Book: ГКР-2



ГКР-2

Дем Михайлов

ГКР-2

Тернистый путь вниз

Глава первая

Мирный клочок Зар’граада

– А затем рыба как поперла! – Роска буквально захлебывалась восторгом, живописуя словами и бурными жестами недавнюю рыбалку – Такой клев начался! Мы едва-едва с дядей Орбитом успевали! И другие тоже ловили. Но мы больше всех поймали! А затем – бух! – и рыба ушла обратно на глубину. Мы на берегу ждем себе, снасти готовим, косточки ломаем, башню костяную поднимаем. А наш сосед по берегу, решил нырнуть и посмотреть – где рыба?! И пропал! Ух!

– Ух! – повторил я, лениво полулежа на радостно ворчащем Тиране и слушая сидящую рядом дочь.

С другой стороны ко мне наклонилась Кира, тихо шепнула:

– Тот ныряльщик вынырнул на двести километров к юго-западу, в океане, на глубине сорока метров его выбросила гейзером подводным и прямо в пасть местной семнадцатиметровой малышке акуле. И рыбу они ловили в пруду пресном, вот только рыба морская.

– Морская! – услышала Роска – Еще как морская! Крупняк! Я вот и думаю, может снасть подлиннее взять? И закинуть туда, где тот рыбак последний раз трепыхался.

– Там какая-то телепортационная червоточина – продолжила Кира – И вообще на этих землях многое иначе. Умники клановые пытаются понять откуда приходят землетрясения – где источник возмущения. Но не находят ничего. Иногда здесь сначала начинается ливень и только потом на небе появляются облака. Не иначе и там телепортационные «провалы».

– Роске здесь точно безопасно?

– На побережье – да.

– Но где взять такую длинную лесу? – еще пуще задумалась дочь – И грузила жалко – из особо хороших почти не осталось.

– О! – вспомнил я и пошарив в мешке, отдал Роске большой сверток из парусины – Заскочил в лавку рыболовов. Накупил всего подряд.

– Класс! Ты супер, пап!

Забыв обо все на свете, Роска занялась свертком. Чуть в стороне сидел Орбит, задумчиво листая три невероятно старые и как по мне, крайне нудные книги, купленные мною за солидные деньги в букинистическом магазине Альгоры. Но эльфу похоже нравилось. Хотя это конфетки. Главный торт я хочу ему предложить чуть позже. Торт с названием «Загадка Аньгоры».

– Телепорт Роски зарядился? – вспомнил я ту штуковину заправляемую божественной маной, врученную нам Неспящими. Моя дочь пока не богиня, но обычная телепортация ее «утащить» не может. Тут нужна другая магия.

– На пару прыжков хватит. Рос, ты слушай. Здесь совсем другие создания, совсем иные эволюционные цепочки. Их маскировка порой больше чем просто идеальная. Как пример – клан Архов неподалеку от Первого Лагеря, в небольшой, но длинной дубраве, начал строить форт из крупных камней, откалывая их от здоровенной скалы. Возвели часть стен, начали рубить деревья, шугали зверье, рыбачили в озерце по соседству. И тут вся дубрава зашумела, взмахнула листьями и улетела на юг, унеся с собой и здоровенную скалу и земляную чашу с озерцом – корневой сеткой их удерживали. И зверье с собой унесли. Архи остались посреди чистого поля с недостроенным каменным фортом и парой срубленных бревен. Их заливистый мат привольно летел над долиной…

– Шутишь? – зафыркал я как тюлень, представив лица обалдевших Архов.

– Нет! Но ведь они проверяли все вокруг. И ничто не указывало, что дубрава – целый лес! – это живой гигантский организм. А зайцы местные? Есть особи размером с осла! Три клана в боевом походе наткнулись на змеиный гон – и они не сразу поняли, что каждая змея длиной больше трехсот метров. А некоторые здешние птицы? А дождевые черви и мокрицы? Все они гиганты. А папоротники? На одном листе некоторых растений может поместиться баскетбольное поле! Под таким листом жить можно! И это только малая часть. Ты что-нибудь про островной гигантизм слышал?

– Нет – вынужден я был признаться в собственной необразованности.

– Ну, если грубо – обычные и уже известные науке по материкам животные на островах зачастую бывают гораздо крупнее в размерах. Гиганты по сравнению со своими сородичами. Может ради прикола так сделали? На СК – мышка как мышка, а здесь – ого-го! И простой квест по убийству мышей в амбаре может превратиться в эпическую битву титанов. Хотя тут ведь далеко не остров. Целый материк.

– Островной гигантизм – вздохнул я, вспоминая с неким содроганием страшную картину титанической звезды-стража, придавленной всем материком. Мириады тонн земли и камня давили, придавливали, пытались раздавить, но чудовищное создание боролось изо всех сил. Вот уж точно островной гигантизм.

Раньше землетрясений и прочих аномалий не было. Все началось буквально вчера. И либо это связано с использованием мною уникальной телепортации, либо из-за какого-то действа произведенного Неспящими – что-то там с их стационарным порталом, на возведение которого они бросили все силы, насколько я знаю. Я в эту гадость ввязываться не хотел – я про звезду под материком. Это ведь как на бомбе жить. И что теперь делать с Роской? Я ведь хотел навестить друзей и живенько умчаться обратно на Старый Континент, где наметилось немало подвижек по разным делам. И раньше я считал, что здесь Роске безопасней – здесь нет войны богов. Теперь же я даже и не знаю где на самом деле безопасно. Забрать ее в Тишку? Там мир только установился, он очень условный, скорее жалкие наметки.

– Уф… – рыкнул я и, пользуясь тем, что Роска поглощена рассматриванием и сортировкой купленных снастей, я встал, махнул Кире и Орбиту. Отвел их на пару шагов, прислонился к шероховатому боку высокого валуна вросшего в землю. Взглянул на вопросительные лица друзей и включил видео. Коротенькое совсем. Секунд на семь. С включением видеозаписи я опомнился поздновато. Но как бы то ни было – на видео ОНА присутствовала. Невероятных размеров исполин погребенный заживо, на чьей могиле мы сейчас и стояли. Да и не только мы – тысячи игроков бегали по его надгробию туда-сюда, занимаясь краткосрочными проблемами и строя долгосрочные планы. Вот насчет долгосрочных я сомневаюсь – если эта тварь просто освободиться, даже телепортацией, Зар’грааду наверняка придет конец – в лучшем случае он просто осядет сам в себя и разделит участь Атлантиды.

Но так ли это?

На кой черт организовывать изнурительный Великий Поход и сладко обещать невероятные награды, если в конце концов все пойдет глобальным прахом? Мы доплыли, чуть пожили, тут все взорвалось, и мы грустно погребли обратно. Ла-ла-ла, ла-ла-ла, такой вот веселый ивент от администрации! Похлопаем им, этим кудесникам! Похлопаем дружно!

Нет уж. Так не бывает. Если звезда и может уничтожить весь материк – стало быть имеется способ и избежать этого. И я знаю, что все сто процентов кланов сделают все возможное, чтобы сохранить Зар’граад. А еще я понимаю, что никогда в своей игровой жизни не видел существа огромней. Это целый материк! И посему не зря, ой не зря все это затевается, далеко не просто так. У администрации было несколько долгих лет, чтобы придумать нечто такое, отчего забурлит и закипит цифровая кровь в жилах даже у прожженных, все повидавших и ко всему безразличных ветеранов.

А еще есть у меня мысль, что увиденное мною – случайность. Рановато еще для обнаружения самого «вкусного». Почему я это увидел? Не знаю. Может быть банальный сбой, не обязательно искать что-то необычное. Ведь я единственный пока использую межконтинентальную телепортацию. Что-то засбоило и вот результат – проявилось чудище. Еще это могут быть следы «живой крови Древних».

Что еще сразу приходит на ум – вот он главный антагонист Зар’граада. Несомненно классно залегендированный, невероятно крутой, а по размерам такой, что больше уж просто некуда. Именно гигантская звезда сейчас устраивает здесь регулярные землетрясения жутко мешающие постройке крепостей, фортов и небольших укреплений. Наверняка звезда же тем или иным способом натравливает на игроков и «местных» со Старого Континента обезумевших зверей со всех окрестностей.

А упомянутый Кирой островной гигантизм – думаю, это прямая отсылка к сокрытому под ногами исполину. Здесь мол не только мышки особо крупные. И не только черви дождевые размерами пугают. Здесь есть тварь куда страшнее и куда крупнее всего того, что вы только можете себе представить. Копайте и ройте, гости дорогие, копайте и ройте. Обустраивайтесь и обживайтесь. Начинайте чувствовать себя как дома. А когда придет момент – тут-то вы и поймете, что здесь вам не рады.

Я уже прокрутил коротенькое видео раз десять, а Кира и Орбит все пялились и пялились в экран с молчаливой напряженностью. Я не выдержал и рявкнул:

– Сцены после титров ждете?! Комментарии будут? Или хватаем Роску и валим, на прощанье ехидно улыбнувшись остальным бедолагам?

– Я… – тихо и крайне задумчиво сказала Киря, опускаясь на траву – Я… я помолчу.

– Да-а-а… – эльф засиял такой счастливой улыбкой, будто увиденная им звезда является шоколадным тортом на его день рождения. Так и хотелось рявкнуть что-то вроде «гром и молнии на пнутую мною сраку твоего папаши!». Но я сдержал ругательства и проклятья. Просто спросил:

– Знаешь что?

– Пока не-е-ет…

– Уже лучше – обрадовался я – А мысли что делать дальше есть? Здесь останетесь? Или на Старый Континент рванем?

– А где интере-е-есней? – в меня впился острый как кинжал взгляд.

– Лучше спроси – где проблем больше?

– Где бо-о-ольше?

– Ну… там, на старой земле, я встретил твоего папу, пнул его по заду, он меня раз пять испепелил и я ему пообещал, что доведу его до Аньгоры. Это если вкратце. Ну, еще, наверное, я влез не в свое дело и сказал ему, что он хреновый родитель.

– О-о-о-о… – глаза эльфа закатились, и он рухнул как подкошенный.

– Вот так вот и живем – разведя руками, вздохнул я, глядя на опешившую Кирею Защитницу.

– Рос! Ты чего?! Я тебя всего на день отпустила! Я тебя…

– Еще я таки спас всех из Сокроземья и перетащил порталом в Тишку.

– Дай я тебя чмокну, герой мой! – засияла Кира как утреннее солнышко.

Подставляя губы, я думал: «женщины такие переменчивые».

– Еще у меня есть зацепка по Аньгоре. Есть одна важная гнома с усталым сердцем, что давно уже ищет дорожку к Аньгоре. Насобирала кучу информации, но толком в ней не разобралась. Я с гномой неплохо подружился, подкинул ей розовых алмазов, достал Маску Духов. Так вот – с помощью очков, алмазов и маски, она может заглядывать в Аньгору! И, вроде бы, даже слышать, что там мертвые говорят – если на ней есть маска. Я толком не разобрался. Но алмазы как патроны для пробивания канала. Я так понял. И после каждого использования артов часть алмазов выгорает.

Тут-то Орбит и сел. Поднялся как древняя игрушка Ванька-Встанька. Даже в пояснице не согнулся. Уставился на меня затуманенным взором и хлопнул себя по груди, помахал вокруг головы ладонями, ткнул черным ножом взвывшего сонного призрака вылезшего из-под его одежды. Помахал руками будто собирался взлетать и указал в сторону безбрежного океана, чей шум едва-едва доносился до наших ушей из-за прибрежных деревьев.

– Еще и речь отказала?! – огорчился я – Это уже перебор!

Но, к моей радости Орбит оправился. Заскреб ногтями голову в шрамах, будто стараясь добавить новую. Впал в глубокое раздумье.

– Вот это да! – выразила свою точку зрения Кира – Рос, я приму в этом участие!

– Конечно. Разве могу я отправиться в ад без любимой женщины рядом. Настоящие мужчины так не поступают – хмыкнул я – Ну, не совсем в ад. Но рядом.

– Пойдем в ад вместе – решила Кира и, поглядев на Роску, добавила – А может и с детьми.

– С детьми?

– С дочерью.

– А. Думаешь?

– Я представить себе не могу, где самое безопасное место для Роски – призналась Кира – Все места перебрала.

– А про кольцо Мира думал? – уточнил я.

– Хм…

– Угу. Счастливый туземный тропический рай. Рыбачь не хочу. Там пока нет богов. Роску там знают и любят. Там мало игроков и считай никаких кланов. Что скажешь? Может тебе с дочерью и Креем стоит прыгнуть на ближайший корабль к Кольцу Мира? Расстояния вот-вот сократятся, уже не понадобится столько дней на переход.

– А это мысль… – задумчиво кивнула Кирея – Туда не допрыгнуть телепортом ни с одного из материков. Во всяком случае пока. Вряд ли кто вбухает огромные деньги в постройку там стационарного портала в ближайшее время. Подход чужих кораблей можно увидеть загодя. Построить замок прямо на Кольце Мира. Небольшой караван грузовых судов отходит уже завтра, их сопровождает боевое охранение. Это хорошая идея, Рос! Правда хорошая! Но только в том случае если посреди пути команды кораблей не решат поиграть в игру – а давайте утопим будущую богиню в океане!

– Черт…

– Угу. Мы клан только на словах. Сколько нас?

– Столько же, плюс Храбр.

– И минус Кэлен с Креем.

– Что? Кэлен бросает нас?

– Нет. Они с нами и без нас.

– Поясни-ка, милая. Я запутался.

Сидящий у наших ног эльф зашевелился, сменил позицию и снова замер в глубоком раздумье, явно производя осмотр своих мысленных хранилищ информации. Лукавый бес ему в помощь. Тиран тоже перевернулся на другой бок и продолжил сладко спать. Роска достала удочку и принялась менять леску. Но перед этим она подняла с нашего походного достархана кусочек курицы и бросила за кусты. К угощению метнулся громадный и черный как смоль волк, с хрустом сцапав курочку и вернувшись в укрытие. Я аж подпрыгнул, прервав начавшую что-то объяснять Киру.

– Это Крумм – небрежно пояснила дочь, увидев мое замешательство – Прикормился. Не бойся папа, он ручной.

– Угу…

– А еще есть девочка Круша, фыркун Туша и ревун Фосс. Фосс любит Крушу, а она заглядывается на Тирана. И они теперь наша стая. Тиран вожак.

– Молодец, доча! – похвалил я и шепотом сказал Кире – Многое пропустил я.

– Не поспоришь. Роска выстраивает окружение. И это не шутка. Она пока не богиня, но сила у нее есть. Эти волки с каждым днем становятся сильнее. А вокруг бегают еще два мохнатых зверя – думаю, скоро и они станут частью стаи.

– Многое я пропустил – повторил я – А ведь ненадолго отлучался.

– Роска не только рыбу ловит. Еще и книги читает. Взахлеб. И волков приручает. Они за нее любого порвут. Помнишь я рассказывала как архимаг Тарниус опрометчиво решил сделать нашей дочери замечание?

– Ага. И?

– Когда Роска бросила на него злой взгляд, это же сделали и все волки что лежали в кустах у пруда. И поверь, Рос – глаза у них были очень злые и очень кровожадные.

– Горжусь и боюсь за дочь. Такое вот странное чувство.

– Это чувство испытывает каждый нормальный родитель каждый божий день и так до самой смерти. А Роска… ты вложил в ее голову волков, рыбалку и книги. Расплачивайся.

– Так что там про Крея и Кэлен? Они с нами?

– Они с нами и нет.

– Кира!

– Да погоди, я же объясняю. Ты ведь в курсе что Кэлен работает на ВВВ?

– Всемирный Вестник Вальдиры. Угу.

– И она настоящая звезда. Ага. Ее статьи мало того, что о самых горячих событиях интересных всему миру, так еще и написаны отличным емким языком, прекрасно передающим эмоции и краски. И это не мои слова. Подслушала от какого-то хрюкающего бородача сидящего на бережку, со смаком читающего статьи и облизывая пальцы, перелистывающего страницы и шлющего сладенькие дифирамбы перу Кэлен и ей самой.

– Фу!

– Это да.

– Надо было Крея на него натравить!

– В общем – Кэлен газетный самородок. И, судя по всему, лучшая на этом континенте. Так что она теперь не абы кто, а главный редактор ВВОЗа.

– Ась?

– Ну вот чего тут непонятного? Она главный редактор Вестника Вальдиры, Отделение Зар’граада. Ее вчера назначили. Как положено. Официально. Контракт и все такое. Зарплата такая, что многие позавидуют. Сумму тебе не скажу, просили молчать, но поверь – внушительная. С помощью магических заклинаний младший помощник Кэлен штампует из листвы деревьев Вестник с зарграадскими новостями, с редкими вкраплениями горячих известий со Старого Континента. Пока не больше двухсот копий у них получается. СК получает копию через реальный мир и печатают уже большой тираж – и поверь, он разлетается там как горячие пирожки. В следующий твой прыжок надо перетащить сюда пару артефактов – магическая типография миниатюрная. Не бесплатно, конечно. Плюс подружимся с ВВВ – а это нам как молодому клану надо. И дружить с одним из главных редакторов нам тоже надо. Ведь именно она «ввозит» информацию. Ну ты понял – от названия ВВОЗ. Круто ведь звучит, да? Кэлен ввозит инфу!

– Да понял. Ты меня прямо ошарашила. Погоди, так получается Кэлен занята с утра до вечера.

– До глубокой ночи. И так каждый день. Работа в любой газете – ад. Кромешный ад с вечными дедлайнами, истериками, бессонницей и прочими прелестями такого бытия. С утра и до полудня она наблюдает за очередными вывертами Зар’граада и сражениями, затем работает над главной статьей, затем снова наблюдает, снова работает, ее помощник – тот самый младший – пишет торговые и деловые объявления. Продажа, покупка, найм, аренда и так далее. А Крей защищает их с утра до глубокой ночи. Они ведь вечно в горячих зонах. И вся эта карусель очень надолго, если не навсегда.



– М-да… есть сокланы и нет сокланов. А если нанять кого-то вместо Крея? Поохранять газетчиков.

– Ага, щас.

– Чего?

– Я же сказала – там младший помощник Кэлен.

– И что?

– А это очень бойкий, юркий молодой смазливый эльф – может и в реале такой – что вечно вертится вокруг Кэлен, приносит ей чай и плюшки, сыплет забавными шутками, не забывает о комплиментах. На его фоне Крей обычный гамадрил с оторванным хвостом в состоянии деменции с редкими проблесками неуклюжих проявлений чувств вроде охапки сорванных с соседней поляны цветов или страшненькой ободряющей улыбки. Плюс Крей их защищает, вечно в драке, постоянно направлен к ним своей квадратной гномьей задницей, тогда как эльф сияет солнечной улыбкой и волнительно трепещет кончиками ушей при малейшем жесте Кэлен.

– Да-а-а-а-а…. – протянул я.

– Да-а-а-а-а – протянули незаметно подобравшиеся к нам и внимательно слушающие Орбит с Роской.

– Какого фига вы там сидите?! – донесся рев Бома от Первого Лагеря – А кто ящики таскать будет? Ладно босс отдыхает. Ладно худосочный Орбит. Но Кира! Ты же девушка! Как тебе не стыдно сидеть в цветах на бережку?! Ты ведь сильная крепкая девушка с мощными волосатыми бицепсами! Помоги с ящиками!

– У кого бицепсы волосатые?! – возмущенно завопила Кира.

– Мы сейчас – давясь от смеха, крикнул я – Успокойся, Кир. Раз Бом шутит – значит с нашими финансами все отлично. Пусть лучше казначей будет веселым. Новая порция товаров собрана?

– Конечно. Мы по списку собирали – те предметы что не пережили телепортацию убрали из кучи, продали их грузовой флотилии. Той самой, что скоро отправляется к Кольцу Мира. А информацию о скоропортящихся товарах рассказали всем кланам, от каждого получив немного денег. Деньги у меня. Я теперь богатая невеста.

– Невеста – фыркнул я – Это да. С приданным.

– Вот-вот. Держись за меня! Хе-хе…

– Так что там с Креем и его квадратной гномьей задницей?

– А то, что его задница намертво прикована к Кэлен и оторвать ее не получится. Крей в злой ревности. Я лично жду его взрыва. Судя по его частому пыхтению – вот-вот рванет.

– Ясно. Двух сокланов мы потеряли. Кэлен в газете, Крей с Кэлен, а над ними тень смазливого эльфа с волнительно трепещущими ушами. Бом снова уйдет в аукцион. Его трогать нельзя. Ты с Роской. Тебя тоже трогать нельзя. И? Док где, кстати?

– Док с газетчиками. Но он там задолбался и только и ждет от тебя отмашки и боевого клича «погнали!».

– Будет ему клич. Итого. В наличии у нас я, Орбит, Док, Храбр.

– Может и мы с Роской – произнесла Кира, задумчиво что-то прикидывая – Твоя ведь телепортация уникальна. Утащит нас всех?

– Не знаю. Нас-то утащит. А вот Роска… А Кольцо Мира? Отпадает?

– Тропический крохотный рай. Рос, от неизбежного не скрыться. Поэтому пока отправляйтесь без нас и подготавливайтесь дальше. Но в следующий раз мы отправимся с тобой.

– А если телепортация засбоит?

– Есть варианты?

– Ну…

– На Гаити не отсидеться, Рос. За Роской придут и туда.

– Знаю. Но придут нескоро и вряд ли большим числом. Есть шанс отмахаться.

Мы разговаривали при Роске. Она уже подросла, стала умным шальным подростком. Пусть слушает и решает.

– Отмахаться? Не знаю. А если однажды весь мир станет цельным? Я про пантеон богов. Сейчас они правят только на старых землях и морях. Но постараются захапать все, получить больше верующих. Это в их крови прописано.

– Ну-да – согласился я – Какой бог не хочет больше паствы?

– Вот-вот.

– Вот-вот – согласилась Роска.

– Кольцо-о-о не вариа-ант – сказал Орбит.

– И Орбит против – указала Кира на эльфа.

– Аргумент – признал я. Мы все знали мудрость Орбита и не собирались пренебрегать его мнением. Правда, что меня порой бесило, Орбит не спешил пояснить, почему именно «не вариа-а-ант». Вот не вариант и все тут, примите как данность.

Я с трудом расстался с грезой о безопасном тропическом острове в сердце океана, населенном дружелюбными туземцами. Там ведь есть все необходимое. Включая гильдии, паству, рыбалку, приключения. Но кто знает, что там происходит сейчас – многие корабли предпочли остаться на Кольце и Крыльях и утвердиться там. День проходит за днем. Быть может Роска уже далеко не самая популярная там.

– Мы пока остаемся в тылу. А Зарграад – это тыл – продолжила Кира.

– С этой тварью под землей? И с землетрясениями и цунами?

– Они в глубине воды и земли. Побережье – линия мира. Главное не соваться туда, куда лезут остальные игроки. Километрах в тридцати отсюда Неспы строят гигантский телепорт. Я планирую потихоньку перебраться в ту сторону – там много лесов, уйма озер и целых четыре речки, что сливаются в одну. Вот там, у места где все речки соединяются в одну мощную реку, Неспы строят портал. Там же будет и город, судя по их действиям. И там же будет их крепость.

– Ого.

– Размах у них как всегда – грандиозный. Семьдесят процентов состава Неспов все время на строительстве. Отбивают атаки, помогают мастерам, занимаются черной работой. Кэлен уже поместила в газету фото Злобы с лопатой и Шепота с киркой. Элитные убийцы копают канаву. И старательно улыбаются на камеру. Хотя по лицам все же видно, где они видали кирки и лопаты. Но их меняют – бросают то на исследование, то на строительство. По соседству с Неспами обосновались несколько кланов, застолбили территорию. Это и понятно – чем ближе к будущему порталу, тем лучше. Многие альянсы перессорились друг с другом. Раскололись. Мелкие осколки примкнули к другим крупным кланам. И к Неспам тоже.

– Неплохо – качнул я головой, особо не удивляясь. Я успел неплохо изучить Неспящих и многому от них научиться. Можно смело сказать – этот клан оставил глубокий и вечно зудящий рубец в моем мозгу, что уже никогда не станет прежним – Кстати. У нас там дом!

– Где?

– А рядом с порталом. Трех или четырехэтажный дом. Я и Бом вырвали территорию под него у ЧБ за доставку сюда подозрительно крупных ящиков.

– Класс! В центре города?

– Ага. Недвижимость. Правда пока только в проекте. Но ты можешь смело прямо там разбивать палатку. Только узнать бы сначала где именно наша территория.

– Я узнаю! – твердо пообещала Кира – Сегодня же! Безопасней места трудней найти – к месту строительства портала Неспы не пропустят никого. Отличная инфа. А контракт подписали? Эта лиса…

– Подписали – невольно улыбнулся я – Бом рычал и плевался, ЧБ все же поставила подпись. Территория наша. И к ней я хочу еще клочок земли – если повторится доставка нужных Баронессе частей портала.

– Просто супер. Вот честно. Кэлен наверняка там же устроит временную типографию и офис.

– Да и пусть. Все в безопасности.

– Ты уже читал последние два выпуска ВВ?

– А что там?

– Статья о том, как всего пара бойцов клана Героев Крайних Рубежей со скромной помощью «местных» в пух и прах раскатали агр-клан Злое Пламя, не только выиграв войну, но еще и лишив их всех трофеев и прогнав с территории приозерного мирного городка. В этой же статье ругают гадких агров, что посмели во время боевых действий разрушить старинную часовую башню. А в целом – Слава Героям! Поделом Злому Пламени! А еще – неужто Росгард, широко известнейшая игровая легенда, бывший Великий Навигатор, один из первооткрывателей нового материка, вернулся домой, чтобы навести порядок на охваченных войной братоубийственных землях?

– Твою так…

– Твою так что? – переспросила Роска.

– Да ничего, милая. Черт! Нет, приятно, конечно. И еще как! К тому же правда! Да и башню часовую жалко. Но лишняя известность нам сейчас как-то ни к чему.

– Этого не избежать. Начинай-ка ты срочно набор рекрутов, Рос. Прямо срочно.

– И кто ими будет заниматься?!

– Это проблема. Разбей ее на части и делегируй, ты же лидер.

– Делегируй – шепотом повторила Роска.

– Делеги-и-ируй – шепотом повторил и Орбит.

– Идите рыбачьте! – рыкнула паладинша и двух шутников как мамонт слизнул по направлению к бережку. Воспитала их Кира, ничего не могу сказать.

– Поясни – попросил я.

– Для начала найди к примеру пару игроков алхимиков. Чаще всего эти бедолаги тусуются около алхимических лавок принимающих сырье от игроков. Там они клянчат у добытчиков лоскутки кожи, слизь, глазные яблоки и травы. Прямо настоящие попрошайки. Сами они такие ингры добыть пока не могут, вот и клянчат. Спешат прокачать алхимические скиллы. Их отведи к Храбру – пусть он их натаскивает, обучает. А ты снабдишь их ингредиентами для обучения. Пусть привыкают к клану, пусть осваиваются. Если нам повезет – им у нас понравится, мы подружимся, они останутся. Но гарантии нет. После алхимиков отыщи пару лекарей. Дока ты ведь с собой забираешь?

– И Орбита. Роска на тебе день или два.

– Справлюсь. Так вот, находишь пару лекарей. Таких, чтобы потом пошли разными путями, разными классами. Лекарей отдашь Доку. Пусть он ими займется. Для начала в теории – расскажет им чего ожидать, какие сюрпризы ожидают боевых лекарей, какие заклинания и ауры изучать следует в первую очередь. Когда Храбр и Док не смогут ими заниматься – например с тобой в вылазку какую уйдут – новички пусть читают. Им по профессии положено. Я дам тебе список начальных книг. Купишь и бросишь в клановую библиотеку – а она есть у каждого клана и каждый клан старается ее пополнять изо всех сил, не жалея денег и времени. Как вернетесь из похода, чтобы начитавшаяся молодежь не заскучала, сделаете им боевую встряску рядом с Альгорой. Да так, чтобы у них адреналин аж из ушей тек. И чтобы видели, как вы помогаете и защищаете. Как страхуете их, предупреждаете о опасностях и вообще держите ситуацию под контролем.

– Ты меня перегрузила…

– Это наука, Рос! Клан должен давать то, что соло кач не даст! Иначе какой смысл в клан вступать? Ты их приведешь, они пару деньков посидят, подучатся, а затем им станет скучно и они уйдут.

– А зарплата?

– Само собой. Но какой смысл предлагать зарплату тем, кто пока ничего не делает на благо клана? Тогда бы и детям в детском саду каждый месяц платили бы.

– Взять в рекруты игроков постарше?

– Растить сокланов надо с яйца! – нравоучительно заявила Кира – С куриного! И чтобы скорлупу ты сам разбил – ведь кого первого цыпленок увидел, тот и мама.

– Что-то у меня зубы заныли. И нос шмыгает. Можно я сегодня не пойду в школу?

– А ты как думал, Рос?

– У нас новая война. Клан Темнейшая Сила.

– Ты говорил. И что?

– Так может погодить с набором рекрутов?

– Война будет всегда. Какая-нибудь да будет. А затем и осады. Как только я вернусь – возьму часть забот на себя. Еще есть Бом.

– Он вечно занят на аукционе.

– И что? Выставил все на аукцион, начал торги. И пусть возвращается в кланхолл. Нужна защита. Каждый боец на счету. Ты принял войну – которую принимать не следовало – а у нас даже воевать некому.

– Я уже частично решил эту проблему.

– Наемники?

– Угу. Гильдия Наемников уже ждет меня. Я возьму десятерых.

– Кого?

– Шесть бойцов ближнего боя. Все шесть живучие. Еще два лучника. Один бард. И один лекарь. Боевая магия с меня. С Храбра взрывы. Док добавит магию исцеления. Еще Строгос с помощниками.

– Уже что-то. Наш кланхолл в городе. Если вражеский клан не хочет проблем с кучей злобных жителей – они не станут использовать массовую магию, могущую зацепить кого-то по соседству. Они просто воспользуются правом клановой войны, вломятся и попытаются вырезать всех подчистую.

– Это Дорт Видеррр. Поверь – он и массовую магию может использовать. А город пока в руинах.

– «Местные» строятся быстро. Отстраиваются еще быстрее. Были бы времся и строительные материалы – поэтому помоги с этим. Время ты им не дашь, а вот кирпичей отвалить можно.

– Так и собирался. Тишку надо восстанавливать. Часовую же башню отстроим мы сами. Что бы там не писала Кэлен – это я ее подорвал вместе с аграми. Крику и пыли было много…

– Злодей.

– Война это война – нарочито басовитым голосом изрек я, вставая – Пойду Бому помогу.

– Рос! Мы толком не обговорили! Я даже не начала!

– Время – вздохнул я, разводя руками – Пора прыгать обратно. Я сделаю как ты сказала. Что смогу – добавлю сам. И буду ждать, когда всем этим ты займешься. Кстати… поможешь ящики таскать? Я слабенький маг. А у тебя мощные волосатые бицепсы размером с мою голову.

– Рос! Нагнись! Я тебе ласково врежу!

– Да нет у тебя бицепсов волосатых – торопливо исправился я – Я же знаю. Поможешь с ящиками и тюками? Надо еще Доку сообщить. Пусть собирается. И Орбит. А через денек прилечу за тобой и дочерью.

– Хороший план. И плохой. Я про Роску.

– Почему?

– Если она отсидится здесь еще пару недель – останется простой девчонкой. Ну или почти простой. Война Богов отгремит быстро. Новые боги займут престолы, старые падут. И никто из пантеона пока даже не смотрит в эту сторону. Ведь верующих здесь нет, если не считать гигантских зайцев. Игроки и «местные» – они верят своим старым богам и менять веру пока не собираются. Здесь спокойно. А вот сможем ли мы защитить Роску от врагов там?

– А чего она сама хочет? – после короткого молчания, спросил я.

– Кто знает? Но она часто смотрит на звезды в ночном небе. И часто поднимается на самые высокие холмы. Опять смотрит в небо и на далекий-далекий горизонт. Да и Орбит…, по-моему, он уже отравил ее душу, Рос. Мечтами о высоком, о главном, о почти недостижимом. Так что это я так – просто переживаю. Роска свой выбор давно сделала – она хочет быть там, у звезд. Хотя ты можешь ее заставить смотреть в землю и не поднимать головы. Тебя послушает. Ведь ты отец.

– Я отец – согласился я – Поэтому никогда не буду заставлять Роску что-то делать против ее воли. Никогда.

– Тогда все предрешено.

– Да. Я подготовлю базу. Немного укреплю ее. Наводню защитниками. А затем вернусь за тобой и дочерью. И у нас появится еще одна великая миссия. Но мы справимся.

– Мы справимся – улыбнулась Беда и сжала стальной кулак – Еще как справимся. Вали отсюда. И раз уж начинаем возвышать Роску – пора подумать о храме.

– Это второе здание в Тишке, которое мы восстановим сами – кивнул я – Расчисткой там займутся уже сегодня. Обещаю.

– И своих волков она здесь не оставит. Уже завтра их стая станет больше на пару голову. Это минимум.

– Заберем и их. Потесним пару ящиков и пару пассажиров.

– Отлично. Завтра жду тебя здесь, сегодня жду тебя дома. И сегодня тебе придется выбраться из кокона пораньше – семейный ужин. Плюс парни из охраны.

– А в течении пары часов я получу остаток суммы за навигаторство.

– Еще один повод для празднования. Увидимся вечером.

– Ага.

Мы стукнулись кулаками – у меня отнялась жизнь – и я поспешил наверх по склону холма, наводясь на густой рык Бома, воюющего с грузами. Поразительно, но полуорку помогало немало игроков, старательно укладывающих ящики аккуратной пирамидой, затягивая все веревками и обматывая цепями. Сверху ставили клетки с живыми зверями. Неподалеку величественный Тарниус, держащий в руке короткий список. За спиной могущественного мага стояло несколько металлических клеток и железных ящиков с узкими прорезями. Ящики тряслись, изнутри доносилось шипение, рычание, пронзительное мяуканье и яростный хрип. От пары ящиков исходил вонючий серый дым.

Помогающие Бому игроки личности непростые – те, кого я знаю. Тут два помощника клановых глав тащат большой ящик, а здесь полководец переносит тюк. А там кто-то из технических и корабельных спецов укладывает на плечи охапки ветвей. Удивительное желание помочь прямо-таки брызжет ослепительными лучами. Но я не прельщаюсь. Самая правдивая в своих желаниях фигура – это Тарниус. Он явно ждет меня. Ждет спокойно. Готов к переговорам. Остальные тоже ждут. Но больно уж хитровато они улыбаются. Сейчас начнется – непрошенные помощники ужом совьются, но сумеет договориться о паре новых пассажиров, о небольших скидках взамен на обещание будущей помощи, если таковая понадобится, о одном-двух ящиках нуждающихся в срочной переброске и не содержащих в себе ничего заморского. И я уже знаю, что соглашусь перебросить пассажиров и дать скидку, но не позволю перевозить ящики, пока мне не покажут их содержимого – а на это они не пойдут. Чувствую себя матерым таможенником, что готов пойти на небольшую сделку, но при этом еще не совсем потерял берега и совесть.

Перед тем как начать переговоры, я кивнул Бому, после чего подошел к Тарниусу. Тот меня сумел удивить. Оглядел меня с ног до головы, хмыкнул:

– А ты я вижу следишь за магией. Заклинания и умения держать стараешься на высоте.

– Делаю что могу – скромно принял я похвалу.

– Кроме одного заклинания заморского. Красная оса.

– В Гильдии Магов Альгоры эту магию поднять не сумели.

– Это пока. Передам с тобой пару бумаг и шкатулок. Отдашь в Гильдию Магов. И некоторые заклинания станут доступны для изучения и совершенствования.



– Сделаю – легко ответил я – Взамен ничего не прошу. Рост и процветание Гильдии Магов и нам на пользу.

– Твоя мудрость растет вместе с тобой, Росгард. Истинно так! Мало магией владеть – надо ее растить денно и нощно, постигать все новые и новые высоты, стремиться к большему! И где как не в Гильдии Магов сумеешь ты получить всю необходимую помощь в сем деле?

– Истинно так – поддакнул я, использовав фразу архимага.

– Прими вот это в знак моей благодарности – архимаг коротко повел ладонью.

У меня появилось сообщение, что заклинание «красная оса» превратилась в «три красные осы».

– Спасибо!

– И вот эти клетки. Тут зело опасные твари, что вчера своим ядом, огненной слюной и живыми шипами-занозами умертвили немало чужеземцев. И по сию пору не существует противоядия и противодействия. Это великое упущение! Тварей также следует доставить в Гильдию Магов. На исследование.

– Сделаю незамедлительно. И тоже ничего не попрошу взамен.

– Гильдия Магов начинает считать тебя своим другом, Росгард. Хвала таким как ты! Хотя дочь твоя зело своенравна… входит она в силу! Ты ведь понимаешь, кем возможно суждено стать твоему чаду?

– Вы видите?

– О да. Даровано мне сие умение. Я вижу сокрытое. И дочь твоя… счастье твое и тяжкое бремя твое. Все разом. И навсегда.

– Ведаю. Пусть так. Я готов.

– Ой ли, Росгард? Куда проще изничтожить серебряного оборотня, чем воспитать дочь. Поверь! Ну да ты еще будешь иметь возможность убедиться в этом. Хорошего пути, Росгард.

– Благодарю, архимаг Тарниус. Желаю и вам удачи в делах.

Суровый старик удалился, а я расслабился, глядя на его прямую как палка спину. Вот вроде мы и друзья, но все равно архимаг заставляет меня нервничать. Идеальный глава Первого Лагеря на новом материке. Именно при таком лидере орала перековываются на мечи, подчистую вырезаются первые туземные деревушки и выжигаются колосистые поля, разрушаются памятники чужой культуры, раздвигаются границы и строятся новые храмы на месте старых. А уже потом, после того как Тарниус уйдет, другие лидеры станут налаживать мирные отношения с чудом уцелевшими туземцами и показывать чудом уцелевшим детишкам как хорошо учиться в школе, где висит портрет Тарниуса. Если же туземцы взбунтуются – Тарниус вернется, покарает их и снова удалится. Я себя ощущал если не туземцем, то важным позолоченным винтиком некой большой сложной машины, чья мощь направлена на Зар’граад. Ну или меня можно назвать позолоченной шестеренкой. Но как назови – а вертеться приходится вовсю. А за рычаги дергает Тарниус.

И какой отсюда вывод? О, вывод прост – если на новом материке имеются пока не встреченные нами туземцы, мне не стоит с ними знакомиться, проникаться их бедами и желанием помочь бедолагам. Если шестеренку заклинит – ее вынут, если шестеренка упрется – ее выломают и раздробят. Так что к местному лешему этих туземцев, а мне надо срочно валить с Зар’граада. Я не желаю ссориться с таким человеком как Тарниус, равно как и испытывать на себе всю силу его гнева.

Едва архимаг ушел, ко мне подскочило сразу несколько сановитых игроков и дружно принялись говорить, отчего их голоса слились в вибрирующий проникновенный рев-стенание о невероятно срочных и важных нуждах их несчастных кланов, чье незавидное положение может спасти только немедленная межконтинентальная переброска груза. И нельзя ли наконец сделать существенную скидку? Сумма больно уж велика, к тому же ходят упорные слухи, что телепортация далеко не безопасная и жизням пассажиров угрожает нешуточная опасность. Если уж берете такие деньги – давайте гарантию на доставку пассажиров и оплачиваемых грузов. Это справедливо.

С последним утверждением я не мог не согласиться, однако ничуть не проникся их трудностями. У меня лимит на прыжки. Два прыжка уже исчерпаны. Не знаю, как там с постройкой гигантского портала у Неспящих, но вряд ли они закончат его в ближайшие дни. На помощь мне тяжелой поступью подошел массивный полуорк Бом. Вместе с ним мы убедили, уломали, немного уступили, приняли во внимание чужие доводы, привели свои аргументы, указали на уникальность предоставляемых услуг. И как результат – сошлись на меньшей сумме в золоте, но в добавлении к деньгам некоторых материальных благ, вроде алхимического сырья, качественного продовольствия, неплохого, но стандартного оружия и доспехов, причем все вышеперечисленное должно будет доставлено в течении часа после прибытия на старый континент путем грузовой телепортации в славный город Тишка.

Да, как-то не слишком хотелось раскрывать местонахождение нашего кланового холла со смешным названием. Но сколько времени им понадобится, чтобы выяснить это самостоятельно? Тем более, я не предпринял никаких усилий по сокрытию информации. Уже сейчас говорливые «местные» разносят по дорогам и тропам Вальдиры сведения о добром клане ГКР, чей холл находится в небольшом городке на берегу Найкала. И болтовню «местных» у ночного костерка слушают не только другие «местные», но и умные игроки.

Когда завершили последние приготовления к отбытию, явился Орбит, следом бежал радостный и одновременно грустный Док. Его печаль объяснялась просто – он уже собирался в небольшой боевой поход в составе сплоченной пати из полутора десятков игроков. Но тут его выдернул мой приказ, и он поспешил явиться на зов главы. Приключение сорвалось. А радость – ну, тут и понятно, встреча с нами, плюс наверняка намечается новое приключение.

Отведя сокланов в сторону, я произвел несколько манипуляций. Объединил всех нас в группу, заранее включил запись видео и им велел, предупредил, что на этот раз может случиться что угодно – третий раз все же летим. Поэтому надо быть готовым к чему угодно. Например, к смерти при «взлете» или падении с огромной высоты на твердую землю. При себе надо иметь свитки телепортации, зелья здоровья и маны, активную магическую карту для привязки к местности – выкинуть может где угодно, даже на еще неисследованной части материка. И если так – домой придется пробиваться с боем. Это то же самое что оказаться в тылу врага – меня серьезно напугали рассказы о диковинных монстрах и растениях, что все как один настроены против вторгшихся в их затерянный мир чужеземцев. Напоследок я предупредил, что всем из увиденного и пережитого делиться только со своими. Чужие же с нами не делятся. Вот и начались грязные клановые игры, и я как-то незаметно для себя самого влился в число игроков.

Баронессы и вообще никого из Неспящих среди пассажиров не было. Но Док передал мне толстый запечатанный пакет – ЧБ попросила отдать его одному из пяти названных ею членов клана Неспящих, но ни в коем случае кому еще из их же сокланов. Вот это я понимаю паранойя.

Закончив беседу, я окликнул пассажиров и повторил им урезанную версию предупреждения – случиться при старте и полете может что угодно, вплоть до выбрасывания и смерти. Надо быть готовым к одиночному соло выживанию на вражеской территории. Или к одинокому заплыву до берега, до которого десяток морских миль, а вокруг тебя кружат и кружат улыбчивые акулы. Вкладывать в свои слова чувства не собирался, смотрел бесстрастно и спокойно – причем не играл, просто на всякий случай предупреждал всех о грозящих опасностях и надеялся, что они готовы к неприятным сюрпризам. А перед моими глазами в это время стоял туманный облик исполинской звезды-стража, закованной в чудовищной толще материка. Эта тюрьма может и почище божественного ада будет.

Надо отдать должное слушателям – мне внимали с не напускным интересом. После короткого спича пассажиры принялись проверять содержимое инвентарей, состояние карт и количество зелий. Вот что называется игровые ветераны – никакой небрежности, ничего не оставляют на волю случая. И с каких пор я начал такое замечать? Впрочем, если вспомнить меня самого, игравшего ранее таким классом, что небрежностей в экипировке просто не прощает, я и сам был до тошнотворности дотошен перед каждой новой вылазкой.

Еще через пять минут мы стартовали. Стоя с воздетой к небу рукой, я испытывал только страх – ощущение такое, будто самолично выдергиваю чеку из гранаты зажатой между моими ягодицами и надеюсь, что детонатор не сработает.

Вспышка…

И вот они последствия турбулентности – безумные события начались сразу после вспышки. Нас бросало и подкидывало так, будто мы ковбои на родео. Короткая заминка, благословенная пауза, случилась только над облаками, на этот раз не так высоко над землей. Далеко-далеко вдалеке я увидел неприветливые горы и горные долины, что подернулись дымкой и стали полупрозрачными, обнажив под своей толщей мрачную черную «гирю» придавившую корчащегося исполина. И там же я увидел других звезд-стражей – что висели в пробитых пещерах и изо всего оружия били разноцветными лучами по черному грузу, не дающему их колоссальному собрату освободиться. Смертоносные лучи ударяли по черном монолиту, но бесследно в нем растворялись или безвредно отражались. Простой фейерверк и не более того.

Долгий протяжный рев измученного больного зверя. Ленивая тень сгустилась у горизонта и мрачной гигантской тенью понеслась к нам через луга и леса. Зажегшиеся внутри тени фиолетовые сгустки энергии яростно мигнули.

Вспышка…

– Обошлось – несколько непослушными губами выдавил я.

– А где Витто?! – невольно охнул басовито один из гномов пассажиров, оглядываясь и не находя напарника.

– Витто надо было выйти – развел руками Бом – Его право! Не нам судить! С вас штраф за разгерметизацию салона!

– Да я серьезно! Витто где?!

– Его снесло – ответил кто-то другой – Я сам видел. Будто невидимой оплеухой снесло и отбросило. А затем он с пронзительным плачем упал в бездну.

– Рыцари Страха не плачут! – рявкнул гном, сжимая кулаки – Забыл, как мы топили ваши корабли и глумились над вашими стонами? А?! Забыл, как наша боевая Фрекен Бок так наваляла вашей бригантине Огненная Лань, что та разбитым корытом прыгала по волнам пока не налетела на рифы?! И кто тогда плакал?

– Что?! До этого наша Лань с поддержкой Длани Титана надругалась над вашими кораблями сопровождения, пустив ко дну разом шестерых! Знатно вы тогда булькали! Акулий корм!

– Да ты видать перемирие решил по ветру пустить, эльфяра худосочный? Старые земли бальзамом на ушибленную гордость подействовали что ли? Два свиста – и легион у вашей потрепанной цитадели! Адрес мы знаем!

– Сначала доберитесь, свистуны коротконогие! Тоже мне угроза! Кем нападать будешь? Ратью рекрутов ректально реактивных?! А сам во главе с петардой в потаенном месте побежишь в атаку?! Тогда не споткнитесь! А то сами себя и похороните с таким-то выхлопом! Красная Дубрава угроз не боится!

– И побегу! Во главе! Я за Витто тебе прямо сейчас орган бессмертия вырежу, эльф драный! – гном с рыком сорвал с пояса шипастую булаву злобно шипящую электрическими разрядами.

– Да тебя видно в детстве лопатой ушибли, гном чумазый – отозвался эльф, выхватывая загудевший как трансформатор красный лук.

– Мужики, сначала штаны оденьте – встрял я, подтягивая к себе Орбита – А то народ смешите только.

– А?! – хором послышалось в ответ, оба воителя уставились вниз и с изумлением обнаружили, что штанов на них действительно нет, равно как и обуви. Исчезла во время телепортации.

– Дубраву Красную на дрова! Где штаны?!

– Плачущие Рыцари Страха! Куда леггинсы делись?!

– Сорвало турбулентностью во время разгерметизации салона – оповестил пыхтящий Бом, с натугой несущий здоровенный ящик и одновременно приглядывающий за работой пятерки дюжих стражей, взявшихся охранять драгоценный груз – Босс! Спишемся!

– Хорошо! Сегодня побыстрее, Бомыч! Ты мне нужен будешь. Док тебе поможет. Поторопитесь.

– Хорошо! – кивнул Док.

– Сделаем.

Гном с эльфом перестали ссориться, прикрыли срам чем могли и поспешили заскочить в ближайшую гостиницу. Ну-да – особо стыдного тут нет, можно часто видеть гордо шагающих в одном исподнем недавно погибших и возродившихся игроков, но ведь они тут таким диалогом грозным разразились, что все вкупе стало напоминать плохой спектакль с дорогими декорациями.

Но размышлять некогда – с недавних пор я ощущаю себя вечным командировочным с жуткой нехваткой времени. Надо спешить в Тишку.

– Ты пока здесь? – уточнил я у Орбита, оглядывающего старый добрый город Альгору с настоящей тоской во взоре – В Тишке снова тихо, но дел рутинных хватает – при слове «рутинных» лысого эльфа ощутимо тряхнуло, он схватился за щеку, будто у него внезапно началась зубная боль – Понял, понял. Могу познакомить тебя с одной милой гномой. Той самой, у которой целая куча интере-е-е-есных неразрешенных загадок. Главное выглядеть и вести себя прилично.

При словах «интере-е-есных» и «загадок» Орбит просиял, распрямил спину, протер лысину тряпочкой, отряхнул заплатанную разноцветными заплатами рубашку, подтянул непонятно почему до сих не развалившиеся от ветхости шаровары, шмыгнул носом, спрятал под подол рубахи пищащего призрака и со всей серьезностью кивнул мне:

– Сэ-э-э-эр.

– Вот нифига не убедительно – с подозрением пробурчал я, хватая его за плечо и по лабиринту узких боковых улочек увлекая за собой.

– Сэ-э-э-э-э-э-эр – попытался он еще раз.

– Прошу тебя, прояви себя с лучшей стороны, а?

– Сэ-э-э-э-э-э-э-э-э…

– Да я не про это! Я тебя ну очень прошу! Ты должен показаться ей мудрым и образованным юношей. Поэтому при встрече изобрази что-нибудь эдакое, но не как всегда!

– М-м-м… Пришел король шотландский, безжалостный к врагам, погнал он бедных пиктов к скалистым берегам.

– Звучит! Но понятия не имею что это! И она, наверное – тоже! Орбит, будь проще! Попробуй!

– Сэ-э-э-э-э-э-э-э-э…

– Все, кофе мне там точно больше наливать не станут – обреченно простонал я, вываливаясь на широкий проспект, бросив косой взгляд на оставленный темный переулок.

За той старой дренажной решеткой определенно что-то скрывалось – мне показалось, что я увидел два крохотных и злобных светящихся зеленым глаза, услышал тонкий писк и увидел клок рваной шкуры. Спроси кто меня что за создание это может быть – я бы сказал, что это некрокрыса, мерзкая нежить, быстрая и кусачая. Но откуда некрокрысам взяться под самыми улицами Альгоры? Гораздо глубже, на нижних уровнях катакомб – возможно. Но чтобы так высоко?

Впрочем, мысли о почудившейся нежити живо вылетели у меня из головы, когда я увидел знакомый монолит «оплывшего» здания гномы Мистрис Мизрелл. Наспех приведя себя в порядок, я оглядел эльфа пытающегося улыбнуться приятной и скромной улыбкой и от увиденной чудовищной гримасы застывшего в адской агонии лица мне стало нехорошо. Нас точно погонят отсюда пыльными тряпками…

Глава вторая

Рутина

Вспышка…

– А вот и я – широко улыбнулся я испуганно вздрогнувшим милым девушкам, занятым работой по очистке бывшего огорода от битого кирпича и обугленного дерева.

– Добрый Росгард! Добро пожаловать домой! – поприветствовали меня они, засияв лучистыми искренними улыбками.

Как приятно видеть… и да – я снова дома. В Тишке.

– Что прикажете делать дальше? – суровый воин выделяющийся своим кожаным рогатым шлемом и меховым плащом чуть наклонился к моему уху.

– Следуйте за мной – распорядился я – Отведу вас к Строгосу. Поступите в его распоряжение.

– Да, Росгард. Мы выполним твой приказ – хриплой суровости на изрезанном шрамами лице воина не убавилось. За его спиной стояла плотная группа не менее суровых крепких парней.

Наемники. Пятнадцать рыл. Лучники, мечники, топорщики и копейщики. Берут по золотой монете в день если служба проходит мирно и скучно. Берут по пятнадцать золотых монет в день если служба проходит боевито и весело – в бою. Такая вот занимательная арифметика заставляющая меня истово надеяться, что мир будет длиться вечно, а война если вдруг и начнется, то окончится за один день.

– А где мэр? – уточнил я.

– Горько мыслит над руинами башни часовой! – ответила мне светловолосая и тут же поинтересовалась – А вы женаты, добрый Росгард?

– Да! – поторопился я ответить.

– Жаль… – промурлыкала девушка – Ну… еще увидимся, добрый милый Росгард.

– Дождусь я когда-нибудь сокрушительного пинка ревности – пробурчал я, рысцой направляясь к клановому холлу и жадно озираясь по сторонам.

Городок в порядке. Ну, в относительном порядке и в полной разрухе. Главное – никаких новых супостатов пока не пожаловало. Воздух наполнен звуками инструментов – пилы, молотки, топоры, рубанки. Большинство встреченных, радостно меня приветствующих, заняты разбором завалов. Остальные – восстановлением устоявших, но поврежденных зданий. Кое-где уже вставлены рамы, блестят стекла. Появились даже горшки с молодой зеленью на подоконниках. Перед домами с веселыми криками носятся дети. Степенно шагают патрульные. Меня зовут, предлагают разделить скромную трапезу, отведать чаю, просто поболтать. Я вынужденно отвечаю отказом на бегу, киваю старикам, улыбаюсь и улыбаюсь. Время тикает. Мне надо срочно отправить наемников в клановый холл. Заодно проведаю Храбра и оповещу его, что вскоре состоится небольшое собрание клана в неполном составе, а также скажу ему принять ящики с различными предметами – материальная часть оплаты от пассажиров за перелет…

* * *

– Мэр! – окликнул я застывшего у гигантской груды перемолотого камня бедолагу.

– Для тебя – просто Лёруш! – расплылся в широченной усатой улыбке бывший капитан и нынешний высокопоставленный чиновник – Вина и улиток? Улитка зажарена по рецепту, что мистическим чудом добрался к нам от самого Акальроума – и это в нынешнее то военное время! Высокую кухню не убьет ничто! И рецепт, кстати говоря, вроде бы придуман или же усовершенствован неким чужеземцем с величественными манерами. Но стоит ли верить всему? Тяпнем?

– Запросто!

В пару секунд слопав жирную жареную улитку и выхлебав бокал розового вина, я по-простецки утер рот ладонью, ткнул ею же в руины часовой башни разрушенной злобными аграми и заявил громко и отчетливо:

– Клан Герои Крайних Рубежей восстановит эту башню на собственные средства и собственными силами!

– Ах! – воскликнул мэр.

– А еще клан Герои Крайних Рубежей восстановит тот древний светлый храм, работы над которым были прекращены из-за войны. Восстановит на собственные средства и собственными силами!

– Ох!

– И это не все!

– Продолжай, продолжай!

– Дружная бригада каменщиков сегодня же прибудет и поступит в ваше полное распоряжение, мэр Лёруш Бланшер! Причем оплата их труда и пропитание – на клане Героев Крайних Рубежей.

– Да! Святые небеса! Да! – вскричал мэр, протягивая мне новый бокал – Испьем же вина со вкусом великой надежды!

Испили. Пролили капли на пепельную землю. Утерли усы – ну, у кого они имелись.

– А храм… что восстановить на благо города нашего вы решили – осторожно начал мэр.

– Светлый. Светлый храм – с нажимом произнес я, улыбаясь как добрая зубастая акула.

– Выпьем! Просто выпьем! Еще улиток! Ах да, друг города нашего, всего края и мой личный добрый друг Росгард! Совсем забыл я – прорвалась почтовая птица через омраченные войной небеса. И принесла послание, ответ на мой доклад. Наместник Люцернового Холма, полновластный правитель Озерного Края, ждет тебя и нескольких твоих соратников у своего дворца, что на вершине одного из холмов. Мнится мне – награду чтоб вручить славным чужеземцам, призывает он вас. И пренебрегать его посланием не следует.

– Сегодня же постараюсь быть там вместе с соратниками – заверил я, про себя спешно и радуясь, и злясь и перекраивая и без того трещащий график. Мне надо быть в нескольких местах сразу.

– Прекрасно! Ну вот, поговорили и перекусили. А скоро уж обед – с намеком взглянул на меня мэр и кивнул в сторону памятного здания неподалеку. Там, наверное, уже и стол накрыт. И кстати говоря, понятие «скоро» не совсем подходит – до полудня времени еще хватает.

– Я вынужден отказаться – горько вздохнул я – Каменщики народ нетерпеливый. Надо срочно доставить их сюда. Еще до обеда представлю вашему вниманию, Лёруш.

– Жду с нетерпением!

На том и раскланялись. Я хромающей рысью помчался к особняку, где меня ожидал Строгос, взявший с меня обещание вернуться и уделить ему некоторое время.

* * *

Во время осмотра каждого этажа – включая чердак – я внешне казался спокойным и уравновешенным, тогда как на самом деле внутри меня прыгал легион визжащих от нетерпения чертей с отточенными трезубцами, колющими мой мозг. Старый, но крепкий, а порой и смертоносный дворецкий Строгос шагал медленно, как и подобает его рангу. Он приостанавливался в каждой комнате и комнатенке, давал подробное описание сделанного и несделанного, затем мы неторопливо шагали дальше, медленно обходя все клановые владения. Под конец настала очередь сада, в котором начались работы по облагораживанию и очищению. Несколько работников старательно вскапывали землю, одна девушка собирала в корзинку какие-то ягоды, еще один парень пилил сухие ветки. И внешне я не смог найти ни единого отличия от реального мира – все было предельно реалистично, включая в себя запах скошенной травы, вскопанной земли и аромат цветов. Теперь я понимаю почему многие игроки решают отбросить боевую составляющую Вальдиры и посвятить себя фермерству и садоводству.

Из итогов осмотра стало ясно очевидное – мебели нет. И абы какую мебель в особняк не поставишь. Проблема касалась только помещений для владельцев и гостей холла. В комнатах работников уже кое-какую мебель поставили – кровати, столики, шторы, даже цветы в горшках, вот уж странная к ним любовь у почти всех светлых «местных» Вальдиры, да и не только. Работники обихожены и сыты, претензий не имеют, всем довольны. А вот гостей разместить будет негде, если только они не эльфы, любой спальне и кровати предпочитающие древесную ветвь.

Пожав плечами, я пообещал купить некоторую мебель. Я мог бы прямо сейчас купить все в той же Альгоре и доставить сюда грузовой телепортацией, благо проблем с ней пока не было. Но вспомнив потраченные недавно суммы, откинул эти глупые мысли – лучше уж вместо мебели приобрести продовольствия, что вскоре понадобится ой-ой-ой как.

В ответ на мое заявление, Строгос отвел меня к просторному залу на первом этаже. С видом фокусникам распахнул двери и представил моему вниманию немалую кучу невероятнейшего хлама источающего запах гнилого болота, едкой дымной гари и аромат дорогущих духов. Куча громоздилась почти до потолка и большей частью была мне знакома – это содержимое вскрытых мною тайников агр-клана Злое Пламя. Ребятки грабили город по принципу пылесоса, подобно падальщикам собирая все то, что осталось после более сильных бандитов взявших самое дорогое и ушедших дальше.

Диваны, кресла, столики, шкафы, люстры, подушки, кухонные табуретки, различная посуда, сундуки, канделябры и настольные светильники, картины, гобелены, шторы. И резные могильные плиты, небольшие и изящные.

Ошарашенно похлопав глазами, я повернул к Строгосу и тот невозмутимо пояснил – ежели хозяева энтого добра уже померли, то все их имущество переходит к нам по праву завоевателя. Но последнее слово за мной.

Подумав, я распорядился выставить все это перед главными воротами и пусть уцелевшие жители осмотрят имущество и заберут им принадлежащее. Нас ни в коем случае не должны обвинить в воровстве или мародерстве. К черту такую славу. Наоборот – мы отобрали у грабителей и вернули все законным хозяевам. Никому не понадобившиеся остатки заберем себе, починим, отмоем «пятна крови», попшикаем еловым одеколоном и разместим в особняке. Могильные плиты – сейчас же вернуть на кладбище, передав их ответственному лицу. Дворецкий сухо кивнул и пообещал заняться этим сейчас же. На том и порешили.

Осмотр особняка завершился, и попросив дворецкого пойти со мной, я вприпрыжку помчался к воротам, где начали вспыхивать первые грузовые телепорты, выбрасывая на мостовую ящики с добром. Ничего особенного, но я и не ожидал особой щедрости от кланов.

Доспехи, щиты, оружие.

Вяленые и копченые мясо и рыба. Сухари и мука. Масло различное. Варенье и джемы.

Корзины с корешками, травинками, веточками, цветочками, жилками, глазками, клыками, порошком и слизью.

Оценивший доставку Строгос кликнул парней и дружными усилиями мы перетащили все в дом, где работники живо все распределил по кладовкам, каждую из которых дворецкий отпер, а затем и запер ключами из большой связки. Я и не знал, что у нас есть замки и ключи. Корзины с алхимическим сырьем подняли на второй этаж в самый большой и светлый зал, превратившийся в лабораторию. Туда же поднялся и я, таща на подносе пышущий ароматным паром чайник. Время выпить кофе.

– Как ты? – устало прохрипел я.

– Чуть лучше тебя – оптимистично улыбнулся Храбр, вытирая с щеки зеленую и явно живую слизь, пытавшуюся куда-то уползти.

– И не говори – признался я, плюхаясь на стул, ставя поднос и начиная разливать кофе – Сейчас дальше полечу. В Люцерновый Холм. Как-то неправильно звучит. Может лучше «на Люцерновый Холм»?

– Да пофигу.

– Точно. Держи кофе.

Мы сделали по несколько глотков, не сводя задумчивых взглядов со стоящих у входа корзин с сырьем для будущих различных зелий.

– Как оно? – спросил я – Не обманули меня клановые волки матерые?

– И да и нет. Сырье качественное. Не подкопаешься. Но сроки свежести поджимают – через несколько часов часть трав и корешков пожухнет, глазные яблоки сморщатся, слизь и кровь подтухнут. Высококачественных зелий из них уже не получится.

– Век живи, век учись – вздохнул я, ставя в памяти зарубку в следующий раз требовать сырье с большим сроком свежести. Или годности? Опять путаница – Кирея Защитница намекнула мне грубо, но в мягкой форме, что тебе нужны помощники. Клановые рекруты. Тебе трех хватит?

– Честно?

– Угу.

– Нужно минимум пять помощников «местных» для перетирки сырья в ступках, перемолки в мельницах, растирания слизи и глазных яблок в плошках. Это черновая работа, для нее нужна минимальная квалификация. Главное подобрать толковых «местных» и чтобы не конфликтовали друг с другом. Плюс нет ни плошек, ни ручных мельниц, ни запас ступок с пестами. Я уже не говорю про столы, прохладные хранилища и морозильные магические камеры. Если будут холодильники – половину сырья сразу туда запихнем и спасем его. Деньги у меня есть – но успел купить только мелочи. Времени в обрез.

– Так… – выдохнул я.

В моей несчастной голове звенящим эхом прозвучало три голоса:

«– Это проблема. Разбей ее на части и делегируй, ты же лидер.

– Делегируй – шепотом повторила Роска.

– Делеги-и-ируй – шепотом повторил и Орбит.»

«Делеги-и-и-и-иируй, ско-о-оти-и-иина! – провыло мое измученное подсознание».

– Делегирую! – решил я.

– А? – не понял меня Храбр, с чертыханием доставая из кармана сгусток зеленой слизи, тут же попытавшейся выскользнуть из его пальцев, но не преуспевшей и булькнувшей в кипящее месиво в стеклянном горшке.

– Деньги у тебя есть. Так?

– Все три тысячи.

– Бери чек и прямо сейчас прыгай в Альгору. Нанимай помощников, закупай оборудование, приобретай грузовой телепорт и возвращайся сюда. Я сам не смогу, Храбр. Сегодня точно нет.

– Я вижу. Носишься как ошпаренный. Но если процесс прерву, пропадут шесть зелий «каменной стойкости». Жалко.

– Пусть пропадают! – отрезал я – Лабу пора оборудовать.

– Понял тебя, босс. Приступаю.

– Спасибо. Рекрутов я присмотрю попутно. Отправлю сюда. О их пригодности судить сам будешь – если не понравятся чем-то, сразу отсылаешь к чертям, не спрашивая ни у кого разрешения.

– Ок.

– Все, я полетел.

– Да и я следом. Время обустроить лабу!

– Стоп! Меня же с соратниками вместе просили!

– Куда?

– К наместнику Озерного Края. По пути расскажу. Берем Строгоса, зовем Дока и Бома. И летим.

– Тогда там и гляну основное оборудование – может и прикупим. Зависит от цены.

– Решай сам – замотал я головой, допивая кофе – Я уже делегировал. Ты и отдувайся. Позови пожалуйста Строгоса. А я отпишусь Бому с Доком.

Вскоре телепорты унесли нас от Тишки и родного кланового холла, перебросив в местную столицу – Люцерновый Холм.

* * *

– Великие! Великие герои края нашего – Озерного! Да, война объяла нас пожаром! Несправедливая, жестокая, бессмысленная война! Но до тех пор, пока есть такие герои, пока стоят они за правду и честь, пока не щадят душ и тел своих ради истины – нам нечего боятся! Нечего! Пока такие герои на нашей стороне – Озерный Край будет жить!

– Будет жить! – рев множества глоток едва не опрокинул сделанный на скорую руку помост – накрытые полотном доски, что лежат поверх винных бочек. Летящий над вершинами двойного холма ветер трепал наши волосы. Мы сохраняли торжественный вид, тянули подбородки вперед, старались казаться мужественными и спокойными. А в душе я дико радовался, что сейчас здесь нет Орбита и Роски. Окажись они здесь – торопливую торжественную церемонию пришлось бы оперативно свернуть.

– Герои Озерного Края! – вот как мы зовем тех, кто помогает нам, кто защищает несчастных и обездоленных, кто спасает невинные жизни, не щадя живота своего! Герои Края Озерного! Герои!

– ГЕРОИ! – еще более сильный рев заставил помост тихонько заскрипеть и вздрогнуть. Возможно тому виной был не рев, а усиливающийся ветер принесший с собой запах гари и железа.

– Я с радостью награждаю доблестных героев знаками отличия нашего края! Росгард! Серебряный Двуглавый Холм с Золотой Люцерной! Ты друг и соратник наш!

– Спасибо!

– Бом! Медный Двуглавый Холм с Серебряной Люцерной! Ты друг и соратник наш!

– Спасибо. А деньгами не добави…

– Храбр! Медный Двуглавый Холм с Серебряной Люцерной! Ты друг и соратник наш!

– Спасибо!

– Док! Медный Двуглавый Холм с Серебряной Люцерной!

– Спасибо! – Док принял награду с дико смущенным видом – ведь он не принимал участия в битве с аграми оккупировавшими Тишку. Награду считай получил автоматом – как и Бом, но тот и ухом не вел.

– Строгос! Серебряный Двуглавый Холм с Серебряной Люцерной!

– Благодарю! – строгий дворецкий сохранил невозмутимый вид, когда к лацкану его камзола крепили правительственную награду.

Воспользовавшись паузой, я покосился на свою грудь. Квадратный нагрудный знак из серебра, поверх него серебряный же выпуклый двуглавый холм с видимыми постройками, все окружено двумя пышными снопами люцерны. Сверху изогнутая дугой щука. Внизу два коровьих рога. У моих друзей такие же, только все выполнено из меди, не считая снопов люцерны. Мне как главе перепало чуть больше. Впрочем, не могу сказать, что незаслуженно – я и начал сопротивление неумелым аграм. Разве что Строгосу могли дать награду чуть покруче.

– Слава героям! – рявкнул наместник.

– СЛАВА!

Меня хлопнули по плечу, после чего вельможа круто повернулся, грохоча сапогами по доскам спустился с помоста, его тут же окружили многочисленные сопровождающие и вся эта толпа быстро укатилась вниз по улице, проходя мимо станин мощных осадных машин. Перед глазами прокатилась информация оповещающая меня о том, что теперь, после официального признания статуса героев, весь Озерный Край станет относиться к нам с еще большим уважением и любовью. Новые скидки, подарки, обожание и нескончаемые просьбы о помощи гарантированы. А также лютая ненависть всех местных плохишей.

– Кажись все – тихонько сказал я.

– Ага – отозвался полуорк, снимая награду и пряча ее в карман – Босс, я в Тишку загляну. Погляжу на клановый холл наш. Я тебе пока не нужен?

– Вот-вот понадобишься. Может вы все отправитесь в Тишку? – предложил я, спрыгивая следом и тоже снимая награду – А я за вами заскочу через часок. Проведаю Орбита.

– Норма – произнес Док, оставив награду на груди и то и дело на нее поглядывая – Я бы тоже в Тишке осмотрелся. И книгу одну профильную дочитать надо ради одного процента пассивного бонуса на целительство. Вроде всего один процент, но…

– Мал золотник – да дорог – понимающе кивнул Храбр – В Тишку так в Тишку. Но я сначала пробегусь по здешним магазинам алхимического оборудования. Спутнику буду рад.

– Я с тобой – вызвался Док – Это ведь недолго?

– Полчаса. Наберем мелочи, грузовым телепортом перебросим пару холодильников.

– Не проблема.

– Отлично – обрадовался я такой всеобщей покладистости – И помните – в работу Строгоса не лезть! – я покосился на старика с гордой осанкой, не ставшего прыгать с помоста как мальчишка и решившего спуститься по ступеням из бочонков – Вообще ему не мешайте. Он свое дело отлично знает. Если возникнут с ним какие-то трудности – скажете мне, я сам решу. Еще не хватало такого деда потерять из-за мелочи какой-нибудь.

– Дед мировой – поддержал меня Храбр – Где тут ближайший банк? А, вижу. Ничего себе! Как они уговорили правление банка разрешить им поставить на их крышу осадные машины?

– При осаде и военном положении у мэра полная власть – прогудел Бом – Никто не смеет ему возразить в его городе. Он у банка и не спрашивал разрешения – просто велел и все. Но едва вернется мирный статус – клерки живо сбросят все вниз. Хм… а вон бревна бесхозные валяются. Я, пожалуй, с вами пройдусь. Помогу с погрузкой.

– И я пройдусь – заявил Строгос, придерживая ладонь у раздутого поясного кошелька – В особняке прибавилось голодных ртов. Да и прочего нехватка.

– Прошу закупить всего в десятикратном размере! – вовремя вспомнил я еще одно свое упущение. Раздувшаяся голова уже не вмещала в себя перечень необходимых дел и важных мелочей. Может пора записывать?

– Приобретем – ответил дворецкий.

– Пойдем, дед – кивнул полуорк – Закупки дело нужно. Храбр, я тебя знаю, даже немного доверяю, но сам понимаешь – отчетность. Так что отчет о тратах попрошу.

– Понимаю, конечно. Я же алхимик и бизнесмен. Отмеряю до грамма, считаю каждый медяк, записываю все в финансовые тетради. Сегодня к вечеру предоставлю.

– В деньгах всегда порядок нужен – вставил свои пять копеек Строгос – А в тратах мудрое разуменье! Особенно у взрослых мужей. Женщинам то простительно – любят они всякие дамские штучки и финтифлюшки яркие да блестящие. Да еще сладкое вино и заморские рахат-лукумы уважают безмерно. Но серьезным мужам такое несвойственно.

– Кхм… – кашлянул смущенно Док.

– Слушай-слушай деда – ткнул Бом локтем Дока, едва не сбив того с ног.

Я с трудом удержал улыбку, вспомнив как-то увиденные «особые магические свитки», приобретенные нашим лекарем для личных нужд. Вряд ли такую трату можно назвать мудрой.

– Я убежал – оповестил я друзей, с интересом прислушивающихся к продолжающему рассуждать о жизни и деньгах дворецкому и то и дело согласно угукающих и кивающих. Поразительная штука современная жизнь – реальные люди внимательно прислушиваются к поучениям виртуальной личности находясь при этом в ненастоящем мире.

Использовав свиток, я улетел на север, к мрачным заснеженным горным хребтам среди которых царила гора Храдальроума, еще одного Великого города мира Вальдиры. Впрочем, я отправился не к Храдальроуму, а чуть западней от него, к месту, где гномы пытались повторить древний труд китайского народа, строя свою собственную Великую Стену, должную остановить натиск все расширяющейся Северной Пустыни и атаки непримиримых пустынных кланов. Я отправлялся к Вратам Упокоения, что в свою очередь находились к северу от печально известных Каменоломен Мрак. Там я надеялся найти подходящих мне по числу и умению тружеников. Да и просто осмотреться там хочется. Давно я не бывал в тех местах. А местности там пусть далеко не самые красивые в Вальдире, но все же весьма удивительные, из тех, что надолго западают в память…


Если потребуется по чьей-то просьбе описать земли расположенные между Северной Пустыней и городом гномов Храдальроумом, сделать это будет не так уж и легко.

Проще всего сказать так – редколесные заснеженные пески вперемешку с обычной землей, раскинувшиеся на почти бескрайних с виду пологих возвышенностях. Это, пожалуй, наиболее точное определение.

Стык плодородных лесистых предгорий и идущих на штурм бесплодных песков. В этом месте столкнулись в клинче две столь похожие и непохожие стихии, уже многие годы замершие почти в неподвижности. Победил в этой схватке снег, что крупными пятнами покрывает земли и кроны прижавшихся к почве исковерканных дуплистых деревьев и кустарника. Растения истерзаны частым здесь восточным пронзительным ветром приходящим с вершин далеких гор и приносящим с собой тонны снега, а порой и убийственного по силе града. Там, где нет снега, под солнцем нежатся многочисленные травы и цветы, сочная зелень радует глаз. Кое-где вместо травы насмешливо желтеет замерзший песок – окончание одного из щупалец тянущейся и тянущейся к востоку пустыни, что потеряла уже здесь свою силу, но еще не сдалась. Проще всего эту местность назвать лесотундрой, находящейся где-то совсем недалеко от полярного круга.

Скорей всего именно отсюда родом Колыван – мохнатый и вездесущий мамонт, некогда бывший рядовым грузо-ездовым зверем клана Неспящих и ставший единоличной собственностью лысого эльфа. Почти наверняка некогда едва ступающий среди снегов крохотный и тогда еще безымянный мамонтенок был тем или иным путем пойман или приманен звероловами, в то время как его злобную мамашу, как и все стадо, усердно отвлекали. Мамонтов здесь хватало – сотни величавых грозных зверей топтали тундру, бродя по известным только им маршрутам, кормясь зеленью, распугивая хищников, с царственной небрежностью игнорируя более мелких травоядных, а заодно и игроков, скорей всего, причисляя их к надоедливым комарам. Зверя меньше двухсот пятидесятого уровня в этих землях не сыскать.

Саблезубые тигры, мамонты, олени, тригодоны, северные волки, деодоны, моропусы, фороракосы, пещерные медведи – нет им числа. И что хуже всего для охотника – редкие звери бродили по тундре в одиночку. А если и бродили – стало быть достигали трехсотого уровня и обладали прекрасным набором защитных и атакующих умений. С такой добычей лучше вообще не связываться – целее будешь.

Я бывал здесь однажды и остался глубоко впечатлен – несмотря на всю свою нелюбовь к снегу и холоду. А это – во всяком случае для меня – многое говорило о красоте и необычности этих бескрайних земель.

Впрочем, впечатление о дикой и бескрайней земле смазывалось, когда взор натыкался на идущую с юга на север высоченную стену, отсекающую пустыню от заснеженного холмогорья. Гномы не любят жару и песок. Еще коротышки не любят, когда какие-то наглые пустынники совершают набеги. И то другое, как они решили, можно остановить при помощи высокой и длинной стены. И почти угадали – пески остановились, а вот атаки пустынных кланов не прекратились. Гномов это не шибко разочаровало – подраться они были не дураки.

Телепортация выбросила меня на вершине одного из самых высоких здесь пологих холмов в полукилометре от гигантского проема в стене – Врат Упокоения. Здесь располагался большой форпост стражей Храдальроума, надежно защищенный кольцом высоких стен и магических аур. Внутри небольшого городка имелось все необходимое – магазины, кузница, свежие лошади и другие звери, небольшой торговый рынок и конечно же таверна где не переводилось свежее пиво и где редко пустовали столики.

Вот туда-то – к таверне и ее в чем-то столь ностальгическому для меня заднему двору, я и направился, сбежав по снежному склону и кругом обойдя хмурого тригодона, что-то выискивающего в снегу. Сталкиваться с доисторическим гигантским носорогом трехсот двадцатого уровня у меня не было ни малейшего желания. Это чистой воды самоубийство – на таких уровнях монстры становятся невероятно сильными и защищенными. Из-под моих ног порскнула испуганно щебечущая стайки птичек, пролетела шагов пять и опустилась на цветочную проталину. Следом побежала некрупная юркая кошка с черными полосами по белому окрасу, по пути одарив меня недобрым взглядом янтарных умных глаз – помешал я ее охоте. И надо бы валить отсюда, пока меня самого не приняли за жирную птичку.

Вытащив из кармана один из трех длинных серых шерстяных шарфов, я намотал его на шею так, что он закрыл нижнюю часть лица. Волшебник с шарфом вернулся! И теперь он в шапке! Головной убор, а точнее шапку-ушанку, я хорошенько утвердил на макушки, уши опустил, но под подбородком пока завязывать не стал. Моя личная информация скрыта, лицо прикрыто. Верхняя одежда обычнейшая – стеганная ватная куртка с высоким воротником и высокие сапоги. Хотелось кожаную куртку красивую прикупить – висела в магазине на соседнем крючке – но я волшебник и подобная экипировка мне чаще всего не подходит. Наш удел ткань, кость, бумага, паутина, дерево, порой кораллы и прочая дребедень.

Успев преобразиться и замаскироваться, без проблем прошел мимо группы из десятка игроков с успокаивающе зелеными никами, растянувшимися по склону и явно нацелившихся на пока ни о чем не подозревающего тригодона. Нет ни одного игрока ниже двухсотого уровня. Самый высокий – двести седьмой. Впереди шагали закованные в сталь танки, выставившие щиты, наклонившие головы в глухих шипастых шлемах. За четырьмя танками следовали три копейщика и один топорщик. В третьей линии топало два лекаря, причем один красовался в доспехах, тогда как другой предпочел кожу и ткань. Последними двигались боевые маги – два эльфа, девушка-человека. Последней шла массивная полуорчица с рыжими волосами заплетенными в три длинные косы, в причудливом наряде из множества костяных украшений, несущая с собой большое мачете с черным лезвием и немалых размеров барабан за спиной. Если не ошибаюсь – это «говорящая с духами», еще не призвавшая призраков. Подкласс с музыкой – бард для призраков. Я это уже видел и слышал недавно – и сонм танцующих духов и грохочущую яростную музыку. В день, когда затонула Черная Королева.

Что сразу бросается в глаза – идущие впереди члены группы, мощные и живучие воины, испачкали доспехи ярко-красной краской похожей на кровь. Идущие же сзади игроки использовали краску белую, сделали все, чтобы их было как можно меньше заметно на заснеженной местности.

– Оз! – приветствовал меня грохочущим голосом танк – Чего скрываемся?

– Я не агр – поспешил я заявить, не желая сталкиваться с целой группой уже настроенных на большую драку хаев.

– Все так говорят.

– Отстань от парня, Грор! Видишь же куда он идет! Там разберутся с его цветом! А ты в носорога глазом целься! – рявкнула с тыла полуорчица Гневная Тень и танк отвернулся, послушно перенацелился.

Я с облегчением зашагал дальше, коря себя за ни к месту проснувшуюся тупость. К двухсотым уровням обычные «зеленые» игроки уже не раз сталкивались в аграми и немало натерпелись от их них. Поэтому любой закутанный безымянный встречный вызывает интерес, подозрение и подспудную агрессию.

– Вокруг носорога шмыгает не особо большая кошка с бело-черным окрасом – поведал я полуорчице, когда поравнялся – Охотится за птичками.

– Бело-черная? Желтые глаза?

– Ага. Вон у той цветочной поляны видел ее в последний раз.

– Черт… Пати стоп! Ждем. Я отправляю духа на разведку! Достаем бинокли, ищем баруса! А тебе спасибо, странник.

– Да не за что.

– Если найдем и завалим баруса – сегодня вечером с нас пиво в таверне Уютный Приют.

– Понял. Спасибо! И удачи!

На том и попрощались. Я ускорил шаг, желая добраться до зоны с мирным статусом как можно быстрее. При себе слишком много денег и свитков – что-то я совсем расслабился, боюсь, вскоре мне это может аукнуться.

Первая тройка встреченных стражей случилась спустя две минуты, когда при приближении к расположенному у самых Врат холму, на его вершине вдруг ожило три валуна. Невысокие кряжистые гномы в серьезнейших доспехах и белых плащах смотрели на меня сквозь толстые затемненные линзы защитных очков. Заиндевевшие бороды спадают на грудь, покачиваются вплетенные в волосы каменные эмблемы и награды, говорящие, что стражу несут умудренные и умелые ветераны. Отороченные мехом капюшоны откинуты на спину, ноги расставлены, в руках арбалеты. Я прямо чувствую впивающиеся в меня пристальные колючие взгляды. Если им что-то не понравится – мне несдобровать. Шарф и шапка не скроют мою личность, цвет персонажа и оттенок моей души от взора стражей. Вроде и нечего мне бояться, ничего такого не натворил, чтобы вызвать ненависть доблестной стражи, но все равно между лопаток струится предательский холодок.

– Добро пожаловать в наши мирные земли, чужеземец Росгард – проскрежетало будто камень по камню протащили.

– Благодарю от всего сердца, добрые воины! – не промедлил я с ответом, облегченно переводя дух. Проверка состоялась и моя личность не вызвала нареканий. Мое имя знакомо и здесь. Но именно что просто знакомо и не больше того.

– Война не затронула ваши благословенные края?

– Пока обошлось. Но к югу говорят дела не так хороши.

– Вокруг Найкала война – подтвердил я – Горят города и деревни, горят на корню леса, выжигаются луга, погибают мирные жители.

– По лесам и лесам особо плакать не стоит. Трава! Что с нее? Мы ж не эльфы плаксивые, что над каждой грязной травинкой стенают. Да и дома отстроить заново можно. А вот жизни мирные… это беда. Спасибо за вести, Росгард. Что еще знаешь о Найкале и Озерном Крае?

Раз спрашивают о новостях – стало быть я считаюсь достаточно достоверным источником информации. Отрадно.

– Люцерновый холм в осаде, но серьезной армии у его стен пока нет. Жители держатся, волшебные пути в тот город открыты. Мой клан – Герои Крайних Рубежей – сумел отбить у разбойников небольшой и родной наш городок Тишайшая Нега. Сейчас город защищен, в него возвращаются жители, началось восстановление.

– Славное деяние, Росгард из клана Героев Крайних Рубежей! – проскрежетал страж с седой от возраста и инея бородой – Славное, клянусь топором своего деда! И снова спасибо за вести! Будем знать сами и передадим остальным, кто намеревается пуститься в путешествие к Озерному Краю. Хорошей дороги и славного пива!

– Славного пива! – отозвался я.

Гномы снова застыли, падающий легкий снежок опять начал присыпаться их неподвижные фигуры. Отойдя на несколько шагов, я оглянулся. И уже не смог понять, где на каменистой вершине холма стражи, а где просто валуны. Маскировка отменная. Надо бы узнать где купить такое снаряжение. Часть маскировки, само собой, приходится на умения воинов, но часть зависит от экипировки. У нас пока нет таких тихушников как Шепот, но вдруг появится?

В голову пришла мысль о Шмыге. Разве он не будущий или даже уже нынешний начинающий тихушник? Тем более почти что родня. Надо поговорить с Кирой насчет того, чтобы позвать в наши ряды вора Шмыговика. Парень он умный, это однозначно, целеустремленный, упорный, данное слово держит. Чего еще желать? Будет сражаться вместе с нами против разных темных личностей.

Войдя на территорию форпоста через узкие ворота и попутно подивившись толщине окованных металлом каменных створок ворот, я прижался к стене, пропуская скользящий на широких лыжах бронированный дилижанс влекомый тройкой келенкенов, гигантских нелетающих птиц, родственников форарокосов, что не поддавались дрессировке. Келенкены бегают быстро. Лошадь перегонят. Так что несмотря на свою тяжесть бронированный дилижанс полетит молнией по заснеженным холмам и лугам. Облаченный в кольчужный тулуп с толстой меховой подкладкой возница недовольно покрикивал на входящих в ворота форпоста путешественников, келенкены сгибали толстые длинные шеи, щелкали клювами. Средняя птица заглатывала еще живую крысу – видать по пути поймала.

Просочившись через жидкую толпу, я круто свернул и оказался перед таверной «Уютный Приют», с незамысловатой каменной вывеской присыпанной снегом, украшенной сосульками и с почти неразличимым изображением бочонка с пивом окруженного множеством бутылок. Вот что значит гномы под уютом понимают – море алкоголя. А я думал это горящий очаг…

Стукнувшие двери пропустили меня внутрь. Не делая главную ошибку всех новичков и не останавливаясь у входа, я спокойным шагом прошел через зал, не обращая внимания на сидящих за столиками игроков и «местных». Успел только заметить, что большинство было занято игрой в кости и монстрокарты, а у трех сдвинутых столиков собралась большая компания, громко обсуждающая следующую охоту. Кивнув пузатому гному трактирщику, я ударил плечом в следующую дверь и вышел на задний двор. Снова накатила ностальгия – задний двор немного превышал по размерам двор трактира в Яслях Альгоры, но общая компоновка была та же. Даже загон в центре двора присутствовал. Только не для овец – там стояли птицы келенкены, с криками пожирающие лежащее в кормушке серое мясо. Вообще животных хватало. Лошади, мулы, косматые быки, рыкающие кошки, дрыхла пара медведей. У задней стены двора даже три мамонта стояло, рядом с ними суетилось несколько игроков, грузящие на зверей объемные тюки. Тут не было только тех зверей, что не переносили даже не слишком сильный холод – в первую очередь большинство ящеров.

В свободном от зверей углу двора клубилась довольно плотная толпа. Преимущественно «местные» и преимущественно гномы. Они главная составляющая оживленного сборища, лишь немного разбавленного представителями других рас, в том числе и представителями игроков. Подойдя ближе, я встал в задних рядах и глядя поверх голов коротышек, стал наблюдать за дюжим полуорком воздевшим над головой двуручный молот и неотрывно глядящим на лежащий у его ног черно-серый камень. Полуорк готовился к удару. Остальные притихли, ожидая решающего момента, что не заставил себя ждать. Молот со свистом разрезал воздух, с размаху ударил по камню и… со звоном отскочил. На камне появилась трещина и белая отметина удара, но он уцелел. Полуорк разочарованно застонал, а вместе с ним и добрая треть толпы. Некоторые довольно заулыбались, между руками засновали мешочки с монетами. Звякнули друг о друга кружки пива, началось бурное обсуждение молота, камня, техники удара, силы полуорка и прочих аспектов.

Здесь соревновались каменщики в разбитии камней. Допускался один удар по камню и по его итогам сразу становилось ясно, кто победил – камень или молотобоец. Делались ставки. Одна бригада соревновалась с другой. Задний двор служил местом постоянного соревнования не утихающего ни на день. Именно отсюда каждый день отбывали бригады каменщиков направленных латать разрушающиеся места стены, сюда же они прибывали на отдых, здесь же тратили заработанные деньги на пиво, еду и любовь местных чаровниц с лукавыми глазами.

Смешавшись с толпой, я простоял около четверти часа, став свидетелем еще трех ударов, из которых только один раздробил камень на брызнувшие осколки. Этого времени мне хватило, чтобы понять – здесь шесть бригад, что легко определялось по цвету их шапок и поясов. Из шести бригад три только что прибыли. Еще одна явно готовится к отбытию, тяжелые сани уже загружены инструментами, бочками и ящиками, пора бы отправляться, но азартные гномы не могут оторваться от соревнования. Все эти четыре бригады при деньгах, они не задумываясь тратят деньги, делают большие ставки. А последние две бригады каменщиков по большей части просто зрители и явно никуда не торопятся. Они-то мне и нужны. Бригадиры обнаружились быстро – похожие друг на друга крепкие пузаны с кружками пива в руках тихо разговаривали, стоя на высоком ящике и наблюдая за ходом состязания. Я начал осторожно проталкиваться через толпу, старательно приглядывая за карманами – от воров беречься надо. Здесь таких сразу на корм келенкенам пустят, но вдруг найдется отчаянный или особо умелый?

Добравшись до цели, я тихо кашлянул, привлекая к себе внимание. Преуспев, сразу перешел к сути и сделал гномам предложение. Те переглянулись, синхронно почесали выпирающие животы, сделали по глотку пива, после чего достаточно неуклюже спустились с ящика, и мы вместе отправились в зал таверны. Я всей душой за экономию времени. Но в некоторых случаях без традиционных церемоний не обойтись. В данном случае это означало обед с обилием жареного и вареного жирного мяса, и свежего пива. За мой счет, разумеется. И чтобы мясо обязательно на мозговых костях – тонкость известная не каждому, а до меня дошедшая чисто случайно во время последнего визита. Бригадиры выбрали медвежатину – мясо жареное и вареное, две тушеные медвежьи лапы. А на десерт целиком запеченную свиную голову и два огромных запеченных в золе яйца. В качестве специй выбрали горчицу смешанную с южным перцем. Неплохой выбор блюд, ничего не могу сказать. Чтобы не упасть в их глазах, я заказал себе то же меню. Но вместо выбранного ими пива «Абл и Габр» я предпочел горячее вино с пряностью и небольшой примесью ядреной гномьей вырвухи. Разрывая зубами мясо, бросая на пол кости, с бульканьем вливая в себя обжигающее вино, я описывал бригадирам фронт работ, на который хочу их бросить за неплохую плату. Где-то через полчаса мы достигли предварительного соглашения и перешли к цене. Сразу завязалась ожесточенная схватка за каждую серебруху, прерываемая только новыми глотками хмельных напитков и демонстративным швырянием костей на пол. У наших ног шла ожесточенная грызня между черными лохматыми собаками, ведущими сражение за самую лакомую кость.

Да… разве мог я представить себе, что однажды стану таким заниматься? Обгрызать жирное мясо с костей, пить пиво, ругаться с гномами, отпихивать ногами наглеющих собак и надеяться, что меня не обдерут как липку, в то же время злобно ругая игроков агров посмевших разрушить древнюю часовую башню и тем самым доставивших мне немало хлопот.

Еще через полчаса мы достигли соглашения и допив напитки, с сытым и довольным отдуванием отвалились от стола. Мой живот по размеру сравнялся с гномьими пузами. Но это ненадолго и вскоре пропорции моего тела вернутся к нормальным. Самое главное – дело сделано. Я передал задаток – думаю, большая его часть мигом уйдет на ставки в соревновании по разбиванию камней. Утерев лицо от остатков трапезы, я поправил шарф, поднялся и потопал в магазин, искренне надеясь, что в столь «высокой» локации найдутся в продаже свитки грузовой телепортации. Это все же не окрестности Альгоры, где на сторожевых постах с трудом можно сыскать свиток «малого очищения» или обычной телепортации.

* * *

– Работы тут мно-о-ого! – протянул бригадир второй бригады, в точности повторив не только слова первого бригадира, но и его жестикуляцию, одновременно почесывая и затылок и пузо перетянутое желтым кожаным ремнем.

Вторую бригаду я привел к руинам древнего храма, расположенного почти впритык к нашему клановому холлу. Вернее, особняк и руины разделяли две небольшие полуразрушенные постройки из старого позеленевшего камня. Их я планировал выкупить сегодня же. Тем более вокруг них не было ни одного «местного» – прежние владельцы скорей всего погибли, а новые еще не появились.

– Работы хватает – поддакнул я, боясь только одного – чтобы каменщики не отказались. Но боялся уже не так сильно, как четверть часа назад – ибо первая бригада уже дала согласие и принялась за разбор завалов на месте обрушения часовой башни. К тому же я знал, что все каменщики получили задаток и большую его часть успешно проиграли на заснеженном заднем дворе одного трактира далеко к северу отсюда. Ну и к тому же, храм пока только в перспективе. Сначала каменщики поработают денек на благо города Тишки, выполняя приказы нового мэра.

Я уже представил бригадира и мэра друг другу, причем не могу сказать, что мне понравились ее итоги. Бывший бравый капитан и нынешний мэр с напомаженными усами и откуда-то взявшимся накрахмаленным жабо говорил цветисто и много, не расставался с бокалом вина, жадно отрывал зубами куски мяса с жареной фазаньей ножки. Непонятно, когда появившиеся золотые пуговицы его камзола едва удерживали напор оттопырившегося живота. Капитан на нас почти не смотрел, он все время поглядывал на «походный», как он его назвал стол, накрытый в холле мэрии, у самых ее дверей, где каждый желающий мог взять что хотел и подкрепиться. Вот только до моего отбытия столы с едой стояла во дворе мэрии, снаружи. А сейчас еда и вино перекочевали внутрь здания и, хотя широкие двери распахнуты настежь, меня это как-то царапнуло.

Ну и самая плохая новость – мэр распорядился бросить бригаду каменщиков на работы по восстановлению стен, двора и внешней облицовки мэрии, этого, как он выразился, «сосредоточия и залога порядка, разума и благополучия славного и процветающего города Тишайшая Нега!».

В городе множество разрушенных домов. Обломки перекрыли многие улицы, приходится двигаться в обход, тратя немало времени. Часть домов еще можно спасти, если вовремя починить пробитые во время боев стены и восстановить разбитые колонны. Но вместо этого был отдан приказ восстанавливать не слишком-то и пострадавшую мэрию. Ладно… я выслушал, покивал, мэр похлопал меня по плечу, подкрутил усы и пообещал, что такому славному другу как я будет хорошо жить в этом славном городе под его славным управлением.

Слово «славный» меня начинало злить.

– Возьмемся! – решил бригадир и я ощутил прилив большого облегчения. Хоть что-то идет как запланировано.

– Прошу за мной, с… добрый гном Румгар! – обрадовано заявил я, указывая на виднеющийся за руинами забор окружающий территорию кланового холла. Я едва не сказал «славный гном», но почему-то сдержался.

Еще раз приведя гному к дворецкому Строгосу и сдав его ему, я оставил мужей договариваться о графике питания и месте под ночлег. Меня сменил Док, уже успевший вернуться в особняк и немного осмотреться. Сейчас лекарь скромно стоял за спиной дворецкого и внимательно вслушивался в их переговоры. Если что он подправит, поможет, предложит. Да, пока он действует неумело, но мы все такие, я уж точно не исключение. Хотя, есть одно исключение – полуорк Бом.

Казначей клана прошвырнулся по особняку со скоростью блуждающей пули. Побывал везде – от самого темного уголка подвала до верхушки флюгера. Оббегал сад, забрался на забор, пошатал ворота и заднюю калитку, осмотрелся хорошенько с крыши. После чего он в нескольких словах пояснил наши просчеты в обороне и указал места куда следует поставить двух надежных «местных» лучников, чтобы надежно замкнуть обзор и не оставить мертвых зон. В дальнейшем к лучникам следует приставить по одному игроку с необходимыми умениями в дальнобойности и зоркости. А вообще надо срочно обустраивать две осадные беседки с артефактами защиты, с прозрачными крышами позволяющими выдержать хотя бы один удар пикирующего дракона, со стационарными стрелометами и боевыми жезлами. И это только на первое время, а вообще таких беседок надо расположить на крыше особняка так часто, насколько это возможно, плюс соединить их крытыми проходами.

Полностью отсутствуют необходимые защитные устройства пассивного типа. Мощный молниеотвод, прекрасно ослабляющий практически любые заклинания на основе электричества. Особая каменная облицовка из камня легко выдерживающего высокие температуры. Шипастые зачарованные ограды и решетки на окна. Стеклянные монстры из заброшенного и смертельно опасного замка Бугхрадерувирг, выглядящие как обычные оконные стекла, но являющиеся вечно голодными тварями, что с радостью ухватят зубастыми пастями любого, кто приблизится к ним с наружной стороны. Главное не перепутать с какой стороны пасть у этих созданий, когда их вставляют в окна. А то были печальные случаи…

Нет никакой активной самостоятельной защиты. Вроде тех же гребехроков – надо вырыть несколько глубоких прудов в саду, куда и посадить хищных моллюсков. Кормить их надо редко и мало. Пусть сами себе пропитание ищут – птичек залетных на завтрак, воришек на обед, убийц на ужин. В сад же выпустить десяток злобных собак, четверку королевских белых рысей редко спускающихся с деревьев, двух медведей гризли, пару десятков ядовитых змей, установить на поляне несколько ульев с боевыми пчелами с острова Рагума. В землю запустить хищных кротов и несколько червей камнеедов.

Затем следует заняться установкой надежных и мощных ловушек, натыкав их везде где можно и где нельзя…

И это только малая часть того монолога, коим разразился Бом, стоя перед мной, Храбром, Доком и Строгосом.

Чувствуя, как от ужаса немеют ноги и начинает каменеть копчик, я попытался делегировать.

– Ни хрена-а-а! – сказал Бом и сославшись на поступление пары новых торговых запросов смылся с Альгору.

Надо срочно выписывать сюда Киру! Прямо срочно. Это единственный вариант. Она у меня девушка опытная, не раз отражала атаки вражеские, в осадах участвовала и в штурмах бывала. Я за ее спиной как за стеной.

Убедившись, что Строгос и Док справляются, я воспользовался телепортацией, чтобы убраться из Тишки на полчаса. А когда вернулся, передал Строгосу поводок с глухо рычащей здоровенной кошкой ослепительного белого окраса, с розовыми кисточками на ушах. Альпийская королевская взрослая рысь. Уже обученная. Стоимость – шестьсот золотых монет. В звериной лавке была только одна. Убегая со двора, я увидел, как Строгос, в чье подчинение перешла рысь, отстегнул поводок, и хищный зверь одним бесшумным прыжком скрылся в густой дубовой кроне, разом пропав из виду. И это несмотря на ее предательский на зеленом фоне белый окрас!

Я же добрался до мэрии, в чьем дворе уже застучали молоты каменщиков принявшихся чинить двор. Завтра я заберу их отсюда. Это же бред – восстанавливать изразцовые плитки каменного двора, в то время как на окраинах города дома рушатся. А я плачу каждой бригаде сто золотых монет в день и это, не считая их столования за наш счет. Клановая казна платить за все. Для молодого клана денег у нас удивительно много. Учитывая наши текущие траты и угрозы – я вообще не понимаю, как выживают те кланы, что начинают с реального нуля и ползут по крутым горным склонам к вершинам могущества.

Мэр встретил меня радушно. Даже радостно. Снова похлопал по плечу, назвал славным другом города и края. Покосился на блестящую на моей груди награду – я специально одел. Я выставил на стол бочонок прекрасного старого вина, купленного в Альгоре, разместил рядышком блюдо с пряным свиным холодцом и тарелку с жареными в меду перепелами. И предложил поговорить о деле, если добрый мэр вот прямо сейчас ничего особо срочным не занят. Мэр занят не был. Всего через двадцать минут я уходил прочь, унося с собой подписанные бумаги, оформленные за рекордные сроки. Клан ГКР стал владельцем двух построек в городе Тишка – тех, что расположены на земле между особняком и руинами храма. Я успешно приобрел развалины, заплатив за каждый участок по сто золотых монет – и ведь это территории практически в городском центре. Меня это так поразило, что я приобрел еще одно здание – по другую сторону от храма. Итого три. Всего триста монет в городскую казну. Угощение мэру обошлось в сорок монет. Во время нашей беседы я оставил на столе мешочек с шестью десятками золотых монет и вскоре мешочек был накрыт новой широкополой шляпой мэра и бесследно исчез. Мои доверительные отношения с мэром выросли на единицу. И я внимательно выслушал сокровенные признания мэра Лёруша Бланшера в том, что он мечтает о достойном скакуне благородных кровей. Но где ж такого достать?

Завершив дело, я занес в банковское отделение бумаги и передал их старому клерку. А затем отправился в Альгору. Мне срочно нужно поговорить с кем-нибудь не столь сладкоречивым и медоточивым как бывший бравый капитан Бланшер. Для этой цели прекрасно подойдет торговая лавка гномы Мизрелл, где как раз сейчас находится один лысый провидец уже почуявший слабое дуновение ветра обещающего что-то интере-е-есного.

Доставая свиток, я ненароком глянул вверх и увидел кружащую в небесной синеве над городом большую черно-желтую птицу. Местные пернатые хищники возвращаются?

Вспышка унесла меня в Альгору. Как мне порой хочется вернуться в Ясли Альгоры и посидеть там пару деньков безвылазно. Пожалуй, проведенные там дни были самыми спокойными и безмятежными в игровой жизни Росгарда.

Глава третья

Враги и друзья

Достопочтимый Орбит Хрустилиано и госпожа Мистрис Мизрелл пили кофе.

Или нет. Они вкушали кофе. Не забывая отдать дань булочкам, кексикам, пирожным, суфле и огромному торту.

Рядом с ними имелось два кресла, но искатели древней истины презрели удобство и расположились прямо на полу, выложив вокруг себя высокий бруствер из десятков книг, свитков, каменных табличек, потемневших дощечек, иссохших кож, связок костей и замысловато заплетенных веревок с обилием узлов. Прочитав несколько раз слово «Аньгора» на паре перевернутых переплетом вверх книг, я понял, что вокруг них выложено кольцо сведений о мифическом Городе Мертвых.

Да пытливых ума сосредоточенно изучали информацию, изредка перебрасываясь совершено непонятными мне фразами, часть которых была на непонятных языках.

– Свиток Марцинома твердит – дуроро луло диоратро! Могла! – вздыхает госпожа Мистрис, отпивая глоток ароматного кофе.

– Ди-и-ибло-о-оба-а – с пренебрежением отзывается эльф, старый пыльный свиток отбрасывается прочь, в центре внимания оказывается полустертая каменная табличка.

– Минускулы бре-е-е-да! Скрипторий был пья-я-ян… – дергает щекой Орбит, табличка пропадает в море шуршащих страниц. Что-то увидев среди волн знаний, эльф обрадованно вздрагивает – О! Тиро-омы Квокла!

– Апф! – фыркает гнома, едва не расплескав кофе.

Я скромно стою в паре шагов от крепости возведенной из источников знаний. Рядом со мной стоит пожилая невозмутимая гнома в строгом черном платье, ожидающая указаний госпожи. И на нее, и на меня никто не обращает внимания. Я в более выгодном положении. Выждав пять минут и поняв, что бессмысленно пытаться завести беседу с этими умалишенными искателями, я развернулся и гордо удалился. Мой уход остался незамеченным – в это время они уставились на страницы огромной старой книги, рассматривая какую-то иллюстрацию.

Загляну сюда попозже. Сейчас как-то не охота идти на приступ книжной крепости. Боюсь, мой натиск быстро отразят при помощи пары метко брошенных минускулов и скрипториев, что пронзят меня насквозь и обагренный кровью я паду… кажется это заразно.


Оказавшись на улице, поправил шарф и зашагал по улицам Альгоры, пытаясь собраться с мыслями – какое-то время я намеревался провести у госпожи Мизрелл, попивая кофе и слушая предположения с умным видом матерого кланового лидера. Но на меня там всем было плевать, даже кофе не предложили матерому лидеру. Поэтому у меня образовалась брешь в планах. Но разобраться легко – просто подтянуть к себе за уши опять разбежавшихся сокланов и заставить их меня сопровождать. А заодно спросить у них совета.

Выбрав меню сообщений, отправил два категоричных послания и, выбрав скамейку, уселся в небольшом тенистом сквере. Вытянул ноги, откинулся, рука сама схватилась за уже кем-то прочитанный и оставленный Вестник Вальдиры. Давно не знакомился с прессой. С удивлением обнаружился вкладыш – не слишком толстый, состоящий из шести страничек, из зеленовато-желтой бумаги, целиком посвященный событиям на Зар’грааде. С него и начнем, пробежимся взглядом, лидер должен быть в курсе хотя бы некоторых мировых событий.

Первым на глаза попалось имя Кэлен Ищущей, затем название нашего клана – Герои Крайних Рубежей. Причем под названием газеты. Информация подана таким образом, чтобы читатель сразу видел – статьи написаны журналистом Кэлен являющейся членом первого зарграадского клана ГКР. В последние дни Кэлен, а с ней и Крей, вообще не принимали участия в жизни и развитии клана. Но видно, что она старается дать знать всем заинтересованным о появлении на просторах Вальдиры нового клана. Приятно. Но я все же надеюсь, что вскоре бешеный ажиотаж угаснет и волшебница с гномом опять примкнут к нашим безумным совместным приключениям. Хотя кого я обманываю – на Зар’грааде еще долго будут происходить события интересные общественности и нуждающиеся в хорошем журналисте.

Статьи…

«Лавина VS Цунами! В проигрыше клан Адского Грома, чей форпост оказался между двумя стихиями!».

«Копыта смерти! Не меньше трех тысяч крупных и невиданных доселе рогатых зверей растоптали четыре боевых отряда!».

«Огненные небеса! Пылающий ливень обрушился на одну из крепостей клана Неспящих! Огонь плавил камень и сталь! Только совместными усилиями магов удалось предотвратить уничтожение укреплений!».

«Потоп! Из берегов вышла великая река, что только вчера получила имя – Мирная. Сегодня она доказала обратное! Уничтожено несколько речных судов, выброшены на берег сотни сплавляемых бревен, фарватер перекрыт зубастыми порогами!».

«Снега спокойствия! Клан Медведи Севера достиг северного побережья, высадившись на заснеженном берегу. Уже третий день они там и до сих пор природа никак не выказала враждебности».

«Конец Блопса! Наконец-то затих гигантский водоворот Блопс, что изрядно портил жизнь обитателям глубин идущих к Первому Лагерю. Надолго ли?».

«Обнаружено еще шесть ранее не виданных рыб. Пять видов успешно пойманы, начато их изучение. Шестой вид оказался настолько быстр и силен, что рвет любые сети, легко уходит от погони».

«Курс на Кольцо Мира! Отправлен еще один караван грузовых кораблей к Кольцу Мира, где они встанут на длительную стоянку перед тем как отправиться дальше – к Старому Континенту. Счастливого пути!».

«Землетрясения утихают? Статистика показывает, что земля дрожит все реже. Случайность? Закономерность? Кланы с радостью пользуются передышкой, спешно укрепляя старые крепости и возводя новые. Игроки рвутся прочь от берега!».

«Портал Неспящих! Работа ведется днем и ночью! Неспящие прилагают невероятные усилия, работая на износ. Им помогает несколько кланов. Держится круговая оборона – монстры продолжают атаковать! Уже построена огромная башня, что подобно маяку вздымается в пока еще чужое для нас небо. Башня – основа будущего портала, его сердце, вместилище главного артефакта. Башня откроет нам путь домой!».

Прочитав, я аккуратно сложил зарграадскую часть и убрал в карман – брошу в клановом холле, вдруг кто захочет прочитать. Может пора собирать подшивки и складывать их стопками в будущей клановой библиотеке? Кстати – надо заскочить в книжный, благо его вывеска прямо передо мной.

Что пишут о старых землях?

«Верфи Древних закрылись! Вскоре после исполнения заветной мечты многих – достижения берегов Зар’граада – древние сооружения закрылись. Они закрывались и до этого, но после чудовищных боев и сотен затонувших кораблей во время Великого Похода, верфи снова открылись, давая возможность немного восполнить потери. И вот закрытие – теперь возможно навсегда, если только на горизонте не замаячит новое морское приключение глобальных масштабов».

«Батюшка Найкал гневается! Оно и понятно – слишком уж много темных дел творится в Озерном Крае. Там столкнулось сразу несколько сил. Где-то там бродят два божества войны – Граххарг и Гуорра, безжалостно терзающие несчастный край. Все больше орков стягивается к Найкалу. Небеса заполнены гарпиями. Если дело и дальше пойдет так – тьма накроет весь край и эти земли станут „темными“. Так уже бывало. Кое-где вокруг Найкала остаются солнечные очаги спокойствия, но их все меньше. Озерный Край нуждается в защитниках!».

«Новый данж! Обнаружено новое подземелье – к нему привели старые обрывочные карты. Вход в пока еще безымянное подземелье скрыт глубоко под землей – работающим в поте лица игрокам предстоит прорыть колодец глубиной в четыреста метров, чтобы добраться до запечатанного входа. Стоит ли вскрывать печати? Никто не знает, что за лихо обитает на темной глубине. Но любопытство не обуздать и колодец продолжает углубляться. Ждите новостей!».

«Храмы Снесса в огне! За одну ночь разрушено семь храмов Снесса – бога хитрости и плутовства, любимого божества воришек и взломщиков всех мастей. Повторим – за одну ночь разрушено семь храмов! Убиты жрецы и слуги, эта же участь постигла священных храмовых змей, уничтожено все внутреннее убранство, разбиты статуи, обрушены стены и крыши. Все произошло одновременно – атака сразу по семи храмам находящимся в разных областях мира Вальдиры. И каждая атака прошла успешно. Ни одно нападение не было отражено. И никто не смог описать нападающих – их личности до сих сокрыты тайной. Кто атаковал бога Снесса? Кто обладает такой мощью? Редакция Вестника готова щедро заплатить за достоверные сведения!».

– Так и знал, что прессу читать надо! – пробормотал я, делая скриншот и отправляя последнюю новость Орбиту. Бог Снесс хороший друг лысого эльфа.

Ответа я не ждал, но сообщение пришло почти мгновенно:

«Спасибо!».

Видать не зря я сообщил в лысые органы безопасности божественных проказливых сущностей… мне теперь дадут бесплатную путевку на море? А Орбит явно воспылал если не местью, то тревогой.

Но кто мог атаковать темного бога с такой яростью и силой? Семь храмов в хлам! За одну ночь! А что будет следующей ночью? И как к этому отнеслась его светлая сестричка Снесса? Снесс и Снесса – их можно смело принимать за одно целое. Инь и Янь. Ударил брата – ударил сестру. Может наведаться на Плосефонт и поискать старый шатер предсказательницы? Хотя вряд ли он там еще стоит. Зато может наткнусь на ЧБ торгующую гуппи… хотя нет – глава Неспов сейчас далеко.

Еще одна статейка приковала внимание:

«Новое на старом! Неведомым образом в Альгорских прудах, каналах и фонтанах появилась золотая рыбка, выглядящая позолоченным бочонком с плавниками, крохотными глазками, внушительным вертикальным хвостом и огромной круглой пастью. Рыбка хищная. Ненасытная. Где появляется она – почти мгновенно исчезают прочие виды живности. Никто не знает откуда взялся новый вид, но, разумеется, вполне обоснованные подозрения направлены на тех редких счастливчиков, что побывали на Зар’грааде и уже вернулись домой – да-да, есть и такие, в прошлом выпуске мы писали о герое Росгарде обуздавшем божественный межконтинентальный ветер и неплохо на этом заработавшем! Но речь не о нем – а о том, что новый вид успешно прижился и почти истребил прочих обитателей. И это просто золотые рыбки – кем-то по халатности или ради смеха выпущенные в один из водоемов Вальдиры. А если на Старом Континенте появится нечто иное? К примеру, один из тех зарграадских колоссальных медведей, наводящих ужас на целые отряды! Останутся ли тогда в наших лесах милые и меланхоличные черные и бурые мишки? Или их сменит косматая исполинская тварь? Время задуматься!».

Тяжко вздохнув, я пожал плечами и встал. Сложенную газету убрал в карман. И отправился в книжный магазин, прикидывая сколько у меня при себе наличных.


В магазине я провел четверть часа. За это время успешно потратил сто золотых монет, купив двадцать различных книг. Цена их колебалась от пяти серебряных до сорока золотых монет. Перетянутые стопки книг я убрал в инвентарь, туда же добавил последние десять выпусков Вестника Вальдиры, не забыв бросить в сумку двадцать номеров толстого журнала «Рецепты Алхимии» и «Выживание». Последнее издание, если верить описанию, предназначено для лекарей широкого профиля. Книги были как художественные – попросил самые популярные – так и обучающие. Себе отложил тоненькие «Основы боевой магии» и «Сила стихий». После прочтения первой я получу знания и половину процента к силе боевых заклинаний. Прочтя вторую обрету некое умение. Еще не разобрался какое именно, но прекрасно подходящее для боевого мага использующего стихийные заклинания. Для себя же отложил «Правильная упаковка». Прочтение даст один процент к грузоподъемности навсегда. Как прочту – помещу книги в библиотеку. Мне вот интересно – а сколько книг прочел Злоба? А Шепот? А ЧБ? А Орбит? Последний там каким-то библиотекарем служил затерянным. Это сколько же книг он прочел от корки до корки?

На пояс я повесил книгу в красном кожаном переплете украшенном золотыми языками пламени. Книга работает усилителем моей огненной магией, но при каждом моем «выстреле» выгорает одна страница. На этом покупки завершил.


У магазина я и встретился с явившимися Бомом и Доком. Танк и лекарь. И я – условно боевой волшебник, но на самом деле маг поддержки. Этого я ожидал. А вот чего совсем не ждал – так это появления двух юношей эльфов в черных одеяниях, в черных блестящих шапках, обуви, перчатках. Будто два агента похоронной службы явились. Юноши держались независимо, молчали в тряпочку, мы втроем уставились на них с глубоким подозрением. И не зря. Эльфы отступили друг от друга, растянули квадратный кусок черной ткани, что сначала замерцал, а затем породил довольно качественное изображение знакомой мне личности.

– Росгард, Росгард, Росгард – растянул губы в радостной улыбке Дорт Видеррр – Сам спрятался, а вот друзьям ники прикрыть забыл, да?

– Ты эльфов послал из-за их ушей! – догадался я – Они же длинные. Как антенны. Сигнал четче, да?

– Мы не длинные! Высокие! – не выдержал один из эльфов, сломав общую мрачную картину возмущенным писклявым голосом.

– Уши высокие? – удивился Бом и шагнув вперед, потянул к мерцающей тряпке – Дайте-ка. Я только погляжу. Интересная штука. Дорогая?

– Не трогай шелк предвестия!

– Это еще и шелк? – прорычал полуорк – Вещь! Чего ты так вцепился? Ручонки разожми. Я только подержу. Эй, высокий, ты тоже пальцы разожми! Боишься что ли? Здесь все свои. Чужих нет. Разожми. Ага-ага. И тот палец тоже. Вот так, вот так…

– Эй! – возмущенно крикнул Дорт, чье лицо странно искажалось на дрожащем шелке предвестия.

Бом еще раз шесть повторил слово «разожми» и добился своего – отжал кусок шелка у растерявшихся эльфов. Задумчиво осмотрел тряпку, встряхнул, согнул – лицо Дорта так и плясало, так и плясало.

– Отдайте шелк, пожалуйста! – попросил эльф с высокими ушами – Это же клановая вещь. Нам временно выдана. Для операции «Темное супер явление».

– Темное супер явление? – повторил я – Охо…

– Молчите! – заорал Видеррр.

– Ну вот он и явился! – прогудел Бом – Так за сколько купили телевизор? О, да он еще и складывается. Неплохо так складывается. Отлично даже складывается! Хоп!

Едва прозвучало слово «Хоп» шелк бесследно исчез. Голос темного джедая оборвался. Высокие юноши дернули в оторопи высокими ушами и разинув рты уставились на мощного полуорка, что заботливо отряхнул пыль с плеча одного из эльфов, а затем повернул ко мне:

– Ну что? Пошли, босс? Работы много.

– Верните – поднял голос до высоких нот эльф девяносто седьмого уровня.

– Верните! – поддержал его второй, опуская руки на рукояти двух кинжалов. Этот сто шестого уровня.

– Пойдем – кивнул я, хватая Дока за плечо и активируя свиток – Кровавая гать.

Телепортационные вспышки стали для меня такой повседневной и частой обыденностью, что я их больше и не замечал. Разум автоматически отсекал неинтересные больше спецэффекты. Штора задернулась, штора отдернулась – мы оказались в других декорациях. Бом прибыл секундой позже. Зеленая ручища стискивала рукоять черного топора. Другая держит стальной щит опущенный к земле. Полуорк полностью готов к любой неожиданности. Мы с Доком тоже не сплоховали, но по сравнению с Бомом похожи на праздных туристов случайно заглянувших в темный переулок.

Мы в тридцати шагах от сторожевого поста. Небольшая крепость с высокими каменными стенами, топорщащимися стальными и деревянными кольями. Этакий каменный еж свернувшийся клубком и отрастивший невысокую квадратную башню. Я невольно вздрогнул – вспомнил недавно увиденную башню стоящую на спине гигантского пня-пожирателя шествовавшего по Темному Краю.

– Кретины – проворчал с грустью Бом, делая широкий шаг – На такую подначку повелись. Молоток, босс. Умеешь вовремя подсказку фатальную кинуть.

– Угу – на всякий случай поддакнул я, оборачиваясь.

Обернулся и в полном ошеломлении сам дернул ушами – к нам бежали два высоких эльфа в черном. Два кинжала, две сабли, очень быстрый бег, длинные прыжки и невероятно серьезные грозные лица.

Я автоматически отправил приглашение вступить со мной в пати. Сокланы моментом отреагировали. С легким звоном над нами развернулось две ауры. Вокруг бегунов выросла двойная терновая пуща. С другой моей руки сорвалось три красные осы. После чего я прикрыл Дока и мы побежали вслед за мчащимся как спятивший бульдозер полуорком.

– Кретины – выдохнул я, повторяя слова Бома. Юноши настолько обалдели, что попросту рванули за нами, услышав словосочетание Кровавая Гать. Я же скрывать пункт назначения не собирался – мы сюда ненадолго, просто осмотреться и чуть пообщаться друг с другом. А тут вдруг драка наметилась. Исход схватки предрешен. Нас атаковали два воина ближнего боя. Увертливых, ловких, но хлипких. Против них боевой маг и танк поддерживаемые лекарем. Да еще как поддерживаемые – в руках Дока разрядился жезл, шарахнувший по туманному терновнику ветвистой молнией. Еще выстрел. И в колючие заросли вломился закованный в железо полуорк. Злое жужжание красных ос оповестило что цель ими найдена. Крики игроков же донесли до нас всех весть, что парочка незадачливых церемониальных гонцов наконец-то поняла в какой переплет угодила по собственной глупости. Но поздно…


На территорию сторожевого поста мы вошли через четыре минуты с небольшим. За нашими спинами с лязгом опустилась кованная решетка. Суровые стражи с копьями внимательно осмотрели нас и не нашли к чему придраться. Наши ники не покраснели – у нас война. Законная клановая война чужеземцев. Стражам плевать. Нам тем более. Мы даже не посмотрели на двух ушастых красавцев в черном исподнем стоящих у расположенной внутри поста платформе возрождения. А эльфам хватило гордости чтобы не канючить потерянные вещи – Бом собрал все. Подчистую. С довольным хрюканьем дикого вепря наткнувшегося на трюфельное место.

– И куда теперь, Рос? – спросил Док, застенчиво отворачиваясь от голых юношей. С таким видом невинным отвернулся, будто это не он пару минут назад поджаривал их молнией с криком: «Диарею вам в миндалины!». Ну да – трудно смотреть в лицо своим жертвам. Тут практика нужна. Даже мне отвернуться захотелось. Что я и сделал – с гордым видом и небрежными словами:

– На стену. Осмотримся и побалакаем.

– Если еще будут пожертвования в наш фонд – не стесняйтесь, приходите – с благодарностью улыбнулся Бом клыкастой усмешкой.

И снова голые эльфы промолчали. Бом удовлетворенно кивнул, бросил на меня взгляд. Я ответил понимающим кивком. Недавно столь говорливым и шустрым эльфам приказали сохранять гордое молчание и ждать. Стало быть, скоро сюда прибудет кавалерия. Что ж – внутри сторожевого поста нам бояться нечего. Стражи очень не любят разборки на своей территории. Главное успеть поговорить.

Быстро поднявшись на вершину защитной стены, я открыл рот и собрался начать объяснения. Но ненароком взглянул на окружающие нас виды и на минуту забыл зачем мы сюда явились. Местность была отпугивающей. Буквально. Уже ясно главное требование предъявленное разработчикам Кровавой Гати – сделать локацию такой страшной, чтобы одним своим видом она заставляла содрогаться и лишать всякого желания в нее входить. Болото Рэйвендарк, что показалось мне жуткой мрачной трясиной, не шло ни в какое сравнение с Кровавой Гатью.

Первое что я увидел – черную пузырящуюся воду, ковры гнилой бурой растительности, высокие кучи изломанной мертвой древесины, стелющийся у земли желто-серый мглистый туман. Пятна красной как крови глины то всплывали, то медленно уходили под ряску. Взгляд не мог найти ни одной тропинки, не мог отыскать ни одного возможного пути. И вроде бы все привычно – трясина и трясина, мало ли таких на просторах мира? Но что-то невидимое взору настораживало, заставляло нервничать, каждый миг ожидать чего-то страшного.

Легенда о Кровавой Гати тоже не радовала – давным-давно, когда появилась Северная Пустыня и понадобился срочно маршрут от Альгоры на север, подходящий для переброски войск, гигантских животных и тяжелых осадных машин, король повелел построить через трясину дорогу. Дабы войска не тратили силы на обход непролазных топей. Работа была поручена некому дворянину отличавшемуся не только техническими познаниями, но и безжалостностью. Легенда длинная, больше походящая на роман ужасов, но, если вкратце – работа была в срок завершена и первые отряды прошли через трясину. За ними тот же путь благополучно проделали остальные. В принципе с тех времен и по сию пору дорогой продолжают успешно пользоваться. Мелкие происшествия не в счет. Да, сотни погибших при прокладке дороги рабочих превратились в ужасную нежить. Да, дорога порой проваливалась неожиданно в трясину, унося с собой путников – но ведь потом поднималась же. Да, саму уникальную плавучую многослойную дорогу многие считали дремлющим живым существом, неким артефактом. Да, все знают, что руководитель работами так и не вернулся с Кровавой Гати, оставшись где-то на ее дне вместе с двумя верными помощниками. Так и сидят они где-то там в наглухо заколоченной карете – рабочие постарались, утопили «благодетеля». Даже кучера не пожалели. И порой на затянутой туманом дороге слышится глухой стук копыт, вспыхивают зеленоватые огни ламп, раздаются удары кнута, ржание и громкий злобный хохот….

Вот она дорога – начинается шагах в двадцати от форта. Достаточно широкая, чтобы могли разойтись слоны и разъехаться катапульты. Сверху каменные плиты. Под ними видны концы потемневших и обросших всякой гадостью досок. Еще ниже лежат бревна. А еще ниже – погибшие работники. Или там писалось что их убивали специально? Дабы восставшая нежить вечно держала дорогу на своих трещащих костяных плечах…

Тряхнув головой, я повернулся к друзьям и указав рукой на начало мокрой гати, тихо сказал:

– Где-то в Кровавой Гати лежит на дне гнилой трясины сын божий.

– П-ф-ф… – Док подавился глотком из фляжки, выпучился на меня изумленными глазами. Бом похлопал лекаря по спине, забрал флягу, отпил, успокаивающе прогудел:

– Не тот сын божий, не тот.

– А я уж было – просипел Док, утирая губы.

– Сын лежит – смущенно кашлянул я, поняв, что с нагнетанием обстановки мне может и удалось справиться, а вот пояснить как следует не удалось – Тальник там лежит. Единственный сын богини Ивавы. Нам надо его спасти.

– Вот это да! Та…! – ахнул Док в голос и схлопотал подзатыльник от полуорка.

– Чего орешь? Ты же клятву докторскую давал! Там ведь четко сказано – не навреди! А болтовня – вред!

– Это же клятва не навредить больному! И не навредить лечением!

– А кто у нас в клане здоровый? – вздохнул горько Бом и одним махом допил содержимое лекарской фляги – Одна надежда на рекрутов. Может хоть те полноценными окажутся? Хотя вот Храбр меня радует… но еще посмотрим, посмотрим. Ты продолжай, босс. Чую я гостей скорых.

– Спасибо – буркнул я, благодаря сразу за все – Свитками отсюда уйдем. Я вот сейчас вам все поясню, затем вам же делегирую, после чего умою руки и буду ждать результата.

– Прямо Неспами запахло – Док хорошенько принюхался. И сразу сморщилось – от трясины несло ужасной вонью. Запах казался живым зловонным существом, которое хотелось сжечь заживо из огнемета.

– Мы теперь клан – развел я руками – Вот факты. Тальник где-то в Кровавой Гати. У нас есть способ его отыскать. Лежит Тальник на глубине около двадцати метров в зыбучей ловушке. Он накрыт толстым одеялом черного ила. Факты кончились. Теперь предположения – Тальник где-то у самой дороги. Или под ней.

– С чего так решил?

– Не знаю – признался я – Догадка навскидку. Просто на кой черт ему лазать по зловонному болоту? И в голову так и лезет картинка – идет он себе прикинувшись простым путником по дороге, песенку напевает, туман посохом раздвигает. Тут – бац! И его накрыло!

– Чем?

– Понятия не имею. Волной, магией, дорогой, усталостью, жизнью. Или его накрыло мамашкиной хворью.

– Это какой же? – удивился Док.

– Ивава любит сладко поспать – за меня ответил Бом – Это вариант. Логичный причем. Кому-то же должна была передаться мамкина главная характеристика. Если на Тальника напала сонливость, и он заснул на дороге – его могло утянуть на дно. Согласен с выводом что скорей всего он у дороги – Ивовы Сестры не любят болот и грязной воды. Им давай водицу сладкую озерную и проточную. Так что Тальнику тут так же неуютно, как и нам и просто прогуливаться он здесь вряд ли бы стал. Мудро мыслишь, босс.

– Я просто так ляпнул – развел я руками – Теперь задачи. Первое – каким составом? Что за отряд? Численность? Второе – когда доберемся до места, как нырнуть? Двадцать метров ко дну болота – не шутка. Третье – как поднять? И в каком виде он там лежит? Розовощекий сладко посапывающий парнишка?

– Скорее здоровенное дерево – возразил Бом.

– Угу. Огромное сучковатое бревно.

– Которое фиг поднимешь – добавил Док – Задачка…

– Вот и займитесь – подытожил я – Док, узнай все что можешь про Ивовых Сестер, Тальника и саму Иваву. Вдруг Тальника так просто не поднять и придется его будить? А если его не разбудить без какого-нибудь хитрого ритуала? Надо найти способ.

– Ну, если Иваву грохнуть – Тальник живо проснется – развел лапищами Бом – Как от электроразряда. Бодренько так вскочит.

– Бом!

– А что? Как крайний вариант. Хотя Иваву так охраняют, что хрен пробьешься. О! А если опустить в трясину электроды и хорошенько долбануть молниями? Почешем ему пятки…

– А потом он вылезет и устроит нам веселье.

– Я поищу – кивнул Док – В библиотеке засяду.

– Засядь в нашей библиотеке – попросил я – В клановом холле. Возьми у Бома пару тысяч золотом, накупи разных книг.

– А чего пару тысяч, босс? Может еще пару миллионов? Хотя… – вздохнул Бом – Книги это святое. На книги можно потратиться и нужно потратиться, причем не раздумывая и всегда брать лучший из имеющихся вариантов и желательно с роскошными иллюстрациями.

В повисшей изумленной тишине полуорк скромно добавил:

– Так в семье у нас говорят. Ладно, будут тебе деньги. Но с отчетом! И не вздумай покупать так, будто ты король! Торгуйся!

– Буду – пообещал Док, и «ишак» переключился на меня:

– Тут малым числом не возьмешься. И подлянок ожидать следует ого-го каких! Легкий вариант – слить инфу мощному и влюбленному в Иваву клану, отдать им артефакт, и они всю Кровавую Гать перероют и Тальника найдут – ты уж поверь. Но мы останемся не при делах.

– Не пойдет – отказался я – Все почести должны достаться нам! Если мы спасем ее сына – Ивава оценит.

– О да… тебе еще дочь поднимать и союзников ей мощных искать.

– Именно – кивнул я – Расположенная к нам мощная светлая богиня – чем не вариант?

– А Снесса?

– И она тоже. Но вчера ударили по храмам ее темного братца близнеца. И боюсь ей теперь будет не до нас – и собственную жизнь спасать надо и брату как-то помогать. Опять же – лишняя карта в колоде не помешает. А Ивава тянет на туза.

– Да, Рос, ты уже другой совсем – фыркнул Док – Аура ЧБ изуродовала тебя.

– За дочь переживаю. И сильно.

– И правильно.

– Роску в беду не дадим – заверил меня Бом и взглянув на трясину, пообещал – Я прикину все варианты. Совместное мероприятие на равных с другим кланом тоже отметать?

– Оставь как самый крайний вариант.

– Ок. Что-нибудь еще?

– Да. Рекруты. Будьте так любезны, добрые сокланы и верные друзья, через пару часиков предоставить по паре рекрутов каждый. Ищите по своему профилю. Док ищет лекарей. А Бом воинов ближнего боя. Я поищу в своем поле. Храбр тоже должен доставить нескольких. Рекрутам на второй этаж ни шага! Пока их не проверим. А то дождемся беды.

– Засланцев ждать надо – кивнул полуорк – Волной попрут гаденыши! А потом и мы таких же упырей плодить станем и в чужие кланы засылать. Не мы такие – жизнь такая! О! А вон и упыри нарисовались!

Дружно повернувшись, мы взглянули во двор форпоста. Оттуда на нас смотрело не меньше двух десятков игроков. Толпа в черном.

– Господи – жалостливо воскликнул Бом – Все в трауре… никак лидер ваш подох и решили в болоте его похоронить? Правильно мыслите! Правильно! Не забудьте груз ему к ножкам примотать потяжелее – а то такие как он ведь не тонут.

– Бом! – рыкнул я, выискивая взглядом Дорта и не находя.

– А чего? Все по законам жанра! О… вот оно…

Внимание!

Враг рядом! Персонаж: Dort Viderrr!


«Оно» вошло через тот же проход что и мы. Телепортация выбрасывала рядом со сторожевым форпостом и это мешало эффектному появлению. Но Дорт постарался сделать все от него зависящее, чтобы предстать в наиболее мрачном и грозном виде. Глядя на него, можно было подумать, что идет кастинг на роль культового злодея Дарта Вейдера в очередной космической саги.

Черный плащ волочится по земле. Черные штаны и обувь выглядят обычно, но через секунду замечаешь необычное искристое мерцание материи, обращаешь внимание на угольно-черные стальные шипастые наколенники, стальные сапоги, широкий стальной пояс с большой бляхой. Шелковую черную рубаху пересекают стальные «ребра», почти незаметные, исполняющие роль дополнительной защиты. Они же поддерживают прикрытые плащом массивные наплечники. Налокотники и стальные перчатки почти незаметны на этом фоне. Один меч на поясе, рукоять другого торчит за левым плечом.

Большая часть деталей вылетает из головы при виде того самого шлема, но с вырезанной нижней частью, открывающей рот. Блестящий черный материал шлема и необычная его форма сразу приковывали к Дорту всеобщее внимание.

Поэтому не каждый мог заметить отсутствие сумки или заплечного мешка. А это говорило о многом – в играх каждый носит с собой мешок, ведь это объем инвентаря, объем возможной добычи, запас зелий. Но плащ Дорта свободно свисал с плеч и нигде не топорщился. Он шагал налегке. Ну да – ведь его кумир темный джедай переноской связок крысиных шкур или десятков килограмм лягушачьей слизи не занимался. Значит и сам Дорт не будет. Потому его фигура избавилась от «горба» присущего подавляющему большинству игроков. Но рюкзак или его подобие все же наверняка имелись. Просто хорошо скрыты или сделаны частью костюма – есть такие. Я сам видел, как однажды Баронесса достала из черной куртки полсотни зелий и раздала сокланам. Они бы не поместились у нее за пазухой. Даже с учетом некоторых особенностей ее реальной фигуры.

Дорт больше не выглядел неумелым комиком. Шагал широко, плечи расправлены, голова поднята, на ходу бросает короткие фразу клубящемуся рядом облаку подчиненных. И его слушают. К нам шагал не опереточный паяц, а действительный глава клана занимающийся делом. И мало ли кого он сделал для себя кумиром – почему не темный джедай, личность широко известная и могущественная? Хороший образец для подражания.

Уровень Дорта – сто восемьдесят первый. И я не вижу Папоротника – его вечную спутницу эльфийку лучницу. Они окончательно разошлись?

Что самое примечательно – его ник мирно-зеленый. Снабжен короной клана. Агр-клана, насколько я понимаю. Но сейчас нет и намека на красноту. Каким-то образом разбойник очистился от грехов. Не иначе в пустыне отлеживался? Или добрые дела пачками совершал. Ну или же сейчас работает какой-то мощный артефакт скрытый в его одежде. Такой мощный, что даже стражи ничего не углядели.

– Шелк и сталь – пробормотал я друзьям, хорошенько рассмотрев приближающегося Дорта.

– Женский выбор – ответил Бом – Такие в постели кинжал в горло норовят воткнуть, едва ты заснешь после бурной ночи. Берегись, босс. Даже и не думай!

– Обалдел?

– Предлагаю дождаться, когда он подойдет вплотную и портануться – донес Док свое мнение до всеобщего внимания.

– А ты жестокий – фыркнул Бом, хлопнув Дока по плечу – Уважаю, любитель шаловливых демониц! Умеешь обиду нанести. Он так долго и важно к нам шагает, мысли в голове ворочает, брови хмурит, язык разминает, сяжки расправляет, яйцеклад полирует. Готовится поразить и ошеломить. А тут хлоп и мы улетучились с хохотом глумливым. И последними растаяли в воздухе три гордо оттопыренных средних пальца… мысль хорошая! Поддерживаю!

– Нет – отмел я предложение – Поговорим. Меня достал этот репей. Надоело сталкиваться с ним в самых неожиданных местах и выслушивать бред зациклившегося на мести пацана. Поэтому у меня к нему свое предложение. А потом уже гордо оттопырим средние пальцы. Если придется. А как это вообще можно сделать гордо?

– Смотри, босс! – оживился Бом – Руку поднимаешь будто хочешь ухо почесать, по ходу дела небрежно так сжимаешь кулак, опускаешь руку почти не сгибая в локте, в последние секунды неспешно оттопыриваешь средний палец и подносишь упырю в область носа. Одновременно выпячиваешь презрительно нижнюю губу, смотришь на средний палец, находишь на нем пылинку или козявку, после чего большим пальцем той же руки стряхиваешь ее на нос упыря и говоришь: «Только не потеряй. Она лучшее в тебе…».

– О-о-о… – с большим уважением протянули мы с Доком.

– Росгард. Старый недруг.

– Привет – я взглянул на Дорта остановившегося в десяти шагах.

Его свита поднялась на стену, но осталась у лестницы. Приглашение очевидно. Кивнув друзьям, я прошел вперед на несколько шагов, предусмотрительно при этом держась у внутренней ее части – уверен, что Дорт сильнее меня физически. Он воин. А я маг. И не хотелось бы оказаться пойманным в его шелковые объятия и оказаться летящим вниз со стены и прямо в трясину. Испачкаться не страшно – но за форпостом правила стражи о сохранении мира не действуют. Дорт уловил мой маневр и широко улыбнулся. С насмешкой и с пониманием. Чуть сместился, чтобы оказаться напротив меня. Так мы и застыли, внимательно оглядывая друг друга.

Я нарушил тишину первым:

– Пусть это будет последняя драка по личным мотивам. Ты во главе клана. Я во главе клана. Используем все наши ресурсы, схлестнемся, затем разойдемся, выясним кто победил, после чего никаких больше личных вендетт. Если опять сойдемся на узкой клановой дорожке – пусть это будет только бизнес и ничего больше.

– Согласен – ответил Дорт после короткой паузы – Разберемся. Войну каждый ведет по своим правилам. Никаких ограничений.

– Согласен – иного я и ни ожидал.

Уверен, что Темнейшая Сила постарается раскатать наш клановый холл. А я постараюсь отплатить им сторицей. Осталось собрать информацию о них – этим и займусь в числе прочих дел, которые делегировать некому.

– Воюем, выплескиваем эмоции, затем прекращаем вендетту и занимаемся клановыми делами. Договор?

Я первым протянул руку.

– Договор – ответил Дорт и стальная перчатка сжала мою ладонь.

Разжав рукопожатие, он повернулся и картинно взмахнув полой плаща, зашагал прочь.

– Дорт – остановил я его – Подумай вот о чем – мы кланы молодые. Нас каждый сожрать норовит. Как бы наша нынешняя война не закончилась, в будущем, если я узнаю, что кто-то точит на вас зубы – я предупрежу. В ответ надеюсь на такую же любезность. И не думай, что те седые акулы с кем ты дружишь будут вечно относиться тебе как к другу, а не к пище.

– Поверь – я знаю – неожиданно серьезно ответил Дорт – Я в Великий Поход не ходил. Мы тут остались. Всякого насмотрелись. Многое пережили. Я услышал и запомнил. Когда мы встретимся в следующий раз – я воткну меч тебе в сердце и сброшу в пропасть.

– Красиво сказано – кивнул я, глядя как он спрыгивает со стены во двор. К нему подошли частично одетые эльфы – убитые и обобранные нами – что-то сказали. Дорт резко отмахнулся, произнес пару слов, и эльфы виновато потупились. Ну-да. Тут и слышать не надо, чтобы понять – они спросили про свою экипировку, а Дорт заявил, что не собирается ее выпрашивать, к тому же олухи сами виноваты в своих бедах. Да, темный джедай определенно изменился.

Дождавшись, когда они исчезнут вспышками телепорта, я повернулся к подошедшим друзьям и тихо сказал:

– Он сказал, что проткнет мне грудь и сбросит меня в пропасть.

– Ну это мы еще посмотрим, босс, кто кому печенку вынет. Но в численности у них перевес. Нужно и нам армию собирать.

– Соберем. Но я не об этом сейчас – он ведь меня уже так убивал. На утесе Рока. Проткнул мечом и сбросил в пропасть. Но не добил – нас метеором накрыло. Видимо его так зацепило это, что он решил повторить.

– Будем держаться в низинах? – предположил Док.

– Да нет. Я не о том. Он напомнил мне о словах Грима Безумного, рассказавшего мне о своем тайнике. Небольшая захоронка с парой полезных вещей и кучкой барахла. И вроде бы добраться до тайника не так и сложно. Заглянем пока не разбежались? Черт! Опять планы рушим! Но постараемся в темпе.

– Шутишь?! – рявкнул Бом – Тайник того мужика звероватого что чуть не раскатал нас в Карстовых Пещерах? Пошли!

– Заглянем! – воодушевился и Док, ласково поглаживая вылезшую из рукава змейку – Бом, а твой пет где?

– Крею помогает на Зар’грааде – ответил полуорк – Я ведь сюда по торговым делам больше.

– Мой там же – вздохнул я, вспомнив о Тиране.

– Сперва осмотримся. Может и не понадобится поддержка.

– Верно. Далеко топать?

– Скорее лететь и в темпе. Нам в деревушку Крепкий Киль. А оттуда в Пустоши Кохгвальда. Тайник у их начала. Если со свитками и верхом – за час обернемся.

– Помчали – рыкнул Бом – Кто знает, что у него там спрятано? Вдруг что-то жутко ценное. Сразу на аукцион и выставим.

– Может пара особых лекарских заклинаний – замечтался лекарь.

– Доберемся и увидим – подытожил я, активируя свиток телепортации.

Налетевший смерч подхватил нас и унес далеко на северо-запад.

Глава четвертая

Мусор. Первые рекруты. Пустоши Кохгвальда. Тайник Грима Безумного

Деревушка Крепкий Киль являла собой красочный пример того, что случается, когда закрываются верфи Древних и уходят прочь сотни корабелов. Сама мрачная верфь, больше похожая на огромную крепость заброшенную в незапамятные времена, находилась в стороне от прибрежной деревни. И все пространство между деревней и верфями, вокруг них, далеко в стороны от них, было спешно и небрежно застроено. Чем-то напоминало фильмы про эру золотой лихорадки – когда в захолустном местечке находят богатую золотую жилу и сюда сразу же бросается множество авантюристов в жажде быстрой наживы. Они строят косые хибары, ставят палатки, роют землянки. Им плевать на быт, на красоту жилищ. Все свое время они проводят в земле, роясь как кроты, в надежде увидеть тусклый блеск заветного золотого самородка.

Здесь было не золото – а штука куда получше бренного металла. Здесь строились корабли способные выдержать Великий Поход. Десятки и сотни рабочих и охранников прибывали сюда со всех уголков мира. Селились в бараках, шатрах, сараях, появившихся здесь за неделю. А едва верфи закрылись, в один день отсюда ушли все пришлые, забрав только нужное и бросив остальное. Мир Вальдиры редко терпит изменения на своем лике. И по возможности старается избавиться от малейших следов чужого вмешательства. На следующий же день после всеобщего покидания этой местности, постройки начали разрушаться и процесс шел все быстрее. Провалились крыши. Завалились стены. Сгнили палатки. Рассыпались шалаши.

Сейчас, к моменту нашего прибытия, местность вокруг деревни еще сохранила следы былого. Торчали из земли бревна и отесанные камни, зияли оплывшие дыры в земле, вились по земле петли тросов. Пустые бутылки встречались на каждом шагу. Как и горшки. Такое впечатление, что кто-то свыше приказал игровому миру не торопиться с проглатыванием мусора – пусть посмотрят прохожие, во что превратили девственную природу пришлые люди.

К сожалению, происходящее больше всего касалось не прохожего люда, а местного, исконно тут живущего – рыбаков. И они отнюдь не обрадовались широченному мусорному кольцу образовавшемуся вокруг их деревни. Сюда еще не добралась мировая война, но заглянули грабители, однако были отброшены кланом, покровительствующим местным землям. Местные жители благосклонно относились к клану-покровителю, но больше не привечали остальных чужаков – видать насмотрелись на различные безобразия.

Нам пришлось пройти через мусорное кольцо и здесь мы показали себя с самой хорошей стороны – заявившись в деревню, мы притащили с собой огромную волокушу нагруженную сгораемым мусором, а наши заплечные мешки чуть не разрывались от стеклотары. Весь мусор отправился в бушующее на околице пламя, а бутылки мы отдали одному из местных, который в несколько ходок оттащил их к большущему стеклянному холму – метра в четыре высотой, сложенный исключительно из бутылок. Все логично – сюда тоннами завозилось пиво, вино, брага, ром, бренди и прочие горячительные напитки. Деревня обзавелась сомнительным украшением. Назидание? Вряд ли. Это все же игровой мир. Я к примеру особо не переживал.

Но доброе деяние чуть наладило наши отношения и посему нас не только не подняли на вилы, но еще и согласились по приемлемой цене продать нам шестерых крепких выносливых лошадок и крепкий фургон с парусиновым тентом. Цена хоть и была приемлемой по моему мнению, совершено не устроила Бома и полуорк принялся так ожесточенно торговаться, что у дюжего старосты волосы дыбом. Они друг-дружку едва за грудки не взяли, но, к моему удивлению, вскоре сошлись в цене, пожали уважительно руки, похлопали по плечам и разошлись. Деньги сменили хозяев. Если мы вернем купленное в том же виде что и взяли – лошадей и фургон выкупят обратно почти по той же цене. Справедливо. Но Бом меня заверил, что он постарается сделать так, чтобы нам еще и сверху приплатили – за то что прогуливали лошадей и разрабатывали фургонные оси.

В этот момент прибыл Храбр, прознавший про намечающийся вояж и сразу попросившийся к нам. Что мне понравилось – он не пытался бросать намеки, не заходил издалека, не жаловался на сидение в четырех стенах и скучные алхимические будни. Светлушка напрямую заявил – задолбался, нужна разминка, желательно с мордобоем, причем почти неважно кто кому набьет, посему возьмите меня в вояж по пустошам, заодно приглядимся в деле к рекруту и другу рекрута. Тут уже я сделал охотничью стойку и вскоре Храбр прибыл в компании с двумя игроками.

Велемир Разящий. Воин танк, копейщик, человек, с длинной рыжей бородой до пупа. Девяносто шестой уровень. Наш первый рекрут. По душевному призванию и профессии – алхимик, причем узкой специализации – яд и кислота. Парень улыбчивый, спокойный, Храбр его знает достаточно долго.

Бермукуда Тайный. Друг рекрута. Нечто непонятное. Вооружен двуручным мечом, но при этом заявил, что владеет боевой магией ветра и в доказательство породил внушительных размеров смерч, что едва не разметал стог. Вихрь заставлял врага закрутиться, утаскивал его прочь или на худой конец держал его на месте. Некий аналог моего магического терновника. У Бермукуды третий ранг. Уровень персонажа восемьдесят восьмой. Странный игровой ник оказался попыткой сочетать такие слова как «бермуды» и «барракуда». Типа Тайная Бермудская Барракуда. Намек и на знаменитый Бермудский Треугольник и на хищную опасную рыбу и на некую тайну. Одним словом – снова нечто непонятное. На прямой вопрос от Бома о распределении баллов характеристик, был получен ответ «в каждую понемногу». И снова – нечто непонятное. Бермукуда побывал с Велемиром в шести вылазках, погибнув по разу в четырех из них.

Компанией из шести авантюристов мы примкнули к небольшому конно-грузовому отряду уходящему в пустоши Кохгвальда. Отряд шел резать пласты мха и лишайника, коими славились пустоши. Учитывая скучность их занятия, из двадцати резчиков лишь один был игроком, что сразу привлекало к нему наше удивленное внимание.

Диоген Мудроумный. Не каждый игрок выберет себе подобное имя. И такой внешний облик – еще одно изгаление над эльфийской стандартной внешностью. Диоген являлся эльфом среднего роста, с отчетливым пивным брюшком, вторым подбородком, необычно маленькими глазами и нечесаными прядями сероватых волос достигающих поясницы. И одет не по-эльфийски – уж не знаю откуда он достал эту подпоясанную соломенным жгутом дерюгу. Да и в лаптях я раньше эльфов не видал. Соломенная же шляпа прикрывает голову и кончики предательски заостренных ушей. Будь я подозрительным параноиком везде ищущим двойной или тройной смысл, что в свою очередь скрывает мутный подтекст, за которым уже расположено истинное намерение окутанное ореолом личных пристрастий, мечтаний и загадочных фобий, я бы сказал, что Диогену требовалось быть эльфом, но при этом эльфом он быть не желал. Посему он принял неизбежную расу, но постарался сделать все, чтобы походить на обычную неумытую деревенщину средневековья. Рваный рюкзак за плечом, в руках длинный старый посох, на поясе болтается фляга из тыквы. Шагает ходко, держится рядом с возком, на котором восседает седой предводитель отряда, ведет тихую, но явно увлеченную беседу, о чем-то даже спорит. На нас ноль внимания. Дороги держится так уверено, что почти наверняка он здесь уже не первый раз. Уровень ровно сотый.

Проехав чуть больше мили, я понял, что Диоген прочно засел в моем черепе – словно его реальный прототип в бочке или рак отшельник в чужой раковины. И выгнать оттуда нечесанного грязного эльфа я никак не могу.

– Док – не выдержал я и окликнул мирно сидящего на облучке фургона друга – Будь добр, заведи знакомство с Диогеном Мудроумным. Я сам его скорее напрягу, Бом запросто испугает, Храбр устал от склянок, новых знакомых о таком просить рановато. Так что остаешься только ты.

Поглядев на грязную спину Диогена, Док заинтересованно поскреб щеку, убрал книгу в мешок и спрыгнул на землю. Мы с Бомом остались вдвоем. Храбр занимался потенциальными рекрутами, ведя с ними беседу и отвечая на вопросы. До нас долетали обрывки громкого разговора.

– Увидел в нем что-то? – удивленно спросил Бом, покачивающийся в седле могучего черного жеребца, радовавшего пусть не восточной статью, но прекрасной выносливостью.

– В Диогене-то?

– Угу.

– Кое-что увидел. Странноватый он – развел я руками.

– И все?

– И все. Но я то же самое подумал про Орбита при нашей первой встрече. Лысый долговязый тощий чудак загребающий босыми ногами пыль, тянущий слова, кажущийся заторможенным.

– И не говори.

– А вспомни золотого рыцаря на золотом драконе.

– Тьфу!

– Вот-вот. Вроде весь такой красивый, смелый, умный и удачливый. А на деле оказался какой-то дешевкой.

– Человек как книга – кивнул полуорк – Все верно, босс. Порой возьмешь в руки книгу, смотришь на суперобложку и аж дыхание в зобу спирает – такой у нее крутой и невероятно многообещающий внешний вид. Откроешь с замиранием сердца книгу, пролистаешь десяток страниц… да и поставишь томик обратно на полку. Потому что под суперобложкой спрятали невообразимую каку. Вот и человек так же. Золотой мальчик Флориан – податливое гуано под суперобложкой. Орбит… обложка потрепанная, а вот прочесть такую книгу не каждый сможет, но попытаться стоит.

– Да и ты непростой полуорк – фыркнул я – Ой непростой. Я до сих пор не знаю почему ты с нами возишься. Помимо приключений. С твоим характером и умениями давно бы уже стал мега преуспевающим торговцем, заслуженным членом мощного и старого клана. И уж точно я не поверю, что зеленая шкура полуорка Бома – твое первое воплощение в Вальдире. Ты куда опытней меня. А порой мне кажется, что ты куда опытней и Киреи Защитницы. А ведь она настоящий ветеран. Надеюсь, когда-нибудь, сядем с тобой за кружкой пива и поболтаем о далеком прошлом.

– Все может быть – пожал Бом широченными плечами – Ты кстати тоже, босс – не первый раз родился.

– До этого был лучником – кивнул я – Лучник-рейнджер Крашшот. Особых высот не достиг, игровую карьеру пришлось завершить вынужденно, когда в реале остался без работы и в обмен на неплохую сумму денег попросили пойти на перерождение и выполнить особое поручение. Ни в каких кланах ранее не состоял, агром не был, друзей не завел – предпочитал одиночество и как можно более жаркие по погоде локации. Тропические джунгли или пустыня – самое оно. Оказавшись в Яслях Альгоры зеленым новичком Росгардом принялся ждать навязанного компаньона. А она задерживалась. И пока шарахался по Яслям, вышел на след уникального древнего заклинания снятия магического покрова. Не успел опомниться от шока, как явился компаньон, мы вместе выиграли ясельный турнир, а затем сам Грим Безутешный по-королевски наградил меня наручами от доспехов Серебряная Легенда, что является легендарным сетом для воина вооруженного молотом. Так вот Ясли Альгоры подарили мне титул Великого Нави, задание по поиску сета СЛ и будущую жену. Как я надеюсь тихонько.

– Кирея Защитница…

– Верно.

– Альбатросы.

– Верно.

– Стало быть и задание в Яслях тоже они давали. И ради этого задания и Кирее пришлось пойти на перерождение.

– Угу. Ну, для меня оно того стоило. Надеюсь и для нее тоже.

– А что за задание в Яслях? Если не секрет.

– Секрет. Но я собираюсь избавиться от секретности сегодня же – как только окажусь в реале. Побеседую с заказчиком, расторгну договоренности. Все сроки давно миновали и на связь со мной никто не выходит.

– Великий Поход? – снова проявил мудрость полуорк.

– Угу. У всех смешались карты, когда появился дедлайн с отправкой к Зар’грааду. Мне очень сильно хочется наложить лапу на добычу связанную с заданиями Альбатросов. Поэтому после беседы с бывшим работодателем, я все расскажу и вместе подумаем, что делать дальше.

– Договорились, босс.

– Ну а ты, загадочная зеленая птичка? Ты с чего пошел на перерождение? Замучила жизнь красным?

– Агром не был.

– А что тогда? Если не секрет.

– Дело семейное. И мрачное, если не сказать горестное – Бом дернул щекой – Я побеседую кое с кем. И если получится – потом расскажу тебе одну историю. Пойдет?

– Договорились, казначей – улыбнулся я.

– Док вон идет. И Диогена ведет.

– Прямо стихи. Пообщаемся с мудрецом древности.

– Ты на имена не ведись, босс. Честно скажу – если бы ты к своему нику прибавил что-то вроде «Смертоносный», «Решительный», «Мудрейший» или еще что подобное – хрен бы я пошел с тобой в Карстовое Гнездилище. Такие «именитые» чаще всего ведут пати прямиком к смерти. И сразу ясно что они о себе думают. И о других.

Док с Диогеном поравнялись до нас. Мы все синхронно кивнули, приветствуя друг друга. Прибывшие не остановились, двинувшись к Храбру, что позволило нам продолжить разговор.

– А цвета? Алый Барс. Черная Баронесса.

– Это еще ладно, хотя любой психоаналитик найдет к чему докопаться и какие каверзные вопросы задать. Хотя ты, босс, про цвет Баронессы думаешь. А следовало бы думать про титул.

– Баронесса?

– Ага. Она глава мощного клана, который развивает день ото дня. Сам знаешь о ее достижениях и о том, что лучше не позволять этой милой девушке сжимать твое самое сокровенное в ее стальной ладошке. Она глава. Она сидит на атласной подушке не самого низкого кланового трона Вальдиры. И к этому титулу шла с самого своего цифрового рождения. Даже ее ультра-редкий игровой класс на это прямо намекает. Она знала что будет не баронессой, а Черной Королевой.

– Фига себе глубоко ты копаешь, Бомыч – покачал я в изумлении головой.

– Да есть опыт почти вынужденного общения с титулованными личностями с самомнением такого размера, что куда там горным вершинам. Уж поверь – я знаю, о чем говорю. Добавь к чрезмерному нарциссизму раздутое величие и действительно большое умище… и получишь бесконечный жизненный кошмар по соседству все свои юные годы. Баронесса же наоборот блин делает – принижает себя. Намеренно. И одевается не по-королевски. Ты других глав видел?

– Ну я вроде скромно так – оглядел я свой наряд.

– Это пока. Потом и ты атласный золотистый плащик прикинешь поверх шелкового камзольчика и будешь часами размышлять над фасоном сапожек.

– Вряд ли.

– Баронесса же всегда в черном гуляет. Редко переодевается. И то в домашнее и неброское.

– Рабочая униформа под цвет игрового никак.

– Угу. Плюс что-то там с ее игровым классом. Но все равно. Как ни крути, а королем она считает кого-то другого, кого-то кто выше ее. Как мне кажется.

– Ну ты загнул – засмеялся я тихо – Чтобы Баронесса кого-то выше себя поставила? Да она на всех сверху-вниз смотрит…

– На Орбита смотрит как на равного – парировал Бом – А порой и снизу-вверх на него поглядывает.

– Папа – произнес я.

– Чего? Орбит папа? Не дай боже такому как он детей воспитывать! Представляешь, что из них получится после такого воспитания?

– Представляю. Если это будут девочка и мальчик, то в итоге получатся Черная Баронесса и Орбит Хрустилиано.

– Погоди…

– Я недавно видел их отца – пояснил я – Баронессы и Орбита. И я тебе так скажу – он психопат, как по мне. Причем порой буйный, непредсказуемый, жутко гениальный и упертый как бульдозер на атомной тяге. А еще он король. Настоящий Король. Если ЧБ в ком-то и видит короля – то в отце.

– То, что их отец непростой фрукт я знал – буркнул полуорк – Орбит пару раз упоминал про папашу и упоминал с уважением. Таким тоном он при мне говорил только про отца и про тебя.

– Серьезно?

– Угу. А чего ты с их отцом виделся то?

– Я пообещал доставить его в Аньгору, в запретный Город Мертвых – еще тише произнес я.

Едва сказал эти слова, как стал свидетелем того, как может невероятно измениться обычно невозмутимое или насмешливое лицо Бома. Я и подумать не мог, что его зеленое лицо может настолько исказиться от удивления.

– Аньгора?!

– Она самая. Чего орешь?

– Ты настоящая загадка, босс. Только думаешь узнал про твои планы хоть немного, а тут бац – и новый крутой поворот. Что дальше? Тантариалл? Войдем в божественный ад?

– Угу. Там у меня тоже есть пара дел – вздохнул я – А вот ты чего так возбудился?

– Мне тоже надо туда. В Аньгору и Тантариалл – ответил Бом четко и быстро – Юлить не стану. Если у тебя возникнут подвижки, если сможешь вызнать туда дорогу, если возьмешь с собой…

– Прекрати! – поднял я ладонь – Само собой возьму. И взамен мне ничего не надо. Мы уже сколько всего вместе пережили? Мне хоть и хочется узнать, чего ты забыл среди мертвых и в аду, но расспрашивать не стану. Я в одном уверен – в спину ты меня не ударишь и в беде поможешь. А большего от друга и соклана ждать и нельзя.

– Я расскажу. Чуть позже, хотя не обещаю. Я же говорю – дела семейные, мрачные и личные. Поэтому спрошу… уж извини, если не ответишь, то пойму. Тебе зачем в Тантариалл?

– Гравитала хочу освободить – признался я и снова получил возможность полюбоваться изумленно выпученными глазами.

– На кой черт тебе добрый божественный оборотень?

– Оборотень?!

– А кто он по-твоему? В волка превращался.

– В волка лесного. Доброго. Никому не вредящего и даже помогавшего.

– И по одной из легенд породившего оборотней. Случайно.

– Ась?!

– А ты не знал? В одной из битв мол серьезно ранила Гравитала какая-то демоническая тварь, отчего рубиновые капли его крови веером разлетелись во все стороны и попали на обычных воинов сражающихся вокруг бога. От силы божественной крови воины обратились в лютых зверей, что быстро порвали все живое вокруг и шустро разбежались кто куда, а затем принялись в полнолуние бедокурить и плодить себе подобных на просторах Вальдиры. И дабы позднее искупить вину невольную, Гравитал повелел всем жрецам храмов своих помогать тем, кто стал оборотнем, а дабы их приманивать, использовал какую-то особую магию.

– М-м-м-м…. – меня так скрючило, что Бом перепугано похлопал меня по спине.

– Босс, ты чего? Кто-то на кокон игровой плюнул что ли? Чего тебя скрючило?

– Вот это ирония… ой бедолага Грим… м-м-м-м…

– Грим… легенда классная. Читал я. Грим и Мирта. Славная боевая пара способная сокрушить все живое. А если неживое – расшевелить и сокрушить.

– Легенда то классная… романтичная и драматичная.

– Одного не пойму – чего Гравитал не исцелил Грима от оборотничества?

– М? Как это?!

– В смысле? Для того ведь оборотней к храмам Гравитала и приманивали незаметно – для прививок, так сказать. Кольнут в сраку хвостатую волосатую – и беги себе радостно нафиг отсюда, гаденыш обнаженный. Когда легенду читал, все в толк не мог взять, почему Грим так и остался оборотнем.

– Быть не может! Я другое ведь слышал… М-м-м-м… – меня снова скрючило.

– Да ты чего, Рос? Может кто с твоей тушкой почти бездыханной там в реале нехорошее что делает? Или хорошее…

– Типун тебе на язык зеленый. В обоих случаях!

– Языки у нас красно-черные, босс. Мы же полуорки. Славно поговорили, многое узнали, но далеко не все, да, босс?

– Это верно.

– Позже получше пообщаемся. Особенно насчет Серебряной Легенды. Это же сколько денег… сразу скажу – на сумму никакую не претендую, это твое личное, но сделаю все, чтобы мимо рта твоего серебряную ложку не обнесли. А то умельцев хватает, а ты у нас тот еще добряк.

– Спасибо.

– Диоген – представил наконец-то подошедший Док своего спутника.

Каждый раз удивляюсь, зачем эта процедура знакомства, если можно прочитать игровой ник висящий над головой незнакомца.

– Рад знакомству – улыбнулся я.

– Взаимно, добрый человек. Твой друг предложил мне вино и хлеб. Я благодарен до глубины души за сию щедрость. Он же даровал мне немного лекарств и бинтов, подарил небольшую книгу о страстной и обжигающей любви падшего ангела и юной невинной деревенской девушки. Он же предложил преодолеть часть пути в вашем фургоне. Благодарю от всей души – Диоген низко склонил голову и только поэтому не увидел, как широко я разинул рот от удивления, услышав сию речь.

Нам повстречался необычный игрок. Но все же повстречался далеко не в первый раз, поэтому в себя я пришел почти мгновенно, захлопнул рот, глянул на ухмыляющегося Бома и обреченно пожал плечами. Такова наша карма, как мне все чаще кажется. Мы буквально притягиваем к себе необычных личностей. А если они не притягиваются – мы их сами находим и чуть ли не заставляем к себе примкнуть. Я уже привык. Вряд ли что-то изменится в будущем.

– Вон и холмы рогатые – рыкнул полуорк, и моя голова разом очистилась от всех ненужных мыслей.

Рогатые холмы упомянул Грим в своем послесмертном послании, когда примерил на себя роль ангела и заговорил из горящего куста на вершине утеса Рока.

Словосочетание необычное, но стоило бросить один взгляд, и я убедился – холмы на самом деле рогатые. Три холма стояли неправильным треугольником, из вершины каждого выходило по два каменных «рога» – длинные острия вздымающиеся к небу.

– Усталые быки – дополнил Бом, сверившись с трепещущей на ветру картой, неведомым образом полученной им в рыбацкой деревне бесплатно.

Прищурившись, я чуть склонил голову, присмотрелся. И на самом деле увидел трех гигантских быков опустившихся на животы, чуть склонивших массивные головы и прикорнувших среди мшистых пустошей. Меткое название.

– А ведь прямо как по настоящим волшебным пустошам шагаем, Рос! – крикнул сзади Храбр, радостно улыбаясь во весь рот – Красотища!

И снова я согласился. Окружающая нас местность особо взгляд не радовала разноцветьем красок и фантастичностью пейзажей. И от этого становилась невероятно реалистичной. А звуки и запахи идеально дополняли картину – сырой грибной запах исходил от мха и лишайников, скрипели натужно колеса повозок и фургонов, тихо всхрапывали лошади, жужжали редкие насекомые, изредка лаяла небольшая собачонка увязавшаяся с отрядом. Даже прищуриваться и склонять голову не требуется – погружение полное, реалистичность стопроцентная. Мы шагаем не в цифровом, а в реальном мире, нас окружают не рвущиеся в приключения герои, а обычные мужики собирающиеся приступить к тяжелой, но нужной работе по нарезке пластов мха.

– Так бы шел и шел! – крикнул Храбру лекарь, оторвавшись от беседы с Диогеном.

– Скучновато, но для души в самый раз – добавил Велемир, наш первый официальный рекрут, воин-танк, с приставкой «Разящий» – из тех, что так не нравятся Бому.

– Хорошо идем – согласился я и широко улыбнулся седому предводителю отряда.

Тот не промолчал:

– Места здесь немного заунывные, этого не отнять, но от просторов душу прямо захватывает. Ни на какой лес пустошь нашу не променяю. Яблоки у нас и малина пусть не растут, зато такую морошку и клюкву еще поискать надо! А ведь места у нас не болотные, а морошка все одно растет! Славные у нас края!

– Славные – кивнул я – И слова не скажу поперек. Добрые здесь места для доброго люда.

– Верно говоришь! – одобрительно кашлянул седой и снова отвернулся. Короткая беседа завершилась. Сейчас, по всем игровым законам, мне следовало подъехать ближе, завести разговор о здешних краях, внимательно послушать мудрости и советы, поблагодарить. И проникнувшись расположением, старый и битый жизнью мужик, вполне бы мог дать нам парочку другую поручений. Но, к сожалению, нам с ними не по пути – правда к сожалению, я бы хотел задержаться в здешних землях подольше.

Еще одна причина по которой я торопился, помимо неотложных дел и заданий – клан Темнейшая Сила. Я не обманывался. Наша беседа с Дортом, вернее мои слова, оказались для него неожиданностью, и он невольно пошел у меня на поводу, даже обменялся рукопожатием. Но он с радостью убьет нас всех, как только представится возможность. И чем дольше мы путешествуем вместе с мирным отрядом – тем больше шансов, что о нашем местоположении прознает враг. И тем больше опасности мы представляем для резчиков мха. За деревню оставленную позади я не переживал – за селением приглядывает мирный производственный клан. Они сумеют постоять за себя и у молодого агр-клана нет ни шанса – разве что покровителей позовут. Но стоит ли ради крохотной нищей деревушки так напрягаться?

Разговор утих и следующие полчаса мы двигались в успокаивающей и убаюкивающей тишине, изредка нарушаемой лишь журавлями кричащими и танцующими в небе над нашими головами.

– Нам в эту сторону – кнутовищем один из возчиков указал на просторную площадку рядом с дорогой. Там высилось два дома – крепкие и темные бревенчатые дома, щели проложены желтым и красным мхом, островерхие крыши тоже выложены мхом, вокруг домов растет обычная густая трава, вполне подходящая для прокорма лошадей – Здесь пробудем несколько дней, а затем, благословясь, тронемся обратно к дому.

– Здесь разойдемся – кивнул я и указал рукой на узкую тропу ведущую к рогатым холмам, что за последнюю четверть часа – Наш путь лежит в ту сторону.

– Опасайтесь зверья. Особливо змей – ядовитее их еще пойди поищи. Смотрите куда ноги ставите. Если укусят – ищите большой желтый цветок. Он чаще всего на вершинах растет, солнышко любит. Но не перепутайте! Растет тут еще один цветок – желтый, но с синей середкой. Так вот он действие яда усилит в разы!

– Интересно – изрек Храбр, спешно доставший пухлый блокнот и начавший записывать. Чего он цифровым не пользуется? Хотя так интересней, конечно – водить пером по бумаге.

– Благодарю от всего сердца за предостережение – склонил я голову – Мы будем избегать змей.

– И славно! Мудрое решение. Неделю другую назад был здесь один грозный конный воин. Нам бед не принес, хотя из себя весь черный и страшный. Голос грохочет! Проклятьями сыплет! Но коня своего по прибытии обиходил так хорошо, что даже нам было чему у него поучиться. Так тот воин змей и цветы ядовитые нарочито выискивал! Вместе с ним дивчина прибыла – синеволосая, тощая, конопатая, остроухая, смешливая. Змей они наловили, цветов нарвали и убрались восвояси. Такие вот дела…

Мы с Храбром спросили одновременно, но о разном.

– А как цветы называются, добрый человек? – жадно спросил алхимик.

– Как имена того воина и его спутницы? – с не меньшей жадностью и неприятным предчувствием, поинтересовался я.

– Желтый – ядоломкой кличут. А желто-синий – ядолюбом. Не попутайте если жизнь дорога! Как девицу синеволосую кличут не знаю, а воина она Фагниром все называла. Плохого про них сказать не могу. За все съеденное самими и лошадьми честно заплатили, вреда никому не причинив отбыли. Удачной дороги, путники!

– Удачной работы! – ответил я и наш фургон, шатая и громыхая колесами, свернул на каменистую тропу ведущую к рогатым холмам.

– Про цветы и змей наших в книге какой-то написали! – крикнул нам вслед щуплый мужичок с нечесаной бородой и в больших очках с хрустальными линзами. Вид у него был как у спившегося книголюба… не знаю почему я так решил.

– Спасибо! – криком ответил Храбр, делая еще одну пометку в блокноте.

Диоген, необычный игрок, остался с «местными». Не угадал я – думал, что он поедет с нами. Я вопросительно глянул на Дока и тот, неуклюже забираясь в фургон, пояснил:

– Они его три дня кормили и поили. Как он сказал. И он пообещал им отплатить доброй работой. Я ему сказал наш адрес, думаю, через пару дней можно ждать его в гости.

– Обещания надо держать – согласился я – Хороший знак.

– А толку с ентого мудреца? – громыхнул Бом – Чего он могет? На фургоне кататься?

– Поживем – увидим – хмыкнул я.

– От рогатых тех холмов путь лежит на север – процитировал полуорк рассказанные мной ему приметы тайника – Меж холмов тропа бежит до большого гребня.

– Угу. А вон змея – указал я подбородком. Растянувшись на камне, небольшая совсем змейка лениво грелась на солнышке, подставив ему черно-красные чешуйчатые бока. Уровень сотый. Ровно. Милое такое создание, могущее убить быстро и болезненно.

За змеей рос большой желто-синий цветок, покачивающийся на легком ветерке.

– Мне нужен этот цветок! – твердо заявил алхимик.

Змея лениво приподняла голову и глянула на наглеца блестящими бусинками холодных глаз.

– Ну… давайте пошлем за цветком рекрута – предложил Бом, почесав зеленый подбородок.

В следующее мгновение я обрадовался – оба парня синхронно шагнули вперед, выразив полную готовность выполнить приказ. Ни смешков, ни отнекиваний, никаких лишних слов и заверений. Просто шагнули раз, затем два, мы продолжали молчать и вскоре Велемир тянулся за цветком, его страховал Бермукуда, вытянувший вперед руку с горящим в ладони светло-синим огоньком.

Легкое движение и цветок оказался в руке Велемира. Уверен, что здешние цветы без хороших навыков травника не собрать. У Велемира получилось. Это уже говорит о многом. Неподвижная змея словно дожидалась именно этого момента и пружиной рванулась к горлу врага. Налетевший вихрь закрутил и отбросил аспида на метр назад. Немного, но прыжок сорвался, равно как и ядовитый укус.

– Поглядим – сказал Бом, спрыгивая с седла – Посмотрим.

– Я подстрахую – поспешил Док к месту схватки.

Трое против одной крохотной змеи. Звучит смешно. Но скорость гадины потрясающая. Я стою на удалении, но она передвигается с такой скоростью, что пару раз я терял змею из виду. Что уж говорить о тех, кто был к турбо-рептилии куда ближе меня. Велемир нанес семь ударов копьем и все семь прошли мимо цели. Бермукуда зря поднимал пыль вихрем. Через две секунды змея укусила первого бойца, еще через три – второго. Парни продолжили сражаться, позволив себе лишь пару ругательств. В дело вступил Док, накрыв бойцов аурами. И змея тотчас рванула к лекарю – управляющий ею ИИ мгновенно определил новую угрозу и ее тип, молниеносно оценил ситуацию и решил первым делом уничтожить Дока. На его пути встал Велемир, упавший на колено и перекрывший собой дорогу. Змея притормозила и тут ее настиг удар двуручным мечом. Удар страшный, но не смертельный – стоуровневого моба так просто не убить. А этот монстр еще и продвинутый в плане тактики.

– Бом – сказал я и полуорк бронированным маятником шатнулся вперед.

– Мы сами! – поспешно выкрикнул Велемир, выхватывая из поясной сумки зелье. Что-то на скорость, если я не ошибаюсь. Здоровье им «чинил» Док.

Тонкий огненный хлыст ударил по камню, где только что была змея. Еще одно заклинание Бермукуды. В одной руке огненный хлыст, другая на рукояти вонзенного в землю двуручного меч. Выглядит впечатляюще. Пафосно до колик. Действует хреново – змея с легкостью избежала удара и живой молнией ударила в противника, введя ему еще дозу яда. Док чертыхнулся и неуклюже отпрыгнул, чудом избежав укуса.

Вздохнув, я проверил «влиты» ли в руки «терновая пуща» и «три осы», после чего расслабленно опустил руки и принялся ждать, заодно прикидывая, где тут может быть локация возрождения. Если ближайшая в покинутой нами деревне Крепкий Киль, то дело плохо. На наших глазах трое игроков изображали сумасшедших кенгуру и дело шло к тройной смерти. Змея здоровьем не отличалась, но вот уворотливость и тактика у нее просто на божественном уровне. При равных уровнях с таким врагом сможет станцевать разве что тихушник. Другим придется бить массой или надеяться на собственную непрошибаемую живучесть. Еще вопрос подействует ли мой терновник. Зато мысли зашевелились, пытаясь нарисовать того, как я сам действовал бы в подобном бою. С моей то считай нулевой ловкостью…

– Святые угодники! – над нашими головами пролетел отброшенный Велемиром Док, размахивающий сразу двумя кнутами «оздоровительный ожог».

– Хрена себе рекруты пошли, да, босс? – заметил Бом – В начальство извращенными медиками швыряются. Ставим им минус в карту профпригодности.

– В стороны! – крикнул Храбр.

Велемир и Бермукуда шарахнулись друг от друга, свернувшаяся на камне змея замерла на миг, выбирая цель. И тут ей в голову прилетело взрывное зелье. С хлопком рванувшая бомба расцвела огненным цветком. Прочь рванула дымящаяся гадина, извивающаяся на мху и камне. Зашипевшее пламя начало утихать, бьющаяся змея оставляла на зеленом кольце черный ломаный след.

– Бейте! – велел алхимик и рекруты рванули в атаку. За ними побежал щелкающий кнутами лекарь, успевший выпить зелье здоровья и попользовать себя очищающей магией.

Прикрыв лицо ладонью, я старался не сорваться на гомерический хохот со скулящими подвывающими нотками. Рядом содрогался полуорк, бормочущий под нос:

– За эту запись они мне дорого заплатят в будущем. Ой до-о-орого…

– И вот просыпается зависть к Неспам… – какой уж раз за сегодня вздохнул я.

– Превзойдем. Слаженность нарабатывается, босс. В большинстве случаев. Если нет – значит вместе им не сражаться, разобьем, разбросаем конфликтных по другим группам и отрядам.

– Другим отрядам?

– Ну, в будущем еще отряды точно будут.

– Пора вытаскивать Киру с Зар’граада – окончательно решил я, хотя до этого оставалось смутное сомнение. Ведь с Кирой там находится Роска. Вернется Кира – вернется Роска. Лучше бы подождать, увеличить мощь клана, создать ядро защиты вокруг Роски. Но пока не вернется Кира – надежно слаженных боевых отрядов нам не видать. Получается замкнутый круг и придется его рвать.

– Военный лидер и тактик очень нужен – согласился Бом – А самому тактику нужен плац с кучей монстров. Где рекрутов тренировать?

– Думал об этом – ответил я – Как только разберемся с тайником Грима, я вернусь в Тишку. Наведаюсь к сластолюбивому мэру и намекну про свой интерес к той пустоши, что прямо за нашим особняком. Но перед этим ненадолго прыгну к гномьим Вратам и найму еще одну бригаду каменщиков, раз уж пошла такая пляска. Так что не удивляйся клановым чекам, ждущим твоего одобрения.

– Удивлюсь. И каждый лишний медяк тебе в укор поставлю, уж поверь. Но… поверь, Рос – это еще не траты – покачал головой полуорк – У меня есть где-то пара смет в старых бумагах. Я тебе их покажу, как только доберусь до места где они хранятся. Вот там уже ты удивишься, когда увидишь количество нулей.

– Ого…

– Деньги… деньги… деньги… ничто, нигде и никогда не меняется. Деньги подбрасывают мир как игрушку, роняют и подхватывают, сравнивают горы и осушают моря, ломают судьбы, начинают и заканчивают войны, повелевают героями и низвергают королей. Деньги – самые массовые убийцы в истории, которых мы всегда готовы радостно обнять и не хотим отпускать. А еще на них можно купить мороженое – развел руками Бом – О, забили змейку герои… пойду поздравлю отравленных клоунов. Заодно прочту короткую мораль и постараюсь никого не назвать недоумком – а то рекруты такие обидчивые…

Я безмолвно кивнул, пребывая в ошеломлении от удивительной тирады полуорка, которого всегда считал умным, но несколько приземленным и до зубовного хруста прагматичным. Нет, он таким и был – умным, приземленным, прагматичным. Но что-то новое в нем открылось – во всяком случае для меня. Интересная у нас поездка получается. Поучительная для всех.

* * *

Дальнейший наш путь протекал без столь длинных остановок. Задерживаться задерживались, просто чуть натягивали поводья, замедляя шаг лошадей и дожидаясь, когда чуть отставшие рекруты сразятся с очередной змеей или же Храбр соберет некоторые травы. В сборе активно помогал Велемир и Док – у лекаря, как оказалось, имелись некоторые навыки, которых хватило для сборы обычных трав. К слову, я и сам увидел на склонах холмов парочку тех трав, что мог легко собрать сам – еще тех трав, что росли в Яслях Альгоры. Как помнится, я о них узнал из потрепанной книги.

Следующей мыслью было осознание, что добравших до своих уровней, я так и не освоил какой-либо профессии. Я белоручка. Все что делаю – путешествую и шинкую живность. Нет, в этом нет ничего плохого, есть игроки специализирующиеся в работе охотника за головами, слава о них идет по всему миру. Они путешествуют и за деньги убивают особо зловредных и опасных тварей. Взбесившиеся медведи, алчные драконы, восставшая нежить – они берутся за любое дело и выполняют его с блеском. Но и для этой работы нужна особая подготовка и умения. Я же пока больше на катамаране катаюсь… А еще немного подпортил свой класс, став чертовым магом поддержки. Надеюсь, что получится исправить это недоразумение. Я похож сейчас на мощную военную машину, с которой в свое время сняли главный калибр, ради установки дополнительного топливного бака. Это себя оправдало, до цели мы добрались, но теперь почему-то никто не спешит убрать ставший ненужным бак и вернуть на место орудие.

От приметных холмов мы, двигаясь по все той же причудливо виляющей тропе, ехали в долине мхов. И чем дальше мы углублялись в нее, тем отчетливей прорисовывались на горизонте очертания мрачных руин. Полуразрушенные постройки притягивали к себе взгляд. Хотелось все бросить и рвануть туда – в руины. Ведь там наверняка найдется какое-то приключение!

Но вместо этого громыхающий фургон вкатился в длинный и темный овраг – следующая примета оставленная Гримом. Одна из последних. Овраг отличался от своих соседей вкраплениями пятен багрового лишайника, довольно сильно напоминающего разлитую кровь. В воздухе витал запал гниения и меда, ветер бросал нам в лица горсти сухого мха.

Когда фургон обогнул вставший посреди оврага большой валун напоминающий гневно уставленный в небеса указательный палец, мы остановились. Цель путешествия достигнута. Чуть поодаль виднелся еще один камень, похожий на сжатый кулак. Мы точно между ними и смотрим на стену из лишайника, обильно покрывающего землю и камень. Дикие цветы покачивались в мирном убаюкивающем ритме. Хотелось лечь на спину, закинуть руки за голову, уставиться в далекое небо и провести в дреме остаток дня.

– Никого не вижу! – крикнул поднявшийся на склон Бермукуда, оглядевший окружающую нас пустошь.

Я ударил огненным шаром. Магическое пламя с фырканьем врезалось в стену оврага и взорвалось. Почерневший мох вспыхнул, языки огня разбежались кто куда. Следующий шар ударил чуть левее. Грим сказал: «Между двух овражных валунов притаился мой тайник. В склоне скрыт под слоем мха, под лазурными цветами». Ошибиться было трудно – лазурные цветы росли только на одном склоне.

– Вижу! – обрадованно рявкнул бесстрашно шагнувший к самому огню Бом, из-под руки вглядываясь в пламя – Туши, босс.

Я сменил заклинания и ударил льдом. Ледяные копья не самый лучший огнетушитель, но другого у меня не было. Мне помог Бермукуда, проливший на склон коротенький магический дождик. Остальные изображали топающих носорогов. Совместными усилиями огонь удалось затушить, к небу взвился последний предательский дымок.

– Вот – указал полуорк, понявший по моему взгляду, что я никак не могу обнаружить хотя бы намек на местонахождение тайника.

«Намеком» оказалась здоровенная каменная глыба, что просто идеально сидела в склоне оврага. Как пробка в бутылке. Я с трудом разглядел тонкую линию, указывающую на «дверь».

– Сильным мужиком был Грим – уважительно заметил Док.

– Потом и мне расскажите! – попросил Храбр.

– Как бы его подцепить, а?! – Бом метался у глыбы, сдирая остатки почерневшего лишайника с камня, пытаясь вставить зеленые пальцы в узкую щель.

– Помогаем – скомандовал я, косясь на небо. Там, уже высоко-высоко над нами, медленно исчезало в воздухе облако дыма. Огонь без сомнения самое быстро средство для уничтожения растительных помех, но с побочными эффектами вроде дыма. Мы не видели никого поблизости, но это не означало что их нет.

Совместными усилиями полностью очистили глыбу от остатков обугленных растений и быстро обнаружили глубокую дыру, внутри коей лапища бесстрашного полуорка нашла сразу две интересные штуки – ядовитую змею, что тут же его укусила, и металлическое кольцо.

Очередную гадину мы быстро порешили, Док подлечил полуорка, к кольцу привязали веревку, которая, само собой, нашлась в мешке запасливого Бома. А затем, пыхтя и надрываясь, мы вытащили камень из гнезда. А ведь Грим проделывал это в одиночку. Док не ошибся – сильным он был мужиком. Хотя и спятившим.

Глядя в открывшееся отверстие, откуда пахло как от ночного кошмара стоматолога, я предложил:

– Шарахну огнешаром.

– Не надо! – ахнул Док, встав передо мной хлипким заборчиком с широко расставленными руками и умоляющим лицом – А вдруг там книги?

– Ну да – рыкнул Бом – Любил Грим почитать в пустошах.

– Как трофеи!

– Это может быть – согласился «ишак» – В любом случае стрелять во тьму не надо. Вдруг там отражалка стоит? Были уже случаи в разных подземельях, когда лучнику прилетала в хлебало собственная же стрела, а волшебника прижаривала вернувшаяся молния. Я пойду! Велемир, Бермукуда, по сторонам от меня и на полшага назад. Пахнет отвратно и знакомо – носками нежити. Кого-то тут Грим сожрал, но не целиком.

– Я за твоей спиной – ответил я, заняв позицию и приготовившись к бою. В правой руке «терновая пуща», в левой «огненный шар» – Вперед не прыгать! Первым делом я шарахну огнем, затем «пущей»!

– Принято, лидер! – ответил Велемир, Бермукуда, прошедший мимо, коротко кивнул, выставил перед собой двуручный меч.

Док и Храбр заняли рядом со мной туже позицию что и Велемир с Бермукудой рядом с Бомом. Если глянуть сверху, наше формирование выглядело двумя рядом стоящими лычками – погон младшего сержанта. Фургон и лошади остались во враге и кроме них нас никто не прикрывал. Из питомцев только крохотная змея Дока и лично меня это напрягало. Рекрутов обяжем завести питомцев. И своих надо возвращать. Хотя лично мне, похоже, хрен удастся вырвать из цепких рук дочурки любимого волка. Может попытаться подменить Тирана умильным мопсом, пока будущая богиня спит? Вдруг получится – главное, чтобы окрас шерсти совпадал…

– Босс? – гудящий голос полуорка эхом отразился от выставленного перед ним стального вороненого щита.

– Начинаем – выдохнул я, поводя плечами – Как в старые добрые времена. Док!

– Ауры легли. Реген и сила – отрапортовал Док.

– Добавил ауру выносливости – дополнил Храбр неожиданно для меня.

– Плечами со мной не смыкаться – прорычал Бом стоящим рядом парням – Оставляем промежутки для огня магов. Не отступать. Если Док нас не вытащит – значит не вытащит, сдохнем героями. Свет на мне. Нас не подсвечивать!

– Двинули! – велел я и, дождавшись, когда прикрывающая меня бронированная туша зеленого великана качнется вперед, шагнул следом. Коротким замахом Бом отправил вперед пылающий факел.

Кувыркнувшийся факел исторг светящееся облако искр при ударе о грубый каменной пол. В неровном свете показались истрепанные множеством дорог пыльные кожаные сапоги, сшитые на настоящего великана, если судить по монструозному размеру. В сапогах ничего не было – ни ног, ни свешивающихся на голенище носков или портянок. Просто стоящая обувка перед нами обувка и по ее размеру, кстати говоря, можно предположить, что она принадлежала Гриму Безумному. Вокруг рассыпаны отдельные пыльные кости.

– Шагаем даль… – начал я, но осекся и затих.

Один сапог едва заметно шевельнулся. Вздрогнувшее голенище замерло, но я, с великой настороженностью, продолжал выжидать.

– Ты чего, Рос? – удивился Док, но его прервал тихий возглас Бома:

– Тихо…

Сапог опять вздрогнул, голенище накренилось в нашу сторону, на нас взглянула показавшаяся из обуви милая мохнатая мордашка с огромными влажными глазами, занимающие процентов восемьдесят всей морды. Крохотный рот обрамлен длинными усищами, розовый носик испуганно втягивает воздух, за край голенища ухватились две тонюсенькие хилые лапки.

– Чу-чирла? – писклявым голоском осведомилась обжившая сапог большеглазая кроха.

– Какая милаха – расплылся растрогано Бермукуда и решительно заявил – Себе возьму!

– К бою! – заорал во всю глотку Бом и с ревом швырнул в неведомого зверька свой тяжеленный щит. Я никакой опасности не увидел, но положился на опыт матерого полуорка и подтвердил его крик:

– В бой! – одновременно ударив по сапогам боевой магией.

Через секунду там взорвалось взрывное зелье, следом пролетел заполненный зеленовато-синей кислотой шар, налетел магический вихрь Бермукуды, воины продвинулись вперед, и Бом нанес тяжелый удар, поддержанный остальными.

Оружие отлетело со звоном. Рассеявшийся дым показал щит Бома, выставленный теперь против нас. Над щитом медленно поднялся закопченный орочий клыкастый череп с разинутым ртом. Внутри черепа сидела милая большеглазая кроха, укоризненно на нас глядящаяся:

– Чирла-чирла-чирла! – рот черепа захлопнулся, закрыв существо частоколом клыков. Сквозь иссохшие костяные глазницы на нас взглянули сердитые живые глаза. Контраст удивительно мерзкий…

Пинок полуорка по собственному щиту заставил монстра отшатнулся, щит отошел в сторону, и воины столкнулись с огромным необычным скелетом. Орк с четырьмя руками, чей собственный скелет усилен дополнительными чужими костями, образующимися настоящий сплошной доспех. Ноги ниже колен скрыты в сапогах. На черепе верхняя половина другого черепа – кажется от какой-то гигантской хищной саблезубой кошки. Сто шестидесятый уровень монстра, красные буквы пляшут над нашими головами, обещая безжалостную битву. Название удивляет «Кукла Чу-чирлы».

– Щиты! – рявкнул я и ударил ледяным копьем. Тварь приняла копье грудью, во все стороны отлетели осколки костяного доспеха, но уровень жизни монстра не уменьшился. Вторая рука «игрушки» дернулась в замахе и в нас полетел уже виденный мною сине-зеленый шар с бурлящей кислотой. Послала в нас наш же снаряд!

В баскетбольном прыжке Храбр взметнулся вверх и умудрился поймать стеклянный шар, при этом не раздробив его, чем спас себя и нас от кислотного душа. Умение? Случайность?

– Хрен тебе! – выразился алхимик, бросая тот же шар снова, но на этот раз о пол перед четырехруким скелетом.

Монстр дернулся вниз, но поймать не успел. Из клыкастого рта огорченно донеслось:

– Чу-чирла…

– Н-на! – Бом метнул два камня и оба снаряда скелет поймал двумя свободными руками. Полуорк вцепился в свой щит и рванул на себя. Велемир с Бермукудой нанесли несколько ударов по трещащему костяному телу и через миг отлетели назад, словившие по пинку огромным сапогом и по камню, что разлетелись облачками песчаной пыли.

Казалось, Бом работал против нас, но я понимал – лучше пусть скелет в нас камнями швыряется, чем ударит чем-нибудь более убойным.

– Щит! – рявкнул я, перезалив заклинания – Забери! И всем вниз!

В диком усилии полуорк вырвал из мертвой хватки щит, прикрылся и тут же словил удар, отбросивший его к стене. А я ударил тремя «струнами» подряд, после чего накрыл скелет «терновой пущей». Монстр уже успел вооружиться странной дубиной слепленной из тех же пыльных костей, причем на ударной части дубины клацал челюстями еще один клыкастый орочий череп. В другой руке образовался костяной щит, третья и четвертая руки поднялись под потолок, ухватились за выступы и скелет двинулся на нас сквозь заросли терновника.

– Молоток, босс! – рявкнул Бом – Яд его подкосит! Храбр! Ядовитое что-нить!

– Это же нежить! – непонимающе крикнул Велемир – Яд-то и у меня есть, но…

– Это боевой робот. Но водитель то живой – пояснил сердито Бом – Под дубину не лезть!

Бой обещал быть серьезным и долгим. Изматывающе долгим. Но мы справимся. И благодаря битве станем еще чуть более слаженными. Я добавил еще терновника и… убрав к чертям боевую магию, использовал «три красные осы», едва услышал слов полуорка про живого водителя. Сейчас они заставят чу-чирлу пусть немножко, но попрыгать! Жужжащие насекомые исчезли в ядовитой туманной мути, Храбр замахнулся шаром с ядом, в такую же позу встал Велемир, выискивающий цель. И тут красные осы нашли цель… и вся костяная грозная махина обрушилась водопадом костей. До нас допрыгал опустевший клыкастый череп, клацнул последний раз челюстями и рассыпался в прах.

Мы застыли в полном ошеломлении, глядя как в небольшой пещере медленно оседает ядовитый туман и костяная пыль. Все получили опыт, являющийся доказательством того, что сражались не против внезапно исчезнувшего фантома.

– Ты его чем… – начал Док.

– Харизмой своей его босс ударил! Наотмашь! – оборвал его Бом, бросив на удивленного лекаря грозный взгляд. Тот понял и расспросы прекратил – Велемиру и Бермукуде пока что особого доверия нет, кое-какую информацию все нужно придерживать.

Но это чит.

Это стопроцентный адски-сильный и даже ядерный чит.

Я невольно наткнулся на невообразимый баг игры, когда ударил надежно защищенного внутри мобильных костяных доспехов чу-чирлу заклинанием красной осы. У магии второго ранга быть не может такого сильного воздействия. Укус осы убил зловредного зверька моментально, за долю секунды.

Так вот пришедшая на Старый Континент чужеземная магия показала себя во всей ужасающей смертоносности…

– Идем дальше! – прервал я наш общий ступор. Тяжело перейти от боя к миру так внезапно.

Мы загашали дальше, ненадолго остановившись перед страшными сапогами, рядом с которыми лежал одинокий укоризненный глаз зверька, уставившийся прямо на нас. Бом забрал сапоги, Храбр аккуратно подобрал глазной орган и поместил его в небольшой белый контейнер окутанный морозным паром. Велемир собрал мелкие косточки и шерсть. Мы прошли еще немного, уткнулись в стену, повернули на девяносто градусов и снова обнаружили стену. Еще через минуту окончательно убедились в том, что это небольшая пещера и ничего больше. В центре оной наткнулись на массивный громадный держатель факелов висящий у самого пола на ржавой цепи. Добавив парочку своих и подпалив старые, подняли «люстру» повыше – в центре потолок образовывал настоящий закопченный купол. На черном фоне посверкивали редкие блестящие камни и казалось, что мы смотрим на ночное небо с почти умершими редкими звездами.

– Ищем и выискиваем, парни! И гребем, гребем, гребем! – велел я и группа с готовностью разлетелась во все стороны. Загремели переворачиваемые кости – их тут было немало. Заскрежетали камни. Застучали пересохшие деревяшки.

– Дерево тоже забираем, умники! – рявкнул полуорк – Дров много не бывает! Не переломитесь!

Я, не став кичиться статусом главы, пал на карачки и приступил к сбору всего, что лежало под ногами. А лежало на удивление многое! Медные россыпи, серебряные горсти, золотые вкрапления монет перемежались континентами костей и горами дерева. Груды больше частью истлевшей кожаной и тканевой одежды. Ржавые доспехи всех видов и типов. Оружие всех мастей. Мы попали на свалку. В некогда срочно закрытый и замурованный магазин старьевщика, снова открытый лишь спустя долгие годы.

– Тут всего слишком много!

– В фургон! – крикнул я, опередив рык Бома – Сваливайте все в фургон и обратно.

Я показал пример, тяжело зашагав с перегруженным мечами и топорами инвентарям к выходу. Выглянул. Убедился, что овраг все еще пуст. Добравшись до фургона, потрепал ближайшую лошадь по шее, приподнял тент и быстро освободился от добычи. Бегом вернулся в тайник, разминувшись с остальными. Внутри оставался только Бом – с его чудовищной грузоподъемностью ему не надо так часто совершать ходки.

– Ты чем шарахнул скелета с мохнатым мозгом, босс?

– Заклинание «три красные осы» – тихо ответил я – Сам обалдел. Это чит.

– Ослепляющий чит. Предлагаю сдать чит ангелам. И получить тощую и временную клановую плюшку в награду за обнаружение бага. Администрация ненавидит баги и обожает игроков сообщающих о них.

– Расскажем – кивнул я – Чем дольше ждем – тем быстрее с этим столкнется кто-то другой и с большим энтузиазмом застучит в ближайшее облачко населенное ангелами. Торгуешься ты лучше. Вот и займись. Как только тронемся в обратку – стучи в поддержку.

– Сделаю, босс. Что просим в награду?

– Что-нибудь плюсовое для обороны кланового холла – не задумываясь ответил я.

– Мудро. Ок. Таскаем дальше.

– А что это за зверьки такие чирланутые?

– Демоны мелкие. Мстительные твари призываемые и отправляемые орочьими шаманами. Там, где погибли темные орки и где их кости остались неприбранными, рано или поздно обязательно появится такая вот чу-чирла и станет поджидать первого попавшегося бедолагу. Затем снова рассыпется, снова перейдет в режим ожидания. Или отправится гулять – и что круто для нежити, такой гибрид демонической хрени и фигни умертвия, позволяет ему гулять при солнечном свете.

– Я не сталкивался.

– А мне пришлось пару десятков раз. Хуже всего, когда эта кроха вселяется в гигантскую павшую тварь лежащую посреди поля костей. Вот тогда абма… О! Вижу тайник! Босс, помоги-ка…

Еще одно отверстие в стене скрывало в себе рычаг. Бом дернул и отскочил в сторону – механизма не было, просто из стены вывалился большой камень, открывший проем в странную до жути кладовку.

Небольшое помещение с грубыми полками заставленными всяким, а на противоположной от выхода стены вмурованы серебряные ручные и ножные кандалы, торчит ошейник и поясной захват. Я прямо воочию представил беснующегося у стены серебряного оборотня, воющего в запертой кладовки, плененного серебряными кандалами, старающимся вырваться отсюда и начать рвать, рвать, рвать все живое!

– Какой кошмар – выдавил я, глядя на глубокие борозды от когтей на полу и стенах.

– Кошмар – согласился Бом – Золота и артефактов маловато!

Я чуть было не разразился гневно-проникновенной речью о немыслимых страданиях озверевшей души в застенках мрака, но вовремя прикусил язык. Во-первых, прагматичному до мозга костей полуорку плевать на страдания цифровых оборотней. А во-вторых, он толком и не был знаком с Гримом, не считая последней его исповеди и финальной битвы. Посему не стану разочаровывать казначея жалостливыми стенаниями, тем более сейчас – ухающий Бом смел половину вещей с полок со своей стороны и без малейшей почтительности отпихнув меня, продолжил грабеж.

Внутри кладовки-тюремной камеры преимущественно хранилось то же самое – оружие, доспехи, одежда. Просто они были чуть подороже. Нашлось местечко для десятка магических свитков, жезлов и пары неопознанных замысловатых артефактов – очки обмотанные разноцветной проволокой и монисто. Отдельно стояло четыре старые книги, я их мельком пролистал и обнаружил, что книги связаны с Гравиталом, павшим богом-оборотнем. Но как-то не нравилось мне это слово – оборотень. Многие боги принимают иногда звериную или иную сущность. И всех теперь называть оборотнями? А Диграций? Он всегда в виде гигантского краба. Если у него и имелась не только огромная и злобная ипостась, он ее не показывал. А Снесс и Снесса? Они наполовину змеи, наполовину люди. Их как назвать?

Мутны божественные темы. И плавать в этой мутной водичке отважится не каждый – иначе можно вывих мозгов получить. Но книги я прочту. Мне очень хочется разобраться в истории с Гравиталом. Эта история хоть и давняя, но не окончена. Тем паче, если все сложится как я хочу, мне еще предстоит увидеться с Гримом и его ненаглядной Миртой – ведь сейчас они оба в Аньгоре. И если я попаду в Город Мертвых – мы обязательно встретимся. Черт… надо будет Тирана с собой взять – родителям показать, как вымахал их сыночек. Посмотрите мол какой пушистый, зубастый, нос всегда холодный, кормим только мозговыми косточками и плохишами, вычесываем регулярно, блох выводим своевременно…

– Рос!

– Да здесь я, здесь – вздохнул я, убирая книги в рюкзак – Про Гравитала задумался.

– За его упокой потом по стопке тяпнем. Пошли, босс, тут ничего не осталось – отрапортовал полуорк – Я даже серебряные кандалы из стены выломал. От запаха тоскливой псины отмоем и продадим любителям разных забав… надо Алому Крестоносцу звякнуть – вдруг купит?

– Не вздумай! Это же теперь политика!

– Видали мы ту политику с заячьими ушками и красными труселями.

– Не надо! Так… А в тот тайник не полезем?

– Какой тайник?

– Не увидел, что ли? Смотри туда. Заплата в стене какая. Тайником может оказаться – я нагнулся и указал на скрывающийся под одной из грубых деревянных полок этакий квадрат, чуть выделяющийся цветом на фоне стены.

– Где?!

– Да вот же.

– Ах ты ж… – Бом ухватился пятерней за лицо, другой рукой оперся о стену и сгорбился в горе – Старею… такое пропустить! За что? За что?!

Мне наверняка показалось, но, кажется, Бом покраснел от обуявшего его стыда.

– Хуже молокососа! Как я так, а?! Как не заметил?!

– Что это с ним? – осведомился заглянувший в кладовку Док.

– С горя убивается – пожал я плечами, беря дело в свои руки и убирая мешающую полку – Убери доски в инвентарь. Там все вычистили?

– Остатки собираем. Фургон неплохо загрузили.

– Отлично – похвалил я – Бом, хватит стенать, вдарь каким-нибудь тупым предметом по стене.

Горюющий Бом стену боднул. Так шарахнул лбом, что цветной каменный квадрат провалился внутрь и раскрошился. Открылась темная небольшая ниша, куда я, наплевав на опасность, немедленно запустил руки. Ловушек не обнаружилось. Но они были. Просто я спускового триггера не нашел, а так события завертелись ого-го – затрещал и пошел трещинами потолок, вниз полетели клубы пыли.

– Валим! – заорал я, выхватывая из ниши пару шкатулок.

– Оставьте меня здесь. Я заслужил такой конец – стонал полуорк, но его слова разительно отличались от действий – схватив меня и Дока подмышки, он тараном рванул вперед. За нами с грохотом обрушился каземат.

– Валим! – заорал я, увидев застывших посреди пещеры Велемира, Храбра и Бермукуду – В сторону! Люстра!

Игроки глянули вверх и рванулись в стороны. Железная факельная люстра ухнула о пол, зазвенела цепь. Выпустивший нас Бом схватился за цепь и побежал дальше, мы за ним. За нами с шумом волочился светильник. С каждым шагом видимость ухудшалась – свет почти исчез, да еще и облако каменной пыли… мы бежали к пятну мутного солнечного света. И вырвались в овраг, тяня за собой языки пыли, отплевываясь, почти потерявшие зрение.

– На кой черт нам люстра? – сплюнул я и утер лицо рукавом, после чего рванул вверх по склону оврага.

– Пригодится! А нет – переплавим. Или на склад сырья бросим. Кузнецам нашим сгодится.

– Нет у нас пока кузнецов – отозвался я.

– Будут. Еще как будут – заверил меня полуорк – Шевелитесь! Все к фургону.

– Так… – едва поднявшись из оврага, я рухнул на пузо – Парни! К нам гости! Храбр, можно твою подзорную трубу?

– Сейчас!

– Бом, готовь лошадей и фургон. Уходим по оврагу. Или сразу телепортацией?

– А смысл в телепортации? – возразил Бом – В фургоне ценностей не так и много. Грузовой прыжок не окупится. Если припрет – проще забрать самое ценное в инвентари, остальное сжечь.

– Тогда двигаем.

– Вот труба.

– Спасибо.

Приникнув к подзорной трубе, я пригляделся, выругался, вернул прибор Храбру и сполз вниз.

– Последи на ними еще минуту и спускайся. Нужно выработать план.

– Понял, босс. Через минуту буду.

– Что там? – рыкнул «ишак», затягивающий веревки на грузе.

– Ты не поверишь. Зло объединилось, чтоб его! В нашу сторону топают бойцы клана Злое Пламя. А с ними парочка из Темнейшей Силы. Общее число злых и темнейших рыл – четырнадцать. Кажется, они в двух боевых группах. Уровни от семидесятых до сто тридцатых. Дорта не видел. Как и главных из Злого Пламени.

– Хреново – понимающе кивнул Бом, забираясь в фургон – Отыскали нас все-таки, гаденыши. Если что – придется все бросать и прыгать.

– Почему? – не понял Бермукуда.

За нас ответил догадавшийся Храбр, шустро спустившийся по склону:

– Остальные агры либо поджидают нас где-то в засаде, либо они в Тишке – готовятся к атаке на город или наш клановый холл.

– Меня в рекруты возьмете? – решился Бермукуда.

– Принят – коротко отвели я – Поздравляю.

Мы обменялись рукопожатиями. Утвердительно ответив на запрос системы, я взглянул на показатели группы. Теперь ники игроков состоящих в пати обзавелись упоминанием о клане ГКР.

– Куда двигаемся? – спросил я – До деревни не добраться. Если верить карте, дальше в пустошах только монстры и руины. Нам либо пробиваться через агров, либо пройдем овраг, свернем северо-запад и попытаемся добраться до ближайшего сторожевого поста. Там продадим фургон и лошадей, избавимся от части товара, остальное заберем в рюкзаки и портанемся.

– Второй вариант – после секундного раздумья ответил полуорк. Док кивнул мгновение соглашаясь с Бомом. Бермукуда и Велемир стояли молча – понимали свой статус рекрутов.

– Так – выдохнул я – Велемир, тебе придется поползать по склону оврага. Осматривайся, ищи врагов. Храбр, Док, проверьте добычу. Ищите оружие и магию что поможет сдержать врага. Бермукуда – ты вперед метров на двадцать. Разведка на тебе. Бом правит фургоном. А я мотаюсь туда-сюда. Вперед…

Заскрипели и колеса, фургон качнулся, сдвинулся, и начал набирать скорость. Оказавшись в седле, я похлопал лошадь по шее и невольно вспомнил Пома. Больше такой ошибки я не повторю никогда. Поочередно открыл две шкатулки, взятые из скрытой в стене ниши. Осмотрев первую, захлопнул ее и бросил Бому с пояснением:

– Золото и рубины. Много рубинов.

Видимо Гриму особо нравились эти красные сверкающие камни.

– Все в банк – довольно прорычал казначей, убирая добычу в мешок.

– А тут у нас другое… – я нарочно показал всем шкатулку, чтобы никому и в голову не пришла мысль, что там особо ценные трофеи и я их решил забрать себе – Письма…

Вторая шкатулка была полна писем. И глянув на первое из них, я понял, что держу в руках письма Мирты и Грима. И судя по прочитанным строкам, это переписка любовная. Вторую шкатулку я убрал в рюкзак – к книгам о Гравитале.

Пискнула система, от Бома пришло сообщение:

«Во время сбора трофеев я видео не выключал. Док тоже. Потом внимательно просмотрим и убедимся – все ли из собранного наши новые друзья сложили в фургон».

Поморщившись, я вздохнул и отправил короткий ответ:

«Понял».

Поняв мою гримасу, казначей пожал плечами и отписал:

«А как иначе? Только через проверки».

Да уж… вот они суровые и порой неприятные клановые реалии. У каждого живут свои демоны в душе. И кто-то порой не может удержаться, чтобы не забрать себе пару другую особо ценных вещичек.

Всхрапнувшие лошади налегли сильнее. Заскрипевший фургон начал подниматься по пологому склону. Овраг заканчивался, скоро мы выйдем на пустошь и окажемся на виду у врагов. Чувствую себя американским переселенцем, на чей след напали кровожадные индейцы. Очень скоро с нас постараются снять скальпы…

Глава пятая

Погоня! Погоня! Погоня!

В который раз я порадовался тому, что мы не пожадничали с количеством лошадей. Впряженная четверка пусть с замедлением, но все же достаточно легко вытаскивала груженный фургон на попадающиеся с ненавистной частотой подъемы.

Вся клятая местность представляла собой подобие небрежно застеленного шерстяного пледа, с не расправленными складками. Мы словно мураши «качались» на этих волнах, то «падая», то поднимаясь на очередной гребень. Колеса сдирали мох и цветы, громыхали вниз камни, ржали лошади, пыхтели воины, налегающие плечами на задок фургона.

Преследователи окончательно перестали таиться и ускорились. Их отделяло от нас чуть менее километра. И они не торопились сокращать расстояние, что полностью подтверждало наши подозрения о том, что вот-вот на клановый холл будет совершено нападение основных вражеских сил. А ведь я как на грех с собой даже голубя почтового не захватил! – чтобы Строгусу предупреждение отправить. Количество оставленных в особняке воинов не особо велико, но ребята там бравые и умелые, постоять за себя сумеют. Особенно против большей частью зеленых новичков-агров, привыкших убивать не сопротивляющихся мирных жителей и игроков-добытчиков. Но если наши враги попросят помощи у «старших», нам может не поздоровиться.

– Навались! – крикнул я.

Храбр хлестнул лошадей, воины уперлись в фургон, дружными усилиями груз начал подниматься на очередной гребень. Мы нарочно двигались странным маршрутом. Двигались так, что целями нашего маршрута могли быть сразу несколько точек. Руины башни к северо-западу, сторожевой пост чуть дальше к северу от башни, развалины нескольких домов к северо-востоку. Нашей целью был сторожевой пост. Но до него еще далеко.

С высоты седла я осматривал пустошь. Мох и лишайники, холмы и ложбины, к востоку начинаются вересковые заросли. Едва я бросил туда взгляд, как из вереска донесся длинный прерывистый вой. Кто-то голодный ждет нас там.

– Бом – крикнул я, едва фургон оказался на гребне и покатил вниз.

– Да?

– Забирай все самое ценное, сколько сможешь унести. И прыгай телепортом в Тишку. Не пойдет так дело. Ползем как черепахи и понятия не имеем что происходит в Тишке. А нас там может за жабры вот-вот возьмут! – раздраженно прорычал я, вытаскивая из рюкзака важные предметы и бросая их Бому.

Легко поймав брошенное, он мгновенно все убрал в инвентарь и спросил:

– А чего сам не прыгнешь, босс? – причем спрашивал он уже будучи в действии – забравшись в фургон и перебирая оружие.

– Пусть видят вкусного Росгарда – ответил я – Дорт в первую очередь хочет добраться до меня. Если я исчезну в прыжке – они ускорятся. А нам этого не надо.

– Понял. Когда в прицеле вкусное белое мясо – погоня продолжится. Ок. Ну что, бойцы! Оставляю вас на смерть! Поэтому предлагаю все самое дорогое сердцу сдать мне на сохранение!

Переглянувшиеся игроки разом полезли в рюкзаки. В лапищи Бома перекочевали различные предметы. От золотых монет до странных статуэток. Спрятав полученное, полуорк с натугой сделал шаг в сторону. Лошади облегченно всхрапывали и с уважением косились на зеленого громилу – он только что изрядно облегчил их ношу. Даже фургон благодарно поскрипывал и похрустывал.

– Отпишись – попросил я.

– Доклады будут регулярны – заверил меня Бом и спустившись с холма, активировал свиток. Вспышка телепорта в овраге не будет замечена преследователями.

– Спускаемся – велел я и когда фургон пришел в движение, повернулся к Велемемиру и Бермкуде – Кто из вас лучше скачет на лошади? Навыки есть?

– У меня есть начальные – ответил Бермукуда, и я невольно снова поразился этому ходячему винегрету из умений. Он и магией владеет и мечом двуручным орудует и на лошади скачет. Знаменитого ведьмака из себя пытается слепить? Воина-универсала.

– Прыгай на лошадь и скачи на сторожевой пост – приказал я – Держись только оврагов! Через гребни не переваливай. Если надо – делай лишний крюк, но, чтобы тебя не увидели. Вот держи карту. Тут все отображено.

– Понял – серьезно ответил Бермукуда, спешно проверяя поясную сумку – Мне бы немного зелий на здоровье. И лошади бы чего… Храбр, нет чего для лошадки?

– Нет – ответил алхимик и побежал по склону вниз – Но будет. Ускорение и выносливость? Смешаю сейчас чего-нить. Но эффект будет коротким, а затем лошадь, скорей всего, просто рухнет и надолго.

– Понял. Использую в конце.

– Неплохо – признал я – Как доберешься до поста – беги к стражам и труби тревогу. Кричи, что на мирный фургон вот-вот нападут злобные разбойники и кровожадные убийцы. Сгущай краски щедро. Проси собрать малый отряд и, если получится – веди их сюда. Нет – проси игроков помочь. Если они есть в этой глухомани. Агров многие не любят.

– Задача ясна, лидер.

С пафосом и серьезностью он все же перебарщивает немного.

– Вот зелья здоровья. Вот мана. Не жалей их. Главное доберись до поста. Повторю – не показывайся из оврагов. Низами скачи. С монстрами не связывайся. Отрывайся и уходи.

– Все сделаю. Или умру.

– Ни пуха, Берм.

– К черту, Рос! Ждите меня!

Через несколько минут самая быстрая из наших лошадей со стуком копыт скрылась в отвороте оврага. Скрипящий фургон последовал за ней. На ходу запрыгнул Храбр, убирая в инвентарь пару колб и походную горелку. Вот это я понимаю профессионал своего дела.

Прежде чем спуститься следом за ними, я воспользовался подзорной трубой и глянул на загонщиков. Глянул и выругался – над ними кружило две темные точки. Одна серая птица и одна «сосиска». Судя по жестам, земля усиленно переговаривалась с воздухом. Еще через миг оба воздушных создания направились к нам, каждое неся на спине по два игрока, красноту чьих ников я отчетливо различал через подзорную трубу.

– Воздух! – крикнул я – Птица и «сосисон» идут прямо к нам. Надо навязать им бой – чтобы не увидели отсутствие Бома и скачущего Берма! Ускорились! Я на фургон!

Главным «зенитным орудием» был я. Мне и стрелять. Достаточно неизящно спрыгнув с седла на облучок фургона, я пробрался под тент, приготовил огненный шар и красных ос. Вдруг осиный заморский яд подействует на одного из врагов столь же сокрушительно, как и на недавнего обитателя клыкастых черепов?

Груда старой кожаной одежды послужила прекрасным ложементом для моего зада. Улегшись, уперся ногами в край заднего борта, прикрыл их ростовым ржавым щитом, на живот уложил еще один щит. Хотел набросать тряпья, но вовремя передумал – они могут загореться от вражеских попаданий. И так хорошо. И замаскировался, и защитился. К этому времени Док уже завязал тент так, что мне ничто не перекрывало обзор. Сам лекарь затаился тут же, устроив себе лежбище под доспехами, при этом он легко мог дотянуться до меня ладонью. Фургон накрыла двойная аура, Велемир подстегнул лошадей, за его спиной крепкий щит, за щитом пара мешков с добром. Храбр рядом с ним, защищенный тем же самым, деловито пересчитывает стеклянные взрывные зелья. Пятая лошадь привязана к фургону сбоку, так, чтобы при нужде, можно было вскочить на нее и помчаться. Вот только кому и куда мчаться?

– Готовы? Отчитаться! – велел я.

Нестройным хором отозвались три голоса. Два соклана и один рекрут готовы драться за наш первый общий лут.

– Ходу! Прямиком! Отвлекаем их внимание от гонца!

Щелкнули вожжи, лошади ускорились, заскрипевший фургон застучал колесами, нас немилосердно затрясло. Громыхание раздалось жуть – Вальдира не скупилась на эффекты, в том числе из разряда аудио. В фургоне громыхало как в телеге старьевщика. Меня потянуло вниз, к заднему борту. Стало быть, взбираемся на холм.

– Вижу! – доложил Док, захапавший себе подзорную трубу и ставший нашими глазами. Я смотрел в ту же сторону и, в принципе, тоже видел преследователей – укрупнившиеся черные точки.

– Летят за нами, машут крыльями.

– Первым делом надо свалить с небес сосисон – объявил я приоритет – Рожденные хотдогами летать не могут. У сосиски маневренность никакая, а вот птица увертливая.

– У них взрывные зелья! – щедро ливанул Док плохие новости – Они снаряжают сетки. Бомбить будут, сволочи! У наездника на птице боевой жезл! С красной медной рукоятью, без инкрустаций и камешков. Второй седок на сосиске – лучник. Вернее, лучница.

– Не эльфийка часом? И не Ариэлла ли светлый Папоротник?

– Скорее темный. Она самая. Ариэлла Папоротник, агр, лучница, личико милое и очень злое. Налицо синдром кровавой неудовлетворенности, босс. За плечиками плащ Темнейшей Силы развевается. И судя по значку у ника, она заместитель главы. Правая рука Дорта. Ситх!

– Она главная – буркнул я – Полководец. Вот кого сюда послал Дорт. Не доверяет похоже Злому Пламени.

– Быстро приближаются!

– У Ариэллы очень злое лицо! – повторил прилипший к подзорной трубе Док.

– Ты уже говорил!

– И очень милое! Даже красивое!

– Это ты тоже говорил!

– Ей бы рожки и хлыст…

– ДОК!

– Ты с ней знаком, Рос?

– К сожалению.

– У нее голос не томно-злобный?

– Писец нам – фыркнул Храбр – Медицина влюбилась.

В голос заржал Велемир, его поддержали лошади, наш громыхающий тарантас взобрался на холм, перевалил вершину и ринулся вниз.

– Да нормально я! – не согласился с диагнозом Доктор Вайболит – Просто лицо у ней серьезное.

– Да хватит о ее лице! – рявкнул я.

– Ты не понял, босс – у ней убийственно серьезное лицо.

– Уровень?

– Ариэллы? Не вижу. На шее трепещет алый шарфик. Он циферки заветные, наверное, и скрывает. А ник и регалии на виду. Как и цвет ника. Не знаю кто красавице так накрутил хвост, но она как крылатая ядерная ракета – настроена на тотальное уничтожение. И чего она такая злая?

– Я видео одно смотрел – крикнул Храбр – Турнир в Яслях Альгоры, финал. Так Росгард на пару с Киреей заколбасили там милую Ариэллу как жертвенную свинку и швырнули ее на алтарь победы.

– Не швыряли! – возразил я – Но да, зарубили мы девушку. Это все Кирея виновата!

– Важный военный вопрос! Ариэлла с кем-нибудь встречается?

– ДОК! – на этот раз закричали все.

– Да чего вы?! До них еще метров пятьсот. Уже четыреста пятьдесят. Птица вырывается вперед! Злое Пламя опережает Темнейшую Силу и идет наперерез! Сосиска негодующе кричит! Следом яростный и такой милый крик Ариэллы восстанавливает порядок в рядах! Нет! Не восстанавливает! Главный на птице – человек с наглой носастой рожей – отмахивается и что-то кричит в ответ! Бунт! Злое Пламя отказывается подчиняться Темнейшей Силе! Ариэлла скрипит зубами! Бьет в спину своего водителя! Сосиска устремляется вперед! Крутое пике! Ариэллу швыряет вперед, и она налегает грудью на спину впередисидящего эльфа, чтоб он любил только вымершие виды!

– ДОК!

– Сосиска поравнялась с птицей. Ариэлла снова кричит, бьет кулаком в плечо носастого – вот ему посчастливилось! О! Ее ник вспыхивает алой вспышкой – удар принят за атаку. Птица отходит в сторону, но не сбавляет обороты! Два крылатых создания стремительно пикируют на фургон. Ее лук ищет цель… надеюсь первым она ранит меня… кхм… я готов пожертвовать собой! Триста пятьдесят метров. Триста метров. Сосиска начинается отставать. Птица снова вырывается вперед! – никогда не любил пернатых! Пропустите даму, хамье! Двести пятьдесят метров. Выстрел дамы!

Жбанг!

Длинная стрела со звоном отскочила от прикрывающего мои ноги щита, вылетела за бортик.

– По склону вверх! – крикнул я, почувствовав, что фургон выровнялся.

– Да! – ответил Велемир, нахлестывающий лошадей.

– Выстрел дамы! Еще один выстрел дамы! О как часто она стреляет!

– Я тебя убью сейчас, Док! – завопил я, съеживаясь под щитами и представляя себя килькой в томатной банке, ожидающей, когда консервный нож воткнется ей в голову.

Жбанг! Рикошет стрелы, а следом два частых стука, в заднем борту задрожали вонзенные стрелы.

– Зажигательная!

Ввух!

Надо мной полыхнула огненная размазанная линия, начавшаяся от чертовой летающей сосиски и закончившаяся аккурат в убежище Дока. Ликующе заоравшая медицина принялась спешно сбивать пламя, а я резко приподнял один из щитов, сузив мишень для Ариэллы, старающейся загнать стрелы внутрь фургона.

– Дура чертова! – рыкнул я – Какой агр будет по будущей добыче зажигательными бить?

– Просто горячая девушка! Выстрел! Выстрел! Выстрел! Ого!

Две стрелы чиркнули по тенту фургона, проделав в нем дыры и завязнув. Еще одна ударила в мой щит и пробила его насквозь – бронебойная. Ариэлла меняла типы стрел с похвальной быстрой. Меня это могло бы испугать, не будь я сам в прошлой жизни стрелком рейнджером. И я представлял, что такое по-настоящему быстрая стрельба. Ариэлла Папоротник явно пошла по другому пути. Ее стрелы били с ужасающей силой, пробивали железо, распарывали крепкую парусину, расщепляли дубовые доски.

– Вершина холма!

– Вниз давай!

– Лошадям скоро понадобится передышка!

– До предела вниз и там стоп!

– Ок!

Мы снова полетели вниз с «волны». Док продолжал комментировать увиденное, но к нему прислушивались только Храбр с Велемиром. Враги приблизились настолько, что я все отчетливо видел невооруженным взглядом. Ариэлла натянула тетиву – она стояла во весь рост, стреляя поверх головы водителя сосиски. А личико девушки на самом деле невероятно серьезное и сосредоточенное. Мы стремительно спускались, я успел заметить, как вырвавшаяся вперед птица изогнулась в характерном движении. Лицо управляющего ей игрока светилось азартом, он преследовал жирную дичь.

– Стоп! – крикнул я, отбрасывая щит и садясь – Храбр, на фургон! Товсь к метанию! Велемир, проверь лошадей.

– Ок!

– Понял! – на самом деле Храбр ничего не понял, но терять время на расспросы не стал и полез на крышу затормозившего фургона, о чем я понял по громыханию и пыхтению. Велемир налегал на тормоз – диковинную рукоять.

Все игроки, кто лишь недавно начал осваивать воздушные просторы Вальдиры, любят, очень любят летать на бреющем, когда брюхо крылатой твари почти касается травы. Ты чувствуешь себя королем мира, стрижешь травинки и знаешь, что в любой миг можешь стремительно взмыть к облакам, пронзить их насквозь и почти достать до звезд. Игроки забываются, лихачат, рискуют. И посему нередки случаи, часто запечатленные на видео, столкновения гордых орлов с задницей пасущегося лося, расплющивания юных драконов о вековые дубы и даже невольные попытки пролететь сквозь кирпичные стены.

У меня под рукой не было кирпичной стены или пасущейся задницы лося. Зато имелись терновые пущи и струны, не говоря о другом боезапасе.

Моя надежда оправдалась – птица «нырнула» в пике и помчалась над склоном мшистого холма. Звонкий охотничий птичий клич наполнил воздух извечной песнью охоты.

Клич перешел в странное кудахтанье, когда птица на полном ходу влетела в ядовитые и колючие объятия магического терновника. С перьями да в колючки… это как добровольно согласиться на эпиляцию всего покрова, включающего в себя кожу, мясо и часть костей. В затрещавшей терновнике показался хвост, затем крыло, снова хвост, голова с разинутым в крике клювом, дергающиеся ноги первого игрока и макушка второго. Я щедро рассадил терновник начиная от вершины и по всему склону, закончив в паре метров от фургона. И несчастному воздушному созданию пришлось пройти через всю полосу шипастых препятствий и, судя по увиденному, проходить пришлось кувырком.

Яд, шипы, беспорядочные удары о землю и камни. Прекрасное сочетание для нас и ужасное для них.

Лишившаяся большей части своего оперения птица выпала из терновника зеленоватой курящейся массой. И в нее тут же ударило три ледяных копья. Я метил по крыльям. Получив страшные удары магии, птица жалобно закричала, попыталась встать. Взорвавшийся огненный шар заставил ее снова упасть и поджег перья. Заметавшийся огненный ком закричал так пронзительно, что за моей спиной заохал Док, да и Храбр что-то шипел сквозь зубы, когда добавлял к моей магии взрывные зелья. Я остался спокоен. За время Великого Похода я видел, как пылали корабли, горели заживо летящие драконы, застывали во льдах птицы и звери. Что мне одна кричащая птица? Я начал бить по терновнику, где скрывались два агра. Ледяные копья с треском разрывались на части, на землю падали сбитые цветы. Птица умерла как раз в этот миг – едва ее коснулись последние сбитые цветы, она растаяла в серой посмертной вспышке. Один минус.

– Воздух! – предупреждение Дока запоздало.

Храбр успел вскинуть голову и тут в него ударила стрела – чуть ниже груди. Алхимика сбило с ног, сбросило с фургона. Вторая стрела пробила тент и ударила в щиты прикрывающие лекаря.

– Под фургон, Храбр! – крикнул я, вскидывая руки – Под нас! Велемир! Что там с лошадьми?

– Еще минута!

– Пятнадцать секунд! Потом трогай! До оврага, затем по нему. На склоны пока не лезь!

– Понял!

С моих ладоней сорвались фыркающие огненные шары. Они взорвались в небе подобно настоящим зенитным снарядам, наполнив воздух клочьями обжигающего пламени. Я смутно видел зависший в воздухе темный силуэт и бил по нему без остановки. Опустив одну руку, добавил жара в терновник, снова пальнул вверх. Из-под колес вылетело два кислотных шара и лопнули. Наш фургон сравнился по огневой мощи с небольшим бронепоездом. Ариэлла била в ответ. И не только она – арбалетный болт едва не пробил мне ладонь и поразил в плечо.

– Хилю!

Я не ответил. Я сосредоточен на стрельбе. Поочередно бью по небу и по земле. Звенят прикрывающие меня щиты, вспыхнул от пары зажигательных стрел фургон. Горящий тент расползается над головой. Схвативший магический жезл Док бьет в небо длинной шипящей молнией. Фургон вздрагивает и устремляется дальше, стуча горящими колесами по камням. Лежавший под нами Храбр цепляется за борт и его тащит следом. Все свои на борту. Я продолжаю стрелять. Странно закурлыкавшая вражеская сосиска не выдерживает и отваливает, уходя в крутом вираже. Я слышу злой крик эльфийки и принимаю в ногу последний ее колючий подарок.

Отравление!

Вы получили сильнейшее отравление и нуждаетесь в немедленном принятии противоядия или наложении заклинания очищения!

Причина отравления: отравленная стрела. Яд неизвестен.

– Меня траванули!

– Чистим, босс, чистим – успокоил меня Док, но, судя по его напряженному лицу, что-то ему не нравилось в моем цифровом организме. По тыльной стороне ладоней поползли темные пятна.

– Какого черта? Чем она меня траванула?

– Не знаю – коротко ответил Док и прижал мне к плечу светящиеся ладони.

Внутри меня началась прекрасно видимая взгляду борьба. Кожа то темнела, то снова светлела, уровень здоровья прыгал туда-сюда, на меня наваливались странные эффекты и снова отступали. И эффекты неприятные – несвязность речи, головокружение, общая слабость. Док поспешно вытащил из рюкзака большое зелье маны, выпил, опять принялся за лечение и очищение. Его магия пасовала перед обычной стрелой. Вокруг нас по лишившемуся крыши фургону прыгали Велемир и Храбр, спешно туша колеса и борта. Мы мчались по оврагу, а за нами тянулась длиннющая полоса густого серого дыма. Поняв, что нет смысла изображать из себя боящегося шевельнуться раненого, я привстал, окинул взглядом последствия короткой, но ожесточенной стычки.

От парусинового тента остались черные клочки, быстро исчезающие сами по себе. Высокие деревянные борта пробиты и расщеплены, обуглены и дымятся. Перебито две дугообразные стойки из пяти. Меньше всего повреждено закрытое трофеями дно фургона. Целы оси, как доложил невольно оказавшийся под повозкой Храбр. А вот колеса… сейчас они потушены, медленно исчезает дым. Но колеса повреждены, нас вихляет и подбрасывает, у левого заднего колеса довольно сильный люфт. Теперь ясные намерения Ариэллы – она била огнем и бронебойными больше по колесам, чем по пассажирам и товару. А редкие промахи, намеренные или нет, неплохо отвлекали наше внимание. Да, Папоротник стала матерой хищницей с ядовитыми клыками.

– Птицу грохнули. Ее седоки? – осмотрев фургон, начал я задавать торопливые вопросы.

– Один мертв точно. Второй вряд ли.

– Сосиску летающую сильно поджарило?

– Почти не задело. Перед ней мигал магический щит – ответил Храбр – А когда щит исчез и ты достал их огненным шаром, они сразу отвалили.

– Артефакт или заклинание? Я про щит.

– Арт наверняка – чуть подумав, сказал алхимик, с тревогой глядя на мою чернеющую кожу – Чем она тебя траванула? Что-то странное…

– Очень странное! – зашипел в ярости Док и осторожно смотал с посоха змею – Босс!

– Чего?

– Давай тебя моя змейка кусанет?

– Зачем?

– Ее яд чуток божественный. Есть шанс, что он перебьет эту отраву. А от него я тебя исцелю простой командой змее. И ты здоров. Что скажешь?

– Не поможет – мотнул я головой – Я серьезно. На мне висит эффект Живая кровь Великих, дающий Иммуннитет Великих. Пока они не спадут, я защищен от божественных проклятий и прочих аффектов.

– Ничо себе – присвистнул поражено Велемир, деловито пытающийся прикрыть щитом вихляющееся колесо.

– Фига себе – поразился и алхимик.

– Вот оно тебе надо было? – расстроился Док, наматывая змею обратно на посох – Ладно! Будем лечить нестандартно. Рос, яд прогрессирует. Здесь мы тебя не вылечим. Давай я подморожу яд в твоей крови? А там глядишь доскачем и портанемся.

– Конечно подмораживай! Шутишь? Мне пока дохнуть нельзя.

– Способ необычный…

– Да пофигу!

– Хорошо.

Облегченно выдохнув, лекарь порылся в инвентаре и достал туго скрученный трехцветный свиток. В хаотичном порядке чередовались алый, розовый и сиреневый. Там и сям разбросаны сердечки. Свиток вручили мне и велели:

– Просто раскрой.

– Я что-то не понял! – заволновался я – Это что за медицина такая?

– Нестандартная, но полностью натуральная. Открывай, Рос! Умираешь ведь!

Сдернув золотую ленточку, я открыл свиток. Долгая приглушенная сиреневая вспышка ненадолго ослепила нас. А когда вспышка рассеялась, я с ужасом воззрился снизу-вверх на практически обнаженную демоницу с хищным скуластым лицом, раскосыми алыми глазами и клыкастой усмешкой. В руке демоница сжимала длинный кнут, другая медленно скользила по красивому бедру, что покачивалось в паре сантиметров от моего изумленного лица. По моей щеке заскользил кончик длинного хвоста.

– Мне нравится быть в вашем клане, мужики! – с полной уверенностью заявил Велемир, забывший про лошадей и ошарашено смотрящий на хвостатую прелестницу.

– Я хочу тебя укусить, шалун! – твердо заявила рогатая девушка, глядя на меня.

– Ни в коем случае! – не менее твердо заявил я – Я женат!

– Босс! Пусть кусает! – заволновался Док – Это свиток «Последнее сладкое утешение»! Дорогущий! И с классной легендой! Суть – смертельно раненый воин, которого не спасти, активирует свиток, она его кусает, а затем они… ну… не обязательно прямо сразу… проводят время вместе, беседуют о жизни и смерти, смеются. Свиток действует час. А затем она исчезает, и воин умирает… но главное – когда она его кусает, то почти любые раны, проклятья и прочие гадости замораживаются на срок действия свитка. Дай ей тебя укусить! Считай что это передовые медицинские технологии!

– Ни за что! У меня на такие укусы супружеская аллергия! Если эта демоница меня «заморозит», то в реале Кирея меня раскаленной сковородкой «разморозит»!

– Кусаю! – предупредила медленно склоняющаяся демоница.

Я попытался отползти, но пропитанные ядом ноги подломились. До носа донесся сладкий мускусный аромат.

– Это ради высшей цели, босс! – не сдавался Док.

– Поддерживаю! – кивнул Храбр, глядя на лекаря с крайней задумчивостью.

– Жаль что стрела в меня не попала! – сокрушался Велемир, вернувшийся на облучок.

– Ам! – клыки впились мне в шею. Боли никакой не ощутил. А вот сообщение выскочило.

Внимание!

Наложен эффект «Последнее сладкое утешение»!

Срок действия – один час.

Внимание!

Частично нейтрализовано действие яда инванекрозия!

– Получилось! – обрадовался я, стараясь не замечать опустившуюся рядом девушку – Но только частично!

– Как это частично? – поразился Док – Тебя же не божественным ядом поразило? Нет?

– Я откуда знаю? Яд называется инванекрозия. И слово мне знакомо. Надо вспомнить откуда. Велемир! Ходу! Храбр, подними укрепления щитовые для нас всех. Док помоги ему, а мне дай подзорную трубу. Побуду часовым.

Получив инструмент, приник к окуляру и впился взором в заднюю полусферу. Врагов обнаружил сразу же – они быстро догоняли нас, двигаясь на высоте метров двадцати. Сосиска в неплохой сбруе с большими пластинами брони. Заметно несколько простеньких рун. Самое время выругать себя – любой продвинутый игрок должен знать несколько десятков загадочных рун, обозначающих зачастую даруемый ими типа защиты или другого усиления. На сосисоне два седока. А вот и Ариэлла. Лук за спиной, смотрит на меня через бинокль. И смотрит почему-то с огромным удивлением, если судить по ее изумленно раскрытому рту. Чего она так на меня пялится? Раненого волшебника не видела, что ли?

– Милый мурлыка, обрати на меня внимание – заворковала мне на ухо прильнувшая демоница, чей хвост обвился вокруг моего горла.

– Пусть это никто не снимает! – взмолился я безмятежным цифровым небесам.

– К-компресс неплохо помогает – обнадежил меня Док.

– Я тебе за такую нетрадиционную медицину все равно шею сверну! – пообещал я – Выдумал тоже – отравления компрессом из почти голых демонесс лечить. И это наш главный клановый доктор! Стрела!

Ариэлла вернулась к обстрелу, но пока сосиска держалась на приличном расстоянии. Стрелы падали метрах в шести от фургона, втыкаясь в землю все приближающейся колючей чертой.

– Найдите самый большой из трофейных арбалетов, держите его на виду! – распорядился я, чувствуя себя полным кретином.

Приказы отдаю вроде бы дельные, но наличие под боком почти не одетой девушки обиженно надувшей щеки, сводит на нет все мои попытки выглядеть умным и хладнокровным командиром. А еще перед глазами маячил призрак жутко сердитой Киры. Кто изрек знаменитые слова «На войне все средства хороши?». Вроде и под мой случай подходит изречение… так на моей надгробной плите и напишут – «Он воевал всеми доступными средствами, мир его праху».

– Пальнуть из него не сумеем – сказал Храбр, с лязгом укладывая поверх щитов здоровенный арбалет, который способен удержать разве что мускулистый полуорк. Настоящий башенный стреломет в плачевном состоянии.

– Болт снарядить сумеешь? – спросил я, бросая быстрый взгляд на подступающую крылатую угрозу – Пусть видит. Даже если не поверит, что мы сможем из него пальнуть – будет нервничать. Еще парочку арбалетов или луков откопайте.

– Тебя что-то гнетет, милый? – печально шепнула мне на ухо демонесса – Над твоей жизнью довлеет смертельная угроза? Смирись. И отдайся волнам предсмертного наслаждения…

– Угроза? Еще какая! – буркнул я, имея ввиду совсем не Ариэллу с подельниками – Док, отпишу Бому. Что там в Тишке? А то что-то нет регулярных докладов. Может они уже воюют вовсю, пока мы здесь очередную эротическую драму разыгрываем.

– Понял.

– А черт! – взвизгнувшая стрела впилась в десяти сантиметрах от моей головы.

Враг приближается.

– Мессаж от Берма! Он почти у поста! – дернулся Велемир.

– Почти – скривился я – Арбалет вверх!

Храбр с натугой приподнял здоровенное оружие с одного конца, задрал его плечи в зенит. И сосиска тотчас вильнула, немного отстала. Арбалет опустился на дно фургона.

– Больше актерской игры – попросил я, разматывая с горла демонический хвост – Кривись от досады, старательно прицеливайся. Скрипи зубами в высоко поднятой руке.

– Ого… ну, попытаюсь…

– Вошла в игру моя подруга! Душа-Плюша, почти сотый уровень. Человек. Звать ее? Она откликнется! – торопливо зачастил Велемир, не отрывая взгляда от едва заметной тропы.

– Класс?

– Танк с друидской ветвью. При боевом пете – саблезубый гризли. Но он пока маленький по уровням.

– Отлично! Узнай у Берма название сторожевого поста. И пусть твоя подруга прыгает туда. Издержки за перелет оплатит ГКР.

– Мессага от Бома! – обрадовался Док – В Тишке пока тихо. Но что-то не так – Бом печенкой чует. Требует от нас поторопиться, и чтобы ни одного гвоздя из добычи не потеряли.

– Ок.

Система высветила сообщение. Тоже от Бома.

«В городе чужаки. Вроде зеленые и мирные, улыбаются и помогают „местным“ строиться. Но что-то не то. Атака на холл будет. Торопитесь!».

«Понял» – отписал я и от души выругался.

– Правильно, милый шалун. Не прячь эмоций – женская головка прильнула к моему плечу – Ты такой мужественный… бесстрашно смотришь в лицо подступающей смерти.

Д-дах!

Заднее левое колесо разлетелось на куски. Фургон резко накренился, я упал на спину, на меня навалилась нехорошо обрадовавшаяся демоница.

– Ариэлла шарахнула! Фига себе выстрел! – заорал Храбр – То-то я думаю она застыла так надолго.

– Я прошляпил – встав, я мягко отстранил девушку, глянул на место, где только что крутилось обугленное колесо. Ариэлла целилась очень долго, но выстрел вышел на славу. Даже ось повредило. Накренившийся фургон чертил осью по земле, оставляя отчетливые борозды. Заржавшие лошади тянули изо всех сил и я был рад, что сейчас мы движемся под уклон. Что хуже всего – из-под фургона доносилось отчетливое потрескивание. Задняя ось скоро не выдержит.

– Выбросим часть груза? – осведомился Храбр, правильно поняв мой брошенный взгляд на трофеи.

– Нет, выбросим часть пассажиров – улыбнулся я в ответ, сделав правильный выбор – Меня и живую аптечку.

– Тебя?!

– Угу – шагнув к бортику фургона, я запрыгнул на скачущую рядом лошадь – Док, дай флаконы на здоровье.

– Ты чего удумал, Рос?

– Выбора нет. Она замедлила нас, ось скоро лопнет. Лошади выдохнутся и встанут. Или она их сама пристрелит. Продолжайте двигаться по оврагу в сторону сторожевого поста. А я верхами. Попытаюсь припалить им крылышки. Среди нас я самый дальнобойный.

– Может и получиться – признал Храбр, Велемир поднял вверх большой палец.

Всхрапнувшая лошадь чуть присела, меня за пояс обхватили две нежные девичьи руки. Демонесса решила не расставаться со мной, что меня, как умирающего от диковинного яда, вполне устраивало. Ей бы еще немного одежды. Никак старею? С каких пор я желаю, чтобы на красивых девушках было больше одежды?

– Я поскачу вперед. По прямой. Вы за мной – начал я рвано излагать частично сложившийся в голове план – Делаем вид, что я взял самое дорогое и ухожу в отрыв. Если нам очень повезет, то сосиска рванет вперед и пройдет неподалеку от вас. Это ваш шанс ее зацепить магией. На меня не отвлечется – я сделаю круг и постараюсь прижарить ее с вершины вон того длинного холма. Как-то так.

– Удачи! – кивнул Док, передавший мне зелья и еще раз подлечивший.

– Все… держитесь.

Мы рванулись вперед, быстро обогнав фургон. Донесся далекий злой крик – от глаз Ариэллы не укрылся мой маневр, и он ей явно не понравился. Честно говоря, мне мой маневр тоже не понравился. Какой из меня гусар? Верхом катался не раз и не два, преодолевал долгие расстояния таким образом, но одно дело спокойная рысца и совсем другое бешеная скачка по каменистой пустоши. Сделаю что смогу и даже чуть больше, но за результат не ручаюсь – очень даже может быть, что через милю друзья наткнутся на мой одышливую тушку упавшую с лошади. Дальнейшая скачка показала большую такую вероятность – несколько раз едва не вылетел из седла.

Добравшись до конца идущего на повышение короткого извилистого оврага, остановил лошадь, дал ей передохнуть, а сам взялся за подзорную трубу. Я находился чуть выше фургона, видел все как на ладони. Сосиска продолжала висеть над ними смешным дамокловым мечом, эльфийка прицельно била из лука, но стрелы явно экономила. Летающее создание исполняло горизонтальный маневр – обходило фургон по глубокой дуге, справедливо опасаясь попасть по удар снизу, но все же собираясь догнать меня. Помешал выросший из земли холм и сосиска поперла вверх, потеряв чуть в скорости и сместившись к повозке. Как же нам везет, что мы воюем с новичками. Мы сами отнюдь не профи, но они ошибаются куда чаще нас.

Поднявшись до конца оврага, я убедился, что фургон здесь спокойно пройдет, а дальше его ждет долгий и пологий спуск «украшенный» всего несколькими препятствиями, которые придется обойти – две глубокие трещины и один пузатый валун. Быстрый осмотр выявил еще две группы преследователей. Одна продолжала двигаться пешими по тому же маршруту что и мы. Еще группа заходила с востока, но безнадежно опаздывала к перехвату. Да, нас пытались загнать как дичь, но мы спутали им все планы, и все еще огрызались, хотя и продолжали рассыпаться прямо на ходу. С моей позиции фургон выглядел ужасно – дымящаяся жалкая развалина.

Пока смотрел, в одну из лошадей попала стрела. По ее шее пробежали огненные искры, через мгновение спина полыхнула, с диким ржанием лошадь рванулась вперед. Велемир отреагировал быстро, невероятным прыжком оказавшись на горящей животине. Набросил рваный плащ, начал сбивать пламя руками и… упал. Рухнул на землю, причем не без помощи засевшей в плече стрелы. У меня дыхание пресеклось, когда увидел, как рекрут исчезает сначала под копытами хрипящих лошадей, а затем под колесом фургона.

Само собой, без возчика повозка замедлилась, положение исправил схватившийся за кнут Храбр. Еще через миг за борт уцепилась грязная рука, показалась голова Велемира и я облегченно выдохнул. После чего повернул лошадь и погнал ее вершину скалы похожей… ни на что не похожее. Просто мшистый бугор изобилующий норами. Едва мы поднялись, я спрыгнул с седла, косо поглядел на стаю неведомых хищников исследующих окрестности метрах в сорока. И приготовил заклинания. Поиграем в веселые горки…

Фургон приблизился через несколько минут. Лошади выглядели ужасно – окончательно выдохлись, получили еще несколько стрел в крупы, две из четырех коняшек захромали. Если не получим передышку – наше дело швах. Поэтому я и стоял на низенькой горе в гордой позе опытного воителя. Даже щеки выпучил. И прищурился – чтобы немного походить на великого Клинта. Картину портила обнявшая меня сзади прелестная демонесса.

Я выпустил зазвеневшие магические струны второго ранга. Проследил за их полетом. И чуть скорректировав направление рук, выпустил сразу десяток. Я уже потерял некоторые эффекты направленные на повышение уровня маны. Но магической энергии у меня по-прежнему вдоволь. Могу не экономить при работе с простыми заклинаниями. А струны дальнобойные. И выглядят грозно – гудящие светящиеся линии режущие воздух. Когда к тебе летит такая струна, ты постараешься убраться с ее пути. Или хотя бы втянешь голову. А если в тебе живет ген пилота – ты попытаешься избежать опасности при помощи высшего пилотажа. Если в тебе еще имеется парочка генов отважной дурости – ты попытаешься добраться до источника опасности. Через две секунды стало совершено ясно – пилот крылатой сосиски был рожден ушибленным на голову пилоту. Заблеявшая сосиска заложила бочку, потеряла высоту, избежав столкновения с режущей магией, рванулась свечой вверх. Я добавил магии, делая все, что превратить воздух над оврагом в смертельный трехмерный лабиринт. У них один надежный способ уйти от удара – отступление. Но, похоже, они даже не рассматривали этот вариант и упорно стремились пробиться ко мне.

Свист стрелы, снаряд отскакивает от камня, еще один рвет штанину, третий впивается мне в плечо. Прервав стрельбу, я вырвал стрелу, выпил зелье здоровья – яд продолжал действовать, отгрызая от меня жизнь по кусочку. Возобновил стрельбу, добавил разрывающихся огненных шаров. Продолжали свистеть стрелы, но в меня больше не попадали – сосиска бешено кувыркалась в воздухе, уходя от моей магии. Краем глаза заметил, что фургон остановился, вокруг лошадей суетились друзья. Храбр чем-то поил коняшек, Док лечил магией, Велемир проверял сбрую и копыта. У них тоже передышка.

Попадание.

Первое и смачное. Я растянул губы в радостной усмешке.

После очередного виража сосиска по чистой случайности влетела прямо в огненный цветок разорвавшегося огненного шара. Обжигающее пламя, взрывная волна – им досталось всего сполна. Они удержались в воздухе, никто не погиб, пилот судорожно пытался вернуть контроль над кричащей тварью, что дымилась и билась в воздухе. Вот так! Будет знать, как лошадей поджигать!

Рано я обрадовался – удар в живот сбил меня с ног. Вместе с девушкой, мы кувыркнулись в небольшую впадину. Я упал на мягкое. Спасибо демоническим силам… И успел стряхнуть с живота жуткую стрелу с пузатым оранжевым наконечником. Успел в последний момент – на месте куда упала стрела вспыхнуло бездымное оранжевое пламя, такое яростное, что прямо на моих глазах камень накалился до вишневого цвета, вспыхнул вокруг мох, пополз белый дым. Вот оно! Рывком поднявшись, я ударил огнем по дуге перед собой. Языки пламени и дыма поднялись к небесам, пусть лишь частично, но скрыв меня от чужих недобрых глаз. И дыма все прибавлялось. Истуканом стоять не буду – попробую повертеться и попрыгать. Найдя крутящуюся в небе темную точку, прицелился и выпустил четыре струны. Убедился в их верном курсе и побежал навстречу огню и врагу, меняя заклинания на огненные шары и красных ос.

За последние тридцать секунд – а для игрового боя это большой срок – эльфийка не выстрелила ни разу. Но держала лук натянутым. Ясно… Ариэлла отчаянно пыталась связать нас боем, чтобы дать соратникам возможность настигнуть нас. Настоящий герой по сути, делает все, для выполнения приказа. Вот только ее боезапас не бесконечен. А лучник без стрел… это уже не боец. Да и ее сосиска все же не истребитель и уж точно не воздушная крепость. По сути это самый дешевый способ попасть в небеса Вальдиры, но далеко не лучший способ ведения воздушных боев. Измотали крылатую лошадку. Смешная сосиска все чаще буквально проваливалась и с огромным трудом снова набирала высоту. Любая птица может парить. Подняться повыше, расправить крылья, поймать восходящий поток воздуха и парить себе спокойно, отдыхая при этом. Но подобные создания такой возможности лишены. Они как майские жуки, обречены вечно бить крыльями воздух с ужасающей быстротой.

По склону бежал Храбр, держащий в одной руке жезл, а в другой большой красный шар. Вот и моя подмога. План пошел не совсем так, как я себе представлял, но и так сойдет. Главное не дать им передышки.

Вспышка!

Ух!

Вынырнув ненадолго из дымного столба, я взглянул вниз. Храбр, безумный малый, стоял прямо под крылатым врагом и стрелял в небо из жезла. Длинная молния световым копьем разрезала воздух, прошла мимо. Вторая молния заставила сосиску метнуться в другую сторону и налететь прямо на злобно гудящую струну, а следом на еще одну. Вниз полетели какие-то ошметки, закричали игроки, их крик поглотил взрыв огненного шара и шелест ударившей снизу молнии, попавшей точно в цель.

Из дымного вспухшего бутона вывалилась оглушенная сосиска, беспорядочно крутясь пошла вниз. Ее трудно было разглядеть – по сути к земле падал дымный и многоголосо кричащий сгусток. Из дыма вылетела стрела, ударив Храбра точно в центр грудь. Вспыхнувшее оранжевое пламя поглотило алхимика. Одновременно с этим сосиска ударилась о землю. В этот миг я уже буквально летел вниз по склону, с каждым прыжком преодолевая по два метра. Демонесса, ловкая как куница, не отставала и, судя по ее радостному смеху, воспринимала все как веселую игру в предсмертные догоняшки. В каком безумном мире я живу…

Меня опередил пылающий оранжевым огнем Храбр – он и не подумал отступить. Он продолжил атаковать. Я ошарашенно смотрел, как живой огонь испускает молнию за молнией, как из огня вылетает красный шар и со звоном разбивается на камнях, рождая еще больше огня. С криком в атаку бежал Велемир, отстал хилый Док, не отлипающий взглядом от горящего Храбра. Еще одна стрела ударила меня в горло и лишила дара речи. Вырвав занозу, я хлебнул эликсира, метнулся в сторону, избегая еще одного попадания. Десять секунд, и я снова смогу говорить. А пока сойдут и камни! Подняв булыжник, я разинул рот в безмолвном крике и швырнул снаряд в дымное ворочающееся пламя. Туда же отправил второй камень. Слепящие молнии пускают по камням электрические ветвистые разряды, целая сверкающая сеть с треском бьется на земле. С воплем в огонь влетел Велемир, принявшись кого-то азартно рубить в дыму.

Швырнув еще камень, я обернулся и увидел, как погибает Храбр – вот он замахнулся в броске и его огненный силуэт на миг застыл, затем резко потерял форму и упал на землю огненным саваном. И без того кричавшая система завопила совсем уж истошно, оповещая о гибели соклана. Проклятье…

На остатки оранжевого огня упал Док, принявшись тушить языки пламени, спасая экипировку Храбра от окончательного уничтожения. Мелькнул серебристый сгусток посмертного тумана. И едва затух последний оранжевый язычок пламени, закончилась и наша битва. Велемир разбрасывал ногами черный пепел, искал в дыму врагов. У его ног мерцали два сгустка красно-серебряного тумана. Ко мне вернулся дар речи…

– Мы молодцы – вот первое что я сказал хрипло и устало, опустившись на камень и машинально обнимая усевшуюся рядом демонессу – Мы молодцы.

Ответом были две сверкающие широченные улыбки, горящие на чумазых лицах. Да, мы молодцы. Настоящие молодцы.

– Собрать трофеи – заставил я себя прийти в чувство – И к фургону. Сюда топают остальные агры. И найти нас легко – вон дыма сколько. Велемир! Потуши тот поползший куда-то огонь! Не будем устраивать пожары. Док, собери вещи Храбра.

– Уже. Сберегу.

«Я в порядке. На сторожевом посту. Как вы там?».

Вот и сообщение от Храбра.

«Благодаря тебе – в порядке. Победили. Спасибо!» – написал я, медленно поднимаясь.

«Мы клан».

Верно, мы клан.

«Жди нас на посту. Отпишись как там обстановка».

«Понял. К вам уже выдвинулся десяток стражи. Бермукуда с ними. А еще немало игроков. Включая владельцев части местных земель – бойцы клана Львы и Медведи. Держитесь».

«Ок».

– Храбр на посту, ждет нас. К нам движется подмога – стражи с Бермом и игроки. Главное продержаться еще чуток, парни! – донес я до остальных радостную весть.

– Класс!

– Круто!

Поднимаясь к оставленной лошади, я отправил еще одно сообщение, краткое и уважительное:

«Это был великолепный бой, Ариэлла. Ты дралась до конца. Мое уважение. После окончания нашей войны буду рад вернуть твои вещи».

Ответа я не ждал, но к моему удивлению он последовал.

«Спасибо».

Вот и пообщались. Аж гордость за самого себя берет.

Через пять минут мы продолжили путь. Прямо на ходу перекладывали часть груза на пятую лошадь, облегчая оставшийся без одного колеса скрипящий фургон. Да, наши трофеи может и не стоят таких безумных усилий, самое дорогое уволок Бом, но тут уже дело принципа. Наш клан так легко не сдается. Даже за принадлежащий нам ржавый гнутый гвоздь мы будем сражаться до конца. Нам бы продержаться еще четверть часа. Или минут двадцать. Этого хватит.

Спрыгнув на землю, я уперся плечом в задний борт фургона. Через мгновение рядом оказался Велемир. Кричащий Док размахивал кнутом – с поразительным умением. Демонесса осталась в повозке, но свесила босые ножки рядом со мной и продолжила настойчивую агитацию предсмертных любовных утех. Плохо или хорошо, быстро или медленно, но мы продолжали двигаться вперед.

Глава шестая

Золотые слухи

Нам удалось.

Всего два слова. А сколько всего означают.

После последней сшибки мы продолжили путь, но удача отвернулась – мы оказались в тупике с отвесными стенами. Пришлось разворачиваться – и это оказался полный кошмар. Когда лошади измотаны, фургон рассыпается кусками угля, а позади вот-вот покажутся враги… на одно мгновение мне уже хотелось опустить руки, плюнуть на трофеи и бросив на них пылающий факел, дать врагам последний бой с бушующим пламенем за спиной. Судя по лицам остальных в тот миг их обуревали схожие чувства. Надоело убегать.

Но мы перебороли позорное чувство фатального героизма. Развернули фургон, буквально на руках вытащили его из тупикового оврага, свернули на иную тропинку и с медлительностью беременной черепахи продолжили путь. Лошади сдавали. Им уже не помогали краткие остановки. Требовался длительный отдых и обильный корм, причем желательно дать лошадям попастись на зеленом лугу, и чтобы рядом имелся ручеек с чистой проточной водой. У нас ничего из этого не было. Но слово я себе дал – лошадей не продам. Столько всего вынесшие лошадки проявили себя невероятными трудягами, были многократно ранены и обожжены. Они заслуживают награды в виде клановых конюшен и обильной пищи. Правда, все это станет осуществимо, если сумеем уйти от севших на наши израненные пятки агров.

Когда с этими мыслями в голове и с натужным хрипом на устах я оказался на гребне очередного холма, случилось чудо – над нашими головами промчалось три толстые сосиски и на каждой восседал сверкающий начищенным металлом доспехов страж. Продвинутый у них стало быть там сторожевой пост – как минимум третьей категории, при достижении коей в распоряжении стражей появляются крылатые сосисоны. У двоих стражников в руках зажатые длиннющие копья.

Все. Я махнул рукой и Велемир с великой радостью осадил изнуренных лошадей. Мы остановились на вершине холма. Отсюда открывался достаточно хороший вид на окружающую нас унылую местность. В паре ложбин булькали крохотные болотца, от них поднимался серый пар. Колыхался вереск, низкие облака бросали густую тень на землю и грозили скорым дождем. Я понял, что все это время ждал, когда раздастся знаменитый вой собаки Баскервилей – местность прямо под нее создана. Прямо под мистическую драму… которая прямо сейчас и разыгрывалась на наших глазах. Правда мистики не было вообще. Просто кровавое избиение.

Три летающих стража – это много. С их уровнями и экипировкой любой стражник представляет собой настоящего Илью Муромца. И поэтому я ничуть не удивился, увидев, как от невероятно мощного удара копьем сразу двух бегущих игроков подбросило к облакам. Один сразу превратился в серебряный туман. Другой умер при падении – на него налетел чей-то грузный боров-питомец. Тройка стражей разделилась и рванулась за разбегающимися аграми. И только некоторые из них телепортировались – остальные продолжили убегать на своих двоих. Кто-то прятался, кто-то пытался защититься. Один, совсем видать долбанутый, рискнул огрызнуться. И совершил красивый прыжок с холма на пролетающую мимо сосиску. Оказался за спиной стража, ударил его двумя кинжалами в шею. Страж ударил в ответ затылком. Поймал игрока за шаловливую ножку, сдернул его и, удерживая за ногу в воздухе, пару раз шмякнул дурной головушкой о стены оврага. Будто мокрую тряпку отбил. А потом помчался дальше, уже забыв о странным образом застывшим на крутом склоне сгустке посмертного тумана.

Под грохот копыт мимо нас промчался отряд игроков в одинаковых плащах. Через минуту появился еще один отряд – побольше и разнородней. От них отделился одинокий всадник радостно машущий руками. Бермукуда вернулся.

– Ух дела, дела! Ух! – парня аж трясло.

– Спасибо! – от всей души поблагодарил я – Как раз вовремя! Спас наши рваные шкуры.

– Я в жизни так не скакал! – Бермукуда не мог успокоиться, его трясло, он ходил вокруг нас кругами и размахивал руками от перевозбуждения – Овраги, подъемы, спуски, два раза кубарем вместе с лошадью, со всего маха в болото – и по шею! Еле выбрались. Снова скачка. Вот пост. А там все сидят, кашу варят, мясо жарят, пиво пьют. А я как заорал – «Агры в поле! Надо бить!». И к стражам! Не успел объяснить – вокруг уже толпа. Слушают. Едва закончил – все рванули к лошадям. Некоторые бегом помчались! Вон один! – Берм указал вниз, и мы все с большим удивлением проводили взглядом невероятно быстро бегущего игрока, легко перепрыгивающего оврага и громадные валуны. Настоящий скороход.

– Только я закончил – весть пришла! Несколько агр-отрядов вошли в пустошь Кохгвальда с разных сторон! А потом я услышал, как один из Львов и Медведей крикнул, что Росгард тащит через пустошь фургон набитый артефактами и золотыми слитками! Что слухи уже по всей Вальдире разнеслись. Но ведь у нас нет в фургоне слитков золотых!

– Нету – качнул я головой – Бред. Кто-то постарался навести на нас всех жадных агров. И я даже догадываюсь кто именно. Ходу! К сторожевому посту. Велемир, твоя очередь скакать. Бери нашу условно свежую лошадь, грузи ее и себя самым дорогим товаром – и на сторожевой пост вперед нас. И чтобы до нашего прихода все продал. Следом купи запчастей для нашего фургона, корма и лекарства для лошадей. Вы повезете фургон на юг – в Озерный Край. Присмотрись нет ли подходящего товара для бродячего торговца. Вдруг с прибылью обернемся.

– Ничего себе поездочка намечается… а подробней?

– Позже.

– Ок. Жду вас на посту – Велемир начал загружаться остатками оружия и экипировкой.

– Мы поторопимся – кивнул я и покосился на рогатую девушку – Надо бы избавиться от демонессы до прибытия на пост. Вряд ли стражи одобрят такой способ лечения.

– Это точно – согласился Док – Воспользуемся формулой изгнания.

И воспользовались мы формулой без малейшей жалости, едва оказались в относительной близости сторожевого поста. Милая хвостатая демонесса обиженно надула губки, показала мне язычок и исчезла в инфернальной багровой вспышке. Запахло серой.

Мои руки разом почернели… и тут же быстро побелели. Система выдала сообщение, что действие яда окончено. Я сразу оповестил Дока, и он записал время. Теперь мы знаем примерное время действие яда инванекрозия – и оно оказалось весьма долгим. Редкий яд действует больше четверти часа. Ну полчаса. Большинство долгоиграющих ядов очень слабые, больше на нервы действуют своими комариными укусами. А тут и сильно и долго – прямо элитная смесь. Учитывая мои текущие характеристики – в основном выносливость – можно вывести примерную формулу силы и срока действия яда для различных классов персонажей.

Я этого не знал – об этом меня оповестил выбежавший нам навстречу почти голый Храбр, держащий в руках бокал вина и шампур с мясом. Мы обнялись, я восторженно затормошил его, ко мне неожиданно присоединились остальные и мы, великовозрастные придурки, закрутились в прыгающем неуклюжем и дружно ревущем победном хороводе. Мы победили. Победа! Черт, смешно, я так не радовался даже в момент освобождения Тишки от ига агров. Хотя нет, радовался, просто последняя победа затмила собой прошлое.

Я клятвенно пообещал Храбру, что третьей по счету картиной в холле нашего кланового холла – странновато звучит – будет картина боевого алхимика объятого оранжевым пламенем, погибающего, но продолжающего сражаться. Четвертая картина запечатлеет нас всех – бравую пятерку вояк стоящих у обгорелого фургона и радостно лыбящихся. Ах да – лошади лыбились тоже. Скриншот был сделан по моей просьбе пепельноволосой девушкой людских кровей, попросившей за это взять ее в клановые рекруты. Просьбу ее я удовлетворил мгновенно.

Рекруты нужны! А она воин лучник сто одиннадцатого уровня специализирующаяся на охоте и добыче максимального количества трофеев с одного убитого монстра. Такую и не взять? Но надо проверить. И столь же быстро я назначил ее третьей в «фургонную команду», что должна сопроводить наш боевой экипаж в город Тишка, следуя по дорожкам, дорогам и трактам, преодолевая трудности, опасности и скуку и, что главное, тратя на это задание личное время. Рекрутов надо проверять. И тех, кто жаждет лишь приключений и попоек в трактирах, следует мгновенно отчислять. Кирина наука! Да, я из тех парней, чья девушка, во время вечерних посиделок в обнимку перед теликом, шепчет на ухо не нежности хрипловатые, а премудрости клановой жизни… хрипловатые…

Девушка лучник Теллараусса Охотница взяла время на обдумывание. Постояла минутку в одиночестве. Потом вернулась и коротко кивнула. Мое предложение принято. Ок. Я отправил запрос, получил на него подтверждение. Телла Охотница стала очередным рекрутом клана ГКР.

Еще через десять минут я достал свиток телепортации, глянул на тройку героев стоящих у фургона, кивнул им на прощание и активировал магию. Кое-что пояснив, как и обещал, я специально не дал им четких указаний, оставил немного денег вырученных от продажи рядовых трофеев, велел их смело тратить, хорошо продумать маршрут, не затягивать с дорогой и постараться не облажаться. Пока-пока, счастливого пути! Безумный приказ Росгарда обрек тройку игроков на долгий путь по проселочным дорогам. У каждого из них имелся свиток с телепортацией – если в Тишке дела совсем туго, я им отпишусь и они, бросив фургон, прыгнут к нам на подмогу.

Я, Храбр и Док отправлялись в Тишку. Отбывали мы как раз до прибытия славно поохотившихся на агров игроков и стражей. Я специально стремился удрать пораньше, чтобы не тратить время на пояснения. Я попросил Велимира поблагодарить от моего имени славный клан Львы и Медведи за помощь, равно как стражей и игроков одиночек. И пояснить им, что я не мог сделать это лично только по причине уважительной жуткой спешки – родной холл вот-вот разнесут злобные агры. Этот довод поймет и примет любой клан. Позднее, с помощью Киры, уже из реала, отпишу лидеру Львов и Медведей благодарственное письмо. Вот и дожился – политика-с…

Вспышка.

Что нас ждет в городишке родном?

* * *

О славное сонное кудахтанье кур!

Как приятно видеть роющихся в пыли окраин пернатых созданий! Мы «приземлились» рядом со стайкой кур и поверх них торопливо взглянули на город. Взглянули и расслабились – город пребывает в мирной неге. Время уже к вечеру, небо начало неторопливо темнеть, горизонт покраснел, а предзакатное солнце окрасила крыши в оранжевый теплый цвет. Тишка в полном порядке. Впрочем, это было очевидно – случись атака, Бом обязательно бы оповестил.

Перейдя на бег, мы помчались по узким городским улочкам, начавших возвращать себе первозданный вид. Нам приходилось лавировать между каменщиками и штукатурами, столярами и грузчиками, малярами и стекольщиками, стараясь не столкнуться в весело гомонящей малышней. Наши уши заполняли благословенные звуки восстановления – стук молотков, визг пил, звон укладываемой черепицы, скрежет впивающих в землю лопат и голоса строителей, что непрестанно окликали друг-дружку. Не останавливаясь, мы здоровались, улыбались, кивали, махали руками стоявшим на крышах и на дне глубоких ям, желали легкой работы и успеха в делах. Нам отвечали тем же. От искренней теплоты в глазах «местных» плавилась душа и хотелось сделать для них еще больше. Что отрадно – чувство было взаимным. Большинство жителей города готовы умереть за нас – за клан Героев Крайних Рубежей. А еще они надеялись на нас. Что немного пугало, ведь я понимал, насколько мы сейчас мелкая рыбешка. Любой клан «старик» может уничтожить город одним ударом, превратить здесь все в глубокий дымящийся кратер. Для этого хватит одного разряда КЛАУДа. И мы никак не сможем этом помешать – во всяком случае военными действиями. Тут выручит только политика.

Клановый Холл встретил шумом. Особняк за высокой кованой оградой гудел как улей. Мы приблизились к входу и удивленно замерли – на площадке у ворот разместился стихийный рынок игроков. Здесь собралось никак не меньше тридцати игроков, они расположили лотки вдоль ограды и перед воротами, вовсю рекламируя свои товары. Клановых нет, все как один одиночки, хотя несколько игроков держатся группами, явно прибыли сюда вместе, собираются распродаться и снова броситься по делам. Знакомые и приятные призывы услаждают слух, а сплошь зеленые игровые ники радуют взор. Мы чуть задержались. Нет лучшего места для узнавания последних новостей.

– Львиные гривы – осталось десять штук!

– Коровьи рога связками по двадцать штук! Мелкий опт, берите пока есть!

– Три стога свежей люцерны и один стог целебного клевера! Лучший корм для скота! Жирком на глазах обрастают!

– Поюзанные мечи и топоры на сотый и сто двадцатый уровень! Трофеи с агров! Одна дубина на двухсотый уровень!

– Клыки и шкуры долинных волков! Вместе с хвостами и ушами! Шкуры только что снятые, еще рычат!

– Липовый мед! Продаю липовый мед!

– Ищу умелого кузнеца способного починить мне кирасу и подковать лошадь! Плачу вперед!

– Набираем группу в катакомбы под Тишку – у нас задание от мэра! Истребление расплодившихся тварей! Четверо уже есть! Еще нужен лекарь и арбалетчик! Липунами снабжаем!

– Продаю пустые склянки различных размеров! Сотнями! Большой опт! Стеклотара! Много!

– Держитесь подальше от южной части Тишки! Там в перелеске засело несколько агров! Слышите? Держитесь подальше от южного перелеска!

– Чиню тканевую и кожаную одежду! Мой сосед чинит обувь! Мы на пару восстановим ваш экип за минуты! Качественно и дешево!

– Нужны сильные игроки на уборку улиц от камней и поваленных деревьев! Платят щедро, плюс репутация! Есть «ишаки»? Отзовитесь. Надо торопиться – «местные» и сами неплохо мусор убирают!

– Дикий дракон к западу от Тишки! Красный, огнедышащий. Весь какой-то больной и стопудово бешеный! Уже убил трех игроков.

– Точно! Я тоже видел дракона! Он еще поджигает леса! В той же стороне бегают орки дезертиры. Лучше туда не соваться, честное слово!

– Кто-нибудь, дайте чего не жалко срам прикрыть – дюжий полуорк стоял в одном черном подгузнике, смущенно улыбаясь – У меня ЛК пустая, денег всего пара монет, даже на топор не хватит. А за собственным трупом бежать придется. Хотя бы обувь и штаны. Я рискну.

– Двуручный топор? – деловито уточнил я.

– Ага – торопливо кивнул полуорк, глянув на мой ник, да так к нему и прилипнув взглядом.

– На девяностый уровень есть. Держи – я с большим облегчением передал ржавый увесистый топор. Ничего особенного, просто тяжелая и острая железяка способная снести врагу голову с плеч.

– Вот штаны кожаные – поддержал меня Док.

– И пара эликсиров – дополнил Храбр.

– Ребята – обратился я к гомонящим игрокам поблизости – Кто-нибудь пожертвуйте рубаху и обувь, если есть. Добро как бумеранг. Обязательно вернется однажды темной ночью.

– Спасибо! – полуорк прижал к груди подарки – С меня причитается!

– Держи сапоги – один из игроков, продающих потрепанное военное снаряжение, бросил горемыке пару высоких сапог – Еще крепкие. А вот и рубаха.

– Удачи – кивнул я и заторопился к воротам.

– Я пустые склянки скуплю – тихо сказал мне в спину Храбр – И клевера бы пару охапок. Еще травы местные глянуть бы. Док, поможешь?

– Конечно!

– Жду вас внутри. Давайте часть груза – сказал я, принимая пару мечей и проскальзывая в щель между приоткрывшимися створками ворот – И расспросите про тех агров в перелеске. А! Храбр, Док, спросите у сапожника и портного-кожевенника – за сколько они починят пару десятков рубах, штанов и сапог. Тех что из наших трофеев.

– Ок. Если цена нормальная?

– Пусть заходят за ворота. Разместим их в садовой беседке.

– Ясно.

– Воины – поприветствовал я двух угрюмых вооруженных парней стоящих у ограды и внимательно наблюдающих за площадью.

Шагая по дорожке ведущей к дверям, я открыл встроенный блокнот и быстро записал: «Расширить площадь перед особняком, поставить зачарованный фонтан, сделать площадь постоянным стихийным рынком. Нет, расширить площадь от особняка до будущего храма. Длинная площадь с тремя зачарованными фонтанами. Один с бонусом на здоровье, второй на ману, третий от усталости. Разбить пару скверов по бокам площади. Сделать там места для готовки пищи. Рядом открыть небольшой ресторанчик».

Хм…

Увлекшись, я остановился, подергал себя за мочку уха, продолжил писать:

«Надо скупать еще недвижимость вокруг особняка и храма пока цены не взлетели. Нанять еще пару каменщиков. Площадь должна быть в нашей собственности. Как и скверы и фонтаны. Преподнести это мэру как украшение города. Устроить здесь же пару магазинчиков, книжную и алхимическую лавку. Посоветоваться с Бомом. Ковать железо пока горячо».

Действовать надо быстро. Я и предположить не мог, что пустое место перед особняком привлечет игроков желающих распродаться или закупиться. Но это случилось. И теперь надо поторопиться – будет смешно, если территорию вокруг нас выкупит какой-нибудь ушлый коммерсант.

И где Темнейшая Сила? Злое Пламя? Прочие недруги? Бом написал, что чувствует что-то нехорошее. И я доверял его чутью. Но пока ни увидел никого могущего представлять опасность. Впрочем, мы прошли напрямки и только по одной части города. Вряд ли злодеи станут нарочно крутиться около ворот. Они прячутся в тени, подсчитывают нас по головам и выжидают подходящего момента. Сколько процентов шанса, что сейчас моя спина в перекрестье вражеского прицела? Думаю, вероятность высокая. Я зашел внутрь особняка, за спиной хлопнула дверь. На душе сразу полегчало. Но ненадолго.

Из коридора вылетел мрачный Бом, глянул на меня и буркнул:

– Ночью долбанут, босс. Так что на поспать есть время до заката.

– Ночью… – повторил я, заходя в зал, где мы складывали добычу. И огромной радостью разгрузился, не нарушая при этом строгий армейский порядок появившийся совсем недавно и наверняка благодаря Бому. Одноручные мечи к одноручным мечам, бронебойные стрелы к таким же, рваные кольчуги к прочему металлическому рванью в большом ящике, топоры на высокий стол, а пяток кинжалов легли на лавку по соседству. Да… от этого порядка прямо несет армией. Я детстве бывал на паре военных складов управляемых настоящими зубрами. Там примерно также все было организовано, только оружие посовременней. Со стуком поставив массивный медный шлем в форме орлиной головы, я развел руками:

– Значит ночью. На то они и злодеи. Хотя я бы атаковал днем или перед закатом.

– Я тоже – согласился Бом – Ночью воевать дело нелегкое.

Многие по какой-то странной причине полагают, что нападать на врага надо в ночное время, при этом совершено забывая, что темнота – палка о двух концах. Эффект неожиданности длится не больше минуты. И если не успел им воспользоваться – начинается драка на равных. И ночью в любом населенном пункте куда больше патрулей, которые, в отличие от большинства агров, ночью сражаться умеют. Магическое зрение работает не всегда, факелом и волшебством себя подсвечивать не стоит, но многие это делают, липуны летят со всех сторон, начинаются пожары, ночь быстро превращается в яркий день. И стоило ли тогда нападать посреди ночи?

– Усилил пару мест на крыше – начал говорить Бом, внимательно осматривая принесенные мною трофеи и порой перекладывая их с места на место – Разместил засаду у больших задних окон первого этажа. Разбросал ловушки по саду. Проверил забор, пообщался со старшим у наемников. Вроде все неплохо. Почитал про Темнейшую Силу. У них заявлено больше двадцати членов. Плюс Злое Пламя. Еще где-то столько же бойцов. Может подтянут с собой разбойников «местных». И атаку начнут не с особняка. Мы не так уж и готовы, но они об этом не знают. Вдруг здесь крепость настоящая? Так что ударят не сюда.

– Ударят по городу – кивнул я – Уже думал об этом. Злое Пламя знает город, уже воевали здесь. Устроят бучу где-нибудь подальше отсюда. Мы побежим помогать жителям. И дальше уже варианты. Либо выдвинувшуюся на помощь группу пропустят и ударят по особняку, либо ударят сразу по двум целям, либо же уничтожат группу и продолжат гробить город, надеясь, что мы пошлем следующих.

– Третий вариант самый результативный – прогудел Бом – Ты точно раньше не агрил, босс?

– Точно. Но байки трактирные слушать любил. Третий вариант?

– Если они не совсем тупые – да. К нам сунутся только под утро, когда разграбят город и унесут трофеи. Есть планы? И где остальные?

– Планы есть. Сначала это прочти – я открыл блокнот, сделал его видимым для казначея, дал время прочесть – Сейчас метнусь к мэру. Надо что-то ему в подарок. Постараюсь купить землицы. Проверю каменщиков. Вернусь сюда и вывалюсь в реал на несколько часов. Надо поспать, раз уж бессонная ночь намечается. Как думаешь, массой бить будут?

– Это глупо. Бить «метеором» по почти сельским домам? Где тут выгода? Сплошные траты, а взамен ничего.

– Они все там злые на нас. Очень злые.

– Может и шарахнут парой свитков. Опять разруха… Но, даже если пожалеют массовую магию, любая атака на городское имущество и жителей нам будут на руку. Это уже не клановая война, а новое нападение на город. Против них поднимутся все. На нашей стороне прибавится.

– Я город отстроить хочу, а не ломать! – вздохнул я, выходя из зала – Я к мэру. Что ему дарить?

– Вот.

Бом вручил мне какую-то замысловатую гадость, больше всего напоминающую клубок из толстой серебряной проволоки проткнутый серебряным же ножом.

– И что это? Арт-изображение моего усталого мозга?

– Пресс-папье с ножом для бумаг. Мэр оценит.

– От Грима?

– От него. Видать задрал он караван с офисными принадлежностями. Или чинушу прибил на тропинке лесной. С площадью задумка классная! Недвижимость скупать надо. А фургон и наши где?

– О! – приостановившись, я в нескольких словах поведал о судьбе рекрутов, о пополнении и о новом маршруте фургона.

– Так… пусть покупают там змеиный яд, мед и северную копченую рыбу! К югу цены на них вырастут впятеро! – оживился Бом, потирая широченные ладони – Еще можно погрузить центнер… так… я им сам сейчас отпишусь. Молоток, босс! Вот и наш первый торговый караван! Так… и еще раз так… если трое сопровождающих, двигаться надо только вместе с другими караванами. Заплатить и примкнуть. Так… хорошо! Даже отлично! Я им напишу!

– Ага – фыркнул я, глядя на невероятно воодушевившегося полуорка, внешне никак не похожего на продуманного прожженного торговца и опытного тактика.

Передо мной стоял настоящий Конан Варвар измазанный в зеленке и отрастивший клыки. Такому только головы вражеские откусывать и небрежно поплевывать ими в звенящий щит висящий на стене метрах в пяти. А он с большим знанием дела прикидывает чем лучше загрузить фургон, к какому каравану им примкнуть и что чертовы гномы и эльфы чересчур много берут за прием в свои обозы.

И этот игрок превратил себя в «ишака»? Да, профессия тяжелая, тут нужен невероятный опыт, большая целеустремленность, знание тонкостей. Без «ишаков» не обходится ни один серьезный рейд. Они нужны всегда. Востребованная профессия. Раньше я особо не задумывался. Видел перед собой практичного или даже прагматичного полуорка любящего золото и богатые трофеи, все оценивающего с позиции денежной выгоды и следующего за мной только потому, что я изо дня в день нарывался на неожиданные приключения приносящие свои звонкие плоды. Но теперь, узнав Бома получше, я уверен, что такой игрок как он мог стать богатым уже в Яслях. Вернее – он стопроцентно был весьма обеспечен, когда покидал в Ясли. Хотел бы я узнать о похождениях «новорожденного» Бома. Так что при выходе с Яслей он мог нанять парочку «ишаков» и отправиться за добычей. Ему нет нужды превращать себя в невероятно выносливого двуногого мула. Но он это сделал. Отсюда вопрос – зачем?

– Увидимся, Бомыч – бросил я на прощание и рванул к выходу, после разгрузки чувствуя себя настоящей птицей.

Едва не столкнувшись с тяжело шагающими Храбром и Доком, перебросился с ними парой слов и помчался дальше. Пролетел через рынок у ворот, ответил на чьи-то приветствия, пообещав скоро вернуться, увидел впереди топающий в подходящем направлении патруль и присоединился к ним. Возражений не последовало. Только радостные улыбки, похлопывания по плечам и благодарности. В одиночку я по городу шастать не хотел. А то зарежут негодяи доброго волшебника в темном переулке…

Пока шли до мэрии, усиленно крутил головой. Врагов выискивал. Почти наверняка это разыгралось воображение, но врагов я обнаружил. Четверых. Три девушки, один парень, держались поодиночке, мирно гуляли и улыбались. Это и привлекло мое внимание. Клановых отметок нет, ники открыты, уровни тоже, ничего скрытого, сплошные улыбки. Если бы эти четверо работали – я бы прошел мимо. Но они единственные кто ничего не делал в восстанавливаемом городе. Не брали заданий, не таскали строительные материалы, не лазали по крышам, не копали землю, не разгребали оставшиеся единичные руины. А еще они не смотрели на меня. Даже косого взгляда не бросали – все то время, что находились в радиусе моей зоны видимости. Демонстративно пялились в любую другую сторону кроме моей, хотя дружное топанье патруля не мог услышать только глухой. Прав, Бом, ой прав – злыдни уже здесь и только ждут команды. И они зеленые, мирные. Либо это хитрые артефакты временно выправляющие вмятины в карме, либо же ребятки уже «отмокли» от красноты и только ждут мига, чтобы снова пролить невинную кровь.

Я иду в правильном направлении – во всех смыслах. Надо мэра предупредить и поднапрячь.

В здание мэрии меня пропустили с невероятной легкостью. Похлопали по плечам, выбивая оставшуюся пыль и сажу, указали заботливо в сторону где находился мэр Лёруш Бланшер и даже не спросили не несу ли я при себе отравленного ножика. Вот она слава…

Мэр проводил заседание. Если таковым можно назвать роскошное застолье. Что-то слишком часто в последнее время натыкаюсь я взглядом на невиданные яства. И что показательно – яства появляются все в том же месте. Может ратуша проклята? Может здесь раньше была кулинарная академия? Иначе какого вообще черта в служебном здании готовят пищу и здесь же подают?

И без того, огромный стол стал еще длиннее! К нему добавили сразу две двухметровые секции и тут же заставили их мисками, тарелками, супницами, блюдами и соусницами – и ни одна посудина не пустовала! Странные многоярусные конструкции заполнены жареной птицей и тушками странных крысоподобных созданий. За столом сидят плотными рядами граждане и вкушают пищу. Во главе сидит сам мэр, расстегнувший пояс, сыто откинувшийся назад, но продолжающий голодным взглядом оглядывать стол в поисках очередной вкусности. Да, дела сдвинулись к лучшему – за столом сидят не только приближенные, а все подряд. От мусорщика до мэра. Мечта о идеальном государстве сбылась в городе Тишка!

– Тут точно что-то не так! – сквозь сжатые зубы выдавил я, оглядывая большой зал с холодной ненавистью и глубоким подозрением. Я в этом убедился полностью.

Либо со зданием, либо с целым городом, либо с должностью здешнего мэра связана какая-то темная гадость. Ну не может быть иначе – с чего все мэры начинают ненасытно жрать и с радостью принимать небольшие «подарки»? Тут что-то очень серьезно не так. Надо разбираться. Это мой город. И подобного беспорядка здесь не надо. Я предпочту заплатить полную цену за каждую пядь земли и преодолеть долгие бюрократические препоны, чем получать все вот так легко и просто. К тому же сейчас я один такой уникальный – с репутацией городского героя – но в будущем таких игроков может прибавиться в числе. И они город растащат по кусочку.

О, меня увидели…

– Росгард Мудрый и Великодушный! – мэр попытался встать и, слабо улыбаясь, вновь опустился на мягкий стул, замахал мне перепачканной соусом рукой – Сюда, мой друг, сюда! В атаку на куропаток и фазанов! Пронзим их бока нашими вилками, без жалости разрубим кухонными ножами и отправим прямиком в наши желудки, изнывающие от ужасного голода!

– Голода – проворчал я, натягивая на аж потрескивающее от натуги лицо широчайшую сладчайшую улыбку – Мэр Лёруш Бланшер! Рад видеть вас в здравии, друг мой!

– Присаживайся, присаживай скорее! Рыба остывает! Улитки тонут в желе, а жареные лягушки почти не похрустывают на зубах! Надо спешить!

– Конечно, мэр, конечно.

Я уселся на почетное место рядом с мэром. Помешал вилкой салат. Наклонился к уху мэра и тихо прошептал:

– У меня к вам важное дело, ваша светлость.

– Светлость? Что ты! Я всего лишь мэр, в прошлом бравый рубака и служака.

– Это пока – улыбнулся я еще шире – Только пока. До вечера еще есть время. Быть может те, кто уже покушал, завершат сегодняшние дела?

– Мудро! Эй! Вы все! Успеете еще наесться до отвала! Еды вдоволь! Встаем и беремся за дела городские!

Загремели стулья и лавки, застучали башмаки. Разом сорок бездельников поднялись и с явно неохотой поплелись прочь из зала, часто оглядываясь на оставленные тарелки. Да что с этим городом? Куда я опять вляпался? Почему мне не достался милый и спокойный провинциальный городок без всяких скелетистых кошмаров в шкафу?

Едва мы остались одни, мэр доверительно произнес:

– Еды на самом деле не так уж и вдоволь, друг Росгард. Подумываю о том, чтобы допускать сюда только самых… близких мне и дорогих горожан. Негоже пускать сюда всякого.

– Интересная мысль – сумел я сохранить спокойный и понимающий вид и не начав с трехэтажными матами прыгать по пиршественному залу.

Кстати – это не пиршественный зал! Это судебный зал! Вон возвышение для судьи! А вон место для подсудимого. А под моей ногой лежит старый судейский молоток. Нагнувшись, я поднял находку, повертел в руках задумчиво и спокойно убрал в мешок. Мэр и глазом не моргнул! А ведь предмет не опознан. Пусть побудет у меня – прежде чем его утащит какой-нибудь бродяга. А бродяг и менестрелей тут недавно сидело немало.

Заставив себя забыть о темных загадках, я вернулся к делу:

– Леруш, прошу, прими в дар от всего сердца. Простая безделушка для рабочего стола.

– О-о-о… – выпятив губы, бывший капитан принял моток серебряной проволоки, покрутил его в руках и убрал столь же небрежно, как я спрятал судебный молоток – Чем могу помочь, дорогой друг?

– Много земли вокруг моего особняка пребывает в постыдном запустении. Разрушенные здания, изрубленные скверы.

– Истинно говоришь! Но мы в поте лиц… – и мэр разразился длинной пылкой речью свойственной любому «местному» такого ранга. Я не слушал. Я терпеливо ждал. И когда он закончил, снова наклонился к его уху:

– Я бы хотел выкупить эти земли, мэр Бланшер. И привести их в порядок.

– Конечно, дорогой друг Росгард! Конечно! Ты истинный герой и друг нашего города! Какие земли? Следуй за мной, взглянем на карту и сразу же подпишем все бумаги. Деньги можешь передать сразу мне. Но, конечно, я смогу продать только те земли, что находятся в городском владении. Если владение частное – тебе придется разговаривать с хозяином земли.

– Понимаю…

– Взглянем! – с этим возгласом, мэр воззрился на огромную карту города Тишки, расстеленную на столе. А карта новая… яркая такая, очень точная, каждая улочка видна в подробностях, вон завалы мерцают, а тут черные пятна сажи. Хм…

Через десять минут я вышел из мэрии держа под мышкой длиннющий бумажный рулон с картой. Мне ее подарили. А выжившему во время последней бойни картографу закажут новую. Я предупредил мэра о том, что в городе бродят потенциальные убийцы и грабители. Но он и ухом не повел, вернувшись к столу и еде – как раз внесли моллюсков.

Я стал единоличным обладателем прерывистого кольца земли вокруг особняка. Все бумаги на мое имя, а не на клановое. Причина – мы здесь временно. Если клан уцелеет и разовьется, все одно будем строить цитадель. А данный городок я изначально рассматривал как дом для моей божественной дочери. И планы особо не изменились. Кольцо земли шириной в двадцать метров с небольшим. Я стал беднее на восемьдесят тысяч золотых монет. Бома кондрашка сейчас хватит. Хотя нет… это ведь инвестиции… Несколько участков земли выкупить не удалось – частные владельцы. Они живы и находятся где-то в городе. Их можно уговорить или их можно убить… тогда их владения, если не обнаружится наследничков, перейдут в городское имущество и я их легко выкуплю с помощью своего высокопоставленного друга. Да и наследничков можно того… ну и мысли у тебя добрый Росгард. Проклятье ратуши подействовало? Черт! Ведь точно есть какая-то мистическая закавыка! Магическая заноза бьющая по затылкам мэров «местных» – меня ведь не зацепило в бытность мэром.

Пока я вижу только одну зацепку – до начала военных действий, в мирные времена рыболовных состязаний, прежний мэр был падок на деньги, еду и лесть, но в такие крайности не впадал. Все изменилось с приходом войны, с приходом угрозы. Именно тогда мэр превратился в трусливого ненасытного и подозрительного обжору.

– Бом, мы стали беднее! – заявил я, обнаружив полуорка у старого дуба, смотрящего в крону и тихо насвистывающего. Оттуда ему кто-то свистел в ответ.

– Меня не радуют эти слова, босс! Землица наша?

– Целое так его кольцо! Почти даром отдали! Восемьдесят тысяч золотом. Плюс два шикарных участка со зданиями выкупить не удалось. Но владельцев найдем и уговорим.

– Восемьдесят штук… это дешево! Для центра старого города у самого берега Найкала – дешево! Молоток, босс. Хотя нет – ты не молоток, ты кувалда, босс! А это что?

– Карта городская, магическая – с городостью пояснил я.

– Вот это вещь! В зал ее на втором этаже. К ней добавить арт «кровавый нюх», к нему шар «военного слухача»… и у нас будет тактическая карта с оперативным обновлением. Я займусь!

– Стой! Возьми это – я отдал и судейский молоток – Спрячь его поглубже. Городской блин символ судебной власти.

– Откуда?! Еще и не опознан… опознаем, изучим, подумаем… но где отыскал?

– Под ногами среди объедков валялся – буркнул я – Полный бардак! Бом, с должностью мэра что-то не так. И это связано с кровопролитием – ты вот сказал про артефакт «кровавый нюх» и меня осенило прямо – когда в округе и в городе льется кровь, когда вокруг неспокойно, мэры начинают незаметно превращаться в странных обжор и взяточников.

– Ого…

– Угу. Ладно, я в реал на несколько часов. Надо поспать хоть немного, раз впереди бессонная ночь. Плюс есть пара разговоров важных.

– Понял. Я через час тоже вывалюсь на пару часов. За главного оставлю Дока. Храбр пока не дорос.

– Отлично. Дай им вахты. Пусть все поспят хоть немного. О… ребята на нас работают?

– Разовый контракт – кивнул Бом, убирая молоток в мешок – Берут недорого, работают старательно. Как закончат – дам им два предложения. Рекрутство или периодический найм.

Речь шла о игроках предлагавших починку обуви и одежды. Этим они и занимались, сидя на широкой скамье в саду и починяя наши трофеи из тайника Грима. Черт… я же еще его письма не прочел…

– Молодец, Бом.

– Хорошо отдохнуть, босс.

Вспышка.

Привет тебе, о радуга путеводная. Неси меня домой…

Выход.

Глава седьмая

Разговоры странные

Любые важные разговоры веду лицо к лицу. Даже если знаю, что в финале беседа приведет к драке. По-другому никак. Нельзя о важном разговаривать с телефонной трубкой в руке, а не с живым человеком.

Но в данном случае беседа «лицо к лицу» не могла осуществиться. Я не собирался покидать уютную и безопасную квартиру в хорошо охраняемом доме. В первую очередь из-за Киры, что останется здесь одна. Да, глупо, да квартира уютная и охраняемая, но мое решение от этого не изменилось. Да, я больше не Великий Нави и общие страсти по мне поутихли, роль одноразового путеводного ангела я выполнил на отлично, большего из меня не выжать. Но учитывая последние события и мои загадочные «видения» исполинской морской звезды зажатой под толщей нового материка, затишье наверняка временное. Едва поймут старые кланы, что бывший Нави теперь обзавелся зрением способным видеть сквозь землю и видит так всякое непотребное и ужасное… так и окажусь я снова у многих в зоне интереса. Другие могут припомнить несуществующие обиды – из-за тебя мы не дошли до Зар’граада! Третьим окажется интересно насколько сильно я стал богаче. Поэтому я собирался пребывать в осаде и дальше.

Когда я выбрался из игрового кокона и усталой вялой тушкой заполз в ванную, Кира все еще была онлайн. Выйдя освеженным, я заглянул в комнату и убедился, что ничего не изменилось. Возникла мысль взять красный маркер и нарисовать на расслабленном челе любимой что-нибудь смешное, дабы потом мы вместе дружно и весело посмеялись. Но чуть подумав, решил не совершать столь опрометчивый поступок – Беда обязательно отомстит.

Включив ноут, уселся с ним на диван, пока аппарат загружался, помассировал лицо, перебрал в голове все подходящие слова, потом плюнул и решил говорить прямо как есть. Вбив мобильный номер, понадеялся, что у Гоши есть эта программа, позволяющая видеозвонки. Гудки программы оповестили, что номер активен и вызывается. На экране появилось лицо Георгия Пантелеева, он же Гоша, он же казначей клана Альбатросов, бывший владелец красивой серебристой иномарки и мой работодатель.

Гоша моя «точка Х».

Пусть невольно, но именно он дал мне шанс стать Великим Навигатором – он дал мне игровую работу, ради которой я удалил своего старого персонажа Крашшота, создал Росгарда и вновь оказался в Яслях Альгоры, где и нашел уникальное заклинание. А еще именно благодаря работе данной Гошей, я познакомился с Кирой. Одним словом – если бы не предложение Гоши, я бы сейчас продолжал бегать одиноким стрелком Крашшотом по лесам и буеракам, жил бы серой жизнью в однокомнатной квартире, ходил бы на очередную ненавистную работу в реале.

Но это не заставило меня воспылать к Гоше пламенной любовью. Он лишь нажал спуск стартового пистолета, но он не знал куда меня приведет этот путь. Я всего добился сам, ползая в грязи среди пиявок, яростно сражаясь с многочисленными врагами, всеми силами избегая новых «друзей» и стараясь остаться самим собой.

– Привет тебе, о Росгард, лидер клана. Да ты меня переплюнул в карьере, чертяка – широкая сверкающая улыбка была настолько искренней, что мне пришлось срочно напомнить себе, что Гоша банкир и обязан уметь улыбаться.

– Привет, Гош – улыбнулся я в ответ – Как здоровье?

– Давно уже выписался и в полном порядке. Ты бы хоть цветочки послал. Или бутылочку целительного бренди. Вместе бы и выпили, цветочками бы занюхали.

– Извини – искренне повинился я – Дела закрутили так, что из Вальдиры никак выбраться не мог. Сам ведь в курсе.

– Не пыли, Рос – Гоша улыбнулся еще шире, и я испугался, что у него треснут щеки – Ты и так сделал ой как немало.

Двойственно прозвучало. Вроде бы выразил благодарность за то, что я сделал куда больше, чем договаривались. К примеру, в нашем договоре не было пунктов, что я обязан отпугивать от серебристой иномарки таранящих их внедорожников, равно как и таскать девушек на своем горбу по крутым лестницам. А с другой стороны прозвучало так, будто Гоша меня в чем-то укоряет…

– Предложение насчет целительного бренди в силе – банкир потянулся куда-то за экран, а когда выпрямился, в его руке сверкала пузатая бутылка со скромной или даже невзрачной этикеткой – Я уже дома. Подтягивайся, выпьем по чуть-чуть, поболтаем, звякнем нимфам пышнотелым. Как в прошлый раз в общем.

Поперхнувшись чаем, я испуганно обернулся. За спиной никого… нет, в то время я с Кирой не встречался, вроде бы пугаться нечему, но все равно не хотелось, чтобы она услышала про «пышнотелых нимф как в прошлый раз». У женщин ведь такое развитое воображение… Эти прекрасные создания могут найти одинокий кошачий волос на плече твоего свитера и держа его в трясущейся руке такое понапридумывать…

Гоша вроде бы разводился, насколько я помнил. Ему особо терять нечего.

– Понял тебя – кашлянул банкир, глянув за мою спину – И с Бедой тоже все хорошо, да? И у вас обоих.

– Все хорошо – кивнул я – С меня бутылка такого же бренди, что ты сейчас показал. В благодарность за то, что познакомил нас.

– Ты знаешь сколько стоит такой бре… – хохотнул Гоша и тут же осекся, опять смущенно кашлянул, провел рукой по волосам – Извини. Бред несу. Думаю, теперь ты куда богаче меня в обоих мирах. Как вспомню цифры «двадцать семь девяносто девять», так на дрожащий такой смех пробивает.

– Двадцать семь девяносто девять – повторил я.

– Помнишь?

– Столько я просил у тебя в долг. Двадцать восемь долларов без одного цента. Чтобы продлить доступ к Вальдире.

– И кто бы мог подумать… Так что? Подскочишь ко мне? Могу и я к тебе. Заодно новой машиной похвастаюсь. Я теперь ученый. Поэтому взял такую машину, что, когда подъехал на ней к банку в первый раз, охрана за оружие схватилась – думали буду таранить. Хе-хе…

– Не получится – вздохнул я – Работы меньше не стало. Сейчас приготовлю что-нибудь на ужин, затем немного сна – и снова в Вальдиру.

– Понимаю. Честно говоря, другого ответа не ожидал. Лидер клана Герои Крайних Рубежей. Знаменитый Росгард, игровая легенда, Великий Нави, владелец легендарного питомца, любимчик самой Черной Баронессы.

– Вот последнее как-то не очень прозвучало – признался я.

– Я еще молчу про Лизанну Роскошную. Пока в больнице лежал, много роликов о твоей нескромной персоне посмотрел. Я впечатлен.

– Спасибо. Гош, я насчет нашего давнего уговора. Помнишь? Ясли, турнир, прыжки с грифонов.

– Как не помнить. Мечта наша клановая хрустальная была… пока не появился Великий Нави, после чего все события завертелись с такой скоростью, что мечта разбилась…

– Кхм… таковы риски, да?

– И не говори. Так о чем ты?

– Наша договоренность прекращена – спокойно сказал я, глядя в глаза собеседника – Если у тебя есть финансовые претензии – готов вернуть всю полученную от тебя сумму. До копейки.

– Прекрати – поморщился Гоша – Козлом меня последним не выставляй. Ты мне и Кире возможно жизнь спас. Внедорожник тот отогнал, Киру уволок, охранников в моем доме предупредил – они уже рассказали, как ты в домашних трениках и грязной майке ворвался и начал орать. Спасибо. Этот твой козырь мне ничем не перебить. Ты мне ничего не должен. Договоренность прекращена. Тем более Кира уже давно не в Альбатросах – опять же благодаря тебе, мой друг из соседнего дома. Сокланы на меня уже косятся недобро… Считаю что свои деньги ты отработал полностью и честно.

– Спасибо – облегченно улыбнулся я – Насчет джипа и спасения – ты бы сделал для меня то же самое. Так что не бери в голову.

– Пару бутылок бренди или чего другого перешлю тебе с радостью.

– Как-нибудь заеду и заберу. Заодно посидим.

– Понял. Буду ждать.

– И еще…

– М?

– Я хочу выкупить у тебя эту цепочку квестов. Которую начала делать Кира.

– Так…

– Так – сказал я – Мне теперь надо думать о клане, сам понимаешь. Нам лишние козыри не помешают. Готов купить всю собранную вами информацию по той цепочке квестов.

Задумчиво глянув на меня, Гоша ненадолго погрузился в молчание, что-то напряженно обдумывая. Поднял голову, спросил:

– Ты ведь все равно пойдешь по цепочке? В паре с Кирой.

– Не знаю – развел я руками – Кира принципиальная. Сам знаешь. Она может и упереться.

– А ты? Принципиальный?

– Чем глубже в темный лес, тем сильнее рыцарь становится похож на разбойника.

– Это чье изречение?

– Это мое изречение.

– Туманненько звучит… но намек я уловил. Сам решить не могу. Обсужу с руководством. Что-нибудь еще?

– Замок молчания с моего рта снят – добавил я – Кира может и отказаться, неволить ее не стану. Но цепочку мы разрабатывать станем так или иначе. Начнем обсуждать, собирать инфу с нуля, как и многие другие кланы. Так что с этой стороны к нам у тебя никаких претензий быть не может.

– Предположим – кивнул Гоша.

– Нет – усмехнулся я – Не предположим, Гош – не может быть у вас никаких претензий. Даже в Яслях у нас оказались конкуренты, которые нас еще и опередили на втором этапе. Та информация что я узнал от вас по ходу дела далеко не эксклюзивна. Я могу ее купить и у другого источника. Надо просто найти на просторах Вальдиры игроков Мирну Разящую и Грюма Молота – это к примеру.

– Верно. Конкуренция везде. Все норовят самим проскользнуть дальше, а тебе занозу воткнуть в пятую точку, да поглубже. Кстати, помнишь твой бравый выкрик «Любую, лишь бы не похожу на Киру»? Это когда я спрашивал какую нимфу тебе вызывать.

– Удар ниже пояса.

– Да что ты, добрый рыцарь похожий на разбойника, что ты. Это я просто так вспомнил. Думал ты засмеешься. А ты что-то побледнел малехо…

– Подумай о информации. Всегда можно договориться.

– Подумаю, подумаю.

– Буду ждать, Гош.

– Лады. Услышимся. Всегда буду рад видеть в гостях.

– Ок. Спасибо.

Экран мигнул и потемнел. Связь прервалась. Посидев несколько минут в тишине, я встал и потопал к кухонной плите. Пора готовиться ужин. Беседа прошла успешно, но несколько напряженно. Такое впечатление, что я разговаривал с каменным валуном, пытающимся притвориться плюшевым улыбчивым мишкой. Впрочем, я его вполне понимаю.

Поставив ноутбук на стол, включил Вальдира Мессенджер и отправил ЧБ короткое послание. Она особа занятая, но и я ее не по пустякам беспокою. Программа с ответом не торопилась. Я успел разморозить в микроволновке мясо для будущих бифштексов и нарезать овощи. И только тогда мессенджер наконец-то звякнул. Вытерев руки полотенцем, проверил ноут.

«Привет. Извини за задержку. Команду я уже отдала, остаток денег поступит в течении часа на твой банковский счет. Надо связаться. Сейчас. Свободен для звонка?».

«Да» – с легким недоумением ответил я и вжал «ентер».

Через мгновение зазвучал звонок. Ответив, я увидел лицо Баронессы – венгерская цыганка находилась онлайн, а не просто сидела за ноутом как я.

– Доброго зарграадского дня вам, леди – церемонно начал я – Чем могу?

– Рос, тебе вот надо было высказывать моему папаше свои мысли по поводу воспитания детей?

– Не понял… хотя да – лучше бы я тогда сдержался. Влез не в свое дело и…

– … и нарушил шаткое равновесие – подхватила ЧБ – Семейным поеданием просроченных продуктов дело не кончилось. Папашка снова попытался наставить Орбита на истинный путь. Принудительно вывел его из Вальдиры, встал в позу и начал вещать про то, как должен жить молодой парень. Попытался папаша неумело и коряво. И дома разразилась война – Орбит дал отцу отпор. Причем так жестко, что даже я позавидовала. Отец будто на стену налетел и шлепнулся на задницу.

– Вот черт… и что теперь?

– Теперь? Теперь все плохо! Отец выгнал его из дома! Дал какую-то сумму и выгнал. Вместе с коконом.

– Чтоб меня! Влез я в чужие дела…

– Да ты прямо супер умелец, блин! Еще денек и чувствую и меня из дома попрут! У братишки телефон выключен, дозвониться не могу. Сейчас буду звонить филиалу Вальдиры, что увезла его кокон – но вряд ли они что скажут, Орбит совершеннолетний, имеет право на личную жизнь. Но если что, Рос – он может связаться с тобой. Наверняка свяжется. Когда это произойдет – отпишись мне сразу же. Прошу.

– Даже не сомневайся – заверил я встревоженную ЧБ – Ты узнаешь сразу же. Черт…

– Удачи. И да – у него есть твой адрес. Нет, вряд ли конечно, что он отправился в снежную Россию к своему обожаемому другу Росгарду. Но даже такой безумный вариант исключать нельзя. Это Орбит. Пути его неисповедимы. Я буду ждать новостей.

– Понял…

– До встречи!

Так…

Меня окатила жаркая волна вины. У меня самого не слишком все ладно было с отцом в прошлые годы, мы изрядно друг другу крови попили. И я, великий придурок, не научившись ничему на собственных бедах и ошибках, взялся учить семейной жизни других, причем сам в оной не преуспев – ни с отцом и матерью в юности, ни с бывшей женой во время относительной зрелости. Вот тебе и результат – полез неумеха не в свое дело и наломал кипарисов. А ведь мне не раз говорила удивленная ЧБ: «Орбит к тебе прислушивается, начал ставить авторитет отца под сомнение».

Побродив по списку адресов «Вальдиры Мессенджера» нашел «Орбита Хрустилиано» и убедившись, что пользователь неактивен, напечатал ему короткое сообщение:

«Привет. Слышал о твоих семейных проблемах. Всегда помогу чем смогу. Отпишись по возможности. Мы волнуемся».

Через минуту ушло еще одно сообщение – теперь Баронессе:

«Отправь мне всего его контакты. Почта, телефон и прочие. Буду стучаться в них пока он не ответит».

– Хоть бы не случилось ничего плохого! – тяжко вздохнул я, откладывая ноутбук и возвращаясь к готовке ужина – Хоть бы не случилось…

– Хоть бы не случилось что? – хрипловатый голос Киры наполнил зал усталым эхом. Наработалась Беда, наприключенилась. Сдала геройскую вахту и обувшись в мягкие домашние тапочки, приплелась на кухню.

– Вода с лимоном, мэм – я поставил на стол большой бокал, выдавил в него половину лимона, долил воды – Пейте-с взахлеб-с. Святое паладинское пойло. Я уже хлебал-с.

К воде с лимоном последние несколько дней меня приучала Кира. Есть мол в нем польза великая, в этом странноватом бесцветном кисловатом коктейле. Особенно если пить натощак с утра или после долгого иссушающего пребывания в игровом коконе. Я возражать не стал. Где времена, когда я, почесывая занемевшие от лежания ягодицы пил ржавую воду из крана в ванной? Те времена в прошлом. И это хорошо.

– Так что «хоть бы не случилось»?

– Орбита из дома выгнали – сообщил я.

– Из реального? – Кира отставила опустевший бокал и уселась на высокий табурет. На пол шлепнулись тапочки.

– Угу. А Орбит не слишком коммуникативная и социальная личность. Скорее наоборот. Как представлю – бегает сейчас по Венгрии парень с гробом подмышкой и зыркает на всех покрасневшими глазами. Слышал у них там с вампирами строго – кол в сердце и депортация.

– Куда депортация?

– В Сердцеколье! Или в королевство Купидонов! Да это я так. Для примера. Как думаешь, он в реальном мире такой же странноватый?

– Хуже – отозвалась Беда – Гораздо хуже. Он ведь почти живет в виртуале. А когда он последний раз гулял по реальному парку? Когда тусил с друзьями? Может у него социальные навыки напрочь атрофировались. Ты что-нибудь сделал?

– Отписал ему. Сказал, что всегда помогу и что мы волнуемся. Просил выйти на связь.

– Правильно! Ты у меня хороший.

– Но глупый. Влез не в свое дело и веками дремлющий старый безумный вулкан пробудился…

– Людям надо помогать. Я ему тоже напишу. И буду писать постоянно. Еще напишу знакомой. У них в Венгрии дом и вроде он сейчас пустует, собираются продавать. Пусть вселят загадочного парня с гробом.

– А если он им весь кафель и обои магическими рогатыми формулами изрисует?

– Продадут дом еще дороже. Как пристанище осененного музами художника. Пусть рисует. Дай ноут.

– Хм… – буркнул я – Может в мою однушку пьющего художника на время вселить? Испятнает всю квартиру следами творчества… озолочусь на продаже…

– У нас не оценят! Ноут, плиз…

Подтолкнув девайс, я начал резать мясо, в то время как закусившая губу Кира болтала ногами под столом и печатала сообщения. Кампания по спасению изгнанной из отчего дома одинокой странноватой души началась. Не в этом ли суть людская? Сначала помочь с изгнанием, затем искать приют… Я старался не грызть себя душевно. И пытался себя убедить, что подобная встряска Орбиту будет только на пользу. А где-то глубоко внутри меня короткой вспышкой молнии сверкнула и угасла недовольная мысль о том, что Орбит покинул Вальдиру и не может сейчас заниматься разгадкой тайны Тантариалла. Время тратится впустую. Вот это да… заразился я все же суровой прагматичностью от знакомых клановых лидеров.

Через полчаса новостей от Орбита не случилось, но многочисленные послания были успешно отправлены и ждали своего прочтения блудным эльфом. Мы с Кирой уселись на диван, поставили над коленями переносной столик, разместили тарелки с мясом и салатами. И устроили долгий неспешный семейный ужин. Тихо звенели вилки, из телевизора доносился приглушенный голос диктора игровых новостей – Вальдира не отпускала нас даже здесь, никогда до конца не разжимая когти. Бикнул лежащий рядом ноут. Сообщение. Но не от Орбита, а от банка – Баронесса перечислила остаток оговоренной суммы, полностью выполнив свои обязательства. Короткая личная приписка от нее гласила:

«С тобой приятно иметь дело. Всегда готова продолжить. ЧБ.»

Подумав, я открыл мессенджер и написал ответ:

«Взаимно. Деньги получил. Жду вестей от Орбита. Если что узнаешь – отпиши».

Закончив дела, повернулся к Кире, что воспользовалась шансом и успешно уничтожила половину моего бифштекса, орудуя вилкой и ножом с завидной быстротой.

– Я стал богаче.

– Молодец – прозвучала короткая искренняя похвала, меня чмокнули в щеку блестящими от мясного сока губами, и наша беседа незаметно опять свернула куда-то в сторону. Никаких восторженных воплей по поводу увеличившегося богатства не последовало.

Диктор с экрана продолжал рассказывать о происходящем на Зар’грааде – всех интересовала только эта тема, этот кусок новой суши в огромном мире Вальдиры. Кира дополняла его слова свидетельствами очевидца, поправляла, если диктор в чем-то ошибался – она была в гуще тамошних событий, видела многое, с ее опытом нетрудно сопоставить факты и предположения.

Дела на Зар’грааде шли не очень.

Но дела все же шли и даже почти не буксовали.

Период беспомощного замешательства завершился. Несмотря на продолжающиеся чудовищные материковые конвульсии крепости продолжали строиться, новые территории открывались одна за другой и исследовались, кланы упорно уходили все дальше от берега. Достигнуто было многое. Есть чем похвалиться, есть что с гордостью вписать в клановую хронику.

Экипировка и оружие.

На текущий момент найдены семнадцать отдельных частей легендарных сетов экипировки. Самый заметный из них предмет – массивный желтый шлем в виде головы хищного насекомого, называющийся Властитель Боя. На задней части шлема изображен шагающий в гуще битве четырехрукий воин вооруженный топорами и мечами. Найдено не меньше ста частей от полных экипировочных сетов рангов поменьше. И находки следуют одна за другой – во многих новых локациях удается отыскать заветные предметы. Это же касается образчиков оружия, некоторые из которых так замысловаты, что не сразу удавалось понять с какой стороны его держать и как им орудовать – колоть ли супостата аль бить наотмашь по сусалам. Полностью еще ни один из легендарных сетов не собран, но это никогда не было делом быстрым.

Прочих сетов – рангами пониже – частями собрано куда больше, причем два их них найдены целиком внутри разбитых древних статуй. Вместе с костями. Большая загадка за что двух могучих воинов заключили внутри статуй, причем скорей всего заживо. Данная находка породила волну вандализма – с лихостью разбивались найденные резные колонны, барельефы, статуи, подозрительные стены и вообще любой обнаруженный объект, не обладающий свойством «неразрушимый». Множество так называемых «артефактов древности» было безвозвратно потеряно. Кое-что удалось сохранить игрокам поумнее. Многое спасли кланы, попросту перетащившие находки в свои крепости и взявшие под стражу. Ведь почти на каждом предмете имелись полустертые загадочные символы, что могли быть чем угодно – от бессмысленных каракуль до карты сокровищ или могучего проклятья. Сразу родилась теория, что администрация игры решила посмеяться над жадностью игроков, дав им возможность отыскать большую ценность только для того, что они же сами ее и разбили. И скриншоты делались далеко не всегда – некогда. За спиной хрипят другие авантюристы, разбивай, ищи, хватай, беги. Мне происходящее напомнило рассказ про Шерлока Холмса, где в одном из десятка гипсовых бюстов какого-то военачальника скрывалась черная жемчужина. Чтобы ее отыскать вандал расколотил все бюсты подчистую.

Начали попадаться свитки с заклинаниями. И тут ждал большой сюрприз – все свитки на неизвестном ранее языке. А цветовые сигналы свитка имеют иные значения. Если на Старом Континенте красный свиток почти наверняка имеет отношение к магии огня, то на Зар’грааде использованный красный свиток вызвал дождь свистящих древесных листьев отлитых из стали.

Все находки вкупе дали понять, что исчезнувшая цивилизация была очень развитой, обладала истинным мастерством в кузнечном и магическом делах. Об глубоких познаниях говорили и найденные эликсиры с удивительными свойствами.

Один клан наткнулся на небольшой разрушенный город и окружив его плотным кольцом, остановился. Начал археологические раскопки, поминутно находя все больше предметов. Дальше клан Небесные Васильки не пошел – добыча поперла столь плотным потоком, что как-то пропало все желания шастать по опасному лесу. Правда им несколько подпортила радость воющая звериная нежить вылезшая из развалин, но с ними удалось справиться, локализовать точки респауна, установить там ударные группы и продолжить раскопки. Последние известия из города гласили, что Васильки вроде бы наткнулись на что-то интересное, но тут по ним ударило два других клана и журналист бесславно погиб под обрушившейся стеной. Прыгающие съемки и крики «оператора» выглядели так натурально, что казалось, будто все происходит на самом деле, в какой-нибудь горячей военной точке. Барражирующих грифонов вполне можно было принять за бомбардировщики.

Клан Неспящих подтянул под свое начало еще несколько кланов, соблазнив их богатыми обещаниями. Еще больше игроков теперь трудится над постройкой гигантского портала и удерживают непробиваемое кольцо вокруг «стройки века», как ее окрестили новости. Если точнее – «Никогда НЕСПЯЩЕЙ стройкой века». А если еще точнее – непробиваемое кольцо являлось настоящей сферой, оборону держали и под землей, и под облаками. На экране телевизора показывали шагающих в атаку ужасных монстров, напоминающих вывернутых наизнанку клыкастых диплодоков с лапами длиной в пятнадцать метров, легко выдерживающих вес висящей над кронами деревьев многотонных туш. Костяная броня легко выдерживала огонь и ливень стрел, головы насаженные на бронированные и почти бесконечные шеи хватали игроков и животных, подбрасывали их в небо, трепали и били по земле. Диктор с восторгом кричал, что несмотря на постоянные атаки и массовые потери, Неспящие продолжают удерживать рубежи, не отступая ни на шаг.

Несколько часов назад на территории будущего портала – и города – произошел чудовищной силы взрыв, взметнувший в воздух невероятное количество земли и камня. Образовался исполинский кратер. Судя по обрывкам увиденного, взрыв был ожидаем и необходим. Не дожидаясь, когда осядет пыль, в кратер начали спускаться игроки. Выступившая с короткой речью клановый лидер Черная Баронесса подтвердила, что взрыв произведен намеренно и объявила, что на Зар’грааде клан Неспящих воздвигнет еще одну цитадель, причем на этот раз не на вулканическом плато, а в пределах будущего города. В данный момент подбирается подходящее название для цитадели, каждый желающий может испытать свои силы и предложить свой вариант на вебстранице, чей адрес указывается в бегущей строке. Главное помнить – название должно иметь отношение к произведениям Профессора Толкина.

Продолжается изучение глобальных катаклизмов. В многочисленных стихотворных и песенных произведениях появившихся в недавнее время, материк Зар’граад сравнивают с необъезженным мустангом, бьющейся в путах пумой, извергающимся вулканом и множеством иных существ и явлений. Но особую известность в широких массах получило изречение лидера клана Архитекторов, мрачно заявившего, что лично ему Зар’граад кажется крайне опасным безумцем удерживаемым крепкими кандалами и смирительной рубашкой, что почти полностью сдерживают его буйства. Если выразиться понятней – кланлидер Архитекторов, самого первого, старейшего клана Вальдиры, дал четко понять – это лишь цветочки, а ягодки еще впереди. Искренне надеемся, что его пессимистичные прогнозы не сбудутся.

На этом моменте я тихо хмыкнул. Кира понимающе кивнула. Лидер Архов даже не представляет насколько правдиво его сравнение. И что в качестве смирительной рубашки служит сам материк.

Помню в детстве у нас в квартире появился здоровенный волосатый паук. Позднее оказалось, что он уполз у соседа и неведомыми путями оказался у нас. Мама сделала первое что ей в голову пришло – с испуганным криком высыпала на паука совок земли. Она как раз пересаживала фикус, а я сидел рядом и рассматривал книжку с картинками. Так вот – паук из-под той кучки земли выполз. У него это заняло некоторое время, но он все же выполз и начал наворачивать круги по нашей квартире. Хорошо я догадался откуда явилось создание и после короткого, но насыщенного эмоциями звонка, явился перепуганный совет и поймав гада, принес тысячу извинений. Боюсь, что и колоссальная Звезда рано или поздно все же освободится, если ничего не предпринять. И я сомневаюсь, что за ней явится хозяин и унесет ужасную тварь, предварительно принеся извинения.

Но пока никто не знал об ужасе под материком и наполненные оптимизмом голоса твердили, что вот-вот будет схвачена суть катаклизмов, что уже удается предсказывать некоторые из них заблаговременно, а вскоре докопаются и до источника проблем. Скоро проблема будет решена и больше ничто не помешает первопроходцам покорять заповедные земли.

Ну-ну…

Я не представляю себе, как можно решить проблему с монстром таких размеров. К нему само слово «размер» не подходит. Тут больше подходит слово «границы»… И чем ближе игроки к центру материка, тем они ближе к главной угрозе.

– Я зашиваюсь – со вздохом признался я, едва закончился очередной блок важных игровых новостей.

– Совсем?

– Совсем. И не только я. Проблемы ширятся и множатся. Пора тебе обратно домой, заместитель.

– Как скажешь, начальник. Завтра?

– Завтра. Оповестим всех желающих прокатиться на мега опасных телепортационных горках, утащу их на Зар’граад, оттуда заберу тебя. Главное суметь вытащить и Роску.

– Если ее выбросит где-нибудь по дороге – задумалась Кира – Буду держать ее в охапке. Сожму как плюшевого мишку – если что, улетим вместе.

– Да – кивнул я – Если увижу, что Роску «сбрасывает» – брошусь за ней. Погибать – так вместе.

– Настоящий отец – фыркнула Кира.

– Само собой. Куда угодно за ней прыгну. Так что обнимать будем вместе.

– На старых землях за Роской начнется охота. Помнишь?

– Помню. Если дела пойдут совсем плохо – схватим ее в охапку и снова прыгнем на Зар’граад. А оттуда уже на Кольцо Мира – пусть тогда там свою секту основывает. Туземную.

– Веру.

– Да без разницы. Лишь бы в безопасности была. Ну или будем развиваться на новом материке. Лады, надо спать ложиться – мне через два часа в ночную смену. На защиту родного кланового холла.

– Я знаю. Бом уже отписал на закрытом клановом форуме.

– У нас есть такой форум?

– У каждого клана есть! Появляется сразу после основания. Ты хоть иногда туда заглядывай. Там Бом текущую ситуацию описывает. Выкладывает списки трофеев, прикидывает за сколько их можно продать, спрашивает нужна ли кому из сокланов такая экипировка. Храбр Светлушка выложил список уже доступных эликсиров с описанием их действия. Список постоянно пополняется. Док понемногу-понемногу описывает болезни, которые может вылечить и пишет нашу боевую хронику – почти дописал про ваши догонялки в пустошах Кохгвальда. Я отписываю про новый материк. Кэлен начала сбрасывать на форум свои новые статьи – еще до их появления в ВВВ. Новые рекруты начали Фургонную Хронику.

– Какую хронику?

– Фургонную. Ты ведь блин молодец – взял да и отправил новичков через опасные просторы Вальдиры. Но они держатся с оптимизмом. Неумело описывают ситуацию, спрашивают совета про товары у Бома, интересуются какие оси лучше ставить на фургон – есть дубовые и есть железные. Читать интересно. Кстати – ты в первую очередь обязан регулярно бывать на клановом форуме, отвечать на чужие вопросы, задавать свои и вообще делать все, чтобы разбросанные по миру сокланы видели – лидер здесь, готов помочь словом и делом, ободрить и защитить. Так что лезь на форум, отписывайся, а потом уже иди спать.

– Что-то обязанностей у меня все больше – со стоном уронил я голову на плечо подруги.

– Это только начало. Эй, почему от тебя пахнет моим шампунем?

– Что под руку попало, тем репу и намазал. Я неприхотливый.

– Цитрусовый с нотками мяты – вздохнула Кира – Делает волосы мягкими и шелковистыми. Завтра тебя постригу.

– Ты и это умеешь?

– Не умею. Но надо же когда-нибудь учиться? Ладно, спи. Я доем и отпишусь на форуме. Насоветую чего-нибудь.

– А какие оси лучше для фургонов?

– В зависимости от местности, груза, типа повозок и опасностей в пути – оттарабанила Кира – Но стальные лучше! Спи, лидер, спи, скоро тебе отправляться в путь.

– Опять толком не поговорили и не договорили. Если звякнет весточка от блудного Орбита – буди – сонно пробормотал я, проваливаясь в темный шепчущий омут – И будильник поставь, Кирыч…

Она мне что-то ответила, но слов я уже не разобрал. Голову будто подушкой накрыло. Последнее что ощутил – как пальцы Киры ласково перебирают мне волосы.

Прощай реальность…

Выход…

Глава восьмая

Тишка в ночи

Спал я недолго. Меньше запланированного – переживания за клановый холл заставили проснуться за час до срабатывания будильника. Его я переустановил на утро. Поглядел на спящую у меня под боком Киру, вздохнул и переставил еще на час позже. Очень уж устало выглядит Беда.

Аппетита никакого, но перед тем как улечься в кокон, я заставил себя съесть овсяные хлопья с молоком, заодно с грустью заметив, что продукты в нашем «бункере» заканчиваются. Нам грозит голодная смерть. Я и догадываюсь кому из нас двоих грозит участь быть съеденным.

Позавтракав, написал длинное сообщение отцу – скорее даже письмо. Оно касалось денег. Я сообщил, что все финансовые операции прошли успешно, я стал богаче. Передал отцу логин и пароль от банковского счета, попросил вдвойне оплатить работу парней, что все это время заботились о нашей безопасности. А еще попросил взять со счета кучу денег и свозить маму в те места, что изображены на собираемых ей кухонных магнитиках – все больше тропические пляжи. Немного подумал, затем еще немного подумал, трижды подумал опять и, пересилив непонятную упертость, поблагодарил отца за помощь. И отправил сообщение. А затем, тихо и злорадно хихикая, отписал маме послание покороче. С упоминанием о том, что я, как неблагодарный сын раскаялся, проникся и очень хочу оплатить ей столько больших интересных путешествий, сколько она захочет. Деньги есть, а одно можно устроить прямо сейчас, благо отец всегда может выбить себе несколько дополнительных дней отпуска.

Проверил мессенджеры. От Орбита ни одного сообщения. От ЧБ тоже. Написал ей, что новостей нет, спросил нет ли чего у нее.

Теперь надо бы проверить наш клановый форум. Но стоило мне представить сколько там еще неизученных мною тем, как все желание бесследно испарилось.

Все. Завершив дворцовые интриги, продолжая злорадно хихикать, не включая света, подобно проказливому призраку, я добрался до кокона, откинул крышку, почувствовав запах, удивленно втянул ноздрями воздух. Пахло свежестью, старый вытертый пластик скрипнул под пальцами. Когда я заснул Кира хорошенько вычистила мой кокон. Запах лимона всегда лучше запаха пота. Спасибо, Кирыч.

Вход.

Вспышка.

Здравствуй, Вальдира. Не сверкай радугой так сердито. Да, я не выспался, но ведь дел и опасностей все больше – куда тут спать? Не карай меня Затуханием гневным, но направь его на врагов моих… будь благосклонна ко мне и соратникам моим, но отверни лик свой от недругов моих.


Ночной особняк отнюдь не пребывал в покое. В каждой комнате свет – свечи, лампы, магические лампы. Свет и в саду, почти на каждом дереве закреплены небольшие светильники, чей свет пробивался через листву, попутно окрашиваясь в зеленоватый цвет. Причудливые редкие тени почти изгнаны, агонизирующими ломанными змеями реи дергаются на дорожках, пытаясь уползти за забор и скрыться в ночи. Но и там темнота не везде – удивительно ярко освещена площадь перед нашими воротами, гомон голосов поутих лишь немного, все также слышны торговые призывы и кличи о поисках группы. Шестеренки Вальдиры не затихают, они крутятся и крутятся, наматывая на себя нити игрового бытия.

Здороваясь со всеми, кто попадался по пути, я кругом пронесся по освещенному саду, обойдя здание и снова нырнув в парадных вход. Пробежался по нижнему этажу, кивнув охранникам у лестницы, поднялся выше, убедился, что все в порядке, подивился на зал отведенный под лабораторию Храбра – появилось новое оборудование, пыхающее разноцветным паром и сверкающими мелкими молниями. Сквозь стекло трехлитровой банки на меня пялились плавающие в желтоватом соку глазные яблоки. Засланцы Неспов? Подглядывают? Что за бред у меня в голове… никак не могу проснуться и собраться с мыслями – трезвыми мыслями.

Где Бом?

Бросив взгляд в небольшую комнату по соседству с лабораторией, заметил разложенные на длинном книги. Многие из них купил я сам. На столе канделябр с пятью ярко горящими свечами. На стуле сидит в неподвижности девушка игрок, с головой погрузившаяся в чтение большой книги с тканевой обложкой. Я прочел часть белой надписи: «Основы врачебного…». Девушка мне незнакома. На стуле по соседству с ней висит плащ Дока, тут же прислонен его посох. Самого Дока нет. За чаем побежал? Промчался дальше и я, выискивая полуорка.

Полуорк отыскался на крыше. Закутавшись в черный плащ, сидя на краю крыши, застыв в неподвижности, он шибко походил на каменную горгулью. Сидящего рядом Храбра я увидел не сразу. Чуть замедлив шаг, я огляделся. Пока меня не было крыша изменилась. Добавились разные старые щиты, вставшие по периметру «пулеметных гнезд». В каждом гнезде по два стрелка «местных». А рядом с ними по одному игроку. Игроков я не знаю, у одного уровень восьмидесятый, другой почти сотый, человек и эльф, оба лучника. Судя по значку у их ников – они наши новые рекруты.

Как там гласит знаменитая поговорка? Пока ты спишь – соклан пашет? Без дела мои друзья точно не сидели. Даже сейчас, сидя, они осматривали сад с пристальностью полководцев рассматривающих поле будущей битвы. Но как бы я хотел, чтобы сегодня все прошло спокойно. У нас столько куда более важных дел…

– Босс – рыкнул заметивший меня Бом.

– Как вы, парни? – поинтересовался я, усаживаясь рядом.

– Норм.

– Пойдет. Ты как, босс?

– Не босс, а Рос – буркнул я сонно – Вы меня еще «гражданин начальник» звать начните. И при виде меня стаканы прятать.

– А чего прятать? Мы лучше нальем – пробасил Бом и протянул мне несколько кривобокий стеклянный бокал – И стакан именной.

– М? – крутнув посуду в руках, я с удивлением обнаружил опять же кривоватую надпись «ГКР» на одной из сторон бокала – Ого! Это откуда?

– Игрок стеклодув в городе объявился. Новичок зеленый. Но деловитый. Арендовал полуразрушенную кузницу, навел там порядок, нанял даже охранника старого, раскочегарил печь, сделал пробники и притопал к нам – подробно пояснил Храбр – Я с ним договорился на оптовую поставку стеклотары алхимической. А Бом сторговался насчет партии бокалов и тарелок именных. В зале видел стопки тарелок?

– Что-то такое заметил – признался я – По коридорам так летел, что ничего толком не рассмотрел. Тарелки тоже?

– Тоже.

– Ну ничего себе – хмыкнул я, еще раз поглядел на надпись «ГКР» и отпил вина. Вино оказалось кисловато. Сильно кисловато. Заметив мою сморщившуюся физиономию, Бом хохотнул и развел лапищами:

– Поддержка молодых предпринимателей.

– Дай догадаюсь – в городе появился новичок винодел и арендовал вытоптанный виноградник?

– Почти. Торговец сюда прибыл. С молодым вином. Мы у него купили всю повозку – для вон тех орлов мохнатых-бородатых – Храбр указал вниз, где на страже стояли бравые наемники – Им плевать какое вино пить, лишь бы было и пьянило. А если их вином поить – служат лучше! И веселее!

– Эти тонкости перестают помещаться в моей голове – чистосердечно признался я – А ведь помнил про их винный паек. Но забыл.

– Одна голова хорошо – а тысяча клановых лучше! – нравоучительно заметил Бом – Тишина-а-а…

– И агров не видать – согласился я – Дорт Видеррр решил выспаться?

– Наверняка! – рыкнул полуорк – Сам с сокланами дрыхнет, а нас изматывает ночным караулом. Пока солдат не спит – служба не идет, а тянется, а солдат бледнеет и хиреет. Дорт нападет под утро. Перед самым рассветом.

– Мы будем измотаны ожиданием и уже расслабимся – подхватил Храбр, двумя пальцами массажируя переносицу – И есть шанс что кто-то из нас словит Затухание. Считай минус один боец. Или больше.

– Но могут напасть и раньше.

– Могут и раньше. Хотя дело это трудное, людей собирать и к атаке ночной готовить, когда клан молодой. Проще приказать явиться к пяти утра. И то вряд ли все явятся. Половина проспит.

– Храбр, топай спать – велел я – До утра почивайте, о бравый и мудрый алхимик.

– Щедро – хмыкнул Храбр – А если враги?

– Просьба спать в коконе – вздохнул я, чувствуя смущение, ведь сам-то покемарил на мягком диване – И мессенджер оставь активным, просто заблокируй всех кроме меня, а оповещения моих сообщений делай громкими как сигнал будильника. Если что – устрою тебе побудку.

– Надвинешь шлем, дашь команду – и ты уже здесь – хрипло подхватил казначей.

– Понял. Пойду холодильники проверю, магического льда подкину в их мерзлые пасти и на выход.

Сокрушительно зевающий алхимик поднялся и потопал к спуску. Я перевел взгляд на закутанного в плащ полуорка и скомандовал:

– И тебя туда же – в реал.

– Не. Я пока норм.

– А чего в плащ кутаешься? Ночь теплая. А чего дрожишь? А чего взгляд расфокусированный? Тебя поймало Затухание. Бомыч, вали спать. До утра или до побудки.

– А вдруг войти не получится? – забурчал полуорк – Вдруг система решит, что я недостаточно отдохнул и в Вальдиру не пустит? Вальриска меня любит и даже ревнует, но иногда может и дверью по носу хлопнуть.

– Значит хлопнет – отрезал я – Бом, отправляйся в реал. Пей воду хладную и чистую, вкушай яства ночные, тыкайся харей в коконную подушку и засыпай. Я с недавних пор боюсь игровых перенапряжений. После одного рассказа о погибшем прямо в коконе игроке.

– Расскажи сказку на ночь.

– Лучше я тебе ее утром расскажу. Вместе со всей историей моего перерождения. Вали спать, Бомыч. Обещанный разговор я провел, концы обрубил.

– Да, сэр. Спокойного караула.

Полуорк даже вставать не стал. Откинулся назад, накрылся плащом, затих. Я выждал пару минут, и Бом беззвучно растаял в воздухе. Настала моя очередь «хохлиться» на краю крыши, изображая из себя горгулью. Середина ночи, хозяин респектабельного особняка сидит на краю крыши и подозрительно пялится во тьму… вызывайте санитаров, опечатайте бутылки бренди и абсента, проверьте пульс у жены и пуделя.

Тишина. Вернее, не тишина, звуков полно, но они мирные, деловитые. Особняк, несмотря на ночное время, живет полной жизнью. Работники спят, почивает и Строгос, охранники частью дрыхнут, частью на постах, шуршат в саду злобные сторожевые создания, потрескивают факелы и едва слышно шипят светящиеся светляки, танцуют вокруг сотни красочных ночных бабочек. Хм… где-то читал, что этим термином «ночные бабочки» не всегда обозначают именно бабочек. Но в нашем случае это именно так. И танцуют они красиво. И умирают отменно – стоит одной неосторожной бабочке задеть крылом пламя факела, как она исчезает в крохотной, но яркой огненной вспышке, раздается короткий мелодичный звон. Если одна за другой погибает несколько крылатых созданий, слышится почти мелодия. Печальные звуки… в нашем саду звучит песнь смерти, к земле опускаются огненные комочки, рассыпающиеся в прах над спящими безразличными цветами.

Что-то я чересчур выспался. Всякое в голову лезет. Или просто соскучился по книге в руках?

Раз так – можно и почитать, благо есть с чем ознакомиться. Окинув эту часть сада пристальным взглядом, я пересек крышу и осмотрел вторую половину двора. Все спокойно, умирают в огненном танце поющие бабочки. Можно почитать…

Форум ГКР разместился в темных и запутанных недрах игрового портала Вальдиры. Форум только для своих, клановый, с длиннющим адресом, который замучаешься вводить, хорошо, что есть прямая ссылка. Оформление спартанское, полностью стандартное. Мне, как главе, тут же выскочило напоминание, что существует сотня недорогих дополнений, могущих превратить наш форум в настоящее произведение искусства внешне и в великолепно отлаженный многофункциональный механизм внутренне.

Найдя тему о рекрутах, прочитал сообщения, в конце темы, под словами Киры и Дока, отписал «Рады вам! Добро пожаловать!». Заглянув в раздел «КНИГИ!» увидел тему «Клановая библиотека» и «Разыскивается». В первой теме был перечень уже имеющихся книг – и список довольно куц, а ведь в свое время едва дотащил. Во второй теме Док разместил названия разыскиваемых книг, Храбр добавил от себя, написал что-то Велемир. Информацию скопировал в свой журнал. Задумчиво почесал репу, кое-что вспомнив, с рассветом надо проверить.

А вот раздел «Прочее». И в нем самая посещаемая тема «Фургонная Хроника!». Интересно… почитаем, не забывая поглядывать по сторонам. Мне не потребовалось много времени на прочтение – хроника только началась, но уже обещала быть весьма насыщенной приключениями и пространными описаниями фауны и флоры Вальдиры. Дорожный роман. Путевые заметки. И в конце жирная приписка с обещанием превратить записки в настоящую книгу и торжественно издать ее в мире Вальдиры, а может и в реале. Что ж… фургонщики явно с амбициями. Чуть подумав, я написал: «Так держать!». Доброе сообщение от главы. Вернулся в книжную тему, отписался и там, пообещав в ближайшее время найти что-нибудь из разыскиваемых книг. Выбравшись из форумных дебрей, глянул в освещенный сад, тихо качнул головой, вспомнив первые строки Фургонной Хроники.

«Глава дал нам миссию! Загадочную миссию! И мы обязательно выполним ее с блеском, пользой и прибытком! Нам предстоит великое путешествие на ЮГ, к Озерному Краю, к Найкалу! Удача с нами!».

Ох молодежь, молодежь… везде найдут себе радость. Даже на пустом месте. И ведь это только начало! Молодежь включила воображение и смекалку, описывая почти каждый шаг в хрониках.

«Успешно починили фургон, не заплатив стражам и медяка – отработали натурой, то бишь таскали камни и бревна, кормили лошадей и летающих „сосисок“, помогли с чисткой сбруи. Фургон починили на славу! Новые оси толсты и крепки, колеса стали больше размером, на бортах повисли щиты. А сохраненные деньги, вырученные от продажи хлама, на общем совете решили вложить в покупку товара, который продадим дальше к югу. Закупили вяленого змеиного мяса, немного их же яда и ящик чешуи, две охапки пахучих местных трав и сухих грибов. Взяли от стражей и прохожих „местных“ письма для попутной доставки. Запаслись овсом для лошадей. Забросили копну клевера сверху на новый тент, примотали ее веревками, улеглись сверху и тронулись в путь. Первый день пути начался! Гип-гип ура!».

Вернувшись в сад, начал восьмерку – проходя по части сада, заходил в заднюю дверь особняка, выходил в переднюю, проходил еще часть сада и снова нырял в заднюю. Ногами я чертил по нашей территории невидимый знак бесконечности, вырисовывая висящую в ухе лысого эльфа серьгу. Шагал своеобразно – заложил руки за спину, чуть сгорбился и зашагал себе по садовым дорожкам, то погружаясь в ночную темноту, то выходя на свет фонарей. Наш ночной сад как буквальное отображение двухцветной жизни – черная полоса сменяется белой и все это в бесконечной восьмерке. Шаг за шагом шел я по саду, бдительно поглядывая по сторонам, прислушиваясь, здороваясь с охранниками, убеждаясь, что они не спят, что они бдят и готовы отразить любую атаку.

Внутри меня пульсировало напряжение. Раз за разом напоминал себе, как следует поступить при объявлении тревоге, кого поднимать первым – конечно Бома. В любой момент может начаться… через высокий забор перемахнут ловкие тени, со свистом разрежут воздух смертоносные кинжалы, тихо вскрикнет заваливающийся страж, я со стылым ужасом услышу хруст песка за спиной и пойму, что обернуться уже не успеваю… черт! Хуже нет чем ждать и догонять! Особенно если ждешь закипания чайника и возможного нападения агров… скорее бы либо рассвет, либо атака!..


Через четыре часа я уже изнемогал. Так себя накрутил, что едва не призвал Затухание. И когда на мое плечо опустилась здоровенная медвежья лапища, я даже не подпрыгнул и не заорал, а лишь облегченно выдохнул – еще не зная, кто пожаловал. Да хоть настоящий медведь – все лучше бесконечного ожидания.

– Босс…

– Я очень рад тебя видеть – с чувством проговорил я вернувшемуся Бому, хотя на самом деле толком его и не видел – он нагнал меня в одном из мертвых мест, не освещаемых светильниками.

– Нет хуже ожидания – согласился со мной казначей, растирая лицо ладонью с такой силой, будто массаж цифрового лица стряхнет сонливость с реального тела – Никто не нападал?

– Пока нет – буркнул я – Уже сотый круг наворачиваю. Навернем еще один вместе?

– Пройдемся – кивнул Бом – А затем на крышу. Вот-вот рассвет. Стало быть, сейчас самый темный час.

– Ты хоть выспался?

– Покемарил, перекусил, размялся, водой налился. К бою готов. Остальные пусть еще часок поспят. Впереди целый день.

– Впереди целый день – повторил я и удивился звучащей в голосе задумчивости. Стоило произнести эти слова, как сразу перед глазами промелькнул длиннющий список дел начатых и только запланированных. И дел клановых в нем было больше половины – Слушай сказку ночную.

– Только не убаюкай.

– Да не, сказка бодрая – хмыкнул я и начал рассказывать все с самого начала. Полную историю, начавшуюся с беседы под горячительные напитки, удаления персонажа Крашшота и создания Росгарда. Рассказывал быстро, но подробно, копошиться в памяти не пришлось – во время ночной прогулки-патрулирования успел все вытащить из закоулков мозга и разложить по порядку. Не забыл рассказать и про то, как Дорт Видеррр, темный джедай, «воровал» у меня опыт, убивая камнями почти добитых мною крыс. О том, как я запер его в амбаре и скормил крысам. Вспомнил и эльфийке Папоротнике, серьезной девушке и умелой лучнице, попавшей в друзья к Дорту и перекрасившейся в красный. Я рассказывал и рассказывал, а Бом молча слушал, изредка задавая короткие вопросы и впитывая информацию как губка. Примерно за полчаса я добрался до финала истории и с облегчением замолк. Иссиня-черное звездное небо едва заметно посветлело. Вскоре одно из двух солнц Вальдиры зальет все рассветом, а агров пока не видать. Передумали?

– Это ж сколько завязок! – нарушил долгое молчание полуорк, с энтузиазмом скребя подбородок – Вот это цепочка… Серебряная Легенда! Легендарный сет Грима! Черт! Я уже вижу гору золота вперемешку с рубинами и алмазами. Ты представляешь сколько будет готов заплатить за эту экипировку клан Алмазных Молотов?

– Нет – признался я – Не представляю. А почему именно они?

– Так ведь у них из семерки правления четверо – воины с молотами! Отсюда и название в свое время пошло – все четверо гриндили одну из богатых монстрами лок целые сутки, причем орудовали кристальными молотами с большой прочностью и убойностью. Шмяк – и нет косули, шмяк – и тигр превратился в готовый полосатый коврик. За серебряный молот Грима они тебе все сделают – и массаж ступней и операцию на сердце без наркоза. Это ведь настоящий символ!

– А разве Алмазные Молоты не распались? После обрушения подземной клановой цитадели… ох и давно это было. У них ведь клановый символ захватили.

– Как захватили – так и отдали. Не читал еще в ВВ? Несколько дней назад символ был возвращен Молотам за неуказанную сумму. Началась постройка новой подземной цитадели. На этот раз где-то у Храдальроума, прямо под скальными отрогами, среди камня – чтобы больше не подкопались враги лютые. На торговцах мир стоит, они шестеренки смазывают, они их и крутят, а не вояки. Скоро полетят головы всех, кто решился на такую злую шутку с драгоценным яйцом Молотов. Ты уж поверь, босс – я знаю. Молоты не простят никогда.

– Тогда хорошо, что мы не при делах. Нам своих проблем хватает.

– О! – вздрогнул Бом, схватил меня за плечо – Чу… крылья!

– Что крылья? – задрал я голову, но увидел только звезды – Что ты услышал?

Слух у полуорков куда острее человеческого, хотя и отстает от эльфийского.

Звезды дали мне ответ – часть их внезапно пропала на секунду, мигнула, чтобы вновь появиться. Следом исчезли другие. Большая черная тень летела над садом, закрывая собой звезды.

– Явились! – рявкнул Бом и метнулся к дому – Я на крыше!

Я промедлил лишь секунду. Не больше. Столько раз повторял в голове последовательность действий, что все произошло автоматически. Из моего рта вылетел громкий звенящий крик:

– Тревога! Тревога! Тревога!

Почти одновременно ушли одинаковые сообщения Храбру и Доку. Я помчался за полуорком. Мне в саду делать пока нечего – мне нужен простор и хорошая дистанция для прицела. А здесь, среди причудливой игры света и тени, я мало что могу.

Гортанные грозные крики охраны заполнил сад. Чудом миновав дуб, я оглянулся и увидел, как в ночное небо со злобным визгом взлетают огненные стрелы. Косясь на шкалу усталости, я рванул изо всех сил, вышел на финишную прямую перед распахнутыми дверями особняка. Оглянулся еще раз. «Зенитный огонь» продолжался. Десяток огненных гостинцев прочертил темноту, завис над городом и медленно начал падать обратно в сад. Хорошо что в сад! Не хватало еще мирно прогуливающегося по городу лунатика пригвоздить к мостовой пылающей стрелой!

Не успела дурная мысль посетить мою дурную голову, как три стрелы «нащупали» цель. Разрезающие ночь горящие стрелы налетели на препятствие и остановились, задрожали, синхронно вздрогнули, когда пораженное ими создание пронзительно закричало и забилось в воздухе. Впервые до меня донеслось хлопанье крыльев, стоя на пороге, я сумел различить их смутные очертания. Черное оперение, знакомые очертания. Это птица. Очень большая черная птица, что сейчас кричала над садом и бешено хлопала крыльями, пытаясь стряхнуть стрелы, что жалили и обжигали. Но все было кончено. Я не зря платили наемникам. Едва раздался птичий крик, а завязшие в ночном небе огненные стрелы забились в дрожи, весь сад заполнился звоном тетив и свистом стрел. Я побежал дальше, а за моей спиной продолжала кричать вражеская птица. Когда я достиг лестницы и помчался по ступеням, до слуха донесся шум тяжелого падения, хруст ломаемых ветвей и резкие хриплые приказы. Что-то рухнуло в сад. Или спрыгнуло со спины птицы, угодив на ветки… Быстрее, быстрее, быстрее, Рос!

Внимание!

Клановый холл ГЕКР под вражеской атакой!

Агрессоры – не опознаны.


Активируются доступные главе и уполномоченным средства тревоги и защиты!

Дистанционное объявление тревоги – недоступно за неимением.

Дистанционная активация магических щитов – недоступно за неимением.

Дистанционное оповещение живой силы обороны – недоступно.

Дистанционное оповещение всех членов клана – недоступно.

Дистанционная блокировка всех дверей – недоступна.

Дистанционная активация артефактов обороны – недоступно.

Лестничные пролеты, резные перилла и ковровая дорожка – откуда она взялась? – слились в единый смазанный круговорот. Я вымахнул на крышу, глянул вверх, с облегчением увидев не силуэт врага, а звездное небо. Глянул ниже, выругался, опять побежал к одинокому девичьему силуэту, стоящему на краю крыши с вытянутыми вперед руками, рождающими широкий луч яркого магического света. В несколько неуклюжих прыжков оказавшись рядом, ухватил девушку за талию и дернул от края. Упали вместе. Выпустив союзницу – та, что читала книгу в библиотеке – рявкнул зло:

– Не подставляйся под пули, лампочка!

– Лампочка?! О! Поняла… босс! Спасибо! – в испуганно распахнутых глазах возникло понимание и смущение.

Кивнув, я рванул на карачках дальше, не забыв добавить:

– Но ты молодец! Спасибо! Лежа подсвечивай!

– Ясно!

– Что там за птица?

– Черная! С клювом!

– Ясно – буркнул я, с трудом выпрямив маршрут, который после исчерпывающих слов «Лампочки» так скривился, что повел меня к краю крыши – Спасибо!

– Не за что, босс!

– Чтоб мне… – проныл я тихонько себе под нос и в броске попытался перепрыгнуть бруствер из мешков с песков. Но хилые силенки мага подвели. Я позорно повис на заборе задницей наружу. Зеленая лапища схватила меня за шкирку, перетащила внутрь, бросила на пол. Упав на бок, я глянул снизу-вверх на сосредоточенно снаряжающегося Бома, выдохнул запалено:

– Мне нужен щит.

– Сейчас двинем – ободрил меня полуорк, с лязгом ударяя по щиту оружием – К девушке со светом. Чем шарахнешь?

– Всем! – коротко отозвался я, внезапно ощутив прилив странного бешенства, направленного на тех, кто посмел вторгнуться на мою территорию, на мою землю – Шарахну всем что есть!

– Отлично, босс! Двинули! Остальные наши на подходе. И не забывай поглядывать вверх.

– Понял.

– А сад наш цветущий любимый утопим в свете ярком, а затем в огне жарком! – прорычал Бом и на его клыкастом лице отчетливо отразились те же эмоции, что и у меня – ярость от осознания факта, что поганый враг все же рискнул вторгнуться!

Встав, мы перебрались за стену из мешков, я на полкорпуса спрятался за щитом полуорка, проверил заклинания. Я готов устроить локальный Армагеддон в собственном саду.

– О черт! – ахнул я, дрожащей рукой указав в ночную даль.

В ночи летел огненный шар размером с пятак, с каждым мигом становящийся все больше.

– Мать их! – заорал полуорк – У них катапульта! Береги-и-и-ись!

Спинами вперед мы вернулись в укрытие. Дружно так вернулись, будто весь прошлый вечер репетировали.

– Ламп-а-а-а! – завопил я во все горло – Бегом сюда! Бегом!

Черт, она вообще поймет, что это я ей?

Поняла… – на меня обрушилось девичье тело, лягнуло ногой в подбородок – хорошо, что мы в клане и агрессия системой не оценивается!

– Я не лампа! – обиженно заявила девушка, «вырубая» ослепительный свет бьющий из ладоней – Я Коломла Ясная!

– Рад познакомиться – вежливо кивнул я, снимая с головы ее пятку – Добро пожаловать в клан, Коломла.

– Нашли время! – рявкнул Бом – Пригнись!

Ночь посерела. А затем покраснела. Над нашими головами с гулом пронесся гигантский огненный шар. Опалив нам лица, страшный снаряд умчался дальше. Послышался грохот. Особняк вздрогнул, застонал, я выругался и поспешно высунулся, чтобы оценить случившееся. Над моей головой, украсив ее подобием заячьих ушей, появились две засветившиеся ладони, луч света уперся в быстро рассеивающееся облако дыма и пыли. Какая добрая девушка-лампа… не отделаться ей от этого прозвища.

Луч света пробился через дым, и я облегченно вздохнул – крышу задело у края, снаряд ухнул в сад позади дома, попутно пробившись через кроны трех деревьев и подпалив их. В саду пылало три огромных трескучих дымных факела.

– Встали! – велел я – Лам… Коломла, ты лекарь?

– Больше по болезням. Но исцеление есть.

– Давай за мной.

– И не свети пока нет приказа! – рыкнул Бом и пискнувшая девушка поспешно потушила ладошки.

Сплоченной группой мы двинулись к парадному двору, напряженно вслушиваясь в крики и сканируя взглядами окружающую темноту. Вернее – окружающую нас туманную серость. Утро уже началось, скоро станет гораздо светлее. В туманной серости вдали ни единого огненного пятнышка. Катапульта пока не выплюнула очередной огненный подарок. Но почему так точно? Они накрыли нас – пусть по касательной, но накрыли! – с первого же выстрела!

– Почему так точно попали с первого выстрела? – произнес я вслух – И ведь ночью стреляли.

– Где-то у нас маяк в саду – ответил убежденно Бом – Проглядели. Артефакт наводящий. Слабый и дешевый, но действующий. Но где? Он может быть в любом горшке. Могли забросить через забор под видом обычного камня. Или же мы его сами купили и в дом пронесли – как обычную книгу, кристалл или другой предмет. Срочно нужен в клан маг специалист. Чтобы мог видеть насквозь… Ничего, отыщем. В любом случае долго этим придуркам не пострелять. Дебилы! Кретины!

– О как… – удивился я, впившись взглядом в приближающийся край крыши – Чего так?

– Шутишь, босс? Они нанесли артиллерийский удар по мирному городу! – выплюнул с презрением Бом, ткнув мечом в сторону, где располагалась вражеская катапульта – По мирному городу!

– Но у нас война. И угодили они в цель.

– Верно. Но это ненадолго, уж поверь, Рос. Я знаю – попадут и по городу. У них слишком дешевый арт-наводчик. Иначе бы сразу врезали в центр крыши – расстояние то до нас плевое. Летит!

– Вижу – ответил я, глядя на взлетевшее в небо крохотный огненный шарик, начавшийся укрупняться и приближаться.

– И пожалуйста… летит мимо нас со свистом! – с хищной усмешкой пробасил казначей – Дебилы!

Да… через секунду и мне стало ясно, что о следующем снаряде можно не переживать – он пролетал мимо нас и должен был угодить куда-то среди городских построек по соседству.

– Весь их клан предадут анафеме – продолжал пророчествовать Бом – Ладно если клан старый и мощный. Те и со стражами могут потягаться. А эти молокососы… тьфу! Ни мозгов, ни страха. Готов, босс?

– Погнали! – кивнул я и мы шагнули вперед.

С края крыши я взглянул на сад. И ошарашенно моргнул, дернул головой, не в силах сразу охватить и опознать дымную картину представшую перед взором. Все здесь слилось воедино. Шатающиеся как живые деревья, свистящие и бьющие лианы, вылезшие из земли корни, мечущиеся силуэты воинов, пляшущие бабочки, рыкающие звери. Едва успел выхватить взором что-то определенное, опознать, как это «что-то» тут же сменяется другим. Все меняется слишком быстро, а темнота и разноцветные плывущие дымы радостно размывают отчетливость. Вспомнив себя в бытность Крашшотом, со свистом втянул воздух сквозь сжатые зубы, замер неподвижно, вгляделся еще раз, больше не водя головой.

Вот…

Игрок с красным ником, в черном плаще, с двумя саблями в руках, бьется в путах около кустов, остервенело разрубая связавшие его лианы. Хорошая одиночная цель. А терновая пуща не навредит «союзным» кустам, зато спеленает, исколет и отравит врага. Удар…

Двойная «пуща» окутала агра мглистыми колючими объятиями, подавила его крик, скрыла от чужого взора его жалкие барахтанья. Я же глянул дальше. Увидел что-то смутное и живое в темноте дорожки, около потухшего магического светильника. Указал рукой, коротко бросил:

– Свет.

Меня поняли – хоть и с небольшой заминкой. В сад ударил дрожащий луч света. Преодолел немалое расстояние и осветил крохотный участок темной дорожки. Этого хватило, чтобы увидеть – на мелком песке ворочалось странное создание с роговым панцирем, поджатыми тонкими лапами, длинным шипастым хвостом свисающим вниз и стелющимся еще пару метров самое малое.

– Бронеяз! – пораженно выдохнул Бом – Откуда у них?! – задрав голову, полуорк оглушительно заорал – Бронеяз в саду! Бронеяз! Осторожно!

– Вживую не видел такого – признался я – Только на картинках.

– И я! – пискнул дрожащий луч света, освещающий мерзкую тварь.

Хвост – не хвост. А язык. Бронеяз обитает на мелководье. Вечно таскает на себя шаровидный панцирь. Создание ходит задом и тащит по дну полотнище длинного шипастого языка, собирающего на себя все подряд – моллюсков, зазевавшихся рыбешек, раков и прочую живность. Увидеть бронеяза нелегко – он обитает на каком-то крохотном болотистом островке в составе Островного Государства. Создание хищное, темное. Что хуже всего – из множества отверстий в панцире, служащих ему дыхальцами, в момент опасности разбрызгивает невероятно сильную кислоту, являющуюся и ядом.

Бросив последний взгляд на мерзкую тварь, я накрыл его терновой пущей и отвел глаза. Бронеяз опасен, но медлителен. Мне же надо искать шустриков. Бегучих шустриков с красными никами… поймал себя на мысли, что подсознательно выискиваю взглядом темную фигуру с горящим мечом. Я искал Дорта Видеррра, будь он неладен.

– Господин! Вы живы! – в хриплом уверенном голосе слышалась радость.

Не оборачиваясь, я взмахнул рукой, поприветствовал старого боевого дворецкого:

– Строгос! Рад что ты в порядке!

– В полном, сударь, в полном. Пожар в заднем дворе потушен. Двое чужеземцев зарезаны – отрапортовал вставший позади дворецкий.

Меня аж передернуло после слов «двое чужеземцев зарезаны». Как-то это кроваво прозвучало… как слова мясника, обращенные к крестьянину, передумавшему отправлять любимую старую корову на бойню и решившему забрать ее обратно. А ему в ответ – так зарезали уже…

– Зарезали, да? – уточнил я.

– Зарезали, господин! – подтвердил дворецкий и, натянув и спустив тетиву за мгновение, отравил поющую стрелу в сад, где тут же взревел какой-то зверь. Удовлетворенно хмыкнув, старик выхватил следующую стрелу. Я последовал его примеру и накрыл проламывающуюся через заросли неведомую тварь тройным огненным шаром. Дернув взглядом за метнувшимся лучом света, ударил магией по вражескому лучнику, стоящему под деревом и целящимся в нас. Огонь, огонь, пуща, два ледяных копья в заросли – как двойное надгробие на могилке агра.

– Спасибо, Лампа – похвалил глазастую девушку.

– Я Коломла! Ясная!

– Ты теперь Лампа – гулко захохотал Бом, принимая на щит два арбалетных болта прилетевших из сада – Их все больше. И снова огонь на горизонте!

Бом успевал куда больше меня. Опыт сказывался. Я старался смотреть в разные стороны и подмечать детали, но безнадежно отставал от полуорка.

– Кажись прямо к нам летит – заметил я, глянув на пылающий снаряд.

– Недолет будет – уверенно заявил Бом, отражая еще один болт – Где же ты прячешься, зараза? О! Вон! Вон он где!

Я врезал по указанной кроне небольшого цветущего деревца, уничтожив тысячи листьев, сотни благоуханных цветов и десятки бабочек. С пылающего дерева рухнул дымящийся агр и, приседая и прыгая, рванулся прочь. Ему в спину ударила стрела Строгоса, моя магия зацепила лишь его пятки. Из мерцающей терновой пущи с ревом вывалился бронеяз, окутанный облаком собственного яда. В его панцире торчал чей-то топор – боюсь, что это оружие одного из наших наемников.

Удар…

Пущенный катапультой каменюга угодил в сад, глубоко вспахав землю и зацепив бронеяза. Монстра подбросило, перевернуло, серому утреннему небу подставилось белесое мерзкое брюхо и длинные лапы. Туда я и ударил ледяными копьями, вбивая и вбивая волшебный лед в тонкую броню и ломая лапы. Яростный рев эхом заметался между пылающими деревьями. Снежная пыль с шипением оседала на тлеющих ветках, бронеяз бил языком по песку и яростно ворочался, пытаясь перевернуться. Пылающий камень и не думал затухать, быстро раскаляя вокруг себя землю, поджигая траву и кустарники, опаляя панцирь ревущего бронеяза. Мимо пробегали быстрые тени, одна мимоходом вырвала торчащий топор и срубила им одну из дергающихся лап.

Следующие минуты – не знаю сколько – пролетели незаметно. Стоя на краю крыши, мы поражали врагов, чаще всего только раня, иногда убивая. Больше монстров, чем игроков. И чем дольше я стрелял, тем больше убеждался, что основных сил противника мы пока не видели. Рассвет вступал в свои права, темнота трусливо отступала, основной помехой стал дым, исходящий из множества источников. Сад превратился в перепаханное поле боя, большая часть устоявших деревьев потеряла кроны или превратилось в факелы. За оградой, на площади перед особняком, стояли ряды игроков, приникших к прутьям лицами и завороженно смотрящих в задымленный, воющий, орущий, ругающийся, рыкающий, смеющийся и визжащий сад, где ежеминутно кто-то погибал мучительной смертью.

По улицам пробежал с топотом отряд стражи. И бежал он не к нам, а прочь из города – строго к месту, откуда стреляла чертова катапульта. Не успел я насладиться чувством грядущего отмщения, как меткая огненная стрела, прилетевшая со звездного неба, убила девушку фонарик, что так и не научилась грамотно пользоваться умением. Судя по оставленному стрелой следу, она как будто бы прилетела прямиком с красной тусклой луны. Плиты возрождения на территории особняка не было. Ближайшая точка – метрах в двухстах, по ту сторону торговой площади. Погрозив красной луне кулаком, я изрыгнул проклятье достойное самого мрачного сквернослова. Через миг я понял, что по сравнению с Бомом мое сквернословие вполне подойдет для милых кокеток из женской гимназии. Ибо полуорк громогласно выдал такие слова… я будто самогона хлебнул ушами…

– Надо ее доставать. Срочно – сказал я.

– Надо – коротко кивнул Бом – Вот только послать к плите отряд бойцов не можем. За неимением…

– Значит за павшей пойдут глава и казначей – ответил я, к этому мигу уже обыскав посмертный сгусток тумана и собрав все вещи. Общий вес оказался небольшим, плюс все взялось «узлом» – функция клановая, где я мог разом забрать вещи «своего» и так же разом их вернуть голому «новорожденному».

– Прыгаем – согласился Бом, цепко глянув по сторонам – Погибаем, но своих не бросаем. На козырек!

Так и поступили. Без раздумий нырнул с края крыши, пролетели этаж, грохнулись на козырек. Здесь я с изумлением увидел Храбра, упавшего вместе с нами. Поразительно – прыгнули вдвоем, упали втроем и под звон разбитого стекла.

– Размножение делением – правильно понял наше удивление Храбр и захохотал – А на самом деле – из окна я выпал. Проснулся – смотрю родные самоубийцы за стеклом клином падают. Я и к вам… Куды бежим, камрады?

Мы уже были в саду и неслись по дорожке плотной группой. Пока Бом пояснял, используя странные словосочетания вроде «дурная наивная дева со светящимися ладошками» мы пробежали через охваченный войной сад и финишировали у ворот. Глянув назад, я увидел, как на дорожку упал срубленный дуб с пылающей кроной, из ветвей выскочил усыпанный искрами агр, вокруг которого роились «музыкальные» бабочки, наносящие удар за ударом – и каждый удар сопровождался отчетливым мелодичным звоном. Покрутившись на земле, агонизирующая «музыкальная шкатулка» вскочила и с криком «Что за писее-е-ец?!» помчалась прочь. Проследив за ним ошеломленным взглядом, я на всякий случай перекрыл дорожку тройной терновой пущей и повернулся к воротам. И отпрянул – через прутья на меня таращилось множество чужих глаз. И чего им не спится? Прильнули к нашему забору как к экрану телевизора показывающего заключительные серии популярного мыльного сериала.

– И часто у вас так? – с непередаваемыми интонациями английского степенного лорда спросил парень с бренчащими в ушах серьгами.

– Посторонись! – рявкнул Бом, створки ворот чуть разошлись, и мы рванули дальше.

Нам вслед понеслось немало криков:

– Богатеи бегут! Ату их!

– Удачи парни!

– Росгард смазал пятки!

– Точно! Это же Росгард! Елки!

– Возьмите к себе! Рекрутом! Я сразу в бой! Возьмите!

– Удачи в схватке, герои!

– И меня! Я лучник! Умею и топорами!

– А я пращник! Возьми в рекруты, Рос!

– Они убегают что ли? Крысы с корабля?

– Да не… это какой-то хитрый план…

– Да это разбег! Они просто идут на взлет! Драконов у них нет – вот и взлетают сами…

– Может есть драконы!

– И где? В небе пусто.

– Ух чужеземцы лютуют!

Пролетев мимо прилавков, змейкой проскользнув среди групп игроков и зевак «местных», мы свернули и оказались у цели. Плита возрождения шагах в тридцати. Тут мы наткнулись на сцену грядущего изнасилования – во всяком случае так все выглядело. С тонким криком к нам бежала почти обнаженная девушка размахивающая в панике светящими ладонями – она их вообще выключает?! – а за ней со страстным рыком мчалось два агра – рогатый рыцарь в громыхающих черных доспехах и полуорк в звериных шкурах, раскручивающий над головой боло. Мы подоспели вовремя. Промедли чуток – Лампу бы снова разбили… убили…

– Вовремя! – крикнул Бом, пробежав мимо девушки и стальным тараном врезавшись в охнувшего рогача рыцаря.

Противника сшибло с ног, он будто на стену налетел кирпичную. Бом устоял, но в него врезалось стонущее боло, опутавшись вокруг массивной фигуры полуорка звенящей целью. Боло именно стонало – шарами являлись залитые каким-то металлом человеческие черепа покрытые черными и красными рунами. Черепа сверкали металлом в запечатанных глазницах и ртах, непрерывно стонали, исходили темным паром. Зачарованная темная штука… и мерзкая…

Вражеский полуорк ликующе заорал, но тут же замолк, когда плененный Бом подпрыгнул, выпрямил ноги и лягнул противника в грудь, отчего тот отлетел назад. «Ишак» и есть «ишак» – лягается…

Я предпочел иное столкновение – сшибся с нагой дивчиной. Обнял на миг, разжал руки и отступил. И Лампа оказалась одетой и снаряженной.

– Как вы здорово меня одели, босс! – пораженно пискнула девушка – Ну и объятия у вас! А наоборот работают?

– Нашла время! – заорал злобно Бом, дергаясь в путах как бешеный зверь. Его на помощь кинулся Храбр, схватился за цепь, один из черепов тут же полыхнул багровым и алхимика загорелся чадным огнем. Опять алхимик загорелся! Упав на землю, он завертелся, умело сбивая пламя. Отбросив девушку назад, я выставил перед собой руки и закрыл весь переулок терновой пущей, заодно пустив туда ядовитых ос. Не обращая внимания на крики и ругательства агров, подхватил с земли еще дымящегося Храбра, не трогая цепи, помог подняться Бому. Добавил магии, подняв ладони, на всякий случай закрыл и края нависающих над нами крыш. Вовремя – сверху донесся крик попавшегося врага – скорей всего стрелок спешивший на призывы о помощи.

– Яду вам! – почерневший алхимик метнул два стеклянных шара заполненных желтой и зеленой жидкостью.

В густых зеленых облаках яда, среди шипов терновника, послышался звон разбитого стекла. Крики усилились. Если рогатый рыцарь прикрыт доспехами, его звероватый напарник защищен только шкурами – против длинных и острых шипов это ничто.

– Назад – велел я, с тревогой косясь на опутавшее Бома боло, что никак не хотело сжимать свои путы.

Мне как лидеру группы была доступна вся информация. Если верить статусу полуорка, путы продержатся еще секунд тридцать, если просто ждать и не пытаться преодолеть их хватку силой. Бом пытался – его чудовищные мускулы напряглись до предела. Цепь звенела и медленно раскалялась, краснела, черепа надрывно стонали. Полуорк задымился. И дымящейся громадиной побежал по переулку, а мы за ним. Я щедро засевал пространство за нами пущами, дважды сработала «осиная» магия и я отправил еще парочку на охоту.

– Откуда у нищебродов агров такое вооружение? – яростный рык Бома разнесся эхом по переулку.

– К стене! – вместо ответа рявкнул я, толкая девушку.

Обернувшись в очередной раз, я чудом заметил на фоне тускнеющей красной луны черную точку и решил поберечься. Туда где-то только что была Лампа ударила пылающая стрела. Агр не любящий, когда убитые им жертвы оживают и убегают? И ведь не достать уродца – он высоко в воздухе, сидит на чем-то летающем и умеющем парить.

На очередном шаге Бом полыхнул синим пламенем. Адское боло с раскаленной цепью укусило огнем напоследок – и с обреченным звоном распуталось, упало на землю. Где тут же дернулось, распрямилось, приподняло один из черепов, самым натуральным образом огляделось и по-змеиному поползло. Испугано визгнула Лампа, освещающая звенящую тварь светом ладоней. Заключенный в пятно света монстр прополз еще метр и тут его настиг страшный удар дымящегося «ишака». Помня об угрозе с неба, я оттащил девушку под стену, рядом приткнулся Храбр, все это время молчавший и неотрывно смотрящий в подзорную трубу.

– Сосиска банальная! – ответил он наконец – И стрелок с большим луком. Меткий зараз-за… но редкий…

– Стреляет медленно – со знанием дела произнес я – Развивает ветку снайпера. Так… Бом, ты потух?

– Ага… – отозвался тот, сапогом набрасывая пыль на остатки разбитого боло. Порой Бом напоминает мне злющего английского бульдога переростка с хозяйственной жилкой.

– Рванули!

Прикрываясь пахнущим гарью танком, мы вернулись на площадь перед особняком, нацелились на спины тесно стоящих у забора игроков. Хлеба и зрелищ – у ГКР есть все необходимое для завлекания толпы! От брусчатки отскочила очередная стрела. Жидко! Жидко, товарищи агры! Что-то неладное происходит в королевстве вашем прямо сейчас, ой неладное! Неорганизованная атака, больше похожее на нападение животных или первобытных, чем на действия небольшой злой армии. Ой неладное творится у Темнейшей Силы… и у Злого Пламени.

– Летит! – предостерегающе крикнул Храбр.

– Притормозим… – деловито рявкнул Бом и остановился. Мы впечатались ему в спину и вынужденно затормозили.

И оказались в первых рядах нового представления – с небес рухнул горящий каменюга выплюнутый вражеской катапультой. Камень упал, вылетел из выбитого кратера и подобно бильярдному шару покатился по площади, давя разложенный на земле товар, разбрасывая ошметки огня и распугивая оказавшихся на его пути бедолаг. Но угрозу увидели не все – куча народа продолжала стоять у нашего забора и завороженно пялится в предрассветный сад заполненный вспышками разноцветного огня.

– Берегись! – завопил я.

– Оглянитесь, люди! – поддержала меня Лампа, усиленно семафоря светящимися ладонями. Если у девушки недержание света, может обязать ее носить перчатки? Или это будет ущемление ее клановых и женских прав? Трудна доля лидера… о многом думать приходится.

Зеваки не обернулись.

Во всяком случае не все.

Гигантский валун с грохотом врезал сначала по игрокам, затем по забору, проломив его и исчезнув в саду, где тотчас появился рванувшийся к небу длинный язык пламени. Смело не меньше пяти игроков у забора – а до этого под горящий каток попало еще трое. Вопли уцелевших свидетелей грянули громовым многоголосьем, отчетливо слышалось две эмоции – злость и восторг примерно в равных долях.

– Перебросить нас через забор сможешь в случае чего? – уточнил я у Бома, хватая его за плечо.

– Легко. Ботаников швырять не тяжко. Зачем?

– Пока незачем. Бежим вокруг. Оглядим владения. А вот если нарвемся на большую проблему – перебросишь нас задохликов через забор.

– Глянем что там у забора – поддержал меня Храбр.

– Нарвемся – буркнул Бом, послушно сворачивая.

– Нарвемся! – поддержала его Лампа и потушила ладошки. Увидев, как затухает казалось неугасимый огонь, я захотел справиться о ее самочувствии. Но сумел сохранить молчание.

Мы круто свернули и побежали вдоль ограды, чутко прислушиваясь к происходящему за ней. Судя по неумолчным крикам, на нашей территории продолжалось сражение, вот только оно не становилось ожесточеннее, да и противников не прибывало.

Где темные джедаи? Где ситхи? И где Злое Пламя?

Если предположить не самое худшее и не самое лучшее для нас, можно было ожидать прибытие пятидесяти-шестидесяти врагов, плюс энное количество монстров. Звучит страшно, но учитывая опять же средние уровни членов вражеских кланов, у нас были все шансы отбить штурм, перейти к глухой затяжной обороне – а там и стражи подоспеют, которым я обязательно собирался бросить клич, если придется совсем невмоготу.

И вот наконец ожидание закончено, штурм начался. Начался с одинокой птицы класса «черная и с клювом». Теперь в саду ворочается пара монстров, с красной луны пуляют огненными убойными стрелами, по переулкам бегает рогатый рыцарь и звероватый неандерталец с живым боло. Несколько одиноких агров забредших в сад к бабочкам на ужин не в счет. Где основные силы?

Свернув за угол, мы покинули освещенную территорию. Лампа недовольно дернула плечами, вскинула ладони, на нее цыкнул полуорк и предательский свет так и не зажегся. Мы вошли в еще более узкий переулок, темный, зажатый оградой с одной и стеной заброшенного здания с другой стороны. Темные века… и темные личности – впереди виднелось смутное движение. Будь дело темной ночью, мы бы ничего не увидели. Но в сером рассвете все было видно отчетливо – над темным стеклянным кубом склонилось трое. Алые ники над головами, черные и серые плащи, пара рогов над шлемом одного, невнятное шушуканье другого и редкий отрывистый хохоток третьего. Чего удумали, рожи преступные?

– Готово! Главное теперь осторожно к стене дома подтащить – услышали мы – Только не трясти! Иначе как…

Брошенный Бомом тяжелый предмет ударил точно в стеклянный куб. Звон разбитого стекла. Темный рыцарь схватился за рога. Худощавый парень в черном балахоне исказил лицо в беззвучном крике и отшатнулся. Бородатый в капюшоне потрясенно уставился вниз:

– Ромашки отвратные!

Ярчайшая темно-красная вспышка ослепила нас. Я почувствовал мягкий толчок в грудь и обнаружил, что лечу спиной вперед, видя при этом свои ноги, трясущиеся на ветру как мокрые стиранные штаны. Все как в замедленной съемке. Рядом летел Храбр. Поодаль несло Лампу, она снова включила «свет» и ее ладони бросали размазанные полосы света на землю. Бома, как самого тяжелого, волочило по земле спиной, он скрестил руки на груди и задумчиво смотрел на первые рассветные лучи солнца. Я недоуменно моргнул – на носке правого сапога Бома сидел крохотный рыбак с удочкой, сверкал золотой крючок разрезающий воздух, синяя рыбка пыталась догнать крючок. Какой еще рыбак? Меня внезапно накрыло Затухание? А это что? Кирпичи в стене ожили, начали меняться местами, складываться в странное лицо искаженное гримасой страха. Земля под нами исчезла, мы летели над бездонной пропастью в которой вспыхивали и гасли молнии… это точно Затухание… Надо срочно отвлечься от галлюцинаций… глянуть на что-нибудь более «реальное».

Рушилась будто подпиленная ограда, беззвучно ломались и падали деревья, небольшими стайками улетали в небо десятки кирпичей со стены здания. За нами гналась стена почерневшего от пыли воздуха, за которой взбухал исполинский огненный багровый шар. В пламени танцевали грациозные девушки в обтягивающих цирковых трико, метали в воздух огромные улыбающиеся шары, стараясь забросить их на ветви новогодней ели крутящейся в небе. А-а-а-а… меня плющит…

Нас швырнуло оземь, уши забило странное гудение, через миг накрыло чернотой пылевой волны, закрывшей собой только родившееся солнце. Черная пыль скрыла галлюцинации, даровав облегчение моему разуму. Я со стоном сел. На руки, плечи, вытянутые ноги и остальные части тела оседала черная пыль, покрывшая все вокруг чернотой. Беззвучная черная буря крутилась вокруг нас, быстро оседая, как чаинки в стакане. Резко вернулись звуки – будто их включил кто. Мне в уши ворвалось взволнованное тарахтение Лампы:

– А вы тоже видели улыбающегося почти голого эльфа с шикарными мускулами? А? А видели черепаху с золотым панцирем, медленно ползущую на свою клетку на шахматной доске, за которой сидели две фигуры в плащах? А видели череп в чьем рту растет красный цветок с белыми тычинками и зеленых мух летающих вокруг? А видели?

– Не видели! – рявкнула поднимающаяся громадная фигура – У каждого свои видения. У этой бомбы фишка такая. Побочка.

– И что это было? – осведомился задумчиво алхимик Храбр, вставая одновременно со мной и подавая руку девушке – Что за бомба такая с видениями? Алхимическая штука?

– Да, что это было? – прокряхтел незнакомый гном-игрок, подбирая с земли щит.

– Присоединяюсь – заявил я, отряхиваясь – Но все ответы на ходу – особняк мы все же обойдем! Бом, прежде чем разбивать аквариумы с галеликами – предупреждай!

– Да я инстинктивно… – вздохнул полуорк.

– Аквариум с галеликами – полушепотом повторила Лампа и прыснула в перепачканную сажей светящуюся ладошку.

– Возьмите в клан! – твердо заявил незнакомец гном, упирая свободную руку в рукоять висящего на поясе топора – Я же за этим и шел – в клан проситься – пока кто-то не разбил аквариум с галеликами.

– Условно принят – моментально принял я решение, оценив сто двадцать седьмой уровень гнома и его простую внешне, но достаточно неплохую экипировку – Кинул приглашение в рекруты. Но учти – пока только условно. Посмотрим как себя покажешь.

– Спасибо, Росгард! Оправдаю доверие!

– Можно просто Рос. Имя твое как укорачивать? Чтобы толерантно и прилично звучало…

Гном с игровым ником Монтенегро Сексаро понял меня правильно, осклабился в усмешке и пожал плечами:

– Монти.

– Принято. Погнали, Монти. Позицию тебе назначит Бом Крушитель Аквариумов.

Опять сплотившись, мы побежали обратно к переулку, оставляя за собой светлые следы на черном «снегу» покрывшем все обозримое пространство. Через пару секунд мы сделали печальное, но ожидаемое открытие – от переулка не осталось ничего, он превратился в черный пустырь с редкими кучами разбитого камня. Стена снесена, ограда и часть сада отутюжена жутким утюгом, эпицентр ничем не отличается – ни воронки, ни оплавленной земли или иных признаков. Трудно назвать такой эффект взрывом и трудно его описать словами. Огненно-воздушный вихрь галлюцинаций…

А вот и агры. Три ало-серебряных сгустка тумана печально посверкивают сквозь слой черной пыли. Бом приостановился и заграбастал чужое имущество. Не знаю осталось ли там что-то целое. Хотя – неуничтожимые монеты точно уцелели. Деньги Вальдиры вечны.

– Адский кувшин, демоническая бомба – рыкнул Бом, ткнув пальцем в место, где разбился аквариум – В него собирают демонические эманации на самых нижних уровнях нескольких шахт и данжей. Этот, судя по черной саже и огню, был создан на нижнем уровне одной давным-давно заброшенной угольной шахты с пылающими умертвиями. Мало взрыва, много огня, сажи и… галеликов.

– Надо таких прикупить – сказал я, качая невольно головой – Накрыло так накрыло… я уж думал – все, спятил.

– Надо научиться такие делать. Так это же алхимическая штука, верно? – жадно осведомился Храбр.

– Угу. Вроде как один из видов алхимики создают. Еще один – маги. Босс, ты глянь как сад изуродовало…

– Вижу – процедил я, хотя смотреть было не на что – от части сада осталась пустошь.

Сделав еще несколько шагов, мы достигли угла, где ограда сумела устоять. Свернули и побежали дальше. Рассвет уже вступил в свои права. Видимость существенно улучшилась. И это позволило нам увидеть двоих агров лезущих в наш дом. Деловитые такие парнишки… один подсаживает другого, так поглощены делом, что не замечают бегущих к ним злых владельцев. Меня начинало типать – не из-за лицезрения вражеского проникновения, а из-за мелких масштабов штурма и непонятной «рваности» атаки.

В одном месте периметра чуть ли не ядерный фугас снаряжают, а в другом два деревенских парнишки за яблоками в чужой сад лезут!

Вражеская катапульта навесом через полгорода бьет по нам пылающими булдыганами, одновременно с этим парочка одиноких агров пытается устроить разруху на нашей территории.

К нам забрасывают монстров, но одновременно пытается незаметно подлететь обычная «черная птица с клювом».

Зависший на фоне зловещей красной луны снайпер стреляет редко, но метко, но его беззвучные заслуги портит завязший в древесной кроне враг одиночка искусанный бабочками.

– Ой… сказал стоящий снизу агр, наконец-то увидев зверскую рожу несущегося как носорог на огонь полуорка Бома.

– Ай! – заревел в ответ «ишак», обрушивая на его голову чудовищный удар.

Я вообще-то волшебник, но от замешательства общей картины и порожденной этим злости позабыл о магии, подпрыгнул, схватил второго за штаны и дернул вниз. Тот обрушился на землю, и я принялся награждать его пинками, приговаривая:

– Я! НЕ! Понимаю! Я! Не! Понимаю!

– Я-то здесь причем! – заорал в ответ агр и нацелил на меня магический жезл.

Жезл был выбит пинком Храбра, тоже начавшего усердно работать ногами:

– Хочу! Рецепт! Адского! Кувшина!

– Да нету у меня! Мужики!

– Где! Эльф! Мускулистый!?

– Женщина! Погодите!

– Да вы все тут психи – убедился в нашей неполноценности Монти, пытаясь отрубить оглушенному первому агру голову – Нельзя же так!

– Да! – согласился Храбр и разбил над агром шар с кислотой – Будем цивилизованными, босс!

Короткая стычка закончилась через минуту. В нашу пользу. Думаю, агры трижды теперь подумают, прежде чем лазать в чужой сад. Мы же, дав время Бому обобрать «трупы», побежали дальше. К задней калитке. Я решил, что завершать обход незачем – такой бардак творится, что просто глупо подозревать агров в четком боевом плане. Похоже, они сами не знают что творят.

– Друг Росгард! Вы и ваши друзья в порядке? – громогласный окрик могучего стража заставил меня остановиться.

Пятерка стражников в полном боевом облачении ничуть не запыхались, хотя двигались быстрым бегом.

– Мы в порядке. Много ли врагов в городе?

– Не слишком, друг Росгард – взмахнул небрежно рукой страж – Нападение на вас?

– К сожалению – признал я – Враги ополчились. Разбойники. Я полностью оплачу восстановление разрушенного. Главное сберечь жизни горожан.

– Пока жертв нет, слава светлым богам! С осадной машиной разбойников дело уже решено, они сами изрублены, катапульта сожжена. Поодаль, шагах в трехстах от нашей короткой битвы с защитниками катапульты, шла битва ожесточенная между чужеземцами. Мы не стали вмешиваться, только глянули издали. Одна сторона уже известна нам – в серых плащах и изображением пламени. Те разбойники, что несколько дней грабили наш славный город. Их противники в черных плащах, под предводительством человека с двумя пылающими красным мечами.

– Вот как… – пораженно произнес я.

– Мы сделаем круг вокруг ваших владений, друг Росгард. Если встретим врагов – позаботимся о них.

– Спасибо!

– Благодарить не за что. Ты сделал для нашего города куда больше. Долг платежом красен. Удачи!

– Удачи!

Пятерка стражей утопала прочь. Я, очнувшись, побежал дальше, увлекая за собой остальных.

– Крысы передрались – засмеялся на бегу Бом – Ожидаемо. Всяк мнит себя главным. Ат-таманы недоделанные.

– Похоже на то – кивнул я – Нам легче. Пусть дерутся, теряют опыт, уровни, умения и экипировку. Что с этим Дорт Видеррром не так, а?

– Все! – отрубил полуорк.

Задняя калитка оказалась приотворена. Рядом никого. Короткий осмотр замка убедил в том, что он был взломан. Впечатление, что калитку осторожно вскрыли, приготовились к броску, но потом почему-то решили отступить. И, кажется, я знаю причину – побежали участвовать в другом махаче клан на клан.

– Слышишь? – спросил меня Храбр, склонив голову на бок – Сад почти тих…

– Верно – прогудел Бом.

– Закончился вечер близ Диканьки – буркнул я – Вий так и не пришел. Пошли к дому. Осада закончилась. А так все начиналось…

– Отдых и рутина? – осведомилась Лампа.

– Нет. Осмотримся дома, возьмем пару другую бойцов и рванем глянуть на чужую драку.

– И кому-нибудь там что-нибудь сломаем – подытожил Бом – Или хотя бы надломим…

Глава девятая

Чужая драка

Птички щебечут. Пчелки жужжат. С потрескиванием догорают остатки катапульты. Обычное утро Вальдиры.

Катапульта была установлена на вершине холма, откуда и вела огонь по нашему клановому холлу. Место выбрано удачно, господствующая точка, прекрасная видимость, увеличенная дальность стрельбы. Вокруг – на склонах и у подножия – виднеются остатки укреплений. Некое подобие баррикад из камней, бревен и земли, сделанных на скорую руку, но достаточно хорошо прикрывающих. Атакующих стражей это не остановило. И следов ожесточенных боев около укреплений не заметно. Причина нам известна – стражи у ворот пояснили. Когда ударный отряд стражников прибыл к холму, укрепления пустовали. На вершине несколько игроков-разбойников, обслуга катапульты. Они попытались оказать сопротивление, но безуспешно.

Куда делись защитники осадной машины тоже понятно – достаточно взглянуть чуть в сторону. Там творилось… трудно даже понять, что там творилось. Вернее – не разглядеть невооруженным взглядом, да и не каждый артефакт сможет тут помочь.

Шагах в трехстах от холма клубилась осевшая на землю разноцветная туча. Если приглядеться пристальней, станет ясно, что это не туча, а множество облаков и тучек кое-где соединившихся, а кое-где оставивших просветы. Если глянуть еще пристальней, вскоре поймешь, что там клубятся не только облака, но и черный дым, зеленое кислотное марево, белый мирный пар и что-то еще, какая-то уж совсем мертвенная серая мгла навевающая мысль о нежити. Звуки доносились из облака разнообразнейшие. Преобладали крики ярости, едва-едва доносящиеся с такого расстояния. Но однозначно одно – буча там происходила изрядная. Дрались ожесточенно, буквально месили друг дружку, причем непрестанно – как следовало из прихваченной мною на выходе карты, что прекрасно «соединилась» с моей старой, впритык к разлегшейся на земле туче находилась плита возрождения. Едва одного из бойцов отправляли на тот свет, он возникал на плите и тут же срывался с места, преодолевал десяток шагов и влетал в тучу, начиная поиск собственного трупа и врагов. Иногда хватало и трех шагов, чтобы столкнуться с ненавистным недругом – их ведь тоже убивали.

Мы видели это. С помощью моего нового адъютанта Лампы. Девушка поражала! Вернее – ее навыки. Из боевых навыков я не увидел пока ни одного, а вот «навыками подсобными», можно сказать социальными, она обладала в избытке! И демонстрировала она их непрестанно, удивляя меня все сильнее. И Лампа своими умениями заслуженно гордилась, это было видно по ее светящемуся от удовольствия лицу. Едва мы прибыли к холму с остатками обугленной катапульты и поняли, что там нас не ждет враг, я велел осмотреться и обмолвился о желании выпить кофе. И вскоре неожиданно получил желаемое – в мгновение ока вспыхнул костерок, над ним встал таганок, на таганке появилась медная большая турка, рядом встал котелок с водой, через минуту одуряюще запахло кофе. Еще через десять секунд мне вручили большую кружку с кофе. Остальные тоже не остались без напитка – а нас здесь пятнадцать! Я поблагодарил, Лампа отмахнулась и сказала, что сейчас сделает нам всем завтрак. И что у нее продуктов на всех хватит. Война войной – а завтра по расписанию. Ах да – она вытащила из сумки десяток журналов, включающих в себя пару вчерашних Вестников Вальдиры. На вершине холма стояли обалделые мужики с крепким кофе в одной и с газетой в другой руке. И не знали, что и сказать. Я же оценил. И тут же сообщил девушке, что отныне она в моей личной группе. Причем я понятия не имел существует ли у главы клана «личная группа». У меня она будет. И ее состав давно уже известен, разве что придется вынужденно парочку игроков вычеркнуть и еще парочку вписать.

Так вот… отхлебнув кофе я полез за подзорной трубой. Надо же на тучу вблизи глянуть. Не понадобилось. Лампа повела рукой и в воздухе зажегся большой магический экран, показывающий тучу почти в упор. Заклинание постоянно требовало подпитки маной, Лампа ее легко обеспечивала. И продолжала заниматься завтраком.

Феерично… там свалка идет всеобщая, мы тоже еще покрыты боевой сажей, все грязные, но держим в руках корреспонденцию, пьем кофе, наблюдаем за врагом, ждем завтрак – яичница, сосиски, гренки и жареные с чесноком помидоры. Кто-нибудь, надавайте мне по щекам. А лучше пните… но моя психика устояла, я сумел принять тот факт, что в нашей компании появился еще один совершенно «нормальный» человек. Ну хочется ей владеть такими навыками и тратить кучу времени на их развитие. Ради бога. Нам такой человек пригодится. Теперь она мой помощник. Храбр брякнул «адъютант». Бом шепотом прохрипел «секретарша» и хитро подмигнул. Я помотал головой и подумал о том, как сообщить Кире, что пока она «в круизе» с нашим ребенком, я завел себе симпатичную адьютантшу. Нагнетать не стану, просто нейтрально сообщу, что у меня есть помощник, взявший на себя мелкие, но важные дела. Ведь если без шуток – на будущих различных встречах различного уровня такой помощник очень пригодится.

Через экран мы видели не только тучу, но и плиту возрождения. И прихлебывая кофе, забыв про журналы и газеты, ошарашенно наблюдали за безумной жестокостью, ненормальной ожесточенностью. Там дрались обезумевшие звери. Два парня в подгузниках душили друг друга у плиты, били головами о землю, пинались, кусались, выдавливали из врага жизнь голыми руками. Один дошел «до нуля» и исчез в посмертной вспышке. Душивший его противник пошатываясь встал… и тут же упал, когда его возрожденный враг вернулся в диком прыжке, впечатав ноги ему в грудь. На плиты вышвырнуло гнома, он рванул вперед, прыгнул на спину снова сцепившихся парней, приняв живейшее участи в драке. Перекатываясь по траве, вставая и падая, отпрыгивая и бросаясь, они оказались у тучи, и та будто живая поглотила их в своем дымном чреве.

Клан Темнейшая Сила и клан Злое Пламя дрались уже почти час. И не похоже, что они собираются прекращать. Что они не поделили? Военную власть? Долю в трофеях? Славу? Так или иначе, они сейчас в бою делили шкуру неубитого медведя. Вернее – шкуру непобежденного клана ГКР. Безумие…

Вот оно…

Я впился взглядом в экран, машинально принял тарелку с завтраком, не забыв поблагодарить. Внутри тучи мерцали багровые всполохи. Двойные росчерки. Боец сражающийся светящимися мечами, крутящийся в поединке, уворачивающийся, прыгающий, пригибающийся к земле, переходящий в атаку. Настоящий танец, подсвеченный багровым. Вот и Дорт Видеррр. Мой заклятый враг. И раз он не появлялся пока на плите – выживать он умеет.

– Трое отвалились – сказал присоединившийся к нам Док – он чуть запоздал с возвращением и поэтому, пока мы бегали вокруг особняка, помогал наемникам, подлечив немало из них, а парочку вытащив с того света.

– Вижу – ответил я.

От плиты расходились три игрока. Две девушки, один парень. Ники у всех зеленые – это сколько же раз они погибли, раз им полностью почистило карму? Все в одном белье, уходят быстро, не оборачиваясь. Им надоела бессмысленная бойня. Или здравый смысл взял вверх – с каждым потерянным уровнем ты все более слабый соперник и тем легче тебя снова убить. Девушки из ТС, парень из ЗП.

– Догоним? – осведомился Храбр.

– Не – качнул я головой.

– Чего с нудистов взять? – поддержал меня Бом – Нам в тучу надо! О, еще пятерых сразу на плиту швырнуло! Пачками умирать стали… босс?

– Все перекусили?

Хор голосов заверил меня, что завтрак съеден, кофе выпито, повару вынесены благодарности.

– Спасибо – поблагодарил и я Лампу, вручая ей тарелку и кружку, при этом осознавая, что забыл ее настоящий игровой ник – А вот деньги.

– Зачем? – удивилась девушка, принимая десять золотых монет.

– На расходы. Не за свой же счет будешь нас кормить и поить – улыбнулся я – И не стесняйся. Будут нужны деньги – обращайся ко мне или к Бому.

– Отчет о тратах обязателен! – добавил казначей – Завтрак хороший!

– Ладно – вздохнул я, проверяя заклинания – Пора прекращать детскую драку. Все готовы?

Новый хор голосов дал понять, что ждут только приказа. Ну и славно. Я осмотрел отряд. Я, Бом, Храбр, Док, Лампа, пять наемников и пять городских стражей, добровольно решивших к нам присоединиться, дабы пресечь угрозу городу. Из животных четыре больших злющих пса.

– Двинули – отдал я приказ и шагнул со склона, пройдя прямо через замерцавший и пропавший экран – Занимаем плиту возрождения. Тех, кто позеленел – валим только если они из Темнейшей Силы. Злое Пламя не трогаем пока они не лезут. Красных – валим всех подряд не разбирая. В тучу не соваться!..


Тяжело ли подкрасться к тем, кому плевать на всех? Совсем не тяжело. Мы даже и не подкрадывались. Просто выждали редкий момент, когда на плите и около нее не оказалось ни одного новорожденного и быстрым броском оказались рядом. И заняли боевые позиции. Я спешно раздавал новые инструкции.

Здесь момент тонкий… я с самого начала не сообразил, благо мне Бом подсказал. Стражи воины порядочные. И клановая там война или нет, они не одобрят истребления «зеленых нудистов» – игроков с зелеными мирными никами оказавшихся здесь без защиты и оружия. Да, у нас клановая война, нам вроде бы даже положено друг-дружке кинжалы в спины вонзать исподтишка. Но всяк смотрит со своей колокольни – у стражей колокольная белая, высокая, звонкая и важная. И стражам фиолетово до клановых войн беспокойных чужеземцев. Мешать они вряд ли будут. Но и не одобрят. А мне никак не хочется омрачать добрые отношения со стражами.

Второе – всех преступников желательно убивать нам, игрокам, членам клана ГКР. Иначе убийство «красных» в свой актив запишут либо стражи, либо наемники. А нам надо свою репутацию растить.

Поэтому инструкции я изменил. Кровавое дело по возможности оставить нам, чужеземцам. Всех агров – истреблять беспощадно. Разбойникам разбойничий удел – смерть бешеной собаки. Зеленых – трогать только если они сами кидаются. Грустно – мы наберем меньше клановых баллов. Но не все коту масленица. Нам и так очень сильно пофартило с этой их внезапной междоусобицей. Чего они не поделили?

– Оп! – сказал Храбр Светлушка и выстрелил из жезла. Вихрь картечи врезался в зеленую спину очумелого «красного» полуорка и сшиб его с плиты. Полуорк взревел, вспомнил родителей Храбра. За честь родителей алхимика вступился Бом и один из наемников. Противник умер крайне быстро, успев только разок лягнуться.

Хлоп… полуорк на плите.

Шлеп… полуорка скидывает с плиты выстрелом картечи.

Бух-хлоп – полуорка рубят на куски «дровосеки».

Звяк, звяк – падают в нашу клановую копилку баллы за убийства противников.

Хлоп… полуорк на плите.

Шлеп… полуорка скидывает с плиты выстрелом картечи…

Бух-хлоп… полуорка рубят, он просит прекратить, но не успевает договорить.

Звяк – еще один балл в клановую копилку.

Хлоп… полуорк на плите, стоит с поднятыми руками, орет в голос. Щелчком пальцев привлекаю его внимание, орясина пялится на меня, лениво показываю – вали отсюда. Он продолжает удивленно пялиться. Показываю ему чуть выше головы. Бросив туда быстрый взгляд, полуорк светлеет так же, как до этого посветлел его ник, из красного став зеленым. Так вот исцеляем смертушкой. Поняв, что его не будут убивать, он все же удержал рот на замке и поспешно скрылся в туче, откуда тут же раздался его предупреждающий крик. Вот только его едва слышно – шум внутри разноцветной тучи жуткий. Там сражается обвешанный железом народ, там звенят луки, шипит магия, слышатся боевые вопли и проклятья. Там война.

Хлоп… на плите двое. Зеленые. Члены клана ЗП. К ним подступает Бом и популярно поясняет куда и как быстро им надо пойти, чтобы не превратиться в цифровые отбивные. Ребята оказались понятливые. Покивав, побежали по зеленому лугу в сторону Найкала. Ну да – наверно прямиком на пляж, ведь они уже в плавках.

Хлоп… на плите девушка. Красная. Симпатичная. Даже красивая. Храбр стреляет. На арийском лице не дрогнул даже мускул. Бандитку выбрасывает с плиты, и она налетает на оружие Бома. Умудряется извернуться, удар приходится вскользь, разбойница бежит прочь и грудью влетает в выросшую на ее пути терновую пущу. Выстрел картечи, заклинание красных ос, ледяное копье… этого хватило.

Хлоп… она снова на плите. Красная. Все такая же красивая. И очень злая. Изворачивается бешеным хорьком, уходит от выстрела и ударов, бросается на Дока. Лампа взмахивает рукой, и разбойница отлетает от воздушного магического щита, не добравшись до лекаря. Мы спешно добиваем ее.

Хлоп. На плите эльф. Зеленый. Темнейшая Сила. Бом подступает вплотную и оглушительно гаркает:

– Врежь мне!

Кулак эльфа влетает в радостно ухмыляющуюся зеленокожую клыкастую харю. Полуорк сетует:

– Вот же кровожадный какой – и с хеканьем опускает топор на дурную эльфийскую головушку, попутно сбрасывая его с плиты под ноги Храбра. Я помогаю ледяным копьем.

Хлоп… на плите опять разбойница. Зеленая. Уже не красивая – гримаса бешенства изуродовала ее лицо. Ее не трогают. Но она с воплем бросается на Лампу. Налетает на щит. Устояв на ногах, прыгает в сторону, вытянувшись в струнку, летит ко мне. Я встречаю ее разрывным огненным шаром. С уважением киваю – достойный боец, хотя и бешеный.

Хлоп. Хлоп. Эльф и девушка. Оба зеленые. Присмиревшие. Бом указывает ручищей в сторону Найкала, топает ногой. Очистившиеся и успокоившиеся агры бегут прочь, торопясь убраться пока мы не передумали. Мы не смотрим им вслед – на плите появляются сразу четверо. Попробуй разбери какого они цвета и клановой принадлежности – и ведь надо управиться за считанные секунды. Но самое главное я уже увидел – Дорта Видеррра среди них нет. А в черной туче продолжают чертить замысловатые росчерки багровые светящиеся мечи.

Я специально встал таким образом, чтобы не выпускать тучу из вида. И одним из первых заметил беглецов – в экипировке и голышом, некоторые игроки выскакивали из битвы и поспешно отходили в сторону. Дальше поступали по-разному. Кто-то сразу активировал свиток телепорта и исчезал, другие убегали не оглядываясь. Третьи оставались поодаль, быстро кучкуясь по кланам. Кучки вырастали до групп размером в пять-шесть игроков, кто-то из них оживленно жестикулировал, сразу ясно, что он или она пытались вновь составить боевую пати и слажено нырнуть в бой. Но в двух случаях из трех понимания эти активисты не встретили. По сердитым, даже злым лицам остальных было ясно – им надоело погибать и так глупо терять тяжко заработанный опыт и умения. И я их понимаю – неделю угробил чтобы поднять два уровня, нудно охотясь на монстров и выполняя скучнейшие задания, а затем потерять аж три уровня за несколько минут. Такое любого взбесит. И ладно бы потерял за дело, пострадал за честь и победу родного клана, но здесь, в мутном дыму, вообще непонятно кто побеждает, а кто проигрывает. Уверен, некоторые бойцы, особенно лекари и маги, которым особенно тяжко качаться, погибали куда больше трех-четырех раз. Возможно у некоторых счет идет на десяток гибелей. Вон крепыш гном сердито пинает лежащую на траве кирасу – похоже, она ему уже «не по плечу». Уровни упали, соответственно с него спала и экипировка. Вернуть свое добро крепыш вернуть, а надеть уже не может. А вон и меч рядышком с кирасой лежит. Близок локоток – да не укусишь. И лицо у гнома такое злое, что меня невольно дрожь пробрала от страха – надеюсь, мне никогда не придется видеть тако лицо одного из своих сокланов и отвечать на вопрос, по какой такой причине он так глупо потерял несколько уровней и умений.

– Двое погибли и не появились – крикнул Храбр – Посмертный блок.

Двое погибали слишком часто и слишком быстро. Система заблокировала их, тем самым забрав из наших злобных рук. Возможно, им дадут шанс выбрать иную локацию для возрождения – хотя такой шанс великая система дарит не всегда. В большинстве случаев просто приходится некоторое время посидеть в реале.

– Идут, босу!

– Босу?! – не понял я, оборачиваясь, бросая быстрый взгляд и обрадовано растягивая губы в улыбке.

К нам спешила большая разноцветная толпа, шустро глотающая метр за метром зеленой равнины. Большая часть – игроки. Чуть меньшая – горожане. Еще меньшая – несколько стражей. Покидая город, я сделал кое-что такое, чего не делал никогда. Выйдя на покрытую черной сажей площадь, я встал на виду у всех игроков, и так чтобы они видели при этом пылающий за моей спиной разоренный сад и последнего ревущего монстра, добиваемого наемника. Монстр умер, перед моими глазами пробежали успокаивающе зеленые строчки о прекращении вражеской атаки и успешного отбития штурма. Нам начислили очки за отличную оборону кланового холла. Вместе с баллами за убитых членов вражеского клана набежали неплохие цифры, что дало нам огромный перевес. Но сейчас мне было не до победных танцев. Я закрыл сообщение, осмотрел игроков и громко начал говорить, толкая короткую речь. Сказал я следующее:

– Мы – клан Герои Крайних Рубежей. Только что успешно отбили атаку агр-кланов Темнейшая Сила и Злое Пламя. Я – Росгард. Лидер клана ГКР. Сейчас я и мои товарищи отправляемся за город. Там, если верить словам стражи – а я им верю – выясняют отношения перессорившиеся агр-кланы. Мы собираемся атаковать разбойников, наказать их многократной смертью, если получится, чтобы отбить желание убивать мирных игроков. Всех, кто хочет помочь нам – приглашаю с нами. Хотите отомстить обидчикам аграм? Наказать тех, кто портит жизнь игрокам-малышам, не давая им продать набитые трофеи, поджидая их у самого города? Просто не любите плохишей? Тогда ждем вас. Со своей стороны, обещаю, что клан ГКР не забудет тех, кто поможет нам в сегодняшней стычке. Само собой, с теми, кто примет участие в битве, поделимся трофеями. Дележ открытый. Подумайте. Если что – мы ждем, хотя сражаться будем в любом случае. А после сражения, как только вернусь, клан ГКР начнет первый полномасштабный набор рекрутов в наш состав. Любые классы и любые профессии – приветствуются. Кто хочет помочь – вот Строгос, он ждет здесь еще полчаса, потом отправляется к нам. Есть время приготовиться. Все. Решение за вами. Увидимся

Перейдя на бег, я пересек узкую площадь и скрылся в переулке. За мной топали друзья. Мы пробежали уже метров пять, когда на площади будто голосовая бомба взорвалась. Все закричали одновременно. Я же добрался до центра города и там толкнул речь попроще, но куда более страстную. Оповестил стражей и десяток горожан, что на мирный добрый клан ГКР было совершено вероломное нападение разбойников. Тех самых разбойников, что еще недавно терроризировали город. Я опять попросил помощи. И сказал, что вскоре сюда прибудет дворецкий Строгос. Кто желает – может присоединиться и помочь нам в сражении с измотанными трусливыми бандитами.

И вот он итог двух моих речей…

Тут бойцов шестьдесят. Никак не меньше. И если они внимательно слушали указания Строгоса, который в свою очередь получил их от меня, то… да… я вижу много образчиков этого прекрасного оружия. Я отбежал от плиты, не обращая больше внимания на добивание очередной двойки агров. Черт… стражники, эти отличные бойцы со слишком добропорядочным отношением к жизни, сейчас только помеха для меня. Лучше бы я их не брал – но как не позвать для подстраховки грозных воинов? Вдруг никто бы не откликнулся на мой зов… В следующий раз буду чуть умнее.

– Это супер, босу! – светилась Лампа, радостно размахивая ладошками-фонариками – Просто супер!

– Да что еще за «босу»?

– Ну – босс. Это на японском. Ведь я же двинутая на всем японском немножко! – скромно потупилась девушка – Ух! У них так много луков!

– Да – улыбнулся я – Много! Ну все… пусть агры гробы себе готовят.

– Народ откликнулся, сударь! – проинформировал меня Строгос, держащий лук наизготовку – Что за темная мрачная туча! Туманная обитель порока! Прикажете дать залп?

Ах если бы… я бы дал – но стража! Не стоит шпиговать стрелами «зеленых». Тем более что клановая война только у нас, пришедшие на помощь «местные» и игроки сразу станут преступниками за беспричинное истребление «невиновных».

Подняв руку, я дождался пока гомонящая толпа глянет на меня.

– Спасибо что пришли! Спасибо! Дамы и господа! Стреляем всех красных! Валим наглухо и без команды! В зеленых не палить – сами покраснеете и стража вами займется. Разбейтесь на небольшие группы. И побыстрее – убедившись, что игроки меня услышали, я глянул на горожан не забывших про луки и арбалеты – Стреляем только по моей команде, добрые горожане! Я знаю разбойников по лицам.

Ага, знаю по лицам, как же – только по красноте ников и сужу. Далеко не все «местные» обладают таким умением.

– Да, друг Росгард!

– Мы не оплошаем!

– Моя рука не дрогнет! Стрела не пройдет мимо цели!

– Спасибо, спасибо – закивал я, жестами показывая кому и где встать. Торопился я жутко – сейчас туча играла нам на руку. Ой как она нам помогала своей непроницаемостью. Мы не видели, что у тучи внутри. А воющие там не видели, что происходит снаружи. Правда стоящие снаружи заорали, заволновались, коек-то нырнул в тучу. Но мы все равно быстрее… А огромное разноцветное облако разлегшееся на лугу начало кстати редеть, становясь все более прозрачным. Вот и славно… Бом и Док, понявшие мой жест, побежали вокруг облака, забрав с собой десяток горожан и игроков.

– Зло! – крикнул я, выбрав короткое и емкое слово, для верности указав рукой.

Стрел тридцать! Не меньше! Тридцать стрел и арбалетных болтов почти одновременно вонзились в так ничего и не понявшего бедолагу агра выскочившего из тучи. И так подраненному разбойнику хватило бы и третьей части «гостинцев», а его превратили в ежа, отчего он так обрадовался, что сразу помер. И тут же появился на плите, где его встретил картечный выстрел Храбра и мечи стражей.

– Зло! Зло! Зло! – трижды прокричал я и трижды дернулась моя рука.

Засвистели стрелы, загудели тетивы, закричали и заулюлюкали силы добра, убивающие злодеев.

– Зло! Зло! – агры поперли группами. До них наконец дошло – пришла беда, покидай облака. Но свитков у ребят немного…

Через несколько секунд врагов поперло столько, что я едва успевал указывать. С той стороны исчезающего облака ревел зверем Бом, кричал Док. Храбр сменил жезл, бил огненным потоком, поджаривая «красное мясо», как кричал этот обычно степенный парень. Ну да… красные агры – красное мясо. А зеленые мирные тогда кто? Огурцы?

Звяк, звяк, звяк, звяк… ликующие строчки сообщали о новых баллах. Указывая на врагов, я крутился юлой, не забывая добавлять к чужим выстрелам собственную магию, в особенности терновую пущу, чтобы не дать уйти самым быстрым. Плита возрождения переполнилась. На ней народ появлялся пачками. Многих пропускали, давали уйти. Других убивали на месте. Все смешалось, но в этом хаосе мы продолжали находить цели. Позеленевшие враги отходили в сторону или просто уходили к Найкалу и дальше. Кто-то из голозадых жадно поглядывал на многочисленные серебристые сгустки тумана, лежащие так плотно, что слились в огромную туманную красно-серебряную лепешку покрывшую луг. Жутковатая картина… снизу серебро с кровью, чуть выше серо-черно-оранжевый туман с мечущимися внутри редкими фигурами. А разноцветья все меньше. Дымовые гранаты выдохлись, заклинания спали, маги погибли.

И наконец случилось неизбежное… туча сократилась до крохотного, но плотного черного облачка, вспухшего среди множества «трупов». Внутри облака светилось два отчетливом видимых меча.

– Дорт! – крикнул я, опуская руки – Хватит дымить! Покажи личико.

– Росгард! Предлагаю решить войну поединком! Один на один! – раздался из облака знакомый голос.

– Не – чуть подумав, с ленцой отказался я.

– Кофе из термоса, босу? – спросила Лампа и я получил чашку с кофе. Над полем боя повисла обалделая тишина, которой воспользовалась моя новая помощница, деловито обратившаяся к черному облаку с несколько неожиданной просьбой – Уважаемый Дорт! Вы не могли бы сдохнуть прямо сейчас? У босса такой напряженный график… у нас еще дележ ваших трупов… то есть трофеев… наше время ценно…

– М-м-м… – будто стон от дикой зубной боли послышался из облака – Ари! Вали ее!

Я дернулся к Лампе, но выстрела не последовало. Тяня за собой кусок облака, наружу вышла одинокая эльфийка, забросившая за спину лук.

– Ариэлла – крикнул я и жестом указал в сторону – Уходи. Это уже не твоя война.

– Это не тебе решать! – завопил Дорт, оставаясь в облаке – Не тебе! НЕ ТЕБЕ! Ари! Вернись! Приказ!

Ответа не последовало. Чуть сгорбившись, Ариэлла уходила прочь не оглядываясь.

– Потерять такого преданного бойца – едва слышно произнес я, глядя вслед девушке.

– Я же тебе говорил, Рос! Ты будешь жалеть что оставил меня в том сарае с крысами! Ясли я тебе не прощу никогда!

– Эй! В облаке! Если там кто из зеленых и Злого Пламени – выходите. Бросайте оружие, экипировку, заплечный мешок и уходите. Сами виноваты – нечего снова сюда являться было. Я предлагаю один раз! Потом мы просто начнем палить по облаку. Те кто из Темнейшей – тоже выходите, если не хотите драться. Война проиграна. Есть возможность – портуйтесь отсюда. Даю пять секунд.

Говоря эти жесткие слова, я осознал, что нахожусь в центре общего внимания. Меня слушало сто с лишним человек. Вернее – представителей различных рас. Игроки и «местные» стояли кругом вокруг черного облака, этого единственного черного пятна на освещенном утренним солнцем прекрасном зеленом луге. И все они слушали меня. Нейтралы, друзья, недруги. И ведь наверняка съемку ведут десятки игроков.

– Стойте! – вопль Дорта заставил меня поморщиться.

Из облака вышло четверо. Трое считай голых, один в настолько избитых доспехах и с таким изуродованным мечом, что он только посмеивался, разоружаясь. Трое из ЗП, один из ТС. И все четверо позеленели. Вот как смерть карму чистит… Их не тронули. А облако посерело, а затем разом исчезло.

В кольце народа стоял одинокий воин в черном, опустивший к земле два светящихся красных меча. Над его головой мрачно горел алый ник. Стало быть, тогда его ник только казался зеленым – из-за артефакта или заклинания. Может экипировка помогла. Но сейчас агр не скрывал свою сущность.

Дорт Видеррр смотрел только на меня. Ждал. А чего ждать? Ведь мы договаривались – схлестнемся, разойдемся, посчитаемся, поймем кто победил, больше никогда не встретимся на узкой дорожке. Понятно, что с его стороны это пустые слова. Я же собирался действовать по уговоренному.

– Зло! – произнес я, глядя в глаза Дорту.

Четыре десятка луков и арбалетов вскинулись в едином порыве. Спущенные тетивы наполнили воздух гудящей волной. Яростный крик Дорта, взлетевшие горящие мечи закрутились в вихре. Отбитые стрелы полетели оземь, я уважительно присвистнул. Красиво… но отбил он далеко не каждую стрелу, а стрелки продолжали свое дело…

– Росгард!

– Беги – предложил я – Вдруг получится…

– Росгард! – Дорт бросился ко мне, стрелы вонзились в землю за его спиной.

Враг мчался ко мне. Я спокойно стоял на месте.

Стрела за стрелой вонзалась в темного джедая, а он продолжал бежать, отмахиваясь мечами. Забросил один меч за спину, сорвал с пояса пузырек, выпил, потянулся и выхватил свиток. Одна стрела подрезала колено, и он упал, покатился кубарем, черный плащ пригвоздил к земле гудящими стрелами. Джедай встал, оторвал от земли плащ. Хромая пошел ко мне, использованный свиток рассыпался в труху, его здоровье поползло вверх, пылающий меч оставлял опаленную борозду на зеленом лугу.

Выстрел за выстрелом. Рядом встал Бом, с другой стороны Храбр, Док занял место за моей спиной, Лампа готова выставить магический щит. А стрелки продолжают опустошать колчаны, посылая в разбойника стрелу за стрелой. Красиво он умирает… ой красиво…

Выстрел за выстрелом…

– Росгард! Росг…

Темный джедай споткнулся и упал. Столько стрел торчало в изорванном на спине плаще, что и не сосчитать. Я вспомнил совсем недавно просмотренный вместе с Кирой древний советский фильм, где хитрые космические пираты подло убивали робота. Но тот робот был добрым. А это черное зло…

– Росгард! – приподнявшийся джедай вытянул ко мне руку с дрожащим в пальцах черным свитком – Рос…

Замершие в ступоре Дорт исчез в серой вспышке. Через миг он появился на плите возрождения. Замерший, почти голый, в одних только черных плавках, он стоял и продолжал смотреть только на меня. Я наконец-то сделал шаг – к плите. Вытащил свиток из поясной сумки, бросил на плиту у его ног. Свиток телепортации.

– У тебя пять секунд – сказал я и отвернулся. Приостановившись, напомнил, не оборачиваясь – Помни уговор. Война окончена. Победа за кланом ГКР.

– Мы еще свидимся, Росгард – сдавленным голосом заявил Дорт мне в спину – Обязательно свидимся!

Сверкнувшая вспышка телепорта дала понять, что глава ТС исчез. Я вздохнул – вот дурак. Бросил всех своих побежденных сокланов здесь, а сам исчез. Вряд ли им это понравится – я бы обиделся. Но что мне до агров и их проблем? К тому же налицо массовый исход – едва исчез в телепорте темный джедай, большая часть разоруженных злодеев поспешила повернуться к нам спиной и заняться активной спортивной ходьбой. Понимаю их. Лучше поскорее скрыться…

– Победа за нами! – вскинул я руку со сжатым кулаком.

Дикий восторженный рев был мне ответом.

Победа…

Победа за нами.

Глава десятая

Уроки Черной Баронессы

Самое первое чему я невольно научился от Черной Баронессы – внешнее, публичное лицо клана ронять нельзя. Клановая репутация превыше всего. Этот урок я уяснил в день, когда пришлось экстренно выпрыгивать с «рекламного» корабля Неспящих превращенного в торговый дом подвешенный над городским фонтаном. В тот день моментально явившаяся ЧБ щедрой рукой раздала бонусы и скидки, поулыбалась и отбыла по другим делам. Любовь к клану Неспящих у «простого люда» подросла на несколько пунктов.

Мне до ее профессионализма далеко. Но урок я запомнил. И хотя обычно я тяну с осмотром и оценкой добытых в бою трофеев, в этот раз я перешел к дележу трофеев сразу, едва только две тяжело нагруженные подводы с добычей достигли длинной площади перед особняком. Заводить телеги в сад я не позволил. Нам такого не надо – сразу пойдут пересуды, что Герои втихомолку повытаскивали самое ценное, а остатки выбросили наружу. Нет уж. Телеги остановились. Я кивнул жутко недовольному Бому, так сильно морщащемуся, будто у него заболели все зубы одновременно. Я понимающе вздохнул и беззвучно, тщательно артикулируя губами, произнес слово «Деньги». Бома аж согнуло, он страдальчески ухватился борт телеги, пошатнулся от неизбежности. И чего шатается? Агры с собой много денег не брали – я уже спрашивал.

Подняв руку, я дождался, когда обрадованный говор победителей немного утихнет, обвел всех твердым и уверенным – как мне кажется – взглядом. Как же это все непросто…

– Еще раз большое спасибо! Помогли! Наказали агров! И спасибо не только от нас – от всех мирных игроков бывших убитыми и ограбленными этими разбойниками хоть однажды! Спасибо, ребята! Спасибо всем!

– Вам спасибо!

– Круто мы аграм наподдали!

– Виват Героям!

– Если что – всегда зовите! Аграм – смерть!

– Когда набор в рекруты? А?

– Тебе спасибо, друг Росгард! – степенно пробасил седобородый важный горожанин.

Я в ответ благодарственно кивнул. Различий между «местными» и игроками не делал специально. Они так же примут участие в дележе. Покосившись на полуорка, я убедился, что он по-прежнему морщится и с надеждой на меня смотрит. Но решения я не изменил, и Бом покорился неизбежному.

– Так! – пришел в себя казначей и взобрался на одну из телег – Слушайте сюда! Начинаем раздачу по порядку. Кое-что раздадим поровну всем участникам – если делится. Насчет остальных трофеев – есть два способа дележки. Озвучиваю первый! Отдельные предметы – по уровням и классам. То бишь арбалет не достанется мечнику, даже если он будет очень просить. И наоборот – меч не обломится лучнику. Ценность предметов меня не волнует! Ободранный старый лук с просевшей прочкой – уйдет к лучнику! А еще не юзанный меч с позолоченной рукоятью – мечнику! Все жалобы и нытье обращать к своей карме! Теперь второй вариант – слепой. Игровые ники и мена на бумажки, их свернуть и в шапку. Я поднимаю над головой любой предмет, вон та милая девушка с зелеными волосами достает из шапки любую бумажку не глядя, открывает, вслух читает и показывает – предмет отходит победителю. Это второй вариант. Голосуем! Руками! Орать и размахивать конечностями не надо! Итак! Кто за первый вариант? Так… вижу, да вижу я тебя, не прыгай ты так! Ага… ага… хорошо. Кто за второй вариант? Ну понятно… почти единогласно все проголосовали за второй вариант. Тогда пишем имена на бумажки, которые мы возьмем где? О… отлично.

Лампа.

Я даже не заметил, когда она возникла рядом с Бомом и тут же начала записывать игровые ники участников на аккуратно нарезанных квадратиках бумаги. Оперативно…

Воспользовавшись затишьем, я снова обратил на себя внимание и напомнил:

– Как и обещал – сегодня у нас большой набор в рекруты клана! Через небольшое собеседование! Внимание – инфу о персонаже открывать придется! То есть показывать статы, заклинания и умения, рассказывать о профах. Это обязательно! Темных скрытных лошадок не берем! Собеседования пойдут по классам и профессиям! Сейчас прошу всех желающих присоединиться к Героям умельцев по лекарской части подойти к Доктору Вайболиту! Он ждет у пролома в ограде сада вон там. Алхимиков и травников прошу обратиться к Храбру Светлушке, он стоит чуть левее главных ворот в особняк. Собеседования уже начались! Остальных желающих прошу подождать – и до вас тоже обязательно дойдет очередь! Нам нужны разные классы и разные профессии! И не забываем – здесь торговая площадь. Если есть что продать – время раскладывать товары, друзья! Хотите купите – самое время это сделать. День только начался, впереди море приключений, к которым надо хорошенько приготовиться! Если у кого-то есть мирные заклинания воды и воздуха – подойдите ко мне. Есть небольшая оплачиваемая работа для общего блага! Спасибо за внимание!

Завершив вторую речь, я почувствовал, что выдохся. Не мое это – во всяком случае пока. Надо привыкнуть к подобным публичным упражнениям. Но мои слова подействовали. Не менее четырех игроков заспешили к Доку. Двое – к Храбру. Ко мне подошла невысокая улыбчивая девушка и вопросительно на меня взглянула, играя пляшущим на ее ладони шариком воды. Я объяснил ей в двух словах, она кивнула, получила две серебряные монеты, спрятала их в пояс и, разведя руками, чуть шевельнула плечами. От ее ног с плеском побежала широкая и совсем невысокая волна, замочив ноги удивленных игроков. Кристально чистая вода за мгновения посерела, а затем и почернела, вбирая в себя слой усыпавшей площадь сажи и мелкие обломки. Девушка маг следовала за пеленой воды, а за ней оставалась быстро высыхающая чистая мостовая. Можно стелить тряпки и укладывать поверх них товар. Уверен, что вскоре после готовой уже начаться лотереи многие игроки решат продать полученные призы. Ну и славно – нам лишнее мирное оживление у кланового холла не помешает.

Но как же все это выматывает. День только-только начался, а я уже чувствую себя выжатым лимоном. Крепись, Рос, ведь ты этого хотел. Точно? Ведь правда хотел, да? Ответьте мне, чего все стыдливо отворачиваются?

Распределив роли, начав дележ, я было обрадовался – думал появится небольшая передышка. Куда там! Едва я замолчал и попытался дать задний ход, нацелившись седалищем на распахнутые ворота в сад, как меня тотчас окружили игроки и начали звуковую атаку. Вопросы обрушились лавиной. Вопросы касательно всего – но лидировал в этом опросе, само собой, только что открытый материк Зар’граад. Но вообще спрашивали на самые различные темы, я, как умел, давал честные и максимально подробные ответы. И о чудо – едва я начинал говорить, как все умолкали и внимательно слушали. Причем слушали с неподдельными интересом. И смотрели они на меня как на седого израненного ветерана, повидавшего на своем веку столько всего, что уже и не перечислить. Если я ветеран, тогда кем можно назвать тех, кто играет с момента сотворения Вальдиры?

Дважды случилась попытка кражи – пара ловких шустриков пытались стащить у меня хоть что-то. Явно не ради наживы, а ради сувенира – еще бы, обокрали Росгарда. Но умения у них не хватило – слишком уж много внимания обращено на меня. Десятки глаз ежесекундно осматривают меня с ног до головы, не отводят взоров. В подобной ситуации совершить успешную кражу сумел бы только настоящий мастер своего дела. Этим не удалось. И один за другим они помчались по площади, преследуемые тройкой кричащих игроков и двумя молчаливыми стражами. Двойная вспышка поодаль дала понять, что воришки исчезли в телепорте. Счастливчики. Иначе попали бы под суд, а затем здравствуй большой штраф, общественные работы или еще что неприятное. Вслед им несся веселый свист и улюлюканье. Я же продолжил отвечать на вновь посыпавшиеся вопросы. Спасение пришло с неожиданной стороны – в гости явился сияющий как начищенная золотая монета мэр Лёруш Бланшер, в сопровождении четырех стражей.

При виде мэра я сразу вспомнил о упавших на город пылающих камней из вражеской катапульты. И сразу ощутил, что клановый кошелек вот-вот несколько похудеет. Подняв ладони, с трудом остановил поток вопросов, извинился, указав на мэра и попрощался, пообещав, что скоро обязательно вернусь. Игроки с неохотой отступили, но сначала пришлось провести двухминутную фотосессию. Шире улыбайся, Рос, шире…

– Ох и натворили же дел разбойники! – закачал головой мэр Бланшер, едва я подошел поближе. Уцепив меня за локоть, он кивнул стражам и те замерли на месте, а мы с мэром неспешно пошли по очищенной от грязи площади. Чуть заворачивая, я повлек городского владыку к особняку – туда, где деньги лежат. Мэр не сопротивлялся, уже позабыв о разбойниках и в красках рассказывая, насколько хорошо откормленную пулярку ему сегодня подали на завтрак…

Слава всем игровым богам – беседа длилась недолго. Я передал мэру мешочек серебряных и золотых монет, заверил, что клан ГКР искренне сожалеет о новых разрушениях и обязательно примет за них ответственность. Затем я передал еще мешочек монет и напомнил о нашей недавней беседе. В ответ получил заверения, что все уже улажено окончательно, земли вокруг особняка целиком и полностью принадлежат клану ГКР, заверенные магическими печатями документы «сверху» прибудут сегодня же. Ну и прекрасно. Мы дружески распрощались, я пообещал на днях поужинать с мэром и его подругой в небольшом ресторанчике, что уже отремонтирован и готов принять любителей вкусной пищи.

Мимоходом, совсем-совсем мимоходом, мэр небрежно упомянул, что городские рыбаки вернулись к ловле, а несколько охотников вовсю уже отстреливает куропаток и оленей в окрестностях Тишки. Высоты местной кухни восстановились, жизнь гурманов стала легче. Все возвращается в свое обычное русло. Само собой, Лёруш Бланшер все сии достижения записывал на свой счет. Вот мол как он хорошо о городе заботится. Разумеется, я поддержал его убеждение в собственной исключительности как руководителя.

Проводив существенно потолстевшего мэра, я метнулся в сад, уселся за обгорелым огромным пнем – остатком изувеченного во время схватки старым дуба. Немало времени уйдет на его выкорчевку. Бездумно, вот совсем бездумно, я просидел таким образом не меньше пяти минут. И этого хватило – почувствовал, как ко мне вернулось спокойствие, нашлись где-то остатки тут же задействованной бодрости, из какой-то банки наскреблось три ложки джема из ягод оптимизма, решительности и клюквы. Пропало возникшее было желание схватить мэра за толстую шею и начать его бить головой о стену с криками «Что же вы все жрете и жрете-то, мэры Тишки?!». Пропало желание шарахнуть взрывным огненным шаром в спины с хохотом убегавших воришек, чей замысел постигла неудача. Все хорошо… все хорошо… а будет еще лучше…

– Босу…

– Да, Лампи?

– Лампи? Я… а, ладно, пусть будет Лампа… или Лампи… босс, а чего вы тут делаете? С пнем в гляделки играете?

– Прячусь – искренне признался я.

– Иногда надо – с удивительной серьезностью кивнула помощница и, чуть смущенно, видимо, будучи в неуверенности, добавила – Поэтому и с пнем в гляделки играете?

– С пнем в гляделки? – не понял я – И давай обращаться на «ты».

– Ну… вы… то есть ты на пень смотришь, а он на тебя. И моргает так жутко…

– М? – поведя глазами, я увидел только черную осыпающуюся кору.

Гляделки? Моргает?

И тут, в считанных сантиметрах от моего лица, с едва слышным шорохом вдруг открылась узкая глазница, откуда плеснул зловещий красный свет, длинная ломаная щель прошла и снизу, открываясь уродливой зубастой пастью.

– Пожиратель! – меня от ожившего пня буквально катапультировало – Чтоб меня! Бо-о-ом! Док! Храбр! Пожиратель в саду! Охренеть просто! Наемники! К бою!

Поняв, что его присутствие обнаружено, пень со скрипом дернулся, будто бы повел плечами, земля под ногами дрогнула, под сажей и мусором жутко шевельнулась сеть обгорелых выпирающих корней. Взвизгнула Лампа, вцепилась мне в руку и потащила прочь с причитанием:

– Змеи, босс! Там адские черные змеи! Нее-е-е-ет, только не змеи…. Только не мерзкие гадкие змеи… нее-е-ет!

Кажись у светлого ребенка фобия… и как она тогда в приключения ходит? Различные змеи встречаются повсеместно. Поэтому ударилась в изучение множества социальных умений бесполезных в бою?

– Это корни, а не змеи, Лампи! Успокойся!

– Пожиратель?! – рык Бома приближался и через три секунды полуорк оказался рядом, проломившись сквозь чудом уцелевшие кусты – Ого! Точно! Маленький еще… Лампа, иди к телегам. Вместе с Доком и Храбром продолжайте лотерею. Мы тут сами.

– Ладно! – пискнула Лампа и моментально испарилась.

Глубоко засевший в земле пожиратель понял, что отсидеться до темноты не получится и резко привстал. С него ливнем посыпалась ошметки коры и сучков, открывая угольно-черное тело, от которого тут же повалил серый пар. Преисполненный ненависти рык дал понять, что древесная нежить крайне разозлена и будет мстить за свою гибель.

Я стыдливо кашлянул. Поторопился с воплями. Пожиратель только «народился», к тому же и само дерево, чьим огрызком он являлся, не было исполином, поэтому нежить не впечатляла особой размерами и уровнем.

Пень-пожиратель. Уровень семидесятый. Нежить. Средней силы слабость к солнечному свету.

Притопавшая пятерка наемников мгновенно ощетинилась копьями, превратившись в дикобраза. За ними бежал Строгос с парой слуг, все вооружены луками.

– Погодите – крикнул я и поднял налитые алым свечением ладони – Чуть припеку.

Четыре огненных шара накрыли пожирателя пламенным саваном. Взревев, он разом выдернул из земли десятки корней-щупалец, потянулся ко мне. Я не тронулся с места. Добавил лишь еще огня, одно за другим всаживая в монстра заклинание за заклинанием. Бом шагнул вперед, небрежно обрубил три самых длинных щупальца, отбросил ногой извивающиеся куски, вонзил меч глубоко во вспучившуюся гребнем землю, поражая еще один корень.

– Хватит с нас – буркнул я, опуская дымящиеся руки и отходя. Прикрывающий меня полуорк отрубил кончик корня и пошел следом. Едва угасло пламя, к дымящемуся пню шагнули наемники и с ходу вонзили в захрустевшую тушу наконечники копий.

– Откуда у нас пожиратели в саду? – изумленно буркнул Бом – Они же в эльфийских лесах только появляются. Где у деревьев души есть. Ну в бывших эльфийских лесах и садах… здесь раньше эльфы жили? Бывшие владельцы дома?

– Вроде нет – ответил я – Но в саду некоторое время жили эльфийские стрелки. Трое. Воины Лиственного Сумрака.

Поперхнувшийся на полуслове полуорк глянул на меня с таким удивлением, что и не описать.

– Воины Лиственного Сумрака? Непримиримые?

– Ну… да…

– Вот все и понятно… они над садом и поработали, вдохнули жизнь куда можно и ненужно. А я-то все удивлялся почему принесенные мною бабочки и кусты так хорошо здесь прижились. А росток ивы подаренный? Он тоже в рост как оглашенный пошел. Зато работники жалуются, что ветви и деревья не хотят стричься, дорожки часто приходят в негодность, будто по ним тролли топтались всю ночь. Да и сад на матерый лес похож больше. А не на место для прогулок… а дело вот в чем оказывается – добрый Рос в саду приютил непримиримых эльфийских воинов, отринувших всех богов.

– Атеисты – развел я со смешком руками – И надолго они сад отравили жизнью?

– Отравили жизнью? Красиво сказано. Может и навсегда – это же жизнь… ты ведь в курсе, да, что Лиственный Сумрак считается воинственной сектой наемников? Правители эльфов официально предали Сумрак анафеме.

– Да я молчок, никому об этом не говорил. Но воины они знатные.

– Согласен. Надо вернуть их в сад – сделал неожиданное заключение Бом – Пусть и дальше жизнь насаждают. Но потихоньку… в любом случае сад наш теперь может скрывать всякое… копать надо…

Сдержанные радостные возгласы дали понять, что монстром покончено. Нам навстречу шагнула смущенная Лампа. Что-то хрюкнув, Бом умчался за ворота, откуда тотчас донесся его громогласный голос. Вернулся к делу.

– Змеи… такие они нехорошие…

– У каждого свои слабости – улыбнулся я – Записывай, помощница. Мне скоро отбывать, а дел невпроворот. Готова?

– Уже! – в руке помощницы появился толстый блокнот, над страницами нависла изящная чернильная ручка с серебряным пером.

– Покупка плодовых саженцев для сада. Числом в сто штук для начала. По десять каждого местного вида. Передача их Строгосу.

– Записала. Строгус или Строгос? Он себя Строгусом называет.

– Правильно – Строгус. Но мы все его зовем Строгосом – за строгость.

– Это да. Дедушка суровый! Что дальше?

– Вызвать кузнецов. Пусть осмотрят остатки ограды, поторгуются с Бомом или Строгосом, да и пусть уже берутся за ее восстановление.

– Записала.

– Набранных рекрутов отправить разгребать завалы на нашей территории. Разделить их на тройки, каждую тройку обязать работать по часу. Соскучиться и задолбаться не успеют, зато польза будет.

– Записала.

– Пока все. Бом наверняка что-то добавит. Еще спроси у Дока и Храбра. Отслеживай форумные Фургонные Хроники, если будет обновление – сообщи мне. Это же касается любой важной темы на нашем форуме.

– Записала.

– Вот и хорошо. Если что – я на связи. Обо всем важном постоянно держи меня в курсе.

– Да, босу.

Если устал думать о всеобщем благе – думай о благе личном.

Этим я и решил заняться. До полудня еще далеко, а орды врагов лютых уже разбиты наголову, что позволяет мне с полным правом немного отвлечься от блага родного клана. Кстати о ордах врагов…

Забравшись в дерби системных меню, я с непривычки не сразу отыскал вкладки клановых конфликтов, выбрал мерцающую прерывистым красным пиктограмму «Темнейшая Сила», в выпавшем меню ткнул в «Завершение войны» и появилось несколько интересных вариантов. «Предложить капитуляцию», «Перемирие», «Капитулировать». Само собой, меня интересовало только меню «Предложить капитуляцию». Его и выбрал. И понял, что это только начало – выпало еще чуток вариантов, эта тропа просто не желала кончаться. Я выбрал «Ультимативное предложение капитуляции.» Звучит! Его и нажал. Система предложила ввести краткое послание, что будет передано главе вражеского клана, его заместителю и военному лидеру. Тут я ненадолго задумался. Дорт ведь может меня и послать куда подальше – если он сейчас капитулирует, это будет означать позорно проигранную войну – подчистую проигранную. А без его согласия я войну пока завершить не могу – четко указанные условия не позволяют.

Война может быть прекращена только по обоюдному согласию лидеров противоборствующих кланов!

Война может быть прекращена тем кланом, что захватит вражеский клановый флаг, клановый символ или же клановую цитадель (холл, форт, крепость).

Война будет завершена после роспуска того или иного клана.

Вряд ли Видеррр распустит от горя клан.

Мы не пойдем сейчас в атаку на их холл или крепость. У нас куда более важных забот полон рот.

Попробую надавить на психику. Чуть подумав, я написал:

«Сдавайся. В этот раз победа наша. Помнишь про наш уговор? Про одну стычку, что решит все дело. Стычка была. Закончилась в пользу Героев. В будущем еще встретимся на военной дорожке. Держи свое слово, Дорт. Капитулируй».

Проглядев текст от начала до конца, убрал первое слово. И отправил. Тренькнуло. Послание одного лидера ушло к другому. Все буднично, никаких взволнованных лиц штаба, никаких висящих на стене карт утыканных разноцветными иголками, никто не кричит, раздирая на груди мундир: «Мы будем биться до последней капли крови, мон генераль! Дайте мне кубок вина и два мушкета – и я возьму эту крепость!».

Дорт меня удивил. Система торжествующе запела, зазвенела, вывесила уже знакомое послание и заодно записку от кланлида ТС:

«Еще встретимся».

Коротко и мрачно. Темная сила неистребима. Так что вполне верю в скорую неприятную встречу.

Поздравляем!

Клан Злое Пламя признал свое полное поражение и капитулировал!

Клановая война завершена!

Клан Темнейшая Сила – проигрыш.

Клан Герои Крайних Рубежей – победа!

Подробная информация о ходе войны отправлена в Клановые Архивы, где доступна любому желающему ознакомиться с нею.

Внимание!

В следующие десять суток никто не сможет объявить вам войну, только если лидер клана не пожелает принять вызов!

Внимание!

Ваш счет клановых противостояний: 2:0.

(подробности в комментариях)


Есть!

Да!

Есть!

С трудом сдержав рвущий из груди радостный вопль, я вприпрыжку зашагал к центру Тишки, намереваясь найти там что-нибудь интересное. И подходящее для моих целей. Попутно написал Лампе, попросив занести кланы Злое Пламя и Темнейшая Сила в списки наших заклятых врагов и сделать пометки, что нас интересует любая информация о них. В последний момент дополнил, что это же касается клана Золотые Тамплиеры, особенно мне нужна информация про конного рыцаря Фагнир Некроз.

Помощница ответила моментально.

«Вас поняла, Росгард Гэкээрович. Завожу отдельные журналы с черными обложками на каждый клан. ПС: нам требуется надежный сейф для ценных и секретных документов».

Как она меня назвала? Я едва прочел, так и постарел сразу годков на двадцать…

Но сейф нужен. Не все документы можно хранить в электронном виде – те же документы на землю вполне «материальны» – для мира Вальдиры. Плюс письма важных «местных» – их еще нет, но ведь наверняка будут. И эту переписку тоже надо хранить и беречь как зеницу ока. Ох уж эти начинающиеся политические игры…

«Будет сейф» – индифферентно ответил я.

Одно за другим пришли послания от сокланов.

«Виват!» – это Храбр.

«Грац!» – Док.

«Молоток! Что-нибудь выторговал с них?» – это Бом.

«Ура!» – Велемир.

«Гип-гип ура!» – Бермукуда Тайный

«Тщетны мечты глупцов надеющихся на долгий мир. С победой!» – Диоген Мудроумный. А его, когда в рекруты взяли? Память у меня уже не та что прежде… сразу ослабела после «Росгарда Гэкээровича…».

Радость друзей понятна – приятно быть в клане победителе. Вторая победа подряд. Есть чему радоваться.

«Поздравляю с победой» – Ариэлла Папоротник.

Ух ты… я сразу как-то позабыл про личные желания и, с трудом выдержав для приличия пару минут, ответил:

«Спасибо, Ариэлла. Ты сражалась достойно. Как-нибудь посидим за кружкой пива? Поболтаем о славном прошлом. Поговорим о будущем».

«С большим удовольствием. Чуть позже?».

«Легко. Спишемся».

«До встречи».

Вот это да… переведя дух, я взъерошил волосы в сдержанном порыве ликования. И ведь что смешно – непонятно с чего я ликовал. Воспринял короткую переписку со старым врагом как еще одну победу. Но где здесь победа?

А если мыслить чуть шире? К примеру, если мы завяжем разговор, перейдем к продуктивной беседе и Ариэлла Папоротник станет рекрутом клана Герои Крайних Рубежей… она бывший агр, сколько бед и горя принесла она мирным игрокам, выполняя приказы Дорта Видеррра? А смогу ли я сам доверять ей? Что если она лишь фигура в очередной шахматной партии темного джедая? Да, по сию пору его качества тактика и стратега не впечатляли, но темный джедай растет, умнеет.

Чертовы клановые игры. Вот в чем преимущества игрока одиночки – тебе приходится доверять лишь одному засранцу – и этот засранец ты сам.

Закрыв переписку, я застыл на пару мгновений и попытался сосредоточиться. Чего хочу в данный момент лично я? Лично для себя? Ответ очевиден – найти поскорее хотя бы еще одну часть Серебряной Легенды. Кое-какие подсказки я получил. Вместе с адресом.

Молот и кираса.

Кираса в руках конного рыцаря Фагнира Некроза из клана Золотых Тамплиеров. Ладно… тут я пока мало что могу. Даже войну золотым храмовникам объявить не смогу – они нас раскатают.

Молот находится на острове Аль Дра Дас, печально известной островной тюрьме – Алькатрас Вальдиры. Туда ссылают самых опасных и неисправимых преступников. Соответственно и охраняют их отменно.

И куда мне сейчас сунуться?

К Золотым Храмовникам? Те в кашу разжуют и меня и мой клан. И даже не выплюнут. Силы слишком неравны на данный момент.

Попытаться наведаться на тюремный остров Аль Дра Дас? Так себе идея. Нет, в принципе, моя репутация бежит впереди меня, и она такая, что может и тюремные двери отомкнет – то бишь для меня быть может даже экскурсию проведут персональную по самым темным застенкам. Покажут громыхающих мифрильными цепями психопатов Вальдиры, дадут послушать их заунывное нытье и звериные рыки, позволяют покормить сырым мясом какого-нибудь лютого отморозка запертого на девяносто замков и девять засовов в самом глубоком каземате. А затем похлопают по плечу, пожмут мне лапу и укажут на причал – до свидания мол, спасибо за визит, дорогой Росгард.

Впрочем, почему бы и нет? Экскурсия в тюрьму не может быть скучной. А там зацепиться языками с начальником тюрьмы, хотя бы просто осмотреться… это пусть призрачный, но все же шанс приблизиться к одной из частей СЛ.

Так и поступлю. А есть ли туда телепортация? Или только морем?

Додумать не успел – мне на плечо уселась прекрасная как ангел и тяжелая как пудовая гиря голубка.

Мраморная голубка. В Вальдире это словосочетание понимается буквально. Севшая мне на плечо птичка была из камня и весила килограмм десять. В клюве создание с глазами из изумрудов держало перевязанный свиток, который и уронила мне в ладонь, после чего лениво взмахнула крыльями и улетела. Такие птицы редкость – охотятся на них нещадно из-за глаз и тушек. Глаза – камни драгоценные. А тушки вроде бы толкутся в порошок и используются алхимиками. Не знаю, как назвать такой порошок. Мясная пыль?

Упомянутая голубка далеко лететь не стала. Опустилась на затрещавшую ветку куста и начала склевывать штукатурку со стены. Завтракать изволит. И наверняка ждет ответа.

От кого письмецо?

От госпожи Мистрис.

«Доброго здравия, достопочтенный Росгард, владыка клана ГКР. Где господин Орбит Хрустилиано, что внезапно исчез из моего дома и до сих пор не появился? Наша интереснейшая и плодотворнейшая беседа прервана. Усталое сердце мое тревожится. С большим нетерпением и надеждой жду ответа. С почтением и уважением, госпожа Мистрис. Каменного спокойствия и величавой поступи желаю».

Так…

Я бы тоже хотел знать куда запропастился Орбит. Ой как хотел бы.

Повздыхав и поохав, сумел отыскать бумагу и писчее перо. Настрочил короткий ответ. Текста мало, а вот голову напрягать пришлось до хруста.

«Доброго здравия, достопочтенная госпожа Мистрис. Благодарю за добрые пожелания. Желаю и Вам всего самого наилучшего. И спешу заверить, что Орбит Хрустилиано вернется в самое ближайшее время. С глубочайшим уважением, Росгард из клана Герои Крайних Рубежей».

Вроде неплохо вышло. Голубка, будто учуяла последнюю точку, тяжело вспорхнула, сделала пару ленивых взмахов и упала на мое многострадальное плечо. Забрала бумагу – что сама скрутилась в свиток. И улетела. Поглядев ей вслед, я вздохнул, почесал трижды в затылке, понял, что ничего умного на ум не приходит. Вытащил из кармана монету, наметил на орел и решку по направлению и подкинул ее в воздух.

Цап…

Спикировавшая сорока ухватила монету и унесла, злорадно мяукая по кошачьи. Удивленно поглядев вслед пернатому воришке, я сдержал ругательство, вытащил еще одну монетку, присел и подкинул ее совсем невысоко, даже низенько, готовясь оборонить от любого вора.

Выпал орел. Ну и хорошо. Отдамся судьбе в руки и посмотрю куда она меня приведет.

Хотя выпавший вариант совсем дохлый… ну, хотя бы попаду на экскурсию на худой конец…

Глава одиннадцатая

Остров-Тюрьма

Еще один город из пятерки Великих.

Город Рогх. Город орков. Рогхальроум. Город мятежей.

Фундаментальная архитектура, старые раскидистые парки, извилистые улицы со спусками и подъемами, неожиданные вкрапления в дома обжитых в незапамятные времена скал, с их многократно пробитыми телами. Кое-где курится едкий дымок, быстро исчезающий в небе – напоминание о том, что Рогх хоть и стоит на прочном скальном основании, под скалами все же дремлет беспощадная огненная смерть, терпеливо ждущая своего часа. По Рогхальроуму стоит погулять, потратить не жадничая часы на осмотр древних зданий уникальной странной постройки. Подивиться количеству зеленокожих клыкастых жителей, телосложением воплощающих мечты любого бодибилдера. Хватало и других рас. Особенно среди игроков. Среди же «местных» меньше всего можно было увидеть эльфов. И больше всего людей – ибо «человеки» неприхотливы и сжиться могут с кем угодно.

А вот коренные обитатели – полуорки – отнюдь не столь приспособляемы. И отличаются крайне вспыльчивым характером. Чуть что не так – в городе вспыхивает очередной мятеж, который обязательно сопровождается крупным побоищем и огромными убытками. Прибывает стража, потом наемники, все шумит и бурлит пару дней и снова затихает – но ненадолго. До следующего подходящего повода. А поводом для мятежа может стать что угодно – долго ли найти при желании?

Гулять по городу я не собирался. Мой путь лежал в городской порт и шагать я старался как можно быстрее, порой переходя на легкую трусцу. Двигался по затененным сторонам улицы, нигде не задерживался, не желая привлекать к себе внимание зевак или наемных убийц. И еще вопрос кто из этих двух типов игроков страшнее…

В городской порт, сам того не зная, я пришел вовремя. Небольшой двухмачтовый корабль отправлялся к острову Аль Дра Дас меньше чем через час, как мне пояснил один из стражей полуорков. Он же указал путь. Вскоре я добрался до узких сходней брошенных на причал. Рядом стояло столько стражей в полном боевом облачении и с оружием наперевес. Я невольно удивился – не приняли ли меня за преступника? Может не следовало открывать новые земли? Теперь упекут за непрошенное открывательство…

Но стражи смотрели не на меня, а на большую черную карету с зарешеченными окнами, что тяжело подкатило к сходням. Отряд стражников с топотом подбежал к карете, разделился на две шеренги и замер, образовав коридор от транспорта к сходням. Я скромно стоял на краешке причала и поймав взглядом отблеск, глянул в воду и пораженно охнул – под водой застыли ахилоты. И вооружены они были так же отменно как и их наземные коллеги. Несколько копий со светящимися наконечниками торчали над водой и зло шипели, когда на них набегала вода. Глаза ахилотов лениво оглядели меня и вновь сфокусировались на сходнях. Столь же лениво поглядел и здоровенный бронированный осьминог лежащий на дне и разбросавший вооруженные щупальца. Палуба тюремного корабля заполнилась теми же стражами, на мачтах оказалось несколько арбалетчиков, воздух накрыли полупрозрачные магические ауры.

– Так… – задумчиво изрек я.

– Так… – столь же задумчиво изрек шагнувший из прибывшей следом за черной позолоченной кареты рыжебородый человек в балахоне мага – Новый приказ гласит – магическим путем осужденного на вечное заточение перебросить на остров, как особо опасного. Круг!

Снова топот ног, стражи образовали большой круг. Магические покровы замерцали, напитавшись силой. По покрытой пятнами морской соли брусчатке побежали светящиеся линии пентаграммы.

– Выводите.

Медленно, будто специально так медленно, открылась дверца черной кареты. Я почувствовал ледяные мурашки по всему телу, невольно подался вперед, впился взглядом в карету, как и прочие оказавшиеся рядом. Но мы оказались отчасти разочарованы – из темноты выплыло черное дымное облачко в виде человеческого высокого силуэта. Из материального я видел только толстенные серебряные цепи, что выходили из дыма и волочились со звоном по земле. В дым упиралось и два серебряных копья, в которые упирались дюжие стражи, подталкивая неизвестного в центр пентаграммы.

Да кто это такой?!

Что за жуткий преступник? Как его зовут?

– Росгард!

Мое имя прозвучало так неожиданно и так «вовремя», что я аж подпрыгнул. Обернулся еще в полете. И уткнулся взором в выпуклый сверкающий доспех. Поднял глаза и увидел начищенные до блеска клыки.

– Ты Росгард. Герой из героев.

– Это я – скромно признался я, смекнув, что разговаривающий со мной полуорк одет в официальный доспех стражи, а позолоченные наплечники говорят о его высоком статусе.

– Что привело тебя сюда? Знаешь осужденного?

– Нет = твердо ответил я, надеясь, что это именно так. А сам невольно покосился на застывший в центре магической пентаграммы дымный человеческий силуэт.

Орбит? Ты, брат? Подай знак…

– Совпадение – понимающе кивнул полуорк. Я поспешил его разубедить:

– Нет-нет, добрый страж. Я здесь не случайно. Хочу попасть на остров Аль Дра Дас.

– Зачем? – прозвучал логический вопрос.

Отвечать правду не хотелось, врать тоже. Говорить банальное – а погулять – тоже не хотелось. Поэтому я ответил полуправдой:

– Хочу увидеться с начальником тюрьмы.

– Прекрасно – рыкнул полуорк и указал на пентаграмму – Прошу, Росгард. Мы отправляемся прямо сейчас.

– А?

– Ты совершил немало добрых дел. Мы наслышаны о тебе – дружески оскалил клыки страж – И ты заслуживаешь быстрого пути на Аль Дра Дас. К чему болтаться на волнах? Хотя тебе не привыкать, насколько я знаю.

– О да – кивнул я и шагнул на пентаграмму, осторожно пройдя между застывшими стражами – Не привыкать. Но чем быстрее – тем лучше. Благодарю от всей души.

– Аль Дра Дас ждет нас. Отправляемся.

Важный маг с рыжей бородой глянул на солнце, задумчиво поцокал, хлопнул пару раз в ладоши, странно выгнулся всем телом и произнес несколько певучих слов. Пентаграмма вспыхнула алым светом, нас окутало красное призрачное пламя. Я остался стоять неподвижно, проклиная чертовы спецэффекты. Слишком уж реалистично пламя облизывает мои колени.

Вспышка.

Мы отправились на вальдирский Алькатрас. Все произошло так быстро, что я толком и удивиться не успел. Хотя и так ясно – что-то произойдет. Больно уж быстро страж согласился меня взять с собой, да еще и бесплатную телепортацию предложил на закрытый остров. Может и правда заманивают? Сам согласился в тюремную камеру зайти, осталось только дверцу захлопнуть…

Алый туман превратился в гудящий вихрь и улетел вверх. В глазах прояснилось. Местность вокруг кардинально изменилась – мы стояли в крохотном дворике с высоченными стенами и зарешеченным небом.

Прибыли.

А мне в душу снова закралось шепотливое сомнение, тут же начавшее бубнить мне в мозг свои опасения.

«Вот нас и накрыли, босс. Теперь посадят – а ты не воруй!».

«Ой валить надо…»

«Это не к добру».

«Воздух пахнет эшафотом».

«Если небо в квадратик – то подвалы в здании глубокие, а комнаты темные».

«Крестоносец начал говорить. Пора ставить крест на его могилке».

Жутковато молчаливый дымный силуэт вздрогнул, качнулся ко мне, попытался поднять руки. Серебряные цепи сверкнули холодным светом и руки неизвестного бессильно опали с такой скоростью, будто его кандалы увеличились в весе во много раз. В его спину уперлись копья, силуэт снова шатнулся и шагнул к тяжелой железной двери, начавшей раскрываться с киношным скрежещущим звуком. Шаг, еще один. Узник обернулся ко мне, внутри черного дымного облака сверкнули узкие щели красных глаз. Толчок… и он скрылся в узком темном коридоре, дверь с лязгом захлопнулась. Я остался в зарешеченном дворике один – из гостей. И только сейчас заметил, что заложил руки за спину и немножко сгорбился – видимо подготовился к круговой бесконечной прогулке в этом мрачном дворике.

– Росгард! Прошу за мной.

Доставивший меня сюда важный страж безбоязненно повернулся ко мне спиной и шагнул к другой двери. Меня аж обидело – без сопровождающих, спиной повернулся и не боится! А если прыгну и пырну? Вот сила положительной репутации. Светлые и нейтральные «местные» не видят во мне угрозы. По их меркам я личность с широко известной репутацией пай-мальчика.

Мы прошли несколько похожих друг на друга коридоров, отличающихся только степенью влажности и температурой. Кое-где с потолков лило, мы хлюпали по готовящимся закипеть пузырящимся лужам. А кое-где коридор был идеально сух и поражал неестественным холодом вряд ли природного происхождения. Чего не увидел, так это тюремных камер, равно как не услышал диких воплей истязаемых или обезумевших узников.

Наша прогулка привела в длинный холл идущий внутри скалы у самого ее края. Большие окна надежно закрыты мерцающими стеклами и крепкими решетками. За окнами видно скудную природу острова, вряд ли способную прокормить даже десяток кроликов. Откуда-то доносился разъяренный рев крупных и явно хищных зверей. Коридор почти пуст, сурово аскетичен. Мы остановились у простенькой с виду деревянной дверью снабженной медной ручкой в виде щерящегося в злобном оскале барса. Мой сопровожатый тихо постучал. Из-за двери донесся повелительный рык послуживший приглашением. Дверь бесшумно открылась. Я шагнул через порог и дверь мягко закрылась позади, оставляя меня наедине с весьма колоритным старым полуорком. Я на пару секунд застыл, вглядываясь в его облик.

Человекоподобная грубо отесанная и позеленевшая от времени скала, увенчанная высоким седым ирокезом. Свисающий с плеч богатый плащ с золотыми кистями не прикрывал темно-красного стального доспеха. А наруч… левая ручища полуорка прикрыта странным стальным наручем украшенном пятью разноцветными драгоценными камнями. Наруч больше похож не на часть доспеха, а на некий пульт дистанционного управления, что всегда находится при владельце.

– Я Берлор. Берлор Поджигатель – полуорк вышел из-за стола, подошел ближе и коротко склонил голову.

– Росгард. Росгард из клана Герои Крайних Рубежей. Благодарю за прием и за столь быструю доставку меня на остров, добрый Берлор.

– Благодарить не за что, Росгард. Я знал, что ты придешь и ждал этой встречи – сказал Берлор и круто повернулся к стене.

«Знал?». Да я сам еще сегодня не знал, что мой путь приведет на далекий тюремный остров! Все решила подброшенная монета! Вторая монета – первую унесла сорока. Погоди-ка… может первая монета сулила мне иную дорогу и поэтому Берлор послал верную сороку, дабы та унесла тот жребий… здравствуй, паранойя…

– Возьми! – пока я усиленно моргал и пытался решить головоломку, Берлор времени не терял и успел прогуляться до прикрытой шторой стены, что-то взять и вернуться.

Я глянул. И с трудом сохранил лицо в подобающей воинской суровой неподвижности.

Начальник самой знаменитой и самой страшной тюрьмы Вальдиры держал в зеленой лапе большой двуручный серебряный молот. И не просто держал – он протягивал его мне!

– Э…

– Возьми – уже с рыкающим нетерпением повторил Берлор.

Третьего приглашения я ждать не стал и поспешно вцепился в рукоять молота обеими руками. В одной руке я его могу и не удержать. Тяжелое воинское оружие. Сердце стучало с бешеной скоростью, мысли жужжали словно бешеные пчелы. Я потянул на себя… и зеленая ручища не разжалась.

– Я отдам молот тебе, Росгард. Знаю, что ищешь ты Серебряную Легенду. Знаю. Вот одна из частей. Забирай. Но однажды, когда придется время, я попрошу у тебя взамен об ответной услуге. И ты выполнишь мою просьбу. Да?

Я молчал, вглядываясь в клыкастое лицо нависающего надо мной седого полуорка. Будто высеченное из камня оно не говорило мне ничего. Лишь легкий гнев и нетерпение угадывались на лике Берлора Поджигателя.

– Да?

– Да – решился я на ответ.

– Обещание даешь, Росгард из клана Герои Крайних Рубежей?

– Обещание – кивнул я.

Внимание!

Росгард, вы дали клятвенное обещание Берлору Поджигателю, начальнику островной тюрьмы Аль Дра Дас.

Помните – полуорки крайне серьезно относятся к подобным обещаниям!

Внимание!

Росгард, как лидер клана ГКР вы дали обещание не только от своего имени, но и от имени всех остальных членов клана.

Берлор разжал пальцы. Тяжелое серебро потянуло мои руки вниз, со звоном рукоять ударила о пол, мне в грудь уткнулся массивный боек способный размозжить с одного удара голову даже динозавру.

– Сейчас мне надо заняться теми, кто недавно замыслил дерзкий побег… – Берлор с хрустом повел толстенной шеей и многообещающе оскалился – Выпьем вина в следующий раз, Росгард. И ты расскажешь мне о Великом Походе.

– Конечно.

– До встречи.

– Благодарю за щедрейший дар, Берлор.

Зеленый палец вдавил один из самоцветов в наруче. И меня окутала магическая алая пелена, закрутившая и унесшая меня с собой. Когда красный туман рассеялся, я стоял перед входом в одну из гостиниц Рогхальроума. С высокого карниза на меня насмешливо скалился пяток каменных горгулий. Эти к счастью просто статуи – в отличии от голубок. Хотя кто его знает… я шагнул вперед и, улыбнувшись милой девушке весом под сто килограмм, поспешил вверх по лестнице, на ходу закрывая молот плащом.

Не знаю почему. Но я только что получил одну из частей СЛ и при этом не сделал ничего для достижения этой цели – трата свитка телепортации и прогулка до порта не в счет.

Добравшись до ЛК, вбежал внутрь и хлопнул дверью. Молот упал на пол. Застыл в тяжелой неподвижности. А я глядел на тускло поблескивающий серебристый металл и меня обуревал жгучий стыд. Ради личной выгоды я дал клятву от имени всего клана.

Как ни крути – а все именно так. Собирание полного сета СЛ – мое личное и давнее занятие. Сокровенная мечта. И не ради общего блага я схватился за протянутый молот. Отнюдь не ради. Все произошло слишком внезапно. Начальник тюрьмы банально поймал меня на живца – и в роли живца была просто неотразимая приманка.

– Уф – выдохнул я и врезал кулаком по закрытой двери – Я жадный дебил!

Но кто бы сумел отказаться? Не каждый день тебе преподносят подобный дар!

Поздно оглядываться и сокрушаться. Пришло время признаваться и каяться – во всяком случае части своих друзей. Покаюсь перед Кирой, Бомом и Орбитом. Кэлен и Крей тоже свои, но они далеко. Орбит правда тоже куда-то испарился, но вскоре наверняка появится.

Я покаюсь и вместе мы попытаемся представить себе возможные последствия.

Что может потребовать от меня и Героев клыкастый матерый зверь, служащий начальником самой страшной тюрьмы мира Вальдиры?

Отыскать сбежавшего узника? Так вроде с тюрьмы еще никто и никогда не сбегал. Разве что об этом не оповещали широкую общественность.

Убить личного врага Берлора? Так он мало того что относится к могущественнейшей и влиятельнейшей фракции стражей, так еще и сам не промах. Да и клановость полуорков весьма сильна, родственники за Берлора кому угодно глотку порвут. Вряд ли юный малочисленный клан сможет справиться с тем, с кем не совладали одни из сильнейших воинов мира.

Отыскать какой-нибудь особый предмет, знание или магию? Вот это возможно.

Ну или же это поручение «на вырост». Берлор не напомнит о нашем договоре еще долго. Может месяц. Или год. А затем, внезапно как снежная буря в летнюю ночь, он объявится и потребует исполнения данного обещания. Проклятье…

Я неожиданно вспомнил душную победную ночь в Яслях, когда склонившийся надо мной Грим цеплял мне на руку серебряный наруч. Он тоже просто подарил мне часть легендарного сета, ничего не потребовав взамен. А затем оказалось, что это лишь самое начало кровожадного замысла обезумевшего оборотня…

Тогда я первый раз убедился в том, что добытые слишком легко части СЛ тянут за собой серьезнейшие проблемы. И все равно опять сунул голову в петлю. Но… я рад. Я чертовски, просто безумно рад, что заполучил серебряный молот. Да, придется потом отдавать за него незнамо что и незнамо когда. Или придется пойти туда, не знаю куда. Но зато я возможно только на день или даже на час опередил тех, кто как и я охотится за Серебряной Легендой. Мне уже приходилось нарываться на их еще теплые следы. И мы лишь чудом разминулись тогда у Утеса Рока.

Так что нет.

Если отмотать время на час назад – я бы поступил точно так же. У меня был не выбор, а только его иллюзия. Когда за столь ценными предметами идет масштабная охота… тут уже не до долгих раздумий. Не возьму я – возьмут другие. И хватит перебирать оправдания. А чтобы дальше не терзаться – сегодня же расскажу друзьям о своих таких невероятных качествах как хамство, прагматичность, наглость и корыстолюбие. И мне сразу полегчает…

А пока гляну-ка я на молот серебряный да легендарный!

Ведь именно им Грим крушил черепа врагов налево и направо, быстро становясь легендой. Наклонившись, я взялся за холодную рукоять оружия, приподнял и вгляделся в его статы.

Тип: оружие

Название: Сила Серебряного Волка.

Описание: серебряный молот, часть легендарного доспеха Грима Серебряного Молота.

Класс предмета: Легендарный!

Прочность: уничтожить невозможно! Дополнительно: украсть невозможно!

Внимание! Предмет из легендарного сетового набора!

Количество предметов в сете: 14.

Ограничения по минимальному уровню: нет.

Дополнительно: даваемые предметом эффекты увеличиваются пропорционально уровню персонажа.

Текущие эффекты:

+ * сила.

+ * ловкость.

Умение\способность:

Ослабление Тьмы.

Сокрушение Тьмы.

Оглушение Тьмы.

Очищение Тьмы (последним смертельным ударом).

Разрушитель темных капищ.

Сокрушитель Героев Тьмы.

Количество экипированных сетовых предметов Доспех Серебряного Молота: 0\14

Дополнительный бонус от экипированных сетовых предметов: нет.

Прочел инфу несколько раз. И понял, что ничего не понял – как бы банально это не звучало. Я ожидал щедрого водопада плюсов к характеристикам, а их не слишком и много и все сугубо воинского профиля – что в принципе логично. Еще я ожидал, что молот окажется универсальным мощным оружием действующим против любой твари – даже против бестелесной призрачной. Это в принципе пока и не исключено, однако молот оказался узкоспециализированным. Не молот, а я прямо отлитый в серебре инквизитор какой-то. Любую тьму ослабит, оглушит и сокрушит. Послужит стенным тараном для любой темной хибары или башни. А на сладкое – сокрушитель героев тьмы. Про таких я наслышан, впрочем, как и любой мало-мальски опытный игрок любящий фэнтези миры. В каждом таком мире есть герои светлые и герои темные. И все они отличаются удивительной мощью, живучестью и умелостью. Уничтожить такого врага один на один практически невозможно. Только толпой на одного. В Вальдире очень часты случаи, когда сотня озверелых светлых рыл с хриплыми воплями буквально растаптывала того или иного темного героя, беря не столько умением, сколько численностью. После такой картины невольно задумаешься, отирая кровь с сапог – а светлый ли я?

Серебряный молот по умолчанию обладал особой силой против Героев Тьмы. Один удар считается за два. Или за три.

Внушает.

Но я ожидал не узкой специализации, а нечто более широкого спектра, плюс хотелось бы меньших требований к носителю оружия – ко мне – чтобы им пользоваться. Ну и не помешали бы жирные плюшки на интеллект и мудрость. Но не случилось. Что опять же весьма логично – к чему воину излишек острого ума?

И снова маленькое «но» – где мудрость?

Грим был воином божьим. Паладином Гравитала. А паладинам требуется немалое количество мудрости…

Вздохнув, я приподнял молот и оттащил его в угол, где и прислонил к стеночке как банальную метлу. Пользоваться молотом я не мог – не по силам моим. На первом уровне смог бы. На текущем – нет. Силенок не хватает. Если одену остальные части СЛ – вполне вероятно, что и смогу.

Повздыхав еще, открыл интерфейс, выбрал окно сообщений и принялся строчить пространное письмо. Строчил долго, то и дело возвращался, вставлял вспомнившееся. Письмо выглядело сухим отчетом о происшествии. Но на самом деле это было покаяние. Я описал все случившееся, рассказал о своем несколько шкурническом поступке, приложил скриншот тускло поблескивающего серебряного молота и отправил письмо сразу трем адресатам – Кире, Орбиту и Бому. Тем, кого я считаю друзьями и тем, кто однозначно обладает теми или иными качествами превосходящими мои. Бом – в рачительности, опыте, скопидомстве. Орбит – наверное во всем безумном и гениальном. Кира – в опыте, мудрости… черт. Такое впечатление что я самый тупой в нашей компании. И если я самый глупый – может мне дадут скидку за простодушие и не прибьют сразу? При следующей наше встрече пущу слюну по подбородку и начну умильно улыбаться…

От Орбита ответа я пока не ждал – его статус был все таким же серым и безжизненным. Он «офф». От Бома сообщение пришло практически мгновенно и резко повысило мое настроение:

«Нормально, босс! Я бы схапал молот мигом! Это же легендарка! Теперь подумаем, как заставить полуорка нам щедро заплатить, чтобы мы с неохотой выполнили обещание поработать бесплатно. И заплатить щедро. Еще – полуорки любят, когда им напоминают о обязательствах. Так что через недельку надо снова скататься на Алькатрас и попить с ним чайку. И по сторонам позыркать – вдруг у него еще что-нибудь легендарное завалялось».

Уф… от сердца отлегло. Все же я поступил правильно. Хотя Кира вряд ли так подумает. Но от нее весточка пока не поступала. Чуть убравшись в ЛК – заодно найдя под кроватью пару десятков рыболовных крючков и выложенную золотыми монетами рыбу-сундучок – вышел за дверь. Уложенный на пол толстый ковер приглушал шаги, превращая любого слонопотама в грациозного барса. Повысившееся благодаря ворчливой поддержке соклана настроение толкало на глупые поступки. И я спустился по лестнице неуклюже пританцовывая и пытаясь выбивать чечетку на толстом ковре. На последних ступеньках потерял равновесие, едва не навернулся и суматошно замахал руками. Устоял. Облегченно выдохнул и смущенно глянул на тяжеловесную зеленокожую девушку за регистрационной стойкой. Как она отреагирует на такой конфуз степенного постояльца?

К моему удивлению девушка никак не реагировала. Равно как и вторая – блондинка с глубоким декольте вставшая рядом с первой. Они обе не отводили глаз от угла, где, как я помнил, под стеной с многочисленными портретами, стояли диван и пара кресел. Я осторожно повернул голову и глянул. И застыл.

Охренеть…

У стены застыла стальная статуя, мрачная и угрожающая, глядящая на меня узкой прорезью черной смотровой щели. В правой ладони зажато немыслимо длинное копье упирающееся блестящим наконечником в пятиметровой высоты потолок. Тяжелый плащ недвижимо свисает с мощных плеч, широко расставленные сапоги придавили тигровую шкуру подобно гидравлическому прессу – у выпотрошенной тигры вон как глаза выпучились и пасть разинулась в мученическом оскале. Над стальной башкой статуи, изображающей спешившегося рыцаря, горит надпись «Фагнир Некроз».

Изучив рыцаря, я постоял задумчиво на лестнице, а затем преодолел последние пару ступеней и встал на пол. Рыцарь разом вырос, стал гигантом по сравнению со мной. Не скрою – мелькнула мысль развернуться и шустрой трусливой мышкой взлететь по ступеням, пробежать по ковровой дорожке и схватившись за круглую медную дверную ручку, влететь в ЛК и захлопнуть дверь за собой, тем самым оказавшись в спасительной безопасности. Но я преодолел позыв. И ступил навстречу рыцарю, переводя глаза на диван, рядом с которым он стоял. И снова замер. На этот раз от невольного восхищения. И сразу поняв причину онемелого ступора девушек за регистрационной стойкой – тут все просто, девушек парализовала зависть.

На диване, в непринужденной свободной позе, восседала прекраснейшая дева.

Именно так. Иначе не сказать. Слова «девушка», «женщина», «особа», «красавица», «милашка», «чаровница» и прочие здесь не подходили абсолютно. Я невольно прищурился, подавил желание прикрыть глаза козырьком ладони. Смотреть на деву было трудно – она казалась прожектором, направленным мне точно в лицо.

Пышное белоснежное платье удивительным образом не скрывало, а подчеркивало все достоинства потрясающей фигуры, каждый ее изгиб, каждую выпуклость. Такое впечатление, что эти шелка скроили прямо на ее обнаженном теле. Виднеющаяся из-под края платья сверкающая золотая туфелька игриво покачивалась вверх-вниз, отбрасывая блики на многочисленные портреты на стенах и на бронированную статую рядом с собой. Одна рука свободно лежит на коленях, другая закинута на спинку дивана. Белоснежную шею охватывает тонкая золотая цепочка сбегающая в глубокое декольте. А лицо… его не описать. Но оно прекрасно. Равно как и ее светлые глаза в ореоле густых ресниц, смотрящие на меня. Нос вроде с легкой едва заметной горбинкой… но вроде бы и нет. Ниспадающие на обнаженные плечи темные волосы с легкой золотинкой в прядях, перехвачены диадемой. Эта женщина совершенна. А совершенность меня пугает. С трудом приподняв взгляд, прочел ее имя – именно имя, а не «игровой ник», что никак не подходил к такой как она.

Гвиневра.

И знак клановой короны. Она клановый лидер – как и я. Она лидер клана Золотые Тамплиеры.

Никакого намека на уровни. Платье на дает определить класс ее персонажа. Но не думаю, что своими изящными руками она станет хвататься за рукоять топора. Такая как она предпочтет магию. Страшную смертоносную магию…

– Приветствую тебя, Росгард – идеальные губы изогнулись в легкой улыбке, прекрасное белокаменное изваяние ожило и пошевельнулось – Удивительная и желанная встреча. Не каждый день скромной девушке удается встретить живую легенду вроде тебя.

– Приветствую – машинально кивнул я, поймав себя на мысли, что хотел лучезарно улыбнуться и выпятить грудь, одновременно втянув живот.

Эта леди опасна. И снова «леди» – я прямо не могу подумать про нее что-то простое вроде «девушка».

Прекрасная Леди. И угрюмый Рыцарь. Он уже убил меня однажды. Он убил Орбита. Подняв голову, я попытался заглянуть в смотровую щель стального шлема. Я хотел взглянуть в лицо своего врага – и я знал, что не успокоюсь, пока однажды не повергну его.

Стоп… откуда такие высокопарные мысли, Рос? Да, я бы хотел однажды прикончить эту консервную банку. Но без лишних жестов и уж точно без длинных речей и слов «повергну» и «сокрушу». Эти слова родились в моей промороженной голове только благодаря присутствию Гвиневры.

– Доблестным воинам свойственно сшибаться и расходиться. Такова их натура – Прекрасная Дама улыбнулась чуть шире – Тут не о чем сожалеть и уж точно не стоит таить обиду. Прошлое остается в прошлом. Мы же живем настоящим и мечтаем о прекрасном будущем. Росгард, лидер клана Героев, не пригласишь даму на прогулку? А может и на легкую застольную беседу с необременительными блюдами? – ладонью вниз ко мне протянулась правая рука с единственным золотым кольцом на мизинце. Скорее перстенек с изображением раскрывшего крылья золотого голубя.

Шагнув к Леди, я осторожно принял ее руку и потянул на себя, помогая Гвиневре встать.

– Прекрасные манеры – подарила она мне еще одну поощряющую улыбку.

Не разжимая губ, я улыбнулся в ответ, одновременно отправляя Бому, Орбиту и Кире только что сделанный скриншот, показывающий и Гвиневру, и Фагнира. Следом ушло изображение золотого перстенька с голубем. Прочитать его описание я не смог – сплошь вопросительные знаки.

– А ты молчалив. Люблю молчаливых мужей и не терплю болтливых пустозвонов. Говорить, очаровывать словами, оплетать словесной паутиной – удел женщин, а не мужей. Пройдемся, Росгард. И побеседуем на равных – как лидер с лидером, как маг с магом… и как будущее с будущим.

С металлическим скрипом оживший рыцарь тяжко шагнул за нами. Застывшие за стойкой девушки проводили нас глазами. Замер на полушаге вбежавший игрок-полуорк, прикипев взором к Гвиневре. На мгновение. Только на мгновение мне показалось, что ожили даже портреты на стенах гостиничного холла. Запечатленные на холстах лица будто бы дернулись, в попытке повернуться и проводить взором удаляющуюся Прелестную Даму. Бред… но… это было. Я видел, как картины «ожили» и после безуспешной попытки пошевелиться снова замерли. И я полностью уверен, что это не мои глюки – я видел что-то на самом деле. Но это невозможно. Стало быть – на меня действует что-то магическое, какая-то странная галлюцинация, некий «галлюциногенный» жутковатый ореол окружающий прекрасную леди в белом. И морок этот больно уж жутковатый, совсем не вяжущийся с ее обликом. Нечто вроде тени бесшумно следующей за ней.

Это интере-е-есно.

Я подыграю.

Заложив руки за спину, выпрямился и спокойно пошел рядом с мягко ступающей Гвиневрой. Громадный рыцарь топал за нами следом. И я невольно хмыкнул, не сдержал смешок, когда оглянулся – удивительно грозный при неподвижности, в ходьбе мрачный рыцарь выглядел довольно смешно, особенно с этим длиннющим копьем уткнувшимся в небеса. Некроз не отреагировал на проявление юмора. Я отвернулся.

«Оба-на! Держись там, босс. Из мирной зоны только не выходи! Хотя ты и сам знаешь. Скрины рассматриваю».

«Ок» – отправил я короткий ответ Бому.

Серый вулканический дым исходящий из зияющей в мостовой трещины рванулся к белому платью Гвиневры и словно обжегшись отдернулся, прижался к земле, будто не осмелился коснуться белоснежного шелка. Зеленая одинокая лоза ползущая по стене гостиницы почернела, к земле полетели увядшие листья… миг – и лоза снова зеленая, живые листья мирно покачиваются на стебле. Зато морда сидящей на заборе черной кошки превратилась в скалящийся череп. А через мгновение обычная кошка упруго спрыгнула с забора и умчалась прочь. За Гвиневрой следуют удивительно страшные видения. Оживающие картины, умирающие растения, кошачья морда превращающаяся в череп. Воробьи, скачущие по камням, показались мне птичьими скелетиками клюющими хлебные крошки рассыпанные стариком с глазами как раскаленные угли. Я мотнул головой и мираж рассеялся. Не стану спрашивать ее о преследующем нас беззвучном кошмаре. Во всяком случае пока. Искоса глянувшая на меня Гвиневра улыбнулась:

– Мир окружающий нас удивителен, не правда ли?

– Вальдира прекрасна – кивнул я, поддержав беседу.

– О да. В ней столько удивительных встреч. И столько удивительных артефактов. К примеру, Серебряная Легенда. Знаменитый легендарный сет экипировки Грима Безумного, недавно отправленного тобою на тот свет, где ему и место. Подвиг совершенный тобой достоин воспевания – что уже и случилось. Многие барды воспевают ту битву в трактирах.

– Подвиг совершил не я один. Со мной были мои друзья – ответил я – И спасибо. Серебряная Легенда… да, это удивительный сет.

Запись разговора я начал едва мы покинули гостиницу. Уверен, что Гвиневра понимала это. Но не похоже, чтобы ее это волновало.

– Чтобы ты сказал, предложи я тебе серебряную кирасу – часть легендарного сета.

– Я бы спросил – на каких условиях? – снова поддержал я игру.

– Ты не удивлен – Гвиневра взглянула на меня с пристальной внимательностью.

– Не удивлен – признался я.

– И кираса очень нужна тебе.

– Нужна.

– Ты все также молчалив. Суров. Не сыпешь звонкими комплиментами. Кажется я понимаю, что нашла в тебе Черная Баронесса.

– Вы друзья?

– О нет… – на этот раз улыбка Гвиневры уже не выглядела столь мягкой и спокойной – Мы не друзья. Скажи мне, Росгард. Кто из нас красивей? Я? Или она?

Это еще что такое? Я чуть с шага не сбился. И с трудом удержал спокойное выражение лица. Что за хрень? Как там в сказке? Кто на свете всех милее? Я? Аль Черная Баронесса? Я о подобном и подумать не мог. Да как их вообще сравнивать? И как подобный вопрос мог сорваться с губ серьезного кланового лидера?

– Вижу ты не хочешь обижать свою старую добрую знакомую – понимающе кивнула Гвиневра – Не стану требовать ответа. Да ты настоящий рыцарь, Росгард.

Я снова промолчал, переваривая услышанное.

Пока что я мог с уверенностью сказать только одно – Гвиневра не простит оскорбления. В свое время я почти непечатно послал искавшую со мной встречи Черную Баронессу. И она сумела пропустить мимо ушей оскорбление. Все ради клана. И поступила правильно. Таково верное поведение многоопытного лидера с холодной головой и стальным разумом. Но вот Гвиневра – если я правильно оценил ее поведение и внешность – она оскорбления никогда не забудет. И никогда не простит.

Если ЧБ я частенько сравнивал с туго сжатой стальной пружиной или хищной кошкой, то Гвиневру хочется сравнить с лежащей на кладке яиц гремучей змеей.

Такое вот впечатление у меня создалось.

Что еще – она избегает упоминать о том, что вокруг нас виртуальная реальность. И все ее выражения будто бы взяты из средневековых рыцарских романов, где обязательно существует прекрасная дама сердца в которую навеки влюблен доблестный рыцарь. Что-то там про брошенные платочки подхваченные на лету, десятки убитых врагов во славу ее имени и сотни поединков – опять же ради нее. Да и имечко ее… Гвиневра… что-то шевелится у меня в мозгу, что-то я читал про некую волшебницу с таким именем.

– Кираса – напомнил я и указал рукой на небольшой чахлый парк обделенный вниманием игроков. Одинокий садовник вяло махал мотыгой, пытаясь раздробить комья сухой земли. Узкие дорожки сходились и расходились, разделенные невысокими кустами.

– Кираса – согласилась Гвиневра, чуть помедлившая, но все же вошедшая в парк.

Я специально решил свернуть – вдруг меня ведут куда-то в нехорошее место, а я как гордый баран послушно перебираю ножками? А у баранов обычно одна судьба – их сначала стригут, а затем режут на шашлык.

– Серебряная кираса, что некогда защищала гордое сердце сильного воина, настоящего рыцаря, пораженного недугом телесным и страстной любовной болезнью. Я зачитывалась их трагичной эпопеей. А финальную точку в их истории поставил ты, отрубив голову воющему оборотню.

– Я лишь нанес последний удар, а справился только благодаря друзьям – повторил я. Интересно она игнорирует все мои упоминания о помощи друзьях. Наверное, точно также забывали о оруженосцах, восхваляя лишь рыцарей.

И долго ли она будет еще ходить вокруг да около? Я скоро не выдержу и совершу какую-нибудь резкость. Реверансы начинали утомлять.

– Ты, несомненно, доблестный воин – снова этот туманный взор прекрасных светлых глаз – Но все же не из тех, кто в бою полагается на крепость доспехов и остроту меча. Или тяжесть молота… Ты из тех, кто обрушивает на поле брани потоки огненной магии, поджаривая своих врагов и наслаждаясь криками ужаса этих нечестивцев.

Я кивнул.

– Так зачем же тебе Серебряная Легенда? Она для тех, кто стоит на поле брани в первых рядах, на острие атаки. Для тех, кто встречает врагов грудью.

Чуть подумав, я пожал плечами и ответил честно:

– Раз начал собирать – надо закончить.

– Одно из главных качеств настоящего мужчины – одобрительно улыбнулась Прекрасная Дама и чуть качнулась к моему плечу. Носа снова достиг аромат ее духов – очень тонкий, едва ощущающийся, непонятный, но крайне приятный – А когда соберешь? Как поступишь с заслуженным трофеем? Повесишь на стену в клановом замке? Обменяешь на гору золота? Подаришь? Уничтожишь?

– Так далеко вперед не заглядывал.

– И еще одно прекрасное качество истинного мужчины. Ты настоящее сокровище, Росгард. Как я и думала. Разве лишь твой выбор союзниц не слишком понятен мне. Но кто из нас безупречен? Да?

Я промолчал. Круто свернул, выбирая дорожку ведущую обратно к выходу из парка. Сзади тяжело скрипел песок под стальными подошвами рыцаря. Я помнил его яростные и можно сказать безумные выкрики. Этот игрок вряд ли полностью адекватен. Как и его… хозяйка? Может она для него дама сердца?

– Кираса лежит у подножия моего золотого трона, Росгард – произнесла Гвиневра и меня аж пошатнуло от этого набора вроде бы правильно связанных, но столь необычных для игрока слов – Хранится в Авалоне. Надежно защищенная от любых посягательств. Если захочешь полюбоваться на это сокровище – двери Авалона открыты для тебя, Росгард. Заявляю это официально, как полноправная и единственная хозяйка Авалона.

– Благодарю за приглашение, Гвиневра – склонил я голову в коротком благодарном кивке – Но все же… я бы хотел не любоваться, а обладать.

– И еще одно из главных качеств истинного мужчины – Гвиневра в восхищении прижала ладошку к белоснежной щеке – Вот истинное сокровище, которое я бы хотела всегда видеть у своего трона – светлые глаза заглянули мне прямо в душу, тонкие пальцы мягко скользнули по моему плечу сверху-вниз и на миг задержались на локте, словно в поисках поддержки. За моей спиной застонали доспехи Фагнира Некроза, со скрипом сжалась перчатка сжимающая копье.

Ого… мне тут кажется сделали прозрачный намек. Или жирный намек. А еще, возможно, я невольно встрял в какие-то странные отношения между Гвиневрой и рыцарем Некрозом. И когда я успел? Я с ними меньше десяти минут разговариваю…

– Жаль, что не все мужчины такие – Прекрасная Дама бросила через плечо короткий взгляд и резко отвернулась.

Рыцарский доспех снова застонал.

Твою мать… мне нормальные люди когда-нибудь встретятся?

Может дать Некрозу пару советов? Типа – хватит просто пялиться на нее, баклан ты гипнотический, сними железные варежки и попробуй пощупать! Нет уж. Лучше я помолчу.

– Кираса – со всеми остатками мягкости и спокойствия, произнес я.

– Я отдам ее тебе, Росгард. Возможно подарю – если мы станем истинными добрыми друзьями. Или соратниками. Будущее покажет. А оно пока туманно как мглистый туман над низинами. Но не следует забывать – восходящее солнце способно развеять любой туман. Да?

– Ага – уже едва сдерживаясь согласился я.

– Но… – освещенное лучом солнца пробившимся сквозь листву и словно светящееся изнутри прекрасное лицо Гвиневры застыло.

Я обратился во внимание. Кажется, вот оно…

– Ты снискал славу человека способного на деяния и достижения невозможные для других мужчин – и снова косой взгляд на Фагнира Некроза – Ты достиг невероятных высот, глубин и преодолел невероятные расстояния, Росгард. Мое сердце трепещет от восторга.

Рыцарь заскрипел так тяжко, что мне почудилось, что он сейчас лопнет как консервная банка с пахучим перебродившим сюрстрёммингом. Лишь бы тогда не забрызгало… как же жестоко она сейчас его морально избивает, постоянно сравнивая со мной и бросая на меня взгляды томные, а на него косые.

Женщины – это зло во плоти?

– Благодарю за добрые слова.

– Поэтому таится в моем сердце надежда, Росгард, что сумеешь отыскать ты некую особую вещь, кою не удалось отыскать еще никому. И которая утеряна в незапамятные времена. Если отыщешь ее и преподнесешь мне – получишь кирасу и мое величайшее расположение.

– Что за вещь?

– Древний артефакт. По легенде найденный при раскопках древнего темного храма расположенного на одном из затерянных островов. И снова утерянный при крушении Белого Дельфина – корабля его перевозившего. Место крушения неизвестно.

– Что это за вещь?

– Темная зеркальная линза. Вогнутая. Размером с большой апельсин. Неразрушимая. У линзы не слишком доброе название – Поглотитель Душ.

– Поглотитель Душ – повторил я – Храм. Чей темный храм был раскопан?

– Святилище одного из страшнейших богов – светлые глаза распахнулись в притворном ужасе, тонкая рука снова обосновалась у меня на локте в поисках защиты – Вернее капище… темное капище бога Аньрулла. А Поглотитель Душ, по легенде, раньше находился в его божественном венце.

Высящееся за мной копье резко упало, очертило свистящую дугу и срубило ни в чем неповинное деревце. С легким горловым смешком Гвиневра убрала с моего локтя руку.

– Поглотитель Душ – произнес я – Найден при раскопках островного храма Аньрулла. Утрачен при крушении Белого Дельфина.

– Все верно, Росгард – мне подарили чарующую улыбку – Рада встрече и знакомству. Помни – я всегда жду тебя в Авалоне. А пока прощай…

Гвиневра исчезла в легкой звенящей вспышке белоснежного света. К земле мягко планировал белый шелковый платок. Я машинально потянулся к нему. Но меня опередила стальная ручища дернувшаяся вперед и сцапавшая платочек. Издавший хриплый рык Фагнир уставился на меня черной смотровой щелью, удивительно бережно убирая платок в поясную сумку. Я молча окинул его взглядом сверху-вниз, затем развернулся и пошел прочь. Меня ждали дела. Черт… как же мне все-таки везет на подобные характеры…

Чумной Рыцарь и Прекрасная Дама… да уж… не скажу, что рад новому знакомству.

Авалон.

Где-то я точно читал о Авалоне. Фантастический роман, кажется. И что-то средневековое в другой книге.

Но… к черту Авалон!

Поглотитель Душ.

Аньрулл.

Серебряная Кираса.

Это новая тропинка к обладанию Серебряной Легендой.

Я выключил запись. Я ни разу не обернулся. Хотя знал, что застывшая посреди парка глыба из темного металла никуда не исчезла и продолжает сверлить взглядом мне спину.

Глава двенадцатая

Обмышление. И опять гулять…

– Если бы не Орбит с его выкрутасами – такая встреча меня бы психически подкосила – громогласно признался я, стоя у письменного стола в своем кабинете – Слава Орбиту!

– Орбиту слава! – со смешком поддержал меня Бом.

– Орбиту слава! – пискнула Лампа, опуская на стол пухлую стопку бумаг и отдельно ставя серебряную чернильницу полную ярких синих чернил.

– Орбиту слава! – донеслось из-за приоткрытого в сад окна – А кто такой Орбит, Квазик?

– А я почем знаю? – пробухтел кто-то оттуда же недовольно – Не мешай стрелу обстругивать.

Окно я притворил и спросил:

– А где он кстати? Орбит наш.

– Нет вестей – развел лапищами Бом – Я отправил уже сообщение, ответа нет. Но это нам спрашивать надо, босс. Если он кому и ответить – то тебе. Привязался он к тебе.

– Как и я к нему – буркнул я, признавая очевидное – Вот и сижу теперь, переживаю. Вдруг его машина в реале сбила?

– Ну не настолько же он к жизни неприспособленный – возразил Бом, отмахиваясь от моего предположения – И тротуарофобией вроде не страдает. Так что там с видео?

– Ах да. Держи и смотри. Храбр где там?

– Он рекрутами и пробирками занят. У нас уже девять рыл в лаборатории сидит и с умным видом что-то куда-то капает или пшикает. Оставлять их одних не стоит – если не хотим внезапного взрыва с вылетом стекол и юных химиков.

На стол с легким стуком опустились две кружки и блюдо с выпечкой. В кабинете запахло сдобой и кофеином. Отличное сочетание.

– Жду подписей – вежливо пискнула Лампа и развернулась к выходу – Я за дверью. За своим столом.

Чуть было не ляпнул – «да тут ничего такого, останься и смотри» – но вовремя придержал язык. Лампа у нас в штате девушка новенькая, непроверенная.

– За своим столом? – уточнил я тихонько, когда тяжелая дверь мягко закрылась.

– Стол недорогой, но хороший – вздохнул казначей – Куча ящичков, несколько замков, полированная столешница, дуб, две магические секретки против чужих шаловливых ручек. Задешево взяли у одного старичка-боровичка, что живет через площадь. И креслице к нему в комплект – тоже дуб, обивка из…

– Да я не про цену. С каких пор у нее свой стол рядом с моими дверями?

– Полезная дивчина. Схватывает такие дела на лету. А вот в приключения совсем не стремится. Ты в курсе, что большую часть своего опыта она подняла при помощи мирных заданий от «местных»? Сражаться ей приходилось, но особо этому не рада была, если верить ее словам. Вот пусть и ведет битву с не слишком секретными бумагами. А там проверим ее. Дадим допуск выше и так далее…

– Мы прямо как военная контора – вздохнул я.

– Показывай видео, босс.

Пощелкав настройками, вывесил над столом экран, откинулся на спинку кресла и включил воспроизведение. Бом уткнулся зеленой харей в мерцающую грудь Гвиневры и затих. Я тоже молчал, лениво прокатывая в голове недавние события и размышляя, не пора ли уже завершить сегодняшний столь долгий день, начавшийся посреди ночи.

Сегодня мы завершили с блеском очередную клановую войну.

Начали набор рекрутов в клан.

Приобрели еще немного территории в клановые владения.

Начали продумывать планы по модернизации этих площадей.

Я получил один предмет из легендарного сета СЛ.

Познакомился с опасной осой-альбиносом Гвиневрой. Или все же гремучей змей?

Встал на тропинку ведущую к следующему предмету из СЛ. Правда тропинка узенькая, прерывистая и очень уж темная.

Для одного дня вполне достаточно свершений. Я уже получил полное право отдохнуть. Вернуться бы сейчас в реал, вытащить из Вальдиры Киру, плюхнуться с ней в обнимку на диван и отрешенно уставившись в телек просто забыться. Но это во мне говорит недосып. И еще пищит перевозбуждение – я с трудом удерживаюсь на месте. Жажду ринуться на поиски информации о пропавшем Белом Дельфине.

Интересно, знает ли Гвиневра о моих встречах с Аньруллом во всей его костяной плоти?

Наверняка знает. Иначе с чего бы она просила именно меня достать тут темную линзу из его божественного венца. Не на самом же деле она решила поручить мне поиски сокровенного сокровища лишь из-за моего статуса «Роса легендарного и находчивого». Или?

Опять вопросов больше, чем ответов.

– Тема крута! – завершил наконец просмотр Бом.

– Это я и сам понял.

– Надо копать.

– Тут ты тоже открытия не сделал – устало проворчал я.

– Но копать придется на уже перепаханном вдоль, поперек и вглубь на километр поле – сморщился полуорк так, будто сожрал ведро лимонов – До нас Дохлого Дельфина наверняка искали очень серьезно. Те же Золотые Храмовники. И не нашли. Только поэтому дельце подкинули тебе – когда нашли отличную наживку.

– Кстати о наживке – настала моя очередь морщиться от воображаемых лимонов – Молот Грима… накосячил я, да?

– Никто не знает – отрезал Бом – Это Вальдира, босс. Для этого кланы и держат косяки косячных аналитиков, чтобы хоть как-то предсказывать последствия от того или иного решения. Тем более мы не знаем что попросит Берлор Поджигатель.

– Судя по его прозвищу – что-нибудь мирное он вряд ли предложит.

– Он на светлой стороне. Упырей злобных сдерживает от побега. Так что вряд ли попросит вырезать подчистую какой-нибудь мирный городишко.

– Ну… спасибо. Успокоил. Хотя чувствую ждет меня связка упреков от Киреи – что, не подумав даю обещания всяким поджигателям клыкастым.

– Замни дело поцелуем – хохотнул Бом и, резко посерьезнев, схватился за кружку кофе, отпил большой глоток, забросил в пасть горсть крендельков, оставив мне всего пару штук, с хлюпаньем высосал остатки из кружки и рыкнул – Посидели и ладно. Ты подписывай бумажки, босс, пей кофе, доедай крендельки и топай дальше рыбачить. Очень уж у тебя хорошо получается на живца рыбку в мутной воде ловить. Тут ты у нас мастак. За то и ценим.

– А? – чуть не поперхнулся я – Ты о чем?

– Как о чем? – удивился казначей – О том, что тебе даже делать ничего не надо. Просто выйди на улицу Альгоры и гуляй себе туда-сюда, туда-сюда. Ты вон едва особняк покинул, как тебе тут же молот легендарный подогнали. Из гостиницы выйти не успел – предложили сделку с бледной дьяволицей. Редкий момент, когда ты кому-то нужен больше, чем они нам. Вот и пользуйся. Иди и гуляй. Туда-сюда, туда-сюда. И улыбайся ширше.

– Да меня просто обкрадут там! – возразил я.

– А ты не клади в карманы ничего. Разве что кусачих орехов напихай – предложил Бом – Поверь – интересные встречи будут. Еще бы – целый легендарный Росгард без дела по Альгоре шарахается, время впустую тратит. Да они сразу тебе кучу занятий найдут.

– Это мысль – согласился я – Заодно подстригусь.

– Во-во!

– И посмотрю кого прибой на меня выбросит.

– Во-во!

– Может что-нибудь интере-е-е-сное подбросят.

– Во-во!

– Вали уже деньги считать, советчик!

– Во-во! – громыхнул Бом и утопал в коридор.

Я же посидел еще минутку, допил кофе, выскреб несчастные остатки крендельков – их, кстати, в первую очередь мне принесли! – а затем проверил содержимое карманов, избавился от ценностей, оставив пару золотых монет. И воспользовался свитком телепортации. Заявившаяся в кабинет магия бесцеремонно схватила меня за шкирку и утащила за собой – в Альгору, в вечно празднующий радостный город.

* * *

Опытный чертяка Бом не ошибся ни на грамм.

Но он не предупредил и о том, что на блестящий золотой крючок типа «Росгард» будут бросаться не только щуки, но и мелкая рыбешка. Именно такое сравнение возникло у меня в голове после двухсотого рукопожатия с очередным мелкоуровневым новичком. Сколько раз со мной фотографировались – уже не сосчитать. Через овальную площадь Эллипсориал я прошел окруженный целым облаком «мальков», непрестанно улыбаясь и не обращая внимания на частые попытки карманных краж. Совету Бома я последовал. И накупил кусачих орехов. То и дело слышались испуганный ойканья, затем следовали взмахи пострадавшей руки с вцепившимися в вороватые пальцы кусачими орехами, потом уже до моих ушей доносилось встревоженное бормотание вроде: «Пропустите, пропустите, мне срочно надо. Черт! Черт!». Спешили воришки не зря – укусы были ядовитыми.

И опять же – мучения мои были не зря. Одним из самых часто задаваемых вопросов было: «Как вступить в клан Герои Крайних Рубежей?».

И всех интересующихся я посылал куда подальше – в буквальном, а не ругательном смысле. Ибо путь неблизкий к нам от Альгоры. Если пешком топать – то путь далекий следует держать на северо-восток, к Озерному Краю, седому старику Найкалу и маленькому городку Тишайшая Нега. В городке том наш клановый холл, где и ждут всех желающих записаться в рекруты. Приглашения мои подействовали – добрых четыре десятка малышей мгновенно исчезли в вихре телепортации, произнеся при этом слова «Тишайшая Нега». Многие другие столь же быстро приняли решение и торопливо зашагали прочь, держа курс на ближайшую магическую лавку. Видать за свитком телепортации пошли. Храбра, Бома и Дока ждут тяжелые часы – новый наплыв потенциальных рекрутов. А меня накрыло еще одной волной запоздалого осознания того, насколько все изменилось за считанные дни. Из одной крохотной сплоченной компании друзей со стаями шальных тараканов в голове, мы превратились в растущий как дрожжи молодой клан. И большую часть этой оравы я не знаю даже по никам.

«Щуки», матерые и не слишком, пожаловали чуть позже. Видимо выжидали из солидности, не желая показаться крайне заинтересованными в знакомстве. Но все же и они подплыли, лениво шевеля плавниками и щеря зубастые пасти в добрых улыбках. Главы кланов, их заместители, казначеи, победители не слишком известных турниров. Все они здоровались со мной, умело застывая на секунду при крепком рукопожатии – видать, чтобы клановый фотограф успел все запечатлеть. Разговоры велись пустые, короткие, взгляды бросались цепкие, внимательные. Затем мы расходились как корабли в бурном море – и вряд ли с большей частью из новых знакомых я встречусь в ближайшем будущем. В мире Вальдиры огромное количество кланов. И с каждым днем их все больше. Честолюбивые и жадные до денег игроки организуют кланы один за другим, стремясь преуспеть и догнать давным-давно стартовавших лидеров. Знакомства ни к чему не обязывают. Это просто формальность. Тут вон даже альянсы разваливаются, союзы крошатся, верные соратники превращаются во врагов – Великий Поход показал всю низменность человеческих душонок мгновенно. Будто дерн содрали с мирного зеленого газона и показали шокирующую грызню склизких червей, возящихся в грязи.

Да. Мысли мне несвойственные. Но что еще делать во время вынужденного гуляния по солнечным улицам Альгоры? Улыбаемся и машем. Улыбаемся и машем. И предаемся философии, удивляясь появляющимся в голове неожиданно умным мыслям – или это мне сдуру кажется, что они умные.

Я поручкался с четвертью сотни клановых лидеров, с полтинником заместителей, доброй сотней клановых представителей, с десятком или чуть больше одержимых приключениями авантюристов, просящих помощи финансовой и обещающих славному Росу большую долю. Еще сотня просила помощи не столь большой и денежной – кому-то требовалась подмога, чтобы забрать собственный «труп» из какого-нибудь особо тяжелого данжа или лесной чащобы. Другие просили помочь убить особо крутого монстра. Третьи спрашивали, где найти такого-то учителя, барда, бродячего старого картографа, соблазнительную танцовщицу или еще кого. Всех подобных просителей я опять же отсылал в Тишку – не забывая упомянуть, что перед нашим клановым холлом расположена большая и всегда оживленная площадь, где можно купить или обменять предметы, собрать группу, попросить совета.

Еще через час у меня украли наконец-то все кусачие орехи. Карманы опустели. Когда у меня попытались свистнуть сапоги, я решил прекратить променад. Босиком и без штанов разгуливать не хотелось – умельцев такого дела рано или поздно я к своей персоне привлеку. Захотят выставить меня посмешищем. Посему я зашел в гостиницу, где с некоторой тревогой оглядел холл и убедился, что меня не ожидают опять Чумной Рыцарь и Прекрасная Леди. Взяв из ЛК свиток телепортации, я произнес название ставшего родным городом и через мгновение перенесся домой – в Тишку.

* * *

Никем пока незамеченный, я замер в густой тени молодых ив у края площади перед клановым холлом. Перед моим отбытием плакучих ив не было, равно как и бьющего из камней родника, чьи воды образовали небольшой прудик, а оттуда утекали в ближайшую канаву. У прудика, на изумрудной юной травке, разлеглось немало игроков. Большая часть музицировала, отдыхая после ратных подвигов или изнурительного созидательного труда. Звуки лютен, гитар, барабана и губной гармошки сливались в чем-то даже притягательную для слуха какофонию. Среди музыкантов грациозно двигалась танцующая эльфийка. За покачиванием ее стройных бедер следила львиная доля собравшихся у прудика игроков. Благодаря этому меня и не замечали, что позволило мне сначала оглядеться, а затем немножко постоять в глубоком шоке.

Вот она сила славы публичной…

Мама моя дорогая…

Площадь кишмя кишела. Иначе не описать. Подобное столпотворение из недавних я мог вспомнить только во время шествия по Альгоре островной королевы Лизанны Роскошной и по совместительству секс-дивы и мегазвезды эротических триллеров сугубо для взрослых. Но у ней было столько всего… и везде… понятна ее популярность. У меня ничего такого не было, но… вот оно – столпотворение.

Пространство перед кланхоллом забито игроками. Меньшая часть торговала и выкрикивала призывы. Большая часть колыхалась из стороны в сторону. На моих глазах рождались боевые группы и строительные бригады, что тут же отправлялись прочь, чтобы вскоре вернуться с добычей или заработком. Умело рекламирующий свой товар игрок за минуту продал две кольчуги. Еще один нанял помощников для сбора трав. Вклинившиеся в толпу стражи Тишки живо собрали целый отряд – численностью сто пятьдесят игроков – и увели его в окрестности города, где оставались дезертиры, орки, бандиты и монстры. Сто пятьдесят игроков покинули площадь – но народу меньше не стало. Толпа сомкнулась и разом зарастила зияющую в своем теле прореху. Вспышки телепортации оповестили о прибытии еще нескольких авантюристов.

Оборвался стук молотков и на сколоченную сцену выскочил конферасье в богатом костюме, опирающийся на золотую трость. Магически усиленным голосом он во всеуслышание объявил, что начинается богатая программа только что созданного магического цирка Рокккофарт. Первым номером выступление фокусника, вторым акробатика, а следом клоун Фун-Фан покажет пародию на легендарного Росгарда срывающего магическую пелену с Зар’граада весьма необычным и пахучим способом. Следом, после, несомненно, бурных оваций, будет танец со змеями, номер с метателями кинжалов и укротителем свирепых хищников. А еще цирк набирает персонал, красивые девушки в приоритете. Нужны и артисты всех мастей и талантов. Засим беседу завершаем и представленье начинаем. Великий Мистический Джори на сцене! Никакой магии – только ловкость рук!

М-да…

Бочком я направился к ограде. А как добрался, припустил легкой трусцой и благополучно достиг калитки. Здесь ждал очередной сюрприз – калитку охраняло два городских стражника и четыре игрока-рекрута клана ГКР.

– Добрый день, Росгард Славный! – степенно поприветствовал меня старший страж.

– Здрасьте! – весело воскликнул Школяр Скелетон, игрок сто семнадцатого уровня, вооруженный шипастой стальной палицей и защищенный квадратным щитом – Добро пожаловать домой.

– Спасибо – пробормотал я, заходя в открывшуюся калитку – Кхм… молодцы. Проблемы были?

– А как же! – бодро ответила лучница Данжина Рексо – Две попытки проникнуть внутрь кланового холла отражены! Враг не пройдет! Слава орбите!

– Слава! – машинально ответил я – Стоп. Какой еще орбите?

– Постоянной! И неуклонной! – не растерялась лучница.

Я понял, что она просто повторяет запомненные, но не понятые слова. Поэтому молча кивнул и вошел в сад. Калитка закрылась. Идеально выровненная песчаная дорожка повела меня к задней двери особняка. На дорожке – ни камешка, ни пятнышка гари. Ровненький песочек, будто только что вылизанный ленивой лазурной волной. За кустами два игрока усердно работают граблями, выгребая палую листву из-под старого массивного дерева еще несущего следы гари. Игроки вполголоса переговаривались, не замечая меня:

– Смотри, еще три наконечника от стрел.

– А я топор метательный нашел.

– Смотри не припрячь. Здешнего казначея видел? А слышал его угрозы? Ну нафиг.

– Да и не собирался. На кой мне топор? Я же интеллектуал! Как твои навыки, кстати?

– Растут! Садоводство прокачаем быстро – главное каждый день на работу в сад проситься. Я лично так планирую – через полгода посажу собственный фруктовый сад. Где-нибудь поближе к Акальроуму. Начну с яблок, черешни, может груш.

– А я по соседству с тобой плантацию бонсая устрою.

– Угу. Вон там пропустил – подгреби листву.

– Вижу.

Я ускорил шаг, стараясь ступать неслышно. Ощутил некоторое внутреннее неудобство – посторонние и незнакомые люди работают в моем саду. Да, само собой сад ненастоящий, как и грабли не существуют в физическом плане. Но все же… как с этим настоящие буржуи сживаются? Надо у Киры будет спросить. Хотя сад уже и не совсем мой – клановый.

Метрах в десяти со стоном рухнуло подрубленное дерево с обгорелыми ветками. Отмучилось. Рослый полуорк с хеканьем начал обрубать сучья, другой взялся за корневища пня. И корневища как-то подозрительно шевелились. Словно пень постепенно оживал…

Зайдя внутрь, миновал один коридор и едва не был сбит тремя девушками. Две «местные», один игрок. Все несут в руках стопки какой-то зеленоватой материи, причем даже девушка-игрок, хотя могла бы уложить все в инвентарь. Я прижался к стене, убрался за небольшую статую и меня снова не заметили – были заняты обсуждением.

– В гостевой салон большую скатерть и эти шторы.

– А в столовую?

– Туда другие скатерти. Лампа их даже не заказала еще. Подпись главы или казначея нужна. И обоих нет.

– И куда они делись? – недовольно фыркнула девушка-игрок.

– Казначей внезапно умотал. И что-то бормотал на ходу про «либо бесплатно отдадут, либо…». А глава в Альгоре бродит. Видели толпу на площади перед нашим холлом? Это все он нагнал народ.

– Ой чужеземцев там сколько! Ой сколько! И все кричат, вопят, в барабаны бьют, на гитарах играют, спорят, торгуют… ой-ой-ой…

– Там вроде тянучки фруктовые продавать начали… вку-у-усные…

– Ой хочется!

– Так! Скатерти стелить надо, шторы вешать надо, пыль протирать – ой как надо! А еще посуду расставлять! Какие тянучки?

– Фруктовые же…

Добравшись до лестницы, я взлетел на второй этаж и едва не сбил поджидающую меня Лампу. Как она узнала что я уже здесь?

– Привет – кивнул я ей и покорно принял протянутую чернильную руку – А может просто подтверждение в интерфейсе ткну?

– Чеки все равно подписать надо, босс – возразила та и ее ладонь зажглась мягким желтоватым светом, освещая страницы заполненные убористым текстом – Вот здесь, здесь, здесь, здесь… и везде где зелены галочки. Это для «местных» чеки на зарплату. Садовники, служанки, охрана, истопник, старшая повариха и ее четыре помощницы. А вот это для них чеки на закупку продуктов. Подписать надо срочно. Иначе ужин не из чего будет готовить. Я уже все написала. Вот список продуктов.

– Ты нас просто спасаешь, Лампи – благодарно улыбнулся я девушке.

– Никаких проблем, босу. Мне в радость. И спасибо что взяли в клан – получил я ответную улыбку.

– И поздравляю, кстати – улыбнулся я еще шире.

– С чем?

– С окончанием рекрутства. Оп… и готово.

Через секунду игровой ник Лампы оповестил, что отныне она не рекрут клана, а его полноправный член. Основной состав. Да, мы пока не друзья, но ее таланты нельзя не заметить. Такие спецы нам нужны.

– Домо аригато! – засветилась Лампа и ее ладони трижды мигнули разноцветным светом. Синий, красный и бело-золотой. Почти светофор – Я не подведу, босу!

– Что еще подписывать?

– О! Много чего! Кстати, Росгард-сама… такая одежда как у вас… надо бы что-нибудь более эстетичное и элегантное. Не против, если я подберу вам пару костюмов?

– Ох… подбирай – махнул я свободной рукой, продолжая ставить подписи на стопке бумаг витающей в воздухе – О! Распорядись закупить побольше фруктовых тянучек. И чтобы они никогда в особняке на заканчивались и были свободны для всего «местного» персонала.

– Горничные только о них и болтают – показала свою осведомленность Лампа – Балуете вы их. Хорошо. А теперь подписи здесь и здесь. И вот шесть писем средней важности и два письма повышенной. Просмотрите, пожалуйста. Потом оставьте на столе – я их уберу в архив.

– Хорошо – кивнул я – Но чуть позже. Сначала надо бы сделать важных дел.

– Как скажете – улыбнувшись напоследок, Лампа мигающим фонариком слетела по лестнице и вскоре снизу послышался ее мягкий, но требовательный голосок.

Повезло нам с ней. Настоящий подарок.

Оказавшись в кабинете, я уселся за огромный стол и поставив локти на стол, принялся рассылать сообщения уже проверенным пассажирам. Сегодня внеочередной дальний перелет – на Зар’граад. Я решил забрать своих с чужой земли. И дочь и Киру. Кэлен и Крей… они пока пусть там останутся. Остальных – домой завтрашним же утром. Переночую на Зар’грааде. Заодно посижу у потрескивающего костра и узнаю дальнейшие планы ушедшей в газетную жизнь Кэлен.

Через пару минут в личку посыпались ответы от кланов. Большая часть выразила желание принять участие в перелете. Несколько отказались. Но необходимое количество быстро набиралось – когда услуга уникальна, на нее всегда есть спрос. Достав из ящика стола свиток телепортации, я встал. Переступил через бесшумно ползущую по полу огромную полосатую змею совершающую обход – или обполз? – вверенной территории.

Мне снова пора в путь.

Дурная голова ногам покою не дает.

Глава тринадцатая

Тишина… день важных новостей

В телепортации нет понятия «полета» – ведь, по сути, магический перенос занимает всего секунду. И глупо говорить успокоено такие слова как «полет прошел нормально». В телепортации скорее важен финал – момент прибытия. Вот его по важности смело можно сравнивать с посадкой авиалайнера в штормовую погоду.

Потому и боялся я не отбытия и «полета», а мига прибытия, учитывая те жуткие видения показывающие муки колоссального монстра зажатого толщей материка. И порождаемые им турбулентные проблемы, когда пассажиры с воплями вываливаются из магического кокона и подобно камню летят к далекой-предалекой земле. Я жутко переживал – помня, что с каждым новым «перелетом» проблем было все больше.

Так вот – все прошло так хорошо, что мне стало нехорошо.

Ровно и гладенько до невероятия.

Нас так тихо опустило на покрытую чужеземной травкой землю, что я долго стоял неподвижно, слепо пялясь перед собой и ожидая, что вот-вот случится что-то нехорошее.

Пока стоял и ждал неведомо чего, деловитые игроки шустро растащили свои пожитки в разные стороны, и я остался в гордом одиночестве. Я стоял в Первом Лагере и, честно говоря, слово «лагерь» сюда больше не подходило. Каменные стены выросли будто сами собой, узкие арочные проходы закрыты железными створками. В лихорадочном темпе, с помощью магии, исполняющей роль подъемного крана, возводится каменная квадратная башня у стены. Метрах в тридцати уже вырыта яма под еще одну башню. Эльфийские хищные сторожевые заросли, посаженные и мною в том числе довольно недавно, поднялись над высокой стеной метров на пять. Мирно колышущийся зеленый периметр никого не обманывал своей кажущейся безобидностью. Со стороны океана безбрежного – из воды росла еще одна стена. Коралловая. Темно-желтая с оранжевыми вкраплениями. В защищенной растущей стеной гавани бок о бок покачивались на воде шесть крупных кораблей. На горизонте я увидел лоскутки разноцветных парусов – подходили еще суда.

Времени зря здесь не теряли.

А вот леса поубавилось, насколько я видел – раньше небеса прокалывал остриями высоченный строевой лес, а теперь за защитным периметром ничего кроме небесной синевы.

Прочитав пришедшее сообщение – ответ на затребованные мною координаты – я набросил на плечи плащ и поспешил к выходу. Начался дождь. Сильный и шумные. Капли били меня по голове и в каждом их звуке я слышал отголоски плача так и не показавшегося сегодня ужасного монстра.

За воротами оказалась мощенная камнем широкая извилистая дорожка, проходящая через хищные заросли, делающая зигзаги и описывающая почти замкнутые круги – чтобы потенциальный враг не смог подойти к стене по прямой. Пусть виляет. Приходилось вилять и нам – мне навстречу встретилось немало усталых игроков, опустивших головы, перепачканных, бредущих под дождем в безопасность. Если бы не ники над их головами, я бы принял их за «местных» доходяг отыгрывающих роль умирающих или обездоленных. Обогнув загребающего грязь стальными сапогами массивного воина, я чуть умерил шаг, чтобы не выделяться быстротой и свежестью на общем фоне хронической усталости, если не изнуренности. Они устали настолько сильно, что даже не глянули на меня. Троих из встреченных я знал – Неспы – но молча прошел мимо. Им не до меня. И не до радостного изложения последних новостей. Им бы поспать.

Зар’граад показал им кто здесь хозяин?

Потому что эти бедолаги никак не походили на попирающих местные земли неустрашимых завоевателей.

Но кое-где видны уже и первые признаки грядущего господства – я проходил рядом с расчищенным от деревьев полем. Черную жирную землю вспахивали несколько блестящих стальных плуга тащимые гигантскими горбатыми быками со слепыми мордами и длинными извилистыми рогами между которыми висела гирлянда из трех глазных яблок меланхолично смотрящих вперед. Эти быки точно не со Старого Континента. Эти труженики здешнего розлива.

Один бык дернул головой. Качнулись рога. На меня уставились три подрагивающих в воздухе глаза. Уставились осмысленно. Умно. Оценивающе. Я немного ускорил шаг, отвечая взглядом на взгляд. Зло крикнул идущий за плугом игрок, бык глянул на меня последний раз, отвернулся и зашагал дальше, оставляя за собой глубокую борозду разваленной земли. Ничего себе травоядное… таким взглядом от запоров лечить можно.

– Папа! – на меня налетела шальная молния и так вдарила в грудь, что отлетел на метр и шлепнулся в грязь.

– Здравствуй, доча.

– Аф! – новый удар заставил меня распластаться.

– И тебе привет, Тиран. Ну ты и вырос!

Черно-белый волк реально подрос в холке – сантиметров на пятнадцать самое малое. И в уровнях вырос – +17. Стало быть близкие мои здесь не только рыбачили, но и воевали неслабо.

– Оз!

– Привет – улыбнулся я тяжело ступающей грозной воительнице в сверкающих доспехах – Хотя бы ты меня не бей.

Протянувшая ладонь в латной перчатке ухватила меня за шиворот и легко подняла в воздух. В этом мире Кирея настолько сильнее меня, насколько я сильнее ее в мире реальном. Хотя нет – здесь она сильнее многократно.

– Нагулялся, лидер? – сдерживаясь от смеха, вопросила Кирея Защитница, продолжая удерживать меня в воздухе.

– Не-а – болтаясь маятником в воздухе, возразил я – Куда там. Покоя нам не будет. Ну что? Готовы?

– Домой?

– Домой – кивнул я – Хватит чужие берега топтать. Каникулы закончились. Нашему ребенку пора в школу.

– В школу? – вздрогнула Роска и отшатнулась на шаг – Не хочу! Там ведь уж-ж-жасная математика, да? И ж-ж-уткая алхимия? Не хочу!

– Это кто тебе сказал? – сердито поинтересовался я, опустившись на землю.

– Дядя Орбит!

– Р-р-р… – издал я.

– Р-Р-Р-Р-Р – показал Тиран как это правильно делать и довольно завилял хвостищем.

– О-о-ох… – протянул я и бросил на небо короткий встревоженный взгляд.

Не смогший повторить мое оханье Тиран глянул на небо, опустил лобастую башку и боднул меня в грудь. Я снова шлепнулся в грязь. Наши силы теперь разнятся разительно. Где тот залитый молок неуклюжий щенок улепетывающий от рассерженной бабочки? Передо мной зверь за полтора центнера веса. А клыками можно кокосы дробить. Или камни.

– Ты чего? – вновь подняла меня из грязи любимая девушка.

– Я? Так он вон как боднул. Куда там барану.

– Да я не про это. Чего ты головой крутишь и охаешь? Туда глянешь – охнешь, сюда глянешь – охнешь.

– Сам не знаю – признался я и зябко передернул плечами – Гадость какая-то с душой творится. Будто нависло что над головой. Как туча темная. И низе-е-енько так – макушки касается, вот-вот молнией шарахнет.

– Усталость. Может Затухание начинается?

– Запросто – согласился я – Вчера и сегодня выдались тяжелыми. Ладно. Жаловаться будем когда корабль вернется в родной порт и встанет на якорь, как говаривал мой отец во время изнурительных горных походов, называемым им почему-то пикниками. Готовы к отбытию в родной порт? Пора домой.

– Готова! – звонко выкрикнула Роска и топнула ногой. Земля едва ощутимо дрогнула, метрах в трех от нас открылась и снова сомкнулась трещина – Там весело! И там дядя Орбит! Интере-е-есно!

– Может еще задержимся? – задумчиво спросила Кира – Тут спокойно. Обычная рутина – битвы с монстрами и стройки века. А вот дома такое творится… Дочь будто в бушующий океан бросим.

– Нет – качнул я головой – Отправляемся домой. Пока мы здесь отсиживаемся и рыбачим – остальные клыки и когти отращивают.

– Тоже верно.

Нервно глянув на небо над головой, я спросил:

– Кэлен? Крей?

– Кэлен не может. Крей с ней. Очень извинялись и просили понять – журналисты всегда на передовой. Душой они с нами.

– Остаются здесь – подытожил я – Ну, этого и ожидал, если честно. Хотя могли бы хоть сегодня до нас дойти. Посидели бы. Поболтали полчаса перед отлетом.

– Стоп. Полчаса?

– Ты ведь вроде ночевать здесь собирался.

– Собирался – кивнул я – Но передумал. Отбываем через полчаса. Максимум через час. Шаблон приглашения я уже сбросил пассажирам. Где вещи ваши?

– Все с собой.

– Ну и славно. Возвращаемся в Первый Лагерь.

– Затухание – фыркнула Кира – Это точно оно. Или начало вечной клановой паранойи.

– Или то или другое – покладисто согласился я и подтолкнул ее в спину – Топаем. Ножками раз, ножками два…

С тем же успехом я мог попытаться толкнуть завязший в грязи грузовик. Но Кира шагнула раз, шагнула второй. И мы пошли обратно по дорожке ведущей по расчищенному от векового леса пространству. Деревья исчезли. Пни выкорчеваны. А вот респаун монстров пока никуда не делся. Пока мы шли на голом пространстве появилось две мрачные косматые твари о шести лапах. Появились, крутнулись на месте и протяжно заревели, выражая то ли горе, то ли радость. К монстрам бросилось две группы игроков ощетинившихся копьями. Полетели стрелы, ударила магия.

Одна из косматых тварей резко остановилась и уставилась на меня. Умно. Осмысленно. Нетерпеливо… Оскалила ужасные клыки в беззвучном рыке. На миг я подумал, что это не оскал. А улыбка. Кошмарная клыкастая улыбка выражающая странную радость. На монстра налетел боевой отряд и тот с готовностью вступил в бой, с ходу подмяв под себя рыцаря-гнома и попытавшись откусить ему голову.

– Точно никак посидело – забормотал я, суетливо подталкивая мерно шагающую паладиншу – Топаем, топаем.

– Да ты чего?

– Не знаю я, не знаю – продолжил я бормотать – Смотрят тут нехорошо. Улыбаются странно. О, ответы посыпались.

Я читал и удивлялся. Я ожидал протестов. Возмущений столь мизерными сроками сбора. Но кланы только обрадовались возможности так быстро отправить множество важных грузов на Старый Континент. Тем более что прямо сейчас наступило затишье, и куча игроков высвободилась из перманентной битвы. Никто не знает сколько будет длиться передышка, поэтому сейчас самое время доставить в Первый Лагерь различные диковины из самых дальних уже изведанных уголков. И отправить их побыстрее домой.

Удивленные крики воюющих с космачами заставили меня обернуться. Я увидел, как оба зверя стремительно удаляются прочь, одновременно покинув бой. Двигались они к виднеющейся на горизонте стене темного леса. Но перед ними лежал скальный обрыв. И не успел я охнуть, как оба зверя решительно канули в пропасть.

– Твою мать – буркнул я себе под нос – Черт…

– Это странно! – среагировала и Кира.

– Странно! – поддержала нас Роска.

– Это мягко сказано – выдохнул я.

Две боевые группы замерли в удивленной неподвижности в тех позах, в которых их застало внезапное отступление врага. Позы красивые, напряженные. Лишь погрызенный гном ворочался в яме и что-то пыхтел.

– А может лучше и переночевать – сказал я – Нездоровое что-то…

– Ты сообщения кланам разослал?

– Разослал.

– Официальные. Предложение от главы.

– Они самые.

– Через полчаса-час отбытие?

– Да понял я, понял. Топаем дальше. Но дела странные. Затишье это подозрительное…

Мы продолжили движение. И без малейших помех достигли защищенного Первого Лагеря. Я боялся встречи с Тарниусом – вдруг опять что-то попросит или потребует. Отказывать неудобно. Но архимага я не увидел. Зато смог лицезреть быстро растущую гору всяких грузов, умело укладываемых игроками.

Резко прекратился проливной дождь. Будто сметаемые невидимым веником умчались в океан тучи. Яркий солнечный свет залил все вокруг. Потеплело.

М-да… долгое затишье на всех фронтах и прекрасная погода. Что может быть прекрасней?

Увидев вылезающего из моря игрока с мерцающим вокруг головы магическим воздушным пузырем, я не удержался и, остановив его, спросил:

– Как там на дне? Грызня?

– Тишь да гладь! Водичка прозрачная – такой прозрачной вообще никогда не видел – с широченной улыбкой заявил игрок – Плавать одно удовольствие. И грузы буксировать.

– Даже акулы не нападают?

– Даже водоросли за ноги не цепляются – ослепила меня очередная улыбка и собеседник убежал к вылезающей из океана толстой цепи.

– Это так хорошо, что мне снова нехорошо – заявил я солнечным небесам и пошел к загруженной площадке.

Время готовиться к отбытию…


– Все готовы? – спросил я.

Ответом стал слаженный гул уверенных голосов. Вздохнув, я еще раз посмотрел на ласковое небо мирного Зар’граада. Ни облачка. Ни птички. И вокруг тишина-а-а-а… будто кто-то огромный затаил дыхание и нетерпеливо ждет.

Чуть помедлив, я поднял руку к столь приветливому небу и активировал магию. К черту паранойю. На меня чужеземный тягловый бык посмотрел, а я начал себе воображать всякую ерунду. Прибудем домой, разместимся – и в «офф». Сегодняшний день слишком уж насыщенный.

Ярчайшая знакомая вспышка превратилась в гудящий столб света, что расширился и поглотил нас. Легкое ослабление гравитации, подошвы ног будто зависли над самой-самой землей. И резкий рывок… мы отправились восвояси. Земля прыгнула вниз. С высоты я глядел на новый материк, глядел туда, где скрывался под миллионами тонн земли и камня колоссальный Страж Древних. Еще десяток секунд и Зарграад исчезнет. Если что-то покажется – то прямо сейчас. Запись работает. Тут я стал умнее.

Я не ошибся.

Земляная толща вновь стала полупрозрачной. И я увидел это порождение кошмара во всем его великолепии. Увидел и удивленно моргнул – никаких судорог, никаких биений и попыток высвободиться. Исполинская морская звезда лежала абсолютно неподвижно. Будто мертвая. От это что ли затишье мирное? Колосс заснул. Или умер? Да быть не может… а это что? Нити?

Моргнув, я протер отяжелевшей рукой глаза и глянул снова. От щупалец Стража Зар’граада исходило несколько светящихся красных энергетических линий. И шли они сквозь землю, сквозь горы, через леса и реки, уходили с берегов в океан и тянулись туда, откуда однажды пришел сюда гигантский флот ведомый Великим Навигатором. Красные энергетические линии шли от Зар’граада к Старому Континенту. И было их ровно столько, сколько я «прыгал» с материка на материк. Если я не ошибся в счете. Стоп… я бросил взгляд вниз. И замер – из моей груди исходила тоненькая кровавая ниточка тянущаяся вниз, к материку. Чем дальше от меня – тем она толще. И вокруг дрожащей вытягивающейся струны энергии танцует немало кружащихся Стражей.

– Твою мать…

– Что там, Рос?

– Мать твою! – рыкнул я, лихорадочно прикидывая, как прервать телепортацию.

В голове возникла картинка двух лежащих отдельно кусков полотна. Лежащих неподвижно. А между ними снует туда-сюда торопливо светящаяся глупая игла по имени Росгард. Своими уникальными способностями я самолично перебросил связывающие нити с материка на материк.

Что это?

Что и кому дает?

Я едва удержал рот на замке.

Вспышка. Звезда колосс вздрогнула, по ее телу прошла дрожь, она шевельнула лучами, энергетические нити натянулись до предела.

Вспышка.

Все исчезло в вихре кроваво-красных звездочек. Нас рвануло, швырнуло и… мы оказались в Альгоре. В небольшом скверике. Мирная тишина вокруг.

– Спасибо за отменный перелет, мастер – шлепнул меня по плечу один из пассажиров.

Я слабо кивнул, глядя, как с моей груди отрывается красная тонюсенькая нить и падает на мостовую. Очнувшись, я попытался ее поймать, подхватить. Но не успел. Конец нити коснулся камня и она моментально ушла вглубь земли, ушла в толщу Старого Континента.

– Вот это нехорошо-о-о… совсем нехорошо-о-о… – протянул я.

– Да что с тобой, Рос? – удивленно спросила Кирея. За мою ладонь ухватилась Роска и нетерпеливо потянула за собой:

– Папа! Давай в гостиницу! Там мои книги и крючки. Ой… – Роска вздрогнула, развернулась, глянула в разные стороны – Что-то нехорошее… очень нехорошее, папа!

– Я знаю, милая. Я знаю – кивнул я и обнял Кирею за плечо, притянул к себе Роску – Очень нехорошее.

Тяжелый и неожиданный раскат грома ударил по барабанным перепонкам будто звук боевого барабана. Мы все уставились в чистое небо. Все, кто был в сквере – все смотрели вверх, ища темную тучу приютившую гром. Но небо чистое – как и там.

ГР-А-А-АМ!

ГР-А-А-АМ!

Еще дважды ударил гром.

– Друг пишет из Акальроума – пораженно заявила эльфийка-пассажир – У них там гром гремит… тоже… а Акальроум ведь так далеко… может это какое-то мировое событие и мы как раз воврем…

Тяжкий страшный рывок сбил нас с ног. Рухнули все – и хилые маги и тяжеловесы воины и ловкачи воры. Никто не удержался на ногах. Да это наверное и невозможно, когда весь город и земля под ним дергаются в резкой судороге. Особенно если судорога направлена на вверх-вниз, а в сторону. Далекий грохот рушащегося камня оповестил, что не все дома перенесли такой рывок. Тревожно забил набат с множества башен одновременно.

– В Акальроуме землетрясение!

– Храдальроум тряхнуло!

– На северных островах все спокойно.

– Что это за фигня? А?

ВНИМАНИЕ!

Материк Зар’граад сдвинулся!

Материк Зар’граад пришел в движение!

Материк Зар’граад движется прямо к Старому Континенту!

ВНИМАНИЕ!

Материк Зар’граад движется прямо к Кольцу Мира!

ВНИМАНИЕ!

Магические артефакты уловили воздействие мощнейшей магии Древних!

ВНИМАНИЕ!

Кольцо Мира в ужасной опасности – столкновение почти неизбежно!

Многие острова в ужасной опасности – столкновение почти неизбежно!

Старый Континент в ужасной опасности – столкновение почти неизбежно!

ВНИМАНИЕ!

С.О.С.! С.О.С.! С.О.С.!

Всем! Всем! Всем!

Нечто кошмарное надвигается на нас!

Все силы на спасение!

Под угрозой весь мир!


– М-м-м-м… – я обреченно застонал, поднялся сам, поднял Роску, дернул Кирею за наплечник.


ВНИМАНИЕ!

Магические артефакты уловили всплеск магии Древних!

Магические артефакты уловили биение чуждых и странных сердец!

Странные и ужасные твари движутся к нам с огромной скоростью!

– В гостиницу – скомандовал я и потащил родных к виднеющейся впереди двери.

– Что происходит? – вернулось к Кирее самообладание.

– Уберемся отсюда и расскажу. Но если кратко – если джинн хочет вырываться из пивной бутылки, но никто не спешит дать открывашку – бутылку можно открыть о подоконник. Или просто с размаху шарахнуть ею по любой стене.

– Я не поняла.

– Позже. А черт!

– Что?

– Вызов с реала – пропыхтел я, взбегая по лестнице – Все ко мне!

Я дернул дверь и толпой мы ввалились внутрь. Питомец Киры рухнул у двери, Тиран запрыгнул под кровать, Роска нырнула в большой сундук.

– Мы скоро вернемся – сказал я спине Роски и до меня донеслось утвердительное мычание. Дочь была поглощена разбором книг.

– От охраны – тихо пояснил я, прислоняясь спиной к стене – Что-то важное. Ну и денек. Сплошные важные новости и известия.

Вспышка.

До свидания, Вальдира.

Радуга лениво смыкается вокруг меня…

Выход.

* * *

Откинув крышку, содрал шлем с мокрой головы, поднялся из кокона.

– Погоди, Рос. Погоди.

Свесив ноги с края ложа, Кира потягивалась. Обняв, стащил ее вниз, прижал к себе. В коридор мы вышли в обнимку.

– Устала?

– Ага. И кушать хочу.

– Сейчас все сделаю.

– У меня к тебе тоже важная новость. Раз уж день такой.

– М? – спросил я, нажимая клавишу домофона – Да, слушаю?

– Ростислав? – прогудел знакомый голос охранника – Извините за беспокойство.

– Ничего страшного. Что случилось? – ответил я и обратился к Кире – Что за новость?

– Я беременна. Ты скоро станешь отцом – буднично оповестила Кира – Вот.

– А?

– К вам прибыл гость. Несколько необычный… вместе с ним доставили большой ящик на грузовике.

– А?

– Беременная я.

– А?

– Гость тут со мной. Хотите поговорить с ним?

За спиной охранника мелькнула тонкая высокая тень. Послышался чуть хрипловатый радостный голос:

– Ро-ос? Приве-е-ет!

– Рос! Ты чего? Чего упал?! Тебе плохо, милый?!

– Так впускать гостя? А с ящиком как поступить? Ростислав?

– Рос! Рос! Рос!

– А-а-а-а-а… – выдохнул я, лежа на полу и смотря на склонившееся ко мне встревоженное лицо Киры – Это полный…

– А здесь у вас интере-е-есно!


Конец книги.

2017–2018. Узбекистан. Зарафшан.


home | my bookshelf | | ГКР-2 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу