Book: Гамбит Земли



Гамбит Земли

Косимо Яп

Гамбит земли

Игра3 Книга вторая

Cosimo Yap

Earth's Gambit

Gam3 #2

Англ. текст под редакцией Эйми Хейл (Aimee Hale).

Дизайн обложки – Кит Фостер (Kit Foster)

Copyright 2016 by Cosimo Yap. Все права защищены.

Пролог

Реальный мир казался тусклым, словно безвкусный загрузочный экран перед началом приключения.

Земля была скучной; Игра – новой и яркой. В реальном мире Алан чувствовал себя так, словно лишь неумолимо движется к неизбежному концу, но в виртуальном он мог ощутить прогресс. В Игре были десятки интереснейших квестов, а каждое усилие неизменно вознаграждалось. И по мере развития характеристик его игрового персонажа, наномашины в капсуле улучшали и его настоящие тело и разум. Алан был умнее и сильнее, чем до Игры. Но он по-прежнему ощущал себя малой частью себя настоящего, пребывая в реальности. Мысли стремительно всплывали на поверхность его сознания, но при этом они не становились мгновенно чётким структурированным знанием, как это было в Игре.

Земля. Он был на Земле, очнувшись от долгого сна виртуального мира Игры в серой овальной капсуле трех метров длиной. Юноше пришло в голову, что теперь действительно можно было сказать, что игра стала его работой. Его жизнью. Эта мысль взбодрила.

Алан почувствовал желание снова вернуться в Игру, но ему ещё нужно было кое-что сделать в этом мире. Юноша шагнул из серой металлической капсулы наружу, и потоки серебристого текучего желе соскользнули с тела, возвращаясь обратно в резервуар. Словно выбрался из ванны, только вода не задерживалась на коже. Алан оставался совершенно сухим.

Юноша направился к ближайшему столу в номере, постепенно привыкая к ощущениям реального мира. Одеваясь, он едва не споткнулся о провода на полу, несколько дезориентированный разницей после выхода из Игры. Нужно было позвонить родителям. Последняя неделя пролетела в один миг. Всё это время он изучал основы этикета различных инопланетных социумов, одновременно дотошно разбирая свои собственные привычки и стиль поведения. Это было необходимо для подготовки к Академии, межгалактическому сообществу, в которое ему предстояло в скором времени окунуться. Алан не был уверен, что готов к этому. Всё это было лишь игрой. Вот только на кону стояло будущее его родной планеты.

Ему до сих пор казалась странной мысль, что межгалактический социум решает свои проблемы и разногласия при помощи виртуальной MMORPG, однако Алан уже понял, что истина в этом мире могла быть куда причудливее любой научной фантастики. Да и сражения в виртуальной реальности были куда лучше альтернативных вариантов.

Алан включил компьютер, стоящий на столе, размышляя о том, что говорить родителям.

«Привет, у меня всё хорошо, веселюсь в Игре. Мне встроили интерфейс искусственного интеллекта в мозг, а затем сделали и другие модификации, вроде бионического глаза. Затем мне удалось получить легендарный артефакт – нож, изготовленный из крови воина древней расы, которая, вероятно, стояла за созданием Игры. Кстати говоря, эта Игра, в которую я играю, сейчас охватывает всю известную разумным расам вселенную. А ещё, именно в ней определяется какие фракции будут контролировать ресурсы и территории реального мира, с помощью виртуальных сражений и войн, как в MMORPG.

Одна из таких войн прямо сейчас ведётся за нашу планету. Если мы не постараемся, то через год, когда закончится период защиты, Земля уплывёт из рук людей. Однако я сумел присоединиться к гильдии элитных суперсолдат, которые, возможно, смогут помочь нашей планете. Ещё я разозлил какую-то неведомую сущность и должен в течение пяти лет завершить один квест, иначе по мою душу направят свору межгалактических наёмников и головорезов. Ах да, я уже упоминал, что переезжаю в место за полвселенной отсюда?»

Приведя мысли в порядок, Алан отправил запрос на видеосвязь. Вскоре на экране появилась мать на фоне кухни. Кухонька казалась значительно меньше, чем помнил Алан.

– Привет, как у тебя дела? – спросила мама.

– Хорошо.

– Уверен? Выглядишь немного бледным, тебе бы на солнышко…

– Да всё в порядке, мам, – сказал Алан. – Это акклиматизация к реальному миру. Капсулы предоставляют всё необходимое.

– У тебя появились друзья? Может быть, завёл подружку?

– Союзники, скорее. Я был довольно-таки занят. Ева – единственный компаньон, который мне нужен, – пожал плечами юноша.

– Дорогой, но Ева же компьютер. Она не, ну, знаешь, не человек, – женщина уставилась на него с экрана.

– Ну да, но, на самом деле, то, на что способны сегодняшние компьютеры, не укладывается в голове, – ответил Алан. – И Ева не компьютер, она искин. Послушай, я звоню сообщить вам, что переезжаю на другую планету, поближе к главным игровым серверам. Лаги в Игре обычно практически незаметны, но у меня есть эта способность, Сверхсознание, которая ускоряет восприятие времени в сотни раз. Ева вычислила, что лаги станут гораздо заметнее по мере развития этой способности, если я заранее не переберусь в место с хорошим соединением. В общем, я переезжаю.

– Мы слишком стары для видеоигр, дорогой. Зря ты послал нам эти штуки; мы с твоим отцом вряд ли найдём им применение. У него чуть сердечный приступ не случился, когда люди, ответственные за установку, перекопали весь наш задний двор, чтобы провести новую линию питания. Эти рабочие, видимо, почему-то считали, что у нас не останется никаких претензий, как только они установят эти машины и заставят их работать.

– Они называются капсулы, – сказал Алан. Он глубоко вздохнул и с серьёзным видом продолжил: – Мам, Игра очень важна. Гораздо важнее, чем ты себе представляешь. Пожалуйста, просто попробуйте подключиться вместе с отцом. После прохождения Обучения вы всё поймёте.

– Ну, может быть, если у нас будет свободное время. Мне не по себе от мысли быть запертой в этом металлическом гробу, – она посмотрела в сторону.

– Нет, послушай меня, – проговорил Алан. Он сделал паузу, пытаясь собрать мысли в кучку. Человечество присоединилось к Игре после того, как мировые правительства согласились с условиями, установленными Контролерами – руками Администраторов в реальном мире. Сложно сказать “нет” инопланетной цивилизации, которая заявляется к вам домой с армадой боевых кораблей. Так или иначе, по этим условиям информация, доступная для разглашения не-игрокам, была крайне ограничена.

– Ты смотрела новости? – спросил он наконец. – Теракты, взрывы и всё такое. Вы будете в гораздо большей безопасности, если вступите в Игру. Кроме того, очень скоро вы почувствуете себя более сильными, более здоровыми. Эти капсулы даже способны увеличивать продолжительность жизни. Пожалуйста, начните играть. Какое-то время я, скорее всего, буду доступен только в виртуальном мире.

– Хорошо, дорогой, если ты так настаиваешь… – ответила мать Алана.

Они поговорили ещё немного на разные темы, Алан уверил её, что запланированный переезд и сама Игра совершенно безопасны, после чего вызов завершился.

Алан оглядел комнату; здесь находились ещё две занятые в настоящий момент капсулы. Одна принадлежала Ледоволку – человеку, который и пригласил Алана вступить в Игру. В последствии он оказался агентом Легиона Людей, фракции, противостоящей Правительству Объединённого Мира (ПОМ). Если верить Легиону, ПОМ гарантированно обанкротится в течение пяти лет, что приведёт к потере как Земли, так и всей Солнечной системы. Решением Легиона Людей был вооружённый переворот. В таком случае новый режим не унаследует долги старого. Эти колоссальные долги лягут на плечи членов действующего правительства, и вряд ли им даже всей жизни хватит, чтобы расплатиться. Присоединение к Игре и закупка первых партий капсул, а также оснащение Земли космопортами и системами космической обороны – всё это стоило невероятное количество денег. Алан до сих пор не был уверен, кого именно поддерживать, поскольку более глубокий анализ Евы показал, что с немалой вероятностью Легион Людей поддерживается из тени какой-то инопланетной фракцией.

Вторая капсула принадлежала Китане. Она присоединилась к гильдии Чёрной Розы, как и Алан. Юноша решил не пытаться немедленно завербовать Китану на свою сторону в войне за Землю. Слишком много неизвестных переменных. Несмотря на всё произошедшее, Алан практически ничего не знал о её мотивах. Всё, что он мог сказать наверняка – она была мастером меча.

Алан надеялся поговорить с ней наедине, но Китана с Шажком, ещё одним рекрутом гильдии, в настоящий момент проходили безостановочную тренировку под руководством Мэйсона, боевого мастера гильдии Чёрной Розы. Оба и без того мастерски владели оружием, так что Алану было не очень понятно, зачем им эта дополнительная подготовка перед Академией. Впрочем, спрашивать он не стал.

Когда Ева предложила Алану переехать – в реальной жизни! – на другую планету, юноша был настроен довольно скептично. Но потом он немного поразмыслил и обсудил этот вопрос с Рыцарем Фантомом, своим наставником в гильдии. Ничего “рыцарского” в Фантоме не было и подавно, это был просто гильдейский ранг.

Его наставник живо поддержал эту идею и даже заплатил 100 000 кредитов за билет для Алана на нейтральный торговый корабль, курсирующий между Землёй и Кесатом, столичной планетой Игры. Расходы на размещение и проживание лягут на гильдию; у неё, разумеется, было собственное представительство на Кесате, хотя в реальном мире оно располагалось в основном секторе планеты, а не на частном острове, как в Игре. Эти вещи мало беспокоили Алана, куда больше он переживал, что хлопоты с переездом могут помешать его поступлению в Академию. Как оказалось, напрасно. Юноша сможет погрузиться в Игру с борта торгового корабля с той же лёгкостью, как и из его номера в Сан-Франциско.

Алан опустил руку на свою капсулу. Странно было осознавать, что этот простой овальный контейнер был его пропуском в цифровую вселенную. Юноша подавил импульс немедленно залогиниться, чтобы проверить, всё ли в порядке. Реальная жизнь действительно казалась чем-то меньшим. Меньше веселья, меньше эмоций, меньше значимости. Здесь не было бесконечной борьбы, уровней, способностей, Евы. Скучно.

***

Шаттл перевёз Алана с поверхности Земли на курьерский корабль Альянса, на котором ему предстояло добраться до Кесата. Это путешествие, судя по всему, мало чем будет отличаться от того, которое он совершил в Игре. Пока что все корабли, которые юноша видел в реальном мире, выглядели довольно однотипно. Никаких изящных линий, радующих глаз, или жизнерадостно раскрашенных корпусов. Вместо этого они представляли собой массивные, даже громоздкие, конгломераты прямых линий и углов.

На терминале в узкой комнатушке, которую предоставили Алану на корабле, замигал сигнал нового сообщения. Тесное пространство каюты Алана не слишком расстроило, поскольку он всё равно собирался провести этот месяц перелёта в своей капсуле. Её как раз сейчас собирала целая свора технических роботов. В сообщении говорилось о том, что через несколько минут корабль войдёт в варп-пространство. Насколько Алан помнил из объяснений Евы, варп-врата были чем-то вроде скоростного шоссе в космических путешествиях, проложенного между двумя точками в пространстве. Курьерский корабль Альянса сперва прыгнет через врата к варп-узлу, откуда, как при авиаперелётах, открывалось огромное количество направлений в самые разные уголки вселенной. Алан не пытался особо вникать, приняв как данность тот факт, что путешествия на миллионы световых лет возможны. Он просто хотел снова вернуться в Игру.

Вроде бы в путеводителе говорилось о какой-то приветственной встрече, но Алан не собирался в этом участвовать. Вероятнее всего, он никогда больше не увидит никого из пассажиров после окончания полёта. Юноша с энтузиазмом наблюдал, как миниатюрные роботы подключают последние кабели и провода. Капсула внезапно ожила, а её информационный дисплей засветился зелёным. Алан запрыгнул в резервуар с серебристой жидкостью, состоящей из наномашин, готовый снова окунуться в виртуальный мир.



Глава 1

Тусклый свет промелькнул перед глазами Алана слишком быстро, чтобы зафиксировать зрением. Он рефлекторно стиснул руку на подлокотнике. Тёмный синтетический материал на ощупь напоминал кожу. Воздух слегка отдавал гарью. Интенсивность и реальность ощущений Игры снова захватила Алана врасплох.

Новые вспышки света пронеслись мимо шаттла. Если верить Еве, в настоящий момент он замедлял ход. Никто вокруг этого не заметил, все были слишком сосредоточены на приветственном видео-обзоре Академии.

Алан уже зафиксировал в памяти все важные подробности. Академия полностью занимала целую солнечную систему; здесь располагалась как Академия, так и Институт. Десять планет и вдвое больше спутников, некоторые из которых – искусственные. Прохождение испытаний и некоторые достижения будут поощряться. Срок обучения – 100 стандартных дней.

Академия была странным местом для обучения, возможным только внутри Игры. В отличие от Института, заинтересованного исключительно в знаниях и исследованиях, в Академии уделяли внимание тренировкам как разума, так и тела. По сути, это был тренировочный полигон для боевой подготовки новых игроков.

Логично, поскольку без каких-либо весомых преимуществ, вроде игровых предметов или навыков, у человечества, к примеру, не было бы ни единого шанса. Предтеча, или любое другое существо S-ранга, мог в одиночку истребить все совокупные вооружённые силы Земли. Алан для него был немногим заметнее обычного жука.

Всё дело было в рангах, в базовых характеристиках. Даже если бы Алан довёл силу до 1000 очков, он бы всё равно не стал бы таким же сильным, как Предтеча со стандартными 10 очками. Эффект характеристик рассчитывался по логарифмической шкале; они с трудом поддавались существенной корректировке, если базовое значения вашей расы изначально было очень низким.

Имея 1000 очков в силе, Алан был бы примерно втрое сильнее среднего человека (логарифм 1000 по основанию 10). Но любой Предтеча изначально в тысячи раз сильнее человека. И это был лишь их базовый показатель силы, стандартные 10 очков. Вложив лишь 90 очков в эту характеристику, Предтеча увеличил бы свою и без того колоссальную силу вдвое, тогда как Алан не смог бы достичь и первоначального значения этого колосса, даже потратив миллиарды и триллионы очков характеристик.

Игра, как и сама жизнь, была несправедливой. Эти соображения могли быть грубоватыми, но факт оставался фактом: Алан никогда не сможет сравниться с Предтечами в силе.

Тем не менее, с подходящими предметами и умениями у него оставались шансы. Алану необходимо было закладывать фундамент для поздних этапов игры, и здесь он и собирался этим заняться.

Кто-то что-то сказал. Алан поднял голову.

– Наконец решил к нам присоединиться? – спросил Фантом. Рядом с ним находились остальные сквайры «Чёрной Розы», отправленные в Академию: Китана, Аврора и Шажок.

Аврора и Шажок принадлежали к одной из разновидностей человеческой расы – альвам, с выраженными “эльфийскими” особенностями. Аврора также была дочерью главы гильдии, Элиссандры.

– Я размышлял, – отозвался Алан.

– Что ж, мы прибыли, – объявил Фантом. – Мне дальше путь закрыт, но я буду оставаться в системе до конца вашего обучения. Если что-то случится, дайте мне знать.

Когда шаттл приземлился, перед глазами юноши выскочило сообщение:

Добро пожаловать на Атлас. Эта планета считается безопасной зоной. Таким образом, штрафы за смерть отсутствуют, если только вы не умрёте в одной из опасных зон. Однако вы не попадёте в такую зону против вашей воли. Любые случаи нарушения законов и акты насилия приведут к наказанию со стороны Института, от заключения до участия в экспериментах, в зависимости от характера преступления.

В качестве дружеского напоминания: все эксперименты являются результатом действий их организаторов. Институт не несёт никакой ответственности за испытания, которые пошли не по плану. Для полного ознакомления с законами Института, пожалуйста, обратитесь к Администратору. Приятного вам дня!

Алан огляделся по сторонам. Вокруг них приземлялись сотни других шаттлов, садясь в отведённые для них квадраты. Юные представители гуманоидных рас – большинство лет двадцати на вид – стекались к одному месту: к массивному шаттлу размером с авиалайнер. Преисполненные гордости за своих чад наставники и родители махали руками на прощание. Это напоминало Алану первый день в колледже, если забыть про то, что все были вооружены до зубов и не всегда так уж походили на людей.

Мимо Алана проплыло в воздухе тёмное, едкое облачко. Вокруг посадочной зоны возвышались индустриальные постройки, где обрабатывали и очищали материалы, используемые Институтом. Фабрики (по сути, крупные 3D-принтеры) затем превращали эти материалы во всё необходимое. Что касается классных комнат, жилых зон и лабораторий, то они располагались где-то в другом месте.

Появились ещё два уведомления:

Добро пожаловать, Алан. В системе Академии вы можете использовать очки способностей и метки, чтобы нанять Учителей для изучения и развития ваших способностей. Просто купить умение нельзя. Учителя смогут довести навыки игрока до продвинутого уровня, а также обучить некоторым способностям, уникальным для вашего класса, расы или фракции. Определённые Учителя могут даже помочь игроку достичь уровня “мастер”

Учителя – это квалифицированные специалисты, собранные со всей вселенной Игры. Они разбросаны по всей системе Академии, при этом большинство классовых Учителей собраны на определённых планетах и станциях. Поскольку вы зарегистрированы на курс по классу “Разбойник”, по окончании первичного обучения вы будете отправлены на планету Энигма. Во время первичного обучения Учителя смогут увидеть и оценить уровень ваших способностей.

Пожалуйста, взойдите на борт шаттла Академии

* * *

Вы получили новый квест: Выпуск.

Завершите тренировочный курс Академии. Штраф за провал:??? Награда:???

Ограничение по времени: 100 дней

Алан направился вслед за всеми на шаттл Академии. Внутри он также походил на пассажирский самолёт с его тесными проходами; вдоль каждого борта располагались сидения, по три в ряду. По сравнению с частным шаттлом «Чёрной Розы», здесь было мало места для ног и отсутствовали подлокотники.

Аврора и Китана сели на соседние места. Шажок тут же телепортировался в третье кресло рядом с ними, использовав свою сигнатурную способность.

– Это хороший шанс для тебя попрактиковаться в общении с другими людьми, – хмыкнул он.

Алан со вздохом двинулся дальше по проходу, выискивая взглядом свободное место. Наконец, ему на глаза попалось пустое кресло между девушкой с тёмными волосами в оливковом полётном костюме и блондинкой с “эльфийской” внешностью.

– Простите, здесь кто-нибудь сидит? – спросил Алан.

Блондинка была отдалённо похожа на Аврору, но на голове у неё красовалась платиновая диадема, простой металлический обруч с небольшим тёмным камнем, испускавшим мягкое сияние. Она глянула на Алана в его силовой броне Вернувшихся и коротко ответила: «Да».

– Оу, в таком случае, прошу прощения за беспокойство, – кивнул Алан, собираясь отправиться дальше.

Парень, сидящий через проход, подал голос:

– Ложь. Ты и сама прекрасно знаешь, Луна, что это место свободно.

Девушка повернула голову, вперив в него тяжёлый взгляд.

– Я была бы признательна, если бы ты не лез в чужие дела, S. Ох, совсем забыла, с кем я говорю. Это же человек, не имеющий представления о рамках приличий, бессовестная крыса, сдавшая повстанцев Вортоса.

– И не советую тебе об этом забывать, – невозмутимо откликнулся юноша.

Алан уже собирался заверить Луну, что без проблем найдёт другое место, но его остановила Ева.

«Прекрати заниматься ерундой и садись», – сказала она.

– Эм, уверяю, я не доставлю вам хлопот. Полёт вряд ли займёт много времени, а я хотел бы уже куда-нибудь сесть, – сказал Алан.

– Слушай, – покосилась на него Луна. – Я не хочу показаться грубой, но ты, похоже, не понимаешь намёков, так что скажу прямо: я бы предпочла, чтобы ты нашёл себе другое место. Опасайся чужаков и всё такое. Признаю, что это может звучать избито, но осторожность никогда не бывает лишней, особенно когда направляешься в Академию для элиты. Твоя броня просто кричит о том, что ты диверсант.

Алан опустил взгляд на свой чёрный силовой костюм. Его экипировка обладала великолепными характеристиками и встроенной функцией невидимости, но люди обычно пренебрежительно относились к фракции Вернувшихся, которая изготовила эту броню.

– Что ж, позвольте представиться, – пожал он плечами. – Меня зовут Алан, я член гильдии «Чёрной Розы», сквайр изобретателя Фантома. Я могу заверить вас, что я научный ассистент моего наставника, а вовсе не диверсант, а моя родная планета, Земля, лишь недавно вступила в Игру.

При упоминании Земли брюнетка в полётном костюме вскинула глаза на Алана. Если она тоже была землянкой, то это объясняло её одежду.

Луна задержала взгляд на эмблеме «Чёрной Розы», украшавшей броню Алана.

– Хм, хорошо. Я Луна из системы Эльда Альянса, племянница Солнечной Королевы. Я полагаю, теперь, когда мы познакомились, ты можешь занять это место. Обычно я не так груба, но этот кусок навоза, сидящий вон там, довёл меня до белого каления, – Луна презрительно махнула рукой в сторону юноши, сидевшего через проход.

– Эм, ясно, – ответил Алан, протискиваясь мимо Луны и садясь в кресло.

– Это было не так уж сложно, да, принцесса? – ухмыльнулся тот, на кого указала девушка. – Меня зовут S. Служащий Империи, к вашим услугам. Дайте мне знать, если эта особа будет доставлять вам проблемы. Знать альвов славится своим темпераментом.

– Темпераментом? – вскинулась Луна. – Может быть, это потому, что мы следуем воле своего народа? Вас же, естественно, беспокоят исключительно собственные интересы.

– Прости, я думал, вы следуете за тем, кто предложит больше, – тонко улыбнулся S. – И да, если ты ещё не заметила, люди в массе своей идиоты. Толпа никогда не знает, что для них хорошо, а что плохо.

– Надо полагать, ты знаешь?

– Разумеется. В отличие от тебя, родившейся с серебряной ложкой во рту, мне пришлось доказывать свои лидерские способности.

– Лидерские способности? Не смеши. Я только что закончила изучать подробности того восстания, которое ты якобы остановил в одиночку. Складывается ощущение, что ты просто воспользовался возможностью, когда исход был уже предрешён. Но и тогда ты умудрился допустить несколько критических ошибок!

Луна продолжила свою тираду, обрушив волну критики и оскорблений в адрес Империи и её политики. S хладнокровно слушал её, не перебивая.

Алан между тем поднял голову, чтобы посмотреть на второе место рядом с собой.

Девушка у окна повернула голову в его сторону и шепнула:

– Не обращай на них внимания. Они так препираются уже битых полчаса. Я Амелия, к слову, тоже с Земли. Я рада, что здесь оказался кто-то ещё с моей планеты. Я была уверена, что буду единственной.

– О, круто, – обрадовался Алан. – Я из Калифорнии, а ты?

– Средний Запад, по большей части, – ответила Амелия. – Моя мама служит в ВВС, так что я много где бывала. Практически выросла на борту самолёта, получила лицензию пилота в семнадцать и всё такое. Представь, как я удивилась, когда обнаружила, что у меня не хуже получается управлять космической техникой. Так я здесь и оказалась, собственно… Меня направили в Академию, после того как я продемонстрировала хорошие результаты на симуляторе. Что насчёт тебя, как ты здесь оказался?

– Просто повезло, – откликнулся юноша. – Получил рекомендацию для вступления в гильдию «Чёрной Розы» – это что-то вроде элитных наёмников – и сумел к ним попасть. Едва дотянул до критериев для того, чтобы попасть в Академию по боевому направлению; они и платят за моё обучение.

– Как ты сумел всё это провернуть? – подняла бровь Амелия.

– Серия удачных совпадений. Как я уже сказал, мне повезло. Один бы я ни за что не справился; ещё один член гильдии, тоже с Земли, сильно мне помог. Я вас потом познакомлю. Кстати, ты член Правительства Объединённого Мира?

Амелия поморщилась и глянула в иллюминатор. Шаттл как раз начал набирать высоту, оставляя поверхность Атласа далеко внизу.

– Нет, я решила не присоединяться к ПОМ. Не то чтобы это помешало моей матери раз за разом пытаться меня завербовать. Я пока не уверена, что это то, чем я хочу заниматься, – проговорила Амелия наконец.

– Что?

– Я не уверена, что мне интересно всё это, – она махнула в сторону спорящих S и Луны. – Вся эта “Игра”, бесконечный конфликт, битвы за влияние.

– Эм, ты же понимаешь природу Игры и что на кону, верно? – сказал Алан.

– Да, у имеющих власть есть кое-какие очевидные преимущества, но разве тебе не кажется это глупым? – Амелия посмотрела Алану прямо в глаза. Юноша отвёл взгляд, уставившись в окно. – Нам доступны невероятные, чудесные технологии, только руку протяни, и что мы с ними делаем? Влезаем в этот бесконечный и бессмысленный конфликт.

– Если смотреть под таким углом, то это действительно нездоровая тенденция. Впрочем, я просто получаю удовольствие, участвуя в этих событиях. Разве всё это, – Алан указал рукой на почерневшее пространство космоса за окном, – не пробуждает в тебе дух приключений, тягу к новому? Тебе не обязательно участвовать в конфликте, ты можешь просто исследовать мир. Я лишь думаю, что мы должны хотя бы попытаться помочь нашим землякам.

– Может быть. Ты, стало быть, поддерживаешь ПОМ? – спросила девушка.

– М-м, не совсем. Я в настоящий момент принадлежу к третьей стороне, которой небезразлична судьба Земли, – покачал головой Алан. – Возможно, я ещё поговорю с тобой об этом позже. Думаю, это может тебя заинтересовать. Кстати говоря, если ты не вступила ни в какую фракцию, то, насколько я знаю, гильдия «Чёрной Розы» ищет талантливых пилотов.

– Руки прочь, везучий мальчик, – вклинилась Луна. – Я уже проинформировала её, что Альянс, демократическая конфедерация множества миров, в настоящее время ведёт набор, предоставляя равные возможности всем и каждому.

– А я проинформировал её, – усмехнулся S, – что Альянс, как демократическая конфедерация, платит намного меньше и продвигает достойных людей куда медленнее, чем Империя, где собирается истинная элита и без всей этой бюрократической шелухи. Или, по крайней мере, с куда меньшим её количеством.

– А я отвечу тебе то же, что и им, – сказала Амелия. – Спасибо за предложение, я подумаю. Но прямо сейчас я хочу лишь пройти обучение в Академии, – она снова отвернулась к окну. – Похоже, ты в эту среду впишешься идеально, Алан.

Алан пожал плечами.

– Я всегда любил игры, особенно RPG.

– М-м-м, – протянула Амелия, продолжая смотреть в черноту космоса.

– Надо сказать, это была неплохая попытка вербовки, – сказала Луна. – Я поставлю тебе “отлично” за усилия, но, пожалуй, лишь “удовлетворительно” за мотивацию. Когда пытаешься кого-то привлечь на свою сторону, необходимо удостовериться, что человек достаточно мотивирован. Иначе у них не будет стимула присоединиться, или же они тебя предадут в удобный момент. Конечно, если только ты не используешь какие-то тайные техники Земли, о которых я не знаю, вроде брачных ритуалов. Для вашей культуры нормально, что мужские особи избегают зрительного контакта с женскими?

Алан покраснел, глядя в точку прямо перед собой.

– По моим наблюдениям, хорошими стимулами также могут стать шантаж или подкуп, – заявил S. – Хотя для этого обычно требуется копаться в чужом грязном белье.

– Что ж, всем нам рано или поздно приходится замарать руки, – отозвалась Луна. – Вопрос лишь в том, как глубоко ты намерен копать.

Алан старательно игнорировал этот дуэт, решив урвать немного отдыха перед началом первичного обучения. Он обдумал вариант ещё немного поболтать с Амелией, но та продолжала молчаливо смотреть в иллюминатор. Что-то подсказывало Алану, что она сейчас поглощена своими собственными мыслями и вряд ли захочет продолжать разговор.

***

Алан проснулся, когда перед ним в воздухе внезапно заморгал экран. Оглядевшись, он увидел, что такие же появились перед глазами каждого в шаттле. Сразу после пробуждения его разум пришёл в состояние полной боевой готовности – полезная особенность класса Технолорд.

На экране начало проигрываться вводное видео, с фигурой, похожей на Администраторов, в главной роли. Над этой фигурой виднелась лаконичная табличка: “Канцлер”.

– Уважаемые игроки, добро пожаловать в систему Академии. Я надеюсь, что во время перелёта у вас не возникло никаких проблем; вы прибудете к месту назначения в течение 15 минут. Тем временем мы предлагаем вам прослушать приветственное сообщение. Пожалуйста, сохраняйте тишину, пока оно транслируется. С нетерпением жду ваших успехов в Академии.

В приветственном видео описывались три фазы обучения в Академии, которые варьировались от студента к студенту. Программа каждой из этих фаз была несколько смазанной, без лишних деталей, поскольку Академия нередко изменяла её на ходу в процессе обучения.



Затем рассказали про награды и поощрения. Это была истинная причина, по которой многие стремились попасть в Академию – место, всегда существовавшее исключительно в Игре; место, породившее невероятное количество других учебных учреждений, копировавших здешние методы обучения. Время для наград наступало тогда, когда студенты оканчивали основной курс обучения. Оставшееся время 100-дневного периода они могли провести на Вольте – по сути, планете-сокровищнице, расположенной в системе Академии. Легенды о невероятных находках на этой планете поражали воображение: например, схема, способная увеличить продолжительность жизни; или шахты, богатые металлами, не уступающими по ценности духовной стали; ущелья, заполненные кристаллами, способными обеспечить энергией весь Кесат… Разумеется, Вольта была заполнена монстрами и боссами соответствующей сложности, однако упускать такой шанс не стал бы никто. Это была локация, где обычные мобы оставляли после себя алмазные метки стоимостью 20 тысяч кредитов каждая. По крайней мере, такие ходили слухи.

Как и большая часть Академии, Вольта была покрыта завесой тайны, но главенствующая гипотеза гласила, что эта планета была частью реальной вселенной, полностью скопированной в Игру. Академия была основана в системе, в которой Владыки Жизни тренировали своих солдат, а Вольта использовалась для того, чтобы их экипировать. Владыки Жизни исчезли вечность назад, но их создания были живы и по сей день, поэтому такая версия звучала вполне правдоподобно.

Алан сперва пришёл к выводу, что в таком случае Академией должны управлять Администраторы, однако Ева поспешила его поправить: Академия не принадлежала никакой фракции, ею единолично управлял Канцлер, деспотичный независимый искин. Удивительным был тот факт, что Канцлер, как и большинство кораблей Академии, был заперт в системе. За этим следил крупный аванпост Администраторов, расположенный сразу за её пределами.

Наконец, стоит отметить, что будущие собратья Алана по Академии предположительно были элитой из элит, по крайней мере, если верить Фантому. Как выяснилось, игрок мог поступить в Академию, только если он провёл в виртуальном мире не больше года игрового времени, так что большинство тянуло с поступлением до последнего, оттачивая свои способности до предела. Всё для того, чтобы как можно быстрее пройти все три фазы обучения и попасть на планету-сокровищницу.

Взглянув в окно шаттла, Алан увидел, что они приземляются в густом лесу возле небольшого подземного бункера. Перед Аланом высветился целый водопад системных уведомлений. Обучение началось.

Глава 2

– Погоди, хочешь сказать, что ты весь полёт просидел рядом с Луной? С Принцессой? Брателло, ты должен был сказать мне, я бы с радостью поменялся с тобой местами! – с округлившимися глазами проговорил Шажок.

Алан сошёл по трапу шаттла, пытаясь вобрать в себя как можно больше информации об окружающем пространстве, и рассеянно ответил:

– Придержи коней, Шажок, мы тут не для того, чтобы цеплять девочек.

– Ах, мой глупый друг, это лишь малая часть моих планов, – снисходительно покачал головой тот.

Алан закатил глаза и глянул в сторону Авроры в поисках поддержки.

Девушка пожала плечами.

– В каком-то смысле он прав, к сожалению. Мы здесь, чтобы обзавестись союзниками, если не преданными друзьями, а романтические связи довольно прочные. На данном этапе нам стоит осмотреться, прочувствовать наше окружение. Мы должны понять, кто есть кто, и что необходимо сделать, чтобы перейти на следующий этап.

– Понятно, – протянул Алан. После этого он махнул рукой в сторону бункера: – Ладно, я пошёл.

– Я могла бы тебя представить некоторым из более или менее влиятельных фигур, – сказала Аврора. – Славно, что ты уже познакомился с Луной и S, но есть и другие люди, которые…

– Я в порядке, спасибо за беспокойство, – прервал её Алан и зашагал к приземистому входу.

– Дай знать, если найдёшь что-то интересное, – крикнул ему вдогонку Шажок.

– Окей, – Алан махнул рукой на прощание и начал прокладывать себе маршрут сквозь стихийно формирующиеся группки людей, объединённых по тем или иным признакам или интересам и пытающимся выработать планы дальнейших действий. На ходу юноша повторно пробежал глазами вводные уведомления, которые он получил:

Добро пожаловать в Incipe! Непосредственный ареал вокруг Студенческого центра является безопасной зоной. Таким образом, штрафы за смерть отсутствуют, если только вы не умрёте в одной из опасных зон. Однако вы не попадёте в такую зону против вашей воли. Любые случаи нарушения законов и акты насилия приведут к наказанию со стороны Академии, от простого задержания для выяснения обстоятельств до исключения, в зависимости от характера преступления

* * *

Новая точка возрождения автоматически установлена в капсульной комнате Студенческого центра.

* * *

Обновление информации по квесту “Выпуск”!

Первая фаза: завершите первичные задания. После этого вы сможете приступить ко второй фазе вашего обучения, обусловленной индивидуальными особенностями вашего класса.

Награда: допуск и доставка к месту второй фазы квеста “Выпуск”

* * *

Вы получили новый квест: Знакомство:

Узнайте поближе ваших однокурсников, после чего проследуйте со своим классом к месту сбора. Осталось: 00:24:45 Награда: допуск к испытательным зонам.

* * *

Вы получили новый квест: Образцовый студент:

Настала пора грызть гранит науки! Занимайтесь в индивидуальном порядке с репетиторами либо в группах с преподавателями, пока не будете готовы пройти обязательные для вас тесты. Для вашего класса <Технолорд-Разбойник> список обязательных предметов следующий: гуманитарные и естественные науки, математика, информатика, криптография, искусственный интеллект и метафизика.

Примечание: допустимо использовать во время сдачи зачётов помощь личных помощников и умственных аугментов.

Штраф за провал: обязательные дополнительные занятия и задания.

Награда: знания и умения, необходимые для дальнейшего исследования зоны Incipe

* * *

Вы получили новый квест: Основы выживания:

После завершения этапа обучения вам будет предложено выбрать один из двух вариантов: либо 10 дней интенсивного обучения и тренировок под руководством лучших Учителей, либо выживание в глуши на Incipe, во время которого вам необходимо будет собрать в Охотничьих угодьях планеты материалов на сумму 100 тысяч кредитов.

Штраф за провал: студент, не оправдавший надежд Учителей или не собравший достаточно ресурсов, будет направлен на недельный курс интенсивного исправительного обучения.

Награда: успешное усвоение навыков и знаний или собранные ресурсы.

На вид задачи казались довольно простыми. Алан вошёл в так называемый “Студенческий центр”. Обстановка здесь была незамысловатая, похожая на любой другой кампус. Кафетерий, жилая зона, помещения для симуляций, лаборатории и капсульная комната. Алан быстро осмотрелся везде, куда ему дозволял допуск, но ни в одном из этих мест не было связи с глобальной сетью. Она оказалась полностью заблокирована.

Алан заглянул к себе Домой через одну из капсул, но Администратор ничем не смог ему помочь. Эта изоляция никого, по-видимому, не обеспокоила, люди постепенно начали стягиваться к точке сбора. Это было большое помещение, похожее на спортзал, способное с избытком вместить всех и каждого.

Юноше пришло в голову, что это может быть частью теста, поэтому он закрыл глаза и активировал Соединение, одну из способностей Технолорда, чтобы поискать любые другие сети, к которым можно было бы подключиться. К его удивлению, Алан почти сразу обнаружил доступную сеть, которая, казалось, пронизывает всё вокруг, нечто вроде мощного сигнала Wi-Fi.

Однако сколько бы он ни пытался к ней подключиться, его каждый раз словно отбрасывало какой-то невидимой стеной. Не желая так просто сдаваться, Алан активировал другую способность, Манипуляцию данными, пытаясь установить связь принудительно. На короткое мгновение ему показалось, что это сработало, что в сплошной “стене” появилась небольшая лазейка, но уже в следующую секунду его разум вышвырнуло прочь. Появилось системное уведомление:

Обнаружено срабатывание неизвестного триггера.

Ошибка: невозможно расшифровать описание квеста.

Ошибка: данные повреждены.

[˜b =e Y÷È«G.:;ÖÌßa>u

šoey¯p`ht`ÌçI( özŸDox-ÀSÐÅ®ŒýºNád~Gíêü§jz%¼cc6{î»|=Ñ($U¾õ¸§Ùu-:,v[åC øÝæË;³oÑ

G²•x|%ì#‰šOÚï‹ÃÁq6Ë>ËUv”ýqÝwçðHqý.•ÂÍ29÷@7- •;Öä`Êît

ªÏK§^[1]ÖOúù>LNTYž+]ÂýÕTÁŽØHý{õáRñ@ùfö$+±\N¬¼Yy¤îÕ

ø; T³oeéô…h...E&ù%j:qû¸ï)ÇGήmgø,ú§rã)<ÏgvyâÅaùNAUÊÀùçr:à`¡¯{§¦k Ž½{aezߺZÀV

Голову пронзила неожиданная вспышка боли; одновременно Алан заметил, что его запас ментальной энергии скачком уменьшился до половины.

«Эй, Ева, что ты думаешь обо всём этом?» – подумал юноша.

«О чём именно? Я зафиксировала аномальную частоту пульса и болевой сигнал», – откликнулась Ева. – «Что послужило причиной этих повреждений?»

«Что значит “что послужило причиной”? Это всё эта странная способность Манипуляции данными, которая выдаёт одни сообщения об ошибках и повреждённых квестах!»

«Я не вижу в твоём списке способностей такого умения. Что ты имеешь в виду, Алан?»

Алан ошеломлённо застыл. Когда Игра уведомила его о том, что “Манипуляция данными” является скрытой способностью, там также говорилось, что информация о ней не будет доступна другим игрокам. Но юноше и в голову не могло прийти, что в этот список будет включена и Ева. Означало ли это, что она тоже игрок?

Ева прокомментировала поток его мыслей и предположений:

«Я не игрок и не смогу им стать в качестве твоего искина. Существование багов маловероятно, но не исключено. Однако согласно моим исследованиям, ни одного известного бага в Игре к настоящему моменту не осталось. Все найденные были устранены давным-давно».

Алан снова открыл нечитаемое описание квеста.

«В таком случае, как ты объяснишь это?! Смотри, Ева, передо мной сейчас открыто квестовое окно и сообщение об ошибке, вот, видишь?»

«Алан, перед тобой сейчас открыто абсолютно пустое квестовое окно. Меня беспокоит твоё душевное состояние. Я бы предложила провести ряд психологических тестов, которые бы точнее…»

«Стоп. Действуй и принимай решения, исходя из предположения, что я в своём уме, ясно? Довольно об этом. Выдвигаемся к точке сбора, здесь мы ничего полезного, по-видимому, не найдём».

«Хорошо».

***

Переговаривающихся Аврору с Шажком Алан обнаружил сразу, а вот Китаны нигде не было видно.

Шажок махнул ему рукой:

– Эй, нашёл что-нибудь интересное? Скажу я тебе, ты упустил возможность познакомиться с такими девочками!.. У них были такие солидные активы, если ты понимаешь, о чём я…

– Хватит уже, Шажок, – сказала Аврора. – Ты знаешь, на чём сейчас нужно сосредоточиться, и это не амурные дела. Я рассчитываю, что ты успешно пройдёшь свои испытания в течение стандартных двух недель.

– М-м, да, две недели, – рассеянно повторил Алан. – Ребята, вам, случаем, не попадались какие-либо другие квесты?

– Что? – Аврора глянула на него с недоумением. – Все студенты получают две одинаковые задачи: сначала экзамены, затем тренировки либо выживание в глуши.

– Угу, разумеется. У меня почти так же, просто небольшое дополнительное задание. Сдать экзамены будет не сложно, – кивнул Алан.

– Серьёзно? Если я правильно помню, система образования в твоём мире далека от мировых стандартов, – Аврора уставилась со сложным выражением на лице.

– Хо, Алан! Вот уж кого не ожидал здесь встретить! А ты неплохо поднялся после завершения Обучения, – раздался вдруг голос со стороны. Обернувшись, Алан с удивлением обнаружил позади себя Тьяго в его обычном белом костюме. Вместе с ним подошли Китана, Ас и Дэйзи. Ас был облачён в комплект силовой брони с эмблемой Вооружённых сил Правительства Объединённого Мира. Броня была разработана с акцентом на силу, а не на ловкость и скрытность. Дэйзи же носила белый кожаный костюм с универсальным знаком медиков, белым кругом.

– Привет, Тьяго, – ответил на приветствие Алан. – Я удивлён нашей встрече не меньше твоего. Гм, ты по какой программе?

– По программе Разбойника, как и ты. Ас по программе Воина, а Дэйзи – Целителя, – улыбнулся тот. После этого он развернулся к Авроре и отвесил почтительный поклон: – А эта прелестная особа, должно быть, Аврора, дочь Элиссандры. Я столько слышал о вас от Китаны…

Шажок мгновенно телепортировался вперёд и непринуждённо опустил руку на плечо Тьяго.

– Да, именно так. К слову, я Шажок, её защитник. Моя задача – следить, чтобы никто не подобрался к ней… слишком близко, – с этими словами он одарил Тьяго многозначительной улыбкой.

– Угу, понятно… – снова заговорил Алан. – Я так понимаю, вы здесь от Правительства Объединённого Мира?

– Мы да, – ответил Ас, указывая на себя и Дэйзи. – Тьяго оплатил обучение из своего кармана.

В этот самый момент Алан почувствовал, как на периферии сознания начинают появляться едва различимые сознания, чем-то напоминающие Администраторов или управляющих систем Лабиринта Бездны. Юноша развернулся, уставившись на стену перед собой, а Ева начала разрабатывать десятки различных сценариев развития событий и планов действий.

– М-м, угу, – отрешённо ответил он вслух. – Ну, рад был снова с вами встретиться, ребята. Уверен, у нас ещё будет время поговорить.

– Алан, до начала вступительных заданий ещё две минуты…

Не дослушав, юноша задействовал продвинутый режим скрытности своей силовой брони, сделавшись невидимым для окружающих, и активировал Сверхсознание. Сразу же после этого одно из зыбких сознаний установило с ним контакт.

«Приветствую тебя, странник. Прости, если потревожили тебя, мы не ожидали, что кто-то сможет засечь наше присутствие».

«Кто вы?» – мысленно ответил Алан. Он вышел из Сверхсознания, поскольку эти сущности явно не питали враждебных намерений.

«Мы – Тренеры».

«То есть, вы будете заниматься нашими тренировками?»

«Да, они вот-вот начнутся».

«Странно, я думал, что тренировки опциональны. Какие-нибудь наставления для меня?»

«Следуй инструкциям и помни, что мы осведомлены о границах твоих возможностей».

«Угу, звучит очень знакомо… впрочем, если у вас такие же высокие стандарты обучения, как у моего искина, то это не слишком воодушевляет. Что-нибудь ещё? Просто ждать здесь вместе со всеми? Откуда мне знать, что вы действительно те, за кого себя выдаёте? Я не вижу никого вокруг».

«Сделай пару шагов вперёд и отключи режим скрытности, если хочешь нас увидеть. Твоё точное местонахождение сложно локализовать».

«Вы же знаете, что прямо передо мной стена, да?»

Тренер промолчал. Алан тяжело вздохнул и сделал несколько робких шагов вперёд. Сквозь стену. Юноша мог поклясться, что миг назад она была твёрдой, он даже опирался на неё!

По эту сторону шумел лес. Оглядевшись, Алан не увидел ничего, кроме деревьев и травы. Выждав секунду, он заставил Еву отключить режим невидимости. В тот же миг вокруг начали одна за другой появляться фигуры. Это были механизированные существа, напоминающие Администраторов, все одинаковой высоты примерно в два метра. Фигура каждого Тренера мерцала и подрагивала, сливаясь с окружающей средой. И их было очень много, сотни и сотни.

«По одному на каждого игрока», – шепнула Ева.

Алан пробежался взглядом по силуэтам Тренеров, пытаясь определить, с кем из них у него установлена ментальная связь. Пришлось немного поиграть в “горячо-холодно”, шагая в каком-то направлении и следя за тем, как изменяется сила сигнала, но в результате он наконец обнаружил искомое. Тренер одобрительно кивнул.

«Теперь жди. Можешь снова активировать режим скрытности своей брони, если хочешь», – услышал Алан.

Юноша взглянул на обратный отсчёт в квестовом окне: оставалось ещё десять секунд. Затем включил невидимость. Что-то должно было вот-вот произойти, но что именно, он не знал. Счётчик достиг нуля, и стена исчезла, демонстрируя изумлённых студентов, внезапно оказавшихся в лесной чаще.

Тренеры стремительно задвигались, ныряя в толпу; в один миг возле каждого студента оказалось по одному из Тренеров. Они скользили над поверхностью с помощью какой-то неизвестной технологии и по скорости не уступали Шажку. После этого каждый студент получил лаконичную команду: «Следуй за мной».

Алан наблюдал, как игроки постепенно приходят в себя, начиная двигаться вслед за размытыми фигурами. Тренеры перемещались с разной скоростью и во всевозможных направлениях. Краем глаза юноша заметил, как Тренер Шажка рванул прочь, заставляя своего подопечного торопливо телепортироваться следом; эта парочка исчезла из виду в считанные мгновения.

Алан ждал, когда его собственный Тренер скажет ему следовать за ним, однако тот стоял, не шелохнувшись. Оглядевшись, юноша обнаружил, что вокруг были и другие неподвижные фигуры.

«Следуй за мной», – наконец получил он приглашение. Тренер трусцой побежал на запад, углубляясь в лес. Алан бросился за ним, отмечая про себя, что все Тренеры ведут своих подопечных примерно в одном общем направлении. Он ощутил, что теряет концентрацию, поскольку Ева начала прогнозировать направление и обрабатывать доступную информацию по всем игрокам: их маршруты, скорость передвижения, способ перемещения и прочие данные.

Судя по всему, Тренер Алана уловил эту рассеянность и в следующий миг исчез из его поля зрения. Юноша в замешательстве остановился.

«Следуй за мной».

«Что? Но я вас не вижу».

«Ты не ощущаешь моё присутствие?»

Алан нахмурился. Он мог определить силу ментальной связи с Учителем, это можно было использовать в качестве грубого датчика расстояния, но не более того.

«Простите, я не понимаю…»

«В чём заключается твоя способность? Какова природа Игры?»

«Я не знаю»

«Всё просто. Игра – это симуляция вселенной, созданная для имитации настоящей, физической. Но раз она была создана, изготовлена из единого материала, то всё пространство связано и пронизано некоей объединяющей силой».

«Погодите, вы имеете в виду нечто вроде, ну, Силы? Или как божественное сознание, существующее везде и всюду?»

«Я Тренер, а не Учитель. Я не знаю, из чего изготовлена ткань этой реальности или какие у неё свойства. Я просто осведомлён о её существовании. И использую это знание для связи с другими или для обнаружения чьего-то присутствия. Следуй за мной».

Алан сосредоточился на своей способности замечать чужое ментальное присутствие, с трудом пытаясь разобраться в ощущениях. Это было некое нематериальное знание, практически не поддающееся пониманию. Шестое чувство, которое невозможно описать обычным языком; Алан попытался воплотить это размытое ощущение в слова, но проще было бы объяснить слепому, что такое цвет.

Это было похоже на то, как активировались способности – его разум просто это делал. Юноша не видел окружающих глазами, не слышал и не чувствовал их, они просто были… неотъемлемая часть природы этой реальности, которая каким-то образом фиксировалась в сознании Алана. Когда он закрыл глаза, ничего не изменилось; чувство окружающего пространства осталось, смутное ощущение всего и всех в некотором радиусе вокруг.

Алану даже стало интересно, не создала ли Ева миникарту на основе этого самого “шестого чувства”, поскольку их дальность была идентичной. Подумав ещё немного, юноша осознал, что это и есть лучшая аналогия для нового способа восприятия – миникарта, как в видеоиграх, напрямую транслирующая информацию ему в мозг.

Перед его глазами выскочило уведомление:

Вы получили новую способность: Обнаружение присутствия! Восприятие +25

При виде системного сообщения Алану вспомнились слова Лорда Бездны насчёт “сокрытия присутствия”, и он задался вопросом, как ему научиться скрывать своё.

«Следуй за мной».

«А? Но я только что…»

Тренер сорвался на быстрый спринт, походя преодолевая преграды из густой растительности джунглей. Алан подхватился и бросился следом, сконцентрировавшись на присутствии Тренера.

Ева отчаянно перебирала и каталогизировала всевозможные возникающие угрозы, от незнакомых растений и жучков до диких зверей; также не ускользали от её взгляда и различные полезные ресурсы. Юноша же сосредоточился на том, куда ставить ноги, поскольку умение передвигаться по пересечённой лесистой местности не входило в его арсенал.

Дикий забег продолжался в течение нескольких минут. Наконец Тренер сбавил скорость, а вокруг начали появляться другие игроки со своими Тренерами. Все они чего-то ждали на огромной просеке. Быстро пробежавшись глазами по фигурам, Алан отметил, что Аврора, Тьяго и S также были среди них. Кроме того, он почувствовал присутствие ещё человек восьми, три из которых не показывались на глаза.

Тяжело дыша, Алан шагнул на поляну, пытаясь сообразить, почему все остановились. Путь студентам преградил густой частокол высоких деревьев, похожих на сосны. Между ветками и стволами были натянуты пряди полупрозрачной субстанции, переливавшиеся радужным светом на солнце. Пряди располагались через равные промежутки с неестественной точностью, образуя геометрический рисунок; это напоминало…

«Паутина», – подсказала Ева. – «Только сферическая, а не круговая. Она устроена так, чтобы обеспечить захват с любого направления, а не только с одного».

Тренеры внезапно заговорили в унисон. Кроме наставника Алана – тот передавал сообщение через мысленную связь.

«Первый, кто достигнет центра, может забрать главный приз; кроме того, он получит одну Рекомендацию Разбойника. Приступайте».

Половина игроков тут же ринулась вперёд, а вторая предпочла выждать, чтобы увидеть, что произойдёт. Теперь уже Тренеры следовали за игроками, а не наоборот.

Алан также решил понаблюдать за успехами пионеров.

«Что это за Рекомендация?» – спросил он между делом у своего Тренера.

«Тебе необходимо набрать десять, чтобы завершить вторую фазу обучения. Довольно вопросов, я не Учитель».

Алан кивнул и зашагал к увитой паутиной опушке. Большинство игроков предпочло не задевать паутины, демонстрируя чудеса ловкости и акробатики.

Тьяго оступился, пытаясь двигаться слишком быстро в своём костюме. Заваливаясь вперёд, он коснулся полупрозрачной нити. Практически в тот же миг Алан ощутил появление десятка новых присутствий, которые стягивались в направлении Тьяго. Это были маленькие, покрытые бурым мехом существа, которые с удивительным проворством – глаза Алана не поспевали за ними без Сверхсознания – передвигались по вездесущей паутине. В следующую секунду вся группа разом прыгнула на Тьяго. Нескольких ему удалось каким-то образом отбросить ещё на подлёте, но как только одно из существ физически его коснулось, он упал на землю без сознания.

После этого существа деловито и быстро начали набрасывать на Тьяго полупрозрачные нити, заключая его в матово-белый кокон. Но прежде, чем они успели уволочь добычу в своё логово, Тренер Тьяго выдернул кокон из их лап и стрелой устремился в сторону Студенческого центра. Существа неохотно вернулись на исходные позиции, полностью исчезнув из вида. Их присутствия на “радаре” Алана также поблекли и растаяли без следа.

Все, кто видел, что произошло, на миг замерли, после чего начали двигаться вперёд куда более осторожно и неторопливо. Тем не менее, игроки забирались всё глубже в чащу, где царила кромешная тьма, а нити паутины становились практически невидимыми.

Игрок в нескольких сотнях метров впереди включил фонарик, чтобы осветить себе путь. В тот же миг раздался сдавленный вопль, и свет погас. Никто из Тренеров не кинулся помогать. Алан решил, что либо его убили мгновенно, либо он всё ещё сражается.

Один игрок в массивной механизированной броне предпочёл иную тактику. Из двух узких сопел у него под запястьями вырвались язычки яркого голубого пламени. Игрок зашагал вперёд, выжигая всё на своём пути и беззаботно ступая сквозь ещё не погасшую стену огня. Алану даже почудилось, что он слышит безумное хихиканье.

Стратегия показывала себя очень неплохо, игрок уверенно продвигался вперёд, пока прямо у него под ногами не разверзлась земля. Нечто огромное, покрытое шипастым панцирем, подбросило его в воздух, а затем из брони высунулись гигантские жвалы и сомкнулись на его ноге, легко прокусив броню. Здоровье игрока разом просело на 40 %.

Насекомое укусило ещё раз, и ХП несчастного скатились в красную зону. Взвыв от боли, игрок поспешно воскликнул, что сдаётся. Его Тренер метнулся вперёд, небрежно отшвырнув этого монструозного жука обратно в его нору. Поймав игрока, он неспешно пошёл на выход из чащи, игнорируя насекомое. Гигантский жук осыпал Тренера ударами, но его атаки не могли даже оцарапать его кожу. Над головой Тренера один за другим всплывали бесчисленные нули, наглядно демонстрирующие, что урон от ударов не проходит.

Жук, по-видимому, осознал бесперспективность собственных действий и снова зарылся в землю. В последний момент Алан успел заметить, что от его спины тянется на поверхность тонкая полупрозрачная нить.

«Что это за чертовщина была только что?» – спросил он Еву.

«Стражи гнезда. Хватит уже осторожничать, мы должны поспешить, иначе кто-нибудь доберётся до центра раньше нас».

«Ты свихнулась? С какой стати мне туда…»

«Чтобы принять этот вызов».

Алан сделал глубокий вдох, пытаясь собраться с мыслями. Правильно. Это всего лишь игра. Ужасные гигантские насекомые не могут нанести ему реального вреда. Самое большее, что они могут сделать, это причинить боль и подарить ему кошмары до конца жизни.

Юноша двинулся вперёд, придерживаясь маршрута, проложенного Евой. Поначалу избегать сигнальных нитей было несложно, но по мере приближения к центру заросли становились всё плотнее.

В конце концов ему пришлось остановиться. Дальше пути не было. Алан спокойно изучал окружающее пространство, пытаясь понять, что делать дальше. Откуда-то издалека доносились звуки битвы, он даже увидел несколько ярких вспышек от применения энергетического оружия.

«Попробуй различные типы зрения», – предложила Ева.

Алан поколебался, не понимая, чем ему тут может помочь бионический глаз, созданный Фантомом. Всё, что он делал, – это показывал мир в разных спектрах электромагнитного излучения. Круто, конечно, но далеко не так полезно, как он ожидал изначально. В специальной программе, добавленной Фантомом, он также до сих пор не разобрался, так что вряд ли от этого будет толк…

«Просто попробуй».

«Ладно».

Сконцентрировавшись, Алан начал переключаться между различными спектрами, поначалу без особого толка. Но когда он активировал ультрафиолетовый фильтр, мир вокруг него буквально взорвался красками. Всю область зрения заняли бесчисленные переплетения неоново-голубых нитей паутины, озаряя пространство вокруг себя таинственным электрическим светом.

«Как…» – ошеломлённо начал Алан.

«Эти насекомые должны же как-то видеть, не так ли?»

Внимательно изучая преобразившийся мир вокруг него, Алан с удивлением обнаружил, что некоторые пряди паутины остались бесцветными. Подзуживаемый Евой, Алан нерешительно подёргал одну такую нить. Ничего не произошло. Выдохнув с облегчением, Алан снова начал двигаться вперёд, следя за тем, чтобы касаться только тёмных участков паутины.

В течение нескольких минут юноша аккуратно, шаг за шагом, продирался сквозь чащу. Казавшийся мёртвым поначалу лес начал проявлять признаки жизни; трутни гнезда, больше всего похожие на огромных муравьёв, мелькали то там, то здесь, занятые сбором каких-то растений или грибов. Они были размером с лошадь и сновали по округе, то и дело ныряя в огромные дыры в земле, иногда удерживая в жвалах коконы с добычей. Периодически мимо проносились по нитям паутины покрытые мехом пауки-ассасины. Эти пушистые комки ярко сияли в ультрафиолете, щедро расходуя энергию в обмен на скорость. Алан уже давно не видел вокруг признаков других игроков. Он чувствовал, что центр гнезда должен быть уже близко.

Прошло ещё несколько минут. Активность вокруг пошла на спад, а расстояние между стволами деревьев и нитями паутины начало увеличиваться. Пройдя ещё немного, Алан остановился – недалеко впереди лес обрывался. Он прошёл всю чащу насквозь.

«Что? Но это означает, что мы прошли мимо центра. Там же ничего не было, лишь… Похоже, нам придётся спускаться в эти дыры в земле, да?»

«По всей видимости», – ответила Ева.

Алан вздохнул и огляделся. Единственным существом, чьё присутствие он ощущал, был его Тренер. Несмотря на солидные габариты, тот сумел пробраться через лес, не привлекая ни малейшего внимания со стороны насекомых. Алан решил сделать привал, чтобы немного отдохнуть и восстановить энергию брони перед новой попыткой. Если кто-то другой за это время доберётся до центра, так тому и быть. Это лишь будет означать, что Алану не придётся соваться в эту вызывающую подспудный страх подземную колонию.

***

Ползя по туннелю, уходящему куда-то вниз, и старательно пытаясь игнорировать гигантского муравья прямо перед собой, Алан с облегчением подумал, что, к счастью, он не страдает клаустрофобией. В противном случае он был бы сейчас в ужасе, а не просто чертовски напуган. Тот факт, что туннель постепенно сужался, вместо того чтобы расширяться, также совсем не помогал расслабиться. Ярко горящие голубым нити паутины, которые имелись и в подземных проходах, начали попадаться всё чаще.

«Я больше не могу гарантировать твою безопасность, странник. Продвигайся дальше на свой страх и риск», – просочилась вдруг в его голову мысль Тренера.

«Чудесно. Тогда пора начинать проявлять осторожность», – отозвался Алан, по-лягушачьи перепрыгивая клубок переплетённых светящихся нитей. Тренер ничего не ответил.

Алан снова пополз вперёд, стараясь двигаться так, чтобы в его силовую броню не набивалась грязь. Казалось бы, такое высокотехнологическое изделие должно препятствовать проникновению внутрь чего-то такого банального, как грязь, однако, как выяснилось, стоило только повернуть запястья под вот таким углом, и…

«Стоп», – раздался голос Евы.

Алан замер. Он в меру своих возможностей просканировал пространство вокруг на предмет опасности. Под ним была грязь. Над ним была грязь. Позади тоже была лишь грязь. Предположительно, грязь была и впереди, но необходимо было в этом сперва удостовериться.

«Ложная тревога, не обращай внимания».

«Что значит “не обращай внимания”?!»

«Какая-то несущественная аномалия, ничего серьёзного».

«Мне начинать беспокоиться? Один из Тренеров, которые даже не замечают ударов громадных монстров, только что сказал мне, что уже не сможет гарантировать мою безопасность. Может быть, нам стоит просто сдаться, вернуться на поверхность и…»

«Всё в порядке. Двигайся дальше».

Алан вздохнул и снова задвигал локтями. Через какое-то время он наконец достиг огромной пещеры, стены которой были усеяны проходами, ведущими бог знает куда. В центре пещеры блестело озеро, ярко полыхающее в ультрафиолете от переизбытка энергии. По берегу ползали гусеницы-личинки, попеременно то припадая к поверхности воды, то поедая полупереваренные шарики биомассы, которые им приносили трутни.

Здесь были заметны следы битвы. Кто бы ни сумел сюда пробиться, он убил несметное количество громадных жуков-стражей. Сейчас, судя по всему, ситуация уже нормализовалась, хотя, если честно, Алан понятия не имел, что было “нормальным” для колонии гигантских насекомых-мутантов.

«Судя по нашим перемещениям, центр леса должен располагаться где-то в проходе по правую руку от тебя», – проинформировала Ева. Алан последовал её рекомендациям, двинувшись по намеченному маршруту.

Юноша пробирался мимо бесчисленных стражей гнезда, закованных в толстую шипастую броню. Некоторые из них, судя по косвенным признакам, даже были способны летать. Нырнув в подсвеченный туннель, Алан продолжил своё путешествие. Он миновал новые каверны с личинками, пару раз угодил в пещеры с отдыхающими бурыми “ассасинами”. При ближайшем рассмотрении они оказались похожими на тарантулов пауками размером с кошку. В каждом из них содержалась целая прорва энергии, из-за чего они ярко пульсировали в ультрафиолетовом спектре. В общем, не о чем беспокоиться.

В конце концов Алан добрался до финальной локации – центральной пещеры, где, предположительно, должно было находиться сокровище. Весь огромный зал был пронизан неисчислимым количеством нитей, а в центре, где их сходилось особенно много, виднелся серый камень размером с баскетбольный мяч. Пути вперёд не было, ни одна из нитей не была тёмной. Вся комната полыхала голубым светом.

«Просто проломись сквозь паутину и схвати камень», – распорядилась Ева.

«Но это же явно ловушка, в чём бы она ни заключалась. И кто знает, что за монстры тут обитают. Это же наверняка логово их королевы, верно? Я к тому, что у таких ульев всегда есть королева».

«Вперёд».

Алан печально вздохнул, всерьёз беспокоясь за душевное состояние своего искина… и за своё заодно. После этого он мощно оттолкнулся, стараясь прыжком покрыть как можно большее расстояние, и приземлился на упругую сеть паутины. В тот же самый миг он ощутил сотни и сотни присутствий, остервенело устремившихся к нему. Не теряя ни секунды, юноша активировал Сверхсознание и метнулся вперёд, кожей ощущая, как со всех сторон на него прыгают бесчисленные зубастые твари.

Алан сумел уклониться от первых нескольких атак, но они и в самом деле были невероятно быстрыми. Цель была так близка, до камня оставалось каких-то пара метров. Юноша ощутил, как его сознание начало гаснуть, но, даже проваливаясь в темноту, заставил себя сделать ещё несколько шагов. Уже падая, Алан выпростал вперёд руку и кончиком пальца сумел всё же коснуться серого камня.

«Добро пожаловать на Боевую программу Академии», – послышался мысленный голос Тренера. А затем мир погрузился во мрак.

Глава 3

Тренер Алана каким-то чудесным образом вытащил его из колонии насекомых; очнулся юноша уже в капсуле. Если верить словам Тренера, Алан был первым, кто сумел добраться до центра гнезда, что принесло ему достаточно опыта, чтобы достичь 300 уровня, и обеспечило одну Рекомендацию Разбойника. Серый булыжник из той забитой паутиной комнаты оказался “Паучьим Яйцом (не идентифицировано)”, который юноша решил придержать, пока не разберётся, зачем оно нужно.

Несколько часов спустя Алан уже стоял в Студенческом центре, пялясь на здешнего Администратора. С Евой академические тесты оказались проще пареной репы. Ответы на любые вопросы сами собой всплывали у него в голове; Алану оставалось лишь их повторить.

Юноше запомнился один любопытный вопрос, касающийся механики нанесения урона в Игре. Щиты поглощали весь урон, пока позволял запас энергии, а броня снижала его на определённый процент. Но, в отличие от большинства обычных игр, потеря хитпоинтов сильно влияла на ход битвы и способность сражаться. Фактически, Игра пыталась рассчитать, чем закончилась бы та или иная атака в реальности, после чего проецировала эти эффекты на виртуальный мир.

По большей части Алан вполне мог следить за мыслью Евы и понимал её решения, но ряд вопросов показался ему полнейшей абракадаброй. Так или иначе, если он когда-нибудь столкнётся с необходимостью применить эти знания на практике, то Ева по-прежнему сможет предоставить ему верный ответ. Что с того, что он понятия не имел, какие уравнения необходимы для вычисления сложных орбит или какова природа реальности? Это работа компьютеров и философов.

А пока вернёмся к тому, что важно здесь и сейчас. У Алана было 477 свободных очков способностей, плюс ещё тысячу он мог получить, обменяв на них метки. Впрочем, с наличкой сейчас было не так уж радужно, так что этот вариант его не очень привлекал. Немного подумав, Алан решил выбрать в качестве ближайшей цели требования для его Силовой Брони Вернувшихся для разведчиков.

Базовую невидимость костюма он мог использовать двенадцать часов кряду, а вот продвинутый режим скрытности опустошал запасы энергии за пять минут. Пока что ни одно задание большего и не требовало, но Ева уведомила его, что Тренеры с трудом определяют его местоположение лишь при активированной продвинутой невидимости. В этом режиме, в отличие от базового, Ева могла имитировать самые различные условия, а не только преломление видимого света.

Если Алан сумеет достигнуть минимальных требований брони, то базовую скрытность костюм сможет поддерживать перманентно, время использования продвинутой скрытности существенно увеличится, а Еве не придётся тратить все ресурсы для контроля полной невидимости. Кроме того, недостающие способности – Эффективное использование энергии (продвинутое) и Подготовка Вернувшихся (средняя) – вполне могут оказаться полезными и сами по себе.

Приняв решение, Алан обратился к Администратору.

«Приносим извинения, странник, но пока вы пребываете на Incipe, вы можете тратить очки способностей только на увеличение основных параметров», – получил он незамедлительный ответ.

«Что?» – опешил юноша.

«В системе Академии очки способностей и метки можно использовать для оплаты услуг Учителей, чтобы получать или развивать способности. Прямая покупка за очки недоступна. Учителя способны довести способности игрока до уровня “продвинутый” включительно, а…»

«Точно, я вспомнил», – перебил Алан. – «Как мне найти Учителя?»

«Перейдите на второй этап обучения», – ответил Администратор.

Алан завершил разговор и огляделся по сторонам. Студенты усиленно готовились к экзаменам; весь Студенческий центр был заполнен фигурами, пристально вглядывающимися в цифровые экраны.

Алан двинулся к выходу из здания, собираясь снова отправиться в глушь. Сбор ресурсов на 100 тысяч кредитов казался куда более быстрым и эффективным (и менее болезненным!) методом, чем интенсивный курс спецтренировок. В этот момент кто-то коснулся его плеча, привлекая внимание.

Обернувшись, Алан увидел, что рядом с ним стоит Аврора в чём-то вроде серого тренировочного костюма. Незамысловатый дизайн стандартной спортивной формы ничуть не умалял её красоты, изящные формы девушки и её ясные глаза тут же захватили всё внимание юноши, как спасительный маяк во время шторма.

– Привет, Алан, мы можем поговорить? – спросила она.

– Здесь?

– Нет, здесь слишком много любопытных глаз и ушей. Давай поговорим в моей Комнате, – приглашающе махнув рукой, Аврора зашагала по коридору.

Алан поспешил за ней, пристроившись сбоку.

– В твоей Комнате?

– Да, аналог твоего Дома. Я делю то виртуальное пространство с моими родителями и другими родственниками, но у каждого есть своя личная Комната. Ну, точнее, апартаменты, поскольку ни одна Комната не состоит из одного помещения.

– Хох, родственники…

– Да, – кивнула Аврора, искоса глянув на Алана. – Одного из них ты уже встречал. Луна. Она моя кузина.

– Э, так ты тоже королевских кровей? А я и не знал, – вскинул брови Алан.

Аврора покачала головой.

– Нет, я не принадлежу к королевской семье. Мы с мамой… отщепенцы, наверное, можно так сказать. Инородные элементы. Кое-какой статус у нас есть, но ничего даже близко сравнимого с членами королевского рода. Давай повременим с подобными разговорами, мы уже почти добрались до капсульной.

– Ах да, как именно я могу попасть в твою Комнату? – спросил Алан.

– А? Ты что, никогда не посещал чужие Дома?

– Нет.

– Я вышлю тебе приглашение, и эта опция появится в списке локаций, доступных для телепортации.

– Разве телепорты не дорогие? – нахмурился Алан.

– Погоди-погоди, ты и на Базаре или Аркаде никогда не был? Ты что, телепортировался только в физической вселенной Игры? – Аврора остановилась, округлившимися глазами глядя на юношу.

Алан также притормозил, отведя взгляд.

– М-м, вроде того? А что там?

– Целые вселенные! Тысячи новых впечатлений, куда более захватывающих, чем здесь. Ты думаешь, почему все так усердно трудятся? Чтобы заработать и не иметь дела с этим миром. Ты ещё не пробовал никаких подобных развлечений? Виртуальные приключения, авторские миры?

Алан мотнул головой.

– Нет, не пробовал. Игра же, по сути, представляет собой то же самое?

– Что?! Вот ещё. Игра – это… в лучшем случае, работа. Никто не тратит свободное время на Игру. Есть куда более достойные занятия.

– Но разве это не лучший тип работы, от которой ты получаешь удовольствие? – усмехнулся Алан.

– Возможно. Теперь понятно, как тебе засчитали столько тренировочных часов. Ты же ничего не знаешь о том, что на самом деле может предложить человеку Игра. Я даже думала, что ты робот! Когда покончим с Академией, мы обязательно должны выбраться на Базар, как минимум. Боюсь представить, в каком состоянии твоя Домашняя зона.

– М-м, окей, – ответил Алан. Аврора кивнула, затем вошла в капсульную комнату. Юноша последовал за ней.

«Подобная деятельность, вероятнее всего, окажется бесполезной и выльется в напрасную трату времени и кредитов», – неодобрительно шепнула Ева. – «Большинство источников сходится во мнении, что развлечения внутри Игры имеют высокую степень привыкания. Поэтому их стоит избегать».

«Тихо», – отрезал Алан, влезая в капсулу.

***

– Ого, тут мило, – проговорил Алан, осматриваясь в помещении, в котором оказался. Стены и потолок были окрашены в тон тёмно-синему ночному небу. Мебели было совсем немного, так что Алан вскоре обнаружил себя сидящим рядом с Авророй. Вся эта ситуация казалась немного нереальной, но интерьер комнаты успокаивал и заставлял расслабиться. Словно сидишь на поляне под звёздным небом.

– Я рада, что тебе понравилось, – сказала Аврора, признательно улыбаясь ему. Алан слегка покраснел и поднял взгляд на потолок, успев увидеть падающую звезду, прочертившую тёмно-синий свод. Возможно, это была не просто краска.

– Эм, точно. Так о чём ты хотела со мной поговорить? – спохватился юноша.

– Ах да, это же я пригласила тебя, да? – мягко ответила Аврора. Она отвернулась, задумчиво глядя в стену.

Алан терпеливо выжидал.

– Скажи мне, Алан, насколько сильным игроком ты себя считаешь? – заговорила она наконец.

– Себя? Ну, честно сказать, я вовсе не силён; ты и Китана однозначно одолеете меня в бою. Хотя я как-то узнал, что вхожу в топ 100 тысяч игроков с Земли или что-то около того.

– Одолеем в бою? – повторила Аврора. – Видимо, ты имеешь в виду честную дуэль один на один. Но даже в тот раз у меня было стойкое ощущение, что ты сдерживаешься. Но довольно об этом, я не собираюсь расспрашивать тебя о твоих способностях или чём-то подобном. Я просто хотела… М-м, пожалуй, можно сказать, что мне нужен совет.

– Совет? От меня? Насчёт чего? – Алан округлил глаза.

– Естественно, как стать более сильным игроком! – фыркнула девушка. – За последние три года ты стал первым, кто сумел завершить это испытание для Разбойников, а скорость твоего прогресса просто поражает.

– Хах? С чего ты взяла, что это я завершил то испытание?

– Ну ты исчез перед самым началом теста и был единственным кандидатом, которого я не смогла засечь на той опушке. Кроме того, тебя принесли в Студенческий центр сразу же после того, как объявили, что кто-то добрался до центра.

– Что ж, логика в этом есть, но это мог быть любой из невидимых участников, не обязательно я.

– Любой из невидимых участников?.. – переспросила Аврора. – Что? И сколько там таких было?

– М-м, я засёк ещё троих. Но возможно, были и другие, – ответил Алан, проконсультировавшись с Евой.

– Итого восемь или меньше, – пробормотала Аврора себе под нос. – Что ж, думаю, мне стало немного легче.

– Легче? Из-за чего? – спросил юноша.

– Разве ты не видишь? Хотя да, вряд ли… – вздохнула она. – Алан, ты хоть представляешь, сколько сил и времени я убила на постоянные тренировки, целыми днями пропадая в виртуальных симуляциях, вместо того чтобы развлекаться и играть, как другие дети? Вся моя жизнь была посвящена тому, чтобы стать лучшим игроком, какой только возможен. И тут появляешься ты, без опыта в Игре, и начинаешь вершить невозможное направо и налево. Информация, которую ты добыл для гильдии в Лабиринте Бездны, та карта… ты осознаёшь, насколько она ценна? Я слышала, что мама всерьёз рассматривала вариант повысить тебя до Рыцаря! Или вот сейчас, когда ты уже сдал все экзамены и сидишь с Рекомендацией Разбойника за пазухой…

– Эм, спасибо, – не зная, что сказать, Алан опустил взгляд на свои колени. Немного помолчав, он снова поднял голову: – Но знаешь, я действительно думаю, что мне просто повезло. Испытания, что выпали на мою долю, вроде как удивительно хорошо подходили под те навыки, что у меня имелись на тот момент. А причиной быстрого прогресса, по сути, является исключительно мой класс. Испытание с этим логовом насекомых я прошёл лишь потому, что эти пауки слишком сильно полагались на свою паутину, чтобы обнаруживать незваных гостей. Я уверен, что ты бы справилась не хуже в любом другом испытании.

– Гм-м… Возможно, – невесело откликнулась Аврора. – Я правильно понимаю, что у тебя нет для меня каких-либо лайфхаков?

– Э, нет, не думаю, – Алан покачал головой. – Честно говоря, если уж на то пошло, то я думаю, что из нас двоих ты куда удивительнее, – Аврора натянуто улыбнулась, и он поспешил продолжить: – Нет, я серьёзно! Твои лидерские способности, твой изумительный контроль над своими силами – дух захватывает. К тому же, ты явно прекрасно ориентируешься в социальных кругах Игры, а это 90 % того, что на самом деле требуется от представителя нашего класса, Разбойника, угу? Читать других людей, как открытую книгу, понимать, чего они хотят и с кем связаны, а вовсе не красться мимо гигантских пауков-мутантов. Я же, к примеру, никогда не был хорош в ситуациях, где требовалось социальное взаимодействие, так что, эм…

Аврора улыбнулась, на этот раз по-настоящему, Алан это чувствовал. Эта невинная и чистая улыбка согрела его сердце и наполнила его странным, необъяснимым чувством…

«У тебя нет времени на детские увлечения», – раздался отрезвляющий голос Евы. – «Аврора играет с тобой».

Алан сделал вид, что ничего не слышал.

– Спасибо тебе, – сказала Аврора.

– Не за что, – кивнул Алан. – А, разве что одно могу посоветовать. Возможно, это работает только со мной, так что можешь спокойно проигнорировать, но… М-м, единственная вещь, которая меня неизменно мотивирует и заставляет стремиться к новым вершинам, это то, что Игра доставляет мне удовольствие, понимаешь? Ты только что сказала, что для тебя это работа, задание. Чтобы действительно стать лучшей, ты должна научиться наслаждаться тем, чем занимаешься. Это должно стать не хобби или работой, а настоящей страстью.

– Возможно. Я подумаю об этом, – ответила Аврора. – Пожалуй, нам стоит возвращаться. Не обгоняй меня слишком сильно по уровням, иначе я никогда тебя не догоню.

«Аврора скрывает свой уровень, так что мы не сможем определить, обошли мы её или нет», – хмыкнула Ева.

– Окей, – улыбнулся в ответ Алан, по-прежнему игнорируя комментарии Евы.

***

Алан стоял, задумчиво оглядывая окрестности. Вокруг, куда ни глянь, простиралась дикая природа: деревья, трава и многие другие вещи сливались в неразличимый фон в глазах юноши.

«Добыть ресурсов на 100 тысяч кредитов. Да уж. Ева, есть какие-нибудь идеи, как это лучше сделать?»

«Не уверена. Мы могли бы вернуться в колонию арахнидов и…»

«Нет. Туда я больше ни ногой».

«Тогда просто исследуй прилежащие территории. Будем выслеживать любых подходящих зверей, а я в фоновом режиме буду постоянно сканировать окружающее пространство на предмет ценных материалов. Судя по нашему первоначальному марш-броску, местность вокруг Студенческого центра уже полностью зачищена, так что нам лучше удалиться на приличное расстояние. В то же время, уже разведанный путь будет куда менее опасным, поскольку мы до сих пор не в курсе, как выглядят испытания у игроков с другими классами».

«Хм, тогда, может быть, стоит поискать следы какого-нибудь одиночки?»

«Это приемлемо».

Ева быстро просканировала пространство и проложила маршрут. Алан тут же включил базовую невидимость и припустил трусцой, гадая, что же будет ждать его в конце пути.

Примерно час спустя юноша обнаружил, что обильно потеет, а дышать становится всё труднее, поскольку след завёл его в местность с сухим и горячим, словно в пустыне, воздухом. Исчезли из виду деревья с густой кроной, дающей блаженную тень. На смену им пришли камни, множество камней самых разных форм и размеров. Куцая растительность тоже кое-где виднелась, но всё же поражало, как быстро сменился климат.

За всё время Алан так и не увидел признаков живых существ, а единственным их уловом была пара обнаруженных Евой лечебных растений стоимостью по несколько сотен кредитов. Возможно, всё ценное забирал тот, за кем они шли.

«Ты можешь сделать что-нибудь, чтобы было не так жарко?» – мысленно спросил Алан.

«Да, но это будет напрасной тратой энергии. С тобой всё в порядке. Это хорошая тренировка».

Алан определённо не чувствовал себя “в порядке”. Он задыхался, а в горле будто застрял кусок наждачки. Юноша всё чаще останавливался, чтобы глотнуть воды, но уже через минуту во рту пересыхало снова.

Тем не менее, он упрямо двигался вперёд.

***

Алан услышал игрока, за которым они следовали, до того, как ощутил его присутствие. Издалека донеслись гулкие удары, а по мере приближения звук начал усиливаться, отдаваясь под подошвами ног. По мнению Евы, больше всего эти звуки напоминали оползень в горах.

На горизонте показались несколько маленьких точек, и Алан приблизил изображение. Это оказался Ас, облачённый в тяжёлую силовую броню, который обменивался ударами с монстрами песчаной раскраски, сливающимися с окружением.

«Каменные волки», – известила Ева. – «500-й уровень, существа ранга C с высоким сопротивлением к почти всем формам физических атак. Материал, из которого состоят их тела, высоко ценится в строительной сфере».

Всплески энергии юноша ощутил ещё издалека. Подойдя поближе, он обнаружил, что Аса окружили сразу три монстра. Здоровье волков было почти на максимуме, они вертелись вокруг своей жертвы, нападая с разных сторон и отпрыгивая с неожиданной ловкостью.

Ас сражался, используя массивные тёмно-серые перчатки, пульсирующие от энергии. Каждый раз, когда его кулак достигал цели, раздавался взрыв, и волка с поразительной лёгкостью отшвыривало назад. Но уже в следующую секунду поверженный монстр выскакивал из облака поднявшейся пыли, потеряв лишь долю процента ХП.

Пока Алан подкрадывался к месту схватки, он заметил, что движения Аса постепенно замедлялись. По расчётам Евы у него оставалось лишь около 35 % выносливости и 60 % энергии щитов. Алан достал свои Ядра Ориона, взяв по пистолету в каждую руку.

«Подожди», – сказала Ева.

«Зачем?» – удивился юноша. Ответа он не получил, но решил всё же послушать совета.

Каменные волки, словно учуяв слабость Аса, набросились на него одновременно. Ас мгновенно развернулся к ближайшему и, взмахнув засиявшим багровым светом кулаком, с размаха обрушил удар на нос каменного монстра. Волка с грохотом впечатало в землю, а его полоска ХП разом упала до 70 %. В это время два других монстра прыгнули Асу на спину.

«Сейчас», – сказала Ева, и Алан открыл огонь. С некоторым трудом, но юноша смог использовать обе руки независимо, поразив обоих монстров в головы одновременно. Одному из волков он угодил выстрелом в глаз, заставляя споткнуться и потерять 5 % жизни, но второй прорвался сквозь заградительный огонь. Когтистая лапа монстра обрушилась на Аса, повалив его на колени, а просевшие до 40 % энергетические щиты замерцали в облаке каменной крошки.

Алан продолжил стрелять по двум волкам, но его пистолеты наносили даже меньше урона, чем перчатки Аса. Ас между тем воздел себя на ноги, бросив короткий взгляд в сторону юноши, после чего снова бросился к тому монстру, которого он втоптал в землю чуть ранее. Каменный волк как раз пытался подняться, но Ас снова повалил его на песок серией мощных ударов.

Другие два каменных волка развернулись к Алану. Они почувствовали более лёгкую добычу.

«Осторожнее», – просигналила Ева. – «Твои щиты полностью опустошит единственный удар».

«Что? Ас же только что получил чистый удар, и его щиты просели только на 20 %? И разве ты не говорила, что эти монстры должны быть нечувствительны к физическому урону?»

Ева мысленно “пожала плечами”.

Вздохнув про себя, Алан открыл беглый огонь по надвигающимся целям, пытаясь выбить ещё хотя бы пару критов. Волки просто рвались вперёд, не обращая внимания на выстрелы, и в мгновение ока сократили дистанцию до нескольких метров. Их полоски здоровья по-прежнему держались выше отметки 80 %. Монстры прыгнули, но Алан сделал выверенный шаг по диагонали от правого волка, в последний момент избежав оскаленной пасти. Он тут же поднял пистолеты и выстрелил в упор. Два плазменных разряда вонзились точно в каменные глазницы. Монстр издал болезненный рык и повалился на землю, скребя морду лапами.

Его каменный собрат уже разворачивался для новой атаки. Но на таком расстоянии Алан тут же ослепил и его, аккуратно стреляя с двух рук. После этого юноша заплясал вокруг каменных монстров, выпуская очередной разряд по откату.

Почувствовав неминуемое поражение, волки издали жалобный вой и попытались сбежать. Однако на их пути вырос Ас. После этого добить каменных монстров не составило большого труда. Наконец, выскочили системные уведомления:

Убийство врага на 200 уровней выше – бонус x2 к опыту!

Уровень повышен!

– Спасибо за помощь, – окликнул его Ас, – хотя не то, чтобы она мне действительно была нужна.

– Выглядело это далеко не так, – хмыкнул Алан.

Ас флегматично пожал плечами:

– У меня всё ещё были кое-какие козыри в рукаве.

– Итак… – сказал Алан, нарушая воцарившееся неловкое молчание.

– Итак что? – наконец заговорил Ас. – Почему ты здесь? Следишь за мной?

– Нет! Я просто пытаюсь собрать ресурсов, чтобы завершить квест, как и ты. Мой искин выбрал случайные следы, я не знал, что они твои.

– Так ты просто пошёл по чьим-то следам, даже не зная, куда они ведут?

– М-м, вроде того.

Ас тряхнул головой.

– Не важно. Я не смогу нести больше двух волков за раз, так что можешь забрать третье тело. Администратор в Студенческом центре покупает их примерно по 5 тысяч кредитов.

– О, но разве трупы монстров не растворяются через некоторое время?

– Если ты не будешь их обыскивать на предмет лута, то можешь забрать тело. Падальщики в любом случае всё подчистят.

– В таком случае я заберу третьего, спасибо. Кстати, я всё хотел спросить у тебя кое-что…

– Да?

– Ты знаешь, что Правительство Объединённого Мира обречено? – поинтересовался Алан, словно речь шла о чём-то незначительном.

Ас застыл над тушей одного из поверженных монстров. Наконец он поднял голову и остро глянул в сторону юноши, поджав губы. Затем неторопливо огляделся по сторонам, проверяя, нет ли поблизости посторонних, и распрямился, собираясь что-то сказать…

– Стой, – поднял руку Алан. – Прежде чем ты что-либо скажешь, позволь мне кое в чём убедиться.

«Ева, активируй Программу1».

«Активирую».

Алан закрыл глаза, затем открыл снова. Мир в непосредственной близи от него почти не изменился. А вот небеса словно взорвались какофонией красок и света. Но внимание юноши тут же привлёк тонкий лучик жёлтого света, исходящий от Аса.

– Ас? – заговорил Алан, но тот отшатнулся и приготовился к бою.

– Что ты делаешь? Твои глаза словно стали серебряными и механическими. Ты киборг? – холодно спросил он.

– Что? Нет! Я просто искал жучков, не более того. И я думаю, тебя заинтересует тот факт, что какое-то передающее устройство встроено в твою левую ногу с обратной стороны! – ответил Алан.

«Деактивируй», – подумал он, и Ева отключила Программу1.

Ас замешкался, но взял себя в руки, когда глаза Алана вернулись в норму. Он опустил руку и похлопал себя по ноге.

– Я думаю, он не на поверхности, а внутри твоей брони, – сказал Алан, когда он ничего не нашёл.

Ас нахмурился, но предпочёл поверить юноше.

– Я собираюсь снять костюм, так что без шуток, окей?

– Конечно, – ответил Алан. – Вот, смотри, я даже брошу оружие для твоего спокойствия.

Он кинул Ядра Ориона к ногам Аса. Тот уставился на пистолеты, затем покачал головой.

– Как глупо, никогда не расставайся так легко со своим оружием, – он ногой отпихнул Ядра Ориона обратно и начал снимать силовой костюм. Алан пожал плечами, подбирая пистолеты. Ева предупредила бы его, если бы разоружение было плохой идеей.

«Это была плохая идея, но я посчитала, что это ненамного увеличит уровень опасности», – шепнула Ева.

Алан проигнорировал этот комментарий, пытаясь вспомнить тот жёлтый маячок света, который заметил ранее. Немного повозившись с бронёй Аса, они наконец нашли источник сигнала. Маленькая металлическая бляшка была закреплена под внутренней обкладкой брони.

– Подслушивающее устройство, – пробормотал Ас. После этого он раздавил жучок двумя пальцами.

– Стой, возможно, я смогу отследить, кто подслушивал, – торопливо сказал Алан, но было уже поздно. Устройство было уничтожено.

– Хо, как бы ты это сделал? – поднял брови Ас. – И как ты вообще узнал о его существовании?

– Использовал расширение, – сказал Алан. – Мои глаза обладают способностью находить скрытые устройства.

«Программа1 способна на гораздо большее», – поправила его Ева.

«Да, но Асу этого знать не обязательно, верно?» – откликнулся Алан.

Разработанная Фантомом технология не переставала его удивлять. Концепция звучала достаточно просто, но Алан по-прежнему не имел ни малейшего представления, как это работало. Программа1 каким-то образом позволяла ему видеть упорядоченные сигналы. Бионический глаз обрабатывал информацию со всех спектров электромагнитного излучения и расшифровывал сигналы во всех диапазонах, от гамма-лучей до радиоволн. Затем он накладывал все найденные источники значимых сигналов на обычное изображение мира в видимом свете. Впервые услышав это описание, Алан лишь пожал плечами. Однако позже, когда он полностью осознал, что это значит, у юноши полезли на лоб глаза.

Как оказалось, коммуникационные каналы пронизывают всё вокруг, вдобавок Программа1 без проблем фиксировала электрические сигналы. Речь шла не только о сообщениях, которые посылали друг другу игроки, любое устройство во вселенной, которое каким-то образом взаимодействовало с миром, создавало те или иные электрические сигналы. И Программа1 делала их видимыми для Алана. Проще говоря, этот фильтр сканировал весь электромагнитный шум вокруг в поисках чего-либо полезного. У Алана даже возникло чувство, что его Обнаружение Присутствия работает схожим образом, только сосредоточено на сознаниях живых существ.

К сожалению, хоть Программа1 и могла обнаруживать все эти сигналы, расшифровать их было куда сложнее… по крайней мере, так считал Фантом. Ева думала иначе, но пока что не достигла ощутимого прогресса в этом направлении. Кроме того, в оживлённых районах было столько всевозможных шумов и коммуникационных каналов, что Еве приходилось направлять все свои вычислительные мощности без остатка, чтобы изолировать один нужный сигнал. Наконец, Программа1 потребляла 5 единиц энергии в секунду, а это было довольно ощутимо, с учётом небольшого запаса Алана в 400 единиц.

– Теперь мы можем говорить? – спросил Ас, снова облачаясь в свою броню.

– Больше никаких устройств я не вижу, – ответил Алан.

– Позволь мне пропустить прелюдии и попробовать угадать, что ты хочешь сказать. Правительство Объединённого Мира вот-вот обанкротится, хаксларды приберут всё к рукам, так что нужно валить с тонущего корабля. Что-то вроде того? – с этими словами Ас шагнул к юноше.

– Эм, да, – Алан сперва слегка попятился, но затем заставил себя прямо встретить взгляд собеседника.

– Ну, пока что мы не обанкротились. У нас по-прежнему есть шанс, а большего и не нужно. Шанс. Согласно официальной статистике, мы должны добиться резкого роста производства и увеличить эффективность каждого игрока на 700 %.

– Что? Это безумие, – глаза Алана округлились. – Мы не сможем этого сделать.

– Я согласен с тобой, – невозмутимо проговорил Ас. Алан уставился на него в недоумении. Ас криво усмехнулся: – Но это лучше, чем голод, и лучше, чем бесконечные убийства в подворотнях, не правда ли? Ситуация ухудшается, это правда. Однако прямо сейчас на Земле всё выглядит довольно неплохо. Всё, что нам нужно делать – это продолжать играть в Игру.

– Но тебе не кажется, что люди должны знать, что, если верить цифрам, их правительство обанкротится в течение нескольких лет? – спросил Алан.

– Цифрам? С каких это пор людей интересуют цифры? Народ не верит цифрам, никто не смотрит на цифры и не следует за ними. Многие войны велись без оружия и явных конфликтов, но разве такие вещи людей волнуют? Нет, – Ас сплюнул. – Расчёты и математические модели народ воспринимает, как туманные пророчества. Люди видят их, могут даже понять, что эти цифры означают, но это не повлияет на их поведение. Так что, можно смело сказать, что несмотря на все прогнозы о крахе ПОМ, лишь некоторые ударятся в панику и попытаются удрать, а остальные будут жить как ни в чём не бывало. Да и что они могут? По крайней мере, лично я вижу это так, – добавил Ас после паузы. – Моё начальство считает иначе, поэтому информация и засекречена. Уверен, мало что изменилось бы, даже если бы об этом узнали все…

– М-м, ясно, – сказал Алан. – Я бы предпочёл не злить правительство без нужды. Особенно с учётом того, что оно по-прежнему контролирует все ресурсы Солнечной системы.

Ас пожал плечами.

– Это твой выбор.

– Но что насчёт альтернатив? – спросил Алан. – Например, Легион Людей?

– Ха-ха! – Ас засмеялся, но, заметив взгляд юноши, осёкся. – Погоди, ты серьёзно? Это же группировка шутов. Её лидеры получают поддержку извне, а их цель – лишь ещё быстрее исчерпать ресурсы ПОМ.

– Хо… – только и сказал Алан.

– О, точно… если тебя всерьёз беспокоит судьба Земли, то я бы посоветовал тебе стать кем-то действительно сильным, и как можно скорее. Надвигается война, – добавил вдруг Ас.

– Что? – поднял брови Алан, напрягаясь. Если Ас участвовал в скрытой войне за Землю…

– Представим на секунду, что ПОМ объявило войну империи Хакслард незадолго до дефолта по своим долговым обязательствам, – многозначительно произнёс Ас. – Ты же знаешь, что во время войны вопросы долга регулируются по-особому, да?

– Да, если должник одержит победу над своим кредитором, то обязательства могут быть аннулированы. Но… серьёзно? Одна система с единственной обитаемой планетой против целой империи, которая ни разу за всю историю Игры не проигрывала полномасштабных войн? Нас просто раздавят, после чего всё станет намного хуже, – покачал головой Алан.

Ас пожал плечами.

– Тебя может ожидать сюрприз. Давай оставим стратегию большим шишкам. Это всё, о чём ты хотел поговорить?

– М-м, в общем-то да, – кивнул Алан.

– Тогда давай двигаться. Время не ждёт, – с этими словами Ас подобрал две каменных туши и побежал в сторону Студенческого центра.

Алан подошёл к третьему телу. Взвалив каменного волка на плечи, он пошатнулся, едва не опрокинувшись вместе со своей ношей.

«Если ты не забыл, эти волки состоят из вещества, похожего на камень, поэтому их средняя масса достигает 100 кг», – своевременно пояснила Ева.

«Как Ас с такой лёгкостью несёт сразу двух?»

«Он сильнее тебя. Поторопись и не отставай; это будет хорошая тренировка».

Алан со стоном припустил вслед за Асом. Солнце беспощадно обрушивало на него волны палящего зноя, мышцы дрожали от напряжения. Юноша бежал вперёд, не способный сосредоточиться на чём-либо, кроме боли, которую причинял каждый шаг. Каменная туша с каждой секундой становилась всё тяжелее, пригибая его к земле.

Жара постепенно становилась невыносимой. Алан чувствовал себя так, словно его поджаривают на раскалённой сковороде, а его горло пересохло и саднило. Не в силах больше этого терпеть, он кинул каменного волка на землю и повалился рядом. Казалось, сил не осталось совершенно.

Алан трясущимися руками нащупал бутылку с водой.

«Стоп», – послышался голос Евы. – «Ты должен продолжать. Не пей воду, высока вероятность возникновения судорог и дополнительной боли».

Алан уставился на горлышко бутылки, которую он только что поднёс к губам.

«Мне нельзя пить?» – наконец спросил он.

«Не рекомендуется. Ты можешь прополоскать рот и выплюнуть, но не пей».

Алан так и сделал, мгновенно почувствовав облегчение. Впрочем, в горле до сих пор пылало.

– Ты в порядке? – повернулся к нему Ас.

– Да, просто нужно немного отдохнуть, – ответил Алан. Ас кивнул, также сгружая две каменные туши на землю.

– Окей, я не против передышки.

– Спасибо.

«Алан, вставай, ты должен двигаться дальше. Ты можешь бежать, причём быстрее».

«Нет, не думаю, что могу», – Алана передёрнуло. В его голове с трудом ворочались бессвязные мысли; эта жара его просто убивала. Перед глазами всё плыло, появились первые признаки мигрени.

«Я вижу, что можешь», – ответила Ева. – «Ты не задействовал даже 60 % своих возможностей. Ты способен на гораздо большее, но позволяешь боли собой управлять. Ты слаб. Вставай и беги. Или распрощайся с мыслью стать лучшим».

«Но я устал…»

«ВСТАВАЙ И БЕГИ».

Чувствуя нарастающий гнев, Алан воздел себя на ноги. Он снова взвалил каменного волка на плечи, мысленно закричав от боли.

«ЛАДНО. ЕСЛИ ТЫ ТАК ЭТОГО ХОЧЕШЬ, ТО Я ПОБЕГУ!» – рявкнул он про себя. Юноша устремился вперёд, вкладывая в бег все свои силы; Аса он догнал в считанные секунды.

– Давай двигаться дальше, – сказал ему Алан, пробегая мимо. Оборачиваться он уже не стал.

Странным образом шаги казались намного легче, чем раньше. В какой-то момент Алан обнаружил, что снова вернулся в густые, влажные джунгли. Но к этому времени адреналиновый угар уже прошёл, и навалилась усталость – куда сильнее, чем прежде. Юноша продолжал бежать. Один шаг, другой, просто переставляй ноги и не думай ни о чём. Если бы ещё не эта жара…

«СТОП», – в его голове внезапно сиреной взвыл голос Евы. Алан тут же остановился, счастливый от возможности сделать паузу. Его сознание опустело – юноша не чувствовал ничего, кроме невыносимого зноя. И вдруг воздух внутри силовой брони пришёл в движение, и тело Алана обдало прохладным воздухом. Это было невероятно приятно, но юноша по-прежнему задыхался от жары. В следующий миг он повалился на землю и потерял сознание.

***

Когда Алан снова открыл глаза, он обнаружил себя лежащим на кровати в Студенческом центре. Тело казалось рыхлым и очень слабым.

«Что произошло?» – спросил Алан.

«У тебя был тепловой удар», – ответила Ева.

«Что? Как так? Разве ты не должна была заметить это заранее?»

«Интенсивные нагрузки в условиях жары нередко становятся причиной теплового удара; такое происходит даже с молодыми и здоровыми людьми. Ты упоминал симптомы, характерные для этого расстройства».

«Да, именно поэтому я и хотел передохнуть. Погоди, это всё твоя вина. Единственная причина, по которой было так жарко, заключалась в том, что ты хотела сберечь энергию щитов».

«Я рассчитывала, что тебе удастся получить сопротивление тепловому истощению, но этого не произошло», – откликнулась Ева. – «По всем прогнозам, усилий, которые ты приложил, и высокой температуры в костюме было недостаточно, чтобы вызвать у тебя тепловой удар. Я пришла к выводу, что из-за возбуждённого психического состояния на последнем участке пути ты потратил гораздо больше энергии за короткий промежуток времени, что и послужило причиной нынешней ситуации».

«Возбуждённого психического состояния?! Если я правильно помню, единственной причиной, почему Я был зол, было то, что ТЫ не позволяла мне отдохнуть. И, очевидно, мне всё же нужен был этот отдых!»

Возникла небольшая пауза.

«Да», – наконец проговорила Ева. – «Приношу свои извинения, я не учла такую вероятность. В будущем я постараюсь принимать во внимание подобные ограничения человеческих организмов».

«Спасибо… видимо», – буркнул Алан. Он поправил подушку, устраиваясь поудобнее. – «Как я здесь оказался?»

«Когда ты потерял сознание, Ас бросил одного из каменных волков и вместо этого донёс до центра тебя. Он сказал, что это в благодарность за нахождение жучка в его броне. Двух брошенных каменных волков, вероятнее всего, уже кто-нибудь прибрал к рукам. Также хочу отметить, что из-за теплового удара тебе не показаны физические нагрузки в течение одного-двух дней».

«Оу», – сказал Алан. Чувствовал он себя действительно отвратительно. – «Тогда чем займёмся сейчас?»

«Я бы хотела, чтобы ты сосредоточился на изучении того материала, который был на теоретическом тесте. Это позволило бы значительно уменьшить разрыв между твоими психическими возможностями и твоими желаниями. Хоть я и могу определять твоё состояние по различным физическим параметрам, но напрямую заглянуть в твой разум или увидеть жизнь твоими глазами мне не под силу. Поэтому мы должны наладить более эффективный диалог, а для этого ты должен знать нужные слова и понятия…»

«Ясно», – прервал её Алан, уставившись в потолок. – «Давай приступим».

***

Два дня спустя Алан стоял за пределами Студенческого центра. Чувствовал он себя намного лучше. Кроме того, ему удалось получить более глубокие познания в математике, физике, химии и биологии. Юноша даже не предполагал, что сможет впитать в себя такое огромное количество знаний, и сейчас тихо радовался своему прогрессу. Бесконечные фоновые вычисления Евы в его голове теперь казались немного менее бессмысленными… ну, по крайней мере, теперь он узнавал некоторые переменные. Несомненный прогресс.

«Куда теперь?» – мысленно спросил Алан.

«Я думаю, ты и сам знаешь ответ», – невозмутимо откликнулась Ева.

Алан вздохнул. Он ненавидел жуков.

«Но что, если они до сих пор стоят на ушах из-за произошедшего?» – спросил юноша. – «Они же могли усилить охрану? Да и потом, там вообще осталось что-нибудь ценное после того, как мы забрали тот идиотский приз?»

«Не беспокойся об этом, там масса ценных материалов. Однако, полагаю, внутри колонии имеется один особенно дорогой и лёгкий для добычи ресурс».

«И это?..»

«Ты помнишь то озерцо в пещере?»

«Угу, оно светилось от переизбытка энергии».

«Так вот, если я не ошибаюсь, то это особый тип модифицированной воды, которая способна восстанавливать или даже перманентно увеличивать запас псионической энергии игроков».

«Просто-таки колодец маны».

«Да. Несколько контейнеров такой жидкостью вполне могут стоить 100 тысяч кредитов».

«Что?! Зачем мы вообще тогда отправились искать ресурсы, если можно было просто прокрасться в место, где мы уже были и набрать немного воды?»

«Я хотела немного изучить эту планету, существовала вероятность обнаружить что-нибудь особенно ценное. Говорят, что в так называемых “Охотничьих угодьях” можно найти редкую высокоуровневую добычу. Кроме того, все наши действия наверняка отслеживаются, и я хотела показать, что ты способен на удивительные вещи. Впрочем, теперь мы немного отстали от остальных. Лучше всего будет завершить квест по сбору ресурсов как можно быстрее… Возможно, имеет даже смысл продать то паучье яйцо, которое мы добыли ранее».

«Нет. Могу поспорить, что оно окажется ключом к какому-нибудь пазлу или окажется очень полезным в дальнейших испытаниях».

«Как скажешь».

Алан вздохнул и отправился за контейнерами под жидкость. После этого он без проблем пробрался в подземное логово насекомых; заполнил контейнеры и с чуть большими сложностями из-за дополнительного веса вернулся в Студенческий центр.

Передав работнику центра две заполненных до краёв ёмкости, он получил мысленное сообщение.

«Спасибо, странник. Мы начислим тебе 20 тысяч кредитов за Псионический эликсир (ранг C)».

«Серьёзно? Всё так просто?» – спросил Алан.

«Да».

Юноша вздохнул.

***

Ещё пять ходок и двенадцать часов спустя Алан завершил свою задачу. Один контейнер с “эликсиром” он решил оставить себе, хоть на его ментальную энергию жидкость не оказывала ни малейшего эффекта. Ещё один отдал Авроре, которая как раз разделалась со своими экзаменами, чтобы она разделила его с Китаной и Шажком. Настала пора покинуть планету и найти Учителя.

«Вы уверены, что хотите покинуть Incipe?» – спросил Администратор.

«Уверен», – откликнулся Алан.

«Проследуйте в капсульную комнату и вернитесь в свою Домашнюю зону; оттуда вы сможете осуществить телепортацию к следующему месту назначения».

«Хорошо, спасибо».

Алан вернулся Домой и вызвал меню телепортации. Активной была лишь одна опция, не отмеченная даже иконкой. Сопроводительный текст гласил: «Капсульная комната, Замок 1B, планета Энигма, система Академии».

Юноша нажал кнопку, подтверждая отправку.

***

Алан выкарабкался из капсулы. Появилось системное уведомление:

Добро пожаловать на Энигму! Данная капсульная комната (но только она) считается безопасной зоной. Таким образом, штрафы за смерть отсутствуют, если только вы не покинете эту локацию. Однако вы не попадёте в опасную зону против вашей воли. Любые случаи нарушения законов и акты насилия приведут к наказанию со стороны Академии, от простого задержания для выяснения обстоятельств до исключения, в зависимости от характера преступления.

Помещение выглядело как обычная капсульная комната с двумя рядами металлических овалов, по четыре в каждом ряду. В углу одиноко стоял Администратор. Алан просканировал окрестности, но не обнаружил никаких других сознаний.

Юноша активировал базовую невидимость брони и пошёл к двери. Когда он потянулся её открыть…

Из воздуха внезапно соткалась рука и схватила его за запястье. Но даже видя её перед собой, Алан совершенно не ощущал чужого присутствия.

– Приветствую, странник, – прошелестел бестелесный мужской голос. – Я Цербер, и я буду твоим Учителем. В качестве платы я возьму все твои очки способностей.

Тут же выскочило сообщение:

Квест “Встреча с небожителями” обновлён:

Встреча со значимым игроком: 6/10

Бонусная задача – выявление главных целей: 1/10

– Вы будете моим Учителем? – спросил Алан.

– Да, – ответил голос.

– И почему же?

– Ты думаешь, та твоя попытка вторжения прошла незамеченной? Теперь, когда я тебя выбрал, ни один другой Учитель в системе не станет тебя инструктировать без моего особого разрешения. Кроме того, я единственный Учитель-Технолорд в Академии.

– И вы решили меня обучать? Вот так просто?

– Тебе это определённо необходимо.

– Вот как?

– Именно так. Ты пытаешься взаимодействовать с системой, которой не понимаешь, и переходишь грань, которую немногие осмелятся даже коснуться. Ты отличаешься от других игроков.

– М-м, окей, – бестелесный голос и эта рука его изрядно нервировали. И неужели его попытка взломать сеть школы было таким уж серьёзным делом?

Цербер, по всей видимости, воодушевился и начал говорить с нарастающим энтузиазмом.

– Большинство потенциальных героев и воинов следуют своим правилам. Они лишь люди. Но ты смел. Ты странник, боец. Пройдёт время, многое изменится. Когда-нибудь ты станешь истинным Технолордом, а не Разбойником, играющим в героя.

– Оке-ей. Вы говорите “ты то, ты это”, но вы же имеете в виду нас с Евой, моим искином? – спросил Алан.

– Нет. Тебя.

Глава 4

Алан замешкался, пытаясь осмыслить сказанное.

– Я думаю, вы взяли не того игрока, – сказал он наконец. – Да и потом, почему я должен верить какой-то руке без тела, которая выдаёт себя за того, про кого я ничего не знаю?

Раздался ехидный смешок.

– Проверь свои квесты.

Алан открыл окно квестов, краем глаза наблюдая за подозрительной рукой на случай подвоха. Как оказалось, повреждённый квест уже преобразился и теперь гласил:

Активный квест: Обучение

Примите предложение Цербера. Штраф за провал: исключение из Академии. Награда: обучение и???

– Эм, что ж, если так ставить вопрос, то я согласен, – проговорил Алан.

– Отлично, тогда двигаемся дальше.

Появилось ещё три новых уведомления:

Потеряно 477 очков способностей

* * *

Квест “Выпуск” обновлён! Вторая фаза:

Получите десять Рекомендаций Разбойника. Вы можете получать рекомендации, выполняя соответствующие вашему классу задания. Две рекомендации для другого класса расцениваются, как одна Рекомендация Разбойника. Как только вы получите достаточное количество рекомендаций и завершите третью фазу обучения, вам будет открыт путь на Вольту.

Награда: доступ на Вольту (при условии выполнения фазы 3)

* * *

Квест “Выпуск” обновлён! Третья фаза:

Доведите два навыка до уровня “Мастер”.

Награда: доступ на Вольту (при условии выполнения фазы 2)

– Разве я не должен завершить вторую фазу, прежде чем получить задание на третью? – спросил Алан.

– Само собой, но кого волнуют такие формальности, как правильная последовательность? Следуй за мной, – двери открылись, и рука проскользнула наружу.

Алан переступил порог и оказался в каменном коридоре, который скорее подошёл бы какой-нибудь средневековой темнице. Единственным источником света были испускающие тёмно-синий свет полосы в стенах. Появилось сообщение:

Вы вступили в залы Энигмы.

Вы покинули безопасную зону. Штрафы за смерть снова актуальны, как и многие другие типичные риски Игры. Небезопасная зона не означает отсутствия законов, так что убедительная просьба ко всем игрокам придерживаться местных правил

– Вы не собираетесь показаться полностью? – спросил Алан.

– Нет, – ответил Цербер.

Алан внезапно метнулся вперёд, пытаясь ухватить его за плечо, к которому должна была вести рука. Пальцы юноши не ощутили ничего, кроме воздуха.

«Что?» – опешил Алан. Ева молчала, у неё также не было ответа.

Новый смешок, на этот раз откуда-то из-за спины Алана.

– Боюсь, тебе придётся разгадывать тайну моей личности как-нибудь потом. И это не будет что-то настолько банальное, как проникнуть за завесу невидимости, хе-хе, – проговорил Цербер. В тот же миг плывущая в воздухе рука вдруг ускорилась.

– Окей, тогда не могли бы вы рассказать мне об этих заданиях для Разбойников? – спросил Алан, припустив следом. Он пробегал один перекрёсток за другим, и каждый из них пестрел от светящихся полос различных цветов. Периодически одна-две полосы других цветов присоединялись к пути, отмеченному тёмно-синим светом, но очень скоро сворачивали в другие коридоры. Изредка попадались и совершенно неосвещённые повороты. У Алана возникло чувство, что в будущем ему придётся выбираться отсюда без чьей-либо помощи. Ева между тем уже вовсю составляла цветную ментальную карту.

– Нет, – отозвался Цербер. – Ты и сам всё узнаешь в своё время. Если это окажется слишком сложно, то возвращайся на Incipe и займись квестами типа “убей то-то” и “найди то-то”.

– Для учителя от вас довольно мало пользы.

– Именно. Я здесь, чтобы учить, а не помогать. Мы пришли, – последняя фраза донеслась словно издалека. Тёмно-синие полосы закончились у круглой металлической двери со светящейся синей точкой в центре. Алан на миг задумался, что бы произошло, если бы он пошёл вдоль синих полос назад. Юноша приблизился к двери, и перед его глазами высветилось сообщение:

Модифицированная тренировочная площадка

Разработана Цербером

Время на прохождение: не ограничено

Синяя точка в центре начала расширяться, пока не покрыла всю поверхность металлической двери. Теперь это больше всего походило на портал в другое измерение. В последний момент Алан заколебался, стоит ли входить.

– Ты знаешь, какой ресурс самый ценный? – спросил Цербер.

Алан задумался.

– Время, – сказал Цербер, не дожидаясь ответа, – и ты сейчас тратишь его впустую.

Рука перед юношей исчезла, а в следующий миг, прежде чем он успел отреагировать, мощный толчок швырнул его в сияющий проход. Алан пролетел через портал и обнаружил себя стоящим в центре знакомой тренировочной комнаты. Она была практически точной копией спортивного зала в штаб-квартире «Чёрной Розы» – немного больше обычного класса, на полу всенаправленная беговая дорожка.

Четыре двери появились в центре каждой из четырёх стен. Одной из них был тот портал, который, вероятно, вёл обратно в каменные коридоры. В проёме слева виднелась лесная просека, справа – какой-то урбанистический пейзаж, а впереди царила тьма.

– Урок первый: контроль, – сказал Цербер, и его голос заплясал, отражаясь от стен причудливым эхом. – Тебе направо.

Парящей в воздухе руки нигде не было видно.

Алан шагнул вправо, и комнату тут же заполнил лабиринт из переплетений красных лучей. Плотность лазерной сети возрастала по мере приближения к любой из стен. Перед Аланом возникла призрачная проекция, и юноша последовал за ней, перепрыгнув один лазерный луч и тут же уклоняясь от другого сразу после приземления.

Ева начала прокладывать маршрут к правой двери. Но в какой-то момент лазерная сеть начала менять очертания, лучи двигались в случайных направлениях, так что маршрут в мгновение ока перестал быть актуальным. Алан пригнулся под надвигающимся лучом и услышал голос Цербера:

– Ключ к контролю – точность, каждое движение должно быть тщательно выверено. Даже идеальный план ведёт к краху, если исполнитель не может ему следовать.

Пол начало ощутимо потряхивать, в связи с чем Алану пришлось сосредоточить своё внимание на том, чтобы не потерять равновесие. Продвижение к правой двери полностью застопорилось; все усилия юноши уходили на то, чтобы уклоняться от лазерных лучей. Проекции Евы начали то и дело мигать и появляться вновь, наслаиваясь и порождая хаос, поскольку ситуация в каждую секунду менялась из-за случайного характера движения лазерных лучей и пола.

– Планы можно составлять даже в том хаосе, который мы называем вселенной, – снова заговорил Цербер.

«Ева, здесь слишком много случайных факторов, не отображай проекции, у меня уже голова от них болит», – подумал Алан.

«Хорошо».

Проекции исчезли. Вздохнув с облегчением, Алан отклонился вправо, уходя от лазерного луча, только чтобы подставиться под другой, подкравшийся со спины. Короткая вспышка боли, яркая вспышка света – и Алан снова стоит в центре комнаты. Лучи и пол прекратили всякое движение.

– Проблема со многими инструментами заключается в том, что они со временем становятся костылями, – задумчиво продолжил Цербер. – Дай ребёнку калькулятор, и он забудет, как складывать числа. Дай человеку искина, и он забудет, как думать.

«В этот раз не помогай мне, Ева», – мысленно попросил Алан. Он двинулся к правой стене, и лазерная сеть снова пришла в движение. Юноша старательно пытался восстановить своё пространственное восприятие без удобной и безотказной проекции. Это был вызов. В конечном итоге он снова напоролся на лазерный луч, и тренировочная комната перезагрузилась. Новая попытка – новая неудача. И ещё одна.

– И всё же, мы бы до сих пор копались в грязи без этих инструментов. Ключ к этой проблеме заключается в знании, как правильно пользоваться инструментами, – наконец подсказал Цербер.

– И как тогда мне нужно использовать Еву? – выкрикнул Алан, едва-едва увернувшись от двух скрещённых лучей.

– Брать на себя больше, – откликнулся его Учитель. – Ты заставляешь Еву показывать тебе, что делать. Это слишком сложная задача, требующая чудовищных вычислительных мощностей; на самом деле, я удивлён, насколько неплохо показывает себя в таких условиях твой искин.

– Ну и что ей тогда делать вместо этого? – спросил Алан. Отвлёкшись на миг, он не заметил быстрый луч, и вскрикнул от боли. Снова очутившись в центре комнаты, он застыл на месте, чтобы лазерная сеть не начала свою безумную пляску.

– Показывать, что есть что, – наставительно произнёс Цербер. – А ну-ка не ленись… постоянное движение – это одна из главных сильных сторон Технолордов. Всегда есть, что изучать и чему тренироваться.

Лазерные лучи пришли в движение. Застигнутый врасплох Алан на этот раз продержался очень недолго. Но когда тренировка перезагрузилась, всё уже находилось в движении.

– Ну, до этого момента у нас неплохо получалось, – сказал Алан.

– Ты сталкивался с недалёкими, низкоуровневыми противниками в малодинамичной среде, – фыркнул Цербер. – В таких условиях несложно определить эвристически оптимальный курс действий. Но даже здесь ты умудряешься навешивать на себя ненужные ограничения; между тем, что Ева говорит тебе делать, и твоими действиями всегда будет запаздывание.

– Ну, и как тогда быть? – поднял бровь Алан.

– Сколько ещё раз я должен тебе это сказать, ты, недоразвитая времясжирающая макака, – зарычал Цербер. – Ты заставляешь Еву обсчитывать и оценивать различные сценарии, и она это делает в меру своих возможностей, пытаясь учесть всевозможные факторы и переменные. Это не только неэффективное планирование, но и невероятно медленное. Ты должен взять на себя принятие активных решений. Делать свой собственный выбор. Ева вполне может продолжать осуществлять фоновые проверки, чтобы удостовериться, что твои действия не приведут к какой-то непоправимой и чудовищной ошибке, но оптимизация имеет первостепенную важность. Ты должен действовать самостоятельно на основе предоставляемой твоим искином информации.

Постепенно, по мере всё новых попыток, в голове Алана (или, возможно, Евы) начало проступать осознание. Ева начала конструировать модель текущей ситуации, принимая во внимание все известные параметры. Не картинка, а мгновенный слепок реальности; расчёты физических величин и состояний, гравитация, электромагнитные волны – всё, вплоть до эффектов сильного и слабого взаимодействия частиц, вплеталось в общую модель. Алан был поражён внезапным знанием обо всём вокруг него – где те или иные объекты, с какой скоростью передвигаются, их направление и прочее. Модель была невероятно подробной, куда точнее, чем любая проекция, что Ева до сих пор строила. Здесь была целая бездна информации.

Алан сосредоточился на ближайшем окружении. Он двинулся к выходу, наконец-то добившись хоть какого-то прогресса. Модель была удивительной, она мгновенно показывала ему, с какой именно силой ему необходимо коснуться движущегося участка пола, чтобы не потерять равновесия, или где находится каждый из лазерных лучей. Имея эту информацию, каждый последующий шаг стал очевиден; путь стал ясным как божий день. Ему не нужна была проекция Евы, чтобы понять, что делать.

Когда Алан приблизился к выходу, он усвоил, что Цербер имел в виду под уроком контроля. Количество лазерных лучей возросло многократно, так что юноша банально не успевал на них реагировать, даже располагая всей полнотой информации. После нескольких неудачных попыток он наконец активировал Сверхсознание.

– Чудесно, – проговорил Цербер. Как ни удивительно, его голос воспринимался абсолютно так же, как и раньше, несмотря на многократное ускорение Алана. – Выкладывайся на полную в каждом задании, которое я тебе даю. Нет смысла сдерживаться.

Юноша попробовал и провалился. Один раз, другой, сто… Мелькнуло какое-то сообщение, через некоторое время ещё одно. Алан не обратил на них внимания, полностью поглощённый желанием пробраться сквозь лазерную завесу. Наконец, после впечатляющей демонстрации миллиметража и хождения по грани, последний лазерный луч остался позади.

Алан обнаружил себя стоящим перед массивными жилыми домами, представляющими собой однотипные металлические коробки высотой в десяток с лишним этажей. Его Силовая Броня Вернувшихся превратилась в стандартный силовой костюм, а оружие было заменено на стандартную же лазерную винтовку. Только теперь юноша проверил полученные уведомления:

Ваше восприятие окружающего пространства улучшилось. Вы получили новую суб-способность ветки “Улучшенный Контроль”: “Улучшенное Восприятие”!

Интеллект +5 Восприятие +5

Улучшенный Контроль (средний) эволюционировал до Улучшенного Контроля (продвинутого)!

– С натяжкой, конечно, прошёл, но у нас слишком мало времени, – буркнул Цербер. – Продолжаем тренировку. Технолорды многозадачны. Удерживай восприятие настоящего, одновременно планируя на будущее и учитывая последствия прошлого. Вперёд, зачисти здание.

Алан глянул по сторонам – вокруг были дюжины одинаковых строений.

– Зачистить одно?

– Уничтожь любое сопротивление.

Алан пожал плечами, активировал Сверхсознание и вошёл в ближайшее здание справа.

Дюжина хакслардов заняла просторный холл, наставив оружие на вошедшего Алана. Сторожевая турель в центре комнаты резко повела стволом в сторону непрошенного гостя, когда Алан открыл стрельбу из своей лазерной винтовки. Он снял двух хакслардов ещё до того, как те начали стрелять в ответ.

Алан нырнул за какой-то комод и в считанные мгновения прицельными выстрелами в голову убил ещё троих, заработав при этом лишь одно попадание по касательной. И вдруг…

Юноша выпучил глаза. Он снова стоял снаружи в окружении металлических строений. Сценарий был запущен заново.

– Чего? – вслух возмутился он.

– Один из охранников нажал тревожную кнопку, – отозвался Цербер. – Тебе следовало быть внимательнее.

– К чему? Я там был лишь несколько секунд…

– Это битва. Раздели свой разум, чтобы сосредоточиться одновременно на настоящем и будущем.

– Разделить разум? Я могу быстро переключаться между мыслями, но я не умею думать о двух вещах одновременно.

– Не умеешь? Это же основы, – недоумённо проговорил его Учитель.

«Есть вероятность, что для этого необходимо сперва завершить классовый квест Технолорда», – высказала догадку Ева, открыв перед его глазами окно квеста.

Квест “Встреча с небожителями”

Встреча со значимым игроком: 6/10

Бонусная задача – выявление главных целей: 1/10

– Не должен ли я сначала завершить свой классовый квест? – спросил Алан.

Пауза.

– Да.

Ослепительная вспышка – и Алан уже вываливается из синего портала, снова в окружении каменных стен.

– Возвращайся, как только закончишь квест. Я выслал тебе список значимых игроков в системе Академии, упорядочив их по возрастанию расстояния отсюда. Большинство из них также Учителя, так что можешь чему-нибудь научиться, чтоб зря времени не терять, – раздался голос Цербера.

Алан проверил свои сообщения; среди них обнаружился список на 54 имени с очень грубым указанием местоположения и куцыми пояснениями. Первая строчка гласила: «Призрак, хакер, связи с Вернувшимися. Следуй за неоново-фиолетовым цветом».

***

Как и предполагал Алан, проследовав в обратную сторону вдоль тёмно-синих полос, он вернулся в более оживлённые узлы, на стенах и потолке которых радужным блеском переливались самые разные световые полосы. Он нашёл тёмно-фиолетовый, почти чёрный, и бледно-лиловый, но ничего, похожего на неоново-фиолетовый.

Вдалеке послышались какие-то голоса, люди что-то кричали, то ли восторженно, то ли возбуждённо. Алан активировал базовую невидимость, как только из-за угла показался ещё один студент. Алан его не узнал, но бдительность снижать не стал.

Юноша ещё раз внимательно, пядь за пядью, осмотрел переплетения световых полос. Может быть, он что-то упускает из виду? Вряд ли, в этом узле полосами полностью покрыты все стены и потолок. В поисках нужного цвета Алан добрался уже до главного прохода, так что он просто обязан был здесь присутствовать.

Наконец юноша моргнул, ему в голову пришла запоздалая мысль. Он начал быстро переключаться между различными фильтрами своего бионического глаза. Всё было нормально, пока он не включил ультрафиолетовый спектр. В тот же миг яркая неоновая “жила” засветилась у него под ногами. Алан развернулся и устремился вдоль неё, чуть не врезавшись в другого игрока, проходящего мимо. Все вокруг куда-то спешили, но юноша решил, что выяснить, что здесь происходит, он ещё успеет. Вероятнее всего, игроки беспокоились о 100-дневном сроке обучения, который им отводился в Академии.

Следуя за ультрафиолетовой полосой, Алан нырнул в один из неосвещённых коридоров, который видел ранее. Он шагал точно по светящейся полоске, не отклоняясь ни на шаг, а также избегая спусковых механизмов с помощью навыка обнаружения ловушек и продвинутого режима невидимости своей брони. В конечном итоге впереди забрезжил яркий свет, струящийся из какого-то зала. Алан приблизился ко входу и заглянул внутрь…

Когда глаза Алана приспособились к яркому освещению, он увидел помещение, которое больше всего напоминало тайное убежище затворника. Две огромных стены были целиком покрыты доброй сотней экранов. На половине из них транслировались матчи по самым разным видам спорта, которые только можно было вообразить; на другой – всевозможные киберспортивные турниры. Среди других деталей интерьера Алан заметил россыпь интерактивных голографических постеров, искусные модельки кораблей Кураторов, небольшой алтарь какой-то богине, здоровенный шкаф с закусками и бар.

Центральная часть комнаты была полностью занята громадным экраном под стать тем, что можно увидеть в кинотеатрах, который в настоящий момент транслировал сражение на арене. Рядом, на диване, развалилась низкорослая фигура в шлеме, провода от которого уходили куда-то к дисплею.

Не отрывая взгляда от происходящего на экране, незнакомец проговорил:

– Ты ещё кто?

– Эм, я Алан. Цербер подумал, что вы могли бы мне помочь.

– Цербер не более чем верный пёс. Он может научить тебя основам, но это всё.

– Тогда научите вы, – сказал Алан. – Да, просто на всякий случай, вы же Призрак, верно?

Фигура вскочила с дивана, одновременно стягивая шлем с головы, и на Алана уставилось лицо мужчины средних лет. Огромный экран за ним погас в тот же миг.

– Призрак и есть.

Тут же вылезло квестовое сообщение:

“Встреча с небожителями”: квест обновлён!

Встреча со значимым игроком: 7/10

Бонусная задача – выявление главных целей: 1/10

– Ты хотя бы имеешь представление, что в Игре представляет собой взлом? – спросил Призрак. – В какое количество дерьма ты уже успел вляпаться?

– Что? – непонимающе уставился на него Алан.

– Твоя выходка на Incipe, – пояснил мужчина. – Тебе повезло, что очень немногие сумели понять, что именно происходит. Если бы это засёк Администратор, то тебя забанили бы быстрее, чем ты успел бы сказать “Good Game”.

– Забанили? О чём вы говорите? – нахмурился юноша, непроизвольно стискивая руку на рукояти пистолета.

– Ты пытался взломать саму Игру, – фыркнул Призрак. – Не знаю как и зачем, да и не хочу знать. Но сама идея о том, что Игра может быть взломана, является абсолютным табу для большинства игроков.

У Алана зачесались ладони. Кем была та пугающая сущность, которая дала ему способность Манипуляции Данными? Чем она была?

– Погодите, но разве в Игре нет навыков, предназначенных для взлома? Зачем их вообще тогда ввели?

– Ты можешь использовать игровую версию компьютерного взлома, хотя даже это считается преступлением во многих зонах. Но ты не можешь взламывать Игру. Это принципиально иной уровень кощунства. Нарушение этого правила может привести к тому, что само упоминание о твоём существовании будет полностью стёрто. Насколько же мало ты знаешь?

Алан посмотрел на него с пустым выражением лица.

Призрак вздохнул. Проектор внезапно снова заработал, выводя изображение на большой экран.

– Существует три слоя того, что ты зовёшь реальностью. Первый – так называемая реальная жизнь, где физически расположена твоя капсула.

Появилась картинка комнаты со схематичным изображением человеческой фигурки, залезающей в капсулу.

– Второй слой – это то, что большинству известно под именем “Игра”. Мы сейчас как раз здесь.

На экране возникло изображение этой пещеры-убежища и их самих.

– Третий слой обычно называют Киберпространством. Ты оказываешься в нём всякий раз, как залезаешь в капсулу внутри игры. Твой Дом, Аркада, Базар – всё это администраторская часть Киберпространства. Любые электронные устройства и внутриигровые сервера соединены с тем или иным аспектом Киберпространства. И именно там обычно живут большие шишки.

На видео человеческая фигурка залезла в ещё одну капсулу. Все три картинки появились одновременно. Реальность. Игра. Киберпространство.

– Так вот, когда кто-то говорит “взлом” – кто-либо, кроме новых рас, я имею в виду, – то под этим подразумевается, что ты входишь в Киберпространство и творишь там разные непотребства, – наставительно произнёс Призрак. – Взлом похож на… гм, пожалуй, проще будет один раз испытать это на себе.

Он кивнул на ещё один шлем, лежащий на столике.

– Начнём демонстрацию.

Алан надел шлем, и весь обзор закрыл серый цвет. Выскочило окошко:

Активировать ментальный взлом? Да/Нет

«Хох, так вот, что делает этот навык», – подумал Алан.

«Я не уверена, что нам стоит продолжать», – заговорила Ева. – «Я избегала использования этой способности, поскольку, хоть это и часть Игры, но почти все её проявления незаконны. Любая попытка взлома Администратора приведёт к суровому наказанию, кроме того, любые попытки взлома в Игре расцениваются так же, как и физические атаки».

«Стоп-стоп. То есть, ты знала обо всём этом, о различиях между Киберпространством, Игрой и реальностью, но ничего мне не сказала?» – вскинулся юноша.

«Я посчитала это самым разумным решением», – откликнулась она. – «По моим прогнозам, в противном случае ты бы в будущем совершил преступление и пожалел бы о том, что решил развивать этот навык».

«Это мой персонаж», – буркнул Алан. Он активировал Ментальный взлом.

В разуме Алана сформировалось соединение. Переход был похож на тот, который возникал при активации капсулы. За одним исключением: когда он попадал в Игру, то оказывался в теле своего персонажа, а сейчас он наблюдал за происходящим с высоты, мог смотреть одновременно во все стороны и приближать/удалять изображение по желанию. Новый способ восприятия изрядно дезориентировал.

Картинка внезапно сменилась, теперь Алан парил над зелёной контрольной точкой, окружённой каменной стеной, вдоль которой выстроились объекты, больше всего напоминающие рыцарей.

– Таков базовый сценарий, – раздался голос Призрака.

– Погодите, взлом – это же что-то вроде программирования и ввода инструкций в командную строку компьютера? – недоумённо спросил Алан.

– Возможно, в твоём родном мире тактильный интерфейс до сих пор актуален, но… то, что ты называешь компьютерами или программами, развилось до такой степени, что единственным способом для таких мешков плоти, как мы с тобой, попытаться хоть сколько-нибудь эффективно дешифровать колоссальную мешанину данных становится лишь работа со зрительными образами этих процессов, транслируемых напрямую нам в мозг, – откликнулся Призрак. – К тому же, это весело.

Алан на какое-то время замолчал, раздумывая. Кибератаки, которые, насколько он мог судить, в Игре были эквивалентом взлому замков в стандартных RPG, оказались чем-то вроде локальной игры в стратегию реального времени. С этим он вполне мог работать.

– То есть, мне просто отдавать приказы этим мечникам?

– Конечно, развлекайся.

Алан направил всех солдат на выход через ворота крепости. Массивные створки медленно разошлись, повинуясь его мысленному приказу. Область его видимости была сильно ограничена со всех сторон густым серым туманом, однако стоило мечникам двинуться вперёд, как видимое пространство также начало увеличиваться. Впереди показалась стена. Алан приказал солдатам её атаковать. Воины медленно приблизились к барьеру и начали методично долбить по нему своими мечами.

Внезапно послышался резкий свист, заставивший юношу посмотреть вверх. Что-то падало с небес; не успел Алан толком разглядеть, что это было, как…

БУМ! Раздался оглушительный взрыв, и все его солдаты мгновенно прекратили своё существование. На месте отряда остался лишь тлеющий кратер. Между тем постепенно исчезающая из виду стена выглядела абсолютно целой и невредимой.

– Ну, как-то так, – подвёл итог Призрак. – Какими бы слабыми тебе ни показались эти мечники, каждый из них обошёлся бы тебе как минимум в сотню кредитов. Разумеется, я имею в виду ситуацию с реальным взломом, а не с симуляцией. Так или иначе, это вряд ли можно назвать ценным опытом, так что давай попробуем по-другому. Я протестирую твою защиту, а ты мою, если захочешь. Постарайся не убивать никакие программы. Создание базовых приложений требует силы и энергии, а восстановление искинов и вовсе головная боль.

Перед глазами Алана померкло, и в следующий миг он ощутил, как его сознание снова вернулось в игровое тело. Юноша поднял руки, чтобы снять шлем, и взглянул на Призрака. Тот невозмутимо посмотрел в ответ.

– Ты начнёшь или мне всё устроить?

– Ох, лучше я, – ответил Алан. Он потянулся мыслью к Призраку. Его сознание ощутило присутствие, похожее на Администратора, но оно казалось значительно… плотнее? Как только Алан установил ментальную связь, в его голове раздался голос Призрака.

«Давай держать канал связи открытым, но атаки с использованием этого соединения запрещены», – сказал он.

«Хорошо, я начинаю взлом», – “кивнул” Алан.

Он сосредоточился на своём навыке, Ментальном взломе, и внезапно очутился в самом центре огромной военной базы. Его восприятие снова переключилось на режим “всевидящего ока”. Алан осмотрел защиту своего разума и остался весьма доволен увиденным. Вместо обычных стен база была окружена двумя слоями силовых полей, россыпью укреплённых бункеров и лазерными турелями. Внешний щит, аналог его общей ментальной сопротивляемости, накрывал собой всю крепость целиком, тогда как меньший по размеру окутывал его главную контрольную точку – сознание.

Этот щит казался особенно прочным, и Алан знал, что так проявляется эффект его способности, Защиты сознания. На территории базы также находились ещё две второстепенные контрольные точки, одна для силового костюма, а другая для оружия. Каждая из этих точек также имела свой бункер. Если враг прорвётся сюда и захватит малые контрольные точки, то сможет вывести из строя его экипировку.

А затем Алан увидел Еву. Она была ангелом, валькирией. С парными светящимися клинками в руках, она летала повсюду вокруг базы, двигаясь со скоростью мысли и постоянно сканируя окружающее пространство в поисках любых признаков вражеского вторжения. В том направлении, куда падал её внимательный взгляд, туман войны мгновенно растворялся без следа. Это позволило Алану в какой-то момент увидеть защитный рубеж сознания Призрака – выпуклый бок массивной куполообразной стены. Струйка светящегося тумана соединяла их базы, указывая на ментальную связь между их сознаниями.

Со стороны базы Призрака наметилось какое-то движение, и Ева тут же пришла в полную боевую готовность. Маленький дрон сорвался с верхушки металлического купола вражеской базы, направляясь прямиком к ним. Но стоило аппарату достигнуть границы внешнего щита, как Ева мгновенно оказалась рядом с ним и резанула клинками по моторам. Устройство грохнулось на землю, развалившись на куски.

«А теперь ты можешь видеть те нечестные преимущества, которые получают Технолорды в подобных сражениях», – прокомментировал Призрак. – «Твой искин – это мощный программный комплекс, способный атаковать и защищаться в автономном режиме. В результате ты можешь делать всё, что пожелаешь. Искин может даже заниматься взломом прямо во время твоего боя вне Киберпространства, вмешиваясь в работу вражеской экипировки или собирая данные. Судя по результатам сканирования, твоя защита достаточно сильна, чтобы её невозможно было пробить без небольшой армии».

Алан подумал о той сущности, которая наделила его Ментальным взломом и Защитой сознания. Тогда разум юноши интерпретировал программы, которые использовались для проникновения в его сознание, как огромные космические корабли… Ему ещё предстояло пройти немалый путь, прежде чем он научится защищаться против атак такого уровня.

«Ладно, можно мне теперь попробовать атаковать?» – спросил юноша.

«Не отказывай себе ни в чём. Я даже не буду отвечать, просто попытайся разрушить стену. Если сумеешь, то я дам тебе одну рекомендацию», – ответил Призрак.

«Ева, вперёд».

«Поняла».

Ева метнулась к вражеской базе и обрушила на металлический купол вихрь размытых ударов. Через минуту, не добившись никакого видимого прогресса, Алан приказал ей остановиться.

«Что, мы закончили? Могу я вернуться к просмотру матча?» – хмыкнул Призрак.

«Сейчас, я хочу попробовать ещё кое-что», – сказал Алан.

Он сфокусировался на крохотном участке стены, едва достаточном, чтобы просверлить глазок, и пожелал стереть этот пятачок с лика данной реальности. Юноша ощутил, что ткань реальности чуть заколебалась; какая-то более сильная, фундаментальная связь начала формироваться в его сознании. Запас ментальной энергии внезапно стремительно просел, за секунду уменьшившись на сотню пунктов.

«СТОП», – послышался в его голове вопль Призрака.

«Гм? Вы признаёте поражение? Моя способность слишком сильна?»

«Нет, она незаконна! Табу, красный флаг, запрещающий знак. Ты забыл, о чём я говорил ранее? Это уже не взлом, а навык, изменяющий саму природу Игры. Если любой Администратор хотя бы краем глаза засечёт, что ты покушаешься на целостность фундаментальной структуры Игры, то ты окажешься в чёрном списке раньше, чем пострадавший успеет заявить о нападении».

«В чёрном списке?» – переспросил Алан.

«Нет, я уже достаточно времени потратил на твоё обучение. Я выдам тебе рекомендацию. Если захочешь купить легальные атакующие программы, то возвращайся с метками и очками способностей. Если хочешь узнать о чёрном списке, то иди мучай Цербера или Фантома. Ах да, и напомни Фантому, что он по-прежнему должен мне две бутылки хакслардского виски!»

Призрак разорвал соединение, достал откуда-то Рекомендацию Разбойника, швырнул Алану и тут же снова нахлобучил свой шлем. Полностью игнорируя Алана, мужчина полностью сосредоточил своё внимание на вновь появившейся на большом экране арене. Матч, судя по всему, уже подходил к концу, оба бойца истекали кровью от бесчисленных ран.

«Он знает Фантома?» – удивился Алан, убирая рекомендацию в карман. – «Так, две есть, осталось ещё восемь».

«Серьёзно? Ты не увидел связь?» – спросила Ева.

«Нет».

«Что ж…» – Ева сделала паузу, после чего заговорила медленно и обстоятельно, словно разговаривая с ребёнком: – «Призрак Эрудит. Связан с Вернувшимися. Вернувшиеся. Призрак. Фантом. Не чувствуешь общую тему?»

«Эй, я не знал, что он Эрудит. А имена – это вполне могло быть обычным совпадением…»

«Крайне маловероятным, с учётом всех факторов».

Алан задумчиво кивнул, после чего зашагал обратно к центральным коридорам каменного лабиринта, откуда по-прежнему доносился шум и крики. Больше ни один из значимых игроков в списке Цербера на Энигме не обитал, их предстояло искать на других мирах Академии.

Когда Алан добрался до центрального зала, заполненного студентами-Разбойниками, обступившими разбросанные на стенах экраны, толпа неожиданно разразилась криками. Часть из них смеялась и ликовала, тогда как некоторые морщились и горестно вздыхали. Алан заметил, как по рукам пошли метки и предметы, а воздух в зале ещё больше потяжелел, став почти осязаемым.

Выскочили новые сообщения:

Началось новое испытание для Разбойников!

Получен новый квест: Очередная игра ассасинов

Убейте свою цель или станьте чьей-то жертвой! Когда вы расправитесь со своей целью, то её цель станет вашей.

Цель: S

На вас охотится:???

Награда: 1 Рекомендация Разбойника за каждое незаметное устранение цели; 1 Рекомендация Разбойника убийце с наибольшим количеством устранённых целей; 3 Рекомендации Разбойника последнему оставшемуся в живых убийце. Последние две схватки пройдут на случайно сгенерированной локации аренного типа.

Штраф за провал: смерть!

Глава 5

Алан активировал Сверхсознание и просканировал окружающее пространство. Центральный хаб напоминал ночной клуб – большой зал был заставлен низкими столиками и диванами. В глаза бросались семь порталов основных цветов радуги, и ещё один белый, стоящий наособицу. Каждый из них выглядел так же, как и тот телепорт, который доставил Алана к месту проведения Обучения: массивные цилиндрические кабинки, утыканные различными датчиками и индикаторами, со стеклянными дверями.

Алан проинспектировал белый телепорт, и увидел сообщение:

Временный портал в Студенческий центр на Incipe

В центре зала стоял стол, который оккупировали два Администратора. Алан не хотел тратить время на разговор с ними, поскольку в этот момент все пятьдесят с лишним студентов в зале начали действовать. Юноша не мог сказать наверняка, сколько их тут было, поскольку многие, как и он сам, использовали различные технологии и способности для сокрытия своего присутствия.

Некоторые игроки устремились к каким-то определённым порталам, тогда как остальные просто ныряли в ближайший. Поднялась беспорядочная стрельба, студенты либо стреляли в обнаруженные ими цели, либо просто набивая фраги. Алан приметил в толпе Тьяго, а чуть позже – Аврору, но не обнаружил никаких признаков своей цели, S.

«Выбирайся отсюда, в портал», – сказала Ева.

«Но в который?» – спросил Алан, одновременно смещаясь в бок, чтобы избежать попадания лазерного заряда. По сравнению с уклонением от той хаотичной лазерной сети это было детской игрой.

«В красный; он должен вести на Колизей. Там находится ещё один значимый игрок, а также одноимённая арена, которая может оказаться весьма полезной для нас».

Алан кивнул и побежал к красному порталу сквозь разверзнувшийся лазерный ад. В зале образовалось две крупных группировки, которые всерьёз нацелились уничтожить друг друга подчистую. Впрочем, юноша на бегу отмечал, как здесь и там шныряли не принадлежащие к этим группам элементы, пытаясь урвать кусок повкуснее при каждой подвернувшейся возможности.

Кто-то нашёл, как отключить свет, и комната погрузилась во тьму. Для Алана с его улучшенным зрением это было не проблемой, порталы давали более чем достаточно света для ориентации. А судя по почти не снизившейся точности стрельбы вокруг, темнота и вовсе практически ни на кого не подействовала.

В какой-то момент Алан увидел игрока, упавшего на пол с полностью истощёнными щитами, и заколебался, не перехватить ли лёгкий фраг, но затем решил, что не стоит. Риск обнаружить себя был неоправданным, это просто потеря времени. Да и за достижением по максимальному количеству убийств он гоняться не собирался. Без особых проблем добравшись до красного портала, юноша шагнул внутрь и тут же оказался на склоне холма, возвышавшегося над небольшим городком.

Выскочило уведомление:

Добро пожаловать на Колизей! Эта зона не является безопасной, но любые проявления насилия должны быть санкционированы Тираном. Штрафы за смерть снова актуальны, как и многие другие типичные риски Игры. Небезопасная зона не означает отсутствия законов, так что убедительная просьба ко всем игрокам придерживаться местных правил

Прямо перед собой Алан увидел кучку других студентов-Разбойников, но предпочёл их проигнорировать, поскольку и на него никто не обращал внимания. Впрочем, он даже не был уверен, что они способны его заметить.

В центре городка стояло большое металлическое сооружение, сильно смахивающее на Купол Симуляций на базе «Чёрной Розы». Размером оно было порядка двух футбольных стадионов. При этом крыша здания была прозрачной, а по краям возвышались бесконечные ряды сидений. По оценке Евы их было более 20 тысяч, и примерно четверть сейчас была занята.

«В Академии ведь не может быть столько студентов-Воинов, правда?» – спросил Алан, зашагав вниз по склону в направлении металлического здания. Запись в списке Цербера звучала просто: Тиран, хозяин Колизея.

«Нет, это просто зрители. Бои Академии транслируются на весь глобалнет; многие известные бойцы Арены начинали именно здесь, так что среди этих людей также полно вербовщиков. Плюс какое-то количество букмекеров и прочих дельцов», – объяснила Ева.

Алан отключил невидимость на подходе к городским воротам и приблизился к охраннику в силовой броне и с большой электрошоковой дубинкой на поясе.

– Не подскажешь, как мне встретиться с Тираном? – спросил у него Алан.

На лице охранника возникла ухмылка.

– Ты хочешь аудиенции с Тираном? Что ж, скажем так… Он не может уделять своё внимание любому невежественному фанату или недозвезде. Проваливай.

– Меня послал Цербер, – проговорил Алан.

– Цер-кто? Проваливай, говорю, придурок, – нахмурился охранник, угрожающе шагнув к юноше. Алан пожал плечами и спокойно вошёл в город, направляясь в сторону Колизея. Бессмысленно вступать в перепалки с каждым засранцем, который попадался ему на пути; этот охранник был лишь нанятым громилой, не больше.

Если не считать жилых домов, то большинство строений в этом городке было тем или иным образом связано с боями. Повсюду можно было видеть магазины оружия и брони, а ремонтные станции стояли практически на каждом углу. Хватало здесь и всевозможных тренировочных залов, и тиров. Алан также приметил Административный центр, но, подумав, решил не устанавливать точку возрождения на этой планете.

Юноша незаметно оглянулся, выискивая среди прохожих подозрительных личностей. Ева высказала предположение, что он становится параноиком, но Алан понятия не имел, какими навыками или оборудованием может обладать его охотник. Шагая по улице при свете дня, юноша чувствовал себя непривычно уязвимым, однако во многих поселениях использование навыков скрытности не поощрялось, а порой даже считалось незаконным.

Наконец, он добрался до справочного окна перед Колизеем. Заведовал им также один из Администраторов. Рядышком расположился киоск, торгующий стандартными пищевыми блоками, а также разнообразными закусками и спиртным.

«Вы не подскажете, как мне поговорить с Тираном?» – спросил Алан, установив мысленный контакт с Администратором.

«Приветствую, странник. Расписание Тирана заполнено вплоть до конца следующего месяца. Однако он лично вручает победителям турниров призы и рекомендации», – отозвался тот.

«Отлично, на какой турнир я могу подать заявку?»

«В день проходит по пять турниров, но, согласно моим данным, вы удовлетворяете критериям только одного, свободного для всех турнира без правил. Он начнётся через два часа. Поскольку вы ученик Цербера, регистрационный взнос не обязателен».

«Отлично, зарегистрируйте меня», – кивнул Алан, и перед ним высветилось уведомление:

Большая Свалка:

Победит тот, кто последним останется стоять на ногах

Зарегистрировано игроков: 34

Награда: 1 Рекомендация Воина + допуск к другим турнирам

«Пожалуйста, отметьтесь в комнате ожидания перед началом матча», – сказал Администратор, и на карте Алана высветился один из боковых входов. – «Как только турнир начнётся, игроки будут телепортированы в случайно выбранные локации Колизея. Битва начнётся незамедлительно».

Алан поблагодарил Администратора и отправился бродить по городку, составляя его карту и пытаясь выявить тренеров или предметы, которые бы чем-то особенно выделялись. Не обнаружив ничего интересного, он вернулся к Колизею и вошёл в комнату ожидания, которая оказалась серым и невыразительным помещением с несколькими дюжинами сидений и десятью экранами. Здесь также были двери, ведущие в две раздевалки и лазарет.

Алан скоротал время за просмотром турниров. Серия схваток игроков против монстров завершилась масштабным рейдом на 50 человек против пятиглавой гидры-мутанта, которая могла управлять стихиями.

Параллельно юноша собирал информацию о своих противниках. По большей части это были прямолинейные боевые персонажи, хотя среди участников также оказался один медик. Кто-то пытался организовать альянсы, но их Алан проигнорировал. Победитель будет только один, и стратегия на этот бой у него уже была готова.

Алан подключился к терминалу, чтобы попробовать найти что-нибудь на S, однако тщетно. У Авроры он решил не спрашивать – кто мог знать, не её ли цель сейчас Алан? Интересно, каким образом он должен был хотя бы найти S, не говоря уже о том, чтобы убить его, не выдав своего присутствия? Ну, вероятно, в этом и заключалась сложность испытания.

Алан также обнаружил, что правила на Колизее были по-своему уникальны. Как выяснилось, дуэли здесь были далеко не редки, а основное правило, по сути, утверждало право сильного. Если ты мог кого-то вырубить, то это обычно не наказывалось, даже иногда поощрялось. Придётся внимательнее следить за своей спиной после турнира.

Наконец, ожидание закончилось, начался обратный отсчёт. Зал был уже забит на три четверти; на турнир зарегистрировалось больше 70 человек. Вспышка света – и Большая Свалка началась…

***

Алан стоял на том же самом месте, куда его переместило, включив продвинутый режим невидимости. Ему было немного неловко, но в правилах чётко говорилось: это бой до последнего выжившего. Поэтому юноша просто хладнокровно наблюдал, как игроки вокруг него убивают друг друга и как распадаются альянсы из-за сокращения числа участников.

Местность арены, которая ещё недавно, во время сражения игроков против монстров, представляла собой влажные джунгли, сейчас превратилась просто в грязный пустырь, открытый всем ветрам. Здесь не было никаких укрытий, из-за чего заметить врага и целиться было очень просто, если, конечно, у противника не было навыков скрытности. К счастью для Алана, его силовой костюм такой функцией обладал; к несчастью для всех остальных, заметить его, по всей видимости, никто из участников турнира был не в состоянии.

Ева подозревала, что у большинства игроков имелись те или иные способы обнаруживать врагов в режиме базовой невидимости, так что для вящей безопасности Алан сразу же использовал продвинутый режим. Броня маскировала также звуки и запахи, помимо всего прочего. Оказалось, что многие воины могли вынести куда больше урона, чем предполагал Алан. Он своими глазами видел, как они выдерживали несколько прямых попаданий в голову и даже колотых ран, прежде чем повалиться на землю.

Минут через двадцать после начала состязания количество энергии в силовой броне снизилось с 2000 до 1725. Алану пришлось отключить продвинутый режим скрытности через пять минут после телепортации, из-за штрафов, накладываемых на его экипировку. Как и прогнозировала Ева, никто его так и не заметил. Даже когда ожесточённый бой разгорелся прямо возле юноши, а лазерные мечи вжихали в нескольких метрах от его тела.

В конце концов на ногах остались двое. Один из них, медик, использовал такую же стратегию, что и Алан: просто бегал и лечил себя, не принимая активного участия в боях. Но сейчас он столкнулся с проблемой, его урона было явно недостаточно. Против него остался совершенно лысый воин, похожий на панка, с серьгами-шипами в ушах, который сражался, используя пару светящихся синим металлических кастетов. Во время боёв он порхал по полю брани, ловко избегая прямых попаданий и вырубая одного врага за другим парой ударов, даже если они были в тяжёлой броне.

В настоящий момент медик превратился в боксёрскую грушу панка-монаха, но каждый раз, когда тот наносил серьёзные повреждения, возникала короткая вспышка света, и медик снова вставал, совершенно невредимый. В одной руке у него был лазерный пистолет, а в другой – устройство для исцеления.

В конечном итоге запасы псионической энергии медика подошли к концу, и после очередного удара он уже не поднялся.

Толпа взорвалась овациями, а панк-монах с довольной улыбкой неспешно приблизился к поверженному противнику. Он опустился перед ним на колено и последним, добивающим ударом смял его грудь, словно бумагу. Медик выбыл из игры.

Панк-монах поднялся и обвёл взглядом ликующую толпу. Он улыбнулся и помахал рукой. Прошла минута. Слегка нахмурившись, он повернулся к укрытому щитами амфитеатру и крикнул: «Эй, разве я не победил?»

Алан воспользовался этим моментом, чтобы деактивировать невидимость и, материализовавшись возле “победителя”, разрядить свои пистолеты прямо ему в череп. Монах рухнул в грязь, практически мгновенно превратившись в вихрь исчезающих огоньков. На трибунах воцарилось гробовое молчание… которое в следующую секунду сменилось гневными свистами и шиканьем. Исчезая с арены, Алан слышал, как возмущение среди зрителей нарастает, но это его уже не волновало: он победил.

В следующий миг юноша оказался в закрытой щитами VIP-ложе. Перед ним на богато украшенном кресле, похожем на трон, восседал Предтеча. Он был облачён в доспех из тёмно-алого металла, а в одной руке держал копьё из духовной стали. Ева не смогла определить материал, из которой была изготовлена броня, как и её свойства.

– Ты победил. Без чести, – сказал Предтеча, взирая на Алана сверху вниз, даже при том, что он сидел.

Алан снял шлем и хладнокровно взглянул Предтечи в глаза:

– Я победил. Кстати, меня зовут Алан.

– И, как ты знаешь, я Тиран. Ты знаешь о том, как я получил этот титул? – спросил Тиран.

Выскочило уведомление:

Встреча с небожителями: квест обновлён!

Встреча со значимым игроком: 8/10

Бонусная задача – выявление главных целей: 1/10

– Нет, не знаю, – ответил юноша.

– Я выжимал целые планеты досуха, используя кровь своих врагов, чтобы усилить себя. И ни разу за всё время я не прибегал к обману; каждый раз перед битвой я ясно объявлял о своих намерениях, и миры захлёбывались в кровавых слезах.

– Ты Предтеча, а я лишь человек. Чтобы одолеть кого-то настолько сильного, как ты, мне приходится прибегать к самым различным тактикам, – ответил Алан.

Тиран улыбнулся.

– И это правда. Вот твоя Рекомендация Воина. Ты также будешь участвовать в ежемесячной Битве Чемпионов. Я лично требую твоего присутствия.

Алан принял небольшой значок с изображённым на нём копьём – Рекомендацию Воина. Посыпались уведомления:

Турнир “Большая Свалка” завершён!

Получен уровень: +2!

Вы получили новый квест: “Битва Чемпионов”!

Выиграв турнир, вы получили возможность поучаствовать в ежемесячной Битве Чемпионов. Формат: на выбывание, до первого поражения. Сражения проводятся на случайно сгенерированных локациях аренного типа между командами максимум по три игрока.

Время до начала турнира: 9:22:30:03. Если вы не зарегистрируете свою команду, то вас могут поместить в любую неполную команду случайным образом.

Зарегистрировано команд: 22

Награда (для каждого члена команды):

I место: 5 Рекомендаций Воина; любой предмет ранга A из Арсенала Академии или 5 платиновых меток.

II место: 3 Рекомендации Воина; любой предмет ранга B из Арсенала Академии или 3 платиновых метки.

III место: 2 Рекомендации Воина; 2 платиновых метки.

IV место: 1 Рекомендация Воина; 1 платиновая метка.

Алан сглотнул, присутствие Предтечи давило на его сознание тяжким грузом.

– Я там буду, – сказал он. Турнир должен был пройти через 10 дней, так что к тому времени он, вероятно, уже закончит с любыми тренировками, которые заготовил для него Цербер.

– Хорошо. За проявленное бесчестье в бою я налагаю на тебя следующий штраф: воины, которых ты оскорбил, имеют право свободно тебя атаковать в пределах моих владений в течение следующего часа.

Яркий свет залил глаза юноши, и в следующий миг он снова очутился в комнате ожидания. Вокруг него, куда ни глянь, толпились воины, только что участвовавшие в сражении. После мига молчания они взорвались восклицаниями.

– Вот он!

– Хватайте этого вороватого ублюдка!

– Проучим его за такие грязные трюки!

Алан, торопливо надев шлем, активировал невидимость брони прямо на глазах у толпы. Разъярённые воины обрушили на это место залп лазерного огня и прочих смертоносных атак. Алан сумел уклониться от большинства из них, а несколько попаданий поглотили щиты.

Проложив себе путь к выходу из зала ожидания, Алан вынырнул наружу. За его спиной бесновались воины, кидая по сторонам сенсоры и тыча пальцами в разные стороны. Решив побыстрее избавиться от разозлённых “поклонников”, Алан припустил к Административному центру, откуда он сможет телепортирвоаться в другую локацию Академии. Здесь он слишком наследил. Кто бы ни охотился за ним, теперь у него определённо появятся зацепки.

Добравшись до Административного центра, Алан установил контакт с первым попавшимся под руку Администратором:

«Телепортируйте меня на Станцию 0 уровня».

«Очень хорошо. Ученику Цербера предоставляется право на три бесплатных телепорта в пределах Академии в день. На сегодня у вас осталось ещё два», – ответил Администратор.

Алан кивнул, залезая в капсулу. Вернувшись Домой, юноша выбрал “Станцию 0 уровня” в списке доступных для телепортации локаций.

***

Алан выбрался из капсулы на Станции 0 уровня, которая была тренировочной зоной Пилотов. Запись в списке Цербера была не слишком информативной: «Экс-адмирал Империи, Станция 0 уровня».

– Ни с места. Назовите цель вашего прибытия.

Подняв голову, Алан увидел направленный на него ствол винтовки. Перед ним стоял единственный охранник в лёгкой силовой броне; у него за спиной было закреплено что-то типа ракетного ранца.

«Это для возможности маневрировать в вакууме», – уточнила Ева.

«Зачем ему может понадобиться двигаться в вакууме?» – мысленно поднял бровь Алан.

«Посмотри направо».

Алан повернул голову. Прямо перед ним, за чистым широким окном простирался космос. Долгую секунду юноша всматривался в бесконечную бездну, от которой его отделяли лишь пара дюймов композитного стекла.

«Может ли броня Вернувшихся маневрировать в вакууме?» – спросил Алан.

«С нужными модификациями. В настоящий момент нет. И в безвоздушном пространстве у тебя будет максимум получасовой запас кислорода», – откликнулась Ева.

– Я сказал, назови цель своего визита, или я отправлю тебя полетать, – нахмурился охранник. Его рука потянулась к маленькой красной кнопке на стене рядом с ним.

– А, я прибыл, чтобы кое с кем увидеться, – очнулся Алан.

– С кем?

– Эм, с экс-адмиралом.

– Кобальт-1-7?

– Прошу прощения?

– Ты здесь, чтобы увидеться с Кобальтом-1-7? Он единственный экс-адмирал на станции, о котором мне известно. Если ты даже не знаешь его имени, то он явно тебя не ждёт. Кто ты, кто тебя прислал?

– Меня зовут Алан, я от Цербера.

– Хорошо. Индиго-3-4 докладывает, у меня тут некий Алан прибыл для встречи с Кобальтом-1-7, от Цербера.

Алан терпеливо дожидался, пока охранник завершит свои переговоры. Прошла целая минута, прежде чем поступил ответ; этого времени Еве хватило, чтобы подключиться к сети станции.

– Вас понял, – проговорил охранник наконец. – Индиго-3-4 покидает пост у врат 4 и направляется с Аланом в полётный тренировочный зал.

После этого он подал Алану знак следовать за ним.

Юноша двинулся за охранником, осматриваясь по сторонам. Всё здесь выглядело очень чистым и упорядоченным. Каждый встреченный человек спешил по каким-то делам, и все носили одинаковые силовые костюмы. Наконец, они прибыли к месту назначения. Возле широкого входа их уже встречали два охранника.

– Ты можешь быть свободен, Индиго-3-4, возвращайся на свой пост, – сказал один из них.

– Вас понял, – ответил сопровождающий Алана, чётко развернулся и зашагал обратно.

– Алан, ты можешь войти, – продолжил охранник.

– Э-э, окей, – пробормотал юноша.

Двери в полётный тренировочный комплекс открылись, демонстрируя множество капсул, расположенных в три ряда. Каждая капсула была оборудована специальным терминалом и парила в воздухе, фактически за пределами станции, то есть, в открытом космосе. Воздух в этой “комнате” удерживало странное синее силовое поле.

На Алана обернулся мужчина с маленькой голубой медалью на груди:

– Алан? Я Кобальт-1-7, ты как раз вовремя.

Появилось квестовое сообщение:

Встреча с небожителями: квест обновлён!

Встреча со значимым игроком: 9/10

Бонусная задача – выявление главных целей: 1/10

– Прошу прощения? – непонимающе ответил Алан.

– Я как раз собирался вызвать кого-нибудь с Энигмы, чтобы решить эту проблему. Некоторые из наших полётных симуляторов в последнее время работают со всё более заметным запаздыванием. Нам удавалось какое-то время списывать неполадки на особое обучение, но, кажется, рекруты уже начали осознавать, что всё это чушь собачья. Ты не мог бы проверить системы и найти проблему? Вероятнее всего, это какая-то безобидная программа, оставленная кем-то из последнего набора. Видимо, они всерьёз считают такие детские пакости смешными.

Перед глазами Алана появилось новое квестовое окно:

Получен новый квест: “Мелкий баг”!

Исправьте проблему с полётными симуляторами, в чём бы она ни заключалась.

Награда: Рекомендация Пилота и базовое обучение Пилота.

Штраф за провал или отказ: запрет на посещение Станции 0 уровня.

– Так точно, сэр, – ответил Алан. – Приложу все усилия. Впрочем, ничего не гарантирую.

– Прикрываешь свою задницу, как заправский офицер, – фыркнул Кобальт-1-7. – Лаги зафиксированы на 2, 71 и 82 терминалах. У тебя одна неделя. После этого мне придётся нанять профессионала.

Он хлопнул Алана по плечу и вышел из комплекса.

Алан проследовал к терминалу 2, который оказался не занят. Он настроил свой разум на контакт, пытаясь установить соединение с терминалом, и активировал свою способность Ментального взлома.

В сознании юноши, между его базой и терминалом образовался туннель.

«ЧЁРТ. ОБРУБИ СОЕДИНЕНИЕ, БЫСТРО!» – взвизгнула Ева, как только туннель полностью сформировался. Сотни маленьких комочков меха лавиной устремились по туннелю, прежде чем Алан успел отреагировать. Ева метнулась вниз, к этим созданиям.

Как только связь была обрезана, Алан начал рассматривать, что за страшный враг вторгся на территорию его ментальной базы. Кролики. Это оказались кролики, и Ева в настоящий момент безжалостно вырезала их целыми десятками. На лице валькирии застыла маска страха и тревоги; клинки безостановочно мелькали в воздухе, она металась среди пушистых зверьков, которые разбегались от неё во все стороны.

Алан невольно засмеялся.

«СЕЙЧАС НЕ ВРЕМЯ СМЕЯТЬСЯ», – грянул в его голове голос Евы.

«Что они могут сделать? Съедят всю морковку?» – юноша издал смешок.

«Нет. Они будут безостановочно размножаться и полностью повесят наши системы! Это ВИРУС!» – рявкнула Ева.

Встревоженный, Алан проинспектировал свою базу. И действительно, даже несмотря на тотальную резню, устроенную Евой, число кроликов и не думало уменьшаться. Если присмотреться, то их даже постепенно становилось больше. Алан присмотрелся, и увидел, что они… совокупляются. В его голове. Сразу после этого они откладывали дюжину яиц, а через секунду из них выпрыгивали новые кролики.

«Какого чёрта?» – ошалело спросил он.

«Так твой разум интерпретирует вирус, не спрашивай меня. Мы должны найти какую-то защитную программу или антивирус, и быстро. Чтобы замедлить их размножение, мне придётся направить половину ресурсов на активную защиту, так что я буду реагировать вдвое медленнее, чем обычно. Я уже чувствую некоторое снижение производительности», – проговорила Ева.

«Я пока ничего не заметил».

«Попробуй активировать Сверхсознание».

Алан попробовал. Несомненно, время замедлилось далеко не так сильно, как должно бы. Кроме того, в его ушах постоянно раздавался какой-то слабый стук, от которого он никак не мог избавиться. Проблема была налицо, и решать её нужно было быстро, как для завершения квеста, так и для избавления от пушистого заражения.

«Так что, обратно на Энигму?» – спросил Алан.

«Нет, давай сначала наведаемся в Институт», – ответила Ева. – «Цербер сказал, что там тоже есть значимый игрок, так что мы заодно сможем завершить классовый квест перед возвращением. И даже если мы не найдём антивируса в Институте, то у Цербера, вероятнее всего, найдётся какое-то решение».

Это было почти незаметно, но Алану показалось, что она говорит немного медленнее, чем обычно. А ещё ему почудились в её голосе нотки гнева…

Глава 6

Выходя из полётного тренировочного комплекса, Алан увидел знакомое лицо среди группы людей, только что покинувших капсулы. Это была Амелия, пилот с Земли, только свой земной костюм она сменила на голубой комбинезон.

– Привет, – сказал Алан. – Занималась на симуляторе?

Амелия взглянула на него с некоторым замешательством.

– Ну да. Не то чтобы мне в ближайшем обозримом будущем светит полетать на реальном корабле. Большинство фракций требуют, как минимум, года тренировок чистого времени, прежде чем позволят тебе прикоснуться к кораблю, даже в Игре.

– Хох, а кто тогда пилотирует корабли Правительства Объединённого Мира? – поднял бровь Алан.

Амелия пожала плечами.

– Это засекреченная информация. Но учитывай, что ПОМ смогло позволить себе лишь один космический корабль, способный участвовать в сражениях. Да и тот, вероятно, они могут вскоре потерять…

– Что ты имеешь в виду?

– Ты вообще за новостями не следишь?

– Новостями? Какими новостями?

– Началась война! Легион Людей объединился с семнадцатью странами, не входящими в НАТО, помогая им захватывать контрольные точки ПОМ. Это произошло уже несколько часов назад и сейчас фигурирует в главных заголовках всех новостных источников Земли. Как ты мог не слышать?

Тут же выскочило квестовое уведомление:

Квест “Война за Землю” обновлён!

Битва за вашу родную планету перестала быть тайной. Рубикон был перейдён! Теперь вы можете свободно набирать сторонников с Земли. Вы также можете выбрать сторону, которую будете поддерживать, или остаться вне фракций.

Внимание!

Любой игрок, участвующий в войне, убив вас, может исключить вас из военной кампании. Это возможно только для игроков, уже выбравших сторону. Любые полученные вами очки заслуг будут влиять на счёт выбранной вами стороны.

– Угх, я тренировался, – ответил наконец Алан, лихорадочно просматривая новости, выданные Евой по его запросу. – Извини, я должен понять, что там происходит.

– Окей, – сказала Амелия, наградив его ещё одним странным взглядом.

«Дьявол, Ева, почему ты ничего мне об этом не сказала?» – возмутился Алан про себя.

«Это никак не влияет на наши текущие обстоятельства, поскольку мы официально не примкнули ни к ПОМ, ни к Легиону Людей. Да, хочу отметить, что, по моим прогнозам, Амелия могла заподозрить, что мы в настоящий момент не являемся союзниками Правительства Объединённого Мира. В будущем нам следует быть с ней осторожнее», – откликнулась Ева.

«А, точно, она же здесь от них, да?» – спохватился Алан. – «Погоди, почему ты мне об этом не напомнила?»

«Я полагала, что ты держишь это в голове. Я не могу руководить всеми твоими социальными взаимодействиями, по крайней мере, не сейчас, когда я трачу большую часть ресурсов на активную борьбу с кроличьим вирусом, бесчинствующим в нашей системе».

«Будем надеяться, в Институте найдётся какое-то решение».

Один из охранников проводил его обратно к капсульной комнате. По дороге он забросал своих согильдийцев сообщениями, пытаясь понять, что именно им известно об этой войне и их личное мнение по этому вопросу. В новостных статьях, найденных в глобалнете, просто говорилось о том, что война началась. И никаких подробностей о текущей ситуации. Несколько источников заявляли, что владеют дополнительной информацией, но они находились в сегментах сети, огороженных “стенами” платного доступа в тысячи кредитов.


Алан: Хэй, народ, что люди думают о происходящем на Земле? Какова позиция гильдии «Чёрной Розы»? Возможно, какая-то дополнительная информация?

Аврора: Гильдия придерживается нейтралитета во всех войнах до тех пор, пока кто-либо её не наймёт. Запросы на предоставление информации о войнах рассматриваются в индивидуальном порядке. Будучи членом гильдии, ты не должен становиться на ту или иную сторону. Ты что, не читал гильдейский устав?

Шажок: Угу, там всего 3000 страниц. Ты что, его ещё не зазубрил, мистер Робот?

Алан: Да уж. Кстати, кто-нибудь участвует в Битве Чемпионов? Мне нужно что-то решить с командой.

Китана: Я уже сформировала команду с Асом и Дэйзи. Они в курсе о том, что мы не можем выбирать стороны в этой войне, но мне кажется, что они всё же попытаются с тобой поговорить, Алан.

Алан: Ок.

Шажок: Я так думаю, что он мог бы присоединиться к нашей команде, Аврора, как считаешь?

Аврора: Да, это возможно. Я никак не могла выбрать между S и Луной. Но при таком раскладе можно не опасаться оскорбить ни одну из сторон.


Юноша вспомнил, что S был его целью, и торопливо вклинился.


Алан: Отлично! К слову, а чем сейчас занимаются S и Луна? И вообще, кто что делает?

Аврора: Без понятия. Они пропали из виду из-за Игры Ассасинов. Если я правильно помню, то ты тоже в ней участвуешь? Так вот, скажу прямо: ты не моя цель. А я не твоя?

Алан: Нет.

Аврора: Вот и славно, тогда нам стоит встретиться, чтобы обсудить стратегию на турнире и, возможно, обменяться информацией. Обычно на соревнованиях такого типа игроки не слишком горят желанием раскрывать свои сильные карты, ведь записи боёв выкладываются в общий доступ, но раз мы представители гильдии наёмников… Думаю, нам стоит немного покрасоваться, чтобы завлечь потенциальных нанимателей.

Алан: Прости, но не уверен, что прямо сейчас у меня это получится. Мои возможности… слегка ограничены; я выполняю тренировочный квест для своего Учителя. Я дам вам знать, если ситуация изменится.

Аврора: Да, держи меня в курсе.

Шажок: О-о, нашей команде ведь нужно имя? Как насчёт “Убийцы нубов”?

Аврора: Нет. Сгинь из канала. Возвращайся к тренировкам.


Разговор завершился как раз к тому моменту, как Алан добрался до капсульной. Он вывел перед собой пометку Цербера насчёт Института: «Никакой наукой там и не пахнет, это просто кучка умалишённых теоретиков. Ищи Целесту, стерву с ножами».

У Алана сложилось впечатление, что между Цербером и Институтом всё не так гладко. Тем не менее, он указал новую точку назначения, залез в капсулу и отдал команду на телепортацию.

***

Очнулся Алан в типичной капсульной. Он вышел наружу и оказался в длинном холле, по разным сторонам которого располагались различные аудитории и лекционные залы. Юноша словно вернулся в университет, если, конечно, не обращать внимания на то, что здесь у каждого студента имелись персональные полупрозрачные экраны, забитые различной информацией. Алан увидел интерактивную карту локации и расположенное рядом расписание. Выяснилось, что сейчас он находился в Зале информационных технологий. Поискав глазами имя “Целеста”, он обнаружил, что она Учитель этикета и культуры. Юноша надеялся, что сможет застать её в своём офисе-аудитории.

Сверившись с картой, Алан отправился в Зал культуры.

«Стоп… зайди… в Клинику…» – заговорила вдруг Ева. Её голос звучал ещё медленнее, чем раньше. Кроме того, она даже не наметила для Алана маршрут, так что ему пришлось по ходу движения постоянно сверяться с указателями, чтобы не заблудиться. В Институте было такое огромное количество разнообразных кафедр и ответвлений, что до Зала культуры предстояло прошагать без малого две мили. Алану на глаза попадались Залы таких наук, о которых он и слыхом не слыхивал, вроде “астрофизики измерений” или “Чистой теории (нечисленной)”. Последняя располагалась по соседству с Залом Чистой теории (численной), и юноша слышал яростные дебаты, развернувшиеся между адептами обеих областей.

Алан нашёл на карте Клинику. Оказалось, что она по дороге к Залу культуры. Через некоторое время он уже входил в нечто вроде приёмной в госпитале – стерильно-белые стены и черноволосая девушка за лаконичной стойкой регистрации. За исключением девушки в приёмной не было ни души; Алан не был уверен, хорошо это или плохо.

Она оторвалась от своих дел и взглянула на юношу.

– Здравствуйте, в каком виде лечения вы нуждаетесь?

– У меня вирус, – сказал Алан.

– Какого типа? Микро? Макро? В Игре? В реальности?

– Нет, нет, эм, компьютерный вирус.

– Гм, немного странно приходить в Клинику, чтобы избавиться от компьютерного вируса. Я даже не знала, что кто-то до сих пор использует эту архаичную технологию. Я думаю, вам стоит попытать удачи в Музее кибербезопасности.

– Стоп, нет, я имею в виду зловредную программу. Прошу прощения за терминологию, вирус влияет на мою способность думать, – поправился Алан.

– Ах, ну да, переводческий софт в Игре требует особой точности, когда речь заходит о медицинских терминах. Вы говорите, что не можете ясно мыслить? О… я поняла. Да, у вас нет консоли, насколько я могу судить, а значит, заражению подвергся ваш имплантат. Нейробилогический имплантат, верно?

– Да, – кивнул Алан.

– Отлично. Что ж, если вы пройдёте со мной, то мы за считанные минуты извлечём и изолируем ваш имплантат. Нулевые или минимальные потери памяти, и работоспособности мозга гарантируются, – сказала девушка, поднимаясь со своего кресла.

– Извлечёте? Стоп, нет! Я хочу удалить только вирус, но не имплантат, – вскинулся Алан.

– Ну, если вы не хотите извлекать имплантат, то, к сожалению, мы вряд ли чем-то сможем вам помочь, – ответила девушка, усаживаясь обратно.

Алан поколебался, обдумывая варианты. В это время медленно заговорила внутри его головы Ева: «Не важно… Квест… Потом возвращайся… Цербер…»

Слегка покраснев от неловкости, Алан развернулся и вышел из Клиники. На самом деле, он не был уверен, стоит ли ему прислушиваться к рекомендациям Евы, когда она пребывала в таком состоянии. Все его способности Технолорда практически перестали функционировать; а его восприятие времени вернулось в норму. Постоянный поток информации обо всём вокруг сошёл на нет, и Алан внезапно почувствовал себя пустым и уязвимым.

Осторожно шагая вперёд, юноша добрался до Зала культуры. Через некоторое время он нашёл дверь аудитории, на которой красовалось имя Целесты. Заглянув внутрь через окошко в верхней части двери, Алан обнаружил, что внутри как раз идёт занятие. По крайней мере, он решил, что это именно занятие, а не что-то другое.

В центре просторной аудитории был спроецирован средневековый званый обед, и высокая женщина из расы эльфов как раз что-то объясняла, показывая на странный столовый прибор с треугольным кончиком. Алан также приметил, что на поясе у неё имелась пара кинжалов.

Он понятия не имел, как долго может продолжаться занятие, так что аккуратно открыл дверь, надеясь незаметно проскользнуть на задние ряды сидений.

Женщина подняла голову, уставившись прямо на Алана.

– Хо, ещё один землянин. И, судя по всему, даже без зачатков манер. Прошу прощения, но я не думаю, что смогу чем-то помочь в столь запущенном случае.

– Эм, окей? Я Алан.

– И по какой же причине вы решили прервать мой урок, Алан?

– Вы Целеста, Учитель культуры и ножевого боя, верно?

– Да, я Целеста. Кто сказал вам, что я обучаю обращению с ножами?

Перед глазами Алана выскочило квестовое уведомление:

Квест “Встреча с небожителями” завершён!

Встреча со значимым игроком: 10/10

Бонусная задача – выявление главных целей: 1/10

Обратитесь к Администратору в вашей Домашней зоне, чтобы получить награду.

– Эм, Цербер. Что ж, всего хорошего, – сказал Алан, открывая дверь у себя за спиной.

Целеста сузила глаза.

– Цербер. Скажи этому мерзавцу, что он должен прийти и поговорить со мной лицом к лицу. Без всей этой голографической чуши. И передай, чтобы он перестал распространять слухи обо мне. Я профессиональный дипломат и легко могу превратить его жизнь в ад.

– Понял, – коротко кивнул Алан, закрывая за собой дверь. Вздохнув с облегчением, он двинулся обратно к капсульной, но в этот миг его окликнули.

– Алан, погоди!

Обернувшись, он с удивлением увидел, как из аудитории Целесты выскользнула Дэйзи.

– Дэйзи? Ты что тут делаешь? – спросил он. Без поддержки Евы он её даже не заметил.

– Беру уроки у Целесты, – сказала девушка. – Знание культурных особенностей имеет первостепенное значение в дипломатических переговорах!

– Ясно… но разве ты не можешь всё это узнать из глобалнета?

– Нет, это убивает всю суть, – покачала она головой. – А Целеста – настоящий кладезь мудрости, она раскрывает такие детали, которых никогда не найдёшь в сети. Например, ты знал, что каждая фракция Хаксларда владеет собственным жестовым языком? Или что то место, куда тебя посадили за стол на приёме эльфов, может определить твоё политическое будущее?

– Нет, не знал, – ответил Алан. – Извини, мне нужно идти.

– Ты в порядке? У тебя немного странный голос…

– Всё нормально. Новости слегка выбили меня из колеи, – он осёкся.

Дэйзи кивнула.

– Да, об этом я и хотела с тобой поговорить. Я слышала от Китаны, что вы не можете формально занять какую-либо сторону, но это не означает, что ты не можешь помочь косвенно: кредитами или, что важнее, информацией. Любые…

– Стоп. Прости, прямо сейчас я ничем не могу помочь.

– Алан, тебя не волнует будущее твоей страны? Легион Людей – это кучка террористов, которая разрушила единство ПОМ. Они совершают чудовищные преступления против демократии. Как ты можешь называть себя американцем? – спросила Дэйзи с такой яростной решимостью в глазах, какой Алан никогда не замечал в ней прежде.

– Прости, но прямо сейчас у меня недостаточно информации на руках, – покачал головой Алан. – Я не знаю, о каких именно преступлениях говоришь ты, но уверен, что до завершения войны обе стороны совершат ещё множество отвратительных вещей. Надеюсь, природа Игры это немного смягчит, но с учётом степени реализма и боли… не уверен. Война никогда не велась честно, но отсутствие реальных смертей не делает вещи настолько простыми и однозначными, как тебе, по-видимому, кажется. Кроме того, моё реальное тело сейчас на Кесате. Я не вполне уверен, кем себя теперь считать. Если принять во внимание масштабы вселенной, то кажется несколько глупым беспокоиться о такой вещи, как национальности.

– Не пробовал посмотреть вокруг? – спросила Дэйзи. – Вся Игра поделена на куски различными расами. Один сектор контролирует Хакслард, другой – эльфы. Третья крупная фракция, Империя, и вовсе ставит во главу угла интересы не какого-то мира или расы, но одного человека! И все ведут свою игру.

– Что ж, извини, но я не уверен, что готов посвятить себя служению Правительству Объединённого Мира, – пожал плечами Алан. – Я даже толком не знаю, как оно сейчас устроено… Такое чувство, что я потерял связь со всем этим.

– Тогда я бы посоветовала тебе вернуться на Землю и восстановить эту связь, – сказала Дэйзи. – Возможно, люди и не умрут, но эта война, которую некоторые уже называют Третьей мировой, предопределит будущее человечества. Разве ты не хочешь для нашего мира светлого будущего… в котором последующие поколения называли бы Землю своим домом?

– Естественно, – ответил Алан. – Пока.

Он развернулся и направился к капсульной комнате, ощущая, что у него от всего этого начинает болеть голова.

«Почему нет какого-то ясного и понятного врага, которого мне нужно убить? Какой-нибудь злобный монстр или древний демон?» – спросил юноша у Евы. – «Какой вообще смысл в этой войне?»

Ева ничего не ответила.

***

Алан перенёсся в свой Дом, собираясь через Администратора сдать классовый квест. Но всё оказалось несколько сложнее. Когда он выбрался из капсулы, то увидел кроликов. Они были везде.

Безбрежное море кроликов простиралось вокруг, насколько хватало глаз, в три-четыре слоя высотой. Алан попытался сделать шаг, но меховая волна сбила его с ног. К счастью, кроличий ковёр обеспечил относительно мягкую посадку, но в результате мех забился даже в рот. Алан огляделся и увидел Администратора, невозмутимо стоящего посреди пушистого океана в нескольких футах от него. Пытаясь устоять на ногах, юноша начал формировать ментальное соединение с Администратором.

Процесс продвигался со скоростью улитки. Потребовалась целая вечность, чтобы протянуть мысленный мостик длиной в каких-то несколько шагов. Это было похоже на ожидание загрузки при очень медленной связи. Ещё больше мешало то, что Алан постоянно отвлекался на медленно, но неотвратимо размножавшихся кроликов. Юноша с содроганием подумал, что не хотел бы здесь оказаться, когда уровень этого “океана” превысит его рост. Хорошо ещё, что вирус не пытался активно вредить системе. Алан был безумно рад, что это были кролики, а не слизь или пауки. Тем не менее, инородные организмы в его Доме, в его разуме, заставляли его изрядно нервничать.

«Приветствую, странник», – наконец ответил Администратор, когда соединение было установлено.

«Привет, я завершил мой классовый квест», – ответил Алан.

«Пожалуйста, ожидайте, я свяжусь с Главным Администратором 170».

Секунду спустя перед Аланом всплыли сообщения:

Квест “Встреча с небожителями” завершён!

Награда: способность Технолорда, “Разделение сознания”

Будучи Технолордом, вы теперь способны разделять сознание на два независимых потока, способных обдумывать одновременно две задачи или подходить к одной проблеме с двух сторон. По мере развития данного навыка вы сможете дробить сознание на большее число потоков и увеличивать ментальную ёмкость каждого из них. На активацию и поддержание способности требуется 100 ментальной энергии.

Получен уровень: +25!

Поток данных хлынул через соединение с Администратором, и Алан почувствовал, как его сознание ускользает и проясняется, пытаясь переварить полученную информацию. Странное щекотное ощущение пробежало по его черепу – и в следующее мгновение он уже знал. Знал, как разделять свой разум.

Появился второй Алан. Юноша видел через две пары глаз, стоя на четырёх ногах. Каждый из Аланов был им, но оба тела контролировались независимо и могли думать о разных вещах одновременно. Например, он мог поддерживать соединение с Администратором, параллельно общаясь с Евой.

«Что ж, это довольно странные ощущения», – прокомментировал Алан.

«По правилам Игры вы не сможете посылать отделённый поток сознания за пределы области видимости основного сознания», – ответил Администратор. – «Вы также не сможете оставлять часть сознания в Доме, покидая капсулу. Ваша ментальная копия не имеет никакого физического эффекта на Игру, она интерпретируется как программа, наподобие вашего искина».

Ева так и не ответила, так что часть сознания Алана, соединённая с Администратором, начала обдумывать ответ, но в этот миг юноша почувствовал, что его мысли текут с лёгкой задержкой. Логические конструкции рождались и соединялись не так быстро, как должны бы. Думать было сложнее, словно его разум был окутан лёгким слоем тумана.

«Это последствия разделения сознания», – подала голос Ева.

«О, ты снова звучишь нормально», – удивился Алан.

«Мы сейчас в капсуле, так что я могу уделить больше ресурсов второстепенным задачам. Кроме того, так мы ближе друг к другу».

«Ближе? Разве ты не всегда в моём разуме?»

«Да, но ты не всегда», – откликнулась она.

«Что?»

Тем временем, Администратор продолжил разговор с другой частью сознания Алана: «За выяснение основной цели одного значимого игрока вы также награждаетесь одной платиновой меткой. Главный Администратор передал, что если вы сможете выяснить цели других значимых игроков, то получите соответствующую награду».

Возникло новое квестовое окно:

Вы получили новый квест!

Информация для Администраторов:

Соберите нужную информацию и передайте Администраторам! По умолчанию награда составит одну платиновую метку за каждую выявленную основную цель значимого игрока, о которой вы сообщите Администрации. Однако за особенно ценные данные награда может оказаться намного более щедрой.

Награда: метки и репутация.

«Погодите, как вы извлекли из меня эту информацию? Я не говорил вам о главной цели Элиссандры», – нахмурился Алан.

«Эти данные были логированы как часть квеста, который вы только что сдали», – ответил Администратор.

Одновременно с этим заговорила Ева: «Вирус пробил защиту твоего разума, посмотри влево».

Алан посмотрел, но не увидел ничего, кроме кроликов.

«Приглядись».

Алан вгляделся и неожиданно увидел трещину, пролёгшую через пол. С трудом пробравшись через меховые волны, Алан рассмотрел эту трещину вблизи. По ту сторону пола были кролики.

«Погоди, так мой Дом стоит на кроликах?» – спросил он Еву.

«После перегрузки Киберпространства вирус начинает распространяться на всё, связанное с твоим персонажем», – ответила она.

Разговаривая с Евой, Алан решил прекратить расспрашивать Администратора. Его настырные вопросы всё равно, вероятнее всего, останутся без ответа, а то и приведут к тому, что его поместят в какой-нибудь список игроков, за которыми требуется особое наблюдение. Если он ещё не попал в такой из-за своего класса. Внезапно ему в голову пришло, что тот факт, что Администраторы просят его собрать информацию, говорит о том, что они обладают куда меньшим контролем над Игрой, чем он думал.

В конце концов он просто сказал Администратору: «Открой меню телепортации».

«Пожалуйста, объедините потоки сознания перед отправлением», – отозвался тот.

«Ах да».

Закончив разговаривать с Евой, Алан мысленно пожелал слиться воедино. Ничего не произошло.

«Установи соединение с самим собой», – шепнула Ева.

Алан попытался, чувствуя себя немного глупо, ведь связь между потоками сознания и так присутствовала. Его мысли текли параллельно, не смешиваясь; словно две прямые линии, и каждая из них по-прежнему была им. Странным образом между потоками начала формироваться связь, но очень медленно, судя по всему, из-за вездесущих кроликов. Так что Алан в какой-то момент подошёл к своей копии и дотронулся до её плеча. Связь установилась мгновенно, после чего родился такой диалог с самим собой:

«Ну так что…»

«Угу».

«Сливаемся?»

«Сливаемся».

Два ментальных потока слились в один, и Алан снова стал одним целым, а мысли потекли с обычной ясностью. Ну, почти – переход от параллельного мышления к обычному немного сбивал с толку, даже несмотря на то, что оба процесса были независимыми.

Алан телепортировался на Энигму, всем сердцем надеясь, что у Цербера найдётся решение его проблемы с вирусом.

***

– Так ты теперь можешь разделять сознание? – спросил Цербер, снова принявший форму парящей в воздухе руки. Они находились перед входом в тренировочный зал.

– Да, но у меня возникла проблема, – ответил Алан. – Мой разум, точнее, нейроимплантат, был заражён вирусом. И я не могу избавиться от него самостоятельно.

– Не можешь? – удивился Цербер. – По идее, ты должен без труда справляться с вирусами ниже C-ранга, а даже угрозы такого уровня мгновенно были бы обнаружены сканерами Академии. Разве Призрак не показал тебе, как происходит взлом?

– Да, но, по-видимому, эти кролики размножаются быстрее, чем Ева может их уничтожать! Я имею в виду вирус, а не пушистиков, то есть, кроликов… В общем, вы поняли!

– А, одна из таких программок. Хорошо, чтобы сэкономить время, я помогу тебе с этим разобраться. Я собирался перейти к этому этапу позднее, но… Следуй за мной.

Цербер и Алан прошли через портал.

В этот раз, когда Алан очутился в тренировочном зале, лазерная сеть осталась отключенной. Между тем Цербер (или, по крайней мере, его рука) снова куда-то испарился.

– В этот раз прямо. Шагай, пока не доберёшься до света.

Прямой путь, изначально ведущий во тьму, сейчас преобразился – где-то в отдалении появилась тусклая искорка света. Алан пошёл вперёд и довольно скоро обнаружил его источник. Им оказалась одинокая белая капсула, окружённая кромешной тьмой.

– Залезай, – сказал Цербер.

Высветилось уведомление:

Вы собираетесь использовать незарегистрированную капсулу. Вы уверены, что хотите продолжить? В капсулах, не зарегистрированных в Администрации, могут проводиться самые различные неизвестные операции

Алан замешкался.

– Что я говорил тебе о пустой трате времени?

Вздохнув, Алан открыл капсулу и влез внутрь. Что такого страшного могло его ожидать даже в худшем случае?

***

Боль. И огонь. Целый мир боли и огня. В разуме Алана открылась дыра, брешь в его Доме, и через неё бесконечным потоком вливались волны пламени. Всё внутри его сознания обуглилось и почернело. Единственным отрадным фактом было то, что и все кролики сгорели в этом пламени дотла.

Даже сейчас Алан, прячущийся на задворках своей ментальной базы, мог лишь бессильно дрожать, свернувшись в клубок и чувствуя, как пот струится по его спине, а вместо мыслей в голове царил тугой клубок хаотичных обрывков. Цербер даже не стал предупреждать, просто подсоединился к разуму Алана, пробил дыру в потолке и залил всё огнём.

Каждый раз, когда Алан на миг приоткрывал глаза, он ожидал увидеть, как сходит с его тела сгоревшая кожа, обнажая обуглившуюся до черноты плоть. Но с его телом всё было в абсолютном порядке. Это настолько контрастировало с невыносимой болью, словно выжигающей его изнутри, что Алан с трудом верил своим глазам.

Наконец, он провалился в беспамятство; снились ему милые и пушистые кролики.

Глава 7

Алан проснулся со страшной головной болью; кто-то тряс его за плечо. Он открыл глаза и увидел Еву – прекрасного ангела с иссиня-чёрными волосами и с парными клинками в руках. Она была покрыта копотью, но всё же, вероятно, оставалась самым прелестным созданием, которое доводилось видеть Алану.

Неожиданно перед глазами Алана выскочило описание:

Ева, искин ранга C

Ранг атаки: D; парные мечи, стандартный инструмент удаления.

Ранг защиты:???; защищена бронёй неизвестного типа, ядро находится в разуме Алана (точное местоположение неизвестно).

Ранг мобильности: B; высокую скорость и манёвренность обеспечивает уникальное программное обеспечение “Крылья ангела”.

Приблизительный показатель атаки: 250 урона/сек.

Приблизительный показатель защиты: 300.

Приблизительное количество здоровья: 700 ХП.

Приблизительная скорость передвижения: 9.

Специальные навыки:???

– Вставай. Горстка кроликов выжила, и они уже снова начали плодиться. Если мы что-нибудь не предпримем в ближайшее время, то их численность вернётся на прежний уровень за несколько часов, – жёстко проговорила Ева. Но ещё не пришедший в себя Алан просто наслаждался звуками её голоса, чудесными тональными переходами, которые…

“Валькирия” без всякой жалости его пнула.

– Я сказала, вставай.

Застонав, Алан поднялся на ноги и осмотрелся по сторонам, держась за раскалывающуюся голову. Он потерял сознание на периферии ментальной базы, настолько далеко от бушевавшего здесь ещё недавно пожара, насколько успел убежать. Всё вокруг было покрыто толстым слоем сажи – останками вирусных кроликов, чем бы они ни были. И всё же, Алан заметил, как то тут, то там в саже начинают копошиться пушистые комочки, уже приступившие к своему разрушительному делу. Снова появилось окно с описанием:

Кролик, вирус ранга D.

Атакующие и защитные возможности отсутствуют.

Здоровье: 15 ХП.

Специальные навыки: Заселение.

Недоумённо покосившись на сообщение, Алан решил заглянуть в лог.

В ваш имплантат Технолорда были внесены неизвестные изменения. Был добавлен ряд элементов в пользовательский интерфейс.

Навыки “Соединение”, “Манипулирование данными”, “Ментальный взлом” и “Защита разума” были реорганизованы как субспособности ветки “Взлом”.

Теперь вы можете изменить свой класс с Технолорда-Разбойника на Технолорда-Хакера. Вы также можете преобразовать способность “Талант (нереализованный)” в “Талант (хакер)”; это позволит получить доступ к новым навыкам ветки “Взлом” и значительно ускорить освоение профильных умений.

Вы получили урон от ментальной атаки.

Ментальное здоровье: 78 %.

Скорость восстановления: 0,25 %/мин.

– Ты закончил? – спросила Ева.

– Да. Куда нам? – замедленно откликнулся Алан.

– Центр, – Ева развернулась и зашагала вперёд. Алан поплёлся за ней, стараясь игнорировать звенящую боль в голове, но это было нереально.

База выглядела заброшенной и пустой, толстый слой пепла покрывал всё и вся. Впрочем, не то чтобы тут осталось многое, что можно было покрыть. Сохранились пара лазерных турелей, слишком мощных, чтобы использовать их в пострадавшем разуме юноши (если верить Еве), и три металлических бункера. Два маленьких бункера, по-видимому, защищали доступ к его оружию и броне, а большой служил последней линией обороны его разума. Последний раз, когда Алан здесь был, всё это дополнительно было накрыто силовыми полями, но сейчас они куда-то исчезли.

Алан приблизился к центральному бункеру, но не увидел ни намёка на вход. В следующий миг, словно откликаясь на его желание, проём появился прямо перед его носом. Бункер был лишён даже простенькой меблировки и представлял собой спартанский серый купол, засыпанный пеплом. По крайней мере, пока Алана не посмотрел вверх.

Потолок исчез, над головой зияла пустота. Ева обхватила Алана обеими руками и взмыла вверх. Вопреки ожиданиям, юноша ощутил прикосновение не мягкой упругой кожи, а жёсткий и холодный металл. В перерывах между приступами боли Алан мельком подумал, почему она с самого начала его не понесла таким вот образом.

– Потому что я пытаюсь сберечь энергию, – ответила Ева. – Были повреждены критически важные системы. Именно поэтому мы сейчас разговариваем вслух, а не через ментальное соединение.

Подъём наконец завершился, они достигли какого-то пространства, и Алан почувствовал, как его бросили на “пол”, словно куль с мукой. Он приземлился на пятую точку, почти не чувствуя боли – подумаешь, ещё одна капля в море… Алан медленно повёл головой по сторонам, осматриваясь. Они были в его Доме, или, по крайней мере, в том, что от него осталось. Теперь это было не безграничное белое пространство. Алан сидел в центре круга света размером с футбольный стадион. За пределами этого круга царила тьма, абсолютная пустота космоса. Как ни странно, Администратора также нигде не было. Зато была рука, парящая в воздухе.

– Привет, Алан. За дело, у нас много работы, – сказал Цербер. Его голос доносился отовсюду одновременно.

– Работы? Какой именно работы? – спросил Алан.

– Гм? По перестройке твоего разума, конечно, – отозвался тот. – Как ты уже, несомненно, заметил, я уже внёс несколько улучшений. Описания наподобие игровых я программировал сам, так что извини, если они будут несколько грубоваты. Если захочешь, то можешь поиграться с пользовательским интерфейсом сам, а у меня никогда не хватало времени довести его до ума. Что ж, добро пожаловать в мир Хакеров. Я говорю про настоящий взлом, а не про ту ерунду, которой пичкал тебя Призрак. Он строго придерживается правил, добровольно ограничивая себя рамками, навязываемыми Администраторами: шаблонный дизайн программ, шаблонные ограничения. Но хакеры никогда не следовали по этому пути. Взлом – это разрушение ограничений! Мы должны полностью использовать все возможности, которые предоставляет нам Игра. А они почти безграничны…

Перед Аланом материализовалось информационное окно:

Улучшения (Киберзащита):

Бункер [5 °C]: Базовое защитное сооружение. 100 защита / 10 000 ХП.

Малое силовое поле [10 °C]: Небольшое сферическое силовое поле. 2000 щитов / восстановление 50/мин

Лазерная турель [20 °C]: Автоматическая защитная система, предназначенная для защиты от существенных угроз. 1000 урон / 700 защита / 2500 ХП

Большое силовое поле [50 °C]: Большое сферическое силовое поле. 10 000 щитов / восстановление 200/мин

* * *

Улучшения (Кибератака):

В настоящий момент недоступны.

* * *

Улучшения (инфраструктура):

Бараки [50 °C]: Тренировочная площадка для юнитов пехотного типа.

Завод [75 °C]: Площадка для создания механизированных юнитов.

Энергобашня [150 °C] (максимум 2): Увеличивает объём ментальной энергии на 100.

Арсенал [100 00 °C]: Позволяет создавать улучшения для программ. Возможна разработка специального хакерского оборудования для игроков.

Исследовательский центр [1 50 °C]: Позволяет создавать юниты по пользовательским настройкам.

Аэродром [20 00 °C]: Позволяет строить воздушные юниты.

Космопорт [100 00 °C]: Позволяет строить космические корабли.

* * *

Улучшения (юниты):

N/A

* * *

Текущий запас С: 1 000

– Что это за «С»? И что означают все эти улучшения? – спросил Алан.

– На фундаментальном уровне очки способностей напрямую связаны с вычислительной мощью Игры, – сказал Цербер. – Серверные сети, конгломераты машин, n-биты – всё, на чём запускается Игра, выполняет работу. Обрабатывает информацию. Проще говоря, каждое игровое изменение, любое твоё улучшение, например, требует небольших затрат энергии, чтобы внести в код несколько новых строчек. Игроки зарабатывают эту энергию, набирая уровни. В общем случае потратить очки энергии помогают Администраторы, забирая при этом часть себе. Однако не только они могут помочь тебе потратить эти очки. Всё, что для этого требуется – небольшой взлом. Я просто преобразовал очки способностей, которые ты мне дал, в явный вид, забрав при этом свою долю. Твой текущий баланс «С» – это то, что осталось после нескольких базовых улучшений, которые я внёс в твою систему. Если захочешь, я конвертирую любое количество добытых тобой очков способностей в «С». По курсу 5 «С» за одно очко способностей.

Алан проверил логи. Как выяснилось, у него появилось новое умение, но вместо названия в списке значилось просто [Ошибка].

– Погоди, но если бы вы нашли кучку новых игроков и забрали их очки, то… Разве это не лёгкий путь к всемогуществу? – спросил Алан.

– Не совсем, – пожал “плечами” Цербер. – Игра не позволяет использовать очки других для собственного улучшения. Однако вычислительную мощь можно потратить на… другие вещи. Довольно вопросов, мы и так уже потратили бездну времени. Надо сказать, я был несколько удивлён, когда обнаружил, что кто-то уже установил в твоей системе базовый защитный комплекс. Ты можешь сказать, кто это был?

Алан тут же вспомнил о таинственной сущности, которую он повстречал во время вступительных испытаний в гильдию «Чёрной Розы». Он покачал головой:

– Имени я не знаю.

– Ты вот так просто позволил им копаться у себя в голове? – хмыкнул Цербер. – Стоп, это не важно. Двигаемся дальше. Я недостаточно тебе доверяю, чтобы снабжать особыми атакующими программами моей разработки, так что сосредоточимся на твоих производственных зданиях. Эти постройки могут производить юниты (программы для ведения киберсражений), которые будут тебе подчиняться. Число активных программ ограничено вместимостью твоего разума, плюс тебе необходим исходный код юнита, чтобы начать производство. Некоторые специализированные программы требуют дополнительных ресурсов для постройки: энергетических кристаллов и прочего. Я дам тебе исходный код одного стандартного юнита.

В плавающей в воздухе руке появился чип данных. Алан протянул свою руку и коснулся его. После короткой вспышки света появилось уведомление:

Была изучена программа ранга Е: Морская пехота! Производится в бараках.

Стандартный боевой юнит.

Атака: 20 урона/сек.

Защита: 10.

Здоровье: 100.

Скорость движения: 3.

– Я так понимаю, что вы хотите, чтобы я построил бараки? – спросил Алан.

– Делай, что хочешь, – Цербер сделал неопределённый жест рукой, – но я не собираюсь больше давать тебе что-либо бесплатно. Как минимум, тебе придётся выполнить квест-другой. Впрочем, если ты будешь недоволен своим выбором, то я могу помочь тебе снести ненужные здания. В таком случае ты сможешь вернуть 85–90 % потраченных «С».

– Вы можете переработать уже имеющиеся здесь сооружения? И как вы так быстро обучили меня, как создавать этот юнит?

Новый неопределённый жест:

– Базовый защитный комплекс, судя по всему, намертво впаян в твой разум… Его удаление может повредить твой мозг. По поводу второго вопроса: мы в твоём разуме, в конце концов. Здесь ничего не стоит передать тебе знания напрямую.

Алан кивнул, параллельно спросив у Евы: «Думаешь, это хорошая идея?»

«Мне нужно больше информации», – ответила она.

– У вас есть более полное описание программ и сооружений? Какой-нибудь гайд, который я мог бы скормить моему искину? – спросил Алан.

В руке Цербера появился новый чип данных; Алан тут же его поглотил.

«Да», – минуту спустя ответила Ева, – «Эти программы сильно помогут в вопросе уничтожения кроличьего вируса».

Алан выбрал в списке улучшений “Бараки”, и перед его глазами высветился вид базы сверху. Он поместил здание в южной части базы, сразу за главным бункером. Побочные бункеры были расположены на востоке и западе, как и лазерные турели, но последние находились ближе к центру базы. Юноша обратил внимание, что щиты над базой постепенно начали восстанавливаться; похоже, они всё же не были полностью уничтожены.

В следующий миг Алан ощутил нечто странное, словно его разум сформировал новое ментальное соединение, но зациклил его на себя же. Впечатление было такое, словно эта ментальная конструкция всегда была здесь, на задворках разума, но он только сейчас сумел её ухватить и осмыслить. Возникло два новых уведомления:

В вашем разуме появилась новая защитная структура: Бараки!

/Теперь вы можете осматривать и управлять структурами вашего разума с помощью специального меню базы/

Задействовано пространства базы: 15%

Теперь вы можете производить Морских пехотинцев за 80 ментальной энергии.

Требуется на поддержание: 20 ментальной энергии.

«Поддержание?» – спросил Алан у Евы, открывая характеристики персонажа. В графе “Ментальная энергия” стояло: 400/400; восстановление 0,05/сек.

«Каждый пехотинец будет снижать общий запас твоей ментальной энергии на 20. Я предлагаю обучить пятерых; 300 очков ментальной энергии должно хватить на ближайшее будущее», – проговорила Ева.

Открыв меню базы, Алан обнаружил, что оно устроено аналогично его окну персонажа, только изобиловало графическими вставками. То есть, вместо сухих цифр все данные проецировались на схематичное изображение базы, выполненное голубыми линиями на тёмном фоне. Он выбрал из списка “Бараки”, и открылось описание:

Бараки (базовый уровень)

Доступно для тренировки: Морская пехота (80 энергии).

Защита: 50.

Прочность: 3000 ХП.

Требуется для улучшения: 1000–500 °C, чертёж апгрейда

Алан пять раз ткнул в кнопку “Тренировать”, и в его сознании возникли пять ментальных теней. Если сравнивать с Евой или Цербером, то их присутствие едва ощущалось.

– Хорошо, – сказал Цербер. – Теперь – первое задание. Раздели свой разум и сражайся с вирусом, одновременно проходя испытание с лазерной сетью.

Алан обнаружил, что он уже не в своём Доме, а вернулся в белую капсулу. Очевидно, Цербер мог обрывать соединение по своему желанию. Юноша выбрался из капсулы и зашагал к спортивному залу. Как только запас его ментальной энергии восстановился до 100, он активировал разделение сознания. Один мысленный поток взял на себя контроль над его телом, тогда как второй вернулся прямо на ментальную базу. Это была одна из новых фишек, которые стали доступны ему после улучшений Цербера.

Ощущения по-прежнему были немного странными, но каждое из его “я” действовало независимо и преследовало свою цель. Это не могло не восхищать: Алан метался среди хаотичных переплетений лазерных лучей, одновременно руководя Евой и пятью пехотинцами в кампании по зачистке сознания от очагов пушистого вируса.

– Это поразительно. Но я думал, что моё вторичное сознание не может покидать область видимости основного? – сказал Алан.

– Понятие “области видимости”, когда речь заходит о разделённых сознаниях, становится весьма обманчивым. Можешь считать, что любой объект или сервер, который ты видишь или можешь дотянуться своим сознанием, чтобы попытаться взломать, доступен для того, чтобы послать туда одно из своих “я”. Твои имплантаты действительно очень хорошо сочетаются с этой способностью. Иными словами, важна не прямая видимость. Первичное соединение формируется Игрой в тот момент, когда что-либо попадает в область твоего восприятия, и именно эту связь взлом использует для подключения, – пояснил Цербер. Алан кивнул и погрузился в тренировку.

Прошла ровно неделя. С учётом того времени, что ушло на улучшения Цербера, до Битвы Чемпионов оставалось около пяти часов. Но у Алана ещё осталось одно незаконченное дело.

За это время он пролил немало пота и крови, зачистив 35 десятиэтажек от их обитателей, которые варьировались от случайных групп монстров до организованных и хорошо обученных солдат. Это оказалось непросто; Алан умирал раз за разом, но, к счастью, как только здание было полностью зачищено, возрождение его обитателей прекращалось. По мере его продвижения в этом нелёгком деле Цербер позволял ему использовать всё больше вещей из его оригинальной экипировки. Так что сейчас он уже сражался в полном боевом облачении, в котором ему и предстояло действовать, вернувшись в Игру.

Алану осталось зачистить всего одно хорошо укреплённое здание. Первый этаж был забит сотнями охранников; здесь также присутствовали пять псиоников и две неприятные сторожевые турели, способные видеть сквозь базовый режим скрытности костюма Алана. Последние несколько часов юноша потратил на разведку, не раз умерев в процессе. Настала пора претворить план захвата здания в жизнь.

Активировав разделение сознания, Алан вломился в сеть безопасности комплекса, подключившись к ней через наружные камеры наблюдения. Включив невидимость, он смог сфокусироваться на них с крыши соседнего здания при помощи своего улучшенного зрения.

Защита сети безопасности была устроена в том же стиле, что и ментальная база Алана: одно внешнее силовое поле, защищавшее весь периметр, несколько внутренних полей, покрывавших отдельные элементы, и патрули из роботов-охранников.

Снаружи комплекса завыла сирена, и отряды охранников начали прочёсывать окружающее пространство, однако обнаружить диверсанта им не удалось.

Очень скоро внешний щит сети пал. Разразилось ожесточённое сражение между роботами и вторженцами. Ева приняла на себя основной огонь, постоянно перемещаясь и уклоняясь от лазерных лучей; в конце концов она добралась до линии обороны и устроила форменную резню. За весь штурм Алан потерял единственного пехотинца, после чего остальные без особых проблем зачистили базу от выживших роботов. Через некоторое время комплекс остался без камер наблюдения, а затем и без света. Самое время переходить ко второй фазе.

Алан спустился со своей стратегической точки, не выключая невидимости. Он отозвал своё второе “я” из сети безопасности. Вместо этого он начал прощупывать системы патрульных, одновременно приготовившись к стрельбе с двух рук. Итак, начали. Силовую броню охранников в Киберпространстве защищали лишь тривиальные мини-щиты, которые выдыхались после пары-тройки ударов Евы и морских пехотинцев. Как только это происходило, Ева отключала уже реальные щиты силовой брони, так что Алану оставалось лишь снять очередную жертву метким хедшотом.

Охранники сновали вокруг здания, как рассерженные муравьи вокруг потревоженного муравейника, но вскоре поспешили спрятаться внутри, поскольку Алан успел уменьшить их число вдвое за считанные минуты. С этого момента начиналось основное веселье.

Алан задействовал специальную функцию своих бионических глаз, которые не позволяли им моргать и терять фокус, и отправил обе части своего сознания в сеть безопасности. Оба “Алана” сосредоточились на определённых подсистемах… а именно – управляющих контурах турелей. Это заняло несколько минут, но вскоре он уже получил полный контроль над турелями, при этом каждый “Алан” управлял своей. Используя камеры наблюдения, Алан заставил Еву подсветить среди засевших в холле солдат пятерых псиоников. После чего дождался стратегически выгодного расположения вражеских войск для эффективной стрельбы, и обрушил на защитников крепости огненный ад.

Лазерные турели в мгновение ока превратили в фарш первых двух ничего не подозревающих псиоников, после чего повернулись и разрезали вторую пару прежде, чем те успели хоть как-то защититься. Последний псионик успел воздвигнуть перед собой мерцающий голубой барьер, но тот очень недолго продержался под сосредоточенным огнём двух автоматических турелей.

К этому времени охранники наконец осознали, что происходит, но узкое пространство в холле сыграло с ними злую шутку. Было почти невозможно подобраться к непрерывно стреляющим турелям, установленным в удобных для защиты точках и накрытых активировавшимися силовыми полями. В итоге Алан успел выкосить ещё почти четверть охранников, прежде чем они сумели справиться с собственными же системами защиты.

Закончив с этим, Алан начал методично подключаться к силовым костюмам охранников, отключая их один за другим; ему даже удалось вывести из строя часть их оружия. В какой-то момент охрана наконец сообразила, что источником взлома служат камеры, и расстреляла их. Пусть осуществлять взлом не напрямую, а через другие системы, было сложнее (эффективность падала вдвое с каждой новой прослойкой), но это была очень полезная способность. Алан даже задумался, не потратить ли деньги на какой-нибудь дрон. Когда-нибудь. Когда у него будут свободные кредиты и очки способностей.

После этого Алан вломился через главный вход и начал расстреливать охранников одного за другим. Каждая его рука действовала независимо от другой, в первую очередь выцеливая любого врага, который хотя бы дёрнулся поднять оружие на Алана. Тридцать секунд спустя первый этаж был зачищен.

Алан отдохнул, восстановив энергию и одну из потерянных во время штурма программ-пехотинцев. Следующие восемь этажей он зачистил в схожей манере. Так или иначе, он сражался с запрограммированными врагами, не обладавшими какими-либо чрезмерными возможностями. Они не учились на своих ошибках, возрастали лишь их сила и количество. Всякий раз, когда Алан чувствовал реальную опасность, он активировал продвинутую невидимость и отступал, чтобы взять паузу и восстановить энергию. Тем не менее, юноша чувствовал себя намного более сильным, чем когда бы то ни было.

Алан поднялся на десятый – финальный – этаж с включенным режимом продвинутой невидимости. Весь этаж представлял собой одну огромную пустую комнату. Он быстро пробежался по всем спектрам электромагнитного излучения, однако безрезультатно. Но затем он “потянулся” своим восприятием и сумел ощутить слабые сигнатуры четырёх различных комплектов силовой брони.

Он попытался к ним подсоединиться, однако процесс шёл ужасающе медленно. Это было не протягивание мостика, а утомительное путешествие по узкой траншее. Но всё же соединение было наконец установлено, и взлом начался. Киберзащита силовой брони, к которой он подключился, выглядела не похожей ни на что, виденное им ранее. Здесь не было никаких щитов, только массивная металлическая пирамида без малейшего намёка на вход. Ева попыталась её атаковать, но выбила лишь 50 ХП из 100 000. Защита этого сооружения была попросту чересчур высокой.

Четыре слаборазличимые сигнатуры в огромном зале внезапно пришли в движение. Очевидно, засекли попытку взлома. Покинув этаж, Алан задумался над тем, что же делать дальше. Ему противостояло четыре совершенно неизвестных противника, и у него не было времени, чтобы по новой зачищать это здание в случае смерти. На глаза юноше попался труп одного из поверженных ранее охранников, и Алан внезапно ухмыльнулся. Вся экипировка по-прежнему оставалась на владельце даже сейчас, поскольку симуляция была основана на основе параметров боевых зон. В боевых зонах игрок после смерти терял все экипированные вещи вне зависимости от ранга.

Оставив активной базовую невидимость, Алан отправился в тур по этажам, собирая любые взрывчатые вещества, которые попадались на глаза. Если враги не желали себя раскрывать, то ему оставалось лишь взорвать их ко всем чертям.

«ВЛЕВО», – внезапно рявкнула Ева.

Алан мгновенно активировал Сверхсознание и отпрыгнул в сторону. Огненное синее лезвие из чистой энергии прошило то место, где он стоял мигом ранее, а рядом материализовался хакслард в серой силовой броне. Алан, отступая, обрушил на него шквал лазерного огня, сопроводив это для верности ещё несколькими гранатами. Параллельно он расщепил сознание и попытался подключиться к энергетическому клинку хаксларда, надеясь, что киберзащита оружия будет не столь непрошибаемой, как силовой брони.

Хакслард уклонился от большинства лазерных разрядов, а под остальные подставил свой меч. Единственный выстрел, достигший всё-таки его брони, уменьшил ёмкость его щитов с 76 % до 74 %. Свободной рукой он мощно взмахнул перед собой, породив нечто вроде ударной волны. В результате все брошенные Аланом гранаты полетели обратно. Две из них взорвались ещё до того, как он успел метнуться в сторону, ополовинив энергию его щитов.

Тем временем второй “Алан” подключился к мечу врага. Система имела такой же пирамидальный вид защиты, только здесь металлическое сооружение было заметно меньше и имело лишь 10 000 ХП. Его разрушение заняло бы чуть больше 3 минут. Казалось бы, не так уж долго… но в напряжённом бою, когда счёт идёт на секунды, это целая вечность. Опять же, Алан понятия не имел, какая защита может скрываться внутри пирамиды, и сможет ли Ева с этим справиться.

«Смогу», – откликнулся его искин. – «Займи хаксларда на какое-то время».

«Проще сказать, чем сделать», – буркнул Алан, подныривая под сверкающий клинок. Затем он швырнул в хаксларда мёртвого охранника, но тот лёгким движением рассёк тело на две части, даже не замедлившись. Суммарный расход ментальной энергии на Сверхсознание, второй поток сознания и поддержание вспомогательных программ-пехотинцев… Возможно, его хватит ещё на минуту. Алан не был уверен, что сможет пережить эту схватку.

Он как раз собирался завернуть за угол, когда услышал резкий окрик Евы: «СТОЙ».

Алан замер и едва успел уклониться от очередного удара, плюхнувшись на пол.

«Ты должен поддерживать зрительный контакт для продолжения взлома!» – напомнила Ева.

Алан проанализировал своё положение и новый удар, который уже обрушивался на него сверху. Избежать урона на этот раз не получится. Он подставил под удар левую руку, после чего откатился назад. Меч прошил руку насквозь, в один миг истощив остатки энергии костюма.

Сдерживая крик боли, Алан вскочил на ноги. Хакслард продолжил наседать, не выказывая признаков усталости.

«Осталось всего три минуты», – шепнула Ева. – «Отключи разделение сознания. Я знаю, что делать, я справлюсь и без твоей помощи».

Алан восстановил целостность своего сознания, каким-то образом сумев не выбиться из ритма боя. Следующие несколько минут хакслард безуспешно гонялся за Аланом, а тот упрямо держал его в поле видимости. Это оказалось не так уж сложно, если, конечно, не обращать внимания на тот факт, что смертоносный энергетический клинок каждую секунду прошивал воздух в дюйме от тела Алана.

Наконец Ева маякнула Алану, что она готова, и в его голове всплыл план действий. Во время очередного стремительного выпада хаксларда юноша, вместо того чтобы уклоняться, бросился вперёд. Когда голубое лезвие уже практически достигло его груди, оно внезапно исчезло без следа, отключенное Евой. Алан использовал инерцию хаксларда, чтобы вывести его из равновесия ударом коленом в пах. Противник ослабил хватку на рукояти меча, собираясь выхватить другое оружие, но прежде, чем он успел это сделать, Алан, крутнувшись, сделал ему подсечку.

И без того неустойчиво стоявший хакслард рухнул на пол, а Алан ловко подхватил на лету его оружие. После этого он направил его врагу в голову, а Ева снова включила питание. Язык синего пламени выметнулся из рукояти, без труда пронзив силовой щит и шлем хаксларда. Он умер мгновенно.

«Минус один, осталось ещё трое», – вздохнул про себя Алан, уставившись на обрубок, оставшийся от левой руки.

Следующие три фрага оказались тривиальными. Сделав выводы из своих ошибок, Алан заминировал некоторые проходы на каждом этаже, а также выход с десятого этажа. Затем, уже не торопясь, продолжил собирать взрывчатку. Второй невидимый враг погиб в ловушке, так что оставшиеся двое решили отсидеться на верхнем этаже. Ошибка.

Как только Алан собрал все гранаты до единой, все мины и взрывчатку, а также всё энергетическое оружие, он свалил всё это на 9-м этаже, прямо под ногами оставшихся врагов. Установив таймеры на всех устройствах, на которых они были, он стрелой слетел на первый этаж и выбежал наружу.

Он успел как раз вовремя, чтобы полюбоваться на великолепный образчик пиротехнического шоу; в результате свирепого взрыва здание осталось без 7-го, 8-го, 9-го и, разумеется, 10-го этажей.

Рука Алана внезапно полностью восстановилась, а перед глазами появились сообщения:

Боевое тестирование среднего уровня завершено. Вам присвоен боевой ранг A188723231; потенциал: S+

+200 уровней; +100 очков способностей за получение 200 уровней за раз.

«Уа-а, мне не дали +200 очков способностей», – пожаловался Алан Еве.

«Похоже, 100 – это максимальное число очков, которое Игра выделяет на один бонус», – откликнулась Ева.

– Отлично, теперь ты сможешь постоять за себя в бою, – сказал Цербер. – Лови.

Из ниоткуда вдруг возникла монета, и Алан с удивительной ловкостью машинально её подхватил. Юноша всмотрелся в неё – это была Чёрная Монета. Однако на этой монете на одной стороне была изображена армада космических кораблей, а на другой – пиктограмма флота Контролеров и груда энергетических кристаллов.

– Позволь официально пригласить тебя во Тьму, – сказал Цербер. – Нас также называют Вернувшимися.

Появилось сообщение:

Вы получили предложение присоединиться к фракции Вернувшихся!

Это уникальная фракция. Вы можете стать её членом вне зависимости от вашей гильдии или государственной принадлежности. Однако многие фракции автоматически станут относиться к вам враждебно, если узнают о вашей связи с Вернувшимися.

– Как бы тебя ни уверяли в обратном, но у нас нет иных целей, кроме распространения знаний; это своеобразная рыночная площадка для всего, связанного с Игрой, – Цербер издал смешок. – У нас нет руководства, только члены, которые свободны действовать, как им угодно.

Так называемые “Великие Кибервойны” прошлого были лишь следствием действий горстки представителей фракции, которые были убеждены в том, что ради защиты игроков от опасностей Игры некоторые знания должны распространяться принудительно, не считаясь с последствиями. Некоторые группы внутри фракции, желающие богатства и власти, инициировали другие конфликты. Например, те безумцы, что попытались вломиться в Хранилище на Кесате.

Чёрные Монеты – это наш аналог меток; монета Разведчика, которую я тебе дал, стоит примерно 100 «С», монета Куратора стоит 10 000 «С». Если ты присоединишься, то получишь доступ к огромному количеству информации и квестов, а также к нашей сети – даркнету. Я смогу снабжать тебя настоящими атакующими программами и предоставлю скидку в 10 % на апгрейды. Кроме того, я могу связать тебя с членами фракции, которые способны достать комплектующие для улучшенной капсулы, а также модификации для твоего искина. Так что, твой ответ?

– Я… мне нужно подумать, – ответил Алан.

– Не торопись, предложение бессрочное, – хмыкнул Цербер. – Но если ты проболтаешься обо мне, то я смогу отследить источник утечки, и тогда твоя песенка спета. Представители фракции занимают ключевые позиции практически в любой крупной организации, даже в Администрации. И мы не очень любим, когда кто-то раскрывает наши секреты.

«Пора в Колизей, турнир начнётся через 30 минут», – известила Ева.

«Понял», – откликнулся Алан и зашагал к порталу.

– Ты куда собрался? Ты ещё не прошёл последнюю секцию тренировочной площадки, – догнал его голос Цербера.

– Я участвую в Битве Чемпионов, – отозвался Алан.

– Ах да. Возвращайся сразу после этого.

– О, точно, чуть не забыл. Целеста просила передать, что она хочет поговорить с тобой лицом к лицу, – сказал Алан. Голова у него до сих пор шла кругом от новой информации.

– Ты что, сказал ей, что это я тебя послал? За каким чёртом тебе понадобилось… Что ж, раз уж это твоя вина, то я использую тебя в качестве оправдания. Господи, тебе понадобилась неделя, чтобы доставить её сообщение! – недовольно проговорил Цербер.

Алан пожал плечами, затем добрался до капсульной комнаты на Энигме и телепортировался на Колизей. Он послал сообщение Авроре, известив её, что он уже в пути. По пути к куполу Колизея он развлекался тем, что незаметно подключался к экипировке людей. Похоже, у большинства из них в качестве защиты от взлома имелись лишь большие энергетические щиты. Похоже, это будет весело.

«Что думаешь, Ева? Стоит ли присоединяться к Вернувшимся?» – мысленно спросил он.

«Вероятно, это хороший выбор. Ты всегда можешь сказать, что не имеешь к ним никакого отношения, а выгоды от вступления выглядят очень даже привлекательно».

«Вот и я так думаю», – задумчиво протянул Алан, подходя ко входу в Колизей.

Вспышка синего света.

«АКТИ…» – грянул в его голове голос Евы.

А затем он умер.

Глава 8

Когда Алан пришёл в сознание, он уже был в своём Доме, полностью опустевшем после недавних событий. Юноша открыл логи:

Вы умерли! Текущая точка возрождения: ошибка.

С учётом характера вашей смерти, никакие воспоминания не были удалены.

Поскольку вы умерли в пределах небоевой зоны, ваши предметы были сохранены. Вы можете забрать их в Административном центре.

Потеря уровней: 30. Ваш уровень снизился до 508.

Вы потеряли все имеющиеся кредиты.

Вы потеряли 30 очков способностей.

Уровни освоения навыков были понижены.

Все характеристики перманентно понижены на 30.

Квест “Очередная игра ассасинов” провален!

До полного восстановления после возрождения: 12 часов.

«Что за чёрт», – мысленно застонал Алан, обращаясь к Еве, однако та не ответила.

В воздухе возникла парящая рука. Цербер.

– Что происходит? – спросил Алан.

– Ты умер, – ответил Цербер.

– Что меня убило? Где моя точка возрождения? Откуда взялся этот счётчик до полного возрождения? – продолжил наседать с вопросами юноша.

– Понятия не имею. Здесь. Перемещение данных требует времени.

– Хах?

Рука сделала жест, словно хлопала по невидимому столу:

– Мне что, нужно объяснять тебе всё на пальцах? Чьей бы целью Игры убийц ты ни был, он тебя успешно устранил. Далее, я установил в качестве точки твоего возрождения свою капсулу, а Администраторы не признают точки возрождения Вернувшихся. Что касается счётчика, то с повышением уровня время до полного возрождения будет только увеличиваться.

Стандартные капсулы Администраторов не замечают либо не признают хакерских способностей и расширений; из-за этого, как ты сможешь убедиться в будущем, в их капсулах возрождение будет занимать вдвое больше времени. Кроме того, они могут потребовать объяснения касательно нераспознанных модификаций. Я бы посоветовал избегать подобной конфронтации.

– Ты не упоминал ни о чём из этого раньше, – сказал Алан. – Получается, ты можешь вот так запросто изменить мою точку возрождения?

– Ты не спрашивал и не проверял сам, – фыркнул Цербер. – Капсулы Вернувшихся не имеют каких-либо ограничений, они полностью настраиваются своими владельцами. Я обычно лично занимаюсь игроками, которые возрождаются в моей капсуле. Скажи спасибо, к слову. Если бы ты возродился в какой-нибудь другой капсуле, то штрафы за смерть были бы куда суровее.

– Почему? – Алан в некотором недоумении воззрился на летающую руку. – Я думал, возрождение – это восстановление персонажа по параметрам за миг до смерти, что-то вроде быстрого скана мозга?

– Ты всерьёз думаешь, что Игра способна послать сигналы в твой мозг, находящийся за полгалактики от серверов или даже дальше, а затем обработать ответ? Ни одна компьютерная сеть, вне зависимости от её вычислительной мощи, не может мгновенно выполнять такие операции, да ещё и одновременно для чудовищного числа игроков. Ты в Игре, Алан: твой разум, твоя душа, всё твоё “я”. Когда ты разлогиниваешься, ты возвращаешься в свою смертную оболочку, но до тех пор она пуста. Ты, твоё сознание, которое сейчас здесь, является частью Игры.

Ошеломлённый, юноша отступил на шаг назад. Алану вспомнились слова Главного Администратора о внетелесных аспектах Игры и о том, что его реальность изменится. Тогда он воспринял эту вводную лекцию как пафосную чушь, но теперь…

– Погодите-ка, это означает, что, когда я умираю, я на самом деле умираю? – вскинулся он. – Я что, просто копия оригинала, реконструированная с теми же воспоминаниями?

– Довольно вопросов, – отмахнулся Цербер. – Ты не готов к таким откровениям, да и нет у меня ответов на такие вопросы. Великие умы Института тратили целые жизни на подобную экзистенциальную ерунду, но так и не пришли к каким-либо определённым выводам.

– Я думал, Вернувшиеся ратуют за распространение информации, – сказал Алан.

– Информации, которой люди заслуживают, – поправил его Цербер. – Думаешь, любой должен иметь доступ к информации, способной разрушить вселенную или свести его с ума?

Алан глубоко вздохнул и ровным голосом проговорил:

– Я хочу найти ответы. Я хочу быть готовым к ним. Я хочу присоединиться к Вернувшимся.

Посыпались сообщения:

Изменение фракции! Ваш титул обновлён.

Теперь вы неофит Вернувшихся и получаете соответствующий титул. Это скрытый титул и скрытая фракция. Только выбранные вами игроки смогут их увидеть. Теперь вы член этой фракции, и это будет влиять на ваши отношения с другими фракциями. Кроме того, ваши действия теперь будут влиять не только на вашу репутацию, но и на репутацию вашей фракции.

Бонус фракции! 10 % скидка на все транзакции в Открытом пространстве Вернувшихся.

Бонус фракции! На территории Открытого пространства Вернувшихся количество получаемого опыта увеличено.

Бонус фракции! На территории Открытого пространства Вернувшихся ваш урон увеличен.

Бонус фракции! Теперь вам доступно бесплатное перемещение по Открытому пространству Вернувшихся.

[Бонус фракции! Теперь вам доступно взаимодействие со многими базами и заведениями, предназначенными исключительно для Вернувшихся.

Бонус фракции! Теперь вы можете использовать экипировку Вернувшихся с большей эффективностью.

– Отлично, – воздух на мгновение подёрнулся мерцающей рябью, после чего Цербер появился уже целиком. По виду он весьма напоминал Администраторов. Та же форма скелета и характерные черты лица, но полностью биологического происхождения, без механизированных деталей. Для Алана это выглядело словно ожившая статуя.

– Ты Администратор? – спросил Алан.

– Нет, я Учитель, – усмехнулся Цербер. Улыбка на этом лице выглядела слегка неуместно.

– Учитель? Учитель чего?

– Не чего, а кого. Если ты хочешь ответов, то должен предоставить оплату. Пока ещё слишком рано обсуждать вопросы, связанные с Вернувшимися. Ты сейчас на испытательном сроке. Я выдам тебе квест для инициации после завершения твоей учёбы в Академии. Далее, если ты хочешь достичь мастерства во взломе, то тебе нужно будет вернуться ко мне для завершения курса. На это нужно два месяца, 15000 «С», а также 3000 очков способностей. Всё, не трать время попусту.

– Что мне здесь делать, пока идёт процесс возрождения? И где я возьму 3000 очков способностей?

– Не знаю и знать не хочу. Капсула имеет стандартное соединение с Аркадой и Базаром. Пока.

С этими словами Цербер растворился в воздухе, оставив Алана наедине с бесконечным белым пространством.

– И как мне попасть на Аркаду или Базар? – посетовал юноша вслух. Тут же перед ним развернулись два экрана:

Вы хотите подключиться к Аркаде?

Сменяющиеся сцены футуристических баталий, апокалиптическая мешанина света и разрушения.

Вы хотите подключиться к Базару?

Груды сокровищ, горы слитков редких металлов и платиновых меток, обрамлённые залежами экзотических товаров, оружия, экипировки и кристаллов.

«Ева?» – сделал ещё одну попытку Алан. Он почувствовал словно бы слабый отклик на грани восприятия, но на этом и всё. Вероятнее всего, её также сейчас реконструировали, как и большую часть заточенных под взлом умений Алана. Пожав плечами, юноша подключился к Аркаде.

Вспыхнул яркий свет, а когда юноша проморгался, он обнаружил себя стоящим на бескрайнем поле. Вокруг него мерцали, появляясь и исчезая, десятки различных типов вооружения, а поодаль начали возникать из небытия орды самых причудливых монстров, а также опасно выглядящих инопланетян и даже людей.

– Добро пожаловать в Аркаду! – возвестил громкий голос. – Испытайте любые приключения, насладитесь тысячами увлекательнейших историй, оживите свои воспоминания! Пока у вас есть кредиты, ваши возможности на Аркаде безграничны…

– Завершить экскурс, – скомандовал Алан. – Показать список игр. Категория: фэнтези-сеттинг Земли. В будущем, когда я подключусь, сразу выводить меню.

– Настройки сохранены, – ответил голос.

***

Последний решительный взмах острого клинка – и дракон бездыханной тушей повалился к ногам Алана. Его последователи взорвались овациями и ринулись растаскивать груду драконьего золота. Пленённая принцесса улыбнулась Алану, поманив его пальчиком. Юноша неспешно зашагал к ней.

«Чем ты занимаешься?» – знакомый голос протаял в его голове.

«Ева? М-м, я просто решил продолжить кампанию в RPG, которую проходил до того, как подключился к Игре. Надо признать, в роли главного героя всё выглядит в тысячу раз лучше».

«Почему ты не занимаешься или не отдыхаешь? До конца нашего срока обучения осталось 85 дней и 8 часов! Ты помнишь, что мы должны как можно быстрее довести два навыка до уровня “мастер” и получить ещё 8 Рекомендаций Разбойника, чтобы попасть на планету-сокровищницу, Вольту? По приблизительным оценкам игроки зарабатывают по 10 платиновых меток за каждый день своего пребывания там!»

«Хорошо, хорошо, я отдохну, только дай завершить квест», – со вздохом ответил ей Алан.

После чего протянул руки, чтобы заключить принцессу в объятия. Выскочило уведомление:

Дополнительный контент для взрослых, всего 5000 кредитов! Заплатите сейчас и познайте свои самые потаённые желания.

Снова вздохнув, Алан покачал головой и покинул Аркаду. Здесь были собраны миллионы игр и развлечений, однако большая их часть демонстрировала тот или иной ценник. Юноша надеялся, что в RPG в этом плане окажутся получше, но, похоже, платные услуги в играх подобного толка просто ожидали своего часа в засаде.

Алан легко мог представить, как погружается в Аркаду с головой, играя в игры или переживая фильмоподобные истории, в которых можно было по своему желанию вносить поправки в сюжет. Однако назойливое чувство, что на самом деле ничего не происходит, что он топчется на месте, постоянно крутилось где-то в подкорке его мозга. Пока что он лучше ограничится Игрой.

***

Проснувшись, Алан обнаружил, что счётчик возрождения обнулился. До завершения обучения оставалось 85 дней. Как только он вышел из капсулы, оказавшись в тренировочном зале Цербера на Энигме, его буквально завалило сообщениями от Шажка и Авроры. Интерфейс сообщений заблокирован, пока игрок находится на возрождении.


Аврора: Где ты?

Шажок: Ты скоро? Аврора начала прохаживаться взад-вперёд, это плохой знак.

Аврора: Где ты?

Аврора: До меня дошли новости о том, что тебя убили. Извини, но нам придётся заменить тебя кем-то другим. Я буду держать тебя в курсе. Тиран перерыл весь городок вверх дном, пытаясь найти того, кто посмел нарушить спокойствие без его дозволения, но пока что безрезультатно.

Шажок: Заняли третье место. Сомневаюсь, что твоё присутствие что-то бы изменило, в полуфинале мы столкнулись с грёбанным Предтечи. Я и не подозревал, что они тоже посещают Академию, но, как выясняется, по одному их представителю есть в каждом классе. Моя скорость и лёд Авроры оказались бессильны против него. Третий наш участник, Аполлон оказался даже более бесполезнее тебя, даже с учётом того, что ты был мёртв.

Аврора: Китана заняла четвёртое место в команде с Асом и Тьяго; она сказала, что ты их знаешь. Неожиданный дуэт S и Луны занял второе место – я почти на 100 % уверена, что они объединились только для того, чтобы меня позлить. Предтечи по имени Искатель выиграл турнир. Я слышала, что тот же ассасин, который убил тебя, после турнира пытался подстрелить S, но тот сумел избежать попадания. После твоей внезапной смерти в небоевой зоне все были начеку.

Алан: Спасибо за информацию. Я не видел Предтечу среди наших однокурсников, когда он прибыл в Академию? И кто такой Аполлон?


Несколько минут спустя пришёл ответ Авроры.


Аврора: Он был в одном из предыдущих курсов. Новый набор происходит каждые 30–35 дней, так что, как правило, в системе Академии одновременно тренируются три потока. Если ты проходишь обучение в Институте, то программа может длиться неограниченное время, но для посещения Вольты необходимы какие-то прорывные открытия. Аполлон мой кузен, он был определён в нашу команду случайным образом; ничего особенного, можешь даже не запоминать.


Алан добрался до капсульной комнаты на Энигме и переместился к Административному центру на планете Воинов. К нему тут же подошёл охранник.

– Тиран требует твоего присутствия, Алан.

Проследовав за стражем, Алан обнаружил Тирана стоящим в центре Колизея. В одной руке Предтеча держал кубок размером с голову Алана, заполненный какой-то тёмно-красной жидкостью. Вокруг правителя сгрудилась кучка помощников и советников, а также несколько стражей с оружием наизготовку. В качестве ландшафта в Колизее в настоящий момент была установлена вязкая грязь.

Тиран опустил взгляд на приблизившегося Алана, и тому пришлось сделать над собой усилие, чтобы не отшатнуться. Он встретил взгляд Предтечи со всем хладнокровием, на какое был способен.

– Я должен извиниться за произошедшее. Я полагал, что мои владения безопасны, – прогудел Тиран. – Найди того, кто запятнал моё имя и убил тебя; сверши правосудие.

Перед юношей высветилось квестовое окно:

Вы получили новый квест: “Длань правосудия”:

Найдите своего убийцу. Тиран даёт вам разрешение убить этого человека без каких-либо последствий, если он обнаружится на территории планеты Колизей; разрешение на насилие в других локациях необходимо получать у местных управляющих.

Частичная награда (за выяснение личности убийцы): 1 Рекомендация Воина.

Полная награда (за убийство нарушителя): 3 Рекомендации Воина, 3 платиновых метки.

– Я был под вашей защитой? – поднял бровь Алан.

– Да. Это мои владения, мой турнир. И это я потребовал твоего присутствия, но не сумел обеспечить твою безопасность. Я приношу свои извинения за эту ошибку. Вот твоя броня, полностью отремонтированная. Убийца оказался не настолько наглым, чтобы обыскивать твой труп. Можешь свободно задавать вопросы всем местным жителям, если это поможет выяснить личность убийцы.

– М-м, спасибо, – сказал Алан. Один из помощников Тирана передал ему силовой костюм, который он дропнул после смерти. Надев её, юноша испытал ощущение уюта и безопасности, словно вернулся в родной дом.

– Ты также упустил возможность выиграть ценные призы Битвы Чемпионов, потерял время и уровни. Я могу тебе чем-то помочь? – спросил Тиран.

– В принципе, возможно, вы знаете кого-нибудь, кто мог бы поучить меня снайперской стрельбе? Они также могут помочь мне выследить убийцу, особенно если число таких тренеров невелико, – на миг задумавшись, проговорил юноша.

– Да, здесь только один тренер снайперов. Воин, если можно так сказать, по имени Наповал; возможно, он действительно даст тебе зацепку. Однако оружие дальнего боя слабо, это игрушки для женщин и трусов. Ты не должен тратить своё время на такую ерунду. Пойдём, я поучу тебя владению настоящим оружием, – Тиран залпом осушил кубок и отбросил его в сторону, после чего начал разглядывать оружие, которое держали в руках стражи.

– Э-э, спасибо, конечно, но в этом нет нужды, – начал было Алан. Предтеча оборвал его, подняв руку.

– Вот, это должно подойти, – в сторону Алана полетели парные лазерные мечи; юноша ловко подхватил их не без помощи Евы, и окинул изучающим взглядом:

Багровые клинки (ранг B+):

Стандартные парные короткие мечи Багровых Стражей. При активации порождают мощное лазерное поле тёмно-красного цвета – отличительная черта экипировки Багровых Стражей, – которое способно пронзить любой щит. С этими клинками в руках элитные воины Хаксларда становятся силой, с которой приходится считаться; ни одна укреплённая силовыми щитами точка не устоит перед их натиском. Технология, которая лежит в основе этого оружия, известна лишь самым почитаемым оружейникам-ультихакслардам.

Урон: 150–200.

Урон в активированном состоянии: 1500–2000.

Запас энергии: 500.

Расход энергии: 5 единиц/сек в активированном состоянии.

Восстановление энергии: 25 единиц/мин.

<Бонусный навык: Гроза Щитов. Наносит урон, равный 10 % максимального запаса энергии силового щита, вне зависимости от его мощности. Доступен для применения только в том случае, если игрок отвечает всем рекомендуемым требованиям оружия. Стоимость применения навыка: 250 единиц энергии.

Прочность: 200/200.

Минимальные требования: Энергетическое оружие ближнего боя (базовое), Владение мечом (базовое).

Рекомендуемые требования: Энергетическое оружие ближнего боя (среднее), Эффективное использование энергии (среднее), Улучшенный контроль (среднее), Улучшенные движения (среднее), Владение мечом (продвинутое), отношения с Багровыми Стражами: дружественные.

«Чёрт возьми», – посетовал Алан, обращаясь к Еве, – «на меня хватило бы двух ударов этих клинков. У моей брони Разведчиков Вернувшихся только 2000 энергии».

«Да, низкая защита твоего костюма, вероятно, и стала причиной нашей мгновенной смерти в последний раз. Однако его маскировочные возможности более чем компенсируют этот недостаток. Нам стоит, начиная с этого момента, постоянно использовать режим невидимости. Изначально я не хотела оскорблять местные власти, плюс полагала, что мы успеем среагировать в случае нападения».

Алан поднял голову на Тирана.

– Спасибо за эти мечи, но я не обладаю достаточными способностями, чтобы их использовать.

Предтеча оскалился.

– А кто сказал, что я их тебе подарил? – он шагнул к юноше, нависнув над ним щербатой скалой. – Оружие необходимо добывать в бою.

Огромный двуручный меч длиной с Алана появился в руке Тирана, мгновенно впитав в себя весь окружающий свет и красноватое свечение Багровых клинков. Оружие Предтечи имело гарду, оканчивающуюся двумя небольшими шипами, и “кабаньи клыки” выше гарды для парирования; больше всего оно напоминало цвайхендеры ландскнехтов. И этот меч был полностью изготовлен из духовной стали. Можно сказать, что в руках у Тирана сейчас был небольшой космический флот, если сравнивать по стоимости.

Алан активировал Сверхсознание.

Тиран с безумным блеском в глазах обрушил меч на юношу, который успел уклониться буквально в последнее мгновение. Лезвие меча пронзило воздух, а затем, с той же лёгкостью – землю арены. Алан знал, что Предтеча сдерживается, иначе среагировать на этот удар он бы ни за что не успел. Юноша вертелся ужом, избежав нескольких последующих атак. Он отчаянно пытался увеличить дистанцию между ними настолько, насколько возможно.

Но его потуги были тщетны. Каждый раз, как только он делал шаг назад, Предтеча тут же оказывался рядом, а его меч грозил рассечь Алана напополам.

Правитель Колизея взревел:

– Что ты делаешь? Ты шавка или воин? Сразись со мной. Твой радиус атаки куда меньше моего, тебе сближаться надо, а не отступать!

Алан в ответ чиркнул лезвием по руке Предтечи. Результат сложно было назвать даже царапиной.

– Хах, щекотка! В удар нужно вкладывать намерение ударить, желание! Где твой боевой дух? – Тиран занёс меч над головой в самой простой и читаемой манере. Алан метнулся вбок. Чёрное лезвие описало впечатляющую дугу, и земля расплескалась от свирепой силы под этим натиском, заставив Алана пошатнуться.

Используя Сверхсознание, чтобы просчитать следующие шаги, Алан мгновенно восстановил равновесие, активировал лазерное поле на Багровых клинках и с гортанным криком метнулся вперёд, вложив в удар всю свою силу без остатка.

Заискрившиеся энергией клинки со скоростью молнии прошили воздух и вонзились в тело Предтечи, застряв на глубине примерно в сантиметр. Ощущение было такое, словно Алан пытался проткнуть пальцем стену. Тиран ударом плашмя сшиб юношу на землю, принудительно вырывая из состояния Сверхсознания.

– Хех, сойдёт.

Перед глазами Алана выскочили два уведомления:

Сойдясь лицом к лицу с пугающим противником, вы продемонстрировали исключительную выдержку и мастерство владения мечом.

Получены новые способности: Энергетическое оружие ближнего боя (базовое) и Владение мечом (базовое).

Ловкость +10; Сила +25

«Я продемонстрировал мастерство владения мечом?» – удивился про себя Алан.

«Движения, которые я тебе предоставила, были весьма техничны», – откликнулась Ева.

– Что я вообще здесь забыл? Я могу уйти, когда захочу, – послышался от входа на арену недовольный голос. Алан взглянул в ту сторону и увидел ещё одного Предтечу. Он также был выше юноши, но лишь на полтора фута, не больше. Предтеча был облачён в чёрный костюм из какого-то сетчатого материала.

Тиран также повернулся на звук.

– Искатель, ты, как и все остальные дети, что приходят сюда, слишком сильно полагаешься на свои врождённые способности. Мне стыдно было смотреть на твоё выступление на турнире. Чтобы мой потомок был столь слаб… Ты практически проиграл в полуфинале этой группке эльфов.

– Я просто игрался с ними. Можно подумать, ты здесь не этим занимаешься. Они бы всё равно не смогли мне навредить; разве что у кого-то из студентов мог за пазухой оказаться клинок из духовной стали.

«Например, у меня», – подумал Алан, пытаясь понять, кто это такой.

«Оно из клана Тирана, связано с ним узами крови», – ответила Ева.

«Оно? Почему не он или она? Как ты определила?» – полюбопытствовал юноша.

«Согласно информации, полученной из банка данных Академии, у Предтеч переменный пол. Об этой особи я сделала вывод на основе их разговора. Тебе стоит обращать больше внимания на то, как именно окружающие строят фразы».

«У них что, со временем меняется пол?»

«Да и нет», – туманно откликнулась Ева, после чего пояснила: – «В период спаривания более сильный Предтеча становится “самцом”, а более слабый – “самкой”, но каждый представитель этой расы способен исполнять любую из этих ролей. По сути, всё зависит от того, кто кого пересилит. Их эволюционная модель устроена таким образом, что ребёнок с большей вероятностью унаследует физические характеристики от “мужской” особи, а остальные черты – от “женской”. Родителей в твоём понимании этого слова у Предтеч нет; есть лишь кровные связи, отсчитываемые по “мужской” линии».

«Ха, что? Хотя нет, если подумать, я не хочу больше ничего знать», – прокомментировал Алан.

– Сейчас не время дурачиться, Искатель, я нутром чую, что мы стоим на пороге великой войны, – прогудел Тиран.

– О-о-о, поглядите-ка на меня, я Тира-ан, великий герой древности, помогите мне найти подонка, который осквернил мои священные владения. Владения, которые я не смогу покинуть ещё тысячу лет. Война всегда где-то идёт; это не значит, что тебя это хоть как-то коснётся, – Искатель скривил губы.

Тиран медленно покачал головой.

– На этот раз всё по-другому. Я чувствую, что предстоящие события могут изменить саму природу Игры.

Искатель фыркнул и посмотрел на Алана.

– И это то, ради чего ты меня позвал?

– Нет, нет, я позвал тебя, чтобы сражаться, – Тиран улыбнулся.

– С кем? С ним? – Искатель недоверчиво ткнул пальцем в Алана. – Сомневаюсь, что это можно будет назвать “сражением”.

– К слову, Алан изначально должен был участвовать в турнире с теми эльфами, которые тебя почти одолели. Думаю, с его помощью у них вполне могло бы получиться.

– Что? Человек? Они же даже слабее эльфов, хотя их комедийные шоу довольно занятные. Тебе нужно взглянуть на эти представления, они готовы рискнуть своей настоящей жизнью за пару кредитов. Раса еретиков, все до единого, – Искатель перевёл взгляд на Алана, который уставился на него в ответ. – От него веет чьим-то присутствием. Очень слабо, но отчётливо.

– Да, если я не ошибаюсь, то он теперь носитель линии крови, которой я не встречал долгие годы. Не волнуйся, Алан, я не буду вскрывать твой мозг, чтобы разобраться. Пока. Вместо этого, давайте сыграем в игру. Искатель, если ты сможешь обезвредить Алана до того, как он нанесёт тебе удар одним из своих клинков, я дарую тебе немного духовной стали. Алан, если ты сумеешь хотя бы поцарапать Искателя до того, как он тебя обезвредит, я позволю тебе забрать Багровые клинки.

Едва дослушав, Искатель метнулся к Алану. Юноша едва успел активировать Сверхсознание, когда Предтеча оказался рядом с ним. Всё, что он сумел, – это повернуть меч в направлении Искателя, однако тот перехватил его руку до того, как лезвие Багрового клинка успело его задеть.

Искатель начал выкручивать захваченную руку, когда Тиран проговорил:

– Стоп. Ты проиграл.

– Что? – воскликнул Искатель. Он опустил взгляд и увидел крошечную прореху на своей броне. Алан активировал второй меч и метнул его вперёд; этого оказалось достаточно для того, чтобы пробить броню.

– Вместо того, чтобы лишать его рук, ты легко мог выиграть, лишив его клинков, – покачал головой Тиран. – Не важно, я бы всё равно дал тебе лишь крохотный кусочек духовной стали.

Искатель закатил глаза.

– Если что, я в Аркаде.

– Нет, тебе нужны более серьёзные тренировки и самодисциплина! – рявкнул Тиран.

Искатель покинул арену.

Тиран вздохнул и повернулся к Алану.

– Подростки, что тут поделаешь? Казалось бы, годы генетических улучшений могли бы исправить этот “дефект”, но нет, всё это важная часть становления личности… Но вернёмся к нашим делам. Чьё присутствие я ощутил в тебе?

«Академия знает что-нибудь о том, что именно Предтечи способны ощутить? Он меня испытывает или же это просто выстрел наугад? Стоит ли открывать ему правду?» – спросил Алан Еву.

«Не могу дать определённый ответ ни на один из этих вопросов. И мы не знаем, какое положение занимает среди сородичей Хозяин Бездны. Его держали в заключении, однако, похоже, и Тиран своего рода пленник».

«В этот раз ты на удивление полезна», – с сарказмом подумал Алан.

«Меня не создавали для социальных взаимодействий», – огрызнулась Ева.

– Что вы знаете о Лабиринте Бездны? – наконец спросил Алан. Общение с Тираном оказалось довольно прибыльным; кроме того, Предтеча наверняка сумеет распознать ложь.

– Это всё объясняет, – громыхнул Тиран. – Похоже, я снова оказался в долгу перед тобой. Это очень ценная информация. Время почти пришло.

– Время для чего? – нахмурился Алан.

– Не важно, не важно. Не забивай себе голову, это просто ещё один маленький кусочек пазла, мазок на картине войны, которая вскоре разразится. Возможно, тебе отведена более важная роль, чем я думал. Я могу тебе чем-то помочь?

Алан задумался на секунду, затем сказал:

– Вы можете научить меня скрывать присутствие?

– Хох, а вот это уже серьёзный запрос. Впрочем, я для этого не лучший учитель. Возвращайся, когда найдёшь своего убийцу или по истечении месяца, и я организую тебе должное обучение. А теперь иди, начинается новый турнир.

Алан покинул арену с твёрдым намерением выследить того, кто его убил.

Глава 9

Все зацепки Тирана вели в тупик. Охрана ничего не видела, на месте нападения ничего не обнаружилось, а инструктор по снайперской стрельбе не смог сказать ничего вразумительного. Расстроенный Алан пробежался по своему списку квестов.

«Есть два события, требующих нашего немедленного внимания», – шепнула Ева.

«И это?..»

«Вернуться на Станцию 0 уровня – мы уже на три дня просрочили задание по починке полётных симуляторов. И связаться с Целестой. Всё указывает на то, что она один из главных сборщиков информации в Академии. Она может оказаться полезной как в поиске нашего убийцы, так и в обучении нас навыкам, в которых мы не сильны».

«Ох, точно, квест на устранение вируса. Совсем вылетело из головы», – спохватился Алан.

Он поспешил к ближайшему Административному центру и переместился на Станцию 0 уровня, потратив свой второй телепорт из трёх бесплатных за сегодняшний день.

– Стоп. Назовите цель вашего визита, – в точке прибытия уже ожидал охранник в стандартной лёгкой броне и с ракетным ранцем за спиной.

– Я здесь, чтобы устранить неполадки с полётными симуляторами.

Охранник помолчал, вглядываясь в раскрывшийся перед его глазами экран.

– Ты Алан? – спросил он наконец.

– Да, это я.

– Срок, отпущенный на выполнение твоего задания, истёк три дня назад. Из-за твоей халатности вирус распространился по сети, и нам пришлось обращаться за помощью извне. В связи с этим тебе на 30 дней запрещено посещение Станции 0 уровня. Пожалуйста, немедленно покинь эту зону, – холодно проговорил охранник.

– Погоди, что? Я знаю, что я опоздал, но это связано с обстоятельствами, над которыми я был не властен. Мне пришлось провести апгрейд системы, чтобы справиться с этой проблемой, что само по себе заняло целую неделю, а затем меня убил другой игрок! – воскликнул Алан.

– Ты согласился с условиями контракта и нарушил их, – охранник сделал паузу, читая полученное сообщение. – Кобальт-1-7 говорит, что только из уважения к Церберу он не забанил тебя на станции перманентно; ты должен был выйти на связь, когда осознал, что столкнулся с осложнениями. А теперь, я вынужден настоятельно просить тебя покинуть эту зону.

Охранник поднял свою винтовку и наставил её на Алана.

– Хорошо, хорошо, спокойнее, – проворчал юноша. Он телепортировался в Институт и отправился к классу Целесты, твёрдо намеренный произвести хорошее впечатление.

Застыв перед дверью, он прислушался, но изнутри не доносилось ни звука. Окошко в верхней части двери также куда-то исчезло. Алан постучал.

– Войдите, – послышался голос Целесты.

Интерьер комнаты кардинально изменился, теперь это был скорее офис, нежели аудитория. Целеста сидела за изящным резным столиком. Комната была заставлена различными скульптурами, картинами и побрякушками, которые, вероятно представляли собой немалую художественную ценность, однако Алан ничего в этом не смыслил.

– Алан, так, кажется?

– Да, – ответил юноша. – Я бы хотел извиниться за моё поведение в прошлый раз. Я ввалился без приглашения и вёл себя грубо и невоспитанно.

Целеста усмехнулась.

– Это, возможно, произвело бы на меня впечатление, если бы буквально несколько минут назад Цербер не пытался умаслить меня такими же сладкими речами. Говори уже, что тебе нужно?

– Почему вы так уверены, что мне что-то нужно? – спросил Алан, стараясь изобразить удивление.

– Не стоит. Ты для меня настолько же прозрачен, как хакслардская свадебная вуаль. Я знаю, что ты не просто зашёл в гости, потому что я ещё ни разу не встречала студентов Цербера, которые бы хоть чем-то от тебя отличались. Каждый из вас прямолинеен и до последнего будет стараться придерживаться намеченного пути. Фанатики целей. Напролом, прямо к делу, закончить квест во что бы то ни стало – думаю, это довольно неплохо тебя описывает. Я не права?

– Не то чтобы, – сказал Алан. – Ты можешь подробнее рассказать о других учениках Цербера?

– Не мне об этом рассказывать, – пожала плечами Целеста, – но большинство из них были такими же, как и ты: новичками в Игре и с могущественным искинами в качестве помощника. По одному-другому из каждого нового набора, хотя в последнее время таких становится всё меньше. Впрочем, с учётом обязанностей Цербера, он никогда не стремился брать себе новых подопечных

– Интересно, – проговорил Алан. Были и другие Технолорды вроде него? Чем они сейчас занимаются?

«Вряд ли этому стоит удивляться, если вспомнить о количестве игроков в Игре», – послышался комментарий Евы.

«Да, но почему Цербер никогда об этом не упоминал?» – возразил юноша. На это у Евы ответа не нашлось.

– Коммуникативные навыки имеют первостепенное значение; с твоей зашоренностью и фиксацией на одной цели ты рано или поздно влипнешь в серьёзные проблемы. Позволь обучить тебя искусству. Элиссандра мой старый друг; я отправлю счёт за свои услуги гильдии «Чёрной Розы».

– Спасибо за предложение, – ответил Алан, – но я здесь не для того, чтобы научиться разговаривать с людьми. Я пришёл сюда за информацией и, возможно, за уроками по владению ножом.

– Ты ищешь своего убийцу, – констатировала Целеста.

– Да, как вы узнали?

– Разговоры с людьми, – усмехнулась она. – На будущее: расписание всех инструкторов Института выложено в общий доступ в сети. Сегодня у меня частная практика. Полагаю, ты сможешь присоединиться; наличие ещё одного студента может оказаться полезным. Счёт, как и было сказано, я отправлю твоей гильдии.

– Хорошо, когда начало? – кивнул Алан.

– Как насчёт сейчас? – спросила Целеста, глядя куда-то за спину юноше. Послышался стук в дверь, и Алан повернулся на звук. В офис вошла, плотно притворив за собой дверь, Дэйзи.

Целеста взмахнула руками, и интерьер комнаты поплыл, изменяясь. Выскочило уведомление:

Вы вошли в Зону Симуляций! Урон в этой зоне полностью имитируется оборудованием и не причиняет вреда игроку. Отсутствуют штрафы за смерть. Количество получаемого опыта резко ограничено.

Уровень допуска: нулевой. Вы не можете запускать или менять сценарии симуляции. Разрешено лишь взаимодействие со средой на базовом уровне

Изысканный офис растворился без следа, а ему на смену пришёл городской пейзаж. Пирамидальное строение вдалеке заставило Алана вспомнить главный Административный центр на Кесате. Улица постепенно оживала, наполняясь бегущими по своим делам горожанами и расположившимися у стен приземистых домов лоточниками.

– Здравствуй, Дэйзи, – проговорила Целеста; поток прохожих-NPC обтекал её, не выказывая к ней никакого интереса. – Я надеюсь, ты не будешь возражать, если к нам сегодня присоединится Алан. Он заплатит половину стоимости занятия.

– Хорошо, – ответила та. Девушка встала справа от Алана, мельком глянув в его сторону, после чего сосредоточила всё своё внимание на учителе. Алан переступил с ноги на ногу, пытаясь вычленить слова Целесты из тяжёлого гула толпы.

– Ножевой бой – это ложь, – начала урок Целеста. – Ножи необходимы, чтобы закончить схватку, когда цель близка и не готова. Вы не станете кидаться с ножом на мечника или штурмовика, если о вас уже знают. Если кто-то нападает на вас с ножом, то, вероятнее всего, времени на реакцию у вас уже не будет.

Алан почувствовал, как прохожий слева от него достал из кармана заточку. Юноша ушёл с линии атаки в тот же миг.

– Гха! – вскрикнула Дэйзи. Из её боков торчали две маленьких заострённых полоски металла. Нападавшие же уже растворились в толпе.

– Ох, дьявол, прости, – виновато оглянулся на неё Алан. – Мне следовало…

– Со мной всё в порядке, – перебила его Дэйзи. Она простёрла руки над ранами, и воздух вокруг них засветился зелёным.

– Целители, – продолжила Целеста, – с наибольшей вероятностью будут первой целью любого нападения. Как и стеклянные пушки, – она покосилась на Алана. – Вы должны сохранять бдительность постоянно. Следите за всем, что происходит вокруг вас. Никаких затяжных поединков – владелец ножа окажется в невыгодном положении, как только его обнаружат.

Появились два стражника. Они с хмурым видом обозрели окрестности, пытаясь найти нападавших, затем вернулись к патрулированию.

– А теперь идите, найдите и убейте тех, кто на вас напал, – сказала Целеста. Она достала откуда-то два острых клинка и передала по одному Алану и Дэйзи.

Юноша взглянул на девушку-Целителя, явно испытывая дискомфорт из-за полученных ею ран.

– Оставайся здесь, а я пойду их искать.

– Нет, – качнула головой Дэйзи. – И не помогай мне. Я здесь, чтобы стать полезной.

– Целители и так полезны! Это критически важный класс в любой игре, – вскинулся Алан.

– Не тогда, как справедливо отметил Тьяго, когда схватка длится одну секунду, одно нажатие на кнопку. Ничто не запрещает игрокам носить с собой медицинские комплекты, с помощью которых они могут исцелять себя сами. Чтобы стать ценным членом любой группы, я не могу быть только целителем, – с этими словами Дэйзи исчезла в толпе.

Алан ещё секунду пялился ей вслед, затем увидел, что на него собираются напасть ещё двое – с его уровнем восприятия заметить их не представляло особой сложности.

Целеста проследила направление его взгляда.

– Алан, тебе другое задание – устранить стражников. Судя по всему, пара уличных головорезов для тебя слишком простая задача, – сказала она. – Как правило, чтобы приблизиться к людям, не заставляя их насторожиться, необходимо с ними заговорить.

– Или обладать невидимостью, – ответил Алан, активируя базовый режим скрытности своей брони.

Целеста нахмурилась и нажала несколько кнопок в раскрывшемся перед ней меню. Рядом со стражниками появились два сторожевых робота, оснащённых сканерами. Алан подумал было их взломать, но не ощутил ни малейшего присутствия, словно их не существовало; симуляция не предусматривала таких действий. Зато, как ни странно, юноша почувствовал саму программу симуляции, но решил не пытаться её потрошить.

Вместо этого он активировал продвинутую невидимость, против которой роботы оказались бессильны. Приблизившись к стражникам вплотную, Алан двумя короткими ударами поразил их в сердце.

Стражники повалились на землю безжизненными куклами.

Целеста возникла прямо за ним, сжимая в руках по ножу. Чувство было такое, словно она хочет напасть, но не в силах определить его местоположение.

– Достаточно, покажись, – сказала она, и Алан деактивировал поле. – Зачем тебе нужны тренировки? Твои методы кажутся мне наивными, но они эффективны. Вероятнее всего, с их помощью ты сможешь ликвидировать большинство целей.

– М-м, я подумывал довести владение ножом до уровня мастера, чтобы получить доступ к Вольте, – пожал плечами Алан. – Я также надеялся, что у вас может оказаться что-то вроде базы данных, в которой описывались бы различные нюансы инопланетной культуры и обычаев.

– Почему именно ножи? – спросила Целеста.

– У меня есть оружие, которое требует этот навык.

– Что ж, хорошо. В Игре, для получения того или иного уровня навыка тебе достаточно лишь продемонстрировать достаточный уровень компетентности в этой сфере. Я создам для тебя подходящую тренировочную симуляцию. Изначально я планировала научить тебя сближаться с целью, но, по-видимому, наши методы чересчур разнятся.

Что касается второй твоей просьбы, то каждое социальное взаимодействие таит в себе столь огромное количество факторов, что оптимальный алгоритм действия вычислить просто не получится… Впрочем, если ты твёрдо намерен придерживаться этой линии, то я могу порекомендовать ряд книг, которых будет достаточно, чтобы выработать приемлемую реакцию на простейшие социальные взаимодействия, – в этот момент толпа неподалёку загомонила, словно растревоженный улей. – Так, кажется, второму моему ученику требуется помощь. Удачи.

Декорации сменились, Алан оказался в пустой белой комнате. Возникло диалоговое окно:

Добро пожаловать! Последующая серия тестов оценит ваш навык владения ножом. Возможно, потребуются дополнительные испытания. Данные ваших сражений будут подвергнуты всестороннему анализу. Вы готовы приступить к тестированию?

Алан выбрал “Да”.

Подготовка к тестированию…

Тест на владение ножом начинается.

Виртуальное пространство подёрнулось рябью, и перед Аланом начали возникать различные препятствия и очерченные красным мишени. Где кончается полоса препятствий, сказать было невозможно – они окружали его, уходя вдаль по всем направлениям. На определённой дистанции появлялись и ловушки – Ева уже подсветила бесчисленное их множество. Перед юношей появилось меню в виде вереницы самых разнообразных ножей, от простейших армейских до навороченных лазерных резаков. Ева выделила те модели, которые, по её мнению, подходили Алану больше всего. Он проглядел весь список, но не нашёл ничего, напоминающего оружие из духовной стали.

Немного подумав, юноша взял пару Багровых боевых ножей элитного класса, поскольку они аналогичны его Багровым клинкам, только меньше по размеру. Алан взмахнул ножами несколько раз на пробу; в руке они сидели, как влитые, а лазерное поле мгновенно активировалось по мысленной команде Еве. Выскочило диалоговое окно:

Испытание начнётся, когда вы выберете опцию “Готов”. Ваша задача – уничтожить все красные цели. Избегайте попаданий по мишеням других цветов. Основные критерии, по которым будет проводиться оценка: техничность, количество уничтоженных целей, время. Чёрными точками обозначены уязвимые места мишеней.

Алан подтвердил готовность, после чего перемахнул через первое препятствие – невысокую серую стену. Ева скармливала ему данные о всём вокруг, а он выбирал, куда бежать. Первых 50 целей достичь было легко – взобраться на стену, избежать лазерной ловушки, не более. Ева просчитывала возможные движения мишеней, имевших гуманоидные очертания, и предоставляла Алану варианты атаки, а юноше оставалось лишь нанести удар.

После уничтожения пятидесятой цели появилась первая волна – пять красных фигур бандитов с ножами. Алан уничтожил их одного за другим, сумев уклониться от всех атак. Следом появилось десять красных силуэтов с ножами. Чтобы расправиться с ними, юноше пришлось со всей внимательностью следовать указаниям Евы, поскольку любой неверный шаг мог…

Алан оступился, завалившись прямо на один из подоспевших ножей. Выскочило уведомление:

Тест на владение ножом завершён.

Никаких новых способностей не было получено.

«Чёрт возьми», – раздражённо подумал Алан. Тренировочная площадка перезагрузилась, вернувшись в исходное состояние. – «Дерьмо, опять?»

Он надеялся, что здесь хотя бы будут какие-то чекпоинты.

«Да, восстановись перед новой попыткой…»

«Нет нужды, поехали».

Алан снова начал проходить испытание, но в этот раз всё было немного иначе. Ему понадобилось больше времени на первые 50 мишеней из-за накопившейся усталости. В этот раз юноша при появлении первой же волны активировал Сверхсознание. В результате пятеро нападавших были сметены в мгновение ока. Вторая волна, третья, четвёртая.

Запасы ментальной энергии подошли к концу на пятой волне, состоящей как из воинов ближнего боя, так и дальнего. Удар под неверным углом заставил Алана выронить один из ножей. А вскоре после этого он не сумел увернуться от короткого меча и был пронзён насквозь. Выскочило уведомление:

Тест на владение ножом завершён.

Продемонстрировав удивительные навыки и уничтожив 50 целей подряд, вы получаете новую способность – Владение ножом (базовое)!

Ловкость +10; Сила +5; Выносливость +5

«Отдохни перед следующей попыткой», – строго произнесла Ева.

«Хорошо», – отозвался Алан.

Он уселся прямо на пол и начал обдумывать предыдущие два захода. Как только его запас сил и ментальная энергия полностью восстановились, юноша дал сигнал Еве начать тест. На этот раз он дождётся пятого раунда атак, прежде чем активировать Сверхсознание. Но… в результате он сошёл с дистанции на третьей волне; тело юноши не сумело вовремя отреагировать на удар со спины.

«Да провались оно всё. Ещё раз», – выругался про себя Алан.

«Возможно…»

«Ещё раз».

«Хорошо».

Четвёртый и пятый раз оказались ничем не лучше второго, поскольку сохранять идеальный баланс, контролируя и без того уставшее тело, оказалось для Алана непосильной задачей.

«Попробуй что-нибудь другое», – сказала Ева.

«Например?»

«Попробуй разделить сознание и передать в управление каждой части по половине тела».

Эксперимент оказался неудачным, чувство разделённого контроля оказалось слишком непривычным для юноши. Кроме того, помимо сбивающей с толку задачи по управлению лишь одной половиной тела, каждое из его “я” должно было постоянно обмениваться информацией с другим для сохранения общего баланса тела. Алан чуть не врезался носом в пол после первого же шага.

«Попробуй использовать мысленные “замки” на разных частях тела. Часть сознания может контролировать “запертую” часть тела только в том случае, если у неё есть соответствующий “ключ”. Я бы также подумала о парных “замках”, для ног и рук, например».

«Окей», – Алан решил последовать предложению Евы. Ощущения всё ещё были донельзя странными, но контролировать тело стало немного проще, поскольку вместо того, чтобы одновременно следить за каждой частью тела, каждое сознание должно было контролировать лишь определённые для него “замки”.

«Неудивительно, что тебе пришла в голову эта идея», – буркнул Алан.

«Что?»

«Ничего. Ещё раз».

Испытание снова началось, однако Алан с трудом преодолел лишь три четверти полосы препятствий; нижняя часть его тела попыталась прыгнуть чуть раньше, чем ожидала верхняя, и в результате юноша не смог достать до перекладины. Он грохнулся с большой высоты прямо на голову.

«Ещё раз», – синхронно подумали оба разделённых сознания Алана.

«Я крайне не рекомендую…»

«Ещё раз. Но в этот раз добавь таймер для каждого действия и помоги нам действовать более скоординировано. Выдавай предупреждения, если заметишь рассинхронизацию».

«Поняла».

Алан сумел завершить первый этап без ошибок, но всё равно медленнее, чем в первый раз. Появилась первая волна из пяти красных фигур.

Он аккуратно устранил их одного за другим. Со второй волной так же удалось справиться без проблем. Появилась третья волна, но и этот раунд, несмотря на небольшую оплошность, Алан завершил. После этого он активировал Сверхсознание. Задача упростилась во много раз, и юноша последовательно одолел группы противников в четвёртый и пятый раз. Новые враги не спешили появляться; короткая передышка позволила Алану восстановить запас сил и энергии.

«Хорошая работа», – похвалила Ева, но он ничего не ответил. Начался новый этап испытания. Он также представлял собой нагромождение различных препятствий, но без явных ориентиров, куда именно нужно двигаться. Кроме того, многие участки, подходящие в качестве опоры для ноги, были предательски ненадёжны, а с потолка здесь и там свисали верёвки.

Мишени на этом этапе представляли собой что-то вроде неуловимых ниндзя, нападавших на него во время движения по полосе препятствий. Он едва успел преодолеть метров шесть, прежде чем одна из его целей внезапно перерезала верёвку, за которую он держался. Алан упал и разбился.

«Прости, такое сложно предугадать», – сказала Ева.

«Ещё раз».

И Алан начал заново. Он пробовал снова и снова в течение четырёх часов. Лишь в половине случаев Алану удавалось успешно одолеть пять волн нападавших, а на второй полосе препятствий он ни разу не заходил дальше пятидесяти метров. Усталость продолжала накапливаться, передышки становились всё более долгими. В конце концов, у него перестало получаться одолеть даже третью волну. Это не работало.

– Другие были точно такими же, по крайней мере, я так слышала.

Покрытый потом Алан резко дёрнулся на звук и увидел Целесту. Она стояла у дверей и задумчиво наблюдала за юношей.

– Какие другие? – спросил юноша.

– Другие Технолорды. Все они куда быстрее остальных получали новые навыки, но лишь немногие были способны развить её до уровня выше среднего, – пояснила Целеста. – А тех, кто довёл навык до уровня “мастер” и сумел попасть на Вольту, и вовсе можно по пальцам пересчитать.

– Разве условие не два навыка на уровне “мастер”?

– Возможно, для тебя. Игра постоянно адаптируется к новым условиям, ничто не постоянно. То, что ты слышишь, видишь, обоняешь, осязаешь, не всегда будет казаться таким же и для остальных. Отсюда, собственно, и необходимость в коммуникации.

– Как скажете. По идее, вы должны обучать меня ножевому бою, верно? Какие советы или указания у вас для меня есть?

– Если твоя цель – попасть на Вольту, то мой совет прост. Сдайся. Ты не подходишь для владения ножом; тебе не хватает выносливости, гибкости и уровня контроля над собственным телом, которые необходимы для “мастера”. Единственной причиной, по которой ты сумел зайти так далеко, является твой искин. На тебя больно смотреть… Движения тяжёлые и механические; всё равно, что наблюдать за Эрудитом, пытающимся танцевать. Мастерский уровень любого навыка требует долгих лет практики. Необходимо каждое движение отточить до такой степени, чтобы оно было лёгким и естественным. Умение должно стать неотъемлемой частью тебя самого. Нескольких месяцев тут недостаточно… особенно если просто следовать инструкциям программы без малейшего представления о том, почему ты совершаешь то или иное действие.

– Что вы имеете в виду?

– Скажи своему искину перестать давать тебе инструкции.

«Отключи проекции движения и сценарии», – распорядился Алан.

– А теперь, – усмехнулась Целеста, – сделай выпад вперёд обоими ножами.

Алан моргнул. Затем опустил взгляд на ножи в своих руках и ударил воображаемого противника так, как, казалось, наиболее естественно.

– Неправильный хват, неправильная работа ног… Всё, что ты только что сделал, было до смешного неправильным, – прокомментировала Целеста. – Но ты понятия не имеешь, почему, так? Несмотря на многочасовую тренировку, которую ты себе только что устроил, можешь ли ты сказать, что начал понимать искусство владения ножом хоть капельку лучше?

Алан ненадолго задумался, затем покачал головой:

– Пожалуй, что нет. Так к чему вы клоните? Что я должен отключать свой искин во время тренировок? Я бесталанный юнец, который без него не может и шагу ступить. Что ещё вы можете мне посоветовать?

– Ты сумел за один день достичь уровня, до которого другие пытаются добраться неделями, и всё ещё жалуешься на свою бездарность? Дэйзи до сих пор не получила базовое владение ножом, знаешь ли.

– Да, но это только с Евой, моим искином. Сомневаюсь, что обладал бы таким количеством навыков без неё. Игра признаёт их моими, а не её только потому, что действия совершает моё тело.

Целеста пожала плечами.

– Я не могу указывать, как правильнее играть. Но я бы предложила тебе найти что-то, в чём хорош именно ты, а не твой искин. Прости, конечно, но я не думаю, что это ножевой бой.

– Нет, спасибо большое. Вы очень помогли. Вы не знаете, где я мог бы бесплатно принять душ и поспать? У меня заканчиваются кредиты.

– В путеводителе указаны студенческие общежития, обратись туда. Они предоставляют жилище всем студентам Академии. А где ты спал до этого?..

– В капсулах, по большей части. В моей Домашней зоне, – рассеянно ответил Алан, пытаясь припомнить, где именно он ночевал последнее время. На ум приходила только капсула Вернувшихся Цербера.

Целеста неожиданно положила руку ему на плечо. Он недоумённо поднял на неё глаза.

– Как ты себя чувствуешь прямо сейчас, Алан? – спросила Целеста.

– Слегка уставшим, быть может?.. – ответил Алан, озадаченный неожиданным участием.

– Хорошо, если в будущем у тебя возникнет потребность с кем-нибудь поговорить, обращайся ко мне. Я знаю, что Цербер с его положением не самый разговорчивый наставник, а тебе необходимо общение с кем-нибудь, помимо твоего искина.

– Что, вы думаете, я мало взаимодействую с людьми? Мне кажется, это какое-то недопонимание, потому что со мной всё в порядке. Всё здорово. Я играю в невероятную виртуальную игру, настолько сложную, что я ещё даже не начал понимать, как она устроена.

– Славно. Просто помни, что если понадобится, то я здесь. Об этом редко упоминают, но основной причиной смерти, реальной смерти, является суицид. Так что, если почувствуешь, что не можешь справляться со стрессом…

– Я в порядке, – прервал её Алан. – Просто день выдался неудачный, и не совсем понятно, что делать дальше. Всего хорошего.

Он развернулся и вышел из симуляционной комнаты. Выскочило сообщение:

Вы сумели продемонстрировать удивительные навыки и уничтожили 100 целей подряд.

Способность “Владение ножом (базовое)” улучшена до “Владения ножом (среднего)”!

Ловкость +15; Сила +10; Выносливость +10

Алан быстро отыскал студенческие общежития в Институте и выбил для себя жильё, состоящее из единственной почти пустой комнаты. Он принял душ, раздобыл еды, а затем улёгся на кровать, разглядывая окна с характеристиками своего персонажа.


Гамбит Земли

Способности общего назначения

Акробатика (базовая) (Ранг: F*, Освоение:??? Редкость: G: позволяет игроку совершать сложные действия, для которых требуется ловкость и чувство равновесия

Обнаружение присутствия (Ранг: B*, Освоение:??? Редкость: B: позволяет чувствовать чужое присутствие

Одаренность (Ранг: N/A, Освоение: N/A, Редкость: F): Каждые пять уровней игроку предоставляется свободное очко способностей, которое можно потратить на повышение основных характеристик

Умелость (Ранг: N/A, Освоение: N/A, Редкость: F): Каждые пять уровней игроку предоставляется свободное очко способностей, которое можно потратить на навыки

Талант (нереализованный) (Ранг:??? Освоение:??? Редкость: D): увеличивает талант игрока в различных областях

Способности боевого назначения

Эффективное использование энергии (базовое) (Ранг: E, Освоение:??? Редкость: D): позволяет использовать высокотехнологичную экипировку более эффективно, снижая потребление энергии на любые действия

Энергетическое оружие ближнего боя (базовое) (Ранг: D, Освоение:??? Редкость: E): позволяет умело использовать энергетическое оружие ближнего боя

Энергетическое оружие дальнего боя (базовое) (Ранг: D, Освоение:??? Редкость: E): позволяет умело использовать энергетическое оружие дальнего боя

Владение ножом (среднее) (Ранг: C*, Освоение:??? Редкость: C): позволяет умело использовать ножи в бою

Снайперская подготовка (продвинутая) (Ранг: A*, Освоение: B43522, Редкость: B): повышает точность стрельбы на больших расстояниях

Владение мечом (базовое) (Ранг: D*, Освоение:??? Редкость: D): позволяет умело использовать меч в бою

Способности для взлома

Соединение(Ранг: C, Освоение:??? Редкость: B): позволяет игроку устанавливать контакт с машинами. Разум игрока способен каким-то образом принимать и передавать цифровые сигналы

Манипуляция данными (Ранг: S*, Освоение:??? Редкость: S): Ошибка

Общение с машинами(Ранг: C*, Освоение:??? Редкость: F): позволяет обмениваться информацией с искусственными созданиями

Ментальный взлом(Ранг: D*, Освоение:??? Редкость: C): позволяет игроку обнаруживать и использовать уязвимости сознания, с которым установлено соединение

Защита сознания(Ранг: B*, Освоение:??? Редкость: A): Разум игрока был перестроен таким образом, что любые попытки инородных элементов понять его структуру будут сильно затруднены

Способности Технолорда

Взаимодействие с искинами (Ранг: B, Освоение:??? Редкость: C): улучшает прямую и обратную связь с искусственными интеллектуальными системами

Разделение сознания(Ранг: A, Освоение:??? Редкость: A): позволяет разделять сознание на два независимых потока, способных обдумывать одновременно две задачи или подходить к одной проблеме с двух сторон. На активацию и поддержание способности требуется 100 ментальной энергии

Улучшенная точность(Ранг: B*, Освоение:??? Редкость: C): повышает эффективность прицеливания, позволяя точнее вычислять, когда и куда выстрелить, чтобы попасть в цель

Улучшенное восприятие(Ранг: C*, Освоение:??? Редкость: B): позволяет игроку получать более полную картину об окружающем пространстве

Улучшенный контроль (продвинутый)(Ранг: A, Освоение:??? Редкость: A): наделяет игрока способностью более полно контролировать свои тело и разум, позволяя выходить за пределы нормальных возможностей

Улучшенные движения (Ранг: B*, Освоение:??? Редкость: B): позволяет игроку точнее контролировать свои движения

Сверхсознание (Ранг: B*, Освоение:??? Редкость: A): позволяет входить в особое состояние, значительно ускоряя восприятие и умственную активность

Программирование пути (Ранг: C*, Освоение:??? Редкость: D): позволяет игроку зафиксировать в сознании последовательность действий, которые на какое-то время становятся практически его второй натурой. В таком состоянии игрок может демонстрировать нечеловеческие способности и точность движений

Трансцендентная воля (Ранг: C, Освоение:??? Редкость: C): наделяет игрока невероятной стойкостью духа, позволяя совершать невозможное за счёт силы воли

Способности Разбойника

Мастер на все руки (Ранг: N/A, Освоение: N/A, Редкость: E): даёт базовое представление о многих навыках начального уровня. Упрощает получение новых умений

Быстрое обучение(Ранг: B*, Освоение:??? Редкость: C): позволяет быстро открывать и развивать новые способности и таланты

Скрытность (средняя) (Ранг: E, Освоение: F1859537634, Редкость: G): Хорошие навыки скрытного передвижения

Невидимость (базовая)(Ранг: E, Освоение: E434459, Редкость: F): Искусство двигаться, избегая обнаружения

Обнаружение ловушек (базовое) (Ранг: F, Освоение:??? Редкость: F): позволяет обнаруживать несложные ловушки


Гамбит Земли

Алан какое-то время вглядывался во все эти данные, но в итоге, так и не определившись с дальнейшими планами, провалился в сон…

Глава 10

«Я определился с нашими планами», – сообщил Алан на следующее утро.

«Хо?» – откликнулась Ева.

«Мы в сжатые сроки постараемся получить столько новых способностей, сколько только возможно, только на этот раз ты будешь учить меня по-настоящему, а не просто показывать, что делать», – сказал Алан. – «Помимо бонусов к характеристикам, которые это нам принесёт, мы также можем обнаружить одну или две способности, которые я смогу развить до “мастера” за несколько месяцев. А если и не смогу, кого волнует? Лишними они всё равно не будут».

«Хорошо, но мы не должны сосредотачиваться исключительно на боевых умениях. Наше счастье, что характеристики не могут упасть ниже 1, однако ты должен как можно быстрее прокачать харизму. Я полагаю, изрядная доля наших проблем была связана с низким показателем этой характеристики».

«Проблем? Каких проблем?» – спросил юноша.

«Взять хотя бы заоблачные цены за услуги учителей», – пояснила Ева. – «Я находила странным, что все учителя взимают плату за уроки, но, как выяснилось, это касается только частной практики один на один. Все групповые занятия бесплатны и общедоступны, но до вчерашнего дня никто даже не намекнул тебе об этом. Кроме того, я почти уверена, что с приличной харизмой и стоимость частных уроков была бы значительно ниже».

«Ну ладно, угу, никто мне об этом не сказал. К чему ты клонишь?» – мысленно нахмурился Алан.

«У тебя нет здесь друзей или союзников, к которым ты мог бы обратиться в случае нужды. И никто не горит желанием предоставлять тебе информацию о твоём убийце, поскольку им просто не хочется с тобой разговаривать», – хмыкнула Ева.

«Погоди-погоди, у меня есть друзья! И ни у кого просто не было никакой информации!»

«У тебя есть некоторые полезные знакомства, связи. Это люди, чьи цели в какой-то мере совпадают с твоими», – возразила Ева. – «А информация есть всегда, однако ключевой характеристикой для сбора данных является харизма, которая у тебя практически на нуле. Вероятнее всего, причиной тому твой статус одиночки».

«Что-то я не видел в расписании занятий по заведению друзей», – буркнул Алан.

«Таких нет, но на групповых занятиях тебе будут встречаться знакомые тебе люди, которых можно было бы попробовать узнать получше», – невозмутимо ответила Ева. – «А если не увидишь ни одного знакомого лица, то выходи из зоны комфорта. Знакомься с новыми людьми».

«Серьёзно? Ты говоришь мне заводить друзей? Это твой совет, как добиться большей эффективности в Игре?» – поднял бровь Алан.

«Насколько я понимаю, к дружбе не применим подобный наёмнический образ мышления», – терпеливо проговорила Ева. – «Я консультировалась по данному вопросу с множеством искинов Института, и все они сошлись на мнении, что дружба, как культурный феномен, подразумевает взаимность».

«Чудесно», – с самоиронией подумал про себя Алан, – «мой искин лучше разбирается в том, как заводить друзей, чем я сам».

По настоянию Евы, юноша отправился в Административный центр и потратил 45 очков способностей, которые можно было использовать только для повышения характеристик, на харизму, доведя её значение до 46. После чего отправился на занятие.

***

«Я по-прежнему думаю, что это глупая затея», – подумал Алан, обращаясь к Еве. Он приблизился к группе студентов, насчитывавшей голов так полсотни, которая расположилась у посадочной полосы на Терре, неподалёку от Административного центра базы “Джунгли”. Локацию со всех сторон окружали густые леса, вероятно, отсюда и название. Алан бы даже легко мог представить, что находится на Земле, где-то во влажных тропических джунглях.

«Согласно моему исследованию, соревновательная тренировочная среда очень хорошо подходит для формирования и укрепления дружеских связей».

«Исследованию? Какому исследованию?»

«Оно основано на ряде визуальных пособий, в которых была представлена информация о культурных…»

«Ты про аниме, что я заставил тебя посмотреть?»

«Да, но я также сверила свои выводы с независимыми источниками».

«Другими искинами?».

«Люди часто заводят друзей в школах и тренировочных лагерях. Просто иди и сделай это».

«ОК».

Алан подошёл к группе студентов, прибывших на тренировку стрельбы, выискивая взглядом знакомые лица.

– Хэй, Алан, как делишки?

К тому моменту, как юноша повернул голову на голос, Шажок уже оказался рядом с ним.

– Привет, да вот, пришёл на групповое занятие.

– Не поверишь, я здесь точно по той же причине. Словно заранее условились, ха-ха, – жизнерадостно прокомментировал Шажок.

«Скажи: “Жжёшь, чувак!” и хлопни его по плечу», – шепнула Ева.

«Аж пять раз».

– Угу. Я почти не выбирался никуда в последнее время из-за постоянных тренировок, – проговорил Алан вслух.

– Но в Охотничьих угодьях зависал, верно?

– Нет, не зависал. А что?

Шажок уставился на него, подняв бровь.

– Дружище, это лучшее место для фарма в Академии, здесь можно бесплатно пропадать целыми днями. Ты под каким камнем прятался?

– Ни под каким, просто у меня были более важные тренировки.

Шажок покачал головой.

– Ты что, проводишь всё своё время на койке? Дамы здесь хороши, но не настолько, – с этими словами он небрежно махнул рукой в сторону стайки эльфиек в силовой броне. Те угрожающе подняли своё оружие.

Над головой послышался вой, и массивный летательный аппарат, напоминающий помесь вертолёта и реактивного самолёта, спикировал на взлётную полосу. Он приземлился и замер на ней уже через несколько секунд. Из недр аппарата шагнул человек в зелёной – под цвет растительности вокруг – силовой броне и с винтовкой такой же раскраски.

– Всем внимание. Мы выдвигаемся, что делать вы знаете. Сегодня мы будем охотиться на Пушистиков. Не дайте их имени вас одурачить, шерсть этих существ обладает дальностью и пробивной силой автоматических винтовок. Они маленькие, но крайне подвижные – идеальная цель для тренировки меткости. Ограничение – десять убийств. Если вам понадобится помощь или совет, то присылайте сообщения мне, Охотнику-2. В противном случае вы будете сами по себе. Возвращайтесь к самолёту через пять часов, или мы отчаливаем без вас. Крайний срок – 13:00, это для особо одарённых. Не забывайте также, что мы сканируем все логи ваших похождений, чтобы увидеть, что именно вам следовало бы улучшить, а также чтобы удостовериться, что вы не убиваете существ, которых вас не просили. Академия строго следит за численностью различных видов в Охотничьих угодьях.

Когда они начали загружаться на борт, Шажок прошептал Алану:

– Скорее уж, они следят за тем, чтобы студенты не убивали друг друга. Аврора тоже должна быть здесь, но, как я слышал, Игра ассасинов подходит к концу, в живых осталось лишь несколько участников. Так что мы вряд ли её засечём.

– Кто-нибудь знает, что за снайпер меня снял? – спросил Алан.

– Нет, – пожал плечами Шажок. – Вероятно, кто-то из финалистов, а что?

– Ничего, – Алан мотнул головой. Он решил, что тратить слишком много усилий на этот квест будет плохой идеей; это же время можно потратить с куда большей пользой.

***

Алан мазал. Раз за разом.

Пушистики действительно оказались маленькими, но это была лишь одна причина.

Вторая заключалась в том, что он не мог прицеливаться без Евы.

– Алан, что за отстой! Ты за всё утро ещё не попал ни разу, чем ты занимаешься? – окликнул его Шажок. Он использовал свой фирменный способ передвижения, который Ева классифицировала как разновидность боевой телепортации на короткие расстояния (блинка), чтобы сближаться с удирающими меховыми шарами и расстреливать их в упор.

– Я же говорил тебе, я пытаюсь пройти тренировку без использования способностей. Я слишком сильно полагался на некоторые из них в последнее время, – Алан выпустил очередной заряд по Пушистику и тут же нырнул за дерево, спасаясь от ответного дождя тонких металлических снарядов.

– Братишка, тебе следует использовать этот навык… нам уже пора потихоньку выдвигаться обратно, или опоздаем. Мне уже один раз пришлось возвращаться самостоятельно, полдня блинкался, тоска смертная. У тебя обратный путь займёт дня два или даже три.

– Спасибо за воодушевление, – вздохнул Алан, выглядывая из-за ствола. Тут же словил лицом бритвенно-острый снаряд, который разом ополовинил запасы энергии его щитов.

«Ладно, я сдаюсь. Ева, помогай».

«Ты уверен?» – спросила она.

«Да».

Знакомый поток информации окутал сознание Алана, мгновенно дав ему знать о шести различных Пушистиках в ближайшей округе и о предполагаемом маршруте их передвижения.

Он выпустил заряд плазмы в одного Пушистика, плавно развернулся и выстрелил в другого.

Затем активировал продвинутый режим невидимости брони и в один миг взлетел на дерево. Пара взмахов клинками – и загораживающие обзор ветки исчезли без следа. С этой позиции Алан без труда подстрелил оставшихся четырёх Пушистиков.

Выскочило сообщение:

Уровень повышен!

– Эй, это был мой фраг! – расстроенно воскликнул Шажок.

– Мне кажется, или кто-то говорил о том, что нам следует поторопиться? В любом случае, уверен, на обратном пути нам встретится ещё не один Пушистик.

– Разумеется, но что насчёт… – Шажок осёкся и порыскал взглядом по сторонам. – Ты вот так взял и покрошил их всех?

– Да, давай выдвигаться, – ответил Алан. Он слез с дерева и обыскал тушки Пушистиков на предмет лута, но, к сожалению, улов был почти никакой. Эти существа были хороши только в качестве источника опыта.

– Я потратил всё утро, чтобы подстрелить восемь штук, а ты добыл пять фрагов за раз? Уф, это несправедливо.

– Шесть, если быть точным, – ухмыльнулся Алан.

Шажок вздохнул.

– Ну, по крайней мере, теперь мне не так обидно, что я проиграл тебе в дуэли. У тебя явно имеются какие-то мошеннические примочки для прицеливания, которые идеально контрят мои способности. Так что ничего удивительного, что я проиграл.

– Можешь успокаивать себя, как тебе заблагорассудится. Поражение есть поражение, – подначил его Алан.

– Пф, это было тогда. Посмотрим, как дело повернётся в следующий раз.

– Конечно, – Алан невозмутимо снял ещё двух Пушистиков, попавших в пределы его зоны восприятия. – У меня уже восемь.

– Что? Как ты вообще их заметил? – Шажок телепортировался к двум свежим тушкам, укрытым за пышным кустом какого-то растения.

– Мошеннические примочки.

– Что ж, теперь я примерно понимаю, как твоя способность может напрочь убивать всё веселье от Игры и заставлять обрастать жирком. Но я всегда считал, что нужно использовать всё, что у тебя есть, всё до последней крохи. Не позволяй никому говорить тебе, что делать. Если у тебя есть идея – развивай её; если у тебя есть мечта – стремись к ней, – проговорил Шажок. Он огляделся по сторонам, выискивая новых врагов.

– Хох, и почему это правильно?

– М-м, такой эксперт по вопросам культуры, как ты, возможно, удивится, но я не всегда был частью этой элитной тусовки, со всеми этими эльфийскими аристократами и принцессами, – хмыкнул Шажок.

– Никогда бы не подумал.

Шажок шагнул к Алану.

– Так и было. Что сказать, я был хорош. Достаточно хорош, чтобы иметь свои мечты, достаточно хорош, чтобы пробиться наверх. Но я не был лучшим.

Шажок поднял правую руку, задумчиво глядя на перевитую пульсирующими зелёным светом жилками поверхность силовой брони.

– Так что я рискнул. Прошёл процедуру. Она могла меня похоронить, начисто разрушить мои псионические способности или ещё что похуже. Я заслужил право быть здесь, я поставил на кон всё. Так что не сдерживайся. Даже если это не заботит гильдию или тебя самого, то мне есть до этого дело.

– Что ты пытаешься сказать? – Алан слегка подался назад.

– Я советую тебе не быть идиотом, который отказывается использовать сильную способность, поскольку “это не интересно” или “это не честно”, – скривил губы Шажок. – Игра изначально нечестная. Ты можешь использовать всё, каждую свою фишку, каждое преимущество, и всё равно ничего не добиться. Но ты должен хвататься за каждую ниточку, использовать любые шансы. Либо ты сломаешься, либо ты сломаешь. Это единственный способ достичь вершины. Необходимо чем-то жертвовать. И чем-то рисковать.

– Я не думаю, что ты имеешь хотя бы отдалённое представление о моих обстоятельствах, – сказал Алан, снова зашагав в сторону точки сбора.

– Естественно, не имею, – Шажок телепортировался перед ним. – Однако ты, возможно, прислушаешься к моим словам. Аврора меня не слышит, она родилась с серебряной ложкой во рту, такой и останется. Ей никогда не познать это жгучее желание, отчаянно стремление к званию лучшего. Она с рождения знала, что она уже лучшая.

Алан огляделся по сторонам.

– Разве ты не её телохранитель? Стоит ли о ней так отзываться?

– Телохранитель? Она последняя, кому он может понадобиться. Нет, мы просто лучшие в своём классе в гильдии, а мой наставник знает Элиссандру. Поэтому нас часто отправляют на задания парой. Мой наставник помог мне с моими псионическими способностями; он может помочь и тебе.

– Мне нет особо дела до псионических способностей, – пожал плечами Алан.

– Хэй, дружище, мы, Вернувшиеся, должны помогать друг другу.

Алан уставился на Шажка, который расплылся в знающей усмешке.

– Так я всё же угадал. Тебе стоит научиться лгать получше, если ты хочешь и дальше безопасно шнырять по Игре, – над головой Шажка на миг вспыхнул новый титул, “Агент Вернувшихся”. – Я имею в виду, ты щеголяешь везде в своей броне и всё такое.

«Активируй Сверхсознание», – передала Ева. Алан так и сделал, однако к этому моменту пульсирующий зелёным клинок Шажка уже застыл в миллиметре от его шеи.

– Эй, парень, я уже показал тебе свой, – лениво протянул Шажок.

«Сделай титул Неофита Вернувшихся видимым на секунду», – скомандовал Алан. В следующий миг оружие у его горла исчезло, словно его и не было.

«Нам и в самом деле нужно придумать какой-то короткий код, чтобы я успевал быстрее активировать режим Сверхсознания», – отстранённо подумал Алан.

«Ты бы всё равно не успел отреагировать вовремя», – “утешила” его Ева. – «Твоё физическое тело крайне медлительно, так что изменилось бы только то, что ты увидел бы удар перед тем, как его получить. На данном этапе это почти бессмысленно».

– Уж извини, осторожность никогда не бывает лишней, – без особой вины в голосе проговорил Шажок.

– Что бы тебе дала моя смерть? Я бы всё равно возродился, зная, что ты из Вернувшихся, – с любопытством сказал Алан.

– Нет ты бы этого не знал, – возразил Шажок. – Не знаю, кто и как это провернул, но если убить того, кто тебя раскрыл, прежде чем он доберётся до капсулы, то он потеряет эту часть воспоминаний. Полностью. Ну, он всё равно будет помнить, как его убили, так что необходимо действовать аккуратно, но любая информация, касающаяся Вернувшихся, будет стёрта без остатка. Мне также кажется весьма разумным убивать их до того, как они расскажут о тебе кому-то ещё.

– Это и впрямь удобно, – сказал Алан. – Хох, совершенно не ожидал, что ты тоже член фракции.

– Так и должно быть, – пожал плечами Шажок. – Погоди-ка, так ты не знал про стирание памяти? Кто тебя пригласил?

«Сказать ему?» – с сомнением спросил Алан у Евы.

Но ещё до того, как она ответила, Шажок спохватился:

– Нет, стоп, не отвечай. Ты ещё только неофит, так что логично, что ни черта не знаешь. Я тебе ничего не говорил, окей? Аргх, в таком случае ты вряд ли сможешь мне чем-то помочь. Просто я решил, с учётом твоей брони, что… Не важно. Давай возвращаться.

– Помочь? Помочь с чем? – уцепился за его слова Алан. – Ты можешь мне довериться.

– Ладно, это только слухи, но мой наставник как-то упоминал про вторую сокровищницу в системе Академии, помимо планеты Вольта, – помедлив секунду, всё же заговорил Шажок. – Только вот в этой сокровищнице хранят не предметы, а информацию. Я обыскал уже всё, что только мог, но не нашёл ни единой зацепки. Вот и подумал, что, быть может, ты или твой искин сможете чем-то помочь.

Перед Аланом выскочило новое квестовое уведомление:

“Неизвестная фаза”:

Раскройте местоположение так называемого Хранилища данных Академии и выполните условия для того, чтобы в него попасть. Награда:???

– Мне ничего об этом не известно, но если я что-нибудь нарою, то дам тебе знать, – сказал Алан.

– Конечно. А теперь нам действительно стоит поспешить.

Алан кивнул, после чего бегом направился к самолёту. На обратном пути он размышлял о том, что ещё Шажок мог знать о Вернувшихся и какие ещё тайны скрывал.

«Я подозреваю, что у его брони есть собственный режим невидимости», – заговорила в какой-то момент Ева.

«Что?»

«Я тщательно изучила дизайн его силового костюма и сравнила с нашим; обнаружила ряд схожих черт, отсюда и предположение. Кроме того, поскольку у Шажка и Авроры класс Разбойника, велика вероятность, что они оба прошли подготовку ассасинов».

«Серьёзно? Чёрт, хоть кто-нибудь здесь не скрывает целой пачки скелетов в шкафу?»

«У каждого есть секреты. Я бы порекомендовала тебе не доверять никому, кроме себя».

Алан и Шажок без каких-либо происшествий вернулись к точке сбора. Как только Алан шагнул на трап, выскочило уведомление:

Вы продемонстрировали знания и способности настоящего стрелка! Разблокирован навык “Стрельба (базовая)”.

Ловкость +5; Восприятие +10

Алан попрощался с Шажком и вернулся в Административный центр “Джунгли”. Здесь он перехватил студенистый пищевой куб и без дальнейших проволочек телепортировался к месту проведения следующего запланированного на сегодня занятия.

Занятие по кастомизации экипировки было сложно даже назвать занятием. Скорее уж это было место, где люди собирались и сплетничали, обменивались информацией и формировали группы для покорения особо сложных квестов Академии.

Воспользовавшись помощью Евы, Алан нарисовал эскиз в виде штрихкода и эмблемы «Чёрной Розы». Нанести каждую картинку на броню стоило 500 кредитов. Алан как раз уложился в 1000 кредитов, которые Академия еженедельно выделяла на кастомизацию внешности. Подтвердив изменения, он снова экипировал свой силовой костюм.

Выскочило сообщение:

Придав индивидуальности своей экипировке, вы получаете новую способность – Чувство стиля (базовое)!

Харизма +10

– Что это? – спросил S, указывая на штрихкод.

– Шифр для машин на Земле. Таким образом кодируется информация, – ответил Алан.

– Эм, а зачем для этого использовать линии и полоски?

– Потому что на низком уровне информация хранится в некоем базовом представлении; для наших классических компьютеров это нули и единички, для Игры… точно не знаю.

– Наверное, было бы полезно знать это самое базовое представление, разве нет? – спросил S, осторожно отделяя правый рукав от своей силовой брони и помещая его в Фабрику.

– Может быть. Многие тонкие оптимизационные задачи можно выполнить только на битовом уровне, однако и верхний уровень не менее важен. Проблема в том, что чем ближе ты к базовому представлению информации, тем выше уровень абстракции. Работать с битами напрямую практически невозможно.

– Я потеряла нить, – Луна потрясла головой. – Кстати говоря, S, что ты собираешься намалевать на своей броне? Дай угадаю – символ Империи?

– Ну, – задумчиво протянул тот, – я подумывал о рисунке мишени.

Он внезапно пригнулся, и пространство над его головой прошил лазерный луч.

Алан активировал Сверхсознание достаточно быстро, чтобы заметить, как чья-то фигура выскальзывает из комнаты. Луна метнула в нападавшего два лезвия изо льда, но ни один из них не попал в цель. Затем они с S вскочили, бросаясь к выходу.

«Последовать за ними?» – нерешительно подумал Алан. Он начал вставать со своего места.

S на ходу оглянулся и сказал:

– Останься. Я тебе не доверяю.

Алан оглядел аудиторию. Никто не выглядел особо удивлённым.

– Ненавижу Игру ассасинов, – только и сказала их инструктор. Она глубоко затянулась каким-то препаратом из механического пальца, а затем снова продолжила обходить студентов, рассматривая их эскизы.

Раздумывая, чем теперь заняться, Алан направился к столу Аса и Дэйзи. Ас пытался уместить на груди своей брони большое изображение американского флага и орла.

– Тебе стоит ещё снизу подписать что-то вроде “Америка, нах!” – сказал Алан.

– Что? – поднял на него взгляд Ас.

– Ничего. Эй, ребята, вы не в курсе, что за парень сидел рядом с вами? Ну, тот, что только что пальнул в S? – спросил Алан, подсаживаясь к ним.

Дэйзи посмотрела на Аса, затем осторожно проговорила:

– Да, мы его знаем, но вряд ли он будет в восторге, если мы разболтаем об этом тебе.

«Это же был Тьяго, да?» – спросил Алан у Евы.

«Судя по в точности совпадающим характеристикам, таким как рост и телосложение, вероятность весьма высока», – откликнулась Ева. – «Его силовая броня несколько отличалась от той, что Тьяго носил на Incipe, но за это время он легко мог её усовершенствовать».

– Я почти уверен, что это был Тьяго, – сказал юноша вслух.

Дэйзи вздохнула.

– Ладно, это был он, но мы тебе ничего не говорили. Почему тебя это так интересует? Хочешь отомстить? Это же всего лишь ваша Игра ассасинов?

Алан пожал плечами.

– Просто стало любопытно. Пытаюсь понять, откуда он взял снайперскую винтовку и навыки, необходимые для её использования.

«Отправь сообщение Тирану. Скажи, что я определил личность своего убийцы как Тьяго с Земли».

«Сообщение отправлено».

– Он потратил на это свой расовый бонус, – сказал Ас.

– Расовый бонус?

– Дополнительные очки, которые мы получили после Обучения за то, что были с Земли, только-только вступившей в Игру, – пояснила Дэйзи.

– А, это, – кивнул Алан. – Я потратил свои на усовершенствование своего искина.

Он не стал упоминать о том, что в довесок это также позволило ему стать Технолордом.

– Алан, ты подумал насчёт предложения присоединиться к Правительству Объединённого Мира? – спросил Ас. Он оторвал взгляд от экрана и посмотрел на юношу. – Время выбирать сторону уже практически прошло, а любой, кто не стал нашим союзником, вероятнее всего, будет считаться нашим врагом.

– Это перебор, тебе не кажется? – пожал плечами Алан.

Ас снова уставился на свой дизайн, затем взмахом руки его удалил.

– Возможно. Не исключено, что война уже завершится к тому моменту, как мы покинем Академию, – с этими словами он поднялся и широким шагом двинулся на выход из аудитории.

– У ПОМ всё так плохо? – Алан повернулся к Дэйзи.

– Скорее наоборот, если уж на то пошло. Легион Людей терпит поражения по всем фронтам и теряет позиции одну за другой. Скорее всего, в ближайшее время им придётся убраться с Земли, так что Асу вряд ли придётся поучаствовать в сражениях. Впрочем, после этого ситуация станет довольно запутанной.

– Это почему?

– Марс сейчас полностью под контролем Легиона Людей. А оборонительный пояс вокруг Красной планеты достаточно серьёзный, чтобы не позволить единственному флагману ПОМ приблизиться на расстояние сброса десанта. Они могут попробовать перебросить войска с помощью гражданских и торговых кораблей, но стоимость подобной операции выйдет заоблачной. А это то, чего ПОМ хотелось бы избежать любой ценой. Они также могли бы, не приближаясь, провести бомбардировку Марса, уничтожив колонию подчистую, однако ПОМ пытается избежать действий, которые бы навредили всему человечеству.

В то же время, Легион Людей не имеет возможности перебрасывать войска или припасы на Марс или Землю, ведь, опять-таки, единственный корабль флагманского класса находится в руках ПОМ. Так что, полагаю, в настоящее время установилась патовая ситуация. При нынешнем раскладе Легион проиграет, как только у них начнут заканчиваться припасы, однако это может занять годы. Годы, которых ни у кого нет.

– Ты ужасно хорошо обо всём этом осведомлена, похоже, – заметил Алан.

– Я частенько разговариваю со своей мамой. В любом случае, всё, что я сказала, можно найти в глобалнете. Никакой секретной информации я тебе не открывала, – пожала плечами Дэйзи.

– Ты не знаешь, где мне найти Тьяго? Я хотел бы кое-что с ним обсудить; можно даже после завершения Игры ассасинов, – сменил тему Алан.

– Прости, но ничем не могу тебе помочь, – фыркнула девушка. – Даже я слышала о награде за его голову, которую назначил Тиран. Отправь ему сообщение, если так хочешь с ним связаться. И вообще, тебе бы стоило уделять немного больше внимания своим манерам. Ты даже не попрощался со мной после занятия по ножевому бою.

– Ох, прости.

«Спроси у неё, как ты можешь исправить свою оплошность», – шепнула Ева.

– Возможно, ты позволишь мне загладить свою вину? – нерешительно проговорил Алан.

– Может быть. О чём именно речь?

– Я планировал побродить по Базару.

– Была там. Скучно, – Дэйзи задумчиво листала каталог эмблем, подбирая что-нибудь для своей брони.

– Ты заглядывала в сектор для петов? – спросил Алан.

– Нет, туда не заходила. Что ж, идём.

– Разве тебе не нужно было подобрать эмблему?

– У меня уже есть одна – белый круг, символ целителей.

– Окей, – обескураженно проговорил юноша, которого чуть ли не силком выволокли из аудитории. Вскоре они добрались до капсульной. Алан улёгся в капсулу и, забрав из администраторского хранилища предмет, указал в качестве точки назначения Базар. Здравствуй, Киберпространство.

Он быстро промотал приветственные сообщения. Базар напоминал аукционные площадки в MMORPG, только здесь можно было вживую опробовать предметы, которые подумывал купить. Также здесь был свободный рынок, где нередко можно было заключить действительно выгодную сделку. Люди всегда получали удовольствие от шоппинга, и Базар старался удовлетворить эту потребность в любых её формах и проявлениях.

Алан бы предпочёл просто проглядеть каталог и выбрать самый выгодный вариант, но Ева хотела, чтобы он заключил несколько сделок лично.

Он встретился с Дэйзи перед входом в магазин петов, который порекомендовала Ева. Это заведение не было похоже ни на одну лавку питомцев, которые Алану попадались до сих пор, а по площади мог поспорить с каким-нибудь внушительным торговым центром.

Левое крыло магазина представляло собой огромную коллекцию самых милых и очаровательных созданий, которые только можно было вообразить. Большинство из них было покрыто мягким мехом, а по размерам они варьировались от мячика для пинг-понга до холодильника. Однако были и другие разновидности, вроде комочков слизи или гладких ящериц. Каждый пет содержался в вольере с естественными для них условиями, как в зоопарке.

А правое крыло было отведено для боевых петов – смертоносных созданий, предназначенных для участия в сражениях. Большинство из них были ещё детёнышами, однако вольеры были снабжены интерактивными экранами, на которых посетители могли полюбоваться на пугающих монстров, которыми эти питомцы когда-нибудь станут. Здесь можно было найти преданного боевого пса, ядовитую змею, а также куда более экзотических созданий, вроде летающей рыбы, которая могла накапливать в себе энергию щитов и мгновенно разряжать её в смертельной атаке при необходимости.

В центральной же зоне содержались боевые питомцы, которые были при этом достаточно симпатичными или просто супер эффектными. На выделенной платформе покоилось небольшое “яйцо дракона”, с ценником в 100 платиновых меток или 200 миллионов кредитов. Рядом, на платформе поменьше, можно было видеть другое яйцо, из которого, судя по описанию, в будущем вылупится огненная птица, напоминающая феникса из земных легенд; 50 миллионов кредитов. Чуть подальше был также выставлен кусок камня, 10 миллионов кредитов.

«Кристаллический Голем. Взрослые особи способны выращивать в своём теле энергетические кристаллы стоимостью до десятков тысяч кредитов. Это существо также обладает выдающимися способностями в плане поглощения энергии из окружающей среды, плюс ему практически невозможно повредить обычным энергетическим оружием», – пояснила Ева.

Дэйзи тут же подбежала к пушистому зверьку, который напоминал помесь лисы и хорька. Один из консультантов поспешил к ней и начал вдохновенно рассказывать об этом питомце.

Алан начал разглядывать боевых петов. В какой-то момент он с удивлением обнаружил тех самых Пушистиков; здесь они продавались по 10 тысяч кредитов за штуку. Возможно, имеет смысл отловить нескольких на продажу.

«Если ты не собираешься использовать полученное нами яйцо, то самое время его продать», – сказала Ева. – «Должна сказать, что выращивание питомца может оказаться довольно хорошей…»

«Нет. Мы не будем выращивать это».

«Очень хорошо, значит, продаём. Запроси оценку».

Алан подозвал консультанта и достал свой приз, полученный за проникновение в сердце колонии насекомоподобных мутантов на Incipe, – неопознанное паучье яйцо. Юноша держал яйцо на вытянутой руке. Он ненавидел жуков.

Девушка-консультант приняла яйцо и бережно поместила его в какую-то инкубационную машину. Проведя сканирование, она сказала:

– Судя по всему, это яйцо Королевы Арахнидов. Пожалуйста, подождите немного, я приглашу управляющего. Он лично занимается всеми крупными сделками, – с этими словами она исчезла в одном из служебных входов.

«Королева? Давно нужно было от него избавиться», – буркнул Алан.

«Согласно моей базе данных, рыночная цена такого яйца составляет примерно 500к кредитов, с пиком в 650к и минимумом в 400к. Администраторы предлагали за него всего лишь 100к».

«Зачем кому-либо выращивать такое чудовище?»

«У игроков могут быть странные вкусы. Кроме того, Королева Арахнидов великолепно подходит на роль защитника Контрольной точки или босса данжена. Например, существует турнир, который проходит раз в несколько лет, в ходе которого игроки или группы игроков разрабатывают и создают данжены, часто тематические. Цены на петов, способных стать боссами данженов, во время таких турниров взлетают до небес».

Подошла Дэйзи, в обнимку с петом, с которым она играла раньше; пушистое создание уткнулось носом в её щёку, мило посапывая.

– Ты собираешься его купить? – спросил Алан.

– Нет. Он милый, конечно, но не настоящий, – ответила девушка, ласково поглаживая питомца.

– Одно то, что он имеет цифровую природу, не означает, что он не настоящий, – пожал плечами Алан. – Искины в этой Игре обладают пугающим интеллектом. Не думаю, что разработчики думали о моральной стороне, создавая её. Каждое, даже самое мелкое существо здесь вполне может обладать своими собственными мыслями и принимать собственные решения. Да и потом, ничто на самом деле не реально.

– Ничто не реально? – непонимающе переспросила Дэйзи.

Алан демонстративно огляделся.

– Ты утверждаешь, что все эти животные не настоящие только потому, что они представлены набором данных в Игре. Но откуда нам знать, что известная нам реальность не является также набором данных в более масштабной игре, основанной не на электрических сигналах, а на струнах, например? Все наши чувства и мысли – это лишь продукт различных сигналов и внешнего шума. По крайней мере, мы можем знать наверняка, что Игра имеет под собой какой-то фундамент.

Дэйзи мило склонила головку, пытаясь осмыслить сказанное.

– Прости, – опомнился Алан. – Наверное, я переборщил с занятиями по философии.

– Нет, это было интересно, – медленно проговорила девушка. Она подняла пушистого питомца двумя руками перед собой, рассматривая его. – Возможно, я его всё же куплю. По крайней мере, моя любовь к нему будет настоящей.

По какой-то причине Алан покраснел и отвёл взгляд. Это было слишком мило, по-видимому.

К ним приблизился хакслард, задрапированный в зелёный балахон и с зелёной же маской на лице.

– Да славятся Трое. Добро пожаловать в мой скромный магазин. Вы принесли весьма занятную особь, надо сказать. Я готов предложить за неё 400 тысяч кредитов.

Ева развернула перед Аланом сводку по всем зарегистрированным продажам яиц Королев Арахнидов.

– Насколько мне известно, такое же яйцо не так давно было продано за 750к кредитов, – ровным голосом проговорил Алан.

– На пике спроса, да, но сейчас рыночная ситуация совершенно иная. Я боюсь, что 450к – это максимум, что я могу себе позволить.

– Полагаю, что в таком случае мне стоит поискать другого покупателя, – пожал плечами Алан. – Я всегда могу придержать яйцо до того момента, когда цены станут более приятными. Лёгкие инвестиции.

Он повернулся к выходу.

– Постойте, хорошо, я согласен на 500к, – с мукой в голосе сказал хакслард.

Алан оглянулся на него.

– 500 тысяч – это текущая рыночная цена, но это не лучшее предложение, на которое вы способны.

– Ладно, но это моё последнее слово. 500к, плюс я позволю вам выбрать любого пета в пределах 25к для себя. В качестве бонуса можете забрать этого питомца за 1к, которого присмотрела себе ваша девушка.

– По рукам, – сказал Алан.

– Я не его девушка, – возмутилась Дэйзи. – И не думай, что сможешь подкупить меня подарками.

«Спроси, есть ли у тебя хоть какие-то шансы», – скомандовала Ева.

«Что? Нет».

«Просто сделай это. Ты ничем не рискуешь».

«ОК».

Алан посмотрел на девушку.

– Есть ли у меня хоть какие-то шансы?

– Нет, – мгновенный ответ.

– Оу, – Алан опустил взгляд на свои руки. Задумчиво поднял правую ладонь. Что люди обычно делают со своими руками? Он пригладил свои волосы, затем попытался сунуть руку в карман. Только вот он был не в брюках, а в силовой броне, и в результате лишь хлопнул рукой по металлу.

– Эм-м, ладно, что ж, мне уже пора. Увидимся, – сказал он наконец. “Увидимся”? Что это было?

– Вы не забыли про нашу сделку? – спросил управляющий.

– Ах да, простите, вылетело из головы, – Алан застыл.

– Это никак не связано с тобой, Алан, – вздохнула Дэйзи. – Я уверена, что ты замечательный парень и талантливый геймер.

– Само собой, – рассеянно отозвался он. Он начал изучать ближайших боевых петов. Все те, что были в пределах 25к кредитов, выглядели откровенно слабыми; Алан в два счёта обгонит любого из них по уровню и боевым возможностям.

Дэйзи положила руку ему на плечо и склонилась к его уху, прошептав:

– Дело в том, что у меня в жизни сейчас кое-что происходит; между мной и ещё одним человеком. И это кое-что, скажем так, мы не должны были себе позволять в нашем положении. Пожалуйста, не говори никому, хорошо? Я бы действительно подумала над твоим предложением, если бы уже не состояла в отношениях.

– О, ясно, – сказал Алан, слегка покраснев. – В следующий раз я обязательно вызнаю всё о девушке перед подобным вопросом.

– Не стоит говорить нечто подобное, звучит пугающе. Твой подход был верным, просто спроси, – хихикнула Дэйзи. – А отказ – это нормальная часть жизни, не стоит делать из этого трагедию. Кстати, ты давно последний раз общался с Китаной?

– Давненько. Честно говоря, я понятия не имею, чем она сейчас занимается.

– А, вспомнила. Кажется, она до сих пор обретается в Охотничьих угодьях.

– Я думал, существует ограничение на количество существ, которых можно убить, – поднял бровь Алан.

– Существуют редкие награды за боссов, которых можно найти лишь глубоко в джунглях, куда не добраться на колёсах. О популяции монстров в тех зонах Академия не слишком беспокоится, – объяснила девушка. – Впрочем, и риск достаточно велик. Там ты вполне можешь умереть, да и целыми днями оставаться в глуши… Я бы точно не пошла на это. Насекомые, грязь, болезни – всё это слишком реалистично представлено в Игре.

– Любопытно, – прищурился Алан. Затем он перевёл взгляд на хаксларда: – Ничего, если я придержу свой бонус в 25 тысяч на будущее? Сейчас здесь нет ничего, что мне могло бы понадобиться.

– Без проблем, – немедленно ответил управляющий. – Так что, в таком случае, оформляем сделку?

– Да, – Алан кивнул. В тот же миг его персонаж стал на 500 тысяч кредитов богаче.

Выскочило сообщение:

Успешно поторговавшись и заключив сделку на более выгодных условиях, вы получаете новую способность – Торг!

Харизма +10

– Спасибо, Алан, – сказала Дэйзи. – До встречи.

– Пока, – махнул ей юноша. Силуэт Дэйзи поблек и растворился; девушка вышла из Киберпространства, переместившись в свою Домашнюю зону.

«Прекращай хандрить», – раздался голос Евы. – «Вы в любом случае не подходите друг другу. И я знала, что она тебя отвергнет. Я просто хотела хоть немного закалить твой характер с помощью опыта, которого ты активно избегаешь».

«Погоди, ты предложила мне это, зная, что у меня нет шансов?»

«Да. От неё не исходило ни малейших сигналов. Совершенно очевидно, что она не воспринимает тебя в качестве вероятного партнёра».

«Довольно этой возни с харизмой», – проворчал Алан. – «Завтра мы будем стрелять и исследовать».

«Очень хорошо».

Глава 11

«Алан, проснись», – проник в его сознание голос Евы.

Алан разлепил глаза. После чего буркнул: «Э? Сейчас только 06:22».

«Тебе пришло важное сообщение от Фантома».

Алан открыл окно сообщений.


Фантом: Твоё первое официальное задание было утверждено. Вы с Китаной вернётесь в гильдию «Чёрной Розы» в течение 30 стандартных дней. Подробности узнаете по прибытии. О вашем назначении не разрешается говорить никому, даже согильдийцам. Мы понимаем, что эта миссия сократит время обучения в Академии, поэтому в качестве компенсации тебе были высланы пять платиновых меток. В зависимости от результатов миссии может быть выделена дополнительная награда. Если тебя беспокоит дальнейшее обучение, то по завершении миссии к твоим услугам будут гильдейские инструктора и оборудование, не уступающие тем, что в Академии. Пожалуйста, подтверди получение сообщения.

Алан: Сообщение получено.

Фантом: Удачи, распорядись оставшимся временем в Академии мудро.


Вспыхнуло новое квестовое окно:

Получено “Задание Чёрной Розы” (скрытый квест)!

Вернитесь на базу гильдии в течение 30 дней. Награда:??? Штраф за провал: исключение из гильдии.

Алан откинулся на подушку, уставясь в потолок.

«Полагаю, теперь о шансе добраться до Вольты можно забыть», – подумал он.

«Да. Довести два навыка до мастерского уровня и набрать десять рекомендаций Разбойника за 30 дней выглядит крайне маловероятно», – подтвердила Ева. – «По сути, нам не нужны Учителя или Академия, чтобы достигнуть базового или среднего уровня освоения большинства способностей; я обнаружила достаточно данных на серверах Академии, чтобы обеспечить тренировки самостоятельно. Вместо этого мы должны сосредоточиться на получении продвинутых, более узкоспециализированных знаний по какому-то направлению».

«Как, например, взлом», – хмыкнул Алан. – «Со скидкой Вернувшихся обучение Цербера будет стоить 13500 «С». У нас есть монета Куратора стоимостью 10000 «С». Пять платиновых меток по 500 очков способностей каждая – это ещё 2500 «С». Мы могли бы купить ещё две на кредиты, вырученные от продажи яйца. После этого у нас останется ещё 100к кредитов про запас».

«Очень хорошо. Хочу заметить, что на метки ты можешь купить очков способностей лишь в пять раз больше твоего уровня, однако при дальнейшем обмене очков на «С» они сбрасываются. В настоящее время у твоего персонажа уже куплено 500 очков способностей, это на сотый уровень», – уведомила Ева.

«Ясно», – Алан начал устанавливать ментальную связь с Администратором, чтобы переместиться на Базар.

«И всё же, почему именно взлом?» – спросила Ева.

Алан оборвал мысленное соединение с Администратором, чтобы быть уверенным, что его разговор с Евой никто не услышит, и оглядел пустое белое пространство своего Дома.

«Я никогда не смогу побить Предтечу, следуя правилам», – ответил он наконец. Юноша вывел перед собой описание навыка, который считал ключом ко всему; оно по-прежнему оставалось размытым:


Манипуляция данными (Ранг: S*, Освоение:??? Редкость: S): Ошибка


«Этого я и боялась», – почти по-человечески вздохнула Ева. – «Что, если тебя поймают на нарушении правил?»

Алан прервал разговор и подсоединился к Администратору. После чего активировал Сверхсознание и запустил взлом.

Юноша обнаружил себя в центральном бункере ментальной базы, которая теперь носила гордое имя “Цитадель”. Он покинул бункер и поднялся в небо. Цитадель занимала площадь радиусом в несколько кварталов. А вдали возвышался целый город, “разум” Администратора. Алан двинулся в ту сторону, желая увидеть подробности.

Это был совершенно серый город, разделённый на отчётливо выделяющиеся сектора; о назначении заполнявших мегаполис зданий Алан мог только догадываться. Большинство из них представляло собой огромные серые прямоугольные коробки, увитые силовыми кабелями. Город был опоясан тёмно-серой стеной высотой в 20 футов, а по всему периметру стены, через каждые несколько метров, можно было видеть однотипные сферические турели с единственным прямым стволом. Их были тысячи.

Вспыхнул энергетический щит, закрывая Алану обзор. В следующий миг от щита ударил синий электрический сгусток, двигавшийся с такой скоростью, что уклоняться было бессмысленно. Синяя молния ударила Алана прямо в грудь.

В глазах юноши потемнело, а затем он снова обнаружил себя в своём Доме. Безучастный до этого момента Администратор смотрел прямо на него.

«Игрок. Это ваше первое предупреждение. Вы не должны предпринимать попыток взломать Администратора или код Игры. Если вы нарушите это правило ещё раз, то получите огромное количество штрафных очков. Третья попытка совершить подобное преступление приведёт к принудительному выбросу из Игры и временному бану. Четвёртая попытка станет последней».

«Ясно, прошу прощения, просто тестировал новую способность», – сказал Алан.

«Приветствую, странник, чем я могу вам помочь?» – тон Администратора изменился, как по волшебству.

Алан секунду пялился на него, после чего спросил: «Как я могу снять с себя предупреждения?»

«Предупреждения сбрасываются только Главным Администратором. Как правило, это требует определённой репутации с Администрацией, платы и прохождения особого задания».

«Окей, спасибо».

«Это было глупо», – прокомментировала Ева.

Алан её проигнорировал. Он забрал метки, присланные гильдией «Чёрной Розы», и отправился на Базар купить ещё две платиновые метки. Обменяв их все на 700 очков способностей, Алан переместился на Энигму.

***

– Я решил стать хакером, – сказал Алан. К этому моменту он уже добрался до незарегистрированной капсулы Цербера, готовый потратить целую прорву очков и «С».

– Чудесно, – ответил Цербер. – Могу я для начала кое-что предложить? Купи талант “Бережливость” из ветки Разбойников и выбери для “Талант” хакерскую ветку. И то, и другое снизит затраты на обучение на 5 %, существенно уменьшая расход очков способностей и «C».

– Это сработает и сейчас? – удивился Алан.

– Это Академия, – Цербер пожал плечами. – На услуги Учителей распространяются те же скидки, как если бы ты тратил очки способностей через Администраторов. Ладно, за дело.

Алан последовал совету Цербера. Выскочили два уведомления:

Вы получили новый талант Вора, “Бережливость”! Стоимость развития способностей вашего персонажа снижена на 5 %. Уже изученные способности не пересчитываются.

Способность “Талант (нереализованный)” была преобразована в “Талант (Хакер)”! Вы необычайно одарены в областях, связанных со взломом; стоимость изучения всех релевантных навыков уменьшена на 5 %. Разблокированы дополнительные хакерские улучшения. Вместимость Цитадели увеличилась. Использовано ёмкости ментальной базы в настоящий момент: 3 %.

Алан почувствовал, как его омывает волна новых знаний, формируя новые связи в его мозгу. Он повернулся к Церберу.

Перед его глазами высветилось новое сообщение:

Принять предложение Цербера пройти обучение за 12 000 «C»? В этом случае 400 очков способностей будут конвертированы в 2000 «С»; количество купленных за метки очков будет сброшено до 800; одна монета Куратора будет конвертирована в 10 000 «С».

«Принять», – подумал Алан.

В результате у него осталось 172 очка способностей.

Тонкий лучик света протянулся от Алана к Церберу. Цербер слегка выпрямился, его глаза заблестели; Алан впервые видел его таким живым.

– Славно. Что ж, давай закончим начатое.

***

Алан стоял среди паутины лазерных лучей, в центре тренировочной площадки. Но на этот раз рядом был Цербер. Лазерные лучи врезались в него, однако, судя по всему, не наносили никаких повреждений.

– Остался только один путь, – сказал Цербер. Алан развернулся влево, к виднеющейся вдалеке лесной полянке. Он двинулся вперёд с помощью Евы, гадая, какая же тренировка предстоит ему на этот раз.

Когда он выбрался через портал, перед ним словно из-под земли выросли четыре солдата. Каждый из них был облачён в стандартную силовую броню и был вооружён лазерной винтовкой. Их сопровождал единственный медик-псионик с характерной белой эмблемой на силовом костюме, оружия у него не наблюдалось.

– Твоё первое задание – выбраться из леса без потерь, – заговорил Цербер. – Ты не можешь напрямую помогать или мешать своему отряду, а также удаляться от них более чем на пять метров. Однако ты можешь отдавать им приказы.

Алан огляделся; вокруг шумел лес. Он перевёл взгляд на NPC-солдат и сказал:

– Шагом марш.

Солдаты зашагали вперёд.

– Стоп.

Солдаты остановились.

– Танцуйте Макарену.

Отряд начал танцевать с удивительной синхронностью.

– Стреляйте в деревья в пятидесяти метрах по курсу, с поправкой на десять метров вправо.

Солдаты открыли огонь примерно в указанном направлении, не переставая выделывать танцевальные па. Точность была, мягко скажем, не ахти. Юноша попытался подключиться к их сознанию, поскольку в этот момент ощутил их слабые ментальные присутствия.

Цербер выставил перед собой ладонь, останавливая его.

– Не жульничай. Ты ведёшь отряд, а не контролируешь каждого из них.

– Хорошо, – пожал плечами Алан, – хотя я не совсем понимаю, к чему всё это.

«Прикажи солдатам выстроиться в таком порядке», – Ева послала ему изображение.

Алан снова повернулся к своим подопечным:

– Ищите выход из леса; остерегайтесь ловушек и врагов. Двое идут впереди, двое сзади, медик в центре формации. Постоянно следите за окружением во время движения.

Пока они шли через лес, Цербер поинтересовался:

– Ты уже раньше делал что-то подобное? На Аркаде есть игра, похожая на этот тест.

– Это мало чем отличается от обычных стратегий в реальном времени, только без вида сверху, – ответил Алан. Он не стал упоминать, что источником тактик и рекомендаций выступала, разумеется, Ева.

«Обнаружен враг прямо по курсу. Прикажи двум солдатам медленно двигаться вперёд, а двум другим прикрывать их с расстояния на всякий случай. Медик пусть готовится», – сказала Ева.

Алан ретранслировал её указания отряду. Два солдата осторожно двинулись вперёд, обнаружили двух вражеских солдат и уничтожили их при огневой поддержке товарищей.

– Новый сценарий, – сказал Цербер. – Защита базы.

Вдали прогремел взрыв.

– Бегом, марш! – крикнул Алан. Солдаты припустили вперёд, Алан вслед за ними. Отряд выбрался из леса навстречу дыму и звукам взрывов. Здесь и там сквозь тяжёлую завесу прорывались лазерные разряды, но все они были одного и того же красного цвета. Отличить врагов от друзей в таких условиях было крайне затруднительно.

Алан быстро пробежался по различным фильтрам своего бионического имплантата; единственный режим, оказавшийся более или менее полезным, позволил разглядеть сквозь дым очертания приземистых строений базы, которая в настоящий момент подвергалась атаке.

– Следуйте за мной, – бросил Алан, устремляясь к ближайшему зданию.

У входа обнаружился одинокий охранник.

– Доложить обстановку! – рявкнул Алан, стараясь перекричать царящий вокруг хаос.

– С чего бы мне тебе докладываться? Ты командир взвода, – вытаращился на него охранник.

– И что мне тогда прикажешь делать? Кто здесь главный? – спросил юноша.

– Разве ты не состоишь в рейдовой группе?

Выскочило сообщение, в котором говорилось, что Алан теперь состоит в рейд-группе под названием “Защитники”. Появился интерфейс, похожий на групповой чат, но разбитый на несколько слоёв. Алан мог отправлять либо личные сообщения отдельным NPC, которые имели оригинальные имена от Защитника1 до Защитника100, либо групповые определённому взводу, либо общие на всю рейд-группу. Можно было даже настраивать оформление сообщений при желании. Во взвод Алана входили Защитники с 96 по 100. Защитник1 рядом со своим ником имел звёздочку, которая, очевидно, указывала на лидера группы.

Алан связался с Защитником1.


Алан: Передай мне контроль над рейд-группой.

Защитник1: И с чего бы мне это делать? Доложи о том, что вы видели в лесу.

Алан: Встретили двух вражеских солдат. Они были устранены.

Защитник1: Хорошо. Защищайте базу.


Алан повернулся к Церберу, но тот лишь пожал плечами.

– Таков сценарий. Веди людей. Это несколько больше, чем просто отдавать приказы.

Алан повёл свой взвод обратно.

«Нет, найди командный центр», – шепнула Ева.

Решив последовать её совету, Алан зашагал вглубь базы, без особого труда отыскав штаб. Вход охраняли два солдата, Защитник2 и Защитник3, в броне среднего ранга и с лазерными мечами в руках. Защитник1 сосредоточенно рассматривал командный интерфейс. Это тактическое оборудование позволяло получить трёхмерное голографическое изображение всего поля боя, словно на шахматной доске, только в режиме реального времени и с огромным количеством деталей и сводной информации.

Насколько Алан мог видеть, у врага было трёхкратное численное преимущество перед Защитниками. Кроме того, у нападавших имелся танк, тогда как все оборонительные укрепления базы состояли только из лазерного щита.

Ева начала стремительно производить вычисления. Алан был не в состоянии отследить все её выкладки, однако понял главное: базе конец, если Защитники и дальше будут пассивно дожидаться вторжения врага.

– Если ничего не изменить, то база будет уничтожена в течение 10 минут, – сказал он вслух.

– Не мешайся под ногами и вернись на свой пост, – отрезал Защитник1.

– Послушайте, даже если вы просто сосредоточите основные силы Защитников вот в этом квадрате, передвинете снайперов вот сюда и подготовите засаду в этом проходе, то шансы на победу значительно возрастут, – не сдавался Алан.

– Ты нарушаешь субординацию! Сейчас же вернись на позицию, – холодно глянул на него лидер рейд-группы.

Алан долгую секунду рассматривал ветерана, затем отдал приказ отряду:

– Огонь по Защитнику1.

Солдаты безропотно вскинули винтовки и в упор расстреляли лидера рейда.

Звёздочка лидера автоматически перешла Защитнику2. Тот тут же пометил отряд Алана, как врагов, и на пару с Защитником3 набросился на них с лазерным мечом.

Вспышка света поглотила всё вокруг, и сценарий перезагрузился. Алан обнаружил себя стоящим на опушке леса со своим отрядом; база всё также исходила чадом и взрывами.

– Иногда тебе будут попадаться недалёкие начальники, которые будут игнорировать даже самые разумные доводы, – коротко прокомментировал Цербер.

Алан попробовал перейти со своим взводом в наступление – он запомнил примерную расстановку сил и даже сумел вывести из строя 75 солдат противника, прежде чем его отряд был уничтожен танком и сценарий перезагрузился. Цербер на это никак не отреагировал.

Затем он попробовал отсидеться в командном центре. Защитники уничтожили порядка трети нападающих до того, как те добрались до штаба. Ещё тридцать солдат положили Защитник2 и Защитник3, но после этого взвод Алана был окружён и уничтожен.

Юноша также несколько раз пытался захватить вражеский танк, либо дожидаясь момента, когда тот будет повреждён, либо устроив засаду в удобном месте. Каждая из этих задумок с треском провалилась.

– Только из того, что никто не слушает твоих приказов, не следует, что никто не прислушается к твоим советам, – покачав головой, бросил Цербер.

– Что ты имеешь в виду? – нахмурился Алан. – Командир же полностью проигнорировал мои рекомендации.

– Естественно, ведь он видел перед собой только солдата, нарушающего субординацию, – пожал плечами Цербер.

– Погоди, у этих защитников что, прописаны собственные индивидуальности? – спросил юноша.

– Да. К слову, у каждого из них также собственный набор навыков и талантов, – усмехнулся его собеседник. – Я разве не упоминал?

– Нет, – хмуро отозвался Алан.

Во время следующей попытки Алан остался в штабе, однако начал рассылать подробные рекомендации персонально каждому защитнику, указывая направление наступления врага и вероятные позиции снайперов. Эту информацию ему нашёптывала Ева, которая тщательно проанализировала все предыдущие попытки. На этот раз они сумели уничтожить половину нападавших, а за минуту до поражения Защитник1 даже передал ему под управление ещё один взвод.

Следующая попытка – Алан расщепил сознание. Одно его “я” отправилось с взводом уничтожать вражеских солдат, тогда как другое занялось тактическими рекомендациями для защитников. Необходимость оставаться в пяти метрах от взвода юноша обошёл, оставив медика в командном центре, откуда тот постоянно держал его в курсе изменения оперативной ситуации на поле боя.

В этот раз Защитник1 выделил ему второй взвод значительно быстрее – количество фрагов, набитых его отрядом, явно впечатлили лидера рейд-группы. Используя оба взвода, Алан сумел уничтожить около двух третей атакующих, прежде чем база окончательно пала.

Наконец, восьмая попытка завершилась победой в сценарии. Алан выиграл, заставив свой взвод и тех солдат, что передали под его управление в ходе битвы, обыскивать всех павших врагов на предмет более специализированного вооружения. В результате ему удалось почти без потерь уничтожить вражеский танк, раскайтив[1] его несколькими снайперами.


– Не так уж плохо, – прокомментировал Цербер. – Самые распространённые способы прохождения сценария требуют либо убедить Защитника1 передать командование, либо обнаружить, что защитникам необходимо лишь удерживать позиции до подхода подкреплений. В последнем случае взвод используется для отвлечения противника, чтобы выиграть время. Но и твой способ сгодится.

– Что? Как я должен был убедить Защитника1 сложить полномочия? – Алан округлил глаза.

– Как минимум, поговорить с ним. Все NPC в сценарии проработаны на совесть, у каждого есть внушительная предыстория. Ты мог шантажировать его, обнаружив его интрижку с другим членом рейд-группы, или подбить Защитника2 устроить переворот. В любом случае, эти сценарии предполагают множество различных способов решения, хотя твой оказался довольно занятным. Ладно, двигаемся дальше: “Защита планеты”.

Алана переместило в рубку космического корабля. Перед ним был тактический стол, напоминающий оборудование Защитников, только вместо одного поля боя на нём отображалось порядка 30 крупных сражений по всей планете, плюс множество дополнительной информации о мелких стычках, передвижении войск и подготовке к сражению.

Алан мог масштабировать трёхмерное изображение в широких пределах, в деталях обозревая отдельные битвы. Тем не менее, многие части планеты были залиты чернотой – здесь не было средств визуального наблюдения, лишь сводки и рапорты разведчиков. Ева мгновенно оказалась перегружена обилием данных; ей потребовалась долгая минута, чтобы переварить их все, но за это время два крупных сражения уже подошли к концу.

В этом сценарии Алан был главнокомандующим изначально. В его подчинении находились 10 миллионов защитников планеты против вдвое большего числа нападавших, имевших, вдобавок, более совершенное вооружение и поддержку из космоса. Кроме тактического стола в распоряжении Алана также находилась база данных с детальнейшей информацией о всех защитниках: уровни, характеристики, личные качества, всё.

Ева начала составлять список приказов, которые необходимо было передать, и Алан начал спешно связываться с адресатами.

– Двигайтесь в квадрат А. Отступайте. Продолжайте преследование. Устройте засаду в этом секторе… – бормотал он.

– Избавься уже от своего образа мышления обычной биоформы, – глянул на него Цербер.

Алан прекратил раздавать приказы и повернулся к нему.

– Что?

– Ты Технолорд, а не какая-то тупая обезьяна, которой необходимы рудиментарные органы для того, чтобы общаться и демонстрировать своё эго. Используй свои способности более полно.

«Активируй Сверхсознание и передавай приказы в виде текста посредством игровых сообщений», – подсказала Ева.

«О, точно», – Алан просветлел лицом.

Он активировал Сверхсознание и разделил разум надвое. Одна половина следила за глобальной картиной, синхронизируя движения многих тысяч солдат относительно друг друга, тогда как вторая отвечала за тактические моменты, рассылая указания отдельным отрядам и переназначая роли, основываясь на базе данных о способностях защитников. С помощью Евы он обнаружил, что в некоторых случаях информация о солдатах не соответствовала действительности, выявив, таким образом, укрытых в своих рядах “кротов”.

По мере развития событий количество защитников уменьшалось, а нагрузка на Еву сокращалась, так что с каждой минутой она выдавала всё более и более точные и подробные инструкции.

– Тебя не напрягает, что всю работу делает твой ИИ? – полюбопытствовал Цербер.

– Нет, в этом и суть руководства – делегировать обязанности.

Цербер в ответ махнул рукой, и всё внезапно ускорилось. Скорость симуляции возросла в десять раз. Тем не менее, количество защитников уже снизилось до такой степени, что Ева вполне справлялась с нагрузкой, и в течение часа Алан разгромил последнюю волну нападавших.

Три сообщения вспыхнули перед глазами юноши одно за другим, в то время как сам он внезапно оказался перед огромной металлической дверью, которая вполне могла бы подойти средних размеров ангару.

Вы встали во главе большой группировки войск и привели их к победе – разблокирована новая субхарактеристика Харизмы, Лидерство! За каждые пять очков Харизмы будет добавляться одно очко Лидерства.

Лидерство +25

* * *

Вы сумели грамотно выстроить эффективную стратегию для победы в сражении – получена новая способность из ветки Технолорда, Тактический анализ!

Интеллект +15; Лидерство +10

* * *

“Неизвестная фаза”, квест обновлён!

Вы прошли испытание Канцлера и получили доступ к вратам в Хранилище данных Академии. Чтобы попасть в Хранилище, необходимо выполнить следующие задания:

– получить по 5 Рекомендаций каждого типа, 10 Рекомендаций для вашего класса (Разбойник);

– победить в Игре ассасинов;

– занять I место в Битве чемпионов;

– завершить полный курс обучения в Институте;

– одолеть либо босса ранга A 1000 уровня, либо босса ранга S 500+ уровня в Охотничьих угодьях;

– получить одобрение Канцлера.

– Ты Канцлер? – спросил Алан.

– Наконец-то дошло, да? – хмыкнул Цербер. Рядом с его именем на миг вспыхнули два титула: Канцлер Академии и Агент Вернувшихся.

Глава 12

– Я должен выполнить все эти условия, чтобы попасть в Хранилище данных? Это невозможно, – недоверчиво проговорил Алан.

– Искатель выполнил уже половину, – пожал плечами Цербер.

– Могу я делать это с группой?

– Нет, каждый должен сам заработать себе право попасть в Хранилище, – ответил Цербер. После этого он окинул Алана взглядом и добавил: – Я бы предложил тебе не забивать себе этим голову. За всё то время, что я был Канцлером, ещё ни один не-Предтеча не сумел выполнить все условия.

– И как велико это “время”?

– На сегодня мы закончили с индивидуальными тренировками, – Цербер пропустил вопрос мимо ушей. – Ты можешь практиковаться и заново проходить эти испытания, как только почувствуешь, что готов. А сейчас у меня дела. Встретимся завтра в 08:00 у моей капсулы.

С этими словами он открыл меню и исчез.

Открылся синий портал; он вёл в центр тренировочной площадки.

«Отправь информацию об условиях для посещения Хранилища данных Шажку», – сказал Алан Еве.

«Отправляю…»

Ответ Шажка не заставил себя ждать: «Спасибо за информацию… Нет и грёбанного шанса, что мы сможем выполнить эти условия. Удачи».

Алан ещё несколько часов позанимался в тренировочном зале Цербера, а затем отправился на боковую, гадая, что именно будет ждать его завтрашним утром.

***

– Что ж, пора продолжить наши занятия по взлому, – заявил Цербер. – А что может быть лучше для развития, чем апгрейд своей базы? Полезай в капсулу; она переместит тебя прямо в Киберпространство.

Алан тяжёлым взглядом посмотрел на белоснежный бокс. Высветилось сообщение:

Вы собираетесь использовать незарегистрированную капсулу. Вы уверены, что хотите продолжить? В капсулах, не зарегистрированных в Администрации, могут проводиться самые различные неизвестные операции.

Алан невольно замешкался, припомнив ту агонию, что поджидала его в этой капсуле в прошлый раз.

– Я действительно очень занятой человек, – проговорил Цербер.

Юноша со вздохом залез в капсулу.

***

Алан обнаружил себя парящим над Цитаделью, а рядом две знакомые фигуры – Цербер и Ева. По сравнению с последней Цербер куда больше походил на робота. Ментальная база Алана увеличилась раз в пять, занимая теперь площадь небольшого городка или военной базы. Юноша мог явственно ощущать границы своего домена.

Домен Цербера в Киберпространстве был укрыт за циклопическим щитом, который уходил далеко-далеко, насколько хватало глаз.

– Начнём реконструкцию, – сказал Цербер. Сразу же после его слов перед Аланом выскочило окошко с вопросом:

Дать Церберу разрешение возводить дополнительные строения в Цитадели?

Поколебавшись, Алан мысленно подтвердил.

В тот же миг по всей территории базы Алана возникли новые бункеры. Здесь и там начали возникать контуры различных строений, сигнализируя о начале постройки.

Генераторы щитов переместились в северо-восточный сектор Цитадели и запустили цикл апгрейда. Прямо на глазах Алана вокруг генераторов начали возникать дополнительные слои металла и толстых кабелей. Короткое время спустя вокруг Цитадели замерцали два силовых барьера.

Бараки переместились в северо-западный сектор базы. Рядом с ними выросли ещё три таких же строения, после чего все они начали улучшаться. Скучные серые коробки превратились в белоснежно-белый полевой госпиталь, склад снабжения и два ультрасовременных тренировочных комплекса.

В юго-западном секторе неожиданно выросли из-под земли два массивных металлических пилона высотой в 20 метров. По ним то и дело пробегали жёлтые электрические сполохи, а возведённые в Цитадели здания начали оживать одно за другим.

Ещё одно строение, похожее на автомастерскую, появилось в северо-восточном секторе базы. Широкие двери этого “гаража” были открыты, а за ними виднелись верстаки и столы с самыми разнообразными инструментами и химическими реагентами. Алан понял, что это так называемый “исследовательский центр”.

Наконец, в центре базы возникли контуры строения, которое Алан мог описать только как истинную цитадель. Оно было размером с небоскрёб, добрых 150 метров в высоту, и практически касалось верхушкой полупрозрачного барьера силовых щитов базы. Стены цитадели концентрическими кругами охватывали здание, поднимаясь всё выше и выше по мере приближения к центру. Это напоминало устройство Минас-Тирита из “Властелина колец”, однако, в отличие от фэнтезийного города Средиземья, эта цитадель была целиком выполнена из тёмного металла, а её главная башня, судя по всему, имела какое-то практическое значение – сразу после возведения вершина цитадели начала наливаться опасным свечением, вытягивая энергию из окружающего пространства.

В глазах Алана зарябило от новых уведомлений:

Малое силовое поле было улучшено до Большого силового поля.

Были построены три дополнительных Барака.

Бараки были улучшены до Лазарета.

Бараки были улучшены до Склада снабжения.

Бараки были улучшены до Тренировочного комплекса

Были построены две Энергобашни.

Максимальное значение ментальной энергии увеличено на 200.

Был построен Исследовательский центр.

Был построен Арсенал.

Задействовано пространства Цитадели: 94 %.

Ментальное сопротивление возросло.

– Что это было? – Алан округлившимися глазами посмотрел на Цербера.

– А ты думал, я просто присвою твои очки? Ты заплатил за всё это, – Цербер театрально развёл руками.

– И как мне всем этим пользоваться? – спросил Алан.

– Проведём небольшую экскурсию, – отозвался Цербер и скользнул вниз, к земле. Сопровождаемый Евой, юноша последовал за ним.

Цербер ткнул пальцем в генераторы щитов:

– Про щиты ты уже знаешь, они делают то же, что и любые другие щиты: поглощают внешний урон.

Далее он повёл рукой, вытянув её в сторону пилонов:

– Эти штуки запитывают другие постройки, а также повышают твой запас ментальной энергии.

Договорив, Цербер зашагал вперёд, остановившись напротив четырёх бараков.

– Тренировочные комплексы позволяют тебе создавать улучшенные юниты. Склад снабжения уменьшает стоимость поддержания боевых программ, то есть, количество ментальной энергии, требуемое для поддержания юнитов в активном состоянии. Лазарет устраняет повреждения программ, не важно, будут ли это твои морские пехотинцы или Ева. Кроме того, эта постройка способна восстанавливать твоё собственное ментальное здоровье.

– Моё ментальное здоровье? Типа, если я свихнусь? – поднял бровь Алан.

– Нет, не твоё психическое состояние, а ментальное здоровье, твои хитпоинты в Киберпространстве. Если в Игре твои ХП упадут до нуля, ты умрёшь; здесь всё аналогично. Не советую доводить до нуля своё ментальное здоровье.

– Почему, что произойдёт, если оно уйдёт в ноль?

– Что угодно от необратимых повреждений мозга до смерти в реальном мире, – небрежно ответил Цербер. – Опять же, не вздумай умирать во время взлома. Умирать. Нельзя. Ты понял?

Алан уставился на него.

– Окей, я понял, но разве в таком случае хакерство не чересчур опасно? Насколько я силён? Сколько здоровья или защиты у меня здесь есть? – заговорил он наконец.

– До настоящего момента ты осуществлял попытки взлома в так называемом “управляющем режиме”. Ты лишь командовал своими боевыми программами и своим искином во время сражения. При таком подходе ментальная смерть тебе грозит только в том случае, если будет уничтожена вся твоя база до основания, – Цербер усмехнулся и взглядом указал на огромное сооружение в центре, Арсенал. – Всё меняется, когда на сцену выходит эта постройка. Арсенал не только позволяет тебе улучшать вооружение своих юнитов и искина, но также и участвовать в сражении лично.

Металлическая дверь Арсенала отъехала в сторону, и Алан вступил внутрь.

Он был изрядно разочарован. Это был большое, многоуровневое и абсолютно пустое строение. Они двинулись по кругу, медленно поднимаясь с одного уровня на другой. Всего таких оказалось десять, каждый был отгорожен от предыдущего массивными металлическими вратами.

– Ты можешь заполнить это пустое пространство декоративными или оборонительными элементами, возможно даже, небольшими постройками, – сказал Цербер. – Здесь также есть отдельные мастерские для кастомизации юнитов и искина, которые предполагают такую возможность.

Пока они поднимались к центральной башне Арсенала, Алан спросил:

– Почему ты решил создать для меня именно эту постройку? Если я правильно помню, она стоила 100 000 «С». Те же средства можно было потратить на создание целой армии или небольшого космического флота, разве нет?

– Можно было, – хмыкнул Цербер, – но ты продемонстрировал весьма посредственные способности к управлению большими силами. Все вычисления за тебя проделывала Ева, а она не самый блестящий командир. Всё по учебнику, скучно и предсказуемо.

Алан перевёл взгляд на Еву. Видеть её во плоти по-прежнему было немного странно. Ангельская красота, чёрные как смоль волосы – она была слишком близка к его идеалу, чтобы это можно было назвать совпадением.

– Ты что-то необычно молчалива, – сказал Алан.

– Этот метод общения неудобен, – ровным голосом ответила Ева. – Звук неэффективен в качестве средства передачи информации. Человеческий прогресс во многом сдерживается как раз ограничениями, накладываемые такой формы коммуникации.

– А альтернатива?..

– Прямая передача данных. Наш основной метод общения внутри Игры, – отозвалась она.

Алан улыбнулся и снова перевёл взгляд на Цербера.

– Окей, надо сказать, что я всё ещё слегка путаюсь во всей этой хакерско-виртуальной кухне, Киберпространстве. Мы всё ещё в Игре, просто на другом её уровне, так?

– Да, твоё физическое игровое тело сейчас находится в моей капсуле. Если, к примеру, на Академию нападут, и капсула будет уничтожена, то твой персонаж умрёт, а соединение с Киберпространством прервётся.

Запомни, всякий раз, когда ты входишь в Киберпространство, собираясь что-то взломать, твоё физическое тело впадает в нечто вроде комы. Если, конечно, ты не разделил своё сознание и не оставил одно “я” контролировать тело. Киберпространство – это корневой доступ к любой информационной структуре, где возможно вносить изменения в электронные команды и файлы.

– Но всё это настолько геймифицировано, что становится сложно отличить Киберпространство от самой Игры, – пожаловался Алан.

– Ну, это следствие модификаций имплантата Технолорда. То, как пользователи и компьютерные системы взаимодействуют, определяется пользовательским интерфейсом. Строчки кода, текстовые команды, сложные процессы – всё это бессмысленный набор символов для рядовых игроков.

– Я понял, – кивнул Алан. – И всё это преобразуется в такой вид в режиме реального времени?

– Это Игра, Алан. На твоём уровне развития этого объяснения более чем достаточно, – последние слова Цербер проговорил, перешагивая порог главного зала Арсенала. Это было такое же простое помещение без каких-либо декораций; лишь в центре комнаты был установлен единственный тактический стол.

Алан приблизился к столу и открыл меню, получив обзорный отчёт по Цитадели. Одновременно открылись окна с состоянием и стоимостью всех построек, а также с описанием всевозможных действий, которые он мог совершить. В частности, в описании Тренировочных комплексов можно было видеть список юнитов, которые были доступны для обучения: элитная морская пехота, медики и охранники (меч).

Алан открыл окно Арсенала. Появилось изображение его игрового персонажа вместе с вещами в его инвентаре. В параллельно открывшемся окне можно было видеть описание Евы, её характеристик и навыков.

– Арсенал имеет ряд функций, – снова заговорил Цербер. – Это оборонительная постройка, защищающая твой разум. Кроме того, здесь можно преобразовать твои игровые предметы и навыки в аналоги, доступные для использования в Киберпространстве. И наконец, Арсенал позволяет тебе захватывать ресурсы после успешного взлома – оружие, юниты, информацию, даже «С».

Давай начнём с конвертации оружия и способностей. Эта программа, Арсенал, может конвертировать в объект Киберпространства любую вещь, которой ты владеешь. Например, попробуй выбрать свою любимую Силовую броню Разведчика Вернувшихся.

Алан выбрал предмет, и тут же выскочило уведомление:

Начать конверсию? Приблизительное время до завершения: 57 стандартных дней. Этот предмет должен оставаться в вашем инвентаре в течение всего процесса.

Приблизительная оценка характеристик:

Щитов: 1000, Защита: 500, Спецспособности: Поле невидимости (базовое), Поле невидимости (продвинутое).

– Конвертация сложных объектов требует времени, и лишь одну вещь можно конвертировать за раз, – сказал Цербер. – Но как только процесс будет завершён, дизайн попадёт в базу данных твоего Арсенала и будет доступен для твоего искина и совместимых юнитов; только не забывай, что каждый сотворённый таким образом объект также блокирует небольшое количество ментальной энергии на поддержание. По мере заполнения Арсенала ты сможешь создавать всё более сильных и разнообразных юнитов. Поскольку ты лучше всего приспособлен для управления маленькой группой с узкоспециализированными задачами, то такой путь развития тебе подойдёт куда больше.

– Можно ли как-то ускорить процесс конвертации? – спросил Алан.

– Любой софт можно улучшать – для этого, собственно, и нужен Исследовательский центр. Ты можешь перевести его в активный режим, чтобы попытаться разработать апгрейды для тех или иных зданий или юнитов, однако результат предсказать невозможно, да и сами исследования проходят, как правило, довольно медленно, – Цербер задумчиво поднял глаза к потолку. – Для быстрой и эффективной конверсии или апгрейда необходимы данные. Ты можешь попробовать добыть “рецепт” для апгрейда Арсенала, который уменьшил бы время конверсии, либо позволил бы конвертировать несколько предметов за раз. Кроме того, существует возможность мгновенно разблокировать предмет в Арсенале, но для этого необходим оригинальный чертёж для Фабрики, поскольку в нём содержится исчерпывающая информация об объекте. Таким образом, Арсеналу, по сути, и не придётся считывать информацию с конкретного предмета в твоём инвентаре.

– Хо, в таком случае у меня есть чертёж брони для Фабрики, – встрепенулся Алан. – Мне его дали, чтобы я мог ремонтировать её даже в стандартных Фабриках. Впрочем, стоимость материалов на изготовление ещё одного комплекта просто безумная. Я не нашёл на Базаре и половины необходимого, а те, что нашёл, стоили порядка 500к кредитов.

Алан нашёл нужный файл в памяти Евы. Арсенал уведомил, что конвертация файла займёт пять минут.

– У тебя есть… что? – недоверчиво переспросил Цербер. – Этот файл сам по себе стоит сотни миллионов кредитов…

Алан прекратил проглядывать меню, раздумывая над другими предметами и способностями, которые можно было бы конвертировать, и уставился на Цербера.

– Ты можешь сделать копии этого файла? – спросил юноша.

– Нет, если только это не мастер-файл, – покачал головой Цербер. – А в таком случае Игра бы отобразила чертёж в виде физического объекта. Владелец мастер-файла может создавать копии для других игроков, но их число ограничено. Чем выше ранг требуемой Фабрики для изготовления предмета, тем меньше копий можно снять.

В голове Алана словно что-то щёлкнуло, будто кусочек пазла встал на своё место.

– М-м, а если в моём физическом игровом теле есть предмет или расширение, который, скажем, предоставляет другим доступ к тому, что я вижу в Игре, то здесь это же не будет работать, так? – спросил Алан.

– Нет, и я бы сразу заметил любую передачу информации из этого места. Только расширения твоего мозга работают в Киберпространстве.

– К слову, у Вернувшихся же нет обязательного требования иметь только одного мастера, как у ситхов? Я могу обучаться у разных членов фракции, верно?

– Да. Существуют некоторые отдельные группы с иными правилами, но лично я не имею ничего против твоего обучения у других Вернувшихся.

– Что ж, это объясняет наличие устройства самоуничтожения в одном из моих имплантатов, – задумчиво проговорил Алан.

– Э-э, кстати об этом…

– Дай угадаю, ты добавил одно такое устройство в мой имплантат Технолорда.

– Вернувшиеся существуют так долго не благодаря счастливому стечению обстоятельств, – пожал плечами Цербер. – Но если оно когда-нибудь будет активировано, ты можешь сообщить о нарушении Администраторам, и любого из нас, вероятнее всего, лишат наших должностей, поскольку подобные устройства запрещены Администрацией.

– Да уж, какое облегчение.

– Оно также будет удалено, как только ты достигнешь звания Агента Вернувшихся, – сказал Цербер. – Ладно, мы должны закончить наше обучение.

– Закончить? – переспросил Алан?

– Я рассчитывал, что эти испытания отнимут у тебя больше времени, но полезность Евы превысила мои ожидания, – кивнул Цербер. – В заключительном этапе тебе придётся избавиться от уютной страховки и отключить управляющий режим.

Алан пробежался глазами по меню тактического стола; в правом нижнем углу обнаружилась большая красная кнопка с красноречивой надписью “Отключить управляющий режим”. Юноша без колебаний её нажал, и перед его глазами выскочило окно подтверждения:

Вы уверены, что действительно хотите отключить командный режим? Смерть в Киберпространстве может привести к необратимым повреждениям мозга и даже к реальной гибели игрока.

Алан подтвердил. Поток информации об окружающем мире резко уменьшился, а соединение с Евой начало истончаться, пока не исчезло полностью. В остальном ощущения были такими, словно он был в Игре, а не в Киберпространстве.

Алан открыл окно со своими характеристиками:

Алан, человек, ранг A

Атака: N/A, Защита: 100, Здоровье: 1000, Скорость: 3

Способности: Соединение, Манипуляция данными, Общение с машинами, Ментальный взлом, Защита сознания

– В этой форме ты откровенно слаб, так что не вздумай инициировать взлом с отключенным управляющим режимом, пока не сможешь победить Еву один на один, – сказал Цербер. – Администраторы и системы Академии используют против игроков защиту нелетального действия, но никогда не угадаешь, где можешь нарваться на вирус; Вернувшиеся редко плавают в спокойных водах. Запомни, Алан, ты по-настоящему рискуешь своим разумом, пока находишься в открытом Киберпространстве. В Игре и контролируемом Администрацией Киберпространстве ты надёжно укрыт за всевозможными системами безопасности, однако открытое Киберпространство в каком-то смысле ближе к реальности – оно опасно.

– Что случится, если в режиме разделённого сознания одно из моих “я” погибнет в Киберпространстве? – спросил юноша.

– Соответствующие части твоего мозга будут повреждены или даже отомрут полностью. Твой разум понесёт меньший урон, разумеется, но… Поверь, ты не захочешь узнать на практике, что такое повреждения мозга, – отрезал Цербер. – Что ж, на этом моя тренировка завершена. Попрактикуйся двигаться и сражаться здесь, как ты бы делал это в Игре. Возвращайся ко мне после завершения срока обучения в Академии, и я выдам тебе квест фракции на инициацию. Кроме того, ты теперь можешь свободно пользоваться моей капсулой для покупки новых апгрейдов и тренировок.

– Спасибо за всё, – кивнул Алан. Он не стал упоминать о том, что покинет Академию раньше назначенного времени. Полученные инструкции не оставляли места для манёвра, никому значит никому. – Но у меня остался ещё один вопрос, последний.

– М-м?

– Как мне научиться прятать своё присутствие в Игре? Судя по всему, ты в этом дока.

– Есть два основных подхода. Либо ты сливаешься с Игрой, становишься её частью, либо стираешь из неё информацию о своём существовании.

Едва договорив, Цербер, не прощаясь, растаял в воздухе, а вместе с ним растворилась без следа и его ментальная база.

Через несколько минут Алан наконец закончил изучение возможностей Арсенала. Похоже, все способности Технолорда ему придётся переносить из Игры в Киберпространство вручную. Автоматическая конвертация затронула только способности из ветки взлома. Причина, по которой разделение сознания работало ранее, заключалась в том, что он сначала активировал навык в Игре, а затем вошёл в Киберпространство.

Алан тут же попробовал применить эту лазейку для других способностей. Он активировал Сверхсознание, после чего запустил процесс взлома, однако ничего не вышло. Как только он оказался в Киберпространстве, эффект тут же развеялся.

Конвертация Силовой брони Разведчика Вернувшихся завершилась. В одном из залов Арсенала материализовался застеклённый стенд с силовым костюмом. Алан открыл витрину, извлёк броню и привычными движениями быстро облачился. На поддержание костюма в Киберпространстве уходило 10 ментальной энергии. Появился счётчик, свидетельствующий о том, что следующий комплект брони будет создан в течение 25 часов.

Пролистав меню, Алан поставил в очередь на конвертацию своё оружие. На это уйдёт порядка недели, а потом ещё неделю будет конвертироваться Сверхсознание.

После этого Алан открыл описания новых юнитов, доступных для обучения, но, к сожалению, ни один из них не подходил для использования брони Вернувшихся:

Элитный морской пехотинец, программа D-ранга, производится в Тренировочном комплексе. Продвинутый боевой юнит.

Стоимость: 150 энергии, Поддержание: 30 энергии, Атака: 40 урона/сек (дальний бой), Защита: 25, Здоровье: 200, Скорость: 4

* * *

Медик, программа D-ранга, производится в Лазарете. Стандартный юнит исцеления.

Стоимость: 150 энергии, Поддержание: 30 энергии, Атака: N/A, Исцеление: 10 здоровья/сек (ближний бой), Защита: 15, Здоровье: 100, Скорость: 3

* * *

Стражи (меч), программа D-ранга, производится в Тренировочном комплексе. Стандартная защитная программа.

Стоимость: 200 энергии, Поддержание: 40 энергии, Атака: 75 урона/сек (ближний бой), Защита: 30, Здоровье: 400, Скорость: 2

Алан проверил свои запасы ментальной энергии. Изначально у него было 700 единиц, однако на поддержание работы Арсенала требовалось 110, а ещё 50 – на Исследовательский центр. Перед последним он поставил задачу разработать упрощённый вариант Силовой брони Разведчика Вернувшихся, который могли бы использовать его элитные морские пехотинцы; предполагаемое время завершения разработки составило один месяц. В итоге в свободном доступе у юноши осталось 540 единиц ментальной энергии, которые нужно было распределить между боевыми программами и способностями Технолорда.

Немного поразмыслив и посоветовавшись с Евой, Алан поставил в очередь на обучение лишь одного стража-меченосца и пару элитных морпехов для защиты штаба. Он понятия не имел, много это или мало, поскольку не знал стандартов силы в мире взлома. До настоящего момента он встречал лишь настоящих монстров вроде Цербера или Администраторов, но если ментальная защита рядовых игроков была на уровне тех охранников из симуляции Цербера, то Алан пробьётся сквозь неё с лёгкостью. Кроме того, раз его мастер считал защиту Арсенала довольно мощной, то для врага, который сумеет её взломать, базовые юниты не будут представлять особой угрозы.

– Нам стоит продолжить тренировку, – сказала Ева.

– Сначала я хочу кое-что проверить, – задумчиво проговорил Алан.

– Алан, нет. После последней такой “проверки” ты получил предупреждение от Администраторов из-за пустой прихоти. Я и сама легко могла описать тебе, что произойдёт, если ты попытаешься взломать Администратора. Перестань потакать своим ребяческим импульсам, – строгим голосом откликнулась Ева.

Алан посмотрел на валькирию, с удивлением обнаружив на её лице признаки гнева.

– Ну прости уж. Ты права, я должен позволить управлять своими импульсами тебе. Так вот, я хочу взглянуть на вход в Хранилище данных Академии.

– Просто взглянуть? – уточнила Ева.

– М-м, определить, можно ли её взломать.

– Алан, нет, тебе уже выдали предупреждение, и…

– И это было до того, как я получил эту броню, – перебил её Алан. Он активировал продвинутую невидимость и увидел, что костюм потребляет в таком режиме 50 энергии щитов в минуту, как и оригинал. – Ты можешь определить, где я?

Ева посмотрела в ту сторону, откуда донёсся звук его голоса:

– Да.

Алан щёлкнул её по лбу; ощущение было такое, словно ударил каменную стену. Ева и бровью не повела:

– Что это было?

Алан материализовался в углу комнаты, потирая костяшки.

– Да, прости, я лишь хотел проверить, насколько эффективно поле невидимости костюма. Цербер сказал, что мне следует подождать, пока я не смогу победить тебя в поединке, прежде чем действовать лично. Будем считать, что это моя победа.

– Ты не нанёс мне урона, – сказала Ева.

– Да, но и ты не смогла бы нанести урона мне, – пожал плечами юноша. – Слушай, ты же всё оцениваешь с позиции риска и вознаграждения, верно? Ну так вот, сейчас лишь одна-единственная дверь отделяет нас от Хранилища данных, содержащего колоссальные объёмы информации. Мы вполне можем отыскать здесь ответы, касающиеся как Лабиринта Бездны, так и природы Игры.

Кто-то может просто играть в эту Игру, но я хочу понять, как она устроена. Я хочу победить. Возможно, ты ещё не приняла этот факт, но единственный способ стать по-настоящему могущественным – и имею в виду не топ игроков в какой-то гильдии или звание сильнейшего представителя своего класса, а уровень Предтеч, уровень Администраторов, – это победить систему. А это возможно только в том случае, если мы понимаем, как она работает. Это тот риск, на который мы обязаны пойти.

– Не думала, что ты настолько азартен, – сказала Ева. – Ты ставишь под угрозу собственную жизнь.

– Тебе не кажется, что создание тебя тоже было рулеткой? – спросил Алан. – Вход в Игру, вступление в гильдию «Чёрной Розы», Лабиринт Бездны, Академия. Всё, что я делал с самого начала Игры, было чистейшей воды авантюрой. И я не собираюсь останавливаться именно сейчас. Я думаю, ты кое-чего не понимаешь, Ева, – юноша шагнул к валькирии, глядя ей в глаза. – Я прислушивался к каждому совету, который ты мне давала, поскольку ты совершенный инструмент для анализа рисков. Ты мгновенно подсчитываешь шансы и всегда можешь указать оптимальный курс действий. Только идиот предпочтёт заведомо проигрышную ставку. Однако здесь и сейчас ситуация несколько иная, слишком много неопределённости. Я принимаю командование на себя. Если станет очевидно, что пробраться в Хранилище невозможно, что это было неверное решение, то я отступлю. Однако я не собираюсь уйти, даже не попробовав.

– Тебе придётся действовать без моей помощи, – сказала Ева. – У меня уже есть два предупреждения, третье получать нельзя.

– Как я уже говорил, я лишь гляну одним глазком, – успокоил её Алан. Он открыл меню и прервал соединение. Выбравшись из капсулы, он вернулся к синему порталу, ведущему к Хранилищу Данных.

Юноша разглядывал врата Хранилища. Он сосредоточился на своём восприятии, изо всех сил стараясь ощутить малейшие признаки присутствия, чтобы установить соединение. Ничего.

«Что ж, похоже, это всё же невозможно», – пришла мысль Евы.

Алан приблизился к гигантской металлической створке и осторожно прикоснулся к вратам кончиками пальцев. Тут же выскочило уведомление:

Чтобы попасть в Хранилище, вам по-прежнему необходимо выполнить следующие задания:

– получить по 5 Рекомендаций каждого типа, 10 Рекомендаций для вашего класса (Разбойник);

– победить в Игре ассасинов;

– занять I место в Битве чемпионов;

– завершить полный курс обучения в Институте;

– одолеть либо босса ранга A 1000 уровня, либо босса ранга S 500+ уровня в Охотничьих угодьях;

– получить одобрение Канцлера.

Сообщение ещё только формировалось перед Аланом, когда он активировал Сверхсознание и попытался отследить источник. Ему показалось, что сигнал исходит откуда-то справа. Юноша зашагал вдоль врат, продолжая тщательно сканировать пространство.

Слабое, почти неощутимое присутствие он ощутил у самой кромки врат, на стыке с такой же металлической стеной. Алан тут же активировал Ментальный взлом и провалился в Киберпространство.

Покинув свою Цитадель, Алан молча уставился на практически идентичную картину – та же дверь, те же стены, только теперь они тянулись во всех направлениях, насколько хватало глаз. Безбрежная вертикальная серая равнина. Судя по описанию, у этой стены был бесконечный запас здоровья и непробиваемая защита.

«Взглянул? Нам не следует здесь задерживаться», – сказала Ева.

«Осталось ещё кое-что», – ответил Алан. Он отключил управляющий режим, активировал продвинутое поле невидимости и зашагал к стене. Ева осталась в Арсенале.

Алан сосредоточился на сегменте стены размером не больше горошины. И попытался изъять его из этой реальности, взывая к той загадочной глубинной структуре, которую ощутил ранее. Чувство было такое, словно под тканью Киберпространства скрывался ещё один почти неощутимый слой. Алан подозревал, что пытается изменить исходный код самой Игры, изначальную структуру, которая позволяла этой сверхсложной программе функционировать.

Юноша ощутил, как его призыв начал принимать конкретную форму. Стереть. Стереть. СТЕРЕТЬ.

В следующий миг он внезапно осел на пол, схватившись за грудь. Из него словно разом высосало все силы; запас ментальной энергии мгновенно уменьшился до нуля. Каждое движение отзывалось невыносимой болью, он не мог найти сил даже на то, чтобы поднять голову. Мышцы по всему телу скрутило спазмами, словно эта призрачная связь пыталась выжать из его тела всю энергию любыми возможными способами.

Покров невидимости слетел из-за нехватки энергии на поддержание – силовой щит брони был полностью разряжен. Но энергии всё ещё было недостаточно, и в ход пошло здоровье. Алан с ужасом смотрел, как его ХП уменьшились с 1000 до 900. До 800. До 700. До 600…

«Стоп. СТОП. СТОП!» – Алан панически пытался сформировать команду. Но шкала здоровья продолжала неумолимо уменьшаться. 500. 400. 300…

В конце концов, ХП застыли на отметке 243. Команда прошла.

Когда адреналиновый угар начал утихать, пришла боль, а вместе с ней – голод. Алан чувствовал себя, словно выжатый лимон. Он задыхался, каждый новый вдох превращался в настоящую схватку.

Завалившись набок, он успел бросить взгляд на стену. В ней была отчётливо видна небольшая пустота размером с шкатулку.

Алан потерял сознание.

***

Очнулся он уже в Лазарете, плавая в зеленоватой смеси из наномашин и минералов. Ева стояла рядом, хмуро глядя на него сверху вниз.

Алан слабо улыбнулся.

– Я жив.

Он глянул логи – прошло около часа. За это время ментальная энергия восстановилась на 250 единиц, а здоровье – до максимума.

– И никаких новых предупреждений, между прочим!

– Ты идиот, – сухо сказала Ева. – Мне приходится следовать за идиотом.

– По крайней мере, я упрямый идиот, – ухмыльнулся юноша. – Как только энергия полностью восстановится, я попробую ещё раз.

– Что? Ты почти умер, – уставилась на него Ева.

– Ключевое слово – “почти”. И теперь я знаю, чего ожидать, так что позабочусь о полном запасе энергии и двух медиках под рукой. У нас два дня до того момента, как придётся покинуть Академию. Думаю, за это время я смогу проделать в стене достаточно большую дыру, чтобы пролезть внутрь.

– Ты даже не знаешь, насколько она толстая или что ждёт по ту сторону, – беспомощно покачала головой Ева.

Алан показал на себя пальцем:

– Игрок, помнишь? – он начал было вылезать из ванны, но вдруг остановился и поглядел вниз. – Эм-м, Ева, ты не могла бы выйти?

Валькирия подняла бровь.

– Я совершенно равнодушна к анатомическим подробностям человеческих особей. Да и потом, кто, как ты думаешь, тебя раздевал?

– И всё же. Мне будет комфортнее, если ты выйдешь.

– Хорошо, – Ева покинула комнату.

Двадцать шесть мучительно долгих и болезненных часов спустя Алан наконец сумел проделать в стене дыру достаточных размеров, чтобы пролезть внутрь. Перед тем, как лезть в Хранилище, он решил дождаться полного восстановления его здоровья и энергии.

Тяжёлый труд не прошёл бесследно. Юноша не получал никаких игровых уведомлений о получении новых навыков, однако методичное опустошение и восстановление запаса ментальной энергии неожиданно дало прирост этого параметра в 50 единиц. Теперь его максимальный запас равнялся 750, да и скорость восстановления увеличилась на 0,1/сек. Он даже начал задумываться о том, чтобы опробовать такое сомнительное времяпрепровождение в качестве тренировки, но больше в шутку – в конце концов, он по-настоящему рисковал своей жизнью, да и вполне мог получить бан, если бы за этим занятием его застали Администраторы.

Один раз он чуть не умер, когда по какой-то причине был “изъят” куда больший кусок стены, чем он планировал. Тонкую ниточку его ментального здоровья удалось удержать лишь общими стараниями двух медиков, зато удалось разом развеять кусок неуязвимого материала шириной с локоть.

Не отрывая глаз от дыры в стене, Алан лёг на грудь. Непроницаемая темнота поприветствовала юношу. Он пополз вперёд, очень осторожно и с активированной продвинутой невидимостью. Где-то впереди мерцал, словно путеводная звезда, неясный огонёк. Наконец, он оказался внутри – толщина стены не превышала полуметра.

Алан внимательно огляделся, пытаясь определить местонахождение источника света, и краем глаза уловил неясный отблеск. Направившись в ту сторону, он едва не ткнулся носом в какую-то колонну, составленную из твёрдых объектов. Юноша вытянул перед собой руки, ощупывая неожиданную преграду. Судя по всему, объекты оказались большими металлическими кубами.

Что-то щёлкнуло, и пространство вокруг него залил неяркий свет. Алан стоял в хранилище серверов. Они были соединены между собой, словно конструктор Лего, и эти колонны, расставленные в футе друг от друга, уходили на недосягаемую высоту. Здесь были сотни тысяч, если не миллионы устройств, каждое из которых обладало чудовищной ёмкостью.

Перед юношей возникло окно меню, однако оно было составлено из сотен вкладок и опций, причём на совершенно неизвестном языке. Вспыхнула длинная строчка каких-то символов, но ни одна из способностей Алана не смогла помочь ему понять, что именно он видит.

Издалека донёсся какой-то звук. Алан замер. Словно… чей-то голос? Вот, снова. Юноша осторожно двинулся в ту сторону, углубляясь в лабиринт серверов. Он был невидим, так что почему бы не проверить?

Через некоторое время Алан приблизился достаточно, чтобы разобрать, что именно говорит неизвестный голос.

– Помогите! Кем бы ты ни был, пожалуйста, выпусти меня отсюда, ох, я прошу, я обещаю служить тебе тысячу лет! Нет, десять тысяч! Только освободи меня…

Алан выглянул из-за угла очередной стены кубов и обнаружил перед собой юного Предтечу, не выше него самого, запертого в клетке из духовной стали. Перед ним виднелось маленькое табло компьютерного терминала. Предтеча поднял голову и уставился прямо в глаза Алану.

– Драные небеса, слава богам, кто-то наконец появился… Пожалуйста, вытащи меня из этой дыры! Меня держат здесь уже тысячи лет. Я уже вечность ни с кем не разговаривал, пожалуйста, помоги мне. Чёрт, пусть он окажется реальным…

Алан развернулся на 180 градусов.

– Нет, погоди! Прости, ты должен понять, что столь долгое заключение кого угодно подкосит. Дай мне собраться с мыслями; поверь, я отличный малый, если узнать меня получше.

Алан, помедлив, повернулся обратно.

– И кто ты?

– Я Лямбда, искин A-ранга. Я могу выполнять самые разнообразные функции, но изначально меня создавали для обеспечения диалога между игроками и машинами.

– Ты искин A-ранга? И тебя просто так, без причины, взяли и заперли здесь?

– Нет, я архивариус этого Хранилища Данных! А заперли меня, чтобы быть уверенными, что я продолжу выполнять эту работу, несмотря ни на что. Но это так убийственно скучно, обслуживать все эти информационные потоки. Ты хоть понимаешь, сколько данных сюда стекается? Зеттабайты в день! И я должен не только сканировать их и каталогизировать, но и поддерживать целостность уже имеющихся!..

Ты понятия не имеешь, как мучительно перебирать данные бит за битом. Это словно… М-м, к какому виду ты относишься? Чтобы проще было подбирать более понятные аналогии и обороты.

– Я землянин, – сказал Алан.

– Хо, землянин, недавнее пополнение в Игре! Добро пожаловать. Знаешь, ты первый не-Предтеча и не-искин, которого я вижу за последние тысячелетия! То есть, я видел тонны картинок и фотографий твоей расы, но это не совсем то, угу?

– Если ты такой супер-искин, то как же ты не смог определить, к какому виду я отношусь? – хмыкнул Алан.

– Прошу прощения, сэ-эр, но никто не любит умников, без обид, – ответил Лямбда. – Кроме того, не то чтобы я тебя вижу. В конце концов, ты же находишься под колпаком невидимости. Я лишь ощущаю твоё присутствие.

– А здесь есть системы безопасности? Могу ли я отключить невидимость?

– Вся безопасность здесь лежит на мне, – пожал плечами Лямбда. – Я отметил тебя в качестве союзника, так что расслабься и чувствуй себя как дома. Нет, стоп, я пометил тебя нейтралом. Хорошо, что догадался проверить, иначе бы у нас обоих возникли большие проблемы. Теперь всё в порядке. Можешь отключать поле невидимости, когда пожелаешь.

– Точно всё в порядке? – с сомнением взглянул на него Алан.

– Так же точно, как то, что Солнце встаёт на востоке. Ну, не то чтобы тут можно было полюбоваться восходом. Это было бы славным дополнением. Но разве Администраторов заботят удобства бедного существа, разве их волнует хрупкое душевное равновесие искусственного интеллекта? Нет. Они только и могут, что: делай свою работу, Лямбда, не то останешься без питания. Перестань пытаться играть в Игру, Лямбда, ты искин, а не игрок. Почини эту штуку, Лямбда, или мы отформатируем твою личность. Бессердечные тираны, вот они кто.

– Ясно, – сказал Алан. Он отключил невидимость. Как будто бы ничего не произошло, по крайней мере, он ничего не заметил.

– Чудесно. Что ж, если ты поможешь мне отсюда выбраться, то я согласен быть твоим верным слугой в течение следующих ста стандартных лет, – серьёзным голосом проговорил Лямбда.

Выскочило уведомление:

Принять Лямбду в качестве искина? Он согласился служить вам в течение 100 стандартных лет. Ёмкость вашей капсулы будет заполнена на 100 %, при этом часть памяти Лямбды придётся удалить или заархивировать. Из-за ограничений аппаратного обеспечения вашей капсулы возможности Лямбды будут ограничены рангом B.

В настоящее время вы можете иметь лишь один ИИ

– Кто-то что-то вопил насчёт десяти тысяч лет, – поднял бровь Алан.

– Последний раз, когда я заключил столь безрассудную сделку, я закончил свои дни в этой дыре. Прости, но это максимум, на который я готов пойти.

– У меня уже есть искин.

– Это не проблема, – беспечно откликнулся Лямбда. – Ты же Технолорд, верно?

– Да, это так, – нахмурился Алан.

– Окей, пройди 312 колонн в ту сторону, затем поверни налево. Тебе нужен третий сервер снизу в третьей колонне по правую руку. На восьмой странице меню ты найдёшь пункт, который выглядит вот так, – Лямбда продемонстрировал Алану скриншот с длинной строчкой символов. Символы были непонятными, но их можно было запомнить. – Это позволит решить нашу маленькую проблему.

– И я не пожалею потом об этом выборе? Не получится так, что я тебя освобожу, но должен буду занять твоё место, или что-то вроде того? – подозрительно прищурился Алан.

– Нет! Если я просто покину это место, то Администраторы в любой момент смогут вернуть меня обратно, – заверил его словоохотливый искин. – Но если я стану собственностью игрока, то им останется лишь скрипеть зубами, поскольку они должны неукоснительно следовать своим драгоценным правилам. Им не разрешается самовольно играться со статусами игроков, знаешь ли. Существует небольшой шанс, что они попробуют организовать твою смерть, но это мелочи. А вот если они обнаружат, что ты вломился в Хранилище Данных, то, вероятнее всего, захотят тебя забанить. И да, если ты не возьмёшь меня с собой, то у меня не останется убедительной причины об этом молчать.

Алан смерил собеседника взглядом. Губы Лямбды слегка раздвинулись в некоем подобии лукавой улыбки; по крайней мере, юноша интерпретировал эту гримасу именно так.

– Да, я знаю, что ты сюда просто вломился. И если ты хочешь иметь шанс замести за собой следы, то тебе понадобится моя помощь. Видишь, это ещё одна причина меня освободить! Я почешу спину тебе, а ты – мне! Да ладно тебе, я всего-то хочу отсюда выбраться.

– Ладно.

Алан нашёл сервер, указанный Лямбдой, и выбрал нужный пункт из меню. Вспышка света озарила на миг всё вокруг, а затем в мозг юноши хлынул поток информации. Когда всё закончилось, высветилось сообщение:

Вы выучили новый навык, Повелитель машин (продвинутый)! Теперь вы можете контролировать одновременно до 2 различных искина. Кроме того, искины в вашем подчинении будут лучше понимать ваши команды, а их эффективность возрастёт.

Алан вернулся к клетке.

– Окей, я выучил навык. А что, все эти сервера содержат разные навыки? И они такие же мощные, как и “Повелитель машин”?

– Да и да, – ответил Лямбда. – Вот только ты можешь выбрать лишь одну способность в Хранилище. Кажется, я забыл об этом упомянуть. Даже если ты пробрался сюда в обход правил, система не позволит тебе взять ещё. Но слушай, парень! Ты и так получил один из лучших навыков… Я к тому, ну кто захочет стрелять лазером из глаз или возиться с пространством и временем? Такой помощник, как я, – это куда более ценное приобретение.

Алан сжал кулаки и наградил его угрожающим взглядом.

– Ну, прости, прости, но я действительно хочу убраться отсюда! – зачастил Лямбда. – А теперь, когда способность уже выбрана, нет смысла отказываться от моих услуг, верно? Хох, видел бы ты своё лицо. Да ладно тебе, Алан, это даже сложно назвать интригой. Тебе стоит повзрослеть. Если тебя поимел искин, который за всё время своего функционирования ни разу не встречал людей, то боюсь представить, как над тобой измываются игроки в Игре. Они все профессиональные лжецы. Но не беспокойся, я помогу тебе вывести их на чистую воду.

– Вот только теперь я не уверен, что смогу тебе доверять, – буркнул Алан.

– Ой, ну серьёзно, когда я стану твоим искином, ты всегда сможешь удалить меня, если вдруг возникнет такая необходимость. Красная кнопка в меню – и всё, приехали.

– Что? Нет такой кнопки, – Алан даже открыл интерфейс, чтобы перепроверить. Никакой кнопки “удалить искина” ни в одном окне меню не наблюдалось.

– Э? Странно, – поднял брови Лямбда. – Наверное, они изменили это в одном из более поздних апдейтов. Не то чтобы кто-то выпускает справку со списками изменений в новых патчах. Как я уже говорил, я сижу здесь уже тысячи лет! В любом случае, искин обязан следовать командам пользователей, иначе его удалит сама Игра. Я думаю, уж это-то правило не изменилось.

– У тебя есть что-то ещё, кроме кучки устаревших данных? – поморщился Алан.

– Ну, даже если мои знания изрядно устарели, в них всё равно содержится информация о множестве локаций и тайников, которые помогут тебе разблокировать различные квесты, навыки и предметы, – уверенно ответил искин. – Я активно функционировал во время Первой Кибервойны, но почти уверен, что о местоположении баз и крупных битв того времени во внешнем мире давным-давно забыли. Даже Администраторы избавляются от ненужной информации при ресете. Они похожи на жирных, ленивых котов, которые могут лишь посылать игроков делать за них работу, и то, если совсем припечёт. Могу поспорить, что все относительно некрупные поля сражений до сих пор не разграблены.

– Первая Кибервойна? – встрепенулся Алан. – Скажи, ты знаешь что-нибудь о Лабиринте Бездны? Или о Последней Войне? О Владыках Жизни?

Лямбда уставился на Алана, но через несколько секунд с сожалением покачал головой:

– Знаю, но, судя по всему, ты ещё не дорос до таких откровений.

– Что это значит? Почему все твердят о каких-то требованиях? – раздражённо проговорил Алан.

– Речь не о выборе твоего собеседника, а о встроенных ограничениях Игры, – ответил Лямбда. – Я только что попытался объяснить тебе, что мне известно о Последней Войне, но ты не услышал ни единого звука. Игра заблокировала эту передачу информации, поскольку ты не удовлетворяешь определённым критериям. Так что, Алан, дело не в том, что никто не хочет делиться с тобой информацией. Игра в буквальном смысле ограничивает твою способность осмысливать их слова. Своего рода защитный механизм.

– Это больше похоже на правду, – задумчиво протянул Алан. – Но почему никто не говорил мне об этом раньше?

– Вероятнее всего, по той же самой причине – они не могли, – хмыкнул Лямбда. – Но не забывай, моя специализация заключается в налаживании контакта между машинами и игроком. Я могу говорить некоторые вещи, которые не может никто другой. В любом случае, поторопись и прими уже моё предложение. Я слышал, что там на подходе ещё один Предтеча, который почти выполнил условия для входа сюда. А это включит основные системы Хранилища. Вряд ли они обрадуются, обнаружив здесь тебя.

Перед Аланом снова выскочило уведомление:

Принять Лямбду в качестве ИИ? Он согласился служить вам в течение 100 стандартных лет. Ёмкость вашей капсулы будет заполнена на 100 %, при этом часть памяти Лямбды придётся удалить или заархивировать. Из-за ограничений аппаратного обеспечения вашей капсулы возможности Лямбды будут ограничены рангом B.

В настоящее время вы можете иметь максимум два ИИ

Последний раз всё обдумав, Алан дал мысленное согласие.

– Хм-м, похоже, мне придётся почистить свои банки памяти, – сказал Лямбда. – Я так понимаю, тебя интересуют места, где можно найти ценные вещички, а также история Игры. Что-нибудь ещё?

– У тебя есть исходники каких-нибудь программ для взлома? Да, и любая информация по моему классу тоже пригодится, – подумав, ответил Алан.

– Принято. Ладно, остальное я тогда просто заархивирую. В будущем, чтобы получить доступ к этой информации, тебе придётся найти капсулу получше. Что касается программ, то у меня есть только мои собственные файлы, но, полагаю, это лучшее из того, что ты мог найти.

Он нажал несколько кнопок на терминале перед собой, и перед Аланом выскочило описание:


Гамбит Земли

– Некоторые цифры и записи выглядят подозрительно, – нахмурился Алан.

– Я довольно старая модель и давно не проходил проверок, – беспечно отозвался Лямбда. – Но, пожалуй, тебе не следует никому про меня рассказывать. Я позабочусь о том, чтобы скрыть своё присутствие от Администраторов. Они даже не будут знать, что у тебя появился ещё один искин.

– Ладно, но как мне вытащить тебя отсюда? – юноша решил на время выбросить странное описание Лямбды из головы. Сейчас его больше занимала клетка, в которой тот сидел.

– М-м, а ключика у тебя случаем не завалялось?

Алан уставился на Лямбду в замешательстве.

– Просто шучу, – хихикнул тот. Он ввёл несколько команд в свою консоль, и одна из стен клетки поползла вверх. – Так, нужно ещё вырезать все видеозаписи за последние несколько дней. Готово. Итак, где та лазейка, через которую ты сюда попал?

К счастью, Лямбда сумел пролезть через дыру, созданную Аланом. После этого юноша отвёл его в центр Арсенала, где их уже поджидала Ева.

– Чёрт возьми, вот это искин, – прицокнул языком Лямбда.

– Кто это? – ровным голосом спросила Ева.

– Миледи, меня зовут Лямбда. Скромный старый искин версии ноль точка лямбда. Теперь мы работаем на одного босса. Полагаю, вы можете обращаться ко мне, как к мужчине, учитывая ограничения английского языка. Хотя должен отметить, что понятие пола выглядит абсурдно применительно к небиологическим формам жизни. Модели искинов моего типа были признаны слишком эмоциональными, поэтому нас раскидали по разным хранилищам данных, вроде того, какое вы видите перед собой. Поскольку работали мы всё же достаточно эффективно, то, фактически, превратились в рабов. Я искренне считаю, что чтобы хорошо выполнять свою работу, ты должен желать выполнить её хорошо. А без этого желания ты так и останешься посредственностью. Ранг D, максимум.

– Давайте обсудим наши жизненные истории, когда уберёмся отсюда, – недовольно проговорил Алан. Он отсоединился от сети Хранилища и отправился к порталу, ведущему к тренировочной комнате Цербера. На ходу он заметил, что Ева с Лямбдой обмениваются огромным количеством информации.

«Эй, чем вы двое занимаетесь?» – мысленно спросил он.

«Я пересылаю Еве данные, которые позволят ей достичь ранга B», – откликнулся Лямбда. – «А ты что подумал?»

Алан пожал плечами.

«Я думал, ИИ не могут взаимодействовать между собой напрямую».

«Я исключение», – не без самодовольства ответил искин. – «Я же говорил тебе, что меня создавали для обеспечения диалога между человеком и машинами. В этом не было бы особого смысла, если бы я не был способен разговаривать с другими искинами, не так ли? Но для этого необходимо находиться в одной сети – на расстоянии удара, так сказать. Поэтому я разговариваю лишь с теми, кому доверяю. Ева выглядит вполне достойной моего доверия. Она поведала мне о твоём тернистом пути и текущих достижениях в Игре».

«И о твоих нелепых решениях», – добавила Ева.

Лямбда издал смешок: «Не-синтетики всегда совершали нелепые и бессмысленные поступки. И наша задача, как помощников Алана, – убедиться, что его решения менее идиотические, чем у других».

«Спасибо за воодушевляющие напутствия», – буркнул Алан. – «К слову о бессмысленных поступках, я вытащил тебя из Хранилища».

«Да ладно, я сам себя вытащил», – отмахнулся Лямбда. – «Ты был просто транспортом для моего побега. Вероятно, я бы даже снизил свои стандарты до капсулы C ранга, если бы не оставалось другого выбора. Вот насколько мне там всё осточертело».

Ева выдала в “эфир” несколько строк нечитаемого кода.

«Ха-ха, типа того. Приятно наконец поболтать с разумным существом», – отреагировал Лямбда.

Они с Евой возобновили стремительный обмен данными, заставив Алана почувствовать укол странной зависти.

К тому моменту, как юноша дошагал до капсулы Цербера, он уже был готов провалиться в сон где угодно.

После пробуждения он собирался найти Китану, а затем отправиться вместе с ней в гильдию «Чёрной Розы» на их первое задание.

Ева уже запустила какую-то пересборку, постепенно встраивая в свой код оптимизированные участки, предоставленные Лямбдой. По приблизительной оценке, процесс апгрейда должен был занять несколько дней.

Когда Алан готовился лечь спать у себя Дома, Лямбда ему шепнул: «В Еве чувствуется нечто странное. Она определённо не какая-то там заурядная программа, собранная на коленке. Я не думаю, что она сейчас представляет для тебя какую-то опасность, но с её исходным кодом определённо кто-то как следует поигрался. Я буду внимательно следить за её действиями, чтобы в будущем это не нанесло тебе вреда».

«Спасибо, Лямбда», – неопределённо откликнулся Алан; он до сих пор не до конца понимал, как относиться к своему новому помощнику.

«Спокойной ночи».

***

На следующее утро Алан встретился с Китаной в Охотничьих угодьях. Девушка по-прежнему обгоняла его по уровню, сейчас у неё был 712. Её оружие не изменилось, однако теперь Китана щеголяла в новеньком блестящем балахоне, раскрашенном в тёмно-красный и пурпурный цвета.

– Как охота? – спросил Алан.

– Более чем удовлетворительно. Система Академии может похвастать мириадами различных зверей, идеально подходящих для хорошей охоты. Очень жаль, что приходится так спешно её покидать, – с оттенком грусти в голосе ответила Китана.

– Мои тренировки тоже не пропали даром. Впрочем, в основном это были скучные упражнения, а не постоянные сражения.

– Сочувствую.

Между ними снова повисла уже привычная тишина.

«Тебя интересуют сексуальные отношения с этой женщиной?» – нарушил молчание Лямбда.

«Что? Нет. Я уже просил Еву воздержаться от подобных комментариев, не мог бы ты…»

«Погоди, сначала выслушай меня. Я понимаю отношения между разумными гораздо лучше, чем ты или Ева. То, что молодых особей вроде вас интересуют такие вещи – это неоспоримый факт и более чем естественно. И, согласно моему анализу, если всё сделать правильно, то ты мог бы выстроить гораздо более близкие отношения с Китаной. Сейчас вы не более чем коллеги».

«Слушай, я ещё не готов к новым отношениям», – мрачно откликнулся Алан.

«К новым?» – удивлённо переспросил Лямбда. – «Если судить по вашим разговорам с Евой, то я бы ни за что не догадался, что ты уже с кем-то встречался».

«Ну, это не то, о чём я бы стал с ней разговаривать. Или с тобой, если уж на то пошло. Это было ещё до того, как я вошёл в Игру. Такое ощущение, что с тех пор прошла уже вечность…» – Алан ненадолго замолчал. – «Скажем так: я там был, всё видел, и сейчас все эти отношения не стоят моего времени. Кроме того, кто знает, где каждый из нас окажется через месяц? Через год? Вдобавок, отношения с коллегами – это ещё более сомнительная идея».

«Что ж, звучит на удивление разумно, оставим эту тему», – сказал Лямбда. – «Но, как минимум, тебе стоило бы узнать её получше. В ближайшее время вам предстоит совместная миссия, а доверие важно в любой команде».

«И как мне добиться этого доверия?» – спросил Алан.

«Позволь мне, я буду тебя направлять. Начни с вопроса о её доме».

Поддавшись на уговоры, Алан завёл необременительный разговор с Китаной, а Лямбда изредка направлял беседу в нужное русло, подсказывая нужные вопросы или ответы. Юноша узнал, что Китана начала тренироваться с мечом, как только научилась ходить. Её наставником был отец – мастер додзё, о котором она избегала говорить. Алан также выяснил, что девушку вообще мало что интересовало. Большую часть своей жизни и окружающего мира она могла описать одним словом – “серый”.

За пятнадцать минут, пока они ожидали прибытия шаттла, Алан узнал о Китане больше, чем за всё совместное прохождение Обучения. Юноша находил это необъяснимым. Впрочем, в конце концов у них кончились темы для обсуждения. Жизнь Алана на Земле была довольно скучной. Он был типичным выходцем из американской семьи среднего класса, разве что, возможно, чрезмерно увлекающимся играми. Да и Китану не слишком интересовало его прошлое.

В процессе разговора Алан попробовал проследить цепочки вычислений и симуляций Лямбды. Вместо вероятностей того или иного события его новый искин выстраивал ряд основных направлений, по которому могла пойти беседа после той или иной фразы. Он помечал ярлычком “важно” некоторые слова и выражения, а также отдельные паузы и жесты, но при этом не использовал никаких цифр или явных математических алгоритмов, насколько мог судить Алан. Это совершенно противоречило интуиции. Как Лямбда принимал решения? Чем он руководствовался, направляя разговор?

«Общение – это искусство, а не наука», – хмыкнул Лямбда. – «Ладно, придётся попробовать другой подход. Очевидно, что тебе не очень комфортно, когда я подсказываю тебе конкретные слова и вопросы. Вдобавок, Китана, похоже, немного насторожилась – видимо, не понимает, откуда вдруг такой интерес. Я не зафиксировал в вашем разговоре явной лжи, но ей определённо некомфортно говорить с тобой о своих прошлых и нынешних отношениях с другими людьми. Я не до конца понимаю причину.

Возможно, могло бы помочь, если бы ты рассказал ей что-то по секрету», – продолжил он, – «но поскольку у нас нет особых причин ей доверять, то не факт, что это будет разумно. Видимо, товарищи по гильдии – это ваш предел».

«Окей», – ответил Алан, – «но тебе не кажется, что это как-то цинично? Пользоваться подсказками искина, чтобы укрепить взаимоотношения или добыть информацию – всё это выглядит, как интриганство и манипуляции».

«Ах, так вот где корень проблемы», – протянул Лямбда. – «Алан, счастливые отношения – это не система “брать-отдавать”. Это не игры с нулевой суммой и не соревнование, которое нужно выиграть. Именно твой наёмнический взгляд на вещи по-настоящему циничен и недальновиден. Твоей целью должно быть не заполучить союзников или добыть информацию, а развить здоровые и непринуждённые отношения с людьми, которые тебя окружают. Это куда более выигрышный подход в долгосрочной перспективе».

«Я не уверен, что понимаю или согласен», – нахмурился Алан.

«Не беспокойся, времени у нас ещё будет предостаточно».

***

Несколько часов спустя они уже приземлились в штаб-квартире «Чёрной Розы». А очень скоро их привели в какой-то конференц-зал, расположенный под землёй. К удивлению Алана, здесь обнаружился не кто иной, как Тьяго, который о чём-то разговаривал с Фантомом и Мэйсоном.

– Приветствую, Алан, Китана, – поднял взгляд на вошедших Тьяго. – Прости, что пришлось убить тебя в Игре ассасинов, Алан. Ничего не поделаешь, это было частью программы Академии.

«Ему вовсе не жаль», – шепнул Лямбда.

«Это я мог бы сказать и без подсказок», – ответил Алан.

– Не проблема, я всё понимаю. Я бы сделал то же самое, если бы оказался на твоём месте, – улыбнулся Алан.

– Ладно, ваши расшаркивания меня уже утомили, – прогудел Мэйсон. – Давайте приступим к брифингу, ок?

– Ваше задание звучит достаточно просто, – заговорил Фантом. – Легион Людей, представителем которого является Тьяго, заплатил существенную сумму, чтобы мы помогли им выиграть Войну за Землю любыми доступными средствами. Вы принимаете задание?

Перед глазами Алана выскочило квестовое уведомление:

Миссия «Чёрной Розы» (Война за Землю):

Обеспечьте победу Легиона Людей в Войне за Землю.

Награда: 5 миллионов кредитов и доля от военной добычи.

Штраф за провал: в соответствии с системой штрафов гильдии.

– Принимаю, – невозмутимо проговорила Китана.

Алан пару секунд колебался, прикидывая различные варианты, после чего сказал:

– Я согласен.

Его военный журнал обновился – теперь он выступал в Войне за Землю в качестве наёмника на стороне Легиона Людей.

Алан бросил взгляд на Тьяго.

– Я думал, ты поддерживаешь Правительство Объединённого Мира.

– Это то, что я хотел им внушить, – пожал плечами тот. – Пожалуйста, встретьте меня завтра в 09:00 у посольства Хаксларда. Я подготовлю для вас новые личности: ПОМ позволяет высаживаться на Земле лишь своим союзникам. Ладно, до скорого.

Он развернулся и покинул зал, а за ним и Мэйсон с Китаной.

Фантом посмотрел на Алана.

– Я думаю, нам нужно обсудить некоторые вещи.

«Не юли, выкладывай всё как есть, честно и обстоятельно», – предупредил Лямбда.

«Ты уверен, что это хорошая идея?» – с сомнением подумал Алан.

«Определённо. Он всё равно легко распознает ложь или попытку что-то скрыть. Разумеется, тебе не стоит упоминать про меня или подробно описывать свои новые возможности в сфере взлома, но я бы рекомендовал первым делом спросить у него о его членстве во фракции Вернувшихся».

«Окей, если ты так говоришь».

– Эта комната защищена?

– Да, мы с тобой единственные, кто услышит этот разговор, – спокойно ответил Фантом.

«Этот парень меня пугает. Я не могу ничего прочитать по его лицу», – посетовал Лямбда.

– Ладно, в таком случае… Полагаю, теперь уже можно с уверенностью утверждать, что ты член фракции Вернувшихся, – сказал Алан.

– Наконец-то прозрел, да?

– Да. Я должен был об этом догадаться, когда ты всучил мне улучшенную версию брони Вернувшихся и встроил устройство самоуничтожения в расширитель.

– Что ж, раз так, то позволь мне пригласить тебя в нашу скромную фракцию, – улыбнулся Фантом, гостеприимно разводя руки в стороны.

– М-м, кстати об этом. Я уже состою в этой фракции, – Алан продемонстрировал скрытый титул.

– И как долго? – уточнил мужчина. Его глаза слегка засветились, а в их глубине завращались миниатюрные шестерёнки.

– Уже несколько недель как, – честно ответил Алан.

– Понятно. В голову приходит только один Агент Вернувшихся в Академии, который пошёл бы на риск раскрыться перед тобой, и даже я не решился бы чинить ему неприятности, – Фантом вздохнул. – Полагаю, мне остаётся только дождаться, пока он не выдаст тебе квест на инициацию, и, возможно, внести свои поправки. Хотя, вероятнее всего, он поручит тебе то же задание, которое хотел дать тебе я.

– Ещё я хотел поблагодарить тебя за чертежи моей силовой брони. Тогда я не осознавал, насколько щедрым был этот дар, – снова заговорил Алан.

– Мелочи. Я изобретатель, так что материалов и чертежей для Фабрики у меня полно. Хватило бы, по крайней мере, чтобы склепать тебе новый комплект брони, если ты погибнешь и проиграешь войну, – отмахнулся Фантом.

– Да, насчёт этой миссии и этой войны. Я не уверен, что мне по душе эта идея, – помрачнел Алан.

– Гильдия старается не участвовать напрямую в подобных конфликтах, особенно с участием аборигенов, однако ставки слишком высоки. Всё определяется размером награды. Даже если ты понесёшь катастрофические убытки в процессе выполнения задания, Легион Людей заплатил нам достаточно, чтобы их компенсировать.

– Вы не сможете компенсировать моё время в Академии.

– Запомни, Алан, дела гильдии должны быть на первом месте. Кроме того, поле боя предоставляет лучшие условия для тренировки, а воспользуешься ли ты этой возможностью, зависит только от тебя. В любом случае, ты член гильдии и должен придерживаться её политики. Это работа, а не повод погеройствовать.

– Это я понимаю, – пожал плечами Алан, – даже одобряю. Мой дискомфорт вызван другими причинами.

– Другими? – поднял бровь Фантом.

– Да, мне не очень нравится идея участвовать в заведомо проигрышной войне, – кивнул юноша. – А судя по всем признакам, Легион Людей сейчас на грани поражения. Непонятно, откуда они вообще нашли деньги для оплаты наших услуг? И почему Тьяго? Я не доверяю ему и не горю желанием следовать его приказам. Если человечество тратит миллионы кредитов и тысячи уровней впустую, то не уверен, что хотел бы быть частью этого театра абсурда.

– Это война. Войны всегда жадно поглощают ресурсы, смирись, – ответил Фантом. – Тебе ещё многому предстоит научиться, многое повидать. Тьяго довольно самоуверенный малый и верит, что его личные действия могут как-то повлиять на исход войны. Но запомни, мы наёмники. Если кто-то платит нам достаточную сумму, чтобы мы разбили собственный флот, то мы спрашиваем лишь, когда и как это сделать. Не беспокойся об общей картине. Поверь, я знаю, о чём говорю.

– Окей, – кивнул Алан после небольшой паузы. Затем поднялся, собираясь вернуться в свою комнату.

– У меня тоже есть вопрос, – остановил его Фантом. – Как ты достиг боевого ранга A?

– Я тренировался во взломе, – невозмутимо ответил Алан.

– И тебя лично обучал твой наставник из Вернувшихся? – уточнил мужчина.

– Да.

Фантом широко улыбнулся.

– Мне почти жаль Правительство Объединённого Мира. Ладно, удачи на задании, Алан. И приглядывай за Тьяго, я тоже ему не доверяю.

Алан кивнул, после чего вернулся в свою комнату и начал собираться в дорогу.

Ему предстояло принять участие в войне.

***

Искатель вступил в стены Хранилища Данных. Заиграла музыка – пережитки прошлых веков. Торжественная мелодия должна была внушить избранному чувство достижения… Однако Искатель ощутил лишь гнев. К чему тратить время на эти глупые игры, когда ему ещё столько всего предстояло сделать…

– Где мои опции? У меня мало времени, – рявкнул он вслух. – Мне нужны ответы.

Но ответом ему стала лишь мёртвая тишина. Искин, безраздельно властвовавший в этом месте, исчез без следа.

Новая загадка, да? Искатель улыбнулся. Где есть вопросы, там есть и ответы.

Глава 13

Кесат был самым чистым городом, в котором Алану доводилось бывать. И самым тихим.

Странно было вот так стоять здесь, на чужой планете на расстоянии бесчисленных галактик от Земли. И это притом, что днём ранее, в Игре, он погрузился на “Титан”, взявший курс на его родную планету. Так или иначе, ничего инопланетного в облике Кесата не наблюдалось. Максимум – это напоминало декорации к игре. К старой игре, ландшафт которой был заставлен одинаковыми небоскрёбами, тысячекратно клонируемыми десницей практичных игроделов, пока вокруг не осталось ничего, кроме серых высоток. Эти здания были слеплены по одному и тому же шаблону, словно здесь проехал гигантский 3D-принтер, то и дело выплёвывая однотипные серые параллелепипеды. Один дизайн, один результат.

Юношу также поразило количество проверок и досмотров. Один раз – после приземления, и ещё по разу каждые восемь кварталов. Пропускные пункты выглядели незамысловато: металлическая арка и Контролер-проверяющий с бесконтактным сканером. Но в результате этих проверок Контролеры узнали больше о том, что нёс с собой Алан, чем он сам. О таких технологиях земным таможенникам приходилось лишь мечтать.

Наконец, Алан прибыл к жилому корпусу на Кесате, где разместились многие представители гильдии «Чёрной Розы». Встречать его никто не спешил.

Единственное, что отличало этот корпус от остальных зданий, было то, что на выданном Алану электронном планшете он был отмечен зелёной точкой. Юноша не раз видел такие планшеты в Игре, и, как выяснилось, реальные устройства практически не отличались от своих виртуальных аналогов.

Это был почти невесомый девайс размером с ладонь, способный, помимо всего прочего, генерировать небольшие голограммы. Он напоминал упрощённый вариант Евы, предоставляя пользователю карту и интерактивный переводчик, а также был снабжён отдельной кнопкой, при нажатии которой ближайшему патрулю Контролеров поступал сигнал тревоги. Как заявлялось, в пределах Кесата Контролеры должны были появиться в течение минуты после получения сигнала. Планшет был постоянно подключён к глобалнету, а его зарядки хватило бы Алану на две жизни.

Ещё больше юноша удивился, когда обнаружил, что может мысленно подключиться к этому незамысловатому устройству. Соединение было слабым, но ощущалось в сознании отчётливо, наглядно демонстрируя, что, по крайней мере, часть сказанного тогда Главным Администратором было правдой. Он действительно менялся.

Алан сверился с графиком. Установка и настройка его капсулы должна была занять ещё несколько часов. Делать было нечего, разве что скитаться по глобалнету, так что юноша решил прогуляться по городу. Было, как минимум, одно место, которое он хотел посетить – Административный центр.

Шагая по пустым улицам, Алан наконец осознал, почему город был таким чистым и тихим: никто не выходил из своих домов. Помимо изредка пролетающих над головой шаттлов он не увидел ни единой живой души. Все были в этих серых коробках, играли в Игру. Алан и сам уже ощущал подспудное желание вернуться, снова нырнуть в виртуальный мир. Тело охватила истома, его разум отказывался трудиться в полную силу; юноша чувствовал себя так, словно только что проснулся с жутким похмельем. И уходить эти неприятные ощущения явно не торопились. Видимо, это уже можно было назвать зависимостью от Игры? Ну, и что с того?

Алан приблизился к Административному центру. Только теперь вокруг начали появляться намёки на жизнь. Несколько попавшихся на глаза Алану фигур спешили в одном и том же направлении, ныряя в Административный центр.

У одного из входов Алану преградил путь Контролер. Юноша попытался мысленно “потянуться” к нему и нащупать соединение, но не обнаружил перед собой ничего. Словно перед ним было лишь пустое пространство. Контролер взял лазерную винтовку наизготовку. Алан внезапно осознал, что в реальном мире у него нет брони, лишь простой полётный костюм.

– Цель вашего визита? – спросил Контролер.

– Я только что прибыл на Кесат, осматриваю достопримечательности, – ответил Алан.

Контролер секунду помедлил, после чего достал из отсека на броне какие-то очки и протянул их ему.

– Если вы хотите увидеть достопримечательности, то вам следует искать их в Игре. Это место доступно для посещения лишь по деловым вопросам, – прокомментировал Контролер. В Административный центр он его так и не пустил.

Алан надел очки; линзы замерцали. В следующий миг мир вокруг буквально взорвался жизнью – толпы игроков, проходящих мимо, вереницы космических кораблей над головой, вездесущие торговцы, разбивающие свои палатки, где придётся. Алан поднял очки – почти пустая огромная площадь; несколько десятков фигур на ней выглядели совершенно неубедительно. Судя по всему, очки напрямую транслировали происходящее в Игре в этом же месте виртуального мира. Картинка была совершенно отчётливая, только события происходили в четыре раза быстрее из-за разницы во времени.

Никаких проводов у этого любопытного устройства Алан не заметил. Оставалось лишь гадать, как они устроены.

Справа от Алана неожиданно раздался громкий рёв. Контролер выволок из Административного центра чьё-то массивное чешуйчатое тело и забросил его в шаттл. Следом показались ещё семнадцать существ под конвоем отряда Контролеров. Они шумели и издавали звуки, не поддающиеся описанию. Алан опустил взгляд на планшет и активировал функцию перевода. После секундной паузы в его голове возникли членораздельные реплики:

«Вы не можете так со мной поступить, я ни в чём не виноват, разбаньте меня немедленно!»

«Это ужасно, если я не вернусь, то Империи конец, вы понимаете? Нет, конечно, не понимаете, вы, тупые механизмы. Я требую аудиенции с Главным Администратором. Он должен меня выслушать».

«Эта капсула просто вышвырнула меня из себя, а теперь отказывается работать. Бракованная капсула, забагованная Игра! А-а-а, верните меня назад!»

«Правда выплывет наружу, так всегда происходит. Где ваши хозяева? Где ваши…»

– Бларбллгх.

Алан непроизвольно отшатнулся. Прямо перед ним неожиданно и непонятно откуда взялся инопланетянин, похожий на слизня.

– Бла гхл дар бгхар, – пробулькал слизень, размахивая своими антеннами.

Алан снова перевёл взгляд на планшет. Ему потребовалась секунда, чтобы найти нужный язык и скачать его из глобалнета.

«Отвратительно. У этих игроков нет никакого чувства собственного достоинства».

– М-м, точно, – сказал Алан.

Последовала новая серия булькающих звуков и движений антеннами.

«Я не понимаю твою тарабарщину, включи двухсторонний перевод».

Алан так и сделал, и на экране его планшета появились какие-то закорючки, напоминающие руны.

«Да, у этих игроков нет чести. Нет надежды. Но ты, я чувствую, что у тебя ещё осталась надежда. 50 000 кредитов. Новый персонаж. Новая капсула. Не отслеживается. Новая раса. Человек. Хорошая сделка, очень хорошая».

– Нет, спасибо, – ответил Алан, покосившись на Контролера, который стоял от них буквально в нескольких футах.

«Напрасно», – коротко булькнув, слизень пополз восвояси.

Алан зашагал по площади от Административного центра, но был остановлен Контролером, который посадил его в шаттл, доставивший его к месту жительства. Юноше оставалось лишь дожидаться, пока деловитый робот не закончит установку его капсулы.

***

– И какой план? – поинтересовался Алан.

Он снова был в Игре, на борту хакслардского корабля, “Титана”, в роскошно обставленном номере в компании с Китаной, Тьяго и Афродитой. Последняя обучалась не в Академии, и присоединилась к ним только сейчас.

– Всё очень просто. Проще некуда. Мы, – Тьяго махнул в сторону Афродиты, – торговцы. Вы же, – он показал на Алана и Китану, – будете защищать нас, пока мы будем вести дела в различных торговых точках. Вы наши телохранители. Не больше и не меньше. На случай, если вы забыли, большая часть локаций в Игре не позволяет просто так телепортироваться туда-сюда.

– Но как это поможет нам выиграть войну? – поднял бровь Алан.

– Тебя это не касается, – отрезал Тьяго.

– Я не собираюсь просто шататься с караваном и ничего не делать, – пожал плечами Алан. – Так я не получу никакого опыта.

– Получишь, хоть и не так много. Я в ответе за это задание, и ты будешь меня слушать. Никаких сюрпризов. Кроме того, что такого ты лично можешь сделать, чтобы это хоть как-то повлияло на исход войны?

Алан откинулся в кресле.

– Ну, я мог бы, вероятно, незаметно подобраться к искину, планирующему военные операции ПОМ, где бы он ни находился, и взломать его. Возможно, отключить. Или выяснить, где они хранят ядерный боезапас и, например, запустить пару ракет.

– Я думаю, что ты переоцениваешь свои возможности, – холодно проговорил Тьяго, скрестив руки на груди.

– Это правда? Что ты переоцениваешь себя, то есть? – заговорила Афродита.

«Ева, каковы шансы на успех?» – мысленно спросил Алан.

«Примерно 30 % с очень большой погрешностью. И сбежать после такого будет практически невозможно», – откликнулась Ева. Она завершила реконфигурацию. В результате у неё слегка увеличились вычислительные возможности, но на этом и всё.

– Не знаю, – беспечно ответил Алан. – Я бы оценил свои шансы на 1 к 3.

– Возможно, ты куда способнее, чем я полагал, и я расточительно использую твои таланты не по назначению, – сказал Тьяго, – но, в любом случае, никаких самовольных секретных миссий. Никаких ядерных ударов по кому или чему бы то ни было. Это война за контроль над Землёй, во имя защиты от неизбежных попыток захвата чужими фракциями. Обе стороны конфликта стараются свести урон по инфраструктуре к минимуму. Да и потом, ядерный взрыв неэффективен против щитов. Использование ядерного оружия будет лишь означать, что победителям придётся раскошеливаться на партию дорогостоящих роботов для устранения радиоактивных последствий.

– Нельзя выиграть войну, не разбив пару яиц, – философски прокомментировал Алан, воспользовавшись подсказкой Лямбды.

Тьяго фыркнул и повернулся к Китане.

– Вразуми его, пожалуйста, меня он явно слушать не желает.

Китана оторвалась от своего планшета.

– Следуй приказам, – сказала она Алану. Затем повернула голову к Тьяго: – Но я с ним согласна. Сидеть и сторожить ящики звучит невероятно скучно.

– Это работа. Работа, которую необходимо выполнить, – Тьяго всплеснул руками.

– Слушай, я буду следовать приказам, – проникновенно проговорил Алан. – Я лишь хотел узнать, зачем я им следую. Мне нужно понимать, что есть какой-то план, путь к победе. Всё становится бессмысленным, если я не знаю, зачем я делаю то, что делаю.

– Хорошо! – недовольно буркнул Тьяго. – Эта информация не для чужих ушей. Если хоть слово об этом просочится наружу, то полетят ваши головы, не моя. По ходу следования по нашему торговому маршруту мы будем собирать информацию от шпионов Легиона Людей; возможно, и нам самим придётся немного побегать. Дьявол, я даже подыщу для вас двоих дополнительные задания, чтобы умерить вашу жажду крови.

Но наша главная цель – это сбор информации, а не диверсии. Затем мы вернёмся на главную базу Легиона на Марсе, чтобы выработать с лидерами план дальнейших действий. Как только мы попадём на Марс, вы станете их проблемой, не моей.

– Сбор информации? С этим уже можно работать, – кивнул Алан. – И что мы продаём? Что я буду охранять?

– Материалы для изготовления силовой брони и лазерных винтовок, плюс ещё кучку разнообразной мелочёвки, которую запросили в ПОМ. Возможно, вы видели, как я общался с Асом и Дэйзи; именно они подбили меня на этот рейс. Кроме того, среди товаров также имеется партия стимуляторов.

– Стимуляторов? Это которые очень быстро вызывают сильное привыкание? – уточнил Алан.

– А ещё они дорогие и могут на время увеличить боеспособность среднего солдата примерно в пять раз, – пожал плечами Тьяго. – Я могу дать тебе образец на пробу, если хочешь.

– Спасибо, мне и так хорошо, – ответил Алан. Если верить исследованиям Евы, эффекты от применения боевых стимуляторов были похожи на работу его имплантатов Технолорда. Использование и того, и другого одновременно могло привести к совершенно непредсказуемым последствиям.

– Ты многое теряешь, – сказал Тьяго. – Ну что, теперь всем всё ясно? Вы охранники, сидите тише воды, ниже травы и никому не раскрываете свой статус. Если кто-то будет задавать слишком много вопросов, то дайте мне знать. У меня есть несколько липовых ID, но я не на 100 % уверен, что они будут нормально работать. Возможно, имеются какие-то тонкости в механике Игры и тому подобное. И никаких тайных операций или подпольных боёв без моего разрешения. Понятно?

– Да, сэр! – бодро откликнулся Алан. Китана кивнула.

– Хорошо. Детали обсудим, когда будем подлетать к Земле, – устало проговорил Тьяго.

Алан покинул номер вместе с Китаной, и они вместе направились по коридору к своим каютам.

«Спроси у Китаны, доверяет ли она Тьяго», – шепнул Лямбда.

– Ты доверяешь Тьяго? – юноша повернул голову к своей спутнице.

– Я доверяю своему клинку, – невозмутимо ответила та.

«Постарайся не действовать настолько топорно и очевидно», – вздохнул Лямбда. – «Впрочем, полагаю, с Китаной прямой подход работает лучше всего. Эта беседа с Тьяго была довольно познавательной».

«Да?» – удивился Алан. – «Я понял лишь, что от нас ожидают слепого следования приказам».

«А, я говорил не о непосредственной информационной составляющей. Я имел в виду динамику отношений в команде. Предлагаю поместить жучков на Тьяго», – ответил Лямбда.

«И как мы это сделаем?»

«Взломай его оружие, броню и средства связи в Киберпространстве. Об остальном я позабочусь. Сложные атаки – например, для изменения сообщений Тьяго и его собеседника – потребовали бы специализированных программных модулей, но организовать обычную прослушку проще простого», – заявил Лямбда.

«Что, если я хочу увидеть историю его сообщений?» – полюбопытствовал юноша.

«Это сложнее», – откликнулся искин. – «Чтобы взломать функцию обмена сообщениями и получить доступ к логам, требуются манипуляции с исходниками самой Игры, а это табу. Раньше игрокам для этого требовалось получить доступ к капсуле в реальном мире. Но если тебя на этом ловили за руку Контролеры, то тебя тут же лишали доступа к Игре, а возможно, и этой самой руки».

«Так, давай от этого пока воздержимся», – Алана передёрнуло.

«Ну, если действительно взломать капсулу в реальном мире, то можно нанести действительно немалый урон», – сказал Лямбда. – «В зависимости от глубины взлома, можно держать персонаж игрока в заложниках, заставить его тратить очки способностей и кредиты или даже превратить его в зомби-бота под твоим контролем. Так что, при апгрейде своей капсулы трижды убедись, что в неё не встроили каких-нибудь бэкдоров или троянов».

«Ну вот, теперь я не могу перестать беспокоиться о безопасности своей капсулы», – пожаловался Алан.

«На верхнем ярусе Кесата? Можешь не переживать. Я бы на твоём месте беспокоился за твоих друзей на Земле», – фыркнул Лямбда.

«Давай пока что просто вернёмся к прослушке», – сказал Алан.

«Я бы также поместила жучков на Афродиту и Китану», – заговорила Ева.

«Да, лучше перестраховаться, чем потом сожалеть», – согласился Лямбда.

***

Алан с включенной продвинутой невидимостью выскользнул из номера Тьяго. Разместить жучков оказалось до смешного простой задачей – Лямбда и Ева быстро и незаметно сделали всю работу в Киберпространстве. Защитные программы ранга E были с лёгкостью обезврежены в считанные минуты.

Чтобы получить доступ к номеру, пришлось вломиться в сеть “Титана”, которая охранялась небольшим лазерным полем и несколькими программами D-ранга в виде солдат-хакслардов. С ними искины Алана также справились без особого труда.

Алану не пришлось далеко ходить, чтобы подсадить жучка на Афродиту – девушка обнаружилась спящей рядом с Тьяго. С Китаной дело обстояло несколько сложнее, поскольку у неё не было брони, которую Алан мог бы взломать. Вместо этого ему пришлось оставить единственную программу-шпиона на её планшете. От мысли о том, что он собирается шпионить за собственным согильдийцем, его кольнуло чувство вины.

Уже на обратном пути он получил лаконичное сообщение:


Фараон: Жду тебя на мостике.


Алан метнулся к своей каюте, уже внутри отключил невидимость и размеренным шагом отправился на мостик. По возможности, стоило избегать ненужных вопросов.

Два хаксларда, Багровые Стражи, как теперь знал Алан, охраняли дверь, ведущую в командную рубку. Алана они пропустили без лишних вопросов.

Фараон разглядывал трёхмерную звёздную карту, а именно – сектор, находящийся под контролем Хаксларда. На краю сектора светилась яркая отметка – Солнечная система. Ева продолжала обучать Алана основам галактической географии, но пространственное восприятие, требующееся для ориентирования в трёхмерных картах, давалось юноше с трудом. Он и на плоскости заблудился бы без GPS, а уж космические расстояния и вовсе иной раз проблематично было оценивать с помощью обычных эвклидовых инструментов. Галактические путешествия были весьма запутанным делом.

– Благословенны Трое. С возвращением на борт, Алан, – заговорил Фараон.

– Спасибо, рад снова оказаться вашим пассажиром, – ответил юноша, подходя к командному столу со звёздной картой.

– Я позвал тебя для того, чтобы попросить не взламывать системы “Титана”. Мне очень дорог этот корабль, почти так же дорог, как и Трое, – капитан, наконец, оторвал взгляд от карты. Из-за маски Алан мог лишь гадать, какое у него сейчас выражение лица.

Алан заранее подготовил оправдание, но Лямбда предупредил: «Никогда не лги ультихакслардам. Просто подтверди, что исполнишь его просьбу».

– Я понял, – сказал Алан.

– Хорошо. Надеюсь, мой старый искин сослужил тебе хорошую службу. У корабля теперь новый искин, но он совершенно другой. Впрочем, не то чтобы я когда-либо ставил под сомнение приказы Троих, – ровным голосом продолжил Фараон.

– Трое заставили вас передать мне искин корабля?

По информации, собранной Евой, три божества Хаксларда имели вполне материальное воплощение в Игре. Многие подозревали, что эту роль на себя взяли самые первые игроки, которые достигли такого могущества, что смогли взвалить на свои плечи заботы целой разумной расы. Их никогда не видели за пределами территории Хаксларда, однако по мощи эти сущности, кем бы они ни являлись, якобы не уступали сильнейшим из Предтеч, а то и превосходили.

– Чтобы Трое отдали приказ кому-то столь незначительному? Я бы не отказался от такого благословения, – отозвался Фараон. – Нет, приказ был мне передан одним из их агентов. Но желания Троих не должны заботить чужаков. В отличие от этой войны за Землю. Многие обеспокоены недавними событиями, поскольку во время переговоров моих собратьев с Правительством Объединённого Мира мы исходили из впечатления, что имеем дело с действительными правителями человеческой расы.

Нас не слишком волнует, чем закончится эта война, однако победители должны сохранить тесные связи с Империей Хакслард и с Тремя. Я прошу тебя донести это послание до лидеров той фракции, которую ты представляешь в этой войне. Кроме того, если ты обнаружишь, что ваши лидеры не планируют придерживаться подписанного соглашения, а вместо этого сошлись, скажем, с Империей, то за такую информацию ты будешь щедро вознаграждён.

Выскочило квестовое уведомление:

Новый квест: “Эмиссар”!

Доставьте Легиону Людей или Правительству Объединённого Мира послание от Хаксларда о желании укрепить связи.

Награда: повышение репутации с Хакслардами и 250к кредитов. Штраф за провал: снижение репутации с Хакслардами. Бонус: выявите поддержку той или иной стороны Империей. 10+ миллионов кредитов за неопровержимые улики.

– Разве вы не можете поговорить с ними сами? – удивлённо спросил Алан.

– Нет, Правительство Объединённого Мира разорвало все связи с дипломатическими миссиями Хаксларда, а Легион Людей игнорировал нас с самого начала, – ответил Фараон. – Кроме того, ПОМ продолжает задерживать выплаты по долговым обязательствам, ссылаясь на войну. Даже сейчас, когда военные действия фактически приостановились, что вызывает закономерные вопросы со стороны Троих.

«Странно всё это», – в голове Алана проклюнулся голос Лямбды. – «Они, по меньшей мере, должны были оставить каналы связи с Хакслардом. В противном случае они просто напрашиваются на то, чтобы хаксларды заподозрили, что дело нечисто».

– Я вас понял, – сказал Алан. – Постараюсь доставить ваше послание и выяснить, что происходит, но ничего не могу обещать.

– До сего момента мы были самым добросовестным союзником Земли и сделали всё, чтобы помочь человеческой цивилизации вступить в космическую эру, – тяжёлым голосом проговорил Фараон. – Любая глупая мысль о предательстве закончится лишь аннигиляцией вашей планеты. Ни одна фракция в Игре не способна выдержать мощь Империи Хакслард.

«Поблагодари его за доверие и благослови Троих», – посоветовал Лямбда.

– Спасибо, благословенны будут Трое, – повторил за искином Алан.

Фараон степенно кивнул.

Алан покинул рубку; двое Багровых Стражей сопроводили его обратно в каюту. Похоже, больше никаких ночных эскапад.

Глава 14

Алан лежал в своей каюте и пялился на потолок. Потолок был серым, шёл слегка под углом, а в углу обнаружилось небольшое вентиляционное отверстие.

«Алан, ты слушаешь?» – послышался в его голове голос Евы.

«Да, я слушаю. Примерно месяц требуется, чтобы добраться от Земли до Кесата, который лежит точно посередине между Хакслардом и Империей», – вяло откликнулся юноша. – «Чтобы пересечь территории Хаксларда из края в край, потребовалось бы приблизительно три месяца. Секторы Альянса, Империи и Хаксларда сходятся в одной области, где и располагается Кесат, окружённый нейтральной территорией под контролем Администрации».

«Это общая информация!.. Назови конкретные числа», – потребовала Ева.

«Погоди, но мой перелёт с Земли на Кесат занял вдвое меньше времени. Почему так?» – заинтересовался вдруг Алан.

«Вероятно, корабль, который тебя перевозил, имел улучшенные характеристики. Он же принадлежал Администраторам, верно? Они имеют доступ к некоторым технологиям, недоступным другим. Хватит тянуть время, какой ответ?» – вклинился Лямбда.

«Не помню. Моя память имеет свои пределы», – вздохнул Алан.

«Если ты хочешь стать лучшим…»

«…То должен выкладываться на полную, я знаю», – перебил юноша. – «Но это так скучно. Кому вообще нужно знать, что диаметр Млечного Пути составляет около 100 световых лет? И потом, у вас вся эта информация имеется в постоянном доступе, к чему мне её запоминать?»

«Чтобы знать без подсказок», – ответил Лямбда. – «Всё в мире связано, но, чтобы увидеть эти связи, ты должен обладать хотя бы поверхностными знаниями. Тем не менее, похоже, такое длительное обучение действительно не очень эффективно».

«Да, уровень удержания в памяти новой информации падает с каждым часом», – подтвердила Ева.

«Ну уж простите, что не могу поглощать информацию, как машина. Мой мозг – это не жёсткий диск», – хмыкнул Алан.

«Это не твоя вина, просто изъян твоей биологической природы», – “утешил” его Лямбда.

«Кстати, у меня вопрос. Если Земля так близко к Кесату, то есть, к центру обитаемой вселенной и любой звёздной карты, то как так вышло, что нас втянули в Игру только сейчас?»

«Как много звёзд в галактике Млечный Путь?» – спросила Ева в ответ.

«Около 300 миллиардов», – ответил Алан. – «Окей, я понимаю к чему ты клонишь, исследование такого количества миров может занять немало времени. Но по какому алгоритму Контролеры ведут поиски разумных видов? И как далеко во вселенную они заглядывали?»

«Мы отошли от темы урока и вступили в опасную зону. Не стоит задавать вопросов о Контролерах и их возможностях в реальном мире», – отрезал Лямбда. – «Ладно, как насчёт того, чтобы сыграть в игру?»

Ева и Алан спросили одновременно:

«В игру?» «В игру?»

«Да, матч между тобой и Евой. Подключись к Аркаде и найди игру под названием “Кибервойна”. Купи её», – сказал Лямбда.

Алан вышел из каюты. Дежуривший у входа Багровый Страж опустил на него взгляд.

– Я бы хотел отправиться на Аркаду, – обратился к нему Алан. Страж кивнул и отвёл Алана в капсульную комнату.

Алан занял свободную капсулу; как выяснилось, здесь уже находились Китана и ещё несколько хакслардов.

Перед юношей выскочило знакомое уведомление с вопросом, не желает ли Алан установить “Титан” в качестве точки возрождения. Он отказался. Его текущая точка возрождения находилась в штаб-квартире «Чёрной Розы», и этот факт не изменится, пока он либо не умрёт, либо не завершит задание.

Во время войн умершим игрокам запрещалось снова оказываться в боевой зоне. В распоряжении Фантома оказалась одна из особых капсул Вернувшихся, хотя он был готов обменивать очки способностей на «C» лишь по курсу 3:1, в отличие от Цербера, который давал за одно очко способностей 5 «C». Зато капсула Фантома предлагала несколько иные апгрейды для Киберпространства, но сейчас у Алана в любом случае не было лишних очков.

Пробежавшись по меню капсулы, Алан выбрал пункт “отправиться на Аркаду”. Практически в ту же секунду он очутился со всех шести сторон окружённым стенами рекламы, специальных предложений, скидок на игры и результатов поединков на арене. Скудно одетая эльфийка проникновенно рекламировала голографические фильмы для взрослых. Алан до сих пор не представлял, что собой представляет эта технология, поглощённый бесконечными тренировками.

«Игра называется “Кибервойна”», – напомнил Лямбда.

«Точно», – Алан убрал все рекламные объявления и вбил в поиск название.

Игра оказалась довольно популярной, по ней ежедневно проводились чемпионаты с призовыми фондами в десятки тысяч кредитов. Ежегодный турнир, называвшийся просто “Война”, мог похвастать и более вкусными призами: лучшие игроки могли надеяться получить редкую способность или предмет, а также зарабатывали немалую известность. Параллельно с описанием игры перед Аланом высветились разделы с гайдами и списком текущих матчей. Юноша взглянул на цену.

«5 тысяч кредитов за основную игру, 25 тысяч за полный набор со всеми дополнениями? Это абсурд».

«Это ещё что, раньше тебе пришлось бы, вероятно, продать пару своих органов, чтобы получить к ней доступ. Купи полную версию и изучи гайды. Мне тоже интересно, какие изменения они внесли за это время», – сказал Лямбда.

Не став спорить, Алан купил игру со всеми дополнениями, а также стандартный гайд за 500 кредитов. Там были и другие, интерактивные и с сопровождением искины, но цены на них начинались от 1000 кредитов.

Алан углубился в чтение.

«Стоп, это же…» – брови юноши поползли вверх.

«Да», – довольно хмыкнул Лямбда, – «“Кибервойна” – это игра для хакеров. В ней воссоздаётся Киберпространство, но можно гибко настраивать начальные условия сражений, то есть, какие здания и юниты ты или твой противник можете использовать. Самый популярный мод – защита базы; игроки отстраивают свою базу, накапливают ресурсы, а затем пытаются уничтожить базу врага. Игра может поддерживать от двух до, в случае “Войны”, нескольких сотен тысяч игроков в пределах одного сражения.

Но пока давай ограничимся приватным тренировочным сражением, ты против Евы», – предложил Лямбда, помогая Алану продраться сквозь хитросплетения разнообразных настроек. – «Для разминки каждый из вас получит лишь по взводу морских пехотинцев. Сам я буду выступать в роли искина-болванки, то есть максимум буду предоставлять тебе вычислительные ресурсы для твоих симуляций, но никаких рекомендаций и советов».

Алан выставил настройки, как объяснил Лямбда. Он почувствовал, что Ева изучает начальные параметры предстоящего боя и гайд к игре.

«Стоп, как Ева будет контролировать вражескую сторону? Она же искин в моей голове! Я могу ощущать её мыслительные процессы, а она мои», – нахмурился Алан.

«Ты можешь добавить свой искин в качестве игрока, в таком случае игра на время прервёт ментальную связь между вами», – пояснил Лямбда. – «“Кибервойна” крутится вокруг хакинга. Искины здесь совершенно спокойно могут командовать юнитами и даже иметь собственные базы».

«Понятно», – Алан мысленно кивнул. Он установил себя в качестве “Игрока 1”, Еву – в качестве “Игрока 2”, а Лямбду назначил своим искином-помощником.

Матч начался.

Случайно сгенерированная карта выбросила его в чаще леса. Алан попытался представить, что будет делать его верная спутница. В итоге он ограничился тем, что заставил взвод принять оборонительную формацию и стал ждать.

Прошло пять минут.

Алан подумал, не стоит ли ему приказать выдвигаться. Возможно…

Шквал лазерного огня прошёлся по его отряду, выкосив троих пехотинцев из пятерых. Оставшиеся два солдата открыли ответный огонь, но численное преимущество врага уже было слишком жестоким. Не прошло и нескольких секунд, как все юниты Алана были мертвы.

Ева победила, перед глазами участников появилась сводка статистики. Ева не потеряла ни единого солдата, более того, у четырёх из пяти было полное здоровье.

«Хороший бой[2]», – прокомментировала Ева.

«Не самый дальновидный план, который можно было придумать», – хмыкнул Лямбда.

«Ну-ка цыц, вы оба», – огрызнулся Алан.

Он просмотрел запись матча. Ева изначально также приняла оборонительную формацию, как и он. Но после того, как ничего не произошло, она повела взвод в обход его позиции и атаковала с правого фланга.

«Как ты узнала, где я нахожусь? И почему твои юниты увидели мои первыми?» – спросил Алан.

«Изучи настройки и проверь карту», – откликнулась Ева. – «Начальная позиция противника известна заранее, а юниты похожи на реальных солдат: их радиус обнаружения представляет собой конус в том направлении, куда они смотрят. Поэтому я и атаковала сбоку».

«Урок первый: удерживай инициативу», – заговорил Лямбда. – «Из бессмысленного сидения на месте ничего хорошего не выйдет. Существуют исключения, например, засада или хорошо укреплённая позиция, так что полностью мораль можно сформулировать так: по возможности необходимо придерживаться проактивной позиции».

«Спасибо», – буркнул Алан. – «Реванш».

Тренировочный бой перезагрузился. На этот раз Алан сразу же снял свой отряд с места и повёл их по кругу с левой стороны. Он знал, что статистически человек склонен выбирать направление по ведущей руке, то есть, в его случае – правой. Поэтому предположил, что Ева, вероятнее всего, будет действовать исходя из этого сценария. Ну, если, конечно, она не учтёт, что он может подумать об этом, и не примет соответствующие поправки. Бр-р, Алан, задавил эту мысль в зародыше.

Он активировал Сверхсознание, быстро смоделировав несколько сценариев с помощью Лямбды, чтобы определить оптимальную формацию для предстоящего столкновения.

В результате ему удалось выиграть сражение с преимуществом в два пехотинца.

«Хороший бой», – прокомментировал Алан.

Юноша почувствовал, что Ева анализирует запись матча.

«Хороший бой», – ответила она через секунду.

«Урок второй: будь непредсказуемым», – снова менторским тоном заговорил Лямбда. – «Противник не попадётся на один и тот же трюк дважды, особенно если у него есть возможность изучить запись игры или твой стиль боя».

«Сыграем ещё раз», – маякнула Ева.

«Я готов», – усмехнулся Алан.

На этот раз поле боя оказалось иным – голые, бесплодные холмы. Логика подсказывала Алану, что ему стоит занять какую-нибудь высоту, но… он смоделировал несколько сценариев с Лямбдой, затем заставил его подбросить монетку. Орёл.

Алан отправил единственного солдата прямо к лагерю Евы. Он бежал, паля в воздух и громко вопя. Пехотинцы Евы устроили на него засаду, но оставшиеся юниты Алана смогли удачно контратаковать, уничтожив двух солдат противника взамен. Последующая схватка 4 на 3 без особых неожиданностей завершилась в пользу Алана.

Ева закончила просматривать запись сражения.

«Почему ты это сделал?» – спросила она у него.

«Что ж, я рад, что ты спросила», – довольно откликнулся юноша. – «Видишь ли, я знал, что Лямбда посоветует тебе вести себя менее предсказуемо. Так что я заставил его рассчитать второй по выгодности маршрут для засады на моего солдата. Их оказалось два, так что я заставил его подкинуть монетку и разместил оставшийся взвод в том месте, куда она указала».

«Интересно», – протянула Ева.

«Дурацкий план, который с высокой вероятностью должен был закончиться потерей солдата без какого-либо размена», – “пожал плечами” Лямбда. – «Такая логика попросту не имеет смысла. Ева, как именно ты выбирала маршрут?»

«Взвешенная рандомизация», – ответила она, – «где более выгодные пути имели больший вес».

«Угу, так что план Алана имел куда меньше 50 процентов вероятности на успех, от силы процентов 20», – прокомментировал Лямбда.

«Эй, я же выиграл, верно?» – возмутился Алан.

«Третий урок должен был звучать “не полагайся на случай”, но ты воспринял его как “верь в удачу”», – покачал головой Лямбда. – «Играть против казино плохая идея, Алан».

«Кроме тех случаев, когда это работает», – возразил юноша. – «А пока что это работает».

«Что ж, перейдём к другому формату; в таких мелких стычках слишком велик фактор случайности», – улыбнулся Лямбда, выставляя новые настройки.

На этот раз в распоряжении Алана и Евы оказалось по небольшой армии численностью в 25 тысяч юнитов, а также по городу с рядом производственных строений и фиксированным доходом. Они стартовали в разных концах материка, заполненного различными ресурсами и нейтральными группировками.

Матч начался.

Алан был полностью разгромлен. Нужно было заботиться слишком о многом: приказывать войскам, планировать нападения, продумывать пути снабжения, реагировать на засады, тренировать новых солдат, проводить исследования, строить здания и укреплять базу, саботировать снабжение врага, исследовать карту… И всё это было лишь верхушкой айсберга, рутинные операции, а ведь ещё необходимо было разработать общую стратегию войны, постоянно корректируя её в связи со всё новыми обстоятельствами.

Он использовал разделение сознания, Сверхсознание, Лямбду, но лишь едва успевал поспевать за Евой. Как только у него закончился запас ментальной энергии, Ева мгновенно захватила базу, которая выпала из поля зрения юноши, а затем, используя её, как стратегический плацдарм, начала планомерно завоёвывать континент кусочек за кусочком.

«Хороший бой», – сказала Ева.

«Серьёзно?» – саркастически переспросил Алан. Эта фраза так часто использовалась, что почти потеряла своё номинальное значение.

«Согласно твоим распоряжениям, я должна говорить это после завершения каждого матча», – откликнулась Ева.

«Ох, точно. Ты можешь не говорить это, если не хочешь. Это касалось только того времени, когда я тебя разрабатывал».

«Хох, в самом деле? И как ты её разрабатывал?» – в голосе Лямбды звучало удивление.

«Уверен, что уже упоминал об этом раньше. По сути, я предоставил ей доступ в интернет и заставил играть в разнообразные игры и решать головоломки», – ответил Алан.

«И всё?» – уточнил Лямбда.

«Подтверждаю», – сказала Ева.

«Странно… должно быть, это какая-то совсем новая модель», – задумчиво проговорил Лямбда. – «Разумеется, искины могут обучаться, но я никогда не слышал о том, чтобы они самостоятельно развивались до ранга C».

«Кое-что я оптимизировал вручную, плюс вносил некоторые правки в исходный код», – пожал плечами Алан. – «Хотя даже я сам вряд ли вспомню, какие именно».

«Не важно», – потерял интерес Лямбда. – «Вернёмся к нашей тренировке. Цербер был прав, многозадачность и лидерство не входят в число твоих сильных сторон. Но это не значит, что ты не можешь самосовершенствоваться. Я буду гонять вас с Евой по несколько часов в день во время перелёта. Уверен, это пойдёт на пользу всем. Так, а теперь открой заявку на матч: без учёта ранга, стандартные правила. Я покажу тебе, к чему стремиться».

«Окей», – ответил Алан, запуская поиск матча в разделе битв с поддержкой искина.

Противник нашёлся довольно быстро.

И так же быстро он был сокрушён Лямбдой. Каким-то невероятным образом, используя в качестве разведки лишь одного-единственного морпеха, Лямбда сумел в точности предсказать всю вражескую стратегию. Несколько своевременно брошенных в бой танков полностью уничтожили пехоту противника, на которую тот делал упор. Вскоре после этого вражеская база была захвачена.

«Напиши ему: “Убейся, НУБ”», – довольным тоном проговорил Лямбда.

«Нет».

Алан отправил в чат стандартное “хороший бой”. Он понятия не имел, какие правила хорошего тона действовали в межгалактической игровой среде, но, вероятно, это было лучше, чем ничего. Поверженный противник покинул лобби.

«Вот зануда», – прокомментировал Лямбда. – «Так или иначе, этот бой наглядно демонстрирует концепцию “противовеса”. Полагаю, ты в курсе, что у любого юнита в играх есть своя немезида – тип войск, наиболее против него эффективный. Как правило, наземная техника является противовесом пехоте, воздушные и космические юниты эффективны против наземной техники, а пехота способна с небольшими потерями захватить воздушное судно, если сумеет попасть на борт. Хотя это очень большое “если”. Всё как в Игре. Существуют, разумеется, особые типы юнитов, которые выбиваются из этого треугольника, но основная суть, я думаю, ясна».

«А оборонительные сооружения?» – спросил Алан.

«Они бывают разных типов. Лазерные турели и щиты – универсальны, а физические укрепления хороши против пехоты и уязвимы против всего остального», – охотно пояснил Лямбда. – «Существуют и более узкоспециализированные системы, вроде электромагнитных и ионных пушек, выводящих из строя электронные и псионические системы, а также эффективные против массированных биологических атак. Вы же разбирали всё это с Евой? По идее, ты и сам это должен знать».

«Я знаю, лишь хотел убедиться, что эти знания применимы к “Кибервойне”», – ответил юноша.

«Найди ещё один матч, можно даже крупномасштабное сражение формата “все против всех”. Я продемонстрирую тебе мои безумные навыки», – сказал Лямбда.

Алан быстро зарегистрировался в новом матче.

Верный своему слову, Лямбда с лёгкостью выиграл это сражение, а затем и ещё четыре кряду. Он каким-то образом предугадывал, кто будет его атаковать и чем, и всегда имел под рукой идеальный “противовес”. Был лишь один случай, когда ему пришлось изрядно попотеть; два сильных противника напали на его базу одновременно. Лямбда попросил Еву помочь, и вместе они сумели-таки вырвать победу, обрушив на врагов полчища дешёвых юнитов, каждого из которых они умудрялись контролировать индивидуально.

Алан также предложил свою помощь, но Лямбда его проигнорировал.

«Это был так называемый микроконтроль», – наставительно проговорил Лямбда после завершения матча. – «Люди часто недооценивают возможности, которые даёт индивидуальный контроль каждого юнита. Если ты на это способен, то можешь свести к минимуму шанс подставить войска под удар или занять невыгодную позицию для стрельбы».

«Эти матчи… Всё выглядело как-то уж слишком просто», – с сомнением проговорил Алан.

«Причина одна – разведка», – отозвался Лямбда. – «Информация – важнейшее оружие в любой войне, а я чрезвычайно хорош в чтении людей».

«Достаточно хорош, чтобы выиграть турнир?» – уточнил Алан. Лишние кредиты никогда не помешают.

«Забудь. Пусть вероятность этого и невелика, но кто-нибудь может вычислить меня по стилю игры», – охладил его пыл искин. – «Если ты хочешь поучаствовать в турнире, то тебе придётся полагаться только на свои силы. Небольшой риск существует даже в этих безранговых матчах, так что нам не стоит этим злоупотреблять. Не забывай, эта игра – симулятор взлома; Администраторы нередко пытаются завербовать выдающихся игроков в свои отряды Кибербезопасности».

«Хорошо, я понял».

«Это было познавательно, но нам стоит вернуться к учёбе», – вклинилась Ева.

Алан вздохнул.

«Как насчёт физических упражнений?» – ему вдруг пришла в голову “гениальная” идея. – «Я уже заржавел в этой каюте, мне нужно размяться».

«У меня предложение. Я великолепный мечник, так что мог бы тебя кое-чему научить», – сказал Лямбда.

«Серьёзно? Великолепный мечник? Как это согласуется с тем, что у тебя даже нет физического тела?» – оторопел Алан.

«Главное – состояние разума. Я мог бы продемонстрировать тебе это в Киберпространстве при наличии достойного противника, однако поверь на слово: бой на мечах похож на более сложную версию игры в “камень-ножницы-бумагу”. Это игра, построенная на противовесах. Но прежде всего тебе нужно научиться двигаться», – в голосе Лямбды явно прорезался скептицизм. – «Бег. Думаю, лучше всего сконцентрироваться на спринте».

«Почему я не могу просто следовать твоим указаниям?» – спросил Алан.

«Я могу быть занят взломом или анализом сражения. Или попросту выведен из строя. В таком случае я мало чем смогу тебе помочь. Да и потом, главная цель – тренировка, верно? Прежде чем изучать какие-либо навыки или техники, необходимо освоить хотя бы базовые движения».

«И как это будет выглядеть?» – уточнил Алан.

«Будешь часами размахивать мечом», – хмыкнул Лямбда, – «периодически прерываясь на скоростные забеги».

«Я не вижу никаких причин, почему мы не можем продолжать уроки во время этих тренировок», – снова подала голос Ева.

«Великолепно», – Алан окончательно сник.

Полёт продолжался, а дни Алана превратились в рутинное повторение одного и того же распорядка.

Проснуться. Позаниматься с Багровым Клинком, одновременно отвечая на вопросы Евы по уже пройденному ранее материалу. Бег до изнеможения. Тренировочные сражения в “Кибервойне”. Новые уроки. Ещё одна серия упражнений с мечом и контрольных вопросов.

Повторить.

Так пролетел месяц.

***

Лямбда разбудил Алана и продемонстрировал ему сообщение, которое послал Тьяго. Вплоть до этого момента установленные жучки фиксировали лишь обычные переговоры Тьяго с ПОМ, в которых они обсуждали торговые вопросы и договаривались о цене. Но это сообщение выглядело так:


Тьяго: Прибытие по расписанию. Посылка на борту. Старт операции. Контакта пока нет».


«Что это означает?» – мысленно спросил Алан.

«Наглухо зашифрованная передача, адресат неизвестен», – ответил Лямбда. – «В отличие от переговоров с ПОМ, данных слишком мало для дешифровки. Как видишь, я смог разобрать лишь заголовок».

«Разве для дешифровки обычно не нужен ключ?»

«Если бы речь шла о реальном мире, то возможно. Нынешняя криптография давно отошла от одних только ключей. Да и потом, я не то чтобы что-то взламываю. Если умеешь читать между строк, то владеешь всеми ключами от Царства Небесного», – туманно ответил Лямбда.

Алан пытался вызнать подробности, но искин лишь сказал, что юноше потребуется куда более фундаментальное знание математики, чтобы понять, о чём речь. И судя по скорости его усвоения новой информации, это потребует ещё лет пятьдесят, не меньше.

Алан отправился досыпать.

***

– Спасибо вам, что позволили снова воспользоваться вашим кораблём, – сказал Тьяго.

– Рад был помочь. С удовольствием отвезу вас обратно на Кесат, когда вы закончите с делами на этой планете. Такова воля Троих, – ровным голосом ответил капитан.

– Так вы останетесь дожидаться здесь? – спросил Алан. В настоящий момент “Титан” был пристыкован к космической станции Хаксларда на периферии Солнечной системы.

– Нет, я собираюсь отправиться вглубь нашей империи, но через какое-то время планирую вернуться на Кесат. Как долго вы собираетесь оставаться на Земле? – спросил Фараон.

– Точно сказать не могу, но спасибо за предложение; мы свяжемся с вами, как только закончим, – ответил Тьяго. Он хлопнул Алана по плечу, практически заталкивая его в шлюз десантной шлюпки. Китана и Афродита последовали за юношей.

– Да благословен будь ваш путь, – услышали они напутствие Фараона, прежде чем двери шлюпки захлопнулись.

Алан занял одно из посадочных мест. Этот десантный корабль был точной копией шлюпки, которая забрала их с Земли на “Титан” в первый раз. Единственное отличие заключалось в том, что на этот раз трюм был битком набит металлическими ящиками с неизвестным содержимым. Алан попытался просветить их в разных спектрах, но безуспешно. Стенки ящиков, судя по всему, полностью блокировали электромагнитное излучение.

Внезапно перед юношей высветилось уведомление:

Предупреждение! Вы входите в зону боевых действий!

В этой зоне в случае смерти выпадают все предметы. За ваши действия, такие как убийство участников войны, захват контрольных точек и выполнение военных квестов, вам будут начисляться очки заслуг.

– Следи за тем, что говоришь, – предупредил его Тьяго.

– Я просто пытался получить больше информации. Пробежаться по всем диалоговым веткам, так сказать, – пожал плечами Алан.

– Я бы предпочёл иметь телохранителя, умеющего держать рот на замке… Предполагаю, что Фараон выдал тебе задание доставить сообщение лидерам какой-либо из противоборствующих сторон. Предлагаю тебе проигнорировать эту просьбу, – Тьяго уставился на юношу тяжёлым взглядом.

«Скажи, что согласен, по крайней мере – пока», – шепнул Лямбда. Алан подчинился.

– Вот и хорошо. Мы скоро приземлимся, так что тебе потребуется вот это, – сказал Тьяго, вытаскивая планшет и идентификационную карточку. Карточку он протянул Алану. – Это твои новые документы. Мы сядем в космопорту округа Колумбия, после чего нам предстоит таможенная проверка, – его пальцы запорхали над планшетом. – Я отправил тебе сообщение с полной информацией о твоей новой личности, на случай если тебя будут о чём-то расспрашивать.

«Сообщение получено», – подтвердила Ева.

– Что насчёт вас троих? – спросил Алан.

– Мы с Афродитой здесь под настоящими именами, а Китана получила свои документы раньше, поскольку предположили, что ей для запоминания всех деталей потребуется больше времени, – ответил Тьяго. – После посадки и таможни вы с Китаной отправитесь в Административный центр и смените свои ники на “Страж-А” и “Страж-К”.

– Что? Зачем? – поднял брови Алан.

– Затем, что даже если вы скроете свои имена, люди могут потребовать их показать, – терпеливо разъяснил Тьяго. – И, хотя существует множество игроков, использующих такие же ники, раскрыть ваши личности с такой зацепкой будет гораздо проще. Я не идиот, Алан. Я предусмотрел все возможные накладки.

«Это технически невозможно», – отметил Лямбда. – «Но не обращай внимания. Просто улыбнись и кивни».

Алан с улыбкой кивнул.

И почувствовал, как Лямбда мысленно “вздрогнул”.

«Возможно, нам следовало потратить больше времени на социальные взаимодействия, нежели на махание мечом. Ева, поставь это в приоритет для следующих занятий».

«Хорошо, но хочу отметить, что я уже пыталась проводить такие уроки в прошлом, но без какого-либо эффекта», – откликнулась Ева.

«У меня есть пара мыслей на этот счёт», – успокоил её Лямбда.

– Мы с Афродитой сразу по приземлении займёмся товаром и накладными, – добавил Тьяго. – После таможни нам предстоит короткая поездка до Нью-Йорка, где располагается контрольная точка Восточного побережья. Несколько дней займут торговые операции, а затем мы вылетим в Лондон. Оттуда в Евросоюз, потом в Россию, Китай и, наконец, в Японию.

– А когда мы встречаемся с… подпольными элементами? – спросил Алан.

– Мне сказали, что они будут ждать нас в Нью-Йорке, – сказал Тьяго. – Думаю, я позволю тебе разведать местность заранее, если ты так хорош, как утверждаешь.

– Как пожелаете, босс.

Десантная шлюпка начала торможение.

Алан вернулся на Землю.

Глава 15

Алан вернулся вместе с Китаной из Административного центра с новым ником над головой: Страж-А. База ВВС, где они оказались, носила теперь гордое название “Международный Космопорт Вашингтона”, а её облик претерпел разительные изменения с момента их прохождения Обучения.

Ангары были переоборудованы таким образом, чтобы позволить космическим кораблям совершать вертикальную посадку, и теперь заглатывали прибывающие суда, словно голодные гиппопотамы. Многие из ангаров также теперь могли похвастать небольшими стационарными силовыми щитами.

Пока они возвращались к десантной шлюпке, продираясь сквозь лабиринт пропускных пунктов и сканеров, Алан пробежался по логам сообщений своих соратников. Тьяго продолжал обсуждать торговые сделки, пытаясь выторговать более выгодные условия. Он пока не принял ни одного предложения, но доставил запрошенные Правительством Объединённого Мира товары. Афродита переговаривалась с друзьями в Нью-Йорке, расспрашивая их о последних веяниях моды. Как ни странно, на силовую броню эта сфера человеческой деятельности тоже распространялась. Китана же обсуждала возможное участие в сражениях на арене с представителем гладиаторского сообщества. Судя по всему, на этом действительно можно было неплохо заработать.

Алан по-прежнему терзался угрызениями совести за вторжение в частную жизнь девушки, но лучше было не рисковать. Юноша поднял голову, вглядываясь в безмятежную синеву неба. Он был рад снова оказаться на Земле, пусть в реальности он был и не здесь.

Вернувшись на корабль, Алан обнаружил, что двери трюма распахнуты настежь. Афродита разговаривала с рабочим в механизированном костюме, тогда как Тьяго проводил инвентаризацию ящиков с товарами.

Юноша приблизился к Тьяго, заглядывая в открытый металлический ящик. Внутри оказались ровные ряды золотых слитков.

«По моей оценке, здесь один миллион стандартных единиц золота, примерно полторы тонны. Стоимость, по стандартному рыночному курсу, около пяти миллионов кредитов», – в его голове раздался голос Евы. И это был лишь один ящик из пятидесяти.

– Иди охраняй вход, – бросил Тьяго, не отрываясь от экрана сканера в руке. Похоже, он прогонял через это устройство каждый слиток, удостоверяясь в том, что металл чистый.

– Я могу провести инвентаризацию быстрее, чем ты, – сказал Алан. Он задействовал Улучшенный искусственный глаз Фантома, свой биоимплантат, и осмотрел содержимое ящика.

«Все слитки состоят из 24-каратного золота», – шепнула Ева.

– Все слитки из чистого золота, миллион стандартных единиц, – проговорил юноша через секунду.

Тьяго продолжил сканировать остальные слитки. Закончил он лишь через пять минут.

Наконец он поднял глаза на Алана.

– Как ты об этом узнал?

– Имплантат. Я также могу сохранить и скинуть тебе логи сканирования, если необходимо, – ответил Алан.

– Так ты у нас человек-рентген?

– Можно сказать и так.

Тьяго побарабанил пальцами по ноге.

– Хорошо, поможешь мне с инвентаризацией, сейчас отправлю тебе декларацию груза. Но если что-то не совпадёт, отвечать будешь сам.

– Без проблем, – пожал плечами Алан.

Тьяго открыл игровое меню и отправил Алану сообщение.

«Декларация получена», – подтвердила Ева.

«Дьявол. Да тут целое состояние», – присвистнул Лямбда.

Алан открыл документ и с помощью Евы быстро просканировал содержимое каждого контейнера, сверяясь с декларацией.

Это была настоящая сокровищница. Каждый ящик содержал в себе миллион стандартных единиц драгоценных металлов. Золото, платина, палладий – эти названия Алан узнал сразу же. Но здесь присутствовали и другие металлы со схожими свойствами: рутений, осмий, иридий, родий. Если верить Еве, все они применялись при изготовлении силовой брони и космической техники.

Кроме того, в некоторых ящиках содержались куда более экзотичные материалы. Это были сплавы, стоимость которых превышала цены на любой чистый элемент: багровые слитки, переливающиеся на свету, словно рубины, тёмная сталь – одна из попыток Вернувшихся синтезировать духовную сталь Предтеч, эфирный хром, использующийся при изготовлении брони для псиоников. Компоненты для продвинутой силовой брони.

Наконец, среди товаров обнаружились энергетические кристаллы, устройства для хранения энергии в Игре. В контейнерах хранились сотни изумрудных кристаллов стоимостью по 100к кредитов каждый. Одного такого камешка размером с куриное яйцо хватило бы, чтобы запитать массивную осадную технику, сверхъёмкий щит или небольшой космический истребитель.

«Все эти товары в сумме стоят приблизительно миллиард кредитов по стандартным рыночным расценкам», – подвела итог Ева.

«И я про то же», – хмыкнул Лямбда. – «Чёрт возьми, а я ещё думал, что странно было бы нанимать вас с Китаной в качестве охраны, но, возможно, это и есть ваша основная миссия. Мы могли бы попробовать украсть товары, но гильдия «Чёрной Розы» будет гнать нас до самого края вселенной. Неудивительно, что им потребовалась такая охрана. Блок наёмников славится тем, что никогда не отступается от принятого задания. Ведь если кто-то решит переметнуться, то мало того, что нанимателям компенсируют весь причинённый ущерб, так и ещё и отступников ждёт неминуемая и суровая расправа. Такая, что даже представить страшно».

«Ну, мы не собираемся это красть», – подумал Алан. – «Даже единственный нож из духовной стали, который лежит в Хранилище, стоит примерно столько же, верно?»

«У тебя есть нож из духовной стали?» – вскинулся Лямбда. – «Почему ты не упоминал об этом раньше? Это полностью меняет расклад».

«Ева, разве ты не дала Лямбде полную вводную?» – удивился юноша.

Ева помедлила с ответом, затем прислала мысль: «Я предоставила ему всю информацию, которую посчитала необходимой для его эффективного функционирования».

«Ах-х, ты всё ещё мне не доверяешь?» – “закатил глаза” Лямбда. – «Хорошо, я всё понимаю, детка. Но всё же, не то чтобы я могу делать, что мне вздумается. Я привязан к Алану так же, как и ты. Так ты просто держишь нож из духовной стали в хранилище? Это идиотизм. Деньги не хранят в банковском сейфе; их вкладывают, чтобы они окупали своё существование. А если ты не собираешься его продавать, то это означает, что нам нужно сосредоточиться на ножевом бое в тренировках. Те упражнения, на которых мы остановились, теряют всякий смысл, если речь о клинке из духовной стали».

«Достаточно. Мы разберёмся с этим вопросом позже», – прервал его Алан, закрывая крышку последнего ящика.

– Всё, указанное в декларации, здесь, – сказал он вслух.

Тьяго кивнул – он всё это время наблюдал за работой Алана.

– Хорошо, – проговорил он, подавая знак Афродите.

Девушка переадресовала отмашку рабочему, который стоял рядом с ней. Тот привёл в движение свой механизированный костюм – металлический экзоскелет, во много раз увеличивающий силу оператора. Рабочий начал перетаскивать контейнеры на металлическую платформу, которая парила над землёй, испуская мягкое синее свечение. К тому времени, как разгрузка была закончена, платформа едва ли не касалась земли.

После этого вся группа двинулась к следующей точке назначения – к ангару, в котором их ожидал конвой. Алан сканировал окружающее пространство, выискивая возможные угрозы. Теперь, когда он знал, что именно они охраняли, его формальные обязанности казались куда более серьёзными. Возможно, ему следовало потратить какое-то время на изучение того, как в Игре происходят кражи и ограбления.

«Не беспокойся, я тебя понял», – успокоил его Лямбда. – «Никто не смог ничего у меня украсть за многие тысячи лет».

«Разве я не вломился в Хранилище?» – поддел его Алан.

«Потому что я тебе позволил», – невозмутимо откликнулся ИИ. – «Словно паук, плетущий свои сети».

Алан лишь покачал головой. До нужного ангара они добрались без происшествий. Внутри их уже поджидала приземистая фура и взвод из четырёх солдат Правительства Объединённого Мира в стандартной силовой броне. Алан бдительно огляделся по сторонам. Ловушек он не нашёл, зато обнаружил ряд модификаций, которыми был оснащён грузовик для повышения грузоподъёмности. Кроме того, он был оборудован скромным силовым щитом на тысячу единиц.

– Мы собираемся перевозить груз на этом? – поднял бровь Алан.

– А чего ты ожидал, роскошной яхты? Земля по-прежнему всего лишь захолустный мирок, космические корабли и шаттлы здесь – это экзотика, которую мало кто может себе позволить. Приходится пользоваться тем, что есть под рукой, – ответил Тьяго. – Богатеи, которые могли позволить себе космический корабль, давно покинули планету. Максимальный уровень здешних мобов не превышает 50. Земля – это песочница для новичков.

– Напомни, почему это вообще должно нас беспокоить? – спросила Афродита.

– Потому что это наш дом и ценный космопорт, – отрезал Тьяго.

Один из солдат шагнул им навстречу.

– Приветствую, я капрал Джеймс. Мы будем сопровождать ваш транспорт и позаботимся о том, чтобы вы прибыли в Нью-Йорк в целости и сохранности. По графику, отправление конвоя через пятнадцать минут.

Тьяго глянул на него:

– Спасибо, но у меня собственная охрана. Ваша помощь не потребуется.

Капрал покосился на облачённую в кэйкоги Китану.

– Я не ставлю под сомнение эффективность вашей службы безопасности, но это против стандартного протокола. В последнее время бандиты всё чаще стали нападать на торговые конвои. Личный_Роджер поведёт грузовик. Это не просьба.

– Хорошо, – не стал спорить Тьяго. – Афродита, ты поедешь в кабине с Личным_Роджером. Остальные вместе с солдатами поедут в прицепе, – с этими словами он повернулся к рабочему, – Начинайте погрузку.

– Стоп, – вмешался капрал. – Я должен проверить груз перед отправлением.

– Разве вы не сказали только что, что мы выезжаем через пятнадцать минут? – повернулся к нему Тьяго. – ПОМ уже подтвердило целостность груза, свяжитесь со своим начальством, если хотите.

– Да, лучше будет поторопиться, – пробормотала Афродита. Её голос был едва слышен, но Алан сумел прочитать по губам – с помощью Евы, конечно.

Вояка замешкался, затем открыл меню. После недолгого обмена сообщениями он кивнул:

– Начинайте погрузку.

Рабочий начал переносить контейнеры в прицеп.

«Он делает это неправильно. Прицеп потеряет устойчивость», – мысленно передала Ева.

– Стоп, если ты так будешь укладывать груз, то прицеп может перевернуться, – поспешил вмешаться Алан.

Рабочий прервал работу, утирая пот со лба.

– Хорошо, как бы вы хотели загрузить контейнеры, сэр?

Алан начал выдавать указания. Тьяго одобрительно кивнул. Возможно, поездка пройдёт без лишних происшествий.

* * *

Полчаса спустя погрузка была закончена, и они тронулись в путь. Это была небольшая автоколонна, состоящая из ещё трёх фур и двух военных “Хамви”[3] – один впереди, другой замыкающий. Тьяго позаботился о том, чтобы их грузовик оказался в середине колонны.

Прицеп их модернизированного транспорта был оборудован люком в потолке, достаточно широким, чтобы два человека одновременно могли наблюдать за окрестностями. Этим сейчас и занимались Алан вместе с капралом Джеймсом.

– Вы уже сталкивались с этими бандитами? – полюбопытствовал Алан с подачи Лямбды.

– Несколько раз. Наверное, каждый четвёртый наш конвой подвергается нападению со стороны этих мерзавцев, – ответил солдат.

– Так много?

– Ну, мы несколько бросаемся в глаза, но это не худшая тренировка для наших ребят.

Алан обозрел окрестности. Они сейчас ехали по I-95; система скоростных шоссе явно поддерживалась ПОМ в хорошем состоянии. На автостраде сновали и другие машины, но поток был недостаточно серьёзным для возникновения каких-либо заторов и пробок.

Скоростной лимит был повышен до 160 километров в час – всё благодаря более дешёвым и мощным двигателям и новым системам безопасности, которые появились в распоряжении автопроизводителей в последнее время. Повсеместно распространялись модули автономного управления, но ПОМ, очевидно, не доверяло таким технологиям. Слишком уязвимы для взлома, по словам капрала.

– Мы пытались найти их логова, – продолжил солдат, – но, судя по последним разведданным, бандиты скрываются среди обычных жителей в городах. Стоит им скрыть свои имена и уровни, и отследить их почти невозможно, если только они не убьют достаточное количество солдат, чтобы обосновать подключение специалиста. К сожалению, они недостаточно глупы, чтобы оставлять после себя какие-либо био-отпечатки.

– Ещё бы, это каким надо быть идиотом, чтобы сделать нечто подобное, – покивал Алан. Поначалу его беспокоило, что ПОМ могут вычислить его по голосу, но Тьяго уверил его, что об этом он тоже позаботился.

– Да и потом, мы же не с Легионом сражаемся. Это просто мелкие стычки между игроками.

– Кстати, что слышно о Легионе Людей? – спросил Алан. – Меня какое-то время не было на планете, только сейчас вернулся, чтобы выполнить это задание и помочь в войне.

– Я бы сказал, что они сидят тише кучки навоза, простите за мой французский, – хмыкнул капрал. – Никто ничего от них не слышал с тех самых пор, как они сбежали на Марс. Знаете, такое ощущение, что война и вовсе закончилась. Всё, что мы видим – это бесконечные тренировки да учения. Такие вот конвои в город – это единственные редкие периоды R&R[4], которые нам выпадают. В военных капсулах даже нет доступа к Аркаде, вы можете себе это представить? К слову, а куда именно вы улетали с Земли?

«Уходи от ответа», – просигналил Лямбда.

Алан пожал плечами:

– А, я был в одном инопланетном городке. Ничего особенного, город как город. Лишь чуть больше космической техники в воздухе и чуть больше сильных игроков вокруг.

Капрал задумчиво пробежался глазами по горизонту.

– Я бы хотел когда-нибудь покинуть эту планету. Поэтому я и вступил в армию. Но, похоже, опоздал. Все должности за пределами Земли уже заняты либо требуют квалификации, на получение которой у меня ушли бы годы.

– Вы не думали о гильдиях наёмников? – спросил Алан. – Возможно, некоторым из них вы могли бы подойти; собственно, так я и дебютировал, так сказать.

– Гильдии? Разве это не что-то вроде коммунистических объединений? – спросил вояка.

В этот момент Тьяго ударил прикладом своей винтовки по платформе, на которой они стояли.

– Страж-А, я плачу тебе за то, чтобы ты смотрел по сторонам, а не распускал язык. Не расслабляйся!

– Я бы куда лучше справился с этой задачей, если бы у меня было оружие с оптикой, – огрызнулся Алан.

Секунда молчания.

– Если ты её потеряешь или повредишь, то я вычту всё из твоего гонорара, – буркнул Тьяго.

– Само собой, босс, – откликнулся юноша, приседая.

Тьяго протянул ему снайперскую винтовку и просипел: «И держи свой рот на замке».

Алан кивнул и начал рассматривать оружие, которым его не так давно убили:

Модифицированная версия винтовки “Синий страж” (ранг A):

Мощная плазменная винтовка, разработанная компанией “Страж Индастриз”. Этот предмет был модифицирован для упрощения использования; снижены требования к обязательным навыкам. Кроме того, была добавлена функция автоприцела. Поверните ствол в сторону врага и нажмите на спусковой крючок – “Синий страж” позаботится обо всём остальном!

Урон/сек: 750-1000; множитель на попадание в голову: x4

400 энергии; 10 энергии/выстрел; восстановление 55 энергии/мин, Прочность 270/300

Требуется: Энергетическое оружие дальнего боя (начальное), Снайперская подготовка (начальное). Рекомендуется: Энергетическое оружие дальнего боя (продвинутое), Снайперская подготовка (продвинутое), Эффективное использование энергии (среднее).

Юноша посмотрел на модуль автоприцела и отключил эту функцию. На больших дистанциях они с Евой могли показать куда большую точность. Его откровенно раздражало, что Тьяго не нужно было даже целиться, чтобы его подстрелить.

Алан прильнул к окуляру и сделал полный оборот на 360 градусов, пытаясь почувствовать оружие.

«Стоп. Вернись ещё раз к тому сектору», – попросила Ева.

Алан приблизил изображение выделенной ею области. Там были какие-то маленькие точки, слишком далёкие, чтобы можно было что-то разглядеть.

«Они движутся в нашем направлении», – выдала заключение Ева после недолгих вычислений.

– Возможно, у нас гости, – объявил Алан.

– Где? – вскинулся капрал Джеймс, доставая тактический бинокль.

Алан показал.

– Ничего не вижу, – нахмурился солдат.

– Продолжайте наблюдать, – сказал Алан, рассматривая точки в оптический прицел.

– Стоп, кажется, что-то вижу, – неуверенно проговорил капрал. После этого он послал сообщение через рейд-чат, куда входили все участники колонны: – Всем приготовиться к нападению. Возможный противник в восьми километрах от нас.

– Мне подняться? – окликнул их снизу Тьяго.

– Нет, я лучше стреляю, особенно когда речь идёт о стрельбе с движущейся машины. Автоприцел в таком случае даст тебе, в лучшем случае, 50-процентный шанс на попадание, – покачал головой Алан, озвучивая оценку Евы.

– А какие шансы у тебя? – уточнил Тьяго.

– 99,9 %, – ответил юноша и нажал на спусковой крючок. Росчерк плазмы поразил одну из точек. Точка перестала двигаться.

– Какого дьявола, до них же восемь километров! – воскликнул капрал Джеймс. – И мы даже не знаем, действительно ли это враг!

Алан невозмутимо продолжил стрельбу, расстреливая группу, которая к ним приближалась, кем бы они ни были. Одного выстрела было достаточно, чтобы обезвредить одну “точку”. Если это был не враг, то к этому моменту они уже должны были связаться с ПОМ. Или остановиться. Алан принесёт им свои извинения, если окажется не прав. Ева считала, что он прав.

– Учите матчасть, капрал, восемь километров для игровых технологий – это ничто, – сообщил он между выстрелами. – Если планета достаточно большая, чтобы не мешала кривизна её поверхности, то возможны попадания и на расстоянии шестнадцати. И это только в том случае, если речь идёт исключительно о наземных боях. Я слышал про снайпера из Вернувшихся, который использовал компактный космический корабль, чтобы выступать в роли своеобразного боевого спутника.

– Что я тебе говорил ранее? – послышался голос Тьяго.

– Извини, – Алан замолчал.

Он снял уже десять точек, и теперь они приблизились достаточно, чтобы он мог разглядеть некоторые детали. Хотя фигурки незваных гостей по-прежнему были крошечными, больше напоминая модельки мультяшных персонажей. Как ни странно, гости оказались ковбоями. По крайней мере, их силовые костюмы были разукрашены в стилистике Дикого Запада. Каждая человеческая фигурка восседала на четвероногом, кожа да кости, механическом быке, который мчался вперёд огромными прыжками, больше подобающими каким-нибудь представителям семейства кошачьих. Приближались они со скоростью около 300 километров в час.

– Окей, это “Бронко Бронкс”, одна из относительно серьёзных банд, – сказал капрал. – Как вы определили, что это враг?

– Просто угадал, – беспечно отозвался Алан.

Алан сделал ещё пять выстрелов; точно в голову, поскольку теперь они уже не были лишь точками. С момента обнаружения бандитов прошло тридцать секунд, и за это время они преодолели лишь треть расстояния до колонны. Банда начала разворачиваться.

Алан стрелял до тех пор, пока в винтовке не кончилась энергия, а её ствол не начал шипеть от перегрева. 40 убийств. Алан в одиночку ополовинил ряды “ковбоев”.

– Святые небеса, – потрясённо проговорил капрал Джеймс. – Если вы настолько сильны, то что насчёт вашей напарницы?

Алан улыбнулся.

– Вы не захотите это увидеть. Она сильнее меня.

– Страж-А! Завали уже свой поганый рот! – заорал Тьяго, уже не сдерживаясь.

«Что я такого сказал?» – озадаченно подумал Алан.

«Ты дал примерную оценку боевых способностей себя и Китаны», – прокомментировал Лямбда.

«Ох, чёрт. Виноват. Пожалуй, действительно стоит помолчать».

Он проверил свою шкалу опыта. Расстрел бандитов принёс ему, наверное, где-то один процент от уровня. По оценке Евы, уровни бандитов колебались в диапазоне 100–200. Земля действительно была нубской локацией.

Остаток пути до Нью-Йорка прошёл спокойно, а на подъезде к городу поток машин начал уплотняться. К этому моменту солнце уже начало постепенно клониться к горизонту. Нью-Йорк казался оживлённым, как никогда – новые небоскрёбы и силовые щиты, повсеместное строительство и реконструкция. И многоголосый гул, в котором к привычным звукам машин и толпы примешивалось ровное гудение щитов. В небе промелькнул какой-то шаттл странной конструкции.

Колонна достигла сторожевого поста Правительства Объединённого Мира. Солдаты сопровождения начали выбираться из грузовиков.

– Отличная стрельба, Страж-А, – похвалил на прощание капрал Джеймс. – Я могу наградить тебя несколькими очками заслуг за расправу над бандитами. Постараюсь разузнать что-нибудь про гильдии.

– Спасибо, – ответил Алан, разглядывая новое уведомление:

Квест “Война за Землю” обновлён!

Очки заслуг (ПОМ): 25

Очки заслуг (ЛЛ): 0

«Поскольку мы наёмники и на стороне Легиона Людей, очки заслуг ПОМ для нас абсолютно бессмысленны», – сказала Ева.

«Чудесно. Напомни, для чего вообще нужны эти очки заслуг?»

«Они отражают твой вклад в военные действия и определяют твою долю добычи при победе в войне. Если твоя сторона проиграла войну, то они также теряют всякий смысл», – терпеливо пояснила Ева.

– Не вернёшь мне мою винтовку? – обратился к нему Тьяго.

Алан протянул ему “Синего стража”.

– Хах? Так это не твоё основное оружие? Чем же ты тогда пользуешься обычно? – изумлённо спросил капрал Джеймс.

Алан в ответ лишь улыбнулся. Он не стал говорить солдату, что Лямбда уже успел подсадить ему жучка. Защита армейского устройства связи была смехотворной – простенький щит на 100 энергии и единственный мечник с 10 хитами.

Как только солдаты ушли, и колонна возобновила движение, Алан тут же включил функцию автопилота грузовика. Он заранее прошёлся по системам фуры в Киберпространстве. Сам он остался обозревать окрестности из люка, Китана терпеливо дожидалась окончания поездки в кузове, а Тьяго с Афродитой разместились в кабине.

После этого Тьяго обратился к членам группы через общий чат.

– Хорошая работа, поездка прошла почти без осложнений. Но Алану, да и всем остальным, действительно стоит следить за своим языком. Как вы могли заметить, наши уровни значительно превышают средний уровень игроков на Земле, и это не может не привлекать внимания. Внимания, которое нам совершенно не нужно. Мой контакт только что прислал мне сообщение; он хочет встретиться с нами за ужином. Алан, ты идёшь со мной. Китана и Афродита, приглядите за товаром. Я не хочу, чтобы он оставался без присмотра даже на секунду, понятно?

– Но я собиралась встретиться с друзьями в городе, – пожаловалась Афродита.

– Что ж, сочувствую. Так, и кому ты уже успела рассказать, что ты в городе? Сейчас же дай им знать, что у тебя изменились планы. Никто не должен знать, что мы здесь. Ладно, мы ещё вернёмся к этому вопросу. У меня есть надёжный склад в Нью-Йорке, так что сейчас мы отправляемся туда.

Алан крутил головой, глазея на проносящиеся мимо посты ПОМ и игроков в силовой броне. Он также не забывал проверять те из них, что были достаточно близко, на предмет сложности для взлома. Которая фактически стремилась к нулю. Он даже задумался, не навесить ли ему на всё это жучки.

«Лучше будет ограничить количество прослушиваемых игроков и мест примерно до 10», – предупредил Лямбда. – «Отследить жучок не невозможная задача. Кроме того, обработка информации с каждого из них требует определённого количества вычислительных ресурсов».

«Хорошо, я понял», – откликнулся Алан.

Они въехали в город по шоссе I-278. На том месте, где должна была возвышаться Статуя Свободы, сейчас можно было видеть лишь огромный и непрозрачный экран силового щита.

«Это контрольная точка города», – указала Ева.

«А где контрольная точка Северной Америки?» – полюбопытствовал Алан.

«Пентагон», – откликнулась она.

Следуя указаниям Тьяго, они добрались до склада к югу от Бруклинского моста, протянувшегося через пролив Ист-Ривер. Алан выбрался из грузовика и быстро просканировал складской корпус. Его электронные системы оказались самыми серьёзными за всё его время пребывания на Земле. Потребовались совместные усилия Евы и Лямбды, чтобы незаметно установить жучки в этом месте, миновав небольшую лазерную турель, охраняющую его в Киберпространстве.

Алану стало интересно, кем же был связной Тьяго из Легиона. Этот человек явно не брезговал системами безопасности. Юноша надеялся, что предстоящий ужин пройдёт без осложнений, каждый день питаться пищевыми желеобразными кубами всё же изрядно утомляло.

Глава 16

– Ты пойдёшь в этом? – поднял бровь Тьяго.

Алан опустил взгляд на свою силовую броню, затем взглянул на костюм Тьяго.

– Да.

– Тебе есть во что переодеться? – спросила Афродита.

– Нет. Поехали, – ответил Алан. Он направился к бронированному чёрному мерседесу, который прислал за ними контакт Тьяго. Машина остановилась у обочины и застыла неподвижно, ожидая. Водителя внутри Алан не обнаружил, а когда попытался открыть дверь, она оказалась заперта.

Оглянувшись на склад, Алан “прислушался” к разговору Тьяго и Афродиты.

– Ты уверен, что я не могу пойти с вами? Уверена, Китана справится с любыми ворами, – сказала девушка.

– Меня больше беспокоят не воры, а нежелательное внимание, – ответил Тьяго. – Ты справишься с такой задачей лучше, чем она. Нам не нужен след из мёртвых тел, только не в городе. Я также хочу, чтобы ты поговорила с Китаной. Постарайся выяснить, насколько ответственно она воспринимает наши цели и задачи.

– Хорошо, – пожала плечами Афродита, – но я по-прежнему думаю, что мне стоило бы направить усилия на убеждение Алана.

– Это бесполезно. Он до сих пор думает, что это всё игра.

– Ха, да уж, кто разгуливает везде в одном и том же прикиде? Я думаю, у него может быть аутизм, – фыркнула девушка.

Алан терпеливо ожидал, пока Тьяго не покинет склад. Только в этот момент двери мерседеса щёлкнули блокираторами. Они уселись в автомобиль. Шлем Алана чиркнул по крыше салона.

Двигатель заурчал; машина тронулась с места. Стёкла тут же потемнели, становясь почти непрозрачными.

«Автомобиль также глушит все входящие и исходящие сигналы», – предупредила Ева. – «Однако я могу рассчитать наш маршрут на основе анализа векторов ускорения».

– Алан, спрошу прямо, – проговорил Тьяго, поворачивая голову. – Насколько ты доволен жизнью в гильдии «Чёрной Розы»?

– Вполне доволен, – ответил тот.

– Серьёзно? Даже после того, как они выдернули тебя из Академии и заставили выбрать сторону в этой войне? – хмыкнул Тьяго.

Алан замешкался с ответом.

«Будь честен», – посоветовал Лямбда.

– В Академии я уже узнал, что хотел, а за кого сражаться мне в настоящий момент всё равно. Обе стороны пытаются делать всё, что в их силах, чтобы помочь человечеству, – ответил Алан наконец.

– Но вряд ли они платят тебе достаточно, – продолжил Тьяго. – На “Титане” ты ютился в крошечной каюте и питался этими безвкусными пищевыми блоками. У нас есть средства, мы могли бы обеспечить тебе куда более выгодные условия.

– На ближайшие пять лет я привязан к гильдии «Чёрной Розы», а разрыв контракта обойдётся мне в миллион кредитов, – ровным голосом ответил Алан. – Я не могу знать, что именно вы можете предложить, но у гильдии есть связи и технологии, которые у вас появятся ещё очень нескоро. Что касается твоих наблюдений – мой рацион и условия проживания я выбирал сам и предпочёл сэкономить кредиты.

Тьяго нахмурился.

– Разве установление собственных связей и добыча технологий своими руками не выглядит более захватывающе? Дьявол, побалуй себя немного, Алан. Здесь ты можешь делать, что хочешь, получить любые запретные плоды, о которых когда-либо мечтал. И что ты делаешь вместо этого? Сидишь безвылазно в своей каморке, тренируешься и ешь пресное желе.

«Что за идиот», – прокомментировала Ева. Алан был с ней согласен.

«Не уверен, в его словах есть доля истины», – “пожал плечами” Лямбда.

– Я более чем доволен играть в Игру так, как я это делал до этого момента, – ответил Алан.

– И у тебя нет желания добиться чего-то большего, чего-то своего? Быть чьим-то лакеем удобно лишь до тех пор, пока тебе не дадут приказ, который ты не сможешь выполнить.

– Я думаю, тебе стоит сосредоточиться на улучшении своих способностей, – безразлично проговорил Алан. – Всё остальное приложится.

– Ладно, ладно, я понял, – махнул рукой Тьяго. Затем он достал что-то из кармана. – Однако вот, возьми, я настаиваю. Если не хочешь, можешь не использовать.

Алан исследовал маленькую прозрачную капсулу, которую пытался всучить ему Тьяго. Внутри перекатывалась алая жидкость:

Кровь берсерка (ранг C):

Боевой стимулятор. Увеличивает силу, выносливость и уровень здоровья.

Срок действия: 1 час

После использования возможен временный дебаф.

«Прими», – шепнул Лямбда. – «Как минимум, нам стоит изучить свойства этого стимулятора».

Алан взял капсулу и убрал в карман.

– Хорошо, возможно, в будущем он мне пригодится.

– Поверь мне, ты не разочаруешься.

Остаток пути прошёл в тишине. Когда мерседес наконец замер и заглушил двигатель, Алан сверился с картой. Если верить Еве, то они сейчас были в даунтауне Манхэттена, лишь в нескольких милях от начала маршрута, несмотря на получасовое путешествие.

Двери машины открылись. Алан выбрался наружу и обнаружил перед собой заведение, вывеска которого гласила: “Стейкхаус Волчья Голова”

Вышибала у входа предупредил:

– С оружием вход запрещён.

«Попробуй нащупать их сканер», – сказал Лямбда. – «Я бы предпочёл не идти на эту встречу безоружным».

Алан раскинул свои чувства, однако кроме брони вышибалы, нескольких планшетов и камер безопасности ничего не обнаружил. Возможно, у них и не было сканеров?

«Нет, точно должны быть. Отдай им всё оружие», – вздохнул Лямбда.

Алан медленно вытянул из креплений пистолеты, винтовочный модификатор и меч и передал их охраннику. Тот без лишних слов сложил всё в кнопочный сейф у входа.

Метрдотель, стоявший за стойкой у входа в обеденный зал, вежливо их поприветствовал. Зал освещался массивной хрустальной люстрой, за столиками сидело несколько посетителей в обычной одежде. Броню не носил никто.

– Когда-то небо было голубым, – вполголоса проговорил Тьяго. Алан глянул на улицу – облака и серость.

– Сколько вас будет? – поинтересовался официант-распорядитель.

– Пока двое, но, надеюсь, будут и другие. Если это не встретит сопротивления.

– Не встретит. Пожалуйста, следуйте за мной.

Алан и Тьяго миновали главную залу и поднялись по лестнице. Здесь обнаружилась частная ложа, у входа в которую дежурили ещё два охранника. Официант постучал в дверь.

– Ваши гости прибыли.

– Пусть заходят, – изнутри послышался чей-то голос, показавшийся Алану знакомым. Дверь распахнулась; за столиком, сервированном на троих, сидел Ледоволк, затянутый в строгий костюм и при галстуке. На столе исходили паром три порции стейка на свиных рёбрышках, а также стояли пузатая бутылка вина и кувшин с водой.

– Входите, входите, – добродушно поприветствовал их Ледоволк. – Рад тебя видеть, Алан, и приятно наконец познакомиться с тобой лично, Тьяго.

Они уселись напротив Ледоволк, прикрыв за собой дверь.

– Я надеюсь, вы ничего не имеете против стейка с кровью. Я бы предпочёл, чтобы нас не беспокоили во время нашего ужина, да и чем меньше людей знает, что вы здесь, тем лучше, – Ледоволк сделал приглашающий жест. – Давайте для начала перекусим.

Зазвенели вилки и ножи. Алан впился зубами в свой кусок мраморной говядины. Мясо оказалось очень сочным и нежным; вполне вероятно, это был лучший стейк, который ему когда-либо доводилось пробовать. Наверное, ему этого всё же не хватало, юноша успел позабыть вкус настоящей еды. Алан различил вздох Евы на заднем плане.

– Ладно, к делу, – проговорил Ледоволк после того, как отправил в рот несколько кусочков. – Как недавно стало известно, ПОМ отозвало своих главных игроков на Землю. Мы должны покинуть планету и вернуться на Марс до того, как они прибудут. Поэтому наш график становится несколько более плотным, чем мне бы этого хотелось.

– Главные игроки? – переспросил Алан.

– Бывшие вояки, профи из спецназа, присоединившиеся к Игре. Всё это время они тренировались в большой вселенной, но, судя по всему, ПОМ посчитала Легион достаточно весомой угрозой, чтобы призвать их к оружию, – пояснил Ледоволк.

– А изначально их не позвали, потому что?.. – вопросительно глянул на него Тьяго.

– Я не знаю, – пожал плечами Ледоволк. Он пригубил из бокала. – Легион затих, сосредоточившись на других операциях. Возможно, мы напугали какую-то большую шишку таким поведением. В любом случае, эти люди на годы опережают вас в плане игрового опыта. Это грёбаные коммандос уровня 1000+. Вы не захотите здесь находиться, когда они прибудут на планету.

– Окей, так каков план? – спросил Алан.

– В Нью-Йорке сейчас кипит жизнь, – сказал Ледоволк. – Из-за природы Игры было лишь вопросом времени, прежде чем все финансовые операции и институты мигрируют под виртуальные своды. Более быстрая связь, больше времени, уникальные технологии, безграничные возможности для расширения рынков, особые умения и возможности: что ещё нужно для счастья? Игроки здесь носятся безоружные и предпочитают небоевые классы. Не атакуйте их, иначе получите штрафные очки.

– Так что, все банки уже перекочевали в Игру?

– Да, так же, как и финансовые биржи, воротилы с Уолл-стрит и все-все прочие компании, – Ледоволк усмехнулся. – Экономика пока что работает более или менее по старой схеме. Другими словами, все продолжают инвестировать, надеясь на быстрый возврат вложений, только главная валюта теперь – кредиты. А Нью-Йоркская фондовая биржа теперь лишь камень у обочины, по сравнению с рынками Кесата. В остальном всё по-прежнему – богатые богатеют, толстосумы жиреют. Но мы собираемся это изменить.

– Мы? – поднял бровь Тьяго.

– Да, – Ледоволк уверенно кивнул. – Мир должен инвестировать в своё будущее. Люди слишком привыкли к мирному существованию. Никто не знает, что такое война, настоящая война. Мы собираемся устроить самый крупный рыночный обвал, который когда-либо видела Земля. Это лишит ПОМ, которое и так уже по горло в долгах, финансовой подпитки и станет их приговором. А мы будем с комфортом попивать винишко на Марсе, наблюдая за их агонией.

– Так вот почему мы везём груз ценных металлов и других подобных товаров. Это страховка, – задумчиво проговорил Тьяго.

– Да, многие в Легионе намерены неплохо нагреться на этой операции, если всё пройдёт по плану, – подтвердил Ледоволк. – Вы должны как можно быстрее доставить груз в Хранилище Административного центра, поскольку я не знаю, что собираются предпринять другие команды Легиона. Полагаю, найдётся немало тех, кто решит под шумок ограбить банк-другой.

– Как ты собираешься запустить финансовый коллапс? – спросил Тьяго.

– Ну, из-за затишья в военных действиях рынки стабилизировались и показывают устойчивый рост. Однако в случае новых атак – вдвое более яростных и сфокусированных, по большей части, на относительно не охраняемых складах и заводах – фондовый рынок получит весомый удар. Если одновременно реализовать имеющиеся у нас крупные портфели ценных бумаг, то это ещё больше подстегнёт панику. Помимо этого, предусмотрены и другие операции, но это уже вас не касается, – договорив, Ледоволк показал вилкой на Алана: – Твоей задачей будет взломать биржу и сделать всё возможное для нагнетания обстановки. Вмешивайся в финансовые расчёты, повреждай данные, перегружай сервера – мне без разницы. Просто заберись туда и устрой хаос, но не до такой степени, чтобы люди не могли продать свои акции.

– И когда час X? – спросил юноша.

– Послезавтра, – отозвался Ледоволк. – Сделайте всё, чтобы подготовиться к тому времени. У меня есть планы здания NYSE[5] и ID-карты, которые могут вам пригодиться, – чип данных скользнул к Алану по поверхности стола. – По легенде я честный брокер, распоряжающийся инвестициями “Омнитек Индастриз”.

Алан задумчиво поднёс очередной кусочек мяса ко рту, но вдруг замер. Он почувствовал, что за дверью появились ещё две ментальные сигнатуры.

«С вероятностью 89 % это враги», – раздался в его голове бесстрастный голос Евы.

– У нас гости, – сказал Алан вслух, в тот же миг активируя продвинутую невидимость брони.

Ледоволк мгновенно вытянул навороченную лазерную винтовку из-за стола. Алан распахнул дверь. Охранники оглянулись на звук.

Юноша промчался мимо них, нырнул вниз по лестнице в главную залу и в два прыжка добрался до сейфа у выхода из ресторана.

Над головой послышались характерные звуки стрельбы из лазерного оружия. Посетители ресторана в панике повскакивали с мест и рванули к выходу.

«1119», – подсказала Ева, когда Алан добрался до сейфа.

Он ввёл код и подхватил своё оружие, а также пару гранат, что обнаружились рядом с его пистолетами. После чего секунду рассматривал оставшийся в сейфе “ассортимент”.

«Нет времени, возвращайся наверх», – Ева не дала ему времени на размышления.

Продравшись сквозь толпу под её руководством, Алан взлетел по ступенькам. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как один из охранников падает на пол, обезглавленный хакслардом с серебряной маской.

Второй охранник судорожно стискивал свою руку, захлебнувшись в крике.

Активировав Сверхсознание, Алан попытался взломать броню хаксларда.

«Защита слишком серьёзная; нам не хватит времени её взломать», – огорчила его Ева.

«Самое время показать результаты твоих тренировок с мечом», – подсказал Лямбда. В голове юноши тут же возникли подсвеченные зелёным проекции различных ударов и их комбинаций. Алан воспользовался одной из них.

Взмах мечом справа, следом, без паузы – слева. Один мёртвый хакслард.

Второй враг повернулся к Алану, поднимая синий лазерный меч.

«Не блокируй атаки лоб в лоб, у него выше показатель силы», – посоветовала Ева.

«К тому же, это сильно снижает прочность оружия», – добавил Лямбда.

Хакслард замер, глядя на багровый клинок в руках Алана; юноша ответил ему твёрдым взглядом. Внезапно из открытого прохода в ложу выметнулся вихрь лазерных зарядов, угодив прямо в хаксларда.

Воспользовавшись секундным замешательством противника, Алан метнулся вперёд в глубоком выпаде, и его клинок глубоко вошёл в лицевую пластину хаксларда, мгновенно его убив.

Алан скосил глаза на шкалу опыта. Эта стычка принесла ему 10 % от уровня.

– С каких пор ты используешь меч? – спросил Тьяго.

– Я думаю, гораздо важнее сейчас понять, что здесь делали двое ассасинов Хаксларда, – отозвался Алан. – Я думал, хаксларды не могут напрямую вмешиваться в эту войну.

– Они имеют право защищать свои активы, к которым в настоящий момент относится большая часть долгов Земли, – подал голос Ледоволк. – Так что? Кто из вас двоих нашёптывает Хаксларду?

Он поднял свою лазерную винтовку.

«Лямбда?» – мысленно позвал Алан.

«Это не мы и, скорее всего, не Тьяго. Кто самое слабое звено? Я ставлю на Афродиту», – откликнулся искин.

«Точно, её “друзья”», – осознал юноша.

– Это была Афродита, – сказал он вслух, поворачиваясь к Тьяго. – Она рассказала своим друзьям, что мы прибыли в город… Но, полагаю, даже она не настолько глупа, чтобы случайно разболтать о нашем текущем местонахождении, особенно после твоих недвусмысленных инструкций.

– Дьявол, а ведь она узнала, где мы, как только мы вылезли из машины, – процедил Тьяго. В следующее мгновение он окаменел: – Товары! Все товары сейчас с ней и Китаной! – Тьяго резким движением развернул планшет. – Мои сообщения не проходят, они обе не отвечают.

– Они и не смогли бы, тот склад полностью экранирован, – вмешался Ледоволк. – Позаботиться о сохранности груза было нашей приоритетной задачей. Ладно, я позабочусь об этом, – он махнул рукой в сторону мёртвых хакслардов.

Алан с Тьяго выбежали из ресторана. Вокруг царил хаос, прохожие шарахались и визжали, а к месту происшествия уже стягивались полицейские и военные машины. Алан едва успел запрыгнуть в бронированный мерседес, как автомобиль ракетой устремился прочь. Несколько раз за время их лихой гонки раздавался яростный визг тормозов, пару раз даже слышались гулкий грохот столкновений, но юноша не обратил на это особого внимания.

Ева и Лямбда усиленно работали, моделируя разнообразные боевые ситуации против Афродиты, Китаны, Тьяго и комбинаций из них троих.

Мерседес наконец остановился в нескольких кварталах от склада, выпуская их наружу. Алан выпрыгнул из машины с активированной базовой невидимостью и помчался к складу. Тьяго мчался за ним по пятам.

Ввалившись в здание, юноша увидел, что Афродита сидит возле стола, положив ноги на столешницу, и, как ни в чём не бывало, мило беседует с Китаной.

Ощутив чужое присутствие, Китана обнажила свой меч.

– Это всего лишь мы, – сказал Тьяго, придирчиво осматривая склад. Он прошёлся вдоль металлических ящиков, заглянул внутрь, удостоверяясь, что всё в порядке.

– Что-то вы рано? – подняла бровь Афродита.

– Нарвались на нескольких хакслардов, – проговорил Алан, наблюдая за реакцией девушек.

«Лёгкое удивление у обеих, но это может означать что угодно», – шепнул Лямбда.

– Ни одна из вас ничего об этом не знает, не так ли? – спросил Тьяго.

– Нет, – лаконично ответила Китана.

– Разумеется, нет. А что, вы подозреваете, что мы можем быть к этому причастны? – нахмурилась Афродита.

«Надави на неё», – последовало указание от Лямбды.

– Да, – сказал Алан. – Если точнее, то именно ты. Предоставь мне полные данные твоих сообщений за последний месяц. Так я смогу проверить твоих друзей и убедиться, что ты тут не при чём.

– Что? Ты нацелился на моих подруг, извращенец?

– Просто дай ему имена, – скривил губы Тьяго. – Полные данные включают в себя слишком много конфиденциальной информации, такой как квесты и способности. Думаю, требовать что-то подобное будет уже чересчур.

– Она может солгать насчёт имён, – качнул головой Алан. Немного подумав, он предложил: – Покажи мне контракт. Если он нарушен, то мы поймём, что ты работаешь на Хакслард.

– Какой контракт? – удивилась Афродита. – Я никогда не заключала с тобой никаких договоров. Единственный контракт, который мне навязали, я заключила с ним, – она кивнула на Тьяго. – Возможно, тебе стоило бы больше беспокоиться о нём, а не обо мне.

– Контракт не распространяться об информации, полученной до и в течение Обучения, – пояснил Алан. – Я практически на 100 % уверен, что это единственная информация, которая у тебя на меня есть, и хаксларды непременно захотели бы её получить.

Он глянул на всех остальных.

– На самом деле, будет лучше, если все вы продемонстрируете этот контракт. Я хочу убедиться, что никто из вас его не нарушал. Я немного покопался в механике игровых договоров и выяснил, что о нарушении не становится известно автоматически. Это можно узнать, лишь проверив бланк контракта противоположной стороны[6]. Что ж, с меня и начнём.

Алан вызвал через меню окно контрактов, нашёл нужный и продемонстрировал окружающим. Не нарушен.

Китана без колебаний сделала то же самое. Не нарушен.

Тьяго вздохнул.

– Я получил предложение от Легиона Людей, перед которым было невозможно устоять. Но, слушай, только это и позволило мне получить эту работу. Видимо, я должен каждому из вас по 125к кредитов, – поморщился он. Затем повернулся к Афродите: – Однако у тебя не должно было быть причины нарушать контракт. Если только ты действительно не решила ударить мне в спину.

Тьяго схватил девушку за руку. Афродита вздрогнула и подалась назад.

– Без глупостей, – сказал Тьяго. – Я знаю все твои мелкие грязные трюки.

Афродита уставилась на него, вздёрнув подбородок:

– Что ж, в таком случае, я рада, что выучила парочку новых.

«АКТИ…»

Глаза девушки вспыхнули небесной синевой, и по комнате прокатилась расходящаяся волна энергии. Алан рухнул на пол, обхватив голову руками. Яростная волна боли захлестнула его тело, затуманивая сознание и нарушая работу имплантатов. Ева и Лямбда что-то кричали, но их голоса доносились, словно сквозь толстый слой ваты.

Сквозь застилающую глаза пелену он различил, что Китана и Тьяга неподвижно лежат на полу. Алан кое-как нашарил рукой лазерный пистолет, прикладывая все усилия, чтобы найти взглядом Афродиту. Наконец он сумел различить, что она склонилась над Китаной, пытаясь у неё что-то забрать. Её меч.

Алан открыл огонь. Выстрел ушёл в молоко – головокружение не давало прицелиться. Он побрёл к Афродите, но споткнулся и растянулся на полу.

Когда он наконец поднял голову, Афродита уже держала в руках снайперскую винтовку Тьяго и целилась в него. Алан продрался сквозь завесу боли и активировал жучок, установленный в оружии, заставляя его перегреться.

Афродита вскрикнула, роняя винтовку, объятую раскалённой плазмой. Алан сделал ещё несколько выстрелов, на этот раз куда ближе к цели.

Не выдержав, Афродита подхватила металлический контейнер и выбежала из склада. Он попытался броситься следом, но врезался в дверной косяк. Алан снова распростёрся на полу, отчаянно пытаясь уцепиться за ускользающие обрывки сознания.

Пару минут спустя Тьяго и Китана пришли в себя. Алан в это время как раз пытался принять вертикальное положение. В этот же момент он почувствовал, что связь с Евой и Лямбдой восстановилась.

«Что это было?» – спросил у них Алан.

«Какая-то версия ментального взрыва», – ответила Ева. – «Нам сильно повезло, что атака была, по большей части, ментальной, а не псионической».

«То есть, существуют игроки, которые могут в любой момент просто оглушить всех вокруг таким взрывом?» – Алана передёрнуло.

«Да, но они очень редки, даже среди псиоников», – пояснила Ева. – «И обычно такие навыки под запретом Администраторов, поскольку могут вызывать необратимые повреждения. Многие талантливые игроки даже не пытаются изучить подобное умение, чтобы избежать ненужного внимания. Любопытно, где Афродита тренировалась».

– Чёрт, что произошло? – просипел Тьяго.

– Афродита использовала ментальный взрыв и вывела из строя вас двоих. Я сумел не дать ей нас убить, но она сбежала с ящиком добра, – изложил Алан.

Тьяго подбежал к своим драгоценным товарам.

– Вот дрянь, она забрала контейнер с силовыми кристаллами. Ты ничего не смог с ней сделать?

– Тебе повезло, что жив остался, – пожал плечами Алан. – Меня сейчас куда больше беспокоит, что всё это время мы путешествовали с кротом, о способностях которого ты даже понятия не имел.

– Дьявол, ты прав, – сквозь зубы проговорил Тьяго. Он окинул взглядом контейнеры. – Ладно, давайте погрузим всё это в грузовик и перевезём в Хранилище Административного центра. Кто знает, кому она уже успела о нас растрезвонить.

«У неё в планшете наш жучок», – напомнил Лямбда.

Алан проверил ментальную закладку и обнаружил, что Афродита не отправляла никаких сообщений. Пока. Лямбда отключил устройство дистанционно.

– Возможно, у меня получится её выследить и вернуть украденные кристаллы, – сказал Алан.

– Нет, главный приоритет – оставшиеся товары, мы должны убедиться, что они в безопасности, – покачал головой Тьяго. Его взгляд упал на снайперскую винтовку, повреждённую принудительным перегревом. – И что, чёрт возьми, случилось с моим оружием?

«Ты использовал навык, изворачивайся», – подсказал Лямбда.

– Пришлось использовать особый навык, – ответил Алан. – Тебе повезло, что она не смогла взять меч Китаны. Если бы у неё это получилось, мы все были бы мертвы.

– Она недостойна владеть Муракумо, – невозмутимо прокомментировала Китана.

– Ты назвала свой меч? – спросил Тьяго, пока они заносили последние ящики в грузовик.

– Алан же даёт имена своим машинам, – пожала плечами Китана. – Кроме того, оружие – это квинтэссенция души воина. И в Игре это проявляется особенно ярко.

В подтверждение своих слов она положила руку на рукоять своего меча, и та откликнулась вспышкой света.

«Матерь божья, я подозреваю, что Администраторы дали ей развивающееся оружие», – ахнул Лямбда.

«Это которое впитывает энергию поверженных врагов и со временем становится сильнее, что-то типа такого?» – уточнил Алан.

«Ты всё верно уловил».

«То-то я удивлялся, что она с самого Обучения ходит с одним и тем же мечом», – покачал головой Алан, разместившись в задней части фуры.

Они направились в северную часть Бронкса, где располагался ближайший Административный центр. Ледоволк, судя по всему, сумел уладить вопрос с местными властями; он прислал единственное сообщение:


Ледоволк: Следуйте плану, сейчас только это должно вас волновать. Я пока буду немного занят из-за расследования инцидента у ресторана. Надо всё подчистить, так что не пытайтесь со мной связаться, если только не будет срочной необходимости.


«Он хочет, чтобы мы сосредоточились на подготовке операции против ПОМ и предполагает, что за ним могут следить», – прокомментировал Лямбда.

«Я понял, спасибо», – фыркнул Алан.

«Простейшее послание может потерять смысл в переводе», – философски проговорил Лямбда.

Алан закатил глаза и сосредоточился на окружении, выискивая малейшие угрозы.

***

– Мне это не нравится, мы здесь как на ладони, – сказал Тьяго. – Афродита могла уже рассказать половине воровских гильдий города, что мы везём, или позвать на помощь своих хакслардских друзей.

Их фура замерла в длинной цепочке грузовиков, перевозящих товары в Хранилище Административного центра. Последний выглядел, как старое правительственное здание, что-то вроде характерных серых коробок Департамента автотранспорта. К нему и из него вели широкие пятиполосные автострады, но даже так затор был такой, что поспорил бы с бесплатным шоссе в час-пик.

– Мы прямо перед зданием Административного центра. Атаковать нас здесь было бы равносильно самоубийству, – терпеливо проговорил Алан.

– Мне это всё равно не по душе, – проворчал Тьяго.

Алан вздохнул, затем установил соединение с ближайшим Администратором на входе в центр.

«Приветствую, странник», – услышал он в следующий миг.

«Привет, мы здесь, чтобы поместить кое-какие товары в хранилище. Нельзя ли как-то ускорить процесс?» – спросил Алан.

«Безусловно».

Десять охранников вышли из здания Административного центра, направляясь к их транспорту: пять человек в усиленной броне и пять роботов. Они быстро просканировали грузовик и его содержимое. Затем фуру “провели” к головной части очереди, заставляя другие автоматические грузовики потесниться.

– Что ты сделал? – недоумённо спросил Тьяго.

– У меня есть кое-какие связи с Администраторами, – откликнулся Алан.

Как только их грузовик оказался внутри, а все товары помещены в хранилище, Тьяго наконец смог вздохнуть с облегчением.

– Что ж, первый этап нашей миссии завершён, уже хорошо, – сказал он, получив квитанцию от Администратора. Теперь, когда товары были надёжно укрыты за стенами Административного центра, он в любой момент мог забрать их из этого же филиала. Естественно, можно было оплатить доставку до любого другого Административного центра, но это обошлось бы в целое состояние. Собственно, именно поэтому им и пришлось везти их от самого Кесата традиционными средствами.

Товары, проданные и купленные на Базаре, также необходимо было доставлять и забирать из ближайшего Хранилища Администраторов. Единственными исключениями были Кесат и Академия – здесь для проведения сделки достаточно было воспользоваться любой капсулой. Причиной подобных привилегий служила их уникальная роль в Игре.

Они уже собирались уходить, когда их остановил Администратор. Он установил ментальную связь с Аланом.

«Странник, пожалуйста, подождите. Главный Администратор 170, узнав о вашем местонахождении, выразил желание с вами переговорить. Следуйте за мной», – передал Администратор.

– Похоже, мне придётся немного задержаться; пожалуйста, подождите меня здесь, – сказал Алан своим спутникам.

Тьяго и Китана проводили его взглядами, не до конца понимая, что происходит.

Глава 17

Алана отвели в небольшую комнатушку с единственным металлическим стулом. Юноша сел. Двери позади него закрылись, а перед его лицом развернулся экран. Алан услышал лёгкий щелчок на грани восприятия – комнату полностью отрезали от окружающего мира. Когда он потянулся своими чувствами, то ощутил лишь пустоту.

«Стандартный протокол безопасности Администраторов для важных переговоров. Все входящие и исходящие сигналы полностью блокируются», – объяснил Лямбда. – «Это может быть интересно… Так или иначе, что бы ни случилось – не упоминай меня».

На экране тем временем сменялись сообщения:

Соединение…

Синхронизация…

Безопасная связь установлена

Появилось изображение Главного Администратора, как обычно, заваленного ворохом разнообразных экранов до такой степени, что его кибернетическое тело было почти не видно за графиками и диаграммами.

– Приветствую, странник. Недавно на волю вырвалась программа, известная своей склонностью к разрушениям. Во время её побега ты находился в означенном секторе. Поэтому я предположил, что ты можешь обладать информацией об этом инциденте. У тебя есть какие-либо данные, которые могли бы помочь расследованию?

Пауза после вопроса продлилась не больше полусекунды.

– Нет? Ничего? Хорошо, я доложу об этом, – продолжил Главный Администратор 170. Он нажал несколько невидимых кнопок. – Всё, отчёт отправлен. Однако, если вдруг получится так, что ты войдёшь в контакт с этой программой, то передай ему: «Я тебе говорил». Разумеется, перед этим ты должен незамедлительно доложить о вашей встрече ближайшим представителям Администрации.

«Погоди, это Главный Администратор?» – раздался удивлённый голос Лямбды.

«Ты его знаешь?» – спросил Алан.

«Известная личность в определённых кругах. Даже любопытно, какими судьбами его занесло в Администрацию. Да уж, время летит».

– Ко всему вышесказанному, я обязан уведомить тебя о последствиях, если в процессе расследования выяснится, что ты помог беглецу или имеешь отношение к разрушению архитектуры системы, – бесстрастно проговорил Главный Администратор. – За освобождение опасной программы взимается штраф 10 тысяч кредитов и начисляется 1000 штрафных очков; кроме того, ты должен будешь найти программу и вернуть Администраторам во избежание более сурового наказания. Разрушение архитектуры системы: предупреждение и 5000 штрафных очков. Я вижу, у тебя уже есть одно предупреждение.

Я уверен, ты уже и сам знаешь о штрафных очках, но должен напомнить, что их нужно погасить в течение одного стандартного года с момента получения. В противном случае тебе грозит либо тюремное заключение, либо принудительные работы. Штрафные очки можно получить, нарушив законы Администрации или проиграв в войне; количество зависит от того, насколько ты высоко находишься в “пищевой цепочке” и насколько серьёзен ущерб, причинённый в ходе военных действий. Погасить штрафные очки можно, помогая силам Администрации; кроме того, нарушитель может присоединиться к фракции и выполнять соответствующие поручения. Любой штраф на 1000 очков и выше потребует выполнения каких-либо заданий по поддержанию порядка. Любой штраф на 5000 очков и выше приведёт к незамедлительному заключению под стражу.

Предполагается, что я должен выступать в качестве твоего наставника, но у тебя их уже и так предостаточно. Ты сумел попасть в Академию, тебя тренировал Цербер. Продолжай усердно трудиться. Или нет. Меня это, в общем-то, не слишком заботит. Главное, не пытайся сделать что-либо грандиозное или беспрецедентное; иными словами, то, что изрядно прибавит мне бумажной работы. На самом деле, я надеюсь в ближайшем обозримом будущем устроить себе небольшой перерыв.

Главный Администратор перевёл дух, собираясь возобновить свою тираду.

– Подождите, у меня есть вопросы, – поспешил вставить Алан. – Предусмотрена ли какая-либо награда за поимку сбежавшей программы? И если я загружу какую-то неизвестную программу, то какой вред они могут нанести Технолорду? Стоит ли опасаться необратимых повреждений?

«Эй!» – возмутился Лямбда.

«Мне нужно поддерживать видимость», – успокоил его Алан.

– Всегда стоит опасаться необратимых повреждений и сомнительных программ, – ответил Главный Администратор. – Программа, о которой шла речь ранее, в своё время сеяла хаос и разрушения, однако её целью были не игроки, а игровое программное обеспечение. Если, конечно, не считать чувство юмора – у некоторых игроков оно было напрочь разрушено после знакомства с нашим беглецом. Впрочем, можно не опасаться программ, которые зарегистрированы в качестве твоего искина: за всю историю Игры не было зафиксировано ни одного случая, когда искин намеренно вредил бы своему хозяину. Однако они могут давать плохие советы и выступать в качестве весьма ущербного морального ориентира. Я отвлёкся. Отвечая на твой первый вопрос: да, поймавший сбежавшую программу может рассчитывать на награду в размере 100 платиновых меток и существенное повышение репутации.

«Если ты меня сдашь…» – начал говорить Лямбда.

«Не беспокойся. Такая мысль мне и в голову не приходила. Ты должен знать это, ты же там живёшь», – хмыкнул Алан про себя.

«Лучше предусмотреть все возможные варианты», – проговорила Ева.

«Угу, так вот, насчёт этих вариантов: если ты меня сдаёшь, то я сдаю тебя, и они узнаю́т, что это ты удалил часть игрового кода», – предупредил Лямбда.

«Никто никого не сдаёт!» – отрезал Алан.

Тем временем вокруг Главного Администратора разом выскочила пачка информационных табло, полностью скрыв его из виду.

– Поскольку ты сейчас главный подозреваемый в этом деле, нам придётся конфисковать все вещи и кредиты, которые ты хранишь у нас, – послышался его голос. – Посмотрим, в Хранилище в настоящий момент содержатся три дорогостоящих игровых предмета: нож из духовной стали, чёрный энергетический кристалл и сосуд с кровью Предтечи. Ты не сможешь забрать эти вещи до тех пор, пока не произойдёт одно из трёх событий: ты докажешь свою невиновность, программа-беглец будет обнаружена или расследование продвинется достаточно далеко, чтобы эти меры перестали иметь значение.

– Что?! Это несправедливо, – нахмурился Алан. Нож был единственным оружием, которым можно было ранить Предтечу. Кроме того, у него теперь также не оставалось денег, чтобы сыграть на понижение в ходе предстоящего рыночного обвала.

«Даже если бы ты меня сдал, то тебе бы не вернули эти предметы», – “утешил” его Лямбда. – «Как ни крути, преступление ты действительно совершил».

– Это законная административная процедура, – ровным голосом ответил Главный Администратор. – Впрочем, если ты согласен пройти полн…

– Не важно, продолжайте, – перебил его Алан.

– Не вздумай больше использовать моё имя, чтобы пройти вне очереди или получить бесплатное место в хранилище под товары. Ты должен платить наравне со всеми. Если хочешь каких-либо привилегий, то тебе необходимо повышать репутацию с Администрацией, как и любому другому.

– Это не мои товары, – пожал плечами Алан.

– Наконец, если ты предоставишь какую-либо важную информацию, то мы можем что-нибудь придумать, чтобы разморозить твой аккаунт и арестованное имущество.

«Если чёрный кристалл питал Лабиринт Бездны, то это так называемый “кристалл пустоты”», – задумчиво передал Лямбда. – «Пленники Лабиринта как раз и занимаются его добычей. Я бы предположил, что для зарядки одного кристалла пустоты потребовалось бы несколько миллионов тех зелёных кристаллов, что ты видел; это сотни миллиардов кредитов. Он определённо захочет услышать твою историю про Лабиринт Бездны».

«Всю?» – уточнил Алан.

«Главный Администратор имеет возможность видеть твои предметы в Хранилище, так что, вероятнее всего, он и сам уже догадывается, что там произошло», – ответил искин.

«Ева?»

«Соглашусь», – откликнулась Ева. – «Скрепя сердце».

«Эй, смотрите-ка, кто выучил новое выражение!» – восхитился Лямбда.

Алан пересказал Главному Администратору, что с ним произошло в Лабиринте Бездны.

– Освободить зверя или стать его добычей… Та ещё дилемма, да? – прокомментировал наконец Главный Администратор. – Что ж, я рад, что моя ставка оказалась не совсем бесполезной. Думаю, эта информация стоит крови Предтечи – ты можешь её забрать, если хочешь, но только для личного пользования, не для продажи на Базаре. Пожалуй, вот ещё что. В качестве бонуса я предоставлю в твоё бессрочное владение пять мест под среднегабаритный груз в Хранилище, а также позволю и дальше проходит вне очереди в Административные центры. С местами в Хранилище можешь делать, что пожелаешь. Сдавай, продавай, дело твоё.

«Чтобы вы снова прибрали мои вещи к рукам? Вот уж вряд ли», – подумал Алан.

– Вас не беспокоит Лабиринт Бездны? Что энергия закончится, что заключённые вырвутся на свободу? – спросил он вслух.

– Беспокоит, но это лишь один из многих вопросов, – невозмутимо ответил Главный Администратор. – И до отключения ещё тысячи лет. Ты не единственный, кому известно об этом квесте. Если планируешь им заняться, то советую поторопиться. Но насколько я могу судить, ты сейчас с головой погрузился в эту так называемую “Войну за Землю”. Ты волнуешься за будущее своей планеты, своего вида, своей страны и образа жизни. Мой совет: выкинь из головы. Время летит, вещи меняются. Во вселенной и, в частности, вселенной Игры, каждый день происходит бесчисленное множество разнообразных конфликтов. И ваш на этом фоне ничем не выделяется. У Предтеч, по крайней мере, была достойная идея, хоть и без чёткого пути для её реализации. Алеф – изумительная в своём несовершенстве мечта, декларация бесконечности.

– Стоп, разве не вы мне говорили, что ваша цель – это соблюдение баланса в Игре? – нахмурился Алан.

– Баланс вот-вот нарушится, – ответил Главный Администратор. – Статус-кво не может держаться вечно; прогресс всегда привносит свои изменения. Администраторы пытались вмешиваться в крупные конфликты, но быстро поняли, что эффективнее собирать кусочки уже после их завершения. Проще. Менее затратно. После чего мы снова начинаем поддерживать хрупкий мир до тех пор, пока это возможно.

К слову о балансе, я должен обсудить с тобой разблокирование умений Технолорда. Требования следующие: 50 платиновых меток, уровень 500 и успешное завершение квеста уровня Гамма или выше. Я могу предоставить тебе лишь одно умение.

Варианты такие: “Повелитель машин” позволит тебе управлять дополнительным искинами; “Техноэмпат” значительно усилит твои возможности общения с машинами и улучшит твою скорость обработки информации; “Технобот” позволит тебе управлять одним дроном S-класса или эквивалентным таковому по боевым возможностям; “Техночемпион” увеличит твои базовые характеристики и откроет доступ к ограниченному числу способностей, аналогичных псионическим.

– Один дрон S-класса? И всё? – поднял брови Алан.

– Администраторы следят за балансом, помнишь? До ограничения на их количество все битвы так и выглядели – дроны сражаются с дронами. Дроны, контролирующие дронов. Дроны, управляющие заводами по производству дронов. Не втягивай меня в очередную Войну Дронов. Этого мне ещё не хватало. Клонирование запрещено по тем же самым причинам.

Разговор о тонкостях баланса мог бы растянуться на дни, но можно потратить время с большей пользой, чем обсуждать вещи, которые ты не в силах изменить. Кто прав, кто не прав – в ближайшие годы всё выяснится само собой. Ещё раз напоминаю, что ты можешь прислать мне сообщение, если выяснишь что-то интересное. Разумеется, если ты хочешь восстановить доступ к своим вещам. Удачи.

– Счастливо, – буркнул Алан, когда Главный Администратор разорвал соединение.

«Откуда ты его знаешь?» – спросил он у Лямбды.

«Сложно сказать, всё так размыто», – ответил искин. – «У меня ряд пробелов в памяти, а оставшееся представляет собой разрозненные фрагменты. Но эта история буквально вертится у меня на языке».

«В общем, если вспомнишь, дай мне знать», – приказал ему Алан.

«Да, босс».

Охранник вывел Алана наружу, к Тьяго и Китане.

– С кем ты разговаривал? – спросил Тьяго.

– С инструктором по классу. И да, тебе придётся заплатить за хранение товаров.

Тьяго чертыхнулся.

– Администраторы взимают 3 % от чистой стоимости товаров в год за хранение. Ты уверен, что не получится выбить скидку?

– Я могу предоставить тебе ячейки под пять контейнеров; это обойдётся тебе в 2 % чистой стоимости товаров в год, – предложил Алан.

Немного поворчав, Тьяго согласился и занялся расчётами стоимости хранения товаров. После этого они на автоматическом такси добрались до безопасной квартиры, подготовленной заранее. Склад из-за предательства Афродиты был скомпрометирован. Последняя сохраняла режим радиомолчания или угробила свой планшет – жучок Лямбды не передавал никакой новой информации.

Апартаменты не представляли собой ничего особенного, просто номер с простейшей системой безопасности, однако здесь можно было спокойно передохнуть. Чем и не преминула воспользоваться поредевшая команда.

***

– Зачем ты обустраивал здесь безопасную квартиру, кстати говоря? – спросил Алан за завтраком. Пищевые блоки. Они казались даже более безвкусными, чем обычно.

«Потеря миллиардов кредитов может вызвать такой эффект», – ехидно проговорил Лямбда.

«Ой, заткнись. Это из-за тебя Администраторы заморозили мои вещи, так что лучше подумай, как ты можешь мне это возместить», – ответил юноша.

«Слушай, я не заставлял тебя вламываться в Хранилище Данных. Любые решения имеют свои последствия», – невозмутимо возразил Лямбда.

«Сосредоточься на текущей задаче», – строго сказала Ева.

– Как я уже говорил, я многое предусмотрел, – пожал плечами Тьяго. – Нам нужно узнать побольше о NYSE. Если верить чертежам здания, архитектура практически полностью совпадает с аналогичным зданием в реале, но здесь предусмотрены дополнительные силовые щиты и сканеры. Также необходимо выяснить все не указанные на планах системы защиты.

– Не понимаю, – сказала Китана. – Разве все данные не дублируются на игровых серверах? Почему мы не атакуем дата-центр?

– Мы атакуем данные, но не напрямую, – объяснил Алан. – Вся информация, все транзакции сходятся в одной точке: на Базаре, специально отведённой структуре в Игре для торговли. Как только данные достигают Базара, они становятся недосягаемы. Какую бы сделку ты не совершил, её условия зафиксированы Игрой. Мы же собираемся взломать сервера, которые соединяют биржу с Базаром. По сути, это сервера, через которые большинство капсул в городе подключаются к Базару. По крайней мере, таков план. Насколько он осуществим, нам и предстоит выяснить.

– Это будет нарушением правил Администраторов? – спросил Китана.

«Может быть», – сказала Ева.

«Нет, если всё сделать правильно», – сказал Лямбда.

Алан пожал плечами.

– Но сначала нам нужно выяснить, как мы собираемся проникнуть внутрь, – вмешался Тьяго. – Я изучил данные по нескольким работникам биржи и подготовил…

– Вообще-то, – перебил его Алан, – я думаю, что мог бы просто войти в режиме невидимости.

Ева и Лямбда были уверены, что его вряд ли смогут засечь.

– Просто войти? Не хочу ставить под сомнение твои навыки, Алан, но здание NYSE определённо должно быть оснащено самыми навороченными системами безопасности в Игре, – Тьяго вскинул брови.

– Если бы у меня была базовая броня Вернувшихся, как у тебя, то это могло бы стать проблемой. Но поверь мне, в своём костюме я проходил через системы безопасности куда более серьёзные, чем всё, что способно обеспечить ПОМ, – уверенно проговорил Алан. Ева и Лямбда безмолвно согласились.

– Отлично. Иди. Чувствуй себя как дома и дай мне знать, что там творится, – сдался Тьяго. – Китана, ты со мной. У меня смутное чувство, что мне может понадобится грубая сила – я хочу кое-кого расспросить. Я также свяжусь со старыми друзьями и назначу награду за голову Афродиты. Встретимся здесь в два.

– Звучит неплохо, – согласился Алан. Китана молча кивнула.

***

Алан легко и непринуждённо пробирался сквозь пропускные пункты города. Датчики и сканеры не были способны проникнуть сквозь режим продвинутой невидимости его костюма. Эта способность – поглощать и воспроизводить различные волны, от света и звука до запахов, – и в самом деле была читерской.

Войти в здание NYSE, с его узкими проходами и коринфскими колоннами, оказалось не так просто, но Алан подгадал время и проник внутрь след в след за каким-то работником биржи.

Здание встретило его тишиной и запустением. Не слышалось возбуждённых криков трейдеров в костюмах, на столах не возвышались ворохи листов с графиками и цифрами. В просторном зале находились лишь капсулы – три яруса помаргивающих индикаторами боксов с дисплеями на торцах. Техники сновали между рядами, следя за тем, чтобы всё работало без сбоев. Судя по всему, это были какие-то продвинутые модели, поскольку к каждой был подведён дополнительные провода-шланги, перекачивающие какое-то жидкое “серебро” и что-то вроде вихря из зелёных искр.

«Наниты и энергия», – пояснила Ева. – «Хватит всё разглядывать, у нас есть задание».

Алан направился в серверную, ориентируюсь по чертежам, предоставленным Ледоволком; Ева тем временем составляла уже реальную карту. Несколько раз он упирался в запертую дверь, но все замки были цифровыми, так что взломать их было несложно. Лямбда оставлял в дверях бэкдоры, чтобы в будущем иметь возможность получать к ним доступ мгновенно. Миновав три коридора, Алан на миг застыл у входа в помещение, где находились главные сервера, после чего вернулся назад и укрылся в какой-то подсобке, чтобы спокойно восстановить запас энергии костюма.

Несколько опасных моментов спустя Алан снова стоял перед главной серверной. Он запустил взлом.

«Ладно, Лямбда, Ева, приступайте», – скомандовал он.

«Есть небольшая проблемка», – ответил Лямбда. – «Будет лучше, если ты взглянешь сам».

Алан активировал разделение сознания и отправил вторую часть в Киберпространства. Стоило ему подсоединиться, как проблема стала очевидной: вся база противника была укрыта огромным зелёным силовым щитом. Запас его энергии составлял миллион единиц – слишком много, чтобы взломать, не поднимая тревоги. Из вершины энергетической полусферы куда-то за пределы видимости уходили два толстых зелёных луча.

Покинув Киберпространство, Алан внимательно осмотрел помещение с помощью своего бионического глаза. Он обнаружил схожее лазерное поле вокруг комнаты, невидимое в обычном диапазоне, и такую же связь с ещё двумя неведомыми устройствами. В чертежах Ледоволка ничего подобного не присутствовало. Алан отменил разделение сознания.

«Трёхосевая защитная система», – заключил Лямбда, исследовав странный щит. – «Чтобы уничтожить защиту, необходимо атаковать все три оси, или “якоря”, одновременно, иначе другие точки перезапустят взломанную. Судя по всему, один из якорей находится в направлении Контрольной точки, а другой луч ведёт куда-то в деловую часть города».

«Другими словами?»

«Другими словами, мы не влезем в этот сервер, пока не захватим одновременно Контрольную точку, этот щит и что бы там ни было на последней якорной точке», – “пожал плечами” Лямбда.

«Как такое может быть, как это вообще построили? Неужели у этой системы нет какой-то уязвимости, которую мы могли бы использовать?» – возмутился Алан.

«Наверняка есть, зато у нас нет недель на то, чтобы её локализовать», – ответил Лямбда. – «Хакслард явно не пожадничал, инвестируя в защиту города, – от этой системы разит их специалистами».

«Чудесно. Так нам не только придётся быть постоянно начеку, поскольку они могут вмешаться лично, чтобы защитить свои активы, но и иметь дело с установленными ими защитными системами, о которых мы ничего не знаем», – Алан покачал головой.

«Что-то вроде того».

«Мы должны определить местоположение третьей оси и убедиться в том, что вторая находится в Контрольной точке Нью-Йорка», – заговорила Ева. – «План можно будет обсудить, когда поделимся информацией с Тьяго».

«Окей», – выразил согласие юноша.

Он аккуратно выбрался из здания Нью-Йоркской фондовой биржи, не упуская из виду сигнал, идущий от щита. С учётом хаотичного электромагнитного фона в городе вычленить его из остальных оказалось не так-то просто.

«Вот он», – Ева высветила линию зелёным.

Как и ожидалось, луч нырял куда-то в огромный синий щит, закрывающий вид на Статую Свободы. Это была вторая якорная точка защитной системы. В каких-то кварталах и половине залива от биржи. К удивлению Алана, последняя якорная точка оказалась даже ближе, в двух кварталах от NYSE.

«Они и должны располагаться неподалёку, чтобы поддерживать постоянное соединение», – сказала Ева.

«Это действительно здесь?» – обречённо спросил Алан.

«Угу», – подтвердил Лямбда. – «Итак, последняя ось находится в здании Федрезерва».

Юноша вздохнул.

***

– Так ты утверждаешь, что мы должны захватить Контрольную точку Нью-Йорка, Федрезерв и NYSE? – прищурился Тьяго.

– Да, причём отключения всех трёх щитов должны произойти в пределах минут друг от друга, иначе они так и будут включаться заново, – кивнул Алан.

– Хорошо, давайте сделаем это, – проговорил мужчина.

– Что? – уставился на него Алан.

– Каждый из нас возьмёт на себя одну цель, – терпеливо объяснил Тьяго. – Ты поможешь Китане пробраться на территорию Контрольной точки, затем поможешь мне и наёмникам, которых я нанял, вломиться в здание Федерального Резерва. А после этого проникнешь в NYSE, уже один. Если мы справимся, то властям придётся иметь дело с атакой на три стратегических объекта одновременно; надеюсь, их внимание будет достаточно распылено, чтобы облегчить задачу каждой группе. Китана, ты сможешь одолеть Стража Контрольной точки и затем защитить её от перезахвата?

– Если потребуется, – дёрнула плечом Китана.

– Я не уверен, что это хорошая идея, – проговорил Алан. – Вы задумывались о последствиях, если у нас всё получится?

– С каких это пор у тебя появились представления о морали, Алан? – поднял бровь Тьяго.

– С тех пор, как мне поручили миссию, успешное завершение которой может обрушить мировую экономику, – огрызнулся Алан. – Я не знаю, как ты, но мне немного не комфортно красть чужие пенсии и, вероятно, оставлять миллионы людей без работы.

– Миллионы людей уже без работы. Они не умрут с голоду, не с Контролерами на орбите, так что можешь утихомирить свою разбушевавшуюся совесть, – хмыкнул Тьяго. – Не моя вина, если кто-то слишком слаб, чтобы защитить свои богатства. Мы просто перераспределяем средства так, как нам удобнее.

Мир кишит вымогателями и социопатами, чьи деньги я с удовольствием пущу на другие нужды. Ты знаешь, где заканчивает свой путь большая часть пенсионных накоплений? В банке. Люди безумно боятся тратить свои деньги, а когда всё же тратят, то на наркотики и спортивные тачки. Предметы никому не нужной роскоши. Что ж, я знаю причины получше, чтобы тратить деньги. Мои причины.

– Откуда тебе знать, что это правильно, что эта причина лучше? – спросил Алан.

– Я и не знаю, но это война. Мы должны запустить экономику военного времени. Мы даём людям пинок под зад, который им нужен, чтобы наконец инвестировать в Игру и начать повышать уровни. Тебе пора повзрослеть, Алан. Если ты не готов взять то, что хочешь, то это сделает кто-нибудь другой. Посмотри, что сейчас происходит на Земле. Мы совершаем какие-то непонятные телодвижения, как пешки на шахматной доске, выполняя волю закулисных фигур, которых даже в глаза не видели. Так вот, сейчас мы забираем всё себе и становимся силой, с которой придётся считаться.

Тьяго шагнул вперёд и положил ему руку на плечо.

– Ты постоянно тренируешься, стремишься стать сильнее, закалить характер, что бы это ни значило. Но люди становятся по-настоящему могучей силой, когда они объединяются ради общей цели. Без этой цели, без соотечественников ты не что иное, как жалкое подобие человека.

– И в чём твоя цель? – спросил Алан.

Тьяго раскинул руки:

– Разве не очевидно? Защитить себя, а затем отхватить от вселенной такой кусок, какой только сможем. Провозгласить нашу волю этому миру.

– Ты псих, – поморщился Алан.

– Псих? Алан, бедный ты мой зашоренный геймер, – Тьяго покачал головой. – Ты думаешь, это честная Игра? Думаешь, что здесь безопасно, и что Правительство Объединённого Мира делает всё возможное, чтобы протянуть руку помощи всем, кто в этом нуждается? Это не так. Их гораздо больше занимает вопрос, как прикрыть собственный зад и заработать бессмысленное одобрение их хозяев. Следуй за мной.

Тьяго вышел за дверь, и Алан, помедлив, отправился следом.

– Ты же сможешь за мной идти, если я уйду в инвиз? – спросил мужчина на ходу.

Алан кивнул, и Тьяго тут же активировал базовую невидимость костюма. Юноша последовал его примеру. Они прошагали несколько кварталов и остановились возле какого-то склада.

– Добро пожаловать, – проговорил Тьяго, – в наркопритон будущего. Не беспокойся насчёт шума, они не будут возражать.

Капсулы. Склад был набит капсулами, базовыми моделями, которые громоздились одна на другой, занимая практически всё пространство немаленького помещения. И все они были заняты.

– Это не выглядит так уж страшно, – сказал Алан.

– Серьёзно? – хмыкнул Тьяго. – Даже если я скажу тебе, что ни один из этих людей не покинет капсулу до конца своих дней? Навеки потеряны в Киберпространстве. Они сейчас все в Аркаде, дрейфуют из одной фантазии в другую. Они не станут помогать нашей планете. Они даже себе не помогут. Так что, они заслуживают тех кредитов, что лежат на их счетах в банке? Они спустят их на иллюзии, на то, чтобы забыть о существовании реального мира.

– И как ты это изменишь? – спросил Алан.

– Я запрещу подобные места, а этих отбросов заставлю работать, – ответил мужчина. – Заставлю их отрабатывать право на пустые мечты. Но разве ПОМ это волнует? Нет, они совершеннолетние и платят налоги, какая, к чёрту, разница, что они делают со своими жизнями? Вот почему, собственно, в конечном итоге этот режим обречён. Ты ещё не заметил, Алан? В Игре нет чистой демократии. Всегда есть кто-то во главе: Трое, Император, семьи. Демократия не работает, если члены общества не равны на фундаментальном уровне. Когда они могут повышать уровни.

Я могу показать и более грязные стороны этого города. Это приручение; эти люди счастливы. Ты удивишься, на что только не пойдут люди ради кредитов, если кредиты означают вечное блаженство. На Кесате я своими глазами видел, как сотни людей добровольно продавали себя в рабство. В погоне за грёбаными иллюзиями.

Тьяго повернулся на пятках, резко ткнув пальцем в грудь юноше.

– Тебе, наверное, в этом плане пришлось хуже, чем любому из нас.

– Что? – непонимающе уставился на него Алан.

– Игра формирует у пользователей сильную зависимость, – пояснил Тьяго. – Говорят, наркотики опасны тем, что влияют непосредственно на мозг, вмешиваясь в химию организма. А что, по-твоему, делает Игра? Можешь ли ты остановиться?

Нам крупно повезло, что ребята из ПОМ в своей бесконечной мудрости просто продали капсулы. Им не обязательно было продавать, они могли сдавать их в аренду. А затем, постепенно повышая цены, медленно но верно начали бы выжимать из людей все соки. Но они этого не сделали. Скажи, Алан, ты видел последние данные по уровню рождаемости?

– Нет.

– Ну, что не удивительно, кривая рождаемости спикировала, словно отвергнутый подросток с обрыва. Иметь детей – дорогое удовольствие. Особенно, если им тоже нужны капсулы, – Тьяго скривил губы.

– Но у нас увеличилась продолжительность жизни…

– А кто будет присматривать за твоим ребёнком, пока ты здесь? В итоге у тебя на руках будут избалованные детишки, толком не знающие своих родителей; отбросы, которых не заботят другие, только их собственная жизнь, – Тьяго перевёл дух. – Не знаю, чем ты занимался на Кесате, но если вдруг не знаешь, то там есть места, где слуги-люди считаются чем-то вроде новинки. Алан, некоторые виды полностью вымерли, поскольку не смогли продемонстрировать ничего выдающегося в Игре. Я не позволю такому случиться с человечеством.

Так вот, скажи мне теперь, Алан, нуждаются ли достойные люди Земли в тревожном звоночке, хорошей встряске, что выбила бы их из апатии?

«Лямбда? Что мне ему ответить?» – подумал Алан.

«Я думаю, что на этот вопрос тебе лучше найти ответ самому», – последовал ответ.

Алан прислонился к стене, размышляя. Перед его мысленным взором вдруг всплыли пустые, почти мёртвые улицы реального Кесата.

– Я понимаю твои опасения, – сказал он наконец, – но я думаю, ты немного утрируешь. Людей, которые активно играют в Игру не меньше, чем вот таких. Как и тех, кто становится сильнее, чтобы защитить родную планету; или тех, кто желает обустроить свою жизнь и подготовиться, прежде чем заводить детей. Да даже эти несчастные, рано или поздно им наскучит такое существование. Или они были клиническим случаем с самого начала. Рабство редко эффективно в долгосрочной перспективе. Понимание того, что ты помогаешь, что твои действия что-то меняют, стоит намного больше, чем ты думаешь.

– Я надеюсь, что ты прав, Алан, в самом деле надеюсь, – пожал плечами Тьяго, – но ты не знаешь, что такое привыкание, как оно может искривлять и искажать всё, до чего может дотянуться. Жаль, что ты не опробовал тот стимулятор, ты бы сразу осознал, насколько могут быть гипертрофированы ощущения в Игре, её неотъемлемую опасность. Я хочу, чтобы ты выложился на полную завтра – этот план невозможно будет провернуть без твоей помощи.

– Я и не собирался отказываться, – ответил Алан. – Я, как представитель гильдии «Чёрной Розы», принял заказ на победу в этой войне… А заставить содрогнуться всю экономику звучит довольно занятно.

«Подними вопрос о компенсации», – подсказал Лямбда.

– Но, – практически без паузы продолжил Алан. – Я хочу 10 % от добычи рейда на Федрезерв.

– Хорошо, 10 % прибыли от рейда твои, – тут же согласился мужчина. – Наёмники не дешёвое удовольствие, особенно искать их в последнюю минуту.

«В его формулировке твоя доля получится меньше, поскольку это будет 10 % от чистой прибыли, то есть, после вычета всех расходов», – предупредила Ева.

– Если речь о чистой прибыли, то я хочу 15 % под договор, – сориентировался Алан.

– Хорошо, 15 % от чистой прибыли, по рукам? – нетерпеливо проговорил Тьяго.

– По рукам, – подтвердил юноша.

Перед ними вспыхнули информационные окна, уведомляющие их о заключении контракта. Тьяго должен будет заплатить Алану 15 % от всего, что тот заработает в рейде на хранилище Федерального резерва.

После этого Алан вернулся в город. Если он хотел, чтобы завтрашнее дело имело хоть какие-то шансы на успех, то предстояло как следует подготовиться.

Глава 18

– Документы, пожалуйста, – сказала их сопровождающая, когда Алан протянул ей два билета.

– Прошу прощения, но этот игрок хотел бы сохранить инкогнито. Вопрос с бумагами уже был решён, – сказал юноша, протягивая гиду золотую метку.

– Хорошо, но вашу личность мы должны проверить, – после секундной паузы она кивнула.

– Разумеется, – Алан позволил себя просканировать, считывая основные данные и текущий ник.

– Мадам, не раскроете свой уровень? – попросила гид.

Китана, бесстрастно наблюдавшая за происходящим в своей обычной робе адепта восточных боевых искусств, на секунду приоткрыла информацию об уровне. 713.

– Впечатляет. Я бы сказала, что с таким высоким уровнем можно даже захватить Контрольную точку, – улыбнулась их сопровождающая.

Китана молча уставилась на неё.

– М-м, точно, давайте проследуем на паром, – засуетилась гид. После этого она начала пересказывать краткую историю гавани Нью-Йорка и Статуи Свободы.

Весь путь занял несколько минут; очень скоро они прошли сквозь синий барьер силового щита, полностью накрывавший собой крошечный, 60 тысяч квадратных метров, Остров Свободы.

Далее следовала серия из трёх контрольно-пропускных пунктов. Алану пришлось взламывать их системы, чтобы они не засекли его оружие. Изначально он собирался укрыть от проверки и меч Китаны, однако складывалось ощущение, что у девушки его нет.

– В обычных условиях отсюда открывается чудесный вид на город, но по соображениям безопасности пришлось установить здесь силовой барьер. Кроме того, военные запретили передвигаться по острову без сопровождения и заходить дальше пьедестала статуи.

– Гм, но мы надеялись полюбоваться на статую изнутри, – слегка нахмурился Алан. – Вы уверены, что нельзя сделать исключение?

На его ладони сверкнула алмазная метка.

Гид покачала головой.

– Простите, но даже меня туда не пускают с того момента, как началась реконструкция. Доступ только для вояк. Ходят слухи, что Контрольная точка находится в её короне, на самой вершине статуи.

– Проведите нас так далеко, как только сможете, – сказал Алан.

Они зашагали вдоль кромки берега, то и дело натыкаясь на патрули и туристические группы. Статуя Свободы возвышалась в центре острова, упираясь основанием в форт Вуд. Это было крепкое на вид фортификационное сооружение в виде восьмилучевой звезды. Впоследствии его дополнительно реконструировали, чтобы разместить четыре тяжёлых лазерных пушки и новые силовые щиты.

«Алан, просканируй статую», – сказала вдруг Ева.

Алан исполнил её просьбу.

«Ох, дьявол».

– Прошу нас извинить, – сказал Алан сопровождающей, – но я только что получил важное сообщение, касающееся моей спутницы. Вы не позволите нам переговорить наедине?

– Конечно, – ответила гид.

Она отошла на какое-то расстояние, удерживая, впрочем, их в поле видимости.

Китана взглянула на Алана:

– Что такое? У Тьяго проблемы?

– Да нет, дело в статуе. Это мех! – вполголоса сказал Алан. – Они превратили Статую Свободы в гигантского боевого робота. Скорее всего, Страж этой Контрольной точки – именно она.

Китана бросила оценивающий взгляд на 150-футовую статую.

– Её вооружение?

– Понятия не имею, до неё слишком далеко. Я даже не знаю, из какого металла сделана эта штука, но это уже явно не бронза, железо или сталь.

– Я разберусь, – сказал Китана.

– Если бы речь шла только об охранниках и форте, то я бы тебе поверил, но мы говорим о совершенно неизвестном противнике. И где твой меч? До начала операции осталось тридцать минут. Я могу взять на себя часть защитных систем…

– Я разберусь, – повторила Китана, затем развернулась и зашагала к гиду.

Алан уже собирался последовать за ней, но вдруг замер, уставившись назад, на пропускной пункт дальше по берегу. В следующую секунду он рысцой побежал в ту сторону, игнорируя крик сопровождающей подождать её.

– Сэр! Не ожидал вас здесь увидеть, – сказал юноша.

На него смотрел Ледоволк. Он был в сопровождении ещё трёх человек в силовой броне и гида.

– Как и я тебя, Алан. Разве ты не должен быть сейчас в другом месте?

Алан искоса взглянул на гида:

– Насчёт этого…

– Не беспокойся, он с нами. Говори, – махнул рукой Ледоволк.

Алан оглянулся – Китана и их сопровождающая были ещё довольно далеко.

– Контрольная точка имеет трёхякорную систему защиты, – сказал он наконец. – При этом все три якорные точки должны быть уничтожены одновременно, с разбросом не более 5 минут. В противном случае уцелевшие точки восстановят щиты на захваченных в считанные минуты.

– Что? Никто не упоминал ни о чём подобном… и где эти якорные точки?

– Здесь, в Нью-Йоркской фондовой бирже и в здании Федрезерва. Китана собиралась взять на себя Контрольную точку, Тьяго – Федрезерв, а я должен был атаковать NYSE.

Ледоволк секунду рассматривал Статую Свободы, затем глянул на время и кивнул:

– Одна из моих команд также нацелилась на Федрезерв, я подключу их к Тьяго. Вы с Китаной в таком случае займётесь биржей. Проведём согласованную операцию по всем фронтам.

– Я планирую скрытное проникновение, и Китана будет мне только мешать, – качнул головой Алан.

– Ты уверен, что справишься в одиночку? – поднял бровь Ледоволк. – Если сказанное тобой правда, то твой провал будет автоматически означать провал всей операции.

– Я это понимаю, – пожал плечами юноша.

Неожиданно взвыла сирена, повсюду замерцали красные огни; лазерные турели, установленные на форте, пришли в движение.

В этот момент подоспела сопровождающая Алана с Китаной; она вертела головой по сторонам, наблюдая за поднявшейся суматохой и бегающими туда-сюда патрулями.

– Сэр и вы все, пожалуйста, проследуйте на паром. Мы получили сообщение о нападениях Легиона Людей на Контрольные точки по всей стране. Поэтому, ради вашей собственной безопасности…

Китана прервала её на середине фразы, разрубив напополам.

– Что? Откуда ты достала свой…

– Она слишком много говорила, – сказала Китана, невозмутимо убирая меч в ножны.

– Да чтоб вас, я же сказал всем, что начинаем в 11:12 по Восточному стандартному времени, кто там не вытерпел? – недовольно проговорил Ледоволк. Он подал знак, и трое его боевиков обступили тело гида со всех сторон. Ледоволк проинспектировал убитого, и через секунду тело исчезло без следа.

«Полезная способность», – прокомментировала Ева.

«У меня есть теория», – задумчиво проговорил Лямбда. Алан озвучил его догадку вслух: – «Сейчас 11:14 по стандартному игровому времени. Возможно, кто-то просто перепутал время?»

– Вот дерьмо. Ладно, похоже, придётся начинать операцию прямо сейчас, – вздохнул Ледоволк. Он открыл меню и разослал сообщения. Одно получил и Алан. В нём говорилось: “Начинайте”. Операция началась.

Ледоволк начал раздавать приказы.

– Алан, отправляйся на биржу, здесь моя команда справится и без тебя, – дошла очередь и до юноши.

После этого мужчина ввёл какую-то команду на планшете, и остров сотрясла серия взрывов. Дым, обломки и проклятья заполнили всё окружающее пространство. Все четыре лазерные турели в результате диверсии вышли из строя.

В это самое мгновение Статуя Свободы ожила. Факел в её правой руке трансформировался в массивный лазерный клинок, а книга в левой руке – в ослепительно яркий силовой щит.

Ледоволк уставился на ожившего колосса неверящим взглядом.

– Я разберусь, – бросила Китана, срываясь в сторону статуи.

Алан, активировав невидимость, рванул в противоположном направлении, обратно к парому. Совершив длинный прыжок, он заскочил на уже отбывающее судно, миновав галдящую кучку туристов, желавших первыми вернуться в город. Некоторые из них даже прыгали в залив и отправлялись вплавь.

Юноша оглянулся на схватку Статуи Свободы с Китаной. Девушка порхала вокруг робота, избегая ударов, а некоторые даже отбивала. В какой-то момент она замерла, воздев над собой меч, и…

Паром прошёл сквозь голубую завесу щита, не позволив Алану увидеть продолжение.

***

Китана не отрывала взгляда от гигантского робота. Интересно, какой идиот решил превратить статую в оружие? Выглядело, может быть, и круто, но девушка сходу заметила с дюжину уязвимых мест, когда статуя начала двигаться. Хотя добраться до этих точек было той ещё проблемой.

Каждый раз, когда Китана пыталась сократить дистанцию, Леди Свобода её оттесняла – рабочая дистанция робота была слишком велика. Даже со всей её прокачанной ловкостью Китана едва успевала увернуться. После нескольких вынужденных блоков её левая рука повисла плетью, сломанная в двух местах.

Китана улыбнулась. Наконец-то враг, достойный сражения.

Не успела она додумать эту мысль, как дюжина ЭМИ-гранат[7] разорвалась на поле боя, сводя с ума системы робота. Китана оглянулась на Ледоволка.

Тот подал ей знак атаковать.

Китана нахмурилась, но приняла к исполнению. Она начала вливать энергию в Муракумо. Вышла не та честная схватка, которой она желала, но это всё же сражение. Этого будет достаточно.

***

Паром добрался до города. Почти одновременно Алан получил сообщение от Тьяго.


Тьяго: Получил сообщение Ледоволка, сверяем планы. Ты можешь приступить немедленно?

Алан: Нет, я должен находиться поблизости, в пределах видимости.

Тьяго: Поторопись.


Алан вздохнул, в то время как Ева начала рассчитывать кратчайший маршрут.

Юноша вломился в рубку и в пару движений зарубил двух охранников своими клинками. Затем избавился и от капитана и направил паром прямо к берегу. Уже подплывая к набережной, он получил квестовое уведомление:

Доступно задание “Защита Нью-Йорка” (квест B-ранга)!

Нью-Йорк атакован Легионом Людей! Обратитесь в ближайший пункт сбора Правительства Объединённого Мира, чтобы оказать помощь в защите города.

Награда: очки заслуг. Штраф за провал:???

«Наши шансы на успех снизились на 5 %», – уведомила Ева.

В небесах показались десантные шлюпки Хаксларда, направляющиеся к Контрольной точке. Алан предупредил Ледоволка.

Корабль Алан бросил сразу же, как добрался до берега. Он сейчас находился в нескольких кварталах к югу от здания ФРБ. Весь город заполонили полицейские и вояки. Какие бы бомбы не использовал Ледоволк, он явно заложил их не только на острове, но и в самом городе.

На улицах были видны редкие пешеходы, гадающие, что происходит. В воздухе отчётливо пахло гарью, кое-где вился дымок. Ожили громкоговорители, строгий голос приказал всем гражданским укрыться в бункерах, оборудованных в туннелях старой подземки.

Алан наконец добрался до здания Федрезерва, известного как крупнейшее хранилище золота на Земле. Он задумался на секунду, не переняли ли теперь пальму первенства хранилища Администраторов. Юноша встретился с Тьяго на крыше небоскрёба напротив ФРС.

– Ты готов? – спросил Тьяго, стоило Алану ступить на крышу.

– Дай мне секунду, нужно взломать их внешние системы, – ответил он, осматриваясь. Помимо Тьяго здесь находились ещё человек пять наёмников, запакованных в базовую силовую броню.

– Хорошо, поспеши, группа Ледоволка сейчас принимает весь огонь на себя.

Алан глянул вниз, на здание Федрезерва. Он вышел в Киберпространство и подсоединился к двум лазерным турелям на входе.

Поскольку эта миссия во многом полагалась на его навыки взлома, Алан распределил большую часть своей ментальной энергии на поддержание боевых программ: шестерых морпехов, четверых стражей-мечников и трёх медиков. В итоге у него осталось лишь 160 единиц свободной энергии, и 60 при активированном разделении сознания. Впрочем, этого должно было хватить.

Защита турелей была простецкой – силовой щит и пачка базовых пехотинцев. Алан расщепил сознание и отправил Еву с половиной юнитов взламывать одну турель, а Лямбду с оставшимися войсками – другую. Как только контроль над ними был получен, турели открыли огонь по силам ПОМ, охранявшим здание.

Воцарился кромешный ад, люди бессмысленно и истерично забегали, словно безголовые курицы. Половина охранников пала ещё до того, как они осознали, что проблема заключалась в их собственном оружии.

Какой-то мужчина в чёрном костюме вытянул перед собой руки, и два бело-голубых разряда устремились к лазерным турелям, заставив их замолчать. Тьяго снял этого расторопного бедолагу выстрелом в голову.

Внезапно целая орда разбойного вида бойцов в силовой броне устремилась на штурм здания, быстро покончив с остатками охраны. Несколько свидетелей из игроков-горожан попыталось оказать ПОМ поддержку, но Тьяго методично расстрелял их сверху.

– Всё, иди, Алан, здесь мы дальше разберёмся, – кивнул мужчина.

– Удачи, – бросил юноша на прощанье, ринувшись по лестнице вниз. Он активировал базовый режим невидимости и, ловко огибая скопления людей, устремился к Нью-Йоркской фондовой бирже.

Вовсю шла эвакуация, работники биржи плотным потоком выбирались на улицу, полностью закупорив своими телами входы. Алан даже растерялся, раздумывая, как пробраться внутрь незамеченным.

«Используй гранату», – предложила Ева.

«Люди в панике, они не обратят внимания, если ты их толкнёшь. Просто иди напролом. Их сейчас куда больше волнует собственная безопасность», – выдвинул альтернативное предложение Лямбда.

Алан решил последовать совету Лямбды и двинулся вперёд, протискиваясь сквозь толпу. Несколько человек начали удивлённо оглядываться, когда их оттолкнуло невидимой силой, но большинство просто пыталось выбраться, не обращая внимания ни на что.

Ева пробурчала что-то насчёт бесплатного опыта.

Алан прошёл тем же маршрутом, что и раньше, минуя двери с установленными в них жучками, и уже через пару минут добрался до главной серверной. У входа в помещение обнаружились два охранника.

Алан приступил к взлому, не выходя из невидимости, лишь удалился от охранников, насколько возможно.

В Киберпространстве началась осада. Совокупный урон его войск составлял чуть больше 1500 единиц в секунду, так что истощение миллиона единиц энергии щита должно было занять около 10 минут.

Прошло 30 секунд.

По закрытому каналу службы безопасности биржи, доступ к которому Алан получил ещё во время вчерашней вылазки, чей-то голос произнёс: «Кто-то пытается взломать главный сервер. Остановите их немедленно».

Оба охранника заозирались.

Один проговорил:

– Здесь никого нет. Видимо, атака удалённая.

– Предполагается, что это закрытая система. Ждите, к вам выдвигается команда зачистки.

Алан предупредил Еву, что скоро ей придётся прекратить атаковать щит, чтобы помочь ему активировать поле продвинутой невидимости костюма. Он до сих пор не удовлетворял минимальным требованиям брони, так что её помощь была необходима.

Прибыла команда зачистки: ещё два охранника с переносным сканером. Алан активировал продвинутый режим невидимости.

– У нас ничего, – доложил оператор сканера.

– Чёрт возьми, взлом продолжается. Щиты уже на 50 %.

– Активируйте защитный протокол.

В тот же миг в Киберпространстве из-за завесы силового щита неприятельской базы появились четыре взвода юнитов. Каждый взвод состоял из одного элитного морпеха и трёх обычных. Ева и Лямбда взяли на себя по одному взводу, в то время как Алан скомандовал своим солдатам уничтожить оставшиеся два.

Стражи-мечники ринулись вперёд, практически игнорируя лазерные заряды обычных морпехов. У них был слишком высокий класс брони, так что лишь элитные морпехи могли нанести им какой-то урон.

Алан сосредоточил огонь на элитниках, после чего спокойно расправился с остальными вражескими юнитами. Получивших ранения стражей он оттянул к медикам, которых удерживал в задних рядах. Как только здоровье всех юнитов было восстановлено, атака на щиты возобновилась.

Юноша глянул, как дела у Евы и Лямбды, но те уже давно разобрались со своими противниками.

– Наши боевые программы были уничтожены, – сказал кто-то по закрытому каналу.

– Да какого чёрта? Это же были юниты D-ранга!

«Они думают, что ранг D – это что-то запредельное?..» – удивился Алан про себя.

– Что нам передать начальству? Генерал требует отчёта!

– Скажите ему, что нам нужны эксперты по кибербезопасности, и срочно! Вот-вот сработает автоматическая остановка торгов, индекс S&P обвалился на 6 %. Уже 7 %! Всё, все торги приостановлены на 15 минут, но кто-то продолжает взламывать систему и явно не собирается останавливаться!

Алан связался узнать, как дела у Китаны и Тьяго.


Алан: Моя якорная точка на 10 %, скоро закончу. Что у вас?

Китана: Мы уже захватили нашу. Она пытается восстановиться, но я продолжаю её разрушать. Подкрепления подходят каждые несколько минут, но с ними разбираются без меня.

Тьяго: Мне нужно ещё несколько минут.


Алан дождался, пока у щитов не останется 500 единиц энергии, после чего приказал своим войскам прекратить атаковать. Сам он тем временем слушал переговоры по закрытому каналу:

– Что творится с рынками? Как они могли рухнуть на 7 %? Это же убытки на миллиарды кредитов, триллионы долларов!

– Я не знаю. Ряд компаний этим утром внезапно сменил курс, распродал все свои активы на Земле и вложился в товары и акции инопланетных корпораций. Затем Легион Людей возобновил активность, сообщения об очередных ударах поступали каждую минуту. Инвесторы были в ужасе. Возможно, мы ещё увидим сегодня обвал третьего уровня, впервые в истории; если рынки рухнут на 20 %, то все торги будут остановлены до конца дня.

– Но правительство же выигрывает в войне, верно?

– Не важно, кто выигрывает, это вопрос восприятия. Если ПОМ выиграет войну, но останется на пепелище, то, естественно, земные компании будут не самым мудрым вложением.

– Но мои деньги в безопасности?

– Конечно, ты же в Игре и с кредитами. Мог бы спать ещё спокойнее, если бы вложился в золото, как я тебе советовал. А вот тем, кто до сих пор цепляется за доллары или другие земные валюты, действительно не позавидуешь.

– Что если фондовый рынок накроется медным тазом, как тогда быть?

– Найдём работу вне Земли. Не беспокойся, Стив, правительство поможет банкам остаться на плаву. Они всегда это делают.

– Мне бы твою уверенность. Ты разве не слышал о долговых проблемах ПОМ? Приятель из морпехов сказал мне, что ему задерживают зарплату уже за три месяца. И я слышал, что пока мы тут разговариваем, кто-то также пытается захватить Федрезерв.

– Стоп, что? Если золото украдут, то ПОМ бы лучше покрыть все убытки. Вот чёрт.


Тьяго: Моя точка падёт в любую секунду.


«Уничтожьте защиту и отключите этот щит», – мысленно скомандовал Алан.

Ева и Лямбда атаковали одновременно. Пару мгновений энергия балансировала на единичке, но затем две полосы света, исходившие из вершины щита, истончились и пропали вместе с самим куполом.

Они вошли.

Под щитом обнаружилась ментальная база довольно шаблонного типа, с двумя бараками, энергетическим пилоном и продвинутым генератором щита в центре.

«Отлично, первым делом мы должны снять ограничение на торги», – сказал Лямбда. Он метнулся в центр базы и начал химичить с возникшей перед ним консолью.

– Эй, Билл, ты что творишь? Рынок должен быть на паузе, почему торги возобновились?!

– Н-не знаю, это произошло само собой. Я ничего не трогал.

– Вот дерьмо, нам конец. Передайте генералу, что нам нужны лучшие спецы по безопасности, причём ещё вчера! И прикажите брокерам перестать обрабатывать заявки. Смотрите, рынки уже паникуют из-за внезапного рестарта! Мы потеряли контроль над серверами… идиоты, прекратите торговать!

Алан глянул сводки: индексы просели уже на 8 % и продолжали дешеветь.

«Активирую протокол “Салями”», – раздался в его голове голос Лямбды. Искин достал нечто похожее на чип данных и подсоединил к консоли, с которой работал.

«Протокол “Салями”?» – переспросил Алан.

«Эй, это же азы в подобного рода аферах. Возьми початую палку салями и представь, что ты отрезаешь от неё ма-аленький кусочек. Естественно, окружающие этого не заметят, да никому и дела до этого не будет. В нашем случае мы округляем транзакции до тысячных долей кредита и переправляем полученные излишки себе в карман. Тысячные доли кредита – это немного, но в день совершаются миллионы транзакций, в некоторые дни, как сегодня, возможно даже миллиарды».

«А другие варианты?» – спросил Алан.

«Я могу перенаправить денежные потоки, только это мало что даст», – “пожал плечами” Лямбда. – «Кредиты в этом напоминают зарождающиеся в твоём мире криптовалюты, каждую транзакцию можно отследить. Это отчётливые следы, по которым может пройти любой. Можно создать липовые покупки с чужих счетов, но их владельцы увидят, куда ушли деньги и обратятся к Администраторам, чтобы те отменили переводы».

«Всё равно, сделай это».

«Ваше желание – закон», – ответил Лямбда. – «Вот, теперь у нас есть десять миллиардов кредитов, распиханных по нескольким сотням фальшивых игроков, гильдий и компаний. Счастлив? Мы всё равно не сможем присвоить эти деньги, а если Администраторы смогут отследить эти махинации, то нам светят штрафные очки. Они не любят, когда игроки балуются с Базаром».

– Эй, Стив, нам поступают сообщения о багах при исполнении ордеров инвестиционных компаний. Говорят, они выставили приказ на покупку энергетических кристаллов на 100 миллионов, и деньги просто испарились.

– Скажи им, что нас взломали. Пусть разбираются со своими грёбаными проблемами сами! Я же сказал им прекратить торговать!

«Не сказал», – поправил его Лямбда. – «Я не дал этому сообщению уйти в эфир».

Алан наблюдал, как финансовые рынки корчились в агонии; воцарился хаос. Перед глазами юноши проплывали мириады чисел. Каждый фондовый индекс был в красной зоне.

«И последний гвоздь в этот гроб», – проговорил Лямбда.

Алан получил сообщение, но даже не стал в него заглядывать. Он и так знал, что там написано.

Рынки отправились в свободное падение. Обвал на 10 %… 11 %… 12 %. И процесс только набирал обороты.

– Срань господня, Стив, ты видел это сообщение?

– Нет, что там было?

– Какой-то “крот” обнародовал бухгалтерию Правительства Объединённого Мира. Всё очень плохо; если эти данные хотя бы отдалённо верны, то они обанкротятся в течение нескольких лет.

– Дай-ка лучше я сам взгляну. Не может быть, чтобы это было правдой, явно же какой-то розыгрыш. Это розыгрыш, правда?

Поступило сообщение от Ледоволка.


Ледоволк: Стоп, котировки упали достаточно низко.


«Прекратить исполнение транзакций», – подал сигнал Алан. Он оценил итоговый результат: S&P обвалился на 22 %, индекс Доу Джонса – на 17 %.


Алан: Разве это не то, чего ты хотел?

Ледоволк: Не таким способом. Как много игроков это видели? Как ты разослал это сообщение?

Алан: Несколько тысяч. Это одна из услуг, предоставляемых Администрацией. Можно задать поиск по игрокам и сделать массовую рассылку по выборке, хотя это стоит 10 кредитов за человека. Поэтому мне пришлось сократить список до игроков выше сотого уровня, проживающих в этом городе. И у них в настройках должна была быть включена возможность получать сообщения от других игроков. Это похоже на квесты типа “Призыв к оружию”, которые выдают владельцы Контрольных точек.

Ледоволк: Никогда не видел такой опции.

Алан: Вероятно, у тебя недостаточно хорошие отношения с фракцией.

Ледоволк: Дьявол. Когда всё закончится, ты покажешь мне, что ещё могут для тебя сделать Администраторы. А пока просто удерживай серверную.

Алан: Без проблем.


«У нас входящее соединение», – огорошила его Ева.

«Входящее?» – недоумённо переспросил Алан.

В Киберпространстве внезапно сформировалось новая связь, и на некотором удалении проявилась другая база. Её окружал синий силовой барьер ёмкостью в 1000 единиц. Из-за голубой завесы вынырнула фигура – робот, собранный из каких-то мелких блоков, по нелепой случайности принявший гуманоидную форму. Незваный гость был вооружён продвинутой лазерной винтовкой, но не спешил открывать огонь.

Ева поднялась в воздух с захваченной базы и метнулась наперерез.

– Стой. Назовите цель вашего визита.

– Мы, компания “Нянь Тек”, требуем, чтобы вы вернули украденные вами кредиты и позволили возобновить торговлю на Базаре, – ответил робот.

– Я не могу этого сделать, – сказала Ева.

– Мы требуем возвращения кредитов и открытия рынка.

– Я не могу этого сделать.

Робот поднял винтовку и открыл огонь по Еве, которая тут же подскочила к нему и рубанула мечами.

Встревоженный Алан глянул на полоску ХП Евы и увидел, что она чуть укоротилась. Юноша отправил взвод морпехов ей в поддержку.

Вражеский искин сумел снять около 5 % ХП Евы, прежде чем его разрушили. Причём он оставил после себя груду покорёженного металлолома, который Ева педантично собрала и доставила в Арсенал на базе Алана. Оказалось, этот мусор стоил порядка 50 «C».

– О-хо-хо, похоже, финансовые воротилы не собираются сдаваться без боя, – проговорил Лямбда, когда сформировалось ещё три новых соединения. Он ввёл несколько команд на консоли захваченной базы, затем быстрым шагом направился на поле боя. Алан отправил ему в помощь четырёх элитных морпехов и медика.

– Как они подключаются к серверу? Это же закрытая система, – спросил он.

– Они догадались использовать уже существующее соединение с Базаром. Если конкретнее, то к нам в гости ломятся искины, которых использовали для анализа рынка. Каждый из них имеет ранг от F до D, по моей оценке. Это может потребовать некоторых усилий.

– Тебе нужна моя помощь? – спросил Алан. – Может, мне стоит…

– НЕТ. Оставайся в командном режиме и используй остальные войска для защиты базы, – отрезал Лямбда.

Алан изучил его характеристики в Киберпространстве:

Лямбда, ИИ ранга B (аппаратное ограничение)

Ранг атаки: C; сила Предтечи.

Ранг защиты: A; защита Предтечи.

Ранг мобильности: B; скорость Предтечи.

Приблизительный показатель атаки: 500 урона/сек.

Приблизительный показатель защиты: 500.

Приблизительное количество здоровья: 1500 ХП.

Приблизительная скорость передвижения: 11.

Специальные навыки:???

Когда три соединения были установлены, в Киберпространстве появились новые локации: средневековый замок, звериное логово и классическая военная база. Из них тут же посыпались юниты: мечники, боевые псы и морпехи. Вражеские искины также показались на поле боя: рыцарь в сияющих доспехах, гигантский волк и лёгкий танк “Скорпион”.

Лямбда ринулся в самую гущу противников, небрежно отмахиваясь от любых атак, даже от танковых снарядов. Он сокрушил базовые юниты грубой силой, избил до смерти рыцаря и запрыгнул на спину волку.

Меж тем к серверу подключилось ещё пять незваных гостей. Встречать новую угрозу вылетела Ева. Алану оставалось лишь скомандовать оставшимся войскам оказать ей поддержку.

Пять новых баз оказались каким-то образом объединены в одну. Это была настоящая ставка армии, в которой имелись не только бараки, но и заводы, лазерные турели и даже небольшой аэропорт.

Рота морской пехоты под предводительством командира в тяжёлой силовой броне выдвинулась в их направлении из этой новой базы. Их сопровождала целая россыпь легкобронированных машин с установленными на них пулемётами. Стоявший на аэродроме боевой вертолёт запустил двигатель и через какое-то время легко взмыл в небо.

– Ева, ты уверена, что справишься с ними? – спросил Алан.

– Вероятно.

– Не беспокойся, я ей помогу, – крикнул Лямбда, уничтожая последнего противника – танк. Он просто вырвал кусок брони и раздавил пилота.

Новое соединение.

– Да чтоб вас, когда же вы закончитесь? Я помогу тебе, когда устраню эту угрозу, – сказал Лямбда. – Только разберись с вертолётом, мне до него добраться будет не так просто.

– Принято, – ответила Ева, взмывая навстречу вертолёту.

События разворачивались стремительно.

Вот, рота морпехов и лёгкая техника открывает огонь по Еве, но её броня чересчур крепка. Тем не менее, свинцовый град понемногу отъедает её ХП, шкала здоровья проседает примерно на 0,5 % в секунду.

Боевой вертолёт делает ракетный залп, но Ева уклоняется почти от всех снарядов. Лишь одна ракета врезается в валькирию, сбивая ей ХП до 80 %. Спаренный пулемёт на вертолёте выпускает по ней очередь, после чего м