Book: Раздвигая горизонты



Раздвигая горизонты

Анджей Ясинский

Ник. Раздвигая горизонты

От автора

Приветствую вас, уважаемые читатели!

Вот и настал финал серии «Ник». Долго дело делалось, множество людей помогало мне строить этот мир своими советами, упреками, радостью или недовольством. Вся эта серия, «Ник», – мой путь вместе с вами, на котором я спотыкался, падал, кто-то из вас поднимал меня, подавал руку помощи и вдохновлял на продолжение истории. ОГРОМНОЕ ВАМ ВСЕМ СПАСИБО!

Фактически эта серия книг – путь простого человека до человека, обладающего возможностями бога. Но не Творца, как кто-то может подумать, и которому, как мне кажется, нет никакого дела до нас, жителей одной из бесконечных песчинок во Вселенной, а просто бога. Приземленного такого, местечкового, но у которого есть шанс стать кем-то бо́льшим. Не всегда я был согласен с поведением главного героя, с его отношением к людям, но я писал то, что видел, что чувствовал и как оно на самом деле происходило. Самое важное для меня, что он остался человеком. Хотелось бы сказать «Настоящим Человеком», но здесь у меня остаются сомнения. Почему? Потому что в жизни такого человека должен быть подвиг, преодоление себя не ради себя, а ради других, и иногда нечто подобное вроде бы у Ника проскальзывает, но я не уверен. Другая половинка Настоящего Человека – справедливость, у него тоже вроде бы иногда проявляется, но и тут я не уверен, эта ли справедливость является той самой, истинной. Не знаю, может быть, вы разглядели?

Еще, мне кажется, удалось хорошо описать отношения Ника с женщинами. Не преступая грань приличий, показать разнообразие этих отношений и как сложно найти правильные слова. Да, сами героини, да и многие персонажи порой вызывают чувство картонности даже у меня, но, увы, как смог, так и описал. Не ругайте сильно. А может, кто-то увидит в этих взаимоотношениях себя, что покажет, что я был все-таки прав.

Впрочем, пора закругляться. Приятного чтения!

Глава 1

Ник

Самый большой зал в моем подземном поместье, под плато Путорана, сейчас использовался не совсем по назначению. Красивые мраморные стены, пол и потолок, а также различные статуи и колонны перекрывались сотнями, тысячами «экранов» – многослойных плоских иллюзий. На них отображались различные виды Земли – где озеро, где каменная площадка, где ствол дерева, а то и просто морская поверхность без малейших отличительных параметров или такой же кусок неба. Поверх них рисовались разные графики и цифры – чисто для наглядности. Виды быстро менялись, порой их соединяли линии, иногда иллюзии накладывались друг на друга или, наоборот, разделялись. Все это в автоматическом режиме крутилось, смешивалось, систематизировалось.

Шел процесс новой настройки моей глобальной, в пределах Земли, системы позиционирования и телепортации. Хех… Никак не получится простая и надежная, как валенок, система. Нет, особых проблем с текущей сетью не было, кроме одной – все эти плавающие координаты со временем теряли свои характеристики, и рано или поздно самому придется перенастраивать. Причем разные координаты – в разные сроки: от месяца или даже нескольких дней до десятков лет. Меня это категорически не устраивало, ибо хотелось сделать супернадежную и стабильную систему, которую один раз настроил – и используй тысячелетиями. Ну или в крайнем случае, если и проводить тестировку, то редко и не привлекая больших ресурсов.

В принципе можно было и так оставить. Повесить на контроль инфосервер – и пусть мониторит ситуацию, подправляет, когда надо, но… На основе этой модели я хотел и глобальную, в рамках Солнечной системы, забацать. Умник обещал подумать, но и я мечтал приложить руку. В общем, сейчас объясню, какого рода проблема. И даже на примере Солнечной системы проще получится.

Допустим, у нас есть координатная сетка системы. Чтобы ориентироваться в ее пределах, она должна быть стабильна и неизменна. То есть нуль градусов широты и нуль градусов долготы всегда должны показывать одно место, одну точку пространства. Это необходимо, чтобы можно было мониторить конкретные точки пространства. Внутри системы координат летает, например, Марс. У него, соответственно, координаты в рамках нашей системы будут меняться. Это понятно. Но когда я надумаю прыгнуть на него, я не хочу, чтобы его координаты у меня прыгали, как сумасшедшие, я хочу, чтобы они были стабильны. Это возможно сделать – взять просто привязку к небесному телу без учета прочего пространства, но тогда получатся две системы позиционирования. Или две координаты. А внутри Марса начинает работать уже своя подсистема позиционирования. Вот… То есть нежелательно отрываться от первой координатной сетки. В общем, фигня, но что-то стал я мутить-крутить. Хотя бы сделать стабильную сеть – уже хорошее дело, а это не очень получалось в рамках даже Земли. Нужна стабильная точка отсчета, а ее-то и нет. Даже относительно земного ядра все слегка, но плавало. Просто все на Земле движется и меняет свою форму. Что-то медленнее – годами и столетиями, что-то быстро – в течение дней и даже часов. Магнитные полюса тоже не очень стабильные, хотя и долгоиграющие. Зато могут довольно быстро провернуться и поменять местоположение, а потом снова успокоиться. В результате все-таки пришел к выводу, что периодически придется делать перерасчеты, но с получившейся у меня системой довольно редко – с периодом в десятки и сотни лет. Причем в автоматическом режиме инфосервера – все равно его нужно на поддержку сети вешать.

В результате создал примерно следующую систему. Каждый квадратный километр Земли был просчитан, с него сняты характеристики, на месте съема информации в пространстве сформирован инфомагический датчик, который я привязал (вернее, он автоматически генерировался и привязывался) к инфосерверу, который, в свою очередь, был привязан к земному ядру. Ну, это исключительно для того, чтобы при необходимости его быстро найти. Так-то в инфосети пространство не важно – фактически инфосервер может и в другой галактике находиться, но через инфосеть – совсем рядом. В датчике реализовывался механизм повторного съема пространственной характеристики и еще кое-что (об этом – дальше). Опять же точкой отсчета взял ядро Земли. Она хоть и плавала слегка, но это позволяло от чего-то оттолкнуться и фиксировать положение датчика. Кроме того, внес дополнительные точки привязки, пусть менее надежные, а именно – магнитные полюса, кое-какие горные массивы, а также объекты, часто, но вполне предсказуемо изменяющиеся, – Луну и Солнце, что позволяло довольно точно позиционировать в пространстве эти датчики, ну и, соответственно, пространственные характеристики. С пересчетами инфосервер не то что справлялся – у него условный процессор по этой задаче просто на нуле стоял. Алгоритмы частично сам разработал, а местами повыдергивал из местных программных комплексов, завязанных на позиционирование, ну и из прочих геологических и космических систем немного добавил. Можно было бы привязаться к реально существующим земным вычислительным системам или к тем же спутникам, но это короткоживущие структуры: часто обновляются, заменяются, улучшаются. Так что обязательно наступит момент рассинхронизации. Поэтому лучше самому все делать, на своих системах, способных существовать тысячелетиями.

Всего понадобилось около полумиллиарда точек-датчиков. Все они создавались на уровне нескольких метров от земли и около сотни метров – над поверхностью морей и океанов, чтобы компенсировать их «дыхание». Дополнительной функцией датчиков было по команде раскидывать вокруг себя из единого центра кучу вспомогательных датчиков для более детального съема информации, чтобы покрыть тот квадратный километр, за который они отвечают, более плотной сетью – это на случай, если мне понадобится, например, прыгнуть в зону контроля данного датчика.

А вот сейчас происходила привязка к данной сети уже известных мне координат, которые я снимал ранее без ее учета, плюс разного рода проверки с конкретными характеристиками произвольных объектов в зоне действия датчиков – расхождения, константы, привязки, зависимости и прочие сопутствующие, без которой сложно более-менее гарантировать точность системы.

Для чего еще нужна такая сеть? Не забываем, что каждый такой датчик постоянно снимает характеристики пространства, причем во всех диапазонах. И если задать фильтр по нужному диапазону, то, например, можно в режиме реального времени видеть движение воздушных масс по всей Земле. Это круто. Или поверхностные течения океанов, а если увеличить количество датчиков – то и на всю глубину. Ну и, естественно, движение любых объектов, хоть людей, хоть микробов – каждый из этих объектов вносит свои флуктуации в характеристики пространства. Надо просто их уметь вычленять. Мой инфосервер, кроме всего прочего, занимался и этим – забивал базу данных результатами анализа подобных флуктуаций.

Фух… Честно говоря, уже слегка поднадоело заморачиваться, поэтому сейчас решил сделать раз и навсегда. Ну или как минимум на долгий срок, чтобы не отвлекало. По крайней мере, с точки зрения ТРИЗ (Теория решения изобретательских задач – реально существующая система), я вроде бы сейчас отработал верно. Еще бы расширить все это на уровне Солнечной системы, вообще бы песня была! Впрочем, займемся как-нибудь, если Умник не подгонит свой вариант, то использую свой.

Умник тоже тот еще перец – личные интересы у него появились, увлечения. Вот попросил, чтобы я отпустил с ним Гавроша. Видите ли, у него возникла идея, что к Гаврошу прицепилась душа мыслящего существа, поэтому он и выдает такие интересные результаты. Про себя Умник, что характерно, так даже не подумал. Но я посмотрел на него «духовным» взглядом, то есть взглядом, способным «видеть» души, однако вроде бы ничего такого не заметил. Правда, я еще не очень хорошо в этом разбираюсь, что особенно странно звучит на фоне того, что мне удалось оживить несколько десятков людей и привязать обратно к новым телам их души. Но тем не менее это так. То получалось видеть души, то нет. То в виде людей, то как полупрозрачные облачка или затемнения в пространстве. В общем, то, что натыкал случайным образом, то и умею.

Сейчас они вдвоем шлялись где-то по Африке в давно забытых цивилизацией местах, а порой и там, где она никогда и не присутствовала. Американцам, к счастью, не хватало сил на расширение, и они в основном тихо-мирно существовали вдоль западной части Африки и вниз до ЮАР, которую тоже под себя в свое время подмяли, так что можно было не беспокоиться. По крайней мере, пока, а то, может, сидят такие тихони и снова управляют всем миром. Кстати, во время прошлого катаклизма основное черное население Африки выкосило тоже очень сильно. Чуть ли не полностью, хотя и остались племена, не сильно контактировавшие с цивилизацией. Ну а что? Своей системы здравоохранения нет, нет ни гражданских, ни особенно военных, чтобы в критической ситуации могли взять контроль в свои руки. А вирусные бури тогда над планетой бушевали значительные. Ну и не только вирусные. Я вообще не понимаю, как человечество выжило, да еще с таким хорошим балансом относительно нуля. Хотя привычка кипятить воду у землян неспроста появилась – видать, не впервой.

Забавно, что Умник засунул Гавроша в наш пространственный карман рядом с Кротом, но создал для него систему внешнего присутствия. Что-то вроде выносного датчика, посредством которого Гаврош полностью себя мог осознавать там, где находится этот техномагический прибор. Когда Умник хвастался им, мне лишь с большим трудом удалось не измениться в лице и с серьезным видом выслушать своего друга. Догадайтесь, как это устройство выглядело? Молодцы! Возьмите пирожок с полки. А если не догадались – положите пирожок обратно. Это была внешне почти полная копия браслета самого Умника. И Умник этот браслет таскал на своей руке, когда был в человеческом образе, а был он в нем практически постоянно, правда, меняя их периодически. Точно так же носил, как я его самого в свое время на Лунгрии. Это было и смешно, и вызывало у меня чувство недоумения и небольшой ностальгии. То ли Умник пытался быть похожим на меня, то ли это он так тонко меня подкалывал.


Пока это все крутилось вокруг, я сидел в кресле перед пространственным окном, из которого даже ветерок шел, несмотря на километры расстояний. Так вот, сидел и мял в руке кусок мрамора. Как пластилин. Этот эффект я случайно заметил, когда играл с попавшим в руки камешком и пытался рассмотреть его структуру. И что-то я там сделал, как-то на него воздействовал, что он потек у меня в руках, ничуть при этом не обжигая. Потом я долго пытался поймать это состояние, что вряд ли бы мне удалось без биокомпа вообще, и вот наконец у меня получилось стабильно делать такие вещи. Удивительно! Определенное воздействие на кристаллическую решетку минерала вроде мрамора, гранита или другого камня делает его пластичным как, простите за тавтологию, пластилин! У каждого минерала, конечно, свое воздействие, слегка отличающееся от другого, но все равно это просто восхитительно!

Разумеется, я сразу же кое-где заменил свои магические красивости – стены, статуи и прочие детали – натуральными материалами, благо найти их не составляло никакого труда, а уж телепортнуть – тем более. Муторно, правда, но ничего. Быстро справился, пока энтузиазм не угас. Зато теперь дом у меня – натуральный! Магией укрепил, но это даже упоминать не стоит.

Заметил, что при этом воздействии, как и при работе с душами людей, слышался какой-то звук. Или чувствовался. Вся кристаллическая решетка буквально вибрировала, когда становилась пластичной. Это навело на кое-какие мысли, и я попытался сгенерировать звук такой направленности, частоты и силы, чтобы заставить эту вибрацию проявиться без моего воздействия. Получилось, пусть и менее выраженно, в основном по поверхности или до глубины нескольких сантиметров. Значит, действительно можно звуковыми колебаниями менять свойства материи. Только какие же расчеты нужны, чтобы правильно все сделать? Ладно у меня есть такая возможность, а вот у других? У каких «других», вы спросите?

Да вот нарыл я в местном Интернете разную популярную литературу, и вроде как там писалось, что в прошлом люди умели мегалиты строить, меняя именно структуру камней. Не знаю, не знаю… Принципиальную возможность этого я определил, а вот как оно там, в прошлом, дело обстояло… Может, то инопланетяне были? Или дорогие мои атланты?

То же и со звуковой антигравитацией. Я могу поднимать довольно внушительные камни, генерируя под ними звук нужной частоты, направленности и амплитуды. Но что толку от этого? Прикольно, но не более того.

Что характерно, получалось это у меня только с камнем. Металлы почему-то не получалось «плавить» – то ли частоты не те, то ли сам металл не особо к этому расположен.


После происшествия в космосе я снова самоустранился от линии событий, а попросту говоря – отошел в сторону, с любопытством наблюдая происходящее. И кое-какие разговоры я отслеживал: и в доме сестры, и в разных иных местах, обнаруженных путем сканирования в астрале людей, интересующихся мною, и просто у разных чиновников, в том числе за рубежом. Прямо скажем, найдено таких было немного, ибо прямой интерес ко мне проявляло небольшое количество людей, остальные работали по абстрактному «мне», что не давало установиться астральной связи совсем или делало ее очень слабовыраженной. А из того, что происходит за границей, я вообще поначалу ничего не понимал – например, китайский язык совсем мне незнаком, пришлось на Крота ставить синхронный переводчик, и все равно сложно шло. Порой казалось, что эльфы и гномы и то понятнее, чем китайцы или другие нации на Земле. Наверное, чуть позже попробую поизучать земные языки путем прямой закачки в мозг, может, так более понятно будет чужое мировоззрение.

Тем не менее кое-что накопилось. Хотя в общем-то до меня у интересующихся персон дел было не очень много – у них там развернулись настоящие информационные войны между странами. Информация – это такое вещество, хуже воды, не удержишь в мешке. Обязательно прольется. Вот наши и путали врага, чистили информацию, отражали информационные атаки, генерировали фальшивые данные, встречались лично и удаленно, дезинформировали, что-то сдавали и прочая, прочая… Фактически в бой шли искусственные интеллекты, но под руководством людей – специалистов по информационной войне. Несмотря на всякие криптозащиты, дырки всегда находились. Как с нашей стороны, так и с их. «Их» – это в основном англы в Австралии, американцы в Африке, японцы, даже немцы вдруг вылезли из своей дыры в Европе, отделенной от нас широким поясом зараженных территорий, и стали интересоваться. Но и наши «партнеры» и «друзья» нездорово зашевелились, ибо когда твой брат, кем являлись мы, ведет с кем-то войну, пусть и информационную, а тебя в известность не особо ставит, то это подозрительно. Ну и общался я, конечно, кое с кем. Не без того.



Мы с Умником до поры не вмешивались. Он пока отслеживал всю эту хушбурмень, подбирая варианты внедрения в современные системы – как наши, так и чужие. Течение информационной войны отслеживалось нами в кабинетах людей, из их разговоров, перехвата локальных передач между ними, что тоже было не очень просто из-за квантовой криптозащиты. Обходили ее на этапе, следующем за расшифровкой, – Умник сумел найти какую-то техническую особенность УНИКов, где, подсадив плетения перехвата разного рода излучений и анализируя процессы, протекающие в материале вычислительных систем вплоть до атомного уровня, удалось получать качественную и очищенную от защиты информацию. Пока не всю, не всегда, но хоть что-то. И вряд ли кому еще, кроме нас, удастся провести подобный трюк. Пока же Умник продолжал этим заниматься, параллельно улучшая механизм захвата УНИКов, чтобы универсализировать его и сделать быстрым и простым. Думаю, лишним не будет. Параллельно он транслировал все свои разработки в новом формате напрямую мне. Это тот формат, который позволял компилировать и загружать знания напрямую в мозг – мы его уже активно тестируем на практике. Таким образом, я был в курсе всех разрабатываемых Умником методов и полностью их понимал, и даже иногда принимал не только руководящее, но и непосредственное участие.

На этом фоне и протоколы близкой связи между разными устройствами и УНИКами были пощелканы и написаны программки, которые я запустил у себя в биокомпе, а Умник – сам в себе (хе-хе). Это позволило мне, например, при необходимости напрямую связываться с любым другим устройством обычными земными радиоэлектромагнитными методами, если это было предусмотрено.

Как ни странно, появление корабля «Луч» на Луне в качестве станции вызвало больший ажиотаж среди наших, нежели воскрешение погибших астронавтов (чужие пока не в курсе). По крайней мере внешне. Сейчас, помимо всего прочего, шли официальные разборки российского правительства с англами, ибо стройка на Луне не была заранее согласована. Тем более такого масштаба. Просто раньше они договорились если не советоваться, то хотя бы заранее ставить в известность противоположную сторону о каких-либо действиях на Луне. Иногда возмущение одной стороны отменяло то, что хотела сделать другая, или заставляло значительно скорректировать планы. А тут на тебе! Отгрохали крутую станцию, никого не уведомив. И теперь Россию обвиняют в том, что корабль был построен специально, чтобы после просто поставить перед фактом англов и их союзников. Короче, там сейчас действительно идут крутые дипломатические разборки.

Но наши все равно довольны – очень удобно получилось. И корабль не пошел на свалку, и станцию получили круче всяких ожиданий и желаний – фактически компактный город для проживания большого количества людей. Подшаманить только чуток. Персонал нашей старой станции всем составом переехал в новую, обживается и разрабатывает планы ремонта и преобразования корабля. С Земли прибыли инженеры, рабочие. Навезли кучу роботов и приступили к работе. Старую же станцию теперь используют как внешнюю точку контроля и наблюдения.

По воскрешенным: власти или не поняли, что реально произошло, – а это крайне маловероятно, – или же решили пока взять тайм-аут, обследовать всех и только потом делать выводы. Разумеется, самим воскрешенным не говорили, что они умерли, а тех, кто видел процесс смерти или догадывался, что умер, убеждали, что они неправильно поняли, им просто показалось. Только некоторые были в курсе: те, кого невыгодно было держать в неведении или просто не получилось бы, да и удобно для двустороннего обследования. Капитан, Светка, безопасник и еще несколько человек из выживших и воскрешенных знали. Правда, у некоторых появились небольшие заскоки, но сестра говорит, что неопасные и вполне излечимые. Душевные травмы – они такие, не зря так называются, на душу действуют. Но самое главное – я не ошибся, когда решал, какую душу в какое тело засовывать. Вот то ли повезло, то ли действительно с полпинка понял, как правильно делать.

А психологи тут действительно крутые, не зря я их боялся, – почти всех убедили. Может, те, конечно, и не поверили, но внешне никак не проявили этого. Впрочем, у всех наших космонавтов стояли искины на УНИКах, так что не думаю, что кто-то расскажет кому-нибудь еще. Контроль? Ага. Но я до сих пор не сформулировал для себя, хорошо это в текущих условиях или нет. С другой стороны – не полностью зажатое общество, не тирания, не диктатура. Это было видно по тем людям, с которыми я общался, по отношению к окружающим странам и конкретно ко мне. И до сих пор я не очень понимал, как устроено это общество. Почему-то мне это и не особо интересно было. Может, потому, что я сам по себе? Ничего ни от кого мне не нужно. Даже если общение с кем-то и необходимо, то не настолько, чтобы страдать от его отсутствия. Хм, не несет ли это какие-либо проблемы для меня?


По болталке пришел вызов. Я про себя улыбнулся – еще кое-кто мне не давал закиснуть (шучу – закиснуть мне еще долго не грозит).

– Да, Тюшка!

– Привет! – Катя с любопытством вглядывалась в изображение за моей спиной.

А там сейчас было окно, ведущее в натуральную голубую лагуну. Нет, не так, а вот так: в Голубую Лагуну, если это кому-то о чем-то говорит. Наверно, девчонка что-то чувствует, если это не совпадение. Я только-только собрался туда сходить, проверить вновь открытое прекрасное место. Никак не могу насытиться красотой моей Земли. Несмотря на некоторые природные катаклизмы в недалеком прошлом, красивых мест не стало меньше. И что самое главное – многие из них потеряли свой цивилизованный лоск, присущий им в прошлом, некоторые так и не приобрели новых хозяев, а некоторые буквально поднялись из-под воды, вылезли, как подснежники из-под снега. А что-то – наоборот. Например, комплексы островов и полуостровов в районе Индонезии, Филиппин, Сингапура и Малайзии сильно изменили свою конфигурацию… М-да…

– Ух ты! Новое место нашел? – выдохнула она.

Я уже несколько раз таскал ее с собой «на природу». Иногда одну, но в последнее время все чаще с Сережей. И, похоже, это становится привычкой для них – так отдыхать, особенно в преддверии длинных каникул. Не сказать, что дети и сейчас сильно нагружены, по их же словам, хотя, на мой взгляд, информационный прессинг довольно серьезный. Однако, что удивительно, широко используются психологические методы активации памяти, работоспособности и интереса к учебе. В том числе сбалансированная система поощрений и наказаний. А это ведет к индивидуальному подходу к каждому ученику. Соответственно, виртуальные и реальные учителя, своя система подбора материала и так далее. При этом как-то умудряются заставлять детей общаться как виртуально, так и в реале, образовывать группы по интересам, взаимодействовать, находить друзей и, главное, не терять их, когда дорожки расходятся. Я, честно говоря, был несколько ошарашен стройностью системы современного образования. Никак не ожидал. Не знаю, как дело обстоит за пределами России, но тут вот так.

К лету нагрузка заметно снижалась, да и понятие «каникул» никуда не пропало, однако при желании дети вполне могли продолжать учиться. Это не частое явление, но и не редкое. И делается как раз для того, чтобы слегка снизить нагрузку в течение года, хотя она и так четко дозируется по каждому ученику в зависимости от его способностей и прочих условий. Потому и выходит, что ребенок может себе позволить в течение года более свободный график обучения. Ну а кроме того, летом активно работают системы детских лагерей, играющих огромную роль в сплочении детей. Всякие мероприятия, игры – с учетом знаний, интересов и психологических портретов. Просто красота! Катюха и Сергей позже тоже собираются отправиться в такой лагерь. Несмотря на то что сейчас можно из любого лагеря добраться до дома на такси, ставку делают на сплоченность и фактический отрыв от дома, на смену обстановки. Так что живут дети там, отдалившись от домашних, как и в мое время. У меня, правда, отрыв был по другой причине – и родители хотели отдохнуть от детей, и нельзя было мотаться туда-сюда из-за транспортных проблем, да и лагеря были совсем другими, не такими продвинутыми.

– Заскакивай, – кивнул я.

Девочка тут же воспользовалась приглашением и просто вошла в стену своей комнаты, оказавшись рядом со мной. Она теперь в любой момент и из любого места могла прийти ко мне домой, но обычно мы предварительно созванивались. Ее УНИК при переходе автоматически блокировался в плане выдачи своего местонахождения, а к сети переподключался через моего Крота. Так что она вроде как и на связи оставалась, но и непонятно где. С ее бабкой, по совместительству моей сестрой, мы договорились. А вот с ее мамашей, Светкой, у нас не сложилось. Ко мне она относилась сугубо положительно, но с подозрением, что меня весьма печалило. Как-то я не встраивался в ее мировоззрение, что ли. Аль Багдади вот сразу вызвал ее интерес, а я – нет. Впрочем, насколько я понял, у нее чуть ли не второй медовый месяц в разгаре, и она со своим мужем сейчас путешествует по разным необычным местам.

Генерал Орлов хоть и остался недоволен тем, что я отказался постоянно географически позиционировать себя посредством подаренного УНИКа с встроенным искином, но смирился, так как мне по большому счету было на это плевать. Сам УНИК я все же таскал с собой – стильная штучка, – только вот теперь он полностью подчинялся мне. Этот опыт подчинения был очень любопытным. Кроме того, я значительно улучшил связь с ним как с помощью генерируемых электромагнитных волн, которые он понимает, так и с помощью ментального взаимодействия (частным случаем коего является снятие и анализ мозговых волн УНИКом), а также используя магические плетения, внедренные в устройство. Собственно, над ним мы с Умником и изгалялись, прежде чем расширять свое воздействие на УНИКи других людей.

Первый визит детей в мой дворец произвел на них неизгладимое впечатление. Светлые мраморные, гранитные и прочие залы, уютная зелень, которую я кое-где высадил в экспериментальном порядке, с использованием архейских наработок (при виде подобного и эльфы бы от зависти позеленели), звуки природы, в каждом зале свои: где-то шум моря, где-то шепот леса или переливчатые трели птиц, где-то гул злобных порывов ветра, набрасывающегося на камни, или легкий пересвист бриза, колышущего траву степей. И все это сопровождалось соответствующими запахами – густой листвы, налитой ядреным соком, грозового озона, пыли степей и свежести морского прибоя. В принципе и современные электронные системы могли передавать запахи, и часто люди использовали настенные обои, транслирующие нечто подобное, но у меня качество все же было выше, запахи натуральнее, да и выйти можно было в приглянувшееся место.

Катя часто зависала среди моих деревьев, цветов и кустов и уже во второе посещение попросила кое-что поменять и поправить. Оказывается, она недавно заинтересовалась ландшафтным дизайном и всем, что с этим связано, и в моем доме ей стало интересно попробовать свои силы. Правда, пока она больше примерялась, что-то считала, рисовала у себя на УНИКе. Думаю, надо дать ей возможность полностью реализовать себя в этом деле, только хотелось бы, чтобы она использовала и магические прибамбасы в области растениеводства. Только как бы это устроить? Я пока не хочу влиять на девочку магически, ибо боюсь навредить, – у нее и так происходят непонятные процессы в ауре, а тут я своими сапогами. Я все еще надеюсь разгадать, что происходит. Непонятное что-то, не сталкивался я пока с подобным. Ладно, посмотрим еще.

Сергей же завис в зале, на стенах которого висели сотни видов разного холодняка. У меня один из датчиков, «оцифровывающих» Земной шар, оказался внутри самого натурального замка где-то в заброшенной части Европы – туда немцы еще не рискнули вернуться и, как я понял, договаривались с нашей службой очистки, чтобы они помогли… Нет, даже не помогли, а сдвинули их заявку в длинной очереди работ, расписанных службой, ближе к началу списка. Рук реально не хватало, а ведь денежный ручеек, текущий в страну за работу наших ребят в этой области, был довольно широк. В том замке ко мне действительно пытались прицепиться какие-то наниты, но им не повезло, а вот мне – да. Кажется, это все же был какой-то частный музей, посвященный прошлому Европы. И сейчас все эти образцы средневекового оружейного искусства были у меня. Я даже тот зал воспроизвел почти один в один, дабы почтить память людей, старавшихся сохранить историю.

Можно было, конечно, просто скопировать, но, судя по всему, еще год-другой – и железо окончательно бы сгнило; а так я его совсем чуток восстановил, просто чтобы экспонаты не выглядели рухлядью, немного укрепил да и повесил у себя на стенах, поставил доспехи вдоль стен и даже открыл проходы-окна в остальные части уже настоящего замка, правда, без реального доступа – все же играть с вирусами не стоит. Но старый замок, перемещаясь по многочисленным переходам в стиле математического абстракционизма, раскинувшимся в воздухе и даже местами пересекающимся, можно было осмотреть практически полностью – с каждого метра воздушной дорожки открывался свой вид. Хочу еще сделать переходы по принципу ленты Мебиуса и другие тропы, плавно перетекающие в стены и потолок, – все это с переменным гравитационным эффектом, чтобы можно было ходить по таким дорожкам, даже если они на потолке. Еще не сделал, пока просто раздумываю, как будет красивее и интереснее. Хотя в одном месте по дорожке, утекающей по кривой траектории в небо, несколько рыцарей так же клонились согласно дуге, на которой стояли. Для пробы делал, прикольно смотрится.

Так вот, Сергей просто завис на холодном оружии, а уж когда увидел мою разминку, то и вовсе пропал. Долго мялся и мучился, прежде чем решился попросить научить его. Я обещал подумать. Сначала действительно просто хотел его скинуть тому же Родомиру, чтобы поднатаскал парня, а затем задумался. Ведь есть же куча техник разного рода, правда, это мои мемокопии, и рассчитаны они на взрослого человека. У меня же возникла идея взять несколько боевых техник, поработать над ними, разбить на уровни, внедрить в пацана, и пусть он тренируется самостоятельно. Нужные знания он будет иметь и, главное, понимать, правильно он делает или нет.

Соответственно, когда все будет выучено, организм подтянется к нужной форме, он сможет сдать своего рода экзамен, причем принимать будет сам у себя. Если не сдал – тренируйся дальше. Сдал – открывается следующий уровень обучения. Эта задача уже решалась мною на Лунгрии для мальчика, у которого погиб отец. Но сейчас у меня больше возможностей, и можно сделать понадежнее и поинтереснее. Вообще, можно сделать магический тренировочный комплекс, который подойдет не только для ребенка…


– Можно Сережку позвать? – не оглядываясь, спросила Катя, завороженно глядя на лагуну.

Отсюда открывался отличный вид, вызывая непередаваемые чувства.

– Можно. Честно говоря, мне непонятна ваша чрезмерная тактичность. Говорил же: в любое время обращайтесь, да и просто заходите без предупреждения, – ответил я, вставая за спиной девочки и глядя поверх ее головы наружу.

Картинка слегка искажалась, проходя через ауру девочки. Там сейчас закручивались процессы, очень похожие на те, что начинались у нее же, когда она падала с дерева. Только причина сейчас была иная. К сожалению, ничем это не закончилось. Девочка вздохнула и повернулась ко мне.

– Просто непривычно еще. Он почему-то стесняется тебя, – просветила меня племяшка.

Я пожал плечами. Бывает. Тем не менее через пару секунд рядом с нами появился и пацан.

– Здрасьте! – поздоровался он.

Я хлопнул его по плечу:

– Здарова! Не хочешь с нами искупнуться в океанской воде под ласковым летним солнышком?

– С удовольствием, – серьезно ответил мальчик и вопросительно посмотрел на Катю.

Та ему кивнула. Наверное, о чем-то пообщались втихую.

– Ну, тогда за мной, – сказал я и вошел в телепорт.


Остров оказался совсем небольшим, зато густо порос пальмами, еще какими-то растениями, а по периметру почти везде тянулся пляж. Ну и несколько лагун радовали взор. Я немного искупался и расположился на берегу под пальмой, глядя, как радуются жизни дети, и параллельно занимаясь своими делами.

В одном потоке сознания я все же запустил процесс подготовки боевых знаний и умений для Сергея. Это очень интересная задача! Подобрал для начала одну технику работы с короткими легкими мечами – как раз ему под силу, и когда парень подрастет, она плавно перетечет в модифицированную технику уже под обычные мечи. Сразу решил ставить ему владение парными клинками. Обычно лучше все же одной рукой владеть, а второй – как помощником, используя дагу или щит. Проще и в средневековых условиях удобнее, да и в схватке в толпе надежнее, но, по нынешним меркам, щиты совсем не в тему. Собственно, и меч как таковой тоже. Но если поставить все на скорость, увеличение поражающих плоскостей в единицу времени, да и мечи сделать крутыми, чтобы и броню резали, то эдакий смертельный вентилятор даже для современных бойцов в боевых скафах будет непростым соперником. Хотя и щит тоже можно сделать, только специальный. Хм… Типа в комплект с мечами включить… Ладно, посмотрим. Тут, главное, не навредить организму. Поэтому все четко дозируем с самого минимума воздействия.




Я глубоко вдохнул теплый воздух, напоенный незнакомыми запахами. Эх! Хорошо! Когда бы я еще мог быть там, где хочу и как хочу? Все-таки возможность телепортации, когда ты в любой момент можешь просто сделать шаг и очутиться на другом конце планеты, заметно меняет отношение к окружающему. Особенно, как ни странно, в плане осознания того, что планета, оказывается, совсем маленькая! И если раньше, скажем, пожар в сибирской тайге меня бы не сильно задевал, живи я в европейской части страны, то сейчас это уже по-другому воспринимается. Вроде как совсем рядом происходит. Это смещение осознания у меня до сих пор потихоньку продолжается – все же не одномоментный скачок. Интересно, если землянам дать такую возможность, как сильно изменится их жизнь?

А вопрос-то занятный! Ладно внутри одной страны люди начнут прыгать. Но если просто по планете, то ведь реально теряется смысл существования государств! Если каждый сможет прыгнуть туда, куда хочет, жить там, где хочет, где легче, дешевле, приятнее, то как бы очередной цивилизационный коллапс не случился! В общем, надо подумать, стоит ли позволять это землянам. И подумать хорошенько, как обосновать свой отказ, – все равно они уже про телепортацию знают. Не все, но многие. Другие могут догадываться. Шило уже вылезло из мешка. И при таких условиях просто удивительно, что российская служба безопасности так качественно меня информационно прикрывает. Отслеживая СМИ, я пока видел только пару ироничных упоминаний о телепортации – в основном в иностранной желтой прессе. Будучи внутри событийного вихря, мне казалось, что обо мне уже все всё знают, но по факту мировую общественность всколыхнуло только неожиданное и быстрое создание новой лунной базы. Хорошо хоть я ее телепортнул за Луну, и уж оттуда она выплыла под очи наблюдателей. У астрономов-то все равно возникли вопросы: а как, собственно, она туда попала, ведь они бы отследили такой большой объект, когда он к Луне приближался, да и не были секретом координаты корабля (до его прыжка в пояс астероидов), но у обывателя это не вызвало недоумения. Зато само по себе событие неожиданно всколыхнуло мировое политическое болото. Кто бы знал почему… Все же я не местный и не ухватываю с полпинка последствий разных событий, способных повлиять на современное сообщество.

Глядя на веселящихся детей, я вдруг осознал, что в последнее время они не всегда берут с собой свои охранные РОКОМы. Не уверен, что генералу это нравится. Я бы вообще запретил без них ко мне шастать. Но факт остается фактом, и мне он не говорит ни о чем. Просто не укладывается в голове. Ну никак не может служба безопасности перестать следить за мной! Хоть так, опосредованно. Или, может, информацию с УНИКов детских снимают? А что, вполне вероятно. Пусть они и не отслеживают в режиме реального времени местоположение детей, а значит и меня, но потом-то могут проанализировать записи. Не думаю, что слишком сложно по каким-то особенностям местности понять, где происходят события. Тем более для современной техники. А вот за безопасность детей генерал вполне может быть спокоен – с таким монстром, как я, способным воскрешать людей, вряд ли что детям грозит.

Кстати, раз уж вспомнил о помощниках. Давно я не тренировался в големостроении. Песок как раз удобен в этом плане, хоть и сложнее для концентрации.

И передо мной песок зашевелился, закрутился аки живая материя. Появилась рука, вылезающая из-под земли. О! Что-то знакомое! Интересно подсознание работает. Через пару мгновений передо мной встала… Да, она самая! Та, с кем я выступал на Лунгрии и которая танцевала перед императором Оробоса и Кариной…

Очень четкая проработка деталей – горжусь собой! Последние крошки песка осыпаются с полей дамской шляпы, и образ приобретает законченную глубину и точность. Немного сбивала с толку песочность девушки, то есть фактура, но это же вызывало необычные ощущения восприятия. Ну-ка! Дадим-ка волю своему подсознанию через внешнее устройство голема, а внутри укрепим барьер, дабы воспринималось естественно и незнакомо.

– Слушаю и повинуюсь, господин! – Девушка присела в книксене.

Я несколько опешил и поковырял мизинцем в ухе.

– Хм… – Я только успел что-то промычать, как девушка выпрямилась и насмешливо улыбнулась. Серые песочные зубы в улыбке несколько сбивали с возвышенного настроя.

– А может, так лучше? – спросил голем, и несколько зубов осыпалось, оставив черные дырки во рту девушки.

Под смех голема я плюнул на землю. Кажется, это была плохая идея – дать своему подсознанию доступ наружу. Некультурное у меня оно, вредное. Да и голос откуда-то взялся, вроде я не заморачивался его создавать. Ну да ладно, так даже интересней.

Тем временем голем, или скорее девушка, резко развернулась, осыпав мое лицо песком, и медленно пошла к воде. Я снова сплюнул, теперь уже песок. Ну и ладно! Пусть будет как есть.

Наконец голема заметили дети и выскочили из воды. О чем-то с ним заговорили – я не стал подслушивать, хотя и так было понятно. Голем несколько раз кивнул в мою сторону, и дети тоже посматривали на меня. Потом неожиданно они все вместе бросились в набегающую волну. О как! Не растает ли песочная игрушка? Оказалось – нет. Голем даже плотнее стал, но и тяжелее. Только вот как он плавает? Вопрос! Тем не менее голем вынырнул из воды уже без «одежды», в легком купальнике, и наперегонки стал плавать с детьми. Все-таки я переборол ленивое дремотное состояние и пригляделся к происходящему. Ну вот! Говорил же я, что чудес не бывает! Просто те силы, что собрали голема из песка, частично перешли и на воду. Фактически сейчас голем состоит из двух частей – песочной и водяной. А что, хорошее решение. Ну и подсознание у меня все-таки вполне себе «умное»! Хе-хе…

Оп-па! Откуда тут акула взялась? Обгоняя детей, мой голем рванул навстречу приближающемуся хищнику. Тот тоже, увидев тень, направил свой ход в нужную сторону. Ну, так даже скучно! Голем буквально ввинтился в пасть акулы, и та резко пошла на дно. Уже мертвая. А попробуй поживи, когда внутренности перемешаны в фарш. Дети ничего не поняли, ну и хорошо. Они выскочили на берег и подбежали ко мне.

– А где Фемина? – спросил Сергей.

Катя тоже требовательно посмотрела на меня.

– Фемина? – удивился я. Забавное имечко выбрало подсознание. – Да вон выходит из воды, – кивнул я.

Дети повернулись и действительно увидели выходящую из воды богиню. И где она красок набрала, чтобы сделать цвет более естественным? Ведь сейчас она очень сильно походила на человека. Кажется, я понял – не зря акула утонула!

У Сергея глаза чуть не вылезли из орбит. А что? Красивая девушка, весьма сексапильная получилась. Ну и что, что из песка?

– Ладно, девочки и мальчики! – Фемина провела ладонями по своим бокам и подмигнула Сергею, отчего тот залился краской. – Пора и честь знать. Пока, увидимся еще! – Она помахала рукой, и вдруг налетевший ветер раскидал уже подвысохший песок, из которого она состояла, оставив на ее месте небольшой смерчик, играющий последними остатками голема.

А что, эффектно получилось!

– Дядь Ник! А что это было? – Катя повернулась и уставилась на меня своими сегодня ярко-синими глазами. Линзы, что ли, поставила?

– Голем. Обычный голем. – Я встал и оглядел горизонт. – Ладно, пойдемте домой или в какое другое место. Здесь вроде как шторм намечается.


Генерал Орлов

Вызов по УНИКу оторвал генерала от составления очередного отчета по горячим следам после внутренней мини-конференции, организованной для ограниченного числа службистов из совершенно разных структур, но связанных одним делом. Делом о Нике Админ Рутовиче, или о Никосе Курагендариусе Исисе. Или просто о Николае, шурине самого генерала. Имена некоторых присутствующих внушали уважение. Чего только стоит Кедров Виктор Сергеевич – министр иностранных дел или Кривошеев Семен Семенович из службы безопасности, о котором Орлов много слышал и даже уважал, хотя сам был выше подполковника по званию. Однако звание в современном обществе не всегда значит то, что важно. Например, уровень социальной значимости у него куда выше, чем у самого Орлова. Были еще братья Рощины, о которых многие знали хотя бы понаслышке, – ученые, чьи разработки лежали в основе многих современных достижений. Ну и еще много кто.

Но больше всего Орлова заинтересовал Андрей Иванович Кораблев – один из основателей современного государственного строя, ученый, сильный одаренный, куратор всего, что связано с развитием одаренных. Своего рода легенда в узких кругах. Лет ему было явно больше ста, да и ранние его работы датируются еще довоенным временем, однако выглядел он вполне себе молодо для своего возраста – примерно на пятьдесят. Мельком брошенный Кораблевым взгляд пробрал генерала до самых печенок, настолько он был явным и тяжелым чуть ли не физически. Видимо, зная о такой особенности своего взгляда, академик старался не смотреть ни на кого прямо. Самое примечательное во всем этом то, что встреча по какой-то причине была организована вживую. Это было несколько удивительно для генерала и, с его точки зрения, не совсем безопасно для присутствующих, но вряд ли можно считать организаторов конференции глупыми людьми, не учитывающими всех нюансов. Видимо, была причина.

Дело было долгое, разговор шел трудный, но выработку общего алгоритма действий все же выполнили. И, к радости генерала, вполне положительного: постараться расширить как внутрисемейные отношения Орловых, так и принять мельком высказанное предложение Ника о взаимовыгодных услугах. Естественно, никто теперь от него не отцепится, но такое удачное начало, без давления на шурина, Орлову нравилось.

Посмотрев, кто звонит, генерал хмыкнул – как говорится, на ловца и зверь бежит. Это был Ник. Сейчас он позвонил по обычному УНИКу, который, впрочем, никак не определялся географически.

– Привет! – За спиной Ника отображались белые колонны и какой-то зал, оформленный в стиле времен императрицы Екатерины.

Скорее всего, парень наложил фон для выпендрежа. Не удивился бы генерал, если бы там виднелась и давно отсутствующая в реальности Эйфелева башня.

– Взаимно, – кивнул Орлов. – Что-то случилось?

– Да нет, просто вспомнил кое-что… – Ник подергал себя за мочку уха. – Хочу вернуть вам тарелку инопланетную. Мне она уже не нужна, а в качестве извинения даю инопланетную аппаратуру с их базы в Австралии. Они там похищенных людей держали и, возможно, какие-то опыты проводили. Интересует?

Генерал вздохнул:

– Ну разумеется, интересует. Подождешь несколько минут? Мне необходимо согласовать этот вопрос и найти место, куда перекинуть все это.

– Без проблем. Кстати, вам повезло, что я ее перехватил. Это была подстава от инопланетян, – заметил Ник.

– Действительно? – Генерал откинулся на спинку стула.

– Ага. – Ник глянул куда-то в сторону и снова повернулся. – Похоже, они хотели узнать вашу главную тайну.

– Главную тайну?

– Угу. – Ник внимательно посмотрел на генерала и сказал: – Где у вас находится главная кнопка!

Орлов задумчиво промолчал, а на лице Ника появилось разочарованное выражение.

– Ладно, шучу. Просто искали, видимо, вашу лабораторию. Очевидно, вы ее хорошо заныкали, даже для них. Как только я поместил корабль в свою пещеру, пилот подал сигнал, и сейчас под мою лабораторию прокопались и сидят их другие аппараты. Наверное, ждут, когда туда придет начальство ваше или научники, чтобы взять их тепленькими.

– Интересно… – Генерал с начала разговора дал команду своему искину, который подключил к связи еще нескольких человек, знакомых или связанных с данной темой. Одного из них генерал даже и не знал.

– Думаю, если я выдерну оттуда тарелку, то и те просто уйдут. Могу перемешать их с землей. Могу их тоже повыдергивать в качестве подарка вам, – улыбнулся Ник. – Выбирайте. Ладно, вы там думайте, а мне пора. Кстати, Катюха с Сергеем со мной.

– Ты там поосторожнее! – Орлов скосил глаза и чертыхнулся: Катя снова не взяла с собой Гошу.

– Не беспокойся. – Ник понял состояние генерала и перевел картинку на темную массу рядом, возвышавшуюся метра на два. Она шевелилась и постоянно меняла свою форму.

– Что это?

– Думал, ты догадаешься. Это исследовательский РОКОМчик, который мне любезно подарили на корабле «Луч», – хмыкнул Ник. – По своим качествам и возможностям, насколько я понимаю, он сильно превосходит обычный РОКОМ типа Гоши.

– Угу, как и в стоимости. Раз эдак в десять, а то и в сто, – покачал головой генерал. – Разобрался, как с ним работать? Без УНИКа со специальным программным обеспечением это не выйдет.

– Спасибо, все в порядке, разобрался. – Ник посмотрел на слегка шевелящуюся за его спиной аморфную глыбу, и та вдруг пришла в движение, острые грани как бы стекли вниз, а сама она вытянулась и превратилась в безрукую статую Венеры. Точь-в-точь оригинал, только цвет подкачал – черный, в отличие от белого мрамора. – Хорошая штука. Даже местами лучше какого-нибудь голема, но и проигрывает ему кое в чем. – Ник задумчиво потер подбородок. – Надо будет еще потестировать и сравнить… По крайней мере, – встряхнулся он, – боевое программное обеспечение я в него закачал. Такое же, как у Гоши. Только со специфическими для данной серии РОКОМов особенностями.

Генерал даже спрашивать не стал, откуда Ник достал эти программы, – понимал, что тот не ответит. Однако возможности родственника явно растут. Как бы действительно это не привело к печальным последствиям.

Через некоторое время ему на УНИК упало сообщение от помощников – с координатами где-то на Камчатке, недалеко от действующего вулкана. Орлов мысленно усмехнулся, мгновенно просчитав ситуацию. Кажется, умники действительно нашли способ прятать важные вещи от инопланетного интереса. Просто вряд ли в текущих обстоятельствах наличие подземной лаборатории или склада под боком вулкана можно объяснить чем-то другим. И это в условиях, когда какие-то инопланетяне спокойно могли погружаться в лаву, – в недавно открытых для него источниках данных Орлов сам видел, как тарелки ныряют в жерло вулкана.

– Сюда сможешь скинуть? На глубину… Так… Ста метров. Там должен быть бункер или что-то вроде того.

– Минутку! – Ник отвлекся, но не на минутку, а на все пять. – Неплохо спрятались. Все, я уже туда скинул почти все, что было. Даже места не хватило. Если никто возражать не будет, я там рядом по-быстрому сделаю еще комнатку, куда остальное положу.

Орлов перекинулся взглядами с собеседниками и кивнул:

– Разрешение получено. Только поаккуратней там, чтобы снаружи ничего не заметили.

Ник пожал плечами и даже сделал вид, что зевнул:

– Да я вообще могу допзащиту повесить, чтобы усилить основную. Правда, надо будет мотнуться туда ненадолго, чтобы все точно сделать…

– Хм… Заманчивое предложение, но, наверное, потом. Обсудим тут все, подумаем и обратимся, если что. Пойдет?

Ник снова пожал плечами:

– Мне все равно. Ваше дело. Ладно, я тут в одно место сходить хочу. Если что – звони. Можешь на УНИК, можешь на болталку.

Орлов задумчиво посмотрел на закрывшееся окошко связи.


Ник

Легкие песчаные смерчики вдруг появлялись совсем близко, закручивали небольшую кучку белого песка и тут же бессильно роняли его, не в состоянии превратиться во что-то более значимое, чем маленький, сантиметров десять высотой, смерч. Но зато было их много. Странная роза ветров рождала такие вот причудливые образы. Здесь, на холмах, под тонким слоем песка еще прощупывался плотный слой иссушенной земли, глины и камней, а вот дальше, в низинах, властвовали глубокие, тяжелые пласты песка, заменившего когда-то плодородные почвы. Когда-то – тысячи лет назад.

Там из песка торчали вершины пирамид. Совсем небольших по сравнению с египетскими, но по форме сильно их напоминающих. Хотя здесь они были более вытянутыми. Впрочем, когда-то почти раскопанный древний город в Судане (вернее, столица одной из древних цивилизаций, существовавших на этой местности, кажется, Кушитской) – Мероэ, снова оказался под песком, как и это кладбище, на котором древние хоронили своих знатных жителей, способных оплатить постройку пирамиды. Здесь находилось несколько десятков таких пирамид. Разного размера, сложности и красоты. Впрочем, красоты особо и не было видно по причине сильной разрушенности некоторых памятников специфического зодчества, и даже там, где внешняя облицовка оставалась на месте, сохраненная под песком, наружу пробивался красный цвет глиняных кирпичей или блоков красного базальта. Давно я хотел попасть сюда, еще до Лунгрии, и даже интересовался этими местами. Но теперь все выглядит намного печальнее, чем на фотках и видео моего времени, когда почти все это было раскопано. Тогда вроде бы попадались и относительно целые пирамиды, но сейчас я их не видел. Песок снова взял свое.

Собственно, ничем эдаким пирамиды меня не привлекали, просто само место, память моего прошлого, ну и жуткий интерес к тому времени, повторно разожженный старым жрецом атлантов. Да, все это иное, но все равно интересно, и я хотел попробовать кое-что более глобальное из своих задумок.

– Как-то грустно здесь, – вздохнул Сергей, щуря глаза и часто моргая белесыми ресницами.

Катя смотрела вокруг из-под ладони. Не ожидали они, что попадут в пустыню сразу из моего дома. Легкий микроклимат я для них обеспечил, снарядив каждого маленького человечка специальным поясом, одной из задач которого было поддерживать определенный температурный режим вокруг тела. Но об этом позже – хорошую штуку я придумал и тестировал на детях. По сути, для них и делал.

Правда, про очки для них я сразу не подумал. Сам я хоть и мог изменить глаза, чтобы они не так сильно реагировали на яркий свет и излишне мощное излучение солнца, но это вызывало не очень приятные ощущения. Поэтому я просто формировал фильтр прямо по поверхности глазного яблока, не касаясь его. На ощупь не чувствуется, на глаза не давит, а на месте позиционируется небольшим плетением контроля. Правда, глаза при этом стали выглядеть полностью черными, без белков, и воспринимались неоднозначно. Детьми особенно – я им тут же установил эту игрушку. И даже дождался благодарностей от них. Хех – думал, они уже привычно воспринимают мои подарки, ан нет – пока еще ценят!

Игра с энергетическим и термобалансом своего тела вполне спокойно защищала меня от негативного влияния прямого солнца, хотя все равно голову пекло, поэтому я еще кое-что добавил в дополнение к поясам. Это выглядело как небольшие монетки из адамаса и для более удобного контроля плетений прилеплялось на лоб ближе к носу. У пользователя этого продвинутого устройства также формировались темные линзы перед глазами и специальный слой над головой и телом, фильтрующий излучение солнца, – это вдобавок к общему температурному балансу вокруг тела. У современного человечества тоже были продвинутые штучки подобного плана, но сейчас мы использовали то, что было под рукой, то есть меня.

Включив приборы, дети отвлеклись друг на друга, а я посмотрел на гигантскую черную статую за моей спиной. Это РОКОМ, созданный для работы в агрессивной инопланетной среде. Навороченное устройство. Вот захотел его потестировать. Мне все-таки удалось считать из астрала пакет информации об управлении РОКОМом, так же как найти места, где можно скачать пакеты управления устройствами вроде тех же роботизированных охранников или егерей. Там уже вместе с Умником мы пролезли на нужные сервера – конечно, физически. Через Интернет у нас не было никаких шансов. Ну а физически, значит, нашли где, внедрили нужные плетения непосредственно в железо – и дело сделано. Потом уже я, используя полученные навыки программирования искусственных интеллектов, что смог – проверил, что пришло в голову – добавил. Благо на тех серверах были именно исходники, а их мы и искали.

Дотронувшись до истукана пальцем, тут же отдернул его – тот изрядно нагрелся. Транслировав ему команду через переходник «биокомп-УНИК», заставил поменять поверхность на адаптивный слой. Истукан тут же побелел и местами даже стал просвечивать – там, где включилась мимикрия. И вообще, пора активировать такой же адаптивный алгоритм поведения встроенного искина, который я доработал. Сказано – сделано. Возникло ощущение, будто истукан получил команду «вольно» и стал оглядываться.

– Осмотрись вокруг на наличие химической, технологической и биологической опасности и активируй алгоритм защиты детей в первую очередь, – сказал я ему.

РОКОМ тут же подбросил что-то в воздух, и это «что-то» в виде небольшого шарика, с яблоко, взлетело метров на двадцать вверх и остановилось. Сам же робот просто нырнул в песок, на ходу вытягиваясь в червеобразное существо. Тяжелое тело двигалось на удивление легко и погрузилось в песок как в воду. После этого все снова застыло. Лишь иногда то там, то сям песок начинал ненадолго шевелиться, когда робот приближался к поверхности. Мне он транслировал совокупную информацию об окружающем. Естественно, ничего живого найдено не было, а медленно проявляющаяся картина подпесочного пространства точно повторяла то, что я сам снял буквально только что своими средствами. М-да… Все-таки местами я круче современных технологий. Других перечисленных опасностей тоже не наблюдалось. РОКОМ способен еще работать в тандеме со спутниками, которые часто вешают над исследуемой поверхностью, как и с другими системами наблюдения, но сейчас это по понятным причинам было или недоступно, или я запретил сообщаться со спутниками Земли.

– А зачем мы сюда пришли? – спросила Катя.

– Мне просто интересно.

– Я посмотрела в сети про это место – по фоткам нашла. Далеко мы забрались. Пишут, тут на юге Египта и севере Судана прокатилась одна волна израильских боевых нанороботов. Еще где-то здесь было несколько столкновений боевых роботизированных систем какой-то арабской коалиции с израильскими и американскими войсками. Не опасно нам тут находиться? Наших чистильщиков тут точно не было.

Сергей опасливо покосился на девочку и закрутил головой, будто высматривая опасность.

– Наноботы и вирусы через защиту, что генерирует пояс, не пройдут. Ну и не забывайте про медицинские медальоны на ваших шеях – с того света вытянут. Но все же, если что, специально не рискуйте, – предупредил я, пристально глядя на картинку, передаваемую наблюдательным дроном, которого выпустил РОКОМ. Кстати, надо бы имя ему дать, а то РОКОМ да РОКОМ! Пусть будет Ричард. И руки у него длинные, и выглядеть как рыцарь может. – А роботов тут, кроме нашего, нет.

Так вот, летающий дрон Ричарда заметил в десятке километров пятерых бедуинов, или как их там, в белых халатах и небольших тюрбанах, закрывающих почти всю голову и лицо, оставляя открытой только узкую щелочку для глаз. Они величественно восседали на верблюдах, неспешно и даже как бы сонно переставлявших ноги. Ноги кораблей пустыни. И направлялись они примерно в нашу сторону. За плечами у всадников висели какие-то ружья, определенно огнестрельные, а еще у каждого на боку крепилась сабля. Прикольное и давно забытое зрелище. Впрочем, пусть их. Еще далеко, да и не опасны они.

– Вы спокойно можете побродить тут, осмотреться, – сказал я и направился вниз к одной из пирамид, верхушка которой торчала из песка где-то на полметра.

Дети успокоились и тоже пошли гулять, впрочем, далеко не удаляясь от меня. Ну а мне надо было произвести кое-какие расчеты. И я вывел перед собой трехмерную схему местности над песком и под ним.


Рабах

Рабах внимательно изучал привычный покров пустыни, отмечая малейшие нестыковки или просто места, цепляющие взгляд. Любая незамеченная мелочь могла стоить ему и его спутникам жизни. В принципе эти места считались не особо опасными на «сюрпризы» последней войны, и людей тут практически не бывает, но на Аллаха надейся, а верблюда привязывай. Так говорит Даниял, а он очень умный, а еще Аллах был всемилостив к нему и одарил редким умением прозревать будущее. Слабенькое, прямо скажем, умение, но несколько раз оно сильно выручало, а может, и спасало жителей их деревни.

Один раз, когда Даниф собрался пересечь Серую Полосу и пройтись по южной части Египта (говорят, жизнь там течет почти такая же, как до войны и до того времени, когда небо дрогнуло и смялось), Даниял сказал, что нельзя, ибо там смерть, но Даниф не послушал. И, конечно, умер. Рабах видел, как недалеко от Данифа взметнулся небольшой шлейф песка, и он упал, рассеченный пополам. А потом буквально за один час от него ничего не осталось на песке. Даже бурнуса.

В другой раз он предупредил, что с юга придет человек и принесет на себе смерть. Поэтому его надо встретить задолго до деревни и убить. Издалека, не приближаясь. Так и сделали. И был чернокожий истощенный путник, бредущий под раскаленным солнцем, и убили они его издалека. Кто знает, был ли он заразным или нет, но плохого пока от слов Данияла не было. И еще было несколько ситуаций, о которых Рабах предпочитал не вспоминать.

В этот раз Даниял был очень возбужден, когда настаивал на далеком для неторговых целей походе Рабаха – аж пять ночных переходов. Дал подробную карту, чтобы обойти опасные места и зону контроля нескольких других деревень, встреча с жителями которых могла привести к нехорошему. Сказал, что Рабах сам поймет, что делать, когда достигнет цели. Но посоветовал внимательно наблюдать и потом рассказать, что видел. Хотел сам пойти, да старый больно – не выдержит дороги.

Странно это было, очень странно.

И вот появилось древнее место. Очень древнее. Не мумины – правоверные мусульмане – здесь жили, но все же предки. И место хоть и древнее, но неопасное, да и веет тут чем-то спокойным, умиротворяющим. Это и была их цель. Что Даниял хотел тут увидеть – непонятно. Они смогут тут пробыть не больше пары дней – просто еды не хватит. А главное – воды.

Рабах остановил своего верблюда и почесал ему спину с правой стороны от горба – ему там нравилось. Спутники сзади тоже остановились. Неспешно озираясь, Рабах на ощупь достал из холщового мешочка несколько мелких кусочков вяленого мяса и стал их по очереди рассасывать и медленно жевать.

Неожиданно из-за верхушки пирамиды, торчащей неподалеку из песка, вышла девочка и остановилась, глядя на них. Рабах замер с недожеванным куском мяса во рту. «Европейка, – подумал он. – Точно европейка». Вживую он их еще не встречал. Нет, они не были дикарями, и кое-какая связь с внешним миром у жителей пустыни оставалась. В основном односторонняя, наподобие старинных спутников, непонятно почему еще бесплатно транслировавших кое-какие информационные каналы на Землю. Да и пара старых приемников у них есть. Но все, что по ним показывали, было где-то там, далеко, и казалось сказкой. А тут такое. Торговцы, конечно, тоже захаживали, но такие же, как они, почти соплеменники и одной с ними веры.

Рабах молчал, и его спутники тоже молчали, ожидая, что решит их походный вождь.

Меж тем к девочке присоединился мальчик. Мелькнула мысль взять их с собой – пригодятся. Девочку – в наложницы или жены, пацана тоже пристроить. Но торопиться Рабах не стал: слишком странным был этот поход – в никуда, с непонятными целями. Путешественники медленно двинулись к детям, которые, к слову, совершенно не испугались их. Это тоже было странно, как и их одежда, не предназначенная для пустыни, – чего только стоят их непотребно голые ноги и непокрытые головы!

Приблизившись на такое расстояние, что стали видны лица детей, Рабах резко остановил своего верблюда, из-за чего тот недовольно крикнул и задрал голову. А остановиться было от чего – только сейчас Рабах заметил, что глаза детей отливают первозданной чернотой, а между глаз на лбу блестит металлическое пятно. А тут еще песок перед детьми взметнулся, и из-под него выскочила огромная, меняющая цвет и форму, фигура. Закрыв собой детей, фигура обрела стабильную форму и черный цвет. Рабах услышал, как его спутники загомонили, и, чуть повернувшись, увидел, как они упали с верблюдов и растянулись на песке в позе покорности.

Сам Рабах сумел удержаться от такого поступка, но главное – от постыдного желания обмочить седло. Он узнал это существо по картинкам, что как-то мельком видел. Это был египетский бог Анубис с вытянутой головой собаки, человеческим телом и прикрывающей срам небольшой накидкой. Мышцы существа перекатывались, будто жили своей жизнью, а взгляд светился неприятным красным светом.

Наваждение спало, когда из-за бога вышли недовольные дети, а мальчик даже пнул ногой Анубиса. Рабах посчитал, что вряд ли бог мог позволить такое обращение с собой, если только дети не являются теми, кому подчиняются сами боги. Тем не менее Рабах счел нужным и политически правильным слезть с верблюда, предварительно заставив того опуститься на колени. Он надеялся, что в его движениях дети и их спутник не увидят суетливости и страха. Утвердившись на ногах, Рабах обозначил поклон, проведя рукой по груди, и сказал:

– Приветствую вас, путешественники, на древней земле Судана.


Судан

– Что это с ним? – Сергей поглядел на девочку, но та пожала плечами:

– Да просто боится. Ты посмотри на нас: глаза черные, а Ричард пугает своими размерами и поведением. Кстати, ты включил переводчик в УНИКе? Прекрасно работает.

– И чего он хотел? – спросил мальчик, следуя совету и включая нужную программу.

– Поприветствовал просто, – пояснила Катя и посмотрела в ту сторону, где вдалеке виднелась неподвижная фигура дяди Ника. – Интересно, что он делает?


Ник

Так, похоже, объемная картинка готова. Передо мной крутилась трехмерная схема прилегающей местности за вычетом песка, в основном полностью закрывающего эту красоту. Пожалуй, можно начать первый этап.

Проверив пакет информации еще раз, отправил его ближайшему воздушному элементалю. Ничего сложного в нем не было, да и какие-то моменты уже были отработаны на Луне. Разве что конфигурация и цель были иными. И пока элементаль начинал потихоньку закручивать смерч, вбирающий в себя мешающий мне песок, я переместился поближе к детям.

И снова: при любой возможности – пробовать новое. Сейчас эта местность полностью в автоматическом режиме просчиталась, сформировалась мелкоячеистая сетка с координатами. Так что я просто посмотрел на Катю с Сережей, из посчитанной базы всплыли нужные координаты, и я спокойно телепортнулся к ним. То есть у меня теперь есть такой режим: в любом месте биокомп автоматом просчитывает ближайшие точки (где можно – просто снимает частотно-волновые характеристики, где нет – аппроксимирует по отлаженным алгоритмам, дополняя глобальную карту), и, по сути, получается, что я могу прыгать по ближайшей местности, просто выбирая взглядом нужную точку в пределах видимости (дальше – просто по карте). Ну это полкилометра примерно. Для постоянного использования в автоматическом режиме нормально, а на большее расстояние все-таки расточительно тратить вычислительные ресурсы. Надо будет – отдельно запущу уже по основной карте в следующем квадрате. Просто маленькая фуська, призванная привнести дополнительный комфорт.

Гости явно растерялись, когда я оказался рядом с детьми, и попятились.

– Не обижают? – кивнул я на них, оглядываясь на уже отчетливо видимый смерч.

Меня кольнуло воспоминание о Лунгрии, когда я впервые почти так же поднял в воздух большое количество песка, освобождая артефакт Дронта.

– Не, просто поздоровались и стоят смотрят, – отчиталась Катя.

Я обернулся и обнаружил довольно большой скрытый холм, покрытый песком. Здесь уже я сам с помощью воздушной магии расчистил его, обнажив каменную основу. Дал команду Ричарду, и он одним движением подхватил детей и пристроил их себе на плечи, которые тут же изменили форму и подстроились под тощие детские задницы – его размеры позволяли делать такие фокусы. Катя, как всегда, промолчала, хотя первоначально что-то еле слышно сдавленно пискнула, а вот Сергей не удержался и весело закричал:

– Э-ге-гей!

Я посмотрел на жителей пустыни, на их выпученные глаза и сказал:

– Сейчас тут будет неуютно. Вам лучше последовать за нами. Там будет безопасно.

Сказал-то я по-русски. Но вряд ли они поняли великий и могучий. Поэтому я просто ментально параллельно оттранслировал смысл своих слов плюс показал картинку холма со всеми нами, вокруг которого бушует песчаный смерч.

Кажется, они поняли и первое, и второе. По крайней мере, желание очутиться подальше от меня и этого места у них усилилось. Ну и прошелся я слегка в их ментальной сфере, сумев по-быстрому отфильтровать ответы на вопросы, кто, зачем и почему они здесь.

Хмыкнув, я телепортировался на холм, где уже обустраивались дети.


Рабах

Боги, духи и древние дэвы! У Рабаха путались мысли, и ему было страшно. Страшно находиться рядом с такими силами. Какими? Да такими, что способны поднимать в воздух песок, не сильно беспокоясь, что их засыплет, а еще перемещаться мгновенно. Молитвы не особо помогали. Во что же его втравил Даниял?

Рабах усиленно думал, как бы им убежать, не вызвав гнева этих непонятных существ, но тут их главный, а никем иным он не мог быть, буквально ворвался ему в мозг и передал свою волю – чтобы они двигались на холм, который он одним взглядом очистил от песка. Разве можно противиться такому?

Жестом призвав своих спутников следовать за ним, Рабах потянул своего верблюда в указанную сторону. Спутники, кстати, были испуганы ничуть не меньше, что Рабаха несколько успокаивало: это не он трус, это ситуация такая, что любой смельчак бы испугался. В любом случае выхода у них не было – песок, поднимающийся смерчем, таким огромным, какого Рабах никогда не видел ранее, просто засыплет их, пока они будут нахлестывать своих верблюдов.


– Интересно, а можно будет включить эти записи в сочинение «Как я провел лето»? – Сергей медленно крутился вокруг своей оси, записывая все на УНИК.

Девочка пожала плечами.

Тучи песка где медленно, а где рывком взмывали в небо, кружились, свивались в какие-то фигуры, закрывая небо и солнце. Потемнело. Мальчик, несмотря на полную уверенность в своей безопасности и малый житейский опыт, чувствовал, что они лишь песчинки перед этой силой, которую вызвал Катин дядька. И немного все же побаивался. Покосился на Катю, но та была абсолютно спокойна. Иногда он просто не понимал подругу. Порой ему казалось, что это не маленькая девочка, а умудренный жизнью старик. Ну вот как можно спокойно смотреть на то, что сейчас с ними происходит? Или когда их похитили – если бы не Катька, вряд ли бы он выдержал…


Ник

– Можно, – ответил я, появляясь рядом с детьми и успев ухватить слова мальчика. – По крайней мере, мое разрешение у вас есть. А дальше смотрите сами.

– А кто эти, которые на верблюдах? – спросила Катя, глядя на приближающихся жителей пустыни.

– Да местные. Почти оторванные от цивилизации. Египту не до южных территорий пока, эти же растеряли все свои технологии, тот минимум, что раньше покупали у других стран. Как-то живут, а тут у них есть кто-то вроде провидца. Он увидел нас, ну и послал своих посмотреть, – пояснил я.

– А ты что делаешь там? – Она кивком указала на стену песка, уже полностью закрывающую горизонт со всех сторон.

– Грандиозное зрелище, правда? – спросил я, с удовольствием оглядываясь. Да, ощущения непередаваемые. Только конфигурация бури нетипичная. Вокруг песок, и когда он сверху как крышкой закроет картину от спутников и других наблюдателей, можно будет продолжить. Разумеется, когда еще и почистит мне площадку. – Пока песок убираю. Потом увидите. Давайте присаживайтесь и угощайтесь. – Я повел рукой в сторону появившихся удобных кресел и стола между ними, на который легла известная детям скатерть-самобранка.

– О! Это вовремя! – потер ладошки Сергей, плюхнулся в кресло и тут же стал заказывать холодные напитки.

Тут и местные подошли. Я указал им рукой на свободное место чуть поодаль. Пусть обустраиваются. Мне они не мешают. Да и не выгонять же?

Те, косясь на то, как песок стекает с подступов к холму, что было очень похоже на отход воды при отливе, поспешили воспользоваться приглашением.

На самом холме ветерок лишь слегка трепал волосы детей и матерчатые одежды пустынных жителей, снаружи же продолжал набирать силу ураган. Верблюды нервничали, но местные заставили их лечь и как-то успокоили. Ну и я немного помог втихаря. Где-то полчаса понадобилось элементалю, чтобы аккуратно собрать весь песок с обозначенной мной территории, распределить его по периметру и сверху, заключив нас в своего рода колпак. Где-то двух километров в диаметре, больше мне не надо, – самые интересные пирамидки находились именно здесь.

Вот теперь было все хорошо видно. Сверху песок крутился не сплошной стеной, а так, чтобы свет все же проникал внутрь, но и чтобы хрен что можно было рассмотреть из космоса. Хотя дети сейчас ходят в инет через мой шлюз и у них заблокирована связь со спутниками позиционирования, понять, где они находятся, не очень сложно. Крот мне отчитался, что Катя производила поиск по изображению с камеры УНИКа, который, в свою очередь, отправлял отчет об активности еще на пару других серверов, которые Крот автоматом взял на контроль. Скорее всего, это сервера безопасников. В общем, сложить два и два несложно: как Катя нашла по картинкам место нашего расположения, так и они найдут. Значит, смотрят сверху сюда, непременно смотрят. Я бы смотрел. Но фиг что увидят. И это радует. Хотя кому я вру? Дети-то запишут, а я не хочу им запрещать или сильно вмешиваться в их УНИКи. Так, делаю вид, что не люблю подглядывания, чисто ради порядка, чтобы не выбиваться из образа. Ну и: сделал гадость – на душе радость. Пусть тренируются. В астрале тоже замутил бурьку, помня о недоразвитых наблюдателях из службы безопасности, но осторожно – мне еще понадобятся его возможности прямо сейчас.

Но света все равно хватало. Серо немного, как осенью под тучами, а мне даже нравится.

– Если не хотите пропустить интересное, то айда за мной! – Я поднялся в воздух и полетел в примерный центр расчищенной площадки.

Дети быстро сориентировались, и за их спинами развернулись стрекозиные крылья, что я им раньше подарил, то есть они были в курсе, как пользоваться ими. А в новом поясе я реализовал тот же функционал.

Пока мы двигались, я вышел в астрал, в свой домик, к этому моменту уже достаточно укрепленный и даже, надеюсь, опасный для некоторых враждебных сущностей. И оттуда запустил заранее приготовленные поисковые глифы. Задал привязки, параметры, немного проконтролировал начало работы… и все. Осталось только ждать.

Я остановился, и минут пятнадцать мы молча висели на одном месте. Дети не лезли, понимая, что лучше не мешать, а я контролировал работу системы плетений визуализации и иногда кратковременно выскакивал в астрал, чтобы уточнить работу глифов или скорректировать ее.

Наконец пошли первые результаты.


Рабах

Сначала Рабах еще размышлял, почему именно его Аллах выбрал для встречи с этими странными существами, но потом просто сидел и смотрел, что происходит. Темные стены песчаной бури отстояли от них совсем недалеко. Казалось, протяни руку – и коснешься двигающейся песочной стены. Но одновременно их вид вызывал внутреннюю дрожь: Рабах знал, как беспощадна может быть буря, перемещающая большие массы песка. Попадешь в эту стену – и хорошо если вообще жив останешься, можно остаться без кожи или просто задохнуться. Земля подрагивала. Совсем незаметно, но отчего-то в груди чувствовалось. И тихий-тихий шепот миллиона песчинок, прорывающийся иногда через мерный гул воздуха.

Мужчина с детьми – все-таки они, наверное, были людьми, поразмыслив, решил Рабах – взмыли в воздух и отлетели поближе к пирамидам, туда, где несколько из них находилось довольно близко друг к другу. А бог Анубис, скорее всего, был чем-то вроде машины. Рабах видел похожие по информационному каналу, куда иногда заглядывал, только не сразу сообразил. А как сообразил – слегка успокоился. И он остался здесь, вероятно, контролируя их. Ну что ж, совершать необдуманные поступки Рабах не собирался.

Тем временем в воздухе стало посверкивать, пирамиды и почва то наливались яркими цветами, то снова становились серыми и неприглядными. Порой казалось, что внизу между холмами кто-то ходит, но стоит присмотреться, как этот «некто» исчезает. Вот вроде бы глаз ухватил высверк зелени, но взгляд не успел сфокусироваться, оставив в ощущениях мучительное цветовое послевкусие изображения пальмы или другого дерева, у которого растительность находится в верхней части. Через минуту Рабах чуть не подпрыгнул, когда холм, на котором они сидели, вдруг оказался не холмом, а шевелящейся кроной другого раскидистого дерева, и даже не одного, а небольшой рощицы из четырех-пяти деревьев, которые переплелись ветвями.

Уцепившись руками за землю и поняв, что уже привычная твердость под седалищем никуда не делась, Рабах перевел дух, оглянулся и увидел такие же испуганные лица соратников. Зато верблюды дрыхли. Наверное, это тот мужчина их усыпил, предполагая такое развитие событий или же вызвав его.

Тут дело стало явно двигаться быстрее – пирамиды посвежели внешним видом, разрушенные – почти все восстановились, хотя сквозь свежую пелену реальности и проглядывали старые отвалившиеся куски. Теперь появляющиеся объекты не спешили пропадать, но иногда некоторые рывком меняли свой вид: то дерево станет больше или, наоборот, вернется в годы своей молодости, то вдруг из-за пирамиды выйдет процессия людей, смутно напоминающих кого-то, то их пересечет другая процессия, не замечая тех, сквозь кого они проходят. И только когда Рабах увидел, как несколько десятков мужчин строят пирамиду, он понял, что видит прошлое. Очень далекое прошлое. И это были его предки. Может, конечно, они были другого племени или это были пропавшие колена их рода, а то и просто чужаки, но они жили на этой местности, напитывали дух земли своими мыслями и желаниями, частичка которых должна была передаться потомкам этой земли, хоронили тут своих умерших и надеялись на светлое будущее для своих детей. Так что да, это их предки.

Рабах встал. За ним молча поднялись его спутники. Наклонив голову и прижав правую руку к сердцу, он стал что-то шептать. Потом, не прерывая своих слов, шедших из глубины сердца, житель пустыни поднял голову и продолжил впитывать разумом открывшееся ему прошлое, чтобы рассказать своим, как все было, и не переврать в описании.


Ник

Ух как я рад, что все получилось! На самом деле я действительно хотел вытащить в визуальный ряд все, что можно было раскопать из прошлого этой местности. Астрал – это, конечно, хорошо, но когда воспринимаешь своими глазами, психологически это более достоверно. Да и детям показать хотелось.

Если в двух словах, то я начал доить астральную память данной местности, очищать и преобразовывать данные в обычные иллюзии. Собирал информацию дискретно по времени за определенный период. Поэтому все тут наложилось и стало напоминать восточный базар, где люди толпами ходят друг сквозь друга, одновременно строят пирамиды, в которых тут же кого-то хоронят, ремонтируют их, те разрушаются, строятся новые… и так далее. Зато виден весь исторический срез того периода, и можно даже его, как в компьютерной программе, редактировать: какие-то участки времени растянуть, из-за чего не попавшие в этот период люди и строения исчезали, или, наоборот, ужать, увеличивая информационную плотность. Вот почему-то звуки сложнее оказалось передать, но тоже справился. Только, в отличие от изображений, звуки не распространялись дальше нескольких метров от своих источников. Иначе тут получился бы базар. А так – чинно все, благородно. Конечно, не все просто было, особенно астральные глифы создавать, но, судя по результату, вроде бы удалось.

Здесь в то время не было пустыни. По крайней мере, песков. Да и деревья кое-где были, и даже какие-то рощицы, трава, а судя по растительности, освещению и тому, как чувствовали себя люди в этой местности, климат был явно мягче. Не видно было, чтобы они потели от жары.

Так мы и перелетали от одной кучки людей до другой. Опускались рядом, смотрели на лица, слушали голоса. Дети даже пытались кого-то потрогать – Сергей увидел девочку и хотел дернуть ее за косичку. Конечно, безрезультатно, а вот Катя шикнула на него и посмотрела так укоризненно, что вогнала мальчика в краску. Честно говоря, я почувствовал натуральный эмоциональный аурный посыл от нее с небольшими ментальными наслоениями. М-да… Не совсем то, что я раньше наблюдал, скорее даже как раз из моей епархии, но все равно интересно. Может, попытаться из нее сделать мага? Только какой смысл? Обычной магии тут нет, а инфомагия… Уже проверил: те сложные энергоинформационные структуры, предположительно отвечающие за владение магией, у нее так же заблокированы, как были они заблокированы у меня.

Тогда Умник их раскрыл, но сейчас, разбираясь с этим с высоты своих знаний, я четко вижу и понимаю, что Умник меня спокойно мог просто-напросто убить этим действием. Вот реально, там ведь не только раскупорка идет, но необходима перестройка кое-каких подсистем, чего Умник не делал, но мне просто повезло – устойчивый я оказался в этом плане. Да и вообще, многих вещей я там не понимаю до сих пор, так что ни за что не взялся бы за это дело. Во всяком случае сейчас. Ну и рисковать ребенком – даже мысль такая выводит из себя. Вот убить какого-то врага – легко. А просто взять и начать менять человека… Разве что врага, опять же? Чисто в виде эксперимента? Эх… Что-то мне не хочется со всем этим возиться.

А вот чародейство – это да. И штука мощная, и вполне можно людей раскачивать. Правда, немного урезанное оно будет, так как не смогут люди его усиливать с помощью маны. Но чистая псионика тоже подойдет. Тем более что ко многим ее проявлениям современные ученые подобрались, и даже обычные люди их используют. Все эти психотехники и мысленное управление УНИКами… Или взять тех же монахов… Тут можно будет подумать. Ну а больше меня, конечно, интересует вот эта непонятная фигня, что есть у Катьки, совершенно не укладывающаяся в известные мне рамки магии, чародейства и прочего…

Или вот тот же Сергей. Чем-то зацепил он меня. Вроде бестолковый, но кто в этом возрасте не бестолковый? Катька, наоборот, даже пугает своим ранним развитием, но все же это в пределах нормы. Может, взяться за пацана? Ну пусть не чистые чародейские навыки ему дать, а те же боевые. У меня в запасе есть аурные техники, тоже весьма неплохие. Особенно против простых людей независимо от их вооружения.

– Ну что, все отсняли? – спросил я детей часа через три, высматривая на своем виртуальном экране, не пропустил ли интересных моментов из прошлого.

Время пролетело как один миг, и дети, конечно, должны были устать, хоть и не скажешь по ним.

– Да. Получается, именно так тогда хоронили? А почему пирамид немного? За такой срок можно было до горизонта их понаставить. – Сергей недоуменно посмотрел на меня.

– Так только зажиточных хоронили. Ты посмотри на их одежду, – кивнул я в сторону очередной процессии. – У некоторых золота немерено, у кого-то лица раскрашены косметикой. Вон кого-то в паланкине несут. Причем украшенном не только золотом, но и каменьями. Пусть полудрагоценными, но все же.

– У египтян так же было? – Катя засунула большие пальцы рук в кармашки шорт и, покачиваясь с пятки на носок и обратно, прищурив глаза, с любопытством рассматривала проходящую мимо нее древнюю красотку с печальным лицом.

– Не знаю. Вот и посмотрим завтра. – Я окинул взором пространство и задумчиво сказал: – Только надо придумать, что делать со всем этим песком. Да и засыпать обратно не хочется…

Пирамиды практически все были разграблены. Остатки тел, конечно, в основном лежали на месте, но все ценное было выметено подчистую. Кстати, там ведь не только пирамиды строились, но и портики перед ними, каменные крытые площадки с каменными же скамейками. Красиво. До наших дней дожили только пирамиды.


Ага, «завтра» – хренушки там! Неделя! Неделю у меня заняло обустройство того, что я наворотил.

Впрочем, я и не торопился особо. Катя помогала, применяя свое проснувшееся дизайнерское чувство, Серега просто тусовался с нами заодно, ну и я начал его потихоньку готовить к бою на мечах. На ночь отправлял детей домой, думая, что на следующий день они не захотят приходить, но нет – как штык оба были тут. Приятно, что ни говори.

Да, попробовал я местных, как они на своих саблях, – чуть лучше, чем никак. Потом пришлось еще их кормить – пока мы здесь находимся, они уходить не захотели, а еды с собой много не брали, да и что это за еда? Мясо вяленое да вода. Ну и сухие лепешки. Единственное, в чем они мне помогли, когда я выбирал варианты, понимая, что это все достанется местным, так это ответом на вопрос, что для них самое ценное. Оказалось, вода. В принципе и так было понятно, но мало ли. Вдруг для них золото, например, важнее воды. Но все-таки вода. Люди оказались не особо мне интересными, и поговорить с ними было не о чем, но и не мешали. К тому же кому-то ведь потом надо будет смотреть за всем, что я оставлю тут. Хотя и смотреть особо не за чем, но мало ли…

Вообще, тут реально получилось чудо из чудес, стоит это признать. Внешние песчаные стены укрепились и образовали высокую стену. Почти под двести метров высотой – просто громадные, но слегка препятствовали прямому жаркому ветру пустыни, хотя с общей системой контроля и баланса это теперь не имело значения. Внутрь ведут четыре широких прохода – со всех сторон света. Стена изнутри уступами спускается вниз. На каждом уступе – толстый слой принесенной земли, на котором высажены кусты и деревья, специфичные для данного района, но там, где есть хоть минимум воды, то есть оазисные растения. А как все это летало, когда рассаживалось! Просто сказка про джиннов, та, где они строили за ночь замок!

Среди деревьев – множество озер, и несколько водоемов в самой долине. Откуда вода? Это интересный вопрос. Помните мой преобразователь материи? То есть с одной стороны входит объект, превращается в энергоинформационную структуру, транслируется на другую сторону, но претерпевает изменение по пути, а там уже льется чистейшая вода. Даже с солями нужными. Это было просто – взял воду, прогнал через свой механизм, снял параметры этого энергоинформационного пакета, ну и все, собственно. Объектом для преобразования стал лишний песок. Сначала он преобразуется в энергоинформационный пакет, затем – в матрицу воды, и все. Это не получение объектов по информструктуре, это другое. Ну а так как энергетическая составляющая у песка и воды разная, то и объем продуктов, конечно, разный. Ну и еще контроль, чтобы преобразовывался только песок, а то начнут людей переводить на воду. Хм…

Поначалу, пока не все было настроено, вода мгновенно выпаривалась. Ну и духота попервой наступила, когда все тестировалось. Но постепенно все выправилось.

Закрутил еще энергетику места, чтобы растениям комфортней было.

Далее работы только добавлялось. Перекрыть область легким пологом, регулирующим микроклимат внутри. Потом создать специальные насосы в виде хитрых воздушных плетений, загоняющих нужный объем песка издалека при уменьшении воды в озерах. Тогда над озерами проливался дождь, восстанавливающий водный баланс. Затем – оптимизация полога, чтобы песок, образующийся во время песчаных бурь, ну или просто приносимый ветром, проливался внутри уже на почву дождиком, освежая и увлажняя ее. После – контроль роста растений (здесь многое делала Катя, почему-то втихаря от меня советуясь с бабушкой и мамой Сергея – Ксенией. Стеснялась меня, что ли…). И наконец попробовали запустить в самые крупные пруды среднеазиатских рыб (специально метнулся туда, и оказалось, что Сырдарья еще на месте, и мне удалось выловить там довольно много разных особей). Но выживут ли – не знаю. По крайней мере, условия создали, а дальше как повезет. Некоторые озера сообщаются между собой, есть даже проточная вода в небольшой речке по периметру сверху и водопадик.

На все это повесил нормальный инфокомп, чтобы управлял тут. Физически привязал его к специально созданной каменной стеле посреди оазиса с понятными пиктограммами. Должен справиться, хотя и людской присмотр нужен. Ну, чтобы мусор убирать или поправить что-нибудь. М-да…

Может, конечно, это и странно выглядело – сделать подобное в том месте, где хоронили людей, но мне показалось это правильным, да и сам потренировался в масштабной стройке. Ну и местные не возражали, наоборот – были в восторге, особенно когда я сказал, что именно они будут тут главными смотрителями. С единственным условием – пускать внутрь всех согласно общим правилам, кои в виде иллюзии вывесил и у стелы, и снаружи у входов, обратно – не выпускать. Шучу. Блин… Сложно это. Всего не предусмотришь. А вдруг решат под себя все подмять? Или войны тут за контроль над оазисом начнутся? Блин… Дополнительно к инфокомпу повесил управляющий конструкт с целью контроля агрессивности окружающей среды. В случае чего всех двуногих внутри периметра ждет расстройство желудка, не проходящее до тех пор, пока уровень агрессии не спадет до фоновых значений. Фух… Все-таки слишком много контроля надо. Ладно, если что не так будет – пусть звонят российской службе очистки. Не знаю, с Орловым посоветуюсь потом. Ну и еще понаблюдаю какое-то время за этим местом, поправлю, если что не так. Может, действительно стоит специалистов позвать – вряд ли я все предусмотрел и когда-то все пойдет вразнос.

Эх! Я вздохнул полной грудью, оглядывая получившуюся красоту. Среди долины ровно стоят красивые пирамиды, прикрытые историческими динамическими иллюзиями. Между ними, а также между деревьями, беседками и лужайками ходят исторические люди. Можно даже послушать, чего они говорили или пели, посмотреть вблизи, как они выглядели, – кстати, довольно сильно внешне отличаются от прибившихся к нам местных. Но это меня не волнует от слова «совсем». Горизонт закрывает серо-зеленая стена, уступами спускающаяся вниз, а сверху иногда покапывает – это песчинки, проходя через мембрану полога, преобразуются в воду. Скорее всего, еще понадобится доводить систему контроля и баланса, но это все потом. Надо набрать статистику, хотя мой геологический инфосервер сильно помог мне в сложных расчетах и вроде как гарантирует, что система получилась устойчивая и стабильная. Причем без глобального влияния на общую территорию Судана. Ладно, посмотрим.

– Рабах! – крикнул я и помахал рукой, призывая нежданного помощника.

Вскоре прибежал буквально цветущий радостью араб.

– Мы уходим. Владейте. Условия вы знаете. Внутри не жить, только отдыхать, и не больше месяца на человека. Потом еще через месяц можно снова появляться внутри. Не больше ста человек одновременно. Все нарушения караются длительным поносом, так же как драки, войны и прочие столкновения. При этом запрещать посещать это место никому нельзя. Вы – главные тут, но не хозяева. У вас чуть больше прав и только. В том числе можете позвать на помощь кого-нибудь. – Я неопределенно помахал рукой в воздухе. – Или меня, или кого-то еще. Возможно, тут будут появляться мои друзья – им не мешать. Они будут появляться от центральной стелы. На всякий случай медальоны с включением экстренного режима безопасности, если кто нападет, у вас есть. Ну, вроде все.

Я снова огляделся. Катя вдруг шмыгнула носом:

– А можно будет появляться тут? Или приятелей приводить?

– Конечно. Только на всякий случай берите с собой своих наблюдателей типа Гоши. Я уже скинул вам в болталку координаты, чтобы вы сами могли приходить сюда при желании. Ну и на всякий случай – прежде чем перейти сюда, все же смотрите сначала, что тут происходит, в болталке есть такая возможность.

– Да, красиво получилось. И тренироваться тут приятно. – Сергей тоже с грустью смотрел на местность.

– Не переживайте. Еще надоест вам тут бывать. Ну а через несколько дней посетим-ка мы Египет! – Я в предвкушении потер руки. – Сходим в пирамиды.

– А нас пустят? Вроде бы они сейчас закрыты для посещений. – Дети с любопытством посмотрели на меня.

Я обвел рукой обновленное окружающее пространство:

– Как вы думаете, остановят ли какие-то запреты тех, кто умеет такое делать?


Рабах

Они так и не поговорили с незнакомцами и не узнали, кто они. Обращаться к ним Рабах не мог – что-то останавливало, а те на них почти не обращали внимания. Он даже подумал было, что так все и останется, но когда великое… дело… да, ДЕЛО, было завершено, пришелец, которого дети называли Ником, подозвал Рабаха и спросил, что он и его народ ценит больше всего. Рабах лишь на мгновение замешкался, сбитый с толку неожиданным вопросом, потом, почти не задумываясь, ответил. Ник улыбнулся, и Рабах понял, что ответил правильно.

Тогда Ник откуда-то достал кольцо из странного, как бы текучего металла, в которое с трудом можно было бы просунуть голову, и дал его Рабаху. Изнутри кольцо слегка туманило воздух, будто затянутое еле заметной пленкой. Пальцы спокойно проходили сквозь нее и ничего не чувствовали. Пока Рабах недоуменно крутил подарок в руках, Ник нагнулся и набрал горсть песка. Потом взял свободной рукой ладонь Рабаха, повернул ее так, чтобы удерживаемое кольцо расположилось горизонтально, и насыпал сверху песок.

Можно было бы сказать, что дальнейшее повергло Рабаха в шок, но на самом деле после всего увиденного ранее удивление было вполне умеренным, да и ожидал он чего-то подобного. Тем не менее подарок был бесценным, особенно для пустыни: сверху сыплется песок, а снизу вместо него льется вода. Такой чистой, вкусной и прохладной воды Рабах, пожалуй, никогда ранее не пробовал.

– Владей, – сказал Ник и хлопнул того сбоку по предплечью. – Твоему племени пригодится. И помни правила этого оазиса.

И Рабах низко молча поклонился, не в силах словами выразить свою признательность.


Биоферма

Солнце высоко стояло над горизонтом, освещая своими животворящими лучами красивейший луг, речку и рощу березок за рекой. Немногочисленные насекомые пролетали возле лица мужчины, сидящего на корточках и упирающегося руками в землю. Одет он был в сплошной светло-зеленый комбинезон, который постоянно менял оттенки и рисунок так, что с двадцати метров казался колышущимся на ветру зеленым кустом. Только светлые волосы выдавали прячущегося в нем человека. Прищурившись, он всматривался в землю и иногда быстро вращал глазами, что, несомненно, показалось бы странным, наблюдай кто за ним. Наконец мужчина оттолкнулся ладонями от земли и встал.

Кузьма выпрямился и с наслаждением потянулся, разведя руки в стороны. Свершилось! Сегодня начался выпуск пчел для освоения только что очищенной территории, а их мониторинг посредством нанороботов показал хорошие результаты выживаемости насекомых. Подготовленный два года назад участок зарос травами и превратился в красивый зеленый ковер, наполненный природными ароматами, гудением летящих куда-то шмелей и пчел из недавно привезенных и установленных ульев. Долгая работа по восстановлению земель завершалась, а им, чистильщикам, скоро предстоит переехать на новое место, оставив эту местность на попечение искина.

Еще через год эту территорию откроют для посещений, и тогда взрослые и школьники приедут сюда для корректировки биоценоза.

Отправив отчет по внутренней связи, Кузьма повернулся и пошел в полевой лабораторный комплекс, который выглядел как домик, построенный из свежесрезанной травы и зеленых веток.

Дверь автоматически распахнулась, и на фоне зелени мгновенно проявился светлый проем с мягким белым светом по периметру.

Пройдя внутрь, Кузьма поморщился: свежий запах смятой в руках травы исчез – автоматическая система контроля уничтожила все постороннее на теле Кузьмы, в том числе и запахи. Руки снова были чистыми, словно он и не работал на природе. А то, что попадало на слизистую – в глаза, в нос, а также в легкие и желудок, контролировалось специальными нанитами, способными справиться с несанкционированной микроскопической живностью как самостоятельно, так и с помощью выработки специальных вирусов-убийц. Конечно, накладно держать такой комплекс постоянно активированным, но зато с ним надежность системы безопасности стремится к девяноста процентам, а чистильщикам по-другому просто нельзя. Оставшиеся проценты относятся к неизвестным еще мелким тварям. Но обычно новые боевые разработки сюда, на старые рекультивируемые территории, не попадают, так что можно считать такие места для них, чистильщиков, относительно безопасными.

– Эх! Хоть домой не заходи, – пробормотал Кузьма, расстроенный тем, что приятный запах на руках пропал, и прошел в жилой отсек к синтезатору.

Приготовив себе большой кусок жареной рыбы, он с подносом уселся в любимое кресло у окна-монитора и стал просматривать новости на внутреннем экране, иногда общаясь с друзьями. Особенно его привлекла ссылка про атаку террористов на китайского министра обороны. Выглядело довольно фантастично: двое, мужчина и девушка, расправляются с целой толпой телохранителей, убивая всех, и раненый министр обороны Китая медленно превращается в камень. Погоняв картинку через свои анализаторы и поняв, что это не чья-то визуализация, он посидел немного и затем, разложив все по полочкам в своей голове, принялся за работу.

Открыв на внутреннем экране многодиапазонный редактор, он начал ваять сцену, наполняя создаваемые видеофрагменты своими переживаниями. Сцена была очередным продолжением космооперы, а его работа состояла в том, чтобы разбавлять ее сюжетные линии чувствами, дабы зритель, видя очередную сцену повествования, мог не только воспринимать визуально, но и ощущать все: от запаха до эмоций героев.

Свою основную деятельность в службе очистки Кузьма делил с другой страстью, вроде бы весьма далекой от нее: он был известным сценаристом симуляторной реальности, и его фильмы имели поклонников.

Такие видеоэмоциональные картины пользовались большим успехом у зрителей, которых увлечь рассказом не так-то просто. В отличие от того, как это организовывалось в прежние времена, сейчас зритель платит за понравившееся представление после, а не до просмотра. Ведь создавать картины благодаря технике может каждый: хочешь – снимай свои фантазии, хочешь – визуализируй историю, хоть свою, хоть чужую. Просто если ты делаешь это плохо, то никто не заплатит, а талантливый визуализатор получит очень много. Главными стали хороший сюжет и чувства, его наполняющие. Это раньше было просто: купил права на фильм – и получай деньги всю жизнь. Но потом правила изменились, и то, что прежде называлось пиратством, стало нормой жизни: посмотрел, понравилось – заплати сколько хочешь и рекомендуй друзьям. Больше всего, кстати, платили как раз сразу после просмотра понравившегося фильма, когда эмоции еще не успокоились, а мысли заняты сюжетом. А не понравилось – не плати.

Буквально из пустоты появились новые имена талантливых визуализаторов, и туда же, в никуда, исчезли многие именитые мастера. Музыканты пели вживую перед маленькими, по сравнению с прежними масштабами, аудиториями. Музыка тоже жила по новым законам. Те, кто умел хорошо петь, – пели, кто не умел – не пели. Композиторы продолжали сочинять мелодии, а поэты – стихи. Жизнь кипела.

«Наверное, по-настоящему талантливые люди своим талантом обязаны подключению к информационному полю планеты, что позволяет им пальцем попадать именно туда, куда надо», – думал Кузьма. Было это со многими творцами до него, будет так и после.

Сейчас Кузьма, пользуясь найденной в сети съемкой гибели от рук триады министра обороны Китая, писал сцену, где главный герой, получив силу и найдя таинственный космический кристалл, спасает друзей и красивую героиню из лап триады, сотрудничающей с англами и инопланетянами. Идеи сцены были эпическими, но сюжет боев не тянул на грандиозные битвы, и это тяготило Кузьму. Он уже записал довольно много вариантов сцен, но они не проходили контроля его внутреннего «я» – сурового цензора и критика.

В расстроенных чувствах от трудно идущего процесса визуализации Кузьма позвонил сначала Ленке – напарнице по съемкам, а затем Родомиру, которого знал довольно давно, так как, увлекшись видеоэмоциональными картинами, он прошел у мастера обучение бою как с холодным оружием, так и без. Ибо тяжело, не зная, описывать гамму чувств новичка, впервые взявшего меч, и самый первый настоящий бой, когда от напряжения дрожит буквально каждая клеточка организма, пальцы до боли сжимают оружие, а пот уже течет по вискам, мешая и зля. Тогда ему это удалось, а выраженные им чувства и эмоции разлетелись среди других создателей фильмов, которые отдельными кусками использовали их в своих создаваемых мирах.

Позвонив Родомиру, Кузьма пожаловался на отсутствие достаточных впечатлений и творческий застой, на что тот, рассмеявшись, обещал снова погонять его мечом, после чего обычно Кузьма вновь набирался творческих сил.

В этот раз, если повезет, у Родомира будет интересный гость, которого Кузьме нужно не пропустить, если он хочет новых впечатлений. Поэтому пусть он, Кузьма, приезжает скорее, а то может и не успеть.

Чистильщик собрался довольно быстро, ибо всегда был легок на подъем, постоянно участвовал во всяких сомнительного рода экспедициях или просто работал на станциях по биоочистке, где всегда что-то происходило. Отправив сообщение о том, что ему требуется время на отдых перед новым фронтом работ в службе очистки, Кузьма вызвал служебный транспорт и отправился в Новосибирск, а оттуда к Родомиру.


Родомир встретил Кузьму как родного, ведь тот был лишь немногим старше его сына. Да и карьеру Кузьма начинал тем, что снял его образ в своем первом и сразу ставшем популярным средневековом фэнтези с боями на мечах.

– Проходи. – Родомир приглашающе махнул рукой и повел гостя куда-то в боковую дверь, вместо того чтобы, как обычно, усадить в гостиной. Пока шли, негромко пояснил: – Меня навестил очень необычный человек. Он собирается решить проблему Алексея со спиной нетрадиционными методами. Как раз посмотришь.

– Неужто есть кто-то, кто круче нашей медицины? – удивился Кузьма, следуя за хозяином. Только успел на ходу бросить свою сумку в прихожей.

– Вот и посмотрим. – Родомир слегка дернул плечом – это показывало, что хозяин находится в легком замешательстве. – Ходят тут между своими кое-какие шепотки и непонятные намеки.

Коридор вывел мужчин в заднюю часть жилища, и через длинный коридор, примыкающий к дому и построенный из переплетающихся древесных ветвей, они прошли к большому и тоже созданному из растений и веток домику. Конечно, это не зимнее жилье, но с учетом использования определенной техники в нем можно с комфортом проживать довольно длительный, до года, период времени. Да и в холода при необходимости там можно находиться, но Родомир к зиме обычно эту пристройку консервировал. Кстати, когда Кузьма оставался у Родомира, он как раз предпочитал жить в этом довольно просторном и уютном домике, воображая, что находится в гостях у фэнтезийных эльфов, а себя представляя ушастым принцем.

– Я просил его не начинать без меня, хочу полностью быть в курсе происходящего, – Родомир открыл деревянную дверь и пригласил Кузьму внутрь, – так что мы ничего не упустим.


Ник

Неожиданно на меня вышел Родомир. Показательно то, что позвонил он на номер УНИКа, выданного мне генералом Орловым, этим, собственно, не скрывая, что имеет или отношение к спецслужбам, или определенные связи с ними. Впрочем, данный вопрос не поднимался, а Родомир сразу взял быка за рога, затеяв разговор об Алексее и его беде. Это не сильно меняло мои планы, ну разве что слегка сдвигало их, но день-другой туда-сюда для меня особой роли не играет. Предупредив Катю с Сергеем, что очередное путешествие пока откладывается, отправился к Родомиру.

Найти местообитание современного мечника не составило никакого труда. Что я, свои инфомагические метки не найду, что ли? Точных сроков я не называл и, когда открыл окошко во двор, нарвался на его тренировку. С полчаса смотрел, анализировал. Понятно, что тренировка – это совсем не показатель возможностей человека, но было интересно. Механика движений, течение энергетических потоков в организме, изменения в его ауре, а также работа моей кратковременной интуиции для выстраивания общей модели техники мастера, – все это увлекало.

В какой-то момент оглянувшись, Родомир заметил меня и кивнул, опуская учебные мечи:

– Давно наблюдаешь?

– С полчаса.

Мечник снова кивнул, больше себе, чем мне, и пробормотал:

– Да, где-то так по времени я почувствовал чужой взгляд. – И тут же продолжил, подойдя и протягивая руку: – Алексей у меня отдыхает в домике для гостей, ему неожиданно стало плохо. Я хотел было врачей вызвать, но он сказал, что этот приступ ничем не отличается от предыдущих и смысла особого их вызывать нет, если ты выполнишь свое обещание. А если не получится, то можно и к врачам, как обычно – подлатают за день-другой, и до следующего приступа через месяц.

Я наконец огляделся. Это было что-то вроде поселения, где дома располагаются метрах в двухстах друг от друга. При этом аккуратные дорожки соединяли все эти дома, а в промежутках было много зелени, так что иногда казалось, что находишься в лесу, хотя лесок этот был весьма и весьма облагорожен, если и не специально высажен. Сам двор у Родомира был тоже довольно большим: хватало места и для летней тренировочной площадки, и для закрытого зала, и для кузни (запах железа и еще чего-то кислого даже отсюда учуял), а также для отдельной кухни, собственно дома и прикольной пристройки, в которой издалека я видел ауру Алексея.

– А у тебя тут уютно. – Мы медленно шли к домику.

По пути Родомир кинул мечи в специальную корзину.

– Да обычно, – пожал плечами мечник. – Сейчас ведь почти везде так, если это не городская агломерация и не крупный город. Ты лучше скажи, что тебе понадобится?

– Да ничего особенного. На месте определимся, но что-то мне подсказывает, что проблем не будет. Впрочем, лучше сначала посмотреть.

– Хорошо, – согласился Родомир, правда, слегка скептически выгнув бровь. – Присутствовать можно?

– Разумеется, тут никаких секретов нет.

– Отлично! Тогда без меня не начинай, хорошо? И еще… Можно кое-кто поприсутствует тоже?

Я заинтересованно повернул к нему голову:

– Врач, что ли?

– Да нет! – отмахнулся Родомир. – Просто давний знакомый из службы очистки, писатель. Как раз сейчас в гости собрался. Да и Алексея он знает.

– Необычное сочетание – чистильщик и писатель, – хмыкнул я.

– Вполне обычное, – возразил мечник. – Я, например, кузнец, а еще картины в старом стиле малюю. Красками. И, как говорят люди, кое-каких результатов добился. А еще, к слову, кулинар я не из последних, – с гордостью поведал мужчина и несколько смущенно погладил бороду. – Потом угощу кое-чем.

– Отлично, – кивнул я. – У меня тоже найдется чем удивить из кулинарии. Сам не особо готовлю, но кулинарные изыски, очень редкие или даже неизвестные, показать смогу.

– О! Было бы прекрасно! – Родомир потер руки. – Ладно, ты иди пока к Алексею, а мне надо кое-что приготовить, да и Кузю встретить.

– Кузю? – усмехнулся я.

– А! Ну то есть Кузьму, – ответил мне улыбкой Родомир. – Это я его так… любя… Хех…


Алексей лежал на животе на топчане, сплетенном из гибких веток на твердом древесном каркасе. И весь домик представлял собой комнату, чем-то напоминающую внутренним убранством юрту, только в несколько раз больше. Часть пространства разделялась невысокими перегородками, но не полностью, скорее декоративно, чтобы показать, что данное место – отдельное, для отдыха, а здесь – маленький кабинетик с панорамным окном, выходящим на лес. На уровне второго этажа по периметру шел балкон, и там тоже было что-то интересное, даже книжные полки. Может, книги декоративные, а может, настоящие – я не присматривался. Ну и лестница вела на второй этаж. И все это было сделано из дерева или ветвей, как я понял, специальным образом обработанных. Запах стоял приятный: еле уловимый аромат травы и дерева. Энергетика на удивление хорошая, слегка расслабляющая. И деревья правильно подобраны, и внутреннее убранство гармоничное: я с интересом наблюдал, как естественные природные энергетические волны обтекали дерево, формировали воронки, точки фокуса или рассеяния. Точек напряжения не видел, хотя вру – в одном месте на втором этаже что-то неправильно закручивалось. По крайней мере, дерево там было полностью мертвое, в отличие от остального дома, ну и как-то неуютно там было даже взгляду. Впрочем, это был совсем маленький закуток, который, судя по всему, никак не использовался.

От изучения строения меня отвлекло кряхтение. Алексей медленно перекатился на бок, потом аккуратно, пытаясь не расплескать боль, сел.

– Привет! Вот видишь, пришлось самому к тебе обращаться. Подумал, уж очень ты уверен был в своих словах, вдруг действительно поможешь? – Он слабо усмехнулся.

Было видно, как парня все это достало. Не надо видеть его ауру, читать его эмоции или снимать мысли с ментального слоя – все на лице написано.

– И тебе не хворать. – Наклонив голову, я виртуально потрошил его энергетические слои, выстраивая модель организма.

– Посмотришь? – немного неуверенно спросил Алексей.

– Уже смотрю. Можешь обратно лечь – мне все равно, стоишь ты или лежишь, а тебе легче будет. Сейчас Родомир придет – и приступим к собственно лечению. А пока я еще посмотрю.

Я помог Алексею улечься обратно и продолжил смотреть, как в его организме копошатся медицинские нанороботы, какие вирусы и бактерии изволят там существовать и работать, какие энергетические паразиты живут в его ауре и так далее. Забавно, особых проблем в организме Алексея я не заметил, кроме кривых энергетических потоков в области спины. А вот причины их наличия были непонятны. С самим позвоночником вроде бы изначально нормально, но он меняется в связи с тем, что начинаются энергетические проблемы в ауре, отвечающие за это место. А вот почему аура коцается, непонятно. Я попробовал совсем чуток поменять один энергетический закуток и тут же стал наблюдать, как он медленно возвращается на свое кривое место. Интересно.

Тогда я начал переключать разные виды зрения, загоняя его то в один диапазон условной шкалы, то в другой, где ничего, кроме странных энергий, не видел. Душу, кстати, увидел – у Алексея она была яркой и чистой. Понятно, что я имею в виду энергетическую составляющую души. Наконец увидел нечто неизвестное мне, чем-то привлекшее внимание. Ранее кривой участок ауры виделся как обычный, а то, что он кривой, я понимал только из опыта, зная, как он должен выглядеть. А сейчас над этим местом я увидел легкий флер напряжения, выглядевший как слегка туманное образование, вцепившееся в ауру. При этом ничего вокруг я уже не замечал – это не накладывалось на окружающую действительность, как я привык, а создавало вокруг меня странную игру света и состояний психики. Да-да, как-то стало меня тянуть на разные ощущения, дербаня мой цельный каркас мироощущения. Это было интересно, так как необычно и внове. Тело свое я тоже перестал чувствовать, но не расстраивался – ничего с ним не произойдет. Даже в таком состоянии мало что с ним можно сотворить.

Делать что-либо, пока не разберусь что к чему, я не собирался. Но раз уж я дошел до этого уровня, решил углубиться. Подозрение у меня вызвало то, что мое состояние напоминало нахождение в астрале. Поймав эту мысль, я как-то сразу смог заметить тонкую нить, ведущую от поля напряженности вверх, в район темени (как я представлял его в этом визуальном энергетическом нечто). А вот дальше, следуя вдоль нити, я банально вывалился в астрал. Только оказался не в личном домике, а в космосе, где звезды танцевали свой вечный танец, но вполне себе быстрый в этом времени. А еще вокруг было много разных сущностей – уж это я научился различать. Какие-то автоматом понимались мной как безобидные, но были и опасные. Формы они имели совершенно разные, но чаще – амебообразные. Возможно, это мой мозг так их интерпретировал, приближая их вид к виду конструктов. К слову, тоненькая ниточка привела как раз к такому неприятному аморфному существу, при моем внимании заколыхавшемуся, будто оно чувствовало чужой взгляд и он ему не нравился.

Пока я решил ничего не делать, только поставил тут свою астральную метку (тоже научился уже), чтобы можно было вернуться сюда из своего присутственного места в астрале. И… потихоньку стал просачиваться обратно в свое тело…

Надо подумать. А вообще, как мне кажется, я приперся с черного хода, хотя можно было просто снять астральную информацию с пациента и не париться. Впрочем, сейчас вернусь и проверю.


Кузьма

Когда они с Родомиром вошли в домик для гостей, Кузьма поразился необычному зрелищу. Алексей лежал на топчане и дремал, а рядом с ним стоял неизвестный мужчина, видимо, как раз Ник, с которым его обещали познакомить. Но поразил не сам человек, а то, как он выглядел. Стоял он на ногах, но откинувшись назад на несколько десятков градусов от вертикали. Обычно человек в таком состоянии начинает падать, а он не падал. И даже казалось, будто воздух его поддерживает, как вода. На это намекали и руки, расслабленно вытянутые вперед и слегка шевелящиеся как бы в волнах. Именно так человек и выглядел бы, окажись он в воде и полностью расслабившись. Лицо Ника было умиротворенным, но глаза открыты, а взгляд устремлен куда-то далеко, сквозь стены здания. Он явно был в каком-то виде транса.

Стараясь не мешать, Кузьма вместе с Родомиром потихоньку отошли к дальней стене и уселись в плетеные кресла. Замерев, когда кресло скрипнуло под его весом, чистильщик едва слышно выдохнул.

– Что происходит? – шепотом поинтересовался он у Родомира.

Тот, так же тихо опустившийся в кресло, которое под ним даже не скрипнуло – знает хозяина, только пожал плечами.

– Подождем, – так же шепотом ответил он.

Вскоре Ник очнулся и, оглянувшись на них, подошел. Кузьма вскочил, вытянулся, как перед генералом, и слегка кивнул:

– Кузьма, чистильщик и визуализатор вээшек.

– Вээшек? – Ник перевел удивленный взгляд на Родомира: – Что это за зверь такой?

Тут уже и Родомир недоуменно дернул плечом, только из-за того, что Ник не знает таких вещей.

– Ага, – пробормотал Ник, – глянул я в сети. Прикольная штука. Вижу, вы удивлены моим незнанием. Объяснения просты – меня долго не было на родине, – сказал он. – А я – Ник. Можно так коротко, я привык. В некотором роде маг. У вас таких обзывают одаренными. Ладно, теперь по Алексею.

Ник задумчиво стал вышагивать туда-сюда.

– Дело очень интересное. В принципе я за пару минут могу восстановить энергетику организма, но этого надолго не хватит. Так же как и при традиционных методах, хватит на месяц или два. Нет, я, конечно, могу повесить конструкт, который постоянно будет корректировать ситуацию, но это не выход.

– Почему? – Родомир поглядел на спящего Алексея.

– Потому что причина неизвестна. Вернее, я кое-что предполагаю, но как раз это дает мне основания считать, что в результате у Алексея через некоторое время снова возникнут проблемы там же или уже в другом месте.

– Как это?

– Честно говоря, я в основном специализировался в чистых энергетических проклятиях, но здесь, как мне кажется, нечто вроде астрального проклятия. Или, если не проклятие, точно какая-то тварь астральная прицепилась.

Пока Родомир и Кузьма удивленно переглядывались, Ник задумчиво молчал. Потом резко очнулся:

– Ладно, надо еще посмотреть. Дайте мне еще немного времени.

– Да без проблем, никто не ждет быстрого результата, – махнул рукой Родомир.

– Долго – уже мне неинтересно, – пробормотал Ник.


Ник

Наконец я сделал то, что надо было выполнить в первую очередь: снял внешнюю информацию с объекта «Алексей» с привлечением астрала. Ну, как обычно – начинаем всасывать зацепившуюся за физическое тело или прописавшуюся в нем информацию, а за ней и из астрала остальное подтянется. Здесь то астральное непонятное тело уже видно не было, зато легко и просто всплыл образ какой-то бабки, прошипевшей в злобе: «Чтоб тебе спину поломало, черт усатый!» – и смеющееся лицо мужчины с усами как в старину, аж в середине двадцатого века я такое видел. У хиппи, кажется. Странно, мужчина явно не был Алексеем. О! А вот и пациент очнулся. Я тут же сформировал изображение в воздухе того человека:

– Знаешь его?

Алексей перекатился на бок и сначала обвел помещение взглядом.

– Кузьма, рад тебя видеть.

– Я тоже, несмотря на твое состояние.

Алексей снова посмотрел на иллюзию мужчины. Тут я включил анимацию, и теперь все увидели момент наложения проклятия. Я же попытался расширить временны́е границы, и с трудом, но удалось увеличить его на минуту. Теперь было видно, что дело происходило в московском метро, а по одежде людей я определил период примерно как конец двадцатого века. Мужчина на самом деле случайно толкнул ту бабку, но она оказалась… весьма сварливой и обидчивой. Старая, лет семьдесят, но с огромным рюкзаком за спиной. Странный вид, даже для меня, хоть я и ближе к той эпохе, чем местные. А вот они вовсю рассматривали картинку.

Кузьма с горящими глазами что-то сделал, покрутив пальцами в воздухе, и повесил рядом обычный нанитовый экран. На нем угадывалась объемная фотография той же станции метро.

– Вы только взгляните! Это же реальная история! – Кузьма быстро заходил по кругу, рассматривая и иллюзию, и фотографию. – У нас же только вот такие картины остались. И еще трехмерная виртуальная схема метро того времени. И вот реальный момент… это же реально было? Как вы это достали?

– Ага, все натюрель, – кивнул я. – Это из астрала, если это о чем-то вам говорит. Фактически слепок памяти мира. Ну а достал как – я же сказал, что маг. Вот и такое могу немножко, а еще пирожки печь…

– Так что же это получается? – не обращая внимания на мои слова, внимательно осматривая зацикленное видео из прошлого, проговорил Родомир. – Какая-то бабка наложила проклятие на предка Алексея? Определенно похож немного на него.

– Может быть, может быть, – прищуривая глаза, пробормотал Алексей.

– Предки страдали чем-нибудь подобным? – спросил я.

Алексей задумался.

– Трудно сказать, – наконец ответил он. – Припоминаю, что у отца был радикулит, и пропал он аккурат перед тем, как у меня возникли эти боли.

– Хм… Родовое проклятие, что ли? – Я задумчиво покачал головой. – Может, и так… Зато понятно, как оно переходит по родственной линии, даже если родня никогда не встречалась…


Это был занятный опыт. Фактически астральная охота, только не на живых, а на астральных существ с примитивной логикой, но которых сложно убить. Хорошо, что та тварь не двигалась, – просто сидела раздувшаяся жаба и давила. Самым важным было создать нужные глифы. Причем я хотел не уничтожить эту тварь, а всего лишь посадить в банку. Как я говорил, по какой-то причине построение глифов очень сильно зависело от воображения, замешенного на энергетическую астральную часть, и пересекалось с построением конструктов. По крайней мере, я так ощущал, и главное – оно работало. Возможно, у другого работать не будет, но мне в этом плане везло. Однако все равно опыта надо поднабраться.

Это было похоже на сказку. Правда, вывернутую. Хорошо хоть та сущность совершенно не сопротивлялась: как я понял, примитивный алгоритм не был настроен на такое. Зато мои глифы сумели сначала превратить ее в жабу и затем упаковать в прозрачную банку – так это визуализировалось. А потом я эту банку спрятал в своем астральном домике. Связь между тварью и Алексеем после перемещения первой в банку тотчас оборвалась. Без всяких последствий.

– Ну а теперь самое легкое, – пробормотал я, выходя из транса.

И с удивлением заметил, что прошло около шести часов. Все оставались на своих местах, но спали. Уже наступила ночь. От моих слов все зашевелились.

Я же просто провел руками вдоль спины больного, меняя и фиксируя энергетический каркас организма. Ну и еще там по мелочи поправил.

– Вроде все. – Я неожиданно зевнул. – Ладно, все должно быть в порядке, но если что-то пойдет не так – я узнаю. А с тобой, Кузьма, если не возражаешь, я не прощаюсь. Интересно было бы поговорить.

– Я не против. Можно и завтра с утречка…

– Ладно, – я махнул рукой, – до завтра! – И шагнул в тень, в которой располагался мой телепорт.


– Не понял! – Кузьма протер глаза. – Куда он делся?

– Не знаю. – Родомир озадаченно походил по комнате, выглянул в темень двора, но ничего не увидел. – Хотел ему предложить комнату в доме…


Ник

– Еще ты дремлешь, друг прелестный! Пора, красавица, проснись! – Мой веселый голос разбудил «больного».

Алексей зашевелился и, не открывая глаз, пробормотал:

– Кто это тут всуе поминает слова великого поэта?

– Ну почему «всуе»?

– Потому что лето на носу. Откель взяться морозу-то?

– А разве я про мороз что-то говорил?

Алексей наконец сел и с трудом продрал глаза. Вполне понятное состояние – организм, обрадовавшись прорвавшейся энергетической плотине, вовсю стал тратить ресурсы, восстанавливая статус-кво. Вот и слабость оттуда. Ничего, поест, и все придет в норму.

– Как ощущения?

Алексей прислушался к себе, потом медленно встал. Постоял. Покачался в стороны, закинул руки за спину и пощупал ее. Улыбнулся:

– Кажется, это «он». – И, хитро улыбаясь, скосился на меня.

Я не понял, о чем речь, и вопросительно выгнул бровь. Алексей не стал отмалчиваться. Нагнулся вперед и коснулся ладонями пола:

– Я старые анекдоты собираю. Там одного спиртозависимого поставили охранять состав поезда, но отобрали выпивку. Так наутро он снова был пьян. Спросили: «Как?!» Так он и говорит: «Смотрю, на цистерне написано – «он», попробовал – точно он!»

– А в чем прикол? – не понял я.

Алексей выпрямился:

– Да там была написана формула: це-два-аш-пять-о-аш. Понял, откуда «он» взялся?

В голове щелкнуло, и я рассмеялся. Потом хлопнул Алексея по плечу:

– Зачет. В общем, как я погляжу, у тебя уже все в порядке. Сейчас пожрать, потом небольшой спарринг.

– На полный желудок?

– Тебе надо восполнить энергию. Вот увидишь – не успеешь дойти до ринга, как в желудке будет пусто.

– Ну, тогда я и сдерживаться уже не буду. Так что устрою тебе трепку, – по-доброму улыбнулся Алексей.

– Заметано! – кивнул я.

– А давайте на выбывание? – В дверях стояли Кузьма с Родомиром.

Я немного подумал и предложил:

– Тогда лучше и так и сяк. И еще давайте масакру устроим – все против всех, группой на одного, два на два. Хоть чуть-чуть приблизим к реальному бою. Я даже могу сделать так, что можно будет выложиться на всю катушку, при этом не потеряв здоровье. Ну и клинками реальными, боевыми, поработать.

– Это был бы хороший опыт, – после небольшого замешательства вдумчиво произнес Родомир.

Глава 2

Рабочая встреча министров иностранных дел

Небольшой государственный архитектурный комплекс, построенный по проектам и фотографиям разрушенных или затонувших строений Крыма, будто встрепенулся и ожил. По пустым коридорам забегали РОКОМы разного назначения, проверяя состояние комнат и техники. Их сопровождали и контролировали служивые люди, выполняя свою часть работы. Обычно здание, построенное на берегу океана недалеко от Владивостока, использовалось как музей, но посетителей было немного, и чаще оно пустовало, не оправдывая своего культурного назначения. Впрочем, из-за этого оно и было выбрано – проводить здесь встречи с представителями англов и иных стран оказалось очень удобно: красиво, тихо, и безопасность можно организовать на высоком уровне.

– Приветствую вас, Джон! – С доброжелательной улыбкой на лице и вытянутой вперед рукой Кедров пошел навстречу высокому и подтянутому, несмотря на возраст, министру иностранных дел Англо-Австралии.

Тот тоже улыбнулся и пожал протянутую руку.

– Давно не виделись, Виктор, – почти на чистом русском ответил гость. Ударение в имени он ставил на второй слог, отчего оно звучало как-то по-французски. – Это не очень хорошо – ошибки копятся и потом труднее разгребать их.

– Наоборот, – не согласился Кедров и повел гостя в комнату для переговоров, более похожую на открытую со стороны океана террасу, в которой находился стол с освежающими напитками и двумя креслами. – Разве это не показатель того, что проблем стало меньше?

– Ты все шутишь, Виктор, – покачал головой Джон и уселся в предложенное кресло.

Сопровождавший его помощник выложил из портфеля на стол пухлую папку с бумагами и молча удалился.

Кедров, проводив взглядом помощника, вопросительно глянул на собеседника. Тот пояснил:

– Позволь пообщаться с тобой хоть и официально, но тет-а-тет.

– Я не против, – кивнул Кедров.

На самом деле разговор хоть и приватный, но скорее психологически, ведь они тут присутствуют не как частные лица, а как представители государств.

Джон Киргсби открыл папку, наскоро пролистал бумаги, оттягивая неприятный разговор, закрыл и посмотрел на своего визави:

– Сначала я хотел бы выразить сочувствие и поддержку лично тебе, Виктор. Слышал, что случилось с твоим сыном. Я знаю, ваша медицина творит чудеса, и уверен – все будет хорошо.

Лицо Кедрова даже не дрогнуло, однако он кивнул:

– Благодарю, Джон. С ним уже все в порядке.

Джон мгновенно бросил острый оценивающий взгляд на собеседника:

– Знаю, о чем ты думаешь, Виктор. Я поузнавал – это были не наши вояки.

– Думаю, Джон, до тебя доходит не вся информация. – Кедров отпил из стакана. – Поразмышляй на эту тему. А насчет тех, кто совершил террористический акт против нашей страны в моем лице, – не беспокойся об этом так же, как об этом не беспокоюсь и я.

Джон мысленно поморщился. Слова коллеги из противоположного лагеря вполне можно воспринять как закамуфлированную угрозу. Но не придерешься. И еще этот намек на то, что он якобы не все знает… Конкретно в этом случае его заверили, что действительно это нападение, и вправду совершенно невыгодное их стороне, было организовано не ими. Варианты существовали. Это и американцы втихую могли корректировать ситуацию; в последние десятилетия они стараются вернуться на большую арену и действуют примерно так, незаметно воздействуя на ключевые события и людей, не выставляясь. Или японцы, как всегда недовольные Россией, несмотря на то что сейчас живут на новой родине, а русские помогают им в восстановлении, где это возможно, затопленных территорий и поиске затонувших ценностей, как материальных, так и культурных.

Да мало ли кто еще. Есть еще разные международные, тщательно законспирированные организации, выполняющие волю тех, кто платит лучше. Или те, которые действуют из религиозных или идейных побуждений.

А вот в то, что это действовали спецслужбы Англо-Австралии, Джон не особо верил, хоть и допускал. По крайней мере, это в духе современных отношений двух стран. Когда-то была «холодная» война, а сейчас – «теплая», если так можно сказать. Раньше противостояние могло привести к глобальному конфликту и окончательному решению вопроса существования человечества, а сейчас на такое никто не пойдет при всем желании. Даже в крайнем случае. Слишком сильно отпечатался след в сознании человечества от того ужаса, что, по историческим меркам, творился совсем недавно.

Но понимание этого и развязывает руки в каком-то смысле. Идеологически пока удается сдерживать население своих стран, отношения в какой-то мере даже можно назвать относительно дружественными, однако же «под одеялом» творятся небезобидные дела. Россия до сих пор, даже после серьезного сокращения населения планеты и затопления больших площадей, продолжала владеть большей частью поверхности Земли. Причем богатой территорией – и не только ископаемыми, но и биологическими ресурсами. А еще русские владели самыми мощными научными и инженерными системами очистки земель и их рекультивации. Впрочем, как и армией – компактной, но чрезвычайно сильной.

– Ладно, надеюсь, это не повлияет на наши отношения. Чисто между нами, Виктор, – Джон слегка наклонился к собеседнику, – у нас есть один весьма продвинутый одаренный по медицинской части. Говорят, он творит настоящие чудеса. У меня имеются кое-какие возможности, если хочешь, я могу попытаться поговорить на эту тему. Ничего не обещаю, но, как у вас говорят, попытка – не пытка.

Кедров накрыл руку Джона своей и слегка сжал:

– Благодарю, Джон, но не стоит. Мы сами справимся. И поверь, я очень ценю твою заботу.

– Хорошо, – облегченно вздохнул англичанин. – Тогда перейдем к менее личным, но столь же важным вопросам. От имени нашего государства вынужден выразить наше возмущение вашей лунной базой.

– Мы на эту тему уже разговаривали. – Кедров откинулся в кресле.

– И ни до чего не договорились, – напомнил Джон. – К тому же лично мы не говорили об этом. Виктор! Скажу прямо – какого черта? Вы же должны понимать, что рушите тонкий баланс в наших отношениях! Зачем так было поступать?

– Успокойся, Джон. – Кедров повел рукой и дотронулся до плеча возмущенного англичанина. – Скажу тебе честно – это вышло почти случайно. У нас просто не оставалось другого выхода.

– В смысле? Как инженерную задачу такой сложности – это даже я со своим гуманитарным образованием понимаю – можно выполнить случайно?

– Я не об этом. Я про выбор действий. Открою тебе, возможно, и не тайну, может быть, вы уже в курсе, но мы пока не особо распространяемся… – Кедров наклонился к собеседнику, показывая доверительность: – Мы почти потеряли наш корабль! Не знаю почему, и никто не знает, но на него напали инопланетяне, которые, как ты должен знать, находятся в нашей Солнечной системе на незаконных основаниях. Все случилось примерно как тогда на Марсе.

Джон удивленно посмотрел на Кедрова.

– Откровенно говоря, я даже и не думал про них. А про законность – это ты про что? А! Вспомнил! Это ты про то, что ваш президент объявил ее владением человечества… Понятно, но почему они напали? Вы можете что-то предположить? – несколько взволновался Киргсби.

– Ты же помнишь, что, в отличие от вас, после событий на Марсе мы решили продолжить исследование нашей системы, пусть и отложили планы по колонизации Марса и некоторых подходящих спутников прочих планет. Возможно, им именно это и не понравилось. Или это был еще акт устрашения, чтобы мы не высовывались с нашей планеты.

– Неужели вы смогли выстоять? – Англичанина одолело любопытство, которое он и не старался скрыть.

– Да, Джон. Мы смогли. И в этом нам помогло оружие наших предков, о нем вы знаете, поэтому, наверное, и не лезете к нам, – подколол Кедров собеседника. – И знаете, что оно чисто оборонительного характера. Но в результате корабль стал нефункционален по своему прямому назначению. Тем не менее как стационарный объект он вполне хорош и просто так бросать его – большая глупость. На такое и вы бы не пошли.

Англичанин согласно кивнул, продолжая внимательно слушать.

– Признаю, что мы нарушили наши договоренности. Но мы намеренно пошли на этот шаг, так как знали, что вы будете как минимум тянуть время, а то и вовсе встанете в позу, заведя ситуацию в тупик. В таких обстоятельствах любые наши действия обострили бы конфликт еще сильнее. А действовать нужно было! Мы не могли рисковать кораблем – слишком много в него было вложено сил и средств. Сейчас же, по факту случившегося, мы готовы с вами обговаривать возможные варианты стабилизации ситуации и дальнейшего сотрудничества.

– Хорошо, что вы это понимаете, – хмыкнул Киргсби. – Думаю, мы еще встретимся и поговорим на эту тему, возможно, уже виртуально. Дадим сначала поработать нашим специалистам.

– Не возражаю.

– Тогда перейду ко второму вопросу… – Джон посмотрел свои записки. – Недавно у нас произошло довольно серьезное событие в одном из небольших городков. Там был разрушен полицейский участок и множество домов. Пострадали люди. У нас возникли подозрения, что там порезвились ваши специальные силы. Военные. Это очень нехорошо, Виктор!

– Я уверен, что вы не голословны в своих утверждениях, Джон, – слегка улыбнулся Кедров.

– К сожалению, подавляющая часть информации была уничтожена спекстами информационных технологий очень высокого класса, и, как утверждают наши специалисты, можно почти гарантировать, что это были именно ваши соответствующие службы. – Англичанин укоризненно посмотрел на российского министра.

– Не принимается, – покачал головой Кедров. – Доказательства слишком слабые, вернее, их у вас нет. А слова людей… Даже если им что-то послышалось на русском языке…

– Вы хорошо знакомы с ситуацией, – нахмурился англичанин.

– Ну, мы тоже интересуемся, что происходит у вас… Вот, например, по данному случаю. Мы засекли, что во время конфликта в небе этого городка появлялись корабли инопланетян. Так почему бы не предположить, что именно они виноваты в беспорядках?

Киргсби промолчал. Крыть было особо нечем. Не мог же он сказать, что в этом городке, по сути, располагался один из пунктов этих самых инопланетян, где происходило взаимодействие государства с ними, а значит, сами инопланетяне не стали бы бомбить свое же представительство. В каком объеме было это взаимодействие, Джон не знал, но не говорить же об этом вслух. Тем не менее он ответил:

– У нас есть все основания считать, что они как раз столкнулись там с некими силами…

– Которые настолько сильны, что могут с ними потягаться? – насмешливо спросил Кедров. – И вы настолько уверены в нашем превосходстве, что даже можете сопоставлять наш и их уровень?

– Ну корабль-то вы как-то сохранили!

Кедров покачал головой:

– Скорее нам позволили его сохранить. Сами послушайте, как смешно звучат ваши предположения.

– Но мы знаем об этом только с ваших слов. Вы нас даже на корабль не допускаете!

– Вот это мы сможем, кстати, отдельно обсудить. Не хочу вас обнадеживать, но мне намекнули, что, возможно, для смягчения ситуации мы сможем вас допустить на нашу теперь уже лунную станцию. Там, кстати, сохранилось множество доказательств нападения, в том числе и трупы напавших. На каких условиях мы пойдем на это – пока не знаю, но надеюсь, что если мы договоримся, то это снимет все претензии в отношении нарушенных нами обязательств?

– О! – оживился Киргсби. – Вопрос действительно интересный и вдвойне интересное предложение. Но это только на мой взгляд. Вдруг наши специалисты решат по-другому? Но, как мне кажется, это может сработать, Виктор!

– Я тоже так думаю, – кивнул Кедров. – А насчет беспорядков… – Русский политик стал серьезен и немного помолчал. – Не знаю, в курсе вы или нет, но у нас есть доказательства того, что ваши спецслужбы совместно с инопланетянами воруют с нашей территории граждан и проводят над ними опыты. Часто со смертельным исходом. Мы пока решили придержать эту информацию и не выносить ее на публичную арену. Уж очень она взрывоопасна, и мы не можем просчитать всех последствий ее опубликования. Однако факт есть факт, и я неофициально выражаю вам наше недовольство. Могу уверить, что доказательства – железобетонные. Если мы не договоримся, то последствия затмят мелкие проблемы с нашим кораблем и лунной станцией.

– Я понимаю, – протянул Киргсби. – Если все так, то это действительно неприятно. Эта информация определенно может привести к военному конфликту между нами. Но скажи, Виктор, ты не шутишь? Даже я только какие-то невнятные обрывки сведений имею, – с откуда-то появившимся акцентом проговорил дипломат. – Я буду откровенен с тобой. Уверен, даже мое начальство не обладает полной картиной.

Кедров покачал головой:

– Это действительно неприятно. И мы только недавно получили убедительные доказательства. Вот тут пакет информации, которой мы готовы поделиться на данный момент. Ее будет вполне достаточно для подтверждения наших намерений и знаний. – Министр пододвинул к собеседнику маленький стеклянный кругляш.

Почти вечное хранилище информации – именно таким образом передавались подобные тайны. Но раскрыть ее смогут только люди в Англо-Австралии, у которых будет свой ключ. На каком-то этапе отношений между государствами обмен секретной информацией унифицировали, обменялись специальными новыми технологиями и ключами шифрования, без которых даже квантовому компьютеру понадобится долгое время на дешифровку. Достаточное, чтобы информация потеряла свою актуальность. Или даже вообще не могла быть расшифрована, так как подобное шифрование тоже разрабатывалось с помощью квантовых компьютеров.

Самое удивительное, что такие данные при передаче на расстояние без материального носителя при желании можно было перехватить и расшифровать. Пусть и через какое-то время, когда информация утратит остроту, пусть участники общения и узнают, что информация перехвачена, но возможно. С трудом, но все-таки возможно. А вот информация на стеклянных носителях почти не поддавалась расшифровке, хотя теоретически такая возможность тоже не исключалась.

– Благодарю вас, Виктор. Надеюсь, это поспособствует нашей работе. Ну, раз мы текущие вопросы порешали, может, вспомним о том, что ты мне обещал на прошлой встрече?

– Ты насчет рыбалки?

– Да, ты говорил, что тебе есть чем меня, заядлого рыбака, удивить.

– С удовольствием удивлю, Джон.


Когда Киргсби уже вернулся домой, он узнал, что в Сиднее при загадочных обстоятельствах погиб Николас Шекли. Джон не знал его лично, но был в курсе, что тот курирует секретные исследования в области синергии военных нанотехнологий и вирусной инженерии, а также обеспечивает взаимодействие секретных научных отделов службы безопасности с инопланетянами. Самому Киргсби не приходилось с ними сталкиваться, и вообще об этом не распространялись, но такая информация у него была – сказывались плюсы высокой должности. Сам Джон считал, что такие взаимоотношения должны идти землянам, а точнее, Англо-Австралии, на пользу. Но также он понимал, что все зависит от людей, от того, как они будут распоряжаться результатами такого взаимодействия. И если правда, что именно они, люди, совместно с инопланетянами в ответе за нападение на сына русского министра, то это наводит на кое-какие не очень радостные мысли.

О смерти Шекли Джон узнал на специальном информационном канале его службы. Неизвестно, почему человек, который без охраны даже в туалет не ходил, решил поплавать в океане. Неизвестно, как его отпустили. Неизвестно, откуда появилась та акула, но факт есть факт. Выловили только откушенную голову профессора. Или правильно сказать, что ему откусили тело?

Вдруг Джон резко остановился. Прямая линия выстроилась четко и однозначно, соединяя ребенка русского министра, пострадавшего от оружия, с которым был связан Шекли, и самого Шекли. А также вдруг припомнились слова Кедрова, что он совершенно не беспокоится о террористах, совершивших нападение на его сына. А ведь под это определение, с точки зрения русских, вполне мог подпадать погибший Николас!

Покрутив эту мысль, Киргсби выбросил ее из головы: не его это дело. Пусть разбираются те, кто ответственен за безопасность таких лиц. А у него свои проблемы, которые надо решать.


Генерал Орлов

– Какое у тебя мнение насчет того, чем занималась Катюшка с твоим братом?

Генерал сидел с женой в беседке в саду и медленно попивал чай, только что налитый из самого натурального самовара. Елена составляла ему компанию. Редко им удавалось вот так вдвоем посидеть, поболтать обо всем понемногу, ведь в обычной суете дней часто бывает так, что хорошо если парой слов перемолвишься.

– Полезным делом занимаются. Вернее, занимались, – немногословно ответила жена.

– А подробнее? – Орлов укоризненно посмотрел на Елену.

Та вздохнула и отставила кружку с чаем в сторону:

– Они там, в Африке, настоящий оазис устроили. Катюшка занималась ландшафтным дизайном, Колька все делал магически, Сережка тоже при деле был. Вообще, на детей положительно действует дружба с ним.

– Дружба? – скептически поднял бровь Орлов.

– Думаю, да, – немного подумав, сказала Елена. – Кажется, они по-настоящему подружились. Как ни странно, Колька до сих пор сохраняет в себе юношеское восприятие мира. Даже в какой-то степени максималистское. Когда надо, может сильно менять свое отношение к окружающим, становится очень циничным и скептичным в отношении людей. Но основное его состояние – восторженное юношеское. Порой напускное – это видно. Но, похоже, он и сам все о себе понимает правильно и просто носит самую удобную для него маску – практически естественную. Поэтому и с детьми у него хорошо получается ладить.

– Ты поэтому внесла изменения в учебный план Катьки, чтобы она чаще бывала с Ником?

– Да, – кивнула Орлова, подлила из самовара чаю, подула на него и отпила. – И не только она. Ксения не стала препятствовать и Сергею тоже позволила изменить учебный план, чтобы они вместе с Катюхой были.

– Кстати! – Орлов сделал озорное лицо. – Как ты думаешь, нет ли у детей взаимного влечения? Не стоит ли в этом отношении приглядеть за ними?

– Рано, – категорически отвергла Елена. – Катя, может, и созрела, да и кое-какой интерес к мальчикам стала проявлять, к Сергею в том числе, но у него еще нет встречного интереса к противоположному полу. Может, через год созреет. Вот тогда надо будет приглядеть, чтобы чего не случилось. Но, мне кажется, между собой у них останутся чисто дружеские отношения. Конечно, всякое может случиться, но мне вот так кажется.

– Ну нет так нет, – согласился генерал. Потом немного подумал и сказал: – Наши уже добрались до этого оазиса, смотрят. Говорят – впечатляюще.

– Еще бы! Ладно песок и сам оазис – все это инженерная задача, хоть и сложная. А вот то, что там голограммы людей из прошлого ходят, – это действительно впечатляюще, – покачала головой Елена. – Меня до сих пор дрожь пробирает. Катька скидывала мне картинку. Надо бы самой побывать там, только обычным способом не хочу – долго. Хочу Кольку попросить. Он быстро туда меня подкинет, там побродим пару часиков, и можно обратно.

– Да… С этой телепортацией очень удобно получается. Стоит пару раз попробовать, и обычные полчаса-час, чтобы добраться почти до любой точки страны, уже кажутся медленным способом. Но и опасно это очень для нас – удивительно, как еще наши заклятые враги не сложили два и два.

– Ну у вас, видимо, действительно очень сильные спексты, – улыбнулась Елена.

Генерал угукнул в ответ.

– Пока раскладывают карты, – чуть помолчав, пробормотал он. – Можно ли привлечь, если да, то в каких объемах, можно ли создать технологию, чтобы не зависеть от него, какие последствия в экономическом, психологическом, политическом плане – вплоть до войны. Есть опасность и для нас – это ведь грозное оружие не в тех руках. Я тебе одну вещь скажу, только ты не обижайся… – Генерал сжал лежащую на столе руку жены. – Еще лет сто назад его, независимо от его пользы и невзирая ни на какие потери, уничтожили бы.

– Мне не десять лет, Коля. Все я понимаю. И прекрасно понимаю, что сейчас другие времена. Кроме того, Николай пока приносит одну только пользу, почему бы его не использовать?

Генерал кивнул.

– И еще. Если вдруг телепортация станет доступной всем людям, это может повлечь за собой серьезные психологические сдвиги у людей, как это произошло с появлением быстрых и доступных летающих автоматических такси, способных доставить в любую точку страны за короткое время.

Немного помолчали.

– Это надо с Колькой говорить. – Елена пододвинула к мужу поближе банку с вареньем, а то не обращает на него внимания – зря, что ли, доставала?

– Поговорим, – вздохнул генерал и потянулся ложкой к варенью. – Меня тут еще спрашивают в службе очистки про него. Некоторые товарищи оттуда оказались причастными к определенным событиям с Ником и хотят подробнее узнать его возможности по изменению окружающей среды, чтобы повысить эффективность своей работы. Уже официальную заявку готовят, – поморщился он. – Понятно, что, пока гриф секретности там стоит, не пройдет заявка, но все равно неприятно – информация начинает лезть во все стороны. – Генерал потер лоб и вернулся к тому, с чего начал: – Ладно очистка зараженных территорий – с этим и сами худо-бедно справляются, вернее, даже совсем неплохо. А вот более глобальные вещи идут с трудом… – Генерал задумался.

Елена, заинтересованная словами мужа, спросила:

– А что не так? Что ты имеешь в виду под «глобальным»?

Генерал вздохнул и тоскливо посмотрел вдаль. Аккурат над ветвями уже отцветающих яблонь на небе видны были красивые облака, преодолевающие огромные воздушные просторы. Иногда генералу хотелось вот так же лететь в вышине, отдаться на откуп ветру и ни о чем не думать.

– Да с тундрой у нас проблемы. Забыла уже? Вечная мерзлота уже не вечная. Тает потихоньку, уже сколько хороших мест в болота превратилось. Что делать – непонятно. Даже умники наши не очень понимают. Мне тут скинули сопутствующую информацию… Тяжело… Кое-где тестируют гигантские по мощности холодильные установки на ядерных реакторах. Представляешь, какие дорогие штуки? Проверяют, можно ли хотя бы на время остановить таяние, чтобы придумать что-то постоянное или найти хоть какой-то выход. Или новые технологии. Пробовали даже одного одаренного использовать, он мог большие площади замораживать, но это несерьезно. Временно помогло, а на всю тундру не хватит никаких одаренных, да и не привяжешь их там.

– Ну а Ник при чем? Он-то один, пусть и одаренный тоже.

– Как-то же он создал устойчивую климатическую систему в своем оазисе? Правда, времени мало прошло, да и непонятно пока, как там все работает, но не думаю, что он этим занимался без расчета на длительный период функционирования.

– Ну и чего тянете? Возьми да позвони ему!

Генерал покачал головой:

– Нет, вот когда мне дадут все расклады и предложения от наших умников, тогда и поговорю с ним на эту тему. – Он в очередной раз вздохнул. – Чувствую, что психологи настропалили наших, чтобы через меня с ним дела вели. Вроде как так он легче на контакт идет.

– Ну и правильно. Все-таки он член нашей семьи, пусть так и остается.

Через некоторое время генерал сказал:

– А еще наши уже давно разрабатывают инженерный план, вернее даже несколько вариантов по поднятию Питера из-под воды. Уже полвека разрабатывают – то технологий нет, то энергетически невыгодно, то землетрясения, то непонятно как крепить… и так далее. В общем, инженера оттуда привлекли для анализа кое-каких вещей, что Ник делал… Твой брат там сделал пещеру для кое-чего – прости, говорить не могу – на глубине около километра в базальтах. Так этот инженер сказал, что если того, кто это сделал, дадут ему в команду, то они серьезно продвинутся в решении вопроса поднятия Питера, а то и действительно поднимут.

– Хм… Как думаешь, Коль, доведется ли нам на нашем веку погулять по Эрмитажу, вспомнить молодость? – Елена под столом коленом толкнула ногу мужа и вопросительно посмотрела на него.

– Поживем – увидим, – не захотел развивать тему генерал. – Ты лучше скажи мне, как дела с «воскресшими»?

Елена немного помолчала.

– Да черт его знает, – пожала она плечами. – Обычные люди. Какие были до смерти, такими и остались. По крайней мере, тела. Все болячки, коих не так много, – космонавты же, – все осталось, как было. Шрамы, особенности – те же. Установленные УНИКи исправно функционируют. Если бы я сама не видела лично, а не в записи, что умеет делать Ник, подумала бы, что это постановка. А записи – результат работы сильных вээшников.

– Нет, там все настоящее. Камера-то была не одна, да и анализ событий с разных точек зрения с точностью до миллисекунды не сделаешь нормально без мощных хотя бы СУНИКов. И мелочей всех не учтешь, где-то да проколешься.

– Это ясно. А вот с психикой интересное дело… – Елена сцепила руки в замок и ненадолго задумалась. – Есть кое-какие девиации, где меньше, где больше. Психика – сложный механизм, мы умеем его довольно хорошо использовать, но мы не боги, и всегда будет что-то неожиданное. Мужики-то толстокожие в основе своей, живы – и ладно, больше им ничего не надо. А вот девчонки… – Елена покачала головой. – Есть, есть изменения в психике, пока наблюдаем. Материала мало еще, чтобы делать выводы.

– Что-то серьезное?

– Да как сказать. Допустим, в мистику некоторые ударились. То ли видели что-то после смерти и запомнили, то ли еще что… Человек десять решили полностью завязать с космосом. Вроде нормальные люди, все показатели в норме, о смерти не помнят с нашей помощью, а все равно на каком-то уровне чувствуют неприятности вне Земли, не хотят туда возвращаться… В общем, как-то так…

– А как на этом фоне Светка?

– Здесь, думаю, все более-менее нормально. Светка сама психолог неплохой, хоть и не профильный. Думаешь, чего это она сорвалась в новый медовый месяц? Не знаю, осознанно или нет, но она вывела для себя лучшую линию поведения, чтобы оставить все это позади. Не удивлюсь, если мы скоро с тобой повторно станем бабушкой и дедушкой.


Ник

Я стряхнул с колена принесенный ветром песок. Вокруг расстилалась пустыня. Раньше недалеко располагался огромный город – Эль-Гиза. Да-да, тот самый, рядом с которым находятся некоторые египетские пирамиды. Сейчас его просто не было. Даже здесь, на вершине одной из трех пирамид, что меня интересовали больше всего, пролетали радиоактивные частицы, излучаемые развалинами. Мне в принципе было все равно, есть радиация или нет, я уже давно подстроил защиту против таких излучений. Но прогуляться по городу, который уже почти не просматривался под нанесенным песком, желания совершенно не было. Тут после двух ядерных взрывов (зачем вообще понадобилось его бомбить? Ни военного, ни какого-либо иного значения этот город в Египте никогда не имел) что-то непонятное случилось с розой ветров, и в течение буквально месяца принесенный песок практически заровнял город.

Просто жуть, сколько людей тут погибло! Всегда считал, что эманации смерти, страданий людей – просто придуманный образ из фантастики. Несмотря даже на то, что сам в последнее время стал чувствительней в этом плане. Даже на корабле, где инопланетяне и люди уничтожали друг друга, я не так остро ощущал подобное. А вот тут… Что-то давило. Души мертвых если и были в этом месте, то я их не видел, так как не всматривался и не искал. Тяжело было находиться тут и не хотелось ничем заниматься.

Интернет просветил меня, что в отличие от японских городов, невольных первопроходцев ядерного тестирования на собственной шкуре в двадцатом веке, сюда во время и после разразившейся войны никакие спасательные силы не приходили, ибо все занимались в основном собой. Только сейчас, спустя десятки лет, проводятся какие-то работы. Досталось и пирамидам. Сами они хоть и не пострадали, хотя чем-то со стороны взрывов и пообтесало бока, но песок снова где-то наполовину неравномерно их засыпал. Где-то больше, где-то меньше. От сфинкса осталась только макушка, торчащая из песка. Его, кстати, тоже как наждаком обработали.

Астрал тут был сильно перекручен, и информацию было вытаскивать очень трудно, но все же по косвенным моментам мне удалось понять, что закладку ученика жреца-атланта, сделанную тут на черный день, земляне успели пограбить. Только непонятно, полностью вынесли все или что-то осталось. Там ведь неплохие техномагические защитные системы стояли. След вынесенных сокровищ терялся в глубинах астрала, откуда я никак их не мог выцепить.

Жрец об этом упомянул мельком, когда делился своими мыслями о наступающих черных днях цивилизации. Несколько статичных изображений – фотографий, если по-нашему, – молодого человека, или хорошо загоревшего, или обладающего слегка красноватой кожей. Именно его улыбающееся лицо находилось на фоне смутно узнаваемого сфинкса. Человек меня не особо заинтересовал, разве что одеждой: ремни поверх накачанного голого торса, шорты до колен и поверх них – юбочка с металлическими полосками. На портупее висели какие-то то ли приборы, то ли амулеты, непонятно. На голове – просто светлая тряпка, закрепленная веревкой или обручем. Совсем как у нас, когда кто-то занят тяжелым трудом.

Голова сфинкса выглядела совсем не так, как я привык видеть. Вообще другая голова была, разве что кое-какие знакомые черты угадывались. Бородка, которая вроде бы должна быть и которую потом люди отбили, и тут отсутствовала. Головной убор совсем иной, не египетский. Разумеется, выглядел памятник совершенно новым. Кроме того, вокруг него располагались какие-то постройки, спереди – арка, у лап – стела. Пирамид не было. Или еще будут построены, или все-таки это другое место.

Но основное внимание привлекал второй персонаж, стоящий рядом с молодым человеком. Тело – такое же, как у парня рядом, но более сухощавое и буквально переплетенное жилами, а вот лицо, голова – нечто среднее между головой льва и человека. Кажется, мумию именно такого «человека» я нашел в древнем корабле.

И, кажется, сфинкс – своего рода шутка Тиорокала, примерно так звучало имя ученика жреца, великого инженера и ученого. «Негатив» его друга, стоящего рядом. То есть у сфинкса голова человеческая, причем конкретной персоны, а вот тело – животного, обитающего в этой местности, типа льва. Видимо, знакомые мне оборотни научились-таки частично менять образ. Неожиданно. А может, и действительно вот так же могли оборачиваться, чтобы голову оставлять человеческой. Ах да, чтобы картина обрела четкость, максимально близкую к реальности, следует сказать, что сфинкс находился не в пустыне, а в долине, покрытой травой и деревьями, недалеко от реки.

Так… Кажется, тут все же было что-то, зацепившее мой магический взгляд… Я присмотрелся к развернутому плетению и перемкнул нужное место. Честно говоря, система работы с посохом жреца оставляла желать лучшего. Явно атланты не проходили курс дискретной математики и информационных технологий. Если смотреть по аналогии, то атланты максимально прокачали работу с паром, и их магия напоминала мир огромных паровых дирижаблей и велосипедов против моего мира бензинового двигателя и компьютеров. Зато достигли они в этом высоких вершин.

Фотография зашевелилась, мужчина хлопнул стоящего рядом человека-льва по плечу и, глядя в «камеру», сказал:

– Меони ануокомара ириоки акуну урангу.

У меня в голове щелкнуло, и всплыл смысл сказанного, благо древние языки Лунгрии мне были более-менее знакомы, да и мыслеречь передавалась не столько образами, сколько смысловыми значениями. Очень удобно. Даже если языка не знаешь, понять можно.

– Мы все сделали, учитель! Библиотека-хранилище готова.

Насколько я понял из комментариев жреца, ученики по его просьбе сделали несколько таких хранилищ «древней мудрости», куда входили книги на разных носителях (в основном техномагические), образцы инструментов и техники.

Эти схроны жрец делал задолго до того, как принял решение уйти на Лунгрию. Похоже, он мог прозревать будущее. Хоть как-то, но, как мне показалось, ему все же было далеко до Лулио.

Насчет же пирамид я инфу нашел, хотя поиска как такового в посохе не было. Конкретно эти пирамиды в нем не описывались, но рассказывалось о других, раскиданных по всему земному шару. Карта-глобус с отчасти иными по форме и количеству материками в посохе тоже была. Правда, это были не фотографии, а нечто иное. Какой-то ракурс другой, цветопередача, углы обзора, глубина резкости. Вроде бы мелочи, но картинка очень отличалась от известных мне фотографий со спутников (как и иллюзия сфинкса с Тиорокалом – от обычной фотографии или моих иллюзий; такое ощущение, что они видели немного по-другому). И там были отмечены точки пирамид. Множества пирамид. Десятков, а то и сотен. Еще были линии, связывающие пирамиды, какие-то графики (до такого отображения информации атланты таки додумались). Здесь смысл стал ускользать – жрец использовал какие-то специфические термины. И вообще, многое я не воспринимал. Даже рассказ жреца, прослушанный мной на Лунгрии, тоже воспринимался скорее образно, чем точно. Еще и поэтому я не особо торопился с его посохом. Интересно, конечно, но муторно разбираться. Посох использовался жрецом и как записная книжка – просто неупорядоченная база каких-то данных.

Хотя… Я, конечно, дурак. Раз такое дело, давно надо было натравить на посох существующие у меня искины, чтобы каталогизировать все, что там имеется. Ну да ладно, много времени это не займет. Земные разработки современных фактографов у меня есть, даже специализированные каталогизаторы на основе фактографов (как раз для подобных вещей), уже переведенные на мои вычислительные мощности, так что вопрос только в коммутации инфокомпа и посоха. Встроить в него комп и немного подождать. Даже без знания атлантского языка алгоритмы справятся, пусть и хуже. Но тут уже статистические методы анализа играют ведущую роль. Прикрутить – дел на пять минут. Ну или на пару часов, как пойдет.

Вот, кстати, наткнулся в посохе на интересную инфу. Все-таки магов среди атлантов было не так много. Вернее, изначально, пока Дронт не заблокировал их возможности (о чем упоминалось со смиренным сожалением), почти все были «творцами», а вот потом – магами – уже какой-то процент. Хм… «творцами»… Какой неоднозначный термин, тянущий за собой много смысловых нагрузок. И чем-то резонирующий внутри меня… Ладно, пусть отлежится, пока, видимо, мало информации.

Так вот, целью жрецов было максимально облегчить жизнь своим соплеменникам, даже не обладающим магией. И они придумали очень прикольную штуку. Жрецы научились хорошо работать с астралом, в частности с эгрегорами, и стали создавать их под разные нужды. Эти эгрегоры отвечали за разные области деятельности, а вот активную часть, исполнительную, завязывали на инфомагические системы, о которых чуть дальше. Эдакая альтернатива амулетам для каждого. Где-то процентов семьдесят атлантов могли взаимодействовать с астралом, иногда даже неосознанно, а совсем уж слабые в этом плане срабатывали на уровне ритуалов. При этом они активировали астральные эгрегоры, скорее даже некие астральные вычислительные системы. Относительно простые, но способные выполнять определенные действия. Своего рода аналоговые компьютеры с псевдоразумом на основе эгрегоров.

К чему это вело? Ну, например, если ты достаточно развит для связи с астралом, то можешь в любом месте Земли вызвать перед собой некий интерфейс и запустить работу эгрегора по… ну, например, вызвать дождь, ветер (может, современные шаманы на таком уровне подключаются к эгрегорам и меняют погоду?). Разрушить гору, вылечить человека. Если у тебя меньше возможностей по работе с астралом, вернее, не просто с астралом, а в определенной технике, доступной большинству атлантов, то можешь иметь связь с интерфейсом управления на основе прочих ощущений, например, слуха, внутренних чувств. Или даже вообще ничего не чувствовать, а все равно как-то, ограниченно, запустить процесс.

Самые развитые могли работать с астралом на уровне представления мысленного результата, таким образом уточняя параметры воздействия на мир. Например, согреться, будучи голым в снегах, или сделать через море временную дорогу, или даже просто полететь куда-то. Разумеется, существовали свои системы доступа, разграничения прав и обязанностей. И, естественно, учет: кто, где, когда и зачем. Ну и связь, конечно.

Очень сложная в целом система, но и относительно простая, если понимать, что да как, и уметь ею пользоваться. Самое важное для меня: нужные плетения не были изначально созданы и раскиданы по всей Земле – слишком затратно это было бы. Зато атланты создали несколько совсем примитивных эгрегоров, единственное назначение которых состояло в том, что они формировали нужные блоки плетений. Собственно, это были некие астральные заводы по производству плетений, а остальные эгрегоры – их заказчики, потребители и акторы, то есть те, кто их использует в соответствии с полученными запросами.

Еще один важный момент: многие воздействия на мир и природу шли не посредством инфомагических плетений, а посредством влияния на естественные природные энергетические потоки. А инфомагические плетения – скорее дополнение там, где нельзя было добиться результата первым способом. При этом, что важно, результат был долговечнее, так как менялась сама система, а не ставились подпорки. Не думал я, что можно использовать природные энергии. Ведь я тоже вижу эти потоки, но использовать не могу, поскольку инфомагический подход к ним неприменим. Ну просто нельзя построить плетение на основе природных энергий! Зато, как оказалось, очень многие природные процессы реагируют на эти энергии…

Понятно, что в целом система получилась несколько громоздкой и медлительной, но скорость реакции тоже зависела от разных условий. Человек, например, мог подключиться к нужному эгрегору и раскачать его, держать в «теплом» состоянии, при этом находясь в глубокой медитации (хотя вроде были уникумы, которые легко и просто в любое время могли использовать возможности системы), что позволяло оперативно реагировать. Понятно, что во время войны такое использовалось часто. И между своими (атланты частенько воевали друг с другом до Большой войны), и с инопланетянами, и еще с кем-то. Ну еще и техномагия у них была – это отдельная тема, о ней чуть позже.

Тут вообще несколько путаная ситуация сложилась с населением Земли. Возможно, это было из-за того, что жрец так инфу записывал? Короче, получалось, что кроме атлантов на Земле в то время существовала еще одна мощная цивилизация, а потом еще и инопланетяне появились. Я, наверное, сутки просидел на вершине пирамиды (как-то совпало по настроению, желанию и ощущениям), пытаясь сложить картинку из обрывков мыслей старого атланта. У него-то все это писалось в жезл долгие годы с перерывами. Хорошо хоть через несколько часов и инфокомп с фактографом начали помогать. Смутно-смутно картинка стала вырисовываться. Атланты ведь не были мальчиками для битья: в плен частенько брали как представителей другой цивилизации, так и инопланетян, и умели сопоставлять факты и делать выводы. Итак, сказка такая получается.

Давным-давно, тысяч сто лет назад, на Землю прилетели черти. Ну, в смысле инопланетяне. Были они голубокожими и голубых кровей, со слегка вытянутой головой. Понятно, что кровь у них была на основе меди, и на Земле им было не очень комфортно, но лететь дальше искать другую планету они не стали. Информация обрывочная, но все же известно, что со своей планеты они улетели в результате терок между собой. Кто проиграл, тот и улетел. И прилетел. На Землю. Вот…

Как я понял, на тот момент, в отличие от текущего, других инопланетян около Земли не было. По крайней мере, жрец о них не упоминал. Люди на Земле были, но… Согласно нашей истории, вроде тогда еще кроманьонцев не было, но кто-то был. Наверное, те же неандертальцы, жрец особого различия не делал, говорил «люди», и все. Так вот, инопланетяне хоть и обладали продвинутой техникой, но, насколько я понял, не такой, которая позволяла бы себя дублировать или создавать. То есть, говоря по-человечески, не было у них производственных линий с собой. Ну или были, но не могли они послужить точкой роста и развития существующего состояния.

Как я понял, их деградация была неизбежна, а возвращаться им было некуда. Даже несмотря на долгожительство (около тысячи лет – блин, завидно! Люди морочатся, только-только раскрутятся, а уже помирать надо, а эти…) и возможность спать (что-то вроде анабиоза – могли на долгие годы укладываться спать в «яйца»), перспективы были нерадужными. Короче, что-то они делали, как-то жили, проводили опыты. Но все же какая-то техника у них была и требовались ресурсы, а может, и про запас что-то хотели добыть. В определенный момент они поняли: чем курочить имеющуюся технику и ее ресурс, проще использовать местных разумных. Ну, понятно, о чем речь, – типа людей как рабочих.

Выбор сомнителен. По мне, так все же проще что-то придумать с техникой, но полной информации жрец не давал, да и не знал, наверное, так что пока просто примем этот факт. Неандертальцы им не очень подошли. Довольно мирный народец, неконфликтный, но к инопланетной технике, даже самой примитивной, имел стойкое отвращение. И глупыми не хочется их называть, потому что они были достаточно развитыми, но вот такая несовместимость. Или с ума сходили, или руки на себя накладывали, если их ставили в неприемлемые условия. Намучились с ними голубокожие, а потом решили генетически их изменить или вывести новых существ.

Я постоянно ловил себя на мысли, что всё, что я «читаю», – нелогично и неправильно, я бы поступил как-то иначе. Но тут такой прикол: психология атлантов все же была иной, и я, честно говоря, с трудом понимал логику их поступков. И через призму этой психологии мне приходилось еще пытаться понять побудительные причины действий инопланетян. Стопудово, все было не совсем так, как описывал жрец, и не так, как я понимал, но это обычная штука. Это мир, каким его видели атланты через призму моей интерпретации. Возможно, другие видели тот мир по-другому, и побудительные причины у них были иными. Ладно, продолжим.

Генетиками инопланетяне, вероятно, были не очень, так как довольно долго трудились, пока что-то вразумительное у них получилось. Забавную картинку жрец показал: на каменной стене распластан реально голубоватый инопланетянин, видимо удерживаемый магией, так как кандалов не видно, и в лоб ему уперся как раз тот жезл, что я держу в руках. Где-то в подземелье это происходило. Жрец потрошил память арестанта и, судя по всему, сам не все понимал, хорошо хоть прорывались оригинальные образы, не отфильтрованные жрецом. Его интерпретация, кстати, несколько отличалась от того, что я сам понял из этих образов. Жаль, мало жрец записал в жезл сырых данных, снова пришлось собирать его мысли и замечания в связный текст. Вернее, комп это продолжил делать.

Видимо, пленный что-то слышал или был знаком с ситуацией: он рассказал, что генетики инопланетян были кое-чем удивлены. Конечный результат не всегда получался таким, как они просчитывали, и исходя из этого главный генетик выдвинул теорию, что имеется постоянно пополняемый вселенский банк образов живых существ. Если ты что-то генетически создаешь и это похоже на то, что есть в таком банке, то твои мелкие огрехи сами сойдут на нет и объект сам подстроится к матрице. Ну а если будущее новое существо, отличающееся от имеющихся, окажется стабильным, то его матрица пополнит всемирное хранилище.

Свои слова генетик подтверждал и прочими опытами. На основе остатков генетического материала, испорченного и искореженного, он сумел воссоздать огромных существ, живших в давние времена на этой планете. Генетика сама из ниоткуда восстановилась. То есть откуда-то появилась дополнительная информация, отсутствующая в испорченных генах. Насколько я понял, речь идет о динозаврах. То есть они реально какое-то количество их воссоздали. Правда, выжили не все – во времена динозавров все же среда обитания была другая. Кислорода было больше, Солнце излучало по-другому. Луна была дальше, растения были попроще для усвоения. Что с приспособившимися динозаврами стало, неизвестно. А жаль. Может, кстати, какие-то экземпляры и дожили до наших времен? Но разве может прожить такой срок популяция из нескольких особей? Вряд ли.

Кстати, будучи в эйфории от этих открытий, главный генетик смог вывести совершенно разных тварей. Конечно, на основе геномов, имеющихся на Земле, но все же результаты поражали. Там были и великаны даже по сравнению с инопланетянами (те, кстати, были ростом около двух с половиной метров), и циклопы какие-то, и другие уроды. Реально много существ наплодили. Они прожили недолго, максимум тысячу лет. Тенденция развития таких существ шла вниз. Но великаны оказались еще худшими работниками. Поэтому работы продолжались, и в результате появился кто-то вроде кроманьонца (а может, и реально они).

Тут еще один момент. У генетика был бзик: новое существо, какое бы распрекрасное оно ни было, не имеет перспектив, если не сможет жить и развиваться в естественных условиях в течение нескольких поколений. Поэтому для них создавалась определенная среда, они выпускались «в поле», и их не трогали. Часто это подгадывалось к циклам «сна» инопланетян. Они почему-то периодически укладывались в анабиоз. Слабым объяснением могло быть то, что таким образом они дожидались результатов долгоиграющих процессов своих экспериментов. Так как для выведения людей использовались кое-какие гены самих инопланетян, это вело к долгожительству. Но долго ждать не хотелось, пусть и в анабиозе, поэтому людям искусственно ограничили продолжительность жизни, заменив ее на оригинальные несколько десятков лет, как это было у неандертальцев. Их гены тоже, кстати, использовались, но в значительно меньшей степени. Таких циклов было несколько. И видов людей – тоже несколько. В какой-то момент, проснувшись, инопланетяне недосчитались одной перспективной популяции, исчезнувшей полностью…

Как я понял, это и были древние атланты, которые провалились на Лунгрию. Время в разных мирах течет по-разному и всякий раз по-иному. Когда атланты вернулись на Землю, на ней прошло всего несколько тысяч лет, хотя на Лунгрии – десятки или даже сотни тысяч лет. Вернувшись, атланты попали как раз в период очередного «сна» инопланетян и успели нехило развиться, даже не подозревая о наличии своих создателей. Тем более что Дронт оставил им техномагические знания, да и магические к тому моменту тоже были неплохо прокачаны.

К этому моменту на Земле уже существовала достаточно мощная и тоже человеческая цивилизация. Откуда она взялась тут, было непонятно. То ли еще один эксперимент инопланетян, то ли откуда-то завезли. Установить сей факт атлантам не удалось, да и не особо он их интересовал. Им повезло, что эти люди были довольно миролюбивыми. Хотя расселились они почти на половине Земного шара, но не стали мешать атлантам и спокойно смотрели, как те осваивают свободные земли, в основном на южной части земного шара. Они же занимали северную часть Земли.

Дальше шаман описывал их и так и сяк, но все, что я понял, – это были обычные европеоидные люди, я к ним даже ближе, чем к самим атлантам, и скорее всего они обладали какими-то чародейскими техниками (некоторые описания и кадры на это настойчиво намекали). Плюс они хорошо владели астралом и управляли природными энергиями.

Поначалу между атлантами и европейцами происходил довольно оживленный обмен знаниями (отсюда астральные техники), и они даже совместно строили некую энергетическую сеть, используемую для разных вещей. Это и стабилизирующая энергетическая система планеты, в том числе для глобального управления погодой; и система подпитки астрально-магических атлантских приблуд; и система сбора энергии и закачки ее в кристаллы (такой же сейчас есть у меня, с его помощью я и перенесся на Землю); и система связи как на Земле, так и в Солнечной системе. Как я понял, и те и другие немного летали по ней, но без энтузиазма. Атланты – больше. Как только на тех же инопланетян не наткнулись сами! А потом атланты обжились, и им стало тесно… Далее сменялись годы мира и войны. Как ни странно, уровень сил был примерно одинаковым, хоть сами силы – разные по своей сути, поэтому паритет держался довольно долго. Ну а потом проснулись инопланетяне, которые считали Землю своей вотчиной…

Дальше снова пошло информационное месиво. Это и тройственные войны всех против всех, и коалиции два против одного, и много разного. Инопланетяне или не обладали достаточным количеством мощного оружия, чтобы снести цивилизацию с поверхности Земли, или не хотели, хотя и применяли нечто вроде ядерных бомб, ракет и лазеров против атлантов и ашуиров (звучало как-то так. Похоже на наши «асы» и «ассиры». Может, и они, фиг знает). Кстати, забыл сказать, что были и другие народы – не атланты и не ашуиры, просто обычные люди. Впрочем, все это условно рядом поставить – все похожи! Кстати, негров и азиатов я не видел. По крайней мере, жрец ни о ком похожем не говорил.

Вся эта байда продолжалась не одну тысячу лет. Мне кажется, инопланетяне растерялись, упустив инициативу из своих рук, и не могли выработать нужную позицию, отсюда и шараханья от войны до мира (есть фотки, где атланты за столом мирно беседуют с голубокожими). Забавным мне показался слепок памяти (то есть типа видео) одного атланта-диверсанта во время войны с инопланетянами. Картинка начинается видами гор, похожих на южноамериканские, и среди них несколько… хм… ракет? В общем, космических аппаратов, наверное. На современные тарелки и виденные мною у современных инопланетян аппараты они совершенно не походили. Ну вот что это за корабль, отдаленно напоминающий нашего морского конька? Только размеры гигантские, и поднимается над землей явно на антигравитации. Следующий момент – атлант находится уже на этом корабле. Это понятно, так как одна стена помещения, где он находится, прозрачна, видна Земля, укрытая облаками, и частично – «морда» этого морского конька.

В области зрения появляется высокий голубокожий человек, дергается, что-то кричит, начинает вытаскивать оружие из-за пояса (без кобуры, просто за поясом!). Перед глазами мелькает рука атланта, и инопланетянин просто размазывается по стене. Выглядит как бутафория или мультик – кровь-то голубая. Не воспринимается как реал. Другого голубокожего он валит каким-то странным оружием, излучающим мощные электрические разряды или молнии. Оружие выглядело как небольшой шест с множеством рогов с обеих сторон рукоятки. При этом молнии не только испаряют инопланетянина, но и прожигают огромную дыру в переборке за ним.

Потом несколько мгновений бега, вспышек, крики… и вдруг – удаляющийся корабль. Выглядит, как если бы атлант выпрыгнул из него спиной вперед и медленно пятился. То, что он не труп, понятно и по тому, как он головой водит, ну и как-то же запись попала потом к жрецу? Тем более что похоже не на запись видеоаппаратуры, а на мои объемные мемокопии памяти. В какой-то момент становится видно, как хвост морского конька разваливается. Вылетают яркие точки – то ли спасательные капсулы, то ли истребители. К этому моменту атлант-диверсант развернулся лицом к Земле. Завораживающее зрелище. Совсем иное, нежели сейчас. Более богатое на краски – больше зелени и материков, на Южном полюсе Антарктида зеленая и нет снега, частично видны правильные геометрические системы. На севере тоже есть земли, вплоть до полюса. Все соответствует карте, что я видел ранее, но выглядит поживее. Жаль, что чувства диверсанта не ощущаются, только картинка. Да и мысли было бы неплохо послушать. Но что есть, то есть. Даже это – просто фантастика какая-то, бьет по мозгам. Даже сильнее, чем когда я сам вытаскивал образы прошлого в пустыне.

Мелькнул странный летательный аппарат. По ощущениям понятно, что это спасательный корабль за диверсантом. Затем картинка пропала.

Потом я переваривал информацию, думал. Кое-что вспомнив, пролистал обратно картинки и нашел-таки то, на что не обратил внимания сам диверсант, хоть и видел, да и жрец, похоже, не обратил: буквально на мгновение на фоне Земли, когда диверсант падал вниз, мелькнул образ вполне современного и знакомого мне по недавней встрече инопланетного корабля. Не тех, голубокожих, а кого-то из современных. Техника идентична. Если это не глюк моего воображения, то получается, что тогда появились и эти, что и сегодня крутятся в Солнечной системе. Вот только ни жрец, ни кто другой об этом не догадывались. Как все сложно!

И, похоже, неаккуратные инопланетяне прилетели: на глаза попались, да еще специалисту. Другое дело, что он почему-то не заметил. А может, ориентировался на другие системы контроля, от которых инопланетяне спрятались. Черт его знает!

Я вздохнул. Ладно, попробуем атлантовскую штуку, если не развалилось все за давностью лет. Как я понял, место на Земле не имеет особого значения, конечно, если все не порушилось и доступ не остался где-нибудь в особых точках. По крайней мере, жрец оставил ментально-чувственные образы, чтобы вызвать интерфейс их глобальной системы. Думаю, должно получиться. Правда, подозреваю, что эгрегоры должны были без подпитки извне развалиться, если только атланты как-то не придумали сделать их самовосстанавливающимися или самодостаточными. Ведь обычно они завязаны на людей, а их уже тысячи лет нет. Вот и посмотрим, могут ли они существовать столько.

На короткое время мир будто замер – это я рывком остановил себя, свою мысленную деятельность, отключил чувства. Интересный способ вхождения в боевой транс я подсмотрел у жреца. Получилось где-то с десятого раза – все ж таки опыт дает свое преимущество. Теперь генерируем тот образ, напитываем его своими чувствами, вернее, модулируем по тому образу, что хранился в посохе. В этот раз мир подумал немного, а потом мигнул… и перед глазами то ли визуализировались какие-то мелькающие символы, непонятно что обозначающие, то ли глюки полезли в образе белых, почти невидимых на окружающем фоне крокозябликов… Сознание немного поехало, но, кажется, я понял, что происходит, – их система за столько времени неиспользования все-таки разладилась. И если сейчас все не устаканится само, то и не знаю, что делать-то…

Все-таки атланты создавали на века. Нет, даже на тысячелетия! Через полчаса все успокоилось и символы перестали прыгать и искажаться. Письменность была мне немного знакома – я давно вожусь с наследием и атлантов, и археев, их потомков. Даже если что-то было непонятно сразу, то наличие огромной базы знаний всех языков Лунгрии и Земли позволяло с современными алгоритмами (ну и моими давними) правильно интерпретировать надписи. Вернее, перевести, хотя о смысле приходилось во многих местах догадываться. Например, что может значить: «Уйди, хмарь, да здравствуй лик Матери»? По сути, догадаться несложно. Видимо, что-то из области разгона туч. Или тумана.

Но мне сейчас интересно попробовать вот, например, это: «Дыхание Ваю». Зацепился за схожесть (как мне подсказал комп) с одним из имен бога ветра Вайю у древних иранцев. Буквально краем, чуть ли не парой звуков и логической связью с «дыханием» и еще несколькими пересечениями в других проиндексированных местах.

Интересно, не зря символы были белесого, еле видного цвета и насыщения. Оказывается, они пришли к такому управлению: чем сильнее воздействуешь на выбор, активнее давишь на него желанием, тем ярче он наливается красным цветом и тем сильнее, мощнее реализуемое этой функцией действие.

И вот я запитал это «дыхание» и жду. Жду уже полчаса. Пожалуй, что-то все-таки сломалось в атлантовской канцелярии. И уже когда я решил двигаться дальше, заметил изменение энергетики места. Сначала медленное течение энергий немного ускорилось, почти незаметно. Затем поменялся их рисунок, направление течений, насыщенность… И в результате… Я был прав: в результате поднялся небольшой ветер. Я притопил «кнопку», и вскоре он превратился в ураган. Каким-то образом система отслеживала место, откуда был сделан запрос, и здесь, в центре бури, было почти тихо. Понятно. Я стал дальше ковыряться и в конце концов нашел, как управлять вызванным ветром, – опыт знакомства с чуждой логикой археев, чародеев и магов сказывается.

За несколько часов я сумел разобраться в системе, кое-что даже попробовал. Тот же ветер, который очистил мне пирамиды и заодно вымел песок из руин города. Этого я не планировал, но тогда еще не научился тонко управлять атлантовской системой, поэтому случайно захватил. Потом попробовал вызвать дождь. Получилось, но не очень хорошо, – слабенький какой-то. Он почти и до земли не долетал – испарялся еще в воздухе. Только духоты нагнал. Там задел большой был, много чего, но сильно дергать систему я не стал – и так на ладан дышит, работает со скрипом. Еще развалится. Хотя, может, тут наоборот – чем больше используешь, тем лучше пашет?

Даже и не знаю, что сказать. Определенно интересно. Буду ли я это использовать? Вряд ли. Умею я больше, быстрее и на более надежных технологиях. Но как стороннее инженерное решение оно привлекает.

Я встал и огляделся. Остаточные воздушные потоки легонько дергали меня за одежду и развеивали поднятую пыль. Солнце потихоньку выглядывало из-за облаков, так и не сумевших превратиться в полноценные тучи. Тишина и покой. А внизу меня ждет расчищенный сфинкс и разграбленная библиотека под ним. С одной стороны, я сомневался, брать с собой детей или нет, все-таки опасность существует. С другой – слишком много времени прошло, да и земляне-братцы, вероятно, уже сломали системы защиты, когда вытаскивали оттуда что-то ценное. Так что…

– Привет, Катюх! Ты не занята? Есть желание посетить обещанные пирамиды? И Сергея захвати с собой.


– А в сами пирамиды пойдем?

Пока я исследовал, что осталось от старой кладки, дети с любопытством озирались.

– Тихо-то как! – Катя набирала в ладони песок и потихоньку, водопадом, выпускала его на волю ветра.

– Смысла нет, – ответил я. – Это просто инженерные сооружения. По крайней мере, эти три. Что интересного можно увидеть, ползая в трубах и каморах? Хотя при желании можно на картинки египтян внутри посмотреть. А там, – я не глядя махнул в другую сторону, – в настоящих усыпальницах тоже ничего интересного. Сокровища вычистили. Наверное, есть еще неразграбленные пирамиды, да только зачем тревожить дух умерших? Пусть спят себе.

– А здесь тогда что? – Сергей кинул камешек в лапу сфинкса.

Тихий дробный звук быстро затих среди каменных нагромождений.

– А вот здесь была древняя библиотека и одновременно склад. Вряд ли что-то осталось там, но вдруг нам повезет?

Нет, механизм плиты сдох. Да и современные ученые или копатели хорошо поковырялись в камнях, пробивая ход вниз. В самом механизме не было металла, только укрепленный камень. Вероятно, поэтому и не поняли люди, что он вообще есть. Инфоплетения я тоже видел. Почти все они остались живыми, только совершенно без энергии. Возможно, еще пару тысяч лет, и даже эти остатки развеются. Стиль формирования плетений отдаленно напоминал стиль Дронта. Да, действительно, тут атланты все делали. Кстати, мой стиль сильно отличался от стиля Дронта, хотя по эффективности стоял где-то рядом. Это радовало.

Сейчас, если запитать механизм, он все равно не справится с плитами, так что… Небольшой телепорт-дверь на нижние уровни – наше все.

– Пойдем, – позвал я и двинулся к еле видному телепортационному проходу. – Можете все снимать на УНИКи. Пригодится.

– Само собой! – буркнул мальчик, осторожно обходя обломки камней. Подал руку Кате, но она проигнорировала помощь.

Мы оказались под сфинксом на глубине примерно десятка метров. И проход понижался дальше. Насколько я понял и видел, в бункере было несколько уровней. Мои шпионы уже исследовали почти все, но общая картинка пока еще не готова. Поэтому осторожность все равно надо соблюдать.

Опасности я не чувствовал и не видел. Разумеется, все впереди я по ходу движения просеивал через сито своих детекторов. Не стопроцентная, конечно, гарантия, но все же. А как горели у детей глаза! В них и азарт, и интерес, и опасения, и даже отголоски ужаса. Ужаса, который живет где-то за углом и готов выпрыгнуть наружу в любой момент.

Высота потолков прохода была достаточно большой – метра два с половиной. Сам проход – полностью каменный. Под ногами мелкий мусор, песок. В самом начале попалась металлическая решетка – я был прав, и местные власти уже добрались досюда. Я провел рукой поверх прутьев, снимая информацию, и удивленно пожал плечами. По всему выходило, что ей больше ста лет. Это ж, получается, где-то начало двадцать первого века. Даже раньше моего попадания на Лунгрию! Удивительно.

Через телепорт мы просто шагнули сквозь решетку, не трогая ее. Все-таки раритет, и вообще ломать ничего не хочется. Шаги шепотом отдавались от стен, будто что-то говоря, угрожая или предупреждая. Детям было не по себе, но держались они молодцом, тем более что я вначале предупредил: если будет страшно, пусть говорят. Ну и сделал им «красную кнопку». На пузе. Иллюзорная красная кнопка с надписью «стоп». Что бы ни случилось, достаточно шлепнуть по ней рукой, и телепортируешься домой. Вернее, ко мне домой в отдельную комнату, специально подготовленную для приема. Можно, конечно, и мысленно на кнопку нажать, но так веселее. Чем-то они мне напоминали Карлсона с кнопкой на животе. Ну и другую защиту, конечно, я им сделал помимо изначальной. И от вирусов, и от бактерий, и от газов. И от звуков.

– Ну-ка, аккуратней тут, – предупредил я и на повороте остановился.

Пустил впереди себя овеществленную иллюзию, от которой даже человеческое тепло шло. Как я и предполагал, ее тут же разорвала очередь из пулемета. Грохота выстрелов мы не особо почувствовали – моя система, напоминающая невидимый скафандр, плавно, но быстро снизила пропускаемый звук до приемлемых величин.

– Надо же, – покачал я головой. – Какие строгости. А где у нас кнопка выключения? А нет у нас кнопки! Странное решение. Наверное, по радио команду надо передавать. И как аккумулятор только выжил за столько времени?

Впрочем, я ничего не успел сделать – пулемет сам замолчал и больше не реагировал на провокации. Предварительно все же заблокировав его удаленно, мы подошли к точке контроля, то есть к блокпосту. Там стоял какой-то небольшой, по пояс, робот-пулемет в виде тележки с гусеницами. Припоминаю, вроде были такие. От него шел шнур куда-то в стену. Питание, очевидно. Удивительно, что его хватило на запуск. И удивительно, что пулемет смог стрелять, – значит, смазка не засохла. А может, и засохла, но на пару выстрелов хватило. И однозначно все это время, около ста лет, тут никто не проходил. Чудеса! Да и смысл наличия аппарата не очень понятен. Хотя не выглядела эта точка стационарной. Может, были какие-то условия, когда его по-быстрому сюда подогнали, да и забыли потом?

– Интересный аппарат. Настоящий раритет, – уверенно выдал Сергей, осматривая машину. – Еще довоенный. Кажется, американский. Забрать бы с собой.

– Можно и забрать, – согласился я и отправил машинку к себе в схрон.

На стене бессильно повис остаток обрезанного провода. Мальчик от неожиданности часто заморгал, но тут же заулыбался.

– А можно будет мне его домой взять? Интересно поковыряться в нем.

– Можно, – улыбнулся я и пошел дальше. – Только надо будет поговорить хотя бы с дедом Кати. Не думаю, что боевое оружие просто так разрешат иметь дома.

Мальчик серьезно кивнул.

Через несколько поворотов снова появилось что-то любопытное. Дорогу перекрывал небольшой информационный щит, пыльный и покосившийся. Я сдул пыль и увидел, что на нем что-то написано по-арабски. Переводчик с УНИКа, вернее, с биокомпа (я местные переводчики уже загнал в него, так удобнее пользоваться), перевел: «Опасность! Серебряный туман! Проход здесь!» – и стрелка, указывающая в стенку слева. Там выделялась вполне современная металлическая дверь. Закрытая, конечно, но открыть ее было плевым делом. Поскрипев недовольно, она вскоре сдалась магии. Этот проход явно делали уже в наши времена. Но что же он обходил? Что такое «Серебряный туман»?

Ради интереса я все же пустил в запретную сторону свою иллюзию. В стенах и полу я видел какие-то приборы, но на расстоянии не мог понять, что это. Пройдя метров десять, моя иллюзия скрылась в мгновенно образовавшемся тумане, действительно сверкающем, как серебро, в отраженных лучах нашего освещения. Какое воздействие на мою иллюзию было выполнено, я не понял, так как в ней не было никаких особых датчиков. Что-то в тумане все же разрезало силовое поле иллюзии, и она, потеряв стабильность, распалась. Не сверхпрочное покрытие там было, но и ножом просто так не порежешь. А тут справилась-таки техника атлантов. Неплохо. Надо будет выковырять несколько аппаратиков для исследований, но потом. Лучше пройти по более безопасному пути, подготовленному моими соотечественниками, если можно так сказать. Ну с одной же мы с ними планеты? Значит, отечество в этом плане у нас одно.

Потом был еще один зал, правда, на уровень ниже, заваленный разным барахлом – остатками разрушенных механизмов. В основном это были покореженные роботизированные тележки, похожие на ту, что мы экспроприировали. И этих явно порезали, а не уничтожили какими-нибудь выстрелами. Ровные разрезы, слегка покрытые окислами, несмотря на сухой воздух, четко говорили об этом. В стенах располагались ниши, сейчас пустые. А вот рядом с ними кое-где попадались остатки совсем других механизмов. В посохе о самих стражах ничего не было, кроме обычного упоминания, что библиотека охраняется, так что приходилось только догадываться. Хотя… фактограф мне выдал нечто похожее в другом месте из записей жезла. Это было что-то вроде голема. Вернее, техномагическое устройство: механика – обычная, материалы – различные сплавы, а движок – магический. Жаль, подробного описания не было. Разве что по внешности они напоминали древнегреческие статуи, такие же обнаженные, только с мечами, дисками (то ли щитами, то ли круглыми пилами) и какими-то палками, видимо, тоже оружием.

Так что, похоже, тут все-таки местные передавили силой устройства атлантов.

Пройдя эту прихожую, аккуратно обходя металлолом (и почему не убрали?), мы вошли в огромный зал. Опять же весьма похоже на древнегреческую или древнеримскую архитектуру, как мы ее себе представляем. Колонны по бокам, ровные каменные поверхности, ниши в стенах. На этих стенах раньше что-то крепилось поверх: то ли «обои», то ли картины, то ли что-то иное – но все было выдрано. Вернее, в некоторых местах выдрано, а кое-где аккуратно срезано. Кстати, там, где выдрано, на полу угадывались костные остатки и прочая труха. И судя по всему, это были не современные исследователи. Древние мародеры сумели-таки проникнуть сюда. Может, нашли какой-нибудь ключ-доступ? Иначе как прошли через Серебряный туман? А может, подкоп сделали – я чувствовал некоторую продолжительную неоднородность земли в паре мест, ведущих к каморе. Засыпанных давно и затрамбованных временем, но отличия от естественной среды были.

Много постаментов, на которых когда-то что-то лежало, но сейчас сверкающие девственной пустотой. Из-под высоких потолков внутрь лился самый обычный солнечный свет. Что-то там встроено наверху, связанное с освещением.

– Пусто, – разочарованно сообщил очевидное Сергей. Нагнулся и поднял из пыли плохонький кинжал. Наверное, одного из грабителей.

– Зато красиво, – не согласилась с ним Катя. – Ты представляешь, какая древняя это история? Жаль, конечно, что все унесли, но все равно…

– Не торопитесь с выводами, – подмигнул я, рассматривая в инфомагическом зрении конструкцию, которая представляла собой обычную прорисованную инфонитями фигуру, изображающую, однако, не привычную по всем известным мне мирам ладонь для идентификации (вернее, место, куда ее нужно сунуть), а внутреннюю сторону маски, висящую в воздухе. Видимо, туда надо сунуть лицо.

Довольно сложное плетение, уже функциональное, а не изобразительное, запрятанное внизу под полом. Причем хорошо защищенное снаружи – я никак не мог рассмотреть его функционал. Внешняя защита явно сделана не ручками, а каким-то амулетом или человеком с биокомпом, как у меня, – слишком механистически-сложное плетение. Оно имело множество идеально одинаковых ячеек. Попробовал сунуть туда щуп – его мгновенно разрезало. Хорошо, что без последствий. Довольно высокий уровень магии. И все сделано не так, как я делаю, хоть и весьма изобретательно. Можно взять на заметку.

Я отметил, что если проходить рядом, то маска, как бы плавающая в воздухе, автоматически начинала поворачиваться к человеку и подстраиваться к его росту. Таким образом, если проходить по центру комнаты, человек по-любому пройдет через маску и самоидентифицируется. Очень остроумно, хотя я бы сделал по-другому. Я бы всю комнату превратил в детектор с компом.

А почему человек вдруг захочет пройти через центр? Я глянул на пыльный пол и двинул воздушными потоками, расчищая центр и убирая пыль к стенам.

– Что это? – удивилась Катя, пятясь с Сергеем от центра.

Под ногами постепенно раскрывался красивый пол, гладко отполированный, на котором изображена была карта Земли. В странном ракурсе: в центре изображен Южный полюс, то есть Антарктида, и дальше к стенам расходилась остальная часть карты. А так как комната была довольно просторной – порядка двухсот метров в диаметре, то и карту рассмотреть сразу целиком было невозможно. Для этого на полу были проложены дорожки с помощью очень знакомой мне техники: изображение ступней, как бы отпечатков ног. Ну и, следуя им, человек всегда проходил через систему идентификации. Вон Сергей уже начал топать по ним. Психология, однако. Забавно, что такой примитивный трюк использовался и у нас, и у них.

Сергея я остановил:

– Подожди, там непонятное что-то.

Сам же задумался. Можно все-таки потратить немного времени и взломать систему идентификации и контроля. Хоть и сложно, но, думаю, справлюсь. Можно распотрошить-расплести защитное плетение и всё остальное, только почему-то не хочется. Сам себе удивляюсь. Видимо, потому, что ничего нового в структуре этой системы для себя не предвижу. Интуиция тоже молчит, когда я представляю, что встаю в центр и отдаю все на откуп древней системе. Ну и последнее: вряд ли бы атланты делали тут ловушку, раз кто-то сюда уже прошел. Вряд ли наша похожесть доходит и до придумывания сценария посещения сокровищницы кем-то вроде Лары Крофт.

Поэтому, все хорошо обдумав, я на всякий случай включил ребятам параноидальный режим работы системы защиты и автоматический возврат домой через полчаса. Потом предупредил их, в том числе сделав видимыми центральные плетения, чтобы не скучали и записывали на УНИКи происходящее, если оно будет, и проследовал в центр залы. Наверное, стоило взять Ричарда как раз для такого случая, да только надоело его таскать с собой. Классная штука, полезная, но как-то охладел. Оставил у себя дома в оперативном резерве. А детям ничего не угрожает, даже если вдруг они останутся тут одни.

Маска, видимая только мне, подстроилась под мой рост и размер головы, повернулась ко мне обратной стороной и наделась тютелька в тютельку, без зазоров.


Человек – существо вариативное как в поступках, так и в мыслях, мечтах, способностях, скрытых до поры до времени. И в то же время ограниченное как по причине физиологии, так и из-за типов реакций на окружающее, заложенных в базовые поведенческие алгоритмы. И все это причудливым образом смешивается, рождая почти бесконечное количество ситуаций, систем, моделей, образов в разных областях жизнедеятельности – физической и умственной.

Работа мечами, да и просто любым оружием и без него в рукопашке, тоже подвержена этой концепции. Здесь можно из раза в раз, изобретая, повторять одни и те же поверхностные шаблоны, а можно бесконечное количество раз открывать что-то новое. Только есть нюанс: как бы мы ни хотели, все действительно развивается от простого к сложному. Это потому, что сначала хватаешь самое простое новое, потом, когда все выбрано (или так кажется), взгляд устремляется в сторону сложного. А сложное порой требует больше усилий для реализации более мощной концепции или модели. Собственно, это относится ко всему.

Несмотря на то что Лунгрия находится в условном Средневековье, где от магии и умения работать мечами зависит, жить тебе или умереть, чисто научный и системный подход к этому делу, с толком, с расстановкой, может привести к серьезным открытиям, где-то даже превосходящим практические наработки Лунгрии.

Несмотря на весь мой опыт и огромное количество техник, которыми я владел, Родомир меня с разгромным счетом технически поборол на мечах. А вместе с Алексеем они просто не оставили мне возможностей победить, не смухлевав. То есть не перейдя на сверхскорость, перекрывающую их скорость реакции, ограниченную пусть и развитой физиологией, но сильно отстающей от физиологии чародея, мага и просто инфомага.

Родомир создал сложную медико-биологическую информационную систему и боевую технику, с помощью которых для каждого человека разрабатывалась своя персональная техника, учитывающая и текущие физические возможности организма, и те, которых можно достичь тренировками и другими медицинскими воздействиями. С учетом современной медицинской аппаратуры, к которой он имел доступ, у него вышла реально продвинутая штука. Правда, он пока ее испытывал только на себе и друзьях, хотя планировал внедрить и в спецслужбы – в первую очередь, ну и вообще куда-нибудь. Там был реальный потенциал, и не только для боевого развития, но и в любом виде спорта. Можно было достаточно точно предсказать физиологический потенциал даже для такого человека, который никогда не поднимал ничего тяжелее карандаша или на данный момент является инвалидом. Это не имело определяющего значения, разве что увеличивало количество дополнительных тренировок, ну и добавляло медицинские операции для избавления от инвалидности, если возможно.

Боевая составляющая сама по себе тоже довольно интересна. Это напоминало алфавит, куски и части движений. Из него, как и из обычного алфавита, можно было собрать длинную поэму – законченную систему движений и приемов, максимально подходящих индивидууму. В нашу первую встречу Родомир и впрямь действовал против меня, используя свое родовое искусство, но оно не сильно отличалось от традиционного. Сейчас же все было иное.

Кстати, не обязательно человек, тренировавшийся по этой системе, становится непобедимым, но максимально раскрыть свой потенциал, да еще с учетом физических и даже энергетических возможностей (биополевых, как тут называли аурные составляющие) он может.

Меня это очень увлекло. Однако в этой системе, на мой взгляд, отсутствовала еще одна необходимая составляющая – чародейская. Ну и вообще магическая. И если это все скрестить, то получится убойная штука. Какую же технику можно создать конкретно для меня, если немного доработать систему с учетом моих знаний и магических возможностей? Перспективы, мягко говоря, неоднозначные.

Родомир согласился предоставить свои наработки и информационную систему, если я выиграю у него три боя подряд. Я бы на его месте тоже не особо стремился распространить еще недоработанную систему, судьба которой пока непонятна. Вот тут и пришлось смухлевать, уйдя в запредельные скоростные режимы. Враки это, что скорость – лишь составляющая боевого искусства. По большому счету, если у тебя сверхскорость, то ты можешь всех своих противников победить, просто проткнув пальцем им глаз, и никакая техника их не спасет – не успеют среагировать. Но это не панацея – опыт и мозги тоже много значат.

Кстати, и для Сергея можно разработать более детальную технику, чем я собирался дать ему изначально…

Обо всем этом я вспомнил, когда рассматривал варианты боевых искусств атлантов в реальной библиотеке, а не в той, что расхитили власти Египта, а может, и не только они. Там была целая подборка разных технологий – от чисто магических, через технические, к техномагическим. Я все удивлялся, на фига скрещивать магию с техникой, когда чисто магией можно достичь того, что хочешь, но не учел как некоторых нюансов человеческой психологии (которую разделяли и атланты), так и весьма ограниченных магических возможностей. Ограниченных количественно. Оказывается, для человека приятней почувствовать под задницей седло летающего мотоцикла, чем просто лететь вперед без опоры. А если ты еще и не маг, то тем более. Ну а почему техномагия, а не чистая техника? Так это потому, что в результате получаются устройства с бо́льшим КПД, с меньшим геморроем по обслуживанию, с упрощением механической части, без загрязнения окружающей среды и так далее.

Как я понял, это была не просто библиотека, а целый набор курсов по выживанию и развитию общества в разных условиях: например, наличие или отсутствие магии и прочих ресурсов, выбранное направление и так далее. От магической левитации до вертолетов и ковров-самолетов. От лечения чисто магией до чисто биологических или химических средств излечения (тут, конечно, непонятно, как на современного человека будет действовать). Получение магических результатов через технику, то есть, грубо говоря, собираем радиоизлучатель, который, воздействуя на пространство, формирует там нечто вроде структур, выполняющих нужные функции. Относительно простые, конечно, но достаточные для очень широкого применения. Круто. Или просто формирующие опосредованные излучения, полезные или вредные для здоровья живых организмов, влияющие на биологическую составляющую, а то и ментальную (например, подавляющие ее или, наоборот, возбуждающие).

Один подобный прибор мне кое-что напомнил, и я быстро нашел похожее на него изображение у фараонов Египта или их жрецов – нечто вроде небольших гантелей в руках. Эти приборы синхронизировали биологические процессы, подавляли негативные аурные колебания, чистили ауру от паразитов и, похоже, даже удлиняли жизнь. И так далее. Судя по всему, это был подарок Дронта, слегка добитый атлантскими доработками, вернее, конкретным опытом использования многого из этого добра. Но и что-то новое атланты добавляли. Свое.

Честно говоря, я не очень понимал, как может развиваться общество, если ему на тарелочке с голубой каемочкой предоставили почти все, что нужно для жизни. Вот просто не могу представить. Мне кажется, при этом должна происходить довольно быстрая деградация социума, ведь не надо ничего изобретать – все есть. Но потом я нашел ответ и на этот вопрос, но уже в записной книжке жреца – он тоже размышлял на эту тему. Оказывается, он не зря назывался жрецом. И не только он – их было несколько десятков. Именно они определяли тенденции развития общества, задавали некие исходные данные, возможно, базовые технологии из библиотеки Дронта, а остальное развивали уже их ученые и маги. Жрецы вмешивались, если надо было скорректировать развитие, вбросить новые мысли, повернуть направление развития в другое русло, вернее, выправить его, если оно свернуло не туда. Ну и в сложные периоды жизни, например, во время войн достать из-за пазухи какое-нибудь новое оружие.

Не знаю, не знаю… С одной стороны – довольно опасный вариант они приняли, не гарантирующий развития, с другой – просуществовали же они тысячелетия? Может, это вариант и для современных реалий? По крайней мере, для моей страны. Что ни говори, я все-таки русский и, как и любой русский, люблю свою родину, даже если она и может оказаться мачехой. Люди-то тут хорошие. Да и к властям я не испытываю пока никакого негатива. Ладно, пока погодим с этим. Надо поднабраться информации и ощущений.

Отсутствовал я недолго – всего-то пятнадцать минут. Система приняла меня как родного, ориентируясь на особенности моей ауры, связанной с инфомагией. То есть воспользоваться библиотекой мог любой, обладающий магией. Вернее, тот, у кого развита аура на оперирование инфомагией, ну и еще кое на что. Скорее всего, рассчитывалось на того, кто мог наследовать жрецам. И смысл в этом был. Иначе зачем магия кому-то, кто ею не обладает?

Фактически же там были сведения и чисто технического характера. Не знаю, много ли там научных и просто технологических выкладок, но они были. В этом, конечно, надо целым институтам разбираться. Ну да ладно, отложим пока на будущее. Надо хорошо все обдумать. Но предварительно скачать себе всю информацию как из жезла, так и из данной библиотеки. После соответствующей обработки и индексации, разумеется. Часть себе в биокомп засуну, часть придется переписать во внешние инфомагические структуры памяти, привязанные к моей информструктуре, – объем слишком большой.

На Катюху система не отреагировала.


Алиела

Последние два дня Алиела почти не покидала свой рабочий кабинет, располагающийся на обратной стороне Луны – местного спутника планеты Земля. База веганцев обустроилась на достаточной глубине и была хорошо замаскирована. Правда, как полагала девушка, особого секрета в ее расположении как минимум для центаврийцев нет. Трудно что-то скрыть, если ты часто это используешь, да и вообще, если это твой дом, пусть и временный, а те, кого ты опасаешься, более развиты в техническом плане. Ведь реально она не знает всех возможностей центаврийцев и еще некоторых так называемых старших рас. По устоявшейся привычке старшими называют более продвинутых в техническом плане, хотя не обязательно они старше по времени своего существования.

В последнее время Алиела пыталась найти заинтересовавшего ее землянина – уж очень он оказался необычной личностью, со странными возможностями. Да и в информационном поле планеты происходило что-то непонятное: шли какие-то неявные процессы, некоторые события формировали излишне высокие пики, совершенно для них нехарактерные. И самое главное – она никак не могла отследить этого человека. Она даже засеяла Землю, вернее, города одной из стран – России, огромным количеством миниатюрных датчиков-шпионов. И еще она не была уверена, что ее обоснование таких трат подотчетного оборудования будет принято. Хорошо хоть системы маскировки не дадут их обнаружить местным силам правопорядка, неплохо развитым технически.

И вот в последние дни она фильтровала поступающие данные с датчиков, просеивала данные информационной сети. То еще дело: земляне тщательно контролируют ее, и вклиниться туда довольно сложно. Многие хакерские взломы персональных коммуникаторов землян производятся не спекстами, как думают местные, а как раз системами веганцев, чтобы диверсифицировать пути получения информации. Как с этим справляются другие расы из Центрального наблюдательного комитета, Алиела не знала и не сталкивалась с ними в планетарной сети.

Удивительно, но при явном превосходстве технических средств веганцев найти заинтересовавшего девушку человека пока никак не получалось!

Ей с трудом удалось купировать рождающееся чувство недовольства и сбросить негатив в открытый космос. Но этого оказалось мало, и тогда она сформировала с помощью псионики легкие мысленные колебания, распространив их по комнате. Через некоторое время по ноге взобралась Лапочка, ее любимица, которую она с риском для жизни добыла на Земле. Прижавшись к ней щекой, Алиела почувствовала, как волны недовольства разбиваются о непробиваемое спокойствие любимой зверушки и рассеиваются в пространстве.

Меж тем зверушка изменила цвет и посмотрела глазами одновременно в разные стороны комнаты.


Ник

После библиотеки атлантов у меня в планах посещения было еще несколько интересных мест, но пока я решил погодить. Стоит немного переварить кое-что из полученных знаний, ну и просто переключить внимание. Следующее главное место по интересности – Антарктида, которая долгое время была центральным континентом атлантов. Та Атлантида, о которой пел Гомер, судя по всему, была лишь одной из колоний атлантов. И если немного подумать дальше (а дальше можно только предполагать, так как дневник жреца заканчивается задолго до тех дней), то эта колония потом, после предсказанной жрецом войны, стала наследником столичного статуса. И там, судя по всему, жили уже ослабшие и деградировавшие – по сравнению с эпохой их расцвета – атланты, а потом и их не стало.

Так вот, хотел еще поизучать Южную Америку – там некогда располагались инопланетные лаборатории, и вообще, был их центр по колонизации Земли. Похоже, несмотря на многие деструктивные поступки в отношении землян, в том числе и доведение земной цивилизации до точки (хотя у меня тут смутные сомнения), они немало и хорошего сделали. Да, часто «хорошее» определяется не самим поступком, а смыслом, целью поступка и отношением к объектам воздействия. Но, абстрагируясь от этого, можно обоснованно заявить, что и людей в современном виде они «сделали», и помогали им развиваться. Да, иногда уничтожали неудачную, по их мнению, поросль, будучи ее создателями, но и помогали.

У них между собой тоже часто был разлад, у многих – своя точка зрения на развитие, на выживание. Иногда они действовали сообща, иногда – даже воюя друг с другом, вступая в коалиции с теми же атлантами или ашуирами. Самое интересное, что они вот в таком состоянии существовали не один век! Видимо, получилась неожиданно устойчивая система с тремя геополитическими точками силы. Возможно, это было связано с повышенной продолжительностью жизни всех персонажей, с примерно одинаковым уровнем развития, хоть и в разных областях (магия, техника, что-то вроде чародейства ашуиров)… Трудно сказать, но эта версия высоковероятна.

Ладно, это все мысли для бедных. Глянул, чем занимается Умник, и чуть не помер от смеха. Они с Гаврошем пошли на охоту – на кого бы вы думали? На льва! Хорошо хоть не на слона. Как я понял, убивать животное они не планировали, но победить его в «честном» бою собирались. Сделали боло, приготовили камни и дубинки (наверное, чтобы оглушить) и сейчас медленно подкрадывались… Зачем удумали – не знаю. Видать, смысл какой-то есть, но смешно. Поставил на запись – потом еще посмеюсь.

А пока пора отвлечься на кое-что другое. Уже некоторое время одним потоком сознания наблюдал за происходящим где-то… В общем, где-то в космосе. Там, куда злобные инопланетяне уволокли мой контейнер: частицу земного корабля «Луч», которым, я без всякой усмешки, горжусь. И им, и моими единопланетниками.

Этот контейнер наконец доставили по назначению, судя по транслируемой картинке, которую он передавал с вынесенных наружу камер, – на какую-то из лун какой-то планеты нашей системы. А поди определи, что и куда, когда вокруг почти сплошная чернота и вдруг из нее выплывает камень, приближается и корабль входит в открывшуюся полость.

Ладно, лукавлю немного. По звездам, с помощью современных космических программ и по внешнему виду промелькнувшей планеты удалось установить, что этот спутник – спутник Юпитера. Ганимед или Каллисто? Вот этого не понял. Но огромный, однако!

Как все-таки различается восприятие разных… Как назвать все эти расы, живущие в космосе, и людей в том числе? Мы же для них тоже инопланетяне… Ну пусть будет – всех этих инопланетных рас… Это все же были не только серые, коих как раз не так и много, а был это кто-то другой, угловатый, чем-то напоминающий голема, собранного из камней. Правда, серые вроде бы ими руководили, если я правильно понял их взаимоотношения. И это была их база. А ее внутренности сильно отличались от земных. Нет, так-то те же проходы, комнаты. Казалось бы, что не так? А вот выглядят чужеродно. Пропорции не те, материал не тот, форма не та.

В общем, небольшая подборка событий на базе инопланетян у меня уже собрана. Ее карту также уже построили мои невидимые помощники. И скажу вам, нехилую базу они там забабахали! Был даже участок пространства, чем-то напоминающий вырванный с какой-то планеты кусок природы: те же нагромождения камней посреди полупустынной местности, кое-где песок рассыпан. Но все не просто так накидано, а нечто вроде японских каменных садов. Мне так не очень тут, а кому-то, может, и понравится. Да что говорить, местным-то нравится, и, похоже, это их релаксационная зона. Ладно, не о том речь.

Я более-менее спокойно удаленно осматривался там, пока не попал, видимо, в лабораторию. Причем биологическую. Ну а как еще ее можно воспринять, если повсюду видны какие-то органы в колбах, растения – какие вживую, какие-то тоже в колбах с жидкостью. Передернуло меня от одной полутораметровой колбы, в которой находилась одна нервная система существа без плоти. Спинной мозг, густая сетка нитей, почти невидимых, но подсвеченных специальным образом, мозг, похожий на человеческий, и глаза… А почему я задергался – так увидел, как в лабораторию в сопровождении серых вошла земная женщина. Она вполне спокойно с ними разговаривала, хотя ответы я не слышал, – возможно, как-то напрямую передавали ей, может быть, и ментальным образом.

По-быстрому, на основе существовавших у меня в базе плетений, собрал один мощный детектор, скорее сканер, и просунул туда. И действительно уловил слегка рассеянные ментальные колебания. Только расшифровать не смог – это было просто рассеянное, боковое излучение, по которому если и можно что-то восстановить, то не моими силами. Не умею я пока такого.

Женщина, кстати, говорила по-английски. Так вот, она спокойно разделась догола, легла на стол и выключилась. Сразу после этого из-под стола появилось множество манипуляторов, и тело женщины буквально за пять минут распластали на различные системы, составляющие организм: пищевую, легочную, кровеносную отдельно (как выдрали из тела, непонятно), скелет, ту же нервную систему с мозгом, на которой, собственно, и сконцентрировались гребаные исследователи. Ее поместили в какой-то гравитационный кокон, и по меняющимся всполохам стало понятно, что с ней работают на полевом уровне.

Честно говоря, сперва я даже и не знал, что делать, настолько увиденное выбило из колеи. Хорошо хоть больше никого из землян там не было, что давало мне возможность подумать. Потом я успокоился и пришел к выводу: что бы они там ни делали с землянами – это не есть хорошо. И надо это прекращать. Даже (акцентирую – даже!) если они работают нам на пользу, что маловероятно, уверен, мы и сами справимся со своими болячками, нам бы не мешали только.

Долго я отслеживал поведение инопланетян, пока биокомп по анализу их перемещений и общению наконец не выдал наиболее вероятный вариант. То есть я нашел самого некоммуникабельного инопланетянина, исчезновение которого почти гарантированно в ближайшее время никто не заметит. Возможно, конечно, у них все отслеживаются, но это мы отбросили после одного эксперимента: когда это существо зашло в какую-то комнату, которую с натяжкой можно принять за кладовку и склад, я на несколько секунд окутал его полем, полностью отсекающим от мира, оставив на месте точную копию. Даже если кто-то что-то заметит, это тоже результат. Ничего не произошло, только это существо, когда я вернул все обратно, пару минут стояло и оглядывалось по сторонам – оно ведь попало в полную темноту и мало ли чего могло подумать.

В общем, прождав еще какое-то время и снова дождавшись, когда он попадет в условно непросматриваемое место, я его умыкнул. Пришлось выделить изолированную пещерку из моего большого хозяйства под лабораторию, подобную инопланетной. Повесил существо в похожий гравитационный кокон, из которого он при всем желании не сможет выбраться, и стал исследовать. Подключил свой медицинский сервер, инфосервер и начал виртуально потрошить его.

В ментальном плане продолжительное время существо орало от страха, что было довольно неприятно. В ауре тоже проявлялись разные пульсации, движения и игра цветом и структурами. Все это давало бесценный материал для анализа. Физически это существо я пока не разбирал на части, а вот магически – хорошенько перетряс. В конце концов удалось полностью разобраться в структуре его ауры, ее взаимодействии с организмом, а также с информструктурой.

Потом по одной из методик археев стал потрошить своего гостя ментально. Это было даже сложнее, чем все предыдущее. Это как пытаться синхронизировать два компа с разными операционными системами и отчасти разными принципами работы. Тем не менее базовые ментальные принципы разумности все же были очень похожи, и в итоге удалось приспособиться. Наконец-то я смог залезть к нему в голову. На все про все потребовалось три дня. М-да… заработался я. Зато было очень интересно. Ведь работа не совсем по профилю, много нового для меня и безумно увлекательного.

Как я сказал, удалось-таки практически полностью подобрать ключик к ментальной системе инопланетянина. Теперь я спокойно мог ковыряться в его голове, легкими стимуляциями вызывая нужные воспоминания, знания, мысли. Ну и если понадобится – наставить ментальных закладок. Смогу все его воспоминания записать на мемокопии в соответствующей кодировке, чтобы человек смог прочувствовать их. Ух, как клево! Кстати, с людьми я на таком уровне не работал, скорее на более примитивном, разве что с собой хорошо разобрался, и это в принципе давало возможность копаться в сознании людей. Впрочем, я этим никогда не злоупотреблял.

За это время Трхыма – так звали инопланетянина – на станции так и не хватились. Почему, для меня стало понятно, после того как я порылся в его голове. У них там жесткая кастовая система, и это существо из самой низшей касты, вроде как у нас каста неприкасаемых в Индии. И на них просто не обращали внимания. Даже если и заметят, что пропал, никто и не почешется. Забавно для космической цивилизации. Но и не очень хорошо для меня, так как инопланетянин обладал ограниченным объемом знаний даже о своей цивилизации, хотя, конечно, знал немало. Все же снизу вверх смотреть можно, но много ли увидишь?

Но различия с нашими кастами все же имелись. У них их было много, и некоторые из них объединялись в группы «по интересам», тоже от простых до сложных. В рамках этой группы индивидуум мог расти, переходить в другие касты, если есть способности или возможности.

Как называется эта раса инопланетян, я не понял. То есть не смог проассоциировать с земными понятиями, поскольку Трхым сам не знал, как у нас их называют (и называют ли), а очень куцые познания существа в космологии и мне не дали возможности даже примерно решить, кто они.

Они были чисто технической расой, но, работая с серыми, в восприятии Трхыма – опасными и страшными существами, имели представление о… ну, пусть будет псионике. Сам Трхым только мельком что-то слышал и, разумеется, не имел с этим дела. Но я сделал предварительные выводы.

Мне было интересно, что он думает или чувствует по отношению к землянам. А он даже не знал, что существует Земля, что они что-то с землянами делают. Крутился в своем понятном с детства примитивном мирке. Но все равно ксенофобия у него была довольно высокой. Меня он испугался просто до икоты – никогда не видел и не сталкивался с землянами. Серых тоже боится, но уважительно, вроде как хозяев, сахибов. Ну ладно, там-то англичане вбивали палками и пушками в подкорку индийцам уважение к белой расе, но тут ведь этого не было. Похоже, серые просто ментально или псионически воздействовали на своих… хм… слуг? Помощников?

Вот и пришло время выводить выводы и планировать планы. Хе-хе… С одной стороны информации маловато – неудачный в этом плане экземпляр мне попался, зато и не хватились его пропажи (куда он с подводной лодки денется? Иллюзию вместо него оставлять не стал – вдруг обнаружат и поймут? Это хуже, чем просто пропал). Уже зная то, что знаю я, можно захватить кого-нибудь повыше рангом, но этим можно всполошить всю их кодлу, и не факт, что после этого они не введут какой-нибудь код безопасности, в результате чего у меня не получится запустить свои планы в реализацию, а они у меня уже смутно формировались.

Планы планами, но какова моя цель? Определенно, чтобы всякие инопланетяне перестали вмешиваться в дела людей. Как представлю, что на месте той женщины могли оказаться близкие мне люди, так и клинит не по-детски. С другой стороны, я уже вмешиваюсь в дела других существ, но это просто – кто к нам с мячом придет, тот от кирпича и помрет, а в мячик мы сами поиграем… В любом случае загеноцидить врагов, особенно не наших, как-то проще.

Но все равно стоит к этому делу подходить очень осторожно, я бы так сказал – ювелирно, хирургически. Но хоть и хирургически, но скальпелем отчекрыжить довольно большой кусок мяса, плоти инопланетян. Посматривал я еще на кое-каких серых, обитающих на базе, но побаивался их вытаскивать оттуда. Пропажу сахиба однозначно заметят. Это мне повезло с этим Трхымом. Хотя не зря же я строил модели их поведения. У меня, конечно, был один серый, тот, который лабораторию землян искал и которого я перехватил. И такая же его информационная модель по всем параметрам, как сейчас для Трхыма, у меня есть, но там совсем все примитивно было. Я тогда даже эти новые для меня технологии археев, как сейчас, не использовал. Есть еще боевики, напавшие на корабль «Луч», кстати, как ни удивительно, некоторые еще живые. Те, которые хранились в неостановленном или замедленном времени внутри моего огромного хранилища. Ну, со временем, конечно, непонятно, но ведь внешний эффект практически такой же! Ладно. Кстати, чуть сложнее они, чем тот серый-пилот, но все равно не дотягивают до вот этого «неприкасаемого» из расы трхымлдырцев, так примерно это звучит. Смысл отдаленно в литературной обработке напоминает что-то вроде «каменная основа». О! Буду называть их троллями! Точняк! Ассоциативно-то весьма похоже! Ростом он, кстати, тоже подходит – метра два с половиной. И чего меня, такого мелкого по сравнению с ним, испугался?

О! Появилась мысль. В принципе этих уже можно потихоньку начинать геноцидить, а вот с серыми пока непонятно. Их может быть много по типам, как я уже заметил, и они вполне могут менять свою биологическую основу – ведь выводят они своих биороботов, и что-то мне подсказывает, что используют для этого свой геном. Таким образом, надо их поизучать. Ладно, раз так – прокляну их, хе-хе! Короче, на основе многоуровнего проклятия, работающего как на слое ауры, так и в астрале (хотя тут есть кое-какие проблемы его разреженности в космосе), а также в инфосети, сделаю исследовательский комплекс, который будет… ага, размножаться на таких серых по известной мне технологии с условным названием «рукопожатие», только завяжу на особенности аур и информструктур, и отсылать мне данные на специально подготовленный информационный комплекс… Так-с… Неплохая мысль. Пусть собирает данные, а если возникнут условия, когда я смогу невозбранно умыкнуть серого для экспериментов, сделаю это и окончательно поработаю с ним. А на этих троллей тоже повешу проклятие. Пусть пока распространяется, а когда они у меня все будут в кулаке, я придумаю, что с ними сделать. Хотя… А вдруг они улетят к себе домой, если, например, работают тут вахтенным методом? Тогда я не смогу дотянуться до них. Ладно, включу таймер на год. Если до этого времени ничего не сделаю, что маловероятно – все должно решиться в ближайшие месяцы и местами дни, то включится программа… А вот что в нее вставить, на что запрограммировать, я еще подумаю, пока время есть. Трхыма возвращаю с почищенной памятью и с проклятием под его расу, а может, и для серых на нем перенесу. Кстати, это хорошая мысль, а то вдруг серые друг с другом мало общаются, а вот с троллями вполне могут чаще встречаться. Вирусная технология, однако. Можно вообще сделать так, чтобы проклятие цеплялось к любому существу, но активировалось, только если попадет на серого. Ну, и инкубационный период, конечно, нужен, но какой поставить – это проблема. Раньше сработает – купируют. Позже – может оказаться слишком поздно. Впрочем, тоже неплохой вариант. Хотя если контролировать это дело да иметь кнопку ручной активации – все красиво выходит. Даже слишком.

Падаю головой на стол и бьюсь лбом о столешницу. И так несколько раз. Планов громадье…

И еще есть одна мысль – использовать атлантские системы на основе эгрегоров против инопланетян. Скажем, появляется такой гость на земле – вот он я, встречайте! – а система атлантов, соответствующим образом переделанная мною, определяет это событие и что-нибудь делает неприличное. Например, молниями жарит или еще как-нибудь жарит, фигурально выражаясь, тем, что есть в их арсенале. И как только они сами не додумались до такого, когда с врагами боролись? Хотя, может, и додумались – я только верхушку ухватил. Или образ мыслей иной был, вон как у ашуиров. Мир, жвачка, святость в мыслях и деяниях, всеобщее благоденствие. Это карикатура, если кто не понял. М-да…

Почему самому не сделать? Так сложная система получается для целой планеты, даже не знаю, с какого края приступать, разве что элементалей использовать или инфосервер ставить геологический, крякнутый, а после – сменивший специализацию. Но в любом случае, если прям сильной необходимости нет, незачем что-то выдумывать новое при наличии хоть как-то работающего старого, ведь так? Да и тут, конечно, все эфемерно и непонятно пока. Ладно, жизнь покажет.

Итак, за работу!


Генерал Орлов

В последние дни генерал почти не уезжал из своего дома. Работа по основной его деятельности, в основном текучка, потихоньку распределилась по помощникам, разве что обращались, если без его одобрения что-то не могли сделать, зато на первый план выползли совсем не характерные для генерала МВД дела. А все благодаря его шурину. В основном Орлова использовали для консультаций, как «эксперта» по этому необычному человеку. Орлов близко общался с ним, имел свои понятия и мысли на этот счет. Особенно после той встречи, где он сделал мини-доклад о своем видении развития отношений с братом его жены.

В окрестностях дома, наиболее часто посещаемого Ником стационарного места, как бы сама собой образовалась сеть защиты, была установлена кое-какая аппаратура и созданы пункты для некоторых специалистов. По сути, насущная необходимость покидать дом отпала, и генерал не возражал, так как давно уже не отдыхал нормально. Хотя какой это отдых? Скорее работа на дому. На удаленке. Впрочем, отличия были, и ощущение отпуска тоже присутствовало, пусть и не настолько сильное, как должно бы. Да и не умел генерал отдыхать, полностью уйдя мыслями от работы. А здесь пусть и не совсем по профилю, но зато что-то новое. Да и жена чаще стала находиться дома – срочных дел не было, а мониторинг состояния подопечных можно проводить и удаленно.

Проследив взглядом за падением лепестка цветка вишни и дождавшись его приземления, Орлов мысленно потянулся к своему УНИКу.

– Николай? Свободен? По крайней мере, говорить можешь? Отлично! Есть повод встретиться и отметить одно дело. Какое? Придешь – узнаешь. Через час? Ждем!


Ник

Неожиданно меня вызвал к себе домой генерал Орлов. Обещал какой-то подарок и действительно удивил.

В доме меня встретили мои родственники с мелкой порослью – Катей и Сергеем, а также Ксения, мать мальчишки. Все были одеты слегка торжественно, мне даже стало неудобно за свой затрапезный вид – джинсы и майку с изображением желтого смайлика. Впрочем, поняв момент, я на ходу трансформировал одежду в более приемлемый пиджачный костюм.

Генерал только кашлянул – все еще никак не привыкнет к магическим выкрутасам, сестра осталась абсолютно спокойной, разве что улыбка стала чуть более акцентированной. А вот Ксения была сильно удивлена. Катька брала пример с бабушки и никак не показала… ничего не показала. Как и Сергей, успевший оглянуться и взять с нее пример.

– Сестра. Генерал, – кивнул я и неожиданно для всех поцеловал руку Ксении. – Ксения, рад вас видеть. – Затем подмигнул детям: – Что отмечаем?

– Повод хороший. – Генерал жестом фокусника достал из воздуха какую-то карточку и протянул ее мне: – Твой паспорт. Поздравляю, тебе восстановлено гражданство России.

Я внимательно осмотрел подарок. Нечто вроде водительских прав в мое время, но более технологичное. Куча голографических изображений, слабое электромагнитное излучение, неплохо исполненная моя трехмерная физиономия, электроника внутри, красивые надписи.

– Хм… Спасибо, конечно, но я ведь не особо стремился к этому, – вопросительно посмотрел я на Орлова.

Тот, все так же улыбаясь, пожал плечами:

– Подавай заявление о лишении тебя гражданства – нет проблем, а пока все же не следует отступать от сегодняшнего плана. И прошу к столу!

– Типа «никуда мужчина не убежит от своего счастья – оно найдет его, заставит купить кольцо и отведет в загс»? – спросил я, следуя за хозяевами.

Подмигнул Сергею, который удивленно смотрел на меня, – видимо, он и не догадывался, что я – человек без гражданства.

Посмеялись моей шутке. За столом полилась непринужденная беседа о том о сем. Ксения рассказала, чем занимается. В ее биолаборатории в виде множества полусфер или сфер на дне океана в прибрежной зоне разводили и контролировали почти исчезнувшие ранее биоресурсы – крабы, креветки, гребешки, растения и еще много чего. Можно и роботами контролировать, но оказалось выгоднее иметь вот такие лаборатории. Роботы тоже использовались – ведь вся эта живность на месте не стоит. Но контроль очень плотный. Раскиданы такие биолаборатории много где. Не во всех, конечно, люди живут. Большинство из них работают в автоматическом режиме.

Браконьеров почти нет – нагрузка на океаны со стороны человечества значительно снизилась, хотя и не пропала совсем. Скорее контроль стал настолько сильным, что просто не оставлял шансов браконьерам, тем более что границы находятся под постоянным электронным и роботизированным контролем. Чтобы преодолеть такую сеть, надо очень постараться. Плюс, как выяснилось, четверть Мирового океана заражена различными видами боевых вирусов. И это предрекало серьезную проблему в ближайшем будущем: как-то так получилось, что раньше до нашей территории они просто не добирались, но в последнее время течения в океанах стали меняться, и угроза увеличилась. А пока ученые в местной службе очистки разрабатывают методы, но лучше бы, чтобы совсем сюда не добралась эта гадость.

У меня тоже нашелся подарок Кате.

– Глянь, что у меня для тебя есть. – Я протянул ей небольшой изумруд в оправе из адамаса. – Приложи ко лбу.

Подарок сразу прилип к коже.

– Ой, тут что-то появилось прямо перед лицом! – воскликнула девочка, глаза ее забегали, рассматривая меню.

– Это что-то вроде карманного парикмахера. Он анализирует длину волос на голове и предлагает варианты причесок под такую длину. Конечно, если волосы спутаны – могут быть неприятные ощущения, ну и порваться кое-где в таких случаях они могут. Я туда закачал несколько сотен и современных причесок, и из истории, ну и оттуда, где я был. Можешь попробовать выбрать что-нибудь, только распусти свой хвост – системе надо начать работать с полностью распущенными волосами, а дальше уже менять.

Все с интересом смотрели на девочку, которая быстро освободила голову от лишнего и делала выбор. Волосы у нее сейчас были достаточно длинные – чуть ниже лопаток, так что вариантов было много. Наконец она остановилась на одном из них. Неожиданно для всех абсолютно все волосы на голове у нее встали дыбом – в этот момент каждая волосинка бралась под контроль, в результате чего ею уже можно было управлять. И вдруг все пришло в движение, закрутилось, завертелось, и буквально через пяток секунд пряди быстро собрались в идеальную косу.

– Косы легче всего получаются, – кивнул я.

– Ого, какая прелесть! – Ксения с моей сестрой подошли к девочке и стали ее крутить. Та тоже на себя смотрела через УНИК. – А убрать? Так же быстро?

– Ага, – подтвердил я. – Есть, конечно, недостатки – для некоторых причесок все же требуется подрезать волосы кое-где, поэтому не все подходит один в один. Можно выбрать режим точной подгонки, тогда лишнее обрежется, но, сами понимаете, тогда это ограничит возможности по смене прически. Кстати, можно и вообще подрезать волосы до нужной длины. Ну как, хороший подарок?

– М-да, Колька… – Сестра снова развернула внучку. – Думаю, от такого подарка не откажется ни одна женщина.

– Намек понял, – хмыкнул я и протянул дамам по такому же подарку. Только Ксении – с сапфиром, а сестре – с прозрачным алмазом.

– Дорого, – покачала головой Ксения, пряча руки за спину.

– Совсем нет, – не согласился я и просто положил подарок перед ней.

Немного посмотрев на таинственно мерцающий в лучах света предмет, потом на мою сестру, уже пристроившую на себе амулет, она все же не выдержала и взяла его.

– Извините. – Смущенно улыбнувшись, Ксения вышла из комнаты. Видимо, решила в одиночестве разобраться с презентом.

Тем временем Катя в ускоренном темпе расплетала прическу, делала новую – и так по кругу.

Я повернулся к Сергею, с интересом наблюдавшему за Катей и за тем, что она творила.

– Для тебя у меня тоже есть подарок. Помнишь, ты как-то говорил, что хотел бы научиться владеть мечами или саблями?

– Да, дядя Ник. И сейчас хочу.

– Есть у меня одна штука. Автоматизированная, так сказать. Персональный тренер. – Я выложил на стол очередной амулет.

Четыре браслета – два на ноги и два на руки. Можно было и без них обойтись, но точность контроля и управления так выходила выше без дополнительного сложного аппаратно-программного слоя. Один браслет был управляющим. Щелкнув по выделенному месту на нем, я активировал скрытые плетения.

В центре комнаты появилась иллюзия мужчины. В данном случае – японца в национальном защитном костюме. Чисто для примера. Он слегка поклонился и замер.

– В общем, тут такая штука, – пояснил я в первую очередь Орлову, который, покинув свое место, стал обходить фигуру.

Сергей тоже смотрел во все глаза. Девчонки же только глянули мельком и продолжили заниматься своими делами – прически им показались интереснее. Сеструха, кстати, сидела рядом с внучкой, шепталась с ней и тоже пробовала что-то делать со своими волосами. Вернулась Ксения и присела рядом с ними, но внимательно слушала, что я говорю, так как это касалось ее сына. Кстати, все же опробовала она мой подарок – вместо одной косы на ее голове красовались две. Причем идеально ровные – волосинка к волосинке. Автоматизация, компьютеризация и алгоритмизация, однако! И еще много-много умных слов… Хе-хе…

– Тут скрещены две технологии. Моя – медицинская, обучающая и, скажем так, материализующая. Можете потрогать сэнсэя.

Генерал тут же воспользовался приглашением и ткнул пальцем в спину иллюзии. Та слегка покачнулась, и тренер переступил ногами. Генерал от неожиданности даже отпрянул и перевел на меня удивленный взгляд. Я ухмыльнулся и повел бровью. Сенсей с криком «кийа-а!» резко выхватил бокен, подпрыгнул и, развернувшись в воздухе, ударил генерала по шее. Знаю-знаю, что крик не по канону, зато устрашающе. Ну, вернее, он обозначил удар, остановив бокен в миллиметре от цели.

Надо отдать должное генералу, он не сплоховал: внешне принял ситуацию непоколебимо и спокойно, даже не дернувшись. Хотя, конечно, по ауре было видно, как он мгновенно энергетически собрался, – все эмоции пропали, аура насытилась цветом, а ментально вообще как обрезало все – видимо, все мысли пропали. Похоже, на самом деле он в какой-то боевой режим свалился. Может, даже и смог бы отреагировать, если что… Ничем не показав своих чувств, Орлов неспешно, одним пальчиком, отвел бокен от своей шеи. Сэнсэй поклонился и повернулся к нему спиной – лицом к центру комнаты.

– Вторая часть – медико-биологическая и информационная, точно рассчитывающая необходимые показатели, нагрузки и программу тренировок. Там еще куча всего есть. Короче, максимальное раскрытие способностей и разработка персонального стиля в любом боевом искусстве. Это уже не моя разработка.

– А чья? – Генерал обошел сэнсэя, походя подергав за какую-то деталь униформы (дергай-дергай! Все а-ля натюрель!), и сел рядом со мной, продолжая поглядывать на иллюзию.

– Есть такой человек, Родомир. Может, даже знаете его. Вот у него честно выиграл.

– В карты? – усмехнулся Орлов.

– Хуже – на мечах. И было это, сразу скажу, нелегко. Кстати, он попозже, как доработает свою систему, собирается передать ее в органы.

– В какие органы? – не понял генерал.

А тут уж я не понял, чего он не понял.

– Ну, в различные органы… правопорядка, там, или еще куда.

– А, в службы, – кивнул мой собеседник. – Так не доработано, что ли?

– Почему? Я доработал. Под свои задачи, конечно, и этого вполне достаточно. В общем, с помощью данной системы Сергей сможет стать… Ну, мастером не мастером, но весьма сильным воином. Как на мечах, так и просто в рукомашестве. Там, – я кивнул на браслеты, – мозги довольно развитые, вполне заменят человека в разработке тактики обучения и сражения.

– За какой срок? – уже серьезно поинтересовался генерал.

– Зависит от цели. Я не планирую делать из мальчика, который еще не вырос, супербойца. Смысла в этом нет. Только четко в рамках нормы. Может быть, слегка сверх. Все, что не может повредить растущему организму. Да, рамки расширены от стандарта, но все в пределах разумного. Хотя чисто технически он вскоре сможет стать мастером в своей возрастной категории. А вообще, по моей задумке, этот амулет рассчитан на всю жизнь – сначала как обучающий, потом как спарринговый, тренировочный. Ну и, конечно, самообучающийся. Когда Сергей достигнет определенного уровня в своем развитии, скажем, станет мастером во взрослой категории, то сможет уточнять свое развитие уже сам, совместно со встроенным искином и прочими системами. Но пока прибор какое-то время просто поработает над сбором статистики по организму. Оценит физику, энергетику, скорость прохождения сигналов, реакцию. Режим обучения, думаю, включим попозже. Посмотрю результаты, может, еще что-то прикручу или доработаю.

Пацан сидел с горящими глазами и ловил буквально каждое слово. Вот только его мама хмурилась. Генерал тоже мельком на нее посмотрел и снова повернулся ко мне:

– А какой минимально возможный срок обучения?

Я внимательно посмотрел на него и хмыкнул.

– Вообще, на развитую энергетику и тренированное тело я вполне могу просто вложить нужные знания и наложить умения. И тогда чем тренированней человек, тем быстрее это будет. – Я немного помолчал. Говорить или нет остальное? Быстро проанализировав ситуацию, решил, что ничем особым мне это не грозит. Даже если они вычислят правду. Наоборот, так даже интересней будет. А пока ограничимся только физикой. – Для примера. Я могу скопировать боевые умения какого-нибудь стиля у владеющего им мастера и натянуть на себя. Чтобы адаптировать эти умения, мне понадобится с полчаса-час. Ну, может, дольше: если какие-то наборы мышц не совсем развиты, придется их подгонять.

– Ага, – пробормотал Орлов, как-то по-новому глядя на меня. – То есть таким образом из задохлика мастера не сделаешь. Во всяком случае сразу.

– Совершенно верно. Он скорее помрет при этом. Но если ориентироваться на состояние организма, растянуть все это во времени, то цели все равно можно добиться. И намного быстрее, чем обычным образом. – А вот о том, что могу у себя ускорить этот процесс многократно, пока умолчу.

– А как забрать у человека умения? – задал наконец генерал самый главный, с моей точки зрения, вопрос.

То, о чем я говорил, хотя и было необычно, но не являлось совсем уж фантастическим, с позиции современной медицины, биологии и биохимии. Разве что уже отработанная система, контроль и исполнение. А вот умения – их перенос или снятие с кого-то – это и есть самое-самое. Даже сам тренировочный комплекс для пацана отошел на задний план. Конечно, там тоже была такая система, я уже много чего подготовил, чтобы «залить» в пацана, но, как и говорил, на это я планировал потратить годы. Не свои, разумеется, а его.

– А вот это уже магия-шмагия и никаких гвоздей! По-другому и сказать не могу. Это только я могу делать, и даже научить не смогу – просто нет тут таких магов.

– А есть другие?

Я удивленно посмотрел на генерала:

– Разумеется. Ваши одаренные – те же маги, только в своей области. А областей этих… да еще часто непересекающихся… – Я покачал головой.

– О как! Признаться, я не смотрел на это с данной точки зрения. А ты какими типами магии владеешь? – заинтересованно взглянул на меня генерал.

И тут все затихли. Ксения так вообще глазами хлопала – типа какие маги? О чем вообще речь идет? Не понимаю, с чего при ней такую инфу разрешают озвучивать. Хотя… Есть вариант, что из нашего разговора на ходу делаются выводы, в чем я не вижу ничего плохого, соответственно, генерал, так или иначе, направляет разговор в нужную сторону. Возможно, уже просчитали пользу от использования подобных амулетов и решили, что раз для пацана это делал, то ладно, но лучше это внедрять не втихую от родителей мальчишки. Надо, чтобы живой человек рядом был и контролировал – ведь на несколько лет рассчитано, тем более она биолог.

Вот какую я картину построил! Не перемудрил ли?

– Хм… Интересный вопрос, – пробормотал я. – Из известных мне – почти всеми. В той или иной степени. Ну или представляю, что да как, и при желании смогу что-то забабахать… А, нет! Есть еще что-то, непонятное для меня. То ли новый тип магии, то ли какая-то смесь из известного мне. Здесь, на Земле, столкнулся с этим. Вон, кстати, Катюха – как раз такой маг.

Девочка удивленно вылупила глаза:

– Маг?! Я?!

– Ну, у вас такие называются одаренными. Ты же в курсе, что одаренная?

– Фух, ты об этом! – успокоилась девочка. – Только я ничего не умею.

Я покивал.

– А можешь показать что-то такое, – генерал поводил в воздухе пальцами, будто перебирая струны арфы, – из другого типа магии, что мы еще не видели?

Ишь! Хитрец! Покажи ему… Ладно, есть у нас.

Я взял со стола персик и под ожидающими взглядами присутствующих медленно съел его. Под осуждающим взглядом сестры облизал пальцы. Тишина в комнате уже давила.

– Что? – Я обвел всех вопросительным взглядом.

– И? – Генерал усмехнулся.

– Ах да! Пойдемте в сад. – Продолжая посасывать косточку персика, я двинулся на улицу.

Присутствующие потянулись за мной.

Выбрав хорошее место, а главное, не истощенное, бросил туда косточку и придавил ногой. Когда убрал ногу, косточки под ней не было. Ушла на глубину с десяток сантиметров. Ну а затем в ней и над ней я развернул целый комплекс плетений. Кое-что для насыщения минералами и прочими нужными для роста веществами, я же не хочу, чтобы деревце быстро сдохло, да и вообще не сумело вырасти (вероятно, эльфы использовали нечто подобное); кое-что из архейских техник в области биопрограммирования; а из чародейского – формирование нужных биополей. Хм… вообще-то сложновато получилось, если смотреть со стороны. А вот мне не составило никакого труда. Даже не напрягся. Интересно.

Я отошел от этого места и остановился. Без предупреждения, тихо, из-под земли появился росток. И дальше, как в ускоренном видео, мы наблюдали рост дерева. Я довел его до высоты метра два, толщиной оно было несколько сантиметров… И остановил процесс.

– Это невозможно! – прошептала потрясенная Ксения.

Остальные молчали. Наконец Катя подошла и потрогала листочки дерева:

– Настоящие!

– Но как? – Ксения тоже сорвала листик и прикусила его, попробовав сок на вкус. Сплюнула.

– Ну вот как-то так, – развел я руками.

Глядя на дерево, генерал сказал совсем не то, что я ожидал:

– Там тебе кое-какая денежка должна была капнуть на счет.

– За что?

– Ну, за то оборудование, что ты нам скинул, – не стал он акцентировать внимание на бывшем владельце оборудования. Я кивнул, поняв, о чем речь: это за извлеченное с подземной базы инопланетян. – Кое-какие баллы тебе начислили по разным направлениям, в том числе и за твою работу на корабле.

Видимо, это он имел в виду воскрешение людей на «Луче»? Что ж, спасибо. Надо будет посмотреть, сколько не пожалели.

– Соответственно и просьба встречная. Тот склад, куда ты скидывал аппаратуру, и прилежащий комплекс лабораторий… Можешь его по-своему закрыть от внешнего обнаружения?

– Логично, – кивнул я. – У кое-кого, про кого не следует говорить вслух, действительно есть возможность найти их. По крайней мере, это вполне реально. – Я развернулся и направился к дому. Генерал присоединился. – Только ведь и я полной гарантии не могу дать. Тем более наверняка есть непрямые методы обнаружения по косвенным признакам. Или, может быть, то место уже давно обнаружено. В общем, задачка любопытная. – Я вдруг остановился и повернулся к Орлову: – А давай я сделаю еще и систему защиты там такую, что пальчики оближешь? Многоуровневую. Ваша будет, моя и совместная. Так сказать, техномагическая. Что скажешь?

– Хорошее предложение, – кивнул генерал. – Думаю, мы согласимся. Кстати, о другом. Судя по записям детей, в Египте вы нашли что-то стоящее?

– Не буду скрывать, – улыбнулся я. Мне действительно нечего скрывать. Более того, хотелось посмотреть, какое решение примут современные власти, какие выводы сделают и что предложат. – Там была настоящая библиотека атлантов. Технологии. Для цивилизаций магических, технологических и техномагических. Я, кстати, являюсь последним, официальным и чуть ли не прямым наследником этих знаний. – И замолчал.

Было очень интересно, в какой форме мне предложат поделиться этой библиотекой. Тем более что ни украсть ее, ни отжать просто не получится по причине ее магичности. Про то, что фактически это знания не атлантов, а атлов, говорить не стоит – это сейчас не имеет никакого значения. Ну а давить на меня смысла нет, думаю, это уже поняли. Может, и не все, но уж «наши» службы – определенно. Хотя, может, я и не всё знаю, но есть такое ощущение.

Генерал, подтверждая мои размышления, пока промолчал. Только задумчиво покивал. То ли своим мыслям, то ли с кем-то общался.

А мне надо бы подумать, куда денежки девать. Может, что-то купить? Или подарить кому-нибудь?


Общемировые новости сети, ИноСМИ, краткая подборка

В мировом общественном информационном пространстве продолжаются неумолкающие споры и обсуждения в отношении эскапады России, в нарушение всех заключенных договоров построившей на Луне новую станцию. Уместней будет даже сказать – поставившей мировую общественность перед фактом. Ранее подобных резких действий Россия старалась избегать, отдав роль возмутителя спокойствия Китаю, Ирану и в меньшей степени – Индии. Возможно, Россия желает слегка поменять правила международной игры. Посмотрим, что из этого получится…

Анонимные источники на местах сообщают, что в Англо-Австралии в неназванном городе произошли некие чрезвычайные события с человеческими жертвами, а власти скрывают эту информацию. К нам поступают непроверенные данные, что в происходящем виноваты русские спецслужбы. Наше обращение в службу гражданской опеки для прояснения ситуации принято, но ответа пока нет…

Те же анонимные источники сообщают, что в китайском высшем руководстве замечены перестановки, проводятся аресты. Отмечена повышенная активность органов правопорядка в отношении преступных сообществ. Предполагаем, что это связано с недавним покушением на министра обороны Китая, чья смерть так официально и не подтверждена…

В водах Атлантического океана исчезла яхта известного путешественника Джона Легстронга. Вероятнее всего, он попал в течение, насыщенное боевыми вирусами или бактериями, оставшимися с прошлой войны, или же он мог попасть под удар оставшейся без контроля боевой системы одной из воевавших стран. Сам Джон очень скрупулезно прорабатывал свои маршруты, и маловероятно, что он мог исчезнуть по первой причине. Кроме того, незадолго до его пропажи с систем мониторинга исчезла постоянная сверхнадежная связь с его яхтой. Напоминаем, что Легстронг из своих путешествий организовывал реалити-шоу с постоянным виртуальным присутствием зрителей. Учитывая отсутствие сигнала даже спасательного помехозащищенного маячка, можно с уверенностью утверждать, что второй вариант событий является наиболее вероятным, если, конечно, не учитывать возможного пиара со стороны путешественника или действий конкурентов в информационно-развлекательном пространстве.

Новая Америка, чьим гражданином является Джон Легстронг, обратилась за помощью к России, так как известно, что их МЧС и служба очистки имеют лучшие в мире спецсредства для действий на зараженных территориях. Кроме того, насколько нам известно, карты безопасных мест в океане (вернее, онлайн-доступ к ним), на актуальность которых распространяется определенная гарантия, Легстронг также приобретал в России. Поэтому, вероятно, Россия захочет доказать, что пропажа знаменитого путешественника не связана с корректностью или некорректностью их картографического сервиса.

В результате недавно закончившегося шторма в южной части Тихого океана под воду ушел один из островов Индонезии в Яванском море. Число жертв неизвестно.

Там же, в Тихом океане, найдена колония людей, спасшихся во время войны и поствоенного катаклизма, но утративших всякую связь с внешним миром. В колонии присутствуют бывшие жители Японии, Австралии, Индонезии и даже старой Америки. Уровень жизни людей опустился ниже современного цивилизационного уровня. В связи с тем, что подобная ситуация прописана в международных обязательствах Больших Стран, в число которых, напомним, входят Англо-Австралия, Япония, Россия, Новая Америка, Китай, Индия и Иран, для решения проблемы будет создана международная комиссия. Соответственно, прежде чем принимать какое-либо решение, будет проведено тщательное культурологическое, социальное и правовое исследование указанной группы людей. Напомним, что последняя находка подобного уровня была сделана пятнадцать лет назад. Поэтому современная находка вызывает большой интерес не только с точки зрения гуманитарной деятельности, но и с социологической. Отслеживать ситуацию вы сможете в режиме реального времени на следующих ресурсах…

Отмечена повышенная сейсмическая активность в водах, располагающихся на месте бывшей Северной Америки. Ожидается образование цунами, но до берегов Англо-Австралии они не дойдут.

Пограничные автоматизированные войска России уничтожили, как утверждают их официальные источники, браконьерское судно, принадлежащее Японии. Однако, по нашим данным, это было обычное рыбацкое судно, из-за поломки управляющей системы сбившееся с пути. Соответствующим службам России отправлена нота протеста от правительства Японии.

Новости собраны и аннотированы с помощью искина, произведенного компанией «Макронетс».


Российские СМИ, краткая подборка

Прошли очередные международные соревнования по шахматам между людьми среди учеников высших учебных заведений. Первое место второй год подряд удерживает представитель Китая Шо Ли. Поздравим победителя и пожелаем нашим соотечественникам в следующем году занять первое место, в особенности учитывая то, что Шо Ли к тому времени уже закончит учебу и участвовать в соревнованиях не будет. Однако, как утверждает Шо, он подготовил себе достойную замену, поэтому расслабляться никому не советует.

Там же соревнования по шахматам среди искусственных интеллектов окончились вничью. Напомним, что подобные результаты мы наблюдаем третий год подряд. Неужели никто из участников не выбьется в победители? В соревнованиях принимали участие искусственные интеллекты России, Китая, Англо-Австралии, Японии и новичок из Новой Америки. На удивление, даже новичок показал себя весьма достойно, что было для всех весьма неожиданно. С нетерпением будем ждать очередных соревнований через полгода. С общего согласия участвующих стран сумма выигрыша увеличена в два раза – до трехсот тысяч российских рублей или миллиона англо-австралийских долларов.

Очищена и зафиксирована территория в сто тысяч квадратных километров в среднем течении реки Дон. Рассматривается возможность ее использования для выращивания пшеницы. Напомним, что на международном рынке стоимость натуральной пшеницы возросла с прошлого года вдвое, так что у нашей страны имеются хорошие шансы на ближайший год-два повысить доходы бюджета от продажи зерна. Завод «Ростсельмаш» выпустил новые типы комбайнов, как обычно, полностью автоматизированные благодаря СУНИКам концерна «Байкал», но с максимально уменьшенными естественными потерями зерна. Впервые будет использована подсистема микророботов – спутников комбайна для сбора рассыпанных зерен. Предварительные тесты показали исключительную эффективность системы, но посмотрим на результаты использования в боевых условиях.

Министерство иностранных дел получило запрос от Германии с просьбой выделить ресурсы нашей службы очистки для рекультивации территорий бывшей Франции и части территорий Польши, сейчас принадлежащих Германии. Как нам сообщили из информационного отдела службы очистки, ресурсы, предназначенные для использования по контрактам за границей, у нас еще есть, но количество их не настолько большое, так что придется или уменьшать запросы Германии, или предложить ей перекупить текущие контракты на очистку у других стран. Мы будем следить за развитием ситуации.

На Дальнем Востоке найдено и поднято со дна океана небольшое судно, по предварительному анализу, возрастом около десяти тысяч лет. По счастливой случайности (а именно – из-за того, что его достаточно быстро засыпало пеплом извергающегося вулкана) дерево не сильно подверглось разрушительному воздействию воды и сохранилось до наших дней. На корабле найдены остатки емкостей, в которых, по всей вероятности, перевозили вина, масла и прочие, пока точно не идентифицированные, жидкости. Также на корабле обнаружено мумифицированное тело владельца или капитана корабля. Благодаря тому, что оно находилось в вытекшей из разбитых кувшинов смеси масла и вина, сохранилось оно неплохо. О текущих исследованиях находки можно следить на сайте археологической службы в разделе «текущие работы».

Известный автор, сценарист, режиссер и визуализатор ВЭ-фильмов под творческим псевдонимом Бог Кузя сообщил о начале съемки нового фильма в стиле «попаданства» в другой мир. Тема несколько устаревшая, так как последние десять лет в моде чистая научная фантастика, но будем надеяться, что режиссеру удастся совершить невозможное и привлечь достаточное количество благодарных зрителей. Стоит напомнить, что его прошлый фильм в стиле «меча и магии», несмотря на то что шел не в русле популярного научно-фантастического тренда, завоевал большую популярность. Кто знает, возможно, именно Бог Кузя сумеет потеснить научную фантастику на ее пьедестале современного ВЭ-искусства?

Слухи о нападении неизвестных на сына министра иностранных дел Кедрова Виктора Сергеевича оказались недостоверными. Недавно он появлялся на онлайн-форуме школы, в которой обучается, где обсуждал с учителями и наставниками свою будущую работу на время летних каникул. Сетевым блогерам высланы предупреждения о нарушении прав на приватность личной жизни гражданина России без его согласия. Министр пока не настаивает на наказании за «первое нарушение приватности», однако надеется, что в дальнейшем такого не повторится, так как даже он не сможет отменить действие закона о трех нарушениях приватности с дальнейшим понижением коэффициента достоверности информированности блогера. Напомним, при понижении этого коэффициента до пятидесяти единиц блогеру будет запрещено вести информационное освещение любых событий, кроме личной жизни.

Новости собраны и аннотированы системой искина, произведенного концерном «Байкал».


Ник

Я с большим интересом и недоумением смотрел на свой УНИК. Тот, что мне подарил генерал. Извне в сети он выглядел как обычный УНИК, а вот внутри я с ним хорошо поработал. Ладно магические прибамбасы, но его программную часть и искин я заменил на свои. Полностью моя разработка – зря я, что ли, закачивал в себя знания и умения разработчика искусственных интеллектов? Тем более что я сделал довольно прикольную систему: частично искин крутился на железе УНИКа, а частично – на прикрепленном к нему инфокомпе. Система получилась – просто пальчики оближешь! Ну и не хотелось мне возиться и выколупывать оттуда «жучки» спецслужб. Были они или не были – в любом случае все не найдешь. Поэтому и заменил полностью. Удачно получилось.

Ну так вот. Какая-то бессовестная редиска пыталась его сейчас взломать через сеть. Вернее, пока аккуратно обнюхивала на наличие уязвимостей, что, однако, почти гарантированно предшествовало взлому. Так что можно считать, что уже начали взламывать. Кстати, если бы не мой искин, который по осторожным и вроде бы случайным касаниям сетевых пакетов сделал такой вывод, старый УНИК мог бы этого и не заметить. Правда, не факт, что его и тогда можно было взломать, но сейчас это уже почти точно невозможно («почти» оставим на неизбежное отсутствие стопроцентной гарантии).

И что мне с этим делать?

Глава 3

Ник

С одной стороны, принципы функционирования современного Интернета не сильно отличались от той сети, к которой я привык, а с другой – все же прошло довольно много времени для того, чтобы ничего не изменилось. Само программное обеспечение и сервера сохранили свои названия, вместе с тем превратившись в устойчивую распределенную высоконадежную систему хранения и выдачи информации любого формата. Гремучая смесь пиринговых технологий, облачных хранилищ, распределенных шифрованных баз данных и прочая, прочая… Принципы устойчивости сети серьезно ушли вперед от того, что придумали в американском DARPA в далеком двадцатом веке.

Однако верхний логический уровень, по крайней мере на словах, остался почти таким же. Слово «сайт», на удивление, пережило прошедшее время и означало примерно то же самое. Разве что физически это не было каким-то ресурсом на конкретном сервере, скорее это была логическая ресурсопредоставляющая точка виртуального пространства, а в случае персонального владения – еще и определяющая не только страничку автора, но и его беседы, форумы и доски объявлений (совмещенные с программно-аналитическим блоком на темы, интересующие автора), визуализации, тренировочные объемные площадки, объединяющиеся с уже существующим официальным социальным профилем человека, который я раньше видел у детей.

В общем, мне это напомнило дом. Дом в виртуальном пространстве, где можно жить, приглашать друзей и работать, достраивать сайты по темам, создавать виртуальные тренировочные и экзаменационные комнаты в самом разном исполнении для самых разных посетителей, когда комната сама предоставит любимый дизайн каждому посетителю. В общем, можно все, что не запрещено местными законами.

Транспортный и сетевой уровни тоже претерпели изменения, что, собственно, в какой-то момент и сделало несовместимыми две части ранее единой сети, разделенные во время и после войны. Сейчас это не имеет особого значения, так как необходимые решения для обратной стыковки потом были предусмотрены, но управляются эти две сети все-таки раздельно. Тем не менее это не мешает разным специалистам лазить друг у друга на заднем дворе. Насколько сильно не мешает – другой вопрос.

Я это к тому, что мои старые, не адаптированные знания в данной области могли служить лишь направляющим вектором, но никак не руководством к решению проблем. Хорошо, что мне попался тогда в астрале образ знаний спекста-сетевика, который я записал себе в мозг, так что очень хорошо понимаю, что происходит.

Наличие такой замечательной вещи, как мысленное управление моими инфомагическими компами, один из которых в данный момент нес в себе функционал УНИКа, давало огромные возможности в мысленном программировании задач для использования в современных вычислительных системах Земли. Фактически я мог делать программки разной сложности для УНИКов чуть ли не мгновенно. В отличие от местных программистов. Оценить это я вполне был способен.

Используя современные знания и свои способности, я быстро подготовил ловушку для хакера, обнюхивавшего мой УНИК. Во-первых, убрал признаки наличия на нем искина, так как знал, что обычно хакеры стараются с такими не связываться, ведь есть же более беззащитные жертвы, так зачем палиться? Конечно, если взлом не носил адресного характера. Тогда искин не испугает.

Потом внутри УНИКа организовал изолированное виртуальное пространство, так называемую песочницу с фиктивными данными, изнутри которой не было выхода в пространство реальной операционной системы. А для привлечения внимания расположил там много интересных документов, видео- и аудиозаписей. В основном, конечно, мусор, но с привлекательными названиями. В сети посмотрел, как это делают в фильмах. Наверняка фигня и не имеет отношения к действительности, но а как иначе? Названия были что-то вроде «Проект Внеземелья», «Лунная радуга», «№ 523. Совсекретно», «Тундра 2023», «Тунгусский артефакт», «Атлант»… и еще много разного. Находящийся внутри мусор еще и зашифровал известными протоколами, дабы быстрый анализ показал упорядоченные известные служебные структуры или сигнатуры. Видюхи, звук – то же самое. Но некоторые оставил незашифрованными, чтобы совсем уж не казалось странным. Мол, халатность, с кем не бывает? Оставил пару видео там, где на нас с Умником нападали инопланетяне на плато Путорана. Для прикола воткнул пару секунд записей в инопланетных подземельях, где они держали пленников.

Но самое интересное даже не это! Самое интересное, что вытащить эти файлы наружу просто нельзя! При попытке копирования внутренний фаервол, как я по привычке называл современную систему контроля прохождения данных, заметив в прогоняемых пакетах маски секретных документов, просто рубит их. А вот незашифрованные пропустит – зря я их, что ли, делал? А те, секретные, файлы ни изменить прямо на УНИКе, ни перекодировать, чтобы изменить содержимое, нельзя – там я использовал хитрые настройки прав доступа к разным ресурсам операционной системы. Ни новых файлов создать, ни потоком передать через промежуточный слой декодировщика. А так пусть голову ломают, почему вроде бы защищенный аппарат, с секретными данными, а без искусственного интеллекта. Может, подумают, что кто-то нарушает правила и таскает работу домой или еще что-то в этом роде.

А почему я сделал так, чтобы нельзя было вытащить файлы, – так для того, чтобы тот подольше возился на моем УНИКе, ведь вряд ли он бросит такую вкусную приманку! Будет пытаться или прямо на УНИКе расшифровать данные и вытащить, или хотя бы в таком виде вытащить. А я посмотрю.

Договорившись с генералом о работах по защите лаборатории, пока отправился к себе домой. Телепортом, однако, оставив «антенну» там, где был до того, то есть в доме Орловых. Ну, чтобы не насторожить хакера.

Сам же, пока суд да дело, сформировал определенные знания по сетевым технологиям, обработал и воткнул в инфосервер. Подключил его к своему УНИКУ и оставил наблюдать. Мой инфосерверный искин будет покруче местных. Вот и посмотрим, что он выцепит, особенно в тандеме с Кротом. Можно было бы Умника позвать, он все же переплюнет мои искины, но посмотрим – должно и так получиться.

А пока походил по своему замку. Полюбовался в окна на открывающуюся за ними природу. У очередного окна остановился – оно открывалось на Луну. Вдали виднелся шар корабля «Луч», теперь уже станции. Все в реальном режиме времени. В рядом расположенном окне – вид на планету Земля со стороны Луны. Тоже красиво.

«Для более полного анализа прохождения пакетов необходимо установить снифферы на пяти коммуникационных спутниках», – в мои мысли влез новый искин… О! Пусть называется Хакером, а то все искин да искин! Моветон, однако.

Мельком глянул – все эти спутники и так находились под нашим контролем, только функционала нужного не было. Но для проверки спросил:

«Снифферы, работающие по какому принципу и алгоритму, ты собираешься использовать?»

Посмотрел на раскладку, выданную компом. Хм… Вроде все правильно.

«Работай».

Так-с… Пока работа работается, не прогуляться ли мне? Ведь хотел по Луне походить? Тогда не мог, а сейчас-то все под рукой. И скафандр для такой задачи уже разработан. Там всего-то только надо было правильно использовать то, что имею, да и все. Правда, скафандр у меня прозрачный, пусть так и остается, тоже весело.

Минут через десять, сформировав на себе скафандр и как следует проверив его, а также связь со своими компами и системами, вздохнул, невольно задержал дыхание и медленно засунул руку в окно, выходящее на Луну. Рука без эксцессов прошла сквозь «пленку», и я почувствовал легкое тепло на запястье – солнце слегка нагрело. Я уж совсем изолировать не стал внешнее-то пространство, а то неинтересно будет, как в корабле, толку с этого? А так если ввести внешние параметры воздействий в приемлемые рамки, то у меня будет полное ощущение, что я действительно нахожусь там.

Еще раз вздохнув и даже слегка прищурив глаза, сделал шаг вперед. Сразу после перехода голова слегка закружилась, внутренности слегка встряхнулись, подтянулись к горлу, но все быстро прошло – все-таки я уже далеко не обычный человек. М-да… Прикрыв глаза, я мысленно прислушивался к своим ощущениям. Вес действительно где-то раз в шесть уменьшился. Так и хочется, подобно балерине, на пальчиках пройтись… И прошелся, чуть не споткнувшись, – не асфальт, однако.

Открыл глаза. Резковатые все же тут тени. Вздохнул – воображение отработало на все сто, и я почувствовал запах пыли и земли. Попинал ногами камушки.

Следующие минут десять я прыгал и кувыркался, как ребенок, выбивая из поверхности пыль, если это так можно назвать: было ощущение, будто хожу по влажному песку или даже снегу. Кидал камни, наблюдая за дальностью полета и траекторией. Усилие, прилагаемое для броска, тоже не сразу давалось – из-за пониженной силы тяжести мышцы срабатывали здесь неправильно, и в момент броска меня или заваливало вперед, или, наоборот, откидывало назад. Ах да – вышел я все же далеко от проторенных людьми мест, чтобы не попадаться им на глаза. Настроение было просто замечательное, я бы даже сказал – легкое.

Скафандр превзошел все ожидания. Дыхание было спокойным, воздух – свежим, защита от радиации и прочих излучений – на высоте. Тактильные ощущения передавались в полном объеме, фактически я скафандр почти не чувствовал. На мой взгляд, он у меня получился практически идеальным. Даже пописать на почву Луны при желании могу. Но не хочу пока. Когда кувыркался, в голову пришла мысль сделать внутри скафандра нормальную силу тяжести. А ведь весело будет! Хочешь – по Луне, хочешь – по Юпитеру гуляй, и никаких неудобств в горле и вестибулярном аппарате!

Пустив по кругу вокруг себя инфомагические камеры, я стал изучать обстановку. Найдя прикольный камень или ущелье, телепортировался туда, впитывал виды и ощущения. В состоянии невидимости посетил местные достопримечательности – советские еще луноходы, превращенные в памятники, вид которых в режиме онлайн постоянно транслировался на Землю. Зачем – непонятно, ну да ладно. Для прикола оставил в песке вокруг аппаратов отпечатки босых ног, приходящие из-за ближайшего крупного булыжника и уходящие потом туда же. Посидел на обрыве и покидал вниз мелкие камешки. Забрался внутрь кратера и полежал в центре, раскинув руки. Ощущения презабавные – целая смесь, я бы даже сказал – пряная смесь. Долго лежал, слушал музыку, на этот раз по настроению из глубин запасов композиций выплыла Emma Shapplin, «De L’abime Au Rivage», и заставила меня совсем замереть, вперив взгляд в черное небо. Глядя на спокойные, но острые и не мерцающие, как на Земле, звезды, скатился в транс, а потом и заснул, когда волны музыки остановили свое движение.


Алиела

Ей снился сон. Обрывистый берег у океана. Небо закрыто тучами, но ветер не сильный. Можно даже сказать – спокойный, хотя и треплет платье, выполненное в земном стиле. Дождя нет, но воздух пахнет грозой, этот запах приносит воздух с моря. Там, вдали, клубятся тучи уже посерьезней, но им будто что-то мешает двигаться к берегу. Периодически их разрывают молнии, а чуть дальше лучи солнца пытаются их нанизать на себя. Потом тучи снова концентрируются и, сердясь, бьют молниями.

Она стояла на берегу у самого края и понимала, что это – Земля. В то же время она понимала, что океан – это космос, а те тучи – они. Центральный наблюдательный комитет. Рациональное мышление во сне отсутствовало, и девушке казалось, что то, что она видит, – правильно. Только тучи вносили легкий дисбаланс в ощущения да молнии. А вот солнечные лучи несли надежду. Алиела опустила взгляд. Рядом с ногой распустился ярко-красный в бордовую темень цветок. Кажется, здесь он называется тюльпаном.

Тюльпан шевелился на ветру, то и дело прижимался бутоном к ноге, а потом отворачивался.

Прижмется к ноге…

Отвернется…


Ник

Мне снился сон. Это была головка сыра, вся в дырах, изъеденная червяками. Я схватил бейсбольную биту и хотел уже разлохматить этот вонючий сыр, из которого торчали извивающиеся черви, и еле успел остановиться в последний момент – в одной из дырок сидела красивая бабочка.

Я замер. В руках задумчиво покачивалась бита. Вверх-вниз, вверх-вниз…

Вверх?

Вниз?


Проснулся я с тяжелой головой. Не думал, что сон на Луне в кратере так скажется на моем состоянии. Окинул себя взглядом – аура несколько потускнела. Вмешательства в нее я не заметил, да и защита бы сработала, а вот энергии стало значительно меньше, как будто кто-то ее из меня высосал. Космос, что ли? Или Луна?

Проверил скафандр – все в порядке. Ни одного сбоя. Поднялся над поверхностью и уже с высоты десятка метров огляделся. Мертвый, но не безысходный пейзаж. Была в нем своя строгая красота. И мне кажется или…

Шепот. Голоса. Обрывки образов и мыслей. Вон оттуда идет знакомое, земное. Радость, напряжение мыслей и дум. В этой стороне, кажется, находятся наши станции. А вот чье это, с другой стороны? Вернее, откуда-то снизу, придавленное сверху породой и слегка резонирующее с нею? Ничего знакомого. Местами темное, затхлое. Где-то нейтрально-доброжелательное, а в одном месте – так вообще как яркая звездочка.

Кажется, я догадываюсь. Ну-ка, где там ближайший ментальный модуль? К ноге! Есть задание для тебя!


«Анализ закончен. На данный момент в УНИКе посредством неизвестных манипуляций информационными пакетами вызван сбой в системе защиты, в результате чего в него внедрена небольшая последовательность кода, установившего связь с внешним ресурсом. Затем в УНИК был скачан более сложный код, который взял под управление часть операционной системы в песочнице. Тем не менее полностью вывести из строя систему контроля внедренный код не смог, поэтому ресурсы УНИКа внешней силе скачать не удалось. Процесс скачивания обрывается сразу же, как только маркерная последовательность данных начинает прокачиваться наружу».

Я покивал. Приятно, когда твоя задумка работает так, как хотелось.

«Однако обнаружен просмотр незащищенного контента, содержимое которого прошло через фильтр защиты. В течение всего времени взлома производился анализ источника взлома. Взлом осуществлялся распределенной системой, состоящей из множества сетевых устройств типа УНИК, СУНИК и промежуточных незащищенных маршрутизаторов».

Блин, ну все как в мое время! Надо будет отметить эти маршрутизаторы – они не могут работать без привязки к хозяину, в нашем случае к службе, обеспечивающей работу сети. Вот и пусть потом по головке кого надо ногой погладят! С разворота!

«Производя анализ передающихся пакетов через все спутниковые узлы одновременно, удалось выявить конечного потребителя информации».

Искин замолчал. Видно, в театральном учился – знает, когда паузы делать!

«Обнаружено неизвестное сетевое устройство».

Что значит «неизвестное»?

Искин вывел условную карту распределения узлов сети, и один из них, помеченный как черная точка, и был тем, куда стекалась вся информация из моего УНИКа.

«А что значит «неизвестное»?» – спросил я.

«Узел идентифицируется как кофеварка с расположением в здании службы очистки сточных вод в городе Златоуст. Однако подобного рода устройство не может потреблять или пропускать через себя, а также обрабатывать подобного рода поток информации – ни по мощности, ни по характеристикам. Поиск в сети аппаратуры с данными характеристиками дал отрицательный результат».

М-да… Меня взломала кофеварка! Скажи кому – засмеют. Вот и сказочке конец. Потом еще было найдено много подобных кофеварок, холодильников и прочего «умного» хлама. И что мне с этим делать?


Алиела

Что-то ее разбудило. То ли увиденный сон, то ли еще что. Голова была тяжелой – явно недоспала. Ну конечно! Всего-то полтора местных часа назад легла!

Девушка по-быстрому привела себя в порядок, однако сонливость никуда не делась, но хоть от головной боли избавилась. Подумав немного, решила все же добрать норму сна, но предварительно ознакомиться с результатами, которые накопала интеллектуальная система ее станции, ласково называемая Алиелой «Разумница».

Правда, не успев приступить к работе, чуть не подскочила от неожиданной мысли: «Вот же ж я дура маловозрастная!» – и чуть не забегала по комнате. По всем параметрам получается, что во сне она волей-неволей пыталась подключиться к чужому эгрегору! Или даже подключилась, а то, что голова болит, – синхронизация сложная была или слетела, разорвав связь. Здесь! На почти безжизненном спутнике планеты! Откуда он тут и почему с ней это случилось? Да даже малые дети умеют абстрагироваться от такого, тем более в одиночестве. В одиночестве даже малыш ничего не почувствует! Это что ж такое должно было случиться, чтобы… Так. Надо сначала проверить, чей эгрегор это был. Неужели кого-то из комитета? Центавриане? Это вряд ли, у них они совсем другого вида и спектра-частоты – не настроишься при всем желании. Или не дают они настроиться. Серые? У них они не такие, грубые. Ощущения не те, отталкивающие. Чтобы подключиться, Алиеле надо сильно постараться, да и неинтересно там.

Так, надо посмотреть, может, этот неизвестный эгрегор еще доступен?

Девушка прыгнула в центр небольшой возвышенности посреди комнаты, на которой она спала. Легкая юбочка, используемая ею в качестве одежды для отдыха, взлетела, приоткрыв то, что под нею (или чего под нею не было), и улеглась на место, скрыв интимные подробности от возможного наблюдателя… Которого тут и не было никогда. Неприкрытые груди лишь слегка качнулись – им явно не требовалась поддержка в данных условиях, а возможно, и вообще. Левую руку от локтя до плеча покрывал лечебный симбионт в виде вьющегося растения, но почти незаметный и совершенно не мешающий ни жить, ни работать.

Алиела уселась на колени, расправила ладонями юбчонку, для удобства прикрыла глаза и стала выполнять привычные упражнения. Вскорости она вошла в нужное состояние, называемое «чистый разум», и стала обозревать эгрегориальные окрестности. Через местный час она вышла из своеобразного поиска. Безрезультатного поиска. Все выглядело как обычно, но лишь краем души девушка ощущала легкий, рассеивающийся с каждым мгновением резонанс… Будто вот появился эгрегор, побыл немного – и пропал… Но ведь так не бывает! Чтобы эгрегор образовался, надо хорошо постараться! Нужно иметь несколько разумных или хотя бы полуразумных сущностей, необходима их ментальная настройка друг на друга, время… Да много чего еще надо, чтобы с нуля поднять новый эгрегор!

«Ментальная настройка», – посмаковала это определение девушка. А может, просто что-то срезонировало с ее душой? Или хотя бы просто с физическим ее воплощением – аурой, как ее называют люди?

Ладно, все это хорошо, но работа не ждет. Конечно, надо бы все же поспать, чтобы не напрягать жизненный ритм. Просто нужды в том особой не было, хотя при необходимости Алиела могла хоть неделю работать в интенсивном режиме, без отдыха и без особых проблем. Но это все равно лишнее и бессмысленное напряжение внутренних ресурсов. Поэтому: ознакомиться с результатами работы Разумницы – и спать!


Ник

Обычные компьютерные методы отработали отлично, но привели в никуда. Пока никаких мыслей не было, задвинул проблему поиска в подсознание и в одно из параллельных сознаний для контроля, а сам подумал: почему же местные искины, довольно навороченные, не отследили эту деятельность? Впрочем, немного покрутив мысль, решил, что, может быть, порой видят и даже отслеживают, – аналитические программы тут мощные, да только толку с того? Возможно, они так же останавливаются на какой-то кофемолке? Однако, используя знания спекста в этой сфере, понимал, что на самом деле это сложно даже для искинов. Противостоят им тоже не тупые боты. Я сам-то ухватился за хвост хакеров-махеров чисто по причине дополнительного контроля связи, обеспечиваемого инфокомпом.

Ладно, пока суд да дело, в фоне у меня уже сложилось решение. Придется снова через астрал действовать. Один раз помогло на Лунгрии, когда искал Умника, и сейчас должно помочь. Кстати, скинул ему результаты поиска, он только показал мне большой палец.

– Молодец! Честно говоря, я и половины не понял, что ты делал. Не забывай, я специально не загружал себя полным и доскональным знанием местных сетевых технологий, как ты.

– Хм… мне вроде казалось, что ты уже в теме, – удивился я.

– Не, только по необходимости, в той мере, что решала локальную проблему. Но буду благодарен, если скинешь мне эти знания, – может быть, пригодятся. Только тебе придется сделать обратное преобразование – от твоей мемокопии до учебного пакета в систему, которую я разработал.

– Нормально, – согласился я и внес контрпредложение: – Тогда тебе задание – собрать остальные данные по этой тематике, пусть даже параллельной. Область информационных технологий очень широка, один человек вряд ли ее осилит, да и нет необходимости в этом обычно. А вот мне интересно. Ну и внедришь потом в тот же обучающий пакет и скинешь мне обратно.

– Хорошо, – кивнул Умник и посмотрел куда-то в сторону.

– Кстати, как там лев поживает? – с тщательно скрываемой улыбкой спросил я. – Поймали?

– А то! – Умник сделал гордый вид и показал мне фотки, где они с Гаврошем позируют рядом с царем зверей. Сначала со связанным, потом с освобожденным – видимо, уже сделали тому внушение. То, как бывалые охотники, развалятся перед офигевшим хищником, то скачут на нем, как на лошади, ну и так далее. Фантазия у искусственных пацанов оказалась на высоте.

– Отпустили его?

– А как же! Не убивать же, в самом деле. Кстати, он на контроле был. По крайней мере, миниатюрных датчиков на нем было чуть ли не столько же, сколько и блох. Я потом посмотрел – очень много животных тут помечено.

– Понятно, – кивнул я, пропустив мимо ушей эту информацию. – Ладно, пойду искать дальше нехорошего человека.

– Или людей, – уточнил Умник.

– Или людей, – согласился я и отключился.

И мне придется поторопиться, пока неизвестный хакер продолжает шарить на моем компе. Пришлось даже сгенерировать еще несколько файлов, а то больно шустрый он (сильно снижать пропускную способность УНИКа не стал – подозрительно было бы), а так как ничего особо объемного из реального у меня не было, кроме моих воспоминаний, – срочно сконвертировал еще кое-что из приключений на Лунгрии в формат УНИКа. С минимальными правками, где успел. Раскидал в сотню файлов без шифровки в отдельную папку «Новье. Результаты проекта «Новый мир». Контактер – домовенок Кузя».

Неизвестный буквально через пару минут вцепился в эти файлы. Этого ему надолго хватит. Ладно, пора и нам работать. И надеюсь, с той стороны находится реальный человек, а не какой-нибудь искин, а то у меня ничего не получится. Хотя, если сразу не выйдет, – есть мысли, как обойти эту проблему.

Пока мое тело расслабленно отдыхало в моей подземной резиденции, сам я аккуратно выглядывал из своего астрального домика. Вроде бы никого. Ни сейчас, ни в прошлом. Будем надеяться, что удалось спрятать или замаскировать его от любопытного взора.

Посмотрел на почти забытый якорь, к которому были привязаны ниточки. Ниточки, ведущие к интересным людям. Наверное, когда-нибудь я с ними встречусь. Или нет. Как жизнь сложится.

По чугунному якорю все так же текла капелька воды.

Проверив, какие образы хакер уже просмотрел и какие смотрит прямо сейчас, я после небольшой настройки сознания сформировал составной глиф, реагирующий на синхронизацию образов и возникающий резонанс. То есть, по моим прикидкам, если хакер прямо сейчас смотрит мои данные, он непроизвольно отражает это в астрал, и это можно отследить. Вероятно, можно отследить и по просмотренным данным, которые уже в прошлом, но еще не ушли из памяти человека, но, предполагаю, резонанс будет слабее. Он может снова усилиться, когда человек будет обдумывать это, но лучше ориентироваться на текущее состояние. Вероятность обнаружения выше. Нечто подобное я делал на Лунгрии, но и у атлантов это было реализовано очень похоже для работы с эгрегорными системами (хотя бы тот же вызов интерфейса путем его визуализации).

Я мысленно загрузил в глиф просмотренные хакером данные, поставил параллельную загрузку просматриваемых в данный момент данных и стал ждать. Безрезультатно прождав какое-то время, разочарованно выдохнул. Все-таки надеялся на быстрый результат. Видимо, чего-то не учел. Или с той стороны находится не человек, а компьютер. Тогда придется подождать, пока кто-то не начнет смотреть сворованное у меня. Надеюсь, недолго.

Тем временем решил немного облагородить свой астральный домик. Давно пора, а то что-то я совсем тут боюсь всего, и даже домик у меня выглядит так, как будто находится в состоянии ремонта-пустоты.

Через полчаса субъективного времени он у меня превратился в совсем крошечное двухэтажное бунгало в окружении пальм на берегу океана. При этом все пространство также было изолировано от окружающего астрала. Получилось мило, а рядом с входом на постаменте гордо возвышался якорь.

И наконец, когда, покончив с деятельностью астрального демиурга, я разлегся под пальмой на шезлонге (ощущения нахождения на море были практически как в реальности), сработала моя ловушка. Не покидая астрала, в котором мне и придется работать дальше, я потянул на себя отросток глифа, высветившегося передо мной, и закрутил его хитрым образом, чтобы перенаправить информацию напрямую себе в голову. Мелькнула мысль, что мои действия с глифами чем-то напоминают рунную магию, описываемую в разных фантастических книгах. Только вот создание глифов происходит каждый раз с нуля, они всегда немного разные, строятся на внутренних ощущениях правильности, плюс большой пласт знаний чародейства и выкрутасов археев помогает. Наверно, это похоже на то, как художник рисует мир. Мир, который потом оживает.

Перед глазами появилась мутная пелена, по поверхности которой перемещались разноцветные полосы разной насыщенности. Они явно несли в себе опасность. Пригляделся к пелене, и откуда-то пришло ощущение знания, что это своего рода купол. Видимо, защитный, с активной составляющей. Кто-то прячется внутри. Но почему же поисковик привел меня сюда? Некоторое время смотрел на серую, почти непрозрачную поверхность, за которой еле двигались тени. Вдруг в одном месте появилось светлое пятно, которое сразу привлекло мое внимание, так как от него пошли искомые сигналы. Судя по всему, защита кое-где слегка протерлась. Немного понаблюдав, заметил еще одну занятную штуку: яркие линии защиты, на первый взгляд, хоть и перекрывали в движении всю поверхность (и под них совершенно не хотелось попадать), но когда появлялись вот такие светлые участки, они их как бы огибали. Похоже на ловушку, мол, добро пожаловать. Ну или просто сбой.

Ладно, нечего торчать просто так. Дождавшись появления нового пятна, сформировал щуп с глазом на конце и аккуратно ввел его в это пятно. Поверхность почти не сопротивлялась.


Алиела

Алиела потратила много времени, пока не поняла: то, что нашла ее Разумница, – всего лишь записи кого-то из земных режиссеров. Наброски, даже почти готовый фантастический фильм. Жаль, что пришлось крутить его на самом УНИКе режиссера, – при этом терялись чувственные слои фильма, шла только картинка со звуком. Порой девушка с удовольствием погружалась в мир земных художников. У них дома тоже было нечто подобное. В этом они были похожи на землян, хотя, конечно, тематика совершенно различалась. Ну и вообще смысловое наполнение этого искусства у них было другое. Впрочем, те, кто погружался в мир и культуру землян, начинали получать от этого удовольствие.

Непонятно, конечно, почему у режиссера на УНИКе были зашифрованные документы, которые еще и вынести оттуда нельзя. Хотя… Если у такого человека есть достаточные уровни допуска, он вполне может получать подобную информацию от властей. Ну и странно еще, что личная информация владельца отсутствовала, что было несколько нетипично. Алиела зевнула и разочарованно подумала: «Не стоит терять этот контакт из виду, вдруг что интересное появится». Ну и Разумница пусть продолжает пытаться расшифровать остальные данные – вдруг они действительно реальные и нужны режиссеру для создания его фильмов?

Еще раз зевнув и погладив Лапочку, почти слившуюся цветом со стеной, девушка с разбегу прыгнула в постель и почти сразу заснула.


Ник

Честно говоря, впечатление было двоякое. Я увидел странную комнату, явно искусственно украшенную чем-то вроде голограмм. Вообще, довольно необычное место жительства или отдыха: небольшое возвышение посреди пола, покрытое каким-то мхом… Хотя постель привычно белая. Вокруг – вьющиеся растения, почти полностью закрывшие стены светло-серого цвета. Одна стена, видимо, полностью закрыта голограммой – там виделся кусок леса или чего-то, сильно на него похожего. Сине-зеленого цвета, хотя зеленого было больше. Летали какие-то неизвестные мне светящиеся насекомые, распускались и закрывались яркие цветы. Порхали какие-то мелкие птички… а, нет! – похожие на птиц ящерицы. Но и птицы привычного вида вроде бы встречались.

Но ладно, не это главное. А главное – другой цветок. Весьма симпатичная особа женского пола. Из одежды на ней была только короткая юбочка, и все. Она сидела на крутящемся стуле, и ее окружал полупрозрачный слой голограмм. Водя рукой, скорее чтобы просто подвигаться, чем этого реально требовало управление какой-то компьютеризированной системой, она меняла картинки, что-то смотрела, хмурилась, улыбалась. Я на какое-то время просто завис – настолько интересно было наблюдать за выражением ее эмоций. Биокомп сумел настроиться на тени непонятных изображений с обратной стороны экрана, окружавшего девушку, и показал мне кадры из моего «фильма». Вернее, воспоминаний с Лунгрии. Забавно. Хакерша, что ли? И не боится пролететь со всеми этими социальными баллами, которые почти всегда в современной жизни важнее денег? Правда, техника, используемая девушкой, неуловимо отличается от уже привычного мне вида. Вернее, от результатов ее работы. Впрочем, мало ли чего я не знаю?

Я чувствовал какой-то дисбаланс в девушке, видимо, она устала или хотела спать, поэтому у нее в астральной защите нашлись дыры. Ауру ее, конечно, из астрала я не видел, но было бы интересно глянуть – чем-то она меня привлекла. Через некоторое время девушка улеглась на кровать и сразу заснула. При этом виртуальный пузырь, в котором я находился, стал искажаться, сминаться, и мне, чтобы не потерять направление или даже себя, пришлось быстро выпрыгивать из внутреннего мира незнакомки, вернее, из ее представления о собственном местонахождении. Но не просто так, а с намерением увидеть, где все это находится.

Удаляясь вверх, я внезапно выскочил, как оказалось, из-под поверхности… Луны! Этот пейзаж ни с чем не спутаешь. Вот те раз! Первая мысль, что это кто-то с нашей лунной станции, практически сразу благополучно умерла – на обратной стороне Луны у нас станций нет. Ну ладно, кажется, стоит туда наведаться. Зачем? Не знаю. Что-то ведь делать надо. Вдруг пришло в голову, что я ее где-то уже видел. Поиск в памяти привел меня снова на корабль «Луч», где я встретился с тем странным инопланетянином. Именно тогда в его ментальном слое я увидел девушку, очень похожую на ту, которую сейчас нашел. Хм… Вроде сходится. Тот является инопланетянином, и, выходит, она – тоже. Жена? Сестра? Сотрудница? Хм… С чего вдруг меня это волнует? Какая разница-то? Но… Ответный визит вежливости все же совершим – не я первый начал, так сказать. Что «начал»? Ну все это…

Земной элементаль недолго искал обнаруженное мною место. Потом я вспомнил про ментальную карту Луны, которую продолжал постоянно обновлять ментальный элементаль и которую я все откладывал на потом. Покрутил ее. Или мне кажется, или кто-то нагло использует спутницу нашей планеты для своих дел! Раз, два… Триста сорок восемь ментальных излучателей! Ну, то есть мозгов, то есть голов, то есть единиц существ. Все разные, но есть и знакомые – около сотни, чуть больше, как те диверсанты-абордажники на «Луче». О! А вот и метка спящей девушки… как раз примерно там, где я и предполагал. Еще раз посылаю земного элементаля вниз, цепляюсь к нему и вывожу на свой биокомп результаты сканирования. А ничего так база! С километр в диаметре. Плоская, как блин… Вернее, как два блина – два уровня. Виртуально побродил по базе. Чистенько, светло, но спектр света чуток странноватый – отдает голубизной. Все непривычное – двери, предметы, проходы, планировка, но в принципе узнаваемо: как будто просто делали иностранцы по своим критериям красоты и функционала. О! И роботы есть! Ну какие-то самодвижущиеся, иногда даже меняющие форму устройства. Что-то делают. Странно, не вызывают эти инопланетяне ощущения серьезной продвинутости относительно нас. Так и кажется, что лишь чуток нам подтянуться – и будем такими же. Конечно, это поверхностное суждение на основе совершенного минимума данных.

Через телепорт, закрывшись почти абсолютной защитой, ибо фиг знает, какие системы наблюдения тут есть, я зашел на базу. Определить ее точное местоположение уже не составило труда. Инопланетянка занимала большую комнату, в центре которой, как я упоминал, расположилась возвышенность. Неудобно, если подумать, но только если эта комната не является спальней. Все так же в сумраке крутились голограммы, раскидывая блики на окружающие предметы. Провел рукой по ним и, разумеется, никакого возмущения не заметил. Все-таки крутой у меня камуфляж.

Увлекшись картинками, некоторое время смотрел на них. Увидел свои записи, вернее, стоп-кадры оттуда, – знать, не ошибся я адресом. Остальное было непонятно, но дизайн интерфейса довольно удобный. Не «окошки», конечно, скорее нечто объемно-монолитное, перетекающее, цепляющее. Просканировав обстановку, нашел и сам комп – он был в соседней комнате и, судя по всему, не только выполнял функцию инструмента хакера, но и вообще управлял всей базой. Я бы разделил, изолировал эти подсистемы. Здесь же находился лишь терминал в виде половинки сферы на небольшом выступе стены. Перед ним стоял круглый стульчик, внешне напоминающий наш для игры на пианино. Никаких нанитов или других интерфейсных систем я не заметил. То ли так им удобнее, то ли просто пока спрятано. На терминал и на их комп заякорил один из своих инфокомпов – потом попробую разобраться. Ну а вдруг удастся подключиться или взломать? Практически нулевая вероятность, как мне кажется, но почему бы не попробовать? Они у нас ковыряются, мы у них – все честно. Если не в железе разобраться, так хоть в информационной части. Нет, сомнительно, очень сомнительно… Но все равно надо попробовать.

Бросив последний взгляд на песочного голема, с которым выступал на Лунгрии, я прошелся-проплыл над полом по остальной комнате, пока не обращая внимания на спящую девушку. Некоторые растения оказались натуральными – я видел текущую в них энергию, а подпитывались они через отверстия в стенах, где прятались системы, похожие на гидропонику. Внезапно по изменившемуся окрасу пятна на стене заметил еще один жизненный сгусток энергии. Пригляделся – хамелеон сидит! Самый натуральный. Прикольно. Никого на базе, кроме этих двух душ, нет. Где же тот мужик? Как же он назвался – Элхор, что ли?.. Кстати, можно и посмотреть, где он, – на нем тоже был мой инфомагический якорь.

Воздух не сильно отличался от земного, разве что процентным соотношением разных газов. Ни нанитов, ни вирусов, ни бактерий – стерильная чистота. Ну, за исключением растений – по ним все же ползало что-то вроде бактерий, но не отделяясь. Ну что ж…

Я подошел к кровати, или как такое называется? Топчан? Что тут сказать… Красивая девочка. Или девушка. Или женщина. Или кто она там у них? Может, Великая Мать-путешественница? Длинные светлые волосы разметались по постели. Тонкая талия, широкие бедра – не совсем в моем вкусе, но у нее замечательно выглядящие. Отчетливо видны крепкие мышцы – или конституция такая, или спортом занимается, кто их знает, этих инопланетян. Грудь где-то второго размера приятной формы. Лицо европеоидное, я бы сказал – скандинавский тип. Хотел считать внешний слой информации с нее, но вспомнил, что в данной своей защите я изолирован от окружающего мира. Долго сомневался, но потом решился и еще некоторое время переделывал защиту, чтобы можно было сквозь нее вытащить руку. Пусть тоже будет невидимой, но аурой я смогу касаться окружающего. Вот с ментальным слоем не получится, ну да ладно.

Как только я освободил ладонь, тут же замер – девушка, очевидно, что-то почувствовала и открыла глаза. Блин. Яркий, глубокий голубой цвет, скорее даже фиолетовый. Не утонуть в них мне позволило лишь то, что она смотрела не на меня, а обвела сонным взором комнату, повернулась на бок и снова уснула. Юбочка задралась, и я быстро отвел взгляд – как-то оно по нервам дало. Вроде бы гормоны контролирую, а все же… Глянул на руку и удивился – некоторые слои ауры просто трепетали, резонируя с аурой девушки. Нечто подобное было с Ксенией, но там были только наметки, а тут прямо колбасит… Хм… это что получается – мой организм влюбился, что ли?

А вот системы наблюдения тут не такие навороченные – никакого кипиша пока нет. Может, совсем выйти из кокона? Интересно, как тут пахнет? И как пахнет она?

Стоп! Я внимательно посмотрел на руку и отметил, что резонансные колебания потихоньку проходят внутрь на остальные слои ауры. Девушка глубоко вздохнула и резко повернулась на другой бок. Нет, что-то тут не то. Ладно, вряд ли меня быстро поборет это, что бы то ни было, а вот инфу хотелось бы снять. Решив так, я медленно провел рукой в районе головы девушки.

Информационный шок я получил такой, что очнулся, чуть не погрузившись в стены комнаты, – так меня откинуло. Вот был бы прикол, если бы девушка, когда проснется, увидела дыру в стене и куски обшивки на полу! Аккуратней надо ходить, и вообще, недоработочка у защиты, опасная для окружающих!

Посмотрел на спящую красавицу – а ни фига она уже не спит! Сидит, оглядывается. Что-то спросила – местный комп ей ответил. А красивый язык! Жаль, непонятный. А в голове у меня каша – крутится куча образов, которые сразу не ухватишь. Это удачненько я за хлебушком сходил! Перекинул обработку на параллельный поток сознания, пусть сортирует с биокомпом, а то сотрется – забудется еще.

Тем временем девушка успокоилась и снова упала на кровать. Покрутилась, почему-то повздыхала и уснула. Спит. Хм… А чего я сижу, пялюсь на нее? Делать мне нечего? Уже минут двадцать. И что она сказала? О! Кстати, языка-то я и не знаю. Что-то неуютно мне лезть в ее ментальные слои, вон какая реакция у нас… Или не «у нас», а «у меня»? Ладно, пойдем другим путем. Известным и испробованным. Как я снимал навыки и умения, так же попробую и с языком. Ой, чувствую, непростое это будет дело! Одно дело – сформировать чистый пакет знаний, как я сделал с тем инопланетянином на их базе, а другое – через астральную мемокопию. Язык – это ведь не только смысловые образы и связи, но и культура, образ жизни. Через астрал можно это тоже хапануть и не заметить, а потом подсадить себе. И будешь уже не борщ ложкой кушать, а лапшу – палочками и удивляться: чего это ты раньше хрень какую-то ел да не по-китайски говорил?

Эта работа оказалась очень сложной. Даже сложнее, чем снятие навыков какой-нибудь борьбы. Во-первых, надо было обойти астральную защиту, не побеспокоив хозяйку апартаментов. Ее конфигурация с прошлого раза изменилась, дырки закрылись, пришлось долго и упорно искать, как проникнуть внутрь. Во-вторых, информации хранилось раз в сто больше, там чистить и чистить, прежде чем внедрить себе.

Хотя… Я кинул быстрый взгляд на девушку. Поразмыслил. Может, стоит все же по максимуму вложить себе в голову? Только получше отчистить от физиологической информации – не хочется мне женскими титьками обзавестись, к примеру, из-за жадности своей или ошибки.

Ладно, посмотрим. А пока… Наверное, надо двигать дальше по делам.

Вопреки своему желанию я еще долго стоял в комнате, глядя на девушку. Не понимаю, что со мной происходит? Вроде бы и гормоны под контролем, и ауры уже не соприкасаются, а вот поди ж ты… Влюбился? Не смешите мои тапочки, пяткам щекотно. Ну, допустим, ауры наши странно себя вели. Ну и что? Сейчас же коннекта нет. Что? Остаточная реакция на визуальную картинку? Да ну, слишком сильно как-то… Подцепил ментального паразита? Да вроде бы нет. Гипноз? Программирование сознания? Не похоже.

Взгляд замер на стоп-кадре с компа девушки. Там как раз был момент, когда мой голем бросает цветок в императорскую ложу. Перевел взгляд на девушку, и подумалось мне – вот я мучаюсь, пусть и она помучается! В моем поисковике по составленной карте Земли быстро нашел полянку с цветами. Почему-то это оказались тюльпаны, не время вроде бы для них, вернее, время уже вышло, но в горах, как здесь, может, и попозже цветут. Ладно, пойдет – больно красивые, бордовые, а то роза – повторение, которого совсем не хочется. Я сорвал один цветок и немного поработал над ним, чтобы как можно дольше не умирал и не осыпался. Заодно попробую еще одну штуку из биопрограммирования археев. Кончик пальца уже привычно обожгла капля энергии-биопрограммы, которая перешла на цветок, впиталась им. Через пяток секунд тюльпан взбодрился, поднял бутон и внешне вроде как посвежее стал. Энергетически тоже хорошо выглядел: потоки зациклились и крутились по ограниченному пространству, немного стравливая наружу энергетический шлак, а впитывая чистую энергию ауры рядом стоящего человека. Ну или инопланетянки.

Положил я цветок рядом с лицом девушки и снял с него невидимость. Собственно, этого следовало ожидать – раздался резкий сигнал компа (все же мониторинг тут был), девушка подскочила и встала в какую-то стойку, отдаленно напоминающую боевую. Комп ей что-то сказал, и она перевела взгляд на цветок. И вот тут, неожиданно для меня, просто села на пятую точку. А как глаза у нее раскрылись! Аниме а-ля натурель! Аккуратно потрогала цветок – комп ей что-то выговаривал строго, но она отмахнулась рукой. Аккуратно подняла цветок и понюхала. «Надеюсь, аллергии на него у тебя нет», – подумал я. Как оказалось – действительно нет. Сохранив напоследок в памяти ее то ли растерянную улыбку, то ли шокированную (а ведь была вероятность культурного облажания с моей стороны – ведь знания их я еще не обработал, а вдруг у них дарение цветка – пожелание как можно скорее умереть?), я с облегчением ушел к себе во дворец. Почему с облегчением? Да вот ну их на фиг, такие непонятки. Надо подумать и разобраться в себе.


– Значит, говоришь, тут кто-то был? – Элхор медленно обходил спальню сестры.

Все, что можно было узнать техническими средствами, он уже узнал, но тянуло пройтись вокруг спального места сестры. Через какое-то время он понял причину: чувствовалось что-то необычное в информационном поле комнаты, но вот что? Да и сестра вела себя несколько неадекватно. Нет, понятно, что кто-то оставил тут земной цветок, но это было очень и очень странно. Зачем? Почему? Да еще и непонятный какой-то цветок. Прошло уже столько времени, а он все еще выглядел бодренько. Насколько Элхор помнил, срезанные цветы (варварство какое!) нужно ставить в питательный раствор или хотя бы в воду. Проблема в том, что срезанные или сорванные цветы эманируют негативными эмоциями и тонкими энергиями. Земляне бы сказали – в них есть аура смерти. Но не в этом случае. Было такое ощущение, что цветок жив! И он даже реагировал совсем как живой на осторожные мысленные и энергетические касания к себе!

– Но зачем кому-то оставлять тут цветок?

Алиела укоризненно посмотрела на брата. Она так и не выпустила растение из своих рук, почти постоянно прижимая бутон к лицу, от удовольствия прикрывая глаза.

– Ты что, забыл? У землян принято дарить цветы понравившимся девушкам!

– Да с чего ты взяла, что это был землянин? Проще предположить, что кто-то из центаврийцев пошутил, хотя это не в их стиле…

– Ну ты сам недавно повстречал занятного землянина. Да и я его как раз ищу…

Брат с сестрой ошеломленно посмотрели друг на друга.

– Думаешь, это был он?

– Не знаю.

Они помолчали. Потом Элхор задал вопрос:

– А почему ты заговорила про этот обычай? Вроде бы они цветы дарят не только понравившимся девушкам.

– Ну а как по-другому? – покачала головой девушка и нежно провела пальцем по краю бутона.

Тот в ответ затрепетал лепестками и чуть пошире раскрыл свою чашу. Алиела улыбнулась.

– Думаешь, ты ему понравилась? – с сомнением произнес Элхор и сел на появившийся стул. – Но как же ментальная совместимость? Я гляжу, и ты как-то тянешься к нему…

– У землян ведь совсем все по-другому. – Алиела вздохнула и снова посмотрела на цветок, но уже с грустью в глазах. – Им достаточно просто внешне понравиться друг другу. И ментальная совместимость совершенно не имеет значения. Они даже сексом могут заниматься, просто чтобы получить физиологическое удовольствие, хотя какое это удовольствие без совместимости? Мне, может, потому и нравится вся эта ситуация, потому что она дает иллюзию… – Не договорив, девушка замолчала.

Немного прождав, Элхор спросил:

– Иллюзию чего?

Девушка тяжело встала и подошла к стене. Пристроила цветок рядом со своими растениями и после небольшой работы подключила его к существующей системе питания флоры, прописав в информационной части новые условия. «Надо еще будет уточнить, как лучше хранятся сорванные цветы», – подумала она.

– Чего, чего… – пробормотала Алиела. – Чего надо!

– Ладно, но это не решает проблемы. Как он сюда пробрался, кто бы он ни был, и как сумел скрыться от Разумницы?

– Я не знаю, – пожала плечами Алиела, подошла к своему рабочему месту и хотела уже выключить так и продолжающую работать систему визуализации, как вдруг взгляд зацепился за стоп-кадр, где в ложу с каким-то королем или царем, сидящим со своей женой, летит цветок, на ходу превращающийся из песочной поделки в настоящую сочную ярко-красную земную розу.

Алиела замерла, медленно переводя задумчивый взгляд с картинки на бутон тюльпана, выделяющийся на фоне остальных растений темно-красной каплей. Под действием еле ощутимого движения воздуха, а может, от движения соков в стебле, он слегка покачивался влево-вправо. Туда и обратно.

Бутон тюльпана!

Прижмется к ноге…

Отвернется…


Ник

Не успел я как следует отдохнуть от переживаний и разобраться с данными, снятыми с инопланетянки, как мне позвонила сестра.

– Свободен сейчас? – как всегда, не рассусоливая и не брызжа эмоциями, спросила Ленка.

– Угу. Проблемы?

– Нет. Есть дело. Катька сказала, что создает тебе оранжерею. Чего пропадать наработкам? Пусть использует результаты для работы по биологии. Только надо, чтобы Ксения как биолог оценила, подойдет ли по сложности. Потом надо будет сгонять в тот оазис, что ты в Африке с детьми сделал. Не хочу такси брать и время терять. Подкинешь?

Я несколько недоуменно подергал себя за мочку уха и кивнул.

Перед сестрой сформировался телепорт, и она под ручку с Ксенией вскоре оказалась рядом со мной. УНИКи их уже в автоматическом режиме заблокировались. Кроме того, мой инфокомп, который прокачался всеми этими технологиями, пока я искал хакера, дополнительно взял их аппараты под контроль. Изнутри устройства воздействовать на него, ломать или просто считывать инфу было не в пример легче, чем снаружи. А что будет, когда я скомпилирую матрицу всех данных по информационным и электронным системам и заложу в него? Ну и себе в биокомп можно будет засунуть на всякий случай для локального использования.

Так вот, глубоко инфокомп лезть, конечно, не стал, тем более в личное, но по верхам пробежался и дал мне выжимку. Обеим, судя по временно́му штампу, накинули новые баллы значимости, они подписали новые бумаги о неразглашении в связи со мной (в том числе по телепортации), а больше ничего особенного. Зачем-то комп выдал мне и баланс денежных счетов девушек. У Ленки было около сотни тысяч рубликов, а у Ксении – чуток поменьше. Мельком заинтересовался, почему у обычного биолога денежки не переводятся. Крот быстро нашел мне информацию – работа в подводной биолаборатории приравнивалась по значимости к работе в службе очистки, хотя напрямую и не относилась к ней. Но, конечно, службы тесно сотрудничали. Зарабатывала Ксения примерно на уровне Ленки, несмотря на то что сестра руководила таким мощным институтом.

Забавно, но сейчас я почти не наблюдал того резонанса наших с Ксенией аур, что был в прошлые разы. Внутренне мое восприятие этой красивой девушки почти не изменилось, тем не менее стало как-то спокойнее. Из головы почему-то никак не хотел уходить образ инопланетянки, который забивал эфир своим присутствием. Ладно, разберемся.

Девушки (пусть и сестра будет «девушкой» – никак я ее бабушкой не воспринимаю) прежде не были у меня, поэтому молча стояли и оглядывались. В аурах их четко виделось чувство изумления. Ну а как еще можно было воспринять обстановку? Собирались попасть ко мне домой, а попали в приемный зал Кремля. Это который в мраморе и золоте. Конечно, в таком жить нельзя, но почему бы и не иметь в наличии? Дети если что и скидывали родным (вернее, спецслужбы считывали с их УНИКов), то не всё. А у меня тут было – на всю жизнь обычному человеку хватит. Ну трудно было остановиться!

– Это что, Москва? – наконец спросила Ксения и села на корточки потрогать руками ковер.

На ощупь он мало чем отличался от натурального. Можно было бы и натуральный воткнуть сюда, да без присмотра такие вещи недолговечны. Ну или товарный вид теряют. Магические же – самое то. Хотя я и не откажусь от натурального, если случай выпадет приобрести. Магией опять же укреплю, позабочусь и так далее. Но специально искать, тешить свое чувство исключительности в таких мелочах – увольте.

– Нет, это мой дворец, – улыбнулся я.

– А почему УНИК не показывает, где мы? – Лена вопросительно посмотрела на меня.

– Просто не хочу, чтобы знали, где он находится.

Я немного поводил гостей по ближайшим комнатам, пока мне не надоели одинаковые, удивленные и ошарашенные, выражения лица и однотипные высказывания.

– Это сколько тут комнат? – не удержалась Ксения.

– Точно не скажу, да и не хочу вспоминать – так веселее, – ответил я, открывая очередную дверь перед гостями. Ага, тут у меня часть Версаля. Посмотрев на девушек, махнул рукой. Подошел к стене рядом с дверью: – Идите сюда. Видите панель? Такая есть в каждом зале. Активируете – тут список и виды всех залов, комнат моей берлоги. Общая площадь залов большая – ноги стопчете. А так выбираете понравившуюся картинку, жмете и входите в дверь, рядом с которой установлен пульт. Попадаете в выбранную комнату. Если что надо будет, спросите Дворецкого.

– Это кто?

– Обычный искин. Кто-то же должен следить тут за порядком.

Я действительно воткнул сюда искин без эмоциональных матриц и прочего. То есть искин инфосервера. Местные разработки тоже ничего так, если судить по Гоше, но его надо дольше настраивать, в отличие от искина инфосервера, которому достаточно обрисовать круг задач, и он начнет их выполнять. Все тонкости или сам поймет, или спросит, если что.

– А ты куда? Торопишься? Вообще-то ты мне нужен.

Я скептически посмотрел на сестру, отметил ее желание походить тут, осмотреться.

– Просто мне, уж прости, скучновато. Да и дел много. Потом позовешь, когда надоест. Как устанете – спросите Дворецкого или через панель найдете столовую, чтобы перекусить, и релаксационные комнаты. Там разберетесь, в общем.

– А вот это что? – ткнула пальцем Ленка в раздел списка внешних мест, куда можно отсюда выйти.

– Отсюда можно туда попасть. Без меня пока туда не лезьте на всякий случай.

– Ладно, иди, – махнула рукой сестра. – Разберемся.

Я хмыкнул и пошел на выход, слушая, как сестра бормочет:

– Так, посмотрим, что тут братишка наваял… Тягой к искусству и хорошим вкусом он никогда не отличался… Поглядим, каких еще завитушек сюда притащил…


Ник

Так, пока меня никуда не припрягли, можно заняться полезным. Сначала глянул, как там поживает моя спящая красавица. Совершенно не удивился, увидев рядом с ней того типа, что помогал мне на корабле «Луч». Они довольно живенько тарахтели между собой на непонятном мне языке.

Ладно, запускаем отдельный поток сознания для разворачивания и анализа полученного пакета астральных данных девушки. Биокомпу придется хорошо поработать, но ничего, справится, еще и ресурсы останутся. Надо же мне как-то разграничить слои полученных знаний, ну и понимать, что там и как. Я уже не рискую просто и без затей радостно загружать себе непроверенные образы, несмотря на то что они, по идее, должны точно соответствовать запросу, их сформировавшему. Конкретизировать надо… Пошел процесс.

А теперь можно посмотреть информацию личную, снятую с ауры и тела инопланетянки. Это просто информация, и ее можно смотреть и слушать. Правда, не помешает все же отфильтровывать от обыденного фона жизни. Да, язык я еще не знаю, но общий смысл из увиденного можно будет уловить. Намерения и ощущения тоже четко улавливаются. Занятно, что такой огромный объем чувственной информации был снят мной буквально за пару мгновений. То-то меня тогда проколбасило конкретно!

Итак, кто же вы? Череда звездных образов, в том числе со стороны Земли, прогон по нашему звездному атласу – и выходит… Вега, что ли? Судя по данным, вроде там не должно быть земной формы жизни. Странно. Ладно, забьем.

Часто мелькает тот мужик, но, по ощущениям, он не муж, не друг, не партнер, хотя девушка к нему и испытывает теплые чувства. Похоже на родственника, близкого. Кровного? Ага, брат, кажется. Да, точно. Примерно так же я отношусь к своей сестре – в моем чувстве есть кое-какие корреляции с чувством девушки. Интересно, как ее зовут?

Хм… Звуковой ряд имени весьма приятный, чем-то похож на «Аэлита», но нет. Альелла? Скорее все же Алиела. Некоторые звуки сложно воспроизвести, как будто язык имеет больше степеней свободы, а голосовые связки – больший диапазон. Брата как зовут? Мельхиор? Эльхиор? Ага, кажется, Элхор, чуть грубее, чем имя сестры. Ну вот и познакомились!

Частично общаются мысленно. Это они могут делать и без техники, а с небольшим усилителем в рамках системы, а то и дальше. Тут невнятно пока… Техника – квазиживые то ли кристаллы (привет, старая фантастика! Ты была права – есть такое!), то ли все-таки какие-то естественно-природные организмы биологического характера. Могут иметь вид как кристаллов, так и аморфных образований. Кристаллы используются во внешней технике: аморфные – как симбионты, которые живут в организме, для жизни потребляя энергию тела, а для ума-разума – психическую и ментальную. Чем умнее человек, тем умнее и его симбионт, что в обратку усиливает человека. Отсюда и желание развиваться психически, вообще впитывать новые знания. Симбионты в тандеме многократно наращивают умственные способности носителя, а также энергетические. Очень интересно. А еще интереснее – что мне это удается считывать. Биокомп подстраивается, и мне все легче и легче становится понимать то, что я читаю.

Они с братом здесь в научных целях. Несмотря на то что веганцы бывали тут неоднократно, сейчас вот они были приглашены центаврийцами (образы идеальных красивых лиц, но каких-то неживых, на мой вкус, хотя и улыбаются) в качестве противовеса… хм… серым, что ли? Ну не только, тут есть и другие непонятные расы. Тролли уже знакомые, еще какие-то существа – похожие на людей, но все же явно отличающиеся, с длинными трехпалыми ладонями. Мелочь еще какая-то ростом сантиметров двадцать: тоже трехпалые, как-то связанные с большими трехпалыми. Увидел крупных коренастых существ: сами метра два – два с половиной, а руки почти до земли. Мелькнули еще какие-то странные образы. М-да… По спине холодок прокатился, подняв волоски дыбом. И это не весь список! Остальные, правда, скрываются в тумане. Непонятно почему: то ли по причине редкого тут появления, то ли потому, что нейтральны, то ли сами по себе.

Потом много непонятной мути пошло, но мыслью я непроизвольно снова скакнул на личность девушки – ну интересует она меня! Соответственно, развернулся новый пласт информации. Скудненький, но все же. Мелькнули образы природы (наверное, родной мир) слегка голубоватого цвета. Ага, та природная полянка в спальне Алиелы, видимо, тоже была образом родины. Ну ничего так, красиво и даже фантастичненько отчасти. Урывками увидел странные конструкции: где-то – из деревьев и веток, а где-то – что-то вроде наших небоскребов из цельного стекла. Потом домики мелькнули. Дизайн все же чужой – сразу понятно, что не землянин делал. Люди, люди, лица разные – смеющиеся, хмурящиеся… Все в фоне поддерживается положительным наполнением – эмоциями, мыслями, чувствами. Вообще позитива много.

Ну и главное понял: девушка одна. Без парня. Да и в целом с этим какая-то проблема связана. По ощущениям, как-то маловато они контактируют с противоположным полом в горизонтальной плоскости по сравнению с землянами. Кажется, их физиологическая чувственность тоже чуток пониже нашей, что частично компенсирует имеющуюся трудность. Зато платонического и эмоционального много. Ментального. Мелькнуло несколько совсем мутных образов мужчин, но кем они ей приходились – любовниками или просто друзьями, я уже не понял.

Ладно. Нехорошо, конечно, получилось – хотел ведь только общую инфу снять, но не удержался, в личное влез. Ну… ну… ладно, никому не скажем и успокоим свою совесть, что это просто необходимо было сделать.

Итак, вывод: с ними можно дружить. С веганцами.

Глянул, как там обстоит с распространением моего инфомагического вируса для серых. Пока не очень – процентов тридцать на той базе «инфицировано». Надо улучшить алгоритм, а то так до самой старости не дождусь радостной вести. Вношу изменения. Делаю так: вирус проверяет, есть ли такой же, как он, в ближайшем объеме, если нет, сажает копию. Если в пределах чувствительности оказывается серый – цепляет на него свою копию. Думаю, так дело веселее пойдет.

Я задумался. Оно и раньше в принципе понималось, но сейчас вдруг выкристаллизовалось. Кого ищет человек в других людях? В людях противоположного пола? Ответ: свою вторую половинку. Нет, конечно, кто-то ищет спонсора, кто-то – каменную стенку, за которой можно спрятаться и ничего не бояться, кто-то – сексуальную игрушку или просто партнера. Да, все так бывает. Но это от «сломанности» программы поиска. Или даже не так. Программа сама по себе, а высшее надчеловеческое – это все-таки более абстрактное или добытое в результате жизни, опыта. Оно часто и ломает программу своими искаженными отражениями реальности.

Примем за аксиому, что человек – половинка. И ему нужна вторая, противоположного пола. Достижим ли идеал? Думается, тут есть два варианта идеалов: один – назовем это телесно-духовной составляющей – бессознательный. Простое совпадение частот души и тела, усиливающих друг друга. Второй – согласно результатам развития личности в данном судьбой окружении. В первом случае не надо слов, все и так сразу понятно. Любовь с первого взгляда. Во втором случае это скорее рациональное сродство. Сродство по устремлениям и мыслям. Вполне может с успехом заменить отсутствие первого, телесного совпадения. Но если интересы расходятся – всё! Пара распалась! Видимо, идеал, редко когда достижимый, – это совмещение обеих компонент.

Кажется, именно такое совпадение, по первой сути, душевной, у меня было с Тишью. Я ведь ее совсем не знал, зато как реагировал на ее смерть! И ведь чувства те я свои прекрасно помню – иррациональное влечение. Казалось, каждая линия тела, глаза, губы – все это является тем, что я считал идеалом. С Крисой был явно второй случай с некоторым, неполным, совпадением первой сути. С Кариной потом было совсем не так. Там как раз был чисто второй вариант. Оттого, видимо, относительно легко я ее и отпустил. А все эти страдания были скорее страданиями разума, но не души.

И вот подумалось мне, что сейчас, с этой Алиелой, у меня, похоже, снова первый вариант. Я даже скривился от досады. Нет, ну это же попадос самый натуральный! Я ведь еще один вывод не озвучил. Как я сказал, отсутствие синхронизации людей по первой сути можно компенсировать сродством по общим интересам, например, эксплуатируя вторую составляющую вопроса, а вот наоборот… Представил себе мужика – знает, что она дура, не его она половинка, а тянет его к ней, и все! А та вертит им как хочет. Я не беру тут привороты разные, хоть химические, хоть ментальные, хоть чародейские. Я про а-ля натюрель. Вопрос, конечно, почему она такого же не чувствует, но это просто сбой в ее системе «тело-душа», возможно, в результате психической травмы или воспитания. Или превалирование разума над чувствами.

А у меня ситуация еще хуже – инопланетянка! Не верю я в сказки, что можно влюбиться в представителя совсем чужой культуры и жить с ним счастливо. Нет, наверное, можно, но это надо себя переделать, иначе никак. Вот если вспомнить наших женщин, что в далеком двадцатом веке уезжали за своими мужьями в Африку, к арабам, к японцам… Им ведь приходилось принимать правила игры второй стороны! Ладно если на нейтральной территории, когда еще как-то можно было выдумать свой мир, свои отношения в сплаве культур…

В общем, лучше бы я эту Алиелу не встречал! Нет, это не значит, что я сейчас все брошу и попытаюсь ее забыть. Вовсе нет. Не думаю, что это принесет мне пользу. Как говорится, лучше сделать и жалеть, чем не сделать и жалеть. А вдруг что-то у нас получится? Эх, блин… Это ведь вспомнить надо, как ухаживать за дамами, хе-хе… Вообще, все это сейчас не в тему, да и не хочется. Но если, как говорится, любовь нечаянно нагрянет, то никуда уже не денешься. Почему любовь? Ну, я достаточно взрослый человек, чтобы краснеть от таких вопросов и малодушно надеяться, мол, как-нибудь само утрясется, показалось, а потом мучиться непонятными подсознательными намеками под селезенкой. Ладно, пусть не любовь, а влечение. Все равно мы, люди, под любовью чаще понимаем тот самый второй вариант, вторую суть, часто путая ее с обычной психологической совместимостью и комплементарностью. Хотя, может, так оно и есть?

Хорошо хоть своим цветком не напортачил. Вроде бы.

Ладно, не буду заморачиваться. Сильно надеяться на что-то не стоит, ибо просто не вижу будущего в таком раскладе, но и бросать это дело не стану, как и форсировать развитие отношений. Как будет, так и будет. Все равно ведь проблему с инопланетянами решать надо, так что еще встретимся. Даже интересно, как судьба вывернет. Еще, может, и передумаю или в одну сторону, или в другую. Но сначала надо загрузить в себя знания языка, культуры и прочих вещей, важных для веганцев. Может, мне не понравится их жизнь от слова «совсем»? Тогда легче уйти в отказ.

И тут меня сестра вызвала, прервав уже пошедшие на второй круг мысли.


Бог Кузя

Кузьма восхищенно смотрел на тренировочный бой Родомира, Ника и Алексея. Это было потрясающе! Молниеносное парирование ударов и картинное исполнение Ником внешне красивых приемов, специально для присутствующих, сочеталось настолько умело, что создавало целостную картинку, будто специально снятую мастером-постановщиком ВЭ-фильмов. Ну и в финале поединка Ник по просьбе Кузьмы показал нечто особенное – защиту двумя мечами, спереди и сзади. Но даже в эмоциях Кузьма не забывал сохранять все в многодиапазонном редакторе и записывал свои возникающие по ходу представления мысли.

– Это фантастика! – возбужденно заговорил Кузьма, подойдя к Нику. – Сколько я ни смотрел постановочных и тренировочных поединков, но такого… такого… – От перевозбуждения ему не хватало слов. Он открывал и закрывал рот.

Ник стоял и улыбался, вытирая неизвестно откуда вытащенным полотенцем лицо.

Родомир и Алексей с усмешкой наблюдали за разыгрывающейся сценкой.

Наконец Кузьма, справившись с волнением и скорчив вопросительную физиономию, спросил:

– А можно ли мне будет использовать ваш образ в своих фильмах?

Родомир не выдержал и рассмеялся:

– Ну все, Ник! Он теперь от тебя ни за что не отстанет! Лучше согласиться сразу, а то Кузя и его поклонники просто замучают тебя бесконечными предложениями не прятать талант в землю, а дать людям возможность полюбоваться им!

– Что, так серьезно? – удивился Ник.

– Ага, – ответил Алексей, присаживаясь на скамейку, сделанную из половинки ствола дерева. – Он настырный, меня уговорил, отца. Мы теперь тоже своего рода актеры. Вернее, наши образы.

– Хм… – проговорил Ник, пауза затянулась.

Повисла томительная тишина. Кузя просяще смотрел Нику в лицо, и в его глазах надежду постепенно смывало волнами отчаяния.

– Хм… – снова повторил Ник. – Я бы хотел посмотреть сначала, где ты использовать это будешь.

– О! Сейчас покажу! – воскликнул Кузя и, выдернув из нагрудного кармана нечто вроде серого ластика, взмахнул им в воздухе.

Серебристые точки, сыпавшиеся из высокотехнологичного гаджета, сформировали большой экран, на котором появились кадры нового ВЭ-фильма Кузьмы.


Посередине тренировочной площадки в воздухе висел экран, и трое мужчин с интересом слушали четвертого, который громко говорил и возбужденно взмахивал руками, указывая то на одну, то на другую сценку.

– Сюжет у меня не проходит: эмоций маловато, да и не совсем то. Вот смотрите: у меня главный герой нашел космический кристалл, получил от него силу и спасает с ее помощью друзей и подружку из лап триады англов и инопланетян, а те постоянно атакуют его, применяя то роботов, то инопланетян. Вот когда идет битва с роботами – есть у меня эмоции, а с инопланетянами – нет, да и когда он рубит роботов, там не хватает чего-то, вот думаю собаку ему в напарники добавить, чтобы роботов могла убивать. Наделю силой, только эмоций нет. Или лучше не собаку, а зверя страшного инопланетного или сказочного, но чтобы реального, без пафоса и смеха! – Брови Ника, слушающего вдохновенный монолог Кузьмы, удивленно приподнялись. – Наверное, дракона!


Ник

Хорошо, что я догадался поискать информацию о Кузьме в астрале. Там творилось нечто странное. Странное не со мной, а с Кузьмой. Астрал откликался на слова Кузи странной рябью и подергиванием. Как будто кто-то кидал в воду камень или баламутил лужу палочкой. Попытался перехватить образы, идущие к Кузьме, и был удивлен довольно связной информацией, льющейся потоком. Потоком, в котором основными были события, связанные со мной!

«Да это прямо видящий довольно большой силы, только необученный, – проносилось в голове, пока я осматривал Кузьму во всех проекциях. – Да к тому же читающий события напрямую с астрала, без всяких глифов и иных магических конструктов! Похоже, просто продавливая его своей волей, пребывая в восторженно-творческом настроении».

Его способности многократно усиливаются и вступают в резонанс с астралом, напрямую черпая интересующую его информацию. Это похоже на ситуацию, когда человек ляпнет что-нибудь, а оно и случится. Просто некоторые, используя интуицию, могут тыкать пальцем в небо и попадать в событие, которое уже случилось, но о котором еще широко не известно. Так и тут: Кузьма – довольно слабый одаренный, но в момент вдохновения сила его настолько возрастает, что способна творить вот такое маленькое чудо.

И что мне с ним делать? Можно, конечно, поступить как с китайцами, да неправильно это. Те враги заслужили свою участь. А он разве враг?

Держаться от него подальше? В астрале расстояний нет, на одной планете живем, он и так все узнает и еще покажет всем в своих фильмах. Лучше я сам покажу ему и задам направление его творчеству, чтобы быть в курсе. Точно! Начну с Лунгрии, пусть человек делом займется!


Ник

В ауре сестры четко чувствовалось предвкушение, но определил я его неправильно. Да и не старался особо, но было неожиданно обломаться в своих мысленных построениях на основе пассивного наблюдения за аурами и ментальным фоном. Лезть в головы людям, которые мне доверяют, не было никакого желания. Зато так интересней. Нет, накал чувств у Ленки немного сбился, вернее, поменял свой вектор, но не пропал совсем. Чуть позже я понял почему.

Переход в Африку прошел буднично. Девушки немного пошатнулись – все-таки температурный градиент, небольшой перепад давления, да и влажность воздуха другая, все это одно на другое наложилось. Но быстро прошло – и организмы крепкие у современных женщин, и медицинская аппаратура крутая.

А народу-то в моем оазисе! Отметил это, но сначала проверил, как работает вся моя накрученная машинерия. По мелочи кое-что скорректировал, но так, несерьезно. Оно бы и само со временем выстроилось, но если я сразу вижу, зачем ждать?

Внутри оазиса ошивалось несколько десятков явно военных, несколько гражданских, которых, видимо, военные и охраняли. Не только их, как я понял, но и саму территорию. Однако «моих» бедуинов не обижали – некоторые из них огородили себе место и спокойно занимались своими делами.

На вершине стены, окружающей оазис, по периметру расположилось множество БРОКОМов. Серьезно у них тут. Военные были как российские, так и здешние. Думаю, египетские.

Как только мы появились, к нам тут же бросилось несколько БРОКОМов, и за ними последовал десяток военных. Продвинутый у них обвес – очень энергонасыщенный. Немного похож на обмундирование китайцев, встретивших меня на Земле, но явно другой.

Странно, но буквально через пяток секунд все успокоилось и к нам потеряли интерес. Подошел только один человек. Короче, оперативно определили, кто пожаловал. Да и УНИКи девчат, как и мой, выдали в эфир информацию в ответ на запрос, пришедший от военных.

– Капитан Иванец, – представился он и отдал честь. – Группа быстрого реагирования Вооруженных сил России. Находимся здесь по просьбе властей Египта и Судана. Ваш доступ позволяет вам находиться здесь неограниченное время.

– А что, капитан, – спросил я, – закрыли место-то?

– Никак нет! – Не знаю, за кого он меня принял, но отвечал вежливо, хотя и по-военному. – Доступ жителям Судана, Египта и России не ограничен, но контролируется. Военным прочих стран доступ запрещен. Гражданские этих стран имеют доступ через дополнительное согласование.

– А зачем столько БРОКОМов?

– Защита от инструментального шпионажа и возможного нападения. Любопытных больно много, – улыбнулся капитан.

Снова отдал честь и отправился восвояси.

– Ну и дела-а-а, – почесал я затылок.

Тем временем сестра бросила на землю спортивную сумку, которую прихватила с собой. Достала оттуда два пояса безопасности – один надела сама, другой протянула Ксении. Достала два летка – на вид обычные доски с тут же выдвинувшимися рукоятками. Девушки встали на них и отправились вперед-вверх, оставив меня одного. Во старуха дает! И молодую с пути истинного сбивает! Натуральные ведьмы!

Закончив чесать в затылке, я отправился к одиноко стоящему мужчине. Он, сцепив руки за спиной, пристально рассматривал одну из пирамид, на которой сохранились кое-какие рисунки и надписи.

– Здравствуйте! – поздоровался я.

Мужчина с любопытством посмотрел на меня и неожиданно протянул руку:

– И вам не хворать, молодой человек! Кораблев. Андрей Иванович Кораблев, – представился он.

– Можете называть меня Ником. – Я пожал его ладонь.

– С удовольствием. Насколько я понимаю, все это, – мужчина махнул рукой, – ваша работа?

– Вроде того, – не стал я отнекиваться. – А вы какими судьбами тут? Эксперт какой-нибудь?

– Вроде того. – Кораблев с усмешкой отзеркалил мой ответ. – Эксперт со стороны одаренных.

– Забавно… – Я посмотрел на мужчину повнимательней. – Так-так… А вот аура ваша вполне заурядная, хотя и показывает отменное здоровье. Магических способностей не вижу. Легкий привкус чародейства разве что… Зато ментальная защита впечатляет: на первый взгляд не видна, но и не пускает внутрь.

– Как интересно… – Кораблев потеребил подбородок. – Здоровье – да, в первую очередь озаботился им. Ну и в мысли чтобы никто не лез… Значит, так это со стороны выглядит?

– А вы ауры не видите, что ли? – немного удивился я, уже предполагая, кто передо мной.

– К сожалению, видение биополевых структур, в просторечье называемых аурами, мне недоступно, хотя иногда что-то такое мелькает. Полагаю, что мне в силу моих возможностей это просто не нужно. Могу ли я предположить из ваших слов, что вы – видите?

– Ну да, – не стал я скрывать. – Правда, вряд ли это имеет отношение к обычному зрению, так как могу видеть радиоволны, например. Вот у вас сейчас идет активный радиообмен вашего УНИКа с ближайшим ретранслятором. Вероятно, могу видеть радиоактивность: по крайней мере, в космосе она выглядит довольно красиво, особенно когда траектории заряженных частиц искажаются в магнитном поле Земли. Возможно, способен видеть еще что-то, но что именно – в отсутствие точных знаний могу только предполагать.

– Это… очень интересно, – задумался Кораблев.

Я меж тем поднял из-под ноги гранитный обломок и стал его мять, вылепливая что придет в голову. Кораблев отвлекся от своих мыслей и посмотрел на меня. Потом протянул руку:

– Вы разрешите?

Я ему отдал почти готового жирафа. И вот тут это произошло.

Аура Кораблева уже знакомо вывернулась наизнанку, а грубо слепленный мною жираф превратился в натуральное произведение искусства. Полностью выверенные размеры, четкость линий и… прозрачность кварца. Немного подрожав, аура одаренного снова вывернулась и вернула свой изначальный вид.

– Впечатляет, – сказал я, действительно впечатленный произошедшим.

При всей своей мощи я вот такое без подготовки сделать не смогу. Изменить информструктуру, воспользоваться преобразованием материи – это да, но обязательно подготовившись. Кораблев же, насколько я понял, фактически просто пожелал и получил то, что хотел. Это круче того, что делаю я. Даже завидно стало. С другой стороны, уверен, что в его «магичиньи» тоже есть ограничения. Но главное – по напряжению полей ауры я, кажется, сумел понять, как она меняется. Вернее, как ее поменять, чтобы она стала такой… Надо подумать…

– Зато вот такое я не потяну. – Кораблев снова рукой обозначил окружающее пространство. – По ощущениям, не хватает объема памяти вот тут. – Он постучал пальцем по лбу.

– Может быть, – кивнул я. – Это не моя епархия. Хотя вроде бы не должно быть у вас таких ограничений. Мне известен случай, когда одаренные вроде вас сковырнули планетарную ось.

– Хм… Надеюсь услышать от вас подробный рассказ об этом. А какая ваша епархия, позвольте полюбопытствовать?

– Магия. Обычная и инфомагия. Чародейство. Астральная магия. Биопрограммирование. Ну и всякое-разное на стыке.

– Надо же. А можно поподробней?

Я пожал плечами и минут десять рассказывал об особенностях всех этих направлений. Опасности я не видел, но и совсем острые выводы не озвучивал, дабы не испугать. Хотя цель моя как раз в том, чтобы они не боялись неизвестного, а четко понимали, что я могу и почему не следует дергать меня за усы. Сложный это баланс. Немного передавишь – испугаешь, и будет казаться, что проще убрать. Недодавишь – посчитают, что проще запереть в клетке и доить. Но все же я нащупал некий баланс, которым и старался пользоваться.

Мой собеседник задумался. Немного помолчав, я спросил:

– А можете сделать розу? Обычную, живую розу.

Дело в том, что я этого человека, местного академика (в сети уже нашел о нем инфу), подключил не только к своим органам чувств, но и к медицинскому инфосерверу. Короче, опутал разными аналитическими системами. В том числе работающими на основе местных алгоритмов, но на моем железе, что давало просто убийственный эффект анализа.

Кораблев кивнул и вытянул руку ладонью вверх.

– Да, конечно, – немного рассеянно произнес он.

Мир моргнул, вывернулся и успокоился. А на ладони академика лежала свежайшая роза бордового цвета. С капельками росы. Я взял ее и провел пальцем по срезу на стебле. Обычному срезу, выполненному обычными садовыми ножницами. Затем развернул аналитический комплекс, стал изучать результаты… И на полчаса выпал из реальности.


Академик Кораблев

Интересным типом оказался этот Ник, как он себя называет. Маг и волшебник. Ха-ха! Особого смысла в терминах, которыми новый знакомый обозначил себя, академик не видел. Нечто необычное можно как угодно называть – или тумана напустить, или выставить себя в выгодном и таинственном свете. Впрочем, во всех этих терминах сам Ник явно видел смысл, а их разграничение после объяснений выглядело относительно разумным. Немного необычно, но конкретно для Кораблева и его «учения», как он в шутку, подражая всякого рода проповедникам разных сект прошлого, называл одаренность, это не имело значения. Ведь важен результат, и при определенном настрое его достигаешь. С точки же зрения Ника, для разных целей надо использовать разные техники. Для управления здоровьем, организмом – одни. Для земляных работ или астральных – другие.

С другой стороны, специализацию придумали не вчера. И в ней есть определенные плюсы. И скорее всего, именно в этом разделении лежит возможность объяснить то, что достичь результата порой бывает ох как трудно! Вроде бы вообще невообразимое дело – вот так достать из пустоты розу, а на самом деле вполне простое. Придумать же металл или материал с определенными свойствами не всегда получается. Мысли, почему так выходит, у академика, конечно, были, даже достаточно мощная и не очень противоречивая теория, но дьявол кроется в мелочах. Кораблев чувствовал, что нет в его работе реального основания. Вернее, оно есть, но хрупкое. Тронешь – и рассыплется. Потому и хотелось разобраться в том, что знает и умеет этот Ник. Возможно, он сумеет подтолкнуть буксующую теорию. Честно говоря, с сегодняшней позиции, академик никакого развития в использовании одаренности не видел. Отдельные уникумы, пожалуй, еще будут появляться, но в целом одаренность как науку в ближайшей перспективе ожидал застой.

Из задумчивости академика вывел взгляд Ника.

– Ну вы и накрутили! – покачал он головой.

– В смысле?

– Еле разобрался, да и то в приближении… – Он огляделся. – А чего это мы на ногах? Будто и не маги совсем! – Ник откинулся назад и буквально упал в появившееся облако в виде кресла. – Присаживайтесь, профессор. Говорят, в ногах правды нет. Зато она точно есть в заднице. Это легко можно доказать тем, что сей важный орган человека обладает собственным разумом и способностью предвидеть неприятности. Поэтому надо чаще ее ублажать чем-нибудь мягким.

Кораблев присел. Действительно удобно. Тем временем над ними появился зонтик затемненного воздуха, погрузивший их в приятную прохладу. Да и освежающий ветерок откуда-то подул. Между креслами появился небольшой стол, заставленный разного рода бутылками и легкой закуской.

– Угощайтесь. Вряд ли вы где еще такое попробуете. – Ник взял странный фиолетовый фрукт и откусил от него изрядный кусок.

Кораблев решил последовать его примеру. Действительно вкусно. Мозг же просчитывал – смог бы он такое же сообразить-создать? Наверное, да, но то, с какой легкостью это проделал Ник, вызывало оторопь.

Неожиданно к их столу, низко кланяясь, подбежал один из местных бедуинов. На его вытянутых руках лежала материя с небольшими лепешками, а на них – приготовленное мясо, сверху присыпанное зеленью и украшенное кусками верблюжьего сыра.

Ник улыбнулся и принял подарок.

– Пусть твои дети не болеют и живут долго, – пожелал он.

Бедуин разулыбался, снова поклонился и убежал к своим.

– Они разве понимают русский? – спросил Кораблев, глядя, как Ник пробует угощение. – Я бы поостерегся есть это. Антисанитария, жара, непривычность к такой еде…

– А ничего так, съедобно, – помахивая куском лепешки, отозвался Ник. – Мне в принципе все равно, что есть. Могу и камни грызть, хотя приятного в этом, конечно, мало. Ну а с бактериями и прочими гадами вообще вопрос ни о чем. Они дохнут, еще не попав в мой организм. Да и вы, думаю, вполне такое можете повторить.

– Ну ладно, а вкус?

– А что вкус? – Ник вдруг резко опустил руку, откинул лежащий рядом камень и подхватил не успевшего убежать скорпиона. Тот тут же вонзил жало в держащую его ладонь, но Ник как будто этого не заметил. – Вкус – дело восприятия, что, в свою очередь, – дело воспитания. Вон вьетнамцы за милую душу хрумкали живых тараканов, как мы – семечки. И ничего! Но они ведь тоже люди! Кстати, вы знаете, что скорпион может целый год не есть и не умереть? А еще его можно заморозить, а после разморозки он спокойно будет дальше жить. Для чего ему это дала природа? Удивительно, – тихо произнес Ник, рассматривая насекомое. Потом отпустил его.

Признаться, Кораблев после слов о вьетнамцах ожидал, что Ник съест скорпиона, но был рад, что ему не пришлось испытывать на крепость свой желудок.

– А русский они не понимают. – Ник кивнул в сторону радостно общающихся бедуинов. – Однако мысль можно передать не только словами.

– Ну да, чтение и передача мыслей – почти все одаренные в той или иной степени этим владеют.

– Вот я и говорю – удивительно, – невпопад пробормотал Ник, о чем-то задумавшись.

Кораблев же раз за разом активировал внутреннюю пси-программу под условным высокопарным названием «Познание сути», а проще – анализатор. И получал весьма странные результаты. Анализатор преобразовывал данные в комплекс ощущений и меток, повторение которых (под воздействием функции «созидание») в принципе могло вызвать последующее создание объекта анализа (или его перенос-воссоздание). Потом Кораблев обязательно попробует это сделать, но сами образы выглядели очень и очень нетипично. Если, например, проанализировав камень, он мог сразу же вообразить и создать статуэтку из этого камня, то здесь изменения никак не хотели укладываться в привычные алгоритмы.


Ник

Это было… необычно. Когда этот академик Кораблев, один из авторитетнейших ученых в области Одаренности, создал розу, я чуть не захлебнулся объемом информации из разных областей магии, что мне доступны. Сначала я поймал ментальный образ розы, очень четкий, объемный и подробный – вплоть до внутреннего строения. Правда, там все же было немного упрощенно, но все равно – о-го-го! Потом на основе этого образа сформировалась астральная структура вроде моих глифов, которая как бы «толкнула» астральную волну, в результате возврата отражений которой к образу розы устремилось сотни, тысячи слабо выраженных образов других роз, хоть как-то подходящих изначально заданной. Вот это я понимаю – астральный поиск! Почти мгновенный. Моим бы глифам понадобилось какое-то время, чтобы достичь такого же результата.

Некоторые образы, достаточно близкие к оригиналу, на какое-то время цеплялись за него, пока не появлялся образ, похожий сильнее всех, он-то и выталкивал предыдущий, занимая его место. В результате остался один из многих, почти точная копия оригинала. У нас получилось два наложенных друг на друга образа – ментальный и астральный. Астральный образ оказался не таким уж и простым: приглядевшись, я заметил его связь с какой-то информструктурой, после краткого анализа которой понял, что это информструктура реального объекта. Дальше прошла волна уже в инфосети, и в итоге рядом с информструктурой Кораблева появилась структура розы, спроецированная на его руку. Тут важный момент: пусть не целиком, но мне удалось отследить изменение параметров объекта в реальности и в инфосети, а биокомп сумел вычислить некую закономерность. Не полную, но начало положено. Еще несколько подобных экспериментов, и я смогу выстраивать соответствия координат объектов в реальности и в инфосети. Вернее, рассчитывать. Это то, чего мне до сих пор не хватало.

А дальше прошел несколько необычный процесс телепортации. Тот, которым я не люблю пользоваться, – уничтожение объекта с сохранением его информструктуры, перенос этой информструктуры в новое место, обратная накачка ее энергией и материализация. Что удивительно, у Кораблева почти не было потери энергии. Небольшой толчок – трата собственной энергии (довольно малого количества) для преобразования что в одну сторону, что в другую. Для материализации инфоэнергия из объекта уходила в инфосеть, затем шли изменения кое-каких параметров информобъекта, отвечающих за его положение в пространстве, и происходила обратная накачка инфоэнергией. Всё!

Я попытался по-быстрому повторить то, что сделал Кораблев, и застопорился на этапе астрального поиска. С ментальным-то образом легко получилось, тем более можно было просто скопировать образ, созданный академиком, а вот дальше не шло дело. Впрочем, я не расстраивался, лишь попросил Кораблева:

– Можете еще раз такое сотворить? Только, если это возможно, не торопясь. Хочу прочувствовать весь процесс.

– Любезность за любезность, – кивнул академик. – Вы мне расскажете, что вы увидели с вашей точки зрения, и поведаете о магии, в которой вы, как я посмотрю, хорошо разбираетесь.

– Я сделаю даже больше, вы не пожалеете, – пообещал я.

Академик мне очень понравился. Я уже успел прошвырнуться и в астрале, и в Интернете, сняв с него информацию. По всему выходило, что вреда не будет. Все его разработки шли только во благо и вроде бы не использовались во вред человечеству.

Удивительно, но в современном обществе старались работать именно на будущее и на человека – основополагающую единицу бытия. Честно говоря, если бы не война, вряд ли бы люди смогли даже попытаться построить такое общество. А тут как-то так фантастически получилось, что основная часть погибшего населения относилась к тем, кто в первую очередь заботился о себе. Война шиворот-навыворот. Обычно в войнах погибают лучшие. Нет, и здесь они погибали, только ведь фронта как такового не было, лупило по всем, не разбираясь, кто хороший, а кто плохой. Но людской баланс сместился. В России это привело к тому, что стали строить общество, которое раньше бы назвали утопическим, а тут оно вполне себе живет и развивается. Предполагаю, что без искинов, на которые взвалили максимум рутинных операций и которые не позволяли жульничать, добиться таких результатов не удалось бы. Чего стоят, язык не поворачивается это так назвать, судебные разбирательства, где в качестве судьи выступает искин. Да, случаи выше среднего уровня сложности контролируют и люди-эксперты, но большая часть дел рассматривается искинами. Логично. Есть простые правила, которые надо просто выполнять, и все. По сути, искины играют роль справедливых богов в каком-нибудь средневековом магическом обществе, выносящих максимально независимые решения.

В остальном мире такого почему-то не наблюдалось: развитие шло более знакомо, в русле корпоративного управления обществом. То ли «плохих» там больше осталось, то ли менталитет не позволил выбрать другой путь развития. Не знаю. Надо будет еще посмотреть, как там людям живется. Интересно же! Менять я ничего, конечно, не собираюсь. Не вижу в этом смысла. Впрочем, как дела идут в России, мне нравится. И помочь сохраниться фантастико-утопическому миру, который мне по душе и в котором живут мои родственники, я совсем не против.


Академик Кораблев

Академик, почти не задумываясь, создал еще одну розу. Эта немного отличалась от предыдущей, но была такой же свежей и одуряюще пахла. Ник размышлял о своем, а Кораблев взял в руку нечто вроде бутылки растительного происхождения, похожей на флягу из высушенной тыквы, но искусно обработанной. Красивые выпукло-объемные растительные орнаменты притягивали взгляд и не отпускали. В бутылке находился очень странный, но вкусный сок неизвестного фрукта. Слегка кислый, с оттенком медовой сладости и еле заметным запахом луговых растений. Академик отпил и стал катать жидкость во рту, чувствуя, как оживают и срабатывают вкусовые рецепторы, посылая в мозг сигналы легкой эйфории. Божественно!

Настроиться на нужный лад оказалось легко. Вот только материализация точно такого же сосуда потребовала на порядок больше энергии (как психической, так и жизненной), чем при создании розы. Вероятно, сейчас произошла реальная материализация, а не перенос объекта на расстояние. Собственно, в этом и была проблема. Очень трудно было создать что-то новое по причине того, что оно еще не было создано и не существует в материальной проекции. Но так же сложно было создать что-то по образцу – зачастую происходила не материализация, а перенос объекта. Расстояние для информационного поля планеты, или записей в Хрониках Акаши, не имело никакого значения.

То, что сейчас произошла именно материализация, а не перенос бутылки, допустим, из одной руки в другую, – заслуга того, что Кораблев держал объект. Только в половине таких случаев получается сдублировать его. Как осознанно сделать выбор – перенос или материализация, – до сих пор не смог понять ни сам Кораблев, ни его лучшие ученики, хотя теорий было множество. Ведь если логически рассуждать, проще именно создать объект, так как отсутствует процесс разрушения, на который должна тратиться дополнительная энергия. Или же создание по записи структуры, хранящейся в информационном поле. Но нет. По другой теории, разрушения не происходит, как не используется и запись в Хрониках, а срабатывает нечто вроде прокола в пространстве, в который объект и «проваливается». Проблема остается, ведь для прокола пространства тоже надо потратить энергию, и не факт, что ее тратится меньше, чем при разрушении объекта.

С другой стороны, можно изменить состав объекта – материал, и сделать это довольно просто. Вот как он сделал, вернее, поменял материал жирафа, вылепленного Ником из камня. Но это немного иная область одаренности, где действуют иные правила.

Кораблев попробовал напиток из только что созданной бутылки (теперь он сможет в любой момент ее создать… ну или притянуть откуда-то, как получится) – вкус был точно такой же, как и в первой. Ожидаемо.

Академик заметил внимательный взгляд Ника и привычно оттолкнул от себя вопросительный мысленный посыл. Ник изогнул бровь и хмыкнул.

Будто прочитав мысли академика, он спросил:

– А почему в одном случае вы перемещаете объект, а в другом дублируете?

Откинувшись на спинку необычного кресла и закинув ногу на ногу, Кораблев спокойно и обстоятельно стал описывать основы работы одаренных по материализации объектов.

– Значит, Хроники Акаши… – медленно протянул Ник, выслушав лекцию. – Ну да, ну да… А давайте-ка, профессор, проведем эксперимент, – вдруг оживился он. – Говорите, в информационном поле есть все, что когда-то было создано человечеством, и не только им?

Кораблев согласно кивнул:

– Есть предположение, что на самом деле миров множество и Земля является точкой схождения множества таких миров. А соответственно, в Хрониках есть информация не только нашего мира, но и этих параллельных.

– Ну, ваша теория миров не согласуется с тем, что известно мне. Впрочем, никто не говорил, что вариант с параллельными мирами только один. Вполне вероятно, что верны сразу несколько теорий. Но бог с этим, давайте проведем эксперимент.

– Какой?

– Вы не пробовали создать или вытянуть из информационного поля нечто такое, что гарантированно отсутствует на Земле, а следовательно, с высокой долей вероятности может относиться к другим реальностям? – Ник с интересом посмотрел на академика.

Кораблев же задумчиво опять почесал подбородок.

– Думается мне, мы просто не сможем гарантировать, что то, что мы нашли, – не из нашего мира. Но вопрос, конечно, любопытный. Почему-то никто не задавался им ранее… По крайней мере, мне о таком неизвестно.

Ник в предвкушении потер руки:

– Я, кажется, понял, как вы действуете.

На это смелое заявление Кораблев лишь слегка улыбнулся. Многие годами старались достичь нужного состояния, чтобы такому научиться. Впрочем, от Ника можно всего ожидать. Даже того, что одно из сложнейших направлений одаренности ему дастся за несколько минут.

– Сначала попробуем на простом. – Ник уселся поудобнее и внешне расслабился.

Кораблев запустил внутреннюю программу контроля, которую разработал сам и использовал для работы с учениками. Она позволяла ему примерно представлять-чувствовать, что происходит с учеником. Странно, или Ник ничего не понял, или он действует как-то иначе: программа контроля не показала обычной картинки. Однако через десяток минут на стол легла очередная роза. Правда, с ней что-то было не совсем так. Кораблев взял цветок в руки. Колется. Провел пальцем по срезу и понял – срез появился в процессе перемещения объекта, а не был произведен садовником.

– Так… – Ник снова потер руки. На лицо наползла улыбка. – Поиск и перемещение по шаблону работает. Сейчас попробуем найти что-то несуществующее.

– Стоп! – Кораблев вдруг подался вперед. – Предлагаю вам попробовать найти одну вещь… Нам не удалось ее ни вытащить, ни материализовать. Это, кстати, не всегда работает.

– Естественно, – кивнул Ник. – Один внешний вид не всегда дает совпадение в астрале.

– В астрале?

– Ну… Я считаю, что информационное поле планеты, астрал, ваши Хроники Акаши, – суть одно пространство. Многослойное, да, но одно.

– Ладно, не важно. Предлагаю вам попробовать вытащить корону Российской империи. Она пропала из музея во время войны, а мы не смогли ее ни найти, ни извлечь…

– Хм… – пробормотал Ник, поискал в сети нужную информацию, и вскоре над столом стала крутиться голограмма короны. Очень точная, в натуральную величину.

Кораблев довольно крякнул:

– Да, это она! Большая императорская корона. Допустим, она была уничтожена, но почему не удается ее воссоздать?

Ник некоторое время молчал, потом снова заговорил:

– Действительно, в материальном виде ее не существует. Так-то ее образы нахожу, а вот связи к информструктуре от них не ведут… Вот я тупой! Информструктуры ведь долго не живут, как же я собрался искать что-то иномирное? – Ник вдруг вскочил и стал ходить вокруг их импровизированной стоянки.

Кораблев не очень понял, о каких информструктурах идет речь, но собирался получить от Ника полную информацию об этом, и от предвкушения у него уже начали зудеть кончики пальцев.

– У меня появилась крамольная мысль… – Ник вдруг остановился и посмотрел куда-то в небо. – У нас информструктуры – информационно-энергетические образования, описывающие объект. И они сами по себе вполне материальны, с определенной точки зрения. А что, если существуют, так сказать, информструктуры информструктур? То есть их чисто информационные описания. Отражения. Копии. Напрямую они никак не влияют на информструктуры, будучи лишь их информационным отражением, как запись звука на пленке является информационным отражением, физической записью звуковых волн, пронесшихся в воздухе перед микрофоном? И что, если по этим отпечаткам звука можно восстановить не только сам звук, но и голосовые связки, его генерирующие, если знаешь, как они устроены? То есть восстановить информструктуру. А эти вот почти вечные отражения в астрале и есть такие информационные отпечатки?

Ник как-то странно, полубезумно, посмотрел на Кораблева:

– Прошу извинить меня, но мне надо срочно отлучиться.

Он буквально плюхнулся в кресло и тут же отключился. Почти все его биологические процессы медленно снизили свою активность. Судя по всему, парень впал если не в кому, то в очень глубокую медитацию. Через полчаса ожидания, которые, впрочем, академик потратил с пользой, – приводя собственные мысли в порядок, он встал и отправился осматривать то, с чем не успел ознакомиться. Это тоже было интересно.

Через некоторое время к академику присоединилась сестра Ника, и они плодотворно поговорили на совершенно разные темы, но в основном на медицинские. Даже договорились кое о чем. Кораблев обещал выделить одного из своих учеников в ее распоряжение.

Время летело быстро, и вот уже незаметно прошло четыре часа. Кораблев освободил себе сегодня весь день, но все уже было осмотрено, темы, пусть и с интересным собеседником, обговорены, информацию для размышления о творимых тут чудесах академик получил. Нужно было определяться – то ли оставаться еще, то ли отправляться домой. Правда, еще хотелось получить информацию о магии, как ее понимал Ник, а это вряд ли быстрое дело… Эту мысль прервало удивленное восклицание подруги Елены Владимировны, которая в этот момент смотрела в сторону Ника. Все обернулись туда же.

Сначала Кораблев не понял, что привлекло внимание девушки. Разве что Ник очнулся и с легким обалдением смотрел на корону, которая все так же висела над столом. Вернее, стояла на столе. Стояла?!

Академик, спотыкаясь в песке, трусцой подбежал к столу и с легким сомнением дотронулся до предмета. Палец ткнулся в зеркально-гладкую поверхность грани темно-красного драгоценного камня в навершии Большой императорской короны.

– Неужели удалось? – спросил Кораблев, с трудом поднимая тяжелый объект и рассматривая его со всех сторон.

– Сам в шоке, – медленно проговорил Ник, задумчиво дергая себя за ухо. – А почему вы просто не сделали ее реплику? Вряд ли это было бы сложно.

– Реплика – это реплика, молодой человек, – покачал головой академик, поставив корону обратно на стол и усевшись в кресло. – Камни другие, огранка может отличаться, состав металла другой. Тут ведь дело не только в точном внешнем виде. Возьмите древнюю монету, например. Сделайте идентичный сплав металла, отлейте в форму – и что получите?

– Что?

– А ничего! Никакой ценности такая монета иметь не будет. Ну разве что цену потраченного металла. А вот какая-нибудь затертая древность, которая прошла через множество рук предков, может иметь большую ценность. Это, конечно, выверты человеческой психологии, но учитывать ее надо.

– Да нет, – покачал головой Ник. – Я только сейчас понял… Увидел… За ней же, – он кивком указал на корону, – в астрале тянется длинный информационный шлейф… запах прошлого, людей, событий… Она действительно настоящая. Даже если ее сдублировать так же, как эту, думаю, и за ней пойдет этот же шлейф… Ведь информационно эта корона и есть та самая. Любые Хроники Акаши вам это подтвердят.

– Вполне вероятно, – согласился академик, после слов Ника буквально чувствуя, как от короны идет тепло рук самодержцев Российской империи прошлого.

Конечно, это, как он раньше сказал, выверты подсознания, но тем и ценны такие вещи. Цену в них вкладывает сам человек.


Ник

М-да… Век живи, век учись… А потом еще столько же, так как поймешь, что ничего не знаешь!

Вот ведь какая польза поговорить с умным человеком! И это я не имею в виду себя – человека, который в последнее время чаще всего и является моим собеседником.

Ведь почему мне пришла в голову мысль о копии информструктур объектов в слоях астрала? Дык просто в разговоре с Кораблевым, когда он упомянул Хроники Акаши, вспомнил про то, что этот астрал – целый мир, в котором отражается действительность. Но раз так, почему эта действительность там должна отражаться только внешним видом? Только визуально? Что, если там отражается мир вплоть до микромира и информструктур? И если это так, тогда почему бы правилам отражений не жить по-другому? Например, если в астрале отразился, отпечатался объект вплоть до его информструктуры, а потом исчез или его информструктура растворилась, как оно бывает после уничтожения объекта, то почему бы этой копии не жить намного дольше? Ведь от этого на астрал практически никакой нагрузки нет, а он безграничен, как и инфосеть, но она уж больно утилитарная штука.

Но если я прав, все равно тут есть одна закавыка, которая, собственно, потом подтвердилась. Как я понимаю, астрал образуется там, где появляются живые существа, в мертвых мирах его нет. Но это не совсем так. Если я прав, то речь в этом случае идет всего лишь о верхней надстройке астрала, которую, как пластилин, под себя подстраивают разумы живых существ, организуют его, так же как определенные правила и договоренности организуют и упорядочивают информацию в Интернете. А на более низком уровне он и есть отражение инфосети, но на других принципах. Почему-то мне кажется, это является одним из дополнительных механизмов фиксации реальности, раствором, скрепляющим кирпичи реальности. Тогда становятся понятны некоторые нестыковки, с которыми мне порой приходилось сталкиваться. К тому же это может стать своеобразным долгоиграющим бекапом мироздания. Его голографической многоуровневой структурной проекцией.

М-да… Только непонятно, как это пресловутое мироздание использует этот своеобразный бекап.

Вот интересно, я когда-то читал, что люди не всегда придумывают образы, а часто берут их из общего информационного поля. Видят сценки из других миров, например. Это, кстати, подтверждается моим общением с режиссером ВЭ-фильмов Кузей, который взял себе не очень скромный псевдоним «Бог Кузя». Я бы на его месте назвался, например, Домовенком Кузей, но чужая душа – потемки.

– А давайте попробуем вот такую штуку вытащить, – предложил я Кораблеву.

В голове возник нужный образ. Задаем ему объем, фактуру, назначение и смысл. Толкаем его в астральное болото, и он начинает колебать его, распространяя во все стороны волны. Ответ пришел довольно быстро, но не тот – даже не задержался на поисковой маске. Один, второй, третий… Сто сорок пятый зацепился и вроде бы собрался остаться, но был безжалостно выпихнут новым образом, тускловатым почему-то, но прямо вцепившимся в макет. Были еще другие варианты, но они не смогли даже поколебать найденный образ. Как и ожидалось, у него отсутствовали связи с информструктурой – значит, в реальности объектов такого рода нет. Теперь осталось проверить, является ли это вымышленным образом или перед нами информационная копия реального объекта. Кстати, при наличии реального информационного описания настоящего объекта вымышленный образ не смог бы удержаться на поисковой маске, поэтому можно не бояться, что более яркий вымышленный образ объекта не даст проявиться информации о реальном объекте. Такое поведение изначально было заложено мною в поисковую модель.

Теперь самое главное. Если все проделанное было всего лишь адаптацией увиденного у Кораблева, то сейчас будет именно то, до чего я додумался и что один раз уже сработало. Чисто интуитивно я начал «массировать» зацепившийся образ, представляя, как из его информационного наполнения образуется информструктура объекта. Сейчас дело шло туго, хотя с короной получилось довольно быстро и легко. Возможно, время существования объекта и то, как долго его нет в реальности, тоже играет свою роль. Вроде бы не должно, если я правильно понимаю происходящее, но кто знает, какие там тонкости.

Но вроде бы процесс пошел. Скоро я увидел реальную информструктуру, восстановленную из такого необычного бекапа. Ну что ж… Материализуем объект.


Академик Кораблев

Ник снова что-то задумал, и Кораблев, лишь иногда отвлекаясь на него, продолжал исследовать найденную ценность. Ценность даже не в материальном плане, а в историческом. Корона не была идеальна, на ней кое-где были видны царапины и даже небольшие сколы в металле. Вполне возможно, что корона воссоздалась не точно такой, какой она была в определенный момент, но по какому-то собирательному информационному образу, что не отменяет ее подлинность. Потом, кстати, можно будет попробовать воссоздать и остальные короны, также утерянные или во времени, или в пространстве…

– Вот! – наконец очнулся Ник.

На уровне глаз он держал в руках, осторожно сжимая пальцами и поворачивая, какую-то то ли трубку, то ли жезл. Устройство, явно парадного типа, было сделано то ли из начищенного серебра, то ли из нержавейки, то ли из никеля. Покрывали его различные выпуклые нашлепки декоративного характера, но ближе к концам. Центр же оставался простым и удобным для удержания.

– Что это? – Кораблев, как ни старался, не мог понять, что это за предмет. Даже поиск УНИКом в сети не дал однозначного результата. Вернее, там столько вывалилось, что смысла нет в этом копаться.

– Если у меня все получилось, то это… Это…

Ник, задохнувшись от восторга, бросил мимолетный взгляд на академика и перехватил объект одной рукой. Затем что-то долго настраивал другой рукой, пока, видимо, не сделал то, что хотел. В воздухе пронесся легкий вибрирующий звук, похожий на работу набирающего мощь трансформатора, и быстро пропал. Из рукояти же выдвинулся сверкающий яркой зеленью луч… Нет, не луч. Разве свет может иметь ограниченное распространение? Похоже на лазер, но ведь явно не он…

Ник же замер на некоторое время, уставившись на сверкающее… да, пожалуй, на лезвие некоего меча. Световой меч? Кажется, что-то такое раньше мелькало в детстве… Академик задумался, пытаясь вспомнить дела минувших дней.

Тем временем Ник заозирался, увидел лежащий беспризорный кусок камня и подошел к нему. Затем аккуратно провел световым лезвием по камню. Камень развалился надвое, издав при этом довольно неприятный звук лопающегося материала. Ник снова нажал что-то, и с другого конца рукоятки выдвинулось второе лезвие. При этом первое удлинилось, в совокупности образовав оружие метров двух длиной.

– Не, – пробормотал Ник, убирая второе лезвие и уменьшая первое. – Без тренировки ну его на фиг. Еще отчекрыжу себе что-нибудь важное. Но вот попробовать…

Ник огляделся, заметил наблюдающего за ними капитана Иванца. Выключил оружие и махнул тому рукой. Капитан неторопливо подошел.

– Слышь, капитан. Хотелось бы потестировать меч на реальной броне. Есть у вас такая? Чтобы и не жалко было, и отчитаться ты мог.

– Ну, за отчет можно не беспокоиться. Не думаю, что начальство будет недовольно. Да и мне любопытно. – Он повернулся и посмотрел на одного из своих подчиненных. Наверное, через УНИК обратился.

Тот куда-то убежал и вскорости вернулся с небольшим ящиком. Иванец заметил изучающий взгляд Ника и пояснил:

– Запасной скаф. Сейчас включим его без человека внутри. Им можно, кстати, удаленно управлять. Вот и проверим. Заинтересовал ты меня, Ник. Так ведь тебя зовут? Да и есть у меня приказ помогать тебе, если что…

Чемодан был положен на землю. По команде УНИКа он раскрылся. Снова команда – и что-то стало подниматься оттуда, вызывая ощущение надуваемой игрушки. Через полминуты перед нами стоял черный рыцарь, если его так можно назвать, – точная копия мелькающих вдали военных. У капитана был такой же скаф, только сверху прикрытый обычной одеждой, как и у других солдат.

– Сейчас включу все виды защиты, – пробормотал Иванец, что-то делая.


Ник

– Ну что, готово? – Я аккуратно, отвернув конец рукоятки в сторону, чтобы, не дай бог, никого не зацепить, активировал меч из «Звездных войн». С легким гудением выдвинулось лезвие.

– Давай, руби! – Капитан отошел в сторону.

Я не стал себя уговаривать и с размаху черканул от плеча скафа до пояса. Сопротивления почти не почувствовал. «Почти» – потому что все-таки что-то такое было… Меж тем костюм издал непонятный негромкий звук, что-то защелкало, пшикнуло. Против моего ожидания, он не распался напополам. Только там, где я провел световым лезвием, появилась черная полоса. Еще более черная на черном.

Подошел капитан:

– Датчики показывают, что ты почти его разрубил. Если ударишь в то же место, то, скорее всего, окончательно разрежешь. Однако если бы внутри был человек, он бы выжил. – Капитан дотронулся до шрама на скафе и тут же отдернул руку: – Горячий! Хорошая защита. Ну, давай еще раз. Проведешь вот так, так и так. И напоследок снова по тому же месту, что и сейчас.

Я кивнул и провел мечом по центру шлема. Он не выдержал такого обращения и с легким чпоком лопнул, как арбуз. В других местах скаф повел себя, как и в первом испытании. Зато потом, когда я провел мечом по старому шву, немного скукожился и вопреки предположению капитана только после пятого раза развалился по шву.

Когда капитан складывал испорченный скаф обратно, я протянул ему меч:

– На, отдашь начальству.

Тот внимательно посмотрел на меня:

– А не жалко?

– Я в любой момент теперь смогу себе такой же сделать, – улыбнулся я и пошел к Кораблеву, который издали смотрел на происходящее.


Академик Кораблев

– Кажется, я вспомнил, откуда это оружие. – Академик с легким вздохом удовлетворения развалился в исключительно удобном кресле, которое создал Ник. На всякий случай он даже несколько раз запускал свой анализатор, чтобы потом создать себе дома такое же. – Больше ста лет назад крутили такой фильм. Тогда они еще были плоскими и чисто визуальными. Кажется, «Звездные войны» назывался. Нет?

Ник тоже плюхнулся рядом и отпил сока.

– Да. Впрочем, как мы видим, в фантастическом фильме действительно была отражена реальность. По крайней мере, в области кое-какого оборудования. Надеюсь, ваши ученые разберутся, по какому принципу работает аппарат. Так вот… На самом-то деле в истории человечества много раз упоминалось оружие примерно такого действия. Вполне возможно, мы как раз и зацепили один из таких вариантов… – Ник немного помолчал. – Кстати, я спрашивал, почему вы иногда копируете объект, а иногда создаете. Вы толком не ответили. А у меня есть свое объяснение.

Кораблев согласно кивнул. Действительно, несмотря на все словесные кружева, заплетенные им, вопрос Ника так и повис в воздухе.

– Я вам скину информацию по магии и по мироустройству, с точки зрения магии. Вы поймете. В двух словах: каждый объект в мире имеет свою информструктуру, то есть информационный энергетический каркас. Он полностью описывает объект и является тем стержнем, на который, грубо говоря, и нанизываются атомы вещества. Так вот: поскольку вы действуете комплексно, «по площадям», то ваша магия идет по наиболее простому пути. Если информструктура есть, то вы ее притягиваете и воплощаете, при этом сначала разрушив материальное воплощение там, где объект находился. А вот если объекта в реальности нет, то тут срабатывает набор сложных условий. И вы реально занимаетесь творчеством – созиданием, а это непростая штука. У меня тут тоже своя теория есть, частично подтвержденная словами одного из жрецов атлантов.

– О! У вас есть информация о тех временах? – оживился академик.

– Да. По сути, из первых рук. Я вам тоже эту инфу скину, но, простите, кое-что придержу. Я правильно понимаю, что вы и являетесь главным экспертом, привлеченным для оценки ситуации с магией, которую я представляю? И здешняя охрана оберегает не столько это место, но в первую очередь вас?

Кораблев задумчиво почесал подбородок:

– Вы, конечно, правы. Да мы это и не скрывали. Я действительно определяю направление исследований и развития одаренности у людей, а также применимость ее в производстве и экономике.

– Отлично! В таком случае хочу получить от вас план развития и использования той информации, что я вам предоставлю. Я вам дам содержание книжки по магии, техномагии и технике. По магии – вам может помочь в понимании одаренности и в том, как ее использовать. По техномагии – тут я сомневаюсь, но посмотрите. По технике – там развитие от паровых машин до космических межгалактических полетов. Если мне понравится ваш бизнес-план и я получу гарантии его исполнения, то вы получите эту информацию полностью.

Кораблев покачал головой:

– Это очень опасное поведение. Ни одно государство не потерпит такого игнорирования их интересов.

– Ну, интересы государства, на мой взгляд, в первую очередь являются совокупными интересами его граждан. Я, как ни странно, глубоко аполитичный человек, но вполне могу разобраться, где власть действует во благо своего народа, а где – против. Опять же, вмешиваться я не собираюсь, эти игры меня не привлекают. Кроме того, политика и думы о народе – тяжелая работа, лежащая вне пределов моего участия. Ну а пока могу сказать: то, что происходит в России, мне нравится. Не скажу про остальной мир – надо смотреть. Может, и тот вариант развития имеет право на жизнь.

– Что, будете и с ними делиться технологиями?

– Скорее всего, нет. Не вижу в этом смысла. Тем более, насколько я сумел разобраться, при желании Россия и сейчас может спокойно пройтись огнем и мечом и подчинить всех себе: кое-какие технологии предков найдены не зря. Но не делает этого. Потихоньку, медленно привязывает к себе, где-то помогает, приручает, где-то нажимает, не без этого. Хотя те, кто подчиняется, ничего не теряют. Абсолютно. Зато выигрыши высоки. Понятно, что кое-кому это не нравится. Плюс не надо забывать про инопланетян. Я так и не разобрался, какого хрена они тут мутят. Ладно тайно сотрудничают с разными государствами, ладно гребут ресурсы – в основном органику, как ни странно. Но зачем проводят разного рода живодерские эксперименты над людьми? Не пойму.

– Я не совсем в курсе… Что, действительно проводят опыты над людьми? – Кораблев немало удивился. Он не особо сталкивался с этой стороной жизни.

Ник некоторое время молча сверлил взглядом академика. А потом развернул над столом экран. Кораблев с все возрастающим изумлением смотрел, словно какой-то фильм, явно документальную съемку. Там спокойно разговаривали серые – неприятной наружности инопланетяне – и несколько человек. Вернее, инопланетяне что-то говорили людям. Те слегка заторможенно отвечали или кивали головой. А потом произошло просто страшное. Картинка стала показывать только одну женщину, которая разделась догола, легла на стол, и сразу после этого ее буквально за минуту какое-то устройство аккуратно разобрало на органы. Это было сделано… привычно… быстро… без всяких эмоций… Особенно страшно смотрелись висящая в воздухе кровеносная и нервная системы с мозгом и глазами, отделенными от тела. Академику стало очень плохо. Он глубоко задышал. На руке пискнул медицинский браслет-искин. Кораблев схватил бутылку с соком и жадно опустошил ее.

– Сейчас-сейчас… – прошептал он и взмахом руки остановил бросившихся к нему охранников. Затем прикрыл глаза и откинулся в кресле. Через некоторое время, не открывая глаз, спросил: – Как вы можете так спокойно видеть это?

Ник пожал плечами:

– Дело привычки. Такие картины не имеют влияния на врачей и убийц. Я, как мне кажется, нахожусь на этой шкале где-то посередине.

– Это ужасно.

– Согласно статистике и теории вероятностей, количество людей, похищенных и умерщвленных ими, исчисляется тысячами, а может, и сотнями тысяч, если не больше. Только зачем они это делают? Вот в чем вопрос.

Кораблев покачал головой:

– Неужели никто не знает об этом?

Ник недоуменно посмотрел на академика:

– Вы прямо как ребенок, ей-богу. Конечно, все всё знают. Только замалчивают, так как ничего поделать не могут. А насколько я понял, кое-кто и сотрудничает с ними. Например, Англо-Австралия. Может быть, они так покупают себе относительное невмешательство в свои дела, а может, сами в теме исследований, и им это нравится, – я не разбирался. Однако совместных баз у них много. Не знаю, возможно, и в России власти с ними сотрудничают в каких-то областях. Кстати, инопланетян-то много тут крутится, и не все вот такие вот уроды. – Ник как-то странно улыбнулся, видимо вспомнив кого-то. – Вполне могу допустить ситуацию, что в одном месте сотрудничают с одними, в другом – с другими. Они, кстати, и меж собой порой сталкиваются в бою.

– Но почему?

Ник пожал плечами:

– Наверное, что-то делят. Вообще, если они тут крутятся, значит, у нас есть что-то, что их привлекает. Обычная примитивная логика подсказывает именно это.

Некоторое время собеседники молчали, глядя на ближайшую пирамиду и появившуюся рядом с ней виртуальную похоронную процессию. Картинку казни женщины инопланетянами Ник убрал.

– Ладно, когда я получу обещанную вами информацию по магии?

– Да хоть сейчас, – не оборачиваясь, ответил Ник. – Только предлагаю установить вам мою болталку. Это магическое плетение, нечто вроде вашего УНИКа, но работает по магическим технологиям, на любом расстоянии, в любых условиях. И абсолютно безопасное. А то не доверяю я УНИКам – буквально вчера мне его какой-то хакер поломал и влез внутрь. Я, конечно, отбился, но момент неприятный. Кроме того, на болталку придется повесить еще инфокомп – это нечто вроде вашего БУНИКа, то есть очень мощного компьютера, – чтобы вы могли прочитать, проанализировать и понять предоставленную информацию. Ну и посмотреть кое-какие мои воспоминания, или реальные, или сформированные. Состыкую инфокомп с вашим УНИКом, он дополнительно его будет контролировать и защищать от хакеров…

– В смысле от спекстов?

– А? – обернулся Ник. – Ну да, от них. Ну и сможете перекидывать туда информацию, если решите ею поделиться с кем-то из начальства или сотрудников.

– Интересно, а почему меня не предупредили о таком варианте?

Ник безразлично пожал плечами, продолжая провожать глазами виртуальную процессию.

– Я всем своим родным поставил. Еще и начинил защитными функциями, а также медицинскими. Им сейчас практически нереально навредить.

– Хм… Сейчас получил сообщение, что это решили оставить на мое усмотрение. Мол, мне как одаренному высшей пробы виднее.

– О чем я и говорил, – кивнул Ник. – Это мне и нравится в современной России. Раньше бы дела обстояли совершенно иначе. Меня бы попытались упихнуть в шарашкину контору, а над вами бы тряслись, как Кощей над златом, и не дай бог хоть волосок с вашей головы упадет!

Кораблев немного помолчал.

– Это долго?

– Полминуты-минута. У меня уже все отлажено. Но в обратку я хотел бы услышать ответ на один вопрос… Не захотите отвечать – не надо, это ничего не изменит.

– Да? – Кораблев испытующе глянул на Ника.

– Я тут пошарил в астрале, в Интернете. Посмотрел, какие технологии выдаются за найденные технологии инопланетян и предков. Так вот, есть некоторые нестыковки. Например, двигательные установки современных истребителей, способных вылетать в космос и летать в радиусе вплоть до Луны, – сплав технологий землян, инопланетян и якобы предков. Предками тут у нас идут три расы – атланты, ашуиры и инопланетяне. Не те, что сейчас, а другие. У инопланетян тогда были иные технологии в двигателях. Ашуиры вообще применяли нечто вроде магии, ритуалистики и амулетостроения с привлечением планетарных энергетических систем, как естественных, так и искусственно сформированных совместно с атлантами. Ну и атланты. У них была возможность использовать такой вариант, как сейчас у вас, они о нем знали, но им выгоднее было использовать нечто иное, тоже с завязкой на энергетику планеты. В космос они, правда, летали с помощью других движков, но опять же на других принципах. Так откуда вам стали известны некоторые технологии атлантов, которыми они владели, но не использовали? Как вы могли их узнать?

Кораблев помолчал. Обсудил вопрос с ближайшими помощниками и кураторами. Связался с искином контроля, получил ответ.

– Ты можешь поставить дополнительную защиту от прослушивания? – неожиданно для Ника спросил Кораблев. – Наши-то техническими средствами обеспечили, но, как я убедился, у тебя тоже есть хорошие возможности… А рисковать не хотелось бы…

Ник кивнул:

– Готово. Никакими средствами нас не прослушают. Даже через астрал.

Академик ошарашенно отметил, что даже его УНИК потерял связь с базой.

– Хорошо. Дело в том, что существуют некие артефакты в виде черепов из разных материалов, но в основном из горного хрусталя, в которых, как мы считаем, содержится некая библиотека знаний. В общем, сразу после войны у нас президентом стал Иван Иванович Морозов, тот, кто и сейчас президентствует. Он оказался весьма неплохим одаренным. Кроме того, отличным физиком, увлекающимся историческими загадками. Вот ему как-то в руки и попал один из черепов. И он сумел наладить с ним связь. Там содержалась часть библиотеки, связанная с технологиями. Потом долгое время по всему миру собирали остальные черепа – их, по некоторым данным, должно было быть тринадцать. Но нашли всего десять. Остальные пропали во время войны.

– Все, я понял, о чем речь. В таком разе у вас находится почти полная библиотека о технологиях атлантов. Я о ней знаю. Моя помощь тут будет совсем небольшой, разве что добыть то, что потеряно.

– Не думаю, что мы откажемся от твоей помощи. Дело в том, что полного и качественного контакта с библиотекой у нас нет. Кроме того, о многом приходится догадываться, что-то вообще непонятно…

Ник хмыкнул:

– Разумеется. Видимо, у вас просто отсутствуют необходимые фундаментальные научные знания, используемые там.

– И это тоже. Вот… потихоньку разбираемся, что-то реализовываем. Я со своими учениками, кстати, привлекался при создании некоторых узлов аппаратов, пока не научились их воссоздавать обычными методами.

– Хорошо, – кивнул Ник. – Хоть моя важность в таком разрезе сильно снижается, мои условия остаются прежними: я жду от вас план развития технологий и их внедрения.

– А от тебя – список этих самых технологий. Я согласен установить себе то, что ты предложил.

Ник снова кивнул и на некоторое время выпал из реальности. Но не успел академик убежать мыслями в какую-нибудь проблему, как его собеседник очнулся:

– Всё. Готово. Болталка, инфокомп, интегрированный с вашим УНИКом и с залитыми данными по технологиям, в том числе мои свободные комментарии и описания, телохранитель и – на всякий случай – медицинский контроль. Через некоторое время после адаптации систем перед глазами у вас появится что-то вроде рабочего стола, и там будет инструкция. Прочтите ее. Вернее, вы ее впитаете и будете понимать, что и как работает.

– Благодарю, – наклонил голову Кораблев.

– Ну что, есть у нас еще какие-то вопросы, требующие обсуждения? – Ник огляделся, нашел взглядом сестру с Ксенией и встал.

– Пожалуй, на сегодня хватит, – согласился Кораблев, тоже поднявшись и с удовольствием потягиваясь. – Пора и честь знать.

– Телепортнуть вас домой?

Кораблев задумчиво почесал подбородок, глянул на охрану и сказал:

– Что ж… Такой опыт был бы любопытен.

– Сейчас, только узнаю, закончила ли сестра свои дела.


Ник

Раскидав всех по домам, я уединился в личном дворце. Устал от общения. Кораблев оказался вполне приятным собеседником, но зацикленным на работе, – это четко виделось в его ментальном плане. Хоть он и закрылся по максимуму, все равно по косвенным признакам, излучениям его ауры и ментального слоя я довольно легко догадывался о том, что он думает или чувствует. Не читал, как книгу, но и этого мне вполне хватало. Человек он честный и прямой, надеюсь, его начальство и кураторы такие же.

Я вытянул руку, и на нее из воздуха упал световой меч. Включил его, полюбовался. Прикольная штука, но технику под него надо свою разрабатывать, ибо нет веса в лезвии. Непонятно, как работать таким оружием. Разве что просто размахивать как придется. Авось порубишь врага.

Все-таки то, что я узнал, разговаривая с Кораблевым, пошатнуло мои магические устои и понимание мира, на которые я так долго опирался. Надо же! Вроде все было уже разложено по полочкам, все понятно, а тут – раз! И в якобы законченную картину мира вплелся новый оттенок, если вообще не новый цвет. А сколько еще таких оттенков существует? А неизвестных цветов? Вопрос вопросов…

А этот новый способ создания информструктур на основе обычной астральной информации, пусть и технического плана? А ведь я чувствовал, что не все так просто в атлантских эгрегориальных техниках, там, где они формируют инфоплетения и, получается, информструктуры. Мельком тогда глянул – вроде ясно, хоть и странно. А на самом деле ни фига там не было ясно, я просто увидел то, что хотел, или то, что понимаю. Остальное туманом расположилось вокруг известных истин. Так-то хрен ты построишь информструктуру или плетение без сложнейшего аппарата генерации – мог бы и догадаться. Сам-то сколько похожих штучек понаделал, а там все было относительно просто. Вот за этой видимой простотой и скрывался механизм преобразования описательной информации в структурную, материалистическую, от которой зависит физический мир. Что забавно, это ведь действительно всего лишь дополнительный слой реальности, и если он вдруг пропадет – ничего в мире не изменится. Инфосеть никак не отреагирует, продолжит функционировать, как и раньше. Так что на ум приходят два сравнения: или это в самом деле слой бекапа мироздания, или только сопутствующий эффект, изначально не задумывавшийся Творцом.

А еще восхитительно то, как Кораблев использовал весь комплекс техник – от психических до астральных и инфомагических! Ни фига не понимая основы, ибо просто не видит, но на ощущениях, включая какой-то рубильник, предварительно задав ему образ своего желания! М-да… Хорошо хоть какой-то ограничитель у местных одаренных стоит, а то перевернули бы Землю вверх ногами, и даже опоры бы им не понадобилось, как Архимеду. Кстати, довольно неплохой способ, быстрый, но, к сожалению, не гарантирующий результата. По крайней мере, если создавать что-то новое или вариативное согласно текущей обстановке. Тем не менее… Надо будет подумать, как это можно использовать и можно ли развить, – сделаю Катюху первым архимагом Земли! Хе-хе… В любом случае отсутствие маны для применения обычной магии уже не выглядит безысходностью и не так обидно за свою родину.

Создал второй меч, включил. Стукнул мечи лезвием о лезвие. Хм… А ведь есть сопротивление! Не проходят они друг сквозь друга. Черт-те что! Ну-ка…

Энергетическая защита молча пропускает лезвие. Плохо. Овеществленная – тоже. Просто разваливается, как тот шлем на скафе. Ну хорошо хоть моя абсолютная защита легко противостоит. Забавно то, что броня скафа продержалась дольше, чем моя защита. А если рубить обычным мечом, то наоборот – моя вроде как круче. Непонятно.

– Умник, ты занят?

– Хм… Ну как сказать, – донеслось по связи.

Глянул я и не удержался – прямо так и сел на пол. После пятиминутного спазма, практически не дававшего мне дышать (если бы не способность организма добывать кислород помимо легких, я бы, наверное, умер), сумел вытереть слезы, продышаться, сказать:

– Ладно, Умник, не буду мешать, – и отключился.

Не знаю, как Умник забабахал Гаврошу овеществленную иллюзию-тело, но сейчас они оба учились плавать. Причем настройка тел, видимо, все еще дорабатывалась: некоторые вздымаемые океанские волны просто подбрасывали в воздух их тела. Ну правильно – иллюзия, даже овеществленная, очень легкая, и нужным образом настроить ее массу надо еще постараться. Выглядело это все донельзя смешно. Интересно, какой следующий человеческий навык они начнут осваивать?

Немного полежав на псевдоперсидском ковре, встал, огляделся и переместился в менее пафосное место – нечто вроде деревянного бунгало, где так же росли цветы, посаженные Катюхой. Раскинувшись в гамаке, я мысленно достал мемокопию знаний и навыков Алиелы и долго смотрел на нее внутренним взором. Биокомп уже рассортировал информацию, и я вполне осознанно мог загрузить себе только то, что нужно. Причем попавшие в набор навыки были отделены от чистой информации, но их можно было тоже впитать при необходимости. А можно было только ознакомиться.

Так, ладно. Начнем с языка, культуры и истории. Потом жизнь Алиелы. По человеческим меркам, это некрасиво, но сколько тратить времени, чтобы узнать ее? Самое личное, конечно, все же отсортирую и спрячу, чтобы не попадалось мне на глаза, – некоторые моменты все же очень личные, и это биокомп спокойно в автоматическом режиме сделает за меня. Потом, если с ее стороны будет интерес ко мне, честно скину ей мемокопию своей жизни. Даже ретушировать особо не буду – зачем прятать что-то, что потом может выплыть и поменять отношение? Пусть лучше сразу или сложится, или нет.

Ладно, поехали.


Через 50 часов

Я открыл глаза и некоторое время лежал, нехотя перекидывая шарики мыслей из левой половинки мозга в правую и обратно. Вот оно, значит, как…

Посмотрел на свой УНИК, который в фоновом режиме все еще отслеживался кофеваркой. Где-то полчаса, не двигаясь, я на него смотрел и почти ни о чем не думал, только пытался понять, что я чувствую, какие эмоции и желания у меня возникают, что в моей душе перестраивается… Наконец, решившись, я удалил все файлы из захваченной «злобным хакером» песочницы и оставил там одно видеопослание.

В качестве заставки шел тюльпан, который я подарил Алиеле. Потом из космоса показал с приближением одно из красивейших мест Индонезии – испускающий дымок вулкан. Зелень кругом, небольшое озеро (не удивлюсь, если серное) и курящееся жерло вулкана. И полное отсутствие людей. Таких мест много в родном мире Алиелы. Может, почувствует себя более спокойно. Вывел поверх координаты в формате, используемом веганцами в своей аппаратуре, и указал (тоже в их формате), через сколько часов буду ждать. Через сутки примерно. Картинка же крутилась и показывала местность в реальном режиме времени. Поверх появлялась надпись «приглашаю в гости» на веганском. Пропадала, показывался тюльпан, и снова появлялась.

Ну что ж… Важный шаг сделан. А то, что он важный, я чувствовал, как говорится в таких случаях, всеми фибрами души. Девушка определенно стоит того, чтобы за нее побороться. И уже первая встреча покажет, есть ли между нами то, что так ценится веганцами, и стоит ли развивать отношения дальше. В какой-то степени это даже удобно – сразу определять уровень совместимости, – если бы не было так грустно. Грустно за веганцев.

Впрочем, так и остается не отвеченным вопрос – а на фига мне это нужно?


Сон Бога Кузи

Вера смахнула челку с глаз и легким мысленным усилием развернула перед лицом голографический экран. На экране возникло текущее состояние Солнечной системы в реальном времени с множеством меток инопланетян и их кораблей. Красной точкой мерцал корабль, только что появившийся на дальней границе Солнечной системы. Привычно ее выделив, Вера разрешила инфосерверу начать сеанс сканирования и коммутации. Инфосервер проанализировал электромагнитный спектр корабля, структурный, информационный и много еще малопонятных для обычного человека вещей – и принялся за изучение и снятие данных с компьютеров пришельцев. Через несколько мгновений доступный пришельцам набор языков был установлен, и, выбрав наиболее понятный из них, инфосервер произвел коммутацию с кораблем.

Трриктонг лежал на желтом песке посреди небольшого ароматно-вонючего болотца и размышлял о бренности жизни местных диких туземцев, которых две тысячи лет назад обнаружил их разведчик, когда облетал все желтые звезды в поисках места для новой колонии. Свесившийся из зубастой пасти язык время от времени ощупывал воздух в предвкушении свежего мяса, а глаза, слабо видимые из-под защитной пленки, закатились вверх. Он был в превосходном физическом состоянии и настроении.

Внезапно раздался звонкий звук, прервавший тишину, а стена-экран осветилась, показав связиста.

– О Указывающий Путь! – произнесла ящерица с экрана. – Мы принимаем запрос в канале связи с местной планеты.

– И что там? – удивился Трриктонг. – Неужели место занято? И кем?

– Не знаю, о Указывающий Путь! – ответил связист. – Они называют себя транспортным контролем и требуют сообщить маршрут следования.

– Переключи их сюда, – повелел главный ящер.

Связист исчез, и его изображение на стене сменила аборигенка. Точно! Примерно такие и были изображены на светографиях с разведчика.

– Транспортный контроль Солнечной системы, – быстро проговорила девушка с экрана. – Кто вы и с какими целями посетили нашу систему?

Трриктонг на мгновение опешил, а затем произнес:

– Мы – посланцы великого Суттра и несем процветание нашего рода в здешнюю систему.

– Это как? – недоуменно спросила аборигенка.

– Мы решили поселиться здесь, – гордо ответил Трриктонг.

– Это исключено! Место уже занято, – категорично заявила девушка. – Вам придется вернуться назад.

– Наше возмущение разорвет ваши тела на мелкие кусочки! – не на шутку разошелся ящер. – Гнев великого…

– О нет! И этот туда же! – Аборигенка схватилась лапами за голову. – Ну почему всякие придурки приходят только в мою смену?! – простонала она, закатывая глаза к небу. – А мне еще артефакторику доделывать надо!

И с этими словами корабль ящеров исчез из космоса, мгновенно вернувшись к месту отправления.


Бог Кузя

Кузя со всхлипом подскочил в кровати, оглядел свою комнату диким взглядом и, только увидев знакомую обстановку, немного успокоился. Давненько он таких ярких и чувственных снов не видел!

«Надо быстрее, пока образы не стерлись из памяти, записать их в редактор на УНИКе. Потом можно будет использовать в каком-нибудь фильме», – подумал он и незамедлительно претворил свою мысль в жизнь.


Общемировые новости сети, ИноСМИ, краткая подборка

Опубликовано совместное коммюнике Англо-Австралии и России, в котором указывается, что все вопросы к России из-за несогласованного строительства лунной станции урегулированы. Подробности пока не сообщаются.

Попытки независимых журналистов расследовать странные события в одном из городков Англо-Австралии продолжают натыкаться на ожесточенное сопротивление властей. Недавно по надуманной причине был лишен лицензии на право заниматься журналистикой известный блогер Джек Колсон. Он обещает подать в суд на правительство.

Продолжаются специальные операции полицейских сил Китая против преступных сообществ. В некоторых городах произошли массовые вооруженные столкновения между членами «Триады» и полицейскими силами с привлечением робототехники как с одной стороны, так и с другой. Стоит отметить, что параллельно вычищаются чиновничьи структуры, замеченные в связях с преступниками или запятнанные деятельностью, не совместимой с высоким званием чиновника КНР. По давней традиции Китая, виновных ждет публичный расстрел из скорострельного порохового оружия.

Продолжаются поиски пропавшей яхты известного путешественника Джона Легстронга. По нашим сведениям, по неизвестной причине страховая компания, в которой застраховал свою жизнь Джон, до сих пор не обратилась к России для получения информации о состоянии картографических систем, которыми пользовался Легстронг. Что уж говорить об официальном запросе в МЧС России! Это вызывает недоумение и вопрос: что нашим властям важнее – жизнь человека или попранная мифическая гордость из-за обращения за помощью к стране, отношения с которой характеризуются как натянутые? Вопрос риторический.

Служба МЧС России оперативно прибыла на место затонувшего острова Индонезии в Яванском море. Как оказалось, между странами более полувека назад был заключен непубличный договор о взаимопомощи. Спасатели приступили к работам. Подробности будут сообщаться по мере поступления информации.

Ново-Япония заявила, что ею была создана новая система релаксационной реальности, в которой работник может не только избивать свое начальство, но даже убить его. Все ощущения процесса, по словам разработчиков, полностью идентичны естественным. Остается открытым вопрос этичности подобного действия, а также психического здоровья таких работников. Не будут ли они путать такую искусственную реальность с настоящей реальностью? Впрочем, психологи успокаивают: там, где для обычного жителя любой иной страны подобные действия как минимум не приносят нужного результата, а как максимум могут привести к психическим расстройствам, для японцев это не является проблемой и решает поставленные перед ними задачи.

В сети появился видеоролик из России: неизвестный спортсмен исполняет трюки на обычном поле для аэробатики в обычном магазине. Привлекает внимание то, что возраст мужчины гораздо выше оптимального для этого вида спорта, однако выполняет он трюки на уровне чемпионов. Еще более удивительным кажется то, что на мужчине отсутствуют какие-либо внешне различимые летки. Очевидцами утверждается, что трюки проделаны без их использования, что не может быть правдой, так как компьютерный анализ однозначно показывает наличие внешних сил, иногда подправляющих вектор движения. Обычно для этого и используются летки. Тем не менее, несмотря на некоторые несуразности, тот же компьютерный анализ показал, что это не компьютерная эмуляция, и выступление все равно является одним из лучших в истории аэробатики.

Грозит ли нам инопланетное вторжение? Россия продолжает разрабатывать новое оружие в обход договоренностей с другими странами. По сведениям наших источников, недавно прошли испытания новые виды вооружений в боевых условиях: Россия атаковала и уничтожила несколько инопланетных кораблей. К чему приведет подобная милитаристская выходка?

Новости собраны и аннотированы с помощью искина, произведенного компанией «Макронетс».


Российские СМИ, краткая подборка

Вчера в сети появилась удивительная новость: незнакомец под ником Гаврош вызвал на поединок победителя чемпионата по трехмерным шахматам среди СБУНИКов – искина, известного под ником Камчатский Краб. Специалисты считают, что некто пытается представить или протестировать новое поколение искинов. Это похоже на правду, так как этот же персонаж бросил вызов постоянному победителю всемирных соревнований по игре го – японскому искину Годзилле. Напоминаем, что уже примерно сто лет победителями в шахматах и в игре го между людьми и искинами становятся искины. В связи с этим такие соревнования очень редки и вызывают повышенный интерес. К сожалению, кто такой Гаврош, неизвестно, компетентные органы отказываются предоставлять информацию о нем, ссылаясь на закон о нераспространении частной виртуальной информации, независимо от личности – настоящей или компьютерной (за исключением случаев, отраженных в законе). Напоминаем, что в России искусственные личности в сети обязаны обозначать свое происхождение, за исключением игровых или иных случаев, не связанных с извлечением прибыли, как финансовой, так и социальной. Наш случай подпадает под этот закон. С нетерпением будем ждать развития событий. Неужели Гаврош – человек?

Экологи обнаружили, что за последний год средняя температура на Земле поднялась на одну сотую градуса.

Сетевой ресурс «Глобальная движуха», созданный ирландским энтузиастом Айомхар О’Салливаном новоамериканского происхождения, в автоматическом режиме отслеживающий изменения на поверхности планеты по открытым спутниковым источникам (именно он одним из первых обнаружил пропажу острова в Индонезии), заявил, что в Африке, а если точнее – на севере Судана, неожиданно появился новый оазис, явно рукотворный. Наибольшее удивление вызывает то, что, согласно ретроспективному анализу по архивным картам, оазис появился очень быстро. Хотя официально доступ к нему открыт, его охраняют совместные военные силы нескольких стран (в том числе и российские). Возникает закономерный вопрос: что и от чего там охраняют?

В ноябре в Новосибирске состоится показ забытого балета П. И. Чайковского «Лебединое озеро», который не ставился в России и в мире уже больше полувека. Известный хореограф и руководитель балетной труппы Никитин потратил два года на то, чтобы воссоздать эту постановку максимально близко к известному всем оригиналу.

Последний фильм режиссера Бога Кузи собрал более пятисот тысяч положительных отзывов. Как сказал режиссер в своем последнем интервью, взятом буквально вчера, сейчас он работает над еще одним проектом в области фэнтези. Опыт такой тематики, как мы помним, у него есть. Что ж, с нетерпением будем ждать нового фильма и пожелаем режиссеру, чтобы Муза его не покидала!

Очевидное и невероятное. Во время обустройства новой лунной станции один из работников провалился в яму. Рядовое событие вызвало интерес в научных кругах. Как утверждает пострадавший, он упал не в яму, а в огромный тоннель (коих на Луне в ходе сканирований, проводимых при постройке первой лунной станции, было обнаружено огромное количество). Тоннель уходил вдаль и имел множество ходов. Как предписывает инструкция, рабочий попытался связаться через УНИК с ближайшей группой рабочих, но связь отсутствовала, что весьма озадачивает, так как ближайшая группа находилась всего в семидесяти метрах. Вскоре у рабочего начались галлюцинации. Ему виделись двигающиеся, говорящие камни, которые напали на него и потащили в глубь тоннеля. За очередным поворотом «похитители» остановились – перед ними стоял «человек со странной внешностью» (пострадавший не смог внятно объяснить, что в нем было странного). После того как взгляды рабочего и «странного человека» встретились, рабочий потерял сознание и очнулся уже в местном лазарете. Как утверждают врачи, все описываемое пострадавшим является результатом травмы головы, полученной в результате падения. Эту же версию подтверждает группа рабочих, нашедшая пострадавшего в яме и в процессе сканирования не обнаружившая в толще породы никаких следов тоннелей. Интерес ученых привлек неисправный УНИК рабочего, поскольку данная технология имеет высшую степень надежности. Выяснение причины неработоспособности является приоритетной задачей для ученых. В данный момент рабочий находится под присмотром специалистов и готовится к отправке на Землю.

Новости «потеряшек». Группой выживальщиков в ходе проверки своих навыков в реальных условиях дикой природы в глухой тайге было найдено поселение людей, называющих себя староверами. И хотя к случайно обнаружившим деревню ее жители отнеслись не очень радушно, профессор Крачкин, занимающийся изучением и сохранением культурного наследия в области религии, уже вылетел на место. Все, что нам известно на данный момент, – вот уже более двухсот лет эти люди оторваны от остального мира.

Новости собраны и аннотированы системой искина, произведенного концерном «Байкал».


Луна

По пустому пространству станции наблюдения веганцев в звуковом и ментальном диапазоне ураганом пронесся испуганный женский крик:

– Элхор!!! Меня пригласили на земное свидание!!! Что мне делать?!

Глава 4

Алиела

– Ну и чего ты задергалась? – мысленно посмеиваясь, но не выпуская свои чувства наружу, спросил Элхор.

Расположился он в удобном, но слегка жестком кресле-лежанке, которое под его весом стало немного раскачиваться из стороны в сторону, расслабляя веганца, и закинул за голову руки.

По релаксационному залу нервно ходила Алиела, уже одетая в стандартный удобный светло-серый комбинезон, полностью обтягивающий тело, служащий не только в качестве одежды, но и для защиты от почти любой внешней напасти. Перед ней в воздухе, повторяя ее движения, двигались несколько объемных экранов, на которых вперемешку отображались то женские земные одежды, то какие-то сценки из жизни, то что-то еще, – Элхор не стал вглядываться.

– Ты просто не понимаешь! – нервно отмахнулась девушка и замерла, уставившись на какое-то изображение. – У них, у землян, это своего рода ритуал. Что-то вроде смотрин. Он и она общаются в приятной обстановке, присматриваются друг к другу, чтобы потом решить, стоит ли поддерживать отношения…

Элхор мысленно покачал головой. Находясь одни, они чаще всего не ставили барьеров, а от сестры шел такой густой, перемешанный и непонятный вал эмоций и обрывочных образов, что он просто не знал, что и сказать. Или что делать. То ли радоваться, то ли смеяться, то ли расстраиваться.

– А с чего ты решила, что тебя позвали именно на свидание? И что это вообще свидание? Ведь если смотреть непредвзято на события, то мы увидим, что кто-то позвал в гости того, кто пытался взломать его УНИК. То есть неизвестного спекста, которым мог оказаться кто угодно. И именно в гости, а не на свидание, – осторожно продолжил свою мысль веганец.

Идущие от сестры эмоции как обрубило. Затем повеяло горчинкой, Элхор даже испугался немного. Алиела села на стул и спокойным голосом, так контрастировавшим с ее предыдущим состоянием, произнесла:

– Ты прав, пожалуй. Тогда иди на встречу ты. – Она закрыла глаза и замерла.

Элхор вскочил и оказался рядом с сестрой. Обнял и прижал ее голову к своей груди.

– Да что с тобой происходит? – недоуменно спросил он, поглаживая сестру по волосам.

Девушка глубоко вздохнула.

– Не знаю. Наверное, надо отдохнуть. Домой слетать, что ли… Устала, видимо.

– Ну, это вряд ли, – возразил Элхор и наконец отпустил сестру, присев рядом. – Некоторая напряженность, конечно, в твоем состоянии есть, однако мониторинг твоего кристалла отмечает, что она начала проявляться всего-то несколько дней назад. Примерно когда я был на корабле землян. Усилилось, когда ты впервые увидела то существо, так похожее на наших шушей, ну и самого землянина. И возросло в разы, когда этот неизвестный, а, скорее всего, это был именно тот самый землянин, побывал у нас.

Алиела сидела неподвижно и смотрела на брата, не делая попыток его перебить.

– Ну а вообще, – Элхор внешне расслабился и улыбнулся, – скорее всего, пригласили именно тебя и именно на свидание.

В лице и ментальном слое девушки проступило любопытство:

– Почему ты так думаешь?

– Тюльпан, – улыбнулся Элхор, а Алиела тут же легонько стукнула себя по лбу кулаком.

– Точно! Это же адресное послание! Ладно, не хочу сейчас думать о моем состоянии – если хочешь, делай это сам. А я отдамся течению, как говорят земляне. Как ты думаешь, что мне надеть? Они ведь большое значение придают сигналам, подаваемым друг другу через наряд и прочие невербальные послания.

– Ну… – Элхор немного расслабился, видя, что сестру отпустило. – Я бы сильно не ориентировался на их фильмы или общую культуру поведения на таких встречах, так как все же не очень понятно, что стоит за таким необычным приглашением. И человек он странный, и приглашает в гости инопланетянку, с его точки зрения. Во-вторых, насколько я понял, там, куда тебя пригласили, нет никакого ресторана, как должно бы быть, если судить по их культуре. Зато местность сильно напоминает нашу родную Версалию, и мне интересно, был ли такой выбор случайным? Да, вдалеке от цивилизации, но зато это должно вроде как быть тебе приятно и не напрягать наличием возможных наблюдателей. Так что, на мой взгляд, было бы вполне гармонично ситуации, если бы ты пришла, скажем, в скафандре или в комбинезоне. Но, вижу, тебе это не очень по нраву.

Алиела как-то грустно смотрела на брата. И ничего не отвечала.

– Ну, тогда что-то нейтральное, не вызывающее. Я, конечно, понимаю, что тебе земная мода очень к лицу, но лучше предполагать худшее, чем попасть в неудобное положение или поставить в таковое пригласившего. Поэтому обычное земное, невычурное платье будет в самый раз. Можешь что-нибудь на шею надеть – землянки обычно украшения вешают, но я бы тебе посоветовал использовать преобразованный отросток твоего лечебного симбионта. Ну, с прической сама что-нибудь придумаешь.

Элхор обошел вокруг сестры. Жестом попросил ее встать. Снова обошел вокруг. Вздохнул.

– Что? – подала голос Алиела.

– Только сейчас осознал, что ты уже давно не та маленькая девочка, которую я таскал на плечах. Совсем взрослая стала. И красивая.

Девушка немного покраснела.

– Когда уже ты сам-то пару себе найдешь?

– Я не тороплюсь, – усмехнулся парень. – Мне и так хорошо.

– Типичный ученый, – буркнула девушка и с сожалением закрыла экран с изображением длинного белого платья с разрезом на боку. – А на каком же языке мне с ним говорить?

– Если это тот, о ком мы думаем, то, скорее всего, на русском. Ну или на английском. Ты оба знаешь, так что не растеряешься. Ты, главное, не забывай, что свидание свиданием, но нам надо понять, кто он, что он, зачем он. Есть у меня подозрение, что именно с ним связаны все последние странности, происходящие на Земле и около нее. Ну и я тебя прикрою на всякий случай.


По длинному коридору почти пустой станции шел веганец.

– Долгого заката, мама!

– Долгого полудня, сынок. Я чувствую, что что-то случилось. Алиела? – Женщина, очень сильно схожая с дочерью (точнее, ее образ), обеспокоенно посмотрела на сына.

– Да. Я ведь ее после нашего общего решения забрал сюда, чтобы она спокойно могла пережить время максимальной ментально-энергетической чувствительности вдали от суеты и плотного поля нашей планеты…

– Я помню, почему мы так решили, – нахмурилась женщина. – Второй период взросления как-никак сама проходила. Что случилось?

– Мне кажется, – осторожно подбирая слова и эмоции, ответил Элхор, – здесь нашелся некто, кто сумел разбередить стабилизирующуюся ментально-энергетическую форму Алиелы.

– Сссшших! – сквозь зубы прошипела женщина. – Каков уровень воздействия?

– Судя по всему, только начальный. Первый.

Лицо женщины слегка разгладилось.

– Ну вроде бы не страшно. Что ты сделал?

Элхор немного помолчал.

– Понимаешь, этот человек сумел засечь деятельность Алиелы в местной информационной сети и пригласил ее на встречу. Я разрешил.

– Хочешь рискнуть? – задумчиво спросила женщина. – Оно, конечно, если воздействие останется на этом же уровне, то ничего страшного не случится, да и девочка подстроится, переживет, еще и окрепнет. А может, даже друга приобретет. Ну и урегулировать проблему тоже надо. Но если уровень на самом деле выше и будет только хуже? – Некоторое время мать и сын молчали, но вдруг женщина вскинулась: – Стой! То есть вы уже с ним сталкивались? Раз воздействие было? Что-то я не очень пойму, что у вас там происходит.

Элхор поморщился от ментального давления матери, действующего даже на таком расстоянии. Чуть ноги не отнялись. Мать, когда беспокоилась о детях, переставала себя контролировать, и могло достаться всем находящимся рядом, а уровень «пси» у нее был будь здоров! Впрочем, Элхор подозревал, что это только игра мамы и на самом деле она очень хорошо себя контролирует. Но порой напоминает окружающим таким вот странным образом, что с ее мнением надо считаться, а при общении с детьми – что они все еще ее малыши.

– Тут у нас сложилась довольно неопределенная ситуация. То ли это игра центавриан, то ли еще кого. Скидываю тебе пакет информации за последние три декады.

– Я свяжусь с тобой, как ознакомлюсь, – сказала женщина и отключилась.

Элхор мысленно вздохнул и вызвал отчет Разумницы, проводившей полный анализ произошедших событий, вариантов уязвимостей из-за взлома защиты и анализ растения, оказавшегося у них на базе.

По защите практически ничего не было – нарушений не зафиксировано. А вот некоторые энергетические и пространственные возмущения были засечены, но, к сожалению, только в момент появления цветка. Это вполне ожидаемо, а вот сами возмущения носили неизвестный характер.

Сам цветок не имел никаких вредоносных запахов, веществ, микроорганизмов, ядов. Но это было определено в тот же момент, когда он появился на базе. Иначе бы Разумница просто не позволила Алиеле даже в руку взять подобный объект. А вот энергетически цветок обладал очень интересной структурой. В какой-то мере самоподдерживающейся. Явно не естественное образование, но безопасное, предположительно увеличивающее срок жизни растения в несколько раз, а может, в десяток раз. Хотя на гидропонике базы и намного дольше протянет.

Во встрече сестры с землянином Элхор не видел ничего страшного или необычного. В конце концов, с землянами они не раз общались лично как по служебной надобности, так и для собственного развития. Трудно изучить культуру кого-либо, не пропустив ее через себя, а наблюдая только со стороны. О безопасности сестры он не особо беспокоился. Даже предполагая, что землянин владеет какой-либо аппаратурой или технологией, хотя бы уровня веганцев (а нечто подобное он видел на земном корабле), Элхор не считал, что они могут быть сильнее их технологий, стоящих лишь на одну ступень ниже разработок центаврийцев. Поэтому обеспечить безопасность сестры он сможет.

Вопрос о предположительной ментальной совместимости сестры и этого землянина, что так впечатлил Алиелу, его не слишком заботил. Женщины придают этому большое значение, на взгляд веганца – слишком большое. На самом деле, скорее всего, будет так, как сказала мама, в текущем цикле удачно оказавшаяся руководителем нескольких исследовательских экспедиций и их экспедиции в том числе. Наверняка это будет первый уровень, достаточный для образования крепких дружеских отношений, но не более того. Да и то это лишь предпосылка, а не закон.

Была еще одна причина, почему Элхор сразу же согласился отправить сестру на встречу с землянином. Алиела была довольно романтичной особой и вбила себе в голову, что обязательно должна найти себе пару исходя из максимальной совместимости. Примером ей служила семья сестры их матери, где эта совместимость достигала девятого уровня, но почему-то совсем ускользало от внимания наличие в этой семье второй жены. Просто так вышло, что у них у всех троих высокая совместимость. Это, конечно, круто, но понять такое может лишь родившийся в подобной семье. Пока ей никто не попадался выше четвертого уровня совместимости, а тут всего-то первый.

Элхору же импонировала их собственная семья. Родители были вполне счастливы и гармоничны при уровне ментальной совместимости всего около трех единиц. Элхор считал такую семейную структуру более рациональной, управляемой и предсказуемой, а значит, и более предпочтительной лично для него. Понимал он и то, что если встретит свою «совместимую», то может и поменять мнение.

А Алиела пусть попытается. Обломается – и в результате начнет трезво смотреть на жизнь. Психологически она достаточно тренирована, чтобы не делать из будущей неудачи, в которой Элхор был абсолютно уверен, трагедии. Пострадает, проанализирует, поймет, что все слова, которые ей твердили с детского возраста, – правда, и успокоится.


Ник


О веганцах

Думаете, чем я занимался сутки до свиданки? Готовился? Не, ну и это тоже, само собой. Проверил место, немного разровнял площадку с восхитительным видом на окрестности. Кое-что по мелочи сделал. В основном же тренировал произношение. Язык и голосовые связки немного побаливали – хоть разговорный навык и передался с необходимым изменением соответствующих мышц языка, гортани и прочих органов (минимальным, иначе бы не стал применять знания на физиологическом уровне), но надо было все же потренироваться. Приятный на слух язык. Звонкий, мелодичный. Слава богу, смысл не зависит от интонации произносимого – не нравится мне такое.

Веганцы, веганцы… Я почти влюбился в них. Все-таки они по сравнению с людьми намного миролюбивее. Воевать не любят, но умеют. Между собой практически не конфликтуют, а вот с другими инопланетянами – случается. Есть там какой-то смутный образ врага, но это фоном. На их жизнь почти не влияет. Да и не полномасштабные там войны, хоть и космические. Скорее столкновение интересов.

Женщины почти все если и не красавицы, то симпатичные, на вкус землянина, хотя сами себя так не воспринимают. Причем без всякого генетического вмешательства. Внешность партнера для них большого значения не имеет. Это так – всего лишь дополнительный приятный бонус, если есть. Правда, и откровенно некрасивых там почти нет. Ну а вся фишка в том, что приоритет имеет ментальная совместимость. Я сначала подумал – чтобы семьи не распадались, все-таки они менталисты почти все поголовно в той или иной степени, что обусловливает порой очень странные взаимоотношения. А кто выдержит из года в год недовольство и раздражение, транслируемое партнером? Оказалось сложнее. Веганцы и так не особо конфликтные, так что образуют семьи даже при малой совместимости или без нее. Ну как и у нас. Просто в этом случае из целостной картины мира вырван кусок. Цветной, красивый. Ладно бы если бы они не знали, что может быть лучше, ан нет. Даже если вроде бы доволен семьей без совместимости, но когда-нибудь столкнешься с семьей с высокой степенью совместимости, то сразу почувствуешь гармонию. Ту, которая доставляет максимальное наслаждение, но главное – радость. И тогда становится ясно, чего ты лишен.

Можно было бы подумать, что в такой ситуации приходится «счастливым» жить отдельно, чтобы не раздражать остальных. Люди бы уже что-нибудь придумали типа отдельного острова для таких… Но ничего подобного. Спокойно живут все вместе, стараются найти свою половинку. Если не находят – создают обычные семьи, довольствуясь обычной «логической» совместимостью. Сложнее, правда, приходится в плане контроля взаимоотношений.

На это еще накладываются специфические возрастные сбои, когда надо проявлять особую осторожность. Это три периода взросления. Первый, самый сильный, совпадает с возрастными гормональными всплесками – примерно в тринадцать лет, потом – в районе ста двадцати, и третий – лет в сто шестьдесят. Как говорится, бес в ребро. Вот только не седина в бороду – до седин еще около полувека-века. Живут они, кстати, около трехсот лет. Получается, Алиеле сейчас чуть больше ста лет, хотя взрослыми они считаются уже лет в двадцать. Ну как взрослыми… Достаточно, чтобы заниматься чем-то полезным обществу. Обучаются там быстро – технологии и мозги позволяют. Несмотря на то что живут долго, рожают все же мало, но по нескольку детей в семье практически у всех. За триста лет трое-пятеро, по-моему. Можно сказать, мало.

Ну и самое интересное, на закуску. Что еще им позволяет относительно спокойно мириться со всеми этими, с моей точки зрения, неудобствами, – низкая сексуальная активность, которая, собственно, и завязана на ментальную совместимость. Чем выше совместимость, тем сильнее проявляется сексуальность, больше вырабатывается нужных гормонов, больше удовольствия от жизни и радости. На этом и завязаны особенности их общества. Никто не запрещает иметь семьи и рожать в отсутствие совместимости. На душе не отлично, птички не поют, но хорошо или удовлетворительно. Многих это устраивает, ибо лучшего и не ведают. Но ее наличие придает семье некий флер… избранности, что ли. Или аристократичности, если брать наши аналоги. Причем семье, а не отдельному человеку. Вернее, человек возвышается через семью. Искусственное оплодотворение, дети из пробирки, клонирование – все тоже есть, но совсем без фанатизма, причем настолько, что и упоминать не стоит.

Изредка попадаются личности с ментальной совместимостью на троих. Никто им не мешает заводить такие большие семьи. Хотя это все же редкость.

Мелькали смутные образы, которые я сумел интерпретировать как совсем легкий и общий исторический экскурс. Когда-то давно у веганцев на этой их особенности строились различные общественные институты. То подобные семьи считались высшими аристократами, и родители все-таки старались находить своим детям соответствующие пары, дабы не потерять статус. То наоборот было: структура, отдаленно напоминающая нашу инквизицию, как раз боролась с такими людьми. Сейчас официально это ничего не значит для общества веганцев, хотя свою суть не поборешь. В общем, всякие они там.

Насколько я понял, я попался веганке именно в момент ее второго взросления, во время которого может разное случиться. В это время просто происходит очередная перестройка организма и оптимизация на дальнейшую жизнь. Узнав это, я даже засомневался: мы вообще – люди и веганцы – совместимы или нет? Ответ пришел оттуда же, из вытащенного пакета знаний. Было несколько случаев, когда веганцы брали себе мужей или жен с Земли и спокойно имели с ними потомство. Понятно, что это были случаи с повышенной ментальной совместимостью.

После ознакомления с данными мне стало казаться, что слово «ментальный» не особо подходит. Больше похоже на какую-то энергетическую ауральную совместимость, но пусть будет «ментальная». Почему-то именно это слово, вернее, аналог нашего, используют веганцы. Может, просто за ним прячется несколько смыслов? А может, просто потому, что у них основной упор по жизни идет на ментальные практики. Черт его знает.

Вот такие вот дела. Мне все это показалось несколько странным и местами неправильным, но что поделаешь?


– Дядь, ты куда пропал? – Катя смотрела строго и совсем по-взрослому.

– Альоно? Тьфу! В смысле? – Я с трудом переключился на русский.

– До тебя уже двое суток не достучаться. Я была у тебя в доме, но не нашла тебя во всех этих комнатах, а твой Дворецкий не отвечал на вопрос, где ты. Ты в порядке?

– Извини, немного занят был, – повинился я.

– Я подготовила исследовательскую работу для школы. По биологии. Но бабушка сказала немного расширить тему в сторону рекультивации земель и формирования оазисов в изначально неблагоприятных условиях. Еще Сережина мама немного помогла. Я хочу, чтобы ты посмотрел, что получилось. Можно?

Ну и ну…

– Без проблем, гляну. Скидывай. Хотя какого совета ты ждешь от меня – не понимаю. Я в этих науках ни бум-бум.

Через мгновение на краю зрения биокомп, синхронизированный с УНИКом, обозначил пришедшее сообщение со ссылкой на закрытый раздел личных информационных ресурсов племяшки.

– Хорошо, чуть позже посмотрю.

– Ладно, я пошла, у меня занятия по аэротеннису, – сказала Катюшка и отключилась.

Я выглянул в инет, чтобы посмотреть, что это за зверь такой – аэротеннис. Можно было и догадаться. Обычный теннис, но со спортивными летками. Перемещаться можно по своему полю не только по горизонтали, но и по вертикали, высота которой тоже ограничена. Правда, и площадки увеличили эдак в два-три раза по сравнению с обычными. Летающие туда-сюда вверх-вниз теннисисты выглядели завораживающе. Особенно когда отбивали мяч, находясь в движении и вверх ногами.

– Римани… – пробормотал я по-вегански, подразумевая русское «очешуеть». Причем от всего – и от тенниса такого, и от просьбы племяшки.


Академик Кораблев

– Андрей Иванович, добрый вечер.

– Здравствуйте, Иван Иваныч! – Кораблев сделал знак своим ученикам, означающий, что он занят, и удалился в отдельную комнату, которая была максимально защищена от любого вида шпионажа.

Тут он предпочитал отдыхать в промежутках между работой. Канал связи УНИКа автоматически переключился на внутренний сервер-маршрутизатор, более защищенный.

– Я понимаю, что времени прошло еще слишком мало, но мне хотелось бы еще до вашего отчета получить хотя бы общее впечатление от вашей встречи с нашим так неожиданно объявившимся земляком.

– Понимаю… – Кораблев потер подбородок и задумчиво посмотрел в виртуальное окно, транслируемое СУНИКом. – Ну что ж… По первым прикидкам, похоже, мы получим более детальный доступ к той библиотеке в черепах, разбираться с которой начали еще вы, Иван Иваныч. А Ник, похоже, имеет полный доступ к информационному оригиналу этой библиотеки. По крайней мере, аннотация, предоставленная Ником, процентов на тридцать пересекается с тем, что мы имеем…

– То есть, – перебил академика собеседник, – у нас данные полнее?

Кораблев ухмыльнулся:

– Наоборот.

– Вот как? А не может ли это быть дезинформацией?

– С вероятностью девяносто девять процентов – нет.

– Хорошо, Андрей Иванович. Продолжайте.

– Уже сейчас я вижу выходы из множества тупиков, из которых мы так долго не можем выбраться в наших исследованиях. Много новой информации, технологий, магия…

– Магия?

– Мне кажется, Ник подразумевает под магией нечто иное, чем мы. Более глобальное, что ли. Мне даже показалось, что наша одаренность – часть более глобальной системы, которую он как раз и называет магией. Но тем не менее он был тоже достаточно удивлен тем, что могут делать одаренные… М-да… Я пока не воспользовался одним из функционалов магического компьютера, что он мне внедрил в голову, следов которого мы никакими инструментальными средствами так и не обнаружили…

– Кстати, не конфликтует с УНИКом?

– На удивление, нет. Он спокойно синхронизировался с ним, мы протестировали его производительность… – Кораблев замолчал.

– Что, мощнее наших УНИКов?

– Или мы неправильно его проверяли, или он примерно на уровне наших БУНИКов.

Собеседники помолчали. Потом академик продолжил:

– Я пока не стал использовать один из функционалов – так называемую прямую загрузку знаний в мозг, мы пока через мой УНИК изучаем этот магический компьютер, но жду с нетерпением отмашки из лаборатории, проводящей исследование. Для подстраховки я воспользуюсь нашими последними разработками по фиксированию психического состояния, памяти и нейроактивности мозга на внешних системах. Надеюсь, если что-то пойдет не так, можно будет все вернуть обратно.

– Зря вы отказались принять решение кворума академического совета не рисковать собой.

– Жаль, что вы не поняли моих мотивов, – недовольно пробурчал академик.

– Ну что вы, – примирительно сказал собеседник, – я прекрасно вас понимаю. И даже принимаю ваши доводы – и то, что вас практически есть кем заменить, и не одним человеком, и то, что вы уже давно не видите выхода из тупика, в который загнала себя наука об одаренных. Все это я прекрасно понимаю, но все же, согласитесь, ваши мозги – это ваши мозги, а не ваших учеников. Впрочем, как вы знаете, я не стал настаивать, хоть и обладал абсолютным правом запретить вам это делать…

– Да, кстати, а почему? – с интересом спросил академик.

– Как вы помните, у меня весьма развитая интуиция. И вопреки общему мнению и развитию событий она мне подсказывает, что вы правы.

– Вот как, – пробормотал Кораблев.

– Ладно, я понял, – сказал президент. – Подожду от вас развернутого отчета. Пока же информирую вас, что вашу охрану пришлось усилить. Старайтесь не покидать известные вам области безопасности.

– Что-то случилось?

– Мне докладывают, что есть непонятные шевеления в структурах Ново-Америки и Англо-Австралии, работающих с одаренными и занимающихся шпионажем в этой области. К нам потянулся какой-то новый интерес оттуда. Кроме того, некоторые наши ясновидящие утверждают, что видят смутное напряжение и какую-то опасность вокруг Ника от наших инопланетных и земных недругов, и через него – для вас.

– Я понял.

– Удачи.

Интерлюдия

Ново-Америка

Коридор подземного бункера, спрятанного на глубине нескольких сотен метров, слабо светился. Эхо шагов глушилось стенами, покрытыми специальным пластиком, и терялось уже в нескольких метрах от идущего. Пшикнула дверь, лепестками прячась в стенах, и мужчина вошел в просторный зал, являющийся и местом обитания гения их информационной службы – спекста Генри, и одновременно рабочим кабинетом, а также инструментом его работы. Это была, по сути, объемная ВЭ-камера, выдающая такой густейший сироп визуальной, чувственной и сопроводительной информации, что справиться с таким объемом мог не каждый человек. Генри мог, и ему это нравилось.

Сейчас он резко развернулся на летающем над полом кресле-летке навстречу вошедшему:

– Я взломал сеть искинов китайского военного ведомства. Качаю инфу.

– Успеешь? – спросил вошедший и прищурился, изучая мелькающие картинки вокруг.

Автоматический анализ картинок он обрубил в своем личном коммуникаторе – все равно смысла в этом не было никакого. Все выводы и результаты Генри ему и так скинет.

– Наверное, – пожал плечами Генри. – У них там неплохие спексты. Сразу же заметили вторжение, но у меня есть пара фишек, на которые они, как я надеюсь, потратят достаточное время, чтобы успеть скачать хоть что-то.

Внезапно что-то изменилось – мелькание образов замедлилось, а вскоре почти замерло.

– Эх! – расстроенно почесал затылок Генри. – Даром что узкоглазые, а мозги варят!

– Что? Сорвалось?

– Ага. Но кое-что успел скачать. Сейчас прогоню через аналитический искин… Готово, лови пакет!

Вошедший принял запрос на подключение и стал буквально впитывать информацию. То же самое делал и Генри. Через пять минут они удивленно переглянулись.


Через некоторое время, примерно там же

– А не может это быть игрой в попытке привлечь наше внимание? – спросил один из мужчин, закуривая сигару ручной закрутки.

– Смысла нет, мистер Джейкоб, – покачал головой мужчина, недавно разговаривавший с Генри. – Тем более что спрогнозировать наши действия на основе этой информации совсем непросто. Ну и то, что мы пролезем к ним, – тоже. У них реально хорошая защита, и если бы не случайность, помогшая Генри, ничего бы не вышло. Кроме того, никто бы не смог у них там предположить, что их кусочек информации позволит нам создать целостную, относительно, конечно, картину неких событий…

– Хорошо. Значит, получается у нас следующее. – Говорящий мужчина, одетый в костюм от кутюрье Антонио Кавальчини, постучал покрытыми специальным лаком ногтями по столу. – Умирает министр вооруженных сил Китая, причем настолько странным образом, что никакой другой мысли не приходит, кроме той, что это сделал одаренный. Или же использовали какие-то биологические средства, но это маловероятно. При этом сделала это команда «Триады», которую ранее, по полученной информации, по заказу этого же министра через третьих лиц наняли и отправили в Россию для устранения неизвестного. Чем насолил этот неизвестный самому министру КНР – неизвестно. Разве что примерно в это время вроде как пропал его сын… Так? – Мужчина посмотрел на своего подчиненного.

Тот кивнул:

– Совершенно верно. Информации мало, но искины смогли создать несколько возможных вариантов развития ситуации, и наиболее интересной выглядит версия, что сын министра был убит в России. Вероятно, это убийство было недоказуемо, поэтому официально ничего нельзя было сделать против подозреваемого. Или же убийство произошло в таких условиях, опубликовать которые было бы чревато уже для самого Китая. А значит, это было нечто противозаконное по отношению к России. Возможно, шпионаж или нечто подобное. Поэтому работали наемники, да еще и уголовники, – легче спустить потом на тормозах, если что-то пойдет не так.

– Судя по всему, команда провалилась, но каким-то образом вернулась на родину и убила заказчика. Одаренного среди них ранее не было… Или был?

– Пока неизвестно, но, скорее всего, нет.

– Обоснование?

– Во-первых, «Триада» крайне неохотно отпускает своих одаренных за границу на операции. Во-вторых, при наличии одаренного вряд ли бы его выпустили обратно из России, если предположить, что их там перехватили. И особенно маловероятно, что одаренного смогли так обработать психологически или запрограммировать, что он или его группа, настолько превысив боевую мощь среднестатистической тройки «Триады», смогли прорваться к министру и положить толпу солдат и охраны. Смею напомнить, что в Китае распространена практика привлекать для защиты высших чинов боевых одаренных. А там один точно был, и он тоже погиб.

– Хорошо. Далее. По своим каналам мы узнаём, что этого неизвестного министр заказал не только «Триаде», а вообще наемникам. Анонимно, конечно, но сейчас мы уже в курсе, кто и зачем. Известно, что по крайней мере один наемник, японец, тоже не вернулся. Возможно, кто-нибудь еще. Кто он, есть данные?

– К сожалению, нет. Наши спексты только по намекам в компьютерах подпольной биржи наемников смогли это вычислить. Однако взлом их ресурсов был обнаружен, и чтобы повторно к ним влезть, придется подождать какое-то время…

– Это пока не важно, – отмахнулся мистер Джейкоб. – Потом начались какие-то непонятные шевеления у русских в их структурах… Потом происходит странное событие у англов в Австралии, здесь мы уже имеем достаточную информацию – деньги любят все, – пробормотал он. На несколько мгновений замолчал, а потом продолжил: – Кто-то уничтожил несколько баз инопланетян, с которыми англы сотрудничают, уничтожил один или два их корабля…

– Все-таки тут высока вероятность, что это были разборки между самими инопланетянами. У нас просто нет таких технологий, даже если использовать самых сильных одаренных… Хотя у тех же англов, по слухам, есть парочка сильных боевых одаренных, способных сделать нечто подобное, но мы точно не знаем их возможности, да и реально ли это…

– Вряд ли они настолько могли упустить контроль над такими одаренными, чтобы те против своих же вышли, – покачал головой мистер Джейкоб.

– В Китае вроде бы тоже есть. Они провели несколько боевых операций в Африке, где результаты разрушений не очень похожи на воздействие обычного оружия. У русских – неизвестно. Очень уж хорошо у них поставлена система защиты информации. Даже агентурная работа почти не дает результата. Ну и мастаки они маскировать свои действия под якобы новые технологии, некоторые из которых под нажимом международной общественности они в конце концов демонстрировали… А потом пускали в продажу. Так что непонятно. У других как обстоит дело – неизвестно.

– Потом, – как бы не слушая подчиненного, продолжил мистер Джейкоб, – была операция англов против русского министра иностранных дел – попытка надавить на него через сына, а в результате – несчастный случай у самих англов в структурах, предположительно ответственных за операцию.

– Скорее всего, это действительно была случайность.

Мистер Джейкоб покачал головой:

– Я бы на это не надеялся. Русские если и могут кое-где стерпеть давление на свои интересы или даже на своих людей, но не в случае, когда это касается столпов государственности. А уж насколько сильны их службы ликвидации, мы все знаем. Так что русские это были, русские. И англам бы лучше было, если бы они поняли намек. Идем дальше… В последнее десятилетие относительно спокойное на события болото все сильнее начинает колебаться. Происходит нападение на русский космический корабль, и, судя по всему, напали на них инопланетяне. Видимо, русские учли марсианский урок и смогли дать достойный отпор. Правда, при этом чуть не потеряв корабль и его экипаж… – Мистер Джейкоб повернулся к подчиненному: – Усильте поиск информации по вооружению их корабля и вообще по ситуации с ним, непонятного там очень много. Так… – Он надавил пальцами на закрытые глаза и немного помассировал их. – Потом совершенно непонятным образом корабль оказывается на орбите Луны, а его экипаж – на Земле. При этом ни мы, ни англы, ни даже китайцы не смогли засечь ни высадку экипажа, ни перемещение корабля. А наш главный искин-аналитик утверждает, что эти события явно нарушили законы физики. И все нарушения можно полностью нивелировать, если ввести такое понятие, как «телепортация». Однако вероятность того, что у русских появилась технология телепортации, настолько низка, что даже искины пасуют. Пожалуй, стоит подключить к решению этой головоломки ресурсы института Корнуоллиса.

Подчиненный кивнул и мысленно сделал запись в своем комме.

– Еще было военное столкновение противокосмической обороны русских с инопланетными кораблями над северной частью России. Причем успешное для русских. Узнайте, есть ли у нас тактико-технические характеристики их последних моделей космических истребителей, выясните мнение специалистов на их счет и прозондируйте возможность покупки у русских нескольких аппаратов, если в этом есть необходимость. Что они там не поделили, неизвестно. Но есть предположение, что инопланетяне хотели забрать себе каких-то людей, вероятно, мощных одаренных, которых, как мы знаем, они периодически стараются выкрасть для каких-то своих целей. Наши спутники смогли заснять концовку боя и зафиксировали попытку поднять с Земли людей. Непонятно, как только инопланетяне до сих пор не завоевали Землю, чтобы без проблем разобраться с одаренными? – Мистер Джейкоб покачал головой. – Похоже, их комитет, информацию о котором мы периодически получаем от своих контактеров, все же держит своих подчиненных в кулаке и не дает им разыграться… Кстати, сделай последнюю подборку по этому комитету, может, узнаем, что у них там творится.

– Сделаем, – кивнул помощник. – У нас недавно появились еще два контактера. Правда, мы пока не определили, с кем они контачат, но точно с инопланетянами.

– Хорошо. Дальше. Практически мгновенное образование нового оазиса в Африке. И опять русские тут главные. Выглядит так, будто они отлаживают новые технологии рекультивации земель своей службы очистки.

– Вероятно, они маскировали свою деятельность, а потом просто открыли для всеобщего доступа. Что-то вроде рекламного хода.

– Возможно. И даже, скорее всего, так и было. Вариант рекламы хорош, но что-то долго они тянут с презентацией. Молчат. Смысл? Но хуже всего то, что фактически этим русские показывают, что готовы осуществлять терраформирование планет. Того же Марса, например. И плевать им на инопланетян. Итак, что мы имеем в сухом остатке? А выходит, что или русские докопались до новых технологий предков, как они это сделали со своей космической защитой, или же их одаренные совершили прорыв… Кстати, их главный по одаренным, Кораблев, засветился в этом оазисе. И третий вариант – у них появился настолько мощный одаренный, что его действия вышли за пределы завесы секретности. И, похоже, именно его пытались уничтожить наемники. Этот вариант и плох, и хорош одновременно. Плох тем, что именно у русских появился такой одаренный. Мало ли чего он может. А хорош тем, что нити всех проблем ведут к одному человеку. Каков бы ни был одаренный по силе, он все ж таки человек. А как вывел русский же тиран еще в позапрошлом веке: нет человека – нет и проблемы.


Алиела

Она кружила вокруг острова на небольшой высоте, будто надеясь увидеть нечто недоступное взгляду, а скорее всего, оттягивая момент встречи. Уже и время перешло черту назначенного, а она все не решалась. Взгляд посредством интеллектуальной системы ее индивидуального корабля, чутко реагирующей на мысли и визуально увеличивающей определенное место острова, постоянно цеплялся за одиноко стоящую на покрытой растительностью и явно облагороженной площадке фигуру.

Мужчина в обычном земном черном костюме, фасон которого почти не менялся последнюю сотню-другую лет, не выражал нетерпения. Он просто стоял и задумчиво смотрел на чуть курящийся вулкан в нескольких десятках километров от него. Алиела оторвала руки от сенсорной панели и расправила на коленях чуть задравшееся платье. Правильно ли она поступила, послушав брата и надев простое зеленое платье? Да, на ней оно смотрелось хорошо, а растительный орнамент на шее, напоминающий по форме земные колье, удачно вписывался в образ, но… Но…

Алиела разозлилась и резко направила корабль на площадку, где ее кое-кто ждал.


Ник

Нет, ну чего она кружит там? Сколько мне еще ее ждать?

Я усмехнулся, мысленно оценив свое состояние. Никакого волнения или мятущихся мыслей. Да и ворчу я просто так. Забавно это все.

О! Решилась-таки! А кораблик, хоть и был скрыт каким-то полем невидимости, вполне виден мне. Понятно, что не в визуальном плане, но картинка все равно складывалась. Заодно проверил систему автоматического выбора диапазона восприятия поступающей информации. Правда, пришлось задействовать кое-какие ресурсы биокомпа и отдельный поток сознания, который бы обрабатывал поступающую информацию на наличие интересностей. Ну и чтобы двигал виртуальный рычаг, указывающий частотный диапазон анализа. Или не частотный – тут к свету и его частоте отношение весьма опосредованное. Скорее у меня автоматически сформировалась возможность восприятия различных энергий… В общем, куда-то меня не туда затянуло…

Веганский корабль Алиелы практически не отличался от корабля Элхора, который я видел-ощущал ранее в космосе и который сейчас втихаря издалека мониторил обстановку здесь. Подстраховывает сестру и не доверяет мне, ну и правильно делает. Небольшой такой кораблик, аккуратный, симпатичный – странной зализанной формы деформированное яйцо, в котором двое если и могут поместиться, то явно с трудом.

Если бы я смотрел как обычный человек, то, наверное, был бы ошарашен или удивлен как минимум. Прямо в воздухе на краю площадки появилась сверкающая вертикальная нить, которая расширилась до размеров двери, и из нее, вернее, из прямоугольного светового пятна, за которым ничего не было видно, сошла богиня. Лицо холодное, неподвижное, спокойное. Но в глазах ожидание или просто интерес. Прочитать ее я сейчас не мог – она закрылась в ментальном плане, даже эмоции, отражающиеся в ауре у большинства людей, видимо, были под контролем. Я тоже пока попридержал свою ауру, почти полностью ее вогнав в размеры своего тела, – я еще помнил непонятный эффект от соприкосновения наших аур.

Алиела остановилась и спокойно смотрела на меня.

– Долгого полудня, Алиела, – поприветствовал я инопланетянку по-вегански и пошел к ней.

Это так у них здороваются. По отношению к детям – «долгого рассвета», к взрослым – «долгого полудня», а к пожилым – «долгого заката».


Алиела

Взять себя в руки получилось с трудом. Как-то позабылись или отдалились за пределы восприятия все техники по управлению собственной психикой. Но все же удалось, а в голове билась одна мысль: «Он или не он?»

Она присмотрелась уже с близкого расстояния и своими глазами (а не через интеллектронную систему корабля и не через ментальную связь с братом) к мужчине, который занимал ее мысли в последнее время. По меркам землян и даже веганцев, внешне он был вполне симпатичным, но не выдающимся. Попади он к ним на планету, на его внешность никто бы не обратил особого внимания. Да, есть что-то чужеродное, и это придавало некоторый шарм, но и только. Да и не важно было, как он выглядит, по крайней мере для нее. А вот то, что она ничего не почувствовала рядом с ним, – того, чего ожидала, на что втайне даже от самой себя надеялась… это было плохо и очень расстроило девушку. Где-то вдали послышался перезвон разрушающегося хрустального замка, который она построила в своем воображении. Что ж… Не в первый раз. И даже то, что он поздоровался на ее родном языке, не сразу дошло до ее сознания.


Ник

В глазах этой богини я почему-то четко увидел разочарование. Причем такое явное, что чуть не споткнулся. Это что, я так ужасно выгляжу?

Быстро оценив происходящее, не пришел к каким-то определенным выводам, но, скорее всего, получалось, что ее расстроило то, что я обратился к ней по-вегански и тем самым создал обстановку, когда ей придется отвечать так же, а сама ситуация плавно начинает проигрываться по веганским правилам… Хм… что-то я не догнал тогда. Ведь подобные первые встречи по-вегански нехило регламентированы, ограничены разными правилами… Правда, больше на официальных приемах, но хоть какое-то объяснение. А моя внешность тут вообще при чем?

Чтобы разрядить обстановку, я на ходу поменял цвет одежды на точно такой же, как и у нее: неяркий, я бы даже сказал «пыльный», темно-зеленый. Приятный глазу. Пиджак превратил в водолазку.

Подойдя к девушке, протянул ей руку. Она автоматически протянула свою, правда, левую. Забавно. У них за руку не здоровались, мужчины тоже не брали за руку женщин в подобных обстоятельствах, но в целом ничего необычного в этом не было, и такое случалось. Так что она отреагировала вполне адекватно, с их точки зрения. Ну а я, раз уж решил сменить первоначальный план, который предусматривал использование разных веганских приемов общения, на земной стиль, сказал:

– Спасибо, что откликнулись на мое приглашение. – Я слегка поклонился и поцеловал ее руку.

Заметил, что в местах касания наших аур, соприкосновение которых я все же случайно допустил, и защита не помогла, – будто зашкварчало, похоже на то, как на раскаленную сковороду бросаешь яйцо или когда заливаешь рану перекисью водорода. Странно, но особой опасности я не заметил, поэтому пока просто отодвинул в сторону этот момент, хотя и постарался не упускать его из отдельного потока сознания. Но почему-то вектор интереса всех моих потоков был направлен на гостью. Пришлось мысленно их построить.


Алиела

Потом до нее дошло, что поприветствовал он ее на ее родном языке. Он что, знает веганский?! Но откуда? Да еще и имя ее знает?!

А затем что-то явно пошло не так. Он с чистого веганского перешел на русский, а его одежда сменила цвет и стиль. Это выбило ее из колеи, и когда он протянул руку, девушка автоматически подала свою. В этот момент ее что-то насторожило, а когда он поцеловал руку, вроде как слегка тряхнуло.

«Так, подруга, – Алиела мысленно встряхнула себя, – не спи! Где твой профессионализм, в конце концов! Что, мужчину в первый раз видишь?»

– Ну как я могла не прийти на встречу с тем, кто ходит по чужим домам, как по своим? – Девушка уже успокоилась и не могла удержаться от шпильки. Тоже на русском языке.

Парень усмехнулся.

– Меня зовут Ник, а вас, как я понял, – Алиела? – Руку Ник так и не отпустил и повел ее к столу, который вдруг выглянул из-за свешивающегося водопада плетущихся растений, нашедших себе опору в виде небольшого, слегка наклонившегося дерева.

– Не скажу, что прямо так уж приятно познакомиться. – Ни с того ни с сего Алиела начала потихоньку заводиться. Это была скорее веселая злость, даже приятная местами. Наверное, в качестве расплаты за ее несбывшиеся ожидания. – Особенно когда вламываются в твою спальню.

Алиела села за стол. Ник, действуя точно по земным правилам, как принято, предварительно отодвинул весьма красивый белый стул с витиеватой спинкой, будто созданной из веток и листьев.


Ник

Вот коза! Еще и поддевает. И не скажешь, что инопланетянка. Обычная девчонка со своими закидонами. У меня куда-то ушло внутреннее напряжение. Что ж, в эту игру можно играть вдвоем.

– Ну а если в этой спальне спрятался вор? – спросил я.

К столику подкатил транспортный РОКОМ, который я позаимствовал на космическом корабле и вот наконец нашел ему применение. Смущать свою собеседницу внезапным появлением предметов из ниоткуда я пока посчитал излишним.

Раскрывшись, РОКОМ явил нашему взору сервировочный столик, заставленный разными бутылками и едой, которая вполне подойдет веганцам, – слава богу, эта информация мне тоже была доступна. Они предпочитали растительную пищу, прямо-таки оправдывая свое название: веганцы – вегетарианцы! Хе-хе. Но и от правильно приготовленной мясной пищи не воротят нос. А здесь я притащил эльфийскую кухню, буквально на сто процентов подходящую для них.

– Не возражаешь? Перекусим? – предложил я, незаметно для себя перейдя на «ты».

Алиела с сомнением посмотрела на робота, на еду и вздохнула:

– Разве что для установления взаимопонимания.

– Да ладно, у вас тоже есть совместный прием пищи при знакомстве.


Алиела

Веганка буквально воткнула взгляд в сидящего напротив и ухмыляющегося парня.

– Откуда ты знаешь про наши обычаи?! – не заметив, как перешла на «ты», спросила она.

При этом то, что он к ней тоже стал обращаться на «ты», ее как-то совсем не тронуло. Если бы они разговаривали на веганском, то у них есть вежливая форма обращения и простая. А у землян – единственное число или множественное. Сбивает с толку.

– Оттуда же, откуда ты – земные, – ответил собеседник и спокойно стал наливать вино. Во время разговора он уже расставил тарелки на столе.

Конечно, с ее стороны было бы совершеннейшей глупостью пробовать то, что ей предлагает первый попавшийся человек. Мало того – инопланетянин! Но Алиела надеялась, что в случае чего ее симбионт вытянет ее. А еще ей было очень интересно попробовать блюда.

Но слова Ника поставили ее в тупик. Что значит – «оттуда же, откуда ты – земные»?!

Ник меж тем разлил по бокалам вино. Бутылки, кстати, были очень интересные – кажется, из дерева, да еще и с вырезанными узорами на тему природы.

– Ну, за встречу? – спросил Ник.

Алиела недоуменно посмотрела на протянутый ей бокал. Потом посмотрела на свой и вспомнила, что надо делать. Неуверенно подняв за ножку практически прозрачную, будто застывшую в воздухе, большую рубиновую каплю, в которой плескалась бордовая жидкость, она стукнула ею о бокал Ника и тут же вскинула взгляд на его лицо, чтобы подглядеть, правильно ли действует. Парень улыбнулся и сделал глоток. Прикрыл глаза и замер. Алиела тоже глотнула и также прикрыла глаза. И будто провалилась куда-то. Перед внутренним взором замелькали образы – деревья, цветочные поля, необычный запах незнакомой, чуждой, но такой привлекательной природы…

Привел ее в себя несколько обеспокоенный голос Ника:

– Эй, ты как?

Почему-то это снова ее разозлило. Наверное, очередное разочарование от того, что мечты не воплотились.

– Отравить меня захотел?

Было забавно наблюдать, как на лице парня промелькнуло недоумение, шок. Он понюхал вино, посмотрел на нее, на столик. Достал другую бутылку, открыл. Взял ее бокал, вылил содержимое в кусты, налил новое вино и протянул ей:

– А это?

Посмотрев на слегка зеленоватую жидкость, Алиела мысленно махнула рукой и сделала большой глоток. Из нирваны космических образов ее вернули щелчки пальцев перед носом. Сделав недовольное лицо, демонстративно, хотя и с внутренним протестом, отодвинула от себя бокал:

– Отрава!


Ник

Она что, издевается?! Я уже почти все сорта эльфийского вина перебрал, а она как царевна Несмеяна: «Яд! Отрава!» Может, ей гномью настойку подсунуть? Не, еще скопытится, хотя туда ей и дорога. Впрочем, про настойку – это в тему.

И я, вместо того чтобы унять поднимающееся раздражение внутренней корректировкой, хлобыстнул стакан настойки. Той самой.

– А мне? – вдруг потребовала принцесса и требовательно посмотрела на меня.

– Не дам! – Я даже отодвинулся от стола.

– Почему? – Она наклонилась вперед, а я почему-то зацепился взглядом за немного приоткрывшийся вид… Ну низко она наклонилась!

– Отрава!

– Это я решаю, отрава или нет! – Видимо, для солидности, она положила на стол свой кулак. И все так же не спускала с меня своего твердого, но какого-то шального взгляда.

– С каких это пор? – недовольно пробормотал я.

– С тех самых, как кое-кто нехороший проник в мою спальню! Раньше у нас за такое скармливали буньшам!

– И ничего не скармливали! – возразил я. – Буньши едят только то, что сами поймали!

– А вот и скармливали! – Она пристукнула кулаком по столу.

Ее бокал перевернулся, и остатки вина потекли по столешнице. Мы вместе некоторое время смотрели, как оно течет. Потом я сделал мысленное усилие, и оно полностью стекло на землю, оставив скатерть девственно-чистой.

– Ты закусывай, а то видишь, что творишь.


Алиела

Внутри бурлило что-то непонятное. Нет, не алкоголь – его практически сразу расщеплял симбионт, хотя чуть-чуть и оставлял по ее просьбе. Но эффект все равно был очень необычным и сильным. И не галлюциноген же! Но такие образы! И что ее заставляло ругаться и капризничать?

– Сам ты пьяница! – Алиела попробовала разные вкусности, которые действительно оказались вкусностями. Необычные ощущения для вкусовых рецепторов! Таким, наверное, можно было бы питаться вечно. Хотя и у них, конечно, есть кое-что, не уступающее… Странно, вроде бы она не встречала таких блюд и даже описаний в земной информационной сети. – Откуда ты знаешь про буньш? – захрустела она каким-то зеленым листиком.

– Оттуда. – Ник показал пальцем в небо.

Посмотрев вверх, она не поняла, что он имел в виду.

– Налей своей отравы! – Алиела пододвинула к нему бокал. Все равно симбионт поможет.

Парень подозрительно посмотрел на нее. Потом отодвинул бутылку и покачал головой:

– Нет.

Тогда она пожала плечами, схватила бутылку и сама плеснула себе. Потом, как и Ник прежде, разом махнула себе в рот содержимое и тут же замерла.

Во рту разжегся пожар, ручейки которого добежали до желудка и до глаз, из которых тут же брызнуло.

– Ну вот, я же сказал – отрава, – пробурчал Ник и пальцами вытер слезы с лица девушки.

И тут же глаза защипало еще сильнее.


Ник

Вот безмозглая!

Гномьего самогона хлебнуть. Правда, он не противный, только градусов много. Говорил же – отрава! Нет, не поверила. А изысканное эльфийское для нее – яд! Тьфу!

– Здесь я решаю, отрава или нет! – снова завела она свою песню.

– Мнение вора меня не интересует, – отрезал я.

– Это кто вор? – Она снова уперла в меня свои фиалковые глаза.

А я в них снова чуть не утонул, и снова у меня колыхнулось внутри.

– Ты, конечно! Зачем ко мне в УНИК залезла?

Наконец-то я смог ее хоть чуть-чуть смутить, а то прямо строит из себя тут принцессу Невинность!

– И ничего я там не воровала!

– Это потому, что я не дал, – проворчал я.

– Как «не дал»? – возмутилась девчонка. – Все, что надо, я увидела!

– И что ты там увидела? Мои фантазии?

– Это у тебя такие фантазии? – удивилась она. – Тогда ты мне должен! – И снова наклонилась ко мне.

– В смысле? Ничего я тебе не должен! Я тебе цветок подарил! – Я закипел и тоже наклонился к ней. Не могу же я показать свою слабость перед этой явно неуравновешенной особой?

– Зато ты меня голой видел! – еще ниже наклонилась она.

– И ничего я не видел! Я вообще на тебя не смотрел!

– Ах не смотрел! – Алиела буквально легла на столешницу своими формами.

Вниз посыпались бутылки, но мы не обращали на них внимания.

– Не смотрел! – зарычал я и уперся своим лбом ей в лоб.

Девчонка замерла, а меня буквально пробила молния с головы до ног и обратно, по пути задев сердце.

Не знаю, сколько это продолжалось, но очнулся я от сильной пощечины, которая поставила последнюю точку. Меня чуть не разорвало от нахлынувших чувств. Я вскочил, отвернулся в сторону: перед глазами мелькнул вулкан. Сжав кулаки, я нечленораздельно заорал в ту сторону:

– А-аы-ы-ы-ы!!! – и еще притопнул в порыве чувств.

Краем сознания отметил, как природная энергетика этого места закрутилась, завертелась, расходясь от меня волнами и пиками. Налетел мощный порыв ветра, вырвавший множество деревьев, но оставив наше место нетронутым. Что-то затряслось, и вдруг вулкан… взорвался! Снова затряслось, рядом раздался испуганный вскрик Алиелы, и я очнулся.

Очнулся почти спокойным. Огляделся – остров продолжал трястись. Стол подпрыгнул и перевернулся. Деревья внизу валились от какого-то странного ветра, вулкан снова бухнул, и в воздух поднялось много камней и пыли. Часть камней полетела в нашу сторону.

Я схватил гостью в охапку и рванул с нею вверх, окружив нас защитой.


Алиела

Этот гад ее поцеловал! За это и получил пощечину, о чем она ничуть не жалела, даже еще бы приложила. И даже то, что у них поцелуи совсем не такие, как у людей, – касание лбами на уровне точки «пси» между бровей, с легкими ментальными взаимными модуляциями, а у людей – касание губами (фу!) с передачей феромонов, и он может этого не знать, ничего не меняло. И даже пусть случайно получилось – поцеловал без разрешения? Получи по лицу! Ну и что, что ей понравилось?

«Алиела! Что у вас происходит?» – сквозь пелену мысленного зацикливания пробился ментальный посыл ее брата.

«Вулкан проснулся», – почти спокойно ответила она.

«Уходи оттуда!»

«Уже».

«Что «уже»?»

«Ушла. Присмотри за моим корабликом. Отзови его».

Брат помолчал.

«Ты где?»

«Я с Ником. А ответ на вопрос «где» – «где-то в небе», – и оттранслировала ему картинку катаклизма под ногами и придерживающего ее Ника.

Интересно, а что делает его рука у нее на талии?.. Мысли начали очередной круг, завиток цикла. Вернее, чуть ниже? Почему это вдруг ее стало беспокоить? У них же эрогенные зоны в основном носят ментальный характер, так почему же внутри растекается жар? И главное – почему его рука на ее талии так приятна?

Элхор долго молчал. Потом просто ответил:

«Хорошо. Твой корабль я забрал. Будь осторожна».

Алиела задумалась – с чего это вдруг ее брат стал таким покладистым?


Элхор

Честно говоря, он испугался. Сначала, правда, просто удивился и был в недоумении, когда, встретившись, Алиела с Ником сперва стали общаться как давние знакомые, а потом по каждому пустяку принялись, как говорят земляне, собачиться. Действительно, это было похоже на то, как две собаки лают друг на друга. Поведение сестры совершенно выходило за пределы разумного. Как будто это была не она. Ник, запомнившийся ему спокойным и буквально валящим с ног своей внутренней силой, тоже ругался с его сестрой, как какой-то мальчишка. Было полное ощущение, что они попали под какое-то воздействие…

Воздействие? Хм… Неужели это так на них влияет их теоретическая совместимость? Непонятно. Да еще и этот взрыв вулкана. С чего это он взорвался как раз в это время? Тоже решил проверить свою совместимость с ними? Да еще Элхор почти перестал чувствовать сестру. Так, только местами – когда напрямую обращаешься по ментальному лучу. Да и то она почти не реагировала. Хорошо хоть связь через кристаллы-симбионты есть, можно как-то контролировать ситуацию, хотя ее кристалл тоже как-то странно ведет себя…

Тут Элхора отвлек ментальный вызов матери.

– Элхор? – торопливо, даже не поздоровавшись, обратилась она. – Алиела еще на базе?

– Здравствуй, мама. – Элхор поднялся выше над землей, пытаясь найти сестру по внутреннему ментальному компасу. – Нет, она на свидании с Ником.

– Вот как, – спустя какой-то промежуток времени произнесла она.

– Что-то не так?

– У нее все нормально? Ты же контролируешь ситуацию?

В голосе матери Элхору почудилось напряжение.

– Пока непонятно. – Он в одном пакете отправил ментальным посылом все, что знал о проходящей встрече.

Мама быстро впитала информацию и не успела закрыться – Элхор почувствовал ее тоску и безысходность.

– Мам! – всполошился он. – Мама! В чем дело? Ты почему такая…

Женщина долго молчала, потом почти безжизненным голосом задала вопрос:

– Ты знаешь, сколько в нашем обществе пар с высокой совместимостью?

Элхор пожал плечами и ответил:

– Насколько я помню, около тридцати процентов.

– И это пары с совместимостью от семи до девяти. А сколько с максимальным уровнем?

– Хм… Я думал, сюда все входят.

– Один процент! Всего один процент! А почему так мало, как ты думаешь?

– Ну откуда мне знать?

– Правильно. Неоткуда. Это не афишируется. На самом деле их больше. Но подавляющее большинство таких пар или становятся ментальными наркоманами, которых практически нереально вылечить, или просто умирают по тем или иным причинам, будучи не в состоянии справиться с взаимным ментальным резонансом. Однако такая совместимость настолько редкая, что можно было бы даже не беспокоиться… Пока она не случается с твоими детьми… Особенно в их переходный период взросления…

После тягостного молчания Элхор успокаивающе проговорил:

– Надеюсь, все-таки все будет нормально, мам. Сама же говоришь, что это редкость редкая… А может, ее вытащить оттуда?

– Во-первых, – вздохнула мама Элхора, – ты их потерял, и боюсь, найти Алиелу сейчас будет очень непросто. А главное – нельзя прерывать процесс притирки друг к другу. Это гарантированно приведет к негативным последствиям. Было дело, напроверялись в свое время, доигрались и, к счастью, наигрались, чтобы не повторять ошибок прошлого. А так хоть шанс остается… А если нам повезет, если я ошиблась в выводах и это не тот редкий случай, то и подавно нет смысла – там безопасно.


Ник

Буйство стихии меня сейчас не особо интересовало, как и мое состояние. Я понимал – что-то не так, но это проходило мимо моего сознания. Да и биокомп, находящийся на страже моего здоровья, не особо бухтел. Ощущения были как после хорошей выпивки, но с отличием: опьянение постоянно меняло свою силу и насыщенность, в организме играли гормоны, которые, видимо, никак не контролировались (я этого и не хотел особо, да и не обращал внимания). Иначе как объяснить, что мне хотелось то изнасиловать стоящую рядом со мной девушку особо извращенным способом, то прижать, как котенка, и загладить до смерти и умереть рядом с ней от нежности? И мне казалось, что она реагирует на мои желания, – то сожмется в ответ на особо жестокую мысль, то чуть ли не замурчит. Это я как-то чувствовал.

Не особо выбирая, я ткнул пальцем в первую попавшуюся точку своей карты и прыгнул с Алиелой под мышкой в выбранное место. Хорошо, что я ее удерживал, – от неожиданности девушка чуть не полетела кувырком. Мы оказались на небольшом острове посреди какого-то озера. Вокруг возвышались деревья, но не густо – сквозь них виднелась поверхность воды.

Но я не особо осматривался. Быстро сотворив нечто вроде облачных кресел друг против друга, я буквально бросил в одно из них свою спутницу. В другое плюхнулся сам. Кресла стояли рядом, и мы буквально упирались коленками. Алиела слегка расширенными глазами оглядывалась. Я четко чувствовал ее недоумение и небольшой страх, разбавляемый менее разборчивыми чувствами.

– Что происходит, Алиела? – спросил я, вперившись в ее фиалковые глаза.

Девушка в ответ заморгала, как бы очнувшись, и пожала плечами:

– Не знаю.

– Это может быть связано с вашей так называемой ментальной совместимостью? – Складывать два и два я еще не разучился, чтобы не прийти к такому выводу даже в своем не совсем вменяемом состоянии.

Алиела чуть дернулась и с изумлением уставилась на меня.

– Ты… Но как?.. – Потом задумалась. – Ничего не понимаю. Если это она, то не так же все должно быть!

– А как? – По ногам у меня начало разливаться тепло и дрожь, я посмотрел вниз и запнулся взглядом о ноги Алиелы, которые почти полностью оголились и которых я касался своими ногами.

Девушка тоже была несколько неадекватна, раз не замечала своего внешнего вида. Вернее, того, как она выглядит. Вид ее зеленых, в тон платью, трусиков меня просто парализовал. Как какого-то мальчишку пубертатного возраста.

– Ну, там ведь сплошные положительные эмоции. – Ее голос начал немного подрагивать, как будто реагируя на мое возбуждение.

У меня вдруг произошла легкая потеря восприятия, и вот я уже осознаю себя стоящим на коленях перед нею, уткнувшимся лицом ей в живот, фактически раздвинув так заворожившие меня девичьи ноги, а руками обняв ее за талию, и делающим медленный вдох. Ах этот запах женщины! Ни с чем не сравнимый, особенно запах твоей женщины! Алиела продолжала что-то размеренно, как робот, говорить, но ее руки вцепились мне в волосы и пропускали их сквозь пальцы, иногда подергивая. Но я-то чувствовал эту волну, что влекла нас обоих. Нет, не так. Эта волна то меня подкидывала вверх, то ее, будто пытаясь закинуть нас на Олимп, не обращая внимания на наши желания. Рывки волны были не очень приятны, но сразу после толчка ощущения били по нервам экстазом и забывался этот неприятный рывок. До следующего раза.

Сознание постепенно переставало контролировать происходящее, причем у нас обоих, и в какой-то момент остались только чувства, ощущения тела и… кажется, не совсем здорового духа. Запомнилась череда каких-то стоп-кадров, вспышки каких-то рациональных и критических, но редких мыслей: «О! А тут у них тоже вдоль, а не поперек… А почему у нее такие неразвитые эрогенные зоны? А, нет, раскочегариваются сейчас… А губы почему не реагируют на поцелуи? Непорядок. Надо исправить!» Потом нарастание чистого наслаждения – и мощнейший совместный одновременный экстаз, почему-то сопровождаемый адской болью в спине.

А потом для меня наступил полный блекаут.


Алиела

Два спаянных вместе тела зашевелились. Вернее, зашевелилось то, что находилось снизу, и с трудом выползло из-под тяжести, давящей, как большой камень. Алиела ничего не соображала, сознание еще не очнулось, но что-то внутри заставляло ее двигаться. С трудом встав, она, глядя сквозь полуоткрытые веки, сделала шаг, потом другой. Реальность стала чуть более осознаваемой, когда под босую ногу попал камешек, потом второй. Поводив головой туда-сюда и поморщившись от боли в шее, она почувствовала, что озябла. Сжавшись, девушка обняла себя и попыталась понять, где она и что она.

В нижней части живота и в паху резко прострелило болью. Посмотрев вниз, Алиела, во-первых, поняла, что полностью обнажена, а во-вторых, испугалась тому, что бедра у нее были окровавлены. Не сильно, но все же. От этого вида боль в паху стала отчетливей и глубже. Девушка попыталась сделать еще несколько шагов, но чем дальше она отходила, тем хуже ей становилось. Казалось, это место не хотело ее отпускать. Оглянувшись, она увидела обнаженного мужчину, лежащего на чем-то белом, не имеющем четких очертаний, как облако. И тут же все вспомнила.

Резко согнувшись от очередного приступа, она прижала ладони к животу и надавила. При этом обратила внимание, что руки тоже покрыты кровью, а под ногти забилось что-то по виду неприятное. Сделав шаг-другой к мужчине, она почувствовала, что эти шаги приносят ей облегчение. Не физическое, но скорее душевное. Правда, даже это легкое успокаивающее действие сошло на нет, как только она увидела на спине мужчины две кровавые полосы с полуоторванными пластами кожи. Переведя взгляд на свои руки, обратно на спину Ника (его имя она уже вспомнила), Алиела поковыляла к человеку, с которым совсем недавно познакомилась. Тут к ней вернулся слух, и она вдруг услышала какой-то скулеж. Оглядевшись, она никого не заметила. Только поваленные деревья. Что-то изменилось в пейзаже, но сознание не могло идентифицировать изменение. Неожиданно Алиела поняла, что звуки издает она сама, – это она плачет. «Никогда не замечала за собой подобного», – слегка отстраненно подумала девушка, но перестать плакать не могла, будто часть организма ей уже не подчинялась.

Упав на колени перед Ником, она дрожащими руками, как могла, положила на ужасные раны, выделяющиеся обнаженными мышцами, куски свисающей кожи. Вытерев слезы с глаз, улеглась рядом, шмыгнула носом и постаралась буквально вжаться в твердое, как камень, но в то же время мягкое, как подушка, тело мужчины. Мыслей никаких не было.

Минут пять Алиела лежала в полудреме, или, скорее, в полубессознательном состоянии. Вдруг ей показалось, что перед глазами мелькнула какая-то тень. Девушка почувствовала это сквозь неплотно прикрытые глаза. Открыв их, она с изумлением, пробившимся сквозь отупение, увидела перед лицом мордочку шуши. Удивительно, что эта милота будто вылезла из спины Ника и недовольно оглядывала ее и покрытые кровью плечи Ника. Правда, почему-то Алиеле показалось, что сначала на мордочке шуши отчетливо просматривался испуг, но сейчас там обосновалось сплошное недовольство. Поразительно, что эта шуша так играла внешним проявлением эмоций, – обычно им это не дано в силу физиологических особенностей, но здесь было видно.

Шуша языком и губами поправила на плечах Ника обрывки кожи, а потом дохнула на них. Буквально на глазах кожа приросла обратно. И даже расправилась. Разве что тонкие шрамики остались, плохо видимые под кровью.

И в этот момент Ник пошевелился.


Ник

Ох ни хрена меня вставило! Было такое ощущение, что я проглотил динамит, который потом благополучно взорвался, растерзав меня на тысячу маленьких Ников! Что-то биокомп молчит… Ого! Как его переклинило! Насколько я помню, такое с ним впервые. Из всех знакомых мне терминов максимально подходит – «завис». Так… пинок по кнопке «ресет», и мир в отдельно взятой микросхеме восстановлен.

Ага-ага, не надо вываливать на меня обиду на несправедливость хозяина – сам знаю, что виноват. Впрочем… Виноват или не виноват – оно, чем бы ни являлось, уже случилось. Будем с этим как-то жить дальше. Что? Разрыв энергетических каналов? Фигня вопрос – вон уже восстанавливаются. Правда, почему-то характеристики поменялись. Непонятно, вроде бы на прежнем уровне и работает как раньше, но эти-то изменения на что повлияли? Что? Идет резонанс с разлитой вокруг энергией? Это какой такой «энергией»? А… Вон оно что… Это то, чем я раньше не мог пользоваться, – планетарная энергетика. Теперь как минимум могу на нее воздействовать, в частности менять? Ну ладно. Дополнительная плюшка – это хорошо. Было бы еще время разобраться, как ее можно использовать, – учебников-то, пусть и плохоньких, несистематизированных, у меня нет. Хотя… атланты как-то ее завязывали на свои эгрегоры, можно будет у них в библиотеке порыться.

Так, что еще? Упс! Кажись, шизофрения растет и множится – появились самостоятельные ростки дополнительных параллельных сознаний. Правда, только обозначились и, может быть, даже не все выживут. Пока идет формирование… Так, комп, тебе команда – мониторить, контролировать и всячески поддерживать, холить и лелеять!

Странно это: стоило только нормальным, мозговыносящим сексом заняться, как столько всего случилось… Стоп! Это что же я, скотина, только о себе думаю?! Чувствую рядом Алиелу – как солнышко грустное рядом под боком. Драко, ты чего? А… Ну, спасибо, конечно, тебе. Это как ты умудрился ускорить регенерацию на отдельно взятой пяди спины, пока все процессоры, в частности мой мозг и биокомп, в отключке были? Драко умный?! Хе-хе, ты еще и говорить умеешь? А чего, собака, молчал? Не собака, а Шушилла? Какого… А, у Алиелы подсмотрел образ? А как? Через меня? И сам теперь на нее настроен? Ну силен, брат… Что? Не брат я тебе? А почему? Хвоста нет?! М-да, юмор у тебя на уровне… А кто ты мне? А, ну хорошо хоть хозяином остаюсь. Так-то ладно. А почему не Годзилла? Говоришь, судя по всему, Годзиллы никогда не существовало, а Шушилла существовал? Только ты круче?! Хм… И сказать-то нечего на такое.

Я повернулся на бок (болевых ощущений уже никаких не осталось), подгреб к себе поближе девушку и сфокусировал взгляд. На меня уставились темно-синие глаза, в которых плескались… Боль, обида, непонимание. А цвет-то у них меняется – раньше они были фиалковые.

Я вытер пальцем слезы на ее щеках и провел ладонью вдоль ее тела, начиная от головы. Забавно, я настолько крут, что могу все это делать, даже не шевелясь, а только мыслью, но когда вот так рукой проводишь, то идет более полный поток информации. Вернее, концентрированный на узком участке, что иногда удобнее. И опять же можно обойтись, но зачем, если так комфортней?

Ого, как нехорошо тут вышло! Разрывы внутренних органов, энергетики. Кстати, кто-то внутри нее пытается все это поправить, но как-то… Ага, кажись, это ее кристалл. А почему так плохо работает? А, понятно. На руке у Алиелы был симбионт, специально выращенный для медицинского вмешательства, а его сейчас просто нет. То ли сдох, то ли унесло его. Ну ничего, разница в наших организмах есть, но не настолько сильная, как можно было бы предполагать. Сердце чуть больше и, соответственно, бьется чуть реже, а также имеет чуток другую форму. Мозг… Ну, тут с наскока не определишь. Но так вроде бы всё там норм. Разве что вид как от небольшого сотрясения. Это что, я ее по голове бил? Надеюсь, что нет. А то сам себя не прощу. Убираем последствия… Отлично. Идем дальше. Легкие. Чуть меньше размером – то-то мне Элхор показался слегка узковатым в плечах, но, может, и не поэтому. Дальше… До самого низа вроде бы нормально, а вот внизу… Ой-ой-ой… Сплошная краснота. Это я, что ли, сделал? Ну а кто? Хватит дурные вопросы задавать! Надо исправлять. Всё, готово.

По ходу дела заодно и тела от крови очистил. Она просто осыпалась невесомым порошком и порывом ветра была унесена в сторону. Все-таки бытовые плетения гномов рулят. От них, правда, мало что осталось оригинального, но зато теперь их можно динамически подстраивать под нужды.

Ощущения девушки явно пошли в гору. По крайней мере, из глаз ушло все то, что мне не понравилось. Только легкое удивление и нарастающий интерес… Во всех смыслах.

– Тебе не кажется, что нельзя оставлять все это на минорной ноте? – спросил я и заправил прядь волос ей за ухо. Мм… симпатичное такое ушко. – Самое главное воспоминание – последнее, и оно должно быть положительным.

Все это время я продолжал гладить тело Алиелы, находя уже откуда-то известные мне эрогенные зоны веганки и слегка их стимулируя. При этом меня самого начинало штырить от своеобразного эха, идущего от девушки.

– Не прошу тебя меня удивить, – вдруг произнесла она слегка возбужденным и хриплым голосом, – этого чувства мне уже хватит до конца жизни, но загладить свою вину ты просто обязан. – И она решительно прижалась своим лбом ко мне.

«Ага, целует». – Я почувствовал довольно приятное воздействие, чуть ли не напрямую возбуждающее мой мозг. Эх… необычно. Но я тоже кое-что сделал, видимо, еще когда был не в себе: вывел дополнительные энергетические каналы на ее губы, как у наших женщин. Поэтому потихоньку захватил ее нижнюю губу своими и слегка сжал. Вижу, что все работает как надо, – удовольствие от поцелуя девушка получает самое настоящее, да еще и накладывающееся на прямое воздействие через энергетический вход между бровей. У них «третий глаз», как называют эту точку у нас, развит значительно сильнее, чем у землян. Зато мне необязательно прямо касаться ее лба, чтобы одновременно целовать и по-вегански, и по-земному, достаточно просто касаться уплотненным аурным щупом и модулировать его своими чувствами, хотя, конечно, обычные касания кожи тоже приятны.

В этот раз все было вполне контролируемо и голову мы не теряли. Волна, которая несла нас, теперь не подбрасывала (отчего захватывало дух с потерей ориентации и сознания), а спокойно и медленно тянула вверх. Причем если один из нас отставал, другой его или спокойно ждал наверху, или помогал встать вровень с собой. Поэтому когда мы одновременно достигли верхней точки горы, на которую так долго и с таким наслаждением взбирались, то сумели не потерять себя, а умудрились еще долго балансировать на самой вершине. Мне как мужчине это было внове, но Алиела, получив мой последний мощный толчок и вспышку экстаза, удержала меня рядом с собой и долго щедро делилась своими ощущениями.


Алиела

Она, конечно, ожидала, что найти своего «совместимого» будет трудно, но это все-таки произошло. А вот то, что это будет так больно, что выдержать – большая удача, она даже не представляла. Интересно, какой у них уровень совместимости? Но больше всего она не ожидала и даже не думала, что заниматься любовью со своей половинкой будет так… Что будет такой экстаз, что еще чуть-чуть – и все, сердце просто остановится, не в силах вместить в себя все эти чувства… ощущения… Разумеется, у нее был опыт интимной связи, но, как и у большинства женщин-веганок, приобретался он из чистого любопытства, в попытке найти своего партнера или хотя бы понять, что действительно «это» без хоть какой-то совместимости находится на уровне ощущений, как потыкать себя в ногу палкой. Нет, когда девушка решает, что надо бы родить ребенка, это не мешает, просто воспринимается как технологический процесс, и все… И к детям сильные родительские чувства проявляются, но… Теперь понятно, почему в глазах тетушки плескалось такое острое чувство жалости, когда она ее выспрашивала об испытываемых ею чувствах с мужем, с которым у них была аж девятая степень ментальной совместимости! И не могла тетушка спрятать эту жалость за ментальным щитом – маленькая Алиела легко пролазила за него и еще долго пытала тетю, почему та ее жалеет.

Мерно покачиваясь сверху Ника, Алиела просто млела от тех новых ощущений, что доставляли ей его руки, в которых пытались уместиться ее груди, но постоянно выскакивали, а Ник их снова ловил и легонько мял. А уже когда он пальцами дразняще касался ее сосков, то маленькие молнии просто пробивали ее насквозь – от затылка до пяток, отчего она непроизвольно выгибалась назад, рискуя сломать позвоночник. И откуда что взялось? Ведь никогда у них груди не были эрогенными зонами, чтобы так реагировать! Собственно, часто и не прятали их из-за каких-то придуманных табу, разве что по косметическим причинам. Ну, как прячут порой руки в рукавах рубашки. В основном-то у них открытая одежда – у женщин юбочки, да и все. Или шортики. И мужчины в основном в шортах ходят, да, может, еще в легкой тунике или майке, если вдруг придется заниматься грязной работой, чтобы не испачкаться, а если посерьезней что, то тогда комбез…

Ленивые мысли Алиелы, постоянно прерываемые очередным чувственным выбросом организма из-за действий Ника, были прерваны неожиданными словами совершенно чужих людей.

– Ник! С тобой все в порядке? Я тебя потерял, – раздался мальчишеский голос.

Алиела испуганно раскрыла глаза. Чуть дальше стояли двое ребят и с любопытством смотрели на них. Правда, в основном рассматривали ее, отчего девушке стало неуютно, – было что-то в их глазах странное… И еще они совсем не чувствовались в ментальном плане! Ну вот нисколечко!

– Ну ты и тормоз, Умник, – не открывая полусомкнутых глаз, недовольно произнес Ник. – За то время, что ты мышей не ловил, меня уже сто раз могли убить или я сам шею мог свернуть.

– Не-не, – один из мальчишек покачал головой, – шею тебе свернуть нереально. А вот убить… – Он ненадолго задумался. – Не думаю, что тоже легко. А я ведь не постоянно тебя мониторил – ты, гад такой, все время рвешь мои контрольные инфонити.

– Ну прости, оно само так получается.

– Дорогой, – Алиела наконец очнулась, – тебе не кажется, что картина, на которую уставились эти наглые мальчишки, еще не для их возраста?

Особого смущения веганка не чувствовала, так как обнаженное тело и секс не являлись табуированными вещами в их обществе по известной причине, но она помнила, что как раз земные правила такие вещи для детей подобного возраста ограничивают.

Ник почему-то усмехнулся:

– Прости, дорогая. – Последнее слово он выделил интонацией, хотя Алиела и так почувствовала, что оно вызвало у него одновременно и приятное ощущение, что именно она его так назвала, и ироничное, – явно ему оно само по себе не нравилось, и веганка решила его в дальнейшем не использовать. – Что-то я совсем позабыл правила хорошего тона. Пацаны! Кру-гом! Раз, два!

Алиела отметила, что один из мальчишек почти мгновенно развернулся в другую сторону, а второй замешкался, за что и получил подзатыльник от первого. После такого напоминания о своей нерасторопности он тоже быстро отвернулся. Ник, не глядя на них и не прекращая легонечко мять ее груди, скорее даже гладить, продолжил представлять гостей.

– Тот, что слева, – Умник. Не знаю, как насчет того, что ему рано еще на голых женщин смотреть. Возможно, и так, хотя возраст его превышает длительность существования земной цивилизации. Как минимум. Справа от него – Гаврош. Ему как раз, по человеческим меркам, совсем мало годков, но развивается он не в пример быстрее обычного человека. Так что… – Ник усмехнулся. – А если учесть, что у обоих отсутствует биологическая тяга к женскому телу, то и подавно все становится непонятно. А это – Алиела, моя…

Девушка замерла, ожидая следующих слов Ника.

– Моя девушка. – Алиела про себя улыбнулась. Так тоже неплохо для начала. – Короче, ребята, дуйте отсюда! Умник, чуть позже поговорим.

– Ладно! – кивнул тот, что был слева, и оба мальчишки просто растворились в воздухе.

Хм… Алиела никак не могла прикинуть, каким же образом Ник и эти сорванцы использовали прокол пространства… Практически без аппаратуры или такой миниатюрной, что ее не видно. Может, это центаврийцы мутят воду? Может, они поделились с Ником технологиями? Ну а что, вполне в их духе, закрутить таким образом какую-нибудь интригу. Ничего, потом выпытает у Ника, что да откуда… Да еще и этот возраст детей… Вроде бы чувствует она, что Ник не соврал, но и какая-то ирония или даже насмешка была в его словах, когда он представлял их.

– Ладно, – мотнула головой Алиела, перекинув водопад своих волос на одну сторону, и слегка навалилась на руки Ника грудью, всматриваясь в его глаза. – Все это хорошо, но мне пора… Что, жестко сказала?

– Почувствовала, как мое сердце екнуло? – хмыкнул Ник.

– Что-то вроде того. Как тучка наползла на солнышко. – Алиела взяла руки Ника, развела их в стороны и полностью легла на своего мужчину. Приблизила свое лицо к его лицу настолько близко, что стала чувствовать его дыхание. Глядя в глаза, тихо проговорила: – Не для того я тебя так долго искала, чтобы после первой же встречи убежать с концами.

– В таком случае у тебя еще остаются вторые, третьи и прочие встречи, чтобы определиться.

– Дурачок… – Алиела прижалась лбом ко лбу Ника и от удовольствия зажмурилась. – Может, конечно, у нас и будет все непросто… а-а-ах!.. но расставаться я не планирую, если только ты сам этого не захочешь…

Алиела даже сама испугалась своего предположения, резко распахнула глаза, из которых стала уходить поволока, и внимательно всмотрелась в лицо Ника, ища и боясь найти подтверждение своих слов. Не нашла, зато Ник положил руку на ее затылок, приблизил к себе и поцеловал в губы. В очередной раз Алиела с удовольствием и с все еще никак не проходящим изумлением – как это, оказывается, приятно, – ответила ему.

Потом резко оторвалась от Ника и вскочила, оглядываясь:

– В конце концов, если что, заберу тебя с собой к нам на Версалию! – Слегка озадаченный вид Ника с приподнятой бровью – реакцию на ее слова, она не увидела. – Так… А во что бы мне одеться?

– А во что ты хочешь? – Ник тоже встал, и она повернулась к нему.

– У тебя есть что предложить? – удивилась она. Потом увидела в стороне обрывок своего платья и вздохнула. – Тряпкой, что ли, прикрыться? Хотя какая разница – кто увидит? Разве что шортики достать, и будет совсем как дома, – тихо бормотала она, крутя в руках то, что осталось от платья.

– Ну, тогда сделаю тебе подарок, – послышался из-за спины голос Ника.

Подняв взгляд, она увидела, что Ник уже одет в брюки – «джинсы» называются – и в футболку.

– Когда ты успел одеться?! И откуда?..

Ник же подошел к ней и надел на нее пояс, узенький-узенький, почти нитку. Не забыл ласково провести пальцем по спине. Алиела непроизвольно прогнулась и снова задышала чаще. Ник будто ждал этого и схватил губами сосок приподнявшейся груди. Алиела застонала, но решительно отодвинулась. Ник почувствовал, что ей уже хватит, – просто нет моральных сил продолжать (слишком много случилось противоречивого, которое сильно расшатало внутренние душевные якоря), а в организме ее явно происходили какие-то изменения, и не стал настаивать. Она провела рукой по его шевелюре и благодарно улыбнулась.

Такие же ниточки-браслетики он надел ей на руки, на ноги и на шею. Они почти не чувствовались на теле.

– Можно было и одним обойтись на поясе, но так лучше. Теперь мысленно скажи: «Гардероб»…

Алиела сказала, и… ничего не произошло. Ник хмыкнул и поцеловал ее в носик:

– По-русски подумай, я не на образ, а на мысленный звук активатор повесил.

Алиела нахмурилась и подумала, как Ник сказал. Сразу после этого ее окружило кольцо множества платьев, развешанных на виртуальных плечиках. Полупрозрачные, а насыщенность иллюзии можно варьировать силой внимания. С интерфейсом Алиела быстро разобралась, про себя отмечая, насколько он прост в управлении и как легко реагирует на ее мысленные образы, желания и вопросы. Да-да! С этим аппаратом даже можно было общаться! И, что характерно, даже на веганском, уму непостижимо! Совсем забыла спросить у Ника, откуда он знает веганский…

– Потом как-нибудь расскажу, – ответил он на ее почти озвученный вопрос. Ник улыбнулся на ее недоумение: – Ты иногда думаешь слишком громко.

– И ничего не громко, – очаровательно нахмурившись, буркнула веганка, снова погружаясь в виртуальный гардероб, – она только что поняла, как самой делать нужную одежду. – Просто у нас высокая ментальная совместимость, и контроль тут не очень работает или не работает совсем. А вообще контролировать свои мысли и чувства нас учат с пеленок.

Через тридцать минут, которые Ник провел в своем любимом облакообразном кресле, любуясь девушкой, примеряющей разные наряды, она наконец выбрала. Как и ожидалось – просто шортики с небольшой полоской, прикрывающей грудь. Да и то прикрылась потому, что как-то по-особому стала относиться к этой части своего тела, – уж очень большой вклад от нее был в сегодняшнем наслаждении, а поддерживать ее особой надобности не было, они и так не слишком поддавались земному притяжению. Потом она увидела возможность нанесения цветных рисунков и с удовольствием нарисовала синюю полоску, начинающуюся от левой груди, лентой оборачивающуюся вокруг торса и прячущуюся в шортиках в районе правой ягодицы.

– А как это теперь из виртуальности вытащить? – спросила девушка, любуясь на себя в виртуальном же зеркале.

– Спроси комп, он подскажет. – Ник лениво махнул рукой, все так же не отрывая взгляда от девушки.

Она это чувствовала и ориентировалась не только на свой вкус и привычки, но и на чувства Ника, которые продолжали ее ласкать даже с такого расстояния, всплесками эмоций указывая, когда ему больше всего нравится. Конечно, трудно было выбирать, ведь в основном ему нравилось, когда она с себя все снимала, причем больше всего – сам процесс снятия, очень интересный эффект! Надо будет обдумать его и посмотреть в земном справочнике, почему это так. Или в информационном поле планеты покопаться. Ох, как много всего надо узнать, чтобы понять своего мужчину!

Раньше-то она не особо налегала на глубокое понимание людей, ей вполне хватало кое-где и по верхам пройтись, а сейчас это становилось насущной необходимостью. Ведь вполне могло случиться так, что, несмотря на их высокую ментальную совместимость, они культурно, понятийно будут так далеки друг от друга, что вместо прекрасной гармонии получится сплошное мучение. И расстаться будет тяжело или даже невозможно, и вместе нелегко. Было бы, наверное, проще, если бы ее избранник был менее образован, чем она, находился на более простом культурном слое развития. Тогда можно было бы его воспитать, подтянуть на свой уровень, переделать под свои лекала. Примерно так и было, когда некоторые наблюдатели от них, веганцев, находили на Земле своих «совместимых». Но что-то ей подсказывало, что с Ником все совсем не так. К худу ли, к добру – время покажет. А пока ей действительно надо вернуться на базу – и своих успокоить, и, что более важно, в себе разобраться. Разложить все по полочкам, провериться в медцентре базы, может быть, посоветоваться с мамой.

Как на ней появилась одежда, Алиела даже не поняла. Просто вот она стоит голая, а вот уже в одежде. И только сделав движение, она почувствовала на себе материал. А ведь пока стояла, он совсем не осязался! Да и то он был настолько легок и эфемерен, что буквально через несколько мгновений совсем перестал ощущаться. При этом был и достаточно прочен – девушка подергала краешек шорт и не смогла материал ни вытянуть, ни тем более порвать.

– Тебя подбросить до базы? – предложил Ник.

Алиела покачала головой:

– Не надо вызывать приступы паранойи у защиты базы своим неконтролируемым появлением. – И с улыбкой добавила: – Но тебя я приглашаю в любое время приходить. Надеюсь, к тому времени я сумею объяснить моей Разумнице – это выращенный разум базы, – что тебе можно так появляться.

– Ладно. Брата уже вызвала?

Алиела нахмурилась.

– Нет. То ли у меня ментальные характеристики после нашего слияния поменялись, то ли это так, пока мы рядом. Так может действовать и совместная естественная ментальная защита. Как вернусь – поищу информацию. К сожалению, и наши кристаллы-симбионты почему-то потеряли контакт. Но есть еще один достаточно простой для меня способ – через информационное поле планеты. Я ведь довольно сильный ментооператор, – с гордостью сообщила Алиела и бухнулась на пятую точку на покрывало рядом с Ником, заставив того отдернуть ноги.

Хихикнула, отметив промелькнувший в его чувствах совсем легкий испуг. И слегка зарумянилась, когда поняла, что испугался он за нее – не ударилась ли.

Выход в информационное поле планеты прошел так легко, что девушка даже не сразу и поняла, что находится уже там. Это ее так поразило и заставило потерять чувство контроля, что она чуть не пропустила вредоносную пиявку – ментальную мелкую программку, обычно вытягивающую через информационный образ существа его психическую энергию или внедряющую в сознание какую-нибудь вредную идиому. Они обычно довольно слабые, даже неподготовленный человек может с ними справиться, если будет осторожен, что уж говорить о ментооператоре ее уровня. Вот умные же люди! У них почти на все есть поговорки, у веганцев же совсем иначе. Вот и сейчас всплыло: «И на старуху бывает проруха!» Алиела любила собирать такие концентрированные мысли земной культуры. Они порой довольно сильно помогали тут, в информационном поле Земли. И сейчас поговорка: «Делу – время, потехе – час», – заставила ее сконцентрироваться.

Образ брата она нашла довольно быстро, тем более что знала, где искать и по каким параметрам. Сложнее было достучаться до него, так как он бодрствовал и беспокоился о сестре, что было, несомненно, приятно, но усложняло задачу. Но в конце концов она сумела привлечь его внимание, и Элхор сообразил тоже выйти в информационное поле. Брат был не настолько опытен здесь, как Алиела, да и не особо любил посещать настолько «непредсказуемое место», по его словам, но когда надо, вполне мог отработать необходимый минимум, вбитый в подсознание еще на этапе обучения наблюдателя.

– Алиела?! Ты где? С тобой все в порядке? Я не могу до тебя достучаться! – Брат сразу же завалил Алиелу потоком вопросов.

– Все в порядке, Элхор. Прилечу – расскажу. Я уже отсканировала свое местоположение, отправь вот сюда мою красавицу! – И она передала образ местности из космоса с возможностью укрупнения карты.

Возможности информационного поля просто безграничны, и была бы ее воля – не выходила бы отсюда, но теперь у нее появились дела, по сравнению с которыми виртуальная жизнь здесь – всего лишь игра.

– Понял. – Элхор как-то странно на нее смотрел.

– Что? – Алиела вскинула голову.

– Да вот не знаю. Как-то ты изменилась, что ли. Голос стал более уверенный, ментальный образ – более насыщенный и сильный. И немного другой. Неужели вам удалось синхронизировать свои ментальные сущности?

Алиела долго с интересом смотрела на брата. От ее взора он явно почувствовал себя неуютно.

– Надеюсь, ты мне объяснишь свои слова, как только я приеду. Мне кажется, есть что-то важное, о чем я и не догадывалась, отправляясь на свидание. Ведь так, братик?

– Это к маме! – Элхор в защитном жесте поднял руки. – Я сам узнал только после того, как ты уже встретилась со своим…

– Избранником, мужем, половинкой, совместимым – как угодно называй, – спокойно сказала Алиела. – Любой термин будет верным.

– Даже так? А не торопишься ли ты?

– А зачем медлить? Зачем терять столько времени и упускать столько возможностей почувствовать себя счастливой?

– Ну, смотри сама, – пробормотал Элхор. – Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, и не путаешь обычную совместимость с любовью.

Алиела усмехнулась:

– Ты сам себя слышишь? И эти слова говорит тот, у которого само понятие «любовь» до недавнего времени вызывало встречный вопрос: «А что это такое?» Тот, кто предпочитает взаимоотношения на основе логики! Да ты ли это, Элхор? С чего это вдруг ты решил так сильно озаботиться моими душевными терзаниями? Это ведь ты всегда с усмешкой так называл мои мечты? И когда они сбылись, ты, вместо того чтобы порадоваться за меня, начинаешь меня доводить?!

– Тише, тише! – Элхор вцепился руками в пространство, чуть ли не разрывая его, но все равно еле-еле устоял под напором мысленного ветра-урагана, который непроизвольно сформировала его сестра. – Я всего лишь беспокоюсь о тебе! Тут мама столько ужасов рассказала про десятый уровень совместимости, что я уже и не знаю, что и думать. Что? – Элхор вдруг обратил внимание на ошарашенный вид сестры.

– Какой уровень? – медленно переспросила Алиела.

– Тьфу ты… Короче, с мамой пообщайся, она все тебе расскажет. Десятый, десятый! Фактически ты можешь смело плевать на любые слова любого веганца о твоей связи с землянином. Никто тебе ничего не сможет сделать. Только завидовать будут.

Образ сестры напротив Элхора резко, даже как бы с хлопком, пропал. Пробормотав что-то нелестное в отношении землян, соблазняющих невинных веганок, он отправился в реал выполнять поручение сестры.

Информационное пространство встречи еще некоторое время колыхалось, и так как ни Алиела, ни Элхор не озаботились затиранием своих следов пребывания в нем, оно так и осталось эманировать образами двух веганцев и их чувствами-мыслями. Наконец оно резко преобразовалось в последовательность облаков. Через пару мгновений сквозь одно облако выплыло более мелкое, на котором сидел узкоглазый монах в оранжевой тунике. Покачав головой, он произнес:

– Однако совсем разум потеряли!

Затем достал из-за спины длинную метлу из тонких и прочных прутьев-веток столетнего орешника, с трудом выросшего на склоне Тянь-Шаня, и круговыми движениями собрал пространственный информационный мусор в одну точку, на которую затем плюнул. В результате она тут же растворилась в пустоте. Снова покачал головой:

– Ключи от калитки души никак нельзя оставлять без присмотра!


Ник

Пока Алиела общалась с братом (одним потоком сознания я потихоньку проследовал за ней в астрал и издалека даже засек ее встречу. Ну, на всякий случай проконтролировал), я обнял ее сзади, зарылся носом в ее волосы и медленно вдыхал запах, получая от этого несравнимое наслаждение. Феромоны, итить… Наверное… Вот бывает так: вроде симпатичная девушка, а идет от нее такой тонкий неуловимый запах, вызывающий легкое отторжение, что хочется отодвинуться. Или наоборот: кто-то пройдет рядом, ты даже не увидел, кто, а начинаешь головой крутить, пытаясь понять, что это было и кто тянет тебя за этим шлейфом.

Так и тут. Не сказать, что Алиела пахла как-то особенно или по-инопланетянски, вполне возможно, что какая-нибудь земная девушка имела бы такой же обонятельный образ, но лично у меня весь этот набор оттенков – искусственных, привнесенных извне, вроде запаха растений, стерилизованных помещений базы (видимо, глюк мой, но такое впечатление было), чуть резкого запаха проснувшегося вулкана (и когда успела прихватить тот аромат?) и что-то тонкое свое – просто сносил крышу. От него начинала кружиться голова, а на лицо наползала легкая улыбка наркомана. И мне это нравилось.

М-да… Вообще забавно получается. Ничто, как говорится, не предвещало. И вдруг – бух, бах! Пара дней – и у меня есть девушка, о которой только можно мечтать. Жаль, что пока непонятно, какого вида у нее в голове тараканы, которых не может не быть у всякой приличной девушки. Наверное, инопланетные тараканы. И это хуже всего. Ну и культурные различия. Что для нее естественно, для меня может быть непонятным, мягко говоря, и наоборот. Будет ожидать от меня какой-то реакции на свои слова или действия, не увидит и сразу надумает что-то свое. Чего стоит ее «заберу тебя к себе». Как только не отреагировала на мой кратковременный ступор! Видимо, мы еще не все выхватываем друг у друга, некоторые моменты проскальзывают мимо. Но это и хорошо даже. А так… Вот взяла и решила, что для меня так будет лучше! Ладно хоть «на крайний случай». Ладно, посмотрим. Это даже весело.

Пока у меня о ней складывается впечатление, что она несколько взбалмошная дивчина, но это вполне может быть следствием необычности ситуации и эффекта «попадания в сказку», когда человек отбрасывает все культурные наслоения, воспитанность, даже порой знания (надеюсь, не наш случай) и остается самим собой, таким, какой он есть внутри. Или каким хотел бы быть, но по разным причинам не мог (окружение, законы, мнение общества). Тем более что я ее по-другому воспринял из астрального слепка, когда заочно знакомился. Там она казалась более целеустремленной и больше… «букой», что ли. С более жестким характером. Думаю, нам придется долго друг друга узнавать и притираться, и ментальная совместимость должна в этом помочь. С моей точки зрения, глупо упускать такой случай – когда еще я встречу кого-то настолько близкого? Ну а то, что Алиела сейчас хочет сорваться домой от меня, вполне понятно. Хочет трезво поразмышлять, проанализировать в таком месте, где я не сбиваю ее настрой и мысли своим присутствием. Слишком много психических напрягов было в последние часы. Я бы тоже за то, чтобы немного побыть в ментальной тишине. Все-таки трудно это – ломать свои привычки и любовь к одиночеству.

Еще есть куча разных мелочей, способных значительно усложнить жизнь с инопланетянкой. Хорошо хоть с едой проблема решается с обеих сторон (у нее – наличием симбионта-кристалла, а у меня – понятно чего), которые ненужные или опасные вещества, ферменты и прочие штучки расщепляют. Даже на Земле можно вывести из строя тех же китайцев, заставив их выпить молока, а кого-то и умереть, заставив съесть бобы. Впрочем, сейчас-то у нас эта проблема практически решена с появлением нанитов, мощных медицинских личных искинов с незаметной никому персональной биолабораторией, в онлайн-режиме выправляющей недостатки организма или несовместимость с продуктами и прочей фигней, попавшей внутрь. Так что сегодня китайцам можно упиваться тем же молоком без всяких последствий. Хочется надеяться, что и другие нестыковки, духовного, что ли, характера, можно будет решить так же легко. Радует то, что на Лунгрии таких сложностей не было, а может, они прошли как-то незаметно, хотя, по сути, там они тоже инопланетяне, хоть и от корня земного. Значит, не все так печально.

Резкое изменение эмоционального фона девушки выбило меня из созерцательно-расслабленного состояния. Алиела развернулась и уставилась на меня так, будто видит в первый раз. Глаза ее сияли, а эмоциональный фон восторга был настолько сильный, что если бы я стоял, то, наверное, там бы и упал.

– Ты чего? – спросил я.

Алиела будто не услышала моего вопроса. Я легко чуть глубже влез мыслью в ее ментальное море, на поверхности которого бушевали волны, но быстро выскочил обратно – там тоже царила неразбериха.

Наконец веганка сказала:

– Десятка!

Я продолжал выжидающе смотреть – может, объяснит. Но девушка вдруг вскочила, коснулась своим лбом моего, потом поцеловала в губы и танцующей походкой направилась к скрытому полями невидимости только что появившемуся кораблю. Подойдя к нему, она обернулась ко мне, а я с трудом оторвал взгляд от ее соблазнительной попки, которой она, совсем как земные женщины, напоследок вызывающе покрутила.

– Я тебя найду, как освобожусь, – улыбнулась она и скрылась в появившемся из двери корабля сиянии.

– И как ты меня найдешь? – тихо пробормотал я.

Сам-то я не беспокоился, что мы потеряем друг друга, а вот как она собиралась выходить на меня, было интересно.

«Ментально, конечно, – прозвучал у меня в голове насмешливый голос Алиелы. – Теперь ты от меня никуда не спрячешься», – пошутила она с явным желанием поддеть меня.

Я улыбнулся про себя и отправил ей мысленный поцелуй, в который вложил настолько насыщенную и концентрированную эмоцию того, что я чувствую к ней, всю ту нежность, любовь (а почему бы и нет?) и желание оберегать от всего на свете, что она аж задохнулась. Потом до меня донеслось ее совсем тихое: «Спасибо».

Болталку я ей не поставил. Тормоз. А шрамы на плечах я оставлю. Мне представилась картина, как я в старости рассказываю сказки своим внукам: о своей жизни, о том, какой горячей штучкой была их бабка, и в качестве доказательств буду показывать эти шрамы. Хе-хе…

Из моей расслабленно висящей руки каплей на землю слился и принял свой любимый образ Драко. Вернее, уже Шушилла. Не захотел, зараза, быть Драко, недоделанный Годзилла! Я погладил его по голове.

– Думаешь, найдет меня? Не передумает?

«Не потеряется твоя самка, – с явным оттенком иронии на слове «самка» уверенно ответил Драко… Грозный Шушилла, блин… – Я отложил в нее яйцо с маленьким шушей, – гордо поведал он, – и я знаю, где оно».

Я фыркнул и легонько стукнул его по голове кулаком.

– Это моя самка и только я могу откладывать в нее яйца. Понял?

Шушилла задумчиво посмотрел вдаль, а потом стал задней лапой чесать себя за ухом. По причине особенностей строения тела, даже виртуального, делать ему это было нелегко, зато выглядело забавно. И сразу понятно, что возражать он не хочет, но все инсинуации в свою сторону отбрасывает, как ненужных и вредящих здоровью блох.


Высший Прах

Прах подбрасывал в воздух разноцветные камешки от игры и наблюдал, как они в пониженной гравитации медленно опускались вниз. Не давая им окончательно упасть, он быстро подхватывал их в воздухе у самого пола, показывая неплохую реакцию. Это действие позволяло ему упорядочивать свои мысли. А мысли были не очень приятными. Работа в этой системе приносила все больше неприятных моментов, причем совершенно неожиданных.

Потеря нескольких кораблей по вине примитивных землян, неявное давление комитета, из-за которого приходится сдерживаться в своих действиях, раздражающее поведение веганцев – недавно ими явно намеренно был уничтожен один из их кораблей. А еще отсутствие прогресса в решении основной задачи, из-за которой они здесь присутствовали. И не важно, что их миссия длится уже не одно столетие и все это время попытки решить головоломку не приносили результатов… Нет, кое-что интересное было, но вот именно то, зачем все затевалось, никак не давалось. И все это раздражало Праха, надеявшегося на быстрый результат.

Высший Прах до прилета сюда и не знал, чем тут занимается их делегация, только секретность высшего порядка, о которой упомянул его покровитель, вызывала легкое чувство возбуждения. Добившись назначения в эту космическую дыру и ознакомившись с документацией, Прах действительно подумал, что это самое лучшее, о чем только можно мечтать, – получить власть над самой материей, энергией и пространством! Встать вровень с Творцом! И никакие веганцы, центаврийцы и прочие расы им уже ничего не смогут диктовать!

Только вот реальность оказалась более печальной. Да, многие земляне демонстрируют признаки наличия сил Творца, причем доказанные силы! Но чаще все-таки в ограниченном варианте. В общем-то, это понятно: схватить человека, полностью раскрывшего свои силы, не так-то и просто. Если вообще реально. Впрочем, это не так и важно, главное – определить наличие потенциальных сил Творца, а дальше – игра с генами, попытка пересадить или воссоздать их в своих биологических существах и клонах, и дело сделано.

Но просто это только на словах. В реальности пока что не очень выходило. Иногда получалось что-то воссоздать, но выглядело это как насмешка, если сравнивать с тем, к чему стремились. Да, можно было создать существо с высокой работоспособностью, силой, с повышенными ментальными возможностями, способное на инстинктивном уровне вызвать огонь, холод или гравитационные аномалии. Но… но… Все это было как тень от ожидаемого. Те же ментальные способности чуть ли не в несколько раз уступали веганским техникам. Хоть научились ставить почти непробиваемую ментальную защиту, даже против веганцев может выдержать. Но опять же – «но»…

У таких технологий был еще один недостаток. Выращиваемое существо, в котором получалось воссоздать какое-либо качество Творца, обычно не блистало высоким уровнем интеллекта. Это если мягко сказать. Совсем мягко. И это хуже всего. Нет, иметь таких солдат, например, ничего не боящихся, способных выйти в одиночку против сотни, – это, несомненно, хорошо. Но только если выпускать против более примитивных существ да в рукопашный бой. Но если эти примитивные существа обладают хоть какими-то зачатками знаний военных действий, то выгода от таких солдат опускается совсем низко. А в современном высокотехнологичном бою никакие биологические способности, кроме разве что ментальных, просто не нужны.

Сделав движение пальцем, Прах вызвал помощника, который незамедлительно вошел в комнату и поклонился.

«Надо бы сменить Ама, – подумал Прах, мельком глянув на вошедшего, – да где возьмешь умнее? Этот хоть в курсе всех дел – и то благо».

– Что там с ракетой земного корабля, что застряла в нашем и не взорвалась? Как продвигается исследование?

Ам наклонился еще ниже и сменил свой цвет на еще более серый.

Прах, подавляя в себе признаки зарождающегося гнева (он уже понял, что за таким страхом помощника может стоять), произнес:

– Не бойся, говори.

– Прости, Высший, но мы уже закончили исследование…

– Чего замолчал? Говори!

– Мы ничего необычного не нашли. Это не ракета, а простой контейнер, из которого состоял земной корабль. Внутри он был заполнен пеноброней и некоторым количеством боевых нанитов. И больше ничего. Ни двигателя, ни взрывчатого вещества.

Прах молчал, с интересом рассматривая помощника. Потом спросил:

– Как наши ученые объясняют то, что этот контейнер оказался в нашем корабле и что, по-видимому, такие же контейнеры уничтожили наши остальные корабли?

Ам наклонился еще ниже, хотя, казалось бы, уже некуда.

– Они находятся в недоумении, Высший! Они думают, что их разыгрывают.

Прах гневно сжал пальцы.

– Разыгрывают? Кто?! Наши погибшие пилоты и солдаты?! Тупицы!

– Прости, Высший, но еще я общался с молодым ученым Ахом, он не согласен с выводом своих старших коллег. Он говорит, что это какие-то новые технологии землян с пробоем пространства, похожие на наши, или реализация одной из сил Творца – телепортации. Но его с такими мыслями остальные ученые выгнали из группы исследователей.

Прах с ненавистью раздавил в пыль еще одну игрушку.

– Так… Этого Аха давай ко мне на собеседование. Посмотрим, что он там думает… – На долгое время Прах замолчал, потом очнулся и продолжил: – А веганцев надо наказать. Тем более у нас есть кое-какая гарантия, что центаврийцы не вмешаются. Посмотрим, как отреагирует комитет на такое понимание наших прав и относительно свободные действия. И еще. Надо найти того землянина, из-за которого мы потеряли несколько кораблей, когда пытались его взять. Мне кажется, это одаренный, и довольно сильный. А может, он как-то связан и с нашими потерями в космосе, уж больно подозрительное совпадение. Есть какие-либо мысли на его счет? – Прах покосился на помощника, не ожидая от него ничего полезного.

Ам помялся, но через пару минут произнес:

– Мы с некоторых пор стараемся отслеживать положение веганских кораблей, хоть это и сложно. Но иногда удается их засечь, и недавно мы отследили выход одного веганца на Землю. Во время выхода его из корабля их маскировка или дала сбой, или так у них и должно быть… На краткий миг мы засекли всплеск энергий, используемых веганцами в своих двигателях. А рядом оказался наш наблюдатель-шпион. Он сумел определить, что веганец вышел из корабля на одном из островов и встретился с землянином. Наш Мыслитель говорит, что это тот же землянин, которого мы пытались тогда поймать…

– Да-а-а? – недоверчиво протянул Прах, закономерно сомневаясь такой удаче или совпадению.

Ам плюхнулся на колени:

– Прости, Высший! Я не могу подтвердить его слова, для меня все эти земляне на одно лицо! Но Мыслитель не может обманывать! Он может ошибаться, но не обманывать!

Прах с удивлением наблюдал за истерикой помощника.

«Видимо, пережал», – подумал он. Поэтому махнул рукой:

– Встань, Ам. Я не сержусь. Продолжай.

Медленно поднявшись, но не разгибаясь, Ам вновь заговорил:

– Потом там случился катаклизм – проснулся вулкан, и шпион потерял из виду и землянина, и веганца.

– Они погибли? – нахмурился Прах.

– Мы не знаем. Но мы увидели перед пробуждением вулкана неестественное изменение и волнение планетарных энергий в этом месте. Мыслитель сказал, что это было искусственное изменение. Мы такое можем делать, но нам для этого нужна сложная аппаратура, которая сейчас у нас отсутствует. Про возможности веганцев и комитета в целом в этом отношении мы ничего не знаем, но предполагаем, что они тоже обладают подобной аппаратурой, возможно, более компактной. И, возможно, веганец ее включил там.

– А смысл?

Ам промолчал.

– Продолжай. Это ведь не всё?

– Это так, Высший. Мы потом уже включили отслеживание изменений планетарных энергий на обширной площади, максимально нам доступной, и сумели засечь еще одно такое изменение уже в другом месте. Возможно, веганец с землянином решили провести еще один эксперимент. Но…

Ам замолчал и опустил голову.

– Что?

– Мы потеряли три корабля. Они отправились к указанному месту и находились на большой высоте, чтобы оттуда наблюдать, но удар с Земли по ним был очень странный и высокий – как луч, добравшийся до низкой орбиты. Все три корабля были уничтожены этим неизвестным возмущением планетарных энергий. Мы нашли остатки только одного корабля – несколько изломанных кусков обшивки.

– Ладно, отслеживайте изменения планетарных энергий, и если обнаружите – сообщите мне…

– Простите, Высший, – со страхом перебил его Ам, – но для постоянного отслеживания необходимо, чтобы Мыслитель был все время подключен к наблюдению, а почти все его вычислительные ресурсы используют наши ученые, да и за станциями нашими он следит. Нужно ваше прямое разрешение на его постоянную дополнительную нагрузку.

Прах задумался.

– Ладно, узнай, есть ли реальная возможность его подключить. Может, подвинуть какие-то вычисления, а может, где-то не нужен постоянный контроль. Я разрешу. И сразу разработайте план захвата землянина, если это он там будет, а если веганец… Если веганец… – задумался Прах. – Значит, у них ментальные практики хорошие… Это славно… Тогда так. Подготовь команду, по максимуму защищенную ментально. Если же веганца встретите где-то в космосе, то возьмите абордажную команду, но уже из генномодифицированных – способных хоть как-то использовать способности Творца. Другого оружия я выделить, к сожалению, не смогу: чтобы преодолеть защиту веганских кораблей, энергонасыщенность вооружения должна быть такая, которая напрямую запрещена комитетом для использования друг против друга.

– Но это не мешает им иногда уничтожать наши станции…

Прах поморщился:

– Там другие принципы, они не попадают под запрет. Да и у нас защита послабее. Зато никто не запрещал оружие из плоти! – Прах рассмеялся, рассыпав по каюте треск своего поднявшегося настроения.

Ам поклонился, принимая задание.


Министерство по космическому развитию России

– Что у нас по кораблю «Луч»? – спросил Игорев, заместитель министра, у своего помощника по взаимодействию между гражданскими областями агентства и военными, одним взглядом ознакомляясь с текущей сводкой и делая какие-то пометки в информационном блокноте.

– В смысле с лунной станцией «Точка»? – позволил себе улыбнуться полковник Георгадзе, в речи которого, вопреки его фамилии, не прослеживалось никакого акцента.

– Тьфу ты! – ругнулся Игорев и тоже улыбнулся: – Все никак не привыкну к юмору наших военных. Я-то понял, что это юмор, но по тому, что я его не понял, догадался, что он чисто военный. Министр все похохатывал, когда рассказывал о станции, да я не уловил суть. Видимо, когда я служил, наш юмор был более простой…

– Все ясно как день, Алексей Георгиевич. – Полковник погладил усы указательным и большим пальцами, начиная от ямочки под носом и расходящимся фронтом описывая полукруг до их окончания. Видно было, что это привычка, и довольно давняя. – Луч – он же обычно имеет начало, но не имеет конца. Однако же если на его пути поставить преграду, то на ней получится пятно, точка, это и будет окончание движения луча. Вот наш «Луч» и пришел к своему финалу, к своей «Точке».

– Все логично, если подумать, – покачал головой замминистра.

– С «Точкой» все просто и сложно одновременно. Наши ученые в восторге от появившихся площадей, которые можно заставить разным оборудованием и которые можно заполнить огромным количеством лабораторий, людей, весьма удобно обосновавшись для научной космической деятельности. Как вы знаете, у нас был проект расширения своего присутствия на Луне, но, конечно, не в таких масштабах, ну и были разные юридические и политические моменты, тормозящие процесс. Зато сейчас всех поставили перед фактом, и приходится плясать от этого.

– По юристам ситуация такова, – сказал замминистра, выдавая информацию уже со своей стороны. – Все будет зависеть от политического диалога, а также есть вариант, что все наши юго-восточные и южные противники сами замнут эту тему, если мы им предоставим возможность тоже разместиться на нашей базе.

Полковник поморщился:

– Не хотелось бы их туда пускать. У нас ведь еще кое-какие секретные технологии не открыты, которые использовались и при строительстве корабля, и при его эксплуатации, а их нахождение там может их раскрыть.

– Ну, это дело наших умников, чтобы все согласовать и разработать приемлемый вариант. А может, и что-то новое предложить – такие пути они тоже пытаются найти. Вопрос в другом: что по прикрытию телепортации? Есть ли возможность как-то оттянуть признание этого факта?

Георгадзе оживился:

– Есть просто отличное предложение от БУНИКа умников – он раскопал, что лет двести назад американцы проводили секретные эксперименты с высокими энергиями – хотели получить невидимость. Испытания проводили над кораблем «Элдридж» в Филадельфии. Однако в результате кроме невидимости вроде как получили телепортацию. Только по каким-то причинам не смогли всем этим воспользоваться…

– Что, действительно такое было? – недоверчиво перебил Игорев.

– Что-то вроде, – кивнул полковник. – Может, да, а может, сказки. А может, даже и эксперимент проводили, но с другими результатами, сейчас уже не поймешь. БУНИК дает вероятность в двадцать процентов истинности тех событий. Теперь уже наверняка следов не найдешь и у самих американцев. Но об этом тем не менее все помнят, вернее, архивы многих стран. Да и в бульварной литературе тех времен об этом немало писалось. Можно на этом сыграть, мол, у нас раскопали документы о тех экспериментах (их несколько было, но уже менее глобальных), мол, тогдашняя внешняя разведка выкрала у американцев, а сейчас мы переработали их на новых технологиях, можно еще примешать сюда наследие предков. Кстати, если немного копнуть, то некоторые могут вспомнить, что была еще немецкая, фашистская организация «Аненербе», которая занималась разной мистикой, а после Второй мировой войны многие из фашистов нашли приют и работу в США, те их привлекали к борьбе в «холодной» войне против СССР. Ну а инженеров и ученых – в первую очередь, конечно. Вот… И все это в таком гремучем исполнении подать нашим зарубежным друзьям. Разумеется, в виде дезинформации и намеков. И сделать так, чтобы это якобы они сами нарыли, – это уже дело наших спецслужб. Ну а чтобы все выглядело естественно, тоже постараться надо. Может, какие-то натурные съемки сделать, может быть, «пропустить» какой-нибудь спутник-шпион… В общем, спецы придумают. Тут еще советуют засекретить – с запланированной утечкой – работы по красному флагу на Луне, флагу СССР. Вернее, как бы попытаться засекретить. Любой искин проведет параллели и сделает вывод, что флаг на Луне – незапланированное следствие экспериментов там же, ну а потом идет вынужденное использование и раскрытие этих технологий при спасении корабля и людей. В общем, такой красивый компот получится, пальчики оближешь.

Игорев давно уже улыбался, по мере рассказа помощника представляя общую картинку.

– Да уж, действительно красиво. Нагло и красиво. Щелчок по носу и американцам, и англам. Они ведь не могут похвастаться такой коллекцией архивов, как мы. Нам бы вообще откреститься от этого факта, но, увы, почти любой аналитический искин, самый простейший, которому скормить даже открытые источники, выдаст, что у нас появилась телепортация.

– А и вправду есть? – Георгадзе снова пригладил усы.

Игорев пожал плечами:

– Прямого и однозначного ответа на этот вопрос даже я не имею. Может, и есть, а может, это большая игра по дезинформированию условного противника. Не знаю.

– Мне кажется более вероятным последний вариант. Уж больно все это выглядит фантастически.

– Ну, это не наше дело. Пока не наше. А мы должны предоставить предложения от нашей службы. Вот и отдай им то, что ты притащил от наших умников. Я сейчас завизирую. Кидай мне… Так… Твою визу вижу… Готово. Отсылай. А что у нас там по другим делам?


Лунная веганская станция

Элхор с нетерпением ждал появления сестры на базе. Он, конечно, делал вид, что такой весь из себя непробиваемый тип, что ничего не боится, но сестру он любил сильно и очень беспокоился о ней. Если бы не неопределенность, вызванная словами матери, и не проблемы с обнаружением Алиелы, что, вообще-то, было очень удивительно, то он просто взял бы ее за шкирку и уволок в безопасное место.

Вот в стене приемного зала, находящейся непосредственно за приемным ангаром, истаяла дверь и сквозь нее вошла Алиела. Элхора чуть не снесло излучаемыми сестрой эмоциями. На самом деле снесло – он очнулся от заливистого смеха Алиелы и понял, что просто сидит на полу.

– Ох какой же ты забавный, братец! – Девушка подала руку Элхору, помогая встать.

Тот для порядка покряхтел и потер свою задницу, на которую плюхнулся.

– Ну нельзя же так! Хоть ментальную защиту ставь! – пробормотал он и, окинув взглядом сестру, приподнял в удивлении бровь: – Я что-то не понял, ты когда успела переодеться?

Алиела отмахнулась, схватила брата за рукав и потянула на транспортную дорожку:

– Потом! Жуть как проголодалась!

– Голодная со свидания? Тебя там что, не покормили? – Элхор послушно встал рядом с сестрой, удивляясь новому в ней. Алиела прямо светилась вся и пританцовывала на месте.

– Покормили, но потом мы так долго занимались любовью, что никаких сил не осталось! – Девушка закатила глаза, вспоминая прошедшую ночь.

– Что, вот прям так сразу и занялись этим? – хмыкнул Элхор.

– Ну, оно само как-то получилось, – пожала плечами девушка, тут же спрыгнула с дорожки и забежала на кухню. Там уже ее ждала заказанная по дороге еда. – Честно говоря, рассказы об этом вообще не передают всего комплекса ощущений! – быстро жуя, пробормотала она. – У меня сейчас на волне эмоций даже не получается сформулировать мысли… Я потом скину тебе информацию, как только приду в себя и смогу нормально думать об этом… – Алиела вдруг сыто растеклась по стулу и с трудом поставила на стол чашку.

Замолчав, она с непонятной улыбкой уставилась на брата. Или сквозь него.

– Откуда одежда, что на тебе?

– Ник подарил. Мое-то платье порвалось.

– Порвалось?

– Ага! – Алиела усмехнулась. – Кажется, голову потеряла не только я.

– Все нормально?

Алиела удивленно посмотрела на брата:

– Ну да. А что?

– А что там с вулканом? – перевел тему Элхор, отпивая тонизирующего напитка и не спуская глаз с сестры.

– Не знаю, – лениво ответила девушка и с трудом встала. – Что-то меня развезло. Пойду лягу в медцентр, пусть Разумница посмотрит меня… Устала что-то я… С мамой потом поговорю-у-уа-а, – зевнула она.

Контраст между девушкой, прямо пышущей здоровьем и энергией, недавно вошедшей на станцию, и почти уснувшей Алиелой был разителен.

Элхор помог ей дойти до медотсека, уложил уже спящую сестру на кушетку и включил систему анализа здоровья. Попытался раздеть, но так и не понял, как эту одежду снимать, – было такое ощущение, что она прямо на теле и была создана. Но тут на краткое время очнулась Алиела и пробормотала:

– Если хочешь быть здоров… разде… вай… ся…

Сразу после ее слов одежда просто испарилась с тела. Элхор покачал головой. Потрогал пальцем какие-то браслетики на теле сестры, но решил не снимать их, так как они не мешали.

Вокруг развернулись экраны с медицинской информацией, и Элхор уселся рядом с кушеткой, рассматривая появившуюся первичную информацию.


Общемировые новости сети, ИноСМИ, краткая подборка

На днях завершилась очередная ежегодная конференция QuantumSecurity. С докладами выступили как известные спексты, так и новички в информационной безопасности. В конференции приняло участие более сорока докладчиков из России, Китая, Англо-Австралии, Германии, Ирана и Индии. Участие в мероприятии в офлайне приняло более двух тысяч человек. Аудитория мероприятия: технические специалисты, администраторы, руководители и сотрудники служб информационной безопасности, пентестеры, программисты, журналисты и все, кто интересуется прикладными аспектами отрасли.

Основные темы на QuantumSecurity-2115: разработка, отладка и реверс-инженеринг искинов, современные ботнеты и анонимизирующие p2p-сети, безопасность в квантовой криптографии, проблемы взаимодействия большого количества искинов, безопасность систем оркестровки маршрутов автомобов.

Материалы докладов доступны на сайте конференции.

Католическая церковь и папа римский, резиденция которого находится в Ватикане-2, запустили свой первый спутник с космодрома Плесецк. В рабочие функции спутника будет входить налаживание контакта с инопланетными созданиями Творца, а также вещание слова божьего и трансляция всех речей папы римского в открытый космос. Церковь верит, что все мы твари божьи, и церковь обязана нести свет не только на Земле, но и в космосе. Напоминаем, что после катастрофы Ватикан был разрушен и вновь построен недалеко от Сиднея.

Сенсация! На общедоступной трансляции с поверхности Луны появилась ошеломляющая картинка: на лунной пыли рядом с памятником луноходу обнаружены отпечатки босых человеческих ног. Что это? Шутка инопланетян, розыгрыш космонавтов или другое? Ответа нет, но тем не менее факт остается фактом. Ученые уже призвали власти России и Англо-Австралии отправить в данную точку Луны свободные силы с лунных станций и снять силиконовые слепки отпечатков, пока солнечные бури не разрушили их.

В Индии спецслужбы арестовали организаторов подпольных боев РОКОМов. За последний год количество таких нелегальных боев возросло на порядок. Также все чаще обнаруживается использование в боях РОКОМов последнего поколения. Российские аналитики утверждают, что Индия не обладает необходимыми ресурсами для производства подобного количества роботов. По данным китайского сегмента сети (утечка информации), при продаже китайским спецслужбам российских РОКОМов принимающая сторона недополучила часть оборудования. Однако, как утверждают китайские и российские спецслужбы, защита РОКОМов не позволяет подключаться и использовать их сторонним лицам, не обладающим требуемыми правами доступа и ключами настройки, передаваемыми по закрытым каналам получателю. Поэтому никому кража данных единиц не выгодна, а недостача списывается на ошибки в работе искина. Данные факты вызывают ряд вопросов. Работа искинов в России, позиционирующей себя как передовую в разработке высоких технологий, не соответствует мировым стандартам? В спецслужбах России или Китая начинает развиваться сеть незаконной продажи оружия? В мире имеются спексты, способные взломать защищенные системы самых развитых стран? На эти и другие вопросы мы постараемся ответить в наших дальнейших расследованиях.

Группа компаний KAS предупреждает об участившихся случаях несанкционированных попыток взять под контроль домашние системы обычных пользователей. Искины-аналитики вывели некие закономерности при обработке больших массивов данных о закупках продуктов первой необходимости. В частности, на пять процентов повысилось потребление газированной воды производства корпорации «Каджа-кола». Каким образом корпорации смогли обойти системы защиты и с чем связано появление абсолютно ненужных напитков в списках первой необходимости, выясняется. Министерство государственной безопасности Англо-Австралии не исключает коррупционной составляющей в данном случае. Ведется расследование.

Новости собраны и аннотированы с помощью искина, произведенного компанией «Макронетс».


Российские СМИ, краткая подборка

Группой российских спекстов Quantility была продемонстрирована успешная атака на ряд систем квантовой криптографии с получением данных в чистом виде в момент декодирования. Для успешного выполнения атаки необходим физический доступ к оборудованию, что не уменьшает значимость уязвимости. Ранее получить доступ к данным, передававшимся по протоколу QSL, считалось невозможным, так как по стандарту после получения данных устройство сразу же записывает их в оперативную память, а данные в ней, в свою очередь, тоже зашифрованы для предотвращения атак на аппаратном уровне. Однако исследователям удалось снять данные с модуля DMA (direct memory access) БУНИКа серии «Платон» в момент перекодировки. По их заявлениям, аналогичная атака может быть произведена практически на все современные системы квантовой криптографии, кроме разве что входящих в состав личных нательных УНИКов (по очевидным причинам).

К новостям культуры и досуга. В этом году несколько независимых групп молодежи внесли предложение возобновить традиции карнавальных шествий. Хоть это и не исконно русская традиция, но организация шествий школьниками и группами по интересам (а в будущем, вероятно, даже представителями других государств) может положительно отразиться на внешней политике России. Это привлечет туристов и максимально раскроет таланты юных дарований, реализующих свои проекты. Министерство культуры совместно с другими структурами детально рассмотрит все положительные и отрицательные стороны проекта и после огласит решение. Нам же остается только ждать результата. Возможно, уже в этом году мы сможем погрузиться в такое прекрасное и завораживающее действо, как карнавал!

В Центральном историческом музее Новосибирска выставлен потрясающий по своей исторической ценности экспонат: Большая императорская корона Российской империи.

Ранее считалось, что именно эта корона, из двенадцати известных, давно утеряна. Поток туристов в Новосибирск, желающих лично посмотреть на этот замечательный во всех отношениях экспонат, увеличился втрое.

Известный одаренный-погодник Просторов приехал отдохнуть на озеро Байкал. Многие профи и любители виндсерфинга продолжают резервировать оставшиеся места в отелях прибрежной зоны озера, так как Просторов обещал в течение трех дней организовывать самые оптимальные для этого вида спорта условия по ветру и волнам. Желающие отблагодарить Просторова Ивана Васильевича могут поделиться с ним своими рублями и токенами для повышения его уровня социальной значимости. Напоминаем: при получении более пятисот токенов уровень социальной значимости повышается на одну единицу.

Новости собраны и аннотированы системой искина, произведенного концерном «Байкал».


home | my bookshelf | | Раздвигая горизонты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу