Book: Сексуальный интеллект



Сексуальный интеллект

Марти Кляйн

Сексуальный интеллект

Marty Klein, Ph.D.

SEXUAL INTELLIGENCE: WHAT WE REALLY WANT FROM SEX-AND HOW TO GET IT

Copyright © 2012 by Marty Klein, Ph.D. All rights reserved. Published by arrangement with HarperOne, an imprint of HarperCollins Publishers.


© 2012 by Marty Klein, Ph.D. All rights reserved. Published by arrangement with HarperOne, an imprint of HarperCollins Publishers

© Косарева Е.А., перевод на русский язык, 2020

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

* * *

Случаи, о которых автор рассказывает в этой книге, реальны. Тем не менее имена и детали изменены, чтобы защитить личную жизнь их участников.


Благодарности

Нескончаемые беседы и размышления о сексе могут показаться составляющей идеальной жизни, и, возможно, так оно и есть. Но вместе с тем это еще и тяжелый труд. Разобраться в этой одной из самых запутанных и животрепещущих тем непросто. Изложить эти знания доступно, чтобы их было просто и приятно внедрять в свою сексуальную жизнь, – вот это задача, которая поистине требует большого терпения. Да, это часть повседневной жизни, но не стоит романтизировать эту работу.

К счастью, мне не приходится проходить через это в одиночку. Для этих нескончаемых разговоров у меня есть потрясающие собеседники, умные и опытные профессионалы, которые с энтузиазмом обсуждают со мной все мои идеи. Эта книга появилась благодаря десяткам, нет, сотням полуночных и утренних созидательных разговоров в стиле «а что, если?». Так что спасибо моим товарищам по раздумьям: Вене Бланшард, Дагу Брауну-Генри, Ларри Хеджесу, Дэгмару Герцогу, Полу Джоаннидесу и Чарльзу Мозеру.

И поскольку мы не так уж часто разговариваем, я всегда узнаю что-то новое, когда обсуждаю взаимосвязь культуры и сексуальности с моими приятелями Эллин Бейдер, Микки Даймондом, Биллом Фишером, Мелиссой Фричл, Мег Каплан, Диком Крюгером, Джанет Левер, Дебом Левинь, Питером Пирсоном, Пеппер Швартц, Биллом Тавернером и Кэрол Таврис. Меган Анделлу очень помогла мне своими точными замечаниями относительно первоначальной версии книги.

Сюзан Бойд великодушно продемонстрировала мне актуальность моей работы в современном мире социальных сетей. Ее проницательный, опытный взгляд на мою работу оказался для меня очень полезным.

Вероника Рэндалл в очередной раз изменила мое мышление, а следовательно, и мое произведение. На ранних этапах создания этой книги ей удалось объяснить мне, о каких вещах здесь писать не стоит. Как всегда, она сделала это мягко, как если бы со всей нежностью обнимала извивающегося ягненка.

Майкл Каслмэн – мой закадычный друг и коллега (и великолепный писатель). Я знаю, что это получается ненамеренно, но он всегда требует, чтобы я четче выражал свои мысли, что именно я хочу сказать и почему. Неизменность этой привязанности и уважения ко мне, независимо от моих ответов, только повышает ценность его вопросов. А еще он больше, чем кто-либо другой, облегчил мое погружение в мир писательства.

Даг Керби и Джек Морин – высококвалифицированные специалисты и мои близкие друзья. Их уверенность в моих способностях не единожды помогала мне справиться с приступами сомнений в целесообразности написания очередной книги. Десятки лет мы вместе познавали как сексуальность, так и жизнь в целом. В результате я стал гораздо лучшим сексологом и человеком.

Эрик Брандт принес мою книгу в HarperOne. Все время, что он занимался мной, он относился ко мне с теплотой и уважением.

Я очень ценю работу моего редактора Синди ДиТиберио. Благодаря ее энтузиазму и проницательности она добилась того, к чему стремятся все редакторы, но добиваются немногие – сделала эту книгу лучше.

Если бы я носил шляпу, я бы почтительно снял ее перед моим агентом, Уиллом Липпинкоттом. Уилл – джентльмен старой закалки, обладающий поразительно современной чуткостью. От моего имени он элегантно справляется со всеми задачами самой запутанной в мире индустрии, при этом с невероятным успехом он так же разбирается и во мне. Мы с ним определенно странная пара, и он терпеливо делает все возможное для того, чтобы у нас все получилось.

А что же моя жена? Моя терпеливая, понимающая, бесконечно мудрая, любящая жена? Ох, не позволяйте мне заводить этот разговор – для моих восхищений ею понадобилась бы отдельная книга. Скажу лишь, что, если бы вы были с ней знакомы, вы бы мне страшно позавидовали.

Вступление

Неудивительно, что у многих людей не получается

Правда или ложь? (ответы тут)

• Вибраторы, наручники, дилдо и анальные шарики теперь можно купить на amazon.com.

• 86 % взрослых американцев признают, что мастурбируют.

• Ежегодно миллионам мужчин врачи выписывают рецепты на принятие курса «Виагры», «Сиалиса» и «Левитры», однако очень немногие из них продлевают рецепты на них.

• Люди, занимающиеся садомазохистскими практиками – шлепки, удары плетью, повязки на глазах и т. д., – страдали от абьюзивных отношений не чаще, чем люди, которые данными практиками не занимаются.

• Многие мужчины всех возрастов не эякулируют каждый раз, когда занимаются сексом, – и когда это происходит, многие женщины считают, что это их вина.

• В 2010 году лишь 20 % опрошенных студентов ответили, что оральные ласки – это «секс».

• За прошлый год в США на порно было потрачено больше денег, чем на покупку билетов на все профессиональные матчи по баскетболу, футболу и хоккею вместе взятые.

• В прошлом году больше миллиона американцев посетили свинг-клуб.

• Более половины дешевых массовых изданий, продаваемых в США, – это любовные романы. В прошлом году половина всех взрослых американцев прочитали по меньшей мере один любовный роман. Среднестатистический потребитель подобной литературы читает примерно пятьдесят романов в год.

• Во многих программах полового воспитания в США не разрешается использовать слова клитор или удовольствие.


Секс – это не просто вид деятельности. Это идея.

Наши представления о сексуальных отношениях так запутанны, что мы усложняем сам процесс. Я здесь, чтобы упростить и ваш секс, и ваши представления о нем. Имея более чем тридцатилетний опыт работы сексологом и семейным консультантом, могу сказать, что практически всегда это делает секс проще и приятнее. И чаще всего он становится еще и регулярным.

Когда мы молоды, сексуальное влечение возникает благодаря гормонам, страсти, жажде новых ощущений и стремлению испытать себя. Мы все настоооолько похотливые. Мы жаждем самого сложного – и самого примитивного – слияния с объектом нашего желания. О, если бы мы только могли расстегнуть наше тело, чтобы он или она смогли бы забраться прямо внутрь него!

Нам говорят о том, что впоследствии влечением будут управлять не гормоны, им будет управлять любовь. Мы ждем того самого дня, когда почувствуем вот это: «Ты просто потрясающий/ая, ты идеально мне подходишь, я хочу тебя».

И в конечном счете большинство из нас действительно влюбляются. Мы идеализируем нашего партнера. И, естественно, он или она нас возбуждает.

Отношения продолжают развиваться, и оба партнера наконец узнают друг друга лучше. В нашу жизнь приходит рутина. Если мы хотим какой-нибудь новизны, нам нужно постараться – поехать на выходные за город, купить новую мебель, дать волю новым фантазиям. А еще мы перестаем идеализировать человека. Как только это происходит, любовь перестает все так же неизменно провоцировать влечение, потому что вмешиваются другие аспекты жизни.

Секс случается все реже. Или становится однообразнее. Или и то, и другое.

Когда отношения только зарождаются, а секс кажется чем-то необычным и приносит кучу удовольствия, первоначальные эмоциональные затраты каждого полового акта не особо высоки. Мы не боимся услышать «нет» и чаще всего не переживаем о том, услышим ли «да». Но, когда регулярность секса уменьшается, мы испытываем значительно больше смущения. Обоим партнерам становится тяжелее завестись, это отнимает у них больше времени и нервов.

Трудности и переживания, связанные с инициированием секса, начинают перевешивать преимущества от того, что он вообще произойдет. Если людям хорошо вместе и они сходятся характерами, они находят другие надежные способы наслаждаться друг другом: гуляют, вместе готовят, смотрят телевизор, наслаждаются дневным сном, фотографируют своих детей, играют в скрабл. Когда у пары нет возможности проводить много времени вдвоем и они точно знают, что могут получить удовольствие, занимаясь и другими вещами, секс, предполагающий возможные внутренние сомнения, расстройства, критику и эмоциональное напряжение, кажется просто иррациональным выбором.

Поэтому любящие пары, состоящие в длительных отношениях, поступают так: они реже спят друг с другом, а вместо этого занимаются другими приятными вещами, которые требуют от них меньше усилий.

Если вы и ваш партнер хотите, чтобы по истечении нескольких лет секс оставался частью вашей жизни, вам не стоит полагаться на гормональное возбуждение, или на переполняющее вас чувство влюбленности, или на мысль, что лучше занятия все равно не придумаешь. Вам обоим придется поступать абсолютно нерационально – предлагать друг другу гораздо менее приятное и более эмоционально затратное занятие, чем практически все другие доступные вам виды деятельности.

А что насчет самого секса, который случится между вами, когда вы наконец выкроите на него время?

Каждый из нас узнает о прелестях половой жизни в юности, когда мы еще обладаем молодым и сильным телом. К моменту, когда нам исполняется тридцать, редко кто может похвастаться таким телом. А к сорока годам? Вы можете выглядеть фантастически. У вас может быть отменное чувство стиля, какая-то изюминка, которая притягивает взгляды других. Но у вас больше нет того тела, которое было у вас, когда вы только познавали секс. Тело, с которым вы живете сейчас, ведет себя по-другому, не так ли?

Если в зрелом возрасте вы будете относиться к сексуальным отношениям так же, как делали это в молодости, вам придется несладко. К тому же ваши эмоции восстанут против вас: если секс для вас означает, к примеру, моментально влажную промежность, стальную эрекцию, резкие толчки при проникновении и одновременный оргазм, вас будут расстраивать неудачи – а это еще одна причина лишний раз не склонять партнера к сексу. Ну, или не отвечать на его попытки.

С другой стороны, если вам удастся уложить в голове все особенности сексуальной жизни, актуальные именно для вашей ситуации (повидавшее виды тело, немолодой партнер, ограничения по времени и сужающийся список подходящих мест, эмоциональные травмы), у вас чаще будет возникать желание проявить инициативу, так как ваши шансы получить удовлетворение и радость будут гораздо выше. Это значит, что вам придется изменить некоторые свои взгляды на желание и возбуждение, сексуальную «функцию» и «дисфункцию».

По факту, вам придется изменить свой образ мышления в отношении всего, что касается сексуальной жизни.

Естественно, вам может быть неуютно от самой мысли о том, что надо изменить свое отношение к сексу. «Был бы я молод, мне бы не приходилось ничего менять» или же «Если бы я все еще был хорош в постели, мне бы не приходилось смотреть на вещи по-другому». Так что вам придется как-то смириться с этой необходимостью. Если получится и вы измените свое мышление, если у вас есть желание работать над этим, при этом у вас есть чувство юмора и способность воспринимать все спокойно, вы сможете добиться очень приятного результата.

Неудивительно, что у многих людей не получается.


В этой книге вы познакомитесь с более чем тридцатью моими пациентами. Они замечательные люди (ну, по большей части), но сами усложняют свою сексуальную жизнь. Они связывают секс с каким-то понятием нормальности, со стеснением, с романтикой, с юностью и недостижимыми идеалами, с необходимостью быть женственными и отчаянными попытками ничего не испортить.

И, естественно, они испытывают страх, обиду, относятся ко всему пессимистично и тратят на это кучу нервов. И обвиняют. Обвиняют во всех своих бедах секс, женщин, порнографию, менопаузу, экономику, свою маленькую грудь, стрессы и волнения. Мне нравятся практически все мои пациенты, но, боюсь, именно такие люди создают сексу дурную репутацию.

Мои пациенты хотят, чтобы секс был «естественным» и «спонтанным», «просто случался, и всё». Многие из них отвергают идею о том, что нужно вкладывать определенные усилия во взрослый секс – им проще всего вернуться к подростковому варианту: интрижки, любовные романы, переписки в Интернете, каждодневный просмотр порно, отсутствие всякого желания.

Но нам всем пора повзрослеть и заново научиться тому, как обращаться с нашей сексуальностью. Настало время Сексуального Интеллекта. Так что же это такое?

Сексуальный Интеллект = Информация + Эмоциональные Навыки + Осознание Собственного Тела

Давайте рассмотрим краткие положения этой идеи:

• Сексуальный Интеллект – это способность относиться к сексу спокойно и разумно, независимо от того, что происходит в процессе.

• Чтобы получать от секса больше, нам нужно кое-что изменить в себе. Чтобы эти перемены произошли, следует посмотреть на все под другим углом. Сексуальный Интеллект – это тот самый измененный взгляд на вещи.

• Сексуальный Интеллект полезен в различных ситуациях и в разные периоды нашей жизни: в двадцать лет, когда мы познаем мир секса; в тридцать лет, когда мы устанавливаем крепкую связь со своим партнером и приходим к определенному сексуальному ритму; в сорок, при адаптации к изменениям; в пятьдесят, когда пора расстаться с юношеским вариантом секса; в шестьдесят и старше – при создании нового образа сексуальной жизни.


Хорошие новости – эта концепция поможет понять, почему до этого момента вам не удавалось добиться улучшений в сексуальной жизни (потому что вы не пытались поменять свою систему воззрений), и это должно вселить в вас надежду, что существует еще не опробованный вами способ, который может сработать.

С точки зрения Сексуального Интеллекта можно предсказать и объяснить некоторые из основных особенностей современной сексуальности:

• Почему многим людям не помогает «Виагра», несмотря на то что она возвращает эрекцию.

• Почему, осваивая новые позы в сексе, вы не чувствуете себя менее тревожно.

• Почему проблемы с желанием – самый частый вопрос, с которым обращаются к сексологам.

• Почему решением проблем с желанием должна заниматься сексуальная терапия.

• Почему количество порно в Интернете выросло до астрономических размеров и почему так много людей снимают или смотрят любительское порно.

• Почему большинство людей чувствуют себя ужасно, когда сексуально неудовлетворены.


Сексуальный Интеллект позволяет нам использовать нашу сексуальность для выражения нашего подлинного «я». Конечно же, мы можем заниматься сексом и без этого, но это не всегда будет отражать то, кем мы на самом деле являемся (или думаем, что являемся). Когда мы испытываем сексуальную неудовлетворенность, мы обычно не обращаемся к нашему Сексуальному Интеллекту. Мы пытаемся исправить то, что делаем неправильно – эрекцию, оргазм, смазку, стареющее тело, – но даже если получается, эти исправления не всегда делают секс более приятным. Это как пытаться научить свинью танцевать: как бы ты ни пытался, ты не добьешься желаемого результата, скорее всего, только разозлишь несчастную свинку.

Сексуальный Интеллект позволяет перейти от подросткового секса ко взрослому. Перейти от секса, в котором вами управляют гормоны, к сексу, который вы сами сможете выбирать. Он помогает избавиться от чувства «секс придает мне ценность» и обрести чувство «я сам придаю ценность собственной сексуальности». Это именно то, что позволяет вам подстраивать вашу сексуальную жизнь под себя, вместо того чтобы подстраиваться под нее.

За все те тридцать лет, что я слушал разочарованных в сексе, подавленных, смущенных, обиженных, полных тревог, импульсивных, самокритичных людей, я заметил некоторые сходства в описываемых ими неудовлетворяющих сексуальных отношениях. Но доставляющие удовольствие, жизнеутверждающие сексуальные отношения – с ними все по-другому. Они могут быть самых разных видов, на любой вкус и цвет, по-особенному создаваемыми каждым человеком и каждой парой. Давайте выясним, какой будет ваша версия – и как можно использовать Сексуальный Интеллект для ее создания.


Ответ на тест на страницах 11–12.

Каждое из этих десяти утверждений – правда.



Часть I

Рассказываем правду о сексе

Глава 1

Что, по словам людей, они ждут от секса и чего на самом деле хотят?

Карлтон пришел ко мне на прием с простым вопросом: «Почему мне не хочется секса с проникновением?»

Ну да, таков мой типичный рабочий день.

Карлтон – инженер на пенсии, дружелюбный 68-летний малый с озорной улыбкой. Он рассказал мне, что совсем недавно у него появилась девушка, Лина.

– Хотя, «девушка», конечно, забавное слово для 63-летней женщины, – засмеялся он.

Карлтон только-только отпраздновал тридцатую годовщину свадьбы, и это звучало удручающе. Его жена, Женевьев, разочарованная своей неудачной карьерой в сфере недвижимости и тем, что ей так и не удалось завести детей, еще много лет назад начала вести себя зло и холодно. Он отстранился – сначала от нее, потом и от жизни в целом. Неделю за неделей он проводил за работой, всячески избегая контакта с Женевьев. Секс никогда не был основой их брака, а теперь и вовсе прекратился.

Когда Женевьев наконец развелась с ним не с самыми теплыми чувствами, он остался один. Примерно восемь месяцев спустя друг познакомил его с Линой.

– Я просто не мог поверить своему счастью, – он весь сиял. – Она оказалась такой доброй, открытой, яркой, она была полна жизни.

Они несколько раз пообедали и наконец стали проводить вместе каждый день. А вскоре и каждый вечер.

– Она любила целоваться и говорила, я в этом хорош, – скромно сказал он, почти не глядя в мою сторону. Никто не говорил ему ничего подобного с тех пор, как ему было восемнадцать. – Вскоре у нас начали происходить другие виды физического контакта, и, в общем, мы занимались разными сексуальными штучками. Мы могли так забавляться все утро напролет. Это было великолепно!

Днем они устраивали свидания и прогулки: отправлялись в походы, катались на велосипедах, ходили в кино, на показы старых фильмов и в музеи. Он вспомнил о своей любви к музыке. Это было безумное время. Она помогла ему купить несколько новых, более стильных нарядов.

– Вы только посмотрите, на мне шелковая рубашка, – улыбнулся он. – А еще она наряжается специально для меня даже дома. Невероятно!

Но она хотела проникающего секса. А он нет. Она спросила почему. Он не знал, что ответить. Она предложила ему сходить ко мне.

– Так почему мне не хочется проникновения? – спросил он.

– Почему вы думаете, что вам не хочется? – спросил я.

– Ну, консультант Лины говорит, что, скорее всего, я боюсь близости. И до вас я ходил на несколько сеансов к сексологу – по ее словам, я не могу решиться занять свою мужскую позицию в этих отношениях, особенно после того, как меня лишали этой мужской энергии в браке.

– Вы думаете так же?

– Хм, звучит не очень похоже на правду, но кто знает. Разве не все люди хотят проникающего секса? Лину это так заводит. Она уверена, что мне понравится. Что со мной не так?

– Что ж, а почему вы вообще должны хотеть такого вида секса? – я высказал мысль, которая противоречит общепринятой точке зрения.

– Я никогда не думал об этом. Разве не каждый этого хочет?

– Мы тут не обсуждаем всех и каждого, Карлтон, мы говорим о вас. Вы же не пытаетесь зачать ребенка, да? – Мы оба усмехнулись. – Тогда что такого важного в этом проникновении? Почему оно должно быть в топе ваших сексуальных предпочтений?

– Довольно странный разговор у нас получается, – заявил он, но я видел, что он заинтригован.

– Вы наслаждаетесь лучшим сексом в вашей жизни, так?

– Так.

– Вы отлично проводите время, почти каждый день целуете и трогаете прекрасную обнаженную женщину, полную энергии и страсти, так?

– Так.

– Вы оба достигаете оргазма и получаете море удовольствия, и все это время можете смотреть друг на друга. Зачем вам что-то менять?

Некоторое время он обдумывал мои слова. Затем тихо сказал:

– Это она хочет. Чтобы я этого хотел. Она говорит, что хочет чувствовать себя желанной, а женщина именно так чувствует, что мужчина ее хочет. Ну, конечно же, я ее хочу! Я все время это повторяю, и мы все время занимаемся сексом, даже если я не всегда в настроении.

Карлтон не был «ленивым любовником», он любил секс и близость с Линой. Но, как только он начал внимательнее относиться к тому, как у них обстоят с этим дела, осознал, что чувствует, будто его зажимают в угол.

– В общем, ее нервирует то, что я не хочу в нее входить, – сказал он. – Я уже устал ее убеждать.

Лина продолжала твердить о том, что хочет, чтобы Карлтон занимался с ней любовью «как мужчина».

– Я не фанат такого секса, – нахмурился он. Мне было очевидно, что он не боится быть «мужественным» – просто ему это не приносит особого удовольствия. Но ее требования по этому поводу не стихали, и Карлтон осознал, что это начинает его обижать – и это его напугало.

– Карлтон, вы как Спящая Красавица, – сказал я. – Месяцы, проведенные с Линой, пробудили вас, и это чудесно. Поначалу вы с радостью воспринимали ее как проводника, вернувшего вас в полную эмоций и впечатлений жизнь. Теперь вы становитесь более независимым, и некоторые настойчивые требования Лины уже не кажутся вам такими очаровательными.

– Да, – активно закивал он. – Это моя жизнь, и мне необязательно делать все так, как она хочет, – вообще-то, я хотел бы оставить некоторые из моих старых рубашек! – Мы оба рассмеялись.

– Я не хочу спорить и враждовать с ней, – продолжил он. – Я хочу быть с ней, но не могу позволить ей учить меня, как заниматься любовью. И не позволю ей насильно превратить меня в мужчину, которого она хочет видеть.

На самом деле они чуть было не расстались, когда Карлтон начал выстраивать некоторые границы между ним и Линой. Но, спустя несколько недель пререканий, они стали лучше понимать собственные желания и желания друг друга.

– Когда меня не принуждают к проникновению насильно, мне оно, возможно, кажется даже более привлекательной идеей, – признался он. – Пока что мы сошлись на том, что хороший секс для нас важнее того, какой это вид секса. По крайней мере, она говорит, что сейчас ее все устраивает, а потом мы сможем поговорить снова.

Что говорят люди

Что большинство мужчин и женщин хотят от секса, согласно их признаниям?

С одной стороны, разные люди называют много различных вариантов: оргазм, «близость», быть желанным/ой, хороший минет, много поцелуев и ласк, твердый член, легкие шлепки, удовлетворить своего партнера и т. д.

С другой стороны, почти каждый ответ приводит нас к определенному выводу: то, что большинство людей ожидают от секса (по их словам), это некая комбинация удовольствия и близости.

Но как сексолог могу сказать вам, что большинство людей во время секса на самом деле сосредотачиваются не на этом. Задумайтесь сами – вспоминаете ли вы обо всех этих вещах?

Так на что же все люди – и вы тоже – обращают внимание во время секса?

• Как они выглядят.

• Как они пахнут.

• Какие звуки они издают.

• Как избежать нежелательных действий со стороны партнера (например, не быть укушенным за плечо).

• Игнорирование (или предотвращение) боли.

• Стремление к оргазму.

• Как не кончить слишком рано.

• Поддержание эрекции или достаточного количества смазки.

• Подавление эмоций.

• Стремление все делать «правильно».

• Как молча, не напрямую побудить партнера что-то сделать (например, стимулировать клитор).


Совсем неудивительно, что, когда люди заявляют, что хотят от секса одного, а потом сосредотачиваются совсем на другом, они чувствуют себя неудовлетворенными.

При этом все утверждают, что думают об этих других вещах (хорошо ли они выглядят, как сдержать эмоции) как раз для того, чтобы улучшить свой секс.

«Я не хочу, чтобы у него упал, когда он увидит мою большую задницу, – говорят некоторые женщины, – так что я обычно не позволяю ему брать меня сзади».

И я слышал от мужчин фразы вроде: «Мне все время кажется, что ей скучно, пока она отсасывает мне, так что я постоянно пытаюсь это проверить: хмурится ли она, точно ли ей комфортно?»

Многие люди, которые стремятся достичь сексуального удовлетворения, заявляют, что им просто необходимо уделять внимание работе их половых органов: «Мне важно знать, что мой член будет твердым достаточно долго, чтобы я смог удовлетворить мою жену» или «Когда мне кажется, что я слишком долго не кончаю, я себе помогаю, ну или вообще имитирую».

Большинство людей не считают это отвлекающим фактором, но на самом деле это так и есть – все эти мысли отвлекают их еще больше, чем гора невымытой посуды или неоплаченные счета. Когда внимание сосредоточено на том, как работает твой член или вагина, невероятно сложно испытать удовольствие и чувство близости. И хотя многие думают, что таким образом можно улучшить секс, боюсь, они сильно ошибаются.

Очевидно, очень многие люди (и многие специалисты тоже) не понимают этого. Никто не говорит, приходя ко мне на прием: «Пожалуйста, помогите мне перестать беспокоиться о моей эрекции, моих оргазмах, моем желании все делать правильно – это мешает мне получать удовольствие от секса». Ага, если бы. Вместо этого они просят, чтобы я научил их лучше справляться со всем этим.

«Док, как нам кончать одновременно?», «Док, как при оральном сексе сохранять член твердым, даже если она немного грубо с ним обходится?»…

Невероятно важно помочь людям понять, о чем они на самом деле думают во время секса. И еще важнее – привести их к осознанию, что зачастую их мысли – основное препятствие на пути к удовлетворению.

Многие люди во время секса больше заняты наблюдением за собой, вместо того чтобы полностью погрузиться в процесс, и это обычно сильно снижает получаемое ими удовольствие. Мы рисуем картины у себя в голове, строго себя судим, беспокоимся о том, что видит, чувствует, слышит, какие запахи и вкусы ощущает наш партнер. Это отвлекает гораздо больше, чем мысли о работе или стирке, – потому что, как только секс начинает ассоциироваться с тем, какими нас видят другие, мы уже не можем перестать себя оценивать. Мы все время размышляем, как быть естественными и как выгодно себя подать. (Это одна из причин, почему и мужчины, и женщины имитируют оргазм.) Эта неуемная бдительность разрушает наши эротические чувства, мешает выражению себя и не дает получить удовлетворение от секса.

Это как пытаться насладиться вкусным ужином, будучи одетым в новенькую дорогую белую рубашку. Даже если вам удастся уберечь ее от пятен, постоянные опасения возьмут верх и в конечном итоге испортят всю трапезу.

О’кей, мы уделяем внимание совсем другим вещам. Почему?

Не важно, идет ли речь о наших пивных животах, или стремительно седеющих волосах на лобке, или уже не такой упругой груди (помните, что с возрастом она не обвисает, а становится менее эластичной), или же о наших попытках сохранить эрекцию после достаточного количества толчков, или о страхе, что мы плохо пахнем, когда наш партнер приступает к оральным ласкам, – почему мы вообще во время секса фокусируем внимание на подобных посторонних вещах?

Одна из причин – наша уверенность в том, что именно здесь начинается или заканчивается сексуальность, а, по нашему мнению, «сексуальность» жизненно необходима для получения удовлетворения. Скоро мы разберемся с этим вредным (и неверным) убеждением. Но другая причина заключается в том, что в конечном счете помимо удовольствия и близости есть и другие вещи, которые мы желаем получить от секса.

Для большинства женщин и мужчин эти потребности могут включать в себя:

• Укрепление уверенности в том, что мы сексуально привлекательны;

• Укрепление уверенности в том, что мы сексуально компетентны;

• Подтверждение нашей мужественности/женственности;

• Ощущение, что мы соответствуем норме;

• Избавление от тревоги за весь процесс;

…и так далее.


Многие аспекты нашего поведения в сексуальных отношениях направлены именно на удовлетворение этих потребностей, и не важно, признаем мы это или нет. Как мы увидим дальше, чаще всего наши стратегии не приносят желаемого результата, но мы все равно продолжаем их придерживаться. И, оказывается, мы очень многого требуем от полового акта, и все ради того, чтобы разобраться с этими потребностями, которые по сути даже не связаны с сексом. Другими словами, у большинства из нас есть эмоциональные нужды, с которыми мы пытаемся справиться посредством секса, но секс при этом не является лучшим способом их удовлетворить.

Некоторым людям сексуальные отношения действительно помогают укрепить уверенность в своих силах, повысить самооценку, дарят чувство облегчения. Конечно же, удовольствие и близость восхитительны, но они явно уступают ощущению целостности, нормальности, связи с реальностью и чувству «я достаточно хорош, можно и расслабиться на минутку». И я усвоил для себя, что именно этого многие люди пытаются достигнуть с помощью секса.

Я не говорю, что люди не хотят получать от секса удовольствие и возможность испытать чувство близости. Многие стремятся к некой комбинации того и другого – но лишь после того, как будут удовлетворены их эмоциональные нужды.

Люди не всегда это осознают. Но если у вас есть подобные неразрешенные эмоциональные проблемы и вы пытаетесь их решить с помощью красивого идеализированного секса и не осознаете этого, то вы можете ощущать, что от секса больше проблем, чем радости и удовольствия, или что чувствовать себя одиноко во время полового акта для вас – обычное дело, или что, занимаясь любовью, вы как будто становитесь другим человеком.

Обычно мои пациенты имеют в виду именно это, когда говорят: «Секс не так великолепен, как был раньше» или «Чего-то не хватает, и я не могу понять чего».

Попытки косвенно обрести собственную ценность, увериться в своих силах и получить любой другой психологический эффект от сексуальных отношений – особенно если мы не признаем наших истинных намерений или не сообщаем о них партнеру – усложняют секс, делают его непредсказуемым и очень энергозатратным. И мы только усложняем ситуацию, выдумывая узкие определения удовлетворению, которого хотим достигнуть. Если «мужественность» означает постоянную эрекцию, которая не поддается усталости, а «компетентность» требует стабильных оргазмов, будет довольно трудно достигнуть «успеха» в этом деле.

Возможно, это объясняет, почему во время полового акта вы не сосредоточены на удовольствии и близости. Потому что иногда осознанно, иногда нет вы ожидаете чего-то еще. Это также объясняет, почему так много людей остаются неудовлетворенными – потому что секс не дает им того, что они на самом деле хотят, по факту они просто не могут получить это посредством успешного физического соития. А любое моральное удовлетворение, которое вы случайно можете ощутить, не останется с вами надолго, потому что оно непрямое, неосознанное и мимолетное.

Если вы не сообщаете партнеру об этих сторонних ожиданиях, немудрено, что, занимаясь сексом, вы можете почувствовать себя одиноко. И, естественно, гораздо тяжелее добиться секса вашей мечты, когда вы напрямую не вовлекаете в это вашего партнера.

Если вы из тех, кто нуждается в подробном обсуждении сексуальных отношений, можете начать с этой темы: скажите партнеру, что хотели бы получать от секса больше, чем просто восхитительные оргазмы (независимо от того, случаются они у вас сейчас или нет). Но сразу дайте понять, что не просите «обеспечивать» вас положительными эмоциями (это может показаться очень непростой задачей); скажите, что воспринимаете вашу сексуальную жизнь как совместное дело и осознаёте, что вам обоим нужно немного продвинуться в этой сфере.

Мой пациент Крейг, например, был смущен богатым сексуальным прошлым его новой девушки. И, хотя Элли была честна перед ним, он всегда чувствовал, будто у нее еще есть что рассказать. То, что он долго не мог простить измену своей первой жены, пока сам не начал новые отношения, только ухудшало ситуацию.

Что Крейгу на самом деле хотелось услышать от Элли, так это то, что он лучший любовник из всех, что у нее были. Отчасти потому, что он чувствовал, что пытается соревноваться с ее бывшими партнерами, отчасти потому, что он боялся потерять ее так же, как потерял свою первую жену.

Но он никогда не говорил этого Элли напрямую. После того как они позанимаются любовью (обычно три-четыре раза в неделю), он всегда спрашивал, понравилось ли ей, кончила ли она (как будто сам этого не видел и не слышал!), довольна ли она. Не то чтобы она стеснялась выражать свои эмоции, но, только заставляя ее из раза в раз говорить «да, да, да», он чувствовал себя компетентным, значимым в сексуальном плане. И, хотя он не осознавал этого до нашей с ним терапии, для него это было так же важно, как чувство близости и удовольствие, которые он ощущал от занятий любовью с Элли.

Страх перформанса

В основном многие люди связывают секс с успехом либо провалом: не причинили ли они случайно боль своему партнеру, не расстроили и не заставили ли его скучать; не показали ли себя некомпетентными или неопытными; не выглядели ли глупо. Зачастую люди волнуются о том, что их тело не сработает так, как «должно» (например, не будет эрекции), или что оно выкинет что-нибудь, чего «не должно» происходить (например, что они обмочат кровать). Для миллионов мужчин и женщин «ну, вроде я несильно все испортил» – лучший результат, который они могут получить от занятий любовью.



Как мы увидим далее, одна из самых прекрасных сторон секса – это то, что мы можем сделать его занятием, в котором невозможно допустить ошибку, где в принципе ничто не может пойти не так – не потому что мы доводим его до совершенства, а потому что мы радикально по-другому начинаем определять «успех» в сексуальных делах.

Далее приведены признаки «страха перформанса», которые я вывел с помощью моих пациентов. Может быть, вы сами произносили одну из этих фраз или думали подобным образом, беспокоясь о том, что не сможете «исполнить свою роль» так, чтобы удовлетворить ожидания партнера или ваши собственные:

• «Она ждет, что мы займемся сексом в день ее рождения, а я не уверен, что буду в нужном настроении».

• «Я никогда не сравнюсь с Меган Фокс или Анджелиной Джоли».

• «На прошлой неделе у нас было парное свидание с друзьями, которые только недавно начали встречаться. Неловко находиться рядом с людьми, которые так сильно увлечены друг другом».

• «Опра говорит, что если я не могу возбудиться, то это либо моя вина, либо ее».

• «Моя девушка недавно похудела и купила новое нижнее белье – что делать, если это не вызывает во мне большого интереса?»

• «Мы замечательно провели этот субботний вечер, и я ужасно боюсь испортить его, если соглашусь на секс, а потом кончу слишком быстро».

• «У нас неделю не было секса, а завтра дети уже возвращаются из лагеря».

• «Фильм, который мы смотрели на прошлой неделе, оказался очень возбуждающим, и мы оба ерзали от неловкости».


Большинство людей хотят хорошо «исполнять свою роль» во время полового акта, воображая, что это лучший способ добиться сексуального удовлетворения (а еще избежать «провала» и разочарований). Но именно по причине того, что мы не способны контролировать значительную часть нашего «перформанса», это желание «играть роль» приводит к беспокойству. Иронично, как из-за потребности «успешно» действовать и выглядеть во время секса возникают многие трудности и разочарования, которых люди боятся, но все равно не могут избежать. Все жаждут освободиться от этого давления, но тем не менее это невозможно.

Конечно, стремиться к освобождению от этого страха перформанса, стараясь делать все лучше, – неправильно, но многие думают, что именно так это и работает. Мы можем смеяться над суевериями известных спортсменов: например, Майкл Джордан всегда во время игр надевает свои шорты «Северной Каролины» под шортами «Буллс», а Пейтон Мэннинг от корки до корки читает программку матча перед каждой игрой. Но если эти ритуалы вполне безобидны, то, когда мы фокусируемся на успешном перформансе, зачастую это только портит секс. Представьте, как быстро Майкл Джордан избавился бы от этих шорт, узнав, что из-за них его броски становятся хуже!

Сегодняшние руководства по самосовершенствованию, психологи, медики, тренинги по сохранению брака – не говоря уже о Victoria’s Secret – игнорируют эту простую истину. Они пытаются помочь людям улучшить их интимные отношения, ничего не делая с их ошибочными предположениями и строгими суждениями и лишь добавляя вишенку на торте – гендерные стереотипы и оптимистичное «вы все сможете». Но, подобно возведению здания на хлипком фундаменте, это ошибка, которая делает «провал» в сексе, которого все так боятся, практически неизбежным. Вот почему многие из моих пациентов – это люди, которым не помогли другие специалисты и программы.

А еще во всем винят женщин. Или мужчин. Или секс. Ну и не будем забывать порнографию, стрессы, менопаузу, «ты набрал вес» и другие вещи, о которых мне постоянно пишут на электронную почту.

Пробовать решить эмоциональные проблемы попытками достичь идеального секса – это как стараться стать успешным спортсменом, чтобы удовлетворить эмоциональные потребности, с которыми мы приходим в спорт.

Когда мой пациент Жуан был маленьким, у него было совсем плохо со спортом. Он хотел порадовать отца-футболиста, который грубо обращался со своим слабым, неуклюжим сыном. Естественно, по этой причине Жуан всегда прилагал слишком много усилий, что только затрудняло игру – и даже если он играл хорошо, у него не оставалось сил этому радоваться. В детстве у Жуана были эмоциональные потребности, связанные со спортом – он хотел чувствовать, что достоин отцовской любви, что он такой же, как и его ровесники, – и он не мог их удовлетворить.

Вместо того чтобы использовать для борьбы с внутренними переживаниями спорт, Жуан мог бы достичь желаемого другими способами (через интересные беседы, общее хобби, успешную карьеру) – вот только он был ребенком. Понятное дело, он считал, что и его боль, и избавление от нее кроются в спорте.

Теперь, будучи взрослым человеком, Жуан должен бы осознать, что тренировки по выходным нужны просто для удовольствия, но нет, они по-прежнему остаются для него ужасно важными, и когда у него что-то не получается, это сводит его с ума. Потому что эта эмоциональная взаимосвязь, усвоенная им в детстве, уже встроена в его подсознание.

Сказали бы вы маленькому Жуану, что решением всех его проблем являются успехи в спорте? Конечно же, нет. А что насчет взрослого Жуана? Вы бы посоветовали ему вкалывать еще больше и стать успешным спортсменом или предложили бы какое-то комплексное решение его психологических проблем?

Такой позиции в отношении сексуальности придерживаются многие люди. Они думают, что решат ту или иную психологическую проблему, если у них будет великолепный секс. Но это попросту не работает. Знаю, большинство думают, что великолепный секс удовлетворит все их эмоциональные потребности, с которыми они с его помощью пытаются совладать. К несчастью, многие психиатры и специалисты с этим соглашаются.

Они ошибаются.

Кроме того, у вас просто не получится насладиться хорошим сексом, пока вы сосредоточены на своих внутренних проблемах (особенно если вы не осознаете, что они есть). Это как надеяться получить удовольствие от концерта или спектакля, в то время как вам все время кажется, что все на вас смотрят и смеются над тем, как вы одеты. Так что да, люди постоянно гонятся за великолепным сексом, но в итоге не получают удовлетворения ни эмоционально, ни физически. А потом очень расстраиваются – и чаще всего еще и злятся или ругают себя.

Но давайте вернемся к тому, чего люди хотят от секса на самом деле.

Большинство не могут точно это выразить – либо потому, что им не хватает словарного запаса, либо потому, что это их смущает, они начинают стесняться и боятся использовать нужные слова. (А какая причина у вас?) Если бы люди подробно и точно рассказывали о том, чего хотят от сексуальной жизни, они бы рассуждали скорее на эмпирическом, нежели на функциональном уровне. То есть вместо того, чтобы говорить, как их тела могут функционировать, они бы говорили о том, как им хочется себя чувствовать.

А как людям хочется себя чувствовать до, во время, после и в отношении секса? Как показывает мой клинический опыт, они хотят чувствовать себя…

• Раскованными;

• Молодыми;

• Грациозными;

• Как будто у них есть все время мира;

• Привлекательными;

• Компетентными;

• Особенными;

• Будто это они изобрели секс;

• Бесстрашными.


Согласитесь, звучит потрясающе? Задача в том, чтобы ощущать все это, когда мы расслаблены. А иначе мы никогда не сможем прочувствовать все эти ощущения в полной мере. Ну, вот насколько вы сможете насладиться тем, что вас назвали привлекательными, когда вы думаете только о том, как бы не намочить кровать или сохранить стояк?

Измените свое восприятие секса

Другими словами, люди во время секса хотят почувствовать себя так же, как чувствовали себя, когда только втягивались во взрослую жизнь. Или как, по их мнению, чувствовали себя другие молодые люди. Поэтому они говорят о сексе так:

• «Мне хочется спонтанности».

• «Я не хочу общения – просто хочу заниматься этим, и чтобы все шло гладко».

• «Почему секс не может быть естественным? Ненавижу то, как много сложностей у нас теперь возникает».

• «Когда слишком много думаешь о сексе, это убивает всю романтику, таинственность».

• «Когда о сексе слишком много говоришь, он становится каким-то механическим».


Услышав подобное, каждый подумает, что эротика – это такая деликатная и эфемерная вещь, которая сразу растворяется, чуть прольешь на нее свет или слишком громко о ней заговоришь. Но я все-таки понимаю, почему люди так переживают, расстраиваются и злятся из-за этого. Для многих мужчин и женщин в молодости секс казался таким простым, а теперь им кажется, что все сильно усложнилось.

Молодость (примерно с восемнадцати до двадцати пяти лет) – это время, когда большинство людей разбираются со своей сексуальной идентичностью, раздумывая над вопросами вроде: «С кем мне хочется заниматься сексом? Как я отношусь к сексуальности? Какую роль она будет играть в моей жизни? Что для меня сексуальное удовлетворение и сексуальная фрустрация? Как на них следует реагировать?»

Вы принимаете самые важные решения относительно секса именно в возрасте, когда у вас молодое тело и энергичный образ жизни: «Что значит чувствовать себя возбужденным? Как мужчины относятся к женщинам, которые любят секс? Насколько важна контрацепция? Какой секс считается мужественным? Оральный секс вообще считается сексом?» Ответьте на сотню таких вопросов – не забывайте учитывать, что у вас молодое тело и активная жизнь, – и получите свою сексуальную идентичность, ваше восприятие того, что для вас значит половая жизнь.

Логично, что поскольку и наши тела, и наш стиль жизни меняется, соответственно, и наше восприятие тоже должно измениться. Мы же с вами меняем наше представление о самих себе и отношение к другим вещам: работе, еде, семье, здоровью. Но многие люди, сбитые с толку средствами массовой информации, индустрией моды, психотерапевтами с их «успешным взрослением» и многими другими источниками влияния, с возрастом не меняют свое отношение к сексу – и это приносит проблемы.

Многие из моих пациентов испытывают трудности с подстраиванием своего сексуального восприятия, устаревшего на десять, двадцать или тридцать лет, под их тело и стиль жизни, которые уже не могут комфортно сочетаться с этим восприятием. Вместо того чтобы разобраться в себе и изменить свои представления, многие из них утверждают, что что-то не так либо с ними, либо с их партнером, и хотят, чтобы я это исправил.

Всегда находятся специалисты (или рекламные ролики лекарств, косметики и алкоголя по ТВ), подтверждающие мнение этих людей, что они страдают от какой-то «дисфункции». Но преданность устаревшему на пятнадцать лет видению сексуальных отношений (и несоответствие ему на практике!) – это не «дисфункция». Это вызванное культурными и психологическими особенностями заблуждение.

В этом случае я показываю моим пациентам, из чего складывается их восприятие: из гендерных стереотипов, мифов о проникновении и оргазме, веры в то, что чувство одиночества во время секса неизбежно. Я помогаю им увидеть, насколько такое восприятие устарело, и помогаю создать новое. Вот где нам пригодится Сексуальный Интеллект. Мы разбираемся с их печалью, грустью, злостью или отчаянием, вызванными необходимостью отказаться от прежних сексуальных фантазий – чтобы впоследствии они смогли создать новые, более реалистичные мечты.

Уже немолодые люди (а это большинство взрослых) чаще всего ждут, что их сексуальная жизнь будет соответствовать той, что была у них раньше, или будет похожей на ту, о которой они мечтали, когда были юными. Именно эту идею во многом продает индустрия самосовершенствования – секс как в юности. (Недавно даже вышла нелепая книга, которая называется «Занимайтесь любовью так, будто только что познакомились… Не важно, как долго вы вместе», написанная двумя писателями без какого-либо специального образования. Конечно, с таким названием книга будет хорошо продаваться. Может, даже снимут фильм с Дженнифер Энистон?)

Это не работает. Просто не может сработать.

Нет, секс не будет таким, как в вашей молодости – если под «когда я был молод» вы подразумеваете бесконечный запас сил, шалящие гормоны, уйму времени, прощение собственной импульсивности и никаких мыслей о последствиях, а также партнера, такого же молодого и страстного, как вы. Нет, секс уже никогда не будет таким на постоянной основе.

Если, конечно, в вашей жизни нет постоянно сменяющихся партнеров или рисков, которые заставляют ваше сердце бешено биться. Но обычно это не то, о чем мечтают люди среднего возраста, согласны?

Простите, что так в лоб обо всем этом сообщаю. Психолога Ирвина Ялома, который неумолимо заставляет пациентов трезво посмотреть на себя и свои отношения, однажды назвали «палачом любви» (и это стало названием его известной книги, вышедшей в 1989 году). Иногда мои пациенты называют меня похожими именами. «Палач юности». Или «беспощадный оратор». Вообще-то они благодарны за возможность услышать правду, но так же сильно они ненавидят ее слышать.

Учитывая все сказанное, секс может приносить море удовольствия – быть приятным, веселым, душевным, – если вы этого захотите. Но для начала вам, скорее всего, придется изменить ваше отношение к удовлетворению. Вам придется либо начать хотеть других вещей, либо по-другому определять для себя свои желания, от которых вы не можете отказаться.

К примеру, вы можете чувствовать себя грациозными, полными энергии, компетентными, неограниченными во времени и раскованными во время секса. Все, что вам нужно сделать для этого – это оставить в этих определениях место для несовершенных тел и их несовершенной «работы» (не как в вашей молодости). Если у вас болит спина, вы делаете все не спеша, вместо того чтобы налегать на вашего партнера и делать хуже себе. Если вы пачкаете кровать, вы подстилаете полотенце, вместо того чтобы отвлекать себя переживаниями о том, что это может случиться. Если вам нравится много целоваться, вы просите, чтобы вас больше целовали (и сами не стесняетесь это делать), вместо того чтобы ждать, когда ваше желание исполнится. Если шлепки вам нравятся больше, чем поцелуи, вы просите, чтобы вас шлепали.

Если вы принимаете лекарства, от которых у вас сухо во рту, вы ставите стакан воды на прикроватный столик и пьете ее во время секса. Используете смазку. Если ваша грудь с годами потеряла эластичность, вы просто миритесь с этим раз и навсегда – вряд ли она за одну ночь магическим образом станет молодой и упругой. Покончите с этими переживаниями сейчас, и ваша грудь больше никогда не будет преградой на пути к наслаждению.

В третьей главе мы обсудим, как научиться по-новому смотреть на сексуальную жизнь.

Вывод такой: Сексуальный Интеллект означает, что мы встречаемся лицом к лицу с нашей сексуальностью, вместо того чтобы скрывать ее, отрицать или в чем-то ее винить. Мы говорим об этом. Мы не тратим силы на переживания, будто секс не такой, каким должен быть.

Пару лет назад я вел курс по сексуальности у будущих специалистов-сексологов в одном университете на юге США. Когда они не смогли до конца понять эту идею, я провел аналогию с приглашением людей к себе домой на ужин. Я сказал, что, приглашая кого-либо, хороший хозяин спрашивает: «Есть что-то, что вы не едите?» Хороший гость скажет правду, ответив, что у него или у нее аллергия на устрицы, или на миндаль, или на что-то еще. И тогда хозяин сможет приготовить то, что понравится гостю, и ни он, ни хозяин не расстроятся и не смутятся.

Одна студентка усмехнулась.

– Если я приглашаю вас на ужин, я не задаю никаких вопросов, – сказала она. – Я готовлю, что хочу, а вы либо едите это, либо нет!

Не хочу делать несправедливых обобщений во всем, что касается секса, но я бы точно не захотел прийти на ужин к этой юной леди. А вы?

Средство, а не цель

Как и многие люди, вы, наверное, думаете, что для того, чтобы заняться хорошим сексом, нужно, чтобы ваши пенис или вульва выполняли разные трюки, на которые они были способны (или предполагается, что были способны), когда вы были моложе. Но помните, половая функция – это средство для достижения цели, а вовсе не сама цель. Люди говорят об эрекции, смазках и оргазме так, будто в них кроется весь смысл секса. Но это очень ограниченная точка зрения.

Конечно, если одна из ваших главных целей в сексе – это «не испортить все слишком сильно», то я понимаю, почему вы придерживаетесь этой позиции. Если вы верите, что «успешный» секс – это когда вам удается заставить свое тело делать то, что оно делало раньше (или не делало, но, по идее, «должно было»), то, конечно же, вы будете пытаться удержаться за эти возможности. Но, в отличие от многих сексологов, я не поддерживаю привязанность людей к такой работе тела, которая, мол, влияет на успех в сексуальных делах, – я расцениваю эту привязанность как проблему и лечу ее.

Так вот, главный посыл Сексуального Интеллекта – осознать, что ваше тело больше не будет заниматься сексом так, как это было в вашей молодости. Некоторые не могут смириться с этой мыслью, они скорее будут несчастны и продолжат держаться за надежду вернуть свою молодость, чем изменят свое отношение и научатся наслаждаться сексом, который у них есть сейчас. В общем, многие люди скорее будут мириться с временной проблемой, чем признают и примут факт наличия постоянной.

Для некоторых это отрицание – лишь небольшая часть их комплексной проблемы принятия своего старения или приближающейся смерти. Это может происходить с тридцатилетними точно так же, как и с шестидесятилетними. Людям с такой проблемой есть о чем переживать и помимо секса. Они имеют дело с самым серьезным экзистенциальным кризисом, какой только может быть.

Я очень сочувствую человеческому желанию страсти. Как мы увидим в книге, страсть существует – но, скорее всего, она будет выглядеть не так, как вы ожидали. Когда люди в зрелом возрасте испытывают страсть, это обычно происходит не как ответная реакция на превосходный секс или прекрасное тело – как правило, это реакция на то, что мы разрешаем самим себе проявлять эмоции. Но об этом позже.

Многие к тому же переживают из-за того, что у них не получается быть расслабленными и естественными во время занятия любовью. Это ужасно отвлекает и терзает людей перед, во время и после секса. Возможно, вы узнаете в этом себя: желание быть нормальным в сексуальном плане и подозрения (или тревога), что это не так. В следующей главе мы детально рассмотрим это стремление к нормальности.

Глава 2

Нормальный ли я? Почему, зацикливаясь на мысли о «нормальном сексе», мы портим его

В отношениях сорокалетних Томаса и Данни, учителя средней школы и бухгалтера, было много того, к чему стремится большинство пар. Но не было секса.

И поэтому они пришли ко мне.

– Мы любим друг друга, но никто из нас никогда не проявляет инициативы в сексе, – сказал он.

– Да, – добавила она, – и когда мы занимаемся любовью, все происходит в каком-то напряжении, мы нервничаем, и все быстро заканчивается. Это совсем не приносит удовольствия, хотя вроде бы должно.

Тогда совсем неудивительно, что никто не проявляет инициативу, подумал я. Любовь не так уж часто заводит людей в постель, если секс действует им на нервы.

Томас и Данни явно наслаждались небольшим количеством времени, которое они проводили вместе (она работала по субботам и двум будним вечерам каждую неделю, а он, как и многие, с понедельника по пятницу), но отсутствие секса нависало над их жизнью, как сырой серый туман над землей. Я спросил каждого из них, почему они не инициируют секс, и их ответы были похожи:

– Мы нервничаем, – сказала Данни.

– Для нас это стресс, – сказал Томас.

– У нас просто не выработана привычка к этому, – сказала Данни.

– Мы все время загружены делами, и к тому времени, когда уже надо ложиться спать, мы просто слишком устаем, – сказал Томас.

– Заметили, как вы всегда используете «мы» и никогда «я»? – спросил я. – Давайте попробуем еще раз. Я хочу, чтобы каждый из вас сказал, почему конкретно вы не начинаете секс первыми.

После нескольких секунд напряженного молчания они заговорили.

– Я боюсь, что не добьюсь достаточной эрекции, – робко сказал Томас. – А если получится, то я кончу слишком быстро и Данни расстроится. А еще беспокоюсь, что, если буду издавать слишком много звуков или слишком увлекусь, это ее напугает.

Ну, теперь мы хотя бы сдвинулись с мертвой точки.

– Данни?

– Я знаю, что он обо всем этом волнуется, – сказала она. – Мне грустно видеть, как он переживает, так что я не настаиваю на том, чтобы мы занимались любовью. И потом, когда у нас случается секс и я вижу, как сильно он старается доставить мне удовольствие, я чувствую себя виноватой.

– Значит, если бы Томас не беспокоился обо всех этих вещах, вы бы с большей вероятностью инициировали секс? – Я научился спрашивать людей об их желании инициировать секс, а не о желании заниматься им – так я узнаю больше информации.

– Ну, даже при таком раскладе… – Она тоже засмущалась. – Видите ли, я не всегда испытываю оргазм и боюсь этим его расстроить, и эти мысли постоянно вертятся у меня в голове, когда я думаю о сексе. Так что, если я устала или если есть какие-то другие причины, по которым я, скорее всего, не кончу, или кончу, но это займет много времени, я не проявляю инициативу.

И затем она выпалила:

– Да уж, он заслуживает лучшую сексуальную партнершу, чем я!

Впереди у нас было много работы. Я был рад, что их медицинская страховка покрывала наши сеансы. Было ясно, что нам потребуется еще не одна встреча.

Томас и Данни напомнили мне пару из новеллы О. Генри «Дары волхвов». Как вы помните, в ней рассказывается об одной полной любви, но очень бедной паре молодых людей, которые хотят купить друг другу подарок на Рождество. Она отстригает и продает свои прекрасные волосы, чтобы на вырученные деньги купить цепочку для его карманных часов, дорогих ему, как память; он же продает эти часы, чтобы купить набор гребней для ее роскошных волос. Конечно, каждый из них делает подарок другого бесполезным, но их поступок доказывает их любовь.

Итак, Томас и Данни воздерживались от секса, потому что не хотели друг друга разочаровывать. А боялись они друг друга разочаровать, потому что считали, что их секс должен быть «нормальным». Если бы вместо того, чтобы стремиться к нормальному сексу, они стремились к сексу, который дает чувство близости и приносит удовольствие, им было бы гораздо проще думать о сексе как о приятном и взаимном процессе и, может быть, даже заниматься им на постоянной основе, несмотря на их расписание.

Именно это я им и сказал.

– Если вы стремитесь к идеальному сексу, мысли о нем будут вас пугать независимо от того, получится у вас или нет, – сказал я. – Поэтому вам нужна другая цель. Вместо того чтобы пытаться добиться определенного вида секса, почему бы вам просто не заниматься любовью так же, как вы занимаетесь другими делами?

Я продолжил:

– Как бы вы описали другие ваши совместные занятия: скажем, дела по дому, походы в ресторан, просмотр фильмов?

Они легко дали мне ответ, сойдясь на шести словах: вместе, весело, уважительно, дружелюбно, умело, расслабленно.

– И иногда лениво, – добавил Томас, и они оба засмеялись.

– Замечательно, – сказал я. – Знаете, не в каждой паре все происходит именно так. Но раз у вас такая ситуация, почему бы вам не заниматься любовью так же, как вы занимаетесь всеми остальными вещами?

Такая простая, но такая мощная идея.

Конечно же, у них были возражения на этот счет. Что, если они лягут в кровать, будут вести себя «как обычно» и ничего не произойдет? Что, если один из них станет действовать эгоистично? Что, если кому-то из них захочется «чего-нибудь извращенного»? Что, если кто-то останется неудовлетворенным?

Таким образом, люди защищают свою устаревшую систему воззрений.

– Во-первых, – объяснил я, – никто из вас не проявит себя с совершенно новой стороны, непохожей на то, что вы уже знаете друг о друге. Едва ли вы эгоистично пуститесь во все тяжкие, потому что никто из вас сам по себе не эгоистичен. И никто не окажется «грязным развратником», потому что никто из вас сам по себе таким не является.

– Хотя, – слегка улыбнувшись, сказал я, – вы оба креативны, и, возможно, секс – это та область, которую вы давно утаивали друг от друга. Это, знаете ли, может сделать сексуальные отношения скучными. – Они тепло посмотрели друг на друга.

– Во-вторых, – продолжил я, – естественно, если, занимаясь любовью, вы постараетесь просто оставаться собой, будут происходить неожиданные вещи. Иногда вы не захотите делать одно и то же, иногда один из вас будет более энергичным и полным желания, чем другой, а иногда вообще ничего не будет получаться – ну, знаете, оба будете слишком ленивы и будете надеяться, что партнер сделает за вас большую часть работы. – Они понимающе засмеялись. У всех у нас был этот опыт.

– Порой, когда вы остаетесь самими собой, в сексе может произойти что-то неожиданное, и это помогает сохранять к нему интерес, а в длительных отношениях это действительно важно. И это значит, что секс периодически требует от нас напряженных усилий, так что он может быть средством личностного роста. Так как вы будете заниматься им с кем-то, кому по-настоящему доверяете, это вполне безопасный способ.

Выглядело так, будто я их убедил. И в последующие недели они сообщили мне о том, что стали заниматься любовью чаще – и что они расслабились и стали получать от этого больше удовольствия.

– Это как заниматься любовью с хорошим другом, – сказал Томас.

– Да, – согласилась Данни, – будто идешь куда-то веселиться и не волнуешься ни о чем. Не то что раньше, когда секс означал одно лишь беспокойство.

Замечательно. Их видение секса поменялось, и теперь им гораздо меньше приходилось работать над ним. И, так как они оба друг друга привлекают, я был уверен, что в их жизни станет больше секса. Что еще важнее, они будут получать от него больше удовольствия.

Что является «нормой» в сексе?

Вот что «нормально»: взрослые занимаются сексом в основном тогда, когда они устали.

Из этого складываются качество, содержание и периодичность секса. Многие берегут свой «прайм-тайм» для более важных вещей (воспитание детей, работа по дому, забота о своем здоровье, борьба с кризисами) либо для вещей, которые точно принесут удовольствие (посмотреть телевизор, сходить куда-нибудь, заняться общим хобби, посидеть в «Фейсбуке»).

Нехватка энергии – это одна из составляющих «нормального секса», которую многие отказываются признавать. Но, похоже, многие взрослые люди верят, что секс неизбежно будет случаться именно тогда, когда они не в форме, но при этом не осознают последствий такой сексуальной жизни – что секс станет рутиной, будет недолгим, потеряет насыщенность и что им станет лень использовать смазку или контрацептивы.

Если считать, что «нормальный» – это среднестатистический, типичный, общепринятый, то вот как на самом деле выглядит «нормальный секс»:

• Неловкость и стеснительность – обычное дело.

• Общение между партнерами ограничено.

• Никто из них почти не улыбается и не смеется.

• Один или оба партнера одержимы страхом перформанса.

• Один или оба не уверены в том, что нравится другому.

• Один или оба терпят то, что им не нравится, надеясь, что это скоро закончится.

• Факт мастурбации держится в тайне.

• Возникают трудности с тем, чтобы использовать контрацепцию, не испытывая смущения и не ссорясь.

• Возбуждение возникает только в идеальной обстановке.

• Секс иногда причиняет физическую боль.

• Он считает, что она не может кончить из-за него.

• Она считает, что у него не встает из-за нее.


Также независимо от того, молоды они или стары, гомо- или гетеросексуальны, мужчины или женщины, когда у взрослых американцев происходит секс, они обычно:

• Стесняются или критикуют свое тело.

• Не чувствуют с партнером такой близости, на которую надеялись.

• Не уверены, что приятно проведут время (и поэтому не занимаются этим часто).

• Озабочены перформансом – своим или партнера.

• Чувствуют запрет на разговоры о том, чего им хочется и не хочется, что они испытывают и чего не испытывают.


Проблемы со здоровьем тоже часто являются частью «нормального секса», поскольку у нормальных людей обычно есть эти проблемы.

Ну что, начинаете чувствовать себя «нормальными»? Начинаете осознавать, что это, возможно, не то, к чему стоит стремиться?

Я хочу изменить вашу жизнь – не улучшая при этом вашу «половую функцию». Эта книга – не «Виагра» в бумажном формате. Скорее операция на мозге в бумажном формате (простите, но не будет никаких подтяжек живота, увеличения груди, пересадки волос – операция на мозге, и ничего больше).

Чувство неловкости и эмоциональная изоляция, описанные выше, – вот что испытывают большинство людей, которые стремятся к «нормальному» сексу. Именно поэтому ваше восприятие сексуальной жизни так важно.

Так что давайте посвятим остаток главы тому, чтобы разобраться, почему на самом деле не важно быть «нормальным» в сексе и почему стремление к «нормальности» чаще всего только все портит.

Конечно, чаще всего под словом «нормальный» люди подразумевают совсем не ту реальность, которую я только что описал, а романтизированную версию идеального перформанса, идеальной обстановки, где не может быть ничего непривычного или психологически сложного. Единственное, что есть реального в таком сексе, – это то, что куча людей за ним гонятся и очень немногие его достигают в действительности. (И вот вам секрет, который известен каждому сексологу: даже когда люди получают такой идеальный секс, они необязательно чувствуют удовлетворение.)

Так что, если, как и многие другие, вы все это время стремились к неправильному стандарту («нормальному» сексу), вам необходимо начать думать о сексе в другом ключе. И хотя многие считают, что вполне логично беспокоиться именно о перформансе (сколько раз в неделю, через сколько минут происходит оргазм), это всего лишь один взгляд на вещи. И именно он является ошибочным.

Страх не соответствовать норме

Большинство людей очень не хотят «отклоняться от нормы» в сексе.

Поэтому они скрывают такие аспекты собственной сексуальности, которые считают странными. И сосредотачивают внимание на вещах, которые соответствуют норме, даже если они уже не так интересны. Рано или поздно эти самоцензура и притворство вызывают проблемы: все из-за скрытности, тревоги, самокритики и скуки.

Не важно, что именно в сексе вы считаете нормальным и ненормальным. Ваше беспокойство влияет на ваше поведение, фантазии, то, чем вы делитесь с партнером, и явно негативно влияет на ваше удовольствие и чувство близости.

Я хочу избавить вас от этого. Не убедив в том, что вы «нормальны», а убедив вас наплевать на это.

Две стороны «нормального» секса

Американцы, как правило, считают, что «нормальный» секс состоит из двух компонентов: практического и (менее ощутимого) «морального».

Практическая сторона «нормального» секса

Многие дают определение «нормальному» сексу, ссылаясь на то, как действуют их тела, и особенно половые органы (пенис, вагина, вульва) и рот.

Терапевты, врачи-сексологи и фармацевтические компании используют лексику, которая только поддерживает этот подход. И специалисты, и рекламщики говорят о «функции» и «дисфункции». Клинические врачи говорят о том, что является нормой, а что – патологией. Мы говорим о «сексе», имея в виду проникновение. Мы говорим об интимности и любовной связи, имея в виду секс.

Физическая сторона так называемого нормального секса – это возбуждение, плато, оргазм и разрешение. Это соответствует модели, разработанной Мастерсом и Джонсон в 1960‐х годах, с которой мы поближе познакомимся в четвертой главе. Люди неосознанно придерживаются этой модели, когда используют понятие предварительных ласк, под которым имеют в виду «те действия, которые мы совершаем перед реальным сексом, то есть проникновением».

Большинство американцев делят сексуальную активность на две категории: секс с проникновением либо предварительные ласки; любые другие вещи рассматриваются как заигрывание или флирт – или совсем уж явные извращения. Общепринятое мнение заключается в том, что любая сексуальная активность должна завершаться проникновением и что обычно всегда понятно, является ли поцелуй или ласки прелюдией к сексу или нет. Если пара отдает предпочтение предварительным ласкам, хотя у них есть возможность заниматься «настоящим сексом», это, как правило, не норма.

Существует небольшой набор сексуальных проявлений, которые в принципе признаются «нормальными». Проникновение и обычные поцелуи в губы (и, заметьте, только эти две вещи) спокойно воспринимаются американцами почти повсеместно. Оральный секс в наше время считается нормальным у большей части (но не у всех) взрослых людей, следом за ним идет практика ласки половых органов партнера с помощью пальцев. В этом десятилетии все более приемлемым становится использование вибратора для вульвы (особенно среди молодых и хорошо образованных людей), хотя схемам «вибратор + пенис» или «вибратор в анусе» до такой популярности еще далеко. По факту все, что связано с анусом, почти не принимается людьми. Ролевые игры, садо-мазо, фетиши – мало кто считает все это нормальной практикой. Многие даже не считают такой опыт за «секс». Так что насчет этих вещей тоже почти нет никаких разногласий – они не норма.

Итак, для того чтобы заниматься «нормальным» сексом, людям необходимо, чтобы определенные части их тела «нормально» функционировали: эрекции как по заказу, влагалищная смазка и т. д. Конечно, клинические врачи знают, что наши половые органы особенно восприимчивы к различным внешним факторам: эмоциям, стрессам, алкоголю, болезням, усталости и даже длительности отношений. Поэтому эти части тела могут не всегда вести себя так, как мы хотим. Интересно, что многие люди попросту не хотят это признать.

Вот почему я много работаю с людьми, у которых тело отказывается работать «нормально» в условиях, которые они считают нормальными. Моя цель – убедить их отказаться от этой разрушительной схемы, которой довольно сложно соответствовать в реальной жизни. Может быть, вы читаете эту книгу как раз потому, что знакомы с этим чувством, будто ваше тело вас «подвело».

Интересно, что, в то время как большинство людей считают, что нет ничего такого в том, чтобы принимать «Виагру» для улучшения эрекции, столько же людей считают, что использовать страпон с той же целью – это ненормально. Точно так же многие думают, что, когда женщина в периоде менопаузы принимает гормоны, чтобы увеличить количество влагалищной смазки, это нормально, но при этом многие посчитали бы странным, если бы она с той же целью использовала собственные фантазии или порно.

Моральная сторона «нормального» секса

Если не думать о том, как должны работать во время секса наши тела и какую сексуальную активность признавать, а какую нет, гораздо сложнее определить, что вообще способствует «нормальному» сексу. Относятся ли к нему фантазии? А игры или игрушки? Какие эксперименты стоит считать уместными? И что насчет индивидуальных предпочтений? Например, когда кому-то мастурбация нравится больше, чем секс с партнером, или оральный секс – больше, чем секс с проникновением. Многие могут с уверенностью сказать, что это ненормально, но при этом они затруднятся ответить почему или какими правилами они руководствовались при ответе.

Иногда даже оба партнера не могут сойтись на одном мнении. Можете себе представить, какие проблемы возникнут, если один партнер скажет другому: «То, чем ты хочешь заняться со мной в постели, ненормально». Это гораздо хуже, чем ответ: «Нет, спасибо».

Один из способов разобраться с этой проблемой – спросить, что является антонимом «нормального» секса.

Когда я задаю своим пациентам этот вопрос, и женщины, и мужчины обычно отвечают, используя слова извращенный, противоестественный, опасный, насильственный, аморальный, вышедший из-под контроля, непривычный или гедонистический. Иногда я еще получаю ответ: сатанинский, что делает беседу еще интереснее.

Многие на уровне интуиции определяют, что в сексе соответствует норме, а что нет. Но всегда, когда мы не имеем в виду «широкораспространенный», фактически невозможно точно сказать, что мы имеем в виду под этой самой нормой. Психологи и даже сексологи не могут прийти между собой к какому-то общему определению.

Учитывая все это, особенно интересен тот факт, что бо́льшая часть определений нормального и ненормального секса в конечном счете строятся вокруг двух вещей: контроле и развращенности.

Даже когда люди не могут прийти к согласию насчет того, что для них допустимо – Джо считает, что повязка на глаза и наручники приемлемы, а плетка – нет, в то время как его лучшие друзья уверены, что «это все какие-то штучки для извращенцев», – мы, по сути, говорим об одном и том же: ограничениях и испорченности.

«Норма» – это попытка установить границы в сексе таким образом, чтобы их нельзя было преступить, чтобы секс не имел большой силы и не причинял вреда другим. «Норма» – это попытка сделать секс настолько незначительным, чтобы он не был для нас угрозой и не требовал от нас какого-то роста. «Норма» – это признание того, что чувственность живет в нашем подсознании, на этой маленькой неприбранной свалке, если таковая все же существует.

К примеру, что бы вы сделали, если бы обнаружили, что вам в сексе приносит удовольствие что-то, что вы до этого считали недопустимым? Вы бы изменили свое мнение о сексе или о самом себе? Или бы просто отшутились и постарались об этом забыть?

Я постоянно встречаю подобные примеры в моей практике. Взять, к примеру, Артура, который во время мастурбации вдруг обнаружил, что ему очень нравятся легкие поглаживания его промежности (поверхности между анусом и мошонкой). Он решил, что это «слишком по-гейски», и больше никогда так не делал. Или Серена: ей в принципе не очень нравится, когда кто-то сжимает ее грудь, но всегда, когда она возбуждена, она обожает, когда ее соски оттягивают и кусают – вообще-то, таким образом она кончала, пока ее любовник не сказал ей, что это «очень, очень странно». И она ему поверила.

Артур и Серена пришли ко мне на парную консультацию, каждый со своими сексуальными тайнами. И хотя они уже три года были партнерами, никто из них не рассказал другому то, что им было известно о собственных способах возбуждения. Более того, оба намеренно воздерживались от стимуляций, которые казались им противоестественными. Разговоры о таких вещах пугали их – и в то же время помогли им освободиться. В конце концов, они узнали друг о друге – и о самих себе – гораздо больше, чем ожидали.

Наша одержимость «нормальностью» – это попытка остаться чистыми, занимаясь чем-то потенциально грязным.

Отчасти потому, что мы имеем дело с биологическими жидкостями, с органами выделительной системы (непосредственно с ними либо с органами, что находятся рядом), отчасти потому, что секс связан с тайнами беременности и деторождения, отчасти потому, что он просто ужасно беспорядочен, а отчасти потому, что секс может освободить нас от привычных правил приличия и сдержанности, мы часто видим его как нечто, к чему нужно обязательно относиться с определенной осторожностью.

Нормально ли нюхать нижнее белье партнера? А просить его носить одни и те же трусы несколько дней подряд, а потом нюхать их? А что насчет орального секса во время менструации? Или глотания спермы? Или получения удовольствия от того, что глотаешь сперму? Как насчет французского поцелуя утром первым делом после пробуждения, когда вашим дыханием изо рта можно кого-нибудь убить?

Важно не то, является или не является приемлемой какая-либо сексуальная практика. Важна сама концепция «нормального» секса. Пока какие-то вещи являются «нормальными», по определению будут существовать вещи, которые в этот стандарт не вписываются. И если вы не хотите считать себя не соответствующим каким-то нормам в сексе, вам придется постоянно быть настороже. Но никто не сможет получать удовольствие от сексуальных отношений в такой гнетущей обстановке.

Культурные нормы

Идеи американцев насчет того, что допустимо в сексе, значительно изменились в последние шестьдесят лет.

В 1948 году вся Америка была возмущена, когда исследования доктора Альфреда Кинси показали, что большое количество американских пар практикуют куннилингус. Теперь же семейные психотерапевты только поощряют это дело.

До 1965 года контрацепция в Соединенных Штатах была запрещена (до дела Грисвольд против Коннектикута), а до 1972 года ею нельзя было пользоваться неженатым парам (Айзенштадт против Бэрда). До 1967-го законом был запрещен секс с людьми другой расы (Лавинг против Виргинии). А анальный секс между людьми одного пола (гомосексуализм) был декриминализован лишь в 2003 году (Лоуренс против Техаса). Это довольно значительные перемены для такого короткого промежутка времени.

Представления о том, что является нормой в сексуальных отношениях, также очень варьируются в зависимости от страны. В Китае, к примеру, люди, как правило, не целуются на улице. Даже держаться за руки там считается рискованным шагом. В большинстве стран Европы взрослые и дети обычно ходят на пляж топлес или голыми. (Они не считают это сексуальной практикой, но в этом-то и дело – в Америке же люди считают именно так.) Клиторидэктомия (женское обрезание) практикуется мусульманами в Северной Африке, на Среднем Востоке и в Юго-Восточной Азии. Такая процедура проводится двум миллионам девочек каждый год. В США это запрещено законом и считается жестоким насилием над детьми. Секс до свадьбы считается естественным и привычным явлением в Голландии и Скандинавии, где принятие решений в плане секса свободно обсуждается внутри семей.

Каждый новый этап в развитии технологий снова и снова поднимает вопрос сексуальных стандартов. Вот пара последних примеров из Америки:

• Видеомагнитофоны: между 1980 и 1990 годами более чем две трети обладателей телевизоров в США приобрели кассетные видеомагнитофоны. Этот всплеск потребительского интереса был вызван новой возможностью смотреть порнографию в приватной обстановке. Но было ли «нормально» смотреть порно? И какое конкретно порно? Должен ли муж скрывать от своей жены, что он смотрит порнофильмы? Или ему следует приглашать ее присоединиться? Должна ли она соглашаться?

• Интернет: когда дешевая высокоскоростная сеть появилась в Америке в 2000 году, десятки миллионов людей тут же начали завязывать «виртуальные отношения», используя свое имя или придуманные профили. Second Life, чат-комнаты, службы мгновенных сообщений, секс по телефону, игры с подменой возраста, полов и другие ролевые игры – отныне наши возможности безграничны. Внезапно люди знакомятся с секс-субкультурами, идеями и практиками, о существовании которых совсем недавно даже не подозревали. И вот многие начинают задумываться: это нормально, извращенно или совершенно недопустимо, когда взрослый человек притворяется подростком, миллионером, шпионом, человеком другого пола? Сколько часов в неделю (или в день!) можно проводить в Интернете за подобными развлечениями? Секс-переписка с незнакомцем – это форма измены, знак ненадежности, расширение границ чувственности? А может, все вместе взятое? Правоохранительные органы требуют, чтобы люди перестали заниматься играми с подменой возраста, заявляя, что это поощряет сексуальное насилие над детьми. И хотя у них нет никаких данных, доказывающих это, правительство тратит десятки миллионов долларов, собранные с наших налогов, на то, чтобы выслеживать и отлавливать людей, которым нравится играть в подмену пола с другими взрослыми людьми.

• Сотовые телефоны/секстинг: три четверти подростков пользуются сотовыми, и миллионы из них практикуют «секстинг» – отправляют друг другу откровенные фото себя и своих сверстников. Правоохранительные органы начали активно вмешиваться в это дело, пытаясь запретить подобную деятельность, заявляя, что это невероятно опасно, и требовать применения серьезных мер: отбывания срока в колонии и регистрации в качестве преступников, совершивших половое преступление. Родители находятся меж двух огней. Они больше, чем дети, склонны думать, что секстинг может причинить вред, но не согласны с тем, что он настолько опасен, что заслуживает такого немыслимого наказания, за которое ратуют представители закона.


В каждом из этих случаев вопрос «что является нормальным?» представляет большой интерес в социальном, политическом и экономическом плане. Ни в одной из этих областей так и не удалось прийти к общему мнению, и это подтверждает то, что, какие бы вещи в сексе мы ни хотели бы считать «нормальными», они зависят от конкретных культурных норм, являются неизбежными и в то же время «естественными».

Кто бы мог представить десять лет назад, что любое из этих явлений будет считаться мейнстримным («нормальным»), как это происходит сейчас?

• Шлепки, повязки на глаза и наручники.

• Вибраторы (которые теперь можно купить на Amazon.com).

• Свингер-клубы.

• Интернет-порнография.

• Платные каналы для взрослых в номерах отелей.

• Грубая лексика на федеральных каналах.


Как только вы осознаете, что ваши представления о «нормальном» сексе – это лишь одна из возможных точек зрения, перед вами откроется целый мир чувственности. Сексуальный мир, в котором нет места самокритике и тревожности, где все равно на оргазмы, успехи и провалы. Именно здесь можно по-настоящему познать сексуальное расслабление, наслаждение и близость.

Почему не нужно стремиться к нормальности?

Правда в том, что переживания о несоответствии норме в сексе приводят к эмоциональной изоляции. Вот почему так много людей чувствуют себя самыми одинокими в мире, когда занимаются любовью.

У большинства людей эмоциональная изоляция вообще убивает всякое сексуальное желание и удовольствие.

Когда все наши мысли вертятся вокруг «нормальной» сексуальности, это превращает секс в предприятие, в котором ставки слишком высоки. В любой момент наши предпочтения, фантазии и внутренние барьеры могут выдать в нас что-то неприемлемое для нас самих или же для нашего партнера. Соответствие «норме» (иными словами, отсутствие всяких странностей) становится для нас важнее, чем получение удовольствия или чувство близости. Боясь осуждения, мы избегаем вещей, которые, может, и делали бы, если бы не опасались реакции партнера (например, мужчина, который просит, чтобы ему оттягивали соски). И делаем то, чего делать не стали бы (например, проникающий секс, когда мы к нему не готовы), если бы не считали, что так ведут себя все нормальные люди.

Так что наша жажда соответствовать сексуальным стандартам, дополняемая нашей тревогой по этому поводу, заставляет нас хранить в тайне от партнера наши сексуальные желания. Стремление к естественности захватывает нас подобно азартной игре.

Ни приятные ощущения, ни близость не могут процветать в такой среде. В таких условиях потеря эрекции – настоящая катастрофа. Проблемы с оргазмом – кризис. Газы или непроизвольное мочеиспускание – трагедия.

И не только для одного человека в паре, но и для его или ее партнера тоже. Потому что многие люди сосредоточены не только на собственной «функции», но и на функции партнера тоже, принимая все неудачи на свой счет. Многие уделяют огромное внимание возбуждению и оргазмам партнера, потому как не хотят, чтобы их считали неудачниками – «горе-любовниками». Но как можно расслабиться, когда твой партнер так сосредоточен на твоем сексуальном отклике – и не радостно обращая внимание на твои действия, а в ожидании каких-нибудь признаков собственного провала?


Джед был угрюмым, резковатым парнем, он работал электриком, и его руки выглядели, как руки человека, который годами зарабатывал на жизнь грубым трудом.

За нескольких минут, проведенных в кабинете, он рассказал мне о себе три вещи: что он вырос в бедной итальянской семье в Бруклине, что любит свою жену Мартину и что носит колготки. Казалось бы, это были факты примерно одинаковой степени важности. Угадайте, какой из них был причиной их ссор с Мартиной?

Это началось несколько лет назад с нижнего белья – ее белья. Когда она об этом узнала («Мои трусики одни за другими быстро растягивались, и я не могла понять почему. А потом узнала»), он сразу дал ей понять, что он не гей.

– Я поверила ему тогда и верю сейчас, – сказала она.

Как и многим гетеросексуальным мужчинам, которые носят женское белье, ему нравилось само ощущение. Это помогало ему расслабиться. Но он не мог просто наслаждаться своим маленьким хобби. Он хотел обсуждать его с Мартиной.

– Постоянно, – сказала она. – Он вечно говорил: «Я хочу, чтобы ты понимала. Хочу убедиться, что ты понимаешь, что я не больной. Я хочу, чтобы ты нормально к этому относилась, чтобы нам не приходилось это скрывать». Нам приходилось говорить об этом каждый день.

– Вот видишь, тебе и правда это не нравится! – с триумфом произнес Джед.

Мартина повернулась ко мне.

– Мне плевать, носит он женские трусики, или чулки, или чтобы там ни было, – вздохнула она. – Он сам покупает себе это белье и хранит с другими своими вещами, мне все равно. Прошу, можно мы уже сменим тему? Мне бы хоть неделю провести без этих разговоров. Я хочу, чтобы мой прежний муж вернулся!

– Док, она думает, что я странный. Скажите ей, что это не так.

Прежде чем я смог сказать хоть слово, Мартина вскочила с места.

– Естественно, я считаю, что это странно, – прорычала она. – Ну и что? Ты не идеален, Джед, и, честно говоря, есть другие вещи, которые меня в тебе раздражают гораздо больше, чем это.

Джед был краток:

– Мы не сможем вернуть нашу прежнюю сексуальную жизнь, пока ты не примешь эту мою особенность.

Мартина удрученно посмотрела на меня.

– В былые дни в Бруклине мы считали, что единственный способ выбить из человека такое упрямство – это убить его.

Мы хором рассмеялись.

– Джед, а как вы сами относитесь к тому, что так одеваетесь? – спросил я.

– В этом нет ничего такого, – вызывающе ответил он.

– Джед, я сексолог, – сказал я. – Вы не первый мужчина, который носит колготки, из тех, что я встречал. Мой вопрос в том, как вы к этому относитесь?

– В этом нет ничего такого, – мягко сказал он. Он повторил фразу со слезами на глазах. Он проговаривал ее – для жены, для себя – в течение многих лет, но на самом деле никогда в это не верил. Он стыдился своих предпочтений, стыдился того, что делал.

– Вам трудно поверить, что Мартина принимает это, если вы сами себя не принимаете, не так ли? – осторожно спросил я. – Вы понимаете, что она расстроена тем, как часто вы об этом говорите, а не тем, как часто вы это делаете, да?

Он кивнул.

– И, возможно, если бы вы сами спокойнее принимали это в себе, вам бы не приходилось так часто это обсуждать, ведь так? – Еще кивок.

По правде говоря, никого из них особо и не раздражало это пристрастие Джеда к женскому белью. Он не до конца понимал, почему оно его так притягивало, а она не понимала, почему он так упорно вымаливал ее одобрение.

– Джед, постоянные разговоры на эту тему выводят Мартину из себя, – сказал я. – Это не значит, что она вас отвергает. Любая тема наскучит, если слишком часто ее обсуждать, будь то лазанья, футбол или «Джед, который носит женское белье».

– Но если вы говорите об этом так часто, значит, вас это беспокоит, правда?

Да, согласился он, у него есть переживания, которые ему необходимо выразить.

– В любом другом случае вы бы поговорили с другом или с братом Мартины, а может, даже со священником, – рискнул предположить я.

– Ой, даже не заикайтесь о них, – рассмеялся он.

– Вот именно. Так что, возможно, вам стоит обратиться с этим вопросом к личному психотерапевту, – предложил я.

– Не хочу, чтобы мозгоправ сказал мне, что я чокнутый, – сказал Джед.

– Нет, но вам нужен кто-то, с кем можно поговорить, не так ли? – И я дал ему контакты компетентного специалиста, к которому он мог бы для этого обратиться.

– Как только начнете ходить к нему, – сказал я, – я бы хотел, чтобы вы ограничили свои разговоры об этом с Мартиной, хотя бы ненадолго, хорошо?

Мартина была рада, но в то же время немного обеспокоена.

– Джед, мы ведь продолжим говорить на все остальные темы, которые всегда с тобой обсуждаем, да?

– И, возможно, Джед, когда вы примиритесь со своими интересами, вы почувствуете себя достаточно спокойно и расслабленно, чтобы снова заниматься сексом с Мартиной, – просто сказал я.

– Да, – ответил здоровяк из Бруклина. – Теперь я понимаю, что она все это время поддерживала меня. Я хочу снова быть ее мужчиной.

Ложь, наглая ложь и статистика

Каждую неделю рассорившиеся парочки спрашивают меня, что «нормально» делать в сексе. Нормально ли заниматься сексом раз в месяц в первый год после свадьбы? Нормально ли заводиться от шлепков? Или шлепая партнера? Сколько должен длиться секс с проникновением перед тем, как мужчина кончит? Нормально хотеть орального секса во время менструации? А переставать возбуждаться, слыша грязные словечки?

Иногда люди беспокоятся по поводу себя. Иногда критикуют партнера и пытаются пустить в ход тяжелую артиллерию: «Ты НЕ нормальный. Это я нормальный».

Каждый год накануне Дня святого Валентина я получаю от популярных СМИ одни и те же вопросы. И хотя я знаю текущую статистику – сколько раз в месяц, сколько сантиметров, сколько минут, – я обычно это не упоминаю, и не важно, говорю ли я с пациентами или с USA Today (газета, которую бесплатно доставляют вам в номер в отелях, чтобы у вас было что почитать во время чистки зубов). Я говорю, что нарочно или нет люди обычно только создают себе неприятности этими цифрами, так что им будет лучше без них.

Никого не устраивает мой ответ.

Я предлагаю людям забыть о том, сколько раз в месяц они занимаются сексом, или как часто мастурбируют, или как долго кончают. Эти средние показатели ничего вам не скажут. Тот факт, что вы не смеетесь во время секса, стесняетесь использовать лубрикант или не можете сказать партнеру: «Не там, а здесь», даст вам гораздо, гораздо больше информации.

Потому что это описывает ваш опыт. А секс – это и есть опыт, а не цифры. То, что реально имеет значение в сексе, нельзя измерить. Важно то, как люди себя чувствуют – и вот это гораздо сложнее выяснить, понять, оценить или исправить. И, как и с любой проблемой, если ты пытаешься исправить совсем не то, что нужно, то не важно, чего ты добьешься.

Вот почему, когда дело касается секса, обычная работа над собой, как правило, не приносит результатов, ведь она не меняет представления человека о том, что является «нормальным» сексом. Что важнее – как самосовершенствование вообще может помочь, если в его цели совсем не входит опровержение идеи о том, что важно быть «нормальным» и очень важно не быть странным?

Вместо этого большинство книг по самосовершенствованию предписывают «норму»: в них рассказывается, каким сексом люди должны заниматься, а потом говорится, как этого достичь. Очевидно, этот подход не возымел большого успеха. Вот почему люди продолжают покупать книжки, ходить к сексологам и просят The View приглашать еще больше «секспертов».

Что следует говорить каждому гуру и каждой книге по самосовершенствованию, так это то, что желание быть нормальным в сексе не дает людям быть самими собой и ведет к страху перформанса и сексуальному неудовлетворению. Сексуальный Интеллект – основанный на самопознании, принятии себя и глубоком взаимодействии – это более верный подход к решению проблемы сексуального неудовлетворения.

Если хотите знать, что нормально делать в сексе, помните о следующих особенностях, свойственных многим людям:

• Нормально – это заниматься сексом в усталом состоянии.

• Нормально – это беспокоиться о том, нормальный ли ты.

• Нормально – не говорить о том, что ты переживаешь об определенных вещах.

• Нормально – испытывать эмоциональную изоляцию во время секса.


Уверен, мы можем стремиться к гораздо лучшему, чем такая «норма».

Глава 3

Что такое сексуальный интеллект и почему он важен?

Наши с Марго и Дуэйном сеансы начались через год после того, как у них родился первый ребенок. Они были очень расстроены тем, что перестали регулярно заниматься сексом. Они не могли понять, почему у одного из них (либо у обоих) всегда находились какие-то отговорки.

У тридцатидвухлетних мужчины и женщины было почти все, что, по мнению общества, необходимо для отличного секса. Оба выглядели просто потрясающе. Дуэйн хорошо зарабатывал. Они оплачивали няню для ребенка. Они не просто любили, они, похоже, еще и сильно привлекали друг друга. Так почему нет секса? Или, как выразилась Марго: «Почему у нас расстройство сексуального желания?»

Задавая им множество вопросов в течение наших сеансов, я довольно много о них узнал. Как и с большинством моих пациентов, мы обнаружили довольно серьезные причины такого поведения, которое они хотели изменить. И – нет, ни одна из них не была связана с «расстройством».

Вообще, Марго очень любила секс – и любила заниматься им с Дуэйном. В отличие от некоторых женщин, которые мало заинтересованы в сексе после того, как проведут весь день наедине с активным, здоровым малышом, Марго хотела, чтобы муж страстно ее желал. Она сказала, что ей это «было необходимо» для того, чтобы чувствовать, что ее ценят, что она взрослая и сексуальная, – трудно ощущать подобное после того, как ты целый день занималась пальчиковым рисованием. Она была готова отвечать практически на любое приглашение к сексуальным утехам – но его так и не поступало.

Дуэйн тоже любил секс, и любил секс с Марго. Но после двенадцатичасового рабочего дня и укладывания дочери спать (сразу по возвращении домой) он едва не валился с ног. Он жаждал поскорее лечь в кровать со своей сексуальной женой – и невольно заставить ее продолжать накапливать энергию для их эротической жизни. Но сколько бы она ни говорила о сексе и ни завидовала другим увлеченным друг другом парам, она никогда не проявляла инициативы.

Конечно, в старые добрые времена у них не возникало такой проблемы. Когда они только окончили колледж, они занимались любовью каждое утро и каждую ночь. Оба четко помнят, что в те времена никто не начинал первым – все происходило как-то «само собой». И оба просто ждали, когда все «само собой» случится снова. Это не «дисфункция» – это было просто неверным предположением.

Мы обсудили их желание иметь секс как в молодости. Я объяснил, что их жизни изменились и что, для того чтобы секс «случался», нужно, чтобы кто-то из них проявлял инициативу. И – да, этот человек может услышать слово «нет». Обоих поразила даже мысль об этом – так это было не похоже на их прежнюю сексуальную жизнь. И даже если они снова начнут заниматься любовью, вряд ли это будет занимать час или два, как раньше. С такой перспективой им тоже не хотелось мириться.

Они продолжали настаивать, что любят секс и хотят им заниматься, но не хотят принимать тот вариант, который, по моим словам, был для них доступен. И просто жили дальше без секса вообще, думая, как изменить ситуацию.

Между тем Марго была готова зачать снова, и чем скорее, тем лучше. Она очень-очень хотела сына. И так как Мэрилин уже почти исполнилось два года, было самое время завести второго.

Дуэйн такого воодушевления не разделял. И это тоже никак не помогало наладить их сексуальную жизнь. Как я им сказал, «работать над сексуальными отношениями, в то время как вы решаете вопросы фертильности – это как пытаться заниматься балансировкой колес, пока автомобиль мчится по трассе со скоростью семьдесят миль в час».

Как бы то ни было, они захотели продолжить работу со мной, и я согласился. По собственным причинам Дуэйн вскоре решился на сына, сказав Марго лишь одно:

– Я беспокоюсь о том, что произойдет, если у нас не получится родить сына. Я не хочу бесконечно продолжать пытаться, понимаешь?

Лишь слегка встревоженная, она радостно сказала «да». У них получилось зачать практически сразу же – и никакой тут «дисфункции».

Они сделали перерыв в терапии, когда Марго была беременна уже несколько месяцев. Ровно по срокам у них наконец родился второй ребенок – красивая, здоровая девочка.

Через пять месяцев после рождения маленькой Шарлотты Дуэйн и Марго снова пришли ко мне. У многих женщин уходит примерно год на то, чтобы к ним после родов вернулось половое влечение. Но не у Марго – через три недели после рождения дочери она была готова заниматься любовью. Объявив об этом Дуэйну, она снова стала ждать, когда он начнет гоняться за ней по дому.

Ей было очень неловко за свое тело – она по-прежнему весила на пять килограммов больше, чем до беременности, и уровень ухоженности немного не соответствовал ее прежним суровым стандартам. Так что она желала секса, но также ей хотелось, чтобы ее предварительно об этом уведомляли, чтобы она успела все проэпилировать, помыть, выщипать, намазаться лосьонами и так далее. Это еще больше усложняло их сексуальную жизнь.

Дуэйн тоже не решался продолжить заниматься любовью – по совсем иным причинам. Он лишь смеялся над предположениями Марго о том, что сейчас ее прекрасное тело стало не таким привлекательным, как раньше. По его признанию, теперь его сильно заботила контрацепция. Он был счастлив иметь двух детей, и не важно, сын это или дочь. Он чувствовал, что им и так уже хватает забот, и был уверен, что она считает так же. Но боялся, что она будет подавлена, если он открыто выразит свое нежелание попытаться родить сына, поэтому не говорил об этом достаточно прямо, чтобы не обидеть Марго.

Ей хотелось, чтобы к ней приставали, поэтому она не могла сама проявлять инициативу. Он беспокоился, что его принудят попытаться зачать сына (или что она случайно забеременеет), и поэтому тоже не мог проявить инициативу. И так, месяц за месяцем, они упускали возможность заниматься великолепным сексом, как тот, который у них был много лет назад.

Никто из них не хотел пользоваться презервативами (ей они казались «противными», а он считал их ненадежными). Она не хотела использовать гормональные методы вроде таблеток из-за возможных побочных эффектов и набора веса.

Они говорили о том, сможет ли Марго когда-нибудь быть счастливой со «всего лишь» двумя очаровательными здоровыми дочками. Она ответила, что прямо сейчас ей не нужен сын, и, возможно (возможно!), она даже проживет и без него. Но она не могла принять такое решение сразу.

Между тем секса у них не было. Она хотела, чтобы он начинал ухаживания первым, а он не хотел рисковать, чтобы она не забеременела снова.

И тогда я спросил у них про секс без риска зачатия – непроникающий. Оральный секс, анальные игры, ласки половых органов руками, покусывание, шепот, посасывание, поглаживание, заигрывания.

– Ох, предварительные ласки, – отмахнулась Марго. – Я бы лучше занялась сексом.

– Мы раньше занимались всеми этими вещами, – сказал Дуэйн. А теперь? – Ну, мне нравятся минеты Марго, но после мы оба хотим секса. И я бы чувствовал себя виноватым, если бы получил шикарный минет, а Марго осталась расстроенной из-за того, что настоящего секса не случилось.

Единственной дисфункцией здесь были их искаженные представления о «настоящем сексе». Их взаимное противостояние такой возможности, как хороший секс без проникновения, поражало воображение: это не «настоящий секс», они предпочитают другое, это как-то глупо, они не хотят «быть вынужденными» этим заниматься, они будут чувствовать себя нелепо, занимаясь этой второсортной ерундой. Типичные объяснения, которые я слышу каждую неделю.

Это было глобальное отсутствие воображения – и иллюстрация их ограниченного Сексуального Интеллекта.

– Мы знаем, как выглядит настоящий секс – раньше мы все время им занимались. А это что-то другое, – надулась Марго. Соглашаясь, Дуэйн предсказал, что «один лишь непроникающий секс» оставит их эмоционально голодными. И они продолжили не заниматься сексом вообще, эмоционально голодая и нуждаясь в эмоциональной близости.

Я попытался копнуть глубже, чтобы понять, в чем была причина такого сопротивления.

– Сначала вы говорите, что сексуальная жизнь никогда не будет такой, как прежде, потом заявляете, что нам не стоит надеяться на настоящий секс, пока не разберемся с вопросом зачатия еще одного ребенка, – расстроенно сказала Марго. – Чтобы принять это, мне, мне… пришлось бы измениться! – с жаром произнесла она.

– Да, – сочувствующе кивнул я. – Если вы и ваш муж хотите заниматься сексом на этом этапе жизни, вам придется измениться.

Они ответили, что они в игре. Но, как бы я ни пытался их убедить, они просто не могли свыкнуться с этой идеей. Так что эти яркие, привлекательные, похотливые люди снова отказались от секса.

Ценность Интеллекта

Мы только что увидели, как одна пара отвергла секс, потому что доступный им вариант не соответствовал определенным стандартам в их головах. Мы стали свидетелями того, как люди пытаются добиться чувства облегчения и самоутвердиться, считая, что им в этом поможет отменная половая функция. А объясняют они это себе тем, что именно она обеспечивает вам невероятные оргазмы и доставляет вашему партнеру восхитительное удовольствие.

Вместо того чтобы обсуждать, как можно усилить половую функцию, давайте обратимся к совершенно другому взгляду на секс. Давайте поговорим о том, что вам на самом деле нужно для того, чтобы создать и поддерживать сексуальное удовольствие и близость на протяжении долгого времени. В качестве бонуса этот подход также освободит вас от застенчивости и самокритики и значительно снизит вашу потребность в подтверждении вашей нормальности и компетентности в сексе.

Этот подход предполагает развитие и использование вашего Сексуального Интеллекта. Сексуальный Интеллект – это набор внутренних ресурсов, которые позволяют вам расслабиться, проживать настоящий момент, взаимодействовать, реагировать на стимуляции и создавать физическую и эмоциональную связь с партнером. Когда вы сможете это делать, вы начнете получать наслаждение от ваших сексуальных отношений независимо от того, как функционирует ваше тело. В сравнении с такой эмоциональной и физической подпиткой самый большой и твердый стояк или самая влажная и узкая вагина – сущий пустяк.

Сексуальный Интеллект – это больше, чем знание, больше, чем терпение, больше, чем уверенность, и больше, чем просто любовь к своему телу. Это все сразу, только еще лучше.

Несомненно, «интеллект» – это знакомый нам и довольно полезный концепт. Его можно определить как «способность»: способность обучаться или решать проблемы. Можно дать узкое определение: врожденная способность к познанию или умение абстрактно мыслить. Или широкое: способность понимать различные способы узнавать и организовывать информацию и выбирать лучший вариант в конкретной ситуации.

Представьте, что вы совершенно неожиданно и без всякой подготовки проснетесь завтра в другой стране, скажем в Норвегии. Вы не говорите на норвежском, у вас с собой только паспорт и 400 норвежских крон. (Представим, что все происходит летом – мы же не хотим, чтобы вы замерзли насмерть еще до того, как начнете соображать.) Чтобы понять, что делать дальше, вам понадобится больше знаний – вам понадобится интеллект. Вам нужно определить, какие вопросы задать, как найти людей, которые смогут помочь вам, как принимать решения в других культурных условиях и так далее.

Вот что такое Сексуальный Интеллект – не способность творить чудеса в постели или функционировать так, будто вам все еще двадцать два. Нет, Сексуальный Интеллект выражается в способности вызывать в себе и сохранять сексуальное желание в не самой идеальной или комфортной ситуации. Это умение адаптироваться под свое меняющееся тело; любознательность и широта взглядов на то, что такое удовольствие, близость и удовлетворение; способность приспосабливаться, когда что-то идет не по плану: кончается смазка, одному из вас во время секса нужно выйти в уборную, или у вас пропадает эрекция, или один из вас называет другого не тем именем. Или все сразу. (Сразу вспоминается один фильм Уилла Феррелла.)

Вот почему каждому необходим Сексуальный Интеллект. И вот почему благодаря ему вы сможете расслабиться и наслаждаться сексом такими способами, которые раньше даже не представлялись вам возможными.

Пытаясь справиться со своей тревогой, собственной сексуальностью и сексуальностью своего партнера, большинство людей смотрят на сексуальную жизнь с типичных сторон: «нормальный» секс, половая функция и «дисфункция», самокопание, попытки запомнить, «чего хотят женщины», и так далее. Большинство моих пациентов (может быть, и вам это знакомо?) своим примером доказали, что такой ограниченный подход не ведет к получению удовольствия и сближению. Что им нужно вместо этого? Не техника и не идеальное тело, а Сексуальный Интеллект.

Так что именно зовется Сексуальным Интеллектом?

Три составляющих Сексуального Интеллекта

А вот и они:

1. Информация и знания.

2. Эмоциональные навыки (которые позволят использовать эти знания).

3. Осознание собственного тела и комфорт (которые позволят вам выражать себя и свои знания).

Знание, которым большинство людей стремятся обладать в сексе, – это «как мне стать великолепным любовником?» А у людей с типичной «дисфункцией» это обычно такой вопрос: «Как мне заставить тело правильно работать? Как избавиться от моей дисфункции?» (Для меня это всегда звучит как – «как заставить мой пенис или вульву расшевелиться и начать творить чудеса?»)

Более того, многие еще спрашивают меня: «Как мне заставить партнера стать более умелым и активным в постели?», «Чего мужчины/женщины на самом деле хотят во время секса?» и «Какая поза приносит больше всего удовольствия?»

И хотя мне импонирует желание этих людей быть (или чувствовать себя) более компетентными в сексе, я считаю, что это не то, к чему стоит стремиться. Если мы ответим на эти вопросы, это не поможет нам добиться лучшего секса.

Нет, информация, которая вам реально необходима, – это прежде всего уникальный справочник по управлению вашим телом и телом вашего партнера, включающий в себя ваши (и вашего партнера) предпочтения в прикосновениях и поцелуях. В идеале он должен включать в себя виды изменений в вашем теле, которые могут произойти со временем, – изменения в стабильности выделяемой влагалищной смазки, влияние гормональных изменений на ваши сексуальные реакции и так далее. Напоминание о том, что боль в спине или напряжение в плечах сильно влияют на секс, тоже не будет лишним.

Антропологические исследования в качестве подтверждения невероятному разнообразию человеческой сексуальности тоже бы очень нам помогли. Это позволило бы рассмотреть ваши (и партнера) опыт, фантазии, предпочтения и любознательность в соответствующем контексте, тем самым снизив ваше беспокойство о приемлемых и неприемлемых вещах.

Многое из того, что вам требуется для получения удовольствия от секса, вовсе с ним не связано. Эмоциональные навыки необходимы для достижения удовлетворения во многих аспектах жизни, включая секс. Проще говоря, взросление не заменишь ничем – ни идеальным телом, ни лучшими сексуальными техниками. Это как пытаться завести машину, заталкивая в бензобак стодолларовые купюры. Сами деньги не заставят автомобиль поехать. Важна только их ценность, которую вы можете перевести в бензин. Эмоциональные навыки – это «бензин» для хорошего секса.

Если бы люди хотели получать от секса лишь физическое удовольствие, можно было бы заявить, что нам должны быть интересны лишь физические навыки и знания. (Я бы не стал этого утверждать, но рано или поздно кто-нибудь в очередном телешоу обязательно так скажет.) Тем не менее, как мы уже поняли, большинство женщин и мужчин хотят получать от секса далеко не только одно лишь физическое удовольствие. Так что становится абсолютно ясно, что эмоциональные навыки нам нужны как раз для того, чтобы удовлетворять эти другие потребности. В конце концов, сколько раз вам хотелось заняться любовью с кем-то – не важно, был ли этот человек симпатичным или талантливым, – кто был грубым, эгоцентричным, боялся близости, был ужасным слушателем? (Пожалуйста, никаких шуток про бывших мужей.)

Наконец мы добрались до тела – места, где и кроются все эти пыхтения, которые мы зовем сексом. По общему мнению, роль тела в сексе заключается в том, что оно должно быть красивым, чтобы вызывать как можно больше желания в партнере и в вас самих (как будто мы возбуждаемся, когда смотрим в зеркало). Эта идея объясняет, почему так много людей не чувствуют себя сексуальными и почему они утверждают, что не привлекательны для других. Это также заставляет людей чувствовать, что чем старше они становятся, тем меньше они подходят для сексуальных отношений.

Более того, по всеобщим предположениям, именно тело вытворяет те экзотические и впечатляющие вещи, которые пробуждают желание в нас и в нашем партнере.

Естественно, это приводит нас к вере в то, что тело просто обязано «хорошо функционировать». В 1966 году исследователи Уильям Мастерс и Вирджиния Джонсон дали определение циклу сексуальных реакций – стандартным изменениям в теле человека, которые происходят в ответ на сексуальную стимуляцию. Все тут же начали сравнивать себя с этой моделью. Для тех, кто о ней не слышал, в 1970-х и 1980-х гг. в журналах «Космополитен» и «Плейбой» выпустили кучу непрактичных и неправдоподобных инструкций. После этого Опра и Доктор Фил потратили два десятилетия напряженной работы на то, чтобы рассказать всем, что именно является в сексе нормальным и правильным (то есть что считать ненормальным и неправильным). А сейчас, естественно, у каждого в распоряжении есть порнография, которая снабжает нас нереалистичными изображениями тел во время полового акта.

У этой книги другой посыл. Давайте посмотрим на тело как на средство нахождения общей волны с вашим партнером и усилим способность вашего тела испытывать удовольствие и интенсивные чувства. Давайте убедимся, что ваше тело реагирует на то, что происходит в этот самый момент во время секса, вместо того чтобы проявлять посттравматические реакции на прошлые раздражающие или болезненные ситуации.

Этот подход гораздо важнее и эффективнее, чем «функционирование», или красота, или атлетичность, или техника. Кроме того, у вас не получится уговорить ваше тело работать определенным образом, если вы просто будете прикладывать еще больше усилий.

В совокупности эти три аспекта Сексуального Интеллекта позволяют раскрыться нашей чувственности. Они помогают функционированию, не ставя его при этом в основу нашего сексуального опыта или взгляда на сексуальность. Когда люди говорят о своем желании, чтобы их секс был более «интимным», они на самом деле ссылаются на аспекты Сексуального Интеллекта, такие как принятие себя, доверие, четкие границы, самопознание (их все мы рассмотрим во второй части).

Что Сексуальный Интеллект в себя не включает, так это физическую выносливость, богатый сексуальный опыт, молодость и бесконечные сомнительные техники. Да, даже если СМИ и их «сексперты» и заявляют, что именно физические качества и специальные техники являются основой «отменного секса», они не помогут вам добиться секса, которого вы хотите.

Возьмем, к примеру, Йосипа и Ренату.

Что случается, когда два юриста встречаются в одном браке?

Если без шуток, ответ будет: «Зависит от обстоятельств». В случае Йосипа и Ренаты это была катастрофа. Они просто не могли избавиться от духа соперничества.

Проще всего было бы винить в этом их профессиональную деятельность, но дело было не в ней. Просто в нашем примере встретились два человека, у каждого из которых были проблемы с доверием. То, что они были юристами, лишь позволило им зарабатывать на жизнь на своих личностных особенностях.

Между тем дома они постоянно ругались: небольшие пререкания, которые периодически разгорались до криков, обвинений и обзывательств. Они сожалели, что это происходит на глазах у детей, пытались понять, каким образом все вышло из-под контроля, у них это не получалось, они обещали стараться лучше, и все начиналось сначала.

Почему они пришли ко мне? Они хотели заниматься сексом чаще и больше наслаждаться им.

Возможно, вы сейчас качаете головой – ну как можно ожидать наслаждения от секса при таких обстоятельствах? И все же это происходит довольно часто: люди, которые состоят не в самых идеальных отношениях, хотят, чтобы в сексе у них все было хорошо. К несчастью, в жизни нет тайм-аутов и мы не сможем сбежать от нашего брака (или эмоциональных проблем), попытавшись улучшить сексуальную жизнь.

Так как Йосип и Рената не стеснялись ругаться прямо при мне, я очень быстро вывел закономерности их поведения. Они начинали говорить о какой-либо бытовой ситуации, которая их разочаровала или расстроила – он опоздал на ужин, она одержима безопасностью детей, – и, хоть и пытались спокойно все обсудить, быстро распалялись. Через пару минут все доходило до «ты вечно так поступаешь» и «ты никогда этого не делаешь».

Нам явно нужно было провести несколько занятий по семейно-брачному консультированию, что очень не понравилось Ренате.

– Я не тупица, не надо мне тут лекции читать. Я знаю, что такое быть замужем, – объявила она. Йосип попытался ее успокоить.

– Думаю, нам пойдет на пользу, если мы научимся лучше понимать друг друга, – предложил он. – Особенно тебе.

Вот иди и помогай этим людям наладить сексуальную жизнь.

Я объяснил, что, перед тем как мы будем говорить об оргазмах, ласках или позах, нам необходимо поработать над их способностью позволять себе близость друг с другом. Они согласились, что это было бы «неплохо», хотя им все равно очень хотелось уделить больше внимания сексу.

– Если бы у нас было больше секса, может, мы бы так часто не ссорились, – предположил Йосип.

– Да, – согласилась Рената. – После того как Йосип кончит, он несколько часов ведет себя со мной просто чудесно, а иногда даже и пару следующих дней тоже.

Понимая, что они не откажутся от своих убеждений о сексе и близости, я ответил, что я обеими руками за то, чтобы у них был хороший секс.

– И я уверен, вам очень поможет, – продолжил я, – если каждый из вас научится следующим пяти навыкам:

• Успокаивать себя, когда вы расстроены.

• Верить вашему супругу/супруге.

• Когда вы обижены и вам кажется, будто другой не замечает ваши чувства, считать, что он просто не понимает или не видит этого, а не то, что ему на вас наплевать.

• Прежде чем что-то сказать, постараться представить, как ваши слова прозвучат для вашего супруга/супруги.

• В первую очередь стремиться понять вашего супруга/супругу, а потом уже пытаться сделать так, чтобы поняли вас.


– Я согласна, что Йосипу нужно повзрослеть, – резко сказала Рената. – Но все это звучит как какой-то психоанализ. И вообще, я не хочу учиться этим штукам. Мне нужно, чтобы мой муж проводил со мной больше времени и не был таким придурком.

Йосип попытался ответить спокойно, но уже через несколько минут они громко обменивались саркастичными комментариями, обвиняя друг друга в том, что партнер недостаточно старается, чтобы быть сексуальным. Каждая произнесенная ими издевка лишь подтверждала мою точку зрения. И тогда у меня появилась идея.

– Хорошо, вы просите задание, связанное с сексуальностью. Я хочу, чтобы на этой неделе дома вы сделали массаж рук, как указано вот в этом проспекте, который я вам даю. Согласны?[1]

– Ох, ну наконец-то что-то про секс, – сказала Рената, взяв у меня инструкцию. Пробежавшись по ней глазами, она поморщила нос.

– Тут же только про руки, – пожаловалась она.

– Ну, это связано с вашими телами и удовольствием, – ответил я, не удивившись такому ответу, так как давал это задание сотням пар в течение многих лет.

Они сказали, что все сделают.

На следующей неделе они сообщили мне, что у них не получилось.

– Она орала на меня почти всю неделю, – сказал Йосип.

– Включая тот единственный раз, когда мы сели делать это дурацкое домашнее задание, – добавила Рената. Я не сказал ни слова, и в комнате на несколько мгновений повисла тишина.

– Ну ладно, возможно, нам и правда нужно больше говорить о том, как находить общий язык друг с другом, – вздохнула она.

Мы все еще над этим работаем.

Этой паре до сих пор не терпится узнать, когда мы уже начнем говорить о сексе. Я все еще сосредоточен на том, чтобы научить их больше доверять партнеру, быть терпеливыми, заниматься внутренней дисциплиной и видеть друг в друге друзей – короче говоря, превратить их отношения в такие, в которых сексуальная связь будет иметь какой-то смысл. Это ключевой аспект Сексуального Интеллекта – укреплять взаимоотношения, чтобы улучшить секс. Некоторые думают, что это работает в обратную сторону. Нет, почти никогда.

Сексуальный Интеллект как повествование

Все рассказывают истории о себе. И я говорю не только про «где ты купил эту машину?» или «какое твое любимое телешоу?». Мы всегда рассказываем другим людям о том, кто мы есть, каждый раз при этом опираясь на какое-то повествование, чтобы выразить себя, – общие картины жизни, описания того, что для нас важно, кем мы являемся и как мы стали таким человеком.

В отношении секса у каждого из нас тоже свой собственный нарратив. Это помогает нам отвечать на основные вопросы о нашей идентичности: когда дело касается секса, кем ты являешься? Почему? Как ты к этому пришел? Вот несколько распространенных нарративов о сексуальности: я…


• Боюсь секса

• Хорош(а) в постели

• Романтик

• Не способен(на) выражать свои потребности

• Фригидный(ая)

• Заинтересован(а) в занятиях любовью, а не в «сексе»

• Всегда готов(а) повторить

• Жертва насилия или пережил(а) изнасилование в детстве

• Не очень хорош(а) в сексе

• Непривлекателен(льна) в сексуальном плане

• Все еще не отошел(шла) от моего прошлого опыта

• Разочаровался(ась) в сексе

• Боюсь мужчин/женщин

• Смущаюсь, когда речь заходит о сексе

• Не могу кому-то довериться

• Обожаю красивые слова

• Импульсивный(ая), любитель рисковать

• Страдаю от неудач с мужчинами/женщинами

• Всегда возбужден(а)

• Сексуально озабочен(а)

• Похотливый(ая)


Как организующий принцип мышления о сексе, Сексуальный Интеллект – это вид повествования: о самодостаточности, о проживании момента, о связи, гармонии с собственным телом и владении им, о расслаблении (не важно, возбуждены вы или нет) и принятии (вещей такими, какие они есть, а не такими, какими вы их представляете или страшитесь).

Сексуальный Интеллект – это также повествование о том, как не беспокоиться о вещах, которые не имеют значения. Конечно, сначала вам нужно будет решить, что это. Затем вам потребуется самоконтроль, чтобы это игнорировать, даже если другим эти вещи кажутся ценными, и это заставляет вас сомневаться.

Вот несколько вещей, на которые мои пациенты обращают внимание во время секса (или в перерывах между ним) и которые мешают их сексуальному наслаждению:

• Желание и возможность попробовать в сексе все.

• Мысли о тех, кто причинил им боль ранее.

• Чувство соперничества со всеми мужчинами/женщинами или с бывшим партнером их партнера.

• Типичные «отвлекающие факторы» (невыполненные домашние дела, звуки телевизора в другой комнате).


В своей работе я помогаю пациентам принять для себя решение, что эти вещи не важны, и помогаю им развить самодисциплину, чтобы их контролировать. Многие люди не осознают роль самодисциплины в создании хорошего секса – и в наслаждении им. Может, вы представляете хороший секс как нечто дикое и беззаботное (и, конечно же, он может таким быть) и считаете, что поэтому он должен быть совершенно спонтанным и свободным от ограничений. Но это как представлять, что вкусный обед или приятная прогулка в парке случаются сами по себе и не требуют никаких приготовлений или сосредоточения внимания. Если вы когда-либо ходили в популярное кафе и весь ужин возмущались расположением вашего столика или ездили на пикник и волновались о том, что крем от загара заканчивается, то вы знаете, что намеренно уделять внимание тому, что важно, – это главная составляющая увеселительных мероприятий.

То же самое и с сексом – чтобы им наслаждаться, вам нужно быть морально подготовленными, так же как и знать, на что не стоит обращать внимания.

Так что нарратив Сексуального Интеллекта – это о вашем реальном опыте, а не о сравнении вашего перформанса, уровня возбуждения или фантазий с различными стандартами («мужественный», «молодая», «сексуальный» и так далее). Вместо того чтобы думать о том, хорошо ли вы исполняете вашу роль и нормальны ли ваши фантазии, с помощью этого метода вы сможете оценивать свою сексуальность в соответствии с вашим наслаждением, связью с партнером и вашими ценностями.

Сексуальный Интеллект – это о том, чтобы изменить ваши отношения с вашей сексуальностью, а не просто заставить ваше тело творить чудеса. Это не о том, что вы делаете, а скорее о том, кем вы являетесь – что вы думаете, чувствуете, во что верите и чего хотите. Вот почему вы не найдете в этой книге никаких указаний насчет белья, или игрушек, или поз.

Развить ваш Сексуальный Интеллект – это самый надежный и перспективный способ улучшить вашу сексуальную жизнь.

Концепция Сексуального Интеллекта помогает объяснить, почему некоторые люди разочаровываются в сексе даже тогда, когда у них нет никаких «дисфункций» и их тело работает исправно. Ведь исправная «функция» не гарантирует близость, гармонию тел и расслабление, которые и делают секс приятным.

Это объясняется тем, что подход с точки зрения Сексуального Интеллекта поощряет и облегчает принятие себя, он сокращает количество секретов между вами и избавляет от чувства одиночества, улучшая ваши взаимоотношения.

Этот подход не требует изменений от вашего партнера. По факту, помогая вам принять себя, он помогает вам принять и вашего партнера, вместо того чтобы ждать, пока он или она изменятся сами. Этот подход также поможет вам справиться с будущими переменами – в вашем теле, ваших отношениях и вашем здоровье.

Часть II

Составляющие сексуального интеллекта

Глава 4

Ваш мозг. Информация и знания

Джейсон понравился мне сразу, как только я его увидел. Он был великолепен – студент Гарварда, который теперь заканчивал учебу в Стэнфордской высшей школе бизнеса. У него была густая шевелюра из растрепанных каштановых волос и шнурки пурпурного цвета – он выглядел освежающе, в сравнении с другими одетыми с иголочки студентами бизнес-школы.

– В мои двадцать пять лет у меня полный провал в отношениях с женщинами, – заявил он.

– В каком смысле?

– Я совершенно не могу полагаться на свою эрекцию, а еще иногда я кончаю слишком быстро.

– Насколько быстро?

– До того, как девушка кончит. Знаете, как мне стыдно в такие моменты.

Когда я спросил Джейсона, почему это проблема, он подумал, что, может быть, я не понял ситуацию, и повторил все, что рассказал, еще раз.

– Да, я понимаю, – сказал я. – Но почему то, что ты не возбуждаешься, когда захочешь, и кончаешь раньше, чем хотел бы, является проблемой?

– Не знаю, как там было в ваше время, – начал он, шутя и в то же время понемногу раздражаясь, – но сегодня девушки, ложась с парнем в постель, ожидают определенных вещей. И хороший основательный трах – одна из них. А тут никуда без оргазма.

– Звучит пугающе, – мягко сказал я. – Это то, что ты чувствуешь?

– И да, и нет, – ответил он. – Я не уверен, но, по-моему, вполне логично, что женщины ожидают именно этого, разве нет?

– Зависит от деталей, – сказал я. – Если она предпочитает что-то определенное, то это хорошо. А если она не знает, как доставить себе удовольствие другими способами, кроме этого, то она настраивает вас обоих на неудачи.

Он ожидал не такого ответа.

– Наверное, вы не сможете мне помочь, – с вызовом сказал он. – Возможно, вы не понимаете молодежь, ну, или женщин.

Тут у меня была прекрасная возможность сказать что-нибудь глупое. Я ею не воспользовался.

– Джейсон, я уверен, что есть вещи, которые я не понимаю. И я хочу узнать тебя больше, чтобы суметь понять твой взгляд на мир. При этом, – продолжил я, – думаю, что в твоей ситуации я кое-что смыслю. И, возможно, я могу помочь тебе лучше в этом разобраться.

– Ну, хорошо, дерзайте, – сказал Джейсон.

– Во-первых, я думаю, что ты слишком обобщенно рассуждаешь о том, чего хотят женщины. Думаю, ты описываешь тех нескольких женщин, которых встречал, и, несомненно, к ним можно отнести и многих других, но они даже не составят большинство – их на самом деле не так уж много. Во-вторых, большинство женщин получают оргазм от клиторальной, а не вагинальной стимуляции. Так что проникновение, каким бы приятным оно ни было, – это обычно не то, что заставляет их кончать. В-третьих, беспокойство об эрекции лишь мешает добиться эрекции или поддерживать ее. А самая быстрая эякуляция происходит из-за переживаний, а не от большого удовольствия или сильной стимуляции.

До того как он смог что-либо ответить, я добавил:

– Это не мое мнение. Это факты.

– Я понимаю, что проникновение имеет символическое значение для многих мужчин и женщин, – продолжил я. – И я уважительно отношусь к твоим переживаниям о том, что у тебя не получается осуществлять это символическое действие так, как тебе бы хотелось, так, как, по-твоему мнению, это должно происходить. Но давай будем разделять практическую ценность и символическое значение определенных действий и примем факты такими, какие они есть.

– Ты считаешь, что у тебя должна быть мгновенно возникающая, долго длящаяся эрекция и что ты должен доводить женщину до оргазма с помощью именно проникающего секса. И еще ты думаешь, что у тебя проблемы и с тем, и с другим, так?

Он кивнул.

– Вместо того чтобы пытаться починить твой пенис, – сказал я, – предлагаю оставить его в покое и изменить другие две вещи: твой подход к сексу и твой выбор сексуальных партнерш.

Молодой человек смотрел на меня скептически, но слушал внимательно.

– Давай сократим то давление, которое ты чувствуешь на себе до, во время и после занятий сексом. Это не только до предела повысит твою способность добиваться эрекции и поддерживать ее, тебе еще и станет проще наслаждаться сексом, что бы ни происходило во время него.

– А как быть с разочарованной партнершей? – спросил он.

– Вернемся к тому, что я сказал тебе в самом начале, Джейсон, – напомнил я ему. – Во-первых, ищи женщин, которым ты нравишься за то, кто ты есть, узнавай их поближе и разговаривай с ними о сексе, прежде чем начать заниматься им. Во-вторых, помни, что, несмотря на то что многие из них хотят проникновения, для большинства женщин это не обязательная опция. Если хочешь узнать, что обязательно хочет получить от секса определенная женщина, спроси. Могу сказать тебе из своего профессионального и личного опыта, что самый частый маст-хэв для женщин в сексе – это потребность в том, чтобы мужчина был эмоционально вовлечен. А если говорить о физическом удовлетворении, многим женщинам в принципе нравится вагинальный секс, но рука, рот или вибратор на ее клиторе, скорее всего, понравятся ей гораздо больше.

Пока он все обдумывал и старался принять эти глобальные изменения в своем подходе к сексу, я сказал еще одну вещь:

– Джейсон, извлеки пользу из того, что знаю я.

И он извлек. Всего через несколько сеансов он уже гораздо больше наслаждался сексом, так что вскоре он сказал мне благодарное «до свидания».


Владение точной информацией абсолютно необходимо для того, чтобы принимать правильные решения. Однако в результате двойственного культурного отношения американцев к сексуальности реальная информация смешивается со слухами, мнениями, суевериями и наглой ложью, так что становится трудно понять, чему верить. Вдобавок ко всему многие люди настолько волнуются о своей сексуальности, что у них не всегда получается использовать правильную информацию при принятии решений, даже если они ею и обладают. Это относится, например, к вопросам контрацепции и стерилизации, орального и анального секса, фантазий и мастурбации.

Давайте познакомимся с некоторой информацией, которая поможет вам заниматься любовью так, чтобы получать удовольствие, еще больше сближаться с партнером и при этом придерживаться собственных ценностей.

Анатомия и физиология

Когда я впервые проходил обучение на преподавателя по половому воспитанию (во времена где-то между изобретением колеса и появлением Интернета), я узнал о сексуальных частях тела – «эрогенных зонах». Ну, знаете, половые органы, рот, соски, анус и уши.

Но позже я осознал, насколько эта идея неверна. В принципе мысль о том, чтобы разделить тело на сексуальные и несексуальные зоны, загоняет в рамки всякий эротический опыт, преувеличивает значение оргазма и поощряет страх людей не соответствовать норме. А также эта мысль совсем не отражает реальность.

Хотя некоторые части тела невероятно чувствительны при определенных условиях и в компании нужных людей, те же самые части тела при взаимодействии с кем-то другим в некомфортной обстановке, когда вы не приняли душ, голодны или смущены, не будут чувствительными, ни один их миллиметр не будет таким – в такие моменты они вообще не будут являться эрогенными зонами.

И наоборот, возможно, с вами случалось такое, что вы были сильно возбуждены и все ваше тело становилось одной сплошной эрогенной зоной. В такие блаженные моменты у вас нет ни одной несексуальной части тела.

Нет ни одной части тела, которая не может быть эротически вовлечена. Пока вы это читаете, кто-то где-то занимается любовью с помощью его или ее локтя, колена, ноги, волос, дыхания.

Будучи немного мудрее, чем я был тогда, в 1978 году, сейчас я могу сказать, что не существует никаких эрогенных зон – потому что нет никаких неэрогенных зон. Можете называть этот подход Анатомией Бойца: не существует сексуальных частей тела. Есть само тело. Есть эротическая энергия. Первое ощущает и выражает второе. Просто, как дважды два.

Если и есть какое-то исключение из этого утверждения, то это клитор – единственный орган в человеческом теле, который предназначен только для удовольствия и ни для чего больше. Вы ведь знаете, что большинство женщин кончают, только когда им стимулируют эту маленькую жемчужину (рукой, языком, вибратором, подушкой, струей воды, сэндвичем с индейкой)? Пенис, который входит в вагину и выходит из нее, как правило, не касается клитора. Так что если вы дома ведете счет своих побед, напомню вам:

Клитор + половые губы + вход во влагалище = вульва

Для большинства женщин, которые хотят кончить, не вагина, а вульва – лучшая цель.

Так почему люди так носятся с этими святейшими «эрогенными зонами» – половыми органами? Есть две причины:

1. Мы используем половые органы для того, чтобы зачать ребенка. Точка зрения об эрогенных зонах связана с идеей о Чудесном Сотворении Жизни – то есть о том, чего большинство людей всю жизнь усердно пытаются избежать каждый раз, когда они занимаются сексом.

2. Гениталии обладают этой интересной гидравлической особенностью: когда мозг испытывает стимуляцию, которую он расценивает как сексуальную (картинка, запах, воспоминание, прикосновение, эмоция – не важно, что именно), он посылает сообщение вниз по позвоночнику в область таза, где нервы дают кровеносным сосудам команду расшириться и впустить в себя прилив крови. Когда ткань пениса или вульвы наливается кровью, орган увеличивается и становится намного чувствительнее.

Цикл сексуальных реакций

Здесь представлена модель, в соответствии с которой большинство американцев видят секс. Разобравшись в ней, вы сможете осознать и границы того, как вы воспринимаете половую функцию вашего тела, и ценность Сексуального Интеллекта – совершенно другого стиля мышления.

В 1960-х гг. Уильям Мастерс и Вирджиния Джонсон изучали, как тела людей функционируют во время секса – до этого никто не пытался подробно и систематически это исследовать. (Место для шутки о чьем-то кузене Винни, который годами изучал эту тему в автомобилях по всему Бруклину.)

Сотни добровольно вызвавшихся пар занимались сексом в лаборатории Сент-Луиса, пока специально обученные работники измеряли температуру их тела, пульс, расширение зрачков и так далее. Мастерс и Джонсон систематизировали всю эту информацию, изучение которой теперь является частью стандартного обучения сексологов. Они свели результаты исследования в модель, которую назвали Циклом Сексуальных реакций (на картинке).[2]

Цель модели заключается в том, чтобы резюмировать и описать, как «нормальные» тела реагируют на «нормальные» стимуляции. В то время как по телевизору нельзя было показывать замужние пары, которые читали или разговаривали, лежа вместе в постели, а Джонни Карсону было просто непозволительно произнести вслух слово «беременная», исследование Мастерса и Джонсон и его результаты стали революционными.


Сексуальный интеллект

В начале 1960-х наука и механизмы были главными метафорами, которые американцы использовали в искусстве, рекламе, образовании, спорте и сфере здоровья. Так же Мастерс и Джонсон смотрели на человеческие тела – как на машины, которые должны функционировать предсказуемым образом. Тела, которые так не работали, имели патологии, которые нужно было лечить. В этот исторический момент и были созданы и сексуальная «норма», и сексуальная терапия – и с тех пор они были неразрывно связаны. Здорово знать, как обычно функционируют большинство тел. Но нерационально думать, что именно так и никак иначе должно постоянно вести себя ваше тело, а если нет – значит, с вами что-то не так. И опасно полагать, что для того, чтобы вы могли наслаждаться сексом, ваше тело должно работать строго определенным образом.


Создание цикла сексуальных реакций было огромным достижением, и в качестве награды Мастерс и Джонсон получили отсутствие поддержки от коллег, правительственную слежку и угрозы смерти. Вместе с тем стоит принимать во внимание, что данная модель имеет некоторые ограничения:

• В ней не учитывается желание или то, какое действие желание оказывает на реакции организма.

• Предполагается, что одинаковые физические стимуляции всегда будут приводить к одинаковым результатам.

• Не учитывается тот факт, что одна и та же физическая стимуляция или практика может ощущаться по-разному в разные периоды времени.

• Культура в ней принимается как должное, тогда как стоило бы громко заявить, что на акты, практикуемые испытуемыми в лаборатории – и всеми нами, – культура, в которой мы живем, оказывает существенное влияние.

• Духовность и другие индивидуальные особенности не учтены.

• Согласно этой модели, предполагается, что оргазм – привычное завершение сексуальной активности.


Со времени создания рассмотренной модели разные специалисты предлагали внести в нее определенные исправления или выдвигали собственные модели полового функционирования. Все они так или иначе были направлены на устранение приведенных мной недочетов. И все же модель Мастерса и Джонсон до сих пор является такой значимой частью нашей культуры, что многие забывают о том, что это просто модель. Она не является точным описанием опыта каждого человека на Земле. Например, когда мужчины становятся старше, многие из них перестают кончать со своей партнершей/партнером – и все еще наслаждаются сексом. А некоторым женщинам для того, чтобы кончить, достаточно лишь психологической стимуляции. Никакой из этих случаев не вписывается в модель Мастерса и Джонсон.

И, наконец, важно помнить, что секс редко заключается лишь в последовательном возрастании удовольствия, которое приводит к возбуждению и затем оргазму. У многих во время секса возбуждение периодически возрастает и уменьшается – из-за внешних факторов, внутренних диалогов, необходимости сходить пописать, желания поговорить, посмеяться, отдохнуть или же из-за естественных ритмов их организма. И сопоставление этих спадов и подъемов с какой-либо дисфункцией далеко от реальности и может быть причиной многих проблем.

Несколько слов об оргазме

Это десерт, а не основное блюдо.

Вот вам вся правда в нескольких словах. Когда мы делаем оргазм главной целью полового акта, мы поступаем неправильно по двум причинам:

• Из-за этого испытать оргазм становится тяжелее.

• Это обесценивает все сексуальные практики, которые не ведут к оргазму.


В основном оргазм длится, скажем, две, пять, десять секунд? А сам секс, с момента, как вы начинаете раздеваться, и до момента, когда вы скажете: «Было здорово!» – и потянетесь к своему Блэкберри, занимает сколько – десять, двадцать, тридцать минут? Это значит, что оргазм – это примерно 1 процент от всего процесса, а может, даже и меньше. И делать этот один процент главной целью вашего секса довольно-таки глупо. И правда не стоит всех ваших волнений.

Некоторым людям секс кажется скучным, и они надеются, что оргазм все окупит. Это как ужинать в ресторане с неудобными стульями, плохим обслуживанием и посредственной едой и надеяться, что десерт будет таким чудесным, что спасет всю ситуацию.

Что ж, такой вкусный десерт пока не изобрели, да и такой хороший оргазм – тоже. Если секс заставляет вас чувствовать себя одинокими, вызывает головную боль, заставляет сомневаться в чувствах партнера, является физически болезненным или связан с отговорками и попытками чего-то избежать, никакой самый потрясающий оргазм в мире этого не исправит.

В таких условиях вы вообще можете перестать испытывать оргазм.

Тогда на какую модель ориентироваться? Просто делайте то, что вам нравится. Возбуждайтесь, доставляйте удовольствие себе и своему партнеру. Если хотите, включите в этот список оргазм. Но заниматься сексом – это так приятно, что, даже если вы не кончите, вы все равно почувствуете, что хорошо провели время.

Как зачать ребенка – хотите вы этого или нет

Довольно сложно расслабиться, сблизиться и наслаждаться сексом, когда вы боитесь случайной беременности. И, несмотря на уроки биологии в старшей школе, многие из нас до сих пор не до конца уверены, как делают детей и как это предотвратить.

Для того чтобы забеременеть, женщине нужно три вещи: яйцеклетка, сперматозоид и место, где они смогут жить вместе в течение девяти месяцев, как только встретятся. И у всех трех ограничен срок годности.

Каждый месяц, пока женщина фертильна (в возрасте примерно между 13 и 50 годами), один из ее яичников производит яйцеклетку («овуляция»). Вот когда распахивается окно возможностей для зачатия. Если яйцеклетка случайно встречается со свежим сперматозоидом, они могут (!) направиться к матке и образовать зародыш, из которого впоследствии родится малыш.

Простая математика: сперматозоид может жить пять дней, прежде чем встретит яйцеклетку. Яйцеклетка может существовать один-два дня, перед тем как столкнется со сперматозоидом. На всякий случай добавим к каждому сроку по паре дней, и это будет значить, что каждый месяц в течение примерно одиннадцати дней вы и ваш партнер определенным образом рискуете. Если в эти одиннадцать дней у вас с вашим партнером происходит незащищенный секс, вы рискуете забеременеть.

Обычно легко понять, когда порция спермы попала во влагалище. Вопрос в том, когда именно яйцеклетка имеет возможность столкнуться с одним из сперматозоидов? Примерный ответ такой: приблизительно посередине менструального цикла между менструациями (это они влияют на слизистую оболочку матки, где и будет развиваться оплодотворенная яйцеклетка). Если брать средний 28-дневный менструальный цикл, это примерно вторая и начало третьей недели с окончания менструации. Хотя циклы обычно не очень стабильны и могут сдвигаться из-за болезней, стрессов, кормления грудью, феромонов, резких изменений в питании или режиме сна и других факторов.

Если бы можно было в точности предсказать, когда у вас/вашей партнерши начнется овуляция, это было бы замечательным способом предохраняться – если бы вы совершенно точно и строго-настрого решили не заниматься сексом с проникновением в этот период риска возможного зачатия. Женщина может примерно (лишь примерно) прикинуть, когда у нее будет овуляция, отсчитав десять дней с начала ее последней менструации, но это не особенно научный метод. Люди, которые полагаются на такой ненаучный подсчет дней, называют этот способ ритмическим (календарным) методом контрацепции. Технически можно называть таких игроков с судьбой «родителями» – 25 процентов пар, пользующихся этим методом, беременеют в течение года. В двадцать первом веке каждый месяц рисковать подобным образом нет никакой нужды. Более того, это морально безответственно.

Некоторые называют весь этот процесс «чудом сотворения жизни». Несмотря на то что это вовсе не чудо, а обыкновенная наука. Если вы отказываетесь пользоваться обычной контрацепцией, запомните эти простые факты. Эта схема иллюстрирует все то, что я только что описал:


Сексуальный интеллект

Контрацепция: почему она важна?

Почти для каждого человека нежелательная беременность является единственной серьезной проблемой, к которой может привести секс по обоюдному согласию.

Поэтому знание эффективных способов предохранения и умение их использовать является особой частью Сексуального Интеллекта. Если вы об этом позаботились, дальше вы можете действовать так, как только пожелает ваша душа. Если нет – проникающий секс может обернуться для вас ужасными последствиями. Так жить не стоит, так не стоит заниматься любовью. Когда проникновение не влечет за собой никаких рисков, оно приносит особенное удовольствие. Если же оно может привести к нежелательной беременности, какой разумный человек сможет расслабиться и насладиться процессом?

Чтобы избавиться от страха перформанса и страха не соответствовать норме, нам необходимо сделать секс безвредным и ничего не значащим. (Если он ничего не значит, нет нужды бояться «провала».) Этот подход дает вам свободу создать глубокие, близкие и имеющие особое значение лично для вас сексуальные отношения. Вам и вашему партнеру нужно будет лишь перестроить ваше отношение к некоторым вещам и изменить ваши привычки таким образом, чтобы вам было не важно, что происходит во время секса, пока вы оба получаете удовольствие от происходящего.

Я удивляюсь тому, как смотрят на контрацепцию люди, которые в любых других ситуациях, казалось бы, поступают вполне разумно.

Когда я спрашиваю об этом своих пациентов, поражающее количество людей отвечают: «Мы не пытаемся зачать ребенка, но, если это произойдет, пусть будет так». Многие не отнеслись бы к делу подобным образом, раздумывая, скажем, над покупкой тостера. Но именно так многие люди подходят к принятию этого решения, одного из наиболее важных в жизни человека. За тридцать три года работы в области сексуальной терапии я, пожалуй, услышал все возможные причины, которые объясняют, почему люди так непоследовательно относятся к контрацепции, к примеру:

• «От таблеток я набираю вес».

• «Таблетки опасны».

• «Мне просто кажется, что я (или мы) вообще не фертильна (не фертильны)».

• «Эти методы лишают нас всякой спонтанности».

• «Я чувствую на себе давление из-за всего этого планирования».

• «У меня (или у нее) не те ощущения в презервативах».

• «Я боюсь, что у меня пропадет эрекция, пока я буду надевать презерватив».

• «Мы все эти годы ничем не пользовались, и все было нормально».

• «Женщина, которая планирует, когда заниматься сексом, – шлюха».

• «Я больше не хочу детей, но что, если я пройду стерилизацию, а потом мои дети погибнут в аварии? Или моя жена умрет, а следующая супруга захочет ребенка?»

• У нас расходятся мнения о том, стоит ли заводить (еще одного) ребенка, и я не хочу ругаться каждый раз, когда мы собираемся заняться любовью».

• «Я христианин, и я не уверен, что предохраняться – правильно».

• «Может, у таких умных или состоятельных людей, как мы, как раз и должны быть дети».

• «Я слышал, что нельзя забеременеть в первый раз (или стоя, или если не кончаешь, или если девушка сверху, или если после этого принять душ, или если парень вовремя высунет)».


Я понимаю, что обсуждение контрацепции может привести к разговорам, которых вы, возможно, хотели бы избежать, например на темы:

• Будущего ваших отношений.

• Качества вашей сексуальной жизни.

• Споров о том, завести ли вам (еще одного) ребенка.

• Где вы будете жить через пять лет.

• Вернется ли один из вас после этого на работу.


Вот почему контрацепция – это больше, чем просто технический вопрос. Эта тема может спровоцировать ряд эмоциональных проблем и трудностей в отношениях. Пока вы не разберетесь с будущим ваших отношений, игнорирование контрацептивов может быть способом избежать обсуждения других серьезных вопросов. Проблема в том, что ценой этого может стать незапланированная беременность.

Для всех людей найдется свой способ предохранения, хоть каждый из них и имеет свои неудобства. Некоторые говорят: «Мне не нужны проблемы, связанные с любым из этих методов, поэтому мы вообще никак не предохраняемся». Если бы людям для того, чтобы заниматься сексом, нужно было получить лицензию, такой аргумент точно бы им ее не обеспечил. Вести свою сексуальную жизнь с чувством безопасности, наслаждения, оживления – огромная привилегия. Делать себя уязвимым перед лицом нежеланных и меняющих жизнь последствий – значит с большим неуважением относиться к сексу и к самому себе.

Занимаетесь проникающим сексом? Фертильны? Не уверены на сто процентов, что хотите детей? Чтобы получать от секса больше, используйте контрацептивы.[3]

Не забывайте про экстренную таблетку

Вот вам замечательное изобретение человечества: экстренная контрацепция. Тщательно выверенная доза противозачаточных таблеток, которую (в зависимости от бренда) вы сможете принять через один-пять дней после незащищенного секса, и она избавит вас от беременности. Это не таблетка для аборта (это другое лекарство, RU486), и она не повлияет на оплодотворенную яйцеклетку, которая уже прикрепилась к стенке матки. Она просто предотвращает беременность. Любой, кто говорит иное, основывает свое мнение на чем угодно, кроме научных фактов.

Любой человек может купить эти таблетки без рецепта врача. Срок годности – несколько лет. Так что если вы фертильны и не хотите забеременеть на данный момент жизни, вам лучше купить парочку таких таблеток в вашей аптеке на этой неделе. Храните их поблизости, чтобы, если ваш обычный метод контрацепции не сработает (порвется презерватив, собака съест противозачаточные), вы смогли сразу же защитить себя и своего партнера. Если за три года вы их так и не используете, выбросьте и купите еще одну упаковку. Просто держите ее неподалеку, как зубную пасту, уксус и батарейки АА.

Через год после того, как у вас или вашей партнерши прекратится менструация, можете перестать пользоваться экстренной контрацепцией. Если вы так ни разу их и не использовали, то это было достойное вложение, доллар в месяц за очень надежную страховку. Если таблетки пригодились, то, значит, это было бесценно.

Заболевания, передающиеся половым путем

Еще есть ЗППП. Когда я был молодым, их называли венерическими. Мы считали, что с латинского это означает «грязный, аморальный, стыдный».

Многие люди воспринимают ЗППП как конец света. Как только им ставят такой диагноз, они чувствуют себя грязными, смущенными, разбитыми. Они волнуются, захочет ли теперь кто-нибудь заниматься с ними любовью, способны ли они будут снова наслаждаться сексом. Они не могут даже представить, что расскажут кому-то о своем состоянии.

Если вы пройдете лечение, то худшее, что может с вами случиться при любом ЗППП (кроме ВИЧ), – это чувство стыда, клеймо, социальная изоляция. Ну и в некоторых случаях длительные отношения будут разрушены раскрытием измены (или появившимися подозрениями), которая часто идет в комплекте с данным диагнозом (поэтому многие люди держат информацию в секрете от своего партнера).

Современная медицина позволяет лечить ЗППП так же, как мы лечим другие болезни. Бактериальные инфекции вроде сифилиса лечатся простыми лекарствами. Вирусные инфекции типа герпеса не лечатся, но с ними можно справляться, принимая лекарства и изменив образ жизни, то есть улучшив питание и сократив стрессовые ситуации. В редких случаях при отсутствии лечения ЗППП могут привести к бесплодию, но опять же, если вы своевременно пройдете лечение, этого не произойдет.

В общем, последствия нежелательной беременности длиною в жизнь намного перевешивают последствия подцепленного ЗППП.

Некоторые люди реально беспокоятся о ЗППП и используют презервативы или избегают секса с соприкосновением половых органов. Это замечательно, но я хочу, чтобы эти ребята получали удовольствие от секса, которым занимаются, а не боялись ужасных последствий вместо этого. Гораздо больше людей говорят, что не хотят подцепить какую-нибудь болезнь, но на самом деле совсем немного делают для того, чтобы это предотвратить. Некоторые из них наслаждаются сексом, а некоторые переживают слишком сильно, чтобы получать удовольствие.

Да, предотвращение распространения ЗППП подразумевает разговоры об этом с вашим половым партнером(ами). Это может быть неприятно, и, прежде чем вы к этому приступите, отметим, что можно сделать, чтобы избежать такого неловкого разговора:

• Ознакомьтесь с внешними симптомами самых распространенных венерических заболеваний.

• Невзначай проверьте, есть ли у вашего партнера эти симптомы, особенно если это новый партнер или если вы долго не виделись. Довольно приятным способом это сделать может быть совместный душ. Также можно поразвлечься с бедрами, животом и ягодицами партнера – при достаточном освещении, чтобы вам было видно, с чем вы играете.


Но очень, очень мало людей это делают. Людям на самом деле очень не хочется думать о ЗППП. Так почему они не «защищаются»? И что вообще значит такая «защита»?

• Сократите количество ваших половых партнеров.

• Периодически проверяйте себя (зная, что искать).

• Проверяйте вашего партнера (зная, что искать).

• Используйте формы секса, не включающие контакт с половыми органами и биологическими жидкостями.

• Для остальных видов секса используйте презервативы.


Очень небольшое количество людей стремятся использовать эти советы. Самое большее, на что они могут решиться в разговоре с новым партнером, это: «Нам нужно поговорить о… эммм… заболеваниях. У меня нет ничего, о чем тебе следовало бы знать. А у тебя? Нет? Замечательно, тогда приступим».

Я знаю, что многие не состоящие в отношениях и немоногамные мужчины и женщины думают о ЗППП, но примерно в том же ключе, в котором люди, живущие в Калифорнии, думают о землетрясениях: «Надеюсь, со мной беды не случится. Я знаю, что надо бы себя обезопасить, но это слишком муторно, так что, если уж что-то произойдет, я как-нибудь с этим разберусь».

Так почему люди ничего не делают со своим страхом и рациональным беспокойством по поводу ЗППП?

• Кому нравится знать детали прошлой (половой) жизни своего партнера?

• Кому нравится знать все детали текущей (половой) жизни их партнера с другими людьми?

• Кому хочется рассказывать всю правду о своей прошлой или текущей половой жизни?

• Кому хочется на долгое время привязываться к презервативам?


К пятидесяти годам у одной четвертой всего населения США тест на вирус простого герпеса второго типа показывает положительный результат. Каждый год более 1 000 000 человек подхватывают хламидии, самое распространенное ЗППП в Америке. Если у вас есть одно из этих заболеваний или любое другое, вы не одни. И вы не грязные, и ваша жизнь не разрушена. Но если вам будет необходимо проходить лечение, то вам нужно научиться об этом разговаривать.

Так как люди умирают вследствие болезней, вызываемых ВИЧ, мы не можем утверждать, что худшими последствиями в этом случае будут только клеймо позора и осуждение общества. Но источники и способы заражения ВИЧ хорошо изучены, и, по статистике, большинство гетеросексуалов не подвержены этому заболеванию. Немоногамные гетеросексуальные и гомосексуальные люди могут защититься от ВИЧ-инфекции, разумно поступая в сексе и других жизненных ситуациях.

Вот что советую я:

• Подумайте о преимуществах, которые вам принесет полная честность с вашим партнером(ами). Это выгодно не только в плане защиты от ЗППП.

• Решите для себя, подвергают ли (или подвергали ли) вас ваши сексуальные привычки – текущие или прошлые – риску заболеть ВИЧ/СПИДом. (Включая привычки вашего партнера.) Если да, сдайте анализы (во многих странах это можно сделать анонимно и бесплатно) в этом же месяце и подумайте о том, хотите ли вы продолжать так жить.

• Сделайте стандартный анализ крови на распространенные ЗППП. Сообщите партнеру результаты, даже если они отрицательные (это может замотивировать его/ее пойти и сдать аналогичные анализы).

• Узнайте, как максимально увеличить удовольствие от секса с использованием презервативов (да, есть такие способы).[4]

• Если вы фертильны, серьезно относитесь к контрацепции. Это гораздо важнее, чем ЗППП.

Марс и Венера – или Земля?

Последняя составляющая обязательного набора знаний – это необходимость подвергать сомнению общепринятые убеждения о женщинах и мужчинах.

Хотя все мы знакомы с выражением «противоположный пол», я предпочитаю говорить «другой пол» или же «другой гендер». В конце концов, мужчины и женщины не являются противоположностями. По факту на этой планете нет никого более похожего на мужчину, чем женщина. Что подобно мужчине: рыба, ананас, шлюпка, свитер, аудиокассета, стакан лимонада? Нет. Более всего на свете на мужчину похожа женщина. И более всего на свете на женщину похож мужчина.

В идее о том, что мужчины и женщины взаимодействуют с другими людьми совершенно по-разному, может, и есть доля правды, но общая картина важнее: в сексе мужчины и женщины хотят одного и того же, тревожатся об одних и тех же вещах и одинаково умалчивают о проблемах. И мужчины, и женщины боятся подцепить герпес, стесняются попросить о пальце в заднице, стесняются сказать: «О да, жестче», или «Пожалуйста, делай это помедленнее», или «Давай сначала сходим почистим зубы».

Давайте не забывать о том, что на Земле более двух миллиардов взрослых женщин и более двух миллиардов взрослых мужчин (и, по-моему, каждый год в конце декабря они все собираются в одном торговом центре). Это делает сегодняшних «женщин» и «мужчин» самыми большими категориями, существующими в этом мире. Если, пытаясь понять себя или своего партнера, вы будете полагаться на эти категории, то можете многое упустить.

Есть ли что-то, чем точно можно руководствоваться, занимаясь любовью с мужчиной или женщиной? Ну, каждому из нас нужен кислород, чтобы дышать, рано или поздно каждый из нас захочет писать, и у каждого есть болевой порог. Естественно, нужды каждого человека во всех этих трех областях сильно варьируются.

Вот несколько других практически бесспорных фактов: большинство людей хотят чувствовать себя особенными, большинство хотят чувствовать себя привлекательными, и большинство хотят чувствовать свою компетентность. Так что вы можете строить свои предположения в этом направлении, но обращайте внимание на своего партнера – вдруг он не входит в это «большинство».

А вы сами? Узнайте себя получше, не причисляйте себя ни к какой категории и не позволяйте вашему партнеру это делать. Если она говорит: «Это прям по-мужски», скажите ей правду: «Я это делаю, потому что я – это я». Если, заблудившись, вы отказываетесь обратиться за помощью, то это не потому, что вы мужчина, – это потому, что вы глупец. А женщина, которая тратит целое состояние на обувь в магазине, вовсе не поступает по-женски – скорее всего, она просто безответственная.

Вся эта концепция Марса/Венеры о том, что мужчины и женщины радикально отличаются друг от друга, проникает в наши отношения, подрывая наше доверие друг к другу и мешая наслаждаться этими отношениями. Как вообще люди могут надеяться установить прочные и значимые отношения, если они верят в то, что они с разных планет?

Итак, если мужчины и женщины так похожи, то почему общение с «противоположным полом» вызывает у них столько проблем? Я думаю, это очевидно, что мы ошибочно фокусируем внимание на различиях между ними. Если спросить геев, кто сводит их с ума, они вздохнут и ответят: «Мужчины». Если спросить лесбиянок, кто сводит с ума их, они нахмурятся и ответят: «Женщины». Потому что это гендер людей, которые их сексуально привлекают. Мы уже знаем, кого гетеросексуалы считают своей проблемой: другой гендер.

У большинства людей был неудачный опыт отношений, и многих из нас рано или поздно начинает раздражать значимый для нас человек. Мы приписываем ряд негативных характеристик человеку, которого мы когда-то любили, идеализировали, кому мы верили и кто нас подвел: он или она эгоистичны, импульсивны, властны, пассивны, ненадежны, манипулируют нами и совсем нас не слушают. И так как большинство людей гетеросексуальны, формулировка звучит так: все мужчины или женщины «противоположны» нам и разбивают наши сердца. Но я думаю, многие на самом деле хотят сказать вот что: «Быть в отношениях сложно! Мой партнер неидеален и никогда таким не будет, и при этом очень многого от меня хочет!»

Вот вам история, на примере которой можно увидеть, что происходит, если основывать свои решения в браке и в сексуальной жизни на «знаниях», которые на самом деле неверны, но при этом вы на сто процентов уверены в своей правоте.

И Уильям, и Гонг выросли во Вьетнаме, у обоих там все еще жили родители. Не зная друг друга, оба приехали в Сан-Франциско учиться в колледже, а потом остались, каждый живя своей жизнью. В конце концов они встретились, и, хотя это не был брак по расчету, оба понимали, что им нужно жениться на ком-то из Вьетнама. Так что, хотя Гонг была разведена и на восемь лет старше Уильяма и хотя их интересы сильно различались, они поженились через несколько месяцев после знакомства.

Именно тогда они начали заниматься сексом. Все было очень неловко и печально, и после шести месяцев бесконечных попыток они почувствовали, что их энтузиазм начал ослабевать. Поэтому спустя два года совместной жизни они пришли ко мне.

Уильям был интеллигентным, энергичным и привлекательным, но таким непробиваемым, что его убеждения трудно было оспорить. И с таким человеком Гонг приходилось жить в браке. То, сколько раз Уильям повторял, что он, в отличие от меня, знает, как работают вьетнамские обычаи, ничуть не помогало нашей терапии. Когда Гонг время от времени жаловалась, что, ведя себя таким образом, он оскорбляет ее и всех окружающих людей, его пыл на время ослабевал и он просто начинал отвергать все, что я говорю, псевдолюбезной фразой: «У каждого свое мнение, мы можем только согласиться или не согласиться».

Ситуация была не из лучших, и они явно мучились в отношениях, но мне эти ребята нравились, и я очень хотел помочь их паре.

Итак, что Уильям «знал» о сексе?

• Их постоянные ссоры, связанные с финансами, не должны влиять на их желание или возбуждение.

• То, что он не так часто хотел, отчасти было вызвано его «старением» («Мне уже больше тридцати», – говорил он).

• Такая «взрослая» женщина, как Гонг, не должна настолько часто хотеть секса.

• Секс в браке должен включать проникновение, а желание Гонг «разнообразить процесс» (в данном случае она хотела орального секса) не отвечает «вьетнамским традициям». Поэтому он не обязан мириться с ее сексуальными предпочтениями.


В перерывах между нашими сеансами я обдумывал, как мне найти подход к Уильяму. Но, несмотря на мои старания, каждую неделю я снова ловил себя на том, что пытаюсь оспорить верность его убеждений. Иногда я рассказывал об индивидуальных историях жизни и субъективных взглядах каждого, но это ни к чему не приводило, потому что Уильям был уверен в том, что его слова – сущая правда, а не просто личное мнение. Так что меня бесконечно втягивали в обсуждения того, какое влечение считается «нормальным» для 45-летних женщин, как часто люди практикуют куннилингус в браке, как работает нервная система человека и так далее. Неделю за неделей я испытывал на себе то, с чем приходилось бороться Гонг.

Хотя Гонг и не верила в традиционную модель семьи, она старалась быть хорошей вьетнамской женой. Но, когда она предпринимала очередную попытку, в ней росло негодование, а его огромное чувство собственного достоинства (помимо свойственных ему упертости и нарциссизма, он был еще и первым ребенком в семье!) так обижало и оскорбляло ее, что молчаливое смирение чередовалось с неожиданными истериками. Он искренне не понимал, почему она срывалась на него, и ожидал извинений, что только сильнее ее бесило.

Неудивительно, что они не спали друг с другом.

Я пытался донести до Уильяма, что по крайней мере здесь, на Западе, хорошие сексуальные отношения выстраиваются совместными усилиями обоих супругов, но он меня не слышал. Более того, я предлагал ему поговорить с кем-нибудь еще, кто смог бы изменить его мнение, но он отказался это сделать. Он сказал, что уважает меня и что, если он и пересмотрит когда-нибудь те «знания», в которых он уверен, то только во время сеансов со мной. Мне было приятно это слышать, но в то же время я не знал, что делать дальше.

Наконец я предложил Гонг признаться Уильяму, что она чувствует себя невидимой рядом с ним. Ему было жаль это слышать. Я спросил, похоже ли это на то, что чувствуют все матери и бабушки во Вьетнаме.

– Один в один, – горько сказала она, – еще девочкой моя бабушка усвоила правило трех повиновений (отцу, мужу и сыну). Неужели моя жизнь будет такой же?

А мать?

– Мой отец грозил развестись с ней, если она не родит сына. И, естественно, его родители считали ее за рабыню. Никого в доме не волновало, что она думает и чувствует.

Задавая Уильяму вопрос о том, какой жизни он хочет, я сказал, что понимаю его дилемму: в каком браке ему следует жить – в традиционном вьетнамском или более современном американском? Если в традиционном, значит, его слово – закон, а его «факты» – реальность. Если выбирать второй вариант, то они с женой будут иметь равное право голоса, а его видение реальности время от времени будет подвергаться сомнению. Он долго думал над ответом.

– Я даже не знаю, – медленно сказал он. – Я хочу нормальный брак, но мне не нравится, когда мое мнение подвергают сомнению, и вообще, не люблю быть не правым.

А если это лишает его жену и его самого удовольствия от секса, если это мешает получать удовлетворение?

– Значит, возможно, так нужно, – заметил он. – Хотя это очень печально.

В защиту Уильяма скажу, что он хотел продолжить наши сеансы, но едва ли можно было чего-то добиться, учитывая его уверенность в том, что он «знает», что делает.

* * *

В семейных и сексуальных проблемах Уильяма и Гонг были виноваты оба. Когда между людьми происходит конфликт, необходимо уметь отделять реальные факты от мнения, а мнение – от невежества или предубеждений. Уильям был уверен, что раз он муж, то он имеет право не проверять истинность своих «знаний» – а точнее, предположений, убеждений и суеверий – о сексе и гендерах. Естественно, с такой точкой зрения невозможно было что-либо изменить.

Сексуальное разнообразие

Застряв на одном месте из-за собственного упрямства (и заявляя, что это вовсе не упрямство), Уильям не ценил сексуальное разнообразие – многочисленные способы, которыми люди выражают свою сексуальность. Его мнение о том, как должны жить другие, и вера в то, что он знает, как они на самом деле живут, мешали ему получать удовлетворение от секса и семейной жизни.

Давайте не будем повторять пример Уильяма и ознакомимся с некоторыми фактами о сексуальном разнообразии. Это может помочь вам расслабиться во время секса и, возможно, лучше понять вашего партнера и то, что вы с ним испытываете.

• В вопросе сексуальности различия между людьми являются правилом, а не исключением.

• В каждой семье любое измерение сексуальности может варьироваться: желания, фантазии, уровень комфорта, рискованные действия, оргазм, концепция девственности, построение сексуальных отношений, что считать «извращенным» и т. д.

• Для многих людей психологический контекст их поведения – это именно то, что привлекает их в сексе. Сюда можно включить ролевые игры, воплощение в жизнь фантазий, различные костюмы, рассказывание эротических историй, просмотр (или съемки) порно, использование кодовых слов или ситуации, когда за их действиями кто-то наблюдает. Для некоторых жесткий хват за запястье, простой черный бюстгальтер или слова «отшлепай меня, папочка» или «может, нам не стоит этого делать» – то, что добавляет перчинки в обычный половой акт. Другим же такие вещи покажутся глупыми или несексуальными.

• Миллионы американцев заводятся от различных БДСМ-практик: согласованные с партнером шлепки, бондаж, доминирование, контролируемое унижение, тщательно выверенная интенсивная стимуляция, сенсорная депривация и т. д.

• Вы не можете узнать о чужих сексуальных увлечениях, основываясь на других вещах, которые вам известны об этом человеке. Например, некоторые из любителей жестких сексуальных игр росли в неблагополучных условиях, тогда как другие любители такой практики совсем не были обделены теплом и любовью родителей. Некоторые чрезвычайно воспитанные и утонченные на первый взгляд создания становятся очень пошлыми и страстными за дверями своих спален.

• «Мужчины и женщины» – это неоднородные категории. Они никак не предсказывают сексуальное поведение людей, которые в них входят. Да и вообще, когда дело доходит до секса, все существующие категории мало чем могут нам помочь.


Я зову это «разнообразием», а не «нормальностью» (подробнее в главе 2), потому что моя цель здесь не в том, чтобы смягчить вашу тревогу о соответствии норме. Нет, я хочу, чтобы вы не беспокоились о том, все ли хорошо с вашей сексуальностью, – я хочу, чтобы вы просто были собой. Хочу напомнить вам о том, сколько всего люди практикуют, притом что многие из этих вещей могут показаться вам бессмысленными – так же как некоторые из вещей, которые практикуете вы, могут показаться странными для людей из других культур или исторических периодов.

Например, моя пациентка-китаянка, которая тринадцать лет назад приехала в Штаты, чтобы поступить в колледж, рассказала мне, что впервые увидела двух страстно целующихся взрослых людей в аэропорту Лос-Анджелеса. Какое-то время она думала, что американцам нравится не просто целоваться, но еще и делать это на публике. Кучка целовальных эксгибиционистов!

Таким же образом многие люди в США и по всему миру во время секса не раздеваются полностью. Другие же даже представить себе не могут, что такое может быть: ведь в таком случае мы лишаемся одного из величайших сексуальных удовольствий – соприкосновения кожи партнеров. Так что же лучше: раздеваться или нет? Это неправильный вопрос – потому что это не важно. Делайте то, что будет комфортным для вас и вашего партнера. (Чтобы расширить свой запас слов, связанных с сексом и эротикой, можете обратиться к подсказкам в Третьей части книги.)

Вопрос «разнообразия» особенно важен, если вы из тех, кто периодически говорит своему партнеру, что он или она извращенец(ка), или если вам приходится защищаться в ответ на подобные обвинения.

В Сексуальном Интеллекте просто необходимо ценить концепцию сексуального разнообразия. Это не значит, что вы должны одобрять каждую из существующих сексуальных практик (хотя люди по всему миру ждут вашего одобрения их действий не больше, чем вы ждете одобрения от них).

Когда вы принимаете концепцию сексуального разнообразия, вы понимаете, что ценности – личные ценности каждого – определяют, что отдельный человек, общество или культура считает «нормальным» в сексе, но эти ценности вовсе не являются какой-то непреложной истиной. Люди и отдельные общества могут заявлять, что их ценности и взгляды вдохновлены или продиктованы «Богом», «здравым смыслом» или «природой», но все это очень субъективно и написано людьми, которые также подвержены человеческим предубеждениям.

Конечно, вы можете приводить традиционные аргументы в защиту определенных норм или истин (вообще не важно каких). Просто запомните: если вы говорите партнеру, что его или ее сексуальные предпочтения, фантазии и ограничения «ненормальны» (вместо того чтобы сказать, что они некомфортны для вас), вы напрашиваетесь на неприятности. Либо ваш партнер послушно согласится и закроется от вас, либо не согласится, и в этом случае вас ждет болезненный неразрешимый конфликт. Заявления о том, что вы знаете, что именно является «допустимым», а что нет, – это именно то, что подрывает близость между людьми.

Когда вы судите самих себя, основываясь на каких-то выдуманных стандартах сексуальной нормы, вы также навлекаете на себя проблемы. Вы умаляете значение вашей индивидуальности и сравниваете себя с совершенно незнакомыми вам людьми. В конце концов, вы не «один из» – вы это вы. И ваша сексуальность не должна быть похожа на сексуальность «других».

Кроме того, всего несколько лет назад или за тысячу миль отсюда вас бы считали нормальным до скукоты. Не то чтобы это имело значение, конечно же.

Глава 5

Ваше сердце. Эмоциональные навыки

Ровена пришла ко мне, потому что была напугана. Ее поймали на том, что она занималась сексом с парнем, который чинит принтеры, в своем кабинете прямо посреди рабочего дня. Начальник сказал ей, что если она в скором времени не избавится от этой «нимфомании», то будет уволена.

26-летняя девушка-бухгалтер познакомилась с этим парнем только вчера. Она время от времени занималась таким вот полуанонимным/полупубличным сексом. И хотя ей нравились эти риски (не говоря уже об оргазмах), то обстоятельство, что ее поймали и осудили, было тревожным звоночком. Была она обычной девушкой, которая просто любит хорошо проводить время и любит секс, или с ней все-таки что-то не так?

Она сообщила мне, что замужем и любит своего мужа Хосе.

– Но страсть прошла, – сказала она, покачав головой, – может, мне не стоило выходить замуж. Как думаете, я нимфоманка?

– Не думаю, что нам вообще стоит говорить о таком понятии, как зависимость от секса, – ответил я. – Я думаю, у некоторых людей есть психологические проблемы: обсессивно-компульсивное расстройство, биполярное расстройство, пограничное расстройство личности. Но то, что кто-то называет «зависимостью от секса», – это просто поступки людей, о которых они потом жалеют. А потом говорят, что не могут себя контролировать – что они «зависимы».

Ровена не была нимфоманкой, и она поразила меня своими нереалистичными представлениями о жизни и о сексе. Так что мы разговаривали с ней о ее потребности в приключениях, тяге к риску, всплеске эмоций от отношений с каждым новым сексуальным партнером. И, что особенно важно, мы говорили о том, что, как бы она ни старалась унять этот «зуд», она не могла от него избавиться, и следующий случайный роман ждал ее за ближайшим углом. Может быть, сказал я, дело в чем-то другом.

– Вы имеете в виду ситуации, когда я мастурбирую два или три раза на дню, но все равно остаюсь возбуждена?

– Именно, – сказал я. – Может, вы используете секс, чтобы получить что-то, что он не может вам дать. И, возможно, именно это мешает вам больше наслаждаться сексом с вашим мужем.

Но, по мере того как мы продолжали беседу, она начала защищаться.

– Может, вы просто считаете, что все вокруг должны быть женаты, – надулась она. – Или что случайный секс – это только для парней. Может, вы не такой уж суперодобрительно относящийся к сексу мозгоправ, каким вас все считают.

– Да мне вообще-то все равно, замужем вы или нет, – просто сказал я. – Я бы скорее хотел, чтобы вы обрели чувство целостности, что бы это для вас ни значило.

Моя фраза застала ее врасплох и заставила задуматься. После минутной паузы она сказала:

– Знаете, я сама невольно подумала, что мне тоже как-то все равно, замужем я или нет. Насколько со мной все плохо?

У нас часто такое случалось: она либо злилась на меня, либо чувствовала себя непонятой, но в конце концов осознавала, что ведет себя импульсивно, и снова начинала честно говорить со мной о своих эмоциях.

Она также неосознанно применяла ко мне свою сексуальность. Хотя я уверен, что у нее не было в отношении меня никаких двусмысленных намерений, она умудрилась несколько раз сказать мне, что «любит давать себе полную свободу действий. Она в этом очень хороша». После этого она смотрела на меня и спрашивала, не смутила или не расстроила ли она меня.

Ровена пыталась превратить меня в авторитарную мать, против которой она могла бы бунтовать. Вскоре я узнал, что это был мрачный отголосок из ее детства, когда она чувствовала, что ее строгая мать-католичка подавляет ее волю. Но Ровена не говорила о своем оставшемся с детства чувстве обиды, потому что в данный момент ее мать была больна и физически слаба. Ровене приходилось заботиться о ней, и места для мятежей не оставалось – или для того, чтобы уделять им особое внимание.

А пока мы наблюдали парад из учителей испанского, доставщиков еды, автомехаников, офисных ремонтников и даже ее дантиста.

– Вам придется найти способ чувствовать себя значимой, любимой и красивой, не используя для этого случайный секс, если вы хотите счастливо жить в своем браке, – сказал я. – И я понимаю, что это может показаться вам невыполнимым заданием.

Это и правда было так.

– Но я понимаю, что единственный выход из ситуации – это повзрослеть, – почти прошептала она. – Как мне это сделать?

Вкратце о первых десяти наших сеансах: это были месяцы усердной работы. Ровена училась лучше понимать свое внутреннее состояние, осознавать, в какой именно эмоциональной подпитке она нуждается в каждый конкретный момент времени (физические упражнения, объятия, смех, медитация, ободрение, здоровый отдых с друзьями, которые о ней заботятся и т. д.). Она училась больше разговаривать со своим мужем: чаще говорить ему, что ей скучно, что она хочет, чтобы он открылся ей, что она склонна к бунтарству, даже если ей приходится самой придумывать себе врага, против которого можно бунтовать.

И они стали больше говорить о сексе. Они заключили сделку: она поумерит пыл и будет больше вовлечена в процесс во время секса, если он сделает то же самое.

– Это пугает, – сказала она. – Я никогда до этого момента не думала, что секс может пугать. Думаю, это означает, что я делаю успехи, да?


Многие взрослые люди не хотят спать с теми, на кого злятся или обижаются. Поэтому для того, чтобы получать удовольствие от секса, вам необходимы навыки, которые позволят разрешать не связанные с сексом проблемы, то и дело появляющиеся в отношениях. Еще не помешало бы уметь не смущаться, что бы ни происходило во время занятий любовью.

Всем нам нужны эмоциональные навыки, которые позволят нам построить такие отношения, в которых есть смысл спать с человеком. Если вы вдруг не заметили сами: когда на вас нельзя положиться, если с вами сложно договариваться, вы не цените партнера и недостаточно заботитесь о нем – даже если это потому, что вы просто не в настроении, – вряд ли вы оба будете часто хотеть заниматься любовью.

Эмоциональные навыки также нужны нам для того, чтобы справляться с типичными переживаниями, которые могут настигать нас в постели: чувство одиночества, желание осудить или защититься от критики, смущение, стыд, чувство некомпетентности или боязнь разочаровать партнера. Если вы безумно расстраиваетесь каждый раз, когда ваш партнер не кончает, или когда чувствуете себя толстыми, или когда у вас не получается достичь такой эмоциональной близости, какой хотелось бы, секс все меньше и меньше будет вам нравиться – и в конце концов станет случаться реже и реже.

И это я еще не упомянул специфические вещи, которые тоже могут происходить во время секса: скажем, когда сводит ногу, или вы случайно намочили кровать, или вам нужно прерваться прямо посреди процесса, или вы неожиданно кончаете. Управляете ли вы своими эмоциями настолько, чтобы справиться с подобными ситуациями? Со временем это становится гораздо важнее, чем стабильная эрекция или смазка.

Такие ситуации связаны с эмоциями, а вовсе не с «сексом» или нашими гениталиями. Как и в любых других случаях (когда мы ходим на вечеринки, смотрим фильмы, сидим на пляже, слушаем музыку), во время секса наше тело работает так, как работает. Но затем мы придаем определенное значение тому, что происходит (и чего не происходит), и это может повлечь за собой проблемы. Эти переживания также затрагивают ситуации, когда мы определенным образом расцениваем поведение партнера – отсутствие ли это оргазма, выражение лица, когда вы раздеваетесь, отказ трогать вас так, как вы просите, или несогласие с тем, как именно вы хотите прикасаться к нему или к ней.

Тот же навык, который помогает вам сдерживаться, когда ваш партнер забывает о вашем дне рождения или хочет пойти на балет вместо футбольного матча, помогает вам управлять эмоциями в ситуации, если не случилось орального секса, на который вы так надеялись, или если партнер отказывается смотреть с вами порно.

Большинство сексологов говорят, что значительная часть их работы касается вовсе не физической стороны секса. Чаще всего они помогают людям выстроить здоровые взаимоотношения и добиться эмоциональной зрелости, что как раз и помогает им намного лучше взаимодействовать друг с другом. Но на это нужно время, да и не все готовы этим заниматься.

У меня не получилось добиться в этом нужного эффекта, когда я работал с Зеной и Ламаром.

На сеанс ко мне эту пару привело расстройство Зены из-за того, что Ламар не проявлял никакого энтузиазма в сексуальном плане. Наверное, «расстройство» – не совсем правильное слово. Она злилась, обвиняла его, отпускала едкие комментарии, а иногда вела себя непростительно грубо. Хотите верьте, хотите нет, но такое поведение не заставляло его чаще хотеть с ней близости.

У нее было много причин для расстройств. Многие назвали бы такого человека, как он, разгильдяем: он разбрасывал свои носки и трусы прямо там, где ему приспичило раздеться. Никогда ничего не закрывал и не закручивал: зубную пасту, арахисовое масло, ящики комода. Он не только чесал все, что бы у него ни чесалось, он еще испускал газы и рыгал, когда ему хотелось, заливаясь хохотом в ответ на ее жалобы.

– Ты ведешь себя как ребенок, – жаловалась она сеанс за сеансом.

– А у тебя мания контроля, – отвечал он.

– Видишь во мне врага, – заявляла она.

– У тебя вообще нет чувства юмора, – говорил он в ответ.

После шести недель выслушивания таких перебранок я начал надеяться, что они позвонят и отменят нашу следующую встречу или, может, вообще перестанут сюда ходить.

Если с Ламаром было несладко, то с Зеной вообще почти невозможно было работать. Как только я начинал разбираться с их взаимной неприязнью, она переключалась на меня. А когда я отметил, что ее попытки задеть его («чтобы он изменился») лишь создают новые проблемы, у нее началась истерика. После нескольких неприятных инцидентов я заметил, что начал отстраняться от нее. Естественно, Ламар делал то же самое, и это выводило ее из себя. Так что однажды я набрался сил и сказал, что начинаю бояться взаимодействовать с Зеной – и это правда было так, – и, судя по всему, то же самое испытывает Ламар. Я думал, что, если опишу динамику моего личного отношения к ним, это поможет им по-новому взглянуть на ситуацию. Увы, она прокляла меня, произнеся речь в стиле «все мужики – подонки», полностью стирая мою индивидуальность, запихивая меня в одну категорию со своим мужем и двумя миллиардами других подонков.

Конечно, мне это не понравилось. Но я совершенно точно испытал, каково это – быть с ней в отношениях.

Я понял, что гораздо эффективнее объяснять все Ламару, а не Зене. Она не только перестала занимать оборонительную позицию, ей даже понравилась идея того, что я «работал с ним, ведь это он источник всех бед».

Несмотря на все это, как только я затрагивал тему ее отношения к нему, она ужасно расстраивалась и закрывалась. В конце концов мне пришлось сказать это прямым текстом: когда люди не ладят за пределами спальни, им чаще всего трудно вообще до этой спальни дойти – и получить удовольствие от того, что там случится. Он кивнул. Она взорвалась. Очевидно, ей хотелось доказать свою правоту больше, чем хотелось иметь сексуальные отношения со своим мужем.

Она хотела ясно дать понять, что это не она виновата во всех их проблемах и что она была разочарована в своем выборе мужа, который явно оказался недоразвитым. Когда я намекнул, что если она хочет наладить свою сексуальную жизнь, то должна осознать, что в какой-то мере несет ответственность за то, как все сложилось, она начала огрызаться. Тогда я мягко предположил, что, возможно, она чувствует себя уязвленной тем, что я только что сказал. Она явно восприняла мою реплику как сигнал, что пора пускать в ход саркастичные комментарии. Так что я отступил и только спустя месяц смог снова затронуть эту тему.

Зена и Ламар в конце концов прекратили наши консультации, так и не разрешив свой конфликт. И она сделала это с предсказуемой враждебностью: отправила мне голосовое сообщение о том, что у них только что случилась очередная ссора, что наши сеансы были пустой тратой времени и что она сказала ему, чтобы он поработал с персональным терапевтом, иначе она его бросит. И что мне не стоит ждать звонка ни от кого из них, потому что он согласился с ней.

Зена отказалась даже подумать над возможностью развить новые эмоциональные навыки для того, чтобы улучшить свои сексуальные отношения с мужем. Так какие эмоциональные навыки входят в Сексуальный Интеллект?

Принятие себя

– Первым, что я испытал в сексе, был стыд.

Мой пациент сказал мне это в первый месяц моей работы сексологом. Я навсегда запомнил эти слова.

Когда мы не принимаем сами себя, почти невозможно представить, что кто-то другой нас примет. Только подумайте: если вам не нравится, как вы готовите, сможете ли вы поверить, что кому-то другому понравится ваша стряпня? Если вы считаете себя скучным человеком, поверите ли вы, если кто-нибудь другой скажет, что считает вас интересным?

В сексе все точно так же. Нам нужно принять себя – наши тела, наши предпочтения, наш прошлый опыт, то, как мы получаем (или не получаем) оргазм, – чтобы суметь поверить в то, что наш партнер принимает или даже превозносит нас. Без этого принятия мы постоянно будем занимать оборонительную позицию. Кто-то говорит, что вы потрясно выглядите? В ответ вы извиняетесь, начинаете защищаться или подозревать, что к вам относятся снисходительно.

Если вы не можете принять себя, то как вы сможете сблизиться с партнером, чтобы создать эротическую атмосферу между вами двумя (и уж тем более наслаждаться ею)? Если, к примеру, вас преследует дикий страх каким-то образом обидеть партнершу вашей маскулинностью, вы отдалитесь и ограничите вашу с ней эмоциональную связь. Несомненно, ее это ранит – то есть случится именно то, что вы пытались предотвратить. И с этого момента вы можете забыть о комфортном, игривом сексе – а может, и о сексе вообще.

Принятие себя – это ключевое средство, которое поможет слезть с иглы ориентирования на «нормальность» и перформанс в сексе. Оно позволит вам основывать все свои решения в сексуальных отношениях на собственном опыте, избавляя от чувства, что вы находитесь в ловушке типичных общественных идей, которые, быть может, вам не подходят. Именно принятие себя позволяет вам говорить партнеру, что вы скорее бы занялись Х (ваше предпочтение), нежели У (что-то, что делают все остальные), а это просто необходимо, если вы хотите получать удовольствие от секса.

Вдобавок к этому принятие себя может наделить вас достаточным доверием и спокойствием, благодаря которым вы позволите вашему партнеру быть собой. Когда вы оба стремитесь к выражению своего я, у вас гораздо больше шансов достичь секса, который понравится обоим.

Так что «изменить себя к лучшему» – это вовсе не основной способ улучшить секс. Начните с принятия себя такими, какие вы есть – с большим задом, маленьким членом, неожиданными оргазмами и другими особенностями, – без всяких «улучшений».

Я с теплотой вспоминаю пациента по имени Кристофер, который пришел ко мне, потому что его жена пожаловалась, что он пассивен в постели. Она настаивала, что он пассивен, потому что она его не возбуждает, но это было совсем не так. Кристофер просто чувствовал, будто не имеет права сильно возбуждаться, просить (и тем более требовать) чего-либо, прижимать ее к себе так, как она жаждала.

Кристофер вырос в маленьком городке в Оклахоме, где его семья владела одним маленьким бакалейным магазинчиком. Его родители работали день и ночь, чтобы держать магазин открытым круглые сутки, и ожидали, что Кристофер и его братья тоже будут ежедневно вкладываться в общее дело. Посыл его детства был простой: жизнь – тяжелая штука, не жалуйся, работа – это самое главное, главная цель жизни – выжить. А если у тебя есть какие-то чувства или потребности, держи их при себе.

В семнадцать лет Кристофер сбежал в иезуитскую семинарию в Орегоне. И хотя ему нравилось получать новые знания, это место только усилило приобретенное в семье убеждение в том, что необходимо жертвовать собой, к которому добавилось еще и важное примечание: секс не является оправданной потребностью. И к тому времени, как он окончил семинарию после десяти лет учебы (и, ко всему прочему, стал санитаром), он уже все для себя понял: никогда не зацикливайся на своих потребностях, не делай ничего, что может показаться эгоистичным, и не используй других для удовлетворения своих желаний.

Столкнувшись со взрослым миром, так и не приняв свои собственные нужды и интересы, Кристофер не мог даже представить, что можно страстно вожделеть свою жену. Он даже не мог говорить о том, какое несчастье это ему приносило. Наша терапия началась с постановки цели, которая казалась простой, но в то же время была очень важной: узнать, чего ему хочется, признать это, а затем начать делиться этим с ней. И это было гораздо важнее, чем просто научить его новой позе или заставить ее носить кружевное белье.

Доверие

Я встречаю много мужчин и женщин, которые признаются, что у них «проблемы с доверием». Я говорю им: «Ага, то есть вам некомфортно доверяться кому-либо». Мне эта формулировка нравится больше: с «дискомфортом» бороться проще, чем с «проблемами». «Проблемы с доверием» звучит сли-и-ишком серьезно – ну у кого хватит оптимизма это исправить? Более того, «проблема с доверием» звучит так, будто проблема заключается в каких-то внешних факторах, как если бы нас сбил автобус или охранная служба аэропорта приняла нас за террористов. «Мне некомфортно доверяться другим людям» возвращает эту проблему на уровень внутренних ощущений человека, где мы уже способны что-то изменить.

Существует много вещей, в которые нужно верить во время секса: что удовольствие – это безопасно и уместно; что чувственность не может выйти из-под контроля так, чтобы кому-то навредить; что можно сблизиться с кем-то и при этом не быть использованным; что ваш партнер говорит правду, выражая свое желание, возбуждение или удовлетворение, получаемое благодаря вам.

Но вам также нужно верить себе. Очень многим людям на протяжении всей их жизни говорят, что они делают что-то неправильно. Мой пациент Дуглас, например, никогда не доверял самому себе. После того как родители в детстве говорили ему, что он никчемен, сравнивали его (не в его пользу) с его кузенами, соседями и всеми остальными, он вырос с чувством, что ни на что не имеет права. Он боялся высказываться или хотеть чего бы то ни было, потому как верил, что за этим последует унижение.

Как такой человек может пойти с кем-то на сближение? Он вечно будет беспокоиться об эрекции, о том, чтобы слишком быстро не кончить, о том, что он плохо целуется. Но эти технические моменты будут наименьшей из всех его проблем – для него секс будет вечно ассоциироваться со страхами и самокритикой. Думаете, это принесет ему какое-то удовольствие? Нет.

Оказывается, верить себе – это так же важно, как верить другим.

Общение

Многие люди не осознают, что, когда в паре есть проблемы, общение является эмоциональным, а не техническим навыком.

Не важно, с какой ясностью и ответственностью вы подходите к выражению своих интересов – тяжело нормально взаимодействовать друг с другом, если вы боитесь конфликта или того, что вас бросят, если вам сложно доверяться людям или вы не можете принять тот факт, что ни вы, ни ваш партнер не идеальны. В этом случае успех коммуникации заключается уже не в определенных техниках и умении слушать – он зависит от эмоций, которые не дают нам использовать эти техники и мешают слушать. Чтобы наладить общение, для начала нам нужно разобраться с этими самыми эмоциями.

Общение подобно многим другим занятиям, таким как вождение, готовка и публичные выступления. Если вам нравится ими заниматься, если вы считаете, что люди вроде вас могут достичь в них определенных успехов, если вы не боитесь совершать ошибки, тогда вы можете наслаждаться этими занятиями, набираться в них опыта и даже проявлять креативность. В таком случае эти навыки являются техническими.

Но если вам не комфортно водить машину, или готовить, или выступать с речью, и вы беспокоитесь о том, что на вас смотрят и вас оценивают, тогда ваши эмоциональные трудности становятся гораздо важнее ваших технических навыков. Вы не можете с легкостью осваивать или практиковать эти занятия, и не потому, что вы глупы или неуклюжи, а потому что вам страшно или неуютно.

И одной из целей этой книги является превратить общение из эмоциональной проблемы в обычный вопрос техники.

У меня очень много пациентов, которые слышат из разных источников – будь то журналы, Интернет, разные медийные личности, – что нужно больше взаимодействовать с людьми либо что нужно делать это иначе. Их партнеры часто с точностью до мельчайших деталей разъясняют им, где они были неправы, желая, чтобы они изменились. Мои пациенты чувствуют, что их трудности обесценивают. Разочарованные и расстроенные, они отвечают что-то вроде: «Я просто хочу целовать тебя, но в ответ получаю лишь критику» или «Можем мы сделать хоть что-то, не тратя время на бесконечные обсуждения?»

И хотя некоторые люди отказываются все обговаривать («это не твое дело», «тебе на самом деле плевать», «ты просто хочешь контролировать меня, как мой бывший»), многие оказываются не против. Дело скорее в том, что те, кто обычно немногословен или прячется за эвфемизмами – это, как правило, одни и те же люди, поэтому общение с ними становится практически невозможным. Для них оно является эмоциональным, а не просто техническим навыком.

Вот почему они часто отвечают на вопросы односложно или «забывают» начать разговор. Они боятся либо стесняются, а вовсе не являются грубыми или ограниченными.

Взять, к примеру, Мануша, лаборанта, который вел практически отшельнический образ жизни и наконец снова начал встречаться с кем-то спустя много лет после смерти его любимого. Он считал, что основной целью их общения с его парнем, Карлом, было его не расстраивать. Мануш сдувал с него пылинки. Вообще, он частенько ждал, пока они оба не выпьют стаканчик-другой чего-нибудь крепкого, прежде чем начать говорить о каких-либо серьезных вещах.

За нехваткой практики в этом деле, боясь потерять Карла, Мануш искал «правильный способ» взаимодействовать с ним – вместо того чтобы просто расслабиться и позволить общению самому развиваться. Он не мог принять, что Карлу не всегда будет нравиться то, что он говорит или чего хочет. Он сомневался, стоит ли им попробовать заниматься более разнообразным сексом, как того хотел Карл, потому что опять же боялся все испортить.

После двух месяцев терапии, в течение которых мы говорили о его страхах в общении, он начал «открываться» Карлу: «я хотел бы» там, «может, нам стоит» тут. Время от времени легкие намеки на то, что Карл не всегда будет главным. Борьба с убеждением Карла, что он знает Мануша лучше, чем он сам. Поначалу ему было страшно, но чем больше Мануш это делал, тем больше осознавал, насколько важно было это делать – и как обратное поведение на самом деле подрывало, а не укрепляло их отношения.

На этом этапе появился смысл говорить о технических сторонах коммуникации: «я-сообщениях» (когда говоришь о своих ощущениях, а не о предполагаемых намерениях твоего партнера), честной борьбе (когда придерживаешься одной темы, не вспоминая все прошлые обиды), попытках понять, прежде чем пытаться быть понятым (обратно тому, как многие люди поступают во время конфликтов). И вот где началось самое интересное. Неожиданные конфликты означали, что секс у них происходил реже – но в конце концов он стал горячим. Обоим это жутко понравилось. К огромной радости Карла, они начали экспериментировать с секс-игрушками и играми, которые, по мнению Мануша, могли позволить себе другие люди, но не он. И как же приятно ему было понять, что он ошибался!

Независимо от темы разговора цель общения заключается не в том, чтобы угодить партнеру или отделаться от него: она заключается в том, чтобы быть более вовлеченными в процесс и иметь больше храбрости, чтобы влиять на происходящее в ваших отношениях.

Взросление

Ах, если бы я мог сказать: «Да брось, пора бы уже повзрослеть!» – некоторым из моих пациентов, которые усиленно стараются добиться успехов в нашей терапии, – но, конечно же, это не помогает (я пробовал, когда был зеленым и неопытным мозгоправом), да и вообще, это сомнительный способ лечения. Когда вы последний раз говорили кому-то: «Просто повзрослей» – и они реально взрослели?

Тем не менее, нет средства лучше, чем повзрослеть, если вы хотите улучшить свои отношения или получать от секса больше удовольствия. Трудности обычно появляются из-за распространенной тенденции заниматься сексом вместо того, чтобы бороться со страхами и тревогами, связанными со взрослой жизнью.

Когда вы разберетесь со всеми этими страхами – что вы непривлекательны, или выглядите глупо, или недостаточно брутальны, – вам будет легче заниматься сексом, не отвлекаясь на посторонние вещи. И, напротив, если секс связан с переживаниями о том, так же ли вы молоды, симпатичны или значимы, как раньше, вы накладываете на секс – и на гениталии – слишком большой груз ответственности. Ожидать, что ваш пенис определяет, являетесь ли вы достойным любовником, или надеяться, что оргазм отвлечет вас от страха смерти, – значит наделять слишком большой важностью такие маленькие куски плоти. Неудивительно, что пенисы и вульвы порой отказываются с нами «сотрудничать».

Частью борьбы с этими экзистенциальными проблемами является достижение гармонии со своим телом. Это значит позволить вашему телу быть во время секса таким, какое оно есть, и считать, что ваш партнер тоже его принимает. Ничто так не смущает, как ситуации, когда говоришь партнеру: «Мне нравится твое тело» (или вот эта его часть), а в ответ слышишь возражения: оно слишком толстое, слишком худое, слишком морщинистое, неправильной формы или цвета. Никому не нравится, когда его мнение не принимают, особенно когда это положительное мнение о теле партнера. Вдобавок ко всему, когда мы спорим о привлекательности тела или любой его части, это отдаляет нас – и это совсем не то, на что надеются люди, когда пытаются похвалить партнера за его физические данные.

Быть взрослым также означает принятие того, что трагедии являются неотъемлемой частью жизни. Тогда становится проще взглянуть на потерю эрекции с другой стороны: это вовсе не трагедия. Вообще, если вы научитесь с юмором относиться к тому, что преподносит вам жизнь, вам будет легче смеяться над неожиданными происшествиями в сексе, и это поможет вам и вашему партнеру расслабиться.

Я помню одну пациентку, которая не смогла достаточно повзрослеть, чтобы простить мужа за то, каким он был – хорошим парнем, у которого никак не получалось заработать. Всегда, когда Элиза думала о деньгах или завидовала состоятельным людям, она начинала отпускать язвительные комментарии о том, в каком чудесном большом доме она жила бы, если бы вышла замуж за своего первого молодого человека (который стал юристом в крупной корпорации), а не за Эдуардо (который был плотником).

Периодически теряя душевное равновесие из-за жизненных решений, которые когда-то приняла, Элиза просто не могла продолжать хотеть Эдуардо. Она понимала, что ее мужчина был привлекательным, нежным, терпеливым любовником, но огорчение при взгляде на него просто не позволяло ей ценить или желать его. К сожалению, терапия не помогла ей смириться с жизнью, которую она для себя выбрала, и, по личным причинам, она не захотела изменить свой выбор.

Сохранять чувство собственного достоинства перед лицом разочарования

Когда вы знаете, что умны, ваш интеллект не находится под угрозой каждый раз, когда вы идете на работу. Если вы знаете, что вы хорошая мать, ваша уверенность в себе как в хорошем родителе не висит на волоске каждый раз, когда вы вступаете в спор со своим ребенком.

Вот было бы круто, если бы вы могли решить для себя, что вы компетентны и сексуально привлекательны (по крайней мере для вашего партнера), да? Таким образом, ваши компетентность и самоуважение не подвергались бы сомнению каждый раз, когда вы занимаетесь сексом. То, как ваше тело ведет себя во время полового акта, вообще ничего бы не «значило». Может, вы и чувствовали бы разочарование, если бы что-то происходило не так, как вы рассчитывали, ваше отношение к себе не менялось бы из-за этого.

Если ваше мнение о себе меняется в зависимости от исхода каждого полового акта, вы так и будете давить на себя в попытках делать все «правильно» (эрекция, смазка, оргазм, время и т. п.) – и это будет очень сильно мешать наслаждению. Это делает каждый половой акт чересчур значительным – как будто именно сейчас пришло время выяснить, любимы ли вы, привлекательны, компетентны ли. В таком случае каждый половой контакт становится возможностью провалиться. Кому это может приносить удовольствие?

И хотя нам радостно чувствовать, что секс является для нас чем-то личным, лучше будет, если исход полового акта вообще ничего не будет определять. Разочарование – это не то же самое, что провал. Разочарование – это логичная реакция на разницу между тем, чего вы хотите, и тем, что получаете. Провал – это глобальное суждение о том, кто вы есть, которое основывается на разнице между тем, чего вы хотите, и тем, что получаете.

Нужен пример? Миллионы женщин, которые настаивают на том, что если у мужчины не встает или он кончает слишком быстро, то это значит, что женщина провалилась. Это суждение влияет на обоих партнеров, которые в конце концов могут вообще перестать заниматься сексом, дабы избежать смущения и окончательно не потерять чувство собственного достоинства.

Справляемся с отсутствием единения

Словом «единение» я описываю такой опыт, когда двое (или больше) людей входят в одно психологическое состояние в одно и то же время. Люди описывают это состояние как «быть на одной волне», «одна голова на двоих», «прям с языка снял», «читаешь мои мысли» или «настроились на общий лад».

Если брать конкретные ситуации, люди рассказывают что-то вроде: «Когда мы вместе готовим, мы будто танцуем на кухне». «Иногда мы можем поднять троих наших детей с утра, одеть, покормить и вывести на улицу, ни на секунду не сговариваясь». «Перед тем как устроить большую вечеринку, мы будто превращаемся в единый слаженный механизм, вместе легко справляясь со всеми приготовлениями».

Через совместное воспитание детей, игру в парный теннис, организацию званых ужинов, посещение футбольных игр или репетиций струнного квартета многие люди жаждут получить это ощущение «единения» – чувство сплочения с другими благодаря какому-то общему событию. Это и правда может доставлять человеку истинное удовольствие.

Еще один способ, который люди для этого используют, – это секс, который они могли бы описать как «меня трогают так, как я всегда мечтала», «наши тела идеально взаимодействуют друг с другом» или «мы занимаемся любовью так, будто знаем друг друга целую вечность».

Но все не всегда складывается таким образом, не так ли? Вообще, некоторые люди никогда не испытывают от секса подобных эмоций – с момента, как они начинают целоваться или их начинают раздевать, все сопровождается неуклюжими пиханиями и острыми костями. И они настолько убиваются или бесятся из-за этого, что не могут наслаждаться ничем, что случается после.

У других секс не вызывает никаких проблем, пока что-то не случается – и тогда становится реально сложно. Прямо как описывают их знакомые, они неожиданно чувствуют обиду, или одиночество, или грусть в той мере, в которой это обычно не должно происходить в подобных ситуациях (потеря эрекции, неожиданно вырванные волосы, спор о том, кто будет сверху, а кто снизу, щекотка вместо приятных поглаживаний).

Когда это происходит, секс уже никого не волнует. В зависимости от характера человек может разразиться бранью или разрыдаться. Неожиданно появляется проблема в отношениях (или «трагедия на пустом месте», как может пожаловаться партнер). А некоторые пары постоянно только и делают, что перепрыгивают с одного такого конфликта на другой.

Трудно активно проявлять себя в сексуальных отношениях, когда вы не можете побороть разочарование из-за того, что не ощущаете должного единения. В конце концов в таких случаях люди перестают заигрывать с партнером или отвечать на его ухаживания. Их партнер тоже теряет всякий интерес. На самом деле никто не получает от секса этого чувства единения каждый раз, когда им занимается, и Сексуальный Интеллект дает вам возможность справиться с отсутствием этого ощущения вопреки вашим желаниям и ожиданиям.

Хотя желание почувствовать сплочение с партнером во время секса – это вполне здоровое явление, некоторые люди делают на этом очень сильный акцент. Может быть, они неосознанно стремятся испытать то, чего недополучили в детстве. Особенно если они чувствуют, что заслуживают испытать это единение, или если секс имеет для них сакральное значение, тогда отсутствие этого ощущения во время секса может быть для них настоящим мучением.

К сожалению, партнер может ухудшить ситуацию, если начнет критиковать такую сильную реакцию на раздражитель, который ему/ей кажется незначительным. Тогда тот, кто расстроен, будет чувствовать боль еще и потому, что партнер обесценивает его/ее чувства.

Естественно, если людям сложно вынести отсутствие единения, это быстро становится понятно в ходе терапии. Каждую неделю мне приходится иметь дело с пациентами, которые пытаются, хоть и не всегда осознанно, манипулировать, ныть, запугивать или обольщать в попытках обрести чувство единения со мной. Больше всего они жаждут, чтобы я молча принял это «приглашение». Вместо этого я начинаю напрямую говорить про их желание, что зачастую прямо во время сеанса вызывает у них знакомое чувство разочарования. И вот в такие моменты становится возможным реальный личностный рост – у тех, кто обладает достаточным терпением и намерением разобраться в своих чувствах, а не настаивать на том, что это я и другие сделали что-то не так. Конечно, получается не у всех. Вы можете увидеть, как такой вид самоизучения соотносится с Сексуальным Интеллектом – способностью наслаждаться сексом в неидеальной ситуации.

Помню, как работал с женщиной по имени Малика, которая выросла в привилегированной семье в Карачах, в Пакистане. Слуги там были натасканы не просто удовлетворять все ее желания, но и предугадывать ее физические и эмоциональные потребности. Воспитанная в подобной обстановке, она так и не научилась справляться с разочарованиями, с которыми сталкивалась в процессе своего взросления. Это бы не было такой большой проблемой, если бы она так и осталась в Пакистане, и не важно, жила бы она в отцовском доме или вышла бы за богатого человека. Но вместо этого она поехала в Калифорнию учиться и осталась там жить. Позже вышла замуж за американца – хорошего инженера, который, однако, был простым мужчиной среднего класса и понятия не имел, с чем связывается.

Через четыре года она пришла на терапию, уверяя меня, что проблемой был ее «простоватый» муж, который своими «провинциальными понятиями» сводил ее с ума. Она не могла испытывать желания к такому «скучному парню», к кому-то, у кого «в глазах не видно звезд».

Первые несколько сеансов Малику расстраивал ход нашей терапии, о которой она довольно громко и раздражительно отзывалась. Работа над построением уважительных взрослых отношений со мной была большим – и медленным – шагом к развитию ее устойчивости к разочарованиям, особенно в том, что касается ее мужа. Ей пришлось научиться ценить небольшие повседневные радости и смириться, что не каждый момент ее жизни будет наполнен «звездами». Например, она хотела детей, но планировала, что они будут одаренными, дисциплинированными, прекрасно воспитанными и аккуратными и, конечно, что воспитывать их не составит никакого труда. Какой же сюрприз ее ждал!

Как это все связано с сексом? Когда Малика поняла, что может пережить несовершенные моменты – уставшего мужа, почерневший банан, грубую официантку, доктора, который заставляет ждать, – незамысловатый секс стал восприниматься проще. До нашей работы она воспринимала занятия любовью как серию нападений на все ее органы чувств – когда ее неправильно трогают, температура воздуха в комнате не та, а муж плохо побрился. По мере того как проходила наша терапия, она перестала беспрестанно критиковать своего бедного мужа и начала отмечать, что ей нравилось в сексе.

Я понял, что мы добились некоторых успехов, когда однажды на парковке возле моего офиса у одной из машин сработала сигнализация, и она смогла продолжить наш сеанс. Благодаря меня за проницательность (и терпение!), она сказала:

– Полагаю, если я могу говорить с вами в такой момент, значит, я также смогу заниматься с мужем любовью в этом неидеальном мире.

Вот что значит использовать ваш Сексуальный Интеллект.

Итак…

Эмоциональные навыки подобны кислороду: невидимы и незаметны, пока не начинаешь замечать их нехватку. В основном мы говорим об эмоциональных навыках только тогда, когда они у нас отсутствуют. Но эмоциональные навыки, связанные со взрослением, просто необходимы для появления желания и достижения хорошего секса. Эти навыки позволяют нам спокойно реагировать на не самые удачные ситуации в сексе, которые могут составлять бо́льшую часть вашего сексуального опыта. Они позволяют нам найти общий язык с партнером, который тоже неизбежно сталкивается с неудачным опытом в сексуальных делах.

Идеальные тела? Идеальная «функция»? Они не стоят ничего в реальном мире сексуальности. Зрелость, терпение, перспектива, чувство юмора? Вот что сексуально.

Глава 6

Ваше тело. Осведомленность и комфорт

Вы наверняка узнаете следующую динамику, которую можно наблюдать во многих парах. Я так часто сталкиваюсь с этой схемой, что, пожалуй, представлю вам ее наипростейшую версию.

В очередной раз Макс нечаянно тянет Трину за волосы или слишком сжимает ее сосок, бьется о ее лобок, слишком глубоко засовывает свой язык ей в рот или слишком грубо трогает ее клитор.

Расстроенная (и, возможно, испытывая некоторые болевые ощущения) Трина критикует Макса за то, что он эгоистичный болван.

Макс старается лучше (в этот или в следующий раз) делать то, чего хочет Трина, и это заставляет его испытывать волнение, из-за чего ему еще сложнее контролировать точность своих прикосновений. В результате действия Макса не меняются настолько, чтобы Трина это заметила.

Еще больше раздражаясь, Трина чувствует, что эмоционально отдаляется и становится более критичной.

Макс становится все более обеспокоенным и неловким, он чувствует стыд из-за того, что не способен удовлетворить свою партнершу.

Трина еще больше расстраивается и уже почти не дает ему полезных подсказок.

Задетый тем, насколько она отстранилась, Макс прекращает попытки.

Трина чувствует себя брошенной и никому не нужной.

Обиженная и смущенная, Трина в конце концов решает, что неспособность Макса физически под нее подстроиться – это его «вина», и это доказывает, что он недостаточно в ней заинтересован. Он пытается «стараться лучше», но это редко работает. Но он знает, что заботится о ней, что хочет ей угодить, что он правда пытается. Ее интерпретация – что ему все равно – очень сильно его ранит. В конечном счете, он решает, что она слишком чувствительна и ее невозможно удовлетворить.

Они почти не обсуждают свою общую грусть и в конце концов решают, что у них «сексуальная проблема».

И вот здесь у них реально начинаются трудности.

* * *

Сексуальность включает в себя тела, каждое из которых принадлежит отдельному человеку. В прошлой главе мы говорили о том, какое удовольствие сексуальным партнерам приносит чувство единения их тел и как они расстраиваются, когда этого не случается. Сексуальный Интеллект информирует нас, что для большинства людей это чувство единения обязательно для того, чтобы их секс ощущался чем-то «интимным».

В этой главе мы посмотрим, из чего это единение строится, как его усилить и что может нам в этом помешать.

Трехмерный радар и наше шестое чувство

Чтобы наши тела могли настроиться друг на друга, нам необходимы две вещи:

a. Вы знаете, как контролировать движения вашего тела (проприоцепция);

b. Вы ощущаете, как ваше тело откликается на окружающую среду – к которой относится другое тело (кинестезия).[5]

К этим навыкам относится внутренняя способность ощущать собственное тело. Даже с повязкой на глазах вы знаете, находится ваша рука над головой или лежит сбоку, даже с закрытыми глазами у вас, скорее всего, получится дотронуться пальцем до своего носа. Попробуйте – вообще-то, это здорово. Сексуальный Интеллект требует наличия обоих этих навыков, чтобы ваше тело без особых усилий и лишних мыслей у вас в голове могло взаимодействовать с телом партнера. Речь идет не о половой «функции» или «дисфункции»: мы говорим о способности двух тел находить контакт и реагировать друг на друга.

Проприоцепция – это сенсорный механизм ответных реакций, который сообщает мозгу информацию о положении и движении тела, не используя при этом сознательное мышление. Его рецепторы расположены в мускулах, связках и соединительных тканях, а еще в органах чувств и во внутреннем ухе. Ваш мозг каждую секунду получает информацию о вашем теле. Он регулярно обрабатывает эту информацию, чтобы иметь возможность управлять частями вашего тела так, чтобы они двигались плавно, сохранять ваше равновесие и контролировать ваш голос. Помните пять чувств? Проприоцепция – это шестое чувство, ваше «чувство пространства».

Кинестезия – это непрерывное, постоянно меняющееся ощущение того, где ваше тело находится во времени и пространстве. Этого недостаточно, чтобы контролировать движения вашего тела, – вам нужно делать правильные движения, чтобы добиться того, чего вы хотите. Вы хотите приблизиться к чьему-то лицу или нечаянно потянуть человека за волосы? Хотите вдохнуть запах чьей-то груди или нечаянно удариться о нее носом? Кинестетическая осведомленность – это трехмерный радар вашего тела, который опять же работает, когда вы этого даже не осознаете.

Физическая активность вроде катания на лыжах требует совместной работы этих навыков: проприоцепция дает вам рефлекторное ощущение того, что должны делать ваши конечности, чтобы вы могли держаться прямо. Кинестезия дает вам понять, какое положение занимает ваше тело по отношению к лыжам и к склону, чтобы вы могли менять ваши угол, скорость и направление движения.

Другой пример – это наша речь. Требуется один (физический) навык, чтобы понять, как настроить голос на нужную громкость; отдельный (физический) навык для того, чтобы понять, как ваш голос звучит на этой громкости; и третий навык – когнитивный, не физический, – чтобы решить, приемлема ли такая громкость голоса в определенной ситуации. Затем мы возвращаемся к первому навыку, который позволит настроить голос на нужный нам уровень громкости. Когда вы сидите в уютном маленьком кафе и какой-то идиот за соседним столом кричит в свой мобильный, вы не знаете, осознает ли он, как громко говорит, или же ему просто плевать, или, может, он вообще считает, что так и надо. За каждую из этих особенностей отвечает отдельный навык (у того самого идиота).

Как это относится к сексу? Вот вам пример: проприоцепция дает вам ощущение того, как двигать руками, чтобы кого-то обнять. Кинестезия дает вам понять, как далеко вам нужно тянуться и какую силу вкладывать, чтобы реципиент получил то объятие, которое вы намереваетесь ему подарить. Конечно, тут также задействован и социальный навык оценивания, хочет ли этот человек, чтобы вы его обнимали – хотя это уже третья сторона ситуации.

Когда инстинкты работают неточно

Спортивные тренеры, балерины и специалисты по детскому развитию бесконечно интересуются этой темой. Но большинство из нас просто воспринимают эти бессознательные навыки как должное – пока не возникнут проблемы. На самом деле дефицит этих двух навыков значительно портит сексуальные отношения. Но многие не думают об этих инстинктах и поэтому не осознают, что причиной их проблемы могут быть сложности с одним из них.

К примеру, когда у людей трудности с проприоцепцией, у них проблемы с:

• инстинктивным пониманием того, что различные части тела должны делать, чтобы двигаться определенным образом;

• инстинктивным пониманием того, сколько усилий требуется, чтобы, скажем, погладить руку или сжать грудь.


А когда у людей есть сложности с кинестезией, у них проблемы с:

• точной оценкой того, как движения их тела ощущает на себе другой человек;

• точной оценкой того, как близко они находятся к другому человеку, скорости, с которой они приближаются или отдаляются от него, и того, в какой степени два движения похожи или различны.


Такие проблемы мы можем описать как «невролого-сексуальная необучаемость». Заметьте, это не то же самое, что: «Пожалуйста, не трогай меня так», на которое другой человек отвечает: «Ой, да ладно, я все делаю правильно. Заканчивай». И, конечно, люди, которые страдают от подобных проблем, обычно даже не знают, что у них есть эта особенность.

Своим партнерам люди с такой необучаемостью кажутся неуклюжими, эгоцентричными или безразличными. Партнеры могут терять терпение или обижаться, предполагая, что, если бы другой человек просто уделял им больше внимания и заботы, он бы не продолжал раз за разом так неуклюже наваливаться на них, якобы нечаянно тянуть за волосы или слишком громко «шептать» на ухо.

Но, подобно тому как некоторые люди неважно видят или слышат, и это никак не влияет на то, насколько они «сосредоточенны и внимательны», та же история происходит и с проприоцепцией и кинестезией.

Есть простой способ проверить себя или вашего партнера. Мы знаем, что у человека, который постоянно просит других говорить громче, проблемы со слухом. Бывает и наоборот – человек постоянно жалуется, что его/ее партнер разговаривает слишком громко. Если ваш партнер часто «ойкает» в постели или если секс постоянно прерывается жалобами или толчками, ударами локтей или болезненными укусами – возможно, виной тому одна из невролого-сексуальных проблем. Если это так, и вам, и вашему партнеру нужно воспринимать эту ситуацию как физическую проблему, а не как проявление недостатков одного из вас, и подходить к этому как к необучаемости.

Конечно, некоторые люди действительно могут быть эгоцентричными и безразличными. Но те, кто искренне пытается бороться с плохо работающими инстинктами своего тела – сознательно или нет, – должны иметь возможность работать над этим в дружелюбной среде. Людям необходимо разговаривать о том, как справляться с этим дефицитом, как если бы они говорили с партнером, у которого плохая память или СДВГ.

С одной стороны, половой партнер с высоким уровнем проприоцепции, скорее всего, будет казаться умелым в техническом плане. А половой партнер с высоким уровнем кинестезии покажется чутким и нежным. Идеальный любовник, конечно же, будет безупречен в обоих навыках (а еще у него пышные волосы и куча денег, но это уже другая история).

А вот занимаясь любовью с человеком, у которого низкий уровень проприоцепции, вы можете подумать: «Он жутко неуклюжий» или «Она не знает, как вести себя в постели». Занимаясь любовью с человеком, у которого все хорошо с проприоцепцией, но чего-то недостает в кинестезии, вы можете почувствовать, что он такой спортивный, но он меня не чувствует, или она великолепна в постели, но чего-то не хватает, или он прекрасен, но слишком зациклен на себе. В общем, мы критикуем половых партнеров, у которых отсутствует одна из этих инстинктивных способностей, думая, что их поведение отражает непростительные черты характера – безразличие, эгоизм, агрессивность, стервозность, грубость.

Конечно, худшее сочетание – это если недостаточно чувствительный человек (А) сходится с суперчувствительным человеком (В). Вот уж когда начинает казаться, что у А есть всего два режима прикосновений: слишком сильно и слишком слабо – в то время как В нужно, чтобы у А были тысячи режимов в промежутке между этими двумя крайностями, и он хочет, чтобы из этой тысячи вариантов его трогали в одном определенном (и только в нем). Подобным образом один человек может быть способен видеть только красный цвет, в то время как его или ее партнер видит десятки оттенков красного, оранжевого, розового и золотого. А теперь представьте, что эта пара занимается дизайном одежды или офсетной печатью – делом, в котором крайне важно уметь различать цвета.

К сожалению, то, как мозг обрабатывает и дает отклик на внутренние процессы тела, может быть искажено травмой или негативным опытом, прошлым или текущим. По факту, тревога сама по себе (включая тревогу о собственной «неуклюжести») может помешать вашему внутреннему процессу получения обратной связи – включая типичное в сексе самоугнетение в отчаянных попытках делать определенные вещи.[6]

Звучит как история об игроке, который так много от себя требует, что ему становится сложно поймать мяч, не так ли? И наоборот, когда мы говорим, что спортсмен под давлением играет лучше, мы имеем в виду, что он может выдержать это внешнее давление без ущерба внутренним процессам, обратной связи и моторным функциям. Другими словами, он не реагирует на внешнее давление тем, что создает внутреннее, разрушительное для него. Некоторые люди сознательно используют для этого некоторые уловки (такие как визуализация или мнемоника). У других это получается само собой.

Прикасаться может быть сложно

Существует и другой физический аспект сексуальности: любовь к прикосновениям. Некоторые люди не любят, когда их часто трогают. Другие же это обожают. Это не должно нас удивлять – в конце концов это странно, когда два человека имеют абсолютно одинаковые интересы, будь то закаты, макароны с сыром или фильмы с Гвинет Пэлтроу.

Как и со всеми другими особенностями, каждый из нас появляется на свет со своим уникальным уровнем интереса к прикосновениям. Но то, как мы реагируем на них, это не просто дело вкуса. Некоторые младенцы явно более чувствительны к стимуляциям, чем другие. Они слышат, нюхают, чувствуют, пробуют на вкус и рассматривают вещи более тщательно, что может приводить в совершенное замешательство. Таких младенцев быстро начинают считать капризными из-за того, как они требуют их кормить или держать, и они не очень хорошо переносят перемены в окружающей обстановке (включенный свет, шум на улице, папин запах после тренировки).

Понятное дело, они не часто одаривают тех, кто о них заботится, улыбками и воркованием, а ведь это является самым большим детским «грехом».

Эти чересчур чувствительные малыши пытаются общаться по крайней мере так же много, как другие дети, используя голос и жесты, например, когда показывают, что хотят на ручки, или указывая пальцем на желаемую игрушку. Но обычно они не пользуются таким успехом, как другие малыши, потому что они чаще расстраиваются, имеют более специфичные нужды и ведут себя не так мило. Их основное желание – «пожалуйста, меньше стимуляции!» – конечно, не может быть выражено самими младенцами, его трудно осмыслить их родителям, и к этому тяжело приспособиться всем остальным.

А теперь перемотаем на тридцать лет вперед.

Некоторые взрослые люди, которые чересчур чувствительны к стимуляциям, могут выражать это через неприязнь к прикосновениям, запахам тела, биологическим жидкостям и так далее. Может показаться, что они против секса вообще, а еще может показаться, что они против музыки, против еды, против одежды, против шопинга и против чужого смеха. Но на самом деле это может быть не так: возможно, они просто не могут комфортно переносить обычную интенсивность в сексе, как и в разных других вещах.

То, что партнер испытывает такой дискомфорт, может расстраивать вас, если вы из тех, кому жизненно необходимы прикосновения, если вы наслаждаетесь сексуальной близостью, получаете от нее наслаждение и чувствуете, что сдержанный нрав вашего партнера не дает испытать эти ощущения. И если вы убеждены, что причуды вашего партнера связаны с вами – если вы принимаете его или ее неприязнь к прикосновениям или сексу на свой счет, – это практически лишает вас шансов на продуктивную беседу на эту тему. Сексуальный Интеллект помогает нам не воспринимать предпочтения, ограничения или «функцию» нашего партнера как личную обиду. Это один из самых действенных способов оградить секс от страха перформанса.[7]

Эмоциональная сторона проблем с телом

Теперь, взглянув на наше физическое «оснащение» и его особенности, давайте познакомимся со способами сохранять эмоциональный комфорт в отношениях с вашим телом в том, что касается секса. Это крайне важно, потому что, даже имея прекрасно развитые физические инстинкты, вы должны быть способны справляться с широким спектром других проблем, чтобы суметь насладиться простым половым актом.

Сексуальный Интеллект учитывает эту реальность и предоставляет нам инструменты для того, чтобы спокойно относиться к беспорядочности секса – как буквальной, так и фигуральной.

Секс грязен – буквально

Секс – это неизбежно мокрый, дурно пахнущий и потный процесс, который часто предполагает контакт не идеально чистых тел. В нем задействуются различные отверстия в теле, включая рот. Во время секса используются (или затрагиваются) выделительные органы, которые ежедневно выводят из организма продукты обмена веществ. Даже десятилетнему ребенку было бы понятно, как отвратительно все это выглядит. Чтобы наслаждаться сексом, вам нужно совершенно по-другому на это посмотреть.

Хотя многие люди не предпринимают ничего специально, чтобы сделать секс еще «грязнее», чем он есть, пара может договориться, что секс – это место, на которое не распространяются обычные правила приличия. Вы и ваш партнер можете решить для себя, что мочить постель, истекать слюной, хрюкать и рыдать приемлемо, и не нужно ничего объяснять или извиняться за это. Если вы сделаете секс зоной «никакой бдительности», вам гораздо проще будет расслабиться и позволить телу делать то, что ему угодно, а это надежный способ повысить удовольствие, сохранить самоуважение и почувствовать близость. Вот это и есть Сексуальный Интеллект.

Люди, которые не выносят беспорядок, видят секс как испытание, как что-то, от чего им нужно защищаться. Мало кто из тех, кому для секса нужно, чтобы партнер сиял от чистоты (и, конечно, чтобы они сами были чистыми), могут расслабиться и насладиться процессом на сто процентов. А люди, которые ожидают, что будут оставаться чистенькими и сухими на протяжении всего полового акта, едва ли смогут получить от него удовольствие. Это все потому, что они смотрят на тела как на источник загрязнения, беспорядка, мерзости и непокорности, а не как на источник наслаждения. Они считают свои тела проблемой, а не развлечением.

И когда пациенты, которые жалуются на секс, используют слова вроде грязный, мокрый, истекающий, сочащийся, нечистый, мерзкий или неорганизованный, я сразу могу оценить их терпимость к беспорядку и к телам в целом. Я говорю чистюлям, что сочувствую им, ведь, скорее всего, они делают секс сложнее, чем он есть. Если их партнер тоже приходит на терапию, я напоминаю им обоим, что очень важно не воспринимать предпочтения и нужды другого человека как критику или эгоизм. И рекомендую им перед тем, как они начнут заниматься любовью, уделить минутку тому, чтобы вместе расслабиться и сосредоточить внимание на тех частях тела, которые им нравятся друг у друга. Визуализация удовольствия, спокойствия и взаимопонимания во время секса часто помогает тем, кто беспокоится о беспорядочности секса. Я предлагаю людям воспринимать влажность и беспорядок в сексе как знак интимности и безопасности, а не как хаос и угрозу.

Доверяем собственному телу

Ваше тело чувствует так, как чувствует. Иногда оно возбуждается. Иногда нет. Вы доверяете его выбору и ощущениям?

У наших тел нет других принципов, кроме немедленного восприятия. Ваш палец не знает, суете вы его в «чистую» или «грязную» по общепринятым меркам часть тела партнера. Ваш язык понятия не имеет, лижете вы «нормальную» или «развратную» часть чьего-либо тела.

Когда мы пропускаем наш физический опыт через культурный фильтр – это секс, это не секс, это чисто, это грязно, это нормально, это нездорово, это по-гейски, – мы недооцениваем и отрицаем тот факт, что наши тела – это ненастроенные, нецивилизованные, сырые интеллект + восприятие. Мы продолжаем относиться к сексу как к контролируемому левым полушарием мозга занятию, в то время как Сексуальный Интеллект предлагает нам гораздо больше наслаждаться им посредством работы правого полушария. К сожалению, некоторые люди просто не могут не думать о каждой ласке, каждом поцелуе, каждом моменте, перед тем как «решить», наслаждаться ли и позволить этому продолжаться или отвергнуть этот жест – как слишком извращенный, двусмысленный, грязный или непристойный.

Заметьте, это решение отличается от «да, я хочу заниматься сексом, но мне не нравится, как ощущается конкретно эта стимуляция». Нет, это скорее «я не могу позволить себе наслаждаться этим из-за значения, которое я решил придать этому занятию». Многие годы я встречал мужчин, которые не позволяли своим женам целовать их соски, потому что «такое нравится только геям». Я встречал женщин, которые отказывались доставлять удовольствие руками своим мужчинам, потому что «я должна использовать для этого свою вагину». Я был свидетелем того, как и мужчины, и женщины отказывались от дружелюбного влажного пальца рядом с их анальным отверстием, потому что «это какое-то извращение». Не «это больно» и даже не «мне будет больно», а «это мерзко».

Это немного похоже на то, как мы открываем для себя новые блюда во время путешествий. Некоторые пробуют и оценивают незнакомую пищу в зависимости от ее вкуса. Другие спрашивают, что это, и решают, пробовать или нет, основываясь на том, как звучит описание этой еды. «Бутоны одуванчиков? Цветы созданы для того, чтобы ими любоваться, а не чтобы их есть». «Аллигатор? Сомневаюсь, что он хорош на вкус». «Кабачок в два метра длиной? Не, ну это уже совсем подозрительно». С таким отношением вы упускаете множество уникальных вещей, которые преподносит нам жизнь.

Если вы пытаетесь все в своей жизни держать под контролем, вам будет очень тяжело насладиться анархией вашего тела (если только вы не решите для себя, что секс – то самое место, где можно спокойно дать себе свободу действий). Конечно, страх потерять контроль не всегда связан с сексом – у многих людей он является частью какой-то более серьезной скрытой проблемы. Сексологи нередко сталкиваются с повернутыми на контроле чудиками. Эти пациенты часто указывают нам, как выстраивать лечение, как переставить мебель и почему нужно поменять музыку в приемной. Им часто хочется оспорить ответ – а потом жаловаться, что мы тратим их время.

Границы

Хороший секс требует от нас, чтобы мы добровольно согласились на нарушение наших личных границ и приняли тот факт, что тоже собираемся нарушить границы другого человека. Естественно, это необходимо для того, чтобы создать близость в сексе.

Зачастую в сексе мы вставляем часть своего тела в тело другого человека: язык, палец или пенис в рот, вагину или анус. Для некоторых людей это добровольное временное нарушение личного пространства и есть секс. Но если вам трудно с этим смириться, то никакой самый твердый стояк и никакая самая дорогая смазка вам особенно не помогут.

Достаточно ли вы вовлечены в процесс, чувствуете ли себя достаточно комфортно для того, чтобы давать партнеру полезную обратную связь, когда что-то происходит? Если нет, как ему или ей узнать, что вы чувствуете? Некоторые люди любят слова, другие отдают предпочтение жестам. И все равно кто-то считает, что психическое и эротическое так неразрывно, что каждый партнер на интуитивном уровне понимает, что испытывает другой человек. (Звучит как что-то, придуманное кем-то под действием легких наркотиков в шестидесятых.) Для взрослого человека, живущего в двадцать первом веке, откровенно разговаривать с партнером – это лучший возможный вариант.

Но некоторые люди слишком замкнуты, чтобы выражать свои чувства. Им кажется, что их опыт никому не интересен или что разговоры о нем отталкивают других или выглядят неуместными (например, кто-то может сказать: «Я хочу разговаривать обо всем, но стараюсь не использовать сленг и грубые слова, потому что это не по-женски»).

Некоторые люди стесняются разговаривать во время секса, потому что искреннее выражение чувств делает их уязвимыми, а это и правда пугает. Они правы – люди будут лучше понимать, что ты чувствуешь, когда ты об этом говоришь. Как терапевт, я изучаю, что именно делает этот процесс таким мучительно сложным: признание человеком того факта, что ему хорошо, противоречит его представлению о собственной скромности или нравственности? То, что мы чувствуем хоть что-то, связанное с сексом, идет вразрез с нашим представлением о себе? Без искреннего общения в сексе явно чего-то не хватает. Так как объяснить это подавление чувств?

Что поможет вам чувствовать себя более комфортно при нарушении личных границ в сексе (по обоюдному согласию), так это уверенность в том, что это закончится, как только прекратится сам секс. Мы можем смириться с тем, что в выходные нам предстоят важные соревнования по теннису, когда знаем, что все волнения закончатся сразу после матча. Мы подаем мяч «свечой», когда противника слепит солнце, но мы же не будем после матча закидывать его ключи от машины подальше в кусты.

Но если личные границы не соблюдаются вне секса, тяжело впускать человека в свою зону комфорта во время него. Вообще, если в отношениях существует адекватное разделение полномочий, секс может быть тем самым местом, в котором кто-то позволяет себе говорить «нет». Конечно, иногда люди делают это не напрямую, ссылаясь на головную боль, ссору, усталость или завал на работе.

Травма Сальвадоре мало была связана с сексом. Чтобы развестись с ним и выйти за другого, его жена много лет назад обвинила его в нападении, через суд добилась, чтобы ему запретили приближаться к их детям, а потом забрала все их общие деньги. Он был так убит горем и выжат бесконечной чередой малоприятных встреч с адвокатами, социальными работниками и психотерапевтами, что в конце концов еще и потерял работу. Он отстранился от всех людей в принципе, но в особенности от женщин.

Три года назад он встретил Элизабет, полную одинокую женщину, которая устала от жизни в одиночестве. Она хотела секса. А еще хотела, чтобы к ней прикасались. Сальвадоре, которому на тот момент было шестьдесят два, практически не мог дать ей ни того, ни другого. Так что Элизабет решила, что им нужна «секс-терапия», по большей части для того, чтобы исправить его. На первых наших сеансах Сальвадоре практически не мог на меня смотреть. Элизабет жаловалась на многие вещи: его одежда была старой и плохо на нем сидела, ему бы лучше подстричься, он вечно мямлит, он неряшлив в быту и так далее.

Все эти наблюдения были оправданными, но бесконечной критикой Элизабет напоминала Сальвадоре о его бывшей жене, которая годами упрекала его в том, как он жалок. Более того, уже тот факт, что он в отношениях, напоминал Сальвадоре о его браке, и это вызывало у него ужасную тревогу.

Сальвадоре и раньше никогда не был чересчур зациклен на прикосновениях или на сексе, а сейчас он был слишком травмирован, чтобы доверять партнерше и устанавливать с ней близкую связь, и его попытки физического выражения любви, да и просто его комфортного физического присутствия, терпели крах перед лицом огромного эмоционального стресса. Как мы вскоре обнаружили, тогда, давно, он в конечном счете справился с угрозами бывшей жены и нескончаемыми агрессивными расспросами полиции и социальных работников через диссоциацию. Его мозг просто прекратил сознательную психическую деятельность, нарушив нормальную обработку внешних раздражителей, оградив разум мужчины от событий, которые его психика не могла больше выдерживать.

Несомненно, одной из причин, почему он так болезненно реагировал на судей и социальных работников, была его неспособность отстаивать себя, и его невыразительные подавленные жесты и плохой уход за собой играли на руку его бывшей жене, заявляющей, что он не способен воспитывать детей.

Сальвадоре действительно был травмирован. Я диагностировал у него ПТСР – посттравматическое стрессовое расстройство. И, даже несмотря на то, что секс никак не повлиял на причины его ПТСР, его состояние привело к сексуальным проблемам.

Из-за его брачного кошмара он диссоциировал в отношениях с Элизабет, часто делая это без предупреждения. Если он что-то и чувствовал, то, как правило, это была ярость. Это вызывало ярость и в ней – у нее были свои проблемы с управлением гневом, и напряженная работа на конвейре (на не очень благополучной фабрике) еще больше усугубляла ситуацию. Они постоянно ругались. Пассивный Сальвадоре становился Злым Сальвадоре. Ни один из них не мог ни функционировать в отношениях, ни получать удовольствие от секса.

Диссоциируя, Сальвадоре, естественно, едва ли мог прикасаться к Элизабет и заниматься с ней любовью – и это сводило ее с ума. Иногда он реагировал на ее мольбы и угрозы и небрежно ласкал ее или даже неохотно соглашался на пассивный секс. Но, конечно, она хотела его намного, намного больше.

Его ПТСР + ее желание = проблема в отношениях

До того как Сальвадоре сможет испытывать хоть какое-то желание секса или прикосновений, лечение должно было выстраиваться вокруг возвращения тела Сальвадоре обратно к жизни и его подготовки к отношениям. Так что сначала нам предстояло сделать несколько шагов. Наша работа должна была включать в себя:

• Выявление у Сальвадоре посттравматического стрессового расстройства.

• Объяснение понятия «диссоциация» и ее последствий.

• Осознание со стороны Элизабет, что Сальвадоре не отвергал лично ее.

• Осознание Сальвадоре, каково Элизабет встречаться с кем-то, чье тело не присутствует в отношениях.

• Помощь обоим в принятии того, что никто из них не был «виноват».

• Помощь Сальвадоре в осознании того, что возможно получать физическое удовольствие от нефизических занятий.

• Осознание Сальвадоре того, что, как бы ни выглядела Элизабет в определенные моменты, она не была его бывшей женой.

• Донесение до Элизабет того факта, что ей нужно немного отступить, и не потому что ее страсть к нему – это что-то плохое.

• Четко выстроенные упражнения на прикосновения.

• Обучение Сальвадоре и Элизабет умению распознавать симптомы его эмоциональной отстраненности и тому, как прерывать секс, если это произошло, и говорить об этом.


После десятка весьма болезненных сеансов Сальвадоре как будто вышел из своего транса.

– Элизабет неидеальна, но она и не моя бывшая, так?

Мы все согласились, что это так.

– Значит, мне не нужно от нее защищаться? – с осторожностью размышлял он.

Впервые за все время их отношений он рассказывал, что чувствовал, когда «просто выключался, закрывался и уходил в подвешенное состояние внутри себя». Он сказал, что боль – предательство жены, потеря детей, унизительные и запугивающие допросы «копов и мозгоправов» – была такой сильной, что проще было просто «ничего не чувствовать, ничего не хотеть, быть ничем».

И это был человек, который, по ожиданиям Элизабет, должен был чувствовать влечение, чувствовать наслаждение, чувствовать близость и чувствовать связь со своим телом. К сожалению, в ситуации с Сальвадоре это было далеко от реальности. Но у него была мотивация измениться. Так что мы начали с малого. Мы все еще работаем над этим.

Опыт мастурбации и комфорт в процессе

Век назад Оскар Уайльд сказал известную фразу: «Любовь к себе – это начало романа, который длится всю жизнь».

Мастурбация – прекрасный тому пример. В западных странах мастурбируют более 90 процентов мужчин и две трети женщин. В 2009 году некоторые страны Европы даже стали поощрять эту здоровую привычку.

Конечно, не все этого стесняются. Когда мои пациенты обсуждают со мной мастурбацию, я спрашиваю, получают ли они удовольствие от нее. Многие смотрят на меня как на сумасшедшего: «Естественно, мне нравится, док, иначе зачем бы я это делал? Пффф». Но есть такие, кто не получает от этого удовольствие – они мастурбируют, но чувствуют какую-то вину, чувствуют себя эгоистичными или неверными (супругу, а может даже, и богу), торопятся, чтобы их не застукали, лгут об этом второй половинке или расстраиваются, когда не кончают.

Опыт мастурбации – крайне важная часть Сексуального Интеллекта. И хотя людям необязательно мастурбировать, чтобы наслаждаться сексом с партнером, иногда это бывает полезно. А если они никогда этого не делали, то очень важно, чтобы причиной этому не были чувства вины, страха или стыда.

За много лет (или десятилетий) до начала сексуальных отношений с другим человеком мастурбация позволяет вам познакомиться с собственным телом, а еще с желанием, возбуждением и чувством удовлетворенности. И, что, пожалуй, важнее всего, мастурбация развивает вашу сексуальную энергию. Благодаря ей вы осознаете, что:

• Ваша сексуальность принадлежит вам.

• Вы можете экспериментировать с ней, точно не зная, что произойдет.

• Вы можете заниматься вещами, которые приносят вам удовольствие.

• Сосредоточение внимания на себе не делает вас эгоистичными или жадными, распутными или легко возбуждающимися и уж точно не меняет и не умаляет того, кем вы «на самом деле» являетесь.


А теперь противопоставьте сексуальную энергию идее, к которой многие привыкают еще детьми и которую зачастую несут с собой во взрослую жизнь: идее о том, что желание мастурбировать – это стыдно и ненормально, это нездоровый порыв, которому нужно противиться, который навредит им, если только поддаться искушению.

Важно помнить и еще кое-что: вы можете мастурбировать, даже находясь с кем-то в отношениях. На самом деле вы даже можете мастурбировать, если ваш партнер жалуется, что у вас мало секса. Конечно, не стоит игнорировать такую жалобу, но, судя по моему профессиональному опыту, если вы начнете мастурбировать реже, это, скорее всего, не увеличит ваше влечение к партнеру. Это как говорить: «Ешь меньше мороженого, тогда станешь больше любить брокколи». Это редко работает таким образом; лишая партнера этой сексуальной разрядки, вы не заставите его больше вас хотеть.[8]

Следующий логичный шаг в работе над сексуальной энергией – это открыто трогать себя во время секса с партнером. Как вам такой вызов распространенному табу?

У меня нет статистических данных о том, сколько мужчин и женщин так делают, но я знаю, что это не сильно распространено. Очень жаль, ведь есть столько прекрасных причин, чтобы начать. Конечно же, первая из них – это удовольствие. Ничто не сравнится с ощущениями, когда вас трогают именно так, как нужно: с нужной скоростью, нажимом, под верным углом, в правильном месте. И если вы реально возбуждены – скажем, от каких-то сексуальных действий с вашим партнером, – это весьма подходящий момент, чтобы взять все в свои руки и дать себе то, что вы так хотите. Я не зову это мастурбацией, потому что мастурбация – это то, что мы делаем в одиночестве. Я зову это «трогать себя во время секса с партнером». Такая формулировка точнее передает реальное положение дел, звучит сексуальнее и помогает людям переступить через свои страхи.

Конечно, есть и другие причины, чтобы трогать себя во время секса. Например, это лучший способ показать партнеру, что вам нравится. Если вы женщина, ваш партнер-мужчина едва ли может представить, насколько чувствительным становится ваш клитор в возбужденном состоянии или под каким углом нужно вставлять палец в вашу вагину. Если вы мужчина, вы хорошо знаете, что женщинам нужна инструкция, как крепко (и когда и где) сжимать ваши яйца.

Наличие опции трогать себя во время секса с партнером расширяет ваши возможности. Четыре руки, а не две. Угол и нажим, которые до этого не были доступны. А еще это значит, что вы не зависите от выносливости – или заинтересованности – вашего партнера. Ваш партнер может поклясться, что он или она будут так же активны после того, как кончат, но все же иногда старый добрый гормон посторгазмического расслабления врывается в их планы, и вот тогда наступает самое время протянуть себе руку помощи. А если вы из тех, кто получает удовольствие от стабильной и длительной стимуляции (или нуждается в ней), чтобы кончить, то будет здорово время от времени давать партнеру отдохнуть (или, если посмотреть на это по-другому: он или она будут давать передохнуть вам).

И, наконец, когда вы трогаете себя во время секса, это мотивирует партнера делать то же самое. Если ваш партнер никогда такое не пробовал или стесняется даже подумать об этом, это будет для него открытием. Если вы уже практикуете такой подход, полагаю, он изменил вашу жизнь, не так ли?

Дар оставаться вовлеченными в процесс

Некоторые люди не осознают, что для того, чтобы наслаждаться сексом, нужно уделять ему все свое внимание. Это не телевизор, который вы автоматически включаете, приходя домой, чтобы создать фоновый шум. Хотя, конечно, вы можете и во время секса делать все на автомате, только не ждите, что впечатлений от этого секса будет больше, чем от просмотра телевизора.

Многие люди на самом деле не знают, на что и как нужно обращать внимание во время секса. Это навык, как если бы мы фокусировались на том, какой вкус у пищи (вместо того чтобы читать или говорить по телефону во время еды и упускать сам процесс поглощения блюда), или на том, как хорош фильм (вместо того чтобы думать о неудобном кресле), или же на том, как прекрасен мост Золотые Ворота (вместо того чтобы раздражаться из-за пробок).

Существует много вариантов того, чему можно уделять внимание во время секса. Слушать, о чем говорят люди в соседней комнате? Думать о том, растет ли у вас живот? Волноваться о том, что стоило принять душ? Отметить для себя, что пора сметать пыль с портьер? Отметить для себя, что пора сметать пыль с вашего мужа?

Конечно, всегда можно повспоминать прошлое: а как было в прошлый раз, а как было в самый первый раз, а как было два года назад, а еще тот случай, когда вы не сдержали газы во время секса и ваш парень так вас дразнил, что вы думали, что никогда в жизни не оправитесь, а еще та ситуация, когда вам показалось, что он вам изменяет, но вы все равно занимались с ним сексом неделями после, хотя ненавидели это делать…

Как однажды написал Уильям Фолкнер: «Прошлое не мертво. Оно даже не прошлое».

И, как мы уже знаем, слишком многие люди обращают внимание на собственную сексуальную реакцию во время занятия любовью: достаточно ли я завелась? Достаточно ли быстро? Все в порядке с эрекцией? А со смазкой? Это был оргазм? Ничего, что он занял столько времени? Об этом можно думать бесконечно. И из-за этого становится тяжелее замечать, как выглядят некоторые детали, какой они имеют вкус, как пахнут, звучат и ощущаются. А ведь именно так мы по-настоящему проживаем секс.

Некоторым людям страшно осознавать свое тело. Страшно освобождать голову от мыслей. Уделять внимание тому, что чувствуют кончики пальцев, нос, глаза – это слишком… слишком… личное. Слишком интимное. Секс с телом, со спокойным разумом, когда внимание сосредоточено на определенных вещах, для многих людей ощущается чем-то до ужаса сокровенным. Все, что у вас есть, – это вы и другой человек, и ничто не может смягчить или приглушить ваши ощущения. В случае если вы испытываете страх «слишком интимного секса», переживания в стиле «а вдруг мои яйца слишком волосатые» или «надеюсь, ремонт обуви открыт по воскресеньям» становятся долгожданным поводом переключить свое внимание.

Если вы ощущаете нечто подобное, я советую вам прекращать заниматься сексом, как только почувствуете, что вам сложно целиком отдаваться процессу – да, прямо в середине, – посмотреть на вашего партнера и мягко сказать либо:

• «Солнце, можно, мы сбавим обороты и начнем сначала?» либо

• «Эм, я думала, что в нужном настроении, но, как оказалось, нет. Может, попробуем еще раз немного позже?»

Добавьте эти фразы в свой словарный запас, связанный с сексом, и используйте, когда этого требует ситуация.

Обращайте внимание на то, что чувствует ваше тело во время секса. Вообще, можете написать это на потолке спальни.

Вопрос в том, является ли ваше тело в сексе проблемой, которую нужно перетерпеть, перехитрить и разрушить, или это источник, игрушка, средоточие удовольствия и вместилище целостности? Если первое, то вам будет сложно отдаваться процессу, сложно чувствовать партнера (и его или ее тело), сложно использовать свое тело для выражения позитивных чувств или для изучения себя.

Если второе, то все возможно. Одна из задач терапии – помочь людям понять, какие телесные ощущения им ближе, решить, чего они хотят достичь, и узнать, как этого добиться.

Часть III

Последствия и возможности применения

Глава 7

Избавляемся от всего, что препятствует развитию сексуального интеллекта

Винчестер был очень приятным парнем – дружелюбный игрок в боулинг, внимательный муж, заслуживающий доверия дантист. Никто из его окружения не назвал бы его упрямым – никто, кроме меня.

Изначально он пришел ко мне потому, что его сексуальное влечение было уже совсем не таким, как раньше, а эрекция – все менее и менее стабильной. Он любил свою жену и очень хотел, чтобы в их отношениях и сексуальной жизни не было никаких проблем. Он описал ее как красивую, покладистую и любящую секс женщину.

– Я просто хочу, чтобы секс снова стал таким, каким был раньше, – прямо сказал он. – Я люблю Дженни и хочу вернуть нашу прежнюю активную сексуальную жизнь.

Тут не поспоришь, подумал я.

Винчестер играл в боулинг почти каждый понедельник в течение вот уже двадцати лет и мог похвастаться впечатляющим средним результатом в 220 очков. Но, как и любые долгосрочные занятия спортом на таком серьезном уровне, боулинг нанес заметный урон его телу. Ему еще не было сорока, но он уже заработал себе боль в спине, от которой так и не смог избавиться. Год за годом становилось только хуже: прежде тупая и пульсирующая, теперь боль стала пронзать его острыми ударами каждый раз, стоило ему не так повернуться или наклониться. «Не так» включало в себя миссионерскую позу и моменты, когда он становился на колени, чтобы орально удовлетворить свою жену.

Так и было: секс приносил боль. Почти каждый раз – иногда было больно совсем немного, а иногда просто невыносимо. Из-за этой боли он был вынужден ограничить набор поз, в которых он мог заниматься проникающим или оральным сексом. Но не забывайте, Винчестер был упрям, и поэтому он продолжал заниматься любовью в своих любимых позах, испытывая все более частые приступы боли. В конце концов из-за них у него пропадала эрекция. Потом он начал избегать секса.

Он не хотел признаваться в этом Дженни. В течение многих сеансов мы говорили о его нежелании обсуждать это с ней, и он согласился, что, скорее всего, она поддержит его.

– Но я не хочу сочувствия, – пожаловался он. – Я хочу быть сверху и иметь ее. Как мужчина.

– Судя по всему, – спокойно сказал я, – у вас нет такой возможности. Вы можете наслаждаться многими другими, и тоже прекрасными, сексуальными практиками, но не этой.

Он выглядел опустошенным.

– У меня больше никогда не будет хорошего секса?

– Ну что вы, будет, – ответил я. – Но не такой, каким, по вашему мнению, он должен быть.

Большинство людей думают, что только женщины иногда проходят через болезненный секс. Это не так.

– Винчестер, – сказал я, – это проблема не столько сексуального, сколько духовного или экзистенциального значения. Вам лишь сорок четыре года, но вы уже столкнулись с мыслью, что все мы невечны. Поэтому вам приходится переосмысливать свои понятия о том, что значит быть мужчиной.

Винчестеру ничего не оставалось, кроме как «приспособиться» – если только он не окажется креативным человеком, который заново откроет для себя секс и свое «я». Всем нам рано или поздно приходится с этим справляться. У некоторых получается, у некоторых нет. А многие отказываются даже попробовать, выбирая путь горечи, депрессии и солипсизма. Я выразил Винчестеру свою твердую уверенность в том, что он справится с этой задачей и переосмыслит секс и мужественность в своей жизни. Он со страхом признал, что уже начал это делать. «Получается или нет?» Он точно не знал.

Это заняло несколько месяцев. Он разобрался со многими проблемами.

Ближе к окончанию нашей с ним работы он спросил, можно ли привести на сеанс свою жену. Конечно, мне было любопытно с ней познакомиться. Мне всегда интересны люди, которые находятся за кулисами в ситуации психотерапии с их супругом или супругой. Но это был не лучший момент для того, чтобы утолить мое любопытство. Увы, такие моменты выпадают крайне редко.

– Почему вы хотите ее привести?

– Чтобы вы объяснили ей все, что мы здесь обсуждали, и она поняла бы, что я не просто так от нее отмахиваюсь.

– Вам придется сделать это самому, – сказал я. – Я для этого не нужен, да и не должен этим заниматься.

– Почему?

– Потому что для того, чтобы повзрослеть, вам нужно усадить ее перед собой и рассказать о том, кем вы сейчас являетесь. Пришло время протянуть ей руку и совместными усилиями преодолеть все трудности. Вы сможете.

– Будет проще, если это сделаете вы.

– Да, вы правы. Но дело не в том, что проще. Иногда секс становится инструментом, который помогает нам повзрослеть, а это никогда не бывает просто. Это лучший вариант, но он не всегда является самым простым.

Так что он сказал ей сам. Они приняли решение – больше никакой миссионерской позы. Оба плакали – она тоже кое-что теряла.

– Но я не хочу, чтобы секс причинял тебе боль, – сказала она. – Да и любой сексуальный контакт с тобой – это лучше, чем ничего. Намного, намного лучше.


Сексуальный Интеллект – это о том, чтобы уделять внимание правильным вещам до, во время и после секса. Но Сексуальный Интеллект также предполагает понимание того, какие вещи стоит отпустить. Очевидно, что, когда мы фокусируемся на неправильных вещах, нам сложнее уделять внимание правильным.

Поэтому давайте перечислим несколько распространенных вещей, которым люди уделяют внимание, и объясним, почему так важно перестать это делать. Позже мы обсудим, на чем и как стоит фокусировать свое внимание на самом деле.

Соответствие «норме»

Легче всего начать с этого, потому что мы уже достаточно рассмотрели этот вопрос в Главе 2.

Так что просто напомню вам: моя цель не в том, чтобы еще раз заверить вас, что «даже если вы отличаетесь, вы нормальны». Нет, у меня более амбициозные планы: я хочу, чтобы вы забыли о понятии нормальности вообще.

Я знаю, это непросто, ведь это значит, что вы признаете наличие у вас внутренней силы для того, чтобы прокачивать собственную сексуальность, а не сравнивать себя с другими. Так что изменится, если мы откажемся от этой идеи сексуальной нормы? Как вам такой пример: если вы полностью от нее откажетесь, разве вы не станете ближе к своему партнеру? Может, есть что-то, что вы хотели бы спросить или обсудить с ним или с ней касательно секса?

Готов поспорить, что есть. И это обязательно пойдет на пользу вашей половой жизни.

Так что предлагаю вам Забыть Об Этом.

Проникновение

Проникновение пениса в вагину – это то, что большинство людей зовут «настоящим сексом». Если вам достаточно лет и вы застали жизнь до Интернета, вы вспомните странный скандал с Моникой Левински, который, кажется, тянулся целую вечность. Кульминацией было то, что президент Билл Клинтон поклялся перед камерой, женой и богом, что «у него не было сексуальных отношений с этой женщиной».

Оказалось, он говорил буквально: выражение «сексуальные отношения» долгое время было эвфемизмом для проникновения пениса в вагину, которого, у него, по-видимому, с «этой женщиной» не было.

Но, конечно же, он занимался с ней другими вещами, которые большинство людей все же считают сексом. Так что люди обвинили Клинтона во лжи. Позже он извинился в эфире национального телевидения за то, что осознанно сбил всех с толку – подчеркивая, однако, что в соответствии с законом он выразился верно.

Так что там с проникновением? Почему я так противлюсь тому, чтобы иметь, трахать, кувыркаться, пихаться, присовывать, вдувать, заправлять вялого, разведывать пещерку, закидывать удочку, выгуливать таксу, загонять кинжал в ножны, шлифовать шишку, рыться в норке, дрючиться, шмякаться, шлепаться, совокупляться?

Что ж, давайте посчитаем эти причины. К недостаткам проникновения относятся:

• Это единственный вид секса, который требует эрекции.

• Это единственный вид секса, во время которого нужно предохраняться.

• Это не особенно действенный способ кончить для большинства женщин.

• Это может быть болезненно для женщин средних лет и старше, а значит, болезненно и для их партнеров тоже.

• Это наиболее простой способ передачи болезней.

• Может быть сложно управляться с частями тела, не глядя на них (особенно если вы не разговариваете о том, как вы это делаете, до или во время ваших попыток).

• Это не обязательно означает интимность (так что перестаньте использовать слово интим для обозначения секса или проникновения).

• Проникновение обычно не возбуждает, если до этого вы еще не были возбуждены.


Но самая большая проблема не связана с проникновением как таковым. Она связана с нашим отношением к проникающему сексу – верой в то, что это «единственный настоящий секс», чувством, что все остальное – это «прелюдия» (второсортные штуки перед проникновением), и убеждением в том, что, как только мы возбудимся, нужно «переходить к главному», чтобы быть довольными и удовлетворенными. Этот узкий взгляд вгоняет нас в рамки и является точной противоположностью того, чего большинство людей, по их словам, хотят от секса – игривости, спонтанности, непринужденности.

И так как всего этого можно добиться в независимости от того, что мы будем считать за «настоящий секс», то, когда мы делаем проникновение сексуальной практикой номер один, мы создаем дополнительную проблему: «настоящий секс» может начать казаться чем-то нежелательным.

Когда у вас нет убеждения, что занятие любовью должно каждый раз заканчиваться проникновением, вы можете:

• Приступать к половому акту, не волнуясь о вашей «функции».

• Наслаждаться эротическими действиями, не отвлекаясь на то, «где это происходит».

• Сосредотачиваться на практиках, которые вам нравятся, вместо того чтобы думать лишь о том, как больше возбудиться.


Так что предлагаю вам Забыть Об Этом.

Иерархия сексуальных действий

Многие взрослые люди считают, что культурная компетенция в сексе включает определенную иерархию: каждый знает, что некоторые сексуальные действия имеют большее значение или больше похожи на «настоящий секс», чем другие. Заметьте, что «больше похожи на настоящий секс» не значит «более приятные». Люди могут спорить о том, что лучше, а что хуже, но большинство из них верят в какую-то сексуальную иерархию.

Разные американские культуры и этнические группы ценят разные аспекты сексуальности, которые включают, например, скромность, эксперименты, самоконтроль, отказ от контрацепции, наличие нескольких партнеров, отсутствие боли, покорность женщины мужчине, акт соблазнения и сам оргазм. Несмотря на это, все в западной культуре сходятся на том, что вершиной гетеросексуальной иерархии является проникновение. В зависимости от того, кого об этом спрашивают, проникновение могут охарактеризовать как самое «серьезное», самое опасное, самое приятное, самое интимное, самое благочестивое, самое «естественное» или самое «нормальное» действие сексуального характера.

Большинство американцев согласятся, что сразу после проникновения идет другой секс с использованием половых органов (например, оральный, анальный секс и стимуляция руками), за которым следует мастурбация или секс без использования гениталий. Поцелуи – непредсказуемое явление, потому что некоторые люди считают их скучными и навязчивыми или неэротичными, для других же поцелуи являются верхом близости. (Вы можете заниматься проникающим сексом, когда злитесь, но целоваться? Фу, возмутительно!)

Секс за деньги, секс по Интернету, по телефону, «другой» или «извращенный» (например, садо-мазо), фетиши (на ноги, мочеиспускание, перчатки и так далее) – каждое из этих явлений занимает свою нишу. Для тех, кто их практикует, эти действия кажутся очень горячими, в то время как остальные люди обычно озадаченно чешут затылок и говорят: «А где тут, собственно, секс

Так каким образом внимание к этой выдуманной иерархии мешает нашему наслаждению?

Когда мы верим в сексуальную иерархию, это обесценивает наш опыт: люди отвергают то, чем занимались (или что им предлагают), называя это «прелюдией» или «ненастоящим сексом». Эта иерархия также может усложнить секс, если партнеры не могут сойтись на том, какое значение имеет определенное сексуальное действие. (Например, массаж ног: сексуальный и интимный или несексуальная трата времени?)

Иерархия предполагает возможность преуспеть или оплошать при принятии решений и осуществлении определенных действий в сексе. Если вы оцениваете ваше сексуальное приключение как недостаточно интересное и приятное, вы можете расстроиться или начать себя критиковать. Также эта иерархия связана с идеей «дисфункции»: если существует что-то, что вам необходимо делать, чтобы быть «успешными» в сексуальном плане, это предполагает понятие «неспособности делать что-либо успешно», т. е. дисфункции.

Когда мы решаем, что на вершине иерархии находится проникновение, это, несомненно, влечет за собой определенные проблемы: вероятность забеременеть, а также обязательное наличие пениса в состоянии эрекции и вагины со смазкой. Когда мы переоцениваем значение проникающего секса, это заставляет нас уделять особое внимание оргазму, вместо того чтобы считать его одним из многих равноценных вариантов, которые открывает для нас секс.

Сексуальный Интеллект предполагает, что мы понимаем: сексуальная иерархия – это просто культурный артефакт и мы не обязаны обращать на нее внимание. Например, как отметила Шир Хайт сорок лет назад, самые сильные оргазмы у мужчин и у женщин случаются во время мастурбации, а не во время секса с партнером; а у женщин большая часть оргазмов происходит от клиторальной, а не вагинальной стимуляции. Но, даже несмотря на то, что их собственный опыт подтверждает эту истину, многие люди игнорируют это и пытаются заниматься сексом мистическим «правильным способом» – а потом расстраиваются из-за результатов.

Так как вся эта иерархия произвольна, нас не должен удивлять тот факт, что со временем она меняется. Культурное значение, ну, скажем, куннилингуса, значительно изменилось за последние сто лет. Опыт потери девственности сейчас часто отличается от того, что было пятьдесят лет назад. А значение, популярность и место в иерархии анального секса очень сильно изменилось за какие-то двадцать пять лет.

Конечно, учитывая то, что иерархия строится в соответствии с непостоянными социальными нормами, любое сексуальное действие может иметь для кого-то больше символичное, чем практическое значение. Так, вы можете чувствовать, будто то, чем вы занимаетесь, должно нравиться вам больше, чем оно нравится на самом деле, либо вы можете осознанно делать что-то, что почти не приносит вам удовольствия. (Особенно часто это происходит, если вы, как и многие люди сегодня, смотрите много порно.) Примерами могут быть анальные игры, стимуляция пениса грудями и, собственно, проникновение – действия, которые порой люди больше ценят за то, что они собой представляют, чем за интенсивность приятных ощущений, которые они получают в процессе.

Когда двое занимаются сексом, им довольно сложно найти общие интересы, заставить тела делать то, что они хотят, и найти время, энергию и уединенное место, чтобы сделать это. Переживая о том, какие действия являются «правильными» и социально приемлемыми, мы слишком усложняем секс и нашу жизнь в принципе. Лучше уж мы будем выяснять, что нравится именно нам, учиться тому, как это делать, и учиться спокойно рассказывать другим людям о наших предпочтениях. Какой вид секса лучше, чем другие? Эти устаревшие системы ценностей – они для счетоводов, а не для любовников.

Так что насчет орального секса? А ласк руками? Секса по телефону? Мастурбации по скайпу? Походов в стриптиз-клуб? Возбуждения от чтения любовных романов? В течение многих лет я наблюдал, как мои пациенты ругаются и спорят по поводу того, поймали ли их на «интрижке» или же они просто занимались тем, что не имеет для них никакого значения. «Это не секс, просто переписка», – сказала мне как-то одна женщина, защищая то веселье, которое происходит в чат-комнатах. Это напомнило мне о том, что Трумен Капоте сказал несколько десятилетий назад о книге Джека Керуака «В дороге»: «Это не писательство, это какая-то переписка».

Так что предлагаю вам Забыть Об Этом.

Одержимость перформансом – муки провала, переживания об успехе

Для некоторых людей тот факт, что они не «облажались», в принципе лучшее, что может случиться во время занятий сексом. Это особенно часто происходит со многими молодыми людьми до того, как они сумеют укрепить внутреннее ощущение собственной сексуальной идентичности и компетентности.

Мы способны на большее.

Многие мужчины и женщины приходят в мой кабинет, желая, чтобы я помог им с этим, и говорят что-то вроде: «Мое исполнение оставляет желать лучшего» или «Я скоро пересплю с этим новым парнем, и, учитывая мой прошлый ужасный опыт отношений, не хотелось бы расстроить его своими действиями».

Зачем превращать секс в перформанс? Он не является таким сам по себе – мы делаем его таким собственными взглядами. Это подобно тому, как некоторые люди превращают процесс потребления алкоголя в перформанс – они хвастаются тем, что пьют больше других, или дразнят друзей за то, что те не могут с ними сравниться. Я помню пациента, который хвалился: «Я могу перепить всех в компании и даже глазом не моргнуть». Думаю, это довольно внушительная доза. В то же время другие люди не видят в выпивке ничего особенного.

Только представьте, если бы мы так же говорили о брокколи: «Вау, этот чувак может умять больше брокколи, чем кто-либо. И даже ни разу не пукнуть после этого. Вот это мужик!» Или: «Мэри на прошлой неделе и кочерыжки от брокколи съесть не смогла. Думаю, она еще долго сюда не сунется!»

Постоянное отслеживание своего перформанса не только подрывает ваше наслаждение сексом, из-за этого вам становится тяжелее «исполнять» вашу роль в сексе так, как вы стремитесь. Это происходит потому, что в реальной жизни «перформанс» не является добровольным – это часть вегетативной нервной системы, неконтролируемой реакции тела на стимуляции, как внутренние, так и внешние. Если вы зацикливаетесь на вашем желании хорошо себя показать (или вашем страхе провалиться), становится гораздо сложнее ощущать, вдыхать запах, трогать и пробовать на вкус тело, с которым вы имеете дело, или видеть улыбку другого человека.

Неудивительно, что из-за чрезмерной важности перформанса в нашей культуре препараты для увеличения потенции обрели невероятную популярность. И тем более неудивительно, что все больше молодых мужчин, у которых нет проблем с потенцией, используют эти препараты. Много лет подряд несколько десятков пациентов в возрасте до двадцати пяти лет говорили мне: «Это для надежности. Если есть хоть малейшая вероятность того, что я с кем-то пересплю, я принимаю таблетку. Никому не нужно об этом знать, да и никакого вреда от этого нет».

Ну, это, конечно, не так страшно, как если бы ты употреблял героин, но, думаю, кое-какой вред все же есть. Особенно для молодых людей, которые принимают лекарства вроде «Виагры», хотя не нуждаются в них, и поэтому никогда не смогут осознать, что им это не нужно. У них нет возможности обрести уверенность в себе, потому что, добившись той эрекции, которой они хотели, они списывают свой успех на таблетки. Некоторые парни говорят, что именно этот эффект и придает им уверенности и что они когда-нибудь перестанут принимать препараты, но я почти не сталкивался с такими случаями с тех пор, как эти таблетки стали популярными больше десяти лет назад.

Плюс ко всему, это становится тайной: такие парни редко сообщают партнерам, что используют препараты для потенции, и чем дольше они их используют, тем больше становится их секрет. И хотя это по-прежнему не так плохо, как подсесть на героин, я еще не встречал отношений, которым бы шли на пользу секреты.

Некоторые психологи говорят, что люди следят за своим перформансом, потому как для них это способ соблюдать психологическую дистанцию со своим партнером. Либо же они настолько самовлюбленные, что реальным объектом их желания являются собственное тело и его действия, а не их партнер. Может быть, это и правда. Сложно сказать, делают ли люди это для того, чтобы установить дистанцию или чтобы смириться с той психологической дистанцией, которая возникает (или им вообще все равно), но эмоциональная отстраненность – явно не то, к чему стоит стремиться.

Вот уж иронично: люди, которые зациклены на перформансе, обычно говорят: «Я хочу, чтобы партнер хорошо провел со мной время» или «Я не хочу разочаровывать моего партнера». А затем они эмоционально отстраняются от другого человека, чтобы выполнить собственный план по осуществлению полового акта, которым они могли бы гордиться, вместо того чтобы оставаться вовлеченными в процесс – а ведь это то, чего люди больше всего ждут от своих любовников.

Так что предлагаю вам Забыть Об Этом.

«Функция» и «дисфункция»

Слишком много людей думают, что если их пенис или вульва вытворяют разные фокусы, когда и как они пожелают, – значит, с их «функцией» все хорошо, а если нет – у них «дисфункция».

Большинство из тех, кто зациклен на этой модели, по всей видимости, не ценят роль эмоций, которые способны облегчать или блокировать половую «функцию». Мы возбуждаемся или становимся мокрыми (я имею в виду гениталии) в результате впечатляющей цепи событий:

• Наш мозг получает сексуальный сигнал (для некоторых это фотография Бристоль Пэйлин, другим же это сулит отсутствие эрекции до конца месяца).

• Наш мозг посылает сигнал вниз по позвоночнику в тазовые внутренностные нервы.

• Тазовые внутренностные нервы посылают сигнал в мельчайшие кровеносные сосуды, которые расходятся из таза.

• Кровеносные сосуды получают сигнал и приступают к работе: они расширяются, впуская больше крови.

• Увеличившийся поток крови наполняет пенис или клитор, делает их твердыми и вызывает влагу, которая в конечном счете выделяется через стенку влагалища в вагину.


Сексуальный интеллект

Это очень интересный процесс, когда все работает. Но, очевидно, многое может пойти не так: проблема с передачей информации между мозгом и позвоночником, позвоночником и тазовыми внутренностными нервами или тазовыми внутренностными нервами и кровеносными сосудами; отсутствие ответной реакции от кровеносных сосудов, когда они принимают сигнал; или разрывы, полученные в результате таких болезней, как диабет, высокое кровяное давление, артериосклероз и болезнь Альцгеймера, так же как и от повреждений спинного мозга (от занятий спортом, автомобильных аварий, военных травм и так далее).

Есть и другая возможная проблема: позвоночник также связан с эмоциями, которые по сути являются простыми электрическими импульсами (знаю-знаю, безнадежно романтичный взгляд на вещи). Заметьте, что сигнал «тревога – сексуальное возбуждение, приготовиться к увлажнению!» передается по тому же каналу, что и сообщение: «Я вам не доверяю, мистер», или «Ты все еще не извинился перед моей мамой», или «Какого черта я тут делаю?». Эти эмоции служат шумом, который может заглушить сексуальный сигнал и помешать ему пройти от мозга до таза. Результат? Сигнала не хватает для того, чтобы создать там, внизу, расширение сосудов или удержать его, если оно уже началось. Знаете эту старую болгарскую поговорку: «Плохое расширение сосудов – плохая «функция».

«Сексуальная дисфункция» – это когда передача информации по маршруту мозг – позвоночник – тазовые внутренностные нервы – система кровообращения не происходит должным образом.

Большой процент людей, которые приходят ко мне с «сексуальной дисфункцией», отвлекаются на эмоции в момент, когда ожидают, что сексуальный сигнал возбудит их или поддержит их возбуждение. Это не сексуальная дисфункция; тело работает прекрасно – просто вопреки желаниям его владельца.

Подумайте об этом в таком ключе: если вы будете есть в «Макдоналдсе» три раза в день в течение месяца, то рано или поздно вы заработаете серьезные боли в желудке. И когда вы придете к доктору с коликами, первым его вопросом будет: «Что вы ели?» Когда вы скажете правду (гордо или покраснев от стыда), доктор ответит: «О, хорошие новости – ваш желудок работает хорошо. Он не приспособлен к тому, чтобы успешно переваривать фастфуд трижды в день на протяжении месяца. Так что ваша боль – это знак того, что ваш желудок работает безукоризненно. А теперь идите отсюда и начните есть брокколи».

То же самое с вашим пенисом или вульвой. Когда вы образно едите фастфуд трижды в день – когда вас наполняют гнев, грусть, одиночество, смущение или стыд, – ваше тело и не должно заводиться и поддерживать это возбуждение. Это так, и не важно, осознаете вы эти чувства или нет, принимаете ли вы их или нет. Если вы занимаетесь любовью с новой подружкой и она неожиданно говорит: «О боже мой, кажется, я слышу шаги моего мужа на лестнице», у вас явно упадет. Это не эректильная дисфункция – вы и не должны уметь сохранять эрекцию в такой ситуации. В такой момент вашему телу кровь нужна для более важных вещей – например, для того, чтобы выпрыгнуть в окно.

Так что предлагаю вам Забыть Об Этом.

Потребность в идеальной обстановке для занятий сексом

Рассмотрим Париж, особенное место. Кто угодно может прекрасно проводить там время, если у него есть куча денег, погода прекрасна, а еще если наш герой знает французский. Но когда при поездке в Париж отсутствует один, два или все три этих фактора, становится весьма сложно насладиться этим городом.

Многие люди способны хотеть секса и получать от него удовольствие в идеальных условиях: правильный партнер; два идеально чистых тела; полная приватность (я знал настолько стеснительную пациентку, что она могла заниматься любовью только темной ночью, чтобы света не было нигде на ближайшие тысячи миль); все домашние дела выполнены (у меня как-то была пациентка, которая заставила своих детей пообещать ей сразу же помыть посуду и постирать белье, если они когда-нибудь найдут ее мертвой); никаких ссор с супругом как минимум за последние шесть лет; и чтобы каждый из партнеров именно в этот день сходил в зал и почистил зубы нитью.

Другими словами, практически никогда. Может быть, вообще больше никогда в жизни.

Взрослые люди проживают непростые жизни, и у них нет времени сделать передышку. Так что, если мы хотим наслаждаться сексом, нам нужно принять, что это почти всегда будет происходить в той самой «далеко не идеальной» обстановке. Это не значит, что у нас не может быть предпочтений или обязательных требований – конечно же, они у нас есть.

У некоторых обязательное требование – это почищенные зубы, у других – не заниматься сексом во время месячных, а еще для кого-то секс невозможен, если у них болят пазухи носа или прихватило спину. Я встречал пациентов, которые не могли заниматься сексом на пустой желудок, или под кантри-музыку, или когда домашнее животное в комнате. Еще у меня были пациенты, которые настаивали на том, чтобы их питомец, наоборот, находился в комнате во время секса. Даже у эксгибиционистов могут быть свои предпочтения.

Но лучше думать об условиях как о том, к чему следует быть благосклонными. Когда наши базовые требования выполнены и больше нет никаких проблем, нам лучше склоняться в сторону «да», чем в сторону «нет», пока длинный список требований не будет выполнен, а многочисленные отвлекающие факторы не будут устранены. Если вы сосредоточены на причинах, почему вы в определенной ситуации не можете заниматься сексом, а не на причинах, почему можете, вам определенно пойдет на пользу повышение вашего Сексуального Интеллекта.

Примечание для родителей: если вы не можете научиться получать удовольствие от секса, когда в доме дети (которые предположительно спят, хотя с возрастом вероятность этого меньше), вы обречены на восемнадцать, а то и больше лет без секса (если, конечно, не можете себе позволить школу-интернат либо для них, либо для себя).

У некоторых людей с этим проблем нет. Но если вы постоянно ворчите на супруга или возмущаетесь из-за детей, вам следует разработать набор действий и уровней громкости: «секс, когда дети дома» (спят), «секс, когда дети дома» (не спят) и «секс, когда детей дома нет». У некоторых людей еще есть режим «секс, когда жены дома нет», но это уже совсем другая история.

Так что я предлагаю вам Забыть Об Этом.

Потребность в спонтанности без лишних слов

Какой взрослый человек делает хоть что-нибудь спонтанно?

Позвольте выразиться по-другому: большая часть спонтанных действий во взрослой жизни происходит благодаря тщательному планированию, намеренному пополнению запасов и надежной системе выполнения различных действий. Вот несколько примеров:

• Прогулка на велосипедах: планируете вы ее или принимаете решение в один миг, вам нужно иметь велосипед; уметь на нем кататься; иметь одежду, подходящую для погоды (может, даже свериться с прогнозом, перед тем как одеться); накачать колеса; наполнить специальную бутылочку водой (у вас, конечно же, есть такая, правда?) и взять с собой велозамок (и не забыть ключ). Ох, я устал уже, просто размышляя об этом. Что ж, если вы сделаете все это, тогда сможете кататься, где захотите и сколько вашей душе угодно. Конечно, если одеты по погоде.

• Пикник: за неделю мы договариваемся, кто приносит еду, кто – напитки, скатерть, фрисби и музыку. Тогда мы сможем наслаждаться всем этим в любом порядке, даже пропуская что-то, если захотим. Но вряд ли мы сможем заняться чем-то, что требует дополнительного снаряжения, которое мы не принесли.

• Приготовление чили на четверых: после прогулки на велосипеде или пикника вы чувствуете себя великодушными и решаете пригласить гостей на ужин. Поехали прямо сейчас, говорите вы. К счастью, у вас есть несколько основных ингредиентов для этой встречи: у вас осталось мясо в морозилке; у вас есть микроволновка, чтобы размораживать продукты; вчера вечером вы прибрали на кухне; и вы умеете готовить. После распития полбутылки «Шардоне» можете решить, когда вы приступите к еде и не разрушат ли овощи всю атмосферу.

• И, наконец, занятия любовью: когда вы заходите в спальню – перед этим заглянув в туалет, – вы начинаете обустраивать ваш временный любовный закуток. Вы берете все необходимые запасы: контрацепция, смазка, защита от венерических заболеваний, игрушки, кожа и кружево. Предварительно обговорив этот момент, вы уже знаете, что необязательно принимать душ. А еще вы обсуждали шлепки (это не для вас), фантазии о коллегах (не для вашего партнера) и грязные словечки (вам обоим это нравится). Все распланировав (включая посещение ванной), поговорив пару раз о важных моментах, теперь вы можете заняться «спонтанным» сексом – вы можете заниматься чем угодно, что вы оба захотите, в любом удобном для вас порядке. Вы даже можете пропустить этап «нормального» секса, если захотите.


Вы слышали, что в некоторых случаях «чем меньше – тем лучше»? Что ж, когда дело доходит до секса, «спонтанность» требует планирования.


Вне зависимости от того, тридцать им лет, пятьдесят или семьдесят, многие люди порой вспоминают, каким «спонтанным» был у них секс в молодые годы. Но давайте повнимательнее рассмотрим эти «воспоминания».

Во-первых, все не было совсем уж спонтанно – скорее всего, один или оба участника думали об этом день и ночь: один или оба участника репетировали, как заставить этот секс случиться, как сделать так, чтобы он казался спонтанным, и как одеться по случаю (например, выглядеть достаточно привлекательно, чтобы заинтересовать партнера, но не настолько, чтобы тебя посчитали легкодоступной). А что касается репертуара, то наш первый секс редко бывает спонтанным, так как многие из нас пытаются соответствовать одной из уже существующих категорий: настоящий мужчина, влюбленная женщина, терзающаяся романтичная душа и так далее.

Несмотря на все это, можно сказать, что в нашей ранней сексуальной жизни отчасти присутствовала спонтанность: многие были пьяны или под действием наркотиков, мы часто не думали о последствиях («Позвоню ли я ей завтра? Что это для нее значит? Мы все еще будем друзьями?») и, возможно, почти никак не защищались от нежелательной беременности и различных заболеваний. Подумайте, если бы вы могли пережить все это снова, повторили бы вы свой первый сексуальный опыт по тому же сценарию? Или бы чуть лучше подготовились, чуть больше разговаривали, чуть больше заботились о контрацепции? А как насчет лучшего освещения? Это уже слишком много для идеальной «спонтанности».

И, конечно, ранний «спонтанный» секс часто приводил к определенному количеству разбитых сердец. Конечно, драмы всегда были производственной опасностью новых сексуальных отношений, но некоторых из них можно было бы избежать с помощью нескольких честных и неспонтанных слов: «Я никогда раньше этого не делал», «Я уже очень давно этим не занималась», «Если мы сейчас это сделаем, я хочу, чтобы это значило, что мы пара», «У меня герпес», «Я обычно не кончаю с новым партнером, так что не принимай это на свой счет», «Я очень стесняюсь своего шрама», «Давай договоримся, что это наше с тобой дело и мы никому об этом не расскажем, хорошо?».

Некоторые возразят, что эти мини-разговоры (которые редко имеют для нас «мини»-значение, поэтому мы и стесняемся их начинать) лишают секс романтики. Я думаю, в этом нет ничего страшного – кому нужна какая-то иллюзорная романтика, когда можно заниматься реальным сексом в реальной жизни? В нашей сексуальности уже и так столько загадочности, и романтика заключается в том, чтобы узнавать новое тело и нового человека (или наслаждаться знакомыми вещами, которых мы привыкли ожидать), что нет никакой необходимости добавлять сюда сомнения о том, как общаться, планировать или расценивать то, чем мы занимаемся.

Я уверен, что, когда люди говорят, что они хотят спонтанного секса, они думают о чем-то вроде:

• Я не хочу думать о том, что делаю.

• Я не хочу думать о последствиях того, что сейчас делаю.

• Я не хочу так сближаться с человеком, с которым сейчас этим занимаюсь.

• Я боюсь, что, если кто-то из нас об этом подумает, мы не будем этого делать.

• Я боюсь, если мы будем обсуждать то, чем занимаемся, это будет уже не так интересно.

• Я боюсь, что, если буду думать об этом слишком много, мое тело перестанет «функционировать».


Я прекрасно понимаю эти опасения, хотя у меня есть лишь один ответ на все это: не ищи сексуального контекста, в котором тебе некомфортно. Очень многие люди, особенно молодежь, относятся к возможностям заняться сексом, как к комете Галлея – как будто они случаются так редко, что нужно хвататься за них, как только выпадает шанс, даже если это значит, что все случится в неидеальной обстановке, то есть «спонтанно».

Нет. Если вы не во Французском Иностранном легионе, секс рано или поздно случится снова.

Правда в том, что «спонтанный» (читать как: необдуманный, необговоренный) секс имеет слишком много недостатков:

• В процессе вы можете чувствовать себя изолированными или одинокими.

• Вы можете чувствовать, что перформанс – это главное, что вы можете предложить.

• Ваш партнер может чувствовать, что его перформанс – главное, что он может предложить.

• Это обычно означает, что не будет смазки, контрацепции или защиты от венерических заболеваний, зато будет определенный физический дискомфорт.

• Но, что самое важное, вы упустите лучшее, что есть в сексе: ваша вовлеченность в процесс и вовлеченность вашего партнера, управление происходящим, осознанность.


Так что предлагаю вам Забыть Об Этом.

Идея о том, что секс обладает присущим ему значением

Не существует никакого присущего сексу значения. Мы можем наделять особым значением индивидуальный сексуальный опыт, а если у нас такового достаточно, мы можем сказать, что для нас секс полон смысла. Но секс не имеет никакого смысла до тех пор, пока мы не придадим ему этот смысл (и только если мы это сделаем). Это наделяет нас огромной ответственностью и огромной властью.

Тем не менее большинство людей придают сексу слишком много значения, да еще и неправильного. А затем жалуются, что секс – это слишком сложно. И они правы – когда мы усложняем секс, он становится, эм, сложным. Это делает каждый половой акт слишком многозначительным. Возникает много волнений по любому случаю, отчего появляются давление и тревога, которые разрушают секс.

Какое значение, по мнению разных людей и институтов, имеет секс? Я периодически слышу, как люди говорят, что смысл, основа либо отличительная черта человеческой сексуальности – это:

• Интимность.

• Божественный дар людям, с которым нужно обращаться соответственно.

• Подтверждение нашей индивидуальности как мужчин или женщин.

• Способ укрепить (святые, супружеские) отношения.

• Высшее проявление любви.

• Самый ценный подарок кому-либо.

• Источник жизни (через зачатие).

• То, что делают люди, когда любят друг друга.

• Утоление желания.


Чтобы еще больше все усложнить, люди также часто верят, что:

• Здоровым сексуальным желанием в первую очередь управляет любовь.

• Здоровые, зрелые люди должны состоять в отношениях лишь с одним человеком.


Неправильно, что люди придают сексу все эти значения – слишком сложные и часто противоположные тому, что мы на самом деле испытываем. (У каждого случался секс, который совсем не был «интимным», и большинство пар проходили через секс, который ни капли не укрепил их отношения.) Вера в то, что все эти черты есть в сексе или должны быть присущи ему, делает ситуацию только хуже, ведь, когда мы занимаемся сексом, который не отвечает нашим идеалам, мы сразу начинаем думать, что проблема в нас или в нашем партнере.

Так в чем разница между тем, чтобы верить, что секс имеет значение, и тем, чтобы придавать ему это значение? Почему это важно?

Если вы верите, что секс сам по себе несет какое-то значение, вы неизбежно захотите заниматься им так, чтобы это значение выразить. Это еще один способ равняться на стандарты, которые не вы для себя придумали, и из-за этого ваш секс становится максимально далек от «спонтанности» и «искренности». Многие люди начинают беспокоиться о том, что не «почитают» секс в должной мере (популярная идея среди тех, кто верит, что это бог одарил нас нашей сексуальностью). Это одно из проявлений одержимости американцев идеей о том, чтобы не заниматься любовью «как животные» – как будто мы делаем это какими-то исключительными способами, которые отличают нас от других существ.

Я не считаю, что мы должны прислуживать сексу. Я считаю, что это секс должен служить интересам каждого из нас. Каждый половой акт – это возможность заново изобрести для себя секс, использовать его для того, чтобы освежиться и изучать себя так, как будет комфортно каждому из нас. Когда мы думаем, что секс обладает каким-то присущим ему значением и что мы просто обязаны понять это значение и соответствовать ему, мы не можем посмотреть на секс свежим взглядом, у нас нет мотивации ощущать и действовать вопреки нашему чутью, и мы миримся с произвольными внешними ограничениями наших эротических действий. Если вы согласны на меньшее, то вы и сами становитесь менее значимы.

Если вы хотите наделить секс определенным значением, то вперед. Но в то же время помните, что вы можете наслаждаться свободой заняться игривым, аморальным (но не безнравственным) сексом. Как говорит Вуди Аллен: «Секс без любви не имеет смысла, но, как и все бессмысленные занятия, он чертовски приятен».

Некоторые социальные институты старательно пытаются навязать нам, что значит секс или что он «должен» в себе воплощать. Самые организованные религии, к примеру, активно занимаются контролем и ограничением сексуального самовыражения людей. По факту американское христианство наделило законным статусом свои сексуальные нормы, проводя тренинги по воздержанию (называя их «половым воспитанием»), выпуская законы о непристойном поведении и позволяя аптекарям не соблюдать некоторые законы по этическим или религиозным принципам. Остерегайтесь тех, кто говорит, что знает о значении и цели секса все – они просто дают наставления о том, что вы должны подстраивать проявления своей сексуальности под определенные рамки.

Секс – это также нечто внезапное, когда вы можете испытывать огромный спектр сексуальных чувств и ощущений. Если вы не можете принять такую точку зрения, многие из его вариантов становятся для вас недоступными или, что еще хуже, противоречащими каким-то нормам, а потому вы перестаете допускать их в своей жизни. На ум приходит один афоризм Ницше: «Те, кто танцевал, казались безумцами тому, кто не мог услышать музыку». Вы и ваш партнер обладаете привилегией слушать вашу собственную сексуальную музыку и танцевать под нее по-своему.

Наконец, некоторые люди боятся, что, если у секса есть какое-то исходное значение, а они не будут с ним считаться, то они поведут себя неэтично. Это популярная мысль среди тех, кто связан с религией, – мысль о том, что религия заставляет людей вести себя в соответствии с моральными нормами и без нее некому будет регулировать нравственность в обществе. Это ужасно пессимистичное мнение о людях – что они ведут себя хорошо только потому, что им за это пообещали вознаграждение после смерти, либо из страха получить наказание на том свете.

Так думают пятилетние дети – о вознаграждениях и наказаниях. Мы, как взрослые, способны на большее.

Так что предлагаю вам Забыть Об Этом.

Глава 8

Развиваем сексуальный интеллект. Новый взгляд, новый подход

Дино был очень жизнерадостным человеком. Он веселился, когда опоздал на нашу первую встречу, веселился из-за того, что у него была проблема, с которой он не мог справиться, веселился, оплачивая сеансы («даже несмотря на то, что цена слишком высока!»), и весело говорил о том, что «другие два специалиста не смогли мне помочь, так что, возможно, вы тоже не сможете».

Вся эта бодрость действовала мне на нервы, особенно с утра пораньше (я сова), но ладно, подумал я, нужно сначала узнать его получше, прежде чем решать, что его бодрость – это часть проблемы. У каждого нового пациента должна быть презумпция невиновности.

Дино радостно изложил мне свои симптомы:

– Я слишком легко влюбляюсь, мне нравится приходить женщинам на помощь, а потом я привыкаю и становлюсь несчастным.

Но, если он осознавал эту свою особенность, почему продолжал действовать по одной и той же схеме?

– Я не могу остановиться, – продолжил он. – Я продолжаю, понимаю, что делаю это, говорю себе: «Дино, не надо» – и все равно делаю. Возможно, я «любовный наркоман».

Было несколько причин, по которым Дино не мог перестать повторять свой День Сурка. Как мы со временем выяснили, в детстве он не смог спасти свою мать от своего отца-алкоголика. Хм, значит, помогая женщинам во взрослом возрасте, он, скорее всего, неосознанно пытается исправить свои детские «неудачи». Другим фактором была его низкая самооценка и вытекающие из нее заниженные ожидания: он периодически шутил о том, что всегда оказывался в отношениях с нуждающимися женщинами, потому что кому еще он мог понравиться?

Третьим фактором, который не давал ему выбраться из этой ловушки, был безнадежно романтичный взгляд на сексуальные отношения. Он разбрасывался выражениями вроде «родственная душа», «моя единственная», «химия, соединяющая наши души» и «нам суждено быть вместе». Мы зацикливаемся на идее того, что у нас есть другой человек, не видя самого человека. Мы привязываемся к концепции отношений, вместо того чтобы замечать наш реальный опыт в этих отношениях. Это одна из причин, почему люди остаются в отношениях долгое время после того, как они становятся для них разрушительными.

Наконец, Дино было просто необходимо, чтобы каждая женщина, с которой он спал, нарекла его лучшим любовником из всех, кто у нее когда-либо был. Через такую невыполнимую цель он создавал себе установку на провал, разочарование, унижение и отвращение к себе (именно в таком порядке, что неудивительно). Порой у него не получалось пройти эту «аттестацию» до того, как он осознавал, что отношения обречены на провал, не имеют никакой цели или разрушительны. Итогда он с двойным усердием продолжал попытки достигнуть подтверждения его сексуальных успехов как можно скорее – таким образом, продолжая поддерживать эти отношения. По мере того как ситуация ухудшалась и возникали гнев, грубые слова, или случались целые дни без какого-либо контакта, он все отчаяннее пытался добиться признания. Он просто не мог вынести мысли о том, что девушка, с которой он вот-вот расстанется, не скажет, что он был лучшим.

И хотя Дино признавал, что ему нужно было изменить некоторые свои взгляды, которые у него не получалось пересмотреть, он не хотел ничего делать со своим видением секса и сексуального контакта.

– Вот уж нет, – сказал он, – я не откажусь от моих романтических представлений о сексе и любви. И я не могу принять возможность того, что не буду самым лучшим. Если я от этого откажусь, у меня вообще ничего не останется. Нет, вы не можете убедить меня это сделать.

Вот в такой ситуации мы оказались: его представления о сексе были главной проблемой, но он не хотел подвергать их сомнению и тем более отказываться от них. Он подсознательно боялся, что если предаст свою идею о звании «лучшего любовника», то это изменит вообще все. Я сказал, что согласен – отказ от этих представлений может в некоторой мере уменьшить его желание влюбляться, убавить его самоуверенность, заставить копаться в себе и даже лишить нескончаемой веселости. А еще это поможет ему повзрослеть.

Дино необходимо было переливание большой дозы самодисциплины. Эмоционально он был везде и сразу, радуясь слишком многим вещам (как будто ни одна из них не сближала его с реальностью), при этом он чувствовал себя бессильным абсолютно во всем.

У меня был наставник, который говорил, что наши пациенты ведут себя так, будто не верят в то, что сами знают. Дино знал, что:

• Он не мог спасти мать от отца, когда был маленьким.

• Это заставило его хотеть помочь каждой нуждающейся в чем-то женщине, которую он встречал.

• Воспринимая эти отношения как глубоко интимные, вкладывая в них энергию, время и деньги, в результате он чувствовал себя расстроенным, разочарованным и критиковал себя.


Так почему он терял контроль каждый раз, когда видел милое личико? Потому что он пытался справиться с эмоциональным дефицитом, существование которого предпочитал не признавать. Он использовал секс и романтическую связь для того, чтобы излечить что-то, что не имело к сексу никакого отношения.

Несколько месяцев мы говорили о том, что будет, если он откажется от своего плана по спасению всех женщин в мире. Поначалу он не всегда серьезно воспринимал нашу работу, но, так как мы продолжали возвращаться к его мрачному видению собственной никчемности и чувству стыда, он постепенно начал осознавать важность происходящего. Я очень сочувствовал ему – какой мальчик не захотел бы спасти свою мать? Какой мальчик не чувствовал бы себя плохо из-за того, что не смог этого сделать?

– И какой мальчик, – сказал я, глядя на него с большой добротой, – какой мальчик смог бы успешно справиться с этой ситуацией?

– Так я не облажался? – спросил он со слезами на глазах. – Знаете, ей правда нужна была помощь.

– Да, – сказал я, – я понимаю. Но никакой ребенок не справился бы с этим. Уверен, вы сделали все возможное.

Когда его эмоциональная стена наконец рухнула, полились слезы. Десятки лет стыда, ненависти к себе и одиночества нахлынули на него.

– Я устал, я так устал, – сказал он. – Пожалуйста, можно, я отдохну? Я пока не хочу помогать никаким женщинам.

Мне так сильно хотелось дать ему это разрешение. Вместо этого я сказал:

– Дино, если хочешь отдохнуть, ты можешь сам принять это решение. Ты даже можешь решить отказаться от своих планов по спасению навсегда.

– И ничего страшного? – спросил он.

– Дино, тебе не нужно меня спрашивать. Я поддержу тебя вне зависимости от того, что ты выберешь.

– Я хочу остановиться. Я прекращаю это делать. Хватит. Все! – почти вызывающе воскликнул он.

Ему понадобилось несколько месяцев, чтобы смириться с последствиями своего решения. Ему также надо было закончить отношения, в которых он бы не получил того подтверждения, которого хотел.

– Значит, теперь я просто должен жить дальше и чувствовать себя плохо? – спросил он.

– Да, – улыбнулся я. – Ты просто чувствуешь себя плохо из-за того, что отношения не получились, что твои чувства не были взаимными, что твоих стараний не оценили. Тебе не нужно ничего с этим делать.

– Это одновременно и ужасно, и здорово, – сказал он. И он был прав.

* * *

Давайте поговорим о практических способах, которые помогут развить Сексуальный Интеллект: о том, как лучше взаимодействовать друг с другом, обращать больше внимания на процесс и по-новому определить для себя, что такое «сексуально».

Знайте свои условия

Каковы ваши условия для хорошего секса? Знаете ли вы, как их обеспечить? Как часто вы занимаетесь любовью не в той обстановке, которая вам нужна?

В своей известной книге «Мужская сексуальность», написанной в 1978 году (теперь ее можно найти под названием «Новая мужская сексуальность»), доктор Берни Зильбергельд размышляет о концепции условий хорошего секса. Он утверждает, что у каждого есть условия, или требования, при выполнении которых люди могут получать удовольствие от секса.

Я считаю, что условия можно поделить на три категории: те, что касаются вас, те, что касаются окружающей среды, и те, что касаются вашего партнера. Вот несколько примеров:

• Касательно вас: вам необходимо ощущение чистоты. Вам нужно, чтобы не оставалось никаких незаконченных дел по дому.

• Касательно среды: вам нужна приватность. Вам нужна романтическая обстановка с приглушенным освещением.

• Касательно партнера: вам нужно, чтобы партнер говорил вам: «Я тебя люблю». Вам нужно, чтобы партнер был просто восхитителен.


Часто условия воплощают в себе какие-то культурные идеалы. Например, некоторые люди не могут получать удовольствие от секса, когда думают, что кто-нибудь может их услышать. Таким образом, у них не получается заниматься любовью дома, пока дети не уйдут; с отелями тоже проблема, потому что стены могут быть слишком тонкими. Другие люди не могут наслаждаться сексом, если мужчина не начинает флиртовать первый или если не зарабатывает больше женщины.

Есть и более необычные условия: некоторые люди могут получать удовольствие от секса только тогда, когда женщина на каблуках или в нижнем белье. Другим нужна полная тишина, или, наоборот, постоянная болтовня, или риск, что их кто-то увидит. А иначе секс кажется им скучным или пугающим.

Все мы будем в выигрыше, если выясним и осознаем, что нам нужно для того, чтобы наслаждаться сексом. Затем мы можем спросить себя: соответствуют ли наши условия нашим ценностям? Притягивают ли они тех людей и те ситуации, которые нам нравятся? Или же наши условия настолько нас ограничивают, что удовлетворение становится практически невозможным? Если, к примеру, вы жаждете испытать чувство опасности, то вам все будет нравиться до тех пор, пока партнер не враждебен и не склонен к саморазрушению. А если вы не способны получать удовольствие, пока не убедитесь, что абсолютно все дела по дому выполнены, то вы можете так и не дождаться хорошего секса до конца своей жизни.

Как ваши условия сочетаются с условиями партнера? Если вам нужно много времени, чтобы установить с человеком контакт и расслабиться, в то время как ваш партнер импульсивен и неразговорчив, вряд ли вам обоим будет комфортно друг с другом. Или если вам нравится, когда вас называют грязными словами, а партнеру нужны нежные речи и ласковые взгляды, вам, вероятно, будет непросто создать обстановку, которая устроит сразу обоих.

Пары, которые попадают в такие ситуации, к сожалению, часто спорят о том, кто прав, а кто «неразумен», «скован» или «со странностями». Это нельзя назвать настоящим взаимодействием.

Напротив, людям в таких ситуациях нужно обсуждать их разочарования, беспокойства и самокритику. Если двое сходятся на том, что условия обоих партнеров имеют право на существование, они могут начать выстраивать стратегию, как им заниматься любовью так, чтобы оба были довольны: скажем, они могут по очереди выполнять условия друг друга. Или они могут начать по-новому интерпретировать свои условия. Например, если это вопрос приватности, то можно включать музыку или использовать повязку на глаза, чтобы добиться ощущения сексуального уединения или изоляции.

Также, если вы беспокоитесь о том, что ваше тело недостаточно чистое для того, чтобы заниматься любовью, вам может помочь разговор с партнером о том, как он или она на самом деле относится к вашим запахам. А если партнер будет мягко проводить по вашим гениталиям влажным полотенцем, это может удовлетворять вашу потребность в чистоте и при этом возбуждать, а не, как обычно, сбивать с настроя.

Хотя Симус жил в Соединенных Штатах уже более десяти лет, для меня он звучал как актер, только что явившийся со съемочной площадки «Праха Анджелы» или «Майкла Коллинза»[9].

– Да, – улыбнулся он, – чувствуется небольшой провинциальный акцент, не правда ли?

Брак, карьера, дети и дом Симуса были здесь, в Калифорнии. Его родители, сестры, друзья и любимая еда остались в Дублине. Он разрывался на части, пытаясь оставаться верным обеим своим жизням. Как говорила моя бабушка-еврейка, он пытался «танцевать одной задницей на двух свадьбах» (звучит гораздо лучше, если говорить не «задница», а «тухес»).

У него не очень хорошо получалось справляться с этим конфликтом.

Одно время он ездил в Ирландию три-четыре раза в год, при этом неизбежно ссорясь с женой Кэтрин по поводу того, что он тратит на эти поездки деньги из семейного бюджета. С другой стороны, когда он проводил каникулы с детьми в Калифорнии, его мать вздыхала, отец хмурился, сестры жаловались, и он чувствовал себя ужасно.

Так что Симус, одной ногой в Ирландии, другой – с детьми в Калифорнии, все больше расстраивался. Кэтрин пыталась ему помочь, но тщетно. Дети требовали все больше внимания, и это усугубляло проблему. Жена тоже хотела внимания, что тоже не особо помогало. Со временем он все больше терял интерес к сексу, и как раз поэтому она настояла на его визите ко мне.

Он рассказал мне, что чувствует, будто разрывается на две части, с уверенностью обвиняя Кэтрин в том, что она на него «давит». Я предположил, что легче обижаться на кого-то, кто находится в пяти метрах от тебя, чем на тех, кто живет за тысячи миль отсюда.

– А еще, возможно, проще винить Кэтрин, чем чувствовать беспомощность и вину, – мягко добавил я.

– Вы не понимаете, – сказал он, мотая головой. – Она набрала несколько килограммов после рождения детей. Дома все время бардак – она говорит, что лучше порисует или попоет вместе с детьми, чем скажет им навести порядок в своей комнате. А еще она ненавидит готовить. Она либо просит меня купить что-нибудь по дороге домой, либо у нас на ужин случаются какие-то странные сочетания продуктов.

– Это все тоже влияет, – решительно сказал он. – Кому захочется секса, когда вокруг хаос?

Наверное, именно так он себя и чувствовал – что все вышло из-под контроля.

А его родительский дом в Ирландии?

– Эх, родные места, – его лицо горело.

Вот как он обрисовал ситуацию:

– Дом моего отца, – вспоминал он, покачиваясь. – Все организованно, все крутится вокруг него. Ужин, когда он приходит домой. Тишина, когда он читает газету. Дети отвечают, когда он к ним обращается. Жена говорит: «Да, дорогой», когда он ворчит. Никаких ссор, никаких претензий от жены, что «между ними уже не та связь, что была раньше».

– А еще, – добавил он, – не могу представить, чтобы моя мама жаловалась, что у них недостаточно часто случается секс!

Нет, Кэтрин не была похожа на его маму, и дом Симуса в Калифорнии не был похож на отцовский. Он был грязный, шумный, полный жизни. И в нем была жена, которая редко говорила: «Да, дорогой», даже если он был чем-то недоволен.

Поговорим о временах, когда они еще только встречались?

– Она была самой яркой женщиной, которую я когда-либо встречал, – вспоминал он. – Я был очарован.

Она все еще была яркой. Но, по мере того как она взрослела и на ее плечи ложились семейные и домашние обязанности, она становилась более независимой. И Симусу трудно было справиться с этим. И с его домом. И с его разрывающимся сердцем.

На сексе он не выдержал. Чтобы испытывать желание, ему необходимо было чувствовать, что все под контролем: никаких различий между супругами, порядок в доме, никакого детского нытья, никаких внутренних эмоциональных конфликтов. Неудивительно, что он больше не проявлял инициативы в сексе. У него были слишком завышенные требования, и они никогда не выполнялись.

И, похоже, он понял это, когда мы вместе докопались до истины.

– Но я не могу изменить то, как я рос, – уверенно сказал он. – Так что мне делать?

– Единственное, что вы можете изменить, – сказал я, – это ваши отношения с Ирландией.

– Вы же не хотите, чтобы я забыл о ней, да? – он посмотрел на меня с подозрением.

– Нет, – сказал я. – Но если вы собираетесь и дальше жить с этим внутренним конфликтом в ближайшие два, пять, двадцать лет, вам придется понять, как испытывать при этом сексуальное желание.

После минутного молчания рыжий здоровяк заговорил:

– Значит, по вашим словам, я еще какое-то время не смогу разрешить эту проблему с Калифорнией и Ирландией?

Для него это был новый взгляд на происходящее. Он ждал, что его проблема волшебным образом разрешится и он начнет жить нормально.

– Так мне нужно смириться с ситуацией и просто начать заниматься любовью с моей женой?

– Да. И научитесь ценить ее тело. Вряд ли оно магическим образом станет выглядеть на десять лет моложе.

Он засмеялся.

– Люби того, кто рядом с тобой, да? Доктор, вы были бы очень популярны в Дублине, – сказал он. – Ладно, давайте поговорим о том, как начать возбуждаться с моей Кэтрин.

И мы поговорили о том, как освежить его чувства к ней: видеть ее яркой, а не чокнутой; матерью, которая развивает креативность в детях, а не плохой хозяйкой; аппетитной женщиной, которая хочет его и энергична в постели, а не утратившей свою привлекательность мамочкой.

И я посоветовал ему ограничиться танцами только на одной свадьбе за ночь.

Это сработало. После еще шести сеансов мы распрощались.

– Было бы здорово, если бы все было идеально, но теперь это не так уж и важно. Достаточно просто наслаждаться тем, что у меня уже есть, – добавил он с улыбкой.

Познайте свое тело таким, какое оно есть

Не существует безукоризненных взрослых тел или лиц. Как говорила супермодель Синди Кроуфорд: «Даже я с утра не похожа на Синди Кроуфорд».

Сколько вашему телу, четверть века? Больше? Полвека? Спустя несколько лет все вещи на Земле немного изнашиваются, даже наши тела. И все вещи со временем приобретают какие-то особенности. Передние колеса вашей «Хонды» скрипят, только когда поворачиваешь налево. Ваш блендер брызгается на высокой, но не на низкой скорости. Иногда проще пододвинуть стул, чем настроить верхнее освещение.

Если большинство половых актов в вашей молодости происходило под алкогольным или наркотическим опьянением, то теперь вы будете заниматься сексом с совсем новым телом. (Если только вы не продолжаете заниматься сексом лишь в состоянии опьянения. Вы также можете заметить, как с тех пор изменилась музыка.) Если у вас не хватает выносливости или сил, которые у вас были десять лет назад, это тоже повлияет на ваш сексуальный репертуар. С этой точки зрения секс не является чем-то священным – ваша сердечно-сосудистая система воспринимает его как очередную тренировку, например, на велотренажере (только, скорее всего, без электронной книжки и айпода).

Если вы начинали вашу сексуальную карьеру со множества партнеров, а теперь у вас только один, ваше тело может реагировать иначе – например, требуя больше разогрева. Если ваш интерес в сексе был связан по большей части с завоеванием, а теперь вы спите только с одним постоянным партнером, вашему телу может понадобиться что-то новое (позиции, игры, игрушки), чтобы достаточно возбудиться. А если вы смотрели много порно или стали регулярно пользоваться вибратором, это также может повлиять на реакции вашего тела.

Если теперь в определенных позициях вы испытываете физическую боль, которая вас раньше не беспокоила, нужно принять это и подстроиться под ситуацию (вот почему на eBay продаются все эти светильники). Когда привычные занятия из источника удовольствия превращаются в источник боли, нужны перемены – а еще эмоциональные навыки, чтобы справиться с утратой. Некоторые люди, которые не обладают этими навыками, пытаются избежать необходимых изменений. Отрицание – это одна из причин, по которой люди оказываются в отделении «Скорой помощи»: когда выбирают лыжные трассы, которые уже не могут безопасно проходить, или занимаются сексом в позах из «Камасутры», которые теперь являются для них слишком сложными. Отрицание – это также повод нарочно развить низкий уровень желания, и люди соглашаются на это, чтобы не признавать физическую боль, которую им приносят когда-то привычные сексуальные действия.

Как секс на самом деле ощущается в вашем теле

Давайте продолжим развивать эту идею и обсудим, как ваше тело на самом деле чувствует себя во время секса. Не как оно чувствует себя, по вашему мнению, не ваши мысли о том, что оно делает, а то, как оно на самом деле все ощущает. Человеческое тело вносит в каждый половой акт огромное количество сенсорики, значительная часть которой остается неиспользованной, неверно понятой или незамеченной.

Многим из нас непросто прислушиваться к нашим истинным ощущениям во время секса. Это происходит потому, что, когда мы постоянно практикуем одно и то же или ведем себя похожим образом, мы в конце концов начинаем действовать скорее по привычке, чем вследствие сознательной вовлеченности в процесс. Оно и понятно – если бы мы уделяли пристальное внимание тому, что делаем, каждый раз, когда чистим зубы или застегиваем рубашку, у нас бы не оставалось времени на то, чтобы выйти из дома, не говоря уже о каких-то реальных делах.

Вдобавок ко всему, когда вы испытываете тревогу, вы можете настолько сильно фокусироваться на других вещах, что не будете способны почувствовать, какие ощущения дает вам сам секс. Как мы уже обсуждали, во время секса люди часто уделяют слишком много внимания тому, как они выглядят, какие звуки издают, как пахнут; попыткам функционировать правильно; попыткам игнорировать физическую или эмоциональную боль; или попыткам выяснить, как себя чувствует их партнер. Очевидно, что, когда голова уже и так забита столькими мыслями, нам сложно наблюдать за ощущениями разных частей нашего тела и замечать трудноуловимые изменения в стимуляции.

Многие из нас понимают, как этот принцип действует при иных обстоятельствах. Например, если у вас важное рабочее собеседование в ресторане, вы едва ли обратите внимание на вкус еды. В общем, тревога снижает нашу способность испытывать какие-то новые ощущения или наслаждаться собой.

Вот как эта динамика работает во время секса:

• Если во время секса вы фантазируете, чтобы больше возбудиться, вы упустите какую-то часть реальных ощущений.

• Если у вас есть предубеждение об определенном виде стимуляции (фелляция – это для шлюх, соски – для геев, «палец в вагине» – для фригидных женщин или неумелых мужчин), ваше суждение не позволит вам ее попробовать – или прочувствовать, если такой опыт все же случится.

• Если вы не разгрузите мозг перед тем, как заняться сексом, случайные мысли (уборка, работа, расписание на следующую неделю) могут засесть в нем и мешать вам обращать внимание на ваши ощущения.


Возможно, вы сейчас спрашиваете себя: «Почему мне нужно так сильно фокусировать внимание во время секса? В молодости мне не приходилось этого делать».

Да, возможно, это так. Но теперь вы старше и, скорее всего, хотите более полных, насыщенных (может, даже изысканных) ощущений. И если вы только год или два назад начали заниматься сексом на трезвую голову, ваша способность сосредотачивать внимание значительно возросла. Необходимо учиться тому, как правильно это делать, навык фокусирования на процессе – это своего рода искусство, которое нужно оттачивать. Никто не рождается со знанием того, как быть внимательным к деталям во время секса, и наша культура нисколько не мотивирует людей этому учиться.

Возможно, вы многие годы смотрите спортивные соревнования по телевизору. Некоторые люди смотрят их с одинаковой вовлеченностью всю свою жизнь. Другие подходят к просмотру более основательно, когда начинают лучше разбираться в игре, проявляя нетерпение, когда слышат, что диктор упрощает термины, или когда повтор момента показывают не сразу и не со всех камер. Опять же, многие люди ходят на футбольные вечера в бары, чтобы выпить и поболтать, а другие остаются дома и внимательно смотрят матч, и при этом не жалуются на то, что им «приходится» сосредотачивать внимание, чтобы получить больше удовольствия от просмотра. Они воспринимают это как возможность еще больше насладиться игрой.

Удивительно, но люди сопротивляются тому, чтобы уделять внимание деталям во время секса: закрывают глаза, слишком зацикливаются на своих действиях и в результате не успевают их прочувствовать, боятся выяснить о себе что-то, что их смутит, чувствуют, что слишком переполнены эмоциями или слишком уходят в себя, так что в конце им уже не до объятий – а ведь это возможность продолжить эротические действия после оргазма и почувствовать близость своего тела к телу партнера.

Вдобавок ко всему цифровые технологии и девайсы вроде смартфонов теперь заставляют нас еще больше распылять свое внимание, что вызывает тревогу.

Большинство людей считают, что многозадачность – это не только безобидное, но и полезное и даже необходимое явление, которое помогает выжить в современном мире. Исследования показывают, что, если говорить о повторяющихся действиях вроде переодевания или протирания стола, это прекрасный способ самоорганизации. Но для более сложных действий многозадачность не просто небезопасна – она по-настоящему вредна. Прежде всего многозадачность мешает (1) креативности и (2) установлению глубокой связи между людьми. Вам не кажется, что для секса необходим по крайней мере один из этих двух факторов? Если да, то многозадачность и секс лучше не сочетать.

Американские подростки отправляют и получают более 3000 сообщений в месяц, то есть одно сообщение каждые шесть минут, в которые они не спят или не находятся в школе. У детей до двенадцати лет это количество меньше примерно в два раза. Взрослые скажут, что это безумие – но они и сами проводят почти столько же времени в мессенджерах. Мои пациенты жалуются, что их супруги переписываются, сидя за ужином. А сами супруги обычно уверяют, что вполне могут слушать во время того, как набирают текст. Я думаю, это многое говорит о качестве их слушания.

Многие молодые люди считают абсолютно нормальным отвечать на звонок или начинать переписываться прямо посреди личного разговора с кем-то. Если вы не согласны, что эта привычка мешает установлению близкого контакта между людьми, давайте просто признаем, что она меняет значение человеческого взаимодействия. И это однозначно влияет на наши внутренние представления об интимности – включая секс.

В 1970-х, людям пришлось создавать правила этикета, связанные с использованием банкоматов (скажем, как близко к человеку, который пользуется банкоматом, должен стоять следующий в очереди?). Так же и сейчас (молодые) люди разрабатывают нормы, связанные с отправкой сообщений после секса: сколько времени вежливый человек должен подождать, перед тем как сделать это? Сколько сообщений можно отправить? Сколько личного пространства должен предоставлять вам ваш половой партнер, когда вы кому-то пишете?

Несомненно, вскоре мы увидим кучу романтических комедий о том, как люди общаются с кем-то в переписке, пока занимаются сексом. Если бы фильм «Телесеть» (1976) переснимали сегодня, Фэй Данауэй переписывалась бы прямо во время секса, а Уильям Холден был бы крайне смущен и испуган. Как вы помните, они были из разных поколений.

В любом случае, вы, вероятно, слышали, что Альберт Эйнштейн сказал о многозадачности: «Мужчина, который может спокойно вести машину, одновременно целуя красотку, просто не уделяет поцелую должного внимания».

Заново выясняем, что такое «сексуально»

Существует одна выдуманная история о Доне Хосе, самом искусном тореадоре в Испании.

Когда Дон Хосе был на вершине своей карьеры, журналисты решили взять у него интервью. И вот они приезжают в его просторный дом недалеко от Мадрида и застают его на кухне, одетого в цветастый фартук и моющего посуду.

– Сегодня у прислуги выходной, – объясняет он. – Я почти закончил.

Журналисты в смущении переглядываются.

– Ваш дом прекрасен, – говорят они, – и мы ценим то, что вы смогли найти для нас время. Но мы озадачены. Вы наш национальный герой, отважный, ловкий, символ мужественности для всех мужчин и женщин Испании. Но вот вы стоите перед нами в цветастом фартуке, muy delicado, muy femenino[10].

– Женоподобный? – ответил он, сверкнув черными глазами. – Женоподобный? Я символ мужественности для всех мужчин и женщин Испании. Все, что я делаю, – мужественно. И если на мне розовый фартук с рюшами, значит, это мужественно.

Если Дон Хосе так для себя решил, то и вы можете. Вы сами вольны решать, что мужественно, что женственно, а что сексуально, – и будет глупо с вашей стороны придумывать собственное определение, которое исключает вас. Как если бы вы открыли клуб и прописали для него такие правила членства, которые запретили бы вам к нему присоединиться.

Зачем ограничиваться Джоном Уэйном или Канье Уэстом, Мэй Уэст или Джессикой Альбой, «Сексом в большом городе» или «Безумцами» (или «Молчанием ягнят»), или любым другим образом? Нам нужно создать свои собственные образы того, что является сексуальным. Вот несколько примеров действий, которые вы можете посчитать muy erotico, muy caliente (исп. очень эротичными, очень горячими):

• Помнить, какие именно прикосновения к своим волосам любит ваш партнер.

• Приносить специально приготовленные закуски в постель.

• Целоваться с открытыми глазами.

• Приносить ему носки, если у него замерзли ноги.

• Доставать смазку каждый раз, когда вы ложитесь в кровать, а не ждать момента, когда она «понадобится».

• Мягко мыть ее вульву перед сексом или смывать сперму с его груди после.


Держаться за слишком жесткие определения того, что сексуально, что женственно, что является «хорошим сексом» и каким должен быть «хороший любовник», – ужасная ошибка. Держаться за определения, которые исключают вас такими, какие вы есть, – это не просто ошибка, это противоречит Сексуальному Интеллекту, это настоящее препятствие на пути к удовлетворению. Представьте, что вы рекламируете новый автомобиль или новые кроссовки. Вы бы стали извиняться перед аудиторией за то, что этот продукт неидеален, или сказали бы, что это и есть идеал? Вы бы сказали: «Надеюсь, это то, что вас интересует», или вы бы сказали: «Поверьте, это именно то, что вы искали»?

Тем, кто говорит: «Но вот это и вот то всю жизнь было моим видением сексуальности и мужественности, я не могу это изменить», я предлагаю вот что: тогда не меняйте, а расширьте этот образ. Решите для себя, какой образ «сексуального» включает и Леди Гагу, и вас, что «мужественно» – это и ЛеБрон Джеймс, и вы. Вы можете создать какую угодно категорию до тех пор, пока вы сами в нее входите.

Если такие определения кажутся вам слишком произвольными, то вы почти правы. Все эти категории действительно произвольны. Почему в один год это Бритни Спирс, в следующий – Линдси Лохан, а сейчас – вообще кто-то другой? Все преходяще – это означает, что эти категории являются лишь удачно совпавшим общим мнением, не имеющим никакой действительной ценности. Два мнения, реально имеющие вес в спальне, – это ваше и вашего партнера. И начинается все с вас. Решите, что вы сексуальны, черт возьми!

Попробуйте назвать хоть одну убедительную причину отрицать это.

Разговариваем, чтобы добиться результата

В Главе 5 мы говорили о том, насколько важно и необходимо превратить коммуникацию из эмоционального навыка в технический. Мы увидели, что, когда человек боится общаться (не имеет значения, есть реальные причины этого страха или нет), ему или ей трудно решиться устанавливать контакт с другим человеком с помощью слов.

В прошлой главе мы увидели, что некоторые люди придают особое значение отсутствию коммуникации – мол, это романтично или это добавляет в секс «спонтанности». Не взаимодействовать друг с другом, дабы сделать секс более романтичным или спонтанным, – это как ходить босиком, чтобы не поцарапать ботинки. Это как оставлять зонт в машине, чтобы он не намок во время дождя. Как сказала бы моя мама, это то же, что сжигать дотла весь дом, чтобы зажарить свинью.

Нет, коммуникация может принести вам гораздо больше пользы, чем ее отсутствие. Давайте рассмотрим практическую/техническую сторону коммуникации, и начнем мы с аналогии с едой.

Готовите вы или нет, вы наверняка знаете тысячи названий ингредиентов, кухонных приборов и глаголов, связанных с готовкой. Вот несколько примеров:

• Ингредиенты: специи, соусы, овощи, масла, виды мяса, молочные продукты, зерно, подсластители, бульон.

• Приборы и предметы: кастрюля, дуршлаг, сковорода, измерительный стакан, миска, нож, овощерезка, разделочная доска, тарелка, холодильник, духовка, открывашка.

• Действия: кипеть, жарить, пассеровать, измельчать, наливать, измерять, взбивать, пропускать через мясорубку, готовить на пару, смешивать, подбрасывать, нарезать, выпекать, помешивать, взрываться (разве не это слово все используют для описания того, что происходит в микроволновке?).


А теперь представьте пару, которая пытается вместе приготовить обед (или что-то для перекуса), не используя все эти слова. Они общались бы так: «Милый, пожалуйста, возьми X и Y его в Z на несколько минут. Затем…»

Как бы эти люди ни были хороши в шарадах, ничего сложнее, чем налить воду в стакан, у них не получится. В лучшем случае это займет кучу времени. И каждый из участников будет в большом смятении. Так что базовый запас слов просто необходим, когда двое пытаются выполнить какое-то совместное дело, начиная с изготовления скворечника, организации званого ужина и уборки в ванной – и заканчивая сексом. Вот почему нам нужны слова, чтобы называть части тела, говорить об эротических действиях и описывать наши личные ощущения. «Солнце, используй мой, ну, ты знаешь, чтобы, это самое, с моим, ну, ты поняла» – вряд ли нам чем-то поможет.

Вспомните библейскую историю о Вавилонской башне. Когда Бог захотел остановить строительство огромного сооружения, которое доставало бы до небес, у него не было нужды отбирать у людей инструменты и материалы. Он просто заставил каждого говорить на языке, который другие не способны были понять. Строительство прекратилось в считаные секунды.

Сексуальный словарный запас является частью Сексуального Интеллекта, и, если вы хотите получать удовольствие от секса, без него просто не обойтись. Если ваш словарный запас ограничивается «вон там», «это» и «ну, ты понял», вам будет сложно направить партнера, сообщить ему какую-то информацию или поделиться с ним ощущениями. И вероятность того, что у вас будет секс, которого вы хотели, очень невелика.

Итак, если вы уже убедились в том, что разговаривать с партнером о сексе – замечательная идея, с чего лучше начать?

Давайте начнем в постели, возможно, прямо во время секса.

Что стоит, а что не стоит делать, разговаривая о сексе в постели

• Попросите партнера сделать что-то, что вам точно нравится (или вы думаете, что вам это понравится). (Я имею в виду, конечно, в сексуальном плане; сейчас не лучшее время просить помочь вам с установкой антивирусника.)

• Больше говорите о том, чего вы хотите, чем о том, чего вы не хотите. Например, вместо того чтобы сказать: «Это слишком быстро», скажите: «Мне хотелось бы помедленнее».

• Когда вы говорите: «Не делай так», добавляйте: «Сделай лучше вот так».

• Будьте доброжелательны, разговаривая о сексе (если только вы не близки к оргазму – в таком случае простительно что-либо требовать и забывать говорить «пожалуйста»).

• Если только не случилось чего-то ужасного (порвался презерватив, вы поняли, что ваш партнер симулировал оргазмы), оставьте серьезный разговор на потом, когда секс закончится.

• Ничто не передает выражение теплых чувств: «Я здесь, рядом с тобой» – лучше, чем зрительный контакт. Во время секса периодически смотрите на вашего партнера, особенно когда говорите или слушаете. Даже «о, боже, о, господи!» заслуживает зрительного контакта, так же как и «Погоди, сделаешь это чуть позже, только не сейчас».

• Приберегите «никогда больше так не делай» и «ну сколько раз тебе говорить» до момента, когда секс закончится – или можете сказать это позже в этот же день, или позже на этой неделе. Или вообще никогда.

• Возьмите руку партнера и погладьте ею себя (ногу, волосы, ягодицы, нос, где угодно) так, как вам нравится. Прошепчите: «Вот так». Вообще, шепчите побольше. Это сексуально.

• Не говорите, что у вашего прошлого партнера что-то получалось лучше. Не говорите о том, что кто-то другой выглядит привлекательнее или прикасается приятнее. Не говорите о том, что у кого-то другого никогда не было крошек от печенья в кровати.

• Не спрашивайте: «Где ты этому научилась?» или «Кто научил тебя так делать?»

• Если вам приятно, скажите об этом.

• Если вам от чего-то очень приятно, скажите об этом несколько раз.

• Никогда, ни за что, ни при каких обстоятельствах не говорите, что вам что-то нравится, если это не так.

• Не спрашивайте: «Какого черта ты это сделал?» Просто скажите: «Нет, спасибо».

• Если партнер говорит: «Я люблю тебя», вы не обязаны сразу отвечать тем же. Вы можете улыбнуться, вы можете сказать: «Ммм, здорово». И никогда не говорите: «Я люблю тебя», если вы этого не подразумеваете. Или если не планируете повторить эти слова в ближайшие тридцать дней.


Иногда лучшее время и место для того, чтобы обсудить секс, – за пределами спальни. Вот несколько примеров того, как можно поговорить о вашей близости не во время секса:

Как говорить о сексе на кухне (или где бы то ни было)

• Спросите, что значило конкретное слово, или жест, или выражение лица.

• Спросите, что нравится вашему партнеру, или нравится ли ему или ей какая-то определенная вещь.

• Используйте правильные названия для частей тела.

• Сядьте достаточно близко, чтобы во время разговора можно было дотронуться до партнера. И дотрагивайтесь.

• Обсудите и вместе решите, каким будет ваше «стоп-слово» – необычное слово (например, динозавры), которое, если один из вас произносит его во время секса, означает «остановись немедленно, я не шучу!». И, как только выберете это слово, не бросайтесь им лишний раз.

• Обсудите определенные правила: «Как ты знаешь, я все равно не захочу заниматься Х, так что, пожалуйста, не проси меня об этом и не пытайся это делать».

• Если вы не уверены, что ваш партнер имел в виду во время последнего секса, спросите: было это «нет, не сейчас» или «нет, никогда»?

• Еще раз уточните ваши методы контрацепции – что, когда, как? И вот вам еще совет: «стараться лучше» в этой беседе неуместно. Предохраняться – это делать, а не стараться сделать, или стремиться не забывать, или только думать, что вам бы это не помешало.

• Проясните и разрешите любые организационные разногласия: температура воздуха в комнате, алкоголь во время секса, носки в постели, грязные словечки, запирание двери и так далее.

• Опишите текущее состояние вашего тела, временное или постоянное: боль в пояснице, проблемы со сжиманием рук, астма. При необходимости напомните партнеру, правша вы или левша (важный момент при выборе расположения тел при мастурбации). Также упомяните, какие части тела у вас особенно хорошо растянуты или сильны – например, бедра или руки (это важно знать, когда кто-то из вас становится на четвереньки).

• Не осуждайте то, что вам не нравится («Фу, это извращение/странно/неромантично»). Если вы не хотите делать в постели определенные вещи, вам не требуется для этого «нормальная» причина. Так что вам не нужно подтверждать отсутствие интереса к этому действию критикой в адрес самого действия или его инициатора.

• Как на сайте Amazon.com, вы можете спросить: «Раз тебе нравится Х (сексуальное действие), я подумал(а), может, тебе понравится Y (немного похожее сексуальное действие)».

• «Слушай, может, когда будем заниматься любовью, как-нибудь попробуем X?»

• «Ты должен(на) знать, что, когда у нас с тобой размолвки, мне намного меньше хочется заниматься сексом». Если только вы не относитесь к тем некоторым людям, у которых все обстоит иначе: «Когда мы с тобой ругаемся, я хочу заниматься сексом намного больше».


Если вы используете другие слова или следуете другим принципам, но ваши разговоры звучат примерно как то, что я описал, это нормально – до тех пор пока вы разговариваете друг с другом с целью добиться ясности и близости. Я понимаю, что, когда за обедом или в баре друг иногда рассказывает нам историю из жизни с самыми подробными деталями, мы думаем: «Эм, слишком много информации». Но в сексе так практически не бывает, до тех пор пока вы ставите своей целью в коммуникации достижение ясности и близости, и вы следите за тем, что делаете, больше информации – всегда лучше, чем меньше информации.

Наравне со стремлением уделять внимание необходимым для вас условиям, личным ощущениям и концепциям, разговоры друг с другом – один из лучших способов повысить уровень своего Сексуального Интеллекта.

Глава 9

Принимаем неизбежное. Проблемы здоровья и старения

Келли была безумно рада своей беременности. Теннисистка серьезного клуба, она была в фантастической форме, так что врач заверил ее, что беременность пройдет как по маслу. Через неделю ее начало тошнить. Она начала поправляться. И ненавидеть всех вокруг.

Ее муж, Гектор, покорно отказался от их привычного сексуального расписания (обычно около двух раз в неделю), говоря себе, что это лишь временная мера и что она, должно быть, чувствует себя ужасно. Кроме того, на тот момент она не выглядела как человек, с которым хотелось поразвлечься.

Спустя три месяца гормоны Келли успокоились, и ее больше не тошнило. По мере того как ее живот округлялся, она начала выглядеть как более взрослая версия себя и снова стала вести себя доброжелательно – со всеми, кроме своего мужа. В особенности ей не хотелось заниматься с ним сексом. Она даже целовать его не хотела, говоря, что от его дыхания ее тошнит.

В отличие от некоторых других мужей, которые дразнят, смущают или отвергают своих беременных жен, Гектор все еще испытывал к ней самые теплые чувства, постоянно говоря Келли о том, какая она привлекательная и как сильно он ее хочет.

Тем временем она становилась все больше и больше, и ей это совсем не нравилось.

Поначалу у нее находились различные более или менее реальные причины отстраняться от Гектора. Затем начались отговорки. А потом, во время их первой большой ссоры по этому поводу, она обвинила мужа в том, что он лжет ей, когда уверяет, что считает ее привлекательной в таком состоянии. Гектор удивился и сказал ей, что она прекрасна.

– Ты просто в отчаянии из-за того, что не занимался сексом все эти месяцы, – прорычала она. Когда он начал это отрицать, она только больше разозлилась. После многих недель этих повторяющихся баталий она сказала во время нашего сеанса:

– Он на самом деле не хочет меня, просто пытается меня утешить. Что ж, я вижу его насквозь, так что это не работает. Я же не идиотка – я прекрасно понимаю, что выгляжу, как самка кита.

Келли заявила, что смогла бы жить с Гектором, который был бы честен и отвергал ее, пока она беременна, но она не могла стерпеть то, что казалось ей нечестностью с его стороны, ведь «очевидно» было, что он относится к ней снисходительно и всячески манипулирует.

Это сбивало с толку и ранило Гектора, и после долгих месяцев, проведенных в попытках достучаться до нее, он сдался. Казалось, что ситуация становится все хуже и хуже. Я тоже поглядывал на календарь: всего через одиннадцать недель Келли родит, и вот когда их жизнь реально перевернется. Тогда уже не будет времени спасать их брак. Я очень хотел сделать это сейчас – добиться как можно больших результатов до того, как она родит. В каком-то смысле я чувствовал экстренность ситуации больше, чем они, а это не самое лучшее обстоятельство для терапии.

Как я мог убедить Келли хотя бы допустить возможность того, что Гектор говорил ей правду и что она на самом деле выражала собственное отвращение к себе?

– Келли, а что, если он говорит правду? – спросил я.

– Тогда, – яростно ответила она, – либо ему теперь плевать на то, как я выгляжу, что ужасно, либо он никогда на самом деле не замечал и не ценил то, как я выглядела раньше, что тоже паршиво, либо я все это выдумала, и я сумасшедшая. Даже не знаю, что хуже.

Первые два предположения были абсолютно ошибочны.

На самом деле она проецировала на него собственное неприятие себя. Многие годы она определяла саму себя через тело, подразумевая при этом не столько свои внешние данные, сколько подвижность, легкость и кошачью грацию. Она все это утратила – и боялась, что никогда не вернет обратно. Келли думала об этом и чувствовала себя эгоисткой. Мысль о том, была ли беременность хорошей идеей, вертелась в ее голове постоянно.

Однажды, ни с того ни с сего она спросила:

– А заниматься сексом во время беременности безопасно?

Ей казалось, что она утратила свою сексуальность – еще одну способность, без которой она себя не представляла. Я спросил, что сказала ее врач.

– О, она сказала, что можно, но я не знаю, стоит ли ей верить. Она не выглядит как человек, у которого когда-либо был секс, да и мы с Гектором можем увлечься и, ну, знаете, мы оба такие спортивные… – Он засмеялся, и она смущенно улыбнулась. Это было мило.

– Вы не только сейчас можете заниматься сексом, – сказал я, – вы сможете делать это и после того, как родите.

– Но я слышала, проходит год или два, прежде чем пара вновь начинает заниматься сексом, – сказала она. – Мне это не нравится. И как Гектор с этим справится?

Я заверил ее, что если потребуется год – значит, они подождут год, и с ними все будет нормально. (Я чувствовал, что так помогу им больше, чем если начну убеждать, что, скорее всего, им потребуется гораздо меньше времени.) Гектор отпустил несколько шуток на тему того, что «он ее дождется».

Келли беспокоилась не только о том, что Гектора больше не возбуждает ее тело. Ее мучили два возможных варианта: либо ее тело «навсегда останется изуродованным», либо она сбросит вес и вернет себе прежнюю форму, но муж все равно ее не захочет, поскольку тот «уродливый образ» навсегда останется в его памяти.

– Ты не понимаешь, – в один прекрасный день муж, который обычно был спокойным, наконец не выдержал. – Я устал от этого.

Гектор практически никогда ни с кем не говорил в таком тоне.

– Похоже, ты не можешь смириться с тем, как ты сейчас выглядишь, и ты боишься, что я до конца наших дней буду считать тебя страшной. Это просто смешно, – сказал он. – Ты упорно твердишь, будто точно знаешь, что и как я чувствую, но ты ошибаешься.

– Если так нужно, – продолжил он, – мы можем обойтись без секса до конца твоей беременности. Будет сложно, но я смогу с этим справиться. Но мы все равно будем заниматься сексом после того, как родится малыш, и это будет так же великолепно, как раньше, правда?

Она была невозмутима.

– Правда же, да? – он растерянно повернулся ко мне.

– Секс уже никогда не будет таким, как раньше, – наконец сказала она с тихим отчаянием в голосе. – Ты останешься все тем же сексуальным парнем, так что, естественно, в конце концов я снова тебя захочу. И другие женщины тоже. Но меня прошлую уже не вернуть. Ты не будешь меня хотеть, даже меня саму от себя уже воротит, и никто, кроме неудачников, никогда не сочтет меня привлекательной.

– Вы абсолютно правы, – сказал я Келли, к большому удивлению Гектора. – Ничто уже не будет как раньше. Вопрос в том, сможете ли вы сделать ваш секс прекрасным по-новому? Келли, похоже, вы думаете, что сексуальный интерес вашего мужа к вам очень мал, и неудивительно, что с таким убеждением вы боитесь за ваше будущее. Если вы прислушаетесь, то, возможно, узнаете о Гекторе что-то новое.

Действительно, Келли волновалась слишком сильно, чтобы осознать, что Гектор испытывал к ней влечение не только из-за ее идеального тела.

– Келли, я хочу, чтобы вы представили, что есть больше, чем одно направление, в котором Гектор может хотеть вас и считать привлекательной, больше, чем одно направление, в котором люди могут идти на сексуальный контакт. Как только вы это поймете, – сказал я, – дело будет за малым. Когда вы утверждаете, что интерес Гектора к вам абсолютно неизменен и находится в пределе жестких рамок, это больше говорит не о его, а о вашем воображении.

– К счастью, – продолжил я, – воображение и желание Гектора всегда будут частью вашего брака, в независимости от того, насколько вы скептичны или критичны к себе. Его влечение к вам подобно гравитации – даже если вы в него не верите, оно все равно существует. Настаивать на том, что Гектор вас не хочет, когда это не так, – бессмысленная трата сил.

– Вы просите меня очень сильно ему довериться, – медленно произнесла Келли. Я согласился. Она сказала, что не уверена, сможет ли она это сделать в настоящий момент.

– Да, возможно, это не то, что вам хотелось бы сейчас сделать.

Келли заметила, как я переформулировал предложение.

– Вы говорите так, будто это мой выбор, – сказала она.

Я снова кивнул:

– Да, я уверен, что все начинается с решения довериться человеку, а потом уже мы выясняем, как нам это сделать.

Келли не совсем согласилась со мной, но она отметила, что, возможно, это поможет ей решить ее дилемму. Для меня этого было вполне достаточно – по крайней мере до следующего нашего сеанса.


Большинство из нас выстраивают свою модель сексуальности, когда у них еще молодое, здоровое тело. Большинство из нас обладают этим телом всего несколько лет, и ни у кого оно не сохраняется таким дольше, чем на один-два десятка лет. Так что, если мы хотим наслаждаться сексом, когда наше тело меняется, нам не помешает создать для себя другую модель сексуальности.

Если мы не примем этот взгляд, нам будет сложно сохранить наше желание, так как мы будем подвергать сомнению нашу привлекательность и наше право считать себя сексуальными. Если нашему партнеру примерно столько же лет, сколько и нам, то нам также будет трудно видеть его или ее такими же привлекательными или желанными, как прежде.

Проблемы со здоровьем и старение оказывают огромное влияние на сексуальный опыт людей. Беспокоиться стоит о побочных эффектах лекарств; о том, как будет проходить секс во время беременности и после рождения ребенка; о влиянии контрацепции на секс; о снижении выносливости или подвижности; менопаузе; хронической боли; и нежеланных изменениях в функционировании тела, которые касаются возбуждения, выделения смазки, эрекции и оргазма.

Равняясь на стандарты, предъявляемые к тому, что должно делать во время секса тело молодого человека (выносливость, растяжка, желание, эрекция, смазка, оргазм и так далее), многие люди будут терпеть «неудачи» снова и снова. Вместо того чтобы наслаждаться тем, на что в сексе способны повзрослевшее тело и повзрослевший ум, слишком много людей уделяют внимание сравнению того, какие они сейчас, с тем, какими они были раньше. Это ужасно отвлекает, в независимости от того, нравится нам это сравнение или нет.

Чтобы повысить свое сексуальное удовлетворение после тридцати пяти лет, вам нужно примириться с этим новым контекстом в сексе. В конце концов, «хороший секс» уже никогда не будет выглядеть для вас таким, каким он «должен быть», – если речь идет о двух молодых, здоровых телах. Особенно если у вас (или у вашего партнера) есть одна или несколько распространенных проблем со здоровьем, вам необходимо осознать, что вы имеете полное право дать новое определение понятию «сексуально», чтобы оно включало в себя кого-то – то есть вас – в такой физической форме, которую общество обычно считает «несексуальной».

Только тогда вы сможете извлекать пользу из всех фактов и техник, которые могут сделать секс приятнее. А иначе это как учиться играть на пианино, параллельно слушая плеер. Даже лучшие преподаватели мира разведут руками.

Распространенные проблемы со здоровьем, которые влияют на секс

Вы наверняка помните наше обсуждение «эрогенных зон» – насколько это ограниченная концепция и как все тело целиком может быть источником сексуального наслаждения.

Я считаю, что идея половой «функции» и «дисфункции» тоже не может считаться полноценной, потому что она проводит дополнительное разграничение между теми реакциями тела, которые относятся к сексу, и теми, что не относятся. Ослепляющая головная боль, которая превращает романтический уик-энд в одинокий кошмар – это точно такая же сексуальная проблема, как ненадежная эрекция или жжение в вагине.

Итак, перед тем как мы углубимся в обсуждение некоторых специфических проблем, связанных со здоровьем и со старением, давайте для начала перечислим несколько «не половых» проблем со здоровьем, которые часто имеют последствия в сексуальном плане:

• Бессонница

• Диабет

• Артрит

• Синдром хронической усталости

• Фибромиалгия

• Астма

• Мигрени

• Артериальная гипертония

• Дегенеративно-дистрофическое заболевание диска

• Молочница и инфекции мочевыводящих путей

• Волчанка

• Синдром раздраженного кишечника

• Синдром Аспергера

• Ожирение

• Гормональные сбои

• Тиннитус

• Синдром запястного канала

• Депрессия

• Деменция

• Ишиас

• Гипотиреоз

• Синдром Шегрена

…и все остальное, что мешает людям находить общий язык, хорошо обходиться друг с другом, проводить время вместе, сосредотачивать внимание или наслаждаться своими телами.

Если вы думаете: «Ого, похоже, почти любая болезнь так или иначе влияет на секс» – да, полагаю, так и есть.

Проблемы со здоровьем могут быть у людей в любом возрасте, так что, если вы столкнулись с одной из них, это не значит, что вы «старые». Тем не менее многие из идей и стратегий, которые мы сейчас будем обсуждать, также применимы к проблемам в сексе, которые связаны со старением.

Вы уже знакомы с набором инструментов Сексуального Интеллекта, которые помогут вам понимать и решать сексуальные проблемы, связанные со здоровьем и старением. Это значит:

• Разговаривать со своим партнером;

• Забыть о сексуальных иерархиях;

• Осознать, что это вы наделяете секс значением, а не секс сам по себе имеет какое-то значение по умолчанию;

• Решить, какие условия вам необходимы для успешного секса, и обговорить их с партнером;

• Забыть о потребности в «спонтанном» сексе.


А теперь давайте обсудим, как применять эти инструменты и идеи на практике.

Влияние лекарственных препаратов на секс

Многие рецептурные препараты имеют побочные эффекты, связанные с половой жизнью, которые могут негативно влиять на желание, замедлять возбуждение и подавлять оргазм. Вот несколько популярных препаратов с подобным побочным действием:

• Антидепрессанты;

• Диуретики (используются при артериальной гипертонии);

• Анальгетики (обезболивающее);

• Антигистаминные препараты;

• Анксиолитики (используются для уменьшения беспокойства, тревоги);

• Антиэпилептические препараты;

• Антигипертензивные препараты;

• Средства для снижения аппетита;

• Оральные контрацептивы;

• Химиотерапия при раке.


Лекарственным средствам вовсе не обязательно напрямую влиять на вашу половую функцию, чтобы нанести ущерб вашему сексуальному опыту или вашим сексуальным отношениям. Некоторые лекарства влияют на сексуальность по-другому:

• Вызывают странный привкус у вас во рту;

• Заставляют вас постоянно испытывать жажду;

• Делают вас сонливыми;

• Снижают вашу психическую активность;

• Заставляют вас скрежетать зубами, храпеть или испытывать озноб;

• Несовместимы с приемом алкоголя;

• Меняют запах вашего пота или дыхания;

• Делают вас предрасположенными к депрессии.


Подобные эффекты могут отрицательно отразиться на поцелуях и оральном сексе, сделать вас менее привлекательным партнером, подорвать вашу связь с собственным телом и сексуальностью или просто повлиять на место секса в системе ваших жизненных приоритетов.

Неудивительно, что побочные эффекты лекарств, связанные с сексом, – одна из главных причин, почему люди не следуют указаниям своих лечащих врачей по поводу того, как часто и как долго нужно принимать те или иные препараты. (Если вы узнаете здесь себя, запишитесь к врачу на этой неделе, чтобы пересмотреть и, возможно, изменить ваш режим приема лекарств.)

К сожалению, многие врачи не обсуждают это с пациентами, когда назначают им очередное лекарственное средство. То же самое касается фармацевтов, которые эти лекарства распространяют. Эти специалисты должны знать о распространенных побочных эффектах, влияющих на половую жизнь, и о том, что эти эффекты зачастую отбивают у пациентов желание принимать нужные лекарства. Врачи и фармацевты должны брать на себя инициативу в обсуждении этих побочных эффектов с пациентами. К сожалению, стеснительность, недостаточная информированность, боязнь реакции пациента и неуместное чувство вежливости или приличия зачастую встают у них на пути.

Если у вас при приеме лекарств возникают проблемы сексуального плана, вы можете:

• Поговорить со своим фармацевтом.

• Поговорить со своим терапевтом.

• Поговорить со своим физиотерапевтом.

• Поговорить со своим партнером.


Также спросите себя: мои сексуальные проблемы начались или усугубились, когда я начал(а) принимать лекарства? Иногда мы очень радуемся положительному эффекту от приема препарата и не осознаем, что он также может оказывать какое-то негативное влияние на нашу жизнь.

Раз уж мы затронули эту тему, давайте немного поговорим о рекреационных препаратах. Самые распространенные – марихуана, кокаин и амфетамины – оказывают интересный эффект на сексуальность. Большинство из тех, кто принимал эти вещества, говорят, небольшая доза вызывает в них большее половое влечение, в то время как большая доза, напротив, отбивает интерес к сексу. Так что, хотя чувство меры не всегда является залогом успеха, оно повышает ваши шансы получить удовольствие от секса при употреблении «уличных» наркотиков.

Влияние алкоголя на сексуальность

Алкоголь – это тоже наркотик, и он оказывает хорошо известное влияние на человеческий разум и тело.

Тысячи лет люди характеризовали алкоголь как наркотик, который снимает напряжение, т. е. делает людей более расслабленными, снижает уровень беспокойства и смущения, прибавляет решительности и избавляет от страха общественного осуждения. Таким образом, он позволяет людям делать то, что они при других обстоятельствах делать не стали бы или стали бы, но испытывали бы при этом определенный дискомфорт.


Сексуальный интеллект

В то же время алкоголь снижает скорость реакций человека, ухудшает координацию и моторику, снижает четкость речи и в конечном итоге вызывает сонливость. Таким образом, становится сложно или почти невозможно совершать плавные движения. Вот почему под воздействием алкоголя сложно расстегивать лифчик или открывать пакетик с презервативом. Также под действием алкоголя становится сложнее добиться эрекции или сохранять ее, а еще он препятствует выделению влагалищной смазки.

Поэтому возникает конфликт, который Шекспир так хорошо описал в «Макбете»: алкоголь «возбуждает желание, но мешает ему осуществиться». Так что «разврат, сэр, выпивка создает, и она же его и расстраивает». Это значит, что алкоголь ослабляет деятельность центров самоконтроля – чего многие люди хотят добиться, когда дело касается секса, но он мешает нам «действовать» – позволять нашим телам или побуждать их делать то, что мы хотим.

Многие люди только рады расслабляющему эффекту, который оказывает алкоголь (если не на них, то на их партнера), но никому не хочется платить за это снижением работоспособности. В самом деле, какой смысл быть достаточно расслабленными психологически, если ваше тело спит или если вы не чувствуете свои конечности?

Так как же найти идеальный баланс и добиться некоторой расслабленности, но так, чтобы не совсем утратить свою функцию? Когда я прошу пациентов, студентов и коллег угадать нужную дозу, они часто называют три бокала, или даже четыре, а иногда и пять. (Любой, кто на полном серьезе предлагает пять, либо никогда не пил, либо очень сильно волнуется из-за секса.) И хотя для каждого все индивидуально, большинству на самом деле хватает примерно одного бокала. Да, все верно – всего две трети алкогольного напитка могут негативно повлиять на сексуальное влечение многих людей. И на всякий случай: вашей активности он заберет больше, чем прибавит игривости и расслабленности.


Сексуальный интеллект

Итак, выпив один бокал, многие люди думают, что большая доза алкоголя не навредит их функции так уж сильно – потому что чем больше мы пьем, тем меньше мы обычно чувствуем, что делает и ощущает наше тело. И раз уж мы пьяны, почти все, что не злит нас, может показаться нам забавным. На тот момент. Что-то вроде «жаль, что тебя там не было».

Так что алкоголь – это еще один наркотик, при употреблении которого, в том числе в отношении секса, просто не обойтись без чувства меры.

Примечание о хронической боли

Хроническая боль: она раздражает, утомляет, смущает, а еще это пожизненный приговор.

Люди, которые ею страдают, устают о ней говорить. Люди, у которых ее нет, устают о ней слушать. Тем временем эта боль словно невидимый третий участник в вашей постели. В сексе участвуют Рон, Джордж и боль Рона.

Хроническая боль похожа на какое-то предательство. Почти каждый, кто ею страдает, вспоминает прежние дни, когда ее не было: «Ах, прекрасные были времена!»

Никто не хочет подстраивать свои занятия любовью под хроническую боль. Это заставляет людей чувствовать себя старыми, слабыми, уязвимыми, застенчивыми, несексуальными. Жалкими. И это заставляет человека признать неизбежность этой боли, тот факт, что эта проблема не временная – она постоянная. Только одно это неприятное осознание объясняет, почему люди невнимательно относятся к боли во время секса и не перестраивают процесс: депрессивное напоминание об ужасающей правде – слишком высокая цена за возросшее удовольствие. Нет уж, лучше пусть секс причиняет боль, чем напоминает о том, что от этой боли уже не избавиться. Лучше утратить интерес к сексуальной жизни, чем воспринимать секс как напоминание о том, что эта боль будет с тобой всегда.

Если вы знаете (или подозреваете), что вашему партнеру больно во время секса, поговорите с ним. Обсудите, как именно вы оба можете изменить ваш секс, чтобы было не так больно. (Видите, мы выбираем меньшую боль, а не ее отсутствие – насколько ужасно это звучит?)

Возможно, что адаптировать секс к вашим обстоятельствам, чтобы уменьшить боль, довольно просто. Например, поменявшись сторонами кровати, или изменив позицию, или подкладывая подушки под попу, плечи, лодыжки или шею. Или вам потребуется принимать ибупрофен или горячую ванну за несколько минут до секса. Или делать пятиминутный массаж – шеи, плеч, рук, чего угодно – прямо перед сексом. Или за три минуты до секса лежать спокойно и просто дышать, расслабляя тело и визуализируя мышцы и связки, которым комфортно и хорошо. Люди редко так делают, если их к этому не подталкивать. Так что действуйте. Ах да, и помогите партнеру справиться с экзистенциальным кризисом, к которому приводит осознание того, что он или она живет с хронической болью.

Образ поврежденного тела

В Америке люди привыкают стыдиться, когда их внешние данные не соответствуют тому, как они себя ощущают внутри. Это касается признаков старения (например, морщин), так же как и многих других особенностей тела: веса, осанки, асимметричности лица, физической подготовки, шрамов, заметных увечий и дополнительных приспособлений (скобок, трости, инвалидной коляски и так далее). Все эти переживания могут создавать контраст между тем, как нас видят другие (и, в особенности, мы сами себя в зеркале), и здоровым, «нормальным» образом, который живет у нас внутри.

Всем нам это знакомо. Я осознаю, что не чувствую себя человеком моего возраста и веса – но, когда вы на меня смотрите, вы видите именно это, и, конечно же, вы считаете, что то, что вы видите, – и есть правда. Это одна из причин, почему многие люди расстраиваются из-за своих тел: тело – это проводник, с помощью которого, как мы думаем, другие делают неправильные выводы о том, кто мы есть.

Это привычное, хоть и весьма болезненное явление в подростковом возрасте (и для некоторых может быть довольно опасным), но многие люди переживают это вновь (или продолжают испытывать), когда им уже за тридцать, или после родов, или когда они лысеют, или когда идут на пенсию, и во многих других случаях. Это популярная жалоба: «Как бы я выглядел(а), если бы…? Я чувствую себя сексуальным(ой)/молодым(ой), но мое тело так не выглядит (по крайней мере, на мой взгляд)».

Так что наши страдания связаны с одним, двумя или всеми тремя следующими пунктами: красотой (я выгляжу не так хорошо, как мне хотелось бы или как это было раньше); диссонансом (то, как я выгляжу, не отражает то, кем я являюсь); и определением сексуальности (я знаю, что не подхожу под официальное определение сексуальности, но, поверьте, я еще та секс-икона).

И старение, и болезни требуют от человека, чтобы он признал существование проблем, связанных с его или ее телом. Взрослые люди, которые сражаются со старением или с болезнью, обычно справляются со своим телом, которое причиняет им беспокойство, (неохотно) заботясь о нем и (возмущенно) подстраиваясь под его особенности. Когда в вашем теле сосредоточено столько досады, разочарования, грусти и бессилия, может быть непросто представить его центром вашего удовольствия и причиной возбуждения и радости для других.

Так что вам нужно помнить, что сексуальность – это о том, кем вы являетесь, а не то, как вы выглядите. Когда кто-то хорошо вас знает и ценит, ваше тело не играет в этом основной роли. Вы должны относиться к вашему телу как к другу, а не как к помехе.

Все это ощущается особенно ясно, когда вы в спальне начинаете снимать с себя вещи. Вы стесняетесь. Вы боитесь, что партнер будет разочарован, возможно, при этом представляете, как выглядели десять или двадцать лет назад. Если вы чувствуете себя некомфортно в своем теле, вы должны, должны, должны игнорировать то, как вы выглядите, и позволить сексу случиться, не прерывая его вашей стеснительностью или суждениями о себе. Естественно, наша культура – вам в этом не помощник: как сказал сексолог и антрополог Микки Даймонд: «Природе нравится разнообразие. К сожалению, общество его ненавидит».

Чего можно ожидать от старения

Давайте перечислим некоторые из наиболее частых изменений, которые могут произойти у вас с возрастом, и сравним их с теми сторонами вашей сексуальности, которые, возможно, не изменятся, когда вы станете старше. Что я имею в виду, когда говорю «с возрастом» и «старше»? Размытый период жизни где-то около сорока лет. Но у разных людей «пробег» может значительно отличаться. Некоторые устают от секса к тридцати годам, в то время как другие, поздно зацветающие создания, в зрелые годы только начинают свою сексуальную жизнь.

Для начала давайте выясним, какие аспекты нашей сексуальности обычно меняются с годами?

• Желание: часто уменьшается.

• Влагалищная смазка: обычно выделяется в меньших объемах и с меньшей стабильностью.

• Эрекция: требует большей стимуляции; может быть не такой твердой или длиться не так долго, как прежде.

• Оргазм: может требоваться больше времени, чтобы его достичь; он может длиться не так долго или быть не таким ярким, как раньше.

• Рефрактерный период: обязательный период времени между эякуляцией и следующей эрекцией часто увеличивается.

• Предпочтения: типичный ассортимент сексуальных действий может сократиться, часто пропадает тяга к экспериментам. Иногда это работает в обратном направлении: некоторые из тех, кто двадцать или тридцать лет своей жизни испытывал стеснение, получают шанс по-новому взглянуть на жизнь (Новый партнер? Чудесное спасение от смерти? Мама еще раз выходит замуж?), и набор блюд в их сексуальном меню расширяется, потому как они начинают пробовать новое.


А теперь давайте выясним, в каких аспектах сексуальность может остаться стабильной по мере того, как мы взрослеем. Не важно, были ли эти особенности развиты в молодости на низком уровне и остались таковыми во взрослом возрасте, или же показатели были высокими с самого начала и оставались высокими на протяжении всей жизни, вот что может оставаться неизменными с течением времени:

• Желание близости.

• Потребность быть желанными.

• Желание чувствовать себя комфортно в собственном теле.

• Особенности оргазма.

• Уровень желания.

• Содержание и количество фантазий.

• Предпочтения.


Сексуальный интеллект

Заметьте, что, хотя сексуальная функция часто меняется по мере того, как мы становимся старше, сексуальная психология может оставаться стабильной на протяжении всей нашей жизни. Сексуальный Интеллект предоставляет вам инструменты и мотивацию с возрастом изменить вашу сексуальность таким образом, чтобы примириться с этим контрастом. Это хороший способ продолжить получать удовольствие от секса тогда, когда способность тела делать то, что оно делало раньше, снижается.

Итак, старение – это не какой-то вор, который крадет вашу сексуальность. Оно забирает лишь одну версию вашей сексуальности – сексуальность, которая основывается на половой функции. Когда это происходит, только вы решаете, покинула ли вас вся ваша сексуальность разом. Если у вас достаточно смелости и интереса, вы можете взглянуть на себя по-новому и создать из знакомых частичек вашей психологии сексуальную жизнь, которая будет приносить удовольствие, подстроив ее под изменения вашей функции.

Миф о достижении нашего «пика сексуальной активности»

Многие люди переживают о том, когда они достигнут своего «пика сексуальной активности». Будет ли он достаточно высоким? Произойдет ли это в нужное время? Как это будет сочетаться с «пиком половой активности» партнера? Похоже, когда речь заходит о сексе, в Америке обнаруживается несметное количество альпинистов.

Вероятно, люди так или иначе задумываются об этом уже достаточно долго. Как бы то ни было, американцам сегодня приходится иметь дело с результатами чересчур упрощенного, популяризированного и неверного толкования нескольких важных фактов – и информацию эту повторяют так часто, что она начинает казаться точной и исчерпывающей.

Реальные факты, которые за этим кроются, достаточно просты: процент оргазмов у каждого гендера в разных возрастных группах, который Альфред Кинси задокументировал почти полвека назад. Двадцатью годами позднее эта статистика была популяризирована Гейл Шихи, Шир Хайт, Дэвидом Рубеном, USA Today и другими и постепенно превратилась в Большой Миф: что мужчины достигают пика своей сексуальной активности в возрасте восемнадцати лет, в то время как у женщин это происходит в тридцать пять. Если бы это было правдой, было бы довольно неприятно, но с этим явно можно было бы жить. К сожалению, люди до сих пор переживают по этому поводу.

Вот какими могли бы быть разумные варианты ответа на вопрос: «Когда я достигну пика своей сексуальной активности?»:

• Этот вопрос лишен всякого смысла.

• Я понимаю, что вас это беспокоит, но этот вопрос лишен всякого смысла.

• Люди никогда не достигают пика своей сексуальной активности.

• Это зависит от того, что вы имеете в виду.


Если под «пиком сексуальной активности» вы подразумеваете то, как быстро у вас возникает эрекция и насколько она стабильна; имеете в виду скорость и силу извержения при эякуляции; говорите о постоянных мыслях и тупых шуточках про секс; тогда да, многие мужчины достигают пика примерно в восемнадцать лет. И если под «пиком сексуальной активности» вы подразумеваете возраст, в котором женщины дают больший отклик на сексуальные стимуляции и их оргазмы наиболее стабильны, то да, многие женщины достигают пика в тридцать пять.

Но эти определения – лишь одно видение «пика сексуальной активности». Например, под «пиком» мы можем иметь в виду возраст, в котором люди больше всего наслаждаются сексом, больше всего его ценят, лучше всего его понимают, имеют самый богатый опыт или наиболее часто с помощью секса налаживают эмоциональную связь с партнером.

«Пик сексуальной активности» может значить возраст, в котором людям особенно важна духовная сторона секса или в котором секс дает им наилучшую психологическую разрядку и комфорт в случае, когда им грустно, больно или страшно. Если судить по совсем иным критериям, «пик сексуальной активности» может означать возраст, в котором некоторым людям будет проще всего продавать свои сексуальные услуги. Так что, если мы собираемся использовать понятие «пика» (хотя я бы не советовал), нам нужно максимально четко определить, что именно мы имеем в виду, учитывая при этом собственный опыт и стремления.

Давайте рассмотрим тот же самый вопрос в другом контексте: в отношении видов спорта, в которых люди ведут и ловят мяч, таких как теннис, баскетбол, бейсбол и футбол.

Фактически все, кто занимается этими видами спорта профессионально, начинают играть в возрасте до четырнадцати лет. Хотя их молодые тела могут быть невероятно подготовленными и спортивными, эти спортсмены в свои четырнадцать пока не много знают об играх и соревнованиях, поэтому их способности весьма ограничены, какими бы бесконечно талантливыми они ни были.

В двадцать четыре профессиональные спортсмены могут выступать в этих видах спорта на невероятно высоком уровне – их тела подтянуты и здоровы, и они накопили достаточно знаний, особенно если у них хорошие тренеры. В тридцать четыре тела большинства спортсменов становятся немного медленнее – но благодаря их огромному опыту и знаниям в их виде спорта, а также пониманию особенностей оппонентов они могут соревноваться на очень высоком уровне и даже помогать при этом развиваться своим товарищам по команде. После сорока четырех все знания в мире не могут компенсировать медленные ноги, медленные руки, медленные глаза или замедленную реакцию. Мы очень редко встречаем людей, которые в этом возрасте продолжают профессионально играть.

Некоторым людям так важно само исполнение, что их уровень подготовки определяет то, насколько они могут получать удовольствие от какого-либо вида спорта. Но многие люди находят и другие вещи, которые кажутся им важными в этом – иногда даже важнее, чем исполнение. Например:

• Возбуждение перед соревнованиями.

• Хорошее знание правил и принципов игры.

• Дух товарищества в команде.

• Свежий воздух.

• Ношение специальной формы.

• Ощущения при разработке стратегии в игре.

• Общение с более молодыми игроками.


Если спросить людей, которые обожают заниматься спортом в свои сорок, или пятьдесят, или даже старше, большинство ответят одно и то же: «Все уже не так, как было раньше». Некоторым хотелось бы вернуть былое, другие же теперь наслаждаются тем, что делают, еще больше, чем раньше. Но все сходятся в одном: «Мне правда нравится то, как все обстоит сейчас». С одной стороны, все они как игроки уже пережили свой пик активности. С другой стороны, если им все еще нравится оставаться в этом спорте гораздо дольше, чем они планировали, да еще и спустя долгое время после того, как их ровесники ушли на пенсию, как мы можем говорить, что они прошли свой пик?

Так когда мужчины и женщины достигают своего «пика сексуальной активности»? Те, кто больше не заинтересован в сексе, уже его достиг. Те, кто все еще заинтересован, – нет. И, если им повезет, они не достигнут его никогда.

Разговариваем со своим врачом и рассказываем ему о сексе (и вашем теле)

Вы будете шокированы, узнав, как мало врачи изучают секс в медицинских школах. Это единственное, что случается с ними еще реже, чем сон.

Во многих медицинских учебных заведениях отношение к этой теме следующее: «Давайте учить этих людей действительно важным вещам, например, тем, которые убивают человека (или разберем очень экзотические болезни, на изучение которых нам как раз выделили грант). Так что ваш гинеколог, скорее всего, знает о раке шейки матки в десять раз больше информации, чем о половой функции. Если у вас рак шейки матки, эти знания пригодятся. Если нет, то ваш врач может быть не способен оказать вам помощь, которая вам действительно нужна.

Многие врачи говорили мне, что они боятся оскорбить пациента тем, что поднимут тему секса. Я обычно отвечаю: «Скажите ему, что таковы высокие стандарты лечения в вашем учреждении, и пусть себе обижается». Я сам через это прохожу: многих из моих новых пациентов возмущают мои на первый взгляд дерзкие вопросы про секс и моя прямолинейность, с которой я эти вопросы задаю. Спустя некоторое время они начинают понимать, почему я так делаю. Некоторым это по-прежнему не нравится, но по крайней мере они понимают. Помню одного пациента, который раздраженно говорил: «Почему вы не можете просто называть это «там внизу», как все нормальные люди?»

И, напротив, когда я настаиваю на том, чтобы мои пациенты поднимали вопросы сексуальной жизни в разговорах со своим врачом, они обычно отвечают: «Ой, мой врач умрет от смущения, если я заикнусь о сексе». Поэтому, подобно кучке нервных водителей перед знаком «стоп» на перекрестке, все ждут, пока другой человек сделает первый шаг. Так вы можете сидеть в 6th&Main[11] до бесконечности.

Давайте также не забывать о том, кто учится в медицинских школах: люди, которые только недавно доросли до возраста голосования. Лично мне не очень комфортно доверять мою простату парню, который провел лучшие годы своей жизни в библиотеке, вместо того чтобы познавать реальную жизнь. С другой стороны, это лучше, чем альтернативный вариант – док, который не проводил годы жизни в библиотеке.

Однажды я читал лекцию о сексуальности студентам-медикам в Стэнфордском университете. Они были способными, усердными, и все вместе представляли собой самую сексуально необразованную группу двадцатитрехлетних людей, которую я когда-либо встречал. Может быть, вам повезло и один из этих замечательных людей сейчас – ваш лечащий врач.

Мораль всей истории: так же как нужно сообщать вашему врачу о повышенной чувствительности вашей кожи (вы сгораете, даже когда идет дождь), о груди (на ней всю жизнь были неровности) и других частях тела, необходимо также научить его или ее разговаривать с вами про секс. О побочных эффектах лекарств, которые могут отразиться на сексуальной жизни, об эффективности контрацепции с помощью прерванного полового акта, о нестабильной менструации, обсудить вопросы безопасности анального секса. О том, почему у вас выделяется жидкость из сосков, хотя вы не беременны, как мастурбировать при артрите, об аллергии на сперму или латекс, а также тот факт, что ваш муж не является вашим основным половым партнером.

Давайте заставим врачей справляться с этим дискомфортом. Им за это платят, и это может улучшить их личную жизнь.

История из личной жизни

Несколько лет назад я серьезно повредил руку и провел несколько месяцев в отделении физиотерапии. Некоторые работники были заинтригованы родом моей деятельности, и я немного пообщался с ними. В знак моей признательности, я как-то раз предложил прочитать лекцию в их больнице. Выяснилось, что они должны были принимать у себя региональный съезд специалистов по травмам рук (физиотерапевты, спортивные тренеры и так далее), а один из спикеров отменил свое выступление. Я попросил, чтобы меня записали с темой выступления «Сексуальные проблемы, связанные с травмами рук».

Как и было оговорено, через месяц я пришел в аудиторию, где проходила конференция. После того как меня представили, я посмотрел на две сотни сидящих там людей, поблагодарил их за приглашение и спросил:

– Вы когда-нибудь замечали, насколько капризны пациенты с травмами рук?

Ожидаемо в ответ я получил бурную реакцию: смех, жалобы, мотание головой, ругательства, шутки.

– Хорошо, – продолжил я, – я знаю, что вы говорите с этими пациентами обо всем: как лучше обустроить их кухни, ванные, как водить машину, как поднимать на руки детей. А кто из вас говорил со своими пациентами о мастурбации?

Неожиданно стало тихо, как на проселочной дороге глубокой ночью.

– Что ж, – заключил я, – почему, вы думаете, они такие капризные? Им сложно мастурбировать – некоторые из них не могут делать это месяцами!

Большая часть слушателей рассмеялась. Когда удивленный смех прошел, сменившись печальным осознанием, я улыбнулся.

– Давайте поговорим о том, как правильно обсуждать секс с вашими пациентами, и о том, почему вы раньше, возможно, недооценивали важность этой темы.

Думаю, некоторые старожилы до сих пор обсуждают это выступление.

Мифы о здоровье и старении

Несмотря на огромное количество достоверной информации и наш свободный доступ к ней, по-прежнему существует слишком много предубеждений и неверных представлений, которые передаются из уст в уста.

Так что давайте закончим тестом о мифах про сексуальность, здоровье и старение.

Правда или ложь?

(ответы ниже)

• Взрослые женщины обычно не кончают во время секса.

• Как и молодым мужчинам, взрослым мужчинам необходимо кончать, чтобы чувствовать себя сексуально удовлетворенными.

• В целом людей в возрасте не интересует секс.

• Прием противозачаточных таблеток часто приводит к раку.

• Аборты часто приводят к депрессии.

• У большинства мужчин, которые теряют влечение к своим женам или девушкам, низкий уровень тестостерона.

• Если вы не можете забеременеть после пяти месяцев попыток, вы или ваш партнер бесплодны.

• Мужчинам обычно нравится большая грудь; без нее женщине не стоит ожидать, что партнер будет сильно ее вожделеть.

• Большинство людей лучше занимаются сексом, когда выпивают.

• Если мужчина не может добиться эрекции, он не сможет получить удовольствие от секса.

• Нельзя забеременеть во время первого раза, или если заниматься сексом стоя, или если сразу после того, как вы приняли душ.

• Если женщина не может кончить только от проникновения, возможно, ей помогут в этом сексуальная терапия, лечение или новый партнер.

• Каждый год много мужчин в возрасте умирают от слишком энергичного секса – обычно с проститутками или во время интрижек.

• Неразумно заниматься сексом после трех месяцев беременности.

• Большинство врачей знают о сексе все, что им нужно знать.

• Большинство лекарственных препаратов почти или вообще не имеют побочных эффектов, влияющих на сексуальную активность.

• Красивые люди – лучшие любовники, и у них всегда самый лучший секс.

• Препараты для потенции вроде «Виагры» отлично помогают женщинам.

• Почти все сексуальные «дисфункции» связаны с травмой, такой как изнасилование, приставания или неблагополучное детство.

• Проблемы с эрекцией, конечно же, почти всегда связаны с сексом.

• Если у вас заболевание, передающееся половым путем (например, герпес или хламидии), никто не захочет заниматься с вами проникающим сексом – и будет безответственно даже предлагать подобное.


Ответы на тест:

Все эти утверждения неверны.

Ни одно из них не является «спорным».

Некоторые люди могут по-своему относиться к этим фактам, но в том, что это факты (обратные утверждения), не может быть никакого сомнения.


Независимо от гендера, расы, политических взглядов или умения готовить ризотто, «взросление» – это та категория, в направлении которой движутся все. (Альтернатива куда хуже, не так ли?) Большинству людей взросление принесет особые проблемы, которые помешают легко и свободно выражать их сексуальность. Те, кто уже страдает из-за проблем со здоровьем – боли, лечения, бессонница или болезни, – и так уже знакомы с этими проблемами сексуального характера.

Лишиться наших самых любимых источников удовольствия неприятно, будь то еда, спорт, воспитание детей, путешествия или секс. По мере того как мы становимся старше или начинаем испытывать проблемы со здоровьем, просто необходимо использовать наш Сексуальный Интеллект для того, чтобы заново изобрести для себя секс. Тогда наша сексуальность останется для нас источником обогащения, и мы не потеряем ее из-за нескольких строгих определений, под которые не попадаем.

Тем не менее, как мы выяснили, некоторые люди так злятся или пугаются из-за необходимости изменить свои взгляды на секс, что отказываются сделать это. Это отрицание дает им определенную выгоду, но они платят за нее утратой сексуальности. Я не могу с абсолютной уверенностью сказать, что это будет ошибкой для всех – только что это будет ошибкой для большинства людей. Как говорят нам философы, боль неизбежна, но страдание – это личный выбор каждого.

Глава 10

Используем наш сексуальный интеллект. Создаем секс, в котором невозможно потерпеть неудачу (или добиться успеха)

Маккой и Кристал в свои тридцать с лишним лет были очаровательной парой. Они принадлежали к Русской православной церкви, так как выросли в семьях, исповедовавших православие, и были немного более консервативными, чем многие мои пациенты. У них был ребенок, и они очень хотели еще одного – но, перед тем как зачать снова, они решили, что им необходимо поработать над своей «интимной жизнью». Они хотели, чтобы секс был более «энергичным» и «сближающим», чтобы все происходило без «стресса» и споров.

Они были не просто замкнутыми, они были ограниченными. Они думали, что знают, каким должен быть секс, и так как их мнения в этом вопросе примерно совпадали, то они никогда прежде не ставили под сомнение свои взгляды. Это бремя пало на меня.

Мы поговорили об их отношениях, которые были абсолютно традиционными: он был кормильцем семьи, а она работала няней на полставки, воспитывала ребенка и хозяйничала по дому. Мы обсудили вопросы силы, автономии, разногласий. А еще обсудили то, какой они видят свою Церковь. Маккой не очень увлекался религией. А Кристал ходила в церковь почти каждую неделю, хотя говорила, что контрацепция и секс – это их «личное» дело и в этих вопросах они принимали решение самостоятельно. Я отметил про себя этот дух независимости, предполагая, что в будущем это может сыграть нам на руку.

Мне было интересно говорить с ними о сексе. Когда мы обсуждали различные практические вопросы, они по очереди отказывались что-либо менять. Маккой, например, ненавидел использовать смазку во время секса – он считал, что у них «не должно быть потребности в этом», иначе это означало бы, что у Кристал что-то не так с возбуждением. Она считала, что секс всегда должен быть с проникновением – что «всем мужчинам это необходимо».

Ему не нравилась идея орального секса – он говорил, что это делают для мужчин проститутки и что «настоящий мужчина» не будет делать женщине куни. Она не хотела назначать для секса определенные дни, потому что ей казалось, что все должно происходить «спонтанно», а иначе это было «как-то механически и совсем не романтично». А еще она хотела использовать для проникновения исключительно так называемую миссионерскую позицию, потому что другие были «неподобающими приличной женщине» и при этом «привлекали слишком много внимания к ее заднице или груди, которые далеки от идеала».

Они непреднамеренно, но очень умело скооперировались в попытках продолжить стоять на месте. Их представления о сексе лишали их возможности сексуально сблизиться. Так усердно работая над тем, чтобы правильно заниматься сексом и добиваться в нем каких-то успехов, они не были способны просто расслабиться и насладиться друг другом в постели.

– Что ж, есть хорошая новость, – бодро сказал я. – У вас есть множество причин, почему секс получается не таким, каким вы хотите заниматься. Нам предстоит многое изменить.

Я объяснил им, как их суждения, интерпретации, ярлыки и так далее мешали им добиться близости, к которой они, по их словам, стремились.

– Соединить два голых тела, чтобы случился секс, это не сложно, – сказал я. – Соединить их тогда, когда у вас игривое настроение, или добиться игривого настроения, когда вы соединяете два голых тела, это уже сложнее.

– Вы хотите, чтобы секс стал более интимным, и это замечательно, – сказал я. – Но как именно вы собираетесь этого добиться? Дело не в специальных позах, или игрушках, или уловках. Дело в том, чтобы научиться сближаться и сохранять эту близость, пока вы занимаетесь сексом.

Я помог им понять, что каждый из них во время секса избегает своего партнера, что они оба не верят, что партнер принимает их, и оба хотят ощущения близости, не делая при этом ничего, что помогло бы его создать. Они не хотели этого признавать, боясь, что это значит, что они друг друга не любят. Я заверил их, что это «значит» совсем другое.

Секс не является чем-то сокровенным просто потому, что это секс – вам нужно совершать определенные действия, чтобы он таким стал. Иногда люди не осознают эту необходимость; иногда люди не осознают, что они этого на самом деле не делают. Иногда люди думают, что за это должен отвечать их партнер, оправдывая это гендером, или количеством опыта, или традициями, или чувством стыда.

Эта пара думала, что они делают что-то не так, потому что их секс не был «интимным».

– Конечно, он не такой, – улыбнулся я. – Вы не можете спокойно вздохнуть и отнестись к сексу так, как если бы вы устраивали пикник с вашим ребенком. Почему в этой ситуации вы не чувствуете напряжения?

– Потому что мы знаем, что делать, – сказал Маккой.

– Наверняка знаете, но я думаю, что спокойны вы не поэтому. Я думаю, это потому, что вы не волнуетесь о том, как сделать все правильно, не пытаетесь идти по сценарию и не боитесь, что если что-то пойдет не по плану, то мир рухнет. – Они задумчиво кивнули. – А теперь настройтесь точно так же на секс, и тогда, уверен, вы сможете расслабиться и сблизиться друг с другом.

Всего через пять сеансов это произошло. Маккой и Кристал начали понимать, что делают, начали делать реже то, что препятствует их чувству близости, и начали говорить о том, как сами создают себе проблемы. Я подсказал им еще пару вещей и предложил прекратить нашу терапию (хотя мне нравилось с ними работать). Они добавили кое-что в свою сексуальную жизнь: больше поцелуев, больше орального секса, две новые позиции. Они все еще сопротивлялись тому, что называли моим «нападением на проникающий секс», и Маккоя все еще напрягало то, что Кристал кончала с вибратором гораздо легче, чем с ним.

Но в конце концов мы смогли избавить их секс от излишней таинственности и сложности. Он стал для них более реальным – чем-то, чего нужно добиваться совместными усилиями, а не просто ждать в надежде на то, что у вас появится чувство близости, в то время как вы пассивно принимаете все, что с вами происходит.


Модель Сексуального Интеллекта, которую мы с вами вместе изучали, – это концепция секса, в котором вы не можете «потерпеть неудачу», потому что у вас попросту нет цели «добиться успеха». Когда вы не равняетесь на какие-то стандарты «нормальности», у вас остается лишь два стандарта: «Нравится ли мне это?» и «Нравится ли моему партнеру заниматься этим со мной?» Так как здесь не в чем преуспевать, отпадает необходимость ждать, когда секс закончится, чтобы решить, каким он был. Вместо этого вы можете наслаждаться абсолютно каждым моментом, потому что заранее знаете, чем секс закончится – тем, что все будет хорошо. Может быть, не идеально, но хорошо.

Когда мы смотрим на секс именно с таким настроем, ничто не может пойти «не так», потому что нет ничего «правильного» и «неправильного». Потеря эрекции, быстрые оргазмы, сухие вагины – все это просто особенности секса, а вовсе не помеха и не провал. В этом эротическом мире не существует никакой культурной иерархии, которая бы утверждала, что определенные виды секса лучше, чем другие. Таким образом, любые действия, которые люди совершают (по взаимному согласию) – это хорошо и нормально. Эти устаревшие системы приоритетов (что проникающий секс лучше, чем оральный, оральный секс лучше, чем мастурбация, ступни просто не могут быть сексуальными и так далее) – для счетоводов, не для любовников. До тех пор пока вы не собираетесь зачать ребенка, все эти положения ничем не обоснованы и их лучше всего игнорировать.

В конечном счете развитие и использование Сексуального Интеллекта приводит к тому, что вы начинаете управлять сексом, а не обслуживать его; вы обретаете свободу создавать секс (и наслаждаться им), вместо того чтобы быть рабом культурной модели сексуальной компетенции, которой необходимо соответствовать. И это лучше, чем любой оргазм.


В первой главе я пообещал, что мы научимся осознавать и создавать секс как место, в котором просто невозможны ошибки и ничто не может пойти не так.

Я надеюсь, что у вас получилось сделать это вместе со мной, по мере того как мы обсуждали практические идеи и стратегии, включая:

• Стремление получать от секса то, чего вы хотите;

• Устранение вашей зацикленности на перформансе, превращение секса в место, где можно расслабиться, а не пытаться добиться успеха (или избежать провала);

• Отказ от обсуждения, нормальны ли вы или ваш партнер;

• Важность разговоров о сексе – и как сделать их эффективными;

• Реалистичная сексуальная физиология: принятие того, что возбуждение может быть неустойчивым, сексуальные реакции часто меняются с годами, а эмоции влияют на то, как ваше тело реагирует на воздействия до и во время секса;

• То, как важно физически подстраиваться друг под друга, и почему так важно уметь останавливаться, чтобы поспособствовать этому;

• Ошибочность разделения тела на отдельные «эрогенные зоны»;

• То, насколько важно подготовиться к изменениям и смириться с тем, что с течением жизни секс может становиться другим, чтобы суметь получать от него удовольствие;

• То, как важно сосредотачиваться на сексуальном наслаждении, а не на сексуальной функции.


И, конечно, не забывайте о том, что во всех наших обсуждениях половая «функция» – эрекция, смазка, оргазм – рассматривается как средство для достижения желаемых ощущений, а не как самоцель.


Как вы помните, я начал эту книгу, спрашивая людей о том, чего они хотят от секса. Многие люди – вероятно, и вы тоже – придают особое значение близости или интимности. Поэтому вот несколько вопросов, которые я задаю своим пациентам, чтобы помочь им поразмышлять на эту тему:

• Если интимность – такая важная часть секса, почему бы не обсудить секс со своим партнером? Или зачем терпеть, если ваш партнер отказывается говорить об этом?

• Если секс хотя бы частично связан с интимностью, а у вас не получается разговаривать о нем или вы не хотите этого делать, то как вы намереваетесь добиться близости, которая позволит вам получать удовольствие от секса?

• Как вы собираетесь говорить о сексе, если не знаете нужных для этого слов?

• Как вы собираетесь добиться от секса интимности или чувства близости, если вы прячете свои эмоции в процессе?

Хоть я и делаю это максимально мягко, мои пациенты смущенно ерзают, когда я задаю им подобные вопросы, и если вы сейчас тоже ерзаете, то я вам очень сочувствую. Но как бы то ни было, если вы считаете близость и интимность важными составляющими секса, вам нужно вести себя так, чтобы ваши действия способствовали близости и интимности. В этой книге я неоднократно рассказывал о практических способах добиться этого. Далее будет представлено еще несколько идей, как создать чувство близости во время секса и сделать секс пространством, в котором невозможно потерпеть неудачу. Это основной принцип Сексуального Интеллекта.

Не начинайте заниматься сексом, пока не почувствуете, что близки или готовы

Хотя вам не нужно быть по уши влюбленными, чтобы начать с кем-то спать, неразумно начинать заниматься сексом, если вы чувствуете, что отстранены от партнера или что он вас раздражает – и не важно, насколько сильно вы сейчас возбуждены. В подобной ситуации двое должны сделать что-то, чтобы преодолеть эту отдаленность и стремиться к близкой связи друг с другом. Если они этого не сделают, то в лучшем случае в сексе они будут чувствовать себя изолированными от происходящего. В худшем – их тела не смогут взаимодействовать должным образом, и весь процесс будет казаться просто жутким.

Но даже в обстановке любви и тепла людям нужно совершить переход от не-секса к сексу. У некоторых людей для этого есть ритуалы, например они вместе принимают ванну или пробуют любимые угощения. Другие пары какое-то время вместе сидят и расслабляются после тяжелого дня. Этот переход никогда не будет пустой тратой времени: для многих людей он самый верный показатель того, смогут ли они получить удовольствие от секса, который за ним последует.

«Прелюдией» многие называют то, что они делают, чтобы совершить переход от состояния не-секса к сексу (не важно, включает ли секс проникновение или нет). К этому могут относиться поцелуи, ласки, может быть, игривые действия с гениталиями. Если в данной конкретной ситуации вам не хочется выполнять эти эротические действия, есть еще два варианта: или делайте то, что пробуждает чувства конкретно у вас (например, мойте ему голову или лижите ей пятки), или отложите секс до лучших времен – возможно, так будет лучше.

Многим людям сложнее начинать заниматься сексом, если прошлый раз был давно. Для них этот переход – слова, жесты, прикосновения – еще важнее.

Учимся проявлять инициативу

На ранних месяцах развития многих сексуальных отношений никому не приходится «инициировать» секс – он «просто случается», так как пары занимаются любовью всегда, когда им позволяют обстоятельства. Через пару лет все постепенно меняется; и тогда кому-то нужно начинать заигрывания, которые закончатся тем, что а) пара займется сексом либо б) один из них отклонит приглашение.

Многие люди усложняют ситуацию, вкладывая слишком большое значение в этот балет. Некоторые, получив приглашение, думают: «Ты не осознаешь, как усердно я работаю и как сильно устаю». Другие считают, что если партнер не проявляет инициативы в моменты, когда мог бы, значит, у него в голове: «Я не люблю тебя» или «Ты меня не привлекаешь». Некоторые люди чувствуют, что они не могут просто так сказать «нет», поэтому они отвечают на приглашение какой-то отговоркой. Другие используют приглашение партнера для того, чтобы вновь разжечь незаконченный конфликт: «После того что ты вчера сказал моей маме, ты думаешь, я займусь с тобой сексом? Забудь об этом».

Мои пациенты делятся со мной интересными взглядами относительно инициативы в сексе:

• «Я никогда не начинаю первая. Когда я хочу, чтобы он начал, я просто надеваю мой особый халат, и тогда он понимает, что сегодня я точно соглашусь. Так что в 100 процентах случаев инициатива исходит от него».

• «Я знаю, что, когда я предлагаю заняться сексом, он чувствует на себе определенное давление, поэтому я обычно этого не делаю. Но когда мы ложимся спать и он позволяет мне обнимать его сзади и не отстраняется, тогда я знаю, что есть шанс, что он ответит да».

• «Я ненавижу, когда он говорит: «Может быть, сегодня ночью?» Чтобы дать мне понять, что ты хочешь секса, просто прими душ и побрейся перед тем, как лечь в кровать».

• «Я боюсь целовать ее на ночь, потому что она подумает, что я предлагаю секс. А потом она жалуется, что я никогда ее не целую».


Самой опасной в некоторых парах является ситуация, когда один партнер предлагает заняться сексом, а другой хочет отказать. В каждой паре у обоих партнеров должна быть возможность сказать «Нет, спасибо» так, чтобы второй при этом не испытал никаких негативных эмоций помимо небольшого разочарования. Слишком во многих парах за словом «нет» обычно следует либо ссора, либо холодное отношение со стороны одного или обоих партнеров.

Так что делать после того, как он или она отказывается заняться сексом?

Я говорю некоторым пациентам, что последовательность событий, которую они считают естественной, меня поражает: «Давай-ка проясним. Ты хотела заняться с ним любовью. Ты хотела создать чувство близости между вами, хотела, чтобы вы оба получили удовольствие. Ты хотела, чтобы эти двадцать минут были особенными. А когда он ответил: «Нет, спасибо», ты отвернулась и отказалась обниматься, разговаривать или даже просто смотреть на него».

«Это вполне естественная реакция», – часто слышу я. Нет, не естественная. Это решение, которое принимаете вы сами. Решение, которое не укрепит ваши отношения и не повысит ваши шансы на то, что в следующий раз случится хороший секс. И при этом вы уж точно не почувствуете себя хорошо.

Многие пациенты страдают из-за того, что, по их мнению, от них отказываются. «А вам бы понравилось, если бы вас отвергли? Никому такое не понравится», – часто сетуют они.

«Она не отвергает вас, она отвергает секс с вами», – эту фразу я говорил очень многим пациентам. Когда они сопротивляются, я говорю: «Она не сказала тебе уйти, не сказала, что ты отвратителен, не сказала, что больше никогда не захочет заниматься с тобой любовью. Она просто отказалась от секса с тобой в этот конкретный момент». Конечно, я настаиваю на том, чтобы люди, которые говорят: «Нет, спасибо», затем обнимали или прикасались к своему партнеру – но, при этом я также напоминаю более воодушевленному партнеру о том, что это не является приглашением к сексу.

Так же как на вопрос «Хочешь сходить куда-нибудь сегодня вечером?» существует много вариантов ответа помимо «да» и «нет» («Да, если вернемся домой пораньше», «Нет, если ты хочешь выпить», «Только если я посплю сегодня днем», «Пожалуйста, спроси меня попозже, когда я приду домой с тренировки»), вопрос «Хочешь заняться сексом?» может предполагать много вариантов ответа помимо «да» и «нет». Например:

• «Я немного устала, так что я согласна на секс, если ты сделаешь большую часть работы».

• «Конечно, если тебя не обидит, что я не кончу».

• «Знаешь, если мы отложим до завтра, у меня будет гораздо больше энергии на это».

• «У меня все еще не зажила ранка на губе, поэтому если ты не против заняться сексом без поцелуев, то ладно».

• «Уже поздно, так что, может, сделаем это по-быстрому?»

• «Я мог бы, но горящие сроки по работе занимают все мои мысли, так что я не буду полностью вовлечен в процесс. Ты все еще хочешь?»


Наконец, назначать дни, когда у вас будет секс, обязательно, если у вас есть дети или если вы живете в одном доме с другими людьми. Определение такой даты не обязывает вас к сексу: в конце концов, когда этот момент наступит, у вас может болеть голова или вы можете быть уставшими из-за того, что весь день ухаживали за больным псом. Вы просто назначаете день, в который в принципе можно заняться сексом. Вы оба договариваетесь освободить конкретное время в своем расписании, и затем, если вы оба в настроении, вы можете заняться любовью. Это позволяет избежать жалоб, которые я так часто слышу: «Не вини меня в том, что у нас нет секса – я была готова во вторник, но ты всю ночь переписывался по почте».

И – да, некоторым людям идея о конкретных днях для занятия сексом кажется такой омерзительной, что они предпочитают не заниматься им вообще, а потом жаловаться.

Нет ничего удивительного в том, что некоторые люди признают только один способ проявить инициативу и думают, что, если партнер им не пользуется, значит, он либо он вас не уважает, либо ему вообще никто не нужен.

«Проявление инициативы» всего лишь запускает механизм, который осуществляет переход от не-секса к сексу. Парам необходимо решить, как будет выглядеть этот переход, чтобы не ругаться из года в год из-за того, кто должен начинать, или что романтично, а что нет, или когда лучше спрашивать заранее – вместо того чтобы непосредственно заниматься сексом. На самом деле, когда пары долгое время не могут с этим разобраться, я считаю, что под этим скрываются какие-то другие нерешенные проблемы. Я ни разу не встречал пары, которая не смогла бы договориться, как выбирать место, куда они пойдут ужинать, а вы?

Не торопитесь, находите время

Когда вы рассчитываете, сколько времени у вас займет слетать в другой конец страны, чтобы навестить вашу тетушку Минни в ее поместье (или в Грейсленде, в тюрьме, в трейлерном парке, на Дейтона Спидвей – я не особо слежу за ее жизнью), вы понимаете, что вам нужно учитывать время, которое вам потребуется, чтобы приехать в аэропорт, свободное время после того, как вы пройдете регистрацию и таможню, и время на то, чтобы добраться от аэропорта до пункта назначения.

Точно так же время, которое требуется на секс, включает в себя время на то, чтобы освободить мозг (как от суматохи реального мира, так и от суматохи в отношениях) и подготовить ваше тело (сходить в ванную, почистить зубы, снять контактные линзы). Вам наверняка знакомо это чувство, которое мы испытываем, когда опаздываем в аэропорт. Не втягивайте эти ужасные эмоции в ваши сексуальные отношения.

Не пренебрегайте сексом – выделяйте на него столько времени, сколько необходимо для того, чтобы сделать все хорошо. Если вы хотите секса, но у вас нет на него времени, насладитесь минутой поцелуев или ласк. Займитесь сексом позже, завтра или когда будет удобно.

Сфокусируйтесь

Сложно не фокусировать свое внимание на чем-то: не думай о морковке, не думай о морковке, не думай о морковке.

Гораздо легче фокусироваться на чем-то: подумай о баклажане, таком лиловом и блестящем, с изогнутым стеблем на верхушке, который изрезан желобками, и с плоским листиком на попке, такого же цвета, что и стебель, ты разрезаешь баклажан, он не совсем белый, скорее бежевого цвета, а внутри – маленькие коричневатые семечки.

Не не думай о морковке, а думай о баклажане.

Когда дело касается секса, не говорите себе: «Не нервничай» или «Не думай об успехе (или провале)» или «Не думай о порноактрисах». Выберите объект вашего внимания: тело, лицо или кожа партнера; ваши чувства к нему; то, как его рука, губы, волосы, грудь или вес ощущаются на вашем теле.

Точно так же вы можете фокусироваться на вашем толстом животе либо на вашем клиторе. Вы можете сосредоточиться на вашей уверенности в том, что ваш пенис слишком мал, либо просто целовать партнершу и гладить ее волосы. Вы можете думать о том последнем сексе, когда вы чувствовали разочарование, или посмотреть на партнера и сказать: «Я рада, что мы это делаем». Вы можете – и должны – обращать внимание во время секса на все, что вам вздумается. И если только вам не приходится иметь дело с навязчивыми мыслями, которые могут быть результатом какой-либо травмы, то вы способны фокусироваться именно на том, что приносит вам удовольствие.

Многие люди этого не делают. Вместо этого они фокусируются на вещах, которые им неприятны – например, самокритика или их тела, – и поэтому им становится трудно расслабиться. Это как есть хот-дог и думать обо всех ужасных ингредиентах, которые в него кладут, понимать, что тебе сложно насладиться этим хот-догом, а потом удивляться – или винить во всем хот-дог.

Мы может испортить что угодно, будь то поход, прием пищи, просмотр фильма или игры с детьми. Если вы часто думаете: «Как я могу получать удовольствие от секса, зная, что у меня лишний вес? (или морщины, или что угодно еще)» – вам необходимо развивать ваш Сексуальный Интеллект. Мы наслаждаемся сексом не потому, что мы идеальны (или момент идеален, или наш партнер идеален), а скорее вопреки многочисленным несовершенствам, которые можно найти в любом половом акте. Сексуальное наслаждение создано не для идеальных людей – оно создано для каждого.

Не думайте о морковке, и не не думайте о морковке. Думайте о баклажане. Или о помидоре. Или о любом сексуальном опыте, который вас привлекает.

Скорый поезд или пригородный поезд?

Секс – это не скорый поезд. Вы не садитесь на него и не едете до конечной без остановок. Это бы любого заставило дважды подумать, прежде чем войти (в вагон).

Нет, секс – это электричка. Вы начинаете, а потом следите за тем, как себя чувствуете. Если нравится, вы продолжаете; если нет, вы что-то меняете или останавливаетесь. Когда устаете, вы отдыхаете (конечно же, сообщив об этом партнеру). Если надо отлучиться в ванную, вы идете (определенно сообщив об этом партнеру). Если у вас судорога, или болит запястье, или начинает болеть челюсть, вы меняете свои действия. Если что-то пересыхает, вы добавляете смазки или пьете воду (в зависимости от того, где пересохло).

Начиная половой акт, вы не берете на себя обязательство продолжать или «закончить» его. Это обязательство быть дружелюбными, открытыми всему, что может произойти, и открытыми к общению. Такой взгляд на ситуацию может помочь вам инициировать секс гораздо чаще. Конечно, при этом необходимо, чтобы вы с партнером могли разговаривать друг с другом об ощущениях, которые испытываете в настоящий момент.

Разговоры во время секса

Держите друг друга в курсе ваших ощущений. Если вы не уверены, что испытывает ваш партнер в определенный момент времени, спросите. Как? «Милый(ая), (уфф, ахх), как ты?» И помните, зрительный контакт во время секса заменяет тысячи слов.

Если вы с партнером говорили о сексе на прошлой или позапрошлой неделе, у вас будет что обсудить во время секса. Например, если вы упоминали, что вас привлекает игра в пиратов или что вы больше не хотите использовать повязку на глаза, вы можете вспомнить об этом во время (или после) секса.

Как мы обсудили в Главе 8, не забывайте обсуждать секс и за пределами кровати тоже.

Удивление не равно разочарованию. Разочарование не равно провалу

С одной стороны, весело планировать сексуальное приключение, которое вот-вот произойдет: как вы будете трогать партнера, как вы хотите, чтобы вас целовали, сколько энтузиазма будет проявлять ваш партнер, какой невероятный оргазм вы получите и так далее. Еще интереснее заранее говорить об этом с партнером. («Сегодня ночью я буду гладить тебя таааак медленно…», «В субботу я буду ласкать тебя языком, пока ты не закричишь от удовольствия…»)

При этом важно не зацикливаться на определенной версии секса в данном конкретном случае, потому что, возможно, все произойдет не совсем так, как вы себе представляли.

Проведем аналогию: представьте, что вам очень хочется поесть курицу гунбао. Вы говорите: «Давай сегодня остановимся на китайской кухне. Вообще, давай проедем чуть дальше, чем обычно, и дойдем пешком до этого ресторанчика, где великолепно готовят курицу гунбао». Ваш партнер соглашается. Вы проезжаете мимо трейлерного парка, зарослей полыни, музея Либераче и наконец подъезжаете к китайскому ресторану «У Луиджи».

Вы садитесь за столик, уже готовые вкусить курицу гунбао, но что вам говорит официантка в слегка заляпанном фартуке? «Кстати, сегодня мы не готовим курицу гунбао. Чили закончился». Конечно же, вы расстроены. Ваш рот уже был готов почувствовать вкус именно курицы гунбао. Теперь вам нужно принять решение: наслаждаться вечером, сделать вывод, что вечер испорчен, или выбрать что-то среднее между этими двумя вариантами.

Заметьте, это ваше решение, а не решение сотрудников ресторана.

Вы можете обидеться и отправиться домой. Вы можете пойти куда-то еще, но уже поздно, а ближайший ресторан в получасе езды отсюда – кроме того, никто не готовит гунбао так, как Луиджи. Так что вы можете остаться и заказать любое другое обычное блюдо, смотреть на него и возмущаться.

Или же вы можете провести ужин чудесно. Вы хотели, чтобы внутри все горело от специй? Можете заказать что-нибудь с черным перцем. Хотели поесть курицу? В меню полно блюд из курицы. Или все дело в арахисе? Закажите какое угодно блюдо и попросите добавить туда арахис (примечание: не рекомендуется делать это с супом «Вонтон»). Если хотите, попросите вашего партнера проявить немного сочувствия по поводу вашей утраченной мечты о гунбао. А потом ешьте, пока все не остыло.

Думайте точно так же и о сексе: вы можете начать с определенными предпочтениями в голове, но обязаны быть гибкими, ведь никогда не знаешь, как будут разворачиваться события. У одного из вас либо будет эрекция, либо нет; один из вас либо захочет, либо не захочет разыгрывать персонажей из «Звездного Пути»; один из вас захочет или не захочет уделить сексу столько же времени или энергии, сколько другой; у одного из вас сведет или не сведет ногу, и ваш партнер либо будет, либо нет кусать вас точно в том месте, тогда и так, как вы захотите.

К счастью, есть множество способов получить удовольствие от секса, кроме того, о котором вы фантазировали. И, к счастью, всегда есть возможность попробовать его в следующий раз.

Верните оргазм на место

Возможно, вы заметили, что я почти ничего не сказал об оргазме. Это потому, что, когда секс приносит удовлетворение и не вызывает никаких сложностей, оргазм играет в нем незначительную роль. Только когда с оргазмом возникают проблемы – вы не можете его испытать, или вам больно, когда это происходит, или вы стесняетесь или стыдитесь своего оргазма, – только тогда оргазм становится значимой частью секса.

Секс дает нам многое, включая возможность сблизиться с кем-то; дать ему или ей что-то; чувствовать себя грациозными, желанными и привлекательными; познавать себя и выражать свое «я»; чувствовать себя особенными и заслужившими признание; наслаждаться нашими телами; играть в игры с проявлением силы; и нарушать разные табу, не неся за это никакого наказания.

Осознание этих потенциальных преимуществ позволяет по-другому взглянуть на оргазм – понять, что это просто бонус, притом довольно короткий по времени.

И хотя оргазм может быть чудесным освободительным моментом растворения в солнце, луне и звездах (или перемещением в Нарнию, Хогвартс или Средиземье, если вам угодно), он также может быть сладостно-горьким. Многие люди испытывают оргазмы, но почти не чувствуют этого, потому что они слишком сильно беспокоятся о других вещах, скажем, о том, как долго они шли к этому оргазму. Для других оргазм – это символ компетентности (их собственной, их партнера или обоих), поэтому оргазм – это то, что у них есть, а не то, что они испытывают. А если секс не подразумевает близкую эмоциональную связь, то оргазм может приносить чувство одиночества.

Если вы считаете, что оргазм – лучшая часть секса, вы многое упускаете. И если оргазм – это единственная часть секса, которой вы наслаждаетесь, должно быть, все остальное в сексе вас очень разочаровывает.


Так как же нам прийти к такому сексу, в котором невозможно было бы потерпеть неудачу? Сделать секс более взрослым: заниматься им на трезвую голову, создавать лучшую обстановку, следить за тем, чтобы ваши основные условия были выполнены, принимать себя, чтобы не ставить под угрозу вашу самооценку, и наслаждаться тем, что вы получаете. Расстраиваться – но лишь расстраиваться – тогда, когда вас вынуждает ситуация.

Или, как говорит Эшли Бриллиант:

«Чтобы наверняка попасть в цель, сперва выстрели, а потом, куда бы ты ни попал, назови это целью».

Приложение

Массаж рук: Упражнение

Решите, кто будет партнером А, а кто – партнером Б. Не важно, кто какую роль будет выполнять.

Это упражнение занимает пять минут. Пожалуйста, выполняйте его, выключив радио и телевизор, в приватной обстановке, отложив подальше свои телефоны. Используйте какой-нибудь крем для рук – подойдет крем любого типа и любой марки. Для начала помойте и вытрите руки. Затем каждый из вас должен нанести немного крема на свои руки просто для того, чтобы сделать их мягче.

А, возьмите в ваши руки ладонь Б. Растирайте ее так, как вам нравится и хочется. Может, вам захочется потрогать ногти, или мозоли, или мягкие места. Вы можете решить энергично массировать руку, или же нежно ее гладить, или чередовать оба способа. Б, ничего не говорите и не подавайте никаких знаков – ни жестами, ни выражением лица, ни ободряющими словами, – пока вам не станет больно или щекотно. В таком случае обязательно скажите об этом, и тогда А должен(а) изменить свои действия.

А, массируйте ладонь вашего партнера в течение минуты. Пока вы это делаете, смотрите на нее. Через минуту отложите эту руку и возьмите другую. Массируйте ее в течение минуты, но на этот раз делайте это так, как понравится и захочется Б. Б, на этот раз используйте слова и звуки, чтобы дать А понять, нравится ли вам то, что она или он делает. Не говорите А, что делать, лишь реагируйте на действия А, чтобы он или она знал(а), стоит ли продолжать или нужно сделать что-то иначе. А, реагируйте на сигналы от Б, при этом продолжайте растирать ладонь разными способами, которые приходят вам на ум. Через минуту отпустите руку партнера.

Затем поменяйтесь – Б, возьмите одну из ладоней А и массируйте ее так, как вам захочется. Через минуту возьмите другую руку и трогайте ее так, чтобы доставить А удовольствие. Не забывайте смотреть на ладонь, пока вы ее массируете.

По окончании упражнения скажите друг другу пару слов о том, что вы испытали. Если вы оба хотите подробно все обсудить – вперед. В любом случае каждый из вас должен рассказать по крайней мере об одном ощущении, которое показалось вам интересным в течение этого времени, которое вы провели вместе.


Марти Кляйн, доктор наук

Дипломированный сексолог

семейный консультант


Берч стрит, 2439, № 2

Пало-Алто, штат Калифорния, 94306

650-856-6533

[email protected]

* * *


Сексуальный интеллект

Сноски

1

Упражнение в Приложении.

2

Мультиоргазмы, которые испытывают некоторые женщины, также можно легко встроить в эту диаграмму. Они выглядят как серия волн, чередующих оргазм и плато, без схождения до стадии разрешения.

3

Чтобы узнать больше об эффективности контрацептивов и об их побочных эффектах, посетите такие сайты, как «Women’s Health» (http://womenshealth.about.com/cs/birthcontrol/a/effectivenessbc.htm). Приобретая контрацептивы или получая необходимую информацию и советы по теме, убедитесь, что обращаетесь в организацию, которая поддерживает использование и доступность контрацептивов. Это делает не каждая организация, которая заявляет, что предоставляет консультации и всю необходимую информацию – и они не всегда честно вам об этом скажут.

4

Прежде всего используйте нужный размер. Купите продукцию нескольких брендов и сравните. Не забывайте гладить и целовать друг друга, пока надеваете презерватив. Используйте несколько капель смазки на водной (не на масляной) основе внутри и снаружи презерватива (чтобы повысить передачу тепла и давление – другими словами, добавить ощущений). Периодически вы или ваш партнер должны дотягиваться и проверять, чтобы презерватив плотно прилегал к основанию пениса – это прекрасная возможность дотронуться до мошонки («яиц», «шаров»). Еще больше советов вы можете узнать, прочитав книгу или посмотрев видео по половому просвещению для взрослых.

5

Конечно же, вам понадобятся и эмоциональные навыки, чтобы вынести такую близость к другому человеку и его телу. Мы обсудили некоторые из них в предыдущей главе, и позже в этой главе продолжим эту тему.

6

Есть способы улучшить ваши проприоцепцию и кинестезию. Первый шаг – это пойти к неврологу, психиатру или специалисту по спортивной медицине. Различные приемы вроде метода Фельденкрайза, метода Пилатеса и техники Александера могут помочь лучше понимать собственное тело и научиться прислушиваться к себе. В этом также могут быть полезны йога, тайцзицюань, жонглирование и тренировки с баланс-бордом, мячом для фитнеса и другим гимнастическим оборудованием под присмотром тренера.

7

Многие клинические специалисты предлагают эффективные способы сделать восприятие прикосновений более комфортным и повысить заинтересованность в них: физиотерапевты и эрготерапевты; специалисты по йоге, танцам и массажу; психотерапевты; специалисты по секс-терапии с суррогатным партнером; а также гипнологи, которые занимаются символдрамой. Большую часть этих техник можно практиковать вместе с партнером.

8

Работая над разногласиями, связанными с уровнем влечения партнеров, или выслушивая жалобы на партнера, который смотрит порно, многие сексологи делают одну и ту же ошибку – настаивают на том, чтобы партнер с низким уровнем влечения перестал мастурбировать, дабы повысить его желание заниматься сексом. Если у вас и получится реально уговорить кого-то меньше мастурбировать (нечастое явление в моей практике), вы вряд ли чего-то этим добьетесь.

9

«Прах Анджелы» – американско-ирландский фильм, «Майк Коллинз» – фильм производства США об ирландском революционере. Автор намекает на ирландский акцент пациента. – Прим. пер.

10

Такой нежный, такой женоподобный (исп.).

11

6th&Main – сеть ресторанов в США. – Прим. пер.


home | my bookshelf | | Сексуальный интеллект |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу