Book: Капер



Капер

Алекс Каменев

Капер

***


Примечания автора:

Глубокий космос только кажется безжизненным. Здесь встречаются станции-фактории торговых конгломератов, корабли паломников, безжалостных наемников, авантюристов всех мастей и беглых преступников, пиратов, опустившихся бывших военных, алчных работорговцев и напыщенных агентов корпораций. Здесь у всего есть цена. У победы она особенно высока. Тебе приходится платить за все, за жизнь, за оружие, за возможность снова сесть в свой корабль. Нравится вкус крови и запах денег? Тогда эта вселенная для тебя. Здесь никто ничего не дает просто так, все приходится брать самому. Запомни это, если хочешь выжить во Фронтире, самой дальней периферии Содружества.


Страница книги


Глава 1

1.


Пространство системы «М22-35-18».

Тюремный транспорт «Део».

Маршрут: неизвестен.

Пункт отправления: система Карио.

Пункт назначения: неизвестен.


Корабль вышел из прыжка, плавно материализовался в пространстве и завис над одной из безликих лун ближайшей планеты.

Долгую секунду в рубке висела тревожная тишина. Самый напряженный момент — завершение перехода.

– Все системы в норме, — доложил механик.

Сказанная уверенным голосом фраза вызвала оживление. Кто-то неприкрыто вздохнул с облегчением. Последний прыжок проходил на максимальной дистанции для корабля подобного класса.

— И зачем так мудрить? – проворчал капитан вслух, ни к кому конкретно не обращаясь. — Отправили бы по обычной схеме через транспортную сеть арок и никаких проблем.

— Секретность, – важно протянул навигатор.

Приказ кардинально изменить маршрут тюремного транспорта пришел в последний момент и именно ему пришлось попотеть, прокладывая курс по измененным координатам.

— Ну-ну.

Завизированная по всей форме СБ электронная бумажка вызвала у капитана чувство неясной тревоги и раздражения человека, хорошо знающего свое дело, но которому все равно какие-то умники сверху пытались указывать, как выполнять свои обязанности.

— Саботаж и попытка отбить заключенных, – процитировал по памяти капитан отрывок из экстренного распоряжения. — Кто в этот бред поверит?

– Разве это нереально? – поднял голову механик.

На экране перед ним мелькали колонки цифр, шла активная диагностика бортовых систем для подготовки нового прыжка.

— Побег? Куда? В открытый космос? – капитан излучал скепсис.

— Тем более наши клиенты не в том состоянии, чтобы куда-то бежать, — поддержал его навигатор.

В отличие от механика его работа начнется чуть позже, имелся законный повод слегка побездельничать.

— Можно провести абордаж и освободить вручную, -- продолжил механик, судя по всему рассуждая в рамках теории, чем действительно думая, что кто-то таким образом поступит.

Капитан принял игру.

– Можно, – согласился он. – Но для этого нужно точно знать маршрут транспорта, иметь в наличии межсистемник, достаточно шустрый чтобы успеть уйти до прихода пограничных корветов и команду отчаянных головорезов, хорошо экипированных, умеющих действовать в безвоздушном пространстве. Знаешь во сколько такая операция обойдется? Легче договориться с кем-то из корпов и вызволить нужного человека, чем устраивать нечто подобное.

– Много шума, – кивнул навигатор. – Проще дать взятку.

– Не всех отдадут за деньги, – возразил механик, но продолжать спор не стал.

Внезапно на одном из экранов выскочила предупреждающая надпись, алые символы привлекли внимание всего экипажа.

– Это еще что? – нахмурился капитан.

В тот же миг корабль ощутимо тряхнуло.

– Перегрузка в энергосистеме, – закричал механик. – Несанкционированный запуск маршевых двигателей по левому борту.

Транспортник наклонился, совершенно неожиданно отключилась искусственная гравитация.

– Что там у тебя происходит?! – заорал капитан, нелепо махая рукам и пытаясь удержать равновесие.

Он, как и двое других членов экипажа, находящихся в данный момент в рубке, зависли в воздухе.

– Идиот! – мрачно буркнул навигатор, адресуясь к ответственному за техническое обеспечение корабля.

Механик огрызнулся чем-то невразумительным и оттолкнувшись от стойки одного из закрепленных сверху экранов, подлетел к своему месту.

– Нарушение работы в силовой установке, – доложил он спустя мгновение.

– Почему вспомогательные генераторы не запустились? – яростно прошипел капитан. Он терпеть не мог невесомость и сейчас прикладывал все усилия, чтобы вернуться обратно в кресло.

– Какой-то сбой, – механик быстро набирал команды на консоли, вглядывался в результат и тихо ругался.

– У нас отклонение по курсу, – навигатору тоже удалось добраться до приборной доски. – Ориентация относительно спутника сместилась.

Капитан отмахнулся.

– Плевать. Там нет атмосферы.

Нет атмосферы, значит некуда падать. Для корабля, предназначенного для полетов в обычном космосе, нет ничего хуже чем попасть в гравитационный колодец. Развалится на куски еще в падении.

– Подача на основные узлы не идет, – угрюмо сообщил механик. – Что-то блокирует команду.

– Кто-то покопался в директивах бортовой энергосистемы? – мрачно спросил капитан.

Механик помедлил, затем признался:

– Не знаю, без глубокой проверки трудно сказать.

Корабль вздрогнул, на этот раз намного сильнее.

– Движки пошли в разнос, – как-то буднично сообщил механик.

Атмосфера обреченности накатила волной. Тюремный транспорт не боевой крейсер и даже не пассажирское судно, запас прочности у него ниже стандарта.

Рубка резко стала напоминать склеп с мертвецами, которые только по счастливой случайности пока еще говорили и дышали.

– Эвакуация, – хрипло выдохнул капитан и первым полетел в сторону выхода.

Как назло именно в этот момент заработали генераторы искусственного притяжения и вместо того, чтобы плавно проплыть к дверям, капитан со всего размаха грохнулся на ребристый металлический пол, где и остался лежать, неудачно задев виском выступающий угол основания пульта.

Навигатор с механиком посмотрели на неподвижное тело, заметили вытекающую из-под головы густую струйку крови, переглянулись и не сговариваясь бросились из рубки вон.


***


Пробуждение, резкое как переключение рубильник. Осознание себя, лежащим на чем-то твердом. Какофония звуков и запахов. Органы чувств, включившиеся как по щелчку.

Внутри мутит и все переворачивается, тошнота рывком подступает к горлу, мышцы наливаются свинцом и отказываются слушать, разум пылает тупой ноющей болью, сознание вязнет в густом тумане непонимания.

Где я? Кто я?

Вопросы вспыхивают и гаснут. Мысли ускользают и не желают оставаться надолго. Думать трудно, сосредоточиться на чем-то одном практически невозможно.

Следует попытка пошевелить рукой. Вялые мышцы неохотно подчиняются и левый мизинец едва заметно дергается под влиянием посланных от мозга нервных импульсов.

Надо открыть глаза.

Подумал и почти сразу забыл об этом. Снова нахлынула серая хмарь изгоняя сознание на уровень ниже, чем у разумных, туда где властвуют одни лишь звериные инстинкты.

Как ни странно, в какой-то мере это приносит облегчение.

Думать не надо, надо действовать. Чтобы выжить. Здесь и сейчас.

Глаза открываются сами собой, теперь нет нужды ради это делать усилия. На смену рассудку пришли древние инстинкты выживания, имеющиеся у любого сложного организма.

Не нужно подгонять себя, заставлять. Ты либо делаешь, либо умираешь. Вот так вот все просто.

И глаза открываются.

Мутная пелена. Что-то мешает рассмотреть, что вокруг происходит. Надо выбираться – не мысль, еще один посыл откуда-то из глубины подсознания.

Поднимаю руки. Они упираются в прозрачную стену. Стекло – понимание приходит внезапно. Или пластик? Разум начинает работать, но пока еще не слишком охотно, у руля все еще подсознание.

Бью по невидимой преграде. Получается плохо. Мышцы похожи на распущенные веревки, удары выходят слабыми, почти незаметными.

Становится трудно дышать, только сейчас понимаю, что рот и нос закрыт плотно прилегающей маской.

Преграда исчезает внезапно. Съезжает вбок и тонет в боковых пазах. Раздаются щелчки, маска сама отпадает. На автомате делаю глубокий вдох и тут же захожусь в кашле.

Холод сковывает тело. По коже пробегают мурашки.

Рывок. Осознаю себя сидящим в продолговатой капсуле. Глаза открыты. Длинное помещение залито кроваво-красным светом. По ушам бьют противные дребезжащие звуки.

Аварийная тревога – знания появляется неожиданно.

И снова – надо выбираться.

Справа и слева тянется ряд похожих капсул, крышки там тоже открыты, из некоторых выныривают люди, как и я переходя в сидячее положение. У всех потерянный вид.

Сознание полностью прояснилось.

Мимо пробегает несколько человек. Они не останавливаются и не пытаются помочь. В серых безликих комбезах, они видимо очнулись чуть раньше, чем остальные и смогли прийти в себя настолько, что смогли двигаться.

Рядом со мной один притормаживает.

Машинально поднимаю голову, незнакомый мужик почему-то глядит на мою шею, хмурится.

– Живой?

Не отвечаю, потому что вопрос кажется идиотским. Был бы неживым, не сидел бы, а лежал дальше в пластиковом гробу.

– Давай, вставай, – он почему-то начинает мне помогать.

Меня мутит, но не показываю этого. Откуда-то появляется твердая уверенность, что слабость нельзя демонстрировать другим. Особенно тем, кого видишь в первый раз в жизни.

– Надо успеть первыми, – горячо шепчет мужик, подставляя плечо. – Сомневаюсь, что на этой посудине достаточно спасательных шлюпок.

Идем по длинному коридору, босые ноги шлепают по ребристой поверхности. Пол металлический, холодный.

Сначала кружится голова и приходится тяжело, но организм проявляет чудеса стойкости, быстро приходя в норму. Уже через десяток шагов перестаю опираться на плечо незнакомца и начинаю идти самостоятельно.

– Не туда, направо, – на развилке командует он.

Мы проходим через двойные шлюзовые створки, они распахиваются при нашем приближении, не препятствуя.

– Грузовой отсек, – комментирует мой спутник, указывая на ряд желтых символов на серой стене.

И махает рукой назад, туда, откуда мы вышли. Получается мы находились в грузовом отсеке. Странно.

Двигаемся дальше, коридор окрашен в алый, не прекращаясь звучит сигнал тревоги. Метров через пять путь преграждает стальная переборка. Следует очередная заминка.

Мой товарищ склоняется над неказистыми пультом справа, что-то яростно шепчет, тыча мясистыми пальцами в кнопки.

– Не выходит, – поворачивается ко мне. В красном освещение его лицо выглядит мертвенно-бледным, почти синюшным, как у залежалого трупа.

Проклятье! И откуда такие красочные сравнения? Мне уже приходилось видеть трупы не первой свежести?

Память молчит, в воспоминаниях до пробуждения до сих пор пустота. Это вызывает неосознанный страх.

И вот что странно: что такое «спасательная шлюпка» или «пульт» я знаю, но кто такой сам – без малейшего понятия.

Рефлекторно замечаю, как собственные пальцы начинают мелко подрагивать. Накатывает злость на самого себя за малодушие, встряхиваю рукой и крепко сжимаю в кулак.

– Другие… что бежали впереди… куда они делись? – спрашиваю отрывисто, кивая назад.

Незнакомец молчит, низкий лоб пересекает глубокая складка. Похоже он только сейчас задумался о судьбе своих недавних приятелей по побегу. Пока остальные медленно приходили в себя, несколько человек успело не только выбраться из капсул, но и куда-то сбежать.

– Не туда повернули, – догадывается он.

Снова бег по кровавому коридору с железным полом, раздражающий звук аварийной тревоги заползает в уши, проникает в мозг, заставляя стискивать зубы в мучительном спазме.

Добираемся до развилки, на этот раз выбираем правильное направление и снова бежим, шлепая голыми ступнями по ребристой поверхности.

Успеваем в последний момент. Два каких-то мужика в черных комбезах открывают створки у бокового прохода. Причем делают это почему-то вручную.

Они ругаются, сопят, напрягаясь из-за всех сил и не замечают нашего приближения. Слева еще один узкий проход, но он уже закрыт изолирующей мембраной. Кто-то успел воспользоваться одной из спасательных шлюпок.

Мой спутник что-то рычит и с места бросается вперед диким зверем. Как и мне, ему не нужно объяснять ситуацию, если эти двое успеют забраться в шлюпку, то других шансов спастись у нас не останется.

В последний миг один из двоих успевает заметить краем глаза какое-то движение за спиной и отстраниться. Удар, должный попасть прямо в челюсть, и гарантированно вырубить субтильного мужичка попадает ему по плечу, идет вскользь и лишь опрокидывает навзничь.

Второй начинает разворачиваться на шум.

На месте не остаюсь, присоединяюсь к драке и к своему удивлению намного успешнее товарища.

Плавное скольжение вправо и немного вперед, пропускаю удар кулака над скулой, слегка пригибаюсь и от души бью под дых. Враг сгибается, из легких с шумом вырывается воздух, слышится стон, быстро переходящий в хрип.

Не останавливаюсь. Взлетает вверх ребро ладони и гильотиной опускается вниз, как раз на затылок согнувшегося мужика в черном. Грохот падения.

Вырубил. Оборачиваюсь к напарнику, тот уже закончил со своим, тот также валяется без сознания.

– Помоги. Замок заело.

Наваливаемся вдвоем на створки, медленно раздвигаем. Мышцы до сих пор вялые, приходится прилагать немалые усилия.

– Готово. Давай внутрь.

Забегаем в темный проем, идти оказывается недалеко, уже скоро проходим еще через одну раздвижную переборку, на этот раз механика срабатывает, как надо и без проблем пропускает нас дальше.

– Аварийная ситуация. Доступ по сенсорам, настроен на живых существ, – объясняет спутник.

Информация отдает в разуме слабой вспышкой понимания. Что такое «сенсоры» я знаю. Но только в общих чертах, никакой конкретики.

Вообще с памятью творилась полная неразбериха, провалы ощущались едва ли не физически, словно кто-то взял и покромсал ее на отдельные ломти, что-то выбросил, что-то оставил, а что-то еще более мелко порезал.

Неуютное чувство – не знать самого себя.

– Садись. Пристегивайся.

Послушно плюхаюсь в предложенное кресло, руки нашаривают эластичные ремни по бокам только со второй попытки. Напарник усаживается на соседнее место, тут же начинает колдовать над приборной доской. Выглядит она неказисто, даже примитивно. Сенсорный экран по центру, парочка по бокам. Управление через интерактивное меню.

– Отлично. Есть автопилот.

Значение слова всплывает из глубин сознания неохотно и уже с явной задержкой. Но я все-таки понимаю смысл сказанного.

– Не требует доступа. Спас-бот стандартной комплектации класса «Чешуйка», – зачем-то комментирует свои действия мой спутник.

Озвученное название кажется смешным и нелепым. Кто назвал спасательную шлюпку «чешуйка»? Звучит по-дурацки.

А впрочем, не все ли равно? Я уже понял, что мы находились на космическом корабле и что на борту чрезвычайная ситуация. Вывод – надо его покинуть как можно скорее.

– Что с остальными? – киваю назад, где осталась целая шеренга других капсул с пленниками.

«Стазис-камеры» – вспышкой озарения возникает знание об истинном предназначении продолговатых пеналов из плотного пластика.

– А куда ты их собрался здесь впихивать? – нервно откликается напарник, не останавливаясь нажимая на светящиеся иконки.

Действительно, место маловато, за спинками сидений почти сразу начинается стена.

– Готово. Держись. Поехали.

Резкий рывок. И почти сразу стремительное ускорение, меня вжало в спинку кресло так сильно, что кости протестующе затрещали. На грудь навалилась тяжесть. Стало трудно дышать.

Перегрузка продолжалась недолго, закончилась так же внезапно, как началась. Вместо нее появилось ощущение падения с огромной высоты. К горлу подкатил комок, желудок казалось скакнул куда-то вверх, пытаясь вырваться через рот наружу.

– Даааааа! – крик больше похожи на рев раздался с соседнего кресла.

Наша спасательная шлюпка падала, и падала невероятно быстро. Кабину немилосердно трясло, вибрация дикими волнами прокатывалась по корпусу. Казалось, можно расслышать стон протестующего металла.

– Выходим на глиссаду снижения! – проорал мой невольный напарник, пытаясь попасть толстыми пальцами по прыгающему дисплею приборной доски.

От одного только этого вида становится дурно. Болтанка страшная, хотя и не слишком, куда хуже могло оказаться, если бы я имел слабый вестибулярный аппарат. А так ничего, терпеть можно.

Хмм… вестибулярный аппарат? Значение термина как-то незаметно всплыло в сознании.

Что же черт возьми с памятью? Результат долгого нахождения в стазис-камере? Или кто-то намеренно покопался в моей голове?

– Корабль взорвался! – опять прилетело справа.

Я повернул голову, мой незнакомый приятель ткнул в левый экран, где черный фон пересекали какие-то изломанные линии и отметки.

Непонятно, что я там должен был увидеть, но на всякий случай кивнул. Лицо мужика расплылось в широкой улыбке, больше похожей на звериный оскал.



– Вовремя успели удрать!

Я снова кивнул, потому что не знал, что ответить. Спускаемый аппарат продолжало жутко трясти. Вскоре снова появилось ощущение перегрузки, нас с дикой силой вдавило в спинки кресел.

Окон нет, – вдруг дошло до меня. В этой штуке нет окон. А куда мы, собственно говоря, летим?

Хотел спросить, но понял, что шевелить языком при сильных перегрузках так же тяжело, как двигать рукой. Пришлось отложить выяснения на потом.

Надеюсь, он знает, что делает и мы не врежемся в какую-нибудь драную гору. При таких скоростях остаться в живых будет проблематично.

Спустя пару минут давление исчезло, дышать стало легче.

– Снижаемся. Заходим на посадку, – сообщил человек.

Он вдруг резко посмотрел на меня, впервые представилась возможность рассмотреть моего компаньона по побегу.

Плотного телосложения, широкоплечий. В глубине темных глаз затаилась угрюмая настороженность. Бычья шея, развитая мускулатура. Ежик жестких, как ворс щетки, волос. Левый висок пересекал белый шрам. Нос перебит, видно неоднократно ломали. На щеках щетина. Одно ухо оборвано, не хватает мочки. Тяжелая челюсть, выпирала вперед, созданная не жевать и даже не грызть, а перемалывать пищу.

Колоритная личность.

– Не думал, что удаться выбраться, – он радостно улыбался.

По дисплею бежали строчки поступающих данных. Все три экрана на узкой панели управления показывали какую-то информацию. Судя по уверенному поведению, здоровяк неплохо умел ее считывать.

– Атмосфера – норма, подходит для дыхания, притяжение – стандарт плюс, тоже хорошо. Планетка хоть и хмурая, но вполне подходит для выживания. Автоматика сработала, как надо. Доведет до поверхности в целости и сохранности.

– Не разобьемся? – с сомнением уточнил я.

– Нее, нормально. Закрылки уже выдвинулись, стабилизаторы не дадут завалиться. В крайнем случае еще немного потрясет. Но думаю обойдется. Машинка надежная, довезет.

Он резко повернулся ко мне, желтоватые крепки зубы скалились в хищной усмешке.

– Все будет в порядке. У нас получилось.

Пауза.

– Кстати, меня зовут Сол.

К сожалению, представиться в ответ не получилось, я до сих пор не знал собственного имени.

Белые пятна в голове уже порядком напрягали. Пройдет ли это или останется навсегда? Не слишком приятное ощущение.

И тоже вопрос, стоит ли делиться столь деликатными подробностями с этим товарищем? Кто он мне, друг или враг? Мы вообще, знали друг друга раньше? До пробуждения в стазис-камерах на безымянном космическом корабле.

Можно ли ему доверять? Не самый глупый вопрос учитывая общее положение.

– Почему ты меня вытащил? – спросил я. – Почему помог?

Крепыш на мгновение задумался, затем мотнул головой, квадратным подбородком указывая на мою шею.

– Из-за этого. Увидел клеймо, подумал пригодишься.

Клеймо? Я провел рукой по собственной шее, кончики пальцев ощутили на коже небольшую шероховатость, как от застарелого ожога.

– Выжжено лазером, поверх находился контролирующей ошейник, – пояснил здоровяк.

– Что там? – видеть рисунок я не мог, но чувствовал, что это не просто пятно.

Мужик помедлил, словно размышляя говорить или нет, но потом видимо понял, что рано или поздно я все равно сам все увижу.

– Девятка, – сказал он. – И набор цифр и букв идентификатора.

Я задумался. «Девятка» – это имя или название? В любом случае это ни о чем мне не говорило. Что в принципе неудивительно, учитывая глубокие провалы в памяти.

Видя непонимание на моем лице, крепыш сжалился и пояснил:

– Девятая луна в системе Эскар-3. Известное на всю галактику местечко, – он вдруг громко заржал. – Это тюрьма особо строго режима, парень. И судя по метке, ты провел там немало времени.

Он продолжал смеяться, шлюпка заходила на посадку, а у меня в голове пульсировала мысль: каторжник, ты гребанный каторжник.

Хотел о себе узнать? Получи распишись. И не забудь поблагодарить за полученное знание.

Прислушавшись к себе, я вдруг понял, что новость меня не особо взволновала. Странно. Обычный человек должен реагировать совсем по-другому. Как-то переживать, искать оправдания, надеяться, что совершена ошибка и что на самом деле он кто-то другой. Законопослушный гражданин, живущий тихой и размеренной жизнью.

Я же принял информацию к сведению и спокойно стал ожидать приземления. Появилась какая-то определенность, это радовало куда больше неизвестности.

А преступник или не преступник, сейчас это пока дело десятое. Главное дотянуть до поверхности, совершить посадку и выжить. С остальным будем разбираться по мере поступления. Неизвестно еще, что нас ждет внизу.

Глава 2

2.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Северное полушарие.


Посадка вышла жесткой. На финальном отрезке снижения один из стабилизаторов не выдержал, «Чешуйку» закрутило, автопилот пытался выровнять аппарат, но получилось не очень.

Наружу мы вылезали изрядно помятые.

— Криворукие ублюдки! – в сердцах сплюнул Сол, стоя на коленях и тряся головой, похожий на мокрого пса. — Наверняка это корыто не проходило техобслуживание уже несколько лет.

С подбородка у него капали крупные капли крови. Прикусил губу в какой-то момент. Неудивительно, с таким-то зубами. Странно еще, что не отхватил приличный кусочек.

Мне тоже изрядно досталось, на щеке появилась ссадина, с правой стороны лба выросла здоровая шишка, левое плечо представляло сплошной синяк.

Страшная болтанка плюс слабое крепление ремней и получаем на выходе результат в виде повреждений различной степени тяжести.

Повезло еще, что голову никто не пробил чем-нибудь острым.

— Там должна быть аптечка внутри, глянь, – Сол кивает на распахнутый люк шлюпки.

Сам он осторожно отдергивал край комбеза, чуть ниже груди. Ткань уже окрасилась в буро-красный.

Похоже моему товарищу все же изрядно досталось. Только сейчас замечаю довольно серьезную рану. Кажется колотую.

— Ничего серьезно, — будто отвечая на невысказанный вопрос говорит Сол. – Обработаю и перевяжу. Не в первый раз.

В это легко верилось. Перебитая переносица и общий вид человека, побывавшего не в одной заварушке, прямо намекал на опыт в подобных делах. Оказание первой помощи для него явно не в новинку. Тем более самому себе.

Полез внутрь, спасательная шлюпка завалилась на бок, поэтому приходилось действовать осторожно. Как бы не опрокинулась.

— Аварийный комплект должен лежать под приборной панелью, — инструктировал Сол. Грубый голос без труда преодолевал разделяющее нас расстояние, влетал в спас-бот и отдавал глухим эхом.

Ничего не видно. Электрика вырубилась, освещения почти нет. Приходилось действовать буквально наощупь.

– Крышку стукни как следует. Сама должна отвалиться, — не успокаивался здоровяк, раздраженный задержкой.

Неплохой совет. Я пнул по тумбе с пультом управления, целя в нижнюю часть. Что-то в полумраке отчетливо щелкнуло. Пошарил рукой, почти сразу нащупал пустое пространство, где еще совсем недавно находилась пластиковая поверхность.

Ага, похоже это. Пальца сжались на чем-то напоминающем ручку. Дернул, рука ощутила тяжесть. Вроде какая-то коробка или ящик. Наверно, то что нужно. Пора выбираться.

– Оно?

– Да. Давай сюда, — Сол еще что-то неразборчиво пробормотал.

Кроме мед-набора, спас-комплект включал в себя два запаянных пакета непроницаемо серого цвета.

– Это что?

Здоровяк мазнул рассеянным взглядом по находкам у меня в руке.

— Жратва, — объяснил он, помедлил и добавил: — И питье.

Я с большим сомнением посмотрел на запаянный пластик. Размер -- с ладонь, толщина – пара пальцев. Даже если там внутри и находилась еда, то ее было до безобразия мало.

Про питье и вовсе непонятно. Для него места совсем не оставалось. Разве что плоская фляжка, не крупнее зажигалки, поместится, да и то вряд ли. А если и так, то что там пить? Один глоток.

– Открой, – посоветовал Сол, видя недоверие на моем лице.

Сам он тем временем активно занимался лечением. Выглядел процесс довольно необычно. Из узкого тюбика Сол выдавил прямо в рану какую-то белесую жидкость, растер ее большим пальцем, крякнул и сверху обрызгал из тонкого баллончика.

Последний этап видимо оказался болезненным, потому что к кряхтенью присоединились ругательства, вылетевшие сквозь плотно сжатые зубы.

– Дерьмо, – процедил мой компаньон.

– Больно?

Спрашивал я с чисто академическим интересом, на самом деле меня мало волновало страдал ли мой напарник по побегу.

– Терпимо.

Он посмотрел на меня, заметив безразличие в глазах и вдруг широко усмехнулся. Ставлю сто против одного, окажись он на моем месте, смотрел бы точно так же.

Мы с ним, что называется, одного поля ягоды. И он это сразу почуял.

– Что с хавкой? Не мешает подкрепиться перед тем, как двинуться в путь.

Я открыл один пакет по линии сгиба. Содержимое удивило.

– Хмм, это что за дрянь? – я повертел между пальцев маленькую коричневую таблетку, размером не больше монеты.

– Кладешь под язык и медленно рассасываешь, – проинструктировал Сол, он вскрыл свой пакет и уже закинул одну таблетку в рот. – Витамины, минералы, все что нужно организму.

Я с сомнением покосился на таблетку в руке.

– А питье? – вспомнилось предыдущее уточнение.

– Жажду она тоже утоляет.

Сол встал, двигался он немного скованно, левая рука придерживала раненный бок.

Он направился к спасательной шлюпке, пока я все еще недоверчиво вертел между пальцем странную штуку, должную помочь выжить без воды и пищи.

Вряд ли отрава. В аварийные спасательные комплекты яды не кладут. Разве что срок годности истек. Но какой выбор?

Положил под язык. Подождал. На вкус, абсолютно безвкусно, похоже на пластмассовую пуговицу, которая медленно крошится, как песок.

Ну и гадость. Подошву от ботинок жевать приятнее.

– Что делаешь?

Сол не терял времени даром, слазил в спас-бот, повозился там и вылез наружу, держа в кулаке пучок выдранных с корнем проводов. На другом конце связки болталась металлическая коробка.

– Навигационный модуль КЛМ-К. Тип-2. Модель 21-30. На глазок – уровень износа процентов 40-50, не больше.

– Зачем тебе эта железяка? – удивился я, продолжая мучительный процесс поглощения пищевой таблетки.

– Потому что больше ничего ценного в этой консервной банке нет, – терпеливо объяснил здоровяк.

Я покосился на наши голые ноги и проворчал:

– Лучше бы там нашлась пара крепкой обувки. Босиком далеко не уйдем.

Сол отмахнулся.

– Уйдем. Не впервой.

Местность вокруг преимущественно каменистая, с одной стороны виднелась горная гряда, довольно далеко, с другой горизонт обрывали пологие холмы, оставшиеся стороны света уходили в бесконечность.

Неприятное местечко. Затянутое свинцовыми тучами небо не добавляло настроения.

– И что ты будешь делать с этой штукой? – я все еще не мог понять логику действий компаньона.

Зачем ему прибор, отключенный от основных систем? Ведь понятно, что без энергии он работать не будет. Какая еще к дьяволу навигация? Тут бы больше пригодился примитивный компас.

– Бартер, – коротко пояснил Сол.

Бартер? С кем он собрался здесь обмениваться? Я огляделся, думая, что может что-то не замечаю.

Так нет, вокруг все та же безжизненная пустошь из скал и камней. Серо, хмуро и пусто. Навевает тоску и желание покончить с собой.

– Тебе уже приходилось бывать здесь раньше? – я догадался, здоровяку известно намного больше и что глазам доверять не стоит.

Сол мотнул головой.

– Лично нет. Но я слышал о ней. Успел глянуть в бортовом компьютере бота координаты корабля на последнем прыжке. Это Гелия-6. Мрачный мирок. В свое время рудные корпорации выкачали из недр планеты все полезные ископаемые и оставили после себя пустыню. Жителей здесь мало, но они есть. Как и несколько поселений. Сюда даже иногда залетают корабли.

– За остатками ресурсов? – догадался я.

– Угу, местные потихоньку колупают старые шахты. Добывают немного, но на продажу хватает. Тем и живут.

Обычная история, кто-то большой и сильный пришел, забрал все самое ценное и ушел, оставляя объедки более слабому.

– И ты знаешь куда идти?

– Да, примерно. Успел скинуть на нейросеть топографическую схему континента. Не полноценная карта, конечно, но и так сойдет. Общее направление есть.

Я нахмурился, многое из сказанного оставалось непонятным.

– Нейросеть? Что это?

Сол вдруг остро взглянул на меня и прищурился.

– Хочешь сказать не знаешь, что это такое? – спросил он.

А я мысленно выругался. Черт, прокололся. Сохраняя на лице бесстрастное выражение равнодушно пожал плечами.

– После пробуждения у меня провалы в памяти, – глупо отрицать очевидное, а попытка выкрутиться будет сразу раскрыта.

Несмотря на брутальную внешность здоровяк не выглядел идиотом, кого можно легко обмануть.

Сол еще какое-то время глядел на меня подозрительным взглядом, потом его глаза скользнули к клейму, выжженному лазером на моей шее.

– Аа, храк меня побери. Совсем забыл, ты же с Девятки, – радостно и вроде даже облегченно рявкнул он.

Я непонимающее приподнял брови. Он в курсе причин моей амнезии?

– В Девятке стирают память? – настороженно спросил я.

Это многое бы объяснило.

– Нет, то есть да… – Сол замялся. – Думаю это побочный результат операции.

Какой еще в задницу операции? У меня что действительно копались в мозгах? Стало неуютно. Одно дело физические повреждения, другое вывернутый наизнанку разум. Тут хочешь не хочешь, почувствуешь себя нехорошо.

– Шушере вроде меня, – Сол выразительно постучал себя по груди мясистым пальцем. – При поступлении в тюрьму костоправы только блокируют некоторые функции нейронной сети. А людям вроде тебя, они предпочитают ее полностью удалять. Во избежание так сказать.

Услышанное еще больше не понравилось.

– Людям вроде меня? – я вопросительно посмотрел на здоровяка.

Он ухмыльнулся.

– Птицам высокого полета. Иных в Девятку не отправляют.

Так, завеса немного приоткрывалась. Выходит я какой-то опасный преступник, кого так опасаются, что подвергают неким хирургическим процедурам.

– Крутых парней вроде тебя власти бояться, вот и подстраховываются. Ты, наверное, из какого-нибудь синдиката. А то и вовсе из настоящего пиратского клана. Причем не рядовая шестерка, а кто-то из верхушки.

– Может я какой-нибудь серийный убийца, – мрачно возразил я. – Сам же говорил, что тюрьма особо строгого режима.

Сол удивленно приподнял брови.

– А зачем обычного психа отправлять в Девятку? Таким ломают психосхему и загружают императив на безобидное поведение. Потом отправляют работать каким-нибудь садовником и уборщиком, где не нужна квалификация. Вот и все.

Действительно, и все. Зачем тратить деньги на содержание маньяка, если проще сделать ему лоботомию, чтобы потом послать заниматься общественно полезным трудом?

Рациональный подход. Одобряю.

– А таких как я выходит сажают в тюрьму? Зачем?

Сол пожал плечами.

– Насколько слышал, в Девятке всегда сидели непростые персоны из теневого бизнеса.

– Почему просто не казнить или не промыть мозги, как психам?

Последовало еще одно пожатие плечами.

– Тогда их потом нельзя будет вновь использовать. Власти не дураки, понимают, что боссы криминального мира могут еще пригодиться. Плюс демонстрируют обществу: глядите, у нас нет неприкасаемых, любой, нарушивший закон отправится в клетку.

Логично. И дальновидно. Те, кто сидит на самом верху никогда не были идиотами. Они могли быть жадными, жестокими, коварными, но глупыми – никогда. Таких там быстро сжирают свои же.

– Ясно, – мне еще предстояло переварить услышанное. Слишком много свалилось за короткий промежуток времени.

Теперь становилось понятным почему здоровяк в коридоре остановился у моей капсулы. Увидел клеймо и подумал, что будет нелишним помочь криминальному воротиле, за которого он меня принял, в надежде за дальнейшую награду.

Вот только имелся один нюанс: возможно, я и впрямь был тем, кем меня представлял Сол, а возможно являлся кем-то совершенно иным. В любом случае, прямо сейчас это не имело ни малейшего значения. Без памяти – я всего лишь простой человек, к тому же находящийся в общегалактическом розыске.

– Случайно не знаешь, память можно вернуть? – спросил я.

Здоровяк задумчиво потер щетину на подбородке, мне почти послышалось шуршание, как от наждачной бумаги.

– Скорее всего есть способы, но для этого нужны высококлассные спецы и дорогое оборудование, – наконец изрек он после напряженного размышления. – Я раньше слышал о похожих случаях, но точно не знаю, удалось ли потом людям вернуть память. Нейросеть очень глубоко врезается в подкорку мозга. Сам понимаешь – гарантию после де-имплантации на восстановление старых нейронных связей никто не даст. Нужно искать докторов, – он помедлил и выразительно добавил: – Знающих докторов, с очень высоким рангом квалификации.

Мда, неутешительно. Хотя и ожидаемо. Или нет? Я задумался над обнаруженным несоответствием в рассказе Сола.

– Погоди, если власти оставляют нужных людей под своим контролем, то какой прок потом лишать их памяти? Никакой пользы обезличенный человек без своих знаний не принесет. Разве нет?



– Верно, – Сол кивнул. – Но и оставлять нейросети людям такого ранга нельзя, при помощи продвинутых моделей можно наворотить много дел. Не говоря уже об имплантах.

Что-то знакомое, из памяти всплыло знание.

– Увеличение физических параметров?

Сол внимательно на меня посмотрел.

– Вспомнил? – он неприкрыто обрадовался.

Я раздраженно дернул кончиком губ. Да хрен его знает, ничего непонятно, что-то появляется иногда в виде фантомных призраков. Если повезет, то трансформируется в нормальную информацию, если нет, то растворяется в глубинах разума бесплотной тенью.

Состояние разума напрягало. С этим срочно надо что-то делать.

А реакция здоровяка понятна. Думал вытянул джек-пот, потом узнал о стертой памяти, огорчился, теперь снова пылает воодушевлением, рассчитывая получить награду за помощь.

Его мотивы лежали на открытой поверхности. И в какой-то мере для меня это хорошо. Хотя, с другой стороны, доверять ему, конечно, нельзя. Предложит кто цену повыше – продаст не задумываясь.

Жадность – двигатель многих поступков людей.

Подумал и удивился, откуда столь философские мысли? Или знание человеческой природы помогало вести преступный бизнес?

Усмехнулся. Скорее всего.

– Какие-то обрывки, – вдаваться в подробности я не стал.

Сол еще пару мгновений изучал мое лицо, затем расслабился.

– А по поводу возвращения памяти, думаю у властей есть способы. При необходимости легко вернуть прежнюю личность нужному человеку.

– Тогда почему бы просто не использовать полученную из головы информацию? – возразил я. – Зачем оставлять в живых, да еще помещать в тюрьму? Перепрошить психо-схему на садовника и отправить копаться в земле.

– Так ведь тогда нужный человек исчезнет, – удивился Сол. – Как с ним договариваться и вести дела? Корпорации, синдикаты, пиратские кланы, другие различные теневые структуры – между ними давно образовались малопонятные связи и отношения. Зависимость порой настолько прочная, что вынуждает действовать совместно. Центральным властям это конечно не нравится, но ситуация во Фронтире требует особого подхода.

Ясно. Клубок взаимных интересов. Тронешь одну ниточку – отзовется на другом конце галактики. Порвешь – и посыпется совершенно сторонняя схема. Торговый маршрут вдруг станет опасным, цепочка поставок продовольствия в отдаленную колонию прервется, начнется голод, бунты. Шахтерские баржи пойдут в другом направлении. И кое-кто недополучит серьезную прибыль.

Космос, как шахматная доска. Идеальное поле для опосредственного воздействия.

– И несем мы зло в сердцах своих, а добро держим в разуме своем, и отвечаем ударом на удар, ибо в этом есть наша суть, – тихо продекламировал я.

Здоровяк вздрогнул и опасливо покосился.

Не знаю откуда это взялось, просто возникло само собой и вырвалось наружу.

– Так что, где там твоя карта? – сказал я.

Сол суетливо дернулся, мускулистая рука махнула куда-то к горной гряде, бугристой линией, выделяющейся на горизонте.

– Уверен?

Расстояния большое, повернем не туда, промажем и будем добираться целую вечность. Без припасов, в безлюдной каменистой пустыни – это гарантированная смерть. Медленная и мучительная, хуже той, что ждала нас на корабле.

– Если топографическая схема спас-бота не врет, то идти где-то сутки. Проложить маршрут к ближайшему отмеченному поселку нетрудно, главное, чтобы он не оказался давно покинутым.

Да, такая вероятность тоже присутствовала. Однако особого выбора нет. Оставаться на месте – не вариант. Вряд ли за нами пришлют спасательную команду. А если и пришлют, то только для того, чтобы вернуть обратно за решетку.

Кстати об этом.

– А местные нас властям не выдадут?

Сол нахмурился, подумал, прикидывая что-то в уме, затем покачал головой.

– Вряд ли. Зачем им это? Да и ближайший форпост законников в другой звездной системе. Вот если объявят награду по сети, тогда да, стоит опасаться. Но когда это еще будет. Исчезновение тюремного транспорта потребует расследования. А когда выяснят, что случилось, то скорее всего объявят всех находившихся на борту мертвыми.

Ну да, лично мне что-то слабо верилось в подобный сценарий развития событий.

Я подозрительно покосился на спутника, Сол возился с выдернутым навигационным модулем, пытаясь пристроить прибор к поясу, чтобы не нести в руках. А не думает ли он меня сдать? Зачем ждать мифическую награду непонятно от кого, если тюремная администрация с радостью заплатит кругленькую сумму за беглеца?

С этим надо быть настороже. У него хоть и внешность тупого качка, но тупым он точно не был. По крайней мере, если судить по разговору.

Головастый малый, и видно, себе на уме. При случае, предаст не колеблясь.

Я задумался, а смогу ли я в таком случае его нейтрализовать? Прислушался к себе и понял, что – да, смогу, и тоже без всяких колебаний.

Мне не чужда жестокость. При необходимости готов применить силу. Причем не просто ударить, а врезать так, чтобы кровь, выбитые зубы и переломанные кости.

Отголосок моего внутреннего я, что не привыкло идти на поводу и покорно поднимать руки.

Хорошо это или плохо, не знаю, но учитывая рассказанное Солом, думаю умение действовать решительно всегда пригодится.

– Ну что, идем? – здоровяк вопросительно посмотрел на меня, железяка болталась на его боку, привязанная за пояс оборванными концами выдранных проводов.

– Идем, – согласился я и кивнул, предлагая идти ему первым.

Паранойя. Никогда не поворачивайся спиной к малознакомому человеку, и к знакомому тоже – опять всплыло из подсознания.

Такое из памяти не выдернешь, такое вбивается на уровень безусловных рефлексов.

Сделал несколько шагов и остановился.

– Нет, так не пойдет, – сказал я, вглядываясь в землю.

– Что случилось? – Сол обернулся.

Кивнул на гальку под ногами.

– Здесь камни пока более или менее гладкие. А если попадутся острые обломки? Все ноги изрежем. Нужна обувка.

Здоровяк помедлил, задумчиво разглядывая собственные босые ноги, почему-то особое внимание уделив пальцам.

– Может ты и прав, – сказал он.

Снова полезли в спас-бот, оторвали по куску внутренней обшивки, кое-как придали ей овальную форму, скрепили все это дело проводами. Получился грубоватый аналог сандалий из пластика. Защита так себе, но ступни прикроет.

– Двинулись, – скомандовал я, пару раз притопнув для привычки.

Сол послушно развернулся и потопал, держась невидимого для меня маршрута к ближайшему поселению.

Чтобы не скучно было идти, по дороге принялся расспрашивать крепыша об обстоятельствах его появления в тюрьме.

История получилась банальная. Работал старшим техником на пустотной станции, в какой-то момент стало не хватать денег, принялся приторговывать оборудованием налево, доступ к которому имел, благодаря должности. Со временем наловчился, свел связи с крупными поставщиками на черном рынке.

Потом как обычно, не поделили деньги с контрагентами, возник спор, вылившийся в серьезный конфликт. Слово за слово – делец отправляется с проломленным черепом в медотсек, а наш герой под арест.

Естественно, все махинации сразу всплыли. Не помогло и то, что исправно делился с начальством. По совокупности дали десятку. Заодно лишили всех сертификатов допуска к оборудованию.

Однако специализированную нейросеть не удалили, как и изученные ранее базы.

О технологии надо отдельно рассказать. Не то чтобы для меня это стало большим откровением, какие-то проблески иногда мелькали в голове, но тоже показалось довольно интересным.

Имланты, нейросети, подключенные к мозгу, возможность напрямую закачивать информацию в разум через устройства – все это способствовало усовершенствованию человеческого организма.

И это была лишь верхушка айсберга. Невероятные технологии, невероятное могущество, трудно представить, что еще меня ожидало в дальнейшем. В какой-то мере из-за провалов в памяти я теперь открывал этот мир для себя по-новому.

А поход между тем продолжался. Ночевали прямо на земле, благо особого холода не чувствовалось, а ночь не слишком отличалась от дня. То же небо, затянутое низкими тучами, тот же пасмурный сумрак, разве что чуть потемнело.

На следующий день пошли дальше. Таблетки из аварийного комплекта постепенно заканчивались, но о голоде думать не пришлось. К концу второго дня все же добрались до указанного Солом поселка. И к счастью, он оказался вполне себе населен.

Глава 3

3.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Поселок Новая Надежда.

Таверна «У матушки Мот».


Старина Пэрри перевалился через порог как всегда ровно в девять, Распространяя вокруг запах перегара и прокисшей сивухи, морщинистый траппер подвалил к стойке вихляющей походкой и выдохнул:

— Доброе утро, матушка.

Хозяйка заведения, дородная женщина с пучком жидких волос на голове и лицом человека, давно уставшего от жизни, молча выставила на стойку стакан. Заскрежетала крышка на пузатой бутылке, из тонкого горлышка полилась янтарная жидкость.

Все время пока шло священнодействие Пэрри стоял не шевелясь, жадный взгляд ласкал каждую каплю божественного напитка, должного принести избавления от утренних страданий.

– Хватит, — не выдержал он.

Трясущиеся пальцы цепко схватили стакан.

Последовал следующий этап ритуала. Быстрый выдох, голова запрокидывается назад и резкое движение, опрокидывающее наслаждение в луженую глотку.

— Кха, – далее следовал вдох, по морщинистому лицу медленно расползалась довольная улыбка.

Наблюдавшая не раз и не два подобную картину Мот терпеливо ждала, пока один из ее постоянных клиентов отдышится после приема двойной «горючки».

— Полегчало?

На барной стойке появилась глубокая тарелка, полная сушеных квенков, грибообразных образований на тонких стебельках, одного из немногочисленных растений до сих пор растущих на этой проклятой планете.

— Да, спасибо, матушка, – Пэрри вытер выступившие слезы пахучим рукавом грязной куртки, на морщинистом лице расцвела благодарная улыбка.

Мот кивнула и выставила уже другую кружку. Она прекрасно знала вкусы самого верного посетителя. Более легкий алкогольный напиток с шапкой из пены завершал ритуал.

— Завтракать будешь? — без особого интереса спросила хозяйка единственного в поселке заведения, где кроме возможности выпить имелся шанс перехватить что-нибудь съестное.

Съестное в плане готовки на настоящей кухне, а не взятое из герметичного пакета дешевого пищевого пайка, то, чем питалось большинство населения Гелии-6.

– Нет, спасибо, обойдусь этим, — траппер постукал ногтем заскорузлого пальца по краю миски с закусками.

Ответ не удивил. Как и весь порядок предыдущего действа, начиная от входа в таверну.

– Без добычи? – со скукой осведомилась Мот.

Хотя могла и не спрашивать, когда у Пэрри появлялись деньги, то обычно к «горючке» и «пене» добавлялось фирменное блюдо из жареных хрюстей. Вместе с квенками они шли просто отлично.

— Да, сегодня пустой, – протянул Пэрри большими горстями загребая высушенные стручки грибов и отправляя их в рот.

В отличие от большинства жителей трапперы не сидели в забоях шахт, добывая оставшиеся крохи природных ресурсов, а пытались найти в развалинах заброшенных металлургических комбинатов какую-нибудь добычу. Что можно продать скупщикам. Это могли быть детали какого-нибудь оборудования, ценные сплавы, носители с информацией. Любое, приносящее деньги.

— Что и пары монет нет? — Мот прищурилась.

В таверне не наливали в долг, это была принципиальная позиция. Особенно трапперам. Уйдет и не вернется, кто отдавать будет?

— Есть, есть, -- Пэрри засуетился, шаря по карманам штанов.

Понимал, одна задолженность – и перестанут пускать. А куда еще приходить утром? Привык за долгие годы. Другие кабаки Новой Надежды подходят для вечеров и долгих ночей, полных пьяного угара и забвения. Но там и утром могут дать в ухо. Чтобы посидеть тихо, спокойно, поговорить – только у матушки Мот.

На прилавок высыпались три кругляшка с дыркой по центру.

– Вот, здесь все. Должно хватить, – сказал с придыханием Пэрри и с мольбой уставился на Мот.

В этот момент он как никогда напоминал побитую собаку, что забрела из трущоб в центральные районы Бриджпорта, единственного оставшегося города на планете.

Знал, что немного не достает, но надеялся на снисхождение.

Мот помедлила, давая возможность оценить ее благородство, затем медленно и величаво кивнула, не забыв показать, какое она делает одолжение опустившемуся трапперу.

– Хорошо. Но в последний раз. Ты и тогда тоже недоплатил. Помнишь?

Последовали энергичные кивки, вперемешку с заверениями, что вот как только, как сразу хороший хабар, так первым делом сюда, отдавать недостачу.

Врал, конечно, но Мот философский относилась к такому, небольшая скидка, как постоянному клиенту не страшно. Вот если бы у Пэрри оказались совсем пустые карманы, тогда, разумеется, никакого доброго отношения. В зале появился бы вышибала, которой перед тем, как выбросить на улицу халявщика раздел бы его до трусов, забирая все ценное, что пойдет в уплату выпитого и съеденного.

– Когда уже поставишь себя нейронку? – проворчала Мот, сгребая металлические кружки мозолистыми пальцами.

Пэрри смутился.

– Да у меня есть. Ты же знаешь. Только выходной порт не линкуется. Нужна калибровка.

– Ну так сходи в лавку к Большому Тони, он тебе быстро наладит.

– Да все как-то времени нет, – траппер развел руками.

Мот хмыкнула, но ничего говорит не стала. И так ясно, что старику жаль тратится на ремонт нейросети, только и умеющей выполнять роль электронного кошелька, да персонального идентификатора.

Обычная «нулевка», дешевая и примитивная. Такие ставили всем после достижения двенадцати лет, когда на планете еще присутствовали крупные корпорации.

– Оо, ты уже слышала новости?

Мот нахмурилась, новостями для их захудалой дыры являлось любое событие, выбивающееся из привычной обыденности. Причем это могла быть, как и драка с поножовщиной и трупами (больше чем обычно), так и прилет корабля.

– Опять какой-нибудь идиот разбил голову, катаясь на грави-платформе? – лениво процедила хозяйка таверны.

У местных бешеной популярностью пользовались гонки на переделанных транспортных гравитационных платформах.

Сомнительное развлечение для нормального человека.

– Нет, не про это, – обрадованный что хоть чем-то может отплатить за доброту, Пэрри взахлеб принялся рассказывать последние новости. – Помнишь Стэна? Ну того Стэна, что раньше работал на грузовом терминале, который потом еще сожгли на праздник святого Лумпала.

Мот начала протирать стойку от крошек, грязная тряпка возилась по испещренной царапинами поверхности неторопливо туда-сюда вгоняя в гипнотический транс.

– Вроде, – протянула дородная хозяйка таверны.

Пэрри всплеснул руками.

– Ну как же, Стэн. С лохматыми волосами, заросший до бровей Стэн. Неужели не помнишь? Он раньше сюда заходил постоянно.

У матушки не имелось привычки запоминать по именам всех оборванцев, кто хоть раз заглядывал к ней, но на всякий случай она кивнула более уверенно. Не для того чтобы показать, что действительно вспомнила, а поторопить траппера. Иначе уточнения и выяснения могли затянуться надолго.

– И что там этот твой дружок натворил?

– Он не мой дружок. В принципе я его вообще не очень хорошо знаю. Но ты же знаешь как бывает, встретились – поговорили. Вот и сейчас, пока шел к тебе, увидел его на улице, а он остановился и давай чесать в уши. А оно мне надо, я спрашиваю? Башка после вчерашнего трещит, а этот все говорит и говорит. Думал уж врезать поганцу, чтобы больше не останавливал добрых людей, когда они утром идут в любимый бар…

Мот с большим сомнением оглядела худую фигуру Пэрри, слабо верилось в порыв начать драку с его стороны.

– … а я значит говорю: ты мил человек иди куда шел, зачем тормозишь, да еще так грубо? Этот ведь паршивец за рукав меня схватил, когда понял, что я собираюсь пройти мимо. Где это спрашивается написано, что людей можно так за рукава хватать, да к тому же заставлять стоять на одном месте? Нет таких законов…

Мот широко ухмыльнулась, причем не постеснялась сделать это открыто. Представляла какие испытывал муки страдалец, спеша к барной стойке за желанной горючкой.

В таком разе даже трусоватый и слабый на здоровье Пэрри мог проявить агрессию.

– Неужели подрались? – удивилась хозяйка трактира.

Зря она это. Неожиданный вопрос сбил с толку рассказчика и так не отличавшегося красноречием.

– С кем подрались? – удивился старый траппер.

– Со Стэном, – терпеливо пояснила Мот.

Глянула на ошарашенную физиономию и быстро поняла, что не стоило уточнять.

– Давай дальше. Что там такого интересного рассказал твой приятель?

Пауза, старый пьяница целую секунду глядел на дородную барменшу, пытаясь поймать себя на последней мысли.

– Ааа… ээээ… так я и говорю: никакой он мне не приятель, – в голосе Пэрри проскользнули возмущенные нотки.

Мот тяжело вздохнула.

– Ближе к делу, – попросила она, но пока еще мягко, без нажима.

Сообразив, что еще немного и его попросту перестанут слушать, а то и вовсе погонят в шею, траппер быстро исправился.

– Станция слежения засекла вспышку. Орбитальные зонды обнаружили энергетический выброс за одной из лун. Говорят, – он понизил голос: – в космосе произошло сражение.

Продолжая кривить толстые губы в сомнениях, Мот лениво протянула:

– Эти полудохлые железяки-то засекли? Что они там могли засечь? Этому хламу уже незнамо сколько лет. Что здесь у нас внизу, что там наверху. От металлолома больше толку, чем от этой рухляди.

Пэрри энергично затряс головой.

– Нет-нет, так и есть. Сканеры обнаружили четкую сигнатуру с утихающим эхом пространственной волны.

Хозяйка трактира приподняла брови, больше удивленная прозвучавшим объяснением, слишком сложным для обычного пьяницы, чем от самой новости.

– Это кто тебе такого нагородил? Твой Стэн? Накидался небось вчера, как и ты, а сегодня ночные бредни рассказывает.

Но Пэрри упрямо стоял на своем.

– Стэн сам узнал об этом от родича, что работает в диспетчерской. Говорят, по всему городу уже слухи ходят, – он еще больше понизил голос, наклонился вперед, почти перевалившись через барную стойку. – Ходят слухи, корпы что-то обнаружили на спутнике и теперь хотят наладить добычу. А под это дело скоро откроют конторы в Бриджпорте, для найма рабочих. На новые шахты, значит.

Сказка о возвращении корпораций, пожалуй одна из самых живучих среди местного населения. Времена, когда корпы присутствовали на Галии-6 – эпоха расцвета и процветания. И быстрый закат с наступлением неприглядной реальности.

– Бред, – решительно заявила Мот и отвернулась.

Пэрри обиженно засопел, однако спорить не рискнул, вместо этого вернулся к изучению наполовину опустошенной кружки и тарелке с квенками.

Скрипнула дверь. Отошедшая на другой конец прилавка Мот, бросила рассеяний взгляд в сторону входа, рассчитывая увидать шахтеров, обычно как раз в это время у них заканчивалась ночная смена.

Однако это оказались не привычные посетители. Хозяйка трактира настороженно замерла.

Вошли двое. Один массивный, большой, похожий на грубоватый кусок скалы. Второй худощавый, высокий и жилистый. Головы обоих украшал ежик коротко стриженных волос. Одежда – серые невзрачные комбезы, на ногах и вовсе не пойми что. Так не одевались даже наркоманы из нищих кварталов Бриджпорта.

Первая мысль – бродяги. Значит, гнать взашей, пока чего не натворили. Мот открыла рот, собираясь позвать вышибалу, в свободное время помогающего повару на кухне, но приглядевшись к гостям, передумала.

Сначала сама удивилась, почему, но быстро смекнула в чем дело.

Интуиция, без нее хозяину кабака никуда, надо влет уметь подмечать мелкие шероховатости, что разум видит не сразу.

Парочка может и походила на оборванцев, но двигалась и вела себя совершенно иначе, чем отбросы из городских трущоб. Те скорее напоминал крыс, мелких, злобных, опасных, но крыс.

Эти же больше походили на крупных хищников. В каждом жесте опасность, в каждом движении угроза, в неприветливых взорах готовность не колеблясь применить силу.

Непростые к ней заглянули люди, Мот это нутром учуяла. А учуяв, молниеносно поменяла поведение. И потому вместо грубого окрика с пожеланием убираться вон, прозвучала нетипично для матушки радушная фраза:

– Что угодно, уважаемым господам?

Пэрри вскинул брови, удивленно покосился хмельным глазом на Мот.

Та не обращая внимания на пьянчужку, вышла из-за прилавка (невиданное дело!) и на быструю руку протерла ближайший стол.

Посетители поняли намек, коротко переглянулись и подошли к выбранному месту.

– Доброго дня, – вежливо поздоровался жилистый.

Голос прозвучал мягко, но в холодных глазах стыл лед.

Мот через силу растянула толстые губы в улыбке, вблизи от пришлых еще больше тянуло опасностью.

– И вам доброго дня, гости дорогие, – все же сумела вымолвить она.

Второй почему-то пугал ее больше, хотя первый обладал более внушительными габаритами. Мускулы бугрились под комбинезоном, едва не разрывая ткань.

– Выпить, покушать? У нас с этим вдоволь, – скороговоркой произнесла Мот, и не смогла удержаться – бросила настороженный взгляд на дверной проем в кухню.

Возникло жгучее желание позвать под благовидным предлогом вышибалу, с ним она будет намного уверенней.

Стоило об этом подумать, как тут же промелькнула предательская мыслишка: а толку? Вряд ли этих двоих впечатлят широкие плечи помощника повара.

– Обмен ведете? – хрипло послышалось от здоровяка.

На поверхность стола легла железная коробка с витком проводов. Судя по виду– прибор откуда-то выдрали, не заботясь о контактах.

Бартером матушка пользовалась. Трапперы часто вместо оплаты предлагали разные штуки.

– Да, – Мот ушла.

Вернулась с мобильным анализатором, примитивным, но работающим.

– Сейчас.

Подключение к вспомогательному порту, отладка, запуск программы диагностики. По маленькому экранчику побежали колонки цифр. Результат выскочил через несколько секунд.

– Навигационный модуль КЛМ-К. Тип-2. Модель 21-30. Уровень износа – пятьдесят три процента, – озвучила итог матушка.

Здоровяк самодовольно взглянул на жилистого компаньона.

– Я же говорил, – сказал он.

Жилистый остался безучастным к победной реакции, равнодушно скользнул взглядом по приборам и отвернулся к окну.

– Сколько? – спросил здоровяк.

Переговоры вел он, но Мот нутром чуяла, что главный в паре жилистый. Поэтому покосившись на него, осторожно сказала:

– Сорок пять кредитов.

Цена не завышена и не занижена, усреднена. Хотя при других условиях и с другими продавцами, дала бы не больше тридцатки.

– Пятьдесят, – быстро возразил здоровяк и растянул рот в обезоруживающей улыбке.

Как ни странно помогло. Лицо мордоворота удивительно преобразилось, став приветливым и совсем не опасным. Из головореза, он моментально превратился в добряка.

Мот помимо воли тоже заулыбалась.

– Хорошо. Пусть будет пятьдесят, – согласилась она.

Здоровяк удовлетворенно кивнул.

– Через локалку? – уточнил он.

Мот кивнула.

– Сейчас переброшу.

В отличие от Пэрри расчеты с незнакомцами прошли в электронной форме через локальную сетку трактира. Обезличенная транзакция по короткому коду. Быстро и удобно.

– Готово. Отлично, хозяюшка. А теперь нам бы поесть что-нибудь, – здоровяк энергично потер руки.

Он буквально лучился энтузиазмом и жизнелюбием. Его компаньон выглядел рассеянным, худая фигура продолжала излучать опасность, он явно оставался настороже.

– Что будете?

– А что есть?

Стандартный вопрос, стандартный ответ и еще более стандартное перечисление, знакомое каждому в Новой Надежде.

Но видимо не пришлым чужакам. Названия «квенки» или «хрюсти» для них ничего не говорили. Пришлось долго и нудно объяснять, что из себя представляет местная экзотика, с чем ее едят и насколько вкусно по шкале от одного до десяти.

Бурное обсуждение вылилось в целый диспут, здоровяк со знанием дела принялся перечислять какие соусы к подходят к жесткому мясу, а какие отлично подчеркнут аромат жареных грибов.

Мот даже забыла о своих опасениях, настолько легко и непринужденно пошло общение. Тот кто представился Солом все время улыбался, заразительно смеялся, шутил напропалую и сыпал комплиментами в адрес «умелой хозяюшки». Она сама не заметила, как начала отвечать в том же духе.

И чем больше первый шутил, тем рассеянней становился второй. Он-то и прервал веселую беседу.

– Пищевые пайки есть? – спросил он, обратив на Мот взгляд голодной рептилии.

У женщины меж лопаток пробежал холодок.

– Пластиковая каша и синтетическое мясо в контейнерах, – опять возникло желание невзначай позвать вышибалу.

Не нравился ей этот жилистый, слишком жестко смотрел. И еще чувствовалось в нем некая властная уверенность, привычка отдавать приказы.

– Сколько за порцию?

Притихший здоровяк не вмешивался, подтверждая подчиненное положение. Весельчак и балагур, сейчас смирно сидел, ожидая окончания разговора.

– Два кредита, – ответила Мот.

Жилистый едва заметно качнул головой.

– Идет. Две порции.

На этом беседа закончилась, уходя Мот уловила, как первый сказал другому:

– Зря ты так, мягче надо с людьми. Здесь не синдикат и не пиратский клан.

Мот едва не споткнулась, услышав последнюю фразу. Синдикат! Пиратский клан! Про могущественные теневые структуры, тесно связанные с межзвездными корпорациями, во Фронтире не слышал только глухой. А уж про пиратские кланы и подавно.

Вот значит откуда их гости. Вопрос только, откуда они взялись в Новой Надежде и как попали на Галлию-6?

И еще одно – что им надо? И почему в таком виде? Судя по навигационному модулю с деньгами у них не очень. А еще непонятно…

Мот оборвала себя, ворох мыслей может появляться вечно, в отличие от ответов, а работать надо. И для начала не помешает выполнить последний заказ. Благо, что особо стараться не нужно.

Достать из кладовки два пищевых пайка, вскрыть, активировать саморазогревающиеся контейнеры, поставить на поднос и отнести к столику. Минутное дело.

А потом вернуться обратно за стойку. Здоровяк больше не изъявил желание к общению с хозяюшкой, лишь улыбнулся, пока ставила поднос.

– Видала татуировку? – стоило вернутся, как Пэрри буквально навис над стойкой, горячим шепотом стараясь дотянуться до Мот.

– У кого? У этих?

– У худого, на шее, – костлявый палец траппера полоснул по собственной шее.

Мот бросила рассеянный взгляд на колоритную парочку, никакой татуировки она у жилистого не заметила.

– Он боком к тебе сидел, с другой стороны, – правильно истолковав заминку, заявил Пэрри.

– И что там?

Старый пьянчуга наклонился еще ниже и на грани слуха выдохнул:

– Девятка

Мот с недоумением нахмурилась.

– Какая еще девятка? Ты о чем? – так и хотелось добавить «болезненный», а затем все-таки вытолкать надоевшего забулдыгу вон.

– Я по молодости много с кем знакомства водил … как увидел сразу вспомнил… знающие люди особо предупреждали об этой метке… – тяжело дыша перегаром принялся рассказывать Пэрри, делал он это невпопад, приходилось прикладывать усилия, чтобы понять о чем идет речь.

Рассказанное ничуть не удивило, особенно в свете услышанного о синдикате и пиратских кланах. Похоже в их захудалую дыру случайным ветром занесло парочку крутых ребят из внешних миров.

Интересно, что они тут забыли? Судя по внешнему виду, они явно здесь не по доброй воле.

– Думаешь это как-то связано с энергетической вспышкой на орбите? – тоже невольно понизив голос спросила Мот.

Пэрри пожал костлявыми плечами.

– Возможно. В любом случае, все это неспроста, – он помедлил. – Может сообщить шерифу?

Хозяйка трактира скривилась.

– И что он сделает? – презрительно бросила она.

Шерифа Мот недолюбливала и никогда не скрывала этого, тот отвечал ей тем же. Взаимная неприязнь началась с отказа бесплатной кормежки для него и двух-кретинов помощников. Помнится она тогда прямо сказала: что у нее не столовая для бездомных, за бесплатными обедами пусть отправляются в трущобы Бриджпорта.

Потом, конечно, жалела о несдержанности. Глупо ругаться с единственным представителем власти. Даже пыталась мириться, приглашая на ужин. Бесполезно, мерзкие отрыжки хракка крепко обиделись и не пришли.

Да и бездна с ними!

Мот встряхнулась, прогоняя неприятные воспоминания.

– Может за них назначена награда, – задумчиво протянул Пэрри.

Мот поняла, что еще немного и траппер придет к выводу, что отправиться к шерифу не такая уж и плохая идея. А так как видеть этого выродка ей у себя не хотелось, то она перегнулась через стойку, мозолистые пальцы крепко схватили ворот куртки бродяги:

– Только попробуй донести, больше в жизни на порог не пущу! Понял?!

Не ожидавший столь резкой реакции Пэрри растеряно закивал.

– Понял, матушка, понял. Никуда не пойду. Буду здесь сидеть, пока эти не уйдут.

Хозяйка отпустила траппера, в ту же секунду хлопнула входная дверь, в зал ввалился Большой Тони, владелец единственного в поселке магазинчика, продающего технику.

К удивлению Пэрри и Мот, он не стал подходит к ним, а прошествовал к двум чужакам. Через минуту между ними завязался оживленный разговор.

Глава 4

4.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Поселок Новая Надежда.

Таверна «У матушки Мот».


Поселок притулился к основанию горной гряды. Сотня другая домиков сборной конструкций, укрепленных стальными листами. Пять улиц, параллельная планировка, малая электростанция полевого типа, коммуникации выведены под землю, дорога с грунтовым покрытием. Общее число жителей — от пятисот до полутора тысяч, в зависимости от степени заселенности.

Ничего особенного. По словам Сола, похожую формовку применяли в новых колониях. Возводили жилье, забрасывали переселенцев и оставляли выживать.

Натуральный конвейер по освоению новых миров.

– Жрать хочу, — здоровяк потер живот. — Брюхо уже к позвоночнику прилипает.

Аналогично, от таблеток из аварийного набора уже хотелось блевать. Голод и жажду они утоляли, к этому нет претензий, но на вкус полная дрянь.

Надо найти изобретателя этой гадости, запереть его где-нибудь и кормить на протяжении нескольких лет, чтобы знал засранец, что вкусовые добавки тоже необходимы.

– Туда? — я указал на постройку слева.

Как раз в эту секунду из нее вывалился мужик, буквально проломив двери головой. Ноги заплетаются, одежда грязная, волосы свисали сальными ломтями, взгляд обращен в никуда.

— Это же кабак, что там сейчас делать? Туда надо ближе к вечеру, – с видом знатока рассудил Сол. — Нам бы местечко потише, поспокойнее, где подают завтраки. Где на кухне знают, что кроме бутербродов есть и нормальная еда.

— Я бы сейчас и бутерброд сожрал, – возразил я.

— Нее, найдем еще что-нибудь. Тем более тихо в таком заведении все равно не посидишь. А драться с утра настроения нет.

Спорить не стал, потому что из упомянутых дверей выпало еще одно тело, на этот раз без своей воли. Кто-то вышвырнул пьянчугу из затянутого полумраком проема.

Да, здесь спокойно поесть не дадут.

Пока искали тихое место, наткнулись еще на два кабака, ничем не отличающихся от первого. Похоже народ здесь любил отдохнуть.

С другой стороны, а что им еще делать? Жизнь не сахар, и это мягко говоря, вот и уходят на дно бутылки, спасаясь от паршивой реальности.

Искомое заведение обнаружили метров через сто. Сол каким-то нюхом учуял, уверенно заявив, что здесь и нальют, и накормят.

В целом оказалось правда, кухня действительно имелась и готовили в ней не только примитивные закуски под пойло. Вот только мой приятель кажется забыл о скудности финансовых дел наших грешных. Пришлось давать укорот.

Пищевые наборы – конечно не шик, но и не таблетки.

Сол показал себя с неожиданной стороны, очаровал дородную мадам, что явно подозрительно отнеслась к двум незнакомцам. Таланты здоровяка не ограничивались ловкому обращению с техникой.

– Всегда любил вкусно поесть, — заявил мой напарник, стоило разогретым контейнерам с пищевыми пайками очутиться на столе.

– Сомневаюсь, что синтетическое мясо и пластиковая каша обладает нормальным вкусом, — возразил я и тут же нашел достоинство заказанной пищи: — Зато недорого.

Маленькая ложка, тоже из пластика. Зачерпнул, распробовал, белесая жижа не вязла на зубах — уже хорошо. И вкус не отвратный, здесь с пищевыми амортизаторами изготовители не пожадничали.

Дерьмо, конечно. Но жрать можно. Из разряда: дешево и сердито.

Сол с любопытством наблюдал, как я снимаю пробу. Мол, подожду, гляну, не сдохнешь ли от этой отравы.

Остряк.

-- Ну как? – не выдержал он и тоже потянулся к тоненькой ложке.

– Терпимо, – говорить «нормально» язык не поворачивался.

Как, впрочем, и любая искусственная еда. Не знание, убежденность, подтвержденная на собственном опыте неоднократное количество раз. Мне уже приходилось есть синтетику в прошлом.

Как и в предыдущий раз, понимание пришло внезапно. Накатило волной, захлестнуло разум смутными впечатлениями из прошлого.

Я твердо знал, что однажды мне пришлось провести долгое время питаясь исключительно пищевыми пайками.

Без подробностей, как, где, когда, при каких обстоятельствах, только факт – синтетика для меня не в новинку.

Хмм, забавно. Память продолжала выкидывать фокусы, просветления случались, пусть и носили хаотичный характер. Это радовало. Возможно и до полного восстановления недалеко

Хотелось бы верить.

– Добрый день, господа, – к нашему столику подвалил какой-то субъект.

Еще один абориген. В теле, неряшливо одетый, черноволосый, вид этакого пухляша-переростка. Впечатление портили слишком проницательные глаза, что смотрели цепко и внимательно.

Толстяк может и толстяк, но умный толстяк. Такое сложилось мнение.

– Меня зовут Большой Тони, я здесь держу лавку, – крупная рука махнула куда-то в сторону двери трактира.

Мы с Солом быстро переглянулись, напарник едва заметно пожал плечами. Я скользнул взглядом по окнам, пытаясь найти подозрительную активность. Вроде тихо.

– Что надо? – В отличие от общения с хозяйкой трактира с толстяком Сол не любезничал.

И где его – «надо мягче с людьми»? – подумалось иронично.

Или толстяк не относится к нужному полу? Скорее всего. Тюрьма, воздержание – думаю дальше проводить параллели не нужно. А тут такая мадам, хочешь не хочешь запоешь, рассыплешься комплиментами.

Подумал и понял, что бабища за стойкой не мой типаж. Мне бы что постройней, с точеной фигуркой и спортивной подтянутостью.

Хмм, еще одно в копилку знаний о себе.

– У меня есть доступ к межсистемному маяку, – тихо сказал Тони и еще тише: – Я знаю, что вы с тюремного транспорта.

Мы с Солом снова переглянулись. И опять взгляд в окно, не видать ли туземных стражей правопорядка.

– Для подключения нужен ключ-код, – небрежно обронил мой компаньон. – Откуда он у тебя?

Системные маяки использовали в навигации при межзвездных перелетах, к нему нельзя так просто подключиться. Даже у внутренних сетевых шлюзов планетарных инфосфер уровень защиты ниже.

Понятия не имею, откуда у меня это в голове. Но оно есть, и в достоверности никаких сомнений.

Сол видимо тоже в курсе дела, потому и засомневался. Справедливо, надо отметить.

Даже капитаны боевых кораблей имели ограниченный допуск, и лишь по спецразрешению, а тут какой-то жирдяй с захудалой планетки утверждает, что подключился к сети подпространственных маяков.

Хрень какая-то. Так бы сказал любой здравомыслящий человек, послал шутника подальше и вернулся бы к прерванному обеду.

Но мы ведь не здравомыслящие люди.

– Хочешь сказать, ты каким-то образом сумел подключится к галактической системе навигации? – прищурился я.

Скажет – да, можно смело посылать кретина. Получись у него нечто подобное, и вся эта звездная система уже бы кишела ищейками Объединенного Флота Содружества.

И не надо говорить, что взлом не заметили. Подобное просто физически невозможно провернуть скрытно. Увидят, засекут, обнаружат несоответствия и пришлют разбираться серьезных ребят, кто это тут смеет баловаться с нави-сетью, чтобы погрозить пальчиком, а заодно оторвать все лишнее, во избежание повторных рецидивов на будущее.

– Нет-нет, вы не поняли, к самой Паутине я не подключался, – Большой Тони показал глазами на свободный стул. – Можно присесть?

Мы с Солом переглянулись в третий раз, судя по едва заметному движению плеч, решение он оставил за мной.

Я на секунду задумался, небрежно кивнул.

– Садись, – пауза, ледяной взгляд придавил толстяка. – Только если окажется, что ты тратишь наше время…

Окончание повисло в воздухе невысказанной угрозой. Жирдяй вздрогнул. Но быстро собрался и затряс тройным подбородком.

– У меня есть доступ к первичным данным о выпадающих из гипера кораблях. Бортовой искин автоматически посылает на маяк инфо-пакет опознания при завершении прыжка. Это отработанная процедура.

Если только искин корабля не перепрограммирован не оставлять следы, – мысленно закончил я. Суда с официальной регистрацией таким, конечно, не баловались, а вот контрабандисты и пираты обожали подобные трюки.

Откуда-то об этом мне тоже известно. Любопытно…

– Ближе к делу, – скривился Сол.

Типа, нечего про общеизвестные истины, выкладывай в чем изюм.

Большой Тони облизал толстые губы, помедлил, видно решившись, тихо сказал:

– Вы с тюремного транспорта «Део». Подробности мне неизвестны. Знаю только, что корабль вчера взорвался. Но до взрыва его успели покинуть два спас-бота. Один сгорел в атмосфере, второй сел где-то за линией разграничения. Когда я сегодня увидел вас входящими в поселок из пустошей, то сразу догадался кто вы.

Сообразительный малый. Сложил два и два, и быстро вычислил откуда появились чужаки. Недурно.

А вторая шлюпка выходит не добралась до поверхности. Бывает. Не повезло парням.

– Откуда информация про спас-боты? Через маяк это не вычислить, – угрюмо спросил Сол.

– Через друга в диспетчерской. На космодроме в Бриджпорте есть станция слежения за ближним пространством, – Тони повозился на стуле, его смущал недружелюбный взгляд здоровяка.

А чего ожидал? Я в свою очередь смотрел на него изучающе, прикидывая варианты.

Что про нас станет известно и так ясно, затеряться на столь малолюдной планете не выйдет, при всем желании.

Возникал логичный вопрос: даже зная о севших спас-ботах, станет местное начальство напрягаться и отправлять в пустыню поисковые партии?

Сильно сомневаюсь. Нет веской причины. Пока не придет розыскной лист на неких двух выживших с транспорта «Део», гарантирующий внушительную награду, никто и пальцем не шевельнет.

Это не центральные миры, здесь порядки другие.

– Ну допустим ты прав, мы те, кто ты думаешь, – с ленцой протянул я, делая знак Солу не кипятится. – и что дальше?

Тони удивился.

– Да ничего, – искренне ответил он. – Я же за этим и пришел, потому что понял кто вы и откуда.

Теперь уже ничего не понял я.

– Зачем? – я с недоумением посмотрел на толстяка.

– Хочу предложить вам работу, – бесхитростно выдал он.

Вакхрад! Мы с Солом переглянулись в четвертый раз.

Что это? Ловушка? От кого? От местного шерифа? Бред.

– Ты предлагаешь нам работу? – по слогам произнес Сол. – Какую? Вскопать грядки?

И обидно ухмыльнулся. Тони набычился.

– Нет. Ограбить поезд.

Смех отрезало. Здоровяк замер, темные глаза вытаращились на поселкового технаря.

Я тоже не отставал, застигнутый врасплох неожиданным предложением.

– Чего? – ошалело спросил мой напарник.

– Хочу предложить ограбить вам поезд, – четко повторил Тони и скрестил руки на груди, откидываясь назад. Под напором немаленькой туши, спинка стульчика протестующе заскрипела.

– Спятил? – Сол сделал круговой жест вокруг головы.

Он взглянул на меня, предлагая присоединится, я же наблюдал за мимикой толстяка. На сумасшедшего не походил, и вроде не врал, говорил искренне.

Еще нюанс, сидел спокойно, терпеливо ожидая прекращения насмешек, следовательно понимал за кого примут на первом этапе беседы.

Интересно.

– Почему не предложил кому-нибудь из местных? – спросил я, игнорируя Сола.

Толстяк перевел взгляд на меня.

– Слишком щекотливая ситуация, – лаконично объяснил он.

Не доверяет. Опасается, что сдадут или кинут. Значит большой риск, но и добыча соответствующая.

– Поезд хорошо охраняется?

Скорее всего местные в курсе сколько вооруженного народа при грузе, вот и отказались. Мертвым деньги ни к чему.

– Дело не в охране, – угадал мои мысли толстяк. – Хотя пострелять скорее всего придется.

– Тогда в чем?

Замялся. Не хочет раскрывать карты раньше времени.

– Поезд принадлежит губернатору. В Бриджпорте все знают, за свое он убьет не задумываясь.

Странно окажись все иначе.

– Почему думаешь, что мы согласимся? – Сол мрачно уставился на жирдяя.

Я прямо физически ощутил, как ему хочется встряхнуть громадную тушу. Не верит, думает хочет подставить.

Тоже логично и ожидаемо.

– Потому что вы здесь не задержитесь, – внимание со стороны здоровяка толстяк встретил безмятежно.

Что же, стоило признать, в выдержке ему не откажешь. Поначалу тушевался, а сейчас осмелел, выглядит более уверенно.

Непонятно правда, о чем это говорило, о самоуверенности, храбрости или тупости? Хотя насчет тупости, пожалуй, перебор. Или нет? Уровень интеллекта не обязательно говорит о наличии способности мыслить здраво, особенно в экстремальных условиях.

– Ты еще не сказал откуда у тебя доступ к маяку, – мягко напомнил я. – Даже первичные данные не так просто просмотреть.

Заминка. Не хочет рассказывать. Но без этого ни о каком продолжении разговора не могло идти и речи. Жирный тоже видимо это понял, поэтому вздохнул и быстро сказал:

– Во время второй волны эвакуации корпов начались бунты, много чего успели разграбить, включая имущество руководителей высшего звена. Мне принесли инфо-чип вместе с другими вещами. Я не сразу понял, какое сокровище ко мне попало.

Так, ясно. Мародеры притащили в ломбард хабар, сами не зная, что у них оказалось в руках. Среди бесполезных булыжников затесался бриллиант. И они продали его, не подозревая какую ценность теряют.

Может такое быть? Да легко! В условиях хаоса всякое случается.

– Ну допустим мы тебе поверили, – проронил я. – Что дальше? Когда ты хочешь провернуть свое дельце? У тебя есть конкретный план?

– Есть, – Тони суетливо облизал губы. – Только давайте обсудим его где-нибудь в другом месте.

Я пожал плечами, отмечая справедливость требования.

– Хорошо. Как насчет твоей лавки?

Толстяк опасливо покосился на Сола, однако возразить не рискнул. Похоже не хотел впускать к себе. Оно и понятно. Зачем рисковать соглашаясь на непонятную историю, если проще ограбить сам магазинчик? Правда и добыча там скудновата. С другой стороны, на билет до Бриджпорта должно хватить.

Правда об этом прознают, поселок маленький, ограбление быстро вскроется. Местный шериф сообщит в город и там нас уже будут ждать.

Ловлю себя не мысли, что рассуждая о грабеже хладнокровно и отстраненно, как хирург перед операцией. Просчитываю плюсы и минусы, возможные осложнения.

Уже приходилось организовывать вооруженные налеты? Совсем не удивлюсь.

– Значит договорились, – я хлопнул толстяка по плечу, изобразив самую приветливую улыбку.

Пробормотав что-то на прощание, Большой Тони поднялся и ринулся к выходу. Дверь трактира хлопнула, оставляя объемистую фигуру на улице.

– Что скажешь? – я повернулся к Солу.

– Он чего-то сильно боится. Так боится, что рискнул обратиться к незнакомцам. Опасается местных.

Я кивнул.

– Тоже об этом подумал. У него какие-то проблемы. И, судя по всему, довольно серьезные.

По-другому столь неосмотрительное поведение не объяснить. Решился довериться чужакам, хотя был в курсе, кем мы являлись. Или как раз в этом причина? Окажись на нашем месте экипаж тюремного транспорта разговора бы не последовало. А преступникам предложить грабеж самое то.

– Хочет удрать из поселка, но не с пустыми карманами. В городе мало кого знает, вот и рискнул, – развивал мысль Сол.

– Вывод? – я внимательно посмотрел на здоровяка.

– На финише попытается от нас избавиться, чтобы забрать всю добычу себе.

– Не исключено. Что предлагаешь?

Лицо бывшего техника прорезала плотоядная ухмылка. Ясно, не лишено смысла.

– Тоже думаю, что нашему пухлому другу в какой-то момент придется сойти с дистанции.

Мы коротко переглянулись, и поняли друг друга без дальнейших слов.

– Меня только беспокоит, что он мог подстраховаться на этот счет, – лениво протянул Сол.

Я усмехнулся.

– Конечно он подстраховался. Даже думаю больше, он рассчитывает не просто слить двух пришлых чужаков, но и подставить их. Ставлю сотку против десятки – толстяк замешан в какой-то грязной истории и хочет соскочить с темы, подставив вместо себя кого-то другого.

Большой Тони не вызывал особого доверия, это еще при разговоре стало понятно. Чувствовалась в нем какая-то гнильца.

– Но нам нужны деньги. С планеты надо валить. Пока сюда не нагрянула следственная комиссия, расследуя катастрофу. Система может и жуткое захолустье, но корабли сюда залетают. Надо узнать, когда следующий.

Сол задумался.

– Как я понял, здесь только один большой город.

– Не помешает разузнать о нем больше. Да и вообще о том, что здесь творится, – я мотнул головой в сторону стойки, где хозяйка заведения неторопливо протирала пузатые кружки.

Рядом с ней терся мужичок. Хлипкий, в грязноватой одежде, с взлохмаченными сальными волосами и физиономией пропойцы у кого каждое утро похмелье.

– Ты займись теткой, а сюда пришли алкаша. Пообщаемся на предмет туземной жизни.

Сол коротко кивнул и отправился обольщать хозяйку трактира. Скоро его стул занял местный забулдыга.

– Меня Пэрри зовут. Вы значит новенькие? – заплетающимся языком представился мужичок, приземляясь за стол.

Его правая рука цепко удерживала объемную кружку, над краями которой возвышалась шапка густой пены.

– Ваш друг это будет доедать? Нет? – заскорузлый палец уставился на недоеденный паек Сола, в контейнере оставалась еще каша и несколько кусочков синтетического мяса.

Понимая, что за информацию придется чем-то платить, я небрежно кивнул.

– Угощайся.

Второй раз просить не пришлось. Действовал он быстро, схватил ложку, с удивительной скоростью принимаясь поглощать остатки пищи.

Неплохой аппетит.

Когда ложка заскребла по дну, отвалился с видом довольного жизнью человека.

– Спрашивайте, – сказал Пэрри и сытно рыгнул. – Извините.

Расспросы не заняли много времени. В общем и целом, основное и так известно. Планету выдоили и бросили. Упадок, безнадега, депрессия – давно окутывали заштатный мирок.

Населения мало, кто не задействован в шахтах, живут в городе, и там и там мрак и ужас, выживание на грани, бедность и нищета. Единственный шанс забыться – наркотики и алкоголь. Что большинство и делало.

Тонкая прослойка богатеев окопалась в центре Бриджтауна. Дельцы, державшие в руках торговлю с внешними мирами. Корабли прилетали редко, раз-два в месяц. Ничего особенного, обычные грузовозы. Ходили слухи, что они принадлежат тем же самым корпорациями, что в своем время здесь проводили добычу. А сейчас, доканчивают дело, забирая последние крохи силами самих жителей.

Вполне правдоподобно, кстати. Выживать надо, есть надо, этим корпы и пользуются. А люди добровольно добивают экологию. По словам немногочисленных специалистов по климату, планете осталось недолго, скоро превратиться в безжизненный шарик, коих хватало в пространстве Фронтира.

Метеорологических спутников нет, контроля за выбросами нет, за производством особо не следят. Руда идет и ладно.

– Кто верховодит в Бриджпорте?

Слезящиеся глаза Пэрри наполнились непониманием.

– Ну кто главный в городе? Кто всем заправляет? – раздраженно переспросил я.

Заторможенность собеседника действовала на нервы. Сначала говорил нормально, но по мере опустошения кружки, речь забулдыги становилась все более невнятной.

– А это… так это губернатор самый главный в городе… сидит в своей башне, плюет на всех с высоты…

Угу, понятно. Что-то подобное ожидал услышать. О губернаторе упоминал еще Большой Тони. Вопрос только, действительно ли это настоящая фигура, никому не подчиняющаяся, или послушная марионетка корпов, оставленная в своем время на планете, присматривать за порядком.

Метод глубокого внедрения агента влияния – просто и эффективно. Вдруг мирок еще пригодится в будущем.

Подумал об этом с холодным цинизмом. И вдруг понял, что такое мне уже приходилось видеть, в других местах и в другое время.

– У губернатора есть свой корабль? – продолжил я.

Но Пэрри уже окончательно ушел в себя, никак не реагируя на вопрос. Сидел, уткнувшись носом в кружку, с тоской разглядывая остатки желтоватой жидкости на дне.

Четвертой прослойкой жителей являлись трапперы, охотники и собиратели всякого хлама на заброшенных фабриках и заводах. К ним-то и относился сидящий напротив пьянчуга.

Похоже все, дальнейшего разговора не получится. Невменяемое состояние. Неважно, он рассказал достаточно.

В поселке имелся шериф, два помощника, оружие легкого класса. В случае заварушки предпочтет не лезть на рожон. Своя шкура ближе, умирать за городских богатеев не будет.

Через Новую Надежду пролегала грави-дорога. Составы ходили пару раз в неделю, возили в основном руду, реже пассажиров. Похожих шахтерских поселков вдоль горной гряды встречалось немало, мимо них и ходили поезда. Миль через сто – поворот в туннель и на другую сторону гор, в Бриджпорт.

Пока информации достаточно. Я задумчиво посмотрел на барную стойку, Сол источал комплименты хозяйке трактира, та млела, обрадованная вниманием.

Зал постепенно заполнялся посетителями. Шахтеры с землистого цветом лицами угрюмо рассаживались за свободными столиками.

Умирающий мир, почва заражена, воздух отравлен. Оставаться здесь нельзя. Надо соглашаться на предложение лавочника.

Глава 5

5.


Система Элиот-Прайм.

Орбитальный конгломерат М-1

Административный кластер.

Управление надзора СБ по сектору 6.


— Ну, докладывай, – майор развалился в кресле, из припущенных век разглядывая капитана, пока последний устраивался на стуле напротив стола.

— Тюремный транспорт «Део», дата последнего технического обслуживания — два года назад. Выполнен профилактический ремонт класса А+. Проведена замена нескольких узлов. Срок эксплуатации увеличен на десять лет. Уровень износа ключевых механизмов – в пределах допустимых значений. Силовая установка прошла полный цикл проверки, отклонений не обнаружено.

— То есть, техническую неисправность ты отбрасываешь? — майор откинулся еще дальше, спинка качнулась, переведя кресло почти в горизонтальное положение.

Начальник отдела СБ ответственного за сектор 6 сложил руки на животе, задумчиво разглядывая потолок кабинета.

В отличие от подчиненного, подтянутого капитана, он имел тучную комплекцию, заплывшее жиром лицо украшали двойной подбородок, дряблые щеки и широкий мясистый нос.

– Я ничего не отбрасываю. Но инженеры-спецы говорят, что вероятность поломки статистически незначительна. Тем более приведшая к уничтожению корабля. Вспомогательные системы не дали бы ему взорваться, слишком много дублирующих предохранителей. Максимум, что могло случится — выход из строя двигателей. Но протокол безопасности их бы просто отключил.

— Он мог не сработать? Программы дают сбой.

– Он вшит на аппаратном уровне, инженеры говорят это невозможно.

— Хмм…

Майор еще пару раз качнулся, его взгляд оставался устремленным в потолок. Капитан терпеливо ждал, гадая, на самом ли деле боров думает о деле или занят какими-то другими размышлениями. Прослуживший в структурах безопасности не один год, он хорошо научился не выдавать собственных мыслей.

– Спецы рассмотрели версию саботажа? – наконец разомкнул рот майор.

Вопрос удивил.

— Со стороны экипажа?

– Их могли подкупить.

Капитан нахмурился.

— Но зачем тогда взрывать весь корабль? Могли просто инсценировать побег. И не рисковать собственными жизнями.

Майор резко выпрямился, кресло плавно перешло в вертикальное положение.

— В донесении как раз упоминался побег. Вот только проблема — мы его не посылали и никаких распоряжений насчет смены курса не отдавали. Так кто это сделал и почему «Део» поменял маршрут? -- тяжелый взгляд вонзился в переносицу капитана.

Тот почувствовал себя неуютно, интуиция службиста подсказывала, что за вопросом прятался скрытый подтекст.

Неужели хочет его подставить? Выставить крайним при инциденте? Жирный ублюдок.

– Кто-то подменил сообщение, – хрипло ответил капитан. – Техотдел не смог его проследить. Хакер врезался в нашу внешнюю сеть и отправил приказ.

Вот что главное! На тюремный транспорт плевать, сколько там погибло зэков никого не волновало, а вот пересланная фальшивка – совершенно иное дело.

Майор еще целую секунду сверил капитана мрачным взглядом. Затем откинулся расслабленно обратно.

– Надеюсь уязвимость устранили.

– Устранили. И укрепили защиту. Многие протоколы пришлось поменять, но технари говорят – повторного взлома можно не опасаться.

– Уверен, они так же говорили и в прошлый раз, – майор скривился. – Пусть благодарят богов, что неизвестные проникли только во внешний круг. Если бы они прошли во внутреннюю сеть, то мне пришлось бы подумать о компетенции персонала, ответственного за техническое состояние нашей сети.

Юридически Периферия не входила в состав Содружества, законы центральных миров здесь почти не действовали и у майора имелось много возможностей чтобы устроить неприятности людям, вызвавшим его недовольство.

Что касается прокола в сетевом пространстве СБ, то тут тоже имелись нюансы. Если об этом прознают наверху, то ответственному за сектор будет непросто. Как и у любого высокопоставленного лица у майора имелись враги не только на местном уровне, но и значительно выше, и там всегда готовы воспользоваться ошибкой оппонента к собственной выгоде.

Например, отправить неудачника в вынужденную отставку раньше времени, не дав ему шанс занять пост повыше, а значит не позволив усилиться.

– Рапорт о происшествии я составлю сам, от тебя требуется лишь общий доклад. Отправлять его никуда не нужно, сразу на мой терминал., – майор растянул губы в холодной улыбке. – Желательно сделать это прямо сейчас. Незачем разводить бюрократию.

Все ясно, его отсекали, чтобы не сболтнул лишнего. Глаза капитана расфокусировались, шло подключение через нейросеть. Через секунду нужный файл ушел на личный сервер майора.

Мигнула полоска проекционной панели. Майор небрежно провел толстой рукой над индикатором. Над столом развернулся голо-экран.

– Вот и отлично, – он быстро просмотрел поступившие данные, поднял глаза. – А где дубликат?

Не показывая недовольства, капитан переслал копию. По правилам ее следовало отправить в архив, но сделать это незаметно уже не получится.

Майор подтирал следы.

Предусмотрительно. История дурно пахла и могла навредить послужному списку.

В дверь тихонько поскребли. Мазнув взглядом по дисплею, майор провел пальцем по кнопке разблокировка замка. В кабинет зашла черноволосая девушка в форме стат-лейтенанта.

– Инфо-пакет по Серибрити, сэр, – доложила она.

– Давай.

Тоненькие пальчики осторожно положили на край стола накопитель данных. Зернышко чипа тускло сверкнуло на матовой поверхности черного зеркала. Некоторые сведения не доверяли сетевым коммуникациям. В свете последних событий, предосторожность не выглядела излишней.

Капитан проводил взглядом эффектную брюнетку со знаками различия стат-лейтенанта. Плотное упругое тело затянутое в черный китель СБ и тесные брючки, неосознанно вызывало желание.

Все внимание шефу, на сидящего на стуле офицера и не посмотрела.

Покорная, податливая, готовая на все, чтобы однажды улететь отсюда в центральные миры вместе с начальством.

Откуда он ее достал? Из какого-то заштатного мирка. И теперь она благодарила своего благодетеля всеми доступными способами. По управлению про них давно ходили слухи.

– Проверка системы, где исчез транспорт уже проведена? – неожиданно спросил майор, отвлекая капитана от фривольных мыслей насчет помощницы.

– Никак нет, у нас нет там ни одного зонда. Только старый навигационный маяк Паутины. Он зафиксировал взрыв, без подробностей.

Пауза, лоб майора прорезали морщины, капитан с тоской понял, что обычный доклад его не устраивает.

Точнее не так, его-то как раз все и устраивает, но слишком поверхностное расследование могло вызвать в дальнейшем ненужные вопросы.

– А что с планетами? Есть обитаемые?

– Только одна – Гелия-6.

– Местные аборигены не могли сбить транспорт?

– Вряд ли. Судя по информации из Единого галактического реестра у планеты низкий индекс технического развития. Когда корпы уходили, они мало что оставили.

Майор прищурился.

– Корпы? Они занимались изначальной колонизацией?

– Да, – капитан мельком сверился с данными, картинка висела прямо перед глазами, благодаря нейросети. – Добыча меридиания, скаллия, ряда других полезных ископаемых.

– А как источник иссяк, бросили все и свалили, – начальник отдела секторального надзора поморщился.

Методы по освоению свободного космоса корпораций ему, как и многим, не нравились. Алчные, не отягощенные совестью и моралью, корпы гнались лишь за прибылью, часто не обращая внимания на последствия собственной деятельностью.

В Содружестве их давно прижали законами, правительства государств, входящих в межзвездный альянс, и Консулат строго следили, чтобы участники рынка играли честно. А во Фронтире любые ограничения исчезали. Контроль ослабевал. И на выходе получалось полное дерьмо.

– У тамошних обитателей нет достаточно мощного вооружения. По крайней мере, способное уничтожить корабль за пределами орбиты.

Майор нетерпеливо побарабанил мясистыми пальцами по столешнице, в одно мгновение произошло разительное преображение, расслабленный толстячок вдруг исчез на его месте появился ощетинившийся хищник, с плотно сбитым телом, где под слоем жира угадывались бугрящиеся мышцы.

Капитан моргнул. Наваждение спало, напротив вновь сидел привычный майор, рассеянно разглядывающий потолок.

Но впечатление от внезапного изменения никуда не исчезло, заставляя оставаться настороже.

– Знаешь что, а слетай-ка ты туда, – медленно протянул майор. – Осмотрись, что и как. Возьмешь курьер Управления. Оборудование там не очень подходит для разведки, но вполне хватит для считывания остаточных следов в пространстве. Выясни, как взорвался транспортник.

Неожиданно. Теперь по-быстрому закрыть дело и забросить его в дальний закуток архива с исправленной версией не получится.

За какой бездной понадобилось отправлять туда миссию? Это же отобразится в документах.

Или идея как раз в этом? Показать, что расследование проводилось в полной мере. На случай внимания со стороны начальства.

– Возьмешь с собой Лию, – все тем же неспешным тоном продолжил майор.

Что? Взять с собой стат-лейтенанта? Это еще зачем? От упругой попки в поездке будет только одна польза и это никак не связано с предстоящей работой по выяснению причин исчезновения корабля.

Капитан в замешательстве открыл рот, собираясь возразить, но подумав ничего не сказал.

Отметка о полевой работе в личном деле. Вот для чего это майору, хочет протолкнуть любовницу повыше. Любое дальнейшей повышение требует оперативного опыта. Хотя бы какого-то. За этим строго следят и не пускают наверх просидевших весь срок службы исключительно в кабинетах.

Правда всегда находятся обходные пути, снижающий риск. И судя по всему, это один из них. Что может случится с любимой майорской игрушкой на вылете? Прыгнут в систему, просканируют кусок пространства, где последний раз отметился тюремный транспортник и сразу обратно.

Быстроходный курьер позволит провернуть все за пару дней. Максимум. И кое у кого появится соответствующая запись в досье о выполнении задания в поле. Пусть там от задания лишь одно название.

– Все понятно? – майор разглядывал капитана из-под приспущенных век. Он вновь выглядел ленивым и расслабленным.

– Да, сэр. Я все сделаю. Отправлюсь, как только подготовят курьер.

– Вот и отлично. При возвращении жду рапорт.

Капитан кивнул и вышел из кабинета.


***


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Поселок Новая Надежда.

Магазин Большого Тони.


Лавка старьевщика, специализирующегося на технических приблудах, представляла собой одноэтажное строение, поделенное на три условные зоны: подобие торгового зала (квадратная комната с полками и прилавками, собранными из металлических балок), склад (заставленный стеллажами до потолка, полные разного хлама) и жилой блок со спальней и кабинетом, совмещенным с гостиной.

Пыль, грязь, везде валяются обрывки проводов, пластика и жестянки.

– Ему тут явно не помешает хорошенько прибраться, – Сол с отвращением вытер ноги, секунду назад он умудрился наступить в лужу машинного масла. – У тебя что нет дроида-уборщика?

Тони пожал плечами, движение походило на колыхание целой волны. Вспомнилась необъятная фигура матушки Мот. Похоже нарушение обмена веществ тут в порядке вещей. Должно быть результат отвратительного питания.

Жрать химию – никогда не приносило пользу здоровью. А они здесь питались ей почти всю жизнь. Причем пайками отвратного качества, да еще скорее всего с истекшим сроком годности.

Есть нормальные пищевые наборы, почти полностью имитирующие натуральную еду, но и стоили они соответствующее.

– Так что там насчет твоего грандиозного плана по ограблению? – лениво процедил Сол, облокачиваясь локтем на высокий стеллаж.

Мы зашли в кабинет-гостиную, обстановка в комнате почти не отличалась от пройденного только что склада. Везде какой-то техно-мусор, полуразобранные устройства непонятного назначения, приборные деки, запчасти для комп-терминалов, электронные платы на гелиевой основе и еще не пойми что.

– Сейчас-сейчас, – Тони суетливо кинулся к столу, доставая из необъятных складов инфо-чип в форме кристалла. Выглядевший слишком современно на фоне хлама вокруг.

Чип утонул в приемном гнезде, заработали голо-проекторы, формируя тусклое свечение нечеткой картинки.

– У тебя настройки в проекционных линзах сбились, – презрительно бросил Сол.

Как спеца его оскорбляла плохо работающая техника. Тони пробормотал что-то неразборчивое, пальцы-сосиски ткнулись несколько раз в интегрированную в стол панель управления. Картинка обрела четкость.

Уже лучше. Можно разобрать изображение. Что тут у нас? Топографическая карта местности, весьма подробная. Четко видна линия грави-дороги, идущая параллельно горной гряде.

Так, ясно. А это что? Схема поезда, вагоны, пассажирские отмечены отдельно, грузовые отдельно. Скорость движения, остановки, продолжительность пути.

– Вон она, наша цель, – Тони сделал пас рукой, увеличивая второй вагон сзади сцепки.

– Что там? – Сол с интересом пригляделся к продолговатой коробке со скошенными краями.

– Отдельный сегмент, изолированный от основного состава.

– Что внутри?

Мне тоже интересно. Недельная зарплата шахтеров на отдаленных рудников? Неучтенная ценная руда для копилки губернатора? Дорогое оборудование, демонтированное с уцелевших фабрик?

– Я точно не знаю, в грузовых декларациях ничего не указывается, но один знакомый со станции распределения рассказывал, что контейнеры имеют своеобразную маркировку. Я покопался в сети, описания подходит для топливных стержней.

Так, а вот это уже любопытно. Топливные стержни применялись во многих сферах промышленного производства, но их основное предназначение – питать двигатели космических кораблей.

И опять, как наваждение: откуда мне это известно? И почему ничего не всплывает касательно других воспоминаний?

Что такое спас-бот я знал, а вот имя свое вспомнить не мог. Как будто кто-то стер все, что касалось личности.

– Сколько их там может быть? Два-три десятка? – глаза Сола алчно блеснули.

Он не хуже меня понимал стоимость потенциального приза.

– В заднем вагоне тоже груз? – уточнил я.

Тони покачал головой.

– Пустышка. Компенсатор на случай столкновения и удержания состава в правильном положении при смещении ускорительного импульса.

Я мало что понял. Похоже какой-то предохранитель, чтобы поезд не навернулся с грави-колеи, если что пойдет вдруг не так.

Ладно, будем иметь в виду. Безопасность мы уважаем.

– И как ты предлагаешь эти штуки украсть? – я со скепсисом рассматривал висящую в воздухе голографическую картинку. – Знаешь сколько эта дура весит? Или ты хочешь угнать весь поезд? Только я что-то не вижу других грави-линий, куда его можно перегнать.

До Сола тоже видимо дошло, что здесь что-то не так и что эта работа явно не для двоих.

– О грузе позаботятся, – уверенно заявил Большой Тони. – Главное остановить сам поезд в нужном месте и в нужное время.

– Да, и кто же о нем позаботиться? – протянул Сол. – Ты же говорил, что никто не рискнет связываться с губернатором. Наврал?

– Не из местных, – терпеливо пояснил толстяк. – Торговцы из внешних миров. Я с ними договорюсь. Они пришлют атмосферный катер, в него легко поместятся все стержни. Он же увезет всех потом на космодром. Когда об ограблении станет известно, мы уже будем на орбите.

Вот он, шанс одним махом решить все проблемы. Заиметь деньги и вырваться с планеты. Аккуратно перевязанный в подарочной упаковке. Бери не хочу.

На одной из полок лежал огрызок трубы, я взвесил его, примерился и тюкнул по макушке толстяка. Барахольщик обмяк, мешком стекая на пол.

– Сказочник хренов, – проворчал я.

Лицо Сола прорезала ухмылка.

– Тоже показалось, что слишком складно рассказывает? Больно уж все хорошо, – бывший техник осклабился. – Никогда не верил торгашам. Эта публика, мать родную продаст за лишний кред.

Я отбросил трубу, наклонился над вырубленным лавочником.

– Давай, берись с другой стороны.

Сол взялся за плечо толстяка, приподнял, охнул.

– Тяжелый засранец.

Мне тоже приходилось напрягаться, приподнимая здоровую тушу. Ну он и отъел окорока.

Совместными усилиями усадили жирдяя на стул, на роль кандалов пошли упаковочные фиксаторы.

– Не порвет? – Сол с сомнением подергал пластиковые ремни.

Я покачал головой.

– Не должен. Там сопротивление нагрузке под пару тонн. Сомневаюсь, что эта туша сможет приложить такое усилие.

– Если только он не военный модификант, – пробормотал Сол.

Я хмыкнул.

– Ну да, а слой жира и пузо, размером с обтекатель спас-бота, у него для маскировки.

Мы переглянулись и дружно заржали.

– Давай, буди его.

Сол отвесил пощечину, голова Тони мотнулись, сквозь пухлые губы прорвался слабый стон.

– Еще, – безжалостно приказал я.

Последовала еще одна пощечина и новая порция невразумительного мычания.

– Шаракхс! Ты похоже его слишком сильно стукнул, – ругнулся Сол.

Вместо ответа я пошарил в одном из ящиков стола. Чутье подсказывало, что внутри найдется что-нибудь полезное.

Так и есть – бутылка бурого пойла.

Понюхал. В нос ударил острый запах алкоголя. Интересно, что за дрянь? Воняет ужасно. Чувствуются нотки чего-то технического, то ли машинного масла, то ли какой-то термопластовой смазки.

– Открой ему рот.

Здоровяк запрокинул голову толстяка, раздвигая губы пальцами. Я наклонил бутылку и плеснул туда немного огненной жидкости.

Реакция последовала мгновенно. Тони закашлялся, распахнул рот и задышал, как выброшенная на берег рыба.

– Очнулся? – дружелюбно спросил я.

Он смотрел на меня со страхом, но где-то в глубине глаза отчетливо проскальзывала жгучая ненависть.

– Итак, – я взял второй стул и оседлал его, положив руки на спинку, – выкладывай, толстячок, кто тебя надоумил на эту дурость?

– Я не понимаю о чем вы, – голос Тони прозвучал визгливо. – Мы же договорились!

Сол ухмыльнулся, я сделал ему знак.

– Кажется, наш друг нуждается в стимулировании, – негромко проронил я.

Здоровяк наотмашь ударил торгаша. Мощная ладонь сначала двигалась медленно и лишь в последний момент резко ускорилась, поэтому удар вышел хлестким и сильным.

Голова Тони дернулась, из разбитых губ брызнула кровь.

Я неторопливо поднялся, подошел к стеллажу у стены, там среди мелочевки лежал нож, который я приметил сразу при входе в комнату. Острое лезвие голубоватой стали опасно сверкнуло в свете дневных ламп освещения.

– Мы тебя на куски порежем, – пообещал я, играя ножом перед лицом взбледнувшего толстяка. – Веришь?

Затряс головой. Энергично так, с энтузиазмом.

– Я все скажу, все… Не надо!

Сол продолжал ухмыляться. Ему определенно импонировали мои методы допроса.

Что поделать, разыгрывать спектакли с тонкими психологическими этюдами некогда.

Подумал и вдруг понял, что в случае чего, смогу искусно провести допрос совершенно по-другому. Играя словами, задавая вопросы, ловя на противоречиях и затрагивая эмоциональную составляющую психологического портрета человека.

Хмм… а это еще откуда? Как-то слабо верилось, что такие навыки есть у обычного преступника. Или это чтобы самому уметь противостоять указанным приемам? В любом случае, такая подготовка явно не входит в арсенал заурядного уличного бандита.

Солу не понравилась задержка, пусть она и продлилась пару секунд, он наклонился и рявкнул в ухо Тони:

– Говори, тварь, кто подослал?!

Помогло.

– Ларри! Ларри! Это был Ларри! – завопил толстяк, перед заплывшими глазами все еще сверкало блестящее лезвие.

Вот дерьмо! Значит угадали. Этого хряка действительно кто-то целенаправленно направил к нам.

– Что еще за Ларри? Он здесь? Где-то в поселке? – пользуясь моментом я усилил давление. Нож благоразумно далеко не убирал. Мало ли, пригодится.

– Нет-нет, не здесь. В Бриджпорте.

– Кто он? Имя, как у сутенера.

– А он и есть сутенер … в числе прочего… Барыга, толкает грезы…

– Грезы?

– Наркотики.

– Ясно. Давай дальше.

И Тони принялся рассказывать. Взахлеб, торопясь, боясь, что снова начнут бить, то и дело косясь на играющий нож.

Выложил все. Оказалось толстяк серьезно задолжал этому самому Ларри, и когда тот связался с ним прошлым вечером, не смог отказать в небольшой услуге: если в поселке вдруг появится два чужака заманить их под любым предлогом в уединенное место. Координаты прилагались отдельно. Какое-то ущелье в горах рядом с грави-дорогой.

Вот тут я неслабо удивился. То есть, выходит, нас ждали? Но откуда? Ерунда какая-то получалась.

– Откуда Ларри узнал, что мы выйдем к Новой Надежде? – напористо спросил я.

Тони пожал плечами, поняв, что пока отвечает на вопросы, резать его не будут, жирный лавочник слегка успокоился.

– Понятия не имею. Наверное, тоже есть знакомые в диспетчерской. А зная место посадки ботов, просчитать направление движения выживших будет несложно.

Угу, там знали про спас-боты и скорее всего определили тип и класс, включая вместимость.

И все равно, среагировали быстро. Слишком быстро.

– Ларри описал внешность кого надо заманить в ущелье? – спросил я.

Толстяк молча покачал головой. Так, значит, кто конкретно спасся они не в курсе.

Я пока смутно представлял, кто это «они», но то что за всем этим стоял не какой-то сутенер-наркодилер с вшивой планетки был уверен на сто процентов.

Кто-то сделал так, что тюремный корабль взорвался. Не доверяя основному плану, этот неизвестный подстраховался, вышел на местного дельца и проинструктировал его на случай, если кто-то сумеет спастись.

И это при том, что все заключенные находились в стазис-камерах. Ничего не скажешь, предусмотрительно.

Нам крупно повезло, что поломка, вызвавшая взрыв, замкнула систему гибернации.

Кто-то очень хотел, чтобы все на борту транспорта «Део» умерли. И судя по всему, останавливаться он не собирался.

Глава 6

6.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Поселок Новая Надежда.

Магазин Большого Тони.


— Думаешь сработало?

– Уверен, я видел передатчик на крыше, — Сол разглядывал верстак мобильной мастерской в дальнем углу складской комнаты.

Прислушались, возня в кабинете заглохла. Все пора. Мы зашли обратно, оставленный Тони насторожено замер.

— Что вы… – начал он.

Продолжить я не дал, плавно скользнул вбок. Пальцы прижались к рыхлой шее, пережимая кровоток. Надавить и держать. Три… пять… восемь… Готов. Тело обмякло.

Сол с интересом наблюдал за моими манипуляциями.

— А если подержать дольше? — спросил он.

– Больше восьми секунд — начнутся необратимые повреждения мозга.

Здоровяк уважительно прицокнул. Понятия не имею откуда все эти знания, но стоило признать их наличие сильно помогало в ситуации.

— Почему не уйти раньше? Я видел распечатку расписания на стене в зале, – Сол пальцем ткнул себе за спину. — Ближайший поезд прибудет в Новую Надежду через час с лишним. Сядем и уже завтра окажемся в Бриджпорте.

– Потому что они от нас этого ждут, – рассеянно объяснил я, оглядываясь в комнате, где наш приятель в отключке проводил большую часть жизни. — Проверь домашний комп-терминал, может есть что интересное.

Бывший технарь кивнул и направился к стоящему у стены аппарату, судя по виду очень древнему. И где Тони только откопал этот раритет?

Я осмотрел стол, там тоже была компьютерная консоль, вмонтированная прямо в столешницу.

Кнопка активации. В воздухе повис голографический экран. Окошко для авторизации. Пароль. Хммм… Задумчиво покосился на старьевщика. Привести в себя? Рановато. Без выведения из строя сети в лавке опасно.

– Здесь нужен пароль, но система старая, обойду защиту за несколько минут, — донеслось из-за спины.

— Давай, я пока осмотрюсь.

Принялся за обыск магазинчика, стараясь найти, что-нибудь полезное.

Первым делом переоделся. Тюремная роба в виде серых комбезов уже порядком надоела, и я с облегчением от нее избавился. Как и от дурацких сандалий из кусков пластика, состряпанных из внутренней обшивки спас-бота.

Нашел свободные штаны с карманами по бокам (похожи на часть военизированной формы), рубашку с длинными рукавами темно-зеленого цвета и штормовку из плотной ткани, похожей на синтетический брезент. На ноги натянул тяжелые ботинки с толстой подошвой.

Прикид то ли наемника, то ли уличного бойца одной из банд, что водятся в трущобах крупных мегаполисов.

А-а, плевать. Зато практично и удобно.

Солу притащил потертый комбинезон технического сотрудника, с множеством отделений под устройства, с защитными вставками на локтях и коленях. На поясе крепились гнезда для ячеек энергопитания, на рукаве болтался порт подключения мобильного тестеровщика габаритного оборудования. Обувь — рабочие башмаки с рифленой подошвой.

-- Готово. Раз плюнуть. Примитив, – Сол быстро просматривал файлы на стационарнике.

– Что-то интересное? – я подвигал руками, привыкая к обновке. Чего-то не хватало… Точно, оружия.

В лавке нашлось три образца: самоделка-обрез, иглострел устаревшей модели и старенький бластер. Последний скрывался в специальном захвате под столом. Хорошо, что Тони не успел до него добраться, могло получиться некрасиво.

– Логи подтверждают исходящий сигнал. Жирный засранец действительно успел передать сообщение через передатчик, используя нейросеть, – Сол посмотрел на меня. – Я же говорил.

Медленно кивнул, отдавая должное напарнику. И правда говорил, успел шепнуть, когда мы шли сюда.

Оказавшись связанным и оставшись наедине Большой Тони предупредил подельников о ловушке.

– Громилы сутенера наверное уже бегут сюда, – проворчал Сол, покосился на меня. – Еще есть время уйти.

Я покачал головой.

– От нас этого и ждут, – повторил снова. – Бросимся бежать, спасаясь. И устроят охоту. Так поступает большинство. Мы же пойдем другой дорогой. Устроим засаду.

– Они могут догадаться и действовать осторожно, – возразил здоровяк. – Конечно, основная часть команды тупые костоломы, но ведь должен же кто-то им отдавать приказы.

Я пожал плечами.

– Возможно. Но не факт. Судя по описанию нашего друга, – мой палец ткнулся в бессознательную тушку Тони. – Ларри не тянет на звание преступного гения и подручные у него скорее всего под стать. Громилы без воображения, с толикой интеллекта, чтобы понимать, когда бить, а когда остановиться. Они привыкли к определенному поведению жертв.

– Жертв? – Сол приподнял бровь.

По моим губам скользнула усмешка.

– Жертв, – подтвердил я. – Так их приучили думать. Это вроде подсознательного. Замешано на примитивной психологии. Уверен, кретины уже представляют, как начнут охоту на двух беспомощных беглецов, – я помедлил и добавил с хищной ухмылкой: – Но мы ведь не они. Так?

Сол уверенно кивнул, тоже хищно оскалился.

– Еще бы, – сказал он.

– Привычка быть в большинстве сыграет с ними злую шутку, – сказал я. – И мы этим воспользуемся.

Напарник глянул на разложенное оружие.

– А это что за уродина? – он взял обрез.

– Самоделка. Кинетика. Заряд металлический, толкается за счет быстрого сгорания газов взрывчатки малой мощности. Похожие штуки популярны в трущобах мегаполисов, где обычные импульсники слишком дорого стоят. Просто и эффективно. Нажимаешь на эти два рычажка и вылетает сдвоенный снаряд…

Тут меня накрыло, вспышка, словно в мозгу взорвалась маленькая бомба.

Я стою в узком переулке. В просвете впереди виднеются вздымающиеся ввысь здания удивительной конструкции. Справа и слева уличные мусорки, воняет чем-то кислым, протухшим. Ночное небо прорезают яркие огни мегаполиса. Высоко между свечками небоскребов проносятся скоростные аэролеты.

Мои пальцы крепко сжимаю кусок заточенного металла. Под ногами лежит умирающий человек. У него рваная рана на горле, кровь хлещет потоками, худая ладонь сжимает короткий обрез…

Видение резко оборвалось. Еще один обломок темного прошлого.

– У него, наверно, прицельная дальность никакая, – сквозь глухой шум донесся голос Сола.

Я задержал дыхание, приходя в себя.

– Что ты сказал?

Сол все еще вертел в руках неказистое оружие.

– Говорю, прицельная дальность у этого уродца почти никакая.

Я глубоко выдохнул, ошарашенный внезапным проблеском воспоминаний. Что это черт возьми было? И сам же ответил: кусочек личной памяти.

– Зато убойная сила отличная. Стандартные броники колониальной пехоты корпов пробьет не заметив, – помедлил и самокритично признал. – Правда для этого придется подобраться вплотную.

Техник буркнул:

– Вот то-то и оно. Пока подойдешь, тебя самого успеют прикончить десяток раз.

Я отобрал у него железяку.

– Нормально. Для боя в замкнутых пространствах пойдет.

Сол спорить не стал, взял еще одну вещицу, найденную на складе у Тони – черный шарик размером с кулак.

– Знакомая штучка. Итрин-граната, да?

– Угу, видать из полицейских запасов успели утащить, потом приволокли нашему приятелю.

Итрин-граната – хитрое устройство, применяющееся стражами правопорядка для нелетальных задержаний. При детонация освобождается газообразная субстанция, которая, оказавшись на воле, превращается в невероятно липкую пену, имеющую свойство быстро застывать. Любой, кто окажется в радиусе поражения, мгновенно потеряет подвижность.

Простенько и сердито. Идеально подходит для нашего замысла.

– Думаю, ублюдкам это очень не понравится, – Сол заржал.

Я усмехнулся, поддерживая веселье напарника.

– Как считаешь, когда они будут здесь?

Хороший вопрос.

– Если нас ждут в том ущелье, то скорее всего громилы Ларри на каком-нибудь транспорте. Предположу: на чем-то воздушном.

– Почему? Это мог быть и вездеход.

– Горы. Вряд ли туда попрутся, используя наземную технику. Проще взять атмосферник. Полагаю, какой-нибудь залежалый катер им под силу достать. Планетка хоть и отсталая, но не на столько. Уходя, корпы достаточно бросили техники.

Сол помолчал, обдумывая сказанное.

– Логично. Я бы сделал то же. А мы значит заберем катер себе?

– Да. Но перед этим обязательно допросим одного из громил. Я хочу узнать подробнее о наркоторговце.

Здоровяк равнодушно дернул подбородком.

– А что узнавать? Барыга, он и есть барыга. Торгует дурью и девочками. Мне подобные типы часто встречались.

– Мне плевать на него самого, – терпеливо объяснил я. – Надо выяснить, кто ему нас заказал. Поэтому будь добр, не мочи всех подряд. Как минимум один нужен живым.

– Да не проблема, – техник пожал плечами. – Если не будут особо буйствовать, то реально и других не валить наглухо.

– Вот тут не соглашусь. Желательно прибрать за собой, – пауза, оценивающий взгляд в переносицу здоровяка. – Хорошенько убрать. Ты понимаешь, о чем я?

Сол неохотно кивнул. И дело вовсе не в кровожадности. Просто иногда приходится делать что-то неприятное, но необходимое. Потому что по-другому нельзя.

Хочу я убивать бандитов из Бриджпорта? Да не особо. Я их вообще ни разу в жизни не видел. Единственный повод злиться, то что они собирались убить нас. Но и там свои обстоятельства. Формально это обычные шестерки, им приказали, они поехали. Так что, претензии только к Ларри. Да и то, не совсем. Наркоторговец скорее всего подписался на дело за деньги, а не по личным причинам.

Как говорится: ничего личного, только бизнес.

Хммм… метко сказано. Интересно откуда? Точно не сам придумал, где-то слышал.

– Смотри, что нашел на полке над комп-терминалом. Думаю, тебе пригодится. Дешевка, конечно, но на первое время сойдет.

Сол протянул мне небольшую пластиковую коробочку. Светло-серого цвета, квадратная, непрозрачная. Замок – примитивная защелка.

– Что это? – я в недоумении повертел в руках пластик.

– Судя по маркировке: зародыш-ядро универсальной нейронной сети УНС-3.0. Полная хрень, годная лишь на ограниченный функционал, но раз уж у тебя изъяли старую, то пока пойдет.

– А потом? – я с любопытством подцепил ногтем защелку, серая крышка отскочила вверх, обнажая содержимое маленького контейнера из жесткой пластмассы.

– Как найдешь, что получше, новые наниты абсорбируют частицы УНС, произойдет слияние. Без осложнений. Ничего особенного, процедура отработана. Нулевку специально делают нейтральной, чтобы в случае необходимости поверх ставились другие нейросети.

Удобно. И продумано. Я заглянул в коробочку. На матовой поверхности лежала стеклянная шайба, диаметром в ноготь большого пальца. Внутри перламутром переливалась текучая жидкость, напоминающая жидкий металл.

– И что с этим делать?

– Сейчас, – Сол засуетился, начал обыскивать полки у стены, не дрогнувшей рукой сметая разную мелочь на пол. – Ага, вот, нашел. Держи.

Он протянул мне какой-то предмет.

– Это еще что за хрень? – я инстинктивно отшатнулся.

На мозолистой ладони лежало неизвестное устройство, от него прямо-таки разило медициной. В голове сами собой всплыли образы: стерильная чистота, противный запах антисептиков, яркие лампы, повсюду ослепляющий белый свет.

– Инъектор. Обычная гражданская модель, – техник внимательно посмотрел на меня: – Ничего опасного. Один укол и все. По-другому имплантацию не проведешь.

Я все еще колебался, воображение рисовало, как кончик иглы выскакивает, жалом вонзаясь в кожу.

– Что, неужели, крутой босс синдиката испугался обычного инъектора? – подколол Сол. – Не хочешь – не надо. Тогда придется ждать до какой-нибудь больнички.

Я вырвал у него девайс.

– Давай сюда.

Покрутил в руках, помедлил, разбираясь в конструкции. Подчиняясь наитию, пальцы сами вставили плоскую стекляшку с нанитами в паз. Где-то на глубинном уровне пришло понимание, что мне уже приходилось заниматься чем-то подобным.

– В район шеи. Справа, – подсказал Сол.

– Знаю, – автоматически ответил я.

И запнулся. Я действительно это знал. Проклятье! Когда же вернется чертова память?! Это уже начинало утомлять.

Холодное прикосновение иглы. Нажатие кнопки. Укол. Механизм срабатывает, опустошая заряженную в инъектор капсулу.

По шее расползается холод, достигает горла и быстро поднимается вверх, захлестывая мозг волной эйфории. Еще через секунду затылочная часть взрывается стужей, а височные доли, наоборот, начинают гореть.

– Сейчас пройдет. У этой игрушки очень короткий период адаптации, – успокаивает Сол.

На какой-то миг теряю ориентацию, тело ведет вбок, рука машинально выбрасывается в сторону, успевая опереться о железный стеллаж.

– Эй-эй, может тебе лучше присесть? – звучит обеспокоенный голос здоровяка. Почему-то издалека.

Перед глазами плывут круги, появляется головокружение. Длиться недолго и заканчивается неожиданно.

Возникает надпись:

– «Пожалуйста не двигайтесь. Идет калибровка глазных каналов».

Так, значит подключение к зрительным нервам уже произошло. Поначалу мутные буквы, стремительно обретали четкость.

Выглядело необычно. Картинка проецировалась на сетчатке, создавая эффект парения в воздухе. Узкое окно как бы плавало перед глазами.

– «Ожидайте. Проходит перестройка структуры основного блока»

И сразу же:

– «Устанавливаются нейронные связи».

Сол шевельнулся, волосатая пятерня почесала предплечье.

– Ты как, в порядке? Развертка началась?

Я промолчал, не желая отвлекаться. Одно сообщение мелькало за другим, информация выводилась прямо на глаза.

Очень непривычно…

И в то же время привычно. Возникало чувство дежавю. Словно мне уже приходилось переживать нечто похожее.

– «Спецификация УНС-3.0»

Пошли технические характеристики. Описание модели, доступные возможности. Прочитав список, я поморщился. Сол прав – эта дешевка годилась разве что на роль идентификатора и электронного кошелька.

Для первого требовалась аутентификация через базу данных какого-нибудь государственного учреждения для подтверждения личности.

Для второго – привязанный к персоналии банковский счет.

Ни того, ни другого, у меня, разумеется, не имелось.

Стоп. Оставался еще сам цифровой интерфейс, соединенный с мозгом. Возможности у него может и ограниченные, но кое-что все же доступно. Например, функция оперирования сетевыми сервисами без сторонних устройств.

Правда пропускная способность у нулевки почти ничего, к тому же на Галии-6 полноценной планетарной инфосферой и не пахло.

Скорее всего есть какое-то подобие в Бриджпорте, да узлы локальных пространств, как в трактире у матушки Мот.

– Освоился?

– Секунду.

Я мысленным усилием вызвал меню. Интуитивно-понятное управление позволяло довольно быстро понять принципы взаимодействия между оператором и нейронной сетью.

– «Обнаружено пять точек подключения».

А вот и наша локалка. Рядом с каждой значок. Самый большой – «Новая Надежда». Трактиры, бары, офис шерифа – все они объединялись в единую сетку.

Что характерно – никаких внешних линий. Полностью замкнутый контур.

Повезло, что Сол глазастый, успел заметить передатчик на крыше Большого Тони. Без визуального опознания ни за что не догадаешься, что у этого поганца есть выход за пределы поселка.

У шерифа, наверное, тоже есть канал связи. И тоже скорее всего скрыт от посторонних наблюдателей.

– «Задействован протокол LIEN-42»

– «Доступ ограничен. Необходима аутентификация».

Анонимов не жалуют. Кто бы сомневался. Безопасность.

– Вроде работает.

Глянул на Сола, напарник возился с игольником. Ловкие движения выдавали недурную сноровку обращения с оружием.

– Знакомая игрушка?

– Да, уже приходилось пользоваться. Гражданская модель для самообороны. Кончики игл должны быть смазаны парализующим токсином, но вряд ли химия еще действует. У них срок годности не больше стандартного года.

Он довольно привычно выщелкнул магазин, в темной выемке мелькнули плотно упакованные пластиковые стрелки. Сол подцепил одну, внимательно осмотрел наконечник. Даже понюхал.

– Так и есть. Выдохлась отрава.

– Если хотя бы половина попадет в морду – мало не покажется, – проворчал я, успев заметить, что внутри магазина помешается не меньше сотни иголок.

– У него разброс слишком большой, – с сожалением пояснил здоровяк. – Широкий угол поражения. Специально сделано, чтобы не пришлось особо прицеливаться. Одно попадание и клиент готов. Но без химии – это всего лишь укол.

Короче говоря: больно, но не смертельно.

– А вот это уже посерьезнее, – место иглострела в руках занял бластер.

Опять последовала демонстрация с оружием. Ничего себе «техник». У него специализация «оружейник» что ли?

Заметив мой оценивающий взгляд Сол пояснил:

– У меня третий ранг одноручников.

Одноручниками на сленге называли легкие бластеры для хвата одной рукой.

– Правда база десятилетней давности, но для этого старья хватит.

Судя по всему, мой компаньон по побегу с борта тюремного транспорта обладал куда более широким набором навыком, чем на данный момент мог похвастать я.

– Тогда бери его. Ты с ним явно лучше управишься, – предложил я.

Бывший техник удивился, видимо ожидал, что потребую самое мощное оружие себе. Как главный.

Если бы это принесло пользу, я бы конечно без раздумий забрал бластер себе. Но намечается заварушка и про дурацкие понты лучше забыть.

– Игольник возьму себе, может кого удастся подстрелить. Обрез тоже. Там всего два выстрела, почему-то больше патронов на складе не нашлось. Наверно так и продали Тони.

Сол открыл рот, собираясь что-то сказать, но его прервал дребезжащий звук, прилетевший с улицы.

– Это еще что?

Вместо того чтобы броситься в торговый зал, а там к окнам, мы не сговариваясь кинулись к комп-терминалу.

– У него есть внешние камеры?

– Да, – бывший техник уверенно застучал по клавиатуре. – Сейчас выведу.

Через мгновение появилась картинка, сигнал шел с контура наблюдения, направленного на участок перед входной дверью магазинчика. Обзор захватывал и часть улицы.

Разглядев источник шума, я выругался сквозь зубы.

– Быстро они.

Сол что-то недовольно пробурчал, кажется, насчет некоторых торопыг, у кого в заднице шило размером со шпиль кахотианской капеллы.

Посреди поселка сел воздушный катер. Практически рухнул, вздымая вокруг плотные облака пыли. Турбины работали на максимум, выполняя тормозной маневр. Из сопел вырывались плотные сгустки синего пламени.

Аппарат выглядел потрепанным, кое-где на корпусе виднелись откровенные заплатки, краска облупилась, местами проступала ржавчина.

– Ну и корыто, – проворчал Сол.

– Нормально, – не согласился я. – Летает и ладно. Лишь бы по дороге в Бриджпорт не развалился в воздухе.

Сол хохотнул. Почему-то ни он, ни я, не сомневались в успехе предстоящей операции по завладению транспортным средством бандитов.

Как показали дальнейшие события зря. В общем и целом мы правильно просчитали реакцию противной стороны. Получив сигнал от сообщника, боевики наркоторговца на стали ждать и поспешили на разборку.

В этом плане мы верно оценили ситуацию. Но сильно промахнулись со степенью дурковатости местных криминальных элементов. Не говоря уже об уровне адекватности.

Предполагалось, что громилы попробуют проникнуть в магазинчик Большого Тони, пытаясь выяснить, что здесь случилось. И уже потом действовать по обстоятельствам. Логичное и оправданное поведение. Так бы поступил каждый.

Но оказалось «герои» Бриджпорта не ищут легких путей и стараются не особо напрягать собственные мозги…

Из севшего катера выскочил лысый мордоворот в кожаной безрукавке, вскинул на плечо черный тубус и шарахнул из него прямо в офис шерифа.

Здание превратилось в огненный шар. Плоская крыша взмыла вверх, как пушинка отброшенная на задворки поселка.

Из дверей трактира выскочила худощавая фигура, я узнал Перри. Пьянчуга-траппер что-то возмущенно заорал, потрясая кулаками, чем привлек к себе внимание.

Боевик не стал браться за другое оружие, развернулся и выстрелил по новой. Оказалось, портативная ракетная установка имел два заряда.

Заведение матушки Мот поглотила сиреневая вспышка высвобожденной энергии. Бедолагу Пэрри буквально иссекло разлетевшимися обломками.

Ошарашенный Сол уставился в экран, раззявив от изумления рот.

– Уходим! – бешено заорал я.

Оставалось не больше десяти секунд, прежде чем бритый псих перезарядит пусковую.

Глава 7

7.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Поселок Новая Надежда.


Гул вибрации сотрясал кабину заставляя дисплеи прыгать рассерженными светляками, корпус подрагивал от работающих на форсаже двигателей. Стойки выдвинулись в последний момент, принимая на гидравлику пыльную землю шахтерского поселка. «Малыш» покачнулся и замер.

— Все! Приехали! – прокричала Зоуи, перекрывая шум маневровых.

И с неприкрытым раздражением оглянулась через плечо. Внутри салона развалилось пять давно немытых тел подручных ублюдка Ларри. Ей никто не ответил.

Опять на приходах, твари. Как же ее все это достало!

Дальше началось безумие. Этот Рей, этот отморозк, выбежал наружу и начал палить из портативного ракетомета направо и налево.

Сначала взорвал одно здание, потом другое. Неказистые одноэтажные домишки с плоскими крышами разлетались по округу мелкими щепками.

— Что он творит?!

В ответ радостное возбуждение в расширившихся зрачках — результат применения крупинок «синего счастья».

Четверка амбалов недалеко ушла от босса, с самого утра находилась под кайфом. Весь путь из Бриджпорта жрали колеса, как конфетки.

Стимы – эта дрянь искажала эмоциональный настрой, влияла на нервные окончания и полностью убирала чувство страха.

— Чего расселись?! — разозленная Зоуи заорала на обдолбанных кретинов. – Идите помогать!

Жизнь — это череда случайности. И однажды одна из них сталкивает тебя с мерзким заморышем, ты ввязываешься в сделку, от которой так и несет, но игнорируешь интуицию, потому что очень нужны деньги. А потом попадаешь и становишься должен столько, что ничего не можешь поделать.

Тебе предлагают два выхода: работать по специальности, отрабатывая долг или вставать в колено-локтевую позу, тоже отрабатывая долг, но уже совсем в ином качестве.

Разумеется, шлюхой Ларри Зоуи становится не захотела. Пришлось выбрать первый вариант. Вместе с «Малышом», она стала одной из наймитов дельца. Доставляла наркоту, развозила девочек, пару раз участвовала в разборках за разделение сфер влияния, выполняя роль такси для боевиков.

Вот и сегодня, пришло сообщение, отвезти пятерку торпед куда-то за пределы города, где они должны решить какой-то вопрос, важный для босса.

Что, зачем, почему — ей естественно не сказали. Дали координаты и вперед.

Залетели далеко, аж до самой линии разделения, куда-то в горы, в узкое ущелье. Раньше ей не приходилось бывать в этих краях.

Потом резкая смена планов, экстренный старт и приказ гнать в шахтерский поселок.

– Хэй! Убьем всех!

Под действием психоделиков, смешанных со стимом, движения боевиков получались дерганными. По очереди выскочив наружу, они окружили главаря, пританцовывая от нетерпения.

Шиза накрыла по полной. Это плохо. С этими ублюдками еще обратно лететь. И неизвестно что им придет в голову. Зоуи скрипнула зубами.

Мескхах! Как же она сглупила. Увидав Рея во главе группы, стоило догадаться, что ничего хорошего из вылазки не выйдет. Он считался самым отмороженным в банде Ларри.

Однажды этот псих забил двух девчонок рукояткой стейк-дубинки, только за то, что ему пригрезилось, будто они хотят отгрызть ему член, когда обслуживали в два рта.

Ларри был в ярости. Потеря двух девок, приносивших неплохую прибыль, так разозлила сутенера, что он даже ввел запрет на применение наркотиков для подчиненных.

Долго это конечно не продлилось. Не получая кайфа со скидкой от босса, громилы разбежались бы по другим группировкам, их хватало на улицах Бриджпорта.

— Идиоты, – процедила Зоуи, наблюдая, как четверка чуть не дернулась в здание, по которому, судя по всему, собирался сделать третий выстрел Рэй.

Ладно хватило мозгов остановить подручных в последний момент. Возясь с перезарядкой ракетомета, он начал орать, размахивая руками, призывая придурков вернуться обратно.

– Дурдом, — Зоуи выдохнула и принялась проверять показания приборной панели.

Она буквально на несколько мгновений отвела взгляд от обзорного окна катера, но этого хватило, чтобы ситуация на улице разительным образом изменилась.

Прочертив в воздухе темную линию дугой пролетел черный шарик, приземляясь точнехонько в центр группы.

Стим достаточно разогнал уровень восприятия боевиков, чтобы успеть среагировать. Они синхронно бросились на землю, закрывая головы мускулистыми руками.

Рэй даже успел откатиться дальше всех, отбросив незаряженный ракетомет и постаравшись укрыться за выступающую плоскость элерона стабилизатора катера.

Окажись предмет обычной гранатой, у кого-то из пятерки оставался шанс остаться в живых. Раненным, изувеченным, но живым.

Но вместо осколков из шарика вырвались тонкие струйки белесого дыма. Струйки, похожие на щупальца мгновенно накрыли площадь в десяток квадратов, разбухли, превращаясь в желтовато-белую пену и окаменели.

Все произошло мгновенно. Трансформация вещества заняла буквально пару секунд.

Раз, два – и все пятерка оказывается приклеенной к какой-то дряни, не имея возможности пошевелиться. Только орать. Чем они с удовольствием и занялись. Поднялся дикий крик, вперемешку с ругательствами.

Больше всех надрывался Рэй. И что самое паршивое, он же первым сообразил кого позвать на помощь.

— Зоуи, выходи! Шлюха ты конченная, быстро иди сюда! — орал главарь.

Его левую руку и бок полностью заливала затвердевшая пена, зато правая оказалась свободной, ей-то он пытался дотянуться до ножен на поясе, где висел широкий тесак.

Ругнувшись под нос, девушка начала отцеплять ремни безопасности. Выбраться из кресла не успела. Из-за угла здания, справа и слева выскочили двое. На площади появились новые действующие фигуры.

Один здоровый, как выхлопные дюзы орбитального челнока, второй худой, но тоже широкоплечий и высокий.

Подбежали в распростертым на земле боевикам.

— БАХ!!! -- худой выстрелил из какой-то штуки.

Голова одного из бандитов взорвалась. На пыльный грунт брызнула кровь вперемешку с частичками черепа и ошметками мозгов.

Зоуи стало дурно, к горлу подкатил комок.

Бугай тоже выстрелил, но из знакомого ствола. Обычный лучевик и ранения от него получилось менее неприятными – аккуратная дырочка размером с монету прямо посреди лба.

Худой плавно переместился к следующему. Наклон вперед, длинные руки уверенно обхватили голову заоравшего боевика. Рывок, поворот. Хруст сломанных позвонков долетел даже через стекло.

Оставив труп со свернутой шеей, худой рванулся к Рэю, до сих пор судорожно нашаривающего любимый тесак.

Мордоворот не отставал от приятеля, прикончил последнего аккуратным выстрелом в грудь. Над прожженной плотью поднялся тонкий дымок.

Зоуи совсем поплохело.

Но тут она опомнилась, руки зашарили по застежкам, перебрасывая ремни обратно на плечи. Потом спохватилась, не до этого. Вбитые на уровень безусловных рефлексов инструкции предполетной подготовки сейчас только мешали.

Надо удирать. Шустрые ребятки, за кем послали Рэя, оказались не промах и сами нанесли первый удар.

Что-то щелкнуло по обзорному окну. Зоуи подняла голову. Приборная панель горела индукционными огнями, пальцы легли на штурвал, готовые унести прочь из проклятого поселка.

Худой стоял прямо перед катером, на его плече лежал черный тубус ракетомета.

В ту же секунду истошно заверещал индикатор внешнего воздействия, шло активное облучение корпуса. Звук бил по нервам, вызывал дрожь и ощущение близости смерти.

Худой нажмет на кнопку и все кончится. Она не успеет улететь, она вообще ничего не успеет сделать, пятьсот грамм активной взрывчатки сделают из Малыша решето.

Даже если вдруг повезет и каким-то образом удастся взмыть в воздух, уйти все равно не получится. Ракета уже зафиксировала цель, система наведения не даст уйти.

Догонит. И все равно прикончит. Только с отсрочкой.

Зоуи медленно выдохнула, хлопнула по приборной доске. Экстренный запуск отменился. Двигатели с рева перешли на урчание.

Худой это понял, пусковая установка сменила положение, последовал повелительный взмах, приказывая выбираться наружу.


***


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Поселок Новая Надежда.


Все получилось проще чем думал. Противник – полные раздолбаи, да при этом под кайфом.

– Торчки долбанные, – Сол сплюнул.

Одна рука технаря сжимала бластер, другая держала игольник, оба направлены на пилота.

Девчонка лет девятнадцати-двадцати смотрела с неприкрытым страхом. Худощавая, среднего роста, в черно-сиреневой курточке и обтягивающих брюках. Тонкие ноги оттягивали горные ботинки. Брюнетка, симпатичная, половину лица скрывала косая челка, волосы коротко стрижены, отдают синевой. По левой щеке струилась затейливая татуировка. Если смотреть под разными углами, то цвет менялся от темно-зеленого до насыщено-красного.

Кучеряво.

– Работаешь на Ларри? – спросил я.

И невзначай огляделся, не высыпали ли на улицу жители. После устроенного шума со взрывом двух домов поселок будто вымер.

Никого. Сидят. Бояться. В целом, оправданно. Трудно обвинять обычных людей в желании держаться подальше от неприятностей.

С другой стороны, подобное поведение вызывало раздражение. У них только что разнесли две постройки, убили шерифа, взорвали трактир, а они – в норы. Не хотят защищать свое.

Странное поведение для Фронтира. Обычно поселенцы новых колоний более драчливы, готовы сражаться за собственный дом.

Результат общей атмосферы депрессивности на планете? Последствия ухода корпов, обычно бравших на себя ведущие роли в управлении? Слом сознания?

Разум машинально анализировал ситуацию.

– Да, – девчонка сжалась, будто ожидая выстрела после ответа.

Опасливо покосилась на Сола, немигающий взгляд здоровяка пугал не хуже трупов вокруг.

– Проверь любителя ракет, – я кивнул на вырубленного лысого.

Его удалось взять живым. Смачный удар по затылку подошвой тяжелых ботинок и наш новый друг отправляется в счастливое беспамятство.

– Повернись, – приказал девчонке и предупредил: – Не вздумай дергаться.

Кивнула, бросила опасливый взгляд на бандита, которому я недавно свернул шею.

Быстрый обыск, проверка швов, выступающих подкладок, поиск оружия – в результате на землю упала заточка и кастет.

Напряглась пару раз, когда проводил рукой по упругой попке и проверял грудь, но глупостей делать не стала. Хорошо.

– Имя?

Колебание.

– Зоуи.

Пауза. Не вязался образ с деятельностью барыги. Не вписывался в канон. Чувствовалась неправильность. Пятерка мордоворотов укладывалась в схему с наркоторговцем, а эта деваха нет.

Стоп. Пилот. Спец. Видимо привлеченный со стороны. Нитка рассуждений начала стремительно раскручиваться. Наемник, работающий за деньги.

– Твой агрегат? –спросил я.

Несмелый кивок. Ясно, в яблочко.

– Работаешь на подхвате? Сторонний контракт?

Удивленный взгляд из-под пышных ресниц. Темный макияж подчеркивал черноту синеватых волос.

– Отрабатываю долг.

Так, похоже Ларри умел заводить должников. Сначала Тони, теперь эта. Интересно. Возможно, сутенер и не обычный бандос с улицы, как мы думали?

– Живой, – Сол нащупал пуль у бессознательной тушки.

Надо удостовериться.

– Он главный? – мотнул головой в сторону лысого.

Девчонка кивнула. Уже увереннее. Я впился цепким взглядом в молодое лицо, пытаясь найти признаки неискренности.

Вроде не врет. Да и зачем? Выгораживать нарика?

– Ладно. Слушай сюда. Сейчас грузимся и ты везешь нас в Бриджпорт. Поняла?

Нахмурилась.

– Я… – начала нерешительно.

Закончить не дал, грубо прервал:

– Делай, что говорю и оставим в живых. Попробуешь сглупить…

Красноречивая пауза и кивок на трупы вокруг. Прониклась. Впалые щеки покрылись бледностью.

Незавидная участь подельников наглядно показала, что шутить здесь никто не будет.

Повернулся к Солу.

– Тащи сюда нашего жирного друга.

Техник кивнул, передал игольник и быстрым шагом направился в магазинчик. Снова фокус на девчонку-пилота. Дуло иглострела показало на землю подальше от катера.

– На колени, руки за голову, ноги скрестить.

Молча выполнила приказ. Напряженный взгляд скользнул по игольнику. Знала, что прицельной стрельбы там не требуется, достаточно нажать пуск, чтобы рой стрелок накрыл приличную площадь.

Занялся главным, привести в сознание оказалось несложно, пара хлестких затрещин и глаза лысого распахнулись.

– Добрый день, – вежливо поздоровался, покачивая в руке выдернутый из ножен громилы тесак. – Хороший ножик.

В ответ яростное рычание, поток ругательств вперемешку с угрозами. Мол, я тебя порежу, заставлю жрать собственные кишки, будешь умолять о смерти и все в таком духе.

Как предсказуемо. И совершенно некультурно. С ним по-человечески, а он грубит. Нехорошо.

Наступил на свободную руку амбала, фиксируя в нужном положении. Взвесил тесак, примерился и легонько тюкнул по ладони. На пыльную дорогу упало три отрубленных пальца.

Мордоворот взвыл, дикими глазами глядя на изуродованную кисть.

– Больно? – удивился я.

Судя по зрачкам, находился под сильным кайфом.

Он смотрел на меня вытаращенными глазами. Кажется его больше пугало не то, что его кромсают на куски, а то что это делают с таким спокойствием.

– Все правильно, дорогой. Я тебя освежую прямо здесь. Сначала порублю конечности, потом отрежу уши, нос, глаза. После займусь остальными частями. Закончу выпущенными кишками, которые запихну тебе в рот, – подробно расписывал намеренно, ничто так не влияет на человека, как его собственное воображение.

Даже претворять в жизнь не надо, он сам представит, как это будет. Переживет ужас заранее, еще до его исполнения.

Плюс психология: подобные индивиды сами привыкли мучать и пытать, и совершенно не готовы к тому, что это начнут делать с ними самими.

Срабатывает триггер, они вспоминают что сами творили, а потом машинально примеряют это на себя.

Оказаться на месте жертв, пережить их страдания – самое ужасное для палача. Что-то внутри ломается и появляется острое желание не допустить этого. Во что бы то ни стало…

Понятия не имею, откуда это у меня в голове. Похоже на отрывок из трактата по прикладной психологии в условиях полевого допроса…

Страх в глазах бритого товарища нарастал, однако недостаточно быстро. Пришлось проводить дополнительную стимуляцию.

В пыль упало еще два пальца. Теперь на месте правой ладони громилы торчал кровоточащий обрубок.

Бросил взгляд через плечо, девчонка-пилот сохраняла спокойствие, бесстрастно наблюдая, как ее приятеля шинкуют на мелкие ломти.

– Хватит! Хватит! – третий замах бритый не выдержал.

Сломался.

– Кто велел Ларри послать людей разобраться с двумя чужаками?

Молчание. Какой упертый. Снова пришлось приподнимать тесак, так чтобы кровавые потеки были хорошо видны.

Кап-кап, закапала кровь, падая в пыль.

– Не знаю, он не говорил подробностей!!! – почти истерично выкрикнул лысый. В глазах плескались страх и ненависть.

Адреналин перекрыл действие наркотиков, разум прояснился, он осознал в какой блудняк вляпался.

– Тогда ты бесполезен, – шаг влево и за спину, хват за лоб, откинуть голову назад, открытое горло холодит полоска остро заточенной стали.

Приставленный к шее тесак сразу придал красноречия.

– На склад! Должны привезти тела на склад! Вместе со стержнями!

Со стержнями? Хитрый ход. Мы грабим поезд, привозим добычу в ущелье, где нас уже ждут.

Двойной выигрыш. Очень умно.

Появился Сол, толкая перед собой грузную тушу лавочника. Большой Тони шел спотыкаясь, как рассмотрел трупы и атмосферник посреди поселка замер, раскрыв от удивления рот.

– Чего встал? Пшел! – Сол придал ускорение толстяку смачным пинком.

Тони просеменил несколько метров, замерев рядом с лежащим на земле главарем. Руки и торс последнего жестко фиксировала затвердевавшая пена грязно-желтоватого цвета.

Надо признать, итрин-граната сработала просто отлично. Пусть и нелетального действия, зато сколько пользы.

Любопытный момент, когда все началось, я не испытывал никакого мандража или страха. Действовал хладнокровно, расчетливо, как машина. И уже после пришло понимание, что не испытываю угрызений совести после убийства нескольких человек. Даже легкого стресса нет. Как будто уже не раз и не два приходилось бывать в похожих переделках.

– Мы можем договориться, – начал Тони.

Затем заглянул в мои глаза и потеряно замолк.

Сол подошел к одному трупу, попытался оторвать приклеенный импульсник.

– Не выходит, – пожаловался он. – Крепко зажала, зараза. Тут нужен плазменный резак или сильный кислотный растворитель.

Я отмахнулся.

– Некогда возиться. Оставь.

Жаль, конечно, бросать законные трофеи, взятые в бою. Но у нас действительно нет времени.

– Что-нибудь хочешь добавить? – спросил Тони.

Игольник приподнялся, черное дуло заглянуло в лицо лавочника. Толстяк суетливо облизал пересохшие губы.

– Семь тысяч, – выдохнул он. – Все что у меня есть.

Пытается торговаться, стоя на краю обрыва, хватаясь за соломинку.

Что же, в какой-то мере это заслуживало уважения. Большинство вообще ничего бы не сделало, ожидая смерти. Как бараны на скотобойне.

И лишь малая часть отважится на сопротивление, бросится вперед, попытавшись завладеть оружием. Не самый худший вариант. Погибнуть в бою – все лучше, чем покорно ждать выстрела.

– Переводи, – поразмыслив разрешил я.

Тони помедлил, видно, что хочет поторговаться.

– Какие гарантии, что не убьете после получения денег? – все же отважился спросить он.

Я покачал головой.

– Никаких, – помолчал, пожимая плечами. – Собственно мне все равно, жив ты или нет. Подставить тебе нас не удалось, но хотел. Намерения тоже заслуживают наказания. Ты не находишь?

Вдаваться в философский диспут торговец не пожелал.

– Семь тысяч, – повторил он.

Его глаза расфокусировались. Прошло несколько секунд. Перед моим взором возникла иконка:

– «Входящая транзакция».

Перевод шел через локальную сеть Новой Надежды. Установленная нейронная сеть отлично выполнила роль электронного кошелька.

Имелся лимит, без регистрации в какой-нибудь банковской системе проводить крупные суммы не получиться, как собственно и просто хранить. Но для небольших финансовых операций система подходила отлично.

– «Принять».

– «Пополнение личного счета».

– «Баланс – 7000 кредитов».

И ниже строка с деталями проведенной транзакции.

Моргнул, окошко свернулось в маленькую точку в уголке зрения. Ненавязчивую и всегда готовую развернуться в меню взаимодействия с цифровым интерфейсом, напрямую подключенным к мозгу.

Удобная штука.

– Все. Больше нет. Это все мои накопления, – Тони с вызовом вздернул жирный подбородок. Мол, теперь стреляй, плевать.

Я хмыкнул. Храбрость. Странная, неуклюжая, но храбрость.

– Сол, – я повернулся к напарнику. – Прострели лысому оба колена. А ты, – вновь посмотрел на Тони. – Хватай ракетомет.

Толстяк с недоумением покосился на валяющуюся пусковую. Установка несла в себе два заряда.

– Зачем? – заикнулся было он, но наткнувшись на мой похолодевший взгляд, молча нагнулся над ракетометом.

Между тем Сол не терял времени даром. Вжикнуло. Остро запахло жареным мясом. Лысый взвыл дурным голосом. Энергетический импульс насквозь прожег и окаменевшую пену и органические ткани.

Еще один выстрел. Бывший технарь с ювелирной точностью пробил коленную чашечку на второй ноге. Громила вздрогнул и вырубился. Болевой шок.

– Почему просто не прикончить? – спросил Сол, отворачиваясь от бессознательного тела.

Я не ответил, вместо этого выразительно посмотрел на Большого Тони.

– Поднимай.

Нехотя, двигаясь будто его сковал паралич, толстяк наклонился. Пальцы-сардельки неуклюже схватились на ракетную установку.

– На плечо, – подсказывал я.

Черная матовая коробка прикорнула на дряблом плече только со второй попытки.

– Куда стрелять? – Тони жадно облизал мясистые губы.

Я помедлил, по губам скользнула усмешка. Взял торговца за плечи и… заботливо повернул, направив точно на его лавку.

Оплывшая фигура вздрогнула.

– Нее… – потянул Тони.

В его затылок уперся ствол игольника.

– В этом мире за все приходиться платить. В том числе и за ошибки. Это твоя плата, – проникновенно прошептал ему я на ухо.

Сол с интересом наблюдал со стороны. Девчонка-пилот вытаращилась, не понимая, что происходит.

Тони колебался, тройной подбородок трясся, руки ходили ходуном, мотая пусковую, как под ветром.

– Или ты нажмешь на пуск. Или я всажу тебе в голову всю обойму, – пообещал я.

И он решился. В какой-то миг, собрался, пересилил себя и поднял ракетомет снова на уровень головы.

Пфух, – с мягким шелестом вылетел реактивный снаряд. И сразу же – пфух, – полетел следующий.

Оставляя инверсионный след обе ракеты преодолели разделяющее нас расстояние и врезались в магазинчик.

БУММ!!! БУММ!!!

Почти слитно прогремело два взрыва. На месте одноэтажного здания вспух шар буро-грязного пламени. Укрепленные стальными листами стены практически испарились. Односкатная крыша развалилась на куски. Остатки постройки сложились карточным домиком.

– Вот и все. А ты боялся, – я хлопнул по плечу Тони.

Разряженный ракетомет выскользнул из ослабевших пальцев торговца. Он грузно осел на дорогу и заплакал.

– Надеюсь ты запомнишь урок, – сказал я.

Уничтожение магазинчика преследовало две цели: наказать дельца и лишить поселок дальней связи. Второй передатчик, установленный в офисе шерифа, уже взорван.

– Все. Уходим, – я махнул девчонке левой рукой, правая подхватила пусковую установку. Эта малышка нам еще пригодится.

Мы сели в воздушный катер. Нас ждал Бриджпорт и Ларри.

Глава 8

8.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Где-то за разделительной линией.


Атмосферник скользил над серым покрывалом пустошей держа высоту в сотню метров. Двигались быстро, сохраняя приличную скорость.

Иногда кабину потряхивало, двигатели начинали работать с перебоем. По словам Сола, сам катер представлял из себя жуткую развалину, годную лишь чтобы самоубиться особо причудливым образом.

При этих слова девчонка-пилот злобно сверкнула глазами, губы сжались в упрямую линию, ей явно хотелось огрызнуться, защищая своего «Малыша».

— Да ладно тебе, нормальная машинка, – я посчитал нужным разрядить обстановку. Предстоял разговор, будет проще не вытягивать информацию, а получить ее добровольно.

Техник фыркнул, но поймав предостерегающий взгляд, брошенный через плечо, заткнулся и утопал в глубь трюма, выполнявшего роль пассажирского отсека.

Я повернул голову к Зоуи.

— Твои лысый приятель говорил про склад Ларри, ты знаешь где он находится?

На самом деле никаких сомнений в том, что девчонке известно местонахождение склада, нет. Если она работала на барыгу, то могла тот или иной раз отвозить что-либо туда.

Однако для предстоящего дела со стороны пилота требовалось сотрудничество. Можно, конечно, надавить и заставить, но это крайний вариант. Сначала пробуем мягко.

— Он мне не приятель, – девчонка зло скрипнула зубами. Тонкие пальцы так сжали штурвал, что побелели костяшки.

Не хватало еще, чтобы сейчас неудачно дернулась. Сомневаюсь, что в этой посудине имелся автопилот, готовый перехватить управление в случае чрезвычайной ситуации.

— Допустим, — я миролюбиво развел руками, растягивая рот в улыбке.

Не помогло, напряглась еще больше.

– Да что ты знаешь! — гневно выдала она, дергая головой и бросая на меня испепеляющий взгляд. — Я этого ублюдка ненавижу! Знаешь сколько дерьма он со своими дружками натворил перед моими глазами?!

Так, похоже истерика. Запоздалая реакция на произошедшее в поселке. Психика не справляется. А нам последствия нервного срыва ни к чему .

– Могу представить, — нарочито лениво бросил я. – Но ведь они это вытворяли не с тобой, а с кем-то другим. Ты всегда находилась в безопасности, как ценный кадр. Или я не прав?

Презрительные интонации сбили истеричный настрой. Ожидала будут успокаивать.

И немного усилить нажим.

– Что, стояла в сторонке и наблюдала, как мучают других? Бездействовала. Понимаю, своя шкура дороже.

Ноздри девчонки возмущенно раздулись. Она открыла рот, собираясь выдать гневную тираду, но замерла и тихо выдохнула:

— Я ничего не могла сделать. Понимаете? Ничего.

Хорошая реакция. Правильная. Значит есть совесть. Не так чтобы много, но достаточно для оперирования.

– Ты можешь помочь сейчас, — проникновенно сказал я. — Ты ведь знаешь, Ларри? Знаешь, какая это мразь. Помоги нам, и обещаю — ты никогда его больше не увидишь.

Губы Зоуи скривились в пренебрежительной насмешке, так и читалось: кто вы и кто Ларри. Однако потом перед глазами всплыл перекресток шахтерского поселка, где в беспорядке остались лежать трупы подручных наркоторговца.

-- Хорошо. Я помогу. Но я мало что знаю. Тот склад, о котором вы спрашивали, меня туда не пускали. Только на крышу, на посадочную площадку.

Уже неплохо. Хотя про внутренний распорядок конечно хотелось бы знать. Сколько охраны, где посты, какое вооружение, есть ли возможность вызвать подкрепление?

Ладно, решим по ходу. Для начала неплохо уточнить детали.

– Большое здание?

Кивок.

– Насколько?

Пауза. Задумчивое молчание.

– Шесть этажей. Насчет минусовых не знаю.

Понятно, возможно подземные уровни. Плохо. Это может оказаться целой крепостью. Возможно слишком нагло лезть напролом? Но уж больно хорошая возможность – есть транспорт, который бывал там неоднократно. Когда еще получится заиметь столь удобный способ проникновения?

– А общий размер? Хотя бы примерно.

Еще одна пауза. Наморщила лоб.

– Где-то сотня на тридцать метров.

Большой склад. Целый комплекс. С учетом этажности. Внутри, наверное, толпа вооруженных до зубов лбов.

– Как думаешь, сколько там боевиков?

Встречаться с армией отмороженных психов, плотно сидящих на стиме и психоделиках, будет самоубийством.

Похоже план все-таки придется корректировать.

– Не знаю, – Зоуи покачала головой, опять помедлила и задумчиво протянула: – Но не думаю, что много. В банде Ларри всего человек двадцать-тридцать и большинство находятся на улицах. Присматривают за девочками, торгуют наркотой. Торпед не так много.

Торпеды – это видимо бойцы. Уличная пехота.

– Рэй и его люди из их числа? Лучшая команда?

Если так, то квалификация персонала наркоторговца оставляла желать лучшего.

– Нет, есть еще две пятерки. Они всегда действуют сообща.

Спаянные боевые группы. Плохо. Просматривалась структура.

– А что насчет технического оснащения. На складе могут стоять роботизированные охранные системы?

Зоуи удивилась.

– Дроиды? – покачала головой. – Нет, здесь нет таких технологии, – помолчала и уточнила: – в трущобах.

Понятно. Слишком дорого. И хлопотно. Без техобслуживания и регулярных поставок деталей сложная техника не проживет долго. В центре Бриджпорта скорее всего что-то сохранилось. Но не у обычного наркобарыги.

Итак, подведем итог. Потенциальные средства защиты – стальные перегородки, автоматические турели (соорудить нечто похожее несложно, не нужна особо высокая квалификация), боевых дроидов можно не ждать, это радовало, механические твари могли быть очень сложным противником.

Живая сила: от десяти до пятнадцати человек. И это при самых худших раскладах. Скорее всего меньше. Вооружение: судя по экипировки Рэя, ждать можно что угодно, от реактивных гранатометов до импульсных штурмовых винтовок. Это плохо.

Короче, как обычно. Есть плюсы и есть минусы.

– До сих пор не понимаю, почему мы не добили того лысого выродка, – в кабину втиснулся Сол. – Да и жирдяя следовало прикончить. Он нас хотел сдать этим нарикам.

В голосе техника явственно проскальзывала обида и непонимание.

– Потому что насилие должно быть строго дозированным, – рассеяно ответил я, обдумывая дальнейшие планы.

Сол пробурчал что-то невнятное.

– Могли поезд ограбить, – заявил он. – План-то уже был.

Его ворчание начало раздражать.

– Слишком очевидный шаг, – коротко объяснил я. – Если нас ищут, а так скорее всего и есть, то любая задержка играет на руку противнику. Нужно действовать быстро, на упреждение и не отвлекаясь на посторонние цели. Ларри известно о поезде от Тони. Незачем давать ему преимущество.

Здоровяк собирался возразить, я даже догадывался, что он скажет: тут и отсутствие связи, и расстояние. При прочих равных, затея с ограблением могла действительно сработать. Но шансы на успех слишком малы. К тому же топливные стержни – это не чип с кредами, так просто не утащишь.

Подозреваю, что в конечном итоге, нам бы все равно пришлось бросать добычу возвращая себе мобильность.

– Вопрос с поездом закрыт, – отрезал я и обратился к Зоуи: – Есть карта Бриджпорта?

Девчонка кивнула, потянулась к приборной панели. Пара нажатий и на боковом дисплее высветилась карта единственного на планете города.

Весьма подробная. Просто отлично. Я принялся за изучение.

Бриджпорт возводили по шаблонному дизайн-макету, одобренному колониальной комиссией Консулата еще на заре экспансии в свободное пространство.

Просто и эффективно. Восьмилучевая звезда, вдоль каждого луча расположены здания. В пустых треугольниках между ними парковые зоны. Транспортные линии общественного транспорта, муниципальные коммуникационные сети, автоматические фабрики переработки мусора, система водоснабжения, в центре питающий все это хозяйство кварковый реактор.

По необходимости город формировался стеной по периметру, изолирующим куполом и подземными эстакадами.

Это если брать идеальный вариант с полной комплектацией.

В Бриджпорте если такое и оставалось, то на крайне низком уровне. Вместо парков – заброшенные пустыри, вместо турбо-труб разбитые вхлам дребезжащие вагонетки, кибер-системы едва дышат, требуют ремонта, два сектора заняты промышленными заводами для переработки руды.

Защитного купола нет, воздух давно отравлен. Как, впрочем, и на всей планете. Вода плохого качества, очистительные станции не справляются, старые фильтры требуют замены.

Я как будто вживую увидел гниющий заживо город.

– Ну и дыра, – протянул Сол.

Он тоже изучал карту, перегнувшись через мое плечо и заглядывая в тусклый экран.

По нормативам в городах подобного типа должно проживать порядка пяти миллионов человек. Стандартный административный центр для густонаселенной области развитой колонии.

В Бриджпорте насчитывалось не больше миллиона. И это только по предварительным данным. На самом деле, скорее всего меньше. Как сказано выше, условия жизни на планете ужасающие. Люди не жили, а выживали. Медицины нет, экология убита в ноль бесконтрольной добычей ископаемых, сельское хозяйство отсутствует, как таковое. Следовательно, с продовольствием тоже проблемы. Здорового питания не дождешься.

Более или менее хорошо дела обстояли в центре. Там имелся госпиталь с завезенным из внешних миров оборудованием, стояли установки по очистке воздуха, наличествовал сервис бытового обслуживания.

– Я так понимаю, здесь живут планетарные власти, – я ткнул пальцем в центр восьмилучевой звезды.

Зоуи покосилась на дисплей с картой и коротко кивнула.

– Хорошо устроились засранцы, – буркнул Сол.

– Где склад?

Девчонка показала на северо-западную область. Третий луч, девятый круг. Не самая окраина, но все равно на отшибе. Сверху нависал пустырь, что удобно. Снизу подпирало нагромождение зданий непонятного назначения. Там могли располагаться, как жил-блоки типа бараков, так и мастерские.

– Трущобы, – сплюнул техник. – Перестреляют нас там, а трупы сбросят в канализационные коллекторы.

– Тебя только в мусорный контейнер запихнешь, – огрызнулся я. – Харю отъел будь здоров. Не пролезешь в люк экстренного тех-доступа.

Сол обиженно засопел. Зоуи несмело хихикнула.

– Я если хочешь знать…

– Хватит, замяли, – я отмахнулся. – Шуток не понимаешь?

Техник замолк. Тишина не продлилась долго из салона сзади послышался шум и неясная возня.

Я изучал схему космопорта. Забетонированные квадраты тянулись от верхней точки восьмого луча, заходя краями в треугольник сектора 8-7.

Ничего экстраординарного. Парочка административных корпусов, диспетчерская, неподалеку станция слежения, на другом конце грузовой терминал, в который справа упирается ответвление от грави-дороги. Цистерны, кубические хранилища, парочка крытых ангаров, везде огнестойкий бетон.

– Как часто прилетают корабли?

Зоуи пожала плечами.

– По-разному. Два-три раза в месяц. Иногда четыре. В зависимости от загруженности перерабатывающих фабрик.

Угу, понятно. Сколько руды успели переработать, столько сразу увезли. Наверное, где-то в соседних системах есть сырьевая биржа. Если только покупка идет не на собственные нужды.

Или пустотная станция-фактория, торгующая концентратами добытых ресурсов. При условии наличия поблизости оживленных коммерческих трасс.

– А кому принадлежат грузовозы? Кто вывозит ресурсы?

Задумалась, дунула вверх, убирая с глаз длинную челку синевато-черных волос.

– Не знаю, – в голосе девчонки проскользнула растерянность.

Ясно, до этого момент ни разу в жизни не задумывалась об этом.

– Смотри что нашел, – Сол как обычно появился не вовремя.

В просвет между спинок кресел просунулся изогнутый предмет.

– Что это? Нам бы сейчас не помешало оружие.

– Нее, здесь кроме запасного боекомплекта для ракетомета ничего нет. И этой штуки.

Он настойчиво совал непонятную вещь ко мне. Пришлось разворачиваться и брать в руки.

– Панцирный рукав, – пояснил Сол. – Элемент легкой брони.

Это я уже и сам рассмотрел. Броня, призванная закрывать плечо, предплечье, локоть и кисть. Перчатка имела сегментированную форму.

– Хрень какая-то, – пробормотал я, тем не менее не торопясь отбрасывать частичку полноценных техно-доспехов в сторону.

– Это Рэя, – обернулась Зоуи. – Он ее где-то нашел и постоянно таскал за собой.

– Одевал?

Мотнула головой.

– Нет, в его левое запястье вживлен штекер, для быстрой доставки наркотика в организм. Инородный предмет без совместимости с системой управления. Он вроде пытался ее починить и обойти запрет, но не вышло.

Еще бы, это не пару плат запаять. Продвинутая техника.

– Тактическая модель, – сообщил Сол. – Видать от спецназа полисов осталась.

– Думаешь? – я повертел панцирь. Какой легкий. – Не похоже на металл.

– Облегченный теропласт на основе углеродных волокон. Полимерный композит с вкраплениями нанитов из прок-частиц. Передовые технологии. Очень крутая штука.

– Корпы, – сказал я утвердительно.

Сол кивнул.

– Логично. Видимо из старых запасников. Не успели забрать, когда уходили.

Матово-черная поверхность приятно холодила кончики пальцев, изнутри панцирный рукав покрывала эластичная подкладка.

Взгляд скользнул к приборной панели управления катера и зацепился за глубокую царапину на кожухе изоляции. Внутри атмосферник выглядел не лучше, чем снаружи. Обшарпанный, побитый, везде потертости, уровень износа давно перевалил рубеж в девяносто процентов. После техника обычно отправлялась на утилизацию. В ход вступали стандарты безопасности.

Невольно сравнил с почти новой вещицей на коленях. Диссонанс поразительный. Неудивительно, что Рэй таскал его с собой, броня будто пришла из другого мира. Более лучшего, туда, куда хотелось попасть. Вырваться из окружающего серого болота безысходности.

– Обрати внимание на кружок. Видишь? Сбоку, – Сол попытался дотянуться через спинку кресла.

Обозначенный кружок обнаружился не быстро, выпуклая почему-то внутрь плямба терялась среди подвижных сегментов пластин.

– Персональный силовой щит, – пояснил техник. – А еще, готов поспорить – встроенные миомерные мышцы.

Усилитель силы. Полезный параметр.

– Не составит труда проломить стену или отбросить тяжелый ящик.

Или швырнуть кого-нибудь, – мысленно закончил я.

– Интегрированные системы взаимодействия через нейронный интерфейс, – с гордостью сказал Сол, будто сам принимал участие в создании техно-брони.

Я еще повертел панцирный рукав, разглядывая со всех сторон, потом протянул обратно.

– Занятная игрушка. Но бесполезная.

Сол удивился.

– Почему?

– Без энергии, это всего лишь мертвая механика. Нужна батарея. Без остальных частей ее не подключить, требуются разъемы или переходник.

– Ерунда, – отозвался Сол, впрочем не слишком уверено.

– Я уж не говорю про отсутствие изученных баз. Без «легкой брони», как минимум первого ранга, ты его даже не активируешь.

Техник скривился, признавая правоту.

Катер продолжал лететь, внизу проносилась темно-серая поверхность загрязненной пустыни. Двигатели гудели ровно и мощно, позволяя сохранять приличную скорость.

– Сколько еще?

Зоуи покосилась на электронную карту, пунктирные линии навигатора отображали проложенный курс.

– Три часа.

Времени более чем достаточно. Прибудем где-то в районе вечера. Неплохо. Отвечает замыслу.

– Рэй использовал какой-нибудь шифр связываясь с боссом?

Девчонка пожала плечами.

– В смысле?

– Какие-то особые слова, пароли.

– Насколько я знаю нет. Обычно кодировался только сигнал. В коммуникаторе Ларри установлена программа распознавания.

Угу. Очень хорошо.

– Когда окажемся в зоне действия передатчика, пошли сообщение: посылка получена, возвращаемся назад, – остановился, поразмыслил и уточнил: – Похоже на стиль Рэя?

Кивнула. Ну да, трудно ждать особого красноречия от уличного бандита.

– Он бы сказал – тушки, – все же поправила Зоуи.

Я отмахнулся.

– Неважно. Главное передай общий смысл, – посмотрел на нее. – Считаешь, Ларри захочет убедиться лично в исполнении приказа?

Она быстро посмотрела на меня.

– Хотите выманить его на крышу? К посадочной площадке?

Пожал плечами. Чем проще план, тем меньше шансов, что он провалится. Да и вряд ли сложные схемы с отвлекающими маневрами здесь подойдут. Натиск и напор, стремительные и неожиданные удары – вот ключ к решению возникшей проблемы.

Скорее всего наркоторговец не ждет такой наглости. Чем и воспользуемся.

– Думаешь сработает?

Молчание. Тонкие пальцы уверенно сжимали штурвал, чутко контролируя полет массивной машины.

– Возможно. Если в деле замешаны серьезные деньги, то скорее всего придет. Чтобы лично убедиться, что все в порядке. А может просто прикажет избавиться от тел. Трудно сказать.

– Если бы хотел избавиться, то приказал бы бросить прямо в пустыне. Или вообще никуда не везти, оставив в горном ущелье, – логично возразил я. – Трупы нужны для опознания. Предполагаю это одно из условий заказчика.

В кабину просунулся Сол.

– Тогда может и он там будет, – предположил он.

– Может. А может и нет. Я склоняюсь ко второму варианту. Как правило в таких делах заказчики стараются держаться подальше. Сохранять дистанцию между собой и исполнителем.

Воздушный катер продолжал пожирать пространство, приближаясь к городу.


***


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Окраины Бриджпорта. Луч 3. Сектор 9.


Распахнутые настежь боковые створки, заглушенный двигатель, выключенные огни. Атмосферник выглядел брошенным.

К посадочной площадке на приподнятой платформе вели две металлические лестницы с противоположных концов. Сам вход на крышу находился чуть дальше, в окружении жестяных боксов с медленно вращающимися вентиляторами.

Там мы и спрятались, ожидая появление гостей. Зоуи сидела на корточках, то и дело бросая отчаянные взгляды на «Малыша», видя в нем средство к побегу.

– Не вздумай! – я приложил палец ко рту, приказывая сохранять тишину и не дергаться.

Девчонка через силу кивнула.

Сол расположился на другой стороне, прячась в тени башенки особо высокого воздуховода.

На улице полумрак, свет дают лампы, встроенные в изогнутые штыри, редким лесом торчащих в изолирующем материале кровли.

Рядом лежит труп. Часовой, охраняющий вход. Его без труда удалось застать врасплох, когда катер зашел на посадку.

С охраной тут и правда беда. Хотя чего еще ожидать от уличной банды? Дисциплины и выучки? Знания караульной службы? Выставленных постов и регулярных проверок?

– Раздолбаи, – прочитал по губам Сола. Он тоже подумал об этом.

Зоуи шевельнулась. Я предостерегающее покачал указательным пальцем, показал на черное дуло бластера.

Девчонка закивала и снова уставилась с вожделением на атмосферник.

Я хмыкнул и задумчиво взвесил трофейный импульсник, забранный у мертвого бандюгана. Рифленая рукоять удобно лежала в ладони, придавая дополнительную уверенность, индикатор заряда показывал максимум.

Ничего особенного, стандартная модель, штамповка без наворотов, но куда лучше сотни выпущенных иголок. Энергетический заряд намного эффективнее в бою.

Без изученных баз стрелял я неважно, но сноровки обращения с оружием должно хватить, чтобы не промахнуться. Тем более, расстояние всего ничего. Плюс фактор неожиданности.

Короче прорвемся.

От идеи использовать ракетомет пришлось отказаться. Имелись подозрения, что достаточно мощные взрывы попросту обрушат перекрытия не слишком нового здания.

Прошло пять минут. Что-то барыга запаздывал.

Наконец в проеме появилось трое, уверенно шагнули на крышу и двинулись между торчащими грибами выходной вентиляции.

Впереди мелкий, низкого роста, одет в кричащие тряпки. Чуть сзади и по бокам покрупней, телохранители.

Три метра… два… один… Увидели покинутый катер, машинально замедлили шаг, затем и вовсе резко остановились.

Точно там, где рассчитано. Тут и целиться особо не нужно.

Приподнялся, бесшумно вытянул руку вперед и мягко нажал на спуск. Сол действовал синхронно со мной.

Ночной воздух прорезали две яркие линии насыщенно изумрудно-синего цвета. Охранники упали, каждый обзавелся аккуратной дыркой в голове, прожженной энерго-разрядом.

Ларри подпрыгнул на месте и попытался сбежать. Стоило отдать барыге должное, реакция отменная. Не кричал, не пялился с тупым удивлением на мертвых телохранов, а тупо бросился обратно к выходу.

Мелкий, юркий, с острой мордочкой грызуна и жидкой шевелюрой редких волос в этот момент он как никогда походил на бегущую крысу.

Сол успел перехватить его в последний момент, подставил подножку, ловко заламывая худые руки.

Я не спеша подошел.

– Поговорим?

В глазах наркоторговца и сутенера зажглись злобные огоньки. Я ухмыльнулся. Мы подхватили его под руки и направились внутрь склада. Зоуи семенила позади.

Глава 9

9.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Бриджпорт. Складские зоны.


— Где остальные охранники? – далеко не пошли, притормозили после небольшой лестницы.

Барыга забрызгал слюной.

— Да вы знаете на кого…

Хлесткая пощечина. Сол не сдерживал силу, голова низкорослого сутенера мотнулась назад, затылок врезался в бетонную стену.

Из маленького рта брызнула кровь. Придурок умудрился прикусить язык.

Я предостерегающе поднял руку.

— Не убей его, – зловещая пауза и многообещающее окончание: — Раньше времени.

Вздрогнул. Похоже только дошло, что церемониться с ним не будут. Понадобится — раздавят, как таракана. В глазах впервые мелькнул страх, а не злость.

– Что вам надо? Вы кто такие? — прошипел он.

Страх содержал ненависть.

— Твои новые «друзья» на ближайшее время, – любезно пояснил я и предупредил: — Попытаешься позвать на помощь через нейросеть – умрешь первым. Твоим головорезам достанется только трупик босса. Ясно?

Неохотно кивнул, тонкие губы упрямо поджались.

– Если вы работаете на Криса, то я заплачу больше.

Похоже принял нас за убийц, посланных конкурентами. Совсем башка перестала соображать.

— Сегодня утром ты отправил Рэя с его людьми в горы.

В глазах мелькнуло понимание. Тут же сменившееся презрением. Любопытная смена эмоций.

– А-а, вы эти оборванцы из спас-бота, — пренебрежительно процедил Ларри. — Чего надо?

Ничего себе наглость. Мой рот разошелся в мертвой улыбке. Кажется возникло недопонимание. Клиент совершенно не осознает в какое дерьмо попал. Надо доходчиво объяснить.

Еще один удар, на этот раз я. Коротко, без замаха, расчетливо, прямо в солнечное сплетение.

— Кха, -- барыга согнулся.

Аккуратно помочь выпрямиться и снова без предупреждения врезать. Левой, снизу.

Повторить.

Очень хорошее средство для налаживания контакта.

Поняв, что его могут прямо здесь забить насмерть, наркоторговец хрипло заорал:

– Хватит! Хватит! Я все понял!

Грязные световые полосы тускло освещали огрызок серого коридора. Сол прошелся до угла, выглядывая, не идет ли кто.

– Предупредил охранников? – почти ласково спросил я, наклоняясь.

Ларри испуганно отшатнулся.

Троих мы завалили, оставалось еще от семи до десяти боевиков. Это если верить Зоуи. Но девчонка могла ошибаться. В дела банды она посвящена плохо и могла не знать всех раскладов.

– Уже нет, – сказал барыга. – Отменил. Сюда никто не идет.

– Тебе же лучше, – перед острой мордочкой качнулся импульсник. – Сколько еще охранников в здании?

Пауза. И явно желание обмануть. Мелькнуло что-то в глазах. Подозрительное.

Будь менее внимательным, мог и не заметить. Но вовремя уловил перемену во взгляде.

Еще один удар. Теперь рукояткой оружия. Используемые в его производстве полимеры при общей легкости обладали хорошей твердостью, не уступающей закаленной стали. Так что вышло прилично. Из рассеченной крови полилась кровь. Ларри завопил.

– Заткнись! – презрительно бросил я и взглянул на Сола.

Техник молча покачал головой. Значит никого. Пока что.

– Мы тут долго с тобой можем развлекаться, но лень тратить время. Попробуешь обмануть еще раз: я тебя просто пристрелю.

Разумеется, так быстро избавляться от источника информации я не собирался, но его упертость начала доставать. Требовались новые методы стимулирования.

Жаль не прихватил тесак Рэя, он бы сейчас пригодился. Нашинковать мелкого ублюдка и всех делов…

– Отвечать быстро. Замешкаешься – умрешь, – говорил равнодушным тоном, показывая, что судьба сидячего на корточках у стены барыги, судорожно утирающего кровь, меня мало не волнует.

Надо убить – убью. И спокойно уйду, оставив труп валяться в грязном коридорчике. Ларри ясно прочитал в моих глазах свою судьбу, если будет продолжать изворачиваться.

Последовал кивок. Ну вот и отлично, вы все-таки достигли некого взаимопонимания.

– Сколько охранников в здании?

– Пятеро. Все внизу, охраняют нижние этажи.

В целом логично, воздушный транспорт в городе наперечет, с крыши атака менее реальна, чем с земли.

– Что на нижних этажах? Товар?

Мотнул башкой, через секунду закивал.

Так, у нас опять кризис понимания? Лениво приподнимаю импульсник.

– Нет… девки, там девки.

Понятно. Для сутенера девки тоже товар, поэтому и замешкался. Хмм… склад… Думал тут хранят наркоту, а выходит вон оно как.

– Они живут на втором этаже… иногда принимают клиентов… в основном работают на улице… и свеженьких сюда привозят… – принялся торопливо объяснять сутенер.

Картина прояснялась. Склад и не склад вовсе, а некий аналог общежития, совмещенного с борделем.

– А наркотики где хранишь?

– В другом месте… есть еще одно здание…

Серьезный подход к делу. Не хранит все в одном месте. Видимо вторая половина боевиков находится там.

– А почему сюда не перевезешь? Охранять не проще?

Мотнул головой.

– Люди губернатора устраивают облавы. Забирают девок и стим.

– Не платишь что ли? – удивился я.

Как правило в таком бизнесе старались подстраховаться, заручившись поддержкой властей. Инструкция по подкупу полисов находилась в первой главе учебника начинающего гангстера.

– Этим тварям сколько ни плати, все мало, – в глазах Ларри зажглась неприкрытая ненависть.

Закон на Галии-6 имел номинальный статус. Вроде есть, а вроде и нету. Поэтому и трясли всех подряд, не оглядываясь на правила.

– И что? Неужели никто не взбунтовался? – на самом деле ситуация странная, у любого терпения есть предел. После чего начинается беспредел.

Ларри оскалился, став в этот миг как-никогда похожим на огромную крысу.

– По одному они уже по городу не ходят, – усмехнулся он. – И даже по трое не рискуют.

Ясно. Ловят и мочат. Судя по всему, нападения на полисов в Бриджпорте совершаются регулярно. А это значит, город фактически находится на грани взрыва.

Сделать заметку на память.

– Губернатор не понимает, что происходит?

Ларри презрительно усмехнулся.

– Губернатору давно плевать, что творится на улицах. Для него главное спокойствие в центре. Остальное его не волнует.

Своеобразная позиция. Недальновидная. Сколько здесь богатых кварталов? Десяток? Вряд ли больше. Места в центре восьмилучевой звезды не слишком много. И что они будут делать, когда нарыв взорвется? Куда бежать? Вокруг районы бедноты. Замкнутое кольцо.

Я замер. Или есть другой выход? Например, по воздуху. А то и вовсе сразу в космос. Не для всех понятно, а только для самого главного с приближенными.

Неужели так просто?

– У губернатора есть корабль?

Ларри заинтересовано взглянул исподлобья.

– Не знаю, – задумчиво протянул он. – Про флаеры слышал. Но у других они тоже есть.

Угу, неплохо. Я бросил рассеянный взгляд на Сола, техник продолжал стоять на стреме, вслушиваясь, не бегут ли охранники выручать босса.

Ларри внезапно поперхнулся, делец разглядел у меня на шее выжженную лазером татуировку.

– Что? – я резко обернулся, заметив краем глаза намек на движение. Кажется, хорек собирался дать деру.

Он как завороженный смотрел на изображении девятки в обрамлении других символов.

– Послушайте, – заюлил Ларри. – Я простой человек, пытающийся выжить в непростое время. Почему бы нам не договориться?

Узнал знак? Видел раньше? Или как минимум знал о его значении.

Я холодно улыбнулся.

– Ты уже понял, что в деле замешаны синдикаты и в какое дерьмо ты попал? – наугад бросил я.

Наркоторговец занервничал, маленькая рука дернула за ворот цветастого одеяния, кому-то стало трудно дышать.

– Меня просто попросили оказать услугу, – выпалил он и заткнулся, сообразив, насколько глупо звучат оправдания.

Я присел на корточки рядом с ним, ствол бластера небрежно отвел в сторону.

– Послушай, приятель, ты мне не нужен. Я хочу лишь знать, кто заказал тебе ликвидацию двух выживших со спас-бота. И все.

Сутенер стрельнул глазами в другой конец коридора, наморщил лоб и принялся торговаться:

– Оставите в живых? – пауза. – Я правда не знал, что это какие-то разборки между синдикатами. Иначе ни за что бы не согласился.

Говорить о том, что сам мало что понимаю, разумеется не собирался. Принялся блефовать, пытаясь выдоить как можно больше информации.

– Ты слышал про Девятку?

Судорожный кивок.

– Система Эскар-3. Девятый спутник. Туда отправляют высокопоставленных членов синдикатов, – костлявый палец ткнулся в тату-рисунок. – Именно там раздают такие метки.

Какой образованный попался собеседник. Хотя чего еще ожидать. Пусть тут и жуткое захолустье, но о синдикатах слышали. Да и кто о них в галактике не слышал? Даже на Бетельгейзе не раз обсуждали проблему слияния корпораций и теневых структур, действующих бесконтрольно на периферии Содружества.

– Значит ты знаешь кто я и понимаешь, что мне нужны ответы, – сказал я.

Ларри обреченно вздохнул. Ход незамысловатых мыслей дельца прямо-таки читался по лицу: и зачем только влез в эту кучу испражнений? Сидел бы дальше в своей норе, горя не зная, торгуя девочками и радостью.

– Его зовут Ромеро. Он корп. Агент корпорации.

Корп? А этим что от меня понадобилось?

– Какой корпорации?

Пожатие плечами. Так не пойдет. Угрожающий жест для стимуляции мысленной активности.

Помогло.

– Точно не знаю, но вроде «Фармген».

Название ничего не говорило. Только что-то слабо шевельнулось на задворках сознание. Вроде знакомо, а вроде и нет.

– Фармген – фармацевтика и генетика, – донеслось от Сола. – Ублюдки занимаются биоразработками.

Какого хрена они делают на Галии-6? Это же отсталая планета. Здесь вряд ли найдешь благодарных клиентов, способных заплатить дикие суммы за дорогие препараты и процедуры по омоложению, модификацию организма и операции по совершенствованию генома.

– Что он тут делает?

– Не знаю, – Ларри испуганно отшатнулся. – Правда не знаю. В эти дела не суюсь.

– А если хорошо подумать?

Замолк, последовал еще один тоскливый взгляд в глубь коридора.

– Ходили слухи, что у них здесь подпольная биолаборатория.

А вот это уже ближе к теме. Слаборазвитый мир в качестве испытательного полигона – уже не так несуразно.

– Здесь это в Бриджпорте?

– Не знаю. Может и в Бриджпорте. А может где-то еще. Про такое обычно не распространяются, – огрызнулся Ларри, бросил быстрый взгляд и поспешил добавить извиняющимся тоном: – В любом случае, материала им тут хватает.

Материала. Биологического. То есть людей. Ставят эксперименты, – быстро пронеслось в голове.

Любопытно.

– Откуда знаешь Ромеро? Я так понимаю, вы с ним вращаетесь в несколько разных кругах.

Сутенер невесело усмехнулся.

– Поставлял девочек на пару вечеринок в центре, вот и пересеклись. Он искал «грезы», они тогда только появились на рынке и были в дефиците. Кто-то навел на меня. Мы поговорили, сошлись в цене. После еще несколько раз обращался. Иногда требовал оказать мелкие услуги.

– Какого рода?

– Подвезти девочку для приятеля, немного наркотиков, ничего особенного…

Последовала заминка, короткая, почти незаметная, но выразительная для чуткого слушателя. К счастью, я таким и являлся.

– Что еще?

Тяжело вздохнул.

– Иногда просил, чтобы кто-нибудь из моих ребят отвез посылку кое-кому за небольшую плату.

Использовал уличных торпед в качестве курьеров? Не лишено логики. Здесь это куда безопаснее, чем обращаться в экспресс-доставку. Если она вообще в Бриджпорте существует.

– Где его найти?

– В центре.

– Адрес?

– Луч 7. Круг 2, – сказал Ларри и предупредил: – Но там везде охрана.

Кто бы сомневался. В голове молнией проносились способы проникновения: притвориться одним из курьеров, стать сопровождающим девочек на вечеринку, надеть личину обслуживающего персонала.

Нет, все слишком рискованно. Любая мелочь, любой прокол и слетится толпа коррумпированных полисов.

– Ты можешь вызвать его на встречу где-нибудь в городе? Я так понимаю, он не всегда отсиживается в центре.

Сутенер обреченно вздохнул, ждал этого предложения, больше похожее на ультиматум.

– Корпорация Фармген, – негромко проронил я, – серьезная и могущественная организация.

Мои губы сложились в жесткую усмешку.

– Боишься их?

Ларри вызывающее вздернул подбородок.

– Боюсь, – ответил он. – Дурак был бы, если бы не боялся. И вам бы не помешало…

Он замер, сообразив, что сболтнул лишнего. Я ухмыльнулся. Корпы почему-то меня не пугали. Да, где-то в глубине мелькнуло предостережение держаться настороже, но это однозначно не было страхом.

Я наклонился, ствол импульсника уперся в подбородок Ларри, заставляя его поднять голову и смотреть мне в глаза.

– Мы с тобой играем в разных лигах, приятель, – проникновенно сказал я. – Мне плевать на Фармген и на Ромеро. Но мне не нравится, когда кто-то хочет меня убить. Это вызывает у меня чувство раздражения. А когда я раздражен, мое настроение становится совершенно отвратительным. Возникает желание оторвать кому-нибудь голову.

Ларри сжался. Сказанные доброжелательным тоном слова нагнали больше жути, чем если бы я кричал и угрожал.

– Он очень подозрительный, – наконец сказал наркоторговец.

– Но ведь он давал тебе поручение найти и убить двух прилетевших на спас-боте. Скажи, что возникли непредвиденные трудности, – предложил я.

Ларри покачал головой.

– Не сработает. Скажет, чтобы разбирался сам. Аванс получен, значит работа должна быть выполнена.

– Это не обычный заказ на девочек для вечеринки с порцией психоделиков, – возразил я. – Он не сможет не среагировать. Надо лишь придумать хорошую причину, чтобы появилась необходимость его личного присутствия, – подождал и осведомился: – Есть подходящие идеи?

Повисло молчание. Похожий на мелкого грызуна барыга напряженно хмурился. Видно, что пытается придумать, как бы выйти из ситуации без особых потерь для своей нежной тушки.

Увидав выжженное лазером клеймо, он подумал, что ему не повезло попасть в жернова разборок между синдикатом и корпорацией. И сильно занервничал, трезво оценивая собственный статус. Положение из разряда: раздавят и не заметят.

На этом следовало сыграть. Ларри ведь не знал, что одна из сторон понятия не имеет, что вообще происходит.

– Если сообщить, что один успел уйти, ранив несколько торпед, то могу запросить встречи. Скажу, что требуется обсудить дополнительную плату. У нас тут электронная слежка не слишком развита, но такие дела все равно как правило стараются обсуждать с глазу на глаз. Особенно столь деликатные. Думаю, корп не захочет возможной огласки и постарается прийти.

Я сдвинул брови.

– Постарается?

Сутенер с независимым видом пожал плечами.

– Он всегда держится очень высокомерно, любит ставить свои условия. Может перенести встречу или вовсе отложить. Не потому что так надо, а чисто из принципа, чтобы не бежать по зову какого-то мелкого сводника и барыги, – губы Ларри сложились в печальную усмешку.

Говорю же, мужичок не обманывал себя и не переоценивал свое значение в иерархии криминального мира Бриджпорта. Не мелкая сошка, но и не крупный туз, способный навязывать другим правила игры.

И он уже сильно жалел, что ввязался во все это, желая как можно скорее выпутаться и вернуться к привычным занятиям. Разборки с конкурентами одно, заказные убийства, да еще не простых людей, совершенно другое. Не его профиль.

– Хорошо. Делай, – я крутанул импульсник на пальце и улыбнулся. – Только без глупостей.

Видимо улыбка вышла достаточно кровожадной, Ларри вздрогнул, что-то пробурчал себе под нос и замер. Узко посаженные глаза затуманились, шло подключение через нейросеть к городской инфосфере.

Рискуем. Кто его знает, что и кому он там отправляет. Жаль, нельзя создать общий канал связи, нулевка этого просто не позволяет. Одна надежда, что расчеты верны и парадигма поведения наркоторговца средней руки не будет выбиваться из шаблона психологического профиля уличного бандита.

Проклятье. И откуда в голове эти знания? Лучше бы нашлись изученные базы по тактике ведения боя в городских условиях или навыки обращения с энергетическим оружием легкого и среднего класса.

А еще не помешала бы «легкая броня», панцирь-рукав так и просился к использованию.

И «пилот» бы пригодился, «малых судов атмосферного типа»… Ага, чего уж там, давай сразу «боевые межсистемники тяжелого класса»… Размечтался…

– Готово, – глаза дельца открылись.

Я жизнерадостно улыбнулся.

– Ну а теперь поговорим о компенсации.

Ларри обречено вздохнул, его глаза наполнились тоской. Ждал эту фразу.

В жизни за все приходиться платить и в первую очередь за собственные ошибки.


***


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Бриджпорт. Луч 4. Круг 7.

Перекресток. Кафе «Жаркое по туруханский».


– Опаздывает. Считаешь придет? – Сол с беспокойством огляделся.

Столик стоял на возвышении, открытой веранде, с ограждением из кованого заборчика. Оживленная улица – буквально в паре метров, достаточно протянуть руку.

Идея встречи в многолюдном месте принадлежала корпоративному агенту. По словам Ларри – обычная практика для осторожного корпа.

– Придет, – уверенно ответил я.

Хотя если честно сильной уверенности не было. Засранец мог и заартачиться в последний момент, отказавшись встречаться с «доверенными людьми» наркодилера, наполовину провалившими задание.

Знаю, легенда слабая, но приходилось импровизировать. Плюс риск, что у Ларри тоже сдадут нервы и в конце концов мелкий хорек все же осмелится предупредить корпа.

Игра шла на грани, с небольшими шансами на успех. Однако когда было иначе? Всегда приходилось балансировать на краю, чтобы одержать нелегкую победу.

Расчет на желании сутенера выйти из плохой истории без потерь… ставка на любопытство эмиссара Фармгена, пожелавшего разобраться в ситуации лично… Все это слишком ненадежно и эфемерно, признаю.

Но и затягивать тоже не стоило, время играло против нас. Следовало как можно скорее разобраться во всем это дерьме и благополучно свалить с планеты, чем оставаться на месте, подвергаясь еще большей опасности.

Хмм… а вот и еще одна деталь личности, в моем характере явно присутствует авантюрная жилка…

– Что, прямо тут и будем мочить? – Сол бросил по сторонам подозрительный взгляд.

Как раз в этот момент я отпивал из высокого стакана какой-то терпкий витаминизированный напиток, отдаленной похожий на сок из неких экзотических фруктов.

Чуть не подавился.

– Охренел? Какой мочить? Никого мочить не будем! Спятил?

Я не питал иллюзий, разобраться с агентом корпорации в городе с лояльными к нему властями будет непросто. Проще сразу выстрелить себе в лоб.

– А что? Неужели оставим в живых? – искренне удивился Сол.

– Это тебе не пару босяков-отморозков завалить на холоде, – раздраженно буркнул я. – Наверняка за этого гуся впишутся серьезные люди. И что потом предлагаешь делать? Шкериться по подворотням?

Техник пожал плечами. Для него все выглядело очевидным.

Я же снова развернул меню нейросети, вкладка «Финансы» показывала приятную цифру – 57 тысяч кредитов.

Все верно, участие Ларри в деле обошлось ему в пятьдесят штук. Зато съехал с темы живым и относительно невредимым.

Не бог весть какая сумма для внешних миров, но для Галии довольно прилично.

По местным меркам, мы теперь богачи. Пусть и относительные.

Жаль, что лимит уже наполовину исчерпан, больше ста тысяч держать на личной нейронной сети невозможно, нужно открывать полноценный банковский счет. И лучше всего, в каком-нибудь крупном финансовом учреждении, действующем в нескольких звездных системах. В идеале, на всей территории Фронтира и ближней Периферии.

Обойдется недешево, к тому же придется платить за депозитарий, зато удобно, появится больше инструментов для использования денежных средств.

– Кажется идет. Это он? – Сол мотнул головой на улицу.

Посмотрел в указанном направлении. Похож. Модный деловой костюм, популярный среди корпов, пиджак с закрытым воротом, по левому предплечью струится алая вязь замысловатых символов. Если приглядеться – угадывалось изображение цепочки ДНК, дань уважения структуре, где субъект работал. Аккуратная прическа, волосы зачесаны назад. Чистая кожа, ухоженные руки, не знавшие физического труда.

Этакий франт.

Подошел к столику, вежливо улыбнулся.

– Вы позволите?

Молча киваю.

Сел, элегантно закинул ногу на ногу, сложив ладони в замок и положив на колени. На белом лице блуждала приветливая улыбка.

– Здравствуй, Уилар, – сказал он. – Давно не виделись.

Глава 10

10.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Бриджпорт. Луч 4. Круг 7.

Перекресток. Кафе «Жаркое по туруханский».


«Давно не виделись»? «Уилар»? Он знает меня? Это мое имя? В голове суматошно заметались мысли. Пришлось сделать усилие, чтобы успокоится. Воля подавила эмоции, позволяя сохранить бесстрастное выражение.

— Зачем ты хотел нас убить? – главное перехватить инициативу, не дать оппоненту вести беседу в канве собственных интересов. — Отправил каких-то болванов, поручил задание кучке недоумков…

Подпустить в голосе непонимание, именно его, а не злость или возмущение. Показать, что оскоблен не фактом самого покушение, а качеством инструмента, который для этого выбрали.

Что-то внутри подсказывало, что именно такое поведение верно. Иное будет встречено с настороженностью.

В играх корпораций и синдикатов подослать наемного убийцу не считалось чем-то экстравагантным. Не говоря о мелочах вроде подкупа и промышленного шпионажа. Конкуренция во Фронтире порой принимала весьма причудливые формы. Здесь запросто могли организовать налет на лабораторию конкурентов, если имелся шанс завладеть ценными разработками. Свое же защищали не менее рьяно.

Ромеро рассмеялся, даже всплеснул руками.

— Я понятие не имел, что в спас-боте находился ты, – сказал он.

По виду искренне. Хотя кто его знает, искусство лицедейства у подобных типов в крови. Врут и притворяются даже тогда, когда в этом нет острой необходимости. Вторая натура, так сказать.

— Иначе подготовился бы лучше? — с ехидной усмешкой спросил я, не показывая, что не помню его.

Корп развел руками с извиняющей улыбкой.

– На планете установлен ограниченный карантин, — пояснил он. — Когда прошла информация о незапланированном прибытии орбитального челнока, поступил приказ нейтрализовать потенциальную угрозу.

Сол скрипнул зубами.

– Угрозу чего? — едва ли не прорычал техник-здоровяк.

Его взбесила манера поведения франта. Говорил о физическом устранении двух незнакомых людей, будто речь шла о мелочи.

Полностью его понимаю. Кому понравится, если его этак ненавязчиво сравнят с тараканом, от которого надо избавиться?

– Информационной утечки во внешние миры, – слегка сбавил тон корп, уловив, что один из собеседников едва сдерживает себя.

И тут же перевел фокус внимания на меня, чутко отслеживая реакцию. Я прямо-таки ощутил, как он прощупывает меня, пытаясь найти только ему ведомые признаки неискренности, замешательства, гнева или еще чего-то, что скажет о потере контроля.

А он хорош. Прямо живой детектор. Но и мы не пальцем деланные.

— Утечка о ваших делах с Фармген на планете? – я иронично приподнял бровь.

И сразу почувствовал, как корп напрягся. Едва уловимо, почти незаметно, но все же напрягся.

В точку.

— Уже в курсе? Шустро ты, — облегченно улыбнулся Ромеро. — Впрочем, ничего удивительного. Ты был бы не ты, если бы не постарался вникнуть в местные дела сразу. Репутация Уилара Ханта говорит сама за себя.

Уилар Хант? Мое полное имя?

-- Хочешь жить – умей вертеться, – всплыло откуда-то из глубин памяти.

Франт рассмеялся.

– Верно подмечено.

Еще одна любопытная деталь: со мной Ромеро держался на равных, а вот по отношению к Солу вел себя высокомерно. Интересно почему? Не считал ровней?

Выше по улице началась типичная сценка для городских кварталов: длинноногая девица в короткой юбке пыталась склеить мужика, тот вроде и не против, уже облапал волосатыми руками упругую попку, но что-то не клеилось, разговор шел на повышенных тонах. Видимо никак не договорятся насчет цены.

Стройная ночная бабочка с огненно-рыжими волосами не давала потискать высокую грудь с проглядывающими сквозь тонкую блузку острыми сосками, но с задницы мужские ладони не убирала, как бы давая попробовать покупаемый товар.

Наконец стороны пришли к соглашению, парочка отправилась к ближайшему переулку. Получив доступ пятерня мужика нетерпеливо елозила по груди, вторая крепко сжимала попку, то и дело пытаясь задрать повыше обтягивающую юбочку.

Снующий по улице народ никак не отреагировал на происходящее занятый своими делами.

– Ладно, понимаю: секретность, создание информационного вакуума. Но почему Ларри? Мне хватило нескольких секунд, чтобы понять, что ему нельзя поручать серьезных заданий.

Ромеро развел руками.

– А что ты хочешь? Недостаток кадров. В этой дыре невозможно найти квалифицированных специалистов. Тем более, я же не знал, что посылаю за тобой.

Я прищурился.

– А теперь, когда знаешь? – пауза, глаза оббежали ближайшие крыши. – Никогда не поверю, что ты пришел на встречу без прикрытия.

Корп, казалось, удивился.

– Думаешь, использую снайпера? Зачем? У нас здесь точка привязки, – он помолчал и уточнил: – Прямо на планете.

Точка привязки? А это еще что за зверь?

Не понял я, зато видимо прекрасно понял Сол. Глаза техника вспыхнули.

– Ты эскар! – обвиняющее заявил здоровяк, тыча пальцем во франта.

Тот насмешливо изобразил поклон.

Незнакомый термин отозвался в мозгу внезапным пониманием. Знание пришло неожиданно, полностью затапливая разум потоком информации.

Эскары или как их еще называли – Перерожденные, использовали технологию переноса сознания в момент смерти.

Прикончишь ублюдка здесь, а он очнется в сотнях световых лет отсюда, в точке привязки на станции возрождения. Или, как в нашем случае, где-то на базе корпорации Фармген. В новеньком теле недавно выращенного клона.

– Умно, – я скривился. – Но болванки тоже стоят денег. Не слишком затратно умирать множество раз?

Ромеро пожал плечами.

– Охрана нужна, не спорю, но меня здесь знают и обычных нападений можно не ждать, – он помедлил, улыбаясь. – Разве что кто-то поставит целью специально убить.

Намек на месть с моей стороны.

– Ты сделал первый ход.

Корп опять рассмеялся. Похоже ситуация его забавляла.

– А что ты вообще здесь делаешь? Мне сказали взорвался тюремный транспорт. Неужели легендарного Уилара Ханта наконец-то поймали и посадили в клетку? – он покачал головой. – Неосмотрительно с твоей стороны.

Издевается, гад. Знать бы еще что имеет в виду.

– Мы сами создаем окружающую реальность. Ты непревзойденно использовал этот принцип. Но похоже случилась накладка, – агент корпорации доверительно склонился ко мне. – Они ведь рано или поздно случаются, эти накладки.

И жизнерадостно расхохотался.

Жутко захотелось сдавить его шею, чувствуя, как ухоженная кожа сжимается под натиском пальцев. Давить до тех пор, пока не раздастся хруст сломанных позвонков.

– Ну мне пора. Меня ждут на вечеринке, – Ромеро сделал движение чтобы подняться. – Появилась новая мода. Называется «поделись женой». Забавная штука, клянусь Великой пустотой. Муж ставит жену на специальную подставку, наклоняя и фиксируя шею и руки в зажимах. Все это выставляется посреди зала, где проходит веселье. Каждый из гостей может подойти и взять ее сзади или спереди, в зависимости от предпочтений. Представляешь? Варварство конечно, но есть в нем нечто утонченное, что пробуждает первобытные инстинкты, когда в племени все женщины считались общими.

Из горла корпа вырвался короткий смешок.

– Говорят, губернатор тоже собирается устроить нечто подобное. Думаю, будет очень пикантно, учитывая, что у него только наложниц десять штук, – Ромеро прищурился. – Помнишь Куало-Морте? Те затейники тоже любили похожие развлечения.

И я вдруг вспомнил. Это походило на вспышку, из глубин памяти нахлынули воспоминания об упомянутом месте.

Куало-Морте, планета, полностью покрытая бескрайним океаном. Планета богачей с летающими островами-виллами и частными орбитальными станциями.

У нескольких жителей имелась предрасположенность к переносу сознания. Щедрый дар от природы, доступный далеко не каждому. Обычные люди плохо переносили переброску, как правило процесс заканчивался психотическим шоком и коррекцией психической матрицы.

Короче, несчастные сходили с ума, не в силах выдержать «физическую смерть» и «возрождение» в другом теле.

И что же сделали толстосумы, получив редкую способность? Придурки переносились в разные оболочки и трахались до умопомрачения. Часто супруги обменивались телами, муж становился женой, а жена мужем. Или брали другие тела тоже со сменой пола.

Какой-то оригинал решил испробовать совсем уж экзотику. Не внял предупреждениям и прыгнул в животное, какое-то парнокопытное с огромными причиндалами. Именно размер фаллоса обусловил столь странный выбор.

Думал трахнуть жену в этом виде. Говорят, она специально переместилась в нового клона, девственницу шестнадцати лет. И все для остроты ощущений.

И вот она голая лежит на шелковых простынях, ожидая «чудо-любовника», а тот врывается и начинает ее грызть живьем.

Естественно спятил. Разум не справился, сознание помутилось, наступил закономерный итог: безумие.

Шум был громкий. Затейники вели трансляцию для друзей и те смогли насладиться кровавым зрелищем, когда жеребец грыз лицо молоденькой блондинки. У многих и без личного присутствия наступил психологический шок. Что уж говорить о самих участниках действа.

Проклятье! И почему я помню это дерьмо так подробно?

– Местным еще есть куда стремиться, – усмехнулся я.

Ромеро ответил широкой ухмылкой.

Что-то потом случилось на той планете. Что-то важное. Положившее начало цепочке событий, приведшей к чему-то серьезному. Только я не мог вспомнить к чему именно.

– К счастью, Жнецы избавили общество от этих психов, – едва ли не промурлыкал корп с удовольствием.

У меня перед глазами вспыхнула яркая картина. Зависший на низкой орбите ударный крейсер, хищная красота боевого межсистемника, стремительный прорыв планетарной обороны и выпущенный рой ракет последнего поколения.

– ВОЙНА – ЭТО ЖИЗНЬ, – губы сами собой прошептали странные слова.

Ромеро остро взглянул на меня.

– Да, – сказал он. – Жнецы удачно подгадали момент. Все получилось почти идеально. Уничтожение большого числа крупных акционеров компании, спровоцировало в секторе кризис, в конечном итоге вылившийся в конфликт с переделом зон влияния. А учитывая подмоченную репутацию с недавней историей, удалось избежать консолидации структурных сил для предотвращения дестабилизирующих факторов, – корп жестко улыбнулся. – Один залп и больше тридцати звездных систем пылают в огне.

Да, это правда. Все так и было. Внезапная атака спровоцировала настоящую войну, в которую оказались вовлечены десятки планет и миллиарды людей.

Великолепное исполнение нелинейного плана.

Я отпил из стакана, витаминизированный напиток приятно обжег небо.

ВОЙНА – ЭТО ЖИЗНЬ.

Что это? И откуда?

– Слушай, я понимаю, что у тебя остались обязательства перед прошлым работодателем, – Ромеро растянул рот в обезоруживающей улыбке. – Но полагаю в условиях изменившихся обстоятельств старыми правилами можно пренебречь. В конце концов, синдикат Куан бросил тебя, – последовал кивок на шею с выжженным тату. – Иначе ты бы не обзавелся этим украшением.

Синдикат Куан? Мое прошлое «место работы»? Любопытно. Я все больше узнавал о себе. Крохи информации постепенно складываются в мозаику цельной картины. Хотя до окончательного восстановления еще далеко.

– Предлагаешь работу? – я осклабился. – Тебе? Человеку еще вчера пытавшегося нас убить? Ты должно быть шутишь.

Мой голос сочился ядом сарказма. Сол поддержал энергичным кивком. Технику не нравился корп и он этого не скрывал.

– А почему нет? Вчера враги, сегодня союзники. Не мне тебе объяснять, как это бывает, – Ромеро скорчил выразительную мину. – Тем более, не забывай, я понятия не имел, что в том идиотском спас-боте находился ты. Согласись, это в некоторой степени меня оправдывает.

Он развел руками, предлагая принять его точку зрения. Ловкий малый, по сути сказанного, к нему и впрямь не должно быть претензий. Действовал исходя из неполных данных. Личной неприязни доверенный агент Фармгена к нам не испытывал.

Уничтожить две объекта, могущих выступить потенциальными источниками утечки информации с отдаленной планеты, где известная корпорация занималась непонятными делами. Что может быть банальнее?

Оправданный шаг со стороны корпа. И нежелание привлекать внимание тоже понятно. Пронюхают конкуренты, обязательно захотят выяснить: а чем это они тут таким интересным занимаются? Может какой-то новый проект. Не помешает проверить. И ведь проверят, обязательно зашлют разведку.

– Рудные баржи для вывоза ископаемых принадлежат вам? – почти не сомневаясь в положительном ответе, спросил я.

Ромеро небрежно кивнул.

Понятно. Плохо дело. Контроль за околопланетным пространством и космическим транспортом. По сути, натуральная блокада.

И как предлагаете в этих условиях покинуть систему? Только через силовой захват грузовоза. Сам экипаж ни за что не согласится вывезти незарегистрированных пассажиров. У них наверняка строгие инструкции не брать местных на борт.

Таким образом идею с покупкой билета можно отбросить. Не захотят рисковать. Понадобится очень внушительная сумма, чтобы пилоты корпов рискнули потерять контракт и навлечь на себя гнев могущественной Фармген.

– Что за работа?

Сол возмущенно вскинулся, собираясь яростно возразить, но быстро сдулся под моим пристальным взглядом.

– Ничего особенного, по твоей бывшей специальности, – небрежно обронил корп.

Слишком небрежно. Будто пытаясь что-то скрыть.

Подстава? Хочет заманить в ловушку? Я оценивающе осмотрел корпа. Не угадать. Слишком хорошо владеет мимикой. Ставлю один кред против миллиона – результат соответствующих тренировок лицевых мышц. Сама бесстрастная отстраненность.

Но голос все-таки выдал, выдал.

– Конкретнее? – потребовал я.

Однако агент Фармгена уже поднимался.

– Сообщу отдельно. Мне уже и правда пора, – франт плавно поднялся из-за стола, не потревожив ни одной складкой на своем модном костюме, коротко поклонился и ровной походкой направился к выходу с веранды.

– Хитрый, ублюдок. Наверняка хочет подставить нас, – выдохнул Сол.

Я двумя пальцами поднял стакан. Легкое круговое движение создало в буро-красном напитке воронку. Глядя, как медленно вращается жидкость, я холодно улыбнулся:

– Может да, а может и нет. Пока недостаточно информации, чтобы делать выводы, – помолчал. – В любом случае, пока это наша лучшая возможность покинуть планету. Если у Фармген здесь большое влияние, будет глупо отказываться от поддержки их представителя.

– Этот засранец хотел нас убить, – напомнил с негодованием техник.

Я поморщился.

– Не воспринимай все, как личное. Это вредит делу. Умей отстраняться и смотреть на ситуацию без эмоций. Я внимательно наблюдал за нашим новым знакомым и уверен, насчет моего присутствия в спас-боте он не врал. Корп действительно понятия не имел, кому повезло покинуть тюремный транспортник перед взрывом. Сам посуди, как бы он это узнал?

Сол задумчиво почесал щеку, острые ногти, больше похожие на когти какого-то животного с хрустом поскоблили плотную щетину.

– Челнок не передавал вовне информацию, – задумчиво согласился он. – Там просто нет сенсоров идентификации. Максимум компьютер мог снимать показания биологической активности для формирования внешнего запроса о состоянии пассажиров.

Проще говоря, аппаратура шаттла могла понять ранен ли человек внутри, но не могла определить его личность.

Специфика спасательной техники, все лишнее вон, приоритет – сохранение жизни.

– Вот и я о чем. Ромеро не мог знать, кто упал в пустыне. И нам это на руку. Знай он, что внутри я, глядишь в поселке нас бы встретили ребята покруче неуклюжего Рэя. Как считаешь?

Сол проворчал под нос ругательство насчет хитрожопых корпов, сующих нос не в свои дела и думающих, что все остальные им должны по факту статуса.

Я ухмыльнулся и почему-то подумал о Зоуи. Девчонку удалось отмазать от Ларри, перекинув часть долга на себя. И теперь пилот малого атмосферника работала на меня.

Интересно, сбежит – не сбежит? Думаю нет. Почему? Ответ прост: увидела в нас шанс вырваться с планеты. Хочет упасть на хвост, когда будем сваливать. Это четко прослеживалось на ее лице, когда шел разговор о смене нанимателя.

– Слушай… – по новой начал Сол.

Но я его прервал.

– Подожди, сначала разберусь с нейросетью и финансами. Оформлю по-быстрому банковский счет на всякий случай.

Больше не обращая внимание на недовольного напарника, я развернул меню нейронной сети.

– «Обнаружены точки подключение к инфосфере четвертого класса».

И почти сразу красными буквами:

– «Внимание! Обнаружено ограничение доступа. Ваша нейронная сеть не обладает нужной пропускной способностью».

О как. Что и следовало ожидать. Нулевка она и есть нулевка. Слабая мощность и общая примитивная структура накладывала серьезные ограничения.

Ладно, будем использовать, что есть. Тем более, на данный момент, ничего серьезного мне в Сети не нужно.

Первое, зайти на сервер муниципалитета, просмотреть регистр общественного пользования, скачать подробную карту.

Хмм, надо же, имелась функция постоянного позиционирования. То есть при желании можно отслеживать собственное местоположение в режиме реального времени. За плату. Один день – десять кредов.

Прикинул и отказался. Кто его знает, кто еще имеет доступ к этим данным. Полисы точно. А нам внимание органов ни к чему.

Включил поиск. Экран застыл на долгую секунду, потом отмер и слабо шевельнулся поисковой строкой. Вбил запрос насчет банков.

Как и подозревал, вышел весьма куцый список из трех единиц. Первый два местные, скорее всего обслуживают богатеев для ведения счетов с контрагентами при продаже сырья.

Последний: Первый колониальный банк. Структура, присутствующая даже на самых отдаленных мирах Периферии. То, что надо.

Запрос на открытие счета. Предложение пройти регистрацию.

Возникло опасение насчет документов. Но оказалось ничего подобного не нужно. В принципе объяснимо, на каждой планете свои способы учета населения, единый реестр только в Содружестве. А здесь хватает «ментального слепка» с привязкой по вновь созданной сетевой карте клиента банка.

Весь процесс занял не больше минуты. Должно быть у них каждый день открывается парочка-другая миллионов новых счетов. Сколько систем они обслуживают? Вот у кого точно есть на орбите подпространственный передатчик с высокоскоростной гиперсвязью.

Так, что там у нас. «Стоимость открытия счета – 100 кредитов».

«Обслуживание за депозитарий – 10 кредитов в месяц».

Не так дорого, как боялся. Потяну.

Согласился, автоматически образовалась задолженность в сто десять кредов.

Меню «Финансы» заполучила новую вкладку «Первый колониальный банк».

Как удобно. Перевел туда 52 тысячи. Пятерку оставил на счете нейросети. На всякий случай.

Баланс мигнул и изменился. Шустро работают. Никаких задержек при зачислении. Впрочем, списали долг так же быстро.

Я открыл глаза и проморгался. Сол лениво жевал кусок синтетического мяса, бросая по сторонам настороженные взгляды.

– И все равно, не верю я этому хлыщу, – упрямо набычился он, продолжая прерванный разговор.

– Разве я спорю? Но с высокой долей вероятности, если корп и захочет подставить, то перед этим постарается использовать в собственных целях. А значит окно безопасности есть.

Здоровяк еще немного поворчал, но в итоге принял мою точку зрения.

– Что дальше?

По улице текли в разных стороны толпы народа, разнообразно одеты, старые и молодые, большинство имело хмурые лица и печать той обреченности и безнадеги, которую ни с чем не спутать.

Эти люди продолжали жить по инерции. Ни целей, ни надежды, ни мечты что-либо изменить. Только тупое желание хоть ненадолго вырваться из цепких объятий поганой реальности.

– Дальше? – деловито протянул я. – Дальше будем делать революцию.

Сол выпучил глаза.

– Чего делать?

Я рассмеялся.

– Город на грани социального взрыва. Поднеси огонек и готов бунт, – я махнул рукой. – Посмотри на них. Им уже все безразлично, единственное ради чего они смогут ожить – это дать возможность наказать тех, кто, по их мнению, виноват в их паршивой жизни. Понимаешь о чем я?

Здоровяк тупо покачал головой, в настороженных глазах появились сомнения: не спятил ли приятель, пока хлебал дурной сок непонятного происхождения?

– Я почти на сто процентов уверен, что у губернатора есть собственный космический корабль. Скорее всего небольшой, спрятанный где-то на территории правительственной резиденции. Но с достаточной длиной хода для достижения обжитых систем. Смекаешь?

Техник растянул рот в мрачной улыбке.

– Думаешь сработает?

– Понятия не имею. Но это куда лучше, чем просто сидеть на заднице и ничего не делать.

Я поднялся из-за стола.

– Пошли. Надеюсь девчонка не свалила вместе с катером. Свой транспорт нам сейчас будет весьма кстати.

Мы направились к выходу, почти в точности повторив путь Ромеро.

Глава 11

11.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Бриджпорт. Луч 8. Круг 9.

Жилой дом.


Пока шли по улице замучила реклама. Вещание шло в эфир беспорядочной массой, нередко наслаиваясь друг на друга. Старенькие мас-роутеры транслировали сигнал прямо в нейронную сеть, предлагая попробовать девочек в ближайшем борделе, блюда из натуральных продуктов в забегаловке за углом, пошитые ручным трудом шмотки, не боящиеся пылевых бурь и много другой подобный ерунды.

К сожалению, нулевка не обладала отсекающим фильтром, блокировать этот бред не представлялось возможным. Пришлось сузить размеры окна от поступающих сигналов до минимума, убрав ее на задворки.

Помогло плохо, зато получилось разглядеть дорогу, не пришлось тыкаться, отмахиваясь от призрачных фантомов, зазывающих в разные заведения.

— Надеюсь у этих хреновин быстро сдохнет ресурс, – сердито прорычал я.

Сол гоготнул, судя по расслабленному поведению, он не испытывал проблем от навязчивого вещания. Специализированная нейросеть по умолчанию оснащалась программами блокировки и жесткой фильтрацией поступающих данных через открытый эфир.

Зоуи обосновалась недалеко от космодрома в обветшалом жилом комплексе, где постоянно сбоили водопровод и канализация.

Пять этажей, три подъезда, квартиры площадью от двадцати квадратов. Когда-то здесь располагался транзитный отель, обслуживающий гостей Гелии-6.

— Вроде неплохо, — проворчал Сол, оглядывая три комнаты с отдельной гостиной и кухней.

Стены скрывали дешевые пластиковые панели, мебель потертая, зато относительно чисто.

Попросив две сотни, техник не задержался, ушел, на прощание пробормотав что-то насчет «промочить горло».

Судя по одолженной сумме, выпивкой вечер не обойдется. Здоровяк шел искать платной любви.

Останавливать его не стал, понимая, что бесполезно. Человек только из тюрьмы, в бегах, будущее туманно, говорить о риске в подобных условиях все равно, что убеждать приговоренного к смертной казни начать делать зарядку по утрам.

В дело вступал простейший инстинкт – испытать удовольствие несмотря ни на что, пусть и под угрозой смерти. И так ходим по самому краю.

Проводив напарника я плюхнулся на диван, заложив руки за голову и уставившись в потолок.

— Если нужна еда, то придется спуститься вниз. На первом этаже есть кофейня. Готовят не очень, но съедобно и дешево, — Зоуи переступила с ноги на ногу. Она стояла в проеме, не зная, как себя вести с новым «нанимателем».

Я посмотрел на нее.

– Лови деньги. Сходи и купи. Только на утро возьми что-нибудь, что можно разогреть, — со счета ушла полусотня.

Перед глазами возникла иконка с уведомлением проведенной транзакции.

У меня все более естественно получилось пользоваться функциями нейронной сети.

— Есть особые пожелания? – получив перевод Зоуи почему-то расслабилась.

— Нет, на твой выбор, – я лениво махнул рукой, вновь уперев взгляд в обшарпанный потолок. – Что-нибудь питательное, с большим количеством калорий. Напитки без алкоголя. Желательно тонизирующие.

Девушка кивнула, неловко помялась, не спеша уходить. Кажется, хочет что-то спросить.

— Какие-то вопросы? – подбодрил я.

Тяжело ей. За несколько часов судьба совершила кульбит, многих столь серьезные встряски ошеломляли, выбивали из колеи. И это несмотря на бурную жизнь в беспокойном Бриджпорте.

— Что вы собираетесь делать? — она замялась. — То есть, что конкретно планируете?

-- Пока точного плана нет, – ответил я, нисколько не покривив душой. – Только наметки.

– А в перспективе? Думаете вернуться обратно? В большой космос?

– Это был бы наилучший вариант, – признал я. – Никакого желания оставаться в этом мире у нас нет. Ты уж извини, но Галия-6 не то место, где хотелось бы провести остаток жизни.

Зоуи печально усмехнулась.

– Вы мне говорите…

Я пристально на нее взглянул.

– Хочешь улететь?

Несмелый кивок. И пожатие плечами с моей стороны.

– Без проблем. Если не напортачишь, то возьмем с собой, – и не замедлил уточнить: – Подбросим до ближайшей станции.

Девчонка расцвела.

– Мне большего и не надо. Только бы вырваться в космос. Дальше сама найду работу.

Вроде успокоилась. Обещание забрать с собой в другие миры было встречено с облегчением. Переживала, что бросят после того, как закончим дела и найдем способ покинуть планету. А оставаться ей здесь явно не хотелось.

– Будешь делать все как надо, больше никогда не увидишь Бриджпорт, – пообещал я.

Она благодарно кивнула и наконец вышла. Хлопнула входная дверь.

С этим разобрались, что там дальше по расписанию? Ага, мое новое-старое имя.

Уилар Хант. Не знаю, почему-то никакого отклика в памяти. Полная пустота. Как будто имя незнакомого человека. Похоже амнезия выборочно затронула глубокие пласты воспоминаний, касающиеся исключительно личности.

Так подумаешь и начнешь сомневаться, что это результат случайного дефекта при деимплантации старой нейронной сети.

Возможно, причина другая, кто-то намерено подчистил мозг, избавив от личных воспоминаний.

Еще один странный момент. Ромеро упомянул две вещи: Синдикат Куан и Жнецов. Про них мне ничего не известно. Разум никак не отреагировал, услышав эти слова. Зато на термин «эскар» реакция последовала незамедлительно.

Какая-то необычная выборка.

– Да, приятель, кто-то явно покопался в твоих мозгах, – произнес я под нос. – И крепко.

Надо срочно искать медиков, способных провести операцию по восстановлению поврежденных участков памяти. Проблема в том, на Галии-6 найти квалифицированных специалистов будет трудновато.

И еще. Кто сказал, что вмешательство поможет? Будь я на месте манипуляторов, то позаботился бы о том, чтобы клиент не смог восстановить память без моей помощи. Своеобразная страховка, на непредвиденный случай. Ментальный блок или нечто похожее.

Ладно. Об этом позже. Есть более насущные проблемы. Для начала не мешает узнать подробнее о синдикате и о себе.

– «Подключение».

– «Соединение».

– «Добро пожаловать в инфосферу четвертого класса».

Искать нужную информацию в обрубке Галии-6 бесполезно. Необходимо выходить на более продвинутый уровень.

Начался кропотливый поиск необходимого ресурса, откуда можно подключиться через орбитальный ретранслятор напрямую к Галанету.

Заняло немало времени, похоже местные не пользовались этой функцией, хотя возможность имелась. В глубине центрального сервера Бриджпорта обнаружилась возможность использовать услугу за умопомрачительные деньги.

200 кредитов за полчаса.

– Гребанная межзвездная связь. Они там с ума посходили, – ругнулся я, понимая, что с таким же успехом могу засунуть негодование в известное место.

Удаленность системы «М22-35-18», вместе с технологическим упадком и финансовой малообеспеченностью среди широких слоев населения делали из планеты не привлекательную площадку для развития информационных сетей.

Стоило сказать спасибо, что хоть один трансивер гиперсвязи остался. Перед глазами появилось окошко с предложением внести оплату.

– «Точки доступа к глобальной сети Галанет».

Ниже икона с реквизитами счета. Судя по нему, спутник принадлежал какой-то корпорации, обеспечивающей межзвездное сообщение.

– Кровопийцы, – проворчал я, отправляя деньги.

Перед глазами закрутилась эмблема галактической Сети. Загрузка шла долго, иногда картинка зависала, показывая, что канал связи устанавливается крайне неохотно.

– Заснули ли что ли?

И тут меня, как молнией шибануло. Господи, да ведь эта штука уже не один десяток лет не работала! Вот в чем дело!

Ромеро сказал, что на планете установлено ограничение на общение с внешними мирами. Тот же Первый колониальный банк – открыть счет можно, а использовать передатчик гиперсвязи для чего-то другого уже не получится.

А тут бесхозная линия давно забытого спутника и древний протокол подключения времен присутствия рудных корпораций на Галии-6.

– Похоже придурки проморгали болтающуюся на орбите жестянку, – я хохотнул. – Удивительно, что еще работает.

Самое забавное, подумай я об изоляции раньше, то даже не стал бы пытаться искать возможности выхода в Галанет, справедливо полагая, что Фармген позаботился о неподконтрольных каналах связи. Искал наугад, твердо уверенный, что должно что-то быть и в конечном итоге наткнулся, среди забытого хлама в глубинах ядра главной бриджпортовской инфосферы.

– Олухи. Кому-то сильно влетит.

Банальное разгильдяйство. Основные линии отрубили, а один протокол через вспомогательный спутник пропустили. Спорю на что угодно, до исхода корпов им вообще редко пользовались, но железо осталось, как и настройки.

– «Внимание! Ваша нейронная сеть имеет урезанный доступ в сеть».

И здесь ограничения, несмотря на серьезную плату. Интересно, куда денюжки ушли? Старому владельцу спутника?

А нулевку пора менять, чувствую себя каким-то калекой. Это нельзя, то – под запретом.

Впрочем, список доступных ресурсов достаточно обширный. Свободный серфинг по сети в поисках общедоступной информации не предполагал вход в закрытые разделы Галанета. Обычного доступа более чем достаточно.

Полоска поисковика возникла перед глазами в обрамлении прозрачных рамок.

– «Синдикат Куан».

И сразу система предложила уточнить запрос, слишком много открывалось источников.

Ничего менять не стал, просто начал просматривать подряд, создавая общее представление.

Так, что тут у нас… краткая история… судебные разбирательства… легальная деятельность…

Забавно. Легальное прикрытие синдиката – оружейный бизнес. Ха-ха, как неожиданно. Широкий спектр производимой продукции: от гражданского шокера для самозащиты до тяжелого шагающего дроида полевой поддержки пехоты.

Показательный момент: лицензия на торговлю не распространяется на центральные миры Содружества. Там давно и прочно окопались гиганты вроде корпорации Армакорп, не спешащие пускать на рынок конкурентов с сомнительной репутацией.

– Кто бы сомневался, – хмыкнул я.

Что еще? Зоны влияния охватывают несколько звездных систем. Занимает уверенные позиции, список основных конкурентов. Перечисление силовых акций, как успешных, так и не очень.

Связи с представителями властных структур, активно используют коррупцию в правоохранительных органах многих планет к собственной выгоде. Один раз даже умудрились подкупить сенатора на местном уровне.

Неплохо. Ребятки знают толк в использовании ресурсов, в ход идут не только кулаки, но и мозги. Это хорошо.

Дальше… контрабанда, промышленный шпионаж, незаконная реализация запрещенных боевых систем…

Хмм, любопытно, судя по всему, оружие продавали обеим сторонам конфликта одновременно.

Весьма разумный подход для извлечения наибольших прибылей.

Пошла нарезка из новостных выпусков, в основном касающиеся череды скандалов с чрезмерным применением силы в конкурентной борьбе. Как ни странно, претензии властей в криминальной деятельности не так много, в основном требования не выносить разборки на улицы городов.

Космос, тоже из той же серии: взрываете и берете на абордаж корабли друг друга? Да пожалуйста, только делайте это подальше от заселенных систем.

Говорю же, на периферии синдикаты имели почти такой же статус, что и корпорации. Только действовали более нагло.

– Ладно, допустим, с этим прояснили. Судя по всему, крутая контора, где не стыдно работать. А что насчет себя самого?

Вбил в поисковик имя Уилара Ханта.

Ничего. То есть совсем ничего, ни одного упоминания. Даже про арест или судебный процесс нет информации. А ведь по идее должно быть. Громкое дело, задержание члена синдиката по идее не могло пройти мимо СМИ.

Кто-то и здесь подчистил следы?

Попробовал перекрестный поиск вместе с корпорацией Куан. Тоже пусто. Причем и про нынешних боссов также ничего.

Должно быть руководство или причастные к верхушке синдиката старались держаться в тени. По крайней мере, что касаемо материнской структуры. Представители совета директоров официальной корпорации присутствовали везде. Публичные лица крупной коммерческой структуры не прятались, в отличие от настоящих хозяев.

– Следовало ожидать. Кто захочет светить свою харю? – вполголоса отметил я.

Только все равно непонятно, метка на шее есть, в особо охраняемой тюрьме побывал, значит и арест был. А перед этим суд. И где об этом сведения? Ни одного упоминания.

Пока отложим, займемся другим.

Найти нужную фирму оказалось довольно легко. При выборе ориентировался в основном на отзывы заказчиков.

Изучение прайс-листа, заполнение формы с указанием технического задания, перечисления задатка. Через две минуты пришло подтверждение, что работа принята к исполнению.

Еще через три пришли готовые эскизы с предложением оценить и внести необходимые поправки.

Оперативно. Хотя чего ожидать. Не люди ведь делают, а специализированные искины. Машинный интеллект на то и машинный интеллект, чтобы не возиться долго с заказом. Пускай и таким специфическим.

Спрашивают: устраивает? Отвечаю: устраивает.

А тут уже человек, четко чувствуется при общении. Предложили перевести остаток суммы и получить заказ в полной мере.

Соглашаюсь и становлюсь беднее на пятьдесят тысяч. Да, дороговато, зато качество гарантированно. На счет необходимого эффекта пока непонятно, но общий уровень исполнения не вызывает претензий.

– Надеюсь сработает.

На всякий случай просматриваю объявления про фрахт корабля с прилетом на Галлию. Заранее знаю, что не по карману, но хочу убедиться.

Цифра в миллион двести кредитов ожидаемо вызывает возмущение.

– Совсем ополоумели, гады, – ворчу.

Ради интереса покопался еще, пока шло скачивание созданных фирмой файлов. Самый минимум – семьсот пятьдесят штук, при условии платы вперед и готовности провести в полете несколько месяцев. Какой-то старинный буксировщик подрабатывал перевозкой пассажиров, не отвлекаясь от основной деятельности по доставке грузовых контейнеров.

Глянул на изображение корабля. Маленькая часть с мощными двигателям – сам буксир, позади целая вереница нанизанных на цепляющий трос грузовых контейнеров. Завершала конструкцию пара дюз. Нос и корма объединялись плотным лесом гейт-маркеров гипер-двигателя.

– Ну и старье, – сразу возникли сомнения, что эта штука вообще куда-то способна долететь.

Самоубиться можно и менее экзотичным способом, чем прыгнуть в неизвестность на старинной развалюхе.

– «Загрузка завершена», – всплыла перед глазами иконка.

– «Начинаю распаковку инфо-пакета».

И сразу предупреждение красным:

– «Внимание. Недостаточно изолированной памяти на кластере нейронной сети».

Следом чуткое совет-пожелание:

– «Проведите апгрейд системы».

Ну да, кто бы сомневался.

Побарабанил пальцами по животу, рассеянный взгляд скользнул по высокому потолку, отделанному потрескавшимися панелями из дешевого пластика.

Надо что-то придумать. Куда-то скинуть файлы, распаковка в нейросеть напрямую не получается. Вывод: необходимо найти стороннее место для хранения информации. Логично? Логично.

– «Прерывание сигнала».

Еще одна иконка. Значок Галанета пропал. Кликнуть на подробности выскочившей ошибки.

Проклятье. Обрыв связи. Похоже канал через древний спутник все-таки счастливо навернулся. Непонятно, то ли оборудование не выдержало, то ли сработал неизвестный протокол сетевого подключения.

А деньги списали полностью, как за получасовой сеанс.

Может надо просто продлить? Снова зашел на муниципальный сервер Бриджопорта, страничка с подключением осталась на месте, но на новый запрос для выхода в межзвездную сеть уже не реагировала.

– «Нет отклика с исходящего передатчика».

Ну точно спутник сдох. Дерьмо! Как не вовремя. Не успел посмотреть о Жнецах.

Попробовал найти что-нибудь в местной инфосфере.

Облом. Никаких справочников и энциклопедий не обнаружилось. Никто не потрудился поддерживать общеобразовательные сетевые ресурсы в локальном варианте Сети.

Правильно. Кому это надо. На Галии-6 у народа другие приоритеты. Тут бы выжить, продать очередную дозу, заработать лишний кред. Все что не приносит прибыль неинтересно.

Более или менее что-то оставалось на центральном ядре Бриджпорта. Там же нашлось и платное хранилище для выгрузки лишней информации.

Остатки былой роскоши. Пока корпы выкачивали ресурсы из недр планеты, заботились о комфорте, как ушли, все забросили.

Деградация и запустения. Даже в сетевом пространстве.

Жутковато.

Одна ячейка памяти – 90 кредов в месяц. Прикинул общий объем пересланных файлов, получалось нужно не меньше трех ячеек. Черт. И тут плати.

Куда деваться. Пришлось выложить всю сумму заранее. Оформление проходило в автоматическом режиме. Мне передали код-пароль от виртуального бокса памяти только после оплаты выставленного счета.

Что любопытно, персональной идентификации не требовалось. Полностью анонимно. Это устраивало.

– «Начинается распаковка. Осталось 6 ч. 39 мин.»

Ого, как долго. Вроде размер не гигантский. Все-таки скорость местной сетки оставляла желать лучшего. В Галанете через древнюю орбитальную рухлядь и то работало шустрее.

А чего, собственно, ожидал? Износ оборудования, аппаратура постепенно приходит в упадок. В какой-то момент инфосфера вообще перестанет работать.

Входная дверь внезапно распахнулась, в квартиру ввалилась Зоуи. Спиной. С каким-то парнем в обнимку.

В первые мгновение не понял, что происходит, но тут раздался протестующий писк девчонки, парень принялся прижимать ее к стене в прихожей.

Плавно поднимаюсь с дивана, подхожу. Следует рубящий удар ребром ладони, точно по основанию затылка. Распаленный самец так был сосредоточен на сладком девичьем теле, что проморгал мое появление.

Тело грузно осело на пол.

– Это еще кто? – спросил я.

– Урод! – вместо ответа выкрикнула Зоуи и от души пнула по лежащей тушке.

Из коридора послышался шум, в дверной проем заглянуло еще двое неустановленных личностей. В меру лохматых, в меру пьяных. Молодежь без определенного рода занятий.

– Эй, ты чего творишь! – заорал один.

Я приподнял правую бровь.

– Твои друзья? – осведомился у Зоуи.

Девчонка-пилот скривилась.

– Соседи. Узнали, что больше не работаю на Ларри, – еще один пинок по лежащему белобрысому бычку. – Паха давно приставал, но боялся Ларри. Теперь подумал, что появился шанс. Набросился на лестничной площадке и потащил сюда, я и сделать ничего не успела.

Старая, как мир история. И банальная. Мне захотелось зевнуть.

Тело на полу проявило признаки жизни, быстро очухался. Раздалось невнятное мычание. Увидав, что приятель очнулся, дружки бросились внутрь квартиры.

Первого встретил хуком слева. Бил с силой, целя под выступающий подбородок, чтобы вырубить.

Удар вышел слегка смазанным, тушка хулигана в последний миг покачнулась, сказались проблемы с координацией из-за паров алкоголя.

Но все равно, вышло прилично. Молодчик крякнул и мирно осел у стены.

Второй действовал более напористо, выхватил выкидной нож. Взмах, круговой удар наотмашь в попытке порезать. Я не стал ставить блок, просто сделал небольшой шаг назад.

Перехватил руку, сжал запястье, хулиган взвыл, разжимая ладонь. Мой большой палец надавил на узел нервных окончаний.

Нож рыбкой нырнул вниз.

Слегка присесть и успеть ловко подхватить оружие у самого пола прямо за рукоять. Плавно подняться и ударить костяшками пальцев в висок с разворота.

На пол отправляется третье тело.

Первое к этому времени достаточно очухалось, чтобы попытаться подняться. Это не входило в мои планы, поэтому поставил ногу на шею белобрысому и надавил подошвой тяжелых ботинок на кадык парня.

– Куда это ты собрался, дружок, – я поигрывал отобранным ножиком. – Мы тебя сейчас резать будем.

И рассмеялся неприятным скрежещущим смехом. Пробрало. В глазах бычка мелькнул испуг.

Я присел на корточки перед ним.

– Догадываюсь, что простыми словами до таких, как ты не достучаться. Необходим урок, – я приподнял его руку, он дернулся, пытаясь освободиться, но последствия удара по голове все еще давали о себе знать, двигался паренек неуклюже.

Перехватив нож я полоснул лезвием по обратной стороне руки хулигана, чуть выше локтя. В последний миг надавил посильней, чтобы разрез вышел достаточно глубоким.

Бычок замычал.

– Теперь у тебя на правой руке перерезаны сухожилия, – вежливо пояснил я. – Не беспокойся, важные артерии не задеты, кровью не истечешь.

Я приблизился к нему.

– Это предупреждение. Еще раз к ней приблизишься, – окровавленный кончик лезвия указал на замершую Зоуи. – И придется отрезать у тебя кое-что лишнее, – кончик нацелился на ширинку парня.

Его глаза расширились в ужасе.

– Надеюсь мы поняли друг друга?

Часто закивал. Было видно, что уровень страха достиг нужной точки. И дело вовсе не в ране, в горячке уличных драк случалось и хуже.

Нет, основную роль сыграло другое: как его хладнокровно резали, словно препарировали подопытного, попутно доброжелательным тоном объясняя за что и почему.

Лучше один раз нагнать жути, чем потом постоянно отбиваться от стайки мелких хищников.

– Забирай своих приятелей и проваливай. Пока я не передумал и перерезал вам глотки прямо здесь.

Он исчез быстро, умудрившись выволочь в коридор вырубленных дружков левой рукой.

Я повернулся к Зоуи.

– Что у нас на ужин?

Девчонка подняла упавшие пакеты и направилась на кухню. Я закрыл дверь и пошел следом.

Мы поужинали, потом каждый занялся своим делом. Я немного полазил по сети Бриджпорта, а затем устроился на ночлег в гостиной, положив неподалеку импульсник.

Сол так и не вернулся. А ночью ко мне пришла Зоуи.

Глава 12

12.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Бриджпорт. Луч 8. Круг 9.

Жилой дом.


Зоуи ушла ранним утром, что-то пробормотав насчет профилактической диагностики бортовых систем катера. Вместо нее в квартиру ввалился Сол. Помятый, распространяющий аромат дешевого женского парфюма и абсолютно довольный.

— Хорошая ночь? – поинтересовался я.

Бывший техник растянул рот в блаженной улыбке.

— Давно так не отдыхал, — признался он.

– Ну-ну.

Честно говоря, ожидал, что напарник попадет в неприятности, из разряда кабацкой драки или чего-то подобного.

Но, судя по всему, обошлось. Морда целая, слегка опухшая, нормальный вид для человека после короткого кутежа.

— Жрать хочу, — пожаловался Сол и потер растопыренной пятерней живот.

– На кухне остались пищевые наборы, — сообщил я. — Надо лишь разогреть.

Лицо моего невольного напарника омрачилось.

– Опять синтетика, — недовольно пробурчал он и доверительно признался: – Я ночью мясо ел. Настоящее.

Говорить, что употреблял он скорее всего пойманного в ближайшей подворотне грызуна и затем по-быстрому зажаренного для не особо взыскательной публики, не стал. Незачем портить аппетит ни себе, ни ему.

Когда устроились за столом и упаковочная пленка пищевых контейнеров улетела в мусорку, я спросил:

– Ты слышал когда-нибудь о Жнецах?

Сол в это время жадно пил из большого стакана, внезапный вопрос застал его врасплох, техник закашлялся.

— Что?

Я терпеливо повторил:

– Ты слышал когда-нибудь о Жнецах?

Сол с недоумением нахмурился.

— Ну да, кто же о них не слышал. А при чем здесь…

Тут он замолк и хлопнул себя по лбу.

— На да, точно, я и забыл про твою амнезию. Это ты из-за вчерашнего разговора с тем пижоном?

Стоило признать, соображал здоровяк быстро, и не подумаешь, что за такими габаритами скрывался неплохой интеллект.

С его брутальной внешностью ему больше подходила роль мускулов, а не мозгов.

— Да, -- лаконично признал я, не вдаваясь в подробности. – Так что?

Техник отхлебнул из кружки, на мгновение задумался.

– Жнецы – это психи, – ответил он.

Очень развернуто.

– А поподробнее?

Еще одна пауза. Кажется насчет умственных способностей я все-таки перегнул. Или это результат веселой ночи? С похмелья голова соображает хреново.

Собравшись с мыслями Сол наконец выдал:

– Они вроде фанатиков, но не совсем. Это нельзя назвать религией в полной мере. Хотя признаки определенных верований там все же присутствуют.

Заковыристо, и ни слишком понятно.

– И во что они верят? – уточнил я.

Здоровяк мрачно взглянул на меня и тяжело обронил:

– В войну.

Я замер.

ВОЙНА – ЭТО ЖИЗНЬ.

Это не могло быть совпадением. Я знал это раньше. Что за дерьмо тут творится?

– В каком смысле: в войну? Они развязывают войны что ли? – на ум машинально пришел вчерашний разговор с корпоративным агентом. Десятки звездных систем в огне после нескольких прицельных залпов с орбиты.

– Да. Жнецы думают, что таким образом помогают развитию, – Сол поставил на стол кружку, на дне плескалось немного воды. – Я в этой хрени плохо разбираюсь, знаю лишь общеизвестные факты. Если вкратце: Жнецы считают, что развязывая конфликты, они подталкивают технический прогресс и тем самым способствуют общему росту цивилизации.

Я задумался, в сознание само собой всплыла странная фраза:

– ПРОГРЕСС ЧЕРЕЗ АГРЕССИЮ.

Сол внимательно на меня посмотрел.

– Правильно. Откуда ты знаешь? – он вдруг замолк, глаза здоровяка расширились в изумлении. – Ты что один из них?

И тут же сам себе возразил:

– Да нет, не может быть. Пижон сказал, что ты работаешь на синдикат Куан, а синдикаты не любят Жнецов, – задумчивая пауза: – Их вообще никто не любит. Так как под ударом может оказаться кто угодно. Многие корпорации серьезно пострадали от действий этих психов.

А синдикаты это почти корпорации во Фронтире. Ясно почему они не любят поджигателей войны. Упущенные прибыли слишком больно бьют по карманам.

Но вместо ответа у меня в голове появилась новые слова, дополняющие первую фразу.

ПОЗНАНИЕ ЧЕРЕЗ СИЛУ.

Проклятье! Что бы все это значило?

Сторонники управляемого хаоса. А что создает хаос? Война. Идеальный инструмент для создания хаоса.

– Теория эволюции через конфликт, – протянул я. – Любопытно.

Здоровяк угрюмо покачал головой.

– Да не очень. Я сам далеко не пацифист и не могу считаться образцом добродетели, но то что творят эти психи, даже у меня вызывает отвращение. Миллионы людей сжигают в пожаре войны, лишь для проверки их долбанутой теории. Разве это правильно?

Я пожал плечами, потому что не знал ответа. С точки зрения обычных людей действия Жнецов безусловно выглядели дикостью и варварством. С точки зрения самих Жнецов… что же, возможно они считали, что цель оправдывала средство.

– Откуда они вообще взялись? Не появились же внезапно.

– Именно что внезапно, – все еще мрачный Сол принялся за разогретую кашу в пластиковом контейнере. – Лет сорок назад это было. Или тридцать. Точно уже не помню. Возникли словно из ниоткуда. Разнесли орбитальную станцию в системе Кавара-13. Тамошние власти подумали, что рейд устроили соседи и ответили ударом на удар. Так начался первый локальный конфликт, развязанные Жнецами. Точнее это только потом выяснили, что за этим дерьмом стояли они, сначала никто и не догадывался.

– Подожди, но если всем известно об их существовании, то почему войны все еще вспыхивают? Разве не проще противостоять им, зная, что именно они стоят за кровопролитием?

Сол угрюмо усмехнулся.

– В том-то и проблема, периферия напоминает пестрое лоскутное одеяло и чем дальше в неизведанные районы космоса, тем разнообразнее миры. Жнецам даже не приходится прикладывать особых усилий, чтобы развязать очередной конфликт. Противоречия между независимыми планетами и системами так велики, что иногда хватает обычного намека, чтобы начать очередную бойню.

– То есть, если даже стороны знают, что их стравили, они все равно нападут друг на друга? – с недоумением сказал я.

– Некоторым это даже в радость, – ответил Сол и зачерпнул ложку белесой субстанции.

Искусственная каша, в простонародье называемая «пластиковой» выглядела не слишком аппетитно. Естественные позывы к рвоте при виде этой гадости могли нейтрализовать только большие дозы синтетических ароматизаторов и вкусовых добавок.

Хочется натуральной еды. И плевать во сколько это обойдется.

– Ясно. А что корпы? Не пытались уничтожить Жнецов?

Сол как-то невесело хмыкнул.

– Еще как пытались. И неоднократно. Начиная от силовых операций в космосе и заканчивая давлением на правительства отдельных планет. Все бесполезно. У Жнецов очень хорошие корабли. А независимые миры очень ревниво относятся к попыткам оказать давление на них, считая это прямым покушением на их власть. Говорю же: пестрое лоскутное одеяло.

Иначе говоря – раздробленность. Каждый сам за себя. И не хочет ни с кем делиться. Конкуренция, подозрительность, страх потерять независимость. Идеальный букет для вмешательства извне с целью манипулирования.

В уме Жнецам не откажешься. Площадка для проведения социальных экспериментов выбрана превосходно. Весь Фронтир своего рода гигантская лаборатория.

Ничего похожего в Содружестве провернуть бы не удалось. Слишком сильная централизация помешает любому вмешательству.

Хмм… в голову пришла любопытная мысль: а не стоят ли за Жнецами власти Содружества?

Современные корабли не берутся из ниоткуда, для строительства нужны верфи. Современные верфи с кучей высококлассных спецов, инженеров, проектировщиков и невероятного количества сложного оборудования.

Интересно, неужели действительно проводят эксперимент? У себя жалко, уют и комфорт центральных миров нельзя нарушать, а на отшибе пожалуйста. Все условия созданы.

– А что насчет синдиката Куан? Слышал когда-нибудь о таком?

Сол задумался, даже есть перестал, перебирая в уме информацию.

– Неа… – отхлебнул из кружки остатки воды, помогая заедать противную кашу. – Кажется нет. Вообще первый раз слышу.

Бывает. Корпорации и синдикатов много, территория Фронтира огромна, всех запомнить физически невозможно.

– По словам Ромеро, я на них раньше работал. Думаешь есть смысл попытаться связаться с кем-то из руководства?

Техник пожал могучими плечами.

– А как? Сетка блокирована. Я пытался найти точки шлюза с планетарной инфосферы в общую Сеть, но ни одного порта не обнаружил. Поганцы из Фармгена все наглухо перекрыли.

Как и следовало ожидать. Потыкавшись наугад и не найдя общедоступных систем внешнего подключения, Сол закономерно решил, что карантин распространяется и на сетевое общение. И копать дальше не стал.

В отличие от меня.

Рассказывать про мою вчерашнюю вылазку в Галанет посчитал излишним. Нас трудно назвать с сидящим напротив здоровяком друзьями. Скорее приятелями по несчастью.

– А как окажемся в космосе, то конечно следует дать о себя знать старым друзьям. Глядишь и подсобят чем, – закончил техник и уставился на меня честными глазами.

Ну да, подсобят и заодно дадут награду за помощь одному инициативному крепышу.

С другой стороны, а чего я хотел? Чтобы мне помогали по доброте душевной? Это так не работает. Каждый в жизни ищет свою выгоду. Надо лишь сделать так, чтобы баланс между тем, что ты отдаешь и что получаешь примерно сохранялся на одинаковом уровне. И будет тебе счастье.

А иначе никак. Если всегда только забирать, то в конце концов тебе перестанут отдавать. И останешься ты один-одинешенек.

Хмм… и откуда такие философские мысли?

В краешке глаза мигнула пиктограмма входящего вызова.

Ромеро. Шустро он. Нажать на иконку – «Принять». Перед глазами развернулось окно с физиономией нашего вчерашнего приятеля.

– Уже проснулись? – без долгих вступлений начал он.

– Да. Есть дело?

Корп растянул рот в слащавой улыбке.

– Конечно. Я же вчера говорил.

Пауза. Агент Фармгена пялился на меня, будто чего ожидая.

– Сколько? – спросил я.

И не прогадал. Именно этого вопроса от меня ожидали услышать в первую очередь. Уровень настороженности и недоверия в глазах собеседника уменьшился. Чуть-чуть.

Стандартная реакция делового человека. Речь идет о бизнесе, где все знакомо и понятно. Один платит, второй выполняет задание. Все просто, без вывертов.

– Десять тысяч.

Сумма впечатляла. Для Галии-6 приличные деньги. Но что за это франт хочет? Рисковать башкой за «десятку» нерационально. С таким же успехом можно отправиться грабить местных наркоторговцев. На примере Ларри уже известно, что это более выгодно.

– Что надо делать?

Он явно ожидал этого вопроса, поэтому ответил быстро. Слишком быстро.

– Сопроводить груз.

Прозвучало чересчур небрежно. Естественно я ему не поверил.

– Сопроводить груз по городу? – уточнил, зная заранее, что последует возмущение.

Так и случилось.

– С ума сошел? По городу я двадцать торпед найму за такие деньги. Надо съездить в пустыню.

Что-то начало проступать.

– А куда отвезти? Сюда в Бриджпорт?

– Да, – заминка. – То есть нет, лучше сразу в космопорт.

Поня-тно. Ставлю пару штук, что речь идет о чем-то нелегальном.

Впрочем, а что на Галии-6 вообще легально? Сама планета одно большое недоразумение в сфере правопорядка.

– Слышал вы взяли в команду пилота. У нее, кажется, на ходу неплохой атмосферник, – продолжил корп.

Проныра, уже разнюхал про Зоуи. Говорю же – шустрый малый.

– Да, небольшой катер, – признал я. А чего скрывать? И так все известно.

– Вот и отлично. Значит доберетесь вовремя. Сейчас скину координаты…

Быстрота и уверенность, что непременно согласимся царапнула злостью. За кого нас принимает этот пижон? За бродячих собак, что радостно начнут вилять хвостами от брошенной кости?

Оборзел, гад. Надо осадить, поганца.

– А кто сказал, что мы согласимся? – лениво растягивая слова осведомился я.

По едва заметным признакам: жесткая складка у кончиков губ, сузившиеся глаза, выражение легкого напряжения на лице, – я догадался, что корп испытывает сильный стресс. Волнуется. Что-то у него пошло не так. И ему до зарезу нужна наша помощь.

– А у вас есть особый выбор? – через силу улыбнулся Ромеро.

Он умел притворялся, это факт. Но похоже уровень проблем оказался слишком велик и кое-что все-таки прорывалось на поверхность.

– Почему нет? Нам спешить особо некуда, найдем подработку, сменим жилье, обустроимся. Знаешь, мне эта планета начала нравится, – принялся разглагольствовать я.

Корп скривился, он понял, что над ним издеваются. А еще сообразил, что я понял, что у него серьезные неприятности.

– Сколько ты хочешь? – недовольно поджал губы агент Фармгена.

– Зависит от того, в какое дерьмо ты нас пытаешься втянуть, – быстро ответил я.

Пауза. Корп обдумывал прозвучавшие слова.

– Не слишком большие, – осторожно сказал он.

Естественно, я ему не поверил.

– Мы закончили разговор, – я сделал вид, что собираюсь отключаться.

– Стой! – поспешно воскликнул Ромеро.

Слишком поспешно и слишком нервно. У него и впрямь крупные проблемы. Окончательно сбросил маску.

– Ну что еще? – со скукой произнес я, делая вид, что остановился только из вежливости.

– Назови свою цену.

Я подумал, прикидывая варианты. Сколько изначально предложил? Десятку? Значит увеличим в десять раз. Посмотрим, насколько сильно наш корпоративный «приятель» нуждается в помощи.

– Сто тысяч.

Лицо корпа вытянулось.

– Обалдел?! – едва ли не завизжал он. Было видно, что только огромным усилием воли ему удалось удержаться от потока ругательств в мой адрес.

Мое лицо окаменело.

– Кажется это ты обалдел. Забыл с кем разговариваешь? – холодно осведомился я. – Я что похож на уличную шпану, которой ты привык здесь командовать?

Ромеро опомнился. Похоже он и вправду забыл с кем разговаривал. Стресс здорово ударил по психике, нарушая плавный поток логического мышления.

Что же у него все-таки случилось? На чем погорел хитроумный агент и как пытается выпутаться из неприятной ситуации?

И еще вопрос: планируются ли при этом потери, и что самое важное: не выступим ли мы в этой роли?

Быть разменной монетой для угодившего в историю корпа как-то не слишком хотелось.

– Ладно, согласен. Пусть будет сто тысяч.

Значит уровень неприятностей очень высокий.

– Лови координаты.

Мигнула иконка входящего файла. Развернул, данные автоматически наложились на карту. Около трехсот миль на северо-запад от Бриджпорта.

– Что там?

– Бывшая фабрика по обогащению руды. Ее давно закрыли, оборудование вывезли.

– Хорошо, а сейчас там что?

Не верилось про заброшенное сооружение. Пустая бетонная коробка с твердым основанием – неплохая площадка для создания тайной биолаборатории.

– Комплекс Фармгена, – с явной неохотой выдохнул Ромеро.

В точку!

– Научно-исследовательский, я полагаю, – вкрадчиво осведомился я.

Корп еще более неохотно кивнул.

А теперь вопрос на миллион – какого черта он раскрывает местоположение секретной базы родной корпорации? Да к тому же практически посторонним людям. Уверен, за пересланные координаты во внешних мирах прилично заплатят. В первую очередь прямые конкуренты Фармген.

– Как мы туда попадем? Полагаю там везде охрана.

– Я выдам вам пропуски местных подрядчиков. Мы иногда привлекаем персонал из местного населения.

Угу, даже догадываюсь в каком качестве. Охотники на живую дичь, для дальнейших экспериментов. Не на улице же хватать подопытных и не делать же это сотрудникам службы безопасности самой корпорации. Зачем? Если всю грязную работу можно переложить на плечи «туземцев».

– Что надо забрать?

Взгляд Ромеро мгновенно стал настороженным. Он так подозрительно на меня уставился, что пришлось объяснить:

– Насколько велики габариты твоей штуки? Может она не влезет в атмосферник.

Расслабился. Немного, но лицевые мышцы перестали походить на натянутые жгуты.

Какого хрена он так нервничает?

– Влезет. Ящик три на два, высота около полутора метров.

Большая бандура.

– Сколько весит?

Понимая, что спрашиваю исключительно с практической точки зрения выполнения задания, корп уже не кривился, сверля меня взглядом:

– Примерно двести килограмм. Плюс-минус.

Бандура еще и тяжелая. Прелестно.

– Предлагаешь ее затаскивать на руках?

Ромеро поморщился.

– Там есть грави-носилки. Они уже будут соединены с грузом. Вам ничего не придется делать.

Удобно.

– Что насчет аванса?

Корп поджал губы.

– Учитывая обстоятельства, думаю половины суммы будет достаточно, – я сухо улыбнулся.

Франт на другом конце уже не скрываясь скривил свое ухоженное лицо.

– Хорошо. Будут тебе деньги, – выдохнул он.

– Значит договорилась, – я помедлил, перебрасывая реквизит открытого счета в Первом колониальном банке.

Ромеро молча перевел деньги. В левом углу зрения мигнула пиктограмма с сообщением о поступлении пятидесяти тысяч.

– Отлично, – я удовлетворенно усмехнулся. – А теперь может будешь так любезен и все же расскажешь почему привлек именно нас, а не кого-то другого?

Уличные бойцы (торпеды Бриджпорта) и впрямь обойдутся дешевле. И значительно.

Корп засопел.

– Я думал мы договорились, – заявил он.

– Конечно мы договорились, – легко согласился я. – Но не мешало бы прояснить пару моментов. Кроме доставки груза есть еще что-то о чем нам необходимо знать?

Ромеро скрипнул зубами.

– Это нестандартная ситуация. Я не могу доверять местным, – наконец признался он.

А меня вдруг осенило: да он же хочет обокрасть свою корпорацию! Кинуть Фармген, что-то стащив у них из лаборатории! Вот для чего ему мы. Я и Сол появились тут недавно и еще не успели обзавестись связями. Уверен, кроме него, в Бриджпорте присутствуют и другие сотрудники корпорации.

Он опасается привлекать кого-то из старых «работников», потому что думает, что могут пойти слухи. Которые, в свою очередь, дойдут до кого-то из его коллег.

И план накроется женским половым органом, не успев толком начаться.

Думал я быстро, просчитывая изменившийся расклад. Так, все меняется, надо перестраиваться, адаптируясь к изменившейся обстановке. Прежний план с губернатором и его кораблем уже не так актуален, появилась иная возможность.

– Груз нужно вывезти с планеты? – спросил я, вспомнив конечную точку доставки – космодром.

С экрана последовал неохотный кивок.

– Тогда есть дополнительное условие, – твердо сказал я.

Ромеро моментально догадался, куда я клоню и что потребую за свои услуги к уже обговоренным деньгам.

– У экипажа строгие инструкции насчет вывоза местного населения с планеты, – вяло возразил корп.

Я отмахнулся.

– Если ты смог с ними договориться насчет груза, то и насчет тройки лишних пассажиров договоришься.

– Тройки? – удивился франт.

– Девчонка-пилот тоже летит с нами, – объяснил я.

Еще одна пауза, на этот раз более продолжительная.

– Хорошо, думаю, мы что-нибудь придумаем, – сказал корп.

– Отлично. Тогда за дело.

Ромеро проворчал на прощение:

– Не опаздывайте. Вы должны быть на точке не позже тринадцати ноль ноль.

Корп отключился. Экран свернулся, я свободно откинулся на стуле. Сол, весь разговор, усиленно поглощавший кашу и не мешавший разговору, стоило мне задвигаться, поднял голову:

– Ну как? Есть работа?

– Есть. Пижон хочет подрядить нас на доставку груза.

Здоровяк облизал пластиковую ложку и отложил ее в сторону.

– Судя по твоей физиономии, там все не так просто.

Я помолчал, прокручивая в голове недавнюю беседу с агентом Фармгена.

– Мутная история, – сказал я и добавил: – Зато деньги хорошие. Плюс билеты с планеты. Если все пойдет по плану.

– А если не пойдет? – Сол выжидательно уставился на меня.

Я пожал плечами.

– Тогда все закончится большой кровью.

– Как-то не слишком обнадеживающе, – техник бросил пустые контейнеры в мусорку.

Умник хренов. Я бросил на него раздраженный взгляд.

– Есть идеи получше?

Здоровяк примирительно поднял ладони.

– Да нет. Просто я еще вчера говорил, что не доверяю этому хлыщу. Скользкий тип. Сразу видно, что подставит при любой удобной возможности.

Ну с этим не особо поспоришь. Я кратко пересказал разговор с корпом. Сол удивился.

– Ты серьезно думаешь, что этот пижон осмелится нагреть родную корпорацию?

– Думаю он занимался этим уже долгое время, – объяснил я. – Просто сейчас запахло жареным и его готовы схватить за задницу на горячем. Вот и засуетился.

Бывший техник станции обслуживания имел неплохую соображалку, мгновенно догнал о чем идет речь.

– Считаешь, поганец сливал результаты исследований налево? А вывезти хочет какие-то практические материалы?

Я раздраженно дернул плечом.

– А у тебя есть объяснение получше? Наверняка паршивец захотел раньше времени обеспечить себе приличную старость. Играл на два поля. Но эсбешники Фармгена не дураки, скорее всего вычислили утечку. Пока еще не поняли, кто конкретно сливает инфу, но скоро и до источника доберутся. Наш приятель это быстро понял и решил сделать ноги, заодно прихватив с собой ценный приз.

– Исчезновение такой фигуры не пройдет незаметно. Его не выпустят с планеты, – возразил Сол.

Я удивленно на него воззрился.

– На кой черт ему лететь на корабле? Он эскар. Сменит точку привязки – уверен у него для этого есть возможности, корп не мог не предусмотреть для себя черного выхода – а затем тупо пустит себя заряд в голову.

Глаза Сола распахнулись.

– И очнется на станции возрождения в другой звездной системе, – закончил он.

Я кивнул.

– Вот именно. В отличие от нас, у нашего приятеля есть более комфортный способ свалить с планеты. Это нам придется попотеть. Ладно, ты пока собирайся, а я свяжусь с Зоуи, расскажу про работу…

Глава 13

13.


Пространство системы «М22-35-18».

Малый корабль управления СБ по сектору 6.

Дальняя орбита.


Курьер вынырнул из подпространства и сразу принялся за сбор данных в точке взрыва тюремного транспорта. Примерные координаты аварии передал межсистемный маяк, зафиксировав уничтожение корабля.

— Ну что там? – Джаред сложил руки на груди, вглядываясь в экраны, куда выводилась информация с сенсоров.

Пилот малого межсистемника раздраженно дернул уголком рта, эсбешник уже третий раз за последние десять минут задавал один и тот же вопрос, будто от их количества приборы начнут работать быстрее.

— Идет обработка, — в третий раз прозвучал сухой ответ.

В отличие от капитана, просто физически излучавшего желание поскорее закончить с навязанным майором заданием и вернуться обратно, стат-лейтенант Лиа Энсен выглядела более спокойной.

Она на отдельном экране занималась изучением планеты, на чей дальней орбите они находились.

– Угасающий мир. Промышленность полностью разрушена, недра исчерпаны, местоположение системы далеко от основных торговых трасс. Никаких перспектив, — вслух прокомментировала лейтенант выведенные на дисплей сведения.

— Не забывай про экологию, – бросил насупленный Джаред, недовольный задержкой.

Девушка в полевой черной форме СБ мазнула взглядом по вкладке с параметрами биосферы планеты. Везде мигали красные полоски сильнейшего загрязнения.

При добыче полезных ископаемых корпы не слишком заботились о сохранности природы захолустного мирка.

— Восстановление займет немалого времени, — прокомментировала увиденное Лиа.

Капитан иронично приподнял правую бровь.

– Восстановление? Думаешь кто-то расщедрится на планетарные установки оздоровления природной среды? — спросил он. – Не будь наивной, планете конец. А проблемы с экологией ударят про аграрному сектору, – задумчивая пауза и уточнение: — Уже ударили. Что привело к большим проблемам в сфере продовольственного обеспечения.

Девушка покосилась на Джареда.

– Они импортируют еду?

Кивок.

— Почти восемьдесят процентов. Завозят в основном искусственную дрянь в сублимированных пищевых пайках.

Он ответил ей взглядом.

— Знаешь, что это означает?

— Что у них нет перспектив?

-- Правильно. Ты угадала – мир угасает, у него нет будущего. Численность населения с каждым годом падает. И не на какие-то пару процентов, а намного сильней.

– Можно завезти промышленные пищевые синтезаторы, – предложила лейтенант. – Это исправит одну из проблем.

Джаред искренне удивился.

– Зачем? Во-первых, такие установки стоят слишком дорого. Кто будет оплачивать праздник? Во-вторых, для их работы все равно необходимо сырье. Пусть это будет какая-нибудь масса, но обязательно органического происхождения. Из пыли и камня невозможно создать протеиновый батончик. И в-третьих, и самое главное: зачем это делать? С экономической точки зрения это совершенно невыгодно. Проще найти другую планету, провести там терраформацию и заселить по новой, чем пытаться возродить умирающий мир.

Лиа открыла рот, чтобы возразить, ей явно претил циничный подход капитана, но пилот корабля в этот миг сообщил:

– Сканирование завершено.

Джаред хищно склонился над монитором.

– И что там?

Пилот, наоборот, после проделанной работы расслабленно откинулся на спинку ложемента, переведенного в положение обычного кресла.

– То, что и следовало ожидать, – сказал он. – . Остаточные следы говорят о взрыве корабельного реактора. Никаких признаков использования стороннего оружия.

– То есть в корму транспортника не засадили ракетой? – уточнил капитан.

– Насколько могу судить по данным сканера – нет.

Стат-лейтенант шевельнулась.

– Они могли использовать ускорители частиц, – заметила она. – Базовые орудия корвета способны уничтожить корабли данного типа.

Пилот крутанулся в кресле.

– Ионные и фотонные ускорители оставляют в пространстве характерные выбросы после применения, – нравоучительно заметил он.

На что девушка быстро возразила:

– Это могли быть плазменные туннельники.

Пилот нахмурился, спор с эсбешницей ему не нравился. Не лезь не в свое дело, – так и читалось в раздраженном взгляде.

– Заряд плазмы не оставляет следов в пустотном пространстве, – нейтрально протянул Джаред, вроде как поддерживая версию лейтенанта, в то же время показывая, что не сомневается в выводах насчет взрыва на борту самого транспортника, вызванного неизвестными внутренними причинами.

Ему бы в политики, – раздраженно подумала Лиа.

Самое забавное, о том же самом подумал пилот.

– Не оставляют, – не стал он спорить, равнодушно скользнув глазами по диаграмме на одном из боковых дисплеев. – Но чтобы подтвердить применение плазменных туннельников необходимо изучить обломки корабля. Где вы их предлагаете искать? У меня не крейсер с мощным масс-детектором, мелкие осколки сканеры просто не засекут. А судя по остаточным явлениям, взрыв был достаточно мощным. Транспортник не развалился на куски, он именно взорвался.

В рубке курьера повисла тишина, каждый обдумывал сделанные выводы. По большому счету не так уж важно от чего погиб тюремный корабль. Главное составить правдоподобный рапорт.

Пусть будет взрыв на борту. А остальное оставим. Так думал Джаред.

– Хорошо, у нас есть данные пустотного сканера, думаю этого достаточно, – сказал капитан, вопросительно глядя на пилота.

Тому и вовсе не было дела до случившегося инцидента, поэтому от него последовал неспешный кивок.

Затруднение возникло с неожиданной стороны.

– Надо спуститься на планету. Возможно, кто-то выжил, – заявила Лия, она бросила взгляд на пилота. – «Део» имел на борту спасательные боты?

Капитан раздраженно нахмурился. Пилот быстро посмотрел на него, но все же ответил:

– Межсистемники такого класса должны оснащаться спас-модулями. Это входит в стандартную комплектацию, – он помедлил и уточнил: – Шлюпок хватит для экипажа, но не для пассажиров.

Стат-лейтенант отмахнулась.

– Несущественно. Могут быть выжившие. Надо их допросить.

Джаред вспылил, ему не улыбалось делать вылазку на какую-то дикую планету, рискуя собственной жизнью, только из-за того, что сексуальной игрушке босса захотелось острых ощущений.

– Посадка на планету не предписана регламентом экспедиции, – холодно возразил он, сам про себя удивляясь: разве девчонке не нужна обычная практика? Быстрая, безопасная, со скорым возвращением домой.

Или ей так уже опротивел жирный боров, что готова на любые сумасбродства, лишь бы снова под него не ложиться? Надоело раздвигать ноги? Старается отличится?

Так это бесполезно, пока майору не надоест ее пользовать, никуда ей не деться. В своем секторе, у него почти неограниченная власть.

– Нам приказано выяснить правду, – не уступала стат-лейтенант.

Капитан взглянула на ее долгим взглядом, пытаясь заглянуть в мысли упрямой девчонки.

– Послушай, если ты думаешь… – начал было он.

Но тут Лиа повела себя странно, вместо того чтобы выслушать старшего по званию, а затем попытаться его переубедить, подобрав разумные доводы, она вдруг тяжело вздохнула, будто ей надоело поведение капитана.

– Ладно, не хотела прибегать к этому, но видимо другого выхода нет, – сказала она.

Джаред нахмурился, опытный служака нутром почуял какой-то подвох.

– Что…

Лиа Энсен сделала шаг к основной комп-панели курьера. Тонкая ладонь уверенно легла на экран.

– Идентификация. Альфа-один-три.

Дисплей загорелся, побежали строчки кода, шла загрузка специализированной программы из недр центрального процессора корабля.

– Чрезвычайные полномочия специального посланника, – прозвучало в рубке.

Глаза капитана расширились, он сделал шаг ближе к экрану. Беглый взгляд пробежался по высветившейся информации.

Имя то же, звание то же, только отдел другой – Стратегических изысканий и контроля главного управления СБ.

Внизу приписка: оказывать всевозможное содействие любым органам Содружества.

Во имя Тарха? Что за…

– Еще вопросы? – голос девушки налился сталью. Миловидная брюнетка уже не походила на любимую секс-игрушку шефа.

Преображение произошло так неожиданно, что Джаред опешил. Перед ним стояла решительная, жесткая стат-лейтенант, совершенно не похожая не себя прежнюю. Взгляд заледенел, глаза приобрели гипнотическую глубину и холодность, а рука невзначай скользнула на бедро, поближе к импульснику.

Стало ясно, что в случае необходимости она без колебаний прибегнет к оружию.

Первым это понял пилот, посмотрев на изумленное лицо Джареда и что-то пробормотав (кажется насчет шпионских игр среди сумасшедших эсбешников, кому заняться больше нечем), он пробежался пальцами по клавиатуре управления.

– Беру курс на планету.

Джаред молчал, в голове метались сумасшедшие мысли. Майор знал кого все это время трахал? Или это игра, и начальство в курсе? А идея интимной связи всего лишь ловкое прикрытие для остальных сотрудников департамента? Или же внедрение так глубоко, что о нем вообще никто не знал, включая штаб оперативного сектора?

Для лицедейки из стратегического отдела сыграть роль податливой любовницы из провинциального захолустья раз плюнуть. Ну а дальше дело техники.

– Заглушить внешнюю связь. Никаких сигналов до завершения задания, – продолжила отдавать распоряжения преобразившаяся Лиа.

И пилот беспрекословно выполнял ее приказы, на этот раз даже не глядя на капитана.

– С этой секунды мы в режиме одиночного рейда. Любое неповиновение будет рассматриваться, как предательство и согласно пункту 1.5 приложения три устава внутренней службы СБ будет наказываться смертью, – девушка пронзительно посмотрела на Джареда, проверяя, принял ли он сказанное к сведению.

Долго мгновение капитан молчал, но затем выдохнул непослушными губами:

– Принято.

Лиа резко кивнула.

– Принимаю командование миссией на себя.

Возражений не последовало. Пытаться оспорить? Как вариант. Но полномочия подлинные. Программу идентификации невозможно подделать, вшита на аппаратном уровне. И что капитана ждет при возвращении? Трибунал. По итогу, скажет спасибо, если отделается простым увольнением. Скорее всего реальный арест, с последующим сроком.

– У нас нет снаряжения для вылазки на поверхность планеты, – все-таки попытался образумить стат-лейтенанта Джаред.

Впрочем, без особого энтузиазма. Отдел Стратегических изысканий – ему приходилось слышать об этом подразделении.

Происшествие с уничтоженным тюремным транспортом не так просто, как могло показаться на первый взгляд. И дело тут вовсе не в проникновении во внутреннюю сеть управления сектора.

– На борту имеются наборы армейской экипировки, – парировала Лия. – Плюс перед стартом, я приказала загрузить в грузовой отсек четверку малых боевых дроидов с комплектацией «Штурм+». Этого хватит с лихвой.

Капитан удивился, ни о чем таком он не знал. Судя по отвисшей челюсти пилота, тот тоже.

Обведя внимательным взглядом немногочисленных слушателей, стат-лейтенант продолжила:

– А теперь позвольте познакомить вас с нашей целью, – тонкие пальцы девушки пробежались по комп-панели, на экране высветилось худощавое мужское лицо. – Уилар Хант, один из ближайших подручных главы криминального клана Куан…


***


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

За пределами Бриджпорта. 11:15


– Сколько еще? – я покосился на дисплей навигационной проекции.

Однообразие ландшафта за стеклом обзорного контура навевало тоску и уныние. Бесконечная пепельно-серая пустошь с редкими кусками обломанных скал и невысокими взгорками каменистой земли.

– Меньше часа, – сообщила Зоуи, сверившись с картой. – Идем раньше срока.

Обгоняем график. Не слишком хорошо. В таких делах иной раз прийти раньше времени, все равно что опоздать.

– Сбрось скорость, – приказал я, кивнув на штурвал. – Не будем напрягать наших хозяев ранним прибытием. Уверен, у них там серьезная охрана на объекте, в том числе против воздушных целей. Не хватало еще, чтобы нас сбили на подлете.

Девушка молча кивнула. После проведенной вместе ночи, мы едва с ней перекинулись парой слов.

Нет ничего хуже, чем вступать в личные отношения с тем, с кем работаешь. Не знаю откуда, но была в этом какая-то твердая уверенность. Может не стоило спешить?

С другой стороны, она сама пришла, сама сняла рубашку, сама притянула голову к груди. Какой мужчина сможет в этот момент остановится? Это из разряда фантастики.

– Кстати, Ромеро часть заплатил вперед. Ваша доля, – я перебросил по пятнадцать тысяч Солу и Зоуи.

Пиктограмма банковского счета мигнула, информируя о сделанном переводе в рамках обмена между нейронными сетями.

– Ого, неплохо, – обрадовался техник.

Девчонка-пилот проявила радость более сдержано.

– Спасибо.

Себе я оставил чуть больше, посчитав, что будет справедливо удержать небольшой процент, как вознаграждение. В конце концов, корп заключал договор именно со мной.

– У меня для тебя тоже кое-что есть, – Сол перегнулся из пассажирского отсека.

В проем сунулась вчерашний панцирный рукав. Черная поверхность брони переливалась матовыми бликами.

– Зачем мне эта штука? – я попытался отпихнуть элемент техно-лат обратно. – Сам же сказал, что она бесполезна.

– Я провел небольшие улучшение, – техник ткнул большим пальцем себе за спину. – Здесь нашелся приличный набор инструментов и парочка запасных блоков. Ну вот и сообразил, как все это добро пристроить.

Зоуи бросила быстрый взгляд назад.

– Кажется это тоже осталось от Рэя. Он собирался продать, но не успел.

Я взял протянутый панцирь, первый критический осмотр не выявил особых изменений.

– И что в нем поменялось? Выглядит так же.

Сол дернулся, толстые пальцы протянули толстую пластину прямоугольной формы.

– Забыл. Это блок питания. Надо залинковать его с портом энергоподачи. Сейчас.

Началась возня, спустя пару минут напряженного пыхтения и сопения броня вернулась ко мне.

– Я провел калибровку, сбросил заводские настройки и перепрошил личностный идентификатор, – он помолчал и небрежно закончил: – Плевое дело.

Несмотря на тон, было видно, что техник искренне гордится проделанной работой.

– Он теперь рабочий? – удивился я, подумал и уточнил: – Им можно пользоваться?

Сол закивал.

– Да, но только с ограничениями. Про щит и не мечтай. Силовая защита жрет кучу энергии. Стандартный блок тут не подойдет, нужна высокоемкостная батарея военного образца, – здоровяк хмыкнул: – Но нам ведь и не воевать в открытом поле сутками напролет, так?

– Так, – согласился я.

– Ну вот и я про что, – воодушевленно сказал Сол. – Стандартный энергоблок тоже отлично подходит.

Примерил на руку поверх куртки.

– Нужен полный тактильный контакт, – пояснил Сол.

Так, ладно, а если так: взял нож и вспорол рукав, обнажая левую руку до плеча. Рецепторы с внутренней стороны панциря показались прохладными.

– Фиксация… сейчас… секундочку… – бормотал техник, возясь с управляющим блоком.

Ячейку питания приладили на пояс. Не бог весть что, но получилось прилично.

– Попробуй пошевелить.

Следуя указаниям, сжал пальцы в кулак. Перчатка плотно облегала руку, приходилось делать усилия. Послышался слабый скрип.

– Теперь с силовым нажимом, – Сол исчез в пассажирском отсеке, вернулся с куском металлического провода: – На вот, попробуй, сомни.

Я взял провод и с силой его сдавил. Раздался хруст, металл смялся.

– Недурно, – похвалил я и еще раз пошевелил рукой, заключенной в панцирный рукав.

Сол растянул рот в гордой улыбке.

– Держи, это тоже не будет лишним, – он протянул мне смятый комок непонятной ткани.

Это еще что за дрянь? Развернув, я понял, что ткань представляла собой пыльную накидку грязно серого цвета. Похожие здесь использовали для защиты от песчаных бурь.

Пойдет. Скрыть экипировку руки и держатель импульсника на правом боку.

Чувствовался, конечно, дисбаланс, тело вело все время влево из-за лишнего веса, но дело привычки. Остаток пути провел, разбираясь с обновкой. Броня не стала частью меня, как должно быть по умолчанию, когда ношение идет по всем правилам. Скорее это напоминало адаптивную версию с сильно урезанным функционалом

Лучше, чем ничего.

Через час с лишним наконец достигли пересланных Ромеро координат. Катер окончательно замедлил скорость, плавно заходя на посадку.

От старой обогатительной фабрики мало что осталось. Несколько цехов, пустые коробки из бетона и металлопласта, разрушенные подъездные пути грави-дороги.

– Заброшенная дыра, – ругнулся Сол, первым спрыгивая из распахнутых створок атмфосферника.

Рифленые ботинки техника врезались в землю, вверх взметнулись фонтанчики пыли. Я огляделся.

Где народ? Где делегация встречающих?

Лишь сухой ветер гулял между зданиями давно оставленного завода. Торчащая арматура, пустые окна, промышленный мусор – место совершенно не походило на пристанище корпорации.

– Может пижон ошибся с координатами? – предположил Сол.

Я пожал плечами. Рука сама потянулась к бластеру.

– Заблокируй замки. Если что сразу взлетай. Подберешь нас позже, – сказал я, глядя на Зоуи через передний иллюминатор катера.

Она молча кивнула. Створки боковой двери с шипением съехались, раздался щелчок.

Хорошо. Что дальше?

– Что дальше? – будто прочитав мои мысли спросил Сол.

Я кивком указал на постройки.

– Осмотримся.

Шаг, еще шаг. Слева и справа развалины, коробки основных сооружений впереди.

Вдруг от обломка стены отделилась тень, Сол мгновенное отреагировал, мягко качнувшись за выступ бетонного блока, в мозолистых руках мелькнул выхваченный импульсник.

Я последовал его примеру, только скользнул с другой стороны. Замерли.

– Что это? – прочитал по губам напарника.

Пожал плечами. Плавно присесть, для безопасности выглядывая на уровне пояса. Тень налилась объемом, превратившись в пятилапого робота.

– Охранный дроид, – выдохнул Сол.

Я шагнул из-за укрытия, вытягивая из кармана брюк переданное Ромеро удостоверение местного подрядчика.

– Допуск по формуле 5, – громко произнес я, молясь про себя, чтобы слуховые рецепторы механизма оказались исправны.

Вот будет шутка, если железяка нас сейчас пристрелит за нарушение периметра.

Дроид шевельнулся. В следующее мгновение побежал, так быстро, что не поспевал взгляд. Последний раз корпус в грязных кляксах мелькнул где-то вдалеке за развалинами полуобвалившегося здания.

– Ну и куда это он? – стоя с карточкой на цепочке в одной руке, я чувствовал себя идиотом.

Сол хмыкнул и выпрямился.

– Что-то пугливые здесь дроиды, – хохотнул он.

В следующий миг прилетел неясный шум справа, мы оба синхронно обернулись, нацелив оружие на появившегося из главного цеха человека.

– Приветствую, джентльмены, – хмуро сказал он.

Ничего особенного, обычный мужик, средний рост, коротко стрижен, хилое телосложение. Разве что одет совсем не для местных климат-условий: – рубашка с длинными рукавами и широкие брюки.

– Прошу за мной, – он махнул рукой и скрылся за куском ржавых металлических ворот.

Мы с Солом коротко переглянулись.

– Пошли, – скомандовал я и первый двинулся за незнакомцем.

Сотрудник Фармген ждал нас в небольшом зале, заваленном мусором. Когда мы появились, молча указал на место рядом с собой. Мы встали.

– Осторожно. Не пугайтесь.

Пол дернулся, распадаясь на мелкие квадраты, и разошелся. Часть под нами осталась целой, она-то и поехала стремительно вниз.

Лифт. Хитро замаскированный лифт, – догадался я, наблюдая за чистыми стенами шахты, по которому проносилась площадка, где мы стояли.

Внизу нас уже ждали. Двое парней в униформе, вооруженная охрана, на груди у каждого символ корпорации – заковыристый знак с переплетающейся спиралью человеческой ДНК.

И еще один мужик, одетый почти, как первый, только с белым халатом поверх рубашки.

– Я доктор Тернер, – представился он. – Ваш груз в третьей лаборатории.

Руки подавать не стал. Как и еще что-то говорить. Подражая товарищу, молча махнул рукой, предлагая следовать за собой.

Широкий коридор, серые стены, ребристый пол, на потолке разбросаны световые полосы. Никаких знаков и указателей.

В тишине гулко раздавались шаги нашей маленькой группы.

Два поворота, метров двадцать прямо и впереди появляются двойные автоматические двери, их украшает большая цифра – «3».

– Сюда, – доктор Тернер заходит первым.

Я делаю шаг и машинально останавливаюсь. Посреди огромного помещения находится стеклянная камера. Она наполнена мутной жидкостью. Внутри угадывается силуэт человека. Из его тела вырастают трубки и провода, тихо работали насосы, гудели генераторы воздуха.

Не меня одного удивил характер груза.

– Это что человек? – Сол приподнял правую бровь.

Доктор Тернер обернулся. Его физиономия расплылась в улыбке. Я почуял что-то неладное и даже успел сделать полуоборот, но тело уже встряхнуло от сильного удара.

Разряд шокером, – пронеслось в последний момент в голове, затем сознание нырнуло в темноту.

Глава 14

14.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Где-то за пределами Бриджпорта в пустошах.

Научно-исследовательский комплекс корпорации Фармген. 14:30


— Хороший агрегат. Надежный, – как сквозь вату донесся мужской голос.

В голове клубилась мутная пелена, в рту поселился металлический привкус сырого железа.

Кровь. Мысль прошла яркой вспышкой. А за ней понимание: разбил губу когда падал.

Что-то вонзилось в запястье, неосознанно дернул рукой, тут же почувствовал, что не могу двигаться.

— Не волнуйся, небольшая доза коктейльчика бодрости. Поможет быстрее прийти в себя, — пояснил размеренным тоном все тот же голос.

Вспышка. Перед глазами заплясали разноцветные круги, по телу побежала волна энергии, наполняя мышцы силой.

Резко открываю глаза. Чтобы сразу зажмуриться. Свет. Яркий, ослепляющий, бьет со всех сторон.

– Спокойно. Сейчас привыкнешь. Вот так, — кто-то продолжал напутствие.

Прищурившись оглядываюсь. И почему нисколько не удивлен?

Рядом стоит Ромеро, внимательно вглядываясь в мое лицо. В руках корп держит чертов панцирный рукав полицейского спецназа.

Агент Фармгена приподнимает элемент брони и повторяет:

— Хороший агрегат. Надежный.

Как всегда элегантно одет, гладко выбрит, аккуратно причесан, от него доносится легкий аромат мужского парфюма.

Словно не на тайной базе корпорации, а на каком-то светском приеме.

Хочется врезать хлыщу от души. Но руки, ноги и корпус плотно зажаты в стальные обручи.

Я на столе, переведенном в вертикальное состояние.

– Где вы его взяли? Эти штуки на Галии-6 редкость. Немалых денег стоит, — корп казалось в первую очередь заинтересован элементом брони.

Крутит, вертит, с любопытством разглядывает. Как ребенок, получивший новую игрушку.

— Забирай себе, – хрипло дышу я. — Считай моим подарком.

По физиономии пижона расплывается улыбка.

– Спасибо, – искренне говорит он.

А вдруг понимаю, что не могу определить, действительно это сказано искренне, или же все притворство.

Гребанный лицедей. Лжец, каких поискать.

Пытаюсь взять в себя в руки. Истерика и злость сейчас плохие помощники. Надо рассуждать здраво, отстраняясь от эмоций, что уже грозят захлестнут разум.

— Разве мы не договорились? – спокойно спросил я.

Кажется Ромеро удивился.

— Отдаю должное твоей выдержке. Не каждый бы смог оставаться хладнокровным в подобной ситуации.

Корп отложил панцирный рукав на медицинскую тележку на колесиках. Звякнули зловещего вида хирургические инструменты, лежащие на ней.

Проследив взглядом куда я смотрю, пижон усмехнулся.

— Не бойся, это не для тебя. Мы же не звери какие.

Ну да, верю.

— Кажется тот человек в чане не выглядел особо счастливым, -- сказал я, припомнив первые мгновения появления в лаборатории под номером 3.

Сейчас мы, кстати, находились в другом помещении. Размером поменьше, хотя так же заставленном сложным оборудованием.

– Ты про Питера? – Ромеро отмахнулся. – За него не беспокойся. Скоро поправится. Болван умудрился свалиться в шахту лифта и сломать себе почти все кости, включая позвоночник, но умники обещали поставить его на ноги в ближайшие дни.

Что?! Это кто-то из персонала? Опять пудрит мозги?

– Хочешь сказать это был ваш сотрудник? – со скепсисом спросил я.

Корп легко кивнул.

– Да. Несчастный случай на производстве. Везучий ублюдок получит неплохую страховку за свою неуклюжесть.

Снова врет? Проклятье! Никак не получается определить, когда говорит правду, а когда лжет.

Очень хороший притворщик.

– Допустим я тебе верю. Может хочешь сказать, что вы здесь и никаких экспериментов не проводите, – пауза. – Не ставите опыты над людьми?

Я гадко ухмыльнулся, показывая, что не поверю ни одному слову, что бы корп не сказал.

Ромеро ответил тонкой улыбкой.

– Ты будешь смеяться, но это на самом деле так, – он подкатил небольшой стульчик и уселся на него, закинув ногу на ногу.

– А базу вы разместили на Галии-6 потому что здесь климат хороший, – язвительно буркнул я, уже не скрывая желание врезать по наглой холеной морде.

Так и чесались кулаки. Надменный кусок дерьма. Свернуть бы ему шею.

– Нет, лабораторию здесь разместили разумеется не из-за местных условий, – ровным тоном ответил корп, спокойно сцепив руки в замок и положив их на колени. – Главную роль сыграла удаленность планеты и наличие подходящей инфраструктуры для фундамента научного комплекса.

Он помолчал и закончил:

– Но опыты на людьми мы действительно не проводим. У здешнего персонала совершенно иные задачи.

Естественно я ему не поверил.

– А как же многочисленные слухи? А сбор нужного «биоматериала»? Ты же сам говорил.

– Ах, ты про это. Да, парочку бродяг из трапперов наши люди и правда похитили. Но это было еще на заре открытия комплекса. Для создания нужного антуража. После этого люди держались подальше от этого места, а я получил нужную репутацию в Бриджпорте.

Вот зараза! Складно плетет. Узелок к узелку, не подкопаешься.

Логично выстроенная схема, выглядит более логично, если в ней есть незначительные огрехи… а это еще откуда? опять озарения памяти?

– Так чем вы здесь тогда на самом деле занимаетесь? – я пошевелил пальцами. – И зачем вам я?

Корпоративный агент весело рассмеялся.

– А твое появление здесь было запланировано изначально, – он наклонился немного вперед, глядя мне прямо в глаза: – Еще с момента взрыва тюремного транспортника.

Я замер. Что?! Что он только что сказал?!

Мысли суматошно заметались. Получается они с самого начала знали обо всем? И о крушении корабля, и о спас-ботах, и что основное – о личностях тех, кто находился внутри.

Кто они? Видимо Фармген. Больше некому. Следуя цепочки последующих событий, вполне допустимо предположить, что за аварией на борту транспортника тоже стояли они.

С какой целью это затевалось? Чтобы поймать меня? Стройная теория. И совершенно ничего не объясняющая. Слишком сложно и ненадежно.

Так, подождите-ка, если я находился в особо охраняемой тюрьме, то замысел уже не выглядит нелепым. Несчастный случай при перевозке заключенных. Бывает. И никаких следов.

Дальше по накатанной колее. Вычислить маршрут после посадки спас-модулей. Подослать придурка, чтобы имитировать покушение.

Точнее не имитировать, попытка убийства самая настоящая, но вот поручена она полному идиоту, который обязательно провалиться. Особенно если знать, кому он будет противостоять.

Перед нами расстелили дорожку и заботливо подталкивали каждый раз в нужную сторону, чтобы не сбивались с пути.

Срежиссированный спектакль с ожидаемым финалом. Предсказуемые последовательные реакции. Заманили, точно зная, куда субъект придет в конечном итоге.

Но почему так сложно? Не проще захватить сразу при приземлении?

Значит есть что-то еще. Что-то важное. Настолько важное, что режиссер не поскупился расставить нужные декорации и привлечь целую когорту актеров.

Актеров…

У меня вспыхнуло в мозгу: Сол! Вот недостающая деталь. Он с самого начала находился рядом. Зачем? Видимо проверял, как обстоят дела с памятью. На воле восстановление могло пойти намного быстрее.

– Давно Сол работает на вас? – спросил я.

Кончики губ Ромеро едва заметно дрогнули, все это время он внимательно следил за моим лицом, отслеживая реакцию. Корп растянул рот в фальшивой улыбке и развел руками.

– Заключенный Б-11-77 оказался весьма полезен в нашем небольшом предприятии. Думаю, ты все равно рано или поздно его бы раскусил.

Алчность. Весьма неплохой мотиватор. Почти не уступает в эффективности страху.

Мной вдруг овладела злость. Разговариваем будто встретились два старых приятеля. Что за бред?

– Ты меня утомил. Говори что хотел или проваливай, – я поморщился.

Ромеро опять усмехнулся, словно и не ожидал другой реакции. Вместо того чтобы уйти, он устроился на стуле поудобнее, сложив руки на груди.

– Полагаю ты не знаешь всех подробностей, учитывая проблемы с памятью, – он выразительно постучал по своей голове кончиком указательного пальца.

Так, выходит ублюдок знает про мои проблемы. Что в целом неудивительно. Наверняка получал регулярные доклады от предателя Сола.

– Это история началась около двадцати лет назад. Коммерческий буксировщик отправился в отдаленную систему для перегона пустотного завода на новое место работы. Волей случая или ошибки навигатора, сейчас уже не установить, координаты прыжка оказались неверными. Небольшой просчет – и вот уже корабль выныривает в сотнях световых годах от нужной точки. Забавно правда, до чего иной раз доводят банальные ошибки в космонавигации.

Он посмотрел на меня, предлагая присоединится к его веселому негодованию по поводу разгильдяйства отдельных представителей человеческой расы.

Остряк хренов.

Не получив нужной поддержки корп философски принял поражение и как ни в чем не бывало продолжил:

– В любом случае, корабль оказался в нужном месте в нужное время, чтобы успеть зафиксировать необычную аномалию в пространстве. Как потом оказалось, это была действительно необыкновенная удача. Выпрыгни они чуть позже или чуть раньше и ни о каком открытии уже не могло идти речи, – Ромеро небрежно покачивал кончиком элегантных туфель, пока вел рассказ, на меня он больше не смотрел.

– Экипаж буксировщика нельзя назвать особо наблюдательными и чего уж скрывать мало кто из них обладал нужным уровнем интеллекта, чтобы осознать, чему свидетелями они стали. К счастью, информация с бортового компьютера регулярно скачивается на сервера порта приписки, согласно протоколу Общего галактического реестра.

Невольно я прислушивался к рассказу, во-первых, потому что особого выбора нет, во-вторых, история становилась интересной.

Это определенно как-то связано со мной. И с мотивами, по которым я сейчас здесь нахожусь.

– Данные пролежали на сервере целый месяц, пока один из операторов не обратил на них внимания.

– И что там оказалось? Еще одна свалка космического мусора? – я сделал вид, что хочу зевнуть.

Ромеро нервно дернул плечом.

– Впоследствии это место назвали Истоком. Кому-то из ученых показалось, что оно подходит по смыслу. Ведь все что туда не попадало, бесследно исчезало, пропадая в «водах» пространства. Слегка поэтическое название по моему. Но весьма верное по смыслу.

– Вы нашли черную дыру? Поздравляю, вы сделали великое открытие, – я издевательски рассмеялся.

Корп не сдержался и поднялся на ноги.

– Нет, это куда более важно… – он резко замолк, его глаза расфокусировались.

Кажется, паршивец общался по сети.

Я незаметно попытался подвигать руками, сначала левой, потом правой. Кроме металла конечности удерживались эластичными ремнями.

Дерьмо, не сделать лишних движений. Крепко зафиксировали.

Ромеро ожил, глянул на меня, вспомнил о собственной вспышке злости, но решил не форсировать конфликт. Вновь расслабленно уселся на стуле, закинув ногу на ногу.

– Когда в аномалию что-то попадает, через какое-то время нечто другое появляется на том же месте, в той же точке пространства. Умники в белых халатах говорят, что это как-то связано с законом сохранения энергии и общим равновесием во вселенной.

– Короче говоря вы нашли дыру, откуда валиться всякая дрянь со всех концов галактики, – ехидно подытожил я.

Агент Фармгена нахмурился.

– Кто сказал, что речь идет о нашей галактике? Или вообще о нашей вселенной? – сказал он.

Он поднялся, холеная рука небрежно подняла с медицинского столика голокуб. Пара взмахов, в воздухе повисла проекция со сложными формулами, графиками и таблицами.

Беглого осмотра хватило, чтобы понять, что без десятка изученных баз высокого ранга по химии и биологии там ловить нечего.

– Эти грибковые образования вынырнули из аномалии. Они имеют невероятную структуру. Мы привыкли к незнакомым организмам с других планет. И без ложной скромности могу сказать – добились в их изучении немалого. Но это совершенно иное. Настолько непохожее на все с чем мы сталкивались раньше, что наши ученые в замешательстве.

Пара пасов и картинка сменилась. Теперь трехмерное изображение показывало то ли увеличенную клетку, то ли еще что-то. Никогда не разбирался во всей этой заумной хрени.

– У него невероятна способность приспосабливаться к окружающей среде и удивительное качество видоизменятся, мгновенно перестраиваясь на молекулярном уровне.

Пошли кадры с микроскопа. Субстанция взаимодействовала с другими веществами, по-разному на них реагируя. Образовывались связи, тут же распадались, снова строились и так по кругу. Материя перестраивала собственную структуру на субатомном уровне. Клетки становились другими.

– Самоорганизация высшего порядка. Наши наниты бледное подобие этого удивительного процесса.

В голосе корпа послышался восторг. Меня почему-то картинка испугала.

– Представляешь каких успехов можно добиться, если разгадать метод его воспроизводства?

– Не представляю, – мрачно откликнулся я и напомнил: – Ты так и не сказал, при чем здесь я?

Корп покосился на меня, по ухоженному лицу пробежала усмешка.

– Разве я не сказал? Буксировщик и станция приписки принадлежала синдикату Куан.

О как. Неожиданно. Я взял паузу переваривая услышанное.

– Допустим, – ровным тоном сказал я. – И что?

Ромеро нахмурился, будто поражаясь моей тупости. Хорошо ему изображать умного заранее зная весь расклад.

– Синдикат вышел на нас несколько лет назад, предложил изучить новую форму жизни, – терпеливо принялся объяснять корп. – Они предоставили нам образец, – взмах на голографическую проекцию с изображением необычной молекулы. – Но отказались поделиться координатами аномалии.

Вот теперь более или меняя картинка прояснялась. Фармген не устроило подобное разделение труда, захотели больше, забрать все, не делясь. Получить изначальный источник чуда, а не только жалкие крохи – образцы.

Когда озвучили идею о «более тесном сотрудничестве» куановцы их разумеется послали. Тогда в ход пошел запасной план – выйти на нужную информацию обходным путем.

Например, через одного высокопоставленного члена синдиката, попавшего в тюрьму, кому непременно известны секретные данные.

Вот только одна проблемка – у предполагаемого источника информации крупные проблемы с памятью.

– Вы ошиблись, кретины, – я ехидно ухмыльнулся. – У меня амнезия. Я не только не помню ни про какую аномалию, но и себя не могу вспомнить.

Судя по реакции Ромеро не слишком удивилось мое заявление.

– Знаем, – легко признался он, встал и наклонился вперед, сверля меня пронзительным взглядом: – Или думаешь только мы охотимся за этими сведениями?

О чем это пижон говорит? Я почувствовал тревогу.

– Или ты поверил в дурацкую версию о неудачной операции по извлечению нейросети? Неужели и вправду считаешь что амнезия – результат работы тюремных врачей?

Корп издевательски улыбался. Жутко хотелось стереть мерзкую улыбочку с этой противной холеной морды.

– Это вы копались в моих мозгах? – пересохшими губами спросил я.

Корп покачал головой.

– К сожалению нет. Этим занимались ребята из более серьезного ведомства.

Ведомства? Не корпорации? Интересно. Неужели это то, о чем я думаю?

– Разведка Объединенного Флота?

Корп улыбнулся.

– Близко, но не точно. СБ.

Проклятье! Лучше бы флотская разведка.

– Могу предположить, их мозгоправы мало что нашли. Я прав? – сказал я.

Ромеро с интересом взглянул на меня.

– Откуда ты знаешь?

– Потому что ваши соглядати ничего не донесли. У вас ведь есть среди эсбешников свои шпионы? Иначе откуда вам знать, что в моих мозгах копались именно они?

Агент Фармген изобразил аплодисменты.

– Очень неплохо. Аналитический склад ума дает о себе знать даже в тяжелый период. Мои поздравления. Да, ты прав, Уилар, им не удалось вытянуть из тебя нужные сведения. Только память испортили, костоломы, – в голосе корпа проскользнули презрительные нотки профи, умевшего выполнять свою работу на отлично, по отношению к криворуким дилетантам, способным завалить даже самое простейшее дело. – К счастью, у наших ученых есть более действенные способы извлечь из мозга нужные данные. Правда без гарантий для самого пациента.

Корп издевательский улыбнулся.

Он снова уселся на стул, для самоуверенного эмиссара могущественной корпорации он вел себя слишком нервно. Едва заметные признаки лихорадочной раздражительности проскальзывали в жестах и мимике.

Что-то не так. Что-то случилось. И похоже, как раз перед нашим прилетом. Любопытно что?

– Какой-то ты дерганный, – лениво растягивая слова протянул я. – Неужели начальство не похвалило за успешно проведенную операцию?

И вот тут на краткий миг он раскрылся, последовал очень быстрый взгляд в сторону основного комп-терминала.

Ромеро вымученно рассмеялся.

– Ничего от тебя не скроешь. Да, ты прав, у нас возникли небольшие трудности. В околопланетном пространстве вынырнул межсистемник малого типа. Радары идентифицировали его – это курьер главного управления Службы Безопасности по шестому сектору. Похоже их слишком сильно заинтересовало исчезновение тюремного транспортника.

Хм, еще один игрок появился на доске? И судя по сказанному выше, не слишком дружественный мне. При условии, что корп не солгал. Что весьма вероятно, учитывая его натуру шпиона и провокатора.

– Большие дяди пришли, прячься кто куда? – ядовито осведомился я.

Лицо агента украсила высокомерная улыбка.

– В этой части галактики власть и влияние Фармген не уступает СБ, а кое-где и превосходит. Так что не думаю, что возникнут особые сложности.

– И тем не менее ты нервничаешь, – напомнил я елейным тоном.

Наугад брошенное замечание по-настоящему разозлило корпа. В первые за разговор.

– Ты бы лучше подумал о своем положении, – злобно прошипел он, вскакивая и наклоняясь надо мной.

Ха, а мальчик-то не так хладнокровен, как пытался показаться. Или это еще одна игра?

Выяснить не успел. Как раз в эту минуту по коридорам исследовательского комплекса прокатился сигнал аварийной тревоги.

Через секунду и вовсе раздалась стрельба. Раскрывались фальш-панели в стенах основных коридоров, из узких бойниц выглядывали стволы спаренных установок автотурелей. В нескольких местах упали вниз бронеплиты, перекрывая проходы. Включился режим изоляции объекта.

Беззвучно разъехались створки дверей, в комнату стремительно зашел Сол в сопровождении давешнего доктора Тернера.

– Что случилось? – Ромеро уже на ногах.

– Всего лишь сетевое оружие класса «АА+», – говорю я. – Купил недавно в Галанете по неплохой цене. Предполагал использовать его в Бриджпорте при нападении на резиденцию губернатора, но раз уж подвернулась другая возможность…

Резко замолкаю, потом смотрю на Сола, следует кивок.

– Можешь.

Техник делает шаг, огибает корпа, мозолистые пальцы хватают с подставки медицинский инструмент в форме стилета.

В глазах агента Фармгена вспыхивает искра понимания. Он пытается убежать, но уже слишком поздно.

Удар ребром ладони по гортани. Тело пижона разворачивается вокруг своей оси. Отработанным движением стилет погружается в основание затылка обмякшего корпа.

– Готов? – спрашиваю я.

Сол небрежно кивает и тут же грозит остолбеневшему от изумления доку:

– Даже не вздумай дергаться. Или ляжешь рядом. Понял?

Следуют лихорадочные кивки, в глазах ученого стынет ужас.

– Освободи меня наконец, – говорю я.

Сол подходит к вертикальной каталке, щелкают открываясь замки, я спрыгиваю на пол, с удовольствием растирая затекшие запястья.

– Надолго этого не хватит, он все равно скоро сдохнет, – кивает на обездвиженного корпа техник.

Ромеро не убит до конца, иначе поганец мгновенно очнется на Станции Возрождения.

– Жаль, что ублюдка нельзя прикончить до конца, – я перешагиваю лежащее тело.

Здоровяк пожимает плечами.

– По-моему и так неплохо вышло.

Он смотрит на меня, в глазах едва заметная искра беспокойства. Не сделал ли бывший сотрудник космической станции техобслуживания непоправимой ошибки приняв не ту сторону.

Я молча улыбаюсь. Получилось и правда неплохо.

Сол сознался в работе на Фармкорм. Добровольно, без принуждения. Почему так поступил?

Простой вопрос. Простой ответ – деньги. Он посчитал, что с меня получит намного больше, как только узнал на какой именно синдикат я работал.

Да, засранец знал про Куан. Все его уверения, что первый раз слышит – полное дерьмо. Хитрый гад обдумывал сколько сможет стрясти за двойное предательство.

И я, разумеется, его не подвел, пообещал столько, сколько возможно, с лихвой перекрывая обещанный гонорар от Фармген.

Ведь, как говорилось выше: выступая в роли мотиватора алчность ничем не уступает страху.

Дальше дело техники. Мне оставалось только играть, намеренно проецируя мысли о собственном незнании, следя, чтобы не выдать себя мимикой или лишним взглядом.

Не только Ромеро умел притворяться.

– Хорошо. А теперь пошли за кораблем, – я повернулся к ученому. – Доктор, вы же не откажете и проводите нас к вашему экстренному средству для эвакуации с планеты?

Глава 15

15.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Где-то за пределами Бриджпорта в пустошах.

Научно-исследовательский комплекс корпорации Фармген. 14:50


— Вирусы не задержат их надолго. Надо шевелиться, – я приладил панцирный рукав на старое место.

Подвигал рукой, привыкая к механике. Сверху снова легла накидка. Бластер занял место на правом бедре в съемном держателе.

— Этих уродов не так много. В основном за охрану отвечает автоматика, — Сол проверил собственный импульсник.

Уровень заряда на максимуме, рядом с кобурой лента запасных батарей. Хватит, чтобы при желании устроить небольшую войнушку.

Шмот напарник тоже сменил. Избавился от старого комбеза техника, надел нечто военизированное в раскрасе «городской камуфляж».

Поворачиваюсь к захваченному яйцеголовому.

– Док, надеюсь ты понимаешь в какой блудняк вляпался?

Ученый обреченно кивает. Он отлично понимал, в чьи руки попал и в каком сейчас статусе находится.

Заложник двух кровожадных головорезов, кому перерезать глотку человеку так же легко, как выпить стакан воды.

— Отлично. Значит нет нужды прибегать к чрезвычайным средствам для налаживания общего взаимопонимания, — по моему лицу скользнула улыбка.

Тернер ощутимо вздрогнул. Точно не знал, о каких именно «средствах» идет речь, но то что нечто крайне неприятно сообразил сразу.

Это тоже хорошо. Пытать его сейчас нет времени, а добиться сотрудничества надо кровь из носа.

– Не будете делать глупости останетесь живым, — пообещал я.

Сол хохотнул и зловещее добавил:

— И даже относительно целым.

Последовал красноречивый жест, словно ученому выковыривают глаз столовой ложкой.

Блин, даже меня передернуло, настолько движение смотрелось страшным и омерзительным.

Тоже мне, мастер наглядных демонстраций.

Физиономия доктора побледнела. Какая впечатлительная натура. И с богатым воображением. Живо представил, как ему будут выковыривать ложкой глаз, если вдруг что пойдет не так.

– Я-я-яя все сделаю, — заикаясь сказал он и машинально сделал попытку отодвинуться от опасного здоровяка.

Зря кстати, Сол воспринял движение, как попытку к бегству и закономерно решил ее пресечь, схватив ученого за шиворот.

– Куда. Мы еще с тобой не закончили.

Вышли в коридор. Аварийный сигнал сбавил обороты и теперь больше напоминал ритмичное перестукивание.

Подталкивая ученого в спину, повернули направо. В поясницу доктора упирался ствол лучевика, переведенного в боевого положение. Пот градом катился по лбу Тернера, подмышки и спина между лопаток потемнели.

Он не просто напуган, он в ужасе. Похоже еще ни разу не приходилось оказываться в подобных ситуациях, когда жизнь висит буквально на волоске. Одно неудачное движение и мясистый палец техника надавит на гашетку, энергетический заряд пробьет позвоночник, и наш общий друг останется лежать на полу, извиваясь от дикой боли.

Понимание этой простой истины действовало угнетающе.

– Вот черт.

Первая преграда — опущенная заслонка, отсекающая коридорную кишку на отдельные части.

– Открывай, — еще один толчок в бок.

Ученый послушно приложил руку к панели считывателя. Опознание прошло с ощутимой задержкой. Последствия применения сетевого оружия. В настоящий момент вирус свободно гулял по локальной сети, нарушая работу всего до чего смог дотянуться.

Получив подтверждение электронный замок отправил команду, створки разъехались в сторону.

— Вперед, — я пихнул Тернера первым.

Кто его знает, возможно где-то здесь лазерные турели, мозг у них сломан, начнут пулять в кого попало. А мы ему вместо себя -- подходящую мишень.

Нет. Вроде тихо. Только заунывная стрекотня аварийки оглашала пустое пространство.

– У меня от этого дерьма уже голова болит, – пожаловался Сол.

Я лишь поморщился. Нашел, о чем переживать.

– Ты узнал куда дели Зоуи? – вместо ответа спросил я.

Здоровяк кивнул.

– Секция 3-L, комната 34. Там каморка охраны. Ее поместили туда.

Нашего пилота взяли почти сразу, как мы ступили на платформу замаскированного лифта. Сработали чисто, без лишнего членовредительства.

Я собирался выполнить обещание и забрать девчонку с собой.

– Где это помещение? – поворот к Тернеру.

Ученый сжался, будто ожидая удара. Кстати, неплохой метод стимулирования быстрых ответов, вместо банальных угроз и уговаривания.

Видимо о том же подумал и Сол. Последовала затрещина. Башка доктора дернулась от удара.

– Это дальше, еще три отсека и поворот налево, – быстро протараторил он.

Ну вот. Правильно говорят: добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем одним добрым словом…

Интересно. А это еще откуда? Из прошлой жизни в синдикате? Подходящая философия для галактических гангстеров.

Зоуи нашли в указанном месте. Охранника на месте не оказалось, так что силу применять не пришлось.

– Ты в порядке?

Девушка молча кивнула. Она не была посвящена в наши планы, поэтому не знала заранее, чем все может закончится.

– Ладно. Пошли отсюда. Пора выбираться.

Поворачиваюсь к доку, последний уже успокоился и не похож на приговоренного, поднимающегося на эшафот.

– Где корабль?

Тернер стрельнул испуганными глазками в глубь коридора.

– Там? – взмах рукой в том направлении. – Конкретно где?

– Подземный ангар. Изолирован от основной части бункера.

Логично. И весьма предусмотрительно со стороны руководства Фармген. В случае чего «запасной выход» лучше держать под замком.

– Вызывайте штатного пилота. Скажите у вас чрезвычайная ситуация. Наверняка на этот случай есть соответствующие инструкции.

Тоскливый кивок с безнадегой во взгляде.

– Ну-ну, доктор, не стоит так волноваться. Если все пройдет хорошо, обещаю, с вами ничего не случится.

Не знаю, поверил ли он мне, или сообразил, что особого выбора нет, но отправлял сообщение по внутреннему коммуникатору базы довольно резво.

– Прибыть в ангар немедленно. Приготовиться к экстренному старту, – диктовал я, пока ученый набирал текст.

Я намеренно запретил использовать нейросеть, чтобы видеть содержание сообщения.

Конечно, лишняя перестраховка (Тернер не выглядел достаточно смелым, чтобы попытаться нас обмануть), но береженного бог бережет.

А пилот нам нужен. Зоуи имела квалификацию только на малые атмосферники, даже внутрисистемники не умела водить, куда уж о полноценных кораблях межзвездного типа.

Поэтому особого выбора нет, придется привлекать местные кадры, чтобы покинуть порядком надоевший мирок.

К тому же, каждые корабли оснащались серьезной системой допуска и контроля, просто так взять управление в свои руки не получится. Командная сеть бортовых компьютеров (или искинов, в зависимости от класса звездолета) не позволит чужаку сесть в кресло пилота.

Да что там, система тупо не допустит человека без соответствующей отметки в нейросети об изученных базах нужной специализации. Если не «Пилот», то даже приборную панель не включишь, не то чтобы завести двигатели на взлет.

Такая себе защита от дурака в классическом исполнении.

– Будет на месте через семь минут, – доложил Тернер, прочитав короткий ответ.

– Отлично. Идем.

Несмотря на неумолкающую тревогу, в коридорах почти никого не встречалось. Сотрудники заперлись по кабинетам, согласно предписанному регламенту действий при чрезвычайных ситуациях на объекте.

А вот отсутствие охранников (как живых из людей, так из числа дроидов) слегка напрягало.

– Лазерные турели установлены на отдельных участках, в местах пересечения центральных коридоров, – пояснял Тернер.

Ученый шустро перебирал ногами, полы белого халата развевались наподобие плаща, прическа на голове растрепалась, а светлая рубашка изобиловала пятнами пота.

Мы проходили мимо столовых, комнат релакса (имитация планетарной поверхности с открытыми видами для облегчения жизни под землей), многочисленных лабораторий, складов и черт знает чего еще.

– Вот это они неслабо отгрохали, – удивлялся Сол, заметив очередную линию запертых дверей. – Целый комплекс.

Я поморщился. При наличии строительных дроидов последнего поколения с необходимым набором манипуляторов и материалов возвести достаточно большой бункер не составит особых проблем.

Чего там мучиться? Задал программу железякам и сиди, отдыхай. Еще проще, забросить на поверхность планеты роботов заранее. Они сами развернут автоматическую станцию, ремонтные мастерские, полевые реакторы, минифабрики для производства стройматериалов на основе технологии трехмерного копирования. Дубликация по заданным лекалам позволит серьезно сэкономить время, как и заложенные в гелиево-кремниевые мозги дроидов инженерные схемы строения.

И ни одного человека не нужно. Раз-два и готово. Въезжай, заселяйся.

Но все это при условии наличия продвинутых кибер-систем, которые стоят довольно дорого.

Возможно и впрямь, проще забросить бригаду таджиков с лопатами, чем нести такие расходы…

Таджиков?.. Каких еще к Тафху таджиков?.. Что за бред в голову лезет? И откуда?..

– Режим изоляции не продлится долго. Рано или поздно системы безопасности справятся с вирусной атакой. И не стоит забывать про гостей. Как думаешь, быстро они сюда доберутся?

– СБ? – Сол напрягся. – Разве они не на орбите? Там же один курьер. Сколько там может поместиться людей?

Я пожал плечами.

– Какая разница? Если на борту хотя бы парочка военных модификантов в полной боевой выкладке – Фармгену хватит с лихвой. Спецура – это тебе на уличная шваль Бриджпорта, с ними так просто не справишься.

Техник заволновался.

– Надо убираться отсюда, – экспрессивно заметил он.

– Полностью тебя в этом поддерживаю, – я хмыкнул.

В ту же секунду по пустым коридорам пронеслось:

– Внимание всему персоналу! Объявлена тревога первой степени! Всем дежурным охранникам занять боевые посты!

Дерьмо! Быстро они, шустро работают гады. Я с досады сплюнул. Нападение через сеть все же отбили.

Женский голос с приятным контральто видимо принадлежал искину базы. Не механический, не искусственный, с вкраплениями металла, а вполне живой, почти настоящий. У местных программистов есть вкус.

Отметил мимолетно, больше занятый размышлениями что делать дальше. Совершить молниеносный побег не удалось.

При звуках знакомого голоса ученый споткнулся и остановился, явно надеясь на скорое освобождение.

Пришлось его слегка стимулировать.

– Где боевой пост пилота при тревоге? – я провел дулом импульсника по щеке яицеголового, намекая, что успею отстрелить ему башку при любых раскладах.

– Н-н-а-а бо-о-рту к-корабля-я, – заикаясь ответил Тернер.

– Отлично. Значит пока без изменений. Идем дальше, – я подтолкнул ученого к следующей двери.

Створки с тихим шипением разошлись. За ними обнаружились два охранника в форме Фармгена.

Похоже наше появление для них оказалось такой же неожиданностью, как и для нас. Видать системы видеонаблюдения еще не все взяты под полный контроль.

Но стоило отдать должное выучке корпов, среагировали они быстрее нашей компании. По крайней мере один из них, тот что стоял справа.

Мужик отработанным движением выхватил ствол и сразу же выстрелил. Вот так вот, без лишних дурацких криков – не двигаться или чего-то подобное. Просто начал с сходу стрелять.

Я машинально вскинул левую руку. Предплечье обожгло болью. Выпущенный из бластера энергетический заряд прожег панцирный рукав. Что в целом неудивительно, учитывая, что щит на работал, а основную броню крепили в районе нагрудника, защищая жизненно важные органы.

Проклятье! Как больно!

Я качнулся влево, сбивая прицел противнику. Сол заорал что-то нечленораздельное и толкнул ученого на второго зазевавшегося охранника.

Еще один выстрел. Шустряк не переставал удивлять, паля с сумасшедшей скоростью.

Зоуи вскрикнула, заряд попал ей в бок. К счастью задев лишь слегка. Небольшой ожог, не больше.

Я не стал медлить, давая возможность врагу сделать еще выстрел. Крутанулся на месте, подсекая живчика под колено.

Мимо. Засранец успел поднять ногу.

К счастью, равновесие он тоже потерял и стал заваливаться назад. Я не упустил подвернувшуюся возможность.

Плавно скользнул сбоку, перехватил руку с оружием. Удар основанием подошвы. Хруст коленной чашечки. Кость выскочила, пробив человеческую плоть и ткань форменных брюк.

– А-а-а-а!!! – заорал охранник.

Грузно осев на пол, он диким взором уставился на свою изувеченную ногу. Я сделал шаг, заходя ему за спину.

Заученным движением ладони плотно обхватывают голову. Немного потянуть на себя и резко провернуть.

Еще один хруст. На этот раз шейных позвонков.

Готово. Свежий труп живчика окончательно завалился на ребристую поверхность бункера.

Сол тоже не спал. Растерявшийся от налетевшего на него Тернера, охранник ерзал по кобуре на бедре, пытаясь достать штатный импульсник.

Техник не дал ему вытащить оружие.

Удар мозолистым ребром ладони по гортани – охранник хрипит, хватаясь за поврежденную шею, тянет руки, пытаясь отпихнуть здоровяка. Солу это не мешает взять его за плечо, щедро размахнуться и от души врезать прямым хуком прямо в открывшуюся челюсть.

Охранник отлетел назад и вот несчастье – врезался затылком о выступающий угол пневмо-механизма открывающих створок.

Все было кончено. Мы расправились с нападающими буквально за несколько секунд.

Неплохой результат для парочки беглых преступников, вышедших против двух тренированных сотрудников безопасности. Особенно если один страдает серьезными провалами в памяти.

Кажется это называется мышечной памятью. Когда повторяешь одно и то же движение множество раз. Например, отрабатывая прием или связку ударов…

– Давай, давай. Пошли. Пока еще не набежали, – поторопил я.

На ходу сбросил испорченный панцирный рукав. Дырка в броне искрила, а тащить лишнюю тяжесть сейчас нельзя. К счастью рана несерьезная, небольшой ожог размером с крупную монету. Основную силу импульса металл все же сдержал. Повезло.

Ученого подхватили с пола, подняли и толкнули вперед. Зоуи молча проследовала за нами. Беглый осмотр ее раны показал, что останавливаться для перевязки не надо. Как и я, она отделалась легким испугом. Заряд сам прижег кровоток, не давая образоваться кровотечению.

Иногда энергетическое оружие оказывается крайне полезным не только с точки зрения разрушительной мощи.

Мы бежали дальше по коридору. Базер тревоги не умолкал. Искин мерным речитативом продолжал сольное выступление по громкоговорителю:

– Внимание всему персоналу базы! Обнаружены нарушители! Зона 14. Коридор 2-D. Сотрудникам охраны принять меры к немедленному задержанию!

Ах она крыса, еще и сдает наше местоположение. Вот кому точно не мешало бы спалить мозги. Жаль вирусы оказались не так сильны, как хотелось бы.

– Это шлюзовая камера выхода на внутренний периметр. Тут обязательно процедура обработка от биоугроз.

Мы уперлись в закрытые двери, выглядевшие более монументально, чем обычные коридорные переборки.

– Ангар за ними?

Кивок.

– Так чего стоишь? Открывай! Живо!

Ученый виновато сжался.

– У меня нет доступа в этот сектор.

Пре-вос-ходн-но. Жутко захотелось врезать, и не несчастному задохлику в белом халате, а себе самому, по лбу, от души так, чтобы выбить всю дурь. И о чем только думал, когда…

– Гляди! – Сол поднял руку.

Проследив взглядом, вижу, как из-за поворота появляется парень в летном комбезе пилота. Тщедушный, низкорослый, спешит, по сторонам не смотрит. Торопится по приказу искина занять свое место при поднятой тревоге.

Какой старательный мальчик. Я по-волчьи ухмыляюсь. Киваю Солу, техник не дает пареньку прийти в себя, как берет в оборот.

Вот это подарок. Положительно, если во вселенной есть какие-нибудь боги, сегодня они определенно благоволят нам.

– Открывай! – рявкаю на пацана, поводя перед лицом совсем юного пилота стволом импульсника.

Изумление, недоумение, страх, неприязнь и как апофеоз – плотно сжатые губы в упрямой гримасе – мелькают на физиономии паренька.

Дерьмо! У нас тут герой. Готов умереть, но не дать угнать корабль родной корпорации.

Срочно необходимые экстренные меры стимуляции для сотрудничества. Наладить контакт не так уж и трудно, если знать на какие уязвимые точки давить.

Пытки не подойдут. Надо тоньше.

Быстрый осмотр бесхитростного лица. Что тут у нас? Молод, недавно из академии, скорее всего какой-нибудь коммерческой. Получил патент, освоил профессию. Работу нашел по объявлению. Купился на крупный оклад и щедрые бонусы.

Спорю на что угодно, Фармген пришлось попотеть, чтобы найти квалифицированного пилота в эту дыру. Да еще на такой срок. А уж про «дежурный» статус и говорить нечего. Кто согласится сидеть под землей столько времени, не имея возможности летать?

Пацан наверное до последнего не догадывался на что его подписывают. И куда.

Но есть юношеская гордость. И преданность нанимателю.

Еще не выветрился ветер из головы. Бывает. С цинизмом опять же проблемы.

Какой из этого выход?

Хммм… Какой крючок тут лучше всего сработает?

– Сколько уже здесь сидишь? Не соскучился по полетам?

В яблочко! Как сердито надулся. В глазах застыла обида. Не на меня, на корпорацию, что вместо полетов в космосе, посадила в дурацкий бункер.

У пацана душа пилота. А ему словно крылья подрезали.

Подумал и замер.

Ха – и откуда только это знаю? С ходу провел анализ и выдал психологический профиль. Неужели в синдикате учат такому? Хотя с другой стороны, наверное на вершине крупной преступной организации подобные навыки всегда пригодятся.

– Думаешь, останешься верным корпорации и тебя вознаградят? – пауза. – Возможно. Кинут пару тысяч кредитов на счет, потреплют по плечу и поблагодарят за службу. А дальше что?

В глазах паренька мелькнула тоска. Вспомнил свое безвылазное сиденье под землей, почти без перспектив увидеть в ближайшее время большой космос.

А теперь надавить на больную мозоль. Только мягко. Не спугнув добычу.

– Спорим, после тревоги меры безопасности еще больше усилят? Знаешь что это значит для тебя лично? – и не дожидаясь ответа жестко припечатать, как «фейсом об тейбл» (какой еще к дьяволу фейс? какой тейбл?): – Ты тут застрянешь еще на пару лет. И это как минимум. Будешь сидеть и ждать, когда кому-нибудь понадобится корабль для экстренного вылета. А до этого, будут также использовать грузовые баржи.

Все, клиент дозрел. Губы трясутся, во взгляде обида за судьбу-злодейку, что забросила в глухомань и оторвала от звезд.

– Или ты можешь полететь с нами. Освободиться от планетарных оков. Наконец-то взлететь, – вкрадчиво продолжил я тоном опытного искусителя. – Долетим куда надо, освободим. Скажешь потом, что заставили и выбора не было.

Колеблется. Не хватает маленького толчка.

– Ну и конечно, мы не останемся неблагодарными. Как насчет небольшой премии в десять тысяч?

Если пацан поперся сюда за длинной деньгой, дополнительный денежный стимул не помешает.

Глаза молодого пилота вспыхнули. Ну вот теперь точно все. Наш, с потрохами.

– Пятнадцать, – азартно заспорил он.

Я мысленно усмехнулся. Как мало некоторым надо для счастья.

– Идет, – я предостерегающе поднял указательный палец. – Только без глупостей.

Закивал. И первый подскочил к закрытому шлюзу.

Дальше пошло, как по маслу. Проскочили биообработку за несколько секунд. Успели пробежать короткий огрызок перехода в ангар еще быстрее.

– Вот это развалюха! – не выдержав, выдохнул Сол, увидав средство нашего спасения с планеты.

Корабль и правда не производил особого впечатления. Метров пятьдесят в длину, около двадцати в ширину. Высота что-то около десятки. Безобразный, неряшливый, с какими-то технологическими наростами на корпусе, с пучком антенн и торчащими коммуникационными узлами, едва прикрытыми изоляционными заслонками бортовой обшивки.

Господи, это корыто вообще взлетит?

Похоже последнюю мысль я озвучил вслух, так как паренек обидчиво произнес:

– Еще как взлетит. Знаете какие у него движки? «НОКРА-СУТРЕК 2.5». Десять систем за прыжок, как нечего делать.

Спорить с ним никто не стал. Потому что знающих людей в этой области среди нашей небольшой компании не водилось.

Разве что Зоуи, но у нее специализация по атмосферникам.

– Почему он так неказисто выглядит? – спросил я.

Пацан пожал плечами.

– Может для маскировки? – предположил он. – Когда я проводил диагностику, параметры корабля выглядели просто отлично. Мне этого хватало. Раньше я как-то не задумывался о внешней обертке.

Ну логично, пилот же сидит внутри, для него на первом месте показатели приборов, а уж потом красивая составляющая.

– Да какая разница. Полетели уже, пока нас тут не пристукнули, – довольно нервно влез Сол и оглянулся на зев коридора позади.

– Сначала надо отсоединить провода питания из зарядных гнезд, – объяснил мальчишка бросаясь в сторону увесистой кормы. – Корабельный реактор заглушен, для поддержания систем используются внешние источники питания. Для холодного старта хватит. А там уже врубим основную силовую установку.

Говорил с отчаянным энтузиазмом, сразу видно, пойдя с нами, решил идти до конца невзирая на последствия. Слишком уж велико у пацана оказалось желания вновь повидать звезды.

К сожалению, взлететь без приключений нам так и не дали. В проеме коридора, на который так нервно оглядывался Сол, появилось звено боевых дроидов. Система защиты бункера заработала в полную мощь, решив во что бы то ни стало покарать нарушителей…

Глава 16

16.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6. Верхние слои атмосферы.

Эвакуационный корабль корпорации «Фармген». 15:30


— Проклятье!

– Держи, не дергай!

— Да заткнитесь вы! Где эта гребанная аптечка?!

Лежу на стальной поверхности грузового отсека, из бока вырван приличный кусок, жутко воняет хорошо прожаренным мясом.

И удивляюсь — как до сих пор не вырубился от болевого шока.

Надо мной склонились Сол и Зоуи. Последняя сообразила быстрее всех отправится на поиски средств первой помощи.

Так как полноценного медотсека с капсулами, авто-доками и другими полезными технологическими приблудами по словам сопляка-пилота на борту почему-то не оказалось.

– Что с ним? Живой? — киваю на другое тело.

Под руки лезут обрывки каких-то гофрированных шлангов из плотной резины.

Или из пластика? Неважно. Зато есть возможность соорудить нечто похожее на примитивную лежанку.

Сол бросает хладнокровный взгляд на лежащего неподалеку ученого.

— Все, отбегался док. Готов.

Он небрежно переворачивает тело, становится видна огромная дыра в голове, прожженная энергетическим зарядом. Еще парочка находятся на спине.

Когда началась перестрелка, Тернер засуетился, запаниковал и в конечном итоге попал под случайный выстрел, выбежав в сектор обстрела наступающих дроидов.

Машины вели плотный огонь и кажется не слишком беспокоились о случайных жертвах.

Точнее погонщик, что их вел, решил не рассусоливать, пытаясь отделить своих от чужих, а в первую очередь сосредоточился на том, чтобы воспрепятствовать взлету угоняемого корабля.

Не самая глупая тактика с учетом обстановки в подземном ангаре.

– Жаль, он мог еще пригодиться, — я покосился на свою рану.

Черт, прилично.

Нам удалось заскочить на борт корабля. По трапу поднялись буквально ползком. И даже затащили за собой доктора, к тому времени еще живого, из его уст четко доносились громкие стоны. Но в какой-то момент везение кончилось и меня тоже задело.

— Повезло, что ублюдок в основном целил в двигатели, – процедил Сол. — Иначе лежали бы, как док, простреленными мертвыми тушками.

Зоуи ловко вскрыла упаковку найденной аптечки. Продолговатый пенал имел две присоски, блок механического инъектора и выходной датчик стандартного анализатора.

Прибор лег мне на живот. Присоски чмокнули, фиксируя аптечку в одном положении.

– Сначала дам обезболивающее, – предупредила девушка.

Я покачал головой.

— Не мудри. Включай автодиагностику. Потерплю.

И тут же от души выругался. Бездушная железяка без малейшей деликатности вонзила в живот целый сноп игл.

Гадство. Ну и дрянь.

Впрочем, ругался зря. Прошло буквально пару мгновений, как по телу прокатилась волна успокоения. Встроенный в хитроумную машинку чип определил, что пациенту хреново и принял меры перед основной операцией.

На какое-то время я даже вырубился. Как только пришел в себя первое что увидел – стремительно подсыхающую корку реген-геля, полностью покрывающего бок с рваной раной.

Еще одна порция лежала на предплечье. Себя Зоуи тоже не забыла обработать.

— Уже вышли на орбиту?

Взлететь все же взлетели, попадания дроидов в корпус корабля не нанесли серьезного урона. Двигатели работали, а когда поднялась аппарель, у металлических охранников под предводительством невидимого оператора не осталось шансов помешает предстартовой подготовке.

Так что, подняться в воздух нам удалось. Хотя и не обошлось без эксцессов. Ворота ангара начали закрываться, когда наша посудина набирала скорость по разгонной шахте туннеля.

К счастью, обошлось парой сорванных коммуникационных узлов с внешней обшивки и несколькими вмятинами на носовом обтекателе.

В общем, ничего серьезного, что могло бы помешать продолжить полет.

— Пока нет, — Сол с каким-то яростным остервенением почесал грудь. -- Клянусь Великой Пустотой, если у наших приятелей окажется годная система ПКО, то нам далеко не уйти. Собьют на подходах.

Я с сомнением покачал головой, боль ушла и состояние стабилизировалось, позволяя мозгам работать без лишних помех.

– Если наземные ракетные установки и есть, то предназначены против легких атмосферников. Иначе нас бы сняли еще на взлете.

Техник неохотно кивнул, соглашаясь.

– А орбита? Корпы вполне могли подстраховаться и разместить в околопланетном пространстве парочку боевых станций, – он помолчал. – Как минимум, обойтись спутниками-убийцами.

Неприятные штучки. Представляли из себя одноразовые подвижные платформы с комплексом ускорителей и боевой частью. То есть, по сути ракеты, заключенные в транспортно-пусковые оболочки, до определенного момента ждущие жертву в режиме сна.

– Возможно, но какой у нас выбор? Обратно в Бриджпорт? При том уровне влияние, что есть у Фармген среди местных властей, следующим с кем мы будем общаться будет Ромеро. Хочешь повстречаться со своим старым приятелем?

Сол угрюмо покачал головой. Да, ничего хорошего его внизу теперь не ждало. За предательство премий не дают.

– Пошли в рубку, – я тяжело оперся на руку, техник подставил плечо, помогая подняться.

Двинулись. Шли по плохо освещенному коридору, пол под ногами мелко вибрировал, чувствовалось движение. Но никаких перегрузок. Штатные гравикомпенсаторы отрабатывали свое на ура.

– Зачем тут столько стазис-камер? – у одной двери притормозили.

Сквозь вставку из прозрачного пластика на уровне глаз в раздвижных створках мелькнули знакомые очертания.

Почти точные копии капсул на борту тюремного транспортника. Даже расположены в похоже порядке – двойной нахлест в несколько рядов параллельно друг другу.

Зоуи с интересом заглянула в окошко, не удержалась, приложила руку к панели замка.

– «Доступ закрыт», – ласково проворковало устройство приятным женским голосом с отчетливыми искусственными интонациями.

Забавно, и здесь используют для компьютера женский вариант. Как и на базе. Должно быть отвечающие за киберсистемы программисты соскучились по женской половине человечества.

– Скорее всего на случай чрезвычайных ситуаций, – прокомментировал Сол появление стазис-камер. – Эта посудина не рассчитана на длительное пребывание большого количества человек. И места мало, и системы жизнеобеспечения не потянут.

– Типа, если что, всех эвакуированных засунут в морозилку и полетят дальше? Если вдруг полет слишком затянется? – задумчиво протянул я, разглядывая через запертую дверь капсулы криогенного сна.

– Наверно, – техник пожал могучими плечами. – Я бы так сделал.

В целом звучало логично. Как минимум разумно с точки зрения назначения судна.

Для экстренной эвакуации, когда надо единовременно вывезти с планеты весь персонал научно-исследовательского комплекса, подобный подход выглядел более чем оправданным.

Куда проще и дешевле, чем держать «под парами» гигантский лайнер, где в наличии все удобства для целой толпы пассажиров.

А тут, заморозили если что и вперед. Долетели, куда надо, разморозили. Главное спасти и вовремя добраться до места назначения.

С другой стороны, такой метод путешествия считался не слишком надежным. В обычных условиях люди крайне неохотно соглашались на стазис. Имелись риски не проснуться в конце. Лучше потерпеть неудобства, чем нырять в криоген.

А вот для заключенных на тюремных баржах самое то. И на случай непредвиденных ЧП тоже.

– Ладно, пошли, – скомандовал я, насмотревшись.

Стазис-капсулы здорово напоминали саркофаги. Пока пустые, но кто знает, к чему приведет в конечном итоге вся эта авантюра.

Двинулись дальше. Добраться до пункта управления межсистемником удалось без приключений. Пару раз по дороге попадались ремонтные дроиды из обоймы автоматизированного корабельного техкомплекса.

– Шустрые малыши, – одобрительно проворчал Сол, с помощью своей специализированной нейросети считав слой ТТХ маленьких роботов.

Я ничего не ответил, потому что именно в этот миг переступал порог рубки.

И машинально зажмурился. В глаза ударило светом. Передний иллюминатор оказался открыт, снаружи бушевало пламя сгорающей атмосферы.

Понадобилось время, чтобы привыкнуть к резкой смене освещения.

Огляделся.

Помещение неправильной формы, пять ложемент-кресел. Одно чуть впереди – капитанское (или первого пилота, в зависимости от компоновки экипажа). Пульт навигатора, инженера бортовых систем, второго пилота и энергетика.

Перед креслом последнего терминал усложнен дополнительной связкой приборной доски и еще одного комп-блока.

Неплохо. Простенько, но со вкусом.

– Справляешься? – осведомился я, плюхаясь на ближайший развернутый ложемент.

И сразу поморщился. На чересчур резкой движение рана отозвалась болью. Закрепленная на животе аптечка, продолжавшая висеть на присосках и так же усердно накачивающая организм стимулирующими препаратами для скорейшего заживления поврежденных тканей, моментально сработала впрыснув новую порцию обезболивающих.

Наш юный пилот, азартно вцепившийся в штурвал, лишь коротко тряхнул короткостриженой головой. На лице паренька светилась восторг, глаза не отрывались от распахнутых защитных жалюзи переднего иллюминатора, где полыхали протуберанцы огня.

Прямо огненная феерия. Красиво.

– Надо закрыть заслонки, – Сол не разделял моего чувства прекрасного.

Для техника эстетическое наслаждение всегда оставалось на втором месте после практической безопасности.

– Тут усиление на 5-J, выдержит и не такие трения, – не согласилась Зоуи.

Как пилоту ей тоже доставлял удовольствие вид снаружи. Паренек и вовсе не обратил внимание на замечание, продолжая управлять кораблем.

К счастью, кроме иллюминатора, он иногда все же бросал взгляды на показания приборов. Значит идем не вслепую.

– Сколько еще? – спросил я.

Меня он услышал.

– А-а? – рассеяно оглянулся, нахмурился, переваривая вопрос и уточнил: – До орбиты?

– Да вообще, до космоса. Когда можно будет сделать прыжок? Ты уже провел расчеты… – я прикусил язык.

Бездна! Мы же не так и не договорились куда точно прыгать. Проклятое ранение спутало все карты.

– А куда прыгать? – не замедлил отреагировать пилот на заминку.

Действительно: куда? Я вопросительно посмотрела на Сола. Бывший техник станции транзитного обеспечения на секунду задумался.

– До Гидеон-Прайм твоя скорлупка дотянет? – в голосе здоровяка явно слышалось сомнение.

Пацан оскорбился.

– Дотянет, – огрызнулся он. – Еще как дотянет.

Название системы мне ничего не говорило. И как назло, ничего из глубин памяти не всплывало.

Когда надо – молчок. А когда не надо – целый ворох непонятной и ненужной информации. Вот и пойми эти выкрутасы разума.

Здорово все-таки в моих мозгах покопались. Найти бы еще этих умников и самих – на хирургический стол, под вивисекцию…

– Что в этой системе?

Сол повернулся ко мне.

– Безопасное место, – коротко ответил он.

Ясное дело, столь лаконичный ответ меня не устроил. Несмотря на предательство старых хозяев из Фармген, никакого доверия у меня к напарнику не было.

Слишком много белых пятен в его истории. Слишком много недомолвок и нестыковок.

Взять хотя бы само признание. Мол, хочу помочь, заработать. Как узнал, что работаешь на богатый синдикат, так сразу решился переметнутся.

Ну да, а до этого типа не знал, из какой организации подопечный. Ведь если ему заказали мой побег, то у засранца имелись все средства пробить личность объекта разработки.

Или он планировал сменить сторону еще до самой поломки транспорта? Ну тогда, «тихушники» Фармгена вообще мышей не ловят, раз наняли человека готового предать еще до начала задания.

Короче, мутно все. И непонятно. А в мутное воде, только чертей ловить, но никак не верных соратников.

– Подробнее, – мой голос налился холодом.

Демонстрировал, что без внятного объяснения никакого согласия не будет.

Сол внимательно на меня посмотрел. Мгновенно понял, в чем подозреваю и примирительно улыбнулся.

– Спокойно, это не ловушка. В системе Гидеон-Прайм находится «Аркадия», – пауза. – Это торговая станция. Очень крупная. И в ней легко затеряться. То, что надо для парочки беглецов.

Доверяй, но проверяй – внезапно всплыло в сознании. Хмм, а неплохой совет от уставшего разума.

– В базе данных корабля есть информация по указанной системе? – я обратился к пилоту.

– Только первичные, без подробностей. Из единого галактического реестра.

– Подойдет. Выводи.

Пацан протянул руку к боковому пульту, пару раз что-то нажал, отправляя команды, затем последовал кивок на центральный монитор.

Побежали колонки цифр и текста.

– Основана… конструкционный тип… численность населения… трафик… состав учредителей… юридическая принадлежность…

Информации хватало с избытком. И это называется – без подробностей. Страшно представить, сколько было бы с подробным описанием.

А станция и впрямь подходила для наших целей. Она не принадлежала ни одной корпорации, хотя их представительства на ней и присутствовала.

Достаточно большая, расположена на пересечении торговых путей. Значит трафика хватает. В случае необходимости легко покинуть, выбрав любое направление. Большая опять же, фактически огромный город в космосе. Исчезнуть легко. Развитая система торговли. Связи с другими секторами.

Это что касается плюсов. Минус пока виделся один – полностью нейтральный статус. Хозяева Аркадии поддерживали хорошие отношения со всеми. В первую очередь с корпами.

Неизвестно, как там отреагируют на прибытие угнанного у Фармген корабля. Могут и сдать. Чтобы не портить отношения с могущественной корпорацией.

– Есть другие варианты?

Не мешает узнать об альтернативе, ставить на одну лошадь неправильно. И опасно. Что в нашем случае важнее всего.

– Есть, но туда дольше лететь, – пилот перебросил панель навигационного пульта себе под левую руку, вбивая новые запросы. – Придется построить обходной маршрут. В справочнике реестра указано, что этот район опасен для гражданских судов. Вероятность захвата пиратами или военными из независимых миров очень высока.

Ну, во Фронтире, первые не слишком отличались от вторых. А еще хватало всякого рода других отморозков, имеющих в собственности какие-никакие вооруженные корабли.

А мы на безоружной галоше. Только и годной, что прыгать из системы в систему. Ни оказать сопротивление, ни вести бой в космосе, в случае чего просто не сможем. Разве что удрать. Да и то не факт. Скоростные ракеты или внутрисистемные перехватчики догоняли в два счета и не такие посудины.

Мда, дела…

– Хорошо. Думаю, Аркадия подойдет, – я бросил быстрый взгляд на Сола. Не дрогнула ли физиономия у техника, выдавая радость.

Вроде нет. Воспринял спокойно. Как человек, предложивший грамотное решение и понимающий, что другого выхода нет.

Ладно. Поверим. Пока. Нельзя всегда оставаться настороже. Или можно? А точнее нужно. В качестве меры жизненной необходимости для выживания...

– Летим туда, – сказал я, а мысленно добавил: до станции несколько прыжков, будет еще время подумать.

Парнишка кивнул. Начался ввод координат для бортового искина. После техника приступит к вычислению. Как прыгать, откуда и куда.

Но перед этим надо покинуть планету. Уходить в гипер прямо из атмосферы невероятно рискованно.

– Я думаю…

Неожиданно корабль сотряс мощный взрыв. Не удержавшись меня кинула влево, прямо на выступающий край ближайшего терминала.

Дерьмо! Не удержавшись, зашипел от боли. Затвердевшая корка реген-геля треснула, рана открылась, следом потекла кровь. Обожженная плоть, удаленная под действием геля, закровоточила.

Автоматически сработала аптечка, впрыснула через иглы очередную порцию препаратов вместе с приличной дозой обезболивающего.

Солу и Зоуи повезло больше, отделались небольшими ссадинами и синяками.

– Что происходит?! Нас обстреливают?!

Ну вот, похоже дождались. Корпы все-таки оказались предусмотрительными людьми и разместили системы ПКО.

Я посмотрел на пилота. Пацан ответил мне диким взглядом, где так и плескалось недоумение.

– Это не ракеты! Радары ничего не засекли!

Что?! Тогда из чего в нас пальнули? Из стационарных плазменных орудий планетарного типа? Так эти дуры такого размера, что их еще проще засечь.

– Кажется я знаю, что это, – процедил Сол.

Я покосился на него.

– Что? Не тяни, – и сразу на внимание на пилота: – Чего сидишь? Оценка ущерба! Быстро!

Командный рык подействовал не хуже хорошей плюхи. Парнишка засуетился, проверяя внутренние системы корабля на предмет повреждений. Включилась диагностика.

– Помнишь звено боевых дроидов? Не задумывался почему они нас так легко отпустили? – тем временем продолжил техник.

Я глянул на свой кровоточащий бок.

– Не так уж и легко.

Сол отмахнулся.

– Это частности. Главное, они не пошли до конца. Думаю, все дело в том, что железяки, а точнее гад, что ими управлял, успели набросать на корпус магнитных мин с отсроченным таймером. Если я прав, то взрывов еще будет много…

И словно подтверждая слова технаря корабль вновь ощутимо тряхнуло.

На этот раз удалось не упасть, вовремя ухватившись за раму ложемента.

Вашу мать! Это что, корабль обвешан минами, как гирляндами?! И что прикажете делать?

– Можно от них избавиться?

Сол молча покачал головой. Зоуи ойкнула, лицо девушки покрылось бледностью. Хуже всех отреагировал наш юный пилот: пацан посерел и стал беззвучно распахивать рот. Забыл и про штурвал, и про мечты о полетах.

Отлично, только впадения в ступор сейчас не хватало. Надо придурка приводить в чувство, иначе конец.

Немало не колеблясь, я отвесил ему звонкую пощечину. Голова пацана дернулась, с щелчком захлопнулся рот.

– Бери штурвал! – рявкнул я ему в ухо.

И страдальчески поморщился. Рана на боку опять отозвалась болью. Аптечка уже не вводила обезболивающие, видимо опасаясь передозировки.

– Ремонтные дроиды успеют их убрать?

Техник задумался буквально на секунду, затем отрицательно покачал головой.

– Нет. Да и не смогут они сейчас действовать на внешней обшивке. Мы еще не покинули плотные слои атмосферы.

Эти слова подтолкнули меня к любопытной мысли. Я задумчиво покосился на огонь за бортом, видный через единственное окно в рубке.

Кстати, не пора уже закрыть защитные ставни? Или уже метаться поздняк?

– Мины на внешней обшивке?!

Сол молча кивнул.

– Выходит снаружи. А что у нас там сейчас снаружи?

Взгляды всех троих машинально прикипели к носовому иллюминатору, где продолжало бушевать пламя.

– Оболочки мин не бронированные. У них есть запас прочности. Рано или поздно температура их добьет.

Здоровяк мрачно скривился.

– Ну и что? Они все равно взорвутся.

– Да, но направление взрыва будет идти вовне, а не внутрь. Есть шанс, что повреждения будут не критичными для систем корабля.

Звучало мягко говоря натянуто. Однако ничего более путного в голову просто не приходило.

– Надо ускорится, чтобы снаружи стало еще горячей. Пока все таймеры не сработали.

Честно сказать, такая себе идея. Но что еще делать в такой ситуации?

Корабль еще раз встряхнули. Все это чем-то напоминало шторм, в котором нас метало из стороны в сторону.

Вдруг рубка накренилась резко вправо. Пришлось хвататься за поручни в изголовье кресел, чтобы удержаться на месте.

– Давление падает! У нас пробоина по правому борту! – заорал мальчишка-пилот, мертвой хваткой вцепляясь в штурвал.

Он пытался выровнять корабль из глубокого нырка, куда его отправила очередная сработавшая мина.

– Разгерметизация?!

– Нет! – и уже более спокойно. – Пока нет.

– Отправляй дроидов делать заплатку!

– Искин уже отправил.

Ему удалось справится с управлением, на какой-то миг межсистемник пошел по глиссаде снижения.

– Нет! Нам надо выше! Набирай высоту! – заорал я, увидав приближающуюся поверхность планеты.

И он выполнил приказ. Не знаю насчет мастерства, но жажда выжить явно сыграла не последнюю роль. Пацан закусил губу и делал все, чтобы корабль снова лег на курс выхода на орбиту.

Мы стояли, вцепившись кто куда и молились, чтобы у него все получилось. Нас еще несколько раз ощутимо встряхивало, но уже без серьезных последствий.

А потом по корпусу прокатилась целая волна взрывов. В какой-то момент показалось, что посудина и правда развалится на куски прямо в воздухе.

Но похоже расчеты на направленность взрывов оказались верны. Обшивка выдержала, как и сам корабль.

Очень скоро за стеклом вместо оранжевой феерии пламени раскинулась бескрайнее покрывало холодного космоса.

Вид звезд, заставил всех одновременно выдохнуть с облегчением. Получилось. Мы покинули Гелию-6.

– Ты свою премию отработал на все сто, – от избытка чувств я хлопнул молодого пилота по плечу.

И только сейчас заметил, что его лоб покрывали крупные бисеринки пота.

– Да уж, – парень несмело улыбнулся.

Сол вдруг заорал что-то радостное, Зоуи счастливо хохотала, а у меня рот растянулся в идиотской улыбке.

Нет ничего лучше, чем ощутить себя живым, побывав на самом краю гибели…

Глава 17

17.


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Поселок Новая Надежда.


Большого Тони трясло. Огромная туша ходила ходуном, растекаясь волнами желе и распространяя вокруг острый запах пота.

Стоя на коленях, под дулами штурмовых винтовок, глядящих черными неприветливыми глазницами, лавочник со страхом пытался понять, какими проступками он заслужил весь этот поток дерьма, что на него обрушился за последние пару дней.

Рядом в пыльной земле, положив руку на затылок стоял Рэй. Подручный городского бандита вел себя более спокойно. Но тоже не испытывал особого удовольствия, находясь под прицелом.

Поселок словно вымер. Уже второй раз на этой неделе. Никто не высовывался, предпочитая роль сторонних наблюдателей.

Трудно их в этом винить. Жители видели развалины двух зданий, бывших когда-то частью Новой Надежды: офиса шерифа (оплота законности и порядка в здешних краях) и магазинчика Тони (тоже важной части местной жизни). Теперь на их месте руины в виде кучи щебня и обгорелых обломков.

Картина, которая любого заставит держаться подальше от нового шума.

— Ну, так и будете молчать? – голос донесся из внешнего динамика шлема.

Закрытое забрало отливало матовой чернотой. Заглядывать в него категорически не хотелось. Ни громиле, ни жирному лавочнику.

Однако выбора им не оставили. Вторая фигура в точно такой же продвинутой техно-броне, что и первая, лениво приподняла оружие, нацелив ствол с груди Тони прямо в его лицо.

Неторопливое движение оказало мощный психологический эффект. Из рта и так дрожащего от страха торговца вырвался тонкий писк, быстро переросший в жалобный плач.

Он что-то бормотал и все норовил отодвинуться назад, но ему не позволили.

— Стоять! Еще раз дернешься — пристрелю, – холодно бросила вторая фигура.

Первая почему-то молчала с самого появления на улице шахтерского поселения.

— Итак, повторяю вопрос: куда ушли чужаки? И когда это случилось? Выкладывайте! И не вздумайте что-нибудь утаить.

Рэй сплюнул. Лицо бандита скривилось в гримасе презрения.

— Пошел ты, фараон!

Каким-то внутренним чутьем, городская торпеда Бриджпорта угадала в парочке незнакомцев представителей власти. А с полисами бригада Ларри никогда не сотрудничала. По крайней мере открыто.

Вторая фигура хмыкнула. Но делать ничего не стала. Наоборот, даже немного отклонилась назад.

Зато первая пришла в движение и стало понятно, что вторая отходила лишь для того, чтобы не мешать ей действовать.

Последовал сокрушительный удар бронированным кулаком.

Губы Рэя лопнул, как перезрелые ягоды, брызнула кровь, нос свернуло на бок, из ноздрей щедро потекла красная жидкость.

В мгновение ока лицо громилы оказалось залито кровью.

– Что, уже не так весело?

Громила еще раз сплюнул, на этот раз вязко-алой слюной, но дальше нарываться не рискнул.

— Вот так-то, — удовлетворительно сказала вторая фигура мужским голосом.

Незнакомец в военной экипировке медленно развернулся к Тони, давая ему время насладится зрелищем избитого приятеля.

– Так что, будем говорить? — почти ласково прозвучало из шлема.

Первый пришелец лениво пошевелился, делая намек на поднятия руки для следующего удара.

И Тони не выдержал, взахлеб принялся выкладывать все что знал. И обстоятельства появление двух чужаков и заказ от Ларри, и то к чему все это в конечном итоге привело.

Слушали его молча и внимательно. Затем последовали уточняющие вопросы. Впрочем, не прояснившие ничего нового.

– Сколько лететь до Бриджпорта? – спросил второй.

Тони дернул тройным подбородком.

— Смотря на чем лететь, – проблеял он и с преданностью уставился на собственного пленителя.

Пришлые коротко переглянулись, ни Рэй ни Тони не знал, переговаривались ли они между собой в этот момент по ближней связи, но предполагали, что какой-то обмен мнениями все же произошел, потому что вдруг не сговариваясь оба солдата в закрытой броне развернулись и направились к выходу из поселка.

Они провожали их взглядами еще несколько минут, прежде чем рискнули подняться.

Большой Тони утер пот, повернулся к Рэю и предложил:

— Я бы выпил стаканчик другой. Ты как?

Громила провел внешней стороной ладони по разбитым губам, задумчиво посмотрел на оставшийся кровавый след и медленно кивнул.

Они двинулись к ближайшему кабаку, мысленно гадая, не придут ли в скором времени новые гости в поисках чужаков, что уже вошли в историю маленького шахтерского поселения, и не пора ли в таком случае менять место проживание на более тихое и спокойное.


***


— Что скажешь? В Бриджпорт? — Джаред остановился у опущенной рампы бокового люка.

Курьер застыл среди огрызков скал пыльной пустыни огромным куском небрежно обработанного камня, органично вписываясь в пейзаж благодаря дымчато-серой расцветке и угловатой форме корпуса.

-- Считаешь они до сих пор там? – с сомнением протянула стат-лейтенант и напомнила:.– У них фора почти в двое суток. За это время можно далеко уйти.

– Можно, – согласился капитан СБ. – Но куда? И зачем? Галию-6 нельзя назвать особо людным местом.

– О чем и речь. В первую очередь они постараются покинуть планету. Кто даст гарантию, что они еще не сделали этого?

Забрало шлем Джареда уехало вверх, открывая лицо капитана.

– Думаешь они успели найти корабль за два дня? – он со скепсисом изогнул бровь.

Лиа с раздражением дернула рукой, тоже убирая лицевую защиту брони.

– Не забывай мы говорим не о простом человеке. Где одни видят проблемы, Хант видит возможности. Он был Тенью, мастером убийств, у самого Куа Лонга, главы синдиката Куан. Такие люди способны на многое. В том числе найти путь, чтобы выбраться с заштатной планетки.

Короткая речь произвела должное впечатление, продолжать спор Джаред не стал.

– Так что будем делать?

Стат-лейтенант помедлила.

– Пока не знаю. Надо подумать. Наверное, придется вновь подключаться к навигационному маяку. Система должна регистрировать все убывающие корабли. В первую очередь стоит искать следы там.

Капитан перебросил винтовку из одной руки в другую и неторопливо принялся подниматься по трапу на борт курьера.

– Вам виднее, это ваша операция, командуете вы, – напоследок сказал он, как бы дистанцируясь от происходящего.

Удобная позиция, в случае неудачи, он всего лишь рядовой исполнитель и не будет иметь к провалу никакого отношения. Вся ответственность на старшем командире.

– Город мы тоже проверим, – пообещала Лиа, двигаясь следом. – Но осторожно, не привлекая внимания.

Джаред невесело хмыкнул.

– Полагаю, с этим возникнут определенные трудности. Наши новые «друзья», – взмах в сторону оставленного поселка, – очень скоро сообщат о нашем появлении. И о той подозрительной активности, что закрутилась вокруг двоих спасшихся с аварийного бота. Что-то мне подсказывает, местные власти обязательно этим заинтересуются.

Лиа лишь отмахнулась.

– Пусть. Даже лучше. Может они поймают беглецов раньше, чем мы, – она сделала паузу. – Если, конечно, я не права, и они действительно еще находятся на Галии-6. В чем я сильно сомневаюсь.

– Если местные власти их захватят, то нам придется раскрыть инкогнито, – предупредил Джаред. – Иначе они нам их не отдадут.

Стат-лейтенант насмешливо фыркнула.

– Вы похожи давно не посещали отдаленные колонии, капитан. Даже узнав кого мы тут представляем, вряд ли местные воротилы захотят делиться ценной добычей. Придется устраивать равноценный обмен.

Они окончательно поднялись на борт, трап начал медленно убираться, а створки шлюза сходится, отсекая внутренние отсеки малого межсистемника от нерадостных пейзажей каменистых пустошей Гелии-6.


***


Система: «М22-35-18».

Планета Гелия-6

Где-то за пределами Бриджпорта в пустошах.

Научно-исследовательский комплекс корпорации Фармген.


Осознание себя после переноса похоже на вспышку.

Возможно, у кого-то процесс пробуждения происходил по-иному, но у Ромеро это всегда случалось именно так: яркая вспышка перед глазами и в ту же секунду мгновенный приход в себя.

Питательная жидкость мутно-зеленого цвета в прозрачном баке. Плавающее внутри человеческое тело. Изобилие проводов, трубочек и кабелей. Встроенные в общую структуру машины станции Возрождения.

Сновали медтехники в белых комбезах. В дурацких шапочках, с масками-фильтрами на лице. Очки с интерактивными дисплеями закрывали глаза.

Шум, похожий на шепот. Проверка реакции на раздражители. Яркий луч ручного фонарика, бьющий в глаза.

И вопросы, вопросы, вопросы.

Необходимо сразу понять, не произошел ли сбой, не распался ли разум, зараженный безумием психотического шока после насильственной смерти.

Агент корпорации, прошедший через подобного рода процедуры за многие жизни уже не единожды, отвечал машинально. Не пробовал спорить, утверждать, что с ним все в порядке, понимал, что сотрудники выполняют свою работу, строго следуя пунктам инструкций.

– Все показатели в норме, – подвел итог старший смены где-то через пятнадцать минут.

Ромеро устало кивнул. К этому моменту его уже вытащили из бака-цистерны, вымыли, насухо вытерли, вкололи легких стимуляторов, помогая разуму привыкнуть к новому вместилищу.

Корп поднял ладонь, изучая пальцы клона. Рука сама дернулась провести по голове, где ничего кроме гладкой поверхности кожи пока не было. Даже брови и ресницы отсутствовали.

Специфика стандартизированных «болванок».

Оболочки (клоны, куклы, вместилища – много названий, суть одна) делились на три разных типа:

– Болванка – самая дешевая версия клона, долго не живет, подвержена генетической деградации, зато общедоступна, не требует специального подхода.

– Клон на основе ДНК носителя. То есть выращенный по технологии дубликации исходного генома. Чуть дороже, но почти без недостатков: живет обычный срок, не подвержен мутации.

– Третий и последний, самый дорогой, самый эксклюзивный – полная копия носителя, включая установленные импланты и модификации первичного физического исходника.

Последний тип требовал особого подхода. Ключевое условие: наличие у эскара специальной нейросети. Без нее, использовать третьего клона будет напрасной тратой ресурсов.

В отличие от обычных нейронных сетей для простых обывателей, делившихся так же на три отдельные группы: общедоступные-гражданские, специализированные и военные.

«Эски» (как их иногда называли из-за принадлежности к эскарам) стояли наособицу и стоили невероятно дорого.

Эти особые нейросети имели возможность не просто переносить сознание умершего на станцию возрождения в точку привязки, но и мгновенно восстанавливать утраченные связи между организмом, мозгом и встроенными имплантами. А так же без потерь в плане изученных баз или освоенных навыков.

Получалась своеобразная матрица сознания, имеющая в своей структуре информационный блок-схему, напрямую связанную с рассудком личности человека и его восприятием в качестве измененного «я».

Сознание с посторонними «вставками» извне.

Кое-кто называл это колдовством, кто-то шаманством, ну а некоторые придумали нейтральный термин «конструкты на базе эфирных материй».

Наверное, сами изобретатели этого чуда, до конца не понимали, как схема работает. Но факт оставался фактом – после переноса, ты оживал в другом теле, не замечая отклонений по сравнению со старым.

Правда для этого приходилось дублировать все усовершенствования. Скажем, ставишь себе имп на интеллект, будь добр раскошелиться на второй – для запасного клона. Иначе смысл затеи терялся.

Сложно? Сложно! Дорого? До невероятия! Но оно того стоило. Особенно если дело касалось быстроты возвращения к нормальному ритму жизни.

Ромеро таких возможностей не имел. Да и вообще, как и подавляющая часть эмиссаров корпораций, периодически менял типы оболочек. Один раз – болванка, второй раз – на базисе личного генокода.

Потом снова замена. Такой порядок имел свои преимущества. Позволял существенно сэкономить. И что, не менее важно, сохранял пластичность сознания, не давая ему привыкнуть к хорошему.

Разумеется, Фармген предлагал (и неоднократно) снабдить своего агента-эскара полным набором из «эски» и дублированного клона с полным комплектом имплантов. Чтобы тот действовал более эффективно.

Но как и всегда, имелась одна «незначительная» деталь: все расходы шли за счет корпорации в качестве авансового платежа за выполнение будущей работы. Учитывая количество смертей и новых восстановлений, а также их суммарную стоимость – при таком подходе Ромеро грозили неподъемные долги.

Оказаться пожизненным должником Фармген (читай вечным рабом)? Нет уж, лучше потерпеть возрождения в обычных болванках.

– Все в порядке? – предупредительно склонился над корпом один из медтехников.

Ромеро кивнул и первый раз без посторонней помощи попытался встать с хирургического стола, где его до последнего времени приводили в порядок.

Ноги подрагивали, мышцы налились слабостью, правое колено не выдержало и согнулось.

Он вовремя успел подставить руку, схватившись за край невысокого столика. Повело в бок, чуть не свалился. Один из медиков услужливо придержал под локоть, не давая упасть.

Это называлось «эффектом нового тела». Новая оболочка не сразу воспринимала хозяина.

– Бездна меня побери! – выдохнул Ромеро, переводя дух.

Слишком энергичное движение отозвалось тупой болью в районе затылка. Тоже знакомое ощущение – эхо посмертного ранения.

Мерзавец Сол вонзил стилет прямо в основание затылка.

– Все в порядке? – подошел старший дежурной смены.

Агент молча дернул подбородком. В действительности приход в себя после воскрешения проходил достаточно быстро. Просто первые десять-двадцать минут (в зависимости от особенностей организма) были самими тяжелыми.

Нужно начальный этап перетерпеть, дальше пойдет значительно легче.

– Хорошо. Тогда вас просят ответить на вызов, – медик указал на терминал голосвязи.

Вызов? Беглецов уже поймали? Хотелось бы надеяться. Ромеро лично прикончит предателя, а потом с не меньшим удовольствием займется основной целью. Наглый ублюдок из синдиката сильно пожалеет, что вздумал играть с ним в игры.

– С вами хотят поговорить из центрального офиса, – уточнил старший смены и не дожидаясь ответа направился к выходу.

Следом потянулись остальной персонал, похоже им отдали приказ оставить их наедине на время разговора.

Ромеро скрипнул зубами. Ничего хорошего от беседы с начальством он не ждал. Провал за провалом: дал беглецам сбежать, допустил предательство, позволил СБ слишком глубоко влезть в дела корпорации, закончившееся появлением курьера на орбите Гелии-6. И неважно, что на последний пункт агент никак не мог повлиять. Главное это произошло во время его «дежурства».

Корп с силой выдохнул и шагнул к терминалу.


***


Система: «Гидеон-Прайм».

Квадрат 5. Дальнее пространства пустотной станции «Аркадия».

Зона финиширования.


Прыжок из одной звездной системы в другую прошел буднично и где-то даже скучно. За ним последовал следующий, затем еще два. Ничего особенного, разве что время расчета координат тянулось чересчур медленно.

Суммарно, мы провели в космосе несколько дней. В основном отсыпались. Бродили по кораблю, изучая пищевые склады и двигательные отсеки.

После проведенной совместной ночи в Бриджпорте, Зоуи больше не пыталась сблизиться. Держала дистанцию, сохраняя чисто деловые отношения.

Окончание пути, исполнение заветного желания покинуть медленно угасающую планету, делало девушку осторожной Видимо не хотела слишком тесных связей с тем, кто скорее всего окажется лишь случайным попутчиком.

– Автоматический запрос от диспетчерской, – доложил пилот.

– Сейчас нас просканируют, выявят регистрационный код и отправят под замок, – мрачно пообещал Сол.

Я поморщился.

– Не каркай.

Принадлежность межсистемника к корпорации Фармген, конечно, проблема. Но не настолько серьезная, как могло показаться на первый взгляд.

– Отправляй со своим личным идентификатором пилотской лицензии, – приказал я парнишке, затем повернулся к хмурому технику: – Пацан на них официально работает. Более того, его назначили на этот корабль. Так что формально нам предъявить нечего. Мы здесь всего лишь пассажиры.

Сол фыркнул.

– Они давно уже могли разослать циркуляр об угоне. И прикрепить к нему розыскной лист с нашими рожами.

– Откуда? Из тайной лаборатории, о которой никому не положено знать? – я насмешливо усмехнулся.

Здоровяк открыл рот, собираясь возразить, подумал (не забыв почесать пятерней затылок для придания ускорения мыслительному процессу) и с щелчком захлопнул обратно.

– Хитро. Но это не продлится долго. Корпы так просто не успокоятся.

Я отмахнулся.

– Естественно рано или поздно они заявят о нас, но сделают это гораздо позже. Думаю, сейчас они заняты совершенно другим. Например, эвакуацией базы с Гелии-6. Сам подумай: мы угнали их единственный корабль. Ну, если не считать грузовозов, плохо подходящих для перевозки большого количества гражданство персонала. Не говоря уже о сложном оборудовании.

Сол вынужденно признал мои доводы. У нас и впрямь имелся небольшое окно свободы маневра, пока все не завертится.

А нам большего и не надо.

– И как поступим? В смысле, что будем делать? – Сол испытывающее взглянул на меня. – Не пора ли тебе связаться с твоими друзьями из синдиката?

Кто о чем, а вшивый о бане…

Какой вшивый? О какой бане? Что за дурацкие мысли лезут в голову? И главное – откуда?!

– Пока не время, – отказался я.

– Почему? Разве с поддержкой синдиката будет не проще исчезнуть?

Хороший вопрос.

– Неизвестно, как отреагируют на мое появление. Стоит подождать, осмотреться. И только потом выходить на контакт. У меня потеря памяти, не забыл? Как ты предлагаешь разговаривать с людьми, если я их ни хрена не помню?

Здоровяк что-то проворчал под нос. Торопился, прощелыга, забрать награду за помощь.

– Так что там диспетчерская? Опознали тебя?

Пилот сдвинув брови пялился в монитор, напряженно жуя губы.

– Вроде да. Требуют установку соединения с центральным ядром станции.

– Это еще зачем? – удивился я.

Солу тоже не понравилось требование. Оно выбивалось из регламента процесса обычной швартовки кораблей к космическим станциям.

Прямое подключение к главному корабельному компьютеру центральным искином станции позволит взять его под полный контроль. Все равно что передать коды допуска.

– Они там с ума посходили? Это же не по правилам?! – возмутился техник.

Зоуи молчала, забившись в самый дальний угол рубки и наблюдала за происходящим, не вмешиваясь.

– Отключайся от автоматики и выходи на связь с живым диспетчером, – приказал я. – Мы не станем рисковать и превращаться в послушную марионетку для электронных мозгов Аркадии.

– Глупость какая, – Сол добавил какое-то слово на незнакомом языке с явным ругательным оттенком.

Парнишка-пилот обернулся через плечо.

– Если вы насчет объяснений, то к сообщению прикреплен поясняющий файл. Я его уже бегло просмотрел. У них это новые правила. Ввели из-за недавней аварии. Какой-то псих на среднем каботажнике протаранил три яруса в секции постоянного проживания.

Повисла пауза.

– Погибло больше семи сотен человек, – уже в тишине закончил пацан.

Мда, жестко. Теперь понятно почему управляющие станцией пошли на столь радикальный шаг. Перестраховываются.

– У них что, нет силовых захватов против таких отморозков? – угрюмо спросил Сол.

– Похоже, как раз на этом отрезке тогда шел ремонт кольца внешней безопасности. А вспомогательные системы не справились. Каботажник к этому моменту набрал приличный разгон, при его массе, у них просто не хватило мощности его перехватить. Только притормозили.

Вот это да. Неслабо у них тут развлекаются.

– Ладно, с психами-самоубийцами пусть другие разбираются, – наконец произнес я. – Передай, что мы не согласны на полный контроль. Никаких прямых подключений к центральному блоку. Только допуск на контроль курса сближения.

Парнишка кивнул и прикрыл глаза, подключаясь к системам связи напрямую через личную нейронную сеть.

Ожил через несколько секунд.

– Они согласны. Но предупреждают, что любое отклонение от курса, будет считаться поводом для немедленного открытия огня. Наш корабль будет взят на прицел автоматическими турелями оборонительного комплекса станции.

Короче говоря, если что, расстреляют. И практически в упор.

– Судя по реакции, мы не первые кто отказывается на первый вариант, – добавил парнишка.

Понятно. Чтобы прилетающие сразу не возникали, заранее выдвигали более тяжелые требования, а потом якобы шли на уступки, но уже под орудийными дулами плазменных спарок.

Не самый худший выход из ситуации. Безопасность обеспечивать надо, но и транзитные корабли нельзя отпугнуть. Вот и выворачиваются, как могут.

– И еще, нам сразу прислали счет за портовые сборы, доковое сопровождение и якорную стоянку сроком на пять дней. Оплата вперед, – пилот шмыгнул носом. – Это обязательное условие.

– Но ни слова про регистрацию и угон корабля, – уточнил я.

Пацан кивнул.

Отлично, значит прокатило. По крайней мере пока.

– Хорошо. Давай мне реквизиты. И начинай сближение. Будем швартоваться…

Послесловие @books_fine


Эту книгу вы прочли бесплатно благодаря Telegram каналу @books_fine.


У нас вы найдете другие книги (или продолжение этой).

А еще есть активный чат: @books_fine_com. (Обсуждение книг, и не только)


Если вам понравилось произведение, вы можете поддержать автора наградой, или активностью.

Страница книги: Капер



home | my bookshelf | | Капер |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.4 из 5



Оцените эту книгу