Book: Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века

Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века

Стелла Иванова


Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века

© Текст. Стелла Иванова, 2020

© Иллюстрации. Павел Павлов, 2020

© Оформление. БОМБОРА, 2020


* * *

«Честно сказать, детство я вспоминать побаиваюсь. Это как после долгого отсутствия приехать в старый бабушкин дом, в котором выросла, где все знакомое на ощупь, по запаху, по ощущениям. Все то, да не то. Все так, да не так. И секретик – красная фольга от конфеты «Гулливер» со слегка облезшей бусинкой в середине, по бокам нарядные мелкие камушки, все это счастье под прозрачным стеклышком, и зарыт глубоко, в далеком углу двора, а для надежности присыпан хвоей и высохшими листьями. И о нем помню я и больше, кажется, никто.

Но не хочется раскапывать этот секретик. Не хочется на него любоваться. И некогда. И боязно. И – лучше вообще не ворошить прошлое.

Но!

Иногда влетаешь в воспоминания на секунду. Как на пыльно-солнечную веранду в детстве. Тут вот ведро, зеленое, эмалированное, на боку вмятина, эмаль откололась, и черная, похожая на голову Энштейна блямбина – вот она. И кружка, тоже эмалированная. Но голубая, в белый горох. Зачерпнуть из ведра воды, и пить, пить, пить, взахлеб, обливаясь, чувствуя, как вода льется по шее, внутрь майки, по рукам. Выдохнуть. Отдышаться. И айда обратно на улицу. К ребятам. Там – казаки-разбойники, вышибалы, там картошку можно испечь вечером, как стемнеет… Там…»

Стелла ИвановаОт автора

Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Привет!

О себе писать мне сложно. Тем более, я и сама еще не до конца разобралась, кто я. Ху из Стелла Иванова?

Помните, была передача «Сам себе режиссер»? Сейчас каждый сам себе писатель. Одни пишут и сразу отправляют в издательства, «а вдруг?». Другие пишут – в стол, надеясь, что когда-нибудь потомки найдут, прочтут и восхитятся, и вот тогда-то настигнет слава, как говорил герой Юрия Никулина, «наградят… посмертно!». А кое-кто – вдохновенно пишет и выкладывает в сеть, в многочисленные нынче живые журналы, вконтактики и прочие фейсбуки. Кое-кто – это была я. И среди многих тысяч подписчиков в фейсбуке обязательно найдутся те, кто скажет – ты талант, тебе нужно книжку издавать.

Скажут раз, два, сорок семь. Будут убеждать, доказывать, приводить примеры. А ты в ответ – смущаться и задаваться вопросами: какая книга? зачем? чтобы что? Но сидишь, улыбаешься, приятно же, зачем врать себе…

Да, я пишу. О детстве. Оно у меня было, как и у многих, советским, со всеми прелестями того времени тотального дефицита, пионерских галстуков и линеек, летних каникул даже без намека на отдых в турецких отелях «все включено». Все включено у нас было в пионерском лагере «Чайка» – три летних месяца – три созыва. Костры на открытие и закрытие, конкурсы строя и песни, купание в мелкой речке Узе, первая летняя мелкая земляника, воскресный родительский день, вечерние танцы в клубе под «Летящей походкой…» Юрия Антонова и бессмертную битлзскую «Yesterday», тихий час, удобства во дворе с таким сильнейшим запахом хлорки, что даже сейчас, когда я об этом пишу, у меня начинают слезиться глаза.

Я пишу об этом своем детстве, счастливом и длинном-длинном, которое, казалось, никогда не кончится. Я пишу о юности, веселой, голодной, бесстрашной, бесшабашной – такой и не такой, как у всех. Всех тех, кто рос, взрослел, умнел и набирался жизненного опыта, набивая об эту жизнь свои синяки и шишки, влюблялся, расставался навсегда и снова влюблялся, и тоже навсегда.

Иногда доходит до абсурда – вспоминаешь какой-то эпизод из своей же жизни, и сразу картинка, как кино, разноцветная, многогранная, словно узоры в трубочке-калейдоскопе или преливчатый хрустальный шар. И ты их рассматриваешь рассматриваешь, и всплывают даже самые мелкие детали, свет, цвет, музыка, запахи.

Кстати, о запахах. Вы замечали, что запахи детства остаются с нами на всю жизнь? Запах ванили и корицы – это бабушкины коржики, запах пряной аджики и кинзы, хмели и уцко сунели – это папины грузинские блюда, запах фаршированной рыбы, драников, жаркóго в горшочках и дордочки – это мама. Вот о еде, как о событии в жизни семейства и о настоящем эксперименте с участием или без участия его членов всех возрастов я тоже пишу много и часто в форме диалогов на кухне. Я ничего не придумываю, только пытаюсь записать то, что через минуту может забыться, потеряться, раствориться в исчезающем потоке жизни.

Я очень люблю готовить и пытаюсь делиться своими рецептами и удачами, да и неудачами, на кухне! И тем приятнее, когда мне пишут: «О, у меня по твоему рецепту получилось, давай еще, Стелла!» И я даю. Рецепты, разговорчики на кухне и смешные истории моей семьи.

А пока – я занимаюсь своей семьей. У меня два внука (пишу, и самой странно – какие у меня внуки, я сама еще девчонка!). Мальчик и, да, мальчик. Я у них многому учусь. И это не красивые слова. Это правда. Джек – пятилетний умница, философ, созерцатель. Кай – два с половиной года – удивительный человек – яркий, громкий, азартный, сопереживающий, смешливый и смешной. И нет большего счастья, когда мои мальчики говорят: «Бабби, я тьебя льюблью!»

Я счастливый человек. Да. Я счастливый человек. Но можно ли написать о состоянии счастья? Не знаю. Попробую. Судите сами.

Это даже не книга, которую взрослые и настоящие писатели собирают, обдумывают, придумывают годами. Целенаправленно. Нет. Это скорее ощущения – запахи, чувства, удивления, страхи и радости детства.

То, что вспоминалось и записывалось в «Живой журнал», было с благодарностью принято читателями и неизменно входило в ТОП-50, видимо, вспоминалось не только мне… Это уже потом я вместе с многими перекочевала в Facebook.

Кстати, рояль в кустах, – вы можете мне рассказать прямо там о своих ощущениях об этой книге, о чем-то спросить, чем-то поделиться: https://www.facebook.com/stella.ivanov.3




Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века

Былое и думы

Когда я была маленькой и совсем уж глупенькой, я думала.

Я много думала.

И кое-что из того, что я думала тогда, я запомнила, и иногда думаю об этом сейчас.

Одно из двух – или я впадаю в детство, или я так и осталась совсем глупенькой.

Возможно, кому-то станет смешно, а кому-то захочется закрыть книгу, но я признаюсь в нескольких мыслях:

Я думала, что все кошки – это девочки, а все собаки – мальчики.

Я думала, что если я стану продавщицей мороженого, я буду всегда привсегда есть его столько, сколько хочу, и главное (!), я буду есть только эскимо по одиннадцать копеек.

Когда я подросла и узнала, откуда берутся дети, то я думала, что у людей столько детей, сколько раз они… ну этасама, ну, в общем, вы поняли. РРРРаз – и ребенок. Я думала, что Витька Китаец, наш сосед, – два раза сделал ЭТО, а сосед дядь Федор аж целых пять, потому, что у него было пятеро детей.

А еще я думала, что у Солнца есть выключатель, и кто-то там этим выключателем командует, – и вечером, автоматически выключая Солнце, – включает Луну, а утром – все наоборот – Луна выключается, Солнце включается.

Я думала, что если я умру, то будет очень страшно лежать в гробу, и особенно станет страшно, когда меня закопают в землю. Там будет сыро, холодно и темно. И я буду там лежать одна, и мне будет очень трудно дышать, поэтому надо было бы взять в гроб такую трубку, как у соседского взрослого Сережи, который не Киса, а другой. Красивый и на мотоцикле. И еще у него есть шлем, но мне шлем в гробу не нужен, только трубка, чтоб дышать.

Я думала, что я не хочу умирать, и когда я вырасту, ученые придумают что-нибудь, чтобы люди не умирали. И все чтобы жили. Долго-долго. И мама, и папа, и Ритка, и баб Соня, и даже Киса и противная Валька Сазонова. Пусть и она живет.

А теперь я думаю меньше на такие темы, потому что чем меньше об этом думаешь, тем лучше себя чувствуешь.

Ну вот. Спасибо, что выслушали. Пока все.

Нет. Я еще о многом думала, но я еще об этом подумаю.

Сама. Молочные реки

В восемь вечера мне выдавали сорок копеек (две серебряные монетки по двадцать, или две пятнашки и десятикопеешную, или две пятнашки и два пятачка, или…) и двухлитровый белый бидон с крышкой.

Я стучала в калитку своего кореша Кисы, и он торопливо выбегал откуда-то из палисадника, уже крепко сжимая в одном кулаке монетки, а в другой руке такой же, как и мой, бидон, только зеленого цвета.

– Чё так долго? Последние будем! – ворчал он, точно с такой же интонацией, как у его деда Кирилла.

– Успеем! Чжаниха еще посуду моет, а Полицай поливал огород! – докладывала я спешно.

Мы отправлялись на соседнюю улицу к бабе Кате за молоком. Идти было недолго, минут пять-семь, но, самое главное, нужно было успеть вперед Сережки-Москвича, Сашки-Полицая, Ирки-Чжанихи, Тани Емельяновой, Маринки и других ребят с нашей улицы. Зачем раньше? А вот просто так! Чтобы быть первыми.

Во дворе у баб Кати стояла лавочка. По негласному правилу тот, кто сидел ближе к крыльцу, тот и был первым. Случались и драки, тогда бидоны летели в пыльные кусты, начиналась свалка за место на лавочке, но тут выходила баб Катя, в белом платке в крапушку, синей вязаной кофте, цветной серо-буро-малиновой длинной юбке, и все мигом затихали. Баб Катя ловко выкатывала огромный, явно тяжелый металлический бидон, застилала горлышко чистейшей марлей, сдернутой с высоко натянутых веревок, пахнущей летним днем, молоком, клевером и еще чем-то совершенно невероятным. Осматривала всю нашу разномастную, по-летнему вихрастую, по-вечернему замызганную команду и молча пальцем с рифленым от старости, слегка пожелтевшим ногтем тыкала в кого-нибудь из нас.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Тот, кому выпадало это счастье – придержать марлю, пока баб Катя переливала молоко из ведер в бидон, старался сделать все правильно, чтобы под огромным напором молока марля не соскользнула ни в бидон, ни на землю. Случалось и такое – у Женьки-зубастика два раза марля соскальзывала! Баба Катя молча брала тяжелый бидон, выливала все молоко обратно в ведро и, сорвав чистую марлю с веревки, начинала весь процесс заново.

После того как молоко было процежено через марлю в бидон, баб Катя брала большой черпак цилиндрической формы – словно удлиненная консервная банка была приделана к длинному металлическому черенку. В эту банку-ковш помещался ровно литр.

Тот, кто сидел первым к крыльцу, шел к бабе Кате, протягивал ей монетки, она тут же ловко прятала их в карман кофты и наливала кому два, кому три зачерпа – два или три литра.

С баб-Катиного двора мы вываливались всей гурьбой и бежали домой наперегонки. Бежали не быстро, слегка отставив руку с бидоном в сторону, чтобы не расплескать молоко. Останавливались разом, у булочной, чтобы попить молока. Прямо из бидона. Взахлеб. До полного ощущения, что больше в тебя не влезет ни капли, что сейчас, вот в эту минуту, в эту секунду – теплое как летний вечер, мягкое как пуховый платок, ароматное как трава на лугу, парное свежее молоко наполнило тебя до самого краешка, точно так же, как баб Катя наполнила твой бидон этим молоком несколько минут тому назад. И ты замираешь. Чувствуя, что не можешь пошевелиться. А молоко, переливаясь из твоего рта, капает на видавшие виды летние деревенские одежки.

«Дзынь» – крышка бидона падала на пыльную землю. И лениво бежать к колонке и ополаскивать эту дурацкую крышку. И знаешь, что влетит от родителей: опять мало того что половину молока не донесла, и хорошо если выпила, а то, поди, – пролила! Так еще и песок на дне бидона! Но бежать к колонке все равно было лень. И оттянув растянутую, непонятно какого уже цвета – то ли желтую, то ли серую, то ли белую, вылинявшую за лето трикотажную майку, выбрав уголок почище, вытираешь крышку бидона и бежишь догонять своих друзей.

…А назавтра все повторялось. И бидон, и монетки, и потасовка во дворе у баб Кати, и даже крышка, которую в конце концов папа привинтил к тонкой цепочке, прицепленной к ручке бидона, и можно было больше не беспокоиться о песке на дне.



Предновогоднее

Почему-то именно в это время года хочется быть маленькой. Эдак лет пяти-шести. Верить в сказки и Деда Мороза. Ждать подарков и загадывать желания, в твердой уверенности, что они непременно сбудутся, а если не сбудутся, то мама с папой все равно купят вон того пупса-негритенка, который стоит, наряженный в елочные бусы, на витрине магазина «Игрушки».

Буква «р» на вывеске перегорела, а я уже большая и могу читать. «Игушки» вместо «ИгРРРушки» – смешно.

…Я дышу на покрытое инеем стекло в троллейбусе, помогаю себе теплыми пальцами – это просто: нажимаешь пальцем в пятнышко на окне и лед тает. Пальцам холодно и мокро, но мне весело. В эту чистую дырочку среди толстого льда можно смотреть одним глазом, и я это делаю. Я читаю надписи на пробегающих мимо зданиях «Ап-те-ка», «Пи-во-во-ды»… Я хмыкаю – пивоводы, как воеводы, думаю я, и тут появляется знакомая надпись: «Игу-ш-ки». Мечтаю, мечтаю, мечтаю.

О розовом велосипеде, который мне все равно не купят. Летом я на всех парах неслась с горы наперегонки с Кисой, врезалась в столб и упала с велосипеда так, что меня возили в больницу, а перепуганная мама сказала – никаких велосипедов!

Я мечтаю о белочке, которая заводится ключиком. И тогда она подносит лапки с орехом к мордочке и понарошку грызет этот орех. Я же знаю, что понарошку, – если бы она взаправду ела этот орех, то уже бы давно съела…

А еще бы платье такое в горошек, белое, в красный горошек и с кружевным воротником, как у тети Томы. И юбка у платья – солнце-клеш.

Крутнешься на одной ноге – и юбка вокруг тебя заиграет волнами, поднимется… Нет… Тогда трусы будут видны, мальчишки будут смеяться…

…Я могу долго вспоминать. Наверное, старею. Не помню, что ела на завтрак, но прекрасно помню мысли, когда я была пятилетней… Про платье, корону и пятилетнюю дурочку

Я очень, очень волновалась! Очень! Утренник через три дня, и я буду перед всем детским садом читать стихи и песни петь. Нет, я не волновалась из-за стихов и песен. За почти пять лет в садике я их столько спела и прочитала, что мне это было раз плюнуть. Я волновалась из-за платья и короны.

Маме некогда было. У нее отчет. Квартальный! Нет! «Конец года» – назывался отчет. Она приходила домой такая уставшая, что даже на вечернюю сказку для меня у нее не было сил.

Папа из всех художественных поделок мог только одно – нарисовать ровный круг на листе бумаги. Это был его главный талант. Рррраз! И как будто циркулем провел! Ровнехонький кружочек. И пририсовывай к нему уши, или волосы, или корону, или туловище. И я пририсовывала. И получались – рожицы, принцессы и принцессы с ушами и коронами. Но сейчас папино умение рисовать круг на бумаге мне не нужно. Мне нужна корона. Тем более, папа вообще уехал в командировку. В город Орел. Конечно, я сразу представляла себе такого большого орла – птицу, с клювом огромным и страшным, не понимая, почему город так называется и как там люди живут.

Но про город Орел я подумала быстро и забыла, потому что мне нужны были корона и платье. В новогодней постановке я исполняла роль русской красавицы-принцессы. Анна Федоровна, наша музыкантша, сказала, чтобы я никому не говорила, но сказку эту она написала сама и такого утренника ни в одном садике не будет! А короны не было. И платья тоже не было. Ну, с платьем ладно, можно попробовать найти прошлогоднее, когда я была снежинкой.

Переворошив все шкафы и кладовки, платья я не нашла. Зато на глаза попалась мамина белая блузка, ну та, что с бантом на шее. Я немедленно ее на себя напялила и стала перед зеркалом. Хм… Рукава же можно подвернуть! Что я немедленно и сделала. По длине почти нормально – до колен. Подвяжу поясом. Или вот! Бусами! Мамиными белыми бусами! Бант на шее отлично украшал, правда завязывался он довольно низко. Не на шее, а на груди. Вся моя белая майка вылезала наружу. Я вздохнула и уставилась на свое отражение в зеркале.

– Чтой-то тут происходит? Ты чего это мамину блузку треплешь? – бабушка выглянула из кухни как всегда неожиданно.

– Бааа! – заканючила я. – Мне надо белое платье и корону!

– Ага! И хрустальные башмачки! – ответила бабушка и скрылась в кухне.

– Бааа! – ныла я, следуя за ней. – Ну я же выступаю, я буду девочка-принцесса-русская красавица, я же не могу идти в красном платье с жабо (единственное мое парадно-выходное платье, привезенное отцом из Германии)!

– Ну почему же не можешь? Вполне себе. Красное – значит красивое, значит, принцесса, – отвечала бабушка, отмеривая муку.

– Я уже на утреннике седьмого ноября была в нем, и я тогда не была принцессой! – расстроилась я. – Ты тогда говорила, что день седьмого ноября – красный день календаря, вот и красное платье подходит отлично!

– Правильно говорила, – соглашается бабушка, взбивая яйца с сахаром.

– Бааа, ну мне надо белое! БЕЛОЕ! Платье! – с выражением сказала я и протянула руку к тесту.

– Геть! – буркнула бабушка. – Иди сними блузку мамину, помой руки, потом будешь за тесто хвататься.

– А платье? – не отступала я.

– Ну, сейчас пироги испечем и что-нибудь придумаем.

– Уррра! – обрадовалась я и помчалась к шифоньеру, повесить мамину блузку на плечики, но на полдороге вспомнила: – а корону?

– Ну, корону, я не знаю. Где ж я тебе корону-то возьму?

– А сделать? Давай сделаем? – с надеждой воскликнула я.

– Платье я тебе смастерю, из старой простыни белой. Есть у меня. Накрахмалим, кружева пришьем, не переживай. А вот с короной – увы! Я не умею корону, – сказала бабушка, раскатывая тесто и вырезая из него круглые лепешки.

– Бааа, а у нас кордон есть? – не отставала я, глядя, как круглые лепешки и фарш превращаются в бабушкиных руках в пирожки. Правда, пока еще белые, не румяные, не загорелые в печи.

– Какой такой кордон? – удивилась бабушка.

– Ну, такая бумага толстая! – пояснила я ей, непонятливой.

– Картон! Кар-тон, – рассмеялась бабушка. – Не думаю, что у нас есть картон. Хотя постой! – водрузив последний пирожок на противень, она сполоснула руки, вытерла их полотенцем и вышла из кухни.

– Вот! Пойдет? – в руках у бабушки была коробка от папиных чехословацких туфель. Можно вырезать из донышка саму корону, а потом мы к ней резинку привяжем. А?

– Хм… – я задумалась, – а тут буквы! Не наши какие-то, – сказала я, разглядывая коробку.

– Ну подумаешь, буквы, можно белой бумагой заклеить!

– Или ватой! – осенило меня. – У Юльки в том году была корона! – я аж зажмурилась, представляя. – Такая корона! На ней вата! А на вате блестки! И бусы!

– Ну, бусы-то мамины оставь, положи на место и не тронь! – нахмурилась бабушка. – Блестки, говоришь?

– Ну да, такие… хм… ну, блестящие! – развела руками я.

– Давай так. Я займусь платьем, а с короной, может, завтра?

– А мы успеем? – волновалась я.

– Успеем! – ответила бабушка и открыла заслонку в печи. – Сейчас пироги испечем, поужинаем, я тебя обмеряю и попробую придумать тебе платье, хотя швейная машинка барахлит, а папа твой уже месяц ее «чинит»!

– Ба! А давай как у Пугачевой! Такое! – я опять развела руками, пытаясь изобразить платье как у Пугачевой.

– А что? – ухмыльнулась бабушка. – Думаю, с этим мы справимся!

Старая, тонкая от времени, но чистая, без единого пятнышка, простыня была извлечена из шифоньера. Сложена треугольником, как платок, от которого бабушка отрезала излишки. Получился такой большой белый квадрат. Опять сложив квадрат по диагонали и еще раз треугольником, сверху вырезали дырку для головы. Примерка только огорчила меня – я стала похожа на привидение, а не на принцессу. Нос моментально покраснел, сморщился, и в глазах заблестели слезы.

– Знаешь, кому полработы не показывают? – ухмыльнулась бабушка.

– Дураку, – ответила я, шмыргая носом.

– Правильно, – кивнула она, отложила ткань на край стола и вытащила пироги из печи.

Я втянула носом горячий дух пирогов и слегка успокоилась.

С антресолей была извлечена коробка с новогодними игрушками и мишурой. Дождик, такой нарядный, блестящий, не простые серебряные нити, а закрученные в жгутик, а от него шли пушистые полосочки. «Импортный», – сказала бабушка и ухмыльнулась.

Я с восхищением следила, как ловко бабушка приметывает этот дождик к подолу моего балахона, обшивает им горловину, – платье мне уже нравилось.

– Только ты не сильно крутись в нем, а то отвалится все, хотя я вроде крепко пришила. Иди, померь!



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Я с готовностью скинула одежку и напялила это сокровище, уже больше не похожее на костюм привидения.

– Ну, вот тут пояском прихватить, можно даже маминым, от ее люрексового платья, только не потеряй пояс-то, – бурчала бабушка, явно любуясь своей работой.

Платье получилось необычное, не такое как у всех, из накрахмаленной марли. Маминым широким поясом меня обмотали два раза, вывязав сзади огромный бант. Но короны-то не было!

В садике девочки хвастались своими платьями снежинок и коронами со снежинками, а я молча переживала, что короны-то у меня так и нет.

Вечером я попыталась разломать коробку, которую мне дала бабушка, но не смогла.

– Ба, а когда приедет папа? – вошла я в кухню.

– Завтра. Давай-ка умываться, пижаму и спать готовься. Бродишь тут.

– А корона? – чуть не плакала я.

– Ну, корона… А может, просто бант повяжем?

– Бааааа! Ну, какой бант! Корона нужна. Я же принцесса! – расстроилась я.

– Да как же мы с тобой ее сделаем? – отмахнулась бабушка.

– Баааа, – рыдала я, потеряв всякую надежду.

– Что за шум, а драки нет? – мама пришла с работы и, снимая шубу, заглянула в кухню.

– Ишь, прынцесса у нас тут рыдает. Короны у нее нет! – хихикнула бабушка.

– Мааа! – еще горше залилась слезами я.

– Ну и что, что нет. Зато у тебя самое красивое платье! – мама поцеловала меня в макушку.

– Одно платье без короны не считово!

– Не что?

– Не считово! – очень уж мне нравилось это выражение моего старшего брата.

Мама с бабушкой переглянулись.

– Я те дам «не считово»! Иди умывайся, и спать! – буркнула бабушка.

Ночью мне снилась корона. Фигурная, с бусинками, переливающимися на белой вате, с блестками. А утром я обнаружила на кухонном столе именно такую корону. Только даже лучше. И задохнулась от счастья:

– Бааааа! Откуда корона такая! Красивая! – Я подносила свое счастье к глазам, трогала пальчиками осколки от новогодней игрушки, накрепко приклеенные к вате. Стеклянные бусы, которые мы всегда вешали на елку, обрамляли корону. А в центре была огромная снежинка, выложенная стеклышками. Это было чудо!

– Ты пальцами-то не очень ковыряйсь, стрекоза, – улыбалась бабушка, – а то поотклеивается все. Пусть лежит подсыхает. Мама полночи ковырялась с этой короной-то.

– Урррррррррррррра! – прыгала я по кухне. – Но, ба! А как ее надевать на голову?

– Подсохнет все, мы резинку-то и втянем, не переживай. Вот тут и тут, – показала бабушка, – проделаем дырочки и втянем резинку.

Мне очень хотелось рассказать всем в садике про мою корону, но я молчала, и только на последней репетиции к утреннику (всех ГЛАВНЫХ участников праздника освободили от тихого часа!) Анна Федоровна спросила, у всех ли всё готово к выступлению, и я кивнула, улыбаясь.

Назавтра корону с прилаженной резинкой (я могла бы соврать и сказать, что все с этим делом прошло гладко, но не буду, – безусловно, я решила приделать резинку сама, но увы и ах! Дырка для резинки поехала и оторвала угол короны. Я рыдала. Бабушка бурчала. Мама вздыхала. Но резинку таки закрепили) упаковали в целлофановый пакет, а потом еще и в газету. Платье несла мама на плечиках, сверху прикрыв старым болоньевым плащом.

Перед утренником мы пошли переодеваться в нарядное. Я вытащила платье и корону из шкафчика. Сердце мое прыгало. Александра Ивановна и мамы других девочек помогали нам наряжаться. Моей мамы все не было. Я изо всех сил старалась не разреветься. Почти все мамы пришли. А к некоторым даже и папы, и бабушки, а я одна. Положив корону на скамейку, я развернула платье.

– Ах! Какое у тебя платье красивое! – восхитилась Александра Ивановна. – Давай я тебе помогу его надеть.

Настроение мое сразу взлетело, и я с удовольствием принялась переодеваться. Когда моя голова вынырнула из сложносочиненного бабушкой платья, я поискала глазами корону. И, о ужас! На том месте, куда я положила свое сокровище, сидел толстый Славка Бирюков в костюме медведя и подпрыгивал на месте.

– ААААААААААААААА!!! – заорала я и рванула к Славке.

– Дура придурошная! – закричал Славка и отскочил.

На стуле лежал мой сверток. Только сплюснутый. Слезы полились по моим щекам, капая на платье, на дождик, на блестки. Корона, извлеченная из газеты, представляла собой жалкое зрелище. Я рыдала в голос, сквозь утешения Александры Ивановны, нянечки и мам других девочек. Ольга Андреевна вытирала мне слезы теплой рукой и приговаривала:

– Не плачь, деточка, пааадумаешь, корона! Мы сейчас все исправим. Будет даже лучше, чем было!

Я рыдала, всхлипывая, безнадежно, с подвывом. Александра Ивановна вышла из раздевалки, что-то шепнув нянечке. Я трогала руками то, что осталось от короны, кусочки стекла сыпались на пол, дождик отклеился, вата оторвалась.

– Построение старшая группа! – громко сказала музычка, и все дети стали в пары, а я продолжала рыдать и утирать слезы и сопли.

– Спокойно. Все дети идут в музыкальный зал, а мы вас догоним, – сказала Анна Федоровна и присела на корточки возле меня. Я зарыдала еще горше. – Давай-ка успокоимся и пойдем с детьми в зал. Ты же выступаешь, – напомнила музычка.

– Ккк-ааа-ррро-нааааа! – показывала я на ошметки былой красоты.

– Это не беда, сейчас Александра Ивановна придет, она принесет тебе такую корону, которой ни у кого никогда не было! – радостно сказала Анна Федоровна, а Ольга Андреевна дала мне стакан с компотом:

– Попей, деточка.

Я умылась, поправила платье. Ольга Андреевна перевязала мой бант и пояс на платье, и тут пришла воспитательница. В ее руках… Не может быть! Вот это? Это я могу надеть? Я? Мне?

– Корона Снегурочки! – радостно сказала Александра Ивановна. Только резинку нужно подтянуть. Надевай!

– Мне??? – я все еще не верила своему счастью. Это была даже не корона. Это был кокошник из проволоки, на которую нанизаны настоящие, как мамины, бусы. Кружевная, с висюльками. Высокая, нарядная. Настоящая снегуркина корона.

– Тебе! Давай быстренько, там все дети ждут, ты же открываешь утренник, – подхватила меня на руки Александра Ивановна.

В животе моем, как обычно в такие моменты, сделалось горячо, слезы моментально высохли, только вот мамы нигде не было. Я глубоко вздохнула и сказала:

– Спасибо, Александра Ивановна, – и всхлипнула в последний раз.

В зале было нарядно и празднично. Дети сидели на низеньких длинных скамейках вдоль стен, а родители-зрители на низеньких же детских стульчиках. Я вышла в центр зала, как мы репетировали. Набрала воздух, и громко заорала:


– Время бежит всё вперёд и вперёд,


Вот на пороге стоит Новый год…



И в этот момент увидела, как дверь тихонько приоткрылась и в музыкальный зал вошла мама, а за ней папа, – они помахали мне и улыбнулись. Я им показала на корону рукой, обернулась на Александру Ивановну и продолжила уже более спокойно, но с выражением:


– Праздник пора начинать нам, друзья.


Пойте, пляшите, скучать здесь нельзя!..



Вырасту большая и стану…

Когда мне было лет шесть, и я уже не хотела быть теть Дусей-мороженщицей, я решила, что стану учительницей.

Но обязательно первых классов. И мне на Первое сентября все будут приносить цветы. Много цветов! И я буду учить всех считать, складывать палочки и в прописи крючки писать. Такие как для буквы «И», прописная которая. И чтоб стихи разучивать для утренников. Про флаги у ворот, например. Или про «есть у нас танкисты».

В третьем классе я уже передумала становиться учительницей. Ишь, еще! Всякие мартыненки с беляковыми мне нервы трепать будут. И кнопки подкладывать на стул. И доску намазывать мылом, что ни мелом на ней не написать, ни тряпкой не протереть.

Лучше я буду артисткой. А что? Я всегда выступала на утренниках. И стихи, и песни, и даже в спектакле играла с пятиклассниками. И между прочим, мне хлопали.

Про Новый год сказка была. И я прекрасно и звонко прочла стих про снежинку и покружилась в платье из марли и в белых чешках.

Буду артисткой!

Кино! У меня целая книжечка-абонемент есть из голубеньких таких билетиков в кино Исаченко. По десять копеек за билет. И мы с Кисой бегали каждую субботу в кино на десять утра. Ну и со школой всем классом ходили.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Буду артисткой – красивой, в платье – юбка так колокольчиком, а плечи открытые, и с такой прической. Ну, вот такой – тут завито, а тут челка длинная, а там шиньон. И туфли-лодочки на остром каблуке. И буду пахнуть духами.

Ну, про духи я в кино увидела, как артистка пшик-пшик делала такой резиновой штучкой, как клизма, тока маленькая. Я тогда сильно удивилась – как это клизмой пшик-пшик на шею, но мне Нинка-малая, сестра моя двоюродная, рассказала, что я дура, а артистка духами брызгалась. Я так и не поняла, как можно клизмой резиновой брызгать духами, но артисткой быть не перехотела.



А наоборот.

Даже еще больше захотела.

И рассказала все Кисе. Все-таки все мальчишки – дураки. Он стал смеяться и дразниться: «Артистка! Артистка!» И мы подрались. Я ему хорошенько наподдала. И поцарапала еще. Ну, он меня тоже толкнул, а там камень был. Нет, не перелом, но правой рукой я двигать еще долго не могла, и она у меня была привязана на бинтике через шею.

А когда мы с Кисой помирились, он сказал, что не хочет, чтобы я была артисткой, потому что в кино целуются! Тетеньки артистки целуются с дяденьками. Вот, хочу ли я с разными дяденьками целоваться? Хочу?

Я подумала, подумала, и поняла, что я вообще не хочу целоваться, даже… фууу!

С Кисой целоваться? Фууу! И с разными дяденьками, тем более, не хочу целоваться. Они ж могут быть противными и курить! Это ж как воняет, когда курят. А по роли целоваться.

Нет.

Не буду я артисткой. Не хочу я целоваться с разными дяденьками.

Лучше я буду тетенькой дикторшой в телевизоре. Красиво сидеть и читать новости. С выражением. И Киса сказал, что вот это я хорошо придумала. И что я могу, например, даже «Спокойной ночи, малыши!» вести, как тетя Таня. И он сможет смотреть на меня в телевизоре.

А я засмеялась и сказала, что он же тоже уже вырастет, зачем же ему смотреть «Спокойной ночи, малыши!»? Он же сможет смотреть футбол, например, или кино в десять вечера. А Киса посмотрел на меня молча, встал и ушел.

Дураки все-таки эти мальчишки.

А я-таки стала тетенькой. Дикторшой.

Ну, почти. Про питонцев

– Я Земляяяя! Я своих провожаааю питоНце…

– Стоп, стоп, стоп! – мое вдохновенное пение прервала Елена Евгеньевна, руководительница детского хора Дворца пионеров и школьников. Школьников – это про меня, потому, что я еще совсем не пионерка, мне только восемь лет, и я командир(ка) октябрятской звездочки.

– Детка, я в четвертый раз тебе повторяю: не питоНцев, а питоММММцев! Понимаешь? Пи-то-ММММ-цев! В последний раз начинаем, но если ты опять споешь про своих питоНННцев, то вместо тебя будет солировать Валя Сазонова.

Сазониха шагнула вперед, стрельнув в меня своими аккуратными глазами под аккуратным чубчиком. У нее все было аккуратным. И бантики всегда аккуратно завязаны и никогда не сползали по хвостику, а гольфы не сползали по ноге, и вообще она вся такая отличница и правильница, что нам всем ее постоянно ставили в пример. Противная эта Валька.

Ну уж нет! Я буду сама солировать эту песню! Опустив глаза, подтянула дурацкий сползший гольф и пробубнила:

– Извините, Елена Евгеньевна. Давайте попробуем еще раз. Я запомнила…

На пятый раз я правильно спела «питомммцев», и хор вовремя подхватил, и руками я сделала как велела Елена Евгеньевна – «широко и вверх» – на словах «Я – Земля!».

С репетиции я бежала в детский сад за младшей сестрой, шепотом напевая: «яяя земляяяяяя, я своиииих проважаю питомммммммммммцев! Сыновей, дочерей!» Завтра концерт. Во дворце культуры имени Ленина. Белые банты, гольфы свои. Платья нам выдадут одинаковые, хоровые. Бордовые, с белыми воротниками. Юбочка в складочки, поясок кожаный… На моем платье с внутренней стороны ворот ника написаны мое имя и фамилия. И никакая Сазониха не будет солировать!

– «Я Земляяяяяяяяяяя!.. Я своих провожаю питомммм»…

– Здрасьте, Алексанниванна! – запыхавшись, сказала я воспиталке.

– Здравствуй, здравствуй.

– Я за Риткой!

– А мама где?

– Мама задержится на работе. У них там сабантуй! – радостно сообщила я, пытаясь заглянуть в группу, где копошились малявки.

– Что у мамы? – подняла брови воспитательница.

– Сабантуй! – повторила я, в очередной раз удивившись, что некоторым взрослым, даже воспитательницам и учительницам, нужно повторять по несколько раз. Они не понимают. Ну конечно, не понимают, а иначе зачем бы они переспрашивали.

– Завтра праздник, и мамин отдел будет отмечать после работы. Сабантуй. Мне велели забрать Ритку.

– Не Ритку, а Риту, – машинально поправила Алексанниванна и, улыбнувшись, спросила: – А папа где?

– Он играет! – выпалила я.

– Во что? – изумилась воспитательница.

– Что «во что»? – переспросила я.

– Во что папа играет, – пояснила Алексанниванна.

– Ааа, он играет на трубе в оркестре. У него халтура, – сообщила я.

Алексанниванна переглянулась с нянечкой Ольгой Андреевной, которая вышла со стаканом компота в руках. Ольга Андреевна была похожа на куклу, которая сидела у бабушки на самоваре. Круглолицая, румяная, как булочки, которыми она подкармливала и воспитателей, и детишек в детском саду. На ее многослойной шее, прямо из-под горла, выглядывали крупные янтарные бусы. Брови и ресницы такого же цвета, как волосы, – белесые, словно мукой присыпанные. На голове белая косынка, завязанная спереди на лбу. Ну точь-в-точь как у куклы на самоваре. Она была большая. Вся. Руки в мягких ямочках. Грудь шла впереди нее, прикрытая белоснежным накрахмаленным фартуком…

– Ты моя деточка любимая, – заулыбалась Ольга Андреевна.

Я тоже ходила в этот детский сад, когда была маленькой, а сейчас я учусь в школе. В третьем классе. Нас скоро будут принимать в пионеры, а садик – для малышни. Ольга Андреевна была и моей нянечкой тоже, а теперь и Риткиной. Только она позволяла мне не есть холодный рисовый молочный суп с противными пенками. Только она позволяла мне не есть бутерброд с маслом и чаем на ужин. «Слижи масло, булку можешь не есть, чаем запей и иди, горе мое луковое», – говорила она. Я, давясь, слизывала масло, запивала остывшим чаем и, счастливая, вылетала из-за стола. Я совсем не любила есть. Совсем!




Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


– Ольга Андреевна! – я бросилась к ней. Она обняла меня и поцеловала в макушку.

– На вот, твой любимый компотик из сухофруктов! – она протянула стакан, и я с удовольствием одним махом выпила сразу почти половину. Тыльной стороной ладошки вытерла рот и только тогда сказала:

– Ой, спасибо, Ольга Андреевна!

– На здоровье, солнышко, на здоровье! – улыбнулась моя нянечка и ловко поправила мне ленты на хвостах. – Что-то ты к нам не забегаешь? Как учишься?

– Ой, Ольга Андреевна! Некогда мне – я завтра пою во Дворце культуры Ленина! Солирую! А еще у меня танцы, пианино и плаванье!

Ольга Андреевна прижала меня к себе, и я почувствовала знакомый запах ванили, детского мыла, кухни и чего-то еще, чем пахли только Ольга Андреевна и моя бабушка.

– Ты можешь передать маме, чтобы она позвонила мне сегодня? – сказала Алексанниванна.

– Могу, но она, наверное, поздно придет.

– Тогда передай ей, что это срочно. У нас в саду педикулез. Запомнишь?

– Кто? Какой Педикулез? Это новенький? – спросила я.

– Ты маме так скажи, и пусть она мне позвонит, – засмеялась Алексанниванна.

– Хорошо. Педикулез. Педикулез.

Тут из группы вылетела моя младшая сестра Ритка. С воплем:

– У меня воооосииии! – она повисла у меня на шее.

– Чтоооо???

– Воси! – улыбалась Ритка. – Ты то, не наес, то такое воси?

– Воши? – я смотрела на воспитательницу.

– Не воши, а вши, – вздохнула она. – Это и есть педикулез. Завтра будут проводить дезинфекцию, ну, мыть все и чистить в группе, а после праздников у нас все будет опять в порядке. Вот на, – она протянула мне записку, – передай маме. Договорились?

– Договорились! – кивнула я, помогая Ритке надеть куртку.

– Алексанниванна, а что такое «питомцев»? – спросила я, кладя записку в карман школьного фартука.

– Питомцы – это… это животные, о которых заботятся люди, – сказала Алексанниванна, но в это время пришли чьи-то родители забирать своих детей, и она повторила: – Не забудь передать записку маме!

– До свидания! – почти хором сказали мы с сестрой и вышли из раздевалки.

Ритка шла подпрыгивая, держась за мою руку. Я боялась забыть слово «педикулез» – и повторяла его про себя, не слушая сестру. Когда мы пришли домой, бабушка нас уже ждала у калитки.

– Бааа, у нее в саду Педикулез! – выдохнула я.

– Что у нее в саду? Педикулез? – повторила бабушка за мной слово в слово. Взрослые! Все время переспрашивают.

– У меня воси! – важно сказала Ритка.

– Боже мой! – всплеснула руками бабушка и стала перебирать Риткины волосы. – Кто тебе сказал?

– Миси-сйя! Она нас сех плавиляйа, и сказайа у всей гуппы воси!

– Педикулез – это и есть воши! – авторитетно сообщила я, вспомнив слова Алексанниванны.

– Боже мой! – опять всплеснула руками бабушка и скомандовала: – Раздеваться и обе в душ! Немедленно. Одежду давайте сюда, я постираю, и головы ваши надо намазать!

– Чем? – спросила я.

– Тем? – повторила Ритка.

– Керосином! – ответила бабушка и направилась к телефону.

– Не буду голову керосином, – завыла я, – у меня завтра концерт! Я не могу керосином!

– А если и у тебя вши заведутся? – спросила бабушка, крутя телефонный диск и обмахиваясь передником.

– Не заведутся! Не заведутся! – сказала я и топнула ногой.

– Я тебе сейчас топну! Что это за новости такие? На бабушку топать! – Але, Нину Семенну, пожалуйста, попросите. Спасибо… Нина, Риту забрали из сада, у них там в группе вши… У всех детей… Воспитательница.

– Записку вот, записку она мне передала, – я достала бумажку и протянула бабушке.

Она кивнула и, поправив очки, принялась читать. – Нина, давай домой, я их обеих сама не выкупаю, и надо керосином головы им намазать или, еще лучше, постричь!

– Я не буду стричься, у меня вообще нет ничего. Ритку стригите! – заныла я, а Ритка подхватила: – И я не буду стьиття! Нибуду! У меня воси!

– Давай, мы тебя ждем, – бабушка положила трубку на место и опять всплеснула руками: – Пойди ко мне, заинька, бабушка посмотрит, что у тебя там за «воси» такие.

– Алесанниванна казяла, сто у нас воси у фсех. Их в гуппу пинес Саска-тиган.

– Сашка-цыган?

– Аха, – подтвердила Ритка, прыгая на одной ножке.

– Да, что это за беда такая! Стой, стрекоза! – причитала бабушка, подслеповато разглядывая Риткины волосы.

– Бааа, у меня завтра концерт. Я выступаю во дворце имени Ленина. Пою про: «Я Земляяяяяяяя, я своих провожаю питон… мцев!» – похвалилась я…

Мама примчалась, запыхавшись, пробежала записку глазами, позвонила Алексанниванне. Вначале нахмурилась, потом улыбнулась, потом рассмеялась, сказав: «сабантуй» и «халтура»…

А потом наши с Риткой головы намазали вонючим керосином, прочесали густой расческой с мелкими зубчиками, надели нам на головы платки и велели сидеть так целый час. Задыхаясь от запаха, я наблюдала, как Ритка лепит куличики в песочнице во дворе. Я вспомнила про питомцев и задумалась. «Если Алексанниванна сказала, что питомцы – это животные, о которых заботятся люди, то почему «Я – Земля» провожает их «до самого Солнца» и называет «сыновьями и дочерьми».

– Ба, а что такое питомцы? – спросила я у стиравшей наши одежки в тазу бабушки.

– Питомцы? А где ты слышала?

– Ну, я пою: «Я – Земля! Я своих провожаю питоМММцев! Сыновей, дочерей!»

– Ааа, ну, в этой песне речь идет о детях Земли.

– А животные?

– Какие животные?

– Алексанниванна сказала, что питомцы – это животные, о которых заботятся люди.

– Так тоже правильно, – согласилась бабушка, отряхивая мыльную пену с рук. – Подлей-ка мне кипяточка.

– Чешется, – заныла я и начала шкрябать голову через платок.

– Потерпи чуток, совсем немножко осталось. Нина, – крикнула бабушка маме, – ты постели у них поснимала?

– Я уже их поменяла, постелила все чистое. А эти сложила – надо отдать в прачку или выварить? – сомневалась мама.

– В прачку – там и выварят, и на больших машинах прогладят – продезинфицируют, – уверенно кивнула бабушка.

– Во, Алексанниванна сказала, что Риткину группу завтра про-ди-фи-рин-цируют тоже! Маааа, давай снимаааать, – заныла я. Керосин «кусал» голову. Под платком было жарко и оооочень воняло.

– Я сейчас выкупаю Риту, а потом тебя, – сказала мама, вынося большую сумку с грязным постельным бельем в коридор…

Одуревшая от впечатлений и запаха керосина, уставшая от горячего, «как только можешь терпеть!» душа, я легла в чистую постель. Закрыла глаза и подумала: «Если сыновья и дочерья – питомцы, и животные тоже питомцы, то я тогда тоже, выходит, питомка?»

Додумать эту мысль я уже не смогла.

На стуле висели белые гольфы, а скрученные в тугие ролики гофрированные белые ленты лежали на столе. Всю ночь мне снились воши и питонцы… А завтра я спою лучше, чем Валька Сазонова!

Питоммммцы!

Леденцы на палочке

Сегодня случайно узнала, что 20 июля неофициально, но все же отмечается День леденца на палочке. И…

Вы помните леденцы на палочках?

Ооо!!! Это было вожделенное лакомство. В моем детстве такие леденцы в магазинах уже не продавались. То есть теоретически они должны были бы там продаваться, но не продавались, так же, как и большинство товаров народного потребления.

Ох, каким бы товаром народного потребления могли бы стать леденцы на палочке. Таким же, пожалуй, популярным, как и подушечки по 13 копеек за сто граммов. Помните? Я отлично помню. И то, как эти подушечки сахарной посыпкой царапали нёбо и как из серединки карамельки вытекало варенье или повидло, которые непременно должны были быть кисленькими. Самым шиком было постараться не перекусить подушечку, потому что начинка не вытечет, а смешается с обломками карамели, а это уже не то. Как сказали бы сейчас – не комильфо.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Так вот, если подушечки я еще некоторое время (в младших классах) могла покупать сама в гастрономе, то леденцы на палочках – все эти ярко-красные петушки и звездочки – продавала возле магазина странного вида тетка – тогда еще не было слова бомжиха. Держала она леденцы, зажав в кулаке палочки, как букет цветов. Зимой и летом тетка была в одной и той же телогрейке, только зимой на голову она повязывала латаный серый платок, а летом и весной платка не было и ее буйные, некогда рыжие, а нынче пегие свалявшиеся волосы уныло висели над ушами. Тетка, подмигивая вечно офингаленным глазом, зазывала покупателей полубеззубым ртом, из которого вырывался неожиданно басовитый голос:

– Пееееетушки! Налетай-покупай! Сладкие-нарядные! Пеееетушки!

– Пососешь Петушка – жизнь приятна и легка! – импровизировала тетка.

Я не понимала, почему хихикали местные алкаши, вечно трущиеся возле этой бомжихи, и почему заливались румянцем молодые мамаши с ребятней, клянчившей «куууупииии петушка!».

Мне мама не позволяла покупать эти леденцы на палочках у тетки. «Потому что там неизвестно что намешано, и неизвестно в каких условиях, и где готовилась эта зараза!» – исключительно понятное объяснение для советского ребенка.

…Зато теперь можно вволю накупить любых леденцов на палочке, да вот что-то не хочется… Небесная ласточка

А спросите меня, спросите, занималась ли я в детстве гимнастикой. А танцами? А музыкой? А училась ли я в художественной школе? Спросите меня!

А я вам отвечу. Что я могла бы долго рассказывать о музыке и уроках живописи, лепки и прочих сольфеджиях. Но сейчас не об этом.

Я как-то задумалась, почему же я такая неуклюжая. В детстве я занималась гимнастикой. Ну, не Алина Кабаева, и пою я лучше – свидетели есть, но вполне себе, даже очень успешно занималась. И с ленточкой могла, и с мячом, и с булавами (правда, врать не буду – пару раз я их подкинула, но не поймала. Они свалились на голову, как вы и ожидали). Особенно мне нравилось заниматься с ленточкой.

И мне купили черную, красную и желтую ленты. А купальник для выступления сшила мамина подружка, у которой дочка тоже занималась гимнастичкой, была на год меня старше и в тыщу раз лучше. Ну, а на каждодневные тренировки был у меня черный спортивный трикотажный купальник из Детского Мира. И я стеснялась надевать его на голое тело, поэтому надевала его на трусы. А трусы были советские. Белые, трикотажные, «до подмышек». И они торчали из-под купальника. Я ужасно этого стеснялась и половину тренировки заправляла эти злополучные белые трусы под резинки черного купальника.

На секундочку отвлекусь. К слову пришлось.

Вот у вас была в детстве девочка, которую вам всегда ставили в пример?

Ирочка то, Ирочка се. Ирочка отличница. Ирочка серьезная. Ирочка слушается маму и папу. Ирочка такая вежливая. Ирочка ладит с младшим братом и не дает ему щелбанов. У Ирочки все тетрадочки чистенькие, в обложечках. У Ирочки первый взрослый разряд по художественной гимнастике. Ирочка в пятнадцать лет стала мастером спорта.

При этом Ирочка была на голову выше вас и все ее одежки вам переходили по наследству, потому что Ирочкина мама и моя были как сестры. А Ирочка еще и аккуратная, и все ее платьица и свитера были как новенькие, а не то что…

Однажды я отомстила Ирочке. Не нарочно. Так получилось.

У меня был день рождения. Советский день рождения советской девочки в десять советских лет. Ирочка осталась у нас ночевать. А до этого было много еды, мандаринов, ситро и мороженого крем-брюле. Спать нас уложили на одной тахте. А ночью все вышеперечисленное меню из меня поперло. Верхом пошло. Со сна я даже не поняла, что случилось. Ирочке не понравился душ посреди ночи из полупереваренных продуктов, и она больше у нас ночевать не оставалась. Обиделась, наверное.

Так вот. Ирочка никогда не носила трусов под купальник. Теперь я думаю, что, может быть, она потому и стала мастером-перемастером и хозяйкой собственной спортивной школы.

А я стеснялась. Белых трусов из-под чёрного купальника.

Зал, в котором мы занимались (младшая группа), был разделен на две части. Справа были снаряды для спортивок – девочек из секции спортивной гимнастики. Всякие бревна (ну, не совсем всякие, а специальные). Брусья и даже батут. Огромный такой и классный. А у нас только маты (не те, что вы подумали) и зеркала.




Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Как так получилось, что в зале не оказалось ни одного тренера, – не помню. Но мы, художки, помчались на половину спортивок. Ага. И я помчалась. Правильно. На батут. Вскочила я на сетку, попрыгала немного, типа на месте. А потом решила, что могу попробовать высоко прыгнуть. Но не только я так подумала. А еще три девочки. Только они раньше меня подумали и все одновременно прыгнули.

Как я летела с батута, я не помню. Но свидетели говорили, что красиво летела. Как дельфин. Или ласточка, потому что низко. Будто к дождю.

Доктор из скорой помощи сказал, что я еще хорошо отделалась. Не легким, конечно, испугом, а переломом правой ноги, вывихом локтя и сильным ушибом головы.

А я вот думаю, что не замешкайся я на батуте, заправляя белые трусы под черный купальник, могла бы стать как Ирочка. Мастером-перемастером и хозяйкой спортивной школы.

Были бы у елочки ножки

– Проспаааалиии! – мамин вопль разбудил и меня, и Ритку. Мы вскочили с постелей. Ритка тут же захныкала, – что с нее возьмешь? Малявка!

– Девочки, быстренько, быстренько одеваемся, опаздываем! Опаздываем! – мама натягивала на Ритку колготки, почему-то задом наперед. Ритка ныла и терла глаза руками. Я влезла в школьную форму, застегнула фартук.

– Папа уехал, а я забыла будильник включить! На улице очень холодно! Очень! Шарф, варежки, все проверь, доня. На санках отвези ее в сад, а я убежала. Меня Петрович убьет! – мама дергала никак не застегивающуюся молнию на своих сапогах.

– Не повезу я ее в сад… – заныла я. – Я сама опаздываю. У нас утренник днем, а вместо первого урока будет репетиция. А я там пою и танцую. И стих у меня!

– Все успеешь! Ты ж у меня взрослая! И помощница! – мама чмокнула нас обеих, и дверь за ней закрылась.

– Я ш табой не пойду в шад! – заявила Ритка и стала снимать колготки.

– Ты слышала, что мама сказала? – разозлилась я.

– Думаешь, мне охота с тобой переться по морозу! Моя школа совсем в другой стороне!

– Я дома аштанусь. Шама! – сестра наконец справилась с колготками и полезла обратно под одеяло.

– Щазжа! – заорала я, схватила сестру в охапку, напялила на нее колготки, шерстяные рейтузы, платье, свитер, платок повязала под шапку, шубу и валенки. Сверху обмотала бабушкиным платком и, накинув шубу и на себя, выскочила во двор, на ходу надевая шапку на всклокоченную голову.

– Тока слово мне скажи! – предупредила я маленького тряпичного болванчика, в которого превратилась сестра. Она что-то промычала в ответ, но я запирала дверь и не обращала на нее никакого внимания. – Молчи лучше!

Усадив ее в санки, я помчалась в сторону детского сада.

Темно. Морозно. Снег был не белым, а каким-то голубым.

Редкие прохожие, укутанные до самых глаз в шарфы-шапки, торопились к остановке. Снег громко хрустел под ногами. «Хрипс-хрипс, хрипс-хрипс». Я бежала и пыталась в такт своему бегу повторять стихотворение, которое должна была читать на новогоднем утреннике.


Были бы у елочки ножки,


Побежала бы она


По до-ро-жке.


Заплясала бы она


Вместе с нами,


Застучала бы она


Каб-луч-ками.


Закружились бы на елочке


Игрушки –


Разноцветные


фонарики,


Хлопушки.



– Уфф… Черт… Забыла… – бормотала я, все так же в такт, слегка задыхаясь. – Закружились бы? Замотались бы? Закрутились бы? Черт, – я тянула за собой санки и пыталась подобрать забытое слово в стихах…

Сестра что-то опять промычала. Я обернулась и поправила наползшую на ее глаза шапку.

– Завертелись бы на елочке флаги. – Как это флаги бы завертелись? Они что, вертушка? – недоумевала я. – Как там дальше-то?


…Из пунцовой и серебряной Бумаги.


Засмеялись бы на елочке


Мат-реш-ки


И захлопали б от радости


В ла-дош-ки.



– У матрешек-то и ладошек нет! – задумалась я.


Потому что нынче ночью


У ворот


Постучался развеселый


Новый год!


Новый, новый,


Молодой,


С золотою бородой!



– Если Новый год молодой и новый – откуда у него борода? Надо будет у мамы спросить, решила я и отворила калитку детского сада.

– Все, слезай – приехали! – сказала я и обернулась.

В животе стало горячо, а спине жарко и мокро. Я зажмурилась, содрала зубами варежку, которая тут же повисла на резинке. Переложила веревку, привязанную к санкам, в другую руку. Санки были пусты!

– Ритаааа! – сдуру заорала я, но тут же, опомнившись, помчалась обратно.

Сердце выпрыгивало, мне виделись страшные картины, что мне будет, когда я скажу маме, что Ритку потеряла?

Неделю!

Без!

Телевизора!

В цирк!

На каникулах!

Не! Пустят!

На! Утренник! Не пустят!

Я рыдала уже в голос и бежала, вытирая слезы. Санки больно били по ногам.

«А вдруг она замерзла в сугробе? А вдруг ее украли цыгане? А вдруг!..»

И тут я увидела на дорожке темный сверток.

На свертке крест-накрест был повязан бабушкин платок. Сверток лежал тихо, не шевелясь.

В три прыжка я добралась до него.

– Почему ты тут лежишь? – заорала я на сестру, поднимая и ставя ее на ноги.

Она тут же опять упала.

– Ты нарочно? Ты что, издеваешься? – вопила я, пока из живота уходила горячесть, а пальцы постепенно переставали слушаться, – я так и бежала, не надев варежки.

Сверток замычал. Я схватила сестру в охапку, задыхаясь, взгромоздила на санки и помчалась обратно в сторону детского сада, причитая угрозы:

– Я все маме скажу! Что! Ты! Не! Слушаешься! Что! Ты! Нарочно свалилась! Что! Ты! Вредина!

– ММММММ, – мычал сверток.

– Я те дам! – погрозила я замерзшим кулачком.

Вытащив сестру из санок, я стукнула ее по тому месту, где предполагалась попа. Она мыкнула в ответ.

– Зараза! Из-за тебя я опоздала на репетицию!

Доковыляв до раздевалки, обе с ног до головы в снежных комочках, мы плюхнулись на низенькую скамейку.

Не успев снять с Ритки платок, я услышала:

– Я вшо мами ласкашу! Как ты меня в суглоп скинула!

– Я те расскажу! Я те так расскажу! – я подсунула к Риткиному розовому носу свой маленький фиолетовый кулачок в цыпках.

– Ласкашу! – орала Ритка.

– Это я расскажу, – пыхтела я, снимая с нее валенки и вытаскивая из ящика сандалии.

– А ессё я ласкашу, шо ты ф шкову бис палфели пошва! – заявила маленькая паршивка.

Я обернулась вокруг своей оси. Портфеля не было!

– Ах ты, жопа! Почему ты мне раньше не сказала??? – я шлепнула сестру по попе.

– А я гавалила! Гавалила ишо дома на клыльце! А ты не шлышала! – Ритка заплакала, и я прижала ее головку к себе.

– Ну, не плачь, не плачь, – уже и я рыдала вместе с сестрой в голос.

На наш вой из группы вышла воспитательница:

– Что здесь происходит? Девочки, почему вы плачете? Что случилось?

Мы завыли еще громче и горше.

– Она палфель забывааааа! – обняв меня, объясняла воспитательнице Ритка.

– А уроки у тебя во сколько начинаются? – спросила Александра Ивановна.

– В полдивяяяятаааавааа! – я гладила сестру по голове одной рукой, а второй размазывала по щекам слезы.

– А давай я в школу позвоню, предупрежу, что ты опоздаешь? – предложила Александра Ивановна.

– Нинааадаааа! – подвывала я. – Я побегу так, без портфеля. У нас репетиция сегодня еще!

– Последний день перед новогодними каникулами? Ну, тебе и портфель не нужен, – Александра Ивановна погладила нас обеих по головам. – Беги, беги – ты успеешь, а мы с Ритулей пойдем к деткам, они нас уже ждут, мы сейчас завтракать будем, у нас сегодня вкусная каша на завтрак.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Она помогла застегнуть Риткины сандалии, взяла ее за руку, и, помахав мне «пока-пока», они пошли в группу.

Без санок с сестрой, без портфеля бежать было легко. Я мчалась в школу, спотыкаясь и поскальзываясь. Не забывая при этом повторять стих:


– Были бы у елочки ножки…



Колька

Он приезжал обычно под вечер. Дети еще бегали на улице, но уже приготовились на первый мамин призыв – «Сережка! (Петя, Ирина, Наташка…) домой!» – заныть: «Мамочка, еще все дети играааают, ну, пятнадцать миинуууточек еще!» Посуда после ужина была помыта, вытерта и расставлена по шкафчикам. Самое время взять коробку с вязанием и включить телевизор.

Стук был всегда осторожным, нервно-вопросительным.

Он стоял на пороге в своей семисезонной синей болоньевой куртке с оттянутыми карманами, на которых были подштопаны дырки, где, видимо, раньше блестели круглые кнопки. Кнопки вырваны с мясом. Дырки зашиты неумело, просто стянуты черными нитками. Воротник у куртки топорщится, как шерсть на загривке разъяренной кошки. Широченные рукава почти несгибаемых рук придавали ему схожесть с пугалом посреди деревенского огорода. Только у пугала обычно штанов не было. Голова из сена да куртка, распятая на горизонтальном шесте, наспех приколоченном к воткнутой в землю палке. У Кольки штаны были. Темно-синие трикотажные полутреники с оттянутыми, как водится, коленками, но подозрительно округлыми ляжками и лодыжками. Правая штанина ближе к ботинкам была затянута прищепкой. Колька приезжал на велосипеде. Его круглый зад свисал с обеих сторон велосипедного сиденья, и казалось, что трубка, к которой это сиденье было прикручено, выходила прямо из Кольки. То есть из его задницы.

Колька тяжело дышал, вытирал пот с красной морды серым носовым платком, стараясь влезть этим грязным платком поглубже под синюю фетровую беретку, которую носил так же, как и куртку, – с весны по осень. Зимой Колька появлялся редко. По снегу-то не больно на велосипеде прокатишься.

Он прошел в кухню, скинул куртку и начал отматывать бечевку, которой к рукам и туловищу были привязаны обернутые в полиэтилен куски мяса.

– Доня, беги к теть Томе, скажи, Колька приехал, – говорила мне мама и выпроваживала за дверь. Я мчалась к соседке и с порога заявляла:

– Теть Тамара! Там Колька приехал, мясо привез!

– Шшшш! Че кричишь. – Тамарка поспешно хватала кошелек, тряпичную сумку и выскакивала за дверь, уже на ходу бросив: – Поиграйся-ка тут, пока я не приду. Алка только уснула, если чё – дай ей соску и покачай…

– Ладно, лааадно, – снисходительно махала я рукой и подходила к кроватке. Толстая головастая Алка спала, раскинув ручки. Скоро и у меня будет братик или сестричка, так баб Соня сказала… Эх, скорей бы!

Тамарка прибегала обратно минут через пятнадцать с полной сумкой, довольным лицом и, глянув в кроватку, где спала Алка, шептала:

– Беги домой, тебя мама ждет.

– Мам, я дома! – сообщала я, входя, но тут же слышала:

– Не разувайся – беги скажи тете Иде, что Колька приехал, а то она обидится.

– Не пойдуууу я туда…

– Давай, давай, быстрее, Колька долго ждать не может…

Колька работал на мясокомбинате. Сторожем. Сутки через трое. Другим жить давал и сам не бедствовал. Мясо ни мы, ни соседи не покупали – ни в магазине, ни на рынке. Колька привозил даже «под заказ»:

– Колька, у нас на субботу гости приглашены. Язычок бы, а? – просила мама.

– А у нас Сережка из армии на той неделе приходит – ты б на отбивные свининки-то подбросил? – Бобриха набивает свои пакеты, отсчитывает зеленые троячки и синенькие пятерки.

– Я в четверг работаю, так что в пятницу не приеду.

– Колька, ну, Колька, ну, гости же – привези в пятницу!

– Не, я спать буду! – Колькины крошечные глазки прятались за стеклами очков с необычными дужками, – заворачивающимися вокруг уха. Отмотав с себя все ворованное мясо, отдышавшись, он доставал из кармана куртки потертый, некогда розовый безмен.

– Так, девки, давайте – кто чё берет, и будем вешать – говорил он, вмиг похудевший. Только круглая морда лоснилась еще от пота и уши пылали.

Он ловко цеплял кусок мяса за пакет и произносил:

– Три по три – с тебя девять рубликов.

– Кольк, как же по три – в тот раз ты по два рубля кило продавал! – возмущалась Бобриха, и тетки, собравшиеся в этот раз на нашей кухне, оживленно поддерживали товарку.

– Гыыы, – ржал гнилой усмешкой Колька. – Слышали, ынфлянцыя! Водка тоже была тришейсяддве, а щаз пятьдвинаццать!

– Да, прям, ты водку пьешь – червивое небось, и на то денег-то жалко? – подначивали его тетки. Мы те самогоночки отольем – давай по два!

– Девки, вы чё, сдурели? По два в магазине берите – кости одни! А тут же вырезка! Она ж теплая еще! – отбрехивался Колька.

– Теплая с твоих жиров, – язвила теть Ида и безапелляционно отрезала: – Или по два – или собирай манатки свои!

– Без ножа режете, бабоньки! – фальшиво причитал Колька и подвешивал на безмен очередной пакет со свежеворованным мясом.

– Коль, так в пятницу приедешь?

– Тока утром!

– Но мы ж утром на работе!

– Ничё не знаю! Утром, хошь, привезу.

– Ладно. Тогда смотри – вот девочка моя, – мама брала меня за руку, подводила к Кольке, – ты привезешь, ей оставишь. Но смотри, обманешь – кончится твой бизнес!

– Да я! Да ты чё! Нинуля! Тебя! Да я…! Да обманывать!

– Смотри, Колька, – отбивные и язык. И чтоб не мороженые, а свежие. Понял?

– Запомнил, – шморгал носом Колька и надевал обвисшую куртку.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


…После Колькиного отъезда тетки-соседки в цветных ситцевых халатах и тапочках выходили из нашего двора, обсуждая Кольку-воровайку. Вывод делался всегда один: потому и нету мяса нормального в магазинах, что все прут с мясокомбината, а чё не прут – то в Москву отправляют… Почехвостив беззлобно воровайку, переходили на рецепты:

– Томка, ты чё с этой свининой делать-то будешь?..

– А я котлет накручу – Витька «ссобойку» берет – и выгодно и удобно – между хлебом положил и поел.

Бабы кивали головами, соглашаясь, что котлеты выгоднее просто биточков, да и полезнее, все ж таки туда и яйцо, и лук…

– Яблок-то в этом году, не знаю чё делать, – вздыхала Бобриха и получала кучу рецептов компотов, повидла и варенья.

– Слушьте, а форму-то школьную в Детский мир уже завезли? Надо мне малой поехать купить-то – мелкая она, таких, поди, не шьют!

– Чё, вы ее в первый класс уже отдаете? – удивлялась Тамарка.

– Она ж сама пошла в школу записалась – а ее и взяли, – ну, хочет в школу – пусть идет.

– Ирке прошлогодняя форма маловата, ты померь, может, твоей подойдет – новая еще, тока год относила! – предлагает Тамарка.

– Ну, ты что, Тамар, что я, ребенку форму в первый класс не куплю? – обижается мама.

– Ты купить-то купи, а эту оставь – на сменку, идем со мной, – кивала теть Тома, – я тебе Иркино платье отдам…

– А оно приссированное? – радовалась я.

– Не, в складку широкую, плиссированную тебе мамка новую купит, а это на сменку будет…

Соседки собирали чумазых детей с улицы и, таща тяжелые сумки с ворованным мясом, медленно расходились по домам…

Богиня Чортичо

Однажды я так торопилась в школу… упс. Я всегда торопилась в школу. Потому что.

Ну, сова я. Сова! С рождения. Я ненавижу утром вставать по звонку будильника. До сих пор ненавижу. Будильник придумали садисты. Но щаз не об этом.

Когда я в очередной раз опаздывала, то забыла, что вчера в школе велели всем отличницам явиться в белых передниках. А мальчикам в белых рубашках.

Все были отличницы как отличницы. В белых фартуках, в белых бантах, в кружевных воротничках. Такие девочки-девочки.

Одна я была как всегда. Без банта – терпеть их не могла. Растрепа. Волосы в разные стороны, еле приглажены ладошкой. На лбу шишка. На щеке царапина. Воротничок тоже был так себе. На переменке, перед приходом фотографа, я с Кисой-то подраться успела. Оторванный был воротничок. Пришлось булавкой прикалывать. Булавка кололась и мешала вертеть головой.

И еще хорошо, что нас не в полный рост фотографировали, а то б мои коленки в зеленке довершили бы картину маслом. Ну и да. Передник был черный.

Завучиха наша посмотрела на меня, вздохнула, махнула рукой и сказала фотографу:

– Так и фотографируйте. Пусть ей будет стыдно такой на Доске почета висеть. Вообще за такое поведение… – и опять вздохнула, – смотри! Допрыгаешься у меня!

Прыгать я не хотела. И допрыгиваться тоже не особо. Я смотрела в пол и шмыргала носом.

В общем, красавица та еще.

Ну, вот так моя фотография и висела. Все девочки как девочки. А я – богиня Чортичо.

Кстати, провисела эта фотография там недолго. Где-то через недельку-другую с Доски почета пропала. Кто-то разбил стекло и вырвал мою фоточку. Осталась только бумажка с именем-фамилией, под которыми красивым почерком было написано «третий А». И пятнышки на стенке от клея.

Кому понадобилась моя фотография с шишкой, царапиной, заплаканными глазами – так и осталось тайной. Вспомнилось. Праздники

В моем детстве и юности были два праздника, которые переодевали народ.

На день рождения Октябрьской революции вытаскивались меха и пальто. У кого что было. Меха – тяжелые цигейковые (мутоновые) шубы, многократно удлиненные за счет манжет по рукаву и полоски пришитого меха по подолу. И ничего, если мех отличался и по цвету, и по фактуре. «Будет как отделка, еще и лучше», – уговаривала то ли себя, то ли меня мама. Ах, как мне хотелось легкую искусственную шубку, блестящую и слегка наэлектризованную, как моя просыпавшаяся юность. После долгих уговоров, нытья и клянченья я получила это счастье в подарок на втором курсе. Мерзла в ней нещадно, искусственный мех свалялся через месяц, наэлектризованность бесила, и я к Новому году благополучно перебралась в свою старую школьную «манжетную» шубу. Неуклюжую и уютную.

Вторая разновидность «верхней одежды для школьников старших классов» – пальто на ватной подкладке, тяжелые и добротные. На много лет. Немарких цветов. Многосезонные. С меховыми воротниками – куцыми лисьими хвостами, потерявшими и цвет, и блеск за время многосезонья.

Пальто у меня появилось на четвертом курсе, серое, из мягкой шерсти, на одном тонком слое ватина, сшитое на заказ по блату в ателье. Светлый каракулевый воротник шалькой и шапочка «менингитка». В этом пальто я наконец стала похожа на девушку, а не на тумбовую бабу. Приталенное, узкое сверху и расширяющееся книзу, фасона «а ля 1960-е». Через пару лет в ноябрьском Норильском аэропорту стояла я в этом пальтеце и «менингитке» не то что замерзшая, а просто парализованная от холода, понимая, что двинуться от трапа самолета к зданию аэровокзала я не смогу…

Про обувь девочек-старшеклассниц даже и вспоминать не хочется. Где они, «сапожки русские», в которых «блестят на солнышке носочки узкие?» Коричневые или черные грубые советские сапожищи из искусственной кожи, с широченными голенищами, вечно заедавшей молнией, немедленно облупляющимися и ничем не замазывающимися носами, даже все закрашивающим вонючим сссровским сапожным крЭмом.

Длинными советскими зимами все привыкали к серо-коричневой толпе, в которой вдруг мелькнет яркая куртка, импортная, с замочками и клепками, воротником, переходящим в капюшон. Хозяин этой неземной красоты провожался взглядом, но быстро растворялся среди однообразных польт и шуб, оставляя лишь недоумение и щемящее желание однажды вот так пройтись в красной, желтой, оранжевой куртке-«аляске», теплой, легкой, с яркой подкладкой, удобной и загадочной…

К праздникам Революции и Первого мая на уроках труда из папиросной бумаги лепилось убожество под названием «цветок». Первомайский «цветок весенний» от октябрьского «цветка осеннего» отличал цвет. Ядовито-розовый вместо кроваво-красного – гвоздичного, революционного. Мир. Май. Труд. Мирные цветы майских оттенков. На уроках труда. Под предлогом репетиции к праздничному концерту эти идиотские уроки труда с дурацкими цветами я прогуливала. Демонстрацию прогулять не удавалось – староста класса вместе с завучихой отмечали в списках фамилии, а тех, кто не явился, подчеркивали красным карандашом. Разбирательств в кабинете директора с комсоргом, завучем и классной руководительницей мне не хотелось. Мне этих разбирательств и без Первомая и 7 ноября хватало.

И… я просто «опаздывала» к раздаче прибитых к палкам портретов руководителей партии и правительства и благополучно пристраивалась с букетом воздушных шаров где-нибудь в середине «колонны демонстрантов-школьников». Ситцевый кусочек красной ткани с кокетливой желтой надписью «1 МАЯ» в узорах, был приколот иголкой на грудь. «Оркестры выдували медь», народ шумел, заигрывал, веселился в предвкушении праздничного стола после демонстрации и счастливого понимания, что впереди еще почти три дня выходных. А потом и еще один праздник подоспеет. 9 Мая.

День Победы в нашей семье был особым днем. Поглавнее Первого мая и тем более 7 ноября. Даже, пожалуй, главнее Нового года. В День Победы вся большая семья (у мамы 3 брата и сестра плюс их жены, мужья и дети) собиралась в нашем доме. Готовилось огромное количество еды, столы устанавливали прямо во дворе, и всем гостям были рады. Пока взрослые были заняты приготовлениями, мы, то есть дети помладше (старшие помогали взрослым) в основном, мешались под ногами.

В каждой семье есть маленькие истории, со временем обрастающие подробностями, которые налипают на остов как обмазанные медом яблоки в тарелке с рублеными орехами. Что-то отваливается, но что-то остается и с каждым годом приобретает все новые и новые слои затвердевших в меду орехов.

По причине совсем уж юного возраста лично я эту историю не помню, но каждый год в День Победы, собравшись за праздничным столом, ее вспоминали и хохотали, и подначивали меня. Эта история разбавляла грустные воспоминания о войне, об эвакуации, во время которой бабушка похоронила свою маму, оставшись с двумя младшими детьми, без весточки от двух старших сыновей и мужа, воевавших на фронте.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Она пообещала сама себе, что если все вернутся домой живыми, непременно после войны родит дочку и назовет ее в честь своей мамы. Все вернулись. Многократно раненые, но живые. И дед, и оба бабушкиных сына. А ровно через год после войны, в июне 1946, родилась моя мама. Нина. В честь бабушкиной мамы.

Кто-то садился к инструменту, и все потихоньку-потихоньку пели «Огонек» – любимую песню деда. У моих дядьев слезились глаза, блестели ордена на груди, и даже мы, шкодная малышня, затихали…

Да, так вот, именно на 9 мая из года в год вспоминалась история, в которой главной героиней была я. В этой истории было много «а помните?» и «ой, не так, не так!»

Девятое мая. Мне было три с небольшим года. Все собрались уже у нас во дворе. Бабушка гоняла нас от горячей печи, где румянились пироги и пирожки. Мама и тетя Аня весело нарезали салаты. Мужчины, пропустив по первой «Ну, за Победу!», курили под яблоней. Чтобы нас, малышню, как-то организовать, старшим среди младших был назначен мой восьмилетний двоюродный брат, он и предложил залезть на крышу крольчатника, с которой был замечательный вид на проходящий военный парад. Как так получилось, до сих пор остается загадкой, но известно лишь одно – я, самая младшая среди всех, – исчезла. Старшие дети играли в салочки, младшие свалились, разморенные, под яблоней на расстеленных одеялах. Взрослые, разомлевшие от спиртного, еды, воспоминаний, допевали «Темную ночь» (тут обычно спорят – не «Темную ночь», а «На солнечной поляночке» – согласитесь, очень существенная разница). Раздался вопль Ленки (тут тоже спорят – не Ленка заметила, а Алка, или не Алка вовсе, а Яшка – все вышеперечисленные мои старшие двоюродные): «А где малая?»

Песня прервалась, все забегали, обыскали дом, сад, выскочили на улицу. Крики, слезы, милиция. Скорая для мамы и бабушки и наконец еще через пару часов счастливое воссоединение моих родителей со мной на другом конце города, в отделении милиции. Оказалось, я ушла за военным оркестром. Пройдя под звуки бравурных маршей полгорода и, по-видимому, притомившись я уселась прямо посреди улицы, где меня и обнаружили добрые «дяденьки Степы».




…После майских праздников обычно устанавливалось тепло. Не это дрожаще-весеннее, с едва вылупившейся зеленью, нежной, в пушистых ворсинках, нервное, готовое убежать и спрятаться в любую минуту, оставив полураздетый народ в недоумении: «С утра было тепло, а сейчас что это?» А настоящее, почти летнее, как повзрослевшие девятиклассницы, вдруг осознавшие, что экзаменов в этом году нет и можно в конце мая беззаботно отправиться на речку и не думать ни о чем. Валяться в сарафане, поправляя постоянно выскакивающую шлейку лифчика, смотреть в небо, жевать еще не заматеревшую травинку, кокетничать с одноклассником и посматривать из-под полуприкрытых ресниц за компанией десятиклассников, якобы готовящихся к экзаменам…

Правая рука – правая нога! На месте раз-два!

Наш пятый «Б», как все советские пионеры, принимал участие в школьном конкурсе строя и песни. После уроков, уставшие, голодные, проклинающие и этот конкурс, и нашу старшую пионервожатую, мы маленькими хунвейнбинами маршировали по полтора часа в день.

Но больше всех доставалось Валерке Воробьеву, белобрысому, мелкому, худенькому заморышу. Крепкому троечнику, забияке и драчуну. Он сбивал весь отряд с шага. Так кричала Алевтина Андреевна вслед нашему горе-строю. «Воробьев! Правая рука! Левая! ЛЕВАЯ нога! Ты сбиваешь весь отряд с шага! Правая рука! Левая! ЛЕВАЯ нога! Левая! Раз, два, три! Левой! Левой! Ты сбиваешь! Правая рука!..» Мы маршировали заплетающимися ногами, орали осипшими голосами «Уходит Бригантина от причала» и грозились прибить Воробья, как только закончится тренировка.

И, как это очень часто бывает, Алевтину вдруг посетило озарение. Она вытащила Воробья из строя. И сказала:

– Воробьев! Тебе не надо маршировать с ребятами. Ты будешь командиром отряда. Твое задание – стоять в центре зала и подавать команды. Понял?



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


– Угу, – буркнул Воробей и посмотрел на Кольку Дроздова, который был нашим председателем совета отряда и, по сути, должен был стать командиром. Колька вытаращил глаза на Алевтину и заорал:

– А я? Я же командир! Я должен стоять в центре зала и подавать команды! – Колькины глаза наполнились слезами.

– Коля, ты и будешь командиром, – подошла к нему Алевтина, – только ты будешь идти впереди отряда, так сказать, вести весь отряд за собой! А Воробьев будет, ну… – Алевтина на минуту задумалась, – Воробьев будет вашим как бы… политруком.

Валерка Воробьев отлично справился с «Напрааа-а-вуу!», «Налееееее-вууу!», «Песнююююююююю запеваааай!». Колька шел во главе отряда, твердо чеканя шаг, и мы, разумеется, получили первое место и грамоту.

Колька, как и мечтал, стал водителем говновозки, а Валерка, несмотря на свои тройки, пошел, как говорится, по комсомольской линии и стал большим начальником, кооператором, пережил отстрел девяностых, стал бизнесменом, олигархом, располнел, облысел и сейчас прекрасно живет в Лондоне со своей третьей молодой женой, гламурной кисой, которая выше его на две головы.

Это я к чему? Просто вспомнила Воробья. Он приблизительно так же танцевал на школьных вечерах: правая рука – правая нога. То есть абсолютно без координации движений, чувства ритма, чувства музыки, но зато он стал Большим Начальником.

Если не можешь справиться – возглавь. Рубль

Конец августа. Жара. Пыль. Сидим с Кисой (моим самым лучшим другом детства Сережкой Котовым) на скамеечке под нашими окнами, лузгаем семечки. Большой граненый стакан семечек, насыпанный в ловко свернутый баб Галей кулечек из листочка журнала «Наука и жизнь», стоил 15 копеек. Мы с Кисой сбросились. У меня было 8 копеек – пятачок и трехкопеечная монетка. А Киса добавил свой пятачок и две копеечки. Одну копейку (хитрованец!) он оставил на газировку. На «после-семечек». Я газировку любила только с сиропом, а без сиропа «чистую» – не любила. Лучше уж вода из колонки. Звенящая, ледяная, сводящая зубы.

Так как я заплатила на одну копейку больше – кулечек мой, Кисе пришлось свою долю отсыпать к себе в карман. Большую такую жменищу отхватил, за что я ему влепила щелбана, он меня толкнул, я ему врезала сдачи, семечки из моего кулька немного просыпались, и пришлось ему отсыпать мне в кулек обратно полжменьки, иначе я собралась уходить, а он пусть как дурак тут один сидит.

Помирились. Я гордо держала в руках кулек. Это было круто, хотя тогда так не говорили. Говорили: «зыкано»! С протяжным «Ы». Старшие ребята могли сказать «Клево!» – нам, малышам, так не разрешалось говорить. Это было неприлично.

Мамин голос над головой, из открытого окна:

– Доня, сбегай в магазин, пожалуйста, – в маминой руке авоська. Через дырочки авоськи видна стеклянная поллитровая банка для сметаны с белой пластмассовой крышкой.

Я собралась уже начать канючить, что, мол, жарко и я уже ходила сегодня в магазин, но мама перебила:

– Сережа с тобой за компанию сходит. Вместе веселее. Да, Сережа?

Киса постеснялся перечить моей маме, грустно кивнул и нехотя поднялся. Сандалии утонули в пыли. Теплой, шелковой.

– Я даю тебе три рубля, мельче денег у меня нет. Принесешь сдачу. Смотри, не потеряй. Это большие деньги, – сказала мама. – И…

– Банку не разобью, мотать авоськой не буду, крышку закрою плотно, если не смогу, попрошу продавщицу, а можно сто грамм подушечек?

– Подушечек можно. Сдачу не потеряй.

– Что я, маленькая, что ли? – обиделась я и взяла зелененькую трешку и авоську из маминых рук.

– Пачку масла. Полкило сметаны. Хлеба в булочной – половинку черного и батон.

– …Если масла в пачках не будет – купить 200 грамм развесного, – завершила я за маму ее всегдашную речь. Какие они странные, эти взрослые. И так все понятно. Зачем сто раз повторять?

– Сдачу не потеряй, – повторила вслед мама, но мы с Кисой были уже в пути. Киса, воодушевленный перспективой угоститься подушечками, шел бодрее, взрывая пыль сандалиями, и время от времени сплевывая шалушки от семечек.

…До магазина не так далеко. Жили мы в частном секторе. Улица пустынна. Даже собаки и кошки попрятались под крылечки от жары.

Как удалось сохранить островок деревенской жизни практически в центре довольно крупного областного города, до сих пор остается загадкой. Неасфальтированные улицы, которые в осенне-весеннюю слякоть развозило так, что без резиновых сапог до островка цивилизации – троллейбусной остановки, почты или магазина, – добраться было нереально. Так и ходили местные красотки в болоньевых плащах и страшенных, почему-то зеленых или черных резиновых сапогах, которые переобували в подъезде первого же многоэтажного дома, неподалеку от троллейбусной остановки.

У нас же были одноэтажные дома с завалинками и лавочками у забора, палисадниками с торжественными гладиолусами, деревенскими ромашками, пахучими флоксами и даже лилиями. Назывались эти лилии «Царская корона». От них оставался несмываемый желтый след на руке. Я их не любила. Я любила головастые, растрепанные, разноцветные и безалаберные пионы и скромные глазастые астры, с остренькими или, наоборот, махровыми лепестками… На окнах резные наличники – деревянные, с завитушками. Когда ставни открыты, казалось, у дома распахнуты глаза, а когда на ночь ставни закрывались, становилось понятно – все спят, и даже окна.

Все соседи на нашей улице всегда знали про всех все. Кто, с кем, как, когда и даже где. Что готовили на обед и когда приедет внук на каникулы. Где «брали» курицу, и кто ночевал у Людочки из Нарофоминска, живущей у родственников через дорогу от нашего дома… По вечерам тетки и бабки собирались на лавочках и, лузгая семечки, делились новостями, сплетнями и обсуждали тогда еще не сериалы, а многосерийные телевизионные художественные фильмы и программы: «Кабачок 13 стульев» или «А ну-ка, девушки!», «КВН» и «Следствие ведут знатоки»… Пани Моника и пани Каролина были самыми обсуждаемыми персонажами, а песни Карела Готта – самыми модными на нашей улице. Теть Томка Емельянова, в ситцевом цветастом сарафане и тапочках со сношенными задниками, щурясь, говорила:

– Какой красавчик! Голос ангельский! Глаза лучистые, голубые, огромные!

Все тетки смеялись и подначивали Томку:

– Ой, Тамарка, тебе у любого мужика глаза будут казаться большими!

– Да ну вас! – отвечала беззлобно теть Тома – у нее муж был китаец. Настоящий китаец. Звали его Чжан Юн Дин – а по-русски Витя. Он не был похож на всех китайцев. Ну разве что глаза у него были узенькие.

А так – дядя Витя Чжан был здоровенным мордатым дядькой. С торчащими в разные стороны черными блестящими волосами, мясистым носом и крупными работящими руками. Я дружила с их дочкой Иркой Чжанихой, она была старше меня на два года и поэтому иногда выпендривалась и гоняла нас – малышню, за что мы с Кисой ее и побаивались, и уважали.

…Мы шли, поднимая пыль, лузгая семечки, сплевывая шелуху прямо под ноги. Остановились попить у колонки. Киса нажал на ручку, и я попила прямо из крана. Киса мужественно терпел – у него была копеечка, он собирался выпить газировки, что и сделал, едва мы добрались до автомата. На удивление, стакан еще не стащили алкаши, вечно толпящиеся у «стекляшки».

В магазине мы встали в очередь в кассу, пробить чек. Подошла моя очередь, а Киса уже прилип к стеклу витрины в кондитерском отделе, почему-то совмещенном с молочным. Вожделенные подушечки блестящей горкой были насыпаны прямо на металлический поднос. Нас не смущало даже, что из некоторых конфет вытекло варенье и они слиплись. Крупный сахар, которыми были обсыпаны подушечки, был колким и острым. Царапал нёбо, но это было тааааак вкусно!




Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


– Пачка масла, полкило сметаны, – я подняла банку повыше, – банка есть, – кассирша Анжела в синем халате поверх цветастого кримпленового платья, дама со сложной сильно залакированной прической «улитка» и с двумя «завлекалками» – локонами перед ушами, в белых перламутровых клипсах, с ярко накрашенными губами, считалась самой красивой в нашем магазине. Она это знала и снисходительно принимала комплименты постоянных посетителей. Анжела сидела в специально сделанном для нее троне – ну, не троне конечно, но в таком загончике-будочке, с высоким креслом и открывающейся дверцей. Она возвышалась над всеми и посматривала на покупателей в полном смысле слова свысока.

– Еще что? – лениво спросила она. – Подушечки привезли свежие. Мама разрешила?

– Разрешила, – поспешно сказала я, и сглотнула слюну. – Сто грамм.

– Тринадцать копеек в кондитерский, – сказала Анжела. Вообще-то ее звали Аня, но ей это имя не нравилось, и она превратилась в Анжелу. Мне казалось, что именно ей имя Анжела подходит больше, чем Аня. Она была такая… такая… ну, Анжела и все тут… мои мысли прервало хрипловатое: – Всё? – Анжела курила, и голос у нее был с хрипотцой. Курила она обычно у магазина, когда не было посетителей, облокотившись спиной о двери, а вокруг вились мужички разного фасона.

– Всё, – кивнула я.

Анжелины пальцы в золотых кольцах замелькали над аппаратом, я положила скомканную трешку на пластмассовую тарелочку, прикрученную черным шурупом к столику. Шуруп возвышался ровно посередине тарелочки, как бородавка над губой кассирши Анжелы. Она эту бородавку еще и красила черным косметическим карандашом. Я взяла чеки, сдачу мелочью и поднялась на две ступеньки в кондитерско-молочный. Деньги я засунула в карман шорт, а чеки крепко держала в руке.

Киса уже искрутился весь у витрины с конфетами и подскочил ко мне в нетерпении:

– Давай ты пока масло-сметану купишь, я конфеты возьму.

– Ага, щас! Умный какой! – ответила я. – Может, я тебе вообще подушечки давать не собиралась?

Такого Киса от меня не ожидал:

– Я с тобой пошел? Пошел! Так что ты со мной должна делиться! – сказал он, мотнув головой, и его чубчик тоже дернулся.

– Ладно. Не боись! Дам я тебе подушечки. На лучше – крышку сними с банки.

Киса быстро схватил банку и попытался содрать тугую пластмассовую крышку.

– Осторожно! – мой крик заглушил звон осколков. Куски стекла рассыпались по полу. Крышка откатилась под прилавок.

– Ты что, дурак! – заорала я. – Как мы теперь сметану купим?

Киса растерянно посмотрел на меня, но промолчал. Он знал, скажи мне в такой момент – «Сама дура!» – он бы не увильнул от короткого апперкота, которому меня научил его же старший двоюродный брат Сашка.

Анжела вылезла из своей будочки-трона. Мы притихли.

– Теть Клава! – крикнула Анжела. – Тут ЧеПе. – Куда руками! – прикрикнула она на меня, когда я попыталась собрать осколки банки. Щас придет Клава, она уберет. Ну, что, красавцы? Что делать будем?

Красавцы, мы то есть, молчали. Киса опустил голову, я закусила губу.

– Ладно. Теть Клав, дай им пол-литровую банку. Чистую. – Повернувшись к нам, Анжела сказала: – Клава сейчас вам даст банку, крышку подними – ее помыть надо. – Киса проворно подлез под прилавок и достал крышку.

– Придете домой, банку чистую возьмете и принесете сюда. Понятно?

– Понятно, – промычали мы, радуясь, что все благополучно закончилось. Нет, все-таки не зря Анжелу все любят. Хорошая она. И красивая.

Теть Клава ворча принесла банку, отдала ее Катьке из молочного, забрала у Кисы крышку, пошла ее ополоснула в подсобке и сунула мне банку со сметаной, сказав:

– Руки крюки!

И стала сметать метелкой осколки банки на совок.

Мы вышли из магазина. В авоське пачка масла «Крестьянское» – повезло, оно не всегда бывает, а мама говорит, что оно самое лучшее. Полкило сметаны в новой банке со старой крышкой. Кулек из серой оберточной бумаги, с хвостиком внизу и накрытый верхним треугольником сверху, я несла отдельно.

– На, подержи, только не мотай авоськой, а то разобьешь уже вместе со сметаной, – я передала авоську Кисе и отковырнула верхний треугольник от кулька.

– На, бери, – я протянула кулек Кисе, он поспешно влез в него рукой и достал сразу две подушечки.

Мы шли молча, перекатывая во рту подушечки, из моей уже вытекло варенье, и я жмурилась от удовольствия. Киса, запихав сразу две конфетины в рот, истекал слюной, но держался – самый цимес был не начать жевать подушечки.

Мы приближались к булочной. И я полезла за деньгами в карман шорт. Сердце упало. Рубашка взмокла и прилипла к спине. В кармане были только монетки. А должен быть еще и рубль. Бумажка. Я мысленно пересчитала все, на что потратила деньги. Сметана – полкило по рубль тридцать – шестьдесят пять копеек, плюс пачка масла – шестьдесят две копейки, и тринадцать копеек за подушечки. Итого рубль сорок ровно. От трешки должно было остаться рубль шестьдесят. Я пересыпала мелочь из одной руки в другую и опять полезла в карман, где лежали деньги. Он был пуст. Киса насторожился:

– Эй, ты чё? – спросил он, шумно втягивая слюну, – конфеты занимали весь его рот.

– Рубль потеряла! – сказала я, и на мои глаза навернулись слезы.

– Как это? – удивился Киса.

– Откуда я знаю как? – завопила я. – Нету – видишь, мелочь одна. А должен быть еще и рубль.

Киса был туповат в математике, он вопросительно уставился на меня. Я не скажу, что была сумашедшим вундеркиндом, но да, тогда еще могла складывать в уме и вычитать двух- и даже трехзначные числа. Сейчас я бы вряд ли так быстро сосчитала. Но тогда я схватила прутик, расчистила ладошкой пыль до влажноватой земли и написала в столбик:

65 + 62 + 13 = 140. Рубль сорок. А была трешка!

Значит:

300 – 140 = 160.

– Понял? – я уже почти рыдала, а Киса сочувствующе смотрел на меня, не зная, как помочь.

– Понял, – он сглотнул и икнул. Подушечки вкусные, но это же сплошной сахар, как говорит мама.

Я уселась на завалинку какого-то дома и зарыдала. Громко. С выражением. Мне было безумно жаль, нет, не рубль, хотя почти килограмм подушечек! Или триста с лишним грамм ирисок золотой ключик! Или девять! Девять порций эскимо и еще копеечка на газировку без сиропа. А еще можно было купить пупсика, такого хорошенького, в ларьке за восемьдесят семь копеек, или даже десять октябрятских звездочек, или десять билетов в кино… Рыдая, я производила в уме подсчеты, еще больше огорчалась и выла уже в голос.

Я представила, как мне влетит дома от мамы. Мне казалось, что рубль – это огромные деньги и она непременно расстроится и накажет меня. Самое страшное, что я почти уже считала себя взрослой и самостоятельной. Конечно, по сравнению с моей младшей сестренкой, которой только исполнилось всего четыре месяца, я была взрослым человеком. Первый класс окончила. А мой уже собранный ранец с новым пеналом, тетрадками и книгами ожидал, как и я, первого сентября. Я всхлипывала и утирала лицо подолом майки.

Вдруг дверь распахнулась, и на крыльце появился парень. От неожиданности я подскочила и громко всхлипнула.

– Так, что здесь за рыдания? – спросил парень.

Я молча смотрела на него во все глаза. Он был… Вы не понимаете. Он был… Высокий, смуглый, с длинными, до плеч, черными волосами на прямой пробор (это мне сейчас не нравятся мужчины с длинными волосами, а в начале семидесятых это было, не побоюсь этого слова, клёво!). У него были светлые глаза. Я и сейчас неравнодушна к мужчинам со светлыми глазами и темными волосами, а тогда…

– Я спрашиваю, кто здесь плачет? – улыбался Принц, не, ну а кто же еще? Принц, конечно.

– Она рубль потеряла, – ответил за меня Киса.

Я выразительно посмотрела на него и незаметно показала ему кулак за спиной.

– Как так – потеряла? – спросил мой Принц.

А я, обычно за словом в карман не лезущая, стояла как пришибленная, боясь дышать.

– Ну, вот так и потеряла, – развел руками Киса, – оказывается, он объяснял все незнакомому парню, а я ничего, молчала как истукан.

– Ну, беда, конечно, но не великая. Тебя как зовут? – обратился ко мне незнакомец, и я готова была сквозь землю провалиться. Ну что это за имя? Я вас спрашиваю! Почему меня нельзя было назвать Наташей или Мариной, Катя – вполне подошло бы…

– Ее зовут Стелла, – опять за меня ответил Киса.

– Даже тааааак, – удивился Незнакомец.

– Я сама могу ответить, как меня зовут, – шикнула я на Кису.

– Ну, да мы еще и говорить можем, а то я подумал, что только громко плакать, – Принц присел на корточки, пытаясь посмотреть мне в лицо.

– Можем. Могу, извините, мы пойдем, – ответила я и потянула Кису за рукав.

– Куда же вы? – слегка нахмурился Принц.

– Домой. Нас ждут. – Мысль о том, что я потеряла деньги, опять пронзила меня, и толстенная слезища свалилась с ресниц.

– А давай ты вначале умоешься, потом пойдете, – предложил Принц.

– Я вон там, у колонки умоюсь, – махнула я и сделала шаг по направлению к колонке.

– Ну, хорошо. Вот тебе рубль. Не плачь, красавица, – он достал из кармана джинсов (ДЖИНСОВ!!!) рубль и протянул его мне.

– Что вы! Что вы, я не возьму, – испугалась я.

– Бери, я в спортлото сегодня трешку выиграл. А что дедушка Ленин говорил? – нахмурил брови Принц.

Мне стало ужасно стыдно. Я не знала, что говорил дедушка Ленин. А еще октябренок. Командир звездочки. Эх, я…

– Ленин говорил делиться, – сумничал парень и, протянув рубль, сказал: – Меня зовут Игорь. Игорь Островский. Приятно познакомиться.

– Я верну. Я бутылки молочные сдам и верну, – сказала я, взяв рубль. – Спасибо большое. А вы тут живете? – полушепотом спросила я.

– Да, теперь живу. Здесь живет моя бабушка, а теперь и я. Заходите в гости, – улыбнулся Игорь.

Я попятилась, еще раз поблагодарила замечательного человека, да еще такого Принца. До самой колонки я не слышала, что возбужденно говорил Киса, размахивая руками. Я шла как во сне, все еще сжимая рубль в ладошке.

Когда мы пришли, Киса остался во дворе, а я вошла в дом, прошмыгнула в кухню. Мама возилась с сестренкой, я поставила сметану и масло в холодильник, убрала хлеб и батон в хлебницу и высыпала сдачу – горсть мелочи на стол. Сверху положила бумажный рубль, который мне подарил Игорь. Разгладила его пальцами. И вдруг мое внимание привлекла какая-то уж слишком крупная монетка. Я взяла ее в руки. Стала рассматривать. Коленки у меня задрожали.

На денежке была нарисован единичка и написано «1 РУБЛЬ».

Фурункул

В советском пионерском лагере удобства были во дворе. Назывались они «Белый домик». Ну как удобства? Сарай из досок, дырка в дощатом полу и страшный, выбивающий слезы, запах дерьма и хлорки.

Боялась я этих удобств как огня. А вдруг в дырку попадет нога? Или сама туда проскользну? Жуть и ужас.

А потом у меня вылез фурункул. На попе. Не знаю, связано ли это с удобствами во дворе или с чем-то другим, но фурункул был болючий, гадкий, стыдный.

Ни себе посмотреть, ни людям показать.

Несколько дней я спала только на животе, а сидеть вообще отказывалась. Даже в столовой ела стоя, что не могло не привлечь внимания воспитателей.

Привлекло.

Шум, гам. Медпункт. Наша медсестра Лариса Витаминовна всплеснула руками и сказала:

– Надо срочно в больницу!

Я ревела от боли и стыда. Девочки в одиннадцать лет не очень любят снимать трусы перед всякими незнакомыми.

Даже медсестрами.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


В больницу я отказывалась. Невнятно. Мол, само пройдет. Не поеду. Я боюсь.

Меня убеждали, что само не пройдет. Нужно фурункул вскрыть, иначе может быть все что угодно.

Помню, эта фраза «все что угодно» меня напугала больше всего.

Медсестра Лариса Витаминовна вздохнула и сказала:

– Ладно. Приложим мазь Вишневского. Посмотрим денек. Может быть, фурункул сам прорвется.

– А если нет? – всхлипывая, спросила я.

– А если нет – поедем в больницу, – твердо ответила медсестра.

К вечеру у меня поднялась температура. Высокая. Я даже не помню, как меня привезли в больницу. Что там со мной делали. Но проснулась я уже в палате. Прислушалась к своей боли.

– Нарыв, если его не вскрыть, может лопнуть. А может привести к заражению крови, – сказал голос с соседней кровати.

Я не знала, что такое заражение крови.

– И ты умрешь! – продолжил голос.

Я представила, как я умру. Я буду лежать в гробу, в цветах, как соседский дед Антон, а вокруг все будут в черных платках. И как будет плакать мама. И как будет переживать папа. И кто будет водить Ритку в детский сад. И кто будет рисовать стенгазету и петь «Я – Земля! Я своих провожаю питоНцев!» в хоре. Кто будет ходить за молоком и за хлебом в магазин «Моряки». Кто будет кормить кур и поросенка Машку. Мне очень не хотелось умирать.

– Мы все умрем, – продолжал голос.

– Когда? – тихо спросила я.

– Когда-нибудь, – ответил голос.

Я всхлипнула.

– Чё реветь-то? Все когда-нибудь умрем! – сказал голос.

– Я не хочу! – зло ответила я.

– Ну, не хочешь, так не надо, – неожиданно согласился голос.

– А так можно? – удивилась я.

– Ну а чё? Можно, конечно, – согласился голос.

– Как вы тут поживаете? – медсестра вошла в палату неслышно.

– Да вот, малая умирать не хочет, – сообщил голос.

– Отлично! Умирать не надо! – радостно согласилась медсестра. – Сейчас сделаем укольчик, померяем температурку, полежишь тут пару дней и поедешь домой.

– И я не умру? – сквозь слезы спросила я.

– Нет, конечно. Нарыв твой доктор вскрыл. Все там почистил, локализовал, пару дней, и будешь как новенькая. Это хорошо, что тебя привезли к нам. Иначе все могло быть гораздо хуже.

– Как?

– Не думай о том, чего не случилось. Сейчас уже все хорошо.

Я лежала с градусником под мышкой и думала, какая же гадость этот маленький фурункул. Крошечный, болючий, противный, стыдный. А мог же и убить меня, если бы его не вырезали врачи.

…Вот так и в жизни. Один маленький, злобный, противный фурункул может отравить судьбы множества людей.

Если его не локализовать и не почистить все вокруг. Дед Мороз. Новогодняя быль

Это случилось так давно, что, казалось бы, многие детали этой истории могли бы бесследно исчезнуть из памяти. Стереться, раствориться в годах. Тем не менее, я помню все настолько отчетливо, словно это произошло лишь вчера.

…Мне шесть лет. Я уже хожу в первый класс и очень этим горда. Мне нравится в школе. Только вот… если бы не было этого противного хулигана Юрки Политая. Его боятся даже старшие ребята. Он драчун и забияка. К своим восьми годам Юрка успел уже остаться на второй год в первом классе. Он до сих пор читает по слогам. А мы уже закончили букварь. У нас даже «Праздник Букваря» был. А сейчас мы готовимся к встрече Нового года. Репетируем песни и стихи – в школе второго января будет новогодний утренник.

Я с особым нетерпением жду наступления Нового года и мечтаю о том, что в этом году Дедушка Мороз принесет мне в подарок коньки «снегурки». Такие белые высокие ботинки. А на кончике полозьев непременнно должны быть нарезки – чтобы крутить пируэты. А то у меня не получается в старых коньках моего старшего двоюродного брата. Они простые, черные, с длинными полозьями. Мальчишеские. Я уже поделилась своей мечтой с бабулей, и она сказала, что если я буду послушной, то непременно Дед Мороз придет с подарками. Что я, маленькая? Я и так знаю, что Дедушка Мороз приходит только к хорошим детям. А к таким хулиганам, как Юрка Политай, он не приходит. И подарки им не дарит. Я это Юрке и сказала на переменке, когда он опять больно дернул меня за косичку. А он в ответ только скривился. Сплюнул прямо на пол и заявил:

– Дура ты! Никакого Деда Мороза нет. А подарочки вам ваши родители под елку ложат!

– Во-первых, не «ложат», а кладут, а во-вторых – сам дурак! Ко мне Дед Мороз приходит каждый год.

И к девочкам приходит! Правда, девочки? – я обратилась к притихшим одноклассницам.

– Правда! Есть Дед Мороз, только живет он далеко, в Сибири! – поддержала меня Ирочка. У нее папа военный. Они в Сибири жили, Ирочка точно знает, что там очень холодно и у Деда Мороза там избушка.

– Нету никаких Дедов Морозов! – не сдавался Юрка.

– А вот и есть! Есть!

– А ты его видела?

– Нет… – растерялась я.

– А вы его видели? – обратился он к девочкам.

Они помотали головами. Оказалось, что живого Деда Мороза не видел никто.

– Я ж говорю, нету никаких дедов морозов! – обрадовался Юрка.

– А вот и есть! Он каждый год ко мне приходит и подарки под елкой оставляет. А к тебе он не приходит, потому что ты хулиган и двоечник! – распалилась я.

Я не успела ничего понять, как Юркин кулак въехал мне прямо в нос. Слезы брызнули из глаз.

– Ах, так! – я бросилась на Юрку, колошматя его кулаками…




Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


…Мы стояли перед учительницей. У меня из носа текла кровь. Белый воротничок был оторван, один манжет болтался на ниточке, другой закапан кровью. На месте некогда аккуратных косичек-крендельков волосы торчали в разные стороны, а на них сиротливо висели ленточки… У Юрки вид был не лучше. Лицо расцарапано. Волосы взъерошены, а под глазом уже наливался синяк.

– Очень красиво! – произнесла учительница. – И не стыдно? – поинтересовалась она почему-то только у меня.

Я угрюмо молчала, изо всех сил стараясь не зареветь. Мне было очень обидно. Но я продолжала молчать.

– Политай, с тобой разговор отдельный, останешься после уроков. А ты, – учительница обратилась ко мне, – пойдешь сейчас и приведешь себя в порядок, а потом мы поговорим.

В туалете меня окружили девочки. Я закусила губу, но не плакала. Мне было обидно. Ну как он может говорить, что Деда Мороза нет?..

…Бабуля всплеснула руками:

– Как же это так случилось! Ты что, подралась? Ты же девочка! А почему ты в тапочках? Где сапожки?

Я забыла снять сменную обувь и всю дорогу от школы шлепала по сугробам в тапочках, даже не замечая, что ноги насквозь промокли…

– Юрка Политай сказал, что Деда Мороза нет! – выпалила я, и тут меня прорвало. Я залилась слезами и, всхлипывая, рассказала все бабуле.

Бабуля помогла мне переодеться. Ловко замочила платье и фартук в тазике с горячей водой, сыпанув туда стирального порошка. Ленты из косичек были выплетены. Лицо умыто. Бабуля прижала меня к себе и, убаюкивая, сказала:

– Конечно, Дед Мороз есть. А как же? Кто же приносит ребятишкам новогодние подарки?

– А почему его никто не видел? – спросила я.

– Потому что он приходит, когда дети спят. Он ведь один, а вас много, ему знаешь сколько успеть нужно в новогоднюю ночь? Но ты не сомневайся. Дед Мороз точно есть!

– А ты его видела? – с надеждой спросила я.

– Видела, – серьезно ответила бабушка.

Я окончательно успокоилась. В доме было тепло, уютно. Пахло ванилью и корицей. Бабуля пекла коржики… Напившись горячего чаю с малиновым вареньем и коржиками, я уснула. А когда проснулась, в комнате царил полумрак. Я услышала мамин голос. Но встать не было никаких сил.

– Мама, – позвала я.

– Она уже проснулась. Да, непременно. Спасибо, – мама говорила по телефону, догадалась я и испугалась.

Мама вошла в комнату, присела на кровать рядом со мной. Я прижалась к ней. Мне очень хотелось спать.

– Да ты вся горишь! – сказала она.

– А ты не будешь меня ругать? – спросила я шепотом.

– Драться, конечно, нехорошо, и ты это сама прекрасно знаешь.

– Знаю, но…

– Я разговаривала с учительницей. Она мне все рассказала.

– Я больше так не буду… – прошептала я.

– Я знаю. А теперь давай-ка измерим температуру и ты выпьешь чаю с малинкой.

Болела я долго. Мне все время снились сны про Деда Мороза. А потом откуда-то возникало Юркино лицо. Он что-то кричал, я с ним спорила и просыпалась от собственного вскрика. Мама и бабушка все время были со мной, поили меня чаем и бульоном, давали лекарство. А по вечерам папа читал мне книжки, но я, не дослушав историю, проваливалась в сон. И опять мне снились Дед Мороз и Юрка…

…Я проснулась от яркого света. Солнышко заглядывало в расписанные морозом окна. Иней переливался, искрился множеством искорок. Ветки деревьев прогнулись от снега. Крыши домов нарядились в снежные шапки.

– Мама, – позвала я.

В комнату вошла бабуля:

– Ну, как ты, доченька?

– Я хорошо. – Мне действительно больше не хотелось спать. – Я выздоровела.

– До «выздоровела» еще далеко, но, похоже, ты пошла на поправку.

– А Новый год? – вспомнила я.

– До Нового года еще три дня. А в школе каникулы. Так что у тебя еще есть время окрепнуть. Только ты должна обязательно покушать. Тогда окончательно поправишься.

Я почувствовала, что жутко проголодалась.

– Только ты пока не вставай, я тебе сейчас принесу.

Суп был потрясающе вкусным, и пирожки, и чай, и коржики. Я не могла наесться, а бабуля не могла нарадоваться. Я и в хорошие времена была не ахти каким едоком, а во время болезни вообще ничего не ела.

– Одни кожа да кости, – причитала бабуля. А я, насытившись, почувствовала усталость, и меня опять начало клонить в сон.

Мне больше не снился Юрка. Зато приснился Дед Мороз. Он был большой, с белоснежной бородой, с мохнатыми бровями и очень добрый. Он был наряжен в длинную красную шубу и красные рукавицы, а в руках держал мешок с подарками…

К Новому году я уже ходила по дому. Но еще была слаба. А на дворе стояла настоящая зима. Яркая, морозная, снежная. Безумно красивая. С сугробами и голубым дымком над печными трубами. Перед нашими окнами соседские дети слепили снежную бабу. Она была смешной, с черными угольными глазами и бровями, носом-морковкой, а губы ей покрасили помадой. На голове красовалась дырявая соломенная шляпа…

Вечером мы всей семьей наряжали елку. У нас много елочных игрушек. Есть даже очень старые. С прищепками вместо веревочек. Они очень красивые. Мама говорит, что этими игрушками наряжали елку, когда она была такой как я. Неужели мама была такой как я? А я тогда где была? «Тебя еще не было. Ты родилась потом. Когда я с папой познакомилась и вышла за него замуж», – объясняла мама.

Папа приладил макушечку на елку и стал проверять гирлянду.

– Удивительно! Все лампочки горят! – радостно сообщил он.

Я помогала накрывать на стол. Вкусно пахло елкой, мандаринами, сладким печеньем. Чувствовала я себя прекрасно, но где-то в глубине души волновалась. А вдруг Дед Мороз не придет? Я ведь подралась с Юркой. А Дед Мороз приходит только к хорошим детям. Спросить родителей я не решалась. Ничего, осталось совсем немного. Я непременно не лягу спать и дождусь Деда Мороза, если он, конечно, придет ко мне.

За праздничным столом было много гостей. Все шутили, поднимали бокалы с похожим на лимонад пузырящимся вином. Называлось это вино очень красиво – шампанское. Разгадывали загадки, и папа, приклеив бороду из ваты и подмигивая мне, доставал из большой красной наволочки подарки для гостей. Я, конечно, понимала, что папа просто играет в Деда Мороза. А настоящий Дед Мороз придет тогда, когда все улягутся спать.

По телевизору пел какой-то дяденька. Слова песни были мне не совсем понятны:


…У леса на опушке жила зима в избушке.


Она снежки солила в березовой кадушке.


Она сучила пряжу,


Она ткала холсты,


Ковала ледяные да над реками мосты…



За столом все гости подхватили:


Потолок ледяной, дверь скрипучая,


За шершавой стеной тьма колючая.


Как шагнешь за порог – всюду иней,


А из окон парок синий-синий.



Я представляла себе избушку на детской площадке, в которой мы летом с девочками играли «в дом», а зимой у нас там была крепость. Мы играли в снежки с мальчишками, запасаясь снежками именно в этом домике. Я тоже пела. Мне было очень весело и радостно. Только пела я неправильно – мне казалось, что из окон виден не «парок», а порог, синий-синий. Я его очень даже отчетливо представляла – такой порожек, деревянный, покрашенный в синий цвет.


…Ходила на охоту, гранила серебро,


Сажала тонкий месяц в хрустальное ведро.


Деревьям шубы шила, Торила санный путь,


А после в лес спешила…



– Чтоб в избушке отдохнуть… – продолжал дядька из телевизора.

Мне было жаль месяца, который злая старуха сажала в хрустальное ведро. Зачем она это делает – задумывалась я. А слово «торила» я вообще не поняла и пела «кроила», – потому что бабушка совсем недавно кроила мне новогоднее платье. Это было понятно… И что такое «гранила серебро»? – Наверное, дяденька ошибся – надо петь «хранила серебро», – думала я.

…Гости веселились, подпевали. А потом в экране телевизора появились кремлевские куранты. Все встали с бокалами и стали поздравлять друг друга с Новым годом. Я изо всех сил боролась со сном. Еда в моей тарелке оставалась нетронутой. И бабуля недовольно хмурилась. Я стала клевать носом, и меня попытались увести в другую комнату спать. Я отчаянно сопротивлялась, и родители оставили меня в покое.

Уснула я прямо за праздничным столом, а проснулась уже утром. До сих пор помню, как у меня в эту минуту колотилось сердце. Я вскочила с постели, коря себя, что проспала приход Деда Мороза. В гостиной, под елкой, мерцающей в полумраке цветными искорками гирлянд, лежали два свертка. С замиранием сердца я вытащила один. На нем было написано мое имя. Я схватила подарок и помчалась в кухню, вне себя от счастья. Бабуля мыла посуду, мама вытирала фужеры мягким белым полотенцем.

– Он приходил?! – то ли утвердительно, то ли вопросительно закричала я.

– Ты же видишь, что приходил, – ответила улыбаясь мама.

– Это мне?

– Ты же читать умеешь, там Дед Мороз тебе написал.

В красиво завернутом пакете были «снегурки». Я завизжала от радости и тут же начала их примерять.

– Только осторожно, пол порежешь! – всплеснула руками бабушка.

– Не порежу, у этих коньков на полозьях есть такие штучки. Пластмассовые. Они надеваются когда не катаешься, а когда на лед выходишь, их снимаешь… – обьясняла я, пыхтя, пытаясь зашнуровать ботинки.

– А вы его видели? – вспомнила я.

– Нет, мы уже спали, наверное, – ответила мама.

– Жалко… – пыхтела я. И вдруг вспомнила: – А кому под елкой еще один подарок лежит?

– Не знаю. Пойдем посмотрим, – удивленно пожав плечами и откладывая полотенце, сказала мама.

– Я нырнула под елку. Вытащила подарок, и у меня открылся рот от удивления. Я еще раз перечитала надпись, думая, что ошиблась.

– Тут написано: «Для Юры Политая». Как это?

– Ну-ка, дай-ка я посмотрю, – мама повертела подарок в руках. – Да, действительно. Для Юры.

– А почему он здесь? – моему изумлению не было предела.

– Наверное, Дедушка Мороз не смог попасть к Юре и оставил подарок у нас под елкой. Ну, чтобы мы передали, наверное, – предположила мама.

– Но ведь он плохой. Он драчун… – я прикусила язык и посмотрела на маму. «Я ведь тоже драчунья. Я сама дралась с Юркой».

Словно прочитав мои мысли, мама прижала меня к себе:

– Но он обещал больше не драться. Мне учительница ваша звонила. Сказала, что Юра исправил все свои двойки. И даже выучил стишок к утреннику.

– А как же мы ему подарок отдадим?

– Мы можем к нему сходить домой. Отнести, – предложила мама. А пока сними коньки, в доме на коньках не катаются. Затем умываться и завтракать. А потом пойдем к Юре.

Я тащила Юркин подарок, держась за мамину руку. От морозного воздуха, такого вкусного, свежего, зимнего, слегка кружилась голова. Мы шли по заснеженной улице, похожей на сказку. Я вспомнила вчерашнюю песню.

– Мам, а почему старуха сажала тонкий месяц в хрустальное ведро?

– Что? – удивилась мама.

– Ну, вчера, то есть ночью, дяденька в телевизоре пел – «Ходила на охоту, хранила серебро, сажала тонкий месяц в хрустальное ведро». – напела я.

– Действительно, интересно, – сказала мама. – Это песня про зиму. Наверное, под хрустальным ведром подразумевается… – она задумалась, – может быть, облако? Или даже все небо? А ты молодец. Внимательная. Я никогда не задумывалась, – мама с удивлением посмотрела на меня.

– Ну да, там про избушку на детской площадке пелось, только она стояла «у леса на опушке»…

– Здесь, кажется, – мама сверилась с адресом. – Да, точно здесь. Ну давай, постучи в дверь.

– Я вытащила руку из варежки, которая сразу повисла на резинке. Чтоб не потерялась. Дверь открыл какой-то дед.

– Здравствуйте. С Новым годом вас. А Юра дома? – спросила мама.

– Да, где ж ему еще быть. Проходите, – ответил дед. На нем были высокие валенки, без галош, а на плечах и груди крест-на-крест повязан серый пуховый женский платок.

По узенькой тропинке, расчищенной от снега, мы прошли к крыльцу дома. Дед открыл дверь и позвал:

– Юрка, к тебе гости.

Юрка выскочил из какой-то темной комнаты. Взъерошенный, заспанный, и страшно удивился, увидев нас с мамой:

– Ты? Чё пришла?

– Мы тебе принесли подарок. От Деда Мороза, – сказала я тихо.

– Подарок? Мне? От Деда Мо… – Юрка запнулся на полуслове и оглянулся на деда.

– Он к нам ночью приходил, наверное, к вам попасть не смог, – вот смотри, написано Юре Политаю.

Юрка нерешительно взял сверток в руки. Губы его шевелились. Он читал свое имя на открытке, прикрепленной к подарку.

– Врешь ты все… – начал было он, но опять осекся.

– А ты разверни и посмотри, что там, – предложила мама.

Дрожащими руками Юрка стал развязывать тесемки. Они не поддавались. Мама помогла, и обертка скользнула на пол. Внутри оказалась коробка, на которой был нарисован планер.

– Планерная модель! – выдохнул Юрка. – Это мне? – все еще не веря, спросил он.

– Тебе, тебе, – ответили мы с мамой почти хором.

Юрка открыл коробку. В ней лежали разные тоненькие дощечки, крылья из плотной пергаментной бумаги, маленькие колесики и даже красный пропеллер.

– Там, наверное, есть инструкция. Разберешься? – спросила мама.

– Разберусь, – шмыгнув носом ответил Юрка.

Сейчас он был совсем не страшным, гроза первоклашек Юрка Политай. Вздернутый курносый нос, обсыпанный веснушками. Рыжеватый чубчик надо лбом. Мальчишка как мальчишка, – подумала я. Только руки в цыпках. Наверное, варежки потерял…

Пока мы с Юркой разбирались с планером, мама с дедом пили чай в маленькой кухоньке. Говорили они тихо, но до меня время от времени доходили слова деда.

Я услыхала, что Юркин отец пропал еще до Юркиного рождения. – И как сгинул, – сообщил дед. – А мама его, дочка моя, Танька, беспутная, завербовалась куда-то на Север, и ни слуху ни духу от ней… – продолжал он. – Иногда перевод пришлет рублей двадцать. Да моя пензия. – Он так и говорил. «Пензия»… – Вот так мы с Юркой и живем… Спасибо вам, – помолчав, сказал дед…

Планер мы собрать не успели. Но мама пообещала отпустить меня к Юрке в другой день.

– Ты к нам, Юра, приходи. Просто так, поиграть, а наш папа сможет тебе помочь с планером, – сказала мама, помогая мне застегнуть шубку.

– Приду, – пообещал Юрка.

– Не забудь, завтра утренник. Ты придешь? – прощаясь, спросила я.

– Угу, – ответил Юрка, посмотрев на деда.

– Придет, придет, – подтвердил тот.

Что было на утреннике, я помню уже смутно. Но после этого Нового года мы подружились с Юркой. Мы вместе возвращались из школы домой. Бабуля кормила нас, а потом мы вместе делали уроки.

С елки сняли игрушки и гирлянды, и папа, ворча, долго пылесосил ковер в гостиной. Мне было немного жаль елочку, но я была уверена, что она возвратится в лес, чтобы в следующем году снова вернуться к нам домой к Новому году.

Пионерская клятва

…Как же было волнительно и здорово, когда нас принимали в пионеры. Какой трагедией стало решение не принимать в пионеры двух мальчишек из нашего класса – Кольку Огородникова, вечно замызганного двоечника и хулигана, и тихого Сашу Мартыненко – за то, что, по мнению пионерского начальства, он был не достоин быть пионером, ведь его дед был попом в церкви… Саша тихонько плакал, а Колька плюнул на пол и сказал: «Ну и не надо. Не больно-то хотелось!», за что его вообще выставили из класса… Мне их было ужасно жалко. Особенно Сашу.

…Нас построили на торжественную линейку. Сердце гулко бухало. Почти вторило пионерским барабанам, по которым лупили пятиклассники, пытаясь изобразить марш. Что-то задудело, и я, вздрогнув, увидела, как в зал вошла старшая пионервожатая. Тетенька лет сорока, в короткой пионерской синей юбке и пионерской рубашке. «Красоту» довершали пионерский галстук и пилотка, кокетливо сдвинутая набекрень. Из-под пилотки торчали волны пергидрольной «химии».

Губы у вожатой были накрашены морковно-красной помадой. Видимо, в цвет галстука. Тетенька имела внушительные размеры, и синяя пионерская юбка сзади выглядела намного короче, чем спереди. Бутылочные ноги были втиснуты в белые сабо – писк тогдашней моды, зависть всех семиклассниц. Ну и что, что по стилю не подходит? Зато подходит по цвету. Белая рубашка с пионерскими металлическими пуговицами и белые же сабо с металлическими головками гвоздей, которыми обычно обивали дерматиновые входные двери…

– Дружина, равняйсь! Смирно! – заорала пионервожатая, хотя и без этого вопля притихшие третьеклашки стояли скукожившись, а с ним съежились еще больше.

Галстуки мы держали переброшенными через изгиб локтя. У меня он почему-то все время скользил и норовил упасть. Я с ужасом думала, что меня за это могут не принять в пионеры – юные ленинцы. А ведь пионер – всем ребятам пример. Весь класс будет примером, а я буду с Мартыненко и Огородниковым стоять в уголке и смотреть, как мои товарищи становятся юными ленинцами. Ведь самое простое – удержать перекинутый через локоть галстук – не смогла, значит, не сможешь быть пионеркой…

Пытка продолжалась еще минут десять – пока произносились красивые и правильные слова. Наставление о том, как мы должны быть горды и счастливы вступать в ряды юных пионеров, я как-то пропустила – не сводила глаз с висевшего на моей руке галстука, который держался уже на одном уголке.

В это время скучающие и пересмеивающиеся семиклассники, стоявшие напротив нас, по взмаху руки пионервожатой сделали шаг вперед. А из этой шеренги вышли еще несколько человек и проникновенно-громко, – должно быть, именно это и называлось «с пионерским задором» – заорали по очереди:


Отряд застыл в торжественном молчаньи,


Ждут друзья твоих заветных слов,


Ты даешь сегодня обещанье,


В том, что пионером стать готов.


Ведь не зря, в пионеры вступая,


Мы клянемся по-ленински жить,


И торжественно вам обещаем


Званье ленинцев с честью носить.



На этих словах мой галстук упал, и я заревела. Громко. Ко мне подскочила учительница и, подняв галстук, повесила его обратно на занемевшую руку. Я продолжала всхлипывать, и слезы капали на красный треугольник, оставляя на нем темные некрасивые пятна. Учительница что-то шептала мне в ухо, вероятно, пытаясь успокоить, но я почему-то еще больше плакала. Тогда она взяла меня за руку и повела в сторонку.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Носового платка у меня не было – в пионерской юбке нет карманов, не то что в фартуке, – и я машинально вытерла нос и глаза галстуком. Ужас в глазах моей учительницы еще больше напугал меня. Я поняла, что совершила еще более ужасное преступление, и теперь уже точно мне один путь – прямо в компанию Мартыненко и Огородникова.

Учительница вытащила белый носовой платок и как маленькую заставила меня высморкаться, вытерла мне глаза и зачем-то поправила мой огромный белый бант на голове.

– Ну, что такое? Почему ты так плачешь? – спросила меня она.

Икая и всхлипывая, я попыталась обьяснить, что галстук упал потому, что шелковый и скользкий, но теперь меня совсем не возьмут в пионеры. Я так и сказала: «не возьмут!». Моя учительница – самая лучшая в мире, я в этом убеждена до сих пор, – улыбнулась и сказала:

– Не плачь. Все видели, что галстук упал случайно. А ты такая хорошая девочка. Отличница и командир звездочки, тебя непременно примут в пионеры. Давай успокаивайся и пошли. Пока еще не поздно.

Воспрянув духом, в последний раз всхлипнув и кое-как разгладив галстук руками, держась за руку учительницы, я была возвращена в строй.

…Звучали какие-то речевки, приветствия, выступал директор школы – все это было как во сне. И когда ко мне подошел долговязый семиклассник, я даже не поняла, что ему нужно. Он взял мой промокший и помятый галстук и завязал его особым пионерским узлом на моей шее.

– Плакса-вакса-гуталин, на носу горячий блин, – смеясь, вытащил из кармана белый носовой платок и сунул его мне.

А потом прицепил пионерский значок. Галстук мешал – дылда не догадался повязать его под воротник рубашки, а завязал его прямо на моей шее. Я повертела головой и незаметно оттянула узел. Дышать стало легче, но галстук кололся. Незаметно (ну, мне так казалось, что незаметно) я вытерла глаза платком и замешкалась, не зная, куда этот платок девать. Я с ужасом думала: «Какая я плохая пионерка!» Но что-то еще… что-то не давало мне покоя. Я не могла понять, что…

Ах, да! А клятва?..

Всплыл текст, который я знала наизусть:

«Я, (фамилия, имя), вступая в ряды Всесоюзной пионерской организации, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю: Горячо любить свою Родину. Жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия. Всегда выполнять законы пионеров Советского Союза. Быть честным и верным товарищем, всегда смело стоять за правду и быть примером и вожаком для октябрят…». А потом кто-то должен был сказать: «Будь готов!», – а мы все ответить: «Всегда готов!»

При этом нужно было сделать салют правой рукой.

Все правильно.

Все так и должно было бы быть. Но почему же я не помню всего этого? И клятву я не произносила…

Оказывается, все повторяли за пионервожатой слова клятвы. Говорили все хором – а нас было три класса третьеклассников, человек около ста, – и никто не заметил, что меня не было, и галстук мне повязали без клятвы, и я стала как все, как все! – юным ленинцем!

Почему-то мне не давал покоя вопрос: почему ленинцем? Я же девочка – значит, юная ленинка. Но так не говорили. Я решила этот вопрос никому не задавать. Пока. Наша пожилая пионервожатая задорно заголосила опять:


– Как повяжешь галстук,


Береги его:


Он ведь с красным знаменем


Цвета одного!



Знамя стояло рядом с ней – тяжелое, бархатное, с какими-то нашивками, скрывающимися в складках, и желтой бахромой, из которой хотелось заплести косички. Но я уже была пионеркой. И все детские глупые мысли не должны были водиться в моей голове. И я их прогнала. Я очень хотела домой. К бабушке. К ее теплым рукам, пахнувшим так вкусно – чем-то неуловимо-сладким, родным и теплым. Захотелось уткнуться ей в бессменный передник и услышать: «а шейне мейделе[1]», а вовсе не «плакса-вакса-гуталин» от какого-то дылды. И как мне ему платок носовой отдать теперь?

…А пионерскую клятву я так и не давала…

Про театр

А еще мне говорят: «Ну почему ты не пошла в театральный! Ты же прирожденная актриса!» Правда-правда, так говорят. Ну честное пионерское! Вы мне верите?

А я что? А я отвечаю честно, чем вызываю недоумение, переходящее в презрение под девизом: «Умная, что ли?» Да. Я умная. Я умею лицедействовать. Иногда. Под настроение. А еще у меня абсолютный слух и абсолютная лень. И еще я увлекающаяся натура. А потом перегорает. И все бусики, конвертики, краски и мольберты лежат в тумбочках и шкафчиках с формулировкой «сейчас некогда, но я обязательно!»…

Я сейчас страшную тайну раскрою. Я не пошла в театральный по совокупности причин. Первая из которых была: «Какая артистка? Артистка! Специальность надо получить. Глупости все это!» Нет, это не слова моих родителей. Они вообще даже не догадывались о том, что я раздумывала на тему: «Ах, театральный!» Это голос разума, который родился во мне еще раньше меня. И сразу же спелся с голосом прагматизма, который, судя по всему, блуждающий – он то есть, то исчезает на долгое время. Но вот такая ария на два голоса звучала в моей шестнадцатилетней голове. И самое главное, время от времени продолжает звучать и сейчас.

Скажите! Ну скажите! «Ах, Иванова! Прекратите выеживаться! Артистка, пофигистка – тебе бы в цирке выступать, вместе со своей веселой семейкой! В акробатических этюдах, переодетой в клоунский костюм». Скажите! Я не обижусь.

Вторая причина, она же и третья, и пятая, и двадцать пятая, – я была уверена, что в Москву меня одну никто не пустит, а если пустят, все равно не поступлю, а если пустят и я вдруг! поступлю – я не люблю театр.

АААААААААААААА!!! Да! Я не люблю театр. Я и кино-то избирательно. А театр – это вообще больная мозоль. Презирайте меня. Ну же…

Нет, меня с детства водили на спектакли в областной драмтеатр. И тетя Фаня (папина тетка, переехавшая в Белоруссию из Сухуми после репрессий 37-го года и реабилитации 55-го, бездетная, строгая и правильная) надевала черное шерстяное платье (независимо от времени года), большой белый кружевной воротник, «лакирки» (лакированные туфли без каблуков, но с пряжкой, почти такие, как модны сейчас) и вела меня за руку в театр. Я побаивалась тети Фани и выполняла неукоснительно «спинку ровно, локти убрать со стола, голову поднять, не задрать, а поднять, и идти спокойно и ровно. Никакой беготни, пустой болтовни…»

В театре мне сначала было интересно. «Аленький цветочек», например. Почему-то отчетливо запомнился именно «Аленький цветочек». На сцене дядька с седой бородой и его дочери, тетки, выглядевшие старше моей мамы, в широких юбках и коронах, похожих на ту, которую мы с мамой мастерили для моего новогоднего утренника. Они громко кричали, «чтобы было слышно на дальних рядах» – пояснила тетя Фаня. Но мы сидели во втором ряду, и получалось очень неестественно.

Я с детства противная – замечаю мелкие детали. Ну вот и заметила, что из-под сарафана у одной из пожилых «дочек» выглядывают модные тогда сапоги-чулки на платформе, а у чудища ботинки как у соседа дядь Толи, что цветочек загорается аленьким, только когда сверху нажать на кнопку, а у папеньки борода приклеена криво… Но я стеснялась тети Фани и ничего не говорила.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Потом был буфет. «Пирожные или бутерброд с сыром?»

– Конечно, пирожные!

Тетя Фаня покупала два пирожных и сок. «Не торопись. Возьми салфетку. Не кроши. Локти прижми к телу. За тобой никто не гонится!» Но все равно было вкусно, и я совсем не хотела возвращаться на второе отделение. Но, увы и ах!

Потом уже были «Золотая рыбка», «Царевна лягушка», что-то про Емелю. Мне должно быть ужасно стыдно, но я равнодушно смотрела спектакли и ждала перерыва и пирожных. Нет, мне ужасно понравилась корона у Царевны-лягушки – блестящая, из картона, обклеенного фольгой. И у Емели печка была прикольная – на колесах – их было отлично видно со второго ряда, а за печкой сидел дядька в синем комбинезоне, и когда нужно было по сценарию, подталкивал печку и она катилась на своих колесах…

Может, если бы тетя Фаня не пыталась приобщить меня к театру, я бы таки удрала из дома, чтобы поступать в театральный? Кто знает? Ведь вряд ли кто-то в детстве или юности мечтает стать бухгалтером или шофером, учетчицей или маляром. Мы все хотели быть космонавтами, артистами, учительницами, летчиками или пожарными. Ну, еще балеринами. Один Колька Дроздов когда-то в первом классе четко и громко сказал, что хотел бы работать на говновозке, потому что его папка там работает и хорошо получает! Не случись опроса «Кем я хочу стать, когда вырасту?» во время открытого урока, на котором присутствовали из гороно, никто бы и не узнал о Колькиной мечте.

«Ну, закончила бы я театральный, и отправили бы меня куда-нибудь по распределению в Зажопинский драмтеатр, играть лисичек и вторых грибков на детский спектаклях», – отвечаю обычно я на вопрос о том, почему я не поступала в театральный.

Хотя кто знает? Может-таки Голливуд потерял великую актрису. Иванову. Была бы круче Джоли. Только детей бы по всему свету не собирала. Принцесса голубых кровей

Да, я была в Артеке. Не ржать! В детстве я вообще была очень активной пионеркой. Уж если начала говорить, то теперь уж обо всем по порядку.

Начинала я с октябрятской звездочки. С необыкновенно ответственной должности – я была санитаркой. На рукаве у меня красовалась повязка, сшитая бабушкой. На белой (отрезанной от старой простыни) ткани – красный крест (бабушка, пришивая крест, что-то шептала на идише, но это уже из другой песни). На повязке – четыре завязочки, как на наволочке. (Это потом появились наволочки с пуговицами. А в моем детстве были наволочки с веревочками.)

Я стояла у входа в класс и очень гордилась. Все, кто входил, показывали мне ладошки. И я, тщательно изучив руки своих одноклассников, могла отправить кого угодно их мыть. Наверное, именно тогда в еще ничего не понимающем мозгу интуитивно сработало: власть – это здорово! Могу отправить мыть руки грязнулю Кольку Дроздова, хотя руки у него были на удивление чистыми. Или чистюлю Ленку Барабошину. А чего она обзывается? Дурой меня давеча назвала. За что? За то что я указала ей, что октябрятский значок у нее был приколот не слева на груди, как учила вожатая, ближе к сердцу, а справа. Пусть теперь идет и руки моет. Сама дура.

Став постарше, я стала председателем совета отряда. И наш отряд класса «А» был всегда впереди своих сверстников из задрипанных классов «Б» и «В». Не зря же потом весь «В» расформировали и несколько ребят оттуда перешли к нам. Мы как настоящие пионеры приняли их в свой отряд. Только не подружились мы с ними, потому что они так и не стали настоящими ленинцами. Мартыненко, например, не ходил на субботники. А мы, между прочим, там деревья сажали. И улицы убирали. Чтобы город, в котором мы живем, был красивым и чистым. Ну вот скажите мне, какой пионер не захочет, чтобы его город был красивым и чистым? Правильно – плохой пионер. Вот Мартыненко после восьмого класса в ПТУ и ушел. А потом его даже в тюрьму посадили за разбойное нападение. Плохой был пионер. В комсомол его не приняли. ПТУ бросил. В тюрьму сел. Так что от того, каким ты был пионером, многое зависит.

В седьмом классе меня выбрали председателем совета дружины. Это было очень волнительно. Я прибежала домой радостная, уверенная, что меня будут хвалить родители. Но папа только ухмыльнулся. А мама погладила по голове.

Нужно сказать, я была умной девочкой. Это не хвастовство. Это констатация факта. Да, я твердо верила в то, что:


Эх, хорошо в стране Советской жить!


Эх, хорошо страной любимым быть!


Эх, хорошо стране полезным быть!


Красный галстук с гордостью носить!


Да! Носить!



Но эта вера не мешала мне ночью прислушиваться к голосу, который доносился из спальни родителей. Вот вы что сейчас подумали? Каждый мыслит в меру своей распущенности. Из спальни родителей, сквозь трескотню и ужасный шум, доносился «Голос Америки» или «Радио Свобода». За долгие годы я научилась узнавать дикторов по голосам, и, отвлекаясь от темы на секунду, скажу – скорее всего я стала «радисткой Кэт» именно благодаря этим ночным радиоголосам.

Мозгов хватало никогда ни с кем об этом не говорить. Меня не предупреждали родители. Мы это вообще никогда не обсуждали. И тем не менее, вот такая я была советская девочка.

Мои родители, инженеры, выстрадали свою первую (и последнюю в советской жизни) профсоюзную туристическую путевку в Румынию и Югославию на целых две недели! То, как они готовились к поездке, – ни в сказке сказать, ни пером описать. Мама продала цепочку, чтобы выкупить эту путевку. Она одалживала у всех подружек приличные кофточки, чтоб не стыдно было «за границей выйти». Папа занимался сложным обменом каких-то деталей к «жигулям» на фотоаппарат и пленки к нему. В доме царило ожидание праздника.

В день, когда родители улетали, мы с сестрой остались дома. В стопицотый раз мы проверили все списки, в которых крупным маминым почерком было написано «что, где, когда и как».

Мне недавно исполнилось тринадцать лет, и я чувствовала себя вполне взрослой. Я вполне могла справится с младшей сестрой, которая в свои шесть лет еще ходила в детский сад и очень по этому поводу переживала. Она хотела быть взрослой, как я. Чтобы это ей говорила мама: «Будешь Риту забирать из сада в пять тридцать, после ужина. Нигде не болтаться. Сразу домой. Спать укладывать в девять. Ты – в десять. Все как всегда. Чтобы мы с папой не нервничали там». Как они могли нервничать там, если бы мы с Риткой задержались по дороге из сада у моей подружки Ирки, я не знала, но спрашивать не стала. В тысячный раз уверив маму, что я взрослый человек и вообще хватит уже, мы их проводили до такси.

Кто же знал, что ровно через два дня меня вызовет директор школы и скажет, что за хорошую учебу, примерное поведение и активное участие в жизни пионерской дружины школы меня наградили путевкой. В Артек. Горящей. Путевка была именная. Прочувствуйте – ИМЕННАЯ, а не на усмотрение завуча и парторга. А имя на путевке – мое. То есть я должна была за три дня пройти медкомиссию (участковый, почему-то психиатр, из наркологического диспансера справку, что я у них на учете не состою! В седьмом классе! Я не вру. Честное пионерское!). И тогда я получаю билет на поезд. Путевка будет у вожатой, которая назначена сопровождающей – из нашего города ехали еще трое ребят.

Я не могла вымолвить ни слова. Как сказать директору школы, что я не смогу поехать в Артек, потому что мои родители уехали за границу и я осталась за старшую? Я кивнула, кажется, даже забыла поблагодарить и, взяв какие-то бумажки-анкеты, выползла из кабинета директора. Всю дорогу домой я ревела. Почему я такая невезучая?

Но, как ни странно, все уладилось совершенно неожиданно. Еще открывая дверь, я слышала, как звонил телефон. Это была мамина самая близкая подружка Маня. Я разревелась, сбивчиво объясняя, что произошло. Маня успокоила меня:

– Я не вижу никакой проблемы, ты просто обязана поехать. А Ритку я заберу к себе – поживет у меня. Они с Аллой в один сад ходят, я их и заберу, и отведу. Ничего не придумывай. Тебе когда ехать? Нужно постирать твои вещи, я приду попозже и помогу тебе сложиться. Не переживай. Все будет хорошо, и родители были бы просто счастливы, если бы узнали.

– Мне еще медкомиссию пройти… – прошептала я, не веря своему счастью.

Медкомиссия – отдельная история. Все, что я запомнила, – это посещение гинеколога. Вот опять не верите! Ну как хотите. Ритку с ее медведем и сумкой с одежками переселили к Мане. Она ревела, и я ревела вместе с ней. Мане пришлось на нас пару раз даже прикрикнуть. На вокзале мы встретились с сопровождающей, меня передали из рук в руки. Маня с Риткой и Аллой поехали в зоопарк, а мы сели в поезд.

…Вы были в Крыму в апреле? Это воздух! Это много неба и много солнца! Это счастье! Это восторг!

Мы ходили слегка обалдевшие от щекотного и нагловатого солнца, которое въедалось в глаза, вышибая слезы. Тогда солнечные очки были предметом роскоши, и вообще я видела их только по телевизору. Нет, вру – у мамы были такие пластмассовые черные очки, в форме кошачьих глазок. Она их не носила. Жалела.

Я попала в дружину «Звездная». Не помню, как это произошло, но помню, что чемоданы с нашим шмотьем домашним нам велели сдать. Перед отъездом я стирала и гладила свой довольно скудный гардеробчик из юбки в клеточку «на выход», свитерка красного «лапша» с рукавами-фонариками, переходящими в длинный рукав резинкой. Рубашка мальчуковая, в полосочку. Она носила гордое имя «ковбойка». Какие-то еще пара футболок, спортивный костюм а-ля трико, трусы-майки – советского производства. Трикотажные. Белые. У некоторых девочек в классе были уже трусы-неделька. Я им завидовала. Да. Лифчик у меня был один. В принципе, он мне был вообще не нужен. Но моя двоюродная сестра Ленка купила его у цыган на базаре. А он ей оказался мал. Моя гордость. Импортный. И не просто так, а французский. Гладкий, из тянущегося трикотажа, безо всяких причиндалов, но между чашек была вышита розовая бабочка. Чудный совершенно. Лифчик лежал в коробочке, в шкафу, в отделе «новые полотенца». И я решила его взять в такую ответственную поездку. Мало ли что?

Нам сказали оставить только свое нижнее белье и колготки, а остальное сложить в чемодан и сдать в камеру хранения. Одежду выдали всем одинаковую. Само собой – пионерскую форму. Две белые, две голубые рубашки. Шорты. Брюки. Куртки – девочкам розовые, мальчикам голубые. (По вечерам было прохладно.) Пилотки. А вечером у нас был первый костер, где каждый рассказал о себе. Я назвала свое имя и фамилию. И почему-то вдруг после фамилии добавила отчество. Все засмеялись. Я смутилась еще больше и замолчала.

От костра шло тепло, искры в небо. Песни пели. Я до сих пор помню какое-то странное ощущение. Ожидания… нет, предвкушения счастья что ли?

Еще в поезде я подружилась со своими земляками, и, к счастью, мы попали в один отряд. Почему к счастью? Потому что там был мальчик. Очень такой замечательный мальчик. Ничего, конечно, особенного, но славный такой мальчик… Гена. А фамилия – тихий ужас. Но мне было все равно, какая у него фамилия. Я влюбилась.

Весь день был расписан по минутам. Мы ходили строем и орали речевки. Если кого-то встречали, председатель отряда давал команду: «Всем, всем!» – а мы в ответ хором орали: «Доброе утро (или день, вечер)!». Но непременно хором. И непременно строем. (Чучхе! Где ты?)

В нашей палате было человек восемь. После самого длинного в моей жизни первого дня в Артеке мы укладывались спать. Я аккуратно повесила пионерскую форму на стул. Надела ночнушку (нам разрешили свои ночные рубашки или пижамы оставить) и только собралась улечься, как услышала:

– В колготках нельзя спать.

Я обернулась.

– Да, девочка, это я тебе. В колготках спать нельзя, – повторила вожатая.

Я посмотрела на свои ноги. Они были голубого цвета в разводах. Как обычно. Как, впрочем, и сейчас. Особенно когда холодно. Но без колготок.

– На мне нет колготок, – ответила я.

– Ну, как же нет? – вожатая подошла и посмотрела внимательно на мои ноги.

– У меня просто ноги такие, – с замиранием сердца сказала я и добавила: – И руки…

Смех, который раздался вокруг, называется гомерический. К нам прибежали девочки из других палат. И даже мальчики. Я стояла возле своей кровати и не знала, что делать.

– Значит, ты у нас голубых кровей, принцесса! – заключила вожатая, отсмеявшись, и успокоила всех собравшихся.

Так я стала принцессой. Пионерской принцессой. Голубых кровей.

Про черную руку, гроб на колесиках и виноградное вино

Мне лет восемь. Я только что вернулась из пионерского лагеря. Соскучившись по Кисе, который никуда не ездил, я проводила все время с ним. Рассказывала ему о том, как же здорово было в лагере. Рассказывала про ребят, с которыми познакомилась и подружилась. Как я участвовала в конкурсе инсценированной песни. Как мы шили костюмы из марли и трикотажных футболок. Хвасталась. Я очень хотела, чтобы Киса проникся моими рассказами и на следующую смену поехал со мной. Он слушал внимательно. Задавал какие-то вопросы. Я увлекалась собственными байками, и мы уже вместе придумывали инсценировки песен и играли в новые игры.

– А страшно спать в палате? – спросил Киса.

– Ты чё! Это просто называется «палата», а на самом деле это такой домик. Ну, корпус. Девочки в одной большой комнате, мальчики в другой. Кровати зыканые – с сеткой. Можно прыгать, как на батуте. Правда, за это от вожатого влетало, но все равно весело!

– А ночью вожатый с вами в палате спал?

– Да нет! Он спал в отдельной комнате, с вожатым из пятого отряда. А мы с девчонками ночью рассказывали страшные истории. Хочешь, расскажу про гроб на колесиках?

Киса облизал губы и нервно моргнул:

– Гроб на колесиках?

– Ну, да… Гроб на колесиках едет по городу!

– Нет, не надо. В другой раз. Не сейчас, – залепетал Киса.

– Ты что, боишься?

– Ничего я не боюсь!

– А я ночью боялась. Ленка рассказывала про гроб на колесиках и черную руку…

– Черную руку?

– Черную-причООООРРРРную, – я вскочила на лавочку…

Киса встал тоже и попятился.

– Бяка-бояка, черная собака! – прокричала я.

– Дура! Замолчи! И едь в свой дурацкий лагерь! – Киса продолжал пятиться к своему палисаднику, а я, маленькая садистка, спрыгнув с лавочки, уже орала во весь голос:

– В черном-черном городе была черная-черная улица. На черной-черной улице стоял черный-черный дом.

В черном-черном доме была черная-черная комната. В черной-черной комнате стоял черный-черный рояль… А по ночам из черного, ЧООООООРНОГО РРРРРРояля… – Киса уже улепетнул в палисадник и спрятался там в цветах.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


– Киса, выходи, – позвала я, поняв, что потеряла своего единственного слушателя.

– Не выйду. Ты противная.

– Ну, че ты испугался? День ведь, солнце вон светит! Не страшно ж совсем, – канючила я у Кисиного палисадника, но разглядеть его не могла. – Ну и сиди тут как дурак.

Мне никто не ответил, и я поканючила еще немножко и даже попросила прощения у Кисы, но ответа не дождалась и, вздохнув, ушла домой.

Дома было, как выражалась моя бабушка, «как у Берха на заводе». Кто такой Берх и как у него было на заводе, я не знала. По-моему, никто не знал. Но выражение это означало, что в кухню в это время лучше не соваться. Мои родители делали заготовки.

У нас был погреб. Даже два. Один под полом в доме – там хранилась картошка на зиму и варенье, которое «на сейчас» – то есть «пятиминутка» и «тертое». А во дворе был главный погреб. Он был похож на бомобоубежище, и мы в наших играх частенько использовали погреб «для чтобы прятаться в засаде». В большом погребе на полу стояли деревянные кадки с квашеной капустой, придавленной деревянной крышкой, а сверху еще и тяжелым камнем. Таким же грузом – деревянно-каменным были накрыты помидоры и огурцы в бочках. Камень-груз нужно было время от времени снимать, деревянную крышку выносить к колонке и мыть. Камень тоже нужно было хорошенько вымыть, высушить полотенцем и водрузить на место. На полках грудились банки с консервированными компотами, помидорами, грибами, огурцами и вареньем, которое «может стоять».

В погребе было холодно, к кислому запаху примешивался запах земли – пол был земляным. Единственная подслеповатая лампочка в патроне, болтающаяся на крученом толстом проводе, света много не давала, и чтобы взять что-то с полки, нужно было посветить фонариком. Но фонарик обычно забывался дома, идти за ним было лениво, и лампочку брали за патрон и направляли на ту полку, с которой что-то хотели достать. Я это к тому, что семья моя была запасливой и очень гостеприимной. У нас часто были гости, которые нахваливали маму за ее фирменные соленья-моренья.

В тот вечер кухня была превращена в филиал винзавода. Родители мыли виноград, которого было очень много. Дело в том, что наш сосед дядь Толя был проводником и ездил на поездах южного направления. Мой отец помог ему в чем-то. Дядь Толя пытался рассчитаться деньгами. Папа оскорбился. Тогда дядь Толя отблагодарил моего отца, привезя из своей очередной поездки килограммов эдак пятнадцать-двадцать винограда. Виноград лежал в деревянном ящике, переложенный стружкой.

– Толя, ты с ума сошел! – ругался мой отец. – Немедленно забери. Я не возьму!

– Дети поедят, и все, и не говори мне ничего, – махал руками на отца дядь Толя.

– Хорошо, вот я возьму пару веточек, но столько-то зачем?

– Варенье сварите или еще чё – я ж по-соседски прошу – возьми и не спорь. А то я с тобой разговаривать не буду.

– Толя, какое варенье? Какое варенье из винограда?

– Ну, не знаю. А ты вот что, вино поставь! – вспомнил дядь Толя.

– Как это вино поставь? – удивился отец.

– А вот так. Виноградное вино, как Нина твоя делает смородиновую или вишневую наливочку, вот так и из винограда. Назад не возьму. Это тебе и семье твоей.

Отец понял, что спорить абсолютно бесполезно, вздохнул и сказал:

– Ну давай, ты мне от калитки-то хоть пособи до нести в дом. Мне тяжелое таскать нельзя еще. – Отцу недавно сделали операцию.

– А, это мы завсегда! – обрадовался дядь Толя, подхватил ящик с виноградом и во все горло завопил:

– Нина! Хозяйка! Нинуля! Принимай гостинцы!

Мама выскочила, покудахтала. Поругала и отца, и дядь Толю. Все завершилось тем, что меня отправили приволочь из сарая, который гордо назывался «гараж», хотя машины там отродясь не было, большую стеклянную бутыль. Как потом выяснилось – для вина.

Посоветовавшись с дядьтолиной женой Клавой, мама и папа решили «поставить вино». Соседка Томка Емельянова, она же Чжаниха, прознав про виноград («Да как же не прознаешь – Толик вона как орал – я и выглянула в окно»), прибежала со своими советами:

– Вот помоете, пообдирайте ягоды с веток, сахарком засыпьте, пусть постоит так. Быстрее забродит… – говорила Тамарка, ополаскивая руки в раковине. – А перчатка-то резиновая у вас есть?

– Перчатка? – А зачем перчатка-то?

– Ну, ты чё, забыла, на бутылку надеть надо, – поучала соседка, угощаясь виноградом. – Ой, кислая виноградина попалась, – скривилась она и заключила: – Вино будет хорошее. На него такой и надо – кислый виноград.

Весь вечер родители возились с виноградом, и я им с удовольствием помогала. А потом взяла большую гроздь и пошла к Кисе мириться.

Темнело, но ставни в доме у Кисы закрыты не были, и я постучала в окно.

– Киса, выходи! – позвала я.

Какое-то время никто не отзывался, и я постучала еще раз. Кисина голова появилась в окне. Я, подняла ветку винограда над головой, сказала:

– Позырь, чё я тебе принесла. Айда. Мириться будем.

– А про черную руку не будешь больше?

– Не захочешь – не буду. Сам же попросишь.

Киса насупился и, захлопнув окно, зачем-то высунул голову в форточку.

– Не попрошу. Не выйду. Уходи!

Я уже хотела разозлиться, но тут к окну подошла Кисина мама.

– Теть Люсь, я Сережке виноград принесла, а он брать не хочет, – наябедничала я.

– Отчего же так? Вы поссорились?

Киса молчал. Я поняла, что ему жутко хочется винограда.

– Выходи, давай! – я помахала рукой. Виноград закачался. С него стекали капли воды.

– Ну, иди погуляй. Недолго только, темнеет, – Кисина мама погладила Кису по голове.

Через минуту мой друг был на улице. Я протянула ему тяжелую ветку с зелено-желтыми, словно светящимися изнутри ягодами… Мы помирились.

Прошло несколько дней. В нашей кухне в углу стояла большущая бутыль, закрытая резиновой перчаткой, которую принесла соседка Томка. Ночью я захотела пить и пошла в кухню за водой. Не зажигая света – фонарь светил прямо в окно – я достала чашку, налила воды из крана, и вдруг в углу что-то зашевелилось. Сердце мое застучало в горле. Я присела и стала пробираться к углу.

Там была рука. Черная рука. Она шевелилась. Вначале я оцепенела, но рука шевелилась, и я завизжала, чашка из моих рук выпала и разбилась, на шум прибежали перепуганные родители и включили свет. Я продолжала визжать и показывать пальцем в угол, где была черная рука. При свете рука оказалась совсем не черной и вовсе не рукой. Это углекислый газ, который выделялся из забродившего винограда, надул резиновую перчатку. Меня успокоили. Папа довольно правдоподобно разыграл удивление:

– Ты же сама говорила, что все это детские страшилки. Ты же взрослая девочка, чего ты испугалась – вот, на, потрогай даже – это же резиновая перчатка…

Мама смела осколки чашки. Папа взял меня на руки и отнес в мою комнату. Больше я Кисе про черную руку, а также про гроб на колесиках или красную простыню не рассказывала.

А через несколько дней перчатка на бутылке раздулась до такой степени, что взорвалась. Виноград был даже на потолке. В кухне пришлось делать ремонт, и мы никогда больше не пытались готовить виноградное вино. Самогон варили. Да. Но это уже другая история.

Рынок

Лето. Ранним утром роса посеребреными каплями стекает с листочков резко яркой листвы. Светло и спокойно. Так спокойно бывает только в детстве…

Я всегда с нетерпением ждала субботы. Рано утром, пока все еще нежились в постелях, отсыпаясь за все недоспанные будние дни, лишь заслышав мамины тихие шаги, я спрыгивала с кровати и босиком, на цыпочках подходила к кухонной двери. Мама пила чай. Рядом со столом стояла корзинка, в которой лежали матерчатые сумки из болоньи, и авоськи, и, конечно же, пол-литровая банка с пластмассовой крышкой. Мама собралась на рынок.

Как она умудрялась, не поворачивая головы, не взглянув на дверь, узнать, что я уже топчусь у входа в кухню, для меня было загадкой, ведь ни одна половица не скрипнула, но мама шепотом, чтобы не разбудить домашних, и улыбнувшись, говорила:

– Ну, что, стрекоза, тебе не спится? Рань такая, чего вскочила, – и поворачивалась ко мне.

– Мам, я с тобой, – на всякий случай я уже приготовила свой «канючный» голос, но в это утро он не понадобился. Мама неожиданно быстро согласилась.

– Хорошо, только тихо оденься и пить чай. Позавтракаешь, и пойдем.

Сердце подпрыгнуло. Я иду на базар! Ура! Не знаю, почему именно к базарам у меня с самого детства такой интерес. Казалось бы – толчея, шум, гам, люди… Объяснить это невозможно. С этих пор я ходила на рынок с мамой каждую неделю, и для меня это было замечательным и увлекательным путешествием в другой, шумный, яркий, ароматный мир.

…Завтракать, впрочем, как и обедать, и ужинать, я совершенно не хотела.

– Этот ребенок живет воздухом, – всегда причитала моя бабушка. Но ради похода на рынок я в одну минуту, обжигаясь, выпила сладкий ароматный чай, запихала ломоть батона с маслом и сыром за щеку, схватила корзинку и даже напялила на голову панамку.

До рынка-базара мы с мамой шли пешком. Недолго. Минут двадцать. Не хотелось в такое замечательное утро ехать в дребезжащем троллейбусе. И всего-то – две остановки. Город еще спал. Поливальные машины разъезжались после своей работы, оставляя свежесть и блестящие, как спины кита, тротуары и дороги. Солнце еще только-только проснулось и, потягиваясь, сонно щурилось из-за веток раскидистых кленов и величавых каштанов. Я крепко держалась за мамину руку, слегка поеживаясь от утренней свежести.

– Мам, а арбуз купим? – допытывалась я.

– Какие же арбузы – июнь. Арбузы в августе будут.

– А клубнику? – не унималась я.

– Клубнику купим. И черешню тоже, – улыбалась мама.

– А клубнику на варенье? Или просто кушать?

– Не знаю, посмотрим, может, и на варенье.

– А банка для сметаны? – не унималась я.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


– Для сметаны, конечно, – отвечала мама.

– А тогда и творог тоже купим?

– И творог тоже.

– Чур я буду пробовать!

– Конечно, ты, а кто ж еще?

Наверное, это и есть счастье. Детство. Июнь. Солнце. Мама молодая, необыкновенно красивая. Ее золотистые вьющиеся волосы, не скованные шпильками и заколками, упруго подпрыгивали в такт шагам. Ах, какие у нее синие глаза! Не то что мои – не поймешь что, – то они зеленые, то рыжие, то черные… И руки у мамы теплые, мягкие, добрые. И ямочки на щеках, как у меня, то есть у меня, как у нее…

Мы пришли. На улицах народу не было, а на рынке – муравейник. Не одни мы были такими умными – все спешили с утра отовариться. Народ галдел, торговался, беззлобно ругался, перепрыгивал через лужи, сплевывал семечную шелуху, ел горячие пирожки с повидлом…

Яблоки и груши уложены в одинаковые пирамидальные горки. Яркими бочками золотился белый налив, сочный, хрумкий. Груши-гнилушки – мои любимые – мелкими россыпями, как беспризорные щенки, развалились на прилавках. Грузин в огромной кепке продавал помидоры. Еще дорогие, но такие красивые и ароматные, что мама не выдержала, подошла прицениться. Грузин оживился и, блестя золотыми зубами, сыпал комплиментами, не уступая при этом ни копейки:

– Такой красивый женщина, бери – свежий ароматный помидор – наливной, как твои щечка!

– Уступи в цене – возьму, – не сдавалась мама.

– Ай-яй-яй – как уступи! Вай! Уступи – и так задаром отдаю…

Я наблюдала за мамой и за грузином, и уже знала, что грузин уступит и мама возьмет помидоры. И он щедро отвесит на смешных весах с гирьками «пару кило», а сверху «набросит» еще один помидор.

…Молочные ряды. Чистенькие бабульки в белых в крапочку платочках и в белых же фартуках, все одинаковые, словно старшеклассницы в праздник. Только вместо коричневых форменных платьев одеты они в ситцево-сатиновый пестрый разнобой. Отчего молочные ряды казались самыми нарядными. Творог, как и было обещано, доверено пробовать мне. Марлечка еще сыровата от сыворотки, а творог с желтоватым оттенком.

– Пробуй, деточка, пробуй! Свеженький, только откинула с вечернего молока. – Приговаривает торговка.

Творог кислый. Я морщусь. Мама переходит к другой, точь-в-точь такой же бабусе. Она ловко откидывает марлю. Я пробую. Этот мне нравится. Я серьезно спрашиваю, подражая маме:

– Почем?

И торговка, и мама хохочут, и мы берем два фунта (именно так продавали на рынке у нас. Фунтик. Полкило) творога. Теперь сметана…

Сумки тяжелые. В корзинке помидоры и клубника, в авоськах груши-гнилушки, зеленый лук, молодая картошка, укроп, в бумажном кулечке черешня, черника…

Я помогаю. Корзинка оттягивает руку, идти неудобно. Но я креплюсь и стараюсь не подать виду, что мне тяжело. На рынке мама всегда встречает знакомых.

– Ниночка, ты все молодеешь, – говорит тетенька с черными как уголь бровями. Я ее боюсь. Сейчас она ущипнет меня за щеку и скажет, как я выросла!..

Жарко. Солнце, окончательно проснувшись, припекает. Хочу пить, но не ною, маме сейчас не до меня. На рынок приехали машины, огромные грузовики, на которых, как на сцене, ловко снуют молодые тетки и хлопцы. Промтовары. С районов. Там, в районах, не покупают крепдешиновые платья, а в городе сразу выстраивается очередь. Мама отводит меня к лавочке. Сгружает все сумки и говорит:

– Посиди минутку, ни шагу отсюда, и за сумками смотри. Я сейчас.

Мама ныряет в толпу выкрикивающих размеры теток и скрывается из виду. Я терпеливо жду и рассматриваю толпу. Пить хочется сильнее. Я вытащила из сумки несколько черешен, обтерла их о платье… Ах, какое блаженство – кисло-сладкие, мясистые, душистые. Грязные ягоды есть нельзя, – вспоминаю я бабулино грозное указание, но ведь никто не видит. И я опять влезаю в кулек с черешней.

…Домой мы приехали на машине. Выйдя с рынка, мама подняла руку, и водитель красной машины – частник – за рубль согласился нас подкинуть до дома.

Всего пол-одиннадцатого утра. Моя младшая сестра еще спит. Бабуля вышла нас встречать к калитке. Папа готовит завтрак. Молодая, ароматная желтоватая картошка засыпана укропом и чесноком. Салат из помидоров, огурцов, зеленого лука… Шкворчит в сковороде жаренка…

Суббота. Июнь. Детство…

Физика и лирика

В детстве у меня была игра.

Я брала обыкновенную деревянную катушку с нитками и смотрела на мир сквозь дырочку в бобинке. Помните такие катушки? Сквозной туннельчик обычно был заклеен круглыми этикетками с названием ниток и фабрики, где их изготовили. Эти этикетки или сразу терялись, слетая еще по дороге из магазина, и валялись на дне маминой сумочки, или были приклеены намертво и их можно было только проколоть карандашом насквозь и поддеть за растрепанные уголки, чтобы содрать дурацкую этикетку.

Так вот, я брала катушку и ложилась на землю в саду. Рассматривать травинки, муравьишек, жуков, божьих коровок и даже подгнившее с одного бока яблоко было удивительно. Я чувствовала себя Алисой в стране чудес. Мир сужался до пяти миллиметров, а все мелкие детали становились, наоборот, четкими, рельефными, объемными. Ставший вмиг огромным муравей, запыхавшись, тащил зернышко от яблока. Мне казалось, что я даже вижу капельки пота на его лбу.

Да! У меня было развито воображение еще в раннем детстве. Проследив путь муравьишки, я зажмуривала глаза и представляла, как он придет к себе в муравейник. Вытрет ноги на пороге, откроет дверь. Кряхтя, втянет сочную яблочную косточку в дом, к нему подбегут его маленькие дети. (Дети обычно представлялись мне в одежках – мальчики в коротких шортиках и футболках, девочки в платьицах с крылышками и почему-то в чепцах.) Дети повиснут у Муравья на руках и ногах (а у муравья было четыре руки и две ноги!), радостно крича: «Папа! Папа пришел!» Из кухни в цветном фартуке выходит Муравьиха-мама. Жена Муравья. И они все вместе взгромоздят яблочную косточку на стол. У них мисочки из половинок высушенных семечек, в большой скорлупке от ореха свежайшая дождевая вода…

Это потом уже, с горем пополам, на уроках ненавистной физики неожиданно для себя я полюбила оптику.

Может быть, именно из-за деревянной катушки. С дырочкой.

А про большой адронный коллайдер я так ничего и не понимаю. Да. Стыдно.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века
Третья высота

– А спорка, что не залезешь? Ты ж деффка – а деффки так высоко по деревьям не умеют лазать! – безапелляционно заявил Киса и шикарно «цыркнул». Давеча он установил новый рекорд улицы – залез на «третью ветку» (третью высоту) самого высокого дуба в нашем районе. «Третья ветка» – это высоко. Это выше треугольной крыши Антонихи, а у нее самый высокий дом на улице – двухэтажный, да еще с чердаком.

Я осторожно потрогала пальцем свой верхний передний зуб, который, как мне казалось, шатался. «Вот выпадет у меня зуб сверху, как у тебя, я тоже буду шикарно плеваться», – подумала я, а вслух сказала:

– Спорим! Пааадумаешь! Я в тыщу раз лучше тебя лазаю по деревьям. Ща увидишь. Тока, этасама, на что спорим?

– Давай так – если ты проспоришь, то я тебе отдаю пистолет…

– И пистоны! – перебила я и добавила: – Все пистоны!

Киса залез в карман шорт и достал спичечный коробок, в котором лежала лента с пистонами. Я уважительно кивнула.

– А ты мне, – Киса задумался, – а ты мне ежика!

– Ты что, сдурел? Ежика на пистолет? – моему возмущению не было предела.




Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


– Ну, ты ж говоришь, что залезешь, а значит, тебе не придется с ежиком расставаться. Ну, по рукам? – Киса протянул руку.

– А давай! – я протянула ему свою, и мы ребрышками ладоней перебили свое же рукопожатие.

Я посмотрела на старый дуб. Сто раз мы на него забирались, сто раз я сидела на толстой ветке – первая высота – первая ветка, которая росла как-то странно – не вверх, а в сторону, отчего и сидеть на ней было весьма удобно. Вторая, почти вровень с крышей Антонихи. С этого места было удобно наблюдать, есть ли кто у Антонихи в огороде, и если нет – айда за яблоками!

Поплевав на ладошки, я начала карабкаться. До первой ветки я добралась в два счета – привычная остановка, я села на широкую ветку, как на лавочку, и помахала Кисе сверху. «Выпал бы у меня зуб уже, я б плюнула с высоты!» – неожиданно подумала я, но услыхала:

– Давай, давай, – подбадривал Киса и откусывал от большого яблока. Сок тек по его рукам, оставляя блестящие дорожки.

Мне вдруг тоже захотелось яблока. Белого налива. Откусишь такое звонко-хрустящее – успевай рот закрывать, иначе сок перельется и потечет из уголков рта и по рукам. Я подняла голову и продолжила восхождение. Добравшись до второй ветки (вторая высота), решила не останавливаться и, перехватываясь руками, подтягиваясь и царапаясь, верно шла на побитие рекорда. И вот здесь случилось это ужасное «и вдруг»…

На моих ногах были красные шлепанцы. Ну конечно, не настоящие «колодки» – на сплошной деревянной подошве, модные, с металлическими нашлепками… Откуда?

У мамы были сапоги-чулки на танкетке, и когда ее не было дома, я надевала их, а они мне были ужасно велики. «Чулки», плотно облегающие мамины ноги – болтались гармошкой на моих ножках-спичках. Но мне это не мешало – мне нравилось, что я становилась высокой – танкетки были сантиметров 10–12…

Мои шлёпки были гораздо более прозаичны. В начале лета обнаружилось, что босоножки, купленные на вырост в конце прошлого лета и надеванные только пару раз, в особо торжественные дни, – например, когда я стала октябренком, а потом на утренник, посвященный прощанию с Букварем, на Новогодний утренник и на Первомайскую демонстрацию, – стали мне маловаты. Пятку натирало нещадно, и ходить в них я отказывалась. Тогда папа, недолго думая, отрезал от босоножек задник, вместе с ремешком, что застегивался через ногу, и получились вполне себе приличные шлепанцы. Я в них шиковала посреди нашей летней пылищи, все лучше, чем босиком, хотя ноги от грязи эти шлепанцы не защищали.

Так вот, «и вдруг!» – мой правый самопальный шлёпок слетел с ноги и сквозь ветки упал вниз. Тогда еще законы гравитации и притяжения были мне незнакомы. Откровенно, я в них и сейчас-то не очень… Ну понятно, что когда что-то падает – оно падает вниз. Как бутерброд с колбасой – маслом вниз… Нет, я что-то не то ляпнула, но я же честно призналась – я в точных науках – ноль. То есть на крепкую троечку, но «за активное участие в жизни отряда, дружины, группы, факультета…» четыре, а то и пять в дневнике, а потом и в зачетке я имела…

Я проследила весь тернистый путь моей шлёпки со второй высоты и до земли, куда она, согласно всем законам, которых я не знала, – ах да, я уже об этом сказала, – приземлилась. И тут меня охватил такой страх (могла бы сказать банально – леденящий ужас, но не скажу), ладошки вспотели, ноги в коленях стали подгибаться, жутко захотелось крикнуть, но я не могла – вопль застрял в горле, я его оттуда выпихивала изо-всех сил, пытаясь выдавить то ли «Киса дурак!», то ли «Мама!», то ли «Спасите!». Ничего не получилось, и я просто повисла на вытянутых руках, ногами цепляясь за ветки. Более-менее закрепившись немеющими руками-ногами, я боялась глянуть вниз. Мои конечности вдруг стали тяжелыми, непослушными, а голова, наоборот, – легкой, как одуванчик, и казалось, что малейший ветерок ее снесет начисто, а руки будут также держаться за ветки.

Представив, что мое туловище с оторванной головой висит на дереве, как елочная игрушка на новогодней елке, а голова летает, как воздушный шарик над дубом, над крышей Антонихи, над ее садом, над Кисой и баб Соней, и не может приземлиться – у нее же нету ног, – я почувствовала урчание в животе. Киса что-то кричал снизу. Я не отзывалась. Просто смотрела на железную крышу Антонихи, стараясь не думать, что будет со мной, если затекшие руки разожмутся…

И вдруг я услышала тишину. Да, да. Тишину. Киса перестал кричать. Скосив один глаз, я обнаружила, что Кисы нет. Вертеть головой боялась, чтоб не свалиться. Страшно было вниз глянуть.

Сколько я провисела в таком положении, не знаю. Потом послышались какие-то голоса там, внизу. Потом вой сирены. Потом кто-то взял меня на руки, одновременно пытаясь отцепить скрюченные пальцы от ветки… Баб Соня, путая идиш и русские слова, то ли ругалась, то ли причитала, целовала меня в лицо, в руки, в глаза, в лоб… Я прижалась к ней и заплакала. Беззвучно. Просто слезы катились и катились, горячие, соленые. Они капали со щек, а баб Соня вытирала их своим передником и повторяла «мейделе, шейне мейделе…». Пожарные, мои спасатели, курили, шумно разговаривали, посмеивались и даже разрешили Кисе залезть в их машину. На его вихрастую голову водрузили шлем, который съехал назад и вбок, зацепившись за ухо.

Бабушка отвела меня домой, напоила куриным бульоном и уложила в кровать. Накрыла тонким одеялом и все гладила и гладила мой лоб и волосы.

Проснулась я от стука в окно. Попыталась встать, но руки и ноги были тяжелыми и каждая жилка в моем теле болела.

– Это я, Киса, – он кричал громким шепотом, – выглянь!

– Я не могу встать, – шепнула я в ответ, но он, вероятно, не понял.

Послышалась возня, я, лежа в кровати, наблюдала, как Киса просунул руку в открытую форточку, нащупал шпингалет и, распахнув окно, впрыгнул на подоконник.

– На. Это тебе, – сказал он, протягивая пистолет и мои злополучные шлепанцы – оба. Оказывается, второй тоже слетел, а я даже не заметила. – Вот еще, – он достал коробок с пистонами.

– Нет. Я же не добралась до третьей ветки. Ты победил, – я глазами показала под кровать – там в обувной коробке спал ежик.

– Ну уж нет. Ты победила. Ты почти долезла до рекорда. И потом, зыкано было у пожарных в машине посидеть! Жалко, что ты ушла спать. Я уже тут три часа дожидаюсь. Боялся пропустить, когда ты проснешься. Я тебе яблок принес. Белый налив.

Я только сейчас заметила, что у Кисы майка на пузе подозрительно раздулась.

– Ты лазал к Антонихе в сад? Без меня?..

– Ну ты не волнуйся, мы завтра вместе еще пойдем. А давай постреляем? – отвлек меня Киса, вывалив яблоки прямо на кровать.

Он заправил пистонную ленту в пистолет и отдал его мне…

Ежик вылез на шум и, громко топая, побежал в сторону кухни.

С тех пор я больше не лазала по деревьям и по сей день безумно боюсь высоты. Даже когда выхожу на балкон второго этажа, от колен до кончиков носков щекотно и ноги подгибаются, а в животе летают бабочки. И никогда не обрезаю в сандалиях задники.

Расскажите, птицы…

В новостной программе русского телеканала я услыхала версию расследования происшествия, которое было метко названо «Чудо на Гудзоне», о том, что именно столкновение со стаей птиц спровоцировало отказ обоих двигателей лайнера. Здесь все понятно. Но дальше один из ведущих новостей (их, кстати, трое – двое мужчин и одна женщина, самая адекватная среди всех) сообщил, что судя по всему – птицы были пьяные. Я повернулась к экрану, забыв о блинчиках на сковороде, и вслушалась в диалог ведущих:

– Дело в том, что в это время года многие птицы питаются ягодами рябины и им подобных (кому «подобных» – ягодам рябины? Птицам? Птицы – каннибалы?) – а ягоды сейчас не свежие (?!), а наоборот, забродившие – вот птицы их съедают и пьянеют, – завершил мысль красномордый, с заплывшими глазками, дядька на экране таким тоном, что никаких сомнений в том, что он вполне этих птиц понимает и даже сам бы не прочь с ними такими ягодами опохмелиться, не возникало.

Как всегда не к месту, вспомнилась история, которая совершенно не связана ни с самолетами, ни с летчиками-героями, ни с пьяными странными журналистами местечковых каналов. Кстати, – или некстати – о птичках…

«Пьяные свиристели стали причиной множества проблем в крупнейшем в мире аэропорту Атланты в США. Птицы вели себя неадекватно: мешали въезду машин в аэропорт или валялись посреди дороги, а также создавали проблемы взлетающим самолетам. Причиной стали росшие вокруг аэропорта ягоды, от которых птицы пьянели. Аэропорту пришлось вырубить все кустарники с этими ягодами, и теперь птицы больше не досаждают пассажирам…

Пьяные дикие голуби стали настоящей головной болью для службы спасения в новозеландском городе Вангарей. Около 30 птиц кереру (новозеландский древесный голубь) были спасены за последнее время. Голуби поедают забродившие ягоды гуавы. Это приводит к тому, что птицы находятся в состоянии, напоминающем алкогольное опьянение. Центр по защите птиц получил множество сообщений от очевидцев, которые наблюдали пьяных голубей на улицах города. После воздействия гуавы голуби валялись на земле, упав с деревьев, или врезались на лету в оконные стекла. Все найденные птицы были доставлены в интоксикационную клинику, где лечат людей-алкоголиков и наркоманов. Кереру оставались в больнице пару дней, после чего их выпускали на месте поимки. «Это важно, так как у этих голубей есть партнеры и семьи, – пояснила орнитолог Робин Вебб».

Из новостей. Старых новостей…

Я боюсь птиц. Как там эта фобия правильно называется? Орнитофобия? Может быть, и не то чтобы – ах, боюсь-боюсь! но мне они неприятны. На расстоянии – но только на приличном, и никаких кормежек голубей с руки, и никаких заигрываний с гусями-лебедями, – я еще могу наблюдать за птицами. Наблюдать. Издалека. Но самое страшное – вороны. Вот их я таки да – боюсь.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Когда-то, в прекрасную пору перестройки и гласности, но еще до первых кооперативов и до того, как Горби стал называться Президентом, а был еще Генеральным секретарем ЦК КПСС, этот «цыкака» инициировал кампанию по борьбе с пьянством и алкоголизмом в СССР. Но тогда еще не родилась черномырдинка «хотели как лучше…» Борьба шла нешуточная. Водка подорожала в три раза, виноградники вырубались – во дебилы!


Водка стала стоить восемь –


Все равно мы пить не бросим!


Передайте Горбачу –


Нам и десять по плечу!


Если будет стоить больше –


Мы устроим то что в Польше,


Будет стоить двадцать пять –


Будем Зимний брать опять!



Безалкогольные свадьбы – такой «совецкий креатиффчег», – были главной фишкой для мОлодежи и пОдростков. Очереди в вино-водочные магазины и отделы стояли с утра, до закрытия, с непеременным мордобоем на тему: «дайте этому козлу в шляпе в глаз, его тут не стояло!» Народ дурел, свирепел, но пить не перестал. Сахар начали продавать по талонам – самогонщиками стали даже те, кто пил интеллигентно по праздникам.

И в это время случился в моей семье праздник. Сейчас подсчитала, поняла, что это был день рождения мамы. Ну как не отметить, если ягодка опять? И если день рождения летом. В июне. И все помнят. И все придут. А водку достать не так-то просто, но, позвонив иванпетровичу, юрьборисычу, зиночке, людмиле, васильандреевичу, папа раздобыл пять бутылок водки. А вино? Вино обещала привезти из Тбилиси папина грузинская родня, собиравшаяся на мамин день рождения. Но поговорив с соседом Витькой-китайцем (да-да-да – самым настоящим Чжан Юн Дином, а в простонародье отзывавшимся на «Витька-китаец» – это сейчас никого китайцем на просторах Родины не удивишь, а тогда!..), папа пришел домой расстроенный. Витька его убедил, что пять поллитровок – «да шо там пить».

Потом пришел второй сосед – дядь Толя. Красномордый, добродушный, с приклеенной к нижней губе цыгаркой, вечно под небольшим кайфом – легендарный дядь Толя. Нос дядь Толи выдавал эксперта по возникшему в нашей семье вопросу. На мелком подвижном лице с блеклыми голубыми глазами, серо-буро-коричневыми бровями, дряблыми в розовых прожилках щеками торчал ОН. Нос. Нежно-малинового цвета. Крупный, мясистый, слегка с левосторонним уклоном и торчащей из него порослью. Нос был словно пересажен с другого лица, настолько не вписывался в параметры…

– Не, Сенька! Я те грю – ни хрена не хватит пять бутылок. Самогон варить надо! – тут на глаза дядь Толе попалась я, и он, сфокусировавшись, словно наклонясь из-за носа, выдал: – Во, у вас же зять химик – пусть принесет с работы охладитель, змеевик, я тебе помогу – мы соберем аппарат, и будет праздник как у людей… – Дядь Толя с тоской посмотрел на пять выстроенных на полу у холодильника бутылок водки.

– Толя, посадят же за самогон! Цирккокойты! – испуганно, но азартно сказал мой интеллигентный папа.

– Них!.. – бескомпромиссно заявил дядь Толя (папа вздрогнул и посмотрел в мою сторону), – Не посадят! Всех не пересажают.

– Ну, я ж никогда такого не делал! Цирккокойты! – все еще сомневался отец, но чувствовалось, что он уже совсем не против попробовать собрать самогонный аппарат…

Пока дядь Толя и папа с советником Витькой-китайцем колдовали над аппаратом, мама собрала рецепты «самого лучшего, чистого, как слеза младенца»… Рецептов было немало. Прав был дядь Толя – всех не пересажали – соседки, мамины коллеги по работе, знакомые знакомых знали, КАК и из чего гнать самогон. Оказалось, из всего – чуть ли не из табуреток, как утверждал один известный герой.

По вечерам родители шептались – что, мол, совсем с ума сошли, совсем уже опустились – стыдно-то как – самогонщики! Но приходил день, а с ним и дядь Толя с подозрительно блестящими с самого утра глазами, запахом перегара, в кепочке набекрень и с Витькой-китайцем за компанию.

– Бобрихин самогон крепкий, но мутный, – говорил дядь Толя тоном, не терпящим возражений, хотя ему и так никто не собирался возражать.

– Угу-угу, – кивал Витька-китаец и затягивался крепкой «Примой».

– У Верки-полицайки – хорош, но она, сука, не дает рецепта – из пшеницы, видать, гонит и по пятерке продает! Совсем охренела баба, но все равно дешевле водки… – Дядь Толя помахал кепочкой над головой, разгоняя синий дым от сигарет. На голове у дядь Толи под кепочкой оказалась пегая поросль, скомканная, как неубранная постель. Серая и пыльная. Он повернулся ко мне и улыбнулся: – Ну чё, молодоженка? Мужик-то где?

– В Москве, – буркнула я и отвернулась.

– В Мааасквееее… Ученый он у тя больно. Опять учится?

– Ну что ты к девчонке пристал, Толя. Давай, сколько сахару нужно для вот этой бражки… – папа держал исписанный крупными буквами листок из тетрадки в клеточку.

В один прекрасный день самогонный аппарат был готов. Бражку решено было делать по «старинному рецепту», который дядь Толя, якобы рискуя жизнью, «скрал» у сватьи Томки. Из гороха. Да. Да. Да. Из гороха.

«Процесс пошел», как говорил Михаил Сергеевич Горбачев. Но совсем по другому поводу.

– Процесс пошел! – радостно хлопнул в ладоши дядь Толя, и глаза его загорелись при первых каплях живительной влаги, капнувших из конденсатора в кастрюлю.

– Пошел процесс! – Витька-китаец принюхался и улыбнулся золотыми зубами.

Первый блин был совсем не комом. Самогон удался.

Да так, что папу, дядь Толю, Витьку-китайца, подошедшего на запах маминого брата Гришку и соседа справа – новенького на нашей улице, недавно купившего сгоревший остов дома бабы Мани хозяйственного Федора после первой дегустации решили с нашей кухни по домам не разносить. Оставили спать там, где они уснули крепким, горячим сном, не обращая внимания на тормошения жен, и мамины недоуменные вопли:

– Сеня! Боже мой! Сееееееняяяя!

Обо всех этих «перепитиях» – во всех смыслах этого слова, – я не знала, так как мы, молодожены, жили отдельно – снимали квартиру, и назавтра, приближаясь к дому родителей, я увидела странную картину…

По обочинам улицы валялись… я пригляделась – птицы! Вороны, голуби, воробьи. Вверх тормашками. Птиц было много. Много-много! Человек сто. Или даже сто пятьдесят. Птицы валялись с растопыренными вверх ногами, клювами на бок… Это было очень страшно. Очень. Страшно.

На дрожащих ногах я доползла до калитки, влетела во двор и завизжала. На мой вопль выскочила мама, я визжала и показывала пальцем на улицу… Мама выскочила за калитку, я услыхала, как хлопнула калитка у соседа Витьки-китайца, перестала работать бензопила у Федора, народ собирался у нашего дома, и через несколько минут раздался хохот… Смеялись всей улицей, с подхлипами, с прихлопыванием по бокам, с закашливанием.

Как выяснилось, остатки самогона после фуршетной ночи на маминой кухне утром разлили по бутылкам. К этому ответственному делу ни дядь Толю, ни Витьку-китайца, ни даже папу не подпустили. Его отправили на колонку – мыть самогонный аппарат. Остатки перебродившего гороха, по совету опять-таки, правильно, дядь Толи, решено было выбросить прямо на дорогу. На нашей деревенской улице асфальта не было. По дороге ездили одна-две машины в год. Ну хорошо, не в год, но редко. Горох – натуральный продукт, как подтвердил дядь Толя, и них… ничего с этой дорогой не станет! Перебродившего гороха наклевались все окрестные птицы и попАдали в алкогольное опьянение – опять-таки в буквальном смысле – попАдали.

Прошло несколько часов, и птицы, начав трезветь, стали пытаться взлететь. Вороны разбегались, вихляя туловищем, рискуя клювом воткнуться в землю и свернуть свои сине-черные бошки. Воробьи летели восьмеркой, а голуби шли, спотыкаясь, к луже, к их счастью, оказавшейся рядом с их пиршеским столом. У голубей был сушняк. Голуби наклонялись к луже попить, и некоторые из них, не удержавшись на ногах, заодно принимали ванну. «Пить надо меньше. Надо меньше пить!» – прыгал на одной ножке, пытаясь сбросить остатки наваждения, воробьишка.

Больше самогон родители никогда не гнали. Аппарат подарили дядь Толе, который в благодарность каждый раз после очередной прогонки приволакивал «гостинец» в виде мутной бутыли, заткнутой тряпочной пробкой. И «пьяный горох» на дорогу больше никто не выбрасывал.

Форма одежды – парадная

Странно, – подумала я, хлопая калиткой, – мама в окно не выглядывает». Окна вообще были затянуты занавесками. Баб Соня в серых, толстых самовязаных носках сидела на крыльце и читала газету.

– Ба, привет, – я нагнулась и поцеловала теплую морщинистую щеку. – А где мама?

– Она в больнице, но ты не волнуйся. С ней все в порядке. Просто доктора все хорошенько проверят и выпишут ее домой.

– Как в больнице? – опешила я. – А братик? У меня уже есть братик?

– Нет, еще нет ни братика, ни сестрички. Пойдем-ка, я тебе супа налью, а потом ты уроки сделаешь, и тогда мама из больницы позвонит.

Она кряхтя поднялась. Взяла меня за руку, и мы вошли в дом. Все было как всегда, но все-таки что-то не так… Папа в командировке. Он часто ездил в командировки и оттуда всегда привозил подарки. Однажды даже бананы привез из Москвы. Бананы были зелеными, противными. От них щипало во рту, и я их не стала есть. Даже после того как они пожелтели не стала. Банан – смешное слово. Ба-Нан.

Я вообще любила слова. Мне нравилось с ними играть. Не в «слова» – а словами. «Командировка» – это слово мне представлялось как большая тетка, похожая на нашу школьную завхозиху Кондратьевну. У Командировки большие красные руки, на голове серая косынка и синий халат – замятый сзади, а спереди с тремя карманами. Один сверху на груди, два по бокам. В верхнем – две шариковые ручки и растрепанный блокнот. Командировка всеми командует… Папа должен приехать в субботу. А сегодня только четверг. Мама в больнице… Я вздохнула. В носу защипало. В глазах стало горячо.

– Ну, вот еще – сырость разводить, – проворчала баб Соня и фартуком вытерла мне глаза. Иди снимай форму, мой руки и за стол. – Она взяла спичечный коробок, потрясла им, проверяя, есть ли спички, вытащила одну, чиркнула, и голубой огонь, пробежав по конфорке, заплясал под кастрюлей с супом.

«Почему весь огонь оранжевый – ну, там, в печке, в костре, когда листья жгут, – а этот в плите всегда голубой?» – в который раз подумала я и мысленно напомнила себе спросить об этом у папы, когда он вернется. Баб Соню я уже спрашивала, она ответила непонятно: «Потому что газ». А почему газ голубым горит – не знала.

Зазвонил телефон. Баб Соня сняла трубку. Это звонила не мама, а баб-Сонина подружка Роня Абрамовна. Они говорили на таком языке, на котором обычно говорят, чтобы я не понимала. Он назывался «идиш». Но я уловила «сохранение» и «мейделе», – мейделе – это я. Так всегда говорила Роня Абрамовна. «Шейне мейделе»… А сохранение – ну, это, наверное, когда сохраняют что-то. Типа как мы картошку на зиму. В погреб на сохранение засыпали. Я представила, как маму запирают в погреб, там темно и холодно. Сырая картошка и морковка. Яблоки, пересыпанные упругими стружками, в ящиках. На полках банки с вареньями и компотами. А в углу бочки с капустой и огурцами-помидорами. Так? Или на идише «сохранение» значит что-то другое? Скорее всего нет, я многие слова улавливала, хотя они звучали смешно. Я попыталась распознать какие-то слова из бабушкиного разговора, но она говорила быстро и непонятно.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


– Суп – до грамма. Макароны можешь съесть не все, если суп доешь, – сказала баб Соня в мою сторону, не поворачиваясь, а я удивленно подняла глаза – ну как она знала, что я приготовилась ныть, что больше не хочу?

Баб Соня закончила разговор. Обтерла телефонную трубку фартуком, водрузила ее на место.

– Ба, а что такое сохранение? – спросила я.

– Это когда сохраняют, – отрезала баб Соня, и я поняла, что дальше расспрашивать нет смысла. Не скажет. Но я все-таки попыталась.

– Как картошку?

– Что картошку? – не поняла баб Соня.

– Ну, сохраняют. Как картошку? В погребе.

– Ааа, нет, – всплеснула руками баба Соня, – мама лежит в палате, чистой, белой. Там тепло. Она отдыхает. Книжки читает, – баба Соня обняла меня и поцеловала в макушку, поправила мою растрепанную коску. – Ешь давай. Суп уже остыл.

– А меня завтра в октябрята принимать будут. Как же я пойду? – мои глаза опять были на мокром месте.

– Что значит «как пойдешь»? – переспросила баба Соня. – Так и пойдешь, а что?

– Мне белый фартук нужен. «Форма одежды – парадная» – сказала Марина Андреевна.

– Ну, будет и у тебя парадная – есть же фартук. Ты ж первого сентября ходила в белом. Он стираный, сейчас посмотрю.

Баб Соня медленно вышла из кухни, а я потихоньку подкралась к раковине. Суп вылила. Включила воду, чтобы смыть рисинки, прилипшие к раковине.

– Суп не выливай, – донеслось из комнаты.

«Ну, вот как она знает?» – в который раз удивилась я.

– Я поела, тарелку мою… – соврала я и принялась тереть тарелку.

Баб Соня вернулась в кухню с моим белым фартуком:

– Вот, чистый. Я его поглажу, на плечики повесим, а завтра наденешь. Делов-то!

«Делов-то! – хорошо ей говорить, у нее мама не в больнице. А папа не в командировке. И в октябрята ее завтра не будут принимать», – подумала я.

– Ба, когда мама позвонит?

– Скоро и позвонит. А давай-ка мы с тобой плюшек напечем, а? Маме в больницу отнесем и сами чаю с плюшками да вареньем напьемся.

– Чур я раскатываю! – обрадовалась я и полезла за скалкой.

– Ты, ты, а кто ж? Стрекоза! – улыбнулась баб Соня, доставая муку, сметану, баночку из-под меда в форме бочечки, в которой был драгоценный порошок. Ванилин. Его папа привез из какой-то командировки.

…Плюшки получились розовыми, неровными, ноздреватыми. Перед тем как поставить их в печку, баба Соня квачиком обмазала их взбитым яйцом, а я сверху присыпала сахарком, который в печке подтаял и стал коричневым. Баба Соня заварила чай. Накрыла чайник полотенцем – чтоб настоялся. Положила в вазочку варенье. Плюшки ловко сбросила с противня в плетеную корзиночку. По радио пела тетенька про дождь, я посмотрела в окно. Осень. Темнело рано, окно было сине-черным. Вместо дождя я увидела свое отражение. Нос в муке. Коса недлинная, но толстенькая, опять растрепалась. Бант съехал.

– Ба, а ты мне завтра два хвостика вместо косички сделаешь? – вспомнила я про завтрашний, очень ответственный день.

Завтра я стану октябренком. Я сползла со стула, побежала к секретеру. «Секретер» – тоже интересное слово. Секретов там никаких не было. В верхнем ящике лежали документы. Крышка секретера откидывалась, и внутри были книги, шкатулка с мамиными бусами и брошкой. Еще там была коробка с лекарствами. И мое отделение. Там лежали новые тетрадки, коробка с карандашами, запасные стержни с фиолетовыми чернилами для ручки, и отдельно, в спичечном коробке, лежала звездочка. Я ее достала и, в который раз, полюбовалась.

В ларьке «Союзпечать» возле школы продавались звездочки железные, с золотым маленьким Володей Ульяновым-Лениным. А мне папа привез пластмассовую. У нее были острые треугольные концы, а в серединке – черно-белая фотография маленького курчавого мальчика. Фотография была нечеткой, очень мелкой, но я-то знала, что это Володя Ульянов, который потом стал дедушкой Лениным. Он, прищурясь, улыбался с первой страницы букваря, а под фотографией было написано: «Ленин жил. Ленин жив. Ленин будет жить». Как это жив, если он в Мавзолее? Я сама видела. В Москве, на Красной Площади. И жить будет как? Он же мертвый там лежал. «Заспиртованный» – пояснила девочка из очереди. Если честно, Мавзолей мне не понравился. Там было темно, страшно. И тот Ленин совсем не был похож на дедушку из Букваря, а уж тем более на мальчика Володю Ульянова со звездочки…

Завтра весь наш 1 «А» класс станет октябрятским отрядом. «Каждый из вас станет юным ленинцем!» – сказала Марина Андреевна, наша старшая пионервожатая. Ну, с мальчиками все понятно – юный ленинец. А девочки – юные ленинки? Я не решилась спросить у Марины Андреевны, а теперь вспомнила и пожалела, что не спросила. А вдруг меня завтра на линейке спросят и я не буду знать, что ответить?

Я открыла ранец, достала Букварь – неинтересно, я его еще прошлым летом весь прочитала. Полистав страницы, нашла картинку с ребятами – такими же, как и мы, первоклассниками, которых принимали в октябрята.

Уроки я сделала быстро. А что их делать-то? Как говорит баб Соня: «Делов-то!» Я перевернула тетрадку – на последней странице были написаны правила октябрят. Я их, конечно, знала наизусть, но повторила:


Наших правил ровно пять. Мы их будем выполнять.


Октябрята – будущие пионеры.


Октябрята – прилежные ребята, любят школу,


уважают старших.


Только тех, кто любит труд, октябрятами зовут.


Октябрята – правдивые и смелые, ловкие


и умелые.


Октябрята – дружные ребята, читают и рисуют,


играют и поют, весело живут.



Я повторила вслух все правила и не услышала, как зазвонил телефон. Баб Соня вошла в комнату и сказала:

– Иди к телефону. Мама звонит.

Я в два прыжка оказалась в кухне.

– Мам, привет! Мам, ты чего в больнице? Мам, а что такое «сохранение»? Мам, меня ж завтра в октябрята принимать будут, я думала, ты придешь… – тараторила я без передышки.

– Я не смогу прийти, так получилось.

– Мам, у тебя болит живот? – мамин живот был большой. Там был мой брат. Так сказал папа. И я там когда-то была. Как я там помещалась, я не представляла.

– Нет, доня, не болит. Просто давление было высокое. На завтра тебе бабушка все приготовит, и фартук, и колготки белые, они там на второй полке в твоем шкафчике, манжеты и воротничок подошьет. Ты у меня самая красивая будешь!

Я улыбалась и молчала. Баб Соня протянула руку к трубке.

– Мам, я тебя целую. Ты давай, этасама, сохраняйся. Мы к тебе завтра придем, – я отдала трубку баб Соне.

Сложив книжки-тетрадки в ранец, еще раз открыла коробочку со звездочкой. «Хоть бы не проспать!» Сунула в специальный карманчик внутри ранца. Застегнула молнию.

– Ба, будильник поставь! Чтоб я не проспала!

– Я тебя разбужу, не бойся. Иди ложись, я сейчас манжеты твои закончу пришивать и тоже спать пойду. Под одеялом не читать. Разрешаю 15 минут еще свет не выключать, но потом сразу без разговоров – спать.

– Ну, бааааа, – заканючила я, впрочем, мало рассчитывая на поблажку.

– Давай не будем, а? Ты же знаешь, что это бесполезно. И так уже десять часов. Еще пятнадцать минут, и свет чтобы был погашен. Утром я тебя разбужу. Спокойной ночи.

Баб Соня поцеловала меня, погладила по голове. От нее пахло плюшками. Теплыми, душистыми, сладкими.

Я закрыла глаза, представила, как же завтра все произойдет, и незаметно уснула. Сон был ярким, громким. В нем грохотали барабаны и гудели горны. Какой-то белобрысый дурак дунул мне прямо в ухо, я подскочила и проснулась. Сердце колошматилось, как барабаны из сна. Трещал будильник.

Я машинально нажала на кнопку. И вылезла из постели. За окном еще было темно. Ноябрь. Баба Соня тяжело ступала в кухне, уже посвистывал чайник. Я заглянула в кухню:

– Доброе утро, ба!

– Доброе, доброе! – баб Соня намазывала батон маслом. – Завтрак готов, давай одевайся и за стол.

– И тут мой взгляд упал на часы. Они показывали пол-девятого.

– Ба, какой завтрак! – сердце мое упало. Я схватила передник, вылетела в комнату, натянула колготки, напялила фартук, схватила ранец, и с криком: «Проспали!», на бегу надевая пальто, вылетела из дома.

Всю дорогу до школы я бежала и плакала. Ну как же так! Я так ждала этот день, и вот так проспать! Это все баб Соня виновата, она будильник не так завела. Теперь все будут октябрятами, а я нет. А октябрята – будущие пионеры, и если я не стану октябренком, как же я стану пионеркой?

Я размазывала слезы, убирала прилипшие ко лбу волосы. На бегу в кармане нащупала невидимку. Заколола челку. Ничего вокруг не видя, я влетела в школьный вестибюль. Сбросила пальто и помчалась к раздевалке, но остановилась на полдороге. Наша техничка теть Дуня спускалась по ступенькам, удивленно глядя на меня. Вокруг не было ни души. На вешалках не висело ни одного пальто. Я испуганно икнула и посмотрела на теть Дуню.

– Ты чегой-то заполошенная прибегла? – спросила, подслеповато щурясь, теть Дуня. – Ишшо ж семи нету.

– Как семи нету? – словно в тумане переспросила я и посмотрела на огромные круглые часы над лестницей. Маленькая толстенькая стрелка почти подобралась к семерке, а большая, вздрогнув, плавно переехала на десять. Без десяти семь…

– Нас в октябрята принимают сегодня, – пролепетала я.

– Ну, то ж в девять утра будет. А ты это чё, девка, иди-ка сюда.

– Я покорно подошла. Теть Дуня повертела меня и так, и эдак.

– А платье-то где?

Я растерялась. Из-под белого накрахмаленного фартука торчали рукава моей байковой ночнушки. Белой, в какие-то дурацкие цветочки и загогулинки. Я подбежала к зеркалу. На меня смотрело нечто испуганное, растрепанное, в белом фартуке поверх ночной сорочки. «Форма одежды – парадная. Форма одежды – парадная. Форма одежды…» – неожиданно даже для себя, я вдруг зарыдала в голос.

Теть Дуня успокаивала меня, ловко заплетая мои волосы в косу:

– Подумаешь, платье забыла надеть! Ты ж спешила. День-то и вправду торжественный. А давай так, ты оставляй парфелю свою тут, а сама беги домой – переоденься. Ты далеко-то живешь?

– Не-а. Не очень.

– Ну вот. Беги, ты еще обернуться успеешь. У тебя, гляди-то, почти два часа-то есть.

Немного успокоившись, я поблагодарила теть Дуню, оставила у нее ранец и отправилась домой. Переодеваться. Баб Соня была очень удивлена и тем, как быстро я сорвалась и убежала, и тем, что через полчаса пришла домой. Оказывается, часы в кухне забыли завести, и они остановились.

А в тот день в октябрята меня приняли. Было очень торжественно и красиво. И горны дудели, и барабаны били. Мы хором повторили все правила октябрят. И наши вожатые из четвертого «А» прикололи нам звездочки. Такой звездочки, как у меня, не было ни у кого – у всех были железные по десять копеек из ларька возле школы…

Да, и еще, вместо братика моя мама родила мне сестричку. Она нам с папой ее показывала из окна на третьем этаже больницы, которая называлась «роддом». Правда, тогда я ничего не разглядела. И вообще, это уже другая история.

Я хочу быть космонавтом

…Однажды мы с моим закадычным другом Сережкой Котовым, а по-простому – Кисой, играли у нас дома, как теперь принято говорить – в настольные игры. А когда нам надоели все шашки-щелбаны (это когда ложишься на пол, выставляешь на шахматную доску шашки в одну линию и щелчком пытаешься посредством своей шашки сбить как можно больше шашек противника), выяснения в карты, кто дурнее (традиционный «подкидной дурак»), за неимением компьютерных игр – даже задрипанного геймбоя у нас, детей семидесятых, не было, а слово айбиэм путалось часто с Бонни М – мы решили сыграть в космос и космонавтов.

Как-как?

А вот так. Я пробралась в большую кухню, она же и гостиная, она же и прихожая, короче, комнату, где была печь. Стянула два чугунка – один средний, один большой – и предложила Кисе стать космонавтом…

Космонавтами хотели стать все советские дети за редким исключением. Например, Колька Дроздов из нашего класса космонавтом стать не хотел. Он хотел стать водителем. Как бы это сказать, чтобы было прилично? Такие машины – с бочкой и широким гофрированным шлангом обычно чистили уличные туалеты. Колька сказал, что водители этих машин «гребут деньги лопатой, потому что…» но! Сейчас не об этом.

Киса радостно согласился поиграть в космонавтов. Правда, скафандров у нас не было, но если вы вспомните, у космонавтов были шлемы. Ну и что, что их рисовали стеклянными? Ну и что, что они были другой конструкции? Мы – советские октябрята – могли придумать игру из подручного материала.



Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Два перевернутых стула, накрытые розовым байковым одеялом моей младшей сестры, стали нашей ракетой. Я протянула Кисе большой чугунок:

– На, пусть это будет твой шлем!

На что он выпятил нижнюю губу и сказал:

– Себе возьми такой большой – у тебя косички в бублики завернуты, они места много занимают, а мне дай маленький чугунок.

Я не стала спорить, помня бабушкины наставления, что Киса у нас в гостях и если я с ним начну драку или просто поцарапаю его в споре, как это, чего уж там, случалось не раз – чего уж греха таить – бывало, дрались, мирились, опять дрались и опять мирились.

Я отдала Кисе чугунок поменьше, оставив себе большой. Он и правда был неудобным, – накрыв голову, тяжелой шапкой болтался на темечке. Но в нем было забавно – гулко, громко, темно. Я уже подумывала пойти в кухню и стащить чугунок поменьше для себя, как раздался гулкий голос моего друга:

– Ты где?

– Туттааааа! – громко проорала я, дурея от эха собственного голоса.

Послышалась возня. Потом какое-то поскуливание. Я сняла свой чугунок с головы и с интересом уставилась на своего друга, который пытался снять свой «космонавтский шлем»…

Если вы о таком случае уже слышали – я вполне допускаю, что таких вундеркиндов, как мы с Кисой, на просторах Советского Союза хватало с лихвой. Но после того как орущего, с чугунком на голове «космонавта» Кису и суетящихся вокруг него мою и его бабушек (родители были на работе) врачи из скорой помощи увезли в больницу, я, рыдающая горькими слезами от переживаний за друга, от упреков бабушки: «Ты же взрослая девочка, а тебя на минуту нельзя оставить!», дала себе зарок – никогда, НИКОГДА не играть в космонавтов.

Скорая помощь мчалась в больницу со светомузыкой. Киса орал и вырывался из рук врачей и бабы Ани, и в один из таких пируэтов чугунок остался в руках доктора, а мой друг-космонавт продолжал орать и метуситься по машине скорой помощи, пока не понял, что чугунка на его голове уже нет… Жменька

Когда я была маленькой, у нас дома была книжка – вот туплю – не помню, но «сколько-то там блюд из картофеля». Ну, скажем, двести. Вряд ли кто-то пытался повторить все двести (ну или сколько там?) блюд, описанных в этой книжечке, тем более что некоторые рецепты отличались друг от друга только тем, что, скажем, в одни картофельные драники нужно было натереть луковицу, а в другие нет.

Я по причине любознательности, ну или еще по какой-то причине, книжечку эту, как, впрочем, и другие по кулинарии, читала с удовольствием. До сих пор остановиться не могу. А потом из компиляции этих рецептов делала «сюрприз» родителям.

До сих пор у меня сохранилась наглая, но твердая уверенность, что рецепты нельзя просто тупо повторять. Ну, нельзя, и все. Каждое блюдо, даже если ты его стописятыщ раз готовила сама и пробовала еще где-то, получается по-разному. Я не говорю о фабриках-кухнях, где готовят строго по рецепту. Но даже там, если повар нормальный, а не бесчувственный робот, и работу свою любит, то каждый раз блюдо будет чуточку разным. Влияет множество факторов – и продукты, и специи, и настроение повара, и даже то, кому готовишь, и еще много-много чего.

Я вспоминаю питерскую коммуналку, где было две плиты – одна с четырьмя конфорками, другая с двумя. Шесть столов (шесть семей), у каждой свой шкафчик (у некоторых даже буфет – у нас то есть), одна, вечно грязная, раковина (сколько бы я ее не терла, через пару часов возвращалась эта раковина в исходное состояние), ну, в общем, типичная коммуналка в центре Питера, год 1986.




Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века


Готовлю борщ, пеку пирожки (духовки в обеих плитах были жуть – в одной все горело снизу, в другой все горело сверху, и ни в одной не пропекалось то, что должно было. По-моему, никто, кроме меня, не решался ими пользоваться. Поэтому, наверное, духовки служили дополнительным шкафчиком для всякой кухонной утвари).

Так вот, вожусь на кухне. За мной наблюдает соседка. Пожилая умничка с ясными, необыкновенно синими глазами, интеллигентка и петербурженка в двадцать пятом поколении Мария Михайловна:

– Деточка, вы так все споро делаете. Так у вас замечательно получается. Я любуюсь вами.

Краснею от похвалы, польщенная. Как всегда, в таких случаях не знаю что ответить. Отвернулась к духовке, вытащила противень с пирожками. Румяные, душистые!

– Угощайтесь Мария Михайловна. Может быть, я тут так порхаю-летаю, а пироги не получились.

Берет пирожок. Разламывает его пополам, из пирожка идет ароматный пар. Кладет половинку на блюдечко:

– Это я Михаилу Аркадьевичу отнесу. А это попробую.

– Боже мой, Мария Михайловна! – хватаю горячие пироги, кладу на большую тарелку и протягиваю: – Угощайтесь на здоровье! Смотрите, как много получилось. Я же так и рассчитывала – всех угостить.

– Ой, детка, спасибо, – смущается Мария Михайловна и пробует пирожок. – Очень вкусно! Начинка картофельная. Вкусно. Что же вы туда кладете?

– Ой, да жменьку того, жменьку сего. Что было в доме, как говорила моя бабушка.

…Три дня спустя. Осторожный стук в дверь нашей комнаты. Открываю. На пороге Мария Михайловна:

– Деточка, я тут пироги завела. Хочу повторить ваш рецепт. Вы мне не одолжите вашу жменьку?

Сноски

1

«А шейне мейделе» – красивая девочка (идиш)

Вернуться


home | my bookshelf | | Богиня Чортичо. Про черную руку, питонцев, платье в горошек и красивую девочку из прошлого века |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу