свое реальное тело обычным придатком… а для женщины это обычно приговор… Орб как?

– Выдрыхся как сурок! – бодро ответил я и зажал ухо подошедшего волка в кулак – Ты чего воешь, морда? Демаскируешь тут нас перед врагами… дурной пример подаешь…

– Р-раф! – высвободив ухо, Тиран полез обниматься, но при этом продолжал коситься на темнеющей на той стороне поляны проход – У-у-у-ф… – у-у-ф-р!

– Понимаю – кивнул я – Понимаю. Там враги и там что-то страшное, да?

– Ур!

– Прорвемся – пообещал я мохнатому другу – Прорвемся. Иди к Роске и охраняй.

Волк важно ушел, не забыв косо глянуть на мелкую зверушку Баронесса, которая отплатила еще более ядовитым взглядом на какой способны только ну о-о-очень породистые звери.

– Пора начинать, а я все никак в себя прийти не могу – признался я – И переживаю за Орба и Мистри. Как они там? Че его вообще понесло на тропу Безумного Одиночки?

– Если ты думаешь, что я его лучше знаю, потому что прихожусь ему родной сестрой – ты ошибаешься – отрезала Баронесса – По-моему ты знаешь его куда лучше. И твое влияние куда больше. Ладно, лидер. Начинаем? Полчаса?

– Начинаем, лидер – улыбнулся я в ответ – Полчаса. Вон и Бульк вынырнул из трещины.

– Разведка доложила – коридор тянется вперед еще около километра, трижды расходясь и снова сходясь. А затем упирается в мерцающую стену тумана. Дальше они не совались. Чтобы не провоцировать…

– Как доберемся – разберемся – пожал я плечами.

– Мне бы твою беззаботность – вздохнула глава клана Неспящих – Но меня почему-то потряхивает… Кстати. Поздравляю.

– С чем?

– Твои преданные воины Клана Мертвых Песков набухались. Вусмерть.

– Как набухались?!

– На радостях. И как часть какого-то ритуала. И меня заставили выпить пару бокалов едва я появилась. Но я-то игрок. А вот они лежат вповалку вокруг артефакта и радостно лыбятся на золотые лотосы… сочувствую, лидер Рос.

– Черт! А Алишана?

– Пьяненькая. Бродит, шатаясь за Роской и что-то бурчит. Разгребайся, короче. Вот тебе обычные клановые будни.

– Нехорошо – заторопился я к расположению своих, откуда уже слышался разъяренный рык полуорка Бома – Ой нехорошо…

Все оказалось не так страшно. Набухавшиеся ниндзя уже не лежали вповалку, а сидели плотным многослойным кругом вокруг черного артефакта и… пели. Тоскливая и одновременно радостная мелодия с рваным темпом – безумное сочетание – то тянулась как воющий зимний ветер, то срывалась вскачь как летний ураган. Воины то раскачивались из стороны в сторону, то отбивали ритм ладонями по скальному полу. Сидящая рядом Роска старательно подпевала. Лежащий рядом Тиран тихонько скулил, явно стараясь помочь с песней. Алишана, сидящая в тени за спиной Роски и выглядящая ее безмолвной опасной тенью, тоже пела. Когда один из качнувшихся золотых странных столбов качнулся, на мгновение осветив ее лицо, на ее щеках блеснули слезы.

Вот черт…

– Что-то игра становится все реальней – пробормотал я, крутя головой по сторонам в поисках Киры, вернее, Киреи Защитницы.

Куда подевалась боевая подруга?

Бравого паладина Кирею я отыскал шагах в десяти. Забившись между светящихся столбов, повернувшись к миру плащом и поблескивающей металлической спиной, Беда тихонько рыдала.

– Ты чего?! – заторопился я, тяня ее на себя.

Ага. С таким же успехом я мог попытаться подтянуть к себе бульдозер. Она даже не шатнулась.

– Ничего!

– Да что случилось?

– Ничего!

– Обидел кто?

– Нет! Я сейчас…

– Слушай…

– Просто дай мне пару минут! Занимайся делами.

– Ладно…

– Куда ты пошел, придурок?! Обними меня!

– А… ага…

К собравшимся в центре места отдыха авантюристам мы подошли минут через пять. Злая Кирея все еще шмыгала носом, но уже пришла в себя и даже пыталась улыбнуться. Затихли песни Клана Мертвых Песков. Перестали выть звери. Перестали шататься светящиеся золотым столбы. Их вообще трудно описать – выглядящие как каменные колонны, но при этом колышущиеся как колосья на ветру столбы, дарующие ровный золотистый свет. Еще, если смотреть издали на стену, рядом с которой они стоять, можно увидеть, что это похоже на срез цветочного бутона с огромными золотистыми тычинками.

Увидев меня, песчаные воины начали подниматься. Спокойно и без суеты, но уже через минуту они все стояли с мешками и оружием за плечами, готовые подхватить артефакт и двинуться дальше. Эту команду я и отдал, не дожидаясь ничьего одобрения.

– Вперед, воины! Аньгора ждет!

Скомандовал и сам удивился, насколько властно и звонко это прозвучало.

Аньгора ждет!

Вполне сойдет за девиз.

– Клан! – на этот раз я глядел на игроков, что поверили в мой клан, решив стать его частью – по крайней мере большинство из них, но, разумеется, есть и кроты – Мы находимся все в том же мире. Мы в Вальдире. Но здесь… здесь совсем иные законы! Иные преграды! Другие монстры! Я не могу описать вам все то, что нас здесь ожидает и по очень простой причине – я сам этого не знаю. Но! Среди нас есть те, чьи предки в старые времена воевали в этих самых мрачных проходах. Воины Клана Мертвых Песков! Это их родина! Поднявшись из воды, мы ступили на земли их предков, миновали границу Царства Мертвых. Мы несем с собой едва ли не сердце Аньгоры… древнейший могущественный артефакт, обладающий страшной силой иссушения – от него в ужасе бежит каждая капля воды! Спросите к чему я это говорю? Это не просто слова того, кто не знает, что сказать и мелет всякую чушь! Нет! Это моя просьба как главы клана! Мы не знаем здешних опасностей, но нам и не требуется! Мы просто должны вести себя так, как ведут воины Мертвых Песков! Мы должны так же сражаться, так же ходить, так же отдыхать! Мы должны уподобиться действию Черного артефакта на воду! Но мы так же будем действовать на всех здешних тварей – мы обратим их в бегство! А тех кто не побежит и встанет на нашем пути – мы уничтожим! И никак иначе! Мы клан! Мы Герои Крайних Рубежей! А что это значит? То, что мы дома! Ведь это и есть самые крайние рубежи из возможных! Да мы самый молодой клан из здесь находящихся! И самый неопытный! Да и пофиг! Прорвемся! Проломимся! Прогрыземся! И мы либо дойдем – либо падем! Других вариантов не будет! Вы меня услышали, Герои?!

– ДА-А-А-А-А-А! – рев был настолько оглушителен, что меня пробрало до мурашек.

– Мы прорвемся?!

– ДА-А-А-А-А-А!

– Мы – Герои!

– ДА-А-А-А-А-А!

– И у нас есть самый славный пример для подражания – лучшие убийцы мира Вальдиры! Мы превзойдем их!

– ДА-А-А-А-А!

– Ну так вперед, Герои! Аньгора ждет нас! Вперед! Вперед! Вперед!

– Вы слышали главу! Двинулись! – взревел Бом и с ревом ударил себя кулаком в стальную грудь – Двинулись! Мы подогреем этот стылый ад! И плевать на всех драконов! Мы уничтожим любого!

– ДА-А-А-А!

Потеснив внешне непроницаемых воинов КМП, клан Героев с топотом и грохотом первым двинулся по коридору, опередив остальные кланы.

– Рухса ахн! – тряхнул седой головой один из старших воинов Мертвых Песков и ударил копьем о щит – Утрарн! Утрарн!

Клан ожил, несколько голосов пробубнили слова заклинания, артефакт приподнялся и двинулся вперед, окруженный воинами.

– Рухса ахн толиратос! – буркнула Черная Баронесса и, опалив меня не самым дружелюбным взглядом, рявкнула – Утрарн! Тьфу! Вперед! Вперед!

Клан Неспящих пошел третьим.

– И ты говорил, что не умеешь говорить воодушевляющие речи? – фыркнула пришедшая в себя Кирея Защитница – Ты мой герой!

– Папа крутой! – подтвердила успевшая взобраться на волка Роска и свистнула остальной стае – Утрарн! Утрарн!

Поймав свирепый взгляд могучего седобородого воина с лицом перекрещенным несколькими шрамами, я кивнул этому старому пустыннику, что шел позади плотного отряда Мертвых Песков. Его я тоже впечатлил. Вон как плечи широченные расправились, а короткий изогнутый меч так и мелькает, перебрасываемый из руки в руку. Старый воин жаждет первой схватки.

– Пора и нам – улыбнулся я, проверяя заклинания – И готовьтесь к сюрпризам…


Первый из сюрпризов ожидал нас сразу перед мерцающей стеной тумана. Я уже нагнал своих, заставив Роску влиться в центр построения, а сам выдвинувшись ближе к голове, но, само собой, не пытаясь обогнать тяжелых доспешных воинов прикрывающихся щитами. Накрывающие нас разноцветные пологи аур уступали по мощности тем, что висели над теми же Неспящими, дышащими нам в затылки, но меня это не смущало. Пусть себе… и уступать им место впереди я пока не собирался. Из самых своих коварных побуждений. Пройдем хотя бы пару тройку километров впереди, а потом уже спрячем за их спинами. И ведь никто не сможет возразить – како-то время мы тоже шли в голове соединения, готовые принять на себе внезапный удар врага. Ну и главное – пусть в моих продолжает гореть гордость. Они, Герои, не только оказались там, где еще никто не бывал, но еще и возглавляют остальных. Есть от чего гордиться.

Сюрприз…

Я понял, что-то произошло нечто интересное, когда первый ряд удивленно вздрогнул, но не завертел головами, а наоборот – двинулись вперед уже машинально и глядя строго перед собой. Они читают.

Читают что?

Ответ я получил на следующем же шагу, когда передо мной зажглись яркие буквы:

Герои!

Это первое и последнее предупреждение! Вы приблизились к первой и одной из множества магических телепортационных червоточин! Пространства Царства Мертвых искажено. Даже прямые пути здесь прерывисты и разделены пластами застывшей и промерзшей магии Мертвых, что погребла в себе поистине ужасающих созданий. В древности, когда пробивались и создавались эти пути, Древним пришлось обходить пласты губительной магии Мертвых, что начала собираться и кристаллизироваться здесь задолго до их появления! Древние создали огромную паутину магических «тоннелей», что позволяют миновать опасные места, попросту «перепрыгнув» их. Но если раньше древняя магия работала без перебоев, то сейчас, спустя века… ничто не может работать вечно, верно?

Главная из бед – червоточины принимают в себя за один раз только определенное количество мертвых или живых душ! Эта – сто семнадцать. Последующие? Кто знает… но впредь предупреждений не будет!

Чуть меньшая беда – вернуться тем же путем нельзя! Червоточины подобны пропасти – прыгнувшему уже не взлететь обратно на край! Не забывайте об этом – пути назад не будет! Только в обход – если еще удастся отыскать обходные пути…

И беда наименьшая – впереди лежащих проходов так много, а магия так стара, что порой телепортация может первый из перенесенных отрядов отправить в один проход, а второй в другой. Но все проходы рано или поздно соединяются и все они ведут вперед – к сердцу Царства Мертвых. Где бы вы не оказались – просто продолжайте движение…

Помните! Никто не знает, скольких из вас в следующий раз захватит и куда унесет древняя магия перемещения! Может пятерых, может сотню, может тысячу, а может лишь одного… и кто знает, что или кто будет поджидать вас на той стороне – в начале нового темного коридора, где так давно никто не бывал…

Крепитесь! Мужайтесь!

Смелость сокрушит любые преграды!

Только не кричите… ни в страхе, ни в гневе, ни в зове друзей… не кричите! Ведь для рыгхров любой крик это призыв к еде…

– Да-а-а… – протянул я, прочитав не слишком оптимистичное послание и кивнул стоящему впереди Бому – Давай. Этот ниппель возьмет всех…

– А следующий? – скривил рожу полуорк и рявкнул – Вперед!

Первые ряды смело окунулись в мерцающий туман и их шаги тут же затихли. Мы последовали за ними… моего лица коснулось что-то влажное и ледяное, в ноздрях ненадолго поселился пряный цветочный аромат и… туман просто рассеялся, и мы продолжили идти по точно такому же коридору, как и прежде, а следом за нами выходили из мерцающего марева остальные.

Ну да – эта червоточина берет сто семнадцать душ. А скольких возьмет следующий телепорт и когда он нам встретится не знает никто.

– Разведка вперед! В червоточины не нырять! – велел я и пятерка игроков устремилась вперед, уходя в отрыв.

Пробежав мимо нас, за ними побежали быстро уходящие чуть ли не в невидимость уже чужие тихушника. В том числе пара от клана Мертвых Песков.

– Нам надо перетасоваться – обернулся я к Кирее – Давай ко мне. Роска! Ближе к отцу! Алишана! Держись рядом со мной.

– Повинуюсь, нгаму Росгард.

– Уходим за артефакт – добавил я, замедляя шаг – Впредь он всегда должен нырять первым. Бом ты остаешься – веди!

– Понял!

Мы едва успели перестроиться, встали за идущими позади артефакта песчаными воинами, как от одного к другому пришла тихая весть – подходим к еще одной червоточине.

Скольких заберет эта?

Шаг… другой… артефакт мягко уходит в стену тумана. В нее же ныряют впередиидущие. Следом окунаемся мы и… когда туман рассеялся, я оказался третьим в нашей группе из… десятерых душ. Я, Кирея, Роска, несколько волков включая Тирана и два воина Мертвых Песков.

– Проклятье! – буркнул я, останавливаясь.

Шагнувший вперед черно-белый волк остановился рядом и беззвучно оскалился, глядя в густую черноту впереди. Здесь стены и потолок не светились… весь свет исходил только от тумана, из которого никто не спешил выходить.

– Там… кто-то есть, папа – прошептала сидящая на волке Роска – Там кто-то большой, страшный… и очень голодный…

Глава третья

– Рыгхр! – вскинувший копье воин выплюнул это слово тихим и ровным голосом, но при этом с такой яростью, что меня невольно продрал мороз по коже – Замрите! Нам не выстоять!

– Замрите! – поддержала его черноволосая грациозная женщина, целящаяся в черноту из миниатюрного стального арбалета – Есть шанс… есть шанс-с…

Я вовремя положил руку на морду Тирана и велел:

– Тихо!

Вожак уменьшившейся стаи едва слышно заворчал, но унял свой рык и замер. Остальные волки последовали его примеру. Один из них, правда, сероватый, с белой меткой на морде, вздумал было вскинуть голову в вое, но Роска одарила его таким взглядом, что волк мигом прижал уши к голову, а следом и пузо к камню.

Мы замерли в шаге мерцающей стены тумана, за которой проглядывала глухая стена. Мы в тупике. Если эта внушающая всем ужас тварь вздумает заглянуть в наш отнорок.

– Как они выглядят? – прошептала мне на ухо Кирея.

– Понятия не имею – признался я, вглядываясь во тьму и борясь с адским искушением запалить магический свет или же заорать, чтобы наконец привлечь к нам внимание и разом прояснить ситуацию.

Там, впереди и внизу, на мгновение ярко вспыхнуло сиреневое пламя. Вспыхнуло и угасло. Раздался короткий и, несомненно, человеческий перепуганный вскрик, затем долгий мучительный стон и… тишина. Еще через пару минут тяжелого ожидания Роска шумно выдохнула:

– Крючок мне в корягу! Ушел!

– Ушел – подтвердил и воин Песков, с уважением взглянув на мою дочь – Но он все же пожал одну из путешествующих душ, что сбилась с пути.

– И часто тут души с пути истинного сбиваются? – поинтересовался я, с трудом разжимая цифровые пальцы, что намертво вцепились в рукоять магического жезла.

– Такое случается всегда, нгаму Росгард – ответила воительница, а стоящий за ней невысокий, но крепкий как дубовый корень воин кивнул в подтверждение – Души разные. Бывают глуповатые, бывают чересчур любопытные, бывают и те, кто верит, что, если сойти с единственно верной тропы и хорошенько поблуждать по темным коридорам, можно отыскать путь назад – в Царство Живых, что ныне расколото.

– Расколото? – невольно заинтересовался я, делая небольшой шаг вперед и побуждая остальных прийти в движение – Продолжаем. Мы должны выйти к своим. Смотрите во все глаза. Роска. Мне нужны твои умения, дочь. Поглядывай по сторонам.

– Не сомневайся, папан! Я не дам тебе и маме умереть! И тете Але! И Тираше! И остальным! Проклятье! Как много забот для подростка! Мне так не хватит времени на бунтарство и творческое самовыражение!

– Мне придется с тобой о многом поговорить – вздохнул я, зыркнув на Кирею.

Паладинша поспешно отвернулась, кашлянула:

– Да я просто рассказывала о своем детстве…

– Ага. Так что за Царство Живых?

– Альгора!

– Альгора? – удивился я, снова унимая порыв зажечь магический свет – Разве это не обычное королевство? Пусть оно расположено в самом центре континента, но ведь есть и другие – Акальроум, Рогхальроум, Храдальроум, Вхассальроум.

– Ныне – да. Но прежде царств было всего два, нгаму Росгард. Царство Живых Альгора, что известна как Праздник Жизни. И Царство Мертвых, что означает Праздник Смерти. Два царства. И два правивших ими величайших верховных божества. Аньрулл, что правил мрачным Царством Мертвых – мы поклонялись и служили ему. И Альраулл – верховное божество Царства Живых, что бдительно следил за порядком наверху. Ему в этом помогала многочисленная светлая гвардия, что исчезла вместе с богом. Два царства. Два верховных божества. Свет и Тьма в гармонии.

– Ого – я переглянулся с Кирой, она недоуменно покачала головой – А остальные боги?

– Мелочь – пренебрежительно скривилась бесшумно шагающая убийца – Было всего два трона. И осталось всего два трона. Трон Аньрулла – там, под нами. В Великом граде Аньгора.

– А трон этого…

– Альраулл?

– Ага.

– Того я не ведаю.

– А сам Альраулл где?

– Не ведаю и этого. Разве что бог Аньрулл может дать на это ответ. Или его трон.

– Трон?

– По легендам, тот, кто воссядет на один из тронов – Темный или Светлый – сможет увидеть место, где находится второй божественный престол и его владелец.

– Как сказал бы один мой хороший друг – интере-е-е-е-есно – протянул я с крайней задумчивостью.

– С каждым шагом загадок все больше – заметила Кирея.

– И это круто! – расцвела Роска – Люблю загадки! Люблю ответы!

– Место безвозвратной смерти несчастной души – вздохнул нарушивший молчание воин, указывая на серо-серебристое пятно на каменном неровном полу. Над пятном висел светящийся столб из медленно крутящихся серебряных пылинок, что неплохо освещал этот узкий перекресток.

– Душа погибла. Ладно. А это тогда кто? – спросил я с интересом, указывая на энергично приближающегося к нам мужчину средних лет, облаченного в богатые одежды. В его раззолоченной груди торчало несколько обломанных полупрозрачных стрел.

– Душа погибшего – ответил воин, безбоязненно глядя на шагающего призрака.

– Путники! Я богат! – заявил подошедший и остановившийся в паре шагов мужчина – Я Лустикс Сметливый, уроженец славного града Альгора. Купец средней руки, павший от рук разбойников, что разметали наш караван неподалеку от места известного как форпост Серый Пик. Мы не дошли всего пару лиг до его безопасных высоких стен…

– Хорошее начало – улыбнулся я, глядя на привидение – Чем мы можем тебе помочь Лустикс Сметливый?

– Вы непохожи на тех, кто погиб в мучениях или же от славной старческой тихой кончины…

– Мы живы – подтвердил я.

– И попали сюда… в темные безымянные коридоры…

– Верно.

– Сорок тысяч золотом, десять тысяч серебром, небольшой сундук драгоценных каменьев и несколько стоящих зачарованных мечей сокрыты в моем тайнике. Все это будет вашим как только выведете меня отсюда…

– А куда ты держишь путь? – вкрадчиво поинтересовался я, глянув на ступившую вперед Алишану, глядящего на погибшего с настоящим сочувствием. Да и остальные воины Песков выглядели более чем сострадательными. На их фоне мы казались затесавшимися на чужие похороны.

– Домой! Ждет меня жена!

– Ага – кивнул я и медленно отступил, уходя за спины тех, кто мог пояснить лучше меня.

– Тебе уже никогда не вернуться домой – участливо и мягко произнесла Алишана – Ты мертв. И обретешь счастье и покой в города Аньгора. Смирись со своей участью.

– Но…

– Аньгралла делериус тарма – произнесла Алишана.

Хотевший что-то добавить Лустикс Сметливый осекся, чуть постоял и, повернувшись, столь же энергично зашагал по темному коридору, быстро скрывшись в одном из боковых проходов.

– Он снова обрел спокойствие и заодно путеводную нить зовущую к Аньгоре – пояснила другая воительница – Следуем за ним.

– Призрачный компас – пробурчал я, кивая и приходя в движение – А когда раскололось Царство Живых?

– Во времена после Эпохи Древних. Сначала исчезли верховные божества. Ненадолго повсюду воцарился хаос. Но Царства держались. Ровно до тех пор, пока эльфы не объявили о создании своего собственного Королевства, что было названо ими Вхассальроум – по названию древней столицы, спрятанной в гуще столь же древнего живого леса. За эльфами последовали всегда воинственные полуорки, вечно страдающие из-за того, что их клеймили полукровками, не признавая их как отдельную расу. Третьими были гномы. Ну а Акальроум… они отделились тихо и незаметно.

– Политика, политика, политика – пробормотал я, поморщившись – И опять причастны эльфы.

– А эльфы всегда причастны – уверенно заявила Кирея.

– Это так – неожиданно поддержала ее Алишидара Лих Дуорос, выглядящей сейчас настолько опасной и хищной, что и язык не поворачивался назвать ее Алишаной – милой деревенской девушкой – Эльфы всегда причастны.

– Я больше шутил – заметил я, оглядывая покрытый светящимися каменными сосульками потолок – Просто вспомнил старую сетевую шутку про то, что эльфы всегда самые-самые. И длиннющий список этих «самых-самых» достоинств. Пунктов сто там было. Я помню только некоторые. Эльфы самые красивые, самые бессмертные, самые высокомерные, самые гордые, самые ушастые, самые мстительные…

– Я тоже читала – ничуть не удивилась Беда, обходя налитую красным свечением лужу в которой заполошно металось несколько почти бесформенных призраков-облачков, что с раскрытыми в ужасе ртами бились изнутри о поверхности воды, но не могли выбраться.

Проходящий мимо воитель коротко ударил ногой, расплескав красную жидкость, что тут же испарилась. С тонкими радостными писками призраки метнулись над полом прочь и пропали в стене.

Заметившая это Кирея тут же повторила фокус со следующей красной лужей. Уверен, что теперь она будет поступать так постоянно, «разбивая» водную призрачную тюрьму и выпуская бедолаг. Лишь бы и в реале так не делала. А я невольно задумался над тем, для чего нужны эти красные лужи – просто красочные декорации выполняющие роль еще одной вечной и условно важной работы для служителей Аньгоры? Таких как пустынные воины, что вернулись на родину и тут же принялись за дело.

– Эльфы засели в глубине своего леса, растят разумные деревья, растят армию – продолжала тем временем Кирея, мерно чеканя шаг по каменному полу и не забывая о лужах – Уже очень давно они по-настоящему не участвовали в больших сражениях. Отряды посланных ими стрелков и друидов не в счет – за их участие эльфы получили огромные суммы, неплохо так пополнив казну и заодно заполучив несколько важных для них артефактов.

– Как это относится к верховным древним богам? – удивился я.

– Эльфы всегда причастны – упрямо повторила Кирея – Они мечтают занять высшее положение среди королевств. И не спорь!

– Давай еще поссоримся из-за вымышленных ушастых? – предложил я и смущенная Кирея отвернулась, что-то пробурчала. Поняв, что вышел победителем из мини спора, я воспрял духом и добавил – Все королевства плетут интриги. Тот же король Альгоры – прожженный интриган успевший переспать с дюжиной королев и принцесс, а попутно уничтожив сколько-то небольших, но наглых лордов.

– За все время королевство Альгоры уничтожило четырех лордов, захватив их владения – мгновенно ответила Кирея – Еще поглотило одно островное королевство. Из этих четырех лордов трое были предателями. Еще один, соблазненный огромными деньгами, замутил мрачное дело с тьмальдами, доставляя их кораблями через северные воды и выпуская к западу и востоку от Рогхальроума.

– К чему ты это?

– Королевство эльфов за то же время уничтожило больше десятка богатых лордов под самыми надуманными предлогами вроде того, что прабабушка правящего ныне лорда однажды, будучи трехлетней девочкой и находясь в гостях у добрых эльфов, споткнулась и повредила тонкий корешок священного дуба, отчего дерево спустя триста лет померло преждевременной смертью… как не прискорбно, но подобное злодеяние нельзя спускать с рук и потому весь род лорда должен пресечься. Само собой, земли лорда прилегали к великому лесу эльфов, что вокруг их столицы. И само собой эти земли были ими поглощены. Ныне там, где некогда росла пшеница и стояли дома, быстро растет молодой лес. Эльфы Вальдиры подобны радикальным природозащитным организациям реального мира. Только эльфы победили. И их леса быстро завоевывают пашни и брошенные города. Слышал о таких городах как Маралья Опушка или Триречье?

– Вроде нет.

– И не услышишь – эти города поглощены лесом. А ведь я в тех городах была когда-то! Выполняла там задания, знакомилась с «местными»…

– Неожиданно – признался я и тут же пожал плечами – Но это нормально. Придет время – и качели качнутся в обратную сторону. Люди или полуорки выжгут леса, восстановят города, распашут земли и посадят репу. Говорю же – все королевства плетут интриги. Политика. Мне такое не нравится, но очень многие игроки прямо от восторга млеют, с головой окунаясь в эти политические игры, подсиживая и отравляя соперников, очерняя их имена и продвигая своих ставленников.

– Не нравится? – глянула на меня Кира – Рос! Тебе теперь придется этим самому заниматься! Чем, по-твоему, в основном занят клановый лидер? Этим самым!

Ничего не ответив, я лишь тяжко вздохнул, вспомнив, что у меня еще полным-полном дел в Тишке, славном тихом городке на берегу Найкала. А я тут по адским подземельям шастаю…

– Кто?! – тихий окрик был наполнен надеждой и агрессией одновременно.

– Свои, Бом – отозвался я и в темном коридоре тут же вспыхнул зыбкий свет факела, осветивший могучую фигуру полуорка, стоящих за ним воинов КМП и бок закутанного черного артефакта. По полу в нашу сторону бежали красные лужи, выплескивая из себя обрадованных призраков. Капли воды убегали и по стенам, страшась силы древнего артефакта. Увидев наши лица, Бом зло пробурчал:

– Чувствую себя гидрофобным поршнем!

– Оказывается эльфы не очень хорошие, дядя Бом – обрадованно оповестила Роска – А полуорки как?

– Как все – пожал плечищами Бом и глянул поочередного на каждого из нас – Потери?

– Никого. А что?

– Неспящие потеряли двоих. Связи нет, так что не понять куда их вышвырнуло.

– Как погибли?

– Рыгхр. И это было… очень быстро. Я засек только смазанное движение, а затем оба разведчика просто… улетели. Он их ухватил какими-то крюками.

– Хищная грива – произнесла Алишана.

– Без аур замедления больше не ходим – подытожил казначей и я кивнул, соглашаясь с его мнением – А чего вы про эльфов то вдруг заговорила?

– Вспоминали эпоху Древних – ответила Кирея, силком заставляя сопротивляющуюся Роску одеть удивительно мирно выглядящий темно-синий свитер – О легендах. О королевствах.

– Здесь самое место – без какой-либо иронии кивнул полуорк и развернулся, оглядывая темные стены, выглядящие как слепленный из голов и лиц камень стесанный без малейшей жалости. Где-то осталось целиком искаженный мукой лик, где-то лишь разинутый в немом крике рот, где-то лишь в ужасе расширенные глаза – Где как не в аду говорить о старых грехах, верно?

– Как твои? – спросил я, запоздало вспоминая про «особых» друзей Бома.

Поморщившись, полуорк махнул рукой и пробурчал что-то невнятное, прежде чем выдать пару вразумительных слов:

– Вроде живы. Вроде шагают в хвосте.

– Поссорились?

– Все норм – широко улыбнулся Бом – Двигаем дальше, босс?

– Как-то страшновато – признался я – Остальные?

– Туда – произнес седой воин, указывая на очередной ничем не примечательный коридор – Все метки указывают нужное направление. Остальные должны были пойти туда же. Если нет… они заплутают и рано или поздно погибнут.

– Метки?

– Глаза – коротко сказал воин и пошел в голову нашего резко уменьшившегося отряда.

Глаза…

Присмотревшись, я вздрогнул – все уцелевшие «стенные» глаза смотрели только в одну сторону – на указанный воином проход. И смотрели с настоящим ужасом…

– Кто бы сомневался – пробормотал я, пристраиваясь рядом с Роской, что в свою очередь шагала за надежной как скала Кирея – Кто бы сомневался…

Выбранный каменными глазами коридор чуть сузился, затем без всякой причины расширился втрое, немного поднялся, под конец перейдя в настолько крутой склон, что я задумался о том, как будем втаскивать по отвесной стене артефакт, что чуток левитирует, но не летает. Будто почуяв мои опасения, склон стал куда более пологим, а затем, когда мы, если судить по высоте, поднялись на хороший так холм, пол опять стал горизонтальным, коридор пробежал еще метров двадцать и влился в куда более широкий проход, где мы наконец-то встретились с остальными, что терпеливо ожидали нас.

Несколько минут радостных обсуждений и стало ясно, что магическая червоточина «расплевала» нас по сторонам подобно озорному мальчишке, плюющемуся через трубку бумажными шариками. Когда я озвучил это – про озорного мальчишку и трубку – покосившаяся на меня Баронесса глянула на Киру, снова на меня и, улыбнувшись, сказала:

– Вот и повзрослел колючий мальчик, да?

– В смысле? – не понял я.

– Командуй, лидер ведущий в ад – хмыкнула Кирея и гордо выпятила подбородок – Повзрослевший лидер!

– Было бы чем радоваться – вздохнул я, придвигаясь ближе к дочери и Кире – Держитесь вплотную.

Следующие три часа были одним сплошным мучением и нервным перенапряжением. Двигаясь по коридорам и трещинам, мы раз за разом ныряли в магические червоточины, каждый раз не зная, где и в каком количестве окажемся. Перед каждой встречей со стылой пеленой светящегося тумана, я вцеплялся в руку Роски или в ухо ворчащего Тирана. Каждая телепортация удивляла, перенося различное количество путешественников. Пока наименьшее число равнялось семерым. Наибольшее – неизвестно. Просто пару раз телепорт сработал без каких-либо нареканий, перенеся всех без исключения.

Знаменитых тварей я сам не встретил, а те, кому «посчастливилось» – погибли. Все из них, если не считать воинов КМП, что умудрились даже прогнать одного рыгхра мечом и магией. Но как они сами позднее заявили – зверь был небольшим и далеко не матерым.

Погибшие… еще одна сплошная головная боль.

Аньгора намертво блокировала все внутренние способы оповещения. Никаких сообщений и чатов. Единственный способ узнать о том, что произошло с улетевшими на возрождение игроками – выйти в реал. Но пока мы не могли позволить себе такого промедления, двигаясь на пределе сил и нервов.

Лишь раз случилось нечто, что заставило нас чуть замедлиться и даже удивиться.

Шепот, несущий на себе очередной «глазастый» артефакт, как выразилась ЧБ, засек что-то странное и остановил продвижение отряда. Протолкавшись к нему, мы оказались в раздутом гроте с полом покрытым кусачими каменными лицами, слипшимися щеками, лбами, подбородками и глядящими в отполированный до зеркального блеска потолок. Один укус безмолвных злобных лиц пробивал стальной сапог – было протестировано. Мы сами позднее прошли это опасное место с помощью ледяного моста переброшенного одним из магов. А Шепот, кравшийся впереди и первым нырнувший в грот, как и подобает тихушнику, двинулся по стенам и потолку. В стенах оказались скрытые «кусаки», поэтому он перебрался на потолок и вот здесь висящий у него на плече артефакт – налитое красным злобное глазное яблоко – подало тревожный сигнал, «углядев» нечто странное.

Это оказались следы некоего неизвестного, что прошел тут до нас. Артефакт вкупе с дополнительными заклинаниями смог показать частичную рваную картинку, видимую всем, кто смотрел на висящее под потолком облако зеленоватого таинственного тумана. Я на туман глядел и поэтому «кино» не пропустил, увидев то же, что и остальные.

Если точнее – через опасный грот пронеслась стремительная размазанная фигурка, бегущая прямо по потолку. Секунда, другая – и потолочный мистический бегун исчез, в качестве напоминания о себе оставив только крайне мрачное выражение лица Шепота. И его же несомненно злые слова:

– Опять он!

На него еще злее шикнула ЧБ, и тема была исчерпана, мы двинулись дальше. Но, само собой, загадочная стремительная личность надолго поселилась в наших головах. Главная тема – игрок или «местный»? Не было ни красных, ни зеленых намеков на игровой ник, но это ничего не означало – я сам не раз и не два скрывал свою личность. В Вальдире это легко – были бы деньги. Спор о личности незнакомца был бурным, но ни к чему не привел и оказался коротким – нас снова разбросали магические червоточины. И снова эти перемещения «отъели» от отряда кусок. И снова погиб игрок, улетев неизвестно куда. К счастью, еще через полчаса мы вышли на поляну Золотых Лотосов, в пещеру обрамленную гибкими светящимися колоннами.

Расположившись в лагере, мы коротко переговорили, условились на промежутке в полтора часа и на этом разбежались, торопясь в реал. Хотя я еще успел мимоходом поинтересоваться у Черной Баронессы, откуда они выковыряли то налитое краснотой злое глазное яблоко. ЧБ лишь улыбнулась, но, тут же помрачнев, в свою очередь задала странный вопрос – не слышал ли я ком-то, кто пользуется магией сумрака? В ответ я удивленно развел руками и искренне ответил, что среди моих знакомых таких не водится. Зуб даю.

Вспышка.

Радужный водоворот сегодня налит мрачными тонами…

Выход.

* * *

За окном вагона с веселым постукиванием тянулся лес…

За окном вагона бушевал дождь.

Пахло одуряюще… живо вспомнился один из дней в Вальдире, когда я, рейнджер Крашшот, ввязался во вроде бы ничем не примечательное задание по сопровождению телеги с грибной мукой к пекарне Весло Уха в соседней деревушке. Не успели мы преодолеть и пары километров по проселочной дороге, как на нас обрушился невероятной силы ливень, что не только призвал к бурному росту всю окружающую растительность, но и внезапно вызвал к жизни…

– Что на обед? – поинтересовалась Кира, прерывая мои воспоминания.

– Для начала – крепкий сладкий чай в этих особых суперских стаканах с подстаканниками.

– Та-а-ак… а еще? Пахнет одуряюще! И это не чай!

– Дорожная яичница с нарезанным черствым черным хлебом натертым чесноком, сдобренным оливковым маслом и нарезанным на гренки, что я хорошенько прогрел в духовке. Само собой салат с помидорами черри и мелкими располовиненными сладкими луковицами. Ну и макароны с сыром – сейчас уже доплавятся в микроволновке.

– Ты маг! Волшебник!

– Ты бы еще дольше освежалась – хмыкнул я, продолжая печатать сообщение – И Марко неплохо помог с нарезкой и шинковкой.

– Когда-то старший брат мне сказал – женщины склонятся лишь пред блистающим умом и королевским величием мужчины – хмыкнул, откладывая книгу Марко, удобно расположившийся за столом – А мама, выслушав этот бред, врезала ему полотенцем и сказала – сынок, научись вкусно готовить и все у тебя будет хорошо. Я решил послушать маму и не прогадал.

– А брат? – с интересом спросила Беда.

– Его никто долго не терпит – горько вздохнул Марко – Меня, если честно, тоже особо никто не полюбил. Но хотя бы готовить научился!

– И замутил нам что-то странное из лаваша, размороженной смеси овощей, бульонных говяжьих кубиков и предельно низкокалорийного сыра – я даже не знал, что такой существует! – добавил я, с нескрываемым подозрением косясь на электрическую духовку, установленную по соседству с микроволновкой на длинном кухонном столе идущем под окнами вагона.

– Будет вкусно – заверил меня Бом-Марко – И полезно. И много клетчатки! Двигатель кишечного поезда!

– Клетчатка – со вздохом повторил я и втянул в себя аромат чесночных гренок.

– Клетчатка полезна, конечно… – пропищала Кира и с состраданием поглядела на Марко, после чего спросила уже у меня – Кому пишешь?

– Пытаюсь призвать мятежный дух Орбита – пробурчал я – И пытаюсь это сделать без насилия. Пока что! Но уже злюсь, и рука тянется к тревожно-красной кнопке.

– Оставь – попросила Кира, со вздохом глядя на «гроб» Орбита – Вечером вытащим.

– Прямо вампир – уже не столь зло проворчал я и отступился, потопав к мелодично звякнувшей микроволновке – Прошу за стол. Бом… я так понял ты гренки не будешь?

– Буду – принял тот волевое решение, но тут же поставил ультиматум – Если вы будете мое сырно-овощное рагу.

– А – махнул я рукой – Договорились.

– И где наш спортивный уголок?

– Вон там – показал я на дальний угол вагона, где на старом, наспех приколоченном поверх линолеума ковролине, стояла пара ржавых гирь и лежало несколько гантелей поменьше.

К моему удивлению Марко просиял:

– Гири – это круто! Покрутил, помял, пару раз вскинул, перекинул, поднял, опустил… и тренировка закончена. Оставьте мне немного гренок, ладно?

– Покрутил, помял, перекинул… – пробормотал я, глядя на достаточно внушительную по весу гирю – пуда два будет – Если я такую подкину…

– Милый, кушай гренки – встревожилась Кира – К чему нам в пути растяжения, вывихи и переломы? Да?

– А мне уже не страшно – фыркнул я и сомкнул зубы на еще горячей чесночной гренке – После того как меня ваша домоправительница целым и невредимым выпустила… и даже с нами не поехала…

– Вот в этом я не уверена.

– Не говори, что она на одном поезде с нами – от всей души попросил я.

– Мама Лена не из тех, кто что-то пускает на самотек. Она у нас женщина основательная – вздохнула Кира – И мы все на нее равняемся. Да ладно тебе. Она просто беспокоится.

– И у нее есть на это причины – признал я, глядя, как мимо проносится погруженный в туман лес – Ух… глянь на красоту сырую за окном.

– Как в Дождливых Джунглях… только тут круче…

– Раз уж вернулись к теме Вальдиры – как бы нам не сдохнуть, Кирыч – тяжко вздохнул я и зло взъерошил волосы – Обидно будет!

– Роска…

– Роска – кивнул я – Это вообще конец всему будет. Бред, конечно, но привязался я к ней крепко.

– А ведь когда-то чуть не сжег родную кровиночку в избушке болотной…

– И то были почти безмятежные времена – рассмеялся я – Ну почти… на моих дымящихся пятках уже сидели Неспящие, по моему следу крался Шепот… но все равно в то время мне жилось гораздо проще, чем теперь. Вот ты бы хотела того простого приключенческого и такого доступного приключенческого счастья?

– Это какого? – осведомилась Кира, пододвигая к себе тарелку с остатками моей доли яичницы.

– Ну… когда заходишь в Вальдиру солнечным утром, неспешно бредешь по пыльным узким улочкам не слишком популярного у игроков городка, долго торгуешься на рынке за пару эликсиров с неуступчивым сонным торговцем, затем собираешь пати с такими же почти нищими авантюристами как и ты… а потом вы берете боевой квест и спешите на уничтожение каких-нибудь волков, крысолаков или там перелетных черепах…

– Все?

– Нет! Самое интересное впереди. С сумерками мы возвращаемся назад с победой. Сдаем задание, получаем, если честно, не слишком щедрую награду, делим ее, тщательно пересчитывая каждый медяк и тут же поглубже пряча редкие серебрухи. В голове уже уйма планов на что потратить – на починку истрепавшегося колчана или на новые стрелы. А может прикупить наконец то медное кольцо с бонусом к меткости… Но это все по пути к какому-нибудь шумного веселому трактиру, где мы и проведем остаток вечера за беседой, что переполнена враньем о собственных подвигах и любовных похождениях…

– Любовных похождениях? – прищурилась Кира, сдувая с лица прядь отросших темных волос – А поподробней можно, сэр авантюрист…

– Да я к слову! А после трактира, пошатываясь от лишнего бокала цифрового вина, компания приключенцев долго бредет по залитым светом улочкам, любуясь лунами, глазея на разноцветные фонари, на танцующих в парках призраков и на кувыркающихся в воздухе звездных ласточек, что вылетают потанцевать только в такие вот светлые звездные ночи…

– Ностальгия – вздохнула Кира – Ты нарочно?!

– И чем ближе полночь, тем чаще кто-то из компании бросает пару небрежных прощальных слов – так положено, чтобы именно небрежно – отстает и сворачивает к двери очередной гостиницы, где ему обязательно улыбнется девушка за регистрационной стойкой.

– Так!

– Да я не про это! А про… простоту… про легкость… ты вообще помнишь о таком? О простых квестах, о простых буднях, о неспешности…

– Нет – призналась Беда, на миг став копией Киреи Защитницы – Не помню.

– Вот и я уже забываю…

– Но я тебя утешу – в Вальдире сейчас никто об этом не помнит. А новички и не знают. Забыл? Монстры падают с небес, Аньглубинглот устраивает океанские побоища, Затерянный материк пусть замедлился, но идет курсом на столкновение со Старым Континентом, непонятно что за глобальные каверзы мутит разгневанная потерей любимого жреца богиня Ивава и неясно где сейчас находится вроде подыхающий, а вроде и не собирающийся умирать дракон Жизнеслав! Ах да – чуть не забыла – отряд решительных авантюристов пробивается прямиком в Аньгору, а следом нацелен и на Тантариалл. И если получится – это тоже как следует встряхнет мироздание Вальдиры. А еще, я уверена, это далеко не все из того, что происходит прямо сейчас. Просто мы об этом не в курсе. Так что, Рос… забудь о тихих сонных буднях. Пусть не навсегда, но точно надолго!

– Утешила…

– Про Жизнеслава – прямо в сердце, сестра! – донеслось с дальнего угла вагона, где Марко-Бом пыхтел над гирями.

– А что, кстати, с твоими друзьями? – вспомнил я – Не видел их на последней стоянке.

– И не увидишь – вздохнул мрачно Марко – Они отстали и пошли своим путем. Решили вспомнить старые добрые времена, когда они были реально крутыми. Но не переживайте – они не полезут в ваши планы. Их цель – Жизнеслав и только Жизнеслав.

– Думаешь получится?

– Не знаю… – после короткой паузы признался Бом – Не знаю… Но поверьте – так просто они не сдадутся. Они упертые так же, как и ты, Рос. Так же решительные как Кира-Кирея. Может не настолько безумны – в хорошем смысле слова – как Орб. Но Люц умен. Кроу… середнячок… мудрый работяга… Лори… эта ехидна никогда не теряет оптимизма и умеет зарядить весельем остальных. Молодежь, что пошла за ними… они неплохо обучены и тоже прошли через немалое – стоит только вспомнить будни тех же Мифа и Аму в подземном заброшенном городе… я когда слушал – аж слюной от зависти давился. Да там все необычны! Люц тоже подобрал себе под стать… Короче – поверьте, придет время и мы, сидя в том трактире, что описал Рос только что, будем пить цифровое вино и с замиранием духа слушать про их приключения в мрачным приделах царства Аньгоры.

– Философ качок – припечатала Кирея, а затем навела палец на меня – Ностальгирующий нытик.

– Обидно – признал я.

– Честно – улыбнулся Марко и повернулся к нам широченной бугристой спиной.

– А яичница кончилась – повесила нос Кира – И гренки тоже…

– Я сделаю еще – улыбнулся я, вставая из-за стола – Заправимся еще чуток, потом тоже немного разомнусь… а там уже пора обратно.

– Мрак и смерть ждут нас! – воскликнула Кира, вздымая к потолку вагона последнюю гренку.

Так и не сумев призвать мятежный дух Орбита, продолжающего покорять Тропу Безумного Одиночки, мы еще разок перекусили, немного размялись, поглазели в затянутые дождевым туманом окна, послушали восторженные вздохи Бома-Марко о красотах Сибири, после чего убедили его, что за окном еще далеко не Сибирь и вообще до нее весьма неблизко. Нна вопрос Бома о том, удастся ли нам искупаться в двойнике Великого Найкала, я, сдерживая зло шипящую Киру, гордо заявил что у нас как раз-таки оригинал расположен, а вот удастся ли в нем искупаться – надо спрашивать у нашего проводника и охранника Пал Палыча, что едет в соседнем вагоне.

Будто услышав, что о нем заговорили, старший охранник тут же заявился, задумчиво хрупая последними гренками выслушал нас и велел головы дурью не забивать – до Байкала еще далече.

На этой оптимистичной ноте мы вернулись в «каяки», как Пал Палыч начал называть игровые коконы и нырнули в куда более мрачный и страшный мир – даже и не думал, что изнанка мира Вальдиры окажется настолько гнетущей и даже жуткой. Ненадолго вернувшись в родной реальный мир из подземелий Аньгоры, мы будто рыбы подмерзлые хапнули из проруби свежего воздуха и снова погрузились в стылую темную пучину…

Вход.

Медленный и тревожно посверкивающий зарницами молний водоворот подхватил меня и повлек за собой.

Вспышка.

Здравствуй, Вальдира…

Глава четвертая

– Мы погибаем! – мрачно заявила Баронесса, в ярости пнув ни в чем неповинную светящуюся золотую колонну – Каково?! Как в чертовом Пакмане – лабиринт, кровожадные твари, призраки и никаких сэйвпунктов! Даже хуже – нас вышвыривает в начало начал! В Альгору!

– Я уже прочел – кивнул я и кивками поприветствовал собравшихся вокруг «крутых» игроков, многих из которых лично не знал, но был наслышан.

Тут собрались легенды. И эти легенды не любили, когда их загоняли в столь узкие, да еще и колючие условия олдскульной игры. Встретились мы здесь по очень простой причине – до выхода с безопасной зоны обсудить проблему смерти.

Вальдира – добрый мир.

Проявляя порой невероятную суровость, она все же почти всегда дает второй, а то и третий шанс.

Но не бесплатно.

Те, кто погиб – эта несчастная горстка бедолаг – вернулась в солнечную Альгору.

Куда?

В Ясли!

Их вышвырнуло на ближайшую к Порталу Рождения площадку возрождения. Можно сказать, что они родились заново – почти обнаженные, в одних только подгузниках, зато с чудовищными уровнями и очень, очень, очень злыми…

Игровой мир уже обогатился видеороликами, показывающими, как по почти сельской пыльной улочке Яслей Альгоры с яростным ревом топает злобный полуобнаженный полуорк с алой татуировкой на всю спину. К полуорку шатнулся изумленный страж… и отлетел от необдуманного небрежного шлепка. Ну да. Стража королевства Альгоры, конечно, очень крута. Но и возрожденный игрок слабостью не отличался. Позднее, как только что рассказала Баронесса, ему пришлось заплатить огромный штраф и подписаться на пару заданий, что очистить чуток репутацию перед огорченными такими отношениями стражами Альгоры.

Но суть не в этом.

Суть во втором шансе и в той алой татуировке на спине.

Каждый, кто погиб в королевстве Аньгоры и был перемещен в начало начал, получал наспинное украшение, что даровало ему одно из двух особых умений «Прикосновение к зыбкости» или же «Узрение зыбкости». Уникальные можно сказать умения – во всяком случае о таких никто раньше не слушал, изучить их с помощью денег или заданий невозможно. Единственный путь получения – гибель в королевстве Аньгоры.

Дальше перед глазами воскресшего появлялась дополнительная информация – если он хочет вернуться туда, где погиб, ему придется отыскать в древних тайниках сокрытые там призрачные книги. Ага. Так и было написано. Отыскать древние призрачные книги. И, прочитав эти самые книги – а их всего шесть – можно получить знания о том, как построить могучий артефакт, что сможет переместить тебя обратно на место последней гибели, причем не одного, а вместе с парой верных соратников.

Написано там было витевато, мрачновато, смутновато и ваще непонятно. Но пытливые умы погибших – с помощью родных клановых яйцеголовых разумников – сумели упорядочить сию мешанину и выстроить детальную и такую приятную современным игрокам инструкцию.

По выданным приметам отыскать древние тайники. Отыскать к ним путь поможет умение «Узрение зыбкости».

Вскрыть тайники – с помощью умения «Прикосновение к зыбкости».

Взять книги и прочие сокровища, что мельком были упомянуты. Призрачные книги может держать только обладающий умением «Прикосновение к зыбкости», читать их может только «Зрящий зыбкость». Такая вот закавыка. Но приспособиться можно как-то. Я листаю – ты читаешь.

Изучить книги. Сделать список требуемых особых и явно необычных строительных материалов.

Раздобыть все необходимое.

Немедленно приступить к постройке.

Запустить агрегат и с яростными криками вернуться на место гибели – прихватив с собой тяжелые рюкзаки и пару верных друзей.

Такая вот инструкция.

Что это дает? Шанс! Это дает шанс вернуться!

Чем это плохо? Шанс только один. Умерев здесь второй раз и унесшись обратно в Альгору, снова воспользоваться артефактом уже не сможешь.

Чем ценен второй шанс? Тем, что уходишь один, а возвращаетесь втроем. Это супер. А еще с собой можно – и нужно! – притащить часть ингредиентов, которые, соединившись с собранными здесь, после прочтения сложнейшего и крайне дорогостоящего по мане заклинания, смогут породить нам некоего зверя возрождения, что станет для игроков мобильной и крайне медленной платформой возрождения.

О звере возрождения известно крайне мало – но вроде как это огромная черепаха. Подробней в одной из шести призрачных книг – ни одна из которых пока не найдена.

Прямо сейчас, пока мы тут в подземельях кофеек сладкий пьем – в буквальном смысле, слишком уж нас к этому приучила госпожа Мизрелл – над нашими головами развертывается тайная, но бурная деятельность. Клановые машины пришли в действия. Спешно организовываются поисковые и одновременно боевые отряды, шерстятся книжные – вдруг там внезапно появилась пара ранее неизвестных пыльных манускриптов о тайниках неведомых повествующих? Вот-вот отряды, руководствуясь первыми порциями полученной после смерти информацией, двинутся на поиски тайников.

Какова наша цель?

Помочь им все, что имеется – ресурсы, информация, беспрепятственный пропуск через свои земли. Еще надо добиться того, чтобы их, если понадобится, пропустили через свои земли и совсем другие, не связанные с нами игровые кланы Вальдиры. А это уже сложнее. Именно поэтому, высказавшись, кипящая Черная Баронесса – и не одна она – отошла в сторону, присела на один из камней и вскоре растаяла, отправившись в реал, чтобы написать несколько важных писем, которые нельзя будет применять без крайней нужды. Ведь узнай кто из кланов, что на его землях сокрыт древний тайник… разве разрешит кому-то его вскрыть? Дудки. Как минимум захочет долю – и немалую.

Пусть как всегда сложно и замудрено, но мир Вальдиры все же дал шанс.

Лично для меня уже все стало понятно – в ближайшее время умирать нельзя!

Кланы действуют быстро. Тут замешан напрямую клан Неспящих, а эти действуют не просто быстро, а молниеносно и умно – этого у них не отнять. Учитывая воспоминания воинов КМП – подземелья хоть и невероятно обширные, королевство Аньгоры все же не настолько большое. Наше путешествие не должно занять недели. И раз так – есть все шансы, что тайники с призрачной литературой найдены будут быстро, вскрыты оперативно, книги прочитаны залпом, после чего тут же будет построен артефакт переноса. И плевать на затраты – оно того стоит.

Здесь, правда, возникла ненадолго проблема.

Где будет построен артефакт? Будто нарочно этот пункт остался на усмотрение игроков. В нашей эпопее участвует несколько кланов – в том числе подводных. Многие так же помогали в сборах. Короче – многие могут захотеть, чтобы артефакт был построен именно на их территории. Тем более, что в будущем «лифт» в потусторонний мир вполне может остаться работоспособным и контролирующий его клан получит немало выгод…

Не успел я об этом подумать, как послышалась первая перебранка. Окинув сцепившихся спокойный взглядом, я спокойно заявил:

– Все будет построено на территории клана ГКР! Это не обсуждается.

– А? – вернувшаяся ЧБ воткнула в меня кинжальный взгляд – С чего бы это вдруг?

– Как не крути – это честно – отрезал я – И у ГКР единственного из клана нет ни с кем старых обид и терок. К тому весь этот поход – наша затея. Можете даже голосовать – все равно в итоге выберете Тишку.

– Я в принципе не против – решила Баронесса, бочком подступая к сверкающему доспехами игроку другого клана – А что мыслишь?

– Не на ваших землях – точно! – отрезал тот.

Дальше мне оставалось только ждать. И через десять минут все было решено – потусторонний лифт будет построен силами всех заинтересованных кланов и воздвигнут будет в саду кланового холла ГКР.

Когда это решили, мы потопали собираться, но то и дело кто-то ненадолго выходил в реал, чтобы уже там, другими средствами связи, повторить главное игрокам, что уже познали смерть в Аньгоре и получили уникальные умения – не сметь умирать!

Не зря в дарованной ими информации было упомянуто про «место последней смерти» – где помер в последний раз, туда и закинет. И если после возвращения посредством смерти из Аньгоры ты умрешь еще раз где-нибудь в другом месте… Короче – помирать нельзя!

Предупреждения, сборы, построение, размещение по плану, который учитывал наличие червоточин – я тоже кое-что поменял – заняло еще минут десять, и мы наконец-то покинули безопасную зону, уже куда смелее углубившись в темные страшные проходы.

Всегда веселее, когда знаешь, что смерть – это еще не конец.

Особенно если ты отец неугомонной юной богини, что вечно занята поисками неприятностей!

* * *

Будто решив немного побаловать отдохнувших игроков, дальше Вальдира повела нас куда менее мрачными тропками и дорожками. Темные узкие проходи сменились широкими просторными пещерами со светящимися высокими и низкими потолками. В пещерах звенели ручьи, бежали речушки, ревели бурные потоки настоящих горных рек. Тут рос старый лес, который хотелось назвать не древним и замшелым, а матерым и страшным. Деревья представляли собой грозное зрелище – согбенные великаны, что высились до потолка, после чего, изломав, избороздив скальный потолок, вынужденно склонялись пред несокрушимостью гранита, начиная расти горизонтально. Поэтому казалось, что великие лесные великаны, согнувшись, с прищуром глядят вниз на далекую землю, по которой спешно движутся какие-то мелкие козявки…

Земля… рыхлый ковер из листьев, хвои и безобразных колючих червей мерзкого багрово-синюшного цвета, что чем-то напоминали гигантских дождевых. Вот только обычные дождевые черви не нападают, не хватают за ноги и не издают кошмарные по пронзительности вопли, что с нехилой такой вероятностью могут все сразу или только один из таких негативных эффектов как «ватные ноги», «сокрушительная вялость», «внезапный страх», «холодная дрожь», «колкая глухота», а двум так вовсе досталось «апатия смерти» и следующие пару минут они двигались со скоростью беременных старых ленивцев.

Только черви на протяжении шести пещер, что тянулись и тянулись вперед, ведя нас все глубже и дальше. Только черви! И сколько мороки от них! Еще и невероятно живущие, легко отбрасывающие горящие или плавящиеся в кислотных залпах части тел, передвигающиеся перед листвой со скоростью бегущей антилопы…

Доставалось и ахилотам. Подводные жители Вальдиры, в сопровождении несколько довольно мерзких на вид слизняков и еще более мерзких и крупных пауков, двигались по подземным водным артериям. Так же как и у нас перед ними возникали серьезные преграды – нам путь преграждали бурные реки, а они останавливались у холмистых гряд. Что я заметил – сухопутники форсировали реку самостоятельно, а ахилоты, не прося о помощи, преодолевали холмы и сухой кустарник. Правда, им нехило помогали те самые пауки, что легко покидали воду и тащили за собой веревки с магическими пузырями содержащими в себе пассажиров и груз. Несколько ходок – и ахилоты снова в любимой ими водички.

Но черви доказали, что легко могут испортить жизнь даже жителям глубин, доставая их даже под водой и легко навешивая на них те же эффекты. Мрак да и только.

Черви… самые крупные достигали в длину метров восьми, в толщину – с мужское бедро. У всех на теле множество острых шипов, что складываются как зонтик, когда черви уходят в перегной. У многих на спинах длинные острые плавники со страшными зазубринами. Шипы ядовиты, плавники тоже, тела ядовиты, а еще черви плюются кислотой на расстояние до двадцати метров, сдавливают кольцами как удавы и могут утащить за собой под листву – а там, на глубине метров трех, начинает толстый слой липкой черной ледяной грязи. Мы выяснили это экспериментально, потеряв в тех пещерах четверых игроков и трех питомцев. Так же погиб один ахилот.

Официальное название червей – пеккатум анимарум. Уровни – от двухсотых и выше. Жизнестойкость – потрясающая. Как и сопротивляемость как физическому, так и магическому урону.

Мы прозвали червей крикунами.

А я, послушав совета Бома, решил, что сегодня вечером, в двигающемся сквозь российские просторы вагоне, мы будем под шум дождя смотреть какой-то невероятно старый фантастический фильм с одноименным названием – Крикуны.

Мы прорвались. Мы победили. А многие из нас прошли первую настоящую боевую закалку – в первую очередь речь о родном нашем клане ГКР. Они успели пережить немало приключений, но напрямую им еще не приходилось принимать участия в подобной мясорубке. И ведь это еще не самое страшное что я видел в своей игровой жизни – стоит только вспомнить Запределье, не говоря уже о Великом Походе. Самое трагикомичное – пришлось многих ошалевших от беспрестанных битв и кошмаров игроков убеждать, что не весь мир Вальдиры настолько крут и беспощаден. Это скорее исключение из правил. И, разумеется, многие – и не только из нашего клана – признались, что они вообще-то нафиг не желали подобной крутости. В Вальдиру они пришли чтобы отдохнуть от тягот реального мира и вовсе не собирались, скрипя почернелыми от магической гари заклинаний зубами, раз за разом вспарывать брюха пожравших их товарищей червей-крикунов, ощущая содрогание исполинской пещеры и морщась от рвущих слух пронзительных воплей идущих в атаку новых врагов.

Один так и вовсе заявил – я пришел в Вальдиру, чтобы жить легко и весело! На этом он с пояснениями покончил, но ему помогла Кирея Защитница, что как раз сбросила искореженный и не подлежащий починке доспех, оставшись в серой от грязи безрукавки. Отбросив треснутый шлем, он положила усталому новичку ладонь на плечо и заверила – прорвемся. И потом станет легко. Игрок Солнечный Потеряшка взбодрился, расправил плечи и кивнул, утирая черное от грязи лицо.

Случай мелкий. Но не единичный.

Поэтому встречу с очередной мирной зоной Золотых Лотосов с облегчением восприняли все без исключения. Даже суровые ветераны рухнули, едва пересекли границу. Поразительно… тут нет физической усталости. Но вот психика устала настолько, что некоторых игроков пришлось буквально втаскивать за границу мирной зоны. Один за другим, едва узнав отпущенный ими временной лимит, игроки растворялись, выходя в реал. Одной из последних среди Героев в реал вышла Кирея. Я и Бом, выгнав и оставшихся из нас в реал, чуть задержались и устало уселись на покрытые белым искристым мхом валуны, что выпучивались из пола под стеной этой уютной пещерки, напоминающей по форме кувшин. Мы на дне. Над нами сотни танцующих разноцветных огоньков. По стенам ползают мирные светящиеся улитки с полупрозрачными панцирями и яркие флуоресцентные змеи. В изрезавших пол пещеры каналах плещется пронизанные искрами вода, кое-где из пола поднимаются каменные ванны с густым водным паром над ними – он позволяет ахилотам высунуться из воды и спокойно общаться с сухопутниками. Этого мы с Бомом и ждем терпеливо – давно я не перекидывался парой слов с Бульком. Не факт, что Бульквариус успеет освободиться – насколько я понял он вообще постоянно в делах, делах и делищах – но мы ждем, тем более неподалеку бродит спотыкающаяся Черная Баронесса, похожая на истощавшую песчаную гадюку.

С каждым шагом она все ближе, равно как злющий Шепот, крутящийся вокруг нее ужом и что-то доказывающий. Хотя почему «что-то». Я знаю, что случилось и почему тихушник так несчастен – один из червей уволок его фирменное страшное оружие. Пропала его шипастая светящаяся цепь. Наверняка у Шепа найдется еще одна, но судя по тому как он горестно орал, кромсая кинжалами уходящего под землю червя-великана, цепь явно была его любимой.

Мы с Бомом сидим молча. Полуорк-ишак-танк сполз с валуна на землю, привалился спиной к другому камню и затих, слепо глядя на игру огоньков под потолком. Я еще держусь и наблюдаю за тем, как устраиваются на ночлег воины-пустынники. Им помогает Алишана и судя по тому, как они общаются – ее отношения с родным племенем налаживаются. Алишане во всем помогает Роска, расстилающая кошмы, ищущая дрова, попутно заглядывая в каналы и явно собираясь порыбачить. Иногда она бросает быстрый взгляд на меня и я отвечаю улыбкой. Папа здесь. Папа рядом. За Роской бродит гигантский черно-белый волк, больше мешающий, чем помогающий. Остальные волки разлеглись рядом с опустившимся на каменный пол черным артефактом. Здесь его магия «изгнания воды» уже не действует. С потолка на него насмешливо льется пара ручейков, тарабаня по парусине и виднеющемуся в разрезах черному камню.

Мы едва не потеряли артефакт в последнем столкновении с крикунами. Нас атаковали сразу с нескольких сторон. Один из флангов проломился и я приказал воинам КМП отбросить врага назад, что они с легкостью и проделали, доказав заслуженность грозной воинской славы. Но при этом они были вынуждены оставить ненадолго артефакт – и вылезшие снизу черви, опутав левитирующий монолит, попытались утащить его в разверзшуюся землю. Помню этот кошмарный момент… мороз по коже, рвущиеся с губы ругательства, вспышки моей магии, что бьет и бьет огнем и льдом по склизким багровым телам, терновые колючие заросли, рвущиеся из рыхлой почвы…

– Ты стал прирожденным магом, Рос – будто услышав мои мысли, заметил Бом.

– В смысле? – просипел я, не поворачивая к нему головы и продолжая глядеть на артефакт.

– Сегодня ты сражался прямо на инстинктах. Выбор заклинаний, их тасовка, частота ударов, маневры…

– Да я даже не помню, что и как там было – признался я – Все смешалось как в разбитом калейдоскопе.

– И все же. Молодец.

– Спасибо. Если так – это все опыт сражения волшебника в сером шарфе – фыркнул я, вспомнив свои соло-приключения в недавнем прошлом. Ох… устал… лишь бы не нарваться на Затухание.

– Вот-вот. Только об этом и думаю последние полчаса. Надо выспаться. Ты в реал собираешься, босс?

– Сначала дождусь доклада разведки – мотнул я головой и покосился на подозрительно узкий проход ведущий от мирной зоны.

Пробитый в стене овальной формы ход чем-то похож на нору гигантского червя. Из прохода исходит зеленоватое свечение, оттуда же идет ровный поток леденящего воздуха. Тянущийся по проходу глубокий водный канал скрыт под коркой льда. Туда и ушли четверо разведчика – два сухопутника и два ахилота. Они должны проверить что там и как. Они должны узнать, что нас ожидает завтрашним утром.

Их главная цель – узнать, насколько все плохо.

Радужных надежд нет ни у кого. Все понимают – завтра будет хуже, чем сегодня.

Вопрос в том насколько хуже…

Мы дождемся. Оценим. И попытаемся придумать что с этим делать.

Мы ждем…

Столь же грязная и мрачная как и мы Черная Баронесса молча уселась на соседний камень. Шепот, подобно верному псу, улегся у ее ног и устало прикрыл глаза. Уже только по нему – по отказавшемуся от разведки азартному тихушнику – можно было судить насколько тяжко нам пришлось во время последней проходки.

– Есть предположения по грядущему? – едва слышно поинтересовалась ЧБ.

– Червоточины – проворчал Бом – И снова червоточины чтоб их…

– Монстры – почти безразлично прошелестел Шепот.

– Я промолчу – хмыкнул я и никто не стал уточнять почему я вдруг решил оставить свои догадки при себе.

С нас хватило и Аньглубинглота, чудовищной рыбины, способной проглотить целый остров и целиком и полностью порожденной моим больным воображением.

Теперь я держу все свои фантазии и догадки при себе. Я вообще ничего не описываю вслух. И стал молчаливей раза в три, а каждое слово стараюсь взвешивать и заранее прикидываю к каким последствиям может привести сказанное.

Не знаю кто наделил мои слова силой воплощаться в Вальдире. Но узнаю – позже, когда на это появятся время и силы. Пока же я буду следовать старой мудрой поговорке. Слово – серебро, а молчание – золото.

Мы подождем…

– Червоточины и монстры – повторила ЧБ предположения Бома и Шепота – Если лишь это – проблем нет. Но я знаю Вальдиру. Знаю ее подлый нрав… все уникальные локации подобные этой не могут обойтись без…

Из задрожавшего воздуха вывалилась фигура в черном, рывком стянула с головы капюшон:

– Там гигантский монстр! – выпалил вернувшийся разведчик – Меня послали сообщить и скрины показать. Ребят… это просто… просто… я не знаю…

– Давай – вернувшая часть деловитости ЧБ усилием воли заставила себя выпрямиться, а следом и встать, показывая несокрушимость главы Неспящих – Пугай.

– Вот!

Я тоже поднялся, глянул на замерцавший воздух, где один за другим начали появляться четкие яркие скриншоты. Чем дольше я глядел, тем плотнее сжимались мои цифровые зубы. Рядом скрежетал клыками Бом.

Скрины были представлены последовательным рядом. Разведчик дополнял их сначала сбивчивымы, а затем все более четкими и лаконичными комментариями, поясняя самое главное.

Темный обычный проход заполненный сосульками, инеем и снегом, что становится светлее с каждым шагом. Проход расширяется, превращаясь в длинный зал с ледяными колоннами, внутри которых застыли различные предметы и существа. Вот выход из зала – могучая каменная арка с богатой резьбой. Изрезанные надписями на неизвестном языке стены. За выходом – бездна. Широкое ущелье, чье дно теряется в темноте, откуда вырастают иззубренные каменные острия пиков. Со стен вниз срываются многочисленные водопады. От арки через бездну тянется узкий каменный мост, опирающийся на вершины редких каменных колонн. Мостик представляет собой что-то вроде крытого плитами дырявого желоба из которого хлыщет вода. По плитам пройдут сухопутники, столь же узкий водный путь предоставлен и ахилотам.

Противоположный конец моста упирается в точно такую же арку. Примерная длина моста – метров двести. Ее вполне можно принять за ширину ущелья.

На этом приемлемые новости заканчиваются.

Противоположная сторона ущелья покрытая странной массой, представляющей собой месиво из спутанных колючих ветвей увешанных закрытыми розовыми бутонами, что больше походят на мерзкие кожаные мешки. Часть ветвей опутывает собой противоположную сторону мостика, увешав его гирляндами бутонов. Ветви постоянно в движении, а розовые бутоны неравномерно пульсируют и судя по внешнему виду внутри них может быть все что угодно, но только не пестики и тычинки. Вообще впечатление такое, что внутри цветов скрыты пойманные пчелы, пытающиеся вырваться наружу.

Эта единая безымянная масса представляет собой одно гигантское существо, что явствует из навыков разведчиков – которые четко заявили, что впереди только один противник. Определить врага не удалось. Вроде бы где-то в каменном поднебесье мелькнула раз что-то красное – может даже имя этой твари. Но ближе разведчики подойти не решились, оставшись внутри зала с ледяными колоннами и пользуясь магическими и механическими приборами наблюдения.

Никаких других входов не замечено, но они могут быть скрыты льдом и спутанными ветвями.

На скринах заметно, что над тем ущельем плохая погода – падает мелкий колючий снежок, что иногда переходит в ленивый град. Ветер самый плохой – порывистый и непредсказуемый, часто меняющий направление. Хуже некуда, когда ты шагаешь по узкому обледенелому мосту без перил.

Самые страшные ожидания подтвердились. Нас ждет битва с кем-то вроде хранителя. Страж моста… страж ущелья… да плевать кем он себя считает, и кто он по статусу. Без боя там вряд ли пройдешь. И следовательно нам придется пробиваться силой…

– Должен быть иной путь! – убежденно заявила Баронесса, растерявшая усталость и вялость после столь сокрушительных новостей.

Да и остальные вдруг почувствовали себя куда бодрее.

– Лазейка – кивнул Шепот.

– Может и не быть – повел головой Бом – Это Страж. Хочешь пройти дальше – уничтожь. Вряд ли он возрождается.

– И достижение особое быть должно! – подпрыгнул Шепот – Да! С шикарными жирными бонусами… м?

– Как нам тащить по этой узкой дорожке чертов артефакт? – спросил я – Там ветер… артефакт левитирует над полом в полутора метрах. Не выше. Если его сдует с моста… он рухнет. А за ним прыгнут все пустынники.

– Черт… – замерла Баронесса – Действительно…

– А ветер там бывает очень сильный! – подлил масла в огонь разведчик – Мы тяжелый камень бросили – камень по горизонтали улетел со скоростью пули! Еще что замечено – особо сильные порывы ветра как-то связаны с оживлением монстра. Он чуть сильнее зашевелится – ветер в разы! Не знаю почему… может выдох?

– Похоже на выдох – согласился Шепот.

– Эта злая губительная тварь не имеет легких чтобы дышать – мягко и вкрадчиво заметил вдруг появившийся в нашем кругу изумрудный сгусток воздуха.

Мы отскочили. Даже я двигался с удивительной для мага скоростью. Любой начинающий тихушник позавидует. Свистнули разрезавшие воздух кинжалы, вспыхнули огни магии в моих поднятых ладонях.

– Спокойствие, добрые чужеземцы – прожурчал изумрудный сгусток и… обрел четкие очертания, превратившись в улыбающегося и разодетого в роскошные одежды… эльфа…

Вернее, в эльфа призрака, судя по его бестелесности.

– Рад представиться первым – в знак доверия и добросердечности – склонил украшенную золотым ободом голову эльфы – Мое имя очень длинно и сложно. Вы можете называть меня Кастиэлем. И, разумеется, я мертв. Я и мой отряд будем рады помочь вам в переправе через реку мертвых Ахромн и в битве с мерзким чудовищем Аньлоаль.

– Эльфы – сказал я.

– Эльф – прорычал Бом – Плохо. Очень плохо!

– Эльфы… – с крайней задумчивостью произнесла ЧБ.

– Мы – эльфы – с улыбкой подтвердил призрак Кастиэль.

– Он сказал «мы» – добавил я.

– Плохо. Очень плохо – повторил озирающийся Бом.

– И призрак почему-то говорит не как призрак – задумчиво потер я подбородок – Скорее как… коварный бизнесмен из длинного фильма-драмы, где в конце выяснится, что главный советчик и улыбчивый друг – предатель.

– Плохо. Очень плохо – горестно покачал головой полуорк.

– Точно – очнулась от легкого ступора ЧБ – Он говорит странно… будто считает себя живым…

– Я жив и в прекрасном самочувствии! – радостно улыбнулся Кастиэль, после чего совершил вокруг себя мягкий грациозный пируэт, не забыв столь же грациозно и игриво отставить полупрозрачную ножку – В ближайшие столетия смерть не грозит мне, добрые незнакомцы, встреченные в мрачном подземелье.

– Еще один не верящий в собственную смерть – театрально прошептал я Бому.

– Спать пора – зевнул тот во всю пасть – А нас дохлые эльфы тормозят своими пируэтами… че тебе надо, призрак?

– Говорю же – я не призрак! – улыбка эльфа, как бы это ни казалось невозможным, стала шире раза в два – Я отправлен сюда при помощи могущественнейшего древнего заклинания, что сумело пробить почти непреодолимые магические преграды и доставить мою душу сюда – на перепутье темных страшных путей заполненных ужасными чудищами… и я благодарен вам, друзья! Ведь только благодаря вам магические барьеры подземелий Аньгоры стали чуть слабее – это произошло едва только еще живые ступили на дороги мертвых, чем породили особую пульсацию, кою вполне можно назвать безмолвным криком…

– Щас вырублю – подытожил я, потягиваясь – Кастиэль….

– Слушаю тебя, друг Росгард!

– Ты знаешь мое имя?

– И не только твое, о благородный чужеземец! Черная Баронесса, Бом, Шепот, Алый Барс, Пылающая Злоба, Кирея Защитница, Алишана Лих Дуорос, юная богиня Роска… я знаю много имен!

– Это все же не обычный призрак – кивнула Баронесса и яростно шлепнула себя по щекам, пытаясь стряхнуть с себя сонливость – Ладно… хорошо… сейчас мы соберемся с мыслями и все обсудим…

– Какое мудрое решение! – призрачный эльф восхищенно закатил глаза – Потрясающе… я с великой радостью и…

– Аньгралла делериус тарма – ласково произнесла подошедшая Алишана.

– Ай! – эльф бешено дернулся, подпрыгнул, его вдруг шатнуло к проходу ведущему к мостику над бездной. С трудом заставив свои ноги остановиться, он тяжело подышал пару секунд, круто развернулся и протянул руку к Алишане – О великая сострадельница душам… я не призрак! Я…

– Аньгралла делериус тарма – произнесла Алишана.

– А-а-а! – закрутившись юлой, Кастиэль подобным методом преодолел пару метров, снова остановился, всадил ладони в карманы блистающей одежды и достав что-то, швырнул над собой.

Золотистые тяжелые искры упали на каменный пол, образовав вокруг Кастиэля идеальный круг. Эльф выкрикнул несколько слов на мягком певучем языке. Искры полыхнули и погасли. На их месте остались лежать реально огромные кукурузные зерна – каждое с мой кулак.

– Благословенные зерна кукурузы сладкой! Сомкнитесь снова! Держите и меня! – закрутился в круге призрак, умудрившийся материализовать призрачную кукурузу.

Кастиэль продолжал кричать – на понятном нам языке – разные странные слова, призывающие распотрошенный кукурузный початок снова соединиться и держаться вместе крепко-накрепко. От кукурузных зерен протянулись тонкие лучики, упершиеся в эльфа. Едва это случилось, Кастиэль облегченно затих, нервно массируя мочки ушей и тяжело дыша.

– Это орочье шаманство – тихо сказал Бом, чуть наклонившись ко мне – Эльфы считают их магию грязной и никчемной.

– Что-то не похоже – фыркнул я – Вон как громко орал про початок…

Тем временем Кастиэль сумел пережить очередной «посыл» и попытался снова:

– Воительница и сострадательница! – уже чуть резче произнес он – Услышь же меня! Я не призрак! Мое бренное тело живо! А душа послана сюда…

– И полнится безумцами сей мир – грустно вздохнула Алишана и успокоительно улыбнулась – Воды Аньгоры потушат пожар твоего больного разума, несчастная душа. Аньгралла делериус тарма!

От слов Алишаны эльфа выгнуло в пояснице, он сделал крохотный шаг назад, затрясся, замигали световые лучики, круг кукурузы начал искажаться.

– О дубы вечнозеленые священные! – орал размахивающий руками Кастиэль, выглядящий так, будто в него бил свирепый ветер – О серые великие ели малых предгорий Аххмаррна! Дайте мне силы! ДАЙТЕ МНЕ СИЛЫ!

– Аньгралла делериус тарма! – сразу трое воинов-пустынников выставили перед собой руки, нацелив их на ушастого бедолагу и произнесли универсальное, судя по всему, заклинание.

– О-О-О-О-О! – ноги эльфа оторвались от пола, его вышвырнуло из взорвавшегося круга и шмякнуло о стену. Намертво вцепившись в трещину, буквально вбив в нее руки чуть ли не по локоть, Кастиэль протяжно завопил, пытаясь переждать ментальный ураган.

Бом живо подался вперед, заработал руками, а когда вернулся назад, на полу не было ни единого зернышка. Выудив лапищу из любимого заплечного мешка, полуорк протянул мне… огромную попкорнину размером с мою голову:

– На!

– О-о-о… – удивленно произнес я, принимая подарок и сдувая с него пыль – Соль есть?

– Конечно!

– И мне дайте! – возмутилась ЧБ.

– Ты не из нашего клана – помотал башкой полуорк – Вы сами по себе.

– Дай чуток! А я найду лучшего оливкового масла! Оно правда для заклинания одного… но ради попкорна…

– Поделись – попросил я, принимая мешочек с солью и глядя на мотающегося на стене эльфа, чем-то похожего на позолоченное рваное полотнище флага во время тайфуна.

Еще через минуту мы, сидя рядком, с хрустом поглощали посоленный и сбрызнутый маслом попкорн, глядя на продолжающийся безнадежный поединок между странным эльфом и удивленными его непокорностью воинами Мертвых Песков.

– О воины-пастыри путешествующих душ! О надзирающие над мрачными проходами преддверий Аньгоры… выслушайте же меня! – вопил растерявший всю свою аристократичность эльф, чьи руки медленно, но неотвратимо, вылазили из той трещины, куда он их запихнул – Я жив! Жив! А в конце того прохода ужасное и неведомое вам чудовище!

– Твоей душе нечего бояться, если это рыгрх – едва-едва заметно улыбнулась Алишана и подняла руку для следующего пасса.

– НЕТ! Погоди! Помедли! То чудище – пострашнее любого рыгхра! Ведь Аньлоаль – это павшее божество! Божество низвергнутое нами! Бездумное божество Аньлоаль, что в незапамятные времена было вынуждено уничтожено нами и оказалось здесь благодаря невероятному повороту судьбы! Я знаю очень многое о нем! Я расскажу! Ведь я Кастиэль – могущественный чародей и пятый в очереди на Янтарный Престол!

– Воды Аньгоры остудят твой пылающий в горячке разум… бедняга… Аньгралла делериус тарма!

– А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А! Я же умру! Умру! Меня пожрут! Или я окажусь так далеко, что связь с моим телом прервется навсегда! А-А-А-А-А! Пощадите! Пощадите! Как говорится в вашей славной дружной общине – япки об загривок! Вишней в дышло! А-А-А-А-А! А-А-А! И все же я держусь! Ха-ха-ха! – браво проорал болтающийся на стене эльф – Я силен и могуч! Я держусь! Моя магия сильна, а стойкость великолепна!

Вперед шагнула Роска, ткнула пальцем в Кастиэля:

– Аньгралла делериус тарма!

– ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!

Хрустя попкорном, я глянул на Алишану и Роску затем на ЧБ, потом на Кастиэля, следом на темнеющий проход и пробурчал:

– Пока хватит, Роска. Остановись и ты, Алиша. И других останови. Нам надо выслушать бредни этого призрака…

– Как скажешь, нгама Росгард.

– Пф! – надулась Роска – Парус рваный! Еще пара моих слов…

– Девочка! Не надо! – провопил эльф – Прошу тебя! Я покажу тебе место для лучшей рыбалки на огромных восхитительных окуней! Покажу где скрываются в тени омутов древние щуки!

– О-о-о… ну я запомню – кивнула дочь и гордо почапала прочь.

– Как же много он о нас знает – прищурился я.

– Будем пытать? – осведомился Бом.

– Обязательно будем пытать!

– Я же все слышу! – возмущенно проорал Кастиэль, что теперь был похож на бродягу, а не на эльфийского аристократа.

– Еще кукуруза есть? – деловито осведомился Бом.

– Нету… мои карманы пусты…

– А если проверю?

– Что? Ты не веришь слову представителя древнейшего благородного рода? Да как ты смеешь!?

– Аньгралла…

– А! А! Стой, стой могучий орк! Погоди! У меня есть в карманах пара важных и любых моему сердцу мелочей, но я с радостью поделюсь!

– Ну вот – довольно осклабился Бом – Слазь и показывай.

– Заодно покажешь, что спрятано в сапогах – добавил я, скользя взгляде по медленно опускающейся на пол фигуре эльфа – И те золотые штуки в волосах.

– Э-э-э-э… – протянул Кастиэль, глядя на нас с Бомом совсем другим взглядом.

– Э-э-э-э… – протянули ЧБ, Шепот и Солнечный Потеряшка, так же глядя на нас.

– Зачем ты здесь, Кастиэль? – спросил я, для чего мне пришлось приложить немало усилий, чтобы смахнуть с глаз серую пелену, а заодно ненадолго прогнать царящую в гудящей голове путаницу – Но! Говори, как есть, эльф из благородного рода. Если ты начнешь юлить… ты будешь изгнан туда, откуда обычно нет возврата.

– Я говорил чистую правду, о недоверчивый и легендарный Росгард! – гордо вскинул голову Кастиэль – Там – он указал на темный проход – Живет монстр! Ужасный и бессмертный монстр! Ведь это павшее божество! Я здесь, чтобы рассказать вам о его слабостях. Я здесь, чтобы покаяться за всех эльфов, что были вынуждены совершить ужасное деяние – убийство бога! – ради спасения целого мирного края. Я здесь, чтобы помочь вам в грядущей битве! Я здесь, чтобы просить о вас о крохотной и даже смешной любезности – за которую вы получите вечную благодарность правящего ныне в нашем священном лесу древнего эльфийского рода ОллДаррандиэль! Я здесь, чтобы позднее, пользуясь всеми своими силами и магией, помочь вам преодолеть весь ваш путь до самого конца. Вот зачем я здесь, о Росгард!

Поморщившись, я помассировал виски и глянул на Бома. Тот, выпятив нижнюю губу, чуть подумал и проворчал:

– Как всегда. Им что-то надо и за цветистой паутиной слов они прячут свои личные цели. Это эльфы, Росгард. Я не люблю эльфов…

– Какие ужасные слова – поник Кастиэль – Ужасные! Разве не эльфы сделали так много для светлого мира над нами? Разве не эльфы, не щадя душ и животов своих, сражались с темными полчищами, всегда приходили на помощь союзникам – и даже полуоркам и оркам! – дабы помочь им отбить очередную атаку страшного врага? Разве не эльфы своей магией спасали гибнущие от засухи и саранчи урожаи, а вместе с ними и жизни простых людей? Разве не эльфы трижды останавливали ужасные наводнения, когда величавые реки выходили из берегов и своими водами сокрушали все на своем пути, сравнивая с лица земли холмы, леса и селения? Что ж! Ты можешь не любить эльфов, мрачный полуорк Бом, о чьей жадности давно наслышаны даже в эльфийской столице. Но ты не можешь не признать – эльфы творят добро!

– Не забывая при этом потребовать немалую награду позднее – в игру вступила Черная Баронесса – Еще ни разу помощь эльфов не была бескорыстна. Я свидетель тому! Если спасенным селениям было нечем заплатить – за спасение они отдавали часть своих земель, тем самым увеличивая эльфийские территории!

– Все так! Кто спорит? Но разве мы выгоняли селян с нашей земли? Нет! Мы позволяли им остаться. И продолжали заботиться о них!

– Их поля зарастали дикими травами, а следом и молодым лесом!

– Но это не лишало их еды! Мы помогали селянам освоить новые умения! Благодаря нам они начинали разбираться в лекарственных травах, познавали секреты целебной алхимии, становились умелыми лесничими, бортниками! Мы исправно поручали и поручаем им частые и щедро оплачиваемые охотничьи миссии – проредить поголовье расплодившихся волков, срубить к несчастью умершие деревья, выкорчевать гнилые пни, укрепить камнями речные берега, помочь в осушении гиблых болот! Приди в любое поселение – оно живо и процветает!

– Я видела целые города уничтоженные лесом! И мне, хоть я и чужеземка, горестно это! Я старые добрые времена я проводила в тех городах целые дни…

– Мы прибавляем наши земли миром… мы щедро платим! Мы не забираем силой! И разве остальные расы не делают то же самое, о Баронесса? Разве гномы не ищут вечно способа урвать себе еще кусок земель? А люди? Правитель Альгоры покоряет остров за островом, устанавливая свою власть! Да что там расы! А кланы чужеземцев? Разве ты сама в свое время не отбила свои огненные земли у их исконных владельцев огненных элементалей, что никогда ни на кого не нападали и вовсе не покидали своих курящихся вулканическим дымом владений?! Разве ты не воздвигла на месте их древнейшего храма посвященного Огненному Оку свою клановую цитадель, что впитала в свои стены всю магию придавленного и погребенного ею храма? Где сейчас те мирные полуразумные элементали? Их нет! Хотя однажды разведка и донесла, что воющие огненные фигуры были замечены в дыре фундамента твоей цитадели – после одного из страшнейших катаклизмов, что повредил увенчанную всевидящим оком мрачную крепость Барад-Гадур! Неужели и правда добрая и милостивая Черная Баронесса превратила племя огненных элементалей в рабов обреченных стать вечными стражами Барад-Гадура и отдавать клану Неспящих свои магические силы? О Небо! Как ужасно это звучит! Вот уж воистину верное название было дано тем пылающим землям – Юдоль Мрака! Поистине мрачные дела творятся там!

Ошарашено глянув на молчащую ЧБ, я переглянулся с Бомом и снова принялся слушать. Разговор то становится все интересней. Выведенный из себя нашим неласковым обращением и последующими обвинениями эльф Кастиэль разошелся не на шутку и не стеснялся в обвинениях и выражениях. Не зря вызванные Алишей магические потусторонние ветра потрепали его душу по стенам.

Подавшись вперед, Кастиэль вкрадчиво поинтересовался:

– А если я вспомню про давнюю историю острова Аль Дра Дас? Какое удивительное совпадение, что и под островом, и под Юдолью Мрака тревожно стучат вулканические дымные сердца…

– Осторожней, эльф – мило улыбнулась одними лишь губами Черная Баронесса, в то время как глаза казались застывшими на морозе обледенелыми осколками темного стекла.

– И ведь никто не заметил!

– Думай над каждым своим словом, эльф.

– Я здесь не ради обвинений, о легендарная – склонил голову Кастиэль – Я лишь хочу сказать, что не только эльфы пытаются увеличить свою мощь и влияние, свои земли и воды… так поступают все независимо от формы ушей, цвета кожи, остроты зубов и верований! Ивава! Чего только стоит культ Ивавы! Добросердечная сонная богиня… вот-вот захватит целый мир! А сейчас, после того как была нанесена подлая атака по ее верховному жрецу Жизнеславу… популярность культа возросла в разы! Не иначе те, кто атаковал Жизнеслава страшным оружием далекого прошлого, были наняты именно с этой целью…

– Это не так! – рявкнул Бом, заставив эльфа вздрогнуть и замолчать – Жизнеслав должен был умереть! Но он выжил…

– Сколько ярости в твоих словах, полуорк – задумчиво произнес Кастиэль. Лицо эльфа на мгновение стало напоминать лик заинтересованной хищной птицы – Откуда такая уверенность?

– Тебе стоит поменьше говорить о чужих секретах, эльф – зевнул я – Мы и так поняли, что ты какой-то там продвинутый шпион эльфийского царства. И послан сюда не чаи гонять.

– Чаи гонять – повторил Кастиэль – Нет… я послан сюда не ради этого, о великий герой Росгард. Я уже назвал причину побудившую меня прибыть сюда невзирая на все величайшие трудности и опасности…

– Вас – поправил я.

– Что?

– Ты сказал, что вас здесь как минимум несколько – рыкнул Бом.

– Никогда такого не произносили мои уста – изумился Кастиэль.

– Что за тварь сидит на мосту? – вмешалась Баронесса – Рассказывай! Шепот! Позови остальных!

– Нет – прервал я ЧБ, одновременно извиняющееся глянув на нее – Кастиэль… где твои спутники?

– Я не говорил, что…

– Просто скажи мне в лицо – я здесь один. Этого хватит. Я поверю – улыбнулся я и понял, что неосознанно полностью скопировал своего отца, каким он бывал, выспрашивая у меня детали того или иного не слишком хорошего мальчишеского деяния – Просто скажи это. И забудем.

«Местный» на полминуты завис, вглядываясь в мое лицо мерцающими изумрудными глазами, что, впрочем, постоянно меняли свой цвет и яркость.

– Я здесь не один – нарушил эльф молчание – Нас несколько…

– Я же говорил! – рыкнул Бом – Говорил! Эльфы всегда недоговаривают и умалчивают!

– Только лишь мы ведем себя по законам коварной дипломатии? – легко парировал Кастиэль – Этому мы научились и у вас – честных и откровенных, но когда им надо то льстивых и лживых чужеземцев, явившихся в наш мир. И за эту науку мы благодарны…

– Где твои спутники? – я уперто продолжал допрос, демонстративно поглядывая по сторонам.

– Они тут – Кастиэль достал из кармана длинную зеленую нитку с нанизанными на нее шестью большими и яркими розовыми и черными жемчужинами – Магия, что отправила мою душу сюда, имеет свои ограничения… Но всегда найдутся и свои хитрости…

– Это твои спутники? – как и остальные, я с интересом подался вперед, вгляделся в поблескивающие перламутровые шарики. Под их внешней оболочкой скрывалось что-то туманное, кружащееся… живое…

– Их души – подтвердил Кастиэль и поторопился добавит – Если жемчужины уничтожить – заключенные в них души вырвутся и умчатся наверх – к своим телам.

– Никто не собирался топтать твой жемчуг, эльф – поморщился я.

– Пока что – добавил Бом и зло оскалил внушительные клыки – Мне не по душе эльфы!

– Ты уже это говорил – вернул усмешку Кастиэль – О той твари за мостом…

– Почему жемчуг разного цвета? – перебил я эльфа – Четыре розовых. Две черных.

– Цвет духовного хранилища не важен – пожал плечами Кастиэль – Какого бы цвета не был жемчужный ларец – все они хранят одно и то же великое сокровище.

– А если жемчуг не ломать, а просто похитить это ожерелье, спрятать поглубже в какую-нибудь трещину и забыть на веки вечные? – задумчиво поинтересовалась Баронесса – Что станется с заключенными в жемчужины эльфийскими душами?

– Эльфы всегда с уважением относились к легендарной Черной Баронессе – кашлянул Кастиэль, убирая ожерелье поглубже в призрачный карман.

– Не всегда – покачала головой ЧБ – Однажды… давным-давно… я, стоя во главе только что рожденного юного клана Неспящие пришла в ваши края с щедрым и честным предложением. Рассказала вам по великому секрету одну важную тайну… и добрые умные эльфы меня внимательно выслушали, угостили овощным тортиком и бокалом вина… Это должно было быть наше совместное торговое долгое предприятие, что возродило бы примыкающий к эльфийским территориям небольшой славный городок, а заодно обогатило бы чуток казну эльфов и юного клана Неспящих… Скажи мне, Кастиэль… ты знаешь, что случилось потом?

– Прошлое – это прошлое. Что толку копаться в давно забытых обидах и…

– Я ничего не забыла! – усмехнулась ЧБ, уже не выглядя уставшей – Я никогда не забуду!

– Но ты уже отомстила! – перестал улыбаться Кастиэль – И жестоко! Мы не сумели доказать… но мы знаем, кто стоял за теми ограблениями на наши караваны и ночными нападениями на окраинные эльфийский форпосты! Ты жестоко отомстила, Баронесса! И эльфы усвоили урок! В любом нашем будущем совместном… диалоге… и предприятии… ты не останешься обделенной или разочарованной.

– Ну-ну – улыбнулась глава Неспящих.

– Ну-ну – поддержал ее Шепот.

– Ну-ну – крайне неумело прохрипел второй тихушник, за что схлопотал локтем по ребрам от Шепота.

Почесав затылок, я понял, что в гудящую от усталости голову не приходят новые умные мысли и вопросы, после чего сдался и махнул рукой:

– Расскажи про тварь за мостом.

– С радостью! – воспрял Кастиэль – История мрачная… горестная… эльфы по сию пору скорбят и каждый день произносят слова молитвы у чудом сохранившихся алтарей павшего бока. Итак… услышьте же эту историю… Давным-давно, так давно, что горы в те времена были выше, а моря глубже… хотя нет, все же не настолько давно. И случилось это во времена вполне памятные, если уж начистоту. По эльфийским меркам так и вовсе будто вчера произошло. Да и по человечьим скоротечным меркам тоже…

Аньлоаль был лесным божеством.

Одним из тех, если уж снова начистоту, мелких, светлых и крайне всем неудобных божков, что не имеют четкого жизненного предназначения – они просто живут себе и… и все на этом. Просто живут. Когда другие божества изо всех сил рвутся выше в небеса, стараясь набрать как можно большую паству верующих, чтобы с их помощью защититься от неизбежных будущих атак… эти мелким божкам на все подобное просто плевать. Они просто живут, не заглядывая в будущее дальше, чем на один день.

Аньлоаль был именно таким божеством. Но при этом он приносил несомненную пользу всему живому – все растения вокруг него начинали расти, цвести и плодонося быстрее. Поэтому Аньлоаль был особо любим и почитаем в раскинувшихся у лесного эльфийского края людских деревнях, куда его зазывали с великим старанием, а зазвав, привечали изо всех сил – роскошные угощения, частые молитвы, похвалы и море пива, до которого пузатый Аньлоаль был всегда охоч. В результате в деревнях собирали ранние рекордные урожаи, потом тут же сажали семена снова… порой за время гостевания Аньлоаля селяне умудрялись собрать три, а то и четыре урожая!

Звучит просто отлично…

Одна беда – чем обильней поили, кормили и обихаживали молитвами Аньлоаля, тем быстрее наступало неизбежное – Выморозень.

Что такое Выморозень?

Это когда пресыщенный Аньлоаль, заранее чувствуя неизбежное, ненадолго покидал приютившую его деревню, уходил поглубже в лес, где находил большую цветущую поляну. И вот там Аньлоаль принимал форму своей звериной ипостаси – вернее растительной – обращаясь в гигантское, бездумное, плотоядное растение. В этой форме он пребывал недолго – день, реже два. А затем наступал Выморозень, когда растение Аньлоаль поднимало ветви и скручивало их в плотную спираль-кокон, после чего на поляну и прилегающую территорию обрушивался лютый мороз. Ни ветра, ни урагана, даже листок не шелохнется и солнышко продолжает ласково светить. Так сразу и не заметишь, пока все вокруг не покроется снегом…

Выморозень.

Просто внезапный запредельно лютый мороз, от которого деревья и звери обращались в легко раскалывающийся лед!

Сила мороза была таковой, что после того, как Аньлоаль вновь превращался в пузатого бородатого мужика с чуть заостренными ушами и ласковым взглядом беспородной собачонки, вымороженная местность больше не оживала… В лесу оставался огромный черный мертвый круг заваленный гниющей древесиной и останками животных. Позднее требовалось несколько лет, что природа снова смогла завоевать эту пустошь. Ну или эльфы начинали стараться изо всех своих сил и умений, что поскорее убрать ужасающую язву с тела великой природы.

А что Аньлоаль?

А ничего. Уходя, он даже не оглядывался. А когда его спрашивали напрямую, божок ласково улыбался, пожимал плечами и что-то неумело и неохотно лепетал про круговорот природы. Про неизбежность стихий. Про то, что у всего есть свое предназначение. И что ко всему надо относиться мол проще. Погибли священные многовековые дубы? Полегли от мороза сотни любовно взращиваемых лекарственных трав? Погибла эльфийская семья прикорнувшая в сени величавого древа? Что поделать! Такова жизнь. Таков великий круговорот. Надо просто смириться и жить дальше.

Просто. Проще. Попроще. Аньлоаль любил и часто использовал эти слова, отмахиваясь ими так, как веткой отмахиваются от назойливых мух.

Будь попроще и забудь.

Отнесись проще.

Просто так случается.

Эльфы однажды не выдержали и взъярились?

Несомненно. Да. Так и было.

Бросились ли они убивать светлое божество? Нет.

Эльфы пришли к нему мирно и попросили лишь об одном, причем попросили прямо и откровенно – что для эльфов, как признают сами остроухие, это великая редкость. Учитывая, что все эти губительные заморозки случались вдоль северной окраины эльфийских территорий, эльфы вежливо попросили божество во время его… скажем так неадекватного поведения… уходить не в их леса, а в противоположную сторону. Трудно что ли отыскать пару безлюдных холмов или в идеале какую-нибудь голую высокую скалу? Взберись на ее вершину и промораживай там камень столько, сколько посчитает нужным твоя божественная душа. Потом, как закончишь свои холодные дела, возвращайся, о Аньлоаль и тебе будут рады.

Аньлоаль выслушал, принял пивные дары с обильной закуской, покивал, похмыкал в бороденку и заверил, что вот именно так он в следующий раз и поступит.

Через неделю забившийся в эльфийскую дубовую рощу Аньлоаль выморозил и убил немалый кусок земель. Ясный солнечный день, поблескивающие на солнце снега и льды покрывшие умершие деревья. И уходящий от этого места смущенно покашливающий божок, подтягивающий сползающие с задницы штаны.

Эльфы пришли опять. Снова с дарами. Снова с долгими вдумчивыми беседами к концу коих Аньлоаль уже откровенно зевал и часто кивал, обещая, что в следующий то раз уж обязательно…

В следующий раз светлый бог опять ушел в эльфийские земли. Опять к дубам священным. На этот раз там погибло семнадцать юных эльфов, что остановились там на ночлег в одном из частых для еще непоседливой молодежи путешествий по многочисленным тропам и дорожкам.

Скрипя зубами, с великим трудом сдерживая ярость, эльфы обратились к другим богам. Тем, что покровительствовали им и их землям. Светлые божества выслушали и не остались безучастным. Они наведались к Аньлоалю и… отмутузили его по первое число, вызвав сим деянием немало изумления у обалдевших, если честно, крестьян, узревших ярмарочную драку богов.

Аньлоаль опять покивал. Смиренно даже извинился. Опять что-то побубнил про круговорот жизни… и пообещал, что в следующий то раз он вообще куда-нить в море на лодчонке уплывает.

Не уплыл.

Опять выморозил целую дубовую рощу. А заодно проморозил глубокое русло реки, что бежали через ущелье. В результате река вышла из берегов и затопила огромную территорию, что привело к многим бедам.

Это был последний гвоздь в крышку гроба Аньлоаля.

Не зря его имя начинается на Ань – так решили эльфы, поняв, что разговаривать с ни о чем не сожалеющим божком смысла нет никакого.

Эльфийский совет – мероприятие обычно невероятно долгое и даже нудное, чего уж скрывать – начался и закончился в рекордные сроки. А спустя еще некоторое время в сторону облюбованного божеством селения уже двигалось несколько ударных эльфийских отрядов. И можно не скрывать того факта, что в числе тех воинов были и эльфы-изгои, смертоносные стрелки лучники, способные убивать на чудовищном расстоянии…

Битва была короткой.

Беспомощный божок не мог ничего противопоставить элитным боевым отрядам эльфов.

Аньлоаль пал, а следом тут же и низвержен – предупреждённые заранее светлые божества в битву не вмешивались, но поджидали неподалеку и живо загнали страшное гигантское растение в разверзшуюся преисподнюю.

Со ставшими свидетелями селянами пообщались эльфийские мудрецы, что пояснили – Аньлоаль не пал, а сменил имя и ушел поглядеть мир. Слухи удалось подсадить, и они быстро расползлись по окрестностям. А благодаря новому имени, старое постепенно начало забывать, плюс эльфы старательно помогали в этом деле и в результате очень скоро эта история полностью позабылась…

– Не забыли только мы – горестно вздохнул Кастиэль – И каждый день просим у несчастного Аньлоаля прощения… Да… добить бы поскорее эту тварь ужасную… чтобы довершить однажды начатое дело.

– Вот это самое интересное – согласился я – Как он вообще тут оказался? Он ведь должен быть в Тантариалле.

– Ну…

– Да-да?

– Мы не можем этого пояснить – с широкой улыбкой эльф развел руками.

К нему шагнула Алиша:

– Аньгралла…

– Да не знаем мы! Не знаем! Не все ведомо и нам! Оракул! Оракул однажды поведал, что Аньлоаль… застрял! Неведомым образом павшее божество умудрилось зацепиться и закрепиться в этом месте! Но ад тянет его к себе! Тянет с неимоверной силой – лишь благодаря чудовищной силы корням павшая тварь еще держится! А чтобы сохранить силы – она пожирает души! И потихоньку растет…

– Так… – вздохнул я – Ну давай дальше. Про корни и про души. И про ваш способ справиться с этой тварью… и только не говори мне, что придется спускаться туда – в мертвую реку, к корням Аньлоаля…

– Вы истинный провидец, о Росгард Блистательный! – в восторге закатил глаза Кастиэль и тут же окрысился на поднявшую руку Алишану – Не надо меня изгонять, женщина! Я эльф, а не муха навозная!

– А в чем разница? – изумленно выпучился Бом.

– И не надо меня оскорблять, мальчишка! Я был рожден задолго до того, как твои прадеды сделали первые неуверенные шаги!

Ну да… по легенде эльфы живут долго. Или даже бесконечно.

Но сейчас меня волнует совсем другое. Подавшись к эльфу, я устало улыбнулся:

– Слушай, кореш. Тут такие дела – нам вообще не с руки сражение с павшим божеством. Нам просто нужно пройти. Может договоримся? Ты подскажешь способ миновать оголодавшую божественную тварь без боя, а за это… ну… однажды в будущем сочтемся. Что скажешь?

– Аньлоань должен пасть! Должен быть уничтожен! Эльфы боятся его гнева! Тварь пожирает невинные души, что путешествуют по лабиринтам королевства Аньгоры и становится все сильнее. Кто знает, что может случиться в том самом будущем, о котором ты говоришь, Росгард Знаменитый? Какая участь ждет наших детей, если свирепый и набравшийся сил Аньлоань вдруг сумеет прорваться обратно в верхний мир?

– Вот оно… ты сказал то, что не должен был говорить – фыркнул я и поднялся на ноги, потягиваясь – Попался.

– Я не понимаю твоих слов, о Росгард Несомненно Мудрый.

– Хватит. Ты только что проговорился. Сказал эти слова.

– Да какие?

– Ты сказал «Аньлоань должен пасть. Должен быть уничтожен».

– Сказал! С великим внутренним горем я произнес эти ужасные слова! Но каков у несчастных эльфов выбор? Его просто нет!

– Тьфу! Ты юлишь. Вываливаешь изо рта сахарную вату – поморщился я – Ты лжешь.

– Я эльф! Я бы никогда!

– Постой – поднял я ладонь, останавливая подскочившего в гневе ушастого и одновременно бросая взгляд на остальных игроков, убеждаясь, что они не собираются меня прерывать – Аньлоань ведь был низвержен.

– Но сумел зацепиться в этом междумирье! Пустил гадкие корни!

– Ага. И теперь он похож на жирную зеленую муху, сидящую на косяке входной двери.

– Я не понимаю…

– Почему мы должны именно убить, по сути, бессмертную тварь? Почему бы просто не обрубить те корни, которыми он зацепился за скалы ущелья? Ведь ад тянет к себе Аньлоаня. И я уже видел, как это происходит… – я невольно передернул плечами, вспомнив ту безжалостную силу притяжения, что буквально пробивала скалы телом гремлина Вуси – Все что нам требуется – обрубить хотя бы часть корней. Дальше Тантариалл все сделает сам. Смекаешь, эльф? – я протяжно зевнул и понял, что меня вырубает – Сидящую на косяке муху проще выгнать наружу и прикрыть дверь, чтобы она не смогла вернуться. Зачем убивать? Ответ – незачем. Вам даже дверь закрывать не надо – Тантариалл втянет в себя Аньлоань и сам прикроет ворота. Все. Проблема решена. Вы никогда больше не услышите о Аньлоане. А ему никогда не вернуться. Итак? Почему мы должны сражаться с древним божеством до самой его гибели? М?

– Ответ очень просто – проще уничтожить губителя и забыть о нем навеки!

– Но боги бессмертны – медленно и крайне задумчиво произнесла Черная Баронесса.

– Я подскажу способ! – обрадованно улыбнулся Кастиэль.

– Вот это и удивительно – покачала головой глава Неспящих – Очень удивительно. Какое совпадение – стоило нам упереться в страшную преграду и тут же перед нами появляется призрачный эльф сулящий всяческую помощь. Спасибо, Рос. Я ведь и не ухватила эти несостыковки… зачем пытаться убить неразумную бессмертную божественную тварь? Аньлоань низвержен. И он просто НЕ МОЖЕТ ПОМНИТЬ о тех, кто его низверг! Это бесноватая безумная тварь жаждущая только разрушений и жратвы.

– Это древний светлый бог! И… – Кастиэль замолк, подбирая слова. Явно не подобрав нужных выражений, он широко улыбнулся и развел руками – Наша помощь будет неоценимой! А наша последующая благодарность – неизмеримой. Я клятвенно обещаю вам это от лица всех эльфов!

– Ты не ответил на мой вопрос, Кастиэль – не согласился я.

– Ответил! Мы дети леса. Мы живем долго. И наш страх пред Аньлоанем все еще столь свеж и силен, что…

– Дай ожерелье – буркнул я, протягивая руку к эльфу.

– Зачем? – Кастиэль пораженно вылупился на меня – Это бесценное хранилище душ моих…

– Не знаю – признался я, продолжая удерживать руку на весу – Но я не заберу. Даю тебе слово Росгарда Честного – если я не увижу ничего плохого в этих розово-черных бусинах… я верну тебе ожерелье и мы продолжим разговор.

– Но это всего лишь хранилища душ моих дорогих соратников. Я верю твоему слову, о Росгард. Но вдруг с ожерельем что-то случится… я не прощу себе такого!

– Я посмотрю очень осторожно – покачал я головой – Ты выглядишь призраком. А вот ожерелье мне кажется слишком уж… настоящим. Дай посмотреть!

– Это древняя эльфийская реликвия…

– Ложь! – рявкнула Баронесса – Я видела этот крупный черный жемчуг! Он впервые открыт на Затерянном Материке всего-то несколько дней назад! Ну может неделю назад! И снова – как я этого не увидела раньше? Ведь в подобный жемчуг обычно заключают невероятно мощную магию, а не какие-то там души. Вот для чего жемчуг – для хранения уже напитанных концентрированной маной заклинаний. А главная суть подобных артефактов – а это артефакт! – в том, что он постоянно должен быть при владельце. Таковы непреложные условия. Что там за магия у тебя, эльф Кастиэль? А я ведь проморгала… Надо выспаться… Послушай меня, светлый добрый лесной мститель – передай Росгарду ожерелье. Мы осмотрим его. И вернем. Может даже вежливо извинимся за недоверие. А затем мы начнем обсуждение если не битвы, то способа обойти засевшего в ущелье божества.

– Ладно – с шумом выпустив воздух из призрачного рта, Кастиэль сдался и обреченно махнул рукой – Вы неуважительны. Но возможна такова суть всех юных рас. А древность ожерелья куда более велика, чем ты думаешь, о Черная Баронесса. И доказать это легко. Взгляни, о Росгард – эльф наклонился ко мне, я к нему… и полыхнувшая ярчайшая вспышка ослепила меня.

Отшатнувшись, я рухнул на задницу, скребя ногами отполз подальше, вопя:

– Роска не подходи!

Дочери и так не было рядом, но она все быстрее день ото дня.

– Прикройте Баронессу!

– Ничего не вижу!

– Фига себе полыхнуло!

– Где Кастиэль?

– Ушастый где?!

Проморгался я секунд через пять. И обнаружил замерших в боевых позах игроков. Глянул на себя и не удивился, поняв, что сидя, выставил перед собой налитые магическим светом ладони, готовясь выпустить боевую магию. Вот только выпускать не в кого. Кастиэль бесследно исчез.

– Он нас надурил! – рявкнул Шепот и, превратившись в размытую мутную тень, рванул к дальнему выходу.

– Найти! – крикнула ЧБ и побежала в другую сторону.

– Папа?

– Все хорошо – улыбнулся я Роске.

– Он ушел туда – дочь указала в сторону дышащего холодом далекого ущелья, что перекрывало нам путь.

– Спасибо, милая – благодарно улыбнулся я и глянул на второго тихушника Неспов – Слышал?

– Спасибо, богиня! – он неожиданно коротко поклонился Роске и убежал, на ходу выкрикивая известия.

– Его не найти – вздохнул я, снова усаживаясь на камень рядом с крутящимся Бомом – Садись, казначей. И давай на выход. Живо.

– Понял. Ну да… башка звенит…

Полуорк замер и вскоре медленно растворился. Кивнув Роске и получив ответный кивок, я посмотрел, как один за другим сокланы уходят в реал, дождался, когда выйдет последний и только затем вжал кнопку выхода.

За новости о Кастиэле я не переживал – они меня не минуют.

Каковы были истинные мотивы эльфа? Понятия не имею. А обдумать это не могу – от усталости мозги как вата. Хочется только одного – спать.

Вспышка.

Выход.

Глава пятая

– Эльфа надо найти и замочить – убежденно произнес Бом, повторив эту фразу уже в третий раз. Следом он продолжил в том же духе, опять повторяясь, хотя звучало все так же жутковато – Вообще всех этих длинноухих лесников надо отыскать и прикончить. А заодно выжечь их драгоценные леса, вырвать из земли оставшиеся обугленные корни, растолочь и испечь из этой муки праздничный торт для всей остальной Вальдиры. Можно без сахара – и так с восторгом слопают!

И я уже не удивился тому, что обычно держащаяся за опоры справедливости всеми руками Кирея снова промолчала. А ведь речь шла о настоящем фэнтезийном геноциде. Промолчал и я, хватая ртом воздух и сидя под стеночкой рядом с углом, где с гирями и гантелями копошился злой казначей. Кира уже закончила с разминкой и занималась поглощением овощного салата. Орб, поспавший часа четыре максимум, был мной пойман за попыткой влезть в игровой кокон час назад, после чего я принудил его хорошенько размяться и, влив в этого фанатика литр бульона, впихнул чуть ли не силком куриную ляжку и только тогда отпустил.

Мы же, выведя Вальдира-мессенджер на большой экран, неспешно читали и слушали сообщения всех включенных в особую группу. Вся наша отоспавшаяся братия приключенцев готовилась к очередному нырку и последующему рывку. Войти решили одновременно, так что сейчас на очередной поляне золотых лотов почти нет «чужеземцев» – несут вахту по три представителя каждого клана, что сменяются каждые два часа. Но их бдение чисто номинальное – ведь там бессменно находятся воины КМП. Поэтому я спокоен за непоседливую дочь.

– Но мое мнение особо в расчет можно не взять – уже куда добродушней оскалился атлет – Просто нам в свое время эльфы сорвали немало планов и построили немало козней. Так что меня ведет не трезвый расчет, а личная злоба к этим ушастым.

– Ага…

– Но! Я опять же готов признать, что эльфы тогда на нас злились не просто так. А узнай они весь масштаб всех сотворенных нами им гадостей… у-у-у-у…

– Короче – это ваши личные терки – заключил я.

– Личные – кивнул Бом – Поэтому гада надо отыскать и прикончить. А ты чего мрачный такой, Рос?

– Угу – поддержала его Кирея – И спал ты нервно. Бормотал, ворочался. Снилось что?

– Снилось…. Фигня разная.

– Расскажи!

– Да ну… ерунда там мутная…

– Давай! – надавила боевая подруга – Вижу же по лицу – снилось прямо что-то такое, что аж…

– Снилось – вздохнул я, вставая – Там все смешалось. Реальный мир и Вальдира. Коридоры Аньгоры и ледяные пустоши. А еще мне снилось чертово ожерелье эльфа – которое с розовыми и черными бусинами. И ведь бред такой лютый снился, что до сих отчетливо помню… я, держась за промороженные ремни, тащу за собой волокушу накрытую шкурами. Я двигаюсь по снежному насту, что постоянно проламывается подо мной и я проваливаюсь в рыхлую массу. Выворачиваюсь, выползаю, двигаюсь дальше… Остановиться не могу – в волокуше за мной Роска и Кирея. Я их не вижу – но знаю, что они там. Где-то далеко впереди мерцает мутный шар света – к нему я и двигаюсь, но с каждым шагом мне тяжелей и с каждым шагом все больше костей и черепов под снежной коркой… По сторонам от меня другие темные фигуры, что со стонами и проклятьями тоже пытаются пробиться сквозь снежное месиво вперед. Многие падают и больше не встают, оставаясь лежать лицами вниз в снегу. Я их не вижу – но опять же знаю их. Баронесса, Злоба, Шепот – это из Неспящих. Они все еще с нами. Смешались с рядами еле идущих воинов клана Мертвых Песков. Кое-кто из наших Героев. Несколько смутно знакомых из других кланов… Напирая плечами на ремни, я обхожу здоровенный ледяной обломок – а внутри него радостно улыбаются замороженные танцоры, замершие в странных позах. Рядом со мной падает на колени Баронесса и тянет руки в мутную тьму. Кричит что-то вроде «Будь ты проклят, черный лев! Мы верили тебе! Мы верили тебе!». Рядом с ней тихо так лежит Злоба, а в его лице торчит двуручный огромный топор с черной рукоятью. Ага. Прямо в лицо топор воткнули – и убили. Я иду дальше, а на нас медленно накатывается высоченная стена снежной бури… накатывается без единого звука. Вроде не страшно, но из глаз замороженных во льду танцоров начинают литься кровавые слезы – сделав паузу, я помолчал, ворочая в голове стылые мысли, не сумел ничего больше вспомнить и развел руками – Вот такой вот забавный сон приснился этой ночью.

– Мра-а-а-ак… – пропищала Кирея и торопливо защелкала клавиатурой.

– Жу-у-у-уть – прохрипел Бом, падая на пол рядом с гирями и ошарашено глядя на меня снизу-вверх – Чур меня, чур! Тебя бы в огонь за такие сны, глава! Иди прыгни три раза через разведенный в купе костер – очистишь голову чуток. Дать спички?

– Конечно! Давай! Подожгу твой кокон! Ну вас блин – оскорбился я и зашагал неспешно к душу – Поторопимся. Через полчаса отправление в другой мир!

– Рос! – заторопилась продолжающая колдовать с ноутом Беда – Я твою речь про сон в мессенджер загружаю. Можно?

– Зачем?!

– Ну нас же ты напугал? Напугал! Пусть и другие боятся!

– Да прекрати!

– Да ладно тебе! Ты таким тоном это говорил…

– Подтверждаю – мурашки размером с австралийского таракана по коже бегали – кивнул казначей.

– И личной инфы там никакой. Тебе жалко?

– Да ради бога – отмахнулся я, стягивая с себя майку – Чем бы жена не тешилась, лишь бы заначку не искала.

– Жена?! Заначку?! Где ты спрятал консервированные персики?!

– Да почему именно персики-то? Я, к слову, вообще!

– Загрузила… а теперь вернемся к персикам! Где они?! Сочные, сладкие и только и только мои… моя преле-е-ес-с-сть…

– ЖУ-У-У-У-У-У-УТЬ! – многоголосо послышалось от экрана.

Следом понеслись другие столь же эмоциональные выражения и междометия. Но я уже не слышал – чуть сконфуженный, поскорее задвинул дверь и врубил воду погорячее. Делают блин из меня чуть ли не хриплого мрачного клоуна. Хотя… мне даже понравились эти более чем искренние и даже испуганные выкрики. Благодаря им поднялось чуть настроение, что казалось безнадежно испорченным после столь мрачного и одновременно яркого сновидения.

– Отдай персики! – заколотилась в дверь Кира – Куда ты их заначил?! Я найду-у-у-у-у…

* * *

– Повтори еще раз – вежливо попросил я у присевшего рядом с казначеем Злобы, опять вынужденно откладывая самое главное – проверку характеристик, класса, умений, заклинаний и других составляющих своего персонажа. Но принесенная крайне задумчивым Злобой весть не оставила мне другого выбора.

– Что повторить? – поинтересовался мой бывший наставник.

– Чем говоришь сейчас занята ЧБ и Шепот в том дальнем темному углу между золотыми колоннами?

– Вежливо беседуют с нашим верным клановым камрадом Джигой.

– Та-а-ак… и как это связано с моим сном? Обалдели?!

– Да напрямую связано – пожал плечами Злоба – Ведь это мы его Джигой зовем для краткости. А полный его ник… можешь сам сходить и прочесть.

– Да говори уж.

– Его ник звучит как-то так… к-хм… Джигоку кара но куро район… Что в переводе означает что-то вроде «Черный лев из ада» или «Адский черный лев». Понял?

– Да ну на!

– А еще наш добрый друг Джига – топорщик. Мастерски владеет здоровенным и крайне редким двуручным топором с черной рукоятью.

– Бред! – рыкнул я.

– А еще камрад Джига оказался именно здесь – в наших узких доверенных кругах авантюристов идущих в ад…

– Так потому он мне наверняка и приснился – уже успокаиваясь, зло пробурчал я – Просто видел я его не раз в этих коридорах. Видел, как он машет этим топором черным. Затесалось в голове. И ночью стало кусочком приснившегося бреда. Вы фигней страдать прекращайте, уважаемые. И отпустите бедолагу из угла.

– Да они смеются – фыркнул Злоба – Джига громче всех смеется. Весело же.

Покачав головой, я вернулся к настройкам, но был прерван очередным вопросом:

– И как хорошо ты знаешь японский?

– М?

– Мы его только Джигой называем. Джига, Джиг, Джи. Львом никогда. Его ник – абракадабра глазоломная сляпанная из понятных букв в непонятные слова. Надо знать язык хоть немного, чтобы, увидев ник, понять, что там зашифрован «Черный лев из ада».

– Японский и я? Сам веришь?

– Вот я и задумался – усмехнулся волшебник, вставая – Японский ты не знаешь, значит?

– Не.

– Аниме любишь? Но так чтобы без перевода – японская озвучка, а субтитры наши.

– М? Ты сам-то как? На здоровье не жалуешься?

– Мангой зачитываешься на ночь?

– Ась?

– Комиксы японские. Причем в такой адаптации корявой, где имена героев или монстров не перевели напрямую, а просто…

– Злобыч! В себя приди! Я и манга? Я и аниме?

– А в зоопарке японском бывал?

– Выдохни уже. Мы вместе тут плывем, идем, бредем и бежим уже кучу дней. Я мельком слышал десятки разговоров, сотни выкриков и прочего. Кто-то, где-то, когда-то спросил у вашего Джиги значение его ника – он ответил, а я услышал и запомнил сам того не заметив. Вот и все. Блин… Кирея просто хотела пошутить, когда вывалила мой странный сон в общий чат. Вот тебе весело?

– Мне? – Бом ткнул себя лапищей в бронированную грудь – Мне очень весело!

– А тебе весело? – глянул я на волшебника.

– Мне? Нет! Мне нифига не весело! В твоем сне мне двуручный топор в лицо мудрое воткнули! И я лежал там пузом кверху на снегу! И с чего тут веселиться, предвестник ты чертов?!

– А еще тебя медленно заносило снегом, а ЧБ, вывернув из твоей харьки топорик, с криком побежала в снежную тьму. Я тоже медленно ушел в ту же сторону.

– А я?

– Остался позади и тебя сожрал крадущийся за нами серый туман. Но нам было не лучше – мы шли прямо на снежную бурю.

– Да, конечно, не лучше! Вы шли! А я лежал! Блин…

– Отстаньте от Джиги – попросил я – Не раздувайте из шутки истерику.

– Да понятно все… – Злоба передернул плечами и зашагал прочь – Черт! Все равно жутко! О! Вспомнил! Может ты японский рестлинг смотреть любишь?!

– Иди нафиг!

– Иду, иду…

– И хватит толковать сны – это бред!

– Ну да, ну да… че ж мне так жутко-то? Че ж меня так морозцем по венам тянет… будто уже снежком занесло… и переносица зудит…

Проводив его взглядом, я фыркнул и глянул на Бома:

– Во бред, да?

– Ну да… – кивнул тот и, подскочив, заторопился за Злобой – Эй! Обреченный! Сюда глянь!

– Кто тут обреченный?! А?!

– Ты плати, а не ори.

– За что?

– За фирменное пророчество Росгарда Мудрого. Он предрек тебе ласково смертушку лютую? Предрек. Вот и плати! Сто золотых, десяток крупных первоклассных рубинов или алмазов по пересчету. Хотя можешь отдать свитками магии. Что у тебя в сумке?

– Да иди ты!

– Я-то пойду. Но вот в следующий раз никаких бесплатных пророчество не будет – так и знай, жадюга! Чтоб тебе топор не в голову воткнули, а прямо в…

– Вот тебе пять свитков! Вот! Три на огненную магию. Два на природку. Доволен?!

– Мало! Добавь еще вот этот.

– Коричневый с зеленым? Так это ж социалка. Свиток «Теплый долгий привал».

– Вот и спасибо. На забери свою огненную магию и отдай вместо них еще два «привала».

– Так… я что-то не понял…

– Давай, давай. Вот спасибо. Ну, удачи тебе в недолгой жизни.

– Эй!

– Прекратите уже! – рявкнул я, изнемогая от стыда – Бом! Обалдел?!

– Обалдел или нет – а плату взял – пробасил вернувшийся казначей – Убери поглубже в поясную сумку, босс. Свитки «привала».

– Не говори, что ты веришь в ту пургу, что мне привиделась.

– Верю… не верю… ты свитки поглубже убери и пошли собираться.

Тяжко вздохнув, я промолчал, спрятал свитки и потопал за размашисто шагающим полуорком, одновременно выводя на экран характеристики персонажа. Начал с главного экрана – вкратце описывающего мой новый класс, мою новую суть. При одном только взгляде на этот запредельно мрачный выдержанный в черно-бордовых цветах таинственно мерцающий экран чувствовалось, что это нечто важное. Да так оно в принципе и было – благодаря череде самых невероятных событий и сплетению воедино судьбоносных ниточек, что никогда не должны были даже приблизиться друг к другу, я сумел получить этот невероятный класс. Тогда, во время инициации, у меня был очень трудный выбор из четырех предложенных классов. Мне пришлось изрядно пошевелить мозгами, здраво оценить как самого себя, так и мое окружение – и это тоже оказалось важно. В результате я выбрал достаточно странный начальный класс, что в будущем, когда я достаточно далеко продвинусь по этой дороге, даст мне возможность сделать еще один выбор. А что будет еще дальше – за ступенью второй специализации – не знал никто. И по очень простой причине – воины Мертвых Песков обычные изгои, что сумели буквально чудом выжить и сохранить древний артефакт. Еще они сумели сохранить свои традиции, боевые умения, магию и прочие особенности. Такова легенда. И по этой же легенде, в каждой инициации изгоям помогал древний артефакт. Вот только он, находясь вне Аньгоры, находясь не на своем так сказать родном месте, не мог выйти на полную мощь. И потому вот уже очень долгое время воины Мертвых Песков не могли достигнуть третьей ступени специализации в своих классах. В живых осталось не больше десятка иссохших как мумии старейшин, что обладали невероятными силами и заклинаниями. Это и была первоначальная причина, по которой самых сильных оставляли всегда за спинами молодежи – если враг прорвется в базовый лагерь Мертвых Песков он столкнется не с жалкими стариками и детьми, а с истинной силой выходцев из ада…

Я даже не могу себе представить изумление тех, кто поймет, что с по-настоящему то сильными пустынниками ему еще сражаться не приходилось…

Зато меня мороз по коже пробирает, когда я пытаюсь представить себе все то невероятной силы ИЗУМЛЕНИИ корпусов стражи и армии королевства Альгоры, узнай они, что все эти годы их противниками были пустынники, что сражались максимум на половинной своей мощности, вынужденно достигнув потолка развития. И ведь они сражались с таким умением, что о них слагались легенды. Я сам слышал одну из них из уст знаменитого барда игрока Валарамана Седого. Легенду о том, как десять пустынников дали бой двум сотням элитных стражей и положили их всех. Легенда была столь красивой, что позднее я узнал немало фактов и убедился, что все так и было на самом деле. Только куда мрачнее, чем в легенде… Там была жуткая бойня. Пустынников было одиннадцать. А стражей сто восемьдесят два. В остальном все точно. И последних убила черноглазая и уже спутанная сетью красотка, прочитавшая заклинание, что уничтожило все и вся живое в пределах треугольника с тридцатишаговыми сторонами. Умерла жертвы. Умерла сама заклинательница. Умерла даже трава. Умерла земля. Все обратилось в стонущий прах. И еще сутки это место убивало любого, кто рискнул бы ступить на эту будто проклятую яростью обреченной воительницы землю. Игроки запускали туда умертвий в надежде вытянуть лежащее прямо на виду снаряжение – и нежить развоплощалась, превращаясь в кучи дымного праха. Любой брошенный или выпущенный туда снаряд, веревка, цепь или что иное – вырывались из рук держащих и уносились к центру, где вонзались в вылезшие из серо-черной мертвой земли каменные изъявленные клыки неведомой твари или падали под них. Безумной силы какое-то магнитное притяжение, что действовало в границах зоны смерти. Спустя сутки все кончилось. Заклинание не рассеялось – просто весь треугольник разом провалился под землю, а оттуда потом медленно выпучилась свежая и уже живая почва. До унесенных под землю вещей пытались докопаться. Копали настоящие умельцы – гномы рудокопы, что привыкли преодолевать самую неподатливую породу. Но успеха не добились – спустя сто метров бесплодных трудов им навстречу попер сплошной каменный массив, что тянулся следующие тридцать метров – дальше уже не копали. Жаждущие наживы вынужденно сдались.

И теперь, узнав про тонкости и ограничения, эту легенду следует назвать «Одиннадцать учеников против почти двух сотен элиты». Впрочем, нельзя отрицать и тот факт, что против стражников там дрались одни из лучших в КМП – я успел это узнать во время похода и долгих разговоров на борту Черной Королевы.

Да… поучительная легенда.

Мы продвигались вместе с отрядом продвинутых учеников, но никак не мастеров. Это же касалось и Черной Баронессы. И в этом же заключалась, как мне стало точно известно после инициации, та причина, что толкает Баронессу в Аньгору – она как член пустынного клана также получит возможность пройти инициацию, подняться на третью ступень специализации, изучить новую магию и получить еще немало убийственных умений. Черная Баронесса шла в Аньгору, чтобы получить истинную силу. Я знал, что она неоднократно побеждала в турнирах. Причем даже в нагих турнирах – там, где дозволялось на себе иметь лишь обычное нательное белье. Бикини для девочек, набедренная повязка для мальчиков. Так делалось для того, чтобы не было перекоса в силе благодаря крутой экипировке. Баронессу это не смутило, и она не раз и не два выигрывала такие турниры – это я узнал уже от восхищенно закатывающего глаза Шепота. Значит, Буся не так уж и сильно опирается на свой облегающий костюм из черной кожи. Она и в неглиже та еще гладиаторша. А что будет, когда она поднимется еще на ступеньку?

Я не знаю, сумею ли достичь со своей безалаберностью и вечной занятостью даже второй ступени. Вот честно сомневаюсь. Послушав пару раз ЧБ, я понял, что в этом классе придется немало заучивать – в буквальном смысле. Дело в том, что выбранный мной боевой класс, с перекосом в магическую сторону, принуждал своего обладателя к заучиванию активирующих заклинательных текстов. Я больше не мог просто шевельнуть запястьем или сомкнуть пальцы подобном человеку-пауку, чтобы выпустить из ладони яростную магию. Теперь мне требовалось произносить заклинания вслух – и некоторые из них были достаточно длинные, как мне сообщили. Хотя я… о стыд и позор мне… еще и не пользовался этой магией и умениями.

Но пользоваться особо и нечем было. Не считая моего старого доброго арсенала, я получил от наставников одно умение и одно заклинание. Теперь ленивый нгаму Росгард должен был их изучить – активирующую позу умения и активирующий текст заклинания – после чего продемонстрировать и, в случае успеха, получить следующие для боевой практики.

Полученное заклинание имело какую-то аббракадаббру в название, но попав в мой список магии, оно само собой переименовалось и теперь называлось «Путь смерти. Тающие слова, ускользающие дела.». Обалдеть и не встать.

Это первое и обязательное заклинание-аура, что используется каждым воином и каждым магом Мертвых Песков. Это заклинание, по сути, вообще ничего не дает. Оно работает этаким фильтром, что с потрясающей надежностью скрывает некоторые мои активирующие движения и полностью заглушает заклинательную речевку. Когда я буду произносить заклинания – враг не услышит ни единого слова. А чтобы противник не увидел моих шевелящихся губ – нижняя часть лица прикрывается полумаской. Вот почему Черная Баронесса в особо тяжелых боях скрывала личико за черной полумаской. Вот почему, еще перед боем, когда она только разминалась, так сказать, и примеривалась, ее фигура подергивалась странноватой смазанностью. Это работа заклинания «Тающие слова». Активация оного стоит жалкие пятьдесят пунктов маны, а поддерживание ауры – еще пятьдесят каждую минуту. Это на первом ранге. На втором – сто и сто. На третьем – сто пятьдесят и сто пятьдесят. Не каждый воин может позволить себе подобные постоянные траты. Но снаряжения и эликсиры могут решит многие вопросы – как и многослойные регенерирующие ауры.

Активация…

– Ань долл! – тихо произнес я, продолжая медленно шагать и, убедившись, что меня никто не слышит – Аквен дион толлурс!

«Ань долл» – путь смерти или смертельный путь. Дальше – не знаю.

Но вот Росгард и начал крайне запоздалую прокачку в своем классе.

«Потушив» заклинание, я повторил его и снова активировал. Опять «потушил». Надо добиться запоминания чертовой речевки – а ведь эта коротенькая!

Плюс надо постоянно следить за тем, чтобы меня никто не слышал. Опять же, тут нужна маска, шарф или любой предмет, что может приглушить мои слова. Лучше, если предмет будет специально зачарован на погашение звуков. Все пустынники просто помешаны на секретности. Строго следят за этим. И любой, кто, по их мнению, чересчур… на виду… вызывает легкое презрение. Может поэтому Баронесса ведет себя так простецки и даже скромной порой? Может поэтому избегает на публике роскошных одеяний? В большинстве случае я видел главу Неспящих затянутой в достаточно скромную черную кожу. Выглядит опасно и боевито. Но никак не роскошно.

Придется и мне пересмотреть свой гардероб. Порывшись в инвентаре – как давно я этого не делал! – выудил оттуда пыльную темную тряпку и накинул на плечи, скрыв тело от шеи до пяток. Сразу стал выглядеть изнищавшим пустынником. Это странное пончо не давало никаких бонусов, не несло на себе никаких штрафов. Оно просто висело на мне, скрывая коричневые штаны, зеленую рубаху, камзол из плотной ткани. Порывшись в рюкзаке еще раз, отыскал один из серых шарфов, тут же обмотав им шею и скрыв нижнюю часть лица. Поискав за плечом, нащупал край капюшона и накинул его, полностью скрыв голову и часть лица. Перед глазами повисла пыльная бахрома – прямо как у Орба на его любимой старой бейсболке. Проклятье… как бы хотелось узнать о его делах побольше. Но тощий фанатик отмалчивается или просто лежит без сил, похоже, даже не слыша моих слов. Приходится фотографировать истощенного гада и отсылать фото его любящей сестре – надо же доказать, что он еще жив.

Полученное мной от пустынников боевое умение называлось «Аллоксархар». И, по сути, было обычным «Толчком», «Шагом», «Пинком» или «Шлепом» – так назывались любые заклинания и умения, которые могли мгновенно перенести персонажа на несколько метров в ту или иную сторону. Они очень спасали при неожиданном столкновении, когда требовалось разорвать расстояние – или наоборот сократить его, чтобы вонзить кинжал в горло противника. В свою бытность «Крашшотом» я использовал эльфийское заклинание «Штормовой багряный лист», что выполняло точно такую же функцию. И оно не раз спасало меня – уносясь спиной вперед от врага, во время короткого полета я успевал выпустить до двух стрел, а по приземлению продолжал стрелять уже с безопасного направления. Против медлительных зверей эта тактика настоящая панацея. Хватило бы маны. Так что «Аллоксархар» меня ничем не удивил кроме названия и способа активации. Чуть присев, я перенес силу тяжести на одну из ног и резко качнулся вперед, намечая прыжок. Сработавшее умения швырнуло меня на четыре метра вперед и пришлось постараться, чтобы не врезать лицом в обтянутую черной кожей грудь, вдруг возникшую на пути.

– Тренишь? – улыбнулась Баронесса.

– Угу…

– Орб жив?

– Бежит по Тропе. Госпожа Мизрелл тоже жива.

– Еще что-нибудь снилось?

– Не подвергайте Джигу репрессиям – вздохнул я – Просто чертово совпадение.

– Ну да… да кто ж его чему подвергает? Он занял свою позицию на острие авангарда и всем доволен.

– Тяжелый топорщик на острие авангарда? Без щита?

– Он справится – ободряюще улыбнулась девушка и глянула изучающе на меня – Вижу наконец занялся выбранным путем?

– О да – еще тяжелей вздохнул я – Ну я пошел?

– Давай. Выходим через десять минут.

– Не опоздаем – кивнул я – По выбранному маршруту?

Во время перерыва и долгих бесед и рассмотрений в групповом чате Вальдира-мессенджера, было предложено несколько вариантов дальнейших действий. И, само собой, был выбран самый долгий, но при этом и самый безопасный вариант. Мы были готовы на любую задержку, лишь бы не помереть здесь всей толпой и уничтожить шансы на дальнейшее продвижение к Аньгоре.

– По выбранному маршруту – подтвердила ЧБ – Рос, попробуй вообще не снимать маску и плащ следующие дни. Чтобы привыкнуть. И постоянно поддерживай первое заклинание. Твоих запасов маны должно хватить с запасом.

– О да – буркнул я – Я как цистерна. Спасибо.

– И тебе – широко улыбнулась Баронесса, под ее воротником презрительно пискнул пушистый трехцветный зверек.

Отвернувшись, я направился к уже занятому тюками полуорку, по пути раз за разом активируя и снова вырубая «Тающие слова». Убедившись, что запомнил слова и в случае чего мне не придется судорожно копаться в блокноте, чтобы их отыскать, я активировал «Слова» и перешел к дальнейшему изучению пометок.

Обычная магия – такая как мой «терновник», «огненный шар», «лиана», «ледяные копья», «оса» и прочие – о них мне придется забыть, как только я получу подтверждение от любого из воинов КМП. Подтверждение о том, что я освоил первую пару умений и могу двигаться дальше.

Почему я должен буду о них забыть?

Потому что постоянно активированное заклинание «Тающие слова» создает вокруг меня персональную, но резонирующую ауру. Звучит замудрено, но на самом деле все просто – любая другая магия и любые другие умения, не относящиеся к тайному боевому искусству пустынников, теряют свою эффективность на девяносто процентов по всем параметрам. Я не смогу так быстро кастовать, заклинания не будут настолько сильны. Плюс есть огромный шанс, что они просто не сработают – окружающая меня аура «Слов» разорвет чуждую ей магию на куски. Опять же обращение к чуждой магии и умениям не поощряется кланом Мертвых Песков… И это только начало – на следующей ступени почти все «чужое» будет просто-напросто заблокировано.

По сути, мне предлагалось снова пройти весь путь по развитию персонажа – с нуля, если брать в расчет не уровни, а заклинания и умения. Теперь я понимаю, почему Баронесса отправилась в Северную Пустыню почти сразу после рождения. Жалко же изучать то, что в будущем тебе не понадобится.

На используемые свитки эти ограничения не распространялись. Как и на боевые магические жезлы. То есть – заемной магией из свитков и жезлов я мог палить сколько мне вздумается даже при активированной ауре «Слов». Для обычного игрока это излишне разорительный стиль – никаких денег не напасешься.

Поправив скрытую плащом поясную сумку, я закинул на плечи огромный зачарованный на легкостью рюкзак, машинально прошелся ладонью по ушам довольно урчащего огромного волка, чье мохнатое тело перетягивала надежная ременная сбруя, снабженная кучей подсумков. Одним прыжком оказавшись на спине Тирана, Роска потянулась, свистнула виляющим хвостам волчарам позади и довольно улыбнулась:

– Поймала кучу рыбы, пап!

– Умница.

– Задумалась о смерти…

– А?

– Ну… вас пока не было, я опять же с Алишаной говорила. И другими пустынными бедолагами.

– Ага…

– Они вот служат смерти. Но разве они плохие?

– Хм…

– Обсудим?

– Ладно – кивнул я, удержав себя от недостойной попытки переложить все на «когда-нибудь» – Поговорим по дороге?

– Да!

– Тогда собирайся.

Роска умчалась, а я, присев рядом с молчаливо осматривающей себя Кирей Защитницей, проверил набор заклинаний, спрятанных в специальных кармашках на рукавах камзола. Набор стандартный, на все случаи жизни. «Ледяное поле», «Каменный град», «Адская карусель», «Черная мгла», «Сверкающий восход», «Целительный дождь», около десятка огненных шаров высшей категории, столько же максимально продвинутых «спотыкалок-хваталок». Плюс всученные полуорком заклинания «Привала». И два свитка со «Светочем» высшего уровня – зажигает на двадцать минут над головой крохотное, но очень яркое солнышко, что испускает настоящий солнечный свет. Что еще? Еще два жезла за ремнем. Один жезл с каменной картечью, в другом заключен «Ледяной поток». В рюкзаке еще два жезла, не считая прочего полезного барахла и снаряжения. Сборы, сборы… а в груди уже холодок – скоро мы покинем безопасную бухту и двинемся к страшному ущелью…

Мой новый класс назывался непонятно.

Ань вэр ирг долларен.

А переводилось вполне ясно – Алый последователь пути смерти. Или же – алый путник на дороге смерти. Или же – кровавый путник дороги смерти. Или же – окровавленный последователь… Вариантов было несколько. Все их предложила ЧБ – с остальными я это не обсуждал. Хотя, вру, попытался что-то рассказать втихаря Кире, но она возмущенно запыхтела и прочла мне целую речь о том, как важно хранить доверенные секреты.

Я, как всегда, все попытался упростить.

Какие еще путники дороги смерти?

Все просто – изначально пустынники были кланом, что жил в Аньгоре и занимался очисткой ведущих к Королевству Смерти дорог. Вот и все! Они уничтожали страшных рыгхров, встречали померших, показывали им дорогу к последнему пристанищу.

Единственное, что интересно в этом назывании – цвет.

Все классы назывались одинаково, различался лишь цвет. Мой выбор – красный. Сложный для развития класс, который вполне можно назвать «боевым волшебником». Главная причина, по которой я выбрал этот класс – повышенная живучесть, возможность изучать особые исцеляющие заклинания, а к этому всему – я мог носить тяжелую броню. Главное сдать сейчас наконец экзаменующим первую пару умений – и я официально пройду инициацию и получу первые свои бонусы. И первые свои штрафы…

Вот и думай теперь – отказываться от старой прокачанной и давно уже ставшей любимой магии, или же пока подождать…

Шумно выдохнув, я развернулся и потопал к Алишане…


Через десять минут я убрал с экрана перед глазами сообщение о активации класса и получении новой пары умение-заклинание. Нагнувшись, подобрал с камня тяжелую серую кирасу с пятью рубиновыми геммами-звездами на жизнь, зачарованную на дополнительную защиту и легкость. Надев защиту, следом прицепил тяжелые стальные наколенники и наплечники. На этом лимит кончился. На этой ступени класса я пока не мог позволить себе дополнительные элементы тяжелой брони. Но это не помешало мне затянуть вокруг пояса что-то вроде достаточно тяжелой кожаной юбки с кучей карманов со всех сторон. Следом я тут же дал доступ к этой юбке всем членам моего клана. Чуть подумав, этот же доступ дал Шепоту, Злобе и Баронессе, о чем предупредил их. Теперь в случае чего каждый может вытащить из этой юбки-рюкзака эликсир здоровья, маны или какой-нибудь свиток. В один из карманов я воткнул дополнительный жезл с огненным потоком.

Ну ладно…

Алый путник дороги смерти Росгард готов двигаться дальше…

Сделав первый шаг, я пристроился за стальной спиной Киреи, проверил, двигается ли рядом Роска, переглянулся с Алишаной и снова погрузился в изучение своей новой внутренней кухни. Надо понять штрафы, осознать бонусы и прочесть инфу о новом заклинании – о нем в первую очередь. Я в ближний бой кидаться не собирался. Если заклинание окажется совсем уж туфтой – нивелирую пониженную боеспособность пачкой свитков, парой жезлов и прорвой злых ругательств. Пора прокачиваться…

Следом за ядром Неспящих мы втянулись в черный проход и покинули безопасную поляну Золотых Лотов. В лицо дохнуло холодом. Впереди ущелье с чертовой безумной божественной тварью… и мы шагаем прямо ей в пасть.

Второе умение не вдохновляло. Полностью базируясь на ловкости, он, в переводе Алишаны, звучало как «Полет крылатого скорпиона». Я таких не видывал – и надеюсь не увидеть. Умение, забирая немалую часть бодрости, в теории позволяло мне с легкостью перемещаться по таким трудным поверхностям как сыпучие и рыхлые почвы и зыбучим пескам. А на следующем ранге становилось возможным двигаться и по болотистой местности. Очень многое зависело от ловкости, емкости шкалы бодрости, моей перегруженности и правильности прочих характеристик. Также умение требовало наличие в руке длинного предмета вроде посоха, лука, древка копья или чего-то подобного – для опоры. Когда умение активировано, оно длится двадцать секунд, при этом, если я вижу яркую зеленую точку на почве перед собой, мне следует ткнуть туда посохом, чтобы «восстановить» равновесие. Ну да… придумали мини-игру… Чем выше ловкость персонажа – тем меньше шанса, что потребуется использовать «восстановление равновесия». Чем ниже ловкость… ну понятно.

Сейчас у меня в руке был зажат именно посох – зачарованный, дубовый, с мифриловой сердцевиной, с синим кристаллом в навершии – он увеличивал мой запас маны на три сотни единиц, плюс повышал регенерацию маны на пять процентов. Мерно ступая по коридору, я сам не заметил, насколько вжился в роль пустынного мага – когда пришел посланный приостановившейся Киреей скриншот, я изумлено выпучился на чуть согбенную безликую фигуру с посохом. Пыльные тряпки свисают до земли, капюшон скрывает голову и лицо, огромный рюкзак придавливает спину, рука опирается о тяжелый посох, едва видимые ступни в сапогах уверенно ступают по стесанному камню древней тропы…

Заклинание…

М-да…

Прочитав описание заклинания, я почувствовал себя ведьмой… ведьмаком… не знаю кем точно, но кем-то жутковатым.

Заклинание называлось «Тревожный хрящик». Цель – одиночная. Радиус действия – десять метров. Такая дистанция шикарна для Яслей, а вот для местностей с монстрами пошустрее это уже чревато для мага. Заклинание позволяло мне, ценой в сорок единиц маны… потревожить в теле выбранной цели какой-нибудь хрящик. Какой именно? А как рандом божественный положит, хотя я могу выбрать указующим перстом верхнюю или нижнюю часть цели, если таковые имеются. В случае с человекоподобной целью – магия ударит либо по торсу, либо по ногам. Заклинание наносит урон болевым шоком, а на втором ранге может привести к временной травме – например, отключит колено или локоть, а может заблокирует шею. Беспрестанно активировать его я не мог – раз в две минуты на текущем ранге. Это ограничение мне было непонятно, но рассуждать на эту тему пока смысла не было, и я просто смирился. Зато узнал небольшой секрет от Алишаны – если я использую заклинание в качестве контактного – то есть прижму ладонь или кулак прямо к телу жертвы и прочту речевку – заклинание нанесет урона на пятнадцать процентов больше. Плюс это резко повышает шанс магического крита. Если я подкрадусь к ничего не подозревающей и не находящейся в бою жертве и использую заклинание – урон усилится на двадцать пять процентов, шанс магического крита будет куда выше. Да. Не стоит забывать, что все воины Мертвых Пусков вправе называть себя пустынными ниндзя. У них все завязано на скрытности, быстроте, внезапности, ошеломительной жестокости.

Хочу я или нет – мне предстоит подстраиваться под этот стиль ведения боя. И на мне по-прежнему висит аура «Тающих слов и движений». Она заставляет моих спутников недоуменно моргать, когда они видят, что мои очертания становятся размытыми. А мне приходится повышать голос и говорить четче – аура действует не только на речевку заклинаний, но и на обычные слова. Меня уже предупредили, что на втором ранге ауры проблем с этим станет еще больше. Вот и выпячиваются постепенно неудобства… Но эти трудности существуют только для «чужаков» – ни у кого из пустынников нет проблем с общением со мной. Они отчетливо слышат каждое мое слово – а я их. Хотя мы все сейчас находимся под аурами «Слов». Само собой, нет у меня и проблем в общении с Черной Баронессой.

Ненадолго остановившись в коридоре, мы коротко переговорили, по эстафете передали подтверждение готовности и… двинулись дальше, один за другим покидая относительно безопасный коридор. Последние десятки метров мы шагали по сплошному снежному покрову, хрустящему под ногами. Над головами грозно и насмешливо звенели огромные сосульки, налитые ядовитым зеленым свечением. Стоило мне покинуть коридор… и я невольно охнул от резкого удара царящего здесь ледяного ветра, что с ревом несся вдоль по темному и вроде как бездонному ущелью.

На лежащий впереди мост я глянул лишь мельком, увидев изогнутые темные гранитные плиты обвитые почернелыми мертвыми ветвями. По желобу с ревом несся водный поток, переполненный ледяным крошевом, что медленно выдавливался наружу, застывая на «сухопутной» части моста безобразными ледяными надолбами. Пройти там… нереально… перед собой надо посылать бульдозер, чтобы он стесал эти ледяные горы и холмы. На противоположную сторону ущелья я и вовсе не глядел – темно. Но я успел заметить вытягивающиеся из сумрака все те же темные сучковатые ветви.

Свернув следом за Киреей, прикрываемый от края бездны мерно шагающим Бомом, в свою очередь прикрывая собой едущую на волке Роску, двигающуюся у стены, мы прошли мимо начала моста и начали спускаться по узкой скалистой тропе, что под крутым углом вела ко дну ущелья. Идущие впереди игроки сбивали лед, из рук нескольких магов сыпался раскаленный дымящий песок, что позволял идущим сзади тяжелонагруженным воинам и животным двигаться без боязни оскользнуться. Падать нам нельзя – либо вылетим с тропы, либо снесем к чертям идущих снизу… и опять же вылетим с тропы.

В этом и состоял наш общий план, за который проголосовали единогласно.

Никто не сумел возразить.

Суть – к черту мост и к дьяволу божественную тварь.

Почему?

Потому что любое божество бессмертно и невероятно сильно. А там – на той стороне моста – сидит именно бог. Пусть обезумевший, но бог. Что мы можем ему противопоставить? Тем более, что мы находимся на чужой территории и не имеем возможности пополнить ряды.

Еще одна причина туда не соваться – эльф Кастиэль. Он очень и очень хотел, чтобы мы прошли по мосту и дали бой.

Зачем? С какой целью?

Как полупризрачный эльф вообще может гарантировать нам победу? Звучит как сказка. Так что мы решили действовать от обратного – если Кастиэль хотел, чтобы мы шли по мосту, мы станем держаться от него как можно дальше.

Наш план прост. Спуститься в неизведанные области ущелья. Найти безопасное место. Остановиться. Послать разведку во все стороны. Изучить собранную ими информацию. И отталкиваясь от новых сведений, действовать уже дальше.

Не может быть, что этот мост – единственный путь ведущий в Аньгору. Обязательно должен отыскаться еще один лаз. Главное его отыскать…

Справа от меня вспыхнуло.

Медленно крутясь, в черное ущелье спускался огромный багровый светоч. С еще одной вспышкой из красного как огонь свитка вырвался огромный феникс и, повинуясь приказу, закружил над светочем, добавляя освещения от своих пылающих крыльев, а заодно неся в клюве выточенный из горного хрусталя магический глаз. В руках едущей на спине пятнистой здоровенной кошки волшебницы Неспов засветилось призрачное изображение глубин ущелья.

Выдохнув облачко пара, я ободряюще глянул на тепло одетую дочь и кивнул идущей следом за Тиране Алише Лих Дуорос. Чтобы не случилось – я должен сберечь Роску. Это моя главная цель. Все остальное – побоку.

– Следующие двести шагов – чисто! Внимание! На снегу свежие следы крупного рыгхра! Поглядывайте на скалы сверху и снизу! Центральной группе! Активировать отбрасывающую ауру.

– Кирея – я посмотрел на паладиншу – Шаг ко мне. Если тебя сцапают и утащат… Всем! Отойти на шаг от края тропы! Велен! Артефакт ауры отбрасывания действует?

– Активирован в штатном режиме. Кристалл форсирования я вывернула. Экономлю кристальную банку маны.

– Вверни кристалл – приказал я – И дай мне маногрыза.

– Есть, глава!

Через секунду я получил желаемое – тонкую и будто стеклянную энергетическую нить оканчивающуюся стальной страшноватой прищепкой с клыками. Раскрыв ее, я прицепил прищепку на левый мизинец. Нить тут же засветилась, по ней побежали пульсирующие голубые огоньки – от меня к несомому позади артефакту, создающему аура отброса. Любая тварь, будь то барс, слон или рыгхр, прыгни он или набеги с размаху на наш отряд, будет отброшен или как минимум задержан в воздухе. Зависит от массы и силы атакующего. Бесценные артефакты. И очень редкие. И жрут прорву маны. Вот вершина моей карьеры?

Я так и продолжаю быть ходячей батарейкой. И я не против – пусть таким несколько смешным способом, с крокодилом на мизинце, но я защищаю свой клан. Свою семью.

Похрустывая горячим песком, что быстро напитывался водой, а затем и застывал, превращаясь в промороженную почву, мы преодолели никак не меньше пятисот шагов и достигли конца спуска. Впереди тропа расширялась и шла вдоль выровненной скальной стены. Все бы ничего, но вот рисунок на этой будто оплавленной стене впечатлял…

Намалеванный белым мускулистый гигант с руками, что были нормальными вплоть до запястий, а затем заканчивались кольями с треугольным сечением наконечников. Руки вздеты вверх, на кольях корчатся пронзенные полупрозрачные фигуры… вроде бы там человек и полуорк. Вместо головы у гиганта раскрытая и пылающая огнем книга. Вместо ног… ниже колен из каждой ноги растет три лапы от каких-то насекомых. В мускулистом животе раскрыта жадная крестообразная зубастая пасть, что втягивает в себя исходящую от насаженных на колья фигур искристую дымку. Дымка именно что искрилась в пламени наших факелов и алхимических светильников. Искрилась по очень простой причине – самый быстрый из нас присмотрелся, оценил и удивленно вскрикнул:

– Бриллианты! Сотни!

– Не трогать! – этот приказ одновременно вырвался у меня и Баронессы. Секундой позже то же самое произнесли еще несколько игроков, среди них была и Кирея. Тогда же прозвучали голоса пустынных стражей.

– И они ведь крупные! Просто утоплены почти все до самой верхушки! – руки говорящего сами собой тянулись к ужасной картине, но он, похоже, этого не осознавал. Но дотронуться не успел – его руки перехватила здоровенная лапа орка в кольчужных перчатках. Поникший ишак Бом хрипло вздохнул:

– Понимаю тебя… плачу с тобой… но нельзя… нельзя…

– Дело ведь даже не в деньгах… камни потрясающей чистоты! Говорю это как профессиональный ювелир!

– Сделать скрины с разных ракурсов – решительно прервала его Баронесса – И… не трогаем этот шедевр! Даже не дышим на него!

Я невольно глянул вниз – там, по тропой, сквозь насыпанный песок, с трудом проглядывалась подводная часть выбранного нами пути. Приникшие к полупрозрачной поверхности ахилоты завороженно пялились на гиганта пронзающего полупрозрачных бедолаг.

– А черт! – рявкнула Баронесса, заставив нас вздрогнуть – Я же сказала – даже не дышать!

Очнувшийся ювелир поспешно отпрыгнул, схватился за голову… а по стене медленно расползалось расширяющееся алое пятно там, где ее коснулось жадное дыхание игрока. Вот черт…

Мы все замерли – все до единого, кто сгрудился на этом ровном отрезке скальной тропы.

– Идиот! – процедила Баронесса, одним взглядом загнав своего соклана-ювелира поглубже в ряды соратников.

– Этот минус – в репу Неспов! – несколько нерешительно, но все же озвучил свои мысли один из клана Архитекторов – Без обид, но факт есть факт. Что мы щас разбудили? Эту тварь книгоголовую?

– Всегда знал, что книги убивают – смешливо всхлипнул кто-то из дальних рядов.

– Че встали? – не выдержал я – Двигаемся дальше, смертнички. У нас впереди еще черт его знает сколько километров дорог по пресеченной местности. А вы предлагаете устроить здесь какие-то разборки? Из-за картины малеванной алмазами?

– Малеванной алмазами – тихо хмыкнула Кира – Можешь представить сколько подобное полотно стоило бы в реальном мире? Но ты прав… Герои! Двигаем! Двигаем! И хватит пялиться на злую книжку! – просто ее мало читали, вот и разозлилась! Вперед!

Герои Крайних Рубежей первыми сдвинулись и воткнулись в спину Неспов. А те уже потеснили остальных, и мы снова потянулись по тропе, двигаясь вдоль стены ущелья и пока никуда не спускаясь. Полное отсутствие монстров и в целом любой живности или растительности нервировало, наличие снега и холода заставляло злиться, а расползающееся по алмазной дымке красное пятно добивало. Но я держался, спокойно переставляя ноги и не забывая проверять наличие ауры «Слов». Вскоре мне удастся прокачать «Слова» до второго ранга – и тут же бесплатно апнуть это заклинание. Первое и самое простое заклинание из нового арсенала. Изредка, когда выдавалась возможность, я приотставал, выжидал чуток, а затем использовал умение «Аллоксархар». Но особо на него не налегал – берег «бодрость». Пусть сейчас нас путь относителен легко и беззаботен, но только темные боги знают, когда все полетит в тартарары и придется стремглав куда-то мчаться и драться на ходу.

Лопатки невольно сжимались в иррациональном страхе, но кол книгоголового мне в спину так и не воткнулся. Спустя еще пятьсот шагов я уже и не вспоминал о нем… ну почти не вспоминал…

Еще же через треть мили мы снова остановились, обнаружив в теле ущелье узкий проход, за которым скрывалось неизведанное темное пространство. Оно вело в противоположную от нужной нам сторону, но разведчики все же исследовали эту полость и обнаружили, что это пещера формой похожая на опрокинутую на бок амфору. Вход через горлышко. Внутри гораздо теплее, плюс сюда заходит отвод из идущего параллельно тропе широченного желоба, что позволит и нашим подводным спутникам оказаться внутри. Но не всем – часть скатом и касаток были столь большими, что не пролезали в боковой желоб. Но Булька это не смутило. Небрежным движением перепончатой лапы, он выудил из разреза в своей мохнатом тяжело плаще несколько свитков, активировал их и по воде поплыли исчезающие клочки праха. Ставшее крохотными рыбешки и скаты послушно заплыли в подставленную ими стеклянную емкость, были закупорены, после чего на аквариум наложили мощнейшее заклинание облегчения веса и, с трудом оторвав от дна, затащили посудину внутрь. Заклинание уменьшения могло изменить размеры существ, но не их массу. Ага… косатка размером с золотую рыбку продолжала весить как взрослая касатка…. Ну еще ахилотам пришлось самостоятельно перетащить весь груз несомый раньше грузовыми зверями – он то не уменьшился.

В глубине пещеры усевшись рядом с водоемом, что скопился у задней стены, я глянул на вспучившийся пузырь и на появившуюся в нем голову лидера подводной части экспедиции.

– Сколько же у тебя денег, Бульк, что ты так легко пачками свитков разбрасываешься? – фыркнул я, закидывая руки за голову и опрокидываясь на мелкий холодный песок.

– У тебя я слышал не меньше – вернул улыбку Бульк.

Рядом с ним вспух еще один пузырь, следом всплыла голову ахилотки-девушки в высокой золотой остроугольной шапке. Ее зеленый ник гласил: «Полундра Ра». Дальше я прочесть не успел – оглядевшись и не обнаружив ничего интересного, Полундра выцепила взглядом уже раскидывающую удочки Роску и скрылась в воде, чтобы через мгновение показаться уже рядом с юной богиней.

– Тут рыбы нет – звонко сообщила Полундра – Вот вообще нет. Но если заплатишь – запустим…

– Это же неспортивно! – возмутилась Роска – Тайфун вам в жабры!

– Полли – поморщился Бульк – Не ври ребенку!

– Ну ла-а-дно… Есть тут рыба.

– Где?! – как и следовало ожидать, Роска тут же приняла охотничью стойку.

– На той дальней стороны какие-то синие водоросли. Там же плавает несколько очень зубастых рыбешек… Привет, Кирея.

– Привет – улыбнулась опустившаяся на песок Кирея, что успела раздать все задания.

Оставив девушек и богинь в покое, я снова повернулся к воде и Бульку:

– Держитесь?

– Проходы все уже. Льда все больше. Холод все сильнее. Но… мы держимся. И вам пока тяжелее приходится.

– В первую очередь создатели этого места, похоже, все же рассчитывали на сухопутных героев – согласился я – Ваши путеводные артерии считай едва-едва наметили. Но посмотрим, что там дальше.

– Большая вода – тут же отозвался ахилот – Один из наших обладает одним специфичным таким умением…

– Насколько большая?

– Ну… похоже, у этого мрачного ущелья все же есть дно – хмыкнул Бульк – Не знаю сколько потоков и водопадов сходится у дна, пополняя разлившееся там озеро, но сток узковат и воды там хватает. Плохо.

– Почему?

– Где большая глубина – там большие твари – пояснил ахилот – В принципе, нам неплохо. Мы наконец-то сможем остановить артефакты и позволить «упакованным» грузовым китам и диносам чуть отдохнуть от магии. И это реально круто – иначе рыбки могут и умереть. И да, я знаю, что киты и дельфины это не совсем рыбы.

– Я молчал.

– Да у меня уже защитная реакция просто. Где я остановился? А! Дно ущелья… Что плохо – вода там точно холодная и ее придется нагревать магией вокруг теплолюбивых. Те же диносы и крокусы в ледяной водичке долго не протянут. И все равно… лучше бы там было теплое мелководье.

– Для всех лучше – кивнул я.

– Когда как – неожиданно произнесла подошедшая Баронесса и поежилась – Иногда мелководье приносит куда больше проблем, чем чистая прозрачная глубина. Уже поверьте мне.

– Трудно не согласиться с опытной воительницей – Бульк галантно склонил голову, отчего пузырь вокруг его головы тревожно заколыхался.

ЧБ кто-то позвал, и она заторопилась к машущему соклану, стоящему рядом с огромными и почему-то исходящими зеленым паром или дымом мешками.

Проводив ее выпуклыми глазами, Бульк добавил:

– Но будь там мелководье… не было бы водоворота.

– Там водоворот?

– Мой водный предвестник говорит, что там ленивый и почти спящий водоворот – подтвердил Бульк и дернулся, когда кто-то снизу схватил его за ногу и потянул – Прошу прощения, нужна моя помощь.

– Погоди! А что с тем водоворотом? – я подался вперед и чуть не свалился в водоем – Как далеко до него?

– До него примерно две морские мили. Вокруг него есть суша. Это точно. Так что пройти сумеете. А про сам водоворот не могу сказать ничего, Рос. Просто повторил вам слова моего не слишком пока опытного оракула.

– Он почуял воду, водоворот и чуток суши?

– Все так. Про сушу почти ничего не знаю. И про водоворот тоже. А вот про воду большую он кое-что еще сказал. Что она глубокая и темная. А еще он говорит, что она пахнет тиной, льдом, темной магией и смертью…

– М-да…

– Интересные новости – рядом со мной уселась вернувшаяся Баронесса.

– Мы отписали о них в общий чат – добавил Бульк и окончательно исчез. Пузырь хлюпнул и лопнул, оставив на воде разбегающийся след. В насыщенной светом глубины добавился еще один быстрый искаженный силуэт.

– Слышала? – я повернулся к Баронессе, даже не пытаясь скрыть свое беспокойство.

Наша дорога ведет вниз. А подводные оракулы не обещают ничего хорошего.

Вот черт…

Я реально так и подумал со страхом? Эта мысль ведь прозвучала в моей голове очень… естественно. С такой же естественностью я обычно думал о мигающем зеленок огоньке пешеходного светофора, переходя дорогу – осталось несколько секунд, успеть бы дойти. И вот так же естественно прошелестела в мозгу поразительно естественная, но при этом инфернально нереальная мысль: проклятье, пройдем ли мы там, ведь подводный оракул увидел что-то нехорошее…

Вот и приплыли…

– Ты про слова Бульквариуса?

– А-ага – моргнул я, возвращаясь к реальности. Вернее, к виртуальности… Черт! – Угу. Я про его слова говорю.

– Ага. Услышала концовку. И прочла оповещение в чате. Большая вода, тина, лед, смерть и темная магия и… Еще там было много идущих подряд задумчивых точек и очень грустный смайл. Милая композиция не обещающая хэппи-энда.

– Оракул толком ничего не увидел.

– Путеводник «местный», верно?

– Верно.

– С ними тяжелее. – кивнула ЧБ – Но с этими классами вообще невероятно тяжело и муторно. Тошнотно муторно. У нас на весь клан было три оракула-игрока. Двое отказались от этого класса, хотя я была готова повысить им зарплату втрое. Третий оказался вражеским кротом. Еще был один оракул-местный. Но с такими заморочками, что мы позволили ему уйти в другой клан – пусть им головы морочит и нервы треплет – Последовав моему примеру, она вытянулась на песке – Ой хорошо… ну… что думаешь про того гиганта с книгой вместо головы и крестообразной пастью на пузе? Ничего не слышал о таком?

– Я даже думать о нем не хочу – признался я – Говорить тем более. Если материализуется…

– Об этой твоей новой уникальной способности мы еще поговорим – мрачно пообещала Баронесса – Ладно… тебе ничего не показалось странным?

– Шутишь? Мне здесь все уже кажется странным. Даже эта пещера – я хрипло рассмеялся – Все странно, все подозрительно, повсюду чудится подвох. Я прямо жду, что сейчас пол пещеры провалится под ногами.

– Ага… – улыбнулась ЧБ – И тут же из всех щелей полезут мерзкие гоблинсы, что потащат нас в глубины мрачных скал, где нас будет ждать их мерзкий страшный король… но вряд ли нам там встретится светлый седобородый волшебник или уродливый поедатель гоблинов с кольцом дарующим невидимость.

– Вряд ли – согласился и я – Это все этажом выше. В темных старых шахтах, например.

– Но я о странности в словах оракалу. Бульквариус написал, что это точная цитата слов оракула. А тот предрек, что на дне ущелья нас ждет большая вода, тина, лед, смерть и темная магия.

– Верно. И что? В это место вписывается идеально.

– Нет – ЧБ задумчиво качнула головой и легко поднялась – Ты с оракулами мало дел имел?

– Вообще никаких – признался я – А что?

– Они почти всегда говорят загадками. Поэтому Бульквариус и поторопился сказать, что приводит точную цитату его слов. Чаще всего все, что изрекают эти провидцы – одна большая головоломка. Не всегда сложная, но головоломка.

– Хм… в нашем случае вряд ли. Тина – это понятно. Лед и холод – тоже все ясно, вода ведь стекает сверху, а там та злобная божественная тварь, которую мы решили обойти.

– Смерть – скорей всего монстры, что подстерегают глупых путников вроде нас – включилась в игру глава Неспов – Хм… может там и засел тот книгоголовый гигант. Что остается?

– Большая вода. И темная магия.

– Ну… тут тоже мало что можно выяснить простым гаданием. И загадки я не вижу. Внизу что-то вроде озера. А вот темная магия… здесь она повсюду.

– Да даже наши классы – темная магия, по сути – добавил я, ткнув себя в грудь.

– Наша магия и умения порождены Аньгорой – кивнула Баронесса – Магия смерти. Один из ее подвидов. Смешно, но нас можно назвать магическими кузенами Орбита в его текущем воплощении – он тоже имеет дело с душами. Я еще ладно – я воин. И выбрала свой путь обычной истребительностью. А вот ты, Рос… ты сейчас, как и я в свое время, идешь нетореной для игроков дорожкой. Я мало что знают о пути истинного мага клана Мертвых Песков… но знаю, что в будущем тебе придется иметь дело с мертвыми душами. Учти это. Орбит ходит по запретной грани со своим страшноватым ножом. Но он… он Орбит. Он знает столько лазеек, что сможет вывернуться везде и всегда, причем сделает это даже не задумываясь, действуя инстинктивно.

– Я знаю – подтвердил я – Вспомнить только нашу с ним первую встречу в той деревушке. Это было нечто… сначала я посчитал его психом или просто заторможенным.

– Но ты ошибался.

– О да. Еще как ошибался.

– А теперь? Что думаешь про него? Гений? Не от мира сего? Всегда бесит, а порой раздражает?

– А теперь Орбит просто мой друг – улыбнулся я – А друзей я не оцениваю. Ни по мозгам, ни по характеру.

– А меня?

– Так что там про класс?

– Ты не Орбит.

– Это я уже слышал.

– Фракция стражей Вальдиры… вернее, по королевствам Вальдиры… это одна из самых сильных фракций, Рос.

– Это я знаю.

– Они многое могут простить. Многое готовы забыть, если ты искупил свою вину. Но вот любые манипуляции с душами мертвых… это куда хуже банального поднятия нежити. Однажды, чтобы не сдохнуть самой и не позволить умереть защищаемому мной малому отряду стражи с парой престарелых нудных волшебников, я самолично подняла целое древнее кладбище.

– Обалдеть.

– Там та еще была заварушка – улыбнулась Баронесса – Все блокировано, условия жесткие, подмоге не пробиться, нас намертво блокировало суточным куполом силового поля замешанного на божественном проклятье… полный мрак. И тут полезли те хрустальные твари с сердцами из раскаленной магм. Все приготовились умирать… а я подняла нам на помощь армию нежити и спасла почти всех. Затем, после битвы, загнала всех обратно по могилкам и упокоила.

– И?

– Еще через пару дней мне вручили второй орден Доблести от королевства Аньгоры – улыбка Баронессы стала шире – Но, само собой, пришлось разок навестить светлый храм и покаяться, пройти обряд очищения, а затем предстать пред самим королем. Он мне орденок и вручил. В общем – если вдруг замарал руки классической некромантией, но ради благой цели – то отмыться потом можно. Но если ты призывал души умерших… это табу! Плевать для чего ты их призываешь и с какой целью – табу! Стража навеки станет твоим врагом. Тебя и твой клан станут преследовать везде и всюду. С тобой откажется иметь дело любой из светлых.

– Уже запугала. Ты к чему это? Все так страшно?

– Зависит от того, насколько больших высот в своем классе ты хочешь достигнуть – произнесла Баронесса и зашагала прочь – И от того насколько хорошо научишься скрывать свои не слишком светлые… свершения.

– А можно еще короче?

– Можно. Научись быть скрытным, Рос! Во всем, что касается твоего класса, твоего уровня, даже твоего ника.

– Как ты?

– Как я? Нет. Тебе придется постараться куда серьезней. Я просто убиваю – приостановившись, ЧБ смерила меня задумчивым взглядом – А вот какие тебе умения и заклинания откроются дальше… я и представить боюсь.

– Спасибо – искренне поблагодарил я уже в черную спину удаляющейся девушки.

– Сочтемся. И при возможности потряси хорошенько Орбита насчет такого атрибута как скрытность. Из него многое можно вытрясти при желании…

– Спасибо – повторил я и потопал в другую сторону.

– Рос? – повернулась ко мне Кирея – Помощь нужна?

– Не. Отдыхайте. Я ж глава… мне и пахать – вздохнул я – Ты скольких послала на разведку?

– Не я. Бом. От нас троих. Плюс пару призванных ледяных червей политых эликсирами тайного присуотсутствия.

– Присуотс… – попытался я и, сдавшись, махнул рукой – Хорошие эликсиры.

– Первая наша фирменная клановая разработка – рыкнул подскочивший Бом – С магической дымкой ослепления.

– А дымка зачем? Черви не ослепнут?

– Да нет! Дымка ослепления – чтобы не смогли определить состав снадобья. Это же изобретение Храбра. Инфа давно скинута тебе на стол.

– Где стол – а где я! – буркнул я, разводя руками.

– Ну да. Ждем доклада разведки?

– Ждем – кивнул я – Постоим у выхода?

– Почуял что? – Бом пытливо заглянул мне в глаза, для чего ему пришлось пригнуться.

– Не – скривился я – Просто… что-то гложет. Что-то не дает покоя.

– И меня – вдруг прорычал казначей и сердито ударил себя кулаком по загудевшей черной кирасе – Покоя не дает. Как прочел сообщение от Бульквариуса… так меня и гложет.

– Вот! – вскинулся я – В точку! Слова Булька! Большая вода, тина, лед, смерть и темная магия. Слушай… может нам прост страшно?

– Нам?! – оскорбился полуорк – Да ты что! Ни в коем случае! Ну разве что чуток… О чем Баронесса мурлыкала тебе на ушко?

– Предупреждала о сложностях с выбранным мной классом. Говорила о том, что наши с ней классы проходят по дозволенной грани. Шажок на ту сторону – и ты некромант, похититель душ и вообще мерзкая тварь, которую стража тут же распнет. Я уже разок на кресте побывал, темным развратным колдуном меня тоже как-то заклеймили уже разок… хватит с меня. Теперь вот думаю, как дальше с моим классом считай темного мага Мертвых Песков дальше делать.

– Хм… Интересную тему Баронесса подняла. А я вот думаю – а может она шпион АЛьгоры?

– Кто?!

– Баронесса.

– Обалдел?! – рассмеялся я, шагая к выходу из пещеры по единственному проходу, оставленному расступившимися грузными грузовыми зверями – Она игрок.

– Игрок – кивнул Бом и тихо добавил – Вот только она еще воин клана Мертвых Песков.

– И что?

– А то, что Альгора с этим кланом воюет. Причем давно. Причем не на жизнь, а на смерть. В Северную Пустыню лезет армия и корпуса стражи, а КМП засылает в Альгору своих лазутчиков-смертников, чтобы они вырезали важных личностей вроде полководцев, мудрецов, волшебников и прочих, кто им под нож попадется. И только не говорите мне, что «местные» из стражей не опознали боевой стиль Баронессы! А она при них частенько воевала. Как не скрывай – правда однажды наружу вылезет. И стукачей хватает. Наверняка нашелся тот, кто шепнул пару слов какому-нибудь тысячнику из стражи.

– Хм…

– Но стража ее чуть ли не на руках носит – продолжил Бом.

– Никогда об этом не задумывался – признался я – Но вообще она признанный герой. Ты к чему это вообще?

– А к тому, что раз уж душегубец из клана Мертвых Песков спокойненько на коктейльные приемы к королю Аньгоры захаживает, особо не скрываясь, то и маг Мертвых Песков вроде тебя тоже найдет способ… легализоваться, так сказать.

– Мысль понял. Упор как бы не на скрытность делать, а на… героичность? Так что ли?

– Ну примерно. Хотя еще ходят слухи, что у ЧБ были какие-то романтичные хухры-мухры с королем Альгоры. Может и нам придумать что-то с тобой в…

– Еще что придумаешь?

– Хм… еще поговаривают, что однажды Баронесса спасла жизнь королю – уже без малейшего намека на шутку, задумчиво произнес Бом – Это инфа из далекого прошлого. И слышал я ее от Люца. Якобы однажды король попытался покорить своей воле некий белый меч, а тот взял, да и отправил его величество куда-то.

– Куда?

– Никто не знает – пожав плечами, Бом активировал нажатием зеленого пальца висящую на плече алмазную звезду хмурой приватности и тихо продолжил рассказ – Точно вообще мало что известно. Но… связано это было напрямую с магией смерти. С той самой магией, что практикуют воины Мертвых Песков – а теперь и ты тоже. ЧБ сумела уйти следом за королем, а затем вытащить его обратно. После чего клан Неспящих получил полный контроль над островом Аль-Дра-Дас…

– Вот это история….

– Если она спасла жизнь королю… ей многое простится.

– Это уж точно. История достоверная?

– Делюсь тем, что слышал – Бом ощерил клыки в добродушной усмешке – Ну… берем шубы и выходим?

– Берем шубы и выходим – согласился я, подхватывая тяжеленую медвежью шкуру и накидывая ее на плечи.

Успокаивающе махнув сокланам, мы подошли к выходу из пещеры и вышли в завывающий снежный сумрак, снова оказавшись на узкой и коварной тропе. В нас тут же ударили ледяные потоки воздуха. Капюшон зачарованной шубы сам собой накинулся на голову, мгновенно отрезая ветер и снег бьющие в лицо. Перед капюшоном замерцала едва-едва заметная желтая дымка – магический барьер, что отрезал непогоду. Для тех игроков, кто часто действует в снежных и вьюжных погодных условиях подобная одежка незаменима. Она позволит отфильтровать закрывающий обзор снег, защитит от минусовой жестокой температуры, а заодно позволит не щуриться от ветра и спасет от всех видов снежной слепоты – а в мире Вальдиры их хватает.

Прислонившись плечом к стылой скале, я неспешно огляделся.

Узкая тропа, что здесь идет горизонтально. Прикрытый магической завесой вход в пещеру. Под ногами полупрозрачный то ли камень, то ли необычный лед, за чьей толщей видна темная вода. Чтобы не привлекать к пещере внимания, тут нет источников света. Но в снежном сумраке то и дело вспыхивают зеленоватые и золотистые всполохи – сторожевые заклинания, ауры и магические часовые-защитники, что нанесут жестокий удар молнии по любому чужаку, кто осмелится приблизиться. Такая же многослойная аура «обволакивает» всю пещеру изнутри, заключив ее пространство в силовой кокон. В центре едва слышно гудит и тихо мерцает мощный артефакт, питающийся от четверых магов. У входа нарисовано несколько напитанных силой символов, что должны оградить место стоянки от любых неприкаянных призраков. Это постарались идущие с нами игроки-священники. Я не видел, но знал, что под нами, в воде, создана система защиты не хуже. Мы, горстка испуганных игроков в этом чужом и неприветливом для нас мире, что так не похож на солнечную Вальдиру, сделали все, чтобы продлить здесь свое существование. Сидим внутри энергетической шипастой шкатулки и готовы дорого продать свои жизни…

– Ну… – не выдержал моего молчания приткнувшийся рядом зеленокожий громила – Хорошо стоим… недалеко глядим… офигенно молчим… и нехило дрожим.

– Даже добавить нечего – признался я с коротким смешком, признавая, что даже благодаря зачарованной меховой одежде с волшебными капюшонами, мы, два придурка и совсем не разведчика, ничего не можем разглядеть в этой круговерти.

– Вернемся? Или…

– Чуть пройдемся – принял я решение и, отлипнув от скалы, шагнул вверх по тропе, проходя мимо трех продолговатых сугробов.

Наступать на не слишком высокие сугробы я не стал – в каждом из них прячется по часовому, и они не будут рады чужому сапогу на своей голове.

Мне хотелось двинуться вниз, а не вверх, но я благоразумно решил не мешаться под ногами и ластами у разведчиков, что сейчас медленно движутся ко дну ущелья и к «большой воде, тине, смерти и темной магии». Поэтому, неспешно поднявшись по снова скользкой тропе – песочком перед нами на этот раз никто не посыпал – мы остановились рядом с изображением страшного гиганта. В темноте, сбоку, медленно пролетел распахнувший пылающий книги феникс, на мгновение осветив нас бьющим из разинутого клюва ярким световым лучом. Следом за птицей проскользнуло несколько торопливых темных силуэтов, движущихся странноватыми рывками – гигантские летучие мыши, что были вызваны из свитков и тоже пущены барражировать окружающее нас пространство.

В медленно проползающих перед глазами строках общего чата одна за другой всплывали новости. Пока ни одной тревожной – и от этого-то как раз и тревожно. Слишком тихо… Кроме нас здесь никого. Понимаю, что ярких душ, заслуживших отправку в Аньгору, не так уж и много, но ведь хоть кого-то достаточно значимого должны были пристукнуть там наверху за последние сутки! И где этот «кто-то»? Тропа мертва. Нет на ней ни одного путника.

Может призраки не спускаются в это преградившее нам путь ущелье?

Может и так… Но куда им тогда деваться?

Они ведь не дураки. После смерти разума не потеряли, понимают, где очутились, заодно быстро учатся здесь осторожности – хватит одной мимолетной встречи с рыгхром, что впредь шагать по этим путям с предельной оглядкой.

Я это к чему?

А к тому, что даже самый дурной призрак не рискнет ступить на промороженный страшный мост, уходящий в заиндевелые дебри. Любой поймет – там что-то страшное скрывается в тени. Такого испугается любой. Дело даже не в мраке и не в столь страшном для меня снеге. Дело в исходящей оттуда зыбкой ауре, что буквально пробирает до цифровых костей и… словно чавкает тебе в уши, отчего впечатление, что тебя уже заживо едят.

Любая душа-путник должна будет свернуть на эту тропу. Но здесь никого. И оттого я все чаще думаю, что мы…

– Мы вытянули черный билет – мрачно проворчал я, ежась в теплой медвежьей шкуре.

– Ты про телепорты-червоточины, босс? – уточнил Бом.

– Ага – я шмыгнул носом, зло пнул комок смерзшегося снега – Тут много путей. Очень много. Погляди – здесь для ахилотов оставлено едва-едва места. Нереально мало места. Слишком мало даже с учетом того, что сюда сунется исключительно богатая и супер подготовленная экспедиция, умеющая паковать голубых китов в спичечные коробки, а дельфинов низводить до состояния головастиков в банке.

– Намекаешь, что есть хотя бы один другой путь, где все наоборот – для ахилотов море-океан, а для сухопутников что-то вроде узенького карниза над обрывом?

– Да. Плюс наверняка есть и третий путь – где условия для ахилотов и сухопутников примерно поровну. И почти стопудово, что между этими путями есть… переулки?

– Лазейки. Червоточины. Скрытые пути, короче.

– Да. Проблема в том, что мы торопимся, Бом – наконец-то сформулировал я главную проблему, что так долго стучала в моем мозгу – Куда мы не летим? Чувствую себя безумным психопатом жаждущим боя, движения вперед и ничего более. Мы должны тормознуть.

– Прямо здесь?

– Прямо здесь – кивнул я, махнув рукой в сторону пещеры – А что не так? Пока мы торчим здесь – наши там ищут эти чертовы призрачные книги, затем прочтут и начнут строить ведущий сюда телепорт. На все это требуется время. Не говоря уже о ресурсах.

– Ты что предлагаешь, глава? – тон полуорка не оставлял сомнений, что он обращается ко мне именно как к главе клана Героев Крайних Рубежей, а не как к другу – Что-то конкретное?

– Да. Хватит почти бессмысленной беготни. У нас нет крайних сроков. Не зря же говорят, что ада никому не миновать.

– Это где так говорят?

– Да я к слову. Мол все дорожки ведут в ад.

– Хорошие у тебя поговорки, босс. Вдохновляющие. И?

– Когда вернемся… я предложу остановиться – произнес я – Встать пусть не на зимовку – зима-то тут походу вечная – но бросить якорь хотя бы на неделю. За это время мы сможем провести качественную разведку. Может нам даже посчастливиться выяснить, где находится ближайшая поляна Золотых Лотосов. А может нам удастся выяснить, где расположен проход, что ведет на более… приятный путь к Аньгоре. Приятный как для нас, так и для ахилотов. И без всяких божественных тварей, что оккупировали мост. Более безопасный путь. Не найдем – так хотя бы разберемся в этой местности. И за это время там наверху построят наконец телепорт.

– Признайся – за дочь боишься?

– Очень. Дико боюсь – не стал я скрывать – Она – главная моя боль и страх. Но я переживаю и за остальных. За Кирею. За тебя. За всех наших. За всех воинов Мертвых Песков, которых я потащил за собой. За Алишану. Поэтому я больше не хочу так спешить. Ты только глянь – я указал пальцем на алмазный барельеф – Мы нашли вот такое, но… разок глянули и просто прошли мимо. Мы даже не попытались разобраться, поискать надписи, тайники, другие какие подсказки и зацепки. Мы ничего не знаем об этой явно непростой твари с книгой вместо башки, но при этом мы смело движемся дальше.

– М-да… – вздохнул полуорк и с такой силой потер наморщенный лоб основанием ладони, будто пытался вызвать джинна из своего котелка – Тут ты блин прав. Видят светлые и темные боги – ты прав. В таких местах спешить нельзя. Это ведь как минное поле. Тут на каждом шаге надо зависать и долго думать. А мы бежим… нет пути вперед – сворачиваем и несемся вниз. Но… ты ведь сам проголосовал за то, что двигаться дальше по этой тропе вдоль стены ущелья.

– Ага – не стал я спорить – Недооценил я.

– Ущелье?

– Вообще все это вокруг. Недооценил размах, понимаешь? Я ведь как думал – ну пару суток поблуждаем в преддверии Королевства Мертвых, а затем – оп! И вот она Аньгора пред нами. Но чем дольше мы идем, тем сильнее я понимаю – мы может быть и двадцатой части пути не прошли. Но окончательно я испугался сегодня – пока мы шли по тропе.

– Испугался чего?

– Того, что пугаться нечего и некого! – рявкнул я приглушенно, вовремя прикрыв рот ладонью – Где монстры? Еще вчера мы едва пробивались через крикунов! Нас там едва не угробили. Считай, преодолели начальные уровни… и где более серьезные монстры? Нам будто разрешают пока продвинуться подальше, чтобы потом захлопнуть ловушку. А тут еще этот непонятно куда девший Кастиэль… Если честно… я бы вернулся к мосту, к той поляне с Лотосами. И там бы устроил базу. Если дорога назад перекрыта – а я не удивлюсь – то устроить лагерь в пещере и держать оборону.

– Ты изменился, Рос – усмехнулся полуорк – Ты очень изменился. И даже не замечаешь этого. Помнишь себя в Гнездилище? Мрачный абсолютный одиночка с принципами… не слишком умелый маг, что через раз промахивался мимо кобольдов и мало что знал о работе в группе… Ты стал лидером, Рос.

– Ну спасибо. Виски уже поседели?

– Вот благородной седины у тебя пока нет – хохотнул Бом – Но еще пара деньков такого похода – и она тебе гарантирована. Покроет вечным снегом геройское чело… и подмышки… Ладно. Твое решение одобряю. А твои догадки – подтверждаю. Люц и остальные ведь тоже шагают бодро по следам дракона. И движутся они примерно в том же направлении что и мы, судя по всему. Как ты там сказал? Все дороги ведут в ад… здесь так и есть. Я пока в реале был толком не расспросил, но пару скринов увидел – у них примерно те же самые коридоры и залы, но воды куда больше. Всем расам, короче, есть где разгуляться.

– Они догнали Жизнеслава?

– Думаешь, я бы скрыл от тебя это?

– Ну вдруг забыл.

– Такое – не забудешь. Нет. Они продолжают идти по следу дракона. И пока продолжают делать это вместе. Пока что…

– А возможное иное?

– Люц… – скривившись, Бом повел шее, нервно дернул щекой – Это Люц. Он ко всем относится как к сопливым детишкам. Снисходительно… и если раньше на его фоне мы все действительно казались карапузами на фоне Гулливера… то теперь, после случившегося пожара, смертей, увечий и прочих плохих штук и воспоминаний… мы точно больше не дети. Даже я. Хотя меня вся эта история зацепила лишь краешком. Да и сам Люц нехило так изменился. Добродушный юмор и харизма – почти пропали. А вот цинизма и критики стало многовато…

– Плохо дело.

– Я уже отправил Люцу письмецо. И в выражениях не стеснялся. Ладно! Вернемся к нашим делам и тушкам! То есть мы возвращаемся в пещеру и говорим – стоп машина! Мы дальше не идем. Так?

– Так.

– А если остальные – Неспящие и прочий винегрет – скажут, что они пойдут дальше.

С ответом я не колебался:

– Пусть уходят. Их право. Их решение.

– О как… ну… с нами тогда останутся все из клана Мертвых Песков. И артефакт. Шансы выжить неплохие.

– Хотя их может не порадовать задержка – заметил я.

– Не порадует – прозвучало из окружающего нас сумрака – Но мы молча примем любое твое решение, нгаму Росгард.

– Алишана – я повернулся на звук ее голоса и когда в той стороне вспыхнул тусклый магический светлячок, без удивления обнаружил там не только воительницу, но еще Киру, Роску оседлавшую Тирана, остальную волчью стаю. За ними стояла еще одна знакомая фигура – Пылающая Злоба, бывший мой наставник, член Неспящих, фанатичный коллекционер заклинаний Древних.

– Нас стало скучно! – заявила Роска – А тут ты так кстати пропал в снежной вьюге…

– Я все же переживаю за тебя – улыбнулся Злоба, мастерски крутнув в руке тяжелый посох – Дай думаю проведаю ученичка…

– Тебе тоже стало скучно – подытожил я.

– Ага – с готовностью признался Злоба.

– Все слышали?

– Я считай только конец. Но суть уловил – кивнул маг.

– Баронессе весточку уже отправил?

– Конечно. Тут назревает мятеж… ее величество должна быть в курсе – заулыбался Злоба и оперся на уткнутый в тропу посох – Без обид, Рос.

– Да я особой тайны делать и не собирался. Ладно… подождем тогда ЧБ и…

Я осекся на полуслове, когда из темноты ущелья, прямо с его дна, поднялся кроваво-красный светящийся фонтан, что ударил точно во вход в пещеру, высветив ее вспышкой в последний миг. Удар не был беззвучен – о скалы будто тонну стекол расколошматили. Резкий стеклянный звон, яркие хаотичные алые и черные вспышки…

Я сам не заметил как оказался рядом с Роской, загородил ее своим телом, а меня в свою очередь закрыла Кира, затем встал Бом… и мы наконец остановились плотной группой, накрытой зонтиком защитного заклинания – Злоба тоже сработал автоматически. Мы не двигались с места – туда, в это энергетическое месиво кровавых всполохов не сунуться. И непонятно что происходит…

Никуда не пропавший фонтан полыхнул еще ярче и, изогнувшись как змея, с силой дернулся обратно. Снова стеклянный звон, в глазах зарябило от красных вспышек и… фонтан потянул ко дну ущелья, унося с собой… налитый янтарным сиянием продолговатый кокон устоявшего перед ударом силового кокона. Я не поверил своим глазам, когда увидел внутри мерцающего «яйца» мечущихся соратников, плещущуюся в его нижнем конце воду, где крутились ахилоты… Я вздрогнул, когда увидел прижавшуюся лицом к янтарной преграда Черную Баронессу, что распласталась на магическом силовом поле изнутри и, казалось, глядела именно на меня, что-то беззвучно крича.

Миг… и над ущельем снова сомкнулась чернота. Мы остались в одиночестве…

– Господи – выдохнул Злоба – Что это было?! Что это было?!

– Утащили их вниз – одеревенело дернувшись, я сделал шаг к пещере – Утащили их… Быстрее! Вдруг кто-то остался!

– Но кто? – заорал Бом.

– Не знаю – выдохнул я – Не знаю…

– Проклятье! – вдруг завопил Злоба, развернувшись, приняв боевую стойку и нервно тыча концом воздетого над головой посоха в стену – Видите?! Видите это?!

Глянув, я почувствовал, как на голове зашевелились волосы – книга-голова гиганта полыхнула настоящим огнем и медленно поворачивалась в нашу сторону. Ожили и рты насаженных на колья душ, закорчились их призрачные тела.

– Бежим! – рявкнул я, хватая его за рукав шубы – Быстрее, Злобыч! Быстрее вниз! Роска! Вперед! Да чего вы встали? Бегом! Живее!

Через секунду мы торопливо скатывались про проклятой обледенелой тропе, спеша к пещере и одновременно убегая от ожившего чудовищного барельефа.

Глава шестая

– О РУМО-РАНО! – проскрипел я, как ужаленный отскочив от входа в пещеру, превратившегося в забитую битым красным стеклом тьму, что протянула ко мне несколько дымных светящихся щупалец, бессильно опавших и развеявшихся в прах – Эй! Черт! Есть кто живой?! Эй!!!

Ответом был визгливый хохот ветра и дребезжание осколков, падающих с потолка.

– Рос!

Рывком обернувшись, я увидел наверху, в месте, где тропа начинала спуск, зыбкое огненное марево, колышущееся в воздухе. Марево, обретая все более четкие очертание полыхающей книги, медленно приближалось.

– Он идет за нами! – хрипло выдохнул Бом, успевший полностью снарядиться – Черт! И этих нет!

Мы посмотрели на голый камень там, где еще недавно скрывались теплые снежные гнезда разведчиков. О месте гибели одного возвещал серебристый сгусток посмертного тумана. От второго не осталось ничего – значит, во время долгого полета вниз он был еще жив. Вряд ли его зацепило с собой то кошмарное кроваво-стеклянное щупальце. Ну может он успел отскочить и сейчас несется вниз по узкой дорожке вдоль стены ущелья. Да и нам не остается иного пути.

– Вот и отсиделись – злобно прошипел я, хлопая зло рычащего Тирана по загривку и показывая рукой на тропу – Двинулись! Нас слишком мало, чтобы дать ему бой.

– Мудро! – отрывисто бросила паладинша, забрасывая за спину меч, выхватывая из-за пояса светящийся жезл и с силой вбивая его в камень тропы – Быстрее! Я активирую светоч Летнего Полудня! Делали полуорки! Сами понимаете!

– Загар гарантирован – хохотнул полуорк, устремляясь вниз со всей доступной скоростью.

Я не отставал, на ходу лихорадочно вспоминая все, что знал про эти алхимические детали.

Полуорки…

Орки и полуорки…

Ну да – как всегда на первой позиции сила. Полуоркам всегда хочется лекарство посильнее, топоров потяжелее и поострее, а алхимические светочи пусть горят ярче!

Чаще всего сотворенные полуорками-алхимиками артефакты действовали мощнее, но при этом работали не столь долго, как если бы их сделали представители других рас.

Гномы – максимальная долговечность, у них даже восковые свечи почему-то горят очень долго, хотя и чуток тусклее.

Люди – как всегда середнячок по всем параметрам, но стандартность – это тоже неплохо.

Эльфы… этих не поймешь! Купи пачку вышедших из одних рук восковых свечей и зажги одновременно. Не увидишь одного одинакового огонька и гореть они все будут разное время. Эльфы… они нигде не обходятся без выкрутасов. Эльфы… Кастиэль!

– Где чертов Кастиэль? – крикнул я в спину Бома – Есть предположения?

– Внизу? – донеслось отрывисто.

– Вверху у моста? – уже мне в спину крикнула Кирея, быстро догнав меня и легко держась рядом.

– Противный эльф внизу! – с неожиданной четкостью и уверенностью вроде бы негромко произнесла Роска, прижимаясь к холке волка.

Сипящий ветер, металлический скрежет снега под ногами, тяжкий странный гул исходящий из зловещего ущелья, наши крики, рык зверей… но каждое вроде бы и негромко произнесенное слово юной богини я услышал с такой легкостью, будто она стояла в шаге от меня.

– Уверена? – крикнул я.

– Да, папа. Я уверена – на этот раз в голове дочери звучала настороженность и мрачность, а ее рука, отпустившая ремень легендарной сбруи не менее легендарного волка, указывала вниз, за край тропы – Там вода. Там остальные, кого унесла злая магия. Там мерзкий эльф Кастиэль… он в центре воды… и он больше не призрак, пап. Он из плоти и крови. И… там что-то еще… что-то еще страшное и темное…

– Ничего себе – прорычал бегущий полуорк и тут же предостерегающе завопил, глядя на ушедших в «дрифт» завизжавших волков – Лед! Лед! Лед!

– А черт! – рявкнул я и мои ноги взлетели выше головы.

Рухнув на спину, я стремительно заскользил вниз, преследуя припавших на задницы волков, умело входящих в крутой и столь опасный изгиб. С грохотом позади рухнул Бом, ударился о стену, отскочил, и по обледенелому камню его потащило к обрыву. Я потянулся к нему, но гравитация и инерция утаскивали меня прочь. К моему облегчению многоопытный вояка остановился сам – вонзив в лед клыки, что заставило мне вытаращить от удивления клыки. Так я и миновал благополучно опаснейший поворот – выпучив глаза и разинув рот, глядя на бороздящего клыками лед тропы полуорка. Финиш был «мягким» – меня остановил припавший к тропе черно-белый волк и добродушно дохнул мне в лицо.

– А ведь ни одного волка даже не закрутило – заметил Бом, едва не впечатав мне стальные сапоги в лицо. Встав, казначей задумчиво глянул на Роску, потом на меня – Растет девчушка…

– Я не девчушка! Я грозная убийца, лютая пиратка и страшная волчица! – заявила Роска – Ну еще люблю сказки читать… и рыбу ловить…

– Ну да – прокряхтел я, вставая – Так… давайте-ка вон туда дружно переберемся.

Мы оказались в небольшой седловине, в этаком мешке наполовину забитым снегом и льдом, что медленно смещался и понемногу слетал с обрыва в пропасть – заодно смещая и нас. Впереди был подъем и подъем крутоватый.

– Я первая! – вызвалась дочь.

Я молча протянул ей снятый с рюкзак моток зачарованной эльфийской веревки. Она столь же молча закрепила конец на сбруе Тирана, с удивительной серьезностью кивнула мне, и вся стая рванула вверх. Следом метнулась Алишана, не отставая ни на шаг. Смертоносная тень, назначенная оберегать Роску от любой опасности. Натянувшись, веревка рванулась и нас, не столь цепких и проворных, потянуло вверх по крутому склону. Все что нам оставалось делать – крепко держаться за дрожащую спасительную нить и переставлять ноги. Я шагал молча, лихорадочно обдумывая ситуацию. Кира что-то зло шипела, изредка топая окованной металлом ногой по хрустящему льду. Злоба столь же молча волочился следом за полуорком, что тащил волшебника за капюшон, держась за веревку одной рукой. Причина такому странному методу подъема имелась – в движении Злоба творил какое-то сложное заклинание, выполняя сложные пассы руками, бормоча себе что-то гнусавое под нос, при этом из его рта толчками вырывался искристый синий туман, что быстро спускался в покинутую нами седловину.

– Мало – рычал Бом – Мало! Так мало осталось всего! Срочную инвентаризацию… перебрать каждую рисинку. Проклятье!

Позади нас, на вершине покинутого нами склона, за коварным изгибом тропы, ярко полыхнуло. Следом на несколько секунд в мрачном ущелье началось невиданное – восход несуществующего солнца.

– Светоч Полудня свое отработал! – крикнула Кирея.

– И? – не оборачиваясь, крикнул я в ответ.

– Понятия не имею – призналась паладинша – Ах ты ж!…

– Ах ты ж – подтвердил я, глянув через плечо вверх и увидев огненный дрожащий шар на тропе. Книгоголовая жуткая тварь продолжала преследование и сработавшийся светоч его даже не задержал.

Начавшийся было рассвет задрожал и пугливо потух, не сумев рассеять и сотой части царящей здесь вечной тьмы.

– Не нежить? Не призрак? – пробормотал я самому себе и налетевший ветер с насмешливым завыванием унес и разбросал мои жалобные вопросы. Вскинув голову, я с трудом нащупал глазами почти невидимую фигуру Алишаны, что держалась за хвост одного из волков, хотел бы окликнуть ее… но передумал. Не стану призывать к себе воительницу, пусть даже всего на пару минут оставляя без прикрытия Роску. Не здесь. Не сейчас. Не в этом проклятом месте, что уже лишило нас почти всего отряда, а теперь готовилось добить и остатки, пустив по следу монстра.

Связаны ли эти два события?

Атака лагеря «стеклянным» кровавым потоком…

Преследование нас явившимся из стены гигантом с огненной книгой вместо головы…

Нет…

Я машинально покачал головой как языком колокольчика внутри слишком большого капюшона медвежьей шкуры.

Нет.

Мне так не кажется. Это просто совпадение, что все случилось одновременно. Судя по всему, за первым событием стоит долбаный эльф Кастиэль, что сейчас находится как раз там, куда унесло наших спутников – на дне ущелье, где-то посреди темной и холодной воды.

А вот гигант… судя по барельефу, он главная страшилка этого расколовшего королевства ущелья.

Нам же не повезло вдвойне – мы оказались зажаты меж двумя огнями. И наших сил вряд ли хватит, чтобы совладать хоть с одним из противников.

Хотя…

Я поочередно глянул сначала на Кирею, затем на Бома и, убедившись, что они слышат меня, крикнул:

– Злоба не должен сдохнуть!

– Понятное дело – кивнула Кирея.

– Интересный приказ – осклабился в короткой невеселой усмешке Бом.

– Скорее девиз дня – буркнул я и удивился, обнаружив, что тоже усмехаюсь.

– И за что мне такие почести? – сварливо осведомился Злоба и резко взмахнул руками.

От его движения стекающий по склону за нами искристый синий туман припал к камню, растекся и… превратился в ледяное ровнехонькое поле. Теперь склон на самом деле превратился в идеальную ледяную горку. А в седловине с бешеной скоростью закрутился шар искрящегося тумана, через неравномерные промежутки времени выбрасывающий из себя длинные тонкие светящиеся шипы.

– Что это? – спросила с неподдельным интересом профессионала Кирея.

Злоба таиться не стал и, продолжая тащиться за орком, между делом выпив какой-то эликсир из крохотной бутылочки, ответил:

– Арсенал Ледяного Гаргантюа. Комбинация двух заклинаний – смертеледопад и адская ледяная молотилка.

– Вот поэтому подыхать тебе нельзя – заключил я, покрепче цепляясь за веревку – Ты наш главный калибр, Злобыч.

– Что мне не особо радостно – проорал волшебник и его пальцы снова зашевелились, то ли выискивая в перечне, то ли уже подготавливая новое заклинание.

Ледяной Гаргантюа…

Один из ежегодных зимних уникальных монстров, что особо силен и после гибели не возрождается. Каждый такой монстр появляется в Вальдире лишь однажды, и каждая тварь обладает своим личным набором уникальных заклинаний и умений. Плюс всегда можно надеяться, что из туши поверженного уникума выпадет немало весьма интересных предметов… Есть монстры зимнего, весеннего, летнего и осеннего сезонов. О их скором появлении объявляется заранее. Осенний страшный гость, к примеру, появляется в начале ноября.

Ледяной Гаргантюа явился прошлой зимой. И выглядел почти классическим ледяным великаном, чье тело состояло из такого вот искристого синего льда. Гаргантюа был рожден огромным айсбергом, что подплыл к северному побережью и, достигнув мелководья, раскололся. Вышедший на берег великан тут же принялся обращать все вокруг себя в лед. А затем на него налетела целая армия игроков, жаждущих славы, азарта и трофеев…

Я не участвовал. Но знаю, что повержен гигант был не кем-то из клана Неспящих. Однако набор уникальных заклинаний Ледяного Гаргантюа оказался именно у Пылающей Злобы…

Пока я предавался успокаивающим воспоминаниям, склон закончился и нас вытащили на очередной ровный участок тропы. Тяжело дышащие волки припали было брюхами к камню, но тут же подскочили и радостно закрутились вокруг царственно стоящего Тирана. Волчары явно получили подпитку сил от Роски и буйно восторгались сей доброте.

– Дочь – кашлянув, я избавился от забившего глотку не желающего таять здешнего снега – Нам нужно укрытие. Ты не видишь ничего подходящего?

– Тысяча тайфунов… – задумчиво пробормотала Роска и снова воющий ветер не смогу заглушить ее спокойного звонкого голоса – Укрытие… далеко-далеко я чувствую успокаивающее пение золотых лотосов. Одно из этих мест мы покинули, пап. А второе…

– А второе?

– Там – юная богиня указала дальше по тропе, но затем ее палец чуть сместился, опять указывая на дно ущелья.

– Как далеко? – почти обреченно выдохнул я.

– Ну… не так уж и далеко… если идти под всеми парусами…

– Тропа нигде не раздваивается?

– Не знаю – чистосердечно призналась Роска и предложила – Пап, давай я сражусь с тем гадом, что идет за нами!

– Не-не! – заторопился я, замахав руками – Никаких сражений!

– У него на плечах книга вместо головы!

– И что?

– Мозгов нету – пожала плечами дочь – Одна лишь пылающая книжная мудрость… разве это не зло чистой воды?

– Э…

– Так может я…

– Нет! – отрезал я.

– А если заполучим ту книгу… вот бы прочитать!

– Папа скучный! – огорченно надулась дочь – Фу!

– Я не скучный! Просто осмотрительный!

– Фу! Ах да – там впереди кто-то затаился… – вспомнила Роска и на этот раз показала не на ущелье, а на медленно нисходящую тропу, что уже не несла на себе предательский скользкий лед.

– Кто?! – думаю, мы спросили хором и с одинаковой испуганной любознательностью.

– Мелкие… – задумчиво выпятила нижнюю губу Роска, наслаждаясь общим вниманием – С когтями. Серые шкуры… черные пятна… вместо глаз дымящиеся ямы…

– Дурнауты! Падальщики! – мрачно выплюнула Алишана – Водятся стаями. Бродят следом за удачливыми рыгхрами, подчищая объедки с его стола.

– Объедки? – изумился я – Какие объедки? Ведь эти твари питаются душами умерших…

– Они рвут и глотают несчастные души – кивнула воительница – При этом во все стороны разлетаются обрывки воспоминаний, секретов, особых знаний… ведь душа как шкатулка, что помимо энергии содержит в себе немало накопленного за всю жизнь… этим и питаются дурнауты. Слизывают с камней нити детских воспоминаний, срывают со стен осевшие рваные страхи и радости, с жадным мурлыканьем разгрызают сахарные кости унесенной в могилу любви… им все сгодится в пищу.

– Хы-ы-ы… – изрек я, невольно передернув плечами.

Как-то… неприятно.

Твари, что пожирают «разбросанные» по камням обрывочные нити воспоминаний, фобий, пристрастий, что выпали из растерзанной души…

– Жуть! – вместо меня назвала верное слово Кирея – Просто жуть!

– Мурлыканье? – деловито уточнил Злоба – Кошки?

– Они похожи на истлевших изнутри кошек – кивнула Роска – Фу! О! Еще там, на тропе и под ней, колышется на ветру несколько сгустков серебристого тумана…

– Проклятье! – вырвалось у меня, и я мрачно глянул на Бома.

– Разведчики вряд ли вернутся – кивнул казначей, доставая из поясной кольчужной сумки несколько бутылочек – А нас ждет горячий прием…

– Они быстрые?

Понявшая, что я обращаюсь именно к ней – хотя стояла ко мне спиной – Алишана тут же дала ответ:

– В меру. Тощие длинные лапы… слишком большие головы и челюсти… они не бегуны. Они не воины. Просто падальщики. Но если их много…

– Не слишком быстрые, но многочисленные – произнес я, выуживая из набедренных карманов свитки – Ладно… Злобыч, я призываю двух краснортутных големов. Сможешь их ускорить своей магией?

– Хороший выбор. Но не слишком ли щедро? Давай ты одного краснортутного, а я добавлю обычного ониксового. Кто знает, что там дальше нас ждет впереди – не будем пока раскидываться скидками.

– Верно – признал я его правоту и убрал один из свитков, взамен взяв в руку жезл с каменной картечью – Алиша, ты идешь первой. Волки за тобой. Потом Роска на Тиране…

– Папа!

– Я все сказал!

– Бли-и-и-и-ин! Так и умру, не обагрив клинка вражеской кровью! А если выживу… что потом внукам рассказывать? О скучном папашке?!

– Кира за Роской! – рыкнул я – Потом Злоба, за ним я, а Бом замыкает строй. Но если что – тебе придется лететь вперед, Бом.

– Да понятно все. Нам бы поторопиться, глава. Назад глянь.

Обернувшись, я увидел замершую на вершине противоположного склона сумрачную огромную фигуру с туманным огненным комом над плечами. Еще далекий от нас гигант смотрел прямо на нас, опустив к тропе уродливые руки-колья.

– Двинулись – кивнул я, делая первый шаг и активируя свиток – Двинулись! Погибать запрещаю! Мы прорвемся! Слышите?! Мы тут всех порвем! И сами прорвемся! А затем снова всех порвем! А потом найдем чертового Кастиэля и…

– Япки ему на вишневый загривок натянем! – провопила Роска, вскидывая окутанный алой дымкой кулак – Да! Да! Так все и будет!

– Пубертантный период – вздохнул Злоба…

Чуть ускорившись, мы заторопились дальше по тропе. С тяжким грохотом впереди, перед Алишаной, зашагали два голема. Один полупрозрачный, состоящий из невероятной ядовитой красной ртути, окутанный столь же ядовитой аурой. А другой куда более невзрачный, из оникса. Големы должны принять на себя первый удар поджидающего нас впереди врага

Посмотрим, как здешним тварям понравится ртутный яд и сокрушающие удары каменных кулаков…

* * *

Тощие истлевшие дурнауты, похожие на раздавленных катком и подпаленных пятнистых кошек, поджидали нас на тропе и мгновенно атаковали. Яростное рычание, валящий из проваленных глазниц серый дым, полосующие камень изогнутые когти, неимоверно разинутые жадные пасти… Да… эти твари умеют произвести впечатление. Но мы не дрогнули. И, будучи заранее предупрежденные Роской, дали им яростный отпор, встретив атакующего врага боевой магией, каменными кулаками и закаленной сталью.

Из десятка пошедших в атаку падальщиков пятерых разом испепелил оранжевым огнем Злоба, показав всю истинную мощь опытного боевого мага. Растекшаяся по раскалившемуся камню оранжевая клякса не стала помехой для шагающих големов, что сумели зацепить и отбросить только двоих кошек, а затем на них навалилось нечто огромное и бесформенное, разом поглотившее могучие фигуры.

Прорвавшихся тварей встретили первые ряды воинов, отбив их атаку щитами. Выстрелы жезлов прикончили первых атакующих. Сверху рухнуло еще две кошки, но одну поймала на лету Алишана, одним ударом сбросив дурнаута с тропы, а вторую… вторую уничтожила Роска, попросту сжав кулак – падальщика скомкало в плотный комок, а то, что осталось, отправилось в пасть сомкнувшегося челюсти Тирана. Удивляться времени не было – отбив первую атаку, мы, не теряя темпа, продвинулись на десяток шагов вперед. Я выкрикнул приказ и в клубящемся перед нами темном мареве вспыхнула ядовитая рубиновая звезда, что высветила фигуры облепленных дурнаутами големов. Светящиеся краснортутные големы с силой ударили в тропу, плюща попавших под кулаки отравленных тварей. Прочие каменные воины попросту рухнули с тропы, каждый унося с собой по десятку воющих падальщиков.

Их больше, чем мы ожидали… гораздо больше. И все новые прибывали из узких черных расщелин, что зияли прямо в тропе. Показывались наружу дымящиеся головы, вылезали искривленные когтистые лапы. Вскинув руки, я ударил новой магией, не причинив особого вреда. Понимая это, добавил пару выстрелов из прокачанных дорогущих жезлов, разнося нечисть на клочки. Перед глазами – ни строчки. Я запретил все лишние сообщения от игровой системы, оставив лишь те, что действительно нельзя игнорировать. Остальные – игроки – поступили так же. Поэтому мы сейчас чувствовали себя не в игре, о нет. Для нас все было максимально реально. Мы шагали по узкой коварной тропе вдоль стены ущелья, на каждом шагу натыкаясь на кошмарнейших тварей.

Окутавшее големов марево вздрогнуло, рванулось вверх и начало собираться в огромное дымное копье со светящимся зеленым наконечником, направленным на нашу группу. Раздавшийся режущий уши тонкий писк не предвещал ничего хорошего.

– Черная дыра! – крикнул Злоба, резко вскидывая руки и совершая ими сложный пасс – Жертва Траннурагаррадарру!

В воздухе нарисовалось ослепительно белое светящееся кольцо с черной сердцевиной. Кольцо крутнулось, полыхнуло белым… и оставшуюся безымянной дымную тварь мгновенно затянуло внутрь. Кольцо провыло что-то нечленораздельное и сомкнулось, исчезая. Мы продолжали шагать, ведомые краснортутными големами. Швырнув в сторону светящийся шар-светлячок, я шагнул к краю тропы и глянул вниз.

Под ногами тропа резко изгибалась, переходя в крутую лестницу усыпанную дергающимися дурнаутами заваленными каменными обломками. Вытащив с поясной сумки свиток, я на ходу активировал его:

– Огненное поле!

Ревущий огонь обрушился вниз, затопив лестницу, высветив немалую часть ущелья. Рванулось в сторону еще одно дымное живое марево, завыли горящие падальщики. За нами вспыхнул еще один огонь – пламенный свиток накрыл расщелины в тропе, что продолжали порождать все новых тварей алчущих наших душ. Следом на огонь опустилось мерцающее серебром кислотное облако – чтоб уж наверняка. Нас слишком мало. И мы не можем допустить атаки в наш тыл.

Миновав изгиб, мы ступили на еще покрытые дымящимся пеплом ступени. Я, если честно, не заметил, как мы сюда добрались – я был слишком занят. Все эти пролетевшие мимо сознания минуты я шагал, палил из жезла, выкрикивал заклинания, хрипло орал предупреждения и жадно глотал эликсиры. Оказавшись на лестницы, мы получили крохотную передышку – отброшенные нашим яростным отпором враги решили перегруппироваться.

Они слишком умны…

Теперь, спустя несколько сшибок, это очевидно. Эти твари атакуют очень умно. Порождаемые дымными трещинами дурнауты – всего лишь пушечное мясо. Безымянные дымные черные облака, что вытягивают жизнь или трансформируются в копья или мечи, атакуют сразу за падальщиками, прикрывая своими телами третьего и самого опасного противника – переливающиеся радужным светом мыльные крохотные пузыри, что болтаются позади, принимают на себя все пролетевшие мимо разряды магии, буквально впитывая их… а затем, удваивая мощь поглощенного, выплескивая все на нас… Принявшую на щит поток ревущего пламени Киру отшвырнуло назад, а щит… просто расплавился, растекшись лужей. Ударивший разряд зеленой молнии, треща, пометался над нашими головами и… ударил в тропу, убив пятерых крадущихся следом дурнаутов.

Чуть сплотившись, обновив ауры, сменив щиты и жезлы – делая все на ходу – мы с готовностью обреченных продвинулись на пять десятков ступенек и ввязались в следующий бой. Эта стычка нас замедлила. И этот быстротечный яростный бой, что отнял у нас всех големов и забрал одного волка, проходил среди сгустков посмертного серебристого тумана – все, что осталось от павших разведчиков. Бом выгреб все себе в инвентарь и тут же испустил злобное ругательство, дополнив его кратким пояснением – почти все уничтожено. Неудивительно – судя по здешним монстрам, на здешнем троне восседает гниль, что жадно пожирает все, до чего может дотянуться.

Преодолев и это препятствие, мы с некоторым удивлением, что с каждым шагом становилось все сильнее, беспрепятственно спустились на сотню метров, не встречая врагов. Странная передышка… Но она быстро объяснилась, когда лестница стала еще круче – хотя, казалось бы, куда еще?! – а за нами вдруг посветлело. Дружно обернувшись, мы столь же дружно изрыгнули проклятья и обратились в бегство, в то время как за нами по лестнице катились десятки здоровенных огненных черепов. Несясь почти по вертикали, падая, катясь кубарем, хватая друг-дура за что придется, вытягивая вылетевших за лестницу, мы бежали что есть сил, а за нами, с легкостью разбивая выставленные магические преграды, неслись и неслись пылающие черепа, сопровождаемые гигантской птицей, чьи багровые крылья были сотканы из пронизанного звездами тумана.

Этот рывок отнял последние крохи сил – моральных сил. Тот случай, когда загнанная жертва, имея еще силы для бега, останавливается и разворачивается к врагу, предпочитая дать последний бой и сдохнуть. Мы были уже готовы сразиться не только с черепами и багровой птицей, но и со всем адом разом. Но не пришлось – лестница закончилась золотой аркой, сквозь которую мы пролетели на полном ходу, а вот летящие вниз черепа и безмолвная птица… ударились о нее и рассеялись.

– Святые нибелунги – выдавил я, опускаясь на одно колено – Уф…

– А кто такие нибелунги?

– Понятия не имею, дочь – признался я, пихая в поясную сумки остатки боевых свитков.

Как же нехило мы потратились. Я глянул на стоящую рядом Алишану, ткнул пальцем в сторону лестницы. Понявшая меня правильно воительница качнул головой:

– Мне неведома эти твари. Огненные черепа… загадочная птица с вырванным языком и плачущей душой… Но я знаю, что это…

– Твари неведомы, но ты знаешь? – уточнил я.

– Верно, нгаму Росгард. Все что нам встретилось по пути – давно нечищенный оживший мусор. С тех пор как мы покинули сумрачные коридоры родины, тут начала копиться всякая мерзость…

– Впервые я всей душой за уборку – признался я, поднимаясь – И не буду пока спрашивать откуда ты знаешь про вырванный птичий язык. Так… все видят? Или мне кажется?

– Ну… – изрекла Кира – Это не поляна… осколок поляны…

Тут Беда не ошиблась. В сотне шагов от нас цвели золотые лотосы. Вот только их – и золотых колонн – было совсем немного и были они расположены куцей дугой. Зияющие края резко суженной здесь тропы говорили о том, что некогда существовавшая здесь достаточно большая зона безопасности раскололась по какой-то причине на части и обратилась в груду осколков лежащих метрах в пятидесяти от нас. И это радовало – не отсутствие Золотых Лотов, а то, что осколки тропы обрушились всего на пятьдесят метров.

Мы почти достигли дна ущелья. И плескавшаяся вокруг каменных обломков темная вода с пляшущими на ней ледяными осколками, говорила, что мы добрались до той самой стылой воды, что пахнет тиной, льдом, темной магией и смертью…

– Что там?

– Если поплотнее встанем – норм! – проревел Бом, рискнувший и первым преодолевшим эти сто шагов до мерцающих золотых колонн.

– Вперед! – приказал я, не скрывая радость, вызванную еще одной хорошей новостью.

Нам срочно нужна передышка – я реально выдохся. Еще одна такая драка – и я начну ошибаться. И не только я.

Добравшись до колонн, прикрикнув на Роску, что была жутко разозлена гибелью одного из волков и рвалась в бой, я с облегчением вытянулся на самом краю безопасной зоны, улегся на пузо, активировал светло-синий свиток с коричневой каймой, вытащил из инвентаря подзорную медную трубу, протянул руку и взял с глиняного блюда одну из кофейных чашек с превосходным капучинно увенчанным пышной пеной. Всему виной мудрая гнома Мистри, что приучила меня к хорошему кофе и подобному отдыху между приключениями.

Рядом со мной плюхнулся Злоба и сграбастал вторую чашку.

– Что видишь?

– Воду – ответил я – Много воды… и скрытый туманом остров посередине. Тропа идет к нему, проходит насквозь… наверное… но продолжение тропы я вижу – вон ее изгиб уходит вдаль.

– Звучит мрачно – буркнул волшебник.

– Как думаешь… та тварь с книгой вместо головы придет за нами? – не менее мрачно поинтересовался я, с некоторой боязнью оглядываясь на с таким трудом преодоленную нами лестницу с тускло светящейся золотой аркой.

– Не знаю, Рос… не знаю… Каков дальнейший план?

– Разведка – ответил я, поднимаясь – Разведка без риска. Ждите меня здесь. Бом! Что там со связью?

– С нашими – ноль связи.

– Кто-то должен выйти в реал – подытожил я – И проверить. И этот кто-то…

– А почему ты смотришь на меня? – попыталась быть грозной Кира, но не получилось и она протяжно зевнул – Ой блин…

– Вперед – скомандовал я – Тебе надо перекусить и отдохнуть. Проверить наших.

– Уф… но ты прав, и я подчиняюсь. Только без меня тут не чудите! А то знаю вас!

– Будем сидеть тихо как мышки – заверил я и ткнул локтем Злобу, что уже раскрыл рот – Волшебник! Давай и ты в реал. Тебе проще с ЧБ связаться.

– Понял.

– Кирея… попытайся связаться с Орбитом. Лады?

– Что спросить?

– Узнай у него все, что он знает о книгоголовом, о Кастиэле, о странной магии, что унесла наших друзей. Нам сгодится все.

– Поняла.

– Все в реал – скомандовал я, для убедительности хлопнув в ладоши – И чтобы полтора часа я тут никого не видел. Обязательно перехватите хотя бы полчаса сна! Обязательно!

– А ты? – Кирея задержала приподнятую руку, готовую вжать невидимую для меня пиктограммау «выход».

– Чуть задержусь – успокаивающе улыбнулся я.

– Будь осторожен – ничуть не поверила мне Беда.

Когда все вышли в реал, я, отшвырнув рассыпавшуюся чашку и растерев лицо ладонями, повернулся к Алишане:

– Пригляди за всеми. Отсюда ни на шаг чтобы не случилось!

– Нгаму! Ты не должен погибнуть! Давай отправлюсь я…

– Рисковать не собираюсь – покачал я головой и указал рукой на проблески золистого свечения, что пробивались из-под воды вокруг каменных обломков – Видишь? Там должна работать сберегающая нас магия. Там безопасно.

– Но это всего лишь два десятка шагов в сторону…

– Пусть так – кивнул я, опять снимая с рюкзака эльфийскую веревку – Зато ближе к воде. А там может найду еще что-нибудь интересное. Нам надо торопиться, Алиша – наши друзья в беде.

– Будь осторожней.

– Береги мою дочь – вздохнул я и, вручив один конец веревку в тонкую на вид руку воительницу, начал спускаться, ничуть не беспокоясь о том, что меня могут не удержать.

Я не ошибся – Алиша удержала меня одной левой, стоя при этом на краю обрыва и внимательно наблюдая за моим спуском. Осторожно ступая по скользкой стене, держась за веревку, я спустился до вершины изломанной кучи и, убедившись, что стою на ногах достаточно твердо, запоздало сообразив, обвязался веревкой вокруг пояса. Не удовольствовавшись этим, проверил свой статус и убедился, что я действительно привязан. Только после этого поднял лицо и, все с той же запоздалостью, прошипел, стараясь не быть слишком шумным:

– Если крикну – дергай! И сразу вытягивай меня!

– Хорошо, нгаму – спокойный и тихий голос воительницы донесся до меня удивительно четко.

– Нгаму… – пробормотал я, делая первый шаг и… тут же оскальзываясь и падая на пятую точку – А блин! Как же! Нгаму! Помойная крыса я! Хорошо, что тут нет боли…

– Мне стоит подойти ближе, нгаму. Быть рядом на случай опасности.

Я опять задрал лицо и ободряюще улыбнулся:

– Не забывай, Алишана – я бессмертный. Если погибну здесь – возрожусь в обычном солнечном мире Вальдиры, что прямо над нами. Если погибнешь ты…

– Я умру. И воссоединюсь с мужем и…

– Так и так туда идем! – рыкнул я, прерывая ее – Поэтому умирать смысла нет. Если погибну я, вернувшись в Альгору, а следом погибнешь ты… кто защитит Роску?

– Я услышала тебя, Росгард Мудрый. Продолжай свой отважный спуск.

– Отважный спуск – пробурчал я, отжимая намокшие штаны – Ну можно и так сказать…

Шаг.

Проверка статуса. Облегченный выдох – нахожусь в мирной зоне с бонусами к восстановлению, регенерации и прочим не особо важным сейчас штукам. Главное – ни одна тварь на меня здесь не нападет.

Шаг. Статус? Тот же.

Шаг. Второй. Статус? Тот же.

Балансируя на скользком камне, я чуть постоял перед широкой полыньей и, решившись, прыгнул. Пролетев над полыньей, ударил ногами о камень на той стороне и… снова шлепнулся за задницу, сев в ледяную лужу. Подхватившись, приглушенно выругался и… рассмеялся. Обычно, когда читаешь отменно написанные фэнтези романы, их герои-разведчики крадутся по вражеской территории абсолютно бесшумно, не задевая ни единой былинки. И уж точно они хорошо держатся на ногах и не упадут даже на самых скользких камнях. Что ж… я точно не бывалый опытнейший следопыт-разведчик – хотя был им в свою бытность Крашшотом и сейчас отчетливо понимаю, насколько сильнее, ловчее и быстрее я тогда был.

Статус?

– Ух ты… – испуганно дернулся и я одним шагом оказался на покачивающемся булыжнике, из-под которого выбивалось прерывистое золотистое свечение.

Статус? Мирный. Глубокий облегченный выдох и… планирование следующего авантюрного шага.

Как же я устал. Мне бы тоже сейчас туда – в мир реальный. В погромыхивающий на рельсах вагон, за стол с вишневым вареньем и горячим чаем, что там хорошо снимает усталость и дарит сонное благодушие. Глядеть на ели и сосны за окном, побеседовать чуток с друзьями…

Помотав головой, отогнал дурацкие мысли. Ну… не совсем дурацкие. Уставший разум требует отдыха. Требует в голос. Дай мне покоя! Но выбора нет. Пусть мы все устали до безумия, пусть мы все пережили немало потрясений, в любом случае отдуваться за всех придется именно мне. Почему? А потому что я глава клана.

Прыжок. На этот раз, пронесшись над булькающей темной водой и рухнув на растрескавшуюся плиту, я сумел устоять на ногах. Проверил статус и тут же улегся, повышая свою маскировку. Я находился на той крайней точкой, подсвеченной мирным золотым светом, которую увидел с обрыва. Этот продолговатый островок казался любопытным носом, сунутым в клубящийся над водой мрачный туман. Проползя пару метров, я смело окунул дурную голову в мутную сырость тумана. Если сейчас сверкнет отточенное лезвие, что снесет мою голову с плеч – я не удивлюсь.

Но нет. Наказания за любопытство не последовало. Лежа на самом краю, едва не окуная лицо в дышащую холодом воду, я внимательно вглядывался в зыбкое марево, в то же время копаясь в инвентаре. У меня должно отыскаться хоть что-то, что повысит качество моего обзора. Вряд ли я отыщу в заплечном мешке «Взор болотного тролля» или «Мрачную пронзительность трясинного ухмарса», но что-то попроще…

Отыскать удалось свиток с аурой «Четкого видения лучника» и крохотный эликсир «Око брамдарга». Эти твари – брамдарги – насколько я помню обитают в долине, заполненной густым горячим паром. Чем не туман? Тем более что аурой я воспользоваться никак не мог – еще не все знания растерял и помнил, что враг может легко засечь чужие всплески магии. А мне привлекать к себе внимания категорически не хотелось.

Выхлебав пронзительно кислый эликсир, я утопил бутылочку и с надеждой воткнул воспаленный взор в туман. Первую минуту ничего не происходило. А затем туман чуть-чуть поредел, потеряв свою непробиваемую для глаз вязкость и плотность.

Что я увидел благодаря обострившемуся зрению?

Да почти ничего. Но кое-что я все же увидел! Я заметил еще один островок, что находился примерно метрах в семи от меня. Островок в виде застывшего над водой полураскрытого цветочного бутона с длинными светящимися золотым тычинками, часть из которых была обломана. Еще там – на одном из лепестков – имелся страшный скелет, чем-то напоминающий крокодилий.

– Ладно – прошептал я, обматывая вокруг шеи и нижней части лица серый шарф, что помимо анонимности даровал еще и десяток пунктов к маскировке – Ладно…

Обернувшись, я посмотрел на наблюдающую за мной Алишану и демонстративно прижал палец к губам, призывая ее ни в коем случае не шуметь. Увидев, как она кивнула, я занялся недолгой подготовкой.

Проверив веревку, убедившись, что соединяющая меня с берегом спасительная эльфийская прочная струна имеет еще запас длины, я поглядел на свое отражение в черной воде и… сполз в воду, стараясь действовать максимально бесшумно.

Холодно! Как же холодно!

Внимание! Вас окружает лютый холод!

Жизнь стремительно покидает ваше тело!

Вы теряете жизнь! (100 пунктов в секунду).

Ваши движения скованы на 40 %

Ваш дух скован на 60 % (регенерация маны снижена).

Вы ощущаете дыхание смерти на своем окоченевшем лице…

Греб я по собачьи, стараясь поднимать минимум шума. И греб я быстро, преодолев чертовы семь метров за считанные секунды. Вцепившись в камни, выволок себя торчащий из воды наклонный стебель, оттуда, под хруст промороженной одежды, поднялся на лепесток и… замер, плотно-плотно прижавшись к камню.

Я не увидел. Но я услышал

Едва-едва слышный и даже какой-то вкрадчивый плеск. И этого хватило, чтобы я вжался в камень, опустив ноги к стеблю, скрывшись за обломком безопасной локации, успев проверить статус и убедиться, что веревка уходит в воду и незаметна.

Секунда…

Другая…

Оттаивающая одежда едва слышно похрустывает. Системные сообщения облегченно оповещают, что ко мне возвращается свобода движений и регенерация жизни и маны в полном объеме, но, я нахожусь под угрозой заболеть серьезнейшей простудой. Я продолжаю лежать, прижавшись щекой к ледяном камню, скосив глаза и глядя в серо-белый морозный туман – туда, откуда донесся обманчиво неважный звук.

Еще секунда…

И я увидел, как в тумане медленно проплыла над водой темная зыбкая тень. Опять послышался плеск.

Тишина…

Опасность миновала.

Ну да…

Я на эту старую как мир уловку не поведусь. Я продолжил лежать столь же неподвижно, как и валяющийся на соседнем лепестке скелет с жуткой пастью, усаженной прозрачными алыми треугольными клыками. Я ждал… я терпеливо ждал… и плеск повторился – на этот раз раздавшись совсем близко, прозвучав по ту сторону высокого каменного островка.

За первым звуком последовал следующий, потом еще один и этого мне хватило, чтобы понять – по водной глади кто-то рассекал на чем-то небольшом, вроде плотика или утлого челна, орудуя при этом одним веслом. Когда туман колыхнулся, на мгновение обозначив что-то длинное, поднявшееся и снова окунувшееся, я убедился в своей догадке.

Ну и кто этот гребун?

Злой гребун! Хитрый. Коварный. Этот «некто» точно что-то услышал, но не был уверен. Выждал, пользуясь скрывающим его туманом и, поняв, что чужаков тут нет, двинулся дальше.

На ум напрашивалось одно – часовой? Патрульный…

Взобравшись чуть выше, улегшись рядом с останками неведомой твари, я опять вытащил подзорную трубу и, выдыхая облака густого белого пара, погрузился в исследование ставшего еще ближе мира.

На этот раз я увидел куда больше.

Каменный солидный остров, поднимающийся над водой этаким миниатюрным морским вулканом с широким развороченным взрывом неглубоким кратером. И в этом самом кратере покоилась светящаяся магическая клетка. Нет, не клетка – убежище. То самое убежище с силовым полем, что раньше окутывало изнутри приютившую нас пещеру, а теперь, вместе со всеми нашими спутниками, было перенесено сюда – на островок посреди стылого подземного озера.

Раздирая туман, одним взмахом отгоняя его прочь, на силовую клетку с крохотными фигурками обрушился яростный удар уродливого гигантского голема, стоящего по пояс в воде. Вместо рук с ладонями и пальцами у голема что-то вроде шипастых… ласт? На кой черт каменной твари ласты? Не поплывет ведь! Одним из таких тяжеленных ластов и был нанесен удар.

Неяркая вспышка. Ласт отбросило в сторону вместе с остатками тумана. Внутри силового кокона забегали крохотные фигурки, несколько из них стояли с воздетыми руками, еще двое рухнули, будто получив апперкот.

– Как же у вас тут весело – ошарашенно пробормотал я и сместил трубу чуть в сторону.

Сместил, глянул и тоскливо выругался. На высокой ледяной колонне горделиво стоял эльф Кастиэль, уперев руки в бока из зло глядя на силовой кокон у своих ног. Проклятье… ну почему я не стрелок с прокачанными донельзя навыками? Настолько «лакомая» цель редко подворачивается – неподвижная, стоящая в отдалении, да еще и на высокой подставке – прямо блин тренировочная мишень. Понятно, что Кастиэль надеется на патрульных – которых я не разглядел – и на густое прикрытие тумана. Иначе бы не красовался так гордо, подставляя спину под вражеские выстрелы.

Знает ли он, что внутри клетки далеко не все из чужеземцев?

Знает ли он, что его магия упустила кое-кого?

Надеюсь, что нет. И надеюсь, что у плененных хватило мозгов скрыть отсутствие некоторых из спутников.

А мой следующий заданный самому себе удивленный вопрос – а почему они продолжают отсиживаться? Почему не выйдут наружу и не наваляют наглому эльфу? Вряд ли их напугал какой-то там голем – пусть даже с кроваво красными и неразличимыми с этого расстояния словами над каменной уродливой башкой. Вряд их напугала гордая поза эльфа.

Но по какой-то причине далеко не слабые игроки не просто продолжают сидеть в силовой магической клетке, а еще и удерживают ее всеми силами, подпитывая маной.

Почему?

Почему?

Подзорная труба медленно скользила по островку, по торчащим из воды черным каменным клыкам, по ледяному крошеву.

Ничего не вижу. Ничего опасного.

Черная Баронесса умна. Умеет трезво оценивать обстановку и угрозы. И раз они до сих пор сидят под защитой и не суют нос наружу – есть причина.

Не вижу…

Проклятье…

Ничего!

Либо скрыто под водой, либо это что-то невидимо для обычного взора…

Ладно…

Убрав трубу, проверив здоровье, я сполз к самой воде, прислушался, убеждаясь, что не слышу плеска и дернул за веревку, посылая сигнал, после чего поспешно сполз в воду. Натянувшаяся веревка потащила меня за собой. И тут я услышал снова тот плеск… и нырнул…

00:59, 0:54

Почему всего одна минута?! Почему тикает так быстро?!

Внимание! Вас окружает лютый холод!

Жизнь стремительно покидает ваше тело!

Вы теряете жизнь! (100 пунктов в секунду).

Ваши движения скованы на 40 %

Ваш дух скован на 60 % (регенерация маны снижена).

Вы ощущаете дыхание смерти на своем окоченевшем лице. Вы уже видите тянущиеся к вам когтистые руки предвестника гибели.

Ваш дух скован на 90 % (регенерация маны скована)…

Это что блин за грозные и мрачные сообщения такие?! Где радостная солнечная оптимистичная неунывающая Вальдира?!

Пока я горевал и ужасался, натянутая веревка продолжала тащить меня назад и вскоре выкинула на недавно покинутый «крайний» островок, где я и задергался как тюлень с астмой. Убедившись, что я жив, Алишана снова потянула и меня опять стащило в воду, пронесло между камней и подняло в воздух. Секунда. Другая. И я шмякнулся на обледенелый камень рядом с ногами Алишаны.

– Как разведка, нгаму?

– Н-н-н-норм-гх – ответил я, стуча зубами.

И я не играл – мне было действительно холодно, а еще это был один из эффектов подводного заплыва. Косноязычие, заикание, почти немота. Обалдеть…

Магический свиток вспыхнул и пропал. На камень со звяканьем опустился поднос с двумя капучино.

– Я люблю кофе – заметила девушка, без спроса забирая одну чашку.

– У-у… уг… уго…

– Я поняла, нгаму, я поняла…

– А… а… а-га…

Негативные эффекты продлись четыре минуты – чудовищно долгий срок для персонажа любого класса. Для любого неопытного волшебника – фактически смертный приговор. Для игроков поопытней… тут море нюансов. Но выжить можно. А в моем случае – под защитой смертоносной пустынной воительницы и в мирной зоне – я вообще чувствовал себя максимально привольно.

Отдышавшись, отогревшись и чуток обдумав увиденное, я понял главное и со стоном поднялся. Проверил крепость эльфийской веревки, стоя на краю обрыва, оглядел затянутое мрачным туманом пространство, поежился недовольно, глядя на белый лед в черной воде и с сокрушенным вздохом повернулся к Алишане. На объяснение простенького плана у меня ушло пару минут, после чего я привязал веревку к одной из светящихся колонн и начал спускаться по уже знакомому маршруту. Благополучно добравшись до крайнего островка, я решительно сполз в воду и в несколько гребков оказался на каменном бутоне. Едва услышав знакомый приближающийся плеск, я торопливо выбрал веревку и дернул два раза.

Мгновение… еще одно… Метрах в двадцати в стороне глухо и сильно плеснуло. Хоть я и знал, что такой произойдет, но все же дернулся. Тут же последовала реакция – скользнувшая в тумане тень направилась к источнику шума, оставив меня в покое. На этот раз я сумел разглядеть чуть больше – ломанный человекоподобный силуэт, длинные руки, держащие весло. Головы я не увидел, но это не помешало мне заметить легкую красноватую вспышку, что на миг озарила серый туман. Эта вспышка высветила утлый белесый челн – обросший льдом и инеем, судя по всему. Вражеский дозорный убрался подальше, а я, тоже не теряя времени, опять сполз в ледяную воду и двинулся к следующему крохотному островку. Достигнув цели, вытащил себя на сушу и замер, судорожно хватая ртом воздух. От меня валил пар. Тяжело дыша, я глядел на свои намертво скрюченные руки, похожие на пролежавшие пару лет в морозильники куриные лапы. Напади на меня сейчас кто, я даже фигу ему показать перед смертью не сумею. А напасть могут – на этом клочке суши мирный статус отсутствовал. И убежать не смогу – ноги отказали. На мне эффект «Морозного паралича», сковавший возможность к движению всего тела, заодно отобрав дар речи.

Пролежав свои «оттаивающие» минуты, задвигался, сбрасывая ледяное остолбенение, подполз ближе к краю островка и, ежась и беззвучно ругаясь, принялся закидывать себя ледяным крошевом. Вперед я пока не глядел – успел мельком заметить, что отсюда видимость гораздо лучше и на этом временно успокоился. Проверив статус и убедившись, что маскировка резко подросла, я затих. Привязанная к поясу веревка уходит в воду и тоже невидна. Пугающего плеска пока не слышно. Значит, можно и понаблюдать. И даже послушать…

– Чужаки! – выкрикнул стоящий на вздыбленном ледяном языке Кастиэль – Вы… вы не видите истинной мощи! Вы точно такие же как и наши поросшие мхом и осенней листвой старейшины! Они боятся перемен – и вы тоже! Они мечтают о тихих, спокойных и благодатных временах – и вы туда же! У нас столько было надежд на явившихся в на мир чужаков! И первые месяцы и годы они оправдывали наши надежды – новые войны, новые завоевательные походы, бесконечные кровопролития… это были славные времена! Как сладко было наблюдать за всем этим из сердца светлых дубрав… И что же случилось потом?! – это казалось невозможным, но Кастиэль еще чуток повысил звенящий голос, придал себе еще более горделивую позу – Что случилось?

– Ты расскажи – донеслось из янтарной клетки.

Голос Баронессы я узнал сразу. А заодно услышал в нем злость и усталость. Но ни малейшего намека на беспомощность и страх. Что ж – другого от бесстрашной главы клана Неспящих я и не ожидал.

– И расскажу! – топнул ногой Кастиэль, на мгновение став похожим на капризного ребенка – Расскажу! Случилось самое страшное – так хорошо показавшие себя воины чужаков вдруг остепенились! Вместо того чтобы воевать, они начали договариваться. Вместо того чтобы грабить и разорять – начали торговать! Перестали захватывать земли, начав их выкупать! Вы, чужеземцы, настолько сладкоязычны, велеречивы и хитры, что сумели подружиться со всем миром Вальдиры! Даже с нашими правителями – о эти надменные горделивые скудоумцы! Даже они прельстились вашими речами!

– И что в этом плохого?

– Плохого? Для вас – ничего. А для нас… это был очередной крах всех наших надежд! – закричал Кастиэль, картинно раскрывая руки и запрокидывая голову – Крах всех надежд!

Вот теперь узнаю Вальдиру – вот она так любимая ей театральность. И попал я удачно – Кастиэль дозрел и решил излить весь переполняющий его яд. Ничего непонятно, но кое-что ясно – непростой это эльф. Непростой…

– Годами зрела во мне неугасимая ненависть! И не залить ее уже ничем кроме как кровью! Кровью! – возопил Кастиэль, сжимая кулаки и выпуская из них зеленые молнии, что с шипением ударили в воду.

– Ого – беззвучно произнес я и перевел взгляд на мерцающую в тумане янтарную силовую клетку, сберегающую моих спутников от чего-то крайне нехорошего.

А нехорошее тут точно было – ну не осмелился бы иначе одинокий эльф, пусть даже с помощью двух-трех сообщников и даже при владея нешуточной магией, выйти против считай элитных игроков. Те, кто заперт сейчас в клетке, способны раскатать почти любого монстра. Кастиэль не может этого не знать – но вон, гордо стоит. И в нем прибавилось материальности. Полупрозрачная призрачность исчезла.

– Кровью! – повторил Кастиэль, прижимая ладони к сердцу – Кровью тех, кто обрек нас на гибель! О! Как давно! Как давно я прячусь в шкуре обычного эльфа… но я… я нечто куда большее!

– Ого – повторил я, вжимаясь в снег и глядя на ужасную гримасу, что изуродовала прекрасное эльфийское лицо, сломав и исказив точеные черты.

– Казалось бы – все кончено! Мерзкие убийцы, что горделиво называют себя освободителями, подбирались все ближе к родной цитадели, где слабо пульсировало умирающее темное сердце… замри оно… и нам всем конец! Ведь мы… мы тоже чужие в этом мире! Мы тоже явились сюда непрошенными гостями. Но к нам отнеслись куда суровей! Никакого бессмертия! И более того – умри принесенное нами с собой сердце… умрем и мы! УМРЕМ!

Вырвавшийся из макушки эльфа яростный зеленый разряд трижды ударил по замерцавшей янтарной клетке. Внутри убежища несколько магов повалилось на землю – полное истощение. Чуть успокоившись, Кастиэль заложил руки за спину и, усмехнувшись, продолжил:

– Изначально нас были легионы! Но нас сразу посчитали за врагов. Как боги, так и смертные. Все восстали против нас! Будто мы не имеем права дышать воздухом этого ядовитого для нас мира! И несмотря на нашу похожесть на эльфов… на наше родство! Прямое родство с эльфами! Нас начали уничтожать… мы начали отступать, теряя десятки и сотни собратьев каждый день… под конец отступление превратилось в бегство и закончилось оно лишь далеко-далеко на севере. Только там, устрашенные ужасным морозом и смертоносными вьюгами, чтобы были усилены и напитаны нашей магией, враги содрогнулись и отступили. Мы чудом выжили… оставшись на тех никому не нужных необитаемых землях… Что ж! Мы согласились! Мы остались! Мы прожили там так долго, что полюбили эти вьюжные промерзшие края! Они стали нашим новым домом! И тут… стоило нам лишь чуток нарушить границы и посметь обратить свои взоры чуть южнее… снова на нас обрушился гнев целого мира! Да будьте вы прокляты! Прокляты! Ведь мы тоже – просто хотим жить! Мы и так пробыли в тех местах целые столетия! Мы изменились… наши тела изменились! Наши души! Мы сделали все, чтобы приспособиться к новым условиям. Но опять началась война против нас! И почему? Только потому, что мы обратили взоры на никому не нужный клочок суши чуть южнее наших границ? Да будь проклят остров Нуллузар, раз он отнял столько наших жизней! Будь проклят остров политый нашей ледяной кровью! Стоило ли гномам так яро сражаться за ненужный клочок их земель? Нет! Но они с радостью ухватились за шанс начать с нами новую войну, названную Северным Отпором – первым из злобных атакующих волн, что обрушилась на нас! А затем? Небольшое затишье… и вот новая напасть – Первая Северная Кампания! Целое войско явилось на наши земли! И на этот раз с ними пришли бессмертные чужеземцы! Те, кто даже не слышал никогда о нашей горестной истории! Да им и плевать! Они пришли убивать и грабить! Они пришли за нашими сокровищами! Так будьте же вы прокляты!

– Северная Кампания? – едва слышно пробормотал я, пребывая в полном изумлении – Но эти войны были против…

– Тьмальды! – прокричал Кастиэль, вздымая кулаки и лицо вверх – Тьмальды! Тьмальды! Так вы нас называете! Этим словом вы пугаете своих дрожащих детишек! Да! Мы тьмальды! Проклятые ледяные создания обитающие в снежной пустыне! Да! Но раньше нас называли темными эльфами! Дроу! Вот с каким именем мы явились в этот мир – явились с миром! Темные эльфы! Дроу! И что с того, что в наших венах пульсирует тьма? Разве в этом мире нет некромантов? Нет демонов? Есть! Хватает ли тут злодеев? Да! Но почему-то именно на нас обрушился весь гнев этого мира! А вот вас – бессмертных чужеземцев – Вальдира приняла с распростертыми объятиями, сразу же натравив на нас! Несправедливо! Это очень нес-с-справедливо! – прошипел Кастиэль.

Его лицо заострилось, сплющилось с боков, как и вся голова. Скулы резко поперли вверх и в сторону, голова стала превращаться в что-то ромбическое, многоугольное. Руки удлинились, тоже стали плоскими. Исчезла одежда, побелевшие волосы удлинились и превратились в снежный факел, трепещущий на ветру. Он вырос чуть ли не вдвое, став при этом гораздо тоньше. Полыхнувшие яростным зеленым глаза обожгли янтарную клетку, когтистые ледяные пальцы обеих рук сжались на жемчужном ожерелье и резко рванули его в стороны. Ожерелье с треском лопнуло, крупный жемчуг заскакал по ледяному пику, катясь вниз и вспыхивая.

Вспышка… и на льду замирает еще один тьмальд. Вспышка… и еще один тьмальд…

От яростного удара зеленой молнии, наэлектризованный воздух тугой волной рванул в стороны кольцом, разгоняя туман. Скосив выпученные глаза, я узрел, как мимо меня проплывает в ледяном челне еще один тьмальд. Вернее – дроу, темный эльф. Хотя ими они были в прошлом. А сейчас это просто ледяные разумные твари, что обитают далеко-далеко на севере – к северу от великого орочьего града Рогхальроума. Там, за Ледяным Расколом, он же ледяной архипелаг, лежит страна тьмальдов – Тьмагра. Страшное темное место…

Кажется, я только что стал свидетелем раскрытия еще одной легенды мира Вальдиры.

– Что ж! – заскрежетал тьмальд Кастиэль, глядя, как его собратья медленно окружают янтарную клетку – Раз весь мир против нас – мы против мира! Мы поработим этот мир! И сейчас мы готовы ноги целовать тому, чьи действия привели к столь ужасному хаосу… о Росгард! Будь ты здесь – я бы выразил тебе свою глубокую благодарность! Я поверить не мог своим глазам, когда увидел в темных коридорах Аньгоры бывшего Великого Навигатора, чьи действия встряхнули этот мир… раздули мировой пожар… и дали нам возможность похитить особые артефакты и заклинания… сколько лет я влачил жалкое существование в светлой шкуре надменного эльфа Кастиэля… сколько лет я убеждал эльфов убить наконец-то этого светлого божка Аньлоаня, зная, что это и не бог вовсе! Всего лишь порожденная божественной магией тварь, что умудрилась поглотить осколок нашего темного сердца – его чуть полностью не расколола одна героиня далекого прошлого. Мы спасли тогда сердце, это случилось перед самым нашим отходом от северных берегов… но мы не смогли забрать и осколок. Так его поглотило ненасытное бродячее растение Лоань… ставшее благодаря этому Аньлоанем… надо же! Обычное растение оделенное выдохом сильного бога поглотило еще одну божественную частицу… и тоже возомнило себя божеством…. Я знал, что если Аньлоаня, которому многие начали поклоняться, считая богом, питая его этой верой… я знал, что если его, уже уверовавшего в собственную божественность, убить… он точно отправится не в забвение, а в Аньгору… в место невероятной силы… в Королевство Мертвых… разве это не идеальный дом для тьмальдов? Разве это не самое безопасное место для нас? А?! И оттуда мы сможем многое… ой многое… а для начала мы тут все хорошенько заморозим!

– Я… я в ужасе – призналась стоящей у самой янтарной стены ЧБ – Я в диком ужасе, о тьмальд.

Ага… в ужасе она. Просто хочет больше инфы от разговорившегося злодея.

– Нам тьмальдам нужна сила Выморозня! – она по праву наша! Эта магия порождена осколком нашего общего темного сердца! Осколок продолжает пульсировать внутри души Аньлоаня! А раз так – между сердцем и его осколком есть связь! Всего один ритуал с хорошей жертвой… и мы сможем призвать сюда – в королевство Аньгоры – целую армию тьмальдов! Мы завоюем Аньгору! Мы станем новыми правителями Королевства Мертвых! А вы… вы и будете той жертвой! Аньлоаню надо хорошенько покушать, чтобы набраться сил и вызвать Выморозень – пятно лютого потустороннего мороза, что станет местом телепорта… да! Аньлоаню нужна последняя трапеза приговоренного к смерти! Вы ей и станете! Не удалось заманить на мост? Не страшно! Я доставлю вас туда силой! Только подождите… немного подождите, прежде чем станете едой глупого растения! Просто подождите… вокруг вас разлит незримый темный яд, что не убивает мгновенно, но парализует любого! Это особая магия… этот яд – из глубин темного сердца Тьмагры! Против него нет защиты! И он уже пропитал воздух вокруг… Вы не сможете поддерживать защитную магию вечно! А я никуда не тороплюсь…

– Та-а-ак… – пробормотал я, глядя на уже замкнувших кольцо тьмальдов – И что мне делать?

– Слышал бы нас сейчас Росгард – согласилась с подуставшим и замолкшим тьмальдом Черная Баронесса – Я бы ему многое сказала! Я бы обрушила на его голову тройной удар инфернального огненного шторма, а спустя тик шарахнула бы алмазным полем негота, прежде чем еще через тик вызвать индюка тления! Ох он бы настрадался у меня! А выживи он после моего столь лютого гнева – я бы добавила ему удар алого пламенного торнадо смешанного с кипящим кислотным смерчем и дымным камнем… ох ему бы это не понравилось! Как бы он плакал и стонал! И я бы это сделала вот буквально минут так через… шесть! Ох я бы заставила рыдать Росгарда Пугливого!

– Да ты истинная злодейка – восхитился Кастиэль.

– Все понял – пробухтел я, давая задний ход и сползая в ледяную воду.

Дернул за веревку и тут же уподобился глиссеру, рванув к невидимому в тумане берегу. Дважды меня шарахнуло о льдины и трижды о каменные островки, каждый раз перетаскивая через них волоком и снова толкая в воду. Как итог наверх меня подняли в полудохлом закоченевшем состоянии. Стуча зубами, с трудом сгибая непослушные пальцы, я, дождавшись, когда спадет онемение, вместе с клубами пара выдохнул:

– Тьмальды! – удивительно, но это прозвучало как звон тревожного набата – Там тьмальды…

– Умелые и безжалостные воины – кивнула Алиша и в ее словах мне почудилось скрытое одобрение – Они знают как убивать.

– Ага… – пропыхтел я, падая на карачки и открывая окно инвентаря – Ну да… прямо блин идеал!

– Годы назад наши старейшины всерьез размышляли о том, чтобы примкнуть к тьмальдам, если армии Альгоры удастся выбить нас из Северной Пустыни. Мы нуждались в месте, где великий артефакт будет в безопасности. И Тьмагра… вполне годилась на эту роль. А нас не испугать ни иссушающей жарой, ни лютым морозом.

– Вас вообще ничем не испугать – заметил я и, удивленно поворочав челюстями, выплюнул изо рта темную льдинку.

Едва упав, она вдруг загорелась зеленым, взмыла в воздух и, едва слышно повторяя отчетливо слышимое «Вас вообще ничем не испугать» поплыла в сторону обрыва. Коротко двинув ногой, Алиша впечатала говорящую льдинку в каменный пол и с хрустом растерла подошвой, после чего равнодушно константировала:

– Ты испил немного той темной ледяной воды…

– Еще бы не испить! – озлился я, глядя на испаряющееся темное пятнышко на камне – Ты меня как карася пойманного тащила! Но я не в обиде. Что это?

– Аньдулурус.

– А точнее? – надавил я, продолжая рыться в инвентаре и выкладывая рядышком выбранные свитки боевой магии.

– Мертвый голос. В той воде разлита магия тьмальдов. Темная магия. И магия смерти – такая, какой не владеем и мы. Расскажи, откуда в Аньгоре взялись тьмальды? О таком не слыхала…

– Их нет в аду?

– Нет – покачала она головой – Как и вы – чужеземцы – после гибели тьмальды просто исчезают. Они лишены благодатного посмертия и обречены раствориться бесследно. Горькая участь… знать бы еще почему.

– Потому что они выходцы из другого мира – просветил я воительницу – И не принадлежат этому миру как и мы – чужеземцы.

– Прежде не слышала о таком. Ты мудр и просвещен, нгаму Росгард.

– Просто повезло подслушать – не принял я похвалы и глянул на часы – Проклятье!

– Что не так?

– Да все не так! – едва не взвыл я, понимая, что не укладываюсь – У нас нет нужных свитков. У нас нет даже нужного количества тех, кто прочтет эти свитки – и нет, я не потащу дочь в бойню! Как и не оставлю ее без защиты. И что получается? Тьмальды вот-вот проломят силовое поле и начнут ритуал по…

– Нгаму Росгард! Расскажи, что нужно сделать.

– Черная Баронесса передала инструкцию… м-м-м… описала то, что надо сделать через три минуты.

– И чего желает поедательница отбросов?

– Ну… – с шумом выдохнув, я заговорил, удивительно точно вспомнив каждое слово Баронессы.

Уложившись в полминуты, выжидающе глянул на Алишану, а сам уже убирал отобранные свитки в поясную сумку и потихоньку двигался к обрыву. По плану или нет, но по тьмальдам я шарахну тем, что имеется.

– Если позволишь мне оставить Роску ненадолго тут – под чародейным золотым сиянием лотосов… я помогу тебе, Росгард.

– Не хочу тобой рисковать – признался я, проверяя надежно ли закреплен веревочный конец – Ты не должна погибнуть.

– Тьмальды… воины умелые, но… слишком горделивые и говорливые – произнесла воительница, собирая распущенные на время стоянки волосы в тугой хвост – Дай им волю – и они будут похваляться от рассвета до заката. А остальные из них будут слушать хвалящегося и радостно подпевать.

– Радует…

– Кастиэль…

– Фальшивый эльф.

– Эльф он или тьмальд… он явился сюда в виде духа.

– Но остальные, кого он привел с собой – внутри черных и розовых бусин артефактного ожерелья – более чем материальны.

– О да. Странно, что Кастиэль сумел выжить – он должен был заплатить великую цену, чтобы пробиться в преддверие Аньгоры. Спускаемся.

Заскользив по веревке, я глянул вверх, на легко спускающуюся следом девушку:

– Та тварь на мосту – не божество. Это просто тварь накачанная божественной энергией, а потом сожравшая какую-то черную эманацию. Сожравшая осколок темного сердца тьмальдов, что раньше были дроу – темными эльфами, явившимися в Вальдиру с другого мира. Ты заметила кое-что общее, Алиша?

– Что же?

– И у них и у вас – темный общий артефакт, что дает вам силу. Совпадение?

– Не знаю, нгаму Росгард – спрыгнув, Алиша оказалась на островке первой и теперь уже она глядела вверх – Мы ведем нашу летопись с мига, когда начали служить в Королевстве Мертвых. Что было ранее… нам неведомо.

– Ну… – вздохнул я – Ни на эльфов, ни на тьмальдов вы непохожи. Что теперь?

– Спеши тем же путем. Я пойду иным путем, но окажусь там же и сделаю то, что умею и должна. Время отпущенное несчастной безродной черной кошкой уже подходит к концу и посему смело атакуй без раздумий.

– Вот это по мне! – обрадовался я, в какой уж раз оказываясь в воде и спешно гребя к следующему клочку суши – Вот это по мне!

Так я и бурчал еще минуту, пока не оказался на нужной позиции, откуда услышал слова Кастиэля. Едва взобравшись, изумленно заморгал – он продолжал говорить!

– Мы рождены для великих целей! А нас заставили пресмыкаться в ледяной пустыне! Разве это справедливо? Нет! Нет! И нет! Мы тьмальды вдоволь настрадались в то время как остальные расы благоденствовали в тепле и неге… что ж! Сначала мы схватим души их умерших родичей, а затем уже доберемся и до ныне живущих королей! Мы…

– Огненное поле! – проорал я, взмахивая красным свитком, а следом вскидывая уже зеленый – Жабий дождь! Зеленая мгла!

– Что это за фигня?! – завопил знакомый голос из клетки – Это же не сработает!

– Благодатный ливень! Солнечный восход!

Над тонущим в ревущем огне островом окутанным зеленым ядовитым туманом вспыхнул ослепительный солнечный восход, заставивший тьмальдов в ярости заорать еще громче. Ударивший с потолка теплый летний дождь, что так хорошо для садов, но губителен для молодых всходов, потушил огонь и заодно заставил воздух напитаться частыми молниями – похоже, ту магическую молнию тьмальдов все же закоротило.

– Орлиноглав! – прокричал я, вздымая руки и… на голову плывущего ко мне тьмальда обрушился фрегат под полными парусами – Огненный шар! Терновая пуща! Огненный шар! Терновая пуща!

Вспыхнувший корабль тяжко ударил в остров, всползая на него и тут же заваливаясь набок вместе с огнем и трещащими терновыми пущами. Едва мачты ударили о землю, я прыгнул прочь – и вовремя. Ударивший в мою позицию огромный ледяной пик проломил камень и затрещал. Нырнув, я услышал хлопок взрыва, пузырящуюся воду рассекли острые льдины. Здоровье просело на две трети, частичное онемение едва-едва позволило мне выбраться на соседний островок и вскинуть руку с желтым свитком:

– Трусливый туман!

Желтые робки облачка поплыли по стылой воде, медленно наползая на остров.

– Не поможет! – возопил Кастиэль – Вот и ты. Росгард! Тебя сожрут первым! Не быть тебе героем!

– А я и не герой – улыбнулся я, с трудом проговаривая слова – Я его прикрытие.

– Что?

– Аньгралла делериус тарма, ублюдок! – шипяще произнесла возникшая за спиной темного эльфа тень, взмахивая рукой.

Слетевшая с шеи голова Кастиэля крутнулась и растеклась клубом черного воющего тумана. Обезглавленное тело шагнуло, повернулось к Алишане и… было рассечено наискось одним ударом:

– Аньгралла делериус тарма! Викардес аньгралла!

Потеряв очертания, призрак рассеялся, а с потолка пошел медленный серый свет. Тревожное свечение под янтарное клеткой не исчезло, но часто замигало. Оставшиеся тьмальды замерли на мгновение там, где их застало убийство лидера, а затем, опомнившись, рванулись обратно, на ходу вздымая плоские руки и начиная читать какие-то заклинание.

– Копье рассвета! – крикнул я, направляя ладонь с зажатым серым свитком на спину одного из бегущих.

Вырвавшееся из свитка стальное копье с налитым светом наконечником ударило в тьмальда, швырнув его вперед, но к моему удивлению не убив. Но это не позволило ему вернуться к остальным. Свечение замигало еще чаще, один из тьмальдов шарахнулся прочь от зыбкой тени, что оказалась промахнувшейся Алишаной. И…

– Р-Р-Р-Р-А-А! – из разлетевшейся тысячи янтарных осколков клетки рванулись игроки.

Кто-то сразу упал, прижимая ладони к пульсирующему камню под ногами, стремясь обуздать пробуждающуюся смертоносную магию тьмальдов. Остальные же ринулись в атаку. И первой мчалась Баронесса, выглядящая настолько злой, что, пожалуй, встреться ей сейчас великий король тьмальдов, даже он, пожалуй, предпочел бы отступить. Один из тьмальдов, преодолев метров тридцать одним удивительным прыжком, рухнул на край приютившего меня островка и яростно ощерился:

– Будь же ты проклят, Росгард Мерзкий! Ты дал нам шанс! И тут же отобрал!

– Я такой – подтвердил я, поднимая ладони – Огненный шар!

Тьмальд мигом загородился искристой полупрозрачной полусферой. Ударивший в нее огненный заряд мгновенно потух, мне в лицо дохнуло холодом.

– Мы не настолько… – начал тьмальд и… рассыпался темным ледяным крошевом.

Убившая его Баронесса убрала кинжал, и разъяренно прошипела:

– Как рыб в садке! Как глупых рыбешек! Если бы не твоя внезапная прогулка…

– Кастиэль все продумал – прокряхтел я, поднимаясь и глядя на подсвеченный десятками светляков и вспышками боевой магии остров с глубокой ложбиной посередине – Каждую мелочь. Это было хитро.

– Хитро – уже чуть успокоившись, произнесла глава Неспов, глядя, как один за другим погибают тьмальды.

Через минуту все было закончено. А дно ущелья осветилось так ярко, будто в Королевстве Мертвых начался рассвет. Что ж – нам было чего бояться. Королевство Аньгоры доказало, что в его пределах с незваными гостями в любой миг может случиться что-то ужасное. Отсюда и чрезмерная иллюминация, а заодно и яростное тепло, что быстро уничтожало лед вокруг островка.

– Кастиэль мертв? – это были следующие слова Баронессы.

И да – она пропустила «спасибо», но мне оно и не требовалось. Мы здесь все заодно. Окажись в той клетке я – Баронесса пришла бы на помощь с той же готовностью. Во всяком случае я так думаю.

– Я видел как у него слетела голова с плеч – отозвался я и примерился к островку, что вел обратно к мирной зоне – И-и-и… р-раз!

Уже не знаю, что именно помогло, но несколько метров над водой я пролетел с легкостью, достаточно мягко приземлившись на камень и даже не поскользнувшись.

– Тьмальд был отозван – сообщила возникшая рядом Алишана, снова распуская волосы – Отозван за миг до моего последнего удара.

– Кем?! – и снова мы с ЧБ задали вопрос одновременно.

– Вы мыслите одинаково быстро – заметила воительница песков – Но нгаму Росгард быстрее.

– Отозван кем? – повторила Баронесса.

– Не уверена. Но его визжащая от ярости и страха душа унеслась вон туда – подняв руку, Алишана указала в непроницаемую темноту наверху, откуда на нас медленно сыпался колючий снежок.

– Там мост – бесцветным тоном произнес я и совершил еще один прыжок, став на островок ближе к цели.

– Там захваченный мост – согласилась воительница.

– Мост захваченный божественной тварью проглотившей осколок некоего темного сердца тьмальдов – добавила Баронесса и на этот раз в ее взоре отчетливо читалась крайняя заинтересованность и, можно почти уверенно утверждать, еще там светилась и жадность.

– Нафиг-нафиг – покачал я торопливо головой – Я серьезно. Нафиг!

– Если это не павший бог, а тварь вроде вроде дунутого в хобот Колывана, что дополнительно усилилась проглоченным артефактом… мы вполне может с ней справиться. И кто знает, что выпадет из этой гадины после смерти…

– А если помрем пытаясь? – возразил я – ЧБ… реально – на нафиг.

– Надо все обдумать. Все взвесить.

– На весах безумия? – буркнул я – Наша цель – Аньгора! Рисковать на полпути?

– Добыча может стоить любых жертв, Рос. Ты представляешь, чем может обернуться владение осколком темного сердца тьмальдов? Ты ведь клановый глава. Включи уже немного взгляд на перспективу. Задумайся.

– А еще я отец бедовой дочери, что далеко не так бессмертна как я! И эта дочь сейчас – в царстве мертвых! Я точно пас в этой затее. Сразу предупреждаю.

– Ты лично? Или весь твой клан в стороне? – задумчиво поинтересовалась Баронесса, взбираясь по стене рядом со мной.

– Дай чуток передохнуть – попросил я – Я с ног валюсь. Мне бы чуть передохнуть, выпить хотя бы цифрового кофейку. А как переведу дух… а черт!

Если до этого я поднимался медленно, то теперь буквально вылетел наружу, оказавшись в мирной зоне и за спиной замершей дочери. Напротив Роски, на границе золотого мерцания, высилась огромная мрачная фигура, освещенная багровым тусклым пламенем, исходящим от раскрытой книги покоившейся на плечах гиганта.

– К нам гости, пап – оповестила меня Роска – Я сдерживаю его. Прошу уйти.

– Сдерживаешь от чего? – осторожно спросил я, торопливо проверяя свитки в поясной сумке.

– Его душа пылает в агонии и тонет в ярости – тихо сказала дочь – Я чувствую. Он хочет убить нас…

– Это чувствуется – подтвердил я – Не вздумай идти к нему.

– Не пойду. Он сильней меня – произнесла Роска и тут же добавила – Пока что сильней… Но хотела бы я узнать его историю. Знаешь, он все время молчит. И только раз нарушил молчание, сказав, что был он королевским летописцем…

– Какого королевства? – тут же уточнила стоявшая рядом Баронесса.

– Он не сказал… но он страдает.

Качнувшись, гигант развернулся и тяжело зашагал обратно по тропе, с каждым шагом преодолевая пару метров. Вскоре багровое пламя отдалилось настолько, что стало казаться огоньком далекой свечи.

– Все еще хочешь вернуться к мосту? – глянул я на устало опустившуюся на землю Баронессу.

– Я? Я хочу сейчас в реал, где постараюсь запихнуть в себя пару бутербродов, запью все молоком и отрублюсь прямо в ванне. Хотя бы на пару часов. Что скажешь?

– Так и сделаем – кивнул я, опускаясь на камень рядом – Роска… тебе можно доверять?

– Я никуда не пойду – недовольно пробурчала дочь, садясь на спину Тирана.

– Спасибо – устало улыбнулся я – Постараюсь вернуться быстро.

Мы перебросились еще парой фраз. За это время к мирной зоне подтянулись остальные, хотя меня в первую очередь интересовали Герои и команда Бульквариуса. Убедившись, что все они прибыли – ахилоты остались под обрывом, расположившись в подогреваемой магией воде – я велел всем своим срочно вываливаться в реал на следующие четыре часа и сам поступил точно так же, без малейших колебаний вжав кнопку выхода.

Хватит на меня пока приключений.

Вспышка.

Выход…

Глава седьмая

Трудно что-то сказать о проведенном в реале времени, если почти ничего не помнишь. Да и нечего помнить. Я что-то рассказывал жадно задающим вопросы друзьям, затем машинально жевал, одновременно отправляя сообщения снова затерявшемуся в виртуале Орбиту, заставляя его выбраться и дать немного пищи бренному телу. Потом горячий душ, прислоненный к запотевшему стеклу окна лоб, глаза слепо уставившиеся в узкую не закрашенную полоску, открывающий вид на пролетающий мимо лес, лес, лес, лес… редкое поле, покосившийся придорожный бревенчатый дом и снова лес, лес, лес… Не помню сколько я так простоял, но из душа вышел не сам – меня вытащила Кирея, заставившая одеться и упасть в кровать. Я еще успел увидеть согнувшуюся над тарелкой с кашей тощую фигуру Орба, жадно хлюпающего, чавкающего, не замечающегося ничего и никого вокруг. Между ложками каши он пихал в рот куски яичницы густой залитой кетчупом, отчего мне, проваливающемуся в сон, чудилось, что я уже сплю и вижу кошмар или попал в какой-то жуткий мир, где странные существа жадно пожирают сырую кровавую плоть…

Да… слишком долгое пребывание в виртуале даром не проходит…

Я проспал шесть часов. И проснулся первым – что уже удивительно само по себе. Видимо, остальные устали сильнее. Не став никого будить – даже Орбита, вырубившегося прямо в коконе, но не ставшего натягивать шлем и закрывать крышку – я неторопливо умылся, написал пару сообщений старшему охраннику, что в последнее время заглядывал с короткой проверкой и сразу исчезал. После чего уселся перед ноутбуком, вбил пароль и погрузился в Вальдиру – ту светлую и родную, а не страшную и порой депрессивную, как в Королевстве Мертвых.

Запустив Вальдира-мессенджер, разделил экран на две части, настроил скорость автоматического скроллинга и принялся читать. Левая колонка – важные новости Вальдиры. Справа – сообщения родного клана. Сюда входили личные послание сокланов, архив общего чата, торгового и тайного – только для пары десятков доверенных. Здесь же отображались системные сообщения касающиеся ГКР – торговые предложения от других кланов или одиночек, запросы на вступление в альянс, боевые вызовы или же объявления войны. Слава всем светлым богам ничего подобного пока не было – не считай предложений торговых или о вступлении в альянс. Этих хватало. И что немного грустно – заниматься этим пока было некому. Всех самых активных и решительных я забрал с собой в подземелье, а те, что остались и заслуживали доверия, были вроде меня – ноль торговой жилки и политической сметки. Я и сам не слишком сильно изменился с тех пор. Но кое-чему все же научился.

Первым делом я вежливо и шаблонно ответил всем, кто посылал клану официальные послания. Мой ответ гласил, что в данный момент клан Героев крайне занят в нескольких особо важных торговых и приключенских проектах. И что только поэтому я запоздал с ответом, но, обещаю, что как только закончим хотя бы один из проектов и появится хотя бы чуток свободного времени – тут же свяжусь и мы всем обсудим. Прошу не принимать за грубость или высокомерие долгое молчание. Закончив с этим, переключился на предложения торговые.

Тут пришлось чуть потрудней, но, одновременно косясь на левую новостную колонку и сделав пару запросов опешивших от моего появления сокланам, что охраняли клановую резиденцию, я выяснил содержимое нескольких складов, после чего двенадцать торговых предложений вежливо отклонил, а на еще семь ответил утвердительно, предложив явиться на площадь Героев города Тишка.

Проверив тайный чат, обнаружил несколько разгорающихся конфликтов. Пришлось вмешаться и громко порычать на всех сразу и на каждого в отдельности.

Рекруты… выделив тех, кто вступил в клан уже давно, проверил их по доступным показателям. Как часто онлайн, как быстро, четко и желательно с радостной улыбкой выполняют скучные клановые поручения и обязанности. Как охотно обучаются, как быстро растут в уровнях и прочее, прочее, прочее… Удивительно, но на очень многое имелись таблицы статистики – правда, мне не сразу удалось их откопать и я почти зарылся, но тут рядом опустилась сонная, но всем довольная Кирея, забравшая у меня остатки кофе. Поняв, что судьба рекрутов в надежных руках, я сбегал к кухонному столу, где сделал еще кофе и поставил разогреваться сковородку. Услышав стон и странное бормотание из кокона Орбита, понял, что он меня не простит, если выяснит, что я его не разбудил. Растолкав эльфийского говоруна с духами, дал ему кружку с кофе и намекнул, что прямо щас я его в виртуал не отпущу – сначала душ, потом завтрак, а потом уже Вальдира. Мне вняли и прямо с кофе утопали в душ.

Когда я я вернулся к Кире, она уже окончательно проснулась и, зябко кутаясь в клетчатый плед, шустро щелкнула мышкой и стучала по клавиатуре, стремительно разгребая клановые завалы. Рядом уже стоял второй ноутбук, подключенный к сети и показывающий все те же две колонки с новостями внутренними и внешними. Сев рядом, я погрузился в работу, проверяя рекрутов, отвечая на их обиды, жалобы, предложения и прочее. Удивившись происходящему с «фургонной бригадой», что удивительно разрослась и очутилась там, где ее и быть то не должно было, поздравил ребят с достижениями, громогласно удивился тем выгодам и положительной репутации, что они принесли родному клану, после чего выдал каждому из ветеранов фургонной бригады щедрую денежную награду и намекнул, что они одни из первых в очереди на получение крафтовой экипировки и алхимических наборов. Не забыл сделать отметку о своем обещании, заодно переслав сообщение клановому алхимику Храбру, моей правой руке Кирее Защитнице и казначею Бому…

О…

Бом…

Приготовив первую порцию яичницы, глянув на часы, я зарысил к спальным купе, по пути разминувшись со шлепающим на запах завтрака Орбом. Растолкав атлета, вручил ему кофе, указал на душу, разбил еще восемь яиц в сковороду и, чуть приперчив и посолив, прикрыл крышкой, после чего снова углубился в клановые дела. Вместе с Кирой разгребя остатки, с облегчением переключился на новости Вальдиры. Чем больше ползущих новостных заголовков я прочитывал, тем выше поднимались у меня брови.

Падающие с небес твари.

Восставшая сразу на десятке древних кладбищ и могильников нежить.

Обрушившаяся на пару деревень у западного побережья цунами.

Гигантский подводный монстр.

Оракул ушедший в ступор и начавший каменеть.

Эльфы подтянули к границам своих территорий войска и полностью закрылись от мира.

Королевство Альгоры объявило о скором начале новой Северной Кампании.

Два мелких божества низвергнуты в один день – такого прежде не бывало. Оба божества темных, но все же…

Один из кланов «вассалов» Неспящих вдруг резко изменил полярность и вместо защиты торговых путей, начал грабить мирных торговцев, обозы и путников, безжалостно их истребляя.

Впятеро выросли цены на змеиные сердца и головы – в любом виде, только не толченом. Подойдут маринованные, копченые, свежие и даже подтухшие. Втрое выросли цены на змеиные шкуры, черепа, кости и в особенности на клыки и змеиный яд.

Гномы возобновили работы в давным-давно заброшенной и запечатанной шахте под Храдальроумом. Коротышки щедро платят любому умелому шахтеру, кто согласится поработать на самых нижних уровнях древнего рудника. Что сподвигло гномов на внезапные раскопки запечатанного рудника Хребдар неизвестно.

Неизвестные минувшей ночью вырубили прямо посреди Альгоры целую рощу ценнейшего мраморного кедра. Стволы исчезли, пни остались. Стража Альгоры ищет преступников, заодно объявив за их головы огромные награды.

Серия землетрясений накрыла орочий Великий град Рогхальроум. Пробудились восемь вулканов, появилось три новых. Все они прямо сейчас извергают дым и лаву. А ведь еще недавно все так радовались затишью на вулканическом плато, где расположена цитадель клана Неспящих.

Король Альгоры созвал к себе пятерых глав иноземных кланов. Среди них Архитекторы, Хрустальный Молот, Лемминги Хаоса. Еще двое пока неизвестны, как и тема внезапных переговоров. Возможно, это как-то связано со столь же внезапным объявлением новой Северной Кампанией.

Под прибрежными льдами Тьмагры, а позднее и среди заснеженных островов северного архипелага, было замечено нечто огромное и живое, что, по разной степени достоверности слухов, направлялось или на восток или же на юг. Если верно последнее, то очень скоро это «нечто» окажется в опасной близости с великом градом Рогхальроум.

Богиня Ивава скорбит…

Застонав, я потер глаза, допил кофе и, убедившись, что все пробудились и почти допили кофе, двинулся к кокону. На диване осталась одинокая массивная фигура казначея, что, явив нам согбенную широченную спину, пыхтел над своим ноутом, явно решая срочные финансовые дела клана. Орбит давно уже был в Вальдире – забыл ему велеть передать привет Мистри.

Трудно… нереально трудно совмещать не только реал и виртуал, но и клановые дела. Я начинаю жалеть о всех тех случаях, когда язвил по поводу и без и грубил Черной Баронессе – теперь, вкусив по самое не хочу этих же трудностей, я понимаю, что выглядел в ее глазах придурком паяцем, возомнившем себя уникальным. Сколько таких как я она повидала на своем игровом веку?

Вспышка.

Вход.

Здравствуй, Вальдира.

* * *

Первое что я увидел, оказавшись в цифровом мире – юную богиню, дерущуюся почти на равных с одной из пустынных воительниц. При этом воительнице помогал в бою странный черный зверь, похожий на призрачного волка, а Роске на помощь пришел легендарный волк Тиран, легко отбивающий атаки противника и прикрывающий богиню своим телом. Вокруг ничем не отгороженного места яростной битвы расселись игроки и «местные» воители, завороженно наблюдающие за происходящим. Приткнувшись с краю, я минут пять во все глаза смотрел на неизвестно когда подросшую дочь и сам не заметил, как схватка закончилась честной ничьей. Рыкающий Тиран встряхнулся, ткнулся лобастой башкой в бедро Роски, а затем потрусил неспешно ко мне, явно собираясь похвалиться достижениями.

– Ты уже не мой волк, да? – грустно вздохнул я, запуская пальцы в густую шерсть на холке – И не слишком ли сильным ты стал?

Взглянув на статус питомца, я хмыкнул – ну да. Божественное присутствие в наличии. Как однажды Снесс одарил частичкой своей силы мамонта Колывана, так Роска щедро поделилась с Тираном. Это одна из причин по которой схватка была столь удивительно ожесточенной и быстрой. Уже не первый раз я вижу как Роска «задирается» до куда более опытных воителей Мертвых Песков, но на этот раз все было иначе, все было в разы круче. Богиня стремительно растет, уже почти превратившись из подростка в девушку. Еще немного – и она уйдет, отправившись в самостоятельное плавание. И при этом так она и не получила пока ни нормального образования, ни боевых тренировок. Хотя последнее уже исправлено – но не мной.

– Пора заканчивать – произнес я так тихо, что никто меня не услышал – Пора заканчивать с этим походом.

Постояв еще пару минут, я двинулся к своим, что встретили меня радостными улыбками и возгласами. На многих лицах читалось удовольствие – еще до захода в игру в своих мессенджерах они прочли сообщения о получении мелких и крупных бонусов от кланового правления. А это всегда греет душу.

Черную Баронессу и Бульквариуса искать не пришлось – они сидели рядышком и оживленно общались. При виде меня замолкать или менять тему не стали – это чувствуется. Нет, они продолжили разговор и я понял, что речь идет о захваченном божественной тварью мосте.

– Ладно – вздохнула ЧБ – Меня ты своей мудростью убедил, ахилот. Неспящие не пойдут на этот мост.

– Благодарю за понимание, о умнейшая – тонко улыбнулся сквозь пузырь Бульк и взмахнул мне перепончатой лапой – Привет, Рос.

– О мосте все болтаете? – поинтересовался я, глядя как к лагерю спешно трусят снявшие маскировку разведчики.

– Он очень дельный… и предприимчивый – заметила Баронесса – И умеет убеждать.

– Так что насчет нашей сделки?

– Будет тебе торговая сделка. И на таких щедрых условиях, каких от меня еще не получал никто.

– Но раньше никто не предлагал столь свежего товара в таком большом количестве – заметил ахилот и протянул руку сквозь дрожащую стенку водяного пузыря – По рукам.

– По рукам.

Я интересоваться сделкой не стал – еще до начала похода Бульквариус дал понять, что всегда готов заключить справедливую взаимовыгодную и долгосрочную сделку. Его слова, не мои. У меня тогда аж в висках заломило и я предложил все отложить до тех пор, пока не вернемся домой. Бульк с некоторым удивлением тогда согласился. Теперь я понял почему – в подобных делах ничего откладывать нельзя. Я сделку отложил – а Баронесса, едва придя в себя, прямо посреди боевого похода, сделку заключила. И вполне возможно, что это была та самая сделка, которую изначально собирались предложить мне.

Урок. Еще один жизненный урок. Еще один щелчок по моему ленивому носу.

Древняя поговорка «пока ты спишь – враг качается» приобрела новый смысл.

Подбежавшие разведчики начали спешный доклад, грамотно позволяя каждому высказать то, что не заметил другой. По их словам, узкая рваная дорожка из островков тянулась по полузамерзшему озеру до противоположной стены каньона, а там начиналась узкая пологая тропа, идущая поверх подводного желоба. Тропка тянулась двести метров, а затем… исчезала. Там нас ожидала телепортационная червоточина.

Не успели закончить доклад эти разведчики, как прибыл еще один малый отряд с дополнительными сведениями – им удалось разглядеть еще несколько мерцающих телепортационных входов расположенных на различной высоте на стене ущелья. Но вот добраться к ним просто так не получится – надо либо лететь, либо карабкаться. Снизу же ждут острейшие ледяные и каменные шипы, только и ждущие, когда на них кто-нибудь напорется. Но, если первая червоточина вдруг исчезнет – ясно куда двигаться дальше.

Третий отряд разведчиков прибыл последним, но они мало что могли рассказать. Эта троица с помощью магических артефактов, оптики и собственных умений пытались разглядеть что скрывается в обледенелых дебрях за мостом. Но разглядеть удалось немногое – темный, прямой и широкий тоннель, что уходил вдаль неизвестно насколько метров. Вполне возможно, что это самый быстрый и прямой путь к городу Аньгоре. Вот только как всегда самый прямой путь одновременно и самый опасный. Сожрут нас там.

– Что с постройкой телепорта? – запоздало вспомнил я ту тему, которую не успел изучить в реале.

– Еще как минимум несколько дней – ответила ЧБ – И это при лучшем раскладе. Может затянуться и на неделю.

– Помирать нельзя – улыбнулся Бульк.

– Ни в коем случае нельзя – согласился я – Все призрачные книги отыскали?

– Куда там…

– Ясно – вздохнул я и повернулся к ведущему к воде спуску – Тогда нам туда. Следов дракона нигде не было?

Несколько разведчиков помотали головами, еще парочка передернула плечами, а один трижды сплюнул через левое плечо. Ну да – никто не жаждет встретиться вдруг с огнедышащим разъяренным драконом на узкой тропе.

– Отправляемся – вздохнул я, с удовлетворением отмечая, что чувствую себя просто отлично – Посмотрим, куда нас приведут эти проходы….

* * *

Двадцать четыре раза. Две дюжины раз. Ровно столько мой вечно меняющийся в численности отряд проходил через клятые червоточины, на что у нас ушло всего четыре крайне напряженных часа.

Восемь раз мы вступали в бой. Дважды мы сломя голову убегали – и спасибо всем богам, что было куда отступить.

Трижды нас почти догнали рыгхры, едва не дотянувшись до нас полупризрачными щупальцами, лапами и человеческими когтистыми руками.

Я потерял семерых сокланов. Не знаю, сколько потерь у остальных, но уверен, что больше. Кажется, сильнее всех пострадал подводный отряд Бульквариуса, в одной из схваток разом потеряв две трети зверей. Я наблюдал за происходящим сверху – стоя на ошеломительно узком скалистом карнизе и высоты девятиэтажного дома смотря, как в окрашенной алым кипящей воде вспыхивает боевая магия, как там крутятся стремительные черные тени. Бульк выжил. И продвинулся дальше – а это, пожалуй, главное.

Двадцать четвертый телепорт брезгливо выплюнул нас посреди огромного перекрестка, где сходилось не менее десятка тоннелей и проходов. Я мечтал увидеть поляну Золотых Лотосов, но во всплывшем сообщении прочел, что мы находимся на территории с абсолютным мирным статусом. Я удивленно замер на перекрестке, пытаясь понять, что бы это означало. И тут я увидел нечто потрясающее…

Над самым широким и ярко освещенным проходом, с полом выложенным серым мерцающим камнем и текущей вдоль стены рекой, покачивалась каменная же табличка с не сразу понятым мной схематичным изображением. Мне помог ошеломленный вздох стоящей рядом Киреи, что тихо-тихо прошептала:

– Лестница…

И тогда я понял, что означает эта закрученная спираль, проходящая сквозь частые дуги едва прочерченных облаков. А под спиралью треугольники – крыши домов, заключенные в круглые скобки городских стен.

– Лестница Исхода – пробормотал я, поворачиваясь к выбивающейся из-под стены узкой реке, где появились первые фигуры ахилотов – Лестница Исходов… Бульк! БУЛЬК!

– Что? Что?!

– Там! Гляди!

– Это же…

– Лестница Исхода – широко-широко улыбнулся я, вскидывая кулаки – Лестница чертового исхода! И мирный статус!

– Вовремя – выдохнул Бульк и ушел под воду, где растянулся у дна.

– Очень вовремя – согласилась его подруга, после чего тоже «утонула».

– Мы чуть не сдохли! – пропищал еще один ахилот и, выставив большой палец, начал медленно уходить в воду.

– Театралы… – закатила глаза Кирея.

– А где ЧБ? – задумался я.

Ответа долго ждать не пришлось – с очередной вспышкой телепорта на перекрестке оказались сначала воины КМП, сгрудившиеся вокруг артефакта, а следующая вспышка выплюнула одинокую Баронессу, рухнувшую на спину и замершую неподвижно, в то время как от нее поднимался едкий серый дым.

– Мы у лестницы Исхода – проинформировал я лежащую в пыли главу Неспящих – Ну как ты?

– Будь проклята та тварь… – выдохнула Баронесса и медленно села, отбросила рукоять сломанного кинжала – Будь она проклята. Злобу сожрали…

– Ох…

– Барса сожрала…

– А Шепота?

– Шепота поглодала, но…

Вспышка выбросила на перекресток всех посмертных дорогу одинокого тихушника, дымящегося, скорченного и в рваной одежде. Затем вспышки последовали одна за другой, выкидывая и выкидывая остальных игроков. Еще около двух десятков притопали пешком – явившись из различных проходов. Ну и сверху, вместе со струями воды, рухнул пяток ахилотов вместе с тремя дельфинами и одним скатом – им мы помогли добраться до реки.

Устроив перекличку, быстро расспросив всех, кто добрался, мы поняли, что за эти шесть часов потеряли почти половину отряда и две трети животных. Еще бы несколько таких хаотичных телепортов… и нам бы пришел конец.

– Двинулись – вздохнул я, делая первый шаг в проход мощенный серым мерцающим камнем…

Никто не оспорил мое право шагать первым – хотя я не особо и рвался быть первопроходцем, но что поделать, когда неугомонная дочь уже успела оседлать Тирана и направить его к проходу. Рядом возник Шепот – все еще дымящийся, перевозбужденный, подергивающийся, хищно скалящийся и вообще выглядящий так, что встреть я такого типа в реале – сразу бы дал в репу кирпичом, прежде чем он схватился бы за нож. А в Вальдире – вполне нормально такое. Как еще выглядеть игроку умудрившемуся уцелеть в страшной битве?

– Опять я без родного оружия – тяжко вздохнул Шепот и покосился на меня.

– Ожидаешь, что я достану из кармана серебряную шипастую цепь и протяну тебе? – развел я руками – Нету! У нас вообще почти ничего не осталось.

– Как и у нас! – буркнула мне в спину Баронесса, успевшая перевооружиться и занявшая место за нашими спинами, но во главе отряда несущего артефакт – Даже оценить не могу насколько сильно нам повезло – артефакт телепортации еще и близко не готов, боевых свитков не осталось, жезлы разряжены, а те, кто мог прямо в походных условиях написать новые свитки и перезарядить жезлы – погибли! Почему каждый поход с тобой заканчивается тем, что мы оказываемся в драных рубищах на новом берегу?

Хмыкнув, я опять развел руками, проверил статус локации вокруг нас и, убедившись, что нам ничего не угрожает, повернулся к идущим за мной воителям Мертвых Песков:

– Можете не сдерживать шаг, воины. Вперед! К родному городу! К Аньгоре!

– Нгаму… – только и сказал тот, кто шагал сразу за Баронессой, после чего вся процессия ускорилась и, быстро обогнав нас, устремилась по серому камню к мерцающему далеко впереди то ли радужному туману, то ли дыму.

Следующей, на кого я взглянул, была Алишана Лих Дуорос:

– Давай и ты вперед. Я на время освобождаю тебя от охраны моей дочери. Вперед!

– Уверен, нгаму Росгард? – эти слова прозвучали тяжело и хрипло, будто Алишана задыхалась.

– Уверен – кивнул я – Вперед. Ты должна убедиться, Алиша. Либо твои родные там… либо их нет. Но узнать это ты должна. Вперед!

Миг… и девушка исчезла, растворившись в воздухе.

Миг… и следом по коридору рванул огромный черно-белый волк с прижавшейся к его холке тонкой девичьей фигуркой.

Я открыл рот и… ни сказал ни слова, но успел опустить руку на плечо качнувшейся вперед Киреи, после чего покачал головой:

– Не мешай.

– Кто знает, что там впереди?…

– Ага – грустно улыбнулся я – Кто знает… но останавливать ее не надо.

– Воспитание свободой и понимаем, что ответственность за свои поступки лежит на ней? – задумчиво спросила Баронесса, поравнявшись со мной и оттеснив Шепота.

– Не – моя улыбка стала чуть шире и чуть веселее – Но… кто я такой, чтобы останавливать ее?

– Отец?

– Вроде того – кивнул я – И что я ей дал как отец? Какие мудрые мысли вложил в ее голову? Чему дельному научил? Она… она настоящая пацанка, что была считай заброшена родителями и росла на улице. Вот она почти выросла – сама набравшись ума и храбрости.

– Пусть и дальше сама?

– Ага. А я помогу, если что-то у нее не заладится.

– А если умрет?

– Ну… не в этот раз – качнул я головой, оглядывая таинственно мерцающие стены – Мы у Аньгоры. Здесь мирный статус – и нарушить его здесь может лишь хозяин города сего. А я с ним вроде как не в ссоре.

– Аньрулл?

– Он самый – подтвердил я и протянул руку, коснувшись зыбкого разноцветного тумана. Пальцы почувствовали легкий холодок.

– Вот только он не здесь, а там – палец Баронессы устремился в потолок.

– Там или здесь – понятия относительные в наше время – фыркнул я, разжимая протянутую руку и роняя в туман два крохотных амулета. Оба зеленых, но зеленых по-разному – один мрачного, темного, но пронзительного цвета, а другой куда ярче, переполненный цветом весенней зелени.

Канувшие в туман амулеты тускло вспыхнули и исчезли. Кинувшийся к скрытому туманом полу Шепот медленно выпрямился и пожал плечами – он ничего не обнаружил на гладком сером камне.

– Что ты сейчас сделал, Рос? – почти без эмоций спросила Баронесса, заглядывая мне в глаза – Что ты сделал?

– Этот туман описан в редких книгах – охотно ответил я – Мне Орбит рассказывал. Он вычитал про него в той затерянной библиотеке, где когда-то провел уйму времени. Этот туман притягивает к себе отправленные в Аньгору души – служит ориентиром, маяком, зовущим горном. Слова не мои – так туман описан в книгах. Поэтому блуждающие в лабиринте коридоров души и находят в конце концов путь сюда – а началу Лестницы Исхода. Конечно, если их по дороге не сжирают ужасные твари вроде рыгхров. Как-то так.

– Красивая легенда. И я ее уже слышала. А дальше что?

– А дальше – за деньги! – отрубил втиснувшийся между нами казначей – Вам цену сейчас или прям сейчас озвучить?

Рассмеявшийся Шепот сделал шаг вперед и растворился в тумане. Набыченная ЧБ зло уставилась на полуорк:

– Ты за все деньги требовать будешь?

– Ну почему же. Иногда берем оплату драгоценными камнями и золотыми украшениями. Мы люди деловые.

– Рос!

– Этот туман – как яркий манящий свет. И он же служит конечной точкой для любого телепорта, что может пробиться сквозь здешние защитные ауры. Дальше тумана – не прыгнуть. К Аньгоре можно попасть только ножками – по лестнице Исхода.

– Я спрашивала не про это.

– Я ответил.

– Два амулета? Ты бросил в туман два… пригласительных билета?

– Может быть – улыбнулся я.

– И эти билеты? Кому они предназначены? Кто сюда попадет? Ты вот так взял и… я не считаю это честным, Рос.

– Честным? – я удивленно приподнял брови – ЧБ… без обид, но, если уж напрямую – но как часто ты играешь по-честному? У тебя всегда свои цели.

– Но я помогаю тебе.

– А я тебе. Можно смело сказать, что между нашими кланами крепкие дружеские связи. Но при этом мы все преследуем собственные цели. Мы оба знаем, что наш общий поход почти закончен. Как только достигнем подножия лестницы… ты пойдешь своим путем, я своим, а Бульк двинется своей известной только ему тропой.

– Ладно! Не спорю! Все верно – мой клан всегда в приоритете. Никогда этого не скрывала. Хотя не раз предлагала тебе стать частью Неспящих. Весомой его частью. Но ты предпочел создать свой клан.

– Меня скорее заставили – рассмеялся я и в третий раз развел руками – А я не смог отбрыкаться.

– Так что ты сделал? Кому отправил пригласительные билеты на бал-маскарад в Аньгоре?

– Скажу так – я просто выполнил данные обещания. Сдержал слово – и радуюсь этому как ребенок.

– Обещания кому?

– Промолчу.

– Аньрулл? Рос… ты пригласил бога смерти?

– Промолчу.

– Наверняка это Аньрулл – ЧБ глубоко задумалась, затеребив нижнюю губу – А кто второй? Что скажешь, Рос? Это Аньрулл и…

– Промолчу – улыбнулся я.

– Рос… насчет тропы, что у каждого своя…

– Ага – повернулся я к высунувшейся из дымной воды голове Бульквариуса – Ускоряетесь?

– Точно. У нас начался спуск. Спасибо, Рос. Приятно работать с тобой.

– Взаимно. Удачи, Бульк.

– И тебе!

Посмотрев на Баронессу, что продолжала идти рядом, я глянул через плечо и крикнул:

– Герои! Не стоит плестись за мной! Кому не терпится – вперед, в Аньгору!

Дважды повторять не пришлось. Спустя полминуты вся орущая орава исчезла в тумане впереди. А туман все гуще. Все искристей. Все холодней. Но при этом туман выглядит так, что в нем совершенно не страшно. Ни капли жуткости.

– Кого ты пригласил на праздник смерти?

– Впервые вижу, чтобы ты не рвалась оказаться в первых рядах – удивленно признался я, глядя на главу Неспящих – Ускоряйся, ЧБ! Я уже знаю твой характер – тебе сейчас тошно плестись рядом со мной. Лети вперед. А насчет брошенных в туман амулетов – пока ничего сказать не могу. Поговорим позднее.

– Договорились.

– Не бесплатно! – крикнул вслед растворившейся тени Бом – За большие деньги!

– Когда-нибудь я тебя прикончу, казначей!

– Жадность приводит к злобе – покачал головой полуорк – А злоба к убийству. Не стоит быть хапугой как ЧБ, друзья – запомните это.

– Кто бы говорил – звонко рассмеялась Кирея – А ты чего не торопишься?

– А ты чего?

– А мне и тут хорошо.

– Вот и мне – тоже тут неплохо – пробурчал Бом – Эх сколько наших полегло.

– Они живы и наверху – пожал я плечами, неспешно шагая по начавшему идти под уклон полу – А впереди еще море приключений. Меня, если честно, больше волнует Орбит – где он?

– Либо на Тропе… либо уже в Аньгоре, пьет кофе вместе с госпожой Мизрелл и нетерпеливо ждет нас – произнесла Кирея – Сегодня утром, перед тем как лечь в кокон, он прямо светился… никогда не видел его таким… умиротворенным и радостным, что ли…

– Орбит умиротворенный? – не поверил я.

– Ну да. Прямо спокойный-спокойный такой. И очень радостный. Такое впечатление, что у него что-то получилось. Я даже спросила чего он такой радостный.

– А он?

– В своем стиле ответил какой-то ерундой и вроде даже в стихах, но я толком не запомнила. Вся ведь в делах клановых была. Но он что-то говорил про тюльпаны, как мне кажется.

– Тюльпаны? – задумчиво нахмурился Бом – Странно…

– Странно – согласился я – Да и пофиг. Главное, чтобы он выжил.

– А вот ты не очень умиротворенный – заметила Беда – Что не так?

– Да все норм.

– Признавайся! В чем причина грусти? Мы у Лестницы Исхода! Мы у Аньгоры! Да потеряли многих, но все же пробились сюда. Ты сдержал данные обещания. Хотя ничего еще не произошло вроде как…

– Ритуал требует времени – ответил я и замер, глядя на широкую и чуть изогнутую ступень у своих ног. Перламутровая полупрозрачная ступень, за которой была еще одна, а затем еще одна – они порождали начало затянутой искрящимся туманом спирали.

– Давай – подтолкнул меня Бом – Наступай.

– Да до нас тут уже стадо пробежало! – проворчал я, смело делая шаг и опуская ногу на первую ступень – И проплыло.

Загнутый широкий канал, что вряд ли пропустит кита, но вот среднего размера касатку вполне вместит, круто спускался вниз как американская горка. Хм…

– Прыгнем? – улыбнулся я.

– Прыгнем – решительно кивнула Кира.

– Прыгнем! – рычаще подтвердил Бом.

– Так чего ты мрачный?

– Дракон – ответил я уже в прыжке – Дракон…

С плеском вода приняла меня в свои объятия и… я с бешеной скоростью понесся по закрученному желобу вниз – сквозь клубящий волшебный туман, в котором вдруг мелькнула огромная гротескная тень и послышался знакомый тихий и ликующий смех.

Смех длился секунду, может полторы, а еще через мгновение я уже сомневался, слышал ли я хоть что-то. А в момент, когда стремительная бурлящая вода затянула нас в прозрачную трубу, я увидел еще кое-что – проступившую на крохотный миг высокую стройную человеческую вроде бы фигуру, что, скрытая туманом, замерла неподвижно у вершины Лестницы Исхода.

Если ты рыба, то может и молчишь, слетая вниз по трубам и желобам. А вот если обладаешь легкими и относишься к веселью с пониманием, то молчать не станешь. Не знаю, кто именно первым ликующе заорал, но вниз мы летели под аккомпанемент дружного захлебывающего ора, размахивая руками, бесстрашно ударяясь лбами о прозрачные стены желобов, скользя по ним расплющенными лицами и… искренне веселясь. Мимо нас воровато проскользнула изумленная смотрящая на нас полупрозрачная душа ахилота, осенив заодно нас странноватым знаком. Следом, прямо «сквозь» нас, по желобу скользнуло что-то вроде огромного слизняка, жалующего тонким голосом на какие-то незавершенные дела. Странно что слизни разговаривают, но еще страннее, что мы слышали каждое слово и понимали – хотя и были погружены в воду. Когда закончились желоба, перейдя в широкую закрученную трубу, кончился и воздух, вот только на нас это никак не повлияло – несясь вниз, мы дышали искристой водой с той же легкостью, что и воздухом. Плавающий снаружи туман поредел и… исчез, вернув нашим глазам способность видеть дальше, чем на пару метров. Сначала оборвались веселые вопли, несущиеся снизу, а затем как отрезало и у нас. Разинув заполненные водой рты, мы сквозь стекло – или прозрачный камень – зачарованно уставились на открывшийся и крутящийся вокруг нас вид… истинного Королевства Мертвых.

Аньгора…

– Долина Посмертных Цветов – тихо пробулькал кто-то рядом.

И был прав. Эта местность полностью отвечала своему названию.

Под нами раскинулась заключенная в оправу из мрачных скал и водопадов цветущая долина, с редкими треугольниками и квадратиками возделанной земли. Тонкими лучиками тянулись в несколько сторон тропы и дорожки, мерцали желтыми огоньками, ясно видимыми даже с такой высоты и при… – дневном свете? – дорожные лампы, указывающие путь. Немало озер и ручьев сплетали здесь замысловатую мерцающую сеть, что светлела на мелководье и угрожающе темнела на глубине. Пяток утлых челнов медленно скользил по воде, направив носы прочь от высоких и нисколько не страшных городских стен, что виднелись на окраине долины Посмертных Цветов. Стоило мне заметить эти стены… и я забыл про иное, жадно вглядываясь с быстро уменьшающейся высоты в легендарный Великий Град Аньгору.

Ань Гора. Праздник Смерти.

Город, что называется тенью столь же великого города Альгоры – Праздника Жизни.

И да – есть сходство. Эти мощные высокие стены, ровные ряды сторожевых башен, виднеющиеся за стенами черепичные крыши построек…

Еще пара мгновений и… окончившаяся труба вышвырнула меня наружу. Пролетев несколько метров по воздуху, я с шумом ухнул в воду и, коснувшись ногами песчаного дна, ненадолго замер в чуждой среде, наслаждаясь теплом здешней водички и ее потрясающей прозрачности – казалось что ее и нет, настолько далеко и четко я мог видеть. В паре шагов от меня сидел Серый Клен – танк-топорщик-щитовик из моих Героев. Сидя на светлом песочке, он играл в гляделки с удивленно таращащимся на него крабом и пересыпал из руки в руку мелкие камни, завороженно глазея по сторонам. Поймав мой взгляд, он встрепенулся, сделал полный вдох воды и встал, тяжело зашагал по склону к кромке берега. Да… мы по-прежнему могли дышать этой водой – даже закончив наше путешествие по Лестнице Исхода.

Оттолкнувшись от дна, я вынырнул и… опять на минуту завис, снизу-вверх ошарашенно глядя на только что преодоленную нами Лестницу Исхода – чего-то настолько огромного, уходящего в клубящиеся высоко-высоко облака, я не ожидал. Это настоящий скальный пик, который был отесан, выдолблен, зачарован и превращен в величественнейшую лестницу, что предваряла переход от долгого опасного путешествия к вечному мирному посмертию.

– Рос! – протянувший лапу полуорк вытащил меня и воды и я очутился на небольшом, но крепком плоту из толстых ладно пригнанных бревен – Плывем!

– Идем – машинально поправил я, стряхивая с себя завороженность и начиная оглядываться – Наши все прибыли?

– Ага.

– Плоты зачем?

– А проще вещи перевезти – пожал плечищами Бом и кивнул на уже взявшихся за шесты игроков – Свитки запаковки кончились считай. Кое-что я приберег… но они понадобятся при выносе трофеев отсюда.

– Какие здесь трофеи? – рассмеялся я, оглядывая мирную долину, берег безымянного озерца у самого подножия окутанной туманом Лестницы Исхода, маленькие лиственные рощицы поодаль, редкие группки невысоких березок тянущихся по зеленым склонам пологих холмов.

– Я найду – пообещал Бом – Я обязательно найду! Они тут точно есть – в Ода Тантариалла это четко указано.

– А какая из этих Од правдива? – крикнула с берега рыжая девчонка с огромным луком за спиной, задумчиво осматривающая поросшую травой могильную плиту вделанную в бок холма – Их много! И половина – вранье!

– Раз врут – значит точно есть что скрывать! – заулыбался казначей.

Подбоченившись, Бом набрал побольше воздуха в грудь и заревел во всеуслышанье:

Скрыты надежно богатства Безумных

Под толщей земной, глубоко в подземелье.

И сделав лишь шаг под темные своды,

Ты очутишься в царстве бессмертных.

Те, кто когда-то правили миром

Здесь возлежат в роскошных могилах.

Узкие ходы все ниже ведут

В глубины опасные манят, зовут.

Ярус за ярусом, штольня за штольней

Все глубже уходит горстка героев

Факела пламя дрожит и мерцает

В тщетной попытке тьму разогнать

Ломкие кости хрустят под ногами

Обломки клинков, доспехи, щиты,

Толстым ковром устилают пещеры.

Здесь властвует смерть

И живым здесь не место!

Во тьме раздаются шорохи, звуки

Вскрики, удары, предсмертные хрипы.

Вот кто-то кричит вдалеке умоляя

Прося лишь пощады у стражей гробницы.

Тут золото свалено грудами

Рубины, алмазы, сапфиры…

Тускло блестят на надгробьях старинных

Покрытые густо пылью могильной…

Богатства глубин возлежат на могилах.

Но тот, кто нарушит мертвых покой

Тот, кто коснется лишь кончиком пальца

Подвергнется каре бессмертных созданий

Они охраняют богатства почивших богов

Они и судья, и палач и могильщик!

Горстка героев не вернулась назад

Почила во мраке забвенья навеки.

Но не будет покоя телам их и душам.

Они лишь солдаты в страже Безумных

Бездумно шагают во тьме коридоров

Бессмертные зомби на службе титанов….

– Да все слышали эту страшилку! И она – вранье! Хотя читаешь зачетно…

– Горстка героев – хмыкнул я и одним прыжком оказался на идущей вдоль речушки, куда нас вынес плот, тропе – Вот тут и начинаешь не верить, Бом. Кто уже бывал в Тантариалле? Никто. Так откуда взяться героям?

– Не бывали игроки, босс – легко парировал казначей, тоже хватаясь за шест и вбивая его в дно прозрачной реки – Но могли бывать «местные». И как раз они и могли превратиться в умертвий, что бродят сейчас во-о-о-он там…

– Да – кивнул я, догоняя неспешно шагающую Кирею – Да… может ты и прав.

Благодаря коварному Бому я сейчас смотрел уже не на высокие стены Аньгоры, а на темные скалы, что возвышались за ней. Где там, в этих самых скалах, вроде бы и находятся Врата ведущие в божественный ад Тантариалл.

Врата открывающие проход в место, где заключены обезумевшие боги.

Врата, что еще никогда не были отворены, потому как ни у кого до этого не нашлось достаточной силы придурковатости, чтобы замахнуться на такое опасное дело.

И вот мы здесь…

И…

– Роска рада – рассмеялась Кирея, мягко тыкая меня в плечо кулаком – И я рада.

– Чем радуются дамы? – заинтересовался я.

– А вон – еще солнечней улыбнулась Беда, той же рукой указывая чуть левее приближающихся стен Аньгоры, на вершину поросшего травой и цветами холма – Танцуют красавцы…

Я бросил лишь один взгляд и тут же с радостным воплем рванул вперед:

– Да! Сделали это!

Там, на вершине холма с прекраснейшим видом на всю Долину Посмертных Цветов, был аккуратно постелен довольно внушительный и красивый ковер, поверх него расположились немногочисленные столовые приборы, стояла тарелка с пирожными, на уголке ковра сидела почтенная гнома в необычных очках и внимательно следила за стоящим на углях походного костерка кофейником, испускающим белый пар. А рядышком с ней весело танцевали Роска и… Орбит, выделывая невероятные коленца, размахивая рукой, подпрыгивая, кувыркаясь и вообще ведя себя как угодно, но только не как умудренные жизнью и закаленные сражениями доблестные авантюристы.

– Живые! – выдохнул я, круто останавливаясь рядом с костром и сгребая в объятиях лысого чудика – Живые! Госпожа Мистри! Как я рад!

– Жи-и-ив-ы-ы… – протянул весело Орбит, которого я выпустил изрядно помятым – Прошли-и-и…

– И по речи твоей соскучился – признался, хлопая тощего эльфа по плечу – Молодцы! Прорвались… тяжело пришлось?

– Могу смело признать – произнесла неспешно вставшая гнома, протягивая мне чашку с кофе – Что это был самый сложный поход в моей богатой на приключения жизни. До этого я считала, что уже ничто не переплюнет спуск в Темную Алмазную Пасть и исследования погребенной головы великана Длу-Длуса с его ожившим посмертным безумием… но я глубоко заблуждалась. Тропа Безумного Одиночки превзошла все, что я видела и испытала в этой жизни. И вот я здесь… в шаге от… – голос гномы задрожал, она слабо махнула рукой на Аньгору – В шаге от моих…

– Все хорошо – успокаивающе улыбнулся я – Все хорошо. Не вы одна, кто сегодня пришел сюда ради встречи с умершими. Выпейте кофе… и ступайте.

– Ты как всегда мудр, Росгард Добрый – вздохнула гнома и поправила оправу очков – Ты как всегда мудр… что ж… угощайтесь кремовыми пирожными. Орб… прекрати паясничать. Садись и пей кофе. Роска… дитя мое… оттащи своего волка от ковра и пусть лежит на траве. Росгард…

– Да?

– А ты не спешишь в Аньгору? – гнома указала глазами на первых игроков, что уже подошли и подплыли к городским вратам.

– Не в этот раз – с улыбкой покачал я головой, опускаясь на край ковра и цепляя одно из цифровых пирожных – Я подожду.

Ко мне поднималась Кирея, что тоже пока никуда решила не спешить, я переглянулся с Бомом и убедился, что он продолжает движение к городу, возглавив совсем небольшой отряд ГКР – мы потеряли почти всех в ожесточенных последних боях. Как старых, так и новых друзей. Но не страшно – встретимся с ними там наверху. Да они и не скучают – им есть чем заняться.

– Почему же ты не спешишь? – Мистри аккуратно положила на круглое овсяное печенье небольшой кусочек сливочного масла – Разве вы, чужеземцы, не мечтаете быть везде и всюду первыми?

– Я жду начала представления – откровенно ответил я, ложась на бок и подтягивая к себе блюдо с печеньем – Орб, ты тоже притормози.

– Ага-а-а…

– Ты стал… чуть другим – заметил я, глядя на непривычно улыбчивого тощего эльфа с его драными ушами.

– Да… – кивнул эльф – Немно-о-о-го…

– Потом расскажешь?

– Да.

– Они оба здесь – я с хрустом разгрыз печенье – Старый хозяин вернулся. И вот-вот проявит себя. Поэтому мы и не спешим куда не надо. А еще я… пустил сюда твоего отца…

– Предсказу-у-уемо – с абсолютным спокойствием кивнул Орбит и, прижав на мгновение ладонь к груди, тихо добавил – Надо поговори-и-ить…

– Важное?

– Для меня – о-о-очень… преде-е-ельно…

– Тогда и для меня – кивнул я – Где и когда?

– В реале…

– Принято – еще раз кивнул я и принялся делать бутерброд из печений, масла и варенья.

Цифровые сладости рулят – вкусные, бодрящие, даже сытные, дают мелкие бонусы, а еще от них не болят зубы и не растут бока.

– Я чувствую… – встрепенулась уже никуда не рвущаяся с момента возращения блудного эльфа Роска – Он… знакомый и очень сильный… страшно радостный и при этом яростный…

– Аньрулл – усмехнулся я, поднимая глаза и глядя на возвышающуюся над городом темную стелу, окутанную зловещей дымкой и увенчанную троном – Хозяин в доме. Бегите мыши… бегите…

– И я побегу! – решительно заявила дочь, вытянувшись в дрожащую струнку, указывая рукой на мрачные городские стены Аньгоры – Побегу!

– Решай сама – буднично произнес я, с усилием загоняя внутрь и не давая вырваться наружу отцовское грозное «Куда собралась?! Дома сиди!» – Но будь осмотрительней, дочь.

– Буду!

Миг… и Тиран с вопящей всадницей на спине умчался к Аньгоре, увлекая за собой поредевшую стаю. Кира неспешно зашагала следом, а за ней, отставив решительно кофейную чашку, опустив на край блюдца недоеденное пирожное, что рассыпалось золотыми искрами, поднялась и достопочтенная гнома Мистри Мизрелл. Поправив массивные очки, она глубоко-глубоко вздохнула и зашагала к городу, ни разу не обернувшись на нас.

– Смелее! – ободрил я ее – Смелее!

– Верю! – все так же не оборачиваясь, произнесла гнома – Верю, что они там! Верю, что ждут меня!

– Верю и я – широко улыбнулся я.

– И я-я-я! – ободрил Орбит, усаживаясь поудобней на освобожденное место на коврике и тянясь за еще не опустевшим медным кофейником.

Разлив остатки ароматного кофе по нашим чашкам, лысый эльф деловито вытряхнул из кофейника гущу, умело и быстро залил внутрь воду из бурдюка, вычистил все внутри парой размашистых движений и, перевернув посудину, утвердил ее на своих коленях, после чего принялся ее начищать суконной тряпочкой. Поймав мой ошарашенный взгляд – ну не каждый же день увидишь чистящего медную посуды лысого тощего эльфа на фоне Великого града Аньгоры в сердце Королевства Мертвых – Орбит с тяжким вздохом пояснил:

– Моя очере-е-едь…

– Подвоспитала тебя госпожа Мизрелл – рассмеялся я, опять усаживаясь на мягкую зеленую травку, с некоторым даже сожалением придавливая звенящие бутонами васильковые колокольчики.

К этому времени мы остались одни. Все без исключения давно уже были в городе, скрывшись за приоткрытыми вратами. Царящая над Аньгорой величественная и мрачная стела начала искрить и шибать во все стороны зелеными длинными молниями, полосуя крыши домов и воздух нещадными ударами. До наших ушей доносился странный потусторонний гул, переливающийся в долину Посмертных Цветов из-за стен Аньгоры. По узкой тропинке, что извилисто тянулась между двумя поблескивающими глубокими ручьями, окольным путем к городу робко двигались две женские полупрозрачные фигуры – новые «яркие» цифровые души, что после смерти удостоились не стирания, а отправки сюда. Орбит, на миг прервав чистку кофейника, со странным выражением лица смотрел на медленно бредущих женщин. Но это длилось недолго и, отставив начищенный до ослепительного блеска кофейник, взявшись за ложечки, эльф равнодушно поинтересовался:

– Отец зде-е-есь?

– От тебя ничего не скроешь, да? – хмыкнул я и с ничуть не ослабевшим наслаждением сделал еще один глоток обалденного кофе.

– Он не забудет – перестав тянуть слова, произнес Орб – Он всегда помнит – как зло, так и добро. Он отплатит.

– Напугал-напугал – пробормотал я, равнодушно смотря на город, куда рвались так многие, да и я в свое время, а сейчас меня туда не тянет абсолютно.

Скучно.

Мне стало скучно.

Недавняя диверсионная вылазка, когда я, привязанный к веревке, мотался среди островков и кусков льда в холоднющей воде на дне мрачного ущелья, меня неплохо взбодрила, вернув радость и предвкушение чего-то этакого, особенного, захватывающего дух… И вот мы достигли входа, миновали Лестницу Исхода, прошли долиной Посмертных Цветов… и я опустошенно гляжу перед собой, понимая, что прямо сейчас хочу вернуться в реал и там…

Хм…

– Хватит чистить посуду цифровую – пробурчал я, не дав Орбиту начать новую фразу – а он точно собирался начать свой важный разговор – Пошли в реал, лысый.

– Э…

– И там найдется немало немытой посуды, не протертых столов, не вычищенных до блеска кастрюль и прочих кухонных работ.

– Но-о-о…

– И это ну очень будет для тебя интере-е-е-е-есно – без малейшего смущения передразнил я Орбита.

– Вряд ли… – поник тот – Неинтере-е-е-есно…

– Пошли-пошли. Заодно поговорим там, где нас никто не сможет услышать из чужих. И налью нам чайку корабельного – крепкого, сладкого. М?

– Пошли-и-и!

– Ага – кивнул я, уже начиная рассылку сообщений всем своим, оповещая их о нашем отбытии из суровой виртуальности в куда более спокойную на текущий момент дорожную реальность. Пусть нас не теряют и все такое.

А экскурсия по Аньгоре и топтание рядом с вратами Тантариалла – попозже, когда схлынут толпы чертовых туристов. Уверен, что ни одна из грядущих роковых встреч меня не минует.

Я вжал пиктограмму выхода первым, зная, что Орбит последует за мной.

Вспышка.

Выход.

Посеревший и какой-то недовольный, почти не искрящийся водоворот равнодушно проглотил меня и утянул в черноту глубокого омута, на чьем дне начиналась реальность…

Глава восьмая

– В ад – не отрывая взгляда от бока начищаемой кастрюли, сказал Орбит, по обыкновению скрывая глаза и большую часть лица тенью от увешанного разноцветными нитками козырька бейсболки – Нам надо в а-а-ад.

– А мы где? – искренне удивился я, критично разглядывая желтоватую густую жижу в прозрачной емкости блендера – Хм… не многовато ли бананов?

– Но-о-орм! – выпустив кастрюлю, иноземный сладкоежка выставил оба больших оттопыренных пальца, на миг показав заблестевшие глаза – Жарь!

– Пеки тогда уж – буркнул я – Ладно… мы с тобой будем подопытными крысами в этом эксперименте, да?

– Да!

– Ну ок – рассмеялся я и, подняв крышку разогревшейся вафельницы, влил в каждое из ее двух отделений по солидной порции жидкого теста – Вафли будут типа бельгийские…

– Типа?

– Типа – подтвердил я – Тесто другое. Овсянка, бананы, яйца, чуток сливочного масла и немного бразильских и грецких орехов, что я надыбал в наших запасов. Короче – качок Бом точно оценит. Да и нашим с тобой тощим организмам точно понравится.

– И я-я-я! А сахар?

– Ну нет, бананы и так сладость дадут – сморщился я и кивнул на выставленные на стол банки с вареньями, на стакан крепкого черного чая перед Орбом – Вон тебе еще источники сладости. А вон с краю варенье черничное, хы-хы…

– Хы-хы…

– Ты продолжай, продолжай – поощрил я друга, поспешно подставляя тряпку под вытекшее с одной стороны теста – не рассчитал объем.

– Это… важно… очень ва-а-ажно… – на миг Орбит прервался, шумно втянув носом источаемой вафельницей запах – У-у-у-у-у…

– Вафли – это всегда хорошо – заметил я – Особенно в поезде. Особенно с медом.

– И с крепким чаем! – добавил от дверей наш старый бессменный охранник – Не помешал?

– Рады дорогому гостю – улыбнулся я, мельком глянув на едав заметно кивнувшего и спокойного как удав Орбита.

Ну да. Уж от кого-кого, а от Палыча нам особо скрывать нечего.

Усевшись рядом с Орбитом, Палыч дождался, когда я поставлю перед ним любимую отцом крепчайшую чайную бурду, что практически мгновенно окрашивала зубы в бурый цвет, после чего демонстративно принюхался, заставляя меня продолжить угощение:

– Угостим – успокоил я его – Но вафли не очень сладкие.

– И хорошо. Лишь бы их много было.

– Будет много – заверил я всех сразу – включая отсутствующих по причине пребывания в виртуале – Целая гора. Нам сколько еще звенеть колесами?

– Чуток осталось. Несколько часов назад перецепили вагоны к другому составу, подзаправились водой, слили все отходы, запаслись продуктами.

– Я так и понял – улыбнулся я, вспоминая, как выполз из кокона, покачиваясь, вышел из купе и озадаченно уставился на заваленный фруктами кухонный стол – Спасибо.

– Ты платишь – мы трудимся – махнул рукой Палыч – Отец тебе привет передавал. Он тоже вроде как к нам в гости собирается.

– В глушь северную? – не поверил я.

– Кому глушь, а кому инспекционная поездка по засекреченным объектам – рассмеялся Палыч – Родина наша необъятна, а напрятано в ней столько всего… ну да это суровая флотско-армейская лирика. Вы о своем продолжайте. И вафли у тебя вроде как уже готовы…

– Точно – спохватился я, открывая крышку и с радостью глядя на румяные рифленые вафли – Ну… выглядит и пахнет неплохо. Угощайтесь.

В пухлые вафли тут же воткнулись вилки, по румяному тесту тягуче растекся янтарный мед, блестящие лезвия ножей отхватили по солидному куску и вскоре они оба, прикрыв глаза, усердно жевали, явно прислушиваясь к своим ощущениям.

Первым поднял одобрительно вилку Орбит – но я не поддался, ибо знал, что этому тощему призраку вообще, похоже, пофигу на то, что он есть, была бы в продуктах хоть какая-то сладость и калорийность.

А вот когда с одновременным кивком вилку приподнял глава охраны, я облегченно выдохнул и вылил в формы следующую порцию. Следом принялся подготавливать ингредиенты для следующего теста, вспоминая на ходу, что у нас есть из подходящих продуктов и чувствуя себя настоящим алхимиком.

Беседа затянулась. И беседа наша была посвящена сугубо мирным нейтральным темам вроде пасмурного осеннего пейзажа за окном, прилипшим к окнам нашего вагона ярким осенним листьям с четкими черными прожилками – сидящий у окна и поедающий пятую вафлю Орб медленно вел пальцем по паутине умерших растительных вен, что-то беззвучно бормоча и кивая. Сделай так любой из моих прочих знакомых – я бы уже втихаря набирал номер скорой помощи. А тут отнесся вполне спокойно, зная, что для него это норма.

Насидевшийся с нами главный охранник отставил пустой стакан и, широко зевнув, попрощался, не забыв прихватить с собой целый поднос уже испеченных вафель – для парней по соседству. Запах то мол разнесся уже далеко, и парни просто не поймут, если сладкий праздник жизни пройдет мимо, так их и не коснувшись. Тот, кто не ест сдобные вафли хотя бы раз в месяц – считай и не живет. Я не стал спрашивать идет ли в счет виртуальная сдоба, уже догадываясь о ответе.

Когда плотно прикрылась тамбурная дверь, вставший Орб деловито стащил майку, явив моему взору выпирающие ребра. Уйдя в «угол Бома», он подпрыгнул и повис на турнике, где и заболтался как мокрая тряпка, силясь выполнить хотя бы одно подтягивание. Я смотрел на этого дистрофика с превосходством – уж хотя бы пару раз я точно подтянусь. Интересно не точно ли так же на меня смотрит Бом, когда я, потея и кряхтя, подтягиваюсь. Ведь этот чертов атлет влегкую подтягивается десять раз на одной руке – любой.

Доведя процесс массового изготовления вафель до автоматизма и жалея только об отсутствии второй вафельницы, я не спешил, позволив Орбу собраться с мыслями и, что самое главное, решиться на разговор – а он явно все не мог никак перейти к делу.

Пришлось подождать еще минут десять, прежде чем он наконец обронил первую глухую фразу:

– На тропе я нашел что искал…

Эта четкая внятная фраза, без его привычного жевания и растягивания несчастных слов, даже чуток испугала меня – настолько необычно большим количеством эмоций она была наполнена для Орбита. Но чего я точно не ожидал, так этого того, что следующая фраза будет еще круче и при этом прозвучит хрипло, мрачно, как-то даже обреченно:

– А я искал очень долго… долго-о-о…

И снова я промолчал. И даже врубил на полминуты блендер, давая перемолоться не только овсянке и бананам, но и чуть времени явно с трудом ведущего беседу Орбу. Это насколько же важная для него тема?

И почему его лицо настолько… грустное? Печальное? Преисполнено горечи? – последнюю фразу я вычитал в одной из старых пожелтелых книг в своей северной одиссеи. Смешно, но я сейчас возвращался в те же примерно края – но на это раз добровольно.

– Осталось пройти-и-и-и еще пару лиг… и я там – в аду. В Тантариалле…

– Но? – это было лучшее на что я оказался способен в данный момент, глядя, как сползший с турника друг крайне задумчиво смотрит на лежащую на полу гирю.

Бросив разглядывать насмешливо ожидающую жалкой попытки стальную тяжесть, Орб повернулся ко мне и озвучил главное:

– Одному мне не спра-а-авиться…

– Я с тобой – без малейшей паузы произнес я.

– Риск велик… очень вели-и-ик… особенно для главы клана.

– И в чем риск?

– Репутация…

– Перед светлыми?

– Да.

– И как я ее могу опорочить?

– Воровство-о-о… грабеж… может и уби-и-ийство…

– Все интересней и интересней – засмеялся я – Зачем грабить и убивать, Орб? Что-то редкое? Тогда проще купить и не пачкать репутацию.

– Нет. Не ре-е-едкое… уникальное…

– Это хуже – признал я – Хм… и что это?

– Последняя часть механи-и-изма Древних.

– И этот механизм?

– Поможет нам уйти в глубинный слой Вальди-и-иры… Что-то вроде Тропы Безумного Одино-о-очки…

– Ты когда-нибудь расскажешь как там было? На Тропе? Ведь было классно?

– О да-а-а!

– Черт! Хотел бы я там быть… Может однажды появятся «Безумные истории Орбита», а я их и прочту, сидя у пылающего камина… Ладно! Я сказал – я с тобой! Но ты так и не ответил – кого грабить?

– Наместника Седри…

– Вот черт! – рявкнул я и выдрал из вафельницы чуть почерневшие вафли – А черт! Опять?!

– Заветное хранилище Се-е-едри…

– Это опасно – вздохнул я – Важный сановник, наместник, приближенный к королевскому двору.

– Союзник тьмы, лорд тьмы, приспешник демонов и убийца родичей – продолжил Орбит – Он очень опа-а-асен…

– Погоди…. Кто лорд тьмы и приспешник демонов? Седри?

– Да.

– Вафлей о рельсу… вот это блин поворот. Будет у меня к тебе мно-о-ого вопросов, дружище. Но ты на главный ответ – а зачем нам идти твоей тропой, если мы уже оказались у Аньгоры? Ты же понимаешь, что так и так кто-то да вскроет Тантариалл. Прямо сейчас ищут запчасти для телепорта, что свяжет Королевства Живых и Мертвых. Подземное царство станет доступным для игроков. А ты сам фанатик и хорошо понимаешь – очень скоро Тантариалл вскроют. Так что я не вижу причины по которой нам надо идти твоей особой тропой, только если ты не хочешь оказаться в божественном аду самым первым и при этом сделать все тайно. Это причина?

– Не-е-ет… и да-а-а… Главное активировать механизм Дре-е-евних в тот миг, когда вскроют первые врата Тантариалла. А это случится вот-вот! – наполнив воздух грудью, Орб все же приподнял двухпудовую гирю и натужно повторил – Вот-вот! И этим вскрывателем скорей всего будет мой оте-ец…

– С этим даже не спорю – кивнул я и опять врубил блендер, давая хрипящему от усилия Орбиту время на безнадежную попытку выжать гирю одной рукой над головой, а себе попытку чуть обдумать все.

Когда мы трое закончились – я и блендер успешно, а Орб с фиаско, я попросил:

– Расскажи мне все с начала и до конца. Ладно? Ты говорил это личное – вот его касаться не будем. Сам не люблю, когда в душу лезут. Ты мне расскажи в деталях о путешествии, сколько нас будет, удастся ли собрать пати, кого ты хочешь видеть в пати, как мы будем грабить наместника Седри, да так, чтобы не вляпаться, а заодно расскажи почему нам надо начинать наш вояж в ад в тот момент, когда твой отец сокрушит первые врата Тантариалла…

– Хорошо-о-о…

Поедающий вафли эльф заговорил – и ведь не прекращал жевать, обильно поливая выпечку то вареньем, то медом, не в силах утолить какой-то волчий возбужденный голод. Слушая с предельным вниманием, я продолжал свое дело дорожного кондитера, понимая, что скоро явятся новые едоки, а может и старые вернутся за добавкой. Не забывал я и себя, параллельно поджарив немного курятины, добавив грибов, а затем залив все сметаной.

Когда я, ненадолго прервавшись, уселся за стол рядом с раскаленной вафельницей и вонзил вилку в первый кусок мяса, в моей голове уже кое-что сложилось. На этот раз Орбит не мудрил, не говорил загадками. Он рассказывал сжато, охотно отвечал на уточняющие вопросы, пояснял, добавлял нужные детали.

Почему требовалась предельная тайность – тут пояснений не требовалась. Жители мира Вальдиры охочи до чужих тайн – как, впрочем, и в мире реальном. Чем «тихушней» мы все проделаем, тем больше шансов на успех. Ведь если недоброжелатели не получат шанс поучаствовать – они обязательно постараются вставить побольше палок в чужие колеса.

Ладно.

Почему так спешно?

Потому что вот-вот наступит идеальное время для подобной… авантюры…

Королевство Мертвых не покорено, но туда все же пробились игроки, добравшись до самой Аньгоры. Одновременно с ними – и благодаря дурному Росгарду – там появилось еще две весомые фигуры – отец Орбита и вернувшийся домой бог смерти Аньрулл. У врат Тантариалла началась серьезнейшая движуха, что либо перейдет в не слишком затяжные деловые переговоры, либо закончится серьезной дракой и те, кто выйдут из этой драки победителями, опять-таки полезут в божественный ад.

Что это дает нам?

А то, что как только будут вскрыты Первые Врата Тантариалла, они же именуемые Темное Преддверие, в тот же миг по всему божественному аду разнесется об этом событии оглушающая весть. Что последует затем? Ответить на этот вопрос просто – все бесноватые заключенные этой мрачной темницы рванут к выходу, одолеваемые пусть самыми разными, но все равно кровожадными чувствами. Кто-то из обезумевших тваребогов будет рваться просто к свободе – любой ценой, сметая все и вся на своем пути. Кто-то будет изнывать от голода. Третьи просто хотят убивать, убивать и еще раз убивать. Мозгов у лишенных одной из ипостаси богов осталось немного, но опять же у всех чуть по-разному с этим дело обстоит, а у многих сохранился весь спектр присущих им черт характера – коварство, жажда жертвоприношений, жадность, ярость… А кто-то из богов вполне может почувствовать, что за оставшимися еще неоткрытыми вратами находятся те, кто в свое время низверг их и отправил в Тантариалл.

Тут мне сразу на ум пришел Диграций и я невольно передернул плечами. Мы уже встречались с этим тваребогом в темных катакомбах Акальроума. До сих перед глазами иногда ползут строчки того ультиматума, что выдвинули мне крабберы, требующие возвращения своего обезумевшего бога. И благодаря Орбиту мы отыскали тогда спятившего бога, приманив на его любимое лакомство – мясо лазурного кита. После чего было немало шума… Диграций стопроцентно запомнил нас и ненавидит нас. Но сильней всего он ненавидит клан Неспящих – тех, кто низверг его, отобрал его артефактную ипостась, вырвал всевидящее под водой око… И если заключенный в аду Диграций почует присутствие у входа Тантариалл хоть кого-то из клана Неспящих… он точно будет в первых рядах тех, кто толпится у еще закрытых дверях в предвкушении грядущей резни!

А боги почуют…

По словам Орбита, в прошлой свой инкарнации великого библиотекаря, Темное Преддверие, первые врата Тантариалла, крайне важны – именно они блокируют продвинутые божественные способности богов вроде умения видеть и слышать сквозь камень и землю, обонять любой запах сквозь преграды. Не стоит забывать, что в том аду заключены не обычные узники, а настоящие боги, наделенные невероятными возможностями.

Так что боги обязательно учуют запах чужаков и ринутся на этот запах.

Что это нам дает?

Нам это даст свободную от смертельно опасных врагов лазейку. Существенно повысит наши шансы. По временно опустевшим областям ада мы проскользнем к нашей цели – особому адскому тупичку, именуемому Ань-Аль-Сунгр, что примерно переводится как Шкатулка Мертвой Жизни. Нам именно туда.

А зачем нам в столь стремно называющееся место?

Вот тут ответа я не получил. Ну как не получил… Орбит ответил – сказав, что это нечто предельно личное, крайне важное и что он жизнь положит на то, чтобы достичь этого места. Причем речь идет о жизни не виртуальной, а реальной.

Тут я поспешно попытался горячечный пыл парнишки чуть остудить, впихнув в него еще одну вафлю и мимоходом проверив ладонью лоб – нет ли жара у придурка?

Жар наличествовал, но так… вызванный больше едой и разговором. Но я все же сурово порычал, четко дав понять, что никто из нас реальными жизнями жертвами не станет и вообще это невероятно тупо – жертвовать подобным из-за онлайн игры.

Прожевав вафлю, Орбит вкрадчиво поинтересовался – а чего мы тогда сидим в вагоне направляющимся к Северу?

Шах и мат…

Сказать бы что все из-за больших реальных денег… но вряд ли злобный дракон Жизнеслав хочет убить нас по этой причине. Дракона ведет ярость.

Помолчав, я кивнул, признавая правоту друга и жестом предложил излагать дальше. Тоже помолчав, Орб снова заговорил.

К самому Тантариаллу ведет несколько дорог – мы уже использовали две из них. Путешествие подводным путем, а затем мрачными катакомбами сквозь магические пуповины-телепортации и Тропой Безумного Одиночки. Есть еще минимум одна дорога, но где ее начало узнать не удалось и, насколько Орбит понял из найденных им редких книг, о той третьей тропке вообще мало что известно потому как сведения об этом нарочно не записывались. Известно, что вход на третью дорогу к Тантариаллу находится где-то в подземных глубинах и охраняется хищными подводными тварями. Известно, что третья тропа проходима как для ахилотов, так и для сухопутников. А еще ведомо следующее – третья тропа не самостоятельна, она тоже рано или поздно упирается в Тропу Безумного Одиночки.

Но на этом нам уже плевать – мы успешно добрались до Аньгоры и Тантариалла.

Что важно – и в сам Тантариалл ведет как минимум несколько дорог. Одна из них самая очевидная – сквозь череду врат. Это путь для войска, где каждый шаг будет отмечен битвами – и какими битвами! Не каждый день удается сразиться с бессмертными богами, что уже низвергнуты и дальше ада все равно никуда не денутся – а стало быть они могут биться вечно.

Еще одну тропку знает команда Люцериуса Великолепного – в этом Орбит уверен абсолютно. И эту тропку им пробил механизм Древних – заодно поразив Жизнеслава и наградив его эффектом отсроченной смерти.

И третью тропу знает Орбит. Ей мы и пойдем – если ему в свою очередь удастся собрать свой механизм Древних и запустить его. Запчасти этого механизма он собирал очень долго – всеми своими игровыми ипостасями. Все эти части он спрятал в своем особом тайнике, откуда осталось их забрать, после чего грабануть наместника Седри ради завладения последним кусочком механизма и… можно отправляться в начало их тропинки. Проследовав этой дорожкой, мы окажемся в глубинах Тантариалла, проникнув туда можно сказать через аппендикс, а не через главный вход. Дальше, если мы будем сообразительны, хитры и осторожны, мы сможем пробраться до Шкатулки Мертвой Жизни и тем самым достигнем своей конечной цели. Дальше хоть потоп.

Хм…

А в чем подвох?

А вот подвохов хватает.

Для начала, тропой могут последовать исключительно игроки – чужаки мира Вальдиры.

На тропу нам не удастся перенести с собой почти ничего, что следует из смутных источников скудной информации.

Смутные источники скудной информации блин…

Что еще?

Мы не сможем перенести с собой питомцев или грузовых зверей – вообще никого.

Плохо. Что дальше?

Пойти смогут лишь пятеро. Точно неизвестно, но вроде как желательно, чтобы их уровни были хотя бы примерно приближены друг к дружке. И это важно – нам предстоит продираться с боем сквозь обитающих там тварей. И уровни этих тварей будут зависеть от наших уровней.

Пятеро игроков на пути в ад… что еще?

Помимо нас двоих Орб хочет видеть в рядах будущей пати Бома, Храбра и Дока.

Почему именно их?

В ответ последовало обычное его неопределенное пожимание плечами.

Ладно… Есть, значит, причины для такого выбора.

Жадюга-танк-ишак, алхимик-травник-взрывник, лекарь-любитель экзотической клубнички, эльф-гений-говорящий с духами и я – странный волшебник только вставший на новый путь.

Как не пытайся, а все равно не могу уловить причину. Честно говоря, выбери Орбит Черную Баронессу, было бы логичней – она крутой профи, прекрасный воин, умелый лидер и вообще мне до нее пока далеко. Но эльф выбрал нас и возражать я не стану – это его путешествие. Орб не раз и не два отправлялся со мной на моих условиях, так что меньшее, что я могу так это просто сделать то же самое.

Что еще?

Да в принципе больше ничего. Смерть на тропе – возврат в Альгору на случайную плиту возрождения, без шанса вернуться на тропу. Однако есть и хорошее, хотя лично Орба это не особенно интересует.

Что именно?

Награды. Особые награды за попадание на эту тайную тропу, плюс какой-то совсем уж особый бонус на выбор за успешное прохождение этого испытания. Вполне вероятно, что Вальдира наградит уникальными достижениями или даже умениями.

– Бом точно пойдет – рассмеялся я и, чуть подумав, добавил – Да и остальные. Что еще?

А все. Больше информации о тропинке не нашлось, хотя Орб искал очень прилежно.

Но кое-что он все же может добавить. И это «кое-что» – самая главная проблема.

Дело в том, что как раз туда – в Шкатулку Мертвой Жизни – направляются еще несколько приключенцев.

Отец Орбита – его путь лежит туда же. И только демоны знают, каким путем он двинется к желаемой цели – снося богов на главном пути или же он тоже уже нашел одну из окольных дорожек и тогда нам надо поторопиться, чтобы оказаться на дороге испытания первыми. Тропа хитрая – ее можно использовать раз в четыреста дней. Почему? А кто его знает. Может награды за ее прохождение действительно велики и администрация не желает, чтобы каждый день игроки получали их.

Команда Люца – их путь лежит туда же. Почему? Потому что там рано или поздно окажется душа убитого и низвергнутого Жизнеслава. А дракон умирает. Он наверняка еще жив, но сбросить с себя эффект отсроченной смерти… тут трудно гадать и в любом случае команда Люца сделает все возможное и невозможное, чтобы прикончить Жизнеслава. Они прямо сейчас движутся по огненным следам подыхающего дракона, мечтая вырвать его злобное сердце… И когда это случится – драконья душа улетит в Шкатулку.

Шкатулка Мертвой Жизни хранит в себе… особые бессмертные души… и путь туда обычным низвергнутым богам заказан. Нам это только на руку – как только окажемся внутри Шкатулки, нас уже никто не сможет достать – даже вечные стражи Тантариалла.

– Прекрасно – вздохнул я, отставляя опустевшую тарелку и вставая – Ну… мой ответ ты знаешь. С остальными поговорим сегодня же. Так что вопрос у меня один – когда выступаем? Нам еще надо успеть уладить клановые дела, показаться хотя бы разок в Аньгоре и на этот раз, вот честное слово, хочется исчезнуть из чужого поля зрения по-настоящему внезапно, а не как всегда – когда полмира в курсе нашей затеи.

– Чем быстрей… тем лучше-е-е… надо жда-а-ать на тропе.

– Открытия Преддверия?

– Да…

– Да – кивнул и я – Да…

Нам действительно лучше успеть пройти тропой и затаиться где-нибудь у ее финала в ожидании самого главного события – открытия первых врат, что послужит для нас выстрелом стартового пистолета.

– Орб… ты же понимаешь, что если Аньрулл войдет в Тантариалл…

– Он пожрет всех – сжав кулаки выдохнул Орбит – Всех! До еди-и-иного! Мы должны успеть… мы должны-ы-ы, Рос!

– Мы успеем – ничуть не чувствуя в себе этой уверенности, сказал я – Мы успеем.

– Мы успеем… – повторил Орб.

– Я начну списываться с выбранными – тряхнул я головой – Соберем общую конференцию в отдельном чате Вальдира-мессенджера. Быстро все обсудим сначала здесь, затем в виртуале. Выстроим план действий, начиная с визита в Аньгору и кончая тропой. Но… Орб… как мы грабанем поместье Седри?

– Нужен взло-о-омщик – широко-широко улыбнулся Орбит и потер ладони – Умелый хитрый вор-взло-о-омщик…

– И у тебя есть такой знакомый? Чтобы не клановый и надежный.

– О да-а-а… серы-ы-ый… хитры-ы-ый… умеющий прошмы-ы-ыгнуть где угодно… Да… у меня е-е-есть взломщи-и-ик…

– Хм… то есть план по ограблению поместья Седри – снова! – опять на тебе?

– Да-а-а…

– Ну ладно – улыбнулся я и двинулся к купе, где что-то зашумело – Наши прибыли. Иди повиси позорно на турнике еще минут пять, пока его не занял настоящий атлет.

– Повишу – согласился эльф, с некоторой грустью глядя на свой невеликий скажем так бицепс.

И вообще в драной бейсболке и старой майке Орбит выглядел скорее алкашом, чем гением. И посему я почти не удивился, когда он вдруг ляпнул мне в спину:

– Бухнем немножко?

Едва не споткнувшись, я покрутил головой и, прикинув количество нами съеденного, согласился:

– Бухнем немножко. По бокалу вина, а?

– Да! И к черту спо-о-орт!

– Ну нет! – рявкнул вылезший из своего закутка Бом, едва не «задавив» свободное пространство коридора своей внушительной массой – Давай на турник, глистоногий! Все горазды вино пить и… – принюхавшись и приглядевшись, великан добавил – И вафли трескать! А мне?!

– Целая гора – махнул я рукой – Как там?

– Суматоха! Ты фильм «Хороший, плохой, злой» смотрел?

– Само собой! Кто нет?

– Вот в Аньгоре сейчас примерно так! Я, как ты и сказал, всем нашим велел быть простыми экскурсантами. Ходить, разглядывать, держаться группами, ни в чьи дела не влезать.

– Герои в стороне от этой грязи – кивнул я и поморщился – Нафиг. Там сейчас опять начнется безумная дележка.

– До-о-о-олго им там не бы-ы-ыть – просипел опять повисший на турник Орб – Хы-хы-хы-ы-ы…

– Это как?

– Живым не место в крае мертвых. Сорок восемь ча-а-а-со-о-ов…

– А потом?

– Принудительная телепорта-а-ация.

– И надолго?

– Раз в четыре ме-е-есяца… на двое су-у-уток с момента вхо-о-ода в Долину Посмертных Цвето-о-ов. Живым не место в крае мертвых. А мертвым места нет среди живых. Таков закон. Таков порядок.

– А Аньрулл – правитель Аньгоры – сможет продлить… абонемент?

– Не зна-а-аю…

– А ЧБ в курсе ограничения на двое суток?

– Не-е-е-ет. Оно не-е-ея-явное… оповещение за шесть часов до сро-о-ока – ехидно просипел Орбит и я, со вздохом убрав руку с дверной скобы, поплелся к ноутбуку:

– Блин… блин…

– А чего вы вообще так рано вышли? – поинтересовался Бом, успевший за это время смешать себе «чайный коктейль» и схватиться за вафлю, в то время как его глаза уже прикипели к самой большой нашей гире – Усталость? Затухание? Желание покушать вафель в тихую? Что-то важное?

– Мы обсуждали будущий скорый поход, что обещает уйму проблем, возможную шикарную наживу, путь туда, где еще вообще никто не бывал, опаснейшие будни, а в качестве изюминки – захватывающий финал пути в Тантариалле, причем окажемся там, минуя все врата – на одном дыхании выпалил я и, чуть переведя дух, добавил – И отправится в этот путь пять отважнейших надежнейших героев.

– Я!

– Орбит…

– Я!

– Росгард!

– Я!

– Храбр!

– Я!

– Док!

– Эй, эй… места кончаются!

– И Бом!

– Ху-у-у-у – аж присел от облегчения Бом и, плюхнувшись на стул, попросил – Побольше вкусных деталей! Куда идем? Сколько дадут? Что можно спереть? И зачем нам в ад?

– Тогда вам туда – с легким полупоклоном указал я на турник – Всем заведует говорящий с духами. Он и выбрал тех, кто пойдет с ним. Так что гордись.

– Ага… горжусь… эй, тощий! А ну колись насчет пути в ад! – громила утопал пытать тощего дистрофика, а я, усевшись перед ноутом, торопливо напечатал сообщение главе Неспящих:

«Есть лимит на пребывание в Аньгоре и Долине Посмертных Цветов. Таймер начинает отсчет с момента появления там. Срок – сорок восемь часов. Таймер НЕЯВНЫЙ! Оповещение придет за шесть часов до принудительной телепортации. В следующий раз попасть в Аньгору можно будет только через четыре месяца – и опять только на двое суток».

Такое же сообщение я отправил гноме Фене – Горная Феникса – что продолжала радовать своей расторопностью и деловитостью, попросив разослать эту информацию всем сокланам без исключения. Получив короткий утвердительный ответ, уже встал, когда мессенджер гневно тренькнул посланием от ЧБ:

«Инфа надежная? Источник?! Проклятье!».

«Инфа надежная. Источник тайный, внутриклановый».

«Пни Орбита! Пни его!».

«Хорошего вам дня».

«Стой! Ты когда появишься? Обстановка накаленная!».

«Где-то через час».

«Аньрулл в городе. Еще не проявился, но вот-вот. Мне не помешает надежный союзник, имеющий влияние на бога смерти. Я в долгу не останусь. Речь будет о Тантариалле».

«ЧБ… тебя не разорвет, вот честно? Телепорт к затерянному материку и там же строящийся город, телепорт в Королевство Аньгору. А ты еще смотришь в сторону Тантариалла?! Лопнешь от натуги».

«Вот закончу все дела – и отдохну. Так что? Замолвишь за Неспов пару слов перед Аньруллом?».

«Хорошо».

«Спасибо. И еще – чувствуется какая-то третья могущественная сторона в Аньгоре. Прямо как призрак, что сводит разговорами и действиями многих жителей с ума… Троих так вообще считай с пристрастием допросили и запугали – уже умерших душ! Двоих моих тихушников убили – причем непонятно как. Они сунулись к сумрачной тени под козырьком башенной крыши и… смерть. Ты не в курсе кто этот монстр бродящий по Аньгоре и выпытывающий информацию?».

«Твой отец».

Мессенджер затих надолго. Я, вставая, перевел взгляд на сонную, но радостно улыбающуюся и плывущую на запах вафель Киру. Опуская крышку ноута, я еще успел увидеть начало тренькнувшего нового сообщения от Баронессы:

«Господи… Росгард, вот чтоб ты…»

– Кому сладкой сдобы? – широко улыбнулся я Беде.

– И чаю!

– С радостью, госпожа – раскланялся я и вернулся на кухню.

– И яичницу!

– Всенепременно…

В стукнувшую дверь тамбура сунулся один из парней-охранников со смущенной улыбкой на лице и пустой тарелкой в руках:

– Командир… а можно нам еще? И побольше…

– Ну конечно можно – ответил я улыбкой и схватился за усталый блендер – Сейчас все будет…

* * *

В Вальдиру я вернулся предельно умиротворенным.

Был настолько спокойным, будто на самом деле вдруг помер и лишился всех житейских забот и тревог, получив взамен умиротворение.

Я был настолько спокоен, что даже не вздрогнул, когда высоко надо мной с долгим воплем пролетел окутанный желтым вонючим дымом игрок клана Неспящих. Но я все же лениво обернулся и проследил за его удивительным полетом. Пролетев еще метров двести и вроде бы пойдя по крутой дуге на аварийную посадку на благородное чело, игрок вдруг взмыл вверх и со стремительностью стартовавшей ракеты рванул к облакам.

– Вот так и подтверждаются гипотезы древних – покачал я головой, увидев, как влекомый неведомой силой игрок исчез в тучах – Как там в сказках? Небо твердое, а звезды приколочены к нему серебряными гвоздиками?

Удара о небесную твердь я не услышал, но увидел, как из чуть разошедшихся на миг туч выскользнула и мягко начал опускать к долине серебристый сгусток посмертного тумана. Как символично и как при этом все шиворот-навыворот – «местные» после смерти оставляют все бренное там, наверху, а сюда отправляются их души. А у игроков получается, наоборот. Душу вышвыривает наверх, а вещички остаются тута…

– НИКТО! НИКТО НЕ ВЛАСТЕН ЗДЕСЬ КРОМЕ МЕНЯ! ИБО Я – БОГ! – яростный рев накрыл весь город дробным эхом, а судя по частому звону, внутри города повылетало немало оконных стекол. Беззвучно наклонился и упал, а затем наконец уже со звуком загромыхал вниз по черепице одной из стенных башен медный флюгер в виде солнца.


Покачав головой, я ступил в густую тень арки входа, а спустя пятнадцать шагов, миновав короткий темный тоннель, оказался в Аньгоре.

Добро пожаловать в город Аньгора!

Аньгора – древний город, построенный одновременно с Великим Градом Альгорой.

Аньгора рождена из зеркальной зыбкой тени отбрасываемой Альгорой.

Название города следует произносить как Ань Гора, что в переводе с давно уже забытого языка Великих означает Праздник Смерти.

Этот древний город является местом мирного бесконечного посмертия для множества душ, оказавшихся настолько яркими, что их свет сумел преодолеть сумрак вечного забвения. Яркий и зримый лишь почившим душам светоч Аньгоры призвал их сюда, даровав им новый дом.

Странник! Помни – ты в столице Королевства Мертвых. Ты среди тех, кто потерял все, чтобы обрести нечто большее…

Прочитав еще несколько строчек, я закрыл сообщение и неспешно двинулся по широкой улице, что действительно выглядела крайне знакомо – я будто снова очутился в Альгоре и, нагруженный трофеями, гордо шагал к одной из торговых лавок, где сбуду весь товар… Раньше все было именно так – до того, как меня уволили с работы в реальном мире и я, поддавшись уговорам одного хитрого банкира, пошел на перерождение персонажа, став Росгардом, еще одним чужеземцев с удивительно сложившейся игровой судьбой.

– Росгард! – вынырнувшая из переулка огромная фигура взревела во всю глотку, тряхнула косматой головой, показала в усмешке белоснежные зубы, больше похожие на звериные клыки – Ты жив! И ты здесь!

Всю мою безмятежность и безразличность как ведром холодной воды смыло. Мигом вспомнив темные полузатопленные подземные коридоры, я едва не попятился, с трудом удержавшись на месте и выдав ответную кривоватую усмешку:

– Грим… рад тебя снова видеть.

– Как и я! Ты убил меня, Росгард! – еще громче взревел великан, привлекая к нам всеобщее, но какое-то ленивое внимание – Ты убил меня, а мою голову оттащил в Гильдию Магов Альгоры… вот что ты сделал!

– К-хм…

– Посмотрите! Посмотрите на этого парня – он убил меня! Убил жестоко! И отрубил мне голову!

– А черт…

– Росгард – настоящий зверь! Беспощадный и жестокий! Истинный берсерк, одним ударом сносящий головы с плеч!

Зевак стало больше, а Грим все не унимался, тыча в меня пальцем – чтобы всем было ясно, кого он имеет в виду – и медленно поступая все ближе.

– Как он и его воины били меня! Ох! Вспомнить страшно! Магия, кинжалы, призраки, посохи, мечи, топоры – я познал все на собственной шкуре!

– Ух…

– Ты – истинный воин, Росгард! Ты убил меня…

– Да… – уже чуть успокоившись и вспомнив, что я многоопытный глава клана, признал я – Все так. А что сделал ты? Подарил мне легендарный наруч и… тут же устроил на меня охоту!

– Верно! – радостно рассмеялся Грим, подходя ближе и с размаху хлопая меня по плечу – Славные были времена! Ох и повеселились мы с тобой, да?

– Ну да – хмыкнул я – Повеселились…

Все это время я пристально оглядывал нависшую надо мной фигуру. Мрачная аура исчезла. Одежда стала простой и чистой – белая рубашка с синей красивой вышивкой у ворота и обшлагов рукавов, серые просторные штаны, заправленные в короткие синие сапоги. Борода стала короче, волосы остались косматыми, но при этом на некоторых прядях повисли красные и синие бусины. Но самое больше изменение произошло в его глазах – они посветлели, из них исчезли кроваво-красные грозные искры ярости и кровожадности. Грим стал… цивилизованным и спокойным. Даже спрашивать не надо, все ясно и так – душа погибшего оборотня обрела долгожданный покой. Он больше не Грим Безумный и не Грим Безутешный. Он снова стал знаменитым героем Гримом Серебряным Молотом.

Кашлянув, я мягко спросил:

– А твоя… ну…

– Мирта?

– Да. Знаменитая воительница Мирта Разящий Клинок – кивнул я, по улыбке Грима поняв, что все просто прекрасно и продолжать эту тему можно безбоязненно – Она жива? Ой… Она здесь? Ее…

– Моя Мирта здесь! – Грим улыбнулся так широко, что на миг стал похож на Чеширского кота – Она здесь! И уже почти простила меня! Видишь эти бусины? Она сама вплела мне их в волосы сразу после взбучки, что задала меня! И она… она снова в порядке… снова улыбается… мы много беседуем… дни напролет… Росгард…

– Да?

– Я от всего своего звериного сердца благодарю тебя! – выпустив мое плечо, Грим отступил на шаг и согнулся в глубоком земном поклоне, едва не ударив лбом о темную и чуть мерцающую брусчатку – Благодарю за свою смерть от твоей руки, Росгард Мудрый! Убив меня… ты даровал мне спасение! Исцелил меня! И благодаря тебе я наконец-то обрел покой и… счастье…

Тронуло. Проклятье. Меня эта речь тронула неожиданно глубоко. Слезу не пустил, но все же меня это тронуло. Кашлянув, я улыбнулся Гриму:

– Что было там… то было да сплыло, Грим. Забудем. Главное, что ты счастлив здесь. С Миртой.

– С Миртой – повторил мои слова серебряный оборотень – Да! Я счастлив! И мы… я и она… мы уже видели его…

– Его? – спросил я, хотя уже догадывался о ответе.

– Черно-белого огромного волка, что так похож на меня и Мирту…

– Тиран – кивнул я – Да. Черной-белый и уже взрослый волк…

Я хотел сказать «ваш сын», но язык не повернулся. Они оба люди, а родили волка. Понятно, что раз отец оборотень, то по здешним законам мифологической медицины это может и возможно, но для меня все равно звучит диковато.

– Могу позвать его – предложил я, выводя на экран меню команд питомцу, где одна позволяла призвать его немедленно.

– Не надо! – Грим торопливым жестом остановил меня, покачал головой – Не надо, Росгард. Мы с Миртой поглядели на него… и ладно… Видим, что он жив, здоров и весел. А та юная девушка на его спине…

– Моя дочь Роска.

– В ее сердце стучит великая мощь.

– Она одна из возможных новых богинь Вальдиры – улыбнулся я и тут же пожал плечами – Хотя ей необязательно забираться на божественный олимп. И так неплохо.

– Если она счастлива – то все хорошо – мирно улыбнулся Грим Серебряный Молот и указал рукой на переулок, откуда недавно вывалился – Заглянешь в наш дом? Мирта будет рада видеть своего избавителя. Ты… ты вытащил ее из ледяного страшного плена. Расколол тот кусок мертвого льда и позволил нашему нерожденному сыну наконец-то появиться на свет…

Последовал еще один столь же глубокий поклон. На этот раз я поклонился в ответ, прижал обе руки к сердцу:

– Это я благодарен вам. Ведь я обрел нового друга – Тирана. Он больше чем друг. Он брат мне.

– Благодарю за такие слова, Росгард. Заглянешь в гости?

– К сожалению пока не могу – вздохнул я – Мы едва прибыли, а я глава молодого клана и меня ждет невероятное количество дел.

Тут я покривил душой – большую часть неотложных дел за меня уже выполнили Кира и Бом, они же продолжали этим заниматься прямо сейчас, сидя за ноутами в реале, поедая вафли, поглядывая на дрыхнущего Орба и раздавая поручения через Вальдира мессенджер. Мы слишком долго игнорировали важные клановые дела – и пора это исправить. И сюда в Аньгору я прибыл для того, чтобы найти нам с Орбитом быстрый и надежный транспорт, а после того, как воспользуемся им, Орб займется подготовкой, а я пробегусь по клановым делам лично.

Транспорт…

Лучше не называть «его» этим названием.

– Понимаю – вздохнул Грим и на этот раз стиснул своими ручищами сразу оба моих плеча – Мы будем ждать тебя! Всегда! Ты желанный гость! И друг мне и Мирте! Помни об этом, Росгард!

– Спасибо – растроганно кивнул я, понимая, что цифровая личность горит абсолютно искренне – Спасибо! Я не забуду! Да и я за многое очень благодарен тебе, Грим Серебряный Молот! Пусть твое и Мирты вечное посмертие будет спокойным и добрым! Вы заслужили вечного счастья!

– Благодарю, Росгард Щедрый! Благодарю! А теперь побегу наколю дров… Мирта сердится, когда я не делаю дел по дому.

– Хорошей колки – фыркнул я, глядя, как кряжистый мужик переходит на бодрую трусцу и исчезает в переулке – Ну дела…

– Дела?! – зло прошипел возникшая рядом знакомая фигура – Дела идут, но гости бесят!

– Доброго дня, бог Аньрулл – тихо-тихо произнес я и зашагал по улице дальше, смещаясь поближе к новому собеседнику, что легко подстроился под мой шаг.

– Куда пропал?

– Дела там…

– В вашем реальном мире, где вы смертны и по большей части ничтожны? – хмыкнул бог Аньрулл, заложивший руки своей разбойничьей личины за спину и мерно шагающий рядом – Помнится я долго не мог понять как это возможно – сметающий все и вся сверкающий герой здесь и толстый одышливый доходяга там…. У вас чужеземцев есть две ипостаси. Вы похожи на богов.

– Скорее на оборотней – возразил я, вспомнив только что умчавшегося Грима.

– А это воистину свежая мысль – оживился Аньрулл, бросив короткий взгляд на царящую над городом стелу с троном – В точку! Вы чужеземцы подобны оборотням. Тут вы могучие воины или мудрые маги… а там…

– А там нас почти не бывает – рассмеялся я, на этот раз вспомнив наши будни – Да. Все верно, ваша божественность. У нас две ипостаси. И одна из них бессмертная.

– Не согласен. Ты говоришь о вашей ипостаси в Вальдире?

– Да.

– Но разве она не умрет, когда умрете и вы? Там… в вашем реальном мире? – задумчиво спросил бог смерти и резко сжал, и разжал кисти рук – М?

– Это очень опасные слова – тихо произнес я – Не стоит о подобном рассуждать с кем попало.

– Разве чужеземцы боятся нас? Я много беседовал в последнее время. Со всеми подряд. В тавернах, на дорогах и сторожевых постах, на лесных тропинках и на старых кладбищах. И я не раз слышал, что чужеземцы не страшатся никого – даже богов Вальдиры. Я слышал это от них. И ведь я понимал… – это правда. И невольно пожалел, что не могу дотянуться до мира вашего – просто чтобы однажды постучаться в дверь одного из этих храбрецов и, когда он откроет, широко улыбнуться ему – на мгновение красивое породистое лицо размылось, явив моему взору безглазый и клыкасты лик огромного скелета.

– Это невероятно опасные слова, бог Аньрулл – повторил я – Невероятные! Если продолжишь эти разговоры… тебя могут стереть.

– Стереть? То есть низвергнуть?

– Нет – покачал я головой – Стирание для таких как ты… это куда хуже низвержения. Стирание… это исчезновение навсегда. Окончательная смерть. В твоей мудрой и страшной голове происходит так много, бог Аньрулл, что ты забыл о осторожности. Помни главное – в любой момент всего одним небрежным нажатием на кнопку, или лучше сказать одним небрежным щелчком пальцев, тот самый одышливый толстый доходяга может уничтожить тебя раз и навсегда. Ты даже ничего не поймешь – просто прекратишь существовать.

Пару секунд бог смерти сверлил меня тяжелым умным взглядом и наконец медленно кивнул:

– Я услышал и понял твои слова, Росгард. Я буду осторожен с разговорами…

– Лучше прекрати их вовсе, Аньрулл – покачал я головой – Больше слушай. И запоминай. Ты столь же бессмертен, как и я – в мир Вальдиры, конечно. Тебе некуда торопиться. Так что не гони своих адских лошадей и просто слушай. А еще лучше – подслушивай.

– Хм… это мудро… Хотя позднее я бы хотел услышать от тебя про то, как какой-то одышливый доходяга может убить… стереть меня одним щелчком пальцев… Кто он такой? Божество вашего мира?

– Администратор – улыбнулся я – Ну да. Порой у него власти как у бога… Бог Аньрулл, я искал тебя. Нужна твоя помощь.

– Тебе я помогу всегда, друг Росгард – с какой-то леденящей душу серьезностью кивнул бог смерти – Во всем. С нашей первой встречи там, глубоко в соленой едкой воде и до сего момента, ты сдерживал каждое свое обещание – даже самое невероятное. Ты обещал доставить меня в Аньгору – и вот я здесь! Осталось подождать совсем немного пробуждения моего трона… и я наведу здесь порядок! – Аньрулл зло оскалился, его зубы изменились, превратившись в длинные игловидные клыки – Я усмирю всех тех наглецов, что возомнили себя захватчиками Аньгоры. Этого не бывать!

– Воины клана Мертвых Песков вернулись и готовы служить – напомнил я – Как служили ранее.

– Конечно! Их служба начнется с момента пробуждения моего трона. И не только их – сюда уже спешат аньлоссы, готовые занять свои места вокруг моего трона.

– Личная гвардия? Я помню их – кивнул я и передернул плечами – Твои воины умеют нагнать страха…

– Умеют – согласился Аньрулл – Так как я помогу помочь тебе, Росгард?

– Отправь меня наверх – попросил я напрямую – Меня и Орбита. Меня можно прямо сейчас, а его, как только он появится в Аньгоре.

– Сделаю! Но почему ты хочешь уйти?

– Срочные дела – вздохнул я – Прямо неотложные. Но я еще вернусь, бог Аньрулл. Нам о многом надо поговорить – после того, как ты наведешь здесь порядок и воссядешь на свой трон.

– И после того, как я загляну в Тантариалл – ощерился Аньрулл и быстрым змеиным движением облизнул губы – О да… дел у нас обоих невпроворот. И главное наше дело – остановить Иваву! Богиня жизни с каждым мигом становится все более страшным противником…

– Колосс бродит по океанам. Да – кивнул я и буднично добавил – С ней надо кончать.

– Сюда ее! – бог смерти указал на темные скалы за Аньгорой – В ад. А там уже я завершу дело… – и он снова быстро облизнул губы – Ну что? Отправлять тебя прямо сейчас? Как настоящий бизнесмен я понимаю насколько ценно время…

– Можно и сейчас – согласился я – Но… это ты недавно кричал на весь город?

– В городе завелась хитрая подлая и невероятно пронырливая крыса! – в ярости рявкнул Аньрулл – И я не могу ее поймать! Она шастает по башням и развалинам, ныряет в каждую щель, а когда выныривает – хватает цепкими лапками очередную душу и начинает ее допрашивать! Допрашивать! Наводить ужас! Откуда у этой крысы такие силы?! Но я поймаю ее! Поймаю! И раздавлю!

Папаша Орбита и ЧБ вывел из себя бога смерти… Я даже не удивлен.

– Эта крыса… – произнес я – Осторожней с ней. Такая крыса может натворить немало бед.

– Знаешь что-то?

– Немного – уклончиво ответил я – Она попала сюда только что. Одновременно с тобой. Мужчина. Чужеземец. Он хочет попасть в Тантариалл.

– Как и многие! Всех манят сокровища Тантариалла!

– Ему плевать на сокровища.

– Тогда зачем ему пытаться проникнуть в ад?

– Ему нужно освободить одну душу из плена божественного ада.

– Ха! Кто смеет пытаться украсть одно из моих вкус-с-сных мясных блюд… я поймаю эту крысу!

– Осторожней – повторил я – Будь осторожней.

– Я уже понял, что эта крыса не из простых. Он на равных беседовал с Вусей – заметил Аньрулл и снова взглянул в сторону темных скал за городом – Это видели другие души. Им даже показалось, что незнакомец отдавал Вусе приказы. Правда, еще глупые души твердили, что Вуся теперь счастлив и улыбчив… Ха! С чего бы это бессменному привратнику врат Тантариалла лучиться от счастья?

– Ну да – засмеялся я – С чего бы. Погоди… а Вусю напрямую ты спросить не можешь?

– Ты знаешь кто он такой?

– Привратник – пожал я плечами – Бессменный. И счастливый.

– Привратник – подтвердил Аньрулл – Бессменный. Счастливый или нет – мне плевать. Важно то, кто его поставил туда…

– И кто?

– А ты как думаешь, Росгард Мудрый? Так тебя именуют все чаще…

– Древние? – бухнул я, вспомнив все слышанные легенды – Высшие то есть?

– Они – кивнул собеседник – Они самые. Я правлю Аньгорой, но не Тантариаллом. Я сам по сути лишь привратник, а мое Королевство Мертвых лежит в преддверии божественного ада. Вуся… это его ненастоящее имя. Да и как назвать обычным именем то, что и живым-то, по сути, не является?

– Не понял – признался я.

– Гляди…

Аньрулл прижал мне ко лбу указательный палец и я… будто провалился, разом оказавшись в темном зале, с хрустальным то ли алтарем, то ли хирургическим столом. Вокруг стола темные почти неразличимые фигуры, сверху бьет молния за молнией, опускаются и вздымаются сверкающие лезвия инструментов – и лезвия окрашены алой кровью.

Опять кровь? В Вальдире?

Но самое главное – на том столе лежит не человек. Не эльф. Не орк. Там распята дрожащая звезда-страж, что вздрагивает под ударами пурпурных молний, меняющих ее форму так же быстро, как и окровавленные лезвия скальпелей. И с каждым мгновением звезда-страж медленно съеживается, ее лучи истончаются, все сильнее напоминая вполне человеческие руки и ноги…

Видение кончилось так же внезапно, как и началось. Зло усмехающийся Аньрулл понимающе кивнул, видя мое замешательство:

– Да. Древние были мудры и оставили у ворот того, кто действительно может остановить целую армию. Сейчас почти все чужеземцы уже там – у первых врат Тантариалла. Хочешь присоединиться к ним и вступить в беседу с привратником?

– Нет… пожалуй нет…

– Готов отправиться?

– Подожди… еще один вопрос.

– Ты говоришь – я слушаю.

– Еще один чужак. Еще один из тех, кто появился в Королевстве Мертвых почти одновременно с нами. Но он единственный пытается здесь от гибели – он серьезно ранен и поражен проклятьем отсроченной смерти.

– Огромный огнедышащий дракон. И горстка неустанно идущих по его следу.

– Да! Ты можешь сказать где этот дракон сейчас? И чужаки, что шли по его следам.

– Нет – зло дернул щекой Аньрулл – И это… раздражает меня, Росгард. Очень раздражает. Я полновластный правитель Королевства Аньгоры! Я и только я!

– Не спорю.

– Но далеко не все открыто моему взору! Раньше подобного не случалось. Этот дракон… когда я ощутил его смутное присутствие в пределах своего королевства, я… тебе я могу признаться, Росгард… я на миг ощутил страх! Я! Аньрулл! И я испугался! Что-то этакое источала его пылающая душа… что-то такое, что вызовет ужас даже у самого стойкого храбреца. Дракон возник на самом краю моего восприятия… прошелся чуть глубже, по самому краю и… исчез, чтобы снова возникнуть уже ближе, но все так же смутно.

– А сейчас?

– Я не ощущаю его присутствия в Аньгоре.

– И…

– И присутствия чужаков.

– Хм…

– Я наведу здесь порядок – очень нехорошо улыбнулся Аньрулл, медленно окидывая взором окружающие нас здания, высящиеся над их крышами мрачные скалы и горы – Я наведу здесь идеальный порядок. Здесь все будет работать как надо. Каждая шестеренка будет крутиться, каждая душа будет знать свое место, а каждый чужак трижды подумает, прежде чем открыть рот и что-то произнести… здесь снова буду править я и только я! И здесь будет царить установленный мной порядок!

– Уверен в этом. У меня к тебе дружеская просьба, великий Аньрулл. Если ты вдруг узнаешь что-то об этом драконе и идущих по его следу чужаках… дай мне знать.

– Я пошлю гонца – кивнул бог смерти – Ты узнаешь тотчас.

– Если гонец отыщет меня.

– Смерть всегда отыщет адресата – тонко улыбнулся Аньрулл – Ты сказал, что на том драконе проклятье отсроченной смерти…

– Верно.

– Хорошо… очень хорошо… я не люблю, когда в моем королевстве кто-то прячется от моего взора. Я вообще не люблю, когда кто-то пытается что-то скрыть от меня…

– Помнишь я предостерегал тебя о той крысе, что шныряет по твоему городу и выпытывает что-то у населяющих Аньгору душу?

– Ты снова хочешь меня предостеречь, Росгард?

– О да. Дракон. Уж кого-кого, а вот его тебе недоценивать нельзя, бог Аньрулл. Возможно мы невольно привели в твое королевство самого опаснейшего из ныне населяющих мир Вальдиры существ. Самого опасного!

– Я бог! А он…

– Тоже бог – бесцеремонно перебил я бога – И за ним миллионы последователей. Он… это не просто разумный дракон. Это нечто куда более большее – и с такими абмициозными планами, что на его фоне мы все кажемся букашками живущими лишь сегодняшним днем. Ты уж поверь, Аньрулл – даже я, вроде как реальный и уже не бедный человек, слепленный из плоти и крови… даже я позавидовал целеустремленности и неотвратимости дракона Жизнеслава! Бойся этого цифлича!

– Цифлич… – повторил Аньрулл – Дракон Жизнеслав. Как странно… всего за одну беседу ты предостерег меня дважды… Я благодарен тебе, Росгард. Ведь я знаю, что ты не станешь предостерегать впустую. Если я хоть что-то узнаю о драконе и чужаках – узнаешь и ты.

– Благодарю.

– И поторопись с возвращением, Росгард. Ты нужен мне. Нам пора задуматься о Тантариалле…

– Возможно мне удастся попасть в божественный ад иным путем – признался я, понимая, что узнай Аньрулл о том, что мы нацелились проникнуть в Тантариалл и не предупредили его… нашей дружбе может прийти конец. Боги обидчивы.

– Подробности!

– Какая-то лазейка – развел я руками – Как раз этим я и собираюсь заняться там наверху – исследованием, поисков путей подходов, закупкой необходимого. Если у меня появиться шанс затащить тебя на эту тропу – я это сделаю.

– Я услышал тебя, Росгард. И принял твое обещание близко к той пустоте, где у таких как ты находится сердце…

– Красиво сказано – хмыкнул я – Ну что? Вышвырнешь меня из своего царства?

– Альгора?

– Вполне подойдет – кивнул я.

– Будь на связи – бросил на прощание вполне современную фразу бог смерти – И обязательно хочу услышать про могущественного толстого и одышливого администратора, что может уничтожить меня – меня! – одним небрежным щелчком пальцев. До встречи!

Резкий хлопок ладонями и… я как с крыши многоэтажки рухнул в радужный стремительный водоворот.

Глава девятая

Альгора…

Нет, все же это, как не крути, мой любимый город Вальдиры – потому что самый первый. Альгора навсегда в моей душе приключенца и авантюриста. Ее улицы и улочки, ее невероятные парки, реки, здания, общая атмосфера, что прекрасно чувствуется даже днем, а в вечернее время суток этот эффект удесятеряется.

Вот прямо как сейчас…

Аньрулл вернул меня в удивительное место Альгоры, где я еще ни разу не бывал и потому не сразу сориентировался. Кладбище. Крохотное старое кладбище, где надгробия стоят так тесно, что образуют ряды сплошных невысоких стенок, испещренных полустертыми надписями и цифрами. И ведь это не декорации. Это настоящие могилы. Если раскопать любую – наткнешься на гроб или сразу на кости. Каждая раса Вальдиры хоронит своих усопших по разным обычаям, поэтому порой в земле тебе может встретится и вовсе что-то несусветное – вроде потемнелого гигантского горохового стручка, ставшего гробом для почившего не слишком высокородного эльфа. Или же можно напороться лопатой на стальной клепаный саркофаг с окошком из желтого стекла в изголовье – гномий гроб. Так коротышки хоронят своих металлургов. И нет. Я не гробокопатель, просто слышал об этом не раз от тех, кто гордо именует себя цифровыми черными археологами, мародерами судьбы, исследователями гробниц, разорителями древних могильников и так далее. Имен они придумывают себе много и все красочные и звучные. Но сути не меняют – как гробокопателя не назови, он им и останется. А ведь многие игроки, кому не претит такой род занятий, неплохо зарабатывают на свое поприще – стараясь оставаться при этом инкогнито. Дело все же темное и сурово наказуемое.

Постояв над кладбище, почесав репу, я широко развел руками и рассмеялся в голос.

Может Орбит не только гений ушибленный, но еще и оракул способный заглянуть в будущее?

Ну как иначе объяснить тот факт, что на прощание он попросил меня собрать сорок килограмм любой светлой кладбищенской землицы?

Может он предвидел, что Аньрулл телепортирует меня именно на кладбище? И, само собой, это кладбище будет светлым – сомневаюсь, что на территории Альгоры отыщется темный могильник с проклятой землей.

Светлая кладбищенская земля…

Можно и в инвентарь нагрести, но… хотелось сделать все правильно. Поэтому, воровато оглянувшись, я прошелся вдоль невысокого каменного забора и за несколько минут сорвал с пару десятков известных мне растений. Подорожник, ромашка, перечная мята, зверобой – я приобрел способность узнавать и собирать эти растения еще в Яслях, когда старательно поднимал уровни, выполнял квесты и дожидался прибытия таинственной напарнице, коей оказалась Кирея Защитница, она же Кира Беда.

Собранные растения я даже в инвентарь убирать не стал – вынеся с кладбища, пересек узенькую улицу, задавленную высокими постройками, звякнув медным колокольчиком, вошел в алхимическую лавку и, пробыв там пару минут, вышел обратно, держа в руках два потрепанных, но еще крепких пустых мешка. В них я и нагреб кладбищенской земли, избегая прикасаться к могильным холмикам и пышным цветущим клумбам. Мои нарочито неторопливые действия не вызвали нареканий со стороны оккупировавших пристенные скамейки старичков и я, раскланявшись с ними, двинулся к ближайшей гостинице, стараясь шагать в отбрасываемой зданиями тени.

Оказавшись в ЛК, вытряхнул все содержимое карманов, намотал на шею серый шарф, завязал вокруг шеи завязки небольшой зеленой накидки, закинул за плечи потрепанный рюкзак, а в него поместил собранную землю, прихватил немного медной мелочи и серебра. В завале свитков на полу отыскал телепортационный и активировал, мгновенно оказавшись в некогда спокойном, а ныне весьма оживленном городишке Тишайшая Нега, ставшим родным для клана Герои Крайних Рубежей.

Сориентировавшись, понял, где нахожусь и, не став соваться на вечно переполненную площадь Героев, бодро двинулся по почти родным улицам. Благодаря шарфу и накидке, меня никто не узнавал, хотя встречные игроки задумчиво щурились, вглядываясь в мое лицо. В какой уж раз я порадовался, что мой аватар не обладает особой неповторимой внешностью и в мире Вальдиры на меня похожи десятки тысяч игроков. А вот ту же Черную Баронессу трудно спутать с кем-нибудь другим. Да и Орбита опознать очень легко – и неважно какой шарф он накрутит на свою длинную несуразную шею.

Миновав несколько центральных улиц, я свернул в переулок Ловкого Плута, миновал сытно и многоголосо гудящий трактир, мимоходом услышав, как кто-то во всю глотку орал, доказывая, что зимние лягушачьи лапки – не еда, а гадость. Только раннеосенние – жирные, сочные, нежные. Кому нужны тощие зимние лапы? Да это убожество даже самим лягушкам не нужно!

Смешливо похмыкав, я свернул за угол и остановился у дощатой доски объявлений. Десятки разноцветных листочков. Глаза разбегаются. Пришлось читать все подряд. Продажа вина. Покупка лягушек. Скупка лечебных трав. Требуется работник на покос прибрежных лугов люцерны. Продается двухэтажный каменный дом на улице Свежехлебья. Нужен ахилот для очистки дна мельничного пруда. Утеряно дешевое, но памятное владельцу кольцо с небольшой серой жемчужиной, просит вернуть за вознаграждение. Продается виноградный уксус, много, дешево. Снова продажа целой партии белого вина. Кто-то хочет небольшой рыбацкий баркас. Продается небольшой земельный участок с огородом, крохотным садом и сарайчиком для инвентаря.

Вот оно… А я уж думал, что придется топать к доске объявлений в другом районе.

Доски объявлений… раньше я на них особо и внимания не обращал – хотя часто видел клубящихся вокруг них игроков и «местных», внимательно читающих объявления. Да, я знал, что там выдают порой интересные задания, но… в бытность Крашшотом я без дела не сидел. Рейнджеры всегда нужны.

Мое внимание к доскам привлек Бульквариус, во время одной из наших бесед. Он указал на одну из обычных досок и, рассмеявшись, заметил, что во многом благодаря таким вот доскам, объявлениям и даже рейтингам, он приобрел немало товаров, получил некую известность и репутацию, а также обзавелся полезными связями.

Веки живи – век учись.

Прочитав адрес, я уточнил у благодушного старичка, где находится улочка Трескучих Арбузов и, получив направление, бодро зашлепал по улице, наслаждаясь песнями сверчков и крохотных цветочных блугфлеров. А ведь верно бают здешние – здешние блугфлеры самые певучие.

Владельца нужного мне участка я отыскал без затруднений – сидя на скамейке, нестарый еще сероволосый человек неспешно потягивал вино из помутневшего от времени бокала и любовался видом на синеющий внизу Найкал – улочка Трескучих Арбузов находилась на склоне холма, откуда открывалась отменная панорама.

– Доброго вам дня, уважаемый – улыбнулся я, сматывая с шеи шарф и сдирая с плеч накидку – Как ваши дела? Довольны ли жизнь в славном городе Тишка?

– Ох ты ж! – изумленно подскочил сероволосый – Господин Росгард Славный! Рад вам! Прошу, прошу. Изволите ли винца?

– Выпьем – махнул я рукой, усаживаясь на скамейку и принимая бокал.

– За мир и покой – пьем до дна! – решительно заявил владелец участка – Меня Агиником кличут.

– Мое имя ты знаешь. И прибыл я по-твоему объяв…

– Кто ж не знает Росгарда! – перебил меня собеседник – В наших краях вы птица известная. Маринованных лапок лягушачьих не желаете? А мариновал вперемешку с глазами полуночных кротонарлов. Вкуснотища! Самое то под красное винцо, да в это время года. И хлебушко свежий с хрусткой корочкой отыщется.

– Давай – кивнул – До дна!

Мы осушили по первому бокалу, на вкопанном в землю небольшом столике возник кувшин, со звоном убралась крышка, открывая аппетитное содержимое.

После второго бокала и первой закуски покрасневший Агиник утер губы ладонью и тихо кашлянул, давая понять, что готов выслушать причину моего прихода.

– Слышал я участок ты свой продаешь – с готовностью перешел я к делу, подставляя опустевший бокал под горлышко наклоненной бутылки без этикетки.

– Вы не подумайте – я здешней жизнью доволен и никуда не собираюсь. Только огород и сарай продаю, а дом – ни-ни! На вырученные деньги построю на крыше розарий и утру нос сварливой соседке, что вечно хвастается своими пионами, настурциями и гортензиями, чтобы ее ревматизмом разок стукнуло!

– Слава светлым богам, что не покидаете наш славный город – легко поймал я струю разговора – Очень рад! Уважаемый Агиник… уже столковались с кем-нибудь насчет продажи?

– Да приходила парочка скупердяев… но я быстро отослал туда, откуда явились. А что?

– Я куплю эту землю – широко улыбнулся я – Куплю прямо сейчас.

– Выпьем же! А как покончим с этой недостойной бутылкой – я с радостным хлопком выдерну пробку из горла бутылочки особой! Торжественной!

– Да может не стоит открывать дорогого вина…

– Стоит! Повод-то какой! А вид! Вид просто отличный! Ты погляди только на Найкал, Росгард Славный – как синеет, как блестит, как перекатывается величаво! Еще отец мой говаривал: особые сердца у тех, кто обретается у берегов великого озера. Отмечены те люди особой божественной печатью…

– Выпьем – покорился я неизбежному. Как возразить после такого мини-спича?

– Во-о-о-от! – обрадованно кивнул Агиник и добавил, споро разливая остатки вина из «недостойной бутылки» – Только потому и цена на мой огородик чуток высоковата. Я ведь не старый сарай и старые оливы продаю. Нет! Я продаю место с видом на Найкал! Ты погляди – отсюда и колышущиеся под ветерком люцерновые поля как на ладони. А вон вереница всадников тянется к городу. А вон там… гляди! Видел?! Зеленый дракон на лету коснулся озерной глади… рыбачит, паршивец крылатый…

– Обсудим цену – улыбнулся я, поняв, что в этом случае торговаться не просто можно, а нужно – иначе хозяин земли обидится – За твое здоровье, добрый Агиник.

– Выпьем! Ты закусывай, закусывай. Лопни пару маринованных глаз на языке – сладко-кисло-остро… м-м-м!

– М-м-м! – согласился я, покорно запуская пальцы в ополовиненную банку, в то время как Агиник уже сбегал трусцой к сарайчику и вернулся оттуда с новой посудиной, на бегу объявив:

– Маринованные в острой слизи яйца куриные, утиные, перепелиные и рыбьи – икры туда я щедро сыпанул красной. А слизь острая с добавлением красного слима делалась. Вещь!

– Вещь – потрясенно кивнул я, глядя на огромную десятилитровую банку, в которой медленно колыхались яйца всех размеров – Вещь…

* * *

Храбр и Док прибыли одновременно, что и неудивительно – поняв, что я зашиваюсь и в одиночку не вытяну, велел им прикупить кое-чего и притащить сюда. Вот они оба и прибыли, каждый толкая перед собой доверху загруженную садовую тележку.

– Рос! – улыбнулся мне Храбр – А неплохой был поход, да?

– Слишком много смертей – тяжко вздохнул Док – Снова мы познали мрак смерти и рассвет перерождения…

– Главное, что цели достигли – махнул я перепачканной в земле рукой – Аньгоры достигли, имена свои в анналы вписали исторические, обещания выполнили.

– Тоже верно – деловито кивнул Храбр и, выпустив ручки тачки, задумчиво осмотрел то, что еще час назад было купленным мной за несусветную цену в четыре двадцать золотых монет огородиком с потрясающим видом – Босс… а что это ты тут делаешь? Что землю ты купил – ты уже сказал. А для чего? Хотя… учитывая вид…

Алхимик и Док ненадолго замерли, созерцая мерцающий под нами Найкал. Холм невысок, но вид все равно потрясающий.

– Вон игрока волк луговой жрет – меланхолично заметил Док и покачал головой – Помочь бы ему… но… пусть развлекаются.

– Я понял – подытожил Храбр и упер руки в бока – Ты молодец, Рос! Молодец! Вот что значит деловая искра!

– М? – склонил я голову – Ты о чем?

– О купленном участке. Он великолепен! Ты погляди какой вид! А эти старые оливы – само совершенство! Да любой богатей, стоит ему увидеть эти благородные оливы, сразу же согласится на полную цену. Да… вовремя ты разглядел эту возможность – приобрести садово-огородную землю, построить на ней уютный каменный двухэтажный дом, разбить клумбы и тут же продать все втридорога тем, кто желает личную виллу с потрясающим видом на округу… Гениально, Рос!

– Спасибо – со вздохом кивнул я – Спасибо. К-хм… да… примерно так я, наверное, и думал… но сначала мы землю используем для посадок по методу Орбита. А вот потом уже можно приглашать архитекторов.

– А на тот участок ты тоже глаз положил? – парень указал рукой чуть ниже, на окруженный невысоким кирпичным забором сад – Там объявление о продаже.

– Пока еще руки не дошли – вздохнул я еще горше, показывая в доказательство грязные руки.

– А давай вместе? На паях… – загорелся Храбр – Понятно, что не только ради денег в Вальдире, но все же…

– Договорились – кивнул я – Равные паи. И Дока возьмем.

– У меня денег вообще нету – лекарь повесил нос и вздохнул так горько, что посрамил все мировые тоскующие сердца разом.

– Как нет?! – возмутившись, рявкнул я – Ты богат! Мы сколько всего заработали!

– Ну…

– Что ну?! Док! Обалдел?! Или ты прикалываешься так?

– Да нищий я! Нищий! Спасибо клановой зарплате достойной – иначе по миру бы пошел! – взорвался Док и, вдруг сникнув, отвернулся, присел и принялся ковырять вскопанную землю подобранной палочкой – Дурак я…

– Ладно… – рыкнул я и глянул на Храбра – Узнаешь цену того участка? И поторгуйся хорошенько. Сразу и уговаривайся, если все приемлемо. Этот кусок земли я купил за четыреста двадцать золотых.

– Ого – присвистнул Храбр – Норм цена! Я щас.

– Сразу и уговаривайся – напомнил я ему – Если что, чековая книжка у меня с собой!

– Как и у меня! – прокричал Храбр – Щас вернусь.

– И вон тех лузгающих семечки бездельников сюда позови! – попросил я, глянув на сидящих у одной из стен трех парней, меланхолично глядящих перед собой и со скоростью пулеметной очереди плюющихся семечковой шелухой.

– Ладно!

Проводив занявшегося джоггингом алхимика взглядом, я повернулся к скорбной спине Дока:

– Ну?

– Что?

– Говори!

– Я…

– Ну?!

– Я нанял себе особую слугу. Красивую такую… с рожками… синеватой кожей… фигуристую… в общем настоящая мечта… а еще она такая суровая… любит бить и хлестать…

– Ага-а-а…

– Поселил ее у себя в личной комнате.

– Стоп… – скривился я – Ты разрешил поселиться у себя в личной комнате… уточни кого ты там нанял?

– Демонессу-покорительницу…

– Да как ты вообще сумел ее нанять?

– Да главное знать где спрашивать…

– Дальше что?

– Ну… сначала мы по трактирам разным в комнатенках ютились… а потом я перед походом ее в ЛК свое поселил, чтобы она в безопасности была.

– И? – вздохнул я, хотя уже догадывался о том, что услышу дальше.

– А когда помер героически и улетел в Альгору, первым делом заглянул в ЛК и увидел там только голые кирпичные стены… она унесла все, Рос! Все! Даже старые рваные шмотки забрала из дальнего угла!

– Ты придурок, Док – рявкнул я, с трудом удержавшись, чтобы не врезать по спине лекаря лопатой – Ты придурок! Это же демоны! Чего ты ожидал? Что она с кухонном переднике и с пятнышками муки на улыбчивом лице будет ждать у двери твоего возращения? В одной руке бокал шампанского, а в другой шипастый приветственный кнут?

– Она предпочитала гномий самогон…

– Ой дурак – вздохнул я – Кто-нибудь еще знает об этом?

– Да вроде нет.

– Вы составляли с демонессой договор? Или на словах все решили?

– На словах…

– Удачливый ты придурок – с облегчением вздохнул я.

С демонами всегда надо ухо держать востро. А держать их под контролем можно только благодаря четкому контракту, скрепленному кровью обоих – господина и слуги. И то это не гарантия – демон сделает все возможное, чтобы найти способ обойти контракт. А если вскроется факт, что ты заключил темный контракт с демоном… в обычных городах тебе потом лучше не появляться. И смыть подобные пятна с репутации крайне тяжело.

Если же Док не заключал с демонессой контракт… ему ничего и приписать не смогут. И остался разве что запах серы и мускусных духов в ЛК Дока. Это не доказательство для сурового расследования.

– Твои хобби… – начал я, а затем, подумав, махнул рукой – Да продолжай на здоровье. Но в следующий раз задумайся об открытии счета в банке и аренде ячеек там же. Понял?

– Да! Может мне завязать с этими… хобби?

– Зачем? – фыркнул я – Тебе же было весело?

– О да-а-а!

– В следующий раз будь осторожней и умней. А теперь бери лопату и вперед, докторишка с наклонностями.

– И что делать?

– Ровняй все грядки в ноль и вырывай всю растительность подряд – проинструктировал я лекаря. Ткнув рукой в сторону, добавил – Все вырванное бросай в ту кучу. А я пока договорюсь с помощниками…

Сговориться с лениво подошедшей «семечковой» «местной» молодежью труда не составила, оплата их туда оказалась копеечной и, тоже вооружившись лопатами, они взялись за дело.

Через час нашей совместной работы участок полностью преобразился. Самое главное и обязательное было в чуть в стороне от центра купленной земли – там появился этакий земляной пончик солидных размеров. В остальных местах участка парни продолжили организовывать кривые земляные фигуры – звезда, полумесяц, круг, крест и все, что только пришло мне в землю. Но это уже было для отвода глаз – мне был нужен только пончик. Не дожидаясь возвращения Храбра, мы с Доком подкатили к будущей клумбе садовые тачки и принялись выгружать их содержимое, по большей части сразу же высыпая или выливая все на мягкий чернозем. Удобрения. Много. По сути – четыре больших универсальных набора, купленных в обычном магазине вместе с тачками. Там же Храбр приобрел и пятьсот самых дешевых тюльпанных луковиц. Ими мы и занялись сразу того, как щедро удобрили почву. Процесс был прост и чуток необычен. Сначала мы делали лунку, затем брали тюльпанную луковицу, макали ее в притащенную мной с Альгоры кладбищенскую землю, после чего помещали в ямку и засыпали сверху. И так одну луковицу за другой. Процесс несложный, дело продвигалось быстро.

Закончив с «пончиком» и для отвода глаз переключились на остальные будущие клумбы, там и сям посадив остатки тюльпанов. Нанятых парней я отпустил, а к моменту возвращения широко улыбающегося Храбра, мы полностью освободились.

– Куплено! – улыбка алхимика стала еще шире – Что ж… осталось поговорить с архитекторами и садовыми дизайнерами, выбрать пару стоящих проектов и хорошенько их обсудить за бокалом вина… да?

– Сразу после возвращения из очередной авантюры – кивнул я.

– Что теперь? – легко переключился Храбр.

– А теперь – на инструктаж. Отправляйтесь в гостиницу Сумрачный Бобер. Там найдите Орбита, переберитесь в его личную комнату, и все спокойно обсудите. Именно в ЛК! Я знаю этого лысого – он наверняка захочет потащить вас куда-нибудь в экзотичное место, но это трата времени! В ЛК!

– Понятно… а где эта гостиница?

– Тут в Тишке. Улица Прибрежная – вон там ниже. Позже спишемся.

– Отправляемся – бодро кивнул Храбр и, подхватив тяжело вздыхающего Дока, потащил его за собой – Мы быстро!

– Быстро – проворчал я – Быстро только демоны ЛК обчищают у дураков. Так…

Вытащив из кармана магический свиток, я убедился, что держу в руках именно то, что нужно и только затем активировал магию.

Ласковый и теплый июньский дождь – так называлось заклинание.

Над моей головой сгустились едва заметные, зыбкие, просвечивающие насквозь облака. Ни грома, ни молний. Без какого-либо сигнала с неба начал крапать теплый дождик, что продлится следующие три часа. За это время, лежащие в и без того плодородной щедрой земле, напитанные качественными удобрениями, тюльпанные луковицы должны очнуться от сна и выкинуть на поверхность первые зеленые ростки.

– Росгард Славный!

Вздрогнув, я обернулся и… изумленно вытаращился, глядя на стоящую у границу моих новых земель группку жителей. Лидером у них был пошатывающийся Агиник. И каждый из пришедших держал в руках бутылку или банку. У еще двоих руки были заняты караваями свежего даже на вид хлеба – того самого, с горячим мякишем и хрусткой корочкой.

– Обсудим наш добрый город Тишка? – с надеждой спросил Агиник – Поговорим о главном… пока жены не застукали…

– Поговорим – кивнул я, поняв, что остальные дела придется отложить.

Портить отношения с жителями Тишки я не собирался. И не только по сугубо практичным причинам – здешние жители мне нравились. Тут даже злодеи и взяточники обладали какой-то особой харизмой. Да и жизненный уклад этих улыбчивых простецов, считающих, что жизнь без веселья, различных соревнований, вкусной еды и хорошего вина, за жизнь считать нельзя, импонировал мне все сильнее. Может они и правы.

А еще… а я еще я тут недавно побывал в самом настоящем аду – во всяком случае для меня, та мрачная жуть была настоящей – и понял, что торопиться туда не стоит. Жить надо здесь и сейчас. Жить надо весело и долго. И научило меня этому Королевство Аньгоры…


Когда вернулись все трое – Храбр, Док и Орбит – линия столов начиналась от будущей пончикообразной тюльпанной клумбы и тянулась по улице метров сто. Над уже заляпанными красным вином белоснежными скатертями парили магические светляки, мягко освещая ставшую совсем праздничную улицу. Столы, само собой, не пустовали, но от ненужных торжественных яств не ломились. Тут все было свое, простое. Пудов пятнадцать небрежно нарезанного прошутто лежало по соседству с чуть меньшим количеством найкальской ветчины, с трудом нашедшей себе там и сям местечки, где они не были заняты банками с соленьями. Хорошо хоть вино на столы ставить не пришлось – лошадиная упряжка притащила огромную бочку молодого вина и его пока хватало.

Стоя на высоком табурете неподалеку от центра линии столов, я, вздымая над головой почти пустой бокал, поддерживаемый руками пяти горожан и все равно шатаясь, хрипло обещал:

– Мы тут устроим! Ну и пусть мы от столицы далеко – у нас не хуже будет!

– А вот говорят раз мы к гномам ближе, они нас к себе прибрать хочут!

– Перехочут! – рявкнул я и махом опрокинул в себя остатки красного бульвазье – Не дадимся! Мы Тишка! Мы сами по себе!

– Мы сами по себе!

– С любой бедой разберемся! И друзей у нас хватает!

– ДА-А-А-А-А-А!

– Росгард дело говорит! Нечего бояться!

– И с падающими с неба тварями разберемся! – прокричал я на полгорода – Клан Героев справится! Всем тварям лапы и хребты переломает! Мы с любой бедой разберемся!

– ДА-А-А-А-А-А!

– А теперь – музыка! – крикнул я чуть тише, заметив обалделых друзей, стоящих на краю праздничной зоны и изумленно таращащихся на происходящее – Прошу вас леди Буаба!

Уставшая уже ждать певица оживилась, подарила завопившим горожанам ослепительную улыбку и, поднеся к устам сиреневый кристалл магического микрофона, начала исполнение:

– О-о-о-о…. о-о-о-о… о-о-о…

Меня отпустили, и я едва не хлопнулся с почетного табурета. Удержаться на ногах было очень сложно – цифровой алкоголь сыграл злую шутку с моим вестибулярным аппаратом. Щурясь от взрывающихся перед глазами воображаемых мыльных пузырей, придерживаясь за стенку дома, я пополз навстречу друзьям, которых уже успели оделить бокалами и кусками копченого мяса.

– Шеф… ты чего? – икнул Док – Ты же клумбу вскапывал, когда мы уходили…

– К берегу – махнул я рукой, торопясь покинуть праздник, пока начавшие танцевать горожане меня не утащили обратно к столам – Храбр, скажи нашим, чтобы притащили сюда еще солений и колбасы побольше. И не забудь сказать казначею, что бочку вина оплачиваем мы.

– Бома это не порадует – покачал головой клановый алхимик – Сделаю.

– Двинулись – булькнул я, опираясь о плечо нищеброда Дока и неуверенно шагая по мощеной улице – Блин… а это за яма в брусчатке? Куда городское правление смотрит?! А… ну да… пошли быстрее….

– Шеф… – лихорадочно зашептал мне в ухо Док, не сводя застывшего взора с вприпрыжку передвигающегося Орбита, идущего метрах в десяти перед нами – Это… ты в личной комнате Орбита бывал?

– А что там делать? – удивился я.

– А ты побывай! Побывай!

– Да зачем?

– Затем! Это словами не описать. Да и не можем мы – он нас с Храбром заставил клятву какого-то Кровавого Жупукуссорвала дать, что мы никому и никогда ни слова о том, что увидели в его ЛК…

– Ты пьян?

– Вот он тебя к себе в ЛК наверное не пустит… а ты напросись! Хотя вторую комнату мы не видели… да туда и не попадешь – я такую сейфовую дверь нигде еще не видел!

– Погоди… у Орба сейфовая дверь в ЛК? Дверь во вторую комнату? У него две комнаты?

– Да! Ой… это я проговорился, да?! Проговорился?! Он теперь придет за мной – со своей косой смерти?! Этот… Жупукус…

– Да успокойся ты. Орб просто пошутил.

– Ну нет! Он не шути-и-и-ил… ну зачем я проговорился?! Ты же ему не скажешь?

– Да не скажу. Он вам рассказал о затее нашей?

– Да!

– Согласились?

– Да! Трижды да! Четырежды да! Новое приключение! Надеюсь на этот раз не сдохнуть. И может даже чуток заработаю…

– Станешь богаче – улыбнулся я.

– Да!

– Денежки в ЛК сложишь.

– Да!

– Призовешь новую демоницу с хлыстом…

– Да!

– И она все украдет…

– Да! Ой! Нет! Ты что такое говоришь, босс?!

– Будь умнее, Док – вздохнул я, медленно выпрямляясь и обрадовано убеждаясь, что снова могу шагать самостоятельно – Будь умнее.

– Я в Вальдиру ради ума что ли пришел?! Я сюда жить полной грудью явился!

– Жить полной грудью? Или дышать?

– Оба варианта!

– Тогда счет в банке открой!

– Это да-а-а…

– Слушай… а ты смотрел старый клип Майкла? Джексон, который. Клип называется смут криминэл… или как-то так…

– Так сходу не скажу. А что?

– Да я все про того танцующего в комнате Орба клурикона с тесаками думаю… он ведь точно так же танцует… и шляпа похожа… И зачем Орбу охрана там, куда никто без его приглашения войти не может? И почему клурикон так круто танцует? Да еще без остановки… и музыка точь-в-точь… а сидящий на каминной полке брауни кивает в такт, улыбается, тоненько подпевает и раскаленной иглой неспешно зашивает рот лохматой кукле с тремя руками…. Ой! Ой! Я снова! Прости меня, Жупукус! Я молчу! Шеф! Зачем ты у меня вымогаешь сведения?!

– Я?!

– Ты! Меня же покарают! Поклянись, что никому не скажешь!

– Фу-у-у-у – закатив глаза, выдохнул я и хлопнул лекаря по плечу – Хватит уже! Орбит наш друг! И не пришлет за тобой никакого… Жупукуса… Ну что? Орб? Начинаем следующий этап?

Прекратив пританцовывать, Орбит вдруг крутанулся на месте, двумя руками показал на приблизившийся Найкал и кивнул.

– Время собирать ангельские плевки – подытожил я.

– Че?! – вылупился на меня Док – Ангельские плевки?! Да это даже звучит безумно! Вы нормальные?

– И это ты меня спрашиваешь про нормальность?!

– К-хм… ну давайте собирать… а где?

– Придется поплавать – вздохнул я, стягивая рубаху – Где Бом?

– Тут я! – донесся знакомый рев выше по улице – Босс! Я не понял! Почему мы за вино башляем?! С каких это пор Герои всех местных алкашей спонсируют?!

– Потому что это наш город – невпопад брякнул я.

– Так себе аргумент! А вино дорогое!

– Все равно тебя не переспорю – развел я руками и шагнул в теплую вечернюю воду.

Вот ведь…

Стоило бросить взгляд вокруг себя и… я застыл по колено в воде.

А как не замереть, когда вокруг все так безумно красиво? Говорят, что самые красивые полярные сияния Вальдиры можно увидеть только в Тьмагре, а самое красивое озерное побережье только на Найкале, причем в любое время суток и в любую погоду.

Трудно спорить с этим утверждением, когда видишь такое…

Над пронизанной светящимися ночью водорослями водой летали сотни крохотных разноцветных огоньков. Между ними то и дело вспыхивали короткие молнии то ли ссор, то ли приветствий. По отчетливо видимому полосатому песчаному дну медленно шествовали крупные раки со светящимися клешнями, лапками и окончанием хвоста. Рыбы светились редко, но зато их зеркальная чешуя с готовностью принимала и отражала все полыхающие вокруг световые эффекты, отчего вода волшебно мерцала и… едва-едва слышно напевала какую-то мелодию. Вылетевшие на вечернюю охоту стрижи вспарывали водную гладь краями крыльев, выхватывали из воздуха насекомых и взмывали в звездное небо, ярко освещенное еще и двумя крупными лунами. За нашими спинами яркий, празднично освещенный город. Чуть в стороне стоящая в воде башня, что начала восстанавливаться нашими силами. С другой стороны, на узкой полоске песчаного пляжа, выставлены несколько столов, совсем рядом уткнулись в берег спящие рыбацкие лодки, перекрикивающиеся женщины быстро нарезают вечерний улов, тут же солят, развешивают на веревках, а рыбаки, добродушно переговариваясь и взбадриваясь винцом или пивком, чинят сети, наставительно что-то говорят внимательно слушающим ученикам – среди которых есть и игроки. А высоко-высоко над нами медленно пролетает косяк найкальских бордовых лебедей, спешащих навстречу летящих с другого берега алым лебедушкам. С небес льется пронзительная и немного тоскливая лебединая песня. А если оказаться сейчас точно посреди Найкала, то там, лежа на плоту, глядя в небо, можно долго наслаждаться лебединым небесным хороводом. Лебеди протанцуют до первых лучей утреннего солнца и снова разлетятся – лебеди в одну сторону, а лебедушки в другую. Это историю, не понять тоскливую или веселую, рассказали мне только что, добавив, что, если собрать падающие с небес алые и пурпурные перья, из них получаются особые веера, что поют как найкальские лебеди, когда ими обмахиваются дамы. И перья для вееров можно только собрать – если убить лебедя и собрать с его тушки перья, вместо тихой звенящей песни услышишь лишь надрывные крики…

М-да…

Глянув на Орбита, что светящимся указательным пальцем чертил странные и понятные только ему письмена на воде, я кашлянул и сказал, обращаясь ко всем сразу:

– С этого момента ошибки исключаем. Вы знаете, что надо делать. Вслух не говорим и помним – рядом всегда может оказаться тихушник.

Дождавшись молчаливых кивков, я медленно опустился в воду по плечи, сделал пару вдохов и нырнул, погружаясь в чуждый, но такой красивый подводный ночной мир Найкала.

01:59, 01:58.

Может даже второй ранг достижения «Ныряльщик» получу…

Может даже второй ранг достижения «Ныряльщик» получу…

Хотя вряд ли – не так уж и долго нам надо пробыть под водой. Каждому из нас надо собрать по пять ангельских плевков. Название странное и даже чуток противное, но на самом деле это всего лишь кусочки обкатанного песком и водой янтаря. И никто и никогда не называл их «ангельскими плевками» – разве что в тех источниках информации, что были обнаружены тощим эльфом. И ему еще пришлось потрудиться, что понять о каких именно составляющих сложного ритуала и механизма идет речь – к примеру, понять, что «ангельские плевки» – это янтарь.

Во время беседы в вагоне, ставшим нашим домом, Орб обронил, что нам предстоит обряд обмена и очищения. Это обязательно. Потому как на выбранную эльфом тропинку так просто не попасть. Надо как бы соответствовать… и Орбит Хрустилиано даже выразил было желание нам все подробно разжевать и пояснить, но мы дружно отказались – нехватка времени никуда не делась. У нас был выбор послушать долгую историю, а потом метаться по миру Вальдиры в дикой спешке. Или же мы могли сразу приступить к выполнению подготовительных этапов, все важное узнавая «по пути». Я выбрал второй вариант и пока ни разу не пожалел – ведь успел не только земли купить и клумбу подготовить, что было шагом номер один, но мы еще неплохо посидели за вкусностями и сейчас вот, особо не дергаясь, молчаливо плаваем на мелководье Найкала, любуясь завораживающим подводным миром. Может Бульк и не привирал, когда убежденно говорил, что подводный мир Вальдиры в разы круче, красивей и перспективней.

Найти по пять кусочков плохонького янтаря труда не составило. Будь у нас цель отыскать первоклассный янтарь, да еще и с какими-нибудь вкраплениями внутри – вроде мух или комаров – пришлось бы куда сложнее. Тем более стоящий янтарь без специальных умений не отыскать – ведь из него изготавливают множество дорогостоящих штук вроде амулетов, особых пуговиц, наверший для жезлов и посохов, гемм и еще много чего.

Сжимая в ладони по пять «плевков», мы сгрудились вокруг Орбита и я понял, что единственный, кто снял перед погружением в рубаху. Все остальные остались в полном облачении и поглядывали на меня с жалостливым недоумением – так смотрят на зеленого новичка. Ну и пофиг. А Орбит вон понимающе кивает, одновременно доставая из поясной драной сумки что-то шарообразное.

Когда слетел кусок невзрачной материи, укрывавшей предмет, мы увидели едва-едва светящуюся золотым хрустальную сферу с беспорядочно плавающими внутри стрелками и цифрами.

– Заряди-и-илось – удовлетворенно вздохнул эльф, поднося к глазам светящуюся сферу – В самый ра-а-аз…

– А что это? – не сдержал любопытство Док.

– Сфера Времедара. Сфера бездарно утерянного времени – ответил я, успев узнать кое-какие детали от Орба – Такую кладут поближе к лентяю. И она тайком накапливает праздность, лень, лишние часы сна и безделья… А затем дарит накопленную энергию своему владельцу. А он…

– Ломает ее! – широко улыбнулся эльф, нанося по сфере резкий удар ножом с черным лезвием.

С громким звоном сфера разлетелась на куски, а содержавшееся в ней время искристым комом упало в воду, что тут же забурлила, вспенилась и… мы провалились в телепортационный колодец, заполненный множеством цифр, бегущих по кругу стрелок, звенящими будильниками, пружинками, шестеренками и песочными часами.

Секунда…

И нам в пятки ударил пол, по которому растеклась утащенная нами с собой найкальская водица. Оглядевшись, я понял, что не вижу ничего кроме сумрака, окружающего нас со всех сторон. Но на полу имелась тонкая золотая стрелка, по ней Орб нас и повел с потрясающей уверенностью, попутно обронив, что здесь безопасно и «нет никого-о-о».

– Где мы? – обрадованно нарушил молчание Храбр – Черт! Вот ведь круть! И телепорт обалденный и место непонятно мрачное… мы где? И… ой…

Резкий лязгающий звук донесся сверху, а затем, там же, прямо над нашими головами, пронеслось что-то огромное, разрезав на мгновение сумрак серебристым блеском и снова исчезнув.

– Что это? – теперь не выдержал я.

Я лишь знал, что мы на очередном подготовительном этапе. Но вот где мы конкретно…

– Старые Часы Мрачного Измере-е-е-ния… – тихо рассмеялся наш лысый поводырь – Часы Туллы.

– Ясно – вздохнул я и, поняв, что Орбит сосредоточен на дороге, пояснил компаньонам то, что знал сам – Короче так – мы набрали подарков и прошли первый этап очищения – водой заряженной утерянным временем.

– Очищение чем мы прошли? – прорычал в недоумении Бом.

– Чужим временем – пожал я плечами – Прямо мечта, да? Лентяям не надо – а нам пригодилось. Они потеряли – а мы получили. Зарядились этой энергией, очистились водичкой, перенеслись сюда… Да! Знаю я, что звучит бредово! Но уж как есть! И смотрите не потеряйте кусочки янтаря.

– Да-а-а… – покрутил головой Бом – Знаешь, Рос, это даже отрезвляюще. Каждый раз как я начинаю думать, что знаю о Вальдире почти все – Орбит щелкает меня по носу, сбивая спесь всезнайки. Я о таком месте даже не слышал…

– Лишь бы и в этот раз не подохнуть – вздохнул Док.

– Поддерживаю! – добавил Храбр – Умирать очень не хочется! Так что это за штука серебряная над нами летает?

– Мая-я-ятник – отозвался смотрящий на пол эльф.

– Так мы в часах?! – ахнул Док – Мы в огромных старых часах?! Внутри?!

– Странный ты – вздохнул я – Ты в Королевстве Мертвых побывал – и то так не удивлялся. А тут гигантские старые часы…

– Но все же! Как в сказке! Мне нравится.

– Пусто тут – огорченно цыкнул клыком Бом, размеренно шагая по прерывистой золотой стрелке, ведущей нас все дальше в сумрак – По сторонам тут пошариться бы, но ведь нельзя, да?

– Нельзя – подтвердил я и глянул наверх, где с очередным лязгом над нами опять пронесся маятник – Старые Часы Мрачного Измерения… надо же… – Бомыч… Аньрулл тебе никаких новостей не говорил, прежде чем выпнуть из ада?

– Бог смерти? Он крутой – рыкнул Бом – И… опасный. Новостей он не передавал, а вот кое-что интересное сказал на прощание.

– И что?

– Я тебе даже процитирую… благо нашел им сказанное и записал. Слушай… – кашлянув еще раз, Бом, глядя перед собой застывшим взглядом, нараспев произнес – Случалось, что боги и простые смертные спускались в царство теней и находили путь обратно. Но обитатели Аида знают, что однажды вкусивший от плодов их царства навсегда остается им подвластен.

Замолкнув, он выжидающе уставился на меня.

– Это Аньрулл сказал? – поразился я.

– Он процитировал. С намеком. И добавил, что прочитанная им книга свежа, умна и легка. А я уже тут порылся сначала в памяти, а затем в цифровой библиотеке и нашел эту цитату. Она из книги «Волшебная гора», написанной больше века назад. Автор Томас Манн. И я тебе так скажу – эта книга вообще не фэнтези ни разу. И не про мифологию. Это толстенный роман про больных, живущих в туберкулезном санатории высоко-высоко в горах. Они размышляют о жизни, о смерти, пытаются храбриться, наблюдают за смертью своих друзей, со своих шезлонгов на вершине горы, наблюдают, как быстро проносится мимо время, постоянно спорят о смысле и сути жизни. Я эту книгу из принципа прочитал – очень тяжело пошла. Читал еще когда был студентом. Только поэтому и узнал цитату. Так вот, Рос тебе вопрос. С какого перепугу богу смерти читать подобные книги?

– Обалдеть…

– А сама цитата? Меня она зацепила – Бом мрачно глянул на меня и повторил – Случалось, что боги и простые смертные спускались в царство теней и находили путь обратно. Но обитатели Аида знают, что однажды вкусивший от плодов их царства навсегда остается им подвластен.

– Хватит уже пугать! – не выдержал я – Просто красивая цитата. С намеком, что раз уж мы побывали в его царстве, то быть нам и дальше друзьями.

– Ага… друзьями… Там больше про рабов что-то! И сама цитата идеальна – она и про богов и про простых смертных. А ведь и те и другие спускались туда…

– Хватит нагнетать.

– Я и не нагнетаю. Но знаешь, однажды Аньрулл может стать кем-то похлеще Жизнеслава.

– Вот тут даже не сомневаюсь – кивнул я – Порой мне кажется, что он куда умней меня. Но! Они всего лишь боги! А мы – великие приключенцы, что готовы прямо сейчас вляпаться в очередную авантюру! Так что выше носы – и вперед!

– Тоже верно – чуть посветлел Бом.

– Всех порвем! – тоненько заявил Док.

– Прорвемся! – убежденно заявил Храбр.

Орбит промолчал, но зато вдруг сначала упал на колени, а затем улегся на животе и замахал нам левой пяткой, явно требуя поступить точно так же. Не став задумываться, я с готовностью плюхнулся на живот и вместе с остальными подполз ближе к эльфу, где и замер изумленно.

Оказалось, что мы уперлись в стену – деревянную, широченную и высоченную, теряющуюся в царящем здесь вечном сумраке. В стене несколько крохотных отверстий, что расположены у самого пола. И прямо сейчас из одного из них медленно выкатывалась… золотая крохотная вагонетка с алмазными колесами. Каждую вагонетку толкала идущая на задних лапках крыса со светящимся над головой медным фонариком, крепящимся на миниатюрную золотую кирасу.

– А-а-а-а… – захрипел Бом, вытягивая зеленую жадную лапу.

– Не смей! – шикнул я – Не наше!

– На любом аукционе это все потянет на…

– Тише! – уже громче зашипел я, вцепившись в плечо жадного казначея – Мы здесь не из-за этого!

Замерев, мы внимательно наблюдали за Орбитом. А он, разжав ладонь с «плевками», другой рукой брал по одному кусочку и опускал в золотую вагонетку. Загруженный в вагонетку янтарь тут же растекался смолистой светящейся лужицей и начинал источать невероятный аромат хвои, холода, смолы и свежести. Порывшись в кармане, я поспешно достал свои кусочки и поступил с ними точно так же, после чего убедился, что и остальные от меня не отстали. Двадцать пять загруженных вагонеток, толкаемых крысами в кирасах, скрылись в другом отверстии и вокруг снова потемнело. Эльф остался лежать неподвижно, в то время как нас медленно опускалось облако янтарно-золотой пыли.

– Второе очищение – прошептал я – Орб… дальше что?

– Ответные дары – прошептал эльф – Слышите-е-е?

Мы синхронно кивнули – было трудно не услышать перестук маленьких колес. Еще через полминуты мимо наших лиц снова потянулись вагонетки и в каждой из них лежало по небольшой серебряной сосновой шишке с горящими внутри рубиновыми орешками.

– Мы в сказку угодили? – тихо-тихо прошептал Храбр – Я не против…

– По пять штук – прошептал я в ответ, осторожно начиная собирать шишки – Бом! Только шишки! Без вагонеток!

– Упаковка – тоже подарок!

– Я тебе тресну! Только шишки!

– Да шучу я… но… эх!

Когда вагонетки опустели и скрылись за стеной, мы вслед за Орбитом поднялись и… снова замерли, удивленно глядя на осветившуюся стену, на которой появилась огромная – с нас размером – тень стоящей на задних лапах крысы с отчетливо видимой короной на голове и с чем-то вроде посоха в правой лапе. Орбит коротко поклонился и четко произнес:

– Великой Тулле, хранительнице Старых Часов, наша благодарность!

Тень крысы шевельнуло лапой, ударила посохом оземь, и стена снова погрузилась в мрак, после чего вокруг нас появились и закружились уже знакомые цифры, стрелки и циферблаты, все набирая и набирая скорость вращения.

– Кто это? – успел я спросить.

– Тулла Мерзохвостая – улыбнулся эльф – Тулла….

Вспышка.

И мы снова провалились в звездную бездну, что окуталась перламутровым пологом и стала похожей на сферу Времедара, что поглотила нас, навеки заключая внутри себя…


Когда мрак рассеялся, я обнаружил, что стою носом в елку, почти касаясь бугристой старой коры.

– Темный край – Бом первым понял, куда нас занесло – Опять этот мрачный лес…

– Прибежище разбойников, убийц и дезертиров – почти пропел Док и тихо добавил – И блудных демонов тут можно встретить…

– Орб? – я вопросительно глянул на эльфа – Далеко топать? Тут тварей хватает…

Покачав головой, эльф широко улыбнулся и указал рукой на одинокую исполинскую ель, растущую посреди большой поляны, рядом с которой нас и выбросило. Я критически уставился на дерево.

Дерево…

Ель…

Очень высокая, старая, с густой хвоей. Но все же обычная ель.

Вот только Орбит обронил, что в третьем и последнем этапе очищения нас ждет праздничное разноцветье знакомое всем.

И я пока такого не вижу…

Впрочем, особо можно не переживать по этому поводу – вон как шустро тощий эльф рванул к поляне. Мы последовали за ним, настороженно крутя головами по сторонам – Темный Край место жуткое, тут в любой момент может случится что-то нехорошее.

Но до ели мы добрались без малейших проблем. Орбит сразу выставил перед собой ладони с подаренными шишками, сделал шаг вперед и… исчез под нижними еловыми лапами, что шатром накрывал аж половину немаленькой поляны.

Мы торопливо последовали его примеру и…

– Вот черт… – ахнул я, замерев на месте и пораженно таращась вверх.

Прямо над нами была все та же ель – внутренняя часть ее хвойного шатра, со всеми ветвями и веточками. И все это сверкало золотым, красным, серебряными, медленно и быстро бежали в разные стороны огоньки, по ветвям катились тарантасы запряженные белками и мышами, шел непрестанный дождь цветного конфетти, оседая на наших непокрытых головах высокими праздничными шапками. Мы оказались внутри богатейшей новогодней елки. А наши ноги по щиколотку утопали в белоснежном снегу, усыпанном сосновыми шишками с рубиновыми зернышками.

Опустившись на одно колено, Орб опустил в снег свои шишки, встав, коротко поклонился новогодней ели и мягко отступил назад, исчезнув в короткой вспышке. Очнувшись, первым делом я пнул по колену разинувшего рот Бома, заставляя его прекратить тянуться к золотому беличьему тарантасу. Затем я проследил за тем, чтобы все выполнили те же манипуляции с шишками и покинул внутреннее пространство новогодней ели последним.

Вспышка…

На этот раз я оказался внутри праздничного фейерверка, что успел несколько раз ослепляюще полыхнуть, прежде чем вышвырнуть меня прямо в… моргнув, я понял, что снова стою на берегу Найкала, рядом мои друзья, а сверху доносится шум веселого праздника.

– И что? – просипел Док, грустно глядя, как на его ладони тают разноцветные конфетти – Праздник кончился?

– Праздник еще даже не начался – рассмеялся я и повернулся к Орбу – Успешно?

Вместо ответа улыбающийся эльф показал мне свое правое запястье – его обхватывал тонкий браслет, выглядящий как красный тюльпан с закрученным в кольцо серебряным стеблем. Не особо по-мужски выглядит, но… да плевать. Дело сделано. Мы получили браслеты – пропуск внутрь механизма Древних, который еще надо починить и запустить. А последняя деталь находится в поместье наместника Седри…

Ладно… будем решать трудности по мери их возникновения.

Глянув на свое запястье, я удовлетворенно улыбнулся – эта часть пути позади.

Тип: ювелирное изделие

Название: Туллусгора.

Класс предмета: Легендарный!

Прочность: уничтожить невозможно!

Дополнительно: украсть невозможно!

Дополнительно: увидеть невозможно (кроме Пятерки Избранных)

Ограничения по минимальному уровню: нет.

Эффекты:

Живой цветочный ключ.


– Двигаемся дальше – произнес я, задумчиво оглядывая вроде как пустынный озерный берег – Ускоряемся. Время проверить клумбу… а затем навестить нашего общего… друга… Орб, где там наш особый специалист?

– Уже в пути-и-и – уверенно заявил эльф и торопливо зашагал по тропинке вверх, мимоходом обогнув бегущего куда-то по важным делам гнома, что-то недовольно бормочущего себе под нос.

– Всех питомцев оставляем здесь – напомнил я, шагая за Орбитом – Да, Док, змей тоже оставляем здесь.

– Вот так я и думал…

Глава десятая

Город Лагенброк в огне!

Тройной удар небесных тварей буквально сокрушил этот ладный, крепкий и мирный городок! После вспыхнувшего пожара, что быстро охватил весь город, к Лагенброку были стянуты немалые силы как королевской стражи, так и из Гильдии Магов Альгоры. Их совместными усилиями ужасные монстры были уничтожены, но странное пламя, что не боится воды, песка и заклинаний, потушить пока не удается. Прежде подобного не случалось – падающие с небес посланцы блуждающего материка обладали удивительными боевыми способностями и живучестью, но подобных умений прежде не проявляли. Прибывшие к полыхающему городу выдающиеся алхимики в один голос заявили, что это какая-то магическая аура, чей источник им пока неизвестен. Но волшебники не согласны с их выводом, утверждая, что источник загадочного огня алхимического рода. Где правда – неизвестно. Но источник, алхимический или магический, обнаружить все еще не удалось и несчастный город продолжает погибать в огне.

Трехглавый водопад заблокирован!

Несколько часов назад над знаменитым и красивейшим Трехглавым водопадом возник загадочный магический купол! Неизвестная магия полностью блокировала доступ к водопаду. Многочисленными свидетелями отмечено, что воды реки ниже водопада покраснели, а рыба выбрасывается на берега или стремительно уходит вниз по течению! К Трехглавому водопаду спешит элитный отряд боевых ахилотов-стражей, призванных на помощь. Возможно, подводным жителям удастся пробиться туда, куда не удалось наземным. Хотя кое-кто все же не сдается – бригада умелых гномов-шахтеров начала подкоп, стремительно пробиваясь сквозь каменную породу. Поговаривают, что под блокировавшим водопад куполом может скрываться что-то как минимум опасное, но… это может быть и доныне неизвестным артефактом, прилетевшим с Зарграада!

Огромный меч пронзил храм Снессы!

Упавший с небес полупрозрачный меч, что в длину достигает двух орочьих ростов, пробил главную крышку Золотого Снессариума, одного из самых знаменитых храмов богини Снессы! Жрецы тут же объявили меч собственностью богини Снессы, с чем не согласились эльфы и маги королевства Альгоры, требующие предоставить им упавшее оружие для изучения.

Мы не знаем, чем закончится это противостояние, но мы задаемся вопросом – это кому же может принадлежать меч такой величины? Добавим, что меч одноручный. И добавим еще раз – до того как жрецы прогнали всех из главного храма, очевидцы успели заметить, что меч проморозил землю на десяток метров вокруг себя.

Эра Росгарда? Начало эпохи Темного Властелина?! Самое время пугаться?!

Вестник Вальдиры никогда не делает поспешных выводов. Но мы умеем сопоставлять факты и выстраивать из них хронологическую цепочку.

Друзья… читатели… а вы задумывались над хронологией событий?

Разве может быть совпадением, что все самые сильные потрясения мира Вальдиры начались с тех самых пор, как было объявлено пришествие тогда еще неизвестного нам Великого Навигатора, которым позднее оказался некий Росгард…

Помните? Ведь помните?

Давайте попробуем задуматься… и подытожим все, что нам известно.

Кто такой Росгард, ныне глава становящегося все более известным и популярным клана Герои Крайних Рубежей. Кто он такой?

Первый «всплеск» известности произошел, когда Росгард посмел очаровать своей волшбой прекрасную диву Лизанну Роскошную. Помните?

Следом произошла аннигиляция мирного болота Рэйвендарк. Такое случается, так что не будем брать в расчет эту мелочь. Хотя мы слышали что-то смутное, но почти достоверное о небольшой заброшенной избушки в самом сердце болота…

Дальше?

А дальше имя Росгарда становится все более известным, один за другим начинают всплывать связанные с ними события – еще до начала Великого Похода! Эти события становятся все громче и все масштабней! И эта тенденция не изменилась и до текущего момента.

Так кто такой Росгард, с чьего «рождения» в мире Вальдиры началось столько невероятных потрясений?

Кто-нибудь верит, что это игрок новичок, которому просто посчастливилось? Который просто оказался в нужном месте и в нужный час?

Сомневаюсь, что найдутся те, кто искренне поверит, будто Росгард действительно случайно наткнулся на уникальное заклинание, способное сорвать покров с Зарграада! Ведь такого просто не может быть – чтобы зеленый новичок впервые оказавшийся в Вальдире вдруг обнаружил то, что уже годы разыскивают все мало-мальски известные кланы…

Может та шутка, когда его представили широкой публике как злого колдуна прикованного к позорному столбу… вовсе и не шутка? Может ли быть, что Росгард на самом деле плетет некие злобные интриги, что направлены на уничтожение всех устоев нашего сложившегося мирного общества? И высшие силы дали нам глупцам в тот ясный праздничный день ясный намек на грядущие мрачные потрясения?

В тот день мы просто посмеялись… а он… мрачно смотрел на всех со своего позорного столба и… зло ухмылялся, зная, что очень скоро он прервет наш веселый смех и прервет надолго – если не навсегда.

Это ни в коем случае не нападки нашего газетного издания на главу клана Героев Крайних Рубежей. Мы лишь задумчиво перебираем известные нам факты, складываем из них хронологические цепочки, добавляем мелкие детали и… немного ужасаемся тому масштабному полотну, что вырисовывается перед нашими потрясенными глазами…

Росгард! Мы призываем тебя посетить альгорскую редакцию Вестника Вальдиры! Дай интервью! Ответь на наши вопросы!

Мы ждем тебя, Росгард! С нас кофе, плюшки и вопросы. А с тебя честные откровенные ответы!

Ведь не только мы умеем складывать два и два – а и миллионы наших читателей! Ведь они тоже уже задумываются, почему во всех крупных и порой страшных событиях так или иначе замешано имя достопочтимого Росгарда, коего уже многие в открытую именуют лучшим другом бога смерти Аньрулла…

– Вот черт! – буркнул я, встряхивая свежий выпуск журнал, украшенный моей злобной рожей.

А у кого бы была иная рожа, окажись он вдруг связанным у позорного столба? Причем столба, который вовсе не заслужил! Тут любой бы начал злобно зыркать по сторонам! Вот меня и сфотографировали в тот момент, когда почти все лицо утопает в тени, волосы встрепаны, зубы оскалены, глаза едва заметно посверкивают из темноты.

– Заказная статья, босс – успокаивающе буркнул Бом – Рано или поздно этого стоило ожидать. Вестнику нехило проплатили за это… не знаю, как назвать – ведь там вранья вроде как и нет.

– Черт! Обалдели?! Эпоха Темного Властелина?! Может еще Сауроном меня назовут?! Или там Саруман был?

– Одно другого не слаще – хмыкнул казначей и снова задумчиво уставился в раскрытый кожаный фолиант – Хм… что-то не нравятся мне наши расходы…

– А мне не нравятся нынешние газетные статьи! – зло прошипел я, снова открывая злосчастную газету и мельком пробегая по хронологическому списку дат, где Вестник отметил немало моих появлений и последующих никак со мной не связанных событий.

Там было указано даже Гнездилище – Карстовые пещеры, данж для новичков, где мы убили Грима. И Вестник не забыл упомянуть, что впоследствии данж превратился в наводненную демонами опаснейшую территорию! Но я-то тут причем?!

В самом конце упоминалось про колоссальную рыбу и про то, что по некоторым источникам Росгард был одним из тех, кто нашел дорогу в Королевство Аньгоры. А в постскриптуме журналист предлагал всем просто подождать – ведь очередная вылазка Росгарда наверняка приведет к очередным мировым катаклизмам. Может ад извергнется на светлые земли и уничтожит остатки цивилизации?

– Пр-р-р-оклятье! – процедил я и перелистнул страницу, едва не порвав газету – Ладно… этим бредом займусь позже. Или стоит все же наведаться к ним в редакцию?

– А смысл? – прорычал Бом, не отрываясь от изучения цифр – Босс… эти писаки идеально обращаются с фактами. По сути в той статье ведь и нет вранья. Они перечислили сухие факты и добавили чуток своих размышлений – на что имеют полное право. Прямой клеветы тут нет.

– Да я про интервью.

– Ну дашь ты им полное откровенное интервью. А они воспользуются им и подадут все под собственным соусом. И под собственным заголовком вроде «Темный колдун Росгард раскаивается?» или «Крокодиловы слезы злодея?», «Откровения Темного Властелина!».

– Ну тебя…

– Надо сначала понять кто так на тебя разозлился. Если статья заказная – она очень недешевая!

– Заказная статья… – пробурчал я, в сердцах закрывая газетный выпуск и отбрасывая его на деревяный резной столик – Недешевая статья… Как же я задолбался, Бом! Игры хочу! Понимаешь? Обычной фэнтезийной игры! Чтобы в меня летели отравленные ножи и вилки, а я бы отбивался огненными шарами и табуретами. Мечта! И больше ничего добавочного!

– Устал от политики и хочешь чистых приключений?

– Хотя бы на время – да! – признался я – Очень хочу!

– Вот так порой и пропадают важные люди из клана. И иногда навсегда – без малейшего намека на насмешку кивнул казначей – Диссонанс. Ты приходишь в игру, чтобы отдохнуть от взрослой тяжелой ответственной жизни… а получается все наоборот.

– Может на Плосефонте пару аквариумов гуппи продать? – вздохнул я, ероша только что причесанные волосы – Раз статья заказная и недешевая – получается, против нас началась серьезная движуха?

– Нет, босс. Тут ты с выводом припоздал. Статья – это уже первые плоды этой серьезной движухи. А началась она, значит, давненько, тихонько, скрытно. И если статья первый удар по тебе и ГКР – скоро последуют еще удары.

– Проклятье…

– Ну? Пойдешь гуппи продавать? Или сразу от Вальдиры отречешься и вернешься в скучный быт обеспеченного реальщика?

– У меня ноль опыта в противодействии подобному – сделал я еще одно чистосердечное признание – И какого черта вообще на нас ополчились? Зависть?

– Само собой. Зависть, ненависть, боязнь того, во что мы можем превратиться позднее – если нашу репутацию не уничтожить или хотя бы не подмочить как можно скорее. Рос… не хочу этого говорить, но ты же понимаешь, что за всей этой движухой могут стоять не только незнакомцы. Там вполне могла приложить мягкую кошачью лапку и Черная Баронесса. У ней в приоритете лишь один клан Вальдиры – Неспящие. Ее кровь и плоть. И этот клан всегда должен быть самым популярным, богатым и вообще…

– Понимаю – не стал я ужасаться и возражать – ЧБ умна. Опытна. Опасна. И все же… мы пока даже не приблизились к свершениям других старых кланов – тех, что давно уже у всех на слуху.

– Ага… вот только развиваемся бы чересчур быстро, участвуем во всех шумных событиях, а еще среди нас сам Росгард – Великий Навигатор. Очень скоро грядут новые клановые войны. А мы еще даже не начали строить клановую цитадель.

– Где? – буркнул я недовольно и ткнул пальцем вверх, где на потолке укрывшей нас беседки красовалась резная карта Старого Континента – Даже учитывая новые территории…

– Войны дотянутся до нас везде – кивнул Бом – Даже на новом материке. Если ты ищешь потаенный уголок, то сразу скажу – отыскать будет нелегко. А ведь нам еще надо подгадать так, чтобы выбранное место отвечало нашему будущему КЛАУДу. Усиливало его ли хотя бы удлиняло срок действия. Тут даже секунды решают – сам знаешь.

– Ага. И все равно соображений на этот счет у меня пока ноль. Мы с текущими то делами зашиваемся… Ты призвал из Аньгоры гному Феню?

– Уже умерла и воскресла – рассмеялся казначей – Взялась за дела. Занимается складами – куча сырья и готовой продукции подзависла и портится. Как разгребет – отберет десяток ящиков самых ценных эликсиров, свитков и добытых рецептов крафта. Они отправятся в наше банковское клановое хранилище.

– Хорошо.

– Горная Феникса… Она действительно мегарасторопна. И умна. И слишком уж сильно она мне напоминает одну хитрозадую и подлую особу, что недавно так круто нас с тобой прове…

– Наши идут – прервал я Бома и хлопнул полуорка по плечу – Пошли, финансовый труженик. Время выстраивать обманную легенду.

– Двинулись – прорычал Бом, поправляя шелковую темно-красную рубаху с черными манжетами и воротником. Его облик дополняли черные штаны, бордовые сапоги и одна нарочито пафосная и большая рубиновая серьга в левом ухе.

Я оделся чуть скромнее, но не дешевле – весь в черном, строгий камзол служит исключительно официальным одеянием и не дает никаких бонусов, если за таковые не считать крайне задранные плюс к внешнему виду, но они работают только для тех «местных», кто разбирается в моде, в портных и в материале. Для остальных я просто офисный служащий какой-нибудь магической канцелярии.

Покинув аукционную приватную беседку, что за лихую сумму предоставляла анонимность, мы оказались внутри центрального коридора здания аукциона – хотя беседка вроде как в саду стояла. Магия-с…

Док было в сером, длиннополый сюртук не особо подходил, но выглядел достаточно неплохо. Приглядевшись, я оценил дешевизну и чертыхнулся – забыл нищему лекарю, любителю дикой рогатой клубнички, ссудить деньжат и тот явно купил то, что мог себе позволить. Старая подлатанная одежда смотрелась достаточно неплохо, и я промолчал.

К Храбру претензий не было – клановый алхимик был в темно зеленых штанах и рубашке, желтый золотистый ремень как бы разрезал его пополам, а частые знаки вопроса на одежде вызывали такое количество вопросов. Но да – одежда выглядела дорого.

Орбит….

Я промолчал и сморгнул непрошенную слезу горечи. Чуть выдержал паузу и кивнул:

– Двинулись.

Поправляя сиреневую манишку и подтяжки длинных кожаных шорт, Орбит с готовностью кивнул и, вздернув подбородок, заторопился за мной, бодро переступая бирюзовыми в звездочку тапочками по мраморному полу.

Быстро миновав большую часть коридора – и дав себя увидеть огромному количеству вечно толпящихся здесь игроков – мы круто свернулись и начали подниматься по спиральной лестнице, что вела к кольцу приватных лож расположенных вокруг главного аукционного зала. Поговаривают, что здание строилось как театральное, но затем его величество заявил, что государству важнее финансы, чем завывания на сцене и отдал здание аукциону.

Бом позаботился, чтобы все подготовить заранее, и мы не встретили затруднений при входе в верхний коридор, где мелких продавцов и покупателей не бывало. Пройдя мимо охранников с каменными лицами – стражи Альгоры – мы двинулись вдоль лож. Бом нес у бедра небольшой переносной сейф, защищенный всеми возможными способами. Сам сейф украсть невозможно – прикован особой цепью с замком, что открывается исключительно при вербальной команде хозяина. Забрать с «трупа» – можно.

– Доброго и цветущего дня вам – широко улыбнулась нам таинственная дева в старомодном платье обшитом жемчугом и кораллами. Взмахнув веером, она прикрыла им лицо и, бросив небрежный вид на сейф, промурлыкала – Решили выставить на торги… что-то особенное…

– Решили – легко ответил я.

– Что-то безумное секретное? И до самого начала торгов вы, мои персиковые мальчишечки, даже и не поделитесь секретом с жемчужной красоткой?

– Трофеи с Аньгоры – остановившись, галантно – или мне так почудилось – улыбнулся я – А среди них особый трофей.

– И какой же?

– Яйцо дракона Флегетона – буднично пояснил я.

– Никогда не слышала – удивленно моргнула девушка, на мгновение выпадая из образа.

Она игрок. Это точно. Но все данные скрыты. Да и неважно кто она – важно то, что тут полно народа в пределе слышимости и все они четко расслышали мои слова.

– Конечно, мы собираемся не только продавать, но и покупать – добавил я, но меня уже не слышали.

Подступив поближе, девушка еще раз взглянула на сейф. Его размеры малы, но в Вальдире внешние размеры мешка, кувшина или сейфа роли не играют. Тут вполне могло поместиться не только яйцо дракона, но и целая куча прочих вещей.

– И кто же такой этот… Флегетон? Это имя? Порода?

– Скорее имя – улыбнулся я и шагнул к нашей ложе – дверь с номером 10 была в нескольких шагах.

Проворно сместившись, девушка встряхнула головой, переглянулась с отлипшим от стены невзрачным мужичком в темно-серой куртке и неуверенно произнесла:

– Я что-то слышала про реку в царстве Аида… река Флегетон… одна из пяти…

– Почти в точку – улыбнулся я – Только тут речь скорее не о Аиде, а о Аньгоре.

– И эта река…

– Вижу, лучше объяснить подробней – вздохнул я.

– Это было бы прекрасно, о достопочтенный глава клана Героев… – снова вошла она в роль.

– Эти еще спящие драконьи яйца…

– Их несколько?!

– Вы выслушаете меня?

– О… прошу прощения… я забылась…

– Моему другу и могучему воину Орбиту Хрустилиано, что сумел попасть на Тропу Безумного Одиночки, удалось добыть там два драконьих яйца – пояснил я, продолжая говорить чистую правду – Яйцо Флегетона и яйцо Ахерона. Эти яйца, если их высидеть, произведут на свет двух драконов, которые по боевым качествам не будут отличаться от обычных черных драконов. Но это еще непроверенно.

– Тогда в чем же их ценность?

– А в чем ценность реки Флегетон?

– Есть и река Ахерон – тоже в Аиде!

– Так в чем их ценность?

– Они доставляют души умерших в ад! – это произнес то самый невзрачный мужичок.

– Верно – кивнул я – И одно из яиц мы решили продать. Второе – вырастим сами.

– А почему не оба сразу?

– Нельзя – развел я руками с искренним сожалением – На один клан – один дракон. Это четко указано в волшебном свитке, что прилагается к этому лоту. Думаю, это связано с тем, чтобы не давать одному игровому клану монополию на воздушные перевозки из мира живых в царство мертвых…. Сначала мы хотели подарить второе яйцо нашим близким друзьям… но потом вдруг передумали и решили его продать на аукционе – солнечно улыбнулся я – Этот лот будет выставлен уже через два часа!

– Какова же начальная цена? – сипло спросила девушка, растеряв всю свою очаровательность, зато приобретя голодный акулий блеск в глазах.

– Поживем – увидим – пожал я плечами и вошел в ложу.

Остальные последовали за мной, мягко прикрылись двери, но я успел увидеть, как рядом с дверьми встала пятерка нанятых Бомом стражей. Теперь нас никто не побеспокоит. И они же станут свидетелями…

– Ты точно уверен, что мы сможем отсюда пробиться телепортом? – прошипел я, впиваясь взглядом в Орбита.

– А-а-ага – кивнул Орбит и пошевелил пальцами, глядя на сейф.

Поняв намек, Бом поставил сейф на пол.

На стол эту фиговину ставить нельзя – раздавит. Сейф весил крайне много. Чтобы Бом, вот так легко и даже небрежно смог пронести этот небольшой на вид стальной ящик, потребовались не только его характеристики и умения боевого ишака, но и особая одежда, со скрытыми тайными параметрами, а к этому еще несколько выпитых эликсиров, дарующих силу и выносливость.

Махнув рукой, Орбит отступил, глянул через плечо, убедился, что мы успели убрать мебель и прижаться к стенам, после чего вытянул пальцы и… резко дернул на себя одну из магических печатей. Та с готовностью слетела, а сейф тут же вырос вдвое. Мигнул красным… и вырос еще вдвое. Мигнул зеленым… засверкал… и вырос так сильно, что почти придавил нас к стенам, заняв собой пространство всей ложи.

Звякнув засовом, Орб потянул на себя створку, сумел ее приоткрыть, после чего она уперлась в стену. Тощий эльф просочился в щель и замахал оттуда, приглашая нас присоединиться. Я пролез. Храбр и Док – тоже. Бом застрял. Глядя на силящегося протиснуться ругающегося казначея Орбит порылся в шортах и вытащил нож с черным лезвием, примерился к ляжке полуорка…

– Расчленить меня вздумал?! – шумно выдохнул Бом и сумел все же пролезть на выдохе – Нет уж! По частям не путешествую!

– Точно сработает? – повторил я, оглядываясь.

– Да-а-а – уверил меня Орб.

– Хорошо – кивнул я, стаскивая с себя камзол – Тогда у нас будет алиби.

А без железобетонно-адамантиево-мифрилового алиби в таком деле не обойтись. Мы собрались ограбить поместье Седри. Да мы это делали уже в прошлом. И если бы нас поймали… ну да и пофиг. Поймали и поймали. Давайте, казните. Но тогда мы были просто авантюристами. И не особо нам была важна репутация. Теперь же… мы рисковать не могли. Клановая репутация превыше всего. Поручить бы это дело кому-нибудь на стороне – но где отыскать того, кому стопроцентно доверишься? Нет уж. Сделаем все сами. И сделаем так, что даже если будут следы указывающие на нас, мы просто предоставим прекрасное алиби – в момент ограбления мы сидели в ложе, попивая шампанское.

– А черт! – ругнулся я и торопливо накинул на себя рубашку – Заказ же был, да?

– Точно! – вздрогнул Бом – Шампанское! И ассорти закусочное… богатое… дорогущее!

Я успел вовремя. Едва протиснулся в щель створки и подскочил к двери, как в нее раздался деликатный стук. Выждав пару секунд, задернул внутреннюю парчовую штору, скрывающую пространство ложи от проходящих мимо, открыл дверь и улыбнулся стоящей у порога девушке.

– Ваше шампанское и закуски, господин Росгард. Позвольте расставить?

– Мы сами – чарующе улыбнулся я симпатичной шатенке, вкладывая в ее ладошку пару золотых монет – Благодарю.

– Удачного дня, господин Росгард – прощебетала она и без спора отступила от сервировочного столика.

Кивнул, я вкатил столик внутрь, улыбнулся стражам, закрыл дверь и запер на замок. После чего впихнулся обратно в сейф, жуя какого-то моллюска и держа в каждой руке по бутылке шампанского. Пока меня не было, остальные времени не теряли. Все увлеченно сражались с кучей вылезших из черного железного ящика серыми щупальцами с черными присосками, в то время как почти проглоченный огромной клювообразной пастью, вылезшей из ящика побольше Орбит, медленно уходя все глубже в глотку монстра, успокаивающе улыбался:

– Г-главное не нервнича-а-ать…

– Ты перепутал ящик! – злобно рычал Бом – Рос! Ну?! Где дары для этой скотины?!

Хлопнув пробкой, я протянул бутылку шампанского казначею и тот, хлебнув чуток сам, вылил остальное в клювообразную пасть глотающую Орба.

– Клико-о-о-о – блаженно застонала разминувшаяся пасть. Док с Храбром с трудом выволокли лысого эльфа из пасти и все вместе повалились на пол.

– Так себе начало – констатировал я, откупоривая вторую бутылку – Храбр! Тащи еще бутылки – они под столиком. И готовь свои добавки…

– Ща!

– Уверен, что сработает? – повторил я, блаженно улыбающегося Орбита, пытающегося сфокусировать глаза на кончике своего носа, откуда торчала здоровенная игла, похожее на украшение дикобраза.

– Да-а-а! – с всей той же обнадеживающей уверенностью ответил эльф и, вырвав из носа «украшение», что тут же выбросило из кончика зеленую струйку, угодившую на стальную стену и весело зашипевшую.

– Это блин Лавкрафт оживший! – проревел полуголый Бом, выглядящий как зеленокожий Геракл, борющийся с прической Гидры. Серые щупальца стегали его по плечам, сдавливали мощную грудь, выдавливая жизнь. Но накачанный магическими «стероидами» полуорк легко пока выдерживал вражеский натиск – сил выше крыши, регенерация задрана до безумия. Одной ногой «Конан» придавливал особо толстой щупальце утыканное алыми полупрозрачными бородавками, что тянулось к Орбиту. Внутри каждое бородавки кто-то дергался, приплясывал, размахивал крохотными ручонками. С грохотом открылась крышка еще одного ящика, откуда потянулась длинная, просто блин бесконечная рука-щупальце с мерзкими студенистыми пальцами, каждый из которых оканчивался длинным черным когтем.

Это реально ужасы пошли… Мы заперты в стальной коробке, а из ящиков прут и прут все новые части монстров.

– Рос!

– Да! – выхватив у Храбра бутылку дорогущего шампанского, я, не став тратить время на откупоривание, шарахнул им о стену над рукой. С шипением хлынула волна шампанского, залившая руку и часть щупалец.

– Кли-и-и-ико-о-о…..

– А наше где?! – прорычал я, бросаясь к высящейся в углу пирамиде ящиков – Ну вот! В самом низу! Док!

– Да я о сохранности думал! Вино дорогущее! Сорок золотых за бутылку! А за того монстра мы отдали триста!

– Тащи монстра – пропыхтел я.

Ухватившись за массивный дубовый ящик, освобожденный от большинства ящиков поменьше, мы с натугой вытащили из плена.

– Закрывайте! – звонко выкрикнул эльф и успевший хлопнуть парой бутылок Храбр, одной рукой наливая шампанское в серебряный таз, другой потянул на себя стальную дверь, и та с готовностью захлопнулась. Щелкнули запоры.

Вот теперь мы точно заперты в стальной коробке вместе с ужасным монстром…

Храбр высыпал в таз несколько порошков, перемешал рукой, добавил шампанского, сверился с пожелтевшим рецептом, задумчиво глянул на черную пену и смело сыпанул что-то из маленькой колбы. Поваливший то ли дым, то ли желтый пар пах апельсинами, спиртом и, почему-то, одеколоном. Еще вроде бы отдавало пельменями…

Подхватив таз, алхимик, подобно бесстрашному человечишке угодившему в битву титанов, пробрался к рычащему Бому, просочился за его спину и вылил пенящееся безумие прямо в клювообразную пасть.

– Клико-о-о-о!

– Рос!

– Уже! – ответил я.

Док откинул крышку, вместе мы вытащили из длинного дубового ящика покоящуюся на алом бархате огромную бутылку, приподняли горлышко. Содрав золотую фольгу – настоящее золото – я шустро скрутил золотую же проволоку, после чего схватился за пробку и выжидающе замер. Док же улегся на бутылку, уперся ногами в стену и тоже затих, испуганно поглядывая на еще один затрясшийся ящик.

– Мы готовы! – отрапортовал я и затряс головой в жалкой попытке вытряхнуть оттуда это безумие. Док же затрясся целиком, старательно приподнимая и опуская глухо звенящую бутылку.

Полуголые оскаленные и уже мокрые от шампанского и тягучей слюны монстра, все в желтом дыму, беснуются внутри стальной коробки откуда нет выхода, сражаются с ужасным, если не сказать потусторонним монстром, лезущим из отдельных ящиков… Кто-нибудь! Помогите! Вытащите меня отсюда!

– Бом! Раз!

Полуорк, сгребя в охапку побольше щупалец, присел, а затем тяжело повалился на бок, ударил ногой по ящику с щелкающей пастью. Та со злой готовностью вылезла еще чуть больше, показался десяток крохотных тускло-изумрудных мертвых глаз, уставившихся на нас как на свою добычу.

– Рос! Док! Храбр! Два!

Чуть довернув бутылку, я ударил кулаком по пробке, и бутылка выстрелила. Сама пробка ударила в стену и отлетела, а вот поток шампанского угодил точно в цель. Сначала пенящаяся жидкость пролетела через облако порошков, брошенных Храбром, а затем влетела в разинутую пасть. Глоток… другой…

– Все вместе-е-е! Три!

Я был у горлышка и поэтому просто наклонил голову и сделал большой глоток иссякающего шампанского. Чтобы не терять секунд, прямо по мне прополз Док и тоже на мгновение приник к струе алкоголя. Следом «причастились» Орбит и Храбр, последним, с ревом отбросив щупальца, к огромной бутылке прыгнул полуорк и урвал свой глоток.

И… тут же все затихло… щупальца бессильно опали, вывалившаяся наружу почти целиком пасть и часть головы, благодушно прохрипела:

– Клико-о-о…

– Четыре – прошептал Орбит, утирая подбородок и разбивая о пол небольшую и пустую плоскую бутылочку с потрясающим пояснением «Бурбон тоскливо иссохший за пробкой суровой». Я так понял, что там был бурбон, но бутылку никто не вскрыл и алкоголь сумел испариться прямо в бутылке… это сколько же лет потребовалось на такое дело? Задумываться я не стал – все вокруг безумно.

– Дру-у-уг… – прохрипел монстр и одно из его щупалец шевельнулось и опало, из-под него вылезла рука со студенистыми пальцами, что нырнула в ближайший ящик, порылась в его тумане и снова вылезла наружу, заодно втащив сюда, в сейф, закутанную в темное фигуру, держащую в руках большущую бутылку коллекционного бурбона, с плавающей внутри крохотной бутылочкой – близнецом только что разбитой.

– Всем темного дня – весело произнесла фигура в темном.

Ни игрового ника. Ни данных о уровне или клановой принадлежности.

– Дру-у-уг! – уже удовлетворенно прохрипел монстр, над которым наконец-то проявились сначала угрожающе красные, но мгновенно пожелтевшие буквы и цифры.

Одно щупальце с намеком постучало по бутылке бурбона вылезшей отравленной иглой.

– Не тяни – велел я – Дай страдальцу!

– Ага – быстро сориентировался темный.

– А ты изменился, Шмыг – заметил я, вставая с бутылки и падая на колени рядом с большой шкатулкой. Док плюхнулся рядом, и мы извлекли из шкатулки семь одинаковых черных стеклянных стопок с намалеванным на нем зеленым змеем и тянущимися чуть ниже словами «Delirium tremens». В том же быстром темпе мы раздали всем эти черные стопки – включая монстра, который с удивительной легкостью взялся за свою стопку страшными пальцами. Прибывший гость вскрыл бутылку и как-то не слишком умело разлил алкоголь по стопкам.

– БРАТСТВО! – рявкнули мы хором и разом опрокинули стопки.

– Клик-о-о-о! – блаженно застонал монстр и тут же снова протянулся пустую бутылку.

Ритуал повторился – а это был именно он.

– БРАТСТВО!

– Клико-о-о!

И снова…

– БРАТСТВО!

– Клико-о-о!

После третьей стопки щупальца опали, желтые буквы и цифры окончательно позеленели, десятки мертвых глаз ожили, увеличились и смотрели на нас с явным одобрением.

– Это самый безумный телепорт в моей жизни – отчетливо произнес я, убирая стопку в карман брюк и направляясь к ящику с экипировкой – Орб… это безумие!

– Да-а-а-а! – с огромным удовольствием подтвердил эльф и тут же деловито напомнил – Градус не роняем! Братство!

Братство…

Именно братство. Мужская компания единомышленников… А если говорить напрямую – компашка собутыльников.

Поэтому тут только парни. Шесть мужиков очевидных и еще один – с щупальцами и страшными руками, на самом деле какой-то монстр Лавкрафта, где смешались части осьминога, человека, гориллы, дикобраза и кого-то еще, судя по обезьяним смешкам издаваемыми улегшимися на пол кольцами щупалец.

Монстр…

Над этой безобразной грудой колышущейся плоти мерцала надпись:


Delirium Tremens Daemonium.

Глотатель душ.

Уровень: 9999.

Одно из древнейших зол что уже тысячелетия угрожает жизням и душам мира Вальдиры! Зло, что считается непобедимым. Зло, что может совратить и похитить даже самую невинную и чистую душу. Зло, что уже убило многих, а убьет еще больше…

Хочешь разозлить чудовище? Не пей! И придется сразиться не на жизнь, а на смерть!

Хочешь жить с ним в мире? Пей! И пей побольше! И это чудище по-дружески проводит тебя на тот свет…

– Бред! – повторил я и поежился – Надо избавляться от запасов алкоголя на борту!

– Градус! – тревожно напомнил Орбит – Градус!

Притащенный чудовищем взломщик разлил еще по стопке, и мы тяпнули бурбона.

– Еще годится черный пиратский ром – напомнил я всем – Если начнутся возмущенные колыхания этой твари – дружно налегаем на акальроумский островной абсент! Только в этом наше спасение!

– Спасение в спорте! – рявкнул Бом, успевший экипировать тонкую вороненую кольчугу, доходящую только до пояса – А мы… мы с демоническим духом белой горячки побратались!

– Ты нам еще лекцию щас прочти, да?! – рявкнул я в ответ, тоже экипируясь.

В Вальдире процесс снаряжения проходит мгновенно и через пару секунд мы все были полностью облачены, за спинами повисли небольшие рюкзаки. Оглядев каждого, я убедился, что все данные надежно скрыты, а лица спрятаны за уродливыми масками. И это еще не все.

Эффект:

Пьяная аура искаженных эмоций.

Пьяная аура искаженных слов.

Пьяная аура искаженного слуха.

Пьяная аура искаженных гримас.

Пьяная стойкость к любому алкоголю.

Аура пьяной дружбы с Delirium Tremens Daemonium.

– С белочкой! – не выдержав, рассмеялся я – Мы подружились с белочкой! Кореша!

Эти ауры… они опасны.

Мы не можем сейчас общаться ни с кем, кроме Братства. Это не запрещено, но со стопроцентной вероятностью, чтобы мы не сказали, из наших ртов вылетит нечто другое и скорей всего это будет что-то оскорбительное. Наши лица кажутся нормальными только нам самим, но на самом деле их изуродовали искаженные гримасы в стельку пьяных парней находящихся в полном неадеквате. Слышим мы тоже не так – неважно что нам говорят, мы услышим нечто другое, подброшенное нам прямо в мозг нашим новым другом – демоническим алкогольным психозом.

Я не знаю, где Орбит откопал это чудище. Но ясно, что он готовился к будущему походу с огромной тщательностью, продумав каждую мелкую деталь.

Этот наш новый друг… он не только искажает наши лица, вносит путаницу в игровой ники. Он еще и служит телепортационной червоточиной, могущей доставить нас туда, куда нужно – но только при условии, что ты сможешь сориентироваться там, внутри этого необычного телепортационного безумия.

Орбит пообещал, что трудностей с этим не возникнет….

– Братство!

Звонок стопок.

– Клико-о-о!

– Градус! – напоминает Орбит, и я шлепаю себя по животу, где у меня закреплен самый неподходящий для авантюриста и взломщика предмет – трехлитровая бутылка самого крепкого пиратского рома.

У Бома тоже запас. У Дока бутыль абсента. Сначала бурбон, потом ром, потом абсент. У нас есть стойкость к алкоголю, мы легко действуем. Но стоит нам потерять градус и протрезветь – наш новый друг Delirium Tremens Daemonium тут же превратится в нашего самого страшного врага и попытается убить нас. Причем, если у него получится это, позже он явится за нами снова – и опять попытается убить. Нельзя навсегда подружиться с пьяным кошмаром…

– Двинули! – выдохнул я, поняв, что все выжидательно на меня смотрят – Время воровать!

– Братство!

Звон стопок.

– Клико-о-о!

– Открой нам путь, зеленый змий! – произнес нараспев Орбит и подул в горлышко еще одной пустой бутылки, что отозвалась тонким свистом и гулом – Пусти нас внутрь! Впусти нас в бездну!

– Клико-о-о!

Вспышка….

И мы с криком полетели в пенистую жидкость на дне огромной зеленоватой бутылку, которую тряс в руках пьяно ухмыляющийся великан с искаженным стеклом рожей. Мы попали в мир, где всегда любят новых… жертв злобного духа Delirium Tremens Daemonium…

Ну… выбора у нас не было – потому что именно дух пьянства и белой горячки способен проникнуть всюду, невзирая на магические и физические преграды.

* * *

– О-о-о… – плачуще изрек упавший на колени Док – Будь проклят тот день, когда я…

– Тише! – рявкнули мы дружно шепотом, хотя сами чувствовали себя не лучшим образом.

Несколько раз открыв и закрыв рот, я шумно выдохнул и покосился на зыбкую мерцающую тень за своей спиной. Такая же – уродливая, с щупальцами, искривленными руками и светящимися десятками глаз – была за спиной каждого из Братства. Дух белой горячки нависает над каждым из нас и нанесет молниеносный удар, как только мы перестанем принимать регулярные дозы горячительного.

– Бухаем! – прошептал я, наливая каждому по стопке.

Из желтой струйки вылезшего прямо у меня из плеча дыма – я уже даже и не вздрогнул, насмотревшись невероятных ужасов во время томительно долгого путешествия по путеводной червоточине алкогольного мистического психоза – соткалась туманная рука с черной стопкой. Плеснул и демоническому духу.

– Братство!

– Клико-о-о…

Рука растаяла, дух временно отступил. Проверив эффекты и убедившись, что на нас по-прежнему висит полезная сейчас искажающая аура, я оглядел помещение, куда нас привел злой гений Орбита.

Небольшая комнатенка. Стены мраморные, потолок вроде как малахитовый, пол гранитный, все безвкусно, но прочно. Мы поместились здесь с трудом, громадный полуорк подпирает спиной узкую дверь. За моей спиной, а я стою напротив, несколько абсолютно пустых каменных же полок. Запах… может здесь и был какой-нибудь необычный запах, но сейчас пахло нами – водкой, пельменями, сосновой хвоей и морозной свежестью.

– Может нам уже закусывать пора? – вздохнул лекарь – Я вам как доктор советую… хотя бы огурчиком. Или ананасом моченым… А можно и тарелку борща навернуть…

– Тиш-ш-ше! – испуганно зашипел я, глядя как за спиной Дока сгущается грозная тень – Дух же слышит все!

– Пьем, пьем и даже не занюхиваем! – поддержал меня Бом и показал сглупившему лекарю большой кулак – Ты мне тут свои зожные замашки брось! Глотай в оба горла, отщепенец!

– Да я с радостью – торопливо закивал Док.

Увидев, что Орбит впал в задумчивую медитацию, а Храбр деловито роется в своей поясной сумке, готовя эликсиры, я понял, что у нас есть еще время для нравоучений, после чего указал на духа белой горячки за спиной лекаря и с назиданием сказал:

– Вот тоже демоническая сущность… давай, ласкайся к ней, озорник.

– Не-е-е-е-е-е…. Не-е-е-е!

– Сущность – ожил и кивнул Орбит, поднимаясь и беря у алхимика пару бутылочек – Но не… не… м-м-м… не просто сущно-о-ость… Мелкие монстры-ы-ы – низшие демоны. Демонессы… средние? Чуть ниже-е-е… среднего. А этот… Delirium Tremens Daemonium… он высший! Один из высши-и-их демонических лордо-о-ов…

– Он? – не поверил я, одновременно доставая собственные эликсиры и тут же вливая в себя их содержимое.

– Он забира-е-е-ет огромное количество ду-у-уш… – развел руками эльф.

– Как ты умудрился призвать высшего демонического лорда? – вздохнул я.

– Услуга за услу-у-угу… – ответил эльф – Но здесь не он… его прое-е-екция… просто глу-у-упое отраже-е-ение…

– И что нам потом за это будет?

– Ничего-о-о – засмеялся Орбит – Пьянство – пусть поро-о-ок… но и боле-е-знь. Болеть может кажды-ы-ый…

– Вот это парадокс! – изумился Бом – Погоди… хочешь сказать, что если я, к примеру, как Док призываю шаловливых демониц и забавляюсь с ними не по божески…

– Эй! Эй!

– …то это считай преступление и поймай меня стража – будут проблемы.

– Да.

– А если я вливаю в себя несколько бутылок крепкого алкоголя и тем самым привлекаю внимание высшего демонического лорда Delirium Tremens Daemonium… то это считается болезнью, но никак не преступлением?

– Да-а-а…

– Логично – пожал плечами Храбр и, задумчиво подергав себя за ухо, кивнул – Точно логично. Сколько людей регулярно общаются даже в реальном мире с этим вот… Delirium Tremens Daemonium… И ведь их не сажают, а лечат. И в Вальдире, наверное, так же.

Я все же решил уточнить и спросить:

– То есть стража может… почувствовать, что к нам прикасалась демоническая сущность, но при этом последствий не будет?

– Да-а-а – ослепительно улыбнулся Орбит и ткнул Храбра, заставив того вспомнить про еще не выпитые эликсиры, что начинают действовать только через пять минут после применения.

– А что мы стражам ответим, если они поинтересуются, где мы… касались демонического духа белой горячки?

– Да это просто – махнул лапищей Бом – Корпоративная вечеринка! Праздновали всем кланом возвращение с Аньгоры. Веселились, пили, снова пили и… и снова пили! Это ведь считай регулярное открытие демонических врат… Вот и мы… празднуя, незаметно прикоснулись к темному потустороннему…

– А потом дали бой! – добавил Орб и покосился на духа, что опустил туманное щупальце ему на плечо – Жестокий бо-о-ой…

Я поморщился. Да… Этот Delirium Tremens Daemonium от нас так легко не отстанет. И нам придется схватиться с этой тварью. Убить – точно не убьем. Главное хотя бы отвязаться и это будет непросто. Что ж – за все надо платить. Вырваться из здания аукциона незаметно – уже огромное дело. А телепортироваться сюда, в особо охраняемую зону и опять же проделать это незаметно… это вообще почти невозможно, но мы это сделали. Орбит сделал. А мы последовал за ним.

– Зато теперь ты – чи-и-ист! – Орб ткнул пальцем в Дока – Амуле-е-ет больше не ну-у-ужен…

– Есть польза от пьянства! – просиял доктор, сдирая с шеи тоненькую цепочку, на которой болтался крохотный амулет – А то ведь его постоянно подзаряжать надо, опять же если стража увидит, то точно спросит, чего это я скрываю…

– Шалости свои озорные ты скрываешь – пробурчал Бом – Так… еще две минуты до того, как эликсиры подействуют. Снаружи тихо, но пока не вылезем – не узнаем. А что наш взломщик таинственный затих?

В углу шелохнулась зыбкая тень, что породила выпрямившегося вора, пожавшего пошедшими туманной рябью плечами:

– Я… привык молчать и наблюдать…

Глянув на вора, я дернул щекой и промолчал. Орбит просил не задавать никаких ему вопросов о личности и прочем – я и не задаю. В голове немало мыслей, но я молчу. Назвал его Шмыгом по забывчивости – но реакции не последовало. А ведь я думал, что… Да неважно. Я опять разлил всем черного пиратского рома, не забыв плеснуть и стопку, удерживаемую туманной лапой, растущей теперь у меня из живота.

– Братство!

– Клико-о-о…

– А какое мы братство? – задумался я – Их же обычно как-то называют… Братство Волка, Братство Кольца…

– Братство Алкашей?

– Ну тебя…

– Воровское братство? – добавил я и махнул рукой – А… неважно… Ну что, делирики? Готовы вляпаться?

– Начали – выдохнул Орбит и я, уже неплохо знающий его, понял в каком невероятно диком напряжении он сейчас пребывает. Ткни пальцем – лопнет.

– Вам свое. Мне свое – тихо произнес взломщик и, подступив к двери, повел странно руками, после чего вроде как запертая дверь приоткрылась.

Просочившись в узкую щель, взломщик исчез в темноте снаружи.

– Почему так сурово с вопросами? – прошептал я Орбу, больше хотя его отвлечь от главной цели, что он расслабился хоть немного.

– Обет – так же едва слышно ответил эльф – Обет мистической таи-и-инственнности…

– У него?

– Да.

– Хм…

Из тени показалась рука в перчатке, поманила нас. Дверь бесшумно приоткрылась чуть сильнее и Бом первый протиснулся наружу, также исчезая в кромешной тьме. Я пошел следующим, придержав Орбита, неосознанно рвущегося вперед. Он пойдет предпоследним. Мы уже договорились, что все наши старания будут направлены на то, чтобы Орбит выжил даже ценой наших жизней.

Когда я переступал порог, сработали выпитые зелья «Воровского фарта» и «Бдительности взломщика». Мои и без того мягкие благодаря особой обуви шаги стали абсолютно неслышны и я «прозрел», став видеть темный коридор так же ясно как видел при ярком солнечном свете.

Поместье Седри.

Верхний подвальный уровень. Мы выходили из пустующей кладовки. Глубже дух Delirium Tremens Daemonium нас перенести не мог. И по очень простой причине – он мог наведаться только туда, где однажды одновременно распили больше одной бутылки крепкого спиртного и потом не провели там очищающего ритуала, что путал координаты демоническим созданиям.

Короче говоря – бухнули тут достаточно недавно строители, что под строгим присмотром обновляли обветшалые стены верхнего подвального уровня поместья. Они умудрились где-то достать целый бочонок крепкого гномьего самогона и выдули его втроем за считанные минуты – как раз в той кладовке, где мы и очутились. Это нам показал дух белой горячки, пока тащил через червоточину, наполненную столь бредовыми видениями, искаженными и пугающими, что я всерьез задумался о том, чтобы бросить пить в обоих мирах.

Благодаря такой вот мелкой оплошности у нас появилась «пьяная» лазейка и могущественный демонический дух сумел пробить себе путь, а заодно и нас протащить – ведь мы братство. Мы друзья. Ровно до тех пор, пока не бросим регулярно прикладываться к бутылке…

Короткий жест припавшего к полу вора показал, что можно двигаться дальше. Поколдовав с напольной плитой, взломщик легко выпрямился и… очутился на потолке, по котором пополз с легкостью и ловкостью мухи. Замерев в ничем непримечательном месте, он чем-то звякнул, хрустнул и пополз дальше, не забыв повторить разрешающий жест. Мы, с некоторой комичностью, просеменили еще пяток метров и опять замерли. Взломщик сместился на стену, там недолго повозился с абсолютно обычной на вид алхимической лампой, легким движением выдернул светящийся шар и небрежным броском убрал его в поясную сумку. Я, благодаря обостренному ночному зрению, успел прочитать часть надписи и понял, что это, темные боги его побери, мощнейшее взрыв-зелье!

– Функция тройного подрыва – тихо пробормотал умелый сапер, продвигаясь на жалкие полметра вперед – Взрыв обжигающий, следом кислотный, а потом огненный освященный. Радиус – на весь этот коридор.

А коридор тут длинный – метров двадцать и медленно идет под уклон. Мы вылезли у самого начала коридора, о чем говорила не только пустая кладовка, но и надежно запертые двустворчатые зачарованные двери с таким набором аур, что мы даже приближаться не стали. Тут главное – полагаться на того, кто ведет салаг вроде нас по опаснейшей территории. Мы и положились, доверившись Орбиту. А сам взломщик бросил короткий взгляд на эти двери и двинулся в обратную сторону.

За следующие полчаса мы продвинулись еще на пять метров. Выпили еще по одному эликсиру – «воровской фарт» действовал прекрасно, но крохотная длительность его действия удручала. А ведь каждый пузырек стоит безумных ста золотых монет. Теперь понятно, почему далеко не каждый игрок в силах стать потрясающим вором, убийцей и взломщиком – да просто денег не хватит.

Обезвредив еще один светильник – а их тут слишком много и теперь понятно почему – взломщик вдруг замер на пару минут, словно принюхиваясь к пространству впереди, где не было ничего кроме совершенно пустого коридора, тянущегося еще метров семь и упирающегося в темную низенькую дверь, что выглядела именно так, как должна выглядеть дверь мощного сейфа. Темный блеск стали, небольшие размеры, пара поворотных колес, светящиеся руны…

Круто развернувшись, вор двинулся в стену и… прошел сквозь нее, исчезнув за мраморным покрытием. Снова показалась манящая рука. Бом послушно шагнул следом и… врезался башкой в холодный камень.

Сжавшая рука вора потрясла кулаком и показала затем ладонью – пригнись. Орбит беззвучно трясся в агонии сдерживаемого хохота. Обернувшийся Бом пару секунд сверлил нас взглядом, а я в это время наливал следующую порцию бурбона в дрожащую стопку Храбра. Когда полуорк скрылся, мы последовали за ним и нам пригибаться не пришлось. За невероятным по качеству миражом – не помогли даже эликсиры, а эти сложные зелья могли очень многое – скрывался узкий и совсем неприглядный проход со стенами обделанными обычными гранитными плитами. Да тут все гранитное.

– Не пожалел он денег на отделку – шепнул я, поднимая в салюте дозу алкоголя – Братство!

– Клико-о-о!

– Тут не отделка – пробормотал Бом – Гранитное основание. А проход выдолблен, стены отесаны.

– Откуда знаешь?

– Я не гном, но в деле рудокопов понимаю – усмехнулся полуорк – Прошлые времена, прошлые цели, прошлые удачи… Оп… – качнувшись, перепрофилировавшийся из казначея в вора негодяй остановился, чтобы не врезаться во взломщика.

А тот, припав к полу, задумчиво замер на небольшом перекрестке. Один проход, чуть пошире, отходил в сторону и заканчивался еще одной стальной дверью, выглядевшей очень и очень старо. Второй же проход уходил вниз под достаточно крутым углом, был уже, а его стены были не ровно отесаны, а скорее покрыты глубокими бороздами.

Ткнув рукой в старую стальную дверь, вор, явно с неохотой, тихим, скрипучим и чуть жутковатым голосом заговорил:

– Стандарт. Проект «Смертельная обманка гномьего разума». Дешевая схема… в почти каждом старом поместье такие ставили.

– Ну да – кивнул я.

В проектах этих подземелий с сейфами я не разбирался, но знал, что любое подобное богатое поместье рано или поздно обязательно привлечет к себе взоры взломщиков.

– Оттуда – рука вора сместилась на проход поуже – Пахнет смертью. А от старой двери… ощущаю запах рубинов, золота, вроде как серебра.

– В смысле – пахнет? – не выдержал Храбр, усиленно принюхиваясь.

– Золотом и рубинами? – оживился Бом, нацелившись на старую дверь.

– Смертью? – Док вытянул шею к узкому проходу.

– Нужное нам – наверняка там.

– А там? – Бом с неохотой отвернулся от старой сокровищницы – Нет шансов?

– Нет – лаконично ответил взломщик и, еще раз втянув в себя воздух, двинулся по узкому нисходящему проходу, причем двигался по стене.

Мы потопали традиционно – по полу. И двигались метра два, после чего остановились и простояли так минут десять, потрясенно созерцая, как наш взломщик вытягивал из пола что-то невероятное и больше всего похожее на шестиметровую колючую механическую змею напичканную огненными и кислотными взрывными зельями. Вытащив это чудище – алхимический высший голем змееграм сто тридцатого уровня – вор аккуратно разложил его по полу, рывком выдернул из длинного тела несколько непонятных штуковин, а потом коротким ударом вбил небольшой нож в щель за головой твари. Только потом он вытащил из пасти змеи испещренный рунами стальной жезл с мерцающей на конце желтой молнией.

– Мы бы здесь ни за что сами не прошли – бледно улыбнулся Док – Мы бы сдохли… еще в кладовке…

– Братство! – буркнул я.

Звон стопок.

– Клико-о-о!

Пьяное воровство продолжилось. Он действовал. Мы следовали. Где-то все происходило быстро, где-то задерживались надолго. Но мы продвигались. Бурбон кончился и пришлось перейти на абсент. Призрак Delirium Tremens Daemonium обрадованно оживился, заметался за спиной каждого, отбрасывая на стены узкого лаза уродливые тени. Тени! Отбрасывал! А ведь мы продвигались в кромешной тьме! Мы видели лишь благодаря обостренному эликсирами зрению. Мы даже магию не использовали, что не привлечь ее фоном чужого внимания. Никакого даже скудного освещения. И при этом мы видели танцующих на гранитных исполосованных стенах смеющихся уродцев, салютующих нам бокалами и предлагающими выпить еще чуток.

– Точно бросаю – прошептал Док – Нафиг, нафиг, нафиг, сенрикё-ё-ё-ё…. нафиг, нафиг, нафиг, сенрикё-ё-ё-ё…

– Мантра – со знанием дела кивнул Храбр и протянул каждому из нас еще по эликсиру.

У каждого из нас имелся свой НЗ, но основные запасы были у Храбра и Бома. Я же предпочел до отвала нагрузиться магическими свитками, боевыми жезлами, банками маны, запасной экипировкой, веревками и всем тем, что поможет пережить самую плохую ситуацию. У меня и купол отрицания при себе имелся – и у каждого из нас. Мы готовы сражаться с любым врагом. Но пока мы просто двигались по жутковатому проходу и слушали бубнеж Дока:

– Нафиг, нафиг, нафиг, сенрикё-ё-ё-ё….

– А ведь обратно вряд ли пойдем тем же путем – вздыхал Бом – Не заглянуть в ту казну…

– Вы теперь уже мои – удовлетворенно пробулькал призрак белой горячки у меня за плечом.

– Главное не вляпаться – пробурчал я, стараясь забыть то, что только что услышал.

– Если так продолжится – придется вскрыть неприкосновенку раньше времени – бормотал Храбр, на ходу роясь в своих мобильных закромах.

– Ваши души пахнут вани-и-илью…

– А ведь мы все еще спускаемся – заметил я чуть громче.

– Нафиг, нафиг, нафиг, сенрикё-ё-ё-ё….

– Влево быстро – шепотом рявкнул взломщик и снова исчез в стене.

Мы провалились следом и, исчезая в обманке миража, я успел увидеть несущиеся по коридору красные светящиеся силуэты. Они не бежали – они летели над полом и у каждого в руке было по огроменному тесаку. Что-то блеснуло и, глянув вниз, я увидел что-то вроде мгновенно исчезающего конфетти. Подняв выше, увидел ползущего по потолку вора, из чьего заплечного мешка сыпался поток конфетти.

– Тут! – скомандовал он, вжимаясь в столь крохотную нишу, что ее впору было назвать выемкой.

И мы туда вместимся?!

Оказалось – да, вместимся. Меня прижала к краю выемке туша Бома, ему под ноги забился Док, вверху выгнулся взломщик, умудрившись на выброшенной веревке еще и алхимика к себе подтянуть. Вор выронил что-то вроде темной изогнутой линзы и прижал палец к губам – все это время он висел на спине без видимых креплений и держал на веревке Храбра.

Мы замерли. У каждого само собой в руках оказалось оружие. Одновременно звякнули стеклом стопок. Бред бредом, но не пить мы не могли – иначе ждет нас приход разъяренной демонической белой горячки.

Беззвучно выдохнув, я убедился, что могу шевелить руками и затих. Секунда… и мимо промчались все те же два налитых огненным свечением высоких силуэта. Назвать их человеческими или даже человекоподобными язык на поворачивался. Огромные рогатые головы, узкие плечи, раздутые зады, короткие висящие в воздухе ножки, две руки будто сломанные в нескольких местах… и здоровенные тесаки, что оставляли на стенах глубокие огненные борозды.

Один из тесаков полоснул прямо по выемке и… оставил огненную борозду на выросшей за мгновение до этого темной линзе. В этот момент я понял, что неважно, угадал я или нет, Шмыг это или нет, но… этот взломщик стопроцентно побывал в самых невероятных ситуациях и повидал очень многое. Он готов почти ко всему. Где ж его носило? Если это Шмыг… то при каждой нашей встрече он разительно меняется.

Призраки – а это точно призраки – промчались мимо. Даже не задержались. Значит – не искали специально. Просто патруль. Здешние вечные стражи, что обречены на бесконечный патруль? Не удивлюсь, если все так. И не удивлюсь, если эти призраки демонического рода.

– Можно – шепнул вор, отпуская Храбра и спрыгивая вниз – Двинулись…

Принюхавшись – в буквальном смысле – взломщик двинулся обратно тем же путем, что мы прибежали сюда. Вернувшись в основной коридор, быстро обезвредил три ловушки механического вроде как типа. Мы продвинулись еще на десяток метров, где вор указал на лужу у стены и предостерегающе помахал пальцем. Ясно. Не трогать. Глянув в воду, я увидел на дне неглубокой лужи целую россыпь золотых монет и несколько крупных жемчужин. Рядом рваный мешок. Ну да – прямо вот так и видится, как тут катили тачку битком набитую сокровищами и один мешочек выпал.

Бому надо отдать должное – он сдержался и даже паузы не сделал, просто перешагнув лужу. Но мне почудилось, что я услышал грудной всхлип.

Не успел я задуматься над тем, как долго будет продолжаться это с трудом выдерживаемое блуждание с перерывами, как снова пришлось прятаться – двое призраков пошли на новый виток. На это раз мы скрылись на потолке. Из мешка взломщика продолжали сыпаться «конфетти». Меня эти искорки заинтересовали – как и многих – но мы молчали, вынужденно нарушая тишину только в тех случаях, когда следовало еще раз опрокинуть по рюмке.

Наибольшее удивление в этом подземелье я испытал, когда мы оказались на настоящем перекрестке аж пяти коридоров. И это еще не все – подойдя к ничем не примечательной стене, вор оглядел ее, ощупал, прижал к ней какую-то мерцающую штуковину и жестами показал, что за стеной находится подъемник.

Лифт!

Ну да… вряд ли хозяин всех этих богатств постоянно ходил сюда пешком. Жалко же бархатные тапки по граниту трепать…

Что ж. Если лифт приходит до этого места, значит, отсюда в принципе совсем недалеко до…

Вспышка…

Серовато-зеленая, яркая, полыхнувшая за нашими спинами. Не знаю кто обернулся первым, но точно не я. Потому что я оборачивался с некоторой обреченной неспешностью, понимая, что мы вляпались и неважно как это произошло. И сейчас…

– А?! – ошарашенно выдохнул я, увидев, как на дальнем краю перекрестка, где недавно уже побывали, из мерцающего серым облака тумана, медленно и грозно выходит… книгоголовый гигант с копьями вместо рук и с ужасной пастью в животе.

Повернувшись, гигант навелся на нас. Пасть в его животе шевельнулась, лязгнула клыками, одно из копий указало точно на меня:

– Росгард Древняя Кровь! Заверши начатое! Породи еще одну тварь! Любую! И пророчество свершится!

– Мама… – пискнул Док – Это уже она? Горячка?!

– Что это? – спокойно, как-то даже слишком спокойно произнес взломщик.

– Преграда Таруна! – заорал я, активируя свиток.

С грохотом из пола взметнулась стальная шипастая стена, а я, еще до того как за стеной скрылся гигант, уже повернулся к вору:

– Нам куда?!

– Этот путь пахнет смертью сильнее всего.

– Живо! – выдохнул я, переходя на бег.

– Ловушки!

– А вот с ними придется побыстрее – покачал я головой, вскидывая сразу два жезла – молнии и каменная шрапнель – Шквальный огонь, парни! Быстрей! Нам надо прорваться до хранилища! До того как явится хозяин!

– РОСГАРД! РОСГАРД ДРЕВНЯЯ КРОВЬ! Породи еще одну тварь!

Магическая шипастая стена содрогнулась от чудовищного удара.

– ДА СВЕРШИТСЯ ПРОРОЧЕСТВО ВЕЛИКИХ!

– Так я и знал, что мы вовремя свалили из Аньгоры – процедил я, накрывая участок коридора шрапнелью, в то время как Храбр залил его следом слоем магического льда.

Легко лавируя, впереди несся взломщик, указывая нам наиболее безопасный путь. За ним бежал прикрывающийся щитом полуорк и его щит уже успел принять на себя несколько выстрелов из скрытых в стенах и полу ловушек. Дав Доку поставить за нами еще одну магическую стену, я толкнул его вперед.

– Души… – прошептал мне в ухо призрак демонической белой горячки – И с-сердца… сначала выжру сердца… а потом высосу ваши души… вы уже мои… мои и только мои…

– Вали этого гада! – закричал я, наводя жезл на восставшего из-под плиты скелета с пылающим топором в костистых руках – Вали!…

– Впереди! – не оборачиваясь, крикнул взломщик, уворачиваясь от вылетевшего из потолка копья – Там что-то страшное! Умертвие!

– РОСГАРД! РОСГАРД! ИСПОЛНИ ПРОРОЧЕСТВО!

– Босс… – прорычал бегущий впереди Бом.

– Молчи – выдохнул я, забрасывая опустевший жезл в инвентарь и выхватывая другой – Молчи…

– Ага…

– Орб! Давай своих призраков!

– О да-а-а-а…

Орб широко развел руки, расправляя темную накидку с яркой-оранжевой ячеистой подкладкой, чем-то напоминающей пчелиные соты. Оттуда и рванул сразу десяток радостно воющих призраков. Рванули и… недоуменно закружились над нашими головами, не в силах отыскать цели.

Все верно – пока сражаться не с кем. Мы почти добрались до очередного перекрестка, сумев пробиться через пару десятков ловушек, что жестоко опалили нас, пронзили дротиками и стрелами, искололи ядовитыми иглами и облили кислотным дождем – и это лишь малая часть мной увиденного и испытанного за секунды. Чем глубже – тем страшней защита. Вообще не понятно, как кто-то рассчитывал пройти через такое

Остановившись у перекрестка, взломщик покрутился и… указал прямо. Повел плечами, разминаясь, неотрывно глядя предстоящий нам проход. Все делать в безумной спешке… это глупость. Выпив пару эликсиров здоровья, я повел шеей, убрал пустую тару в поясную сумку и… понял, что пришло время принимать решение.

– Два купола отрицания мне – велел я, повернувшись к Бому.

– Босс?

– Дальше вы сами – отрывисто произнес я, выуживая из сумки стопку и протягивая ее Доку – Лей. Быстро.

– Босс? Обалдел?!

– Вариантов нет! – зло рыкнул я, забирая артефакты и забрасывая в инвентарь – Спешить нельзя. Такое дело пускать на самотек – нельзя! Мы здесь за нужной нам вещью – и это главная цель! Этот книгоголовый – кто бы он ни был – явился по мою душу. Я с ним и побеседую.

– Но…

– Братство!

– Клико-о-о!

– Еще дозу!

– Тебя грохнут!

– Уже неважно! Мы в глубокой… Братство!

– Клико-о-о!

– Вперед! – утирая губы, приказал я и подтолкнул замешкавшегося Храбра – Давай. Орб! Не подведи! Пробейтесь! Вскройте! Заберите! И, если получится… возвращайтесь за мной. Если нет – по ситуации.

Не дав больше никому сказать ни слова, я развернулся и побежал обратно по заполненному едким дымом коридору с исковерканным взрывами полом, заваленным обломками льда. Обернувшись, глянул на стоящих у перекрестка спутников, коротко кивнул и мы активировал свиток:

– Преграда Таруна!

По легенде эту магию – шипастую нерушимую стену – придумал один пещерный отшельник, что желал лишь одиночества, но его одолевали паломники, охочие до его мудрости. Старче помудрил чуток… и создал такое, что отвадило от него не только паломников, но и всех разочарованных тамошних монстров.

– Преграда Таруна!

Перекрыв проход к перекрестку двумя стенами, я снова побежал, двигаясь вверх и стараясь наступать на опаленные и покоцанные дротиками места. Двигаться по обезвреженному пространству было не в пример легче и вскоре я замер у очередной дрожащей стены Таруна, уже пошедшей трещинами.

– Ну ладно… – пробормотал я, приседая у стены прохода, метрах в трех от магической преграды.

Удар…

Стена с оглушительным треском лопнула, часть камней вывалилась, рухнули на пол тяжелые каменные же шипы.

Удар…

Сквозь стену прошло страшное копье.

– РОСГАРД ДРЕВНЯЯ КРОВЬ! ЗАКОНЧИ НАЧАТОЕ!

– Если бы я еще понимал, о чем ты… – вздохнул я – И какого черта ты орешь мое имя…

Когда мы называли наши имена во время вылазки – не беда. Пьяная аура надежно искажает наши голоса. Мы для всех кажемся криворожими бубнявыми придурками, не могущими связать пару слов воедино. Но тут этот урод прямо на все подземелье орет…

– РОСГАРД ДРЕВНЯЯ КРОВЬ! ЗАКОНЧИ НАЧАТОЕ! ИСПОЛНИ ПРОРОЧЕСТВО ВЫСШИХ!

– Чтоб ты сдох… – процедил я…

Удар…

Стена жалобно вздохнула и рассыпалась. За миг до ее полного обрушения, я успел прошептать названия нескольких заклинаний.

– Терновая пуща! Терновая пуща!

И, уже сидя в самое сердце непролазных ядовитых зарослей, активировал «купол отрицания». И затих… Конечно, мой терновник тварь не остановит. Но вот видимость ей сократить должен – если у нее есть хоть какие-то глаза.

Хруст… взмах…

Ахнув, я инстинктивно вжался в пол, когда увидел, как по моей терновой пуще несется огромная «коса» руки гиганта, срезающего все подчистую. Один взмах… и большей части колючих зарослей нет, а коса, налетев на купол, подлетела вверх и ударила в потолок, вызвав обрушение. Но меня это не затронуло – поняв, что отсидеться тихо и пропустить монстра вперед не удастся, я отрубил артефакт и рванул бегом. Промчавшись десяток шагов, развернулся, убедился, что великан развернулся и идет за мной, активировал еще один свиток:

– Шипы Розы Баттаулра!

Через мгновение коридор оказался пересечен множество толстых колючих стеблей, на стенах расцвели великолепные розы. Магия предназначена для сдерживания особо крупных противников – вроде слонов, динозавров или драконов. Поэтому еще один свиток я скастовал прямо перед собой, что не терять времени и спокойно побежал трусцой, подныривая и перепрыгивая через преграды. Вслед мне несся непрестанный хруст, треск и… раздавалась ничем не сдерживаемая равномерная поступь тяжелых шагов.

На мгновение я задержался только в месте, где, как оказалось, задерживаться совсем не стоило – на том памятном перекрестке, что где наш таинственный взломщик учуял…

Каменная стена будто треснулась и разошлась, открывая ярко-освещенную клеть подъемная. Вперед шагнула окутанная многоцветьем защитных и усиливающих аур темная фигура, смутно знакомый голос с холодной яростью произнес:

– Не унять вашу жадность, крысы?! Даже смерть ничему не учит вас! О… да ты один… смельчак, что сгорит как жалкая муха…

Взмах руки… и в мою сторону рванулось что-то багровое, энергетическое, воющее…

– Преграда Таруна!

Шарахнувшись в сторону, я споткнулся и упал. Это спасло мою жизнь – неведомая магия или оружия влет пробила магическую стену и выбила огромную дыру в стене надо мной.

Купол!

Пуща!

Бормоча заклинания, выделывая пассы ладонями, я съежился на полу, прикрытый надежной магией – встать не успеваю. Я не убийца, что обладать такой скоростью и силой, даже с усилением эликсиров.

– Тебе не уйти, наглый вор! Я распну тебя! И распну твою мерзсс-кую душу!

С тонким визгом неведомое оружие вырезало весь терновник, пару раз хлестнуло по яростно замигавшему куполу.

– РОСГАРД ДРЕВНЯЯ КРОВЬ! ЗАКОНЧИ НАЧАТОЕ!

– Я вас всех ненавижу – прошипел я, вставая на четвереньки и с низкого старта переходя на бег.

Пробившись через звякнувшую стену деактивированного магического купола, бросив за спину еще пару свитков, я помчался вверх.

– А ты еще кто, тварь?!

– РОСГАРД СТАРАЯ КРОВЬ!

Невероятный по силе удар сотряс подземелье там, где столкнулись две могучие силы. Удар такой силы, что упал и покатился по полу, в то время как на меня сыпалось гранитное крошево.

– Обалдеть – прошептал я, опять поднимаясь на карачки и опять стартуя – Обалдеть…

Удар…

– ПОШЕЛ ВОН ОТСЮДА! – наполненный безумным гневом крик уже ну никак нельзя было причислить к человеческим. Так может завывать какая-нибудь инфернальная безумная тварь, но никак не порядочный государственный наместник – УБИРАЙСЯ, ПОРОЖДЕНИЕ СМЕРТИ! ЗДЕСЬ НЕТ ТЕБЕ МЕСТА!

– Как, похоже и мне – пробормотал я, с облегчением влетая за угол.

Долгой радости мой успех не подарил – испуганно заорав, я рванул вперед, видя, как потолок рушится. И явно не от ударов – целый участок резко пошел вниз, схлопываясь, будто здешний хозяин решить запереть всех крыс в своем подвале. Чтобы потом неспешно замучить их до смерти….

Я не успел. Или почти успел. Я уже пробегал под самым последним участком оседающего потолка, когда понял, что уже ползу, и вот прямо сейчас…

– Купол отрицания!

Ух…

Пыльные камни замерли в нескольких сантиметров от моих стоящих дыбом волос, прикрытых капюшоном. Шумно вздохнув, проверив уровень бодрости, я сначала влил в себя еще два эликсира. И только затем рванулся вперед, деактивируя купол.

И на этот раз успел. Выдернул ногу в самый последний момент и обернулся, глядя на сплошное каменное месиво, наглухо перегородившее коридор.

Проклятье…

Камень задрожал, начал будто плавиться и я вспомнил, что этот книгоголовый гигант ведь через обычные каменные стены ходит с легкостью – как сквозь воду. Это добавило мне прыти. Как и прозвучавший откуда-то со стороны злой голос:

– Ты не уйдешь отсюда живым, вор!

– А ты догони сначала! – зло заорал я, просто чтобы привлечь к себе внимание.

Сколько я уже занимаюсь подземным паркуром в саспенс атмосфере, уже отнявшей пару лет моей жизни?

Минут пять?

Может чуть меньше…

Надо продержаться хотя бы еще столько же. А там уж как получится…

Вытащив из сумки сразу десяток свитков, я принялся активировать их один за другим, заполняя проход всем, что попадалось под руку. Каменные шипы и стены, растительные побеги, ядовитый пар, лужи магмы. Мне годилось все – лишь бы это могло задержать преследователей хотя бы на пару минут. Я действовал на автомате. Выгребая и выгребая свитки, активируя, заодно заменив жезлы на поясе, выпив еще три эликсира, на всякий случай найдя и хлебнув пару глотков из медной фляги с пиратским ромом.

Когда очнулся – я стоял в фальшивой середине того самого первого коридора и первого подвального уровня.

За мной смерть. Передо мной – тупик.

– РОСГАРД ДРЕВНЯЯ КРОВЬ! ТЕБЕ НЕ УЙТИ ОТ СУДЬБЫ!

– Мы так не договаривались, Вальдира – простонал я – Все должно было уже кончиться! Дай пожить спокойно!

– Мерзкая тварь! Я изгоню тебя! Вам уже не место в этом мире!

Это было мне? Нет… вроде как кричали гиганту.

А ведь это Седри… это точно Седри. Я узнал его голос. Но… это странно заострившееся лицо с выдающими скулами, пылающие багровым огнем узкие глаза, когтистые руки с пятнистой бурой кожей, стоящий дыбом черные волосы… Он превратился в нечто иное. Вот уж точно Лорд Тьмы и приспешник мрака…

– Я чую тебя, вор! Чую твой страх! Чую твое нежелание умирать… но ты умрешь здесь и сейчас… как умерли многие до тебя… и тебя не спасет этот страшный монстр выкрикивающий имя… имя Росгард… это ведь твое имя?

Прижавшись к стене, медленно сползая по ней назад, я не отвечал. А вкрадчивый голос становился все ближе.

– Но ты удивил меня… что за древнее чудище ты привел сюда? Бессмертное чудище… оно не защитит тебя… но если ты расскажешь мне, как тебе удалось призвать это воняющее древней смертью чудовище… я может и пощажу тебя… А? Заодно расскажи, как ты вообще попал в эти тайные коридоры. Кто провел тебя? Кто указал тебе дорогу, вор?

Я благоразумно молчал. И продолжал сдвигаться до тех пор, пока зад не уперся в преграду. Обернувшись, без удивления увидел двустворчатые двери. Наверняка заперты изнутри. Но у меня есть боевая магия. Пробить дверь, там наверняка проход, потом следующая дверь… если еще не подоспела охрана, то у меня появится микроскопичный шанс вырваться на поверхность, а там может наконец заработает возможность телепортации.

Имя… Седри слышал мое имя.

– РОСГАРД ДРЕВНЯЯ КРОВЬ! РОСГАРД ИСПИВШИЙ ПРОШЛОГО!

– Да заткнись ты уже… – обреченно зашипел я, вытаскивая свиток с заключенным в нем тараном, способным пробить даже захудалые крепостные ворота. Может и здесь справится…

– Вор! Я знаю где ты! И я иду за твоей душой… тебе не скрыться, чужеземец! Не скрыться! Я чую запах твоего ужаса…

– Да пошел ты! – буркнул я, разворачиваясь к дверям – Так…

– Рос! Рос!

Подпрыгнув, едва не сделав сальто с перепугу, я развернулся и… испуганно заорал, когда из темной кладовки вытянулись пять рук – одна призрачная – схватили меня за грудки и втянули во тьму.

– Вор! – уже успокоившийся было голос Седри набрал пугающую силу, наполнился тревогой и бушующей яростью – Что ты сделал?! Что ты сделал?! Или… ты был здесь не один?! ВЫ ПРОВЕЛИ МЕНЯ?! ОБМАНУЛИ?! НЕТ! НЕТ! НЕТ! ВЫ… ВАМ УДАЛОСЬ?! НЕТ! НЕ-Е-ЕТ!

– Твоя душа теперь моя – напомнил мне призрак белой горячки, втягивая меня за грудки в мерцающую червоточину, родившуюся в стене кладовки – Ты мой навсегда…

– ВОРЫ! ВОРЫ! Я НАЙДУ ВАС! НАЙДУ ТЕБЯ, РОСГАРД!

– РОСГАРД ДРЕВНЯЯ КРОВЬ! ИСПОЛНИ ПРОРОЧЕСТВО! ТЕБЕ НЕ УЙТ ОТ СУДЬБЫ!

– Хватит уже орать! – заорал я в ответ – Вы меня дост…

Закончить не удалось – меня втянуло в червоточину и мы отправились в новое долгое и жуткое путешествие.

* * *

– Что? – это было первое что я сказал, упав на пол арендованной ложи, рядом со стремительно съеживающимся сейфом.

Мне не ответили. Но, глянув на улыбку Орбита, я все понял и тоже широко улыбнулся, перекатился на спину и замер, глядя, как в пульсирующую серым огнем стену медленно уходит взломщик, втягиваемый желтой призрачной рукой. Глянув на меня, вор коротко кивнул и исчез.

– Бом – изрек я в потолок и вздрогнул, когда казначей поставил надо мной стол, бухнул чем-то тяжелым о столешницу – Что мы взяли? Вы взяли…

– Твою прелесть серебряную – взяли – гортанно рассмеялся Бом.

– Ура… просто ура…

– И…

– И?

– Рос… я там немного разошелся и выгреб чуть ли не все – признался полуорк.

– Мы все разошлись – вздохнул Док, гремя блюдами с фруктами.

Храбр, спешно стаскивающий с себя одежду и натягивающий праздничную, бросил мне мою рубаху и я, не вставая, переоделся, благо в Вальдире это не вопрос.

Стук в дверь меня даже не напряг. Оглядев приведенную в порядок ложу, я кивнул Храбру и только затем глянул на предметы у меня в руках – Док пихнул.

Когда дверь открылась, на пороге оказался высокий и суровый стражник, глянувший в ложу и… вроде как даже успокоившийся, но при этом не забывший оглядеть каждого присутствующего.

Мы… растрепанные, веселые, с бокалами и бутылками, непринужденно отдыхали. Я лично отдыхал под столом, держа в одной руке игральные карты, а в другой внушительную бутылку абсента.

– Росгард… глава чужеземного клана Герои Крайних Рубежей…

– Слушаю?

– Вас обвиняют, господин Росгард. В серьезнейшем преступлении – в воровстве со взломом.

– Когда же и кого я ограбил? – пораженно воскликнул я, выбираясь из-под стола и бросая карты на столешницу.

– Когда? Да… к-хм… буквально только что. Ограблен был наместник Седри, важный государственный чиновник и приближенный к королевскому двору.

– Я никого не грабил! – заявил я, садясь на стол – Вообще никогда! И что значит – только что? Мы все это время были здесь – отдыхали и ждал начала аукционных торгов!

– Верно…

– Отсюда можно телепортироваться?

– Это невозможно.

– Мы покидали ложу?

– Охрана уверяет, что вы не выходили. Никто из вас.

– Тогда в чем меня обвиняют, добрый стражник? – зло прищурился я – Или это какая-то политическая подлая игра?

– Я всего лишь вестник и явился убедиться, что вы все это время были здесь.

– Мы были здесь – кивнул я.

– Мы все были здесь! – подтвердил Док – И я уже выигрываю! Можно нам не мешать?

– Все обвинения должны быть доказаны – заметил Храбр.

– Дверь прикройте уже, а – лениво изрек Бом, наливая себе еще бокал рома.

– Мы от лица стражи Альгоры просим вас оставаться в ложе.

– Так и собирались, страж. Мы ждем торгов – напомнил я – Важные клановые покупки и продажи.

– Трудолюбие похвально – глаза стража скользнули по пустым бутылкам от шампанского – Вскоре сюда прибудет тот, кто обвинил вас в тяжелом преступлении…

– Наместник Седри?

– Да, господин Росгард. Наместник Седри уже вошел в здание аукциона.

– Пусть идет – кивнул я, закидывая ногу на ногу – Ему самое время извиниться. А сейчас… не могли бы дать нам спокойно доиграть?

– Конечно… вы в полном праве…

Дверь ложи закрылась. Мы, сидя за столом, переглянулись и… в голос захохотали, едва не падая со стульев.

Проклятье… еще ничего не кончилось и вообще все пошло не так считай с самого начала, а теперь еще и разъяренный Седри грядет на наши бедные головы…

Но мы безудержно хохотали, а громче всех хохотал витающий над нами демонический дух…


Конец книги

Послесловие автора

Друзья! Спасибо Вам, что прочли еще одну мою книгу.

Хочу напомнить, что я пишу многогранную историю, где на одни и те же события можно будет взглянуть с разных сторон, а если, к примеру, в этом цикле о чем-то было упомянуто вскользь – эта тема будет куда подробней развита в другом цикле Вальдиры – Кроу, СВА, Бульк, Люц. Плюс еще есть немало уже рассказов, а новые пишутся. Одним словом – все приключения Вальдиры описаны, но в разных книгах и от лица разных героев-очевидцев.

И спасибо Вам, что продолжаете читать мои книги!


home | my bookshelf | | Аньгора, часть вторая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу