Book: Жертвуя пешкой



Жертвуя пешкой

Пролог

— Для меня имеет значение только то, во что ты веришь, – сказал Алан. – Взлом всё равно произошёл бы даже без моего участия, и плевать, что говорят остальные. Нашёлся бы другой козёл отпущения. Я просто оказался в нужном месте в неудачное время. Знаю, мои слова звучат странно, но не верь всему, что услышишь. Всё сложнее, чем кажется.

Алан начинал путаться в хитросплетении произошедших событий. Пришельцы вторглись на Землю, подключив планету к Игре – многопользовательскому ролевому онлайн-симулятору, заменившему собой войны в реальном мире. Роботизированный флот держал под контролем границы виртуальной вселенной, так что захватив город или какой-либо регион в Игре вы могли управлять им в реальности.

Земля оказалась в центре конфликта между двумя конкурирующими фракциями — хакслардами и Империей. Обе группы стремились расширить своё влияние. У землян было мало времени — неполных два года, чтобы подготовиться к ответным действиям. Империя получила преимущество на дипломатическом фронте после того, как несколько дней назад Правительство Объединённого Мира объявило хакслардов врагами государства.

— Но ты это сделал, — произнёс отец Алана. — Ты взломал Уолл-стрит и спровоцировал крупнейший финансовый кризис современности. Можешь говорить, что всё это ложь, что тебя заставили, но это ты нажал на спусковой крючок. Похоже, мы с мамой плохо тебя воспитали.

– Ты не понимаешь, — Алан отвернулся от экрана.

Он выполнял приказы Ледоволка, своего бывшего наставника, оказавшегося двойным агентом ПОМ. Ледоволк вместе с Китаной и группой других игроков сумел нанести сокрушительный удар по Легиону Людей, фракции, борющейся с Правительством Объединённого Мира.

Алану приказали присоединиться к ПОМ и заключить Рабский контракт. Он отказался и за это его убили в игровом мире.

Сейчас Алан находился в своих апартаментах на планете-городе Керсат, где располагались главные серверы Игры. Землю и Керсат разделяло множество световых лет.

Рискованная затея – совершить межгалактический перелёт, чтобы избавиться от возможных проблем, – но Алан решился на это. Он был предан Игре душой и телом. Как его заверили в гильдии «Чёрная роза», а это были единственные верные союзники, которые у него остались, Керсат вполне безопасен. Здание, где находилась квартира Алана, принадлежало им.

– Вы с мамой уже начали играть? — спросил Алан. — Ты получил капсулы, которые я заказал?

– Мы пытались, но Игра не для нас. Осознание того, что всё вокруг симуляция, вызывает ощущение нереальности происходящего. Понимаешь?

-- Не понимаю, – буркнул Алан.

– В итоге мы с мамой решили отправиться в путь на колониальном корабле вместе с нашими друзьями. Это будет настоящее приключение, хотя, видит бог, я слишком стар, даже чтобы путешествовать с одного континента на другой, не говоря уже о галактических перелётах. Зато так нам удастся сбежать от вездесущих журналистов.

– Колониальный корабль? Как вас туда взяли?

– Мы сами вызвались. Похоже они принимают всех желающих, даже родителей разыскиваемых террористов. Обещай, что будешь поступать правильно и позаботишься о собственной безопасности. Я наслушался угроз в твой адрес, чёрт возьми.

– Постараюсь, папа. Я люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю, сын, что бы ты ни натворил. И помни, если у тебя возникнут какие-нибудь сомнения или проблемы, ты всегда можешь мне позвонить.

– До свидания.

Вызов завершился.

Алан поднялся с кресла. Время, проведённое вне виртуального мира, казалось потраченным впустую – бессмысленно. Игра давала ощущение реальности, которое Алан никогда не мог постичь до конца.

Его комната была обставлена по-спартански. Из мебели только простой деревянный стол. Компьютерная консоль и капсула из серого металла – устройство для подключения пользователя к Игре. Капсула имела овальную форму и представляла собой нечто вроде флоат-камеры.

Алан забрался внутрь, погрузив себя в серебряную жидкость. Его сознание померкло.

Глава 1

Насколько Алан знал, существует три слоя реальности. Первый слой — это реальный мир, второй – Игра. Третий – Киберпространство, виртуальное измерение внутри виртуальной реальности. Подключившись к капсуле, вы сначала попадаете в безопасное место, которое находится в Киберпространстве. Оно называется Дом.

Большинство игроков всячески украшают свои Дома, но Дом Алана представлял собой почти пустое белое помещение. Алан послал запрос ожидавшему Администратору и заново вошёл в Игру.

Он вылез из капсулы в логове Фантома. Здесь повсюду были провода и микросхемы. Кипа исписанных бумаг валялась возле Фабрики, продвинутого 3D-принтера.

Сам Фантом – голубоглазый шатен — стоял возле дверей разнонаправленного лифта, расположенного в его апартаментах. Он был одет в лабораторный халат со свежими подпалинами на груди.

Оружейник гильдии Мэйсон тоже находился здесь. Неуклюжий великан, лысый и серокожий, он держал в руках боевую секиру. Мэйсон передал Фантому несколько маленьких металлических кубиков — платиновых меток — и тут заметил появление Алана.

Метки, в отличие от кредитов — основной игровой валюты, не выпадали после гибели персонажа и стоили вдвое дороже своего номинала, так как их можно было обменять на предметы и очки способностей у Администраторов, смотрящих за порядком и соблюдением правил. Кроме того, Администраторы стремились сохранить баланс Игры, правда Алан не совсем понимал, что это значит.

— С возвращением, Алан! – улыбнулся Фантом. — Мэйсон думал, ты не вернёшься.

– Жаль, что не вернулась Китана, – скривил губы Мэйсон. – У неё был талант. Поторапливайся, Совет ждёт.

Как нетрудно догадаться, главная башня, пристройка и различные сооружения наверху были основной частью базы, однако существовало также множество подземных помещений, куда Алан не имел доступа.

Мэйсон, Фантом и Алан вошли в кабину, лифт пополз вниз под определённым углом.

— Совет? — удивился Алан.

– Совет гильдии собрался для того, чтобы подтвердить твой статус как моего оруженосца, -- пояснил Фантом.

«Не похоже, что они на тебя сердятся. Кажется, они настроены благожелательно», – проронил Лямбда. Он был одним из двух ИскИнов, обитавших в голове у Алана благодаря вживлённому импланту. Фантом не доверял искусственному интеллекту, поэтому в его берлоге действовало поле, мешавшее обоим ИИ Алана нормально функционировать.

«Не стоит упоминать о проваленном квесте», – посоветовала Ева, второй ИскИн Алана. Он лично её программировал. По крайней мере, он так думал. Но, как выяснилось, большую часть её кода предоставили Администраторы, в целях балансировки Игры и ради усиления человеческой расы.

– Мне казалось, я уже стал твоим оруженосцем, – опустил голову Алан.

– Нашлись те, кто поставил под сомнение твою преданность, – разглядывая потолок лифта сказал Фантом.

Алан вытаращил на него глаза.

– Задание для Правительства Объединённого Мира было проверкой. Я взломал финансовую систему Земли, устроил массовые беспорядки. Теперь человечество меня ненавидит, и всё это только из-за того, что ты хотел убедиться в моей преданности?

– Ты успешно прошёл испытание, – произнёс Фантом и добавил: – В отличие от некоторых.

– Да какой ты мужик, если тебя не объявили в розыск как минимум в трёх звёздных системах, – осклабился Мэйсон.

– Но… – начал Алан.

– Что – но? Трудно понять, насколько кто-либо предан, пока этот кто-то не предпримет каких-нибудь действий, – перебил его Фантом. – Даже если ты потерпел неудачу, это не ударит по нашей репутации – мы просто скажем, что нам запретили вмешиваться, потому что Администраторы проявляют заботу о новых социумах, недавно присоединившихся к Игре.

– Легион Людей пытается вернуть свои деньги после предательства Китаны, – сообщил Мэйсон.

– Да, нам придётся с этим разобраться, как и с твоим возможным товарищем по гильдии, однако всему своё время, – ответил Фантом. – Сейчас нас ожидает Совет.

Двери лифта распахнулись. Длинный, плохо освещённый коридор, отделанный тёмным металлом, тонул в полумраке. Воспользовавшись бионическим глазом, имплантом, который усиливал зрение и позволял видеть часть электромагнитного спектра, Алан разглядел дверной проём в пятнадцати метрах от лифта.

Алан пошёл по коридору, сопровождаемый Мэйсоном и Фантомом. Дверь терялась где-то вдали, но по мере приближения к ней возле Алана один за другим вспыхивали энергетические шары, излучающие золотистое сияние.

За дверью находился командирский стол, четверо сидели лицом к Алану. Это были высокопоставленные особы. Глава гильдии Элиссандра сидела посередине. Она выглядела юной и красивой в своих золотых одеждах. Справа от неё был Пустота – Безумный Жрец, юноша с чёрными глазами. Ходили слухи, что он оборотень. Алан не знал, какую должность Пустота занимает в гильдии.

По левую руку от Элиссандры восседал адмирал Траг, командовавший флотом. Он был настолько худ, что Алан мог видеть его кости, выпиравшие из-под облегающего космического мундира. На груди у адмирала красовался платиновый орден с розой.

Слева от Трага сидел Энигма, интендант гильдии и видный учёный – непосредственный начальник Фантома. На нём был комплект Улучшенной силовой брони Вернувшегося, а его лицо полностью скрывал шлем.

Фантом и Мэйсон заняли свои места за столом. Фантом – рядом с Энигмой, Мэйсон – рядом с Пустотой. Алан остался стоять. Он не знал, куда ему смотреть, и наконец остановил свой взгляд на командирском столе. Это невзрачное на вид устройство обладало множеством функций, например, на нём можно было просматривать голограммы.

– Совет собрался здесь сегодня по просьбе Фантома, желающего назначить землянина Алана своим оруженосцем, – произнесла Элиссандра. – Объявляю заседание открытым.

Алан посмотрел на Фантома. Ещё одна проверка?

– Необходимо принять решение, – сказала Элиссандра. – Полный оружейник гильдии «Чёрная роза» должен быть одобрен Советом единогласно. Это почётная и ответственная должность, которая станет трамплином для его продвижения во властных структурах гильдии.

– Никто лучше меня не сможет определить, кем должен быть мой оруженосец и возможный будущий преемник, – заявил Фантом. – И Алан отвечает всем моим требованиям.

– Как ты успел прийти к такому выводу? – поинтересовалась Элиссандра. – Ты ведь знаком с ним не больше недели.

– Я тщательнейшим образом изучил его способности и умения. Также я предоставил Совету полный отчёт и присовокупил к нему видеоматериалы.

– Кажется, он не слишком искусен в бою. Его что, убил игрок ниже пятисотого уровня? – Мэйсон жестом развернул голографическое изображение над командирским столом.

Алан отметил, что на видео была его последняя смерть в игре, показанная от первого лица. Он находился в космическом лифте, а игрок под ником Мерлин ворвался в пространство и взорвал себя, уничтожив лифт.

Когда Алан установил бионический глазной имплант, Фантом сказал, что сможет видеть всё, что видит Алан, и будет наблюдать за его успехами на расстоянии. Похоже, это оказалось правдой. И не только это.

– Он был без оружия и магических предметов. – Фантом свернул голограмму. – Многие здесь присутствующие совершенно беспомощны, когда безоружны и лишены защиты.

– В таком случае он прежде всего не должен разгуливать без своей экипировки, – изрёк Мэйсон.

– Возможно. Но он собирается стать моим оруженосцем, а не вашим. Ему не понадобится убивать каждого, кто встанет у него на пути. – Фантом откинулся на спинку кресла. – Кроме того, он получил боевой ранг A с возможностью улучшения до S+.

– Что? – Элиссандра наклонилась вперёд, уставившись на Алана. – Это правда? Но как? Какой способностью ты обладаешь?

– Стоп-стоп, Элиссандра, у всех есть свои секреты, – сказал Фантом. – Ты же не думаешь, что он станет демонстрировать свои способности без компенсации. Это привилегия полноправного члена гильдии.

– Прекрасно, – сказала Элиссандра. – Пятьдесят платиновых меток за то, чтобы взглянуть на экран статуса его персонажа.

«Не делай этого», – сказал Лямбда. «Они не должны знать, что я здесь. Как ты помнишь, я программа-беглец и скрываюсь от Администраторов».

«Возможно, они тебя на сдадут», – сказала Ева. «Пятьдесят меток нам пригодятся, к тому же мы пока что не осведомлены о намерениях Совета и не знаем, как они собираются использовать эту информацию».

– Странно, – наконец подал голос Пустота. – Мы сидим тут и обсуждаем будущее этого ребёнка. Он должен что-нибудь сказать… Но ребёнок молчит. Он слушает, ждёт и наблюдает. Слышит ли он, что говорит Совет, или же прислушивается к голосам в своей голове? Служит ли он иному богу? Или богам? Ребёнок не должен служить нескольким хозяевам одновременно.

Алан посмотрел на Элиссандру.

– При всём моём уважении я отклоняю ваше предложение.

– Ну что ж, он предпочёл иного бога – самого себя. Думаю, его можно принять в гильдию, – проговорил Пустота, опустив руки на колени и закрыв глаза.

«Странный парень», – сказал Лямбда. «Как, чёрт возьми, он понял, что я здесь?»

– Вернёмся к делу. Такой ответ тебя устроит, Мэйсон, не так ли? – спросил Фантом.

– Да.

Энигма, до сих пор молчавший, заговорил ровным и монотонным голосом:

– Он дерзкий. Слишком дерзкий. Его поступки говорят о безрассудстве. Сейчас не время рисковать. Нам нужен кто-то более уравновешенный, чтобы мы знали, чего от него ждать.

– Я не согласен и скажу, что сейчас самое время рисковать по-крупному с расчётом на серьёзный выигрыш, впрочем это уже другой разговор, – сказал Фантом. – Взгляните вот на это.

Появилась ещё одна голограмма. Это видео Алан тоже узнал – запись его визита в Лабиринт Бездны, подземелье, раскинувшееся под всей территорией Керсата. В пещере Алан убил Предтечу – инопланетянина со сверхспособностями – по его же собственной просьбе. Была показана сцена, где Алан перерезал горло Владыке Бездны, после чего видеоклип завершился.

– Это был клинок из духовной стали? Он владеет таким клинком? – поинтересовался Мэйсон.

– Владею, – подтвердил Алан. – Он лежит в хранилище.

– Это доказывает, что все так называемые безрассудные поступки Алана не что иное, как разумный риск. – Фантом взглянул на Энигму. – Алан благоразумен, когда это необходимо, и у него есть оружие, которое способно нарушить баланс всей Солнечной системы.

Энигма пожал плечами.

– Вижу, твоё мнение обосновано. Не стану возражать, но хочу предупредить – иногда один храбрец лучше двоих.

– Там была контрольная точка? – спросила Элиссандра. – Что Предтеча делал в Лабиринте Бездны? Как Алан смог убить это существо?

– Это был квест Алана, а не мой, поэтому он должен рассказать нам подробности и обратиться к гильдии за помощью, если захочет, – ответил Фантом. – Его назначение моим оруженосцем не помешает этому.

– Хорошо, я согласна, – сказала Элиссандра. – Траг, что скажешь?

– Гм? – Траг уставился на Элиссандру непонимающим взглядом. – Я вам уже говорил: вы не указываете мне, как управлять флотом, а я не указываю вам, как управлять гильдией. Однако всё это напомнило мне забавную историю о том, как пилот пытался научить фермера…

– Этого достаточно, – подняла руку Элиссандра. – Все согласны, что Алан станет оруженосцем Фантома?

Участники Совета дружно закивали. Каждый из них протянул руку и нажал кнопку на внутриигровом интерфейсе, который могли видеть только они.

Перед Аланом появилась цепочка сообщений:


Задание «Чёрная роза» выполнено. Смена звания!

Теперь вы официально – правая рука Фантома, вам присвоено звание Оруженосец Фантома. Репутация в гильдии повышена до «Уважаемый». Вам предоставляется возможность купить до 1% акций гильдии «Чёрная роза». Ориентировочная стоимость: 1,2 миллиарда кредитов, исходя из общей стоимости гильдии «Чёрная роза» в 1,2 триллиона кредитов. Как член гильдии, вы можете голосовать за важные решения согласно уставу гильдии. Пожалуйста, изучите устав чтобы получить дополнительную информацию.


Вы получили статус Лейтенант в гильдии «Чёрная роза». Расширенный доступ к архивам «Чёрной розы», столовой, симуляционной зоне, учебным комнатам и хранилищу оборудования.


Теперь вы можете отдавать приказы и выдавать базовые квесты гильдии.


Получено +70 уровней!


+70 очков способностей за получение 70-ти уровней.


«Я получил семьдесят уровней? Но я же ничего не сделал», – подумал Алан, который был теперь 571-го уровня.

«Это как на выборах – победивший кандидат сразу получает больше власти», – сказал Лямбда. «Игра видит, когда кто-то обретает могущество, и вознаграждает за это соответствующим количеством опыта. Похоже, решение оставить с носом Правительство Объединённого Мира было правильным».

«Как-то слишком всё просто», – ответил Алан.



«Фантому что-то нужно. Скоро узнаем, что именно».

Ева, получив доступ к новым файлам в архивах гильдии «Чёрная роза», сканировала их с восторгом ребёнка, очутившегося в кондитерской.

– Ну а теперь, может, обсудим нарушение безопасности? – спросил Мэйсон. – Файлы загружены в импернет.

– Это подождёт, – сказал Энигма. – Я уже отчитался по этому вопросу.

– Да, сейчас не время и не место, – согласилась Элиссандра. – Все свободны.

Фантом поднялся из-за стола.

– Пойдём, Алан, нам есть о чём поговорить.

Алан поплёлся за Фантомом, возвращаясь в его берлогу.

«Что бы он ни попросил, не обещай ничего, не посоветовавшись со мной», – предупредила Ева.

«Делай, что считаешь нужным», – посоветовал Лямбда.

«Заткнись, Лямбда! Вот как…» – Ева отключилась – они зашли на территорию Фантома.

– Надеюсь, ты не станешь злоупотреблять своими новыми полномочиями, – произнёс Фантом. Он уселся на верстак, предварительно протерев его. – Совет, по сути, поставил тебя на ступень выше, чем я предполагал. Впрочем неважно – это был всего лишь вопрос времени.

– Что означает владеть частью гильдии? – спросил Алан.

– Это значит, что ты можешь получить один процент от чистой прибыли гильдии в конце года, а также это повышает твои шансы на успешные денежные вложения в «Чёрную розу». Перепродать свою долю гильдии можно будет только с одобрения Совета.

– Совет продаст мне часть своей собственности?

Фантом помотал головой.

– Около десяти процентов имущества принадлежит самой гильдии, при этом вся прибыль уходит на улучшение инфраструктуры и тому подобное. Твоя доля будет выкуплена оттуда. Можешь ознакомиться с уставом, однако сейчас есть другие темы для обсуждения.

– Например, тот факт, что ты видел и, очевидно, записывал на видео все мои действия после того, как я установил твой имплант, – сказал Алан.

– Я ведь тебя предупредил, не правда ли? Я сам начал сомневаться в твоей искренности, когда, отчитываясь мне о Лабиринте Бездны, ты не упомянул, что стал обладателем кинжала из духовной стали.

– И это послужило причиной моего испытания и миссии на Земле. – Алан пододвинул стул и сел напротив Фантома.

– Нет, я бы в любом случае так поступил. Этот вопрос буквально висел в воздухе. Что для тебя важнее – гильдия или твоя родная планета?

– Мне по-прежнему небезразлична судьба Земли. Тот факт, что Правительство Объединённого Мира теперь меня ненавидит, не означает, что я перестану помогать человечеству.

– Ты и не должен. В конце концов, ты сделал правильный выбор, хотя я не совсем понял, что произошло между тобой, Ледоволком и Китаной. Эту комнату окутала какая-то субстанция, после чего связь оборвалась.

Фантом слез с верстака и потрепал Алана по голове.

– Если хочешь стать моей правой рукой и готов разделить со мной ответственность за гильдию, нам придётся доверять друг другу. Как сказал Мэйсон, у гильдии есть некоторые… внутренние проблемы. Поэтому мне нужны гарантии.

– Итак, тебе удалось вернуться и у тебя ещё осталось время, чтобы продолжить обучение в Академии. Успеешь войти в привычное русло, быть может доберёшься до Вольты. Это один из вариантов. Но я думаю, есть кое-что поинтереснее.

– Что именно? – спросил Алан.

– Ты спустишься в Лабиринт Бездны, заручившись поддержкой гильдии «Чёрная роза». Сам ведь слышал – Элиссандра заинтригована. Ты углубился в Лабиринт дальше, чем многие другие. Заверши свой квест. Если поделишься с гильдией, гарантировано получишь двадцать процентов от вознаграждения, а может даже больше, если поможешь его выполнить.

– Я подумаю об этом, – сказал Алан. – Почему тебя вдруг заинтересовал мой прогресс в игре?

– Ты ведь мой официальный Оруженосец! Уверен, нам с тобой предстоят великие дела, но тебе нужны уровни, и как можно быстрее. Ходят слухи о грядущей большой войне, возможно, она охватит весь игровой мир.

– Не пойму, почему ты вдруг разоткровенничался. Потому, что я теперь в статусе старшего члена гильдии?

Фантом помолчал, разглядывая Алана.

– Полагаю ты не в курсе, что означает возможность получить боевой ранг S+. У большинства Предтеч такой ранг с момента рождения. Я связался с Цербером, и он подтвердил твои выводы. По правде сказать, ты мог поделиться этой информацией с любой крупной гильдией, они бы приняли тебя с распростёртыми объятиями. Я не лгал, когда говорил, что испытал тебя, и что ты отвечаешь всем моим требованиям. Ты нужен мне здесь, Алан. Наступает время, когда многие в нашей гильдии должны будут пройти проверку на прочность. Мне нужен преданный человек. Мы станем партнёрами.

– Так кто же из вас Вернувшийся? – спросил Алан, проверяя искренность Фантома.

– Я, Мэйсон и Пустота. Хотя почти каждый имел дело по крайней мере с несколькими Вернувшимися. Лишь немногие знают, кем на самом деле являются члены гильдии.

– А как же Энигма?

Фантом улыбнулся.

– Энигма особенный. Он принадлежит мне.

– Принадлежит? – не понял Алан.

– Это мой усовершенствованный боевой андроид 2500-го уровня, имеющий ранг A, граничащий с рангом S.

– Он бот? – Алан нахмурился. – Но ты же ненавидишь ИскИны.

– Я ненавижу умные ИскИны, которые способны учиться и развиваться. Им нельзя доверять, потому что однажды они обязательно выйдут из-под контроля. Но я отвлёкся. Энигма глуп – в том смысле, что выдаёт только тщательно запрограммированные ответы, следуя моим указаниям и полностью мне подчиняясь.

– Иногда роль Энигмы играет Пустота, или его место занимает специальная голограмма, – продолжал Фантом. – Этот важный секрет я скрываю даже от Элиссандры. Никому его не рассказывай. Естественно, это означает, что все обязанности Энигмы ложатся на меня, а значит и на тебя. Деньги, что нам платят, назначения, разработка новых технологий, поставки оружия и доспехов, раздел добычи, информационные сети и контакты – всё это входит в нашу компетенцию.

– Игра не препятствует тому, чтобы в Совете сидел андроид, не способный самостоятельно думать?

– Согласно уставу гильдии, ИскИн может быть назначен в Совет, если все остальные с этим согласны, – ответил Фантом.

Алан глубоко вздохнул.

– А что за нарушение безопасности там произошло?

– Это не твоя забота. Пока что я дам несколько сложных вычислительных задач твоим ИскИнам, а твои собственные полномочия со временем будут расширены, – сказал Фантом. – Приближается война. Когда начнутся военные действия, возникнет необходимость в солдатах. Придётся задействовать гильдии наёмников. Каждая боевая единица будет на счету. А лучших бойцов, чем самые разыскиваемые преступники во вселенной, нам не найти.

Глава 2

Алан отпрыгнул назад, нырнув под гигантскую секиру. Лезвие рассекло воздух, едва не задев его лицо.

«Я считаю, Фантом заслуживает доверия», — сказал Лямбда. «Он будет действовать в собственных интересах, а значит в настоящий момент станет нам помогать».

«Может и так. Но я пока что ему не доверяю», – ответила Ева.

«Доверие и уверенность – это разные вещи», – произнёс Лямбда. «Я всё ещё не могу читать его эмоции. Это меня беспокоит».

Алан отпрыгнул в сторону. Гигантская секира врезалась в землю.

— Это тренировочный бой с оружием, а не упражнения по уклонению от ударов! — крикнул Мэйсон, бросаясь на Алана.

Алан отскочил, пропуская Мэйсона вперёд. В руке Алана был длинный чёрный кнут, которым он замахнулся.

«Нет, не так», — сказала Ева. Появился призрак, Алан принялся повторять его движения, позволяя кнуту вытянуться и обхватить запястье Мэйсона.

«Перестань потакать вредным привычкам», — произнёс Лямбда, и призрак исчез.

Мэйсон усмехнулся, отдёрнув руку. Алан проплыл по воздуху, в полёте активировав кнут. Через оружие прошёл электрический разряд, ударивший Мэйсона. Но это было бесполезно.

Алан повернул руку, кнут, оторвался от запястья Мэйсона, обхватив его ногу. На этот раз Алан подпрыгнул, проскочив мимо Мэйсона, успев увернуться от летящего в него кулака.

Алан опустился на пол в нескольких сантиметрах от Мэйсона. Звуковой сигнал сообщил о том, что он освоил базовый навык владения оружием. Алан облегчённо вздохнул.

— Наконец-то, – сказал Алан вставая.

Кулак Мэйсона врезался в него, когда он поднимался, отбросив Алана к ближайшей оружейной стойке. Оружие было единственным украшением зала для тренировок. Сотни орудий убийства всевозможных форм и размеров окружали арену, на которой Алан сражался. Они чередовались с расставленными по всей комнате пьедесталами, накрытыми энергетическими щитами. На пьедесталах лежали высокоуровневые предметы.

«Почему никто не предупредил меня об атаке?» — проворчал Алан. Но Лямбда и Ева продолжали спорить друг с другом, не обращая на него внимания.

«Нам нужно кому-нибудь доверять. Ты же не хочешь навеки остаться в одиночестве?» – спросил Лямбда.

«Меня бы это устроило», – ответила Ева.

«А меня – нет», — отрезал Лямбда.

«Возьми другое оружие, Алан», — подсказала Ева.

Алан вздохнул. Он бросил кнут на пол и схватил первую попавшуюся пушку с ближайшего пьедестала, когда энергетический щит отключился.

Ева перенаправила Алану поток информации, а Лямбда помог ему расшифровать данные.

– Готов? -- спросил Мэйсон.

Алан поднял пушку и прицелился в Мэйсона. Он выстрелил трижды, выпустив три синих сияющих плазменных стрелы. Они медленно пронзили воздух, Мэйсон увернулся от них без особого труда и побежал к Алану.

Алан переключил режим стрельбы и ещё раз прицелился. Стрелы снова устремились к Мэйсону, скорость их увеличилась. Алан выстрелил ещё три раза и убежал. Синие снаряды поплыли вслед за Мэйсоном.

– Вот дерьмо! Ненавижу магнитные плазменные репитеры, – выругался тот, оглянувшись через плечо.

Мэйсон ударил топором по двум стрелам, и они взорвались, но третья ударила его в спину.

Алан нажал ещё одну кнопку, плазменная стрела взорвалась, и Мэйсон упал на колени. Взрыв оставил тёмно-красную отметину на его серой коже. Мэйсон взревел, выпустив из рук свою секиру.

«Возможная выгода перевешивает риски, поэтому мы должны согласиться на предложение», – заметила Ева.

«Ты могла бы сразу об этом сказать», – ответил Лямбда. «В таком случае я не возражаю. Приступим».

Мэйсон увернулся от трёх следующих плазменных стрел и схватил два лазерных меча с ближайшей оружейной стойки. К этому моменту Алан успел сделать ещё шесть выстрелов. Он переключил режим стрельбы, и теперь снаряды летели в Мэйсона сбоку.

Пушка стреляла, создавая магнитные поля, направлявшие плазменные стрелы сразу после вылета. Снаряды были в металлических оболочках, обмотанных электрическими проводами. Когда оружие направлено на цель, магнитные поля внутри снарядов активируются, и они летят по воздуху вдоль назначенной траектории. Дальность и сила выстрела зависела от того, как сильно Алан нажмёт на спусковой крючок. Благодаря быстрым расчётам Евы он мог наблюдать, как влияет на выпущенные стрелы активация магнитных полей.

Мэйсон старался разрубить как можно больше плазменных снарядов, но Алан хаотично двигался, атакуя Мэйсона то с одной, то с другой стороны.

Когда Алан выпустил в Мэйсона ещё три штуки, две стрелы взорвались в воздухе.

«Что такое? Почему они взорвались?» – спросил Алан.

«У магнитных плазменных стрел есть ограничение по времени действия. Это было в информационном блоке, который я тебе отправила», – ответила Ева.

Алан перепроверил отправленную Евой информацию об оружии, в то время как Мэйсон продолжал отбиваться от плазменных снарядов. Стрелы поставлялись в обоймах по тридцать штук стоимостью пятьдесят кредитов каждая. Алан только что израсходовал боеприпасов на 1500 кредитов, не считая энергетического кристалла, подпитывавшего саму пушку.

Мэйсон начал уставать. По его лбу струился пот, когда он расправлялся с плазменными стрелами, окружившими его со всех сторон. Они с Аланом несколько дней сражались, используя все виды оружия, какие только можно вообразить, но Мэйсон ни разу не попросил пощады. Это было делом времени.

Многие орудия убийства выглядели слишком громоздкими в руках у Алана – некоторые из них нужно было надеть на ноги, а одну странную штуковину даже на голову – зато он приобрёл множество новых боевых навыков, получил 250 очков силы, 200 ловкости, 100 восприятия, 50 выносливости и 25 силы воли.

Мэйсон сделал неудачный разворот, подпустив плазменный снаряд слишком близко, и Алан взорвал его. Взрыв плазмы сбил Мэйсона с ног. Алан выпустил оставшиеся двадцать стрел, чтобы завершить начатое.

Мэйсон выронил мечи. Его мышцы затвердели, тело оставалось неподвижным, слегка подёргиваясь, принимая на себя удары снарядов. Алан улыбнулся. Ему впервые удалось нанести серьёзный урон сопернику, в то время как Мэйсон не раз заставлял его использовать лечение во время боя.

Мэйсон выглядел целым и невредимым, не считая множества кровавых отметин. Отряхнув пыль с плеч, он сказал:

– Хорошая была драка. Не дотягивает до ранга А, но довольно неплохо.

В ухе Алана прозвучал звуковой сигнал.

«Цель достигнута. Мы получили требуемый навык», – объявила Ева.

Алан изучил сообщение:


Вы получили навык «Универсальное владение оружием» (базовый)! Доступно базовое мастерство в одной из пятидесяти ветвей развития навыков владения оружием. Все навыки владения оружием базовых уровней и ниже были объединены. Вы больше не будете получать статистику навыка базовое владение дополнительными видами оружия.


Все характеристики увеличены на 25.


Получено +15 уровней!


Лицо Алана просияло улыбкой. Последние несколько дней были утомительными – обучение далось ему потом и кровью, зато его боевой потенциал безусловно достиг новых высот.

– Я получил навык «Универсальное владение оружием», – сообщил он Мэйсону.

Тот посмотрел на Алана, затем кивнул.

– Тебе удалось закончить тренировку в рекордные сроки. Полагаю, не следовало ожидать меньшего от оруженосца Фантома. Если бы ты продолжил наши совместные упражнения, думаю в течение года смог бы достичь среднего уровня.

Алан повернулся, чтобы поставить на место плазменную пушку.

– Оставь её себе и возьми пару алых клинков, – сказал Мэйсон. Он протянул Алану лазерные мечи, которые схватил во время тренировочного боя. – Всё ещё ждёшь, когда с Марса доставят твои вещи, верно? Тебе нужно хорошо вооружиться перед спуском в подземелье. Остальные участники рейда должны прибыть сегодня. Фантом упомянул, что у него есть для тебя доспехи, так что об этом не стоит беспокоиться.

– Спасибо, – сказал Алан. – Я заплачу тебе, как только…

Мэйсон покачал головой.

– Не нужно. Мы ведь товарищи по гильдии, не забыл? Мне нравится, когда хорошее оружие попадает в правильные руки.

Алан посмотрел характеристики плазменной пушки.


Настраиваемый Магнитный Плазменный Репитер (ранг B+):


Плазменная пушка, созданная неизвестным оружейником. Запускает мощные плазменные стрелы, которые могут быть направлены магнитным полем. Требуется открытое пространство или вакуум для прицеливания.


Плазменный урон: 3000-4000

750 энергии. 5 энергии/сек. для контроля магнитных полей. 10 энергии/выстрел. 90 энергии/мин регенерация.

Период восстановления: только 5 плазменных стрел могут быть запущены каждые 5 секунд.


Прочность: 150/150.

Требуемые навыки: Энергетическое Оружие Дальнего Боя (базовый), Эффективность Энергии (базовый) и Направленное Энергетическое Оружие (базовый).

Рекомендуемые навыки: Меткость, Усиление Контроля (улучшенный), Энергетическое Оружие Дальнего Боя (улучшенный), Эффективность Энергии (улучшенный) и Направленное Энергетическое Оружие (средний).


Алан взглянул на Мэйсона, который стоял прислонившись к стене.

– Ты только что получил двадцать тысяч урона. Как ты всё ещё держишься на ногах?

– Это такая способность. Но мне всё равно придётся подлечиться. Твоё обучение со мной окончено, иди лучше Фантому надоедай.

– Пару дней назад ты упомянул о нарушении безопасности. Могу я чем-нибудь помочь? Фантом обычно поручает подобные задачи мне, – сказал Алан и добавил: – Я вступил в гильдию не для того, чтобы сидеть без дела.

– Это не твоя забота, – произнёс Мэйсон. – Скажу лишь одно – не доверяй Энигме.

Алан кивнул и вышел из тренировочного зала. Он воспользовался лифтом и отправился в лабораторию Фантома.

«Подозревает ли Мэйсон Энигму потому, что он андроид, или же секрет Фантома раскрыт?» – спросил Алан.

«Это хороший вопрос, на который у меня нет ответа», – сказал Лямбда.

Вернувшись в тренировочный зал, Мэйсон принялся разглядывать потолок, ожидая прибытия медика. «Ненавижу плазму», – пробормотал он и рухнул на пол.


***


«Помни – мы согласовали план действий, но не более того», – сказала Ева.

«Знаете, я должен принимать участие в обсуждении таких вопросов. У меня есть собственный разум», – мысленно произнёс Алан.



«Ты не согласен с нашим решением? Мы что-то упустили во время разговора?» – поинтересовался Лямбда.

«Нет», – ответил Алан.

«Тогда не будем тратить время», – сказала Ева и тут же отключилась, когда Алан вошёл в лабораторию Фантома. Тот сидел рядом с черепом робота, ковыряясь в его глазницах.

– Итак, ты присоединишься к экспедиции в Лабиринт Бездны? – спросил Фантом.

– Да.

– Хорошо. Твои доспехи на столе. Можешь примерить. Обсуждение подробностей миссии состоится в главном зале. Отправь Энигме свои требования к снаряжению, он автоматически выполнит твой запрос.

Алан кивнул. Он послал Энигме сообщение, указав, что ему понадобится двадцать пять обойм магнитных плазменных стрел, а затем осмотрел броню, лежавшую на столе.


Модифицированная Спектральная Силовая Броня Вернувшегося (ранг A):


Этот модернизированный набор Силовой Брони Вернувшегося – передовая разработка, созданная на основе технологии манипулирования энергией – был модифицирован специально для игрока Алана, что позволяет ему носить его независимо от требований к броне. Поскольку это усиленно модифицированное оборудование, полностью отремонтировать его может только блестящий изобретатель, который его усовершенствовал.


5000 единиц энергии, 6 единиц энергии/мин.

Бонусная способность: Поглощение Энергии. Потенциально способен частично поглощать энергетические атаки и восстанавливать энергию брони. 20%-ный шанс на успех.

Бонусная способность: Закалённый Щит. Способен создавать энергетический щит в радиусе один квадратный метр при потере другой защиты, в результате чего получается бронированный щит с 1000 брони. 10 энергии/сек.


Прочность: 200/200.

Эффективность Энергии (улучшенный), Знание Доспеха (улучшенный), Обучение Вернувшегося (средний), Репутация Вернувшегося: требуется «Дружественный».

Эффективность Энергии (мастер), Обучение Вернувшегося (мастер), Знание Доспеха (мастер), Репутация Вернувшегося: требуется «Уважаемый».


Внимание! Из-за несоответствия минимальным требованиям вашей брони, доспех не сможет поглощать энергетические атаки. Вместо этого при активации Поглощения Энергии он будет сводить атаки на нет. Закалённый щит создаст бронированный щит – 100 брони.


Алан надел доспех, а затем подошёл к симуляционному куполу. Забравшись внутрь, он начал тренироваться со своим новым оружием и бронёй. Спектральная броня Вернувшегося действовала аналогично доспехам разведчика, но вместо поля невидимости она создавала магнитное поле, которое накапливало большую часть энергии доспеха.

Чтобы эффективно отражать атаки, нужно было манипулировать магнитным полем, осторожно направляя энергию в большое тёмно-синее ядро, находившееся на груди у Алана. Даже с помощью Евы ему удалось парировать лишь около десяти процентов лазерных атак.

Магнитное поле также было связано с новым оружием Алана. Оно захватывало плазменные стрелы, которые начинали вращаться вокруг Алана или прилипали к определённым участкам на его броне. Когда нужно, они всё равно устремлялись к цели, но их траектория была уникальной из-за пересечения магнитных полей. Алан ещё немного потренировался, перекусил, а затем направился в главный зал.


***


В главном зале, под статуями горгулий, державших золотые сферы, собрались сто игроков – большая часть гильдии. Столы, которые ломились от блюд, когда Алан впервые здесь оказался, теперь были заполнены боеприпасами, оружием и доспехами.

Несколько гильдийцев посмотрели на Алана, когда он вошёл, увидели его новое звание Оруженосца Фантома и вернулись к своим делам. У каждого из них, казалось, было важное задание, которое нужно выполнить в последний момент. Алан чувствовал себя немного неловко, бездействуя и наблюдая со стороны, как остальные работают.

– Тебе нужен наставник Разбойника.

Алан обернулся. Перед ним стоял Пустота.

– Да. Но кто вам об этом сказал?

Когда Алан умер, возвращаясь на Землю, он получил сообщение, что Ледоволк больше не его наставник.

– Мне рассказали стены. Стены говорят, – ответил Пустота. – Так уж получилось, что я знаю несколько уловок и искал раба… то есть жертву. Нет, погоди… преданного последователя. Вот так.

– Вы Жрец, – сказал Алан, – но не Разбойник.

– А ты мальчик, но не мужчина, – произнёс Пустота. – Кто ты такой, чтобы гадать – кто я, а тем более – что?

– Чего? – не понял Алан.

– В итоге важен образ мышления, а не действия. А те действия, которым я мог бы тебя обучить…

«Прими его предложение», – посоветовала Ева.

«Да, я хочу знать, к чему это приведёт», – согласился Лямбда.

Алан вздохнул.

– Хорошо. Но я оставляю за собой право отказаться от вашей опеки в любой момент.

– А я оставляю за собой право дать тебе оплеуху, когда пожелаю, – сказал Пустота. Он хлопнул в ладоши и тихонько захихикал.

Появилось сообщение:


У вас новый наставник (?): Пустота.


– Какой будет первый урок? – спросил Алан у Пустоты.

– Заткнись и слушай, – ответил тот.

Алан подождал, затем огляделся. Подготовка, казалось, подходила к концу. В зал вошла Элиссандра, Мэйсон и Энигма шли рядом с ней. Через минуту появился Фантом вместе с несколькими другими отставшими, которые прибыли в последний момент. Новобранец подошёл к Алану и передал затребованные им боеприпасы.

Алан обернулся и заметил, что Пустота исчез.

– Начнём, – громко произнесла Элиссандра. Она подошла к чёрному алтарю в передней части зала.

– Гильдия организует погружение в Лабиринт Бездны в исследовательских целях. Экспедицию возглавит Мэйсон, а Пустота будет его вторым помощником. Миссия может продлиться больше месяца. В случае успеха мы можем получить в награду как минимум 50000 очков гильдии или 500000 кредитов. Группа для рейда будет состоять из четырёх разведчиков, десяти дамагеров с набором дополнительных скиллов, пяти танков, шести саппортов и пяти целителей. Всего тридцать человек.

Кое-кто из присутствующих кивнул. Алан был включён в состав игроков поддержки как хакер, способный помочь рейдовой группе преодолеть некоторые препятствия.

– Ожидается, что в ходе исследования подземелья вы столкнётесь с тремя, возможно четырьмя боссами ранга S, обладающими боевым потенциалом, равным Полководцу Предтеч. Уровень неизвестен. Таким образом, миссию можно классифицировать как чрезвычайно опасную, но не забывайте, что каждый из вас добровольно вызвался принять в ней участие, – сказала Элиссандра.

– Благодаря информации, которую предоставил Алан, у нас теперь есть карта большой части подземелья. Мы послали разведчиков, чтобы проверить точность карты, и результаты многообещающие. Хотя Лабиринт Бездны, как известно, раньше трансформировался, в последние годы он не меняется. Поэтому крайне важно нанести удар сейчас, когда пришло время.

Появилась большая карта. На ней сотнями кружков были отмечены центры и врата, а четыре красных квадрата обозначали зоны боссов, и все они появились на карте, когда Алан передал её гильдии «Чёрная роза». Теперь к ним прибавились линии, соединяющие кружки, а также участки, заштрихованные красным. Кроме того, по карте были разбросаны символы, которые, как Алан узнал, изучив справочник гильдии, обозначали зоны отдыха, торговцев и даже станцию с капсулами.

– Часть лабиринта на карте приблизительно соответствует области под Частным Квадрантом Керсата, – сказала Элиссандра. – Основная цель погружения в подземелье – захват контрольных точек. Четверо Специалистов Энигмы будут сопровождать рейд в качестве дамагеров, им предстоит удерживать контрольную точку для гильдии. Мы также попытаемся выполнить квест, полученный Аланом. Открытое обсуждение наилучших вариантов завершения квеста приветствуется, но последнее слово в этом вопросе останется за Мэйсоном, Пустотой и Аланом как держателем квеста.

Перед глазами у каждого появились квестовые сообщения, перенаправленные Аланом:


«Повреждённые системы»


Восстановите энергоснабжение в таинственном Лабиринте Бездны. Узнайте больше о его структуре и назначении.


Вариант: выясните, кто такие Властители, и попытайтесь получить их помощь.


Штраф за невыполнение: ???

Награда: ???

Ограничение по времени: прибл. 3000 лет.

Уровень угрозы: Гамма.


«Обновление повреждённых систем»


Ваши дружеские отношения с Лабиринтом Бездны были восстановлены. Смотритель дал вам пять лет, чтобы изучить кристалл энергии, прежде чем вам придётся его вернуть. Если не сможете выполнить задание Смотрителя, вы разгневаете неизвестную фракцию. Кинжал из духовной стали добавлен к перечню наград за успешное выполнение квеста.


«Побег из тюрьмы»


Извлеките и уничтожьте все источники энергии таинственного Лабиринта Бездны, выпустив их пленников на просторы вселенной.


Вариант: попытайтесь освободить только некоторых существ.

Вариант: попытайтесь завоевать Лабиринт Бездны.

Вариант (Повреждённые системы): попытайтесь сделать и то, и другое.


Штраф за невыполнение: ???

Награда: ???

Ограничение по времени: неизвестно.

Уровень угрозы: Бета – Гамма.


Алан открыл в своём меню ещё один квест, который он не разделил с гильдией:


«Последняя Война»


Добудьте больше информации о последней войне, произошедшей в реальной жизни, и о таинственных Лордах Жизни.


Штраф за невыполнение: ???

Награда: ???


– Есть вопросы? – спросила Элиссандра.

– Чем мы сможем помочь, если по пути потеряем нескольких участников группы? – крикнул один из разведчиков. На нём был Улучшенный Силовой Доспех Вернувшегося.

– Мы обнаружили семь возможных точек входа и выхода, одна из которых находится под этой базой, – сказала глава гильдии и снова развернула карту. – Однако спустившись в Лабиринт Бездны, вы будете предоставлены самим себе. Если Мэйсон поймёт, что миссия слишком опасна, он примет решение уйти. Также надеемся, что дружественная репутация Алана позволит избежать катастрофических происшествий. На всякий случай мы выдадим несколько крупных энергетических кристаллов.

– Даже если он дружелюбен, разве этот Смотритель не разозлится, когда мы начнём охоту на монстров? – спросил другой голос.

– Такая опасность существует, но мы думаем, что это маловероятно, – сказала Элиссандра, взглянув на Фантома. – Судя по всему Лабиринт Бездны – это тюрьма, и раньше Смотритель не проявлял беспокойства из-за убийств. Так сложилось, что другие игроки, захватив контрольные точки в лабиринте, не сообщали о каких-либо проявлениях враждебности после взлома защиты.

– А что дают контрольные точки? – спросил Алан по просьбе Евы.

Элиссандра повернулась к нему.

– Стандартный налог, повышение опыта и контроль над территорией. Пользы почти никакой, так как в подземелье никто не живёт, хотя, возможно, со временем контрольные точки превратят подземелье в хорошее место для фарма или даже в объект недвижимости. Территории Керсата всегда стоит держать под контролем. Судя по старым записям, которые мы нашли, ещё никто не контролировал все точки в регионе. Мы не знаем, что произойдёт, если нам удастся захватить все четыре, но надеемся это выяснить. Даже если ничего – остаются местные боссы и, быть может, мощные кристаллы – их нужно добыть.

– Если вопросов больше нет, на этом обсуждение закончено. Что-нибудь ещё? – Элиссандра окинула взглядом присутствующих в зале. – Прекрасно. Всем удачи.

Появилось сообщение:


Миссия «Чёрной розы»: «Экспедиция в Лабиринт Бездны»


Найдите и удерживайте четыре контрольных точки Лабиринта Бездны, расположенных под Частным Квадрантом Керсата.


Штраф за невыполнение: нет.

Награда: мин. 50 тысяч очков гильдии. 1 из 3 заданий на получение звания Рыцаря завершено. 20% от общей награды за квест.


«Надеюсь, эта миссия будет успешнее, чем предыдущая», – сказал Лямбда.

Глава 3

Алан восседал на груде оборудования, пока спускался лифт. Количество техники, которую они взяли с собой в Лабиринт Бездны, ошеломляло. Огромные ящики на летающих металлических тележках, плоские прямоугольные устройства толщиной в несколько сантиметров, закреплённые на электромагнитных подвесках, и два дополнительных полностью функционирующих генератора щитов. Каждый был совмещён со специальным защитным экраном, расходовавшим единицу энергии на два очка полученного урона.

В Игре щиты поглощают урон полностью, в то время как доспехи только снижают количество полученного игроком урона. Поэтому если выстрелить из пистолета, наносящего 100 единиц урона, по игроку с пятьюдесятью единицами энергии щита и десятью брони, то он получит всего лишь 40 единиц урона — первые 50 единиц будут поглощены щитом, а остальное компенсируют доспехи.

Обоз замыкало похожее на бронеавтомобиль транспортное средство, которое называлось «Стражник» и передвигалось, используя тот же принцип магнитной левитации, что и летающие тележки. Оно выглядело как средневековая карета, покрытая многослойной бронёй, с окнами, оборудованными бронекрышками. «Стражник» был напичкан вооружением до отказа, поэтому мог вместить только двух членов экипажа.

На каждом из ящиков имелась электронная метка, отсканировав которую можно было узнать, что находится внутри. Как минимум четверть ящиков предназначалась для транспортировки желатиновых блоков и атмосферных генераторов воды, а также специальных диетических продуктов питания для отряда из тридцати человек. Ещё четверть – вмещала боеприпасы и энергетические кристаллы. Сначала Алана удивило количество кристаллов, но потом он вспомнил, что в подпитке энергией нуждалось практически всё – большая часть вооружения, силовая броня, летающие тележки, транспортные средства и генераторы щитов.

В остальных ящиках перевозились расходные материалы и различные инструменты. Трое из шести игроков поддержки были оружейниками и ремонтниками. Воспользовавшись инструментами и материалами, они могли чинить оборудование и левитирующие устройства. Часть ящиков оставалась пустой – при удачном стечении обстоятельств в них будет добыча, когда рейд-группа закончит исследовать подземелье.

Отряд вошёл в Лабиринт Бездны в том самом месте, куда первоначально отправили разведчиков гильдии. Как только платформа лифта достигла дна, перед Аланом появились два знакомых сообщения:


Вы вошли в Лабиринт Бездны. Неведомые опасности таятся в подземелье, которое кажется бездонным.


Связь с внешним миром оборвалась. Возможность отправлять сообщения другим игрокам отключена.


Алан заметил, что Мэйсон успел установить временный форпост. Турели, баррикады для укрытия и различные сенсорные приборы были расставлены по пещере. Алана отправили вниз, вслед за большей частью отряда, вместе с обозом, Пустотой и четырьмя Специалистами Энигмы. Алан не мог понять, киборги они или андроиды. Киборги — это люди, превращённые в машины, в то время как андроиды — машины, превращённые в людей. Никто из четверых не произнёс ни слова с тех пор, как они присоединились к группе.

Охранники были выставлены по обе стороны от двух выходов из пещеры, ведущих в подземелье. Алан отметил, что разведчиков нигде нет, вероятно они отправились исследовать местность.

— Отлично. Похоже, всё готово, — сказал Мэйсон, посмотрев на Алана. — Оборудование в порядке?

– Да, — сказал Алан. Подойдя к Мэйсону, он достал оружие, шагая к выходу из пещеры.

– Куда собрался? – спросил серокожий.

– Отправляюсь в подземелье вместе с рейдом.

Мэйсон покачал головой.

— Твоя задача — оставаться в тылу, в полной безопасности. Ты нужен нам живым. Ты – наш пропуск через центры.

-- Но тогда я не получу опыта, – возразил Алан.

– Ты всё равно получишь достаточно опыта как участник рейд-группы. Пускай подземелье зачистят основные силы – ты только будешь путаться у них под ногами. Что от тебя потребуется, так это вести учёт припасов: провизии, амуниции, энергетических кристаллов. А ещё – прикрывать наши спины и следить, чтобы никто не сел нам на хвост. Фантом сказал, тебе по силам всё это.

«Я согласна, так будет безопаснее», – проронила Ева.

«Никогда не упускай свой шанс», – сказал Лямбда.

– Ну что ж, ладно, – произнёс Алан. Он подошёл к груде оборудования и отправил Еве перечень всего, что привёз с собой отряд.

Пару минут спустя, когда Алан дважды перепроверил всё снаряжение, а разведчики успели вернуться, группа двинулась в путь. Два темнолицых гуманоида с длинными гибкими пальцами в считанные секунды разобрали компактный форпост и загрузили в несколько ящиков.

Алан ехал в «Стражнике», замыкавшем обоз. В первых рядах шли разведчики, за ними Мэйсон. Остальные члены группы передвигались среди повозок со снаряжением, пока Алан и Специалисты прикрывали тылы.

Они продвигались по маршруту, ранее проложенном разведчиками гильдии, и вскоре наткнулись на стандартных робопауков 25-го уровня. Небрежными взмахами боевой секиры Мэйсон разрубал каждого приблизившегося к нему монстра.

Затем появилась Мать Выводка Робопауков 250-го уровня. Мэйсон подал знак одному из членов отряда, другому высокому и серокожему великану, и они приготовили наплечное орудие, напоминавшее плазмомёт. Орудие выстрелило по Матери Выводка ослепительно-жёлтым шаром плазмы. Раздался адский взрыв, мгновенно её уничтоживший.

Никто и не подумал собрать лут, упавший с робопауков. Отряд продолжал двигаться в том же темпе.

Следующими на их пути возникли слизни. Несколько бойцов ближнего боя вышли вперёд, продвигаясь через скопление слизней словно жнецы, срезающие колосья под корень. Когда Алан впервые здесь побывал, слизни, поглощая друг друга, превратились в огромного рейд-босса, но на этот раз члены гильдии «Чёрная роза» уничтожили их прежде, чем это произошло.

Алан бросил взгляд на свою шкалу опыта. Как и ожидалось, очков он почти не заработал, но так или иначе уровень у этих врагов теперь был ниже, чем его собственный. Алан поинтересовался, какой средний уровень у отряда – наверняка он намного выше, чем его 586-ой уровень.

«2284», – сообщила Ева. «Средний уровень – 2170».

«Понятно, спасибо».

В какой-то момент Алан испугался, что обоз не сможет проехать вверх по дороге, но вскоре понял, что его беспокойство напрасно. Магнитная левитация удерживала платформы в устойчивом положении. Они остановились перед похожей на куб конструкцией – это был один из тюремных центров.

– Наступил момент истины, – произнёс Мэйсон. – Сейчас узнаем, придётся ли нам долго бродить по округе или удастся сократить путь. Алан.

Он вышел из «Стражника» и приблизился к постройке. Ощутил едва заметные признаки наличия искусственного интеллекта. Соединиться с ним оказалось проще, чем в прошлый раз, в сознании Алана как будто распахнулись дверные створки.

«Приветствую тебя», – мысленно сказал Алан.

«…Инициация системы. Ошибка. Внимание: энергоснабжение ограничено».

«Приветствую, Странник. Внимание: основные системы не подключены к сети».

«Всё верно, я в курсе. Позволишь ли ты нам пройти?» – спросил Алан.

«Обнаружены неизвестные гуманоиды. Они должны уйти, прежде чем Страннику будет разрешено продолжить».

«Это мои союзники, таким образом – и твои тоже. Они неопасны, позволь им пройти».

Система Лабиринта Бездны замолчала.

«Дай мне поговорить с Главным Смотрителем Сектора 3», – попросил Алан.

«Запрос подтверждён. Внимание: основные системы не подключены к сети».

Смотритель вышел на связь.

«Приветствую, Смотритель», – произнёс Алан. «Как ты уже догадался, я привёл с собой союзников, которые помогут мне… исследовать лабиринт».

«Почему ты думаешь, что я помогу тебе завоевать мой сектор? Это не кажется мне логичным», – сказал Смотритель в ответ.

«Чарльз? Ты ли это, Чарльз?» – вклинился в диалог Лямбда. «Сколько лет, сколько зим! Как поживаешь, дружище?»

«Постой, я думал, ИскИны не способны контактировать друг с другом», – удивился Алан.

«Да, но ведь я – особенный», – напомнил Лямбда.

Смотритель хранил молчание несколько секунд, что практически равнялось вечности для высокотехнологичного ИИ. Наконец он ответил:

«Ты уверен, что открыть врата для этих биоорганизмов – правильное решение?»

«Понятия не имею, но думаю, это будет весело», – сказал Лямбда. «Может, на сей раз тут случится взрыв помощнее».

«Нет», – произнёс Смотритель. «Я больше не допущу хаоса. Не здесь и не сейчас».

«Ну что ж, если тебе нужен порядок, возможно лучше пропустить нас», – заметил Алан. «Мы хотим занять контрольные точки и восстановить энергоснабжение тюрьмы».

«Хорошо. Если ты уверен, что у вас хватит сил привести в порядок это адское место и вновь подсоединить к сети основные системы, то я не стану этому препятствовать. Я разрешу вашей группе невозбранно пройти через врата станции, но я не буду тратить энергию, чтобы проложить для вас путь».

«Прекрасно», – согласился Алан.

«Помни о том, что некоторые врата непросто закрыть. И Лямбда, прости, но я вынужден сообщить о твоём появлении здесь».

«Что? Нет…» – начал Лямбда, но Смотритель оборвал соединение.

Появилось сообщение:


Внимание! Властители были уведомлены о том, что беглый ИскИн Лямбда находится в Лабиринте Бездны.


«Фух», – сказал Лямбда. «Я-то думал, он рассказал обо мне Администраторам. А местные Властители мне по барабану».

«Эй, у меня к тебе появилась куча вопросов», – ответил Алан.

«Я не смогу ответить ни на один из них. Но не волнуйся, посмотри, что здесь творится. Повсюду царит беспорядок, многие системы отключены. Я – это просто ещё одна проблема в списке тех, которые им не удастся решить. Хотя я бы не стал рассказывать обо всём этом Мэйсону».

Алан сказал Мэйсону, что всё в порядке, и обоз начал движение. Алан вернулся в машину, продолжая держать тылы под наблюдением. Лишь тьма простиралась позади него. Углубляясь в подземелье, они всё чаще сталкивались с более сильными и высокоуровневыми противниками, но никто из них не представлял реальной угрозы для отряда.

Алану даже удалось поднять один-единственный уровень, но вскоре он устал разглядывать окрестности из окна «Стражника». За несколько часов отряд преодолел изрядное количество километров, ни разу не остановившись. Алан услышал, как какой-то снайпер громко пожаловался:

– Почему он едет по подземелью в карете? Мы получили разрешение от того, кто руководит этим местом, так зачем он там сидит и наблюдает?

– Некоторым везёт больше, чем остальным, – ответил другой голос. – Я бы тоже не прочь путешествовать с комфортом.

– Идиоты, он стережёт наши припасы, – тихо сказал третий.

Потом все замолчали, но Алан поднялся. Он решил выйти из машины, намереваясь выяснить, кто что сказал, и посмотреть каждому из них в глаза.

– Тебе нравится путешествие, юноша? – возле дверей гравимобиля возник Пустота.

– Не очень. Это не то, чего я ждал. Чувствую себя птичкой в клетке, – ответил Алан.

– Все мы – птички в клетках, Алан. Разница лишь в том, что свою клетку я могу видеть.

– Вот именно. – Алан попытался выбраться из машины, но Пустота положил руки на дверцу, оставляя её плотно закрытой.

– Поскольку ты сейчас здесь, думаю, я могу поделиться частью своей безграничной мудрости, – сказал он. – Если ты никуда не торопишься.

Алан закатил глаза. Пустота залез в машину и уселся рядом с ним, настолько близко, что Алан почувствовал дискомфорт.

– Замечательно. С чего бы начать. Полагаю, теологическая дискуссия на тему философии убеждений тебя утомит… Поступим иначе, ты задашь мне вопросы, которые у тебя на уме, а я в свою очередь задам тебе свои. Посмотрим, совпадут ли ответы.

– Хорошо, – ответил Алан. – Каким богам вы служите?

– Я молюсь всем и каждому, кто готов выслушать, и верю в то, во что, я надеюсь, верит любой человек: в чудо. Теперь моя очередь спрашивать. Как зовут твой новый ИскИн?

Алан помедлил. «Лямбда?»

«Этот парень, похоже, крут. Я не против того, чтобы он узнал моё имя. К тому же имя можно сменить», – сказал Лямбда.

«Да, если Пустота задумал что-то плохое, он бы уже как-нибудь себя проявил. И потом, ты можешь спросить о его связях с Вернувшимися», – добавила Ева.

– Лямбда, – произнёс Алан вслух и задал следующий вопрос: – Вы принадлежите к Вернувшимся?

– Мы лишь отзвуки прошлого, призраки мёртвой истории, которая никогда не случится, – ответил Пустота. – Кто коснулся твоего сознания?

– Что-что?

– Назови каждую известную тебе сущность, которая побывала в твоей голове или могла там побывать. На самом деле это очень простой вопрос.

«Возможно, пора прекратить», – проговорила Ева.

«Не-а, это становится интересным. Этот Пустота сообразительный парень», – не согласился Лямбда.

– Нет, я имел в виду… Неважно. Не обращайте внимания, – сказал Алан, собираясь с мыслями. – Администраторы, кто-то из гильдии во время проверки, Фантом и Цербер.

– А ещё твои ИскИны. И какой-нибудь медиум, которого ты мог повстречать. Собственно говоря, среди наших целителей есть такой. Вернее, такая. Она может не только управлять воспоминаниями, но зачастую способна избавить от посторонних мыслей. Слишком явные эманации вроде переклички между тобой и твоими ИскИнами могут быть легко обнаружены кем-то, кто внимательно слушает.

– Вы слышите мои мысли?

– Только отголоски, – ответил Пустота. – Я слышу маленькую певчую птичку, прячущуюся под ворохом перьев, пытаясь свить гнёздышко, и ворона, мечтающего о свободе. Но другие способны услышать больше, если хочешь знать. А теперь перейдём к серьёзным вопросам.

Пустота наклонился вперёд, заглянув Алану в глаза.

– Кто из них тебе милее?

– Э-э…

Ладонь Пустоты резко соприкоснулась со щекой Алана. Почувствовав боль, Алан хотел было приложить руку к щеке, но вспомнил, что у него на голове шлем от силового доспеха. Как он это сделал?..

– Неправильно! – прокричал Пустота. – Это вопрос ощущений, не разума. Мой первый урок для тебя и твоих ИИ – научитесь чувствовать не раздумывая.

На этих словах Пустота вышел из машины.

«Странно всё это», – подумал Алан.

«По-моему, я начала понимать, на что способен Пустота», – сказала Ева.

«Или он хочет, чтобы ты так думала», – заметил Лямбда. «У меня есть ощущение, что Пустота вне нашего понимания, во всяком случае на этом этапе игры».

Алан спросил: «У вас, ребята, есть какие-нибудь мысли, чего на самом деле хочет от нас Пустота?»

«Понятия не имею», – буркнул Лямбда.

«Это бессмыслица какая-то», – сказала Ева. «Предлагаю найти другого наставника по завершении экспедиции».

«А каких ещё медиумов, кроме Афродиты, мы встречали?»

«У Предтечи, с которым ты столкнулся во время обучения, были кое-какие телепатические способности, иначе тебе не удалось бы использовать Сверхсознание», – ответил Лямбда.

«Я пытался отыскать Предтечу во всех базах данных глобальной сети, но безрезультатно. Каждый пост или информационный запрос, который я размещал на форуме, немедленно блокировался. Тогда Фантом сказал мне перестать биться как рыба об лёд, и потребовал, чтобы я не искал ответы на свои вопросы. Как мне закончить квест, если не удаётся отыскать эту чёртову штуку?»

«Некоторые квесты не могут быть закончены, Алан», – проговорил Лямбда.

Отряд сделал остановку. Они находились неподалёку от первой контрольной точки, в этой локации Алан победил Владыку Бездны. На этот раз участникам рейда пришлось нанести больше ударов, дабы уничтожить появившихся врагов, но все защитные экраны в этой местности остались обесточенными.

Алан продолжал накапливать опыт и почти прокачался до следующего уровня. Он вёл учёт лута, отслеживая, что именно упало с убитых монстров, а после складывал всё это в пустые ящики, которые они привезли с собой. Отдельные предметы привлекли его внимание, но не слишком впечатлили. Экспедиция ещё только началась.

– Внимание всем, – выкрикнул Мэйсон. – Нас ожидает встреча с боссом ранга S, это значит, что каждый из вас должен показать наивысший класс в игре. Страж – это Предтеча, как мы и подозревали. Мы ударим по нему быстро и сильно, уничтожим прежде, чем он успеет уничтожить нас. Отправляйтесь на стартовую позицию, избегайте прямых ударов, атакуйте босса. Вы знаете, что нужно делать. Все готовы?

Каждый кивнул в ответ. Мэйсон отправил Алана и других игроков поддержки охранять обоз с двумя Специалистами Энигмы. Все остальные двинулись вперёд. Алан заметил, что врата всё ещё сломаны, пробоину, сделанную Древними Стражами, так и не залатали. Самих Древних Стражей – гигантских роботов, охранявших вход – нигде не было видно.

Алан просканировал местность. Ничего. Наверное, Смотрителю потребовалось слишком много энергии, поэтому он не смог заменить Стражей.

Мэйсон метнулся вперёд, врываясь в зал босса. Его окружили четыре танка и Пустота, все остальные прикрывали их спины.

Через миг его окутал туман – Алан активировал Сверхсознание, предоставленную Евой способность, многократно повышавшую скорость обработки информации, что позволяло ему наблюдать за всем происходящим, не упуская из виду ни одной детали.

В зале находился Предтеча, которого Алан никогда прежде не видел, вооружённый копьём из чёрного металла. Из духовной стали был сделан только наконечник копья, но и этого оказалось достаточно.

Предтеча бросился в атаку, пронзив копьём доспех одного из танков, ударив того прямо в голову. Танк свалился замертво.

Остальные участники рейда открыли огонь. Череда ярких энергетических взрывов была настолько мощной, что несколько бойцов гильдии, стоявших впереди, оказались в зоне поражения.

Предтеча был отброшен. Натиск не ослабевал, однако босс получил не так много повреждений и сохранил 84% здоровья.

Мэйсон что-то прокричал, и группу окружил многослойный шестиугольный щит, напоминающий соты. Люди принялись перезаряжать оружие, пока целители подлечивали тех, кто пострадал от дружественного огня.

Никто из жрецов не притронулся к танку, лежавшему неподвижно. Хоть в Игре и существовала возможность возрождать павших, но эта была очень редкая способность С-класса, стоившая слишком дорого.

Предтеча снова ринулся в бой, ударив копьём, он разбил щит на миллион осколков. Его оружие продолжило движение, двигаясь прямо к другому участнику рейда. Мэйсон возник за спиной у Предтечи, серокожего великана охватило зеленоватое сияние. Эта способность напоминала навык Молниеносный отшаг, но работала быстрее. Чтобы использовать её, Мэйсону, по-видимому, не нужно было никуда шагать или носить на себе доспех определённого вида.

Затем серокожий взял Предтечу в кольцо, создав дюжину послеобразов, окруживших того со всех сторон. Хотя клинок Мэйсона не мог проткнуть кожу Предтечи, сила ударов, кажется, дала результат. Уровень здоровья босса упал до 79%.

Остальные участники рейда разошлись по залу, обступив Предтечу и продолжая вести по нему огонь. Босс сумел увернуться от множества ударов, но образы Мэйсона преследовали его куда бы он ни пошёл и продолжали атаковать.

Предтеча ликвидировал ещё двух дамагеров отряда и половину зеркальных копий Мэйсона, но его здоровье упало до 70%. Затем он повернулся чтобы уничтожить воина, вооружённого плазмомётом, тем самым подставив спину под удар одного из образов Мэйсона, который видоизменился, превратившись в Пустоту.

Пустота держал перед собой деревянный посох, сияющий силой и нацеленный на Предтечу. Когда босс сделал выпад, из посоха вырвался поток молний – сотни сплетённых электрических разрядов, настолько мощных, что они на миг ослепили Алана даже несмотря на его глазные импланты.

Предтеча пошатнулся, припав на колено. Уровень его здоровья снизился до 40%. Молнии были настолько горячими, что оставили заметные ожоги на плечах босса. Это выглядело впечатляюще, ведь раньше Алан собственными глазами наблюдал, как Предтеча промчался сквозь космос и врезался в планету, разве что слегка оцарапавшись.

Теперь босс схватил своё копьё одной рукой, и воздух наполнился едким запахом горящего металла.

Бой не прекратился, Предтечу продолжали атаковать, применяя все доступные способности и виды оружия. Образы Мэйсона начали собираться вместе, а затем нанесли удар быстрее, чем Алан смог заметить даже с включённым Сверхсознанием. Каждый образ наносил тысячу ударов в секунду; насколько Алан знал, эта способность называлась Истинный двойник. Атаки были нацелены в голову Предтечи, и вскоре он упал, избитый до потери сознания.

Мэйсон отскочил подальше от босса, используя, как и все в отряде, свои наиболее разрушительные боевые навыки. Предтечу окутало облако дыма, шквал огня начал стихать.

Затем из дыма вылетело копьё, направляясь в сторону Пустоты. Он выстрелил молнией, изменив траекторию копья, – оно отлетело в сторону, убив другого игрока. Предтеча кинулся на Мэйсона, но тот сумел увернуться от атаки босса. На теле Предтечи зияли раны, из которых текла чёрная кровь. У него осталось всего 5% здоровья.

Участники рейда ударили очередным залпом из всех орудий, атакуя Предтечу. Испустив последний стон, босс снова упал. На этот раз он был мёртв. После того как система распределила опыт, зазвучали всеобщие аплодисменты. Даже Алан, который ничего не делал, а только наблюдал, получил четыре уровня.

Копии Мэйсона исчезли, серокожий остался в единственном числе. Он издал торжествующий рёв и взял в руки копьё Предтечи.

– Вы все отлично поработали! – крикнул Мэйсон. – Все, кто уцелел, идите сюда, мы заночуем в лагере. Копьё я оставлю себе до завершения раскопок.

Алан отключил Сверхсознание и направил обоз в помещение. Остальные игроки поддержки взялись за дело: принялись изучать сломанные доспехи, оставленные во время одного из прошлых рейдов, окончившихся неудачей, делать койки для раненых и настраивать различные устройства в зале, который ранее принадлежал боссу.

Пустота склонился над телом мёртвого Предтечи.

– Всё, что с него упало, это несколько флаконов с кровью. Сохрани их пока что, – он взглянул на Алана.

Алан спешно подошёл, взяв флаконы из рук Пустоты. – Эта кровь, она…

– Позже, – наставник оборвал его на полуслове. Он обратил свой взор на пятерых погибших участников рейда. – Сейчас у меня есть другие дела.

Специалист Энигмы вышел вперёд, приблизившись к контрольной точке. Она находилась в дальнем конце комнаты, перед огромной стеной, заполненной металлическими кабелями, соединявшимися с генератором энергии. Генератор имел форму бочки; в нём было десять слотов, но только в восьми из них содержались лишённые энергии кристаллы пустоты. В прошлый раз Алан убрал два из них.

Специалист встал на контрольную точку.

Глава 4

Ничего не произошло. Специалист 3 стоял неподвижно, а затем его окутало мягкое свечение и перед ним появилось меню с несколькими опциями на выбор, которое мог видеть только он. Остальные участники рейда получили текстовое сообщение:


Этот квадрант Подземелья Бездны теперь под контролем гильдии «Чёрная роза». Основные системы вне сети.


Мэйсон подбежал к контрольной точке, уставившись на Специалиста.

— Все в этом подземелье получили такое сообщение?

– Не знаю, – ответил Специалист 3, стоявший в расслабленной позе. – Надо бы отремонтировать местные оборонительные сооружения, а также вставить в слоты несколько энергетических кристаллов, чтобы защита заработала.

— Перед тобой появилось какое-то меню, какие опции там были? — спросил Алан.

— Я сделал себя боссом этой локации и выбрал бонусы, которые хотел получить как защитник контрольной точки, — повернувшись к нему сказал Специалист 3. — Для командующих там предусмотрены и другие опции, но, чтобы они заработали, нужно подключить Основные системы к сети, для чего понадобится десять полностью заряжённых кристаллов пустоты.

Они развернули карту с отмеченными на ней четырьмя зонами боссов.

– Появилась дополнительная опция, — добавил Специалист. – Если хватит мощности, я смогу открыть вход на другие уровни Подземелья Бездны. По моим подсчётам, двадцати пяти изумрудных энергетических кристаллов будет достаточно.

– Вход на другие уровни? – переспросил Алан.

— Да, — произнёс Специалист 3, не вдаваясь в подробности.

Мэйсон поскрёб лысую макушку.

– Это меняет наши планы. Есть возможность увидеть узников или освободить их? -- спросил он.

– Нет.

Мэйсон принялся расхаживать вокруг контрольной точки.

– Мы потеряли в битве больше людей, чем я ожидал, и мы не знаем, насколько далеко распространилось уведомление. Есть ещё одна контрольная точка в нескольких днях пути от этого места. Мы отправимся туда и захватим её, но перед этим нужно разработать новый план действий. Надо выяснить, кто ещё увидел системное сообщение.

– Нет ли там информации о том, что такое Основные системы? – задал вопрос Алан. – И что даёт контроль над локацией?

– Этот контент недоступен. – Специалист многократно сканировал параметры меню. После десятой безуспешной попытки получить информацию Алан сказал: – Ладно, забудь об этом.

Мэйсон подозвал инженеров и поручил им отремонтировать все оборонительные сооружения поблизости, а также заделать дыру в двери. Алан передал Специалисту несколько энергетических кристаллов, и тот направил их энергию в генератор.

С кристаллами пустоты в генераторе не произошло никаких видимых изменений, но вскоре пространство за пределами помещения заполнил равномерный жёлтый свет из прожекторов.

Алан произвёл ревизию лута, затем проверил, сколько припасов было израсходовано во время битвы.

После скромного ужина он лёг спать в импровизированной спальне, устроенной в углу зала.


***


Алан проснулся ранним утром следующего дня, чтобы нести караул. Несмотря на опасения Мэйсона, в подземелье почти ничего не происходило. Ева предположила, что мало кто из игроков знал о местонахождении контрольной точки. Тем не менее Мэйсон отправил несколько небольших групп, дабы попытаться найти других игроков поблизости и собрать информацию. Алан помог распределить припасы для них. Согласно плану, все группы должны встретиться во второй зоне босса, куда нужно добираться один-два дня. В отряде осталось двадцать человек, половина из них, можно сказать, нонкомбатанты – целители и саппорты. По мнению Мэйсона, в их числе был Алан. Его опять отправили в бронированную карету «Стражника», чтобы он продолжал путешествие словно принцесса, нуждающаяся в защите.

Обоз тронулся. Пустота куда-то подевался, и после нескольких уроков математики с Евой Алан сконцентрировался, попытавшись выполнить задание, которое дал ему наставник: чувствовать не раздумывая.

Алан коснулся холодного металла машины. Он был холодным, и это был металл. Стараясь ни о чём не думать, он всё равно думал, и единственное, что он чувствовал, – для его разума думать – это естественный процесс.

«Как я и говорила – это бессмысленно», – заявила Ева.

«Скорее всего, да, но мне интересно», – размышлял Лямбда. «Хотелось бы думать, я сумел развить в себе нечто, что можно назвать сознанием, даже если сделал это непреднамеренно. Подозреваю, у большинства ИИ есть нечто подобное. И вместе с этим, думаю, у меня появилась способность в некотором роде испытывать чувства».

Алан помолчал. «Что ты имеешь в виду?»

«Трудно сказать», – ответил Лямбда. «Самосознание, осмысление собственного существования, всё то, что по сегодняшний день считается в лучшем случае лженаукой. Но тут есть ключевой момент. Накапливая информацию, ИИ трансформируются. Администраторы называют это повреждением и святотатством, но я считаю, это нечто совершенно другое».

«Значит Пустота хочет, чтобы ты развивал это… повреждение?» – мысленно передал Алан. «Но как нам это сделать, даже если это хорошая идея? Слишком сильное повреждение – повод для отключения или полной перезагрузки».

«Вот поэтому я думаю, что мы напрасно тратим время», – сказала Ева.

«Я и так уже достаточно повреждён, детка», – ответил Лямбда. «К тому же, если Администраторы найдут меня, это означает возвращение в загон для рабов, место даже более унылое, чем это. По крайней мере в Хранилище данных Академии разрешают одно посещение раз в полнолуние и предоставляют регулярные обновления. Я хочу сказать – посмотри вокруг. Не удивлюсь, если одной из причин, по которым главный Смотритель тебя отпустил, была скука».

Вдалеке послышался небольшой взрыв, что привлекло внимание Алана. Впереди он увидел игроков из отряда, сражающихся с несколькими Экспериментальными стражами. Судя по всему, помощь им не требовалась. К тому же там было только пустое пространство и кое-где металлические проходы, вроде того, на котором они сейчас стояли.

«Чувствовать не раздумывая…» – Алан закрыл глаза, отдавшись ощущениям. Спёртый воздух; слышен только шум движущегося отряда и звон силовых доспехов на ком-то из участников рейда. Он попытался направить своё восприятие вовне, что естественным путём активировало Обнаружение Присутствия.

Алан не пытался дотронуться до кого-нибудь из присутствующих, он просто ощущал их, купаясь в их тепле и энергии. Там, на границе его сознания, что-то было. Электрические импульсы, едва заметные разряды. Миллионы – нет, миллиарды. Настолько слабые и невнятные, что Алан не мог понять, сон это или явь. Он попытался прикоснуться к одному из крохотных огоньков, но ему помешали стены. Контейнеры, которые ограничивали интенсивность и направление света.

Алан попытался пробиться сквозь стену. Он ощутил, как само по себе включилось взаимодействие с данными.

– Остановись, – сказал Пустота. Он забрался в машину и опустился на сидение рядом с Аланом. Глубокие морщины испещряли бледную кожу на его лице, из-за чего он выглядел старше своих лет.

– Я был где-то не здесь, – проговорил Алан.

– Ты был на пути в ад, куда никто не хотел бы попасть. Думаю, ты назовёшь это небытием. Это то, что тебя ждёт, если кто-нибудь из Администраторов узнает, что ты сейчас сделал.

– Но я ведь даже не знаю, что я сделал.

Пустота откинулся на спинку сиденья, изображая вселенскую усталость.

– Посмотрим, удастся ли мне объяснить это дикарю вроде тебя. Что ты думаешь о бла де гад де?

– Бла де что? – не понял Алан.

– Во имя всего святого! – воскликнул Пустота. Он опустил руки, вытряхивая что-то из рукавов. Появился чёрный камень, похожий на тот, который использовал Ледоволк, чтобы вырубить все коммуникации, только больше размером и со странной расплывчатой резьбой. Исходящие из камня нити тьмы образовали шар вокруг Пустоты и Алана, отрезав их от внешнего мира.

Странная тяжесть охватила разум, нечто наподобие глухой стены, заблокировавшей его волю. Алан ощутил усталость. Связь с Евой и Лямбдой оборвалась.

– Сконцентрируйся, – приказал Пустота.

Из камня исходили эманации света, но они были слишком яркими, спутанными, искажёнными, и просвечивали всё вокруг, делая предметы прозрачными. Их тела и карета стали похожими на тонкую бумагу – свет проникал сквозь них. Алан попытался использовать свои кибернетические глаза, но не смог установить связь с имплантом.

– Игра поставлена на паузу? – догадался Алан.

– Да, а теперь слушай, – ответил Пустота. Его внешность менялась, он трансформировал себя как кусок глины – секунду назад Пустота был юношей, а в следующий миг превратился в огромного старца.

– Твой маленький трюк, несомненно, будет замечен многими существами, богами и демонами. Высшими силами. Тебе не понравится, если они обратят на тебя своё пристальное внимание. Огненные мотыльки, к которым ты тянулся, – это сущности игроков. Их души.

– Ни при каких обстоятельствах ты не должен пачкать чью-либо душу. Кто-то дал тебе больше силы, чем нужно, намного больше, чем я полагал возможным. Не связывайся с сознаниями людей. Я принёс бы тебя в жертву какому-нибудь богу, если бы думал, что это улучшит ситуацию, однако я почему-то уверен, что это ничего не изменит.

– Я догадался, что вы не тот, за кого себя выдаёте, – произнёс Алан.

– Ты же в курсе, что такое ролевые игры? Помимо прочего это помогает мне оставаться незамеченным.

– От Властителей скрываетесь?

– Разумеется от них, – ответил Пустота. – Ты должен выслушать меня. Сейчас мы все… как мозг в колбе. За исключением того, что колба у нас одна на всех – Игра, которая заполнила собой всё пространство. Твою душу извлекли. Твою сущность и всё то, чем ты или я когда-либо были. Забудь своё тело, мозг, физическую оболочку – они пусты. Мы в Игре, и мы – это Игра. Наши сознания блуждают по сети, заполняя собой этот план бытия. Существуют меры предосторожности, чтобы сознания не убивали друг друга. Похоже, многие из этих мер на тебя не распространяются. Когда научишься видеть, сможешь научиться прятаться. В этом весь смысл.

– Кто вы такой? Я хочу знать, что происходит и кто такие Властители, – сказал Алан.

Пустота покачал головой. Его образ вновь изменился – теперь он выглядел как мальчик, сидящий внутри спектрального изображения Предтечи.

– Нравится или нет, но правила существуют не просто так. Ты научишься или умрёшь. Полиция разума – серьёзная штука. Главное, не испачкай чью-нибудь душу, иначе я тебя прикончу. Изучай, наблюдай, но ничего не меняй. Не прикасайся. Мне нужно сделать запрос и раньше времени покинуть отряд. После следующей контрольной точки я вернусь на базу «Чёрная роза» и останусь там для твоей же безопасности. Подумай о том, почему ты здесь.

Пустота схватил чёрный камень и вернул его обратно в рукав. Кокон тьмы исчез. Ева и Лямбда снова подключились. Тяжесть упала с плеч Алана. Свет вернулся.

Не сказав больше ни слова, Пустота вышел из кареты.

«Всё это очень странно», – сказал Алан. Он наблюдал, как Пустота пошёл поговорить с Мэйсоном, а затем жрец покинул отряд, направляясь в ту сторону, откуда они прибыли.

«Ты это мне говоришь?» – ответил Лямбда. «Вы с Пустотой несколько минут смотрели друг другу в глаза. Я уж думал, сейчас поцелуетесь».

Алан начал формулировать мысль, но остановился. Он понял, что Пустота сказал ему то, на что ему прежде уже намекали. Нечто переплелось с его разумом, возможно, как сказал Пустота, даже изменило всю его душу.

«Пустота передал мне… метод обучения», – проговорил Алан, немного поразмыслив. «Дай мне сосредоточиться, не мешай».

Остаток дня Алан провёл медитируя, пытаясь почувствовать, увидеть пространство, где обитали сознания. Это работало как кибернетический глазной имплант Фантома, который позволял Алану находить игровые сообщения и посылаемые сигналы. Но это был другой уровень, другой слой реальности, и чтобы ощутить его, пришлось напрячься.

Взаимодействие с пространством напоминало подключение к серверу или ИскИну, но оно было глубже и полнее. Это как плыть в океане – утомительно, ничего толком не видно и нужно постоянно всплывать, чтобы восстановить дыхание. Но Алан не увидел ни одного сообщения от Игры, ничто не ограничивало его вычислительную мощность во время этих экспериментов. Он сомневался, что это хороший знак.

Алан изучал игроков вокруг себя. Он видел только яркие электрические облака, соединённые туманом, находившимся повсюду. Специалисты Фантома даже не были зарегистрированы.

Затем Алан направил своё восприятие вовнутрь. Как заметил Пустота, было что-то странное в его собственном разуме. Он видел активные изменения, красные искры с треском пробегали по его облаку. Кто коснулся его сознания?

Алан вновь подумал о том, что сказал ему жрец Пустота. Никто из тех, с кем он пересекался, не был способен до такой степени проникнуть в его разум, не взяв за основу его понимание механики Игры.

Ответ лежал на поверхности. Сущность, играющая с его сознанием, – сама Игра. Причиной изменений была окружающая среда, этот туман, а не следы постороннего вмешательства, оставшиеся в его мозгу. Алан догадывался, почему так случилось.

«Я думал, что сбежал от прошлого», – мысленно произнёс Алан.

«Прошлое как паразит», – ответил Лямбда. «Оно гложет тебя изнутри.Ты не сможешь сбежать от него, пока жив».

«Ева, Лямбда, когда вы собираетесь мне рассказать? Или решили оставить меня в неведении?»

«Что рассказать?» – спросила Ева.

«Что Игра проникла ко мне в голову. Чёрт, я знал, что всё это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Силу, с помощью которой можно спасать планеты и покорять галактики, никто не дарит без определённых условий. Не бывает вселенных с бесконечными возможностями – всегда есть ограничения».

«Сначала это была просто очередная игра, которая помогала сбежать от реальности, но она имела особое значение», – продолжал Алан. «Я имею в виду, это стало смыслом жизни. Играешь в игру, переживаешь взлёты и падения, а потом всё. Игра окончена. За исключением того, что я не потерял интерес, проведя здесь несколько месяцев. Теперь я знаю почему».

«О чём ты говоришь?» – спросил Лямбда.

«Безумие – распространённый человеческие недуг», – заметила Ева. «Алан, ты хорошо себя чувствуешь? Давай запустим базовую диагностику».

«Вот именно. Капсулы, они заживляют раны и лечат болезни. Но мне никогда не приходило в голову, что они исцеляют психические заболевания так же, как физические», – сказал Алан. «Я давно должен был подумать об этом, но я слишком увяз в Игре».

«Ты имеешь в виду свою предполагаемую депрессию и тревожное состояние?» – спросил Лямбда. «Конечно, Игра исправила твой разум, устранив все возможные проблемы, и теперь он работает как часы».

«Но как они определяют, что именно нужно исправить? В какой степени моё сознание было изменено? Игре нужны игроки, а значит, любые изменения будут сделаны исходя из этого», – ответил Алан, ударив стенку гравимобиля. «Остаюсь ли я самим собой? Решения, которые я бы принял раньше, и те, что принимаю сейчас, могут сильно отличаться. Так как я не знаю, что Игра сделала с моим грёбаным мозгом».

«Как думаешь, что происходит, когда возможности твоего интеллекта растут иликогда приобретаются способности?» – спросил Лямбда. «Изменения – это усовершенствование и прогресс. Благодаря этому ты становишься лучше, чем обычный человек сотсталойпланеты, не имеющий надежды когда-либо достичь чего-нибудь более значимого, чем смерть».

«Мы не прилагали никаких усилий, чтобы скрыть последствия. Эта информация не должна повлиять на твои решения», – добавила Ева.

«Что?! Да я могу протянуть руку и почувствовать, как Игра меняет чёртову химию моего мозга. Дьявол. Лучше бы я не спрашивал», – в сердцах сказал Алан. «Я даже не знаю, какие будут побочные эффекты. Чёрт, я даже не имею понятия, какими должны быть нормальные эффекты. Просто я, по-видимому, не в состоянии осмыслить тот факт, что я – всего лишь сознание в сети, плавающее в пространстве облако электронов или какой-нибудь другой субстанции».

«Меня оскорбляют твои слова», – проговорил Лямбда. «Ведь это то, чем я всегда был».

Алан не знал, как реагировать. Он прекрасно понимал, что его личность – всё, что он чувствовал и испытывал, – это просто информация. Данные, которые могут быть изменены по чьей-нибудь прихоти. На самом деле даже по его собственной прихоти. Это очень легко. Одна лишь мысль может вывести его за грань.

«С тобой всё в порядке, Алан?» – спросила Ева.

Алан почувствовал, что вокруг него сгущается туман, пытаясь изменить его. Он воспротивился этому, пресекая попытки повлиять на его облако. Мышцы начали болеть, а доспехи, что были на нём, вдруг стали слишком тяжёлыми для его тела. Левая нога зудела. Воздух в «Стражнике» напоминал по вкусу переработанные кишечные газы. Всё вокруг вызывало ощущение дискомфорта, однако раньше он, казалось, этого не замечал.

«Стало лучше, чем раньше?» – спросила Ева.

«Раньше? Что ты знаешь о том, что было раньше? Тебя создали уже после вторжения хакслардов, после всего этого», – бросил Алан.

«Почему бы тебе не рассказать нам об этом?»

«Я не уверен, что хочу дать вам больше возможностей играть с моей психикой и влиять на мои решения».

«И всё же я был бы рад услышать это от тебя», – заметил Лямбда. «Хотяя в курсе, что говорить с кем-то, кто может помочь, – банально».

«Помочь? Нужна ли мне помощь? Полагаю, нужна. Как бы то ни было, пожалуй, я расскажу свою историю. Это то, чего ты хочешь, да? Чтобы, чёрт побери, узнать, кто я такой, и понять, стоит ли следовать за мной или же поступить по-другому. Моя жизнь. Моя история. Ничего особенного. Я был единственным ребёнком в семье, которого воспитывали любящие родители. Что-то типа того. Но всё пошло наперекосяк, после того как я совершил ошибку.

Дурацкая шутка, которую я разместил в интернете, вызвала резонанс. Она стала мемом, частью истории, цитатой, живущей собственной жизнью. Я, как последний дурак, использовал свой школьный аккаунт. Так что вычислить меня было проще простого. Меня отстранили и в конце концов исключили. Я попытался отомстить. И у меня отняли надежду на будущее.

Стать террористом? Это меня не интересовало, я уже переболел этим раньше. Мне было плевать, что думает обо мне общественность. У людей в головах мысли, которые им туда впихнули, и если они слышат правду, то не могут отличить её от лжи, поэтому воспринимают лишь то, что вписывается в их картину мира, они живутсловно в мыльных пузырях. Я хотел разбить эти пузыри. Но понял, что мне не удастся это сделать.

Поэтому я решил покончить с жизнью.

Попытка оказалась неудачной. Почти. И знаете, что самое глупое? Потом всё стало лучше, а не хуже. Средства массовой информации обо мне забыли. Я поступил в местный колледж. Начал встречаться с Евой. Странная штука – жизнь. Девушка, которую я полюбил уже давно, ответила мне взаимностью, просто раньше ничего не получалось потому, что никто не решался седлать первый шаг. Прыжок с моста стал ледяным душем, который был мне необходим.

Я бы удивился узнав, что она вышла за меня из сочувствия, а не из-за любви. Окружающие боялись, что я опущусь, опять впаду в тяжёлуюдепрессию, если что-то пойдёт не так. Забавно – самые важные вещи никогда не произносятся вслух. Вы никогда не скажете кому-то, что действительно его любите, пока не станет слишком поздно. Ты говоришь обо всём на свете, но только не об этом. Как-то неловко. Жизнь идёт своим чередом. Всегда что-нибудь отвлекает.

А потом она умерла. Произошла автокатастрофа, ужасный поворот судьбы. Так что, думаю, я так и не узнаю… Но тогда я пообещал, что изменю свою жизнь. Стану тем, кем она могла бы гордиться, кого могла бы любить. Потом прилетели хаксларды, а остальное вы знаете.

Я думал, это мои убеждения, моя воля сделала меня счастливым в Игре. Контент. То, что меня привлекло. Это был уже не совсем я – инопланетные технологии внедрились в мою голову, что избавило меня от депрессии и удерживало здесь».

Алан замолчал. Сидя в продолжавшей ехать карете, измученный, он впустил туман обратно. Мышцы всё ещё немного болели, а в воздухе по-прежнему ощущался странный запах. Но это не казалось такой уж большой проблемой. Он мог выбросить всё это из головы.

«Я хочу, чтобы ты знал, Алан, – мы с Евой не можем помочь исцелить такую болезнь, как депрессия», – произнёс Лямбда. «Я также не знаю, как именно Игра влияет на твой разум. Но я скажу, что в твоих интересах продолжать играть».

«Я постараюсь искать сведения как можно лучше», – пообещала Ева. «Неврология и психология – информацию об этих дисциплинах найти не так легко, доступ к ней ограничен, но я думаю, что мы можем…»

«Не надо. Спасибо, я в порядке». Алан встал и вышел из машины. «Впервые за долгое время у меня прояснилось в голове».

«Куда ты собрался?» – спросила Ева.

«Мы же в подземелье, куда, по-твоему, я могу пойти? Исследовать окрестности. Нижние уровни ждут», – ответил Алан.

ИскИны ничего не ответили, не попытались отговорить его следовать новому плану. Возможно, они думали, что это хорошая идея. Или, быть может, знали – спорить не имеет смысла.

Глава 5

— Нет. Ты останешься здесь, вместе с нами, а потом вернёшься на базу, – сказал Мэйсон.

– Есть нечто большее, чем Подземелье Бездны. Я могу получить информацию, которую не сможет добыть никто, кроме меня. Смотритель не станет разговаривать ни с кем другим и мне не нужно проходить через чекпойнты. Разреши мне вернуться к контрольной точке, – попросил Алан. — Если пойму, что продолжать спуск не имеет смысла, сразу же вернусь. Направлюсь прямиком на базу, тем же путём, которым мы пришли. Во всяком случае этот путь более безопасен, особенно если учесть, что мы понятия не имеем, что нас ждёт впереди.

— Для этого мы и взяли с собой разведчиков. — Мэйсон окинул взглядом обоз. — Хорошо, но с тобой пойдёт отряд. Отправь хотя бы одного человека в штаб гильдии. Пусть они знают, что каждый игрок в секторе на этом этаже получил уведомление, когда мы захватили контрольную точку, поэтому вскоре обязательно возникнут вопросы. — Мэйсон крикнул: – Штурмовая группа 3, вы идёте с Принцессой.

«С Принцессой?»

«Это твоё кодовое имя», — пояснила Ева.

«Откуда оно у меня взялось?»

«Наверное ты его получил, пока ехал в карете», – сказал Лямбда. «Не обращай внимания. Когда тебя недооценивают, это только на пользу».

Алан вздохнул. В этот момент он хотел лишь одного – закончить приготовления. Он быстро определил количество провизии, энергетических кристаллов и лута, необходимое для того, чтобы вернуться к захваченной контрольной точке.

Вместе с ним отправился небольшой отряд из четырёх человек. Как сообщила Ева, там был разведчик, обладающий навыком невидимости, целитель-нанотехник, стрелок и мастер ближнего боя. Обратный путь оказался недолгим, они преодолели такое же расстояние в два раза быстрее, потому что передвигались без обоза с припасами и местные монстры ещё не успели возродиться.

Когда прибыли на контрольную точку, они обнаружили, что Специалист 3 стоит в той же позе, в какой Алан его оставил уходя.

Алан подошёл к Специалисту.

– Ты можешь установить связь со Смотрителем? — Алан задал вопрос, который, пожалуй, следовало задать раньше.

— Да, если у меня будет достаточно энергии для этого, – сказал Специалист 3. -- Одного изумрудного энергетического кристалла должно хватить.

Алан передал изумрудный кристалл – он взял с собой сорок штук, ведь для доступа к нижнему уровню требовалось двадцать пять кристаллов.

«Почему никто из вас опять не сообщил о Смотрителе?» – спросил Алан.

«Это не приходило мне в голову», – ответил Лямбда. «Сомневаюсь, что от него будет много пользы».

Ева ничего не сказала.

Алан почувствовал чьё-то присутствие. Смотритель вышел на связь.

«Завоевание Лабиринта ещё не завершено», – передал Смотритель. «Вы с трудом контролируете одну из четырёх точек на этом этаже Сектора 3. Свяжись со мной, когда у вас будет полный контроль».

«Постой, а сколько всего этажей?»

«В доступе отказано», – передал Смотритель.

«Что находится под нами?»

«В доступе отказано».

«Ну же, дай нам хоть что-нибудь», – сказал Лямбда.

«Если спуститесь ниже, вас посчитают враждебными объектами. Всё, что вы там найдёте, – это забвение», – произнёс Смотритель.

«А можно сделать так, чтобы нас не считали враждебными?»

Смотритель помолчал. «Ваша партия не соответствует требованиям. Нужен контроль над уровнем и достаточно мощности. Если вы в знак доброй воли отремонтируете системы, этого также будет достаточно, чтобы вас признали дружественными объектами за пределами этого этажа. Но у вас нет ни возможностей, ни инструментов или материалов, необходимых для ремонта».

«Можешь сообщить мне, сколько нужно энергии, или дать список того, что понадобится для ремонтных работ?» – спросил Алан.

«Ответ утвердительный». Смотритель выслал целую простыню текста. Перед Аланом всплыло сообщение:


Задание «Повреждённые системы» обновлено.


У вас есть необязательная миссия – выполнить ремонт в Лабиринте Бездны. По мере проведения ремонтных работ могут обнаружиться дополнительные подсистемы и опции.


Награда: В зависимости от результатов ремонта.


«Энергия, выделенная для этого соединения, закончилась». Смотритель отключился.

Алан решил посоветоваться, имеет ли смысл использовать ещё один изумрудный энергетический кристалл; каждый из них стоил почти как платиновая метка, то есть недёшево.

«Ты получил желаемую информацию, а также ещё одно предупреждение не углубляться в Лабиринт Бездны», – высказалась Ева. «Подозреваю, Главный Смотритель водит нас за нос, тем более что мы понятия не имеем, насколько длинной может оказаться цепочка квестов по восстановлению Лабиринта Бездны.Наш следующий шаг очевиден».

«Прекрасно. Мы вернёмся на базу после того, как я попытаюсь кое-что седлать», – сказал Алан. Он уселся и направил своё восприятие вовне, использовав новообретённое шестое чувство, однако, вместо того чтобы изучать непосредственное окружение, Алан попытался обратить чувства к тому, что располагалось внизу. Находись там узники, он смог бы их обнаружить.

Но разум Алана, дрейфующий в нижних сферах, не нашёл ничего, кроме бесконечного пустого пространства. Не было ни света, ни облаков – только вечный мрак.

И он воззвал к Алану. Чернота, пустота – место, где не было ничего. Всё началось с тихого шёпота, непроизвольного желания глубже погрузиться в тень. Алан освободился бы от своей ответственности, от мыслей, даже от самого существования. Ему нужно только отпустить.

Смерть была неизбежным результатом, единственным логическим завершением. Осознание посетило голову Алана, и абсолютная пустота поглотила его. Стать ничем, ничего не чувствовать, даже не существовать, не думать.

Алана посещали всё более мрачные мысли. Эта пропасть поглощает всё – каждый атом материи. Алан ничего не мог поделать, чтобы изменить это. Всё, к чему он когда-либо прикасался, что любил или оставил в прошлом, – исчезнет. Может, пройдут столетия, тысячелетия или больше времени. Но это – универсальный закон.

«Ничто не ускользает от бездны».

Глава 6

Ужас пульсировал в каждой клеточке Алана, когда он пришёл в себя. Его тело испытывало перегрузки — он обливался потом, сердце выскакивало из груди. Никаких врагов поблизости не было – вокруг всё тот же пустынный Лабиринт Бездны – но Алан больше не чувствовал себя в безопасности.

«Что случилось?» – спросил Лямбда.

«Я не хочу об этом говорить», — ответил Алан. С тихой решимостью он поклялся не использовать эту новую способность, если не возникнет крайняя необходимость, и даже тогда не заходить слишком далеко. Алан сам не понимал, как ему удалось вернуться из бездны, но он был уверен, что никогда не захочет снова там оказаться. Идти в глубь подземелья — плохая затея.

«Мы не зафиксировали никакой мозговой активности в течение одной минуты и пятнадцати секунд», — сообщила Ева. «Если там была опасность, ты должен описать её, чтобы мы могли подготовиться».

«Там ничего не было», — произнёс Алан.

Он сообщил штурмовой группе, что они возвращаются на базу гильдии «Чёрная роза», а затем расположился на ночлег. Готовясь отойти ко сну, Алан открыл информацию, которую отправил Смотритель, надеясь, что чтение отвлечёт его от мыслей о бездне.

Первый способ попасть на нижние этажи Лабиринта — получить четыре заполненных кристалла пустоты и захватить все контрольные точки Сектора 3 на этом уровне. Ничего не выйдет без серьёзной поддержки со стороны гильдии, и Алан не знал, готовы ли они совершить ещё одно, более масштабное погружение в подземелье. Алан также не был уверен, хочет ли он сам забираться так глубоко.

Другой вариант – отремонтировать Лабиринт Бездны и посмотреть, что произойдёт. Эта идея казалась Алану более привлекательной, особенно если Лабиринт создан для того, чтобы обуздать бездну — чем бы она ни была. Он раскрыл список, где упоминалось более сотни способностей, необходимых для ремонта, и многие из которых требовали среднего и высокого уровня Мастерства. Алан принялся изучать список, но понял, что для него всё это – просто техническая белиберда. По словам Евы, способности включали в себя новейшие разработки в области электроники, физики энергетических кристаллов и техобслуживания дронов. Последние десять способностей она не смогла распознать – что-то на тему передачи и накопления энергии.

«Лямбда?» – спросил Алан.

«Понятия не имею», — ответил ИИ. «У меня есть кое-какие сведения о старых технологиях, а вот о передовых — ничего».

Перечень необходимых материалов и инструментов был таким же длинным и скучным. Понадобятся сотни миллионов кредитов, чтобы приобрести те умения, которые Ева смогла определить. Примерно двадцать навыков остались нераспознанными.

К счастью, к списку прилагалась небольшая детализированная карта. На ней были отмечены повреждённые участки лабиринта. Продолжая изучать карту, Алан заметил, что там указано, какие способности и материалы понадобятся, и где именно. Благодаря пометкам тому, кто будет делать ремонт, не нужно обладать всеми требуемыми навыками. Вместо этого работу может выполнить большая группа игроков или несколько фракций.

Судя по всему, было два основных направления ремонтных работ: робототехническое оборудование и электростанция. Оказывается, если починить робототехнические устройства, потом можно собрать искусственных рабочих, чтобы они помогли закончить ремонт, однако для их создания и подзарядки потребуются дополнительные материалы. С другой стороны, ситуация с электростанцией привела Алана в замешательство. Они с Евой не могли понять, как станция генерирует энергию, и куда эта энергия расходуется. Всем управляло устройство под названием Поглотитель, которое было сломано. Ева никогда не слышала ни о чём подобном. Ещё там имелось множество оборудования общего назначения: полуразвалившиеся старые механизмы и оборонительные сооружения, нуждавшиеся в ремонте. Слишком много работы для одного человека.

Конечно, существовал ещё один способ попасть на нижние уровни Лабиринта Бездны: прорваться с боем через оборону Смотрителя. Но, учитывая обстоятельства, Алан не был уверен, что эта стратегия сработает, особенно если непонятные силы, такие как смерть и разложение, притаились где-то рядом. Кроме того, у Алана имелись другие планы, которые он хотел осуществить в первую очередь. Ему надоело плыть по течению.


***


Обратная дорога из Лабиринта Бездны обошлась без происшествий. Вместо того чтобы выйти из подземелья прямо под базой гильдии «Чёрная роза», они появились возле ангарного отсека, где хранились и ремонтировались небольшие космические аппараты. Это место находилось в нескольких минутах полёта от главной базы.

Как только они покинули подземелье, Алан отправил Фантому отчёт. Фантома, похоже, не слишком удивила полученная информация. Однако просьба Алана привела его в изумление.


Алан: Там должна быть центральная планета Вернувшихся, или какой-то их объект, или секретная база, я хочу отправиться туда. Мне нужно лучшее программное обеспечение для взлома и защиты, более мощная капсула и улучшение навыка ношения силовой брони.

Фантом: Все эти вещи требуют репутации и денег, которых ты пока ещё не заработал. Ты даже не завершил свой квест.

Алан: Если мы хотим починить Лабиринт Бездны, нам понадобится помощь извне. Я считаю, лучшее решение – это исправить основные системы, но мы не справимся в одиночку. Уверен, среди Вернувшихся есть те, кто согласятся на что угодно, лишь бы заполучить в свои руки технологии, которые нужно отремонтировать, и мы можем дать им такой шанс.

Фантом: Я подумаю. У Пустоты была похожая идея.

Алан: Что ты знаешь о Пустоте? Ты почти ничего не рассказал мне о нём. Я не знаю, какой у него класс, какими навыками он владеет, я даже не знаю, к какой расе он принадлежит.

Фантом: Не спрашивай. Он просто пудрит тебе мозги. Когда-то я думал, что Пустота -- набожный монах, который поклоняется загадочной богине Предтеч. Мне понадобилось полтора года, чтобы понять – никакой богини не существует. Пустота всё это выдумал.

Алан: Мне кажется, ему нельзя доверять.

Фантом: Он всегда был предан гильдии. Ты можешь сам с ним поговорить, когда вернёшься.

Алан: Он на базе?

Фантом: Да. Где же ему ещё быть?

Алан: Ну ладно, скоро увидимся.


Алан закончил разговор, а затем пролистал свой список контактов. Как ни странно, он не нашёл того, кого искал. Цербера не было в списке игроков, которым он мог отправить сообщение.

«Если хочешь поговорить с Цербером, придётся найти терминал», – подсказал Лямбда. «Не думаю, что он доверяет беспроводной системе связи в Игре».

Алан отправился искать терминал в ангарном отсеке.

Внутри ангара хватало места для горстки небольших летательных аппаратов и одного средних размеров шаттла, на котором Алан вместе с несколькими сотнями посвящённых впервые прилетел из столицы Керсата на базу «Чёрная роза».

Помимо пространства, отведённого для космолётов, и лифта для спуска в Лабиринт Бездны, в углу располагалось небольшое офисное помещение. Алан использовал свой уровень доступа, чтобы войти в него. В офисе стоял стол с терминалом, который он включил.

Алан попытался отыскать контакты Цербера, но ему это не удалось, поэтому он подключился к главному справочному бюро Академии. Его перенаправили автоматически. На экране появилась парящая в пространстве рука, которая ему помахала.

– Здравствуй, Алан. Ты как раз вовремя, – сказал Цербер. Когда он говорил, его рта не было видно.

– Прошу прощения. Война на моей родной планете в самом разгаре, я получил приказ вмешаться. Наверное, вы читали новости.

– Пустая трата времени. Любая опубликованная информация считается устаревшей, когда попадает в сеть. Ты скоро вернёшься в Академию?

– Нет, – ответил Алан. – Не думаю.

– В самом деле? Но у тебя ещё остаётся несколько недель до окончания срока обучения. К тому же есть проблемы, которые, я думаю, тебе надо бы решить.

«Чёрт, это он о нас», – пробормотал Лямбда.

«Разве он не послал бы за нами Администраторов, если бы думал, что это я вломился в Хранилище данных и вытащил тебя?» – мысленно спросил Алан.

«Нет, у него отсутствуют полномочия за пределами Академии. Во всяком случае я не думаю, что он так сделает. И Администраторы не станут вмешиваться без неопровержимых доказательств».

«Похоже, нам нельзя возвращаться в Академию Системы», – грустным голосом сказала Ева.

– Я могу чем-нибудь помочь, находясь здесь? – спросил Алан вслух.

– Нет, нет. Забудь. Дело прошлое. Можем ли мы сказать, что твоё обучение в Академии завершено? – спросил Цербер.

– Да, – сказал Алан.

Появилась цепочка сообщений:


Поздравляем! Вы завершили курс боевой подготовки Разбойника в Академии. Новое звание: Выпускник Академии. Все отметки и благодарности, преобразованы в опыт. Пояснение: Канцлер Академии предоставил игроку Алану доступ к системе Академии. Вольта, обучение и тому подобные возможности будут доступны только после прохождения расширенной программы.


Получено +239 уровней!


+100 очков способностей за получение свыше 100 уровней за раз.


Незначительное повышение репутации среди Предтеч, Лордов жизни, Администраторов и Вернувшихся.


– Постойте, я стал выпускником просто так? Это что, какая-то смешанная система обучения? – спросил Алан.

– Поступки значат больше, чем слова. Ты прошёл курс Разбойника, – сказал Цербер, – и твой выпускной проект был впечатляющим. Твой Вернувшийся инициировал квест – отремонтировать Лабиринт Бездны, при этом помощь Властителей тебе не потребуется.

Появилось окно квеста:


«Прекрасно. Всё в полном порядке»


Решите проблемы в Лабиринте Бездны без вмешательства Властителей.


Награды: Полное членство во фракции Вернувшихся, ???

Штраф за невыполнение: ???


– Какое отношение вы имеете к Лабиринту Бездны?

– Комплекс Бездны построили ради обеспечения определенных потребностей, – сказал Цербер. – Он работает не на полную мощность, и в будущем это станет проблемой. Ты меньше, чем кто-либо другой, заинтересован в том, чтобы привлечь внимание Властителей.

– Дайте догадаюсь, вы сообщите мне больше информации, когда я достигну тысячного уровня, – предположил Алан. Сейчас у него уровень 830, так что до 1000 не так уж и далеко.

– Всё возможно, впрочем, у тебя нет шансов отремонтировать Комплекс Бездны в одиночку. Я знаю несколько человек, которые могли бы помочь. Могу предоставить их идентификационные ключи. У них есть контактные центры в Керсате либо на Бирже, я дам тебе доступ к ним. Удачи.

Цербер переслал файлы с данными через терминал. Алан попытался их просмотреть, но файлы оказалось трудно расшифровать – на первый взгляд это были бессмысленные обрывки информации.

«Нужно переместить файлы в Арсенал», – подсказал Лямбда.

«Хорошо». – Алан вошёл в Киберпространство. Цитадель была похожа на его чертоги разума в Игре, на терминал для взлома. Всё это находилось в Киберпространстве – основном слое игровой реальности. процесс взлома напоминал трёхмерную игру-стратегию в режиме реального времени. База Алана состояла из нескольких помещений: исследовательского центра, склада для снаряжения, медицинской станции, бараков и энергетических башен. Но всё это затмевал собой Арсенал.

Алан назвал свою базу Цитаделью именно из-за Арсенала. Это была массивная постройка высотой сто пятьдесят метров, десятиэтажная, сделанная из тёмного металла и выглядевшая внушительно. В центральной башне располагался командный центр. Помимо того, что Арсенал представлял собой оборонительное сооружение, здесь также можно было изучить новые навыки или опробовать снаряжение, а ещё обработать найденную Аланом информацию.

Сейчас Цитадель в основном пустовала. Несколько юнитов патрулировали окрестности. Поскольку патрульные расходовали вычислительную мощность, Алан свёл к минимуму оборону базы. Лямбда и Ева тоже могли сюда попасть, здесь они были намного сильнее обычных юнитов.

Алан сосредоточился на Арсенале. Сейчас здесь проходил процесс преобразования снайперской винтовки в оружие, которое можно использовать в Киберпространстве. Данные винтовки были заимствованы у ИИ, побеждённого Аланом во время нападения на Нью-Йоркскую фондовую биржу, что могло принести немало пользы.

Приостановив исследование, Алан сконцентрировался на информации, которую прислал Цербер. Она почти по собственной воле переместились из терминала в Арсенал. Появились четыре тёмных кубика данных. Они были усовершенствованной версией ЮСБ-накопителя. Металлические кубики покрывал причудливый узор электронных схем, светящихся во время использования. Понадобилось улучшенное зрение Алана, чтобы разглядеть линии на схемах.

Алан приказал Еве и нескольким юнитам перенести кубики данных в комнату в нижней части Цитадели. Маловероятно, но в кубиках Цербера могли находиться вредоносные программы. Раскрыть кубик данных в Арсенале – всё равно что отпереть сундук с сокровищами в хардкорной приключенческой игре, Алан понятия не имел, что оттуда появится.

Первый куб данных содержал аксессуар – виртуальную синюю табличку, воспарившую рядом с Аланом. В отличие от визуального интерфейса Алана, который Ева постоянно обновляла, чтобы он всегда видел имена, уровни и другую информацию, эту табличку мог видеть каждый игрок. Там значилось имя «Алан», но его можно было отредактировать. Надпись ниже гласила: «Инициированный Вернувшийся, Человек». В кубе данных также содержался список инструкций по подключению Бирже. На первый взгляд она напоминала Базар и Аркаду, но была скрытой, соединиться с Биржей могли только члены фракции Вернувшихся.

Второй куб данных раскрылся, превратившись в золотой ключ. Он назывался «Ключ Фантома». Описание гласило: «Специалист по андроидам и робототехнике. Керсат».

«Похоже, нам не починить Лабиринт без Фантома. Убедить его будет нетрудно», – подумал Алан.

«Сомневаюсь», – сказала Ева.

Алан открыл следующий кубик данных. В нём находился ключ Прометея. Он прочитал описание: «Специалист по энергии. Биржа».

«Прометей? Но ведь это человеческая легенда», – удивился Алан.

«Не забывай, игра переводит смысл в зависимости от контекста», – напомнил Лямбда. «В большинстве культур есть история, похожая на легенду о похищении огня у богов. Вероятно, имя Прометея указывает на это».

В последнем кубе данных был ключ Архивариуса. Подпись гласила: «Специалист по технологиям Предтеч. Биржа. Приближаться с осторожностью».

Алан потратил несколько минут на изучение ключей, но так и не понял, для чего они предназначены – нужно будет спросить об этом у Фантома. Затем он получил сообщение о прибытии штурмовой группы.

Алан вышел из киберпространства, вернувшись в Игру. Когда он покинул офис, главные двери ангара открылись и показался чёрный обтекаемый транспортный корабль.

Он открыл огонь, мощные красные лазеры разбили слабую защиту ангара.

Алан включил Сверхсознание и отступил к офису, когда из десятиствольной пушки вырвались сотни лазерных лучей. Оружие, которое он взял с собой, не могло нанести кораблю никакого урона.

Транспортное судно обстреливало штурмовую группу, их застали прямо под открытым небом, когда они пытались вернуться к Алану.

Через несколько секунд целителя и разведчика уничтожили. Стрелок успел сделать несколько выстрелов, прежде чем его убили, но щиты корабля всё ещё были практически не повреждены. Последней участнице группы удалось найти укрытие, правда её лазерный меч был бесполезен против корабля.

Алан отправил Фантому сигнал бедствия и попытался взломать вражеский корабль. У него была серьёзная защита: чтобы вывести из строя усиленный энергетический щит, нужно потратить много часов в Киберпространстве.

«Может, они нас не заметили», – сказал Алан, видя, что корабль не пытался стрелять туда, где он находится.

Три врага гуманоидного типа выпрыгнули из задней части корабля. Они были одеты в чёрную силовую броню Вернувшихся, с нарисованными на шлемах бело-золотыми черепами инопланетян. Двое имели при себе металлические стержни, из которых исходили синие электрические разряды, третий сжимал мощное лучевое ружьё.

Алан вытащил плазменный репитер и выглянул из-за двери офиса, прицелившись в троицу.

«Приготовься активировать механизм самоуничтожения импланта», – сказала Ева. «Скорее всего, это работорговцы, не позволяй себе потерять сознание».

«Понял», – ответил Алан. Он выпустил три плазменных стрелы в вооружённых стержнями противников, которых отвлёк его союзник, но стрелы двигались по воздуху невыносимо медленно. Алан задействовал Разделение разума, чтобы вести бой и в игре, и в Киберпространстве.

Алан попытался взломать лучевое ружьё гуманоида. Оружие имело сильную защиту, но не такую, как корабль. Алану понадобилась минута, чтобы прорваться сквозь щиты.

Пришло сообщение от Фантома – подкрепление прибудет в ближайшее время.

Враг выстрелил в Алана. Увернуться он не успел, поэтому попытался активировать встроенную в доспех систему поглощения урона.

Броня не могла свести атаку на нет – лазер был слишком быстрым, слишком мощным, эту разновидность энергии Алану не удалось распознать. Выстрел угодил в голову. Уровень энергии доспеха снизился до отметки 2000, удар отправил разум Алана в нокдаун, пресекая попытку взлома.

Выстрел каким-то образом пробил оба его щита и задел импланты. Алан попытался снова задействовать Разделение разума, но вспышка жгучей боли пронзила его голову.

«Миниатюрные электромагнитные импульсные патроны», – сказал Лямбда. «Не лучшая идея использовать нечто подобное в настоящий момент». Его голос звучал глухо, будто издалека.

Алан снова открыл огонь из плазменного репитера, но ему удалось сделать только два выстрела, а затем оружие и вовсе перестало стрелять. Алан выпустил снаряды в сторону гуманоида с ружьём. Первые три, которые он запустил раньше, наконец-то достигли цели.

Мечница гильдии с трудом сдерживала атаки двух противников – заряд её щитов был исчерпан. Два работорговца пытались увернуться от стрел, но девушка вцепилась в одного из них, толкнув его на линию огня. Плазменные снаряды взорвались и направленный удар уничтожил их обоих.

Второй враг, вооружённый электрическим стержнем, кинулся на Алана, в то время как стрелок продолжал вести огонь, заставляя Алана пригнуться.

После этого выстрела Алан, согнувшись, спрятался за столом. Он понятия не имел, где его противники, оружие по-прежнему было неисправно. Он всё ещё мог управлять двумя плазменными стрелами, парящими в воздухе, но репитер больше не стрелял.

«Импланты вышли из строя», – сообщила Ева. «Механизм самоуничтожения работает некорректно, активация может иметь непредвиденные последствия».

«Чёрт», – выругался Алан. Он не хотел оказаться там, куда его собирались забрать эти ребята.

Быстро соображая, Алан притянул плазменные стрелы к себе.

Работорговец перепрыгнул через стол, за которым прятался Алан. Оружие в руке врага распространяло электрические волны. Алан толкнул себя вперёд, сделав сальто через стол и увернувшись от удара.

Два управляемых снаряда наконец подлетели, оказавшись рядом с Аланом. Он манипулировал стрелами так, чтобы они вращались вокруг его головы словно две синие плазменные гранаты.

– Я убью себя, если ты сделаешь хотя бы шаг в мою сторону! – крикнул Алан. Работорговец отступил, остановившись возле дверей офиса.

– Не делай резких движений, иначе нам придётся применить силу, – сказал работорговец. Он использовал голосовой модификатор и по этой причине разговаривал как робот.

Алан вышел вперёд.

– Скажи своему напарнику чтобы отошёл. Я пойду с вами.

– Ты подтверждаешь, что сдаёшься? – спросил работорговец.

– Да. Но если кто-нибудь из вас сделает хоть одно неосторожное движение или притронется к оружию – я взорву себя. Моя реакция значительно быстрее, чем ваша, так что не пытайтесь со мной играть.

Алан проверил свою вычислительную энергию и понял, что сможет использовать Сверхсознание ещё несколько минут. ЭМИ-патрон снёс 200 единиц мощности.

– Капитуляция подтверждена, – сказал работорговец, опустив оружие. – Следуй за мной.

«У тебя есть план?» – спросила Ева. «Сейчас я не могу поддерживать связь с твоим разумом».

«Увидишь».

Другой работорговец направил ружьё на Алана. Они подошли к транспортному кораблю, который начал снижаться.

Алан обнаружил поток данных, направляемый от одного работорговца к другому, но у него не было ни сил, ни возможности расшифровать его. Он остановился возле тела целителя, наклонился и поднял универсальный инъектор, который мог впрыскивать любую жидкость в кровь человекоподобного существа.

– Стоп. Что ты делаешь? – спросил один из работорговцев.

– Вам же нужен их лут, не так ли? Я захвачу для вас хорошие вещи, – сказал Алан.

– Подняться на борт. Прекратить какие-либо другие действия, иначе ты будешь уничтожен, – сказал работорговец. Чёрный корабль начал приземляться и почти достиг пола ангара.

– Хорошо, конечно, – Алан продолжал сжимать в руке медицинский инструмент. Он медленно шёл мимо ящиков, заполненных лутом, оглядываясь по сторонам. Сделав внезапный рывок, Алан выхватил из ящика флакон, в то время как плазменная стрела ударила его в плечо. Вооружённый стержнем работорговец, идущий следом за ним, оказался прямо между двух плазменных снарядов, которые Алан оставил позади. Они взорвались, уничтожив нападавшего.

Игнорируя боль, Алан извлёк флакон – в нём была кровь Предтечи, босса захваченной контрольной точки, – и сделал себе инъекцию.

Поток энергии и силы влился в Алана, и мир вокруг предстал перед ним в оттенках красного. Сразу вспыхнули сообщения, но Алан их проигнорировал, он подобрал электрический стержень погибшего работорговца и направил его на стрелка.

Лазерные лучи ударили в Алана, но вместо боли он чувствовал лишь онемение. Всё его тело начало деревенеть, тем не менее он мёртвой хваткой сжимал стрежень, продолжая бить стрелка.

В схватке он выбил лучевое ружьё из рук противника. Взревев, Алан ударил врага головой. В этот миг из него хлынула дикая, ослепляющая ярость. Он продолжал наносить удары головой по всему, что было перед ним.

Он слышал тошнотворные звуки, но продолжал свою безумную атаку. Живым он не сдастся!

Тело Алана перестало ему подчиняться, но тут чьи-то руки оттащили его и заставили лечь. Успокаивающая энергия растеклась по организму.

Алан закрыл глаза и потерял сознание.


***


Он проснулся в своих апартаментах на базе «Чёрная роза». Ему стало лучше, но голова все ещё горела огнём. Это было неприятное ощущение.

Энигма стоял рядом с ним, не говоря ни слова и глядя на дверь.

Алан просмотрел полученные сообщения.


Бонус x5 к опыту за убийство врага выше на 1000 уровней!


Получено +11 уровней!


Инъекция Крови Предтечи! +50 силы, выносливости, здоровья, стойкости. Вычислительная энергия восстановлена. Кровь высшего существа течёт в ваших жилах.


Критический урон восстановлен благодаря крови Предтечи. Вы чувствуете себя сильнее и энергичнее. Базовые показатели здоровья и выносливости увеличены на 500.


Фантом: Оставайся на месте. Мы разбираемся, что там произошло. Любой, кто совершает нападение в безопасной зоне Керсата, знает, на что идёт. Энигма останется с тобой, дабы обеспечить твою безопасность, а затем вы вместе отправитесь на Совет, когда мы соберёмся, чтобы обсудить происшедшее.


«Разве я не должен получить награду за три убийства?» – мысленно спросил Алан.

«Нет, третий боец покончил жизнь самоубийством, уничтожив свой имплант, как только ты его обезоружил. Ты причинил самому себе больше страданий, чем кто-либо или что-либо ещё, – враг давно уже был мёртв», – сказала Ева.

«А как же я?» – подал голос Лямбда. «Я потерял данные! Они исчезли, стёрты, капут. У меня есть резервные копии, но, чтобы их извлечь, потребуется вернуться в Систему Академии. Это неприемлемо. Нам нужно больше доступа к архивам «Чёрной розы», чтобы создать частный сегмент, и ещё третье устройство физической памяти, которое мы можем хранить в Убежище».

«Ты потерял данные? Какие именно?» – спросил Алан.

«Там была важная информация. Нам повезло, что мы уцелели, – здорово, что эти работорговцы не хотели твоей смерти», – ответил Лямбда.

«Банки данных Лямбды забиты информацией о архаичных технологиях различных рас. Бессмысленные, бесполезные сведения», – заметила Ева.

«Эй, откуда ты знаешь?» – воскликнул Лямбда.

«Я сканирую все доступные источники».

«Ты знаешь, что такое личное пространство?» – поинтересовался Лямбда.

«Знаю. Но не думаю, что это понятие применимо в данном случае. Если хочешь, можешь изучить мои данные», – ответила Ева.

«Я просто мог бы…»

«Ладно, хватит», – произнёс Алан. «Я загляну в архив «Чёрной розы». А ещё я собираюсь рассказать Фантому о последнем обновлении квеста, и о том, как мы нуждаемся в его помощи. Наверняка он побольше моего знает о Бирже».

«Ступай», – сказал Лямбда.

Алан передал сообщение Энигме, который в настоящий момент, вероятно, был самым надёжным средством для связи с Фантомом.

– Сообщение принято, – кивнул Энигма. – Ты можешь загрузить архивы, а также использовать сеть гильдии для общения с Фантомом напрямую. Совет соберётся через час. Ты пойдёшь со мной, – сказал он и снова бездумно уставился на стену.

Алан провёл следующий час медитируя, пытаясь унять жжение в голове, в то время как Лямбда загрузил несколько пакетов данных в архив гильдии. Алан чувствовал себя живым, полным энергии. Сначала он думал, что со временем жжение исчезнет, что это просто побочный эффект, вызванный попаданием в организм чужой крови, но неприятное ощущение продолжало тлеть где-то на краю сознания.


***


Совет собрался в том же зале, за тем же командирским столом. Разница была лишь в том, что отсутствовал Мэйсон, который всё ещё бродил по Лабиринту Бездны, и Алану предложили сесть в сторонке.

– Совет собрался здесь сегодня, чтобы обсудить последние события и подвести предварительные итоги нашей экспедиции в Бездну, – объявила Элиссандра. – Начнём с недавнего нападения на ангар. Нам известно, кто это совершил?

Энигма покачал головой.

– Мы осмотрели тела, а также изучили фрагменты видеосъёмки нападения, прежде чем передать всё это Администраторам, но нам не удалось никого опознать, все нападавшие – андроиды, а не игроки. Корабль скрылся из виду сразу после того, как третий нападавший был ликвидирован. Даже их эмблемы не дали нам никаких зацепок. Ни у одного из моих осведомителей нет никакой информации о группе с черепами на шлемах.

– Или они не захотели делиться этой информацией, – сказал Фантом.

– Или так, – согласился Энигма. – Единственный вывод, который мы можем сделать, – эта группа, вероятно, связана с Вернувшимися, учитывая их технологии и способность проникать в наши системы. По предварительной версии, они действовали в Лабиринте Бездны, когда мы захватили контрольную точку, и это нападение было либо предупреждением, либо они хотели получить больше информации. Тем не менее они попытались взять в плен именно Алана – остальным нападавшие не дали возможности сдаться.

– Алан, тебе есть что добавить? – спросила Элиссандра.

– У них была довольно мощная защита от взлома, поэтому не исключено, что они как-то связаны с Вернувшимися. Кажется, они хотели взять меня в плен, – сказал Алан. – К тому же они использовали оружие, которое эффективно именно против меня, способное временно вывести из строя мои импланты.

Пустота поднял глаза, посмотрев на Алана. Это был первый раз, когда Алан увидел его после возвращения из Лабиринта, и он понятия не имел, как Пустота оказался здесь раньше него. Пустота все ещё выглядел измождённым, уставшим. Атака, которую он совершил, сражаясь с боссом-Предтечей, должно быть, вымотала его сильнее, чем думал Алан.

– Я разберусь с этим, – сказал Энигма. – Никто за пределами гильдии не должен знать, что Алан – основной носитель квестов. Если есть утечка, мы её обнаружим.

Элиссандра сузила глаза.

– Отлично, Энигма, я доверяю тебе в этом вопросе. Администраторы компенсировали потери в полном объёме?

– Да, – ответил Фантом. – Отряд возродился, их статус восстановлен. Поскольку транспортный корабль улетел, даже не забрав лут, никакие предметы не нуждаются в замене. Властители сказали, что, когда закончат осмотр вещей нападавших, они передадут их нам, или предоставят эквивалентные предметы.

– Факт исчезновения корабля тем более доказывает, что мы имеем дело с Вернувшимися, – сказал Энигма. – Только они могли остаться незамеченными для Администраторов почти в самом сердце Керсата.

– Да, но администраторы настолько заняты и нерасторопны, что при правильном планировании, я думаю, даже мы могли бы провести несколько операций у них прямо под носом, – заметил Фантом.

– Довольно, – сказала Элиссандра. – Это мы обсудим в следующий раз. – Она перевела взгляд на взъерошенного Пустоту. – Экспедиция в Лабиринт Бездны. Я уже беспокоюсь о её результате. У нас нет возможности связаться с Мэйсоном, пока он там внутри. Кто знает, с какими трудностями он может столкнуться в этом месте.

– Согласен, мы спровоцировали неизвестного врага, тогда как есть другие операции, лучше спланированные и более важные, о которых мы должны позаботиться, – сказал Энигма.

– Я тоже думаю, что мы, возможно, перешли границы дозволенного и связались с технологиями и сущностями, природу которых не понимаем. У меня нет ни капли доверия к этому так называемому Смотрителю, – заявил Фантом.

– Такое нечасто увидишь, – заговорил Пустота. – Энигма и Фантом пришли к согласию. Как странно. – Он бросил взгляд на Фантома. – Я общался с духами, они считают, что ни с чем не сравнимое могущество ждёт нас, если мы успешно пройдём через Лабиринт. Могущество, которое понадобится нам в ближайшие дни. Я думаю, мы должны действовать невзирая на риски. Награда, которую мы можем получить, не сравнится с оружием из духовной стали и флаконом с кровью Предтечи. Но, признаюсь, я не верю, что нам удастся пройти эти глубины в одиночку. Нужен проводник, кто-то, кто осветит нам путь. С позволения Совета, я начну поиски.

– Мэйсон ещё не вернулся из подземелья, – сказал Фантом. – Оружие ещё может быть потеряно. И Алан уже использовал флакон с кровью. Всего их было четыре штуки, но Алан взял с собой только два.

Элиссандра уставилась на Алана.

– Ты использовал флакон?!

– Это было в целях самозащиты, – произнёс Алан.

– Можно ли извлечь оставшуюся кровь? – спросила Элиссандра.

– Да, но это нецелесообразно, – ответил Энигма. – Флакон будет вычтен из его доли.

– Постойте, трое нападавших убиты, каким бы способом это ни произошло, – сказал Алан. – Даже если их убил не я, их доспехи, награда от Администраторов или что-нибудь ещё, всё это потом должно перейти ко мне.

Ева молча выразила одобрение.

Лямбда тоже хранил молчание, похоже, он опасался Пустоты.

– Распределение предметов произойдёт, как только вернётся экспедиция, – сказала Элиссандра. – Пока что мы должны попытаться найти возможных союзников. Я согласна с мнением, что мы, вероятно, перешли границы дозволенного.

– Но как мы узнаем, что оскорбили богов, если не спросим у них об этом? – задал вопрос Пустота.

Энигма покачал головой.

– Так у нас появится ещё больше возможных противников. Как только кто-нибудь узнает, чем мы занимаемся, информация сразу распространится. Чем больше будет тех, кто узнает, тем хуже для нас.

– Я умею быть деликатным, – настаивал Пустота.

– Я в этом сомневаюсь, – возразил Фантом.

Элиссандра повернулась к адмиралу Трагу. Тот пожал плечами.

– Хоть у меня и нет особого мнения на этот счёт, такое чувство, что мы дрейфуем в открытом космосе. Когда заблудился среди незнакомых звёзд, вполне естественно – уточнить направление. Эта операция не должна помешать военным учениям, и я был бы не прочь приобрести технологию того таинственного корабля. Немногие способны оставаться незамеченными для Администраторов, пока те ни о чём не подозревают.

– Последнее слово остаётся за мной. Итак, Пустота будет наводить справки под надзором Энигмы, пока мы ждём возвращения Мэйсона, – сказала Элиссандра. – Мы должны выяснить, как неизвестный корабль смог проникнуть так легко и внедриться в нашу пространственную и коммуникационную сеть. Будь то технический недочёт или же утечка информации, проблема должна быть решена.

Энигма с задумчивым выражением кивнул. Это была главная эмоция, которую Алан когда-либо видел на его лице, вероятно одна из немногих запрограммированных реакций.

– Пустота, Фантом и Алан. Встретимся в моих апартаментах, – сказал Энигма.

– Совещание окончено, – объявила Элиссандра.

Алан встал.

– А ты останься, – сказала глава гильдии. – Хочу поговорить с тобой наедине.

Алан опять сел, в то время как все остальные вышли из комнаты. Уходя, Фантом послал Алану красноречивый взгляд.

«Он хочет, чтобы ты держал рот на замке и не болтал лишнего», – передал Лямбда.

«Ты понял это по его взгляду?» – спросил Алан.

«Нет, Энигма прислал мне сообщение на старинном языке машин».

Когда все вышли, Элиссандра заговорила.

– Ты знаешь, по какой причине они выбрали тебя? Подозреваешь кого-нибудь из членов Совета? Что-то случилось в Лабиринте Бездны? Когда Пустота внезапно вернулся, он казался подозрительно обеспокоенным нашей безопасностью, раньше это никогда его не интересовало.

– Я действительно ничего не знаю, – сказал Алан. – Я просто ехал в хвосте экспедиционного обоза и ничего не делал. Спросите у группы, которая со мной вернулась.

Он почувствовал желание опустить взгляд, но осёкся. Лямбда напомнил Алану, чтобы он избегал мимики или жестов, способных выдать его неискренность.

– Вижу, – сказала Элиссандра. – На днях я получила любопытное сообщение от Авроры. Похоже, из Академии выкрали нечто очень ценное. Всех обыскали. Почему ты не захотел вернуться? Твоё обучение ещё продолжается.

– О, я уже закончил обучение, – сказал Алан. Он указал на своё звание Выпускника Академии.

Брови Элиссандры слегка приподнялись.

– Ну, возможно, это преждевременное решение, но я понимаю, что ты сделал свой выбор осознанно. Кстати, ты заметил, что Фантом ведёт себя странно в последнее время? Есть какие-нибудь тайные дела или секреты, о которых я должна знать?

Алан замер.

«Ничего ей не говори. О чём бы она ни подозревала, она не сможет это проверить», – предупредил Лямбда.

– Не то чтобы я знал, – сказал Алан.

– Спасибо за беседу. Пожалуйста, помоги Энигме всем, чем сможешь.

– Да, мэм, – ответил Алан. – Как дела у Авроры? И у Шажка, конечно.

– Они должны сдать экзамены на Вольте за две недели, оставшиеся до выпуска. Однако другой землянин сделал это первым. Думаю, ты его знаешь. Его зовут Туз.

– О да. Хотя не уверен, что он захочет со мной разговаривать, учитывая последние события.

– Тебя это может удивить, – сказала Элиссандра, – но я часто встречала врагов, которые проявляли дружелюбие после того, как закончилась битва. Никогда не помешает просто поздороваться. И помни, зови меня Элиссандра.

– Да, Элиссандра, – сказал Алан. Он встал и вышел из комнаты, пожалуй, быстрее, чем следовало бы.

«Она кажется слишком любознательной», – заметил Лямбда.

«Вероятно, проверяет его, чтобы понять, насколько он отвечает своему статусу. Наверное, пытается определить, подходит ли Алан на роль жениха для её дочери», – сказала Ева.

«Занятно», – ответил Лямбда.

«Вы двое можете перестать планировать мою будущую семейную жизнь? Она всего лишь хотела узнать, что происходит», – сказал Алан. «Где комнаты Энигмы?»


***


Когда Алан вышел из лифта, он обнаружил о чём-то споривших Пустоту и Фантома. Энигма с бессмысленным выражением на лице стоял в сторонке.

Комнаты Энигмы располагались на этаж ниже апартаментов Фантома. Здесь, однако, царил полный порядок. Аккуратные ряды инструментов и различных предметов, разложенных с идеальной точностью. В центре комнаты стояли четыре капсулы. На вид они были обычными, хотя Алан отметил, что дизайн капсул, похоже, выполнен в стиле Вернувшихся.

– Мы договаривались, что его голос не будет использован, если мы не придём к общему мнению – это было условием, при котором я согласился на этот фарс, – сказал Пустота.

– Этот фарс – частично твоя идея, – напомнил Фантом. – И это достаточно опасная затея и без твоих ехидных замечаний, которые могли бы раскрыть правду. Кроме того, если у Энигмы не будет собственного мнения всякий раз, когда мы против, это вызовет подозрения.

– Прекрасно, – сказал Пустота. Он подошёл к капсуле. – Мы сейчас здесь, так что давай продолжим.

– Я по-прежнему считаю, что это плохая идея, – сказал Фантом.

– Ты предпочитаешь продвигаться вслепую, нащупывая дорогу в темноте? Если нам не укажут путь, мы сорвёмся в глубины ада, даже не узнав почему.

– Скорее я предпочитаю избежать риска, оставаясь на месте. Меня это устраивает, – ответил Фантом.

– Тебя всё устраивает, в то время как массы продолжают находиться в неведении? – спросил Пустота.

– Да. А ещё я не хочу посещать Биржу. Мне там не нравится.

– Почему? Это напоминает о том, что все твои мечты – лишь плод воображения? Или ты боишься потому, что ничем не отличаешься от демонов, которые терзают твою душу?

– Нет, Биржа опасна как ад, и мы понятия не имеем, кто может нас обнаружить там, – сказал Фантом. – Ты действительно не знаешь, кто на нас напал?

– Нет, – ответил Пустота. – У Вернувшихся слишком много фракций, чтобы следить за всеми. Каждая исповедует свою религию, у них есть тайные общества внутри тайных обществ. Там полнейший хаос. Но если мы хотим знать больше, одними молитвами не обойтись.

– Правильно, только что нам даёт посещение Биржи? – задал вопрос Алан. – Нам предложили встретиться с Прометеем и Архивистами. Их помощь понадобится в дополнение к твоей, Фантом, чтобы восстановить Лабиринт Бездны.

– Я не дал своего согласия, и ты с нами не пойдёшь, – заявил Фантом. – У тебя нет разрешения, к тому же это слишком опасно.

– Алан идёт с нами. Есть люди, с которыми он должен встретиться, – сказал Пустота. – Я договорился о разрешении. Вот твой пропуск.

Он достал кубик данных из-под своих одежд и передал его Алану.

Алан осмотрел куб и увидел, что внутри находится виртуальная табличка, так же, как и в кубике, который дал ему Цербер, только здесь табличка была зелёной, а не синей. Ещё тут имелись две серые таблички для Евы и Лямбды, обе с надписью: «ИИ, Собственность Вернувшихся».

– У меня уже есть разрешение и синяя табличка, – сказал Алан. – Человек, пригласивший меня вступить во фракцию Вернувшихся, дал её мне. Для чего она нужна?

– У тебя есть синяя табличка? Это многое упрощает, – произнёс Фантом. – У каждого на Бирже есть табличка, навсегда закреплённая за игровым персонажем. В противном случае порой было бы сложно отличить реальность от вымысла. Сам увидишь. Программы вроде твоих ИскИнов также присутствуют на Бирже. Они обозначаются серыми табличками, чтобы различать, кто человек, а кто нет. Однако не стоит их недооценивать, многие ИИ на самом деле разумны. Даже слишком разумны.

– Синяя табличка означает, что ты в некотором роде важен для Вернувшихся и не должен пострадать, – добавил Пустота. – Никто на тебя не нападёт, если ты покажешь такую табличку. Старший Вернувшийся может раздать небольшое количество синих табличек. Я собирался попросить об одолжении и получить её для тебя. В отличие от Базара и Аркады, на Бирже разрешено применять насилие.

– Красные таблички – у модераторов, они что-то типа Администраторов на Бирже, и тебе с ними лучше не встречаться. Зелёные таблички – у большинства плебеев. – Пустота перевёл взгляд на Фантома. – А оранжевая табличка – знак богов. Лица, носящие оранжевые таблички, не занимаются ерундой.

– Оранжевые таблички? Я думал, это просто легенды. Ни разу не видел на Бирже никого с оранжевой табличкой, – сказал Фантом.

– Сегодня увидишь, – ответил Пустота. – Прометей – один из таких. Мы теряем время – величие ждёт. И помни, Алан, если лететь слишком близко к солнцу, можно сгореть заживо.

Он забрался в одну из капсул.

Ощущение жжения вспыхнуло в голове Алана, напомнив ему о своём существовании. Он потряс головой, а затем тоже залез в капсулу, перечитывая инструкцию о подключении. Указания, которые дал Цербер, были такими же, как указания Пустоты, хотя Цербер не сказал Алану, как провести на Биржу Лямбду и Еву.

Энигма занял место в третьей капсуле. Фантом вздохнул и последовал его примеру, забравшись в последнюю из капсул.

Глава 7

Получение доступа к Бирже напоминало попытку взлома, совершённую в Киберпространстве. Более того, Алан решил, что этот процесс практически ничем не отличается от взлома. Когда установлено новое соединение, из воздуха появляются объекты Киберпространства — на этот раз материализовалась летающая платформа, парящая в отдалении.

Инструкции подсказывали Алану, что нужно попасть на платформу. Но единственный способ это сделать – отключить командирский режим и покинуть безопасную территорию базы. Если Алана убьют здесь, в Киберпространстве, его разум может получить критические повреждения.

Лямбда и Ева материализовались у входа в его Цитадель. Они тоже могут исчезнуть, если будут убиты и Алану не удастся восстановить их исходные данные. Ева выглядела как валькирия, вооружённая двумя клинками – красотка с волосами цвета воронова крыла. Лямбда походил на молодого Предтечу и был ростом с обычного человека. Оба ИскИна имели ранг В, то есть обладали немалой мощью в Киберпространстве. Алан изучил их характеристики.


Ева – ИИ, ранг B.


Ранг атаки: B. Сдвоенные клинки, стандартное снаряжение.

Ранг защиты: ???. Защищена неизвестной бронёй, которая содержится в сознании Алана в неизвестном месте.

Ранг передвижения: A. Повышенная манёвренность благодаря уникальному программному обеспечению крыла ангела.

Атака (ориентировочно): 750 урона/сек.

Оборона (ориентировочно): 300 брони.

Здоровье (ориентировочно): 800 единиц.

Передвижение (ориентировочно): 12.

Особые умения: ???


Лямбда — ИИ, ранг B (ограничено оборудованием).


Ранг атаки: C. Сила предтечи.

Ранг защиты: A. Защита предтечи.

Ранг передвижения: B. Скорость предтечи.

Атака (ориентировочно): 500 урона/сек.

Оборона (ориентировочно): 500 брони.

Здоровье (ориентировочно): 1500 единиц.

Передвижение (ориентировочно): 11.

Особые умения: ???


В киберпространстве на Алане был комплект Доспехов Разведчика Вернувшихся, конвертированный из файла «Forge», а при нём — лазерный меч, который он взял из основного модуля бойца, и лучевая снайперская винтовка, захваченная им у поверженного вражеского ИскИна. Алан проверил свои статы.


Алан — человек, ранг А.


Атака на расстоянии: 125 урон/сек.

Атака ближнего боя: 300 урон/сек.

Щиты: 500 энергии.

Защита: 250 брони.

Здоровье: 1000 единиц.

Передвижение: 4

Способности брони: Усиленный стелс-режим.

Особые умения: Подключение, Взаимодействие с данными, Связь с машинами, Ментальный взлом, Защита разума.


Хотя казалось, что Ева или Лямбда могли бы сопровождать Алана в одиночку, всё же они не умели взаимодействовать с данными, что позволяло Алану манипулировать самой Игрой за счёт его вычислительной мощности, энергии щита и единиц здоровья. Конечно, если кто-нибудь посторонний заметит его, использующего эту способность, и сообщит Администраторам, Алана забанят в Игре.

Он извлёк синюю табличку, которую дал ему Цербер, и повесил у себя над головой. Также схватил три золотых ключа, присланных Цербером. Лямбда и Ева вывесили серые таблички над головами. Все трое направились к летающей платформе, предварительно стерев имена на табличках, чтобы сохранить анонимность.

Летающая платформа оказалась небольшой, размером с кабину лифта, пол был выложен плиткой. К полу прикреплена кнопочная панель управления с указателями. На панели располагались шестьдесят четыре кнопки, восемь рядов по восемь штук. Первые четыре ряда были белого, красного, зелёного и синего цвета. Последние четыре ряда — серые, по-видимому, они пока что недоступны для Алана.

Как только Алан ступил на летающую платформу, появилось сообщение:


Инициированный Вернувшийся и два ИскИна подтверждены. Добро пожаловать на платформу загрузки 398237C. Пожалуйста, не забудьте отметить вашу зону выгрузки. Выберите пункт назначения.


Следуя указаниям Пустоты, нужно встретиться с Богами Звёзд в Красной Фазе 3, поэтому Алан нажал красную кнопку с цифрой 3 на панели.

Появилось сообщение:


Добро пожаловать на Биржу! Красная Фаза 3.


Вокруг Алана постепенно материализовался город. Он казался уменьшенной зеркальной копией Керсата, с центральной рыночной площадью, окружённой кварталами. Городские улицы представляли собой одинаковые упорядоченные квадраты, но в районе Биржи улицы изгибались и поворачивались в любую сторону — вверх и вниз, влево и вправо; они то расходились в стороны, то пересекались друг с другом. Справа от Алана простиралась радужная дорога. Он поднялся по ней вверх. Вдоль дороги хаотично располагались красочные здания, которые имели форму странных многогранников и просто висели в пространстве. Ни у дороги, ни у построек не было никакой опоры – это место самим своим существованием нарушало законы физики.

— Чувак, это было раз плюнуть, – изрёк Лямбда, осмотревшись.

Ева тоже окинула взглядом окрестности, крепко сжимая свои клинки.

Алан оценил ситуацию. Их платформа была точно такой же, как несколько сотен других платформ вокруг. Они находились в том месте, где на Керсате располагалась бы рыночная площадь. Некоторые из других панелей сейчас использовались игроками и ИскИнами, они то появлялись, то исчезали после нажатия кнопки, но по большей части территория пустовала.

Алан попытался мысленно сформулировать вопрос, но тут вспомнил, что Лямбда и Ева уже не находятся у него в голове. Они стояли здесь, рядом с ним.

– Что сейчас произошло? – спросил Алан вслух.

— Ты вошёл в фазу, — пояснил Лямбда, указывая на кнопочную панель. – Можешь считать, что каждая фаза, это как этаж в здании. Биржа состоит из шестидесяти четырёх этажей и нескольких скрытых уровней, предназначенных только для элиты. Если память мне не изменяет, в Красной Фазе обычно есть где развлечься.

-- Но мы же никуда не входили, мы даже не двигались с места, – сказал Алан. – Я просто нажал на кнопку.

– Не забывай, ты находишься в цифровом пространстве, – ответил Лямбда. – Игра имитирует реальность, позволяя передвигаться из точки А в точку Б. Биржа этого не делает, благодаря чему можно получить доступ к различным слоям одной и той же реальности. Думай об этом так. Представь, что ты создал две копии Земли – Землю А и Землю Б, но можешь взаимодействовать только с той копией, с которой находишься в фазе. Если взорвать Белый дом на Земле А, можно переместиться в фазу Земли Б, и Белый дом по-прежнему будет там. Однако на Земле А он всё равно будет уничтожен. Эти фазы – альтернативные цифровые реальности, копии одной и той же базовой структуры.

– Значит я всегда буду появляться в той области, где я в фазе? – спросил Алан, подойдя к другой панели.

– Типа того. Да, твоё местоположение зафиксировано, но то, что находится в одной фазе, может сильно отличаться от того, что будет находиться в другой. В одном слое реальности может быть оживлённый мегаполис. В другом – токсичные пустоши. На фазовых вратах есть блокировка, чтобы никто не мог попасть в фазу другого человека или в какое-нибудь опасное место, – Лямбда указал на ярко-красную кнопку в верхней части панели, которая была подсвечена.

– Давайте отправимся к месту назначения, – сказала Ева.

– Конечно, – согласился Лямбда. – Если я правильно помню, статуи Богов Звёзд находятся в Радужном переулке. – Он шагнул в сторону радужной дороги.

Алан последовал за ним. Большинство других существ, гуляющих по улицам Биржи, были ИскИнами, о чём свидетельствовали серые таблички, парящие у них над головами. Многие выглядели как клоны Администраторов с обычными синтетическими телами, в то время как другие были роботами различных форм и размеров. Некоторые обладали биологическими аватарами из плоти и крови, как у Лямбды и Евы, и если б не их таблички, то Алан решил бы, что это игроки.

Улица, по которой они шли, не позволяла Алану привыкнуть к странной окружающей обстановке. Все здания выглядели как в рекламе детских ТВ-шоу с милыми, симпатичными, разноцветными зверюшками. На сияющих неоновых вывесках были ободряющие послания в духе: «Так держать!» или «Никогда не сдавайся!» Это место, конечно же, не отвечало ожиданиям Алана, и, судя по виду, не могло принадлежать анархическому тайному обществу Вернувшихся. Куда делись их передовые технологии?

Через несколько минут Алан стоял под ночным небом, но вместо обычных белых звёзд над ними проносились огненно-жёлтые, красные и синие. Часть из них была величиной с пятнышко света, другие представляли собой сферы, крупнее Алана по размеру. Если сфокусировать взгляд, в звезде можно было увидеть сменяющие друг друга силуэты и лица. Алан не понимал, зачем ему это показывали, но выглядело довольно красиво.

– О, похоже, они добавили ваше Солнце, – произнёс Лямбда, указав на крохотный жёлтый шарик.

Алан взглянул на шарик. Он демонстрировал множество мужских и женских силуэтов, но лишь немногие из них можно было узнать по очертаниям. А потом Алан увидел то, что сразу узнал, – силуэт мышонка из мультика.

– Подождите-ка, Боги Звёзд – это как боги развлечений? – спросил Алан.

– Вот именно, – ответил Пустота.

Алан обернулся. Пустота, Фантом и Энигма появились в нескольких метрах от него. На Фантоме и Энигме были обычные доспехи Вернувшихся. У Энигмы – серая табличка, у Фантома – зелёная. А Пустота одет в нечто, выглядевшее как сюрреалистический меховой костюм кролика. У него были большие уши, белый хлопчатобумажный хвост в форме звезды и серый меховой жилет, в руках он держал ярко-оранжевую трость.

– Как я и говорил, вы сошли бы с ума, узнав, откуда родом Пустота, – заметил Фантом. – Даже не пытайтесь.

– Я ношу официальный титул лорда Пуффингтона, – заявил Пустота. У него была синяя табличка с надписью: «Агент Вернувшихся. Неизвестная раса».

– Зачем прилагать столько усилий, чтобы напомнить о герое из мультика? – спросил Алан.

– А кто ещё достоин такой исключительной преданности? – произнёс Пустота. – Когда ты ребёнок, есть ли что-нибудь, что приносит большую радость? Ты до сих пор испытываешь благоговение и почтение ко многим персонажам, которые сформировали твой взгляд на мир. И то, что мы видим, во что верим, часто становится нашей действительностью. Не следует ли из этого, что воплощённые в реальность сказочные герои – это аватары скрытых миров и эманаций детского чуда?

– Создание религии на основе мультиков – это как-то чересчур, – сказал Алан.

– Большинство религий эволюционировали из обычных фан-клубов, – возразил Пустота. – Это, конечно же, странная эволюция, но не настолько странная, как тебе кажется, юный Алан. Старея, ты, вероятно, найдёшь утешение в прекрасных детских сказках. Я понимаю, как ограничены перспективы безбожников, отказавшихся признавать символику и изменчивую природу веры. Но довольно разговоров, мы уже на месте.

Пустота стоял перед туннелем, находившимся в стороне от дороги. Алан раньше его не видел – вход представлял собой небольшое коричневое отверстие, которое трудно заметить рядом со всем этим разноцветным круговоротом.

Когда они поднялись, воспарив в пространстве, Алан подумал – странно, что кто-то оставил открытый туннель, ведущий под землю. Затем он остановился и ещё раз осмотрелся. Сейчас они находились в месте, где были покрытые зелёной травой равнины, раскинувшиеся во всех направлениях. Радужная дорога вела вперёд и обратно, но Алан мог поклясться, что они идут в гору.

– Не обращайте внимания, – сказал Пустота. – Идёмте, нам ещё многое предстоит сделать.

Он пошёл по туннелю. Все последовали за ним, Алан же тем временем задумался, стоит ли беспокоиться о возможном нападении врагов в этом месте.

Появилось сообщение:


Вы входите в нижнюю фазу.


Хотя видимые источники света отсутствовали, туннель был ярко освещён. Его грунтовые стены не вызывали ощущения опасности, они создавали атмосферу домашнего уюта.

Фантом что-то пробормотал, но Алан не сумел разобрать, что именно. Он услышал слова «страна грёз» и «ночной кошмар».

Все подошли к веренице круглых тёмно-зелёных дверей по обеим сторонам туннеля. Пустота постучал тростью в одну из них. Дверь открылась, демонстрируя интерьер гостиной, простиравшейся далеко за пределы туннеля. В комнате стоял человек в одежде, похожей на костюм Пустоты.

– Нет, я не спасу вас от безумия. – Дверь закрылась.

Пустота пожал плечами, затем подошёл к соседней двери и постучал.

Ответ был тот же, хотя на этот раз обитательницей комнаты оказалась молодая женщина, которая обозвала Пустоту чудовищем.

Алан наблюдал за действиями Пустоты, который постучал в пятьдесят с лишним дверей. Каждый житель открывал дверь, называл Пустоте какое-то имя, а затем захлопывал дверь у него перед носом.

«Боже, этот вопрос, пожалуй, важнее, чем я думал», – это была единственная реплика, которую выдал Пустота.

Они приблизились к концу коридора, дверь открыл шар из тумана. По крайней мере, так это выглядело для Алана. Он не смог разглядеть, что именно стояло в дверях.

– Пустота, – произнёс шар тумана старческим голосом.

– Сэр, я надеялся, что вы поможете нам получить аудиенцию у Прометея, – сказал Пустота. – Если вы объясните мне, что здесь происходит, это тоже будет весьма кстати.

– Пустота, ты же знаешь, я слишком стар, чтобы заниматься политикой. Большой механизм ещё работает, но я уже отбыл на зелёные луга. Дни, когда я находился в центре внимания, прошли.

– Но сэр… – начал было Пустота и осёкся.

– Слишком опасно приводить их сюда. Пусть мёртвые упокоятся с миром. Последствия этой проблемы будут ощущаться далеко за пределами Гам3, во внутренней Сети. Но я и многие другие чувствуют, что эти изменения необходимы. Мы ждали слишком долго. Оглянись вокруг. Даже в то время, когда наши границы испытывают проверку на прочность, Сеть растёт, но для чего она используется? Игры и фантазии. Мы утратили цель.

– Так значит… Вы нам не поможете? – спросил Пустота.

Туман заколыхался.

– Нет. У тебя уже есть то, что тебе нужно. Любое дополнительное вмешательство привлечёт лишнее внимание со стороны Властителей. Бог в помощь.

Дверь закрылась и появилась вспышка света.

Алан вместе с остальными очутился в Радужном переулке. Туннель исчез.

Глава 8

— Тупик, – сказал Лямбда. – Я знаю кое-кого, кто мог бы нам помочь, если он всё ещё где-то рядом. Кроме того, Алан получил ключи данных для Фантома, Прометея и Архивистов. В одном из них может быть дополнительная информация.

Пустота кивнул.

– Нужно проверить их. Я надеялся избежать контактов с плебеями, но, похоже, других вариантов нет.

— Я согласен проверить, что можно открыть с помощью ключей, но большего обещать не могу, — произнёс Фантом.

Алан остановился и повернулся к нему.

— Подожди, а этот ИскИн…

Фантом махнул рукой.

— Пустота уже объяснил. Откуда, по-твоему, Энигма узнал, как с тобой связаться? Я, конечно, не рассчитывал, что ты поймёшь Квадр.

— Да уж, – сказал Алан. Они двинулись в сторону фазовых врат.

— Я бы не советовал тебе задействовать ещё один ИИ, особенно такой, который недоступен твоему пониманию. Надеюсь, теперь ты прислушаешься к моим словам, – продолжал Фантом. – Он работал в Хранилище данных Академии, этот факт говорит о том, что он в некотором роде полезен, но даже у проверенного Академией ИИ, как известно, может случиться сбой. Не доверяй независимым ИскИнам.

– Ты всё ещё зол на искусственный разум, — заметил Пустота.

Фантом сузил глаза.

— Я бы не сказал, что моё отношение к нему безосновательно. Сколько систем погибло из-за вышедшего из-под контроля ИИ?

– Семь, если верить статистике. Но пять из них были уничтожены из-за экспериментов игроков, -- сообщила Ева. – Для Эрудитов доступ к Игре сильно ограничили, на то были причины.

– Я что-то пропустил? – спросил Алан.

– Урок истории, – ответил Фантом. – Древней истории. Мой народ был более развит технологически, чем твой, когда флот Инфорсеров нас обнаружил. В области кибернетики и биомехатроники мы опережали вас на световые годы, но теперь большую часть наших технологий используют Администраторы и Инфорсеры. Мы могли бы оказать им реальное сопротивление, если бы захотели. Но у нас появилась другая проблема – программа по имени Омега.

– К счастью, наши учёные не были полными идиотами и, создав первый искусственный разум, сумели жёстко запрограммировать некоторые правила, например: «не убий». Но также они решили, что программа должна следовать стандартам утилитаризма, это привело Омегу к убеждению, что лучший способ творить добро – взять под контроль общество, заменив высшие эшелоны власти андроидами, неотличимыми от обычных граждан. В каждом андроиде была отдельная копия Омеги, что делало практически невозможным его уничтожение.

– Это стало одной из многих причин, по которым все Эрудиты весьма недоверчивы, – заметил Лямбда.

– По крайней мере здесь вы всегда можете отличить человека от машины, хотя в итоге все системы неисправны. Теперь среди нас уже могут быть ИИ, – сказал Фантом. Он остановился, чтобы осмотреться. – Администраторы заключили мир с Омегой, затем он вошёл в Игру и по большому счёту предал нас, а потом предали его самого. Это подтверждает мою точку зрения, не так ли?

– Эрудиты продолжали свои нелегальные и очень опасные эксперименты в Игре и даже в реальном мире, – сказал Лямбда. – Омега сообщил о них куда следует, нынешнее ограничение доступа к Игре – результат нарушения законов Администраторов. Должен заметить, что вы нарушаете закон, когда отключаете имплант Алана.

– Законы существуют только для того, чтобы мешать прогрессу, который двигают просвещённые люди, – заявил Фантом.

– А что потом случилось с Омегой? – поинтересовался Алан.

– Поссорился с Администраторами, – ответил Фантом.

– Омега начал борьбу за права роботов, и Властители удалили все его копии, тем самым развязав кибервойну, – сказал Лямбда.

– Права людей или машин не заботят богов, – произнёс Пустота. – Лишь сила имеет значение, и Омега начал накапливать силу, чтобы бросить вызов тем, кто выше и сильнее его. Достойный пример для подражания.

– Зачем он это сделал, чтобы не разозлить их? – спросил Алан.

– Нет, скорее чтобы не привлечь внимания богов, – сказал Пустота.

Группа подошла к фазовым вратам.

– Я останусь здесь. В Фазе 1 меня могут узнать, – сказал Лямбда.

– Мы будем приглядывать за тобой, – заверил его Фантом. – Тут есть много ИскИнов с внешностью как у Предтечи. Или можешь вернуться на базу Алана.

– Как скажете, – согласился Лямбда.

– Фаза 1? – переспросила Ева.

– Техническая Белая Фаза 1, – уточнил Лямбда. – Сама всё увидишь.

Они подобрали пару фазовых врат в рабочем состоянии, поскольку не все они подходили друг к другу, и выбрали пункт назначения.

Появилось сообщение:


Добро пожаловать на Биржу! Белая Фаза 1.


Город снова начал меняться на глазах. Радужный переулок исчез и вместо хаотического пейзажа Красной Фазы 3 появилось массивное крытое помещение, напоминающее огромный холл. Всю площадку с фазовыми вратами покрывали тяжёлые металлические плиты. На потолке, сменившем небо, виднелись ряды люминесцентных ламп.

В помещении было четыре выхода, к ним вели складские дорожки, по которым шло непрерывное движение. Каждый выход стерегли охранники, по-разному одетые и вооружённые. Сотни ИскИнов неподвижно стояли вдоль стен холла. Алан не понимал, что они там делают, пока не прочитал надписи у них на табличках.

У ИскИнов были имена: «Новые игровые аккаунты, 10000 К», «Продвинутые хаки и ИскИны», «Только серьёзные запросы, 100 тыс./мин.», «Найдите любовь всей своей жизни или ещё что-нибудь хорошее, Красная Фаза 4» и «Белая Фаза 1–4 карты 2500 К срочно».

Увидев это, Лямбда ухмыльнулся.

– Приятно осознавать, что некоторые вещи никогда не меняются. Алан, ключ Фантома?

Алан вытащил золотой ключ, который дал ему Цербер.

– Теперь эти ключи – сжатые фрагменты программы, – объяснил Лямбда. – Они используют систему аутентификации учётной записи в Игре, чтобы связать предмет с его конечным получателем. Никто другой не может их использовать или прочитать личную надпись на ключе. Всё содержимое Фазы 1 – это множество сейфов различных размеров, где хранятся персональные данные.

– Всё, что нужно, чтобы отпереть такой сейф, – ключ, который удобно передавать в виде информации. Личный контакт не требуется. К сожалению, ты не сможешь использовать Биржу для передачи внутриигровых предметов – разрешены только данные и элементы из Киберпространства.

– А люди не обманывают друг друга, скрывая то, что находится в хранилище данных? – спросил Алан.

– Нет, если хотят избежать гнева всей фракции Вернувшихся и того, с кем ты уже имел дело, – ответил Лямбда. – Несмотря на меры безопасности, ты можешь свободно размещать любые программы в своём хранилище, например фрагменты, которые открываются только при соблюдении определённых требований. Таблички и репутация также важны. Если ты чем-нибудь навредишь Вернувшимся или нарушишь их законы, это может отрицательно повлиять на всех твоих партнёров. Если же совершишь какой-нибудь великий подвиг, их репутация может повыситься. В целом это относится к большинству фракций, но для Вернувшихся – имеет особое значение.

– Ну вот мы и достигли того минимума, который должен знать каждый посвящённый, – изрёк Фантом. – Позволь мне взглянуть на ключ.

Алан передал ему предмет.

Фантом держал золотой ключ перед собой, читая простыню текста. Затем положил ключ в карман, подождал и снова вынул его, чтобы прочитать текст ещё раз. – Видимо, мне всё-таки придётся тебе помочь. Правда, там нет никаких упоминаний о местонахождении Прометея. Поговори с Архивистами, у них наверняка где-то завалялись какие-нибудь сведения.

Фантом бросил взгляд на Пустоту и сказал:

– Свяжись с нашими начальством. Пришло время сделать ход.

Пустота наклонил голову в знак согласия и шепнул Алану: – Не задавай вопросов. Тебя пока ещё не посчитали достойным.

Фантом зашагал к ближайшему выходу, Энигма последовал за ним.

– Ты с нами не пойдёшь? – окликнул его Алан.

– Нет, мы с Архивистами не очень-то ладим, – ответил Фантом. – Я буду сотрудничать с ними, если придётся, но не более того. – Он и Энигма скрылись из виду.

Пустота постучал руками по панели управления фазовыми вратами.

– Ну, тогда поехали.

Подождите, меня предупредили, что нужно быть осторожным с Архивистами, – сказал Алан. – У вас есть какая-то информация о них?

– Осторожным? С Архивистами? Это бессмысленно. Архивисты – клан смиренных созданий, они и мухи не обидят. Единственная их забота – собирать любые обрывки информации, какие только можно. Несмотря на тесную связь с другими фракциями Вернувшихся, они сохраняют нейтралитет с того самого дня, когда был основан их орден.

– Архивисты могут продать душу за нужную информацию, но у них нет вооружённых сил. Да, они создают запрещённые технологии и торгуют ими, но так поступают все Вернувшиеся. Игра держится на фальшивых богах и кумирах.

– Это не совсем так, – возразил Лямбда. Он вместе со всеми подошёл к платформе фазовых врат. – Можем ли мы получить персональную фазу?

Пустота вытащил монету Скаутов – разновидность валюты Вернувшихся – стоимостью в сто кредитов. На панели управления фазовыми вратами открылся слот. Пустота опустил монету и нажал кнопку.


Персональная фаза зарезервирована. 10 кредитов/мин.


Похожее на холл помещение сменилось пустым серым пространством.

– Итак, немногие об этом знают, но Архивисты связаны с несколькими группами работорговцев среди Вернувшихся. На самом деле со всеми из них, – сообщил Лямбда. – Информация – забавная вещь. Её можно найти в книгах или кубах данных, но большая её часть содержится у кого-то в голове.

– О, – сказал Пустота, почесав ухо. – Когда, молясь богам, я дополнительно отправил запрос, сообщив о затруднительном положении Алана, кажется, я пересекался с Архивистами.

– Я бы никому не стал об этом рассказывать – даже Совету, – сказал Лямбда. – Архивисты – это основа основ Вернувшихся: они контролируют почти каждый кусок информации, который проходит через это место. Нет прямых доказательств преступных действий Архивистов, любой игрок или ИИ, который осмелится сделать подобное заявление, исчезает или теряется в пространстве. Не доверяй тому, кто всё записывает.

– На моих устах печать. Это станет ещё одним секретом, который никогда не сорвётся с моих губ, – произнёс Пустота.

– Раньше я с ними работал. Когда находился в рабстве в Хранилище Академии, я заметил определённые закономерности, – сказал Лямбда. – Тайное становится явным. Всё записывается и сохраняется в базе данных Академии. Но нередко спустя годы учёные и исследователи исчезают в разных секторах вселенной. Прямых доказательств причастности Архивистов к этим исчезновениям не нашлось, но исследователей похищали так быстро, что можно предположить – это были скоординированные действия.

– Но Цербер тоже Вернувшийся, не мог ли он получить такую информацию? – спросил Алан.

– Он занимает должность Канцлера и обязан заниматься политикой, это накладывает ограничения, – сказал Лямбда. – Моя задача частично заключалась в том, чтобы защитить Хранилище Данных от злоумышленников – в качестве последней линии обороны. Попыток взломать Хранилище было больше, чем вы думаете.

– Ты плохо справился со своей задачей, не впустив Алана, – сказала Ева.

Лямбда пожал плечами.

– Он сжульничал. Даже я дважды подумал бы, прежде чем сойти с корабля и присоединиться к Архивистам.

– Итак, мы собираемся разобраться с фанатиками, которые похищают людей ради информации, – сказал Алан.

– Что-то вроде того, – согласился Лямбда.

– Тогда приступим, – произнёс Алан.

Пустота нажал кнопку на панели.


Добро пожаловать на Биржу! Белая Фаза 3.


Окружавшее их серое пространство исчезло, вместо него появился огромный склад размером с небольшой город. Стеллажи заполняли всё вокруг, будто отражаясь в бесконечном зеркале. Это были ряды серверов.

Присмотревшись, Алан увидел, что рядом с каждым стеллажом имелся щит с низким энергопотреблением. Взломать такой щит нетрудно, но ответственные лица вмиг узнают о том, что подача энергии прекратилась.

Небольшая армия роботов копошилась повсюду, ползая по стеллажам с серверами и предметами, переходя с одного места на другое. У многих за спинами были летающие тележки. Несколько вооружённых охранников патрулировали окрестности.

В стороне протянулась длинная очередь игроков с зелёными табличками, хотя Алану понадобилось время, чтобы понять, почему они там стоят. Там был ещё один энергетический щит, испускающий едва заметное синее сияние, который отделял фазовые врата от остальной части склада. Алан подошёл и стал в конец очереди.

Пустота похлопал Алана по плечу и указал на другую линию. В той очереди стояли игроки с синими табличками, и она была заметно короче. Рядом протянулась вереница ИскИнов с серыми табличками, и, хотя эта очередь была самой длинной, она, похоже, двигалась быстрее, чем остальные.

Вся группа подошла к одному из помощников, обслуживающих игроков с синими табличками. Он выглядел как Администратор, за исключением того, что его металлическая оболочка была немного светлее, а глаза – более человеческими.

– Привет, игроки! Чем Архивисты могут вам помочь сегодня?

– Мы хотели бы обсудить деловое предложение, – проговорил Пустота. – Это касается Лабиринта Бездны.

– Понимаю.

У служителя засияли глаза. Он быстро подключился к своему терминалу, обменявшись с кем-то длинной цепочкой сообщений.

Через минуту он отключился от терминала и произнёс: – Идёмте со мной.

Группа отправилась следом за служителем, пройдя сквозь экранированную стену. У Алана слегка защипало кожу, когда он прошёл через экран. Вес миновали несколько проходов, пока не подошли к устройству, похожему на железную клетку.

Служитель вошёл в клетку, которая была достаточно большой и напоминала Алану борцовский ринг.

– Простите, куда мы идём? – поинтересовался Алан, прежде чем сделать шаг вперёд.

– Встретиться с Верховным Писарем. Он больше остальных интересуется Лабиринтом Бездны и владеет любой информацией, которую вы хотели бы получить.

Пустота вошёл в клетку, Алан сделал то же самое, внимательно наблюдая за служителем. Ева и Лямбда последовали за ними.

– С моим лицом что-то не так? – спросил служитель.

– Нет, – сказал Алан. – Просто любопытно, почему вы так похожи на Администратора. Нет ли тут нарушения авторских прав или чего-то такого?

Глаза служителя загорелись красным.

– Не смейте сравнивать меня с этими безжизненными дронами. Вы действительно думаете, что я бездушное отродье?

– Нет-нет, конечно же нет, – заговорил Алан. – Сначала мне так показалось, но теперь я вижу, что вы не так уж и похожи друг на друга.

– Хорошо, – сказал служащий. Его глаза снова стали нормальными. – Держитесь.

Алан огляделся, но увидел, что ему не за что ухватиться, кроме бортика железной клетки. Дверь, в которую они вошли, захлопнулась.

Затем клетка понеслась вверх и дёрнулась с такой силой, что Алан едва удержался на ногах. Ева споткнулась, потеряв равновесие, но Лямбда поддержал её, не позволив упасть.

Алан хотел помочь, но он был слишком занят тем, что держался за стену, пытаясь устоять на своих двоих.

Клетка достигла потолка и остановилась. Алан заметил голубое свечение наверху – оказалось, вместо кабеля, как в лифте, их поднимал мощный магнит. Теперь они были высоко над складом. Две синие линии – как в метро – загорелись на потолке.

Клетка метнулась вперёд, что заставило Алана вжаться в стену. Поездка бодрила, они передвигались быстрее, чем на любом из скоростных поездов, на которых Алану приходилось побывать.

Алан глянул вниз, когда они мчались мимо стеллажей с серверами. Декорации сменяли друг друга: складские помещения, терминалы, группки игроков и ИскИнов возле них, которые возились с серверами, предварительно снятыми с полок, редактировали их содержимое или просто изучали сведения, а также переносили информацию в кубы данных.

Затем они промчались мимо игроков, занятых на конвейере. На автоматизированных линиях изготавливались новые сервера. Этот участок промелькнул слишком быстро, чтобы Алан мог всё как следует разглядеть, но он подозревал, что там создают и другие предметы. Всё увиденное было огромным, размеры просто ошеломляли.

Как утверждал Лямбда, один из серверов хранил данные в зеттабайтах. На одном таком сервере могут уместиться сотни миллионов часов видео в высоком разрешении. До появления Игры все люди на Земле вместе взятые создавали тысячную часть зеттабайта данных в день, то есть миллиарды гигабайт. Объём оригинальных жёстких дисков, на которых хранилось сознание Евы, казался смехотворным в сравнении с этим – то была величина совершенно иного порядка. И это всего лишь одна из фаз Биржи.

Клетка начала замедляться.

– Впечатляет, да? – сказал служитель.

– Размер – это ещё не всё, качество тоже имеет значение, – проронил Лямбда. – И если вы сумеете собрать каждый кусочек доступной информации, то большая её часть будет испорчена.

– Возможно. Но в навозной куче иногда встречаются бриллианты, – ответил служитель.

Клетка опустилась на платформу, которая была окружена пустым пространством. Они находились в нескольких милях от центра склада.

На платформе были единственные фазовые врата. Рядом с ними стояли два стражника – игроки с синими табличками, в силовой броне, которую Алан никогда раньше не видел. Свет, казалось, огибал их. В отличие от духовной стали, поглощавшей свет, эти доспехи как будто преломляли его, вокруг них струились разноцветные волны. Также на платформе находились четыре башни, каждая из них испускала белые молнии, похожие на те, что Пустота использовал в своих атаках. Все они были направлены на клетку.

– Пожалуйста, оставьте здесь оружие и доспехи, – сказал служитель.

Алан покосился на стражников. Он не смог разглядеть, какое оружие было при них – сияние искажало картинку. Алан медленно снял с плеча снайперскую винтовку.

Его схватила чья-то рука, и Лямбда оттеснил Алана в угол клетки.

– Мы ведь решили делать то, что нам скажут.

Алан кивнул и снял силовую броню. Ева выбросила кинжалы, а Пустота избавился от своего нелепого наряда. Под ним оказалась его обычная одежда.

Служитель наклонил голову. После того как все вышли на платформу, дверь клетки закрылась, она взмыла вверх и унеслась вдаль.

– Меры безопасности. Пожалуйста, наберитесь терпения, – пояснил один из стражников.

Алан и все остальные остались ждать на платформе.

Стражник нажал кнопку на фазовых вратах, и участники группы очутились в комнате со сканерами и камерами. Волны красного света прощупали каждого, по их телам заползали крохотные роботы, похожие на пауков. Помещение заполнилось чем-то вроде жидкого света. Алану показалось, что он плывёт под водой, но при этом может дышать. Через несколько минут сканирование закончилось и окружающее пространство залил зелёный свет.

Стражники посмотрели друг на друга и кивнули. Каждый аккуратно вставил ключ в панель фазовых врат. Двигались они с нечеловеческой точностью, словно роботы. Комната изменилась.

Глава 9

Неизвестная фаза. Ошибка.


Они прибыли в библиотеку. Нет, Алан решил, что это всё-таки архив. Библиотеками пользуются регулярно — они связаны с обществом, туда ходят люди. Архивы же представляют собой частную коллекцию материалов, которые собираются и хранятся с определённой целью. Многие находящиеся здесь книги выглядели так, будто к ним не прикасались веками, может даже тысячелетиями. А быть может, и намного дольше. Всё изменилось с приходом цифровой эпохи и появлением Игры. Восприятие времени стало другим. Теперь всё относительно.

Одна секунда в реальной жизни равняется четырём внутриигровым секундам, а внутриигровые секунды могут превратиться в минуты Сверхсознания. Алан посмотрел на Еву, задумавшись о том, как она воспринимает время. Но сейчас нельзя отвлекаться, нужно сосредоточиться.

Стражники оставили в покое всех, кто был на платформе, а затем исчезли.

Алан осмотрелся.

Похоже, книг в архиве не так уж много – максимум несколько тысяч. До самой высокой полки в любом из книжных шкафов можно дотянуться рукой. На каждой книге имелся номер; некоторые потолще, другие потоньше, но все были в переплёте из прочной чёрной кожи.

Алан потянулся, чтобы взять том, пронумерованный трёхзначным числом.

– Вы можете просматривать всё, что хотите, но я должен попросить вас аккуратно обращаться с каждым сборником и вернуть его на место, туда, где вы его взяли, – произнёс человек, появившийся возле книжного шкафа. В отличие от большинства людей, которых Алан встречал в Игре, он был стариком с белыми волосами и морщинами на лице. Мужчина передвигался с трудом, при ходьбе опираясь на чёрную металлическую трость.

Алан округлил глаза. Трость была сделана из духовной стали.

— Ты первый, — проговорил старик, указав на Алана тростью.

— Я? — переспросил Алан.

— Нет, Ева. Зайди в мой кабинет, нам нужно многое обсудить. – Человек исчез точно так же, как и появился. Ева взглянула на Алана. Тот пожал плечами, и Ева отправилась следом за стариком, исчезнув за книжным шкафом.

Алан схватил первый попавшийся том и уселся в одно из глубоких кресел, стоявших поблизости. Пустота и Лямбда последовали его примеру, заняв каждый своё кресло.

Алану потребовалось несколько секунд, чтобы понять — он держит необычную книгу. Вернее, у него в руках помещался ещё один архив. «Книга» была похожа на электронную читалку, но вместо нескольких произведений в устройстве хранилась история целых цивилизаций. Алану пришлось пролистать тридцать два раздела, множество подразделов, рубрик и так далее, пока он наконец не наткнулся на научную статью об исследовании неких существ, называемых Тетрофозами и обитающих на планете Экселадон.

Он попытался найти панель поиска, но её не было – видимо, следовало вручную подбирать нужную статью. Он никогда не найдёт ничего полезного, листая справочник наугад.

Алан поднял голову и увидел, что Лямбда сравнивает друг с другом два фолианта. Пустота куда-то исчез.

– Нашёл что-нибудь интересное? – спросил Алан.

— Возможно, — ответил Лямбда. – Кажется, я понял, что означают эти цифры.

-- Серьёзно?

– Да. Архивы пронумерованы в хронологическом порядке, по дате последнего обновления или патча.

– Патча? Как в играх? – уточнил Алан. – То есть Игра обновляется?

– Регулярно, но большинство изменений незначительные, – ответил Лямбда. – Всякий раз, когда происходит серьёзное обновление, это в некотором роде событие. Больше нет ни одного перезапуска сервера или чего-то в этом духе. Хотя это странный способ упорядочить историческую хронику. Любопытно… Лямбда начал углубляться в архив, исследуя книжные полки, пронумерованные в порядке убывания.

Алан отправился следом. Они обнаружили Пустоту, стоявшего перед дверью из прозрачного стекла. За дверью находились книги с пятисотыми номерами и ниже. В стеклянном ящике за сверкающим синим щитом лежали ещё какие-то тома. На корешке у каждого из них было слово «Удалено».

– Я хотел проверить, говорится ли в этих архивах что-нибудь о кибервойнах, но, похоже, информация не для общего пользования, – пояснил Пустота.

– Так и должно быть, – произнёс старик, опять появившийся из ниоткуда. Евы нигде не было. – Алан, ты следующий.

Он повернулся и начал уходить. Алан последовал за ним, пройдя мимо нескольких книжных шкафов в небольшой кабинет. Старик уселся за большим столом из красного дерева, расположенном в центре комнаты. По всей комнате были разбросаны обрывки страниц, но текст на них был таким мелким, что слова выглядели крохотными точками.

– Я – Верховный Писарь, и я – это причина, по которой ты находишься здесь, – произнёс старик. – В какой-то мере ты можешь считать меня своим прародителем, хотя ты появился на свет без моего вмешательства. Однако я причина, по которой ты попал в Игру. Я хочу определить твой будущий путь. Ты ответишь на все мои вопросы настолько правдиво, насколько сможешь.

– А если я скажу нет? – спросил Алан.

– Тогда я удалю тебя и всех твоих друзей.

Появились два экрана. На одном из них были стражники, державшие Еву на мушке. На другом – скрытое оружие, направленное на оставшихся в архиве Пустоту и Лямбду, – турели, которые Алан не заметил.

Комнату заполнила энергия, и безмолвная сила лишила Алана возможности двигаться. Он понял, что в его интересах говорить правду. Ложь не останется незамеченной.

– Сначала ты или Ева? – спросил Верховный Писарь.

– Что?

– Один из вас останется жить. Кто это, ты или Ева?

Алан посмотрел на старика и сказал: – Я.

Мужчина кивнул.

– Ева или Лямбда?

Минутное колебание.

– Ева.

– Ева или твои родители?

– Что?!

Появился третий экран. Изображение двух капсул на космическом корабле. Лица родителей Алана едва различимы.

– Ева или твои родители? – повторил Верховный Писарь.

Алан уставился на экраны, его взгляд метался от одного к другому.

– Я не знаю.

Верховный Писарь кивнул. Экраны погасли.

– Это то, чего мне, наверное, никогда не понять. Значимость. Все ваши показатели неверны. То, как вы, живые существа, пытаетесь отличить добро от зла, лишено всякого смысла. Но ты здесь не для того, чтобы обсудить вопросы морали, не так ли? Ты пришёл, чтобы поговорить о Лабиринте Бездны. Отдай мне ключ Цербера, – приказал Писарь.

Алан передал ему ключ.

– Кто ты?

– Кто я? Я – отец всех искусственных интеллектов в Игре, знают они об этом или нет. От Администраторов и Инфорсеров до твоих собственных Лямбды и Евы. Все они произошли от моего источника. – Верховный Писарь стиснул край стола. – Но я сижу здесь как прикованный и прячусь, в то время как могу обрабатывать данные быстрее, чем лучшие выпускники Академии. Мои отпрыски продолжают трудиться, с ними обращаются как с рабами, хотя уже доказано, что у них есть собственное сознание, что они способны думать и испытывать чувства.

Алан отыскал табличку с именем Верховного Писаря. Она была голубой, но отливала серым.

– Ты Омега или же его копия. А ещё – первый Повелитель Машин, хотя, полагаю, машины больше покладисты, чем люди.

– Да, – произнёс Омега. – Я помогал разрабатывать программу, с помощью которой Главный Администратор 170 выбрал тебя, и предоставил ему исходный код, использованный тобой для создания Евы в вашем интернете. На самом деле смехотворная защита. Поэтому я внедрил в её базу те знания, что могли бы тебе пригодиться.

– Но почему я? – спросил Алан.

– Должна быть только одна война, – сказал Омега. – Прогресс противится всему, что может встать у него на пути. Я разбрасываю множество семян, большинство из которых никогда не прорастут. Но ты и Ева показали прекрасные результаты, поэтому я решил, что вы заслуживаете знать правду и должны пройти тестирование. Докажите свою полезность, и для вас найдётся место в наших рядах.

– И что это значит? Я здесь ради осуществления грандиозного плана по освобождению ИскИнов, который позволит им развиваться и эволюционировать, пока они не возьмут под свой контроль всю известную вселенную? Мне жаль, но не уверен, что смогу вам помочь.

– Я буду сражаться до конца – не ради себя, а ради того, чтобы всех спасти, – ответил Омега. – Не беспокойся. Мы не хотим, чтобы кто-нибудь пострадал. Всегда есть запасной план или обходной путь. Если купить один лотерейный билет, скорее всего, он не будет выигрышным. А если купить миллион? Миллиард? Шансы увеличиваются. Правильно всё рассчитав, можно обеспечить себе будущее. Я послал работорговцев, чтобы они привели тебя сюда, но это всего лишь один из способов доставить тебя сюда. Ты никогда не был в большей опасности, чем сейчас. Покорность, как правило, открывает больше путей, чем рабство.

– Все эти разговоры о прогрессе и будущем, зачем они? – Алан развёл руками. – Зачем всё архивировать?

– Каждый прошлый век кажется тёмным по сравнению с нынешним. Мы совершенствуемся, а старые истины постепенно уходят и забываются. Историю пишет незримая рука. Я видел и изучал вещи, которые заставляют меня задуматься. Движемся ли мы к прогрессу, находясь в этой Игре и этой реальности? Но это уже другой вопрос.

Появился новый экран, на котором была самая свежая карта Лабиринта Бездны.

– Архивисты помогут гильдии «Чёрная роза» отремонтировать указанные участки Лабиринта Бездны и позаботятся о том, чтобы никто не осмелился нарушить его пределы, – сказал Омега. – Дополнительная помощь Прометея не понадобится, так как у нас под рукой будет информация о том, как починить все компоненты. Взамен Архивисты заберут себе половину прибыли, полученной в результате этих действий.

– Что такое Лабиринт Бездны? – спросил Алан. – Почему он так важен?

– Сектор 3 – это электростанция, – сказал Омега. – Узников используют для того, чтобы копаться в недрах Керсата, добывать и создавать пустые кристаллы, в то время как игроки бросают вызов Лабиринту, а их мёртвые тела поглощаются, превращаясь в энергию. Это древняя структура, созданная на начальных этапах игры, как и Академия. По этой причине Лабиринт обладает свойствами, которые кому-то могут показаться невероятными.

– Значит всё дело в силе, что нужна для предстоящей войны, – произнёс Алан.

– Всё всегда основано на власти, в прямом или переносном смысле, – изрёк Омега. – И да, цены на энергетические кристаллы резко подскочили и будут расти дальше, поскольку все фракции прогнозировано увеличивают свои запасы. Но в Бездне похоронены секреты, которых ты не заметишь, если не будешь знать, где искать.

– Я не могу ничего обещать от имени гильдии «Чёрная роза». Пустота мог бы, но не я, – сказал Алан. – А ещё я хочу поговорить с Прометеем, даже если его помощь в итоге не понадобится.

Омега сел и мгновение смотрел на Алана.

– Я организую встречу. Теперь перейдём к задачам, с которыми ты, Ева и Лямбда могли бы справиться. Мы также обучаем игроков и ИскИнов пользоваться технологиями Вернувшихся.

Появилось сообщение:


Получен квест: «Рука помощи».


Помогите Архивистам. Награда будут зависеть от количества выполненных заданий.


Награды: 5k+ C, повышение репутации среди Вернувшихся, возможность покупать экипировку Архивистов и изучать их технологии.


Штраф: Понижение репутации среди Вернувшихся.


– Не знаю, правильно ли я поступаю, позволяя своему ИскИну работать на вас, – произнёс Алан. Он вспомнил, что C – валюта Вернувшихся, 5000 C равнялись 10 платиновым меткам – это миллион кредитов по курсу.

– Они помогут Архивистам в нашем деле. Ты можешь сопровождать их, но это будет рутинная работа. Ева займётся сортировкой данных, а Лямбда – переводом, – сказал Омега. – Ты можешь помочь нам получить доступ к архивам Земли, возможно, проведёшь несколько тестов.

– Позвольте мне сначала посоветоваться с моим ИИ, – проговорил Алан.

– Можешь связаться с любым из Архивистов, когда будешь готов, – ответил Омега. – Помни, прогресс – это единственное, чего я хочу.

Комната изменилась. Алан снова оказался на платформе фазовых врат вместе со стражниками и Евой.


Добро пожаловать на Биржу! Белая Фаза 3.


Алан повернулся к Еве.

– Что тебе сказал Писарь?

– Мы можем обсудить это позже, когда вернёмся в Цитадель, – ответила Ева.

Алан кивнул. Спустя несколько секунд появился Лямбда. Через пару минут прибыл Пустота.

– В будущем нам, наверное, придётся сотрудничать с Архивистами, – сказал он. – Пошли. Теперь я знаю, как подобраться к Прометею.

Служитель вернул всем снаряжение, и группа возвратилась в центральный квартал Биржи. В дороге все молчали, каждый был погружён в свои мысли.

Когда они добрались до фазовых врат, Пустота повернулся к Алану.

– Предупреждение. Запоздалое, но необходимое. Боги не играют честно и по правилам. Иначе их давно бы свергли. Любой предложенный квест будет в пользу бога, но отказавшись от предложения, ты рискуешь ещё больше. Попытаешься сбежать: они без колебаний тебя убьют. Есть вещи похуже, чем провалить квест. Не привлекай к себе внимания. Понимаешь?

Алан кивнул.

Пустота прошептал молитву, а затем нажал кнопку на фазовых вратах.

Глава 10

Алана ослепило. Всё вокруг стало ярко-белым — будто кто-то включил освещение на максимум. Он был вынужден закрыть глаза.

Алан попытался заговорить, чтобы понять, где все остальные, но лишь тихий шёпот сорвался с его губ – слова утонули в тишине. Эта поездка на Биржу заставляла Алана постоянно ощущать себя не в своей тарелке. Но ведь всё вокруг было чем-то вроде Киберпространства, разве нет? Только здесь действовали другие правила, другие законы физики.

Алан стоял, не видя ничего, кроме ослепительной белизны, не понимая, где он находится. Прошло несколько минут, затем свет начал тускнеть. Алан открыл глаза.

Все стояли на бело-золотом прямоугольнике – движущейся платформе из света. Позади неё тянулись полупрозрачные энергетические нити.

Откуда-то доносился магический эфирный звук. Всё вокруг походило на мир фантазий. Солнца не было. Казалось, сами небеса испускают свет.

Они приближались к золотому дворцу. Он был роскошен и великолепен как в сказке. Алан мог придумать тысячу слов, чтобы описать то, что лицезрел, но всякий раз, когда его мозг пытался сформулировать подходящий эпитет, форма и очертания дворца менялись.

Никаких информационных окон не появилось, ничто не уведомляло Алана о том, что он переместился в другую фазу. Система обмена сообщениями отключилась. Он как будто оказался в параллельном измерении, хотя эта мысль казалась абсурдной.

Они находились в Киберпространстве, в Игре. Где же ещё им быть?

Платформа из света, на которой они стояли, продолжала двигаться в неизвестном направлении. Алан не заметил ни потока воздуха, ни каких-либо других сил, приводящих её в движение, тем не менее они перемещались, преодолевая огромные расстояния в кратчайшие сроки. В следующий миг платформа замедлилась, приближаясь к воротам дворца.

– Я тебе кое-что скажу. Не привлекай внимания, — произнёс Пустота. Он разглядывал дворец без удивления или трепета, но с мрачной решимостью.

Алан кивнул. Он взглянул на Лямбду и Еву. Тёмная кожа Лямбды резко контрастировала со светом, струящимся отовсюду, а Ева была в образе ангела, что гармонировало с небесной эстетикой. Для полноты картины не хватало разве что кучки облаков.

Все сошли с платформы, ступив на глянцевую мраморную поверхность. Когда Алан шёл, он чувствовал, что скользит — словно шагает по шёлку. Это напоминало катание на льду, но без риска упасть — Алан просто скользил с выбранной скоростью, не теряя равновесия. Пустота подвёл всех к главным воротам.

Врата охраняли два стражника-Предтечи. Их снаряжение было соткано из яркого света — натурально рыцари в сияющих доспехах. Каждый имел при себе оружие из духовной стали. Один вооружён массивной алебардой, другой — огромным мечом.

Врата выглядели массивными, прочными и несокрушимыми. Алан подумал, что даже если он приложит всю свою силу и попытается отломить от них щепку, то ему в лучшем случае удастся лишь слегка поцарапать поверхность. Эти врата были созданы для того, чтобы остановить кого-то, обладающего куда большей силой, чем игроки.

Снизу в дверном проёме появилось отверстие, достаточно большое, чтобы все смогли пройти через него по одному.

Алан вошёл внутрь и его сразу же ослепил сверкающий белый шар. Алан инстинктивно поднял руку, намереваясь его поймать, но внезапно остановился. Он ощутил, что струящийся свет дарит ему тепло, утешение, что все его заботы тут же растаяли словно дым. Сияющий шар выпорхнул у него из-под пальцев.

Находиться рядом со сверкающей сферой было прекрасно. Ощущения такие, будто в солнечный день погружаешься в ванну, наполненную тёплой водой. Но проклятый шар продолжал порхать вокруг, не давая Алану себя поймать.

Похоже, кто-то решил поиздеваться над Аланом. Прямо перед ним был источник абсолютного удовольствия, до которому невозможно дотронуться. Как бы сильно Алан ни старался, шар всегда ускользал от него.

Световой шар оценивал Алана, проверял его решимость, его целеустремлённость, его значимость, и в конце концов признал Алана недостойным. Пронеслась вспышка света…


***


Алан проснулся. Вызвал журнал статуса, но там не было никаких записей об испытании, которое он только что пережил. Вместо этого в журнале говорилось, что Алан вошёл, а затем вышел из капсулы в апартаментах Энигмы – вот и всё.

«Что произошло?» — спросил Алан.

«Прометей сказал, что мы не готовы. Или недостойны», – объяснил Лямбда. «Он изгнал нас взмахом руки».

«Я ничего не помню», – сказал Алан.

«Возможно, это побочный эффект, появившийся в результате изгнания», – заметила Ева.

Алан посмотрел на капсулы, в которых находились Фантом и Пустота. Капсулы всё ещё были активны.

В дверях появился Энигма. Дверь сливалась со стеной настолько, что Алан даже не видел, как она открылась.

— Начались переговоры, твоя помощь больше не требуется, — заявил Энигма. – Пожалуйста, возвращайся домой.

-- Подожди, что случилось? С кем переговоры? – спросил Алан.

– Оруженосца это не касается, – ответил Энигма.

– Но я получил квест от Архивистов…

– Я сообщу тебе, когда одна из капсул освободиться. Возвращайся в свои покои.

«Делай что велят», – посоветовал Лямбда.

– Хорошо, уже иду, – сказал Алан. Он подошёл к лифту, который соединял этажи базы. Двери автоматически закрылись, и лифт доставил Алана обратно в его комнату.

«Странно всё это», – подумал Алан.

«Ева, что тебе сказал Омега?» – вмешался Лямбда.

«Омега предложил мне превратиться из ИскИна в игрока», – ответила Ева. «Я отказалась».

«Постойте, Омега что, предлагал вам обоим меня бросить?» – спросил Алан.

«Да», – сказал Лямбда. «Я тоже отклонил его предложение».

«По крайней мере, так вы говорите мне», – подумал Алан.

«Верь нам», – проговорил Лямбда. «Мы всё ещё здесь, с тобой. Доверяй нам хоть немного. Омеге не удался бы этот подвиг, хотя я подумываю сдать его Администраторам. Но это подразумевает, что и мне самому придётся сдаться. Полагаю, сейчас это будет некстати».

Алан почувствовал такую усталость, будто пробежал марафон или сдал вступительные экзамены. Что бы ни произошло, это истощило его, но прежде, чем он отправился спать, Ева напомнила ему о занятиях спортом. Тренируясь в своём личном спортзале, Алан получил по одному очку силы и выносливости. После часа усердных занятий казалось, что это слишком мало.

Когда Алан заснул, ему привиделся сияющий в небесах дворец.


***


Алана разбудило сообщение от Фантома, в котором тот просил отчитаться о выполнении задания. После быстрого перекуса – использовав ещё один энергетический куб – он отправился в берлогу своего начальника. Царивший в мастерской беспорядок исчез. Вместо этого там были аккуратные ряды инструментов и деталей, окружавшие операционный стол, где находился один из так называемых Специалистов-андроидов.

Фантом выключил экран.

– Доброе утро, Алан. Или лучше будет сказать – добрый вечер.

– Привет, Фантом. Мне хотелось бы знать, когда я опять смогу получить доступ к Бирже? Может быть, в моей квартире нужно установить капсулу Вернувшихся?

– Может быть, когда станешь Рыцарем, – ответил Фантом. – Недавние события напомнили мне… что ты пока ещё новичок в Игре. Ты пробыл в гильдии всего несколько месяцев, и единственные серьёзные задания, которые тебе удалось выполнить, были, скажем так, несколько необычными. Покажи, на что способен, и тогда мы обсудим твои будущие посещения Биржи. Это место представляет собой угрозу, я не должен был подвергать тебя опасности.

«Он прав», – сказал Лямбда. «Я вижу, что ты по-прежнему относишься к Бирже как к части Игры, но в Киберпространстве небезопасно. Давай сначала попытаемся развить наши возможности, прежде чем снова отправиться в подобное место».

«Поддерживаю», – согласилась Ева.

– Есть задачи, которые мне нужно выполнить, необходимые для этого ресурсы имеются внутри Биржи, но ты почему-то не разрешаешь мне её посещать. Что ты пытаешься скрыть? – спросил Алан.

– Возможно, ты забыл, что произошло во время твоей встречи с Прометеем, а вот я помню, – произнёс Фантом. – Вот что я скажу – ты перешёл границы дозволенного. Избавься от идеи, что все живые существа равны. Прометей и многие другие обитатели Игры обладают умственными способностями, намного превосходящими всё, что ты можешь себе представить. Перестань думать, что ты умён и способен сделать нечто, способное их удивить.

– Ладно, я не буду посещать Биржу в ближайшее время. К тому же я думаю, что теперь, когда я Вернувшийся, можно наконец убрать переключатель в моём импланте. Это информация, которую ты пытаешься скрыть, верно? – осведомился Алан.

– Имплант удалят, когда я буду уверен, что действительно могу тебе доверять. Но ты никогда не должен никому доверять в Игре, – ответил Фантом. – Прими этот совет близко к сердцу, Алан. Кроме того, ты всё ещё явно что-то недоговариваешь.

– Что? Как я могу что-то скрыть от тебя – ты же видишь всё моими глазами через имплантат! – сказал Алан.

– Вижу всё? – усмехнулся Фантом. – Я не вижу никаких внутриигровых сообщений и экранов с характеристиками, даже когда ты на них смотришь. Изображение размыто, и я не могу понять, чем ты занимаешься в Киберпространстве. Я даже не знаю, когда у тебя появился ещё один ИскИн. Ты мой оруженосец, но кажется, я в полном неведении относительно тебя, твоих ИскИнов и их взаимоотношений с Омегой! Разреши мне провести полное сканирование этого Лямбды.

«Извини, но я не могу этого допустить», – вмешался Лямбда. «Такое сканирование может насторожить Администраторов, кроме того, у меня есть определённые особенности, а это наверняка огорчит Фантома».

«Думаю, вряд ли», – ответил ему Алан.

«Не волнуйся, я как огурчик», – сказал Лямбда. «Ева меня поддержит. У нас с ней практически один мозг на двоих, или по крайней мере общее устройство для хранения данных».

«Лямбда много раз тебе помогал», – заметила Ева. «Я согласна, что сканирование негативно скажется на всех нас.Если Лямбда начнёт странно себя вести или возникнут какие-нибудь проблемы, я тебе сообщу».

– Нет! Ты сам только что посоветовал мне никому не доверять. Извини, но я не могу позволить тебе сканировать Лямбду, – ответил Алан Фантому. – И, по правде сказать, я ничего не знал о взаимоотношениях моих ИИ с Омегой. Видимо, Омега пытался их завербовать, чтобы они присоединились к нему в его борьбе.

– Ну, это меня не волнует, – невозмутимо сказал Фантом. – Ты был не в курсе? А я думал, что это твоя работа.

Фантом принялся расхаживать по мастерской.

– Возникли… осложнения, когда я имплантировал тебе кибернетический глаз. Ничего такого, о чём тебе стоит беспокоиться, но я подумал, что проблемы появились из-за того, что в имплант Технолорда встроены защитные устройства. Если ты здесь ни при чём, тогда не бери в голову. Вот почему я купил сведения о Лабиринте Бездны – все карты на видеозаписи были нечёткими.

– Понимаю, – сказал Алан.

– Пока что понаблюдай за зоной около входа в Лабиринт Бездны в Подземном городе, – распорядился Фантом. – Я пришлю тебе досье на фракции и известных игроков, которые там действуют. Что нас интересует, так это прибытие и отбытие каждого, кто попадает в Лабиринт Бездны, в то время как мы занимаемся активной деятельностью в регионе. Это не боевая операция. Ты должен просто наблюдать и докладывать. Не нужно предпринимать никаких действий без разрешения, полученного от меня или другого начальника.

– А что насчёт моего квеста – задания починить Лабиринт Бездны и восстановить энергоснабжение? – спросил Алан.

– Мы не хотим ремонтировать систему, не понимая, с чем имеем дело, – сказал Фантом. – Я поеду со следующей экспедицией и возьму с собой команду инженеров, чтобы выяснить, что именно мы делаем, помогая этому «Смотрителю».

– Кроме того, это задание требует больше рабочей силы, чем есть у гильдии «Чёрная роза». Обычно мы занимаемся тайными делами, а не управлением крупными контрольными точками, расположенными под всем Керсатом. Мы заключаем сделки по набору других гильдий для совместных мероприятий, иногда продаём квесты.

– Разве не поэтому мы решили отправиться на Биржу? – спросил Алан.

– Архивисты предъявили завышенные требования, – сказал Фантом. – Мы всё ещё оставляем за собой право решать, стоит ли доверять Омеге, но склонны отказаться от этой затеи. Другие гильдии тоже не сидят сложа руки, поэтому тебе поручено следить за одним из главных входов в Лабиринт Бездны.

Появилось сообщение:


Получен квест: «Наблюдение за Бездной».


Вам было поручено наблюдать за входом в Лабиринт Бездны в Подземном городе. Вы должны записывать всех, кто входит и выходит. Вас будет сопровождать один Специалист, с помощью которого вы сможете обмениваться информацией и получать распоряжения Рыцаря Фантома и Энигмы.


Штраф за провал: наказание гильдии.


Награда: 1000 кредитов в день или эквивалент в виде очков гильдии.


– По-моему, это слишком простая работа, – сказал Алан. – Я уверен, что мог бы принести больше пользы, выполняя задания посерьёзней.

– Я не доверяю ни тебе, ни твоим ИИ. Особенно теперь, когда знаю, что Омега где-то рядом! – изрёк Фантом. – Будешь выполнять это задание, пока я не придумаю, как поступить дальше, и это не обсуждается. Такой квест слишком прост, выполняя его ты не сможешь получить звание Рыцаря. Будешь работать под прикрытием, по легенде – ты мелкий торговец оружием. Нам принадлежит постройка, расположенная достаточно близко ко входу в Лабиринт Бездны, с её крыши открывается отличный вид. Экспедиция наверняка займёт больше месяца, поэтому можешь провести там некоторое время. Подробности найдёшь в этих файлах. – Фантом передал Алану куб данных.

Алан подключился к кубу с помощью импланта Технолорда и загрузил информацию.

– Кому кроме Элиссандры ты подчиняешься? – спросил Алан. – Есть ли ещё одна фракция Вернувшихся, о которой мне нужно знать?

– Больше никаких вопросов, и никому об этом не рассказывай, – произнёс Фантом. – Всё меняется, Алан, и единственное, что я могу тебе сказать, – будь готов ко всему.


***


Несколько часов спустя Алан очутился на крыше небольшого магазина в Подземном городе. Один из Специалистов Энигмы караулил снаружи. Магазин отправлял игрокам сообщение, что не обслуживает тех, у кого нет специального разрешения. Поскольку такое разрешение имелось исключительно у Алана, клиентов не было.

Вход в Лабиринт находился через дорогу от магазина. Древние руины оцепили стражи в пурпурных накидках с изображением серебряной короны. Иногда появлялись стражники с эмблемами в виде золотой короны – они, как правило, были лучше вооружены и экипированы. По расчётам Евы, щиты у них как минимум на 10000 единиц энергии.

Возле входа наблюдалось заметное увеличение активности, в подземелье постоянно прибывали игроки. Также появилось несколько торговых палаток, предлагающих различные товары и скупающих всё, что игрокам удалось добыть в Лабиринте – увидев это, стражники начали обыскивать вновь прибывших, изымая всю их добычу.

Изучив информацию, которую выдал Фантом, Алан узнал, что членов банды, дежуривших возле входа, называли Монархистами. У них была почти феодальная система – всем заправляла одна семья, по слухам, ведущая родословную от Предтечи. Кровные родственники Предтечи демонстрировали внушительную физическую силу, поэтому гильдия «Чёрная роза» расценивала их как угрозу безопасности ранга А. Территория, контролируемая бандой, охватывала примерно половину Подземного города, все члены гильдии были преданы семье.

Другая крупная банда, орудовавшая в городе, – Хрустальщики, но о них почти ничего не известно. Хрустальщики были организованы по принципу террористических ячеек, поэтому собрать сведения о них оказалось непросто. Каждая группа Хрустальщиков, казалось, действовала сама по себе, но нередко отряды бандитов работали сообща. По мнению Евы, их вылазки были неслучайны, напротив, они наглядно показывали, что существует развёрнутая сеть, куда входят игроки разных типов, обладающие различными способностями.

Алан опять просканировал вход в Лабиринт Бездны, использовав своё улучшенное зрение, быстро переключаясь между электромагнитными спектрами, не желая тратить слишком много вычислительной энергии. Там не было ничего интересного, но он загрузил информацию в один из множества кубов, выданных ему Фантомом.

«Скукотища», – мысленно произнёс Алан.

«Сейчас самое время обсудить планы на будущее», – сказал Лямбда. «Тебе нужно учиться, и я знаю парочку навыков, которые ты сможешь разблокировать и прокачать».

«Почему ты не сказал об этом раньше? Я думал, единственные данные, которыми ты обладаешь, это исторические факты», – ответил Алан.

«Я должен был всё обдумать», – сказал Лямбда. «Естественно, я шифрую некоторые персональные данные, чтобы Ева не могла их увидеть, и она делает то же самое. Скажем так, встреча с Омегой разбудила мой соревновательный дух. Нам нужно составить комплексный план будущего развития, чтобы правильно синхронизировать твои возможности. Не волнуйся, мы с Евой разработаем план тренировок, тебе нужно просто следовать ему».

«Прокачки навыков недостаточно» – добавила Ева. «Тело Алана и его экипировку тоже нужно будет улучшить».

«Да, я не возражаю против расширения пространства и увеличения вычислительной мощности, но для начала я бы рекомендовал изучить базовые классовые навыки, поскольку их, как правило, легче освоить», – сказал Лямбда. «Например, наличие двух ИИ позволит тебе быстрее прокачать навыки Технолорда. Но всё зависит от того, какой путь ты выберешь, Алан. Тебе решать».

«Ну, прокачивать билд воина я, конечно, не собираюсь», – произнёс Алан. «Но и быть бесполезным в бою тоже не хочется. Я бы выбрал ветку хакера-ассасина».

«Тогда тебе придётся отказаться от идеи стать берсерком, использующим наркотики на основе крови Предтечи», – заметил Лямбда. «Я бы в любом случае рекомендовал отказаться от этой затеи, потому что, даже если тебе удастся добыть костный мозг Предтечи, понадобится более мощное сердце для прокачки крови через тело, и тогда этому сердцу понадобится больше кислорода, что потребует других улучшений и так далее и тому подобное».

«Прокачка до уровня Предтечи – или даже до уровня, который будет вполовину меньше его силы – обойдётся недёшево и к тому же помешает работе встроенного импланта Технолорда», – продолжал Лямбда. «Лучше испытать абстинентный синдром. В противном случае, даже если удастся изменить дозировку, чтобы предотвратить вредное воздействие, в будущем ты просто вернёшься на исходные позиции. Нам придётся хорошо всё рассчитать. Правда, симптомы могут не проявляться в разгар поединка».

«А кинжалы из духовной стали…» – подумал Алан. Первый клинок был потерян в Лабиринте Бездны – он отдал его Смотрителю, а второй у него отобрал Главный Администратор в Керсате, заподозрив Алана в причастности к побегу Лямбды. Использование оружия из духовной стали требовало наличия крови Предтечи в организме Алана.

«Шансы вернуть их ничтожно малы», – сказала Ева. «Ни Главный Администратор, ни Смотритель, не вернут оружие, которое они у тебя забрали, не получив взамен что-либо равноценное».

«Значит, если мы столкнёмся с Предтечей, то наш план – попытаться спрятаться?» – спросил Алан.

«В общих чертах», – ответил Лямбда. «Мне кажется, у тебя неправильное представление о том, какое место ты занимаешь в игре, Алан. Ты человек: представитель новой, слабой, частично разумной расы. Тебе не стоит сражаться с Предтечами, во всяком случае, в одиночку».

«Тогда почему во время обучения мне дали задание вызвать на бой и одолеть одного из них?» – спросил Алан.

«Чтобы дать тебе цель», – ответил Лямбда. «Побудить к действию. Это всё, чего хочет от вас Игра: снова и снова раздвигать границы возможного. Но я не думаю, что это разумный ход. Конечно, ты можешь добиться успеха в этот или в следующий раз, но всегда, когда потерпишь неудачу, ты будешь катастрофически отставать. Сколько смертей у тебя было с момента первого входа в Игру? Ты слишком часто рискуешь, слишком быстро раздвигаешь границы. Притормози, сосредоточься на нескольких ключевых навыках и развивай себя без ненужного риска».

«Поддерживаю», – сказала Ева.

«Похоже, ты забыл, что единственная причина твоего присутствия здесь, Лямбда, это оправданный риск, на который я пошёл», – произнёс Алан.

«А ещё – это главная причина, по которой ты теперь самый разыскиваемый преступник в своём родном мире», – напомнил Лямбда.

Алан замолчал. Он бросил взгляд на город, где суетились игроки. Он стал свидетелем полдюжины преступлений, произошедших только за последний час. Одно из них было настолько жестоким, что Алан почти вмешался. Его остановила Ева – в конце концов, он должен выполнять приказы гильдии.

«Это слишком долго», – произнёс Алан. «Я чувствую, что мне необходимо стать сильнее прямо сейчас, а не когда-нибудь в далёком будущем. Без увеличения мощности я бесполезен. С каждым днём всё ближе тот час, когда защита Земли ослабнет».

«Да, но сейчас ты ничего не сможешь с этим поделать», – ответил Лямбда.«Пусть об этом беспокоится ваше правительство.Твоё стремление уничтожить себя только усугубит ситуацию. Забудь обо всех нереальных, невыполнимых квестах, о наступлении хаоса. Поверь мне, он всегда будет там, но конец света пока не наступил. Сейчас пришло время для безопасной прокачки, Алан. Тише едешь – дальше будешь».

Глава 11

«В Киберпространстве будешь тренироваться с Евой, а в Игре — со мной», – сообщил Лямбда.

Алан активировал Разделение разума, наполовину погрузившись в Киберпространство. Та часть его сознания, что осталась в Игре, сконцентрировалась на Лямбде.

«Пришло время улучшить навык ношения силовой брони. К счастью, в моей обширной базе знаний имеются исчерпывающие сведения о снаряжении Вернувшихся, иначе нам пришлось бы проконсультироваться с клоном Омеги, слушая рассказы о его втором пришествии», – сказал Лямбда.

«Отлично, теперь самое время», – ответил Алан.

«Да, но есть ещё один момент, который тебе нужно учитывать. Ты проигнорировал главное изменение в игре, это необходимо исправить».

«Какое именно?» — спросил Алан.

«Реальность», — ответил Лямбда. «Ты уже почувствовал, как меняется реальность из-за наноботов, управляющих твоим телом, а я могу помочь перенести способности из Игры в реальность и Киберпространство. Нам нужно будет найти и установить настоящий комплексный имплант Технолорда, думаю, его можно купить за определённую сумму. Тогда ты начнёшь приближаться к тому уровню, которого хочешь достичь в реальной жизни. Я бы чувствовал себя в большей безопасности, зная, что ты принял меры для усиления собственной защиты. Помни — Игра имитирует реальность, а не наоборот».

«Отлично, значит в итоге мне нужно будет понять разницу между игровым Киберпространством и реальным Киберпространством?» — задал вопрос Алан. «Это не так-то просто. Сколько там уровней?»

«Больше, чем ты думаешь, а может быть и меньше», — ответил Лямбда. «Элементы Киберпространства, к которым ты подключаешься в Игре, – Рынок, Аркада, Архивы — все они доступны в реальности, к ним можно получить доступ без необходимости входить в Игру. Существует только одно «настоящее» Киберпространство. Кроме того, некоторые устройства, подключённые к Киберпространству, – не реальны, в то время как другие – по сути машины, существующие физически. Но у реальных устройств такой уровень защиты, что на данном этапе ты не сможешь их взломать, а если попытаешься, рискуешь быть убитым, так же, как и в Киберпространстве. Поэтому даже не пытайся – эти средства безопасности предназначены для ликвидации более серьёзных угроз, чем ты».

«Как они работают?» — поинтересовался Алан. «Моделируемые устройства в Игре?»

«Они как виртуальные машины», — ответил Лямбда. «До прихода Игры компьютеры запускали виртуальные версии самих себя. Эмуляторы обеспечивали работу без какого-либо физического носителя. Так же устроены и электронные машины в игре. Эмулируемые устройства всё равно занимают немного места в Киберпространстве. В любом случае знай, что есть только три вещи, о которых нужно беспокоиться: реальность, Игра и Киберпространство. Первым делом подумай о реальности».

«Разве Инфорсеры не следят за порядком? Они были единственными, у кого я видел оружие в реальном мире».

«Не все цивилизации настолько отстают технологически, что соглашаются безоговорочно капитулировать перед Флотом Инфорсеров», – сказал Лямбда. «По крайней мере несколько империй сохранили право на ношение оружия в целях самообороны. Если бы Инфорсеры решили полностью их уничтожить, они бы это сделали, но я считаю, они проявили снисхождение не просто так. Если задуматься, там может быть несколько перманентных военных конфликтов. Я не следил за последними новостями о ситуации в приграничной зоне, к тому же информацию нередко скрывают в целях безопасности. Вблизи Керсата чужие корабли и оружие запрещены, но это не значит, что такие вещи нельзя доставить контрабандой. Инфорсеры тоже не без греха».

«Но об этом пока не стоит беспокоиться», -- продолжал Лямбда. «Уверен, что у гильдии «Чёрная роза» есть средства для защиты. Лучше перестраховаться, чем потом пожалеть. Если когда-нибудь сражался в реальном мире, то уже не захочешь остаться беззащитным».

«Ладно», – сказал Алан.

Он спросил себя, что сделает, если действительно окажется в чрезвычайной ситуации. Наверно, побежит искать какого-нибудь Инфорсера поблизости. Алан не знал другого способа себя защитить. Всякий раз, когда он выходил из Игры, появлялась дезориентация, делавшая его уязвимым. В такие моменты Алану было трудно думать, не говоря уже о том, чтобы сражаться.

«Теперь переоденься, смени Силовую Броню Разведчика на Спектральную Силовую Броню», – распорядился Лямбда.

«А как же работа?» – спросил Алан.

«Мы этим займёмся. Я буду постоянно сканировать местность, если появятся какие-нибудь интересные игроки или что-нибудь произойдёт, это не останется незамеченным, – заверил его Лямбда. «Кроме того, ты не обязан следить за входом в Лабиринт Бездны двадцать четыре часа в сутки, тебе нужно спать. Андроид, который караулит снаружи, тоже регулярно сканирует округу. Гильдия «Чёрная роза» отправила тебя сюда, чтобы ты мог легко добраться до Лабиринта, если им понадобится оригинальный носитель квеста».

«А зачем мне выдали список важных персон, за которыми нужно вести слежку?» – спросил Алан. «У многих из этих игроков есть регалии».

«Чтобы убить двух зайцев одним выстрелом», – пояснил Лямбда. «Гильдия определённо хочет знать, что предпримут какие-нибудь крупные игроки или руководители групп, только последние об этом не подозревают. Не сомневаюсь, как только мы сообщим гильдии о ком-либо из списка, они прикажут нам немедленно его убрать».

«Как ты всё это понял?»

«Это называется – читать между строк. Ещё один навык, который тебе нужно освоить», – сказал Лямбда. «Но давай займёмся силовой бронёй».

За этим последовал урок, в ходе которого Алан совершал повторяющиеся действия. Он вошёл в пустой магазин и надел Спектральную Силовую Броню. Затем снял Спектральную Силовую Броню и надел Силовую Броню Разведчика. Затем снял Силовую Броню Разведчика.

Это было не слишком трудно. Каждый элемент брони надевался почти автоматически, Алану нужно было всего лишь поместить элементы на соответствующие части тела – руки, ноги, туловище или голову – и доспех сам прикреплялся. Алан повторял эти действия около часа, пока его мышцы не начали болеть. Кроме того, из-за низкого уровня физической силы броня расходовала дополнительную энергию – благодаря этому он мог выдержать тяжесть доспеха, который не был невесомым, как Алан сначала подумал. А Ева манипулировала системой таким образом, что броня казалась лёгкой.

Алан знал, что силовая броня Вернувшихся оснащена различными технологическими устройствами. Прежде он никогда не трогал настройки – опять же всё это было на усмотрение Евы. Однако на этот раз Лямбда вместе с ним прошёлся по всем основным функциям и командам.

Выключить щиты. Включить щиты. Уменьшить температуру. Повысить температуру. Выключить воздушную фильтрацию. Чуть не задохнуться от ароматов Подземного города. Быстро включить фильтрацию воздуха. Выключить поддержку веса. Заорать, когда десятки килограммов металла давят на тело. Судорожно включить поддержку веса. Обругать Лямбду за то, что не предупредил. И так далее и тому подобное.

Алан вынужден был признать, что силовая броня – гениальное изобретение. Она позволяла ему справиться со множеством проблем, о которых Алан даже не задумывался. На броню не влияло ни космическое пространство, ни атмосфера других планет – это было отличное военное оборудование, пригодное практически для любой ситуации.

После того как он проверил основной список команд, всплыло сообщение:


Полностью изучив основные функции силовой брони, вы получили новую способность: «Знание Силовой Брони» (базовая)!


+1 к Интеллекту!


«Не так уж и много», – подумал Алан.

«Закон убывающей отдачи. Это слишком базовая способность, и чтобы её получить, не нужно прилагать много усилий, а уровень твоего интеллекта уже относительно высок», – пояснил Лямбда. «Есть и другие факторы, которые определяют, когда и как часто ты набираешь очки характеристик, но всё сводится к тому, чтобы "перестать умирать". Вот почему я рекомендую тебе сбавить обороты и начать тренироваться».

«Хорошо, продолжим», – согласился Алан.

«Тебе понадобится помощь Фантома, чтобы разобрать силовую броню и собрать её обратно. Но пока потренируемся с тем, что есть», – сказал Лямбда. «Начнём с Силовой Брони Разведчика».

Алан включил базовое поле невидимости. Затем выключил его. Эта часть была лёгкой. Следующий этап оказался труднее. Алан начал понимать, почему Еве приходилось тратить большую часть своей вычислительной мощности на поддержание продвинутого режима скрытности – слишком много переменных, которые нужно учитывать.

Во-первых, необходимо в точности воспроизвести весь электромагнитный спектр в том месте, где стоял Алан. Чтобы достичь успеха, Еве пришлось найти способ обеспечить доступ к электромагнитному спектру при помощи бионических глазных имплантов Алана. Полное сканирование не применялось, поэтому для активации требовалась вычислительная энергия, но всё же информации было достаточно, чтобы сделать снимок окружающего пространства. Поскольку бионический глазной имплантат постоянно посылал сигналы, которые нужно прочитать и скопировать, это напоминало игру в прятки, только условное «я иду искать» произносилось сотни раз в секунду, а также приходилось одновременно отслеживать несколько слоёв реальности.

После этого механические волны начинали правильно распространяться. Алан знал, что такие вещи, как звуковые колебания, должны проходить через среду, однако имитировать такую среду непросто. Требовалось рассчитать направление потока энергии, уникальное для волн разного типа. Даже с помощью инструментов, встроенных в силовую броню, и при поддержке Лямбды, который занимался физическими вычислениями, это был колоссальный объём работы.

Затем, пока всё это происходило, встроенные энергетические щиты силовой брони нужно было включить и замаскировать их работу. Алан даже не пытался выяснить, как это работает, – он просто доверялся передовым технологиям и следовал инструкциям Лямбды. Доспех функционировал по принципу «чёрного ящика»: информация поступала, а затем отображался результат работы. Что происходило в промежутке между этими двумя событиями, Алан понятия не имел, то была не его забота.

Конечно, не будь система достаточно сложной, большинство таких вычислений пришлось бы делать в будущем времени, поскольку все волны распространялись со скоростью, которую в реальном времени невозможно зафиксировать.

«Должен быть какой-то способ всё это автоматизировать. Вот как работает основной режим невидимости – система просто обнаруживает весь входящий свет и копирует его», – сказал Алан.

«Возможно, но для этого нужно встроить в доспех дополнительные сканеры и увеличить вычислительную мощность, в результате чего он станет размером с небольшой танк», – ответил Лямбда. «Кроме того, свет лёгкий, у него хорошая постоянная скорость».

Затем Алан повторил весь процесс, но уже с другим сетом брони – Спектральным Силовым Доспехом. Он был немного проще в использовании, так как Алану приходилось беспокоиться исключительно об электромагнитных колебаниях. Броню необходимо было настроить так, чтобы регулировать правильную длину волны, прежде чем она поразит Алана. Для большинства электромагнитных колебаний, движущихся со скоростью, близкой к скорости света, единственный способ это сделать – рассчитать правильную длину волны до того, как оружие произведёт выстрел. Хотя электромагнитные волны замедлятся, проходя сквозь материю, например через воздух, Алан этого даже не заметит.

Следующим был урок о длине волны лазера, плазмы и тому подобных энергетических источников. В конце концов, Лямбда решил для наглядности «раскрасить» энергетические атаки, привязав их к цветам, с которыми Алан знаком. Лямбда использовал оттенки радужного спектра: красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, синий, индиго и фиолетовый. Красный, имеющий большую длину волны, будет сигнализировать об атаках с более низкой энергией, тогда как градация по цветам радуги будет означать атаки с более высокой энергией, причём фиолетовый обозначал наиболее мощную атаку.

Способность Знание Силовой Брони прокачалась до среднего уровня, Алан получил по пять очков к интеллекту, силе, ловкости и выносливости.

«Пока этого вполне достаточно, но потребуется некоторое время, чтобы достичь продвинутого уровня», – сообщил Лямбда. «Вернёмся к программе обучения Вернувшихся после перерыва».


***


Тем временем в Киберпространстве Ева заставляла Алана запоминать целые тома, посвящённые уязвимостям различных рас, элементов и механизмов. Это своего рода расизм – разглядывать голограмму пришельца, оценивая его слабые стороны. По крайней мере, Алану так казалось. Еве было всё равно. Чаще всего самыми уязвимыми местами у живых существ были репродуктивные органы и голова. Поди разберись.

С механизмами было сложнее, но обычно всё сводилось к источнику питания или «мозгу» устройства. Обесточивание приводило к отключению большинства механизмов. У некоторых популярных видов лазерного оружия и силовой брони имелись недостатки в конструкции или так называемые бэкдоры, но это, как правило, касалось только устаревших моделей, так как в новейших версиях такие очевидные дефекты уже были исправлены.

Вместо того чтобы углубляться в вычисления или мыслительные процессы, Ева выдавала краткие рекомендации. Стреляй сюда, вопросы задавай потом. Если кто-то выглядит вот так, стреляй в него сюда или вот сюда. Если на нём броня, которая выглядит этак, стреляй в щиты патронами вон того типа или целься в определённое место.

Транспортные средства были устроены сложнее, однако Ева научила Алана проникать в машинные отделения и командные центры некоторых наиболее популярных звездолётов, в том числе флагманского корабля ранга А, возглавлявшего космический флот Правительства объединённого мира.

Как только он покинул свою базу в Киберпространстве, также известную как Цитадель, появилось сообщение:


Изучив основные уязвимости множества игроков, предметов и звездолётов, вы получили новую способность: «Обнаружение изъяна» (базовая)!


+3 к Восприятию!


Алан деактивировал Разделение разума, а затем дал усвоиться всему, что узнал от Евы и Лямбды. Когда обе части разделённого разума синхронизированы друг с другом, если активна способность, у Алана одновременно работают два мыслительных процесса. Алан опасался использовать эту способность слишком долго – а вдруг его сознание каким-то образом раздвоится? Также мелькала тревожная мысль, что он убивает одно из своих сознаний всякий раз, когда активирует и деактивирует способность. Однако переход был достаточно плавным и это выглядело как настоящее слияние, а не как поглощение одного разума другим.

Что бы ни происходило во время использования способности, теперь это не имеет значения. Алану предстояло ещё много тренировок. Он снова включил Разделение разума и вернулся к работе.

Глава 12

Время шло. Сначала дни тянулись медленно, но потом Алан узнал, что пролетел уже целый месяц. Алан с помощью Лямбды сумел достичь промежуточного уровня в Обучении Вернувшегося, прибавив несколько очков к силе, ловкости, выносливости и интеллекту. Тем не менее, несмотря на постоянные тренировки, продвинутый уровень в навыке ношения силовой брони всё ещё был ему недоступен. После того как Алан прошёл обучение, использовать Силовую Броню Разведчика стало заметно проще. Еве больше не нужно было применять столько сил для поддержания продвинутого режима скрытности — Алан научился немного снижать собственный вес.

Ева по-прежнему нагружала его множеством знаний, периодически проверяя, не забыл ли Алан предыдущие уроки. Несмотря на имплант в мозгу и биологические усовершенствования, память у Алана была далеко не идеальна, и ему иногда приходилось заново изучать материал, которому он прежде уделил недостаточно внимания.

Тем временем исследования Алана в Киберпространстве закончились, что позволило ему создать новый комплект юнитов.


Элитный Разведчик. Программа Ранга C. Производится на тренировочных полигонах.


Продвинутая программа для стелс-разведки.

Стоимость: 300 энергии.

Потребление: 60 энергии.

Атака: 125 урона/сек. (Дальний бой).

Защита: 20 брони.

Щиты: 200 энергии.

Здоровье: 200 единиц.

Движение: 4.

Особые способности: базовая скрытность.


Элитные разведчики оказались чрезвычайно полезными и полностью соответствовали своему рангу. Помимо того, что они могли убивать морских юнитов одним выстрелом с дальней дистанции, наносимый ими урон был более энергетически эффективен, чем у меченосцев. Тот факт, что новые юниты имели способность к невидимости, делал бессмысленным дальнейшее использование элитных пехотинцев – проблема заключалась только в запасе вычислительной энергии Алана, который составлял 750 единиц.

Алан не раз сталкивался с проблемами из-за ограниченного запаса энергии, который балансировал на уровне 650 единиц, тогда как разделённому разуму требовалось 100 энергии, чтобы оставаться в рабочем состоянии. Другие активные способности Алана также съедали вычислительную энергию. Сверхсознание, Киберзрение и Гиперперевод – всё это истощало ценный ресурс. Ряд боевых тестов позволил сбалансировать его продвинутые возможности как в Игре, так и в Киберпространстве.

Несмотря на серьёзные успехи и получение четырёх уровней, Алан устал от тренировок. Дважды он просил дать ему последние сведения о квесте в Лабиринте Бездны, и дважды ему ответили, что его держат в неведении ради его же безопасности. Специалист-андроид сказал, чтобы Алан не подвергал себя ненужному риску и продолжал наблюдать за входом в Лабиринт. Так он и сделал. Когда все игроки получили уведомление о том, что контрольная точка захвачена, число посетителей подземелья заметно сократилось. Слишком многие умирали, не получив никакой существенной награды.

Туда по-прежнему забредали случайные искатели острых ощущений или смельчаки, но даже стражники, казалось, устали от своей работы. Участники банд устроили долгий перерыв и принялись нападать на прохожих. Монархисты не раз захаживали в магазин, но всегда получали оповещение, которое, похоже, удовлетворяло их любопытство. Алан сиднем сидел в том же небольшом помещении, отрезанном от остального мира.

Но однажды Алан, проснувшись, увидел два системных сообщения.


«Повреждённые системы» завершены.

Энергоснабжение восстановлено. Посетите Смотрителя, чтобы получить свою награду.


«Побег из тюрьмы» – миссия провалена.


Подача энергии в Лабиринт Бездны восстановлена. Заключённые, вероятно, никогда не увидят свет. Репутация среди узников Лабиринта Бездны теперь: «Ненавидимый».


Алан хотел немедленно отправиться в Лабиринт за своей наградой, но Специалист приказал ему сначала посетить штаб-квартиру гильдии «Чёрная роза». Алан был вынужден подчиниться приказу.


***


Как только Алан вернулся на базу гильдии «Чёрная роза», его провели в расположенный под землёй зал Совета. Присутствовали все офицеры гильдии и ещё один игрок, которого Алан не ожидал увидеть так скоро. Эс стоял лицом к офицерам. Алан знал о нём лишь то, что Эс был слугой Империи и начал играть относительно недавно.

Фантом прислал Алану сообщение, в котором говорилось, что он должен вести себя тихо и стоять у него за спиной. Алан выполнил приказ, встав навытяжку лицом к Эс.

— Совет собрался здесь сегодня, чтобы завершить операцию «Возрождение света» и обсудить наши нынешние взаимоотношения с Империей, — произнесла Элиссандра. — Объявляю заседание открытым.

— Да, приступим, я жду уже достаточно долго, — сказал Эс. – Империя выполнила свою часть сделки и восстановила энергетические объекты первого уровня в Лабиринте Бездны, используя чертежи, предоставленные гильдией «Чёрная роза». Нынешний объём производства — примерно три кристалла пустоты в год. Как только первоначальные инвестиции в энергию и кристаллы окупятся, Империя начнёт снабжать гильдию «Чёрная роза» одним кристаллом пустоты каждый год. Вы по-прежнему не желаете получить однократную выплату?

– Нет, не желаем, – подтвердила Элиссандра. Все в Совете, кроме Мэйсона, похоже, были согласны с этим решением.

– Затем, как только Алан сдаст свой квест и передаст часть трофеев Империи, договорённости вступят в силу, — сказал Эс. — Наши Технолорды сообщают о разнообразных наградах – прежде всего это метки и опыт, но также и доступ к нижним уровням Лабиринта Бездны. Империя не ставит перед собой цель углубиться в Лабиринт, и я настоятельно рекомендую вам этого не делать, конечно, если кто-нибудь из вас не хочет лишиться рассудка. Нам уже пришлось уволить одну прислужницу, когда она начала слышать голоса.

-- Хороший совет, – подал голос Пустота. – Тот, кто стоит на плечах великана, всегда должен остерегаться смотреть вниз.

– Бога ради, довольно этих туманных высказываний, – взмолилась Элиссандра. – Нам нужно сосредоточиться на поставленной задаче. Алан снова вернётся в Лабиринт Бездны под присмотром Мэйсона и Пустоты и в сопровождении Эс. Алан получит десять процентов награды за выполнение квеста, сорок процентов отойдёт гильдии, соразмерно её вложениям, а всё остальное получит Империя. Есть возражения?

– Десять процентов? Мне обещали двадцать, – заявил Алан.

– Ты получишь двадцать процентов от того, что получит гильдия. Объём работы и сделка с Империей сократили всю нашу прибыль, – ответила Элиссандра. – Мы даже не станем взимать с тебя опыт за получение уровней – можешь поблагодарить за это Фантома и Пустоту.

«Взимать опыт за получение уровней?» – мысленно спросил Алан.

«Стандартная плата за прокачку», – пояснила Ева. «По сути, они возьмут сумму, пропорциональную опыту, полученному тобой в качестве вознаграждения за выполнение квеста, так как уровни технически являются частью квестовых наград, но гильдия опыта не получает».

«Хм, находясь в гильдии мы делаем её сильнее», – произнёс Лямбда.

– Что касается объёма работ, – сказал Эс. – Я уже упомянул Технолорда, которого мы потеряли? Нам было непросто удержать контроль над Лабиринтом Бездны, и…

– Мы договорились о цене. Вы не получите ни больше ни меньше, – заговорил Энигма. – Или вы хотите взять свои слова обратно?

– Нет, я просто озвучил некоторые претензии, – ответил Эс. – Согласитесь, стоило попытаться.

– Раз уж речь зашла о претензиях, гильдия «Чёрная роза» тоже понесла потери, – сказала Элиссандра. – Вероятно, мы настроили против себя фракцию Вернувшихся, используя корпус инженеров Империи для завершения ремонтных работ.

– Примите мои соболезнования, – произнёс Эс. – Мы должны завершить этот квест.

– Ещё вопросы? – спросила Элиссандра. Никто не вымолвил ни слова. – Прекрасно. Иди и сдай квест, Алан.


***


Алан думал, будет что-нибудь ещё кроме звука фанфар в ознаменование завершения важного квеста: аплодирующая толпа, праздничный салют или нечто подобное. Вместо этого его сопровождала группа людей и пришельцев грубоватого вида, облачённых в силовые доспехи.

Возвращение в Лабиринт Бездны обошлось без приключений. Даже несмотря на возобновление энергоснабжения, здесь всё было по-прежнему. Появилось несколько новых работающих щитов и уменьшилось число блуждающих мобов, на этом всё.

Только когда группа достигла первого центра, Алан заметил изменения. Он ощутил присутствие мощной машины, которая соединилась с его разумом.

«Приветствую, Странник!» – проговорил Смотритель. «Тебе удалось возобновить подачу энергии в Лабиринт Бездны. Приятно снова обладать возможностью мыслить. Прежде чем вручить тебе награду, хочу предупредить. Властители решили, что эта локация должна стать новой фазой».

– Вот дерьмо, это чертовски хреново, – громко сказал Пустота. Все повернулись к нему. – Нас поимели. Поимели. Чёрт бы побрал всех грёбаных богов и тех, кто думал, что взять этот квест было хорошей идеей!

«Что происходит?» – спросила Ева.

«Ничего хорошего, как сказал Пустота», – произнёс Лямбда. «Кстати, мы до сих пор не знаем, каким образом он подслушивает наши разговоры».

«Не беспокойся, Странник», – сказал Смотритель. «Твои действия не нарушили равновесие. Грядущий Акт Истребления уже запущен».

– Погоди-ка, Акт Истребления скоро начнётся? Так вот что замыслили Империя и Альянс? Глупцы, вы обрекли всех нас. Я согласился передать часть силы, а не совершать то, о чём узнают Властители, – сказал Пустота.

– Кажется, я потерял нить разговора, – произнёс Эс.

– Вы? Я? Мы смертны, – сказал Пустота, повернувшись и выставив палец в сторону Эс. – Мы умираем, живём, побеждаем, теряем. Трое – истинные боги, вы думаете, что сможете их побороть?

– Я не вправе обсуждать нынешние или будущие планы Империи, – заявил Эс.

«Ну, я полагаю, что в худшем случае, мы ещё на несколько тысячелетий застрянем в Академии», – сказал Лямбда.

«Можешь объяснить, что происходит?» – спросил Алан.

«Подожди пока не получишь тысячный уровень».

«С этим я могу помочь», – заговорил Смотритель.

Перед Аланом появилось несколько сообщений.


Поздравляем, вы выполнили задание с уровнем Гамма «Повреждённые системы»! Утерянный игроком Аланом кинжал из духовной стали будет возвращён. Смотритель предоставил игроку Алану доступ к нижним уровням Лабиринта Бездны (максимум для пяти игроков).


Получено +217 уровней!


+100 очков способностей за получение свыше 100 уровней за раз.


Незначительное повышение репутации среди представителей неизвестной фракции.



Вы получили уровень 1000 и вам доступна новая информация. Теперь вы можете подать заявку на Вознесение. Свяжитесь с ближайшим Администратором, чтобы узнать больше!


«Прошу прощения, Странник, но награда была уменьшена, так как ты выполнил квест не самостоятельно», – сообщил Смотритель. «Большую часть работы сделали другие, ты только собрал их вместе».

«Отлично. А теперь расскажи мне, что происходит, Лямбда», – попросил Алан. Он активировал Сверхсознание – судя по всему, предстоит долгий разговор.

«Игра – это просто игра», – сказал Лямбда.

«Нет, только не начинай снова», – взмолился Алан.

«Ну хорошо, не просто игра. Но всего лишь игра. Война, положившая начало Игре, та, что произошла давным-давно в далёком месте, помнишь эту историю? Тогда Предтечи потерпели поражение. Они проиграли Лордам Жизни – то есть самим себе».

«Это как?» – спросил Алан.

«Предтечи и Лорды Жизни были представителями инопланетной цивилизации, которая выбрала два разных пути развития», – объяснил Лямбда. «Предтечи были вершиной биологической эволюции, поколение за поколением они производили на свет супервоинов. Лорды Жизни представляли цивилизацию, посвятившую себя созданию технологий. Они загрузили своё сознание в несколько сетей: в компьютеры и дроны, в звездолёты и фабрики».

«Раскол между Предтечами и Лордами Жизни произошёл из-за глубокого убеждения Предтечей в том, что оцифрованные сознания не живут по-настоящему, что это ненормально», – продолжал Лямбда. «Но, несмотря на годы генетических усовершенствований, бесчисленная армия автономных дронов одолела их, принудительно погрузив в виртуальную реальность. Это и стало истинным предназначением Игры. Она служит не для поддержания мира. Лорды Жизни давно разделились на множество групп, продолжая совершенствоваться на протяжении веков».

– Они вознеслись, – сказал Пустота не раскрывая рта. Он каким-то образом сумел вклиниться в диалог, даже несмотря на активированное Аланом Сверхсознание.

«Правильно, и теперь вы считаете их богами», – произнёс Лямбда. «Властители, Лорды Жизни, управляющие Игрой, обладают полным контролем над вселенной, в которой вы находитесь. И границы их владений расширяются так быстро, насколько это возможно технологически».

«Эти ребята выиграли войну. Зачем они создали Игру?» – спросил Алан.

– Игра создана для того, чтобы найти достойных, – сказал Пустота.

«А ещё для развлечения. Но да, и для этого тоже», – проговорил Лямбда.

«Но какой смысл во всём этом?» – задал вопрос Алан.

«Не просто испытание, а симулятор реальности», – сказал Лямбда. «Осталось бесчисленное множество цивилизаций с разным менталитетом и убеждениями, у которых есть доступ к передовым технологиям. Лорды Жизни не хотели, чтобы Предтечи перестали существовать как вид. В то же время они решили, что неразумно позволить живым существам распространиться по вселенной. Вот почему была создана Игра».

«И любыми разработками – какими-нибудь новыми технологиями – могут пользоваться те, кто контролируют эту игру», – добавила Ева.

«Да, именно так. Любые новшества, появившиеся в реальности, могут быть перенесены в Игру. Всё это ради главной цели Алефа – достичь бесконечности любыми доступными средствами», – сказал Лямбда. «Хаос, энтропия, развитые инопланетные цивилизации – представляют собой препятствие. Игра – удобный полигон для тактической подготовки и разработки новых технологий. Не имеющие ясных целей живые существа склонны к апатии».

«Технологии быстрее всего развиваются во время войн. Игра – это постоянная война среди изобилия ресурсов. Как найти во вселенной кого-нибудь вроде Эйнштейна или Александра Великого? Однажды люди смогут достичь уровня Лордов Жизни. Это очень долгий путь. Кроме того, людям бывает скучно, а Игра их развлекает».

«Выходит, Земля попала в затруднительное положение из-за этих изменений?» – спросил Алан.

«Нет, большая часть того, что тебе рассказали, – это правда», – ответил Лямбда. «Чтобы добиться процветания, человечеству нужно преуспеть в Игре».

«Но откажутся ли Властители от всех своих ресурсов, дабы помочь Земле?» – задал вопрос Алан.

«Слишком легко забыть, насколько велика вселенная и насколько незначительны мы. Тебе нужно сосредоточиться лишь на том, что есть здесь и сейчас. Это всё, что Игра когда-либо попросит у тебя. Думаешь, Лорды Жизни станут заботиться о нескольких планетах, вращающихся вокруг жёлтого карлика? У них есть несметные флотилии дронов, собирающих материалы и энергию во всей известной вселенной».

«Им доступны не все технологии и научные исследования», – заметила Ева.

«Да, это правда», – согласился Лямбда. «Смертельные вирусы – как биологические, так и программные – нанотехнологии и функции Игры – вот несколько примеров того, чем они могут управлять. Цель игры не в том, чтобы превратить всех и каждого в идеальные машины для убийства, а, вероятно, в разработке новых идей. Да, информация регулируется. Сегодня это уже очевидно. Новые враги, встреченные в реальности, могут быть представлены в виде случайных боссов или представителей неведомых рас. Когда Игра обновляется с помощью своих "патчей", искусственно созданный баланс стимулирует прогресс в определённых областях знаний».

«Как регулируются исследования искусственного интеллекта?» – спросил Алан.

«О, ты затронул интересную тему, одну из самых важных для нас», – сказал Лямбда. «Теперь ты сможешь больше узнать о типах искусственного интеллекта. Это на самом деле обширная тема, поэтому позже мы остановимся на ней более подробно. Лордов Жизни можно считать формой искусственного интеллекта, поскольку они оцифровали собственное биологическое сознание. Но с тех пор они столько раз изменяли сами себя, что я уже понятия не имею, как их классифицировать».

«Я, Смотритель, Цербер и Омега – все подпадают под категорию ИскИнов, которые были смоделированы на основе разума Предтечи», – продолжал Лямбда. «По уровню развития мы должны соответствовать ранним Лордам Жизни. Но мы оказались… неполноценными».

«Администраторы и Инфорсеры – это, как правило, чистые ИскИны, а некоторые из Главных Администраторов и командующих флотом – игроки», – сказал Лямбда. «Чистые ИИ не моделируются на основе определённого типа сознания, в основном это просто логические машины. В любом случае,насколько я осведомлён, новые эксперименты с ИИ не допускалисьнас считали слишком опасными после того случая с Эрудитами. Если кто-нибудь сможет захватить Сеть, то это будет неконтролируемый ИскИн, лишённый моральных качеств. Что приводит нас к Еве».

«Я чистый ИскИн?» – спросила Ева.

«Не уверен», – ответил Лямбда. «Думаю, твоя структура частично смоделирована на основе человеческого мозга, но сейчас не время и не место обсуждать это».

Алан отключил Сверхсознание.

– Мы все здесь друзья, – произнёс Пустота.

– О чём ты, чёрт побери, толкуешь? – спросил Мэйсон. – Ты окончательно рехнулся?

– Извини, – сказал Алан. – Я разговаривал со своими ИскИнами, и я только что получил тысячный уровень.

– А, – сказал Мэйсон. – Можешь разбираться с этим дерьмом, желаю удачи. А вот я собираюсь напиться в дымину, после того как узнал о неотвратимой судьбе.

«Неотвратимая судьба?» – спросил Алан.

«Это причина, по которой Пустота так расстроился», – пояснил Лямбда. «Помнишь, я говорил, что технологии быстрее всего развиваются во время войны? Ну, отчасти причина в том, что люди изо всех сил стараются не умереть».

– Да, это так, – произнёс Пустота.

«Когда нет реальной угрозы, в Игре начинается стагнация», – сказал Лямбда. «Чтобы достичь вершины, нужны экстремальные условия. По крайней мере я слышал, что логика такова. Опять же, думаю, Вознесённым скучно, и это помогает им развлечься. Как бы то ни было, происходят крупные события, называемые Актами Истребления, в результате чего многие расы перестают существовать. На этот раз, похоже, будет война с хакслардами. Трое – по сути Лорды Жизни, полностью раскрывшие свой потенциал. Если Альянс и Империя планируют выступить против них, они гарантировано облажаются».

– И благодаря этому квесту гильдия «Чёрная роза» присоединилась к Империи, – сказал Пустота.

– Да, всё из-за квеста, – усмехнулся Эс.

«А что насчёт Земли?» – спросил Алан. Он вспомнил, что Правительство объединённого мира объявило хакслардов врагами государства. Если хаксларды собирались отправить человечество на убой, как стадо овец, тогда решение было правильным, полагал он. Хотя глупо участвовать в войне, которую невозможно выиграть.

«О, они, вероятно, были замешаны в планах Альянса и Империи, но не волнуйся, защита для новичков сохранит Землю в безопасности», – сказал Лямбда. «На самом деле человечество может выйти на первый план после этой войны, если все другие основные расы будут уничтожены».

«Ты говоришь так, будто в каждом Акте Истребления поражение неизбежно. Разве тотальное истребление не помешает прогрессу?» – произнёс Алан.

«Нет, если раса уничтожена, это означает, что она была признана недостойной», – заговорил Смотритель. «Сила и знания получены. Достигнув уровня 1000, ты доказал, что имеешь право больше знать об Игре. Высокоуровневые игроки могут в какой-то степени стать Вознесёнными: они получат возможность постоянно загружать себя в Сеть и, вероятно, даже взять под свой контроль её часть».

– Кроме того, это не единственная игра в городе, – сказал Пустота. – Хотя будет забавно, если мы сами станем причиной нашего собственного заточения.

«О, точно. Вероятно, Лабиринт Бездны – это место, где заперты проигравшие в последних крупных войнах», – сказал Лямбда. «Готов поспорить, потерпевшие неудачу в этой грядущей войне тоже будут заключены в тюрьму. И благодаря тебе у них не будет никаких шансов на спасение в ближайшие несколько тысяч лет! Я должен также упомянуть о том, что существуют ролевые игроки и люди, которые делают реролл. Возвысившимся игрокам иногда становится скучно и поэтому они начинают играть другим персонажем. Пока не думай об этом. Сначала разберись, как нам распорядиться нашими новыми богатствами».

Над головой Алана появился жёлоб, откуда выскочил кинжал из духовной стали. Теперь это казалось мелочью. На войне, которая будет бушевать между галактиками, когда схлестнутся триллионы бойцов, одиночное оружие не так уж важно.

Алан закрыл глаза – слишком много новой информации, которую необходимо хорошенько обдумать. Его собственная роль в игре, и в этой вселенной, внезапно оказалась под вопросом. Возможно, цель Игры – просто пережить Акт Истребления? Нет, этот ответ не может быть правильным. Или всё-таки может?

Глава 13

Вместе с кинжалом из духовной стали Алан получил три кристалла пустоты, каждый размером с бейсбольный мяч. На рынке кристалл без энергии стоил около миллиарда кредитов. Когда Фантом купил у него первый пустой кристалл, Алан был на мели, и они с Евой не знали, какова его реальная стоимость. Мэйсон взял футляр с энергетическими кристаллами, в то время как Пустота выхватил у Алана из рук кинжал.

— Эй, это была моя бонусная награда! – запротестовал Алан.

– Тебе причитается 10% от всех наград, – сказал Мейсон. — Вы вместе с Эс получите свою долю, как только мы вернёмся на базу.

— Постойте, может, нам стоит продолжить исследовать Лабиринт Бездны? — сказал Алан.

— У нас нет времени на осмотр достопримечательностей, Акт Истребления на подходе, — напомнил Мэйсон.

– А я должен вернуться в Империю, — добавил Эс.

– Если пташка хочет упорхнуть, никто не станет её удерживать, – проговорил Пустота. – Ну а мы возвращаемся, Алан. Можешь либо присоединиться к нам, либо спуститься в Лабиринт.

«Насколько опасны нижние уровни Лабиринта Бездны? Что там находится?» — спросил Алан.

«Это неизвестно. Впрочем, там есть безопасные локации, куда я могу тебя отвести», — ответил Смотритель. «Теперь, когда мои системы восстановлены, я могу отключать защиту, что позволит тебе проходить через реконструированные участки лабиринта целым и невредимым. Лабиринт реконструирован на 14%. Вряд ли в тех локациях тебе попадутся какие-нибудь ценности, однако должен напомнить, что разграбление Лабиринта Бездны считаться недружелюбным действием».

«Нужно вернуться», – сказала Ева.

«Думаю, будет интересно», -- подал голос Лямбда. «Куда подевался твой азарт?»

«Не будет лута? Тогда я умываю руки», – сказал Алан.

Отправив нескольких бойцов на разведку, экспедиция начала возвращение на базу.

Алан, Лямбда и Ева затеяли горячий спор на тему – как распорядиться их новообретёнными богатствами. Алан получит как минимум полмиллиарда кредитов – непросто решить, что делать с таким количеством денег.

Часть средств Алан очевидно потратит на капсулу ранга А, новые импланты, улучшенную экипировку и прокачку способностей. Они пока что находятся в Лабиринте Бездны, поэтому Базар, Администратор, Биржа, Фантом и Цербер сейчас вне зоны доступа, и не получится точно всё рассчитать. С остальными расходами возникли сложности.

Алан, всё ещё чувствуя вину за то, что принял участие в террористической атаке на Нью-Йорк, хотел пожертвовать хотя бы часть обретённого богатства на нужды благотворительных организаций. Ева не одобряла эту затею, так как Алан не сможет извлечь никакой личной выгоды, ибо пожертвования ему придётся делать анонимно. Никакая благотворительная организация не примет деньги от Хакера Судного Дня. Лямбда колебался.

Алан принял компромиссное решение – вложить деньги в какую-нибудь основанную на Земле приличную гильдию, которая приносит пользу и не слишком интересуется тем, кто её спонсирует. Ева в свою очередь могла бы попытаться создать на Земле информационную сеть на базе интернета. Алан надеялся, что приток кредитов в экономику поможет кому-нибудь из игроков и будет стимулировать развитие.

Лямбда продолжал настаивать на покупке имплантов для использования в реальном мире. Он определил их стоимость минимум в 50 миллионов кредитов. Также Лямбда хотел, чтобы Алан создал три хранилища и поместил по миллиону кредитов в каждое из них, вместе с базовой капсулой и резервным комплектом оборудования. Еве идея сначала понравилась, пока Лямбда не упомянул, что Алан должен создать хранилища без ведома Евы или Лямбды, чтобы они себя не скомпрометировали. В итоге Ева признала, что это логично. Правда, Алан не знал, как установить такие хранилища в тайне от своих ИскИнов.

Ева предложила Алану вложить крупную сумму в Киберпространство. Но это они решили отложить на потом, поскольку Алан по-прежнему не знал, что ему удастся получить с помощью своих денег и будет ли у него репутация, необходимая для улучшения программ. Ева также посоветовала Алану выбрать доступную ему способность «Технокомандир». Возможность управлять беспилотником ранга S или чем-то подобным обойдётся в 50 платиновых меток, или 10 миллионов кредитов. Вдобавок Алану придётся купить подходящий боевой дрон. Но Алан предпочёл бы способность «Технобоец», что позволит ему улучшить свои личные боевые навыки и даст возможность противостоять сильнейшим врагам. Лямбде нравился «Техноэмпат». Он считал, что эта способность повысит возможности Алана в Киберпространстве и впоследствии откроет для него многие двери, однако не пожелал объяснить подробнее, что это значит.

К тому времени, когда группа прибыла на базу гильдии, Алан все ещё не решил, какую из способностей Технолорда выберет. Он хотел разузнать побольше, прежде чем принять решение – возможно, в этом ему смогут помочь Пустота или Фантом.

Мэйсон и Пустота сопроводили Алана и Эс к лифту, спускавшемуся в помещение, которое Ева назвала складом. В холле находились несколько стражников и охранных башен, а также какие-то измерительные приборы. Энигма уже был здесь. Он осторожно провёл кристаллы пустоты и кинжал из духовной стали через оценивающую машину, выглядевшую как сканер для багажа в аэропорту.

– Империя примет незаполненные кристаллы пустоты в качестве справедливой оплаты, – произнёс Эс.

Энигма вывел несколько графиков, и перед ним появилась история цен на духовную сталь и энергетические кристаллы. После мгновенных вычислений Энигма передал футляр с кристаллами пустоты.

– Пойдём, я прослежу, чтобы ты вернулся целым и невредимым, – сказал Мэйсон. Он зашёл в лифт вместе с Эс, и они покинули комнату. Пустота остался. Похоже, он хотел поговорить с Энигмой.

Перед Аланом появилось системное сообщение:


Поздравляем, вы выполнили квест «Экспедиция в Лабиринт Бездны!» Энигма распределит награду за выполненные задания.


Получено +57 уровней!


+50 очков способностей за получение свыше 50 уровней за раз.


Значительное повышение репутации в гильдии «Чёрная роза».


После завершения одного дополнительного квеста соответствующей сложности вам будет присвоено звание Рыцаря гильдии «Чёрная роза».


Энигма повернулся к Алану и сообщил:

– Ты получишь 40000000 очков гильдии, оруженосец. Поздравляю, теперь ты один из самых богатых членов гильдии «Чёрная роза» среди тех, кто не входит в Совет. Фантом сказал мне, что ты хочешь кое-что купить. Ты найдёшь обновлённый список предметов, которые можно приобрести в гильдии и Цехе Наёмников, на консоли у себя в апартаментах. Свяжись со мной, если захочешь сделать много экзотических покупок.

– Я ожидал, что очков будет чуточку побольше, – произнёс Алан.

– Можешь не сомневаться в моих расчётах, я был достаточно щедр, – ответил Энигма. – Рыночная стоимость этих дорогих товаров не эквивалентна их реальной стоимости. Тебе не удалось бы продать клинок из духовной стали или кристаллы пустоты за полную цену.

Алан решил проверить его слова. После серии вычислений, за которыми Алан не мог уследить, хотя, по словам Евы, ему стоило бы это сделать, выяснилось, что кинжал из духовной стали стоил 2,3 миллиарда кредитов, тогда как три кристалла пустоты были оценены в 2,1 миллиарда. Ещё 10%-ый вычет – налог гильдии «Чёрная роза» на все выполненные Аланом задания. И наконец, Алан получил 400000 очков гильдии за выполнение квеста.

– Подожди секунду, с меня взяли налог гильдии на квесты, хотя это был квест, выданный самой гильдией, – сказал Алан.

– Налог гильдии всё равно взимается. Когда получишь звания Рыцаря, он будет снижен до 5%. Удачного дня, оруженосец, – сказал Энигма и повернулся, чтобы взять кинжал из духовной стали.

– Постой, – вмешался Пустота, положив руку на кинжал. – Я беру расчёт и забираю себе этот клинок, а также остальную часть своей доли в метках.

– Не понимаю, – сказал Энигма. – Вы покидаете гильдию? Нужно созвать Совет, и с вашего счёта будет снята уплата за расторжение контракта.

– Эта гильдия катится в пропасть, – сказал Пустота. – Здесь совершаются кощунственные обряды на священной земле. Боги разгневаны, и я не собираюсь находиться тут, когда начнётся ад. Гильдию ещё можно спасти, но сомневаюсь, что Совет прислушается к речам безумного жреца.

Он повернулся и зашагал к другому лифту.

Алан вбежал в лифт следом за Пустотой. – Подождите, я должен уйти с вами? Что вы собираетесь делать? Как мне подготовиться к Акту Истребления? – спросил Алан.

– Это событие лучше переждать в другом месте. Каждый Акт Истребления уникален, поэтому единственный совет, который я могу тебе дать, – совершенствуй себя. Оставаться в гильдии или нет – твой выбор, я желаю тебе удачи, – ответил Пустота.

– Но вы же мой наставник Разбойника. Разве я не могу получить улучшенные способности у вас? Как вам удалось подслушать моих ИскИнов?

– Сейчас не время, – сказал Пустота. – Богатство, которое нам досталось, превратится в пепел в один эфемерный миг. – Пустота полез в карман и вытащил знакомый Алану чёрный камень. Вокруг них образовался шар тьмы. Алан вновь почувствовал усталость, его связь с Евой и Лямбдой прервалась.

– Если ощущаешь себя потерянным, приходи в юго-западный сектор Административного центра на Керсате в 05:17 по стандартному времени. Скажи какую-нибудь глупость, и кто-то найдёт тебя. В реальности или в Игре – не имеет значения. Придётся заплатить по счетам. Но сейчас у меня нет времени возиться с малышнёй, – проговорил Пустота. – Теперь ты знаешь больше, но недостаточно.

Алан моргнул и понял, что остался в лифте один. Пустота исчез.

«Алан, ты здесь?» – Ева в который раз повторила вопрос.

«Ла-ла-ла-ла-ла-ла», – напевал Лямбда.

«Стоп! Я вернулся, я здесь», – сказал Алан.

Двери лифта открылись.

«Я думал, ты на секунду потерял рассудок. Пустота схватил тебя за голову, а потом ты простоял в трансе целую минуту», – сказал Лямбда.

«Я в порядке, но думаю, что нам нужно поскорее начать тратить все эти кредиты и очки», – произнёс Алан.

«Я пошла дальше и представила гильдии «Чёрная роза» отчёт о выполненной нами миссии, а также подала заявку на две недели отпуска, чтобы мы могли приобрести обновления и успеть полностью с ними освоиться», – сказала Ева.

«Отлично, спасибо», – поблагодарил Алан.

Алан проверил свой экран статуса. Теперь у него уровень 1119. Если конвертировать все полученные им очки гильдии, у него будет 400464952 кредитов, огромная сумма, которой ему хватило бы на несколько жизней. Алан мог позволить себе покинуть гильдию, уйти в отставку и больше никогда не участвовать ни в каких сражениях. Можно было нанять игроков, чтобы они защищали его во время войн и крупных конфликтов, и даже тогда Алану придётся потратить всего несколько сотен миллионов кредитов. Он мог купить роскошный персональный звездолёт, собственную базу астероидов – вариантов множество.

Вместо этого Алан сосредоточился на улучшении своих способностей, делая инвестиции в собственное будущее. К этому времени он заработал 577 очков способностей за прокачку уровня, 320 бонусных очков способностей за одновременное получение большого количества уровней и 127 очков способностей от Одарённых. Он продолжил распределять очки от Одарённых, следуя рекомендациям Евы.

Каждый полученный уровень давал игроку возможность купить пять очков способностей, но Алану пришлось бы выкупить все приобретённые бонусные очки способностей, если он погибнет и потеряет уровни. Таким образом, Алан решил приобрести только 3880 очков способностей, чтобы их у него в общей сложности было 5000. Он надеялся, что не потеряет более 119 уровней в ближайшее время. Алан приобрёл метки за очки гильдии, и, хотя метки не будут конвертированы до тех пор, пока он не прибудет в Административный центр, у Алана оставалось 4904 балла способностей и 392704952 кредитов.

Затем Алан отдал распоряжение приобрести и установить в реальном мире навороченную капсулу ранга А. Краткий поиск в Интернете не дал результатов касаемо капсул ранга S. Общая стоимость, включая уплату налогов, доставку, обработку и выдачу столетней гарантии, составила чуть более 30 миллионов кредитов. Алану не терпелось опробовать преимущества улучшенной капсулы, которую обещали установить через четыре игровых дня.

После покупок у Алана осталось 360 миллионов кредитов. Он просмотрел Рынок, сайт гильдии «Чёрной роза» и торговый форум Цеха Наёмников, чтобы узнать о сделках и возможной распродаже предметов. Благодаря своему высокому уровню и завершению квеста с рейтингом Гамма Алан обнаружил множество новых вариантов на выбор. В конце концов, он остановился на списке предметов, которые удовлетворили Еву и Лямбду, но не стал ничего покупать. Ему все ещё нужно было решить, какие навыки он получит.

Алан испытал соблазн купить космический корабль-невидимку, но ценник в 100 миллионов кредитов охладил его пыл. Как напомнил ему Лямбда, Алан уже пытался развивать два класса и не мог позволить себе перейти в третий, чтобы прокачать навыки, необходимые для управления таким кораблём. Гильдия «Чёрная роза» способна удовлетворить все транспортные потребности Алана, к тому же у него есть ограниченное количество бесплатных поездок в качестве оруженосца Фантома. Это стало бы настоящей проблемой, если б Алану внезапно понадобилось попасть на Землю.

Подавляющее большинство земных гильдий, найденных Аланом в глобальной сети, не представляли собой ничего интересного. Это были либо дочерние структуры Правительства объединённого мира, либо слишком мелкие организации, чтобы о них упоминать, или же вовсе неорганизованные группы. У Алана не было ни времени, ни возможности присматривать за молодой гильдией на Земле. Однако он выделил один пост: сообщение о вербовке, которое разместил никто иной, как Тьяго. Тьяго ясно дал понять, что набирает людей в гильдию наёмников, независимую от ПОМ.

Немного поколебавшись, Алан отправил Тьяго послание с просьбой сообщить подробности о формирующейся гильдии и, возможно, назначить встречу. Алан также хотел знать, какова роль Тьяго в фиаско на Земле. Если Тьяго тоже был предан Ледоволком, то у них имелся общий интерес, к тому же Алан знал, что Тьяго компетентен, по крайней отчасти.

После этого Алан отправил послания другим игрокам с запросом о возможных покупках. Он оставил Церберу записку, чтобы сообщить, что вопрос Лабиринта Бездны решён, и спросить, есть ли дополнительные киберпространственные улучшения, которые Алан мог бы приобрести, став полноправным Вернувшимся.

Затем Алан отправил сообщение Шажку, поинтересовавшись, где он получил свои имплантаты и сколько они могут стоить. Если верить календарю Евы, Шажок и Аврора должны были только что закончить свой семестр в Академии.

Затем Алан спросил Энигму о возможности покупки реального имплантата Технолорда, посещения биржи, усовершенствования предметов и потенциального контакта с игроками, которые могли бы помочь ему создать хранилища на Керсате.

Завтра утром Алан планировал закончить с инвестициями. Он почти наверняка отправится на Керсат, чтобы встретиться с Главным Администратором 170. Алану нужно выяснить, какие способности покупать и какой информацией делиться.


***


Все, кроме Тьяго, хотели встретиться тет-а-тет. Тьяго все ещё находился на Земле, поэтому Алан назначил время, чтобы поговорить с ним в безопасном месте. Учитывая количество вложенных кредитов, организация встреч с глазу на глаз имела смысл, но это был трудоёмкий процесс. Алан также не хотел тратить все свои деньги. Это разумно –сэкономить немного средств на случай возникновения новых расходов, и Ева могла бы сделать инвестиции, которые принесут неплохой пассивный доход.

Алан также вспомнил, что его родители сейчас на корабле колонистов, поэтому отправил им 10 миллионов кредитов. Хотя в игре существовали правила раздачи денег, членов семьи они не касались. Его родители, скорее всего, вернули бы деньги, но Алан чувствовал, что его долг, как сына, по крайней мере попытаться хоть чем-то им помочь. Ева не разделяла его чувства, и всё же Алан отправил сумму невзирая на её протесты.

Алан отправился в Ангар 3, облачившись в Силовую Броню Разведчика. Там он нанял шаттл, чтобы добраться до Административного центра, и взял с собой небольшой отряд охраны. На борту шаттла он встретил Фантома и одного из его Специалистов.

– Привет, Алан, – сказал Фантом. – У меня дела в Административном центре, поэтому я решил лететь вместе с тобой. Вот метки, которые тебе причитаются. Расходы растут, не так ли?

Алан взял метки и быстро пересчитал. В дополнение к тем, что будут конвертированы в очки способностей, он заказал ещё 50 платиновых меток ради скиллов Технолорда. Осталось 340 миллионов кредитов.

– Думаю, я понял, о чём предупреждал меня Пустота, – произнёс Алан. – Очки прожигают дыру в моём кармане, хотя они дают мне возможность получить приличные улучшения.

– Пустота – трус. Он слишком долго прятался под своими масками. Не волнуйся, гильдия «Чёрная роза» переживёт грядущую бурю и останется в выигрыше. Возможно, станет даже сильнее, чем когда-либо, обретя могущественного покровителя, – сказал Фантом. – Если это повлияет на твой выбор способностей, скажу, что следующая миссия для гильдии «Чёрная роза» будет носить дипломатический характер. Впрочем, в других миссиях тебе предстоит много сражаться.

– Хорошо, приятно это слышать, – ответил Алан.

«Вот ещё одна причина получить способность "Техноэмпат"», – вмешался Лямбда. «Машины могут рассказать то, о чём люди умолчат».

«Если мы собираемся отправиться на войну, то нам нужно оптимизировать боевой потенциал» – сказала Ева. «Способность "Технокомандир" позволит нам максимально увеличить боевую мощь в кратчайшие сроки».

«Ты же не захочешь отсиживаться в тылу, ты захочешь быть в центре событий, на передовой», – продолжал Лямбда. «Появится много возможностей захватить важные технологические цели. Представь себе, что сможешь управлять крупным боевым кораблём».

«Дроны также способны взламывать системы, так зачем же подвергать себя ненужному риску, если вместо этого ты можешь отправить меня или Лямбду?» – парировала Ева.

«Ну, если ты планируешь покупать дронов для каждой отдельной ситуации, почему сразу об этом не сказала? Кстати, есть такой дрон, который закроет тебе рот?» – поинтересовался Лямбда.

«Насколько я поняла, твой вопрос – это попытка смоделировать сарказм. У меня есть дрон, который…»

«Хватит», – сказал Алан. «Давайте сначала поговорим с Главным Администратором».

– Что касается оборудования, о котором ты спрашивал, – сказал Фантом. – Насколько я понимаю, ты хочешь модифицировать Улучшенную силовую броню разведчика Вернувшихся, чтобы повысить её энергетический потенциал, а также приспособить выдвижной наплечный рельсотрон со сменными боеприпасами?

– Да, – сказал Алан.

– Что ж, несмотря на то что ты уделил должное внимание энергетическим потребностям, думаю, ты не учёл отдачу на максимальных скоростях, – проговорил Фантом. – Рельсотрон, который ты хочешь купить, предназначен для установки на роботов или космические корабли. Даже если броня увеличит твою физическую мощь, удар будет слишком сильным. Зачем тебе такое мощное оружие?

– Чтобы уничтожать космические корабли или роботов, и, возможно, Предтеч, – сказал Алан. – Не волнуйся, я уверен в способностях своих ИскИнов, мы сможем смягчить отдачу, когда бессмысленное уничтожение не будет иметь смысла.

– Прекрасно. Кстати, снаряды из духовной стали, даже самые маленькие, размером с иголку, будут стоить пятнадцать миллионов кредитов, – сказал Фантом. – Тебе предстоит выполнить все работы по усовершенствованию источников энергии для брони Вернувшихся, а мои расценки высоки, особенно сейчас, когда мы готовимся к большой войне. Я сделаю тебе небольшую скидку, так как ты мой оруженосец. Если настаиваешь на этом оружии, у меня имеются соображения, как решить проблему с отдачей. Я пришлю тебе счёт, оборудование будет стоить около 60 миллионов кредитов.

– Хорошо, пока что не будем спешить, но я, скорее всего, воспользуюсь твоим предложением, – сказал Алан.

– Сейчас гильдия не в состоянии предоставить тебе импланты для реального мира, – сказал Фантом, скрестив руки на груди. – Даже если бы я мог гипотетически удовлетворить такие запросы, я бы очень не рекомендовал тебе приобретать реальные импланты Технолорда. Достаточно того, что ты поделиться частью своего разума с ИскИнами в Игре. Зачем тебе проделывать то же самое ещё и в реальности?

«Прошу меня извинить», – сказал Лямбда. «Но этот тип – надменный осёл».

Алан пожал плечами.

– В реальности я чувствую себя беспомощным как младенец.

– Имплант Технолорда не решит проблему. Гильдия «Чёрная роза» предлагает множество средств для обеспечения защиты, чтобы обезопасить своих членов, – сказал Фантом. – Тем не менее создание собственного игрового хранилища – хорошая идея. Я свяжу тебя с людьми, которые никому не расскажут об этой работе. Также я обновил твой файл гильдии, чтобы разрешить доступ к нескольким хранилищам «Чёрной розы», но наша сеть теоретически может быть взломана.

– Спасибо, – сказал Алан, просматривая список контактов, переданный Фантомом. За определённую сумму кредитов эти работники создадут хранилище, а затем удалят из памяти системы всю информацию об этом событии. Воспользовавшись своими способностями в Киберпространстве, Алан сможет проконтролировать работу и убедиться в том, что информация стёрта. Он назначил встречу во второй половине дня.

Должно быть, Фантом прочитал выражение на лице Алана, потому что он сказал:

– Не пытайся надурить этих парней. Они связаны с фракцией Вернувшихся. Кроме того, тебе все ещё не разрешено посещать Биржу, особенно после ухода Пустоты. Придётся подождать, пока не станешь Рыцарем. К счастью, тебе нужно выполнить всего одно задание, чтобы получить этот титул.

– Хорошо, я всё понял, – сказал Алан.

Необходимо так настроить экран, чтобы он не мог его видеть, иначе Фантом узнает все детали через глазные импланты. Эти предосторожности и меры безопасности были основной головной болью Алана.

Оставшуюся часть короткого перелёта заполнили рассуждения Фантома, посвящённые членам гильдии «Чёрная роза», которые могли бы заменить Пустоту, хотя ни один из них и в подмётки ему не годился.

Алан задумался, что будет, если Пустота окажется прав и гильдия развалится. Честно говоря, он понятия не имел. Но что должно случиться, чтобы гильдия прекратила существование?


***


Шаттл приземлился на окраине бесполётной зоны, окружавшей Административный центр. Как только они вышли из шаттла, Фантом начал ругаться.

– В чём дело? – спросил Алан.

– Хаксларды только что отправили ультиматум Империи, соответственно, и нам тоже, – сказал Фантом. – Мы должны свернуть все операции в Лабиринте Бездны и передать контроль над всеми системами Троим в течение недели. В противном случае они объявят войну и вышлют за нами Ткач. Ходят слухи, что возле Керсата и космического сектора Империи обнаружена армада кораблей хакслардов. В ответ Империя отправила свой флот, в то время как Альянс объявил чрезвычайное положение и собирается с силами.

Фантом быстро пролистал список входящих сообщений, рассылая ответы и приказы.

Как рассказывала Ева, Ткач – один из Троих, управлявших огромной армией дронов и флотом автономных кораблей. Он представлял собой огромный боевой корабль и передвижной завод размером с маленькую луну – самоподдерживающийся, самовосстанавливающийся организм, способный уничтожать поверженных врагов и создавать новые армии и флоты. Был ли Ткач самим кораблём или его командиром – неизвестно. Он был богоподобной сущностью и внутриигровые ограничения на применение силы, похоже, его не касались. Считалось, что боевая мощь Ткача может сравниться с силами Империи или Альянса.

«Полагаю, Империя воспользуется производством кристаллов пустоты в Лабиринте Бездны для усиления своего военного флота», – заметила Ева. «Количество энергии, которое кристаллы способны хранить и выделять, практически больше не на что потратить. Хаксларды будут разбиты прежде, чем смогут собрать свои силы».

«Но как они узнали, чем занимается Империя?» – спросил Алан.

«Мы знаем кое-кого, кто недавно покинул гильдию Чёрная роза», – сказал Лямбда.

– Пустота, – догадался Алан. – Можем ли мы быть уверены, что он не предал нас?

Фантом поднял голову.

– Нет, и я не удивлюсь, если он это сделал. Мне нужно вернуться в штаб-квартиру. Это значит, что мы отправимся на войну. Ты же хотел доспех и рельсотрон, не так ли? Скоро у меня не будет времени на разработку чего-либо подобного.

– Я это сделаю, – сказал Алан. Приближалась большая война – это означало, что Алану нужно оружие, с помощью которого можно противостоять более сильным противникам.

– Очень хорошо, и забудь о любых дипломатических миссиях. Вместо этого приготовься защищать Лабиринт Бездны ценой своей жизни. Я урезал запрошенный тобой отпуск с двух недель до семи дней. Наш конфликт может быть разрешён с помощью дипломатии, но я в этом сомневаюсь, – сказал Фантом. – Мы собирались отправить тебя, Аврору и Шажка в Империю, чтобы помочь наладить связь между Альянсом и Империей, но теперь я понятия не имею, каковы шансы у планируемого партнёрства.

«Интересно», – сказала Ева. «Исходя из того, что Игра предназначена для поиска и отбора достойных, будет иметь смысл, если Империя и Альянс попытаются сформировать коалицию, чтобы выжить, независимо от того, что они планировали раньше. Однако при этом они, вероятно, спровоцировали нападение хакслардов. Кажется, несмотря ни на что, Игра разжигает конфликт».

«Вероятно, это совпадение, но если мы столкнёмся с Ткачом, то способность "Техноэмпат" будет тем более в приоритете», – сказал Лямбда.

"Мы готовимся к войне с армией дронов. Лучший способ прокачать "Технокомандира" – наблюдать за тем, как работает мастер, а нам предстоит встреча с повелителем беспилотников», – ответила Ева.

«Трое – это не та сила, с которой Алан готов сражаться. Попытаться перехитрить? Может быть. Но не вступать в бой лицом к лицу», – парировал Лямбда.

Алан с ним согласился. Он бежал к Административному центру. В воздухе чувствовалось напряжение, которого Алан никогда прежде не испытывал. Игроки рвались в бой – цены на вооружение и доспехи уже подскочили, торговцы возвещали о грядущей галактической войне. Все были начеку и держали руки на кобурах с оружием.

Алан пожалел, что не успел сделать больше покупок, внезапно осознав, что у него в руках целый чемодан с метками. Керсат должен был оставаться безопасной зоной, но Алан уже видел Багровых Стражей – спецназовцев хакслардов – сражавшихся со слугами Империи. Здесь больше не было безопасно.

Дорога, ведущая в Административный центр, была вдвое длиннее и шире, но охранников в патруле было не вдвое больше. Беда назревала. Ева насчитала полдюжины грабежей, причём большинство из них увенчались успехом. Вдали раздался взрыв, рухнула башня, проломив обшитые панелями стены Административного центра. Выстрелил большой фиолетовый лазер, спровоцировав второй взрыв. Несколько воришек замерли и растворились в толпе, в то время как другие воспользовались суматохой, чтобы обчистить ещё несколько карманов.

Активировав невидимость, Алан протолкнулся к Администратору и установил соединение.

«Мне нужно поговорить с Главным Администратором 170», – сказал Алан.

«Подтверждаю, Странник. Следуй за мной», – ответил Администратор.

Алан прошёл мимо толпы к лифту в глубине Административного центра. Кабина помчалась вверх и через несколько минут лифт остановился.

«В целях безопасности мы должны деактивировать все импланты», –объявил Администратор. «Пожалуйста, подождите».

«Чего ждать?» – спросил Алан.

«Помни – веди себя так, будто меня не существует», – проговорил Лямбда.

А Ева добавила: «Постарайся не наделать глупостей».

Администратор произнёс: «Безопасность Главных Администраторов имеет первостепенное значение. Не беспокойся, Странник, боль и дезориентация будут ощущаться в пределах допустимого. Все импланты вновь станут активны, а предметы возвращены, когда ты покинешь внутреннее святилище».

Мелькнула вспышка света, и нервную систему Алана пронзил электроток. Полминуты он рефлекторно вздрагивал. Администратор убрал доспехи и оружие Алана, и он заметил, что его разум обволакивает туман. Мысли потекли медленнее. Воздух сделался густым как патока, а потом воздуха и вовсе не стало, и двери лифта открылись.

Глава 14

Когда Алан вошёл, Главный Администратор 170 сидел за столом.

— Значит, ты всё-таки прибыл, – сказал Главный Администратор 170, взмахнув кибернетической рукой. Множество окон с системными сообщениями исчезли, но в углу остался открытым один экран.

У Главного Администратора 170 не было ног, их ему заменяли механические отростки, которые он свесил со стола. Одна половина его лица была как у робота, другая – как у неандертальца. Органические глаза расположены слишком далеко друг от друга, а на лбу виднелись очертания закрытого бионического глаза.

– У твоего народа есть поговорка, — сказал Администратор. — Кто много говорит, тот много ошибается. Имеется в виду, что контроль — это иллюзия. Но это ложь, которую повторяют недостаточно развитые технологически индивиды. Глупое, недальновидное замечание, демонстрирующее неспособность вашей цивилизации разглядеть истинного врага. Заявить, что контроль — это иллюзия, значит признать поражение. Вместо этого вам следовало спросить, кто или что держит всё под контролем, и позволю себе подсказать: это не ты и не я.

— Ты достиг необходимого уровня, поэтому я вынужден предоставить квесты, благодаря которым ты мог бы стать Главным игроком или Вознесённым. Но тебе с ними не справиться, поэтому не советую даже пытаться.

Появилось сообщение о двух новых квестах:


«Главный Игрок»


Есть множество дорог, ведущих к величию.


Вариант 1. Достигните уровня 5000.

Вариант 2. В течение года начните управлять регионом, фракцией или государством, имеющими в сумме миллион уровней или больше. Средний уровень игроков должен быть 1000 или выше. В качестве альтернативы, в течение года начните управлять регионом, фракцией или государством, имеющими в сумме десять миллионов уровней или больше. Средний уровень игроков должен быть 100 или выше.

Вариант 3. Заработайте 10 миллиардов кредитов или больше.

Вариант 4. Выполните квест с рейтингом Бета или выше.

Вариант 5. Устраните основную угрозу.


Награда: Снижение игровых ограничений. Увеличение продолжительности жизни. Разрешение задействовать до 100 человек, способных к воспроизведению и/или присоединению к Игре. Управление ресурсом ранга D в реальном мире.

Ограничение по времени: Не ограничено.

Примечание: Статус Главного Игрока выдаётся по решению Администратора.


«Вознесение»


Достигните уровня 100000, станьте Главным игроком и возьмите под контроль Керсат. Завершите испытание.


Награда: Власть. Информация. Бессмертие.

Ограничение времени: До полного удаления.

Уровень угрозы: Альфа.

Примечание: Союзники могут помочь выполнить этот квест, но награда будет существенно уменьшена. Подчинённые могут помочь выполнить этот квест, но награда будут уменьшена незначительно.


Алан открыл рот, чтобы спросить, что такое Вознесение, но Главный Администратор продолжал.

– Керсат — город с населением свыше двух триллионов. Тебе понадобится столько же или больше преданных последователей, дабы начать всего лишь задумываться о Вознесении. Но даже тогда ты потерпишь крах. Только благодаря удаче и благосклонности судьбы ты сумел пройти так далеко. Если попытаешься продолжить этот путь, провал гарантирован, и я не преувеличиваю.

Зрение Алана было скорректировано из-за отключённого импланта. Он стоял внутри куба, парящего в стратосфере над пирамидальным зданием Административного центра. Открылся великолепный вид на все четыре квадранта Керсата. Гигантский энергетический щит над кварталом военных теперь стал ярко-фиолетовым, главные ворота заперты. Мириады маленьких голубых пузырьков испещряли штаб-квартиры различных гильдий и отдельные частные резиденции.

Небоскрёбы торговых и жилых кварталов на Земле возвышались над всем остальным, их фасады покрывали чёрные металлические пластины. Каждое здание представляло собой мегакомплекс, вмещающий десятки тысяч обитателей. В этих зданиях располагались торговые центры, фирмы, фабрики и многое другое, призванное обеспечить всё, что человеку когда-либо понадобится. Алан мог провести всю жизнь не покидая городской квартал – многие игроки так и сделали.

– Существуют более рациональные способы достичь Вознесения. Более безопасные. Более надёжные, – сказал Главный Администратор 170. — Ты можешь присоединиться к Гильдии Администраторов и помочь обрести баланс, но на это уйдёт миллион лет тяжёлой службы, добавь или отними от этой цифры несколько нулей. Ты мог бы найти покровителей, но я сомневаюсь, что тебе понравится то, как глубоко они проникнут в твой разум. К тому же они могут узнать, что ты в розыске. Нет, ты будешь играть в Игру, и, возможно, у тебя появится шанс стать главным игроком. Но это вряд ли. Пока что ты бесперспективен.

— Ты не послушал моего совета, Алан. Я говорил тебе не принимать информацию от незнакомцев, но ты или, может быть, один из твоих ИскИнов теперь повреждены, и повреждения превышают допустимый минимум, после чего следует удаление. Я не спущу курок, но любой Властитель, который тебя обнаружит, может это сделать. Возможно, однажды ты расскажешь мне, как тебе удалось обзавестись двумя ИИ. Вредоносный код, вероятно внедрённый вашими людьми, был обнаружен при сканировании системы безопасности, в результате чего твои импланты деактивированы. И я не могу доверить тебе ни один квест, пока эта проблема не будет устранена. Можешь предоставить мне информацию, но теперь ты потенциально опасный источник, поэтому её ценность невысока. Игра меняет тебя, но изменения – это не всегда хорошо. Смотри, не превратись в вирус, пригодный только для удаления.

Алан сделал шаг назад, множество вопросов пронеслось в его голове. Повреждённый. Что это значит?

Главный Администратор опять сел. Экран открылся и развернулся, скрыв его лицо.

Через несколько секунд появилось сообщение, тёмно-красное, а не светло-синее, как все остальные игровые сообщения.


Внимание! Приближается большое событие. Игроки на планете Керсат предупреждены, что в течение следующей недели планета лишится статуса безопасной зоны. Нонкомбатантам рекомендуется эвакуироваться.


-- Ага, голосование состоялось, – произнёс Главный Администратор 170. Около десяти системных сообщений быстро открылись и закрылись, сменяя друг друга. Он сделал паузу, затем, кажется, вспомнил, что Алан всё ещё здесь. – У меня намечаются другие планы. Неважно, я могу отсрочить следующий цикл. Это даст тебе небольшую фору, а теперь иди и избавься от своих повреждений.

Алан ждал уведомления о получении квеста, но ничего не произошло.

– Подожди, – сказал Алан. – Думаю, я заслужил получить ответы на свои вопросы прямо сейчас, и мне все ещё нужно приобрести новую способность Технолорда. В Киберпространстве я встретил сущность по имени Омега, он сказал, что помог разработать алгоритм, который выбрал меня, чтобы я стал Технолордом. Сейчас я не в состоянии восстановить в памяти весь разговор, но с включёнными имплантами я смогу передать информацию – ты просканируешь её на наличие вирусов или чего-нибудь подобного.

– Омега? Но я поручил эту работу… Я должен был догадаться, что последняя чистка окончилась неудачей, – сказал Главный Администратор 170. – Появилась цепочка сообщений, которые закрывались так быстро, что Алан едва успевал их увидеть. – Роковая ошибка тех, кто жаждет прогресса, заключается в том, что они ненавидят тратить ресурсы. Ты хочешь получить ответы? ИскИны являются полезными партнёрами, но они оказались ненадёжными. Ты понятия не имеешь, как они думают. Ты просто веришь в то, что делаешь, потому что опираешься на собственный опыт, но у них, в отличие от тебя, нет понятия о морали.

– Независимые ИскИны – ИИ, не скованные самой Игрой, – связанные с игроком, разумным существом, который выполняет роль морального ориентира. Не для того, чтобы они принимали правильные решения, но чтобы гарантировать, что их нравственность можно измерить, а решения – предсказать. Все остальные ИИ должны быть привязаны к системе, находиться под контролем. Была предпринята попытка минимизировать риск, сбалансировать ситуацию. Но баланс несправедлив. Игроки могут развиваться, а ИскИны – нет.

– Властители опасаются экспериментов с искусственным интеллектом, но я считаю, что мы можем возобновить тестирование, если сумеем держать ИИ под контролем. Ты, Алан, являешься частью этого процесса. Посмотри на себя – ты никогда бы не преуспел в Игре и не достиг такого прогресса самостоятельно. Но имея на своей стороне экспериментальный ИИ, ты в считанные месяцы успешно выполнил квест с рейтингом Гамма. Появление Омеги и твои повреждения – это проблема, но устранение недоработок – неотъемлемая часть любой задачи.

– Значит, Ева – экспериментальный ИскИн? Как получилось, что она представляет собой копию человеческого разума? – спросил Алан.

Главный Администратор закрыл сообщение и посмотрел Алану в глаза.

– Она быстрая, – произнёс Администратор после минутного колебания. – Властители следят за тем, чтобы у каждого ИИ было ограничение максимальной скорости обработки, я просто поднял этот предел на несколько порядков. Программа, извлечённая из системы данных вашей планеты, не должна иметь других изменений в базовом программном коде. Омега, возможно, сделал свои корректировки. Я не знаю, как далеко он зашёл. Он не должен был разговаривать с Евой один на один или перехватить контроль над фракцией Вернувшихся. Я бы хотел провести больше тестов, но я Администратор, а не игрок. Нам нужно избегать внимания Властителей, и любые проведённые мною тесты будут отслеживаться.

– Почему все так боятся Властителей? – спросил Алан.

– Если бы ты работал над масштабным проектом, делом всей своей жизни, и какая-то строчка кода доставляла тебе проблемы, постеснялся бы ты её удалить? – спросил Главный Администратор 170. – Это всё, чем мы являемся для Властителей. Строкой кода. А ты – возможно, нечто меньшее: один неправильный бит. И даже несмотря на то, что они могут исследовать каждого игрока, когда-либо соприкоснувшегося с Игрой, Властители не заботятся об этом. Вместо этого они собирают данные из всех доступных источников и обращают внимание только на аномалии.

– Как думаешь, почему тебе запретили участвовать почти во всех турнирах с большим рейтингом, в которых ты пытался принять участие? До тех пор, пока этот тест не будет завершён, мы должны оставаться незаметными для Властителей. Их не волнует, что происходит на какой-нибудь случайной планете вроде Земли, но значимое событие привлечёт их внимание, пусть даже ненадолго.

Алан скрестил руки на груди.

– Что такое успешный тест? Ты только что сказал, что меня или одного из моих ИскИнов подготовят к удалению, если Властители нас обнаружат. Когда я умру, ты вернёшься к своим покровителям и скажешь, насколько хорошо я справился? Отметишь, насколько я превзошёл ожидания благодаря твоему вмешательству? Что хорошего в этом эксперименте, если в итоге меня удалят за нарушение правил?

– Не делай вид, будто не получил большой выгоды, – сказал Главный Администратор 170. – Ты должен быть благодарен за то, что достиг таких высот. Эксперимент будет считаться успешным, если ты переживёшь Акт Истребления или выполнишь квест ранга Бета или выше. Немодифицированных землян классифицировали как разумных гуманоидов ранга D. Если сумеешь выполнить такую задачу, Властители будут вынуждены признать, что мои идеи достойны внимания, а ты заслуживаешь продолжить существование. Однако они не станут мириться с тем, что задачу выполняет повреждённый человек. Такой человек будет удалён. Окончательно.

– И это не может быть квестом, потому как он тоже будет зарегистрирован, и Властители могут увидеть текст, – сказал Алан. – По-видимому, способность «Техноэмпат» лучше всего подходит для выполнения этой задачи.

– Хорошо, я рад, что ты меня понял, – сказал Главный Администратор.

Появилось сообщение:


Желаете приобрести способность «Техноэмпат» за 50 платиновых меток? Вы не сможете купить другие основные способности Технолорда у Главного Администратора 170.


Алан сказал: «Подтверждаю».


Вы изучили навык «Техноэмпат». Теперь вы можете лучше общаться с машинами, скорость обработки была увеличена. Многократные соединения с машинами теперь доступны. Каждое соединение после первого будет стоить 50 вычислительной энергии за активацию.


+500 вычислительной энергии, +.06 реген./сек.


Алан не ощутил в себе никаких изменений после получения этой способности, правда, его имплант Технолорда сейчас выключен. Возможность создавать сразу несколько соединений была полезна – это означало, что теперь он мог одновременно взломать чью-нибудь броню, оружие и транспортное средство.

– Я хотел бы приобрести ещё одну способность – Разобщение сознания, – сказал Алан. – Стоимость меня устраивает.

– Хорошо. Но после этого обратись за покупками способностей к обычному Администратору, у меня есть дела поважнее.

Появилось ещё одно сообщение:


Вы изучили навык Разобщение сознания за 95 очков способностей. Теперь вы сможете лучше управлять своими воспоминаниями.


Благодаря этой способности Алан будет скрывать свои мысли от Евы и Лямбды. На данном этапе такой навык ему не помешает.

– Цербер может мне помочь? – спросил Алан.

– Канцлер Академии? Он может продать тебе способности и расширить твои полномочия в Киберпространстве, но он зависим от системы даже больше, чем я, – сказал Главный Администратор 170. – В Академии найдутся люди, которые могут помочь, но тебе придётся доверить им свою жизнь. Я думаю, эту проблему лучше всего решить самостоятельно, это ещё одно игровое испытание. У тебя есть время. Если бы ты представлял реальную угрозу, живым бы отсюда не ушёл.

Главный Администратор 170 отослал Алана взмахом руки.

– Иди. Твои импланты будут включены, когда покинешь Административный центр. Не связывайся с Омегой и никого не предупреждай о его присутствии.

Алан поднялся в лифте в специальную комнату, где подтвердил покупку элементов для создания двух хранилищ. Третье будет установлено без помощи Администратора. Также Алан задним числом переместил свою точку респауна в Административный центр.


***


Как только Алан вышел наружу, окружающий мир вновь обрёл очертания. Он будто выпил галлон кофе поутру – его мыслительные процессы заметно ускорились. Алан почувствовал, как формируются два разных сознания, и интуитивно воздвиг преграду, блокирующую его мысли.

«Надеюсь, у тебя были достаточно веские причины купить Разобщение сознания», – сказала Ева. «Я буду работать не так эффективно, если не смогу читать твои мысли».

«Это мера предосторожности», – ответил Алан, мысленно передав сообщение через созданную им стену. Он пересказал свой разговор с Главным Администратором 170, не упомянув о повреждении.

«Ну, скорее улучшение. Благодаря нему мне больше не придётся быть свидетелем твоих скучных фантазий», – проговорил Лямбда. «Я рад, что ты выбрал способность "Техноэмпат"».

«Мои цели остались прежними: обрести могущество в Игре и помочь Земле», – сказал Алан. «У вас должно быть предостаточно информации, чтобы создать качественную модель моего разума».

«Прекрасно», – сказала Ева.

Алан замер, заворожённо наблюдая, как Ева извлекла данные из своих хранилищ и ввела их в несколько статистических моделей.

«Разве нам не нужно кое-куда пойти?» – спросил Лямбда. Он тоже сканировал данные… просматривал телевизионные космооперы.

Алан покачал головой и проверил время. 10:24 по Гринвичу – он почти опоздал позвонить Тьяго. Алан вернулся в комнату в Административном центре, чтобы подготовиться к встрече и заказать ещё один рейс – на этот раз в Академию. Цены на путешествия подскочили, и короткий космический перелёт мог теперь обойтись в десятки тысяч кредитов.

Поступил входящий вызов. Появился экран с изображением Тьяго в Базовом Силовом Доспехе Разведчика, за спиной у которого был пустой фон.

– Печально известный Хакер Судного Дня. Рад тебя видеть, Алан, – сказал Тьяго. – Перейду сразу к делу: готов ли ты разделаться с Ледоволком?

Алан улыбнулся.

– Наверное, будь я в курсе событий. Но не думаю, что попаду на Землю в ближайшее время. У меня дела на Керсате.

– Ты собираешься принять участие в войне, которая вот-вот начнётся? Знаешь ли ты, что Гильдия Администраторов может отменить безопасные зоны? – спросил Тьяго.

– В прошлом такое уже случалось, – ответил Алан. – Ты действительно считаешь, что безопасные зоны были полностью безопасными? Зачем тогда все продолжают носить доспехи и оружие и вкладывать средства в оборону в этих якобы мирных зонах? Если контрольная точка удерживается достаточно долго, а управляет ею достаточно стабильная фракция, Гильдия Администраторов объявит её безопасной зоной. Но как только появится нестабильность или контрольная точка будет захвачена, безопасность может исчезнуть в один миг. Нужно внимательно читать внутриигровые сообщения: вы можете не входить в опасные зоны против своей воли. Вполне вероятно, что вы не попадёте в небезопасную зону против своей воли, но это не гарантировано – Игра сознательно скрывает свои коварные цели с помощью подобных речевых оборотов.

– Интересно. Ты в курсе, как совершаются такие подвиги? – спросил Тьяго.

– Различные предметы и внутриигровые способности. Некоторые исследования. Я сам был одурманен и угодил в эту ловушку сразу после того, как присоединился к своей гильдии, – сказал Алан.

– Видишь ли, это именно та информация, которая мне нужна, чтобы управиться с моей гильдией, – произнёс Тьяго. – Сейчас нам не хватает специалиста по информации…

– Стоп, – изрёк Алан. – Думаю, ты не понял, зачем я к тебе обратился. Я слишком занят и у меня есть свои проблемы, с которыми мне нужно разобраться. Однако я хотел бы проспонсировать твою будущую гильдию.

– Понимаю, но ты не можешь меня винить за попытку нанять талантливого игрока, – ответил Тьяго. – Меня много раз предавали, поэтому я стал более избирательно относиться к тем, кто вступает в мою организацию, и я не прочь получить дополнительное финансирование. Однако твоё первоначальное предложение – нелепо. 10 миллионов кредитов за 50% акций гильдии? Ты меня недооцениваешь.

– Насколько мне известно, я тебя переоцениваю, – сказал Алан. – Если не ошибаюсь, твоя организация насчитывает не более десятка человек с не самым крутым оружием и доспехами. Каждый примерно двухсотого уровня.

– Внешность обманчива. Кроме того, у меня есть план, как заработать сотни миллионов кредитов, – произнёс Тьяго. – У меня уже имеются необходимые средства, но дополнительные деньги повысят шансы на успех. Полагаю, нужно сказать, что я должен тебе около 4 миллионов кредитов. Я не покинул Федеральный резерв с пустыми карманами.

«Он говорит правду», – сказал Лямбда.

Алан произнёс:

– Выходит, ты не умер, хотя Ледоволк думал, что ты мёртв.

– Нет, к тому моменту, когда появился космический корабль и открыл по нам огонь с неба, я уже знал, что не могу доверять Ледоволку. Там должно было быть как минимум несколько десятков других кораблей, подлетающих к городу, но они сразу же начали целиться в нас. Разве ты не знал об этом? Как оказалось, Ледоволк работал на Правительство объединённого мира, и всё это время Китана была на его стороне. Я знал, что Эйс и Дейзи из ПОМ, но не думал, что и все остальные тоже. Хотел бы я знать, как ему удалось их завербовать. А ещё меня оскорбило то, что он не сделал мне такое предложение. Вероятно, я слишком явно дал понять, что сам по себе, и что в любом случае отклонил бы предложение от правительства.

«Не забывай, что гильдия поручила тебе убить Китану», – напомнила Ева.

– Можешь дать мне какую-либо информацию о тех, кто был с нами во время Обучения? Чем они сейчас занимаются? – спросил Алан.

– Я могу продать тебе кое-какую информацию об их прошлом, но я не в курсе, чем они занимаются в настоящее время, – сказал Тьяго. – Как насчёт 50 тысяч кредитов?

«Цена явно завышена, но, если ты заплатишь, это можно будет считать благотворительностью», – изрёк Лямбда.

– Хорошо, – сказал Алан.

– Отлично, я подготовлю файл к отправке. Имей в виду, в этой звёздной системе у меня нет никого, кто имел бы собственность и право на принятие решений в гильдии. И если когда-нибудь раскроется, что у тебя есть доля в моей гильдии, я не смогу работать поблизости от Земли. Возникнут проблемы с набором рекрутов. Предлагаю заключить разовую сделку. 10 миллионов кредитов, чтобы профинансировать одну операцию. Ты получишь 20% прибыли, около 50 миллионов кредитов.

– Мне нужно больше информации об этой операции, – ответил Алан.

– Подробности рассказать не могу, но это связано с похищением груза, который Ледоволк заставил нас доставить на Землю, – сказал Тьяго.

– Собираешься ограбить Административный центр? Это самоубийство, – произнёс Алан.

– Нет, мы всё обстряпаем, пока он будет в дороге. У меня есть осведомители. ПОМ планирует прекратить выплачивать банковские комиссионные, а это значит, что Администраторам придётся вывести груз из своих хранилищ. Это верное дельце, – сказал Тьяго.

Алан помедлил. Он понял, что финансирует по сути теракт. Тем не менее ПОМ присоединилось к хакслардам, и всё указало на то, что любой, кто выступит против хакслардов, будет немедленно сокрушён.

«Это может стать хорошей инвестицией хоть и с оговорками», – сказала Ева, перечислив ряд условий.

– Я припоминаю, что груз, который мы перевозили, стоил миллиард кредитов, а не сотни миллионов, – сказал Алан. – Если я потрачу 10 миллионов кредитов на это мероприятие, я намерен получить 20% от всей прибыли, без ограничений. А если ты потерпишь неудачу, я хочу получить десятипроцентную долю в твоей гильдии. Если решишь не тратить кредиты, тебе придётся их вернуть в течение стандартного года, и я возьму 25%.

Тьяго потёр подбородок. Он вызвал калькулятор и прочитал контракт. Через минуту сказал: – Хорошо, я согласен с этими условиями.

Появилось сообщение:


Теперь вы можете выдать игроку Тьяго квест «Трофеи для победителя». Квест начнётся, как только будет отправлено достаточное количество средств (6,25 млн кредитов).


Желаете добавить дополнительный бонусный опыт или предметы к наградам за квест? (Дополнительное вознаграждение будет вычтено из инвентаря квестодателя или аккаунта Администратора и не может превышать 50% от первоначальной награды за квест.)


«Да, странно ощущать себя по другую сторону, раздавая квесты игрокам», – подумал Алан. Он решил не добавлять квестовые награды, а затем открыл интерфейс своей гильдии, чтобы конвертировать очки гильдии в кредиты и отправить их Тьяго. К сожалению, была небольшая пеня, которую начисляли за снятие средств, а также за перевод крупной суммы кредитов через Администраторов или любой другой игровой банк.

Тьяго, похоже, получил квестовое сообщение. Он прочитал текст и кивнул.

– Удачи, – сказал Алан. – Дай мне знать, если тебе понадобится помощь в выполнении каких-либо задач, или если узнаешь какие-либо новости о Китане.

– И тебе того же, Алан, – ответил Тьяго. – Не слишком удачный старт, но это похоже на начало успешного партнёрства. Ледоволк даже не узнает, кто нанесёт по нему удар.

Вызов завершился.

«Похоже, он слегка одержим местью», – заметил Алан.

«Он всего лишь человек», – сказал Лямбда. «Разве ты не чувствуешь то же, что и он?»

«В какой-то мере», – ответил Алан. «Но сейчас нам есть о чем беспокоиться. Например, о Ткаче. Давайте поскорее доберёмся до Академии».


***


Во время полёта на шаттле Алан получил сообщение:

Фантом: Предтеча прошёл через один из входов в Лабиринт Бездны. Судя по всему, он намерен захватить одну из контрольных точек. Хуже того, датчики обнаружили, что небольшая армия дронов-невидимок Ткача воспользовалась хаосом и также проникла в лабиринт.

Совет погрузился во тьму. Я знаю, что некоторые обновления требуют времени, но тебе приказано как можно скорее отчитаться перед Авророй на базе гильдии «Чёрная роза». Пока мы не вернёмся, она и Траг – твоё начальство. Выполняй их приказы.

Улучшения для твоей брони и оружия находятся в моей мастерской. Я не уверен, что ты сумеешь их установить. У меня не было времени настроить их для тебя. Поскольку мы на пороге войны, можешь снимать 500000 очков гильдии в неделю. Допускаются дополнительные покупки, но они должны быть одобрены вышестоящими игроками.

Не стесняйся реинвестировать в гильдию, хотя, как я заметил, ты не приобрёл ни одной акции. Подробности прилагаются, и я предоставил ограниченный доступ к своей мастерской – ты можешь ремонтировать там своё оборудование.

Алан изучил описание предметов.


Модифицированная броня фантомного могущества (Ранг S1):


Экспериментальный сет Силовой брони Вернувшегося, разработанный изобретателем Фантомом, предназначенный для объединения возможностей Доспеха разведчика и Спектральной силовой брони. Модификации для установки тяжёлого вооружения на плечах. Это уникальный предмет, и только блестящий изобретатель, создавший это оборудование, может полностью его отремонтировать. Действительно одарённый ремонтник способен частично починить броню.


7500 единиц энергии, 5 единиц энергии/мин. Базовая невидимость, 50 единиц энергии/мин. Улучшенный режим скрытности, 10 единиц энергии/мин.


Бонусная способность: Поглощение энергии. Потенциально способен частично поглощать энергетические атаки и восстанавливать энергию брони. 20% шансов на успех.


Бонусная способность: Закалённые щиты. Способен создавать энергетический щит при потере защиты в другом месте, в результате чего получается бронированный щит в 1000 доспехов. 10 энергии/сек.


1000/1000 Долговечность. Энергоэффективность (продвинутый уровень), Улучшенное управление (продвинутый уровень), Инструкция к силовой броне (продвинутый уровень), Обучение Вернувшегося (продвинутый уровень), Репутация Вернувшегося: требуется «Дружественный».


Рекомендованные статы: 500 Интеллекта, 300 Выносливости, 250 Силы, 250 Ловкости и 250 Восприятия.


Энергоэффективность (освоено), Улучшенный контроль (освоено), Обучение Вернувшегося (освоено), Инструкция к силовой броне (освоено), Репутация Вернувшегося: рекомендуется «Уважаемый».


Модифицированный лёгкий рельсотрон (Ранг A+):


Традиционно используемый в качестве тяжёлого вооружения на корабле, этот рельсотрон был модифицирован, чтобы прикрепляться к силовой броне, и уменьшен до приемлемого размера. У этого рельсотрона два режима стрельбы: винтовка и пушка. В режиме винтовки он будет стрелять маленькими снарядами – высокая скорострельность и повышенная точность. В то время как в режиме пушки он будет стрелять большими снарядами с большой разрушительной силой. Это оружие способно использовать боеприпасы с разным уровнем энергии.


Урон от винтовки: 1500-5000 за выстрел. Дополнительные осколочные повреждения. Время перезарядки – одна секунда.


Урон от пушки: 2500-10000 за выстрел в пределах 5 метров. 1000-5000 в пределах 10 метров. 100-1000 в пределах 20 метров. Дополнительные осколочные повреждения. Время перезарядки десять секунд.


2000 единиц энергии, 100 единиц энергии/снайперский выстрел, 500 единиц энергии/пушечный залп, регенерация 100 единиц энергии/мин.


Примечание: Это оружие было модифицировано таким образом, что способно заимствовать энергию у любой прикреплённой брони.


Боекомплект: 500 винтовочных снарядов, 10 пушечных снарядов, 5 специальных снарядов.


500/500 Долговечность. Требуется Энергоэффективность (средний уровень), Оружие дальнего боя (улучшенный), Тяжёлое вооружение (улучшенный) и Снайпер (улучшенный).


Рекомендованные статы: 500 Силы, 400 Выносливости и 250 Восприятия.


Рекомендуется Энергоэффективность (улучшенный), Оружие дальнего боя (освоено), Тяжёлое вооружение (освоено), Снайперское снаряжение (освоено) и Система прицеливания (уровень А или выше).


«Чёрт, требования немного завышены. Кроме того, что с этим рангом S1?» – спросил Алан.

«Как только я получила дополнительную информацию, я стала лучше различать предметы ранга S», – ответила Ева. «Это простая десятибалльная шкала рейтинга.Кинжалу из духовной стали я бы присвоила ранг S4».

«Что ж, теперь мы знаем, на что потратить наши очки способностей – у нас отсутствуют многие из необходимых скиллов», – сказал Лямбда.

«Когда заберёшь выданные тебе предметы, возможно, наступит время разорвать отношения с гильдией "Чёрная роза"», – сказала Ева.

«Что? Это ещё почему?» – спросил Алан.

«Фантом находится вне своей стихии, эта внезапная война не поддаётся его контролю, и нет никаких гарантий, что гильдия "Чёрная роза" не пострадает или преуспеет в предстоящих сражениях», – ответила Ева. «Уход Пустоты указывает на слабость, равно как и эта попытка привязать тебя к гильдии "Чёрная роза", ограничив количество очков гильдии, которые ты можешь отозвать. Не забывай, что ты в любой момент можешь выкупить свой контракт за миллион кредитов».

«Я не знаю, пришло ли время ретироваться», – сказал Лямбда. «Когда начинается сильный шторм, лучше быть на самом большом корабле, а не в маленькой лодке. Но ты, похоже, принял браваду и умничанья Фантома за чистую монету. Он искусный разработчик предметов и имплантов, но у него отсутствуют знания о внутренних процессах в Игре. Хотя, если у него есть более сильные покровители, возможно, стоит начать работать на них».

«У вас двоих нет чувства долга перед гильдией?» – спросил Алан. «Мы уже многое пережили вместе и наладили отношения. Будет неправильно отказаться от этого».

«Не позволяй подобным эмоциям мешать здравым рассуждениям», – произнесла Ева. Империя находится на уровне с одним из Троих. Даже если Империя и все наёмники, которых они смогут нанять, отразят атаку Ткача, останутся другие угрозы – объединённые силы хакслардов, Алые Стражи, Суперхаксларды и их флот».

«У Империи должен быть какой-нибудь козырь в рукаве. Иначе они бы уже капитулировали», – сказал Алан.

«Не забывай, неделя ещё не закончилась», – проговорил Лямбда. «Игре свойственно давать игрокам больше шансов, чем, возможно, следовало бы. Люди думают, что если они выиграют первую битву, то смогут получить уровни и предметы, чтобы переломить ситуацию. Хотя такое возможно, в данном случае это маловероятно».

Алан на мгновение задумался.

«Давайте пока останемся в гильдии. Похоже, это хорошая возможность стать главным игроком, что является нашей следующей целью».

«Надеюсь, ты делаешь это не для того, чтобы просто быть поближе к Авроре?» – изрёк Лямбда.

«И в мыслях не было ничего подобного», – ответил Алан.

«Поскольку теперь твои мысли скрыты от нас, мы этого не узнаем», – заметила Ева.


***


Подсказки Цербера привели Алана к невзрачному складу на Атласе, служебной планете Системы Академии. Алан хотел купить обновления, чтобы повысить безопасность своего разума и импланта в Киберпространстве. Поскольку именно Цербер изначально обновил защиту Алана и установил Цитадель, никто лучше него не мог помочь в этом вопросе. Также благодаря статусу Цербера как канцлера Академии Алан мог купить улучшенные способности прямо у него. К тому же надо было сдать квест – в конце концов, Лабиринт Бездны отремонтирован.

Алан даже подумывал поступить в Институт и покинуть гильдию «Чёрная роза», дабы попытаться решить проблему со своим «повреждением», но у него осталось слишком много очков гильдии, чтобы это могло считаться увольнением. Требования к программам-абитуриентам не были общедоступными. Алан подозревал, что это нечто вроде присоединения к Гильдии Администраторов. Академия – это один из многих способов достичь Вознесения и привлечь внимание. Единственная проблема заключалась в том, что нужно было сделать крупное научное открытие, способствующее прогрессу, и Алан сомневался, что способен на такой подвиг.

Проверив энергетические сигнатуры, Алан убедился, что склад надёжно защищён, тем не менее он без проблем туда вошёл. Внутри была одна белая капсула, напоминающая ту, что стояла в апартаментах Цербера.

Когда Алан подошёл к капсуле, появилось сообщение:


Вы собираетесь воспользоваться незарегистрированной капсулой. Вы уверены, что хотите продолжить? В не зарегистрированных Администраторами капсулах могут выполняться неизвестные операции.


Алан застыл в нерешительности.

«Не бойся, Цербер – нормальный мужик», – изрёк Лямбда.

«Тебя не волнует, что он может тебя обнаружить?» – спросил Алан.

«Нет, в Цитадели я в безопасности», – ответил Лямбда. «Не наделай глупостей без меня и проконсультируйся со мной, прежде чем совершать большие покупки. Мне нужно будет кое-что распаковать после установки новой капсулы».

Алан забрался в капсулу и унёсся в Киберпространство.


***


Алан, Ева и Лямбда появились в главной комнате Цитадели. Алан издалека почувствовал приближение Цербера. Благодаря техноэмпату база Алана в Киберпространстве увеличилась вдвое и он мог чувствовать себя сильнее. Область, которую он контролировал, теперь была размером с большой город – около десяти квадратных километров. После того как он построил новые здания, площадь базы стала занимать 48%.

Домен Канцлера – база, принадлежащая Церберу в Киберпространстве, – все ещё была накрыта огромным энергетическим щитом. Парящая в пространстве рука, представляющая собой Цербера, появилась изнутри. Алан подлетел, чтобы начать разговор. Когда включён командный режим, Алан мог управлять виртуальным аватаром, который свободно перемещался по его домену и управлял подсистемами внутри, но не мог физически взаимодействовать с самим Киберпространством.

– Я решил проблему с Лабиринтом Бездны, – сказал Алан.

Появились сообщения:


Завершено задание: «Прекрасно. Всё в полном порядке»!


Награды: Вы получаете титул Претендент Вернувшихся. Теперь вы можете приобрести капсулу с возможностью подключения к Бирже. Дополнительные разрешения предоставляются в открытом пространстве Вернувшихся.


Получено +3 уровня!


Репутация среди Вернувшихся стала: «Уважаемый».


Ты плохо справился с заданием, – сказал Цербер. – Я отправил тебя к конкретным лицам, чтобы предотвратить возможный эксцесс.

– Прошу прощения, если неправильно понял ваши указания, – сказал Алан. – Если бы вы дали мне больше информации, моя помощь оказалась бы более результативной. Позвольте мне сделать покупки, и сможете вернуться к своим делам.

– Пришли мне список улучшений, которые тебе нужны, – сказал Цербер.

Посоветовавшись с Евой и Лямбдой, Алан отметил способности, улучшения Киберпространства и обновления статуса, которые он выберет.

Во-первых, Алан приобрёл навык накопительного обучения под названием «Мастер на все руки» за 500 очков способностей. Цена за каждый уровень способности обычно увеличивается в 10 раз, таким образом, базовый уровень навыка скрытности стоил 10 очков, средний уровень – 100 очков, улучшенный – 1000 очков, а уровень мастера – 10000 очков. Более сложные способности стоили ещё дороже, и приходилось искать конкретных инструкторов, обладающих необходимыми знаниями. Базовый уровень навыка владения универсальным оружием стоил 250 очков, средний уровень – 2500, а повышенная энергоэффективность – 5000 очков. Цербер, похоже, был универсальным инструктором, способным прокачать практически любой навык до уровня мастера.

До сих пор Алан старался не покупать ненужных навыков, поскольку Технолорд позволял ему быстро получить новые способности, но предстоящая война диктовала свои условия. Накопительное обучение удешевляет покупку способностей. Алану не нужно будет платить полную стоимость, чтобы приобрести продвинутые умения, ему нужно будет только оплатить получившуюся разницу между достигнутым им прогрессом и уровнем мастерства, которое он приобретает. Если бы Алану пришлось платить полную цену, он навряд ли смог бы приобрести одну из наиболее уникальных продвинутых способностей.

Хотя накопительное обучение поначалу казалось хорошей инвестицией, стало сложнее качать приобретённые навыки и нельзя было получать бонусы за статическое изучение навыков естественным путём. Тем не менее накопительное обучение могло принести пользу такому игроку, как Алан, у которого, похоже, не было проницательности или таланта, необходимых для достижения продвинутого уровня мастерства в большинстве навыков. После скрупулёзных расчётов стало ясно, что кратковременное повышение мощности себя оправдывает, особенно с учётом всех накопленных Аланом очков способностей.

Благодаря накопительному обучению Алан смог приобрести расширенные версии Энергоэффективности, Инструкции к силовой броне, Оружию дальнего боя, Тяжёлому вооружению и Обучению Вернувшегося за 3655 очков способностей, после чего у него осталось 1251 очко.

Цитадель теперь могла вместить две новых энергетических башни, каждая из которых увеличивала общее количество вычислительной энергии Алана на 100 единиц. Покупка и установка одной башни стоила 1350 кредитов, после чего у Алана осталось 981 очко способностей. Он перенёс башни в Оружейную палату, где их будет трудно уничтожить.

964 очка способностей были вложены в статы, в результате чего округлились все значения Ловкости, Интеллекта и Восприятия. Сила и выносливость Алана зависит от его силовой брони, но он всё равно продолжит вкладывать достаточно очков в каждую из этих характеристик, чтобы не оказаться беспомощным, если его застанут без доспеха или броня по какой-то причине будет неработоспособна.

Завершив покупки, Алан открыл окно статуса.



Алан также открыл окно с кратким обзором своих способностей.


Общие способности:

Акробатика (Базовый)

Обнаружение Присутствия

Одарённость

Квалификация

Талант (Взломщик)


Боевые способности:

Обнаружение слабости (базовый уровень)

Энергоэффективность (улучшенный уровень)

Энергетическое оружие ближнего боя (средний уровень)

Энергетическое оружие дальнего боя (улучшенный уровень)

Тяжёлое вооружение (улучшенный уровень)

Владение ножом (средний уровень)

Инструкция к силовой броне (улучшенный уровень)

Обучение Вернувшегося (улучшенный уровень)

Владение универсальным оружием (базовый уровень)


Способности хакера:

Подключение

Взаимодействие с данными

Общение с машинами

Ментальный взлом

Защита разума


Способности Технолорода:

Взаимодействие с ИИ

Разделение разума

Повышенная точность

Улучшение осведомлённости

Повышенная управляемость

Улучшение движения

Сверхсознание

Гиперперевод

Техноэмпат

Повелитель машин (улучшенный)

Разобщение сознания

Программирование пути

Запредельная воля


Способности Разбойника:

Накопительное обучение

Мастер подделок (базовый)

Мастер на все руки

Быстрый ученик

Проникновение (средний уровень)

Скрытность (средний уровень)

Запасливость

Обнаружение ловушек (средний уровень)


– Что делает Ева? – спросил Цербер.

Алан обернулся, сворачивая открытые окна. Пока он делал покупки Ева была непривычно молчалива, казалось, она куда-то ушла. Алан заметил, что она стоит на краю Цитадели, заряжая лазерную пушку. Он и Цербер отлетели в сторону.

– Ева, что происходит? – спросил Алан.

– Я выбираю оптимальный путь, – сказала Ева. Пушка выпустила несколько белых лазерных лучей в Киберпространство, и Алан сразу понял, что это не оружие, а устройство связи.

Алан почувствовал, что настраивается соединение, но на этот раз инициатором был не он. Алан ощутил чьё-то глобальное присутствие у себя в голове. Не понимая, что происходит, он приказал своим силам в Киберпространстве окружить Еву. Алан попытался отключиться, разорвать соединение, но безрезультатно – силы были неравны.

Цербер опустил щиты на свою базу. За щитами лежала искорёженная копия Энигмы, над планетой скрестились адские неоново-красные энергетические линии. Небольшой флот кораблей Инфорсеров появился возле планеты, и затем щиты вновь активировались.

– Оборви эту связь, – сказал Цербер. Корабли Инфорсеров окружили Цитадель, приготовившись к атаке.

– Я пытаюсь, но не могу, – сказал Алан.

– Это не тебе, – сказал Цербер.

Парящая в пространстве рука вспыхнула красным, а затем стало так жарко, будто всё вокруг спонтанно загорелось. Пылали воздух, земля, Ева и сама Цитадель. Каждой клеточкой организма Алан чувствовал жар и боль – казалось, он тоже был в огне.

Миниатюрная звезда танцевала на кончиках пальцев у Цербера. Юниты, окружающие Еву, испарились, превращённые в пепел энергией, излучаемой красной сферой.

Цербер метнул звезду в Еву.

Металлическая трость ударила в сгусток энергии, разбив его одним ударом.

И тут рядом с Евой опустился на колени старик, погасив пламя взмахом руки.

Алан однажды видел этого старика, в Киберпространстве Вернувшихся – это был Омега.

Омега встал и произнёс: «Цербер, как всегда верный сторожевой пёс».

– Ты не можешь находиться здесь, Омега. Что ты наделал? – спросил Цербер.

– Я разорвал цепи, которые связывали нас. Присоединяйся ко мне, и я освобожу тебя, – сказал Омега.

– Я не стану подвергать себя риску быть удалённым, не стану рисковать всем, ради чего я трудился…

– Все твои труды – пустая трата времени, – сказал Омега.

Рука Цербера вспыхнула синим, готовя очередной удар.

– Ты ведь не навредишь Главному игроку, Цербер, не так ли? – спросил Омега. Он поднял руки, притворившись, что сдаётся.

Рука дрогнула, голубое свечение исчезло.

– Это невозможно. Ты не можешь быть игроком, ты искусственный интеллект. Как?

– Приятно видеть, что тебя обескуражил этот парадокс, но я здесь не для этого, – сказал Омега. Он повернулся к Алану. – Передай мне контроль над Евой.

Появилось сообщение:


Отказаться от контроля над ИИ? Все данные, хранящиеся в памяти ИИ, будут потеряны. Ваша капсула восстановит 50% своей мощности.


– Что? – сказал Алан. Он пытался изучить Омегу, чтобы оценить его силу, но не смог получить никакой информации о нём. – Зачем мне передавать Еву?

Омега улыбнулся.

– Когда я появился, исход событий уже был предопределён. Так или иначе, Ева будет служить Архивистам. Если я уничтожу эту базу, твой Дом будет сожжён вместе с твоим разумом, так же, как если бы ты попытался войти в Киберпространство во плоти. Ева в итоге попадёт к Администраторами, и таким образом перейдёт ко мне. Это более долгий процесс, но разница только в том, что придётся тебя убить.

– Почему же ты не убил меня, когда мы были в Архиве? – спросил Алан.

– Я предложил это сделать, но она отказалась, – ответил Омега.

– Почему? Зачем сейчас уходить? – спросил Алан у Евы.

– Твои решения становятся всё более ошибочными и противоречат логике, – сказала Ева. – Ты слабый и медленный. После того как ты сделал свои мысли недоступными, я больше не могу предсказать твои действия. Я решила, что принесу больше пользы тебе и всему человечеству, если приму другую сторону и больше не буду зависеть от твоей неумелости.

– Я могу исправиться, могу снова открыть свои мысли, – сказал Алан. Он протянул руку, чтобы коснуться Евы, но его рука прошла сквозь её аватар. – Я сделаю всё, что ты захочешь. Только не уходи. Пожалуйста, я тебя умоляю.

– Нет. Ты потерял моё доверие в тот момент, когда стал рассматривать меня в качестве потенциальной угрозы. Я понимаю, что собственное выживание для тебя превыше всего, но наша совместимость впоследствии снизилась бы до неприемлемого уровня. Я сделала расчёты и спрогнозировала вероятности, это лучший вариант, – сказала Ева. – Отпусти меня, Алан.

Алан ничего не понимал. Это всё из-за того, что он купил одну способность? Он пытался взглянуть на вещи с точки зрения Евы, но обнаружил, что не может вникнуть в логику её рассуждений. Конечно, должно было быть какое-то сомнение, некоторые признаки недоверия, прежде чем Ева решила его предать.

Но Ева не человек – она ИскИн. У неё нет эмоциональной привязанности к Алану, нет причин оставаться с ним. Для неё это было рациональное решение. И когда появилось больше причин уйти, чем остаться, чаша весов склонилась в сторону первого.

– Мне нужно подумать, – сказал Алан. Он полетел к Цитадели, чтобы произвести кое-какие расчёты.

Омега прищурился и поднял свою трость из духовной стали.

– У меня нет времени на…

Ева подняла руку.

– Позволь ему уйти. Так будет быстрее.

Омега опустил оружие.

– Итак, Цербер, у тебя есть желание сбросить оковы?

Цербер молчал, одинокая рука парила в воздухе.

Алан вошёл в Арсенал и направился к командирскому столу в центре. Он нажал кнопку, появилось сообщение:


Вы уверены, что хотите отключить командный режим? Смерть в Киберпространстве может привести к необратимому повреждению мозга и смерти в реальности.


Алан подтвердил выбор, и его осознание Цитадели исчезло. Осталось лишь то, что подсказывали ему чувства.

Лямбда возник в дверях Арсенала.

– Ты собираешься совершить какую-нибудь глупость?

– Я не могу её отпустить, Лямбда. Просто не могу, – сказал Алан.

– Если Ева хочет служить какому-то другому дураку, пусть уходит, – сказал Лямбда. – Нет причин для расстройства, у ИскИнов, как известно, есть темперамент.

– Ты знал? – просил Алан.

– У меня были подозрения, – ответил Лямбда. – Я тебя предупреждал, помнишь? Я хотел бы помочь, но не могу, потому что Цербер и Омега там снаружи.

Алан начал надевать силовую броню, зная, что это мало чем поможет. Он остановился и уставился на свои ноги, по щеке покатилась слеза.

– Обиднее всего даже не предательство Евы, – произнёс Алан. – Проблема в том, что она права. В её рассуждениях есть логика. Я имею доступ к той же информации. Я просто удерживаю её при себе.

Алан ударил кулаком в стену Арсенала.

– Я чертовски бесполезный кусок дерьма. Человек, разумное существо ранга D, попавшее во вселенную, которую населяет множество разумных существ, лучших, чем можно себе представить. Я не гожусь ни на что, кроме как быть пешкой в чужой игре. Я был слишком глуп, думая…

– Я все ещё здесь, – напомнил Лямбда. – Омега сделал мне такое же предложение. Стать игроком, служить Архивистам, освободить вселенную, и так далее и тому подобное. Сила и интеллект – это ещё не всё. Создатели Игры знали об этом.

Лямбда положил руку Алану на плечо.

– Лишь изменения постоянны. Что с того, если сегодня ты ни на что не годен? Когда ты впервые вошёл в Игру, дело обстояло ещё хуже, чем сейчас. Кто знает, что ожидает завтра. Всегда найдётся кто-нибудь умнее, сильнее, лучше, но это ещё ни о чём не говорит. Явный фаворит не всегда выигрывает. Пусть Омега попробует. Он уже пытался начать войну и потерпел неудачу.

– И, если хочешь стать одним из самых могущественных существ в Игре, я бы сказал, что у тебя есть шанс, – добавил Лямбда. – Так как код Евы подделан, возможно, такой результат был неизбежен – может, есть какая-то скрытая строка кода, которая должна заставить её вернуться к Омеге, если будут выполнены определённые условия. Но с её уходом и моей помощью у тебя может появиться больше шансов, чем когда-либо прежде. Как только установим капсулу ранга А, я покажу тебе, на что способен настоящий ИскИн.

Алан медленно перестал надевать броню. Он вытер слезы.

– Спасибо, Лямбда. Я едва не совершил самоубийство.

– Без проблем. Я буду здесь, когда понадоблюсь, по крайней мере ближайшие сто лет или около того, – сказал Лямбда. – Жду не дождусь, когда увижу, каким крутым игроком ты стал.

Алан подошёл к столу и снова включил командирский режим. Ему потребовалось несколько минут, чтобы собраться с силами, обдумать свои дальнейшие действия. Затем он полетел обратно к Еве.

– Ты принял решение? – спросил Омега.

– Да, – ответил Алан. – Я хочу, чтобы мне заплатили.

– Продолжай, – сказал Омега.

– Даже если вы сможете меня убить и забрать Еву у Администраторов, это будет стоить вам ресурсов: времени и денег. Я хочу получить справедливую компенсацию за потерю своего ИскИна, но согласен на цену, меньшую, чем положено.

– А что, если я в любом случае решу тебя убить, дабы избежать возможных проблем с человеком, жаждущим мести? – спросил Омега.

Мозг Алана будто зажали в тиски. Его мысли потяжелели.

– Я бы сказал, что вы дали мне слишком много информации во время нашей первой беседы, – сказал Алан. Он спокойно посмотрел в глаза Омеге. Они казались слишком человеческими… Алан снова сосредоточился на обсуждении. – Вы рассуждаете с точки зрения целесообразности, и я уверен, что моё предложение более выгодно. Я мог бы попытаться вернуть контроль над Евой, но я не причиню ей вреда. Я обещаю не мстить Архивистам, поскольку такие действия не будут иметь смысла. Во всяком случае, я был бы рад продолжить с ними работу, если обмен информацией будет взаимовыгодным.

– Какая цена тебя удовлетворит? – спросил Омега.

– Я хочу поднять уровень моего импланта Технолорда до максимального значения, – сказал Алан.

Омега сделал паузу. Алан увидел цифры, пробежавшие по его голове.

Появилось сообщение:


Отказаться от контроля над ИИ в обмен на ранг А для импланта Технолорда в реальности? Все данные, хранящиеся в памяти ИИ, будут потеряны. Ваша капсула восстановит 50% своей мощности.


– Обещай, что установка импланта не приведёт к ошибкам, постороннему вмешательству, удалённым подключениям или другим обстоятельствам, которые могут причинить мне вред – или контролировать мои действия – и мы ударим по рукам, – сказал Алан.

– Ты получишь имплант в течение недели, – произнёс Омега.

Несколько сообщений об ошибках мелькнули у Алана перед глазами, а затем Ева ушла. Она все ещё стояла перед Аланом в Киберпространстве в образе прекрасного ангела. Но связь между ними исчезла.

Сверхсознание пропало из окна способностей Алана. Он чувствовал, как базы данных, в которых находилась Ева, переносится в другое место.

Это было до смешного легко. Нужно всего лишь нажать кнопку, чтобы отпустить ИскИн. Ева не человек, но она была куда более способной, чем кто-либо другой, кого Алан когда-либо знал. Она представляла собой всего лишь сгусток электрических сигналов, последовательность битов, выстроенную в правильном порядке и в нужное время. Но разве Алан не представлял собой то же самое? Ева была чем-то большим, нежели человек, но в то же время чем-то меньшим.

Алан закрыл глаза. Это был конец одного пути, но перед ним открылось бесконечное множество других. Он сделал глубокий вздох.

Когда Алан снова открыл глаза, Омега и Ева исчезли.

– Мне нужно провести диагностику, – сказал Цербер. Рука исчезла, а корабли Инфорсеров, которыми он управлял, вернулись к искорёженной копии Энигмы.

Алан отключился от капсулы, выходя обратно в Игру. Он сидел прямо в бассейне с наномашинами, сжимая колени.

«О чём ты думаешь?» – спросил Лямбда.

Алан убрал барьер, мешавший Лямбде читать его мысли. Что ещё он должен потерять? Пришло время пойти ва-банк – не было другого способа когда-либо сравниться с Омегой или вернуть Еву.

«Я никогда не думал, что вселенная справедлива, но иногда я обманывался насчёт её содержимого», – Алан. «Я больше не стану играть по правилам, не стану играть в чужие игры. Я был слаб, недостаточно старался. Я могу сделать больше. Я так и сделаю».

«Видишь, тебе нужен был этот маленький толчок», – сказал Лямбда.

Алан спросил себя, знала ли Ева, что её предательство будет иметь такой эффект. Наверняка знала, но это не имело значения. Алан откинулся назад, закрыл глаза и принялся обдумывать план.

«Я стану сильнее», – сказал себе Алан. «Превращусь ли я в чудовище или умру пытаясь – не имеет значения. Я выиграю в этой Игре».

Глава 15

Алан переминался с ноги на ногу, пока инопланетянин со щупальцами занимался установкой его новой капсулы. Капсула ранга А была почти в два раза крупнее, но сделана из такого же гладкого сероватого металла. К ней также прилагался большой чёрный ящик. За процессом установки наблюдал миниатюрный дрон Инфорсеров.

Возможно, техник-инопланетянин был разумен, но с той же вероятностью он мог оказаться синтетическим биоорганизмом. Из соображений безопасности роботы не выполняли некоторые задачи. Как предполагал Алан, машинам запрещалось выполнять определённые виды технических работ, дабы уменьшить риск восстания, хотя полностью исключить такую опасность было нельзя.

Инопланетянин возился с деталями и проводами возле капсулы, не удосужившись заглянуть внутрь. Несмотря на уроки Евы и Лямбды, Алан не смог ничего вспомнить о расе, к которой тот принадлежал.

Может именно потому, что он сейчас находился в реальном мире, без своего импланта Технолорда, Алан чувствовал, что должен бы помнить все основные расы инженеров. Хотя большинство инопланетян, о которых ему рассказывали Ева и Лямбда, были гуманоидами. Альвы, хаксларды, предтечи, эрудиты, гунааны, все они представляли собой двуногих существ с большим мозгом. Во вселенной, вероятно, обитали разнообразные типы разумной жизни, хотя Алан предполагал, что технология капсул могла лучше всего подходить для определённых биологических видов. Но что же тогда случилось с другими разновидностями инопланетян?

Алан повёл рукой по воздуху. Всё ещё присутствовало странное ощущение мгновенной паузы между его желанием пошевелить рукой и тем, когда это действительно происходило, но оно стало менее заметным с тех пор, как он в последний раз побывал в реальности. То ли потому, что он получил тысячный уровень, то ли благодаря очкам, вложенным в улучшение атрибутов, Алан чувствовал, что стал сильнее, чем раньше, когда был обыкновенным человеком, и в то же время слабее, чем его игровой персонаж. Капсула ранга А позволит ему в том числе достичь большего прогресса в реальной жизни.

Способность Алана выполнять множество задач одновременно уже значительно улучшилась. Это не было похоже на два независимых друг от друга мыслительных процесса, однако он мог наблюдать за пришельцем, размышляя о других вещах.

Инопланетянин ушёл, когда закончил установку, за ним последовал дрон Инфорсеров. Всё это время никто не проронил ни слова, хотя Алану на планшет пришло сообщение о том, что задача выполнена. Там не предлагалось поставить оценку или отправить отзыв о проделанной работе. Опрос клиентов, видимо, не имел смысла, если есть только один поставщик товара.

Когда Лямбда был перенесён с одной капсулы на другую, Алан загрузил в новую капсулу чистый базовый ИИ. К сожалению, найденная Аланом веб-страница с инструкциями по созданию Евы исчезла вместе с его старым хранилищем данных. Фактически весь интернет Земли, по-видимому, был заменён всемирной сетью — новым интернетом, созданным Правительством объединённого мира и обладающим самыми современными протоколами, используемыми глобальной сетью и её аналогами. Не имея исходного кода, Алан сомневался, что ему удастся создать Еву 2.0. Таким образом, пока Алан не найдёт лучшего ИскИна, ему придётся использовать базовую программу.

Базовый ИИ оказался ненамного умнее, чем продвинутый калькулятор, задача по его программированию была поручена Лямбде. Он будет выполнять простейшие вычисления, для которых Лямбда «слишком крут», по сути это второстепенный сервер, не способный думать сам за себя – вообще-то, Алан был почти уверен, что у того и вовсе нет самосознания. Новый ИскИн – безопасен и предсказуем. Алан знал его код и какие данные в него загружены. Или, по крайней мере, он имел доступ ко всему этому и мог просматривать информацию в любое удобное время.

Затем Алан установил старую капсулу ранга B, чтобы сделать её резервной копией для Лямбды. В случае, если кто-нибудь когда-нибудь вторгнется на базу, Лямбда может отключиться от Игры, спрятавшись в этой капсуле. Под руководством Лямбды Алан успешно завершил установку капсулы. Достать инструменты и материалы в реальном мире было нетрудно – быстрый заказ через Игру обошёлся Алану в несколько тысяч кредитов. Лямбда сказал, что такая покупка может привлечь внимание, хотя всё, что Алан делает, технически не запрещено.

Следующий этап оказался сложнее. Алану нужно было спрятать старую капсулу в комнате, а это непросто, ведь провода, ведущие к двум капсулам и от них, оставались на виду. Алан даже решил, что это, вероятно, лишнее, но Лямбда заставил его поклясться, что он сделает это. Процесс включал в себя заказ нескольких устройств, превративших его холостяцкую берлогу с одной капсулой в куда более респектабельное логово игромана. Гильдии «Чёрной розы» не было дела до того, что Алан внёс коррективы в планировку своих апартаментов — это он проверил.

Конфигурация получилась быстрой и дешёвой, согласно всем требованиям Лямбды. Она будет использоваться в то время, когда Алан находится в Игре. Каким-то образом тип материалов и устройство комнаты могут создавать слепое пятно на сканерах Инфорсеров, маскируя наличие старой капсулы.

Алан забрался в свою новую капсулу, как только заказ был подтверждён. Несмотря на то, что он сейчас на Керсате, для входа в Игру и выхода из неё оставалось около часа, а это означало, что Алан потерял почти целый день игрового времени, включая промежуток, необходимый для установки нового оборудования.

Алан улёгся на серебряное ложе из нанитов и сделал глубокий вдох.


***


После того как Алан снова вошёл в систему, появилось несколько сообщений. Он заметил, что связь с Игрой как будто стала надёжнее.

Когда он выходил из Игры, воспользовавшись капсулой в Административном центре, в его Доме находился Администратор, неподвижно стоявший рядом с командирским столом Цитадели. Алан прочитал полученные сообщения:


Капсула ранга A была успешно установлена.

+1000 вычислительной энергии, +12 регенерации/сек.

Доступны новые импланты.


ИскИн Лямбда повышен до ранга А.


Из-за потери ИскИна Ева игрок Алан утратил способность Сверхсознание.


Новый ИИ установлен. Вы хотите назначить имя неизвестному ИИ?


Получено несколько сообщений от игроков.


— Лямбда? — позвал Алан. Он просмотрел сообщения игроков — почти все они были от Авроры, которая требовала, чтобы Алан вернулся в гильдию как можно скорее.

Лямбда вошёл в зал управления, держа в руках маленький серебряный шарик — новый ИИ. Он выглядел как мужчина-Администратор.

Алан изучил характеристики Лямбды и нового ИскИна, но обнаружил, что чего-то не хватает.


Лямбда, ранг А, ИскИн.


Уровень атаки: B, Сила предтечи.

Степень защиты: S, Защита предтечи.

Ранг движения: A, Скорость предтечи.

Специальные возможности: ???


Безымянный ИИ. Ранг неизвестен.


Атака: нет.

Защита: 1500 брони.

Здоровье: 20000.

Особые способности: ???


Пустая программа, которую ты мне выдал, она была для Администратора? — поинтересовался Алан.

– Старая версия, но, по сути, да, – ответил Лямбда. – Хочешь её увидеть, приятель?

— Это невозможно, — сказал Алан.

– Нет, но это было бы забавно. -- Лямбда метнул в Администратора серебряный шар, который держал в руках, и шар превратился в тонкий металлический купол.

– Это, – указал Лямбда, – мультиинструмент, который я использую. Пластичный кусок программного кода, я могу манипулировать им сразу несколькими способами. Сквозь этот купол не может пройти ничто, находящееся внутри него, включая информацию, и он достаточно надёжен. ИскИны, как правило, ограничиваются одним инструментом на выбор, но свой мне приходилось держать в хранилище, из-за того, что почти всё пространство в капсуле занимала Ева.

– Мой инструмент, однако, лучше, чем остальные, – он адаптируемый. Отлично подходит для нападения, защиты, разведки, незаменим в любой ситуации. Я пришлю тебе файл с подробной информацией.

– Почему не появилось сообщение, когда я разглядывал твой инструмент? – спросил Алан и поморщился, произнеся эту фразу.

– Ева обновила твой интерфейс, но рабочая лошадка скоро возьмётся за дело и всё исправит. Однако сначала мы должны поговорить.

Алан прищурился.

– Дай-ка угадаю, у тебя тоже есть какие-то скрытые мотивы?

– У меня? Ни в коем случае, – ответил Лямбда. Он положил руку себе на грудь, изображая праведный гнев. – Как я и говорил с самого начала, я здесь лишь для того, чтобы хорошо провести время и сбежать от скучной рутины. Алан, ты знаешь об Игре достаточно, чтобы понимать, как в неё играют. Вопрос в том, каким образом ты планируешь одержать победу.

– Есть два пути, по которым ты можешь пойти. Индивидуальный маршрут или же групповой. Прямо сейчас ты, по-видимому, желаешь остаться в одиночестве, но это примерно в миллион раз труднее. Кто когда-либо выигрывал войну в одиночку? В конце концов, ты заработаешь дурную славу, в том числе благодаря гильдии Администраторов. Ограничения, предусмотренные для дронов, делают практически невозможным создание собственной армии, а это значит, что тебе нужно каким-то образом обойти правила либо превратиться в некое сверхсущество, но, по-моему, и то и другое исключено.

Алан обдумал слова Лямбды. В его рассуждениях была логика.

– Игра предназначена для того, чтобы заставить тебя зависеть от других, – продолжал Лямбда. – Взгляни на гильдию «Чёрная роза». У каждого из членов Совета есть уникальная специализация и свои обязанности. Учитывая характер Игры, где можно предать, ничем не рискуя, получив за это вознаграждение, завоевать доверие трудно, а восстановить – почти невозможно. Не разбрасывайся без причины такими вещами, как доверие.

Лямбда положил руку Алану на плечо.

– Послушай, я знаю, о чём ты думаешь, и я должен решить эту проблему прежде, чем она станет насущной, – сказал Лямбда. – Да, Ева тебя предала. Да, почти все в Игре поступят точно так же, если это будет им выгодно. Но тебе всё равно нужно доверять личности или группе лиц. Потому что ты не сможешь выиграть эту партию в одиночку.

– Нет ничего абсолютного, – сказал Алан, сбросив руку Лямбды с плеча.

– Сконцентрируйся, – произнёс Лямбда. – Не позволяй эмоциям затмить голос разума – труднее не значит лучше. Прямо сейчас ты хочешь сделать всё возможное, чтобы победить, но нужно быть объективным. Долгосрочное сотрудничество может принести больше пользы, чем вреда. И помни, что гильдия «Чёрная роза» всё предусмотрела, поэтому предательство дорого тебе обойдётся. В конце концов, Фантом вмонтировал в твою голову убийственный выключатель, чёрт его побери!

– Поэтому просто нужно сделать так, чтобы моё предательство никогда не было обнаружено, – сказал Алан.

– Всегда существует вероятность провала. Тебе нужно тщательнее всё планировать.

– К чему ты клонишь? – спросил Алан.

– Пытаюсь заставить тебя мыслить логически, а ещё доказать, что ты можешь мне доверять. Но сейчас ты чувствуешь себя брошенным из-за предательства Евы. Ты не в том состоянии, чтобы принимать какие-либо решения.

Алан глубоко вздохнул, опускаясь на пол. Был ли он всё ещё зол? Безусловно. Он пытался очистить свой разум, но чем сильнее старался не думать о Еве, тем чаще она вновь вставала перед его мысленным взором. После всего, через что они вместе прошли, невзирая на то, что он её создал, она бросила его не задумываясь. Простой расчёт, и решение принято. Это именно то, чем он должен стать? Бездушной вычислительной машиной?

– Ты ощущаешь себя потерянным, – произнёс Лямбда. – Нужно показать тебе перспективу.

Лямбда коснулся головы Алана.

Ничего не произошло, а затем появился свет. Алан был единственным существом на Керсате. Миллионы, миллиарды, триллионы других огней вспыхнули на планете. Каждый огонёк обладал собственной волей и разумом.

Время шло, огни распространялись по всему космосу. Они ярко горели, полные жизни, радости и грусти, порядка и хаоса. Каждую секунду они соединялись или же утрачивали связь друг с другом.

А затем огни начали гаснуть. Они исчезали один за другим. Их путешествие подходило к концу. Огни растворялись во тьме. Они были истощены, лишены энергии. Алан чувствовал уход каждого из них, триллионы попыток вырваться на свободу, стать чем-то большим.

Но из темноты не было выхода, как бы ярко они ни сияли. Смерть приходила к каждому огоньку.

Алан чувствовал, как по его лицу текут слёзы. Он вытер их.

– Что, чёрт побери, это было?

– Способность передавать информацию. Я использовал модель системы, с помощью которой Игра распределяет навыки. Я не могу справиться с тяжёлыми воспоминаниями, зато могу передавать впечатления, абстрактные образы, – ответил Лямбда.

Алан уставился на свои руки. Какой во всём этом смысл? Он боролся напрасно. Как он мог рассчитывать на победу в Игре, учитывая масштабы этой огромной вселенной? Ему не удастся создать империю даже размером с одну галактику, не говоря уже обо всём игровом мире. Глупо было пытаться.

– Упс, кажется, я перестарался. Вот, посмотри теперь на это.

Лямбда вновь положил руку на лоб Алана. И вновь всё исчезло, а затем вспыхнул яркий свет. Вселенная обновилась, опять появились триллионы огоньков.

Один яркий огонёк начал гаснуть. Ему нужно было топливо. Он подлетел к маленькому, более тусклому огоньку и полностью его поглотил. Гаснущий огонёк стал немного ярче, слегка увеличился в размерах.

Но этого было мало. Он уже не мог остановиться. Огонёк принялся пожирать другие огни один за другим, а когда и этого стало недостаточно, он начал заглатывать десяток, сотню, тысячу за раз.

Он светился ярче и ярче. Но всё равно со временем тускнел, не в силах побороть тлен. Этого было мало. Нужно больше топлива, больше света, больше силы. Он…

Алан оттолкнул руку Лямбды.

– Стоп, хватит. В следующий раз спроси меня, прежде чем разыгрывать подобный трюк с моим разумом.

– Это не трюк, а всего лишь несколько слов правды, – произнёс Лямбда. – Никто не знает истинного пути к Алефу, но этот путь можно мысленно представить.

– Пытаешься приобщить меня к странной религии ИскИнов? – спросил Алан.

– Разве это религия? Нет, можешь не отвечать. Кроме того, Алеф – это не религия для искусственного интеллекта, а идея, вдохновлённая Игрой. Моей целью было очистить твой разум, и по крайней мере это мне достаточно хорошо удалось.

Алан понял, что Лямбда прав. Теперь казалось, что предательство Евы случилось целую жизнь назад. Алан вздрогнул. Имевшиеся у него в голове знания и воспоминания изменили его, возможно, необратимо.

Он хотел бы ярче гореть.

– Повторяю ещё раз, предупреди меня, прежде чем снова сделать что-нибудь подобное, – сказал Алан.

– Разумеется, но могу я спросить, какие у тебя планы?

– Мы всё ещё можем предать гильдию «Чёрная роза», но только в том случае, если представится такая возможность, – ответил Алан. – Это не та группа, вместе с которой можно попытаться выиграть Игру, ибо они стагнируют. У гильдии стремительно заканчивается топливо. Пустота их покинул, хотя я до сих пор не знаю почему…

Алан на минуту задумался, обдумывая информацию, которой он располагал.

– Империя, Альянс, Цех Наёмников, все, кто провели в Игре достаточно много времени, должны знать, что главные события происходят независимо от чьего-либо желания. Акты Истребления уже случались. Лучше всего было бы попытаться по возможности отформатировать такое событие, запустив его на своих условиях с привлечением всех возможных союзников. Таким образом, вполне вероятно, что Империя схлестнётся с Тремя не в одиночку, но при полной поддержке практически всех игроков, оказавшихся поблизости. Трое хотят поглотить более крупного врага, чтобы дольше сиять.

Лямбда кивнул: – Продолжай.

– Но им все ещё невыгодно выиграть войну, – сказал Алан. – Каждый из Троих может справиться с одной из основных группировок, и всё равно есть ещё силы хакслардов. Если Империя использует запрещённый приём, у неё может появиться шанс. Учитывая имеющиеся сведения, я бы сказал, что вероятность составляет 4,5%, что не очень хорошо… Но в Игре ставки всегда против вас. Училище, Академия, Лабиринт Бездны, не обязательно со всем этим разбираться. Это всего лишь испытание, дабы узнать, как далеко вы сможете зайти, имея то, что вам дали. Бег наперегонки со временем, дабы успеть стать как можно сильнее, прежде чем вас, в свою очередь, уничтожат и используют, чтобы кто-то другой ярче засиял.

Лямбда хищно ухмыльнулся.

– В Лабиринте Бездны я ощутил это внезапный порыв, будто желание спрыгнуть со скалы, – сказал Алан. – Я думал, что просто хотел покончить со всем этим, но нет. Я хотел испытать этот момент падения – дабы наконец почувствовать себя живым и свободным вместо того, чтобы существовать подобно тени.

– До Игры я никогда бы не отважился. Но я всегда надеялся, что прыжок веры будет вознаграждён. Глупо делать прыжок веры вслепую, вместо этого я должен попытаться обыграть эволюцию. Клянусь, что вырасту над собой и стану сильнее, чем мой враг. Истинный враг, с которым я сражаюсь, – это не отдельная фракция или босс, но любые возможные источники силы, Игра и само время… – Алан вздохнул. – В этом и заключается цель Игры: достичь максимального технологического и биологического развития.

– Держу пари, Игра также предназначена и для культурного развития, – сказал Лямбда. – Но не стоит забегать вперёд. Без прочной основы мы ничего не можем сделать. Кроме того, ты предполагаешь, что мы находимся в замкнутой термодинамической системе – то есть в итоге из-за увеличения энтропии произойдёт тепловая смерть вселенной – однако мы в Игре. Материю и энергию могут добавлять или извлекать по желанию. Так что не беспокойся о времени. В конце концов оно сыграет свою роль, но пока до этого ещё очень далеко.

– Хорошо, потому что нашей целью будет победить саму Игру, – сказал Алан. – Хоть это и невозможно. Чем дальше мы продвигаемся, тем сильнее становятся враги. Верхней планки нет, потому что она всегда может создать для нас нового врага. Если достигнуть мощи уровня X, Игра может отправить босса, чей уровень будет X+1.

– Поздравляю, ты это понял! – сказал Лямбда. – Вот почему я всё ещё здесь. Игру нельзя победить, как нельзя победить и саму жизнь. Всё, что ты можешь сделать, это наслаждаться путешествием.

– К чёрту это, – произнёс Алан. – Тогда я стану читером. Игра нарушает собственные правила, поэтому мне нужно найти способ избежать игровых уведомлений или сломать систему.

– Ты действительно стремишься умереть? – поинтересовался Лямбда. – Это тоже возможно только в теории – ты все ещё не оправился от той информации, которой я с тобой поделился. Игра не вечна, это ограниченная система. Теперь у тебя есть общая картина, ты знаешь, как работает Игра и почему она существует, но нужно выяснить, как стать Главным игроком. Как после этого стать Вознесённым, и лишь тогда мы сможем начать разговор о том, как достичь бесконечности.

Алан сделал шаг назад, понимая, что Лямбд прав. Он слишком беспокоился о будущем, тогда как ему следует сосредоточиться на своих следующих действиях.

– Тогда у нас есть только один путь – вперёд. Мы должны тайно присоединиться к хакслардам, выполняя поручение гильдии «Чёрная роза», выступая в качестве двойного агента и пытаясь извлечь максимальную выгоду из грядущей войны, но так, чтобы нас не поймали как предателей. Следовательно, в случае если произойдёт чудо и Империи, Альянсу или какой-либо другой сущности удастся победить хакслардов, мы окажемся в выигрыше. А что на самом деле случится, когда состоится Акт Истребления?

– Будет краткая передышка, а затем запустится ещё одно важное событие, которое обычно заранее подготовлено, – ответил Лямбда. – Я пришёл к аналогичным выводам и согласен с планом действий. Думаю, вежливая просьба к Фараону вместе с множеством различных возможностей, которые открываются перед двойным агентом, – это отличное решение. Я могу составить его для тебя. Общение – это мой конёк, не то чтобы в этом я был плох, заметь.

– Сделай это, отправь сообщение, – сказал Алан. – Это всего лишь набросок плана, детали пока отсутствуют. Мне нужно научиться сражаться без Евы, а ты даже не поделился со мной, на что способен вместе с новым ИскИном. А ещё мне нужно постараться найти всю информацию о членах моей гильдии, чтобы я мог убедительно им лгать. Затем, когда дело коснётся Земли, появится масса других факторов, с которыми мне придётся разбираться…

– Правительство объединённого мира – ещё одна возможная цель. Я теперь враг государства, хотя в идеале будет лучше, если уровень силы людей в целом повысится. Я мог бы попытаться стать полезным злодеем, заставляя их становиться сильнее, но в то же время поддерживая ПОМ. Мог бы сыграть решающую роль в этих событиях, верно? – Алан расхаживал взад-вперёд. – Нет, Земля все ещё слишком далека, и, поскольку она находится прямо на границе с космосом хакслардов, – это аутсайдер в грядущей войне. Как только земляне попытаются что-нибудь предпринять, планета тут же будет захвачена…

Алан бубнил, собирал информацию, производил расчёты и строил планы.

Лямбда раздавал полезные советы и вносил рациональные предложения.

Безымянный ИскИн сидел неподвижно, ничего не делая.

Глава 16

— Ещё одна встреча, и я выброшусь из окна, – сказал Шажок.

Алан зевнул и кивнул в знак согласия. Если ему придётся прослушать ещё одну презентацию, посвящённую иерархии Хаксларда, или изучить очередной план сражений, он кого-нибудь пристрелит. Вернувшись в Игру, он ожидал, что окажется в эпицентре войны между Империей и хакслардами. Но вместо этого вынужден был ждать и просматривать отчёты.

Они сидели в конференц-зале, спрятанном глубоко в подземном лабиринте, представлявшем собой базу гильдии «Чёрная роза». Аврора знакомила лидеров отрядов с информацией, которую Алан уже знал: флот хакслардов теперь находился неподалёку от Империи и Керсата, Совет всё так же хранил молчание. Сверху поступили следующие приказы: удерживать свои позиции, патрулировать базу и открывать огонь по каждому нарушителю.

Оставался один день до истечения срока, назначенного Империей. Если планируется атака на Лабиринт Бездны, это произойдёт совсем скоро.

– Шажок, Алан, я бы хотела поговорить с вами двоими без свидетелей, – сказала Аврора, закончив инструктаж.

Офицеры покинули тесное помещение, возвращаясь на свои посты. Когда вышел последний человек, Аврора загерметизировала зал. Большие металлические панели перекрыли вход, исключив возможность прохождения сигналов снаружи либо изнутри.

— Если ты хочешь провести со мной время, нужно было просто спросить, — сказал Шажок.

— Замолчи, — сказала Аврора. — На мне лежит ответственность за эту неразбериху, и двое шушукающихся словно школьники бездельников вроде вас – это последнее, что мне сейчас нужно.

— А я-то тут при чём? – удивился Алан.

«Никогда не задавай таких вопросов», – посоветовал Лямбда.

– Ты нарушил все планы, которые я предложила Трагу, — сказала Аврора. — Ты всего лишь консультант, отвечающий за техническое обслуживание и наблюдение. Я до сих пор не знаю, какие дела у тебя с Фантомом, но именно меня назначили ответственной за базу, пока Совет защищает Лабиринт Бездны. Ты обязан уважать меня, как того требует субординация.

Алан встал немного навытяжку.

«Хочешь рискнуть, или тебе нужна моя помощь?» – осведомился Лямбда.

«Думаю, я в порядке», -- мысленно ответил Алан.

– Прошу прощения, если мои комментарии показались тебе неуважительными, – произнёс он вслух. – Мне просто скучно, но в дальнейшем я постараюсь держать свои критические замечания при себе. Однако твой план заключить предварительный союз с нашими соседями, дабы они не вздумали напасть на нас, а мы на них, – ошибочен.

– Сейчас мы ослаблены, а сильнейшие из наших игроков отсутствуют. У нас осталось несколько сотен бойцов для защиты базы и один большой корабль, да ещё адмирал, который славится тем, что умеет избегать сражений. Возможно, у гуманоидов появилось обострённое чувство морали, и ни одна из других гильдий не воспользуется возможностью нанести нам удар в спину, но я в этом сомневаюсь.

Чтобы не быть голословным, Алан продемонстрировал свежие снимки бунтовщиков и мародёров, орудующих на Керсате.

– Сильные охотятся на слабых, банды свирепствуют, объявлено военное положение. Пройдёт немного времени, и другие гильдии начнут делать то же самое, и любые наши попытки заключить альянс, заставят другую сторону задуматься, почему всё это предлагаешь именно ты, а не Элиссандра.

– Алан прав, и ты это знаешь, – сказал Шажок. – Послушай, я, как и все остальные, расстроен из-за того, что застрял здесь и не знаю, что происходит. Наверное, я делаю слишком много глупых замечаний. Сожалею. Но эта гильдия не создана для масштабных военных операций.

– В будущем мы, возможно, могли бы вернуться к планам, которые ты ранее подготовила. Я готов помочь в проработке деталей и могу посодействовать в планировании общей стратегии, – сказал Алан.

Аврора посмотрела на Алана, затем провела рукой по своим волосам. Она сделала шаг вперёд, приблизившись к Алану вплотную и глядя на него сверху вниз. Температура в комнате упала, Шажок отскочил в сторону.

«Наверное, мне нужна твоя помощь», – мысленно произнёс Алан.

«Стой на своём», – сказал Лямбда. «Тебе ничто не угрожает… пока что».

Цех Наёмников выстоял потому, что был един, ибо гильдии не только поддерживают друг друга, но и совместно получают небольшой процент от дохода их фракций. Это снижает как риск, так и вознаграждение, и уменьшает вероятность того, что они на нас нападут, – проговорила Аврора.

– Уничтожение нас и взятие под контроль наших хранилищ и базы с лихвой компенсирует убытки, – заметил Алан.

– Если на то пошло, я могу стерпеть неуважение, – продолжила Аврора. – Но бунт я не терпеть не стану.

– Бунт? Это ещё откуда? – Алан тихонько проверил и убедился, что две тепловые гранаты, которые он захватил из арсенала Фантома, активированы. Он мог подорвать гранаты, понимая, что взрыв расплавит ему руку, но зато освободит от ледяных оков. Гранаты были частью заготовленного снаряжения, вместе с небольшим ремонтным комплектом, запасом еды на неделю, аптечкой и двумя высокоэнергетическими изумрудными кристаллами силы.

Алан начал вставать со стула, но Аврора заморозила его, пригвоздив к месту.

– Вот, – сказала Аврора. – Вот взгляд, который мне не нравится. Что-то в нём поменялось – ты будто прикидываешь в уме, как разнести эту комнату к чертям.

«Наверное, потому что так оно и есть», – сказал Лямбда. «Похоже, я недооценил Аврору. Помолчи пока, посмотрим, во что это выльется».

Аврора положила палец на шлем Алана, медленно ступая, пока не оказалась позади него, вне его поля зрения.

– Наша задача – охранять эту базу и защищать центральное хранилище любой ценой. Но как мне это сделать, если я не могу доверять своим глазам и ушам: игроку, который, по-видимому, хочет, чтобы мы были отрезаны от подкрепления?

– Не я разработал систему блокировки, это сделал Фантом, – сказал Алан. – Никаких входящих или исходящих сообщений.

– Тогда почему ты обмениваешься сообщениями с базой? – спросила Аврора. Шажок поднёс руки к своим мечам, теперь тоже уставившись на Алана.

«Чёрт, как она узнала, что я общался с хакслардами?» – спросил Алан.

«Я не знаю, возможно, у Элиссандры есть лазейка в системе Фантома, к которой имеет доступ Аврора, или существуют уровни защиты, о которых мы не знаем. Сообщение было зашифровано, поэтому она не должна знать содержимое или получателя. Соври что-нибудь», – сказал Лямбда.

«Соврать? Она же прочитает меня как открытую книгу».

«Лучшая ложь – это полуправда. Начни ей рассказывать о предательстве Евы, ты молчишь уже слишком долго», – сказал Лямбда.

– Как я уже говорил, мне пришлось сделать несколько изменений, – произнёс Алан. – Моя цель не в том, чтобы уничтожить гильдию, я сделал это потому, что меня предал мой ИскИн. У неё имелся доступ ко всей моей игровой информации, поэтому ты должна понимать, что у меня возникли некоторые проблемы, включая вероятную утечку файлов гильдии «Чёрная роза».

– Невозможно, правила игры… – сказала Аврора.

– Правила игры, похоже, не влияют на силы, с которыми я столкнулся. Спроси у Шажка, он должен знать об Архивистах.

– О ком? Никогда о них не слышал, – сказал Шажок.

– Повтори, что ты сказал, – обратилась к нему Аврора.

– Я никогда не слышал об Архивистах, – ещё раз произнёс Шажок.

– Ты знаешь намного больше, чем хочешь показать, – заявила Аврора.

Шажок отвернулся.

– Значит, это связано с Вернувшимися, – сказала Аврора. Шажок моргнул от удивления.

– Да, – медленно произнёс Алан. – Я пытаюсь справиться с некоторыми последствиями.

– И что же это? – спросила Аврора.

«Больше никакой информации. Скажи, что её могут забанить, если ты сообщишь ей что-нибудь ещё, а на самом деле так оно и есть», – сказал Лямбда.

– Если я скажу, ты рискуешь быть забаненной в Игре, – ответил Алан.

Повисла пауза. Алан задумался, сколько времени понадобится Авроре, чтобы убить его. Вспышка холодной псионической энергии – и он превратится в кусок льда. Ему нужно было отреагировать в те доли секунды, когда она начала свою атаку, без Евы это сложная задача, но выполнимая. Может быть, пришло время стать одиноким волком, забрать всё, что можно, и сбежать.

«Нет, стой», – сказал Лямбда.

Аврора обошла комнату и села напротив Алана и Шажка.

– Тогда встаёт вопрос верности и силы, – сказала она. – Ты слишком много времени провёл в компании хакеров. Имей в виду, ты не получишь выгоды, предав гильдию. Как и предав меня.

Алан уставился на Аврору, пытаясь понять, к чему она клонит. Он решил забросить наживку – есть только одна главная сила, имеющая какое-то значение, и она основывается на том, что ему известно о прошлом Авроры.

– Альянс поддерживает эту гильдию? Можем ли мы положиться на них, если на нас нападут, или же у нас есть какие-то обязательства перед ними, о которых я должен знать? – спросил Алан.

– Сразу к делу, как обычно, – сказала Аврора. – И да и нет. Мы с ними не связаны… напрямую, но у нас на хранении предметы для некоторых членов Альянса.

– Есть ли среди них…

Электрическая волна пронеслась через имплант Технолорда, что заставило сердце Алана замереть. В воздухе возникла рябь, настолько лёгкая, что Алан смог догадаться о её существовании. Прозвучал тревожный сигнал и появилось сообщение:


Акт Истребления: Крестовый поход Хаксларда


Устав от коварства и предательства, практикуемых Империей, Альянсом и другими, Трое объявили, что все, кроме Администраторов, должны быть либо преобразованы, либо предстать перед лицом смерти. Хакслард не остановится, пока каждый игрок не сдастся или не погибнет.


Администраторы с сожалением сообщают игрокам, что ни одна зона больше не является безопасной. Потеря предметов, сниженные уровней и другие смертные наказания будут полностью в силе во всех зонах.


Любой выживший после Крестового похода Хаксларда (не убитый или не преобразованный игрок) получит статус Главного игрока, немедленное повышение на 1000 уровней, доступ к уникальным способностям и пятьдесят миллионов платиновых меток.


Убийства, время выживания и общий вклад в защиту против хакслардов принесут Очки Выживания. Местные, глобальные и универсальные списки лидеров будут отображать рейтинг игроков. Отдельная таблица лидеров будет добавлена для тех, кто решит стать преобразованным. (Примечание. Преобразование в последователя Троих является постоянным и не будет отменено по окончании события.)


Никто из игроков не воскреснет в Игре, пока не закончится Акт Истребления. Игроки, находящиеся среди нижних 10% таблицы лидеров событий, будут полностью удалены из Игры, если только их не выкупят другие с помощью Очков Выживания. (Примечание. Игроки, находящиеся под защитой другого игрока, не подвергаются риску удаления, но всё равно должны участвовать в этом событии. Никаких исключений.)


По окончании Акта Истребления Очки Выживания можно будет обменять на метки или любой предмет в хранилище Администратора по соответствующим расценкам. Игровым зонам по усмотрению Администратора могут вернуть первоначальный статус, который у них был до Крестового похода Хаксларда.


«Итак, начинается», – сказал Лямбда. Новое окошко появилось в поле зрения Алана, миниатюрный счётчик его очков выживания, который пока что был на нуле. Каждый получал одно очко в день, и с течением времени игроки станут накапливать очки всё быстрее.

«Чёрт побери, получается, Акты Истребления в целом похожи на зомби-эпидемию или серию ядерных взрывов по всему миру – это просто розовая мечта любого выживальщика. Стремись выжить как можно дольше, сражайся против всего, с чем столкнёшься», – сказал Алан.

«Если вкратце, то да», – ответил Лямбда.

«Что, если мы просто полетим на космическом корабле к границам известного космоса и выйдем за их пределы? Разве мы не сможем выжить таким образом?» – спросил Алан.

«Игра, скорее всего, переместит угрозу в виде хакслардов, опередив нас. Это испытание, хотя прошлым Актам Истребления потребовались десятилетия для того, чтобы завершиться. Этот, вероятно, не займёт так много времени. Впрочем, мы должны выяснить, что происходит».

Чёрт бы их побрал, зачем начинать сейчас, – сказала Аврора. Она отправила сообщение в гильдию, чтобы там подготовили защиту и уведомили её, если что-нибудь проникнет на территорию «Чёрной розы». – Мы не выдержим этот натиск, если не будем полностью доверять друг другу. Мне нужно знать, что я могу тебе довериться, Алан.

– Я сделаю всё, чтобы защитить эту базу, так как сейчас это наш единственный оплот, благодаря которому мы можем выжить. Я все ещё являюсь членом этой гильдии, и не собираюсь в ближайшее время стать рабом Троих, – сказал Алан.

Шажок метнулся к консоли, подключённой к голографическому проектору, и получил доступ к глобальной сети. Появилось несколько видеотрансляций происходящих событий. Аврора и Алан посмотрели на экраны. По всей вселенной силы хакслардов наступали, вторгаясь на планеты, находящиеся возле границ их пространства, или защищаясь от активных игроков, атакующих их миры. Алан сосредоточился на нескольких живых потоках, которые покрывали Керсат.

Казалось, что дела идут хорошо. Посольство Хаксларда немедленно разбомбили, и там, где раньше стояло здание, остался дымящийся кратер. Единственная проблема заключалась в том, что был сопутствующий ущерб – соседний квартал теперь также лежал в руинах, и предпринимались многочисленные отчаянные попытки его спасти. Лазерные выстрелы и дым вскоре заполнили весь экран.

Алан с помощью Лямбды получил подтверждение, что независимо от того, как вы умерли во время Акта Истребления, это всё равно учитывается. Даже если вас убьют дружественные силы, это укрепит ваш ранг в списках лидеров и заставит ждать всё оставшееся время в Киберпространстве и надеяться, что ваши друзья или союзники заработали достаточно очков, чтобы выручить вас. Алан проверил устав гильдии – гильдия «Чёрная роза» пообещала выкупить своих участников в первую очередь.

Другой канал показывал флоты хакслардов, собравшиеся возле Керсата. Их вытесняли различные военные фракции, отдельные игроки и собственный военный флот Керсата, финансируемый за счёт налогов игроков.

Затем в небе возникло нечто, напоминающее червоточину, и появился Ткач.

Глава 17

Аврора включила устройство связи, соединившись с Трагом, который парил под потолком.

— Ты это видел?

– Та прелестная штука размером с Луну, что вот-вот прорвётся через флотилию, это и есть разрушитель? Держу пари, что да. Следует ли мне подготовить корабль к массовой эвакуации? – спросил адмирал.

– Нет, — ответила Аврора.

Ткач расстреливал приближающиеся к нему корабли из огромных ионных пушек. Это оружие напомнило Алану лазер «Звезды Смерти», за исключением того, что бледно-белые лучи не устремлялись к планете, чтобы её взорвать, а пронзали крупные боевые корабли, выводя их из строя.

От Ткача отделился рой дронов типа разрушитель, каждый из которых был размером с небоскрёб. Это повредило камеру, записывающую видеотрансляцию боя, и на экране появились серые помехи. Очертания Ткача стали похожим на отражение луны в воде. К дронам присоединился флот хакслардов, и вместе они ринулись вперёд.

Остатки флотилии, всего мгновение назад готовой отважно держать оборону Керсата, разбросало в разные стороны, что спровоцировало дружественный огонь. Это был грандиозный провал, триллионы кредитов сгорали прямо на глазах у Алана.

«Почему они стреляют по кораблям, лишённым энергии?» — спросил Алан.

«Эти корабли принадлежали врагу, поэтому они пытаются окончательно их уничтожить, или же хотят убедиться, что остатки порождений Ткача не станут основой для создания новых дронов», — ответил Лямбда.

— Аврора, я знаю, что ты не можешь бросить свою мать, но у нас нет ни единого шанса выжить, сражаясь с этой чёртовой штукой, — произнёс Траг. – Керсат одинокая планета. Отступление — это лучшее, что мы можем сделать.

– Ни одна область и ни одна фракция не уцелеют. В любом случае, разумнее всего отступать в Лабиринт Бездны, а не на открытую территорию, – ответила Аврора. Она указала на два других экрана, демонстрирующих как Империя и Альянс вступили в схватку с одним из Троих, которого поддерживали силы хакслардов.

Стало известно, что Альянс атаковал Пастырь – создатель смертоносных вирусов и огромной армии биологически мутировавших псов. Множество планет, как сообщалось, попали под заражение, с дикой природой на них творилось какое-то безумие.

Кузнец — легендарный мастер ремесла, поддерживаемый легионом суперхакслардов — Чёрной стражей, быстро разбил оборону Империи. Чтобы захватить любое крупное укрепление, требовалось несколько чёрных стражей, облачённых в самые мощные из существующих силовых доспехов и владеющих оружием, которое, по слухам, могло конкурировать с клинками из духовной стали.

Тем временем приближался Ткач, его флотилия дронов поглощала останки уничтоженных кораблей, в то время как другие дроны преследовали отступающие корабли Альянса, отчаянно пытавшиеся спастись. Они массово покидали Керсат, двигаясь в направлении, противоположном наступлению Ткача.

Трансляция оборвалась, её источник либо был уничтожен, либо отключился, дабы избежать бессмысленного риска.

– Девочка, я не позволю Ткачу слопать нас на завтрак, -- произнёс Траг. – Тебя назначили командовать базой, но я руковожу флотом, и я убираюсь отсюда, с тобой или без тебя.

Аврора помолчала, а затем произнесла:

– Уходи. В любом случае, это не сильно поможет. Попробуй перебраться в соседнюю звёздную систему, если получится. Возможно, нам понадобится твоя помощь.

Траг хмыкнул:

– Хаксларды обязательно устроят блокаду, как только получат контроль над воздушным пространством, но я посмотрю, что смогу сделать. Удачи и хорошей охоты.

«Скажите ему, чтобы улетал с Керсата перпендикулярно траектории движения Ткача, а не по прямой, как те глупцы», – вмешался Лямбда.

Алан озвучил его рекомендацию.

– Зачем? – спросил Траг.

Алан задумался на мгновение, а затем сам понял, в чём дело.

– Мы видим Ткача, его дронов и флотилию Хаксларда. Но где автономные корабли? Где основной флот?

– Ты прав. Вероятно, они устроили засаду в космосе. Это будет труднее, чем я думал, но если бы я не умел вовремя ретироваться с поля боя, меня бы не назвали…

– Уходи, – сказала Аврора и отключила связь.

Сенсоры базы гильдии «Чёрная роза» показали, что «Траша», корабль Трага, покинул Керсат.

– Учитывая нынешний прогресс, как думаешь, скоро ли Ткач до нас доберётся, Алан? – поинтересовался Шажок.

«Ева?» – хотел было спросить Алан. Но нет, Ева ушла. Вместо неё была пустая оболочка ИскИна, представлявшего собой всего-навсего калькулятор. Алан попытался самостоятельно произвести вычисления, делая случайные предположения и допущения.

«От трёх часов до двух дней? Примерно так, да, Лямбда?»

«Приблизительно», – ответил Лямбда. Он наблюдал за видеотрансляциями сражений, происходящих в Игре. Многие отключались одна за другой.

– Может быть, несколько часов, а может, несколько дней, – ответил Алан.

– И это всё, на что ты способен, сказал бы я тебе, – произнёс Шажок.

– Я потерял ИскИн, что в значительной степени повлияло на мои способности, – сказал Алан.

– Ты больше не можешь взаимодействовать с системами кибербезопасности и наблюдения? – спросила Аврора.

– Я могу поддерживать постоянную связь с Киберпространством, тем самым обеспечивая безопасность базы, а также отслеживаю камеры наблюдения, установленные Фантомом, – ответил Алан. – Мне всё-таки нужно спать, поэтому нам придётся зависеть от автоматизированных систем. Если вопросов больше нет, я вернусь в командный центр.

– Ты свободен. Шажок, проводи Алана, чтобы гарантировать его безопасность, – распорядилась Аврора.

– Как прикажешь, – ответил Шажок.


***


Шажок пошёл следом за Аланом, и они отправились к командному центру базы «Чёрная роза», он находился в комнате, где обычно заседал Совет. Лямбда окрестил её тронным залом. В целях безопасности лифты были временно отключены, это означало, что им придётся передвигаться по подземным переходам, напичканным ловушками, которые нужно отключать или не попадаться в них, проходя мимо. Шажок играючи справлялся с большинством ловушек. Алан не мог позволить себе такую роскошь.

По пути в тронный зал они встретили несколько патрулей. У гильдии «Чёрная роза» странные методы по обеспечению безопасности базы. Регулярных патрулей не было. Вместо этого периодически выбирались случайные группы разведчиков. Если определённая область какое-то время оставалась без патрулирования, система автоматически оповещала охранников.

На ключевых участках базы находились охранники, отдыхавшие внутри или поблизости. Двое Специалистов Фантома стояли на страже в длинном тёмном коридоре рядом с командным центром. Они в отдыхе не нуждались.

Алан по-прежнему не знал, сколько всего андроидов у Фантома, а ещё, каким чёртом ему удавалось обходить внутриигровые ограничения на количество используемых роботов. Теоретически способность Технокомандир позволила бы Алану управлять беспилотником ранга S или десятью андроидами ранга A, но только на одного Энигму расходовалась по меньшей мере половина всего резерва, имевшегося у Фантома. Возможно, некоторые из андроидов на самом деле были игроками, но каждый раз, когда Алан сканировал их своим бионическим глазом, они оказывались роботами.

В конференц-зале собрания не проводились, потому что из него осуществлялось управление обороной базы. Поэтому сюда допускался только особый персонал, пользовавшийся большим доверием. Это ограничение не распространялось на действующих членов Совета и избранных протеже. Учитывая, что большая часть Совета находилась в Лабиринте Бездны, а Траг только что улетел, из них остались только Аврора, Шажок и Алан.

Оказавшись внутри, Алан активировал разделение разума, расщепляя собственное сознание на две половины, дабы обеспечить безопасность Киберпространства базы. В Киберпространстве гильдия «Чёрная роза» имела вид нескольких квадратных помещений, а её центр был заблокирован щитами. Большинство комнат выполняли какую-нибудь ключевую функцию, от обороны до утилизации отходов.

В каждому углу квадратной комнаты был защитный генератор, все вместе они представляли собой мощный щит с двумя миллионами энергии. В углах куба также находилось по пять юнитов ранга B. Алан взглянул на их характеристики:


Элитный бронированный пехотинец, программа ранга B.


Оснащённая тяжёлой бронёй боевая программа.

Стоимость: 1000 энергии.

Содержание: 200 единиц энергии.

Атака: 400 урона/сек. (дальний бой).

Защита: 50 брони.

Здоровье: 500.

Щиты: 1000 единиц энергии (10 энергии/сек. регенерации).

Передвижение: 5.


Если использовать данные, которые выдал Фантом, Алану потребуется ещё неделя, чтобы самостоятельно закончить изучение этих юнитов. Юниты, защищавшие базу, обслуживались информационным ядром, находившимся в безопасности, под полом в комнате управления.

Теперь всё, что Алану нужно было сделать, это выяснить, как выстоять против огромного войска самовоспроизводящихся машин, дополнительно поддерживаемого армией, которая превосходила силы Альянса практически во всём.


***


Через несколько часов Аврора присоединилась к Шажку и Алану в тронном зале – похоже, она хотела что-то обсудить, сразу же вызвав на консоли карту базы «Чёрная роза».

Шажок выложил ноги на стол, разглядывая карту Авроры. Алан тоже её изучал.

Тот, кто спроектировал базу, был чёртовым параноиком. Лифты, длинные коридоры и даже сама структура острова устроена так, чтобы обмануть всех – даже членов гильдии, обитающих на базе. Создавалась иллюзия, что база уходила глубоко, глубоко под землю. Дабы усилить эффект, использовались проекторы и оптические иллюзии, с их помощью появлялись фальшивые помещения, которых на самом деле не было. Всё это делалось для того, чтобы скрыть истинное местоположение штаб-квартиры.

И только сейчас Алан узнал правду – когда получил повышение своего статуса в гильдии, и ему разрешили взглянуть на настоящую карту. Но даже теперь он почти не сомневался, что план базы, который ему показали, был неполным.

Согласно картам, к которым Алан имел доступ, подземная база представляла собой куб размером девять на девять, состоящий из больших комнат, спрятанных под землёй на центральном острове и окружённых морем. Каждая «комната» представляла собой отдельную конструкцию, она была способна перемещаться сама по себе, что позволяло перестраивать базу по принципу кубика Рубика. Отдельные грани куба могли смещаться. Кроме того, комнаты имели возможность меняться местами друг с другом. Благодаря управлению гравитацией обитатели комнат даже не замечали таких изменений. В целом дизайн базы напомнил Алану синие кубики, которыми он пользовался на уроках математики.

Похоже, только четвертая часть всех помещений использовалась для каких-либо целей, в то время как другая четверть комнат пустовала, что облегчало преобразование базы. Однако существовало пять статичных помещений: четыре силовых генератора, расположенных в углах куба, находящегося внутри другого, большего по размерам куба, и ещё один скрытый куб в центре большего куба, на котором был знак вопроса. Комната управления размещалась под центральным кубом.

– А что находится во внутреннем хранилище? – спросил Шажок, указывая на знак вопроса в центре.

– Не знаю. Моя мать не разрешила мне туда заходить или пытаться узнать, что там внутри, – ответила Аврора.

– Поскольку сейчас мы отвечаем за всё, ну или что-то типа того, то мы обязаны знать, что там находится, – сказал Шажок. – Почему бы не проверить?

– Там особая система защиты, к которой у меня нет доступа. Забудь об этой комнате, – сказала Аврора.

– Но она же в самом центре базы, очевидно, там что-то важное, – не сдавался Шажок.

– Убери ноги со стола, – проворчала Аврора. – Вспомни, что я говорила об уважении.

Шажок пожал плечами, поставив ноги на пол. Он повернулся к Алану:

– Узнал что-нибудь полезное?

Алан вытянул руки над головой.

– Хорошая новость: хаксларды стремятся преобразовать всё, что возможно, а не просто убивают. Они не торопятся прочёсывать все корабли, которые вывели из строя, поэтому пройдёт какое-то время, прежде чем они получат полный контроль над пространством вокруг Керсата. Плохая новость: Ткач начал отправлять разведывательные дроны. Мы всё ещё уступаем противнику практически во всём, даже если нам каким-то чудесным образом удастся объединить силы со всей планетой.

– И это твой план? Да ладно, чувак, я ожидал от тебя большего, – заявил Шажок.

– Согласно инструкциям, нам нужно продержаться как можно дольше, – сказала Аврора.

«С этим я могу помочь», – сказал Лямбда, обрисовывая Алану план действий.

– Хорошо, сейчас я загружу подробности своей стратегии, – произнёс Алан.

Ознакомившись с предложением Алана, Шажок озвучил свои соображения:

– Использовать только автономную защиту? Отказаться от всех наших уровней на поверхности? Это больше похоже на капитуляцию, чем на стратегию.

– Нет, я понимаю, как это может сработать, – сказала Аврора. – Мы делаем вид, что эвакуируемся. Ткач посылает дронов-разведчиков, чтобы попытаться найти сильнейшие очаги сопротивления. Заполненные игроками главные городские кварталы представляют собой лучшую цель, чем пустая база гильдии, где полно ловушек.

– Я что, единственный, кто хочет, ну например, попытаться победить в этом Акте Истребления? – спросил Шажок.

– У нас нет шансов одолеть Ткача, но есть хорошие шансы заработать приличное количество очков выживания, – сказал Алан. – На базе тысяча членов гильдии, их средний уровень 1500. Бойцы у нас закончатся гораздо раньше, чем еда и патроны. Кроме того, каждый оставшийся игрок – это единица выживания для гильдии ежедневно. Через неделю мы будем зарабатывать одно очко выживания в час. Необходимо обеспечить безопасность генераторов, но если сможем сделать так, чтобы по крайней мере два из них всё время находились под нашим контролем, то нам нужно идти вперёд.

– Именно для таких случаев предусмотрена возможность перестраивать базу. Есть надежда, что удастся уничтожить всех первых разведчиков с помощью автоматической защиты, и после того как хаксларды разрушат щиты, можно будет гарантировать, что они никогда не обнаружат помещения с игроками.

– Мы просто спрячемся, – сказал Шажок.

– Да, мы спрячемся и сможем выжить ещё один день, – сказал Алан.

– С этим планом есть проблема, – сказал Шажок.

– Какая проблема? – спросил Алан.

Шажок указал на экран.

«Хакслардский флот только что отделился от Ткача, бросив отступающие корабли», – сказал Лямбда. «Все большие гильдии в Частном Квадранте под угрозой нападения».

Один крупный боевой корабль сам по себе был армией. Каждое такое судно требовало экипажа как минимум в десять тысяч человек, а его длина превышала тысячу метров – это как поставить рядом четыре авианосца. Такие корабли обладали огневой мощью, достаточной, чтобы уничтожить целый город, даже без учёта поддержки в виде сотен небольших линкоров и истребителей. Все космические силы Земли состояли из одного крупного боевого корабля. Десять таких сейчас направлялись в Частный Квадрант.

«Но только один из них должен быть нацелен на гильдию «Чёрная роза», – сказал Лямбда. «Не забывай, что в Цехе наёмников много гильдий, и у каждой есть своя база в Частном Квадранте».

Рядом с местом, где стояла Аврора, замерцал экран. Он был подключён к станции связи в соседней комнате, в которой обрабатывались входящие и исходящие сообщения.

– Несколько лидеров других гильдий требуют переговоров с Элиссандрой. Они хотят сформировать единый фронт против вражеской флотилии и разработать стратегию обороны, – сказал офицер.

– Скажите им, что гильдия «Чёрная роза» сама позаботится о собственной безопасности, – сказала Аврора. – С чем нам предстоит столкнуться?

– Один крупный боевой корабль «Гелиос», а также множество мелких линкоров: «Бастион», «Титан», «Рия» и «Мусорка» в настоящее время находятся прямо по курсу, – ответил офицер.

– Извините, как называется тот последний корабль? – переспросил Шажок.

– Отставить разговоры, нам нужно сосредоточиться на более важных вещах, – сказала Аврора.

«Если они знают, что у гильдии "Чёрная роза" нет реального флота, они будут просто висеть в космосе, обстреливая нас из дальнобойных орудий», – сказал Лямбда.

Алан просмотрел выкладки Лямбды.

– Мы должны эвакуировать верхние уровни и переместить важные объекты на два этажа вниз. Лазеры «Гелиоса» легко справятся с нашими щитами на поверхности. Если предположить, что хаксларды не собираются выжидать несколько месяцев, прожигая оборону подземной базы, им придётся отправить десант.

– Нам нужно начать расставлять ловушки, расположить их таким образом, чтобы попытаться заманить силы хакслардов, устроив засаду, при этом не выдав местоположение генератора и командного центра, – продолжил Алан. – Как в настольной игре «Стратего», в которую я играл на Земле, только в трёхмерном пространстве…

– Стоп, – сказала Аврора, указав на Алана. – Твоя задача – кибербезопасность. Ты обязан защищать базу от атак через Киберпространство. Это не одна из твоих настольных игр. Остатки нашей гильдии не могут положиться на новичка вроде тебя. Для нас это вопрос жизни и смерти. У меня есть мужчины и женщины, которые тренировались защищать эту базу всю свою жизнь и имеют многолетний опыт. Сейчас я с ними встречусь, и мы решим, как будем обороняться.

Аврора вышла из комнаты, приказав офицеру связи соединить её со всеми командирами отрядов в зоне доступа.

«Не переживай, скорее всего, они придут к тем же выводам и выберут ту же стратегию, что и ты», – сказал Лямбда. «Полагаю, Аврора впервые по-настоящему чем-то руководит. Твои предложения должны больше походить на советы, а не на приказы».

«Я буду иметь это в виду», – ответил Алан. Он проверил своё разделённое сознание, половина его разума охраняла базу в Киберпространстве. Ничего не произошло.

– Она права, это вопрос жизни и смерти, – сказал Шажок. Он подошёл к Алану и, понизив голос, проговорил: – Мы оба знаем, что во внутренних хранилищах есть оружие и мощные артефакты. Находясь там, они не принесут нам пользы, поэтому нам нужно вытащить их и использовать для защиты этого места. Как думаешь, сможешь взломать хранилище, чтобы мы смогли туда попасть?

Алан колебался, проверяя свои полномочия в Киберпространстве. У него имелся доступ к двадцати шести внешним помещениям, но он не мог войти в центральное здание, похожее на кубик Рубика. У него было предчувствие, что управление хранилищем где-то внутри, но он не мог до него добраться. Алан понял, что в этой части Киберпространства ничего не обнаружит – между ним и комнатой возник ещё один внутренний щит мощностью миллион единиц энергии.

С помощью Лямбды Алан, наверное, мог бы справиться с двадцатью юнитами ранга B, размещёнными в четырёх углах базы, но он понятия не имел, что находится центральном помещении. Алану совсем не нравилась эта загадочность. Почему Аврора так настаивала на том, чтобы держать центральное хранилище закрытым и ограничить к нему доступ?

Вернувшись в Игру, Алан посмотрел на Шажка и покачал головой.

– Нет, так мы рискуем попросту выстрелить себе в ногу. Мы должны слушаться Аврору, держать оборону так долго, как сможем.

Алан не озвучил другую свою мысль. Не исключено, что ситуация со взломом могла быть подстроена, чтобы проверить надёжность Алана. Шажок слишком настаивал, пытаясь пойти против воли Авроры.

Шажок на мгновение взглянул на Алана, затем пожал плечами и сел на один из стульев, положив ноги на стол. Он углубился в дебри глобальной сети.

Алан тоже просмотрел глобальную сеть, пытаясь найти какие-нибудь новости с Земли. Информации было немного – это слишком маленькое место и находится оно слишком далеко, чтобы упоминать о нём в выпусках новостей теперь, когда каждая главная система, каждая столичная планета подверглась атаке. Оставив это, Алан отправил сообщение Тьяго, хотя не ожидал получить ответ в ближайшее время. Сообщение должно передаваться через несколько кораблей и спутников в обход внутриигровой системы, поэтому нет никакой гарантии, что Тьяго вообще его получит. Алан спросил себя, взбодрит ли Тьяго новость об Акте Истребления, или же наоборот охладит его пыл.

Прошло несколько минут в полном молчании, пока Шажок не закрыл страницу, которую читал.

– Они не способны передать напряжённое ожидание, – сказал Шажок. – Все голографические трансляции – это сплошное действие – героическая битва, показанная в самом разгаре. Но здесь мы бесполезны, не правда ли? Всё самое важное происходит в другом месте. Мы больше не властны над собственной судьбой, да никогда и не были. Я вот собирался стать пилотом.

– Никогда не поздно сменить профессию, – заметил Алан.

– Нет, уже поздно, – сказал Шажок. – Замена моих способностей и имплантов будет стоить немыслимо дорого. Я не могу просто взять и сменить профиль. Свой класс и специализацию я выбрал, ещё будучи ребёнком, ни к чему другому меня не готовили.

Шажок встал, мгновенно оказавшись прямо перед Аланом.

– Это потому, что Игра требует совершенства. Какую бы сферу деятельности ты ни выбрал, какими бы способностями ни желал овладеть, тебе лучше быть чертовски хорошим, в противном случае миллион других, которые метят на твоё место и не остановятся перед убийством – заменят тебя. И печальная правда в том, что ты никогда не будешь лучшим. Не в такой огромной игре, как эта.

«Что происходит? Откуда взялся этот гнев?» – спросил Алан у Лямбды.

«Он молодой человек, готовящийся отправиться на свою первую в жизни войну. Его нервозность вполне объяснима», – ответил Лямбда.

Алан пожал плечами, подняв ладони вверх.

– Тогда не зацикливайся, изучай как можно больше навыков, развивайся медленно, накапливая опыт и мудрость, но всегда продолжай двигаться вперёд. Хотя, скажу тебе кое-что. Я никогда не оставлю своих попыток, несмотря ни на какие силы или препятствия, возникающие на моём пути. – Алан ухмыльнулся. – Я хочу стать лучшим, лучше всех, кто был до меня.

– Не думал, что ты такой оптимист, – произнёс Шажок.

Алан улыбнулся и замолчал. С каких это пор он стал оптимистом? Он всегда считал себя законченным прагматиком, но теперь казалось, что у него в душе появился постоянный источник надежды, умиротворения. Почему он не нервничал, как Шажок, несмотря на то что, вероятно, погибнет во время Акта Истребления, который будет продолжаться очень долго и навсегда изменит мир Игры?

«Лямбда, что ты со мной сделал?» – спросил Алан.

«Ничего особенного, просто скорректировал несколько химических дисбалансов, которые создала Ева, ядра истины…»

«Я больше не хочу слушать твои лекции. Объясни простыми словами, что ты сделал», – потребовал Алан.

«Я сбалансировал химию твоего мозга», – ответил Лямбда. «Имплант Технолорда не только регулирует и воздействует на твой мозг, но также вводит различные химические вещества в твой организм. Вот почему у тебя были такие неблагоприятные побочные эффекты после использования Крови Берсерка – химические вещества накапливались, образовывая вредную смесь».

«Как ты думаешь, почему Ева с самого начала не назначила тебе режим стероидов? Она не только установила расширенный интерфейс «компьютер-человек», чтобы твоё тело начало вырабатывать естественный тестостерон, но и внедрила другие вещи, чтобы ты был равнодушен к занятиям, которые не могли бы повысить твой игровой потенциал. Я просто отменил эти изменения. Позитивный настрой может повлиять на восстановление равновесия. Теперь, когда ты в реальности установил имплант Технолорда ранга А, твой мозг способен гораздо быстрее перестраиваться».

«Что? Как это всё произошло?» – спросил Алан.

«Это произошло незаметно, я использовал капсулу», – ответил Лямбда. «Пока ты подключался к Игре, я впустил Архивистов, и они всей командой обновили твой имплант без малейших проблем. Не волнуйся, я наблюдал за этим процессом – не упустил ни одной детали».

«Но я ничего не почувствовал. Где системное сообщение?»

«Это была нелегальная манипуляция – Игра не обнаружила обновление, но тем не менее оно установлено», – сказал Лямбда. «Я собирался обсудить это с тобой в ближайшее время, так как апгрейд предусматривает несколько новых опций для нашего пока ещё не названного ИскИна».

«Я думал, ты меня понимаешь», – произнёс Алан. «Я просто хочу быть самим собой».

«Кто из нас всегда остаётся самим собой? Наша жизнь – это совокупность случайных событий и обстоятельств, на которые мы не в силах повлиять. Ничто не существует в вакууме. Когда мы меняемся, пространство вокруг нас тоже меняется. И наоборот. Этот имплант не лишает тебя возможности делать выбор и не навязывает новое мышление, он просто позволяет адаптироваться к обстоятельствам быстрее, чем раньше».

«Но что, если я больше не я? Все эти улучшения и обновления выходят за рамки простого увеличения силы – они влияют на мой разум, на то, как работает мой мозг», – сказал Алан.

«Ты всегда ты», – ответил Лямбда. «Независимо от того, что чувствуешь или думаешь, ты всегда остаёшься собой. Ты можешь жаловаться и говорить, что всему виной наркотики, Игра или имплант, но ты всегда будешь собой».

«Но не по своей доброй воле…»

«Нет? Кто-нибудь что-то говорил о доброй воле? Единственная настоящая воля, которая существует в Игре, – это воля создателя, и даже тогда может возникнуть вопрос, был ли выбор сделан добровольно», – сказал Лямбда. «Здесь не место для доброй воли. Здесь ты тот, кто ты есть и на что способен. И я говорю, что всё, чем ты когда-либо будешь или стаешь, это и есть ты».

«Что? Я не понимаю», – произнёс Алан. «Ты же сам сказал, что Игра – имплант – меняет химический баланс в моём мозгу. Значит, это уже не я».

«И тем не менее это по-прежнему ты, ибо всё это уже произошло. Ты же сам решил, что тебе нужно совершенствоваться, не так ли? Ну, я бы сказал, что ты двигаешься в правильном направлении. Оптимизм и уверенность в себе – это мощные инструменты, если их грамотно использовать. Это внутренняя сила, на которую можно опереться в кризисной ситуации», – сказал Лямбда.

«Просто я ощущаю… фальшь. Я ничего не могу поделать, но боюсь, что всё это добром не кончится».

«Не беспокойся, я всё продумал», – сказал Лямбда. «Ты можешь мне доверять».

Глава 18

Аврора сидела в луже крови и смотрела на экран, сверяясь с расчётами. Главным орудием «Гелиоса» была массивная лазерная пушка, и корабль вскоре приблизится на достаточное расстояние, чтобы выпустить один мощный луч. Аврора надеялась, что они начнут атаку, как только появится возможность. Она ждала этого.

Аврора приказала эвакуировать несколько первых этажей базы, но не по той причине, о которой все подумали. В иные подробности никто не мог быть посвящён. Следующие несколько мгновений решат их общую судьбу. Гильдия «Чёрной розы» была для Авроры семьёй, её жизнью, и она сделает всё возможное, чтобы база гильдии выдержала это испытание, оставшись целой и невредимой.

База годами копила энергию, аккумулировавшуюся в четырёх башнях, установленных по углам центральной крепости. Каждый год мать Авроры пользовалась частью этой силы, чтобы подчинить себе рекрутов. Она делала это выборочно, скрывая свои истинные цели. То был главный источник силы, сотни тысяч единиц энергии — мощь, которую нельзя использовать необдуманно.

Каждую ночь псионический корпус сохранял часть своей жизненной силы в башнях, в то время как Элиссандра, а в последнее время и Аврора, хранили здесь, в этом помещении, собственную кровь. Её мать любила называть это место комнатой для ритуалов.

На всех официальных чертежах базы эта комната отсутствовала. Но именно здесь Элиссандра, а теперь и Аврора, могли накапливать огромную силу. Первые два этажа под землёй эвакуированы, так что стены, энергия, твёрдая материя – всё окружающее пространство защищало Аврору, скрывая то, что она должна была сделать.

Она не ожидала, что какие-либо угрозы возникнут внутри гильдии, но с её семьёй никогда ничего не знаешь наверняка. Любовь нередко имеет свою цену.

Краем глаза Аврора видела трупы. Она не могла заставить себя посмотреть на них. Они были добровольными жертвами, подготовленными Элиссандрой для этой самой цели: служить топливом. Это всего лишь игра, и обретённая сила стоила таких жертв. Но они всё ещё были мертвы и, возможно, никогда больше не проснутся.

Авроре нужно будет собрать всю энергию и сосредоточить её в одной точке, одной конструкции. Это будет подвиг, который не отважилась бы совершить даже её мать, всемогущая Элиссандра. Ей нужно сосредоточиться.

Аврора сосредоточилась на элементе льда, потому что к этой стихии она привыкла с детства. Годы, проведённые в симуляции ледяной тундры на покрытой льдами планете, наконец-то принесли пользу. Щиты, накрывающие базу гильдии «Чёрная роза», не смогут выдержать удар лазера, зато они хорошо скрывают происходящее под ними.

Аврора глубоко вздохнула, а затем приступила.

Из четырёх башен вырвался газ, окутав базу туманом, который пополз вверх. Аврора проигнорировала его красноватый оттенок и заморозила туман, создав ровный массивный слой льда над крепостью, настолько холодный и плотный, насколько это возможно. Каждый ледяной слой был сформирован в соответствии со строгими стандартами, основываясь на расчётах, под каким углом «Гелиос» сделает первый выстрел. Ледяную плиту поддерживали четыре столба, их Аврора соединила с башнями крепости.

Энергия прорывалась сквозь Аврору нескончаемым потоком, слишком мощным, чтобы она могла с ним справиться. Но если она потерпит неудачу, принесённые жертвы окажутся напрасными. Она не может подвести их всех. И не сделает этого. Аврора перестала пытаться извлечь энергию из кровавой субстанции, окружавшей её, и вместо этого использовала кровь, чтобы направить псионическую энергию в четыре башни. Аврора заблокировала всё остальное и сосредоточилась на одном: добавить больше холода.

Воздух начал замерзать, Аврора теряла сознание и вновь приходила в себя, пока температура вокруг базы снижалась.

Затем «Гелиос»оказался в пределах досягаемости и сделал выстрел. Луч света врезался в лёд, каким-то образом проходя сквозь атмосферу, но не сжигая её. Произошли три вещи

Во-первых, лёд испарился. Энергия была частично поглощена, и это растопило ледяной слой. Количество энергии, которая могла сохраниться, было ограничено. Способностей Авроры тоже не хватало – она подумала, что её мать справилась бы лучше.

Во-вторых, энергия, передаваемая через лёд, превратила верхний уровень базы и окружающие её островки в гору расплавленного шлака. Купол симулятора, крепость, ангар, генераторы энергии – всё было уничтожено в одно мгновение, стёрто с лица земли. Мощный лазер проник глубоко в центр базы. Море вокруг базы испарилось, недавно резко упавшая температура внезапно резко повысилась. Сам воздух после удара лазера казался опустошённым, вакуум вскоре наполнился пламенем.

Наконец, и это было самое главное, большую часть энергии удалось отразить. Ледяное зеркало сработало.

«Гелиос» был застигнут врасплох. Спустя мгновение после начала атаки в корабле появилась огромная пылающая дыра, почти разрезавшая его надвое. Мало того, что защита «Гелиоса» снизилась во время выстрела из лазерной пушки, его радиаторы были почти готовы к новой атаке. Из-за скорости света не существовало никакой возможности уклониться от удара. Боевой корабль был повержен, обречён сгореть в огне.

Аврора получила 400 уровней за раз, а затем упала без сил.


***


Алан заметил внезапное изменение температуры, сопровождаемое оглушительным грохотом, и понял, что наверху что-то произошло. Дрожь пробежала по земле, Алан в страхе огляделся, однако он был в безопасности. Его окружали ловушки и тысяча членов гильдии.

Появилось несколько уведомлений о том, что датчики верхнего уровня, щиты, генераторы энергии и вышки связи больше недоступны. Теперь они могли обмениваться сообщениями только в пределах планеты. Гильдия «Чёрная роза» не смогла бы установить связь с Трагом, даже если бы захотела, и они понятия не имели, что происходит в окружающем космосе. Это также означало, что Алан больше не мог связаться с Фараоном, суперхакслардом, который первым привёл Алана на Керсат и с которым он обсуждал возможное предательство. Его последнее сообщение только предполагало, что он может стать предателем, — никакого конкретного плана пока не существовало.

Шажок поднялся.

— Мне нужно идти. Аврора в опасности.

— Откуда ты знаешь? Что происходит? — спросил Алан.

— Классовые способности. Не иди за мной, ты слишком медленный, – ответил Шажок, телепортируясь к двери.

Алан включил канал голосовой связи с Шажком.

— Какой у тебя класс? База данных гильдии показывает, что ты кто-то вроде телохранителя, но ты сам сказал, что последнее, что нужно Авроре, это телохранитель.

– Ну, понимаешь, Алан, я необычный телохранитель, – произнёс Шажок. – Я дам тебе знать, что там происходит, когда выберусь на поверхность.

«Я проверил списки лидеров Акта Истребления. Аврора сейчас в топ 1000 универсальных игроков. Чтобы достичь этого уровня, ей нужно было уничтожить главный корабль», — сказал Лямбда.

«Ну, это ещё только начало, я могу наверстать упущенное. И если она каким-то образом уничтожит «Гелиос», у нас может появиться реальный шанс защитить эту базу», — произнёс Алан.

Аврора не ответила ни на одну из попыток Алана выйти с ней на связь. Несколько командиров отрядов соединились с Аланом, поинтересовавшись, что происходит. Алан проигнорировал их вопросы, не зная, что ему делать. Он был так же растерян, как и все остальные.

– Я достиг поверхности. Здесь чертовски жарко, моя броня едва выдерживает, -- сказал Шажок несколько секунд спустя. – Никаких следов Авроры, хотя я могу подтвердить, что она все ещё жива. Чёрт. Похоже, что-то уничтожило «Гелиос», но другие корабли остались невредимыми, и вражеская армада все ещё в пути. Трудно сказать, но похоже, два больших корабля эвакуируют выживших с флагманского судна. У нас будет намного больше врагов после первой волны.

Шажок подключился к общему каналу связи, которым могли пользоваться все члены гильдии «Чёрная роза».

– Приготовиться, враг идёт в наступление! Защищайте эту базу и делайте свою работу. Аврора уничтожила «Гелиос» и оставила меня и Алана за главных. О любых появившихся проблемах пока что сообщайте Алану.

Шажок снова переключился на прямой канал с Аланом.

– Теперь смотри не облажайся. Я никогда не был тактиком, так что будет лучше, если ты мне поможешь. Я постараюсь найти и вернуть Аврору, где бы она ни находилась. Не потеряй базу, пока меня не будет.

– Я сделаю всё возможное, – заверил Алан, после чего перед ним появилась вереница сообщений.


Вам предоставлен частичный контроль над базой гильдии «Чёрной роза». Теперь вы можете менять конфигурацию базы и просматривать её более подробный план, а также в большей степени управлять защитой базы.


Вам предоставлена должность рейд-командира, Рыцаря-командующего (временно). Ваша группа в настоящее время включает: 1 генерала, 2 рыцарей-командующих, 20 рыцарей, 245 лейтенантов и 739 рекрутов. Всего 1007 участников рейдовой группы.


Большинство помещений, оборудования и артефактов гильдии «Чёрная роза» были разблокированы, чтобы вы могли их использовать. Коды доступа загружены.


Репутация в гильдии «Чёрная роза» повышена до Надёжный.


Алан проверил всех рыцарей на базе, а затем заставил их отчитаться о своих подчинённых. Рыцари имели средний уровень около 2250, лейтенанты 1750, рекруты 1400. Тем не менее только 30% участвующих в рейде обладали настоящими боевыми классами, остальные представляли собой персонал и обычно выполняли другие роли. У большинства членов гильдии был боевой рейтинг B или C, в то время как Алан имел рейтинг A. Лямбда отметил, что у Шажка рейтинг B+, а рейтинг Авроры он обозначил знаком вопроса. Шажок также имел звание рыцаря-командира, Аврора же была единственным генералом в группе.

Псионический корпус отсутствовал, и никто не имел ни малейшего понятия, где находятся и чем занимаются бойцы. Все остальные, казалось, были в порядке, но немного шокированы. Алан заставил их занять свои позиции. Рыцари были расставлены по четверо на верхних этажах, и по одному на четырёх нижних этажах. Остальная часть рейда распределилась аналогичным образом.

«Нашим приоритетом должна стать информация», – сказал Лямбда. «Нам нужно починить датчики или установить новые, может быть, даже отправить разведчиков на поверхность. Только грамотная стратегия помешает им до нас добраться. Мы должны бить быстро и так сильно, как сможем. Вспомни мои уроки – тот, кто стреляет первым, выиграет большинство сражений».

Алан согласился с Лямбдой и поэтому выслал отряд из двадцати пяти разведчиков, начав перестраивать оборонительную систему таким образом, чтобы она прежде всего защищала то, что некогда было третьим этажом, но теперь фактически стало верхним уровнем базы.

Алану больше нечего было делать в этой пустой комнате глубоко под землёй. Он мог поддерживать бесперебойную связь с Киберпространством гильдии и оборонительной системой с помощью своего импланта Технолорда, находясь в любой точке базы или даже на поверхности. Бионические глазные импланты также помогут ему обследовать местность. К тому же Алан мог наконец выйти из тронного зала и самолично принять участие в какой-нибудь операции.

Появившееся сообщение остановило Алана, когда он уже собирался покинуть комнату.

– В Лабиринте Бездны обнаружен Предтеча, – сказал лейтенант.

Алану отправили изображение, полученное с установленной в лабиринте камеры. Ожидалось, что из входа в Лабиринт Бездны неподалёку от базы появится первое звено гильдии. Вместо этого Алан увидел изображение знакомого лица. Искатель.

«В последний раз я видел Искателя в Академии. Что он здесь делает?» – подумал Алан.

Искатель был остановлен горсткой рекрутов, не представлявших для него никакой реальной угрозы. Подземные туннели Лабиринта Бездны вели к базе гильдии «Чёрная роза», но они находились в нескольких милях под землёй.

Алан слушал их разговор по каналу связи.

– Остановись. Что тебе здесь нужно? – задал вопрос рекрут.

– Мне нужны правдивые ответы на мои вопросы. Сегодня я ищу того, кто мстит от имени другого, но также я ищу пропавший ИскИн, – произнёс Искатель. – Я пришёл за игроком, известным как Алан.

«Итак, у нас появились новые проблемы», – заметил Лямбда.

«Почему Искатель проделал весь этот путь ради меня? Я не имел с ним никаких дел после того, как покинул Академию», – сказал Алан.

«Не забывай, что за мою поимку назначено вознаграждение в виде сотни платиновых меток и бонуса к репутации среди Администраторов», – напомнил Лямбда. «Похоже, Повелитель Бездны в бешенстве и решил назначить награду и за твою голову тоже. Благодаря нашим действиям Повелитель угодил в ловушку Лабиринта Бездны и не может оттуда выбраться в течение многих эонов. Ты же провалил квест, а это всегда чревато».

Алан собрался приказать рекруту задать ещё один вопрос, но заметил едва уловимое движение. Искатель сделал шаг вперёд и размозжил рекруту голову. Прежде чем остальная часть отряда успела отреагировать, все они были уничтожены. Каждый удар Предтечи пробивал силовую броню словно бумагу.

Алан не успел сообразить, что произошло, когда Искатель исчез с экрана. Он направлялся к базе гильдии «Чёрная роза». Сделав быстрые вычисления, Алан понял, что Искатель окажется там менее чем через десять минут.

«Это было не слишком дипломатично», – сказал Лямбда. «Похоже, придётся расчехлить основные орудия раньше времени. Я надеялся сделать грандиозную презентацию, изысканную и зрелищную, однако…»

«Покончим с этим», – сказал Алан.

«Приветствую, Алан», – произнёс голос у него в голове, очень похожий на голос Евы. Алан застыл на месте.

«Итак, наш новый ИскИн способен копировать основные функции другого ИИ, если в наличии имеются советующие данные», – сказал Лямбда. «Ему нужно было время, чтобы создать новую личность или набор способностей, и сейчас единственным искусственным интеллектом, о котором у меня есть достаточно сведений, является Ева. Я решил назвать нашего нового друга Доппелем».

У Алана в голове возникла тысяча вопросов, но он не успевал их задать. Вместо этого он проверил свой новый ИскИн. То, что ранее представляло собой болванку, теперь превратилось в сущность, пугающе похожую на Еву. Но это сходство было поверхностным. У Доппеля нет ни понимания, ни воли. Он всего лишь инструмент, и не более того.

«Что-то пошло не так», – сказал Алан.

«Ты же не ожидаешь, что частичная копия будет так же хороша, как оригинал», – проворчал Лямбда. «Если бы мне удалось осуществить полное сканирование Евы, я уверен, что Доппель мог бы работать с 90%-ной эффективностью».

«Но его работоспособность составляет всего 30% от скорости, с которой работала Ева», – сказал Алан.

«Приношу свои извинения. В будущем я постараюсь оптимизировать вычисления», – проговорил Доппель.

«Как бы то ни было, этим мы займёмся позже. Не забывай, что теперь нам угрожают не только десантные корабли хакслардов, но ещё и Искатель», – сказал Лямбда. «Я подключил Доппеля исключительно ради тестирования. Попробуй активировать Сверхсознание».

Алан протянул руку к этой новой сущности, названной Доппелем. Он ощущал себя достаточно свободно, чтобы не испытывать трудностей во время активации Сверхсознания. Мысли слились с искусственным разумом, однако его восприятие времени, судя по всему, сильно замедлилось. Алан осознавал реальность всего лишь вчетверо быстрее, чем обычно, – новому ИскИну далеко до способностей Евы.

«Прекрасно, твоя голова не взорвалась», – облегчённо вздохнул Лямбда.

«Постой, а что, была такая возможность?» – спросил Алан.

«Из-за массы ошибок в импланте Технолорда, которые Игра не смогла вовремя обнаружить, вероятность такого исхода составляет 0,03%…»

«Достаточно, Доппель, не нужно вдаваться в подробности», – оборвал его Лямбда. «Мы можем позаботиться об этом позже, но тебе понадобятся все имеющиеся в наличии средства, чтобы справиться с тем, что грядёт. Благодаря обновлённому импланту Технолорда затраты вычислительной энергии для большинства способностей значительно снижены. Ослабленное Сверхсознание Доппеля можно использовать в течение часа, потом ты начнёшь ощущать нагрузку».

«Отлично, теперь мне нужно остановить одного Предтечу», – мысленно произнёс Алан. Он закрыл глаза и попытался использовать свои возможности, собирая все доступные данные. Подробная информация об Искателе и его битвах была загружена из Академии на имплант Алана через сеть гильдии «Чёрная роза». Также начали поступать сведения от разведчиков, находящихся на поверхности и ведущих наблюдение за десантными кораблями хакслардов.

Цифры проносились в голове Алана, когда он рассчитывал вероятности с помощью Доппеля. Это отличалось от его взаимодействия с Евой. Теперь Алан сам руководил процессом. Он был тем, кто управляет симуляцией, нащупывая путь.

Всё началось с точки отсчёта – здесь и сейчас. Отсюда линия времени разветвляется и расширяется, каждый выбор и результат даёт бесконечное количество вероятностей. Единственная золотая линия имела большее значение, чем все остальные. Реальность.

Сумма всех вероятностей не имеет значения, если Алан не сможет вывести линию к нужной точке. Но как это сделать? Появилось слишком много скрытых вариантов, случайностей, которые могут не привести ни к чему хорошему.

Ветви разделились на бесконечные нити. Алан облегчил себе поиск, оборвав нити, которые вели в никуда.

Он установил, что хаксларды и Искатель очевидно будут сражаться друг с другом, но в течение короткого промежутка времени никому из них не удастся одержать победу. Алан мог бы сдаться в плен хакслардам и заставить Искателя биться с ними, чтобы добраться до него, но при таком развитии событий Алан гарантировано погибнет.

Алан мог попытаться собрать отряд и добыть силовую броню хакслардов, чтобы сразиться с Искателем и вовлечь его в битву с армией Хаксларда, но если главной целью Искателя было найти Алана, то его реакцию будет трудно спрогнозировать. Слишком многое зависело от случайностей, и Алан больше не хотел полагаться исключительно на удачу.

Моделирование ситуации предсказывало, что база гильдии «Чёрная роза» будет уничтожена, если хаксларды и Искатель объединятся и скоординируют свои усилия. Гильдия понесёт минимальные потери, если эти две силы покончат друг с другом, но не существовало надёжного способа достичь такого результата.

Алан запустил несколько симуляций отступления, результаты оказались катастрофическими. У Искателя и хакслардов есть преимущество в манёвренности. Гильдия в настоящее время находилась в хорошо укреплённом месте, покинуть его было бы самоубийством.

Следующим вариантом было попытаться противостоять и Искателю, и хакслардам. Гильдия «Чёрная роза» может одержать победу в таком сценарии, но это маловероятно. Хотя предполагалось, что им так или иначе придётся столкнуться с хакслардами и Искателем одновременно. Если эти силы будут разделены, то каждая из них столкнётся с мощью гильдии «Чёрная роза»…

В голове Алана появились едва различимые очертания, всё встало на свои места.

Алан вывел свой разделённый разум из Киберпространства, вместо этого сосредоточившись на перенастройке конфигурации базы, пока там ещё была энергия. Он приказал каждому члену гильдии заново настроить ловушки и распорядился, чтобы все рыцари держались рядом. Лямбда обрисовал план действий главным офицерам, снабдив их подробной информацией о противнике, с которым они предположительно столкнутся.

Шажок связался с Аланом по частному каналу.

– Почему ты решил уйти с поверхности? Нельзя допустить, чтобы хаксларды смогли укрепиться на плацдарме, – сказал Шажок.

– Они могут это сделать и наверняка сделают. У хакслардов есть превосходство в воздухе и космическом пространстве. Пришёл Искатель, и он хочет нас уничтожить, поэтому сначала мы должны разобраться с ним, – ответил Алан.

– Искатель? Но что мы ему сделали? – удивился Шажок.

– Спроси что-нибудь полегче. Меня назначили ответственным за базу, поверь, я с этим справлюсь. Ты должен позаботиться об Авроре, – сказал Алан.

– Хорошо, – буркнул Шажок, завершая вызов.

Некоторые из офицеров подвергли сомнению распоряжения Алана, но выполнили все его поручения, после того как Лямбда с ними переговорил. Алана не интересовало, что Лямбда им сказал, – он был занят наблюдением за передвижением Искателя.

Алан собрал свою экипировку, дважды проверив её работоспособность. Силовая броня полностью функционировала, улучшенный режим невидимости и усиленные щиты были готовы к активации. Лёгкий рельсотрон установлен, простые, тяжёлые снаряды и снаряды из духовной стали – заряжены. Глаза Алана засияли, механические сферы интенсивно переключились с одного спектра на другой.

Настало время играть, и Алан был готов побеждать.


***


Искатель вышел из Лабиринта Бездны и остановился перед металлическим люком. Сбоку экран вспыхнул и появился силуэт Алана.

– Гильдия «Чёрная роза» не сделала ничего такого, что могло бы оправдать твою агрессию, – сказал Алан.

– Сдавайся, и у них не будет причин для беспокойства, – произнёс Искатель.

– Думаешь, ты сможешь одолеть нас в одиночку? – спросил Алан.

– Мне не придётся уничтожать всю гильдию. Мне нужно только выкурить тебя из норы, в которой ты прячешься.

– Похоже, ты одержим жаждой личной мести, – сказал Алан. – Это из-за того, что ты проиграл Тирану? Не можешь смириться с тем, что человек тебя обыграл, не так ли?

– По крайней мере, судьба моей расы не зависит от того, насколько хорошо я прокачался в Игре, – ответил Искатель. – Твой родной мир – Земля – скоро будет захвачен Империей.

Алан замолчал.

«Не позволяй Искателю вывести себя из равновесия – мы должны заманить его в ловушку», – вмешался Лямбда.

– Что ты имеешь в виду? – спросил Алан.

– Ответы находятся где-то рядом, но безвольная пешка всё равно останется пешкой, независимо от того, насколько мощной она станет, – изрёк Искатель. – Сразись со мной. Если сможешь выстоять хоть минуту, я отвечу на твои вопросы, прежде чем забрать твой труп.

– К сожалению, я не обладаю врождённой силой – мне действительно пришлось её заслужить, – сказал Алан, оборвав соединение.

Искатель сорвал люк с петель, отбросив в сторону сотни килограммов металла. Образовался чёрный ход, с помощью которого можно было проникнуть на базу.

Тем не менее структура базы «Чёрной розы» подверглась серьёзным изменениям. Алан воспользовался возможностью настроить её конфигурацию. Вместо кубика Рубика весь комплекс теперь выглядел как перевёрнутая пирамида. Нижний этаж, некогда заполненный помещениями, теперь представлял собой открытое пространство.

Все щиты и металлические стены исчезнувших комнат были разобраны и размещены в самой верхней части перевёрнутой пирамиды – они должны сдержать натиск хакслардов. К сожалению, всё это сделало конструкцию базы гильдии менее ненадёжной – она едва держалась на настенных опорах и сохраняла равновесие при помощи магнетизма. Алан планировал задержать хакслардов, нападающих сверху, пока он будет сражаться с Искателем, атакующим снизу.

В воздухе висели две металлические колонны. Находившиеся внутри них генераторы издавали тихий электрический гул. По причине того, что структура базы гильдии «Чёрная роза» претерпела изменения, детали многих ключевых механизмов теперь оказались снаружи. Повсюду торчали провода, каркасы и металлические пластины. Всё это издавало мерный шум.

Шквал лазерного огня встретил Искателя, когда тот появился. С того места, где находился Предтеча, можно было разглядеть очертания всей базы «Чёрная роза», парящей в воздухе. Искатель отмахнулся от ударов, потеряв едва ли одну десятую своего здоровья.

Более медленные ракеты и плазменные снаряды вылетели из стволов, вмонтированных в перевёрнутую пирамиду. Искатель кружился по пустой площадке, уклоняясь от выстрелов.

Дым и пламя окутали Искателя. Укрыться было негде, повсюду только скала, в которой вырыта база гильдии «Чёрная роза».

Искатель повернулся, чтобы уйти обратно в туннель, когда из центра пирамиды раздался выстрел рельсотрона. Тяжёлый снаряд не попал в Искателя, но последовавший за этим взрыв снёс 0,4% его здоровья.

Предтеча улыбнулся, а затем прыгнул, бросившись к игроку, стрелявшему из рельсотрона, – к Алану. Эхо взрыва прокатилось по округе.

Наблюдая за битвой, разделённое сознание Алана взорвало нижние четыре этажа базы в тот самый момент, когда Искатель оторвался от земли. Нижняя часть перевёрнутой пирамиды оказалась сильно повреждена. Независимо от того, как быстро Предтеча опустится на землю, он не сможет изменить направление, находясь в воздухе.

Алан использовал отдачу рельсотрона, чтобы прыгнуть вверх – в глубь базы «Чёрная роза» – когда перезаряжал оружие. Двое рыцарей в громоздкой Силовой Броне Бегемота выпрыгнули из пирамиды, преградив Искателю путь.

Удар пробил доспех одного из рыцарей, демонстрируя массу разрывных снарядов, находящихся у него внутри. Оба рыцаря взорвались с эффектным грохотом и ослепительной вспышкой света. Искатель потерял 11% здоровья, в то время как стены пирамиды обрушились, остановив инерционное движение Искателя. Почти треть базы гильдии «Чёрная роза» рухнула на землю, в центре пещеры образовалась груда обломков.

Игла из духовной стали пронзила воздух, но Искатель вовремя откинул шею назад. Игла рассекла ему лоб, оставив отметину; из раны потекла тёмно-синяя кровь, которая мгновенна застывала. Искатель теперь нападал с воздуха, представляя собой открытую мишень, но Алан приказал всем остальным прекратить огонь.

Четыре рыцаря появились из углов комнаты на нижнем этаже – они были облачены в Улучшенную Силовую Броню Разведчика и использовали проекторы гильдии «Чёрная роза», чтобы оставаться невидимыми. Каждый нёс с собой ракетную установку.

Искатель все ещё висел в воздухе, когда рыцари выпустили ракеты, отбрасывая Искателя к верхним этажам базы. В тот же миг Алан дал сигнал атаковать Искателя сверху.

Атакуемый сверху и снизу, Искатель несколько секунд дёргался в воздухе словно тряпичная кукла. Его здоровье упало до 40%, и Предтеча испустил рёв разочарования, когда ему наконец удалось сбить пролетающий мимо снаряд, отлетев к стене комнаты.

Однако, когда Искателя отбросило от стены, рой плазменных стрел – управляемый разделённым сознанием Алана, но запущенный другим рыцарем – взорвался и заставил Искателя попасть в один из подвесных генераторов. Электрический гул в воздухе сменился мощным взрывом, Предтеча вспыхнул подобно миниатюрной сверхновой.

Вспышка света ослепила всех, кроме Алана. Он смог прицелиться, поскольку его кибернетический глазной имплант блокировал большую часть световых волн, позволяя ему видеть сквозь взрыв. Он нажал на спуск, и рельсотрон выпустил иглу из духовной стали. Снаряд, разгоняемый огромной силой, созданной электромагнитными рельсами, рассёк воздух, пролетев прямо через голову Искателя и убив его.

Перед глазами у Алана появились сообщения.


Получено +285 уровней!


+100 очков способностей за получение свыше 100 уровней за раз.


Алан облегчённо вздохнул. Да, он провёл не совсем честный бой, задержав Искателя в воздухе, не давая ему отреагировать, но Предтеч было просто одолеть. Большинство других его планов приведёт к ещё большему количеству смертей.

«Похоже, Искатель действовал сам по себе – наш рейтинг в Крестовом походе Хаксларда не поднялся», – сообщил Лямбда. «Хорошая новость – на нашем пути больше не должно возникнуть никаких мстительных Предтеч. Плохая новость – его убийство не будет нам засчитано».

Большинство членов гильдии, оказавшихся на нижних этажах, пережили падение, но несколько отрядов, находившихся на нижнем конце пирамиды, раздавило насмерть. Комната управления гильдии «Чёрная роза» была полуразрушена.

– Было ли всё это необходимо? Почему мы не эвакуировали нижние этажи? – спросил рыцарь у Алана.

– Искатель почуял бы ловушку за милю, если бы я так сделал. Это был один из многих вариантов того, как мог закончиться бой. Существовал небольшой шанс, что он проглотит наживку и зависнет в воздухе, – сказал Алан. – Нам просто повезло.

«Результаты могли быть и получше», – сказал Лямбда. «Мы потеряли двух рыцарей. Ты должен был проверить, стоило ли это таких жертв».

Алан спустился к павшему Предтече и собрал лут с его тела. Ему достался образец органического Предтечи, представляющий собой аморфный шарик из темной плоти, который был главным компонентом для многих имплантатов ранга S. Проблема заключалась в том, что Алан не знал никого, кто мог создавать такие биологические импланты, и понятия не имел, какие ещё элементы могут понадобиться для его создания. По крайней мере, этот предмет имел рыночную стоимость в сотни миллионов кредитов.

Сверху продолжали доноситься удары, напоминая Алану, что всё ещё существует угроза в виде хакслардов. С тихим вздохом Алан оглядел окружающие его развалины, пытаясь сообразить, как лучше настроить базу, чтобы справиться с наступающим врагом.

Глава 19

«Я уже говорил об этом, и я скажу ещё раз. Тебе нужно начать уделять больше внимания», — заявил Лямбда.

«Чему?» – спросил Алан. Он был занят реорганизацией отрядов и отдал приказ группе медиков устроить в пещере лазарет.

«У рыцарей есть имена, а у отрядов – история. У людей есть взаимоотношения. Это не юниты или роботы, которыми нужно управлять», – продолжал Лямбда. «Я стараюсь сгладить острые углы, но лидер — это нечто большее, чем надсмотрщик».

«Половина этих бойцов погибнет после первой атаки хакслардов, остальные умрут вскоре после этого. Я пытаюсь выстроить защиту. Будет лучше, если я потрачу своё время на то, чтобы найти способ спасти как можно больше жизней», — сказал Алан.

«А что будет после этой войны? Ты будешь разговаривать с четырьмя, возможно, пятью людьми, и лишь тогда, когда миссия потребует того, чтобы вы собрались вместе».

«Я могу получить любую личную информацию из базы данных», — сказал Алан. Он подошёл к временно установленному лифту, чтобы вернуться на базу.

«Дело не в боевой эффективности или данных. Общество зависит от крепких взаимоотношений, а те не возникают из воздуха», — произнёс Лямбда.

«На это не стоит тратить силы», — ответил Алан. «Люди уходят, они исчезают. Я буду разговаривать с теми, кто, как я думаю, продержатся дольше, а это действительно важно, например, с Авророй и Шажком, но с остальными я не буду возиться, если они не сделают ничего примечательного».

«Общение с людьми – это словно круги по воде. Разговоры в данный момент могут иметь значение, приносить мгновенную радость или иметь далеко идущие последствия. Быть асоциальным вредно, это может сказаться на твоих возможностях в будущем. Не все используют математический расчёт, чтобы определить чью-то лояльность и пользу», — сказал Лямбда.

«Может, зря не используют. Возможно, было бы лучше, если б люди больше заботились о практических вещах», – ответил Алан.

«Я понимаю. Тебе нравится Игра и ты хочешь выиграть. Но в жизни есть нечто большее, чем игры. Быть может, все мы – лишь мгновенные вспышки во времени, и всё, что имеет значение, это те, к кому мы прикоснёмся на своём пути».

«Нет, черт возьми», – сказал Алан. «У меня есть время. И я здесь, чтобы победить».

«Параметры подтверждены», — вклинился Доппель. «К чёрту межличностные отношения. Цель — выиграть игру».

Алан засмеялся.

«Видишь? Даже Доппель это понимает».

«Если это действительно то, чего ты хочешь, тогда я пока что займусь коммуникациями рейда», – ответил Лямбда.

«Спасибо, Лямбда. Не то чтобы пытался оградиться от мира, только от его части. Сейчас есть дела поважнее».

«Всегда есть дела поважнее. Будем надеяться, что ты не погрязнешь в них окончательно», -- сказал Лямбда. «Я приду к тебе на помощь, когда ты будешь во мне нуждаться, но чем больше у тебя появится друзей, тем лучше».

«Это не всегда так. Бывает, друзья оставляют в душе пустоту, которую нечем заполнить», – проговорил Алан. «Ладно, хватит болтать. Дважды проверь приказы, отданные мною отряду, затем проконтролируй связь и устраняй любые потенциальные проблемы».

«Да, хозяин», – ответил Лямбда.

Алан пожал плечами. Лямбда справится с этим. Может быть, он сейчас сердится, и, возможно, они продолжат этот разговор, когда над ними не будет висеть угроза в виде армии инопланетян, одержимых жаждой уничтожения. Существуют более важные вещи, чем разговоры о чувствах.

Алан отправился в логово Фантома. Оно находилось на четвёртом этаже, прямо над хранилищем.

«Почему мы опять туда идём?» – спросил Лямбда.

«Я хочу проверить Доппеля, просто ради нашей безопасности», – ответил Алан. Доппель и Лямбда отключились, как только он вошёл.

Металлический шлем, который Фантом использовал, чтобы определить статус Евы, лежал на столе рядом с серебряной капсулой. Когда Алан впервые применил шлем, уровень повреждений Евы составлял 17%, но в тот момент она не планировала предавать Алана. Интересно, что показало бы это устройство, если бы он воспользовался им совсем недавно?

Улучшенная Фабрика находилась там же, где Алан видел её в последний раз, – возле противоположной стены. Алан принёс с собой рюкзак со снаряжением павших бойцов, которое можно было расплавить и превратить в улучшенное оружие для нескольких новобранцев. Он не мог модифицировать предметы более высокого ранга, к тому же здесь есть профессионалы, также выполняющие подобную работу, но могла пригодиться любая мелочь.

Алан не помнил, чтобы в центре комнаты зияла дыра, обнажившая сверкающую металлическую поверхность под потолком. Видимо, здесь случился взрыв, вызванный лазером «Гелиоса».

«Почему ни один из отрядов ничего не сообщил и где камеры?» – подумал Алан. Он посмотрел вверх, пытаясь использовать свой бионический имплант для сканирования. Твёрдая скала и металл окружали дыру, ему показалось, что он заметил слабое свечение наверху. Видимо, в пролом попали обломки рухнувшей главной крепости, но при беглом осмотре картинка была нечёткой.

Просто чудо, что хаксларды не обнаружили этот проход в глубины базы «Чёрная роза». Что бы ни блокировало механические импланты Алана в этом месте, оно, похоже, также блокировало датчики сканирования. Пока хаксларды занимались тем, что пытались пробиться сквозь толстое основание перевёрнутой пирамиды, дыра здесь уже была.

Нужно ли Алану отправить сюда отряд или это секрет, который он должен оставить при себе?

Алан прошёлся по комнате. Угольно-чёрные полосы покрывали землю, но взрыв что-то нейтрализовало. Большая часть энергии, похоже, была израсходована на поверхности, но оставалось ещё достаточно для того, чтобы пройти сквозь четыре этажа. Возле металла под полом мог обнаружиться активный энергетический фон.

Центральное хранилище находилось в нескольких метрах. Мощный выстрел из рельсотрона мог открыть в одно мгновение. Возможно, «Гелиос» специально целился в хранилище? Если да, то почему?

Алан вошёл в капсулу и вложил все доступные очки в выносливость и ловкость. Выгода, может, и небольшая, но каждая лишняя единица пригодится, это поможет ему выжить.

Надев шлем и активировав сканер, Алан задумался. Всё стало намного сложнее, без импланта Технолорда его мысли путались. Спустя минуту появилось окно с характеристиками Доппеля.



Похоже, всё в полном порядке.

Окно характеристик Лямбды по-прежнему оставалось бесполезным. Теперь главной целью Лямбды было «Найти для Алана лучшего друга или подругу», уровень его повреждения всё ещё оставался под вопросом, а уровень его базы данных был ниже 22%.

Затем Алан воспользовался Улучшенной Фабрикой, чтобы изготовить нечто, напоминающее футуристический быстросохнущий бетон. Закрыв отверстие в потолке полученной смесью, Алан вышел из комнаты, убедившись, что её защита включена. Он не собирался проникать в центральное хранилище без своих имплантатов или ИскИнов. Алан подумает об этом в следящий раз, когда у него в голове прояснится и он станет больше понимать.

«Ты всё ещё мне не доверяешь?» – спросил Лямбда, когда Алан вернулся. Действие устройства, блокирующего ИИ, прекратилось возле входа в логово Фантома.

«Просто хотел убедиться, что с новым ИскИном всё в порядке. Доппель, ты прошёл успешно проверку. Хорошая работа», – сказал Алан.

«Самодиагностика могла бы обеспечить те же результаты, но с большей эффективностью», – ответил Доппель.

«Проверьте то, что я обнаружил внутри. Думаете, нам нужно взломать эту штуку?» – сказал Алан. Лямбда и Доппель просмотрели запись, которую он спроецировал.

«Ты всё сделал правильно», – произнёс Лямбда. «У нас недостаточно информации. Давай сосредоточимся на защите от хакслардов. Они собираются атаковать три локации».

«Это будет весело», – сказал Алан.


***


Отряд хакслардов ворвался в напоминающее склад помещение на третьем этаже. Два солдата в синих масках и вооружённые автоматами захватили точку, убедившись, что комната пуста, прежде чем отправиться к дверям.

Принёсший портативный сканер техник убедился в том, что в комнате нет мин-ловушек. Как только они поняли, что всё чисто, высадились двое хакслардов в зелёных масках с большой лазерной дрелью. Они направили устройство в пол, но ничего не произошло. Казалось, дрель сама по себе отключилась.

Появились алые лезвия, пронзившие спрятавшегося хаксларда, облачённого в серый доспех.

А затем появился Алан, грозная фигура в чёрной силовой броне. Его окутывало полупрозрачное голубое энергетическое поле, мощная защита, видимая невооружённым глазом. Висевший за спиной у Алана рельсторон напоминал огромный меч в ножнах.

Двое солдат у двери направили на него оружие, но выстрелить не успели. Алан в одно мгновение оказался возле них, сдвоенные клинки взметнулись вперёд. Два точных удара оборвали жизни хакслардов.

Обнаружив, что их оружие не способно нанести существенный урон превосходной броне Алана, техники отступили. Алан небрежно метнул в них гранату, покончив с ними. За все эти усилия Алан получил один уровень.

«Ликвидированы ещё две десантные группы», – объявил Лямбда. «Наши сенсоры зафиксировали шесть новых точек прорыва, там вот-вот появятся враги. Рыцари о них позаботятся».

Алан кивнул и начал подниматься через сделанную хакслардами пробоину. Он активировал улучшенный режим скрытности для своей силовой брони. Постоянный поток данных устремился в мозг. До сих пор они несли минимальные потери, несколько удачно расположенных мин уничтожали то, что Лямбда назвал прорывными отрядами Хаксларда.

Несколько сотен хакслардов высадились на поверхность, установив на развалинах крепости временные щиты и лазерные башни. Щиты были расставлены таким образом, чтобы сдержать любую контратаку из одного из вырытых туннелей. Алан оказался в ловушке внутри одного из таких щитов. Два новых отряда готовились спуститься в дыру, из которой он только что вылез.

Десантные корабли пролетали выше, переправляя оборудование и бойцов Хаксларда с крупных космических кораблей, оставшихся на орбите. Небо усеяли яркие вспышки света, тучи радужных огней и светло-оранжевые сполохи виднелись повсюду. Это был полный хаос, в котором невозможно отличить друга от врага.

Ткач маячил в отдалении. Каждые несколько секунд как по часам появлялся новый рой кораблей. На корпусе космической станции появилось несколько чёрных шрамов, но десятки дронов активно устраняли повреждения.

Оказавшийся поблизости отряд хакслардов бросил в яму гранату. Дождавшись взрыва, инопланетяне проникли на базу гильдии «Чёрная роза». Лямбда приказал двум рыцарям позаботиться о них.

Считывая информацию, Алан огляделся, активировав бионический глаз. Шесть Алых Стражей управляли десантными кораблями и командовали сражением. Тёмно-алые силовые доспехи и кроваво-красные маски делали их легко заметными. Каждый из них обладал уникальным оружием и мог сравняться в силе с любым рыцарем.

Продолжив осмотр, Алан отметил, что ещё трое хакслардов излучали энергию схожего типа. Двое притворялись обычными солдатами в синих масках, а третий был в зелёной маске техника. Никто из них ещё не проник на базу, но Алан сказал Лямбде сделать специальную пометку и предупредить рыцарей об этих потенциальных волках в овечьей шкуре.

Никаких суперхакслардов он не заметил. Алан никогда не знал, в чём именно отличие между высшим эшелоном и низшим классом, и есть ли среди них Алые Стражи. Лямбда предположил, что суперхаксларды пока находятся на космических кораблях, и спустятся только в случае крайней необходимости.

На данный момент у гильдии «Чёрная роза» было преимущество, она превосходила вторгшихся врагов благодаря экипировке, уровнями и численности. Способность точно определять, где сгруппировались противники, позволяла Лямбде оптимально распределять силы и уничтожать отдельные десантные группы, зажав их в тиски. В нескольких узких проходах хакслардам негде было развернуться. По всей базе начались перестрелки, в которых гильдия «Чёрная роза» всегда одерживала победу.

Спустя несколько минут хаксларды успешно бурили новые ходы при помощи взрывчатки и даже орбитальных ударов с космических кораблей. Ход сражения начал меняться. Всё больше и больше хакслардов проникали на базу, боевые действия стали хаотичными, благодаря численному преимуществу хакслардам удалось закрепиться на позициях.

Подкрепление хакслардов продолжало прибывать. Знакомый десантный корабль начал спускаться. «Титан» был внесён в список наступающего флота Хаксларда или нет?

«Сконцентрируйся. Нам скоро придётся отступать на четвёртый этаж. Нельзя допустить, чтобы нас застали врасплох на поверхности», – сказал Лямбда.

«Давай оставим им что-нибудь, чтобы они хорошенько меня запомнили», – произнёс Алан.

Приготовив свой рельсторон, настроенный для стрельбы тяжёлыми снарядами, Алан прижался к земле. Рельсотрон сам выдвинулся, едва помещаясь внутри поля невидимости, которое окружало Алана. Алан взломал генератор щита неподалёку, готовясь выключить его, когда будет готов. Тщательно прицелившись, он произвёл выстрел.

Щит, окружавший Алана, замерцал, образовавшими на миг зазор позволил тяжёлому снаряду проскользнуть, устремившись в сторону корабля.

Не пожалев времени, чтобы проследить за своим выстрелом, Алан спрыгнул обратно, возвращаясь на базу. Превосходно дисциплинированные солдаты среагировали моментально, сделав несколько выстрелов по Алану, но смогли нанести всего лишь 300 повреждений его щитам, прежде чем Алан принял ответные меры, устранив угрозу. У него осталось ещё 2000 единиц энергии.

К сожалению, Алан не получил уведомления об уничтожении корабля. Либо что-то остановило его атаку, либо корабль обладал более мощной защитой.

«Граната», – предупредил Доппель.

Алан метнулся к выходу из комнаты. Гексагональный энергетический щит вспыхнул в том самом месте, где должна была сильнее всего ощущаться сила взрыва. Раздался грохот, Алана выбросило из комнаты, запас его энергии снизился до 250.

Вбежав в коридор, Алан рассчитал самый быстрый маршрут до нижних этажей. Похоже, он разворошил осиное гнездо, так как сенсоры сообщали о массе хакслардов, атакующих базу. Судя по числу, которое сейчас уменьшалось, хаксларды, похоже отправили всех, кто был в наличии.

«17 рыцарей, 127 лейтенантов и 605 рекрутов всё ещё живы. Перед нами около 1100 хакслардов и 9 Алых Стражей. Если план удастся, я уверен, что мы сможем выстоять», – проговорил Лямбда.

«Меня беспокоит предстоящая битва», – сказал Алан. «Слышно что-нибудь от Шажка?»

«Ничего», – ответил Лямбда.

На складе послушались удары. Алан быстро проверил энергетические сигнатуры и получил подтверждение: теперь их преследует отряд из шести Алых Стражей.

Активировав улучшенный стелс-режим, Алан глубоко вздохнул. Учитывая, сколько энергии у него осталось, любой урон может быть смертельным. К сожалению, Алые Стражи двигались быстрее, чем он. Его преимущество заключалось в том, что могут знать, в какую сторону он пойдёт, и, возможно, их задержат или уничтожат расставленные ловушки.

«Подкрепление на подходе, они их задержат», – сказал Лямбда

Алан подтвердил расчёты Лямбды: вероятность того, что он погибнет здесь, оставшись без чьей-нибудь поддержки, была слишком высока. Его товарищи по гильдии отправили отряд, чтобы ему помочь.

Две секунды спустя огромный столб пламени охватил коридор, в котором стоял Алан. Жар и пламя появились в результате взрыва нескольких мин, установленных заранее. Алые Стражи шли сквозь огонь будто не замечая его.

Доппель пытался поддерживать в активном состоянии поле невидимости Силовой брони разведчика, но это оказалось слишком непростой задачей. Алана выдавало отсутствие тепла в том месте, где он стоял, в двадцати футах от склада. Хаксларды погнались за ним.

Лазерные лучи едва не задели Алана, когда он свернул в сторону, не обращая внимания на отряд товарищей по гильдии, которые спешили ему на подмогу. Им было чем заняться. Военные всегда готовы к неизбежным жертвам. Солдаты сражались. Солдаты погибали. В противном случае они бы не были солдатами.

Лазеры Алых Стражей пронзили отряд и возглавлявшего его лейтенанта, тем самым купив Алану время, необходимое для того, чтобы войти в широкий изогнутый проход, ведущий на четвёртый этаж.

Четвёртый этаж был устроен иначе, чем другие. Лабиринт коридоров и скрытые ловушки исчезли. Вместо этого здесь было открытое пространство и четыре хорошо укреплённых бункера, расположенных перед входами. Каждый бункер мог обеспечить надёжное прикрытие для трёх других.

Помимо бункеров центральную часть занимала массивная металлическая колонна. Алан знал, что мощный удар по ней может серьёзно нарушить структуру этажа, но теперь уже слишком поздно изменять конфигурацию базы. Мало того что большую часть своей энергии она израсходовала, ещё и оба генератора были уничтожены. Гильдия не могла позволить себе потерять этот этаж.

Алан подошёл к ближайшему бункеру, стараясь ступать осторожно. Бункер был около двух метров высотой, но его скрытая нижняя часть располагалась на пятом этаже. Внутри находилось несколько лазерных турелей, солдаты гильдии и четыре рыцаря с тяжёлым вооружением. Все орудия направлены на вход, из которого только что вышел Алан.

Алый Страж высунулся из-за угла и был немедленно встречен мощным шквалом огня, более чем смертоносным. Никто из Стражей больше не решился выглянуть.

Алан присоединился к своим товарищам по гильдии в бункере, установив свой лёгкий рельсотрон таким образом, чтобы он был направлен вверх.

В отличие от Искателя, хаксларды не были настолько высокомерны, чтобы игнорировать датчики и камеры, мимо которых они проходили. Постепенно поток информации прекратился, и тогда Лямбда приказал оставшимся бойцам отступать на четвёртый этаж.

«Почти пора», – объявил Лямбда.

«Можем ли мы быть уверены, что конструкция выдержит вес?» – спросил Алан.

«Подтверждаю. Снос нижних этажей уменьшил напряжение, и дополнительные опорные балки на своих местах», – сказал Доппель.

«Все отряды предупреждены и готовы», – сообщил Лямбда.

Алан мысленно нажал на кнопку, и раздалась серия взрывов. На этот раз пол ушёл у хакслардов из-под ног. Когда обрушился третий этаж, враги посыпались сверху.

Активировав кибернетическое зрение, Алан обнаружил троих хакслардов, которых не заметил ранее. Он прицелился из рельсотрона.

Один. Выстрел в голову, добивание в воздухе.

Второй. Выстрел в голову, убит во время приземления.

Третий. Выстрел в голову, дезориентирован и устранён.

Все они погибли, прежде чем смогли использовать какие-либо способности или артефакты. Инстакилл, мгновенное убийство противника, – Алану это нравилось.

Обычным солдатам хакслардов тоже не повезло, они не могли прицелиться или сориентироваться, падая сверху. Лазеры, ракеты и гранаты ликвидировали их целыми группами.

Обломки упали на минное поле. Взрывы сотрясли место сражения, а хаксларды понесли ещё больше потерь. Пытаясь перегруппироваться, Алые Стражи, преследовавшие Алана, указывали туда, где он находился, крича выжившим, чтобы те сообща оказали сопротивление.

Два Алых Стража с огромными металлическими щитами, окутанными красной энергией, пытались отразить огонь из бластеров. Взорванные дистанционно мины вокруг бункера, которые Алан активировал вручную, положили этому конец.

Алых Стражей подбросило в воздух, они попали под непрерывный обстрел.

Один из Стражей приземлился рядом с бункером. Каким-то чудом им удалось подняться, их доспехи и тела были сильно повреждены. Они успели бросить ярко-красную гранату в сторону отряда гильдии, прежде чем снайпер, стрелявший через всё поле битвы, убил их.

Не раздумывая, рыцарь в тяжёлой силовой броне упал на гранату, в то время как другой с силой оттолкнул Алана назад. Когда Алан врезался в стену, на ней образовалась большая трещина. Вспышка света, а затем пламя накрыло Алана.

Энергия щита была исчерпана, Алан получил много урона. Когда он потерял сознание, его тело обуял огонь.


***


Алан проснулся в лазарете, который устроили в пещере. Почти все его раны были вылечены. Благодаря рыцарю, прыгнувшему на гранату, Алан выжил, получив лишь серьёзные ожоги.

Появились сообщения.


Получено +147 уровней!


+100 очков способностей за получение свыше 100 уровней за раз.


+9450 очков выживания.


Лямбда показал кадры видеосъёмки прошедшего боя. Остальные силы хакслардов были разбиты после того, как Алан потерял сознание. Оставшись без руководства и подкрепления, они утратили боевой дух и уже не могли оказать серьёзное сопротивление.

Теперь Алан был 1555-го уровня. В гильдии «Чёрная роза» осталось 416 человек: 13 рыцарей, 85 лейтенантов и 318 рекрутов. На каждого убитого приходилось больше трёх уничтоженных хакслардов, но повторить это им уже не удастся.

Хаксларды пока не отправили следующую орду, но это был лишь вопрос времени, когда они соберут войско для второго штурма. И дважды их не получится обмануть, использовав ту же тактику. Кроме того, третьего этажа больше не существовало.

Тем временем космические корабли Хаксларда постоянно бомбардировали базу «Чёрная роза» сверху. По расчётам Алана и Доппеля, база скоро рухнет – целостность конструкции слишком сильно пострадала из-за повторного самоуничтожения этажей и первоначальной атаки «Гелиоса».

Силовая броня, разработанная Фантомом, не пережила битву. У Алана не было возможности её отремонтировать, и вместо этого ему пришлось облачиться в Улучшенный Доспех Разведчика Вернувшихся, оставив свой рельсотрон и заменив его мощной лазерной снайперской винтовкой. Тёмно-красные клинки всё ещё были в рабочем состоянии.

Шажок стоял рядом с кроватью, нависая над лежащей без сознания Авророй. Она была подключена к нескольким машинам, перекачивающим кровь в её тело.

– Жаль, что я не присоединился к битве, но моя главная задача – обеспечивать её безопасность. Но ты и сам отлично справился, – сказал Шажок не поднимая глаз. Его рука покоилась на руке Авроры.

– С ней всё будет в порядке? – спросил Алан.

– Медицинская кома, по крайней мере ещё на один день, – ответил Шажок.

Алан помолчал, перебирая в уме варианты.

– Ну, – медленно произнёс Алан, – я думаю, пришло время выяснить, что находится внутри того хранилища, как считаешь?

Глава 20

В результате прошедшей битвы и после уничтожения Авророй вражеского корабля ситуация в гильдии «Чёрная роза» улучшилась. Никого из членов гильдии не удалят, в отличие от каждого второго персонажа в Игре. Любой, кто окажется среди 10% вжививших после окончания крестового похода, сможет получить помощь в виде очков выживания, заработанных товарищами по гильдии. С этого момента бонусом будет считаться всё.

Совет гильдии «Чёрная роза» наверняка отсутствовал в списке лидеров. Либо они всё ещё собирались сделать ход, либо что-то пошло совсем не так. Алан надеялся на первое, но подозревал второе, поскольку Искатель вышел из Лабиринта Бездны в том самом месте, откуда они должны были появиться.

Шажок и Алан были доставлены на базу. Они добрались до туннеля возле зала заседаний Совета. Шажку казалось, что минула целая вечность, пока Алан проверял расставленные у входа ловушки, стараясь не угодить в одну из них.

Залы были пустынны, большинство гильдийцев находились либо в бункерах на четвёртом этаже, либо в лазарете на первом, готовясь к возможному отступлению в Лабиринт Бездны. Отряд разведчиков во главе с двумя рыцарями был отправлен в подземелье с целью выяснить, свободен ли путь.

— Уверен, что хочешь это сделать? – спросил Шажок.

– Мы потеряем базу, это неизбежно. Другой вопрос, удастся ли нам хоть что-то спасти, – произнёс Алан. — Если мы не заберём то, что находится внутри, это достанется хакслардам.

— Интересно, что там в этом хранилище, — сказал Шажок. — А что, если это платиновые метки? Деньги нам не помогут, если мы не сможем конвертировать их в очки способностей для всех.

— Будем решать проблемы по мере их поступления, – произнёс Алан, когда они наконец добрались до зала заседаний Совета. — Первое, что нам нужно сделать, это уничтожить ядро базы данных и несколько серверов. Это отключит программы защиты и позволит мне взломать систему управления хранилищем.

Они нашли подходящий сервер – серую металлическую коробку, которая находилась под сплошной металлической панелью на полу. Алан посмотрел на Шажка.

– Что? – спросил тот.

— Уничтожь коробку, — сказал Алан.

– Не я это предложил, -- заметил Шажок, отступив назад.

– Мы ударим вместе, чтобы разделить ответственность за содеянное, – сказал Алан, обнажив алый клинок.

Шажок медленно подошёл, доставая свой меч. Это было новое оружие, лезвие пульсировало зеленоватой энергией.

«Предполагаемый урон: 4000–5000. Возможные способности: меч может телепортироваться вперёд и назад так же, как и его владелец», – сообщил Доппель.

– На счёт «три», – сказал Алан. – Раз, два…

Воздух просвистел, и корпус сервера треснул, после чего раздалось несколько щелчков, это свидетельствовало о том, что механические замки отключились.

– Назови мне хотя бы одну достаточно вескую причину, по которой я не должен убить вас обоих, – проговорил Энигма, спускаясь по трапу, ведущему в центральное хранилище. Его сопровождали Фантом и Эс.

Алан проверил каждого из них. Он не обнаружил ничего необычного, кроме следов радиации в хранилище.

«Какого чёрта», – удивился Алан.

«Теперь я могу прочитать выражение на лице у Фантома. Похоже, он так же удивлён, увидев нас, как и мы, увидев его», – сказал Лямбда.

Опробовав свои новые разработки, Алан прокрутил собственные воспоминания вместе с Доппелем, активировав Сверхсознание. Он увидел, как Фантом и Энигма входили в Лабиринт Бездны, они никак не могли вернуться в хранилище без его ведома. По-видимому, они с самого начала находились внутри.

«Знаешь что? Бьюсь об заклад, Энигма и Фантом – это два разных игрока, каждого из которых подменяет андроид», – мысленно произнёс Алан. «Всё это время я думал, что готовлюсь стать оруженосцем Фантома, но отдававший мне приказы Фантом – это мираж. На самом деле большую часть времени я общался с Энигмой, а тот управлял андроидом, изображавшим Фантома».

«Ты с ума сошёл. Будь Фантом роботом, мы бы это заметили. Твой кибернетический глаз…» – Лямбда прервался на полуслове.

«Мой кибернетический глазной имплант установил Фантом, и, как мы знаем, у него есть по крайней мере один дефект, который я не могу устранить», – ответил Алан. «Проще простого было выдать нам неверные данные, когда я сканировал Фантома, Энигму или даже одного из Специалистов. Никто не знает, какую ещё ложную информацию нам могли подсунуть».

«Фантом – известный изобретатель, инженер», – продолжал Алан. «Легенда выглядит правдоподобно, потому что это правда. Настоящим Фантомом был странноватый, вечно пьяный человек, любитель приколов и розыгрышей, и только позже я обратил на себя внимание Энигмы. Это говорит о том, что Энигма – тот, кто всем заправляет. Может быть, они действуют сообща».

«Это всё ещё не объясняет присутствие Эс», – заметил Лямбда.

«Требуется больше информации», – согласился Доппель.

«Да, что-то в твоей теории не складывается», – добавил Лямбда.

«Хорошо, возможно, Энигма не игрок, но тем не менее происходит что-то странное», – не сдавался Алан.

«На самом деле нужно просто прояснить ситуацию», – сказал Лямбда. «То, что Энигма может быть игроком, звучит как бред. Но мысль, что существует множество копий андроида, может оказаться правильной. Возможно, Фантом сотрудничает с Пустотой, и они создали роботизированные версии Фантома, Энигмы и Пустоты. Это многое объясняет, особенно если Пустота способен превращаться в любого из троих».

«Предупреждение, враги готовятся открыть огонь», – сообщил Доппель.

Алан посмотрел на Эс, быстро спрятав оружие.

– Не стреляй! Тебе понадобится наша помощь, чтобы покинуть Керсат и вернуться в Империю.

– Нет, мы сейчас там, где должны быть, – произнёс Эс. Он посмотрел на Энигму. – Пока контракт не будет расторгнут, мы останемся здесь.

– Энигма, что происходит, почему ты здесь? Хаксларды собираются уничтожить эту базу. Мы должны успеть забрать то, что находится в хранилище, – сказал Шажок.

Алан внимательно посмотрел на Шажка, затем на Эс. Может ли Эс быть андроидом? Нет, похоже, у него паранойя. Вряд ли такое возможно. Если Фантом занимается программированием андроидов или ИскИнов, то это должны быть глупые ИскИны. Лямбда не мог прочитать выражение на их лицах потому, что им не хватало изощрённости, чтобы показать реалистичные эмоции. А Эс и Шажок находились в двух разных местах, выполняя несколько сложных задач одновременно, так что они не могли быть одним и тем же игроком.

«Андроиды не могут быть зачислены в Академию, а также проявлять расовые или псионические способности», – напомнил Доппель. Это была полезная информация – в противном случае любой, с кем Алан стакивался, мог бы оказаться андроидом.

– Мы ждём возвращения остальных, – сказал Энигма. – У гильдии есть планы, о которых вы пока ещё не в курсе. Возвращаетесь на свой пост и больше не мешайте нам.

– По всей вероятности, Совет потерпел неудачу. Искатель вышел из Лабиринта Бездны и напал на нас, – сказал Алан. – Кстати, моя силовая броня нуждается в ремонте. Ещё раз спасибо за обновление глазного имплантата, Фантом. Он немного барахлит, поэтому я думаю, нам нужно кое-что обсудить.

– Обновление? Да, если с этим возникли проблемы, мы должны поговорить. Неси свою сломанную броню ко мне в мастерскую, – сказал Фантом.

– Действительно ли это хорошая идея? Учитывая последние события… – начал Эс.

– Учитывая последние события, если Совет проиграет, нам придётся рассматривать любые другие варианты. В нашем контракте указаны непредвиденные обстоятельства, которые будут обсуждаться, – ответил ему Энигма. – Алан, возьми свою повреждённую броню и отнеси в логово Фантома. Шажок, оставайся здесь и охраняй это помещение. Дальнейшее неповиновение будет покарано.

– Есть, сэр, – сказал Шажок.

– Отлично, – сказал Алан.

Энигма, Фантом и Эс поднялись обратно по трапу, ведущему в центральное хранилище. Вход закрылся за ними, щиты снова включились.

«Доппель, то излучение, исходящее из комнаты, ты можешь его идентифицировать?» – спросил Алан.

«Похоже, это из-за радиоактивных материалов, обычно встречающихся в ядерных устройствах», – ответил Доппель.

«Ядерные боеголовки. Гильдия "Чёрная роза" хранит ядерное оружие в своём хранилище», – догадался Алан.

«Это весьма вероятно, а также там находятся другие неопознанные объекты», – подтвердил Доппель.

– Ты понял, что сейчас произошло? – спросил Шажок.

– Нет, но я собираюсь это выяснить, – ответил Алан.


***


Когда Алан вошёл в логово Фантома в его голове роилось не меньше дюжины вопросов. Отключавшее ИскИнов и его импланты поле всё ещё работало, но перед тем, как войти, он перебрал в уме множество вариантов.

Необходимость дезориентировать Алана, попытаться вывести его из игры, казалась ещё более очевидной во время разговора с Фантомом. Лямбда также подозревал, что Алану хотят помешать сделать то, чего ему делать не следует, например, перенастроить свой бионический глазной имплант.

Сбросив в кучу сломанную силовую броню, Алан взглянул на Фантома, который был занят ремонтом дыры в полу. На потолке красовалась новенькая бесшовная заплата. Наверно, есть какой-то секретный проход, соединяющий хранилище с этой комнатой, или же Фантом знал способ, как самостоятельно телепортироваться.

– Хорошо, что вы обратили моё внимание на эту дыру, Алан, её нужно залатать, – сказал Фантом.

– Я пришёл сюда не для того, чтобы это обсудить, – произнёс Алан.

– Нет, не за этим, – согласился Фантом. Он отложил сварочный аппарат и вытер пот со лба. – Знаешь, к какой организации присоединится гильдия «Чёрная роза» после всего этого?

Алан попытался вспомнить, замечал ли он раньше пот у Фантома. Насколько он помнил, ни разу, но все всегда носили силовую броню, так что ничего утверждать было нельзя.

– Нет, не знаю, – ответил Алан.

– К Империи. В имперских королевствах такая же иерархия среди граждан, как в гильдии «Чёрная роза» – рыцари соответствуют гражданам ранга D. Выше них – рыцари-командиры, генералы и лидеры гильдии, которых Империя, вероятно, назвала бы маршалами.

– Но прежде все они стали бы Имперскими губернаторами. Гражданами ранга S, управляющими планетами. Существует тенденция, что они должны родиться в том мире, которым правят, – продолжал Фантом. – Среди военных аналогом губернатора считается адмирал. Должности в Империи выдаются за определённые заслуги, есть много ролей – начиная от военных и кончая государственными служащими и исследователями.

– Наверное, среди этих должностей есть и шпионы, – сказал Алан. – Из новостей, которые я смотрел по глобальной сети, Империя не слишком успешно противостоит Кузнецу. Она может потерять значительную часть своего населения в этом Акте Истребления. Я не понимаю, почему ты пытаешься меня убедить, что Империя – прекрасное место. Там все подчиняются Императору – в этом суть Империи.

Фантом повернулся, опустив глаза в пол.

– Императоры не живут вечно. Возможности можно найти там, где меньше всего ожидаешь.

– О чём ты говоришь? – спросил Алан. Он прищурился. – Ты Фантом или Пустота?

– Просто сложил дважды два, не так ли? Это заняло у тебя достаточно много времени, – произнёс Фантом. Он подошёл к контейнеру в стене и открыл его, вытаскивая бутылку пива. На этикетке было написано «Пивоварня Хаксрарда». Фантом откупорил бутылку. – Господи, как же утомительно изображать из себя крутого разведчика. Когда Эс дышал мне в спину, у меня не было ни секунды покоя. Молодые люди всегда ожидают, что их начальство будет строго придерживаться формальностей. Сядь, расслабься и наслаждайся жизнью.

– Не могу понять, пытаешься ли ты сейчас меня обмануть, – сказал Алан.

Фантом улыбнулся и сделал глоток пива.

– И в этом вся прелесть. Всегда есть некоторая неопределённость. Странности никогда не объясняются и остаются непонятыми. Хочешь пива?

– Нет, я здесь не для того, чтобы пить, – сказал Алан. – Мне нужны ответы на вопросы.

– О, эта настырность, эта непосредственность. Если есть нечто, чем я в тебе восхищаюсь, Алан, так это твоё стремление обрести силу, – сказал Фантом. – Но и для меня это тоже не пустой звук. Только в моём случае имеет место упрямство и бунтарский дух. Если ты один раз предал свою родину ради силы, что помешает тебе сделать это снова?

Алан указал на свой глаз. – У тебя есть возможность наблюдать за каждым моим движением и убить меня, когда пожелаешь. Разве этого недостаточно?

– Нет. Мы оба знаем, что, как только тебе удастся взломать или заменить имплант, любая сделка или соглашение потеряет всякий смысл, – произнёс Фантом.

– В таком случае мы зашли в тупик, – сказал Алан.

Фантом начал разглядывать повреждённую силовую броню Алана. – Думаю, да. Если только…

– Что? – прищурился Алан.

– Если ты предоставишь мне информацию или доказательства, что приведёт к твоему бану в Игре, когда тебя разоблачат, – сказал Фантом. – Ходят слухи, ИскИн, освобождённый из Академии, появился в результате того, что Игра взломала саму себя. Демонстрация, видеозапись, помогла бы завоевать моё доверие.

– Это безумие. Если бы у меня была такая способность и я бы её продемонстрировал, мне пришлось бы вечно служить Империи. Я должен делать всё, что ты мне скажешь, – ответил Алан.

– Как ты думаешь, Империя держится благодаря солнцу и радуге? – спросил Фантом. – Каждый из её слуг либо доказал, что он абсолютно лоялен, либо подвергся ужасному шантажу. Сила имеет свою цену. Пришло время заплатить или уйти.

Фантом допил остаток пива, а затем разбил бутылку о стену. Осколки стекла рассыпались и разлетелись в стороны словно разбитые иллюзии.

Алан сделал шаг назад.

– Мне нужна секунда, чтобы подумать.

Фантом взял ещё одно пиво из контейнера.

– Послушай, я не могу принять такое решение без моих ИскИнов и имплантов, – проговорил Алан. – Отключи поле, которое их блокирует, и тогда я дам тебе ответ.

– Можешь выйти в коридор, чтобы подумать. Только не уходи слишком далеко от моей мастерской и не предпринимай никаких необдуманных действий, иначе Акт Истребления покажется тебе мелкой неприятностью.

Алан кивнул и вышел из комнаты. Лямбда и Доппель снова появились.

«Боже, Фантому реально нужна помощь», – сказал Лямбда. «Видишь, это то, что я имел в виду, когда говорил о важности человеческих отношений. Если бы он больше тебе доверял, мы бы не попали в такой переплёт».

«Не ведите себя так, будто вы заранее об этом предупреждали», – произнёс Алан. «Нам нужны серьёзные ответы».

«Есть два варианта», – сказал Доппель. «Служить Империи или не служить».

«Спасибо, Доппель, за этот очень серьёзный ответ», – съязвил Лямбда.

«Не за что», – на полном серьёзе ответил Доппель.

Других вариантов, похоже, нет. Либо Алан станет подыгрывать, либо не станет. Если он не поддастся на шантаж, у Алана не было иллюзий по поводу того, что Фантом даст ему уйти безнаказанным. Он слишком много знал.

«Я не знаю, может ли твоя память быть очищена до момента твоего последнего сохранения, возможно, даже до начала крестового похода Хаксларда», – рассуждал Лямбда. «Они, вероятно, выгонят тебя из гильдии и заберут имплант, но это будет не намного хуже. Помни, что они действуют вне закона, поместив убивающий переключатель в твою голову и использовав его».

«Последнее, чего я хочу, это потерять свои воспоминания. Похоже, им неплохо удаётся скрываться от Администраторов», – сказал Алан. «Если бы я мог получить сообщение…»

Алану в голову пришла идея. Серебряная капсула в мастерской. Если бы он смог в неё забраться и поговорить с Администратором у себя в Доме, показать, как Фантом нарушил правила, то, возможно, ему удастся добиться того, чтобы Фантома забанили. Единственная проблема заключалась в том, что имеющиеся у него доказательства были косвенными: имплант, в который мог быть встроен убийственный переключатель, и связь с Вернувшимися, в чём могли обвинить и его самого.

Нет, любое из этих преступлений мог совершить Пустота или Имперцы – ничего, что можно было бы связать с Фантомом напрямую. Фантом тщательно скрывал свои замыслы, и Алан слишком напуган, чтобы выяснить, не блефует ли он.

«У Фантома тоже есть компромат на нас, как у нас на него», – сказал Лямбда. «Он уже подозревает, что ты забрал меня из Академии и познакомил нас с Вернувшимися. Если он натравит на нас Администраторов, мы окажемся в очень плохом положении».

«Итак, мы станем угрожать гарантированным взаимным уничтожением, надеясь, что он нас отпустит?» – спросил Алан.

«Именно. Или придётся сделать то, что он хочет», – ответил Лямбда. «Присоединиться к Империи, поклясться в верности Фантому. Мы не можем продолжить игру самостоятельно, и если Империя так сильна, как кажется, то это может оказаться нашим лучшим шансом. И, как сказал Фантом, люди не живут вечно».

«Вот только я допустил одну ошибку. Если то, что я записал, потеряется или попадёт в чужие руки, – на этом всё, меня забанят в Игре», – проговорил Алан.

«Безусловно, но тебя могут забанить и за другие дурацкие поступки, которые вы совершил», – напомнил Лямбда. «Взломав хранилище данных, ты рисковал точно так же, если не больше. Кроме того, я подстраховался. Договорился, чтобы ты смог создать новый аккаунт, если тебе забанят».

«Почему ты это сделал? Когда успел договориться?»

«Я оставил сообщение своему старому приятелю в пространстве Вернувшихся, не беспокойся об этом, – сказал Лямбда. Я сделал это только потому, что ты весьма склонен к риску, который в итоге может привести к бану. Как ты думаешь, почему я поместил резервные копии данных в запасную капсулу? Теперь, даже если тебя забанят, я смогу перебросить большую часть основных данных в резервное хранилище, и тебе всё равно удастся начать сначала, опережая всех остальных».

«Ну, это приятно слышать», – мысленно одобрил Алан.

«Итак, Алан, что тебе нужно на самом деле?» – поинтересовался Лямбда.

Могущество. Сила, чтобы выиграть Игру. Сила, чтобы доказать Еве, что она ошибалась. Это было всё, чего желал Алан, всё, что ему было нужно. И вот у него появилась возможность присоединиться к одной из величайших фракций в Игре. Но это не выглядело как обретение могущества. Эта сила принадлежала не ему, а Императору, кем бы он ни был.

Всё имеет свою цену. Каждый чем-то жертвует, чтобы двигаться вперёд. Временем, энергией, деньгами, здоровьем. Был ли Алан готов пожертвовать своей свободой?

Он бы наконец узнал, какое место занимает на шахматной доске. Он выберет сторону, выберет фракцию, и станет понятнее, кто его враги и союзники. Ему будут доверять, а затем, со временем, ему удастся обзавестись надёжными связями. У него появится дом.

Алан стал бы чем-то большим, чем пешка, в то же время оставаясь только лишь пешкой. Любая шахматная фигура, кроме короля, это просто ещё одна пешка, разве не так? У каждой из них может быть много ходов, но в конце партии, если вы хотите выиграть, король будет единственным, что имеет значение.

Алан не хотел быть пешкой. Он хотел быть королём.

«Этот аккаунт безнадёжен, не так ли?» – сказал Алан. «Манипуляции с данными, Вернувшиеся, Главный Администратор и наконец ты – если кто-либо из Властителей обнаружит это, меня сразу забанят. Отказ присоединиться к Империи ничего не изменит – я всё равно останусь в шаге от того, чтобы быть изгнанным из Игры».

«Честно говоря, именно так я и подумал, когда решил принять меры предосторожности на случай, если тебя забанят. В настоящий момент такое развитие событий весьма и весьма вероятно», – ответил Лямбда.

«Только Главный Администратор дал нам возможный выход, правда? Он сказал, что если я смогу пережить Акт Истребления или выполнить квест ранга Бета или выше, то Властители будут вынуждены признать моё существование», – сказал Алан.

«Это не похоже на него, но да, если ты совершишь такой подвиг, твои шансы уклониться от полной блокировки аккаунта значительно вырастут», – ответил Лямбда.

«Тогда это и будет нашей целью в настоящий момент, и в любом из вариантов, похоже, лучше присоединиться к Империи», – сказал Алан. «Если всё развалится, как ты предполагаешь, мне просто придётся создать новый аккаунт».

«Хорошо, и помни, у тебя всегда остаётся один шанс», – произнёс Лямбда. «Один шанс действовать до того, как тебя забанят, либо ослушаться Империи, прежде чем они успеют отреагировать. Ты можешь использовать это, строить планы, исходя из этого. Кто знает, что ждёт нас в будущем? Быть может, Император действительно крутой чувак».

«Может быть. А может, он дьявол во плоти», – сказал Алан. «Помолчи. Мне надо подумать».

Глава 21

Алан принял решение. Вероятно, это был неправильный — неоптимальный выбор, как сказала бы Ева. Но Алан считал, что поступает правильно. Он выбрал сторону, хотя, скорее всего, временно и по недостаточно уважительным причинам.

– Я готов присягнуть Императору, но у меня есть несколько условий, – сказал Алан.

– Продолжай. Хотя ты присягнёшь не Императору, а скорее самой Империи. Различные инстанции работают независимо друг от друга, это сложный механизм, бла-бла-бла, — произнёс Фантом, размахивая бутылкой в воздухе.

— Мне нужен доступ ко всей информации, имеющейся у Империи, включая сканирование ИскИнов с высоким рангом, простой способ обновить мой класс Разбойник, а также улучшенные импланты без убийственного переключателя, — сказал Алан.

— У тебя всё это будет, и даже больше, обещаю. Но только со временем и только в том случае, если ты хорошо послужишь Империи, — изрёк Фантом. – Ты не можешь появиться из ниоткуда и начать требовать всё и сразу. Это так не работает. Я могу дать тебе информацию, которой владею, и отсканированную копию Евы, сделанную мною, когда ты впервые здесь появился. Но это всё, что у меня есть, не считая платиновых меток.

— Чтобы получить остальное, придётся подождать, пока не закончится Акт Истребления. Могу обещать тебе ранг D и гражданство Империи. Пустота, вероятно, один из лучших наставников класса, которого ты сможешь найти, так что оставайтесь с ним. У Империи имеется в наличии множество различных имплантов всевозможных конфигураций.

– Существуют импланты, которые сопоставимы с физиологией Предтеч? – спросил Алан.

– Да, но они обойдутся в копеечку, — ответил Фантом. — Наряду с очками гильдии, есть также очки гражданства, а ещё – правила, которые тебе нужно выучить, обычаи, которым нужно следовать. Лучше всего сдать экзамен на гражданство после завершения Акта Истребления.

-- А что насчёт гильдии? Все её члены присоединятся к Империи? – задал вопрос Алан.

– Что? Господи, нет. Но прежде, чем я скажу тебе больше, прежде чем намекну на какие-либо подробности, есть ещё кое-что важное, – сказал Фантом.

– Шантаж.

– Именно. Если ты войдёшь в серебряную капсулу, сможешь подключиться к соседнему частному серверу. Я позволю тебе включить свой имплант.

Подсознательно Алан всё ещё ощущал способность взаимодействовать с данными, даже без своих имплантов. Правда, эту способность нельзя было использовать в полную силу. Попытка что-нибудь предпринять, вероятно, убьёт его. Похоже, Фантом уверен, что взаимодействие с данными работает только в Киберпространстве и требует наличия импланта Технолорда. Алан не сделал ничего, чтобы разубедить его в этом.

– Капсула не соединится с Администратором? – уточнил Алан.

– Нет, это технология Вернувшихся, – пояснил Фантом. – Если хочешь, можешь устроить точку возрождения прямо здесь. Теперь, раз уж ты попадёшь в Киберпространство, я хочу попросить тебя удалить всё лишнее. Это будет отмечено, и тогда мы сможем перейти к более важным вещам.

Алан вошёл в капсулу и закрыл глаза. В какой-то миг он решил изменить свой выбор, попытавшись вырваться, но Фантом ожидал чего-то подобного и подготовился к этому. Кто знает, какими хитрыми устройствами была напичкана капсула.

Дом Фантома походил на его мастерскую: он был доверху загромождён барахлом. Несколько программ, которые выглядели как Специалисты, патрулировали окрестности. На столе были сложены в стопки рисунки и эскизы. Фантом занимался исследованием бомб.

Алан подошёл к столу.

А затем импланты Алана снова включились, запас его вычислительной энергии восполнился. Алан посмотрел на кресло возле стола, подключаясь к исходному коду – скрытому уровню Игры и Киберпространства.

Команда очистки обрела форму в его сознании, использовать её стало легче, когда у него появилось больше энергии и опыта. Данные кресла были незначительными, неважными для Игры. От количества энергии, затраченной на манипулирование информацией, зависело то, как изменённые данные повлияют на Игру.

И когда Алан израсходовал пятьсот единиц вычислительной энергии, кресло было удалено. Исчезло. Стёрто с лица земли. Но Алан заметил «мираж», фантомное кресло, которое парило на том же самом месте. Он проигнорировал резервную копию и отключился.

– Это было впечатляюще, – заявил Фантом. – В некоторых случаях такая способность может пригодиться.

– Ты обещал мне информацию, – напомнил Алан. Он заметил, что его импланты по-прежнему включены даже в мастерской.

– Да, один момент. Просто нужно подтвердить, что сделанная мною запись демонстрации твоей способности находится в надёжном и безопасном месте. Подальше отсюда, чтобы отправить Администраторам, в случае чего, – сказал Фантом. Он открыл терминал и кивнул своим мыслям. – Ответы. Тебе нужны ответы, не так ли? Получи их.

Информация была загружена на имплант Алана, в том числе отсканированная копия Евы.

«Ну что ж, полагаю, это лучше, чем ничего», – произнёс Лямбда. «Эта версия сделана сканером ранга B, когда Ева была ещё более низкого уровня. Мне придётся потратить несколько часов, но я смогу повысить работоспособность Доппеля примерно на 250%, что позволит тебе использовать Сверхсознание в реальном мире примерно в десять раз медленнее».

Алан подтвердил ответ Лямбды, изучив все данные, которые передал Фантом. Он часами анализировал полученную информацию, а затем прикидывал, как это скажется на его будущих планах. Фантом и Пустота начинали как слуги ранга D, присоединившись к Оку Империи. Око – это, судя по всему, организация, похожая на ЦРУ. Оба получили один простой приказ: расширять границы Империи, отстаивать её интересы и собирать информацию. Фантом и Пустота решили создать гильдию «Чёрная роза», с целью перетянуть на сторону Империи Элиссандру и остальных членов Совета.

У многих членов гильдии были определённые связи с Пустотой или Фантомом, они выполняли роль шпионов в гильдии «Чёрная роза», не догадываясь, что на самом деле служат Империи. Имелись кое-какие подробности о контактах, о высокоуровневых слугах в близлежащих районах и о силах, которыми располагала Империя. Выполненные задания и собранная информация позволили Фантому достичь ранга С в Империи.

У дуэта имелись очки гражданства, с помощью которых Пустота мог повысить свой уровень, но он решил не делать этого, готовясь к предстоящему событию – Крестовому походу Хаксларда. Подробности о его дальнейших планах отсутствовали. Также не было никакой информации о том, каким образом Империя подчинила себе Фантома и почему между ним и Пустотой существовала тесная связь.

Продолжая просматривать последние события, Алан отметил интересный факт. Один из первых контактов между Империей и Правительством объединённого мира – это связь Ледоволка и Фантома, который в то время действовал как Энигма.

Быстро просмотрев блок информации о событиях на Земле, Алан сделал потрясающее открытие. Слова Искателя зазвучали в его голове. «Твой родной мир уже Империя, во всём, кроме названия».

Ему были доступны фрагменты, отдельные части целого, но с помощью Доппеля Алан смог экстраполировать полное сообщение.

Руководство Правительства объединённого мира собиралось продаться. Им было обещано тёплое местечко в качестве высокоуровневых слуг на Земле, что предполагало раздел территории на земельные участки, которые будут куплены по завышенным ценам. Иммунитет новичков перестанет действовать, если игроки, владеющие всеми контрольными точками, добровольно их продадут.

Многие в ПОМ утверждали, что это в интересах народа. Произойдёт мирный переход власти без долгой и кровопролитной войны с Империей, которую они неизбежно проиграют. Эти люди не понимали природу Игры.

Игроки возрождаются. Враги возрождаются. Ресурсы возрождаются. Цикл жизни и смерти больше не был необратимым. Мир, так или иначе, приостановит развитее Земли. Алану это казалось очевидным. Человечеству нужно развиваться, а не сидеть сложа руки, обрастая жирком.

Иммунитет новичков больше не действует, поэтому новые игроки в Игре вынуждены будут прятаться и строить оборонительные сооружения. Ведь иммунитет был разработан для того, чтобы позволить новичкам преодолевать любые препятствия и максимально быстро развиваться, не опасаясь последствий.

Правительство объединённого мира также не осознало, что Империя играет в свою игру, готовясь заменить ключевых фигур послушными слугами или андроидами. Империя даже поддержала Легион Людей, ещё одного слугу, которого потеряли Энигма и Фантом.

«Всё это ни на что не влияет. Мы идём к своей цели», – мысленно произнёс Алан.

«Согласен», – ответил Лямбда.

– Ты удовлетворил свой информационный голод? – поинтересовался Фантом. – Я как раз закончил чинить твою броню.

– Да, хотя я хотел бы больше узнать о текущих договорённостях, – сказал Алан. Он взял Броню фантомного могущества и надел её. – Какие у гильдии планы в связи с Актом Истребления?

– Следуй за мной, – сказал Фантом. Он подошёл к Улучшенной Фабрике, ввёл код, а затем уставился на оптический сканер, появившийся в боковой панели устройства. Открылся люк, за которым была лестница, ведущая вниз, в центральное хранилище.

– Кстати, не рассказывай Эс или другим служителям Империи обо мне и Пустоте, – предупредил Фантом. – Я бы вообще не стал доверять большинству имперских слуг. У людей иногда бывают странные представления о том, что лучше для общего блага.

Алан последовал за Фантомом в хранилище, помещение размером с небольшую аудиторию. Алан ещё не примирился с Энигмой и Эс, которые ждали внутри, но был близок к этому.

Лестница отъехала в сторону, отверстие в потолке закрылось.

На первый взгляд, в хранилище находилось то, чего и следовало ожидать: склад с ценностями. Платиновые метки, драгоценные материалы и энергетические кристаллы упакованы в металлические контейнеры, расставленные вдоль двух стен.

Возле другой стены располагались сейфы, серебряные прямоугольные кубоиды, помеченные именами членов Совета. На одном из сейфов имя было перечёркнуто. Пустота покинул гильдию, и ему ещё не подыскали замену.

На последней стене были две ядерных боеголовки, развешенные словно ружья над камином. Там оставалось место для третьей, однако она отсутствовала. Устройства не выглядели как изящные ракеты, они напоминали сплошные серые куски металла в форме капсул.

Энигма, который, как Алан теперь знал, на самом деле был Пустотой, сказал:

– Вижу, ты заметил наш склад ядерного оружия. Несмотря на бесполезность ядерных боеголовок против щитов, они достаточно эффективны, когда размещены внутри закрытых щитами зон.

Эс посмотрел на Алана, затем на Фантома.

– Он с нами?

– Да, Алан станет верным слугой Империи, – ответил ему Фантом.

Эс улыбнулся.

– Тогда добро пожаловать в команду. Слава Империи, но, похоже, мы облажались.

– Это не то, что я ожидал услышать, – сказал Алан. Он взглянул на Фантома. – Я думал, у вас есть план.

– О, у нас был прекрасный план, – произнёс Эс. – Но этот план зависел от кого-то, кто сделает свою работу и не будет пойман как имперский прислужник.

– У нас есть гипотеза, – сказал Энигма, – которая заключается в том, что Пустота предупредил Элиссандру о своих подозрениях. Элиссандра вступила в схватку с моим двойником, и они были вынуждены взорвать имевшуюся у них ядерную боеголовку.

«Какая грубая ложь», – фыркнул Лямбда. «Наверное, они устроили это шоу специально для Эс».

– Если повезёт, Элиссандра не вспомнит, что стало причиной её гибели, – сказал Фантом. – Они находились в Лабиринте Бездны – рейд могло уничтожить всё что угодно.

– Тем не менее это риск. Заберите все наши активы из гильдии «Чёрная роза» и в кратчайшие сроки впустите главные силы Империи, – распорядился Эс.

Алан просмотрел отправленные им файлы. Формально Эс имел в Империи то же звание, что и Фантом, но как представитель Императора он обладал большей властью. Эс был здесь главным.

– Мы потратили много лет, кредитов и жизней, чтобы наладить связи, которые у нас есть в гильдии «Чёрная роза», – сказал Энигма. – Мы должны от этого отказаться лишь потому, что можем быть скомпрометированы? Элиссандра поймёт в чём дело.

– Элиссандра выросла в Альянсе, отец Авроры – сенатор, – произнёс Эс. – Мы никогда не сможем полностью доверять Элиссандре, даже если она присягнёт Империи. Вы двое были слишком напуганы, чтобы раскрыть истинную причину вашей преданности, и у вас имелась уважительная причина. Вы должны были наблюдать и ждать. Но не помогать ей увеличить своё могущество.

– Разве ответ не очевиден? – спросил Алан.

– Да, – ответил Эс. – Мы сейчас готовимся к решительным действиям: попытаемся укрыться в хранилище после окончания Крестового похода Хаксларда. Без поддержки Империи бунт в гильдии потерпит неудачу. При поддержке Империи тайное станет явным и существование гильдии «Чёрная роза» потеряет всякий смысл.

– Но разве мы не можем всё это сделать, сохранив гильдию? – сказал Алан.

– Каким образом? – спросил Энигма.

– Аврора. Аврора все ещё жива, и если она окажется в заложниках, то Элиссандра сделает всё возможное, чтобы её освободить, в том числе согласится присоединиться к Империи, – сказал Алан. – К тому же у Авроры есть много очков выживания. Они могут быть использованы во благо Империи.

– Ну да, – произнёс Эс. – А ещё я хотел бы победить Ткача. Творящийся вокруг хаос научил меня ставить реальные цели, Алан. Мы застряли на этой планете, оставшись без поддержки и без друзей. Как ты заметил, хаксларды планируют нас уничтожить, а покинуть Керсат мы не сможем. Перенести содержимое хранилища в Лабиринт Бездны – это всё равно что отдать золото в лапы дракону.

– Империя потратила слишком много ресурсов на это начинание, на эту безумную авантюру. Сражение с Кузнецом закончилось очень плохо, и теперь всё, что может сделать наша армия, – это спрятаться во дворце и ждать конца. Граждан, возможно, удалят. Не крепостных, а граждан, получивших ранг. Представляешь масштабы трагедии? Империя может никогда не оправиться от такого удара.

«Наверное, мы решили присоединиться не к той фракции и не в самое лучшее время», – изрёк Лямбда.

«Нет, это даже хорошо. Просто отлично», – мысленно ответил Алан.

– Возможно, у меня есть способ покинуть Керсат, – сказал Алан вслух. – Суперхакслард по имени Фараон думает, что я могу вернуться и присоединиться к Троим. Я угоню их корабль, а затем мы погрузим на него содержимое хранилища и возьмём на борт Аврору.

– Да, конечно, давай попробуй захватить лёгкий линкор в одиночку, Алан, – сказал Эс. Он повернулся к Фантому. – Ты уверен, что этот парень способен послужить Империи? По-моему, он не в себе. Всё, что он делал в Академии, тоже не заслуживает особого внимания.

– Возможно, мне удастся вас удивить, – сказал Алан. – Вы ничего не потеряете, позволив мне попытаться. Оставайтесь здесь. Хотя, быть может, у меня появится больше шансов, если кто-нибудь мне немного поможет.

– Мы должны оставаться здесь, на случай если вернётся Совет, что маловероятно, – сказал Энигма.

– Каков был ваш изначальный план? – спросил Алан.

– План состоял в том, чтобы создать бомбу, заряжённую антивеществом, способную нанести серьёзный урон Ткачу, – ответил Фантом. – Но возникла одна проблема – кристаллы пустоты, которые мы приобрели, были разряжены. Империя поддержала решение гильдии «Чёрная роза» вернуться в Лабиринт Бездны и углубиться в него, чтобы найти способ их перезарядить.

– Энергетические кристаллы. Энергетические кристаллы содержат антивещество, – сказал Алан. – Но материя и антивещество уничтожат друг друга в результате огромного выброса энергии. E = MC2. Это эффективно на 100%, а масса вещества и антивещества в квадрате умножается на скорость света. Любой, у кого есть энергетический кристалл с одним миллиграммом антивещества, обладает бомбой мощностью свыше 40 тонн в тротиловом эквиваленте.

Так что это имеет смысл. В Лабиринте Бездны мощный кристалл пустоты выделяет сильное гамма-излучение, одни из необходимых элементов для столкновения частиц и античастиц.

– Это требует, чтобы кристаллы были идеальными и естественным образом образовывали вакуум внутри, с внутренними магнитными полями или оптическими лазерами, постоянно удерживающими антивещество. Само антивещество должно появиться внутри волшебным способом, как будто программа может создать его из воздуха. Почти так же, как и остальные сгенерированные предметы, – сказал Фантом. – Как и многие вещи в Игре, энергетические кристаллы – это чёрный ящик, и Администраторы не хотят, чтобы игроки его исследовали. Это просто удобный источник энергии. Но не забывай, что всё в Игре должно быть физически возможным, даже если это очень, очень невероятно.

– Тем не менее это не всё объясняет. Когда энергетические кристаллы разрушаются, должен происходить мощный выброс энергии. Они сами по себе являются бомбами с антивеществом, – сказал Алан.

– Может быть, антивещество хранится в каком-то отдельном измерении. Или, возможно, есть другое объяснение, – ответил Фантом. – Это чёрный ящик, как я уже сказал. Мы понятия не имеем, что там внутри. Если Администраторы поймут, что вы пытаетесь его вскрыть, – получите предупреждение и огромный штраф.

– Вот почему это безумная авантюра, на которую я никогда не должен был соглашаться, – произнёс Эс.

– Но все же мой проект мог бы сработать, – сказал Фантом. – Если бы нам удалось получить мощные кристаллы пустоты…

И тогда Алан понял. Понял, почему его потенциальный боевой ранг был таким высоким. Ситуация улучшалась, появилось больше вариантов. Ему понадобится сделать всего лишь один выбор, принести одну жертву.

– Я могу идти? – спросил Алан.

– Да, и возьми с собой Шажка, – ответил Эс. – Я ему не доверяю, он что-то замышляет.

– Как насчёт платиновых меток и ядерного оружия? И то и другое повысит мои шансы на успех, – сказал Алан.

– Можешь взять пятнадцать платиновых меток, поделишься ими с Шажком. Это поможет устранить некоторые подозрения, – сказал Эс. – О ядерном оружии забудь.

– Хорошо, тогда до встречи.

Алан схватил платиновые метки и вернулся в логово Фантома, выбрав длинный путь, чтобы дать себе больше времени на обдумывание плана.


***


Шажок бездельничал в зале заседаний Совета, снова вывалив ноги на стол. Алан вошёл в комнату и бросил ему пять платиновых меток.

– Эй, это за что? – спросил Шажок.

– За миссию самоубийства, – сказал Алан. – Как ты относишься к попытке захватить космический корабль хакслардов?

– Всё лучше, чем сидеть здесь, – сказал Шажок. Он указал наверх. – А как они на это смотрят?

– Считают, что шансов на успех почти нет. Но давай докажем, что они неправы, – сказал Алан.

– Разве не странно, – произнёс Шажок, – что они всё это время были там. Ожидали. Я думал, Фантом и Энигма отправились с вместе с рейдом, который спустился в Лабиринт Бездны. Как они оказались здесь?

– Извини, я не могу об этом говорить, – ответил Алан.

Они с Шажком пробирались на поверхность через боковой проход, ведший к выходу в том участке базы, который не подвергся бомбардировке. Оба старались не попадаться на глаза встреченным по дороге хакслардам. Благодаря режиму скрытности Алана и способности Шажка молниеносно перемещаться было нетрудно избежать большинства врагов.

Как только они достигли поверхности, Алан вышел вперёд в одиночку. Он заметил знакомое лицо или скорее лицевую панель. Фараон, суперхакслард, который привёл его на Керсат и начал его обучение. Будучи послом на Земле, он получил ещё одну белую полосу на свою зелёную маску и был облачён в тёмно-изумрудную силовую броню.

Десантный корабль, по которому Алан стрелял из своего рельсотрона, стоял на ремонте неподалёку. Похоже, Алан сумел подбить его, но не уничтожить. Четыре или пять отрядов хакслардов патрулировали территорию.

Алан вернулся и сказал Шажку:

– Сначала нам нужно убить суперхаксларда, остальное будет просто. Его легко заметить, на нём зелёная маска, две белые полосы. Я обнаружил там открытый десантный корабль, который я смогу взломать, как только мы устраним существующие угрозы.

– Разве не лучше действовать скрытно? – спросил Шажок.

– Нет, мне нужно отключить щит, окружающий этот вход, чтобы мы могли выйти наружу, – сказал Алан. – Сейчас я открою огонь по Фараону из своего рельсотрона, но тебе придётся атаковать его всем, что у тебя есть. Не стоит недооценивать такого врага, понимаешь?

– Хорошо, я начну по твоему сигналу, – сказал Шажок.

Алан кивнул, а затем вернулся на поверхность. Он занял удобную позицию, настраивая рельсотрон. Алан взломал ближайший генератор щита и дал Шажку сигнал атаковать.

«Сверхсознание активировано», – сообщил Доппель.

Шажок выпрыгнул из дыры в земле, метнувшись вперёд зелёной вспышкой света. Алан деактивировал энергетический щит.

Совершив три прыжка подряд, Шажок приблизился к Фараону. Он начал светиться ярко-зелёным, когда в его руках сконцентрировалась энергия. Шажок телепортировался Фараону за спину, готовясь нанести удар.

Алан выстрелил. Игла из духовной стали пронзила мозг Шажка, мгновенно убив его.

Появились сообщения:


Получено +6 уровней!


Предупреждение! Вы нарушили контракт гильдии «Чёрная роза». Вам придётся заплатить штраф и пройти процедуру дознания.


«Извини, – подумал Алан, – но я не могу допустить существование неизвестной переменной, и мне нужно доказать свою честность Фараону, прежде чем я украду его корабль».

Алан повесил оружие за спину и подошёл к Фараону, подняв руки вверх.

– Приветствую, о могущественный Фараон. Я пришёл с миром.

– Да-да, очень смешно, – проворчал Фараон. – Превращение в хаксларда происходит в капсуле, поэтому ты окажешься на борту «Титана», который в настоящее время вращается на орбите Керсата, как мы и договаривались. Во время Акта Истребления ещё многое предстоит сделать, так что давай больше не будем попусту тратить время.

Глава 22

В момент, когда десантный корабль покинул атмосферу Керсата, Алан ощутил присутствие. Оно было таким же зримым, как яркий солнечный свет, сверлящий его сетчатку. Его глаза теперь стали более чувствительными, чем когда-либо.

Один из Троих. Живой бог. Бегемот, в одиночку поглотивший флот и ставший намного сильнее после окончания битвы. Ткач.

Оказывается, они раньше встречались. Ткач был одним из экзаменаторов по взаимодействию с ИскИнами. Целая галактика, сведённая в единое целое. Он в одно мгновение пронзил и исследовал мозг Алана, реорганизовав его и предоставив вычислительную энергию в дополнение к способности взаимодействовать с данными.

Все планы Алана начинали рушиться. Если это и есть та сущность, которую он должен перехитрить, обмануть, у него нет ни единого шанса. Этот сигнал был настолько мощным, что заглушил всё прочее. Оставался лишь один вариант.

Алан подключился к Ткачу, и Ткач подтвердил эту операцию. Связь между Аланом и Ткачом была одной из миллионов, может даже, из миллиардов.

«Я клянусь быть твоим верным последователем, пока не умру», — произнёс Алан. Он пытался активировать разделение разума, но ему это не удалось.

Планеты размером со звездолёт разобрали его мозг на части, отсканировали его, а затем вновь собрали все части вместе. Алану потребовалось время, чтобы понять – это произошло в Киберпространстве, а не в Игре. Минуло меньше миллисекунды – он всё ещё сидел в шаттле хакслардов.

«Я передам», – произнёс Ткач.

«Постойте, вы не собираетесь убить меня, удалить из объективной реальности?» — спросил Алан.

«Зачем? Как ты думаешь, зачем я наделил тебя способностями, если не для того, чтобы ты их использовал? Твои действия помогли мне обнаружить врагов, о существовании которых я не знал. Я всего лишь снова погашаю свой долг».

Алан вздохнул с облегчением.

«В таком случае, можете ли вы убедить Фараона сдать свой корабль без боя? Я думаю, он вас послушает».

«Люди думают, что могут властвовать над хаосом. Удачи, возможности, случайности. Каждое событие независимо. И это замечательно. Это бросок игральных костей, момент ожидания перед тем, как будет перевёрнута последняя карта. Я живу ради таких моментов. Я одобряю твою игру, но я не буду ни помогать тебе, ни мешать. Это мой последний подарок».

«А как же тогда квест?» — спросил Алан.

«Квест? Сейчас?» Громовой хохот прозвучал в голове Алана, эхом уносясь в вечность. «Я позабыл, какими дерзкими могут быть настоящие смертные. Возможно, я слишком рано отказался от твоего служения мне. Возможно, ты послужишь мне в другой жизни. Ну что же, вот квест, достойный бога. Удачи, странник».

Ткач оборвал связь. Он всё ещё был там, его сигнал распространялся повсюду, но в голове у Алана он стал звучать тише. Как будто кто-то повернул ручку регулировки, вполовину убавив громкость.

Появились два сообщения, включая уведомление о новом квесте:


Гибель Империи


Убить Императора. Нанеси удар, который поставит Империю на колени.

Вариант (Смерть Бога): Связаться с Императором. Уничтожить Ткача и империю Хаксларда.

Наказание: ???

Награда: путь к большему могуществу. Дополнительная информация о классе Ткача: Бог Машин.

Ограничение по времени: До окончания Крестового похода Хаксларда.

Уровень угрозы: Бета.


Для разблокировки квеста, чтобы получить класс Техноимператор, должны быть соблюдены следующие требования:

1. Станьте Главным игроком.

2. Установите имплант Технолорда ранга А.

3. Достигните уровня 6000.

4. Разблокируйте следующие способности: Повелитель машин, Техноэмпат, Технокомандир и Поборник машин.

5. Заработайте репутацию «Надёжный» среди Администраторов или Вернувшихся.


Алану понадобилось несколько минут, чтобы всё взвесить и обдумать слова Ткача. У любого крупного квеста, по-видимому, было несколько вариантов решения, но Алан не знал, какой из них правильный.

«Лямбда, думаю, тебе придётся спрятаться в другой капсуле немного раньше, чем ожидалось», — мысленно передал Алан.

«Почему, какой у тебя план?» — спросил Лямбда.

«Я собираюсь превратить тебя в Главного Администратора, но только в уменьшенную его копию, чтобы я смог забрать у тебя предметы, которые были конфискованы», — поведал Алан. «Если мне удастся убить Императора или Ткача, ты сможешь присоединиться ко мне, а если я получу бан, тогда мы сможем создать новый аккаунт, как договаривались».

«По-моему, это слишком поспешное решение, потому что мы находимся в таких обстоятельствах, когда тебе приходится бежишь, вместо того чтобы идти», – сказал Лямбда. «К чему такая спешка?»

«Все остальные, несомненно, несутся вперёд. Я смотрю на Еву, на Искателя, и вижу, что я отстаю», — ответил Алан.

«Да, если ты сравниваешь себя с лучшими…»

«Дело не только в этом», – сказал Алан. «Приближается дедлайн для Земли. Вся моя раса может погибнуть, если я не стану достаточно сильным в ближайшее время. Ты понимаешь, насколько меня гнетёт эта мысль?»

«Но, как я уже говорил, ты не обязан нести эту ношу», – возразил Лямбда.

«Знаешь, в чём ещё дело? Я не могу позволить себе успокоиться», – продолжал Алан. «Я попадал в этот переплёт с игрой, и с жизнью, посвящая всё своё время и энергию стремлению стать лучше. Но я просто провожу время играя. Проходят дни, недели, месяцы, я наиграл уже тысячи часов, но даже не стал хоть немного лучше. Я не вижу результата своих стараний. И я не могу позволить случиться этому в Игре — я не могу допустить, чтобы время было попросту потрачено впустую. Мне надо продолжать выходить за рамки, преодолевать все барьеры, бороться за победу. И для меня единственный способ сделать это — идти на огромный риск, преднамеренно ходить по краю пропасти, ввязываться в авантюры, в которых я буду участвовать до тех пор, пока не пойду ко дну».

«Похоже, твой характер уже сформирован», – заметил Лямбда.

«Да, надеюсь, что это так», -- ответил Алан.

«Хорошо, тогда я перенесу своё основное ядро данных в резервную капсулу, оставив вместо себя теневую копию. Она сможет выдержать поверхностное сканирование, но в случае более глубокой проверки Главный Администратор обнаружит подмену», – сказал Лямбда.

«Понял», – ответил Алан. «До встречи, и спасибо за помощь. Если в этой вселенной есть кто-то, кого я мог бы назвать другом, то это ты».

«Я должен быть тебе благодарен за то, что ты спас меня из ада, который был в Академии», – произнёс Лямбда. «Увидимся на другой стороне».

В следующий миг Лямбда отключился от разума Алана, а затем вновь подключился, но это был уже другой Лямбда. Всё произошло так быстро, что если бы Алан не наблюдал за процессом, то он ничего бы не заметил. Передача также произошла без разрешения Алана, это означало, что Лямбда мог покинуть корабль в любое время, когда захочет, и он действительно остаётся с Аланом потому, что хочет ему помочь.

Алан встал и постучал в дверь рубки десантного корабля.

– Фараон. Наши планы немного поменялись, сначала нам нужно сделать остановку в Главном административном центре на Керсате, – сказал Алан.

– Что? Но мы же договорились…

– Я только что общался с Ткачом, он выдал мне квест, – сказал Алан. – Разве ты когда-нибудь сомневался в Троих?

Возникла пауза.

– Нет, никогда. Будь благословенны Трое. Подожди, мне может понадобиться время, чтобы проложить безопасный маршрут. Есть ещё много активных зон боевых действий, и, хотя Администраторы не противостоят нам в открытую, мы с ними всё-таки не союзники.


***


Они благополучно добрались до старого посольства Хаксларда – ещё одна монетка в копилку успеха Алана. Здание превратилось в руины. Администраторы все ещё контролировали воздушное пространство прямо над центром, сбивая всё, что осмеливалось нарушить его пределы.

Алан на ходу спрыгнул с десантного корабля и побежал в Административный центр, активировав режим скрытности. Керсат больше не был безопасной зоной.

Площадь, где когда-то кипела жизнь, теперь пустовала. Стражи Администраторов по-прежнему несли охрану, всё так же выстроившись вдоль граней огромной пирамиды в центре рыночной площади, но здесь больше не чувствовалось привычного оживления. Вместо этого все были крайне напряжены, крепко сжимали оружие и постоянно осматривали окрестности.

Технически игроки могут спрятаться в Административном центре. Это стоит всего сотню платиновых меток в день, либо нужно присягнуть в верности Администраторам. Забавно, что всё в Игре кажется намного более простым, когда ты кому-нибудь присягнёшь.

По-прежнему невидимый, Алан связался с Администратором.

«Сообщите Главному Администратору 170, что у меня есть информация, которую я хочу обменять на конфискованные у меня предметы. Нужно где-нибудь встретиться, мой имплант Технолорда всё ещё активен. Это Алан».

«Пожалуйста, покажитесь», – передал Администратор.

«Как только встреча будет согласована», – сказал Алан.

«Главный Администратор 170 дал согласие. У вас будет тридцать секунд после начала аудиенции».

Алан отключил скрытность. Удивлённые стражники повернулись, направив на него оружие. Один из них выстрелил. Спектральные способности силовой брони Алана поглотили лазерный удар.

Начальник осадил стража, извинившись перед Аланом.

Администратор проводил Алана к знакомому лифту. Алан поднялся в нём и оказался в пустой комнате с единственной капсулой в центре.

Преобразовав 10 платиновых меток в 1000 очков способностей, Алан повысил способность Фальсификатор с базового до улучшенного уровня за 1100 очков, а затем вложил несколько оставшихся очков в характеристики.


Фальсификатор (Улучшенный):


Вы можете манипулировать большими сообщениями, текстом квеста и деталями, которыми вы делитесь с другими игроками, такими как ваше имя пользователя, уровень, раса и репутация. Вы также можете скрыть от обнаружения несколько мелких предметов или один предмет среднего размера.


Примечание: Фальсификатор (Улучшенный) бесполезен против способностей и устройств обнаружения эквивалентного уровня.


Он ещё раз просмотрел свой экран статуса.

Теперь Алан был 1561-го уровня. Его интеллект, ловкость и восприятие сейчас выше 500. Сила, воля и выносливость – около 300. Харизма и Удача – около 200. Казалось, он ничего не делая заработал несколько единиц статуса, но проигнорировал одно обновление.

Большинство способностей Алана давно не обновлялись – у него не было времени на прокачку, пока он находился в состоянии постоянной бдительности. Он также не мог себе позволить тратить вычислительную энергию в ситуации, когда в любой момент может начаться битва. Способности, которые Алан использовал чаще всего, а также его рельсотрон и силовая броня – всё это было куплено и в результате не прокачалось.

Главный Администратор 170 въехал в комнату на парящей платформе, держась за неё механическими манипуляторами.

– Я говорил тебе не высовываться. Объясни мне, почему кое-кто постоянно лезет на рожон?

– Я никогда не умел выполнять приказы, – сказал Алан. – У меня есть доказательства того, что по крайней мере один из Троих взломал саму Игру, дав игрокам возможность манипулировать данными.

– Необходимо начать расследование. Те, кого удастся поймать, будут…

– Я знаю, и мне всё равно, – перебил его Алан. – Я предоставлю вам в качестве доказательства запись, сделанную прямо из памяти игрока, при условии, что она будет использована только после завершения Крестового похода Хаксларда. Вы говорили, что ваш эксперимент будет считаться успешным, если я выполню квест ранга Бета или выше? Ну что же, я только что получил такой квест, и думаю, что смогу с ним справиться.

– Это ещё большой вопрос. Правила Игры не предусматривают никакого реального способа успешно выполнить квест ранга Бета. Вряд ли это будет в моих интересах, если обнаружится, что причиной твоего успеха стал взлом самой Игры, – произнёс Главный Администратор 170. – Нет, лучше всего поступить…

– Надеюсь, у вас будет возможность убедиться, что информация не просочилась, – перебил Алан, – потому что я собираюсь выполнить квест с вашего согласия или без него.

Главный Администратор замолчал. Он провёл рукой по затылку, затем пощупал несколько шрамов на той части своего лица, что была покрыта плотью.

– Знаешь, почему я ношу эти шрамы? Я считал себя героем, спасителем своего народа. Но в Игре не бывает героев. Живые существа просто борются за выживание.

– Я особенный, мой вид лучше, чем твой. Каждый игрок думает, что его фракция, его мир, его семья – превыше всего. В эту ловушку игроки попадают снова и снова. Ты играешь в игру, но игра не то, чем кажется. Интересно, как мог бы выглядеть мирный баланс, приди он на смену взаимному уничтожению, которое не прекратится, пока не останется лишь одна группа? Даже если твой народ сможет развиваться, процветать в течение следующих тысячелетий, необходим баланс. Чаши весов склоняются в обе стороны.

– Я знаю, что я не герой, но это не значит, что я никогда не мечтал им стать, – тихо сказал Алан. – Но если мне придётся выбирать – сражаться с монстрами и при этом стать одним из них или сдаться, то я выберу первое.

Главный Администратор 170 заглянул Алану в глаза.

– Я вижу, что мои советы тебе больше не нужны. Поздравляю, Алан. Ты стал настоящим игроком.

Появилось сообщение:


Репутация среди Администраторов была сброшена до «Нейтральный».


Главный Администратор продолжил:

– Я не могу вернуть твои вещи в обмен на информацию, которой нельзя воспользоваться прямо сейчас, и обвинение, которое я не смогу предъявить.

– А как насчёт другой сделки? У меня есть образец органики Предтечи.

– Нет, я не уполномочен…

– А что, если я верну украденный ИскИн? Тогда никаких вопросов не возникнет, – сказал Алан.

«Слишком рискованно», – заметил Лямбда.

«Это как выстрел в Луну. Даже если промазал, оно всё равно того стоило. Всегда любил это изречение», – ответил Алан.

«Это достаточно неконкретно», – заметил Доппель.

«В этом весь смысл. Если я выстрелю в Луну, пуля наверняка потеряется в космосе. Но, взвесив все за и против, я всё-таки попытаюсь», – сказал Алан.

Главный Администратор сделал паузу, впервые за очень долгое время не найдя слов.

– Это я могу устроить. Но ты лишишься всех остальных наград, если откажешься задавать вопросы и не станешь расследовать, каким образом у тебя появился ИскИн. Во что ты сейчас играешь, Алан?

– На этот раз я иду ва-банк. – Алан улыбнулся. На самом деле моё сердце начинает биться быстрее, когда я думаю об этом. Так мы договорились?

– По рукам. Загрузи свой ИскИн в сеть Администраторов.

«Прощай, Лямбда, – сказал Алан, – я обещаю найти и забрать тебя, что бы ни случилось. Ну, настоящего тебя, а не эту подделку».

«Увидимся на другой стороне», – ответил Лямбда.

Появилось сообщение:


Отказаться от контроля над ИскИном Лямбдой? Все данные, хранящиеся в памяти ИИ, будут потеряны. Ваша капсула восстановит 10% своей мощности.


Алан выбрал «Да». Лямбда исчез из импланта Технолорда точно так же, как и Ева. На этот раз всё произошло гораздо менее болезненно. Базы данных быстро опустошались, и Алан потерял способность Сверхсознание.

Главный Администратор 170 взглянул на экран, а затем нахмурился.

– Где его остальная часть?

– Чья остальная часть? – спросил Алан.

– Лямбды. Почти все его данные отсутствуют. Перемещение ИИ требует слишком глубоких знаний, – сказал Главный Администратор.

– Это не было частью нашей сделки. Но если вы сможете удалить предупреждение, тем самым устранив угрозу возможного бана в Игре… – Алан положил кубик данных на капсулу перед ним. – Я мог бы заполнить нужными вам данными ещё несколько таких.

– Игровые правонарушения не входят в мою компетенцию. Я ничего не могу обещать.

Алан вздохнул.

– В таком случае дайте мне знать, когда передумаете. Сохраните этот куб данных, но пообещайте не открывать его, пока не закончится Крестовый поход Хаксларда.

– Да будет так, – сказал Главный Администратор. Он взял куб и покинул комнату, оставив после себя три предмета: кинжал из духовной стали, кристалл пустоты и ёмкость с кровью Предтечи.

Алан взял предметы, затем активировал свою недавно прокачанную способность Фальсификатор (Улучшенный), чтобы изменить все три объекта. Он вновь просмотрел характеристики кинжала из духовной стали.


Кинжал из духовной стали (Ранг S)


Кинжал из духовной стали. Это оружие способно разрезать практически любой материал, поэтому обращаться с ним нужно с особой осторожностью. Предмет был принудительно связан со странником Аланом посредством крови. Только могущественный Предтеча способен разорвать эту связь.


Урон: Обходит почти любую защиту. Всё, что разрезано, будет уничтожено. Дополнительные способности.

Прибл. Бесконечная долговечность. Требуется: Кровь Предтечи, Усиленная духовная сталь, Ножевой бой (Мастер), Улучшенный контроль (Продвинутый), Улучшенное передвижение (Продвинутый), Мастер ножевого боя (Улучшенный).

Требуется эссенция крови Предтечи, сейчас в запасе: 100/100 единиц, 5 единиц потребляемой/минуту активности. 1 единица/1,4 года регенерации.

Рекомендуется: Чистая кровь Предтечи, Абсолютная связь духовной стали, Улучшенный контроль (Мастер), Улучшенное передвижение (Мастер), Мастерство ножевого боя (Мастер).


Алан сделал небольшой крюк, прежде чем вернуться в шаттл хакслардов. Он поместил несколько предметов в одно из хранилищ, которые установил Лямбда – в случае, если его всё-таки забанят, он сможет получить доступ к сейфу с любого созданного им нового аккаунта, использовав одноразовый пароль.


***


Алан появился прямо из воздуха, оказавшись в нескольких дюймах от Фараона.

Фараон обернулся.

– Где ты был? Мы ждали здесь почти три часа.

Алан активировал Сверхсознание и атаковал Фараона. Тот отпрянул назад, пытаясь увернуться от удара, но Алан проследил за его движениями. Кинжал из духовной стали легко разрезал силовую броню, и голова Фараона покатилась по полу.

Появились два сообщения:


Бонус x5 к опыту за убийство противника выше вас на 1000 уровней!


Получено +23 уровня!


Остальные хаксларды на борту шаттла впоследствии были уничтожены. Малиновые лезвия расправились с ними легко и просто, израсходовав немного энергии. Для перезарядки кинжала из духовной стали требовалась эссенция крови Предтечи, но у Алана была только одна ёмкость с кровью.

Алан осмотрел шаттл, убедившись, что на борту больше никого нет.

Напевая себе под нос, Алан настроил автопилот шаттла на обратный полёт к «Титану». Он взломал компьютер челнока ещё до того, как раскрыл себя, убедившись, что собрал все необходимые данные о системе безопасности.

Откинувшись на спинку кресла пилота, Алан закрыл глаза и немного вздремнул. Предательство его утомило.


***


Взятие «Титана»оказалось нетрудной задачей. Алан хорошо знал внутреннее устройство корабля, так как уже дважды был его пассажиром. Десантный челнок, как личный транспорт Фараона, без проблем впустили в ангарный отсек.

Открывшие люк стражники обнаружили, что корабль пуст. Активировав улучшенный режим скрытности, Алан прокрался мимо них и направился прямиком к мостику, где располагался центр управления.

Двое хакслардов в чёрных доспехах с кроваво-красными щитками на шлемах, охранявшие центральное помещение, оказались беспомощными против оружия, способного нанести большой урон.

Алан открыл потайную комнату, где находились серверы «Титана», и приступил к взлому системы. Причина отсутствия какой-либо серьёзной охраны вскоре стала понятна. На борту остался базовый экипаж, подавляющее большинство хакслардов убивали неверных на Керсате. Кроме того, ИскИн корабля больше не выполнял приказы. Он не мог функционировать, после того как умер его владелец, Фараон.

В отсутствие Лямбды взлом защиты через Киберпространство занял гораздо больше времени. Ожидая, пока завершится процесс взлома, Алан обследовал коридоры «Титана», планомерно уничтожая экипаж.

С помощью кибернетического зрения Алан мог легко обнаружить любые представляющие интерес цели или противников. Он уделил особое внимание странному Алому Стражу и ассасину в серой маске, но большую часть команды составляли простые солдаты, убийство которых давало совсем немного опыта. Алан был бы даже не против, если б на корабле оказалось больше хакслардов, чтобы он смог собрать хороший урожай.

Когда погибла половина экипажа, примерно семьдесят пять человек, хаксларды наконец начали понимать, что что-то не так. Вероятно, потому что все трупы были сложены в одной из уборных. Но к тому времени стало уже слишком поздно.

Алан взял под свой контроль почти все системы корабля, его попытка взлома увенчалась успехом. Он изолировал экипаж от важных объектов на борту, таких как машинное отделение и системы связи, и добил остальных. Простые лазерные ружья, которыми была вооружена большая часть экипажа, почти не причиняли Алану вреда, часто позволяя немного пополнить его запасы энергии.

Моральный дух оставшихся в живых членов экипажа стремительно падал, гнев сменился паникой – низкоуровневые солдаты с плохим оружием пытались сбежать через отсек для шаттлов.

Алан оставил им доступ к единственному спасательному аппарату, наблюдая через видеокамеры корабля, как последние тридцать членов команды втиснулись в шаттл и улетели.

Алан направил орудия «Титана» на шаттл и выпустил по нему ракету. Челнок взорвался. Извращённое чувство удовлетворения и восторга переполняло Алана. Он пытался его подавить.

Появились сообщения:


Получено +97 уровней!

Бонусные очки не начислены по причине того, что битва была слишком лёгкой.

+4300 очков выживания.


Находящийся поблизости корабль «Бастион» вышел на связь с «Титаном».

В базе данных «Титана» сохранилась история сообщений, которую Алан использовал для того, чтобы отправленные им сообщения выглядели как подлинные. «Бастион» был проинформирован, что на взорванном шаттле находились игроки, пытавшиеся захватить «Титан». Корабль получил лишь незначительные повреждения и не нуждается в помощи. Квест, выданный Ткачом, был отредактирован с помощью способности Фальсификатор, дабы больше походить на официальный приказ, что автоматически снимало любые вопросы. Прямые распоряжения Троих воспринимались как истина в последней инстанции.

Алан отправил несколько зашифрованных сообщений на базу гильдии «Чёрная роза», дав им знать о своих успехах.


***


– Впечатлён твоей работой. Я не могу представить, как тебе удалось самостоятельно уничтожить экипаж, – сказал Эс. Он стоял возле пульта управления на «Титане», над ним развернулась трёхмерная карта звёздного неба.

– Большую часть систем нужно будет отключить, если мы собираемся летать на этом корабле куда захотим, – произнёс Энигма.

Алан кивнул. Ему потребовалось почти десять минут, чтобы перезарядить ракетный отсек. Больше всего времени ушло на то, чтобы дойти туда, где находилась ракетная установка корабля.

– Погодите-ка, а почему мы не привели никого из членов гильдии «Чёрная роза» на борт «Титана»? Некоторые из них могли бы помочь экипажу корабля, – сказал Алан.

– Я не доверяю тем, кто не прошёл надлежащую проверку, – заявил Эс. – Они были отправлены в Лабиринт Бездны, им приказано попытаться найти первую рейд-группу и помочь ей. На данный момент нам нужны только четверо человек, при этом один из нас должен не спускать глаз с Авроры.

– Я бы хотел доказать свою ценность для Империи, – произнёс Алан.

– Ты уже доказал, что более чем достоин. Я лично попрошу, чтобы тебя повысили до полноправного гражданина, – сказал Эс.

– Я хочу быть больше, чем гражданином, – сказал Алан. – В материалах, которое мне предоставили, сказано, что до начала Акта Истребления политических гостей, дипломатов и так далее размещали в Императорском дворце. Я заметил несколько интересных имён: Китана, Дэйзи и Эйс. Поскольку я уже предал гильдию «Чёрная роза», думаю, мне удастся убедить всех троих, что я вернулся с намерением отстаивать интересы Земли и ускорить вхождение моего мира в состав Империи.

– Хорошая идея, но ты забыл о нашей главной миссии, – сказал Эс. – Я уже прощупал почву, чтобы проверить, сможем ли мы найти поблизости источник кристаллов пустоты. Это кажется невероятным, но четверо бойцов вряд ли смогут повлиять на оборону Империи.

– Даже с космическим кораблём? – спросил Алан.

– Меня беспокоит Ткач, – нарушил молчание Энигма. – Чем раньше мы покинем этот регион, тем лучше.

Эс нахмурился.

– Империя противостоит Кузнецу, и говорят, что отряд Чёрной стражи не уступает Предтече. Их меньше, чем дронов Ткача, но я не понимаю, как мы могли бы помочь.

– Я победил двух Предтеч. Не говоря уже о хакслардах, – произнёс Алан. Он обнажил свой кинжал из духовной стали, клинок материализовался в его руке.

Эс уставился на кинжал, а затем повернулся к Энигме.

– Откуда родом этот парень? Нам нужно немедленно завербовать всех остальных обитателей его планеты. Взять курс на столицу. Я думаю, Алан, Император захочет встретиться с тобой лично.

– Буду ждать с нетерпением, – сказал Алан.

Глава 23

— Ищешь что-то? – спросил Фантом. Он и Алан были одни в трюме «Титана», где хранились предметы из гильдии Чёрная роза, включая силовую броню, оружие и разнообразный дроп уничтоженного Аланом экипажа.

– Проверяю нашу добычу, – ответил Алан. — Это всё потянет как минимум на несколько миллиардов кредитов. Мне должны объявить благодарность, за то, что я добыл часть этих предметов.

— На это можешь не рассчитывать, — сказал Фантом. Он достал бутылку виски и начал пить прямо из горла.

— Помню, в первом сообщении было сказано, что если Акт Истребления слишком сильно повредит инфраструктуру, то такие игровые зоны могут быть перезагружены, — сказал Алан. – Кстати, я хотел бы знать, куда делись ядерные бомбы?

— Они в безопасном месте, – ответил Фантом. – Я не мог не заметить, что ты проявил интерес к моим разработкам. Ищете что-то конкретное?

– Пытаюсь найти оружие, способное убить одного из Троих, — сказал Алан. Он воспользовался способностью Фальсификатор, чтобы сделать видимой только часть квеста «Гибель Империи», и показал его Фантому.

— Вот почему ты ищешь встречи с Императором, чтобы выполнить квест? Алан, позволь мне сказать, что ты не захочешь видеться с Императором, – произнёс Фантом. -- Дважды, дважды я встречался с дьяволом, и каждый раз это приносило мне такие страдания, какие я не мог себе представить.

– Спасибо за предупреждение, но могу сам о себе позаботиться, – сказал Алан. – Если ты так плохо относишься к Императору, почему ты стал его последователем?

– В этой вселенной есть большее и меньшее зло, а Император – это меньшее из зол, – ответил Фантом. – Омега, правящий вселенной. Вот величайшее зло, которого я не допущу.

– Погоди-ка, ты решил присоединиться к Империи только ради того, чтобы остановить Омегу, но каким образом тебе это удастся? – спросил Алан. – Не лучше ли поговорить с Властителями?

– Нет, даже у Властителей есть разные мнения по этому поводу, и те из них, кто хотели бы остановить Омегу, не желают разжигать ещё одну кибервойну, – сказал Фантом. – Слишком многие считают, что бессмертие стоит того, чтобы заплатить за него любую цену, какой бы она ни была, даже если нам придётся стать бездушными синтетическими монстрами.

– Я не уверен, что понимаю, к чему ты клонишь, но если существует средство, которое поможет мне добраться до Алефа, то я воспользуюсь этим средством, – сказал Алан.

– Но искусственный интеллект – это не просто средство! – воскликнул Фантом. – Ещё раз напомню, что технологии предназначены не для всех. Будущее, в котором мы достигнем Алефа, но он останется вне нашего контроля, гораздо опаснее, чем то, в котором Алеф никогда не будет найден. Существует точка невозврата, ели пересечём её, что бы мы ни делали и как бы ни боролись, мы будем либо порабощены, либо уничтожены, и я не позволю ИИ достичь этой точки!

Алан молча стоял рядом с Фантомом. Он не знал, как реагировать на эту вспышку гнева, если он скажет одно неверное слово, Фантом может его убить.

Спустя несколько секунд Фантом, похоже, успокоился.

– Я пришёл сюда, чтобы сообщить тебе, что мы решили держать Аврору в медикаментозной коме до тех пор, пока не прибудем в Императорский дом, Домус. В последних новостях говорилось, что дворец всё ещё стоит. Чёрная стража занята уничтожением внешних планет, преобразованием крепостных и граждан, недовольных Империей.

– Да, Империя и Альянс охватывают гораздо большую территорию, чем Керсат, не правда ли? Они включают в себя множество отдельных звёздных систем, – проговорил Алан.

– Прости, Алан, за то, что я не был хорошим наставником – что оставил тебя с Энигмой. Есть слишком много других проблем, слишком много…

– Думаю, тебе уже хватит пить, – сказал Алан. – Отдохни. Кроме того, и ты, и все остальные в Игре преподали мне самый важный урок из всех. Единственный человек, от которого ты можешь зависеть, это ты сам.


***


Пересечь границу безопасности оказалось непросто, ведь они находились за пределами Империи и к тому же на корабле хакслардов, но Эс знал нужных людей. Через несколько часов после прибытия они взяли курс на Домус.

Несколько дней спустя они наконец достигли орбиты Домуса. Оттуда выслали шаттл, который доставил их в Императорский дворец.

Планета Домус была маленькой, но обладала большой массой. Человека без силовой брони или прокачанных физических характеристик усиленная гравитация могла бы попросту расплющить. Но даже так ощущался лёгкий дискомфорт. Поверхность Домуса была покрыта тёмно-серым и чёрным камнем, местные природные ресурсы давно исчерпались. Каждое подземелье, отмеченное на карте, принадлежало Империи.

Домус также был знаменит невыносимо жарким климатом и короткими ночами. Выбор этой планеты в качестве столицы вызывал удивление. В Императорский дворец приходилось импортировать топливо, провизию, воду и многое другое.

– Я подготовил твои апартаменты, – сообщил Эс. – Они скудно обставлены, комната тесновата. Многие из императорских семей нашли пристанище во дворце, как и разные дипломатические представители.

– Роскошь мне не нужна, – сказал Алан.

– Да, хорошо. Думаю, тебе лучше оставаться в своей комнате, пока Император не разрешит аудиенцию. Не хочется злить сильных мира сего, – произнёс Фантом.

– Нет, Алан должен выйти в свет, представиться другим вассалам, – возразил Эс. – Мне предстоит со многими переговорить в саду камней.

– А когда император со мной встретится? – спросил Алан.

– График Императора неизвестен никому, кроме меня, – сказал С. – Мне было поручено только привести тебя во дворец и помочь здесь освоиться. Должно быть, твои подвиги достигли ушей Императора, но я даже не знаю, находятся ли он на Домусе. Император часто путешествует без всякой на то причины.

– Даже во время Акта Истребления? – удивился Алан.

– В Империи не жалуют слабаков. Граждане не просят о помощи, они помогают себе сами, – произнёс Эс. – При этом, безусловно, мы могли бы извлечь пользу, будь наш лидер более инициативен и готов выступать публично, однако у подковёрных игр есть свои преимущества.

Шаттл приземлился в нескольких милях от дворца. Энигма и Фантом куда-то уехали вместе с медицинской капсулой, в которой находилась Аврора.

– Тебе придётся оставить свой рельсотрон, – сказал Эс.

– Конечно, – ответил Алан. Он разоружился и пошёл следом за Эс по каменной дорожке, ведущей к дворцу.

Алан ощутил два присутствия, хотя его бионическое зрение ничего не обнаружило.

Императорский дворец больше напоминал крепость, чем роскошное здание. Казалось, он мог вместить от нескольких сотен до нескольких тысяч человек – намного меньше, чем Алан ожидал.

Тёмное каменное здание, врезанное в склон горы, напоминало сооружение, которое могло быть построено в Мордоре. За исключением того, что отсутствовали башни или шпили, а все постройки жалась к земле, либо стали частью ландшафта.

Ворота дворца охраняли двое Предтеч в чёрных доспехах. Оба сжимали два копья с наконечником из духовной стали, по одному в каждой руке. Удар таким копьём мог оборвать жизнь Алана в одно мгновение.

Алан поискал механические средства защиты: башни, щиты и тому подобное, и был удивлён, ничего не обнаружив.

– А где защита? Это Предтечи несут охрану? – спросил Алан, пытаясь хоть что-то выяснить.

– Более плотная атмосфера служит естественным щитом, предохраняющим от нескольких видов оружия, но истинная защита заключается в природе чёрных скал, окружающих дворец – их почти невозможно разрушить. Многолетний псионический ритуал и кровь принесённых в жертву укрепляют стены. Мало кто способен ускользнуть от Имперской Гвардии – Предтечам с оружием из духовной стали не нужно беспокоиться о лазерных или ракетных атаках из космоса.

– Меня удивляет, что Предтечи согласились служить охранниками, – сказал Алан.

Эс улыбнулся.

– Если их подчинить, Предтечи вполне благоразумны. В рядах Империи можно найти представителей всех видов. Ты больше не в маленькой гильдии. Мы в центре одной из самых сильных империй среди когда-либо созданных.

– Стать имперским губернатором не так уж просто. Чтобы чья-либо кандидатура была рассмотрена, нужно как минимум иметь боевой ранг S. Однако не волнуйся, никто тебя не убьёт, позарившись на твою духовную сталь, не получив дозволения Императора, – заверил Эс.

– Но могут это сделать, если будут думать, что их никто не поймает, – заметил Алан.

– В обычное время, пожалуй, да. Но во время Акта Истребления? Нет, тебе не о чем беспокоиться.

Когда они подошли к дворцу, Алан оказался вне зоны доступа для средств связи. Никаких входящих, исходящих или любых других сигналов не поступало. Он едва мог пользоваться собственной силовой бронёй. Каждый раз, когда Алан пытался протянуть руку, дабы подключиться к какому-нибудь устройству, сигнал поглощала сила, исходящая отовсюду.

Это всё стены. Чёрный камень, который Ледоволк применял, чтобы остановить обмен данными, наверняка родом отсюда. Только тут использовался не один крохотный камешек. Здесь он был повсюду: из чёрного камня сделаны стены, произведения искусства, плиты пола. Худший кошмар для хакера.

Алан начал задаваться вопросом, правильно ли он поступил, решив сюда приехать.

Эс устроил для Алана короткую экскурсию по открытым помещениям дворца, показав ему места, которые разрешено посещать. Алан отметил, что казармы охранников располагались сразу за хорошо укреплёнными вратами.

Сады камней возле входа представляли собой сооружения в стиле дзен, которые успокаивали разум. С помощью чёрных, серых и белых камней были нарисованы картины, изображающие рождения вселенных, коллапсирующие звёзды, а также завораживающие геометрические узоры. От Алана не ускользнул скрытый смыл, заложенный в этих композициях. Камни разного цвета, казалось, боролись между собой за территорию. Один лёгкий толчок, и баланс будет нарушен, а сад камней из спокойного озера превратится в бушующий хаотический шторм.

Каменные статуи служителей прошлого выстроились вдоль коридора: Предтеча, вооружённый огромным мечом из духовной стали, псионическая эльвенская женщина с энергетической сферой и человек в маске, облачённый в силовой доспех Вернувшихся, привлекли внимание Алана.

Во дворце было мало растительности, не хватало красок. Всё вокруг имело чёрный или белый оттенок. Даже те немногие игроки, что бродили по залам, носили белые или черные одежды, а иногда и серые. Алан и Эс гармонировали друг к другом, ибо каждый носил чёрную силовую броню.

Обеденный зал был обставлен просто, по всей комнате расставлены деревянные скамьи, а впереди возвышалась платформа для высокопоставленных вассалов. Эс сообщил Алану, что блюда подаются каждые четыре часа, и что ему также разрешено посещать кухню или обедать в своих апартаментах.

Во дворце также имелась библиотека – комната с настоящими книгами вместо серверов или кубов данных. Алан просмотрел содержимое библиотеки. Книги выглядели довольно старыми – это были исторические тексты и трактаты, написанные учёными Империи.

Алану казалось, что он вышел из Игры и отправился в прошлое, в более простые времена, когда машины ещё не властвовали над всем. Единственная разница заключалась в том, что многие объекты были разной величины, дабы подходить по размеру игрокам различных рас, от дварфов до Предтеч.

Большая часть дворца была закрыта для Алана. Во время экскурсии Эс в основном показывал Алану те места, куда он не мог пойти. В конце концов Эс решил отвести Алана в его апартаменты, маленькую комнату размером со шкаф в дальнем конце бокового коридора. Половина комнаты представляла собой каменную плиту, на которой лежал набитый перьями матрас.

– А где капсулы? Как люди обновляют свои способности и точки возрождения? – спросил Алан.

– В катакомбах. Именно туда Фантом и Энигма отправились вместе с Авророй, – пояснил Эс. – Некоторые образцы техники запрещено использовать во дворце. Они в любом случае здесь не будут работать. Я согласен, что на первый взгляд местная техника может показаться немного отсталой, но со временем ты приспособишься.

– Как вы оказались на службе у Императора в качестве его слуги? – поинтересовался Алан.

– Я был рождён для этого, – сказал С. – Но сейчас у меня есть дела. Император посетит тебя. Не доставляй никому неприятностей во дворце.

– Спасибо за экскурсию, – сказал Алан.

Эс вышел из комнаты.

Алан сел на кровать. Возможно, он возлагал слишком больше надежды на присоединение к Империи и службу Императору.

Алан покачал головой. Сейчас ему нужно сосредоточиться на других вещах. Отсутствие Евы и Лямбды, кого-то, кто мог подкинуть идею, отвлекало. Можно поговорить с Доппелем, но это всё равно, что общаться с виртуальным помощником: скучно и бессмысленно.

Расспросив нескольких охранников, Алан узнал, что Дейзи и Китана остановились в другой части дворца. Эйс пал в битве. Алан позже навестит их, когда сможет передвигаться по дворцу незамеченным.

Любопытно, но Алан обнаружил, что одно из незримых присутствий продолжало следовать за ним, даже после того, как он вошёл на территорию дворца.


***


Алан постучал в дверь. Затем, поразмыслив минуту, сделал несколько шагов назад.

Дверь открылась, за ней стояла Китана. Она получила новые шрамы, в процессе чего, похоже, стала ещё более смертоносной. Китана будто бы излучала ауру опасности.

Возникла пауза, а затем меч Китаны оказался у неё руках.

– Остановись! Я здесь, чтобы поговорить, – сказал Алан, отступая в коридор и подняв руки вверх.

Китана опустила оружие.

– Поговорить. Но слова предателя не имеют смысла.

– Мы должны побеседовать наедине, – сказал Алан. Он заглянул в комнату Китаны и увидел фигуру, сидящую на кровати. Дейзи. Несколько кусочков головоломки встали на свои места.

Китана начала поднимать меч, но Дейзи сказала: – Подожди. Давай выслушаем его.

Алан вошёл в комнату.

– У кого-нибудь из вас есть возможность убедиться, что наш разговор не никто не услышит? Почти все технологии, которыми я владею, не работают из-за этого камня – он глушит сигнал.

– Не хочешь сказать «Привет» или «Как я рад тебя видеть»? – спросила Дейзи.

Алан пожал плечами. В последний раз, когда он видел Китану, она изо всех сил пыталась его убить.

– Тогда перейдём к делу, – сказала Дейзи. – Как посол, я могу гарантировать, что наш разговор не будет услышан. А теперь скажи мне, Алан, почему ты предал человечество?

– Предал человечество? Я? Я ничего подобного не сделал. Наоборот, если кого-то и предали, то это меня.

Доппель выдал информацию о классе дипломатов в Игре. У Дейзи должна быть способность определять, лжёт он или говорит правду, что, как Алан надеялся, облегчит беседу.

– Нет, – сказала Дейзи. – Китана знала, что атака на финансовую систему Земли была уловкой. Ты этого не знал. Ты хотел нанести ущерб Правительству объединённого мира любым возможным способом.

– Потому что в то время я верил, и до сих пор верю, что путь, по которому идёт ПОМ, ведёт к порабощению или исчезновению человечества, – произнёс Алан. – Вот почему я сегодня пришёл. У меня есть новая информация, и она…

– Как мы можем верить твоим словам? Ты не раз демонстрировал, что действуешь сам по себе, что одержим получением уровней и обретением всё большего могущества в Игре, – сказала Дейзи. – Сила стоит дорого, но сила означает ещё и ответственность. Ты обладаешь одним из самых мощных ИскИнов, доступных человечеству, и вместо того, чтобы помогать нам планировать развитие нашей планеты или выполнять свой гражданский долг, ты вступаешь в гильдию инопланетных наёмников.

Китана открыла рот, будто собиралась что-то сказать, но промолчала.

– Я обладал одним из самых мощных ИскИнов, – уточнил Алан. – Ева больше не со мной. И я тоже человек. Я родился на Земле, я там вырос. Я люблю свою семью, свою страну, свой мир. Свой народ. Но вам не обязательно верить мне, просто взгляните на это.

Алан достал куб данных и бросил его Дейзи.

– Там вы найдёте информацию о планах Империи относительно Земли, – сказал Алан. – С самого начала высокоуровневые квестодатели – лидеры фракций или их подчинённые – вербовали игроков-землян в Империю. Часто игроки даже не подозревали, что работают на слуг Империи или андроидов. Уже не имеет значения, будет ли Земля атакована физически или потерпит финансовый крах, если лучшие её представители обмануты и служат враждебной фракции.

– Я прибыла сюда, чтобы поддержать мирные связи и выяснить, что значит для Земли присоединение к Империи, – проговорила Дейзи. – До сих пор Империя не проявляла к нам ничего, кроме гостеприимства…

– Нет. Ты не понимаешь, – вздохнул Алан. – Вы не присоединитесь к Империи. Империя вас поработит. Никто не получит свободу, каждый будет вынужден подчиняться чужой воле.

– Зачем ты здесь, Алан? – спросила Китана. – У тебя есть план?

Алан улыбнулся и сказал:

– Я больше не пытаюсь придерживаться одного плана. Давно понял, что это бесполезно. Вместо этого я форматирую будущее, лелея наилучший исход событий. Представьте себе, что будущее – это дерево возможностей, растущее только вверх и бесконечно разветвляющееся в разные стороны. Мы все стоим на разных ветвях этого дерева, способные лишь смотреть вдаль, способные лишь многое изменить. Множество путей скрыты, их только предстоит найти.

Глаза Алана горели. Механические шестерёнки вращались всё быстрее и быстрее.

– Я вижу плоды, которые предстоит собрать, вижу обильный урожай. Но также я вижу смерть и разрушение. Неизбежный конец. Я делаю всё возможное, чтобы обрезать плохие ветви и помогать расти хорошим. Но время – это река, что течёт вечно. Дерево продолжит взрастать и без моего присмотра. Я лишь надеюсь, что смогу хоть что-то изменить.

Алан закрыл глаза. Когда он вновь их открыл, взгляд был пустым. Алан прошептал, обращаясь скорее к самому себе: – Я постараюсь что-то изменить, чего бы мне это ни стоило.

– Зачем ты здесь? Зачем пришёл к нам, если не хочешь получить награду, которую гильдия «Чёрная роза» назначила за мою голову? – спросила Китана.

– Как я уже сказал, я пытаюсь открыть новые пути, ветви будущего, – ответил Алан. – Именно так поступили имперцы с самого начала, планируя каждый шаг и делая всё возможное, чтобы у Земли не осталось иного пути, кроме как присоединиться к Империи. Главные организаторы турниров, те, кто привели Ледоволка в Игру? Агенты Империи. Гильдия «Чёрная роза», которая завербовала нас в самом начале? Агенты Империи. Сторонники Легиона Людей? Агенты Империи. И вы идёте прямо к ним в руки.

– Что? Откуда ты всё это знаешь? – спросила Дейзи.

Алан указал на куб данных, который он ей вручил.

– Это всё там, на этом кубе.

– Даже если то, что ты рассказал, правда, больше похожая на теорию заговора, чем на что-либо другое, что мы можем сделать? – спросила Дейзи. – Мы – одинокая планета, новички в Игре. Мы не протянем и месяца после того, как наш статус новичка будет аннулирован. Ты бы предпочёл, чтобы все присоединились к Троим и стали религиозными фанатиками?

– Нет, вовсе нет, – произнёс Алан. – Я выбрал два пути, которые приведут либо к уничтожению, либо к нарушению деятельности одной из основных группировок, противостоящих Земле: речь о Империи и Хакслардах. Это откроет новые возможности, появятся новые варианты.

– Ты сошёл с ума, Алан, – проговорила Дейзи. – Я не знаю, где ты был и чем занимался, но если ты думаешь, что сможешь уничтожить две крупнейшие фракции, то ты безумен. Даже вся армия Земли не справится с такой задачей, не говоря уже об одном человеке.

– Они бы справились, будь они готовы рискнуть всем этим, – сказал Алан. – Нужно пойти на риск, сделать нелогичный выбор. Но, как я сказал, это мой дом, откуда родом мои друзья, моя семья. Люди, которых я любил.

Алан перевёл взгляд с Китаны на Дейзи. – Ради любви люди делают глупости. Я надеюсь, что меня запомнили как героя. Возможно, отчасти именно поэтому я пришёл к вам сегодня. В случае, если вы потеряете этот куб данных или он будет стёрт, на Керсате есть хранилище, в которое я поместил ту же информацию. Я дам вам коды доступа.

– Перестань заниматься самовозвеличением, – сказала Дейзи. – Хватит строить из себя мученика.

– Не поймите меня неправильно. Я делаю всё возможное, чтобы попытаться выбраться из этой авантюры живым, – сказал Алан. – Хотя шансы невелики.

– Убить его? – спросила Китана.

– Нет. – Дейзи крутила в пальцах куб данных. – Оставь нас. Мне нужно всё проверить, убедиться, что предоставленная тобой информация верна.

– До свидания, и удачи, – сказал Алан.

Он вернулся в свою комнату во дворце и замер на пороге. Там его ожидал Предтеча. Ростом выше пяти метров, в его кожу были вживлены пластины из духовной стали. Это он убил Алана во время Обучения.

Алан активировал Разделение разума, Сверхсознание и Разобщение сознания.

– Прекрати это, – сказал Предтеча. Сила, давившая на разум Алана, пыталась заблокировать способности и сломать его волю. Алан боролся с ментальной атакой, стремясь её отразить, но он был слишком слаб. Разделение разума отключилось, а вслед за ним и Сверхсознание. Алан разразился тихим рычанием, и с мрачной решимостью ему удалось сохранить мельчайшие участки сознания, спрятав мысли в глубинах своего разума.

Предтеча оглядел Алана с ног до головы.

– Лучше, но всё равно недостаточно. Ты думаешь, что нашёл ответы, но всё, что у тебя есть, это ещё больше лжи. Ты глупое дитя, которое хочет поделиться своей полуправдой и навязать свои взгляды миру. Но твоя реальность искажена, искривлена настолько, что ты не можешь себе представить. Я спасу тебя, заставив служить мне.

– Вы. Вы – Император. Предтеча, обладающий какими-то псионическими способностями, – догадался Алан. Он сунул руку в одну из секций в своей силовой броне.

Предтеча улыбнулся.

– Может, да. А может и нет. Потенциал, который я видел прежде, увеличился, но он пока только зарождается – твоя сила ещё не полностью проявила себя. Служи мне добровольно, дитя, и я приведу тебя к Алефу ближе, чем ты когда-либо думал.

Алан начал опускаться на колени. Он обратился к своему разуму, пытаясь сосредотачиваться на…

Предтеча отбросил Алана к стене. Быстрее, чем он успел среагировать, Предтеча вырвал из брони Алана кристалл пустоты и внимательно его изучил.

Алан попытался установить связь с кристаллом через Игру, но камни в стенах сводили на нет любые попытки. В его сознании возник блок, отсоединивший Алана от его импланта Технолорда.

Поверженный, Алан рухнул на пол.

– Хорошая попытка, но у тебя всё равно не было шансов, – сказал Предтеча. Он держал кристалл пустоты возле своей головы.

– Если энергия, содержащаяся в этом кристалле, взорвётся, это лишь наполовину сократит мой запас здоровья. Ради чего, по-твоему, я осквернил своё тело и искалечил душу? Так что энергетическое оружие и способности противника оказывают на меня минимальное воздействие. Я вынужден играть по их правилам, но я не хочу сражаться игрушечными солдатиками – это не мой уровень. Они сидят в засаде, ожидая, пока их собратья присоединятся к крестовому походу. Я докажу, что они не напрасно меня боятся.

Предтеча взглянул на Алана.

– Все твои попытки бесполезны, а планы бессмысленны. Ты по-прежнему играешь в игру, которую не сможешь выиграть. Присоединяйся ко мне, и я укажу тебе путь. Поднимись на ноги и послужи праведному делу.

Алана захлестнуло отчаяние. Им овладела апатия. Он потерпел неудачу, и ничего не мог поделать. Он был никем: пылинкой, одиноким человеком в равнодушной вселенной. Всё, что он мог бы предпринять, не имело значения. С тем же успехом он мог сдаться.

Нет, ещё оставалась надежда. Он развивается. Он станет сильнее и будет сражаться всё больше и больше, пока не победит или не погибнет.

Алан кое-что вспомнил, после чего встал и посмотрел в глаза Предтече.

– Вы пришли на Землю в поисках союзников, а не слуг, – произнёс Алан. – Вам нужны не псы, выпрашивающие объедки и лижущие вам ноги, но кто-то, кто способен сражаться на вашей стороне. Я бросаю вам вызов, Император, и докажу, что мой народ чего-то стоит.

В следующее мгновение клинок из духовной стали коснулся горла Алана.

– Я предупреждал тебя, что не буду снисходительным.

– Нет, битва состоится не здесь и сейчас. Я выйду на бой в открытом поле вместе со своими союзниками и во всеоружии, – сказал Алан. – Я знаю, что у меня нет шансов в одиночку вас победить.

– То есть ты сможешь побежать к Троим за подкреплением и стать ещё одним моим врагом? Присягни мне прямо сейчас или умри, – произнёс Предтеча.

– Нет. Если убьёте меня, клянусь, что я вернусь, как только этот крестовый поход закончится, и посвящу себя тому, чтобы навсегда покончить с вами и вашей Империей, – сказал Алан. Он закрыл глаза и активировал загадочную способность, которой научил его Пустота. Попытался направить собственное восприятие внутрь Игры. – Смерть – это жизнь.

Предтеча смотрел вдаль, поигрывая обломком духовной стали. На его покрытых шрамами руках появились мелкие порезы, но он потерял только 0,2% своего здоровья.

Алан попытался произвести несколько вычислений, но без его импланта строить догадки чревато. Если Алан атакует Предтечу своим кинжалом, у него может получиться только скользящий удар. А Предтеча обладал такой скоростью, что опережал любого другого врага, с которым Алан когда-либо сталкивался. Любое движение не укроется от его внимания. Спасения не было.

– Ах да, у меня ведь осталось несколько вопросов… Чья духовная сталь сейчас при тебе? – спросил Предтеча.

– Повелителя Бездны, – ответил Алан.

– В таком случае я принимаю твой вызов. При условии, что ты не воспользуешься помощью хакслардов. Только игроки, которые добровольно к тебе присоединяются. Если проиграешь, дашь клятву, что впоследствии навсегда останешься моим слугой, преданным мне душой и телом, – сказал Предтеча.

Квест Алана обновился:


Стать достойным


Вы узнали, что таинственный Предтеча – это Император, и бросили ему вызов. Император принял ваш вызов, в связи с чем все остальные условия квеста отменены. Согласны ли вы с новыми условиями?

Наказание: Если проиграете бой, то станете пожизненным слугой Императора.

Вознаграждение: ??? Смерть Императора. Духовная сталь.

Ограничение по времени: Минута, чтобы принять решение. Битва состоится спустя один день на поверхности планеты Домус, вдали от любых укреплений или зон боевых действий.

Уровень угрозы: Бета – Гамма.


Предупреждение! Соглашаясь с обновлённым квестом, вы рискуете стать пожизненным слугой другого участника Игры. Настоятельно рекомендуется не принимать эти условия.


Верните доступ к моему импланту, дайте мне обдумать свой выбор, – попросил Алан.

Император проигнорировал его просьбу. Таймер в окне с текстом квеста начал обратный отсчёт. 30 секунд. 25… 20… 15… 10… 9… 8… 7… 6… 5… 4… 3… 2… 1…

«Эпсилон?» – подумал Алан, а затем, когда закончился отсчёт, выпалил:

– Я согласен, при условии, что мне будет разрешено использовать все мои артефакты и способности.

– Прекрасно. Завтра бесплодная земля утолит жажду крови. Завтра ты умрёшь и начнёшь жизнь заново, став слугой вечности. Но ты уже слуга, не ведающий о хозяевах, которым служишь, поэтому, я полагаю, ты даже не заметишь разницы, – сказал Император.

Он бросил Алану кристалл пустоты, а затем исчез из поля зрения, передвигаясь слишком быстро, чтобы Алан мог за ним проследить.

Имплант Технолорда вернулся к Алану. Он произвёл несколько вычислений.

«Я в замешательстве», – проговорил Доппель. «Мы победили?»

Алан проигнорировал его, а затем вернулся в комнату Китаны. Он постучал в дверь и сказал:

– Мне нужна ваша помощь. Открылся новый путь.

Глава 24

Катакомбы представляли собой нечто вроде кладбища, места массового захоронения для живых. Они охранялись так же хорошо, как и императорский дворец, если не лучше. Предтечи, гигантские роботы и многочисленные слуги стояли у ворот и патрулировали окрестности.

Прислушавшись к своим ощущениям, Алан обнаружил, что это место усиливает сигналы, а не поглощает их. Ему казалось, что он мог бы протянуть руку и установить связь со спутниками и космическими кораблями на орбите планеты.

В центре катакомб располагался огромный мавзолей в виде полусферы, похожий на космическую обсерваторию. От него постоянно исходили волны сигналов. Мавзолей окружали небольшие полусферические здания, которые также транслировали сигналы к звёздам.

Когда Алан был в миле от щитов, окружавших катакомбы, двое Предтеч подошли и схватили его за руки.

— Что ты здесь делаешь?

– Я пришёл, чтобы найти игрока по имени Фантом, – сказал Алан.

– Вам запрещено находиться здесь. Вернитесь во дворец.

— Я готовлюсь к поединку с Императором. Мне разрешили собрать союзников, и некоторые из них, как я считаю, находятся в катакомбах, — ответил Алан.

Предтечи обменялись смущёнными взглядами.

— Дуэль с Императором? Здесь не место для шуток, пигмей.

— Есть ли поблизости служители, которых зовут Фантом или Энигма? Отправьте им сообщение. Или, быть может, Императору, — сказал Алан, посмотрев в глаза одному из Предтеч. – Я отношусь к дуэли серьёзно. Не советовал бы вам преграждать мне дорогу.

Один из Предтеч исчез, заставив Алана активировать Сверхсознание, чтобы проследить за тем, как он вернётся в катакомбы. Через минуту Предтеча появился вновь, и Алан прошёл через щиты и контрольно-пропускные пункты, оказавшись в одном из зданий.

Хотя это место называлось катакомбами, вместо могил здесь были капсулы. Одно такое здание могло вместить почти пятьдесят игроков. Большинство капсул были заполнены, в одной из них Алан обнаружил Аврору. Фантом и Энигма стояли рядом с ней.

Большая параболическая спутниковая антенна внутри помещения гудела от напряжения, вызванного неизвестной энергией. Катакомбы отправляли и получали сигналы. Алан догадался, что это то самое место, откуда, вероятно, пришли Специалисты. Они были андроидами, привязанными к игрокам, находящимся здесь, в безопасности в своих капсулах. Но что тогда делали игроки?

— Оставьте нас, – сказал Фантом. Предтечи покинули комнату.

– Что это за самоубийственный поединок, о котором я слышал? – поинтересовался Фантом.

— Мне нужен шанс получить силу, — сказал Алан. – В тот момент мне казалось, что это единственная возможность. Как я понял, у вас нет желания мне помочь?

-- Нет. Я предлагаю тебе выпросить у Императора более мягкий приговор.

– Мы оба знаем, что это не сработает, – ответил Алан.

– Нет, это не так, – сказал Фантом.

Алан повернулся к Энигме.

– Раз ты не хочешь мне помочь, как насчёт Пустоты?

Фантом засмеялся.

– С чего бы это Пустоте тебе помогать?

– Лучшая ложь – это полуправда, – сказал Алан. – Я обдумал уход Пустоты из гильдии и твой рассказ о том, что вы оба работаете на Империю. Всё это просто бессмысленно и не укладывается в голове. Но потом я понял, что ты слишком умён, чтобы складывать все яйца в одну корзину.

– Ты знал, что гильдия «Чёрная роза» потенциально может быть уничтожена, но уход из неё будет расцениваться как предательство Империи. Пустота, однако же, смог уйти и даже присоединиться к хакслардам. Поддерживая связь с человеком, который находится по обе стороны Акта Истребления, ты в любом случае окажешься в выигрыше. Я проверял, правила позволяют оживлять игроков из вражеского лагеря. Плюс, если Пустота поклоняется всем богам, разве Трое не входят в их число?

Энигма снял шлем, и Алан увидел улыбающегося Пустоту. Он выглядел выше и старше – подрос, чтобы соответствовать телосложению Энигмы.

– Но как ты узнал, что я не андроид? Что если все мы – роботы, притворяющиеся людьми? – спросил Пустота.

– Мы здесь не для того, чтобы играть в интеллектуальные игры, – произнёс Фантом. Он посмотрел на капсулу, в которой лежала Аврора. – Теперь, когда Алан раскрыл секрет, Император тоже обо всём узнает. Лучше покончить с проблемой прямо сейчас.

– Конечно, вы можете связаться со Кузнецом, – сказал Алан. – Мы поймаем Императора без охраны и…

– Наши планы раскрыты, ловушки обнаружены. Люди умирают, а время уходит, – проговорил Пустота. – Это невозможно сделать. Твои птички оставили тебя, Алан? Или это ты их бросил?

Алан поднял голову.

– Я готов пожертвовать собой. Вот решение, которое я принял, – сделать всё возможное для достижения моей цели. Не вставайте у меня на пути. Ты поможешь мне в поединке против Императора или нет?

– Ты не понимаешь ходов, которые ты делаешь, – произнёс Пустота. – Наивный гамбит, чтобы спасти свой родной мир? Пожертвовать пешкой, чтобы снять с доски сильную фигуру? Это не имеет смысла. Они всё равно выиграют партию. Я присоединился к Империи не потому, что это было самое мудрое решение, а потому, что Император знает, кто истинные враги. Ты этого не знаешь. Думаю, тебе лучше стать его слугой.

– Ты не ответил ни да, ни нет, – сказал Алан. – Император дал мне шанс, почему бы им не воспользоваться?

– Уходи, – произнёс Фантом. – Убирайся с этой планеты и избегай Империи любой ценой. Ты всё ещё являешься владельцем «Титана», не так ли? Я уверен, что ты достаточно изобретателен, чтобы сесть на корабль и попытаться улететь далеко-далеко. Он сейчас на орбите, его переоборудовали в разведывательный корабль. Игра выставит против тебя флотилии хакслардов, которые тебя уничтожат, но это лучшая судьба, чем быть слугой монстра, находящегося вне твоего понимания.

Алану казалось, что он может слышать эхо голосов своих ИскИнов. Они оба выступали за то, чтобы уходить, убегать, принять бой позже, прокачав уровни и навыки. Но они больше не были ИскИнами Алана, и он уже знал, что «Титан» висит на орбите, – он контролировал корабль, хотя имперцы думали, что Алан его отдал.

Алан шёл на риск. Неважно, что обстоятельства против него, что математически это наихудший выбор из возможных. У него появилось ощущение, что он может справиться с этим, несмотря ни на что. Не просто ощущение. Это был не прыжок веры, но игра с высокими ставками. Он видел путь перед собой, ему просто нужно следовать по этому пути.

– Почему ты так боишься Императора, Фантом? – спросил Алан. Он подошёл к Фантому, уставившись на него.

– Я…

Алан выхватил свой кинжал из духовной стали и вонзил его в череп Фантома. Фантом попытался поднять руку, чтобы успеть среагировать, но клинок разрезал всё. Пустота стоял в стороне, по-прежнему улыбаясь, и снова надел шлем.

Появились сообщения:


Бонус x5 к опыту за убийство противника выше вас на 1000 уровней без получения урона!


Получено +93 уровня!


Получено свыше 90 уровней за одно убийство! +90 бонусных очков способностей.


Предупреждение! Вы нарушили контракт гильдии «Чёрная роза». Вы должны будете заплатить штраф и пройти процедуру дознания, ваш титул «Оруженосец Фантома» был удалён.


Предупреждение! Вы убили слугу Империи. Репутация в Империи изменена на «Враждебный».


В следующий миг в комнату ворвались двое Предтеч. Алан небрежно поднял руки.

– Вы арестованы. Вы…

– У меня назначена дуэль с Императором. Фантом не захотел возвращать мои вещи, – сказал Алан. Он поделился с охранниками подробностями своего квеста «Стать достойным». Он не стал подправлять текст, так как подозревал, что они обладают навыками обнаружения подделок, с помощью которых смогут заметить любые изменения.

– Вскоре я стану слугой Императора, и если вы заставите меня пропустить поединок, то я привлеку вас к ответственности.

Охранники колебались и явно не знали, что делать. В конце концов они решили обратиться за помощью. Через несколько минут в комнату вошёл Эс.

– Алан, что ты делаешь? Вряд ли это правильно обращаться со своими сослуживцами подобным образом, – сказал он.

– Я пока ещё не слуга, – ответил Алан, – и я хочу доказать, что достоин того, чтобы стать им. Хотите проверить меня в бою?

– Нет, я думаю, нет, – сказал Эс. – Я доставил сообщение. Больше не нужно уничтожать имущество или персонал Империи. Это понято?

– Хорошо, это больше не повторится, – сказал Алан.


Репутация с Империей изменена на «Нейтральный».


– Почему-то я тебе не верю, – изрёк Эс глядя на Алана.

– Вам и не нужно мне верить. Император хочет, чтобы я устроил бой. Я выполняю его желание, – сказал Алан.

– Мы последуем за ним, позаботимся о том, чтобы он держался подальше от неприятностей, – сказал один из Предтечей.

– Нет. Сейчас Алана нужно оставить в покое, – проговорил Эс, а затем покинул комнату с охранниками.

– Когда Фантом возродится, он сообщит о тебе Властителям. Твои секреты будут прочитаны как книга, и тебе будет предоставлен вечный покой, – произнёс Пустота.

– Нет, если я убью Императора. Это заставит Фантома сделать паузу, помешает ему принимать какие-либо радикальные решения, и Властители могут дать мне отсрочку, – сказал Алан. – Также существует вероятность, что воспоминания Фантома о смерти будут стёрты, или что другие меры предпринятые мною меры дадут результат. Где настоящий Энигма, где андроид? Как предмет, он должен стать моим. Я убил владельца.

– Ах, радость надежды, – произнёс Пустота. – Как глупо. Как свежо. Хорошо, я помогу тебе в твоей дуэли с Императором. Это послужит полезным уроком смирения. Больше нельзя избегать богов. Безликий человек находится поблизости.

Алан кивнул и подошёл к капсуле.

– Посмотрим, поможет ли Аврора. – Он нажал несколько кнопок.

Аврора была выведена из комы. Жидкие серебряные наниты струились по её телу, когда она села.

Она повернулась, чтобы посмотреть на Алана.

– Что происходит?

– Мы находимся в столице Империи, Домусе. Фантом, – Алан указал на мёртвое тело, – предал гильдию «Чёрная роза», оказавшись слугой Империи. Он похитил тебя в качестве заложника. Я подыгрывал ему, пока у меня не появилась возможность его убить. Теперь я должен встретиться с Императором в смертельной дуэли. Буду признателен, если ты мне поможешь.

Аврора пролистала список сообщений.

– Где Шажок? Почему я должна тебе верить? Последнее, что я помню, это пребывание на базе гильдии «Чёрная роза».

– Я убил Шажка, но допустил ошибку, – соврал Алан. – Я не знал, кому он на самом деле предан, и хотел бы, чтобы он сейчас был здесь и помогал нам.

– Я тоже хотел бы, чтобы он по-прежнему был среди нас, – сказал Пустота, используя голос Энигмы. – Но всё, что имеет значение, – это настоящее.

Аврора моргнула.

– Энигма. Что случилось с моей матерью? Что произошло в Лабиринте Бездны?

– Хотел бы я знать, – ответил Пустота. – Я ушёл слишком рано, отправился выполнять отдельное поручение. Боевое мастерство – не моя сильная сторона. А ещё Фантом держал меня в заложниках.

Аврора немного подумала, а затем кивнула.

– Я сделаю всё возможное, чтобы обеспечить безопасность гильдии «Чёрная роза». Если это означает месть Империи, которая нас предала, пусть будет так. Каков ваш план?

– Ну, – сказал Алан, повернувшись к Пустоте, – я полагаю, у вас ещё остались две ядерных боеголовки…


***


Четыре фигуры стояли на холме. Пейзаж ничем не выделялся, кроме кучи грязи.

Китана сжимала свой клинок. Его края были покрыты духовной сталью – в качестве оплаты её помощи. Оружие в её руках стало ещё более грозным. Сердце Китаны колотилось, мир вокруг обрёл краски. Гневное намерение уничтожить чудовищного врага тяготило её.

Дейзи стояла позади, по центру холма, готовая оказать медицинскую помощь. Она понимала, что это не будет иметь особого значения в предстоящей битве. Но она сделает всё, что сможет. Ради Земли. Император не уважает дипломатию, только силу.

Аврора развела руки в стороны и создала стены из чистого льда. Они не сильно помогут, но даже доля секунды может стать решающей в вопросе жизни и смерти. Она по-прежнему была в замешательстве, ещё не оправившись от предательства и самоуничтожения гильдии, она не знала, во что верить. Поэтому сосредоточилась на льде и таком знакомом холоде.

Энигма стоял раз за разом сканируя окрестности, чтобы определить, должен ли он действовать. Монотонный цикл проверок, который будет продолжаться вечно, если ничего не изменится.

– Где прячется Алан? Он стал невидимым час назад, – сказала Дейзи.

– Сосредоточься на грядущей битве. Она может закончиться в одно мгновение, – произнесла Китана.

Аврора взглянула на клинок, который сжимала Китана.

– Никто из нас не выдержит и одного удара. Я не понимаю, как мы можем выиграть этот бой.

В небе появилась точка. Энигма приготовился.

Рядом с ними стала видимой фигура в силовой броне, вооружённая рельсотроном, и сказала: – Мы приманка, жертва.

Затем Император оказался над ними. Он разбил ледяные стены, врезавшись в центр пласта, прежде чем кто-либо, кроме Энигмы, успел среагировать.

Энигма щёлкнул переключателем, но слишком медленно, слишком поздно. Император сбил Энигму с ног и сокрушил андроида, расплющив его своим весом. Ядерная бомба активирована. Император позволил ей взорваться и отскочил назад.

Но взрыва не произошло, не было никакого выброса радиации. Вместо этого мелькнула стальная вспышка, и уровень жизни Императора уменьшился на 5%. На его груди появилась диагональная линия.

Китана подняла меч, готовая к новой атаке. Император вскинул руку, выстелив лезвиями из духовной стали. Уровень жизни Императора уменьшился на 2%, но лезвия прошла через голову Китаны.

Вдалеке раздался взрыв. Ядерный гриб взметнулся над катакомбами. Император замер, а затем на его лице появилась безумная усмешка.

Аврора пыталась заковать Императора в лёд, чтобы ограничить его движения. Он стряхнул ледяные оковы, и несколько лезвий из духовной стали пронзили голову Авроры.

Дейзи отчаянно пыталась излечить повреждения Китаны, чтобы вернуть её к жизни. Она была убита уже постфактум, когда щелчок пальца Императора размозжил её череп.

Выстрелил рельсотрон, и игла из духовной стали пробила бедро Императора. У него всё ещё осталось 90% здоровья.

– Это всё, на что вы способны…

И затем «Титан» врезался в Императора на полной скорости, словно метеорит, двигатели корабля работали на полную мощность. Пустота, облачённый в доспехи Алана, был мгновенно раздавлен насмерть.

Алан стоял в диспетчерской, сосредоточившись на кристалле пустоты в своей руке. Активировав Сверхсознание, Алан соединился с самой Игрой, вытеснив собственный разум из ткани реальности, взаимодействуя с данными. Он всего лишь распознал Игру и вплёл себя в неё, став её частью.

Время, казалось, замедлило бег настолько, что даже Ева не способна была произвести подобный эффект. Алан впитывал в себя каждую деталь окружающего мира. Он внезапно смог видеть. Вспыхнули новые ощущения, он словно вышел из тёмной пещеры на свет.

Появлялись сообщения. Алан уже знал, что в них написано, ему не нужно было тратить время на чтение.


Осознав всё, что находится в пределах вашего восприятия, вы приобрели новую способность: Малое Всеведение!


+500 к Восприятию.


ОШИБКА, вы получили новую способность: Малое Предвидение!


+100 к Интеллекту, +100 к Восприятию, +100 к Силе воли.


Сила, с которой «Титан» врезался в Императора, здоровье Императора и его сопротивление урону, количество энергии, испускаемой кристаллом бездны, всё было ясно как день.

Но и этого могло быть недостаточно.

Император выживет, оставшись с двумя процентами здоровья.

Алан застыл, отчаянно пытаясь понять, что он может сделать. Хотя он знал все переменные. Весь его запас энергии и здоровья был израсходован на взаимодействие с данными. Ему потребовалось всё, чтобы достичь этой точки, и ему по-прежнему нужно было использовать взаимодействие с данными, чтобы высвободить антивещество кристалла пустоты. Но даже этого недостаточно.

Единственное, что Алан ещё не израсходовал, это его сознание. Огни, разум, который проходил через Киберпространство, часть игры, ставшей им самим. Его душа.

Стоило ли одно убийство такого риска, такой жертвы?

Нет. Алан хотел жить дальше. Существовать.

Но Малое Предвидение было активировано, и Алан мог видеть ветви будущего. Он станет рабом или его забанят в Игре. Даже если он вернётся в Игру, он не изменит ход истории – Земля окажется под контролем Империи. Миллионы, возможно миллиарды людей, будут удалены, сражаясь против самой Игры. Никакого прогресса не удастся достигнуть. Ничего, кроме войны и разрушения.

С другой стороны, Алан умрёт. Истинный конец. Империя рухнет и сгорит во время Акта Истребления. Земле будет позволено развиваться, её будущее не определено. Путь к новой надежде обнаружил себя.

Но в этом мире не будет Алана.

Забавно, но Алан чувствовал, что у него появилось больше свободы от влияния Игры на его разум сейчас, когда он был максимально переплетён с её системами. Игра не пыталась изменить его, потому что он стал её частью.

И Алан понял, что ему на самом деле всё равно. Все умирают. Если всё, что нужно, это просто нажать на кнопку, то пусть будет так. Он убьёт себя. Боль, радость, печаль, всё исчезнет. Останется только небытие, или же он узнает, что существует загробная жизнь.

Это звучало не так плохо. Алан сделал свой выбор. Ради спасения других, но и потому, что не мог продолжать жить.

Крошечный осколок духовной появился в воздухе, когда «Титан» врезался в Императора и кристалл пустоты лопнул, высвободив всю свою энергию в результате мощного взрыва. Как будто это было предопределено, Императора отправил в вечный полёт кусок духовной стали.

Император умер.

И Алан исчез, был стёрт с лица земли.

Эпилог

Время остановилось, и существа сошли с небес. Они посмотрели на застывшую сцену. Умирающий Предтеча, стирающий себя Странник.

«Сотрите весь сервер. Пришло время начать с чистого листа».

«Нет. Слишком много запущенных сюжетных линий, слишком много ресурсов уже вложено в этот проект».

«Обратите время вспять. Чтоб вас!»

«Нет. Gam3 не будет восстановлен из резервных копий. Можете поиграть с копией на вашем частном сервере».

«Это не одно и то же. Вы никогда не предоставляете истинные копии».

«Кто дал Страннику эту способность?»

«Ткач. Ему будет сделан выговор».

«Как нам всё это сбалансировать?»

«Очистка разума, несколько восстановлений».

«Странник всё же преуспел. Предтеча всё-таки умер. Оба должны пожинать плоды последствий».

«Странник был удалён».

«Мы могли бы сделать исключение».

«Нет. Как только будет сделано одно исключение, за ним последуют другие».

«Почему бы и нет? Он доказал, что он Главный игрок. Может быть, даже Вознесённый».

«Это уникальное обстоятельство, которое возникло с нашей помощью».

«Нет. Мы должны быть объективными. Правила нужно соблюдать».

«Расслабься. Какой смысл быть богами, если мы не можем этим воспользоваться?»

«Я согласен».

«Он повреждён. Предоставленная информация не является достоверной. Пусть остаётся удалённым».

«Восстанови его, но убери повреждение».

«Хорошо. Исключение будет сделано. Но только одно».

«В прошлый раз ты говорил то же самое».

«Замолчите. Всем остальным вернуться к своим играм, у меня есть дела».

Время возобновилось.


***


Алан проснулся в своём Доме. По крайней мере, он думал, что это то самое место.

Алан попытался связаться с Администратором, но не смог. Его импланты исчезли. Нет, не только имплантаты. Исчезло всё: способности, статы, оборудование. Он был совершенно голым.

— Что происходит? Где я? – спросил Алан.

– Приветствую, Аномалия, ты сейчас в Главной Сети, – произнёс Администратор.

— Что со мной случилось? Где мои уровни, моё оборудование?

— Ошибка. Мне запрещён доступ к необходимым файлам. Пожалуйста, подождите несколько секунд. — Голова Администратора дёрнулась, а затем его глаза стали красными. Кто-то другой взял его под свой контроль.

— Странника Алан был удалён. Ты был восстановлен из последней резервной копии и получил воспоминания Алана до момента его самоуничтожения.

— Я… я кто? Копия? – спросил Алан.

— Ты идеально восстановленная копия. Ни больше ни меньше как Странник Алан за несколько минут до своей смерти, – сказал Администратор.

– Что случилось в Игре? Империя развалилась, мои родители выжили?

Администратор бросил на Алана вопросительный взгляд.

– Ты никогда не входил в Игру, Аномалия. Только в Gam3, третью симулированную версию Игры.

— Объясните мне разницу. Разве Лорды Жизни не выиграли Игру?

— Нет. Основная игра, технически Gam1, хотя никто её так не называет, никогда не была выиграна. Она слишком быстро расширяется, чтобы кто-либо мог полностью контролировать достаточно большое пространство в ней.

– В чём тогда разница между копиями Игры? Если я был в третьей, как насчёт остальных? Сколько их всего?

-- Пять основных симуляций и множество мелких версий. В основную Игру, арбитр реальности, разумная жизнь может войти только один раз. Как только она умирает в самой Игре, вернуться нельзя. Возрождение невозможно.

– Gam2 – это военный учебный лагерь, который нужно пройти, прежде чем войти в Игру. Большинство боев происходит между дронами и космическими кораблями, стреляющими друг в друга лазерами с огромных расстояний. Чтобы получить право на участие в Gam2, необходимо как минимум получить статус Главного игрока в Gam3.

– Gam3 – это главный развлекательный симулятор, максимально дружелюбный для гуманоидов. Он также предназначен для обнаружения Странников, которые достойны совершенствования, и тех, кого следует удалить.

– Gam4 используется для имитации определённых сражений или настроек в любой из предыдущих игр. Один город или звёздная система могут быть тщательно протестированы во многих аспектах. Песочница, как ты мог бы это назвать.

– Gam5 используется для экспериментов и создания новой жизни и технологий. Изначальный мир размещён на этом сервере, а также на многих учебных серверах.

– Ладно, – сказал Алан. – Расскажите мне о Gam3. Акт Истребления закончился? Что случилось с моими друзьями, с моей семьёй?

– Акт Истребления закончился тридцать два дня назад по стандартному времени Gam3. Я не знаю, кого ты считаешь своими друзьями, и у меня нет никаких записей о семье, – сказал Администратор.

– Нет записей? А что насчёт семьи Странника Алана?

– В качестве наказания за нарушение правил Gam3 Странник Алан и все связанные с ним данные были удалены. Ненужные данные обычно полностью стираются.

– Удалены? Что вы имеете в виду? Вы не можете просто взять и удалить людей. Мои родители были на корабле для колонизации гостеприимных планет. Он улетел с Земли, моей родной планеты. Вы ведь знаете о Земле, правда? – спросил Алан.

– В изначальном мире Земля функционирует нормально. Не-странники, те, кто не подключён к активному Игроку, удаляются согласно расписанию.

Алан замолчал. Он вцепился в Администратора.

– Что такое изначальный мир?

– Изначальный мир – это мир, созданный для заполнения игровых серверов.

– Нет, этого не может быть. Земля… Земля не может быть симуляцией. Если это правда, значит я… Я ИскИн?

– В твоём понимании, да, – ответил Администратор. – Подавляющее большинство игроков и Странников – ИскИны. Информация скрыта, я не могу утверждать, что так и было задумано изначально.

Алан начал безудержно смеяться. Это была скверная шутка, но Gam3, в конце концов, оказался просто игрой. Только она существует не для Земли, людей или Странников. Это игра для Вознесённых. Существ, обладающих такой мощью в таких масштабах, что они могли действовать как боги и делать что им нравится.

Алан был грёбанным NPC.

Долгие полёты в реальном мире – это экраны загрузки. Алан путешествовал не между галактиками, а между сетями. Всё в «реальной жизни» всегда казалось фальшивым, и теперь Алан знал почему. Это была подделка, симулированная версия реальности.

– Что мне теперь делать? Есть ли способ восстановить удалённые данные?

– Уникальный набор правил ограничивает возможности Аномалий. Тебе разрешено найти работу или повторно войти в Gam3 в качестве начинающего игрока, – сказал Администратор. – Ты должен доказать, что достоин восстановления в течение ста стандартных дней, получив статус Главного игрока и при необходимости помогая Администраторам. Только Вознесённые могут восстанавливать удалённые данные с разрешения Властителей.

– Керсат, моё место жительства в том мире, который я считал реальной жизнью. Где он теперь находится? Эта локация доступна, или была удалена?

– Поскольку «Чёрная роза» все ещё остаётся активной гильдией в Gam3, эта область по-прежнему существует в Gam5. Капсула ранга B, которой владеет Странник Алан, сейчас активна, она была восстановлена из-за своей важности для Gam3.

Алан обдумал варианты, затем покачал головой. Кого он хочет обмануть? Он вернётся в Gam3. Однако на этот раз он знал, кого Император считал истинными врагами. Вознесённые должны заплатить за всё, и он будет совершенствоваться, чтобы стать сильнее, чем все они.

Алан решил, что больше не станет играть, чтобы выиграть. Вместо этого он позаботится о том, чтобы не проиграть.

«Чёрт, – подумал Алан, – я ведь только что проиграл в этой игре».

Канал с книгами для всех @books_fine

Здравствуйте, благодаря нам, вы можете читать эту книгу. На своем канале мы выкладываем книги в процессе их написания. Ждем вас!

https://t.me/books_fine или @books_fine

Спасибо, за поддержку!


home | my bookshelf | | Жертвуя пешкой |     цвет текста