Book: Елена - оружие возрождения



Артем Сапеев

Елена — оружие возрождения

Глава 1. Экспедиция


Утро было жарким. Ослепляющие лучи солнца освещали бескрайнюю выжженную пустошь, местами поросшую уродливыми маленькими деревцами и кустарниками. По дну уходящей за горизонт расщелины высохшего каньона медленно ползла транспортная колонна, состоящая из трех внедорожников с огромными колесами и открытыми, изрядно проржавевшими кузовами.

Максим сидел за рулем головной машины, и сквозь стекла солнцезащитных очков вглядывался вдаль, пытаясь рассмотреть, где же заканчивается каньон. В этих местах его команда копателей была впервые, карта местности отсутствовала, поэтому приходилось внимательно смотреть в оба. Такие путешествия были довольно опасными. В неразведанных пустошах водились мутанты, периодически случались оползни, бури, а еще можно было попасть в засаду стервятников. Так называли пустынных грабителей, нападающих на караваны копателей. Хотя эти головорезы обычно были плохо вооружены, они прекрасно знали особенности местности и умело пользовались этим знанием в бою. Конечно, с тех пор, как города провели массовую зачистку Пустых Земель, стервятники встречались не часто, однако готовым следовало быть ко всему всегда. Суровый мир диктовал суровые правила.

Максим стал копателем еще подростком. Мать свою он почти не помнил — она умерла от тяжелой вирусной инфекции, когда ему было всего три года. Воспитание Максима взял на себя отец, который тоже провел большую часть своей жизни в поисках древнего хлама. Среди копателей он был очень уважаемым человеком — вожаком, который смог объединить в своей команде самых отважных и умелых ребят. На их счету было множество сложнейших экспедиций в самые опасные и отдаленные места, и однажды даже Великий Оазис нанимал отца на поиски каких-то особых древних артефактов. Когда Максиму исполнилось двенадцать, отец представил его на Совете Гильдии и объявил новоиспеченным копателем своей команды. Многим это могло показаться безрассудным по отношению к собственному ребенку, ведь профессия была связана с постоянным риском для жизни. Но лишь когда отца не стало, Максим понял, что папа очень любил его. Как опытный копатель он прекрасно понимал, что однажды сам может не вернуться. Тогда сыну придется заботиться о себе самостоятельно, и чем раньше он будет к этому готов, тем лучше. Сегодня Максим был премного благодарен своему покойному старику за эту жестокую школу жизни. Ведь именно так все и получилось — в очередной экспедиции их команда попала в засаду сговорившихся конкурентов, и несмотря на то, что агрессоров удалось обратить в бегство, отец получил свое последнее ранение. Команда лишилась лидера, и после этого, многие копатели бросили дело или перешли в другие группы. Пятнадцатилетний Максим оказался перед выбором — с чем связать свою дальнейшую жизнь.

Мир, в котором он жил, был суров и жесток. Древняя Война, уничтожившая цивилизацию пятьсот лет назад, превратила Землю в выжженную пустыню, населенную агрессивными мутантами и ядовитой растительностью. Большая часть окружающей суши была не исследована, а на том клочке земли, где еще кипела жизнь, стояло семь городов, в которых на сегодняшний день проживало пятьсот тысяч человек. Каждый город имел свою собственную автономную власть, идеологию и специфику развития. Разве что это не касалось Ауткаста — самого нищего поселения изгоев, где каждый был предоставлен самому себе. Максим с рождения проживал в Дэнгере — городе копателей, больше похожем на крупный поселок рабочих. Технологии в нем были никакие — старая, полуразвалившаяся техника, собранная из раскопанного древнего хлама, допотопные дробовики для защиты от мутантов, лопаты, мотыги и прочие подобные прелести. Но, поскольку профессиональные копатели очень ценились, ведь именно они обеспечивали остальные города притоком ресурсов, Дэнгер берегли.

Однако основные политические и экономические силы представляли четыре города — Варрус, Хиллвиль, Криетрон и Гарфурд. Варрус, по праву многократного победителя Турнира Гладиаторов, занимал главенствующее положение, владел рудниками и топливными заводами, поэтому имел возможность диктовать условия остальным, чем активно пользовался. Имея большую военную мощь и милитаристическую идеологию, этот город специализировался на кибертехнологиях и производстве оружия. Хиллвиль сочетал в себе двоякую основу — с одной стороны, активно развивал медицину и фактически был единственным местом, где лечили серьезные недуги, с другой — управлялся кланами профессиональных убийц, которым не было равных в боевых искусствах и диверсионном деле. Криетрон занимался селекцией животных и растений, активно развивая поставки пищевых продуктов и живности сельскохозяйственного назначения. Однако, поскольку и эти ребята жили в условиях жестокого мира, они приноровились защищать себя по-своему. Криетрон использовал достижения селекции для выведения идеальных боевых мутантов, которые порой не уступали по мощи даже танкам Варруса. И замыкал четверку Гарфурд — город принадлежащий женщинам-феминисткам, которые эволюционно подверглись генетическим мутациям и обладали нечеловеческой силой. Они ничего не производили, но активно вели работорговлю, продавая своих слабых, но красивых особей в публичные дома и в личные апартаменты влиятельных людей.

А еще был Великий Оазис. Единственный город, в котором каким-то чудом сохранилась древняя природа и прекрасная экология. Он был самым большим и располагался в самом центре всех известных земель. Однако доступ в этот город простым смертным был закрыт. В нем жили Неприкосновенные — потомки победителей в Древней Войне, которые единственные сумели сохранить мощь технологий погибшей цивилизации. Великий Оазис был обнесен непреступными стенами, на страже города стояла грозная армия боевых роботов и дронов. Сами Неприкосновенные редко показывались во внешнем Мире, с остальными вели себя высокомерно, формально не вмешиваясь ни во внутреннюю жизнь городов, ни во внешнеполитические процессы. Однако чистая питьевая вода поступала для всех через трубопровод исключительно из Великого Оазиса, что фактически давало Неприкосновенным еще одно безусловное преимущество. Многие их ненавидели, но вступить с ними в открытую вражду никто не решался — слишком сильна была их роботизированная армия. Умные прекрасно понимали, что бесконечная грызня между городами — это дело рук Неприкосновенных. Ведь именно они придумали Турнир Гладиаторов — ежегодное кровопролитное состязание за право владеть основными ресурсами внешнего мира, и именно под их надзором эта чудовищная резня проводилась.

После смерти отца Максим хотел переехать в Варрус, обучиться делу кибермеханика и начать новую жизнь. Кроме этого, у него был вариант устроиться помощником в селекционную лабораторию Криетрона. Однако в последний момент, когда с решением уже нельзя было тянуть, Максим все же решил продолжить дело отца. Вольная душа копателя в итоге взяла верх, не смотря на все предстоящие трудности и опасности.

Максим собрал свою команду в основном из таких же сирот-подростков и сначала брался лишь за самые легкие заказы, поскольку его команда не имела никакого авторитета, а у опытных копателей даже вызывала смех. Но молодым ребятам это было даже на руку, так как никто их не воспринимал конкурентами, а значит опасности междоусобиц сводились к минимуму. Спустя шесть лет уже закаленные в передрягах, но все еще юные Максим и его команда потом и кровью заработали отличную репутацию. И хоть, до славы отца ему было еще очень далеко, парень искренне радовался своим достижениям.

Вот и сейчас он не собирался возвращаться без добычи. Колонна колесила по пустошам уже вторые сутки, но найти удалось лишь несколько древних механизмов, которые представляли совсем небольшую ценность. Посовещавшись с командой, Максим решил двинуть в земли, где им еще не приходилось бывать. Это было весьма рискованно, поскольку даже картой местности ребята не располагали, но в профессии копателя без риска никуда. Целый день колонна двигалась по выжженной земле, и к вечеру оказалась у подножия высоких крутых скал с единственным, уходящим вглубь ущельем, представляющим собой дно высохшего каньона. После недолгих обсуждений, решение приняли такое: заночевать прямо под скалами, а наутро выдвинуться в расщелину. Так и сделали.

— Эй, Макс! Мы уже почти час ползем! — окликнул Максима с заднего сидения Дэн — тоже молодой парнишка, который был членом команды почти с самого ее создания. — У нас топлива то хватит на обратную дорогу?

— Не дрейфь, Дэн, — спокойно ответил Максим, — топлива под завязку. Меня больше волнует, не ждет ли нас впереди тупик, а то замучаемся разворачиваться.

— Тут вообще хоть кто-то бывал? — поинтересовался Томас, сидящий рядом с Дэном. — Я не видел этих мест ни на одной карте.

— Если есть те, кто ходил к самому Океану, то и здесь, наверняка, кто-то бывал. А если нет, мы первыми будем.

— Так-то оно так… Но что-то предчувствие у меня нехорошее… — проговорил Дэн и с подозрением стал озираться по сторонам. — Сам прикинь, Макс, идем вслепую, еще и по узкой расщелине. Ни развернуться, ни укрыться. Идеальное место для засады!

— Не нагнетай, — парировал Максим. — Я все это знаю. Засада маловероятна, так как место, считай, нехоженое. К тому же, сам знаешь, стервятников почти не осталось, а те, кто выжили, ушли вглубь пустыни. Мы так далеко не пойдем.

— А мутанты? — не сдавался Дэн.

— А что мутанты? — Максим похлопал ладонью по корпусу лежащей рядом винтовки. — Нам есть, чем им ответить. Да и не полезут они на три внедорожника. Мы для них сильно большие и страшные.

— Ладно, тебе виднее. — Дэн откинулся на сидении и принялся разглядывать окружающее пространство, поудобнее уместив на коленях дробовик. — Я больше не за себя, а за салаг новеньких волнуюсь.

Максим промолчал, хотя тоже волновался. Накануне экспедиции его вызвал Совет Гильдии — совещательный орган, состоящий из самых матерых и авторитетных копателей, которые в силу преклонного возраста уже не могли продолжать свое дело и занимались решением управленческих вопросов. Максима едва ли ни в приказном порядке обязали взять в свою команду горстку совсем зеленых новобранцев для воспитания и обучения. Таким образом Совет стремился пополнить ряды Гильдии новой рабочей силой, ведь с тех пор, как пустоши стали скупы на артефакты, многие копатели бросили дело и перебрались в города. Теперь у Максима был целый внедорожник ненужной ответственности в виде желторотых салаг, не умеющих даже оружие правильно держать. Он отдавал должное смелости этих ребят, ведь далеко не каждый отважится вступить в ряды, пожалуй, одной из самых опасных профессий современности. И в то же время Максим понимал: случись с этими недотепами хоть что-то, Совет Гильдии с него шкуру сдерет и даже не вспомнит авторитет его отца. Но и без добычи возвращаться было нельзя. Максим уже давно задумывал пойти в нехоженые земли — слишком мало в последнее время имела его команда! Следовало повышать рейтинг! И вот решение принято, отступать поздно.

— Смотрите! — воскликнул Максим, увидев впереди просвет, и одновременно почувствовал, будто внизу живота развязался тугой узел, сменившись приятным облегчением. Вот и выход. — Команда! К оружию! Будем выходить из каньона — смотреть в оба! В случае угрозы, защищаем молодых в первую очередь!

Парни взяли ружья наизготовку, и колонна немного сбавила ход. Перед самым выходом Максим остановил внедорожник, позвал с собой Дэна, и вместе с ним отправился на разведку пешком. Но, как оказалось, беспокоиться было не о чем — по ту сторону скал во все стороны простиралась такая же бескрайняя пустошь, разве что немного более холмистая.

— Вот блин, никакого разнообразия! — возмутился Дэн и с досадой сплюнул на землю.

— Не говори… — согласился Максим. — Будем надеяться, что тут есть, чем поживиться. Пойдем.

Парни вернулись к машинам, Максим подал знак ожидающим, что все нормально, и полез в кузов внедорожника.

— Что там? — спросил Томас.

— Ничего. Такая же чертова пустыня, мать ее за ногу.

— Поедем осваивать?

— Конечно, поедем! Я что, тащился через весь этот каньон, чтобы посмотреть на долбаную пустыню и поехать назад?

— Ладно, не кипятись. — Томас по-дружески ухмыльнулся. — Я думал, может ты так — салаг попугаешь и угомонишься. А теперь смотрю, ты всерьез решил первооткрывателем стать!

— Куда деваться, Том. — Макс коснулся педали газа, и колонна медленно продолжила путь. — Скоро все станут первооткрывателями. На знакомых землях все выкопали уже. Ты вот любишь вкусно пожрать в трактире? Я тоже люблю. А на это нам с тобой денежка нужна. А чтобы денежка была, нужны хорошие заказчики. А они будут, если наша команда сохранит рейтинг. А рейтинг мы сохраним, если будем возвращаться с хорошей добычей. Вопросы?

— Ну, все, командир завелся! — Томас по-доброму захихикал. — Дэн, может, выкинем его где-нибудь по дороге? Пусть пешком домой идет. А то сильно уж серьезный сегодня!

— Давайте лучше я вас двоих оставлю ущелье охранять, — стараясь не улыбаться, проговорил Максим.

— Зачем? — Дэн перестал смеяться — такая перспектива ему явно не нравилась.

— Чтобы не убежало.

Повисла секундная пауза, после которой до парней дошло, что их старший товарищ шутит, и по пустыне разнесся дружный хохот. Колонна едва выехала из каньона, парни еще не перестали смеяться над шуткой, как вдруг раздался оглушительный грохот.

Максим не успел даже сообразить, что происходит, как грохот повторился и земля вокруг разверзлась взрывами.

— Минное поле!!! — заорал он, что было мочи. — Ложись!!!

В ту же секунду на внедорожники посыпался водопад из выдранных кусков земли и камней. Максим закрыл голову руками и вжался в пространство между сидением и приборной доской. Сердце бешено колотилось, мозг лихорадочно пытался найти выход из сложившейся ситуации, живот скрутило волной страха — машина могла взлететь на воздух в любое мгновение. Прежде о минных полях, оставшихся еще со времен Древней Войны, Максим слышал только от отца и сейчас совершенно не представлял, что делать. Внезапно земля под внедорожником задрожала и словно ушла из-под него. Машина передней частью рухнула вниз, на мгновение замерла, а затем стала с грохотом опускаться по вертикальной расщелине, уходящей глубоко под землю.

«Ну, вот и все, — подумал Максим. — Видать, тут мы и останемся». Внедорожник гремел, опускаясь все глубже, рядом орали во всю глотку Дэн, Томас и Роджер — третий их пассажир. Максим каждое мгновение ожидал рокового удара, которым их размозжит, но внезапно все закончилось. Расщелина вдруг сменилась открытым пространством, внедорожник метра три пролетел в свободном падении, ударился передом о твердую поверхность и со скрипом грохнулся обратно на колеса. Максим убрал руки от головы и первым делом посмотрел на своих ребят. Живые. До ужаса перепуганные, но живые. Дэн весь в пыли и земляной крошке озирается по сторонам, одновременно пытаясь протереть глаза, у Томаса слегка кровоточит лоб, Роджер с болезненной гримасой держится за ребра… Мелочи. Переживут.

Максим огляделся. Они находились в какой-то подземной пещере, границы которой терялись в окружающей непроглядной тьме. Сверху, в отверстие, которое пробороздил их внедорожник, падал свет, и было очень хорошо видно, что провалились они не меньше, чем на метров пятнадцать. Выбраться если удастся, то только с помощью веревки и точно без машины. Оставалось надеяться, что ребятам наверху повезло больше.

— Твою мать, Макс, — заговорил Дэн. — Что это было?

— Минное поле, — пояснил тот. — Мне о таких отец рассказывал. Они остались еще со времен Древней Войны. Либо кто-то из наших наехал на мину, либо мины среагировали на звук. Короче, не знаю.

— А мы теперь где? — спросил Томас, отряхиваясь. — В ад попали что ли?

— Ага, сейчас из тебя суп варить будут. — Максим нащупал в бардачке фонарик и выбрался из кузова. — Похоже, что мы провалились в пещеру. А вообще не задавайте тупых вопросов. Я что, каждый день устраиваю себе гонки по минным полям? Не больше вашего знаю. Лучше подумайте, как выбираться будем.

— Если с нашими наверху все нормально, то по веревке вытянут, — подал голос Роджер. — В ином случае, мы попали конкретно. Тут метров пятнадцать, не меньше.

— Да, я уже заметил. — Максим включил фонарь, и луч синеватого света выхватил из темноты поверхность стен. Вот только вместо ожидаемых сталактитов и сталагмитов, ребят окружали абсолютно ровные металлические конструкции, явно не природного происхождения.

— Это что за хрень? — удивился Дэн.



Максим повел лучом фонаря по кругу и в следующее мгновение выхватил из темноты большую металлическую дверь с механизмом, похожим на рулевое колесо автомобиля. Все застыли в безмолвном изумлении.

— Макс, ты думаешь о том же, о чем и я? — наконец проговорил Томас.

— Я не знаю, о чем ты думаешь. Но мы явно нашли что-то очень крутое! Эта штука Древних.

— Эй! Ребята! Вы живы?! — донеслось откуда-то сверху. Парни тотчас вышли из ступора и поспешили вернуться к отверстию, через которое провалились. Сверху на них смотрели несколько знакомых лиц.

— Вы живы там?! — кричал Андрей — парнишка из их команды, который управлял внедорожником с новобранцами.

— Да! С нами все хорошо! — прокричал в ответ Максим. — Как вы?! Все живы?!

— Пара мелких травм, но в целом — нормально! Вокруг только разворотило все! Сейчас мы спустим вам веревку!

— Погоди, Андрей! Мы тут кое-что нашли! Надо разведать местность! Спускайте веревку и далеко не отходите. Мы позовем, как вернемся!

Андрей показал большой палец, поднятый вверх, и парни тут же бросились к обнаруженной двери. Дэн, как всегда, самый нетерпеливый, принялся дергать ее за колесообразную конструкцию. Разумеется, дверь не открылась.

— Я думаю, что это нужно повернуть, — предположил Максим и, подвинув Дэна в сторону, изо всех сил навалился на колесо. Раздался короткий лязг, конструкция провернулась буквально на пол сантиметра и больше не поддавалась. — Похоже, проржавела. А ну-ка, дружно навалились!

Парни бросились помогать Максиму. Сначала раздалось натужное кряхтение Дэна, затем всех остальных, а потом снова лязгнуло, только гораздо громче, и в двери что-то зашипело, зашевелилось. Ребята от неожиданности дружно завопили и отпрыгнули в сторону, в любое мгновение, ожидая чего угодно. Мало ли какими средствами защиты Древние оборудовали эту махину! Когда стало понятно, что дверь ни на кого нападать не собирается, Максим осторожно потянулся рукой к колесу и медленно потянул на себя. Дверь поддалась.

— Ну что, кто первый? — спросил он у своих соратников.

— Ты командир, вот и топай, — отозвался Дэн. — А мы если что обещаем рассказать всем, что ты герой и сам бросился вперед!

— Пошел ты, — усмехнулся Максим и с осторожностью шагнул в дверной проем. В то же мгновение повсюду вспыхнул синеватый свет, и парни снова дружно заорали от неожиданности, тыкая стволами ружей во все стороны.

— Спокойно! — скомандовал Максим, поняв, что опасности нет. Парни находились в огромном помещении, которое по всему овальному периметру освещалось большими лампами. Повсюду располагались какие-то сложные конструкции из металла и древнего пластика. От двери к центру помещения тянулась длинная дорожка с подсвеченными контурами, в центре располагался довольно массивный модуль древнего оборудования, которое подключалось целой связкой трубок и проводов к большому, в человеческий рост, саркофагу. Последний располагался горизонтально на чем-то напоминающем широкий постамент.

— Твою ж бабулю! — восхищенно выдохнул Дэн. — Пацаны, да мы теперь богачи!

— Ага, надо только понять, что тут реально ценное, — усмехнулся Роджер. — А самое главное, как мы это все добро будем вытягивать на поверхность.

— Да ладно тебе! Мы ж нашли настоящий древний бункер! Или что это? Макс, ты как думаешь?

— Я думаю, надо сначала осмотреть здесь все и понять, какую пользу из этого мы можем извлечь. Дэн! Без разрешения ничего не трогать!

— Да я и не…

— Вот и не надо. — Максим перехватил ружье поудобнее и осторожно направился к центру зала. Ребята последовали за ним.

На самом деле эмоции переполняли Максима не меньше, чем Дэна. Хотелось просто прыгать от радости и возбуждения. Эта находка ведь действительно могла сделать ребят самой крутой и знаменитой командой во всей Гильдии! Да что там, такими ценностями могут заинтересоваться даже в Великом Оазисе! А это значит, что команде будут платить очень большие деньги, которых хватит на покупку нового транспорта, инструментов и оружия. Да и в карман каждому упадет немало!

Максим шагал по подсвеченной дорожке, а в его голове уже мелькали образы, как он и его парни заживут, когда вернутся домой. Но едва он оказался в центре зала, как все его мысли напрочь улетучились. Парень буквально застыл с открытым ртом, глядя в прозрачный саркофаг.

— Чего увидал? — спросил Максима подоспевший следом Томас. Тот в ответ лишь молча ткнул указательным пальцем в то, что предстало перед его взором.

— Вы чего встали, как… Охренеть!!! — Дэн тоже увидел, на что смотрят друзья, и чуть не задохнулся от эмоций.

В саркофаге лежала абсолютно голая девушка.


Глаза девчонки были закрыты, но в том, что она не мертвец, сомнений не возникало. Худое красивое тело сохраняло живой цвет, милое лицо окаймляли белокурые, слегка волнистые волосы, кончики которых прикрывали грудь, едва заметно поднимающуюся и опускающуюся в медленном ритме дыхания. Ростом она была не больше ста семидесяти сантиметров и в целом комплекцией от обычно человека ничем не отличалась.

— Что будем делать, парни? — наконец смог выдавить из себя Максим. — Давайте вместе решать.

— А что с ней? — спросил Дэн.

— Я откуда знаю? — Максим подошел вплотную к саркофагу и вгляделся в лицо незнакомки. — Очень похоже, что она спит, но со времен Древней Войны прошло уже лет пятьсот… За это время она должна была превратиться в груду костей!

— Я где — то читал, что древние люди использовали технологии длительного жизнеобеспечения, — рассказал Роджер. — Там, правда, речь шла о заморозке, но может тут что-то подобное?

— Очень на то похоже, — согласился Максим. — Но кто она? Если для сохранения ее жизни построили целый бункер, значит, девчонка была кем-то очень важным! И прежде чем подумать, как ее оживить, я предлагаю обсудить, а стоит ли вообще это делать? Или просто сообщить в Гильдию, и пусть сами разбираются.

— Логично, — согласился Томас. — Наше дело маленькое — находить и доставлять покупателю. Мы нашли, придумаем, как ее отсюда поднять наверх, а там пусть старики связываются, с кем хотят. Мы получим свои денежки и заживем!

— Да ладно, ребята! — возразил Дэн. — А если узнают в Оазисе? Вы же знаете, как Неприкосновенные относятся к угрозам их безопасности! Вдруг эта девчонка когда-то была их врагом? Думаете, ей позволят жить? Наверняка убьют и забудут! Как бы и нас не пришили, чтобы лишнего не разболтали никому!

— Согласен, — поддержал Роджер. — Я думаю, что мы с вами, друзья, нашли то, за что нам не деньги, а каждому по заряду плазмы в лицо светит. Надо просто свалить отсюда, а всем рассказать, что нашли склад древнего оборудования. Потом будем сюда ездить, таскать потихоньку…

— Нет, — оборвал его Максим. — Мы так не сделаем. Во-первых, это оборудование, наверняка, поддерживает ей жизнь. Если мы начнем его ломать, то она погибнет, а мы не убийцы. Во-вторых, были бы вы на ее месте, хотели бы навсегда остаться здесь, под землей?

— Хм, даже и не знаю, — невесело усмехнулся Томас. — Смотря, что ей там снится… Наш мир совсем не подарок…

— Это так, но я никого не бросаю… — Максим не успел договорить. Дэн, неугомонно крутящийся на месте в попытках рассмотреть весь интерьер зала, со свойственной ему неуклюжестью, задел локтем один из расположенных вокруг приборов, и в тот же миг все вокруг запищало, замигало какими-то лампочками и…

Девчонка открыла глаза.

Парни от неожиданности дружно отпрыгнули в сторону, а в следующий миг крышка саркофага просто исчезла, словно была не материальным объектом, а неким энергетическим полем.

— Мама дорогаяяяяя! — заголосил Дэн, вскидывая винтовку. — Она живая! Она живая, вашу мать, пацаны!!!

— Да заткнись же ты! — рявкнул Максим, тоже целясь в сторону саркофага, на всякий случай.

Девчонка шумно выдохнула и стала озираться по сторонам. Увидев парней с оружием, она резко вскочила, заплетаясь в собственных конечностях, неуклюже вывалилась из саркофага, и сжавшись в комок, отползла в ближайший угол.

— Не стрелять! — приказал Максим, слыша, как Дэн снова что — то завопил при виде резких движений девчонки. — Опустите стволы! Видите, она сама нас боится?!

Он отдал свое ружье Томасу и стал медленно подходить к девушке.

— Привет, — как можно мягче постарался проговорить он. — Меня зовут Максим. Ты понимаешь меня? Мы не причиним тебе вреда. Мы добрые и хорошие ребята. Мы сами боимся и не понимаем, где находимся. Но мы тебя спасем.

— Ты чего несешь, придурок? — донеслось сзади ворчание Томаса.

— Замолкни, — шепнул Максим, и снова обратился к девушке. — Ты понимаешь, что я говорю? Я хочу тебе помочь. Слышишь?

Девушка убрала ладони от лица, и Максим увидел, как на него смотрят невероятной глубины небесно-голубые глаза.

— Кто вы? — донесся до него мягкий, очень женственный голос.

— Мы? Да мы так… это… — Максим пытался лихорадочно подобрать слова, но в этот раз смекалка его серьезно подводила. Он совершенно не знал, что разумнее всего сказать этой девчонке. — Мы просто тут случайно оказались. На минное поле наехали и… вот…

— Твою маааать, — снова раздалось сзади, только уже голосом Роджера.

— Мы копатели, — наконец, собрал мысли в кучу Максим. — Ищем древние артефакты. Случайно провалились в яму, а тут… это место! И ты. Но мы не хотели тебя будить! Это нечаянно получилось!

— Где я? — не меняя интонации, спросила девчонка.

— Это мы у тебя хотели выяснить! — вырвалось у Максима, и он тут же с досадой хлопнул себя ладонью по лбу. — Я имею ввиду, что мы не знаем. Мы сами тут первый раз. А как тебя зовут?

Девушка мгновение молчала, затем произнесла:

— Елена.

— Елена… — повторил Максим. — Очень красивое имя! А кто ты? И что здесь делаешь?

— Не помню, — девчонка стала осторожно осматриваться по сторонам. — Мне знакомо это место, но… не помню…

— Ладно. Давай, мы сейчас принесем одеяло, чтобы ты могла укрыться, и заберем тебя отсюда? А там разберемся, кто ты, и что дальше делать. Идет?

Девушка утвердительно кивнула, но в следующее мгновение смущенно сжалась еще сильнее — наверное, только сейчас поняла, что на ней нет одежды.

— Дэн! Быстро беги в машину за пледом! — скомандовал Максим, и его неуклюжий боевой товарищ ринулся к выходу.

Через пару минут Дэн вернулся с дырявым полотном шерстяной ткани, которым застилали заднее сидение внедорожника, но сам к девчонке подходить не стал. Он передал плед Максиму, а тот осторожно укрыл девушку, после чего помог ей встать. Елена сразу же пошатнулась и едва не упала — ноги явно отказывались держать ее, видимо, из-за длительного пребывания в неподвижном состоянии. Максим чудом успел подхватить девчонку за талию и машинально поднял на руки. Вопреки ожиданиям, та не стала сопротивляться, а лишь устало положила голову парню на плечо.

— За пятьсот лет не выспалась, — тихо пробурчал себе под нос Дэн, но увидев грозный взгляд своего товарища, тут же умолк.

Добравшись до внедорожника, Максим усадил Елену на водительское сидение. Томас в это время окликнул Андрея. Спустя пару минут ребят стали вытягивать на поверхность.

Первым к веревке привязали Роджера, затем Дэна и Томаса. Когда Максим остался вдвоем с Еленой, стало понятно, что самостоятельно она рискует не удержать нормальное положение для подъема. Пришлось просить скинуть в яму дополнительное крепление и привязывать девчонку к себе. Веса в ней было не много, поэтому парни легко вытянули их двоих.

И тут началось. Все, конечно же, были шокированы находкой. Причем некоторые смотрели на девчонку с любопытством, другие с недоверием и даже со страхом, а кто-то явно хотел бы посмотреть на нее без пледа. Даже последних можно было понять, учитывая, что среди копателей девушки встречаются редко, а в команде Максима их вообще не было. Да что там говорить, он и сам отметил, что Елена очень красивая. Девушек такой безупречной внешности парень никогда не видел даже среди редко появляющихся во внешнем мире красоток Великого Оазиса. Кто знает, как бы с ней обошлись другие копатели… Высокими идеалами в их профессии мало кто отличался — скорее наоборот. Но в команде Максима ребята были достаточно порядочные, чтобы держать себя в руках. А новенькие на рожон не полезут — знают свое место. В этом плане девчонке несказанно повезло.

Однако она была не единственным объектом всеобщего интереса. Все хотели воочию взглянуть на древний бункер, и разумеется, Максим не мог отказать парням в таком удовольствии. Отправив Томаса трудиться «экскурсоводом», он отвел в сторону своих старых соратников и спросил:

— Ну, что делать будем? Внедорожник мы потеряли, это однозначно. Добычи у нас нет, потому что бункер разбирать на запчасти я не дам. По крайней мере, пока. Надо выяснить о нем побольше. — Максим покосился на внедорожник, в котором сидела Елена, отрешенно смотря куда-то вдаль. — С девчонкой надо тоже что-то делать. Правду рассказать мы не можем — если это окажется угрозой для Неприкосновенных, нас просто всех могут пустить в расход. А если даже до них слухи не дойдут, вокруг много других головорезов. Скрывать ее в Дэнгере тоже не получится. Среди копателей редко встретишь незнакомые лица. Тем более женские. Есть предложения у кого-нибудь?

— Мы можем попросить у Гильдии грузовик с подъемником и вернуться сюда за машиной в другой раз, — после недолгой паузы предложил Роджер. — То, что без добычи вернемся, конечно, плохо. Но если скажем, что на нас напали мутанты, Совет закроет глаза. Стариков больше будет волновать, что новеньких живыми вернули. А вот с девчонкой не знаю, что делать. Может побрить ее наголо, в мешковину нарядить, да за пацана выдать?

— Не пойдет, — покачал головой Максим. — Вычислят ее в два счета. А вот за внедорожником можно вернуться. Скажем Совету, что попали в оползень — они выделят грузовик. Сейчас каждая единица техники ценна. Главное, про бункер молчать. Про добычу — ладно. Переживем. И раньше пустыми возвращались. Но вы забываете, ребята, что с нами шестеро салаг, у которых тоже есть рты, и они умеют ими разговаривать. Если вам я доверяю, то им — нет.

— А давай их тут оставим? Скажем, что они на нас обиделись и не захотели домой возвращаться. — Дэн самодовольно улыбался во все тридцать два зуба.

— Давай, — согласился Максим. — Только Совету скажем, что обидел их ты.

— Ну, нет уж, — насупился Дэн. — Как в бункеры проваливаться, древних голых баб откапывать, так вместе, а как перед начальством отчитываться, так я один!

— Заткнись уже, шутник, — ударил его в плечо Андрей. — Некогда сейчас «ха — ха» развозить! Я вот думаю, с салагами у нас большого выбора нет — придется грамотно поговорить с ними, чтобы молчали. Они все сильно просились именно к нам в команду, значит уважают нас. А девчонку можно пока в Ауткаст определить. Там точно никто спрашивать не будет, кто она и откуда. Никакой официальной регистрации и никакого контроля.

— А что, идея! — поддержал Максим. — Ты предлагаешь к Аггай ее отвезти?

— Именно, — подтвердил Андрей.

Аггай была их давней подругой, живущей в поселении изгоев. Когда-то давно ее отца изгнали из Варруса за какие — то бунтарские дела вместе с дочерью. Такой политики придерживался правитель города — Владыка Эвилис. По его закону, если кто — то совершит преступление против власти, то наказанию подвергается не только преступник, но и все члены его семьи. Так Аггай оказалась в Ауткасте. Через некоторое время ее отец решил добраться до Океана, но так и не вернулся. Аггай осталась одна в своем небольшом доме, освоила дело лекаря, и вскоре вышла замуж за Вензеля — парня из их поселения. Пара получилась та еще, но Максим с ребятами любили их. Как-то Андрей получил серьезную травму на раскопках, и Аггай выходила его. Такое у копателей ценилось и не забывалось. С тех пор ей часто привозили различный древний хлам, годящийся на запчасти и в быту.

— Значит, решили, — постановил Максим. — Пойдем, с молодыми пообщаемся.

Новенькие выслушали ребят предельно внимательно, и каждый пообещал держать язык за зубами. Обещания, конечно, вещь сомнительной надежности, но в сложившейся ситуации оставалось только полагаться на взаимное доверие. За молчание Максим дал слово всем новеньким оставить их в своей команде. На том и договорились.

Когда Томас вернулся с последней любопытной тройкой из бункера, стали грузиться в обратную дорогу. Внедорожников осталось только два, поэтому пришлось распределять лишний народ. Благо транспорт был достаточно просторный и без проблем вместил всех, включая Елену. Ее Максим посадил рядом с собой на переднее пассажирское сидение, Роджера отправил назад к Дэну и Томасу. Еще в багажный отсек к ним присоединились двое ребят. Разворачивались осторожно, поскольку все вокруг разворотило взрывами, и Максим переживал, что поблизости остались не взорвавшиеся мины. Но обошлось без происшествий, и вскоре колонна снова поползла по дну каньона.



— На вот, съешь. — Максим протянул Елене шоколадное пирожное, которое купил для себя перед экспедицией. — Это поможет восстановить силы и взбодриться.

— А что это? — спросила девушка с любопытством.

— Это называется пирожное. Шоколадное. Не совсем свежее, но вкусно.

Елена аккуратно взяла пальцами приоткрытый сверток и осторожно откусила кусочек. Пару секунд она медленно жевала, затем ее глаза хищно расширились, и она буквально вгрызлась в пирожное, за мгновение, набив полный рот. Максим засмеялся.

— Не торопись! Лучше есть медленно, тогда удовольствие будет дольше.

— Очень вкусно! — не переставая жевать, воскликнула Елена. — А есть еще?

— Нет. — Максим продолжал весело посмеиваться. — Придется потерпеть до дома. Там тебя хорошо накормят.

— А где ваш дом? — спросила девушка.

— Еще пока далековато. Ты лучше расскажи, что вообще помнишь о себе или о своей жизни?

Восхищенный взгляд Елены помрачнел:

— Ничего.

— Совсем ничего?

Девушка отрицательно покачала головой.

— Ладно, не расстраивайся. Мы попробуем придумать, как вернуть тебе память. Только ты должна запомнить кое-что очень важное. Никому и никогда не рассказывай, где и при каких обстоятельствах мы тебя нашли. Это крайне важно! Если кто-то об этом узнает, тебя могут забрать плохие люди. Или даже убить.

— Ну, ты просто гений деликатности! — воскликнул сзади Дэн.

— Кто это — плохие люди? — без тени страха спросила девчонка.

— Эммм… — Максим на секунду замешкался, подбирая подходящее объяснение. — Понимаешь, наш мир совсем другой — не такой, какой был в твое время. Я, конечно, не знаю, сколько лет назад тебя поместили в этот бункер, и в этот… ну, этот ящик с прозрачной крышкой!

— Субъядерный автономный биогенератор?

Максим поперхнулся на полуслове, и парни все дружно уставились на девчонку ошалелыми глазами.

— Чего?!

— Это технология длительного сохранения живых организмов на уровне элементарных частиц, — объяснила Елена, сохраняя предельную серьезность. — Применяется для поддержания жизни в условиях психофизической неактивности. Создан в качестве более совершенной замены криотехнологиям.

Повисла пауза. Парни переваривали услышанное с открытыми ртами. Разумеется, никто ничего не понял, но звучало фантастически круто!

— Значит, все-таки, что-то ты помнишь? — наконец, спросил Максим.

— Наверное, — пожала плечами Елена. — Эта информация неожиданно сама всплыла в голове, как будто я всегда это знала.

— А больше ничего не всплывает? — возбужденно поинтересовался Дэн.

Девушка сосредоточенно сморщила лоб, но через несколько секунд отрицательно покачала головой:

— Нет. Больше ничего…

— Ладно, не все сразу, — попытался подбодрить ее Максим. — Вот поэтому я тебе и говорю — никто не должен знать, кто ты на самом деле.

— А кто я? — с искренним любопытством спросила Елена.

— Уффф, — выдохнул Максим. — Ну, кто ты конкретно, я не знаю. Но могу с большой долей вероятности предположить, что ты одна из древних людей — тех, кто жил до Древней Войны. Понимаешь, примерно пятьсот лет назад случилась глобальная война. Чего не поделили, сейчас уже толком никто не знает, но погибло почти все человечество. Все, что от него осталось — это семь городов с общим населением в пятьсот тысяч человек. Жизнь у нас суровая. Многие захотят выкупить тебя, как товар, а кто-то будет готов убить, чтобы заполучить себе… А если еще Неприкосновенные узнают, то могут и всех нас перебить.

Елена заметно помрачнела, но самообладания не потеряла.

— А кто такие Неприкосновенные? — спросила она.

— Им принадлежит центральный город — Великий Оазис, — пояснил Максим. — Это единственное место, где сохранилась древняя природа и достойные условия жизни. И единственное место, где добывается питьевая вода. Считается, что Неприкосновенные являются потомками победителей в Древней Войне. У них мощные технологии, так что никто им ничего противопоставить не может. Фактически, они диктуют условия всем остальным, кто вынужден выживать в пустыне. И если они узнают, что мы откопали представителя древней цивилизации, одному Богу известно, как они себя поведут. Поняла?

— Да, — задумчиво глядя вдаль, ответила Елена.

— Ты не волнуйся, — вклинился в разговор Томас. — Мы увезем тебя в очень надежное место. Там для тебя будет безопасно.

Девушка согласно кивнула и вопреки всеобщим ожиданиям даже не спросила, куда конкретно ее собираются увезти. Не смотря на все услышанное от Максима, она не выглядела ни испуганной, ни даже взволнованной. Напротив, будто потеряв интерес к дальнейшему разговору, она плотнее закуталась в плед, устало откинула голову на подголовник сидения и закрыла глаза.

— Она что, опять спать собралась? — шепотом проворчал Дэн.

— Мой организм привыкает к активности, — неожиданно ответила сама Елена, не открывая глаз, и Дэн вздрогнул от неожиданности. — Это дается непросто, приходится периодически разрешать ему отдыхать.

— Понял, молчу. Отдыхай на здоровье. — Дэн откинулся на сидение и сделал вид, будто рассматривает окрестности, хотя его взгляд еще долго то и дело стрелял в сторону Елены. Он всегда реагировал на странности через чур эмоционально. А тут древняя девчонка. Всем было не по себе.

Максим сильнее вдавил ногой педаль газа, и колонна поехала быстрее. Нужно было вернуться в зону поселений до темноты, чтобы минимизировать риски. На эту экспедицию происшествий достаточно.



Глава 2. Мутант


Елена открыла глаза. Перед ее взором предстал уже знакомый слегка обшарпанный потолок комнаты с тонкими сплетениями паутины по углам, и девушка снова вспомнила, где оказалась. Двумя днями ранее ее вывели из состояния анабиоза. С тех пор она не вспомнила ничего, кроме собственного имени. Елена совершенно не представляла кто она, откуда, и как оказалась в анабиозной капсуле. Люди, которые пробудили ее, выглядели абсолютно незнакомыми и вели себя крайне странно. Все они были молодыми парнями и казались на первый взгляд очень похожими друг на друга: худощавые, но жилистые, коротко стриженые, одетые в какую-то серую мешковину, с примитивным оружием. Елена сначала испугалась их, но потом поняла, что парни сами встревожены. Ее мозг еще плохо соображал, адаптируя нейронные процессы к состоянию бодрствования, организм постоянно стремился уйти в максимально экономный энергетический режим, в связи с чем девушка фактически пребывала в полусне. Однако, несмотря на это, она сумела запомнить имена незнакомцев. Главного звали Максим, остальных — Дэн, Томас и Роджер. Мозг подсказывал, что это обычные имена, которые Елена прежде неоднократно встречала.

А еще она запомнила странный, не сулящий ничего хорошего, рассказ Максима. По его словам, пятьсот лет назад цивилизация людей уничтожила сама себя в некой Древней Войне. Все оставшееся с тех пор — это семь городов посреди пустыни. Парень рассказывал что-то еще про сами города, про какой-то Великий Оазис с Неприкосновенными, но Елена понимала его с трудом. Сил на критическую обработку информации совсем не было, ровно, как и на эмоциональные реакции. Некоторая доля любопытства заставляла ее задавать вопросы, но в итоге она все равно ни в чем не разобралась. Максим заявил, что Елена жила пятьсот лет назад, до Войны, и хотя это звучало бредово, девушка откуда-то знала, что технические возможности субъядерного автономного биогенератора теоретически позволяют поддерживать жизнь еще дольше. В любом случае, разбираться во всем следовало самой. В тот момент Елена была благодарна парням лишь за то, что их намерения оказались дружественными.

А потом ее повезли в город с грустным названием — Ауткаст. Транспорт парней, которых, кстати, на поверхности оказалось намного больше, был наземным, до ужаса примитивным и медленным. Елена отметила про себя, что ее мозг замечает это, как нечто не соответствующее его представлениям, а значит, где-то в глубинах ее памяти закопана информация о более развитых технологиях. Но когда ее привезли в город, ощущение такого несоответствия усилилось в разы, и версия о пропущенном апокалипсисе уже не выглядела такой сомнительной. Ауткаст фактически представлял собой убогий массив строений, среди которых уныло торчали из земли несколько полуразрушенных многоэтажек, построенных по крайне допотопной технологии, и десятка два частных дворов с покосившимися деревянными хибарами. По словам парней, этот город населяли изгои — те, кого по разным причинам изгнали из других городов вместе с членами их семей. И хотя место было совсем не радужным, почему-то именно здесь, с точки зрения Максима, Елена могла быть в полной безопасности. Девушка пока даже не понимала, какие опасности ей могут угрожать, но спорить не стала. Нечто интуитивное внутри нее подсказывало, что сейчас следует просто наблюдать и изучать окружающую обстановку.

Внедорожник остановился у хлипкого забора одного из частных дворов. К тому моменту Елена обратила внимание, что до Ауткаста доехала только одна машина, которая везла ее. Остальные, видимо, успели отделиться раньше, пока девушка спала. Сначала во двор вошли только Максим и еще один парень, по имени Андрей. Их не было минут пятнадцать, затем вернулся Андрей и позвал всех в дом.

Внутри хибары оказалось на удивление уютно. Елена очень хотела есть, и первое, что она ощутила — это невероятно вкусный запах чего-то съедобного. За простеньким деревянным столом вместе с Максимом и Андреем сидели еще двое — женщина, лет сорока, с заплетенными в хвост волосами мышиного цвета и неожиданно доброй улыбкой, а рядом с ней — мужчина постарше: худой, заметно потасканный жизнью, но улыбающийся еще более восторженно.

На столе перед мужчиной стояла большая стеклянная емкость с какой-то мутной жидкостью, а посередине располагалась металлическая посуда с едой, источающей манящий запах.

— Здравствуй, Елена, — мягко поздоровалась женщина. — Максим рассказал нам про тебя. Меня зовут Аггай, а это мой муж — Вензель. — Она кивнула в сторону мужчины. — Мы будем рады, если ты остановишься у нас.

Елена не знала, какого ответа от нее ждут, но в тот же миг почувствовала, как ее организм снова настойчиво пытается уснуть.

— Ты здорова? — обеспокоенно поинтересовалась Аггай, а в следующий миг Елена уже ощутила, что лежит на чем-то очень мягком, укрытая чем-то теплым, и чья-то рука заботливо трогает ее лоб.

— Все нормально… — попыталась девушка объяснить сквозь сон. — Просто… организм… восстанавливает… после фазы… неактивности…

— Отдыхай спокойно, — донесся до нее добрый, но настойчивый голос, который потом неожиданно превратился в сердитый шепот. — Ну, чего столпились тут?! Завтра приезжайте! Пусть девочка выспится! Вензель! Иди спать, пьянь!

Елена проснулась утром, и первое, что предстало ее взору — этот самый потолок. Привстав на локтях, она увидела, что находится в небольшой комнате, пространство которой почти полностью занимает кровать, в которой девушка и лежала. Плед с нее сняли, и одели в какую-то старую серую пижаму из грубой ткани. Рядом с кроватью стоял большой платяной шкаф, а слева от него располагалась единственная дверь. Решив посмотреть, что за ней, Елена выбралась из кровати и, шаркая босыми ногами по неровному полу, покинула комнату.

По ту сторону двери оказалось помещение крупнее — то самое с деревянным столом, в котором вчера Елену встречали хозяева дома. Только теперь стол пустовал, а из присутствующих здесь была только Аггай. Хозяйка стояла боком к Елене, протирая тряпкой деревянные тарелки над тазиком грязно-серого цвета, и что-то тихо напевала сама себе. Увидев вошедшую гостью, она приветливо улыбнулась и спросила:

— Выспалась? Есть хочешь?

Елена вдруг поняла, что безумно голодна еще с самого момента пробуждения в анабиозной капсуле.

— Да, очень хочу!

— Тогда садись за стол, сейчас пирожки подоспеют.

— А что такое пирожки? — Елена нахмурилась, пытаясь вспомнить, что означает это забавное слово.

Аггай по-доброму засмеялась:

— А вот сейчас и попробуешь!

Девушка осторожно села на страшно скрипучий деревянный стул. Хозяйка, тем временем, открыла небольшую дверцу на массивном закопченном устройстве, из которого тянуло новым, но не менее приятным запахом, и извлекла наружу широкую металлическую пластину. На последней в несколько рядов лежали какие-то кульки золотистого цвета. От них к потолку струился легкий дымок, и Елена поняла, что сводящий с ума аромат еды источают эти забавные штуки.

Аггай поставила пластину на стол и радостно объявила:

— Вот тебе и пирожки! Угощайся!

Елена, недолго думая, схватила первый попавшийся пирожок, но тут же обожглась и отдернула руку.

— Осторожнее! Только же из печки вытащила! — воскликнула хозяйка.

— Из чего? — не поняла Елена, потряхивая обожженными пальцами.

— Из печки! Вот, смотри. Это называется печка. Там внутри очень высокая температура, потому что снизу горит огонь. Чтобы приготовить пирожки, нужно их испечь. То есть поместить вот сюда и ждать, пока горячий воздух обработает их до вот такой хрустящей золотистой корочки. Поняла?

Елена неуверенно кивнула и снова потянулась за пирожком, только в этот раз осторожнее.

— Дуй прежде, чем есть, — велела Аггай.

— Куда дуть? — опять не поняла девушка.

Хозяйка снисходительно улыбнулась, отложила в сторону посуду и села за стол напротив Елены.

— Смотри. — Аггай аккуратно взяла в руки пирожок, поднесла ко рту, но вместо того, чтобы кусать, сделала губы трубочкой и стала дуть. — Вот так.

Елена повторила за хозяйкой, и через мгновение кусочек пирожка таки оказался у нее во рту. Вкус был настолько волшебный, что девушка закрыла глаза от удовольствия.

— Очень вкусно!

— Я рада, что тебе понравилось, — улыбнулась Аггай. — Ты хорошо себя чувствуешь? Слабость прошла?

— Уже лучше. Но для полного восстановления требуется около трех дней. — Елена пыталась жевать и говорить одновременно, от чего получалось не очень внятно. — Мое тело долго пробыло в состоянии анабиоза. Теперь мозгу и нервной системе необходимо заново выстроить нейронные связи. То есть научиться управлять телом.

— Хм… Интересно. А еще что-нибудь можешь вспомнить о себе? Или о том, что с тобой произошло?

— Нет. Я пыталась, но… ничего. Только имя.

— Что ж, и это хорошо, — подбодрила Аггай. — Я встречала случаи амнезии, в которых память возвращалась со временем. Будем надеяться, что и у тебя получится. А если нет, то Максим найдет способ показать тебя лекарям Хиллвиля.

— Почему вы помогаете мне? — осторожно спросила Елена.

Аггай пожала плечами и усмехнулась:

— Ну, не оставлять же тебя на произвол судьбы! Ты ведь совсем не знаешь нашего жизненного уклада, наших законов и правил… Твое появление для нас — историческое событие! Но не все люди такие добрые, как Максим и его друзья. Поэтому тебя привезли в Ауткаст — место, где нет никакого контроля населения. Здесь проще всего укрыться.

— Историческое событие? — Елена недоуменно нахмурилась. — Почему?

— Потому что никто никогда не откапывал живых представителей древней цивилизации. — Лицо женщины было абсолютно серьезным.

— Вы тоже уверены, что я жила пятьсот лет назад? — Девушка до последнего надеялась, что все не так плохо.

— Пятьсот или больше, — кивнула Аггай. — Тебя нашли в землях, куда прежде никто не ходил. В месте, оборудованном древними технологиями. Сомнений быть не может.

Елена некоторое время молчала, пытаясь осмыслить услышанное. Если она действительно пробыла в анабиозе половину тысячелетия, то все, что ее сейчас окружает — новый, абсолютно незнакомый мир, в котором ей неизбежно предстоит адаптироваться, без вариантов вернуться к былой жизни. Это, как минимум, обескураживало.

— Я помню, меня поднимали из-под земли… Как Максим и его друзья оказались там? И зачем?

— Они — копатели, — пояснила Аггай. — Это такая современная профессия. Они ездят по безлюдным землям в поисках древних артефактов и всякого металлолома. Там, где они тебя нашли, было минное поле. Машина Максима провалилась под грунт, как раз в том месте, где располагался вход в бункер. Внутри лежала ты.

«Значит, это случайность…», — Елена озадаченно нахмурила лоб. Судя по всему, никто из ныне живущих не знал о ее существовании. А значит, девушка могла вообще не проснуться никогда, если бы ее не нашли…

— Ясно. Парни тоже живут здесь, в Ауткасте?

Аггай отрицательно покачала головой:

— Нет. Они из Дэнгера — города копателей. Он находится в пятнадцати километрах к югу отсюда. — Хозяйка указала рукой направление.

— У копателей есть целый город? — Елена искренне удивилась.

— Да. Это самое ближайшее поселение к Пустым Землям — так мы называем пространство за пределами границ семи городов. Дэнгер построили первые копатели для временного размещения рабочих бригад. Но с тех пор прошли столетия. Город остался. Сегодня его очень ценят, но не особо спешат снабжать хорошей техникой или оружием. Копатели нужны другим городам, как рабочая сила, но никому не нужны, как лишний соперник на военно-политической арене.

— Города воюют между собой? — Елена насторожилась. Если она в зоне боевых действий, нужно обязательно об этом знать!

— Нет. — Аггай по-доброму улыбнулась, словно почувствовала тревогу гостьи. — Открытые войны были запрещены Великим Оазисом еще лет триста назад. Считается, что Неприкосновенным надоело терпеть нескончаемые бои рядом со своими драгоценными стенами, и они решили навести порядок. Они запретили открытую агрессию под угрозой полного уничтожения и создали другой способ борьбы за власть.

— Какой? — Елена чувствовала каким-то шестым чувством, что ей обязательно нужно выяснить подробности существующих социальных и политических условий. Словно эти знания были составной частью успешного выживания.

Аггай с подозрением взглянула на девушку, явно удивившись ее интересу к этой теме, но ответила:

— Турнир Гладиаторов. Каждый год города имеют право направить свою команду воинов для участия в битве за право контроля над основными источниками ресурсов. Это довольно суровое и жестокое состязание. Уже пятьдесят лет неоспоримым победителем остается Варрус.

— Почему? — удивилась Елена. — Его воины настолько сильны?

— Не совсем. Варрус активно развивает кибертехнологии. Его воины выходят на Турнир, обвешанные целым арсеналом оружия и брони, что дает им большое преимущество.

— А другие города?

— Ну, во-первых, участвуют не все. Великому Оазису, например, нет нужды воевать за наши ресурсы. В Дэнгере есть отважные ребята — такие, как Максим, но они не обучены военному делу. Да и сражаться им нечем. Про Ауткаст молчу — сама все видела и понимаешь. Остается только Хиллвиль, Криетрон и Гарфурд. У них тоже сильные войска. Но с Варрусом пока им совладать не удается. Хотя каждый год они пытаются. — Взгляд хозяйки вдруг стал мрачным. — Надеюсь, когда-нибудь у них получится…

— Вы хотите, чтобы победил другой город? — заметила Елена.

Аггай согласно кивнула:

— Было бы неплохо. Варрусом управляет Владыка Эвилис — алчный, властолюбивый тиран. Как победитель Турнира, он имеет право устанавливать цены на ресурсы и размеры таможенных налогов. Разумеется, он делает это таким образом, чтобы другие города чувствовали себя униженными и обделенными. Говорят, до Варруса какое-то время правил Хиллвиль… Все было гораздо справедливее.

— Расскажите мне о других городах, — попросила Елена, чувствуя не на шутку разыгравшееся любопытство. — Ну, о трех других, которые тоже участвуют в Турнире.

Аггай взяла еще один пирожок, откусила кусочек, и принялась рассказывать:

— Все города не похожи друг на друга. У тебя еще будет возможность посмотреть на них, сама убедишься. Хиллвиль лично мне нравится. У них очень необычная философия жизни, в которой, в отличие от Варруса, ценятся такие вещи, как честь, отвага, помощь страждущим… В Хиллвиле хорошо развита медицина и целительство. Но, в то же время, власть Хиллвиля принадлежит кланам профессиональных убийц, что не делает городу чести. Однако даже у них есть свой моральный кодекс. — Аггай многозначительно посмотрела на Елену.

— В отличие от Варруса? — догадалась та.

— Именно так, — кивнула хозяйка и продолжила: — Криетрон — город ученых. Они занимаются выведением новых видов животных и растений. В общем, они кормят нас всех, за что мы им бесконечно благодарны. А для защиты они создают совершенных боевых мутантов, с которыми, кстати, участвуют в Турнире. Жуткие твари. — Аггай поморщилась. — О Гарфурде рассказывать особо нечего. На мой взгляд — абсолютно бесполезное место. Впрочем, как и Ауткаст. Там правят женщины-воины, не признающие мужчин. Фактически это человеческие мутанты. Они обладают огромной физической силой, которая, как говорят, развивалась эволюционно с древности. Выживают они тем, что продают в рабство своих дочерей, которые не унаследовали этой генетической особенности. Пожалуй, после Варруса они мне нравятся меньше всего.

Аггай умолкла. Елена хотела задать еще миллион вопросов, но неожиданно парадная дверь дома с грохотом отворилась, и на пороге показался мужчина, которого хозяйка вчера представила, как своего супруга.

— О! — восторженно воскликнул он. — Наша гостья проснулась! Как тебе спалось? — Он сел на скамью возле входа и принялся снимать сапоги.

— Хорошо, спасибо, — постаралась улыбнуться Елена.

— Женушка моя тебя покормила? — Он с притворной суровостью посмотрел на супругу.

— Да, мы ели… — Елена замешкалась, забыв название.

— Пирожки, — подсказала Аггай, весело улыбаясь. — Вензель, и ты садись за стол, а то уже остывают!

— Сейчас-сейчас! — мужчина прошел к рукомойнику и принялся тщательно мыть запачканные в чем-то черном руки. — Можете поздравить меня с победой! Я нашел причину, по которой двигатель в машине не запускается. Сегодня починю!

— Правда? Это хорошая новость! — обрадовалась Аггай и пояснила Елене: — Он у меня механик. Чинит машины и всякую технику.

— За это очень хорошо платят, — заговорщицки подмигнул Вензель, усаживаясь за стол. — Не так, конечно, как механикам Варруса, но на жизнь хватает.

— А чем занимаются другие изг… жители Ауткаста? — Елена поправилась, стараясь не обидеть хозяев.

— Ты можешь называть вещи своими именами. — Вензель расплылся в доброй улыбке. — Нас все зовут изгоями, и мы на это уже давно не обижаемся. А занимаются все, кто, чем может. Кто-то что-то чинит, кто-то держит небольшие фермы, а кто-то лазает по помойкам в поисках еды. Сброда здесь всякого хватает, так что лучше одна за пределы двора не выходи, пока не освоишься.

— Ладно, — согласилась Елена. — А когда я смогу посмотреть другие города?

— Об этом тебе лучше поговорить с Максимом. Мы с Аггай редко выезжаем из Ауткаста. А они постоянно колесят по всей округе.

— И как мне с ним поговорить? Он же в другом городе…

Вензель добродушно расхохотался:

— Ты что, думаешь, парни бросили тебя тут, и забыли? Они сегодня приедут! Только немного позднее.

Почему-то Елена искренне обрадовалась, услышав эти слова. Конечно, она была благодарна Аггай и Вензелю за гостеприимство, но оставаться на всю жизнь в городе изгоев девушка не планировала, даже не смотря на опасности нового мира. Она чувствовала необходимость изучить все самостоятельно, и знала, что вчерашние ребята могут ей в этом помочь.

Они действительно приехали через два часа. За это время Елена успела научиться мыть посуду, что оказалось очень скучным и неприятным занятием, и посмотреть, как муж Аггай ковыряется в двигателе старого, похожего на металлолом колесного транспорта. В небольшой гаражной пристройке их и застали ребята.

— Тебя уже работать заставили? — с радостной улыбкой на лице спросил Дэн. Сегодня их было трое — еще Максим и Томас.

Вензель засмеялся, отложил в сторону инструменты и принялся обниматься с гостями.

— Она просто смотрит! Ей интересно! Правда, Елена?

— Правда, — честно кивнула девушка. — Гораздо интереснее, чем мыть посуду.

На этот раз захохотали все, хотя Елена совсем не поняла, из-за чего. Неужели кому-то нравится мыть посуду?..

Вензель провел ребят в дом и пригласил за стол. Аггай чем-то увлеченно орудовала возле печки. По комнате струился новый запах еды — не похожий на пирожки, но тоже очень вкусный. Елена поняла, что опять безумно голодна, однако, когда хозяйка поставила на стол тарелку с какой-то подозрительной мешаниной, плавающей в мутной жидкости, недоверчиво спросила:

— А это что?

— Это вареная печень мутанта! — хитро улыбаясь, объявил Дэн.

Елена поморщилась, с недоверием глядя в тарелку, но Аггай ее успокоила:

— Не слушай этого оболтуса! Это овощной суп! Растения варятся в воде, в итоге получается такая консистенция. Выглядит, может быть, и не очень, но вкусно. Попробуй!

Елена взяла в руки странное металлическое устройство, которым все зачерпывали жижу из тарелки, и попыталась повторить. Но видимо, что-то пошло не так, и половина мутной воды пролилась мимо ее рта. Однако то, что попало на язык, оказалось горячим и действительно приятным на вкус. Через несколько неудачных попыток, сопровождающихся смехом Дэна и улыбками остальных, девушка все-таки научилась есть суп без потерь.

Когда с едой было покончено, Максим стал расспрашивать Елену о ее прошлом, но та по-прежнему ничего не помнила. Через некоторое время она снова почувствовала непреодолимое желание прилечь, и даже расстроилась, что не смогла толком поговорить с ребятами. Однако организм был настойчив. Елену увели под руки в комнату с кроватью, и едва она оказалась в горизонтальном положении, реальность сменилась яркими сновидениями.

Елена была где-то в другом месте. Где-то очень далеко-далеко. Вокруг процветала естественной красотой первозданная природа, простираясь во все стороны за горизонт. Девушка стояла на вершине отвесных скал, с которых вниз падал мощный, ослепительно красивый водопад. Внизу быстрым потоком текла кристально чистая река, уходя вглубь густого тропического леса. Небо блистало солнечной лазурью, теплый ветерок игриво ласкал кожу. Было так уютно и радостно, что хотелось остаться в этом месте навсегда. Елена обернулась и увидела позади себя красивый дом, сделанный практически полностью из прозрачного материала. Сквозь стены, отражающие солнечные лучи, проглядывался интерьер, зеленеющий живой природой почти так же, как снаружи. Рядом с домом грациозно стояло большое статное животное, покрытое короткой черной шерстью, с массивными пернатыми крыльями, сложенными на спине…

Но вдруг сон резко сменился. Теперь Елена кралась по развороченному взрывами асфальту, между выщербленных останков многоэтажных строений. Ее тело обтекал боевой бронекостюм, в руках девушка держала смутно знакомое устройство… «Импульсный излучатель…», — подсказала память. Рядом с Еленой в слаженном боевом порядке двигались бойцы в камуфляже с короткими автоматами. Где-то далеко гремели взрывы и пулеметная стрекотня. Внезапно с оглушительным грохотом что-то взорвалось совсем рядом, и мир завертелся перед глазами бешеным колесом.

А в следующее мгновение Елена проснулась, и теперь снова лежала в кровати, прокручивая в памяти события минувшего дня.

На этот раз в комнате было темно. Из маленького окна, задернутого старыми застиранными занавесками, не поступал свет, а значит, Елена проспала весь остаток дня до глубокой ночи. Девушка повернулась на бок, но через десять минут поняла, что спать ей совсем не хочется. Тогда она поднялась с кровати и вышла в соседнюю комнату. Там тоже царила темнота, и никого не было. Из третьей комнаты, в которой Елена еще не бывала, доносился жуткий храп, и девушка не решилась туда заходить. Вместо этого, она влезла в первую попавшуюся обувь и вышла на улицу. Покидать двор Елена не собиралась, поскольку Вензель ее предостерегал от этого вполне серьезно. Однако, очень хотелось подышать свежим воздухом, и она просто села на широкие ступеньки, за входной дверью. Какое-то время девушка задумчиво сидела, смотря в черное ночное небо, и вспоминала свой странный сон. Происходило ли это с ней когда-то на самом деле, или это просто игры разума? Что это было за прекрасное место с водопадом? Елена вспомнила то чувство, испытанное во сне. Словно она была дома… Но потом ей почему-то приснилась война. Может быть, эта была та самая война, которая уничтожила древнюю цивилизацию?..

Из раздумий Елену внезапно вывел настораживающий звук. Как будто что-то копошилось на заднем дворе, издавая при этом противное пыхтение. Наверное, девушка должна была испугаться, но вместо этого ей стало очень любопытно. Она встала и осторожно, стараясь не шуметь, направилась к источнику звука. Крадучись, Елена обошла дом, и перед ее взором предстало нечто. Крупное, в половину человеческого роста, уродливое существо на четырех лапах, покрытое короткой шерстью с большими проплешинами, рылось мордой в большом металлическом баке, разбрасывая во все стороны какой-то хлам. Наверное, у него был очень хороший слух, потому что, едва Елена вышла из-за угла, существо прекратило свое увлекательное занятие, и повернулось мордой к ней, оскалив мощную широкую пасть с большими клыками. Девушка почувствовала укол страха внизу живота, а в следующее мгновение существо, издав жуткий утробный рык, бросилось в атаку. В два прыжка оно преодолело расстояние, и Елена лишь успела закрыть лицо руками прежде, чем уродливая туша сбила ее с ног. В тот же миг правое предплечье пронзила страшная боль — существо сомкнуло челюсти на тонком запястье девушки и потянуло на себя. Елена закричала, пытаясь инстинктивно сопротивляться, но внезапно что-то изменилось. Боль вдруг резко притупилась, страх обратился хладнокровием. Во всем теле девушка ощутила энергетические импульсы колоссальной силы. Мозг с чудовищной скоростью включал забытые нейронные цепи в нервной системе.

Каждая клетка тела отозвалась пульсацией энергии. Елена рванула руку на себя, притягивая существо ближе, другой рукой схватила его за морду и стала расцеплять челюсти. Хватка монстра ослабла. Он злобно зарычал, пытаясь вырваться, но Елена поймала его освобожденной рукой за нижнюю челюсть и, придавив телом к земле, стала поворачивать уродливую голову по кругу. Существо жалобно взвыло. Еще немного, и его шея бы хрустнула, но внезапно до Елены донесся крик Вензеля:

— Елена!!! Отойди!!!

Девушка замешкалась и выпустила монстра из рук. В следующий миг раздался выстрел. Мужчина стоял во дворе в одних кальсонах и держал в руках ружье. Освобожденный монстр молниеносно вскочил на лапы и бросился к забору. Вензель прицелился еще раз, но промахнулся — существо, перепрыгнув через ограду, исчезло в темноте.

— Ты в порядке? — Мужчина подбежал к Елене. На его лице была смесь тревоги и недоумения.

— Рука, — морщась от вернувшейся боли, вымолвила девушка. Пульсация энергии постепенно утихала, возвращая тело в привычный режим функционирования.

Внезапно рядом появилась встревоженная Аггай.

— Вензель, веди скорее ее в дом! Нужно срочно осмотреть рану!

Мужчина помог Елене подняться и повел следом за убежавшей хозяйкой. Когда они оказались в комнате, на столе уже были разложены какие-то пузырьки, бинты и прочие штуки явно медицинского назначения.

— Показывай скорее! — велела Аггай.

Елена села за стол и положила на него изувеченную руку.

— О нет… — с ужасом вымолвила женщина, закатав окровавленный рукав. — Вензель! Тут шить надо! И еще нужен антибиотик! — Она схватила большой кусок белой ткани и приложила к руке Елены. — Зажми ей рану и держи, пока я не вернусь. Ампулы в подвале!

Аггай умчалась во двор, а Вензель занял ее место и крепко прижал ткань к ране Елены.

— Что это было за существо? — спросила девушка.

— Это шакал. Мутант. Они часто забредают в город, в поисках еды. Елена, зачем ты пошла на улицу ночью? Я же говорил — это не безопасно!

— Я не собиралась выходить за ограду. Мне просто не спалось, и я решила выйти подышать.

— Что ты пыталась сделать с этим шакалом? — Голос Вензеля звучал крайне настороженно. — Я видел, как ты едва не свернула ему шею!

— Я защищала свою жизнь… — Елена попыталась оправдаться, сама с трудом осмысливая произошедшее.

— И правильно делала! Но… Как?! Ты же хрупкая девчонка! Откуда в тебе столько силы? Ты точно ничего не скрываешь от нас?

— Нет, — честно ответила Елена. — Я действительно ничего не помню. Все произошло… автоматически…

Спустя пару минут вернулась Аггай и бросила на стол какое-то устройство с иглой.

— Давай, отпускай, — велела она мужу. Тот аккуратно убрал ткань с раны, и они оба замерли с крайне недоумевающими лицами.

— Не может быть! — вымолвила Аггай. — Но ведь… были страшные раны!

Елена взглянула на свою руку и увидела, что на месте рваного, изливающего кровавый ручей месива, которое еще пять минут назад ввергло в панику хозяйку, красуются несколько уже некровоточащих отверстий.

— Это невозможно! — снова воскликнула Аггай, не в силах оторвать взгляд от руки Елены. — Регенерация не может идти с такой скоростью! Я не знаю, что делать… — Она с недоумением посмотрела на мужа.

— Ничего не надо, — проговорила Елена. — Ткани сами затянутся. Инфекция в крови уже уничтожена. Я просто знаю это. Не спрашивайте откуда.

Ошеломленные супруги молча переглянулись. Затем Аггай все-таки наложила Елене повязку и отвела ее в спальню. Однако девушка еще долго не могла уснуть и невольно подслушала, как Вензель рассказал жене о том, что увидел.

— Понимаешь, Аггай? — возбужденно шептал он. — Она держала его за пасть руками! Да так, что шакаледва трепыхался! Я даже подумал, что это она напала на зверя!

— Ты уверен, что тебе не показалось? — недоверчиво спросила Аггай.

— Да ты что! Неужели я совсем слепой? И как вообще такое может показаться? Если бы я не подоспел, на заднем дворе сейчас бы лежал труп со свернутой шеей!

— Но ведь она совсем хрупкая девушка! В ней веса-то килограмм пятьдесят от силы… А с шакалом бы и ты не справился без оружия! Как такое возможно?

— А как возможно, чтобы ее раны затягивались с такой скоростью?

На несколько секунд повисло молчание, затем хозяйка шепотом спросила:

— Ты хочешь сказать, что Елена опасна?

— Не знаю, Аггай… Не думаю, что она собирается намеренно причинять кому-то зло. Но присматривать за Еленой однозначно надо.

— Завтра поговорим с Максимом, — решительно заявила женщина. — Ребята собирались вернуться в ее бункер. Может быть, найдут какие-то ответы…

На этих словах Елена стала засыпать, и дальнейший диалог потонул в сгущающемся тумане дремоты. В ту ночь ей больше ничего не снилось.


Глава 3. Ловчие


Максим резко повернул рулевое колесо вправо, и внедорожник, подняв клубы песчаной пыли, с заносом свернул в колею, ведущую в Ауткаст.

— Эй, полегче! — возмутился сидящий позади Дэн. — Я тут вообще-то ружье чистить пытаюсь!

— На кой оно тебе сейчас сдалось? — усмехнулся Томас. — До следующей экспедиции далеко еще. Успеешь почистить.

— Отпуск не означает, что нужно забыть про свою малышку! — гордо заявил Дэн и бережно погладил дробовик по деревянному прикладу.

— Может, женишься на ней? — Томас заржал в голос. — От Марты из команды Гвоздя ты же отказался! А она так хотела тебя…

— Фу! — Дэн скривился в гримасе отвращения. — Не напоминай лучше. А то сейчас стошнит.

Максим не сдержался и тоже расхохотался:

— Да ладно тебе, Дэн! Мутанты на тебя и прежде нападали! Правда, не такие пьяные…

— Смейтесь, смейтесь! — угрожающе проговорил Дэн. — Когда в следующий раз пойдем в трактир, я скажу Варьке из бригады Джонса, что вы оба от нее без ума!

— Не смей! — в один голос рявкнули Максим с Томасом и тут же перестали смеяться. Но всего на пару секунд, после чего в голос захохотали все трое.

Почти две недели минуло с того дня, когда ребята вернулись из экспедиции со странной девушкой, по имени Елена. Не смотря на множество реальных проблем, которыми грозила сложившаяся ситуация, все обошлось на удивление удачно. Новички честно держали язык за зубами. Елену тайно отвезли в Ауткаст. Пришлось какое — то время уверять Аггай, что девчонка действительно из древнего бункера, а не чья-то ворованная подружка из Варруса. Само собой, в рассказ ребят было весьма трудно поверить, учитывая, что прежде живых представителей погибшей цивилизации никто никогда не откапывал. Однако Аггай доверяла ребятам, и, в конце концов, ее удалось убедить.

С Вензелем все обошлось значительно проще. Услышав историю ребят о древней девушке, он с восторгом захлопал в ладоши и, достав из-под стола большой бутыль какой-то местной бодяги, под грозным взглядом жены радостно объявил: «Ведите! Будем знакомиться!». Пришлось остаться дольше, чем планировалось.

Первые двое суток Елена выглядела вяло и периодически погружалась в сон прямо на ходу. Аггай, как опытный лекарь, регулярно осматривала ее, но никаких отклонений не нашла. Сама Елена утверждала, что ее организм полностью здоров, просто в нем идут какие-то процессы восстановления, суть которых никто не понимал.

После первой ночи девушка стала понемногу адаптироваться к окружающей обстановке. Современный язык она понимала очень хорошо и сама разговаривала без каких-либо проблем. Ела общую еду с аппетитом, пила воду, на самочувствие не жаловалась. Да и вообще, никаких особенных физиологических отличий поначалу никто не заметил. Если бы не ее экзотическая для здешних мест внешность, можно было бы и не заподозрить, что она чужая. А уж, что чужая минимум на пятьсот лет, так и вообще никому бы в голову не пришло.

Но во вторую ночь случился инцидент, который поверг всех в шок. На девчонку напал мутант, забравшийся во двор в поисках еды. По рассказам Вензеля, это был взрослый шакал, весом килограммов в шестьдесят, голодный и свирепый. Такие твари обитали в Пустых Землях, но иногда захаживали в города, если не могли раздобыть еду в пустыне. Отогнать их представлялось возможным только с помощью хорошего заряда дроби, и горе тому несчастному, кто встречал шакала один на один без оружия. В общем, у хрупкой Елены шансы остаться в живых практически отсутствовали. Но, вопреки всем ожиданиям, она не просто выжила, а едва не свернула свирепому зверю шею. Если бы эту историю Максиму рассказал кто-то малознакомый, он ни за что бы не поверил.

Однако в ту ночь произошло еще кое-что более странное. Шакал успел укусить девчонку. Аггай уверяла, что укус оказался крайне серьезным. Она даже не была уверена, что сможет сама его заштопать. Но когда на следующий день Максим с ребятами приехали навестить свою подопечную, на ее руке красовались лишь несколько свежих затянувшихся шрамов. Объяснить это происшествие не смог никто, а Елена так ничего нового о себе и не вспомнила.

Эти события заставили Максима быстрее решать вопрос о снаряжении новой экспедиции для возвращения в древний бункер. Первым делом он отправился в Совет Гильдии клянчить грузовик с подъемником. История о том, что потерянный внедорожник накрыло оползнем, прошла на ура, и уже спустя пару дней парни впятером тайно выдвинулась к месту обнаружения бункера. Никого лишнего брать в группу не стали — только Максим, Дэн, Томас, Роджер и Андрей. Сначала в планах было взять с собой Елену, но Максим решил перестраховаться и предварительно провести разведку без нее. Все же угроза, что новички проболтаются сохранялась. Единственное, чего салаги не знали, так это где парни спрятали девчонку, поэтому оставить ее в Ауткасте было разумно.

Однако по ту сторону каньона ребят ждало огромное разочарование. Ямы, в которую провалился внедорожник, больше не было. На ее месте красовалась картина массивного обвала грунта, разгрести который представлялось возможным только с помощью специальной техники. В Дэнгере такой не было. А получить ее в Варрусе разрешалось исключительно при условии, что город заберет половину от найденного. Поэтому, к разочарованию всех, включая Елену, пришлось забыть о бункере до более благоприятных времен.

Сразу после возвращения Максима Совет Гильдии потребовал официальных объяснений, почему в очередной раз его команда потратила топливо впустую. Несколько дней ушло на разбирательства, комиссии и прочую бюрократическую ерунду, в ходе которой молодой лидер потратил кучу нервов, но все же сохранил рейтинг своих ребят на приемлемом уровне. Когда Гильдия успокоилась, Максим решил плюнуть на дела и отправил команду в отпуск на две недели.

В первые два дня парни ушли в конкретный загул и почти не вылезали из трактира их давнего приятеля Ахмеда. В прочем, это заведение было единственным злачным местом в Дэнгере, где разрешалось отпустить себя во все тяжкие. Поэтому выбирать не приходилось. И хотя Максим не очень-то уважал такое времяпрепровождение, в первый день напился так, что проснулся в курятнике какой-то незнакомой бабы и долго не мог понять, как там оказался. Учитывая, что хозяйка очень даже правдоподобно испугалась, когда обнаружила в своем сарае нагло храпящего копателя.

На третий день, прекратив пьянство, ребята разделились. Роджер с Андреем отправились в Варрус решать какие-то свои личные вопросы, а Максим, Дэн и Томас стали почти каждый день наведываться в Ауткаст, чтобы проведать Елену. Девушке понравилось жить у Аггай и Вензеля, но она очень хотела посмотреть другие города. Максим прекрасно понимал, что рано или поздно ее придется вывезти в люди, потому что жить безвылазно в Ауткасте — то еще уныние. Тем не менее, парни решили подождать какое-то время. Следовало убедиться, что Елена не преподнесет новых неожиданных сюрпризов, которые, даже случайно, могут раскрыть ее истинное происхождение. Они придумали ей легенду для конспирации, согласно которой девушка была недавно осиротевшей дочерью четы изгоев и устроилась на работу к Аггай за крышу над головой. Численность населения Ауткаста никто не контролировал, поэтому можно было даже не объяснять, кем были вымышленные родители Елены и где жили.

С каждым днем девушка становилась более общительной и невероятно любопытной. Она хорошо сдружилась с парнями и даже стала понимать шутки Дэна. Аггай и Вензель, у которых собственных детей не было, тоже радовались присутствию в их доме юной гостьи, возясь с ней, будто с родной дочерью. Елена же, в свою очередь, постепенно освоилась в быту и добровольно вызвалась помогать супругам по хозяйству. Днем она работала, а вечером парни забирали ее кататься на внедорожнике по Пустым Землям. В первой же поездке ребята заметили, что с виду скромная Елена — настоящий авантюрист. Она совершенно не боялась скорости и даже визжала от восторга, когда Максим выделывал рискованные дрифты на крутых поворотах.

Как-то раз, в очередной поездке, Елена попросила научить ее управлять внедорожником. Дэн и Томас, конечно, не упустили случая напомнить, что им и одного придурка за рулем хватает, но возражать не стали. Максим поменялся с девчонкой местами и принялся объяснять азы управления машиной. Елена какое-то время слушала, а затем неожиданно для всех включила передачу и вдавила педаль газа в пол.

— Эй, ты чего творишь! — завопил Дэн, припечатанный инерцией к спинке сидения.

— Елена, осторожнее! — вторил ему Максим.

— АААА! — просто заорал Томас.

Но Елена словно была в каком-то трансе. Она переключала передачи и вела внедорожник с абсолютной уверенностью, будто профессиональный гонщик Варруса. Через несколько мгновений она резко повернула руль в сторону и ушла в крутой дрифт, рискуя перевернуть машину, и когда парни уже были уверены, что выжить в этой поездке им не удастся, молниеносно выровняла колеса и рванула вперед. Позади осталось огромное облако поднятого в воздух песка, а прямо по курсу возвышался довольно крутой холм. Максим стал кричать, чтобы Елена тормозила, но девчонка с безрассудной храбростью направила внедорожник прямо на возвышенность.

— Дураааааа!!! Мы же разобьемсяяяяя!!! — орал, что было мочи, Дэн, а в следующую секунду тяжелая машина взлетела, оторвавшись от земли всеми четырьмя колесами.

Максим зажмурился, инстинктивно закрывая голову руками, мысленно кляня самого себя за то, что несколько минут назад согласился посадить эту сумасшедшую за руль. Через мгновение внедорожник ударился о землю так, что всех подбросило на полметра, и, уйдя в крутой занос, остановился, окутанный клубами пыли.

Максим открыл глаза, озираясь по сторонам. Сидящие позади Дэн и Томас были белыми, как мел, и дружно кашляли, пытаясь руками разогнать пыль. Только Елена сидела с беспредельно счастливой улыбкой на лице.

— С ума сошла?! — заорал Максим. — Ты же могла всех нас убить!

Вместо ответа, Елена неожиданно бросилась ему на шею и, крепко обняв, восторженно вскрикнула:

— Да! Я знала, что у меня получится!

— Чокнутая! — воскликнул Дэн, протирая глаза. — Я больше с ней никуда не поеду.

Елена отпустила Максима и поспешила покинуть водительское место.

— Где ты научилась так водить? — спросил парень, когда уже пересел за руль и направил внедорожник в обратную сторону.

— Я научилась, наблюдая за тобой, — пояснила девчонка. — Просто смотрела, как ты это делаешь, и запомнила.

— Это невозможно, — констатировал Томас. — Без реальной практики научиться водить нельзя.

— Но у меня же получилось! — возразила Елена.

— Это как сказать, — недовольно проговорил Дэн. — Если у меня не оторвалась башка, это еще не значит, что все прошло, как надо!

— Да ладно! — в глазах девушки появился огонек азарта. — Давай попробуем, кто лучше?

— НЕТ!!! — вскричали все парни хором.

Через десять минут Максим привез всех к небольшому озеру, на берегу которого парни часто отдыхали после экспедиций. Увидев водоем, Елена снова восторженно заулыбалась и сразу хотела ринуться в воду, но парни ее остановили.

— Ты в чем плавать собралась? — спросил Томас. — У тебя сменной одежды нет!

— Я могу ее снять, и тогда она не промокнет, — с абсолютно серьезным видом объявила девушка.

— Нет, вот давай без этого! — воскликнул Максим. — Искупаешься в другой раз.

— Почему? — нахмурилась Елена. — Вы ведь уже видели меня без одежды и не проявили характерного мужского интереса. Значит, вас женщины не интересуют.

— Что?! — возмутились все трое.

— Еще как интересуют! — воскликнул Дэн.

— Мы просто проявили понимание к твоей ситуации! — начал оправдываться Максим.

— Да! Ты же была в этом, как его… — продолжил Томас.

— Анабиозе! — подсказал Дэн.

— То есть, в ином случае, я могла вас заинтересовать, как девушка? — улыбнулась Елена.

— Да… То есть нет… — запутался Максим. — То есть да, но…

— Я шучу, — вдруг объявила девчонка и расхохоталась.

Парни потеряли дар речи.

— Нельзя так шутить! — насупившись, воскликнул Дэн.

— Разве? — Елена явно была довольна собой. — А про печень мутанта в супе можно? Между прочим, у тебя научилась!

— Ах ты… — притворно разозлился Дэн и попытался схватить Елену. Та ловко вывернулась и, весело хохоча, бросилась наутек.

Немного подурачившись, ребята расположились на песке возле внедорожника, чтобы перекусить. Аггай каждый день собирала им с собой поесть на случай, если прогулка затянется. Когда с едой было покончено, Дэн с Томасом отлучились на поиски декоративных камней, а у Максима с Еленой состоялся разговор, который парень хорошо запомнил.

— Почему вы так живете? — спросила девушка, задумчиво разглядывая водную гладь.

Тот не понял, о чем речь и уточнил:

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, весь ваш мир. Он ведь такой… нелепый… — Елена виновато улыбнулась. — Ты извини, я не хотела никого обижать. Просто многое из того, что вы рассказываете, мне не понятно. Вам дана удивительная жизнь! Пусть даже после войны. Но ваш мир еще жив! Вы еще живы! Это прекрасный дар! Почему вместо того, чтобы сплотиться и просто развивать новую цивилизацию, вы создали какую-то странную систему полярностей, своих и чужих, в которой никто никому не доверяет, все борются за власть и ресурсы, а огромная толпа обделенных лишь пеняет на тяготы судьбы. Что в этом прогрессивного?

Максим на некоторое время опешил. Елена, разумеется, и прежде интересовалась жизнью городов. Но то были вопросы простой любопытной девчонки, ничего не знающей об окружающей действительности. Он привык воспринимать ее такой. А теперь перед ним была совсем другая Елена — вовсе не наивная, и далеко не глупая. Какое-то время парень молчал, пытаясь одновременно осмыслить заданный вопрос и подобрать подходящее объяснение.

А действительно, почему они так живут? Максим и сам не знал. Видимо, такова человеческая природа. Древние ведь тоже когда-то уничтожили свою цивилизацию в жерновах войны…

— Я не знаю, Елена, — наконец, произнес он. — Для нас такой уклад нормален, другого мы не знаем. Все адаптировались выживать, как умеют… Разве есть варианты?

— Варианты всегда есть, если захотеть их найти, — туманно проговорила девчонка. — Например, захотеть не только выживать, но и жить… Разве ты и твои друзья этого не достойны? — Она повернула голову и пристально посмотрела Максиму в глаза. Тот окончательно впал в ступор. Слова Елены тронули что-то очень глубокое в его сердце, но он никак не мог нащупать, что именно. Словно какая-то истина, которую он неосознанно искал всю жизнь, была совсем рядом, однако осознать ее не получалось.

— Прости, если сказала что-то не то, — добавила девушка и отвернулась, будто потеряла интерес к теме.

В этот момент вернулись весело галдящие парни и принялись хвастаться находками. Елена сразу переключилась на красивые камушки, с восхищением рассматривая каждый экземпляр. Разговор остался незаконченным. Однако Максим хорошо запомнил тот ее взгляд. Глубокий и невероятно… взрослый. Будто за этими юными голубыми глазами скрывалась тайна далекой мудрости, понять которую сейчас, ему было не дано…

Спустя пару дней парни собрались ехать на Независимый Рынок — автономное от власти городов торговое пространство, в котором можно было продать хлам, найденный в Пустых Землях, не вошедший в объем поставок по заказам. На обратном пути планировалось заскочить в Варрус. Ребятам нужно было забрать их давнюю мечту — станковый пулемет на внедорожник, который команде Максима обещали отдать в качестве платы за последнюю поставку. После недолгих колебаний Максим решил взять Елену с собой. Именно за ней они сейчас и ехали.

— Как думаете, она обрадуется? — спросил Томас, закончив подкалывать Дэна по поводу его похождений в трактире.

— Само собой, — ответил Максим. — Ни дня не было, чтобы не клянчила показать ей города. Я думаю, будет в восторге.

— Главное, за руль ее не сади, — попросил Дэн. — А то я пешком пойду.

— Если она сядет за руль, я сам пешком пойду, — усмехнулся Максим, останавливая внедорожник возле дома Аггай.

Елена, как всегда, выбежала встречать их первой, и сразу бросилась ко всем обниматься.

— Ну и где вы были?! Я вас два дня ждала!

— Мы тоже соскучились, — улыбнулся Максим. — И у нас есть для тебя сюрприз!

Глаза Елены мгновенно расширились в радостном предвкушении:

— Какой?! Говори скорее!

— Мы сегодня берем тебя с собой. Сначала на Рынок, затем в Варрус.

— Что?! Правда?!!!!! — Елена радостно взвизгнула и мигом унеслась в дом, откуда до парней донесся восторженный вопль. — Я еду в город!!!

Максим с самодовольной улыбкой повернулся к парням:

— Я же говорил.

Спустя полчаса довольная Елена сидела в кабине внедорожника, рассматривая окрестности светящимися от счастья глазами. Дорога к Независимому Рынку пролегала практически через всю обжитую людьми территорию в сторону противоположной границы Пустых Земель. Первым на пути располагался Хиллвиль. И хотя ребята в сам город не сворачивали, проезжая по возвышенным окрестностям, можно было хорошо разглядеть его особенную архитектуру. Центр целительства и профессиональных убийц выглядел весьма внушительно. Высокие башни, похожие на замки из черного камня, соединялись крепостными стенами в огромный лабиринт, пролегающий вглубь города на несколько километров по всему периметру. А центр представлял собой ровное открытое пространство с большим количеством мелких построек, наоборот — из белого материала, и высоким куполообразным зданием посередине.

— Как красиво! — воскликнула Елена, зачаровано разглядывая город.

— Да, Хиллвиль — очень оригинальное место, — согласился Максим. — У них особенное мировосприятие. Они считают свои целительские знания и технологии древним наследием добра и ревностно охраняют их. Поэтому вокруг города выстроен оборонительный лабиринт. В Хиллвиле нет мощной военной техники или оружия, но их преимущество — это идеально обученные диверсанты. В случае нападения на город агрессору придется пройти весь лабиринт. Он неудобен для громоздких войск, но прекрасно подходит для лазутчиков.

— А что в центре? — поинтересовалась Елена.

— Центр города состоит в основном из специализированных лабораторий и пансионатов, а вон в том куполообразном строении находится Комитет Правления. Его Президент — Герцог Слэйн, который, кстати, к целительству не имеет никакого отношения. Он — главнокомандующий войсками.

— Почему их называют убийцами, если у них такие нравственные ценности?

Максим пожал плечами:

— Многие думают, что боевые кланы Хиллвиля зарабатывают заказными убийствами. Никто этого еще ни разу не доказал, но слухов и подозрений ходит много. В Хиллвиле на обвинения обычно отвечают, что воин не станет отнимать священную жизнь без достаточных на то причин. Хотя, лично я считаю, что слухи на пустом месте не рождаются. Просто их бойцов практически невозможно выследить, вот и доказательств нет.

— А почему лабиринт черный, а в центре все здания белые? — Елена обратила внимание на жесткий контраст.

— Потому что белый цвет для них символизирует чистоту и добродетель. А черный — несокрушимость и стойкость. У них и флаг такой: черное полотно с белым цветком в середине.

Через некоторое время город стал теряться позади, но Елена еще долго с восхищением оглядывалась назад. Следующим на пути стоял Криетрон, однако в тот момент ребята уже спустились с возвышенности, и увидеть удалось лишь окраину города. Пытаясь разглядеть издалека вереницу расположенных в ряд теплиц и загонов, Елена вылезла всем туловищем из кузова и едва не выпала за борт на крутом повороте. Через некоторое время с другой стороны показались огромные стены Великого Оазиса.

— Ого! А это что? — словно завороженная спросила девушка.

— Великий Оазис, само собой, — усмехнулся Томас. — Только внутри ты его не увидишь. Стены слишком высокие.

— Зачем они их построили? — Девушка непонимающе нахмурилась.

— Чтобы все самое лучшее доставалось им! — Томас неприязненно скривился. — У Неприкосновенных там шикарная природа, ресурсы, вода, технологии… В общем, все, что нужно для роскошной жизни! Не то, что у нас…

— Но почему они не пускают к себе остальных? Или не обучают своим достижениям? Это ведь было бы разумно — сплотить цивилизацию!

Томас усмехнулся:

— А зачем им лишние рты? Им и так хорошо — больше самим достанется. То, что тут народ выживает, как может, им абсолютно все равно!

— Говорят, пару столетий назад стены Оазиса были открыты, — добавил Максим. — В те времена Неприкосновенные разрешали посещение города. Но потом что-то произошло, и стены закрыли. Сейчас они сами редко показываются здесь. Даже Полигон для Турнира Гладиаторов построили в Оазисе, и сами туда транспортируют участников.

— Неприкосновенные построили Полигон для Турнира? — удивилась Елена.

— А кто ж еще, — усмехнулся Максим. — У других городов таких технологий нет. Оазис не только строил Полигон, он учредил всю эту резню. Говорят, Неприкосновенные хотели таким образом создать законный метод борьбы за власть, вместо открытой войны… Что ж… получилось кровожадно и жестоко, но получилось.

Девушка какое-то время молчала, обдумывая услышанное, затем спросила:

— А что вообще представляет собой Турнир?

— Ну, коротко это будет сложно объяснить. Проще увидеть. Следующий как раз начинается через месяц. — Максим резко свернул в колею налево, и впереди показались далекие силуэты шатров Независимого Рынка.

— И все же, — настаивала Елена. — Расскажи в общих чертах?

— Хорошо, — согласился Максим. — Традиционно Турнир открывается торжественной регистрацией участников, которая проводится Комитетом Надзирателей. Это коллегиальный орган, в который входят по одному независимому представителю от каждого города-участника. Лишь Надзиратели имеют прямые контакты с Неприкосновенными. Зарегистрировать свою команду Гладиаторов имеет право любой город. Максимально допустимая численность команды — двадцать человек. Обычно столько и выставляют, потому что дожить до финала удается далеко не всем. Каждый город вправе использовать в состязаниях свои собственные технологии, за исключением тяжелого снарядного оружия. Сам Турнир состоит из трех состязаний. Они проводятся один раз в три дня на Полигоне Оазиса. Это неизвестная технология, которая может менять собственный ландшафт, обстановку, климат… да вообще все! Он может имитировать пустыню, лес, большой водоем, город… Он же создает различные опасности, будь то естественные препятствия или всякая мерзкая агрессивная живность. Всегда что-то новое. — Максим брезгливо поморщился и продолжил: — Участники заранее не знают, что их ждет на состязаниях, но задач всегда несколько. Во-первых, убить как можно больше соперников, если те встретятся на пути, во-вторых, выжить в агрессивных условиях и, в-третьих — выполнить задания, которые всегда уникальны и объявляются командам, когда те выходят на стартовые позиции. Примерно как-то так.

— И по каким же критериям в итоге определяют победителя? — спросила Елена.

— Для победы в Турнире нужно захватить и удержать Факел Власти. Это символ, держатель которого имеет право управлять и распоряжаться источниками ресурсов. Битва за Факел Власти— это третье, финальное состязание. При этом действующие держатели Факела имеют преимущество. Они его обороняют. Задачей остальных является отбить его и остаться единственной командой на поле боя. То есть перебить всех соперников или заставить их сдаться. Финальное состязание — единственное, в котором всегда одни и те же условия победы.

— Но зачем тогда первые два? — не поняла Елена. — Не проще ли сразу устроить бойню за Факел, если победитель в итоге все равно один?

— Ну, во-первых, Турнир Гладиаторов — это еще и развлекуха для народа, — пояснил Максим. — Все состязания транслируются в Фанхаусе. Это огромное строение с трибунами и гигантским экраном, на который выводится трансляция. Зрители делают ставки, болеют за свои команды… В общем, развлекаются. В первых двух состязаниях всегда есть свои условия победы. Это может быть набор очков, выполнение задания или еще что-нибудь… Команда победителей обычно получает какое-нибудь преимущество. Добавить бойца в команду, получить подсказку для следующего состязания и так далее.

Елена задумчиво посмотрела вдаль:

— Вот теперь я вообще не понимаю вас. Сильнейшие убивают друг друга ради власти своих правителей. Но вместо того, чтобы найти способы это предотвратить, вы еще и развлечение из этого сделали. Тут вообще разумные люди живут?

— Это не мы! — вскинулся Томас. — Неприкосновенные придумали этот Турнир! Им удобно стравливать нас здесь, лишь бы не пускать в Оазис! Для этого все сделано!

— Согласен, — подхватил Дэн. — Они просто боятся, что города объединятся и выступят против них!

Максим усмехнулся:

— Чего им бояться с такими технологиями? Нет, друзья, я думаю, здесь все гораздо тоньше. Тем более, все мы знаем о реальной возможности избежать состязаний.

— Что? — вернулась в реальность задумчивая Елена. — То есть, все-таки можно обойтись без кровопролития?

— Можно, — вздохнул Максим. — Только такого еще в истории не было. Традиционно каждую команду Гладиаторов курирует представитель города из эшелона власти. Их называют Кураторами. Перед каждым состязанием они садятся за стол переговоров, что, кстати, тоже транслируется на всеобщее обозрение в Фанхаусе. На первой встрече Кураторы заявляют притязания своих городов. Не все желают абсолютной власти — кто-то хочет получить какие-то конкретные ресурсы, кто-то особые права… В общем, если с притязаниями одного города готовы согласиться остальные, то он может не участвовать в Турнире, так как получает свое без необходимости сражаться. В таком случае его Куратор подписывает соглашение со всеми, кого касаются его притязания, в том числе с городом-держателем Факела. Последний добровольно отказывается от части своей власти. В дальнейшем сражение идет с учетом подписанного соглашения. То есть, если победителем вдруг оказывается другой город, он не вправе отменить договор, и вынужден с ним считаться до следующего Турнира. Таким образом, в теории, все Кураторы могут договориться между собой. И тогда Турнира не будет.

— Так в чем же проблема? — Елена откровенно недоумевала. — Разве не в их интересах идти друг другу на уступки? Ведь они могут сохранить жизни своим людям!

— Проблема в том, что они ни разу так и не смогли договориться, — усмехнулся Максим. — Если Хиллвиль и Криетрон еще готовы к компромиссам, то Варрус и Гарфурд всегда претендуют на все. Делиться с кем — либо не в их идеологии. Причем после каждого состязания Кураторы снова садятся за стол переговоров, и каждый раз у них есть шанс договориться. Но Турнир еще ни разу не заканчивался без финала.

Девушка демонстративно закатила глаза.

— А просто жить в согласии друг с другом никому не кажется более разумным?

— Ты это Владыке Эвилису скажи, — засмеялся Дэн. — Под ним сейчас все рудники, топливные заводы и масса других ресурсных источников. Со всех городов он имеет доход! Идти на уступки не в его интересах!

— А если все признают его право владеть Факелом Власти и откажутся участвовать в Турнире? — не унималась Елена. — Тогда кровопролития не будет?

— Да ты что! Такого никогда не произойдет, — снисходительно улыбнулся Томас. — Были бы у Дэнгера военные технологии, даже мы бы участвовали в Турнире. Правда, Макс?

— Вообще-то да, — согласился Максим. — Варрус ведет очень жесткую тиранскую политику. Причем с каждым готом она становится все наглее. Эвилис открыто заявляет, что его цель — вынудить все города отказаться от собственной автономии и присоединиться к Варрусу. Турнир — это единственное место, где правители Хиллвиля, Криетрона и Гарфурда доказывают, что не собираются сдаваться. Дэнгер бы тоже пошел, если бы были шансы на победу…

— Ладно, — наконец согласилась Елена, и какое-то время сидела, о чем-то размышляя.

Через десять минут ребята прибыли к Рынку. Максим остановил внедорожник на большой стоянке, где располагались в ряд другие машины разных классов — от самодельных трехколесников до огромных рудокопов. Когда Елена выбралась из кузова, ее небесно-голубые глаза снова засияли восхищенным взглядом любопытного ребенка. Максим велел ей надеть капюшон на всякий случай, чтобы не привлекать внимание своей необычной внешностью. Дэн и Томас выгрузили из багажного отсека тележку с древним металлоломом, и вся компания направилась к одному из проходов между шатрами.

Рынок как всегда кишел разномастным народом. Торгаши наперебой звучно зазывали к себе покупателей, вокруг периодически что-то шумело, трещало, взрывалось — шла демонстрация товара. Дэн толкал тележку вперед, крича толпе: «Дорогу!», едва протискиваясь в узких проемах на поворотах. Остальные ребята шли за ним, периодически уклоняясь от столкновений с встречным людским потоком. Через некоторое время они вышли к центральной части Рынка, где пролегала широкая дорога, и Дэн остановил тележку у одного из шатров. Максим доверял вести переговоры с торговцами только ему, уж очень хорошо у парня был подвешен язык, поэтому сам остался стоять в стороне.

— Кто это? — спросила Елена, удивленно разглядывая снующий мимо народ.

— Кто именно? — не понял Максим.

— Да все! — воскликнула девушка. — Они все такие… разные!

— Хм… Ну, вон те, например, ребята из Варруса. — Парень указал на троих мужчин с металлическими конечностями и защищенными микрочипами в затылках. — На них нейрокибернетические усилители, а в головы вживлены специальные управляющие процессоры. Вообще все, у кого вместо частей тела металл — это граждане Варруса. Вот эти дамы, — Максим кивнул в сторону проходящего мимо отряда вооруженных боевыми топорами женщин с огромными совсем не женскими мускулами, — однозначно из Гарфурда. Каждая из них может голыми руками опрокинуть наш внедорожник без всяких киберусилителей, представляешь? А вон туда глянь! — Максим указал на двух крепких мужчин, полностью облаченных в черные одеяния с такими же черными масками до глаз. — Это лазутчики Хиллвиля. Они тут, кстати, редко появляются. Владеют древним боевым искусством. В рукопашном бою один на один превосходны!

— Ух ты! А это кто?! — Глаза Елены ошеломленно расширились, смотря в конец центрального переулка.

К ребятам приближались три всадника Криетрона на гигантских боевых скорпионах. Черные, как смоль, твари хищно клацали огромными клешнями и издавали мерзкий стрекот.

— О, это лучше нам отойти подальше! — Максим взял Елену за руку, и отвел ближе к шатру. — Это всадники Криетрона на своих боевых мутантах. Новый выведенный вид. Говорят, на таких они будут сражаться в этом году на Турнире Гладиаторов.

— Круто! — восхищенно проговорила Елена, а Максим брезгливо поежился — не любил он всю эту живность. В прошлом году были гигантские пауки, в этом скорпионы… Как будто ничего менее противного не могут придумать!

Тем временем Дэн уговорил торговца купить весь хлам вместе с телегой, и ребята решили немного прогуляться по рынку, присмотреть что-нибудь себе. Максим украдкой наблюдал за Еленой. Она выглядела вполне уверенной, и если бы не это смешное детское любопытство в глазах, в своем капюшоне она могла бы запросто сойти за местную. Максима забавляло ее искреннее восхищение вещами, которые для всех были обыденностью. А вообще-то, если честно, девушка ему нравилась. И не только потому, что была очень красивой. Впервые за всю свою жизнь парень чувствовал странное желание заботиться и оберегать. Его влекло в Елене что-то живое и непосредственное, необъяснимое логикой, но ощущаемое сердцем. Она всегда открыто выражала свои чувства и эмоции, словно ребенок, умела от души веселиться и не боялась называть вещи своими именами. Ну и еще она чуть не свернула шею мутанту. Разве не идеал?..

Из размышлений Максима вывели раздавшиеся неподалеку ругательства. Парень обернулся и увидел, как возле одного из шатров четверо бандитов преградили путь пожилой женщине с мальчишкой лет шестнадцати. Преступники явно были из Варруса, хотя на первый взгляд ни один из них не имел киберусилителей частей тела — обычные мужики одетые, как оборванцы, и вооруженные короткими дубинками. Но Максим знал этот наглый взгляд уверенных в своей полной безнаказанность негодяев. Только в Варрусе преступность чувствовала себя вальяжно и даже управляла некоторыми районами. Женщина с парнем, в свою очередь, были типичными изгоями из Ауткаста. Затравленный взгляд, застиранная мешковатая одежда серого цвета, оба очень худые.

— А ну гони деньги, мамаша! — орал на женщину один из бандитов — самый крепкий, с лысиной во всю макушку и характерной жестикуляцией главного. — Твой выродок вчера у меня деньги стащил! Или ты сама отдашь, или мы сейчас из вас обоих выбьем в двойном размере! — Он угрожающе поиграл дубинкой.

— Но, я ничего у вас не крал! — опустив взгляд, отвечал мальчишка. — Меня даже не было вчера на Рынке!

— Это правда! — подтвердила его мать. — Он вчера весь день был дома!

— Не ври мне! — Бандит схватил парня за ворот рубахи и ткнул его дубинкой под дых. Тот согнулся пополам и закашлялся.

— Не надо, прошу вас! — вскрикнула женщина, бросаясь к сыну.

Ребята остановились и стали наблюдать за происходящей потасовкой. Любопытный взгляд Елены в мгновение стал обеспокоенным, и она спросила:

— Что происходит? Что они делают?

— Грабят, что ж еще, — недобро усмехнулся Дэн. — Обычная схема. Обвинить бедолаг, будто те что-то украли, и отобрать последние деньги.

Лицо Елены окрасилось неподдельным возмущением:

— И что, никто не заступится?

— Никому не нужно иметь проблемы с бандитами Варруса. У них там целое преступное государство на окраинах. Мало ли, кто хозяин этих уродов…

— Но так нельзя! — возмутилась Елена и сделала уверенный шаг в сторону разыгравшейся сцены.

— Стой! — схватил ее за руку Максим. — Куда собралась? Хочешь, чтобы тебя тоже дубинками обходили?

— Ну и пусть! — Девушка с вызовом посмотрела парню в глаза. — А вам будет стыдно, что вы такие трусы и не заступились за слабых!

— Да погоди ты! — вернул ее на место Максим и обратился к своим парням. — Ну что? Может, вспомним старое, да проучим негодяев?

Дэн заговорщицки заулыбался:

— Почему бы и нет. Томас, ты как?

— Я с вами! — Парень поднял с земли валяющуюся неподалеку палку.

Максим поиграл плечами и обратился к Елене:

— Мы разберемся, а ты спрячь голову в капюшон! И чтобы даже не высовывалась! Ясно?

Елена согласно кивнула. Парни дружно шагнули в сторону бандитов. Были времена, когда Максим со своей командой нагоняли страху вот на таких мелких грабителей. Раньше ребят забавляло устраивать с ними драки, склонность к риску у копателей кипела в крови. Но потом преступники Варруса начали объединяться в союзы, и подобные стычки стали опасными.

И, тем не менее, ребята свою излюбленную тактику еще хорошо помнили. Дэн с Томасом направились в обход, чтобы зайти негодяям в тыл, а Максим пошел отвлекать внимание на себя.

— Гони деньги, я тебе сказал! — кричал бандит, оттаскивая женщину за шиворот от парня. — Или тебе тоже врезать, для скорости?! — Он занес дубинку над головой жертвы.

— Эй! — окликнул его Максим, подходя на дистанцию удара. — Что тут происходит? Решили изгоев обобрать?

Главарь на мгновение опешил, явно не ожидая, что кто-то осмелится вступиться за бедолаг, затем отпустил женщину и вперился злобным взглядом в Максима.

— Ты кто такой, соплячок? Лучше не мешай нам восстанавливать справедливость! Этот щенок украл у меня деньги!

— Ой, да ладно! — нарочито нагло возразил парень. — А то я не знаю вашу тупую схему! На изгоев же всегда можно повесить любые преступления, так?

Бандит ехидно осклабился и шагнул к Максиму:

— А ты защитник, значит? Ну, так сейчас и заплатишь за них!

Он вскинул дубинку для удара, и в тот же миг Дэн с Томасом атаковали. Один из бандитов получил палкой по затылку и сразу упал без чувств. Второму Дэн надел на голову какую-то плетеную корзину, взятую с ближайшего прилавка, и стал избивать негодяя кулаками. Максим мысленно ругнулся на своего недотепу-товарища, ныряя под летящую в его голову дубину. Главаря повело по инерции вслед за оружием, и парень подставил ему подножку. С грохотом бандит рухнул на прилавок с криетронскими фруктами, но тут же поднялся и ринулся в атаку. Томас, тем временем, обезвредил еще одного негодяя и теперь помогал Дэну справиться с его разъяренным противником, который таки снял с головы корзину и всеми конечностями яростно отбивался от парней. Максим занес кулак, чтобы встретить главаря хорошим ударом в челюсть, но тот оказался проворнее и сбил парня с ног. Дубинку бандит потерял где-то во фруктах, однако крепкое телосложение давало ему определенную фору. Он навалился на Максима сверху, пытаясь придавить к земле, но тот вывернулся и, схватив попавшийся под руку продуктовый ящик, огрел бандита по голове. Главарь застонал, хватаясь руками за затылок, а Максим бросился помогать друзьям, которые до сих пор не могли одолеть необычайно резвого грабителя. Втроем им все-таки удалось его уложить, и ребята уже начали с победными улыбками подниматься на ноги, как вдруг Максим краем глаза увидел сбоку от себя главаря. Бандит тяжело дышал, и в его руках снова была дубинка. Парни не успели отреагировать, а негодяй замахнулся своим примитивным оружием, метя Максиму в голову. Тот уже приготовился принять неминуемый удар, как вдруг рядом возникла Елена.

Не сразу поверив своим глазам, Максим увидел, как одной рукой она оттолкнула главаря в сторону, да так, что крепкий мужик отлетел на метра два и впечатался в стену. Сообразив, что его атаковала хрупкая девчонка, бандит слегка опешил, но в следующую секунду яростно ринулся в атаку. Максим перепугался, ожидая, что главарь сейчас прихлопнет Елену одним ударом, однако случилось то, чего вряд ли кто-то вообще ожидал.

Девчонка с невероятной скоростью сместилась в сторону, уходя от атаки, и одновременно, поймав бандита за шиворот одной рукой, перевернула его через себя, воткнув лысой макушкой в землю. Тот мгновенно затих и больше не вставал.

Парни отряхнулись, глядя полным изумления взглядом то на Елену, то на лежащего без чувств главаря. Вокруг собралась целая толпа зевак, которые тоже тыкали пальцами в сторону девушки и восхищенно перешептывались. Женщины с парнем, за которых вступились ребята, уже в поле зрения не было.

— Надо уходить, — сказал Максим. — Нам лишнее внимание ни к чему.

Едва он это произнес, как неподалеку из-за угла вышли еще пятеро бандитов. Максим сразу понял, что это подмога, потому как тот, что шагал впереди — еще один главарь, показывал пальцем на ребят и что-то злобно кричал своим соратникам. Все бы ничего, но эти головорезы уже были не с дубинками, а с мощными киберусилителями конечностей. Драться с такими равнялось самоубийству.

— А вот это уже плохо! — испуганно воскликнул Дэн и бросился наутек прямо по прилавкам. — Валим отсюда!

Ребята, не сговариваясь, дружно последовали его примеру. Удирая со всех ног, Максим поглядывал за бегущей рядом Еленой, чтобы та не отставала. Изумлению парня не было предела, когда он увидел на лице девушки счастливую улыбку — такую же, как после ее первого опыта за рулем внедорожника. Эта девчонка точно чокнутая! За ними гонится пятеро обвешанных металлом головорезов, а она радуется!

— В обход! — скомандовал Дэн, который ориентировался на Рынке лучше всех, и нырнул в узенький проем между шатрами. Максим схватил Елену за руку и потянул следом. Томас бежал замыкающим, разбрасывая с прилавков все, что успевал схватить, чтобы осложнить бандитам погоню.

Через несколько резких поворотов Дэн вывел ребят к выходу. Не сбавляя скорости, все дружно ринулись к внедорожнику и запрыгнули в него прямо через борта. Максим рванул с места так резво, что всех припечатало к спинкам сидений, а стоянка погрузилось в огромное пылевое облако.

— Кажется, оторвались, — сообщил Томас, через некоторое время.

— Ух, братва, мы с вами реально везунчики! — возбужденно воскликнул Дэн. — А видели, как Елена того громилу уделала?! Да она реально боец! Кийааа!!! — Он попытался изобразить движения девушки, но случайно задел Томаса по уху и, получив затрещину в ответ, обиженно замолк.

— Елена, ты зачем в драку полезла? — серьезно спросил Максим. — Я же тебе сказал — не высовываться!

Девушка пожала плечами:

— А что мне оставалось делать? Смотреть, как тебе голову проломят? По-моему, я вмешалась весьма кстати! — улыбка все еще красовалась на ее лице.

— Ты что, радуешься?! — начал возмущаться парень.

— А что? Все же хорошо прошло! — Девчонка непонимающе хлопала глазами. — Мы помогли тем несчастным, наказали негодяев, благополучно удрали… Что не так?

Максим демонстративно закатил зрачки к небу и промолчал. Вместо него заговорил Дэн:

— Елена, ты где так научилась? Как у тебя вообще силы хватило поднять этого лысого?

— Не знаю. — Девчонка пожала плечами и, увидев недоверчивый взгляд Дэна, добавила: — Честно не знаю.

Дальше ребятам предстояла дорога в Варрус, который располагался по другую сторону периметра Великого Оазиса, как раз на пути обратно в Ауткаст. Максим сначала подумывал отменить поездку, чтобы случайно не нарваться на тех же разъяренных бандитов или их сообщников, но в итоге решил, что такая вероятность минимальна. При въезде в Варрус ребят остановили на контрольно-пропускном пункте бойцы в массивных экзоскелетах с крупнокалиберными пулеметами.

— Куда направляетесь? — грубо, неестественно низким голосом робота, спросил командир.

— В девятый сектор, — деловито ответил Максим.

— С какой целью?

— Мы копатели. Заказчик обещал нам пулемет в качестве оплаты.

— Выйдете для досмотра, — приказал солдафон, и бросил жесткий взгляд на Елену. — Эй ты! Сними капюшон!

Девушка послушалась, и взгляд командира стал еще подозрительнее:

— Она тоже копатель? Что-то не похожа!

— Я из Ауткаста, — пояснила Елена, опередив Максима. — Я изгой.

— Да, мы просто дружим и всегда вместе ездим, — добавил с заднего сидения Томас.

— Ладно, — согласился боец. — Выходите на досмотр, сдавайте оружие и проезжайте.

У Дэна забрали дробовик, обыскали внедорожник, и ребята поехали по улицам Варруса. На окраине город представлял собой довольно серое зрелище, напоминающее Ауткаст. Старые обшарпанные многоэтажки, разбитые дороги, нищие, одетые в грязно-серое тряпье… Владыка Эвилис не особенно стремился развивать периферию. Для него жители окраин были рабочей силой, обеспечивающей всем необходимым центр, который купался в роскоши, обжорстве, развлечениях и прочих прелестях светской жизни. Ребята проехали мимо нескольких крупных заводов, где каторжным трудом производили детали и механизмы для кибертехники, миновали две химические фабрики и, наконец, оказались в девятом секторе. Это место славилось в Варрусе тем, что когда-то здесь жители устроили бунт. С тех пор власть в девятом секторе принадлежала преступному сообществу, которое держало граждан в страхе и финансировалось самим Эвилисом. Один мелкий главарь банды и был заказчиком команды Максима.

На въезде в девятый сектор тоже располагался пропускной пункт, но здесь дежурили не солдаты, а как попало обвешанные кибертехническим добром бандиты.

— Максим! — расплылся в хитрой улыбке их старший. — Чем на этот раз нас порадуешь? — Его жадный взгляд переместился на Елену. — Ого! Какая кобылка! Продаешь?

— Здорово, Гарри, — сдержанно поприветствовал Максим. — Я тебе что, работорговка Гарфурда? Девушка с нами, так что выбирай выражения. А то боссу твоему еще с нами работать, а я ж и обидеться могу!

— Ладно, ладно, — тут же поднял руки в сдающемся жесте бандит и ехидно добавил: — Извините, миледи, не хотел вас обидеть!

Здесь внедорожник досматривать не стали, так как Максим наведывался в девятый сектор довольно часто и пользовался доверием. Вскоре ребята уже стояли на территории старого склада, принадлежащего заказчику, и ожидали свою плату.

— Ты говорил, Варрус — самый сильный город, — завела разговор Елена. — Но я не вижу здесь благополучной жизни. Почему?

Максим коротко рассказал девушке о тонкостях политики Варруса и историю девятого сектора.

— Почему люди не покинут город? Почему не уедут жить в другие города? — Для Елены все происходящее явно казалось дикостью.

— Это запрещено, — пояснил Максим. — Любого, кто попытается покинуть Варрус, ожидает признание врагом народа и расстрел. Эвилис не заинтересован в утечке рабочей силы, поэтому законы здесь предельно суровые. А вообще-то другие города тоже не станут с большой охотой принимать беженцев. Никому не нужна нищета и преступность.

На лице Елены отразилось сочувствие, смешанное с непониманием, но вопросов она больше задавать не стала. Спустя полчаса к ребятам вышли несколько головорезов, двое из которых тащили большой станковый пулемет, остальные — ящики с боеприпасами.

— Оооо! — радостно протянул Максим. — Красавец! Грузите в кузов!

— И зачем вам это? — с легким осуждением поинтересовалась Елена.

— Как зачем? — воскликнул Дэн, открывая задний борт внедорожника. — Это ж лучшее средство против стервятников!

— Мы так называем банды пустынных дикарей, — объяснил Томас. — Они часто нападают на экспедиции копателей. Сил у них не много, но неприятностей могут доставить.

— То есть жизнь есть не только в городах? — В глазах девушки снова вспыхнуло любопытство.

— Есть, но очень примитивная. Говорят, там даже каннибализм процветает, что не удивительно. Жрать-то в пустыне нечего! Мы и здесь выживаем лишь потому, что Криетрон производит живучие гибриды всего, что можно употреблять в пищу.

Дальнейший разговор Максим не слушал, переключив все внимание на свою новую игрушку. Он едва не взорвался от радости, пока бандиты устанавливали пулемет в кузове внедорожника. С такой штукой его команда теперь станет самой топовой во всем Дэнгере! Можно будет браться за самые сложные заказы, и получать очень хорошую плату! Все-таки Максим не зря кровью и потом трудился в Пустых Землях, зарабатывая собственный опыт и репутацию своей команде. Отец бы точно гордился…

— Ладно, хорош болтать! — скомандовал парень, когда установка пулемета была завершена. — Поехали! Скоро стемнеет.

И правда — ярко-красное солнце уже коснулось линии горизонта, а когда ребята покинули Варрус, вовсе скрылось, оставляя мир в кромешной темноте. Ночью в пустыне ориентироваться было нелегко. Максим ехал на маленькой скорости и, чтобы не сбиться с пути, внимательно вглядывался в колею, освещаемую светом фар. Елена, уставшая от переизбытка впечатлений, сладко дремала, склонив голову набок, от чего выглядела еще более милой. Максим украдкой любовался ее тонкими чертами лица и размышлял о том, кем же эта странная девчонка могла быть в своей прежней жизни. Ей было не занимать отваги и благородства. Ее вопросы иногда казались глупыми, но если подумать, в них присутствовали зерна здравого смысла. А еще у нее были сверхспособности, которые она сегодня снова продемонстрировала. Максим хорошо видел, как Елена расправилась с тем грабителем. Так, пожалуй, могла бы сделать какая-нибудь феминистка из Гарфурда, но те и выглядят соответствующе — огромные тетки с горами мускул. Елена же от силы весила килограммов пятьдесят пять, а ростом не превышала ста семидесяти сантиметров. Кто же она такая на самом деле? Эх, если бы откопать ее бункер…

Внезапно что-то с грохотом ударило в заднюю часть внедорожника. Позади вспыхнули огни прожекторов, а в следующее мгновение машина сильно дернулась и стала терять скорость. Елена тут же проснулась, Дэн и Томас вскочили на ноги, держась за раму кузова.

— Что это?! — закричал Максим, давя на газ изо всех сил и одновременно пытаясь выровнять курс.

— Ловчие!!! — во все горло закричал Дэн. — Нас зацепили тросом!

— Твою мать! — Максим выругался и переключил передачу. — Томас! Заряжай пулемет! Дэн, попробуй отстрелить трос!

В этот момент что-то еще раз ударило в нижнюю часть кузова, и внедорожник стал буксовать еще сильнее.

— Что происходит? — спросила ничего не понимающая Елена.

— Это ловчие! — объяснил Максим, напряженно пытаясь взять машину под контроль. — Так называют бронемашины со специальными гарпунами! Нас сейчас поймали два таких!

— Кто поймал? Стервятники? — Елена пыталась вглядеться в горящие позади прожектора, которые стремительно приближались.

— Нет! У стервятников нет техники! Я не знаю, кто это! — Максим изо всех сил вертел рулем, пытаясь сбросить гарпуны, но те не поддавались, а внедорожник все меньше слушался. Нападающие тянули его тросами к себе.

Вскоре позади стали слышны торжествующие вопли. Максим украдкой оглянулся и разглядел две бронемашины, на кузовах которых виднелись силуэты людей с киберусилителями конечностей. Тут до парня дошло — бандиты, с которыми они затеяли потасовку на Рынке, выследили их!

Раздались выстрелы. Максим сначала инстинктивно вжал голову в плечи, но потом понял, что это Дэн пытается отстрелить трос. Томас, громко ругаясь, заряжал пулемет, однако без должного опыта и в темноте у него это получалось очень плохо. Внезапно внедорожник налетел на бугор, и Максим услышал грохот — Дэн не удержал равновесия и упал на спину.

— Макс! Я выронил ружье! — крикнул он. — Теперь только топором рубить!

— Так руби! — Максим ощутил, что его начинает захлестывать инстинкт выживания. Прежде он бывал в разных передрягах и знал, что такое критическая ситуация. Сейчас она была именно такой. Если Томас не зарядит пулемет раньше, чем ловчие приблизятся на дистанцию штурма — всем крышка.

Дэн поднялся на ноги, схватил прикрепленный к борту топор и полез назад рубить трос. Бандиты были уже совсем близко. Максим хорошо слышал их кровожадное улюлюканье, но они не стреляли, а значит, намеревались взять ребят живыми. Это добавляло немного оптимизма, хотя Максим прекрасно понимал, что намерение преследователей может измениться в любой момент.

Раздался удар металла о металл, и внедорожник вдруг рванул быстрее.

— Есть! — победно прокричал Дэн. — Один обрубил! Второй не достану! Слишком низко зацепили!

— Макс, попробуй их сбросить! — предложил Томас, и в этот момент бандиты начали стрелять.

Пули засвистели над головой, ребята вжались в борта. Бронемашина, которая потеряла гарпун, увеличила скорость и стремительно нагоняла яростно мечущийся внедорожник. Вторая — усилила тягу троса, стремясь как можно сильнее замедлить жертв. Томас не мог подняться к пулемету, так как стрельба велась практически непрерывно. Максим крутил рулем во все стороны, пытаясь расшатать гарпун и сбросить ловчего, но ситуация становилась все более безнадежной.

Внезапно Елена сорвалась с места и полезла к парням в задний отсек.

— Стой! Куда собралась? — одернул ее за руку Максим.

— Я помогу! Отпусти! — ответила девушка, выворачивая запястье из пальцев парня.

— Там стреляют! — предупредил тот, но Елена уже ползла к заднему отсеку, пригнув голову.

Добравшись до Дэна, она забрала у него топор и, взяв его в одну руку, присела возле заднего борта лицом в сторону преследователей. Что она собиралась делать, никто не понимал. Бронемашина бандитов уже была метрах в десяти от внедорожника, светя ослепляющими прожекторами и фарами. Головорезы победно кричали, от души паля из винтовок, не особо прицеливаясь. Елена тем временем продолжала сидеть, застыв в одной позе, словно каменное изваяние.

— Что она там делает?! — крикнул Максим, в очередной раз оглядываясь. И в этот же миг Елена вскочила.

Это было молниеносное движение, идеально выверенное и неожиданное. С силой невероятной для хрупкой девчонки она метнула топор в бронемашину бандитов и тут же снова исчезла за бортом. Раздался грохот. Ловчего повело в сторону, и через мгновение он остановился, стремительно отдаляясь от внедорожника ребят.

— Твою ж бабулю!!! — заорал Дэн, не ожидавший такого поворота событий. — Ух, е мое, Макс! Она им движок пробила!!! Слышишь?!

Томас просто сидел с открытым ртом, не в силах проронить ни слова, а Максим быстро переключил передачу и начал снова раскачивать гарпун.

— Дай, я! — возникла рядом с ним Елена, пытаясь настойчиво протиснуться за руль. В этот раз Максим даже не стал возражать и молча переполз на пассажирское сидение. Парни тоже быстро перебрались обратно на свои места. Оказавшись за рулем, девчонка словно слилась с внедорожником и какое-то время просто ехала прямо, лишь изредка бросая машину в стороны, будто нащупывала слабые места ловчего. А потом начала творить такое, от чего Максим ощутил себя пассажиром карусели для самоубийц. Все вокруг беспорядочно закрутилось, швыряя ребят в разные стороны. Мотор внедорожника надрывно ревел, работая на пределе возможностей. Колеса то вставали колом, уходя в занос, то остервенело рвались вперед, а иногда и вовсе отрывались одной стороной от земли. Страшно было всем, кроме Елены, взгляд которой стал предельно хладнокровным. Даже Дэн в этот раз ничего не орал, а всеми силами старался удержаться за раму кузова. Томаса несколько раз вырвало за борт, но парень стоически держался.

Внезапно раздался чудовищный скрежет, и гарпун оторвало от внедорожника. Всех впечатало в сидения, а в следующую секунду свет фар выхватил из темноты стену.

— Осторожно!!! — завопил, что было мочи, Максим, и Елена резко вывернула руль в сторону.

Внедорожник налетел на какую-то крутую возвышенность, но преграду миновал. Максим огляделся и понял, что они заехали в развалины древнего города. Елена стала петлять между полуразрушенных стен, уходя от преследователей, но те не отставали.

— Нужно отсюда выезжать! — прокричал Максим. — Иначе не оторвемся!

— Я и не собираюсь, — спокойно ответила Елена и, завернув в очередной проем, оказалась в тупике, который представлял собой широкую ровную площадку, огороженную стенами. С абсолютным хладнокровием девушка остановила внедорожник и заглушила двигатель.

— Что ты делаешь? — недоумевающе спросил Дэн.

— Ловлю ловцов, — туманно ответила девчонка и выключила фары.

Все вокруг погрузилось в кромешную темноту, затем совсем близко раздался рев мотора преследователей, и из-за поворота выехала бронемашина. Увидев стоящий в тупике внедорожник, бандиты ликующе заорали и остановились прямо между стен, блокируя выезд.

— Елена, мы в ловушке! Надо… — Максим замолк, поняв, что водительское сидение пустует. Томас и Дэн тоже обратили на это внимание и в недоумении озирались по сторонам. Девчонки нигде не было. Максим бегло осмотрел кабину и заметил, что с правого борта исчез второй топор. Что задумала эта девчонка и как смогла так незаметно испариться?!

Тем временем, головорезы открепили киберусилители от кузова бронемашины и спустились на землю. Водитель тоже выбрался наружу. Всего бандитов оказалось шестеро — все обвешанные металлом, у двоих в руках мощные карабины. Победно посмеиваясь, они направились к внедорожнику, в котором сидели ребята.

— Что будем делать, Макс? — Томас старался говорить сдержано, но в его голосе слышалась паника.

— Пулемет зарядил? — спросил в ответ парень, лихорадочно пытаясь придумать план.

— Нет, не успел. Палить начали.

— Сейчас успеешь?

— Если не пристрелят сразу, могу попробовать.

— Давай. А я пока попробую с ними поговорить, отвлеку. Как только зарядишь, сразу вали их. — Максим открыл дверь и выбрался из кузова. — Эй! Не стреляйте! Давайте договоримся?!

Бандиты остановились, и тот, который шел впереди хриплым голосом выкрикнул:

— А мы и не собирались стрелять! Мы вас будем медленно резать!

Остальные громко загоготали, а главарь продолжил:

— Только я сначала хочу познакомиться с вашим водителем! Резвый малый! Удивил!

— Зачем же резать? — ответил Максим, подходя ближе. Он разглядел лицо бандита и узнал в нем того самого, который преследовал их на Рынке. — Предлагаю обмен! У нас есть очень редкие артефакты. Мы их вам отдадим, а вы нас отпустите! Договоримся?

Главарь насмешливо захохотал:

— Не, малец! Не договоримся! Думаешь, я не вижу, как твой приятель заряжает пулемет? — его лицо скривилось в злобной усмешке, и он отдал приказ: — Винс, отстрели-ка ему ногу!

— Нет! — закричал Максим, но было уже поздно. Один из головорезов вскинул карабин, прицелился и выстрелил. Позади раздался крик Томаса, затем ругательства Дэна.

Максим метнулся обратно к внедорожнику, но главарь рявкнул: «Стоять!», и парень остановился. На этот раз дуло карабина смотрело ему в лицо, а в голове больше не было никаких идей спасения. Максим понял, что его мозг начинает застилать паника. Впервые в жизни он совершенно не представлял, как отыскать хотя бы призрачный шанс на спасение. Перед ним шестеро хорошо вооруженных головорезов, которые жаждут мести и не собираются договариваться, а все пути к отступлению отрезаны. Единственная надежда — это пулемет, но для того, чтобы его зарядить, нужно стать мишенью.

— Так кто из вас водитель? — издевательски ухмыляясь, спросил главарь. — Надеюсь, Винс не его подстрелил?

Максим хотел соврать, что водитель он сам, и даже успел открыть рот, как вдруг услышал ледяной женский голос:

— Нет. Водитель — я! — Позади бандитов, откуда ни возьмись, появилась Елена. Ее изящный силуэт в капюшоне вынырнул из тьмы, словно материализовался из нее. В руке девчонка держала топор.

Головорезы резко обернулись. В тот же миг Елена атаковала. За секунду она двумя молниеносными ударами рассекла механизмы конечностей двух ближайших бандитов и тут же метнула топор точно в главаря. Оружие прилетело ему обухом в лицо, громила рухнул наземь без чувств, а девчонка снова исчезла, будто слилась с неосвещенным участком пространства. Бандиты напрочь забыли про Максима и стали испуганно озираться по сторонам в поисках неожиданно опасного противника. Двое из них ползли по земле, таща за собой обездвиженные ноги, и громко ругались. Елена внезапно появилась возле лежащего в отключке главаря и, подняв с земли топор, снова исчезла. А через мгновение руины древнего города наполнились звоном металла и криками боли.

Максим ничего подобного прежде не видел. Его веселая, по-детски любопытная подруга превратилась в настоящий боевой вихрь с взглядом абсолютно безжалостного хищника. Она ломала стальные механизмы, словно ветки кустарников. Каждое ее движение было идеальным продолжением предыдущего, а неуловимые атаки обладали огромной мощью и скоростью. Но она не убивала. Из того, что Максим успел осмыслить, было видно, как Елена жестоко калечит своих противников, но нарочито не наносит им смертельных повреждений. Не прошло и десяти секунд, как она изувечила трех оставшихся бандитов, и теперь на земле лежали стонущие от боли тела. На такое не были способны ни лазутчики Хиллвиля, ни женщины-бойцы Гарфурда.

Елена бросила топор и неожиданно, словно обессилив, опустилась на колени. Максим решил, что девушку успели ранить, и со всех ног бросился к ней.

— Елена, что с тобой? Ты цела? — обеспокоенно спросил парень.

— Да, — устало, ответила та. — Мой организм отвык от выбросов энергии такого объема. Теперь придется долго восстанавливаться.

— Не проблема. Сейчас поедем домой, выспишься. Только этих надо добить. — Парень кивнул головой в сторону ближайшего бандита.

— Нет! — неожиданно воскликнула девушка. — Не смей никого убивать! Они уже получили свое!

Максим встал, как вкопанный, ошеломленный таким заявлением. Только что Елена, словно яростный зверь, кромсала топором здоровенных озлобленных бандитов, а теперь за них же и заступается! Это как понять вообще?!

— Елена, но ведь они хотели убить нас! — мягко проговорил Максим, слегка опасаясь сказать что-то не то, потому что вообще не понимал, какие слова здесь лучше подойдут. — И только благодаря тебе мы сейчас живы!

— Вот и радуйся, — отрезала девушка. — Глядишь, в другой раз и тебе дадут шанс.

В этот момент к ним подоспели остальные ребята. Томас практически не наступал на правую ногу и держался рукой за плечи Дэна. Выше колена у него была наложена пропитанная кровью повязка из куска грубой ткани оторванной от одежды.

— Ты как, дружище?! — переключился Максим на своего раненного товарища.

— Нормально, — отмахнулся тот. — Пуля прошла навылет. Кости, артерии целы. Аггай заштопает.

— Что с ней? — озабоченно спросил Дэн, глядя на Елену.

— Все нормально со мной. — Девушка по-прежнему тяжело дышала.

— Ну, ладно… А почему эти все еще живы? — Дэн окинул взглядом лежащих на земле изувеченных головорезов.

Максим пожал плечами:

— Говорит, нельзя их убивать…

— Почему? — недоуменно нахмурился Дэн. — Они же нас порешить хотели!

— Ну… и я вообще-то о том говорю… — Максим замялся и развел руками.

— Такой подход к решению проблем и делает ваш мир… таким, — вдруг выдала девушка. — Убей, или убьют тебя. Бери, или возьмут другие… А между прочим, преступником никто не рождается! В каждом живом существе есть душа, которая суть — частичка любви… Вам этого не понять…

Парни осторожно переглянулись, Дэн покрутил пальцем у виска, и все дружно промолчали. Максим помог Елене подняться на ноги, на всякий случай осмотрел ее на наличие ран и, убедившись, что с девчонкой все в порядке, проводил к внедорожнику. Томаса усадили на заднее сидение, а Дэн пошел отгонять в сторону бронемашину бандитов. Максим догнал его и, отведя в сторону, спросил:

— Что будем делать с головорезами? Они же наверняка нас запомнили, и будут мстить!

— Давай замочим их, и дело с концом? — предложил Дэн.

— А ты сможешь? — Максим внимательно посмотрел другу в глаза. — Одно дело от стервятников отстреливаться — это понятно. А раненых добивать даже у меня рука не поднимется.

Дэн скосил взгляд в сторону едва стонущих побитых мужиков и после недолгих колебаний сказал:

— Ладно. Валим отсюда, пока уроды со второго ловчего не заявились.

Через несколько минут ребята снова ехали по пустыне в сторону дома. В этот раз никто не веселился. Даже Дэн сидел с угрюмым лицом и периодически ворчал что-то себе под нос о потерянном дробовике. Елена выглядела лучше и, откинув голову на подголовник сидения, смотрела отрешенным взглядом на освещаемый светом фар участок дороги. Томас зажимал повязку на ране, периодически морщась от боли. Ничего. Это не первое его ранение. Переживет…

Максим был безгранично рад, что все его друзья остались живы. Лишь состояние Елены его немного беспокоило. Во-первых, он еще до сих пор не переварил увиденное. Глядя на свою хрупкую подругу сейчас, он с трудом верил, что всего каких-то полчаса назад она оказалась непобедимым врагом для целой хорошо организованной группы преступников. И еще эта странная чушь про любовь… Может у нее разум помутился?.. В конце концов, парень не выдержал и осторожно спросил:

— Елена, ты как? Нормально?

Девушка медленно повернула лицо в его сторону, немного помолчала, затем ответила севшим голосом:

— Я в порядке. Нужно еще время на восстановление.

— Извини, если не вовремя лезу, но я не могу не спросить. — Максим на мгновение замялся, и Елена его опередила:

— Откуда у меня такие способности? — Она невесело усмехнулась. — Я знала, что ты спросишь.

— Вообще-то, я бы тоже хотел это знать! — подал с заднего сидения голос Дэн. — Нет, ты не пойми меня неправильно, я очень даже рад, но… завалить шестерых головорезов — киборгов! В одиночку! Не увидел бы — не поверил…

— Я воин, — спокойно ответила Елена. — Я участвовала в войне, которую вы называете Древней. Мне снился об этом сон, а теперь я кое-что вспомнила. Не могу сказать, из-за чего случилась война и на чьей стороне я сражалась. Но помню, что мои способности — это эволюционная данность. Моя сила создается нейроимпульсами моего мозга и нервной системы.

— То есть ты мутант, что ли? — кряхтя от боли, спросил Томас.

— Нет. Для вас я — иная форма жизни.

— И как это понимать? — совсем запутался Максим.

Елена какое-то время молчала, все так же равнодушно глядя в темную даль, затем холодно произнесла:

— Я — не с этой планеты.


Глава 4. Лазутчик


— Елена, поди-ка сюда! — крикнул старый Роб, согнувшись возле покосившейся двери амбара над увесистым мешком. Девушка отвлеклась от полоскания белья в металлическом тазике, положила на скамью коричневый кусок мыла и направилась к пожилому мужчине с киберпротезом вместо левой ноги. — Помоги забросить! Чертово зерно… Тяжелый зараза! — Он поднял испещренное шрамами лицо и посмотрел единственным глазом на спешащую к нему с лучезарной улыбкой Елену.

— Дядя Роб! Ты зачем вообще за это взялся? Мог бы сразу меня попросить! — Девушка одной рукой ловко забросила мешок на полку. Роб, который уже много раз лицезрел силу Елены, все же не удержался и восхищенно покачал головой:

— И откуда в этой тощей козявке столько мощи?..

Елена рассмеялась и пошла дальше заниматься стиркой.

Почти месяц прошел с того момента, как ее вывели из анабиоза. За это время память к девушке в полном объеме так и не вернулась. Единственное, что она вспомнила — войну. Страшную глобальную войну, в которой она была солдатом. Елена не помнила ни сторон, ни причины того ужасного конфликта, но знала, что силы, за которые она сражалась, защищались. Они не были агрессорами, так как сама суть их существования являлась прямо противоположной. А еще она вспомнила, что ее настоящая родина не здесь, а где-то в другом мире. На другой планете, где находился тот самый обворожительно прекрасный природный заповедник из ее сна. Как там была устроена жизнь, Елена не помнила. Откуда она появилась здесь — тоже оставалось загадкой. Но после того случая с ловчими, Елена стала многое понимать в устройстве собственного организма и теперь знала, что секрет ее нехарактерных для местного населения способностей кроется в ином функциональном потенциале биоэнергетики. Ее мозг был гораздо мощнее, а энергия, производимая нервной системой, создавала процессы, не досягаемые для людей нынешней цивилизации. Регенерацию, огромную физическую силу, скорость реакций и анализа… По правде говоря, Елена до сих пор полностью не знала, какой в ней заложен потенциал.

Пребывание в текущих условиях жизни казалось ей невероятно странным. И это чувство не давало покоя. С одной стороны, она помнила себя воином в разрушенном мире, с другой, каким-то глубинным подсознательным знанием Елена ощущала неестественность и дисгармонию во всем. В людях, управляемых страхом и стремлением выжить любой ценой, в городах, борющихся за эфемерную власть, в загадочном Великом Оазисе, скрывающимся за непреступными стенами… Этот мир напоминал больного, психически искалеченного ребенка, который не может договориться сам с собой. И в то же время Елена чувствовала в окружающих ее людях то, что вызывало в ней положительный резонанс. Дружба, взаимовыручка, доброта, любовь… Она ощущала это в Максиме и остальных ребятах, в супругах, приютивших ее под своей крышей… Все они тоже в значительной мере управлялись инстинктами выживания, что часто приводило к неразумным поступкам, но их добрые сердца, их отвага в достаточной степени компенсировали эти дефекты. Иногда девушка замечала за собой, что смотрит на все вокруг, как лекарь на пациента. Лишь в те моменты, когда она оказывалась в Пустых Землях с ребятами, ей удавалось заглушить это чувство, растворив его в кураже…

А потом Елене снова начали сниться сны, в которых часто появлялось то прекрасное место с ее родины. Оно будто говорило с девушкой, будто пыталось о чем-то ей напомнить. Но каждый раз, когда Елена чувствовала, что вот-вот произойдет озарение, сон прерывался, и она просыпалась в крайней степени разочарования.

Вместе с тем, после той ночи, когда Елена расправилась с бандой головорезов, ее изоляция вынужденно усилилась. Все понимали, что бандиты не оставят произошедшее без ответа, поэтому Максим отменил все предстоящие поездки в города и почти постоянно находился в Ауткасте вместе с остальными парнями, включая Андрея и Роджера. А потом кто-то из них пригласил старика Роба. Увидев входящего в кухню с улицы пожилого мужчину невысокого роста с неопрятной седой щетиной, заклеенным черной накладкой глазом и металлической ногой, Елена напряглась, решив, что их снова выследили бандиты Варруса. Но Максим объяснил, что Старый Роб, так его называли в Ауткасте, на самом деле приглашен для безопасности всех. Оказалось, этот калека когда-то был воином Варруса и даже участвовал в Турнире Гладиаторов. Собственно, там его и покалечили. Потеряв способность сражаться, Роб устроился работать начальником безопасности у какого-то важного чиновника, а потом почему-то был изгнан. С тех пор так и жил в Ауткасте. Однако у старика остались очень хорошие связи в Варрусе, и он мог без труда выяснить, огласку какого масштаба получила ситуация с расправой над бандитами, и что конкретно собираются предпринять их боссы.

Узнав о Елене, Роб отреагировал вполне спокойно. Молча выслушал всю историю, уточнил несколько важных для себя моментов и отчалил в Варрус. Вернувшись через день, он сообщил, что в целом беспокоиться не о чем. Слухи о жуткой девчонке, способной исчезать в темноте и разрубать стальные механизмы одним ударом, гуляли по всем преступным группировкам, но никто в них особо не верил. Кроме того, описать героиню истории покалеченные бандиты толком не смогли. Ровно, как и парней, которые были с ней. В общем, разыскивать призраков посчитали попросту пустой тратой времени и ресурсов. Однако Роб напомнил, что в те сутки ребята забрали пулемет у бандитов девятого сектора, многие из которых видели Елену. К счастью, последние являлись врагами той банды, которой принадлежали ловчие, однако потенциальная опасность все равно сохранялась. Бандиты могли продать информацию конкурентам или, посчитав чудо-девушку желанным трофеем, отправиться на ее поиски самостоятельно. В итоге Роб порекомендовал не дергаться, но временно исключить поездки в район Варруса. Максиму велел избавиться от внедорожника, так как на нем оставались следы гарпунов. Парень, конечно, расстроился, но указание выполнил, распилив машину в гараже Вензеля. Через день он пригнал новый внедорожник из Дэнгера, однако сильно ругался на какие-то сложности с Советом Гильдии и «ржавую развалину, которую ему выдали».

С тех пор Максим пропадал вместе с Вензелем в гараже, приводя в порядок свой новый транспортный аппарат, а Роб стал на всякий случай регулярно гостить у супругов. Общение с Еленой пришлось ему по душе, и девушка смогла разглядеть за его угрюмой внешностью доброго человека. Роб постоянно приносил ей угощения и с любопытством пятилетнего ребенка расспрашивал о ее воспоминаниях и способностях, периодически прося девушку наглядно продемонстрировать последние. Елена, которая больше ничего так и не вспомнила, рассказывала немного, но показывала охотно. Ее даже саму стало это слегка забавлять. Как, например, сейчас. Она прекрасно понимала, что Роб вполне может и сам поднять мешок с зерном, но ему интересно посмотреть, как это делает Елена. Девушка решила не отказывать старику в удовольствии, и теперь на его лице сияла довольная улыбка.

— Я вот хотел уточнить, — начал Роб через некоторое время. — Ты сказала, что ты с другой планеты. То есть, ты и к древней цивилизации людей не имеешь отношения? Ты вообще не человек?

Елена снисходительно вздохнула. Уже на протяжении двух недель не было ни дня, чтобы кто-нибудь не затронул эту тему. Сначала Елену донимали парни, стремясь выяснить, кто же она такая на самом деле, затем Вензель, после него Роб… Лишь Аггай сердито ругала мужчин: «Чего вы пристали к бедной девочке?! Ей самой ничего неизвестно! Очнулась невесть где, а вы еще ее вопросами достаете!»

— Я же все рассказывала, дядя Роб! Я не помню! Ну, вот как еще другими словами вам всем объяснить, что я не помню? — Елена улыбнулась. — Повторю: я эволюционно не отношусь к вашему виду. Хотя, на самом деле, я тоже человек. — Девушка задумчиво нахмурилась. — Вот представьте, что есть среди пустынных мутантов некое семейство. Например, собаки. К ним относятся шакалы и еще много всякого зверья и маленького, и большого. Но все они — собаки. Я тоже человеческая форма жизни. Но совершенно иная ее эволюционная разновидность. Не могу объяснить точнее, так как сама не до конца все понимаю.

Старый Роб озадаченно закусил губу:

— Но ты же физиологически такая же, как мы?

— Я бы сказала, анатомически, — поправила старика Елена. — Устройство наших тел, с точки зрения расположения органов и тканей, идентично. Но физиология все-таки у нас разная. Мой мозг и нервная система функционирует в большем диапазоне режимов и обладает более высоким биоэнергетическим потенциалом. Это моя эволюционная данность. И это мы уже не раз обсуждали.

Роб понял, что ничего нового не добьется, и пошел дальше заниматься складированием сырья в амбар. Елена закончила стирку и уже направлялась с тазиком в дом, как вдруг увидела во дворе того, кого никак не ожидала увидеть.

Он появился из неоткуда совершенно неслышно и незаметно. Совсем чужой, не вписывающийся в окружающую обстановку, словно пришелец из другого мира. Его лицо скрывала черная маска, и лишь серые глаза с пугающе жестким спокойствием смотрели Елене в лицо. Это был воин-лазутчик Хиллвиля. Даже на расстоянии Елена чувствовала исходящую от него опасность. Настоящую опасность, а не ту наглую самоуверенность бандитов Варруса. Перед ней стоял воин-профессионал, умеющий сражаться. И убивать.

Тазик с грохотом выпал из рук девушки. Она напряглась всем телом, готовясь защищать себя и своих близких, но человек в маске неожиданно поднял руку в останавливающем жесте и проговорил:

— Я тебе не враг. — Его голос был бесцветным, не имеющим выразительных признаков. Такой же серый, как его глаза.

— Елена, что слу…, — подоспел на грохот Роб, но увидев нежданного визитера, осекся на полуслове.

— Что вам нужно? — спросила Елена, готовясь в любой момент отразить атаку.

— Ты ведь та самая девушка, которая обезвредила банду Варруса в Древнем городе? — Незнакомец не двигал ни одним мускулом, и это еще сильнее усиливало ощущение опасности.

Елена немного помедлила с ответом, пытаясь оценить свои шансы успешно соврать. Затем произнесла:

— Да. Это я.


— Откуда вы знаете? Нас же никто не запомнил! — изумленно воскликнул Максим, стреляя сердитым взглядом в сторону Роба.

Все собрались за кухонным столом Аггай вокруг пришельца в маске. Он сидел невероятно сдержано, положив руки в черных перчатках на стол параллельно друг другу, и двигал лишь зрачками глаз. Вензель и Роб расположились по обе стороны от него. Максим, который сегодня приехал в Ауткаст один, сидел чуть дальше вместе с Еленой, а изрядно напуганная хозяйка стояла, опершись руками о столешницу с рукомойником.

— Было предостаточно других следов, — спокойно ответил пришелец. — Это наша стезя — находить то, что не могут разыскать другие.

— Ну, хорошо. — Елена по-прежнему смотрела на незнакомца с большим недоверием. — Тогда зачем вы пришли? Вашему городу я не сделала ничего плохого!

— Это правда, — согласился человек в маске. — И я уже сказал, что пришел без вражды. Меня послал предводитель моего клана — мастер Тэкеши. Он приглашает тебя в Хиллвиль, в свою резиденцию.

Елена опешила, не ожидая такого поворота событий, и смогла вымолвить свой вопрос лишь спустя несколько секунд напряженного молчания:

— Для чего?

— У него есть для тебя предложение. — Глаза незнакомца вонзились в девушку, словно лучи рентгена. — Суть его мне излагать не позволено. Он сам тебе все расскажет.

Елена совершенно не знала, что делать. Все смотрели на нее, но девушка колебалась. С одной стороны, все это могло оказаться ловушкой, с другой, интуиция подсказывала: вот он — шанс изменить текущее положение вещей!

— У меня есть выбор? — наконец, спросила она.

— Конечно, — подтвердил лазутчик. — Ты можешь отказаться, и мы просто забудем о нашей встрече.

Елена вопросительно посмотрела на Роба, в поисках поддержки, но тот лишь пожал плечами.

— А ваш мастер не может приехать сюда сам? — спросил Максим.

— Нет. Встреча возможна только в его резиденции.

— Почему? Где гарантия, что это не ловушка? — настаивал парень.

— Нигде, — все также спокойно ответил незнакомец. — Вы либо доверяете мне, либо нет. Если бы я хотел убить Елену, я бы уже это сделал. Она, судя по слухам, прекрасный воин, но мы умеем убивать незаметно и неожиданно. Заманивать ее в Хиллвиль нет никакого смысла.

И снова повисла тишина, нарушаемая лишь прихлебыванием Роба из его любимой медной кружки. За все время разговора лазутчик так и не шелохнулся и сейчас терпеливо ожидал ответа.

— Хорошо, — наконец, произнесла Елена. — Я поеду в Хиллвиль. Когда и как я могу это сделать?

— Ты можешь отправиться прямо сейчас, если тебе это удобно, — ответил незнакомец и вынул из недр своей черной одежды небольшой деревянный жетон с каким-то ломаным символом, нанесенным красной краской. — Это твой пропуск. — Он протянул жетон Елене. — Если кто-то будет останавливать, показывай его и говори, что ты приглашена мастером Тэкеши. Его резиденция находится у восточного края лабиринта. Возьми с собой друзей, они помогут найти. Пропуск на них так же распространяется. Спрашивай, если остались вопросы.

— А вы с нами разве не поедете? — Елена удивленно вскинула брови.

— Я вернусь в Хиллвиль своим путем, — коротко ответил незнакомец.

— Что ж, мы поедем вчетвером, — сообщил Максим. — Елена, я и еще двое парней.

— Дэн и Томас тоже могут поехать, — не скрывая своей осведомленности об именах ребят, согласился человек в маске. Максим с удивлением посмотрел на него, но промолчал.

— Спасибо за теплый прием, — сухо бросил лазутчик, поднялся из-за стола и молча вышел за дверь.

Все пребывали в крайне озадаченном состоянии. Особенно Аггай, которая всегда переживала больше всех за парней и Елену. Лишь старый Роб был немного спокойнее и продолжал прихлебывать из кружки, которая в последнее время, будто срослась с его рукой.

— Я не хочу вас туда отпускать, — произнесла Аггай, изучая встревоженным взглядом деревянную столешницу. — Что этому мастеру может быть надо от девочки-изгоя?

— Ну, она у нас не просто девочка-изгой, — возразил Роб. — Только я один понял, кто приглашает ее к себе?

Все вопросительно посмотрели на старика, и он пояснил:

— Мастер Тэкеши — это глава клана Юудэй. Теперь поняли?

Максим хлопнул себя ладонью по лбу:

— Твою ж бабушку! Точно! Как я сразу не вспомнил?! — Парень возбужденно взглянул на Елену. — Тебя приглашает к себе предводитель воинов, которые участвуют в Турнире Гладиаторов!

Вензель с Аггай дружно выдохнули, словно тоже вспомнили, а Роб произнес со смехом:

— Видимо, я один каждый год езжу в Фанхаус, чтобы посмотреть Турнир. — Старик поставил кружку на стол и коснулся пальцем своей черной накладки на лице. — Это как раз работа мастера Тэкеши. Он тогда еще был сопляком, но очень способным. Зацепил меня копьем, зараза…

— И зачем я этому Тэкеши? — ничего не поняла Елена. — К Турниру я никакого отношения не имею.

— Ты — нет, — усмехнулся Роб. — Зато Турнир имеет отношение ко всем нам. От его исхода зависит то, как мы будем жить весь следующий год. Так же, как сейчас, или… ну…немного лучше. — Старик сделал многозначительную паузу. — Хиллвиль — единственный серьезный конкурент Варрусу. Но они проигрывают, потому что условия испытаний далеко не всегда позволяют им использовать свои сильные стороны. А вот бойцы Варруса, напичканные кибероборудованием, чувствуют себя комфортно почти всегда.

— И что? — не поняла Аггай. — Причем тут Елена?

И тут девушка догадалась сама:

— Я победила головорезов Варруса! В обстановке, не удобной для лазутчика! Так?

— Именно! — восторженно воскликнул Роб. — Ты не просто справилась с бандой Варруса! Ты сделала это в одиночку! В ближнем бою! И сама осталась невредимой. Такой силой не обладает ни один воин, ни в одном городе! Как думаешь, зачем тебя позвали?

— Мне предложат участвовать в Турнире? — удивленно подняла брови Елена.

— Нет, — покачал головой Роб. — Я уверен, если бы правила им позволяли включить тебя в команду Гладиаторов, они бы это точно тебе предложили. Но в Турнире могут участвовать только жители города.

— Тогда зачем я им? — не поняла Елена.

— Думаю, они хотят узнать твои секреты! — Старик от восторга даже хлопнул в ладоши. — Воины Хиллвиля используют древнее боевое искусство лазутчиков. Это их, можно так сказать, специализация. Они хороши, когда могут атаковать внезапно, когда условия окружающего пространства позволяют работать скрытно и быстро. В открытом бою они тоже очень хороши, но воины Варруса из-за экзоскелетов обладают гораздо большей силой. Фурии Гарфурда имеют не меньшую силу генетически, а всадников Криетрона очень трудно достать, так как их защищают крайне опасные боевые мутанты. Поэтому лазутчикам Хиллвиля остается надеяться только на собственную ловкость и мастерство. И даже при таком раскладе они остаются главными конкурентами Варруса. Следующий Турнир через две недели! Я думаю, Тэкеши намерен освоить новую стратегию. И для этого ему нужен хороший специалист с принципиально иным подходом к ведению боя!

— Что ж… — Елена сидела в замешательстве, совершенно не понимая, как относиться к происходящему. — Ну, какой из меня учитель? Я сама толком не понимаю, как у меня это получается!

— Ты справишься! — ободряюще подмигнул Роб.

— А если ты не прав? — нахмурилась Аггай. — Если это все-таки ловушка?

— Не думаю, что они хотят навредить Елене. Им нет нужды кого-то заманивать в город для расправы. Это неразумно и бессмысленно.

Аггай хотела что-то еще возразить, но Елена ее опередила, твердо сказав:

— Я поеду. Вам всем известно: если это ловушка, и я в нее не попаду, они все равно найдут способ до меня добраться. Прятаться больше не имеет смысла. Я рискну.

— Что ж, я поддерживаю, — подал голос Максим. — От этих нам все равно не спрятаться. А если они действительно хотят что-то предложить, возможно, это окажется выгодно. Или мы получим союзников и защиту. Рискнуть придется.

Спустя пятнадцать минут Елена с Максимом выехали в Дэнгер за Дэном и Томасом.


Глава 5. Заговор


Узнав о визите лазутчика и приглашении Елены в Хиллвиль, Дэн и Томас отреагировали весьма неожиданно. Они сначала потеряли дар речи, вонзившись в друзей ошеломленными взглядами. Но это продлилось недолго. Уже через минуту на их лицах играл знакомый огонек жажды приключений, и парни с готовностью запрыгнули в кузов внедорожника. Все время, потраченное на путь от Дэнгера до Хиллвиля, они оба не замолкали, восторженно расспрашивая все подробности минувшего разговора с хиллвильским воином. Затем Дэн объявил:

— Ну, все, братва, теперь мы привилегированные лица! Елена, ты же расскажешь этому мастеру, что мы твои друзья и помогали тебе мочить бандитов Варруса? Томас даже ранение получил!

— Обязательно расскажу, — улыбнулась Елена.

— Вы бы раньше времени не радовались, — серьезно предупредил Максим. — Мы пока не знаем наверняка, зачем нас пригласили.

— Ой, да ладно! Это ж Хиллвиль! — отмахнулся Дэн. — Они Варрус на дух не переносят! Так что… враг моего врага — мой друг! — Парень гордо выпятил нижнюю губу и ударил себя кулаком в грудь. Максим промолчал, едва сдержав подступающий смех.

Вскоре внедорожник приблизился к оборонительному лабиринту, и Елена поразилась, насколько огромна эта уникальная конструкция. Исполинские стены из черного камня возвышались метров на двадцать вверх и простирались в стороны так, что концов не было видно. На одинаковом расстоянии друг от друга сверху располагались наблюдательные вышки, а снизу проходы закрывали массивные металлические ворота арочного типа. К ближайшим из них Максим и направил внедорожник.

Разумеется, сразу впускать ребят никто не собирался. Пришлось выходить из машины, стучаться в небольшое окошечко, врезанное в створку ворот, ждать, когда оно откроется… Однако едва Елена показала в отверстие пропуск, выданный ей хиллвильским гостем, двери тут же отворились, и четверо бойцов с длинными копьями в руках расступились, освобождая проезд.

— Вау! — воскликнул Дэн, когда внедорожник снова тронулся вперед. — Да нас тут, как чиновников встречают! Елена, ты наш билет в новую жизнь! — Он расплылся в широкой улыбке и нарочито вальяжно развалился на сидении. Однако тут же получил оплеуху от Томаса и замолк.

Внутри лабиринта были еще воины. Они стояли вдоль стен, вооруженные мечами и копьями. По мере того, как машина приближалась к каждому из них, бойцы показывали направление дальнейшего движения. Елена сначала подумала, что держать оборонительные войска просто на открытой местности неразумно, но в следующий миг вдруг почувствовала каким-то внутренним чутьем, что стены скрывают в себе много опасностей. В самых неприметных закоулках и щелях прятались бойцы в масках, готовые устроить ад любому, кто войдет в лабиринт с войной.

— Сколько их здесь? — спросила Елена, любопытно оглядываясь по сторонам.

Максим свернул на очередном повороте и пожал плечами:

— Никто точно не знает. Может быть сотни, а может тысячи… Воины не попадают в официальную перепись населения. Они живут кланами, в которых мальчишек с детства воспитывают идеальными бойцами без имен и лиц. С остальным миром открыто взаимодействуют только их предводители.

Вскоре впереди показался просвет, и внедорожник выехал из лабиринта на небольшой мост, пересекающий широкий водный канал. Предвосхищая вопрос Елены, Максим пояснил:

— Этот водоем здесь тоже для того, чтобы осложнить потенциальному противнику путь к центру города. Техника для нанесения воздушных ударов есть только в Оазисе, поэтому любой другой враг будет вынужден переправлять войска по воде.

— Но ведь открытая война запрещена? — непонимающе нахмурилась Елена. — От кого тогда они так защищаются?

— В любой момент может все измениться. Сегодня Неприкосновенные решили так, завтра могут передумать. Герцог Слэйн, правитель Хиллвиля, прекрасно понимает, что лазутчики не смогут открыто воевать с войсками Варруса. Арбалетами и копьями против танков и пулеметов много не навоюешь, — Максим съехал с моста и направил внедорожник по дороге, пролегающей между вереницы невероятно красивых строений. Каждое из них было выстроено из белого благородного камня и представляло собой настоящее произведение искусства. В общем архитектурном стиле угадывались отголоски роскоши и величия, одновременно смешиваясь с гармонией технологий и творчества.

— Как красиво! — восторженно произнесла Елена, разглядывая здание с огромными колоннами в виде человеческих фигур.

— Да. — Максим понимающе усмехнулся. — В Хиллвиле не существует двух одинаковых зданий. Это единственный город, где ценится искусство.

— Хм… Но если они умеют так строить, и у них хорошо развиты медицинские технологии, почему они не займутся разработками более серьезного вооружения для защиты?

— Потому что у них нет ни ресурсов, ни знаний в этой области, — пояснил Максим. — Дело в том, что все четыре города-конкурента унаследовали от погибшей цивилизации что-то свое. Они это тщательно оберегают и держат в строжайшей тайне. Никто не может повторить чужое. Это дает каждому городу преимущество на политической арене. Даже Гарфурд, который занимается работорговлей, имеет вес, поскольку рабыни феминисток весьма красивые и пользуются большим спросом у состоятельных людей.

Елена сурово нахмурилась:

— Почему они так поступают со своими женщинами? И как вообще рожают детей, если у них нет мужчин?

— В Гарфурде принято считать, что слабые особи недостойны. — Максим скептически усмехнулся. — Критерием естественного отбора является ген, который делает из женщины фурию — мужеподобную воительницу с нечеловеческой силой. Если этот ген не проявился, то девочка считается бесполезной и воспитывается, как рабыня. А мужчин они просто покупают на одну ночь для зачатия. За хорошие деньги многие мужики соглашаются. Затем, если рождается девочка, ее растят либо фурией, либо рабыней. Зависит от того, унаследовала ли она материнский ген. А если родился мальчик, то его продают войскам Варруса.

— Чудовищно, — скривилась в гримасе отвращения Елена. Она не понимала многое в этом странном мире, но законы жизни Гарфурда казались ей настоящим извращением. Как можно было продавать собственных детей? Как матери добровольно шли на воспитание из своих дочерей сексуальных рабынь? Девушка понимала, что еще только начинает знакомиться с жизнью остатков земной цивилизации, но то, что она уже успела узнать, было действительно страшно…

Максим свернул в узкий переулок и остановил внедорожник возле широких резных ворот. За ними возвышался верхний этаж большого особняка с арочными окнами, окаймленными сложной узорчатой резьбой.

— Приехали, — объявил парень.

Ребята покинули машину и подошли к лазутчикам, охраняющим ворота. Елена показала одному из них пропуск. Тот все также молча отворил одну створку и застыл в пригласительном жесте. Елена шагнула в проход, парни пошли вслед за ней. Однако лазутчик неожиданно остановил их и произнес голосом почти точь-в-точь таким же, как у воина, наведавшегося в Ауткаст:

— Входит только она.

Максим тут же возмутился:

— Это почему? Ваш боец сказал, что пропуск действует для всех нас!

— Входит только она, — равнодушно повторил лазутчик, глядя на парня холодным немигающим взглядом.

Ребятам ничего не оставалось, кроме как отпустить Елену одну.

Ворота захлопнулись за спиной девушки, издав характерный щелчок засова. Во дворе особняка красовался очаровательный сад с каменными клумбами, заполненными декоративной искусственной растительностью. Впереди приветливо простиралась единственная широкая лестница с резными перилами. Елена направилась к ней. Девушка надеялась, что ее кто-нибудь встретит, но, поднявшись по ступеням, оказалась перед роскошной двустворчатой дверью, рядом с которой никого не было. Она толкнула одну створку вперед, и та послушно поддалась. По другую сторону двери оказалась большая пустая площадка, засыпанная песком, напоминающая что-то вроде небольшой арены. По всему периметру возвышались белые стены особняка с множеством дверей, балконов и лестниц.

«Странно, — подумала Елена. — И куда же мне теперь идти?»

В тот же миг одна из дверей открылась, и на площадку вышел лазутчик. В его руках было копье, из-за спины торчали рукояти мечей. Он не говорил ни слова, но уверенно направился в сторону гостьи. Взгляд воина был такой же серый и равнодушный, как у остальных, но в этот раз Елена почувствовала опасность.

— Эй! — окликнула она. — Я приглашена мастером Тэкеши! Куда мне дальше…

В этот момент лазутчик атаковал. Он выбросил руку с копьем вперед, метя Елене в грудь, но та в самый последний миг успела сместиться в сторону, чувствуя, как тело и сознание уже знакомо входят в боевой режим. Однако воин Хиллвиля оказался совсем не таким неуклюжим, как головорезы Варруса, и меньше, чем через секунду наконечник копья снова просвистел возле уха Елены. Девушка увернулась, но следующая атака заставила ее тут же нырнуть под свистящее древко. Лазутчик двигался идеально, бил молниеносно, управлял оружием так, словно оно было продолжением его тела. Елена опережала его лишь на считанные мгновения. Первые секунды поединка она только уворачивалась и блокировала удары, изучая технику противника, потом перешла в контратаку. Сбив в очередной раз касанием руки копье в сторону, она оказалась сбоку от бойца и нанесла ему удар стопой под колено. Нога лазутчика согнулась, опускаясь на землю, он упер копье в песок под углом, чтобы не упасть, и в следующее мгновение Елена ударом голени сломала древко пополам. Она схватила одной рукой обломок с наконечником и, толкнув бойца ладонью в грудь, отскочила назад, занимая боевую стойку.

Лазутчик отлетел назад, но, упав на спину, тут же совершил перекат и в мгновение оказался на ногах.

— Стой! — крикнула Елена. — Я не хочу, чтобы ты погиб! Остановись! — Она уже понимала, что воину с ней не справиться, однако тот упрямо вынул из ножен за спиной два коротких меча и ринулся в бой.

Засвистели лезвия. Удары металла о металл разнеслись по арене. Девушка отбила несколько атак обломком копья и, резко нырнув вниз и в сторону, нанесла сразу два хлестких пореза копьем по бедру и плечу лазутчика. Тот не издал ни звука, но заметно пошатнулся и захромал, отходя от соперницы. Елена открыла рот, чтобы снова попытаться уговорить воина прекратить поединок, но в тот же миг ситуация резко осложнилась. С одного из балконов спрыгнули еще двое бойцов в масках.

Девушка напряглась, готовясь к тяжелому сражению. Неожиданно все трое ее противников одновременно отбросили в стороны свое оружие и требовательно посмотрели на Елену. Тут до девушки дошло, что убивать ее никто не собирается. Поединок был проверочным. Она согласно кивнула и тоже выбросила обломок копья. Лазутчики атаковали.

Даже без оружия они били безжалостно и наверняка. Елена ощутила, как ее реакции обострились еще сильнее, а сила выросла — тело подключило свежую резервную энергию. Одновременно ее сознание словно расширилось, захватив противников в некое невидимое поле, в котором Елена чувствовала их тела и движения в едином потоке с самой собой. Она буквально слилась с ними, нейтрализуя каждую их атаку и переводя энергию их движений в контратаки. В какой-то момент ее удары стали сильнее, и девушка буквально раскидала бойцов по всей площадке. Те, уже изрядно прихрамывая и загибаясь от боли, все равно поднялись на ноги и сделали шаг в сторону соперницы. В этот момент Елена услышала позади звук одиноко хлопающих ладоней и лазутчики остановились.

Девушка обернулась. На одном из балконов стоял человек в красивых бело-золотистых одеяниях, с длинными черными волосами, заплетенными в хвост и слегка раскосыми глазами. Он довольно улыбался и продолжал хлопать в ладоши.

— Браво! Это было потрясающее зрелище! — Человек подал бойцам едва уловимый знак рукой, те сразу же поспешили удалиться. — Здравствуй, Елена! Я — мастер Тэкеши. Добро пожаловать в главную резиденцию клана Юудэй!

— Вы всех так встречаете? — Елена уперла руки в бока.

— Не сердись на меня, дорогая! — продолжал улыбаться Тэкеши. — Я был обязан удостовериться в том, что слухи не врут. Ты действительно уникальный воин! — Он указал рукой на ближайшую лестницу. — Поднимайся в мой кабинет. Нам предстоит обстоятельный разговор!

Елена окинула подозрительным взглядом окружающее пространство, опасаясь очередных неожиданных проверок, но не увидев ничего настораживающего, поднялась на балкон. Тэкеши, продолжая любезничать, проводил гостью в просторный зал с огромной библиотекой и очень красивой мебелью. Сам хозяин приземлился на роскошный стул за широким письменным столом, Елене предложил сесть напротив.

— Итак, дорогая, — начал он. — Тебе известно, кто я такой? Старина Роб наверняка рассказал?

— Да. Предводитель воинов, которые бьются на Турнире Гладиаторов, — ответила Елена.

— Все верно. — Тэкеши кивнул. — И как ты думаешь, зачем я тебя позвал?

Девушка пожала плечами:

— Не знаю. Роб предположил, что вы хотите освоить новую стратегию для сражения на Турнире, и для этого вам нужен хороший специалист. Правда, не знаю, чем я могу в таком случае помочь. Ваши воины и так хороши.

— Хороши. Но ты смогла их одолеть! — Раскосые глаза мастера расширились в беспредельном любопытстве. — Скажи мне, как?!

Елена вновь пожала плечами:

— Не знаю. Просто получается… — Она не собиралась рассказывать этому явно хитроватому аристократу подробности своего появления.

— Ты ведь не из Ауткаста, верно? — прищурился Тэкеши. — Откуда ты?

— Вы ошибаетесь. Я из Ауткаста, — невозмутимо ответила Елена.

— Ладно. — Улыбка мастера слегка поблекла. — Но я позвал тебя не для того, чтобы ты нас обучала. На это уже нет времени, да и вряд ли у наших воинов хватит личного потенциала. Твоя сила и скорость превосходят любые максимальные показатели обычного человека. Для нас это неповторимо.

— Тогда зачем я здесь?

Тэкеши томно вздохнул и пристально посмотрел на гостью:

— Я хочу предложить тебе одну очень интересную сделку. Через две недели начнется очередной Турнир Гладиаторов, и в этот раз мы намерены победить. Этого хочет не только Хиллвиль. Как ты могла заметить, политика Варруса становится все более агрессивной и наглой. Если это не предотвратить сейчас, то вскоре Эвилис реализует свою самую вожделенную цель — объединит все города под собственной властью и установит единые законы. Мы не можем этого допустить.

— Ну… Хорошо. — Елена не понимала, к чему клонит Тэкеши. — Причем тут я?

— О, дорогая, ты даже не представляешь, какой полезной можешь оказаться для нашего общего блага! — В глазах мастера снова вспыхнул восторг. — В этот раз на Турнире все будет иначе. Правители Криетрона и Хиллвиля договорились о тайном союзе и будут действовать сообща. Лишь объединив усилия, мы сможем убрать с арены Гарфурд и одолеть Варрус! Это необходимо, чтобы вернуть в наш мир справедливость.

— Ну а я-то причем? — продолжала хмуриться Елена.

— Я хочу предложить тебе участие в Турнире! — торжественно объявил Тэкеши и выжидающе посмотрел на собеседницу. Та удивленно подняла брови, пытаясь переварить услышанное, затем спросила:

— И как вы это себе представляете? В Турнире могут участвовать только жители города, ведь так? Вы не сможете включить меня в состав своих войск.

— Я и не предлагаю тебе биться за Хиллвиль! — Взгляд Тэкеши снова стал заговорщицки хитрым. — Бейся за Ауткаст! Формально, каждый город имеет право направить своих Гладиаторов на Турнир!

Елена не поверила своим ушам. Она не сразу сообразила, что мастер говорит серьезно, а не издевается над ней, и какое-то время сидела молча, пребывая в полном замешательстве.

— Это что, новый изощренный способ меня убить? — наконец, выдавила она. — Если я не ошибаюсь, каждый город выставляет по целому отряду подготовленных и вооруженных убийц. А я что, пойду туда одна и без оружия?!

— За это не волнуйся, дорогая! — поспешил с объяснениями мастер. — Прежде города всегда сражались каждый за себя. Теперь Хиллвиль и Криетрон будут на твоей стороне! Это сорок бойцов и двадцать боевых скорпионов! Да и сама ты опасный враг для любого Гладиатора!

— Исключено, — отрезала Елена. — Я не стану участвовать в этой кровавой резне. Если вы не обратили внимания, то в развалинах древнего города не погиб ни один преступник. Я не убиваю людей. Я против насилия.

На мгновение лицо Тэкеши окрасилось недоумением, но он тут же взял себя в руки.

— Понимаю. И очень ценю твою человечность. Мои бойцы ведь тоже не убийцы. Все слухи, которые распространяют о нас — ложь. Мы тренируем воинов лишь для защиты нашего суверенитета. И для Турнира. Не мы его придумали, но мы не можем позволить себе роскошь отсиживаться и наблюдать, как властолюбивый Эвилис захватывает все больше рычагов давления на другие города. Иногда, чтобы защитить справедливость, приходится проливать кровь!

— Может быть, вы и правы, — пожала плечами Елена. — Но эта не моя война, и меня не интересует власть.

Тэкеши пару секунд молчал, потом решительно встал со стула и пошагал на балкон.

— Идем со мной, я тебе кое-что покажу.

Елена прошла вслед за мастером. Он оперся руками об ограждение балкона, и его взгляд стал задумчиво печальным.

— Посмотри туда. — Тэкеши как-то неопределенно кивнул в сторону горизонта.

— Куда именно? — уточнила Елена.

— Вдаль. Туда, где пустыня соединяется с небом. Ты когда-нибудь задавалась вопросом, что там?

— Ну… Насколько я знаю, Пустые Земли?

— А за ними? — Мастер медленно перевел взгляд на гостью.

Елена не нашлась, что ответить, и промолчала. Тэкеши продолжил:

— Мы все живем на очень маленьком клочке земли. И вместо того, чтобы сплоченно трудиться, строя свое общее будущее, мы грыземся между собой за ресурсы, словно дикие звери! А вокруг нас огромный мир! Неисследованный, неизвестный… Но данный нам! Твои друзья — копатели, если я не ошибаюсь?

— Да. — Елена кивнула.

— Значит, ты не понаслышке знаешь, что очень большое количество полезностей добывают они. Ни здесь, а в Пустых Землях. А теперь подумай! Если бы Дэнгер владел технологиями всех городов, насколько быстрее мы бы продвинулись в исследовании окружающего мира? Сколько бы мы смогли, если бы объединились и прекратили делить этот жалкий клочок суши?

Елена всерьез задумалась. Ведь именно это она однажды пыталась донести своим друзьям. Но тогда она пришла к выводу, что современное человечество совсем другое и не готово понять этих очевидных вещей. И вот теперь рядом с ней стоял человек, едва ли не буквально излагающий ее мысли.

— Говорят, там далеко находится Океан, — продолжал Тэкеши. — Это огромная территория воды. В сотни раз больше всего, что мы можем увидеть вокруг! Представляешь, какие неизведанные ресурсы и возможности он может в себе хранить? А ведь что-то еще есть за Океаном!

— Почему бы не снарядить туда экспедицию? — поинтересовалась Елена.

— Когда-то давно снаряжали. И Варрус, и мы, и Дэнгер… Были и одинокие искатели приключений. Но никто обратно не вернулся. Даже ближайшие Пустые Земли бывают опасны. А что за ними — неизвестно никому.

— Но как это касается Турнира? — не понимала девушка.

— Турнир — это возможность изменить распределение политических сил. Пока правит Варрус, Владыка Эвилис не допустит равноправного объединения городов. Ему гораздо интереснее прогнуть всех под собственную тиранию, превратив города в личные колонии. Мы же хотим гармоничного и совместного развития. Криетрон нас поддержал. Я думаю, Дэнгер тоже поддержит… Впервые мы близки к глобальным переменам! К прорыву для нашей цивилизации! И нам нужна любая сила, которая сможет помочь перевернуть чашу весов в нашу пользу! — Тэкеши на мгновение умолк, затем вновь пристально посмотрел в глаза Елене и сказал: — Я не знаю, кто ты и откуда. Но я знаю, что ты — воин, равных по силе которому я не встречал за всю жизнь! Своим участием ты можешь сделать этот мир лучше и прекратить ежегодное кровопролитие!

— Но разве Турнир не является обязательным? Его же придумал Великий Оазис…

— Неприкосновенные создали эту бойню лишь потому, что города не могли угомониться в своих постоянных войнах. — Тэкеши усмехнулся. — Я не верю, что Великий Оазис играет с нами в свои игры. Просто им надоело смотреть, как мы истребляем друг друга. Так что, если мы научимся жить в мире, полагаю, Неприкосновенные отнесутся к этому позитивно.

Елена не знала, что ответить. Перед ней стоял серьезный выбор. Еще пару дней назад она мечтала действовать, лишь бы не оставаться всю жизнь изгоем, прячущим лицо в капюшоне. А сегодня жизнь преподнесла ей возможность изменить не только свою судьбу, но и судьбу всей существующей здесь цивилизации. А она ведь еще даже ничего не знает о Турнире… Сможет ли она вообще там выжить? Сможет ли оправдать возлагаемые на нее надежды?

— Вы сказали, что предлагаете мне сделку, — наконец, вымолвила девушка. — Это значит, что вы хотите мне что-то предложить взамен на согласие, так?

— Да, — кивнул Тэкеши и снова заулыбался. — Мир, равноправие и свободу. В том числе для жителей Ауткаста.

Елена молчала еще несколько секунд, затем снова посмотрела вдаль и произнесла:

— Я согласна.


Глава 6. Гладиаторы


— Ты с ума сошла?! — кричала Аггай, едва сдерживая слезы.

Только что ребята вернулись из Хиллвиля в Ауткаст, и Елена поведала о своем решении. Тэкеши отпустил ее почти сразу, рассказав некоторые особенности Турнира, которые требовали от Елены ответственной подготовки. Во-первых, ей следовало найти себе Куратора, который будет представлять Ауткаст за столом переговоров. Им мог быть только житель города, и, конечно же, Елена хотела предложить эту роль Робу, так как старик сам участвовал в Турнире и наверняка смог бы ориентироваться среди турнирных интриг. Во-вторых, ей было необходимо подумать о том, с каким оружием и экипировкой она будет проходить испытания. Дело в том, что каждый город обеспечивал своих Гладиаторов всем необходимым самостоятельно, исходя из тех технологий и ресурсов, которые имелись в его распоряжении. В Ауткасте не было ни оружия, ни технологий, ни ресурсов, поэтому данный вопрос Елена собиралась также обсудить с Робом. И в-третьих, ей следовало узнать как можно больше о Турнире, его правилах, особенностях и всем том, что может способствовать успешному прохождению испытаний. Опять же в этом ей мог помочь только Роб. Тэкеши сказал, что в Хиллвиль Елена больше приехать не сможет из соображений конспирации, в связи с чем готовиться придется своими силами. Оставалось надеяться только на помощь друзей и старика — единственного в Ауткасте, кто имел опыт участия в ежегодной резне.

Однако, когда девушка покинула резиденцию Юудэй и рассказала парням о состоявшемся разговоре, они посмотрели на нее, как на сумасшедшую. Максим всю дорогу пытался ее отговорить, Дэн и Томас вторили ему. Но Елена уже приняла свое решение и была непреклонна. Если у нее есть шанс в будущем предотвратить кровопролитие и тиранию, она просто не имеет права отказаться. Такова была ее суть. Что-то закопанное в глубинах подсознания шептало Елене, что она делает правильный выбор. И теперь девушке предстояло убедить в этом остальных.

— Ты же погибнешь там! — продолжала причитать Аггай. — Откажись от этой идеи сейчас же!

— Елена, я согласен с женой, — напряженно проговорил Вензель. — Это безрассудство! Как вообще Тэкеши додумался до такого?!

— Я знаю, это большой риск… — попыталась объясниться Елена, но Аггай тут же перебила ее.

— Не смей оправдываться! Мы дали тебе крышу над головой! Мы полюбили тебя, как родную дочь! Для чего?! Чтобы ты погубила себя своим дурацким героизмом?! — Женщина не могла больше сдерживать слезы и разрыдалась. Вензель поднялся со стула, обнял жену за плечи и повел ее в комнату.

— Елена, — спокойно произнес Роб, который все это время хмуро молчал. — Турнир — это не драка с толпой головорезов. Там все гораздо суровее и опаснее. Участие в этих состязаниях требуют многих лет подготовки, причем не только боевой. Там нужно уметь выживать в самых непредсказуемых экстремальных условиях, сражаться с мутантами, которых ты даже представить себе не можешь. И вместе со всем этим на тебя будут охотиться враги по двадцать прекрасно подготовленных вооруженных бойцов от каждого города.

— Хиллвиль и Криетрон будут на моей стороне, — возразила Елена, но Роб лишь скептически покачал головой.

— Чтобы заручиться их поддержкой, тебе сначала нужно будет их найти. Традиционно все команды выходят на Полигон удаленно друг от друга. Пока ты доберешься до союзников, тебе придется столкнуться с множеством смертельных опасностей. И даже, если ты сумеешь выжить в одиночку, нет никакой гарантии, что ты встретишь сначала своих, а не чужих. В этот раз я, пожалуй, соглашусь со всеми. Это безрассудство.

— Мы ей о том же говорили всю дорогу, — вмешался Максим. — Она не слушает.

Елена бросила сердитый взгляд на парня и обратилась к старику:

— Дядя Роб… Я приняла свое решение. Я пойду туда, даже если вы все попытаетесь меня посадить на цепь. Я солдат, и не позволю себе отсиживаться в тылу, пока другие благородные воины пытаются спасти всех от рабской участи. Ведь грядет именно это, не так ли? Эвилис хочет сделать города своими колониями? Я была в Варрусе и видела, в каких условиях существуют жители окраин. Если так относятся к собственным жителям, что будет с остальными? Что будет с Дэнгером? Ауткастом?.. С теми, кто не может себя защитить?!

— Я не сказал, что твоя жертва бессмысленна. — Роб буравил усталым взглядом деревянную столешницу. — Угрозы, о которых ты говоришь, существуют уже давно. Я лишь пытаюсь тебе объяснить, что в одиночку идти на Турнир глупо! Если бы у тебя была хорошо подготовленная команда, тогда я бы даже поддержал тебя. Но ты в Ауткасте!

— Дядя Роб, мне нужна твоя поддержка, — безапелляционным тоном отрезала Елена, решительно глядя на старика. — Без тебя у меня точно не будет шансов.

Роб тяжело вздохнул и, виновато взглянув на Максима, развел руками:

— Ну, я и не надеялся ее отговорить. Извините. — Его взор плавно переместился на Елену. — Хорошо. Я весь твой. Что от меня требуется?

— Спасибо, дядя Роб. — Девушка победно улыбнулась. — Мне нужно, чтобы ты стал моим Куратором и помог мне с подготовкой.

Старик какое-то время молчал, не двигая ни одним мускулом, затем отхлебнул из кружки остывший чай и произнес:

— Ладно, будь по-твоему. Но только ты должна мне кое-что пообещать.

— Что? — Елена с любопытством подняла брови.

— Обещай, что выживешь и победишь! — Скулы старика дрогнули, но сурового взгляда он не отвел. Елену от этих слов будто окатили ледяной водой. Верит ли она сама в победу? Или она готова принести себя в жертву ради общего блага? Есть ли на самом деле шанс выжить?..

Девушка не смогла вымолвить ни слова, лишь крепко сжала кулаки и утвердительно кивнула.

Остаток дня прошел очень напряженно. Аггай всерьез расстроилась и не выходила из комнаты часа два. Почти все это время с ней был Вензель. После разговора с Робом Елена вышла во двор и долго смотрела на клонящееся к линии горизонта солнце, слыша, как из кухни доносятся встревоженные голоса ее близких. Она прекрасно знала, что реакция будет именно такой. В глубине души девушка благодарила судьбу за то, что ей встретились такие люди — добрые, благородные, с открытым сердцем. Елена была им совсем чужой, но Максим и ребята не бросили ее в Пустых Землях, а Вензель и Аггай приютили под своей крышей, многому научили и даже непроизвольно сумели создать для девушки атмосферу настоящей семьи… И теперь она им причиняла боль. Елена глубоко сочувствовала каждому, но не могла поступать иначе. Всю ее сущность будто пронизывало предназначение — создавать гармонию там, где она потеряна. И сейчас она нашла тех, кто готов биться с ней плечом к плечу ради этой цели. Но можно ли создать добро насилием? На Турнире ведь придется отнимать жизни! Сможет ли Елена это сделать? Этот вопрос сейчас волновал ее больше всех прочих. Однако, несмотря на все сомнения, то, что жило глубоко внутри ее естества, настойчиво вело девушку именно этим путем. Пусть даже вопреки воли тех, кто всегда был с ней рядом.

Дверь открылась, и во двор вышел Максим. Его лицо было хмурым. Парень подошел к Елене и кивнул на калитку:

— Пойдем, пройдемся?

— Мне же нельзя выходить за ограду? — Елена закусила нижнюю губу.

— Теперь уже можно. — Максим невесело усмехнулся. — Ты же собираешься на Турнир. Вскоре о тебе узнают все…

Елена взяла парня за руку и мягко увлекла за собой к калитке. Они покинули двор и медленно пошагали по улицам Ауткаста, которые неторопливо погружались в вечерние сумерки. Какое-то время они шли молча, не решаясь заговорить. Елена чувствовала, что Максим не собирается сдаваться, и намерен ее разубедить, но не может найти слов. Сама она совершенно не представляла, что может сказать, чтобы друг смирился с ее решением.

— Я не хочу тебя отпускать туда, — наконец, проговорил парень.

— Я знаю, — ответила Елена.

— Прости, что я сегодня давил на тебя. Я понимаю, что никто из нас не вправе тебе указывать. Но просто подумай еще раз сама! Ты прекрасный боец, но ты не Гладиатор! Тебя не готовили участвовать в Турнире! У тебя нет нормального оружия! Как ты планируешь выживать? Я уже не говорю о победе!

Елена пожала плечами:

— Роб меня подготовит, насколько сможет. В остальном у меня есть и свои преимущества.

— Елена, ускоренная регенерация и умение драться не спасет тебя от пулеметов Варруса!

— Я сталкивалась с пулеметами прежде. И с танками, и с другими видами оружия… Я не помню этого. Просто знаю. В моем прошлом было много крови.

— Тебе ее мало? — Максим остановил девушку, потянув за руку, развернул к себе и посмотрел ей в глаза. — Может быть хватит с тебя кровопролития? Зачем ты стремишься залезть в самую чудовищную резню нашей цивилизации?

— Ради вас. — Елена коснулась рукой щеки Максима. — Быть может, тебе это трудно принять, но ты знаешь, что каждый несет ответственность за кого-то, или за что-то… Мы в ответе не только сами за себя, но и за своих близких, за мир в котором живем. И пока я могу что-то делать для нашего общего благополучия, я буду это делать! Мой отказ от участия в Турнире даст вам спокойствие за мою жизнь, но никогда не даст вам покоя. Потому что ваша жизнь проходит под вечным гнетом. Я всего лишь хочу помочь воинам Хиллвиля и Криетрона снять его и заложить основы нового будущего… Понимаешь?

Максим молчал, буравя девушку пристальным взглядом. В какой-то миг Елена поняла, что они сейчас стоят ближе друг к другу, чем когда-либо прежде. Слишком близко. Девушка чувствовала взволнованное дыхание парня, запах его одежды и что-то еще неосязаемое, но заставляющее сердце биться быстрее… Он обнял ее рукой за талию и притянул к себе. Елена не сопротивлялась. Что-то в ней даже хотело этого. Еще мгновение, и их губы сомкнулись бы в поцелуе, но…

— Эй, голубки! — раздался неподалеку голос Дэна. — Хорош обжиматься! Пора в Дэнгер ехать!

Максим виновато посмотрел на Елену и выпустил ее из объятий. Девушка смущенно опустила взгляд, пытаясь привести в порядок сбившиеся мысли, затем отступила назад.

— Поезжай, — твердо сказала она. — Поздно уже.

Максим неловко кивнул и пошел к внедорожнику. Елена смотрела ему вслед, чувствуя странную смесь разочарования с облегчением. Какая-то ее часть ругала бестактного Дэна и желала вернуть Максима назад прямо сейчас. Но разум подсказывал, что все произошло правильно — не стоит делать и без того сложную ситуацию еще сложнее. Максим друг ей. Пусть так и останется.

Девушка вернулась в дом и застала за кухонным столом одинокую Аггай. Ни Вензеля, ни Роба в доме не было. Хозяйка сидела с задумчивым и печальным видом, положив руки с напряженно сцепленными пальцами на столешницу. Увидев вошедшую Елену, она подняла взгляд и мягко попросила:

— Присядь, пожалуйста.

В ее голосе больше не было обвинения. Скорее наоборот — смирение и принятие.

Девушка опустилась на ближайший стул, и Аггай заговорила:

— Прости за мои слова. Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя виноватой перед нами. Просто ты нам стала очень дорога, и мы волнуемся. — Она выдержала небольшую паузу и продолжила: — Когда мы с Вензелем поженились, то решили, что не будем рожать своих детей. Мы не хотели обрекать их на жизнь изгоев… Да и вообще на жизнь в этом убогом мире… Это решение было очень трудным, но мы понимали, что так будет лучше… И вот, спустя двадцать лет, появилась ты. Я понимаю, что ты здесь совсем недолго. Но мы полюбили тебя. Ты стала частью нашей семьи… Понимаешь?

Елена накрыла своей ладонью руки хозяйки:

— Я вовсе не сержусь на тебя, Аггай, и все понимаю. Вы тоже стали мне родными людьми. Кроме вас, парней и Роба у меня совсем никого нет. Но любовь и жалость для меня совсем не одно и то же. Я могла бы пожалеть ваши чувства и отказаться от участия. Но это будет проявлением слабости и не принесет в итоге добра никому. Не думай, что мне легко принимать такое решение… Но… Я должна идти! Должна попытаться победить! Сколько еще таких, как ты и Вензель боятся рожать детей? Сколько людей живут бесправными и обделенными?.. Если мне суждено было родиться воином и проснуться через пятьсот лет анабиоза здесь, то уж точно не для того, чтобы проявлять слабость. Прости.

Аггай какое-то время сидела молча, и слезы вновь катились по ее щекам. Затем она вытерла их рукавом, заставила себя улыбнуться и произнесла:

— Хорошо. Иди и победи. Я верю в тебя.

Елена крепко обняла Аггай, шепнула ей на ухо: «Спасибо», и направилась в свою комнату.


На следующий день началась подготовка к Турниру. Старый Роб попросил парней собраться всем составом и вывезти Елену вместе с ним на старую свалку техники в Пустых Землях.

— Не жди, что я здесь буду чему-то тебя учить, — прибыв на место, объявил он. — Ты будешь учиться самостоятельно.

— Это как? — не поняла Елена.

— Тебе нужно узнать себя. Вспомнить свой потенциал способностей и понять свои сильные стороны. Это все, что я могу для тебя сделать. — Старик выбрался из внедорожника и первый час обстоятельно рассказывал девушке о том, какие опасности могут подстерегать ее на состязаниях.

Во-первых, среди таковых был сам Полигон. С одинаковым успехом он мог обратиться как привычной пустыней, так и проекцией древнего городского массива. Елена не будет знать заранее, какие ландшафтные и климатические условия ее ждут. Во-вторых, серьезной опасностью может стать различная живность — от крупных хищников, до ядовитых насекомых. И лишь миновав все это, Елена рискует встретиться с третьей угрозой — Гладиаторами вражеских команд.

Каждый город на Полигоне имел свои особые преимущества, исходя из специфики технологий и особенностей подготовки. Старик провел лекцию и на эту тему, сделав акцент на сильных и слабых сторонах каждой команды. Елена узнала, что Варрус превосходен на открытой местности, но гораздо менее эффективен в стесненных условиях и ближнем бою. У Хиллвиля все с точностью наоборот. Фурии Гарфурда невероятно живучи и сильны, но, как и лазутчики, не имеют в своем распоряжении серьезного стрелкового оружия. Мутанты Криетрона по боевому потенциалу превосходят технику Варруса, однако к каждому из них крепится нейромодуль, который парализует существо в случае гибели всадника. Поэтому целью всегда является человек.

— Помни самое главное, — велел Роб, заканчивая инструктаж. — Никто тебе не дает гарантий, что сговор Хиллвиля и Криетрона сохранится до конца Турнира. Будь на чеку даже с союзниками! Все поняла?

Елена утвердительно кивнула, и старик постановил:

— Тогда приступим.

С этого момента начались ежедневные изнурительные тренировки. Роб оказался поразительно изобретательным и каждый раз умело разыгрывал самые неожиданные ситуации, в которых Елена могла оказаться на Полигоне Неприкосновенных. Спустя два дня он привез из Криетрона специальные патроны с каким-то нейротоксином, не пробивающим плоть, но причиняющим жуткую боль в месте попадания. С этого момента старик вместе с парнями стал ежедневно устраивать охоту на безоружную Елену. И, надо сказать, Роб ни разу не допустил жалости к ней. Из любопытного, по-отечески доброго мужчины он превратился в жестокого боевого инструктора.

Конечно, по сравнению с предстоящими состязаниями, все это было просто экстремальной игрой. Но девушка стала действительно лучше чувствовать свой боевой и тактический потенциал, с каждым разом действуя все более эффективно. Ее мозг стремительно адаптировался к боевым условиям, реакции ускорялись, забытые нервной системой навыки восстанавливались. После очередной жестокой охоты, в которой Елене удалось обезвредить всех, Роб вынес вердикт:

— Ты превосходный боец. В команде с Хиллвилем и Криетроном у тебя есть значительные шансы на победу. Но при одном условии.

— При каком? — нетерпеливо спросила девушка.

— Если ты будешь убивать.

Елену словно окатили ледяной водой. Она по-прежнему не знала, сможет ли заставить себя отнимать жизни, и не понимала, почему для нее — солдата, это так тяжело.

— Ты можешь действовать гораздо безжалостнее, — продолжил Роб. — Но почему-то предпочитаешь использовать свои навыки с абсолютно неуместным благородством. Доброта — твоя слабость. Понимаешь?

Елена молчала.

— Подумай над этим хорошо. Враги не будут давать тебе второго шанса. Если ты падешь на Полигоне, они с радостью спляшут победную.

Девушка так и не смогла ничего ответить, лишь как-то неопределенно кивнула и вернулась к тренировкам.

Спустя неделю, парни вместе со стариком наскребли в своих сбережениях какую-то сумму денег и отправились на Независимый Рынок. Вернулись они лишь под вечер, но не с пустыми руками. Оказывается, Роб уже давно размышлял над тем, как экипировать Елену, и решил сделать ей сюрприз. С хитрой улыбкой он деловито разложил на столе боевой топор, два коротких, слегка искривленных меча, похожих на хиллвильские, два обоюдоострых кинжала и набор метательных ножей.

— Я думаю, ты найдешь этому применение, — заговорщицки подмигнул старик. — Еще в машине лежит твой эластичный бронекостюм с плащом из кожи пустынных змей. Он устойчив к открытому огню и бережет тепло тела при температуре до минус двадцати градусов. Это все, что мы смогли приобрести на наши совместные сбережения. Дробовик можешь взять у парней, но вряд ли он тебе чем-то поможет на Полигоне. Слабоват. А на более серьезное огнестрельное оружие Варрус обладает монополией. Ценники на него такие, что лучше тебе и не знать…

Елена от всей души поблагодарила Роба и ребят, затем весь вечер упражнялась с новыми игрушками. Броня, которую выбрал старик, выглядела весьма устрашающе, идеально облегая черной рельефной текстурой все тело, а плащ добавлял образу зловещего величия.

Оставшиеся дни до торжественного открытия Турнира Елена продолжала тренироваться. Однако, чем ближе становился день регистрации Гладиаторов, тем сильнее девушка нервничала. Она прекрасно осознавала, что назад дороги нет, ее решение неизменно. Но волнение перед неизвестностью продолжало расти, и в последнюю ночь накануне регистрации Елена не смогла сомкнуть глаз. Утром ее пришла будить такая же не выспавшаяся Аггай, проговорив лишь обреченное: «Пора…».

Елена поднялась с кровати, надела броню, закрепила оружие на соответствующие места, влезла в плащ и покинула комнату. Она вежливо отказалась от завтрака и сразу вышла на улицу. Глоток свежего утреннего воздуха немного взбодрил ее, и девушка, потеряв ощущение времени, долго смотрела на медленно поднимающееся из-за горизонта солнце. Сможет ли она еще вернуться сюда? В этот двор, в этот дом… Сможет ли еще раз посидеть за столом в уютной кухне Аггай, увидеть приветливую улыбку хозяйки, пекущей ее любимые пирожки… Елена вдруг поняла, что все здесь стало ей таким родным, таким дорогим… Прощаться оказалось тяжелее, чем она думала…

Через некоторое время пришел Роб, следом за ним приехали парни. Максим сразу же отвел девушку в сторону и, пристально посмотрев ей в глаза, выпалил:

— Еще не поздно остановиться! Ты не обязана участвовать!

— Макс, мы это уже обсуждали, — Елена тяжело вздохнула.

— Знаю. Но я не могу вот так просто отпустить тебя на эту резню. Ты уверена, что Тэкеши рассказал тебе правду? За две недели не было ни одной весточки из Хиллвиля! Может быть…

Парень не договорил. Елена решительно сделала шаг вперед и поцеловала его в губы. В этом поцелуе не было страсти, скорее некое молчаливое признание в чувствах, которые девушка и сама не могла себе объяснить. Она хотела, чтобы Максим остался ей другом, но в то же время понимала, что они как-то незаметно стали друг другу больше, чем просто друзья. И в то же время Елена не могла себе позволить этого большего. Она не хотела давать парню надежду, уходя туда, откуда не так уж и много шансов вернуться… Но сейчас не сдержалась…

Когда их губы разомкнулись, Максим больше не говорил. Он лишь смотрел на Елену глазами, в которых читалось одновременно и замешательство, и боль, и принятие.

— Я сделаю все, чтобы вернуться к тебе, — произнесла она. Парень промолчал, и Елена, осторожно отступив назад, вернулась в дом.


Фанхаус представлял собой воистину завораживающее зрелище. Величественная конструкция, состоящая из огромных трибун, возвышающихся на десятки метров над землей, была заполнена тысячами зрителей. Из всех городов, кроме Великого Оазиса, съехались жители на торжественное открытие Турнира и занимали места по заранее отведенным секторам. Напротив трибун располагалось исполинское полотно слегка закругленного экрана, на котором гигантскими буквами транслировалась замысловатая эмблема с надписью: «Добро пожаловать на ежегодный Турнир Гладиаторов!». Перед экраном размещалась просторная сцена, на которую вела укрытая красным ковром лестница. На сцене покоился длинный резной стол с четырьмя стульями. Выше сцены, соединяясь с ней более узкими лестницами, располагались шесть круглых платформ, над каждой из которых висел маленький экран с названием города.

— Что это? — спросила Елена Роба, протискиваясь через плотный человеческий поток.

Минуту назад они прошли через контрольно-пропускной пункт, где солдаты Варруса забрали у девушки все оружие, и теперь они вместе с Аггай и Вензелем пытались пробраться к сектору Ауткаста. Парни шли следом, высматривая на трибунах места для Дэнгера.

— Это Пьедесталы! — перекрикивая галдящую толпу, ответил старик. — Туда выходят воины городов-участников после торжественного объявления. Все Гладиаторы уже ждут за кулисами своего Пьедестала.

— А почему мы идем к зрительским местам?

— Потому что о твоем участии никто не должен был знать заранее. Вызовешься, когда спросят: есть ли еще желающие?

Спокойствия ответ Роба отнюдь не прибавил. Елена не столько боялась самих состязаний, сколько всей этой торжественной шоу-мишуры. Уже полчаса она никак не могла справиться с чудовищным волнением, заставляющим сердце колотиться в груди так, что удары отдавались во всем теле.

Миновав в людском потоке центральный проход, они свернули к сектору Ауткаста и вскоре заняли места на одной из скамеек. Елена с разочарованием отметила, что из города, за который она собирается сражаться, прибыло всего пара десятков человек. Ее грустный взгляд заметил Роб и ободряюще улыбнулся:

— Не переживай. Когда о тебе узнают, изгоев здесь будет гораздо больше, поверь.

Девушка заставила себя улыбнуться и принялась глубоко дышать, стараясь успокоиться. В какой-то момент ее взор выхватил из толпы лицо Максима, который вместе с ребятами занял место в секторе Дэнгера. Парень поймал взгляд Елены и сдержанно кивнул в знак поддержки. В то же мгновение по Фанхаусу разнеслась громкая барабанная дробь, и зрители заспешили к своим местам быстрее.

Когда вся толпа распределилась по трибунам, к барабанам добавилась торжественная музыка, и на сцену вышел молодой, эпатажного вида мужчина в праздничном, сверкающем блестками костюме, с ирокезом соломенного цвета на голове и широченной, будто наклеенной улыбкой. Он остановился у края сцены, развел руки в разные стороны, словно намеревался всех обнять, и на какое-то время застыл в такой позе. По трибунам разнеслись бурные овации, многие зрители поднялись со скамеек, стали свистеть, кричать, подпрыгивать на месте… Парень на сцене явно был всеобщим любимцем.

— Кто он? — поинтересовалась Елена.

— Это Фест, — пояснил Роб. — Ведущий всех мероприятий, проходящих в Фанхаусе.

— За что его так любят?

— Он хорошо умеет преподнести людям то, что они хотят. Зрелища и развлечения!

Музыка стихла одновременно с аплодисментами, и Фест заговорил:

— Здравствуйте, здравствуйте, дорогие мои! Я тоже вас люблю! — В его голосе, усиленном микрофоном, звучал откровенно наигранный пафос, но судя по преданным взглядам зрителей, им на это было плевать. — Мы снова вместе на самом зрелищном событии года! Турниреееее!.. — Он сделал интригующую паузу. — …Гладиаоторооооов!!!

Зал снова взорвался овациями, а Фест заулыбался еще шире, явно наслаждаясь произведенным эффектом. Выждав, пока зрители стихнут, он продолжил:

— Турнир Гладиаторов! Фантастически захватывающее состязание отважных воинов, которые, не жалея собственных жизней, снова сойдутся в битве за Факел Власти! Ах, как же это трогательно! — Фест мастерски разбавил голос грустными интонациями. — Как же вдохновенны их поступки — людей, готовых идти на смертельный риск ради благополучия своих городов и своих земляков! Они — настоящие герои! И вскоре вы увидите их собственными глазами! — Последние слова он торжественно прокричал, и трибуны снова потонули в восторженных воплях. — Но сначала, — продолжил Фест, дождавшись тишины, — как всегда, по традиции, мы пригласим на эту сцену наш любимый Комитет Надзирателей! Встречаем!

На сцене вспыхнули дополнительные прожектора, и под крики беснующейся толпы к столу вышли четыре совершенно разных человека: пожилой мужчина в черно-красном парадном костюме, из-под которого виднелись металлические механизмы киберусилителей; огромная женщина двухметрового роста, в кожаных доспехах, с буграми загорелых мышц; раскосый старец в бело-золотистых одеждах; и совсем молодая симпатичная девушка. Последняя была маленькой и хрупкой, по сравнению с остальными участниками разномастной четверки. Ее тоненькую фигуру облегало элегантное бирюзовое платье, а лицо светилось приветливой улыбкой. Методом исключения Елена сделала вывод, что это Надзирательница из города Криетрон.

Вся четверка разместилась за столом. Фест поклонился в пол и порхающей походкой удалился за кулисы. Какое-то время зрители продолжали аплодировать, затем пожилой мужчина в черно-красном костюме покровительственно поднял обе руки, и трибуны стихли.

— Я, Авториас Второй! — властно заговорил он, будто обращался к собственным подданным. — От лица Комитета Надзирателей приветствую жителей шести городов в Фанхаусе! Сегодня мы открываем очередной ежегодный Турнир Гладиаторов! Как вы знаете, это важнейшее событие для всей нашей цивилизации! Великий Оазис однажды подарил нам возможность жить без войн! И теперь кровь проливается лишь один раз в год добровольцами, которые ради всеобщего блага готовы сразиться в смертельных состязаниях! Так будем же уважать их подвиг! — На трибунах снова случился взрыв оваций и, выждав тишины, Авториас продолжил: — Как всегда было, на участие в Турнире изъявили свою волю воины четырех городов: Варруса, Хиллвиля, Криетрона и Гарфурда! Я, как Надзиратель Варруса, позволю себе представить наших Гладиторов. — Он поднялся со стула и гордо выпрямился во весь рост. — Встречаем! Несокрушимые и неоспоримые чемпионы Турнира! Действующие держатели Факела Власти! Командиры Танк и Лейла с элитным отрядом Бесстрашных!!!

Сначала заиграла величественная и одновременно мрачная музыка, напоминающая боевой марш. Затем над Пьедесталом Варруса вспыхнул прожектор, и на ровную широкую поверхность из-за кулис поднялись двадцать бойцов в массивных устрашающих экзоскелетах, которые не имели ничего общего с тем металлическим хламом, которым были обвешаны вспомнившиеся Елене бандиты. Боевые костюмы Бесстрашных достигали двух метров в высоту, сверкали обтекаемыми стальными формами, словно только что с конвейера, и богато оснащались различным оборудованием, включая оружие. Теперь понятно, почему Варрус побеждает. Каждый из этих двадцати громил — ходячий арсенал всевозможных пушек, резаков, пулеметов и прочего. А Максим рассказывал, что на Турнире тяжелое снарядное вооружение запрещено… Видимо он имел ввиду танки и артиллерию.

Лица Бесстрашных были, как на подбор, злобные и надменные. Двое, что шли впереди — мужчина и женщина, восседали в креслах боевых пилотируемых роботов, возвышающихся над своими соратниками еще на метр. Лысая голова мужчины имела необычную уродливую форму, покрытую буграми, его челюсть сильно выпирала вперед, а глаза сверкали жаждой убивать. Женщина чертами лица на первый взгляд казалась красивой. Смуглая брюнетка с глубокими черными глазами и сексуально-пухлыми губами. Но ее кровожадное выражение лица смазывало эту красоту напрочь.

В этот раз с трибун доносились остервенелые вопли в большей степени из сектора Варруса. Жители города встречали своих Гладиаторов. Мужчина на боевом роботе — наверняка, Танк, победоносно поднял вверх массивные стальные руки и издал яростный боевой рык. Женщина, видимо — Лейла, вторила ему, и трибуны Варруса разразились криками еще сильнее.

— Это муж и жена, — пояснил Роб. — Крайне жестокие, кровожадные и очень хорошо подготовленные. С ними будь особенно осторожна. За всю историю участия этой пары в состязаниях, никому не удалось даже ранить их. Все, кто пытался, погибли.

Елена кивнула, взволнованно разглядывая своих будущих противников. Было ли ей страшно? Да. И даже очень. Не смотря на союз с Хиллвилем и Криетроном, она может встретить этих злобных головорезов на Полигоне одна. И надо быть совсем глупой, чтобы надеяться выстоять с ними в открытом бою. Елена действительно недооценила угрожающую ей опасность. Перед ней совсем не та банда преступников с гипертрофированным самомнением, которых она проучила в развалинах Древнего города. Бесстрашные — настоящие солдаты, прекрасно оснащенные, подготовленные и закаленные в многократных сражениях на Турнире. В одиночку у Елены точно нет шансов даже со всеми ее способностями.

«Успокойся! — мысленно приказала она самой себе. — Страшно всем. Не боятся только безумцы. Но лишь трусы подчиняются своему страху.»

Повторив эти слова, словно мантру, несколько раз, Елена ощутила, как натянутые нервы немного расслабились.

— А теперь, — вновь заговорил Авториас Второй, — я представлю вам Куратора команды Варруса! Прекрасного, дальновидного политика и мудрого правителя! Встречаем! Владыка Эвилис!

С первого ряда трибун на сцену по красной ковровой дорожке поднялся пожилой человек. Он был высокого роста, немного сгорбленный, с жиденькими седыми волосами на лысеющей голове. Глаза мужчины лукаво щурились, а улыбка скорее выражала презрение, нежели дружелюбие. Его тело облачала длинная роскошная мантия черно-красного цвета, шлейф которой тянулся по полу на добрые полтора метра.

— Эвилис сам курирует своих Гладиаторов? — изумилась Елена. — Я думала, такая важная персона не занимается всей этой возней.

— Ты недооцениваешь значимость Турнира, — снисходительно улыбнулся Роб. — Эвилис прекрасно знает, что это единственное событие, в котором существует угроза его власти. Разумеется, он предпочитает контролировать все сам. Вообще-то остальные города тоже курируются их правителями, или лицами из числа коллегиальных органов правления. Скоро сама увидишь.

Эвилис тем временем сдержанно поклонился зрителям, поправил на груди маленький микрофон и заговорил:

— Здравствуйте, дорогие жители шести городов! — Его голос звучал хрипловато и как-то бесцветно, словно Владыке было откровенно наплевать на все происходящее. — Я приветствую вас на очередном Турнире Гладиаторов! Пусть победа достанется сильнейшим! — Он поклонился еще раз и под бурные аплодисменты поспешил подняться по лестнице на Пьедестал своей команды.

Авториас приземлился на стул, и вместо него очень спокойным и умиротворенным голосом заговорил старец в бело-золотистой мантии:

— Я, учитель Ясуо, приветствую жителей шести городов! — На этот раз овациями разразился сектор Хиллвиля. Елена, привыкшая ассоциировать этот город только с лазутчиками в масках, удивилась, увидев на трибунах роскошно одетых мужчин и очень красивых миниатюрных женщин, доброжелательными улыбками встречающих своего представителя. — Как Надзиратель города Хиллвиль, я приглашаю наших Гладиаторов! Мастер Тэкеши и разведывательно-штурмовой отряд лазутчиков клана Юудэй!

На Пьедестал Хиллвиля под очень мелодичную успокаивающую музыку поднялся уже знакомый Елене человек. Мастер Тэкеши. Его сопровождали девятнадцать воинов, вооруженных копьями, мечами и арбалетами. В сравнении с громилами Варруса они выглядели совсем беспомощными, и девушка искренне восхитилась храбростью этих бойцов. Идти против многократно превосходящего по огневой мощи противника, при этом оставаясь его главным конкурентом — действительно подвиг.

Тэкеши стоял на Пьедестале впереди всех единственный без маски, но в таком же черном боевом костюме, как у остальных. Елене он запомнился наслаждающимся жизнью улыбчивым аристократом, и теперь видеть его в воинском обличии было совершенно непривычно. Однако мастер в этот раз не улыбался. Его лицо выражало предельную сдержанность и серьезность. В какой-то миг он бегло осмотрел зал и неожиданно остановил взгляд на Елене. Та едва не вздрогнула от неожиданности, поняв, что Тэкеши вполне осознанно смотрит на нее. Их взгляды встретились, и мастер едва заметно кивнул. Елена пару секунд не шевелилась, затем кивнула в ответ. Тэкеши отвернулся.

— По традиции, — продолжил говорить учитель Ясуо, — я приглашаю на сцену Куратора нашего города! Командующий кланами и Президент Комитета Правления! Герцог Слэйн!

По лестнице на сцену поднялся человек средних лет, с длинными черными и идеально прямыми волосами, распущенными по плечам, высокий, статный и явно хорошо физически подготовленный. Его черно-серая одежда по фасону скорее напоминала офицерский мундир, нежели одеяния правителя. Герцог с выражением глубокого уважения поклонился зрителям и произнес всего одну фразу:

— Пусть победа достанется сильнейшим, — после чего грациозно повернулся в сторону Пьедестала своих бойцов и направился к ним.

Следующей слово взяла огромная дама из Гарфурда.

— Я, Батильда! Дочь Гуллы! — вещала она неестественно низким для женщины голосом. — Как Надзиратель Гарфурда призываю наших Гладиаторов! Жестокая фурия Брумхилд и ее яростные воительницы!

В этот раз заиграло что-то очень немелодичное и тяжелое. Луч прожектора упал на Пьедестал Гарфурда, и вскоре перед зрителями предстали двадцать необычайно огромных женщин с телосложением атлетов-тяжеловесов. Их массивные тела облегали кожаные боевые доспехи, придающие и без того внушительной внешности дам варварский оттенок. У каждой фурии в руках покоился топор, похожий на тот, что был у Елены, только вдвое больше. Скуластые лица воительниц полыхали яростью не меньше, чем злобные физиономии воинов Варруса. Брумхилд, стоящая впереди своих фурий, поднимала вверх топор и что-то победоносно кричала, а зрители сектора Гарфурда, где располагались только женщины, вторили ей.

Наконец галдеж прекратился, и Батильда возвестила:

— А теперь пусть на Пьедестал к нашим яростным воительницам взойдет их Куратор! Командир легиона фурий! Глава Военного Совета Гарфурда! Великая Мэгнхилд!!!

На сцену взошла такая же крупная дама заметно старшего возраста, однако все в тех же неименных кожаных доспехах. Ее лицо было испещрено шрамами и морщинами, а в глазах тлели угольки уже погасшей ярости, с годами превратившейся в суровую жестокость. Она не кланялась, как предыдущие Кураторы. Лишь окинула надменным взглядом трибуны и утробно прорычала:

— Пусть победа достанется сильнейшим! — Женщина показательно ударила себя в грудь кулаком и самоуверенно зашагала к Пьедесталу.

Последней из четверки Надзирателей заговорила девушка в бирюзовом платье:

— Здравствуйте, друзья! Я, секретарь Научного Совета Криетрона, Ангелина Демьянова! — Ее голос был очень красивым и мелодичным. — Как Надзиратель своего города, приглашаю на Пьедестал наших Гладиаторов! Доктор Василий и отряд боевых всадников!

Музыка Криетрона понравилась Елене больше всего. Она была одновременно и красивой, и величественной, и в то же время грозной. Под ровные такты на платформу поднялось то самое нечто, которое Елена однажды видела на Рынке. Огромные черные существа, с гигантскими клешнями и массивными лапами — боевые скорпионы, вынесли под луч прожектора своих всадников, облаченных в какие-то темно-синие с маслянистым отблеском костюмы. Двадцать крайне устрашающих тварей распределились по Пьедесталу, вставая в идеально ровный четырехколонный строй. В этот момент Елене стало немного спокойнее. По внушительности скорпионы Криетрона, пожалуй, превосходили даже экзоскелеты и злобные гримасы Варруса.

— Благодарю вас за признание, друзья! — добродушно улыбнулась аплодирующим зрителям Ангелина. — Сейчас я хочу пригласить к нашим отважным всадникам их Куратора! Исполнительный директор Научного Совета Криетрона! Заслуженный лидер и ученый! Дмитрий Коровин!

Со скамейки сектора Критетрона поднялся невысокий мужчина средних лет в строгом сером костюме, больших очках и с кучерявой шевелюрой русых волос. Взойдя на сцену, он поклонился зрителям и произнес в микрофон фразу, которая неожиданно отличалась от слов предыдущих Кураторов:

— Пусть победа достанется тем, кто носит в сердце добро! — Он еще раз признательно склонил голову и направился к своим бойцам. Елена проводила его задумчивым взглядом, чувствуя, что очень хотела бы познакомиться с жителями Криетрона поближе. Было в их Кураторе, Надзирателе, да и в самих всадниках что-то непохожее на остальных и одновременно отзывающееся в сердце девушки. Отсутствие вражды. Они не выражали воинственности, и казалось, что предстоящая резня для них — вынужденное условие выживания. Криетронцы не были убийцами.

— А теперь, — вновь заговорил Авториас Второй, поднимаясь со стула, — по традиции я должен спросить: есть ли еще желающие принять участие в Турнире Гладиаторов?

Елена ощутила, будто ее сердце провалилось куда-то в область копчика. Она так увлеклась наблюдением за торжественной регистрацией, что незаметно для самой себя забыла о своем предстоящем выходе. И теперь эта минута настала, а Елена сидит, словно пригвожденная к скамье, не в силах пошевелиться.

— Давай. — Роб легонько толкнул ее в бок, но Елена продолжала сидеть в ступоре. — Если сейчас не встанешь, другого шанса не будет.

В зале висела тишина, Авториас суровым взглядом оглядывал трибуны.

Воспринимая все происходящее будто в тумане, Елена поднялась на ватных ногах и подняла вверх руку:

— Я желаю, — попыталась прокричать она, но голоса хватило лишь на негромкую реплику.

Те, кто сидели неподалеку, с выражением крайнего изумления оглянулись на девушку. Авториас тоже обратил на нее внимание и недоуменно переспросил:

— Что вы сказали, леди?

Елена выдохнула, стараясь вместе с воздухом выпустить волнение, и через пару секунд ее ноги почувствовали почву.

— Я желаю принять участие в Турнире! — прокричала она, вперившись смелым взглядом в Председателя.

Вся присутствующая на трибунах огромная толпа ахнула. Тысячи взглядов уставились на Елену. Люди вставали, подносили к глазам маленькие бинокли, чтобы разглядеть сумасшедшую девчонку. Авториас, казалось, потерял дар речи и смотрел на нее, словно на привидение. Пару раз ему пришлось кашлянуть, чтобы прочистить горло, затем он произнес:

— Что ж… Я приглашаю вас на сцену!

Елена посмотрела на Роба. Старик ободряюще кивнул, и взгляд девушки переместился на супругов. У Аггай по щекам текли слезы, но она сжала кулак и гордо подняла его вверх. Затем Елена отыскала в толпе Максима и парней. Все смотрели на нее в напряженном молчании.

Девушка героически сделала шаг вперёд и, пробираясь между скамеек, направилась к сцене. Сквозь неразборчивость шепота зрителей, сливающегося в монотонный шум, слух Елены улавливал обрывки фраз: «Она сумасшедшая?..», «Наверное, она тронулась умом…», «Она хоть понимает, что сдохнет на первом же состязании?..»

Когда девушка оказалась на сцене, из-за кулис выбежал Фест с выражением крайнего недоумения и быстро прикрепил на ее броню маленький микрофон. Авториас, надменно осмотрев неожиданную участницу с ног до головы, с выразительной насмешкой приказал:

— Расскажите нам о себе, отважная воительница.

Елена повернулась лицом к трибунам, чувствуя, как остатки волнения превращаются в решительность, и объявила:

— Меня зовут Елена! Я из города Ауткаст! Я — воин, и буду сражаться за своих людей на Турнире Гладиаторов!

Повисло тяжелое молчание, едва разбавляемое редким перешептыванием. Казалось, люди пытаются понять, а не шутка ли это? Затем несколько человек громко засмеялись, и через пару секунд хохот разнесся по всем трибунам. Толпа задыхалась от смеха, в Елену насмешливо тыкали пальцами, что-то издевательски кричали… Но девушке было плевать. Иной реакции она и не ожидала. Для этих людей она сейчас букашка, которая позорно сгинет на первом же состязании. Пусть думают, что хотят.

Оглянувшись на членов Исполнительного Комитета, Елена отметила про себя, что старец Хиллвиля выглядит абсолютно бесстрастно. Интересно, уведомил его Тэкеши о таком неожиданном повороте, или нет?.. Криетронка изучала девушку с любопытством, а фурия глазела с откровенным презрением.

— Тихо!!! — громогласно приказал Авториас, и хохот постепенно стих. Председатель требовательно посмотрел на Елену: — Есть ли у вас Куратор?

— Есть! — Раздался голос Роба с трибун. Старик поднялся на ноги и, не дожидаясь приглашения, направился к сцене. На это раз ахнули не только зрители, но и Гладиаторы Варруса.

— Роб! — забыв о церемониях, выплюнул Танк. — Изгой Варруса, предавший собственный народ! Как смеешь ты заявляться сюда?!

— Тихо! — снова рявкнул Председатель. — По велению Великого Оазиса, любой житель города, обладающий компетентностью в правилах Турнира, имеет право быть Куратором! — Он злобно зыркнул на старика и процедил: — Мы все его знаем… Так что тебе слово, Куратор Ауткаста!

Роб бесстрастно поднялся на сцену, подождал, пока Фест прикрепит микрофон ему к воротнику, затем повернулся к зрителям:

— Мы пришли драться за наше общее благо! Неважно — победим мы, или нет! Все мы — один народ одной цивилизации! А мы пришли лишь напомнить о том, что каждый из вас достоин бороться за лучшую жизнь! — Старик гордо выпрямился во весь свой невысокий рост, затем подошел к Елене и взял ее за руку. — И пусть победит разум!

На трибунах больше никто не смеялся. Все с любопытством рассматривали новых участников, но уже без насмешек. Выждав несколько секунд, Роб увлек девушку за собой на Пьедестал Ауткаста.

— Что ж… — Авториас опустился на стул. — Впервые в истории Турнира в состязаниях будут участвовать пять городов. Уверен, нас ждет увлекательное зрелище. Теперь, когда все Гладиаторы заняли свои почетные места, я объявляю Турнир открытым!

Снова овации. Елена с высоты смотрела на тысячи людей, которые искренне радовались предстоящему кровопролитию.

Все-таки ей не понять это общество… Никак…


Глава 7. Альянсы


После объявления открытия Турнира в Фанхаусе начался праздничный концерт, а Гладиаторы вместе со своими Кураторами отправились через специально отведенные выходы на взлетно-посадочную площадку. Отсюда их всех должен был забрать транспортный дрон Великого Оазиса и перевезти непосредственно на Полигон. Сопровождали бойцов двухметровые роботы, которые, по словам старика Роба, являлись основной пехотной единицей армии Неприкосновенных.

— Каждый из них может в легкую стереть в порошок пару-тройку Бесстрашных, — рассказывал Куратор Елены, с любопытством разглядывая могучих исполинов. — Они здесь специально, чтобы Гладиаторы не устроили резню до состязаний.

— Почему Неприкосновенные сами не проводят Турнир? — поинтересовалась Елена, закрепляя на поясе боевой топор, который ей вернули за кулисами. — Если у них такая сильная армия, то чего им бояться?

— Не знаю. — Роб пожал плечами. — Во-первых, армия сильна, но не непобедима. Возможно, если бы другие города объединились, Неприкосновенных можно было бы поставить на место. Однако вряд ли причина в этом. Мой прадед рассказывал, что во времена его глубокого детства главные ворота Оазиса были открыты. Неприкосновенные контактировали с другими городами. Но потом что-то случилось, и они решили отгородиться от всех. Теперь с ними напрямую взаимодействуют только Надзиратели. А вот, кстати, и они…

На взлетно-посадочную площадку в сопровождении двух роботов вышла уже знакомая Елене четверка.

— Они что, полетят с нами? — удивилась Елена.

Старик кивнул:

— Да. Их задача следить за неукоснительным соблюдением правил Турнира. Под их надзором будут проходить все испытания и переговоры Кураторов. С минуты объявления Турнира открытым и до момента объявления победителей, Надзиратели, по закону Неприкосновенных, обретают верховную власть. Им обязаны подчиняться даже правители городов.

— А чем карается неподчинение?

Роб указал Елене на одного из стальных гигантов, застывших рядом с девушкой в бирюзовом платье:

— Ими. Город, посягнувший на власть Надзирателей, будет стерт с лица земли со всеми жителями.

Елена ощутила, как по ее спине пробежал неприятный холодок. До нынешнего момента она знала не так уж и много о Неприкосновенных. По большей части их осуждали, Дэн с Томасом и вовсе обвиняли их во всех грехах человечества, но стоило копнуть глубже, выяснялось, что их попросту боятся. Тогда девушка не в полной мере понимала причину этого страха. Да, у Оазиса мощная армия, но они никогда сами не проявляют агрессию. Да, Неприкосновенные придумали Турнир, но это было сделано, чтобы избежать войн. Метод конечно странный, но все же… А вот сейчас, после слов Роба, Елена поняла, в чем дело. Все города живут в условиях постоянного ожидания гибели. Ведь никто не знает, когда Оазису надоест играть в солдатиков за пределами своих стен, и его армия нанесет удар…

Над взлетно-посадочной площадкой, медленно нарастая, разнесся громкий гул, и через некоторое время из-за стен Фанхауса показался довольно крупный летательный аппарат. По форме он представлял собой треугольник с немного искривленными сторонами и вогнутой внутрь задней частью. Скорость его была не большой и постепенно снижалась. Оказавшись над площадкой, дрон на несколько секунд застыл в воздухе, затем плавно опустился на песчаную поверхность и, издав шипящий звук, затих. В тот же миг в его корпусе открылся проход, одновременно формируя трап, и Гладиаторы направились внутрь.

— Идем, — увлек Елену за собой Роб.

Девушка накинула на плечо рюкзак, в котором лежали ее немногочисленные вещи, и направилась за стариком. Внутри транспортного дрона оказался просторный пассажирский отсек с рядами металлических сидений, разделенными на несколько секторов. Команды Гладиаторов занимали места отдельно друг от друга под пристальным контролем боевых роботов. Надзиратели расположились в самом конце отсека на четырех специально отведенных креслах с мягкой обивкой. Елена с Робом разместились особняком в углу.

— Эй, девка! — крикнул один из Бесстрашных, скорчив гримасу насмешки, смешанной с чем-то животным, и Елена поняла, что он обращается к ней. — Ты самоубийца, или изголодалась по настоящим мужчинам? Только скажи, мы можем тебя не сразу убивать, а поиграем сначала! — Он изобразил руками сношение, и Бесстрашные туповато захохотали.

— Да у них в Ауткасте вообще одни ничтожества! — заявил второй. — Отдаться-то некому! Вот девки и сходят с ума!

Снова хохот. Роб наклонился к уху Елены и тихо проговорил:

— Не реагируй. Они специально тебя провоцируют.

Девушка кивнула и, откинув голову на жесткий подголовник, прикрыла глаза. Головорезы Варруса еще какое-то время издевались, но не дождавшись реакции, вскоре потеряли к Елене интерес. Спустя пять минут она ощутила, как дрон пришел в движение, начав подниматься вверх над землей.

Елена открыла глаза и посмотрела в широкий иллюминатор. Транспортник уже успел подняться над Фанхаусом и сейчас постепенно набирал скорость. Девушка заворожено наблюдала, как удаляются огромные трибуны и сцена, на которой происходили какие-то странные пляски людей, ряженых в вычурно цветастые одежды. Немного сместив взгляд, она увидела вдалеке силуэты городов, медленно проплывающих в пространстве иллюминатора, и, разглядывая землю с высоты птичьего полета, вдруг поняла, какой жалкий по размерам участок территории занимает современная цивилизация людей. Тэкеши прав. Они борются за ресурсы на ничтожном клочке пустыни, в то время как вокруг существует огромный неизведанный мир. Они верят, что являются последними остатками древней человеческой цивилизации, даже не пытаясь объединиться и заглянуть за границы своих территорий… Бред…

Неожиданно дрон ушел в крутой поворот, и перед глазами Елены вдалеке появился Великий Оазис. Девушка с любопытством подалась ближе к иллюминатору, едва не прилипнув лицом к его поверхности. С тех самых пор, как она узнала о городе Неприкосновенных, ей было очень любопытно заглянуть за его непреступные стены. С такого расстояния конечно многого не рассмотришь, но даже в иллюминатор дрона был отчетливо виден резкий контраст территории Оазиса с окружающими его землями. За величественными исполинскими стенами процветала живая зеленая природа. Сначала Елене вообще показалось, что там сплошной лес. Лишь приглядевшись, она увидела среди раскидистых ветвей деревьев угловатые очертания строений. Зрелище завораживало своей нереальностью. Настоящий цветущий заповедник посреди огромной выжженной пустыни…

— Необычно, правда? — Голос Роба вывел Елену из зачарованного ступора.

— Да… Как Неприкосновенные смогли сохранить живую природу?

— Если бы я знал… — невесело усмехнулся старик. — Их технологии для нас недосягаемы, поэтому вряд ли кто-то, кроме них самих, сможет ответить на твой вопрос.

Елена подумала о том, как, наверное, здорово будет посмотреть на всю эту красоту поближе после приземления, но неожиданно на иллюминаторах задернулись специальные шторки, и девушка вздрогнула от неожиданности.

— Что происходит? — недоуменно спросила она.

— Скоро будем заходить на посадку. Неприкосновенные не заинтересованы, чтобы мы видели инфраструктуру города, поэтому дальше летим вслепую.

— То есть мы не увидим Оазис? — Разочарованию Елены не было предела.

Роб добродушно засмеялся:

— Нет. Нас высадят на аэродроме Полигона и сразу же проводят в апартаменты. Но поверь, впечатлений тебе хватит.

— О чем ты?

— На время проведения Турнира Гладиаторы размещаются в специальных жилых отсеках с выходом непосредственно на Полигон. Как ты уже знаешь, это не просто кусок территории, он обладает собственным интеллектом и способен имитировать совершенно разные условия. Так вот. В перерывах между состязаниями Гладиаторы могут создавать имитации сами. Хочешь, можешь заказать песчаный пляж, хочешь, тренировочную зону… Ограничения всего два: ты не можешь отходить от апартаментов дальше, чем на сто метров, и не можешь создавать то, что будет угрожать твоей жизни.

— Вау! — удивилась Елена. — А как Полигон поймет, чего я хочу?

— Механизм я тебе, разумеется, не объясню, так как не знаю. Ты просто четко представляешь себе место, где хочешь оказаться, а Полигон имитирует фантазию. Когда я бился за Варрус, то очень любил загорать на пляже и пить что-нибудь покрепче. — Роб расплылся в хитрой улыбке. — Первое состязание через три дня. У тебя будет время побаловаться.

Спустя пять минут Дрон приземлился. Роб и Елена располагались к выходу ближе остальных, поэтому покинули пассажирский отсек первыми. Девушка ожидала оказаться на открытом воздухе, но разочаровалась, увидев перед собой длинный тоннель, подсвеченный голубоватым искусственным светом.

— Где мы? — спросила Елена своего Куратора.

— На аэродроме Оазиса, — ответил тот. — Мы пристыковались к одному из коридоров, ведущих на распределительную станцию.

— Куда?

— В место, откуда команды направятся к своим точкам выхода на Полигон.

Действительно, через полкилометра коридор закончился широкой платформой, где на стальных рельсах располагались большие транспортные вагоны. Рельсовые пути уходили в такие же тускло освещенные тоннели, которых по количеству было семь — ровно столько, сколько существовало городов. Команды Гладиаторов стали распределяться по вагонам, Надзиратели тоже направились к одному из них.

— Неприкосновенные предполагали, что в Турнире будут участвовать все города? — поинтересовалась Елена.

— Не думаю, что они настолько глупы, — покачал головой Роб. — Они прекрасно знают, что Ауткаст и Дэнгер абсолютно небоеспособны. Наверняка они сейчас удивлены твоему появлению не меньше всех остальных. Однако Неприкосновенные дали формальное право на участие всем, чтобы соблюсти равноправие. Поэтому количество точек выхода соответствует количеству городов.

— Но вагонов семь, — возразила Елена. — А ведь сам Оазис не участвует в Турнире.

— Седьмой вагон для Комитета Надзирателей и Кураторов. Мы отправимся в Консульскую Резиденцию. Это место, где Надзиратели встречаются с Неприкосновенными. Там же проходят переговоры Кураторов.

— То есть ты со мной не едешь? — Елена разочарованно вскинула брови.

— Нет. Но я всегда буду с тобой на связи. В апартаментах работает искусственный интеллект Неприкосновенных, через него ты сможешь связаться со мной в любое время. — Роб ободряюще улыбнулся и указал Елене на один из вагонов. — Тебе туда.

Девушка обняла старика, а вскоре уже поднималась в просторную кабину с двадцатью креслами, похожими на те, что были в пассажирском отсеке транспортного дрона. Через некоторое время вагончик тронулся, нырнул в тоннель и в считанные секунды набрал приличную скорость. Спустя примерно три минуты он остановился на небольшой платформе, к которой примыкала единственная широкая лестница. Елена набросила на плечо рюкзак, покинула вагон и зашагала по ступеням вверх.

Вскоре она вышла в очередной коридор с расположенными по обеим сторонам одинаковыми дверьми и остановилась, поняв, что не знает, куда дальше направляться.

— Здравствуй, Елена! — вдруг разнесся по коридору красивый до безупречности женский голос. — Меня зовут Эллис. Я искусственный интеллект Великого Оазиса. Как твое настроение?

Девушка немного замешкалась, не ожидая такого вопроса от компьютера, и неуверенно ответила:

— Хорошо. Только я не знаю, куда мне дальше идти.

— Ты можешь выбрать любую из двадцати дверей. За каждой из них абсолютно одинаковые апартаменты, предназначенные для проживания Гладиаторов. Поскольку ты решила участвовать одна, весь жилой отсек в твоем распоряжении. Из любой комнаты ты можешь напрямую выйти на Полигон.

Искусственный интеллект замолчал, и Елена открыла ближайшую дверь. За ней оказалась просторная комната с довольно роскошным интерьером. Идеально ровные белые стены и потолок, каменный пол, частично застеленный пушистым белым ковром, большой темно-коричневый шкаф с зеркалами на раздвижных дверцах, огромная двуспальная кровать, два безупречно обтянутых белой кожей кресла и журнальный столик с прозрачной столешницей… Окна в помещении отсутствовали, но была еще одна дверь. Елена, не снимая обуви, быстрым шагом направилась к ней. Решительным движением она распахнула дверь наружу и в то же мгновение ощутила дуновение приятного, необычайно чистого и свежего ветерка с едва уловимым знакомым запахом, вспомнить который девушка сразу не смогла.

Снаружи ее встретил необычайно красивый песчаный пляж. Безупречно чистый, почти белый песок облизывали пенистые языки небольших волн уходящей вдаль лазурной водной глади. Море. Это запах моря! Елена вдруг поняла, что безумно любит этот запах, а значит когда-то давно, в той жизни, которой она жила до погружения в анабиоз, она наверняка неоднократно бывала на пляже.

— Я создала реальность, которая наиболее отвечает твоим подсознательным желаниям, — сообщила Эллис, голос которой звучал как будто отовсюду сразу. — Я не имею доступа в твою память, но могу примерно определить твои типовые вкусы и предпочтения. Надеюсь, тебе понравилось.

— Спасибо, Эллис, — радостно поблагодарила Елена и добавила: — А в свою память я и сама доступа не имею. — Она ловко скинула сапоги и вприпрыжку побежала босыми ногами по песчаной поверхности.

— Напоминаю, что дальше ста метров от точки выхода уходить не разрешается, — деликатно уведомил искусственный интеллект.

— Знаю, — бросила Елена, стягивая с себя плащ, а затем и броню.

Оставшись без одежды, девушка сделала несколько шагов в воду и, почувствовав облизывающую ноги прохладу, с разбега нырнула, скрываясь в сверкающей на солнце лазурной глади. Берег оказался достаточно крутым, и очень быстро Елена ощутила, что под ней большая глубина. Однако это ее вовсе не испугало, а наоборот, добавило остроты ощущениям. Вода была настолько чистой, что девушка могла разглядеть вокруг каждую водоросль, каждый покоящийся на дне камушек. В какой-то момент мимо нее проплыла вереница мелких, но необычайно красивых рыбешек, и Елена улыбнулась от восхищения. Вынырнула она уже на существенном расстоянии от берега и тут же услышала голос Эллис:

— Предупреждаю, что ты приблизилась к точке максимально возможного удаления. Если окажешься за границей, я буду вынуждена вернуть тебя к точке выхода принудительно.

— Какая ты вредная, Эллис! — притворно обиделась Елена. — Если бы ты знала, сколько лет я не испытывала ничего подобного, ты бы меня пощадила.

— Ты не могла испытывать ничего подобного вообще, — со знанием дела заявил искусственный интеллект. — Согласно моим данным, ты никогда прежде не бывала в Великом Оазисе, а в городах Внешних Земель такие технологии отсутствуют. В реальности последнее упоминание о людях, живущих вблизи крупных водоемов, имело место четыреста девяносто три года назад. Судя по состоянию твоей физиологии, тебе не может быть более двадцати трех лет.

— Ого! — удивилась Елена смышлености Эллис. — Что ж, убедила. Я действительно прежде ничего подобного не испытывала! — Девушка стала мастерски грести к берегу. — А можешь добавить мне экстрима? Хочу шторм!

Эллис какое-то время молчала, и Елена уже подумала, что искусственный интеллект проигнорировал ее просьбу, но та неожиданно ответила:

— Как пожелаешь.

В то же мгновение кристально чистое небо стало стремительно затягиваться черными тучами, сверкнули молнии, загремел гром, и на Елену неожиданно обрушилась стена воды. Девушка хотела возмутиться, что Эллис все сделала без предупреждения, но неожиданно стало не до этого. Двухметровая волна закрутила Елену в гребень. Лишь вновь почувствовав контроль над телом, она уже сознательно нырнула под воду, уходя от очередного обрушения пенистой массы на собственную голову.

Эллис явно знала меру в исполнении желаний своих подопечных. Шторм был что надо. Елена получила такое экстремальное удовольствие, что выбралась на берег лишь спустя полчаса. Но в то же время размер волн не превышал предела, за которым девушка не смогла бы с ними справиться.

— Спасибо! — поблагодарила Елена, надевая броню на едва обсохшее тело.

— Не за что, — вежливо отозвалась Эллис и неожиданно спросила: — Где ты научилась так плавать? Согласно моим данным, в пределах доступных человечеству земель моря отсутствуют.

— С детства любила купаться в маленьких озерах, — соврала Елена. — Так и научилась.

Эллис промолчал. Видимо, не поверила, но спорить не стала. Девушка тем временем вернулась в апартаменты и сильно удивилась, увидев на журнальном столике поднос с едой.

— Откуда это? — поинтересовалась она.

— Я создала команду обслуживающему роботу привезти тебе обед. По моим данным, ты принимала пищу последний раз около трех часов назад. Твой организм уже испытывает голод.

Елена скрестила руки на груди и нахмурилась:

— И что еще ты обо мне знаешь?

— Я могу считывать процессы, происходящие в твоем организме, а также некоторые особенности твоей личности. Это помогает мне лучше определять твои предпочтения. Например, в еде. С высокой долей вероятности то, что лежит на подносе, тебе понравится.

Елена присела в кресло и осторожно взяла с тарелки кусочек чего-то ей не знакомого.

— Это стручковая фасоль, — пояснил искусственный интеллект. — Она выращивается в теплицах Великого Оазиса. Экологически чистый продукт, содержащий множество необходимых организму микроэлементов.

Девушка положила зеленоватое нечто в рот и принялась жевать. Оказалось действительно очень вкусно. Затем она попробовала что-то лежащее на другой тарелке и узнала вкус мяса, только гораздо нежнее того, которое использовала в своих блюдах Аггай.

— Это синтезированный белок. Аналог мышечных тканей животных, которые употребляют люди Внешних Земель.

— Очень вкусно, — похвалила Елена, с аппетитом уплетая обед. — Даже вкуснее настоящего мяса!

— Я рада, что тебе нравится. Жители Великого Оазиса не убивают животных. Поэтому был изобретен данный белковый продукт.

— Правда? — удивилась Елена. — А что еще ты можешь рассказать о местных жителях?

— Только то, что имеется в общедоступных базах данных, — пояснила Эллис. — Граждане Великого Оазиса чтят наследие древних предков, завещавших беречь природу и жить в гармонии с ней. Они не приемлют убийств и насилия. Их идеология основана на верховенстве всеобщего блага, достигаемого свободным и уникальным развитием каждого индивида…

— Стоп, стоп, стоп! — остановила искусственный интеллект Елена. — А кто же придумал тогда Турнир? Насколько я знаю, эта резня — творение Неприкосновенных!

— Турнир Гладиаторов был изобретен в качестве меры наименьшего кровопролития, — невозмутимо ответила Эллис. — Люди Внешних Земель в настоящее время остаются близки к животной природе. Они полагаются на законы силы, управляются инстинктами выживания. Их основной метод распределения ресурсов и территорий — война. Правители Великого Оазиса знали, что это путь к полному уничтожению цивилизации, поэтому были вынуждены создать условия «контролируемых войн». Так появился Турнир. Кстати, термин «Неприкосновенные» в Великом Оазисе не используется. Его придумали люди Внешних Земель.

— Вау… — Елена была немного удивлена откровенности Эллис, но еще больше девушку заставила задуматься услышанная информация. С такой точки зрения Великий Оазис вовсе не страшная тирания, подмявшая под себя всех остальных, а настоящая добродетель. Вот только это никак не вязалось с политикой, в которой использовались угрозы тотального уничтожения городов вместе с населением. Если Оазис такой благородный, то почему сам полагается на все тот же закон силы, и почему местные изолировали себя от всего внешнего мира?

— Свяжи меня с моим Куратором, — потребовала Елена, покончив с обедом.

В то же мгновение рядом с ней прямо в воздухе появился голографический экран видеосвязи, с которого на нее смотрел приветливо улыбающийся Роб.

— Как ты там, малявка? — шутливо подмигнул старик.

— Плавала в море, — усмехнулась Елена.

— Освоилась, значит? Это хорошо! А я как раз собирался с тобой связаться. Ты опередила меня буквально на минуту.

— Что-то случилось? — насторожилась девушка.

— Нет, все хорошо. Но я должен задать тебе один вопрос. Завтра состоятся первые переговоры Кураторов, где каждый город предъявит свои притязания. Я должен там что-то говорить, и это что-то я хочу согласовать с тобой.

Елена задумалась. В местных политических интригах она совершенно ничего не понимала, да и требований у нее никаких не было. Она всего лишь хотела помочь Хиллвилю и Криетрону победить, однако этот союз следовало сохранять в тайне. Поэтому формально Елена оставалась независимым участником и должна была иметь собственные интересы. Но что она, девчонка из Ауткаста, может требовать от правителей четырех хорошо развитых по меркам современной жизни городов?

— Мы можем воздержаться? — с надеждой спросила Елена.

— Теоретически, да, — ответил Роб после некоторых раздумий. — Такого в истории Турнира еще не бывало, но что ж… Видимо мы будем удивлять всех и дальше. Я скажу, что Ауткаст пока воздерживается от требований.

— Прекрасно, — Елена согласно кивнула.

— Есть еще один момент, к которому тебе следует быть готовой, — вдруг произнес старик, будто бы только что вспомнил о чем-то важном. — Завтра после переговоров состоится интервью-встреча с военачальниками Гладиаторов. Она будет транслироваться напрямую в Фанхаус, и вести ее будет Фест. Тебе нужно быть готовой отвечать на провокационные вопросы.

— Уффф… — Елена раздраженно выдохнула. — А я-то думала, вся эта торжественная мишура закончилась…

Старик невесело усмехнулся:

— Шоу только начинается, дорогая моя…


На следующий день Елену разбудила Эллис и сообщила, что пора отправляться в Консульскую Резиденцию. На журнальном столике девушку ожидал вкусно пахнущий завтрак, а за дверью, ведущей на Полигон, все тот же очаровательный морской пейзаж. Чтобы взбодриться, Елена немного поплавала, затем опустошила тарелки и надела броню. На платформе ее послушно ждал знакомый вагон, в котором девушка доехала до распределительной станции и пересела в такой же вагон, ведущий в Консульскую Резиденцию. В кабине уже сидели военачальники других городов, и Елена немного замешкалась, выбирая себе место. Танк и Лейла пристально смотрели на нее с откровенным презрением и насмешкой. Фурия Брумхилд в этот раз просто смерила Елену каким-то странным, словно сочувствующим взглядом, но тут же убрала его, смастерив привычно грозное выражение лица. Тэкеши, увидев свою тайную союзницу, едва заметно покачал головой, давая понять, чтобы та держалась подальше. И лишь доктор Василий — молодой, крепкий, коротко подстриженный мужчина никак не отреагировал не вошедшую девушку.

Елена бочком пробралась к самым дальним сидениям, дабы расположиться на расстоянии от всех, и только в этот момент поняла, что в вагоне нет боевых роботов Оазиса. По спине пробежал легкий холодок. Заклятых врагов поместили в одну кабину без надзора, а все оружие осталось в апартаментах. В прочем, остальные тоже не были вооружены. На мужчинах красовались парадные костюмы, изящную фигуру Лейлы облегало сексуально-красное платье с вырезом на спине до самой поясницы. В таком виде женщина выглядела просто очаровательно и совсем не агрессивно, как в пилотском кресле боевого робота. Даже Брумхилд сегодня рассталась с кожаными доспехами, сменив их на коричневый плащ с высоким воротником. Елена поняла, что воевать сегодня никто не собирается, и немного успокоилась. Но ненадолго. Когда вагон тронулся, Лейла вдруг поднялась со своего кресла и, грациозно виляя бедрами, направилась прямиком в сторону Елены.

Девушка напряглась всем телом, не понимая, чего ожидать от этой дамочки. Однако та открытой враждебности не проявила, лишь спокойно приземлилась на сидение напротив и, расплывшись в ослепительно белой и неожиданно приветливой улыбке, пристально посмотрела Елене в глаза.

— Здравствуй, — произнесла она одновременно властным и мелодично-женственным голосом. — Не могу отказать себе в удовольствии познакомиться с первой в истории участницей Турнира из Ауткаста.

— Привет, — напряженно поздоровалась Елена.

Лейла вальяжно откинулась на спинку кресла и промурлыкала:

— Расслабься. Сейчас я не буду тебя убивать. Во-первых, за это меня казнят Неприкосновенные, а во-вторых, так не интересно. — Она сделала паузу, любопытно разглядывая собеседницу. — Ты хоть драться-то умеешь?

— Турнир покажет. — Елена невольно отвела взгляд в сторону.

Лейла прищурилась и довольно усмехнулась:

— Ты красивая… Что тебя заставило пойти на Турнир? Тем более в одиночку.

Несколько секунд Елена молчала, размышляя, стоит ли продолжать этот диалог, затем смело посмотрела в глаза Гладиторше и произнесла:

— Жажда свободы.

Губы Лейлы тронула едва уловимая усмешка. Взгляд она не отвела, продолжая некоторое время изучать Елену. В ее черных глазах читалось искреннее любопытство, смешанное с едва заметными оттенками удивления.

— Ладно, — наконец проговорила она. — Не хочешь, не рассказывай. Я бы на твоем месте тоже не стала вести беседы с врагом. Но знай. Я уважаю твою смелость. — Не дожидаясь ответа, она встала и такой же грациозной походкой вернулась на свое место.

Вскоре вагон остановился на платформе, и военачальники покинули кабину. Елена шла позади всех, стараясь унять разыгравшиеся нервы. И вовсе не из-за разговора с воительницей Варруса. Сейчас гораздо страшнее ей представлялся Фест с его пафосной улыбкой и микрофоном. Накануне девушка раз сто прогнала в памяти свою легенду сироты из Ауткаста, каждый раз стараясь задать каверзные вопросы самой себе и тут же ответить на них. В конце концов, она бросила это дело, и решила импровизировать на месте. Однако чем меньше оставалось времени до интервью, тем сложнее становилось контролировать волнение.

Консульская Резиденция представляла собой жилой фешенебельный комплекс с просторным гостевым залом на первом этаже и апартаментами на втором. Все вокруг здесь ослепляло роскошью. В холле располагался ресторан, спа-салон и многое другое, что могла бы пожелать искушенная в наслаждениях персона. Военачальников вместе с Еленой встретил Авториас Второй и провел в небольшой конференц-зал со сценой, обставленной по периметру видеооборудованием.

— Роб! — радостно воскликнула девушка, увидев своего Куратора, беседующего с Надзирательницей Криетрона. Старик обернулся, приветливо, но как-то смазано заулыбался и заключил свою подопечную в объятия.

— Привет, малявка! Как настрой?

Елена в ответ скорчила недовольную рожицу, и Роб ободряюще хлопнул ее по плечу:

— Не волнуйся. Прорвемся. Познакомься с Ангелиной! — Он указал рукой на свою собеседницу, которая сегодня была облачена в платье розового цвета. — Ты уже видела ее на торжественном открытии. Это самый молодой Надзиратель за всю историю Турнира!

— Здравствуйте, — вежливо поздоровалась Елена.

Ангелина доброжелательно улыбнулась:

— Привет. Ты очень впечатлила нас всех своим поступком. Это очень храбро! Желаю тебе удачи в состязаниях!

Слова Надзирательницы звучали вполне искренне, и вообще ее добродушный образ никак не вязался с ролью, которую эта молодая девушка выполняла. Интересно, как она смогла стать избранной персоной для Неприкосновенных? И почему Роб — бывший враг Криетрона, так дружелюбно с ней беседует?

Елена огляделась и только сейчас заметила, что все присутствующие в конференц-зале выглядят очень озадаченно, будто что-то случилось, но никто об этом вслух не говорит. В глазах своего Куратора она тоже заметила оттенок тревоги.

— Спасибо, — Елена поблагодарила Ангелину и обратилась к Робу: — Можно тебя на пару слов?

Старик вежливо извинился перед Надзирательницей и отошел с Еленой в сторону.

— Что-то случилось? — спросила девушка.

Роб нервно закусил нижнюю губу и, немного помедлив, ответил:

— Только что закончились переговоры. Варрус требует отказа всех городов от суверенитета. Если они победят, города будут обязаны присоединиться к Варрусу и признать за Эвилисом верховную власть.

Елена шумно выдохнула. То, чего все так боялись в будущем, началось уже сегодня. Теперь понятно, почему все вокруг выглядят пришибленными.

— Это не самое страшное, — продолжал Роб. — Гарфурд поддержал требования Варруса, и теперь фактически на Турнире мы имеем союз двух серьезных сил, против которых придется воевать всем остальным.

Елена ощутила, как по ее телу пробежали ледяные мурашки, и мощным волевым усилием приказала себе сохранять спокойствие.

— Какова позиция других городов? — поинтересовалась она, напряженно сцепив пальцы.

— Хиллвиль и Криетрон единогласно потребовали всеобщего объединения, но на условиях равноправия и выборности органов верховной власти. Я решил согласиться с ними. Варрус и Гарфурд, разумеется, такие условия не приняли. Теперь все в курсе, что на Турнире будут сражаться фактически два противоборствующих альянса. — Старик бросил взгляд по сторонам, убеждаясь, что их никто не слышит. — Я уверен: в то время как Хиллвиль заключал союз с Криетроном, Варрус и Гарфурд уже давно сговорились и успели разработать общую стратегию действий. Не исключено, что их Гладиаторы прошли совместную боевую подготовку. Они прекрасно дополняют друг друга. Огневая мощь плюс огромная сила в ближнем бою. У нас теперь идеальный враг!

Елена с надеждой посмотрела в глаза старику:

— Но ведь есть шанс победить, правда?

Тот задумался и несколько секунд молчал в напряженных раздумьях. Затем увлек девушку еще подальше от всех.

— Шанс конечно есть. Криетрон и Хиллвиль в союзе — грозная сила. Но они вряд ли готовились к совместным действиям, и не будут работать так слаженно. Сейчас уже об этом думать поздно, поэтому ваша главная задача найти друг друга на Полигоне как можно скорее. Я очень прошу тебя не лезть на рожон в одиночку! Если увидишь, что твои союзники терпят поражение, сразу же объяви о капитуляции! Не жертвуй собой зря!

— Я поняла тебя, дядя Роб, — кивнула Елена, представляя себе в этот момент резню, которая ждет ее уже послезавтра. План Тэкеши провалился. Преимущество, которое он хотел получить за счет тайного сговора, рассыпалось в пыль, а баланс сил снова распределился равномерно. Если Роб прав, и Варрус с Гарфурдом готовились сражаться вместе, шансов у заговорщиков не так уж и много.

— Дамы и господа! — разнесся по конференц-залу голос Феста.

Елена вышла из ступора и бросила взгляд на сцену. Любимчик толпы стоял в окружении видеокамер с выражением недовольства на лице. Сегодня его ирокез был кислотно-зеленого цвета, а костюм напоминал украшенную рюшами чешую рептилии.

— Я попрошу вас освободить помещение! — обиженно возвестил он. — Съемки Кураторов закончены! Не стоит здесь толпиться! С минуты на минуту начинаем интервью! Остаются только участники съемок!

— Удачи! — Роб положил Елене руку на плечо и направился к выходу. Вскоре в помещении остались лишь военачальники Гладиаторов, и Фест приказал операторам:

— Включаем прямой эфир!

Елена уже не переживала по поводу этих съемок. Еще недавно мучившее ее волнение перед очередным идиотским шоу оказалось без остатка вытеснено мыслями о предстоящих состязаниях и соперниках, которые неожиданно объединились в грозный альянс.

Фест что-то пафосно вещал перед камерами, но его голос проплывал мимо сознания Елены невнятным шумом. Через некоторое время на сцену стали по очереди выходить военачальники. Ведущий задавал им вопросы, они отвечали, но девушка, погруженная в собственные мысли, плохо улавливала информацию. Она даже не сразу поняла, что в какой-то момент осталась в помещении один на один с Фестом и его операторами.

— Дамы и господа! — зычно проговорил ведущий. — У нас остался последний и самый неожиданный, удивительный для всех Гладиатор! — Он сделал паузу, создавая интригу. — Девушка, которая произвела настоящий фурор на торжественной регистрации! Она не побоялась принять участие в Турнире одна! Впервые в истории! Единственный боец от своего города! Елена из Ауткаста!

Девушка поднялась со стула и, медленно прошагав на сцену, уселась на свободное кресло напротив Феста. Тот расплылся в приветливой улыбке и возвестил:

— Взгляните, как она прекрасна! Мне не терпится узнать ее историю! Елена, ты же поделишься с нами? — Он посмотрел на девушку наигранно просящим взглядом. — Расскажи нам о себе!

— Ну… — Елена немного замялась, приводя в порядок мысли. — Я из Ауткаста. Мне девятнадцать лет. Живу в приемной семье. Занимаюсь домашним хозяйством… В общем-то у меня вполне обычная жизнь, ничего особенного…

— Ха — ха — ха! — Фест притворно захохотал. — Ничего особенного! Вы это слышали? Простая девчонка-изгой, ставшая первым в истории Гладиатором пятой команды! Елена, ты ведь понимаешь, сколько вопросов и обсуждений сейчас крутится вокруг твоей персоны? Не скромничай! Расскажи нам, как ты пришла к решению участвовать в Турнире?

— Меня вдохновил мой Куратор. — Елена ответила первое, что пришло в голову.

— Хм… Но ведь вдохновения мало, чтобы победить! Ты ведь понимала, что против тебя будут сражаться целые отряды идеально подготовленных воинов? Пусть в свете последних событий ты обрела союзников, но тебе ведь предстоит еще и выживать на Полигоне! Что ты умеешь? Расскажи нам!

— У зрителей будет возможность оценить мои способности во время состязаний. — Елена вдруг поняла, что Фест и камеры больше совершенно ее не пугают. — А сейчас я бы не хотела предоставлять такую информацию соперникам.

Лицо Феста окрасилось разочарованием, но он быстро взял себя в руки.

— Что ж, справедливо. И все же, расскажи нам, ради чего ты будешь сражаться?

Елена пробежала взглядом по смотрящим на нее объективам. Где-то по ту сторону ее ответа ждал весь Фанхаус. Девушка могла ответить что-то нейтральное, не интересное, как она и планировала поступать изначально. Но что-то внутри нее не сдержалось, и Елена холодно произнесла:

— Ради того, чтобы больше никогда и никому сражаться не пришлось.


Глава 8. Диверсант


Двадцать восемь… Двадцать семь… Двадцать шесть…

Цифры красного цвета на электронном табло неумолимо сменял друг друга в обратном отсчете. Елена стояла перед выходом на Полигон, облаченная в броню и плащ, вооруженная и не знающая, что ее ждет по ту сторону.

Двадцать… Девятнадцать… Восемнадцать…

Эллис больше с ней не разговаривала. Дружелюбный искусственный интеллект теперь превратился в молчаливого и беспристрастного наблюдателя, который принимает только заявления о капитуляции и отправляет на Полигон дроны, предназначенные для эвакуации сдавшихся Гладиаторов.

Елена не собирается сдаваться.

Тринадцать… Двенадцать… Одиннадцать…

Вчера она говорила с Робом. Старик рассказывал, что во всех городах царит смута. Требования Варруса заставили Хиллвиль готовиться к полномасштабной войне даже, несмотря на запрет Неприкосновенных. Варрус и Гарфурд, в свою очередь, готовят войска для подавления сопротивлений. В Криетроне объявлен режим закрытых границ, и теперь город недоступен для всех, кроме его собственных граждан. Все это не афишируется, но у Роба были надежные источники. Зато в Ауткасте впервые за всю его историю появился орган управления — Народный Совет, созданный энтузиастами. Бывшие оборванцы и пьяницы объединяются, чтобы отстаивать свои интересы. Елену уже нарекли мученицей Ауткаста, которая не побоялась пожертвовать собой, чтобы дать всем надежду. Последние ее слова на интервью-встрече произвели настоящий взрыв, в результате которого в самом Фанхаусе произошло несколько бунтарских потасовок.

Девять… Восемь… Семь…

Еще Роб рассказал, что ему дали возможность связаться с Максимом и ребятами. Они тоже поведали не утешительную новость. Совет Гильдии принял единогласное решение поддержать Эвилиса и сделать Дэнгер частью Варруса. Копателей в этом можно было понять, поскольку именно Варрус являлся основным заказчиком древнего металлолома. Благодаря присоединению, Гильдия могла получить лучшее оборудование и гораздо более выгодные условия сделок. Таким образом, у Эвилиса появился еще один политический рычаг давления на Хиллвиль и Криетрон. Ведь в услугах Дэнгера нуждались все без исключения, а Гильдия уже озвучила готовность объявить торговую блокаду городам-мятежникам.

Вся надежда оставалась только на исход Турнира. Теперь лишь поражение Варруса и Гарфурда могло спасти мир от тирании или войны, которая грозила обернуться фатально для всех. Ведь Неприкосновенные вряд ли станут игнорировать нарушение их прямого запрета…

Три… Два… Один…

Двери открылись, и Елена осторожно вышла на Полигон.

На этот раз вместо красивого морского пейзажа по ту сторону был лес, больше напоминающий тропики. После своего пробуждения в бункере девушка в лесах ни разу не бывала, но понимание как-то само появилось в сознании. Было жарко и чудовищно влажно, вокруг путано извивалась густая растительность с большими широкими листьями и лианами. Путь вперед преграждала высокая скала, складывающаяся из огромных наваленных друг на друга каменных валунов, с которых слабеньким ручейком стекала вода. У подножия скалы покоился неглубокий прозрачный водоем с песчаным дном и редкими водорослями. Повсюду разносился стрекот и чириканье прячущейся в ветвях живности.

— Гладиаторы! — Над Полигоном громогласно раздался голос Эллис. — Условия первого состязания таковы. На вершине скалы вам откроется путь к центру леса, где есть нечто важное для вас. Победит тот, кто доберется туда первым и захватит объект. Удачи.

Елена, не теряя времени, прыгнула в водоем и пошагала к скале. Периферическим зрением она все время контролировала окружающую обстановку, помня предупреждения Роба об опасных животных, но пока никто на нее нападать не собирался. Девушка осмотрела возвышенность. Подъем не казался особенно сложным, или крутым. Однако густо поросшие мхом камни были мокрыми, а значит скользкими, что создавало вполне реальную опасность падения. Но условия задания звучали достаточно четко. Выбора нет.

Елена аккуратно взобралась на первый камень и посмотрела вверх. Нужно преодолеть метров десять, не больше. Учитывая, что скальный массив выложен, как нечто похожее на огромную лестницу, задача не такая уж и трудная. Девушка сняла плащ, убрала его в рюкзак и принялась карабкаться дальше. Несколько раз опасно поскользнувшись, она оставила позади еще две глыбы, как вдруг текущий с вершины поток воды стал стремительно усиливаться.

В считанные секунды ручеек превратился в настоящий водопад. Водный удар сбил Елену с ног, и она едва сумела сгруппировать тело таким образом, чтобы не покатиться вниз. Прижавшись к валуну спиной, девушка уперлась ногами в небольшой выступ и стала лихорадочно соображать, что делать дальше. Подъем в таких условиях стал практически невозможен. Сопротивление водного потока не позволяло удерживаться на ногах, камни скользили, а любое падение могло оказаться фатальным. Елена огляделась в надежде отыскать высокие деревья рядом со скалой, по которым можно было бы взобраться на вершину, но таковых не нашлось. Единственный путь наверх пролегал через водопад.

И тут девушка заметила, что на каждой каменной глыбе есть множество небольших выступов, словно специально выщербленных на шершавой поверхности. Пальцами за них удержаться под таким водным напором будет трудно, но других вариантов все равно нет — придется пробовать. Елена напружинилась всем телом и приготовилась к рывку. Нужно было успеть зацепиться за выступы прежде, чем вода смоет ее вниз.

Прыжок. Резкий разворот в воздухе, и пальцы вонзились в неглубокие отверстия. Елену по инерции швырнуло в сторону, но неимоверным усилием она удержалась. Вода била в лицо, стремясь сбросить девушку вниз, промокший рюкзак стал тяжелым, ударившееся о камни тело саднило тупой болью. Елена упрямо подтянулась на одной руке и бросила вторую дальше, хватаясь пальцами за следующий выступ. Сопротивляясь водопаду и корчась от мышечного перенапряжения, она поползла вверх.

Рывок… Еще рывок… Вершина уже близко…

Внезапно пальцы соскользнули, и, не удержавшись одной рукой, Елена, увлекаемая водным потоком, покатилась вниз. Яростно работая конечностями, девушка наугад пыталась уцепиться хоть за что-нибудь, каждую долю секунды ожидая тяжелого удара о камни. Казалось, контроль над ситуацией полностью потерян, но в какой-то момент пальцы вонзились в отверстия, и падение прекратилось. Боль рванула связки в руках, напряженные фаланги едва не вырвало из суставов. Елена издала отчаянный вопль и, рыча от боли, снова поползла вверх.

Почти у самой вершины сопротивление водного потока ослабло, и девушка вскарабкалась на последний камень. Она оказалась на краю обрыва, сразу за которым разливался широкий водоем. Вода из него уходила в узкую ложбину, из которой и устремлялся вниз водопад. По ту сторону водоема снова начинался тропический лес — настолько густой, что разглядеть в его недрах что-либо не представлялось возможным. Елена вынула кинжалы из ножен и шагнула в мутную воду.

Где-то вдалеке застрекотала пулеметная очередь. Стало понятно, что Гладиаторы Варруса тоже сумели преодолеть подъем на скалу. Стреляли наверняка по кому-то, а значит либо союзники Елены поднялись на вершину, либо Бесстрашные встретили на своем пути что-то еще. Девушка ступала по илистому дну осторожно, внимательно всматриваясь в водную гладь и прислушиваясь к каждому звуку. Она точно знала, что водоем ее не выпустит просто так, как и скала не покорилась ей легко.

Лишь только эта мысль промелькнула в голове, как вдруг справа на расстоянии метров десяти от Елены водная поверхность вздыбилась волной, будто что-то крупное плыло в ее сторону. В кровь выбросилась ударная доза адреналина, мгновенно вводя нервную систему в экстремальный режим, и девушка, бросив тело вперед, что было сил, стала грести к берегу. Суша стремительно приближалась, и в какой-то момент колени Елены больно ударились о дно. Она вскочила на ноги, намереваясь одним прыжком преодолеть оставшееся расстояние, как вдруг что-то невероятно сильное рвануло ее обратно в воду. Ногу в бедре пронзила чудовищная боль, словно ее сдавили тисками с острыми лезвиями. Елена поняла, что ее пытаются съесть.

«Крокодил!», — всплыло название животного в памяти. В тот же миг обитатель водоема стал вращаться, закручивая жертву в илистой воде.

Реальность превратилась в хаос, наполненный жуткой болью и кружащейся вокруг кровавой мутью. Елена изо всех сил стала молотить кинжалами по телу существа. Клинки вспарывали жесткую плоть, но крокодил не отступал. Девушка вдруг поняла, что может погибнуть прямо сейчас, и в этот же миг в ее теле уже знакомо стали происходить изменения. Каждую клетку словно пронзил мощный электрический импульс. Девушка с невероятной для человека силой схватила монстра за челюсти. Вращение прекратилось. Теперь Елена была хищником. Освободив бедро из мощной пасти, она вынырнула из воды. В то же миг крокодил сделал бросок, пытаясь поймать ускользающую добычу, но девушка молниеносно сместилась в сторону, одновременно накрывая голову рептилии тяжелым ударом топора.

Лезвие застряло в массивном черепе, монстр затрепыхался в агонии и через некоторое время затих. Елена оперлась ногой о бугристое туловище и, выдернув топор, бессильно осела на берег.

Правое бедро было изуродовано рваными ранами, из которых обильно хлестала кровь. Девушка потянулась за рюкзаком, извлекла из него веревку и наспех наложила себе кровоостанавливающий жгут. Вот и все. С такой раной она вряд ли много навоюет. Теперь остается только ждать, пока кто-то выиграет в состязании, и надеяться, что из леса не выпрыгнет очередной монстр и не попытается ее сожрать.

Что-то внутри отозвалось протестом. Нет. Она не станет вот так сдаваться. Это всего лишь ранение, которое, кстати, скоро заживет. В тот же миг Елена какой-то частью своей периферической нервной системы ощутила, как организм запускает процессы экстренного обеззараживания и регенерации. В этот раз раны были посерьезнее укуса шакала. Кровь останавливалась вдвое медленнее, но спустя пятнадцать минут Елена все же сняла жгут и попробовала встать. Противная боль тут же пронзила бедро, однако девушка устояла на ногах. Закрепив топор на поясе, и вынув из ножен за спиной меч, она осторожно поковыляла в сторону леса.

Около получаса она брела, прорубая себе дорогу через густые заросли, и, как не странно, за это время ни что не попыталось ее убить. Звуки стрельбы раздавались еще несколько раз, но потом стихли. Через некоторое время плотность растительности уменьшилась, а радиус видимости существенно расширился. Нога болела уже гораздо слабее, и Елена начала передвигаться короткими перебежками, внимательно всматриваясь в окружающее пространство лесного массива. В какой-то момент она заметила движение метрах в пятнадцати от себя и стала бесшумно, прячась в зарослях, пробираться ближе.

Небольшой отряд из двух фурий и двух Бесстрашных двигался пересекающимся с Еленой курсом. Значит враги уже объединились… И их точки выхода оказались ближайшими к Елене. Нет, ну не издевательство ли?!

Девушка пропустила отряд мимо и, дождавшись, когда он удалится на приемлемое расстояние, продолжила движение. Однако, пройдя двадцать метров, наткнулась на еще один такой же отряд. Судя по всему, враг распределил силы цепью, состоящей из боевых четверок, которые двигались полукольцом в направлении центра Полигона. Роб был прав. Варрус и Гарфурд подготовились заранее. Каждая боевая группа была смешанной, что не позволяло лазутчикам Хиллвиля использовать свое преимущество ближнего боя, и в то же время, за счет вооружения Бесстрашных, создавала угрозу уверенного сопротивления скорпионам Криетрона.

Елена решила незаметно двигаться рядом с врагом до тех пор, пока они не столкнутся с ее союзниками. Потом она сможет наносить точечные атаки в тыл противнику, когда завяжется бой. Пожалуй, это самый эффективный вариант применения ее сил…

Однако сложилось все иначе. Спустя час объединенные группы Варруса и Гарфурда неожиданно остановились и стали разбивать лагерь. Через некоторое время неподалеку раздались звуки тяжелой поступи, и из зарослей показался большой отряд во главе с Танком и Лейлой на боевых роботах. Еще спустя пять минут с другой стороны леса появилась Брумхилд с двумя фуриями. Встретившись, военачальники принялись что-то обсуждать, и Елена решила подобраться поближе, чтобы выяснить намерения противника.

Заросли вокруг были достаточно густыми. Девушка бесшумно прокралась к широкому дереву за спиной Брумхилд и стала подслушивать разговор.

— …опасности нет, — докладывала командующая фурий. — Мы прочесали все в радиусе километра. Ни аномалий, ни мутантов. Дозоры выставлены согласно плану. Можете развертываться.

— Хорошо, — прорычал Танк. — Нам потребуется около пятидесяти минут, чтобы собрать установку и произвести атаку. Надеюсь, разведка проведена качественно, Брумхилд! Если нам хоть что-нибудь помешает, боевые скорпионы Криетрона останутся в строю!

— Ты сомневаешься во мне? — с вызовом пробасила воительница. — Делай свою работу, Танк! Все условия тебе обеспечены! Уничтожь уже этих тварей, а мы, если потребуется, вырежем их хозяев!

Брумхилд гордо развернулась и пошагала прочь. Командир Варруса подал знак одному из Бесстрашных, тот приволок в центр лагеря большой металлический ящик из-под боеприпасов. Однако когда боец снял массивную крышку, оказалось, что внутри лежат какие-то непонятные сложные механизмы неизвестного Елене назначения.

— Ты уверен, что это сработает? — промурлыкала Лейла.

— Сработает, — отрезал Танк. — Неприкосновенный обещал.

— Ты ему доверяешь?

— Я доверяю Эвилису. А он доверяет Неприкосновенному.

Елена увидела, как Лейла бросила недоверчивый взгляд в сторону ящика, из которого Бесстрашный уже извлекал содержимое, и что-то из него мастерил.

— Как эта штука работает? — спросила Лейла.

— Мне почем знать, — угрюмо ответил Танк. — Эта штука Великого Оазиса! У них спроси.

— Хм… Неприкосновенный совсем ничего не рассказал?

Командир внимательно огляделся по сторонам и еще более раздраженно ответил:

— Рассказал, что ее нужно устанавливать минимум в десяти километрах от границ Полигона. Собрать по инструкции, ввести активационный код и подождать пятнадцать минут, пока какой-то там импульс зарядится, а затем прикончит криетронских тварей. Мне этой информации для выполнения поставленной задачи вполне достаточно.

— А как же правила Турнира? — не унималась Лейла. — Если Надзиратели узнают, что мы использовали запрещенную технологию, нас дисквалифицируют и отдадут под суд Оазиса!

— Никто не узнает, — отмахнулся ее супруг. — Неприкосновенный обеспечил, чтобы наше маленькое нарушение правил не попало в трансляцию. В том числе для Надзирателей и других Неприкосновенных. Когда дело будет сделано, все решат, что скорпионов убила аномалия. Даже в базах Эллис не сохранится никаких следов. А нам останется только стереть в порошок Хиллвиль.

— Еще девчонка из Ауткаста! — Лейла усмехнулась.

— Ее тоже прикончим, а голову отправим посылкой Робу. Напомним старику его место.

Елена выдохнула, чувствуя, как страх начинает подниматься по позвоночнику, разливаясь ступором в нервной системе. Вся эта гладиаторская бойня теперь не имеет никакого смысла. Исход Турнира предопределен с самого начала. А учитывая, что Варрусу помогает Великий Оазис, судьба городов наверняка тоже предопределена!

Девушка покинула позицию и переместилась к другому флангу, где открывался более широкий обзор на оборудование, которое должно было убить скорпионов Криетрона. Его сборка завершилась примерно через полчаса. Внешне оно представляло собой сложную конструкцию на треноге, с чем-то похожим на спутниковую тарелку сверху и сенсорным дисплеем посередине. Танк и Лэйла подошли к установке, к ним тут же присоединилась Брумхилд.

— Все готово? — спросила она супругов.

— Осталось ввести код, — пояснил Танк. — После того, как я это сделаю, процесс нельзя будет прерывать. Если что-то пойдет не так, и запуск остановится, второго шанса у нас не будет. Так что, Брумхилд, ты охраняешь установку лично! А мы с Лейлой все это время будем на передовой! — Он подошел к дисплею и что-то на нем набрал.

Елена увидела, как на синем экране появился электронный циферблат с пятнадцатиминутным обратным отсчетом.

— Готово, — констатировал Танк и передал в гарнитуру рации: — Всем отрядам максимальная боевая готовность! В случае атаки — заградительный огонь! Не допускать прорыва! Дозорные! Сообщать о любом движении! — Он бросил многозначительный взгляд на Брумхилд и направил своего боевого робота в лес. Лейла отправилась следом, оставив воительницу в одиночестве.

Елена словно в трансе смотрела на сменяющие друг друга цифры секунд, а ее мозг быстро анализировал обстановку. Действовать в глубоком тылу врага девушке приходилось и прежде — она поняла это по собственным навыкам. Однако сейчас она одна — вне диверсионно-разведывательного отряда. Нет мобильных групп, нет знаний местности, нет заранее определенных путей отхода… Даже союзники, которые могли бы отвлечь врага на себя, в настоящее время находятся неизвестно где.

И в то же время выбора не было. Оставалось десять минут до того, как случится непоправимое. Если допустить гибель боевых скорпионов Криетрона, Хиллвилю в одиночку никогда не победить вражеский альянс.

Елена вынула метательный нож и еще раз бегло окинула взглядом окружающую обстановку. Придется обнаружить свое местонахождение. Наверняка будет погоня, и главной задачей станет просочиться через хорошо организованное оцепление. Или прорваться с боем, что крайне нежелательно.

Девушка взглянула на Брумхилд. Военачальница фурий сейчас была идеальной мишенью. Елена знала точно, что сумеет метнуть два ножа быстро. Это могло даже сэкономить ей время, ведь если воительница сразу не поднимет шум, у Елены появится шанс улизнуть незамеченной. Но… она не станет никого убивать.

Короткий бросок, и острый клинок вонзился точно в центр синего дисплея, который в ту же секунду погас. Раздался треск, из установки вырвался сноп искр. Брумхилд в замешательстве обернулась, на ее лице отразилась лютая злоба, смешанная с паникой. Бесстрашные и фурии, которые находились поблизости схватились за оружие, рыская по окрестностям взбешенными глазами.

— Найти лазутчика!!! — отчаянно завопила Брумхилд, и в тот же миг Бесстрашные открыли беспорядочный огонь по зарослям.

Елена нырнула за ближайшее дерево и, пригнув голову, побежала прочь. Дело сделано. Теперь нужно спастись самой.

Заметать следы было некогда, и через минуту девушка поняла, что ее выследили. Преследователи шли по пятам, она слышала их шаги, голоса, лязганье кибернетических механизмов… Елена старалась двигаться максимально путаным курсом, но погоня не отставала. Вскоре впереди показалась одна из позиций оцепления. Двое Бесстрашных залегли среди кустов с пулеметами наизготовку, а две фурии сидели на ветках деревьев, высматривая по сторонам врага. Елена направилась в обход, разрубая мечом плотные заросли, и в какой-то момент вышла к небольшой поляне, над которой нависала двухметровая скальная возвышенность.

Фурия спрыгнула со скалы неожиданно, и девушка едва успела увернуться от смертоносного удара топора. Бросив тело в кувырок, Елена одновременно выхватила из ножен за спиной второй меч и вскочила на ноги. Разъяренная воительница стояла перед ней с выражением лютой ярости на лице. Увидев перед собой Елену, фурия недоуменно нахмурилась и как бы сама себе задала вопрос:

— Девчонка из Ауткаста? Какого черта ты тут делаешь?

В следующее мгновение она сделала молниеносный выпад вперед, стремясь проткнуть Елену острием монолитной рукояти. Девушка резко развернула корпус в сторону, сбила топор мечом и в следующую долю секунды, нырнув в полуприсед, разрубила фурии колено.

Дикий вопль боли разнесся по лесу, но Елена тут же тяжелым ударом сапога в лицо заставила огромную воительницу затихнуть. Сняв с обездвиженной женщины рацию Варруса, девушка скрылась в зарослях.

— Четвертый пост! — через некоторое время раздалось в наушнике гарнитуры. — Лазутчик движется в вашу сторону! Быть предельно бдительными! У нас минус один.

— Принято, — коротко прозвучало в ответ.

— Гидра, это Центр, — говорил третий голос. — Установка не подлежит ремонту. Нож пробил процессор.

— Твою мать, Брумхилд!!! — завопил в эфире Танк. — Что теперь прикажешь делать?!

Несколько секунд наушник молчал, затем военачальница ответила:

— Сражаться, как обычно. Танк, я только что привела в чувство фурию, у которой был контакт с противником. Это не лазутчик Хиллвиля! Это девка из Ауткаста!

— Что?!! Как вы могли профукать эту сучку?!! Она даже не боец!

— Я бы с тобой поспорила. — Голос Брумхилд звучал озадаченно. — Девка одолела мою воительницу в открытом поединке! Не знаю, кто она такая, но всем быть предельно осторожными! Восточный квадрат, мы гоним ее к вам!

— Сжимайте оцепление! — завопил Танк. — Бесстрашные! Найдите мне изгойскую подстилку! Нужно узнать, кто ее готовил! Если не получится взять живьем, пристрелите!

Елена бросилась бежать еще быстрее, но вскоре засекла двигающиеся встречным курсом вражеские отряды. Противник сжимал кольцо, и теперь план незаметного выхода из оцепления стремительно становился невыполнимым. Девушку окружали. Со всех сторон двигались смешанные боевые четверки, прорываться через которые в одиночку означало верную гибель.

Елена осмотрела местность и увидела неподалеку достаточно массивное высокое дерево. Спрятав мечи в ножны, она ловко вскарабкалась по стволу метров на пять вверх и, спрятавшись на широкой ветке в листве, замерла.

Вскоре снизу подоспел отряд преследователей. Брумхилд в сопровождении четверки бойцов остановилась под деревом и принялась внимательно осматривать местность. Через некоторое время подоспели другие отряды и стали докладывать, что диверсанта не обнаружили.

— Брумхилд, что у вас там? — ожил наушник голосом Танка.

— Мы ее не нашли, — ответила женщина. — Она украла рацию, так что скорее всего слушает нас.

— Продолжайте прочесывать местность в режиме радиомолчания. Если в течение десяти минут не найдете, выдвигайтесь в центр Полигона. Никуда она не денется. — В эфире раздалось характерное шипение, и наушник затих.

Елена не шевельнула ни одним мускулом, продолжая наблюдать за передвижениями преследователей. Следуя приказу Танка, отряды стали разбредаться по лесу, но командующая почему-то не спешила уходить. Она отпустила сопровождающих и, оставшись в одиночестве, присела на одно колено. Было похоже, что Брумхилд изучает поверхность земли в поисках следов, которые внезапно исчезли. Значит, воительница догадалась, что девушка прячется где-то рядом…

В этот же момент Елена услышала какое-то движение у себя над ухом и, скосив взгляд в сторону, ощутила в области копчика ледяной укол страха. Рядом с ней по соседней ветке спускалась крупная змея бледно-оранжевого окраса. Желтый глаз с вертикально вытянутой полосой зрачка вперился в Елену хладнокровным взглядом, из закрытой пасти с небольшими интервалами мелькал раздвоенный язык. Девушка перестала дышать в надежде, что рептилия проползет мимо, но та зависла рядом и, продолжая издавать угрожающее шипение, принялась вертеть головой в разные стороны, словно изучала обстановку.

А затем все случилось очень быстро. На ветке под ногой Елены с глухим треском обломился сучок. Девушка рефлекторно напряглась. Змея сообразила, что перед ней живое существо и, раскрыв пасть с большими ядовитыми клыками, сделала атакующий бросок. Елена остановила разъяренную рептилию в миллиметре от собственного лица, поймав ее за чешуйчатую шею, а в следующее мгновение, не разжимая пальцев, спикировала вниз.

Девушка предполагала, что Брумхилд услышала движение на дереве, поэтому решила действовать на опережение. Рухнув прямо на голову командующей, Елена буквально воткнула в ее шею раскрытую пасть змеи. Фурия вскрикнула и толчком огромной силы сбросила с себя девушку, отшвырнув ее на добрых четыре метра в сторону. Однако та в самый последний момент успела зацепиться пальцами за гарнитуру воительницы и улетела вместе с рацией.

Обе соперницы вскочили на ноги одновременно. Елена успела снять с пояса топор, Брумхилд подняла свой с земли и коротким ударом перерубила извивающуюся рядом змею пополам.

— Яд меня не убьет, девка! — гневно выплюнула командующая, заметно пошатываясь.

— Я знаю, — спокойно ответила Елена. — Именно поэтому я использовала змею, а не кинжал.

Командующая скривилась в гримасе злобы и неуклюже шагнула вперед:

— Ты труп! — процедила она сквозь зубы, но в следующий миг рухнула на землю без чувств. Яд сделал свое дело.

Елена вынула из рюкзака веревку, связала Брумхилд, засунула ей в рот кляп и потащила к тому месту, где недавно сразилась с другой фурией. Тогда девушка заметила, что в скале есть небольшая пещера, и сейчас намеревалась спрятать там пленницу. Добравшись до места, Елена уложила Брумхилд на землю, завязала ей глаза и принялась приводить женщину в чувства. После недолгого поливания водой и пары пощечин командующая очнулась.

— Будешь лежать тихо, останешься жива, — объяснила Елена.

Пленница что-то злобно замычала, но кляп не позволял вырваться ругательствам наружу. Девушка тем временем поправила сбившийся в сторону микрофон гарнитуры и вышла в эфир:

— Обращаюсь ко всем фуриям Гарфурда! Ваш командир у меня в плену! Предлагаю вам добровольно объявить о капитуляции! В противном случае, сами знаете, что будет.

— Брумхилд!!! Какого черта она несет?! Ты где?! — тут же появился в эфире Танк. — Ответь! Брумхилд! Брумхилд, твою мать!

— Я же сказала, она у меня в плену, — холодно пояснила Елена. — У вас есть двадцать минут на размышление. И еще. Если я замечу поисковые отряды, то перережу командующей горло прежде, чем кто-то успеет понять, где мы находимся. Все понятно?

Некоторое время эфир молчал. Затем в наушнике раздалось шипение, и в нем заговорил незнакомый женский голос:

— Мы хотим знать, что командующая жива. Пусть что-нибудь скажет.

Елена сняла с себя гарнитуру, поднесла микрофон ко рту пленницы и вынула кляп.

— Не смейте капитулировать!!! — тут же завопила Брумхилд. — Найдите девку и выпотрошите ее!!! Я приказываю не отст… — Елена вернула кляп на место, и спросила в микрофон:

— Достаточно?

— Мы поняли тебя, — ответила фурия.

— Тогда время пошло.

Девушка склонилась над пленницей и снова извлекла кляп.

— Я ведь правильно думаю, что твои девочки не станут сдаваться?

— Тебе конец! — прорычала командующая. — Очень скоро тебя найдут! Каждая фурия — прекрасный следопыт!

— Так я и думала. — Елена подняла рюкзак и набросила на плечо. — Полежи пока здесь. Подожди своих. А у меня другие дела.

— Стой! — Лицо Брумхилд окрасилось недоумением. — Ты не станешь меня убивать?

— А надо? — Девушка усмехнулась. — Если ты еще не поняла, я не убийца. Моей задачей было отвлечь твоих подружек от основного задания. Так что наслаждайся видом.

Брумхилд попыталась снова закричать что-то очень гневное, но Елена ловко вернула кляп ей в рот и покинула пещеру.

К центру Полигона пришлось пробираться в обход, так как прямая дорога грозила столкновением с фуриями. Около пятнадцати минут Елена преодолевала густую растительность в тишине, нарушаемой лишь естественными звуками тропической природы. Затем динамик наушника снова ожил.

— Мы нашли командующую, — докладывала фурия, говорившая с Еленой. — Она жива. Девчонки с ней нет.

— Танк! У нее осталась рация! — тут же появился в эфире усталый голос Брумхилд. — Продолжай операцию в режиме радиомолчания! Будь начеку! Она очень способная!

— Принято, — сердито ответил командир Варруса, и эфир затих.

Елена ускорилась. Теперь ее воспринимают всерьез, а значит враг примет все необходимые меры противодействия. Преимущество неожиданности потеряно, поэтому нужно как можно скорее добраться до союзников. Варрус, вероятнее всего, не сунется во фронтальную атаку, пока не дождется фурий. Если за это время Хиллвиль и Криетрон не успеют выполнить условие победы, то хотя бы смогут занять более выгодные позиции.

Спустя час заросли стали редеть, и через некоторое время Елена разглядела впереди открытую поляну. Подобравшись ближе, девушка увидела в ее центре постамент, на котором лежало что-то небольшое, окруженное голографической подсветкой. Вот оно! То, что необходимо захватить для победы! Елена сделала несколько шагов вперед, чувствуя, как в предвкушении закипает кровь, и уже почти вышла из лесного массива, как вдруг раздался выстрел.

Обжигающая боль пронзила недавно зажившее бедро, и девушка упала на землю, тут же укатываясь за ближайшее дерево.

— Объект ранен, — заговорил уже давно молчащий наушник незнакомым мужским голосом. — Начинайте захват. Цель на одиннадцать часов.

Елена поняла, что ее собираются взять в плен и, превозмогая боль, поползла через кусты подальше от места ранения. Она намеревалась удалиться максимально далеко, пока подоспевает группа захвата, а затем отыскать любую возможность надежно скрыться. Несколько минут ей удавалось двигаться незамеченной, однако потом где-то совсем рядом раздался воинственный голос Брумхилд:

— Вон она! За кустами! Окружайте!

Со всех сторон зашелестела листва, и Елена увидела приближающихся фурий. В ноге уже шли процессы заживления, но времени прошло совсем мало. Боль продолжала пульсировать, не позволяя полноценно использовать бедренные мышцы. И тем не менее, отчаянно рыча, девушка поднялась на ноги, хватаясь за топор. Она прекрасно понимала, что с толпой гарфурдских воительниц ей не справиться. Тем более с ранением в ноге. Но все пути к бегству уже отрезаны, а Елена не намерена сдаваться в плен.

— Опусти оружие! — прокричала вышедшая из-за деревьев Брумхилд. — Ты окружена!

— А ты попробуй возьми меня! — выдохнула Елена, корчась от боли в ноге.

— В этом нет необходимости! — Командующая неожиданно отбросила свой топор в сторону. — Мы не хотим тебя убивать. За то, что ты сохранила жизнь мне и моему солдату, Танк согласился отпустить тебя при соблюдении двух условий.

— Это каких же?

— Для начала, расскажешь, кто ты на самом деле и откуда. А потом добровольно присоединишься к нашему союзу, или объявишь о капитуляции. Решать тебе.

— А если я откажусь? — Елена ощутила, как боль начинает стихать, а нога вновь обретает устойчивость.

— Тогда тебя ждут пытки, а потом смерть! — Брумхилд смерила девушку холодным взглядом и сделала шаг вперед.

«Ну, где же эти чертовы союзники?!», — Елена мысленно ругалась на Хиллвиль и Криетрон, которые сейчас были нужны, как никогда. Вокруг нее шесть боеспособных фурий, в кустах наверняка сидят Бесстрашные, держа девушку на прицеле, а расклад, который предлагает Брумхилд, ну совсем никуда не годится!

Командующая сделала еще шаг, угрожающе надвигаясь на Елену. Остальные фурии тоже стали сжимать кольцо.

И тут, неожиданно откуда-то сверху раздался громкий противный стрекот. Все дружно подняли глаза вверх и опасливо попятились, забыв о Елене. По стволу дерева позади Брумхилд спускался гигантский полутораметровый паук. Светло-коричневое тельце, мерзкие мохнатые лапы, острые паучьи челюсти, с которых стекало что-то ядовито-желтое…

Командующая от неожиданности рефлекторно отпрыгнула в сторону, в то же мгновение неподалеку раздался выстрел, и паук с отвратительным визгом свалился с дерева. А в следующий миг рядом с Еленой раздался истошный женский вопль — на одну из фурий сверху спрыгнул еще один такой же монстр.

Крик ужаса превратился в визг боли, затем по лесу разнеслась пулеметная очередь. Через секунду третий паук прыгнул на Елену с соседнего дерева. Девушка засекла его периферическим зрением в самый последний момент и бросила тело в кувырок, уходя в сторону от мерзкой туши. Вокруг начался ад.

Они спускались с деревьев повсюду. Стрельба и душераздирающие вопли уже доносились со всех сторон. Елена выхватила меч и с топором в другой руке приготовилась обороняться. Внезапно она поняла, что рядом с ней спиной к спине стоят воительницы Гарфурда в окружении ядовитых тварей.

Началась резня. Пауки с яростным визгом бросались на добычу всем скопом. Руки Елены превратились в смертоносные лопасти, разрубающие коричневые туши. Фурии с ног до головы в отвратительной жиже вели неравный бой рядом. В какой-то миг одна из воительниц не успела уклониться от атаки, и паук сбил ее с ног. Елена молниеносными движениями разрубила сразу двоих насекомых и, перенаправляя оружие в новый удар, сбросила с фурии стрекочущую тушу. На мгновение глаза недавних врагов встретились, и девушка увидела во взгляде женщины благодарность. А через секунду Елена сама упала, сбитая мощным толчком на землю.

Паук навалился на нее всем туловищем и попытался вонзить сочащиеся ядом челюсти девушке в грудь. Елена успела рефлекторно выставить локти вперед, останавливая атаку, и, разогнув руки в стороны, рассекла насекомому брюхо. Паук с визгом рухнул на нее, но в это же время плечо отозвалось сильной болью, и девушка поняла, что ее только что ужалили.

В глазах сразу начало мутнеть. Елена ощутила, как теряет управление собственным телом. Вокруг подбирались мерзкие паучьи туши, и лишь несколько фурий, продолжающих держать рядом круговую оборону, не позволяли им напасть мгновенно. Елена поняла, что сама она больше ничего не может сделать для собственного выживания, и отпустила борьбу, расслабив тело. Небо над Полигоном заслоняли густые ветви деревьев, и девушка подумала, реально ли все это, или лишь иллюзия, создаваемая искусственным интеллектом?

Внезапно лесной пейзаж загородила огромная паучья пасть, и Елена приготовилась принять последний удар, как вдруг что-то с силой отбросило паука в сторону. Прежде, чем провалиться в засасывающий туман забытья, девушка увидела над собой могучую фигуру черного боевого скорпиона.


Глава 9. Выжившая


Массивные двери лифта разъехались в стороны, и Эвилис оказался в хорошо знакомом помещении. Здесь, как обычно, фоном играла какая-то древняя симфоническая музыка, в большой клетке чирикали декоративные разноцветные птицы. Возле стены слева стоял огромный шкаф с солидными томами древних книг, справа покоился фешенебельный диван с двумя креслами. В центре помещения на фоне прозрачной стены, открывающей очаровательный вид на Великий Оазис, располагался широкий стол из черного дерева. Неприкосновенный неизменно сидел в просторном кресле и томно прихлебывал из прозрачного бокала коричневую жидкость. Его высокое тощее тело было облачено в роскошную черную мантию с большой золотистой пуговицей на шее, серые глаза задумчиво буравили пустоту, а лысая голова сверкала, отражая солнечные лучи.

Эвилис кипел от ярости. Вчера закончилось первое состязание Турнира, в котором его Гладиаторы проиграли. Впервые за многие годы неоспоримых побед! Как раз тогда, когда их давний с Неприкосновенным план был запущен в работу! Вчера Эвилиса от феерического успеха отделяли жалкие пятнадцать минут, требуемые на запуск излучателя, но все резко пошло прахом из-за какой-то девчонки-аутсайдера, которая, по всем прогнозам, должна была погибнуть еще в первых естественных препятствиях Полигона.

Однако она не просто выжила. Она каким-то образом пробралась в тыл альянса, уничтожила излучатель, взяла в заложники Брумхилд, обманом задержала силы Гарфурда!.. И это после того, как девке едва не отгрыз ногу жуткий водоплавающий мутант! У Эвилиса к Неприкосновенному был единственный вопрос: кто она такая?! Никто в здравом рассудке больше не поверит, что девчонка обычный изгой, вдохновленный старым ветераном-предателем на участие в Турнире!

— Амис! Я требую объяснений! — с порога закричал Эвилис. — Ты знал о том, что девчонка из Ауткаста представляет угрозу?!

Неприкосновенный невозмутимо поставил бокал на идеально чистую столешницу и указал разъяренному гостю в сторону дивана:

— Присаживайся, Эвилис. — Голос Амиса был как всегда мягким, однако возражать ему совсем не хотелось. Владыка сел. — Я понимаю твое огорчение, но, к сожалению, я знал не больше тебя. То, что случилось вчера, стало неприятным сюрпризом для всех нас.

— Что теперь делать?! План провалился! Криетрон выиграл состязание! У врага есть фора, а мы лишились преимущества, на которое рассчитывали! — Эвилис едва сдерживался, чтобы не перейти на крик. — Кто эта маленькая дрянь?! Тайный агент Хиллвиля?!

— О, дорогой друг, — Амис скептически усмехнулся, — боюсь хиллвильским убийцам до этой красавицы далеко! Если ты внимательно смотрел трансляцию, то мог обратить внимание на некоторые очень любопытные особенности. Например, крокодил, которого она убила, успел нанести ей серьезное повреждение бедра. Но куда оно делось в последствии?

Эвилис пожал плечами:

— Я думал, ты мне об этом расскажешь.

— Возможно, и расскажу, но немного позднее. А пока давай посмотрим на ее тактику внимательнее. Заметил ли ты, что Елена, имея десяток возможностей посеять кровопролитие, никого не убила? Странно, не правда ли? Даже Брумхилд, которую девчонка пленила, словно беспомощное дитя, не получила ни одного повреждения, кроме укуса змеи. А та другая фурия… Разрубленное колено — это конечно больно, но не смертельно.

— К чему ты клонишь, Амис? — Владыка терпеть не мог эту тупую привычку Неприкосновенного создавать интригу прежде, чем переходить к сути.

— К тому, что она — самостоятельный игрок. Будь Елена специально подготовленным агентом, то действовала бы из соображений нанесения максимально возможного урона. Но она сработала предельно деликатно, предприняв лишь то, что было необходимо для уравновешивания сил.

— Ну, и? — Эвилис демонстративно закатил глаза. — О чем это мне должно сказать?

Амис расплылся в своей коронной улыбке, возвещающей, что с минуты на минуту он откроет секретные карты, и, сделав пару маленьких глотков из бокала, продолжил:

— Вчера, сразу после того, как завершилось состязание, я решил проверить Елену по биометрическим данным в базах Эллис. Честно говоря, я не рассчитывал на какой-либо результат, ведь архивы Великого Оазиса содержат не так уж много сведений о жителях Внешних Земель. Однако… — Неприкосновенный сделал многозначительную паузу. — К моему удивлению, информация о Елене нашлась!

— Что?! — Эвилис ощутил, как сердце резко подпрыгнуло в груди, предвкушая развязку. — Говори! Кто она такая?!

— Не знаю, — неожиданно развел руками Амис. — Ты не поверишь, Владыка, но файл с подробным досье оказался защищен высшим уровнем допуска. Однако есть еще один файл из исторических архивов. Мои агенты уже работают над взломом кодов, но на это потребуется немало времени. Единственное, что я могу сказать сейчас — ты прав. Она не из Ауткаста. И вообще не из нашего времени.

— Как это? — Эвилис непонимающе нахмурился.

— Файл создан пятьсот четыре года назад. Еще до начала Древней Войны.

Владыка на некоторое время потерял дар речи, переваривая услышанное, затем нервно рассмеялся:

— Амис, я ценю твой юмор, но сейчас ты перегибаешь. Пятьсот четыре года назад… Это же надо!

— Никакого юмора, друг мой, — покачал головой Неприкосновенный. — Файл действительно есть, и для нас с тобой это не сулит ничего хорошего. Прежде мы управляли ситуацией, потому что знали своих врагов в лицо, знали их потенциал и слабые места. Теперь перед нами новый враг, о котором у нас практически нет сведений. И это меня раздражает.

Эвилис внимательно посмотрел собеседнику в глаза и в какой-то момент увидел в них умело спрятанную тень тревоги. Это означало только одно: Неприкосновенный говорит правду.

— Что ты предлагаешь делать? — после недолгого молчания спросил Владыка.

— Пока ждать. — Амис поставил бокал на стол и задумчиво нахмурился. — На Полигоне Елена тебе больше не угроза. После укуса арахнида она в тяжелом состоянии и либо умрет, либо сдастся сама. Но за ней наверняка кто-то стоит, и наша задача выяснить — кто. Я надеюсь, мне удастся взломать древний файл. Если потребуется твоя помощь во Внешних Землях, я дам знать.

— А если девчонка выживет и заговорит? Она ведь знает про нашу попытку сжульничать на состязании!

— За это не беспокойся. — Лицо Амиса засияло коварством. — Пока у Елены нет конкретных доказательств, никто не поверит выскочке из города изгоев. В части конфиденциальности я предусмотрел все…


Девушка лежала с открытыми глазами и смотрела в безоблачную бездну голубого неба. Она не сразу поняла, что пришла в сознание. Ее ноги ласково облизывали языки волн, в лицо светили теплые солнечные лучи, а на щеках ощущался прилипший песок. Елена приподняла невероятно тяжелую голову и увидела знакомый морской берег — она все еще на Полигоне, возле своих апартаментов. На ней по-прежнему боевой костюм, разорванный и окровавленный на правом бедре. Из глубокой раны в плече сочится что-то зеленовато-желтое. Рядом валяется рюкзак и топор. Остальное оружие на прежних местах.

Елена попыталась встать и тут же осознала свое физическое состояние. Тело невероятно плохо слушалось и тряслось в ознобе, голова кружилась, очень хотелось пить, а неожиданно подкатившая к горлу тошнота заставила девушку огромным усилием перевернуть себя на бок и скрючиться в приступе рвоты. Организм выворачивался на изнанку несколько минут. Затем Елена сквозь мутную пелену увидела недалеко от себя дверь, ведущую в апартаменты. Она снова попыталась встать, однако ноги ощущались очень плохо, и все, что ей удалось, это слегка оттолкнуться руками от песчаной поверхности. Издав яростный вопль, девушка упрямо поползла в сторону двери. Оказавшись внутри комнаты, она неуклюже схватила со столика прозрачный кувшин и, разливая воду во все стороны, принялась жадно пить. Когда жидкость закончилась, Елена бессильно перевернулась на бок и вызвала Эллис.

Искусственный интеллект отреагировал мгновенно, вежливо поинтересовавшись, как девушка себя чувствует. Игнорируя вопрос, та потребовала срочно соединить ее с Куратором, и через несколько секунд перед лицом Елены появился знакомый голографический экран.

Лицо Роба на нем было крайне озабоченным и усталым. Складывалось впечатление, что старик не спал уже больше суток, но старался держаться бодрым. Едва увидев свою подопечную, лежащую посреди роскошной комнаты с вымазанным в песке лицом и сочащейся раной в плече, он крайне обеспокоенно воскликнул:

— Елена! Ты жива! Как ты?!

— Бывало и лучше, — честно ответила девушка. — Что со мной произошло?

— Ты не помнишь? — удивился старик. — Тебя ужалил арахнид! От его яда погибла фурия! То, что ты жива — это чудо!

— Чудом бы я сейчас это не назвала… — Девушка заставила себя улыбнуться. — Мой организм сильно пострадал, я не знаю сколько времени потребуется на восстановление. Как давно закончилось состязание?

— Уже сутки прошли! Тебя подобрал эвакуационный дрон вместе с павшими! Я думал, ты погибла! Но потом Эллис сообщила в эфир, что Гладиатор Ауткаста жив, и с тех пор я места себе не нахожу…

— Все в порядке, дядя Роб, — поспешила успокоить старика Елена. — От яда мой организм уже избавился… Расскажи мне, чем закончилось состязание? Кто победил? Какие потери?..

Роб заметно взбодрился и принялся рассказывать:

— Победил Криетрон. Благодаря твоему маневру с Брумхилд, вражеский альянс был вынужден разделиться. Танк, судя по всему, засек приближение наших союзников и ждал возвращения фурий, чтобы перегруппировать отряды заново. Но воительницы фактически вернулись следом за тобой, и сразу после этого появились арахниды. Бесстрашные были вынуждены вступить в ближний бой и окончательно потеряли контроль над ситуацией. Криетрон в это время с помощью скорпионов без труда преодолел зону пауков и, одновременно ударив по деморализованному альянсу, направил мобильную группу на захват объекта. Противник потерял двух Бесстрашных и одну фурию. Союзники — только одного скорпиона. Лазутчики все целы.

Елена закрыла глаза, чувствуя, как к горлу подступает плач. Она справилась. Все было не напрасно. Теперь у Хиллвиля и Криетрона больше шансов на победу.

— Роб, я не уверена, что смогу выйти на второе состязание… — сквозь слезы выдавила девушка.

— Тебе и не нужно, — поспешил успокоить ее старик. — Ты уже сделала все, что могла. У союзников есть фора! Кроме того, Комитет Надзирателей стал очень активно интересоваться твоей биографией — сама понимаешь, почему. Никто не воспринимал тебя всерьез, а теперь ты — легенда Турнира! Объявить о капитуляции сейчас — это разумный ход. Тем более сражаться ты не в состоянии…

— Я не могу так поступить, дядя Роб. — Елена едва заметно покачала головой. — Тебе это трудно понять, но если бы ты знал то, что знаю я — понял бы… — Девушка ощутила, как ее начинает клонить в сон — точно так же, как после анабиоза. — Я бы хотела увидеться с тобой лично до состязания. Это возможно?

Старик хмуро посмотрел на нее озадаченным взглядом и спросил:

— Ты сможешь встать на ноги до завтра?

— Думаю, да. Вряд ли я буду бодра и свежа, но ходить смогу.

— Хорошо. Завтра состоятся вторые переговоры Кураторов и вторая интервью-встреча с военачальниками. Тебе не обязательно участвовать, но ты можешь прибыть в Консульскую Резиденцию, и мы поговорим. А еще тебя здесь будет ждать кое-что приятное.

— Что? — постаралась выдавить улыбку Елена.

— По традиции, после первого состязания Гладиаторам разрешают увидеться с близкими. Встреча состоится завтра в главном зале Резиденции. Я уже заявил приглашения на Аггай, Вензеля и парней. — Старик добродушно улыбнулся.

Елена не нашла слов, чтобы ответить, но впервые за многие дни ощутила, как радостно заколотилось ее сердце. Девушка снова закрыла глаза и пообещала себе обязательно встать на ноги в ближайшие сутки. Она должна увидеть Максима… Должна обнять Аггай и Вензеля… Должна посмеяться с Дэном и Томасом…

Должна…


Елена проснулась только на следующий день. Организм по-прежнему был изможден, но ходить она уже могла. Поднявшись с пола, девушка, шатаясь, проковыляла к зеркалу и ужаснулась собственному отражению. Ее вымазанное в песке лицо было очень бледным с синеватыми сплетениями вен. Щеки впали, словно Елена долгое время морила себя голодом, а воспаленные глаза покрывала густая красная сосудистая сетка. Голова слегка кружилась, хотелось одновременно есть и пить. Но больше всего хотелось продолжить спать, и лишь мощным усилием воли девушка заставила себя умыться, вычистить броню, проглотить завтрак и отправиться в Консульскую Резиденцию.

Как и в прошлый раз, она вошла в вагон последней. Все командиры уже сидели на тех же самых местах, только в этот раз реакция на появление Елены была совсем иной. Танк напряженно сжал кулаки и издал едва слышный звериный рык, буравя девушку испепеляющим взглядом ненависти. Его супруга, утратив прежнюю надменность, изучала Елену озадаченно, словно пытаясь разглядеть в ее внешности разгадку ее способностей. А Брумхилд, не сдержав эмоций, грозно выкрикнула:

— Ты?! Живая, значит… — Суровые глаза воительницы внимательно проползли по телу Елены. — Не расскажешь нам, кто ты такая?!

Девушка хотела проигнорировать вопрос и пройти мимо, но фурия бесцеремонно остановила ее, схватив за руку:

— Стой! — Хватка Брумхилд была крепкой, но в то же время не болезненной. Командующая пристально посмотрела Елене в глаза, и внезапно ее жесткий взгляд смягчился: — Я должна поблагодарить тебя. За то, что ты сохранила жизнь мне и моей фурии. Мы по-прежнему враги, но знай, что Гарфурд уважает тебя, как воина! — Она разжала пальцы и отвернулась в сторону окна.

Елена ничего не ответила. Лишь поправила рукав плаща и прошла к своему месту. Мастер Тэкеши приветливо улыбнулся ей и, поднеся сжатый кулак к груди, благодарно кивнул. Доктор Василий, который прежде не обращал на Елену ни малейшего внимания, неожиданно встал, подошел к ней и протянул девушке маленький инъектор.

— Вколешь в вену, — деловито пояснил он. — Это поможет побороть яд.

Елена немного опешила такому повороту, но взяла в руку предмет и спрятала в кармане.

— Спасибо, — поблагодарила она.

— Тебе спасибо, — коротко отрезал доктор, возвращаясь на свое место.

Вагон тронулся. Елена, сама того не заметив, провалилась в дремоту, а когда проснулась, военачальники уже выходили на платформу Консульской Резиденции. Она поспешила следом и вскоре, оказавшись на пороге знакомого гостевого зала, застыла от удивления.

Сегодня здесь было очень людно. Практически все пространство занимали небольшие скопления людей, среди которых Елена стала узнавать Гладиаторов. Слева на диване сидел Бесстрашный, который собирал на Полигоне установку Неприкосновенных. Вместо боевого экзоскелета на нем были спортивные штаны, футболка и тапочки, а на его коленях непоседливо вертелись двое счастливых очаровательных детишек: пухлощекий мальчуган, лет восьми, и кучерявая девчонка в лиловом платьице, лет пяти. Рядом на диване, обеспокоенно сжав пальцы в замок, сидела красивая женщина с длинными соломенными волосами, смотря на Гладиатора полным заботы взглядом.

Немного правее Елена увидела другого Бесстрашного — совсем молодого крепкого светловолосого парня, которого обнимала пожилая женщина, утирая со щек текущие слезы. Сбоку от них сдержанно стоял мужчина — такой же крепкий и светловолосый, только с морщинами на лице.

Чуть дальше располагались фурии. Елена вдруг узнала ту самую, которой рассекла колено на Полигоне. Женщина сидела с каким-то необычным механизмом на поврежденной ноге в окружении двух других крепких воительниц. А вокруг них шумным вихрем носились три маленькие девчонки, тела которых уже приобретали характерную для Гарфурда мужеподобность.

Елена почувствовала, как что-то внутри нее оборвалось. Огромным усилием она удержала нахлынувшие слезы. Вокруг были ее враги и союзники. Но вовсе не те суровые бойцы, готовые грызть друг другу глотки за своих правителей. Сейчас она видела любящие лица отцов и детей, мужей и жен, братьев и сестер… Все они были переполнены разными эмоциями, переживаниями, и никто не смотрел друг на друга с враждой. Они ценили эти мгновения, потому что шанс увидеться с близкими мог оказаться последним в их жизни.

Смахнув со щеки предательски просочившуюся слезу, Елена направилась вглубь зала и вскоре увидела неподалеку Роба в кругу самых дорогих ей людей.

Аггай первой бросилась обниматься и целую минуту не выпускала девушку из объятий.

— Ты не представляешь, сколько шума из-за тебя в городах! — рассказывала женщина. — Все только и говорят о необычной девчонке, победившей Варрус!

— Победил Криетрон вообще-то! — нахмурилась Елена.

— Не нужно быть великим стратегом, чтобы понять твою роль в их победе! — с улыбкой воскликнул Вензель, заключая девушку в объятия следом за супругой.

А потом перед Еленой оказался Максим. Их глаза встретились, и какое-то время они оба молчали.

— Спасибо, что сдержала обещание, — наконец вымолвил парень. — Я думал, что уже не увижу тебя. Но… Ты здесь…

Елена, не говоря ни слова, бросилась Максиму на шею, и слезы потекли по ее щекам. Девушка не знала, что с ней происходит. Она словно забыла все слова, и по какой-то непонятной причине запрещала себе выпускать парня из намертво сцепленных рук. Елена потеряла ощущение времени и не могла ответить, сколько его прошло, пока откуда-то из растворившейся в моменте реальности не донесся ворчливый голос Дэна:

— Ну, вы расклеитесь сегодня, или так и унесешь его с собой?

Девушка, рассмеявшись, заставила себя отпустить Максима и поспешила поприветствовать мальчишек. Они тут же наперебой стали заваливать ее вопросами о минувшем состязании, но Елена остановила их и произнесла:

— Есть кое-что важное для меня, с чего я бы хотела начать. — Она достала из кармана плаща две второпях начерканные записки и незаметно передала одну Робу, другую Максиму. — Там написано все, что я хотела сказать лично каждому из вас. Прочтете потом.

— А вслух никак? — нахмурился Дэн.

— Для меня это будет трудно. — Девушка не знала, как иначе передать информацию друзьям о событиях на Полигоне, учитывая наличие вездесущего искусственного интеллекта. Поэтому разыграла сентиментальную сцену с прощальными записками. Она, конечно, понимала, что Неприкосновенные уже знают про ее осведомленность насчет их сговора с Эвилисом. Но в Оазисе не должны понять, что Елена передала информацию друзьям.

— А ты разве не уезжаешь с нами сейчас? — недоуменно поднял брови Максим. — Роб сказал, ты объявишь о добровольной капитуляции…

— Нет. Я останусь. Моя задача быть с союзниками на поле боя.

— Но… — Макс на миг потерял дар речи. — Взгляни на себя! Сейчас даже я с тобой справлюсь! Как ты собираешься сражаться?!

— Завтра мне будет лучше, — отрезала Елена, пресекая новые возражения уже открывшей рот Аггай. — К тому же командир Криетрона дал мне какую-то инъекцию, которая должна помочь. Я выйду на Полигон, и точка. Я должна там быть… Вы все поймете позднее…


Эвилис вернулся в личные апартаменты в крайне скверном расположении духа. Десять минут назад закончились очередные переговоры Кураторов, где Владыка впервые за долгие годы почувствовал себя равным остальным. Прежде ему удавалось говорить свысока — с позиции бесспорного победителя, но теперь Варрус проиграл в состязании, и расклад резко изменился. Однако это волновало Эвилиса в меньшей степени, нежели появление в главном зале Резиденции девчонки, из-за которой его неоспоримая власть пошатнулась. Владыка всей душой надеялся, что яд арахнида добьет ее. Однако она вполне уверенно стояла на ногах и мило вела беседы с каким-то изгойским отребьем. Видок у девки, конечно, был тот еще! Жутко изможденное лицо, черные круги под впавшими глазами, торчащие местами сплетения вен… Укус явно не обошелся для маленькой дряни без последствий. Но все же, как ей удалось побороть яд?! Даже эволюционно устойчивая фурия не перенесла укус! Видимо есть правда в словах Амиса… Девчонка иная… То, что ей пятьсот с лишним лет, Эвилис, конечно, не верил. Наверняка существованию древнего файла найдется другое вполне логичное объяснение. Неприкосновенный разберется. У Амиса талант добиваться своего даже в самых безнадежных условиях…

Владыка сел в роскошное кресло и попросил Эллис включить трансляцию интервью-встречи. Он редко смотрел это дурацкое шоу, но сейчас оно было единственным источником, из которого оперативно можно было узнать, сдастся девчонка сегодня, или нет.

Фест на экране как всегда был выряжен в раздражающе блестящие одеяния, улыбался своей коронной улыбкой, которая обычно моментально сползала с его лица, едва выключались камеры, и что-то торжественно вещал о событиях минувшего состязания. Эвилис налил себе выпить и стал терпеливо ждать, когда на сцене появится Елена.

Первыми выступали Танк и Лейла. Владыка презрительно скривился. Его Гладиаторы по-крупному облажались, упустив возможность одним ударом уничтожить тварей Криетрона. Накануне он пригрозил Бесстрашным пожизненным отстранением в случае, если они провалят второе состязание, и теперь самоуверенные заявления их командиров выглядели откровенно смешно. Высказывания остальных военачальников Эвилис пропустил мимо ушей.

— А теперь я хочу пригласить на эту сцену самого загадочного участника Турнира Гладиаторов! — наконец возвестил Фест. — Девушка, о личности которой ходят самые разные слухи! Она повергла всех в шок, когда объявила о своем участии на торжественной регистрации… Но еще больше она поразила нас тем, как отважно и умело сражалась на первом состязании! Кто она на самом деле? Давайте спросим ее вместе! Елена из Ауткастаааааааа!!!

Трансляция разразилась величественной музыкой, и на сцену, ссутулившись, вышла девчонка. Даже сквозь призму экрана была хорошо видна ее бледность, мутный взгляд и тяжелое дыхание. Она осторожно села на кресло рядом с Фестом и с заметным облегчением откинулась на мягкую спинку.

— Здравствуй, Елена! — радостно поприветствовал Фест и тут же обеспокоенно добавил: — Как ты себя чувствуешь? Я знаю, тебя ужалил арахнид…

— Все нормально, — перебила его девчонка. — Я буду в порядке.

— Хм… — Фест озадаченно нахмурился. — Елена, всем очень интересно узнать, как ты смогла выжить?! Ведь яд этой разновидности пауков оказался смертельным даже для фурии Гарфурда! Да и вообще… Ты удивительно хорошо справилась с состязанием! Даже пленила Брумхилд!..

— Я очень долго готовилась. — Белобрысая дрянь снова бесцеремонно перебила ведущего. — А с ядом… Я не намерена раскрывать секрет, как мне удалось выжить. В том мое преимущество.

Фест обескуражено смотрел на девчонку, пытаясь найти подходящие слова. Всеми любимый шут не привык, что кто-то так дерзко общается с ним на публике, и сейчас явно не мог сообразить, что делать. Елена тем временем с заметным напряжением поднялась из кресла, выпрямилась во весь рост и посмотрела прямо в камеру.

— Я не собираюсь отвечать на вопросы, — жестко проговорила она. — Никто из вас не является для меня человеком, перед кем я хотела бы открывать душу. Я хочу обратиться только к одной персоне! — Она слегка поморщилась, словно от боли, а потом ее взгляд стал еще суровее, налившись свинцовым отблеском. — Эвилис. Я все знаю, и ты понимаешь, о чем я. Если ты надеялся, что я сдамся, ты очень сильно ошибся. В первом состязании я не стала никого убивать, так как верю, что лучший выход для всех — это мир без насилия, без убийств и кровопролитной борьбы за власть. Я хотела показать людям, что милосердие еще существует. И оно сильно. Но если ты, Эвилис, попытаешься повторить свою гнусную подлость, я перестану быть милосердной. — На последней фразе ее глаза превратились в ледяной рентген, пронизывающий Владыку даже через объектив камеры.

В этот же миг трансляция прервалась, а вместо Елены на экране появился Амис. Лицо Неприкосновенного искажала кривая улыбка, и по ней Эвилис понял, что его тайный покровитель в бешенстве.

— Ты все слышал, Владыка?

— Да, — процедил Эвилис сквозь зубы.

— Тогда ты уже понял, что мы оба недооценили девчонку. Она опасна. И твоя задача сделать все, чтобы она не вышла с Полигона во второй раз. Делай, что хочешь, но твои головорезы должны превратить ее в печальную героическую историю! Иначе такой историей станешь ты сам!…


Глава 10. Амони


Елена снова стояла перед электронным табло, отсчитывающим секунды. Каждая новая цифра неумолимо приближала момент второй гладиаторской бойни, но в этот раз девушке не было страшно. Минувшее состязание что-то изменило в ней, сделав ее отношение ко всему происходящему намного более хладнокровным. Нет, она не собиралась становиться типичным Гладиатором — убийцей, без труда отнимающим жизни ради целей своих правителей. Это было противно всей ее внутренней природе. Но и брать на себя ответственность за чужой выбор Елена тоже не собиралась. Она хорошо помнила вчерашний день. Невинные лица детишек, слезы жен, матерей… Каменные лица отцов, отправляющих своих детей в очередной бой… Сначала ее душили слезы сострадания, но затем какая-то внутренняя, одновременно добрая, но хладнокровно-справедливая мудрость стала успокаивающе шептать: «Это их выбор, дорогая. Никто насильно не давал им в руки оружие. Каждый сам выбирает свой путь и каждый сам несет за него ответственность…». Елена успокоилась. Теперь лишь боевой азарт разливался в ее крови предвкушением волнующих опасностей. Интересно, чем Полигон обернется на этот раз?..

Накануне Елена вколола себе препарат, подаренный доктором Василием, и ее самочувствие действительно стало улучшаться быстрее. Утром она еще была бледной и слегка ослабленной, но управляться с оружием уже вполне могла, поэтому, облачившись в броню и плащ, следуя команде Эллис, встала к точке выхода. В памяти промелькнула вчерашняя интервью-встреча, и Елена хищно улыбнулась. После ее речи переполошились даже Надзиратели, вызвав девушку вместе с Робом в свой рабочий кабинет. Авториас долго пытался вытянуть из них информацию о прошлом Елены, но не получил ничего, кроме заученной легенды. Было видно, что Надзиратель разъярен. Он даже заявил об отстранении Ауткаста от дальнейшего участия в Турнире, но другие члены Комитета его не поддержали. В итоге Елену и Роба отпустили без каких-либо последствий.

Вечером того же дня старик связался с ней по видеосвязи и сообщил, что в Фанхаусе происходит нечто невообразимое. Жители городов, включая бедное население Варруса, кричат о лишении Эвилиса титула Владыки, о выдаче его народному суду и даже о публичной казни. Затравленный, привыкший все терпеть народ взорвался после смелого заявления Елены, и теперь лица, наделенные властью, боятся, что ее персона может стать катализатором восстаний.

Такого масштабного поворота событий девушка не ожидала. Однако отметила, что все получилось даже лучше, чем планировалось. Единственное, чего она хотела — всерьез разозлить Эвилиса. Ведь если он действительно такой властолюбивый тиран, то наверняка захочет поставить дерзкую выскочку на место. А значит, вместо хладнокровного выполнения заданий, Бесстрашные будут охотиться за ней. Ради победы Елена была готова поиграть с вражеским альянсом в догонялки еще раз.

Кроме этого Роб сообщил, что прочитал ее «прощальную» записку и очень «тронут». По взгляду старика стало понятно, что он намерен действовать, но как именно, девушка открыто спросить не могла. Пришлось пару минут разыгрывать трогательную сцену…

Табло засветилось нулями. Дверь выхода на Полигон приглашающе открылась. Елена шагнула вперед и вдруг ощутила врывающийся в апартаменты студеный воздух.

Снаружи была зима.

Елена стояла посреди густого хвойного леса, уходящего впереди высокой и довольно крутой сопкой вверх. На разлапистых ветвях повсюду красивыми шапками лежал снег, между кронами деревьев гулял легкий ветерок, под ногами искрилось сплошное белое полотно, испещренное уходящими вверх широкими тропами. Температура воздуха была около минус десяти градусов, и Елена мысленно поблагодарила Роба за морозостойкий плащ.

— Гладиаторы! — Знакомо разнесся по лесу голос Эллис. — Условия второго состязания таковы. Вам даны шесть часов. Вы должны двигаться к центру Полигона. Вам нужно остаться в живых. Удачи.

Искусственный интеллект замолк, а Елена задумалась. В этот раз не было никаких условий о победе. Не нужно было ничего захватывать и вообще в чем-либо соревноваться. На первый взгляд задача проста — не позволить Полигону и врагам себя убить. Но если это и есть главное условие, значит путь предстоит ох какой не простой.

Елена внимательно осмотрела окрестности, пытаясь увидеть любой намек на подстерегающие ее опасности, но визуально ничего не обнаружила. Девушка хорошо помнила с прошлого состязания, как при подъеме на скалу неожиданно начался водопад, как в водоеме на нее напал крокодил, как с деревьев спустились арахниды… Наверняка и здесь есть чего опасаться, учитывая задачу, поставленную искусственным интеллектом. Елена набросила на голову капюшон, взяла в руку топор и пошагала вверх по склону.

Вокруг царила абсолютная мертвая тишина, нарушаемая лишь хрустом снега под ногами и редкими порывами ветра. Не было слышно ни пения птиц, ни каких-либо иных признаков присутствующей поблизости жизни. Елена поднялась на четверть высоты, и не произошло абсолютно ничего. Несмотря на то, что подъем был достаточно крутой, и ноги уже начали наливаться тяжестью, девушка ускорила шаг. На половине подъема она остановилась, чтобы перевести дыхание, но в тот же миг одновременно услышала справа от себя странный шипящий звук и почувствовала угрозу.

Что-то было рядом с ней.


Старый Роб затворил за собой роскошно оформленную дверь из красного дерева и прошел в апартаменты класса «люкс». Его взору предстал восхитительный интерьер с черным каменным полом, кожаной мебелью, бассейном и выходом на балкон, за которым открывались незабываемые виды на улицы Великого Оазиса.

— Заходи, дядя Роб, — приветливо пригласила сидящая в просторном кресле Ангелина.

Старик проковылял по пушистому ковру и приземлился на ближайший стул.

Ангелину Демьянову он знал еще с тех пор, как она маленькой девочкой мечтала попасть за стены Великого Оазиса. Ее отец долгие годы был хорошим другом Роба, пока не ушел добровольцем в экспедицию, отправленную исследовать дальние территории Пустых Земель. С тех пор прошло уже четыре года, но вестей от него так и не появилось. За это время его дочь, делавшая успешную карьеру в сфере дипломатических связей, успела стать самым молодым Надзирателем Турнира Гладиаторов.

— Ты хотел со мной встретиться? — с характерной деликатностью поинтересовалась Ангелина.

— Да. — Роб осмотрелся по сторонам, словно вездесущий искусственный интеллект мог спрятаться за шкафом, и спросил: — Эллис сейчас нас слышит?

— Нет. — Лицо девушки приобрело озадаченное выражение. — Она обрабатывает только ту информацию, которая находится в сфере ее запрограммированной компетенции. Если ты волнуешься, что нас кто-то сможет подслушать — это не так. Говори, что случилось, дядя Роб?!

Старик молча протянул небольшой клочок бумаги Надзирательнице.

— Что это? — Она нахмурилась еще сильнее.

— Эту записку мне передала Елена. Прочти.

Ангелина развернула бумагу перед собой, и ее взгляд забегал по кривым строчкам. Чем дальше она читала, тем быстрее исчезал румянец на ее щеках.

— Этого не может быть… — наконец произнесла она, откладывая записку в сторону. — Я хорошо знаю правителей Великого Оазиса… Знаю их взгляды на ситуацию во Внешних Землях… Это бред какой-то!

— Тем не менее, это происходит. — Старик забрал записку обратно и спрятал в карман.

— Дядя Роб, ты уверен, что твоя подопечная не врет? Откуда она вообще взялась? — Ангелина пытливо посмотрела на собеседника. — Только не рассказывай мне байку про осиротевшую девочку. Дураку понятно, что она не изгой!

— Ее нашли ребята из Дэнгера в Пустых Землях, — выдал старик, не отводя взгляд. — Она была в древнем бункере под землей в состоянии анабиоза. После пробуждения она ничего не помнит, кроме своего имени, и кроме того, что была солдатом в Древней Войне. Больше нам ничего не известно.

Ангелина какое-то время смотрела на Роба, словно на мистический феномен. Затем взяла со стола прозрачный кувшин, налила себе пол стакана воды, в три глотка осушила его и спросила:

— Почему вы скрываете это? Если Елена на самом деле представитель древней цивилизации, общество должно знать!

— Зачем? — Роб невесело усмехнулся. — Чтобы все вокруг начали охоту за уникальным трофеем? Ангелина, ты сильно засиделась в Оазисе и забыла, какие порядки господствуют во Внешних Землях…

— Дядя Роб! — возмущенно перебила девушка. — О чем ты говоришь?! Неужели, Криетрон, узнав правду о Елене, не обеспечил бы ей защиту?! Разве мы похожи на бандитов Варруса?! Мы ученые! Наша задача использовать любые возможности для возрождения цивилизации! А Елена может быть единственным на всей планете источником уникальных знаний! Настоящей истории! Технологий! — Ангелина сокрушенно покачала головой и добавила: — Дядя Роб, это ты засиделся в Ауткасте… Страх и паранойя преследуемых гонениями людей поселились и в твоем сердце…

Старик какое-то время сидел молча, не в силах вымолвить ни слова. Ангелина права. Он, Максим и другие парни слишком срослись разумом с суровым миром, где правит единственный закон — закон силы. Или ты, или тебя…

— Сделано, что сделано, — наконец вымолвил Роб. — Елена не откажет Криетрону в сотрудничестве, но сейчас нам нужно заботиться о другом. Если Оазис на стороне Варруса, что вообще мы можем сделать? Даже если победа достанется кому-то из нашего альянса, будут ли Неприкосновенные соблюдать ими же установленные законы?

Ангелина усмехнулась и внимательно посмотрела старику в глаза:

— Дядя Роб, ты совсем не знаешь жителей Великого Оазиса. Я не могу тебе многого рассказать, так как у меня обязательство о неразглашении, но могу заверить — если Елена написала правду, то с Эвилисом сотрудничает кто-то, ведущий собственную игру. Оставь записку мне, я постараюсь помочь…


Все произошло в одно мгновение. Елена молниеносно развернулась, рефлекторно вскидывая топор, но что-то невероятно быстрое сбило ее с ног и исчезло в соседних деревьях. Поврежденное укусом арахнида плечо обожгло болью, и девушка поморщилась, вскакивая на ноги. Она сжала рукоять топора, готовясь отразить новую атаку, но в поле зрения уже никого не было. Лишь на плотной поверхности своего плаща Елена заметила неглубокие борозды, похожие на следы когтей. В следующую секунду вновь раздался звук, напоминающий змеиное шипение, и из соседних деревьев с огромной скоростью выпрыгнуло нечто.

Елена уклонилась от атаки, одновременно нанося удар топором, но зацепить существо не получилось. Серым силуэтом оно пролетело мимо и снова исчезло. Однако в этот раз девушка засекла периферическим зрением траекторию его полета и, направив взгляд на предполагаемое место приземления необычайно быстрого врага, увидела мимикрирующий силуэт.

Оно спускалось по широкому древесному стволу, медленно перебирая четырьмя конечностями, сливаясь, будто хамелеон, с окружающим пространством. Лишь слегка переливающиеся очертания движений выдавали его местонахождение. На мгновение замерев, существо напружинилось, готовясь к новой атаке, и Елена поудобнее перехватила топор.

Прыжок… Удар… По лесу разнесся дикий визг боли. Существо упало на снег и вышло из состояния мимикрии.

Елена ужаснулась. Ничего подобного прежде она не видела. Перед ней извивалось нечто приматообразное, очень тощее, с пепельно-серой кожей, обвешанной какими-то лохмотьями такой же серой ткани. На голове существа проплешинами торчали выцветшие волосы, из скрюченных пальцев росли огромные десятисантиметровые когти. Его лицо отдаленно напоминало человеческое, только вместо губ красовался широкий оскал острых зубов, а на месте носа располагались два треугольных отверстия.

Елена скривилась от отвращения. Монстр истошно визжал, барахтаясь в снегу, из глубокой раны в его животе сочилась черная маслянистая кровь. Точно такая же стекала по лезвию топора Елены. Девушка сделала осторожный шаг в сторону существа, размышляя добивать его или нет, но в следующий миг услышала уже знакомое шипение.

Оно доносилось отовсюду, будто его издавал сам лес. Елена огляделась и с ужасом увидела, как из-под снежного покрова выкарабкиваются десятки, а может быть сотни таких же существ. Драться с ними в одиночку было полнейшим безумием. Оставалось только одно — бежать. Но куда, если монстры повсюду?..

Девушка бросилась со всех ног вверх по склону, на ходу крепя топор на пояс и вынимая из ножен за спиной более маневренные мечи. Шипение сменилось яростным визгом. Существа заметили жертву и устремились в погоню.

Два шага — вдох… Два шага — выдох… Елена бежала в предельном темпе, стараясь сохранять ровное дыхание и не поддаваться панике. Некоторые монстры ринулись ей навстречу, другие наперерез. Она уклонялась от атак, бросала тело в кувырки, петляла между деревьями и сбивала яростных тварей молниеносными ударами мечей. Ее тело и сознание снова пребывали в экстремальном боевом режиме. Девушка чувствовала, как ее разум расширяется, захватывая окружающее пространство в сферу восприятия. Это позволяло на решающие доли секунд опережать обезумевших от жажды крови монстров.

В какой-то момент острые когти больно полоснули по бедру, и Елена споткнулась. Она удержалась на ногах, но на секунду потеряла контроль, и следующий удар рассек ей щеку. По лицу потекла горячая кровь. Елена быстро нанесла два мощных удара мечами, разрубая серую плоть, но тяжелый толчок сбил ее с ног, и девушка, кувыркнувшись через голову, покатилась вниз. Остановив инерцию падения, она вскочила на ноги, едва успевая отсечь лезвием атакующую когтистую лапу, и принялась, яростно крича, молотить мечами во все стороны.

Первые мгновения боя Елена пыталась защищаться и контратаковать, но очень быстро уродливых существ стало слишком много, и маневренная схватка превратилась в бойню на выживание. Острые когти шаркали по броне Елены, оставляя длинные царапины. Специальная ткань удерживала атаки, но каждый удар отзывался тупой болью.

Лицо снова обожгло, и девушка осела на колено. Она продолжала рубить мечами уже наугад, понимая, что в этой резне ей не победить, но внезапно монстры остановили атаку и замерли, словно прислушиваясь к чему-то.

Где-то совсем рядом раздался свирепый рев, и нечто большое выпрыгнуло из-за деревьев. Оно было покрыто густой бурой шерстью, передвигалось на четырех мощных лапах, а из его непропорционально-угловатой головы во все стороны торчали огромные не то клыки, не то бивни. Существо в миг смело своей огромной тушей несколько серых монстров и, поймав клыкастой пастью одного из них, принялось с хрустом жевать. Через секунду из-за ближайших деревьев появилось еще несколько лохматых исполинов, и шипящие твари, забыв про Елену, мимикрировали, в панике спасаясь бегством.

Девушка вскочила на ноги и побежала что было мочи к вершине сопки. Вокруг царила настоящая кровавая вакханалия, в которой уже трудно было понять, кто кого жрет. Главное сейчас было убраться отсюда подальше. Однако сбежать незаметно не вышло. Оглянувшись, Елена увидела, как одно из лохматых существ мощными прыжками нагоняет ее. Убрав в ножны мечи, девушка вновь схватилась за топор и ровно в тот момент, когда свирепый зверь бросился на нее, прыгнула, уходя в заднее сальто.

Лезвие тяжелым ударом врезалось в морду хищника, ломая гигантские клыки вместе с челюстями. Массивная лапа черными когтями рассекла воздух в сантиметре от груди Елены, а через секунду девушка приземлилась на ноги позади монстра. Последний протяжно взвыл, пошатнулся, затем грузно рухнул на снег. Елена огляделась и, увидев еще двоих преследователей, рванула вперед.

Вершина сопки уже была совсем близко, как вдруг периферическим зрением девушка заметила в двадцати метрах слева то, чего здесь просто не могло быть. Такой же бурый гигант стоял посреди деревьев, а на его мощной спине сидел…

Человек…

Никто не рассказывал Елене о том, что Полигон способен создавать людей. Речь шла о разного рода мутантах, животных, насекомых… Но не о людях. И, тем не менее, перед ее глазами был всадник. С большим копьем, в примитивной одежде из шкур животных, в маске, похожей на намордник. Сознание Елены вдруг вспыхнуло образом извивающегося на снегу пепельно-серого существа, и девушка поняла, что это уродливое создание тоже было одето в какое-то рваное тряпье, а значит, обладало разумом.

Человек в наморднике внезапно поднял копье и с невероятной силой метнул его точно поперек курса Елены. Девушка прыгнула, раскручивая тело в воздухе под траекторией летящего в нее оружия, и, просвистев мимо, копье воткнулось в дерево. Елена приземлилась на ноги и резко свернула вправо, намереваясь скрыться в лесной чаще. Но неожиданно что-то произошло.

Ослепительно яркая вспышка ударила по глазам, и окружающее пространство изменилось. Звуки кровавой бойни исчезли, сменившись знакомой тишиной. Вокруг не было ни души. Елена по-прежнему стояла посреди леса, но рядом с большим ручьем, растекающимся в долине между двумя массивным горными хребтами. Как она смогла мгновенно переместиться в другое место, где теперь находится, а главное, в какой стороне центр Полигона, оставалось только гадать.

Решив двигаться против течения ручья, девушка зашагала по плотному снежному покрывалу. Раны на ее лице уже не кровоточили и постепенно затягивались. Теперь о способности Елены к ускоренной регенерации точно узнают все, однако ей уже было плевать на конспирацию. Минуту назад она висела на волоске от гибели и сейчас благодарила неизвестную силу, переместившую ее подальше от битвы каких-то местных аборигенов с мутантами.

— Ну и фантазия у тебя, Эллис… — проговорила Елена, сурово посмотрев в застилаемое перьями облаков небо. А в следующую секунду что-то очень большое и тяжелое с яростным рычанием сбило ее с ног…


Амис сидел за столом в своем роскошном кабинете с бокалом вина и внимательно изучал электронные папки-досье. Взлом файла Елены еще не завершился, однако после вчерашней традиционной встречи Гладиаторов с близкими, появились новые направления для разработки. И главным из них было окружение девчонки! Возможно, через него получится выйти к разгадке появления этой таинственной персоны во Внешних Землях!

Супружеская чета из Ауткаста не представляла никакого интереса. Обычные изгои с примитивной, неинтересной, жалкой жизнью. Амис даже удивился, как эти недоделанные людишки могли оказаться в одной компании с таким уникальным экземпляром, как Елена. Другое дело, ее Куратор Роб. Старик хоть и жил в Ауткасте, но имел довольно громкое прошлое. Ветеран Турнира Гладиаторов, затем начальник охраны одного из советников Эвилиса… Робу светила прекрасная карьера, но он бездарно все променял на дурацкие личные принципы, выступив против решений Владыки. Последний хотел его казнить, но в защиту старика выступила добрая половина армии Варруса. Пришлось идти на компромисс, ограничившись обычным изгнанием.

Еще больший интерес представляли копатели Дэнгера. Их предводитель, Максим, приходился сыном некогда известного руководителя экспедиций — Архипа, прозванного в народе Пустынным Королем. Последний славился сложнейшими походами за добычей в самые опасные места и освоением новых, незнакомых территорий. Даже Совет Старейшин Оазиса однажды обращался к нему за помощью! Его сынок унаследовал профессиональную жилку отца и в свои двадцать два года сумел привести к громкому успеху собственную команду. Чутье подсказывало Амису, что именно через этих сопляков нужно искать ответы. Елена не свалилась с неба. Кроме как с территорий Пустых Земель, ей неоткуда взяться.

— Господин референт! — разнесся по кабинету вежливый голос Эллис. — Вашего приглашения ожидает оператор Роч!

— Пусть заходит, — небрежно бросил Амис, продолжая изучать досье Максима.

Через минуту в помещение вошел невысокий человек, облаченный в черную мантию до пола, с огромным шрамом поперек лица и с порога радостно воскликнул:

— Амис, мы сделали это!

Референт отвел взгляд от голографического экрана и выжидающе посмотрел на вошедшего:

— Что «это»?

— Мы взломали систему обороны! Контролировать ее мы не сможем без доступа к центральному процессору, но отключить — запросто!

Амис, потеряв дар речи, поднялся со стула. То, к чему он шел долгие годы, свершилось неожиданно и как нельзя кстати! Девять лет он просиживал скучнейшее место референта по социальным процессам Внешних Земель и все это время планомерно выстраивал стратегию захвата власти в Оазисе. Сначала он намеревался взять в свои руки теневое правление в шести других городах. Именно для этого референт всеми силами стремился сделать свою марионетку Эвилиса фиктивным Владыкой всей территории Внешних Земель. Приходилось долго и тонко управлять самыми различными социальными, политическими и экономическими процессами дикарей, чтобы приблизить этот момент. А теперь, в преддверии маленькой победы, все обернулось перспективами феерического триумфа! Взлом системы обороны Оазиса, который соратники Амиса начали еще шесть лет назад, наконец, завершился успехом! Он знал, что создан править, а не подчиняться! И теперь его истинное призвание будет реализовано!

— Когда мы сможем начать операцию? — с предвкушением победы спросил Амис.

— Хоть когда! — восторженно ответил Роч. — Система готова к отключению в любой момент! Только отдай приказ!

— Понял тебя. — Референт сдержанно кивнул, стараясь не показывать своих эмоций при подчиненном. — Мы начнем, когда войска Варруса будут готовы нанести удар. Ты свободен, Роч. Дальше я сам со всем разберусь.

Оператор покорно кивнул и поспешил удалиться. Когда за ним захлопнулась дверь, Амис вышел из-за стола, подошел к окну, властным взглядом окидывая изысканные городские пейзажи, и не сдержался от победного прыжка.

«Да!!! — кричало все его внутреннее естество. — Я буду править миром!!! Скоро все это будет принадлежать только мне!»

Референт смотрел в окно, а его воображение уже рисовало моменты, когда он поставит перед собой на колени Старейшин. Когда эти надменные фанатики, заигравшиеся в глупое благородство, увидят, кто на самом деле лучший стратег и дальновидный правитель! Когда все дурацкие гуманитарные проекты будут упразднены, а Оазис станет столицей единовластной империи! Когда слуги будут исполнять все его пожелания, а лучшие дикарские женщины…

Внезапно по кабинету разнесся писк, и голос искусственного интеллекта монотонно доложил:

— Доступ к файлу номер четыреста двенадцать открыт.

Сердце Амиса на мгновение замерло, не веря в происходящее. Референт обернулся и увидел на голографическом экране знакомое женское лицо, окаймленное белоснежно-белыми локонами волос. Не может быть! Сегодня определенно его день!

Амис подошел к экрану ближе и, едва шевеля губами, прочитал:

— Елена Хельм… — Его глаза какое-то время сосредоточенно бегали по мелким строкам, затем расширились в изумлении, и референт приказал: — Эллис! Срочно Владыку ко мне!


Елена упала в студеную воду. В лицо тотчас вонзились миллиарды ледяных игл, и девушка успела лишь мысленно поблагодарить Роба за водостойкий костюм. Она решила, что на нее напал очередной кровожадный мутант, поэтому, вскакивая на ноги, наотмашь ударила топором по широкой дуге. Однако оружие свободно пролетело в воздухе и, когда зрение сфокусировалось, Елена увидела в трех метрах перед собой фурию Гарфурда.

Воительница была вся в крови, ее кожаные доспехи висели разодранными лохмотьями, а взгляд светился безумным ужасом. Сквозь разбитые губы женщина издавала яростный рык в такт тяжелому дыханию и, судя по ее потерянному виду, на Елену она налетела случайно.

— Спасайся! — выплюнула фурия, испуганно оглядываясь назад. — Они уже идут!

— Кто? — Елена нахмурилась в замешательстве.

— Не знаю! Но, если мы будем драться друг с другом, то сдохнем обе!

В этот момент из лесной чащи донесся уже знакомый Елене свирепый рев, а вслед за ним раздались звуки приближающегося топота массивных лап.

— Бежим! — бросила девушка, решительно выпрыгивая из воды. Фурия рванула следом.

Вместе они бежали, петляя между деревьями, около пятнадцати минут. Периферическим зрением Елена постоянно контролировала свою неожиданную спутницу, помня, что они пока еще остаются соперниками в смертельной игре. Однако воительница бежала без оглядки, даже не думая нападать. Когда стало понятно, что их никто не преследует, запыхавшаяся Елена остановилась, опершись рукой на ближайшее дерево, отдышалась и бессильно упала на колени. Фурия грохнулась на спину рядом с ней.

— Как тебя зовут? — спросила Елена, продолжая выравнивать дыхание.

— Вигдис, — хрипло ответила женщина.

— Что с тобой произошло, Вигдис?

— На нас напали… Сначала мутанты, потом какие-то дикари верхом на других мутантах… — Фурия шумно сглотнула. — Бесстрашные отстреливались. Мы отбивались… но их было очень много… В моей группе все погибли, я одна успела сбежать… Я бежала, а потом… — Вигдис замешкалась, пытаясь подобрать слова.

— Переместилась в пространстве? — догадалась Елена.

— Да. Вроде того… — Она помолчала, затем добавила: — С Полигоном что-то не так. Он никогда прежде не создавал людей. И никогда не плодил мутантов в таких количествах… Если мы не объединимся, то погибнем все!

— Ты хотя бы примерно знаешь, в какой стороне центр? Или где твои соратники?

— Нет. Я даже примерно не знаю, в какую задницу нас забросило! — Вигдис приняла сидячее положение и стала неторопливо подниматься на ноги. — Я хотела объявить о личной капитуляции, но не могу бросить своих сестер на поле боя.

— Ладно. — Елена тоже встала и подняла со снега топор. — Давай попробуем найти остальных.

Они зашагали по лесной чаще в буквальном смысле, куда глаза глядят. Вокруг было тихо, но Елена постоянно вслушивалась в бесцветную ткань тишины, стараясь не упустить момент внезапного нападения. Вигдис какое-то время шла молча, внимательно оглядываясь по сторонам, но потом видимо любопытство пересилило сдержанность, и фурия спросила:

— Елена, кто ты такая?

— Ты о чем? — Девушка изобразила искреннее непонимание.

— О твоих способностях! Все видели, как в первом состязании тебе едва не отгрыз ногу мутант. Потом тебя подстрелил Бесстрашный! Потом ужалил арахнид, от яда которого погибла одна из моих сестер… Но сейчас ты идешь, как ни в чем не бывало!

— Я не могу рассказать тебе, Вигдис, — объяснила Елена, решив, что сочинять очередную ложь уже не имеет смысла.

— Ты ведь не из Ауткаста? — настойчиво уточнила фурия.

— Я из Ауткаста, — честно ответила девушка. — Но я не изгой.

— Как это?

— Быть может, когда-нибудь я расскажу. Но не сейчас.

Вигдис замолчала, однако спустя пять минут задала новый вопрос:

— Почему ты не убила Брумхилд? У тебя была возможность лишить нас командира, но ты не стала этого делать.

— Потому что я не убийца. Я, кстати, сказала об этом Брумхилд…

— Но зачем тогда ты пришла на Турнир? И как собираешься побеждать, не убивая врагов?

— Вы мне не враги. Вы и ваши союзники — враги самим себе.

— О чем ты? — нахмурилась фурия.

— О том, что вам плевать, за что сражаться. Твои сестры гибнут здесь за амбиции одного властолюбивого правителя. Эвилис не собирается создавать благо для цивилизации. Он желает влияния и власти, а вы покорно идете резать друг друга, чтобы он получил желаемое. На этом вы строите свое будущее и будущее ваших детей.

Некоторое время в воздухе висело задумчивое молчание, нарушаемое лишь скрипом снега под ногами спутниц. Вигдис явно озадачилась словами Елены и сейчас пыталась найти объяснение существующему положению вещей. Однако, не найдя таковых, задала очередной вопрос:

— Ну, а за что сражаешься ты?

— За будущее цивилизации.

Фурия открыла рот, чтобы спросить что-то еще, но не успела. Где-то совсем неподалеку раздался знакомый рев животного. Спутницы обернулись в сторону звука, а в следующий миг длинное копье пронзило занавес разлапистых веток, стремясь Елене в лицо. В самый последний момент девушка успела сместить тело в сторону, пропуская смертоносное оружие в миллиметре от собственной переносицы. Через секунду из-за деревьев выпрыгнули дикари в звериных шкурах с короткими топорами в руках и, вожделенно улюлюкая, бросились в бой.

Елена уклонилась от серии беспорядочных ударов, попутно вынимая из-за спины мечи, и, привычно войдя в состояние боевого транса, вступила в схватку. Вигдис с яростным рычанием принялась кромсать топором аборигенов рядом.

Бывшие враги дрались спина к спине, сдерживая натиск десятков вооруженных головорезов. Руки Елены вращали мечи, словно всесокрушающие лопасти. Фурия, не смотря на свои внушительные габариты, оказалась невероятно ловкой и орудовала топором, будто собственной частью тела. Спустя всего минуту окружающее пространство заполнилось окровавленными трупами, и Вигдис прокричала:

— Нам не удержать их! Бежим!!!

Девушки бросились в лесную чащу, попутно отбиваясь от нападающих. Однако, продвинувшись метров на двадцать, пришлось снова занять круговую оборону. Дикари лезли со всех сторон. Лезвия топоров несколько раз вскользь полоснули по броне Елены, Вигдис то и дело издавала яростный рев, пропуская удары. Ситуация становилась критической.

Что-то мертвой хваткой обвило шею Елены и резко рвануло назад. Девушка грохнулась на спину и в момент падения увидела метрах в пятнадцати позади всадников на лохматых мутантах. Один из них держал в руках веревку, другой конец которой обвивал шею Елены.

Дикарь сделал рывок руками, и дыхание болезненно перехватило. Тело девушки, отчаянно сопротивляясь, поползло по снегу, но расцепить веревку не получалось. Впереди Вигдис, лишившись поддержки, осела на одно колено и вся израненная отбивалась из последних сил. Внезапно к Елене подпрыгнул дикарь, замахиваясь топором. Девушка попыталась рывком бросить тело в сторону, но тянущая удавка не позволяла маневрировать. Лишь чудом Елена успела ногой сбить вражескую атаку и ударить дикаря стопой между ног. Тот взвыл и осел на снег, однако через секунду с другой стороны появился еще один головорез.

В этот раз девушка не успела развернуть корпус. Топор уже летел ей в голову, как вдруг в воздухе молниеносно промелькнул меч, и отсеченная рука дикаря завертелась в воздухе вместе с оружием. Натяжение удавки ослабло. Елена подняла взгляд и увидела над собой знакомую фигуру хиллвильского лазутчика.


— Ты хотел меня видеть? — напряженно спросил Эвилис, входя в кабинет Амиса. Неприкосновенный редко вызывал Владыку к себе, как правило, в тех случаях, когда был очень недоволен его работой, или хотел выместить на ком-нибудь злость. Однако в этот раз Амис светился от счастья и самодовольно улыбался победной улыбкой.

— Заходи, — приглашающе махнул он рукой.

Эвилис прошел к дивану, сел и выжидающе посмотрел на своего покровителя. Тот молча поднялся из-за стола и протянул Владыке бокал с выпивкой.

— Давай поднимем тост за победу! — торжественно провозгласил он.

— Что? — изумился Эвилис. — Какая победа?! Мои Гладиаторы несут потери! Что в этот раз вообще происходит?! Откуда на Полигоне люди?!…

— Заткнись, Владыка, — недовольно перебил его Неприкосновенный. — Это уже не важно. Забудь о своих головорезах. Забудь о Турнире. Вскоре ты будешь правой рукой императора Амиса, правящего всей существующей цивилизацией! — Он гордо выпятил грудь вперед и символично поднял руку с бокалом.

— Не понял? — нахмурился Эвилис.

— Мои шпионы взломали систему обороны Великого Оазиса. Мы не сможем ей управлять во время штурма, но сможем ее отключить! Догадываешься, зачем я тебя позвал?

Эвилис, не веря собственным ушам, ошарашенно смотрел на Неприкосновенного и, лишь спустя какое-то количество секунд, к нему вернулся дар речи:

— Тебе нужна армия Варруса для нанесения удара…

— Именно! — радостно воскликнул Амис. — Скоро мы с тобой, Владыка, изменим мир! У тебя будет все, что пожелаешь! Конечно, при условии безукоризненной службы мне!

— Когда ты планируешь атаковать?

— Во время третьего состязания. — Неприкосновенный сделал томный глоток из бокала.

— Почему не сейчас?

— Хороший вопрос. — Амис одобрительно усмехнулся, приземляясь обратно на стул. — Мне удалось взломать файл с информацией о девчонке, которая чуть было не смешала все наши планы… Я бы предпочел, чтобы к началу операции по захвату власти ее не было в живых. Тебе интересно узнать, кто она?

— Ну разумеется! — Владыка ощутил, как нечто торжествующее поднимается предвкушением в недрах его живота. — Говори уже! Кто эта тварь?!

Амис расплылся в удовлетворенной улыбке, затем, выждав томительную паузу, приказал:

— Эллис, покажи файл четыреста двенадцать!

Тотчас в воздухе посреди кабинета появился голографический экран с изображением небольшой фотографии и довольно объемным текстом в несколько столбцов.

— Дорогой друг! Представляю твоему вниманию Елену Хельм! — Амис торжественно раскинул руки и продолжил: — Цивилизация Амони. Функциональная принадлежность — Страж. Большая часть ее биографии неизвестна, кроме того, что формально она входила в число командующих Щита Гармонии — так называлась амонианская армия. Однако, для нас с тобой более интересно другое. С этой девчонкой связана целая легенда Древней Войны, которая со временем превратилась в обычную страшилку. — Амис интригующе посмотрел на Владыку. — В первые дни после вторжения на амонианские территории, объединенные войска отправляли вглубь заповедных лесов в основном небольшие спецподразделения для разведки незнакомой местности. Многие из этих групп не вернулись, а немногие выжившие рассказывали жуткие истории о неком Амонианском Ужасе — неизвестной сущности в облике прекрасной девы, которую не брали пули, и которая уничтожала целые подразделения без какого-либо оружия. Спустя некоторое время, ценой огромных потерь это существо удалось пленить и отправить на Землю для исследований. Однако уже спустя несколько месяцев ее выкрал диверсионный отряд террористов, протестующих против внешней экспансии. Дальше история Елены теряется. Однако в ходе Древней Войны удалось хорошо изучить, кто такие Стражи. Это особи, обладающие генетически обусловленными способностями защищать и восстанавливать священные земли. Существа невероятной силы, которые в одиночку охраняли десятки квадратных километров вверенной территории. Их могущество эволюционно обусловливалось невероятными способностями мозга управлять энергетическими полями и потоками. В пределах своих владений Стражи находились в непрерывном разумном симбиозе с природой, могли управлять ее процессами и черпать энергию для усиления личных способностей. Однако даже вдали от дома они оставались большой угрозой. Щит Гармонии их специально тренировал в лучших диверсионных подразделениях, чтобы Стражи оставались максимально боеспособными даже вне территорий своего абсолютного могущества. В итоге, что мы имеем? Сверхспособности, помноженные на подготовку идеального солдата! — Амис сделал многозначительную паузу, заметив, как бледнеет Владыка: — Эвилис, ты понял, о чем я говорю? По сравнению с этой барышней, твои Гладиаторы — мальчики-новобранцы! Они живы лишь потому, что у Амони есть одно слабое место — милосердие. Даже во время Войны Стражи убивали лишь тогда, когда возникала прямая угроза выживанию их вида, и не было иных способов ее предотвратить…

— Подожди… — Владыка в ужасе пытался осмыслить услышанное. — Это ведь все было пять сотен лет назад! Откуда она могла появиться сейчас?!

Неприкосновенный развел руками:

— Не знаю. Но Елена Хельм здесь. Это факт.

Эвилис пробежался глазами по информационному тексту и гневно проговорил:

— Способная тварь… Всего девятнадцать лет, а столько мощи!

— Амони развиваются иначе, — пояснил Амис. — В двенадцать лет они уже полностью взрослые особи. Так что у нее было достаточно времени, чтобы освоить свои силы.

— Ты боишься ее? — догадался Владыка.

— Мне прискорбно это признавать, но да. В Оазисе практически нет научных данных о Стражах. Многое сохранилось в виде легенд и преданий, но везде однозначно сказано: Стражи — несокрушимые хранители Гармонии! И слово «несокрушимые» меня настораживает. — Амис бросил короткий взгляд на экран с фотографией. — Пока мы наблюдаем лишь подтверждение этому.

— И что ты предлагаешь? Пристрелить ее на Полигоне будет не так-то просто!

— О нет, Владыка, на твоих напыщенных индюков в экзоскелетах я больше не надеюсь. У них был прекрасный шанс сделать это в первом состязании, но они решили взять Хельм живой. И облажались. Вряд ли она даст им второй шанс. Поэтому я придумал план, как заставить Елену играть по нашим правилам.

Эвилис вопросительно посмотрел на своего покровителя. Тот с наслаждением глотнул из бокала коричневую жидкость и, коварно улыбнувшись, продолжил:

— С самого начала мне показалось странным, что девчонка ошивается с отбросами из Ауткаста. Если она Амони, то почему не направилась прямиком в Оазис? Зачем влезла в Турнир? Все это на первый взгляд было похоже на спецоперацию с внедрением. Но потом я подумал: какой смысл прекрасно развитой цивилизации заниматься мелкой дикарской возней? — Амис с сомнением пожал плечами. — Пазлы мозаики начали складываться вчера, когда Елену явились навестить копатели из Дэнгера… Думаю, ее нашли где-то в Пустых Землях! Не знаю, как она выжила в течении сотен лет, но, судя по тому, как преданно она смотрит в глаза копателям, сейчас они для нее самые дорогие люди. И на этом я намерен сыграть.

— Ты хочешь убить ее друзей? — нахмурился Эвилис.

— Нет конечно! — Амис скептически поморщился. — Как я уже сказал, слабое место Амони — милосердие. Судя по данным истории, даже в войне они использовали фатальное оружие лишь тогда, когда не срабатывали иные меры. Обычно они старались лишь нейтрализовать противника, сохраняя ему жизнь, и всячески ограничить его возможности продолжать агрессию. Кстати, Амони никогда не становились провокаторами войны. Вся их идеология основана на неприкосновенности жизни и гармоничном развитии видов…

— Мне плевать, какая у Амони идеология! — нетерпеливо перебил Эвилис. — Рассказывай уже, как мы ликвидируем эту сучку!

Неприкосновенный разочарованно скривился, окидывая Владыку презрительным взглядом:

— Ты воистину такой же дикарь Внешних Земель, как и твои головорезы… Никакой любознательности… — Он медленно достал из стола несколько бумажных папок и протянул Эвилису. — Держи. Здесь досье на каждого, кто вчера навещал Елену. Твоя задача найти их и доставить в Варрус. Мы поставим Елене условие — жизнь друзей, в обмен на ее добровольную сдачу в плен. Сущность Амони не позволит ей отказаться. И когда она сама добровольно к нам явится, мы ее прикончим.


Глава 11. Чужие


Елена вскочила на ноги и огляделась, стягивая с шеи отрубленный конец удавки. Вокруг нее бились лазутчики, уверенно сдерживая натиск дикарей. Чуть поодаль Вигдис с новым приливом ярости рубила топором во все стороны. Позади раздавался жуткий визг боли — огромные черные скорпионы рвали в клочья лохматых бурых мутантов.

Девушка ринулась на помощь фурии через кольцо лазутчиков, но вдруг услышала знакомый голос:

— Елена, куда ты? — Тэкеши недоуменно смотрел на нее, стряхивая с меча кровь.

— Нужно ей помочь! — Девушка указала в сторону Вигдис. — Она нам не враг! Благодаря ей мы сумели выдержать оборону до вашего появления!

Мастер не тратил времени на лишние споры и громогласно приказал:

— Лазутчики! Защитить фурию!

Тотчас воины в масках перешли из обороны в наступление, а Тэкеши крикнул:

— Мы вытащим ее! Помоги всадникам Криетрона!

Елена обернулась и увидела, как один из дикарей — тот, что сидел верхом на мутанте, метнул копье в ближайшего криетронца. Оружие пронзило мужчину насквозь с такой силой, что его словно тараном сбросило со скорпиона наземь. Черный исполин тут же неестественно выгнулся и упал рядом, будто в параличе.

«Нейромодули…», — Елена вспомнила инструктаж Роба, бросаясь на выручку всадникам.

Дикари избрали довольно эффективную тактику. Те, что лезли в лобовую атаку с топорами, явно были рядовым пушечным мясом, перед которым стояла примитивная задача — задавить противника количеством. Следующей боевой волной являлись клыкастые животные, с которыми сейчас сошлись в яростной схватке скорпионы Криетрона. И лишь всадники аборигенов — более рослые, статные и крепкие, с телами, обвитыми татуировками, не спешили вступать в ближний бой, атакуя издалека с невероятной меткостью и нечеловеческой силой. В какой-то момент Елена пригляделась к ним и заметила одну странную деталь. Зрачки в глазах дикарей светились ярким синим свечением, а выражения их лиц казались одинаково лишенными эмоций.

Мечами прорубая себе дорогу, девушка приближалась к месту яростного сражения мутантов. Выйдя на приемлемую дистанцию, она убрала один меч в ножны, выхватила нож и молниеносно метнула его в наездника с копьем. Острое лезвие летело дикарю точно в сонную артерию, не оставляя шансов выжить, как вдруг он с невероятной скоростью сбил его коротким движением руки, закованной в металлические пластины.

— Да вы издеваетесь?! — в сердцах воскликнула Елена. — Эллис, сучка! Так не честно!!!

Абориген смерил девушку ледяным взглядом и с выражением абсолютного равнодушия метнул копье в следующего криетронца.

— Нет!!! — гневно прокричала Елена, глядя, как еще одна фигура в маслянисто-черном костюме падает на землю. В крови закипела боевая ярость, и девушка смертоносным вихрем устремилась в направлении татуированного дикаря.

За несколько секунд она пробила себе путь через разреженную толпу врагов, но неожиданно увидела, как ее цель сбросили со спины мутанта два хиллвильских бойца. Они упали на всадника с ближайшего дерева — видимо Тэкеши специально выделил эту двойку для нанесения удара в тыл.

— Стойте! — запоздало крикнула Елена, стремясь предостеречь союзников, но дикарь уже успел вскочить на ноги и атаковал.

В его руке снова откуда-то появилось копье. Лишь позднее Елена заметила, что на массивных телах мутантов болтаются специальные крепления с запасным оружием. Серия страшных ударов и контратак произошли в несколько мгновений… Девушка, не веря своим глазам, увидела, как два идеально подготовленных воина пали от рук созданной искусственным интеллектом иллюзии. Вигдис была права — с Полигоном что-то не так…

Вновь выхватив из-за спины второй меч, Елена побежала в лобовую атаку. Дикарь смотрел на нее с любопытством и абсолютной уверенностью в своей несокрушимости.

— Отступайте! — крикнула девушка союзникам набегу, а через секунду ее мечи рассекли воздух в том месте, где только что стоял вражеский всадник.

Он двигался неимоверно быстро. Сбивал атаки копьем, уклонялся, контратаковал… Впервые Елена встретила противника равного ей по силе. Они сыпали друг на друга волны страшных ударов, но ни один не достигал цели. В какой-то момент периферическим зрением девушка заметила, как ее союзники начинают отступать вглубь леса, и стала постепенно отходить в их сторону. Всадники врага, в это время, лишь с любопытством наблюдали за поединком, не торопясь вмешиваться или бросаться в погоню.

Сильный удар ногой в живот заставил Елену отлететь на пару метров назад. Дыхание резко перехватило, все внутренности превратились в один сжатый комок боли. Кашляя и отчаянно рыча, девушка успела вскочить на ноги и отразить сразу несколько атак, но дикарь, обманным маневром развернув оружие, ударил ее древком по лицу. Реальность встряхнулась, наливая голову тупой болью, а в следующую секунду Елена увидела, как наконечник копья летит ей точно в грудь.

Внезапно все замедлилось. Елена чувствовала, как что-то новое происходит с ее нервной системой. Будто организм с огромной скоростью адаптируется противостоять неожиданно мощной угрозе. Словно в глубоком трансе, не чувствуя ничего, кроме пустоты, девушка сбила атаку, а в следующую миллисекунду страшным ударом обрушила лезвия мечей на плечи дикаря, разрубив его с двух сторон до самого живота.

Их взгляды встретились. Короткий миг в светящихся глазах вражеского всадника читалось недоумение. Затем синее свечение зрачков погасло и тут же сменилось стеклянной пустотой. Елена с силой толкнула ногой бездыханное тело, высвобождая окровавленные мечи.

Тотчас в ее сторону полетели копья.

Девушка бросила тело в кувырок и побежала вслед за союзниками. В это время Вигдис, придерживаемая под руки двумя лазутчиками, внезапно исчезла в странном фиолетово-синем мареве, разверзнувшемся прямо посреди леса. Остальные постепенно отходили следом.

— Елена, быстрее сюда! — прокричал Тэкеши, изо всех сил орудуя мечами. — Здесь портал!

Девушка устремилась к месту сражения и, в считанные секунды прорубив себе путь, оказалась возле мастера. Наездники на мутантах так и не сдвинулись с места, провожая союзников равнодушным взглядом. Несколько скользящих шагов назад, и все вокруг утонуло в ослепительной вспышке.


Елена переместилась. На этот раз леса вокруг не было. Лишь редкие деревья одиноко торчали из снежного полотна, уходящего пологим склоном далеко вниз. С другой стороны ломаными контурами вырисовывался крутой обрыв, за которым красивым пейзажем в бескрайнюю даль простирались заросшие лесом холмы.

Союзники оказались на вершине горного хребта.

Вслед за Еленой из переливающегося разноцветного сияния вывалился Тэкеши, направляя инерцию падения в кувырок. Все, кто успел переместиться, стояли наготове, ожидая появления из портала врага. Но марево погасло, оставив союзников одних.

— Почему они нас не преследуют? — спросила Елена, не решаясь убрать мечи в ножны.

— Я не знаю, — ответил мастер. Он тяжело дышал, на его левом плече кровоточил свежий порез. — В этот раз все по-другому. За всю историю Турнира Полигон впервые создал людей.

— Сколько времени нам нужно еще продержаться?

Тэкеши поднес руку с наручными механическими часами к глазам.

— Прошло только три часа. Учитывая наши потери и многократно превосходящие силы противника… Не знаю…, — Мастер в задумчивости отрицательно покачал головой. — Закончится ли это состязание вообще?..

— Что ты имеешь в виду? — не поняла Елена.

— Когда мы вытаскивали из вражеского кольца твою новую подругу, она успела объявить о капитуляции. Но Эллис не отозвалась. Эвакуационный дрон за ней не прилетел.

Елена бросила взгляд на Вигдис, которой оказывали первую помощь двое лазутчиков. Она была в сознании, сидела на снегу, но глухо рычала и морщилась от боли. Все тело женщины было в порезах и рубленых ранах, на которые бойцы Хиллвиля накладывали специальные повязки.

— Она легко отделалась, — заметил Тэкеши. — Для фурии все это — мелкие царапины.

— Как такое может быть, чтобы сдавшегося Гладиатора не эвакуировали? — недоуменно спросила Елена.

— Понятия не имею. — Мастер пожал плечами.

В этот момент к ним подошел облаченный в масляно-черный костюм доктор Василий.

— Тэкеши, что будем делать дальше? — деловито поинтересовался он и, бросив взгляд на Елену, учтиво кивнул.

— Я думаю, нужно выбираться отсюда как можно скорее, — ответил мастер. — Если мы продолжим двигаться в центр Полигона, рискуем погибнуть все. Капитуляцию Эллис не принимает. Следовательно, у нас только один вариант — двигаться к ближайшей точке выхода.

— Как мы будем ориентироваться? — поинтересовалась Елена. — Мы даже примерно не знаем, где находимся.

— Знаем, — уверенно произнес военачальник Криетрона. — В первом состязании объектом, который было необходимо захватить, оказалась голографическая карта. На ней отмечены порталы и связи между ними. Это позволило нам быстро найти союзников. Сейчас мы можем сориентироваться по карте, чтобы найти выход.

— Тогда чего мы ждем? — Елена решительным движением убрала мечи в ножны.

Вместе они направились к всадникам, разбирающим на снегу какое-то оборудование. Скорпионы, словно изваяния, неподвижно стояли кольцом вокруг них, и Елена остановилась, не решаясь подходить к боевым мутантам близко.

— Не бойся, — мягко произнес Василий. — Они не воспринимают тебя, как угрозу, а значит, не навредят.

Девушка осторожно прошла мимо двух черных исполинов и увидела карту. Небольшой сферический механизм лежал на снегу, излучая голографическое изображение схемы местности.

— Синие точки — это порталы, — пояснил доктор. — Сейчас мы находимся вот здесь. — Он указал на мигающий красный треугольник. — Ближайшая точка выхода здесь. Чтобы добраться к ней, нам нужно пройти всего один портал, но он находится под горным хребтом. Если будем спускаться по склону, придется обходить десять километров.

— Есть другие варианты? — спросила Елена, понимая, что при переходе не такое расстояние они снова могут попасть в заварушку.

— Мы можем спуститься по скале, — заявил Тэкеши. — У нас есть альпинистское оборудование. Остальных спустят скорпионы.

Василий немного поразмыслил, продолжая изучать карту, затем решил:

— Начинаем подготовку к спуску.

Через пятнадцать минут Елена уже сидела на мощной хитиновой спине боевого скорпиона, обхватив руками сзади талию всадника. Оказалось, эти устрашающие существа могут карабкаться по поверхностям любого уклона даже вверх ногами, поэтому для криетронцев спуск по скале не был чем-то необычным. Вигдис тоже посадили на черного монстра, и теперь израненная фурия с явным опасением на лице взирала в сторону обрыва.

— Меня зовут Олег, — представился всадник, за которого держалась Елена. — Для меня честь познакомиться с тобой! — В его голосе звучал искренний восторг. — Василий мне запретил доставать тебя вопросами, но я все равно хочу спросить — как ты стала таким крутым воином?! Это невероятно для девушки из Ауткаста! Тем более такой хрупкой!

Елена улыбнулась:

— Я бы с радостью тебе ответила при других обстоятельствах. Но сейчас не время.

— Понял! — энергично закивал парень. — Потом, так потом!.. А еще мне интересно, как твои раны заживают так быстро?! Это какие-то секретные технологии? Или врожденная способность?

— Олег! — Девушка расхохоталась. — Пора выдвигаться.

Парень разочарованно вздохнул, вкладывая руки в какие-то специальные пазы на устройстве, закрепленном в области головы скорпиона, и через секунду черный гигант пополз вперед.

Криетронцы начали спуск первыми. В случае внезапной угрозы их боевые мутанты были способны сражаться даже на скале, а при необходимости могли мобильно подхватить дополнительный груз. Но поскольку от лишних наездников страдала маневренность существ, лазутчики спускались следом с помощью альпинистских тросов.

В момент, когда скорпион, перебирая мощными лапами, накренился вниз, Елена ощутила будоражащую кровь волну адреналина. Развернувшаяся перед глазами пропасть устремлялась на сотню метров вниз. Могучие вековые деревья с такой высоты казались мелкой порослью, устилающей холмистый рельеф пористо-зеленым ковром. В лицо врывались порывы холодного ветра, сбивая дыхание, и девушка глубже спрятала голову в капюшон плаща.

Скорпион держался на отвесной скале ничуть не хуже, чем на ровной поверхности. В какой-то момент Елена обернулась и увидела метрах в десяти выше черные фигуры лазутчиков, которые интервальными толчками спускались вниз. Бойцов осталось всего двенадцать… Остальные пали от рук созданной искусственной интеллектом имитации. Глупо… Бесполезно… Бессмысленно… На потеху многотысячной толпе, которая наверняка сейчас с восторгом смотрит на все происходящее прилипшими к экрану глазами…

Чувствовала ли Елена сострадание? Боль? Смятение?.. Нет. Она больше ничего не чувствовала. Та девушка, которая искренне желала помочь остаткам цивилизации, наивно верящая в доброту сердец, больше не существовала. Теперь была другая Елена. Воин. Злой, суровый и твердо намеренный перевернуть к чертям все это гребаное общество с его дурацкими законами, грызней за власть и стадом безвольных людишек. Больше никакой жалости. Никому.

Союзники спустились примерно на половину высоты. Все это время Олег что-то восторженно болтал про Елену и ее способности, но девушка его не особо слушала. Сначала она была погружена в собственные мысли, а потом вдруг украдкой заметила в скалах какое-то движение. Оно проявилось лишь на короткий миг, и Елена сперва подумала, что ей показалось. Однако в следующее мгновение ее нервная система отозвалась интуитивным ощущением опасности.

— Здесь что-то не так… — произнесла девушка в ухо Олегу.

— Где? — не понял тот, озираясь по сторонам.

Едва уловимой рябью на бурой поверхности скалы прополз знакомый мимикрирующий силуэт. Елена заметила его. И еще множество таких же. Повсюду.

— Всем боевая готовность!!! — что было мочи, заорала девушка. В этот же миг темно-серая уродливая фигура совершила мощный прыжок, целясь девушке точно в голову.

Удар меча почти надвое рассек тощее тело. Душераздирающий визг боли на мгновение взбудоражил окрестности, но сразу же потонул в кровожадном шипении.

Приматообразные твари появлялись отовсюду. Их было очень много. Ползая по скале не хуже скорпионов, они бросались в атаку сразу с нескольких сторон, мешая маневрировать и хоть сколько-нибудь слаженно держать оборону. Криетронцы ускорили спуск, буквально напролом пробиваясь через нашествие монстров, а вот Тэкеши с его бойцами пришлось сложнее. Без боевых скорпионов они оказались гораздо более легкой добычей.

— Не бросать союзников!!! — приказала Елена, невольно принимая на себя роль командира. — Занять круговую оборону!!! Двигаться кольцом к лазутчикам!!!

Как бы это не могло показаться странным, но никто из криетронцев не стал возражать. Скорпионы, словно живые танки, ползущие по визжащему ковру, быстро сформировали оборонный круг и направились вверх к яростно отбивающимся бойцам.

— Эвакуировать по одному! Отступать кольцом! — Елена орудовала мечами во все стороны.

Внезапно один из скорпионов безвольно упал в пропасть, потеряв контроль над собственным телом, и несколько тварей прорвались в образовавшуюся брешь.

— Сжать круг! — отчаянно прокричала девушка, и быстро убрав один меч в ножны, метательными ножами уничтожила монстров.

К моменту, когда скорпионы поднялись к воинам Хиллвиля, последних уже осталось десять. Лазутчики наспех отстегнули карабины и в свободном падении спланировали на черных гигантов.

— Спасибо! — услышала Елена откуда-то справа. Обернувшись, она увидела рядом на другом скорпионе воина в маске. Девушка узнала эти серые глаза. Те самые, которые беспредельно спокойным взглядом смотрели на нее в кухне Аггай…

Девушка кивнула бойцу и скомандовала:

— Спускаемся! Держать круговую оборону!

Скорпионы поползли вниз. Вскоре уродливые существа уяснили, что добыча слишком опасно сопротивляется, и прекратили атаку, однако спускались рядом до самого подножия горного хребта. Затем, разочарованно шипя, они ушли в режим мимикрии и поползли вверх по скале.

Криетронцы разорвали кольцо и направились цепью вглубь леса.

— Ты настоящий командир, — похвалил Елену Олег. — Быстро сориентировалась. Владеешь тактикой! Удивительно…

Девушка промолчала, зная, что любые обсуждения ее боевых навыков сейчас совершенно неуместны. Через десять минут Тэкеши объявил остановку, чтобы свериться с картой, и Елена, спрыгнув на снег, подошла к военачальникам.

— Прими мою благодарность от всех… — начал Тэкеши, но девушка его перебила:

— Оставим это. Сейчас не время для благодарностей. Нужно поскорее выбираться. Где портал? — Она внимательно посмотрела на голографическую проекцию.

— В трехстах метрах на северо-восток, — ответил Василий. — Мы почти на месте. Этот портал выбросит нас к точке выхода Гарфурда.

— Что будем делать, если там окажутся фурии? — спросил незнакомый Елене всадник.

— Я возьму это на себя, — твердо заявила Вигдис. — Сестры не станут нападать, если узнают, что вы меня спасли.

— Хорошо. — Василий выключил карту и убрал в подсумок на поясе. — Тогда выдвигаемся.

В этот раз на скорпионов взобрались только всадники. Тэкеши с выжившими лазутчиками отправились в головной дозор, скрытно пробираясь между деревьями. Елена и Вигдис пошли пешком во фланге.

— Спасибо тебе, — поблагодарила фурия.

— За что? — не поняла Елена.

— За то, что билась со мной спина к спине. И убедила врагов не убивать меня.

— Врагов? — Девушка удивленно подняла брови. — Вигдис, ты до сих пор называешь их врагами?

— Прости. — Воительница смущенно улыбнулась. — Это по привычке. Нас так воспитывают с детства. Сначала твоя философия мне была не совсем ясна. Но теперь, кажется, я что-то начинаю понимать. Здесь мы все выжили только благодаря совместным действиям…

— Вместе всегда результативнее. — Елена пожала плечами. — Мне это кажется абсолютно очевидным. Не понимаю, почему ваши правители не могут этого понять.

— Боюсь, дело не только в правителях, — невесело хмыкнула Вигдис. — Мы с малых лет постоянно слышим про распри между городами, каждый год смотрим Турнир, ненавидим соперников… Все убеждены, что иначе быть просто не может. Жизнь такая, и другого не дано. Либо ты, либо тебя.

— Что ж, теперь ты знаешь, что это не так. — Елена хотела добавить еще несколько слов, но вдруг услышала знакомый звук. — Тссс! — Девушка поднесла указательный палец к губам и прислушалась.

Звук исчез, но Елена могла поклясться, что секунду назад слышала нечто похожее на лязг, издаваемый кибернетическими механизмами в момент движения.

— Здесь Варрус, — произнесла она с такой громкостью, чтобы могли услышать только Вигдис и ближайшие всадники.

— Мы в двадцати метрах от портала, — негромко ответил Василий. — Думаю, сумеем пробиться.

— Всем быть готовым к атаке! — Елена схватила фурию за руку и оттащила с фланга в центр отряда. — Если начнут стрелять, двигаемся за скорпионами. В бой ввязываемся только в крайнем случае. Задача — прорваться без боя как можно скорее.

Однако до самого портала никто стрелять не стал. Елена даже подумала, что ей почудился звук, но Тэкеши доложил об обнаружении рядом характерных следов экзоскелетов. Не медля, союзники приступили к перемещению. Первыми через портал прошли криетронцы. Следом за ними направились бойцы Хиллвиля. Тэкеши должен был пойти замыкающим и ждал своей очереди вместе с Еленой и Вигдис. Однако ровно в тот момент, когда они остались втроем, из-за деревьев внезапно вылетела сеть-ловушка.

Елена в самый последний миг успела уклониться в сторону, и стоящая за ней Вигдис упала, намертво связанная прочными веревками. Через секунду из-за деревьев появились фигуры Бесстрашных — пятеро воинов в экзоскелетах, на которых почему-то не было огнестрельного оружия.

— Тэкеши, тащи Вигдис в портал! — крикнула Елена, хватаясь за топор. — Подготовьте оборону по ту сторону! Я выиграю время!

— Справишься? — Мастер бросился к извивающейся в сетях фурии.

— Действуй, — отрезала девушка, грозно наблюдая за приближающимся противником.

Спустя несколько секунд, Тэкеши исчез в фиолетово-синем свечении, натужно таща за собой тяжеленную воительницу. Бесстрашные, тем временем, окружили Елену. Военачальников среди них не было — лишь бойцы, имен которых девушка не знала, но запомнила их лица со дня встречи Гладиаторов с близкими. Здесь был и тот молодой парень, которого в очередной бой провожала пожилая чета, и мужчина — отец двоих детей…

— Попалась! — оскалился в довольной ухмылке последний.

— Неужели вы опять решили взять меня живьем? — подняла Елена одну бровь. — Не проще застрелить?

— Хах… — издевательски усмехнулся Бесстрашный. — Я бы так и сделал, только боеприпасов на тебя не осталось. Слишком многочисленная живность вокруг. Но ты не беспокойся, резать мы тоже умеем.

Елена обратила внимание, что у каждого бойца на предплечьях закреплено что-то вроде коротких, торчащих вперед лезвий. Тот, что разговаривал с ней, сделал наступающий шаг, и девушка с надеждой крикнула:

— Стой! Тебе не обязательно делать это! Подумай о жене и детях! Я видела тебя вчера с ними! Если ты погибнешь, каково им будет?

Боец остановился. На мгновение его лицо окрасилось тенью сомнения, но затем скривилось в гримасе злобы:

— Не смей говорить о моей семье, изгойская подстилка! Хочешь разжалобить меня?!

— Нет. Но если ты забыл, вы меня уже один раз недооценили. Спроси у Брумхилд. Мы с ней близко познакомились. — Елена предупреждающе посмотрела Бесстрашному в глаза и поудобнее перехватила топор. — Я пришла на Турнир не для того, чтобы становится очередным убийцей. Я не хочу никому зла! Но вы боретесь за мир, который будет принадлежать самолюбивому тирану! Люди не обязаны соглашаться с этим! Поэтому я здесь! Мы вынуждены бороться за право на достойную жизнь! Подумай, прежде чем драться со мной. Ты можешь отказаться от этого и подарить своей семье новое мирное будущее! Решать тебе, боец.

Воин неуверенно посмотрел на своих товарищей, словно ждал от них поддержки.

— Ганс, да не слушай эту шлюху! — выплюнул один из них. — Она просто не хочет подыхать, поэтому выделывается!

Бесстрашный неожиданно развернулся и отступил спиной в сторону Елены.

— Она права, парни! — выдал он. — Половина наших полегло! Это того не стоит! — Он медленно отступал назад.

— Что?! — ошеломленно воскликнул его соратник. — Ганс! Предатель! Да мы убьем тебя вместе с ней!

Бойцы дружно шагнули вперед, поднимая руки с лезвиями в боевые стойки, а Бесстрашный уже оказался рядом с Еленой. Она открыла рот, чтобы попытаться вразумить остальных, но вдруг почувствовала, как что-то острое и холодное вошло в ее тело под ребра.

Ганс стоял к ней почти вплотную и издевательски улыбался. Елена все поняла. Он просто отвлек ее внимание хитростью, чтобы убить без драки.

Вынув из раны клинок, Бесстрашный отступил к соратникам и победно возвестил:

— Вот и конец таинственной девушке-легенде! Вы что, парни, думали, я поведусь на эту чушь про добрый новый мир? Здесь один закон, тупица! Либо ты убиваешь, либо тебя! — Он презрительно плюнул Елене в лицо. — Можете ее дорезать, чтобы вся слава не досталась мне одному.

Девушка стояла, наблюдая за происходящим, словно в тумане. Ранение было смертельным, но она почему-то не умирала. Из ее рта текла кровь с металлическим привкусом, бок саднил болью, но страшнее ее боль разрасталась в душе. Сейчас Елена чувствовала, будто ее обманул весь мир. Будто он все это время насмехался над ее верой в добро и надеждой пробудить человечность в людях. Словно она действительно была наивной дурочкой, не понимающей истинных законов жизни, бездарно павшей из-за собственной добросердечности… А потом все превратилось в гнев. Страшный, застилающий всю существующую реальность вулкан ярости. Тело Елены привычно вошло в боевой режим и начало действовать.

Уклон… Удар… Топор молниеносно врезался в челюсть ближайшего Бесстрашного. Во все стороны полетели выбитые зубы вперемешку с кровавыми ошметками плоти. Боец еще не успел упасть на снег, как другой воин получил такой же удар. Елена больше не чувствовала боль. Она даже не чувствовала себя собой. Только всепоглощающую ярость.

Вскоре четверо Бесстрашных лежали на снегу. Живые, но с тяжелыми травмами. Лишь Ганс, испуганно озираясь, отступал назад.

— Постой! — завопил он. — Я согласен на перемирие! Я готов сдаться!

Елена молчала и продолжала наступать.

— Стой! Вспомни мою семью! Если ты убьешь меня, они не переживут!!!

Девушка перевела запутанное фехтовальное движение в атаку, и сломанная прямо в экзоскелете нога Ганса заставила его с душераздирающим воплем упасть на снег.

— Пощади!!! — заорал он, что было мочи.

Елена все также безмолвно остановилась перед скрючившимся в страхе бойцом. Она намеревалась его убить. Впервые, с момента пробуждения, в ней закипело желание возмездия. Девушка словно в трансе занесла топор для удара, а в следующую секунду ее сознание вспыхнуло обрывками видений.

Огромная гарфурдская женщина передает сверток с младенцем какому-то холеному торгашу с киберусилителями конечностей… Маленького мальчика лет восьми избивают ногами ребята постарше на потеху бойцам в экзоскелетах… Этот же мальчик ночует в каком-то сарае, в луже, рядом со скотом…

«Его продали…, — поняла Елена. — Родная мать продала его, словно ненужную вещь Гладиаторам Варруса…»

Рука с топором бессильно опустилась. Ярость медленно отступала, сменяясь чем-то иным. Елене больше не хотелось причинять боль этому человеку. В жизни Бесстрашного боли было достаточно. Все, что когда-то сделало Ганса безжалостным убийцей, продолжало циркулировать в его разуме разрушающей ненавистью к самому себе и всему вокруг. Он просто не мог быть другим…

Девушка почувствовала холод на щеках и поняла, что по ее лицу текут слезы.

— Мне очень жаль, Ганс, что тебе пришлось пережить столько лишений… — произнесла она. — Знай, сегодня жизнь дает тебе второй шанс. Ты можешь создавать добрый мир вокруг себя, если найдешь в себе силы захотеть… Подумай над этим.

Елена мгновение стояла неподвижно, затем вытерла слезы, развернулась и исчезла в портале.


Который день в Фанхаусе царила весьма напряженная обстановка. После вчерашней угрозы Эвилису, произнесенной Еленой в прямом эфире, беспорядки начались прямо на трибунах. Причем зачинщиками мелких бунтов выступали сами граждане Варруса из числа обычных работяг и нищих. Разумеется, бунтарей быстро угомонили, однако ропот толпы не утихал ни на минуту.

Максим сидел в секторе Дэнгера вместе с парнями и, не отрывая глаз от экрана, с замиранием сердца следил за тем, как его добрая, самоотверженная подруга преодолевает немыслимые трудности в чудовищной резне.

Елена восхищала его своим бесстрашием. Еще когда она решила стать Гладиатором Ауткаста, Максим понял, что не сможет потушить ее. С каждым днем она превращалась из тлеющего, сомневающегося огонька в смертоносное пламя. И сейчас Елена полыхала, как никогда. Парень безумно переживал за ее жизнь, но сейчас уже понимал, ЧТО он пытался остановить…

Он ее любил. По-настоящему. Максим никогда не чувствовал такого всепоглощающего притяжения чужим огнем. Она была той самой. Ради которой стоило принять любой бой. Даже последний.

Парень знал, что в этот раз с Турниром война не закончится. Елена все четко изложила в записке — Варрус поддерживают Неприкосновенные. Идет нечестная игра. Союзники сражаются с вездесущим и крайне опасным врагом, который вряд ли признает поражение, даже если исход Турнира окажется не в его пользу. Что будет, известно одному богу, но Максим точно знал: Елена останется стоять даже пред армией Великого Оазиса. И почему-то это вселяло надежду…

Вчера, покинув Консульскую Резиденцию, парни сразу направились в Хиллвиль, чтобы показать записку Елены Комитету Правления. Ребят встретили с большим недоверием. Расчет на то, что город сам предложил девушке участие в Турнире, а значит, благосклонен к ней, не сработал. Заместитель Слэйна — седовласый мужчина в очках с круглыми линзами, долго скептически изучал внешность парней, затем устало сообщил, что ничего не знает об их подруге и слепо верить ей не собирается. Однако Елена предусмотрела и такой вариант, прямо указав в записке рассказать всю правду про ее появление. Максим исполнил эту просьбу, после чего ситуация резко изменилась. Лица членов Правления окрасились благоговейным страхом, смешанным с восторгом. Они долго переговаривались, после чего заместитель Слэйна заверил, что будут приняты все меры, которые вообще возможны в сложившейся ситуации. Парни направились в Криетрон.

Город ученых встретил их гораздо более радушно. Ребят напоили криетронским чаем, с предельной деликатностью выслушали, а потом долго восхищались тем, что команда Максима сумела отыскать живого представителя древней цивилизации. Вежливо отказавшись от предложенного убежища, парни направились в Дэнгер. Гильдия еще после первой кураторской встречи объявила, что готова поддержать Варрус, поэтому Максим на свой родной город не надеялся. Он собрал лишь самых верных ребят, поведал им текущее положение вещей и велел отправляться в Пустые Земли на поиски возможных укрытий. Парень сделал все, что мог обычный копатель.

На следующий день началось второе состязание. Однако в этот раз с Полигоном происходило что-то странное. Помимо кровожадных мутантов, он создавал людей-дикарей в немыслимо больших количествах. Десятками они нападали на отряды Гладиаторов, и последним удавалось спастись, лишь перемещаясь через невидимые порталы. Всего за пару часов Варрус и Гарфурд потеряли половину своих войск и боеприпасы. Одна из фурий случайно столкнулась с Еленой и переметнулась на сторону союзников. Ряды Хиллвиля и Криетрона тоже существенно поредели, но им все же удалось найти подругу Максима, и теперь парню было немного спокойнее. Весь Фанхаус с трепетом наблюдал, как Елена взяла на себя командование и блестяще провела эвакуацию лазутчиков во время спуска со скалы. А потом рядом с порталом появился отряд Бесстрашных. В считаные мгновение Елена осталась один на один с пятерыми головорезами. Максим серьезно заволновался, но не он один.

— Ганс, не смей! — раздался с трибун Варруса встревоженный женский голос. Максим обернулся и увидел женщину смутно знакомой внешности. Кажется, она была вчера в Консульской Резиденции, навещала одного из Бесстрашных. — Не подходи к ней!!! Уходи! — женщина кричала так, словно Гладиатор мог ее услышать. Другая дама пожилого возраста успокаивала ее и тянула за руку, стремясь усадить обратно на скамью.

Тем временем, Елена вступила в диалог с бойцами Варруса. Трансляция шла без звука, и узнать содержание разговора было невозможно. Однако через некоторое время один из Бесстрашных вдруг встал на сторону Елены. Он что-то кричал своим соратникам, а затем резко ткнул девушку лезвием в бок.

Внутри Максима все похолодело. Ранение пришлось в область легких и, очевидно, было смертельным.

Толпа ахнула.

— Да!!! — ликующе завопила женщина с трибун Варруса. — Так ее, Ганс!!!

Елена пошатнулась, но не упала. Ее взгляд стал ледяным и одновременно отсутствующим. Бесстрашный что-то насмешливо кричал, затем издевательски плюнул девушке в лицо. Максиму казалось, его любимая вот-вот упадет на снег, и все будет кончено. Все надежды, вся вера рассыплется в бесполезную серую пыль безнадежности. А ведь он так и не успел ей рассказать о своих чувствах…

— Нет! — выкрикнула жена Бесстрашного. Максим вдруг хорошо ее вспомнил. У нее двое маленьких детей… Мальчик и девочка…

Все смешалось. Женщина билась в истерике, а на экране Елена, вместо того, чтобы умереть, калечила топором Бесстрашных. Оставив в сознании одного Ганса, она занесла над ним топор и…

Почему-то опустила его. По ее щекам текли слезы, губы двигались, произнося какие-то слова. Потом Елена быстро покинула место, исчезнув в портале.

— Максим? — вдруг раздался суровый мужской голос совсем рядом. Парень обернулся и увидел троих мужчин в строгих черных плащах с новыми киберусилителями. Так обычно одевались ребята из службы безопасности Варруса. Максим понял, что каким-то образом нажил себе проблем.

— Меня зовут Адам, — не дожидаясь ответа, представился тот, что стоял впереди. — Нас послал Авториас Второй. У Комитета Надзирателей есть к вам вопросы. Они ждут тебя и твоих друзей немедленно.

Максим коротко переглянулся с ребятами и уже хотел согласиться пойти вместе с безопасниками, как вдруг один из последних повернул голову в сторону, обнажив спрятанную в воротнике шею. Витиеватый узор, нанесенный синими линиями на кожу, лишь на мгновение промелькнул перед взором парня. Но этого оказалось достаточно, чтобы Максим понял, кто за ними пришел. Головорезы одной из самых влиятельных банд Варруса, которые к официальной власти не имеют никакого отношения…

— Бежим!!! — прокричал Максим и со всех ног бросился удирать едва ли не по сидящим на скамейках зрителям. Дэн, Томас, Роджер и Андрей ринулись за ним, создавая вокруг себя жуткую неразбериху.

Бандиты бросились в погоню, грубо расталкивая киберусилителями людей, однако продираться сквозь испуганную толпу, запинаясь о скамейки, оказалось не просто. В итоге парням удалось улизнуть к одному из коридоров, ведущих на транспортную стоянку.

— Почему мы удираем, Макс?! — выкрикнул набегу Дэн.

— Это Черные Псы! Я видел тату!… — стараясь не сбивать дыхание, ответил Максим.

— Какого хрена им от нас надо?!

— Понятия не имею!

Парни свернули в сторону выхода и ускорили темп. Краем глаза Максим заметил, что им наперерез бегут еще четверо головорезов.

— Быстрее!!! Иначе догонят!!!

Проем выхода, маячащий впереди, превратился в единственную заветную цель. Максим бежал так быстро, что суставы едва успевали совершать движения. Легкие вместе с сердцем готовы были выпрыгнуть из груди.

— Макс! — раздался позади отчаянный крик. Парень набегу обернулся и увидел, как Роджера схватили и прижали к земле двое бандитов. В тот же миг аналогичная участь постигла Андрея и Томаса.

Максим на секунду остановился, замешкавшись. Он не мог позволить себе бросить друзей в лапах преступников, но и прекрасно понимал, что ему нечего противопоставить громилам Варруса.

— Беги, идиот!!! — не останавливаясь, схватил его за рукав Дэн. — Иначе их некому будет выручать!!!

Словно в тумане Максим бросился бежать дальше. Он не запомнил, как преодолел путь до внедорожника, как прыгнул за руль и, включив передачу, вдавил педаль газа в пол. Лишь когда огромная махина Фанхауса стала удаляться, смазываясь в пылевом облаке, Максим пришел в себя.

— Дэн, надо срочно ехать в Ауткаст! Супруги могут быть в опасности!

— А если Черные Псы уже там? — настороженно спросил парень, заряжая дробовик.

— Плевать. У нас есть пулемет. Если потребуется, зальем этих уродов свинцом!

— А если они будут прикрываться Аггай и Вензелем? Что тогда будем делать?

Максим помедлил с ответом, пытаясь ухватиться за любую мысль, похожую на вариант решения, но в итоге произнес:

— Не знаю. Будем ориентироваться по обстоятельствам… Если удастся выжить, после Ауткаста отправимся в Хиллвиль, попросим помощи. Лазутчики сумеют выследить «Псов». И надеюсь, помогут вытащить наших парней…

— Чем вообще мы насолили этим уродам? — гневно выплюнул Дэн.

— Думаю, мы — ничем, — хмыкнул Максим. — Это же очевидно, друг! Эвилис не может действовать напрямую, пока верховная власть принадлежит Надзирателям! Если бы он отправил за нами войска, Неприкосновенные бы сразу поставили его на место! А бандиты на то и бандиты! Они сами по себе! Мало ли, какие у нас с ними разборки…

— То есть ты думаешь, Эвилис нанял Черных Псов, чтобы взять нас в заложники?

— Я в этом уверен. Только так он может надавить на Елену и убрать ее с арены…


«Все кончено…», — думала Елена, глядя на выстроившихся плотной стеной воинов в масках. Они сидели верхом на бурых клыкастых мутантах с копьями в руках, и их были десятки. Скорпионы Криетрона беспомощно барахтались на снегу, накрытые тяжеленными сетями из толстых стальных цепей. Лазутчики Хиллвиля, вместе с Тэкеши и Вигдис, обезоруженные стояли на коленях, опустив головы, словно перед казнью.

Такая картина предстала пред взором Елены, едва она прошла через портал. Союзников уже ждали по ту сторону силы, превосходящие их по количеству и боевой мощи. Странная армия, созданная Полигоном, оказалась в этот раз непреодолимым испытанием для Гладиаторов.

Елена пробежала взглядом по строю дикарей и снова заметила ту необычную особенность. Радужки глаз всадников продолжали светиться синеватым свечением, а взгляд каждого из них был одинаково пустым, словно то были не люди, а управляемые роботы.

Стоп… Они же и есть не что иное, как иллюзия!

— Эллис, сволочь! — прокричала Елена, что было сил. — Мы сдаемся!!! Мы объявляем о добровольной капитуляции!!! Присылай сюда свои чертовы эвакуационные дроны!!!

— Не сработает, — подал голос Тэкеши. — Мы уже пробовали…

В этот же момент строй всадников внезапно расступился, и на небольшой снежной поляне перед пленниками величественно появилась женщина. Она тоже ехала верхом на мутанте, но другого вида. Огромный зверь без шерсти, покрытый мощными костяными пластинами похожими на панцирь, с гигантскими рогами и торчащими во все стороны шипами по всему телу, издавая утробный рокот, грузно вышагнул из строя вперед. Всадница была красива. Белоснежные длинные волосы, как у Елены, заплетенные в толстую косу, тонкие черты лица, покрытая искусной гравировкой боевая броня и… ледяной взгляд, светящийся таким же синеватым пламенем.

«Ну, это уж слишком, — подумала Елена. — Эллис, с твоим воображением нужно спектакли ставить!»

— Кто вы? — властно и холодно спросила всадница.

Елена даже вздрогнула от такого вопроса, не понимая, в какую игру с ними играет искусственный интеллект.

— Ты! — кивнула странная незнакомка в сторону девушки. — Ты их вождь! Говори, если хочешь, чтобы твои люди остались живы!

— Я им не вождь… — проговорила Елена, удивляясь абсурду складывающейся ситуации. — Мы Гладиаторы. Сражаемся на Полигоне, который создал вас всех! И я не понимаю, какого черта вы от нас хотите!

— У тебя весьма странное миропонимание… — проговорила всадница после недолгой оценивающей паузы. — Я ни разу не встречала народы, называющие мир Полигоном… Откуда вы?

Елена открыла рот, чтобы ответить, но внезапно ее сознание снова окрасилось вспышками видений.

Она видела цивилизацию… Странную, ни на что не похожую… Тысячи, а может быть миллионы дикарей в звериных шкурах верхом на мутантах… Странные поселения в скалах, одновременно соединяющие в себе примитивный уклад и высокие технологии. Летающий транспорт, огромные башни, порталы… И в то же время дикарская одежда, копья, топоры, охота на дичь, публичные жестокие казни, работорговля…

«Это не иллюзия…, — пронеслось в сознании Елены. — Это реальность… Все вокруг — настоящее!.. Но… Как?!..»

Пулеметная очередь разорвала в клочья повисшую тишину, и мутант, несший на себе всадницу, свирепо взревев, отпрыгнул назад. Армия всадников принялась второпях перегруппировываться. Пленники, воспользовавшись случаем, вскочили на ноги, наспех высвобождая связанные руки. А через мгновение из-за деревьев появились Танк и Лейла на своих пилотируемых роботах.

Едва показавшись в зоне видимости, они принялись поливать аборигенов из всех орудий. Ситуация мгновенно превратилось в хаос, и Елена одним кувырком преодолела расстояние до своих союзников. Бросив мечи безоружному Тэкеши, она принялась методично истреблять местных головорезов метательными ножами, затем схватилась за топор.

— Где точка выхода?! — прокричала девушка, сражаясь сразу с тремя спешившимися всадниками, которые оказались неожиданно слабыми. Елена помнила того воина, которого ей едва удалось одолеть, но эти почему-то сражались неумело и неуклюже.

— Там! — Тэкеши указал мечом в направлении уходящей вниз по склону тропы.

— Пробиваемся!!! — Девушка рванулась вперед, нанося страшные удары топором во все стороны.

Лазутчики помогли всадникам Криетрона выбраться из-под тяжелых цепей и, взяв их в оборонительное кольцо, двинулись за Еленой. В какой-то момент рядом с ней появилась Вигдис, голыми руками яростно калечащая дикарей.

А потом последние внезапно принялись отступать. Толи командирам Варруса удалось подавить их огнем, толи возникла какая-то иная причина, но клыкастые мутанты неожиданно развернулись и стали покидать местность, скрываясь в лесной чаще. В тот же миг Елена увидела внизу дверь. Ту самую заветную дверь точки выхода!

— Бежим!!! — она ринулась со всех ног по склону, но пробежав несколько шагов, едва не врезалась в головореза с копьем, проворно выпрыгнувшего из-за ближайших деревьев. Он не особо метко атаковал, и девушка легко отразила удар, пнув дикаря в грудь. Тот отлетел на пару метров, однако вместо того, чтобы упасть без чувств, вдруг резко вскочил, и его глаза вспыхнули ярким синим свечением.

Следующая его атака оказалась молниеносной, мастерски поставленной, и Елена узнала ту самую манеру ведения боя, которой владел всадник, убивший двоих лазутчиков. Только в этот раз к хладнокровию безжалостного убийцы прибавилась ярость. Головорез ХОТЕЛ уничтожить Елену любой ценой.

Серия сокрушительных, идеально выверенных ударов посыпалась на девушку, едва успевающую защищаться. Через пару секунд рядом с ней появились Тэкеши и Вигдис, намереваясь вступить в бой, но Елена прокричала:

— Не сметь!!! Уводите криетронцев!!! — Она не могла позволить, чтобы ее друзья погибли в неравной схватке. Если уж у кого-то и есть шансы одолеть этого монстра со светящимися глазами, то только у нее самой.

Елена нырнула под очередную атаку и ощутила, как все вокруг знакомо начинает замедляться. Головорез бил ее копьем, изворачиваясь в самых непредсказуемых движениях, но не мог достать. Внезапно девушка почувствовала его. Словно саму себя. Она ощущала, как в теле дикаря запускаются нейронные реакции, превращаясь в движения, как за миллионные доли секунд его мозг создает команды… Часть ее разума стала им. Он не мог опередить Елену, ибо она знала заранее каждое его намерение…

В какой-то момент она просто поймала копье рукой и ударом ноги сверхзвуковой скорости размозжила внутренности противника.

Отлетев метров на пять, воин впечатался в дерево и безвольно, словно тряпичная кукла, сполз на снег. Елена сделала шаг к точке выхода, как вдруг в ее голове вспыхнул гневный женский голос:

— Амонианка! Откуда ты здесь?!!

Девушка машинально бросила взгляд на поверженного бойца и вздрогнула. Его тело продолжало лежать, но глаза светились все тем же синим светом, буравя ледяным взглядом Елену. Она могла поклясться, что каким-то образом мертвец установил с ней телепатическую связь. Только почему-то голос, звучащий в ее голове, принадлежал женщине…

— Я найду тебя! — отпечаталось в сознании, а в следующее мгновение пулеметная очередь подняла фонтаны снега рядом с Еленой.

Девушка бросилась бежать.


Глава 12. Великий Оазис


Максим стоял посреди пустой кухни Аггай, едва сдерживая ярость, распирающую горло свинцовым комком. В доме супругов все было перевернуто вверх дном. Опрокинутый стол валялся у стены, перекрывая вход в комнату Елены, на полу были разбросаны предметы домашней утвари, среди которых беспомощно валялось ружье Вензеля.

Черные Псы опередили их. Версия Максима подтвердилась. Если бы бандиты имели претензии лично к парням, Аггай и Вензеля не стали бы вмешивать. Никто в Варрусе даже и не знал, что ребята дружат с изгоями. Было огромной ошибкой навещать Елену в Великом Оазисе. Они сами поставили себя под удар.

— Пойдем. — Дэн по-дружески положил руку на плечо Максиму. — Нужно ехать в Хиллвиль и выручать наших друзей.

— Как думаешь, они живы? — бесцветным голосом спросил тот.

— Я уверен. Если их собираются использовать, чтобы надавить на Елену, то уж точно не станут убивать.

— Твари… — процедил сквозь зубы Максим. — Они нашли ее слабое место… Елена не допустит, чтобы кто-то из нас погиб…

— Пойдем, — повторил Дэн, мягко, но настойчиво увлекая друга за плечо.

Парни вышли на улицу. За калиткой собралась целая толпа изгоев пожилого возраста, с любопытством заглядывающих за ограду, и Максим громко спросил:

— Кто видел, что здесь произошло?

Несколько секунд все молчали, переглядываясь с сомнением в глазах, затем из толпы вышагнул щуплый старичок с кривой палкой, заменяющей трость, и ответил:

— Да все мы видели! — В его хриплом стариковском голосе звучали недобрые нотки. — Громилы Варруса приехали сюда аж на трех машинах! Забрали ребят… Бедная Аггай… Она так кричала, сопротивлялась… Эти негодяи били ее ногами…

Максим сжал кулаки, сдерживая эмоции.

— Может быть, они что-то говорили? Или спрашивали вас о чем-то?

— Нет, — покачал головой старик. — Но нам и так все ясно. Мы хоть старые и уже не можем ездить в Фанхаус, но знаем, что ваша подруга хорошо надавала Эвилису по рогам! Она ведь здесь жила?.. У Аггай?..

— Да, отец, ты прав. Спасибо. — Максим коротко кивнул и направился к внедорожнику.

— Эй, парень! — неожиданно окликнул его старик. — Ты должен сделать все, чтобы твоя подруга довела дело до конца! — Он пронзительно посмотрел обернувшемуся Максиму в глаза. — Она не должна сдаваться! Ни при каких обстоятельствах! Слышишь?!

Парень обескуражено смотрел в морщинистое лицо, окрашенное искренностью надежды, и лишь после некоторой паузы смог произнести:

— Я сделаю все, что в моих силах.

Через минуту они с Дэном выехали за границы Ауткаста.


Елена буквально влетела кувырком в открытую дверь точки выхода вслед за союзниками. Командиры Варруса, вопреки ее надеждам, заявились не выручать своих врагов из плена, а пустить всех в расход. Девушке едва удалось спастись от меткого попадания свинцовой очереди в спину, и сейчас она лежала на прохладном каменном полу, переводя сбившееся дыхание. Вместо роскошных гладиаторских апартаментов здесь был погруженный в полумрак просторный коридор, в котором исполинскими махинами возвышались роботы Великого Оазиса.

— Что происходит? — спросила Елена поднимающегося на ноги Тэкеши.

— Не знаю. — Мастер настороженно смотрел на стальных гигантов, явно ожидая чего-то недоброго.

— Гладиаторы! — по коридору разнесся громогласный, неестественно низкий голос. — Следуйте за нами! Вас желают видеть!

— Кто? — осторожно спросил Тэкеши.

— Узнаете на месте. — Безапелляционно постановил робот и отступил в сторону, открывая проход.

Гладиаторы поднялись на ноги. Лазутчиков осталось всего четверо, не считая их командира, криетронцев — трое. Последние, включая доктора Василия, были изранены и передвигались с помощью воинов Хиллвиля. Мощная фигура Вигдис, вся испачканная кровью, зловещим силуэтом шагала, хромая на одну ногу.

Роботы провели их по коридору, который через несколько поворотов уперся в массивные двустворчатые двери с круглыми иллюминаторами.

— Оставьте оружие здесь, — приказал робот. — Вас очистят и выдадут другую одежду. Раненым окажут медицинскую помощь. Любой, кто проявит агрессивное поведение, будет уничтожен на месте.

— Весьма гостеприимно, — буркнула Елена себе под нос, отстегивая ножны с кинжалами.

Спустя пару минут двери распахнулись. Разглядеть, что находится за ними, сразу не получилось, так как помещение было целиком заполнено густым белым паром. Затем в медленно клубящейся массе показались человеческие силуэты в белоснежных скафандрах с какими-то шлангами в руках. Гладиаторы шагнули внутрь. Двери захлопнулись.

— Снимайте одежду, — раздался, будто из динамика рации, мужской голос.

Возражать никто не стал. Было не до стеснений. Тем более в таком густом тумане видимость приравнивалась практически к нулю. Елена быстро сняла броню, чувствуя, как теплый пар начинает приятно ласкать кожу. А в следующую секунду в нее бесцеремонно ударила мощная струя воды. Девушка сначала рефлекторно сжалась и зажмурила глаза, однако в следующую секунду, чувствуя каждой клеткой тела теплую воду, мысленно поблагодарила момент за это невероятное наслаждение.

Когда помывка была закончена, Гладиаторам приказали выходить вперед по одному. Елена вышла последней, и человек в белом скафандре провел ее к двери поменьше.

— Зайдешь, оденешься. Дальше тебя встретят.

— А что с остальными? — обеспокоенно спросила девушка.

— Они направятся в другое место.

Елена толкнула дверь и вошла. Теперь она оказалась в небольшой каморке, похожей на раздевалку. Единственным предметом интерьера здесь была широкая корзина, в которой девушка нашла одежду: нечто похожее на обычную серую пижаму с капюшоном и белые чешки без шнурков. Елена наспех оделась и немного замешкалась, соображая, куда идти дальше. Однако в следующий миг стена каморки медленно отползла в сторону, и впереди открылся проход в нечто похожее на большой грузовой лифт.

Внутри стояла женщина. На вид ей было лет тридцать. Очень красивая, облаченная в фантастически элегантное и одновременно деловое платье, высокая, с безупречной фигурой. Она приветливо улыбалась белоснежной улыбкой, буравя Елену по-детски любопытным взглядом. Позади нее возвышались два боевых робота.

— Мисс Хельм, — почтительно пропела женщина мелодичным голосом. — Я приветствую вас от имени Великого Оазиса! Меня зовут Рада Эртон. Я провожу вас в Обитель Старейшин!

— Здравствуйте, — неуверенно поздоровалась Елена. Какое-то время она с подозрением изучала очаровательную красотку, затем осторожно шагнула в лифт и встала рядом с ней.

Дверь закрылась. Через мгновение девушка ощутила, что помещение движется в пространстве, но не только по вертикали, а в совершенно разных направлениях.

— Вам нечего бояться, мисс Хельм, — ободряюще заявила Рада Эртон. — Жители Великого Оазиса вам не враги.

— Почему вы меня так называете? — поинтересовалась Елена.

— Это ваша фамилия! — с веселыми нотками в голосе пояснила Неприкосновенная. — Скоро вы все узнаете.

Больше Елена вопросов не задавала. Она вдруг ощутила тяжелейшую усталость. Перегруженный жестокой резней организм уже знакомо входил в режим восстановления. Лишь усилием воли девушка заставила себя не засыпать на ходу, как это случалось с ней ранее.

— Наденьте, пожалуйста, капюшон, — через некоторое время попросила Эртон. — Вас не должны узнать. Старейшины встретятся с вами инкогнито.

Елена выполнила просьбу. Вскоре лифт остановился, и Рада вывела ее…

На улицу.

Девушка настолько не ожидала такого поворота событий, что мгновенно забыла об усталости. Ее взору открылось воистину завораживающее зрелище. Просторная площадь с очаровательными фонтанами и каменными скульптурами, густо засаженная живыми зелеными кустами… Неописуемо красивые здания, обвитые стеблями каких-то обильно разросшихся растений, цветущих милыми желтоватыми бутонами… Огромные деревья с раскидистыми ветвями, сквозь которые игриво пробивались солнечные лучи…

Елена едва не задохнулась от восхищения. Здесь все было другим. Здесь все было добрым, радостным и… живым! По площади туда-сюда сновали местные жители, облаченные в яркие одежды, ослепляющие взгляд позитивными оттенками. Люди приветливо улыбались друг другу, их глаза светились жизнью. Каждый здесь был не похож на другого, словно Елена попала в мир счастливых индивидуальностей…

— Красиво, правда? — весело поинтересовалась Рада.

— Невероятно… — выдохнула Елена.

— У тебя еще будет возможность здесь погулять. Идем.

Рада увлекла девушку в сторону высокой башни, которая примыкала к площади широкой лестницей. Они стали вместе подниматься по ней вверх, и вскоре оказались перед огромным парадным входом, представляющим собой гигантскую арку. Далее располагался длинный коридор с колоннами, за которыми открывались захватывающие дух виды на ослепляющий красотой природный заповедник. Елена заворожено скользила взглядом по небольшому, искрящемуся голубой поверхностью водоему, окруженному густым тропическим лесом. По фигурам животных, названия которых девушка не помнила, но точно знала, что в своей прежней жизни уже встречала их.

Вскоре коридор повернул направо, и Елена очутилась возле очередного лифта. В этот раз роботы за ними не последовали, девушки оказались в просторной кабине вдвоем. Транспортировка заняла всего несколько секунд, и, когда двери отворились, Елена ахнула. Перед ней открылось большое помещение, похожее на гибрид гостевого зала и гигантского террариума. Среди повсеместно цветущей растительности, населенной всяческой забавной живностью, располагались симпатичные диванчики, столики и пуфы. Пол был засыпан землей и испещрялся кривыми переплетениями корней. Создавалось впечатление, что кто-то «вырезал» кусок локации тропического леса и переместил в здание.

Навстречу девушкам вышел мужчина. Он был высок, худощав, с проблесками седины на темных кучерявых волосах и смешной линией бородки, вертикально разделяющей подбородок на две половины. Тело его скрывала изыскано вышитая золотыми швами зеленая мантия, на лице играла добрая улыбка.

— Здравствуй, дорогая Елена! — Мужчина неожиданно склонил голову в учтивом поклоне. — Ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть! Рада, милая, оставь нас, пожалуйста!

Эртон, не говоря ни слова, вернулась в лифт, а Елена так и осталась стоять, ошеломленная происходящим. После стольких рассказов о жутких Неприкосновенных, держащих в страхе все остальные города, девушка никак не ожидала увидеть здесь… ВСЕ это!

— Прошу тебя, присядь. — Мужчина указал рукой на ближайший пуф, а сам приземлился на другой — напротив. Елена осторожно прошла вглубь зала, с нескрываемым любопытством осматривая живой интерьер, и опустилась на мягкое, словно перина, сидение. — Меня зовут Олдус Аттвуд. Я Глава Совета Старейшин. — Улыбка мужчины стала еще приветливее. — Думаю, у тебя очень много вопросов. Я готов на них ответить.

— Где мои друзья? — тут же выпалила Елена.

— О, не беспокойся, они в полной безопасности, — заверил Глава. — Сейчас они в медицинском корпусе, им оказывается помощь.

— Зачем мы здесь?

Олдус немного замешкался, словно подбирал слова, затем ответил:

— Это трудно объяснить, не рассказав обо всем, что происходит вокруг. Позволь я тоже задам тебе вопрос: что тебе известно о нас, о самой себе, об истории человечества?

Елена неуверенно пожала плечами:

— Я почти ничего не помню. Думаю, обо мне вы знаете больше, чем я сама, учитывая, что Рада называла меня по фамилии. О вас мне известно лишь то, что рассказывают жители других городов. Про историю человечества — аналогично.

— Понимаю, — озадаченно произнес Олдус. — В таком случае нам придется потратить некоторое время, чтобы освежить твою память. Эллис! Покажи нам досье мисс Хельм!

Тотчас посреди зала возник голографический экран с весьма объемным текстом и фотографией, на которой Елена узнала себя.

— Это ты! — торжественно объявил Глава. — Можешь прочесть. Я подожду.

Девушка жадно вонзилась взглядом в объединенные столбцами строки.

«Елена Хельм… Цивилизация Амони… Страж…»

Ее глаза с бешеной скоростью скользили по тексту. Девушка потеряла ощущение времени. Все эти трудные дни с момента пробуждения в бункере она страстно желала вспомнить свое прошлое. Узнать, кто она такая и почему ей так чуждо все вокруг…

По мере чтения спящая память вдруг стала окрашиваться вспышками воспоминаний. Елена появилась на свет в другом Мире, относящемуся к иному сегменту Вселенной, на такой же живой прекрасной планете, какой когда-то была Земля. Ее цивилизация существовала и развивалась в гармонии с природой, храня свои земли, как огромный родной дом. То прекрасное место, которое девушка видела во сне, было ее обителью, а животное с крыльями — ее боевой пегас.

Елена родилась Стражем. Воином, которому самим Мирозданием было предначертано охранять пространства жизни Амони от любых внешних вторжений. Именно Стражи всегда становились первой линией обороны, контролируя пограничные сектора, которые одновременно становились средой их обитания и главными помощниками в бою. Сама природа подчинялась воле этих воинов, что делало их необычайно грозной силой. Лишь только если Страж не мог сдержать угрозу, в дело вступал Щит Гармонии — единая амонианская армия.

Елена вдруг поняла, что ее сила все еще спит. После длительного анабиоза мозг девушки был вынужден осваивать свой потенциал заново методом экстремальной адаптации и сейчас успел проявить лишь небольшую толику способностей. Девушка вспомнила, как недавно едва сумела одолеть дикаря на Полигоне, но что-то произошло, и ее сила резко возросла. Тогда ей некогда было оценивать случившееся, однако теперь Елена понимала — сущность Стража развивала сама себя, реагируя на потенциал угрозы.

А потом она вдруг вспомнила родных…

У нее были мать и отец, много братьев и сестер, тетушек и дядюшек — большая крепкая семья с благородными традициями. Они жили в прекрасном родовом поместье на солнечном побережье океана, и даже после поступления на службу в Щит Гармонии, девушка регулярно навещала свой родительский дом… В нем царила любовь и уют. Все то, чего так не хватало Елене здесь…

Девушка оторвала взгляд от экрана и шумно выдохнула. По ее щекам текли слезы.

— Ты вспомнила, не так ли? — мягко поинтересовался Олдус, который все это время терпеливо молчал.

— Да, — задумчиво проговорила Елена. — Я вспомнила свою жизнь. Вспомнила, кто я такая, свою семью, свой народ… Но я по-прежнему не помню, как оказалась здесь — в вашем Мире… Ранее мне снился сон, в котором я видела себя в зоне боевых действий на этой планете. Со мной были солдаты, экипированные чужими мне технологиями. Я поняла, что это события Войны, которую сейчас называют Древней. Но как она началась? Кто с кем сражался? Каким образом Амони здесь оказались? Я не понимаю…

— Наша цивилизация хотела захватить амонианские земли, — с грустью выдал Олдус. — Половину тысячелетия назад земные технологии достигли небывалого уровня. Люди научились открывать прямые переходы в другие Миры. Однако, вместе с этим, ресурсный потенциал Земли был почти истощен. Приоритеты технократии и личного обогащения подвели человечество к черте вымирания, но, к сожалению, далеко не все сделали из этого правильные выводы. Межконтинентальное Правительство искало возможности обрести новые источники полезных ресурсов, вступая в контакты с другими цивилизациями. Однако очень быстро стало ясно — делиться с нами никто не собирается. Поэтому Правительство приняло решение о масштабной экспансии других Миров. Военные технологии на тот момент были чудовищны по своей мощи, и власть имущие прекрасно понимали это. К моменту начала Древней Войны были захвачены восемь чужих планет, население которых не имело возможности давать серьезный отпор технократической военной машине. А потом ученые открыли зону перехода в ваш Мир — Мир Амони. — Олдус замолчал, внимательно разглядывая Елену, словно ожидая от нее какой-то реакции.

— И что было потом? — непонимающе поинтересовалась та.

— Ваша планета являлась настоящим раем! Практически нетронутым источником всего того, что нужно было властям Земли. По своей излюбленной стратегии, последние направили в ваш Мир делегатов. Сначала с лицемерными просьбами о помощи, затем с требованиями. Однако Амони отреагировали весьма холодно и на то и на другое, предупредив, что ответят на любую угрозу соответствующе. Тогда и началась Древняя Война. Долгая и изнурительная. Ты была одной из первых, кто встретил вторжение. — Глава посмотрел на Елену, и печаль в его глазах вдруг потеплела. — Амонианский Ужас. Так называли тебя в регулярных армейских частях. Дважды ты останавливала наступление в своем секторе и уничтожила в общей сложности целый взвод профессиональных разведчиков. Эти истории остались в закрытых официальных хрониках. Потом тебя поймали и отправили на Землю, чтобы разобраться в секрете амонианской силы. Но очень скоро тебя вызволил спецотряд тайной организации «Возрождение».

Услышав последнее слово, Елена ощутила, как в ее памяти что-то знакомо шевельнулось.

— Что это за организация? — спросила она, пытаясь не упускать возникшее чувство.

— Еще в те времена, когда только начинались исследования в области переходов в иные Миры, некоторая часть человечества объявила протест Правительству. Многие люди понимали, что цивилизация сама истощила планету, и необходимо бросать все силы на ее возрождение, вместо поиска иных земель. Со временем эти люди объединились, однако их быстро объявили террористами и изменниками. Тем не менее, им удалось собрать в своих кругах серьезные ресурсы из разных отраслей, и организовать слаженное сопротивление. Так появилось «Возврождение».

— А зачем им было меня освобождать? — не поняла Елена.

— Они хотели помочь Амони победить в войне. Но они не могли даже связаться с ними, учитывая, что на всех фронтах размещались большие скопления правительственных войск. Поэтому ты должна была стать их первым дружественным контактом.

В памяти девушки вновь вспыхнули обрывки воспоминаний. Она поняла, что те солдаты из ее сна — это люди «Возрождения». Елена участвовала в диверсионных операциях вместе с ними на вражеской территории. Импульсный излучатель, который был в ее руке, это оружие, специально разработанное для нее учеными сопротивления. Но почему она осталась здесь? Почему не вернулась домой?

Словно услышав ее мысли, Старейшина продолжил:

— Долгое время ты сражалась здесь, на Земле. Дважды тебя погружали в анабиоз после тяжелых ранений с целью восстановления. Однако время шло, Правительство терпело поражение за поражением. Стало понятно, что война фактически проиграна. Тогда кто-то из генералов предложил сбросить в зону перехода бомбу, чтобы устрашить Амони и вынудить сдаться. Взрыв должен был уничтожить сотни километров жизни. Но что-то пошло не так. Заряд вступил в реакцию с полями самой границы между Мирами, и по планете прошла разрушительная волна неизвестной энергии. Переход закрылся раз и навсегда. Ты в это время была на Земле. Точно сказать не могу, как ты оказалась в очередном анабиозе. На этом история Древней Войны заканчивается. Человечество, как социум перестало существовать. Жалкие горстки уцелевших стали выживать по жестоким первобытным принципам. За пятьсот лет они сумели развиться в новые микроцивилизации, вроде той, что находится за стенами Оазиса.

— Ничего не понимаю… — нахмурилась Елена. — Мне говорили, что вы — потомки победителей в Древней Войне. Но если победителей не было, а человечество сражалась с Амони, то кто ВЫ такие? Откуда взялся Оазис?

Олдус неожиданно заговорщицки заулыбался:

— А как ты думаешь?

— «Возрождение»!!! — внезапно осенило Елену. — Ваши предки тоже выжили после взрыва! Так?

— Да, — довольно закивал Глава. — Оазисы тайно возводились «Возрождением» еще до начала Войны. Цель была простой — создать по всему миру хорошо защищенные пункты дислокации — непреступные города-крепости.

— То есть Великий Оазис не единственный?

— Нет. Оазисов шесть. Они были разбросаны по разным местам планеты, но связаны между собой системой прямых переходов. Или, проще говоря — порталов. Однако взрыв вывел эти переходы из строя, и Оазисы потеряли связь. Сейчас трудно сказать, какие из них сумели выжить…

— Хм… — Елена пристально посмотрела Неприкосновенному в глаза. — А зачем же вы создали всю эту систему, основанную на страхе и насилии? Для чего придумали Турнир? А самое главное, почему помогаете Варрусу победить?! Или это как-то помогает планете возрождаться?

Старейшина обреченно вздохнул:

— Я ожидал подобных вопросов… Позволь, я расскажу тебе, как обстоят дела на самом деле. Наши стены долгое время оставались открытыми. Мы не прятались от людей Внешних Земель. Наоборот, мы пытались подружиться с ними, выстроить взаимовыгодные отношения, чтобы совместно возрождать цивилизацию… Однако они очень быстро создали новую систему полярностей на базе тех ценностей и ресурсов, которые достались им от довоенных предков. Я ни в коем случае не против выбора каждой общностью своего индивидуального, уникального пути развития. Но при условии мира! Они же начали новые войны. — Олдус многозначительно посмотрел на Елену. — Чтобы защитить свой народ, Оазис был вынужден закрыть стены. А потом, чтобы сберечь эту неугомонную микроцивилизацию от очередного самоуничтожения, запретить открытую войну! Да, мы стали разговаривать с Внешними Землями единственным языком, который они готовы слышать — языком силы, что не делает нам чести. Но «Возрождение» должно было предпринять хоть что-то, дабы сдержать темпы их саморазрушения! Именно поэтому появился Турнир. Место, где можно вдоволь побороться за власть с наименьшими потерями. Мы ждем, пока общество Внешних Земель начнет эволюционировать в нечто более цивилизованное, но, несмотря на некоторые позитивные тенденции, об успехе говорить еще рано.

Глава перевел дух после длительной тирады. Елена молчала, ожидая продолжения. Олдус слегка поморщился, явно переходя к самой неприятной части рассказа, и заговорил уже более спокойным тоном:

— Что касается Варруса… Я видел твою записку, Елена. Роб передал ее Ангелине Демьяновой, а она незамедлительно связалась с нами. Мы не знаем, как такое произошло. Видимо, среди нас завелся предатель, который преследует какие-то личные цели. Мы ведем тайное расследование, но пока — безрезультатно. Больше я не могу ничего тебе сказать на этот счет.

Елена задумалась. Какая-то ее часть продолжала сомневаться в добросовестности местного Старейшины. В конце концов, этого мужчину с бородкой она видит впервые. Однако что-то в миллионы раз более мудрое — то, что всегда поддерживало Елену и сохраняло в ней чувство милосердия, справедливости и неколебимой веры в добро, подсказывало: Олдус честен с ней.

Девушка невольно тряхнула головой, стараясь упорядочить мысли, затем спросила:

— Ну, а как же Хиллвиль и Криетрон? Сейчас они стремятся сплотить всех ради развития цивилизации. Значит не все такие безнадежные?

— Не все, — согласно кивнул Глава. — И это дает нам шансы на прогресс.

— Нам? — Елена удивленно подняла брови. — А вы каким образом в этом заинтересованы? Мне казалось, Оазис вполне самодостаточен, разве не так?

— Не совсем. Мы самодостаточны здесь, за стенами. У нас есть все необходимое для жизни. Однако мы не располагаем ресурсами для освоения далеких, незнакомых нам территорий. После глобальной катастрофы в Оазисе осталось не так много военных специалистов — в основном только ученые, инженеры и просто рядовые граждане. Первая экспедиция, которую «Возрождение» отправило в Пустые Земли еще триста лет назад, не вернулась. После этого отправлялись еще несколько уже с наемниками из числа армейских формирований других городов. Но и те исчезли бесследно. Копатели так далеко не ходят в силу отсутствия необходимых ресурсов, а наши роботы и дроны имеют ограниченный радиус применения — всего сто километров вокруг Оазиса. Так что мы пока заперты здесь. Но если объединить научно-технический и военный потенциалы всех городов, думаю, у нас будет больше шансов выяснить, с чем мы имеем дело.

Елена какое-то время раздумывала, анализируя рассказ Олдуса, затем с сомнением пожала плечами:

— Может быть, там вообще невозможно выжить? Мастер Тэкеши говорил мне, что другие города тоже отправляли экспедиции в далекие земли. Результат аналогичный.

— Мы можем сейчас только гадать об этом. Однако наши люди уходили с экипировкой, способной защитить практически от любых известных климатических, химических, или биологических типов угроз. И, тем не менее, никто не вернулся.

— Вы подозреваете, что там есть агрессивная жизнь? — догадалась Елена.

— С сегодняшнего дня мы в этом уверены.

Девушка изумленно подняла брови:

— Почему?

— Идем, я тебе кое-что покажу. — Олдус с интригующим выражением на лице поднялся с пуфа. Девушка, борясь с усталостью, заставила себя встать и направилась вместе с Главой Совета Старейшин к выходу. Через пару мгновений лифт снова куда-то понес Елену, у которой от дикого перенапряжения и обилия новых открытий кружилась голова.

— Куда мы едем? — спросила она, опершись плечом на идеально гладкую поверхность стены.

— В наш главный Исследовательский Центр, — коротко пояснил Олдус.

Спустя минуту лифт остановился, и Елена оказалась в огромном зале, напичканном всевозможным высокотехнологичным оборудованием. Кругом светились голографические панели и экраны самых разных размеров. Сидящие перед ними люди, облаченные в белоснежно-белые комбинезоны, производили какие-то манипуляции руками в воздухе, однако под влиянием их движений на экранах менялись изображения. Противоположная от лифта сторона зала полностью представляла собой огромное полотно, на котором постоянно, перетекая одна в другую, менялись изображения различных локаций местности. Лес вдруг превращался в ледники, а ледники в пустыню или снова в лес, но уже другой…

— Что здесь происходит? — заворожено разглядывая все вокруг, спросила Елена.

— Отсюда мы управляем Полигоном! — Последнее слово Олдус произнес с каким-то разочарованным восхищением, словно говорил о чем-то вожделенном, но недоступном. — Это последняя сохранившаяся на планете зона прямых пространственных перемещений между Мирами. По крайней мере, мы так думали до сегодняшнего дня…

— Стоп. — Елена непонимающе нахмурилась. — Я думала, Полигон построили специально для Турнира. Разве не так?

— О нет, дорогая моя! Мы бы никак не смогли его построить, потому что даже не до конца понимаем, как он функционирует! — Глава прилип восхищенным взглядом к экрану, словно видел его впервые. — Это древняя технология еще довоенных времен. Одна из тех самых зон, с помощью которых Межконтинентальное Правительство переправляло свои войска для захвата других Миров. Каким-то чудом она сохранилась после глобальной катастрофы. Но, к сожалению, в настоящее время мы не можем сгенерировать достаточное количество энергии, чтобы использовать весь потенциал этой технологии. Мощности хватает лишь для открытия отдаленных пространств нашей планеты.

— То есть… Полигон позволяет напрямую перемещаться в любые места Земли?! — Елена вдруг все поняла. — Так значит, это не иллюзия! Вы используете гладиаторскую бойню, чтобы исследовать планету! Своими людьми вы рисковать не хотите, поэтому каждый год загоняете туда хорошо подготовленных бойцов, которые думают, что участвуют в дурацкой борьбе за власть и тем самым выполняют для вас грязную работу! Так?

Старейшина виновато потупился:

— Да, это так. Ты, конечно же, нас осудишь, Елена. Но я не виню наших предков за это решение. Они делали все, что могли для стабилизации тяжелой военной обстановки между городами. Сам по себе Турнир оказался действенным решением проблемы. А проведение его в условиях Полигона дало нам хоть какую-то возможность понять, во что превратилась Земля. Мы получили огромное количество научных данных о новой экосистеме, о новых формах жизни и климатических изменениях… А сегодня, благодаря Турниру, мы сделали просто невероятное открытие!

— Люди? — догадалась Елена.

— Именно, — подтвердил Олдус. — Теперь мы доподлинно знаем, что не одни на этой планете!

Девушка скептически скривилась:

— Вряд ли эти аборигены захотят с вами подружиться. Нам они были не особо рады, как вы могли заметить.

— Я очень сожалею о гибели твоих соратников, — с горечью в голосе признался Олдус.

— Надеюсь, их гибель не была напрасной, — жестко отрезала Елена и, подавив волну подступающей злости, спросила: — Почему Эллис не отреагировала на наши объявления о капитуляции?

— Не знаю. Произошел какой-то сбой, связанный с внешней средой пространства, в котором вы оказались. Как ты могла заметить, в нем тоже присутствовали точки перемещения, правда на небольшие расстояния. Возможно из-за них системы Эллис, контролирующие Полигон, отключились. Мы пытались восстановить управление, но безуспешно…

— Если ваш искусственный интеллект способен каким-то образом контролировать Полигон, почему бы не использовать дронов в исследовательских целях, а не живых людей?

Олдус отрицательно покачал головой:

— Контролировать — это очень громко сказано. То, что ты отдыхала на пляже между состязаниями и просила сделать для тебя шторм, это всего лишь иллюзия. Если точнее, программа виртуальной реальности — одна из сотен подсистем Эллис, которая разрабатывалась ещё до Войны. Настоящие точки межпространственных переходов открываются только на время состязаний. Конечно, перед каждым выходом Гладиаторов дроны сканируют открывшееся пространство. Выявляют места скопления живых организмов, вероятные природные опасности, климатические аномалии… Собственно, исходя из этих данных, Эллис и определяет задания Турнира. Но это очень поверхностная информация. Мы должны знать, насколько пригодна внешняя среда для выживания человека в непосредственном контакте. Дело в том, что мы не знаем, где находятся территории, открываемые Полигоном. Они открываются бессистемно, в произвольном порядке, а удержание перехода требует большого количества энергии. Именно поэтому Эллис всегда устанавливает время для выполнения заданий и эвакуирует Гладиаторов до его истечения, чтобы последние не остались по ту сторону навсегда. По этой же причине мы не можем отправить серьезную исследовательскую экспедицию через Полигон. Времени слишком мало.

— Тогда какую пользу для вас несет контакт Гладиаторов с живой средой? — не совсем поняла объяснения Главы Елена.

— Сейчас мы видим лишь один выход. — Старейшина оторвал взгляд от экрана и посмотрел на девушку. — Получить максимальное количество реальных данных о жизни на планете, чтобы знать, к чему готовить самую масштабную экспедицию за последние пятьсот лет…


Глава 13. Вторжение


Лазутчики атаковали молниеносно, распределившись по всей территории, принадлежащей Черным Псам. Еще пять минут назад десятки темных силуэтов абсолютно бесшумно исчезли в узеньких проулках квартала, а сейчас где-то там, в глубине массива обшарпанных бетонных зданий, раздавалась целая какофония отчаянных криков, выстрелов, бьющихся стекол и звона металла. Бойцы в черных масках знали своё дело и выполняли его с предельным профессионализмом.

Максим с Дэном, в этот раз без внедорожника, стояли у самой границы владений бандитов на небольшом участке пустынной местности. Рядом с ними застывшими изваяниями возвышались пятеро воинов Хиллвиля — группа, которая должна была провести парней в самый центр квартала, после того как остальные отряды уничтожат основной рубеж обороны противника.

Клан Юудэй первым вызвался помочь парням. Когда те прибыли в Хиллвиль и рассказали о случившемся с их друзьями, никто даже не стал задавать лишних вопросов. Заместитель Тэкеши, который присутствовал на тот момент в Комитете Правления, сразу же поднялся со стула и заявил, что для его воинов будет честью выручить близких Елены. Спустя час, большой отряд лазутчиков выдвинулся в сторону Варруса. Дэн с Максимом были немало удивлены, когда их вывели к каким-то древним заброшенным штольням, через которые, по словам командира, можно было попасть в любой из шести городов.

— Вот так, пашешь всю жизнь копателем, а то, что у тебя под носом секретные ходы, не знаешь, — изумленно усмехнулся Дэн.

— О них знают только боевые кланы Хиллвиля, — жестко отрезал командир. — Вам оказано доверие, но если в будущем вы попытаетесь раскрыть секрет, придется вас убить. И тех, кому вы успеете рассказать.

Парни многозначительно переглянулись, но комментировать слова бойца не стали.

— Какой у нас план? — спросил Максим через некоторое время.

— У вас только один план, — командир не менял интонации, — держаться рядом, не проявлять никакой самодеятельности и дать нам выполнить свою работу. Уяснили?

Максим молча кивнул в ответ, затем вошел в кривой проем штольни вслед за Дэном. Подземные коридоры постоянно пересекались друг с другом и петляли в разных направлениях, но лазутчики двигались уверенно без какой-либо карты. Через полтора часа отряд уперся в каменную задвижку, которую убрали в сторону трое бойцов, и парни оказались на открытом пространстве уже в Варрусе. Максим мысленно предположил, что это не единственный ход в город, поскольку уж слишком подозрительно близко к кварталу Черных Псов вышел отряд. Странное совпадение… И вот сейчас там, в узких проулках, кипел бой…

— Пора, — вдруг произнес командир, вглядываясь немигающим взглядом в городской массив. Что он там мог разглядеть, одному богу было известно, но Максим не стал задавать лишних вопросов. Лазутчики двинулись легкой трусцой вперед, и парень побежал вслед за ними. Оказавшись в длинном переулке, бойцы сбавили темп и стали осторожным крадущимся шагом продвигаться вглубь квартала. Где-то впереди еще раздавались угрожающие опасностью звуки сражения, и Максим вдруг понял, что еще никогда прежде не участвовал в масштабных передрягах. Все, с чем ему приходилось сталкиваться в Пустых Землях, это мутанты и стервятники. Но то были мелкие стычки, которые не имели ничего общего с серьезными боевыми операциями. Парень ощутил предательский укол страха внизу живота и сразу попытался подавить его усилием воли. В тот же миг из-за ближайшего поворота выбежали полтора десятка громил в легких экзоскелетах. Судя по вытаращенным глазам, они удирали с места сражения. Некоторые из них были в крови. Увидев перед собой небольшую группу лазутчиков, бандиты заметно приободрились, их взгляды ожесточились, и они всем скопом бросились в атаку.

Пространство вокруг превратилось в смертоносный хаос. Лазутчики приняли бой, осыпая головорезов градом искусно выверенных ударов, но те напирали количеством, и хиллвильским бойцам приходилось медленно отступать назад. В какой-то момент что-то заставило последних перегруппироваться, и Максим с Дэном неожиданно оказались в самом эпицентре кровавой мясорубки. Вокруг на угрожающе близком расстоянии замелькали лезвия мечей и наконечники копий. Парни рефлекторно закрыли головы руками, вжимаясь в ближайшую стену, а через мгновение их обоих сшибло на землю падающим телом поверженного бандита. Максим сначала не понял, что головорез мертв, и стал лихорадочно отбиваться от навалившейся туши. Дэн, судя по хаотичным движениям конечностей, пытался делать то же самое, и лишь когда тело, обмякнув, свалилось на асфальт, парни принялись отползать назад — подальше от бойни. Через несколько секунд живых бандитов осталось мало, и они бросились наутек в ближайший переулок.

— Двигаемся дальше, — как ни в чем не бывало, проговорил командир, стряхивая с лезвия меча кровь, и отряд в полном составе продолжил движение.

К удивлению Максима лазутчики ориентировались в закрытом квартале Варруса без карты не хуже, чем в штольнях. Не зря этих ребят опасались во всех городах. Пусть у них не было танков и пулеметов, но у них было другое — незримое присутствие везде. А это гораздо более грозное преимущество. В отношениях с другими городами Хиллвиль никогда не опускался до угроз, или давления. Наоборот, всегда ратовал за равноправное объединение ради совместного развития цивилизации, нередко выступал справедливым арбитром в урегулировании конфликтов. Однако каждый правитель прекрасно понимал, что открытая вражда с Хиллвилем — это полное лишение себя безопасности даже в самой идеально охраняемой крепости.

Спустя несколько минут отряд добрался до центра квартала, где располагалась личная вилла главаря Черных Псов — барона Вилана. Максим хорошо знал этого человека, так как не раз продавал ему артефакты и ходил в походы по его заказам. С точки зрения торговли барон был весьма выгодным контрагентом и вполне порядочно относился к выполнению обязательств. Максим мог бы даже хорошо о нем отозваться. Если бы тот не похитил его друзей…

Весь периметр вокруг виллы уже был оцеплен лазутчиками. Повсюду валялись истекающие кровью трупы в экзоскелетах, их оружие было беспомощно раскидано по выложенной каменной плиткой территории. Максим переглянулся с Дэном, удивляясь, насколько хладнокровно и быстро бойцы Хиллвиля фактически уничтожили одну из самых влиятельных банд Варруса. Все-таки он их явно недооценивал. Даже когда раньше с восхищением болел за лазутчиков на Турнире Гладиаторов.

— Пленников здесь нет, — доложил один из бойцов. — Но барон в доме. Уже готов говорить.

— Хорошо, — кивнул командир и обратился к Максиму: — Мы задачу выполнили, вопросы задавайте сами. Все, что вас интересует.

Парни бегом бросились по парадной лестнице роскошного особняка, пулей влетая в просторную гостиную. У самого входа они едва не запнулись об окровавленные тела и остановились, увидев стоящую на коленях тучную фигуру барона, над которой возвышались крепкие силуэты лазутчиков. Взгляд матерого головореза полыхал гневом, но он покорно молчал. У бандитов его уровня уже была та самая мудрость, которая включалась, когда нужно было подстроиться под обстоятельства, не смотря на эмоции и личные амбиции.

— Здравствуй, Вилан, — поздоровался Максим, подходя к барону ближе. — Ты ведь понял, зачем мы здесь, верно?

Тот насмешливо скривился:

— Ты опоздал. Твоих друзей уже забрали.

Слова барона подействовали на парня, словно хлынувший на голову фонтан ледяной воды.

— Кто забрал? Эвилис?! — Максим в отчаянии схватил Вилана за ворот домашнего халата и с размаху ударил его кулаком по лицу. — Отвечай, сволочь!!! Или я сам, собственными руками прикончу тебя!!!

Барон крякнул и упал набок, но, сплюнув сгусток крови на засыпанный бетонной крошкой пол, стойко поднялся в прежнее положение.

— Мы не вмешиваемся в государственные дела Владыки, ты же знаешь. — Голос бандита оставался спокойным. — Да и с твоей бригадой мы выгодно торговали прежде. Зачем мне портить отношения с хорошим поставщиком? Сам подумай, Макс!

— Тогда какого черта твои громилы забрали наших друзей?! Только не говори мне, что это не связано с Турниром!

— Связано. И еще как! — Вилан захихикал, словно поражаясь происходящему. — Я не знаю, кто такая эта ваша Елена, но она явно уже перешла дорогу не только Эвилису.

— О чем это ты? — встрял в разговор Дэн.

— Двое суток назад сюда заявился Неприкосновенный из Великого Оазиса. Потребовал, чтобы мы захватили вас всех в заложники. Предоставил список и досье на каждого. Угрожал, что убьет меня и всех моих родных, если не буду сотрудничать с ним… Какие у меня были варианты?

Максим на некоторое время замешкался. Выходит, Вилан сам оказался жертвой обстоятельств и был вынужден исполнить требования тех, кого боялись все — Неприкосновенных. Но что теперь делать? Неужели все потеряно, и ребят не спасти?!

— Где сейчас наши друзья? — Парень снова схватил барона за воротник.

— Три часа назад их забрал Неприкосновенный. Смею предположить, что они в Оазисе. А туда даже твои любезные приятели не проберутся. — Вилан с издевкой покосился на лазутчиков.

Максим бессильно разжал пальцы и сделал шаг назад. Теперь все шансы выручить друзей рассыпались в пыль. Попасть в Великий Оазис действительно невозможно.


После визита в Исследовательский Центр Великого Оазиса Елене разрешили повидаться с выжившими союзниками. Им действительно оказали медицинскую помощь и всех разместили в закрытом пансионате, к которому прилегал изысканно оформленный сад, где среди сияющих жизнью раскидистых деревьев без всякого страха гуляли животные самых разных видов. Елена, прибывшая туда прямиком из здания Совета, в который раз восхитилась окружающей красотой и, с наслаждением вдыхая свежий воздух, пахнущий растениями, направилась к небольшому мосту, перекинутому через узенький водоем. Там ее ждали Вигдис, Тэкеши и доктор Василий.

— Как вы? — первым делом спросила девушка, крепко обнимая каждого по очереди.

— Нормально, — улыбнулся Тэкеши, подняв вверх забинтованный кулак. — Нас неплохо подлатали. Сейчас меня больше интересует, что здесь происходит. Ты ведь встречалась с Неприкосновенными, так?

— Да, — кивнула Елена и коротко рассказала соратникам обо всем, что узнала, утаив лишь ту часть, где речь шла о ней самой и ее истинном происхождении.

— Вот это поворот… — Мастер озадаченно нахмурился, ползая задумчивым взглядом по кристально чистой водной поверхности. — Получается, я был прав? Нас никто никогда не подавлял? Люди Внешних Земель сами напрашивались на все, что происходило последние столетия?

— Не удивительно, — усмехнулся Василий. — Криетрон всегда ратовал за объединение, но нас никто не слушал…

— Мы не знали другого мира! — возразила Вигдис. — Наши обычаи складывались веками! Откуда моим сестрам было знать, что Оазис на самом деле добродетель?! Это, кстати, еще большой вопрос, учитывая, что Неприкосновенные использовали всех нас, как пушечное мясо!

— Думаю, для шести городов это — хороший урок, — хмыкнул Тэкеши. — Не стоит искать виноватых. Неприкосновенные хотя бы делали что-то полезное. А что делали мы, кроме вечной грызни друг с другом?

Вигдис сердито открыла рот, явно намереваясь высказать своему бывшему врагу все, что думает, но Елена поспешила пресечь назревающий конфликт:

— Сейчас не время для споров, — твердо произнесла она. — Кто-то в Оазисе играет сам за себя, и это для нас должно быть самой главной задачей! Неизвестно, какие у него цели, но явно не добрые. Учитывая, что он пытается помочь Варрусу победить!

— Интересно, зачем ему это? — полюбопытствовал Тэкеши, косясь на недовольно смолкнувшую Вигдис.

Елена пожала плечами:

— Пока это никому неизвестно. Но теперь у нас есть преимущество. Завтра Олдус собирается лично объявить о закрытии Турнира. Если наш тайный игрок рассчитывал остаться незамеченным, то теперь без законного способа борьбы за власть ему придется менять стратегию.

— Почему бы Старейшинам просто не надавить на Эвилиса и не спросить, кто из Неприкосновенных ему помогает? — поинтересовался Василий. — Уверен, Владыка все выложит, как только поймет, что он и его город рискуют исчезнуть навсегда.

— Это самый простой метод, — согласилась Елена. — Но если с Эвилисом поддерживают связь инкогнито, без лиц и имен, мы рискуем спугнуть истинный источник опасности. Предатель может надолго залечь на дно и неизвестно, как и когда проявит себя в следующий раз. Отмена Турнира наоборот может подогреть его азарт и спровоцировать на более явные решительные действия.

— А разве Эллис не может выследить предателя? — спросил Тэкеши. — Она же везде и видит все!

— Не может. — Елена отрицательно покачала головой. — Она лишена функций слежения и не накапливает данные о частной жизни Неприкосновенных. Из объяснений Главы Старейшин я поняла, что Эллис служит с одной стороны всем, а с другой — каждому в отдельности. Никто не может использовать ее против другого. Более того, Неприкосновенные вообще не в полной мере ее контролируют.

— Как это? — не понял доктор.

— Ну, например. Во время первого выхода Гладиаторов на Полигон Эллис уже знала, какие локации местности она будет открывать в последующих состязаниях. Иначе, откуда могла появиться карта с порталами? Однако Неприкосновенные об этом ничего не знали.

Василий нахмурился еще сильнее:

— Но ведь они сами создали искусственный интеллект, так?

— Ее создали давно, еще до Войны, — пояснила Елена. — Какие-то знания с течением времени были утрачены…

Девушка хотела сказать что-то еще, но потеряла мысль, увидев у подножья моста Раду Эртон. Красотка стояла, безупречно выпрямив спину, и выжидающе смотрела на собравшихся Гладиаторов. Разговор пришлось закончить. Елену ждал Совет старейшин.

— Что они от меня хотят? — спросила девушка, шагая рядом с Радой по роскошному коридору здания Совета.

— Они сами все расскажут, — добродушно улыбнулась жительница Оазиса. — Тебе не нужно волноваться. Совет добр к тебе и твоим друзьям.

— Я уже не волнуюсь. Просто пока еще не привыкла, что Неприкосновенные… другие…

— Пожалуйста, не называй нас так. — Рада продолжала улыбаться, но в ее голосе прозвучали нотки неприятия. — Это слово придумали люди Внешних Земель, думая, что мы возомнили себя господами всего мира. Но это не правда.

— А как вы сами себя называете? — полюбопытствовала девушка.

— Людьми, как и всех остальных. Мы не склонны выделять себя каким-то образом. Просто наш менталитет другой — это нормально. Люди во все времена имели разные взгляды на жизнь.

— А внутри Оазиса? Вы ведь следуете одной идеологии? Одной цели все вместе?

— Да, это так. Мы живем по принципам, которые нам завещали предки.

— И, тем не менее, кто-то среди вас сейчас ведет двойную игру. Зачем?

Эртон пожала плечами и едва заметно напрягла скулы. Ей был явно неприятен этот разговор.

— Прежде такого не случалось, — коротко ответила она. Елена больше не стала задавать вопросы.

Вскоре они вышли к большой двустворчатой красной двери с резными узорами на гладкой поверхности, и Рада объявила:

— Тебе сюда. Я с тобой не могу пойти. Присутствие на Совете не входит в область моих полномочий.

Елена толкнула створку от себя и через мгновение оказалась в просторном зале. Гладкие стены из белого камня здесь витиеватыми сплетениями покрывала зеленая растительность — так же, как и стены зданий снаружи. В углах на высоких постаментах стояли величественные статуи, изображающие каких-то людей. Посреди зала располагался большой круглый стол из древесины темно-красных оттенков, за которым сидели восемь человек. Все они были разного пола, возраста и цвета кожи, в мантиях разного цвета. Все приветливо улыбались гостье.

Олдус сидел на самом роскошном стуле, похожем на трон. Едва увидев вошедшую девушку, он торопливо поднялся на ноги и сделал руками приглашающий жест:

— Елена, Совет рад приветствовать тебя! Присаживайся.

Девушка прошла к столу и уселась на свободный стул, чувствуя легкую неловкость. Все смотрели на нее какими-то странными восторженными взглядами, словно пару часов назад она не кромсала топором живых людей, а творила чудесные исцеления напоказ.

— Мы пригласили тебя, чтобы просить о содействии. — Глава опустился обратно на свое место. — Для Внешних Земель, очевидно, наступают новые времена. После минувших событий Турнир больше не может применяться как разумная мера. В политике городов наблюдаются тенденции к объединению, и нам нужно им помочь.

— Города объединяются Альянсами. — Елена с сомнением посмотрела на Старейшин. — Они в состоянии вражды, как и прежде. Не думаю, что Эвилис захочет объединиться с Хиллвилем и Криетроном. Его цель — подчинение других городов, а не союз.

— Это так, — согласился Олдус. — Но Эвилис — всего лишь один из правителей. Гарфурд поддерживает его лишь потому, что ведет выгодную торговлю с Варрусом. Если изменится распределение политических сил, воительницы перестроятся под новые реалии.

— И что вы предлагаете? — уточнила Елена.

— Городам нужен новый сильный лидер, который сумеет принимать твердые решения и поведет за собой цивилизацию, — слегка хрипловатым голосом произнесла чернокожая женщина, сидящая по правую руку от Елены. — Если этот лидер будет поддержан Оазисом, Эвилис не дерзнет перечить.

Девушка скептически усмехнулась:

— Только не говорите, что вы хотите предложить эту роль мне. Я — воин. И весьма далека от политики.

На некоторое время в зале повисла тишина. Старейшины молча смотрели на Елену многозначительным взглядом, словно она должна была понять все без слов.

— Ясно, — наконец произнесла та. — Значит, все-таки, хотите предложить мне. В чем логика?

— Они уважают тебя, — объяснил Олдус. — На последнем состязании не только Ауткаст кричал твое имя с трибун Фанхауса. Но даже жители Варруса! Ты — символ сопротивления против тирании Эвилиса!

— И что? Вы хотите подарить людям символ очередной войны за новую справедливость? Им нужен тот, кто сумеет создать мир! А я — Страж. Я этого не умею.

— Разве? — Олдус пристально посмотрел на Елену каким-то странным взглядом с примесью хитрости и душевной теплоты. — Только ли обороной занимались Стражи? Попробуй-ка вспомнить! Большую часть времени, когда на землях Амони царил мир, вы были природными целителями. Вы умели восстанавливать гармонию и здоровье окружающей среды, лечить тяжелые недуги. — Глава расплылся в доброй улыбке. — Только от воли самого Стража зависит, ради каких целей послужит его сила. Ты попала в сложную среду, поэтому первыми пробудились способности воина. Но ты ведь пощадила того Бесстрашного, который подло ранил тебя! Это наглядно говорит о том, что ты способна делать добро! Конечно, ты — воин, но воин, защищающий мир!

Елена какое-то время сидела в раздумьях. Что-то в словах Олдуса тронуло ее. На самом деле девушка всерьез устала. От борьбы, от сражений… От осознания того, что ее удел — нескончаемая битва. Ей хотелось делать что-то доброе и светлое. Что-то, что привносило бы добро и радость в окружающий мир. И сейчас впервые кто-то видел в ней не сокрушительную силу, способную перевернуть сформировавшийся, мало кому угодный жизненный уклад, а нечто созидательное…

— Я не стану навязывать себя людям Внешних Земель, — наконец, произнесла Елена. — У них должно быть право выбора. Если они захотят за мной идти, я поведу…


Амис пребывал в крайней стадии бешенства. Его грандиозный план провалился в одночасье. От триумфальной победы референта отделяли всего каких-то два дня, однако в тот самый момент, когда все уже было готово к финальному шагу, обстоятельства изменились.

Сначала все шло, как надо. Головорезам Варруса таки удалось выловить большую часть дикарей из окружения амонианки и доставить в Оазис. Правда, пару часов назад Амису донесли интересную новость. Двое копателей — те, которые сумели улизнуть, явились в Варрус с армией хиллвильских лазутчиков и поставили на колени любезнейшего барона Вилана. Ну и ладно. Референту на чужие проблемы было откровенно наплевать. Хиллвиль покорится ему точно так же, как и все остальные, когда в руках Амиса окажется система обороны Оазиса.

Вторжение в город Неприкосновенных референт намеревался начать во время третьего состязания, когда внимание людишек будет отвлечено Турниром. А до этого следовало устранить амонианку, используя в качестве приманки ее друзей. Однако на втором состязании, как назло, случилось то, чего Старейшины ждали несколько веков — Полигон открыл земли, населенные людьми. В итоге началась полнейшая неразбериха. Гладиаторы не могли справится с полчищами аборигенов. Системы Эллис, ответственные за эвакуацию сдавшихся, отказывались работать. В Фанхаусе начались новые вспышки беспорядков. И, в конечном итоге, произошло то, чего Амис боялся больше всего — амонианка попала в Оазис.

Разумеется, ему об этом никто официально не докладывал. Формально, группа Гладиаторов сумела эвакуироваться сама, добравшись до ближайшей точки выхода. Но у Амиса было много завербованных глаз и ушей в городе, поэтому информация быстро дошла до референта. Целую ночь он провел без сна, одновременно опасаясь, что за ним явится служба безопасности, и лихорадочно разрабатывая новый план. Действовать следовало быстро и решительно. И сейчас Амис понимал, что все уже не пойдет так филигранно, как он хотел.

Приземлившись в кресло, референт взглянул на стрелки настенных часов. Эвилис задерживался уже на пять минут, чем еще больше подогревал злость Амиса. Этот властолюбивый, беспринципный властитель дикарей в последнее время стал часто позволять себе дерзость и пререкания. Референт старался давить на него только в случае крайней необходимости, чтобы глупый царек чувствовал себя вальяжно в их отношениях и вдохновлялся перспективами приятного сотрудничества. Пожалуй, следует теперь напомнить ему, кто здесь хозяин…

Двери лифта неспешно отворились, и в кабинете появился Владыка. Его лицо полыхало гневом, ноздри яростно раздувались, а на скулах играли желваки.

— Амис! Что, твою мать, происходит?!

— Заткнись, — тут же осадил его референт. Эвилис заикнулся на полуслове, побледнел и покорно смолк. — Садись, и слушай меня внимательно. — Владыка сел на диван. — Наш план меняется. Амонианка в Оазисе и неизвестно, что она плетет сейчас Старейшинам. Но я уже точно знаю, что Олдус намеревается выступить в Фанхаусе через два часа. Мы должны атаковать незамедлительно. Сколько требуется времени твоей армии на подготовку?

— Армия готова… — немного замешкавшись, проговорил Эвилис. — Амонианка у Старейшин? Как она туда попала, черт возьми?!

— Некогда вести разговоры! — отрезал Амис. — Возвращайся в Варрус. Через два часа ты должен взять Оазис штурмом! Оборона города будет деактивирована, проходы в стенах открыты. Воинов здесь практически нет, так что твоим головорезам даже биться ни с кем не придется. Если будет сопротивление — расстреливать на месте. И еще… — в глазах референта блеснул огонек коварства. — Выдели силы для атаки Фанхауса. Что-то мне подсказывает, Елена будет там. Уничтожьте амонианку во что бы то ни стало. Вместе с Олдусом. А если получится, возьмите в заложники как можно больше жителей других городов. Так мы убьем всех зайцев сразу. Нет Елены, нет лидера Оазиса, и мощный рычаг давления на всех правителей!..


Максим и Дэн вошли в кабинет Научного Совета Криетрона в сопровождении симпатичной худенькой девушки — заместителя Ангелины Демьяновой. За большим столом с поверхностью из прозрачного, слегка затемненного материала их уже ждали члены Совета — пятеро мужчин и две женщины, с которыми ребята прежде встречались, когда передавали записку Елены.

— Максим, Дэн! — доброжелательно воскликнул временно исполняющий обязанности директора, Леонид — веселый парень лет тридцати с вечно взъерошенными соломенными волосами. — Что вас снова привело к нам? Мы совместно с консультантами Хиллвиля уже принимаем меры для обеспечения срочной эвакуации…

— Все плохо, Леня, — перебил Максим, присаживаясь за стол. — Простите, что вот так врываемся. — Он окинул хмурым взглядом всех присутствующих. — Наших друзей вчера похитила банда Черные Псы. Вообще хотели схватить и нас, но мы сумели спастись. Сегодня ночью с помощью воинов Хиллвиля мы намеревались выручить ребят, однако у бандитов их не оказалось. Барон Псов рассказал, что их забрал кто-то из Оазиса. Он же и заказал похищение.

Члены Совета встревожено переглянулись.

— А зачем Неприкосновенным ваши друзья? — нахмурился Леонид. — Ты прости, Макс, но вы же обычные копатели! Какая Оазису выгода от их похищения?

— Все они были друзьями и Елены тоже. У Аггай и Вензеля она жила с того самого дня, как мы ее нашли. Я уверен, что Неприкосновенные хотят заставить Елену сдаться или проиграть. Но самое главное, если они пошли на такие меры, значит, не остановятся ни перед чем! Суверенитет городов, в том числе и Криетрона, будет упразднен!

На этот раз лица членов окрасились неподдельной тревогой.

— Вы хотите что-то предложить? — подала голос молодая женщина, по имени Диана. — Вы же понимаете, что Оазис непреступен? Мне, правда, очень жаль ваших ребят, но бессмысленно пытаться их спасти. К тому же, если Неприкосновенные пошли на такие меры, значит, они все равно попытаются вручить Эвилису власть, даже если он проиграет в Турнире. Войны не избежать. И мы к ней уже активно готовимся.

— Да знаем мы это, — недовольно скривился Дэн. — У Макса другая бредовая идея. Излагай.

— Я хочу решить эту проблему переговорами. Неприкосновенные пытаются все сделать тихо и незаметно, будто они вообще не при делах. Поэтому, вряд ли заинтересованы в том, чтобы дело дошло до войны. — Максим с досадой закусил губу. — Мне очень не хочется это говорить, но Елене нужно сдаться сейчас. Я хочу поставить условие Неприкосновенным. Если они отпустят наших ребят, то мы сами уговорим Елену уйти с арены. Для Оазиса это будет даже более легкий вариант. Они решат, что все в их руках и расслабятся. Елена вернется с Полигона и поможет вам организовать сопротивление в будущей войне. Как показывают события Турнира, у нее есть в этом серьезный опыт.

— Каким образом вы планируете связаться с Неприкосновенными? — после недолгой паузы спросил Леонид.

— Через чиновников Варруса, — пояснил Максим. — С Эвилисом мы связаться не можем, так как он в Оазисе. Но в Фанхаусе на первых рядах целая свора его замов, секретарей и прочих приближенных. Уверен, если все растолковать им, до Владыки точно дойдет.

— Ты хочешь, чтобы мы обеспечили вам защиту? — догадалась Диана.

— Именно! Вчера нас едва не поймали Черные Псы прямо на трибунах! Если мы сунемся туда без сопровождения, нас тут же заметет охрана Варруса. Хиллвиль уже согласился выделить нам бойцов. Но учитывая присутствие среди охранников тяжеловооруженных стрелков, лучше, если с нами будут еще ваши всадники.

Члены Совета какое-то время молчали, периодически переглядываясь. Затем заговорила Диана:

— На самом деле нет никаких проблем предоставить вам охрану. Другой вопрос, чем все это кончится? Сейчас вообще неизвестно, где Елена. Состязание завершилось тем, что Гладиаторы сами эвакуировались в точке выхода. В живых осталось не так много. С Полигоном явно происходит что-то не по сценарию. И теперь даже не понятно, как все будет продолжаться.

— Знаю. — Максим кивнул, подавив в себе укол тревоги. В Хиллвиле ему рассказали, что Елена выжила, покинув Полигон вместе с горсткой союзников через точку выхода Гарфурда. Однако, ни Надзиратели, ни Фест, ни Кураторы до сих пор не выступили с какими-либо официальными заявлениями о судьбе выживших. Все уполномоченные фигуры Турнира словно изолировались.

— А если мы сделаем еще более дерзкий ход? — задумчиво проговорил Дэн. Все взгляды тотчас устремились на него. — Мы не только предложим Неприкосновенным отпустить наших ребят в обмен на капитуляцию Елены. Мы предупредим их, что в случае отказа, вся информация об их тайных действиях будет предана массовой огласке. В таком случае, они уже не смогут оставаться в тени и достигать своих целей методом турнирных интриг. Думаю, что война им тоже не нужна…

— А что… Это вариант, — нахмурив лоб, проговорил Леонид. — Я согласен с Максимом, что Елена теперь нужна нам здесь. Если план сработает, кто знает, может быть у нас будет хотя бы маленький шанс победить в войне…

— А если не сработает? — возразила Диана. — Если Неприкосновенные решат в очередной раз решить вопрос силой?

Максим секунду помолчал, затем поднял холодный взгляд на девушку и проговорил:

— Тогда будем выживать.


Обжигающая внутренности жидкость растеклась по пищеводу, и Роб поставил прозрачный стакан на каменную столешницу роскошного барного столика. Старик хотел сесть в кресло, но, окинув взглядом свои кураторские апартаменты, решил налить себе еще. Со вчерашнего дня он не находил себе места. Второе состязание с самого начала пошло вразрез со всеми возможными ожиданиям. За свои годы Роб пересмотрел не один Турнир, да и сам поучаствовал в добром десятке, но ничего подобного прежде не видел. Опасности, создаваемые Полигоном, всегда были трудными и смертоносными. Но они никогда не были непреодолимыми. Однако в этот раз с технологией Неприкосновенных происходило что-то немыслимое. Уродливые мутанты атаковали Гладиаторов несметными полчищами так, что бойцы, неся большие потери, успевали лишь спастись бегством через какие-то порталы, которые перебрасывали их в другие места, откуда уже трудно было ориентироваться. Лишь благодаря победе Криетрона в первом состязании союзники располагали картой, которая в итоге их и спасла.

Наблюдая за Еленой, старик то замирал от ужаса, то вскакивал от восторга. Кто на самом деле эта хрупкая с виду девчонка до сих пор оставалось загадкой, но то, что она творила в бою, казалось абсолютно нереальным. И все же несколько раз она оказывалась на грани гибели, что заставляло Роба вцепляться перенапряженными пальцами в мягкие кожаные подлокотники кресла.

А потом Полигон вовсе сошел с ума. Прежде он никогда не создавал людей, но в это раз Гладиаторов атаковала целая дикарская армия и даже сумела захватить союзников. Пик безумия произошел в тот момент, когда иллюзия в виде какой-то высокомерной дамочки принялась вести диалоги с Еленой. Роб и не подумал бы, что когда-то окажется рад появлению командиров Варруса, но когда те принялись поливать аборигенов из пулеметов, старик благодарил вселенную за то, что эту сладкую парочку не порешили мутанты где-нибудь по дороге к точке выхода. А потом Елена вместе с выжившими союзниками исчезла за дверью гарфурдских апартаментов. Остальных Гладиаторов эвакуировали дроны, которые до этого почему-то отказывались прилетать за объявившими о капитуляции. Трансляция прервалась, и до сих пор со вчерашнего дня никто не сделал никаких официальных заявлений. Судьба Гладиаторов и Елены, в том числе, оставалась не выясненной.

Роб провел долгую бессонную ночь, и сейчас пил что-то крепкое из красивой бутылки с затемненным стеклом, чтобы успокоить нервы. Внезапно раздался настойчивый стук в дверь, и старик вздрогнул от неожиданности.

— Эллис, открой, — коротко бросил он, переводя дух.

Дверь отворилась, и в апартаменты вошли те, кого Роб никак не ожидал увидеть. Он ждал, что к нему наведается Ангелина с вестями из Оазиса, но на пороге показались Кураторы союзников — Герцог Слэйн и Дмитрий Коровин.

— Чем обязан? — растеряно проговорил старик.

— Надо поговорить. Позволишь? — слегка скрипучим голосом спросил Слэйн.

Роб торопливо отставил в сторону бутылку и указал гостям на роскошный кожаный диван:

— Да, конечно… Присаживайтесь.

Дмитрий аккуратно, убедившись, что магнитный замок защелкнулся, затворил за собой дверь, и Кураторы прошли в апартаменты.

— Мы все знаем про Елену, — выдал Слэйн, усевшись на диван.

— Откуда? — Роб почувствовал, как внизу живота, словно завязался неприятный узел.

— Мы владеем системой связи, которая была древней еще во времена Древней Войны, — туманно изрек Герцог. — Птицы… Про то, что они могут приносить письма не знает даже Оазис. Комитет Правления отправил мне послание. Парень, по имени Максим, со своими друзьями навещал Хиллвиль. Он передал моему заместителю записку Елены. И рассказал ее историю.

Старик с облегчением выдохнул, чувствуя, как узел внизу живота постепенно развязывается. Значит, Максиму удалось предупредить города о скрытой угрозе. Именно на это и надеялся Роб.

— Я понял. — Он сдержанно кивнул. — О чем вы хотите поговорить со мной?

— О том, что тебе известно. — Герцог вонзился сканирующим, словно рентген, взглядом в старика. — Ты знаком с Еленой лично. Многие из наших бойцов обязаны ей жизнью. Но она и не стала убивать ни одного врага! Хотя могла… Какие цели она преследует?

Роб слегка напрягся, не совсем понимая намерения его незваных гостей, но Коровин, который до этого молчал, поспешил его успокоить:

— Мы лишь хотим понять, будет ли она с нами, когда закончится Турнир? Наши города готовятся к большой войне. Но мы все прекрасно понимаем, что Хиллвиль и Криетрон не выстоят в открытом противостоянии с Оазисом. Я считаю более разумным сдать города без боя и организовать диверсионное сопротивление уже в условиях оккупации. Благо, в Хиллвиле специалистов достаточно.

— Тогда зачем вам Елена? — уточнил Роб.

— У нее есть то, чего нет ни у кого из нас. — Слэйн многозначительно поднял брови, но увидев непонимающее выражение на лице старика, объяснил: — Образ, в который верят. Она заставила даже изгоев создать свое народное ополчение. Половина Варруса уже требует публичной казни Эвилиса. Такого не было никогда. Потому что не было никого, кто подарил бы людям такую сильную веру. Елена сделала это.

Роб некоторое время молчал, обдумывая вопрос Кураторов. А ведь он и сам не знал, что может взбрести в голову этой странной девчонке. Она всегда принимала решения сама, особо не слушая советов.

— Я не знаю, что ответить вам, господа, — наконец честно выдал старик. — Елена во многом загадка и для меня. Но я точно знаю одно. Если обстоятельства будут угрожать ее друзьям, она не останется в стороне.

— Но ведь ее друзья из Дэнгера? — уточнил Коровин. — А Дэнгер официально поддержал Варрус…

— Это так. Однако если бы Максим и его команда разделяли взгляды Эвилиса, они бы уж точно не стали передавать записку Елены вашим заместителям, не так ли?

Повисла напряженная пауза. Герцог отвел взгляд от Роба и задумчиво изучал интерьер апартаментов, Коровин смотрел в пол.

— Думаю, мы получили ответ на свой вопрос, — наконец произнес последний. — Теперь нужно только, чтобы Елена выжила, в том числе после Турнира. Ведь Неприкосновенные решат избавиться от нее в первую очередь.

— Ты прав, Дмитрий, — с коварной усмешкой согласился Слэйн. — Но что-то мне подсказывает, что даже Неприкосновенные сломают зубы об эту девочку…


Елена сидела в просторном кресле зала Надзирателей за кулисами Фанхауса. Ее тело вновь было облачено в черную ткань брони. Руки спокойно лежали ладонями вниз на подлокотниках, искусно выплавленных из металла. Взгляд задумчиво устремлялся куда-то в невидимую даль ее собственных мыслей. Лицо, словно каменное, застыло в выражении предельного хладнокровия. Через десять минут девушка должна была выйти на сцену вместе с Олдусом, чтобы объявить о закрытии Турнира. К своему собственному удивлению, она не боялась. Больше не было тех всплесков адреналина, разливающихся в крови ледяными волнами, не было дрожания в теле и переживаний о том, как все пройдет. Елена, которую выбивали из равновесия публичные выступления и все эти показушные шоу Турнира, куда-то исчезла, сменившись бесстрастной, спокойной особой, которой было все равно, что о ней подумают.

Входная дверь зала отворилась, и на пороге появилась Ангелина Демьянова в черном деловом костюме, который смотрелся на ней весьма непривычно после ярких платьев.

— Как настрой? — мягко поинтересовалась она.

Елена перевела взгляд в сторону Надзирательницы и, немного помедлив, ответила:

— Хорошо. Чувствую себя на удивление спокойно.

— Прекрасно. — Ангелина прошла по залу и уселась в соседнее кресло. — Не возражаешь, если я тебя кое-что спрошу?

— Спрашивай.

Надзирательница положила руки на колени, сцепив пальцы в замок, и с заметным волнением в голосе заговорила:

— Сегодня в нашем мире многое изменится, Елена. Оазис предложил тебе взять ответственность за судьбу Внешних Земель, и, глядя на твои благородные поступки, я полностью поддерживаю это решение. Однако будут многие, кто не поддержит. Сохранять мир в таких условиях окажется весьма непросто. Турнира больше не будет, а значит, не будет законного способа борьбы за власть. Меня, как представителя Криетрона, волнует вопрос: есть ли у тебя план, как избежать новой войны?

— Нет, — честно призналась Елена. — Я не была правителем. И не горю желанием им становиться. Но я догадываюсь, чего ты опасаешься. Не войны, а нового тирана, который будет вынужден подавлять бунтарей жестокими мерами, так?

— Может быть. — Ангелина, пожав плечами, тяжело вздохнула. — Наш город привык жить в автономии. Мы были сами себе хозяева и сумели построить вполне достойную жизнь для своих жителей. Возможно, наши законы не идеальны, но криетронцам нравится сложившийся в городе уклад. Мы бы не хотели его менять…

— Вам и не придется. — Елена успокаивающе покачала головой. — Я не намерена отбирать у людей право выбора. Каждый город сам решит, как ему поступать.

— Даже Варрус? А если он пойдет на всех войной?

Елена на некоторое время замешкалась. Она не знала, что ответить Ангелине, прекрасно понимая, что та волнуется за благо своего города и своих людей в первую очередь. Стоило ли ее за это осуждать? Нет. Варрус и Гарфурд действительно оставались угрозой, которую нужно было как-то усмирить, не прибегая к насилию.

Входная дверь снова открылась, и в проеме показалась фигура Олдуса, облаченная все в ту же зеленую мантию.

— Елена, пора, — произнес он, придерживая дверь рукой.

Девушки обе поднялись из кресел, и направились к выходу, оставив разговор не законченным.

Видя перед собой выход на сцену, Елена ощутила, как в крови начинает закипать нечто похожее на то, что вспыхивало в ней перед сражениями. Смесь боевого азарта с ощущением силы и уверенности. Она шла плечом к плечу с Олдусом и, оказавшись под взором сотен тысяч глаз, не дрогнула. Девушка гордо прошла к трибуне, пропуская Старейшину вперед к микрофону, и остановилась рядом.

Фанхаус стих. Еще, когда только они шагнули на сцену, толпа ахнула и зашлась в благоговейном ропоте, а через несколько напряженных секунд смолкла. Елена чувствовала на себе пристальные взгляды, окрашенные бесконечной палитрой эмоциональных оттенков. Однако ее интересовал лишь один взгляд. Девушка всматривалась в лица жителей Дэнгера, пытаясь отыскать Максима, но ни его, ни Дэна, ни других ребят не увидела. Тогда она попыталась найти супругов из Ауткаста, однако и они на трибунах отсутствовали. Елена занервничала.

Олдус, тем временем, окинул трибуны внимательным взглядом, склонил голову к микрофону и заговорил:

— Жители шести городов! Приветствую вас! Я — Олдус Аттвуд, Глава Совета Старейшин Великого Оазиса! — Он сделал паузу, явно проверяя реакцию зрителей. Те продолжали молчать, словно лишились дара речи.

«Где же Максим?.. Где ребята?..»

— Наверняка вы все ждете объяснений, что же случилось вчера на состязании! Вам много чего предстоит узнать, но всему свое время! Впервые за всю свою жизнь я прибыл сюда, чтобы лично сообщить вам о новом историческом событии!..

«Они не могли пропустить трансляцию!.. Что-то не так…»

— С учетом того, что ваши города объединяются в союзы, Старейшины Оазиса единогласно приняли решение отменить Турнир!

Толпа снова ахнула. Зрители принялись оборачиваться друг к другу, переговариваться… То, что происходило с трибунами, напоминало волны на морской глади перед штормом. В какой-то момент Елена пробежалась взглядом по первым рядам, где должны были сидеть правители городов со своими свитами. Все были на месте. Кроме Эвилиса.

«Здесь точно что-то не так…»

— Для вас наступает новая эпоха, в которую вы сможете…

Елена вдруг всем своим естеством почувствовала опасность. Она потянулась рукой к Олдусу, чтобы утащить его обратно за сцену, но не успела. Лишь на миг девушка уловила взглядом летящий прямо в сцену снаряд, а через долю секунды мощный взрыв отбросил ее прочь, словно тряпичную куклу.

Все тело пронзила жуткая боль. Лопнувшие перепонки больше не воспринимали звуки, погрузив уже до тошноты привычный боевой хаос в глухую тишину. Все вокруг превратилось в сплошное пылевое облако, в котором едва угадывались мелькающие тени. Чувствуя, как организм отчаянно восстанавливает множество повреждений, Елена чудовищным усилием заставила себя перекатиться на живот. Боль ударила по каждой клетке тела, и девушка взвыла, не слыша собственного голоса. Яростно крича, она принялась упрямо ползти сквозь непроглядную копоть туда, где еще несколько секунд назад была трибуна. Через какое-то время двигаться стало легче, боль притупилась, а пространство стало постепенно, будто сквозь вату, наполняться звуками стрельбы, криками боли и паники.

Внезапно рука Елены наткнулась на что-то мягкое и теплое. Девушка подтянулась вперед и оказалась возле засыпанного пылью и осколками лица Старейшины.

— Олдус! — воскликнула она, очищая ладонью побелевшую кожу Главы. — Олдус, не смей умирать! Я без тебя не справлюсь здесь!!!

— Елена… — хрипло выдавил тот. — Мы опоздали… Не дай им… Захватить Оазис…

— У вас же есть система обороны! — По булькающему дыханию Главы девушка поняла, что ему осталось жить несколько секунд.

— Она… отключена… — из последних сил выдавил тот. — Иначе, агрессор был бы уже уничтожен…

Глаза Олдуса остекленели. Елена какое-то время смотрела в лицо очередного погибшего друга, затем размазав по лицу горячие слезы, поползла за кулисы. В какой-то момент она поняла, что снова может идти, и поднялась на ноги.

За сценой все тоже было задымлено. Девушка видела мечущиеся силуэты человеческих фигур, но не могла разглядеть, кто есть кто. Неожиданно чья-то рука с силой схватила ее за плечо. Елена резко развернулась, готовясь нанести удар, однако вовремя остановилась, увидев перед собой Ангелину.

— Бежим скорее! — прокричала Надзирательница, утягивая девушку за руку.

Вместе они побежали по коридорам Фанхауса в направлении выхода на взлетно-посадочную площадку. Елена слегка прихрамывала, но уже почти не чувствовала боль.

— Тебе известно, что происходит?! — крикнула она, снимая с пояса боевой топор.

— Варрус! — тяжело дыша, ответила Ангелина. — Мониторы слежения засекли их войска на подходе! За пару секунд до атаки!

— Это война?!

— Боюсь все гораздо хуже! Это вторжение в Оазис! Кто бы ни был тот самый предатель, он всех нас опередил! Мы должны…

Ангелина не договорила. Из-за ближайшего поворота прямо на них выскочил боец в легком эксзоскелете с винтовкой в руках. Он попытался вскинуть оружие для выстрела, но Елена оказалась быстрее. Одновременно оттолкнув назад Демьянову, она ударила топором по рукам солдата, выбивая оружие, а в следующий миг рванула его на себя, прикрываясь от пуль. Стреляли еще трое бойцов, которые шли следом на короткой дистанции. Судя по всему, это была группа захвата, а значит взлетно-посадочная площадка уже под контролем атакующих сил…

Елена толкнула расстрелянного бойца ногой вперед, впечатывая его в оставшуюся троицу, и пользуясь мгновением замешательства противника, вышла на дистанцию клинча. В руках девушки сверкнули короткие кинжалы, а через несколько секунд перед ее ногами уже грудой валялись поваленные друг на друга тела. Елена подняла с пола винтовку, отстегнула от ближайшего экзоскелета связку ручных гранат и побежала дальше. Побледневшая Ангелина с опаской перешагнула поверженную группу захвата и поспешила следом.

Преодолев последний коридор, они остановились у выхода на взлетно-посадочную площадку.

— Не шевелись, пока я не разрешу, — приказала Елена, присаживаясь на одно колено в затененной стороне дверного проема. Винтовка Варруса с коротким стволом и маленьким оптическим прицелом лежала в руках непривычно, однако девушка точно знала, что сумеет с ней управиться. Поднеся прицел к глазу, Елена принялась разглядывать обстановку.

Транспортный дрон Великого Оазиса стоял на прежнем месте. Однако по обе стороны от него дежурили бойцы в тяжеловооруженных пилотируемых роботах. Еще Елена насчитала шестерых солдат в легких экзоскелетах, рассредоточенных по периметру. Все они были обращены стволами к выходу.

— Эта хреновина сможет полететь без команды Оазиса? — полушепотом поинтересовалась Елена.

— Да. — Голос Ангелины дрожал. — Дрон оснащен отдельным модулем управления автопилотом. Если пробраться внутрь, можно ввести пункт назначения вручную, и он полетит. Но он не бронированный! Нас собьют, едва дрон оторвется от земли!

— Будем импровизировать, — отрезала Елена. — Твоя задача сидеть здесь и не высовываться. Вот, держи. — Девушка протянула Надзирательнице гранату. — Если увидишь врагов, выдерни чеку и бросай в них.

— Но я не… — попыталась что-то возразить белая, как мел, Ангелина, однако в следующую секунду получила пощечину.

— Соберись! — встряхнула ее Елена. — Ты теперь боец! Ты на войне! Если будешь паниковать — погибнешь! Поняла?

Девушка коротко кивнула и взяла гранату. Елена снова поднесла прицел к глазам, проверяя, на прежнем ли месте вражеские бойцы, а в следующую секунду бросилась вперед. Мгновенно прыгнув в сторону, направляя тело в кувырок, она выдернула сразу три чеки, бросками неуловимой скорости отправляя гранаты к ближайшим стрелкам. Застрекотали выстрелы, вспарывая песок вслед за траекторией движения Елены, затем прогремели взрывы. Пространство застелили облака пыли, противник замешкался. Девушка вскинула винтовку и набегу меткими одиночными выстрелами уничтожила двух бойцов сразу, одновременно приближаясь к третьему на дистанцию ближнего боя. Солдат держался за голову, явно оглушенный взрывом. Не сбавляя темпа, Елена вогнала в его горло кинжал по самую рукоять, прикрывшись телом от нового потока пуль. В какой-то момент загрохотали более тяжелые выстрелы, и что-то чудовищной болью отозвалось в плече. Стреляли пилоты роботов из пулеметов, пробивая мертвого бойца насквозь. Елена рванулась всем телом в сторону, залегая за совсем небольшой каменной возвышенностью, и принялась лихорадочно оценивать обстановку.

Левой руки, словно не было. Из развороченной раны хлестала кровь, однако организм уже запустил ускоренную регенерацию. Корчась от боли, девушка отметила про себя, что восстановительные процессы в ее теле стали гораздо быстрее.

Над головой продолжали свистеть пули, и в какой-то момент точно в преграду, за которой пряталась Елена, ударил тяжелый снаряд. Девушка бросилась за другую возвышенность, понимая, что ситуация становится предельно критической. Ее полностью подавили огнем и через несколько мгновений уничтожат.

Внезапно, где-то неподалеку загремела еще одна пулеметная очередь. Обрушивающийся на Елену свинцовый град вдруг неожиданно иссяк, и девушка услышала, как бронебойные пули вспарывают металл. Выглянув на мгновение из-за полуразрушенной преграды, она сначала ничего не разглядела в дыму. Однако в нее больше никто не стрелял, и Елена решилась посмотреть еще раз через прицел.

Первое, что предстало ее взору — лежащий на песке расстрелянный робот, слегка подрагивающий выведенными из строя механизмами. Затем в поле зрения попал второй, который пока еще продолжал отстреливаться от кого-то по ту сторону транспортного выхода площадки. Пара мгновений и он тоже грохнулся на песок, потеряв управление — наверное, пули пробили кабину пилота.

Елена, не моргая, продолжала всматриваться в застеленное облаками пыли пространство. Несколько томительных секунд на площадке никто не появлялся. Девушка с трудом удерживала себя на месте, чтобы не ринуться к транспортному дрону раньше, чем станет понятно, кто уничтожил роботов.

Мощные черные силуэты грозной поступью вышагнули на открытое пространство, прикрывая могучими клешнями отряд хиллвильских лазутчиков и старый обшарпанный внедорожник.

«Свои…», — с облегчением вымолвила про себя Елена. Теперь она не одна, а значит, шансов исполнить последнюю просьбу Олдуса больше. Девушка еще раз пригляделась к атакующей группе в окуляр прицела и внезапно выдохнула, не веря своим глазам. В кабине внедорожника, прикрываемого криетронцами, был установлен пулемет — редкость и гордость для копателей Дэнгера. За орудием стоял самый смешной на свете парень — Дэн. А за рулем сидел…

— Максим!!! — завопила девушка, что было мочи, и бросилась со всех ног вперед.

Парень обернулся на крик. Дэн тоже поспешил развернуть пулемет в сторону источника звука. Какое-то время они настороженно вглядывались в приближающийся к ним силуэт, а затем оба ошеломленно открыли рты.

— Елена!!! — прокричал Максим, перепрыгивая через дверь внедорожника. — Ты жива!

Девушка, по щекам которой градом катились слезы, не говоря ни слова, буквально врезалась в парня и мертвой хваткой сгребла его в объятия.

— Не раздави моего друга! — весело воскликнул Дэн, спрыгивая на песок. Елена улыбнулась, утирая слезы, и поспешила обнять этого неугомонного шутника, по которому тоже безумно соскучилась.

— Как ты здесь оказалась? — с недоумением спросил Максим.

— Долго рассказывать, — отмахнулась Елена. — Сейчас важно другое. Варрус намерен захватить Великий Оазис! Защита города уже отключена. Не спрашивай, откуда я это знаю, все потом! Сейчас нужно помешать Эвилису и его тайному покровителю достигнуть цели!

— О чем ты говоришь? — опешил парень. — Неприкосновенные заодно с Варрусом! Наших друзей похитили! Отвезли в Оазис!..

Елена ощутила, как ледяная волна прошла по всей ее нервной системе.

— Что?.. — Она на мгновение застыла, а затем схватила парня за плечи и с силой встряхнула. — Макс! Скажи мне, что с Аггай и Вензелем все в порядке! Скажи, что с ними все хорошо, и они сейчас дома!!!

Максим молчал, виновато потупив взгляд.

— Нет… — Елена разжала хватку и заметалась обескураженным взглядом по сторонам. — Они же ни в чем не виноваты…

Повернувшись к парням спиной, она бессильно взялась руками за голову. Девушке казалось, что прямо сейчас она полностью потеряет контроль и провалится в бездну паники. Ее милые дорогие супруги, которые были так далеки от всей этой междоусобной грызни, оказались жертвами войны, которую развязала Елена.

Мощным усилием воли она подавила нахлынувший страх и выдохнула.

«Я спасу своих друзей. Я обязательно их спасу», — Елена несколько раз повторила про себя эту фразу, словно мантру, затем впервые за все время попыталась намеренно ощутить окружающее пространство. Сначала ничего не происходило, но уже через несколько секунд она почувствовала, как ее сознание расширяется. Девушка ощущала неровную текстуру песка, обтекаемый металлический корпус транспортного дрона, каменные стены Фанхауса…

А затем она четко увидела трибуны. Там повсюду были войска Варруса. Солдаты в легких экзоскелетах, боевые роботы… Весь периметр был оцеплен ими, в каждом проходе стояли небольшие отряды, направив стволы винтовок на зрителей. Местами происходили потасовки с группами взбунтовавшихся, которых избивали, или расстреливали на месте. Могучие фигуры роботов Оазиса стояли на своих прежних местах, безжизненно опустив сверкающие на солнце головы.

Елена все поняла. Покровитель Эвилиса сделал свой финальный ход. Вместо того, чтобы развязывать войну, он просто взял в заложники мирное население городов и теперь сможет диктовать условия любому правителю. В Оазисе сопротивляться некому, город падет быстро. Остальные будут вынуждены покориться без сопротивления…

— Сколько вас здесь?! — Елена резко обернулась к Максиму.

— Только те, кого ты видишь перед собой, — ответил парень. — Мы пришли не воевать, а передать послание Неприкосновенным…

— Нужно уходить отсюда! Сейчас же! — перебила Елена, вдруг снова ощутив приближающуюся опасность. — Дэн! Есть еще транспорт?

— Нет, только внедорожник!

— Со мной Надзирательница Криетрона! Нужно эвакуировать ее, во что бы то ни стало! Она единственная знает Оазис. Берите ее и езжайте подальше отсюда, в любое убежище. Остальные! — Она окинула грозным взглядом всадников и хиллвильских бойцов. — Будем уходить самостоятельно!

Внезапно громыхнул оглушительный взрыв. Одна из стен разлетелась осколками по сторонам, и на взлетно-посадочную площадку через образовавшуюся огромную дыру вышагнули два пилотируемых робота. Сразу после этого по всему периметру со стен на тросах стали спускаться бойцы в экзоскелетах.

— Попали… — вымолвил Дэн, со страхом озираясь по сторонам.

— Уходим через транспортный выход! — Максим дернулся в сторону внедорожника, но тут же замер — со стороны выхода на них надвигался еще один отряд.

— Что будем делать? — спросил Дэн.

Елена какое-то время молчала, оценивая обстановку. Когда роботы, проломившие стену, подошли чуть ближе, она узнала пилотов.

Танк и Лейла. Командиры Варруса, которые, по словам Роба, должны были стать ее самыми опасными врагами на Турнире. Интересно, как они смогли эвакуироваться с Полигона?..

— Будем пробиваться к дрону и улетать на нем, — наконец, вымолвила девушка. — Скорпионам — прикрывать всех от пуль! Остальным действовать по ситуации!

— Ты с ума сошла?! — встревожено воскликнул Максим. — Нас же расстреляют, едва мы шелохнемся!

Бойцы тем временем спустились на землю и, взяв разномастную группу союзников в кольцо, остановились. Танк и Лейла вышагнули вперед, второй подоспевший отряд рассредоточился со стороны выхода.

— Вот и все! — мстительно выплюнул Танк, смотря на Елену уничтожающим взглядом. — Здесь и закончится твоя война, изгойская подстилка! Я хотел уничтожить тебя на третьем состязании, но так даже интереснее!

Девушка просунула руку в карман и нащупала обтекаемый корпус последней гранаты.

— Так чего же ты ждешь? — усмехнулась она в лицо вражескому командиру. — Я прямо перед тобой. Стреляй!

Танк скривился в злобной гримасе:

— Это будет слишком просто! Пожалуй, я сначала убью твоих друзей! Они ведь тебе дороги, верно?

— Ангелина!!! — что было мочи, прокричала Елена. — Бросай на площадку!!!

Несколько напряженных секунд ничего не происходило. Командиры Варруса принялись настороженно озираться по сторонам, а через мгновение прогремел взрыв.

Конечно же, Ангелина не могла метнуть гранату на дальнее расстояние. Взрыв случился совсем недалеко от места, где пряталась Надзирательница, но Елене хватило и того, что окружившие их солдаты отвлеклись на какой-то миг. Мощным толчком она бросила тело в скольжение к ногам боевого робота Танка и, прошмыгнув между ними, вставила гранату ему в нижнюю часть корпуса. Скорпионы тотчас прикрыли своими пуленепробиваемыми телами лазутчиков и парней. Началась стрельба, прогремел взрыв, Дэн оказался у пулемета и принялся поливать окружение свинцом. Елена на дистанции клинча яростно рубила врагов мечами, закрываясь их же телами от пуль.

Роботу Танка оторвало ногу. Он грохнулся на песок, запоздало выстрелив в небо. Лейла, тем временем, быстро сориентировалась и молниеносным прыжком преодолела расстояние до скорпионов. Дэн выпустил в нее длинную очередь, но корпус робота выдержал, и в следующее мгновение в область головы одного из криетронских исполинов буквально в упор влетел снаряд. Существо еще не успело рухнуть наземь, как тяжелым пинком Лейла перевернула внедорожник.

— Максим!!! — встревоженный крик вырвался из груди Елены, однако в следующее мгновение она увидела, как парни оба выбираются из-под смятого кузова. В них тотчас полетели пули. Единственный оставшийся в живых скорпион сцепился в рукопашную с роботом Лейлы, и не мог обеспечивать прикрытие. Максим и Дэн забрались обратно под внедорожник, оказываясь под плотным огнем. Лазутчики молниеносно вышли на дистанцию клинча с вражескими стрелками и связали их боем.

Елена в кувырке одновременно схватила с ближайшего трупа винтовку и новую связку гранат. Несколько пуль попали в ее тело, но девушка даже не почувствовала боли — нервная система находилась в предельном боевом напряжении и притупляла все физические ощущения. Постоянно перемещаясь, она расстреляла нескольких солдат противника и, выдернув чеку из одной гранаты, швырнула всю связку на выступ кабины боевого робота Лейлы.

Криетронский всадник заметил маневр Елены и резко увел скорпиона в сторону. Прогремел чудовищный взрыв, разрывая корпус робота в клочья, однако девушка заметила, как за секунду до этого в воздух катапультировалось пилотское кресло.

Скорпион с невероятной для своих габаритов скоростью за несколько мгновений разметал вражеских стрелков. Парни уже принялись выбираться из-под укрытия, Елена взглядом искала Лейлу. Как вдруг мощный снаряд ударил прямо в то место, где сидел криетронский всадник.

Скорпион рухнул наземь. Елена резко обернулась и увидела Танка в обтекаемом пехотном экзоскелете, отшвыривающего в сторону массивное ручное оружие. Судя по тому, что командир Варруса больше не стрелял, это был однозарядный гранатомет. Теперь в его руках появились массивные боевые резаки, и с взглядом, переполненным злобой, он ринулся в сторону выживших лазутчиков. Елена рванулась ему наперерез, но вдруг что-то мощным толчком отбросило ее в сторону. Девушка закувыркалась по песку, увлекаемая инерцией, и выронила винтовку. Остановившись, она подняла взгляд и в самый последний момент увидела мчащуюся с нечеловеческой скоростью прямо на нее Лейлу. Жена Танка была в таком же пехотном экзоскелете, который явно ускорял ее движения и увеличивал силу в разы.

Елена едва успела перекатиться в сторону, уходя от страшной атаки, а в следующий миг в ее ребра влетела закованная в сталь нога. Дыхание перехватило, разрывающая нервную систему боль разнеслась по всему телу. Девушку отбросило на несколько метров, и она лишь титаническим усилием заставила себя привстать на одно колено, занимая боевую позицию.

Лейла больше не спешила атаковать. Она подходила вальяжной походкой победителя с довольной ухмылкой на лице. На ее фоне Елена искала глазами Максима и Дэна, однако видела только яростно сражающихся с Танком лазутчиков.

— Елена! Героиня Ауткаста! — торжественно пропела темноглазая красотка. — Признаюсь, ты сумела вселить страх даже в сердца некоторых Бесстрашных! Кто ты такая на самом деле? Может быть, расскажешь перед смертью?

Елена молчала, стремясь ускорить регенерацию повреждений в своем теле. Лейла продолжала подходить.

— Серьезно! Кто ты? Мне хочется знать, кого я убиваю! Мы не встречали прежде такой необычной подготовки! И как тебе удается заживлять ранения? Ты мутант из Пустых Земель? Поэтому копатели с тобой ошиваются?

Елена замерла, словно каменное изваяние.

— Не скажешь? Ну, да ладно… Я и так прославлюсь!

Лейла с ошеломительной скоростью сделала рывок вперед, стремясь размозжить голову девушки страшным ударом кулака. Елена, для которой время, будто замедлилось, видела каждое микродвижение облаченной в металл воительницы. Она чувствовала ее, как часть пространства, будто сама являлась им…

Уйдя с траектории атаки, Елена в мгновение ока оказалась верхом на экзоскелете противницы, и неумолимым движением по самую рукоять вогнала ей в область ключицы кинжал, после чего грациозно спрыгнула на песок.

Лейла застыла на месте. Ее лицо окрасилось недоумением и страхом. Неуклюже повернувшись к Елене, шатаясь, она лишь вымолвила:

— Как?..

— Меньше болтай, если хочешь кого-то убить, — холодно проговорила девушка.

Воительница Варруса рухнула лицом на песок и замерла.

— Неееееет!!!! — Яростный вопль Танка разнесся по всей взлетно-посадочной площадке. — Лейла!!!

Лазутчики теснили его к выходу, однако командир Варруса успешно отбивался. В какой-то момент он встретился с Еленой взглядом. Девушка не дрогнула, смотря ледяными глазами в искаженное мстительным гневом лицо врага. Она вынула из-за спины мечи и угрожающе шагнула вперед, переступая через бездыханное тело Лейлы.

Танк взревел, словно раненый зверь и, отбросив в сторону сразу двоих лазутчиков, ринулся к выходу. Бойцы не стали его преследовать.

— Елена, сюда! — донесся сзади голос Ангелины. Девушка резко развернулась и увидела Надзирательницу у трапа транспортного дрона. Рядом с ней стояли Максим и Дэн. Облегченно выдохнув, Елена в сопровождении подоспевших лазутчиков побежала к друзьям.

— Нужно срочно взлетать! — крикнула она, запрыгивая на всей скорости в пассажирский отсек. — Танк сейчас стянет сюда всю армию с трибун!

— Куда летим? — спросила Ангелина. — Я немного разбираюсь в технике Оазиса, могу ввести курс.

— Подальше отсюда! — Елена ощутила тяжелую усталость и оперлась рукой о стену.

— Ты в порядке? — тут же оказался рядом Максим.

— Да, все хорошо. Слишком много регенераций за последнее время…

Парень помог ей пройти между пассажирских сидений вслед за Ангелиной, и они все вместе оказались в помещении, напоминающим пилотскую кабину. Здесь не было штурвала, или чего-либо напоминающего механизмы ручного управления, зато имелась сенсорная панель и большой голографический экран с какими-то схемами. Ангелина подошла к панели и принялась ловко бегать пальцами по сенсорным кнопкам.

В этот же миг снаружи раздались крики и стрельба. Пули застучали по металлической обшивке дрона, и Елена поторопила:

— Ангелина, нужно срочно закрывать трап и поднимать эту штуку в воздух! Пока здесь не появились роботы с тяжелым оружием!

— Я стараюсь! — сосредоточенно ответила та. — Систему управления недавно изменили, в таком интерфейсе непривычно работать!

В пассажирском отсеке раздался топот, затем выстрелы и звуки рукопашной резни — солдаты Варруса пошли на штурм и встретили лазутчиков.

— Быстрее!!! — крикнула Елена, спеша на помощь бойцам.

С мечами в руках она кувырком вылетела из кабины управления и тут же сместилась в сторону, уходя от летящих снаружи пуль. В пассажирском отсеке кипело сражение, однако, едва Елена показалась на глаза вражеским солдатам, они спешно принялись отступать наружу.

— Она здесь!!! Прекратить штурм!!! Бережем людей!!! — прокричал кто-то из бойцов.

В этот же миг дрон утробно загудел и начал отрываться от земли. Несколько солдат потеряли равновесие и повалились назад. Трап стал медленно закрываться.

Елена вернулась в кабину, и в это же мгновение дрон с силой тряхнуло.

— Что это?! — воскликнула девушка, хватаясь руками за ближайшую стену, чтобы не упасть.

— Роботы! — отчаянно воскликнула Ангелина. — В нас стреляют из гранатометов! Ничего не выйдет! Нас собьют!

— Быстро взлетай!!! — завопила Елена во весь голос.

Дрон тряхнуло еще раз, но он упрямо продолжил набирать высоту. В слелующую секунду дверь кабины открылась, и в ней показался воин Хиллвиля.

— Они пробили корпус, — доложил он. — Если сейчас же не уберемся отсюда, уже не уберемся никогда!

«Внимание!!! Отказ двигателя!!!» — доложила женским голосом система управления. На голографическом экране появилось изображение дрона с мигающим красным индикатором на правом борту.

— Черт! — выругалась Демьянова. — Один из двигателей поврежден! Если разрушат еще один, мы упадем!

В этот момент дрон на всей скорости рванул вперед. Елена выбежала в пассажирский отсек и прильнула к ближайшему иллюминатору. Исполинский массив Фанхауса стремительно удалялся, уменьшаясь в размерах.

«Улетели», — выдохнула девушка с облегчением. Рядом с ней появились Максим и Дэн.

— Кого, кроме супругов забрали в Оазис? — Елена бессильно грохнулась на ближайшее кресло и откинула голову назад. Все было потеряно. Они спаслись, но проиграли. Оазис наверняка захвачен, жители городов-союзников взяты в заложники. Что с остальными Надзирателями и Кураторами — неизвестно. А главное до сих пор не ясно, кто все это затеял и зачем. Какие цели он преследует? Какой мир хочет создать? Что теперь будет со всеми, за кого Елена проливала кровь?..

— Роджера, Андрея, Томаса… — хмуро перечислил Максим. — Мы пытались успеть, чтобы спасти Аггай и Вензеля, но опоздали…

— Это не ваша вина, — проговорила Елена. — Не стоило мне видеться с вами тогда, в Консульской Резиденции. Это был самый большой мой просчет…

— Ты не знала, что Неприкосновенные пойдут на такое, — возразил Дэн.

— Это не они. Я была в Оазисе. Они не такие, как вы о них думаете.

— О чем ты? — нахмурился Максим.

— Они не желают зла другим городам. Наоборот, они хотели объединить всех. Но не могли, потому что ваша вечная грызня друг с другом была неискоренимой.

Парни обескуражено молчали.

— Они даже Турнир придумали лишь для того, чтобы сдержать темпы вашего взаимного истребления. Но среди них тоже завелся предатель. Он помогал Эвилису…

— Зачем ему это? И кто он такой? — спросил Дэн.

Елена пожала плечами:

— Вычислить его не успели. Глава Совета Старейшин погиб сегодня в Фанхаусе. Но перед смертью сказал мне, что система обороны города отключена, и нужно уберечь Оазис от захвата. Наверное, этот тайный игрок хотел заполучить себе власть, как это обычно бывает. И ему это удалось.

Внезапно дверь кабины открылась, и в проеме показалась Ангелина:

— У нас проблемы!

Ребята тотчас поспешили к панели управления. На экране в этот раз появился новый красный индикатор, показывающий какие-то символы.

— Что случилось? — спросила Елена.

— Модуль управления посадкой накрылся, — с досадой проговорила Демьянова.

— Что это значит? — спросил Максим.

— Это значит, что я не смогу нас посадить. Я не успела поставить четкий курс, поэтому мы будем лететь до тех пор, пока не иссякнут батареи питания, а затем рухнем вниз.

— Твою мать! — выругался Дэн. — Не одно, так другое!

— Что-то можно предпринять? — поинтересовалась Елена, разглядывая голографический экран.

Ангелина несколько секунд напряженно молчала, словно перебирала в уме варианты, затем обреченно произнесла:

— Молиться, что при падении нам удастся выжить…


Глава 14. Неприкосновенный


Амис величественной походкой в сопровождении Бесстрашных вышел на балкон Здания Совета. Отсюда Старейшины обычно выступали на городских праздниках, а сегодня референт объявит себя первым Императором нового мира. Приятный ветерок обдувал кожу, словно поддерживал победителя. Яркие солнечные лучи освещали балкон, создавая на позолоченных перилах отблески, похожие на ореол, и Амис в какой-то момент даже представил себя божеством, смотрящим с вершин своей обители на жалкое человечество. Референта распирало чувство собственной исключительности, будто сама вселенная избрала его для этой исторической роли.

Внизу на площади собралась огромная многотысячная толпа, согнанная войсками Варруса со всех закоулков города. Великий Оазис пал без боя, как и планировал референт. Здание Совета было захвачено около получаса назад. Старейшины вместе со всей их администрацией отправлены в подземелья, где еще до Древней Войны строились тюрьмы. Каждый квартал был оцеплен пехотой, усиленной танками и боевыми роботами. В этот раз головорезы Эвилиса не подвели. Захват города прошёл почти без единого выстрела. Горожане в основном добровольно покидали жилье и покорно шли к центральной площади. Лишь изредка попадались строптивые смельчаки, которые пытались оказывать жалкое подобие сопротивления, но солдаты Варруса усмиряли их практически мгновенно. Сейчас город продолжали патрулировать поисковые отряды, с целью обнаружения спрятавшихся. Никто не должен был ускользнуть. Чем больше рабов, тем лучше! Амису же оставалось лишь представиться своим подданным.

Людишки смотрели на него снизу затравлено, с благоговейным страхом. Большинство из них даже не знали, кто такой Амис, ведь работа референта по социальным процессам Внешних Земель протекала в основном в тени. Бесконечный анализ данных о политической и экономической обстановке в городах, отслеживание изменений в отношениях между правителями, изучение прогресса в менталитете жителей… Старейшины видели в Амисе свои глаза и уши за стенами. А сегодня он поставил их на колени. Сегодня он станет первым в истории объединителем и властителем всех городов!

Над площадью висел огромный голографический экран, развернутый Эллис с изображением трибун Фанхауса в реальном времени. Там обстановка была несколько более напряженной. Дикарей таки взяли под контроль, но некоторые из них все еще пытались сопротивляться, вынуждая солдат применять оружие. Жестокие избиения и расстрелы происходили прямо на экране, и стоящие на площади мамаши с тревогой закрывали своим детям глаза.

Амис поправил на трибуне микрофон и, удостоверившись, что его выступление одновременно транслируется в Фанхаус, властно заговорил:

— Жители Великого Оазиса! Жители Внешних Земель! Я — Амис Неприкосновенный! — Он выдержал паузу, мысленно усмехаясь забавности ситуации. Дикари всегда называли Неприкосновенными каждого, кто жил здесь — за стенами. Но в Оазисе не любили это слово. Амис решил специально взять такое прозвище, чтобы подчеркнуть власть и над теми и над другими… — Вы все наверняка не понимаете, что происходит! Вы все в смятении и даже напуганы! Но я хочу вам сказать — не стоит бояться! Я не враг вам! Если, конечно, вы мне не враги… Долгое время я и мои союзники наблюдали за тем, как живет наше общество! Постоянные расколы, борьба за власть, отсутствие единого начала!.. Все это делало нас слабыми! Не способными прогрессировать! Однако не многие разделяли наши взгляды, поэтому мы решили силой бороться за наше общее благо! И сегодня мы победили! — Амис торжественно поднял вверх ладони и захлопал сам себе. Толпа внизу продолжала молчать, но референта это мало волновало. Рано или поздно они зааплодируют ему. У них нет выбора. — Отныне не будет никаких разделений! Никаких закрытых стен и Турниров! Вся верховная власть будет принадлежать Императору, чей пост в настоящее время займу я! Позже мы решим, каким образом будет происходить смена правителя, и создадим единое законодательство для всех городов! То, что вас удерживают силой — лишь временная мера, необходимая нам для установления лояльности каждого города! Жители Великого Оазиса смогут вернуться к обычной жизни, как только присягнут мне на верность! Жители Внешних Земель останутся в Фанхаусе до момента, пока города добровольно не объявят о своей присяге. Ваши лидеры сегодня будут отпущены домой для решения этого вопроса! А сейчас, в знак вашей личной преданности строительству нового будущего, я прошу каждого из вас встать на колени! — проговаривая последнюю фразу, Амис ощутил истинный экстаз. — Мы не будем никого заставлять! Это ваш личный выбор — будете ли вы с нами, или против нас! Но из соображений безопасности добропорядочных верных подданных, мы не можем допустить, чтобы кто-то жил рядом с нами с бунтарством в душе! Поэтому все, кто откажется признать новый порядок, будут направлены в Ауткаст, а каждый, кто проявит агрессию, будет расстрелян на месте! Решайте!

Амис глазами полными восторга и жажды власти ползал по лицам жителей Оазиса, периодически бросая взгляд на трансляцию из Фанхауса. Сначала ничего не происходило. И там и здесь толпа продолжала стоять, словно каждый потерял способность двигаться. Затем раздались множественные выстрелы. Солдатам заранее было дано распоряжение поставить толпу на колени любыми способами.

И она начала вставать. Сначала мало-помалу люди один за другим покорно сгибали ноги и опускались вниз. В основном это были те, кто стояли семьями — кому было, что терять. Затем к ним стали присоединяться одиночки. И лишь всего несколько сотен глупых упрямцев не шелохнулись.

Амис отошел от трибуны и негромко проговорил в крохотный микрофон, закрепленный на воротнике мантии:

— Взять всех, кто остался стоять. В случае сопротивления — расстреливать на месте.

Новоиспеченный Император покинул балкон и вернулся в опустевший кабинет Старейшин. Все сделано. Теперь можно отдохнуть и сполна насладиться победой. Он приземлился на роскошный стул, прежде принадлежащий Олдусу Аттвуду, и, вальяжно раскинув конечности, расслабился. Однако отдохнуть не получилось. В ту же секунду парадная дверь кабинета открылась, и в помещение влетели крайне встревоженные Эвилис и оператор Роч.

— Амис, у нас проблемы! — с порога заявил Владыка.

Бывший референт внимательно посмотрел в лицо своей марионетке и сначала хотел осадить его за дерзкое нарушение покоя Императора, но желание поскорее разобраться, что случилось, пересилило раздражение:

— Говори.

— Амонианка выжила! Она сбежала на транспортном дроне вместе с Надзирательницей Криетрона и горсткой какого-то сброда!

— Что?! — Амис угрожающе поднялся со стула. — Я ведь сам видел на экране, как снаряд угодил прямо в сцену!!! Как она могла выжить?!

— Не знаю, — пришибленно проговорил Эвилис. — Танк и Лейла с группой штурмовиков пытались предотвратить ее побег уже после первой атаки. Но там откуда-то появились лазутчики Хиллвиля и скорпионы…

— Молчать!!! — взревел Амис. — Я ничего не желаю слышать о том, по каким причинам ты облажался!!! Куда она полетела, есть сведения?!!

— Да, господин, — сдержанно ответил Роч. — Транспортники не относятся к системе обороны города, поэтому не были деактивированы. Однако все их перемещения отслеживаются искусственным интеллектом. В настоящее время дрон приближается к крайней границе открытых Пустых Земель.

— Хм… — Амис задумчиво нахмурил лоб. — Интересно, что она задумала? Оттуда ведь еще никто прежде не возвращался…

— Я просканировал состояние транспортника, — пояснил Роч. — К сожалению, мы не можем отключить его питание дистанционно, однако, судя по техническому отчету, дрон получил серьезные повреждения. В том числе выведен из строя модуль управления посадкой. Простыми словами, они не смогут посадить дрон. Он упадет сам, когда иссякнут заряды батарей питания!

— Ха — ха — ха!!! — Император захохотал во весь голос. — Судьба определенно благосклонна к нам, джентльмены! Пусть летит. Не нужно ничего предпринимать. Если падение дрона ее не убьет, пускай это сделает то, что находится по ту сторону границы. А как защитить нас здесь, у меня еще вчера появилась грандиозная идея! — Глаза Амиса коварно сверкнули. — Мы не будем ждать, когда к нам придет какая-то новая угроза, вроде Амони, или других цивилизаций! Второе состязание Гладиаторов показало, что на планете мы не одиноки! Есть и другие грозные силы, воевать с которыми не в наших интересах!

— Что ты предлагаешь? — непонимающе нахмурился Эвилис.

Император расплылся в самодовольной улыбке:

— Ты думал, Владыка, что я остановлюсь, когда захвачу Оазис и Внешние Земли? Нет, друг мой. Моя цель — править всем миром! И для этого нам нужны выгодные союзы с теми, кто сейчас никак от нас не зависит!

— Ты о тех аборигенах с Полигона, которые положили большую часть моих Гладиаторов? — Эвилис удивленно вскинул брови.

— Именно! Ведь только их воины оказались настолько сильными, что даже амонианке удавалось их одолеть с большим трудом!

— Ты хочешь привести их сюда… — догадался Владыка, пребывая в легком шоке.

Амис лишь коварно улыбнулся и приказал:

— Роч! Обеспечь нашим миротворческим силам доступ на Полигон. В то пространство, где вчера проходило состязание!

Оператор заговорщицки переглянулся со своим господином и покорно направился к выходу…





Продолжение следует



home | my bookshelf | | Елена - оружие возрождения |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу