Book: Большой подскок



Большой подскок

Большой подскок

Уолтер Тевис-мл.

БОЛЬШОЙ ПОДСКОК


Увидев его в этот момент, любой бы затрепетал в тревоге: чего это Фарнзуорт так разволновался?

— Хочу показать тебе одну штуковину, — сказал Фарнзуорт.

Он поставил свой бокал с недопитым мартини «Бакарди» на каминную полку и неторопливо отправился в подвал.

Я сидел в большом кожаном кресле, глядел на огонь в камине, и чувствовал, что жизнь удалась. Что бы Фарнзуорт ни показал мне сегодня, это будет гораздо интереснее, чем просмотр телевизионных передач — мой обычный способ вечерних развлечений. Хитроумный Фарнзуорт, с его четырьмя домашними лабораториями, еще ни разу не разочаровал меня, устраивая лучшие дни на неделе.

Наконец, он вернулся с небольшой коробкой, размером около трех дюймов. Он осторожно держал ее в одной руке и застыл у камина, стараясь выглядеть драматично, как это может сделать очень маленький и очень толстый человек с розовыми щеками. Мне показалось, что в данной роли лучше смотрелся бы могучий человек в твидовом костюме, с трубкой и, возможно, со шрамом от сабельного ранения.

Во всяком случае, он старался держать коробку так, чтобы я понял всю драматичность ситуации.

— Всю прошлую неделю я провел в химической лаборатории, — сказал Фарнзуорт. — Пытался создать новую резинку для стирания. Понятно, что и прежние образцы отлично справляются с правкой чертежей, особенно с карандашными линиями или светочувствительными чернилами. Но я решил зайти с другой стороны, попытался найти материал, который будет удалять следы графита, не нанося ущерба бумаге.

Я был немного разочарован. Как-то это прозвучало не слишком впечатляюще.

— И что у тебя получилось? — спросил я.

Он скривил свою пухлую физиономию.

— Материал мне синтезировать удалось, все в порядке, и, кажется, работает он как надо, но самое интересное, что у него есть некоторое — как бы это сказать — дополнительное свойство, делающая его использование довольно неудобным. Очень интересная особенность. Мне кажется — уникальная в своем роде.

Вот это уже было любопытно.

— И что же это за особенность?

Я налил себе порцию чистого рома из бутылки, стоявшей на столе рядом со мной. Я не люблю чистый ром, но предпочитаю его довольно оригинальным коктейлям Фарнзуорта.

— Сейчас покажу тебе, Джон.

Он открыл коробку, и я увидел, что она заполнена ватой. Он порылся в ней, вытащил серый шарик размером с мяч для гольфа и поставил коробку на каминную полку.

— Это и есть твоя стирательная резинка? — спросил я.

— Да, — ответил он.

Затем он присел на корточки, поднял мяч примерно на полфута от пола и отпустил его.

Мяч подпрыгнул, что было вполне естественно. Потом снова подпрыгнул. И еще раз. Но только это было уже совершенно неестественно, потому что при втором отскоке мяч поднялся в воздух выше, чем при первом, а при третьем еще выше. Через полминуты я окончательно обалдел, маленький шарик подпрыгивал уже на четыре фута и с каждым разом поднимался все выше.

Я схватил свой стакан.

— Какого черта! — вырвалось у меня.

Наконец, Фарнзуорт поймал мяч и, слава богу, сумел удержать его своей пухлой рукой. Он смущенно улыбнулся.

— Интересный эффект, не правда ли?

— Подожди, — сказал я, пытаясь понять, что происходит. — В чем тут фокус? Ты вставил моторчик в эту штуку?

Мой вопрос обидел его.

— Никаких уловок, Джон. Обошлось без меня. Просто получилась очень своеобразная молекулярная структура.

— Причем здесь структура! — сказал я. — Прыгающие шары не могут получать энергию из ниоткуда. И мне все равно, как их молекулы соединяются. Нельзя использовать энергию, которую тебе не передали.

— О, — сказал он, — это действительно так, и это делает серый шар по-настоящему интересной вещью. Конечно, ты прав. Энергия действительно поступает в шарик. Сейчас я покажу.

Он снова уронил мяч, и тот начал подпрыгивать все выше и выше, пока не достиг потолка. Фарнзуорт попытался поймать его, но неудачно, мяч отскочил от его руки, ударился о каминную полку и пронесся по комнате. Потом врезался в дальнюю стену, рикошетом отлетел от трех других стен, все время набирая скорость.

Когда мяч просвистел мимо меня, как винтовочная пуля, я испугался, но он ударился об одну из тяжелых штор у окна, и это настолько замедлило его движение, что он упал на пол.

Правда, он снова начал подпрыгивать, но Фарнзуорт быстро пересек комнату и схватил его. Он немного вспотел и сразу же принялся перекладывать мяч из одной руки в другую и обратно, как будто тот был горячим.


Большой подскок

Иллюстр. Johnson из первой публикации

в Galaxy Science Fiction (февр. 1958)


— Держи, — сказал Фарнзуорт и протянул шар мне.

Я чуть не выронил его.

— Ух ты, холодный как ледышка! — сказал я. — Ты хранил его в холодильнике?

— Нет. Всего несколько минут назад его температура была нормальной — комнатной.

— Подожди, — сказал я. — Я преподаю физику только в школе, но знаю, что это невозможно. Перемещение в теплом воздухе не может охладить предмет, разве что вызовет испарение.

— Вот тебе и решение, Джон, — сказал Фарнзуорт. — Шар потерял тепло, использовав его для движения. Простое преобразование энергии.

Я просто обалдел.

— Ты хочешь сказать, что эта маленькая штучка преобразует тепло в кинетическую энергию?

— Скорее всего.

— Но это же невозможно!

Фарнзуорт задумчиво улыбнулся. Шар уже немного нагрелся, и я положил его на колени.

— Так работает паровая машина, — сказал он, — и паровая турбина. Конечно, они не очень эффективны.

— Они совершают механическую работу, но только потому, что вода, превращаясь в пар, расширяется.

— Похоже, здесь все по-другому, — сказал он, задумчиво потягивая свой темно-коричневый мартини. — Не знаю точно, как это работает. Не исключено, что его молекулы двигаются особым образом и создают пьезоэлектрический эффект. Я провел несколько тестов — измерил его энергию и сравнил с тепловыми потерями. Насколько я могу судить, коэффициент полезного действия этой штуки примерно 98 процентов. По-видимому, она очень хорошо преобразует тепло в движение. Интересно, не правда ли?

— Интересно? — Я чуть не подскочил в кресле от возбуждения. Я был потрясен. — Если ты не морочишь мне голову, Фарнзуорт, то ты натолкнулся на что-то по-настоящему великое, сравнимое с открытием огня.

Он покраснел от скромности.

— Я тоже так думаю, — признался он.

— Боже милостивый, как у тебя здесь жарко! — сказал я, начиная по-настоящему волноваться.

Фарнзуорт все еще улыбался, очень довольный собой.

— Пожалуй, можно поместить эту штуку в ящик с конвекционными ребрами и позволить ей подпрыгивать внутри…

— Я уже подумал об этом, — сказал я. — Увы, это не сработает. При ударах о стенки вся кинетическая энергия этого маленького шарика очень быстро перейдет в тепло, и, в конце концов, он наберет достаточную скорость, чтобы пробить себе путь через стенки любого ящика, который ты сможешь сделать.

— И что ты предлагаешь?

— Ну, — сказал я, допивая остатки рома, — можно поместить шарик в большой стальной цилиндр, прикрепить его к коленчатому валу и маховику, и встряхнуть, чтобы шарик подпрыгивал взад-вперед. И он сможет работать, как бензиновый двигатель или что-то в этом роде. Он мог бы получить все необходимое тепло из воздуха в обычной комнате. Установите такой прибор в вашем доме, и он будет качать воду, управлять генератором и одновременно заменит кондиционер.

Я снова сел, меня немного покачивало, но все-таки решил налить себе еще рома.

Фарнзуорт забрал у меня шар и осторожно положил его обратно в коробку с ватой. Он тоже заметно волновался; я видел, что его щеки покраснели, а глаза стали еще ярче, чем обычно.

— А что если нужно понизить температуру, а никакой работы, которую необходимо сделать, не будет?

— Это не проблема, — сказал я. — Пусть твоя машина вращает маховик, поднимает и сбрасывает тяжести или делает еще что-нибудь за пределами дома. А воздухозаборник установи внутри. Зимой, наоборот, терять тепло не нужно, вынеси эту штуку наружу, подключи к генератору и используй энергию для своих нужд, например, обогревай свой дом. Для этой штуки в воздухе найдется достаточно тепла даже в декабре.

— Отлично придумано Джон, — сказал Фарнзуорт. — Это может сработать.

— Конечно, сработает.

В моей голове появились новые идеи.

— Разве ты не понимаешь, что это решение проблемы солнечной энергетики? Ведь эффективность селеновых солнечных батарей сейчас в лучшем случае процентов десять! Подумайте о больших насосных станциях в Сахаре! Там очень тепло, и существует большая потребность в энергии для орошения!

Для пущего эффекта я сделал паузу.

— Фарнзуорт, это может изменить сам облик Земли!

Наверное, из-за жары ему трудно было сосредоточиться. Наконец он как-то странно посмотрел на меня и сказал:

— Возможно, нам сначала нужно попробовать построить модель.


*  *  *


Меня так взволновала эта штуковина, что я долго не мог заснуть. Голова была полна планами построения электростанций, океанских лайнеров, даже автомобилей, управляемых шарами, подпрыгивающими взад и вперед в цилиндрах двигателей.

Я даже представил себе космический корабль, похожий на пулю, с огромным резиновым шаром на конце, с гироскопами, чтобы держать его в нужном положении. Так можно будет решить самую большую проблему ракетостроения — избавление от избыточного тепла. Достаточно построить огромное бетонное стартовое поле, забраться в корабль и дать шарику начать подпрыгивать. Конечно, это будет довольно тяжелая поездка…

Утром я позвонил своему директору и попросил его найти замену на оставшуюся часть недели.

Меня ждала работа в механической мастерской в подвале Фарнзуорта. Я пытался создать рабочую модель устройства, которое бы с помощью коленчатого вала, амортизаторов и возвратно-поступательного механизма аккумулировало излишнюю часть кинетической энергии от прыгающего шара и использовало ее на что-то полезное, например, поворачивало приводной вал. Я как раз разрабатывал конвекционно-воздушную насосную систему для циркуляции воздуха вокруг шара, когда вошел Фарнзуорт.

Он бережно держал под мышкой шар размером с баскетбольный мяч, если я правильно оценил, он весил фунтов тридцать пять. Фарнзуорт был хмур.

— Выглядит неплохо, — сказал я. — Что не так?

— Кажется, возникла небольшая проблема, — сказал он. — Я измерил проводимость. Кажется, она очень мала.

— Именно над этим я сейчас и работаю. Несложная механическая задача перекачки некоторого количества теплого воздуха обратно в шар. Мы потеряем не более двадцати процентов. На работе двигателя это не скажется.

— Может, ты и прав. Но этот материал проводит тепло даже хуже, чем резина.

— Кажется, вчерашний маленький шарик не доставил нам никаких хлопот, — сказал я.

— Естественно, нет. У него было достаточно времени, чтобы согреться, прежде чем я его запустил. И отношение массы к площади поверхности у него было довольно низкое — но чем больше сфера, тем, естественно, больше его масса, пропорционально внешней площади.

— Ты прав, но я думаю, что мы можем с этим справиться. Например, сделать шар не сплошным, а с дырками в виде сот и использовать часть энергии для работы с большим насосом горячего воздуха; но эта проблема решается.

Весь день я работал на токарном и фрезерном станках и ножовкой. Надежно закрепив новый большой шар на верстаке, Фарнзуорт помогал мне как мог. Но мы не смогли закончить работу до наступления темноты, и Фарнзуорт выделил мне на ночь свою свободную спальню. Я слишком устал, чтобы идти домой.

И слишком устал, чтобы как следует выспаться. Фарнзуорт жил на окраине Сан-Франциско, рядом с большой автострадой для грузовиков, и почти всю ночь я боролся с подушкой и простынями, полусознательно прислушиваясь к грохоту тяжелых грузовиков, а в голове у меня все время вертелся маленький серый шарик, подпрыгивающий, подпрыгивающий и подпрыгивающий.

На рассвете я внезапно окончательно проснулся от грохота, эхом отдававшегося в моих ушах, — грохота, который, казалось, доносился из подвала. Я схватил куртку и брюки, выбежал из комнаты, чуть не сбив с ног Фарнзуорта, который пытался надеть ботинки в коридоре, и мы вместе спустились в подвал.

В мастерской царил хаос, повсюду валялось разбитое и исковерканное оборудование, а на полу, отброшенный к дальней стене, лежал верстак, к которому я вечером прикрепил шар. А вот шар исчез.

Я не спал всю ночь, но вид этого беспорядка, и то, что он означал, немедленно пробудил меня. Что-то вызвало крошечное колебание в этом шаре, скорее всего, проезжавший мимо тяжелый грузовик. И этого оказалось достаточно, чтобы заставить стол подпрыгивать вместе с шаром, сначала только по мастерской. Потом шар сорвал зажим и освободился. Дальнейшее очевидно: с каждым следующим отскоком шар стал набирать скорость.

Внезапно Фарнзуорт сдавленно вскрикнул. Я посмотрел, куда он показывает своим пухлым пальцем. Стекло в маленьком подвальном окне было разбито, и оно было достаточно большим, чтобы через него вылетело что-то размером с баскетбольный мяч.

Снаружи пробивался слабый свет. А потом я увидел шар. Он лежал в траве на заднем дворе дома Фарнзуорта и слегка покачивался. Оставалась надежда, что трава увлажнит его, задержит, пока мы не доберемся до него. Если только…

Я стремительно выбежал по ступенькам из подвала. Сразу за задним двором я заметил то, что по-настоящему испугало меня. В нескольких ярдах от места, где я увидел шар, проходило большое шестиполосное шоссе, широкая лента гладкого, твердого бетона.

Я бросился через дом к черному выходу, выскочил наружу и оказался на заднем дворе как раз вовремя, чтобы увидеть, как мяч отскочил на бетон. Я зачарованно наблюдал за тем, как он ударился в первый раз — после мягкого, поглощающего энергию дерна бетон стал для него настоящим трамплином. Мяч тут же взлетел высоко вверх. Я побежал через двор к нему, тихо молясь: «упади на траву».

Но прежде, чем я успел до него добраться, он опять ударился о бетон. Я увидел, что на этот раз он поднялся, по меньшей мере, на пятьдесят футов.

Я подумал о том, что хорошо было бы вытащить из дома матрас, или какую-нибудь сетку, или еще что-нибудь, чтобы остановить эти несущиеся тридцать пять фунтов. Но я стоял на месте, не в силах пошевелиться, и видел, что шар опять упал на шоссе. Он поднялся на добрую сотню футов. И снова упал на бетон, примерно в пятнадцати футах дальше по дороге. Он двигался по направлению к городу.

На этот раз он пролетел двести футов, а когда ударился о бетон снова, то издал такой глухой громкий звук, что его можно было услышать за четверть мили. Я видел, как он коснулся дороги, прежде чем снова взмыть вверх, причем с удвоенной скоростью.

Внезапно мне пришла в голову одна мысль, я развернулся и побежал к дому Фарнзуорта. Он стоял во дворе, дрожа от утреннего ветра, и смотрел на меня, как маленький, потерявшийся и сильно напуганный ребенок.

— Где ключи от твоей машины? — заорал я на него.

— В кармане.

— Давай сюда!

Пришлось схватить его за руку и потащить к навесу. Я выхватил у него ключи, завел машину и, нарушив семь правил дорожного движения и погубив три ценных розовых куста, выехал на шоссе и погнался вслед за шаром.

— Послушай, — сказал я, пытаясь одновременно рулить и увидеть падающий шар. — Это рискованно, но если я сумею подогнать машину, то он упадет на нее и проломит крышу. Будем надеяться, что успеем выскочить вовремя. Это должно замедлить его движение, так что у нас появится шанс схватить его.

— Но… а как же моя машина? — захныкал Фарнзуорт.

— А как насчет первого здания или первого человека, на которого шар упадет в Сан-Франциско?

— О, — сказал он. — Об этом я не подумал.

Я притормозил и высунул голову в окно. Теперь стало светлее, но шара видно не было. Если он доберется до города — любого города, если уж на то пошло, — то упадет на него с высоты десяти-двадцати миль. Или сорока.

— Может быть, он поднимется так высоко, что при падении сгорит в атмосфере? Как метеорит.

— Никаких шансов, — сказал я. — У него встроенная система охлаждения, помнишь?

Фарнзуорт сложил губы буквой «О», и именно в этот момент раздался громкий удар. Я увидел, что шар ударился в поле, примерно в двадцати ярдах от края дороги, и снова взлетел. На этот раз он, похоже, не увеличил скорость вдвое, и я решил, что земля была достаточно мягкой, чтобы удержать его — но он и не замедлился, впрочем, его коэффициент отскока был меньше, чем два к одному.

Не дожидаясь, пока он отскочит, я как можно быстрее съехал с дороги, унося с собой часть проволочного заграждения, направляясь к месту, где он ударился. Ошибки быть не могло: там обнаружилась впадина глубиной около трех футов, похожая на небольшой кратер.

Я выскочил из машины и посмотрел вверх. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы заметить его. Освещенный бледным и косым утренним солнцем, он был всего лишь ярким уменьшающимся пятнышком.



Мотор машины работал, и я подождал, пока мяч на мгновение исчезнет, а затем снова появится. Я понаблюдал за ним пару секунд, пока не понял, что могу довольно точно определить направление его перемещения. А еще мне пришло в голову, что нет смысла рисковать жизнью Фарнзуорта и крикнул, чтобы он вылезал из машины. Потом нырнул в нее и проехал около ста ярдов до места, куда он должен был прилететь по моим расчетам.

Я высунул голову из окна и посмотрел вверх. Теперь шар был размером с яйцо. Я подогнал машину на нужное место, выскочил из нее и отбежал в сторону, спасая свою жизнь.

Шар упал примерно в шестидесяти футах от машины. И мне вдруг пришло в голову, что моя задумка несусветная глупость. Разумнее надеяться, что мяч попадет в пруд, или отскочит в море, или приземлится на песчаной дюне. Все, что мы можем сделать, это последовать за ним, и если что-то как-нибудь его ослабит, попытаться схватить его.

Шар ударился о мягкую землю и на этот раз не удвоил свою высоту, но все равно поднялся высоко. Его не было видно почти целую вечность.

А потом — невероятное невезение — шар снова упал с оглушительным грохотом на бетонное шоссе. Я видел, как он ударился, и сразу же после этого увидел трещину шириной с палец, разверзшуюся по всей ширине дороги. И шар полетел вверх как ракета.

«Боже мой, — подумал я, — теперь это по-настоящему серьезно». И на следующем прыжке…

Казалось, прошло невероятно много времени, пока мы, Фарнзуорт и я, вытянув шеи, ожидали его появления в небе. И когда это, наконец, произошло, мы едва смогли уследить за ним. Он просвистел, как бомба, и мы увидели, как серая тень упала на Землю почти в четверти мили от того места, где мы стояли.

Но мы не заметили, как он подпрыгнул снова.

Некоторое время мы молча смотрели друг на друга. Затем Фарнзуорт очень тихо сказал:

— Возможно, он упал в пруд.

— Или в самый большой коровник в мире, — сказал я. — Ну же!


*  *  *


Если бы фермер, которому принадлежало поле, был дома, мы наверняка могли бы встретить смерть от порции каменной соли или картечи. Мы уничтожали все посевы, которые попадались под руку, включая капусту и ревень. Но и после десяти минут поисков мы так и не нашли шар.

Обнаружили мы только дыру в земле, похожую на небольшой метеоритный кратер. Она была глубиной в добрых двадцать футов. Но на дне ее шара не было.

Я в ужасе таращился на кратер целую минуту, прежде чем мне удалось разглядеть внизу тысячи маленьких серых осколков.

Объяснение пришло к нам обоим одновременно. Плохой проводник, шар израсходовал все свое доступное тепло на этот последний удар. Как мяч для гольфа, который окунули в жидкий азот и бросили на пол, он разбился на множество мелких осколков.

Я спустился в кратер и подхватил один из кусочков сложенным носовым платком, — никто не мог сказать, насколько холодным он будет.

Да, это был кусок шара Фарнзуорта. И он был холоднее сосульки.

Я выбрался наружу.

— Пойдем домой, — сказал я.

Фарнзуорт задумчиво посмотрел на меня. Затем он чуть склонил голову на бок и спросил:

— Как ты думаешь, что произойдет, когда эти кусочки оттают?

Я в ужасе уставился на него и начал думать о тысяче крошечных осколков, беспорядочно скачущих, где попало, рикошетящих от зданий в центре Сан-Франциско и в двадцати округах поблизости. Им же все равно обо что ударяться, они будут двигаться и ускоряться, пока в воздухе будет хоть немного тепла, которое даст им энергию.

А потом я увидел на другой стороне пастбища сарай с инструментами.

Но Фарнзуорт, пыхтя, уже ковылял впереди меня. Он достал лопаты и протянул одну мне.

Следующие нескольких часов мы молча работали. Нельзя быстро засыпать яму глубиной в двадцать футов, особенно если вы очень, очень усердно копаете и очень тщательно утрамбовываете землю.




home | my bookshelf | | Большой подскок |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу